Book: Кларки первый и единственный




Приключения кентаврёнка Кларки и его друзей

Повесть-сказка

Пролог

Такого жаркого лета не помнили даже старики. Трава пожелтела, сухие деревья стояли голыми, словно зимой. Река обмелела так, что воды оставалось по щиколотки.

Нужно было срочно что-то делать. И Совет Старейшин решил обратиться за помощью к людям. Кое-кто из молодняка считал это унижением, принять помощь от смешных полукровок, но вождь быстро присмирил их.

Идти к людям вызвались трое: кузнец Корту, его старший сын Крайну и Малыш Кларки, чтобы сбегать в стойбище при необходимости.

Они вернулись только к вечеру. У кузнеца было такое хмурое лицо, что подступить к нему с расспросами не решились даже самые храбрые. Ни на кого не глядя, он вошел в хижину вождя.

Его сын, такой же коренастый и кряжистый, неловко пряча взгляд, шагнул следом. Только маленький Кларки остался снаружи. Его и окружили любопытные соплеменники. Но, как оказалось, напрасно. У людей малыша точно так же, как и в родном племени, не приняли всерьез и оставили за порогом.

А тем временем кузнец говорил вождю:

— Я никогда не доверял им. Разве могут полукровки придумать что-нибудь стоящее. Вот и сейчас они решили принести жертву богу Грома.

Вождь пожал плечами:

— Не вижу в этом ничего необычного. И люди, и мы в тяжелые времена приносим богам жертвы, овец, ягнят.

— Да, Вождь, это так. Но на этот раз их шаман точно свихнулся. – кузнец потер огромной ладонью лоб — Он назначил в жертву одного из нас...

— Великие Боги! – вскрикнул Вождь, вскочил, неловко задел котелок, разлив похлебку и погасив при этом очаг. – Недобрый знак... — покачал он головой. – Еще никогда люди не приносили в жертву ни своих, ни чужих. Что же у них произошло?

— Это все их шаман, пришлый, появился невесть откуда, и начал воду мутить, – буркнул кузнец. – Я не ответил отказом, сказал, что Вождь должен решить на Совете Старейшин. На рассвете мы должны дать ответ.

Старик Вождь склонил седую голову и задумался.

Стараясь не шуметь, кузнец с сыном вышли из хижины.

Словно чувствуя беду, племя притихло. Мужчины говорили вполголоса, ребятня не носилась с визгом друг за дружкой, как обычно. На всякий случай стали готовить оружие, оттачивать копья, складывать тяжелые камни возле изгороди.

Один за другим к Вождю стали входить старики.

А Малыш Кларки безмятежно спал, уютно прижавшись к теплому, пахнувшему молоком, боку мамы.

Едва успело подняться Солнце, шаман уже был у ворот стойбища. Приплясывая и завывая, даже в такую жару надев на себя облезлую медвежью шкуру, он вошел внутрь.

— Вы приняли решение? — спросил он у Вождя, слегка ухмыляясь.

— Разве нельзя обойтись без жертвоприношения? Мы дадим богу Грома собранные фрукты, десять больших блестящих камня, которые вы так цените и еще многое другое. — попытался договориться Вождь.

Но все было напрасно.

— Если вы не принесете жертву, то бог Грома еще больше рассердится и нашлет на всех нас страшные бури — шаман знал, что гнева богов боятся все.

— Что ж, так тому и быть... – смирился Вождь. – Кого же ты выберешь? — Пусть сами боги выберут себе жертву по вкусу. — с этими словами шаман вынул из черного просмоленного мешка, висевшего у него на поясе, две длинных и тонких кости, изогнутых в виде бумерангов. Он сжал их в ладонях и пошел по кругу, подходя по очереди к каждому. — Тот, на ком скрестятся эти кости и будет избранным. — пояснил шаман сквозь зубы. Стояла такая тишина, что становилось жутковато.

Старик шаман шел по кругу. Кости в его ладонях шевелились, словно живые, они то сходились, то расходились в стороны. Напряжение росло с каждой минутой. Каждый с замиранием сердца следил за костями и облегченно вздыхал, когда шаман проходил мимо.

Но вот кости скрестились...

Шаман поднял косматую голову. Перед ним, с невинной улыбкой, все еще так ничего и не понимающий, стоял Кларки. Да, он еще не понимал, что обречен на смерть.

Мама Кларки рванулась было к нему, но отец перехватил ее сильными ладонями.

— Как решил Вождь, так и будет... — с тоской в голосе сказал он.

А Вождь еще ничего и не решил, он все еще думал. И выбор богов был ему очень не по душе. Малыш Кларки был любимцем всего племени, веселый, озорной, умный, немного наивный, правда, но с возрастом это пройдет. С возрастом... Но будет ли у него время вырасти?

И Вождь глухо, взвешивая каждое слово, сказал:

— Я не верю богам, которые хотят смерти ребенка. Уходи, шаман. Мы справимся без твоей помощи с нашими бедами.

— Вот как?! – шаман даже слегка задохнулся от злости. – Я ухожу, но вы все скоро пожалеете об этом!

Он резко развернулся и так быстро пошел к своему стойбищу, что сопровождавшие его воины даже не поспевали за ним.

Шаман ушел. Но предчувствие беды осталось. И вскоре дозорный дал сигнал. От стойбища людей бежали сотни раскрашенных в боевую окраску воинов, они кричали, били копьями по щитам. За несколько минут они окружили деревню и стали забрасывать внутрь огненные камни (так они называли горшки с горящей смолой и углями) Хижины загорелись мгновенно, еще бы, в такую засуху.

Конечно, мужчины племени пытались сражаться, но врагов было слишком много. Вдобавок ко всему их копья были смазаны ядом древесных лягушек, от легкой царапины воин мгновенно падал на землю замертво.

Женщины, дети, старики метались среди горящих хижин, пытаясь найти укрытие. Но смерть находила их везде.

Вождь подозвал к себе Кларки и сказал:

— Я спас тебя сегодня от смерти, значит ты должен остаться в живых. Беги к скале, и пробирайся вверх, к пещерам. Если туда побегут все, то люди всех и убьют, а один может проскользнуть незаметно. Беги, Малыш, беги...

И тут же копье с силой вошло в грудь старику.

Кларки, не помня себя от ужаса, бросился к задней стене стойбища, что была вплотную прижата к скале, нашел сломанные доски, о которых знал каждый мальчишка племени, и выскользнул наружу. Он убежал, но можем ли мы винить его за это? Когда рядом смерть, как поступили бы Вы сами, читатель?

По еле заметной тропке малыш пробирался вверх, а в ушах у него звенели крики его друзей, его родителей, его соплеменников. Слезы застилали глаза, не давали рассмотреть путь, и было просто удивительно, что он все еще не сорвался вниз.

Кларки пробирался наверх долго, от усталости подрагивали коленки, хорошо хоть, что не отлетели подковки, кузнец делал свою работу на славу.

А вот и пещера. Мальчишки были здесь несколько раз, ничего интересного, камни да летучие мыши.

Кларки упал на землю, совершенно потеряв силы. Но, немного полежав, он подобрался к краю и посмотрел вниз. Его родное стойбище догорало, криков больше не было слышно. Малыш Кларки вдруг отчетливо понял, что остался совсем один.

— Не-е-е-е-ет!!!!! — закричал он, не сдержавшись.

И, словно услышав его крик, гора содрогнулась. Земля ушла из-под ног, что-то тяжелое упало с потолка и больно ударило Кларки по голове. Он упал. И словно провалился в черную бездну, поплыв навстречу ослепительно-яркому свету...

Глава первая

Ну и жара-а-а...

Книга была отброшена в сторону. Огромная лопушина, работавшая веером, уже не спасала.

Хорошо бы искупаться сейчас. Но лезть в ледяную воду этого бешеного потока совершенно не хотелось. Даже несмотря на поговорку, что запретный плод сладок. А ведь ему строго-настрого запретили купаться одному. А сами уехали на целых три дня в город. Бросили ребенка на произвол судьбы и на шею бабушке. А ребенок скоро на стенку полезет от скуки. В этой забытой Богом и людьми деревушке не то что компьютера, даже телевизора нету. (Здесь Валька малость преувеличивал, телевизоры были, но ловили только местное ТВ, сплошная муть)

Вот и приходится сидеть второй день на берегу горной речушки, маленькой, но очень быстрой; читать сто раз читанных «Мушкетеров» и скучать. Жаль, что в деревне не было детей. То есть, конечно, были, но аборигены сразу невзлюбили городского, обозвали его «сталицей», стыкнулись пару раз, наставили синяков. С тех пор Валька и сторонится местных.

Лопушина вконец завяла, и Валька поднялся поискать новую. И в эту секунду вдруг почуял — затылком, что ли — что на него кто-то смотрит. Валька медленно обернулся. Так и есть. В густой высокой траве стоял мальчик. Длинноволосый, смуглый, голый. Маугли да и только. Трава прикрывала его до пояса.

Валька не успел испугаться, потому что мальчик опередил его вопросом:

— Ты меня не убьешь? — спросил он с надеждой в голосе.

— Нет, конечно, ты что, чокнутый? — удивился Валька.

Пришелец заметно повеселел, но все еще был насторожен.

— Ты здесь живешь? — спросил его Валька.

Тот пожал плечами:

— Не знаю, нет, наверное…

— А чего голышом гуляешь? Ты не стесняешься разве?

— Стесняешься? А как это? — переспросил мальчик.

— Ну ты даешь! – восхитился Валька. – Прикалываешься, да?

— Прикалываешься? Ты так смешно говоришь, я ничего не понимаю — улыбнулся мальчик и чуть развел руками.

Разговаривать, стоя в трех метрах друг от дружки, было крайне неудобно и Валька шагнул поближе.

— Нифига себе! — вскрикнул он, едва рассмотрев то, что скрывала трава. А скрывала она ни больше ни меньше, как тело жеребенка!

— Так не бывает... — жалобно сказал Валька. – Я, наверное, на солнце перегрелся.

Он ущипнул себя за руку, шлепнул ладонью по щеке и больно стукнул костяшками пальцев по лбу. Кентаврёнок не исчезал. Наоборот, он с интересом наблюдал, как человек издевается над собой.

— А можно тебя ... потрогать? — спросил Валька. – А то я все еще не верю глазам.

— Ага, трогай — ответил кентаврёнок словами Карлсона, о котором, конечно же, ничего не знал.

Валька протянул руку и неуверенно коснулся кончиками пальцев плеча кентаврёнка. Кожа была прохладной, несмотря на жару, и вполне человеческой.

— Супер! Живой кентаврёнок! – не мог прийти в себя Валька. — Пацаны все с ума посходят, если рассказать! А тебя как зовут?

— Кларки. А тебя? — Вальтер – с явным неудовольствием сказал мальчик, имя ему определенно не нравилось. – Но лучше Валька.

— А ты что, живешь здесь? – спросил Валька, забыв от волнения, что уже спрашивал об этом.

— Нет, я живу не здесь... – медленно, словно вспоминая, сказал Кларки и вдруг, крепко прижав ладони к лицу, заплакал.

— Прости, пожалуйста, — испугался Валька. — Я тебя чем-нибудь обидел? Я не хотел...

— Нет, ты здесь ни при чем, это я сам — всхлипнул кентаврёнок.

Немного успокоившись, он в двух словах рассказал Вальке, что с ним приключилось. С ним и его родным племенем.

Валька присел рядом.

— Ну, успокойся, не надо, перестань — говорил он, поглаживая Кларки по плечу.

Он не знал, что говорят в таких случаях, при таком горе.

Вдруг Кларки поднял голову, прислушался. Слезы мигом просохли.

— Сюда идут — сказал он тихонько.

И правда, где то вдалеке послышались голоса. Валька выглянул из зарослей.

— Это местные пацаны, прячься, не хватало еще, чтобы тебя увидели. — он подтолкнул кентаврёнка в глубь кустов, а сам вышел на открытое место.

В компании было пять пацанов, двое старших, лет по пятнадцать, и трое поменьше, сверстники Вальки, лет двенадцати.

— Опа, гля, Масква тута! — кривляясь, как заправский клоун, подвалил к нему белобрысый малек Стаська.

— Ты че, совсем тупой? Мы ж тебе еще вчера сказали, чтобы валил отсюда до хаты своей, а ты здесь еще, торчишь как гвоздь в заднице — недовольно сказал предводитель, рослый парень, Жека.

— Мы только через неделю уедем — вступил в переговоры Валька.

— Ну и чё с ним делать будем? Надо воспитать. Может, искупнём его? — предложил молчавший все время Арслан, то ли якут, то ли бурят по виду, то ли еще кто из коренных жителей. – Будет потом в своей Москве рассказывать.

Пацаны радостно окружили Вальку в предвкушении новой забавы, стали раздевать. Но едва Жека стянул с него футболку, как налетел маленький смерч.

Кларки с такой скоростью разбросал нападавших, что те не успели даже пискнуть в ответ, не то что защититься.

— Чудовище!!! — заорал Витек и рванул к деревне. Остальные бросились за ним. Только пятки засверкали.

— Здорово мы их! — улыбался кентаврёнок, оживленно переступая с ноги на ногу.

— Здорово... — подтвердил Валька, постепенно приходя в чувство. –Теперь они по всей деревне раззвонят, щас здесь народу будет...

А Кларки тем временем осторожно заходил в воду.

— Эй, подожди, нам же бежать надо отсюда, тебя прятать! — забеспокоился Валька. – А, ладно, успеем, до деревни с полчаса ходу, времени полно…

И тоже полез в речку, быстренько сбросив одежду. Ледяная вода словно кипятком обожгла, сбила с ног, закружила. Но Кларки подхватил нового друга. Через минуту они уже весело брызгались и гонялись друг за другом.

Однако Валька об опасности все-таки не забывал. Вскоре он сказал:

— Давай-ка на берег выбираться, времени маловато.

Он оделся, а Кларки просто отряхнулся, подняв целый столб мелких брызг.

— Пошли быстрей, может еще и получится обогнать их.

— Так садись на меня, мигом домчим — предложил кентаврёнок.

Валька даже не подумал о такой возможности.

— И правда. А тебе не тяжело будет?

— Не знаю, надо попробовать.

Мальчик с небольшого валуна перебрался на спину кентаврёнку.

— Ну как, не тяжело?

— Ну как, удобно? — разом спросили они и рассмеялись.

— Поехали! — на этот раз по-гагарински сказал Кларки и они помчались, только копыта отбрасывали щебень.

Валька крепко обнял его за теплую тонкую талию, прижался к спине и стал ловить ветер. Было очень странно и невероятно здорово.



Глава вторая

К счастью, по дороге никто не встретился. У самой деревни Валька сказал:

— Давай в сторону свернем, лучше по огородам к дому подойти.

Он слез на землю и друзья тихонько, поминутно оглядываясь, пробрались в дом к бабушке.

К счастью, дома ее не было, наверное, как обычно, ушла к соседке.

Валька затащил кентаврёнка в свою комнату. В доме Кларки не казался уже маленьким, он задел стол, перекинул стул и испуганно замер, боясь пошевелиться.

— Да брось ты, все в порядке. — успокоил его Валька. – Ты пока что присядь на пол, и сиди тихонько. А я схожу на разведку, посмотрю, что там делается.

Мальчик выскользнул за дверь и неслышно подобрался к воротам, выглянул. Так и есть: посреди улицы собралась небольшая толпа. Пацаны что-то горячо доказывали, махая во все стороны руками. Мужики недоверчиво слушали, посмеивались. Женщины охали и ахали.

Надо было спасать положение. Валька сунул руки в карманы шорт и, стараясь сохранить невозмутимость, вышел за ворота.

— Вон он! — показал в его сторону рукой светлоголовый Стаська.

Все замолчали, ожидая, пока Валька подойдет.

— Ну, рассказывай, что там у вас приключилось. — добродушно сказал низенький плотно сбитый мужчина, отец Жеки.

— А что случилось? — удивился Валька.

— Ну как же, драконы, кентавры, русалки, кто там еще был? Вон, пацаны рассказывают. — усмехнулся Павел Егорович.

— А, вы про это, — Валька картинно почесал затылок. – Ну, я на речке был, потом они подошли. А потом из кустов лосенок выскочил, прямо на нас. Потом он с перепугу обратно в посадку рванул, а пацаны домой. А я там остался, а потом тоже домой пошел. Вот и все.

Объяснение выглядело вполне логично — лоси, да и прочее лесное зверье, не так уж и редко появлялись в деревне и вокруг.

— Ну, в общем понятно, – подытожил Павел Егорович. – Все. Пацаны, хорош трепаться, разбегайтесь. Евгений, домой, дрова поможешь наколоть.

Он развернулся и, не слушая никого больше, направился к дому.

Все нехотя стали расходиться, такое приключение сорвалось. А Валька под хмурые взгляды пацанов отправился домой.

Когда Валька вернулся, в комнате царил полумрак, шторы были задернуты. Кентаврёнок спал, устав от пережитых волнений. Он крепко обнимал подушку, прислонившись к кровати, а второй половиной устроившись на полу.

Валька смотрел на спящего кентаврёнка и вдруг сердце у него тревожно защемило. Его новый друг выглядел сейчас так беззащитно, что мальчик решил сделать все возможное и невозможное, чтобы Кларки было хорошо. А ведь знакомы они были всего несколько часов.

Валька протер глаза локтем, с чего-то вдруг слезы выступили, ерунда какая...

К счастью, напомнил о себе желудок, и то, четвертый час уже, пора бы и пообедать. Валька совсем уже было собрался совершить рейд на кухню, когда услыхал, что лязгнула калитка. Он выглянул – возвращалась бабушка, вспомнив наконец о любимом внуке.

— Надо бы ее подготовить сперва — промелькнуло у мальчишки в голове.

— Ба, привет. – шагнул он навстречу, взял тяжелую сумку. – Чего здесь?

— Рыбки взяла у Семеновны, зять у нее с рыбалки вернулся, всю ночь ловил. Как ты здесь, обедал уже?

— Здорово! – искренне обрадовался Валька, рыбку он любил. – Да, слушай, тут ко мне друг пришел в гости...

— Ну, замечательно, зови его к столу. — бабушка уже накрывала.

— Нет, ба, ты сначала послушай. Он... Ну... Не совсем обычный... Не похож на других...

Бабушке надоел этот детский лепет, она решительно сняла фартук:

— Пойдем-ка, показывай своего друга.

Татьяна Сергеевна не была обычной заполошной и суетливой старушкой. Напротив, это была вполне солидная дама, в прошлом учительница, а в недалеком прошлом завуч, так что за свою жизнь она видела много необычного и готова была ко всему.

И все таки, увидев кентаврёнка, она не сдержалась, всплеснула руками :

— Господи, быть не может!

Кларки открыл глаза, потянулся и вежливо сказал :

— Здравствуйте.

— Так значит, это правда, что соседи на улице болтают? Мол, дети на речке чудо какое-то видели, то ли русалку, то ли кентавра. А он вот он! — бабушка уже с интересом разглядывала Кларки.

— Ба, ты только не говори никому! – предупредил Валька, — А то ведь тут такое начнется.

— Не волнуйся, — Татьяна Сергеевна погладила внука по голове. –Давайте-ка к столу, остынет все.

Шторы на кухне тоже задернули, от любопытных глаз.

Кларки отодвинул предложенный ему стул и устроился прямо на полу. При этом до стола он вполне дотягивался.

Он повертел в руках вилку:

— Странно, похоже на трезубец бога Морей, — и отложил ее в сторону.

Бабушка с внуком переглянулись, скрыв улыбки.

— Что это? – спросил он затем, взяв пальцами котлету. – Это из мяса?

— Да, из говядины, котлетка. Попробуй, очень вкусно — сказала бабушка.

Кларки положил котлету обратно, в общую тарелку, тщательно вытер руки полотенцем.

— Извините, я не ем мяса.

— Не ешь? Почему? Ты вегетарианец? — удивился Валька.

— Веге... кто? Нет, не знаю, просто мы не едим животных.

— Ох, прости, какой же я дурак!? – понял вдруг Валька. – Ба, спрячь пожалуйста котлеты, я тоже не буду.

— Ну, картошку-то можно, наверное? Жареная, с лучком.

— Может, я не пробовал. — Кларки взял более привычную ему ложку, набрал картошки, прожевал, улыбнулся. – И правда, вкусно, спасибо.

— Ну, вот и ешьте, на здоровье.

Когда с обедом было покончено, стали решать, что дальше делать.

Впрочем, решение было принято молниеносно.

— А что делать, будем родителей твоих ждать, Валя, – сказала бабушка. – Вот приедут послезавтра, а там и посмотрим.

Глава третья

После обеда Валька решил научить Кларки играть в шахматы, все равно на улицу не сунешься.

Кентаврёнок на лету схватывал правила. А сначала его очень рассмешила фигурка коня:

— Ему бы тело человека приклеить – кентавр наоборот получится, прикольно будет!.. — Сленг современных мальчишек быстро перенимался.

Пока они развлекались, на улице послышались какие-то крики, шум, беготня. Валька приоткрыл окно:

— Эй, что там? — спросил он пробегавшего мимо пацана.

— Женька себе руку распанахал! Топором! — возбужденно крикнул на бегу мелкий шкет и помчался дальше.

— Вот не везет ему... — с досадой, но и с легким злорадством подумал Валька. — Я сбегаю, гляну, чего там, — уже вслух сказал он. – А ты смотри, не высовывайся!

Мальчишка прямо через окно выпрыгнул на улицу, благо первый этаж.

На Женькин двор сбежалась почти вся деревня.

Жека сидел посреди двора, белый, как полотно. Вокруг все было забрызгано кровью. Его отец пытался затянуть рану ремнем повыше локтя. Кисть болталась на жилах, словно на веревочках.

Вальку слегка замутило, такого он еще не видел.

Вокруг пытались давать советы, большей частью бесполезные. Говорили, что на машине если везти, то только к утру в городе будут, по местным дорогам, да еще и растрясет. Лучше всего было связаться с МЧС, может, вертолет дадут.

Но тут...

Все разом замолчали, расступились. Валька оглянулся и похолодел. В ворота вошел … Кларки. Валька еще не видел таким кентаврёнка: его лицо было каким-то отрешенным, спокойным, непонятным. Он постоял секунду и пошел к Женьке, не отводя взгляд, не мигая. Подошел, присел рядом и сказал, ни к кому не обращаясь, в пространство:

— Мне нужна тишина...

Затем поднял левую руку ладонью вверх, к Солнцу, а правую протянул над раной.

— Соедините кисть и руку. — сказал он отцу парня.

Павел Егорович осторожно приложил кисть к осколку кости. Женька почти терял сознание, но держался.

А Кларки прикрыл глаза, застыл. И через мгновение тонкий яркий лучик ударил откуда-то сверху прямо в ладонь левой руки, а под правой появилось фиолетовое свечение. Оно стало разгораться, становилось все ярче. Вскоре пришлось даже зажмуриться, невозможно было смотреть. Через минуты три свечение пошло на убыль и совсем погасло.

И все с удивлением увидели, что Женькина рука стала как раньше, зажила, ни шрама, ни мало-мальски заметной царапинки. Жека недоверчиво поднес руку прямо к лицу, сжал пальцы в кулак, разжал. Все было в порядке.

— Вот значит ты какой... – задумчиво сказал Павел Егорович. – Спасибо тебе, малыш.

Он протянул широкую ладонь и осторожно пожал ладошку кентаврёнка.

Валька смотрел во все глаза. Только сейчас он отчетливо понял, что Кларки, его Кларки – СКАЗОЧНОЕ существо, а не обычный мальчишка, каких миллионы. Он один такой, ЕДИНСТВЕННЫЙ на Земле. И он его ДРУГ!..

— Женька, виновато спрятав глаза, подошел к Вальке:

— Слышь, ты это... Ну... В общем, ходи где хочешь, теперь тебя не тронет никто. Ну, и это, спасибо, в общем... — это уже для Кларки.

А кентаврёнок снова стал самим собой, он весело улыбался во весь рот, разглядывая сельчан.

Валька подошел к Женькиному отцу :

— Дядь Павел, надо бы сказать всем, чтобы не говорили об этом никому, а то приедут всякие там журналисты и ученые, все узнают, заберут кентаврёнка, опыты разные ставить начнут, или еще что...

— Пожалуй, ты прав. – нахмурился Павел Егорович. – Погоди минутку.

Он подошел к мужикам, курившим неподалеку и обсуждавшим свалившееся на них чудо, о чем то переговорил с ними вполголоса и вернулся.

— Ну, вроде все в порядке, наши мужики народ понятливый, будут молчать, и бабам накажут. Только ведь, сам знаешь, на всякий роток не завяжешь платок. Кто-нибудь обязательно ляпнет. Отведу-ка я его на заимку. Это домик такой, сторожка, в тайге. Я же лесник, как-никак. Поживет там немного, а там видно будет.

Валька обрадовался.

— Можно, и я тоже с ним?

— Можно и вдвоем, чего уж там. Пойдем, бабушку твою уговаривать.

Бабушка согласилась. Не так быстро, как хотелось бы, но на то она и бабушка. Она собрала в рюкзак одежду, еду. Валька тоже кинул туда фонарик, бинокль, еще мелочи разные.

— Ну, на ночь глядя мы не пойдем, конечно. А завтра утречком я за вами зайду, не проспите. — сказал Павел Егорович, попрощался и вышел.

Хоть было всего девять часов, но решили лечь спать, дорога предстояла длинная, полдня почти пешком топать, как сказал дядя Паша.

Как говорится, утро вечера мудренее...

Глава четвертая

Не было еще и семи, когда Павел Егорович постучал в ставни. — Поднимайтесь, умывайтесь, одевайтесь! До жары надо успеть пройти побольше.

Мальчишкам хватило всего несколько минут, чтобы выскочить на улицу и они зашагали по просыпающейся деревне.

Вдруг Кларки остановился, как вкопанный. — Что случилось? — спросил Валька, постепенно просыпаясь на ходу.

— Я только что вспомнил, — виновато сказал кентаврёнок.

— Вчера, там, на речке, когда мы с пацанами... В общем, я там свой медальончик потерял, талисман. Я найти должен.

— Ну, давай потом, когда вернемся, куда он денется. Сейчас идти надо побыстрей.

— Нет, ты не понимаешь, – уговаривал Кларки. –Это очень важно, я должен найти!

— Ладно, не спорьте. – вмешался Павел Егорович. –Пойдем, поищем, а на заимку успеем.

Солнце еще не вошло в полную силу, но было уже довольно светло.

Стали искать. Валька, наклонившись к земле, ворошил камешки. Встав на коленки, Кларки тоже перебирал гальку. Но повезло дяде Паше. Не на берегу, а в сторонке, в траве, он заметил блестящий кругляшек, поднял.

— Эй, малыш, посмотри, не твой?

Кентаврёнок встрепенулся, подбежал, взял в руки золотой кружок на тонкой цепочке.

— Ага, мой, точно! — обрадовался он.

— Наверное цепочка порвана или застежка сломалась. Потом починим. Давай я его в карман пока положу. — сказал Валька.

Кларки нехотя передал ему талисманчик:

— Только ты смотри за ним, не потеряй, ладно?

Валька не стал рассматривать медальон, сразу сунул в карман. А напрасно – талисманчик этот был весьма любопытен. Впрочем, мы еще к нему вернемся.

Теперь ничего не мешало им отправиться в путь.

И дошли бы они к сторожке без приключений, если бы не встретилась им по дороге обычная фура, грузовичок. Шофер ковырялся в моторе, чертыхаясь вполголоса и вспоминая маму своего напарника, который запорол движок и умотал в отпуск.

А в кузове... В кузове стояла тощая, хилая, старая лошадь.

Она взглянула безразлично на пришлых, отвернулась. Потом снова посмотрела, втянула ноздрями воздух. Потянулась вперед всем корпусом, сказала что-то негромко по-своему, по лошадиному.

Кларки смотрел во все глаза. Грузовичок не интересовал его, в деревне он уже видел несколько похожих телег на колесах.

Но вот лошадь...

— Куда ее везут? — спросил он у Вальки.

— На мясокомбинат, — ляпнул тот, не подумав, и тут же мысленно приговорил свой язык к расстрелу через повешенье на электрическом стуле.

— А что такое мясо-ком-би-нат? — повторил с трудом Кларки.

— Ну, понимаешь, — стал выкручиваться Валька –это такое место, где старых лошадей держат, кормят, ухаживают за ними... — врал мальчишка, краснея от стыда за людей.

— Понятно — сказал тихонько Кларки. Уж вранье-то кентаврёнок чуял сразу.

Он подошел поближе, обнял умную лошадиную морду, всю в облезлых катышках, стал гладить худую жилистую шею. Они забыли обо всем, общались, словно были знакомы всю жизнь. Наверное, Кларки вспомнил о своей маме...

Смотреть на это было просто физически невозможно. Валька проглотил комок, вставший у него в горле и шепотом сказал: — Дядя Павел, так нельзя, это неправильно. Сделайте, пожалуйста, что-нибудь!

Павел Егорович подошел к шоферу, о чем-то поговорил с ним, тот отказывался, мотая головой. Потом парень все-таки выглянул из-за капота, увидел кентаврёнка и ... забыл закрыть рот.

— Сколько живу... – начал было он. – Ладно. Забирайте, только мне ведь отчитываться придется, с меня высчитают.

— Вот, держи, хватит? — Павел Егорович вынул несколько смятых рублевок.

Шофер открыл борт, подставил доски. Кобыла торжественно спустилась на землю. А Кларки так обрадовался, что дал круг почета галопом вокруг грузовика, подняв целое облако пыли.

— Ну вот, сделали доброе дело, теперь и дальше идти можно — улыбался Павел Егорович.

Пока наши герои, болтая между собой, шагают по узким лесным тропкам, вернемся к началу нашей истории. И посмотрим, что происходило в стране Кларки после гибели его сородичей.

* * *

Едва стихли последние крики, как шаман вошел на пепелище. Вслед за ним вбежали победители и стали собирать нехитрые пожитки, уцелевшие в огне.

Шамана не интересовали вещи. Волоча медвежьей шкурой по тлеющим углям, он осматривал убитых. На взрослых он бросал равнодушный взгляд, но вот детей тщательно переворачивал, заглядывал в лица, стерев копоть и грязь. Убедившись в ошибке, шагал к следующему телу. Его лицо постепенно становилось все недовольнее и злее.

Он бродил по стойбищу, приказывал воинам разбирать полусгоревшие хижины. Но все было напрасно – Кларки словно растворился в воздухе. А искал шаман, конечно же, нашего кентаврёнка.

Осмотрев всех, уже отчаявшись, шаман подошел к задней стенке забора и тут же увидел сдвинутые в сторону доски. Он с трудом протиснулся в щель, увидел тропинку, идущую вверх и сразу все понял, воспрял духом. Уж теперь-то беглец будет схвачен!

И шаман получит наконец-то заветный медальон...

Глава пятая

Ну, и кто придумал, что пешие прогулки полезны для здоровья? Если это так, то Валька оздоровился лет на двести вперед. Через полчаса он перестал поддерживать беседу, через час натер ноги в своих супермодных кроссовках, а через полтора часа его пришлось посадить верхом на спасенную кобылу с редким именем Маруська. Кларки и Павел Егорович посмеивались над всадником, но им то что, лесным жителям, им не понять тонкую натуру городского романтика.

К полудню наконец-то добрались. Домик выглядел очень сказочно, маленький, бревенчатый, полускрытый в тени густых деревьев, он весьма напоминал избушку на курьих ножках, присевшую отдохнуть.

Едва вошли, Валька перебрался на лежанку и блаженно застыл. Вот оно какое, оказывается, счастье!

— Вы тут располагайтесь, а я пойду рыбки пожарю. Татьяна Сергеевна положила три карпика, душевная женщина. — сказал Павел Егорович.

Валька немного отлежался, стянул эти чертовы кроссовки, и пересел к столу.

— Кларки, иди, посмотрим медальончик твой, может починить получится.

Кентаврёнок перебрался поближе.

Валя достал золотой кружок, заботливо завернутый в половинку тетрадного листа, из кармана и положил на стол. Мальчишки склонились над ним.

Цепочка целая, повезло, просто застежка оказалась слабоватой, не выдержала небольшой потасовки.

Сам же медальончик выглядел как-то неброско. Он был без каких-либо надписей, рисунков, больше всего напоминал карманные часы-«луковицу», только раза в три меньше.

Валька и так, и эдак вертел его в пальцах, с надеждой заглянуть внутрь. Бесполезно – не было ни малейшей щели. Но, внимательно присмотревшись, мальчик заметил сбоку крохотное отверстие, не больше макового зернышка.

У Вальки загорелись глаза в предвкушении тайны.

— Дядя Паша! А где у вас иголки?! — крикнул он.

— Посмотри там наверху, в жестянке, на полке где-то. — ответил Павел Егорович со двора, где он чистил рыбу, и усмехнулся про себя: — Чего это он пришивать надумал, хвост, как у кентаврёнка, что ли?



Мальчишка подставил табуретку, прыгнул на нее, стянул с полки небольшую коробку из-под чая, поискал среди катушек и пуговиц самую тонкую иглу, осторожно вставил ее в отверстие, нажал.

Медальончик неслышно щелкнул и крышка поднялась. Исследователи затаили дыхание.

— Ты уже открывал его? — шепотом спросил Валька.

— Нет, я и не знал даже, что открыть можно, мне папа подарил, когда я родился. А ему его отец, это у нас в роду так повелось, старшему сыну талисман передавать. — тоже вполголоса отвечал Кларки.

Валька кивнул, продолжая разглядывать медальон. Потом он аккуратно положил его на стол, взял из рюкзака бинокль, скрутил линзу. Так то оно получше будет.

В центре находился черный опал, над ним, чуть меньше размером – нежно-синий сапфир, под ним – ярко-красный рубин, справа зеленоватый изумруд, а слева матово-желтый полупрозрачный янтарик (не зря отец у Вальки был геологом, в камешках мальчик с пеленок разбирался) Камни были небольшие, размером с ноготь у него на мизинце. Вся эта конструкция очень напоминала компас, только без стрелки.

А на второй половинке крышки были непонятные надписи на незнакомом языке.

— Ты можешь прочитать? — Валька передал стекло и медальончик кентаврёнку.

— Не-а, — присмотрелся Кларки, — мы совсем по-другому пишем,- и он набросал на старой газете несколько букв, похожих на греческие, Валька видел такие в формулах по физике. А эти напоминали скорее египетские иероглифы.

Под центральным камнем тоже было несколько иероглифов, а если точнее, то пять. Как всякий истинный ученый, Валька применил «метод научного тыка». Он понажимал на камни, по очереди на каждый, и на все вместе — ничего не произошло, хоть камешки эти вдавливались словно кнопки. При этом надпись под опалом слегка изменялась, иероглифов оставалось по прежнему пять, но уже другой формы.

Кларки смешно наморщил лоб:

— Знаешь, я, кажется, что-то вспоминаю...

Валя уставился на друга:

— Тебе что, эта штука знакома все-таки?

— Нет, тут другое, сейчас... А, вот, вспомнил! Понимаешь, у нас там, ну, дома, была такая считалка детская, даже никто не помнит, откуда взялась. Вот, послушай:

Камень на Севере

      зимнюю ночь предвещает,

Южный

      – румяной зарей все вокруг освещает,

С Запада камень

      росу на зеленые ветви роняет,

Камень восточный,

      как Солнца предвестник, сияет.

Камни собрав воедино,

      сможешь сквозь время пробиться.

Только от гнева Богов

      тебе никуда не укрыться.

И правда, похоже. Все цвета совпадают. «Сквозь время», значит? Неужели и правда!..

— Ты о чем? — нетерпеливо подталкивал кентаврёнок локтем мальчика.

— Это же машина времени! — восхищенно заблестели глаза у Вальки.

— А как это?

— Ну, в прошлое там, или в будущее попасть можно — отмахнулся Валька, — только надо ведь проверить еще.

Он продолжал увлеченно нажимать на камешки, но толку не было.

— Надо код узнать, наверное. — ребенка XXI века трудно было сбить с толку какими-то кнопками. На компьютере их побольше будет.

Вошел Павел Егорович.

— Ну, что у вас тут? Помогать мне собираетесь-то?

— Дядь Паша, у нас тут такое!.. — перебивая друг друга, мальчишки рассказали про странную штуковину.

— И с чего вы взяли, что это машина времени? Совсем не обязательно. — скептически охладил их пыл Павел Егорович.

Мальчишки недоуменно переглянулись. Вдруг Валька вскрикнул, поразившись новой догадке:

— Это же пультяшка! Как же я сразу не въехал! Про портал времени в любой книжке прочитать можно!

— Час от часу не легче. – проворчал дядя Павел, — что тебе всякие фантазии в голову лезут, обычный медальон, закройте его да и пойдем рыбку пожарим, дровишки собрать поможете.

— Ничего эти взрослые не понимают, — сказал на ухо кентаврёнку Валька. – ну, ничего, вот мой папа приедет завтра, он точно нам поможет разобраться.

Глава шестая

На берегу небольшого ручейка, что протекал возле сторожки, под огромным столетним дубом, на зеленой молодой травке устроили банкет.

Расстелили скатерть-самобранку, разложили огурчики, помидорчики, зеленый молодой лучок, нарезали хлеб, а в центре поставили главное блюдо – румяных поджаристых карпов.

Аппетит на свежем воздухе прорезался просто волчий, все смели моментально.

— А рыбу тебе можно есть? А то смотри, я могу помочь. — сказал Валька, облизывая пальцы.

— Спасибо. – на полном серьезе, но со смешинкой в голосе, ответил Кларки, — я и сам справлюсь.

После обеда потянуло на разговоры.

— Дядь Паша, расскажите что-нибудь интересное, а? — попросил Валька, уютно прислонившись к теплому боку кентаврёнка.

— Ладно, слушайте. – начал рассказ Павел Егорович. – Только сперва слово дайте, что болтать не будете. Я про это никому не рассказывал, а то ведь засмеют, – мальчишки с готовностью закивали в ответ. – Было это не так давно, всего года три назад, осенью. Надумал я осмотреть свой участок, обход сделать. Нет, я конечно постоянно свою делянку проверяю, но в тот раз понесло меня к скалам, вы не знаете, наверное, это километрах в тридцати отсюда. Там народ не появляется почти, ни охотникам, ни геологам там интересу нету. Ну вот, пришел я туда, и понесло меня сдуру наверх, вроде немолодой ведь уже. Поднялся по козьей тропке, гляжу, через провал, прямо напротив, что-то навроде человека. Лохматое, огромное, бурое. Думал сперва, медведь. А он оборачивается и на меня глядит. Голова полузвериная, а взгляд такой понятливый, человечий. Махнул он мне рукой, вроде поздоровался, и в пещеру спрятался. Я прямо ни живой ни мертвый стою, не могу шевельнуться. Подождал с четверть часа, спустился, перешел через расщелину и поднялся на ту скалу, в пещеру заглянул, страшновато, а интересно. Только вот пусто внутри оказалось, куда он делся, этот «снежный человек», до сих пор не могу понять. Такая вот история...

— Снежного человека не бывает. — заявил безапелляционно Валька.

— Конечно, не бывает – тут же согласился с ним Павел Егорович. – И леших не бывает...

— Не бывает, сказки это.

— И русалок не бывает, и домовых... — продолжал дядя Павел.

— Не бывает. — все больше заводился Валька.

— И кентавров не бывает... — словно через запятую продолжал перечислять дядя Павел.

— Не быва... Ой! — Валька осекся, все рассмеялись, особенно Павел Егорович, довольный, что поймал на удочку спорщика.

С таким аргументом не поспоришь. Вот он, аргумент, сидит рядышком, пытается острым копытцем кузнечика в ручей спихнуть, а тот, не будь дурак, не дается, отпрыгивает.

— Так что, братцы, — подытожил Павел Егорович, откидываясь на траву, — не зря народ сказки придумывает, что то в этом есть. Он прикрыл глаза с явным намерением подремать. — Погоди-ка! – вдруг снова поднялся. – А ведь в лапе у того существа блестело что-то! Уж не твой ли талисманчик, малыш?

— Правда? — ахнули разом оба пацаненка.

Павел Егорович расхохотался так, что аж слезы выступили.

— Снова поймались, сказочники! Ладно, я тут покемарю с часик, — сказал, отсмеявшись, дядя Павел, — а вы идите поиграйте, только осторожней, не заходите далеко в лес, ну, и кричите, если что.

Но смех смехом, а пещера эта Вальке запомнилась...

Валька тоже не прочь был поваляться в теньке, но Кларки был полон энергии. Он растормошил друга и стал носиться по опушке, словно жеребенок. Стали бегать наперегонки, играть в пятнашки, ну, дети, что с них возьмешь.

Немного сбросив пар, решили прогуляться по лесу, побродить вокруг, не слишком далеко, конечно.

В лесу царил загадочный полумрак. Чтобы не заблудиться, шли по тропинке, проложенной, вероятно, охотниками.

Вальке все было интересно, и громкая дробь дятла, и трескотня сорок, и огромные муравейники. Все надо было посмотреть, и что можно, потрогать.

И такая была тишина, такой чистый воздух, такое спокойствие, что ни о чем плохом даже думать не хотелось.

Но тут...

Кларки немного замешкался у куста с какими-то ягодами, а Валька прошел вперед с пару десятков шагов.

Наверное, в лесу все первобытные инстинкты обостряются. Он как-то почувствовал неладное, поднял голову и посмотрел вверх.

Чуть выше его роста, на широкой ветке, сидела полутораметровая кошка. Она глядела на мальчика желтыми злыми глазами, и явно готовилась к прыжку.

Хотелось бы надеяться, что это домашняя кошечка, но кисточки на ушах выдавали правду. Рысь! Для 12-ти летнего ребенка просто смертельный враг.

Валька похолодел. Сердце рванулось вниз, куда-то в пятки. Бежать было слишком поздно.

Единственное, что он успел сделать, это сквозь зубы выдавить одно слово:

— Кларки...

А рысь уже отталкивалась задними лапами, урча и прижав уши к голове.

Вдруг мощный удар сшиб Вальку с ног, отбросил далеко в сторону. Мальчишка больно ударился о кочку, перевернулся, стал на четвереньки и замер, не веря своим глазам.

На его месте стоял кентарик; напротив, все на той же ветке сидела так и не успевшая прыгнуть рысь.

Они не мигая смотрели друг другу в глаза. Кларки скрестил руки на груди, его черные глаза затуманились.

Через несколько мгновений кошка зевнула и, не теряя достоинства, перепрыгнула на другую ветку, потом дальше и дальше, пока короткий рыжий хвост не перестал мелькать вдали, в густой листве.

Только теперь Валька перевел дух, поднялся, подошел к Кларки. Ни слова не говоря, он обнял друга за шею, прижался к нему и замер. Кларки крепко обхватил Вальку ладонями за вздрагивающие плечи. О чем они думали в эти минуты, пусть останется с ними.

Глава седьмая

К дому ребята вышли тихие, присмиревшие. Павел Егорович, набиравший воду в ручье, спросил:

— Что это с вами? Лешего увидали, наверное?

Валька слабо махнул в сторону леса :

— Мы там рысь видели, чуть не прыгнула; хорошо, Кларки ее прогнал-

— Рысь? – забеспокоился дядя Павел – Вот принесла нелегкая! Многолетний опыт охотника и егеря позволил ему сохранить видимость спокойствия. Он быстрым шагом прошел в избу и через пару минут вышел с двустволкой в руках.

— Вот что, вы пока в доме посидите. А я пойду погляжу, куда наша подружка забежала.

Мальчишкам уже не хотелось ни леса, ни ручья, ни прочей природы. Да и стемнеет скоро, к тому же.

Кларки пошел поговорить со своей кобылой, а Валька отправился в сторожку. Он лег на кровать и долго смотрел в бревенчатый потолок, вспоминая страшные секунды. Как себя ни успокаивай, а все-таки он повел себя как трус. До сих пор руки-ноги бьет мелкая дрожь. Он ведь даже и подумать не успел, что можно камень или палку было схватить. Еще и еще он давал себе слово перестать быть такой девчонкой, да только все не получалось.

Постепенно в комнату входил полумрак, садилось солнце.

Появился Кларки, пристроился возле Вальки, взял его за руку.

— Знаешь, как я перетрусил... – сказал он вдруг.

— Ты?!! – несказанно удивился Валька. – Ты же совсем наоборот даже!..

— Если б тебя там не было, я бы убежал, наверное.

— А ведь ты меня сегодня от смерти спас — вдруг в каком-то непонятном порыве Валька прижался губами к прохладной щеке своего друга. Тот не отстранился, глупые пацаньячи предрассудки, видимо, были ему не знакомы.

Вернулся Павел Егорович. Он громко прошаркал сапогами, зашел к ним в комнату.

— Как вы тут, спите уже?

Мальчишки только успели отпрянуть друг от друга, весьма, надо сказать, нехотя.

— Ладно, не буду мешать. Я обошел вокруг, ничего страшного не заметил, наверное, далеко вы ее загнали. Ну, спокойной ночи. — Спокойной ночи. — ответил Валька.

Дядя Павел прикрыл дверь, потом грузно улегся на топчан, поворочался и захрапел.

— Слушай, я давно спросить хотел, а откуда ты наш язык знаешь? Или вы там тоже по-русски говорили? — спросил Валька.

— Да я и сам не знаю, просто как встретились с тобой, так я сразу и научился.

— Понятно. — и Валька решил поменьше удивляться в будущем, уж слишком невероятным был его друг.

— Кларки, спокойной ночи — сказал вполголоса Валька.

— Пусть твое сердце увидит рассвет... — ответил ему кентаврёнок.

— Ух ты, здорово! – вскрикнул восхищенно Валька. – А как у вас «Доброе утро» говорят?

— Пусть твое сердце встретит закат.

— Красиво — улыбнулся мальчик и закрыл глаза.

* * *

Утром Вальку разбудил вкусный запах дымка. Он вскочил, наспех натянул шорты и футболку, выскочил из дома. Павел Егорович и Кларки мирно беседовали о чем-то возле костерка. Было чуть-чуть прохладно, набежали легкие облака. Валька поздоровался, пробежался умыться к ручью, на ходу взъерошив прическу у кентаврёнка. Настроение было преотличным. И пусть сюда сбегаются все рыси, медведи и леопарды, он уже ничего не испугается, когда рядом с ним такой славный друг.

— А мы вот картошки испечь задумали — сказал дядя Павел, когда Валька присел рядом.

И тут появились гости.

Темно-зеленый «газик» подъехал почти неслышно, трава скрадывала шорох шин.

Первым выскочил Женька, сын Павла Егоровича. Улыбаясь, он подошел к отцу, пожали друг другу руки, обниматься, естественно, не стали, не барышни.

Потом появился водитель, в милицейском кителе, с тремя звездочками на погонах. А потом...

— Папа!.. – крикнул Валька и тут же повис у отца на шее, затем плавно переселился к маме. – Мам, привет! Приехали наконец-то!

— Ну, рассказывай, что тут у вас творится. – весело сказал отец, подходя к костру.

— Привет, Егорыч, вот, привез тебе гостей, — сказал старлей дяде Паше.

— Добрым гостям всегда рады — Павел Егорович был рад за Вальку, но присутствие участкового радости приносило мало.

Ольга Николаевна, стройная молодая женщина, весело осматривалась по сторонам:

— Валя, ну а где же твой друг? И бабушка вчера нам весь вечер про него рассказывала, и вся деревня гудит, как улей.

И правда, где же кентаврёнок? За этой суматохой мы совсем про него забыли. Валька метнулся в дом, пусто. Обежал вокруг сторожки. И появился, держа смущенного Кларки за руку.

— Здрасьте, — поздоровался тот, застенчиво глядя из-под длинных ресниц.

— Ой... – мама так и присела – Чудо какое... А мы все не верили... — она подошла ближе, протянула руку и тонкими длинными пальцами погладила Кларки по голове. А он чуть не замурлыкал в ответ.

Папа Вальки, конечно, был более сдержан. Но и он не сразу пришел в себя, смотрел, широко раскрыв глаза, почесывая переносицу.

Участковый Афанасьев, по долгу службы повидавший всякое, был невозмутим. Подумаешь, мол, кентавры, и не такое видали.

В костер была подброшена картошка, появилась, как водится, «злодейка с наклейкой», водочка то есть.

Старлей, правда, пытался что-то возразить, мол, на службе. Но сопротивление было вялым и ненатуральным.

Все сели у костра, чуть в стороне, жара все-таки, облака разошлись и Солнце вступало в силу.

Детям налили «колу». Кларки подозрительно понюхал темную жидкость с шипящими пузырьками, попробовал. Холодный вкусный напиток пришелся по вкусу.

Разобрали горячую, закопченную картошку, пропустили по первой. За встречу.

Когда прошла вторая, заговорили на серьезную тему.

— Что будем с нашим чудом расчудесным делать? — спросила мама Вальки.

— Здесь ему долго нельзя, прознают быстро. Шила в мешке не утаишь, — покачал головой Павел Егорович. – Вот ты власть, Матвеич, что скажешь?

Участковый задумался, сделал глоток, мрачно ответил :

— Если б знать. В тайгу увести, что ли. Так ведь и там газетчики разыщут, ушлый народ. Ну, что-нибудь да придумаем. Давайте еще по одной.

— Пап, а как там в городе, получилось, как хотели? — спросил между тем Валька.

— А то! – оживился отец. – Выбил фонды все-таки, через полмесяца экспедицию собирать будем.

— А меня возьмешь? – загорелся Валька. Потом что-то кольнуло прямо в сердце и он быстро исправился. – То есть, нас, с Кларки.

— А собственно, почему бы и нет, это был бы вариант. – удивленный собственной догадливостью, папа широко улыбнулся. – Пойдем мы далеко в горы, людей там практически не бывает, кроме местных. Вот только... – он с сомнением оглядел сына, покачал головой. – Я не уверен, что ты выдержишь.

— Пап, да я справлюсь, все в порядке будет, вот увидишь! — горячо стал убеждать Валька.

— Ну вот, мужчины уже все решили, зачем им согласие слабой женщины — с иронией и шуточным смирением сказала мама.

— Мам, ну не волнуйся ты, я до школы успею, это же на месяц всего. — подкатился к ней Валька.

— Да разве же в школе дело — улыбнулась мама, обнимая сына. — Я скучать буду...


... Как говорят:

— Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах на завтра...

Глава восьмая

Город Энск, как и почти каждый маленький городок, где-то глубоко в душе считал себя мегаполисом. И, как в крупных городах, в нем тоже была своя мафия.

Мафию представлял Суриков Анатолий Николаевич, он же Сурик. Жесткий, упрямый, временами умный, он подмял под себя не только Энск, но и всю область. Перед ним заискивал сам мэр. Да что там мэр, даже в Москве он разыскал себе влиятельных покровителей.

Сурик выстроил себе пятиэтажный коттедж на берегу живописного озера, прикупил ресторан, открыл казино. В общем, не бедствовал.

Как он устранял своих конкурентов, где сейчас покоятся их бренные останки, это отдельная история, которая к нашему рассказу не имеет никакого отношения.

Вот к такому-то мафиози и вошел тем утром один из его помощников, некто Бардин Семен, он же Баклуша, паренек 2х2 метра, сам себя шире.

Сурик стоял возле окна, рассматривая ровное, словно зеркало, озеро, над которым все еще не рассеялся утренний туман.

— Гляди, Сеня, красотища какая, — сказал он, не оглядываясь.

— Ага. – равнодушно согласился Семен. – Шеф, мне тут человечек из управы отзвонился. Чего-то у них там странное происходит.

— Ну? – Сурик повернулся и выжидательно поглядел на Баклушу.

— Короче это, в деревне одной, щас, как же ее, Строгино чтоли, объявился зверь интересный, говорят, такого еще никто не видел. Только он толком ничего не объяснил. Я вот подумал, может тебе пригодится, для дачи.

— Думать иногда не вредно. – задумчиво сказал шеф, глотнув коньячку. – Возьми ребят пять-шесть и съезди в это село, погляди, что к чему. Может и правда, что интересное надыбаешь.

* * *

Когда прошла третья рюмка, Валька не выдержал и утащил отца в дом. Кларки, конечно, отправился за ними.

— Пап, посмотри этот кулончик, что скажешь? — Валька стащил с шеи кентаврёнка золотую вещицу, открыл.

Станислав Валентинович взял линзу, склонился над столом.

— Хм, весьма занимательно. — сказал он через минуту. – Никогда не встречал ничего похожего. Надписи очень похожи на древнеегипетские иероглифы, но совсем другие по виду. Вот что, у меня есть товарищ, учились вместе в институте. Он сейчас в Музее Этнографии консультантом. Может, у него есть египтолог знакомый. Вы не против, если я возьму медальон в город? — Валькин папа поглядел на Кларки.

Кентаврёнок смутился:

— Извините, но я не могу расставаться с талисманом, это принесет несчастья.

— Жаль, – разочарованно протянул Станислав Валентинович. – Ну, тогда я хоть снимки сделаю, это можно?

— Снимки? А это как? — в который раз удивился Кларки.

— Я тебе потом объясню — вмешался Валька – не волнуйся, это не страшно, все в порядке будет с твоим медальоном.

Станислав Валентинович снял «Кенон», что висел у него на груди, перенес медальон на подоконник, к свету, и несколько раз щелкнул.

— Ну вот, порядок. Если сейчас отправлюсь в город, к вечеру буду там. А завтра прямо с утра в Музей. Ты со мной, Валя?

— Я бы хотел, конечно... – Валька замялся. – Только сам понимаешь, я ведь не могу Кларки оставить одного, мало ли что.

— Конечно. Молодец, сын. — папа одобрительно похлопал мальчика по плечу.

— Мужчины, ну где вы там? – заглянула в комнату Ольга Николаевна. – Мы ведь ехать собирались.

— Идем, идем. Только ехать нам самим придется, Валя остаться хочет.

— Да? А мы бабушке обещали привезти тебя. – расстроилась мама.

— Мам, несколько дней всего, пока шум не стихнет, ладно? — Валька потерся головой о мамин локоть.

— Ну что с тобой сделаешь, подлиза, — рассмеялась мама. – Тогда пошли к машине, Стас. Дмитрий Матвеич уезжать собирается. А как мы сами доберемся, далековато пешком ведь.

Гости попрощались, сели в машину и уехали. А Павел Егорович, Кларки и Валя снова остались одни.

Стало немного грустно...

* * *

На широкую центральную деревенскую улицу один за другим въехали три «мерседеса». Но вышли только двое, уже знакомый нам Семен – Баклуша и маленький худощавый человечек, с обычной заурядной внешностью. Выполнял он для шефа такие поручения, о которых в приличном обществе даже думать нельзя, не то что вслух говорить. Звали его Чурсин Генрих Янович, из прибалтийских немцев, холодный и спокойный, словно ящерица.

Семен молча открыл багажник и вынул из него ящик водки, самой надежной валюты. Собравшиеся вокруг мужички быстро подтянулись поближе. Сеня вскрыл пакет одноразовых бумажных стаканов, разлил сразу пару бутылок.

— А что, говорят, у вас тут зверь какой-то странный объявился? — начал Генрих Янович непринужденную беседу.

— Да не, врут, обычное лесное зверье тут шастает, лисы курей дерут, ласки, медведицу видали недавно, да прочей живности полно. — хитрый мужичок помнил слова Павла Егоровича.

— Ну да, ну да — закивали, соглашаясь, остальные.

Баклуша не забывал подливать водку. На пятой бутылке один из собеседников сломался, видно, самый хлипкий, и проговорился. А Генрих Янович вцепился в него словно клещами, не прошло и пяти минут, как он уже знал про таинственное чудо. Остался сущий пустячок – найти кентаврёнка.

Полупустой ящик оставили аборигенам, проговорившегося мужика сунули в машину, развернулись и отправились на заимку.

Если бы участковый Афанасьев заехал в деревню, возможно, ему удалось бы изменить ход событий, но, высадив Женьку возле села, — газик- направился прямиком в город.

Едва завидев Жеку, подбежали пацаны, перебивая друг друга, рассказали о «гангстерах». Женька мигом забежал домой, вывел видавший виды старенький мопед из сарая, и помчался к отцу.

Глава девятая

«Тихо шинами шурша, банда едет не спеша»

Непривычно им ехать так медленно, да не слишком разгонишься по извилистой лесной дороге, хорошо еще, что «мерс» между деревьев протискивается.

А вот Женька наоборот совсем, на полной скорости, да по короткой дороге спешит, предупредить надо.

Он влетел на поляну перед домом и сразу к отцу.

— Батя, там... – сбилось дыхание, Жека махнул рукой куда-то за спину.

— Да не торопись ты. Отдышись. Что стряслось?

Женька в двух словах рассказал о заезжих «братках».

— Вот же, не было печали. – с досадой сказал Павел Егорович. – Эй, пацаны! Давайте собирайтесь побыстрей, уходить надо, кто знает, что у них на уме.

Он проверил двустволку, быстро собрал рюкзак. Мальчишки выбежали из дома, готовые к отступлению.

Им не хватило всего двух минут.

На поляну въехали все три «мерса». На этот раз из машин вышли все, интересно все-таки.

— Ну че, дед, по-хорошему решать будем? Или как? Давай сюда свою лошадь недоделанную, и разбежимся, как лепшие друзья.

Шустрый долговязый парень, Ерш, был при делах всего вторую неделю, но гонора было выше крыши.

Он передернул затвор небольшого матово-блестящего «Хеклера»

Павел Григорьевич поднял двустволку, взвел курки.

— Оставили бы вы нас в покое, ребята. Здесь же дети. С кем воевать собрались?

— Слышь, старый партизан, хорош базар разводить, пусть твой чудик сюда скачет, вот все целыми и останутся. — Баклуша двинулся вперед, на ходу доставая из-за пояса «Беретту»

Павел Егорович стал выбирать цель, двоих положить он успеет, а что будет дальше, не хотелось и думать.

Но Кларки решил по-другому. Он шагнул навстречу бандиту, сделал два шага и остановился.

Баклуша довольно ухмыльнулся.

— Становитесь за моей спиной — вполголоса сказал кентаврёнок, оглянувшись к своим. И в голосе была такая уверенность и спокойствие, что и Павел Егорович, и Жека с Валькой тут же встали за ним.

Баклуша слегка опешил, но победа казалась ему такой легкой и очевидной, что он не раздумывая сунул «Беретту» обратно за пояс, растопырил толстые ручищи и огромной тучей стал надвигаться на кентаврёнка.

И вот тут стало происходить нечто странное.

Кларки скрестил руки на груди, закрыл глаза, напрягся.

Послышались щелчки, потрескивание, словно электрические разряды, запахло свежестью и озоном, как при грозе.

Воздух сгустился, подернулся легкой дымкой и медленно стал темнеть, становиться плотным и вязким.

В считанные секунды он стал похож на кисель, затем на густозаваренный желатин, а затем Баклуша застыл, словно муха в янтаре, так и остался с поднятой в полушаге ногой, со смешно выпученными глазами. Он пробовал что-то сказать, но даже звуки не могли пробиться сквозь окаменевший воздух. При этом всем присутствующим удавалось как-то дышать, по волшебству, не иначе.

А за мгновение до этого Ерш, не выдержав напряжения момента, все-таки дал очередь. Пули пролетели чуть больше метра, да так и повисли в полете.

Кларки некогда было сортировать своих и чужих, и Валька тоже не мог шевельнуться.

Воздух был таким плотным, что мальчишка даже разглядел комара, замершего прямо перед его носом.

А кентаврёнок, вопреки всем законам физики, легко и непринужденно прошелся от одного «братка» к другому, обошел всех, собрал непонятные железные штуковины и сложил их в кучу возле сторожки.

Он еще не знал, как они действуют, но чувствовал, что от них веет смертью.

Воздух стал приходить в норму. Семен наконец-то поставил ногу на землю, недоуменно повертел головой по сторонам.

Пули, выпущенные пацаном из «братвы», словно семечки посыпались вниз.

А Павел Егорович, не мешкая, взял из кучи хорошо знакомый ему — калашников- и направил его на чужаков:

— По коням, ребятишки, а то положу вас здесь, да закопаю в лесу, шутки кончились.

— Хрен с ним, дураком старым, давай по машинам. — приказал Генрих Янович, все это время молча стоявший позади всех, словно его не касалось происходящее, а под нос себе тихонько буркнул: — i'll be back!

И остались только следы шин на траве, горстка пуль, да груда оружия.

Глава десятая

Едва машины «братков» скрылись из виду, коленки кентаврёнка задрожали, подогнулись, и он без сил опустился на траву.

Валька кинулся было к нему, но Кларки слабо проговорил:

— Не волнуйся, я просто много сил потерял, надо отдохнуть немного и все будет в порядке.

— Какой уж тут порядок... – проворчал Павел Егорович. — Теперь они от нас не отстанут, пока своего не добьются. Вот что, Женя, езжай в деревню, зайди к бабушке Вали, Татьяне Сергеевне, пусть в город дозванивается, его родителям. Может вам и правда лучше в Москву вернуться будет-

Женька умчался, а Валька присел возле Кларки. Взял его за руку и стал ждать, когда кентаврёнку станет получше.

* * *

Тем временем Баклуша вошел в кабинет к шефу.

— Ну, давай, докладывай, как облажались? — с деланым весельем, но со стальным блеском в глазах спросил Сурик.

— Шеф, тут такое дело... – виновато начал оправдываться Семен, — я такого даже в кино не видел. Этот конь в пальто нас как будто заморозил, шевельнуться нельзя было. И он вкратце рассказал о поездке.

— Интересно – протянул Сурик. – Очень даже интересно. Этот паренек с копытами может нам много пользы принести. Ну что ж, блиц-крига не получилось, значит, по другому возьмемся. Позови ко мне Генриха.

Чурсин вошел так быстро, словно ждал за дверью, впрочем, так оно вероятно и было.

А о чем они говорили, что решили, наши герои, конечно, скоро узнают.

* * *

Родители приехали только к вечеру, на этот раз в старенькой «Ниве». Мама, бледная и испуганная, обхватила Вальку, прижала к себе. Папа тоже был не в лучшей форме. Потом подошел хозяин «Нивы», загорелый парень лет тридцати на вид.

— Вот, познакомьтесь, это Дмитрий, о котором я говорил, что вместе учились в институте. Знакомых-египтологов у него не оказалось. Но, к счастью, он и сам немного в этом разбирается. И мне удалось его уговорить приехать сюда. Хотя неизвестно еще, кто кого уговаривал. Когда Дима узнал, ЧЕЙ это медальон, он чуть не силой нас с мамой в машину усадил.

А Дима смотрел на кентаврёнка, широко раскрыв глаза. Все уже прошли стадию удивления, но его вид Кларки просто поразил.

— Валя, собирайся. Сейчас поедем в деревню, к бабушке, а завтра утром в Москву, здесь опасно оставаться.

— Мам, а Кларки?! Разве его можно на самолете...? Не пустят ведь! — Валька уже чуть не плакал.

— Придется его здесь оставить. Вот Павел Егорович за ним присмотрит, правда?

— А бандиты? Вы что, забыли про них?! — не сдавался мальчишка.

— Ну, пока я здесь, пусть только сунуться попробуют! — слегка хвастливо заявил Кларки.

Валька с сожалением покосился на кентаврёнка — как маленький, чесслово, совсем не понимает, с кем связались.

— Я без Кларки не поеду...

Мама обернулась к отцу:

— Хоть ты ему скажи, что ты молчишь?

— Все он правильно говорит, нельзя друга бросать — поддержал Вальку папа.

— А что делать тогда?! Ждать, пока нас всех тут поубивают?! — в полном отчаянии воскликнула мама.

— Сделаем так, — решительно заявил Павел Егорович. – Я с ребятами останусь здесь, а вы с Дмитрием езжайте в деревню, найдите участкового, и везите его сюда. Сдадим ему оружие, расскажем все, пусть он помогает. Может, не вся милиция куплена еще-

Но тут вступил в разговор Дмитрий:

— Граждане, дорогие, — просто взмолился он, — «братки», конечно, люди серьезные, только разрешите мне посмотреть ту вещицу, ради которой я сюда примчался, ну, пожалуйста!

— И то правда, – спохватился Станислав Валентинович, — пойдемте в дом, поглядим.

— Я в этом не разбираюсь совсем, так что лучше на ужин что-нибудь сообразить попробую. — сказал Павел Егорович, а мама стала ему помогать.

* * *

Дмитрий подошел на минуту к машине, достал небольшой плоский ноутбук и вошел в дом вслед за остальными. Придвинули столик поближе к окну, хоть уже и к вечеру дело шло, но света хватало.

Станислав Валентинович вынул из кармана пакетик:

— Я по дороге к тебе, Дима, зашел в «Экспресс-фото», за час проявили и напечатали. На снимках более четко надписи видны будут, думаю.

Дмитрий открыл ноутбук, подождал, пока заведется Windows. Потом запустил программу «Egyptology Cryptography»

— В Интернете скачал, — пояснил он, — там еще и не такое найти можно. Заводишь иероглифы, а программа дает примерный перевод, очень приблизительный, конечно. Правда, я не проверял еще, вот сейчас и посмотрим. Трудность в том, что ваши значки немного не похожи на эти, видите? Они из самой ранней эпохи Древнего Египта, из Первого Царства еще, эпохи фараона Менеса, примерно третий век до нашей эры.

— Ого! — выдохнул Валька. Он слушал, приоткрыв рот, тайна витала в воздухе.

— Вот, к примеру, значок в виде сокола, это знак бога Солнца, Ра. Впрочем, не буду я вам головы забивать, там сложная система грамматики была, я и сам толком мало понимаю. Я просто введу значки в компьютер. А он пусть сам разбирается.

Длинные тонкие пальцы Дмитрия забегали по клавиатуре.

А через двадцать минут напряженного молчания был получен результат.

— Ну, в весьма приблизительном переводе надпись звучит так:

Огонь Сфинкса, корона Осириса, два скарабея, снова корона Осириса, три жезла Себека, опять скарабей. А в конце знак Анубиса, бога мертвых. М-да, бред какой-то... — задумчиво сказал Дмитрий.

— Или шифр... — Станислав Валентинович рассматривал фотографии через линзу.

Валька, сосредоточенно изучавший таинственный перевод, вдруг вскрикнул, схватил один снимок, перевернул, вытащил у Димы из кармана ручку, сам того не заметив от волнения, и стал писать на чистой стороне, попутно объясняя:

— Смотрите, в кулоне пять камней, разного цвета, если попробовать подставить? Огонь Сфинкса – красный... — Тут он остановился в нерешительности, дальше не получалось.

— А, точно! — Подхватил Дима, — скарабей это символ Солнца, значит, желтый. Себек, это бог воды и Нила, его изображали с головой крокодила, значит зеленый. Здорово, похоже, получается! Остались два цвета, синий и черный. — Черный в конце, наверное, как клавиша «Enter» — заявил «компьютерный ребенок» Валька.

— Да, ты прав, Анубис бог мертвых, а черный – цвет смерти. Но почему синий — это корона Осириса? Ну, впрочем, это не столь важно. Так, что же у нас получилось? Красный, синий, два желтых, синий, три зеленых, опять желтый. И черный в конце. Можно попробовать нажать. Хотя нет, рановато, вы ведь уже нажимали на камни? Значит, настройки сбились, видите, пять значков разных. Секунду... — Дима несколько раз нажал на камни. — Вот, смотрите, теперь вся строчка из одинаковых значков, это ибис, голова бога мудрости Тота, надеюсь, что я угадал. Ну, Кларки, это твой талисман, тебе и набирать код.

Кентаврёнок осторожно взял медальон, дрожащими от волнения пальцами стал нажимать на камни. Рубин, сапфир, два раза янтарик... Наконец указательный палец вдавил опал. Все забыли, что нужно дышать.

Из боковой грани кулончика появился тонкий ярко-бирюзовый лучик, он продержался секунд пять и исчез.

— И все? — разочарованно спросил Валька.

— Ну, а чего, собственно, ты ожидал? – философски заметил папа, — это же просто ключик, золотой ключик. Найти бы еще к нему потайную дверцу...

И тут Кларки сказал тихо-тихо, вполшепота:

— Мне кажется, я знаю, где эта дверца...

Глава одиннадцатая

Кларки с загадочным видом поглядел на Вальку:

— Помнишь про ту пещеру, что дядя Павел рассказывал? Я думаю, что эта дверца в ней. — Валька только успел приоткрыть рот для вопроса, но Кларки ладошкой припечатал его губы. — Только не спрашивай, почему я так решил, и сам не знаю, просто что-то мне подсказывает, ответ надо искать там.

Валькин отец и Дима только молча переводили взгляд с одного мальчишки на второго.

— Может, расскажете наконец, в чем дело? — не выдержал Станислав Валентинович.

Про снежного человека Валька рассказывать отцу, конечно, не стал, обещал ведь Павлу Егоровичу, а про пещеру рассказать пришлось.

— Может, еще сходим туда, поглядим, — без особого энтузиазма сказал папа, не приняв всерьез рассказ сына. – Надо бы сперва подождать, чтобы ситуация прояснилась.

На ужин были макароны с тушенкой. Вовремя вспомнив, что Кларки мяса не ест, Павел Егорович не стал готовить их — по-флотски, а разложил все отдельно по тарелкам.

Вкусно было обалденно, на свежем воздухе, с дымком костра, под звездами.

Решили на ночь глядя в деревню не ехать, отложить до утра. А чтобы нежданные гости не застали врасплох, Павел Егорович предложил дежурить по очереди всю ночь.

Первым был Дмитрий, он взял АКМ, присел у костра, а все остальные кое-как разместились в доме.

Но заснуть не успели, часов в одинадцать Дима вбежал в сторожку:

— К нам гости!

На этот раз «мерседес» был всего один. Из него вышел и направился к дому Генрих Янович, с «дипломатом» в руках и широкой улыбкой влюбленного хорька на губах. Очевидно, Сурик в корне сменил тактику, с кнута на пряник.

— Поговорить бы надо, господа. — весьма вежливо сказал Чурсин.

— Проходите, коли пришли — сдержанно ответил Павел Егорович, приглашая в дом гостя.

— Мы хотим сделать вам интересное предложение, — начал Генрих Янович.

Он открыл «дипломат» и стал одну за другой выкладывать на стол тугие пачки долларов, аккуратно, с прибалтийской педантичностью.

— Здесь двадцать пачек, в каждой тысяча долларов, всего, значит, двадцать тысяч. Отдаете нам вот это существо и деньги ваши. — он бросил острый пронзительный взгляд на Кларки, тот поежился, передернул плечами.

— Заберите ваши деньги, – слегка брезгливо сказал отец Вальки. – Как вы могли даже подумать о таком. Мы друзьями не торгуем.

— Я догадывался, что ответ будет примерно таким — ничуть не смутившись, Генрих Янович стал складывать деньги обратно. Нарочито медленно и все так же аккуратно. И хоть смотрели на него шесть пар глаз, но никто не обратил внимания, как Чурсин с ловкостью заправского фокусника сунул в «дипломат» вместе с деньгами один из снимков, лежащих на столе, да еще тот, на котором Валька записал перевод и разгадку шифра. Наметанный глаз Чурсина сразу разглядел на фотографиях нечто интересное.

«Мерседес» сделал широкий круг по поляне и уехал. Несколько минут поговорив, все снова легли, а Дмитрий продолжил дежурить.

Отъехав с полкилометра, машина остановилась. Из нее выскользнул невысокий паренек в камуфляже. Это был некто Сивый, один из бойцов банды. Он получил простенькое задание понаблюдать за сторожкой.

Сивый осторожно и тихо пробрался поближе к дому, подтянулся, влез на широкую ветку и занял наблюдательный пост. Ему хорошо был виден и парень с автоматом у костра и входная дверь.

Около часу ночи Дима разбудил Станислава Валентиновича. Валькин отец вышел, зевая на ходу, накинул на плечи куртку, ночью было слегка прохладно, хоть и середина лета. Он сел на небольшой чурбачок, подбросил в костер веток. Вскоре он заклевал носом, а там и вовсе уснул.

Сивый время от времени докладывал обстановку в маленький микрофончик. И когда он сообщил, что сторож благополучно заснул, Чурсин начал второе действие.

В третьем часу, когда сон самый крепкий и сладкий, к дому неслышно пробрались четверо. Их одежда сливалась с корой деревьев, на лицах были темные маски, в руках короткие автоматы «узи».

Эти четверо бойцов подчинялись только Чурсину, даже шеф не знал про них ничего толком. Говорили, что они служили раньше в одном из элитных спецподразделений то ли ФСБ, то ли ГРУ. Но за деньги в наше время можно купить почти любого.

Бойцы действовали слаженно и четко. Один из них неслышно подполз к спящему стражу, зажал ему рукой рот и всадил в бедро шприц с парализатором мгновенного действия. Очевидно, убивать команды не поступало.

Станислав Валентинович обмяк и опустился на траву.

Остальные бойцы тоже времени не теряли. Приоткрыв окно, внутрь бросили дымовые шашки, с усыпляющим газом, одна из новейших разработок спецслужб. Прошло минут пять, не больше, а в доме все уже были обездвижены.

Подсвечивая фонариком, старший группы обошел спящих, а потом доложил:

— Шеф, здесь его нет, – выслушал, поморщившись, легкий мат начальства и продолжил, — и второго мелкого тоже нет, а остальные все в наличии. Что дальше делаем?

Чурсин помолчал, ничего не понимая, и сказал в рацию:

— Обойдите дом и вокруг посмотрите. И проверьте, почему там Сивый молчит, уснул, что ли?

— Шеф, все проверили, никого. Сивый тоже исчез, только фляжка под деревом валяется.

— Дурдом. – внятно сказал Чурсин. – Возвращайтесь к машине, конец связи.

И тут же его рация приняла очень тихий и слабый сигнал от Сивого:

— Шеф, слышно меня?..

Глава двенадцатая

Где же все-таки наши герои? Посмотрим, что произошло в доме всего за полчаса до прихода спецгруппы Чурсина...

— Валька, проснись... – Кларки осторожно тряс мальчика за плечо, — да проснись же, ну...

— А, что? – вскинулся Валька, — что случилось?

— Я должен уйти сейчас. — грустно зашептал кентаврёнок – давай прощаться.

— Ты чего это надумал, — окончательно просыпаясь, чуть не заорал Валька, но с трудом сдержался. – Никуда я тебя не пущу!..

— Вот, посмотри, — Кларки протянул талисманчик.

Тонкий бирюзовый лучик снова бил в полную силу, на этот раз не пропадая.

– Он показывает дорогу к той пещере, значит, я должен туда идти.

Валька мигом все понял, вскочил, натянул шорты, рубашку, взял курточку, на всякий случай. Кларки молча следил за его действиями, потом все же спросил:

— А ты куда собираешься? Со мной, что ли? Даже и не думай. Что твои родители скажут?

Не отвечая на наивные вопросы, Валька пробрался к столу, снова на обороте одного из снимков набросал несколько слов, наверное записку для мамы.

Потом он, осторожно переступая через спящих на полу, прошел к выходу, взял там свой рюкзачок, сунул в него пару банок «завтрака туриста», фонарик, взял из кучи железа маленький, но тяжеловатый автомат (мало ли, пригодится в дороге), повесил его на плечо, поманил за собой Кларки и выскользнул за дверь.

Его отец у костра сладко спал, низко склонив голову, «калашников» валялся у его ног (приходи, кто хочешь, бери, что можешь)

Беглецы, стараясь не шуметь, пробрались к лесу.

Как назло, ярко светила предательница-луна, и Сивый все отчетливо разглядел. Был, конечно, приказ следить за домом, но он знал, что шефу нужен именно этот кентаврёнок. И приказ был нарушен.

Выдерживая интервал шагов в полсотни, Сивый двинулся за мальчишками.

Талисман исправно выполнял роль компаса, держал направление четко.

— Валька, но ведь далеко, — сделал последнюю попытку Кларки, — ты же можешь не дойти.

— Ничего, ты меня донесешь, не бросишь же зверям на съедение... — бурчал Валька, невыспавшийся, продрогший и очень недовольный путешествием.

Лес был наполнен звуками, то филин ухнет чуть ли не над ухом, то пробежит кто-то, ломая ветки, кого-то ели, а кто-то ел сам. Однажды было слышно даже громкое хриплое рычание неизвестного хищника.

Но, как ни странно, на них никто не напал, должно быть сработал лесной телефон, после той встречи с рысью.

Благодаря амулету, расстояние сократилось чуть ли не вполовину, шли ведь по прямой.

Скалы нависли над мальчишками как-то неожиданно, темной грудой отделив от лунного света.

Теперь стрелка указывала вверх. Первым двинулся Кларки. Он осторожно пробовал копытами каждый камешек, а руками придерживался за скалу. Наконец они вошли в пещеру. Темнота была хоть глаз выколи.

Валька присветил фонариком. Никого, ни живых, ни мертвых, ни людей, ни животных.

Внезапно лучик погас.

— Что случилось? — не решаясь говорить громко, прошептал Валька.

— Не волнуйся, надо код снова набрать.

— Вот я дурак, я же забыл листок взять с расшифровкой!..

— Ничего, я помню код, сейчас... Так, сначала подгоняем пять значков одинаковых, теперь нажимаем красный, синий, два желтых, синий... Есть!

И правда, Сивый, притаившийся у входа, увидел, как блеснул голубоватый лучик, затем раздался гул, приглушенный грохот и одна из стен в пещере сдвинулась с места, ушла в сторону, открыв довольно широкий проход. Вот это номер!

Мальчишки, потоптавшись у входа, нерешительно шагнули внутрь, прошли пять-шесть шагов. Сивый уже нацелился проскользнуть вслед за ними, но скала вдруг снова шевельнулась, задрожала и закрылась прямо перед его носом. Он так и сел на землю. Облом-с... Придя в чувство, Сивый стал дозваниваться до шефа...

* * *

Бойцы сложили в багажник собранное в сторожке оружие, сели рядом с «мерсом», закурили в ожидании дальнейших указаний.

Генрих Янович слушал доклад Сивого, с трудом вылавливая среди треска и помех смысл.

— Понятно, – сказал он, хотя ни черта понятно не было. – Включи «маячок» и жди нас, скоро будем, конец связи. Парни, в машину.

Переключив рацию на пеленг, он сам пересел за руль. Но на машине проехать не удалось, первый же каменный завал остановил их. Пришлось пробираться пешком. Постепенно сигнал становился все громче и отчетливей. Вскоре заметили мигающий огонек между скал, это Сивый подавал знак фонариком.

Поднявшись, Чурсин вновь выслушал сбивчивый рассказ, подошел к стене, пощупал, стукнул пару раз кулаком, ругнулся по-немецки:

— Доннерветтер!

Почти всегда равнодушно-спокойный, на этот раз он был настолько взбешен, что даже губы побелели.

— Взрывать будем? — деловито поинтересовался старший группы.

— Кой черт тут взрывать! Хотя... Ладно, вы двое, остаетесь до утра, пришлю замену. Ждите, может вернутся пацаны все-таки. Пошли обратно. – бросил Чурсин остальным.

В полном молчании вернулись к брошенной машине и отправились к Сурику на ковер.

* * *

В сторожке просыпались медленно, с трудом.

— Вроде и не пили вчера почти, а голова трещит... — жаловался Дмитрий, с трудом поднимаясь.

— А я совсем не пила, — заявила мама, — а голова словно чугунок, и подташнивает. Похоже на отравление угарным газом.

— Печку я зимой только растапливаю, летом ни к чему. — ответил Павел Егорович, прикладывая к виску холодную жестяную кружку. – Гляньте, оружие пропало! Видать, ночью гости у нас побывали.

— А где Валя? – в первую очередь у матери всегда дети, а не какие-то железки.

— И кентаврёнка нашего нет, неужели... Нет, не может быть! — прервал сам себя Павел Егорович.

— Что, что, говорите! — затормошила его Ольга Николаевна.

— Давайте сначала поищем, потом будем выводы делать.

— Смотрите, здесь записка! — Дима держал в руках листок.

Ольга Николаевна выдернула его, пробежала глазами, потом прочитала вслух:

«Мама, папа, ни волнуйтесь. С нами все в порядке мы идем в ##### (зачеркнуто) Скоро вернемся, ни волнуйтесь»

— Куда они идут? Что это значит все? Где их искать? — спрашивала Ольга Николаевна.

— Догадываюсь, что к скалам они направились, в пещеру. Я знаю, где это. — попробовал успокоить ее дядя Павел.

Они вышли на воздух, заметили лежавшего на земле Станислава Валентиновича, уже просыпающегося. Когда он узнал о пропаже сына, первым же его порывом было бежать к этим скалам.

— Ну что же, пойдем на поиски — не стал спорить Павел Егорович и к скалам отправилась уже третья группа.

Двое бойцов, оставленных у пещеры, заметили старых знакомых. Приказа открывать огонь по прежнему не было. Ладно, пусть живут.

— Стой, проход воспрещен! Назад! Военный объект! — спецназовец поднял автомат, щелкнул затвором.

— Там наши дети — попыталась ему объяснить Ольга Николаевна.

— Ничего не знаю, у нас приказ! Уходите поживей!

Спустившись вниз, устроили военный совет.

Надо все таки милицию подключать — сказал Павел Егорович.

— Как хотите, но я остаюсь здесь! — решительно заявила мама.

— Кто-то должен отправится в деревню. Дмитрий, может быть, вы?

— В принципе, я не против.

— Отлично. Мы втроем остаемся, а вы разыщите Дмитрия Матвеича, Афанасьева, это участковый наш. Ну или другого кого.

На том и порешили, Дмитрий отправился в деревню, если быстрым шагом, то часа за четыре обернется. А остальные стали ждать развития событий.

Глава тринадцатая

Стена с приглушенным скрежетом закрылась за спинами у мальчишек. Перед ними оказался широкий, метра в три, коридор. Как ни странно, темноты не было, свет исходил из ниоткуда, возможно, от самих стен. Мягкое, ровное свечение заполняло все, проникало в саму душу, успокаивало и расслабляло.

Но все равно было немного жутковато.

Кларки обернулся, поглядел на стену, не осталось ни малейшей трещины. Он снова открыл медальон (после того, как он был открыт иглой, талисманчик перестал защелкиваться наглухо и открывался уже легко, с помощью ногтя) , набрал код, но дверь не открылась. Должно быть, ключ действовал только в одну сторону.

Делать нечего, придется идти вперед.

Настороженно, медленно переступая, Кларки двинулся первым. Пол мягко пружинил под копытами, он был уложен квадратными плитами, совсем не похожими на камень. Валька даже присел, пощупал одну плитку ладонью. Материал был теплым, упругим, податливым, ни на что не похожим.

Постепенно ребята осмелели, шаг стал шире. А еще через несколько минут им стало скучновато, однообразные стены, мягкий свет, все это приводило в полудремотное состояние.

И совсем неудивительно, что через полчаса такого путешествия, когда коридор неожиданно свернул вправо, Кларки даже не успел притормозить, а на полном ходу врезался в полупрозрачную сеть. Липкие нити толщиной в палец затянули его ноги, торс. Кентаврёнок попытался разорвать их руками, но еще больше запутывался. Буквально за считанные мгновения он оказался спеленутым, словно младенец.

Валька не успел ничего сделать, но ему повезло, что шел вторым и не попал в паутину. Да, это действительно была паутина. Но каким же должен быть ее хозяин, если гигантские нити достигали потолка, а это пять-шесть Валькиных роста.

Ждать долго не пришлось.

Широко раскрытыми от ужаса глазами мальчишки смотрели на приближающегося монстра. Возьмите маленького ласкового тарантула, увеличьте его до размеров буйвола, и вы получите бледное представление о том, что увидели мальчишки.

Чудовище не спешило. Паук медленно шевелил мохнатыми лапами, подтягивая паутину поближе. Несколько пар блестящих глаз величиной с футбольный мяч глядели с такой злостью, что Кларки потерял последнюю способность к сопротивлению.

Но его друг не мог спокойно наблюдать, как паук медленно подтаскивает кентаврёнка к своим жвалам, острым, что турецкие ятаганы. И Валька сдернул с плеча автомат, нажал на гашетку, напрочь забыв правило не шуметь в пещерах. Громкое оглушительное эхо разнеслось во все стороны. От паутины полетели ошметки, но толку было чуть. Пули отскакивали от хитинового панциря, не причиняя пауку ни малейшего вреда, а только забавляя его. Мальчик с трудом удерживал автомат, постоянно западающий вверх при отдаче.

Магазин был уже пуст, а Валька все давил и давил на курок бесполезного теперь «Хеклера»

А паук уже тянул передние лапы с черными когтями к кентаврёнку. Расстояние между ними было не больше полуметра. Еще секунда и острые челюсти сомкнутся на тонкой шейке...

В полнейшем отчаянии Валька сделал необдуманный и глупый поступок. Он сдернул с шеи Кларки талисман, раскрутил его над головой, словно пращу, и метнул прямо в черную тушу.

Дальше случилось вот что...

Маленький блестящий кружок вошел в хитиновый панцирь паука, словно в масло. Чудовище издало оглушительный свист, такой, что у Вальки заложило уши, завалилось на спину, судорожно подтягивая лапы к центру. Затем, с огромным усилием, паук все же перевернулся, встал на лапы, подпрыгнул высоко вверх и... на землю мягко и плавно полетели хлопья черного «снега» В то же мгновение сеть растаяла, оставив после себя лишь островки белесой слизи.

Кларки упал, Валька бросился к нему. Снова объятия, снова слезы, снова бессвязный шепот на ухо друг другу.

Талисманчик, их спаситель, подкатился прямо к ногам Кларки. Он бережно поднял амулет, осмотрел, вроде все цело, повесил на грудь.

Идти дальше почему-то расхотелось. Переглянувшись, они поняли друг друга без слов – надо сделать привал.

Брезгливо отодвинувшись от подсыхающей лужицы слизи, Валька присел, опершись спиной о стену. Кларки пристроился рядом.

Валька достал из рюкзачка фляжку, армейского образца, открутил крышку. Вода была еще холодной и вкусной, не успела прогреться. Сделав несколько глотков, мальчик передал ее товарищу.

— Есть хочешь? Может, открыть консерву?

— Нет, я еще не голодный. А что это, «консерва»?

Валька вытащил банку, покрутил перед носом у кентаврёнка.

— Здесь внутри еда спрятана, рыба, не портится совсем.

— Понятно. — без особого любопытства ответил Кларки, положил голову на плечо Вале и уснул.

Только теперь, в безопасности (относительной) Валька подумал вдруг, почему же кентаврёнок не применил свою магию? Должно быть, сильно растерялся, ну и от испуга, конечно же.

А сам Валька ощутил с удивлением, что страха не осталось и в помине! Он прикрыл глаза и тоже уснул, чему-то во сне улыбаясь.

Проснулся Валя внезапно, словно от толчка, огляделся. Кларки мирно посапывал, отвернувшись в сторонку. Сколько прошло времени, Валька не знал, надо было хоть часы захватить.

Он решил сходить на разведку, посмотреть, что там, впереди.

В глубине коридора оказалась большая, метров в двадцать, ниша — должно быть, логово нашего паучка.

Весь пол был усеян побелевшими костями, обглоданными подчистую; обрывками шерсти; странного вида металлическими доспехами; черепами самых невероятных форм и размеров. Остатки былых пиршеств...

Кларки уже проснулся, молча подошел и стал рядом, обводя взглядом страшную картину.

— Наверное, здесь и с других планет есть, или из параллельных миров. — переглотнув, шепотом сказал ему Валька.

Кентаврёнок опять ничего не понял, но переспрашивать не стал.

Нога скрежетнула по небольшому черному цилиндрику. Валька наклонился, поднял. Поверхность была ребристой, удобной для обхвата. Под большим пальцем оказалась кнопка и Валька, естественно, нажал на нее.

Кларки едва успел отскочить в сторону, оттолкнувшись всеми четырьмя ногами. Из рукоятки вырвалось ослепительное зеленоватое пламя и застыло в виде клинка.

— Фотонный меч! – восхищенно вскрикнул Валька, махнув новоприобретенным оружием. – Я читал про такой. Классный, правда?

— Правда... Чуть пополам меня не разрезал... — ворчал Кларки, стараясь держаться от клинка подальше.

— Я ж не нарочно, прости, а? — Валька с явным сожалением нажал кнопку, отключив лезвие, подошел к кентаврёнку. – Ну, не сердись. Давай дальше двигаться потихоньку?

Сердиться на друга? Полнейшая чепуха! И путешественники отправились в дальнейший путь.

Глава четырнадцатая

Сурик встретил вторую неудачу философски:

— Ну что же, Б-г троицу любит. Бери, Генрих, своих орлов и разберитесь там что к чему. Надо взрывать – взрывай. Но этого звереныша ты мне из-под земли достань. У меня на него большие планы. Ты только представь, как я с ним банк грабануть смогу, это же мечта просто!

Анатолий Николаевич уже рисовал в воображении радужные картины еще более богатой жизни.

Чурсин решил свою операцию провернуть под видом геологических работ. Нанять машину и специалистов оказалось лишь вопросом суммы наличных.

Вездеход с надписью «Геологическая разведка», лязгая гусеницами, подъехал к скале. Несколько парней деловито выгрузили тяжелые ящики, поставили рядом, а один потащили наверх.

Подошли Павел Егорович и Валькины родители, попытались заговорить. На все их расспросы ответ был один: — Ничего не знаем, вон старшой, с ним и разговоры разговаривайте.

Чурсин нехотя процедил:

— Никаких детей в пещере нет, можете сходить убедиться. И уходите, здесь будут проводиться плановые взрывные работы.

В страшном волнении Валькин отец оглядел пещеру, самые темные уголки, вернулся и подтвердил, что пещера пуста.

— Ну куда же они делись тогда? — Ольга Николаевна уже не сдерживала слез.

— Может и правда, вернемся в деревню? Вдруг там объявились. По дороге и Дмитрия перехватим. — неуверенно предложил Павел Егорович.

— Пошли... — упавшим голосом сказал Станислав Валентинович и, поддерживая жену, направился прочь.

Чурсин тем временем раздавал ЦУ (ценные указания):

— Мне не нужно, чтобы вы подняли в воздух весь Алтай. Распечатайте только эту калитку, ровно, точно, аккуратно.

— Да не суетись, хозяин – вежливо успокоил его один из рабочих, — все будет в ажуре.

Взрывчатка была уложена в просверленные в камне отверстия. Все спустились вниз, оградили флажками подошву скалы, залегли в стороне. Когда была нажата кнопка, из пещеры сперва повалил густой дым, пыль и щебень посыпались вниз. И только потом раздался грохот и гул от взрыва.

Подождав, пока все успокоится, Чурсин в нетерпении помчался наверх.

Камень осыпался, обнажив дверь, черную, ровную, без малейших повреждений от взрыва. Она была настолько плотно подогнана к базальту, что казалось, составляла с ним одно целое.

Никакие дальнейшие усилия ни к чему не привели. Ни автоген, ни отбойные молотки, ни супердрели, ни повторные взрывы, все было бесполезно.

Убив весь день, усталые и измученные, рабочие наконец отступились.

А на дверной поверхности по-прежнему не появилось ни малейшей царапинки.

— Ладно. Ну и черт с ним... – расстроился Сурик, — Не очень то и хотелось... Ну ты, на всякий пожарный, направь своего человечка в ту деревню, пусть походит, понюхает. Отступать рановато еще.

Вечером Валька и Кларки так и не объявились. И родители Вали подали в милицию заявление. Про кентаврёнка они, естественно, промолчали. Вместо положенных трех дней заявление у них приняли уже сегодня, помог участковый Афанасьев. Начались рутинные розыскные мероприятия...

* * *

Коридор петлял, словно живое существо; невозможно было угадать, куда он повернет в следующий раз. Безо всякой логики он резко сворачивал то вправо, то влево, проделывал замысловатые петли.

Но лишь когда ребята порядком устали и проголодались, коридор вдруг привел их к развилке. Если быть более точным, то дорога продолжалась, как обычно, но вправо убегала маленькая тропинка, такая узкая, что Кларки с трудом протиснулся бы сквозь расщелину.

Мальчишки остановились в растерянности. Надо бы заглянуть туда, но после встречи с пауком было страшновато.

Наконец Валька решился. Он сжал найденный меч и, прислушиваясь к малейшему шороху, пошел по тропинке вперед. Ничего сверхнеожиданного не было. Через несколько минут Кларки обогнал его на широком участке.

— Давай лучше я вперед пойду.

Валька был против, но кентаврёнок его переупрямил.

А потом странный лабиринт преподнес второй сюрприз: кентаврёнок увидел ... маму.

Она стояла посреди широкого ровного поля, красивая, молодая, веселая. Она протянула руки и сказала:

— Малыш мой, как же долго я тебя ждала. Беги скорей ко мне, дай обнять моего сыночка! Беги, Кларки, беги ко мне!

И Кларки взбрыкнул от радости, со всех ног рванулся вперед.

А Валька... Он сперва тоже обрадовался за друга. Но потом его поразило, что мама Кларки выглядела как-то неестественно. Она была словно соткана из белесого тумана. Так в голливудских фильмах любят изображать привидения или души мертвых. Все это промелькнуло у мальчишки в голове за доли секунды и он метнулся вслед за Кларки, на ходу срывая куртку.

Валька взлетел на спину кентаврёнку, словно в спортзале на «коня», набросил ему куртку на голову и крепко-крепко прижал, при этом крича прямо на ухо:

— Стой, остановись немедленно, там опасность! Стой!

Кларки замотал головой, встал на дыбы, пытаясь сбросить нежданного седока, но Валька удержался. Мама кентаврёнка при этом все повторяла и повторяла, протягивая вперед руки, но не двигаясь с места:

— Малыш мой, как же долго я тебя ждала. Беги скорей ко мне, дай обнять моего сыночка! Беги, Кларки, беги ко мне!

Кларки наконец остановился. И как нельзя вовремя. Буквально в трех шагах от него мальчишки рассмотрели странное создание – буро-зеленый комок щупалец, в рост взрослого человека. Призрак мамы Кларки исчез, растаял в воздухе.

Щупальца напоминали осьминожьи, с такими же присосками. Очевидно, чудовище выискивало в подсознании жертвы самый любимый образ, за которым та пойдет без оглядки, подманивало к себе поближе, а затем нападало.

Кларки беззвучно плакал в сторонке, поняв, что это был всего лишь обман, мираж. А Валька со злостью рубанул фотонным мечом по извивающимся щупальцам.

— Ага, не нравится! — закричал он, когда чудовище отпрянуло в сторону – Не будешь больше невинных людей мучить!

С яростью, с обидой за друга, Валька рубил в клочья дьявольское создание. Жгучие ветви кустарника несколько раз задели мальчишку, оставив на голых руках багрово-красные полосы. Не обращая внимания на боль, Валька все-таки расправился со своим врагом. Бурые щупальца, переплетаясь друг с другом, словно живым ковром усеяли землю вокруг. Зеленоватая дымящаяся жидкость, очевидно, кровь этого существа, медленно испарялась.

Валька отошел в сторону, постепенно успокаиваясь, тяжело дыша. Яд начал действовать, сильно закружилась голова, во рту пересохло. Но Кларки быстро восстановил друга, подключив свою волшебную силу.

Оставаться среди ядовитых испарений не хотелось и ребята двинулись вперед. А за поворотом их ждала награда за все перенесенные невзгоды: лабиринт, видимо, решил, что пора показать себя и с хорошей стороны.

Мальчишек встретил оазис. Зеленая мягкая трава приятно щекотала ноги; воздух был прохладным и свежим; хрустальный ключ бил из под земли, журча и переливаясь. А на деревьях росли самые замысловатые фрукты всех цветов радуги. На кустарниках гроздьями висели ягоды. В ветвях деревьев переливчато пели птицы. Должно быть, так и выглядел рай.

— Кажется, мы здесь надолго задержимся. – Валька с удовольствием сорвал виноградину, сунул ее в рот, зажмурился от удовольствия. – Попробуй, очень вкусно.

Кларки с опаской огляделся вокруг:

— Ты не думаешь, что это очередная ловушка?

— Нет, не похоже – Вадька безмятежно улегся под деревом с огромным апельсином в руках. — Да не волнуйся ты, давай отдохнем немного, подкрепимся, а там видно будет...

День и ночь потеряли свои границы, время исчезло. Мальчишки спали, ели от пуза, пили свежайшую родниковую воду. И совершенно не хотелось никуда уходить.

Но лабиринт решил иначе. У него были свои планы...

Глава пятнадцатая

Утром или вечером, а может, это был полдень или глубокая ночь, когда мальчишки устали от еды и ничегонеделанья, когда они лениво перебрасывались ягодами, похожими на крыжовник, а по вкусу напоминавшими малину, вдруг высох родник. Он булькнул что-то на прощание и отключился.

В то же мгновение пожухла изумрудная листва на деревьях; фрукты сморщились и почернели; смолкли птицы; подул резкий неприятный ветерок. Трава стала желтой, ломкой.

Хорошо еще, что Валька догадался перед этим набрать во флягу свежей воды и набить рюкзак фруктами.

Ну что же, значит пора!

Осмотревшись, ребята не заметили нового пути, пришлось вернуться к центральному ходу. И от развилки они зашагали вперед, к неизвестному.

* * *

Сначала послышался какой-то странный легкий шум, словно где-то вдалеке включили пылесос. С каждым шагом шум становился все громче и отчетливей.

И вскоре дорогу преградило широкое ущелье, метров в тридцать длиной.

Валька осторожно подошел к краю, заглянул вниз – закружилась голова, так глубоко. На самом дне шумел, рычал, гудел и поднимал тучи брызг бурный поток. Мальчик отступил:

— И что теперь?

Кларки промолчал. Он шагнул вперед, туда, где только что стоял Валька. Замер, сосредоточился, затем скрестил руки на груди, постоял секунду и резко бросил их вперед ладошками книзу. Ничего не произошло, на первый взгляд. Да и на второй Валька не заметил изменений.

Но кентаврёнок проговорил ровным, безжизненным голосом:

— Иди вперед.

Валька перепугался:

— Ты что, сдвинулся совсем? Тут же косточек не соберешь! Или ты меня летать научишь? — добавил он ехидно.

Кларки не шутил:

— Иди вперед. Ничего не бойся, иди! И Валька решился, будь что будет. Уже столько всего произошло, что пора начать верить в чудеса.

Он вытянул ногу, носком попробовал, что там (словно на пляже, а не холодна ли сегодня водичка?) Под кроссовкой оказалась невидимая глазу твердая поверхность. Мальчишка набрал побольше воздуха, затаил дыхание и шагнул вперед. Он завис над ущельем, раскинув руки в стороны, постоял, привыкая и, отважившись наконец, мелкими шажками двинулся на другую сторону, тщетно пытаясь не глядеть вниз. Но бездна завораживала, притягивала к себе взгляд.

Когда под ногами наконец затрещал мелкий гравий, Валька так и сел на землю, повернулся, на четвереньках отполз подальше от края.

Кларки уже шагал вперед, глядя прямо перед собой стеклянными глазами. Лицо было неподвижным, белым как мел. Перешел через ущелье и рухнул, как подкошенный.

Валька бросился к нему, поддержать.

— Все в порядке, я же говорил, теперь вот сил наберусь и дальше двинем... — Кларки моментально уснул, словно его отключили.

А Валька как по наитию, обернулся к пропасти и обомлел. Никакой пропасти не было и в помине! Перед ним была обычная ровная дорога. Опять проверка, значит. Кто-то испытывает их на прочность. Ну что же, три – ноль в нашу пользу — усмехнулся мальчик, прилег возле кентаврёнка, пригрелся и тоже заснул.

* * *

Как-то сразу навалилась куча дел и Анатолий Николаевич совсем забыл про свое желание завладеть кентаврёнком.

Но в одно раннее погожее воскресное утро к нему домой без предварительного звонка, что было совершенно невероятно, приехал Генрих Янович.

Всегда такой уравновешенный, он был непривычно возбужден.

— Ну, Генрих, — зевнув, спросил Сурик, — вижу, есть хорошие новости, давай, хвались.

— Шеф, помните, я докладывал о фотографии, что стянул в том лесном домике? — Чурсин вынул из папки снимок, положил на стол.

— А, да, было такое. – с трудом просыпаясь, вспомнил Сурик. – Ну и..?

— А теперь взгляните сюда. — торжествующе заявил Генрих Янович, доставая из той же папки глянцевый журнал. Раскрыл его на закладке и отошел в сторону, предоставив шефу радость самостоятельного открытия.

На журнальной странице во всей своей красе блистал уже знакомый нам медальон Кларки!

Он был раскрыт и качество съемки позволяло отчетливо разглядеть камни и иероглифы.

Сурик удивленно приподнял брови.

— Ну, удивил, удивил, — сдался он. – Давай объясняй теперь, вижу, что не терпится.

— Был я вчера вечером в гостях у знакомых. У них по всему миру связи — дипломаты, консулы, атташе разные. Посидели, выпили, поговорили, все чин по чину. А когда я уходить уже собрался, вдруг заметил стопку журналов на книжной полке. Как меня осенило словно, говорю, дай мол, журнальчик в дорогу, время скоротать. Знакомый берет из стопки первый попавшийся журнал и вот, пожалуйста! В машине я его перелистал и сразу наткнулся на этот снимок. Еле утра дождался.

— Это судьба, – изрек Анатолий Николаевич. – А чего здесь написано-то? Вроде не по-английски, а?

— Это итальянский журнал. Мне перевели статью. Вкратце смысл такой: через три дня в Италии начинается аукцион, там разные исторические находки выставлены, для широкой публики не интересно.

Взгляд Сурика зацепился за цифру.

— 95 штук баксов, это что?

— Стартовая цена, шеф.

— Нехило. – протянул Сурик, — Лады, значит порешим так: бери четверть лимона и вперед. Да гляди, за каждый бакс отчитаешься. Теперь-то уж точно откроем мы эту дверь долбанную.

Генрих широко улыбнулся. Сейчас он был больше похож на шустрого итальянца, чем на чопорного немца.

Наутро Чурсин с двумя помощниками вылетел в Милан в командировку по делам фирмы.

Глава шестнадцатая

Свет стал немного ярче, вскоре уже слепило глаза. Мальчишки пробирались чуть ли не на ощупь. И вот дорога привела их в пустыню. Маленькую симпатичную пустыньку размером с футбольное поле. Песок был таким белым, что Валька даже пощупал рукой, а не снег ли это.

Впереди темнел выход, к которому надо было как-то еще добраться.

Идти напрямую было глупо и небезопасно. И Валька, придерживаясь рукой, осторожно и медленно стал пробираться по кромке поля в круговую. Кларки настороженно смотрел вперед, стараясь не пропустить опасность. Но как они ни пытались уберечься, неприятности все равно настигли.

Валька шел шагах в пяти впереди кентаврёнка. Вдруг ноги потеряли опору и он заскользил вниз. Кларки прыгнул вперед, стараясь схватить мальчишку за руки, но Валька заорал:

— Стой, назад! А то и ты провалишься!

Он скатывался в глубокую воронку все глубже, а на дне его уже поджидали огромные челюсти. Они с лязгом смыкались в предвкушении обеда.

Валька пытался руками схватиться за край ямы, кроссовками упирался в песок, но все было бесполезно, еще несколько мгновений и он будет перекушен пополам.

И снова пришла на выручку магия. На этот раз Кларки протянул вперед правую руку, сжал ее в кулак и медленно стал поднимать ее вверх, к потолку.

Валька почувствовал, что он... становится невесомым, отрывается от песка и взлетает! Это уже было сверх всяких ожиданий. Он зажмурился, сжался в комок. А кентаврёнок осторожно перенес его на безопасное место и оставил. Валька так и остался сидеть на песке, обалдело открыв рот и глядя на второе отделение спектакля.

Кларки продолжал. Он снова сжал руку в кулак, снова протянул ее вперед. На этот раз мишенью было чудовище. Оно медленно и явно нехотя выползало из песка, извиваясь и возмущенно хлопая челюстями. Вот оно потеряло опору и взлетело вверх, поднялось высоко-высоко, прямо к потолку. И Кларки резко бросил руку вниз. Огромный семиметровый тяжеленный червь, рассекая воздух, упал вниз, врезался в песок и расплескался, словно медуза. Все было кончено.

— Бр-р-рр-р — затряс головой Валька – пошли отсюда скорей, а? Вдруг их здесь целое стадо ползает.

— Давай-ка садись на меня, пробежимся, — Кларки был серьезен и возражать ему не хотелось.

Валька быстренько перебрался на спину к кентаврёнку, тот включил полный газ и рванул с места в карьер. Копыта расшвыривали песок во все стороны, и через несколько минут Кларки уже вбежал в черный проем выхода.

— Все, слезай, надо отдышаться немного. — Кларки бесцеремонно ссадил друга на землю и свалился рядом. Его бока тяжело вздымались, хвост нервно бил по ребрам, копыта подрагивали.

Валька с беспокойством наблюдал за непривычным состоянием друга.

— Кларки, ты как? Может, помочь чем-то надо? Возьми съешь что-нибудь, — он вынул из рюкзака манго, разрезал его пополам, отбросил огромную косточку.

Кларки впился зубами в сладкую мякоть.

Здесь мальчишки и решили устроить привал на пару-тройку часов.

* * *

Вторую неделю Валькины родители жили в доме у бабушки. Экспедиция, конечно, накрылась; какая геология, если ребенок пропал. Станислав Валентинович снова начал курить, хоть бросил двенадцать лет назад, когда Валька родился. А Ольга Николаевна все время ходила с красными глазами от бессонных ночей и пролитых слез.

В первые дни на поиски было привлечено масса народу, помогали военные прочесывать тайгу; из МЧС направляли вертолеты; собрались жители из ближайших деревень, прослышав о чудном животном.

Но все было тщетно, дети словно сквозь землю провалились. И постепенно поиски пошли на убыль.

И теперь только Павел Егорович да еще несколько деревенских мужиков бесполезно бродили по тайге.

И еще Валькин отец с дядей Павлом почти каждый день приходили к той скале, забирались в пещеру, смотрели, не появились ли ребята и пробовали открыть дверь.

Долго так продолжаться не могло, надо было возвращаться домой, в Москву.

* * *

Рассказывать про аукцион после Ильфа и Петрова занятие неблагодарное. Остановимся поэтому на последней фразе аукциониста:

— Сто семьдесят пять тысяч, три, продано!

Молоток упал в третий раз на бронзовую подставку.

Японец, азартно торговавшийся до этого, с досадой стал что-то черкать в каталоге, забавная игрушка уплыла у него из-под носа.

А Чурсин, весьма довольный собой, потерял к аукциону всякий интерес и направился в офис к секретарю, чтобы оформить покупку. Почти три часа было потрачено на заполнение анкет, формуляров и прочих бумаг.

Зато на таможне все прошло гладко и быстро.

Уже в пятницу утром Генрих Янович был у шефа.

Глава семнадцатая

Уделим несколько минут нашему старому знакомому – шаману. Если помните, мы оставили его у подножия горы, на которую взобрался Кларки. А шаман ведь не сидел сложа руки. Сперва он отправил наверх двух воинов, которые сообщили, что кентаврёнок исчез. Шаман решил проверить все сам, поднялся, осмотрел пещеру, обнюхал каждый закоулок. Но желанная добыча проскользнула у него меж пальцев. Он был просто вне себя от злости.

Расшвыривая камешки, попадавшие под ноги, он спустился вниз, приказал захоронить всех погибших, сравнять с землей остатки стойбища кентавров и устроить у подножия скалы сторожевой пост, чтобы не пропустить беглеца, если ему вздумается вернуться.

* * *

— Надоело! Идем, идем, а куда, зачем, ничего не понятно! – Валька размазывал слезы по лицу. – Не пойду дальше, вот лягу здесь и буду лежать, пока не помру!

Он уже просто ревел в голос, стискивая в мокрых руках куртку.

Кларки перепугался больше, чем за все время путешествия. Он пытался как-то успокоить друга, дал ему воды, гладил по голове, но все было бесполезно. Наконец, силы у Вальки пошли на убыль, он уже тихонько всхлипывал, слезы просохли, оставив на пыльном лице светлые дорожки.

Извини. Я сам не знаю, что на меня нашло. Просто сорвался вдруг. — Валька вытер лицо курткой, размазав грязь окончательно.

— Уже совсем немного осталось, я чувствую, мы уже близко, — словно извиняясь, проговорил Кларки. – Пойдем, а?

Валька нехотя поднялся и мальчишки направились дальше.

Через час-полтора стало жарковато. Потом жарко. А вскоре невыносимо жарко.

Валька сбросил футболку, затолкал ее вместе с курткой в полупустой рюкзак. Еще совсем чуть-чуть такого пекла и он снимет остатки одежды, пойдет голышом, как кентаврёнок.

Пот катил градом, застилал глаза, подсыхал соленой коркой на губах.

Вы заглядывали когда-нибудь в кузнечный горн? Примерно такое же чувство испытали наши герои, когда за очередным поворотом перед ними во всю красу открылась громадная, высокая огненная стена.

Яркие желто-оранжево-красные языки пламени струились вверх, они гудели, шипели, вились и перекатывались друг через друга, словно живые, напоминая скопище гигантских змей.

Валька задрал вверх пышущее жаром лицо, но так и не разглядел, какая у этой стены высота.

— Есть предложения? — спросил он, с трудом ворочая песочным языком.

— Надо подумать, должен быть какой-то способ перейти. — Кларки сложил ладошку козырьком и, приложив ко лбу, внимательно рассматривал стену.

Потом, словно на него снизошло вдохновение, встрепенулся, заулыбался. Подошел поближе (хоть и рисковал поджариться) , стал напротив бушующего пламени. Закрыл глаза, протянул вперед ладони, постоял мгновение.

У Вальки уже не было сил удивляться, он просто смотрел, как из ладошек кентаврёнка к огню потянулось голубоватое свечение, которое все усиливалось, усиливалось. И наконец, став таким ярким, как сварочная дуга, рассекло огненную стену пополам!

Кларки развел руки в стороны и появился неширокий проход, пламя раздвинулось, аки Красное море перед Моисеем.

— Валя, давай вперед, только побыстрей, мне трудно держать, — тихим шепотком попросил кентаврёнок.

Валька вскочил, прикрывая лицо рюкзаком, рванул к проходу. Кларки шагнул за ним, не забывая держать проем раскрытым.

А когда все оказалось позади, огненная стихия, растеряв всю свою мощь, съежилась, ослабла и погасла в три секунды.

— Все таки кто-то нам явно подсовывает эти препятствия. Ух, доберусь я до них! — Валька погрозил кулаком неведомым хозяевам Лабиринта.

* * *

— И что, за эту ерундовину я почти двести штук отдал? Ну-ка, открой. — Сурик повертел в руках невзрачный золотой кружок и передал ее Чурсину.

Генрих Янович был слегка разочарован невниманием шефа. А он-то старался... Ну, хозяин-барин.

Он поддел крышку ровным отполированным ногтем и осторожно положил на стол перед Суриком. Шеф даже залюбовался блестящими камушками.

— И что, по-твоему, эта штука откроет дверь в пещере? — недоверчиво спросил он.

— Надо попробовать, — неопределенно пожал плечами Чурсин. – Вот код на снимке, все совпадает. И цвета, и надпись.

Шеф положил перед собой фотографию с Валькиной расшифровкой, потыкал пальцем в камни. Толку, естественно, не было. — Не пашет, блин. — Сурик сдвинул в сторону кругляшек. – Твои предложения?

Он в упор уставился на помощника. Тот задумался, но не надолго.

— Если я правильно понял, шеф, то у них был какой-то парень, что разбирается во всем этом. Поищу его, и привезу к вам на беседу.

— О,кей. – Сурик нахватался модных словечек у партнеров по бизнесу. – На том и порешили. Вези паренька, а мы его тут раскрутим по полной.


Диму подняли с постели в ту же ночь. Двое парней предложили ему приятную прогулку, от которой было трудно отказаться.

— Здравствуйте, Дмитрий – ласково пропел Чурсин. – Вы уж извините, что потревожили вас, но дело слишком неотложное. Вам знакома эта вещица? Он выложил перед Димой медальон.

— Ну, в принципе, да. Видел такой. — Дмитрий сразу понял, что от него требуется, но еще не решил, соглашаться или нет помогать бандитам.

— У нас маленькая загвоздка, не можем код ключа подобрать. Вы уж нам помогите, пожалуйста. — Чурсин был так вежлив, так приторно сладок, что даже самому было удивительно.

— Я не буду вам помогать. – Дмитрий уставился в пол, сцепив руки в замок.

— Почему? Вам неприятно с нами общаться? Напрасно, уверяю вас. Во-первых, мы ведь можем и заставить, а во-вторых, вам это тоже будет выгодно.

— Выгодно? Мне? – Дмитрий удивленно взглянул на Генриха. – И чем же?

— Объясняю, — довольным тоном сказал Чурсин. – Ведь ребятишки пропали и по вашей вине в том числе. Вы им головы задурили всякими загадками, вы им ключ показали, вы им помогли в пещеру проникнуть. Я не прав? Дмитрий подавлено молчал, все правда, так и выходит.

— Вот и помогите нам открыть пещеру снова. Мы кентаврёнка забираем, а вы передаете второго мальчика безутешным родителям. И все довольны. И, конечно же, вам не помешает небольшая сумма наличных.

— Мне нужно подумать. Но деньги я в любом случае не возьму. — почти сдался Дмитрий.

— Решили поиграть в благородство? Ваше право. У вас пять минут, — жестко ответил Чурсин и оставил клиента созревать в одиночестве.

Через десять минут медальон уже сверкнул бирюзовым лучиком пред грозными очами Сурика.

Глава восемнадцатая

Какое блаженство после небывалой жары упасть в хрустальное холодное озерцо!

Валька моментально сбросил одежду на песок и с разбега плюхнулся в воду. Брызги фонтаном полетели вокруг.

Кентаврёнок входил в воду медленно и степенно, но тоже не удержался и, словно резвый жеребенок, фыркая, пробежался по мелководью.

Валька плавал не очень хорошо, но на воде держался сносно.

Прохладная живительная влага вливала в мальчишек бодрость и свежесть.

Это озерцо встретилось им на пути вскоре после огненной стены, как награда за очередное пройденное препятствие.

На берегу стояла одинокая пальма, с которой, едва мальчишки появились, упало несколько кокосов. Валька с трудом расковырял один из них и путешественники напились вкусного полупрозрачного молока.

К слову сказать, Лабиринт не забывал про своих гостей на всем протяжении их похода. Он время от времени подкидывал им то ягодный куст, то фруктовое дерево, то небольшой ручеек, исчезавший, едва наполнялась фляга.

Когда губы посинели, а кожа покрылась мелкими пупырышками, Валька направился на берег, обхватив себя за плечи. Он улегся на песок в сторонке от пальмы, чтобы кокос не свалился на голову, раскинул руки в стороны и замер, наблюдая, как Кларки играет в футбол ореховой скорлупой.

Откуда-то сверху лился теплый солнечный (откуда солнце в пещере? Опять чудеса...) свет, согревая и усыпляя. Мальчик задремал.

Он проснулся от того, что почувствовал чей-то взгляд. Он приоткрыл один глаз — рядом сидел Кларки и задумчиво его разглядывал.

— Ты чего? – спросил Валька, потянувшись и зевая во весь рот.

— Знаешь, чего бы мне хотелось? Мне очень часто снится по ночам, как я превращаюсь в обычного мальчика, а рядом со мной бежит жеребенок. И мы с ним начинаем играть, бегать. А потом я просыпаюсь и все как обычно. — грустно закончил кентаврёнок.

Валя доверительно наклонился к самому уху кентаврёнка:

— А мне наоборот, хотелось бы стать таким как ты, ненадолго, конечно. Ты, главное, не грусти, вон сколько мы чудес насмотрелись, вдруг и наши желания сбудутся когда-нибудь.

Кларки недоверчиво покачал головой, что-то мало верится в такую возможность.

— Давай тоже поспи немного, тебе надо сил набраться, вон сколько на магию уходит. А я посторожу пока.

Кларки лег на бок, Валька заботливо подложил ему под голову мягкий рюкзак, хоть и порядком запылившийся.

Пока кентаврёнок спал, Валька решил прогуляться вокруг. Он побрел вдоль берега, по кромке озера. Мальки вились у его ног, пощипывая за пальцы. Мальчик то и дело поджимал ноги от щекотки.

Так, незаметно для самого себя, он отошел шагов на двести, а то и все пятьсот, с интересом оглядываясь по сторонам.

Небольшая зеленоватая ящерка шустро выбежала из кустарника, подбежала к Вальке, уселась на большой валун напротив, замерла, поблескивая черными глазками. Валька невольно залюбовался ею.

Ящерка присела на задние лапки, махнула хвостом и сказала:

— Здравствуй. Я должна сообщить тебе нечто очень важное.

Валька хлопал глазами, неуклюже переминаясь с ноги на ногу. Теперь еще и говорящие ящерицы... Дожили...

А ящерка продолжала:

— Скажи, хочешь ли ты стать бессмертным? Богатым? Очень-очень сильным и неуязвимым?

— А то! Конечно, хочу! — уверенно ответил мальчишка, ну и вопросики, кто же откажется.

— Ты все это сможешь получить, если выполнишь одно небольшое условие — вкрадчиво продолжала ящерка, шевеля узким черным язычком.

Валька насторожился:

— Какое?

— Ты должен убить кентаврёнка, – повеяло холодом от следующих слов. – Ты ведь знаешь, что кровь кентавров обладает волшебными свойствами? Убей кентаврёнка, натрись его кровью и ты станешь бессмертным. Каждое утро ты будешь находить под своей подушкой слиток золота. Но и это еще не все. Ты сможешь за мгновения перемещаться, куда только захочешь, сможешь вернуться домой. Ведь ты скучаешь по своей маме? Кто тебе этот кентаврёнок? Никто. Убей его и ты будешь счастлив.

Ящерица не мигая смотрела прямо Вальке в глаза, а он с трудом выслушивал весь этот бред. Он скосил глаза под ноги, подыскал то, что хотел, присел на корточки, медленно, чтобы не спугнуть собеседника. Нащупал рукой крупную гальку и метнул.

Шантажистка квакнула, перевернулась в воздухе, отлетела на десяток шагов, потом быстро-быстро засеменила прочь, то и дело оглядываясь, не летит ли новый тяжеловесный сюрприз.

Валька рассмеялся ей вслед:

— Дура, совсем на солнце перегрелась?! С такими советами иди лягушек в пруду учить!

Мальчик вернулся к мирно дремавшему кентаврёнку, сел, поворошил ладонью заросшую макушку Кларки.

Только что Валька с честью выдержал новое испытание, но рассказывать о нем кентаврёнку было совершенно необязательно...

* * *

Генрих Янович стоял перед черной гладкой дверью, сделанной из незнакомого металла. Дверь была ярко освещена четырьмя мощными фонарями, которые держали четверо спецназовцев.

— Сивый, давай подключись к рации, вызывай шефа. — приказал Чурсин, а сам, сверяясь с листком бумаги, отпечатанным на принтере, набирал код на медальоне. Дмитрия с собой не взяли, зачем лишние свидетели, но он справится и сам.

И действительно, дверь вздрогнула, со скрежетом пошла в сторону. Открылся знакомый уже Сивому ход.

— Отлично! Наконец-то получилось! – Чурсин был невероятно доволен. – Сивый, есть связь?

— Да, все готово.

Чурсин взял трубку:

— Шеф, все в порядке, дверь открыта! Что дальше, заходим? — Очевидно, Сурик дал положительный ответ, потому что Генрих удовлетворенно кивнул, сказал – Слушаюсь, шеф, — положил трубку.

на железный ящик, повернулся к своим бойцам и отдал приказ:

— Ребята, идем внутрь. Будьте начеку, возможны неожиданности. Сивый, остаешься на связи, ждешь нас.

Чурсин вошел первым, внимательно вглядываясь в странный коридор. Бойцы двинулись за ним, так же настороженно, гуськом, друг за другом.

И Сивый во второй раз увидел, как захлопывается дверь.

Глава девятнадцатая

Странное чувство охватило мальчишек. Словно вот-вот, еще совсем немного, всего несколько шагов и они узнают наконец разгадку Лабиринта. Может, так оно и было, но только эти несколько шагов отделяли их на самом деле от самого страшного и опасного испытания за все время путешествия.

После чудесного отдыха возле озерка они шли уже довольно долго. Лабиринт по-прежнему петлял и кружил безо всякой логики, но ничего необычного не происходило.

Валька зевал на ходу, ну и скукотища, хоть бы снова подраться с кем-нибудь, что ли. И вдруг коридор за очередным поворотом привел к большому гроту. Потолок этой пещеры был усеян блестящими сталактитами, которые сверкали, переливались, искрились.

Лишь только мальчишки успели оглядеться, полюбоваться красотой каменного свода, как погас свет. То есть абсолютно погас. Наступила кромешная темнота. Валька нащупал в рюкзачке фонарик, но тот не захотел включаться, может, батарейки сели, а может, снова волшебство вмешалось.

Задрожала земля под ногами. Надвигалось нечто громадное, непонятное, а потому страшное вдвойне. Мальчишек окатила ледяная волна первобытного ужаса. Они отступили, но выхода найти не смогли в темноте, вжались в стену, перестали дышать.

Неведомое существо приближалось, тяжело ступая, оглашая окрестности хриплым рыком. Ребята почуяли на себе зловонное дыхание, чудовище уже было совсем рядом.

Сейчас оно нас сожрет — прошептал Кларки.

— Фиг ему, подавится — Валька пытался приободрить друга, но дрожащий шепот мало этому способствовал.

Лабиринт все-таки решил дать мальчишкам призрачный шанс на спасение – зажегся свет.

Пацаны ахнули, широко раскрыв рты : перед ними стояла громадная зеленая шипастая гора на четырех слоновьих столбах. И откуда-то сверху скалилась страшная зубастая пасть.


ДРАКОН!


Так вот какое последнее испытание заготовили для них в конце путешествия!

Дракон выжидал. Он оглядел маленьких пришельцев, недовольно скривил морду — мол, явилась мелюзга, и на зуб нечего положить.

Ударил хвостом, словно маленькое цунами прокатилось по пещере. Сверху свалился острый сталактит метровой величины, треснул дракона по спине, тот хоть бы почесался, даже не заметил.

Пацаны замерли, словно кролики перед удавом. Дракон грузно шагнул вперед, поднял когтистую лапу, готовясь припечатать Вальку к полу.

И тут с кентаврёнка спало оцепенение, он встрепенулся, дернул Вальку за руку, оттащил в сторону, втолкнул в небольшую нишу, скрыв от внимательного драконьего взгляда.

А сам выбежал прямо перед его мордой — вот он я, бери, ешь. Если сможешь.

Дракон огласил пещеру победным оглушающим ревом. Но не тут-то было. Кларки преобразился, теперь это был ловкий, умелый, быстрый воин. И куда только подевалась мальчишеская нескладность.

Дракон попытался ударить его огромной лапой, но кентаврёнок мгновенно отскочил. Дракон повторил выпад, результат тот же. Зверю наскучило бесцельное хлопанье по шустрой блохе, он набрал воздуха в грудь и выдохнул на Кларки огненный столб. Кентаврёнок еле успел выставить вперед ладони, создав хрустальный прозрачный щит, отбив пламя в стороны. Дракон несказанно удивился. Он присел на задние лапы, задумался.

Не придумав ничего лучше, он кинулся вперед всей тушей, пытаясь сбить кентаврёнка с ног. Кларки оттолкнулся изо всех сил, взвился в воздух и приземлился у дракона за спиной.

Дракон обалдело заглянул себе под брюхо, развернулся, словно танк в курятнике. На этот раз он распростер перепончатые черные крылья и создал сильнейший шторм, захлопав ими по воздуху. Кларки еле устоял на ногах, низко пригнув голову и широко расставив ноги.

А потом, когда ветер стих, Кларки сделал ладошками движение, словно слепил снежок. И в дракона полетел ярко-желтый сверкающий мячик размером с апельсин.

— Шаровая молния! — восхищенно подумал Валька, наблюдая за всем происходящим из своего укрытия.

Мяч пролетел сквозь крыло, прожег в нем дыру и рассыпался, ударившись о стену. Дракон не почувствовал боли в первый момент, но когда эти шарики посыпались на него словно град, он заревел, да так, что посыпались каменные сосульки с потолка.

Кларки продолжал метать огненные снежки. Он брал энергию из ниоткуда, раз-два, и потрескивающий блестящий мячик летит в цель.

Драконья чешуя стала похожа на побитую молью шубу. Но все равно, этого было слишком мало для полной победы.

Чудовище заметалось по пещере с грацией полупьяного бегемота, в надежде изловить непрошенного гостя. Кларки пришлось пустить в ход всю свою изворотливость и весь магический арсенал.

Он попытался сгустить воздух, но дракон был слишком огромен, чтобы застыть в неподвижности. Кентаврёнок запустил в дракона целую связку синих лучей-молний, целясь в черный немигающий глаз, но дракон мотнул головой и молнии пролетели мимо, разлетелись в пыль, столкнувшись со стеной.

Бой продолжался уже больше часа. Но никто не собирался сдаваться. Дракону уже и есть расхотелось, но не мог же он уступить этой козявке. А кентаврёнок просто пытался прикончить глупое животное, ставшее помехой на их пути.

И вдруг, в какой-то миг, Кларки неожиданно оказался зажатым в угол, и невозможно было никуда ускользнуть. Дракон это понял, он победно оскалил клыки, потянулся мордой к кентаврёнку, чтобы наконец-то сожрать его.

Валька не мог вынести этого зрелища. Он вылетел из закутка, запрыгнул на широкий драконий хвост, пробежал по нему к голове, уклоняясь от острых шипов, что усеяли спину дракона. Вынул из кармана свой фотонный меч, зажег и вонзил его прямо в затылок зверю. Меч, скрипнув, вошел в твердую чешую, разрубив спинной мозг.

Кларки увидел, как громадные глаза дракона стали удивленными, потом они затуманились, а потом начали стекленеть.

И тысячетонная махина медленно осела на землю с таким грохотом, словно произошло землетрясение баллов этак на пять.

Кларки едва успел отскочить, а Валька с трудом удержался на голове дракона.

Не утруждая себя походом в обратный путь, Валька шикарно скатился вниз по лапе дракона на собственных шортах, прямо к ногам Кларки. А кентаврёнок, хоть и потерял целый океан энергии, был бодр и свеж, наверное, научился уже быстро восстанавливаться. А может, победа влила в него силы.

Едва стихли последние отзвуки эха битвы, едва перестал биться в конвульсиях мощный шипастый хвост дракона, едва мальчишки успели привыкнуть к тишине, как появилась светящаяся золотом дорожка, узкая, всего в пару шагов шириной. Она плавно огибала мертвую тушу дракона и дальше шла прямиком в каменную стену.

— Это еще что за номера? — Валька ступил на дорожку, тут же отдернул ногу. Ничего, вроде целый. Ну, раз есть тропинка, то надо по ней идти.


Валя глянул на кентаврёнка, снова шагнул вперед и пошел по дорожке. Подошел к скале, дальше, естественно, хода не было.

— Подожди, — Кларки, шедший следом, тронул мальчика за плечо, — здесь надо по-другому. Я чувствую... Не важно. В общем, садись ко мне на спину и держись покрепче. А еще лучше, закрой глаза.

Валька взобрался кентаврёнку на влажную от пота спину, обхватил за талию, но глаза закрывать не спешил.

Кларки разбежался и на всем скаку прыгнул прямо в стену! Тут уж Валька не просто зажмурился, а вжался лицом в лопатки кентаврёнка, который явно спятил окончательно.

Как оказалось, ничего подобного, Кларки был вполне нормален. Он пролетел сквозь ставшую проницаемой стену, остановился.

Мальчишки оказались в огромном, ярко-освещенном многочисленными факелами зале, окруженном по периметру мраморными колоннами...

Глава двадцатая

Зал подавлял своим величием. Каменные статуи древнеегипетских богов казались живыми в отблесках пламени факелов. Стены были испещрены фресками с иероглифами. Мраморный пол гулко разносил цокот копыт кентаврёнка.

Мальчишки вертели головами во все стороны, такого великолепия они не видели никогда. Валька был однажды с отцом в Эрмитаже, заходил и в Египетский зал, но здесь все было гораздо прекрасней.

Поначалу ребята даже не обратили внимания на большой перламутровый трон, сверху занавешенный балдахином с позолотой. Но громкий отчетливый голос сразу привел их в чувство и заставил сосредоточиться:

— Здравствуйте! Подойдите ближе! Мы очень долго вас ждем!

На троне восседала прекрасная молодая девушка в одеянии фараонов, с тиарой на голове и с символами власти в руках.

— Как Нефертити!.. — пронеслось в Валькиной голове, но вслух он повторить не решился.

— Нет, я не Нефертити, — улыбнулась уголками губ девушка, — ты ошибся, мальчик.

Потом она проговорила несколько быстрых фраз на незнакомом Вальке языке, но кентаврёнок понимающе закивал в ответ. Валька слегка обиделся, буркнул под нос:

— А по-русски нельзя?

— Извини, Вальтер. Это моя ошибка, — девушка извинилась так величаво, словно сделала громадное одолжение. – Я спросила, действительно ли твой друг — Кларки из племени Гипперионов. Но это я и сама уже поняла. Знаете ли вы, кто я и зачем вы здесь?

— Нет, госпожа, — вежливо ответил Кларки, склонив голову. – Но мы будем рады узнать это от вас.

Так слушайте же, – сказала девушка и превратилась в старика с короткой седой бородкой. Он был в том же одеянии фараонов, с той же тиарой на голове, увенчанной изображением кобры. – Слышали ли вы легенды об Атлантиде?

Валька кивнул утвердительно, а Кларки помотал головой, мол, нет, не слыхал.

Старик продолжил:

— Много тысяч лет назад была на земле величественная и могучая империя Атлантов. Но после ужасной катастрофы, после Всемирного потопа материк Атлантиду скрыли воды океана. Остались лишь разрозненные племена, создавшие затем древние цивилизации, в Египте, Китае, Индии, государства Инков, Ацтеков, Майя...

Мы – потомки Атлантов, живем вне времени и пространства. Мы с легкостью можем посещать прошлое. Но, к сожалению, будущее нам не подвластно.

С этими словами старик плавно перетек в молодого юношу лет двадцати на вид. Он доброжелательно кивнул слушателям и продолжил, как ни в чем не бывало:

— Сотни веков назад был создан Лабиринт, по которому вы с честью прошли, выдержав все Семь испытаний. Вы претерпели все лишения, остались живы. И теперь вы являетесь Избранными.

— Избранными для чего? — Вальке слабо верилось, что их ждет что-то хорошее, но все-таки хотелось надеяться.

А юноша уже превращался в зрелую сорокалетнюю матрону, уверенно сжимавшую в холеных руках скипетр, блеснувший огромным алмазом.

— Извините, не могли бы вы остановиться на ком-нибудь одном? — повторил Валька слова Алисы в разговоре с Чеширским Котом.

— Да будет так, как ты пожелал, о Избранный. Я выберу самый понятный и близкий вам образ — и женщина трансформировалась... в мальчика (ну естественно, а кто же еще настолько понятен мальчишкам, как не их сверстник)

Парнишка был чуть постарше Вальки, загорелый до черноты, но с европейскими чертами лица. Он кутался в золотую парчовую мантию, тиара была великовата по размеру и он постоянно сталкивал ее на затылок скипетром. Мальчик изо всех сил пытался сохранить видимость величавости, но это ему удавалось с большой натяжкой.

— Старинная легенда гласит, что в год гибели Империи Атлантов наследный принц Арунас Двенадцатый был похищен племенами кочевников. Как у вас говорят, Вальтер, нет худа без добра. Это похищение сохранило принцу жизнь. Когда океан поглотил наш материк, когда вся планета содрогалась в землетрясениях и задыхалась в пепле вулканов, небольшое племя кочевников вместе с принцем спокойно двигалось к горам, которые теперь называют Алтаем.

Но увы, от судьбы не уйдешь — в пути мальчик не выдержал лишений и погиб. Его царственное тело было сохранено в огромном каменном склепе, глубоко под землей. И вот, по легенде, Избранный, прошедший Лабиринт, может принести нам останки нашего принца, и мы будем в силах оживить его.

Но вся беда в том, что сильнейшее землетрясение произошло спустя несколько веков, как раз в твое время, Кларки. Это землетрясение до основания стерло гору с мавзолеем. Именно поэтому Избранный должен отправиться за мумией принца в прошлое и успеть взять ее до разрушительного катаклизма. По дороге Избранного ждут невиданные опасности и преграды, дикие племена, хищные звери, черные маги и многое другое. Вы – наша третья попытка. Только двое до вас смогли преодолеть Лабиринт. Но они сгинули по пути к склепу...

Мальчик-фараон устал от столь длинной речи, взял из пустоты бокал с оранжевым напитком, отхлебнул.

Мальчишки слушали внимательно, стараясь не упустить ни слова. Фараон щелкнул пальцами и перед гостями возник золотой столик с фруктами и кувшинами.

Отдохнув немного, царственный ребенок продолжил:

— Это мы перенесли тебя, кентаврёнок, в настоящее время, иначе тебе была уготована гибель. И нам повезло вдвойне, что именно ты оказался Избранным. Это несомненная удача.

— А кто же из нас пойдет в прошлое? Ведь мы оба Избранные, по вашим словам, — прожевав кусок сочной груши, спросил Валька.

— Вы должны пойти вдвоем, – «успокоил» его фараон, — вы столь удачно дополняли друг друга, что составляете теперь единое целое.

— А какой нам интерес помогать вам? – не сдавался Валька. Он словно разделился пополам, вроде и приключений хотелось, но и домой тоже очень тянуло.

— Ты прав, Вальтер, – мальчик-фараон грустно вздохнул, — Мы не в праве заставить вас сделать это, мы лишь можем просить о помощи. Еще немного, сотня-другая лет и последние из Атлантов уйдут в Вечность. И только царственный наследник способен вдохнуть пламя в угасающую жизнь своего народа. Просите любую награду, мы выполним любые ваши желания, когда вы вернетесь с прахом принца обратно.

— Если вернемся... — молнией пролетела у Вальки шальная мысль.

Глава двадцать первая

Итак, ваше решение? — с нескрываемой надеждой спросил фараон, внимательно глядя на мальчишек. — Дайте нам хоть несколько минут подумать — попросил Валька, взял кентаврёнка за руку и оттащил в сторону.

Ты как, готов пойти? спросил он у Кларки.

— Да, — прозвучал уверенный ответ. – Но только вместе с тобой, один я не справлюсь.

— Ага, со мной... Мне домой хочется, хоть ненадолго. С мамой... — Валька прикусил язык, покосился на друга. – Извини, я не хотел напоминать.

Кларки только грустно вздохнул.

— Вальтер! – громко окликнул его фараон, — Мы понимаем твои сомнения и готовы помочь разрешить их. В наших силах отправить тебя домой, но только ровно на один час. Если ты потом откажешься вернуться, мы поймем. И будем снова ждать новых Избранных, которых, возможно, уже никогда не будет. И наш народ погибнет...

Огромные черные глаза мальчишки-фараона подозрительно заблестели, он шмыгнул носом и поспешно прикрыл лицо широким рукавом.

— Мне хватит и часа — вслух проговорил Валька, добавив про себя: — Наверное...

— Да будет так! — фараон встал, развел руки в стороны, затем широким жестом направил на Вальку фиолетовый луч, созданный из пространства, и мальчик медленно растворился в воздухе.

— Кларки, ты пока присядь, отдохни, поешь. Выпей этот прекрасный сок. А твой друг вернется через час. Я верю в это — фараон говорил твердо и уверенно, но с легкой ноткой сомнения в голосе.

* * *

Валькины родители уже третий день, как вернулись в Москву. Все валилось из рук. Мама бросалась к телефону на каждый звонок, по ночам прислушивалась к малейшему шороху.

Отец прошелся по всем своим связям в надежде хоть как-то усилить поиски, но все тщетно.

С работой тоже пока не клеилось.

В полдень они сели обедать, молча, как уже сложилось. Мама вздыхала, вытирая слезы. Отец курил, прямо за столом, чего раньше не позволял себе.

И тут послышался громкий хлопок, словно выстрелила пробка из-под Шампанского. Они вскочили, бросились в гостиную. Там, потирая ушибленный об угол стола локоть, стоял их любимый сын.

Объятия, слезы, шлепки, бессвязные вопросы, невнятные ответы – все слилось в радостный кавардак встречи.

— Мам, пап, я ненадолго, всего на часик. — с трудом выпутался Валька из объятий.

— На час?! Что это значит?! — изумлению не было предела.

Валька, как был, грязный, в царапинах, худой, в серой от пыли и песка одежде, плюхнулся на диван, усадил рядом родителей и принялся рассказывать...

Время от времени рассказ прерывался ахами, охами, всхлипами, обещаниями отлупить по первое число.

В конце мама твердо заявила:

— Не пущу. И все, разговор окончен.

Папа виновато пожал плечами, мол, ничего не поделаешь. Валька кинулся горячо доказывать всю необходимость похода, но мама была непреклонна.

— Я все равно должен. Я обещал, там Кларки один остался, мам, ты не понимаешь!

— Это ты не понимаешь! Ты ведь у нас один, ну как мы можем разрешить тебе такое, ну, сам подумай.

Мама крепко прижала к себе непутевого сына. — Мам, ну все будет в порядке, вон как здорово мы Лабиринт прошли, только несколько царапин заработали.

— Так может, я с вами пойду? — предложил папа.

— Нет, мы должны все сделать одни, такое условие.

— Даже и не знаю... – мама потихоньку стала сдаваться. – Давай-ка искупайся сходи для начала, а то прямо как поросенок. А я тебе одежду чистую поищу.

Через четверть часа Валька, чистый до розового, теперь и впрямь походивший на поросенка (по цвету, а не по упитанности), сел обедать. Умял тарелку вкуснейшего ароматного борща, потом гречневую кашу, запил яблочным компотом. Отвыкший от домашней пищи, разомлевший, полусонный, Валька и не заметил, что подошло время возвращаться.

А когда посреди комнаты возникло фиолетовое облако, Валька обнял родителей на прощание и с огромной неохотой шагнул внутрь...

* * *

Ух, как зажглись глаза у мальчишки-фараона, когда Валька появился в тронном зале! Он был ужасно рад, что Избранный все же возвратился, хоть и не верилось до последнего момента.

— Теперь вы готовы проследовать в прошлое, чтобы исполнить предначертанную Миссию?

— Да, теперь мы готовы, — ответил за двоих Валька, переглянувшись с кентаврёнком и получив его молчаливое согласие.

— Отлично! Но сначала кое-что еще...

С формальностями было покончено и фараон выбрался из-под тяжеленной мантии на свободу. Он остался только в красных плавках стиля «поцелуй вампира», подошел к мальчишкам, вытянул вперед руку. На ладони возник новенький футбольный мяч. Фараон бросил его под ноги, передал пас Вальке, тот перебросил Кларки и началась игра. Без правил, без судей, без ворот, мальчишки носились по залу. Мяч летал, ударяясь о колонны, стукаясь о каменные изваяния древних богов, улетая прочь и тут же возвращаясь по мановению руки фараона. Забыв обо всем на свете, мальчишки увлеченно гоняли мяч. Вот теперь-то Валькины кроссовки явно пришлись к месту.


Фараон занес ногу для удара, как вдруг застыл, к чему-то прислушиваясь. Потом поднял мяч, растворил его в воздухе, снова сел на трон и закутался в мантию. Отдышавшись, он сказал:

— В Лабиринт снова вошли гости. Знакомы ли вам эти люди?

Рядом с троном появился большой туманный шар, изображение на нем постепенно прояснилось и Валька рассмотрел, как Чурсин со своими «сотрудниками» пробирается по Лабиринту с автоматами наизготовку.

— Да, мы их знаем, это бандиты! Лучше их прогнать!

— Мы тоже знаем этих людей. Но прогонять их не будем, у нас другие планы. Через полчаса они подойдут сюда и мы обо всем попробуем договориться.

— Как через полчаса?!! –возмущению Вальки не было предела, — Мы так долго шли, столько чудовищ убили, такие опасности встретили, а они придут на все готовое?! Всего за полчасика?! Так не честно!

— Успокойтесь, Вальтер, — устало проговорил фараон. – Вы уже Избранный, а эти гости нам понадобились для других целей. Потерпите всего несколько минут и вам все станет ясно.

— Ладно... — буркнул под нос Валька, с трудом успокаиваясь. Он уселся на мраморные ступеньки, привалился спиной к колонне и задремал.


Полчаса пролетели незаметно...

Глава двадцать вторая

Мощные, литые из чистого золота, инкрустированные слоновой костью, ворота плавно распахнулись. Бойцы Чурсина по одному вошли в тронный зал, сам Генрих Янович следом за ними. Держа пальцы на спусковых крючках, крепко сжимая оружие, спецназовцы озирались по сторонам, рассматривали широко раскрытыми глазами великолепное убранство огромного помещения.

— Здравствуйте, — громко обратился к незваным гостям мальчик-фараон. – Подойдите, пожалуйста, ближе.

Бойцы, как по команде, напряглись, вскинули автоматы, но Чурсин тихо сказал за их спинами:

— Отставить. Следуйте за мной.

И он направился прямо к трону.

— Приветствую тебя, господин, — Чурсин, естественно, сразу понял, что перед ним местный властитель. — Могу ли я узнать, где мы находимся и как называются твои владения?

— Мы тоже рады приветствовать вас. Я – повелитель Империи Атлантов, возможно, вы слышали это название. Прикажи своим подчиненным убрать оружие, здесь оно не имеет силы.

Генрих Янович подал знак, оружие поставили на предохранители.

— Мы пришли с миром, — начал Чурсин. — Нам нужен только вот этот маленький кентавр и мы сразу уйдем.

— Щас, разбежались... – Валька встал перед кентаврёнком, сжимая в руке фотонный меч, правда, еще не включенный.

— У нас к вам есть гораздо более интересное и намного более выгодное предложение, — фараон говорил, уверенно глядя прямо в глаза Чурсину, без тени страха, чувствуя за собой силу и мощь вселенского масштаба. – Вальтер, Кларки, вы тоже слушайте внимательно, это касается и вас также. В тот год, куда мы собираемся направить Избранных, должно начаться нашествие Ящеров-Нагризулов. Смешное название, не правда ли? Но на самом деле это несметные полчища жестоких и опасных тварей. Они сметают все живое на своем пути, оставляют позади выжженную пустыню. Взгляните сюда...

По левую руку фараона снова показался туманный шар, на котором через мгновение слушатели разглядели, как трехметровые существа, чем-то напоминавшие тираннозавров, но в одежде, планомерно истребляли небольшую деревеньку. Они согнали всех жителей на какой-то небольшой пустырь и принялись расстреливать из коротких черных трубок. Фонтанчики огня выплескивались из дул, а люди падали на землю. Звука не было слышно, но и без слов понятно, что они умирали в страшных мучениях. Детей же захватчики просто-напросто втаптывали в грязь, не утруждая себя тратой зарядов. Впрочем, несколько взрослых и с десяток детишек были привязаны к повозкам, вероятно, в качестве будущих рабов. Увиденное не оставило равнодушным никого, даже казалось бы черствого и хладнокровного Чурсина.

Кларки вспомнил, как было уничтожено его собственное племя, Валька подавлено молчал. А фараон продолжил:

— Эти твари идут с Востока, и если в тот год их не остановить, то гибель грозит всем потомкам Атлантов в Европе, Египте, Междуречье. Цивилизация людей исчезнет с лица Земли. Наша магия бессильна в прошлом в таких масштабах, чтобы преградить дорогу Ящерам. Но оружие вашего времени хоть и с трудом, но способно рассеять и уничтожить страшного врага. Мы хотим просить у вас помощи. Мы готовы заплатить самую высокую цену. Слово за вами...

У Чурсина алчно загорелись глаза, он почуял запах золота. Но согласиться сразу значило потерять авторитет.

— К сожалению, я не вправе самолично принимать решения такого уровня. Мне необходимо переговорить с моим боссом, с хозяином.

Фараон понимающе кивнул:

— Ну что ж. Мы можем отправить тебя на встречу с хозяином. Однако мы сильно сомневаемся, что он поверит в твои слова. Не будет ли более разумным пригласить вашего хозяина, или как вы говорите, «босса» сюда, к нам?

Чурсин представил обалделый вид Сурика при виде золотого блеска изваяний богов, сверкающих всеми цветами радуги драгоценных камней, вделанных в стены, усмехнулся про себя, а вслух сказал:

— Вы правы, господин. Пусть уж мой босс самолично убедится в реальности происходящего. Тогда нам будет легче договориться.

Сурик выплыл из фиолетового облака как был – в шелковом китайском халате с красными драконами, с бокалом мартини в одной руке, мобилой в другой. Очевидно, расслаблялся после трудового дня в сауне с очередной пассией.

Первым он увидел Чурсина и сразу налетел на него:

— Генрих, в натуре, че за байда?! Второй день на связь не идешь, не знаю че думать! О, так вот же он, нашел же? – Сурик разглядел кентаврёнка. – Бери его за жабры и тащи ко мне на дачу, будем дальше разбираться... А это еще кто?

Полутрезвые глаза шефа наконец-то рассмотрели и трон, и все вокруг. Он заоглядывался, хлопая губами, словно карась, выброшенный на берег.

Потом заорал, вконец разозлившись и покраснев от натуги:

— Да кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит?!!

— Здравствуйте, Анатолий Николаевич, — гулко разнеслось по залу эхо. Мальчик на троне дождался, пока Сурик обернется к нему и продолжил, — мы решили пригласить вас сюда, чтобы договориться о сделке.


Услышав волшебное слово «сделка», Сурик моментально переключился на деловой настрой, успокоился и подошел поближе к трону.

Фараон в двух словах повторил Сурику рассказ о нашествии Ящеров. Тот скептически усмехался, слабо верилось. Но богатое убранство вокруг убеждало лучше всяких слов.

— Ладно, Ящеры или кто там еще, не важно. Хотите оружие, будет оружие. Вертай меня обратно, а здесь Генрих разбираться останется.

— Примите от нас в дар вот это...

Небольшой черный сундучок появился из воздуха прямо у ног Сурика. Крышка открылась и сияние разлилось вокруг. Сундучок был полон драгоценных камней всех цветов радуги.

Все это великолепие переливалось, завораживало. Сурик быстренько захлопнул сундук.

– Это, как вы называете, «аванс». Когда мы получим оружие, будет во много раз больше. Или вы предпочитаете золото?

— Нет, камешки лучше. Меньше места занимают и дороже котируются. — быстро сообразил Сурик, поднял сундучок, прижал к груди.

По мановению руки юного фараона фиолетовое облако унесло Сурика домой.

— Итак, продолжим. Сейчас вы отправитесь в назначенное время и вступите в переговоры с местным племенем. Тебе, Кларки, это племя слишком хорошо знакомо.

Глаза кентаврёнка зажглись ненавистью при воспоминании о гибели соплеменников.

— О чем с ними договариваться, их перебить всех мало! — звонко крикнул он и заплакал, не скрывая слез.

— Нет, малыш, — с грустью произнес фараон, — это все их шаман виновен, с него и спрос. Он за все ответит.

А ведь и правда, про шамана-то и забыли совсем!

— Он же кентаврёнка ждет сейчас, сразу прикажет схватить! — вмешался в разговор Валька.

— Не посмеет, вон у вас защита какая, — фараон указал скипетром на Чурсина и его «коммандос» — Подойдите к центру зала и встаньте в позолоченный круг.

— Эй, секундочку! А как мы вернемся за оружием, когда договоримся там с местными? — задал Генрих Янович вполне резонный вопрос.

— С этим вам поможет медальон Кларки, код ключа вам известен.

Чурсин удовлетворенно кивнул.


Все по очереди шагнули на сверкающий металл. Послышалось гудение, словно проснулись разом сотни шмелей. Но вдруг все стихло.

Фараон спохватился и подозвал к себе Кларки.

— Я хочу выполнить одно твое заветное желание, малыш.

— Но у меня нет никакого желания... — удивился кентаврёнок.

— Есть, – снисходительно улыбнулся фараон. – Ты очень хочешь, чтобы твое родное племя, твои родители, вновь вернулись к жизни. Ведь так, мы не ошиблись?

Кентаврёнок только и смог, что кивнуть в ответ. Он не верил своим ушам — неужели это возможно?!

Фараон ответил на немой вопрос:

— Да, малыш, это в наших силах. Тебе поможет твой талисман. Вот, возьми эту серебряную пластинку. На ней написан нужный код, на трех языках, нашем, твоем и русском. Когда прибудешь в заданное время, просто набери код и все получится. Удачи тебе, малыш!

Фараон потрепал Кларки по плечу и тот вернулся в круг.

Снова загудел неведомый механизм, яркий светящийся столб опустился откуда-то сверху, а когда он погас, в круге уже никого не было...

Глава двадцать третья

Шаман уже давным-давно разуверился в том, что осталась хоть малейшая возможность поймать пропавшего кентаврёнка. Но он все равно упорно выставлял пост у подножия горы, скорее из упрямства, чем по здравому смыслу.

Два-три раза в неделю шаман самолично подходил к горе, проверял пост. Потом долго смотрел вверх, словно ждал, что кентаврёнок вот-вот спустится по тропинке вниз и с поклоном поднесет ему свой медальон на протянутых руках.

И вот однажды, во время очередной проверки примерно так и произошло. Из-за громадного серого валуна по тропке спустился Кларки. Он, прищурившись от дневного света, в упор глядел на шамана, ничуть не испугавшись.

— Ага! Вот ты и попался мне, недокормыш! Взять его, живо! — скомандовал шаман рослым воинам, сидевшим у шалаша. Те расхватали копья и бросились к кентаврёнку.

В этот момент появился какой-то тощий мальчишка, а за ним показались пятеро мужчин в темно-зеленой одежде странного вида.

Один из них поднял железную изогнутую палку, которая плюнула огнем и перед воинами поднялись фонтанчики пыли, прямо под босыми ногами.

Они опешили, остановились, потом повернулись к шаману.

— Я приказываю, хватайте его! — завизжал шаман, со злостью ударив посохом о землю.

Воины, потоптавшись, двинулись вперед, но решительности заметно поубавилось. И снова они были остановлены очередью, теперь поверх голов. Но больше их испугал грохот выстрелов, чем сами пули, ведь смертельное действие оружия ХХ века им было еще неведомо.

Вы что, смерти ищете? — с насмешкой спросил Генрих Янович, выходя вперед.

— А вы кто такие, чтобы угрожать мне, великому шаману племени Сынов Леопарда? — надменно спросил шаман, и лишь подрагивающие губы выдавали волнение.

— Мы не желаем никому вреда, — миролюбиво заявил Чурсин. – Мы пришли с добрыми намерениями. Проводи нас к Вождю твоего племени и мы сядем за стол переговоров.


Взять сейчас талисман было весьма проблематично, хоть шаман и разглядел его на груди кентаврёнка. Но чужаки имели настолько странный вид и слишком непонятное оружие, что шаман решил отвести их в стойбище, а там поглядим, кто кого.

Чурсин с бойцами направились в деревню, вслед за шаманом, а Валька и Кларки задержались. Кентаврёнок, низко склонив голову, ходил между остатков хижин, между обгорелых пеньков деревьев, украдкой смахивал непрошеную слезу.

— Кларки, ну, не реви, а? – упрашивал друга Валька, — вспомни лучше про подарок фараона. Давай попробуем, а вдруг получится?

Надежда сверкнула в черных глазах кентаврёнка.

— Как же я мог забыть! Доставай скорее ту карточку!

Карманов у кентаврёнка, естественно, не было и серебряная карточка хранилась у Вальки. Она была тут же извлечена. Кларки раскрыл медальон, установил камешки в исходное положение.

— Давай, читай скорее! — торопил кентаврёнок, пританцовывая от нетерпения.

— Да не спеши, надо все внимательно сделать, а то еще наколдуем чего-нибудь лишнего. Так, жми: два синих, красный, желтый, снова синий, теперь два зеленых. Все, жми на черный.


Уф, что же сейчас будет? Дрожащим пальцем Кларки ткнул в прохладный опал. И ничего. Хотя нет...

Под ярким палящим солнцем вдруг промелькнула тень. Она опустилась на землю. Потом еще одна, еще, еще... Десятки легких, похожих на облачка, теней спускались вниз, окружая мальчишек. Они постепенно наливались чернотой, становились объемными. А затем, всего несколько мгновений спустя, тени обрели человеческий облик, то есть кентаврий, кентаврический, то есть... В общем, Валька запутался в этом слове, но ведь важен результат! Пыль поднялась столбом, десятки живых и невредимых кентавров радостно улыбались, обнимали друг друга, не веря в происходящее.

А Кларки вдруг вскинул руки к лицу, прошептал еле слышно:

— Мама... и рванул с места, да так, что чуть не сшиб своего лучшего друга с ног.

Молодая красивая кентаврица обняла сына, прижала к груди, так вкусно пахнущей молоком. Они замерли, стараясь продлить эту секунду подольше. Неслышно подошел отец Кларки. Семья снова была вместе. Они молчали. Для разговоров еще придет время...

* * *

Едва очутившись дома, еще не выпустив из рук сундучок, Сурик уже набирал номер, вызванивая знакомого ювелира...


Маленький сухонький старичок без спросу упал в кресло, сжимая в руке эбонитовый набалдашник трости, выполненный в виде львиной головы.

При появлении ювелира Сурику всегда мерещился четкий запах нафталина, казалось, что этот старичок служил еще Екатерине Второй, а уж Николаю Второму так и подавно.

— Надеюсь, ты поднял меня ни свет ни заря ради чего-то стоящего? — раздался скрипучий голос.

— Самуил Яковлевич, разве же я тебя когда по мелочам беспокоил? Взгляни-ка. — Анатолий Николаевич небрежно бросил на стол горсть алмазов.

Старичок не спеша надел часовую лупу на глаз, наклонился, взял пинцетом один камешек, долго его разглядывал со всех сторон. Потом так же тщательно оглядел все остальные. Выпрямился, откинулся на спинку кресла, передвинул лупу на большой лоб и долго-долго молчал, сжав губы, думая о чем-то своем.

— Самуил Яковлевич, ты мое терпение решил испытать? Так оно не железное. Скажи уже, сколько это все стоить может. — Сурик в нетерпении прохаживался по кабинету.

— Я прожил очень много лет, — начал наконец старик, — Я видел такие камни, что цари на своих портретах отворачивались от зависти. Я держал в руках камни, которые сейчас — гордость музеев всего мира. Но скажу тебе совсем честно, таких я еще не встречал. Это бриллианты чистейшей воды, а карат в них столько, что мой арифмометр (ювелир постучал согнутым указательным пальцем по лбу) уже сбился со счету. Я не спрашиваю, откуда это, ведь все равно не скажешь? — в последних словах старика послышалось нескрываемое любопытство.

Сурик рассмеялся:

— Конечно, не скажу. Ты мне назови цифру, на сколько эти камешки тянут?

— Точно сказать не могу, надо взвешивать, подсчитывать, долгая морока. Но примерно так: можешь купить весь наш городок и область на сдачу.

Сурик так и сел. Сделка оказалась гораздо более выгодной, чем он рассчитывал!

Он быстренько спровадил старичка, дав пачку вечнозеленой «капусты», велел не болтать об увиденном (хотя если бы старичок был болтуном, он вряд ли прожил бы такую долгую и интересную жизнь.) Достал спрятанный на время сундучок, открыл.

Единственное, что смущало Сурика, так это волшебное появление сундучка. Ведь как появился он из воздуха, так и исчезнуть может. Но когда Сурик сунул тяжелую ручищу внутрь, поворошил прохладные гладкие камешки, полюбовался на блеск цветных стекляшек, то все сомнения улетучились, он решил побыстрей продать небольшую часть, а уж баксы-то никуда не испарятся.

Глава двадцать четвертая

Старый седой Вождь поискал глазами «виновника» чудесного воскрешения.

— Кларки! Подойди ко мне, маленький спаситель!

Кентаврёнок подошел поближе, застенчиво улыбаясь.

— Я все-таки верил, что не напрасно тебе была сохранена жизнь. У меня было предчувствие. Теперь я от всего племени приношу тебе нашу благодарность.

Старик привлек к себе Кларки, обнял за плечи, поцеловал в лоб. Кентаврёнок очень неловко себя ощущал, попав в центр всеобщего внимания и поспешил поскорей укрыться возле мамы.

А между тем шаман, так и не успевший добраться до своей деревни, пройдя едва с полдороги, услышал краем уха какой-то непонятный шум и гомон со стороны селения кентавров. Это показалось ему настолько непостижимым, что он свернул с дороги и возвратился обратно.

Плюнув на ладонь, он долго протирал глаза, пока наконец понял, что видит не мираж, а действительно воскресших из мертвых ненавистных ему кентавров.

Его заметили и несколько молодых парней бросились к нему. Но шаман подобрал полы своей шубы и резво помчался к деревне, на ходу позвав за собой смеющихся Чурсина с бойцами.

Молодежь , пробежав с полкилометра, вернулась, вот еще, гоняться за брюзгливым старым негодяем, когда вокруг столько радостных лиц.

Шаман вновь попытался подбить Вождя устроить вторую охоту на соседей. Но не тут то было. Вождю уже порядком надоели бредни и домыслы колдуна.

— Ты вот что, давай-ка сперва вызови дождь, как обещаешь уже которую неделю. Ну, перебили мы кентавров, а дождя как не было, так и нет до сих пор.

Шаман промолчал, вышел из хижины Вождя с некоторой обидой. Он даже забыл представить Вождю пришельцев, которые расположились неподалеку.

— Сейчас не до переговоров, — буркнул он Чурсину. – У меня дело важное, после него и говорить будете с Вождем.


Каждый день, ровно в полдень, шаман начинал свой Великий Танец. Он выходил в степь, подальше от деревни, разжигал большой костер, закалывал ягненка или овцу. И начинал топать, прыгать, кружиться в диком танце, ритмично ударяя в бубен, звеня колокольчиками на ногах.

Почти все племя собиралось неподалеку, глядя на завораживающее зрелище. И надежда разгоралась в их сердцах на скорый конец засухи. И так же быстро угасала она, едва заканчивался Великий Танец Шамана.

В тот день все пошло вопреки обычному сценарию. Точнее, сперва-то все было как обычно, и Танец начался, и зрители собрались, но потом подошли кентавры. У них не было намерений мстить, совсем наоборот, хотелось наладить с соседями распавшуюся было дружбу.

Люди держались настороженно, неприступно. Поначалу. А потом детишки устроили догонялки, весело визжа и перекрикивая друг друга; женщины начали сплетничать да судачить о том, о сем; молодежь затеяла соревнования по стрельбе из лука и метанию копий; старики принялись обсуждать возможные совместные дела — занятие нашлось для всех.

Валька насилу выбрался из-под десятка полуголых разгоряченных мальчишек, устроивших кучу-малу и спохватился, что совсем потерял из виду Кларки. Мальчишка совсем отвык оставаться один и тут же отправился на поиски.

Кентаврёнка он разыскал быстро, тот стоял чуть поодаль и внимательно разглядывал странные телодвижения Шамана, которые назывались Великим Танцем, Вызывающим Дождь.

Кларки был очень серьезен, и словно к чему-то прислушивался. Валька осторожно тронул его за локоть.

— Кларки, ты чего здесь?.. Пошли поиграем лучше!

— Погоди, я снова что-то чувствую... Мне трудно это объяснить... Я и сам ничего не понимаю...


А Шаман все танцевал и танцевал свой бесполезный Великий Танец, на который никто уже не обращал внимания.

Когда он устал и выдохся, Вождь Сынов Леопарда укоризненно покачал головой, но промолчал.

И тогда Кларки встал прямо напротив шамана. Бросил вверх обе руки, замер, вытянувшись в струнку, повернув лицо к Солнцу, прикрыв глаза.

Все вокруг притихли, в воздухе повисла напряженная тишина.

Маленькая фигурка кентаврёнка вдруг замерцала, воздух вокруг нее задрожал, затуманился. Над головой Кларки образовался небольшой огненный шарик, он стал расти, расти. И постепенно подниматься вверх.

Вскоре шар стал размером с Солнце и даже ненадолго сравнялся с ним в сиянии. Смотреть на два ярких светящихся круга было больно, глаза слезились.

Но продолжалось это зрелище совсем недолго, меньше минуты. Поднявшись высоко-высоко, созданный Кларки шар вдруг вспыхнул, потом взорвался и разлетелся на сотни маленьких звездочек, которые постепенно угасали. Вальке все это живо напомнило салют ко Дню Победы, который он видел дома.

А потом появилось облачко. На синем-синем, прожаренном солнцем небе, впервые за все лето появилось облачко.

Оно стало расти, как снежный ком, катящийся с горы. Оно темнело, чернело, превращаясь в грозовую тучу.

Упали первые капли, мигом впитавшиеся в пересохшую почву.

И хлынул ливень!..

Громкий радостный крик вырвался из сотен распаленных жарой глоток. Все, от мала до велика, прыгали под звенящими струями, шлепали босыми ногами и подкованными копытами по лужам, еще неглубоким, но быстро наполнявшимся живительной влагой.

А когда стих первый ажиотаж, Вождь племени Сынов Леопарда подошел к посрамленному шаману, стоявшему, опустив руки, низко склонив голову, в тяжелой мокрой шубе и сказал, жестко и твердо: — Ты больше не Великий Шаман. Я изгоняю тебя из племени. Убирайся и не появляйся здесь больше. Какой-то ребенок смог сделать то, что ты не в силах был сделать столь долгое время. Уходи, нам не нужен такой шаман. Вождь повернулся спиной и направился к деревне, посчитав разговор оконченным.

Как жаль, что он не увидел лица шамана, перекошенного такой беспощадной злобой и ненавистью, что кровь застыла бы в жилах. Шаман, под крики и свист, молча развернулся и ушел прочь...

Глава двадцать пятая

Перед тем, как уйти, Вождь племени Сынов Леопарда подошел к Вождю кентавров, склонил перед ним голову и сказал:

— Я не смею просить у твоего народа прощение, то, что мы сделали, простить невозможно. Я лишь смиренно прошу принять нашу дружбу и забыть поскорей о вражде.

Старик-кентавр молча протянул широкую ладонь. Они пожали друг другу руки.

— В знак примирения хочу предложить твоему народу пожить пока что в нашей деревне. Потом мы вместе отстроим ваши дома и вы вернетесь в свое селение. — добавил Вождь людей.

Увидев столь благостную картину, Чурсин решил вернуть всех на грешную землю и напомнить о грядущей беде. Он подошел к Вождям, представился и попросил принять его за столом переговоров. Кратко и четко, по-военному, он доложил о нашествии Ящеров.

— Пойдем — хмуро сказал Вождь людей и все вместе направились в деревню...

Второе чудо за день вознесло Кларки на недосягаемую высоту в глазах соплеменников. Четверо мощных кентавров подняли его на руки и понесли к стойбищу вслед за Вождями, как он ни отбрыкивался.

Валька, тихонько хихикая, направился за всей процессией.

А остальной народ продолжал веселиться, несмотря на проливной дождь.

В хижине Вождя Чурсин продолжил свой доклад, а Валька и Кларки подбавляли в него красок, пытаясь доказать всю необходимость принятия срочных мер.

Старики качали головами, хмурились. Поверить было страшно, а не поверить – опасно.

— Так тому и быть, — подвел итог Вождь людей, – мы готовы принять вашу помощь и ваше оружие. Делайте все, что посчитаете нужным.

— Тогда не будем терять времени, — поднялся из-за стола Чурсин. – Я отправляюсь обратно, за оружием. Мои четверо воинов остаются здесь, они тоже знают, чем заняться. И он отправился по уже знакомой дороге к пещере.

Открыв вход с помощью приобретенного на аукционе второго медальона, Генрих Янович сразу прошел к исходной точке, и Лабиринт, и тронный зал с мальчишкой-фараоном исчезли, словно и не было.

В тот день дежурили в пещере двое, уже знакомый нам Сивый и «браток» с кликухой Акула, прозванный так за непомерно большой аппетит к наживе, он свирепо дрался за каждую копейку.

Чурсин появился в самый неподходящий момент, когда они раскинули картишки, причем Сивый выигрывал, чем разозлил Акулу до красного каления.

Дверь со скрежетом ушла в сторону, вышел Генрих Янович. Акула недовольно бросил карты.

— Сивый, доставай рацию, вызывай шефа. Пусть за вертушку решает, есть новости.

* * *

Вдали от цивилизации, в таежной глуши, среди медведей, лосей и прочей живности расположился полк ВВ, то бишь Внутренних Войск. Сперва охранял он поселенцев-лагерников, отбывших свои срока, и оставшихся на условное освобождение. После перестройки лагерь расформировали, а про военных то ли забыли, то ли оставили до лучших времен, которые, возможно скоро наступят, и все вернется на круги своя.

Снабжали полк из рук вон плохо, поэтому офицеры и простые солдаты крутились кто как мог.

Командир полка подполковник Семенов Игорь Борисович потихоньку распродавал казенное имущество, перебивая хлеб у младшего комсостава. Тем доставались лишь крохи с барского стола.

Естественно, в самом полку все вооружение было наперечет, но у подполковника были налажены многочисленные контакты с большинством таких же как он сам, вояк, по всему округу.

Впрочем, нас с вами, читатель, больше интересуют приключения, чем способы купли-продажи оружия, не так ли? Этим пусть занимаются в ФСБ, а мы продолжим наш рассказ.

...Вертолет МИ-8 делал уже пятую ходку. Солдаты сгружали ящики и тащили их вверх, к пещере. Там они передавали их из рук в руки — браткам-, а те заносили их в дверь Портала. Чурсин руководил всеми этими работами, в корне пресекая все попытки расспросов.

По другую сторону ящики принимали воины племени Сынов Леопарда и на повозках везли их в деревню.

А там их уже распаковывали четверо «коммандос»

А в раскрытых ящиках чего только не было: и десятки новеньких АКМ, промасленных и завернутых в вощеную бумагу; и тяжелые на вид ребристые бочонки «лимонок»; и тубусы гранатометов РПГ-26 «Аглень», пришедших на смену знаменитым РПГ-18 — «Муха»

В принципе, можно было даже протащить установки «Град», но это было бы уже слишком большой наглостью, решил Чурсин, и так справятся.

Когда три хижины, превратившиеся в склад, были заполнены под завязку, пришло время обучить аборигенов со всем этим добром управляться.

Двое «коммандос» Стас и Владимир, набрали себе по десятку наиболее сообразительных с виду молодых парней и зрелых мужчин.

Неподалеку, в степи устроили полигон с тиром. Мишенями служили соломенные чучела с деревянными щитками на груди. Сперва новобранцы зажимали от страха уши, гром выстрелов пугал их до полусмерти. Но постепенно, привыкая, они начали лихо палить, кто в мишени, кто в белый свет.

Метать гранаты учились сперва с камнями. А потом первый же разрыв заставил новичков шмякнуться на землю. Полежав, они увидели, что ничего страшного не произошло, а потом разглядели большую воронку поодаль. Подошли, поцокали языком, покачали головами.

Оружие будущего не шло ни в какое сравнение с их копьями и стрелами.

Курс молодого бойца был проведен по сокращенной программе, управились всего за две недели.

Все это время двое других спецназовцев, Макс и Анатолий, рекрутировали женщин и детей оборудовать укрепрайон на подступах к долине, в которой находились оба селения.

В каменной прожаренной почве с помощью толовых шашек было пробито нечто вроде окопов, устроены несколько ям-ловушек.

На два дня пути вперед были высланы дозоры, враг подойти незаметно не сможет.

Надо бы сказать и несколько слов о том, что расположение деревень было очень удобно для обороны. По обе стороны на несколько миль тянулись горные хребты, а между ними и разместилась долина.

И была у Ящеров всего одна дорога, ни свернуть, ни обойти.

Глава двадцать шестая

Они пришли первого сентября...

Такое вот было начало учебного года у Вальки. Как же ему хотелось сейчас зайти в прохладный, освещенный лучами еще неокрепшего утреннего солнца, класс; положить на парту принесенные цветы (какие цветы, что за бред? Седьмой класс ведь уже, а не первоклашка какой-нибудь! Но почему-то подумалось и об огромном букете астр); поболтать с одноклассниками о замечательных каникулах; похвастаться дружбой с кентаврёнком, хоть и не поверит никто, сам бы ни жизнь не поверил...

Но вместо всего этого приходилось торчать в страшно неудобном окопе, сжимая тяжеленный автомат. Кларки в окоп не поместился, он сидел позади, укрывшись за перевернутой телегой, прикрытой мешками с песком.

Рядом ждали непрошеных гостей новобранцы, обученные на скорую руку ребятами Чурсина.

Больше в окопах детей не было. Чурсин пытался было и Вальку прогнать, но тот уперся и ни в какую не хотел прятаться в деревне.

Первый дозор передал по цепочке:

— Идут!

Генрих Янович тут же отдал приказ всем дозорным возвращаться, нечего было торчать там дальше.

С высоты скал все пространство, на сколько доставал взгляд, было похоже на серо-зеленый копошащийся ковер. Вот тонкий ручеек вошел в ущелье и не спеша потек прямо и прямо.

Ущелье было не таким уж и узким, помещалась шеренга из двух десятков Ящеров.

Их оскаленные морды не выражали никаких эмоций, кроме злобной самоуверенности. Первый ряд подошел поближе и открыл шквальный огонь из своих черных трубок. Стреляли они не пулями, а чем-то вроде лучей, бесшумно, с короткой вспышкой.

В ответ они получили по полной программе из «калашей», пулеметов.

Рядом с кузнецом Корту стоял ящик «лимонок» Он наклонялся, брал сразу несколько, выдергивал кольца и по одной методично швырял прямо в гущу врагов. Ошметки их тел летели во все стороны.

Кларки лепил свои «снежки» и оранжевые шарики косили сразу несколько Ящеров, получалось даже покруче, чем гранатами.

Валька жал на гашетку, плечо быстро заболело от отдачи. Он сменил магазин, сдвоенный по совету Макса, одного из « спецназовцев», так было принято в горячих точках, очень удобно.

А Ящеры все наступали, нагло, бесцеремонно, без тени страха в черных глазах с кошачьими зрачками.

Бой длился уже седьмой час. Женщины подтаскивали ящики с патронами и гранатами, забирали раненых, оттаскивали убитых.

Ящеры как остановились в десяти метрах от окопов, так и не смогли сдвинуться ни на шаг вперед, подходили все новые и новые, скользя и хлюпая по черной крови своих сотоварищей.

А еще через час они вдруг расступились и медленно подъехала высокая башня из темного металла, на колесах. Она остановилась. Открылся люк на самом верху. И жахнул громовой выстрел, который разом смел сразу десяток человек.

— Ни хрена себе! — выдохнул спекшимися губами Чурсин.

Он расчехлил гранатомет, тщательно прицелился и выстрелил. Снаряд чиркнул по башне и рикошетом ушел в сторону, разметав ближних к башне Ящеров.

– Блин, не берет, вот зараза! — чертыхнулся он.

Вот когда пригодился бы «Град»!

На выручку снова пришел Кларки. Он пустил в башню свою знаменитую синюю молнию. Башня задымилась, вспыхнула ярким пламенем, а потом взорвалась, разлетевшись на сотни мелких осколков, которые изрешетили Ящеров, положив сразу несколько рядов.

— Молодец, малыш! — услышал кентаврёнок со всех сторон.

Но радоваться было еще рано.

После взрыва танка-башни Ящеры совсем обнаглели. Они навалились с такой силой, что первой линии обороны пришлось покинуть окопы и отползать назад.

К тому же запас боеприпасов стал постепенно истощаться. Первые две хижины, превращенные в склад, уже опустели.

Чурсин совсем не ожидал такого оборота событий, он надеялся, что будет полегче. И сейчас он был в полном замешательстве. Оставалось надеяться лишь на чудо. А чудо уже тут как тут...

— Дзын-н-нь!

Нет, это не шальная пуля рикошетом скользнула по граниту. Это шальная мысль залетела Вальке в голову, словно пчелка, и кружится, и жужжит, и трепыхает крылышками, не дает покоя.

Наконец мальчишка не выдержал, пробрался к Чурсину. Тот нервно глянул, не лезь, мол под руку, не до тебя.

— Дядь Генрих! – закричал Валька, перекрикивая шум боя. – Дайте бинокль!

— Ты че, пацан, сбрендил совсем или контузило?! — заорал в ответ Чурсин, но спорить некогда, он сдернул армейскую оптику с груди, швырнул настырному пацаненку и снова застрочил из раскаленного АКМ.

А Валька, прижимая к груди драгоценную ношу, ползком-ползком к кентаврёнку, увлеченно швырявшему свои «снежки»-молнии.

Укрывшись за порядком потрепанной телегой, Валька принялся разглядывать в бинокль ближайшие скалы по обе стороны ущелья.

— Ага! – вскрикнул он. – Нашел! Кларки, гляди!

Но кентаврёнок так увлекся, что пришлось дернуть его за заднюю ногу. Кларки обернулся, непонимающе глянул на Вальку. А тот протягивал странную штуковину, две склеенных трубки со стеклышками.

Кларки повертел бинокль в руках, Валька в нетерпении сам приставил оптику как нужно к глазам кентаврёнка. Кларки отпрянул, затряс головой, испугавшись.

— Да не отвлекайся, смотри давай, вон туда, вверх, видишь?

Кларки наконец разобрался что к чему, поводил биноклем по скалам.

— Ничего не вижу, что там?

— Во-о-он, камень такой огромный, прямо над ущельем навис. Можешь его своей магией спихнуть? Представляешь, если все это вниз посыплется!..

Кларки понял с полуслова:

— А что, можно попробовать! Хоть и далековато слишком... — тут же засомневался он по привычке.

Кентаврёнок поднялся с коленок во весь рост, окружил себя непроницаемым для лучей Ящеров хрустальным щитом. Вытянул вперед руки, пальцы завибрировали мелко-мелко, и от них волна пошла по всей длине рук.

Вверх-вниз, быстрей, быстрей. Скоро руки слились, было трудно различить, где ладошки, где локти – одно сплошное дрожащее пятно. Показался тоненький фиолетово-синий лучик, похожий на лазер. Он протянулся далеко-далеко вперед, над головами нападавших, к скалам.

— Валька, наводи давай!

— Ага, это мы мигом! – мальчишка снова заглянул в 30-кратный бинокль. – Чуть вверх, вправо, еще правей, еще, еще... Стоп! Готово!

Кларки содрогнулся всем телом, выгнулся дугой, и с силой выплеснул яркий лиловый шар величиной футбольный. Шар по лучу, словно по ниточке, заскользил к намеченной цели, ударился в скалу.

Гора вздрогнула, затряслась. Громадный валун, еле державшийся неизвестно на чем, потерял опору и полетел вниз, увлекая за собой тонны мелких камней, глыбы полурастаявшего льда. И все это посыпалось на головы оцепеневших Ящеров.

Через две минуты все было кончено. Полчища нападавших были погребены под каменным ливнем. И только черная кровь продолжала сочиться, заливая опустевшие окопы.

Все, державшие оборону, устало опустили оружие и попадали, кто где стоял. Сил разбираться в происходящем не осталось. Чурсин выставил охрану из наименее уставших и отключился.

А Кларки и Валька, не ожидая награды или похвалы, с чувством исполненного долга, скрылись в одну из пустых хижин, страшно хотелось спать, глаза слипались сами собой.

Над спасенной деревней опустилась тишина...

Глава двадцать седьмая

Наутро мальчишки проснулись «звездами». Едва они показались из хижины на улицу, поеживаясь и вздрагивая от прохладного ветерка, как их окружила толпа поклонников. Их тут же потащили кормить, в главный дом деревни, к Вождю. Праздничный стол был завален вкуснейшими яствами, фруктами, ягодами, орешками, всевозможными сортами сыра, только выбирай и ешь.

Пока ребята пытались бороться с угощавшими их со всех сторон радушными хозяевами, Чурсин с одним из подчиненных, Стасом, подошли к завалу.

Генрих Янович поворошил носком сапога щебень.

— Помоги-ка. — сказал он Стасу.

Вдвоем они перевернули и отбросили в сторону тяжелый обломок желтоватого известняка.

— Смотри, странное дело. За ночь все останки Ящеров исчезли. Ни оружия, ни клочка одежды, ни костей, ни крови. И как это все понимать прикажете?

Стас не ответил, он тоже был в полном замешательстве. Было сдвинуто еще несколько камней, но ни малейших следов вчерашней бойни не было и в помине.

Подбежал Валька, наконец-то сбежавший от «угощателей», протянул Чурсину бинокль:

— Дядь Генрих, ваш бинокль, спасибо!

— Тебе спасибо. И как только сообразить додумался, а? — Чурсин на поверку оказался не таким уж и плохим, за проведенное вместе время мальчишки успели даже сдружиться с ним немного. Ну, бандит, так полстраны в бандитах ходит, они ведь тоже люди.

— А я вспомнил, как в одной книжке читал, про индейцев, там такой завал устроили тоже. Динамитом взорвали скалу, она вниз обвалилась, прямо перед паровозом, индейцы всех и перестреляли. Я и подумал, вдруг и здесь так получится. — слегка хвастаясь, ответил Валька. – А чего вы здесь смотрите? — Да вот, видишь ли, что-то здесь непонятное. Мы этих Ящеров вчера несколько сотен положили, а сейчас и следа от них не осталось...

Валька прошелся, поглядел, присел на корточки. И правда, как сквозь землю провалились. Он задумался о чем-то, потом поднялся и смущенно сказал:

— Вы только не смейтесь, я, кажется, знаю, в чем тут разгадка. Мы, когда с Кларки по Лабиринту бродили, так там тоже все препятствия и чудовища без следа растворялись, когда их проходили или убивали...

— То есть, ты хочешь сказать... Этих Ящеров Атланты создали?! Но зачем?! — Чурсин вдруг сразу поверил в Валькину версию. Мальчик пожал плечами, откуда же ему знать планы Империи.

— Ладно, давай пока оставим это, не болтай в деревне, — предупредил Вальку Генрих Янович.

Радость победы была омрачена потерями, было убито много человек и несколько кентавров. Кларки попробовал было набрать снова код оживления, но медальон не сработал, видимо он был заряжен всего на один раз.

Вдобавок ко всему, рассмотрели, что оказался завален вход к Порталу Времени. Неожиданная помеха помешала Чурсину вернуться домой, пришлось задержаться, пока не разберут камни и не откроют проход.

А у кентаврёнка и Вальки была своя дорога и задерживаться они не собирались.

Всей деревней их собирали в путь. Подобрали самую лучшую и удобную одежду, в сумки положили вкусной еды, фляги с водой.

Чурсин дал два автомата «Узи», маленьких, удобных. А еще Генрих Янович подарил Вальке серебряный кинжальчик, размером всего с ладонь. Он крепился в кожаных ножнах на лодыжке.

Попрощались. Кто знает, доведется ли увидеться снова. Кларки обняли мама с отцом, Вальке тоже перепало немного ласки. Но, как говорят, долгие проводы – лишние слезы.

И мальчишки зашагали на запад.

Почему на запад, если склеп с останками принца на востоке? Потому что ущелье-то было завалено, не перебраться. Вот и дал мудрый Вождь кентавров совет:

— Ступайте сейчас на заход Солнца, через два дня пути свернете к югу, а там, по берегу реки пробирайтесь на восток. И да будет с вами Удача.

* * *

Мальчишки еще были под впечатлением доброты и тепла провожавших и не успели настроиться на волну смертельных опасностей, поджидавших их в пути, за что немедленно и поплатились.

Едва селение скрылось из виду, едва затихли вдали радостные возгласы празднующих победу племен людей и кентавров, едва поднялась на небе первая вечерняя звезда, как наши путешественники попали в новую беду.

Десяток темных, почти незаметных в вечернем сумраке, теней выскользнули из придорожного кустарника и набросились на ребят.

Все было проделано настолько ловко, быстро и с таким профессионализмом, что наши герои не то что закричать, а даже понять, в чем дело, не успели. Их спеленали крепко-накрепко в какую-то мешковину, заткнув кляпами рты.

Вальку швырнули на спину кентаврёнку, поперек, а Кларки погнали вперед, в неизвестном направлении, понуждая пинками и легкими ударами плети.

Все было сделано без единого звука, не было произнесено ни одного слова и понять, кто же пленил их, мальчишки так и не смогли. Пришлось только подчиниться.

Шли довольно долго, Кларки несколько раз споткнулся, поранив коленки, но терпеливо шел. А Валька висел без движения, животом уткнувшись в спину кентаврёнка и перебирал в уме варианты спасения.

Под ногами зашелестела сухая трава, воздух стал свежее и прохладней. По всем признакам, где-то невдалеке была река.

А потом их завели в помещение, заскрипели деревянные половицы.

Вальку сбросили на пол, сдернули мешки, развязали.

С трудом восстанавливая дыхание от пыльных мешков, мальчишки огляделись вокруг. Маленькое затхлое помещение, окно затянуто мутной пленкой, на грубо сколоченном столе горела плошка с фитильком.

Пленившие их вышли за дверь, быстро и так же бесшумно, как и вели их всю дорогу.

В темном неосвещенном углу, на топчане, сидел человек. Он разглядывал пленников и скалил редкие зубы в довольной донельзя ухмылке.

А пленники вздрогнули от отвращения и неизвестности, когда узнали, кто же устроил это похищение.

Шаман наконец-то добился своей цели!..

Глава двадцать восьмая

Шаман сладко потянулся, разминая косточки, потом не спеша встал и подошел к Кларки, явно растягивая удовольствие.

Кентаврёнок совершенно потерял голову, иначе он смог бы, наверное, использовать хоть что-нибудь из своего волшебного арсенала. Но сейчас он только безропотно наблюдал, как ссохшаяся от старости рука с длинными ногтями протянулась к нему и сняла с груди талисман, столь тщательно хранимый кентаврёнком и его предками.

Старик вернулся на свой топчан, придвинул поближе лампу-плошку и стал в ее неверном свете разглядывать находку, забыв на время о пленниках. Он подцепил крышку ногтем, раскрыл, заглянул внутрь. Через пару минут захлопнул, видимо, ничего не поняв, тщательно завернул золотую вещицу в видавший виды платок и сунул куда-то за пазуху.

Пришло время заняться кентаврёнком и его дружком.

Шаман удобно прислонился к стене, вытянул ноги («Жаль, что не протянул!» — Валька подавил короткий смешок) и принялся за беседу.

— Вам даже и невдомек, мелюзга, — начал шаман, — сколь долго я гонялся за этим медальоном. Еще когда твой отец, кентаврёнок, был такого возраста, как ты сейчас, я уже пытался добыть амулет. Об этом никто не знает, но я ведь тоже из племени Сынов Леопарда. Много лет назад, когда я был молод и силен, я ушел далеко-далеко на поиски богатства. Я обошел множество самых разных стран, узнал множество обычаев разных народов, но так и не разбогател.

А вот теперь, когда постарел, я вернулся в свое родное племя, стал в нем Великим Шаманом, но никто, даже сам Вождь, не узнал меня. Увидев на твоей груди талисман, я вспомнил легенду своей юности и решил во что бы то ни стало завладеть им. Ведь стоит узнать комбинацию и набрать нужный код, и можно пройти в страну, где исполняются любые, самые невероятные желания.

Ты сбежал от меня, негодный мальчишка, но я все же поймал тебя! Я нанял этих людей, они промышляют в прибрежных водах озера-моря, которое называют Каспием. Они грабят купеческие суда, идущие с товарами на Восток. Их предводитель любезно согласился помочь мне. — завершил экс-шаман свою речь.

Он стукнул посохом пару раз в стену. Вошел один из похитителей.

— Вы выполнили свою часть договора, — сказал ему шаман. – Теперь моя очередь расплатиться. Как я и обещал, вы можете забрать с собой этого чудного кентаврёнка и продать его кому захотите. Мальчишку тоже забирайте, мне он без надобности. Прощайте.


С этими словами шаман поднялся, взглянул в последний раз на мальчишек, размышляя, не забыл ли он чего-то, вышел за дверь и растворился в ночной темноте.

Оставшийся в комнате пират мрачно поглядел на ребят. От его недоброго взгляда, не сулившего ничего хорошего, по коже промчался целый табун мелких, противных мурашек.

Одежда пирата представляла из себя интересную смесь европейского костюма и арабского платья, а сам он был загорелым до черноты, с недлинной, но весьма густой бородой.

— Что вы собираетесь с нами делать? — Валька не намерен был томиться в неизвестности.

— У тебя что, со слухом проблемы? – басовито пророкотал пират, — Сам же слышал, продавать вас будем. За лошадку эту большие деньги отвалят.

— А может, вы нас в нашу деревню и продадите? Там никаких денег не пожалеют за нас. — Кларки с надеждой ждал, что решит их новый владелец.

Тот наморщил лоб, подумал.

— Нет, — решительно отрезал он. – Ваши нам потом отомстить могут. Да и неизвестно еще, может мы у купцов за вас намного больше получим, они любят всякие диковины.

Долго тянуть пираты не стали и перед рассветом вышли в путь, еще в темноту, под звездное небо.

На утлой лодчонке пленников перевезли на корабль. Как он выглядит, большой ли, маленький, ничего этого мальчишки не разглядели, их снова закутали в непроницаемую холщовую ткань.

Скрипнув, была откинута крышка трюма и Вальку впихнули внутрь, сдернув мешковину, но так и не развязав руки. В нос ударил резкий запах тухлой рыбы и почему-то сушеных яблок. От этой дикой смеси даже закружилась голова и Валька свалился на прелую соломенную подстилку.

Кларки же оказался в более выгодном положении. Его провели в единственную на корабле каюту, очевидно, капитанскую, рук развязывать не стали и спутали ноги крепкой стальной цепью, пристегнув за балку, оставили в покое.

Команда корабля представляла из себя весьма живописное зрелище. Все как на подбор бородатые, загорелые, они словно близнецы походили на своего капитана. И где он только собрал столь похожий на него сброд!..

Разговаривали они негромко, скупо цедили слова, делая долгие паузы. Куда везут пленников, Кларки так и не смог понять из обрывочных фраз.

На рассвете ему развязали руки, поставили перед носом котелок с чем-то, смутно напоминавшим суп, есть который было почти невозможно. Кентаврёнок пересилил себя, мало ли когда еще поесть получится.

С Валькой не церемонились, он не представлял такой ценности, как его друг.

Один из пиратов спустился в трюм, развязал мальчишку, швырнул рядом с ним на пол кусок твердо-каменного сухаря и поставил бутылку с водой.

Корабль поскрипывал, покачивался, словно живое существо.

Долгое время ничего не происходило. Пираты сменяли друг друга на веслах, солнце сменяло луну.

Прошло два или три дня.

Наконец прямо по курсу показались белоснежные стены крепостей и заблестели купола храмов.

Кларки наблюдал за этой прекрасной картиной сквозь небольшое круглое окошко.

Их путешествие близилось к развязке...

Глава двадцать девятая

В порт пираты зайти не решились, что и понятно. Они бросили якорь в полумиле от берега, спустили шлюпку.

Капитан и еще двое отправились к берегу.

Они вернулись перед закатом; в шлюпке был еще один человек – полный, безбородый, в белоснежном тюрбане и темно-вишневом парчовом халате. Как потом оказалось, купец Юсуф-паша прибыл осмотреть товар.

Он с трудом, тяжело дыша, поднялся по веревочному трапу, прошел по палубе в капитанскую каюту. Оглядев кентаврёнка со всех сторон, купец покачал головой, но большой опыт не позволил ему нахваливать возможную покупку в присутствии продавца.

Начались переговоры, один всячески старался сбить цену, другой отрицательно вертел головой. Наконец, сошлись в цене, ударили по рукам.

Кларки перетащили в шлюпку, выволокли из трюма Вальку, совершенно обалдевшего от жары, качки и голода, и тоже швырнули в лодку.

Кентаврёнок повернул голову, посмотрел на корабль – это оказалось небольшое суденышко, сильно уменьшенная пародия на дракар викингов.

Еще с полчаса и шлюпка пристала к берегу, чуть в стороне от главного причала.

Слуги купца без лишних разговоров повели пленников по городу. Мальчишки глядели по сторонам, а горожане глазели на интересное существо. Кентавров они не видели живьем ни разу. Взрослые, дети, все бежали следом, показывали пальцем, оживленно переговаривались, свистели и улюлюкали.

Наконец подошли к площади, где разместился невольничий рынок. Пленников втолкнули в узкую клетушку, где уже разместились с десяток человек.

Купец погрозил им коротким толстеньким пальцем, приказав сидеть тихо и ждать своей очереди на продажу.

Постепенно, по двое, по трое, рабов выводили на торги.

Кларки крепко сжал Валькину руку, чтобы не потеряться в толпе. Сердце замирало от предчувствия разлуки.

И вот их осталось только двое — очевидно, кентаврёнка приберегали напоследок. Слуга обвязал веревкой талию кентаврёнка и повел к помосту. Валька ринулся было за ним, но слуга грубо отбросил его обратно, захлопнув дверь.

Ноги у Кларки стали ватными, подгинались, слуга тащил его чуть ли не силой. Вытолкнул на помост, а сам встал рядом.

Юсуф-паша уже был тут как тут, он принялся расхваливать товар, разливался соловьем; похлопывал кентаврёнка по спине; поднимал его ноги, показывая подковки; даже раскрыл ему рот, показав ровные блестящие зубки.

Внизу было столпотворение – собрался весь рынок. Здесь были и гости из Европы, генуэзцы, франкские рыцари, бритты, и купцы Востока, персы, индусы, иудеи, в общем, множество рас и народностей. Они выкрикивали свою цену, раз за разом повышая ставку.

Вскоре осталось только трое явных фаворитов – одетый во все черное генуэзец Луи Гарнерей, худой и длинный, словно щепка; маленький улыбчивый смуглолицый индус, раджа Афтар Сингх и весьма влиятельный вельможа, Мурад-бей Аль Гаруни, визирь самого Эмира.

Мурад-бей, в отличие от конкурентов, не торговался сам. Он всего лишь поднимал мизинец, украшенный перстнем, а слуга выкрикивал цену.

Первым сдался генуэзец. Он весьма невежливо сплюнул под ноги и направился прочь, расталкивая торговцев и зевак.

Потом цена показалась непомерной индусу. Раджа сокрушенно развел руками, спрятал в складки одежды кошель с золотом, и тоже удалился.

Юсуф-паша, радостно потирая руки, направился к Мурад-бею за оплатой. Тот подозвал казначея, приказал рассчитаться. Казначей отсчитал требуемую сумму, ссыпал золотые монеты в подставленные ладони.

Продавец возвратился на помост и попытался передать кентаврёнка слугам визиря, но Кларки ни в какую не желал двигаться с места. Юсуф-паша, пыхтя и отдуваясь с натуги, потащил за веревку, слуга подталкивал сзади, но кентаврёнок накрепко впечатался в дощатый настил. Веревка выскользнула из потных ладоней и толстяк полетел вниз, прямо на головы толпившегося люда. Под громкий хохот он, покраснев, словно вареный рак, влез обратно и, страшно разозлившись, со всего размаху огрел кентаврёнка по спине плетью. Вернее, попытался огреть. Его рука была перехвачена в полете могучей лапищей Махмуда, двухметрового гиганта, ближайшего поверенного визиря, по совместительству телохранителя и палача.

— Я ведь отдал тебе деньги, — спокойно взглянул на купца Мурад-бей, — зачем же ты портишь мою собственность? Или у тебя есть лишнее золото для штрафа?

— О, великий Визирь! – склонился в поклоне работорговец, — Я ни в коей мере не рискнул бы посягнуть на твою покупку, но ты ведь и сам видишь, упрямец достоин наказания. Впрочем, теперь он твой и я удаляюсь...

Юсуф-паша развернулся с намерением покинуть рынок, но кентаврёнок вскрикнул:

— Нет! Погоди, а как же Валя?! У него мой друг, почти брат, я без него не пойду!

Кларки умоляюще взглянул на Визиря.

— У тебя есть еще один кентавр? И ты скрыл от меня это? – нахмурил брови Мурад-бей.

— О, нет! – испугался его гнева купец. – Это всего лишь обычный мальчишка, он, право, не стоит твоего внимания.

— Я сам решу это. Пусть его приведут. — приказал Визирь.

Народ все не расходился, давно не видали в городе подобного спектакля, ждали, чем же закончится.

Наконец привели Вальку. Кентаврёнок сразу обхватил его за плечи, крепко прижал к себе, всем своим видом показывая, что лучше смерть, чем разлука.

Визирь не слишком радостно посмотрел на мальчишку, но сказал:

— Ну что же, я готов купить и его. Не думаю, что парень протянет хоть месяц на моих хлопковых плантациях, но вдруг выживет. Сколько ты за него хочешь?

Визирь тоже умел сбивать цену, но и прожженный торгаш был не лыком шит.

— О, мой господин! Я отдам тебе этого прекрасного ребенка всего за каких-нибудь десять дирхемов.

— Да ты смеешься надо мной! – воскликнул Мурад-бей, — Во всем нашем славном городе не найдется раба дороже шести дирхемов, будь он даже самый сильный и умелый! Я и так отдал тебе за кентавра целых девяносто дирхемов, это стоимость каравана отборных верблюдов со всей поклажей.

— Девять дирхемов, и только из глубочайшего уважения, о, великий Визирь! — склонился в поклоне лукавый торгаш.

У Вальки округлились глаза, ничего себе расклад – Кларки за 90, а его всего за десять?! Он обиженно надул губы, неужели он так дешево ценится? Ничего, они еще пожалеют, что так продешевили...

Визирю наскучила торговля, и на восьми дирхемах он согласился.

— Благодарю тебя, о великий Визирь. И да продлит Аллах твои годы и приумножит твое богатство! — Юсуф-паша не уставал кланяться, сегодня он весьма удачно провернул сделку.

— Теперь ты доволен? – спросил Визирь у кентаврёнка, — можем идти?

Тот молча кивнул, а что оставалось еще.

Мурад-бей повернулся, подошел к большому паланкину, сел в него. Шестеро рослых темнокожих эфиопа подняли носилки и понесли. Двое слуг повели позади паланкина мальчишек, крепко сжимая веревки, не давая шанса на побег.

Валька шепотом спросил:

— Слушай, ну колдани ты их, а? Дай им пару молний, пусть побегают!

Кларки грустно ответил:

— Я пробовал уже, ничего не получается. Наверное, без талисмана я не смогу пользоваться магией...

Валька понуро склонил голову и поплелся дальше.

Шансы на бегство были слишком слабыми, но надежда еще теплилась в его сердце...

Глава тридцатая

Дом первого Визиря Белуджистана был выстроен с истинно восточным размахом. Не поскупились и на внутреннее убранство. Повсюду блистали венецианские зеркала, самое модное в ту пору украшение, доступное только очень знатным вельможам. Ноги утопали в толстых персидских коврах, мягких, словно первая весенняя трава на лугу.

Кругом сновали слуги, подносившие напитки, фрукты.

Сам Визирь сидел в кресле, оббитом бархатом. Высокий эфиоп с обнаженным торсом обмахивал его опахалом из павлиньих перьев.

Кларки поместили в большую золотую клетку, стоявшую посреди зала, рядом с бассейном, в котором резвились золотые рыбки.

Клетка была сделана не для кентаврёнка, раньше в ней держали огромного пятиметрового питона, подаренного Визирю раджой мелкого индийского княжества. Но постоянно сонный, ленивый, неподвижный подарок быстро наскучил всем и послужил в свою очередь подарком для кого-то еще.

Мурад-бей трижды хлопнул в ладоши и приказал вошедшему слуге:

— Приведи моего сына.

Слуга с поклоном попятился к выходу.

Кентаврёнок устало присел в углу клетки, ему было неприятно находиться на виду у всех, хотелось скрыться, спрятаться. А еще очень хотелось плакать. Но он сдерживал себя, пора становиться мужчиной.

Через несколько минут дверь резко распахнулась и вбежал темноволосый черноглазый мальчуган, тоже лет 12-ти на вид, как и наши герои, может, чуть помладше.

— Адиль, дорогой мой, — ласково позвал его отец. – Подойди ко мне, я приготовил тебе подарок.

Мальчишка запрыгнул ему на колени и капризным тоном спросил:

— Подарок? Какой? Где он?

— Вон в той золотой клетке, подойди, посмотри.

Голос Мурад-бея был полон нежности.

Ребенок подбежал к клетке, обошел кругом, восхищенно цокая языком и тихонько присвистывая.

— Кто это? Я никогда такого не видел! — оглянулся он к отцу.

— Это маленький кентаврёнок, существо из сказок и легенд. Очень редко обычные люди получают возможность повстречать их. Но нам с тобой повезло, я купил его сегодня на рынке рабов. Тебе нравится мой подарок?

— Еще бы! – воскликнул Адиль — Я могу поиграть с ним?

— Конечно, ведь теперь он твой.

— Тогда пусть откроют клетку, я хочу побегать с ним!

Кларки вывели, вручили тонкую уздечку в руки его маленькому хозяину.

— Пошли, скорей! Бежим во двор, ты прокатишь меня!

Что было делать, Кларки подчинился.

Спину кентаврёнка укрыли тонкой, расшитой серебром попоной и мальчишка уселся верхом. Он пришпорил Кларки пятками и закричал:

— Ну же, поехали, скорей!

Кларки в одно мгновение мог сбросить назойливого седока, но лишь глубоко вздохнул и припустил легкой рысью по цветным узорчатым плиткам, устилающим двор.

Потом играли в догонялки, потом перебрасывали друг другу круглую верблюжью кость – любимую игру тогдашней детворы.

А потом Адиль заявил, что ему наскучило играть. На свежем воздухе разыгрался аппетит и он повел своего скакуна ужинать...

У Эмирского Визиря Мурад-Бея было семь жен. Но Аллах даровал ему всего лишь одного сына, остальные были девочками. Именно поэтому он души не чаял в Адиле. Малейшая прихоть ребенка исполнялась слугами мгновенно. Мальчика закармливали сладостями, забрасывали подарками. Отказа он не знал ни в чем.

Вот и рос мальчишка на редкость упрямым, капризным, взбалмошным и своенравным.

...Конечно, Вальку никто на плантации не отправил. Но и слишком легкой его теперешнюю участь назвать было трудно.

Его определили на кухню, в помощники к усатому круглолицему повару Шарифу. За малейшую оплошность он со всей силы шлепал Вальку полотенцем, куда достанется. Но не со злости, а так, для порядка, хоть и весьма чувствительно.

В обязанности Валькины входило поддерживать огонь под котлами, подносить тяжелые ведра с водой, отмывать эти самые котлы после обеда, да разве мало на кухне забот найдется.

В первый же вечер, точней, далеко за полночь, когда Валька, еле волоча ноги, добрался наконец в выделенную ему комнатушку, в которой обитали еще несколько поварят, он свалился на циновку совершенно обессиленный. Болело все: и руки, в мелких ожогах от брызг кипящего масла; и тело, от многочисленных тычков со всех сторон; и ноги, гудящие, словно телеграфные столбы. Наконец, он провалился в совершенно черный, но спасительный сон...

А Визирь в этот вечер устраивал торжественный прием. Были приглашены все мало-мальски весомые вельможи столицы. Наготовлено сотни вкуснейших блюд. Красивые танцовщицы исполняли — танец живота- столь виртуозно, что мужчины не отрывали глаз, а их жены просто сгорали от ревности.

Чарующая музыка завораживала слух. Но гвоздем программы был, без сомнения, наш кентаврёнок.

Гости подходили к клетке, подолгу разглядывали невероятное создание, призывали в свидетели Аллаха и пророка его Мухаммеда, что никогда раньше не встречали ничего более интересного, качали головами, размахивали руками.

Бедный Кларки стал понемногу свыкаться с ролью музейного экспоната, он тоже начал с любопытством разглядывать гостей.

После великолепного ужина желающим разнесли кальяны, гости расселись по-восточному, прямо на ковры, подогнув под себя ноги. Неспешно потекла беседа.

Кларки надоело общество и болтовня ни о чем, он приткнулся в угол, на большие подушки и задремал.

А утром произошло событие, столь невероятное, что поверить в него было бы просто невозможно, если бы оно не произошло...

Глава тридцать первая

Едва забрезжил рассвет, примчался гонец от самого Эмира. Он срочно вызывал к себе своего Визиря. Мурад-бей терялся в догадках, ведь никаких неотложных дел вроде бы не предвиделось.

Однако приказ есть приказ и он отправился во дворец Эмира Белуджистана Сулеймана аль-Джилани ибн-Дауда.

* * *

Вальку подняли ни свет ни заря. Он вкалывал на кухне, весь мокрый от жары, в засаленом халате. Он старался как мог, чтобы не схлопотать очередную плюху, но получалось не очень-то ловко.

Кларки еще спал, потому что его маленький хозяин не просыпался раньше полудня.

Такое вот получилось разделение труда.

* * *

Мурад-бей возвратился всего через час. Он был темнее тучи, хмурый, насупленный. За ним семенил новый в нашей истории персонаж, весьма колоритный.

Сухощавый старичок в небесно-голубом халате, расшитом звездами, в островерхом высоком колпаке той же расцветки.

Он не поспевал за широко шагавшим Визирем и почти бежал, размахивая полами халата, словно ворон крыльями.

Вслед за ними, на почтительном расстоянии, шагали четверо наемников-янычар из охраны Эмира.

Кларки сквозь дрему заслышал шаги, приоткрыв ресницы, взглянул на вошедших в зал. И широко распахнул глаза, встряхнул головой, прогоняя остатки сна. Рука непроизвольно сжала один из золотых прохладных прутьев клетки.

Увиденное потрясло и ошеломило кентаврёнка. Конечно, Визиря он сразу узнал. А вот старик... Старик был словно две капли воды похож на печально известного шамана! Вот ведь, никуда не скроешься, везде он мерещится теперь будет!

Кларки присмотрелся повнимательней. Да нет вроде, шаман был намного грязней, старше и неприятней.

Нет, это не он. Это не может быть он, не должен!

Но когда старик непроизвольно вынул из кармана золотой кружок на цепочке и стал поигрывать им, Кларки убедился в своей правоте. Он мгновенно узнал свой талисман, отобранный шаманом совсем недавно.

Он навострил уши и прислушался к разговору.

Мурад-бей нервно ходил по залу, словно разъяренный тигр, старик-шаман стоял неподалеку от фонтана, разглядывал рыбок, как ни чем не бывало, стражники Эмира застыли у дверей, ожидая дальнейших приказов.

— Это ведь ты, звездочет, надоумил Эмира, да ниспошлет ему Аллах многие годы, что твое лекарство вернет ему молодость и здоровье? Но ведь ты всего несколько дней как на службе при дворе, почему же Эмир тебе так доверяет? Я не могу этого понять. Впрочем, не это важно сейчас. Но пойми же, я не могу отдать тебе этого кентавра, я подарил его своему сыну! Я не могу отнять у ребенка свой собственный подарок! Я потеряю его любовь и уважение! Возьми все что хочешь из моего дома, но оставь кентавра!.. — Визирь уже чуть ли не умолял, спрятав гордость поглубже.

Звездочет ухмыльнулся, ему было совершенно безразлично, что говорит сейчас Визирь.

— О, великий Визирь, — сладостно запел он. – Я всего лишь предложил нашему благочестивому Эмиру способ омоложения, эликсир из печени кентавра. Кто же знал, что по воле Аллаха у тебя появится необходимый компонент для лекарства. Но великий Эмир отдал приказ, и ослушника ожидает самый глубокий, самый темный зиндан. И это в лучшем случае, возможна ведь и встреча с палачом...

Звездочет отвернулся, чтобы скрыть широкую победную улыбку.

Мурад-бей не успел ответить. В зал вошел заспанный полусонный Адиль. Он волочил за собой небольшую изогнутую саблю, инкрустированную самоцветами.

— Добрый день, отец, — поздоровался мальчик, зевая и протирая кулачком глаза.

– Здравствуй и ты, звездочет. Как ты спал, Кларки? — обратился он к кентаврёнку.

Потом мальчишка что-то почувствовал. Он понял, что происходит нечто нехорошее. Внимательно вгляделся в лица присутствующих.

— Отец, что случилось? — спросил он.

— Сынок, — неловко пряча глаза, начал Мурад-бей, — мы должны расстаться с кентаврёнком. Это приказ Эмира, ты ведь понимаешь, я не смею ослушаться.

Глаза мальчишки мгновенно наполнились слезами.

— Не отдам! Он мой!

Адиль подбежал к Кларки. Обнял его за шею, прямо сквозь прутья. А Кларки что-то горячо зашептал ему на ухо. Адиль внимательно слушал и постепенно глаза высыхали, а на губах появилась легкая лукавая усмешка, но мальчишка быстро ее погасил, чтобы не выдать себя раньше времени.

— Отец, — с грустинкой в голосе, сказал он, — ты меня учил, что мы не смеем идти против воли Эмира, нашего властелина и благодетеля. Мне очень не хочется расставаться с твоим подарком, но и навлекать на тебя гнев тоже не хочу. Пусть звездочет забирает кентаврёнка, если это так необходимо.

Потом он, как бы невзначай, подошел к звездочету:

— Какой красивый медальончик! А можно мне поглядеть? Пожалуйста!

Старик не заподозрил подвоха и протянул ребенку медальон. Адиль, разглядывая его, медленно, неторопливо сделал пару шажков к клетке.

— О, радость моего сердца! – забеспокоился шаман. – Прошу тебя, отойди подальше от этого существа! Он может выхватить медальон и сломать его!

В ответ на это Адиль с невиннейшим видом протянул руку с медальоном за прутья. Золотой кружок скользнул прямо в протянутую ладошку кентаврёнка.

Есть!!!

— Так кому там понадобилась моя печень? Иди возьми! — звонко рассмеялся Кларки...

Глава тридцать вторая

Звездочет оторопел. Он не ожидал такого коварства.

— Стража, взять кентавра немедленно! Мой господин, прошу тебя, открой клетку!

Но Мурад-бей не тронулся с места, он с интересом наблюдал за развитием событий.

— Вот ключ, открой клетку сам, уважаемый звездочет. Это ведь тебе приказано доставить кентаврёнка во дворец. Я отдаю его.

Визирь снял с руки связку ключей, отцепил один из них и передал звездочету. Тот перебросил ключик ближайшему стражнику.

Кларки отошел к дальней стенке клетки, скрестил руки на груди и спокойно ждал, пока стражник откроет замок.

Дверца распахнулась настежь.

— Выходи скорей, не заставляй тащить тебя силой! — прикрикнул звездочет.

Страх улетучился давным-давно, теперь Кларки знал, что делать.

Он шагнул из клетки на пушистый ковер, поглядел на стражника, что протянул уже к нему руку, схватить за уздечку.

Кентаврёнок повесил талисман на грудь, замер, сосредоточился, прикрыл веки. И снова заработала магия.

Как когда-то давно, в лесном домике, была остановлена банда Сурика, так и здесь все повторилось в точности.

В окаменевшем за мгновения воздухе застыли все присутствующие, а кентаврёнок подошел к Адильке и сказал ему тихонько:

— Спасибо тебе, ты спас мне жизнь. Не волнуйся, твой отец умный и сильный, он с легкостью перехитрит негодяя-звездочета и не будет наказан за мой побег. Будь счастлив, мой друг! Прощай!

С этими словами Кларки выскользнул за дверь.

Надо спешить, скоро чары рассеются и за ним будет послана погоня. А ведь еще необходимо разыскать Вальку, разве можно оставить друга в беде.

Сильно развитая интуиция не подвела и кентаврёнок быстро разыскал Вальку в переплетении множества коридоров, комнат и анфилад дворца.

Он тихонько пробрался на кухню, схватил Вальку за край халата, когда тот пробегал мимо с огромной кастрюлей в руках, вытащил его в коридор.

— Бросай эту ерундовину, бежим!

Два раза повторять было излишне, кастрюля со звоном хлопнулась на пол, хорошо, что была пустой.

Мальчишки, стараясь не создавать лишнего шума, выбрались во двор.

— А как нам из дворца сбежать? Стража кругом... — шепнул Валька.

— Я вчера, когда играл во дворе с Адилькой, заметил небольшую калитку, там всего двое стражников, я с ними справлюсь, пошли!

Одной шаровой молнии, слепленной кентаврёнком, хватило на обоих воинов, они свалились на землю, ослепленные, оглушенные, потерявшие способность двигаться, но живые.

Беглецы скользнули за ворота.

— Теперь садись скорее на меня верхом, помчимся к главным воротам, попробуем прорваться.

— Кларки, ты не выспался? Там же полно солдат, нас скрутят за секунду!

— А если будем медлить, то нас схватят еще раньше, скоро шаман отправит за нами погоню. Давай садись, хватит болтать! — Кларки дернул друга за руку, приводя в чувство.

Вот уж теперь точно не до споров, Валька взобрался на спину кентаврёнка, с которой забыли снять попону.

Как раз пришло время молитвы и улицы, к счастью, были пустынны. Только муэдзин громко пел что-то с высоты минарета.

Бегущий кентаврёнок издалека напоминал обычного жеребенка и не привлек особого внимания стражи. Но сзади раздались громкие крики:

— Держи их! Приказ Эмира! Задержать беглецов!

Звездочет начал действовать.

Стражники засуетились, ворота спешно закрывались.

Что делать? Неужели их сейчас схватят?!

Кларки свернул чуть в сторону и мчался теперь прямо в бело-каменную стену. Валька так и не смог пересилить себя и снова, как в Лабиринте, прижал лицо к лопаткам кентаврёнка.

Под удивленные крики воинов Кларки влетел прямо в стену. Невероятно! Он не разбился, а пробежал сквозь нее и помчался дальше, в степь.

Все-таки Лабиринт оказался замечательной школой!

— Стреляй! — крикнул начальник караула одному из стражников, высокому сорокалетнему мужчине. Тот натянул тетиву, стрела зазвенела в полете. И вонзилась в землю в полусотне шагов от цели.

— Прости, господин, ветер помешал... — развел воин руками, виновато глядя себе под ноги.

— Ты что, попасть уже не можешь?! Что за воины мне попались! Ветер ему мешает! Я вот покажу, ветер! — разозлился начальник и убежал со стены вниз.

— Ветер... – усмехнулся в усы стражник, взял стрелу и снова пустил ее в поле. Стрела пронзила насквозь шарик, который сосредоточенно катил перед собой жук-скарабей. – Бегите, ребята... Может, и в моего сына кто-то выстрелит так же «метко», как я в вас... Удачи вам в пути!..

Несколько всадников попытались догнать кентаврёнка, но это было бесполезно, слишком большое расстояние разделяло их.

Кларки бросился в неширокую реку, перебрался через нее и скрылся в лесу.

Наступила долгожданная свобода!..

Глава тридцать третья

Лес, конечно же, совсем не походил на таежную глухомань. Здесь росли вперемешку молодые дубки, орешник, ильм, фисташковые деревья. Густую тень отбрасывал ясень, во множестве тут и там были разбросаны колючие кактусы. Добавляли экзотики финиковые пальмы и какие-то ярко-оранжевые огромные цветы.

Мальчишки, запыхавшись, еле домчались сюда, свалились под первое попавшееся деревцо. Кларки приник губами к тонкому чуть живому ручейку, а у Вальки не было сил даже на это, хоть он и просидел всю дорогу у кентаврёнка на спине.

— Уфф, — наконец оторвался от воды Кларки. – Ты как, в порядке?

— Умрргу... — мурлыкнул Валька, нашарил в траве финик, поглядел на него сквозь прищуренные глаза и отправил в рот.

— Что делать будем? Надо как-нибудь обратно добираться, — кентаврёнок и не ждал, собственно, ответа, просто так спросил, для поддержания разговора.

— А что тут думать, — Валька лениво отбросил косточку. — Нас сюда пираты привезли, пусть они и назад везут. С твоей магией ты их мигом заставишь.

— Нам ведь нельзя сейчас ни в порт, ни вообще из этого леска высовываться, — Кларки был удивлен, что Валька сам не понял такой простой вещи. – По всему Эмирату за нами слуги звездочета рыщут, а с ними даже мое волшебство не справится.

— Вот черт, а я совсем и не подумал об этом... А что же делать тогда? — Валька даже привстал от волнения.

— Не знаю... — совсем приуныл кентаврёнок.

И тут Фортуна снова повернула свое знаменитое колесо.

— Слышишь? — Кларки встрепенулся, заоглядывался, прислушиваясь к чему-то.

— Что там? — шепотом переспросил Валька, тоже насторожившись.

Они вскочили. Нарастал какой-то шум. Через пару мгновений из густого орешника прямо на них выбежал низенький человечек, замер, увидев незнакомцев. Но, решив, что погоня страшней, скользнул за спины мальчишек.

Следом за ним показались три огромных черных зверя, с виду напоминавшие волков, но гораздо крупнее их. В оскаленных пастях торчали клыки длиной с палец, с них слетала желтоватая слюна и хлопьями разлеталась во все стороны.

От громкого рычания затрепетало в груди. Налитые кровью глаза глядели столь злобно, что хотелось повернуться и бежать, бежать, бежать, не останавливаясь.

Один прыжок разделял первого зверя и кентаврёнка. Кларки, словно маленькая пружинка, взвился в воздух, развернулся в полете и лягнул зверя прямо в челюсть задними ногами. Тот с воем кувыркнулся и отлетел назад. А Кларки уже снова крепко стоял на земле, приготовив очередной сюрприз.

Из его раскрытых ладошек вырвались две ярких синих молнии. Они поразили сразу всех троих чудовищ.

Громадные волки свалились на землю, забились в конвульсиях. Их шерсть задымилась, заискрилась, по ней пробежали звездочки — осколки молний.

А потом...

А потом случилось вовсе невероятное. Наши герои во все глаза смотрели, как густая шерсть волков вдруг стала светлеть, бледнеть на глазах. Тела животных стали уменьшаться, лапы становились тонкими, пасти принимали человеческий облик.

Через минуту на земле лежали тела троих обнаженных юношей, покрытые рыжеватой шерстью.

— Это вервольфы... Оборотни... — раздался тонкий мелодичный голосок.

Мальчишки обернулись, они совсем забыли про спасенного и только теперь разглядели его как следует.

Низенький парнишка доставал Вальке всего до пояса. У него была светло-голубая кожа, тонкие черты лица. И весь он был словно полупрозрачный. Одежда состояла из зеленой курточки и такого же цвета штанов и туфелек.

— Разрешите представиться, — церемонно поклонился мальчик. – Варлаар, сын Эрина, Короля Эльфов. Я благодарю вас за мое чудесное спасение.

Валька не сдержался и весьма невежливо присвистнул. Всего-то навсего Принц Эльфов! Ну и дела!

Потом не удержался и снова повернулся к поверженным врагам.

— Ты не коршуна убил, чародея подстрелил... — задумчиво процитировал Валька, разглядывая тела вервольфов, которые теперь выглядели жалко и совсем не страшно.

— Что? — переспросил кентаврёнок.

— А? Да так. Ерунда, вспомнилось вдруг, не обращай внимания, — и, обращаясь уже к мальчику-эльфу. — А почему это оборотни днем шастают? Они же вроде только по ночам в волков превращаются. В полнолуние.

— Это не просто оборотни, это вервольфы, принадлежат к высшей касте. Они могут превращаться в волков, когда захотят, и днем, и ночью. — объяснил Принц Варлаар.

— Могу ли я чем-нибудь помочь вам? — спросил он в свою очередь.

— Нам нужно перенестись на много тысяч миль отсюда. Но вряд ли такой малыш может нам помочь в этом, — снисходительно усмехнулся Валька.

— Малыш? — Глаза Принца потемнели от обиды. – Значит, малыш, да? Идемте со мной!

Он развернулся и быстро зашагал вперед, даже не удосужившись проверить, а идут ли за ним его спасители. Спасители поплелись следом, непонятно почему выполняя приказ, наверное, больше из любопытства.

Лес закончился внезапно, вышли на широкую поляну.

— Спрячьтесь пока за деревья, — сказал юный Эльф, доставая из кармашка курточки тонкий серебряный карандашик. – Да стойте спокойно, не пугайтесь. Малыш, значит...

— Это еще поглядим, кто испугается! — задиристо ответил Валька, но за деревом укрылся.

Принц поднес карандашик к губам, дунул. Ничего, тишина, только ветерок шелестит листьями.

Но Принц спокойно ждал. Вскоре небо потемнело. Послышался громкий клекот, хлопанье крыльев.

И на поляну опустилась громадная белоснежная птица. Громадная... Это еще слабо сказано. Размах крыльев ее достигал тридцати шагов. Когти могли спокойно утащить в небо бульдозер или танк.

Птица спокойно склонила голову перед Эльфом, а тот погладил ее по мощнейшему клюву.

— Это Птица Рух, нравится? — улыбаясь, спросил Принц.

— Очень, — дрожащим голоском проговорил Валька, выглядывая из-за ствола. – Как ты ее приручил только?

— Мой народ умеет дружить с животными. А эта птица слушается моего свистка.

— А, — наконец догадался Валька, – так это свисток! Как же я мог забыть, я ведь видел похожий, мне Павел Егорович показывал. Такие на охоте используют, собак подзывать. А у вас для птиц, значит, их применяют!..

— Ну, давайте отправляться в полет, мигом домчим, куда захотите! — Принц хвастливо притопнул ногой.

— Эй, секундочку, какой полет? У нас ни еды, ни воды, ни оружия, ни одежды нормальной!.. – перечислил Валька прагматично, — что мне, в этом халатике на бой с чудовищами отправляться?

Кларки переводил внимательный взгляд с одного на другого, но помалкивал.

— Хм, пожалуй, ты прав, — задумчиво покачал головой Принц.

Он расстегнул пуговичку на груди, распахнул куртку. Там болтался небольшой причудливо изогнутый серебряный рожок. Варлаар затрубил. На этот раз совсем другое дело, не то что в бесшумный свисток — по лесу пронеслось мелодичное звучание, громкое, очень приятное для слуха.

— Подождем немного, сейчас появятся мои подданные.

— Почему же ты раньше не заиграл на нем, когда за тобой оборотни гнались? — удивился Валька.

— Я растерялся... — Принц Эльфов смущенно ковырнул ногой землю, очень трудно признаваться в собственной несмелости.

Со всех сторон послышался топот десятков маленьких ног и на поляну выбежали слуги Принца, такие же низенькие, изящные, как и он.

— Ваше Высочество, ну где же Вы были?! Мы обыскали все окрестности, не знали что и думать. Ваш отец, Его Величество Король Эрин, очень беспокоится, он приказал не возвращаться без Вас! Скорее пойдемте домой!

Принц величавым жестом заставил всех замолчать.

— Успокойтесь. Я жив и здоров. За мной гнались вервольфы-оборотни. А эти двое прекрасных юношей спасли мне жизнь. Теперь я обязан помочь им.

Придворные, заохавшие вначале, теперь улыбались, благодарили мальчишек, пожимали им руки.

— Принесите самой лучшей еды, самой чистой воды, самой удобной одежды. И наше самое сильное оружие. Мы отправляемся в поход.

Слуги с поклоном удалились исполнять приказ.

Полчаса ребята провели в неспешной беседе с Принцем. Он рассказывал об интереснейших обычаях его загадочного народа; о колдовстве; о заклинаниях, которым необходимо было учиться с самого раннего детства. Особенно поразило Вальку то, что эльфы живут до 700 лет! Невероятно!

Вернулись слуги из королевской свиты. Они с почтением передали Принцу кожаные мешки с сушеными фруктами и водой. Один из слуг протянул меч.

Фотонный клинок Валька по глупости забыл в деревне, перед самым уходом, поэтому он с радостью принял меч из рук Принца.

Этот длинный, утончённый и остро-оточенный меч больше походил на шпагу. Тонкое и острое лезвие делало его стремительным и смертоносным оружием, в то же время невероятно упругий материал не позволял сломаться клинку. Этот меч был выкован из очень дорогого и редкого серебра — мифрила. Это серебро ценилось гораздо дороже золота и было очень прочным, прочнее всякой стали. Весьма полезный и дорогой подарок.

Потом Валька наконец-то сбросил надоевший промасленный халат, надел легкую, прочную зеленую курточку, хоть и немного тесноватую. Штаны переодевать не стал – как ни странно, но ни на корабле пиратов, ни во дворце Визиря у него не отобрали прекрасных кожаных брюк, которые он надел еще в племени Сынов Леопарда, а на щиколотке правой ноги все еще был плотно прикреплен в ножнах серебряный кинжальчик, подарок Чурсина. Наверное, когда-нибудь и он сослужит свою службу.

На спине птицы были закреплены два седла и большая плетеная корзина, в которую взгромоздили кентаврёнка.

Принц сел на шею птице Рух, Валька разместился позади него.

— Передайте Его Величеству, что я скоро вернусь, я должен проводить моих спасителей до нужного им места!

Он снова свистнул в свой серебряный свисток.

Слуги отбежали подальше. Птица сделала несколько тяжелых шагов, земля загудела. Птица взмахнула крыльями, с трудом поднялась над лесом и стала плавно набирать высоту.

Белое оперение делало ее практически невидимой с земли, в лучах полуденного солнца...

Глава тридцать четвертая

Ну, так куда летим? — крикнул Принц, обернувшись к пассажирам. Ветер заглушал слова, тугим потоком загоняя их обратно.

— Не знаю! – закричал в ответ Валька. – Кларки, давай командуй, это ведь твоя страна!

Кентаврёнок перегнулся через край корзины, взглянул вниз. Увиденное показалось ему совершенно чужим, он отрицательно помотал головой. Полет заходил в тупик.

— Попробуй у талисмана своего дорогу спросить, вдруг и сработает! — Валька иногда проявлял просто чудеса догадливости.

Кларки снял с шеи медальон, сжал его в ладонях, закрыл глаза и горячо пожелал:

— Помоги нам, пожалуйста! Укажи путь!

Золоченый кружок согревался в ладошках кентаврёнка несколько минут. Потом, под громкое «Ура!» появился уже так хорошо знакомый тонкий фиолетовый лучик.

Принц Варлаар мельком глянул на него (он-то уж чудес навидался), потянул уздечку чуть вправо, направляя птицу.

Под палящими лучами солнца они провели больше двух часов. Если бы не ветер, то выдержать жару было бы просто невозможно.

Наконец Кларки крикнул, что погас их путеводный маячок, пришла пора приземляться.

Птица Рух, подчиняясь команде Принца, большими кругами начала снижение, словно многотонный метеор, села на землю, подняв облака пыли и тут же разогнав их крыльями.

Вот и спустились с небес на землю. Спешились, осмотрелись.

Пейзаж был весьма неприглядным и напоминал скорее марсианский, чем земной. Красно-кирпичная сухая почва; редкие чахлые деревца; искореженные ветви кустарников, похожие на руки старух. Скалы отбрасывали на все это великолепие черную смоляную тень.

Принц сокрушенно покачал головой.

— Дальше вам придется идти одним. Там, — он махнул рукой вперед, — царство темных сил, эльфам запрещено пересекать границу. И запомните, там для вас все враги: растения, животные, люди, нелюди. Даже камни. Все враждебно человеку. Внимательно следите за каждым своим шагом, одна ошибка, самая маленькая, может привести вас к смерти. Ловушки разбросаны на каждом шагу, в самых, казалось бы, безопасных местах. Поверьте, я не пугаю вас, это все истинная правда. Благодарю еще раз за мое спасение. Удачи вам в пути. Надеюсь, что вам повезет. Прощайте.

Принц Варлаар старался держаться бодро, он обнял по очереди кентаврёнка и Вальку, вернулся к птице, забрался в седло.

— Прощайте! — снова крикнул он, поднес к губам свисток.

Птица взлетела и вскоре пропала из виду.

Мальчишки остались одни.

Настроение у Вальки было прескверное, уж очень не хотелось идти в эту Долину Смерти, как он окрестил про себя будущую дорогу. Кентаврёнок был настроен более оптимистично:

— Валь, ну ты чего? Уже столько всего мы перенесли, ну подумаешь, еще несколько приключений! Да все будет в порядке, вот увидишь!

Оптимизма не прибавилось и Валька угрюмо побрел вслед за Кларки. Правда, вскоре он встряхнулся, сжал покрепче рукоятку меча, который болтался в ножнах и стал внимательно осматривать окрестности.

А вот и первый клиент.

Уже знакомый нам огромный паук притаился на пути. Свою сеть он закрепил между поросшей мхом скалой и скрюченным деревцем, засохшим много-много лет назад. Паук шевелил лапами, тяжело вздыхал, поглядывал вокруг всеми восемью глазами.

В который раз мальчишки убедились, что Лабиринт был просто небольшой моделью, полигоном для обучения к настоящей битве за жизнь.

Но теперь, зная уязвимое место чудовища, зная, что достаточно одного броска, и талисманчик развеет в пыль этого монстра, можно было позволить себе быть великодушным.

Пройти мимо него можно запросто, путь паутина не загораживает. Пусть себе живет дальше!

Ребята тихонько пробрались мимо и зашагали дальше, прислушиваясь к самому тихому шороху, приглядываясь к самой неприметной тени.

Вскоре чуткий слух кентаврёнка уловил чье-то негромкое сопение и тяжелое дыхание впереди. Кларки ухватил Вальку за руку, усадил на землю, присел сам.

— Тс-с-с... Тише... Там кто-то есть... — чуть слышно прошептал он.

Валька ответил так же негромко:

— Сиди здесь, я пойду гляну... Не высовывайся...

Мальчик лег на землю и на собственном пузе пополз вперед, стараясь получше укрыться за камнями.

Шагах в сорока он разглядел затаившуюся в расщелине непонятную тень. Кто бы это мог быть? Валька рискнул подползти поближе.

Красноватый отблеск солнечного луча скользнул на незнакомце. Этой секунды вполне хватило чтобы увидеть, рассмотреть и ужаснуться.

Двуногое подобие человека: мощное тело; звериная оскаленная пасть с длинными клыками; морщинистая коричневая кожа; широченные плечи. В лапах зверь (или человек?) держал сучковатую дубину, способную проломить череп слону.

Кого он ждал? Добычу или такого же, как сам?

Валька неслышно пополз обратно. Упал возле Кларки, тяжело дыша, переглатывая и прислушиваясь к ударам бешено колотящегося сердца.

— Ну, ну, что там? — торопил его кентаврёнок.

— Подожди, дай подумать, — отмахнулся разведчик. – Там какой-то тип непонятный, но мимо не пройдешь, это тебе не паук, что за паутину ни шагу. Этот мигом башку проломит. Тихо, Чапай думать будет, — пошутил Валька, снимая напряжение и мандраж.

Кларки примолк, с надеждой глядя на друга.

— Все, знаю!.. – повернулся к нему Валька через несколько минут напряженного молчания. Глаза мальчишки радостно заблестели. – Лишь бы только все получилось!.. Слушай внимательно!..

Он горячо зашептал что то на ухо кентаврёнку, тот кивнул головой в ответ.

Валька укрылся за большим осколком песчаника, а Кларки, насвистывая, не скрываясь, пошел прямо на поджидавшее добычу человекообразное.

Шагах в двадцати он сделал удивленное лицо, мол, это еще что за новости, дождался, пока зверь обратит на него внимание.

Орк (а как еще его и назвать, хоть Валька Толкиена так и не осилил, но в играх компьютерных одни орки, эльфы, тролли да хоббиты примелькались) повернул голову, грозно зарычал, оскалился и прыгнул на кентаврёнка. Кларки развернулся и помчался назад. Орк делал трехметровые прыжки, вминая почву. Еще совсем чуть-чуть, и он дотянется своей дубиной до кентаврёнка.

И тут Кларки делает ловкий прыжок в сторону. Валька, притаившийся за камнем, подкатывается прямо под ноги злобному орку. Тот не успевает притормозить, на полной скорости влетает головой прямо в паутину и превращается из охотника в добычу!

Паук шустро бросился к нежданному гостю, крепко обнял его всеми лапами и мгновенно прокусил шею острыми жвалами. Орк забился в конвульсиях, постепенно ослабел и жизнь покинула его.

Старый-престарый способ детских разборок сработал!

Но радоваться победе почему-то не хотелось, слишком уж быстро все произошло. Однако и для печали места в душе не нашлось.

Мальчишки в полном молчании двинулись вперед, дорога была свободна. Вот только надолго ли?..

Глава тридцать пятая

Солнце клонилось к закату, близился вечер. Мальчишки решили устраиваться на ночлег. Идти ночью было стократ опасней, в темноте выползала всякая нечисть, и смерть становилась реальностью.

Собрали хворост, сучковатые ветки, прутья, пучки сухой травы. Кларки щелкнул пальцами, сорвалась синеватая искра и возгорелось пламя.

Сидеть возле костра было вроде и не так страшно, но когда вокруг сгустилась черная, как смоль, темнота, огонь показался им единственной защитой.

Есть не хотелось, пожевали сухофруктов, просто для поддержки сил, примолкли, напряженно вслушиваясь в ночные звуки.

Где-то вдалеке раздался протяжный вой, от которого кровь стыла в жилах. Он то прерывался на миг, то вновь звучал. Хлопанье крыльев невидимой птицы прямо над головой, треск ветки под чьими-то лапами, жадное чавканье где-то за спиной, щелканье чьих-то крепких челюстей — все это никак не способствовало крепкому безмятежному сну.

Но вскоре веки отяжелели, их словно посыпали песком, головы склонились сами по себе, Валька ткнулся головой в плечо кентаврёнку и задремал. Кларки бодрился, стараясь следить за костром, подбрасывая валежник, но тоже не выдержал, подложил под голову хрустящий мешок и уснул.

На рассвете огонь уже еле теплился...

Валька с трудом разлепил веки. Кто-то настойчиво толкал его в плечо.

— Ну, кто еще там? Кларки, дай поспать... — пробурчал мальчишка, поворачиваясь на бок. Приоткрыл глаза и с удивлением разглядел кентаврёнка, что преспокойно спал.

А кто же тогда сзади?!.. Валька подпрыгнул на месте, схватился за меч, развернулся.

И заулыбался, глупо и бестолково. Там сидела прелестная девушка, на вид лет шестнадцати. Она тоже одарила Вальку белозубой улыбкой.

— Здравствуй. Кто ты? Как тебя зовут?

— Меня Валя, а ты кто? Что ты здесь делаешь одна, ночью?

— О, не беспокойся за меня, я здесь живу. Там, за холмами, мой дом. Меня зовут Прайя. Пойдем ко мне в гости, я покажу тебе много интересного.

Девушка встала и поманила мальчика за собой. Валька не отрывал взгляда от ее чудесных голубых глаз, влюбленная улыбка не сходила с его губ.

Прайя, поддерживая рукой белоснежное длинное платье, повернулась и направилась в темноту, время от времени оборачиваясь и подбадривая Вальку. Тот, словно зачарованный, брел за ней вслед.

Он забыл про все на свете: про своего друга, оставшегося один на один с враждебным миром; про своих родителей, что ждут не дождутся сына; про обещание, данное Атлантам — он видел лишь бездонные синие озера глаз незнакомки, которые сияли даже в кромешной тьме...

Валька скрылся за невысоким пригорком, а Кларки продолжал спать, чему-то во сне усмехаясь и по-детски причмокивая губами. Бестелесные существа окружили его. Костер уже не защищал, искорки безвольно пробегали по золе. Змеиное шипение раздалось со всех сторон. Зловещие непонятные твари ростом с человека, с большими перепончатыми крыльями за спиной, с вытянутыми лисьими мордами протянули к спящему крючковатые острые когти. Они напали разом, словно по команде. Схватили за руки, навалились на плечи. Кентаврёнок забился, пытаясь спросонок сообразить, что происходит. Но увы, все произошло слишком быстро. В его тело со всех сторон вонзились десятки острейших клыков. Он закричал от адской боли. Вскоре все было кончено...

Валька слышал крик, но совершенно не обратил на него внимания. Рассудок был отравлен. Мальчик был пленником прекрасной нимфы умопомрачительной красоты. Словно собачонка на привязи, Валька плелся за ней.

Конечно, 12 лет маловато для любви, но это еще как сказать, сколько там было Ромео, а? Ведь ненамного старше. Впрочем, мы отвлеклись.

Внезапно Прайя снова обернулась, но ласковая добрая улыбка сменилась звериным оскалом, белоснежное платье превратилось в черный балахон, а сверкающие красивые зубки в огромные острые клыки. Она громко расхохоталась.

— Попался, щенок! Эй, свяжите его, да покрепче! И привяжите к дереву, пусть ждет своей очереди.

Мальчика тут же схватили, связали крепко-накрепко руки и ноги и прикрутили к небольшому деревцу.

— О, Мать-Прайя! Отведай крови неведомого существа, которое дерзнуло нарушить наши священные границы!

С этими словами один из нападавших на кентаврёнка подал старухе чашу с темной жидкостью. Прайя, облизнувшись, мигом осушила чашу до дна.

— А с тобой мы поговорим в обед, сейчас мои дети уже насытились, да и я не голодна. Присмотрите за ним. А я пойду вздремну. Славная охота была сегодня!..

Но злая колдунья не успела сделать даже шаг.

В глаза Вальке сверкнул первый лучик поднимавшегося Солнца. Рассвет...

Этот же лучик мягко переместился и упал на одного из стражей. Тот зажмурился, постоял секунду и... взорвался, только клочья разметало вокруг!

За ним полетели ошметки второго, затем третьего. И понеслось! Такое Валька видел лишь однажды, в мультике про Щелкунчика, там вот точно так же разлетались по очереди крысята.

С не меньшим изумлением наблюдала за происходящим и Мать-Прайя. Она явно ничего не понимала.

— Что это?! Немедленно останови!! — закричала она Вальке, думая, что это его работа. Но пленник только весело рассмеялся.

Все вокруг уже было усеяно обрывками кожаных крыльев, кусками шерсти, залито кровью человеко-крыс, как окрестил их про себя Валька. Наконец последний из них покорно сложил крылья, сел на землю и стал ждать своей участи. Раздалось глухое — Буммм! и в живых осталась только старуха Прайя. Она была жива лишь только потому, что стояла в тени дерева, к которому был привязан Валька. Но вот Солнце добралось и до нее.

— Будь проклят тот миг, когда я... — фраза так и не была закончена. Черный балахон взлетел в воздух и, плавно кружась, упал на землю.


Что же произошло? Можно лишь предположить, что волшебная кровь кентаврёнка, смешавшись с кровью этих нелюдей, составила гремучую смесь, «коктейль Молотова», который и начал взрываться в лучах рассвета.

Однако Валька-то был все еще привязан. Меч Эльфов был давно отнят и отброшен в сторону, не дотянуться. Вот и пришел ему на выручку подарок Чурсина. Валька с трудом подогнул ногу, рукой, кончиками пальцев, дотянулся до кинжальчика и аккуратно потянул его вверх, стараясь не упустить. Вот кинжальчик уже удобно устроился в ладони, одно-два движения и веревка упала на землю. Мальчишка свободен.

Но почему же так ноет сердце? Странное дело, впервые за всю свою короткую жизнь Валька почувствовал, где оно находится. Предчувствие чего-то очень нехорошего наполнило его душу.

Он поднял свой меч, прицепил к поясу и направился к костру, где он оставил друга.

Чем ближе он подходил, тем сильней его заполоняло чувство беды.

Издалека казалось, что Кларки просто спал. Но, подойдя поближе, Валька с ужасом рассмотрел страшную картину: все тело кентаврёнка было иссечено глубокими шрамами, не оставалось живого места. Горло было прокушено, голова запрокинута назад. Кожа приобрела синеватый оттенок, очевидно, нападавшие твари выпили всю кровь без остатка.

Валька не смог вынести подобного зрелища, все вокруг закружилось, понеслось в бешеном танце, небо, земля, все перевернулось. Он свалился на пепел угасшего костра, словно подкошенный.

Все в этом мире потеряло смысл.

Кларки был мертв...

Глава тридцать шестая

Сколько Валька пролежал так, он не знает, но лучше бы и не приходил в чувство. Едва взглянув на Кларки, вспомнив все, что произошло, Валька заплакал-заскулил, словно потерявшийся кутенок. Тоска навалилась тяжелой ношей, ни сбросить, ни увернуться. Он, только он один виновен в смерти друга! Ну как он мог оставить спящего, без присмотра, без защиты, наедине с миллиардом враждебных тварей?!.. Как он мог так запросто променять друга на какую-то безмозглую крашеную куклу?!.. Неужели он и правда ничего не стоит?.. Неужели и правда за него не дадут даже постиранный доллар?..

Что же делать теперь? Может, вставить меч в расщелину, да упасть на него? Да, и такая мыслишка мелькнула в разгоряченной Валькиной голове, но слабая надежда на чудо отбросила ее прочь.

Чудо... Только об этом просил сейчас Валька неизвестно кого. Как жаль, что его никто не научил молиться.

И, может, неведомые покровители, а может, сила Валькиного отчаянного желания это чудо сотворили...

Краем глаза, сквозь пелену слез, Валька разглядел какое-то слабое сияние под слоем пепла. Он разгреб давно остывшие угли руками. Маленький медальончик светился ярким призрачным светом. Валька взял его в ладони и тут же упустил, талисман был раскален, словно свежеиспеченная картошка.

Но какая-то таинственная сила заставила Вальку снова поднять медальон. Он, обжигаясь, сжал золотой кружок, поднес его к груди кентаврёнка и крепко прижал.

Талисман немилосердно жег руку, но это была такая мелочь, сердце болело куда сильней.

Золото постепенно согревало холодную безжизненную кожу кентаврёнка, живительное тепло проникало внутрь. Валька одной рукой прижимал горячий кружок, а другой, всхлипывая, пытался утирать слезы, что градом катились на землю, и унять их было невозможно.

Через мгновения, или минуты, или часы, показавшиеся Вальке вечностью, он увидел, как синеватые безобразные шрамы на теле кентаврёнка начали затягиваться, кожа постепенно приобретала розовый цвет.

И вот, наконец-то, Кларки сделал первый вдох!

Отдав все свое тепло, талисманчик угас, снова превратившись в обычный золотой кругляшёк, оставив на прощание лишь красную отметину на Валькиной ладони.

Кларки открыл глаза, поморгал, посмотрел на заплаканное Валькино лицо и сказал:

— Уфф, ну и долго же я спал. А ты почему ревел? Что случилось?

— Да так, ерунда. Не обращай внимания, уже все прошло... — успокоил его Валька.

Радость сдавила горло, дыхание перехватило, он просто молча схватил Кларки за плечи, прижался к нему и облегченно затих.

Никогда, никогда больше он не оставит своего лучшего друга один на один со смертью!

Счастье волной захлестнуло Вальку, он схватил ничего не понимающего кентаврёнка за руки, поднял, закружил в диком танце. Устав и запыхавшись, оба свалились без сил, смехом разгоняя страшные события прошедшей ночи.

— Слушай, пошли отсюда поскорей, слишком неприятное место.

Валька решительно поднялся, энергия била через край. Кларки спорить не собирался, кинул за спину полупустой мешок с водой и мальчишки двинулись в дальнейший путь.

В таком приподнятом настроении и прошагали путешественники до полудня, отбившись по пути от новой напасти – злобных летучих шерстяных колобков с крылышками вместо ушей и острыми зубками в три ряда, как у акулы. Кларки саданул по ним лучом-молнией, только их и видели.

Выбрав подходящее местечко, возле скалы, чтобы никто не мог подойти незаметно, сели перекусить и отдохнуть немного.

В мешке еще было предостаточно сушеных яблок, фиников, урюка и прочего.

Валька бросил в рот горстку изюма и задумчиво почесал ногу, потом глянул вниз. По голой лодыжке сосредоточенно полз рыжий муравей пяти сантиметров росту. Валька вскочил, дрыгнул ногой – муравей обиженно отлетел в сторону.

— Видел? Я таких здоровых еще ни разу не встречал-

Кларки проводил глазами чудище, пожал плечами, бывает, мол. Валька снова уселся на камень, продолжил прерванную трапезу. Но через четверть часа ногу снова кто-то защекотал. Опять муравей, вот достал, блин!..

Валька протянул руку, сбросить настырное насекомое, наклонил голову, поглядел... и обомлел: землю сплошным красным ковром устилали огромные муравьи! Несколько более наглых уже поднялись по камню совсем близко.

— Кларки, прыгай ко мне, скорее, пока до тебя не добрались! Смотри, сколько их!

Кентаврёнок сидел на возвышении, поэтому муравьи еще только готовились к штурму. Но Валькин камень был повыше и представлял собой защиту понадежней.

Кларки в один прыжок перескочил туда. Муравьи копошились у подножия, в предвкушении легкой добычи. Их черные лакированные челюсти-клещи могли за несколько минут обглодать кого угодно до костей.

Воздух заполнился шелестом и шорохом сотен тысяч маленьких лапок. Муравьи громоздились друг на друга, сбивались в кучи, лезли упорно наверх.

Кларки давил особо настырных копытами, Валька не отставал, тоже сбрасывал их вниз. Но силы были неравны, долго так не продержаться.

И тогда Кларки сказал:

— Стой спокойно, с камня ни шагу...

А сам, оттолкнувшись, прыгнул в самую гущу насекомых.

У Вальки глаза округлились от удивления: что он еще задумал?!

Кентаврёнок мгновенно окружил себя прозрачной защитной стеной по кругу. Муравьи заскользили по ней, словно по стеклу, сгрудились в кучи, щелкая челюстями, но пробиться не могли.

Кларки усмехнулся:

— Ну, держитесь!

Он сделал руками несколько взмахов, развел их в стороны, поднял к Солнцу, замер, заряжаясь энергией. К нему потянулись сверху ярко-желтые тончайшие нити-лучи.

Постояв так, кентаврёнок с силой отряхнул руки на землю, словно воду после умывания.

По красновато-кирпичной почве пробежали искорки, они сливались в огненные ручейки, заполняли все пространство.

Муравьи бросились врассыпную, но увернуться от огня смогли единицы. Крупные рыжие тела трескались от жара, чернели, обугливались.

— Так их, давай, молодец! — кричал, пританцовывая, Валька.

Он хорошо представлял себе, что было бы с ними, если бы муравьи взяли верх, только косточки бы сейчас белели под солнцем.

Вскоре только иссиня-черная корочка из обугленных муравьиных тел хрустела под ногами у мальчишек...

Глава тридцать седьмая

Шли без остановки почти весь день, старались, пока светло, пройти побольше.

— Как думаешь, — спросил на ходу Валька, — долго нам еще здесь бродить?

— Если бы знать. Но вряд ли все это темное царство простирается слишком далеко. Походим недельку-другую, да и придем куда-нибудь. — Кларки умел «успокоить»

В вечерних сумерках вдали замаячили какие-то развалины. Подойдя поближе, мальчишки с интересом разглядели, что это был полуразрушенный древний храм. От него осталось несколько колонн и груда мраморных плит, хаотично разбросанных повсюду.

Рядом с храмом было небольшое строение, более-менее сохранившееся в целости.

Ребята с настороженностью и опаской осмотрелись, мало ли какие неприятности сулило незнакомое место. Но вроде было тихо.

— Пошли в тот домик, поглядим, может там переночевать получится, — тихо сказал Валька.

Приблизившись, рассмотрели сарайчик получше, он оказался просто слепленным из обломков мрамора, надо сказать, весьма неплохо.

Кларки с высоты своего роста заглянул в окошко.

— Темно, ничего не видно. Постучи...

Валька стукнул пару раз в перекошенную дверь костяшками пальцев.

Дверь скрипнув, отворилась. И перед изумленными мальчишками на пороге предстал... всамделишный рыцарь. В доспехах из блестящего (в прошлом) металла, а ныне в проржавевших и потрепанных, на деревянном костыле, с повязкой на глазу. Гибрид рыцаря с флибустьером.

Приветствую вас, господа! — радушно улыбнулся он и церемонно поклонился. – Один из вас, несомненно, Избранный?

— Мы оба Избранные. — с гордостью поправил его Валька.

— О, прошу простить меня за эту нелепую ошибку! Разрешите пригласить вас в мое скромное жилище.

Он раскрыл пошире дверь.

Войдя, гости осмотрелись. Обстановка была в целом весьма простой и аскетичной, Грубо сколоченные стол, кровать да колченогий табурет, вот и вся мебель.

Рыцарь щелкнул кремнем, зажег огарок свечи.

— Прошу вас, присаживайтесь, господа. Вам, несомненно, интересно знать, кто я такой и где вы находитесь, не так ли?

Любопытство горело яркими звездочками в глазах мальчишек.

— Так вот, я тоже Избранный! – рыцарь помолчал, наслаждаясь произведенным эффектом. – Да, вы не ослышались! Я также прошел Лабиринт и был направлен Атлантами в прошлое для выполнения миссии. Но она оказалась для меня непосильной. Увы... Я столкнулся с огромными трудностями, едва не погиб, лишился ноги, глаза. Теперь живу здесь, почти в двух шагах от своей цели, уже более ста лет.

— Сто лет?! — воскликнул удивленно Валька. – А мы думали, вам лет тридцать, вы и не старый совсем. А как вас зовут?

— Здесь время течет по-другому, не так, как в вашем мире. Именно поэтому я и остался здесь, а не вернулся домой. Называйте меня сэр Бэдгрейв. Но давайте вначале отужинаем, а уже потом продолжим нашу беседу-

Рыцарь поставил на стол золотые блюда, наполнил их какой-то кашей. В центр стола он водрузил большую кабанью ногу.

— Спасибо, я мяса не ем — замотал головой Кларки, как обычно.

Но Валька был так голоден, что отбросил все церемонии, отрезал поскорее солидный кусок жаркого и впился зубами в румяную корочку.

После ужина беседы не получилось. На сытый желудок больше хотелось спать, чем разговаривать.

Сэр рыцарь бросил на пол шкуру непонятного зверя, полумедведя-полутигра. (Видели когда-нибудь полосатых медведей? Весьма забавное зрелище.) Потом он улегся на свою кровать, поворочался с боку на бок и захрапел.

— Будем спать по очереди? Или как? — спросил шепотом Валька.

— Да нет, пожалуй. Я ему почему-то доверяю, — кентаврёнка интуиция пока что не подводила.

— А я не очень верю, что он Лабиринт смог пройти, может, ему облегченный вариант попался? Ну, ладно, давай спать, хоть выспаться можно спокойно, — довольно пробормотал Валька и закрыл глаза.

Наутро, после завтрака, рыцарь сказал:

— Если вам это будет интересно, я могу рассказать о дальнейшем пути, – гости приготовились внимательно слушать. – Так вот. Цель вашей миссии, гора, в которой покоится прах Принца, совсем недалеко, в каких-нибудь двух сотнях миль отсюда. Но не все так просто. Помогите-ка мне.

С этими словами рыцарь встал и вытянул из-под кровати огромный фолиант. Втроем еле забросили его на стол.

Старинная кожаная обложка скрипуче распахнулась.

— В этой книге рассказано про всю историю здешних мест. Раньше, в глубокой древности, здесь обитал загадочный народ, от которого остался лишь этот разрушенный храм. А уже потом здесь поселились пришлые племена с Востока. Их жрецы и составили эту летопись. Вот здесь, в самом конце, написано, что триста лет назад начались страшные перемены, появились невиданные чудовища, темные силы постепенно уничтожили всех людей, живших на этих землях. А вот здесь, смотрите, почти точная карта этих мест. Вот здесь отмечен храм, впереди, прямо на востоке, густой непроходимый лес, именно в нем я и получил все эти увечья. Сразу за этим лесом глубокое ущелье, а уже за ним и будет нужная вам гора. Как видите, почти рядом. Но вам будет невероятно сложно пробраться через лесную чащу. В ней обитают такие злобные твари, что таких вы еще не встречали, смею вас в этом уверить.

— И не таких обламывали — Валька гордо выпрямился, положил руку на эфес клинка.

— О, я нисколько не сомневаюсь в вашей храбрости. Но зачем рисковать понапрасну, если есть более легкий обходной путь, — рыцарь лукаво прищурился. – И я с радостью сообщу вам о нем, если только вы сделаете мне небольшой подарок. Мой славный меч от времени уже превратился в труху и затупился. Вот если бы вы подарили мне этот мифриловый...

Глаза рыцаря алчно зажглись, а рука сама потянулась вперед, к ножнам.

— Эй, эй, секундочку! – отскочил Валька, — я не согласен на такой обмен! Без этого меча я совсем как без рук буду!..

— Ты же все равно не умеешь с ним обращаться. — Кларки не мог сдержать правды.

— Ну и что, научусь, долго ли.

— Но ничего другого у вас для обмена нет.

Мальчишки задумались.

— Я знаю, на что меняться будем, — решительно сказал Кларки. – Только надо на улицу выйти.

— Снимите, пожалуйста, повязку. – попросил он во дворе.

А когда рыцарь стянул платок, кентаврёнок протянул руки к солнцу, зарядился энергией, потер ладошки одна о другую и приложил их домиком к пустой глазнице.

Минута, вторая прошли, Клари убрал руки и с удовольствием осмотрел свое творение.

Глаз был как новенький, правда, карий — не рассчитали с цветом, левый-то был светло-серый. Но и так все вышло замечательно. Рыцарь поморгал, привыкая к свету, потом обрадовано пожал кентаврёнку руки.

— Ну, спасибо! Вот не ожидал, что такое возможно!

— А если про обходной путь расскажете, Кларки вам и ногу починит... — сделал тонкий намек Валька.

— Ну конечно же, расскажу! — рыцарь был радостно взволнован. –Пойдемте снова в дом, к карте.

— Ну вот же, совсем другое дело, все отлично вижу! – Рыцарь открыл фолиант, перелистал страницы, нашел карту. — Глядите, вот рядом с лесом проходит горная гряда, на севере. В ней проделан подземный туннель, не очень широкий, но вы пройдете, я думаю. Он выведет вас прямо к ущелью. Ну, а там уж вы сами... Как переберетесь через пропасть, мне неизвестно. Пойдем же скорей, вылечишь мне ногу! Очень тебя прошу!.. А потом я провожу вас к входу в туннель.

Вскоре деревянный костыль, брошенный умелой рукой, улетел куда-то вдаль...

Лес предстал перед мальчишками темной непроходимой стеной, деревья стояли почти вплотную, а кто за ними прятался, проверять совершенно не хотелось.

Когда подошли к холмам, рыцарь сдвинул в сторону небольшой камешек, сунул руку в открывшуюся нору, что-то там повернул, чем-то щелкнул и скрытая сильно разросшимся плющом плита уехала в сторону.

Из черного проема пахнуло сыростью и плесенью.

— Вот он, туннель. Конечно, это слишком громкое звание для обычного подземного лаза, но протиснуться вы сможете. Возьмите эти свечи, я сам их плавил из кабаньего жира. Ну, удачи вам!

Доблестный рыцарь сэр Бэдгрейв лязгнул на прощание доспехами, проводил взглядом столь желанный, но недоступный эльфийский меч, развернулся и отправился к дому.

А мальчишки, упираясь коленками и локтями в острые камешки, полезли в темноту.

Местами пришлось расчищать завалы, разгребать обвалившуюся землю, рубить кинжалом твердые корни, проросшие даже сквозь гранит. Свечи жутко коптили, запах горящего жира был невыносимым, поэтому большую часть пути проделали в темноте, наощупь.

Когда впереди появилось светлое пятнышко выхода, Валька облегченно вздохнул — ну наконец-то...

Глава тридцать восьмая

Широченный провал раскинулся перед ними. Жаль, что нельзя преодолеть пропасть в несколько прыжков.

Но Кларки был уже подготовлен, пара-тройка пассов руками и над бездной простерся призрачный, невидимый глазу мост.

Вальке предстояло проделать всего полсотни шагов и он вступил на мост. Ноги хоть и подрагивали, он уже не очень и боялся. Вниз лучше не глядеть, только вперед.

Да что ж такое! Не дадут спокойно и шага сделать! Ну, кто там еще?..

Из непроглядной тьмы провала послышалось приглушенное эхо хлопанья крыльев, громкий клекот, свист, воробьиное чириканье, щелканье, бессвязный разговор. Шум становился все громче, все отчетливей, и перед опешившим мальчишкой, на уровне его лица, зависли в воздухе, словно гигантские стрекозы, три чудовищных создания – птицы с человеческими телами. За версту несло от них смрадом, грязные, не знакомые с водой тела были покрыты слоем сажи и копоти, слипшиеся засаленные перья превратились в лохмотья. Острые когти на лапах сжимались в предчувствии беспомощной добычи.

Но лица гарпий (так называют люди эти адские порождения) создавали резкий контраст с их телами. Лица были прекрасны, восхитительны. Изящные молодые девушки презрительно кривили губки, переглядывались, рассматривали мальчишку, словно он был экспонатом на выставке у мадам Тюссо.

Они переговаривались на своем непонятном, похожем на птичий, языке, обсуждая достоинства будущего обеда.

Наконец, не выдержав, наиболее нетерпеливая из сестер-гарпий метнулась к Вальке, сшибла его с ног, схватила своими острыми когтями и потащила в сторону.

Очевидно, им было скучно и сестрички решили перед едой немного развлечься.

Завладевшая Валькой первая из них подлетела повыше и выпустила его из цепкой хватки. Вторая, сложив крылья, камнем ринулась вниз, подхватила насмерть перепуганного мальчишку и взмыла с ним ввысь.

Потом к игре подключилась и третья, она перехватила Вальку в полете и отдала пас одной из сестричек.

Так они и перебрасывались живым мячом, который был уже весь в крови от царапин и шрамов, кричал во все горло от боли и унижения.

Кларки метался по краю пропасти, не глядя под ноги, рискуя ежесекундно загреметь вниз. Он, конечно, давно бы сбил всех троих, но боялся попасть в своего друга, слишком уж быстро мелькал Валька в лапах гарпий.

А птички тем временем все удалялись, уводя Кларки за собой далеко в сторону от цели их пути.

И вот наконец, когда Валька уже совсем обессилел и висел без признаков жизни, кентаврёнок улучил удобный момент.

Гарпия с Валькой в когтях ушла немного вперед, а две других замешкались позади, перессорившись друг с дружкой и вступив в оживленную перепалку.

Кларки тут же оживился и саданул по обеим мощным убийственным зарядом-молнией. Перья полетели во все стороны, а их хозяйки с громким кудахтаньем, словно мешки с картошкой, упали обратно в расщелину, откуда и появились.

Третья гарпия, пока что живая и невредимая, пролетев еще немного, обернулась поглядеть, что там за шум позади и где же ее соперницы по игре.

Увидев лишь чистое небо, она от удивления даже зависла на месте, издав тонкий протяжный писк, от которого у Кларки заломило в затылке.

Наконец гарпия обратила внимание на кентаврёнка, но не приняла его всерьез, совершив этим фатальную ошибку.

Она, не выпуская добычу из лап, ринулась домой, обратно в пропасть.

Однако Кларки не собирался так легко ее отпускать. Он применил нечто вроде телекинеза: сконцентрировавшись, собрав всю свою энергию воедино, он направил ее мощным потоком прямо на гарпию, окружив шаровидным прозрачным полем и не дав сбросить Вальку на землю. Затем медленно, осторожно повел пленницу вниз, плавно опустил на сухие листья, подошел поближе.

Гарпия, раскрыв рот, злобно щурила прекрасные зеленые глаза. Валька откатился в сторону и лежал безжизненной сломанной куклой, подогнув колени.

Кларки снял заклятие, освободив полуптицу-полудевушку и махнул на нее руками, отгоняя прочь. Что та незамедлительно и сделала. Не веря в чудо, она отошла в сторонку, оглядываясь, потом взмахнула широкими крыльями, поднялась в воздух и ринулась в провал, разыскивать упавших ранее сестер.

А кентаврёнок, не теряя ни секунды, подбежал к Вальке, повернул его на спину, осмотрел шрамы, и быстренько принялся за лечение.

Вскоре только порванная одежда да сгустки запекшейся крови на ней напоминали о страшных ранах.

— Ненавижу девчонок!.. — были первые Валькины слова, когда он пришел в себя.

Но самое обидное было в том, что они все еще находились по эту сторону ущелья и хочешь не хочешь, а через него придется перебираться заново.

Кларки мигом восстановил мост, и мальчишки перешли через него, на этот раз без помех.

Широкая, ровная, с аккуратно уложенными желтыми плитками дорога простерлась перед ними, указывая дальнейший путь.

Глава тридцать девятая

— Ну что, вперед? Вышли на финишную прямую!..

Валька был в приподнятом настроении, небольшая встряска пошла ему только на пользу. Он уже прыгнул на ближайшую плитку, намереваясь проскакать вперед, словно при игре в «классики» Но кентаврёнок остудил его пыл парой фраз:

— Что-то в последнее время я перестал доверять прямому пути. Здесь на каждом шагу ловушки, забыл, что ли?

Кларки огляделся вокруг, но ничего подозрительного не заметил.

— Ладно, пошли потихоньку. Поглядывай внимательней...

Дорога была чистой и ухоженной, будто ее подметали каждый день, шагать одно удовольствие. Впереди, как награда за долгий и опасный путь уже высилась вожделенная гора, каких-нибудь пятьсот шагов от силы. По обеим сторонам дороги тянулись бесформенные нагромождения базальтовых глыб грязно-песочного цвета.

Но не отпускает кентаврёнка чувство опасности, слишком уж легко дается остаток пути.

— Стой! — резко крикнул он и Валька как был, так и врос в землю.

— Ну вот, я так и думал, гляди. Видишь по краям дороги два столбика почти неприметных? Неспроста они тут воткнуты. Побудь здесь, а я поближе рассмотрю.

Кларки направился к одному столбику. Серый, отполированный до блеска, металлический брусок высотой с метр казался мирным и безопасным. Но чем ближе подходил Кларки, тем сильней росло напряжение в душе.

И не зря. Вот невесть откуда взявшаяся яркая бабочка попыталась пересечь невидимую границу и мгновенно вспыхнула, лишь черный невесомый уголек упал вниз.

— Валька, иди сюда! Только осторожно! Видел, что с бабочкой случилось?

— Не-а, далеко слишком. А что было?

— Она сгорела. Здесь точно магия действует. Будем разбираться...

— Я в этом не понимаю ничего, это ты у нас спец по волшебству. — подколол Валька друга. – Хотя...

И мальчик оторвал от курточки кусок подкладки, положил рядом со столбиком.

— Зажги его — попросил он Кларки.

— Чего это ты придумал еще? — недоверчиво спросил кентаврёнок, но все-таки бросил искру на ткань.

Она затлела, задымилась, дымок тонкой струйкой потянулся вверх и направился за невидимую грань.

И в образовавшемся облачке проявились, как на фотобумаге, десятки тончайших светящихся нитей с красноватым оттенком. Они протянулись между столбами сплошной сетью. Так вот что преграждало путь!..

— Я так и думал, – довольно заявил Валька. — Обычная лазерная защита, никакой магии. В любом банке такие установки есть, я в кино смотрел. Там один бандит сигаретой дым пустил и все видно стало сразу.

— Ну, положим, магия здесь есть, — заспорил Кларки. – Я же чувствую, ну что могу поделать?

— Ладно, давай решать, как дальше идти. Здесь дорога закрыта, сам понимаешь. Эй, посмотри-ка! Видишь?

У основания столбика, у самой земли зоркий глаз мальчишки рассмотрел тонкую прорезь величиной с трехкопеечную монету.

— Ну и что им сюда, деньги кидать, что ли? А твой талисманчик не пролезет случайно?

Кларки приложил золотой кружок к прорези. Нет, не идет, большой слишком. Нужно что-то другое...

— Пошли назад. Может и отыщем ключик. — предложил Валька с кислой миной на лице.

Мальчишки развернулись и пошли несолоно хлебавши назад. Но они успели лишь отойти на десяток метров, как кентаврёнок навострил уши.

— Ты ничего не слышишь?

— Нет. А что? — беззаботно спросил Валька.

— Идет кто-то... Быстрей, прячемся!..

Кларки схватил нерасторопного друга за локоть и потащил за собой в сторону, едва успев скрыться за ближайшим валуном.

И как они только проглядели этот проход? Совсем рядом с приграничным столбом, возле которого они только что стояли, возник высоченный детина. Живи он в Москве, с легкостью заглядывал бы в окна третьего этажа.

Великан был одет в ладно скроенную коричневую куртку и той же материи штаны. Лицо излучало наивную детскую добродушность, но маленькие глазки, слегка навыкате, горели злобой и яростью ко всему белому свету. И если правда, что глаза — зеркало души, то перед мальчишками появился жестокий и немилосердный монстр.

Он повертел головой вокруг, подслеповато щурясь, с шумом втянул ноздрями воздух, принюхиваясь, но ничего подозрительного не почуял. Постоял, постоял, да и вернулся в скрытый за камнями проем.

Мальчишки слегка расслабились.

— Ну, есть мысли? Чего делать будем? — спросил Валька, прилаживая поудобней меч.

Кларки пожал плечами:

— Трудно будет с ним справиться, слишком уж здоровый. Никакой магии не хватит, но попробовать можно, конечно.

— Пробовать нельзя, а вдруг он сильней окажется? Тут надо хитростью. В общем, здесь три варианта, — принялся умничать Валька. — Или ключ спрятан у него на одежде, или ключ лежит у него в доме, ну, или ключа у него вообще нету. Вряд ли этот мутант-переросток будет с собой ключ таскать, еще потеряет. Значит, придется в его дом проникнуть. Как бы только его отвлечь?..

И снова на помощь пришел Его Величество Случай.

Через какое-то время, мальчишки даже не успели соскучиться, великан появился вновь. Оглядел свою территорию, и повернулся было уходить, когда скатился на дорогу маленький камешек, в десятке шагов от невидимой границы.

Великан слегка заторможено повернул голову на шум. Наморщил узкий лоб, привлекая все свои умственные способности. Потом громко взревел и широким шагом подбежал к инородному телу на священной дороге.

Аккуратно поднял камешек толстенными пальцами и забросил на обочину, удовлетворенно хмыкнул, любуясь восстановленной чистотой и ушел.

— Видал? — весело спросил Валька. — Парнишка на чистоте повернут... Сейчас мы ему устроим уборочку территории... Слушай!.. И он горячо зашептал другу прямо в ухо дальнейшие инструкции.

Калейдоскоп событий завертелся.

Сперва мальчишки немного понаблюдали. И выяснилось, что великан с удивительной точностью посещает сторожевой приграничный пункт, потом уходит на полчасика и появляется вновь.

Этими отлучками и воспользовались — дождались очередной проверки и Валька приступил к работе. Он быстренько сдернул куртку, набил ее мелкими камешками, разложил их на дороге с промежутками в два-три метра, уводя таким нехитрым способом сторожа от его жилища и вернулся к кентаврёнку.

И вот страж порядка, отдохнув, снова приступил к несению службы. Он, как обычно, подошел к приграничным столбам, оглядел их, потоптался на месте, грузно переваливаясь с ноги на ногу, и увидел первый камешек, заботливо оставленный Валькой.

Послышался громкий утробный рев, великан подбежал к камню, поднял и швырнул в сторону. Потом увидел второй, за ним третий... Он рассвирепел. Вот еще напасть на его голову! Раз за разом наклоняясь, он поднимал камешки, отбрасывал их с дороги, уходя все дальше и дальше.

А пока он боролся за чистоту, Кларки быстро и почти бесшумно метнулся к проему, в три прыжка преодолел узкую тропку. Дом великана представлял собой сплетенную из прутьев большую хибару, где лежала охапка сена, да загон с десятком тощих, давно некормленых овец. Единственным украшением этого непрезентабельного жилища служил маленький кованый сундучок с навесным изящным замочком. Кларки молнией, словно сварочной дугой разрезал замок, откинул крышку и вынул маленький блестящий ключик, что покоился на алой бархатной подушечке, закрыл крышку и побежал назад, в надежде, что великан еще далеко.

И едва он успел укрыться, как сторож, выбросив последний камень, развернулся и побрел обратно, устало волоча ноги.

Дальнейшее уже было делом техники. С волнением проследив, как великан отправился восвояси, мальчишки быстренько подскочили к столбу, Кларки сунул в замочную скважину ключик, повернул. Послышался негромкий щелчок и завеса пала. Дорога была открыта.

Остаток пути проделали за четверть часа.

Они так долго добирались сюда, что даже слегка разочаровались, когда замаскированная под песчаник дверь распахнулась сама собой, едва путники подошли к подножию горы.

Мальчишки с замиранием сердца вошли в темное затхлое помещение...

Глава сороковая

Комнатка казалась крошечной, и это впечатление поддерживал огромный каменный саркофаг, занимавший почти все пространство. Крышка стояла рядом, прислоненная к стенке.

В полумраке разглядеть все детали было трудновато. Валька, крадучись, приблизился и заглянул внутрь.

— Кларки, смотри... — проговорил вполголоса Валька.

Кентаврёнок подошел. Он увидел прекрасно сохраненное тело мальчика в простой полотняной тоге. Ребенок был удивительно похож на своего далекого потомка, юного Фараона, словно зеркальное отражение.

Давай, достаем осторожненько и забираем с собой, — шепнул Валька. — Мимо великана проберемся, потом в подземный ход и к рыцарю. Он нам, наверное, подскажет, как побыстрей домой попасть.

Мальчишка перегнулся через край саркофага, протянул руки, намереваясь поднять царственные останки.

И тут же отпрянул, громко вскрикнув от ужаса. Да и было от чего!

Принц открыл глаза, потом улыбнулся во весь рот, сверкнув в темноте белоснежными зубками, а затем и привстал в своем ложе. И тут же, подняв клубы многолетней пыли, захлопнулась дверь. Ослепив на мгновение, зажегся яркий свет, льющийся из невидимых светильников.

А Принц так, полусидя, начал беседу с неудачливыми похитителями тел.

— Вот вы и пришли. Удивлены, не так ли? А я, глупец, все надеялся, что рано или поздно смогу вас остановить. Но вы преодолели все преграды. Однако теперь-то вам не спастись. Хотите перед смертью узнать разгадку всего происходящего?

Мальчишки переглянулись. Страха еще не было, они не могли осознать и принять слова Принца о близкой смерти, и не из таких передряг выбирались. Но узнать тайну хотелось, не зря же топали в такую даль. Кларки кивнул.

— Ну что же, слушайте. Дело в том, что я узнал о грядущей гибели Империи Атлантов и заранее предпринял меры, организовал собственное похищение, потом распустил слух о моей преждевременной смерти. Мои слуги выстроили эту гробницу. Я вывез с собой множество рукописей, в которых сохранилось наследие Империи. И по ним я воссоздал древние механизмы, по мощности не имеющие себе равных. Защитное поле не дает потомкам Империи взять под контроль мои действия, они даже не знают, что я жив. Вот и присылают Избранных за моей мумией. Но их усилия тщетны. Никто не в силах остановить исполнение моих величайших замыслов! Знаете ли вы, что я задумал?

— А чего тут знать, — пробормотал в сторону Валька, — известно что, захватить власть над всем миром...

— Откуда ты узнал про это? — поразился Принц Арунас Двенадцатый.

— Ха, делов-то... Про это все психи мечтают, у нас их полно было, мы по истории проходили.

— Я не псих, — усмехнулся Принц. — В отличие от них, у меня есть весомые доводы. Пойдемте, покажу кое-что.

Принц решительно выпрыгнул из каменного ящика, подошел к стене, нажал на потайную кнопку и открылась дверца, ведущая внутрь.

Контраст был разительным: после тесной полутемной каморки открылась величественная панорама пещеры невероятных размеров. Ее стены и потолок были почти недоступны взгляду. На ровных монолитных постаментах расположились странного вида приборы. Внутри у них что-то двигалось, переливалось в хитросплетении десятков трубочек разного диаметра и длины. Фонтаны искр рассыпались вокруг, стоял ровный гул, усиленный многократно эхом. Рядом со странными механизмами сновала не менее странная обслуга, маленькие человечки в нелепых нарядах постоянно что то проверяли, подкручивали, подливали.

— И как вам все это нравится? — громко спросил Принц Арунас, перекрикивая шум. — Не правда ли, грандиозное зрелище? Вам отсюда не уйти живыми, поэтому я могу спокойно все рассказать и показать. Мне ведь не терпится похвастаться! Никто на Земле еще не создавал подобное, даже мои предки Атланты не успели, у них были сделаны лишь чертежи.

И Принц повел мальчишек на экскурсию по залу.

— Этот механизм создает реальную иллюзию, — сделал плавный жест рукой Принц. — С его помощью я и организовал нашествие Ящеров-Нагризулов. Не правда ли, было очень правдоподобно? Правда, радиус действия не такой большой, но я работаю над этим. Пройдем дальше...

Следующая машина создавала поле злобы, ненависти и взаимоуничтожения у всего живого. Именно это поле и действовало сейчас вокруг горы. Затем Принц показал механизм, который позволил ему стать невидимым для потомков, погасив все излучения, сканирующие прошлое.

— Посмотрите на это чудо, — подвел Принц гостей-пленников к очередному экспонату. — Знаете, что это такое? Всего-навсего машина времени! Но я довел схему до совершенства, и теперь мне подвластно не только прошлое, но и будущее.

— А вот это моя гордость — подошел Принц к большому светло-голубому прозрачному шару, обвитому проводами и трубками. Внутри шара вспыхивали точки-звездочки невероятной красоты, они завораживали взор, отключали сознание, гипнотизировали.

Мальчишки поскорей отвернулись, иначе простояли бы так целую вечность.

— Именно этот замечательный прибор и позволит мне завоевать мир. Он вырабатывает особый вид энергии, небольшого импульса которой вполне хватит, чтобы стереть с лица Земли целый материк. Не верите? Я уже провел испытания. Хорошо ли ты помнишь историю своего мира, Валя?

Валька слегка смутился, пожав плечами — он ведь был далеко не отличник.

— Так вот, я выбрал в будущем необжитое людьми место, направил туда луч этого аппарата. Взрыв был впечатляющим. Сейчас ваши ученые называют это Тунгусским метеоритом. Бред, не правда ли? Но откуда им знать правду? А теперь я намного увеличил мощность. Вы спросите, почему же я с таким могуществом еще не захватил здесь всех и вся? Отвечу: мне мало. Намного соблазнительней поработить твой мир, Валя. В нем я смогу стать настоящим властелином. Для этого достаточно будет одного мощного удара по крупным столицам, включая и твою родную Москву. Это с легкостью поставит оставшихся в живых на колени. И тогда появлюсь я, во всем царственном великолепии. Ну как? Впечатляет?

Глаза Принца горели сверхъестественным огнем, он был так вдохновлен своей идеей, что и не ждал ответа от ничтожных человеческих существ.

— Я же говорил, псих... — шепнул Валька другу.

— Ладно, хватит. Надоело, — угас пыл у Принца. — Эй, вы там! Взять их!

Подскочили несколько гномоподобных слуг, скрутили мальчишек.

— Тащите их на Площадь Казней, будем с ними кончать, а то затянулось слишком.

Громкое название «Площадь Казней» принадлежало маленькой гранитной плите размером пять на пять метров.

В центр был вмонтирован металлический столб со скобами, к которым и прикрутили мальчишек.

— Сейчас один из моих славных приборов испепелит вас. Это будет быстро, даже не успеете почувствовать. Если есть последнее желание, можете сказать.

Валька все еще не верил в реальность приближающейся гибели. Он с надеждой поглядывал на Кларки, ожидая чего-то невероятного. А кентаврёнок шепнул:

— Заговори его, отвлеки.

Валька начал загадывать самые невероятные желания, от мороженого в стаканчике до фазана с трюфелями, жареного на вертеле. Уж заговаривать зубы он умел.

Принц пытался остановить поток невыполнимых требований, но не тут то было, он не мог вставить даже слово.

А тем временем Кларки незаметно и тихо пережег тонким лучиком веревки у себя и Вальки, но не подавал виду, держа руки за спиной, словно связанные. Дождался удобного момента, сконцентрировал энергию и жахнул сильнейшим зарядом прямо в голубой прозрачный шар!..

Что тут началось!

По стеклу пробежали трещинки, он завибрировал, все сильней и сильней.

Заметив это, гномы тут же бросили все свои дела и замельтешили по пещере, пытаясь найти выход, но тщетно.

Принц вскрикнул с ужасом:

— Что ты наделал! Сейчас же все взлетит на воздух, мы все погибнем! Я даже не успею добежать до выхода!

— Ага, размечтался, щас мы тебе станем выход искать! — сказал Валька. — Заводи давай свою Машину Времени, рванем в будущее! Кларки, бежим к ней!

Принц подлетел к нужному механизму, в мгновение ока настроил его.

— Вы останетесь здесь! Я не собираюсь брать вас собой!

Он наставил на мальчишек черную металлическую трубку, которая была на вооружении у Ящеров.

— Вот же дурак! — в сердцах крикнул Валька, — Тебе что, жалко места в машине? Двинься давай!

— Ты что, не понял? Я лечу один! — упрямо твердил Принц.

Машина тем временем набирала обороты, усиливался гул двигателей.

И тогда Валька наконец-то применил меч, висевший все время бесполезным балластом у него на бедре. Он выдернул меч из ножен и изо всех сил ударил плашмя по оружию. Трубка, блеснув на прощание, залетела в неведомую даль.

— Кларки, держи его покрепче, чтобы не брыкался!

Принцу ничего не оставалось делать, как подчиниться силе.

Яркие светлячки огоньков забегали еще быстрей, начался старт.

Свет в одно мгновение померк, наступила полнейшая тишина.

Переброс во времени был совершенно незаметен, словно простояли пять минут в отключенном темном лифте...

Глава сорок первая

Как же замечательно вдохнуть свежий морозный воздух после наполненной химическими испарениями пещерной атмосферы!

Первое, что увидели путешественники, когда глаза привыкли к яркому солнечному свету, был бескрайний простор голубого неба, сливающийся на горизонте с ослепительной белизной снежного покрывала девственной чистоты. Ни пятнышка на снегу, ни облачка на небе.

Стоп, ошибочка — черное пятнышко было. Прогретая солнцем гранитная плита, вот все, что осталось от пещеры и Машины Времени. На этом пятачке, потеснившись, с трудом разместились наши герои.

Хоть вокруг и лежал снег, но солнце припекало вполне ощутимо.

— Куда это мы попали? Ваше Высочество, куда ты нас зашвырнул, а? — Валька с любопытством осматривался, прищурив глаза.

— Какая теперь разница... — тускло ответил Принц Арунас. — Мне теперь все равно. Все мои труды пропали даром, архивы рукописей восстановить невозможно, делать я ничего не умею, даже основ магии не успел изучить. Зачем мне теперь жить?..

Теперь это был не грозный завоеватель Вселенной, а обычный мальчишка, грустно сжавшийся в маленький тугой комочек. Обхватив себя за плечи ладонями, он вдавил подбородок в колени, закрыл глаза и замер, отключившись от всего происходящего.

Кларки взглянул на Принца и у него перехватило горло от жалости, от желания помочь хоть чем-нибудь.

— Ваше Высочество, да брось ты... Все еще наладится, вот увидишь. Нам бы только домой попасть, а там для тебя найдется занятие, будешь своим потомкам Атлантам помогать, они ведь ждут тебя!..

Кентаврёнок поглаживал Принца по спине, но толку не было, Принц оставался безучастным к словам утешения.

— Это все, конечно, замечательно, — Валька не был так благодушно настроен. — Но что делать-то? Сами мы идти не сможем, замерзнем ночью запросто. Но ведь и здесь сидеть тоже нельзя. Вот задачка, блин!.. О, придумал. Кларки, где там талисманчик твой? Он нам уже столько раз помогал, может и теперь выручит?

Едва он произнес эти слова, как рядом с ними заклубился, собираясь в облачко, фиолетовый туман.

— Кларки, твоя работа? — удивленно спросил Валька. — Вроде слишком быстро.

— Нет, я еще не успел ничего сделать, — кентаврёнок был поражен оперативностью не меньше друга.

И тут из облака шагнул на снег юный Фараон.

— Здравствуйте, я очень рад видеть вас живыми и невредимыми!.. — улыбаясь, произнес он. Потом, удивленно покачивая головой, оглядел своего пращура, Принца. — Я вижу, нам есть о чем поговорить... Но давайте продолжим беседу не здесь, а в Храме Атлантов, где вы уже побывали. Зайдите в это облако вслед за мной.

И Фараон первым шагнул вперед, скрывшись из виду за дымной завесой.

Валька, подхватив безвольно болтающееся тело Принца, прыгнул туда же. А кентаврёнок завершил телепортацию...

Знакомый и такой родной зал Храма Атлантов радушно распахнул объятия, встречая вернувшихся с победой Избранных.

Фараон расположился на троне, Принц устало присел на ступени у его подножия, Вальке был предложен обычный стул, сплетенный из лозы, но очень удобный. Ну а кентаврёнок, как обычно, примостился на полу. Правда, на шикарном мягком коврике.

— Мой народ весьма благодарен вам, Избранные, за оказанную услугу. Вы преодолели невероятные трудности и смертельные опасности. К сожалению, мы потеряли вас из виду и не могли помочь. Лишь только теперь, благодаря излучению этого медальона, мы смогли засечь ваше месторасположение и сразу поспешили навстречу. Расскажите же скорей, как вам удалось найти и спасти Принца?

— Ну, это слишком долгая история, — зевнув от усталости, сказал Валька. — Пусть Его Высочество сам расскажет, потом, если захочет. А нам бы домой побыстрей, а?

— Пусть будет так, — величественно заявил Фараон. — Но мы обещали исполнить любые ваши желания. Чего бы вам хотелось больше всего на свете?

— У меня есть одно заветное желание, — поторопился с ответом Кларки. — Вот только... Теперь даже и не знаю... Теперь у меня и второе появилось...

— Скажи оба, а мы решим, как быть — позволил Фараон.

— В общем, мне хочется часто видеться с Валькой, мы ведь друзья. Но он живет в будущем, а я в прошлом, и нас разделяют сотни лет. А второе желание... Мне слишком неловко говорить об этом. Вы же умеете читать мысли, посмотрите сами, ладно?

— Ну что ж, первое желание вполне нам под силу. Тебе будет сообщен код, набрав который, ты сможешь перенестись в определенное заранее время и место, так что вы сможете встречаться, когда захотите. Второе желание немного сложнее, мы подумаем, как его исполнить. А чего хотелось бы тебе, Вальтер?

Ну и вопросик... Вальке хотелось всего и сразу. Но нужно было выбирать. Раньше пределом его мечтаний был крутой навороченный компьютер с кучей дисков, но после всего пережитого это казалось таким мелким, таким пустым. Валька теперь понял, что в жизни есть вещи поважнее. Дружба, верность, честность, смелость, плечо друга в нужную минуту, протянутая вовремя ладонь — вот что может преодолеть любые преграды. И как жаль, что в современном Валькином мире все это постепенно заменяется зеленым богом — долларом.

Крепко задумался мальчишка, но все же сделал наконец выбор.

— Я хотел бы помогать людям, попавшим в беду. Подарите мне такой же талисманчик, как у Кларки, чтобы я мог вытащить из прошлого детей, которым грозит смерть, как вы спасли когда-то моего друга. Я найду на Земле безопасное место, куда и буду их переносить. Пусть живут спокойно, никого и ничего больше не опасаясь. Вот такое у меня желание...

— Кажется, мы недооценили твое благородство, Вальтер... — задумчиво сказал Фараон. — Так тому и быть. Возьми талисман и этот свиток, здесь нужные комбинации цветовых кодов. Теперь ты сможешь свободно перемещаться во времени и в пространстве. Но к сожалению, в будущее ты попасть не сможешь.

В руке Фараона блеснуло золото и вскоре медальончик уже мирно покоился на Валькиной груди.

А Принц Арунас Двенадцатый низко склонил голову, скрыв ехидную ухмылку. Ему-то будущее подчинилось.

— Ну, а теперь домой! — хлопнул в ладоши Фараон и два маленьких облачка скрыли наших героев...

ЭПИЛОГ

Ну конечно же, они не поверили ни единому слову!.. Золотой медальон, единственное доказательство правдивости рассказа, Валька показывать не стал.

Но он был рад встрече с одноклассниками — оказывается, и по школе можно соскучиться!..

В радостно-возбужденном настроении Валька и прибежал домой после уроков. Он вставил ключ в замочную скважину, но мама распахнула дверь и прямо с порога весело сказала:

— А у нас гости! Проходи скорей, мы тебя заждались!..

Валька бросил портфель в угол и прошел в гостиную.

Сидевший на диване мальчик чинно поднялся навстречу. Облаченный в новенький джинсовый костюм, купленный Вальке еще весной в ЦУМе, он неловко сжимал пульт от телевизора, не догадываясь отложить в сторонку.

В первый момент Валька не узнал гостя. Но застенчивый взгляд огромных серых глаз, такой знакомый и близкий, расставил все по своим местам.

— Кларки... Невероятно, — прошептал Валька, не веря своим глазам. — Это ведь ты? Но как... Как тебе удалось?

Как у тебя это получилось?!

— А это и было мое самое заветное желание. Теперь я могу превращаться в обычного мальчишку, правда, всего на полдня. Но нам ведь и этого хватит, правда? — Кларки ничуть не изменился, ну, почти.

— Как же я рад тебя видеть, ты не представляешь! — твердил Валька, притащив друга в свою комнату.

Они обнялись, крепко-крепко...

Оставим их наедине, ведь они так долго не виделись. Целых три дня!..

Им есть о чем поговорить, что вспомнить и о чем помечтать.

А впереди у них еще вся жизнь!..

КОНЕЦ


home | my bookshelf | | Кларки первый и единственный |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу