Book: Земля. Second edition.



Глава первая

Утро...


— Ну ты чего молчишь? Почитай хоть что-нибудь... — едва открыв глаза, сонным капризным голосом заявил из постели Денис.

Недолго думая, я выдал отрывок из Бианки, что-то про лес.

— Издеваешься, да? — с обидой сказал Денис. — Усыпить меня хочешь по новой?

— Вставай уже, всю школу проспишь, — я не стал с ним спорить, себе дороже.

Денис сладко потянулся, зевнул и перевернулся на живот.

— Сделай массаж, а?

— А школа?

— Школы бегать не умеют! И моя никуда не денется, — авторитетно сказал Денис.

Ладно уж, выпросил.

Я присел рядом и положил ладони на тонкие ребрышки.

— Ауф!! — взвизгнул Денис, — ты опять! Пальцы прогрей!

От смущения я ничего лучше не придумал, как свернуть стрелки на него самого:

— Сколько раз тебе говорил — увеличь мне модуль памяти хоть на два дубля! А ты все — «завтра, завтра...» Вот и терпи. Я же забываю все время.

Но, конечно, мучить его не стал, а быстренько провел термокоррекцию. Ладони в секунду разогрелись и Денис удовлетворенно ткнулся носом в подушку.

Однако время поджимало и я не мог позволить этому безответственному лентяю продолжать нежиться в кровати.

Провел несколько раз по плечам, по спине и ткнул пальцами ему в подмышки, защекотал.

— Так нечестно! — закричал, отбрыкиваясь, Денис и слетел на пол.

Сна как не бывало.

— Вы что там шумите? Опять Денис не хочет вставать? — послышался из-за двери мамин голос.

— Я уже встал! Это Ильмар надо мной издевается! — со смехом заложил меня вредный мальчишка.

— И правильно делает. Хоть кто-то в этом доме может с тобой справиться! Одевайся быстрей, завтрак остынет.

— Ильм... а сходи за меня в школу... — тихим нежным голоском попросил Денис.

Каждое утро он пытается меня уговорить, хоть прекрасно понимает, что это невозможно. И каждое утро я повторяю:

— Даже и не думай. Ну и что с того, что мы похожи? Меня же вычислят прямо у ваших ворот! Они там всю электронику заворачивают обратно — хоть компьютер, хоть калькулятор. Чтобы у детей мозги не засохли. Было бы чему сохнуть... — добавил я малость ехидства, чтобы не задирал нос.

— Ладно, ладно, умный слишком... А жаль, такая хорошая идея была... — натягивая брюки, бурчал Денис. — Мам, а носки где?! — закричал он, даже не подумав сперва поискать.

— Где всегда, в ящике, в нижнем. Ящик в шкафу. Шкаф на полу. Пол в... — спокойный мамин голос насмешливо звучал из кухни.

— Нашел, нашел... Все надо мной смеются... Ладно, ладно... — Денис запрыгал по комнате, сшибая на ходу легкую пластиковую мебель. Белоснежный носок извивался в его руках, как живая форель. Справившись с одним, мальчишка упал на кровать, переводя дух.

Я спокойно стоял у окна, разглядывая изумрудную зелень в палисаднике. С Денисом каждое утро сплошные приключения — то учебники вовремя не сложит; то одежду разбросает куда ни попадя; то вообще прикинется «умирающим лебедем»

— Уфф, наконец-то... — послышалось за спиной.

Я обернулся. Посреди комнаты стоял образец школьника 2111 года. Выглаженный синий костюм с четырьмя блестящими рядами пуговиц; узкий фиолетовый галстук; сиреневые полупрозрачные туфли из полуэстра.

Картинка...

Никто бы не узнал в этом прилежном мальчике встрепанное безалаберное существо двенадцати с половиной лет. Кроме родной матери, отца, ну и, конечно, меня.

Денис чинно проследовал в столовую, тщательно минуя ванную комнату. Я сделал вид, что не заметил. И то, взрослый парень, сам пусть решает, когда надо умываться, а когда и так сойдет.

На столе дымилась тарелка с омлетом. Стакан апельсинового сока покрылся капельками влаги.

— Садись, горе мое... — мама сложила руки на груди и с легкой улыбкой стала наблюдать за чадом.

Денис быстренько запихал в рот омлет, не тратя время на утомительное жевание. Сок исчез столь же стремительно.

— Спасибо, очень вкусно! — с полным ртом невнятно сказал Денис, схватил черный плоский кейс и умчался.

Через мгновение дверь открылась — Денис просунул в щель свою непутевую голову и крикнул:

— Ильм, пока! Не скучай!

Я уж было собирался обидеться, что он забыл попрощаться... Вспомнил все же!.. Молодец...

Нет, определенно блок эмоций иногда становится совершенно лишним...


Мама Дениски, проводив сына, засобиралась на работу. Наведя красоту у зеркала, она передала мне черную кассету со списком продуктов.

— Ильмар, пробей все это по Службе Доставки. Ну и посмотри, может я что забыла. У тебя это хорошо получается. А я побежала. Да, накорми нашего оболтуса, когда из школы вернется. Все, до вечера!

Дверь щелкнула био-замком во второй раз и дом погрузился в тишину.


Я послонялся по комнатам, сопровождая робота-уборщика. Через полчаса отключил его и закрыл в кладовую.

Сунул кассету со списком в приемный блок компьютера, пробежал глазами по монитору — вроде все в порядке, можно отдавать в заказ.

Вскоре пискнул зуммер и пластиковые пакеты посыпались в приемник один за другим. Я переложил их в холодильную установку и устало потянулся — теперь можно было заняться своими делами.

Переключил компьютер в Глобал-режим. Пока на экране медленно раскручивался стерео-глобус, я решал, куда отправиться сегодня.

Пора увеличить книжный запас... В Библиотеку Вашингтона? В Александрийскую? Или в Московский Литфонд?

Ай, пусть само решает!

Я наугад ткнул в список библиотек.

Хм... Это серьезно... Гарвард. Так тому и быть.

Я положил ладонь на системную панель и закрыл глаза. Блок Познания начал пополняться...

Глава вторая

Мелодичная соловьиная трель вытащила меня в реальность. Странно, вроде гостей не намечалось. Но ведь кто-то упорно продолжает трезвонить!

Я нехотя отключил компьютер и подошел к видеофону. На экране виднелась знакомая-презнакомая личность — Денис!

Что это он так рано? Уж не сбежал ли? А что, с него станется!

Я нажал комбинацию кнопок и входная дверь открылась.

Денис вошел в коридор и швырнул кейс в угол.

Увидев, что мальчишка не в настроении, я не решился расспрашивать.

— Этот гадский биозамок не хотел меня домой пускать, прикинь! — раздраженно сказал Денис, не в силах играть в молчанку. — Я ладонь подставляю, а он мне: «Ваш индекс заблокирован!» С какой это радости?! Я его чуть камнем не пришиб! Напридумывали всяких штучек!

— Я проверю, не волнуйся так. Сейчас техника вызову, — миролюбиво сказал я. — А почему так рано? Еще три часа занятий...

— А, ерунда! Сегодня сокращенный день. Завтра в школу приезжает комиссия из ГлавУчКорпуса. Так вызвали целую кучу роботов-уборщиков, порядок наводить. А нас по домам разогнали, чтобы не мешались.


Ну-ну... Даже не знаю, правда или очередная легенда? Денис наш фантазер еще тот!..

— Есть будешь? — заботливо спросил я.

— Не, сок выпью. Жара на улице, жуть. Наверное, к вечеру дождь включат.


Денис прямо в школьной форме прошел на кухню, набрал стакан яблочно-лимонного сока. И спросил:

— Ну, а ты чем занимался? Скучал? Я же говорил, сходи вместо меня хоть разик.

— Я скучать не умею. На свете столько всего интересного! И все хочется узнать.

Денис скривил нос.

— А мне уже надоело учиться. Вот если бы... Если б приключения какие-нибудь! Жаль, что отец не хочет меня с собой на Базу взять... Вот где и правда интересно!

(Отец Дениса служил борт-механиком на одном из крейсеров Космофлота и работал в районе Юпитера)

— Ну, он же обещал. Исполнится четырнадцать, тогда и возьмет. Раньше ведь не пускают за орбиту, сам знаешь.

— Знаю... — печально сказал Денис.

— Да ладно тебе, не грусти. Ну, хочешь, я его попрошу сегодня, когда он домой придет.

— Не надо, я сам спрошу. У них как раз через месяц новая экспедиция начинается. А вдруг и согласится... — сказал Денис безо всякой надежды.

Он поставил опустевший стакан на стол.

— Пойду переоденусь...


Вот до чего грусть-тоска доводит человека — он даже переодеваться сам идет! Раньше бы так до маминого прихода и проболтался в форме по дому.

Денис надел легкий новомодный костюмчик — блестящий, как капелька ртути. Солнце бросало на него лучи и разлеталось звонкими пятнышками по стенам.

Однако даже столь радостная расцветка не смогла разогнать на его лице мрачность и грусть.


Чем бы его развлечь?

— Денис, да брось ты... Жизнь только начинается, все еще будет! Давай пока что игру заведем, ту, что позавчера скачали?

— Давай... — безрадостно сказал он.


Я включил гала-экран и в стене появился большой проем, заполненный голубоватым свечением. Вскоре на этом экране замелькали космические монстры всевозможных расцветок и калибров. Они успешно молотили друг друга, заодно разнося в пух и прах ближайшие галактики.

Звон, писк, скрежет и грохот заполонили комнату.

Постепенно Денис увлекся. Он яростно сжимал объемный джойстик и при этом комментировал удачные попадания возгласами первобытных неандертальцев.

Я не отставал, но и не стремился обгонять — пусть считает себя непревзойденным мастером. Это полезно для подрастающего человеческого организма.


Зато я был наделен реакцией просто нечеловеческой: едва за спиной послышалось тихое поскрипывание и покашливание, как я схватил стул, занес его над головой, стремительно повернувшись к неизвестному гостю.

Легкое облачко висело посреди комнаты, переливаясь всеми цветами радуги. Изнутри и доносились непонятные звуки.


— Успокойтесь, молодой человек! Поставьте мебель на поверхность. Вам и вашему другу ничего не угрожает.


Скрипучий голос, совершенно без интонаций, не внушал доверия. Но стул я все же опустил, потому что не представлял, как его можно использовать против облака цветной пыли.

Денис, почуяв неладное, нажал паузу и тоже с любопытством принялся разглядывать пришельца.


— А вы, собственно, кто? — спросил он на правах хозяина. — И как попали в дом?

— Разрешите представиться, — церемонно произнесло облако. — Первый Главный Подкапитан Династии Лургов Енг-Инг.

— Очень приятно... — растерялся слегка Денис. — А меня зовут...

— Не надо, не трудитесь. Я прекрасно осведомлен о присутствующих. Хотя... Вы — Денис. Ученик 7-класса Общей Республиканской Школы. А кто же вот этот мальчик? Ваш брат? Но у вас нет братьев, судя по нашим последним данным...

— Нет, нет, я не брат, — вступил я в беседу. — Я робот модели ILMAR-IV, улучшенной модификации. Сделан по личному заказу отца Дениса, с точной копией внешности.

— Да, теперь я вижу, механическая сборка с присутствием интеллекта. Но это же все меняет!! Какая нелепая ошибка!


Облако расстроено опустилось на диван, стоявший у стены. Съежилось и слегка потускнело.

— Вы чем-то расстроены? — участливо спросил Денис.

— Нет, не расстроен. Я разбит, уничтожен, расплавлен в ноль... Ведь это же именно я проводил все расчеты. А тут такая накладка...

— Да объясните же, в чем дело? Может, еще все исправимо, — попытался успокоить гостя я.

— Ну что ж... Спешить теперь никуда не нужно, ошибку не излечить... Слушайте... дело в том, что... Наша цивилизация на несколько миллиардов лет старше земной. И мы уже давно наблюдаем за вашим развитием. Пока все шло по известным нам правилам и законам, мы не вмешивались и думали, что так будет и впредь. Однако совсем недавно, несколько тысяч лет назад, на моей планете произошла глобальная катастрофа — ядро под влиянием центробежных сил разорвало поверхность и разнесло планету в клочья. Тогда мы были готовы к такому повороту событий и заблаговременно переселились в вашу Солнечную Систему. Но, конечно же, далеко не все, а лишь наиболее достойные. Мы обустроили несколько поселений на Четвертой Планете, которую вы зовете Марс. Но несчастья и тогда не покинули нас... Мы перессорились... Каждый стремился управлять, совершенно не вникая в желания остальных... Началась война. И огромные города стали приходить в запустение. Сейчас осталась лишь горстка от некогда великой Династии Лургов. Планету затянуло красными песчаными болотами и жить на ней стало невозможно. Последние из Лургов основали колонию на астероиде, между Юпитером и Марсом. Глупая, ничтожная жизнь... От былой мощи не осталось и следа... И каждый последующий год приближает нас к бесславной гибели.


— Печальная история, — сказал я. — Но мы-то чем можем помочь?

— О, это очень просто. Нашему древнему народу необходима свежая кровь. Нет, нет, не пугайтесь! — воскликнул Енг-Инг, увидев испуганные глаза Дениса. — Я сказал это образно. Мы всего лишь возьмем небольшую толику интеллекта у мальчика.

— А почему это именно у меня? — у Дениса слегка задрожал голос.

— Действительно, почему из двенадцати миллиардов человек вы выбрали именно Дениса?

Облако скрутилось в спираль, изображая смущение.

— В этом и состоит мой просчет... Мы сканировали уровень интеллекта у всех жителей Земли. Конечно, это был громадный многолетний труд... Оказалось, что лишь один ребенок обладает подходящими параметрами. И вот теперь, что я вижу? Интеллект разумной машины наложился на детский уровень сознания! Что теперь прикажете делать? Я вынужден возвращаться ни с чем...


У Дениса отлегло от сердца. Он поерзал на стуле, взглянул на меня.

— Ну, вы поищите кого-нибудь другого, — предложил я. — Наверное, есть и поумней дети.

Денис обиженно засопел, но промолчал.

— Кстати, а почему именно детский разум вы решили использовать? У нас есть знаменитые ученые...

Енг-Инг тут же прервал меня, не дав договорить.

— У ваших взрослых интеллект уже сформирован и не имеет путей развития. У детей же совершенно иная картина. Что же делать, что же делать...


Подкапитан принялся покачиваться из стороны в сторону, напоминая свернувшуюся клубком разноцветную кошку.

Мы не вмешивались — его проблемы, пусть сам и решает. Мы просто разглядывали первого в нашей жизни инопланетянина.


Через минуту он стремительно взлетел под потолок, покружился по комнате и замер у меня над головой.

Расцветка стала еще ярче — должно быть, Енг-Инг придумал какое-то решение.


— Я заберу на Иргун вас обоих!

— Чего?.. Куда?!.. — спросили мы одновременно. — Что значит, «заберу» А если мы не согласны?

— Успокойтесь. Ничего плохого с вами не случится. Иргун — это астероид. Слетаем туда, проведем более подробные исследования. Может быть, получится вас как-то соединить, пусть и виртуально. Да и Свет Лургов наверняка уже в нетерпении. Поехали!!


И, больше не рассуждая ни о чем, Подкапитан надвинулся на нас серой плотной массой, обволакивая, словно киселем...



Глава третья

Как удалось нам перенестись через космический вакуум, да еще за считанные мгновения? Это не поддавалось никакой земной логике. Наши ракеты добирались бы до Пояса Астероидов не меньше полугода!

А тут... Не успел я даже сосредоточится, как темнота расступилась и Подкапитан Енг-Инг вновь превратился в ласковое облачко, скроенное из цветных лоскутков.

— Вот и все, — мягко сказал он. — Спешу повторить, вам совершенно нечего опасаться! Пойдемте, я представлю вас Свету Лургов.

Денис все еще обалдело хлопал ресницами, оглядывая помещение, в которое нас занесла нелегкая.

И чему он так удивлялся? Обычная бесформенная пещера, вырубленная в сером камне. Громадный потолок, почти невидимый снизу. Стены отполированы до блеска, но без идеальных форм, к которым привык глаз землянина. Вкривь и вкось... Словно архитектор перечил сам себе, исправляя сделанное и уничтожая созданное.

Впрочем, разглядывать нам не дали — Подкапитан быстро поплыл вдоль узкого полутемного коридора. Я, придерживая Дениса за руку, двинулся следом. Верить сладким речам о полной безопасности я не собирался и был настороже.

Коридорчик плавно растворился в большом круглом зале, заполненном каменными ступенями, словно амфитеатр. Едва мы вошли, в воздухе разлилось белое матовое сияние и послышался басовитый гул. Эта низкая нота усиливалась, заполоняя собой все вокруг, наполняя душу тревогой. Да, не удивляйтесь, я почти не сомневался, что и у меня образовалось некое подобие души...

Словно из ниоткуда на ступени проникали белесые существа. Маленькие, ростом пониже нас с Денисом. И очень напоминали лесных обезьянок — лемуров. Такие же огромные черные глаза без зрачков; тонкие пальчики на длинных руках; большая голова, похожая на дыню... Существа громко стрекотали, как сверчки, разглядывая нас.

— Кто это? — тихо спросил Денис у Подкапитана.

— Это и есть Свет Лургов. Так мы называем Высший Суд Спасшихся. Они должны дать разрешение.

— Так если разрешение еще не получено, зачем же вы притащили нас сюда?! — возмущенно вскрикнул Денис.

— А куда они теперь денутся, — судя по интонации, ухмыльнулся Енг-Инг.

— Скажите, почему они так не похожи на вас? — спросил я.

— Похожи, похожи. Просто это у меня защитная межзвездная оболочка. Вот сниму и тоже стану таким. Но это потом, сейчас некогда. Начинается...


Громкое пчелиное гудение, к которому мы уже приноровились, стихло.


Подкапитан мягко вытолкнул нас в центр площадки. Денис смущенно поежился — десятки немигающих глаз внимательно разглядывали нас с ног до головы.

В первом ряду поднялся один «лемур» и, показывая на нас тонкой четырехпалой ручкой, произнес целую речь, порядочно утомив и нас, и всех присутствующих. Нет, я-то не знал усталости, а вот Денис переминался с ноги на ногу, еле сдерживаясь, чтоб не зевнуть. Даже пришлось поддерживать его под локоть.


Выслушав еще тройку «лекций», я шепотом спросил у Подкапитана:

— Долго еще они будут обсуждать?

— Тшш... Тише... Не принято перебивать... Сейчас заканчивают...


И правда, последним поднялся «лемур», явно отличавшийся от остальных и ростом и неспешным величавым поведением. Он степенно спустился к нам, склонился к моему лицу и, не раскрывая рта, произнес:

— Добро пожаловать, земляне, в наш гостеприимный дом. Свет Лургов благодарит вас за согласие. Теперь вас проводят в грот Исследований, где проведут полное, простите за повтор, исследование ваших организмов. А Подкапитан Енг-Инг будет вас сопровождать, чтобы искупить свою вину за неприятную ошибку.


Мы покорно двинулись вслед за нашим облаком. Я принялся расспрашивать на ходу:

— Кто это был?

— О, это сам Великий Лург Энь-Зоу, по вашему — президент. В общем, самый главный.

— А откуда вы знаете наш язык?

— Детский вопрос. Про телепатию слышал? Мы не языком разговариваем, а мыслями.

— А почему «Свет Лургов»? Может — «Совет»?

— Ты решил, что я в словах запутался? Да, это иногда со мной бывает, но не в этом случае. Свет — потому что несет ясность и сохраняет светлую жизнь для всех лургов. Еще вопросы есть?


Вопросов было множество, но задать их я не успел — мы пришли.

На этот раз комнатка оказалась маленькой и почти земной. Она была наполнена непонятными приборами, что жужжали и гудели на все лады. Сверкали огоньки, в основном зеленого и красного цветов. Ну полное сходство с Медицинским Отсеком, где мне пришлось побывать лишь однажды, вместе с Денисом. Его там лечили, а я так, за компанию — роботы ведь не болеют.


Тут же подскочил маленький шустрый лург, схватил за руку Дениса:

— Пойдемте скорей, вот сюда, вот сюда!

— Эй, полегче! — Денис брезгливо выдернул ладонь из цепких пальчиков. — Я и сам пойду, если надо.

— Простите, я совсем не хотел вас оскорбить, — склонился в поклоне лург. — Я совершенно не знаю, как обращаться с человеческим материалом.

— Сам ты материал, — пробурчал Денис. — А у меня имя есть.

— Ну хватит, не хватало еще поссориться, не приступив к работе! — вмешался Подкапитан.


Денис глубоко вздохнул и спросил дрожащим голосом:

— А больно не будет?..

— Нет, что вы! Даже ничего не почувствуете! — убежденно ответил «врач» — Пройдите вот сюда.

Он подвел Дениса к низкой кушетке, покрытой гладкой прозрачной пленкой.

— Ложитесь, пожалуйста. Только снимите вначале оболочку.

— Чего? Какую оболочку?

— Он хочет, чтобы ты снял комбинезон, — шепнул я.

Денис пожал плечами и стянул костюм.

— Пожалуйста, все снимите, — настаивал лург.

— Ну чего пристал!.. — уже чуть не плакал Денис. — Что же мне, совсем раздеться, чтоли?

— Да-да. Лишняя ткань будет мешать точному обследованию.

— Денис, не стесняйся, здесь все свои, — подбодрил Подкапитан.


Неловко поежившись, пооглядывавшись по сторонам, Денис быстро стянул плавки и улегся на кушетку, прикрываясь ладонями.

«Врач» тут же засуетился, щелкая клавишами и переключая приборы. Сверху, прямо с потолка, плавно спустилась сфера размером с арбуз. Она зависла прямо над головой у Дениса и засветилась ровным малиновым светом.


Я ни на мгновение не снижал готовность к вероятному бою. Едва лишь почувствую малейшую угрозу для жизни Дениса, тут же расколочу здесь все в пух и прах! Я уже мысленно подготовил план отступления — постараюсь захватить оболочку-скафандр у Подкапитана. А то и вовсе возьму его в заложники. Конечно, сейчас эти рассуждения кажутся наивными...

Тем временем сфера принялась медленно вращаться, словно глобус. Денис внимательно и слегка испуганно следил за ней.

— Ну, вот и все, — удовлетворенно произнес «врач»

— Как все? Так быстро? — удивился Денис и приподнял голову.

— Да-да, поднимайтесь. Полное сканирование интеллекта произведено. Теперь очередь вашего друга.


Ну, начинается. Сейчас он примется за меня. Ладно, так и быть, пусть помучается. Я тоже сбросил одежду и лег на освободившееся место.

Сфера вновь принялась вращаться. В голове что-то завибрировало. Я отчетливо почувствовал, как нечто невидимое принялось прощупывать мой Блок Разума.


— Ничего не понимаю... — вдруг забормотал про себя «врач», склонившись над прибором.

— В чем дело? — забеспокоился Енг-Инг.

— У него совершенно непонятные параметры. Как будто он неживое существо. Разве это возможно?

— Ах, да, я ведь совсем забыл предупредить. Это не человек, а механизм. Робот. Машина.

— Так что же вы... Ну как же так можно! — закричал «врач» и моментально отключил сферу. — Излучение же могло полностью вывести его из строя! И я теперь не знаю, что с ним произошло. Как вы себя чувствуете?


Я пошевелил руками, повертел головой, потом поднялся. Все цело, никаких неприятных последствий. О чем и заявил.

— Ну, вот и славно, — облегченно вздохнул «врач»

Пока я одевался, лурги посовещались на своем сверчковом языке и «врач» попросил меня пройти еще одно обследование — на этот раз предназначенное для искусственной техники. И зачем мы только согласились...

Глава четвертая

Снимая с меня датчики, «врач» приговаривал:

— Эти земляне, оказывается, не такие глупые, как мы себе представляли. Почти полная копия человека, даже не отличишь сразу.

— А вы как думали, — гордо заявил Денис, словно это он и есть Главный Конструктор. — У нас там еще и не такое имеется!

— Пройдемте в Общий Технический Зал, — поторопил нас Подкапитан Енг-Инг. — Разговоры потом, надо дело делать.


Далеко идти не пришлось, лишь пять минут по узкой анфиладе из каменных колонн. Мы вошли в зал и не сговариваясь вскрикнули от удивления.

Посреди огромной полупустой комнаты до самого потолка возвышался световой столб, окутанный крошечными звездочками-пылинками. Они вились вокруг, словно светлячки над фонарем, в замысловатом быстром танце.


Подкапитан был доволен произведенным эффектом:

— Понравилось? Такого у вас уж точно нет! Это величайшее изобретение наших ученых. Умеет практически все! Ну, почти все. Чтобы вам было понятней — если соединить все ваши компьютеры и увеличить в миллион раз, то получится ничтожная доля этого СуперМозга. Сейчас мы подключим вас к нему и он снимет соединенную копию ваших мысле-образов. По этой матрице мы и будем производить дальнейшее восстановление Лургов.

— Подойдите вдвоем вот на эту площадку, — махнул рукой «врач», — встаньте рядом и замрите.


Мы шагнули на небольшой каменный пятачок у основания колонны. Тут же звездочки замельтешили, спустились вниз и окружили нас. Денис зажмурился, фыркнул — светлячки оказались настырными и лезли в нос, в уши, под одежду.

Хорошо, что процесс оказался недолгим. Яркая мошкара через несколько минут умчалась и оставила нас в покое.


— Вот и славно! — послышалось от входа. Это был Великий Лург Энь-Зоу, вошедший тихо и незаметно. — Мой народ очень благодарен вам, земляне. Вы оказали поистине неоценимую помощь. Теперь мы сможем восстановить угасающее сознание Лургов. В благодарность Подкапитан Енг-Инг проводит вас по всем нашим помещениям; покажет, как мы живем. И вы сможете взять с собой на Землю то, что вам понравится больше всего.

— Супер! Все-все, что понравится? — переспросил недоверчиво Денис.

— Конечно, если эта вещь не будет жизненно необходимой для Лургов, — спохватился Великий Лург Энь-Зоу.


И мы отправились на экскурсию. Которая, впрочем, оказалась хоть и занимательной, но короткой. Потому что Денис в самом начале заявил:

— Здесь, конечно, интересно, только... Мне же еще домой надо успеть, пока мама с работы не пришла!

Мамы он боялся посильней, чем всех инопланетян, вместе взятых.


Астероид изнутри походил на изъеденное гусеницами яблоко. Извилистые коридоры вились запутанными лабиринтами, пересекаясь и проникая друг в друга. Стены одних были оплавлены и превращены в гладкое серое стекло; в других — прорублены в каменной толще неаккуратно, торопливо.

Мы увидели комнаты, где стояли в ряд десятки больших коробок — спальни, как пояснил Подкапитан. Помещения, где лургам раздавали искусственное питание — неприглядное на вид оранжево-сизое желе. На предложение попробовать Денис резво замотал головой и сказал, что совершенно не голоден.

Наш гид летел вперед так стремительно, что мы почти бежали за ним вприпрыжку. Но остановиться не просили — пока что ничего увлекательного не заметили.

Спустя примерно полчаса Подкапитан вдруг резко остановился перед массивной черной дверью.

— Здесь, за этой дверью, самые великие ученые делают все новые и новые открытия, которые вернут лургам былую мощь и славу! — торжественно произнес Енг-Инг.

— А посмотреть можно?

— Да. Только ни в коем случае ни к чему не прикасайтесь!


Предупреждение оказалось не лишним. Когда дверь с металлическим скрежетом ушла в сторону, мы увидели белый, залитый солнечным светом, зал величиной с половину стадиона.

Но ходить по нему было сложно — практически все свободное пространство занимали большие стеллажи, столы, навесы и подставки.

Десятки лургов, облаченные в белые накидки, сновали между этой мебелью с ловкостью настоящих обезьянок. И щелкали кнопками, клавишами, тумблерами на сотнях приборов самых невероятных форм и размеров.

Мы с Денисом замерли у порога, восхищенные этой величественной картиной.

— Пойдемте, я покажу вам нашу гордость — телескоп. Он настолько мощный, что можно разглядеть даже самые дальние галактики в нашей Вселенной.

Мы медленно и осторожно двинулись вслед за ним, стараясь не столкнуть какой-нибудь гудящий на все лады ящик, усеянный цветными огоньками.

Но дойти до телескопа мы не успели... Внезапно взвыла громкая сирена, да так, что заломило в ушах. Я замотал головой, очищая слуховые датчики, а Денис и вовсе шарахнулся в сторону. Он упал на низкий коричневый столик и локтем прошелся по клавишам. Тут же вскочил и отбежал в сторонку, чтобы никто не заметил. Но не тут-то было! К нам мгновенно подлетели несколько лургов и принялись возмущенно чирикать, размахивая руками.

— Что они хотят? Что вообще происходит? — спросил я у Подкапитана.

Тот не отвечал, а внимательно вслушивался в их слова. Цветистая окраска его оболочки все больше и больше тускнела, приобретая серый цвет.


— Произошла ужасная катастрофа... — сказал наконец Енг-Инг.

— Это сирена, да? — подался вперед Денис.

— Сирена? При чем здесь сирена. Это всего лишь сигнал к принятию пищи. Я хочу сказать не про это...

— Да говорите же уже!

— Вы только что уничтожили свою родную планету...


Мало того, что он инопланетянин, так еще и вдобавок чокнутый! Нет, надо удирать отсюда поскорей! Я незаметно придвинулся к Денису и приготовился к действию.

Но Подкапитан продолжил скорбным, печальным тоном:

— Все очень просто... Ученые Лургов за много лет до всепланетного взрыва изучали состояние недр планеты. Нам стали известны все физические параметры этого процесса. И на основе полученных данных было создано сверхмощное оружие. Теперь мы можем разнести в пыль любую планету! Мы все подготовили к испытаниям. Настроились на небольшой астероид... И тут вы, Денис, падаете прямо на приборную панель, сбиваете все установки. И в результате — бумм!! Вашей Земли больше нет...


— Да не верю я! Что за ерунду он несет?! Там же мама и друзья мои из класса! — Денис беспомощно обернулся ко мне, заглядывая в глаза. Но что я мог возразить, если сразу поверил в эту страшную правду...

— Пойдемте, вам надо увидеть это своими глазами...

Енг-Инг направился к черному проему у дальней стены.

— Вот это и есть наш телескоп. Как жаль, что приходится пользоваться им в такой безрадостный миг.

Прямо из стены медленно показался небольшой тубус металлического цвета.

Один из лургов заглянул в него, что-то подкрутил, посмотрел снова и отошел в сторону.

— Вот... Теперь посмотрите вы...

Денис рванулся к окуляру, приник к нему и замер. А когда он повернулся... Я даже не сразу и узнал его — лицо было бледным, безжизненным; глаза немигающе смотрели в никуда; губы приобрели фиолетовую окраску. Еще мгновение, его колени подогнулись и Денис рухнул на пол столь стремительно, что я не успел подхватить его.

Я наклонился к нему и расслышал лишь:

— Что я натворил... Что же теперь делать...

Я приподнял Дениса и усадил на нечто вроде стула и шкафчика, вместе взятых.

— Пусть принесут воды, — попросил я.

Кто-то быстро подал холодную кружку с сиреневой жидкостью. На воду мало похоже, но выбирать не приходилось и я брызнул Денису в лицо несколько капель.

Он открыл глаза, посмотрел вокруг и заплакал, почти беззвучно, не вытирая слез.

Что же он там все-таки увидел? Я не мог сдержать любопытства и тоже взглянул в окуляр.

На фоне сотен звезд и созвездий кружились в черноте космоса тысячи красных камней. Они вращались в хаотическом беспорядке, постепенно разлетаясь от центра, словно в гигантском калейдоскопе. Я был заворожен величием этой картины и даже на секунду забыл, что передо мной осколки погибшей Земли...

Глава пятая

Вам никогда не приходилось побывать внутри муравейника, на который упала горящая ветка? Мне тоже. Но сейчас я совершенно ясно увидел это воочию. Вокруг началась такая беготня и суета, что даже я растерялся — с моими-то титановыми нервами.

Но чему удивляться, если произошло такое! Денис вот уже с полчаса не может опомниться. Лежит на кровати, глядит в потолок и мнет дрожащими пальцами края комбинезона.

Подкапитан Енг-Инг куда-то исчез, оставив нас на попечение медика-лурга. «Земли больше нет... Земли больше нет...» — крутилось в моей голове, но никак не укладывалось в сознании. Это просто невозможно! И вместе с тем, я видел последствия собственными глазами...

— Ильм... Может, это мне приснилось, а? — с надеждой произнес Денис, обернувшись ко мне.

Я мигом подскочил к нему, взял за руку:

— Ты не волнуйся. Сейчас мы все-все выясним. Это наверняка их приборы ошиблись, всякую чепуху показывают.



Денис только вздохнул...


Створка двери ушла в сторону и вошел сам Великий Лург Энь-Зоу. За ним протиснулся Подкапитан, все еще не снявший оболочку-облако.


— Что же вы натворили, земные детеныши... — покачал головой Великий Лург. — Теперь вся механика Солнечной системы будет нарушена и рассчитать последствия не сможет даже наш СуперМозг. Возможно, планеты сойдут со своих орбит или даже само Солнце... Само Солнце может погаснуть! Вот к чему привела ваша неосторожность...

— Я же не нарочно... — шепотом, проглатывая вновь выступившие слезы, оправдывался Денис.

— Послушайте... Мы совершенно не хотели сотворить ничего подобного. Все произошло случайно! — вступился я.

— Какое теперь это имеет значение. Случившееся не исправить... Если события примут печальный сценарий, то нам придется вновь искать убежище, теперь в других планетарных системах.

— А мы? А что будет с нами?

— Вам придется остаться навсегда с лургами.

— Неужели совсем-совсем ничего нельзя исправить? — с надеждой спросил Денис. — У вас же такие средства, такие знания!


Великий Лург задумался, потом развел руками:

— Увы... Здесь может помочь только... Даже не знаю, что...

— А что если СуперМозг все же решит эту задачу? — подал голос Подкапитан Енг-Инг.

— Ну, не знаю... Давайте попробуем...


И мы гуськом направились в отсек с СуперМозгом.

— Дети, обычные дети... Уничтожить целую планету... Бред, чепуха!.. — бормотал Великий Лург на ходу.

Мы понуро плелись следом, уже мало надеясь на результат.

СуперМозг... Действительно ли он такой мощный и умный, как его расхваливали? Как хочется в это верить!

* * *

На площадку перед колонной СуперМозга встал сам Великий Лург Энь-Зоу. Светлячки окутали его блестящим покрывалом, заплясали в завораживающем танце, принимая беспокоящий всех нас вопрос...

— Странно... — произнес через несколько минут Великий Лург, отходя от световой колонны.

— Что, что он ответил?! — сразу подскочил к нему Денис, нарушая всяческие приличия.

— Он дал такой ответ: «Если невозможно изменить последствия, то необходимо изменить причину.» Я ничего не понимаю, что все это значит?

Да-а-а... Это ж надо так закрутить... Наверное, потому и считают СуперМозг умным, что его никто понять не может.

Или все же поискать какой-то смысл? Последствия — уничтожение Земли. Причина — падение Дениса на пульт. Чтобы изменить причину, надо... Ура! Кажется, я придумал!

— А у вас случайно нет машины времени? — спросил я невзначай, словно опять попросил стакан воды.

Великий Лург и Подкапитан обернулись ко мне.

— Что это такое? Что за машина?

— С помощью такой машины можно вернуться в прошлое и восстановить будущее. У нас ее еще не придумали, только в фантастических рассказах про нее писали.

— Это была бы неплохая мысль, но ничего похожего у нас нет...

Но я не собирался так легко сдаваться:

— А может, вы знаете другие цивилизации? Что, если у них поискать?

— Разумных существ в нашей Галактике не так и много. Большинство из них находятся на низших ступенях развития. Всего три планетарные системы достойны внимания. Вернемся в тот зал, где произошло... Где случилась трагедия... Там мы сможем увидеть звездный атлас и выбрать подходящий маршрут.

— А кто полетит? — наивно спросил Денис.

— Конечно, вы! Сами взорвали, сами и восстанавливайте. А нам надо готовиться к Великому переселению. Здесь оставаться опасно — кто знает, сколько еще продержится Солнечная система!..

* * *

Черный как смоль квадрат был усеян крошечными точками-звездочками. Ни одного знакомого созвездия, хоть я и неплохо изучил астрономию.


— Это и есть наш звездный атлас, — пояснил Великий Лург, усаживаясь поудобней перед экраном.

Ему подали тонкую палочку-указку и на экране замелькал красный кружок лазера.


— Вот первый объект — планета Альд-Уркдэу. Население там, как бы помягче сказать, немного воинственное. Они называют себя Странники Уркдэу. Не представляют себе существование без постоянных конфликтов с соседями. Причем уровень развития у них на несколько уровней выше, чем даже у нас, лургов. Что еще можно сказать про них? Хмм... У них нет определенной структуры власти. Каждый Странник — сам себе и король, и президент. Объединяются лишь на время военных действий и назначают главнокомандующего — Верховный Воин Уркдэу-Сож.


Денис почесал макушку и спросил:

— А у них точно есть машина времени?

— Так кто же это может знать? Это наверняка составляет военную тайну. Я даже не уверен, что вам позволят приблизиться к планете. Но попытаться все же стоит. Итак, продолжим...

Красный лучик скользнул чуть левее, на полсантиметра. По звездным меркам — несколько световых лет.

— Здесь звездная система Зе-Ил-Корн. У этой звезды двенадцать планет и каждая из них превращена в научно-исследовательскую базу.

Жители этих планет изучают все, что только возможно. От строения собственных тел до глобальных законов существования Вселенной. Это второй вариант для поисков вашей машины. И наконец, третий маршрут: к звездам-близнецам в район Магеллановых Облаков. Планета вечных льдов — Галукс. Под километровым ледовым панцирем жители устроили свои города. Они в основном занимаются торговлей. Вполне возможно, что машину они приобрели у народов из иных галактик. Шанс небольшой, но испробовать не помешает. Вот, пожалуй, и все, чем мы можем вам помочь. Конечно, добираться придется долго, не один месяц...

— Почему? — прервал Великого Лурга нетерпеливый Денис. — Мы же можем взять у Подкапитана Енг-Инга оболочку-скафандр и перелететь туда за пару мгновений!

— К сожалению, не все так просто. Наши пылевые капсулы действуют только на ближних расстояниях, например, в пределах одной планетарной системы. А для полетов между звездами вам придется использовать нечто иное. Подкапитан, проводите наших гостей в Предполетный Ангар!..

Глава шестая

Как вскоре выяснилось, Предполетный Ангар находился на поверхности астероида, замаскированный под бесформенную глыбу оплавленного базальта. Мы вошли в него через прямой, как стрела, коридор и сразу остановились в немом восторге. На Земле мы не раз видели по стерео громадные космодромы, да и Денис пару раз бывал у отца на стартовой площадке. Но здесь... Три поистине гигантских космолета стояли впритирку друг к другу, сверкая белым металлом корпусов. Они совершенно не были похожи на земные, а скорее напоминали раскормленных дельфинов-великанов.

— Мы что, на них полетим?! — вскрикнул Денис нетерпеливо.

— Нет, конечно нет, — остудил пыл мальчика Великий Лург. — Эти корабли предназначены для межгалактических полетов и вмещают не одну сотню лургов. Для вас же предназначен один из вот этих катеров. Он двух-трехместный, компактен и вполне надежен.


Мы прошли чуть вперед и разглядели за корпусом одного из космолетов маленькие круглые шары без иллюминаторов, размером всего метра три в диаметре. Каким-то невероятным образом шары стояли на каменном полу без подпорок, стоек и прочих приспособлений.


— Ну вот, маленький, но юркий, — похвалил кораблик Великий Лург. — Влезайте внутрь и вперед! В компьютер уже введены все необходимые координаты, вам даже не придется ничего делать.

— А вдруг он ошибется, или вообще сломается, компьютер ваш? — опасливо спросил Денис.

— Не беспокойтесь, система вполне надежна.

Я хмыкнул, но промолчал — уж мне ли не знать про «надежность» машин, компьютеров и разной электронной начинки.


С громким чмоканьем на шарике разошлись в стороны две створки, открыв входной люк.

— Это чего это они? — отшатнулся Денис. — Уже прямо сейчас и лететь? А... А мы еще не готовы! Еще надо еды запас сделать и оружие на всякий случай...

Я внимательно посмотрел на него. Похоже, Денису вовсе расхотелось лететь в этом маленьком и хлипком на вид страусином яйце.

Великий Лург покачал головой:

— Все давно уже внутри. И еда, и оболочки-скафандры. Правда, оружия мы вам не дадим — это слишком небезопасно. Вряд ли вы с ним сумеете справиться.

— Сумеем, чего там! Нельзя в космос без бластеров! — настаивал Денис.

— Да-да, мы уже видели, как вы с оружием справляетесь... Целую планету распылили, — оказывается, и у лургов с ехидством все в порядке.

— Я ненарочно... — снова повторил Денис, опустив голову.

— Ах да! — спохватился Великий Лург. — Совсем забыл сказать. Ни в коем случае не сообщайте никому координаты Солнечной Системы! А также не рассказывайте о страшном оружии, способном уничтожать планеты. Иначе сюда хлынут полчища захватчиков.

А сейчас полезайте внутрь, хватит разговоров.


Подкапитан Енг-Инг, выполняя молчаливый приказ, принялся подталкивать нас к черному отверстию люка. Мы поняли, что сопротивление ни к чему не приведет и скользнули в кораблик. Двери захлопнулись, подобно створкам раковины...

Тут же включился свет ненавязчивого розового оттенка и мы осмотрелись.


В центре — два мягких кресла с невысокими спинками. Перед ними — приборная панель с сотней мигающих огоньков всевозможной расцветки. Между креслами какие-то непонятные рукоятки и рычажки. Пол и стены тоже мягкие, упругие на ощупь. И чуть тепловатые. Словно кораблик был живым существом... Не знаю, как Денис, а я почему-то сразу влюбился в наш новый «дом»

Мы заняли свои места. Кресла тут же зашевелились, принимая наиболее удобное положение.

Перед глазами засветился небольшой экран, повисший прямо в воздухе. На нем пунктиром был обозначен наш первый маршрут между звездами — к системе под странным названием Альд-Уркдэу...

Откинувшись назад, Денис прикрыл глаза. Вид у него был безразличным и отрешенным от действительности. Ну, ничего, время все лечит — он наверняка скоро придет в норму. Я взял его ладонь в свою и тихонько сжал.

— Мы готовы к старту! — сказал я в пространство.

Тут же пол под ногами мягко завибрировал. Послышался комариный писк, что постепенно перешел в басовитое шмелиное гудение.


Нас прижало к креслам на несколько мгновений, но вполне терпимо. На экране по пунктирной линии побежала красная точка — наш кораблик отправился в путь!

Я не мог вычислить скорость даже примерно. Сколько займет перелет, месяц или несколько лет? Надеюсь, что Денис не успеет состариться. Я-то тем более не вырасту.

* * *

Шел третий час полета. И если бы не точка на экране, что ползла меж звезд со скоростью улитки, я вообще был бы уверен, что мы застряли на месте.

Денис задремал. Он приоткрыл рот и сладко посапывал, совершенно забыв где мы и что происходит.

Кораблик вдруг дернулся, накренился, но тут же пришел в норму.

— А, что... Что случилось? Сколько время? Ильм, сейчас мама придет! — тряхнул головой Денис.

Я промолчал... Да и не потребовалось никаких слов, Денис тут же все вспомнил:

— Значит, это не сон... Значит, все по правде...

— Не расстраивайся. Прилетим скоро, найдем ту машину и все починим.

Уверенности в моем тоне было маловато, но Денис чуть приободрился.

— Ну, и где мы сейчас?

— Летим...

— Это я понял. Много пролетели уже, пока я спал?

— Четверть пути, — махнул я рукой в сторону экрана.

— А чего нас эти обезьянки пугали, что долго лететь? Мы так и за два дня управимся!

— Подожди, может еще свернем куда-нибудь. Не загадывай... А это еще что? — я услыхал странный булькающий звук.

— Это у меня в животе, — виновато сказал Денис. — Есть захотелось чего-то...


Ох уж эти люди, не могут без еды. Надо начинать поиски. Для начала я просто произнес в пространство:

— Нам нужна еда! Мы есть хотим!

Никакой реакции.

— Эй, накорми нас! Мы голодные!.. — крикнул Денис, оглядывая кабину.

С потолка не посыпались булки и бутерброды, в стенах не проросли пакеты с соком или молоком.

— Ильм, понажимай кнопки, ты все же в этом разбираешься.


Я склонился над пультом. Я знал десятка два языков, но надписи мне ничего не говорили — странного вида иероглифы даже приблизительно не напоминали земные. Нажимать я не спешил, мало ли что — вдруг это вообще катапульта. Выбросит нас в открытый космос, тогда попрыгаем!..

Протянул руки над кнопками, прислушался — нет, это не обычная электроника, иначе бы я почувствовал. Здесь был совершенно иной принцип действия. Но какой?

Делать нечего. Я осторожно коснулся синего треугольничка и вдавил кнопку. Денис внимательно следил за моими действиями, затаив дыхание.

Свет мигнул и загорелся чуть ярче. И все. Больше никаких изменений. Должно быть, эта кнопка регулировала освещение. Продолжим...

— Ну что ты возишься? Дай я!.. — Денис отодвинул меня и сам, без излишних раздумий, прошелся пальцами по клавишам.

Я только и успел, что оттолкнуть его плечом. Но было поздно.

Кораблик завертелся юлой, бросив нас на стены и мотая по всей кабине. Я зацепился за кресло и еле успел ухватить за щиколотку Дениса.

На панели ярко мигала красная овальная надпись, о чем-то предупреждая. Под ней светилась кнопка с похожими значками и я, совершенно растерявшись, щелкнул по ней.

Вращение мгновенно прекратилось. Денис по инерции сделал еще один кружок по кабине, выскользнув из моих пальцев.

— Ты целый? — спросил он меня дрожащим голосом. Хотя этот вопрос должен был задать ему я. Кто из нас железный, спрашивается?

— Я-то целый. А у тебя все на месте, ничего не растерял? Например, шарики из головы?

— При чем здесь шарики? — слегка обиделся он.

— При том... Это же надо было... В незнакомом космолете нажимать что не знаешь!

— Есть захотелось, а ты возишься... — оправдывался Денис. — Я больше не буду...


Шутки шутками, а накормить Дениса все же придется. Вопрос — как? И я вернулся к неприступным клавишам, вполголоса поминая глупых лургов. Не могли рассказать, как эта штуковина управляется.

К счастью, долго испытывать наше терпение не пришлось — уже третья кнопка выдала два продолговатых пакетика, выскочивших прямо нам на колени из подлокотников кресел.

Денис недоверчиво повертел пакет в руках. Внутри пересыпался кирпичного цвета порошок. Поцарапал ногтем крышку, пытаясь поддеть.

— Как оно открывается? Не доберешься...

Вслед за ним я тоже принялся исследовать потенциальную пищу. Крутил, вертел, нажимал, даже потряс над ухом. Вот именно такой встряски и не хватало — пакетик тут же начал нагреваться, порошок загустел под прозрачной оболочкой, потом пленка отошла в сторону и свернулась трубочкой.

— Держи, — передал я Денису свежеиспеченный пирожок.

Он с опаской взял теплый брикетик, понюхал, лизнул... Пожал плечами и впился в него зубами. Через мгновение пирожок испарился. Вслед за ним отправился и второй.

— Ну как, съедобно? — спросил я.

— Ага... Вполне... — сытно откинувшись на спинку кресла, ответил Денис.

Он прикрыл глаза и приготовился спать. Но тут же спохватился:

— А ты хоть запомнил, чего нажимал? Чтобы снова не пришлось с кнопками воевать.

— Запомнил, не волнуйся. Спи, а я еще пульт поизучаю. Не нравится мне это бесконтрольное путешествие. Так недолго и в черную дыру залететь...

— Умгррухх... — сказал сквозь сон Денис.


Полет продолжался...

Глава седьмая

Я напряг все свои электронные извилины. Как же все-таки работает эта штуковина? Должен в ней быть бортовой компьютер, должен! Не может корабль сам по себе по космосу болтаться.

Осторожно нажимая кнопки одну за другой, я определил несколько функций — изменение расцветки кресел, нагрев и охлаждение стен, регулировку силы тяжести и прочее.

И вот, когда под моей ладонью щелкнула очередная клавиша, в центре панели появилась ... почти точная копия СуперМозга! Маленький светящийся столбик со стайкой светлячков.

— Ух ты!.. Здорово!.. Что это? — спросил Денис, широко раскрыв глаза.

— Не узнаешь? Мы уже видели такой, только метров на двадцать больше.

— А-а, вспомнил. Точно! Там, на астероиде. А здесь он зачем?

— Ты, наверное, еще не проснулся? Это же и есть центр управления нашим корабликом. Сейчас попробуем...

Я медленно протянул руку к столбику. Ладонь тут же окружили светлячки. Я подал мысленную команду — повернуть влево!

Но корабль и не подумал исполнять — маршрут остался неизменным.

— Не слушается? — спросил понимающе Денис. — Дай я!

— Ты опять? Снова хочешь приключений? — строго спросил я. Ну что за человек, в самом деле!

— Ну я осторожненько, честно!

И тут же протянул ладонь вперед.

— Мысленно скомандуй «повернуть налево» — шепотом сказал я.

— Ага...

Красный огонек на экране чуть дернулся и... Траектория отклонилась!

— Ура-а! — закричали мы на всю кабину, распугав бедных светлячков. Наконец-то получилось!

— Но почему компьютер не стал меня слушать? — недоуменно спросил я, успокоившись немного.

— Ну, ты только не обижайся... Наверное, кораблик только человека слушает...

Денис спрятал глаза, словно это он был виновен, а не лурги-конструкторы.

— Ладно уж... Тогда считай, что тебе повезло — будешь командиром корабля. — усмехнулся я. — Только веди осторожно, прямо по этой линии, никуда не сворачивай.

Денис сосредоточенно поглядел на экран, снова протянул руку к столбику и выровнял траекторию полета.

— Ну, все, больше не трогай. Пусть идет сам...

И Денис, довольный донельзя, упал в кресло, глядя на дело рук своих.


За всеми этими упражнениями мы прошли еще половину маршрута.

* * *

— Вот прилетим, — мечтательно сказал Денис, закинув руки за голову, — сразу к этим Странникам: «Давайте машину времени, мы Землю полетим чинить!»

— Ага, они сразу лапки кверху и машину на блюдечке вынесут, — усмехнулся я. — Тебе же было сказано: они воевать любят. Так что не все так просто...

— Вот-вот, — сразу помрачнел Денис. — А у нас даже крохотного кинжальчика нет, не то что лазерной пушки. И минуты не продержимся... Ильм, ты посмотри повнимательней, ну должно же быть вооружение на космолете, обязательно!

— Смотрю вот... — рассеяно ответил я, нажимая очередную кнопочку ядовито-зеленого цвета.

— Что... Что ты сделал!.. — закричал вдруг Денис, сжав мое плечо.


Я поднял голову от пульта и обомлел... Стена перед нами сперва побелела, а затем стала прозрачной, как хрусталь. И в этом большом иллюминаторе ярко-ярко вспыхнули мириады звезд! Желтые, розовые, синие огоньки рассыпались по черному бархатному покрывалу космоса. Картина просто завораживала и не давала отвернуться.

— Красотища... — только и сумел выдохнуть Денис.


Но Вселенной не было дела до крошечной пылинки с двумя детенышами на борту — она жила своей непостижимой жизнью. И словно желая доказать нам это, прямо навстречу кораблику помчался громадный метеорит!

Мы глядели на коричнево-серый камень, испещренный рытвинами и воронками и с ужасом пытались хоть что-то предпринять:

— Денис! Быстрей уводи корабль! Да быстрей же!


Денис метнулся к пульту и попытался обхватить рукой светящийся стержень. Но я уже произвел все подсчеты — времени катастрофически не хватало. Слишком велика была скорость метеорита и слишком близким расстояние между нами... Через мгновение от нас останется лишь огненная вспышка да расплавленные капли металла...

Денис зажмурился — он тоже все понял...


Но у нашего кораблика на этот счет оказалось иное мнение. Он вильнул в сторону и ускользнул прямо из-под носа у глупого великана!

Значит, лурги все же были правы — корабль справляется и без нашего вмешательства!

— Мы что, живые? — удивился Денис, широко раскрыв глаза. — А как это?.. Куда камень делся?

— Дальше полетел. Мы разминулись...

— Уфф... Я уж совсем перепугался... И сами погибнем, думал, и эм-вэ не достанем.

— Эм-вэ? Что это? А, понял. Это ты машину времени сократил.

— Ага. А то слишком длинно... А так раз, и все: эм-вэ. Коротко и понятно, — болтал Денис, рассматривая пролетающие за бортом звездные ожерелья.


Вскоре Денис завел старую песню:

— А что если в следующий раз я дам команду шарахнуть по метеориту лазером? Интересно, сработает? Как в компьютерной игрушке — ба-бах! И на кусочки! Ты скоро пушку найдешь уже?

— Какой ты все-таки надоедливый... — поморщился я. — Ну что ж тебе все воевать-то хочется...

— Хочется не хочется, а придется, — заявил внушительным тоном Денис. — Забыл, куда летим? Да мы там и шагу ступить не успеем без оружия.

Я усмехнулся — он повторил мои слова, сказанные пару часов назад.

— Ну, хорошо... — сказал я. — Придется раскрыть тебе страшную тайну... Смотри...


Я обернулся к нему и протянул правую руку, сжатую в кулак. Денис с интересом следил за моими действиями.

Я подал внутренний импульс и тут же костяшки среднего и безымянного пальцев чуть-чуть раздвинулись. Между ними образовалось крошечное отверстие. И в него протиснулось увеличенное до полутора сантиметров осиное жало.

— Что это?.. — шепотом спросил Денис. Он недоверчиво поглядел на меня, ожидая подвоха.

— Я не хотел про это рассказывать, но приходится. Надо ведь тебя как-то успокоить. Твой отец ввел это оружие в мою конструкцию на всякий случай. Это... как бы сказать... Плазменная игла. Она в несколько раз мощней лазерного луча, правда, действует на меньшее расстояние. На метр-другой достанет, но и этого нам для начала вполне хватит. Все равно мы не сможем воевать с целой цивилизацией.

— А можешь показать, как она работает?

Наивный ребенок...

— Ты думай все же иногда. А если я случайно кораблю нанесу повреждение? Кто нас тогда спасать будет?

Денис постучал себя по лбу:

— У меня от скуки совсем мозги расплавились. Скорей бы уже прилететь!

— Если ничего не помешает, то завтра уже будем на месте. Ты лучше спи давай, сил набирайся.

— И то правда. Прилетим, может и вовсе спать не дадут... — расслаблено сказал Денис и лениво потянулся.

Я спрятал иглу обратно в руку.

Два десятка кнопок оставались мне неизвестными и я осторожно продолжил изучение их функций.

Как хорошо, что роботам не нужны ни сон, ни питание — не надо тратить время. Если б еще и батареи сделать вечными... Жаль, что это нереально...

Глава восьмая

— Чего это с ней?.. — пробормотал Денис, внимательно вглядываясь в экран.

— Ты о чем? — отвлекся я от изучения пульта.

— Да вот, сам смотри. Звездочка прямо по центру, светло-зеленая такая. Зависла и вроде даже растет!

— Как это растет? Так не бывает! Это у тебя еще сон не прошел.

Но все же я вгляделся в эту странную звездочку. И действительно, через полминуты я отчетливо понял, что она и взаправду увеличивается! Причем с такой скоростью, что уже через час будет размером с вишневую косточку.

— Знаешь, Денис... Наверное это и есть та планетная система, к которой мы направляемся...

— Ура! Ну наконец-то! Мы вышли на финишную прямую! — обрадовался донельзя Денис, подпрыгнув в кресле.

— Ты это... Давай-ка бери управление. Надо притормозить, осмотреться немного. За планетками понаблюдать, за военными патрулями.

— Что ты беспокоишься? Пусть кораблик летит прямо, как ему программой задано. Или ты думаешь, что лурги глупее нас? Они наверняка все рассчитали.

Какой же он все-таки ленивый. Как доходит до дела, Денис постоянно на других надеется.

— Ну, смотри, тебе виднее. Ты же у нас человек в экипаже, ты и командуй! — мне стало немного смешно.

Денис обиженно надулся.

— Нет, ну правда, здесь же все рассчитано. А вдруг я испорчу что-нибудь, так вообще заблудимся.

— Ладно, ладно, уговорил. Да и лететь уже недолго — рукой подать.


Тем временем я нажал на одну из трех последних кнопок, еще мною неизученных. И маленький экранчик монитора озарился голубоватым сиянием. Мы увидели модель Солнечной системы.

Только почему-то Солнце было с зеленым оттенком. Да и планет было побольше — двенадцать!

— Если не ошибаюсь, перед нами система Альд-Уркдэу. Точнее, ее модель.

— И на какую из планет мы приземляться будем? — практично спросил Денис.

— Сейчас поглядим... Ну-ка, бери рычажок управления и попробуй с ним, как с джойстиком... Ну, ты понял, как на компьютере дома.

Денис быстро сообразил — он сжал ладонью светящийся столбик, дождался, пока светлячки облепили руку и стал мысленно приближать планеты одну за другой.

Первая была почти точной копией Меркурия — такая же раскаленная до огненной лавы. Вторая и третья были покрыты серой безжизненной коркой, ни малейших признаков атмосферы.

А вот четвертая... Как же напомнила она нам утраченную Землю!

Синие пятна океанов, желто-зеленые берега материков, голубые прожилки рек...

Денис шмыгнул носом, быстро отвернулся. Я деликатно промолчал... Честное слово, был бы я человеком, тоже вряд ли смог бы сдержаться от непрошенных слез...


Но что это?! Наш кораблик сотрясла упругая волна. Тряхнуло раз, другой... И затем, без паузы, многократно увеличилась сила тяжести. Нас вжало в кресла, да так, что лицо Дениса исказилось от боли. Я ничем не мог помочь, сам был в таком же беспомощном состоянии — не двинуть ни рукой, ни ногой.

— Ильм! Что происхо... — только и успел хрипло сказать Денис, теряя сознание.

А мне ничего не оставалось, как безучастно наблюдать за стремительно чернеющим экраном. На нем целыми гроздьями гасли звезды, словно их поглощало невероятных размеров чудовище.


Потекли страшно длинные минуты. Тяжесть становилась привычной и я притерпелся. Денис все еще лежал в беспамятстве, свесив голову на подлокотник кресла.

У меня создалось впечатление, что кораблик куда-то стремительно мчится. Куда, зачем? Кто принял на себя управление? Эти вопросы я задавал себе на протяжении всего пути...

В одну секунду все закончилось — сила тяжести пришла в норму. За бортом послышались лязг, скрежет и громкое гудение неведомых механизмов. Или животных? Или кто там еще мог быть...


— Денис... Денис, просыпайся... — я легонько похлопал его по щеке. — Кажется, мы приехали. Ты как?..

— А? Что... Где это мы? — постанывая, приходил в себя Денис.

— Понятия не имею. Залетели мы в какую-то дыру... Думаю, нас местные жители перехватили.


И словно в доказательство моих слов снаружи раздался вежливый стук. Будто пришли гости и стучатся в дверь.

— Во, видал? Сперва запихнули неизвестно куда, а теперь стучат тихонько! — сказал Денис. — Ну что, открывать?

— Да. И побыстрей. А то вскроют корабль, как консервную банку.

— Консервная банка? А что это? — заинтересовался Денис старинным термином.

— Не время сейчас, потом, потом...

Денис пожал плечами и взялся за светящийся рычаг. Мысленно подал команду...

Створки дверей разошлись в стороны, впуская внутрь прохладный воздух. Конечно, сперва бортовой компьютер произвел мгновенный анализ атмосферы, иначе дверь вряд ли открылась бы.


С минуту мы с Денисом попереглядывались, не решаясь шагнуть в неизвестность. Наши «гости» тоже деликатно ждали — понимая, наверное, что никуда нам не деться...


Я выглянул наружу первым. Темнота, хоть глаз выколи. Так ничего и не разглядев, выпрыгнул из кабины. Каблуки глухо стукнули о твердую поверхность. Обернувшись, помог выйти Денису. Двери кораблика тут же закрылись, погрузив нас в еще более непроглядную тьму.

Денис крепко держал меня за руку подрагивающей ладошкой.

— Эй! Кто здесь! — не выдержав, крикнул я.

Гулкое эхо пронеслось над нами, многократно усилившись и постепенно затихая вдали. Я определил, что скорей всего мы находимся в огромном пустом помещении.

И тут нас едва не сбили с ног сильные лучи, исходящие от мощных невидимых прожекторов.

Денис быстро закрылся локтем и присел. Я тоже прикрыл лицо ладонями, чтобы не повредить линзы и фото-кристаллы.

Откуда-то сверху раздался голос, скорее похожий на грохот доисторической машины-экскаватора. Мне не удалось распознать ни слова.

— Мы ничего не понимаем! — прокричал я, когда этот гром стих. — Уберите свет!

Голос повторил непонятную фразу, медленно проговаривая каждое слово, но все равно без толку — даже отдаленно этот язык не напоминал известные мне.

— Эй, дядя, выключи фонарь! Достал уже! Иди лучше сюда, поговорим! — крикнул Денис, выпрямляясь.

Быстро же он освоился, молодец.


Удивительно, но к его словам прислушались — прожектора погасли. Денис протер глаза от выступивших слез, поморгал, привыкая к темноте.

А я всем своим существом почувствовал, как приближается к нам НЕКТО. Он медленно шагал, тяжело ступая, словно слон.

И вскоре над нами нависла темная бесформенная масса метра в три высотой.

НЕКТО внимательно нас разглядывал — это тоже скорей почувствовал, чем увидел.

— Здрасьте... — бормотнул Денис, не придумав ничего лучше. — А мы вот тут к вам в гости... Прилетели...

Существо шагнуло вперед и вновь произнесло что-то, оглушив нас.

— Мы не понимаем, извините, — вежливо сказал я.

Как бы нам его не разозлить... Затопчет в секунду.

Пятипалая громадная ладонь мягко коснулась моей груди. Я даже не ожидал от этой горы такой деликатности. Изучает... Ну-ну...

— Замри... — шепнул я Денису, когда ладонь существа принялась исследовать его тело.

— Умный, да? — спросил он в ответ, нервно хихикнув. — Сам знаю!..


Когда НЕКТО удовлетворил свой интерес, он двинулся обратно, но тут же остановился, словно приглашая нас за собой. И мы пошли, оставляя в темноте наш маленький кораблик...

Глава девятая

Мы шагали за непонятным существом по пустынному темному помещению, словно приговоренные на казнь. Денис низко опустил голову и пытался разглядеть под ногами дорогу. А мне только сейчас пришла разумная мысль — включить «ночное» зрение. Спрашивается, почему я не догадался сделать этого раньше?!

Легкий импульс изменил состав фото-кристалликов и непроглядный мрак тут же рассеялся.

Первым делом я попытался разглядеть в неверном зеленоватом свечении силуэт нашего сопровождающего. Он медленно шагал впереди, согнув спину. Маленькая голова уходила в плечи без малейшего намека на шею; мощные руки доставали до колен и болтались, словно привязанные на веревочках. Я даже готов поспорить, что тело этого существа покрывала короткая шерсть, но все же не был уверен в этом на все сто.

Когда мне надоело таращиться в громадную спину, я принялся рассматривать окрестности, но и тогда не увидел ничего интересного — слишком слабым было «ночное» зрение и слишком масштабным оказалось помещение, по которому нас вели.


Тем временем где-то вдали показалось расплывчатое светлое пятно. Я перевел зрение в обычный режим — да, так и есть! Впереди наконец-то замаячил выход.

— Денис, — толкнул я его локтем. — Приготовься, сейчас что-то будет!..

Он напрягся, покрепче ухватил меня за руку.

Ярко-белое пятно увеличивалось... В его свете удалось рассмотреть, кто же все-таки встречал нас. Когда существо остановилось и обернулось к нам, Денис невольно вскрикнул: это было нечто среднее между громадной гориллой и рыжим орангутангом. Оскаленная пасть с белыми блестящими клыками, маленькие желтые глазки, приплюснутый нос... Но выражение этой физиономии было добродушным — существо не было намерено тут же сожрать нас. Конечно, если это не было военной хитростью...

А существо отошло в сторону и неловко махнуло лапой в сторону двери, приглашая нас войти. Или выйти — это как посмотреть.


Денис задумчиво почесал нос. Потом посмотрел на меня:

— Ильмар... Я почему-то немного боюсь. А если они там все такие, как этот?

— Пойдем, Денис. Прилетели уже, не назад ведь возвращаться. Да нас никто и не выпустит теперь, наверное. Пойдем...

И мы одновременно перешагнули через невысокий белый порог.


Вполне приличная маленькая комнатка, в которую мы протиснулись, приняла нас в свои гостеприимные объятия. Уютная кремовая окраска пола, стен и потолка немного сняла напряжение.

Дверь щелкнула за нами, скрыв и черноту непонятного помещения, только что пройденного нами, и странного сопровождающего с обезьяньей внешностью.

Чего теперь ждать? Какие новые сюрпризы нам уготованы?


С тихим вкрадчивым шипением в комнатке появился легкий серый дымок. Он вытекал струйками из невидимых отверстий в полу и быстро заполнял пространство вокруг нас.

Мои кожные рецепторы ощутили прохладу. Нас что, решили живьем заморозить?

Денис перебирал ногами, не находя свободного местечка.

Туман быстро сгущался, обволакивал нас мягко-мягко, будто накрывая пуховой периной.

— Ну что они над нами издеваются? — чуть не плача, спрашивал Денис. — Пришли бы, поговорили по-человечески!

У меня мелькнула догадка об этом тумане, но я не спешил поделиться ею. Сперва проверю...

Серая субстанция постепенно превращалась в желеобразную массу. Она медленно, но неуклонно поднималась все выше, вот она уже по грудь, вот защекотала подбородок... Вот она полностью поглотила нас с головой... Денис только и успел, что громко закричать, и тут же смолк.

Однако не прошло и трех секунд, как неприятная масса стала оседать, исчезая так же быстро, как появилась.

Денис сделал глубокий булькающий вдох, с шумом вобрав в легкие воздух.

Но едва последние капли желе испарились, последовало новое испытание.

В стенах раскрылись круглые прозрачные иллюминаторы, сквозь которые нас осветило ярко-синими лучами. Они, эти лучи, бродили по нашим телам вверх-вниз, вниз-вверх, десятки раз повторяя один и тот же маршрут. По груди, по спине, по ногам... Денис немного развлекся от этого фейерверка, заулыбался. Вот и славно, хватит ему уже печаль изображать.

Фонари погасли. И мы снова стали ждать следующий номер концертной программы.


Денис неожиданно застонал, схватился за голову:

— Ильм... У меня кто-то внутри лазит!.. Там муравьи!.. Вытащи их!..

Я ничего не чувствовал и, конечно, забеспокоился:

— Что, что с тобой?! Не молчи, рассказывай! Сильно болит?

Он мотал головой, словно стремился вытряхнуть из нее что-то невидимое.

— Нет, не болит... Не знаю... Не могу объяснить... Там будто муравьи бегают и скребутся... Очень неприятно...

— Потерпи чуть-чуть, может пройдет... — я гладил Дениса по руке, пытаясь немного утешить.

К счастью, «муравьиная пытка» продолжалась недолго. Вскоре Денис расслаблено прикрыл глаза:

— Все, уползли. Вот гады... Ильм, а что это было вообще-то?

Я пожал плечами:

— Точно не могу сказать, но если бы это на Земле было... Понимаешь, если б на Землю прилетели инопланетяне, то их бы тоже сначала всякими способами очистили от космических бактерий и вирусов. Наверное, здесь то же самое происходит.

— Ну конечно! Как я сам не догадался! Мне ведь папа рассказывал, как их готовят и как встречают потом, на космодроме!..


Открылась дверь... Но не та, через которую мы вошли, а напротив — давайте, мол, выходите, поглядим на вас, гости дорогие!

Делать нечего, я снова пошел первым.

И остановился, едва сделав пару шагов — настолько удивительная картинка открылась перед нами. Денис выглядывал из-за моего плеча.

— Ух ты!.. — сорвалось у него невольно.


Я тоже был потрясен. После многих часов в темных коридорах астероида лургов, после прогулки вслепую по необъятным и непонятным комнатам мы попали в сказку. Перед нами расстилалась изумрудная зелень луга размером со взлетный плац на папином космодроме. Бескрайнее небо радовало глаз лазурью и легкими пятнышками облаков. Свежий ветерок принялся играть в наших волосах, запутывая светлые пряди.

А нам навстречу уже шагали три высоких фигуры, появившиеся из-за пригорка. Они были еще далековато и разглядеть не получилось. Да еще вдобавок солнце слепило глаза.

И если бы солнце не имело странный фиолетово-красный оттенок, то планета вполне сошла бы за утерянную Землю!

Я пошел навстречу хозяевам, медленно, чтобы не навлечь неприятностей, сказав при этом Денису вполголоса:

— Держись за мной, но не стой рядом. Чтобы был шанс сбежать. А я их постараюсь задержать.

— Вот еще... Буду я прятаться... Справимся как-нибудь...


Существа подошли ближе, встали напротив и мы принялись рассматривать друг друга. Они смотрели на нас, мы — на них... Что сказать... Внешность аборигенов впечатляла...

Их облик был несколько схож с человеческим — руки, ноги, голова, все то же и в том же количестве. Рост — два моих. Высокие, мощные тела... Такой стукнет разок и дух вышибет.

Одежда напоминала старинное японское кимоно, расшитое серебристыми узорами на ярко-оранжевом фоне. А лиц не различить — их прикрывали то ли маски, то ли шлемы с длинными птичьими носами.

Удовлетворившись осмотром, один из них вышел вперед и произнес:

— Здравствуй, землянин! Рады приветствовать тебя в Империи Странников!

Голос был скрипучим, резким, неприятным. И с каким-то металлическим отзвуком. Но почти без акцента. Быстро же они изучили русский язык... Но как им это удалось?!


— И мы приветствуем вас! — ответил я вежливо, склонив голову.

— Я не с тобой разговариваю, железка, а с человеком! — даже не поглядев на меня, сказал мой собеседник.

— Но... Мы же вдвоем... — несколько растерялся я.

— Ты еще смеешь спорить?! — рассержено переспросил Странник и приказал: — Уберите его!


В тот же миг меня скрутили двое его спутников, оттащили в сторону. Так и держали, пока их начальник беседовал с Денисом.

Вот так новости... Единственное, что мне удалось — усилить слух и проследить за течением разговора...

Глава десятая

— Немедленно отпустите Ильмара! — тут же заявил Денис, задохнувшись от возмущения.

— Не волнуйся так, — спокойно возразил ему Странник. — Он всего лишь машина и ничего более.

— Еще чего! Он мой друг! Прикажите своим слугам отпустить его!

— У нас нет слуг, ты ошибаешься. Впрочем, это простительно для инопланетного гостя. Здесь все — воины.

— Хорошо, но все равно прикажите!

— Не заставляй меня нервничать, землянин... Машина не может быть другом, — тон Странника приобрел жесткость.

Денис поник головой. В чужой монастырь со своим уставом не ездят...

— Ну вот и славно. Итак, с чем же ты прибыл на нашу замечательную планету? Что привело тебя в такую даль?

— А откуда вы наш язык узнали? — задал Денис мучивший его вопрос. — Это ведь сколько надо учить...

Странник усмехнулся:

— Ты всерьез думаешь, что наша цивилизация только тем и занимается, что ведет войны? Нет, науку мы также развиваем. Иначе откуда нам взять новое вооружение? Кстати, не удивляйся, что мы так много знаем про Землю и про тебя. Мы сканировали твой мозг и вся информация стала доступна.


«Опять сканировали... То лурги, теперь вот эти... Так недолго и вообще без головы остаться... Однако Денис неплохо держится.»

Я вновь превратился в слух.


— Дело в том... — замялся Денис, подбирая слова. — Наша Земля взорвалась... Так уж получилось, случайно. И вот мы...

— Что значит «случайно»? — прервал его Странник. — Планеты случайно не взрываются. У вас началась ядерная война?

— Нет-нет! Это один механизм сработал...

— Ну-ка, подробней!


Похоже, что не все удалось им прочитать в Денискином мозгу! Еще бы, там накопилось изрядно мусора, разобраться практически нереально.

Но что он делает?! Кто его тянет за язык!!

Медленно, запинаясь, Денис рассказал и о лургах, и о том, почему Земля разлетелась на кусочки.

Странник слушал внимательно, издавая восхищенные звуки.

— Это просто невероятно! Такое оружие нам даже и не снилось! Одним нажатием кнопки распылить целые планеты! Мы немедленно должны встретиться с Верховным Воином.


Ну что же, это входило и в наши планы. Только их главнокомандующий мог дать разрешение на использование машины времени. Если она конечно существовала...


Странник поднес руку к груди, чем-то щелкнул и отдал гортанный приказ. В то же мгновение на небе замаячила черная точка. Она плавно спустилась к нам и превратилась в диск с прозрачным куполом.

Странник положил Денису ладонь на плечо и повел к открывшемуся люку. А двое солдат поволокли вслед за ними и меня.


Изнутри кабина ничем особо не выделялась — обычное для космолета оборудование. Четыре кресла для экипажа, только перед капитаном черная панель с блестящими рукоятками.


В корабле уже находился один из команды, он и управлял диском. Капитан без лишних разговоров сел в кресло и стал ждать, нервно постукивая тонкими пальцами перед собой.

Дениса усадили на свободное место, а меня просто-напросто швырнули на пол, ему под ноги. Но Денис мгновенно нагнулся, подхватил меня и усадил рядом, за что был награжден гневным окриком капитана. Но серебристый блестящий диск уже бесшумно взмыл в воздух и помчался в неведомом пока что для нас направлении.

* * *

Мы сидели, тесно прижавшись друг к другу, и с любопытством разглядывали проносящиеся под нами пейзажи. Толком ничего не было видно, все сливалось в цветные пятна зеленых и коричневых тонов.


Капитан передал управление второму пилоту и стал расспрашивать Дениса о таинственном и мощном оружии, совершенно игнорируя мое присутствие. Но Денис старался отмалчиваться, потому что и сам толком не знал принцип действия.

Мне надоело изображать из себя мебель и я подал голос:

— Господин капитан, разрешите задать вопрос?

Тонкие бескровные губы капитана сжались в кривой усмешке:

— Это было бы забавно... Ну, спрашивай.

— А кто это встречал нас, когда мы прилетели? Такой громадный, лохматый...

— Испугались, наверное? Это совершенно безобидное существо — житель одной из покоренных нами планет. Взрослые особи слишком агрессивны, потому мы берем только детенышей и воспитываем. Из них получаются замечательные слуги, безропотные и бессловесные. Теперь помолчи, железка, мы прибываем в столицу.

И действительно, диск на всей скорости влетел в узкую щель высокой башни из красного материала, вокруг которой было выстроено множество строений, казавшихся мелкими по сравнению с ней.

Наш диск встал на треножник посреди ровной площадки, залитой мягким светом.


Но едва мы успели ступить на землю, как к капитану подбежали несколько Странников и стали что-то наперебой говорить. Капитан помрачнел, выслушивая их. Потом прервал и приказал говорить одному. Затем обернулся к нам и сказал:

— Вот незадача... Как невовремя... На планете Иовруш, одной из наших колоний, вчера вспыхнул мятеж. Уничтожено три сторожевых Базы из пяти. Вся эскадра уже поднимается в воздух во главе с Непобедимым. И мы немедленно летим на центральный космодром, если хотим успеть на встречу с ним. Быстро в диск!


Выбора у нас по-прежнему не было и мы полезли обратно в кабину...

* * *

Перелет к космодрому занял считанные мгновения — его выстроили совсем рядом со столицей.

Приземлившись на бескрайнее, ровное как стол, поле, диск замер. Выйти нам не позволили, да и сами Странники также остались внутри.

Я вопросительно взглянул на капитана, не решаясь ничего выспрашивать. А он вглядывался в иллюминатор и явно чего-то ждал.


Так и есть, вскоре внутри нашей кабины послышался треск и раздался грубый неприятный голос. Он принялся отдавать указания короткими рублеными фразами и капитан суетливо задергал рычаги управления.


Диск поднялся на несколько метров вверх и плавно пошел по горизонтали. Куда? О, через минуту мы увидели, куда...


Десятки длинных иглообразных космолетов застыли в тревожной готовности к старту. К ним то и дело подъезжали зеленые крытые автомобили, из которых выгружались воины. Под команды начальников они бегом влетали в распахнутое чрево космолета и исчезали внутри.

Вот уж действительно — Армада! Я быстренько прикинул обьем и получилось до трех-пяти тысяч солдат в каждом космолете!

Они что, собираются всю свою планету переселить на Иовруш?


Также мы увидели, что в космолеты влетали один за другим серебристые диски, похожие на наш. Словно монетки в копилку...

Но мы не стали ждать своей очереди, а нахально влезли, нарушив весь порядок. По всей видимости, наш капитан занимал не последнее место в иерархии командования Империи Странников.

В полном молчании мы ждали, когда диск наконец займет свое место и остановится.

Глухо лязгнул металл под треножником, приняв диск на себя.


— Теперь мы увидим наконец Верховного Воина? — наивно хлопнув ресницами, спросил Денис.

— Нет, конечно. Непобедимый находится на флагманском корабле, а не на этом, грузовом. Нам сейчас предстоит перелет в колонию Иовруш. Вот там, после разгрома повстанцев, мы и встретимся с Непобедимым.

— Ерунда какая... Почему мы сразу не загрузились во флагманский? Почему нам не подождать возвращения вашей экспедиции здесь, в вашей столице? Зачем нам вообще лететь туда? Вы что, хотите похвастаться своей мощью?

Я совсем забыл про отношение Странников к роботам и эти вопросы сами собой сорвались с моих губ.

Капитан нервно дернулся:

— Если бы ты, железка, не был с другой планеты, то давно отправился бы на рудники, как твои собратья! Но так и быть, я удовлетворю твое любопытство. Во-первых, нам не по чину лезть во флагман. Даже если дело сверхважное. Во-вторых, я доложил адъютантам Непобедимого о вас и он велел ждать приказа. Ну и наконец в-третьих, я не собираюсь из-за вас упускать такой прекрасный шанс принять участие в славной битве! Так что... Садитесь поудобнее и получайте удовольствие от перелета! Или у тебя еще имеются вопросы, железка?

Старательно не замечая въедливый тон, я спросил:

— Только один вопрос, как вас называть? Просто «господин капитан»?

— Хмм... Полное мое звание — Пяти-храбрый. Имя — Ронг. Но поскольку вы не служите в нашей армии и помнить чье-либо звание вам ни к чему, то зовите просто — господин Ронг. Но вот к Непобедимому обращайтесь только господин Верховный Воин. А теперь помолчите оба, я немного устал и собираюсь отдохнуть перед боем...

Капитан Ронг щелкнул чем-то на своей маске, затемнив прозрачные стекла, устроился в кресле поудобней и задремал. Трое его соплеменников последовали примеру командира.

Нам с Денисом тоже ничего иного не оставалось, как погрузиться в освежающий, но беспокойный сон.

Ах да, совсем забыл — мне же не нужен сон! Ну что ж, тогда займусь подведением итогов нашего путешествия.

Кораблик временно утерян. Машину времени не добыли и даже не узнали, существует ли она в наличии. Летим драться с целым народом. Великолепные перспективы!..

А Денис уже беспечно посапывает. Интересно, что же ему снится? Должно быть, дом. И мама...

Глава одиннадцатая

Неужели я все-таки уснул?

Меня вывел из полуотключенного состояния Денис, который завозился в кресле, бок о бок со мной.

— Ты чего?.. — спросил я его вполголоса.

— Так просто, ноги затекли... Долго еще лететь-то?

— Откуда же мне знать. Вон, спроси у капитана.

— Ага, разбежался. Слишком он сердитый какой-то.

— О чем вы там шепчетесь? — спросил капитан, подняв голову.

— Далеко еще? Полдня летим, летим, а кормить не кормят, — сказал Денис, набравшись смелости.

— Двух-храбрый Синг, выдайте нашему пассажиру питательную порцию, — приказал капитан одному из членов экипажа.

Воин открыл низенький шкафчик из белого металла и вынул оттуда тонкий синий пакет.

— Возьми, выдави себе в рот потихоньку, — сказал он и передал пакет Денису.


Покрутив пакет в руках и состроив рожицу, Денис решился. Будь что будет! Не собираются же его здесь отравить, в самом деле.

Он поднес пакетик ко рту и осторожно сжал пальцами. Я с интересом присматривался к этому процессу — все-таки инопланетная технология.

В пакете оказалась темная паста, змейкой скользнувшая прямо Денису в рот. Он зажмурился, пожевал немного и проглотил. Открыл глаза, с удивлением обнаружил, что еще живой и заулыбался.

— А вкусно, оказывается! Как будто мороженое, только теплое.

И вся порция моментально исчезла по прямому назначению.

Капитан с легкой ухмылкой наблюдал за Денискиным подвигом.

— Да, так ты спрашивал, когда прибудем? Через полтора часа!

— Ого, так быстро? — Денис противоречил сам себе, ведь только что говорил, что долго летим. Но это было вполне в его характере.


Капитан кивнул, разом посерьезнел и принялся устанавливать связь с командованием. Вскоре он уже получал инструкции к высадке.

Я вслушивался в непонятную речь и становилось все тревожней. Я только что осознал — мы летим убивать! Более миллиона солдат сметут в секунду любое сопротивление и было страшно даже подумать, сколько будет жертв...

И что самое печальное — я не в состоянии этому помешать...

* * *

Планета со странным названием Иовруш встретила нас красным грозовым закатом. Косые струи ливня ударили тугим серым полотном по прозрачному куполу диска.

Даже внутри, в прогретой кабине, я ощутил холодную дрожь, что охватила Дениса за щуплые плечи.

— Мы хоть не пешком пойдем? — спросил он с нескрываемой надеждой у капитана.

— Ну вот еще, охота была грязь месить. Сейчас закончится переформирование и наша часть вылетит в район шахт. Там собрались основные силы повстанцев. — пояснил капитан Ронг.

Наш диск завис над рыжей землей и мы увидели, как из расколотого брюха приземлившихся кораблей принялись вылетать диски. Они разлетались веером, взмывали в воздух и усыпали небо ровным геометрическим узором.

И вот, после единой для всех команды, эта летучая флотилия направилась в сторону чернеющих вдали высоченных гор.

Земля под нами имела ржаво-красный цвет, без малейшего зеленого пятнышка — ни деревьев, ни трав, ни кустарника. Как они здесь только живут — настоящая пустыня!

— Вон они! — вскрикнул в боевом азарте капитан и направил диск в пике.


Я вытянул шею, стремясь разглядеть хоть что-нибудь. Но скорость была столь велика, что все сливалось в сплошное багровое пятно — небо, земля, огонь лазерных пушек, кровь...

На капитана было страшно смотреть — его маска напоминала голову грифа, заметившего добычу. А скрюченные длинные пальцы на рычагах управления довершали картинку.

И это они называют боем?!


Все было кончено в каких-то полчаса...

— И что, на других участках то же самое? — с горечью спросил я, когда капитан устало откинулся в кресле, вытирая лицо от пота.

— Что ты имеешь в виду? — подозрительно спросил он.

— Избиение почти беззащитных людей, — жестко ответил я.

— Ты сам понимаешь, что говоришь? Они уничтожили триста Странников на Базах охраны! И по-твоему, мы должны это простить?

— Но вы же сами захватили их планету! Кто вас сюда звал?

— Ах ты железка безмозглая! — вконец рассвирепел капитан. — Да как ты смеешь критиковать наши порядки?! Если не заткнешься немедленно, я доложу о твоих словах Непобедимому! Уж он-то не станет тебя долго слушать, прикажет отправить в печь!

— Ильм, замолчи! Ну пожалуйста! — схватил меня за руку Денис, что с испугом прислушивался к нашему спору. — Что ты здесь будешь порядки устанавливать! Отправят тебя на переплавку, что я сам буду делать, один?

Чуть не плача, он старался закрыть меня от злобного взгляда капитана.

И правда, что это я разошелся... Хочу за один день изменить то, что они творили тысячелетиями? Не слишком ли много на себя беру?

Я замолчал, отвернулся и низко склонил голову. Все же мне было безмерно жаль ни в чем не повинных жителей планеты, обращенных в рабство и погибших за собственную свободу...


Выслушав очередное распоряжение, капитан Ронг сказал:

— Ну вот, восстание подавлено. Осталось провести профилактические работы и можно возвращаться домой.

— Что еще за работы? — устало спросил Денис. Его уже порядком утомили все эти звездные войны.

— Долго объяснять. Сейчас сами увидите. Приготовиться к взлету!


Небольшая стайка дисков выстроилась треугольником и помчалась в сторону заходящего солнца. Во главе клина был наш корабль.

— Видите, там внизу строения? Это один из ближайших крупных городов — наша цель, — обьяснял капитан.


А когда наш небольшой отряд завис над городом на высоте птичьего полета, капитан передвинул почти неприметный рычажок.

Под нами послышалось тихое гудение и я увидел, как от каждого диска отделилась ажурная белая сеть.

Два десятка белых ажурных паутинок плавно планировали к земле, увеличиваясь в размерах. Их площадь постепенно вырастала до такой величины, что смогла укрыть весь город!

— И что дальше? — удивленно спросил я. — К чему все это? Или вы так уничтожаете население города?

— Нет, ну зачем же. Ты просто выставляешь нас какими-то кровожадными монстрами. Эта сеть привносит в атмосферу города особое вещество. Жители его вдыхают и становятся безропотны и послушны.

— И вы их делаете рабами...

— Каждому свое. Такова их участь.

— Но почему же вы не использовали это вещество на повстанцах?

— К сожалению, эта рабочая сила уже была для нас потеряна — они ощутили вкус неповиновения. А в городе мы отберем только детей и молодежь. Подрастут немного, отправим на рудники, шахты и плантации.

— Все равно не понимаю. Если у вас есть такое вот вещество, то почему же вы не можете раз в месяц или раз в год распылять его? — ляпнул я и тут же ощутил жаркую волну стыда за сказанное.

Капитан внимательно посмотрел на меня.

— Хм... Признаться, такая мысль не приходила нам в голову. Ты подал великолепную идею! Нет, вас определенно надо представить Непобедимому!


И словно в ответ на его слова по рации прозвучал новый приказ — доставить пленников к Верховному Воину Уркдэу-Сож на флагманский фрегат.

Глава двенадцатая

Вопреки моим представлениям, флагман оказался совсем неброским, маленьким и слабым на вид. Или это по сравнению с остальными кораблями, стоявшими поодаль, сложилось такое обманчивое впечатление?

Черный округлый корпус, вмявший под себя грунт, принял наш диск и корабль тут же стартовал. Миссия подавления была окончена и оставаться на Иовруше не было необходимости.


— Что-то мне не по себе, — тихо сказал Денис, когда мы поднимались в тесной кабинке лифта наверх.

— Боишься, что-ли? — спросил я напрямую.

— Не то чтобы очень... А вдруг он нас прикажет уничтожить? Зачем мы ему нужны?

— Ты забыл? Они же хотят новое оружие получить.

— И что? При чем здесь мы? Вскроют кораблик, а там в компьютере все координаты...

— Тсс... Да тише ты... Услышат...

Денис прикрыл ладошкой рот, взглянул с опаской на капитана — нет, вроде не расслышал, о чем мы шептались. Да это и не важно, все равно догадаются заглянуть в журнал полетов. Если до него доберутся... И в который раз забралась мне в голову шальная идея...


Командный отсек оказался столь же неброским, как и сам корабль — никаких излишеств и украшений, строгая аскетичная обстановка. Лишь все те же кресла да пульт. Разве что места побольше и экран во всю стену. В круглых иллюминаторах красная раскаленная атмосфера плавно заполнялась чернотой космоса.


Одно из кресел повернулось к нам. Денис даже отпрянул — в кресле сидел настоящий великан! Даже сидя он был раза в три выше меня.


— Это они и есть? — прогрохотал он.

— Да, Непобедимый. Это наши гости с планеты Земля. Вернее, один из них. Второго можно не принимать в расчет, это все лишь машина с зачатками разума, — сказал капитан Ронг. Я разглядел легкую ухмылку в уголках его губ. Так это он про меня?! Вот гад, еще издевается!..

— Подойдите ближе! Мелкие они какие-то. Ну, так что же вас привело в нашу великую империю?

— Господин Верховный Воин... — начал я, но тут же был остановлен гневным возгласом.

— Не смей встревать в наш разговор! Уберите этого роботенка с глаз моих, да поживей!


Сговорились они все, что ли? Меня быстро скрутили и оттащили к дальней стене. Денис в растерянности замер на месте, но тут же спохватился:

— Я не стану ничего говорить, пока не вернется Ильмар! Мы вместе прилетели! Он... Он мне как брат, вот!

Мощная ладонь Верховного сжалась в кулак, способный сбить с ног небольшого слона.

— Твое счастье, щенок, что я узнал о новом оружии. Иначе вас обоих уже выбросили бы в люк без скафандров. Притащите эту говорящую куклу!

Я встал рядом с Денисом и благодарно сжал его ладонь своей.

— Ну, теперь рассказывай, кто вы такие и с чем прибыли?

— Мы прилетели с планеты Земля. Так получилось, что она была случайно взорвана. И нам просто необходимо найти машину времени, чтобы восстановить нашу Землю. Вот и все.

— Коротко и ничего не ясно. Что значит «случайно взорвали»? Что такое «машина времени»? Объясните!

— Ну, как бы это сказать... — Денис замялся, подбирая слова и стараясь не сболтнуть лишнего, — там есть такой народ — лурги. Вот у них и был механизм, который уничтожил Землю. Это я нажал на кнопку, но совершенно нечаянно!

— Так... Очень любопытно... Теперь появились еще какие-то лурги... Надо бы нам с ними познакомиться... Ну а что за машина такая? И при чем здесь время?

— Это сложно объяснить... В общем, это для управления временем... Нажал на кнопку и можно переместиться в прошлое. Ну или в будущее. Есть у вас такая машинка? Мы за ней и прилетели...

— Ха, да если б у нас появилась такая замечательная игрушка!.. — глаза Верховного заблестели. — Я уже представляю себе!.. Покорим планету, все ресурсы заберем, потом раз — и снова все на месте, добывай сколько хочешь!.. Или можно превратить планету в полигон для молодежи — всех перебьют, восстановят и снова в бой, тренироваться. Занятная вещица! А с чего вы взяли, что она есть у нас?

— Нам лурги сказали.

— К сожалению, они ошиблись. Но я немедленно дам указания советникам, пусть приступают к исследованиям. Как ты сказал? «Машина времени»? Вот пусть и поломают головы, а то совсем заплесневели. Даже не могли додуматься до такой мелочи, как вакцину покорности раз в месяц распылять! Хорошо что пяти-храбрый Ронг додумался до этого. Примите мои поздравления!

Капитан Ронг церемонно шагнул вперед и склонил голову.

Вот это новости! Оказывается, он мою идею за свою выдал! Ай да капитан!


— Ну хорошо... — продолжил Верховный Воин. — Вернемся к нашим лургам. Наверняка у них найдется еще немало интересного. Сейчас вы сообщите нам координаты вашей планетарной системы и наша эскадра отправится к ним с визитом.


Так, началось...


— Но мы не знаем никаких координат. Наш корабль шел сюда автоматически, без управления.

— Охотно верю, что вам лурги не позволили касаться приборов. В таком случае маршрут должен быть отмечен в процессорах перелета. Где их корабль? — обратился Верховный к капитану Ронгу.

— В Третьей Карантинной Гавани, Непобедимый!

— Замечательно! Отправьте бетаграмму, пусть вскрывают борт и выколачивают сведения!


Я тут же вскричал:

— Не делайте этого! При попытке взлома компьютер может самоуничтожиться!

— Пожалуй кукла с мозгами права, — с неохотой признал Верховный. — Отставить бетаграмму!.. Может у тебя есть предложения?

— Да, господин Верховный Воин, — сказал я, чувствуя внутри ликование. Пока что все идет по моему плану! — Кораблик настроен только на нас двоих. И мы можем выдать вам координаты, если вы разрешите войти внутрь.


Верховный задумчиво потрогал клюв своей маски.

— Ты думаешь, ты хитрый, а мы глупые, да? С вами в корабль войдет капитан Ронг! Он проследит, чтобы вы не испортили оборудование или не сбежали.

Я пожал плечами, делая вид, что безразличен к сказанному. Главное — попасть в кораблик!


Посчитав разговор оконченным, Верховный Воин развернул кресло к пульту управления. Нас с Денисом отвели в небольшую каюту с закрытым иллюминатором и приказали сидеть тихо. Дверь щелкнула, погрузив нас в полумрак — должно быть, Странники экономили на освещении.

Денис накинулся было на меня с расспросами, но я тихо сказал ему знаменитую фразу про ушастые стены. Он кивнул в ответ и улегся на низкий топчан из пластика.

Пусть отдыхает...

Глава тринадцатая

Никогда бы не поверил, что многотонная громадина может сесть столь бесшумно. Хоть как неприметно не выглядел флагманский корабль, но вес он имел весьма приличный. Однако при посадке не было слышно ни грохота плазменных двигателей, ни лязга тантриевых подпорок о бетон. Даже мало-мальски ощутимого толчка мы не почувствовали. Словно сухой лист слетел с ветки клена.

Во, красиво сказал, а? Что-то на лирику потянуло... Но не будем отвлекаться и продолжим наш рассказ.


Вошел один из охранников и довольно вежливо вывел нас из каюты. Мы прошли вслед за ним к лифту и поехали вниз. У выхода нас поджидал автомобиль без колес, на большой черной подставке из пористого материала, похожего на резину.

Я в последний разок взглянул в серое свинцовое небо, затянутое тучами и полез внутрь, вслед за Денисом.

Тесно прижавшись друг к другу, мы напряженно вглядывались в единственное крошечное окошко. Однообразный пейзаж не представлял совершенно ничего любопытного — лишь бескрайние бетонные поля, уставленные всевозможной техникой — от башенных кранов-аистов до китов-космолетов.


Ехали долго. Денис то и дело потягивался, разминая затекшие мышцы, зевал... А я обдумывал дальнейший план действий, чтобы не попасть впросак. Поскольку машины времени у Странников не было, нам срочно надо уносить ноги. Причем так, чтобы за нами не увязались в погоню — не хотелось бы привести за собой целую армаду сильных и беспощадных колонизаторов. Хоть Землю мы еще не восстановили, но лургов мне было немного жаль.


Машина с большой скоростью пошла вниз под ощутимым наклоном, даже слегка заносило на многочисленных поворотах. Время от времени снаружи взвывали громкие сирены, от которых становилось жутковато.


Приехали!


Оказалось, что привезли нас в уже знакомый громадный ангар. На этот раз ярко освещенный, не то что в прошлый раз, когда пришлось блуждать в полной темноте.


Наш маленький кораблик выглядел столь беззащитно в этом сверкающем сталью помещении, что у меня определенно защемило бы сердце, будь оно в наличии.


А рядом с корабликом уже выстроилась целая делегация. Два десятка Странников в кимоно самых разнообразных расцветок с Верховным Воином Уркдэу-Сож во главе.


Он шагнул к нам и сказал, оглушая громким эхом:


— Сейчас вам предстоит почетная миссия — предоставить нам точный план местонахождения вашей планетарной системы. Координаты, звездные карты, ближайшие звездные скопления — в общем, любую информацию. Полезайте внутрь, а капитан Ронг будет вас сопровождать. Да смотрите там, без глупостей! Иначе вам не уйти живыми!


Из-за спин выстроившихся в ряд Странников вышел наш старый знакомый — капитан Ронг. Он подошел к кораблику, подождал, пока мы не вошли в кабину и полез следом.

Двери захлопнулись и мы остались втроем.

— Ну, давайте поживей, — сказал капитан Ронг и удобно расположился в одном из кресел.


Вот и наступило последнее действие моего плана. Сейчас самое главное — все проделать четко и быстро. Денис ничего не подозревает, а я не могу предупредить... Ну да ничего, сам справлюсь!


Первым делом — отключить капитана. Я повернулся к нему спиной и сделал вид, что занимаюсь компьютером, а сам тем временем извлек плазменную иглу, что пряталась в моей ладони. Отдал мысленный приказ — перевести с боевого заряда на парализатор. Совершенно не хотелось убивать...

А потом сказал:

— Капитан, взгляните, это вам будет интересно!

Едва он подался немного вперед, посмотреть на пульт, я мгновенно ударил иглой куда-то в район затылка, прямо под основание маски. И капитан тут же ослабленно упал в кресло, безвольно свесив руки.

— Да не стой ты! — шепотом сказал я остолбеневшему от неожиданности Денису. — Хватай управление и отдавай приказ на взлет!

— Ты с ума сошел! — глаза Дениса увеличились чуть ли не втрое, — мы же о потолок разобьемся!

— Спокойно, у меня все под контролем! Давай команду!

Медлить было нельзя, еще немного и кораблик разрежут на части.

Денис повиновался. Он сжал светящийся столбик, зажмурился. Корабль завибрировал и плавно поднялся в воздух. За бортом послышались возмущенные крики, снова завыла сирена.

Я смотрел в раздвинувшийся экран — снаружи началась беготня; радужные одеяния реяли, словно праздничные флаги. Засверкали алые вспышки. Стреляют, сволочи! Но нас так просто не возьмешь!

— Вверх! Быстрей! Разгоняй корабль! — закричал я и сильно вдавил в панель вишневый прямоугольничек.

Это и был обещанный сюрприз, который я определил еще до прибытия на Альд-Уркдэу, когда изучал клавиатуру пульта управления. Но тогда я и представить себе не мог, что это открытие спасет нас.

Обшивка корабля стала раскаляться, приобретая цвет крошечного солнца. И когда кораблик достиг потолка, он принялся плавить металл, вгрызаясь в толщу гранита. Пока не исчез с глаз разозленных до предела Странников.

Мы прошли сквозь раскаленные плиты, как горячий нож в масло, и уже через полчаса выбрались на поверхность. Теперь вверх, прочь с этой негостеприимной планеты! Пока хозяева не опомнились, надо пробить атмосферу, выйти за орбиту да еще успеть запутать следы.

Впрочем, с этим кораблик справится и сам. А у нас есть еще одно неоконченное дело.

— Денис, надо связать капитана, пока он не пришел в себя! Давай помогай!

Я попытался вытащить капитана из кресла. Какой тяжелый... Прямо неподъемный.

Денис потащил его за ноги, а я за плечи. Вдвоем мы еле-еле управились. Опустив капитана на пол без особых церемоний, я развязал на нем пояс, расшитый зеленым бисером, и туго скрутил его запястья. Пояс оказался достаточно длинным — хватило и для ног.

Перекатив бесчувственное тело в сторону от кресел, мы уселись обратно. Денис от усталости тяжело и громко дышал, совершенно не в силах взять управление. Я сказал:

— Ладно, не переживай, мы и так выберемся. Кораблик у нас умный, даже поумней некоторых. Смотри, что он выделывает!

Я указал на дисплей со звездной картой, на которой был проложен наш маршрут. Теперь траектория приняла настолько извилистый вид, что стала похожа на бесформенную спираль. Кораблик запутывал следы! Он метался вправо-влево, по кругу, бросался то вверх, то резко уходил в сторону. Так вот почему многократно увеличилась сила тяжести. Я ощущал ее с самого старта, но не придавал особого значения.

Денис, смотревший на экран, ткнул в него пальцем и вскрикнул:

— Ильм, смотри! Нас догоняют!

Небольшая стайка серебристых звездочек стремительно подбиралась к нам, все ближе и ближе. Не помогли никакие хитрости. Оставалось лишь принять бой.


Но мне этого совершенно не хотелось. Если завяжется стрельба, нас сметет первый же залп.

— Денис, попробуй увеличить скорость! Давай, прикажи ему!


Денис схватил рукоятку. Кораблик сперва не слушался, продолжал хаотические прыжки, но Денис настойчиво продолжал отдавать приказ. И сперва нехотя, потом все быстрей и быстрей, корабль разогнался до такой степени, что мы вжались в кресла и расплющились подобно медузам.

Если уж мне было трудно переносить такие перегрузки, то что говорить о бедном Денисе. Он жалобно приоткрыл рот, издавая негромкий стон, но мужественно терпел.

— Они отстают... — выдавил я.

Звездочки растаяли далеко позади. Эскадра Странников упустила свою добычу...

Глава четырнадцатая

— Ммм-м... Чем это ты меня... Вот гаденыш, не зря ты мне так не понравился... — застонал капитан Ронг, о котором мы совершенно забыли. — Развяжите меня немедленно!

— Ильмар, а ведь и правда, что с ним теперь делать? Если развяжем, нам вообще крышка! Он же сразу обратно прикажет лететь.

Я задумался. Возвращаться нельзя ни в коем случае, вряд ли будет второй шанс сбежать. Но и оставлять капитана на корабле не хотелось. Вот бы спихнуть его в открытый космос, чтобы глотнул свежего вакуума!

— Помнится, лурги что-то о скафандрах говорили, — вспомнил Денис. — Может они такие же, как у Подкапитана Енг-Инга? Ну, помнишь, что нас с Земли на астероид вытащил? Облачко такое?

— Да я-то помню... А вот где они лежат, скафандры эти...

Капитан Ронг лежал на полу и сверлил нас недобрым взглядом:

— Эй, вы чего там задумали?! По-хорошему вам предлагаю, развяжите меня и возвращайтесь. Даю слово, что ничего плохого с вами не сделают!

— Вы уж лучше лежите спокойно, не то придется снова парализатор использовать, — ответил я, методично обыскивая кабину.

В одной из боковых стоек пульта под моей ладонью что-то мягко щелкнуло и приоткрылась круглая пластиковая дверца. Я отогнул створку и увидел внутри ряд отверстий с пуговицу величиной. Что бы это значило?

— Денис, иди посмотри, что я нашел. Интересно, как это действует?

— Может, это душ такой? — подал идею Денис.

— Или очиститель воздуха...


Но мы не угадали. Когда я протянул руку к отверстиям, из них потянулись тонкие струйки разноцветного дымка. Они медленно обволокли сперва ладонь, затем запястье, локоть. Тянулись все вперед и вперед. Но я быстро отскочил, едва туман коснулся плеча, и радужное облачко стало рассеиваться.

— Теперь понял, что это? — радостно спросил я у Дениса. — Это же и есть те скафандры для межпланетных перелетов! Сейчас мы завернем в него нашего капитана и отправим обратно на его планету. Давай подтащим его поближе.

И мы снова потащили тяжелую ношу через всю кабину.

Капитан извивался в наших руках, словно гигантский сом, но мы были упрямей.

— А дальше? — отфыркиваясь, спросил Денис. — Не развязывать же и в самом деле.


Я молча протянул руку к отверстиям и, когда снова появилось облачко, стал медленно вести ладонь к ногам капитана. Я старался не делать резких движений, чтобы не упустить невесомый груз.

Облачко добралось до сапог капитана и потекло выше и выше, обволакивая все тело. Глаза у капитана Ронга расширились, потемнели. Он завопил:

— Прекратите немедленно!! Что вы там делаете? Ну попадитесь мне только!

— Не волнуйтесь вы так, господин капитан! Ничего плохого не будет. Вы только задумайте место на вашей планете, где хотели бы очутиться сейчас и сразу начнется перелет!

Я сказал это по наитию, совершенно не представляя, как в действительности работает скафандр-облако. И каково же было наше с Денисом удивление, когда капитан испарился из кабины кораблика!

В одну секунду он пронесся сквозь ледяную толщу космоса и вернулся к себе домой. Во всяком случае, нам хотелось верить, что так и было. Что капитан не застрял на орбите, превратившись в вечный спутник собственной планеты или не сгорел в атмосфере, подобно болиду...

* * *

Не знаю, как Денису, а мне стало определенно легче, кода удалось избавиться от нежданного попутчика. От него так и веяло опасностью и угрозой.

Беспечно улыбнувшись, я вскинул руки за голову и потянулся.

— Ну что, продолжаем путешествие? Как говорится, первый блин комом! Сделай запрос на оставшиеся маршруты, надо выбрать подходящий.

Денис взялся за световой рычаг. Через секунд пять на экранчике высветилась звездная карта. Между светлячками звезд протянулись две пунктирные линии — одна синяя, вторая оражевого оттенка. Мол, давайте, ребята, выбирайте.


— Синий ближе... — задумчиво сказал Денис.

— Ближе то он ближе... Как хоть называется?

— Сейчас...


Очевидно, Денис подал новый приказ — звездочка стала стремительно увеличиваться в размерах. И вскоре экран заняла модель этой звездной системы. Внизу высветилось название. Но иероглифы нам ничего не говорили — мы ведь так и не изучили язык лургов.

— Помнишь, нам говорили, что у системы Зе-Ил-Корн, где живут ученые, двенадцать планет? А у этой всего шесть. Значит, это Галукс, где живут торговцы. Тебе хочется на планету вечных льдов?

— Нет, конечно! Терпеть не могу зиму. Я всегда мерзну...

— Тогда нечего и раздумывать. Выбирай второй маршрут и вперед! — я закрыл глаза и погрузился в размышления о превратностях судьбы.


Денис сосредоточился на управлении. Через пять минут чертыхнулся сквозь зубы:

— Ничего не понимаю... Ильм, он не слушается!

— А? Кто? Ты о чем? — спохватился я.

— Он, кораблик наш, то есть. Смотри, он не хочет идти на второй маршрут, все время по синей линии летит!


И действительно, оранжевый пунктир оставался далеко в стороне.

— Ты правильно команды подаешь? Может, он не понимает?

— Раньше понимал, а теперь не понимает? — поддел меня Денис.


Я ненадолго задумался, подыскивая правильный ответ на непонятный вопрос.

— Знаешь, Денис... Это ведь машина, хоть и умная. Вот компьютер и выбрал ближайший путь. Вроде как для нашего удобства.

— Да ну его к черту, удобство это! — крикнул в запале Денис, ожесточенно сжимая светящийся стержень. — Лети давай, куда я командую! Слышишь, ты!..

Я спокойно ждал, пока он навоюется с техникой.

— Денис, да успокойся. Ну слетаем к этим купцам-продавцам, какая нам разница? Они ведь подо льдом живут, может там не так и холодно? Поглядим...

— Нет, ну ты пойми, мне же просто обидно. Железка, а человека не слушается!

— Ты сейчас говоришь, как капитан Ронг, — слегка обиделся я. — Я тоже железка, или ты забыл?

— Ой, да перестань ты. Сравнил тоже... Ты мой друг, а комьютер — совсем другое дело! Он обязан слушаться! Ладно, пусть делает что хочет. Его счастье, что я устал немного. Только-только от погони оторвались, надо и отдохнуть.

— Кстати, зря ты на него ругаешься. Кто нас от этой самой погони спас-то? Кораблик! Так что он нам плохого не сделает. Давай перекуси немного и спать.

— Спать так спать. Хоть время пройдет быстрее...


А я тем временем поизучаю атлас — хотелось познакомиться поближе с этим Галуксом.

Наверное, вот это она, пятая планетка. Голубой блестящий шарик, словно капелька хрусталя, средней величины по сравнению с остальными планетами. Солнце этой системы оказалось сдвоенным и выглядело просто потрясающе. Почему два светила не поглотили друг друга, а держались словно два мыльных пузыря, разделенные перегородкой? Какие законы притяжения действовали здесь? Ничего путного не приходило мне на ум. В который раз я был поражен необъятности и необъяснимости Вселенной...

* * *

Судя по скорости и расстоянию, перелет продлится пять-шесть суток. Если не случится чего-нибудь неожиданного...

Глава пятнадцатая

К вечеру третьего дня полета мы вконец измучились от скуки. На экране вечная мозаика из звезд, больших и маленьких, красных и желтых, голубых и сиреневых. Но нельзя же на это любоваться бесконечно!

Я даже начал читать Денису вслух из своих архивов, не зря же я по виртуальным библиотекам бродил. Сперва Денис слушал с интересом — сам-то он не слишком любил читать, хоть в школе и заставляли — потом он слушал из вежливости, чтобы меня не обидеть. Ну, а потом и вовсе откровенно зевая. Наверное, из меня плохой рассказчик получается.

Результат не заставил себя ждать — ребенок уснул, подложив под щеку локоть и смешно посапывая.

Я тоже отключил на время внешние рецепторы, кораблик и сам превосходно справляется.

* * *

Что-то чиркнуло по моему носу, заставив мигом раскрыть глаза. Перед моим взором болталась голая пятка. Ее хозяин возмущенно пытался перевернуться, но только еще сильней раскручивался, словно веретено на старинной прялке.

Я ухватил Дениса за ногу, попытался придержать. Но вместо этого сам пробкой вылетел из кресла и шмякнулся о стенку кабины.

Да что происходит, в конце концов?!

— Денис, что ты еще натворил?

— Почему сразу я! Чуть что, сразу Денис! И ничего я не делал вообще!

Да, так я и поверил.

По кабинке летали ботинки и один носок, а также недоеденный «пирожок» из космопайка.

Наконец я полностью пришел в себя и лишь тогда осознал — в кабине появилась невесомость!

Руки и ноги двигались легко, без малейших усилий. Но едва я пошевелил ладонью, как тут же стремглав промчался вперед и шмякнулся Денису макушкой в мягкий живот.

— Ауф! Осторожней, ну! — крикнул он, оттолкнув меня обратно.

Я, словно метеорит, умчался к другой стене, ударился о нее и отскочил, как резиновый мячик. Так бы и мотало меня от одной стены к другой, если б не удалось ухватиться за спинку кресла.

Встав на якорь, я завис в воздухе, но вверх тормашками. Удивительное чувство!

— Денис, немедленно прекрати издеваться! Рассказывай, что ты делал, пока я спал?

— Ну, понимаешь, — виновато начал он. — Папа рассказывал, как здорово было полетать в невесомости, когда он в экспедиции был. Ну, мне и захотелось попробовать. Я попросил кораблик отключить гравитацию. Вот и получилось... Это самое...


Просто ужас. Фантазия этого мальчишки заведет нас в такие дебри, что не сразу и выберемся! За ним нужен глаз да глаз.

— В общем так. Давай-ка спускайся вниз и прикажи вернуть все, как раньше было.

— Ладно...

Денис плавно поднял руки вверх, отчего сам поплыл вниз. Стараясь не делать резких движений, он спустился в свое кресло, ухватил стержень управления и мысленно стал отдавать необходимые команды.

И вот руки уже наливаются тяжестью и я падаю вниз головой прямо на пол.

— Ты не ушибся? — заботливо спрашивает этот маленький монстр и виновато улыбается.

Отвесив ему легкий подзатыльник, чего я никогда прежде себе не позволял, я усаживаюсь в кресло и пытаюсь привести в порядок разбежавшиеся мысли.

* * *

От пунктирной линии осталась всего одна крошечная черточка. А это значит, что...

— Денис, завтра утром будем на месте!


Он притих, потом сказал:

— Знаешь, я уже как-то привык лететь. А что нас там встретит, может чудища какие-нибудь. Вот сожрут нас и все — никто тогда Землю спасти не сумеет.

— Не волнуйся, — нарочито бодрым голосом сказал я. — Так мы им и дадимся! Мы с любым чудовищем справимся!

— Ага... — уныло согласился Денис, но веселья не прибавилось.

Я прекратил попытки поднять ему настроение. Главное — долететь, а там видно будет.

* * *

Вот и Магеллановы Облака — скопление звездной пыли величиной в сотни тысяч световых лет. На экране они похожи на красновато-белую бабочку, что раскинула крылья по черному бархату.

В левом крылышке уже видна наша цель — крошечная звездочка, с каждым мгновением приближающаяся к нам. Вернее, это мы подлетаем к ней...

* * *

Наш кораблик не стал сразу спускаться, едва мы подошли к планете. Он начал вращение по орбите на приличной высоте, в несколько тысяч километров — наверное выбирал подходящее место для посадки.

Сплошной белый покров, не на чем задержаться взгляду.

— Ильмар, тебе не кажется, что это снежок, вылепленный громадным великаном? Мы во дворе такие лепили, зимой.

— Да, действительно похоже, — подтвердил я, пристально вглядываясь в экран.

Что северное, что южное полушария ничем не отличались друг от друга. Похоже, что и наш корабль тоже был в растерянности. Вот уже десятый виток делаем.

А на орбите — ни одного спутника, ни одной станции. Может они не умеют еще в космос летать? Может, у лургов неправильная информация? Или это мы не туда залетели?

— Денис, попробуй запросить посадку. Сколько же можно круги наматывать!


И кораблик по спирали пошел на снижение, повинуясь приказу.


Сперва медленно, потом все быстрей и быстрей, пока обшивка не засветилась вишневым цветом от нагрева об атмосферу.

— Эй, сбавь скорость! Так и расплавиться недолго! — вскрикнул Денис.

Но до земли уже оставалось совсем немного, всего несколько секунд.

Мы не знали, как кораблик производит посадку, но хотелось верить, что он не даст нам расплющиться в лепешку

Так и случилось — перед ударом о снежную поверхность мы почувствовали резкий толчок, корабль замедлил падение и плавно вошел в сугробы, взметнув ввысь целые клубы пара. Послышалось такое громкое шипение, что заложило уши — снег превращался в воду, а затем в пар, касаясь о раскаленные стенки шара.

Экран даже покрылся изнутри капельками влаги, а Денис стал вытирать выступивший от жары пот.


— Так и свариться недолго. Прямо как в русской бане! Ну, ты не был, не знаешь. Это мы с папой ходили, в прошлом году. Там почти так же жарко.

— Да-а, хорошо что я из жаропрочных материалов создан, иначе туго пришлось бы, — сказал я.

На экране было черным-черно. Наверное мы слишком глубоко погрузились в снежный покров.

— Денис, ну-ка, попробуй дать команду на взлет. Надо отсюда выбраться, пока нас не схватило льдом.

Схватив ручку управления, Денис сдвинул брови, посылая мысленный импульс. Кораблик закачался на месте, поднатужился и медленно, метр за метром, стал подниматься.

— Еще, ну еще чуть-чуть! — упрашивал его Денис, словно разговаривал с живым существом.

Когда кабину озарили ярко-розовые лучи солнца, мы дружно заорали во все горло от радости. Посадка завершена!

Глава шестнадцатая

Мы недолго рассматривали белоснежную сверкающую гладь — Денис заморгал, потом протер слезящиеся глаза.

— Сплошной снег, никаких признаков жизни. Здесь вообще водятся хоть какие-то зверушки? Пингвины там, или еще кто. И где все люди попрятались?

— Надо выйти и поглядеть, — простодушно предложил я. И Денис сразу зябко поежился.

— Ага, выйти... Тебе легко говорить, а я там сразу в сосульку превращусь. Там же такая холодина, наверное! Ильм, может ты один сходишь на разведку, а?

Опять у этого подлизы тон стал ласковый, медовый. Делать нечего, не выпускать же почти неодетого ребенка на мороз. А мне любой холод безразличен, кроме абсолютного нуля, конечно.

— Открывай люк! — сказал я Денису.

Двери приоткрылись и внутрь ворвался морозный воздух. Я с некоторой опаской выскользнул наружу, провалившись по колено сквозь наст. За моей спиной тут же захлопнулись створки люка — Денис позаботился, чтобы сохранить тепло.

Мои кожные рецепторы выдали точную температуру — минус 42 градуса. И это при том, что местное солнце находится почти в зените. Что же здесь будет ночью? Даже страшно представить, наверное — все 70 градусов мороза!


Я побрел прямо к югу, держа наш кораблик за спиной. Ноги проваливались в снег с веселым хрустом, руки обволакивал легкий ветерок. Небо цвета яркого ультрамарина было такой глубины, что можно было утонуть при одном взгляде вверх.


Я шел уже минут десять, но уйти удалось метров на сто-двести, не больше. Наверное, пора возвращаться и попробовать пролететь поближе к экватору. Я обернулся...

Ой-е, а к нам, оказывается, гости! С противоположной стороны к черному обугленному шарику медленно и неотвратимо подбиралась... живая снежная гора!

Белая-белая шерсть свисала прядями с живота, колыхаясь при каждом шаге бархатными занавесками. Мощные лапы вминали снег на метровую глубину. А венчал всю эту громадину плоский лысый череп с мечевидными клыками, способными перекусить мамонта. На груди страшного монстра нелепо торчали две маленькие лапки с трогательными розовыми пальчиками.

Я зачарованно глядел на эту странную конструкцию, потом рванулся вперед. Там же Денис! Я просто обязан его спасти!

Но, едва сделав шаг, почувствовал, как меня хватают за ноги и утаскивают под снег, в какую-то яму. Отбиваясь от непрошенного спасителя, я высунул голову на поверхность и успел заметить, как чудище хватает кораблик растопыренными ладошками и собирается сунуть его в оскаленную пасть.


— Денис!!! — завопил я изо всех сил, рванулся наверх и...

Все вокруг меня почернело, а дальше я ничего не могу вспомнить... Должно быть, включились предохранители и заблокировали схему от эмоциональных перегрузок...

* * *

Я разлепил глаза — все плыло, словно в тумане. Зрение расфокусировалось и светильник, что стоял напротив, превратился в четыре мутных пятна. Я поморгал, приводя в порядок зрительные сенсоры. Появилась некоторая четкость, но все равно разглядеть подробности было трудно. Понял лишь, что лежу в крошечной комнатке, где уместилась лишь кровать да столик.


И тут мне в губы полилась горячая жидкость. Я оттолкнул чашку, что тыкали мне в рот, но некто упрямо продолжал поить меня.

Ну как мне объяснить, что я не нуждаюсь ни в питье, ни в пище? Только открыл рот, чтобы высказать все это вслух, как туда влили очередную порцию обжигающего напитка.


Я замотал головой и приподнялся. А взглянув на моего «кормильца», был поражен донельзя. Рядом со мной ласково улыбался... симпатичный белый медвежонок в меховом комбинезоне и сапожках. Его мордочка не выглядела агрессивно, даже наоборот — он прямо лучился заботой о ближнем. То есть — обо мне.

— Ты кто? — спросил я, когда удалось оттереть губы от остатков напитка.

— Буррым грруу ва? — спросил в свою очередь медвежонок и попытался вновь влить в меня новый глоток.

— Нет, нет, не надо! Спасибо, но я не хочу!

Я решительно воспротивился и медвежонок уступил. Он отставил чашку, а сам уселся рядом. Подоткнул одеяло, которым я был укрыт и сказал:

— Аррг иннуурры грраава.

— Очень приятно. А меня зовут Ильмар.

Впрочем, я совершенно ничего не понимал и думаю, что он тоже.

Но сейчас меня интересовало лишь одно — где Денис, жив ли он? В моей голове проносились картины одна страшней другой...


Вот ужасные челюсти вскрывают металл корпуса, словно панцирь черепашки. Вот добывают оттуда хрупкое детское тельце... Вот с хрустом и чавканьем размалывают косточки... Бррр... Я замотал головой, вытряхивая печальные мысли.

— Я должен найти Дениса! — решительно произнес я и резко вскочил.

Медвежонок испуганно отпрыгнул в угол и вытянул лапки.

— Ирргуума! Ирргуума! Ррагрруух! — нельзя, мол. Давай ложись обратно.

Но я не слушал, а искал выход наружу. Белые стенки комнатки не имели ни окон, ни дверей. Но как-то отсюда можно выбраться?

Я принялся ощупывать каждую пядь упругого материала, схожего с нашим полиплатиком. Ни малейшей трещинки...

Медвежонок внимательно наблюдал за мной, но ближе подойти не рисковал.

Вскоре я убедился, что без его помощи мне не выбраться и буквально взмолился:

— Ну послушай! Мне правда очень-очень нужно найти моего друга! Я тебя прошу, давай выйдем поищем!

Медвежонок смешно склонил голову набок, прислушиваясь к непонятной речи.

— Оррчи.

— Что?

— Оррчи, — повторил он и стукнул себя лапой в грудь.

— А, это ты знакомишься, ага? Я — Ильмар! — и я повторил его жест.

— Илмаарр. Илмаарр — порычал он тихонько и растянул вытянутую мордочку в улыбке.

— Да, очень приятно. Но сейчас давай все же выйдем?

Я жестами принялся показывать, что мне крайне необходимо выбраться отсюда.


Медвежонок глубоко вздохнул. Он понял, что со мной бесполезно спорить. Расстегнул комбинезончик на груди и я увидел там плоскую коробочку серого цвета. Тронув ее лапой, медвежонок что-то сказал вполголоса. Тут же одна из стен плавно поднялась, впустив внутрь яркий солнечный свет. Передо мной расстелилась бескрайняя снежная степь.

Добившись своего, я тут же выскочил на снег. Любопытство заставило меня обернуться. Комнатка оказалась внутри большой снежной дюны, высотой метров десяти.

Медвежонок вышел за мной, ковыляя на задних лапах. Это выглядело забавно, но я сдержался от улыбки — вдруг он обидится.

Дверь опустилась на место и теперь я не смог бы различить, где она находится, настолько плотной была маскировка.


Я пошел вперед, стараясь разглядеть следы чудовища на плотном блестящем насте. Но ничего даже отдаленно похожего не было. И наш корабль тоже бесследно исчез.

Впрочем, я не был уверен, что нахожусь в том же месте, где расстался с Денисом в тот жуткий час...

Побродив бесцельно еще немного, я все же решил обратиться к помощи местного жителя.

— Помоги мне, пожалуйста! Я обязательно должен найти наш корабль. Это такой большой черный шар. Шар, понимаешь? Шар!

Я крутил руками перед собой, изображая мяч, и показывал, что он большой, выше меня в несколько раз.

Медвежонок следил за мной , моргая умными черными глазками.

— Урргы, урргы, — тихонько рычал он.

Потом кивнул, взял меня за руку и... повел обратно в свою комнату!

Я был в отчаянии. Ну как ему объяснить?!

Упав на кровать, я свесил руки и поник головой. Медвежонок тронул меня за плечо, снял с груди коробочку и протянул мне.

Я вежливо принял ее в ладони. Она была почти невесомая, словно склеенная из бумаги.

А медвежонок явно что-то хотел от меня. Но что?

— Грыых! Гррыых!

Не понимаю... Может, он хочет, чтобы я в нее что-нибудь произнес?

— Здравствуйте. Я прилетел с планеты Земля. Мне нужно найти моего друга. Он пропал на вашей планете. Его схватило чудовище.

Я нарочно говорил сухими короткими фразами, чтобы было понятней.

Едва я закончил, как из коробочки раздалось рычание. Медвежонок внимательно вслушивался, потом оскалил белоснежные зубки и понимающе кивнул. Неужели он меня наконец-то понял?!

Но он не спешил бежать на поиски. Медвежонок уселся поудобней на стульчик, положил между нами коробочку.

И началась беседа.

Глава семнадцатая

Прежде всего, Оррчи меня успокоил. По его словам получалось, что Денису не грозило ничего плохого. Оказывается, это гигантское существо приняло наш кораблик за собственное яйцо, снесенное недавно и укатившееся из ямки-гнезда.

Этих великанов аборигены называли «крракхи» и использовали на подсобных работах, как слонов в Азии. Но не каждый крракх был способен обучиться к работе, большинство оказывалось глупым и ленивым. Таким особям цепляли опознавательные маячки и отпускали на свободу. А потом можно было проследить за каждым в отдельности.

Но тот крракх, что утащил корабль, был диким, невесть откуда взявшимся. Где находится его гнездовая кладка, Оррчи не знал. Опять незадача...

И мы принялись думать, как разыскать сбежавшего крракха, пока он не умчался в неведомые края.

Между делом Оррчи рассказал мне вкратце про себя — кто он такой и почему оказался совсем один. И где подевались все его соплеменники.

Рассказ получился весьма занимательным.


Все местные жители действительно живут глубоко под землей. Там выстроены целые города.

Но никаких механизмов при этом не используют, поскольку машин на планете попросту нет. Аборигены сумели приручить множество самых разных животных на своей планете. Потому и роют землю громадные шестилапые кроты.

— Подожди, почему нет машин? Вы ведь торгуете с другими планетами? В космос-то вы летаете? — спросил я удивленно.

— Ну, а как же. Мы используем энергию плоскоплющей.

— Это еще кто такие?

— Мне трудно объяснить. Их не показывают детям. У детей слишком мощная энергетика и может повредить животным.


Вот так всегда — взрослые вечно что-то от детей скрывают, причем самое интересное!


— А почему ты здесь все-таки один оказался? Тебе не страшно разве? Может ведь и снегом замести или эти самые крракхи растопчут!


Оррчи усмехнулся, вздернув черную пуговку носа.


— Это у нас такой обычай. Детей отправляют на поверхность, на целый год. Справляйся как хочешь, но не вздумай звать на помощь. Вот, видишь этот пеле-транслятор? Он поддерживает связь с Центральной Школой. Конечно, если будет реальная опасность, то меня сразу спасут, но это в крайнем случае.

— А чем же вы тут питаетесь? Ну, с водой ясно — можно снег растопить. А где здесь еду найти можно?

— Смешной ты, — взрыкнул от смеха Оррчи. — Еда здесь сама прибегает, только поймать надо. Вот пойдем ловушки делать, сам все увидишь.

— Эй, погоди, какие ловушки? А искать когда пойдем? — забеспокоился я. — Мы ведь так и не выяснили толком, куда тот крракх умчался!

— Не волнуйся ты так. Найдется, не снежинка в сугробе! Послезавтра буран намечается. Если сейчас выйдем, то так заметет, что и не раскопаемся. Переждать надо.

— Откуда ты про буран знаешь? Тебе что, по радио сказали прогноз погоды?

— Никто ничего не говорил. Мы это чувствуем. Когда ветер переменится, когда штиль, а когда ураган.


Делать нечего, я смирился с неизбежным.


— Слушай, а все-таки, как твой пеле-транслятор русский язык выучил?

— Никак. Твою речь он передает в Центральную Школу, а там ее лингво-боты раскладывают на составляющие. Это очень удобно, так можно любой язык перевести почти дословно. Ты представь только, если бы мы каждый язык изучали! К нам же столько народу прилетает, со всей Галактики. И у каждого свой стиль разговора. Одни словами общаются, другие — знаками, третьи — жестами. А есть и такие, с кем ну просто невозможно объясниться. Вот тут уж намучаешься, пока поймешь, что он продает и сколько за это хочет. Вот как с такими торговаться? Так что твой случай совсем не сложный.


Как у них все здорово продумано, я был просто в восхищении. Эй, секундочку! А ведь я совершенно забыл о цели нашего визита на Галукс!

— Оррчи, а у вас есть машина времени?


Медвежонок совсем по человечески почесал лохматый затылок.

— А чего это такое? — послышалось из пеле-транслятора.

— Это такая вещь, чтобы путешествовать по времени, в прошлое и в будущее.

Он задумался. Через минуту покачал головой.

— Нет, такого у нас нету. А зачем тебе?

— Так, это я просто спросил, из любопытства.


Незачем ему вникать в наши проблемы, все равно помочь не сможет. Только расстроится. Тем более, что я совершенно не был уверен, что он знает все на свете. У каждого народа обязательно есть свои секреты.


— Ну ладно, — поднялся Оррчи, по-взрослому хлопнув себя по коленям. — Пора делом заняться. Надо на ночь ловушки расставить, у меня уже запас на исходе, а ведь теперь и тебя кормить придется.

— Вот за это можешь не волноваться. Мне не нужно ни еды, ни воды.

Медвежонок удивленно посмотрел на меня:

— Это еще почему?

— Я искусственно создан, — сказал я и тут же пожалел о сказанном. А вдруг и на этой планете к роботам такое же отношение, как у Странников? Но я переживал напрасно.

— Надо же... А с виду никогда не догадаешься. У нас таких умных машин нет, мы их не умеем делать. Но все равно ты мне нравишься.

К тому же и еду сэкономим! — рассмеялся Оррчи. — Ну все, пошли скорей, солнце садится.


Он приоткрыл люк в полу и достал оттуда желтоватые брикеты какого-то материала. Сложил их в прочный рюкзачок и вскинул на плечо. Потом открыл дверь и первым вышел из нашей «яранги» Я двинулся за ним, стараясь не отставать. А это было не так просто сделать — Оррчи передвигался по снегу, почти не проваливаясь. Его меховые сапожки были как нельзя лучше приспособлены для этого. Плоские подошвы напоминали маленькие лыжи.


Пройдя немного, он понял, что мне за ним не угнаться, сходил в «ярангу» и вынес оттуда вторую пару сапог.

— Надевай! Это у меня запасные. Надо было сразу тебе дать, но я не догадался.


Я быстро переобулся, усевшись прямо в снег. Вот теперь замечательно! Скорость передвижения увеличилась почти вдвое.

— Давай я хоть рюкзак понесу, — предложил я, чтобы как-то отблагодарить Оррчи.

— Еще успеешь! — обернулся он с неизменной улыбкой. — Здесь нельзя все время одному работать, если нас уже двое. Хотя это и запрещено правилами, но сейчас исключительный случай.


Мы отошли довольно далеко — домик остался километрах в трех позади. Гора уже была еле видна. И как Оррчи собирается искать обратный путь, если мы продолжим удаляться? Может, у него карта имеется? Ничего, если заблудится, я ему подскажу. У меня для таких случаев найдется и компас.


— Вот здесь поставим первую, — сказал уверенно Оррчи и сбросил мешок на снег. — Надо выкопать небольшую ямку. Отойди-ка...


Я сдвинулся в сторону, а медвежонок упал на четвереньки и принялся ловко разгребать снег. Он сдернул верхний подмерзший слой, словно корку пирога и заработал передними лапами. Белая крошка фонтаном полетела во все стороны, а яма быстро увеличивалась в размерах. Я испугался, что он сейчас свалится вниз головой и придержал его за ноги.

— Уфф-ф, — стирая с мордочки налипшие снежинки, Оррчи выпрямился.

Удовлетворенно посмотрел на дело лап своих, достал из рюкзачка один брусок и положил его на дно ямы.

Я заинтересовался. Он что, взрывать собирается? Или это приманка? Оказалось, ни то, ни другое.


Снова нырнув головой в яму, Оррчи стукнул лапой по брусочку и быстро отскочил, прихватив меня за собой.

— Ложись! — крикнул он и мы упали плашмя.


Из ямы повалил густой дым ядовито-зеленого цвета. Ветер погнал его в сторону от нас, превратив в зеленую тощую змею.

Когда все закончилось, Оррчи приподнял голову.

— Ну, готово. Можно наводить маскировку.


Мы подошли к яме. Удивительная вещь — яма превратилась в гладкую полированную воронку изо льда.

— Как это получилось? — не сдержался я от расспросов.

— Что, понравилось? — не скрывая удовольствия, спросил Оррчи. — У нас много всяких штучек напридумано. Это искусственная горелка. Снег оплавляется, потом быстро охлаждается. Получаются ледовые стенки. Прибегают шуррумы, падают вниз, а вылезти уже не могут. И стенки прогрызть не могут. А утром мы придем и соберем урожай. Понятно теперь?


Ну, что же тут непонятного. Обычные мышеловки, только в снегу. Но вслух я этого не сказал.


Оррчи кинул на дно ямы небольшой кусочек остро-пахучего сушеного мяса. Это по его словам — мясо, а выглядело как бесформенный ком волокнистого вещества кофейного оттенка.

В том же рюкзачке нашелся и кусок прозрачной пленки, которой Оррчи накрыл яму. Сверху мы набросали снег.

— Все, уходим. Иди вперед, а я следы замету.

Похоже, что он неплохо подготовился — в рюкзачке нашлось все необходимое, даже складная метелка!


Тем временем солнце уже склонилось к горизонту, покраснело и увеличилось в размерах. Почти земной закат...

— Сделаем еще две ловушки и пойдем обратно, — сказал Оррчи, слизав замешкавшуюся снежинку с носа алым шустрым язычком.

Я перехватил у него рюкзачок и мы продолжили путь.

Глава восемнадцатая

Ночь прошла спокойно. Оррчи спал, иногда перекатываясь с боку на бок, а я просто лежал в темноте и думал, чем там занимается Денис. Должно быть, пытается выбраться из кораблика. Или пробует взлететь? Я не был уверен, что кораблик повредит живому существу и произведет взлет из сумки крракха. А вот из гнезда — вполне реальный шанс. В любом случае я твердо решил отправиться на поиски через три дня, когда пройдет буран.


Утром медвежонок сладко потянулся и посмотрел на меня:

— Выспался? Тогда пошли прогуляемся. Ловушки проверим и целый день свободен.

Он одел свой комбинезончик и мы вышли под фиолетово-синее утреннее небо.

Так я и думал: ночью стало еще холодней. Пока не поднялось солнце, мой внутренний термометр показывал минус 52 по Цельсию.

Медвежонок передернул плечами.

— Ну и холодина... Никак не привыкну. Пойдем быстрей, по ходу согреемся.


Мы подошли к первой ловушке. Я с интересом заглянул внутрь. На самом дне ледяного конуса съежилось существо размером с белку. Но шкурка была не рыжей, а белой, как и у всех животных на этой снежной планете. По крайней мере у тех, которых я уже видел.

— Есть один! — удовлетворенно сказал Оррчи, нагнулся и ловко подхватил замерзшего зверька под брюшко.

Убивать шуррума не пришлось, он уже был окоченевший. Я подумал, что это к лучшему — не хотелось видеть, как Оррчи расправляется с живностью.

Вторая ловушка была пуста, а в третьей мы добыли еще одного пленника.

— Теперь скорее домой, я скоро сам в ледышку превращусь, — сказал Оррчи и мы повернули назад.


Но едва сделав с десяток шагов, он беспокойно вскрикнул:

— Бежим! Кажется, начинается буран!

Я огляделся, но не увидел ничего, кроме легкой поземки, что вилась у наших ног.

А Оррчи уже был далеко впереди. Он оглядывался и махал мне — скорей! Скорей!

— Нет, не успеть! Сейчас здесь такое будет! Надо копать убежище.

С этими словами медвежонок встал на четвереньки и вновь принялся разрывать снег, как в прошлый раз. Но теперь он работал втрое быстрей. Фонтаны снежной крошки летели так, словно работал настоящий глейдер-снегоуборщик.

В несколько минут серый мех сапожек исчез под снегом. Я стоял рядом и ждал, потому как понятия не имел, чем же помочь.


А погода и правда решила преподнести нам сюрприз. Ветер многократно усилился. Он свистел и завывал, как стая голодных волков.

Снежные хлопья проносились со скоростью средневековых пушечных ядер. Вставшее солнце все равно было недоступно взору, оно скрывалось за черными тучами, нависшими прямо над моей головой. В душу закрался страх перед разбушевавшейся так некстати стихией. Я упал на колени, не в силах удержаться под напором ветра.

— Прыгай сюда!! — прокричал Оррчи, высунув черный нос из ямы. Я еле расслышал голос пеле-транслятора.

Я быстро протиснулся в прорытый подземный ход. То есть, в подснежный.

Внутри было темно и тихо. Толстый слой снега, как вата, скрывал от моих ушей рев урагана.

— Располагайся поудобней, — послышалось из темноты. — Это надолго. Если повезет, то на сутки затянется.

— А если не повезет? — буркнул я недовольно.

— Бывает, что и за неделю не распогодится.

— Неделю?! Ого! Я так долго не могу ждать. Ты же говорил, что буран только послезавтра начнется!

— Ну, говорил... — виновато протянул Оррчи. — Значит, ошибся. Я же еще маленький...

«Берлога» оказалась такой тесной, что мы еле уместились, прижавшись друг к другу.


Дыхание у Оррчи стало слабым, и я только гадал, дышит ли он вообще. Наверное, таким способом он экономил кислород.

Я попытался что-то спросить, но медвежонок шикнул — нельзя разговаривать!

В моем организме встроено много самых разных штучек, я даже не все знаю. В том числе есть и молекулярные часы.

И все же они умудрились каким-то непостижимым образом разладиться. Я решил, что наверху непогода разыгралась не на шутку, и к снежной буре присоединилась магнитная.

Сколько мы пролежали — час, два или все пять? Не знаю. Оррчи лежал практически без движения, лишь время от времени потягивался, разминая затекшее тело.

И вдруг... Все самое страшное происходит «вдруг», к этому подготовиться невозможно...

Вдруг Оррчи жалобно вскрикнул, изогнулся дугой и навалился на меня. Его сотрясла сильная дрожь. Я перепугался и стал расспрашивать:

— Что, что случилось? Не молчи! Скажи хоть что-нибудь!!

Но Оррчи только стонал, вжавшись в меня лохматой мордочкой, и не мог пошевелиться.

Я наконец сообразил — включил «ночное» зрение. Оглядел нашу уютную «берлогу»...


На левой ноге медвежонка копошилась какая-то тварь весьма устрашающего вида. Она впилась клешнями в сапожок, прокусив его, и при этом извивалась длинным личинкообразным телом. Размер был внушительным — почти полметра! Да еще вдобавок длинный хвост с жалом на конце. Я назвал бы эту дрянь «снежным скорпионом», но наверное она имела и местное название.

И вновь мне пригодилась моя плазменная игла. Это просто счастье, что Денискин отец встроил ее в мою руку!

Я поставил уровень поражения на максимум и стремительно полоснул скорпиона крест-накрест по отвратительной чешуйчатой спине. Он заверещал, переходя на ультразвук. Наконец отцепился от ноги медвежонка, повернулся ко мне и прыгнул.

Конечно, биологический яд для меня безвреден, но все равно зрелище было из разряда ночных кошмаров. Растопырив клешни, чудище летит прямо мне в лицо! Тут поневоле зажмуришься и заорешь от страха. Я и заорал. Но вместе с тем схватил скорпиона поперек тела, задержав буквально в дюйме от собственного носа. В этот миг тварь изогнулась, скорчилась от боли и... распалась на сегменты. Даже плазменная игла не смогла разрезать панцирь скорпиона сразу, понадобилось время.


Едва убедившись, что скорпион благополучно отдал концы, я наклонился к Оррчи.

Медвежонок лежал ничком, ткнувшись мордочкой в слежавшийся снег, неподвижно, закоченело...

Я перевернул его на спину. Глаза закрыты... Я похлопал его по пушистым щекам, сперва еле-еле, потом сильней. Затряс за плечи:

— Оррчи! Проснись! Скажи, что делать? Как помочь?!..

Он на секунду приоткрыл глаза. Мутноватый взгляд стал осмысленным и Оррчи произнес через силу:

— Илмаар... Аррагррах ихрраан урргыыз...

А из коробочки на груди послышался перевод:

— Ильмар... Через час я умрру...

И все. Оррчи закрыл глаза, вздрогнул в последний раз и безвольно повис на моих руках.

Умеют ли роботы плакать? Я еще не задумывался над этим вопросом, но сейчас мои глаза были сухими. Да и некогда было проливать слезы!

Я расстегнул на груди у Оррчи комбинезон и закричал в пеле-транслятор что было сил:

— Вы слышите?! Он умирает! Помогите ему, скорее! Его ужалил скорпион! Пришлите кого-нибудь, надо дать противоядие!

Все тщетно — в коробочке слышался только отдаленный треск, но ни единого осмысленного слова.

Отчаяние сжало мою грудь и вонзилось острым шилом в сердце. Вернее, в то место, где оно находится у людей.

Похоже, что сигнал от транслятора действовал только возле «яранги», где жил Оррчи.

Что делать? Что?!!

Ответ пришел сам собой — надо его перетащить в дом.

Я схватил Оррчи за воротник и поволок по узкому лазу к выходу из «берлоги»

И пусть там, наверху, бушуют все ураганы планеты, я спасу Оррчи!

Глава девятнадцатая

Напрягая все силы, я вытащил медвежонка. Он оказался не таким уж и легким для своего роста.

А ветер бушевал... Я не мог даже выпрямиться в полный рост, приходилось ползти, уворачиваясь от летевших в лицо снега и острых сколотых льдинок.

Молнии сверкали с такой частотой, что сливались в сплошную стену яркого пламени. Раскаты грома оглушали, смешивались с воем и свистом метавшихся по холодной пустыне смерчей. Такого буйства стихии я не видел никогда, даже в многочисленных фильмах и сводках новостей.

Любой порыв ветра мог поднять меня в воздух и потащить прочь, но я держался.

Я тянул и тянул неподвижное тело Оррчи, упираясь в рыхлый снег, проваливаясь по колено. Внутренний компас тоже барахлил, путал север с югом. Пришлось двигаться наудачу.

Наконец сквозь снежную стену и щурясь от блеска молний, я разглядел знакомую возвышенность. Воспрял духом и сделал последний рывок к дому.

Узнав хозяина, дверь тут же распахнулась. Я напрягся из последних сил и втолкнул Оррчи в хорошо прогретое помещение.

Он был без сознания. Шерстка посерела, свилась комками, нос стал горячим и сухим. Сколько же прошло из отведенного часа?

Я вновь распахнул комбинезон у Оррчи и стянул пеле-транслятор. Крепко сжал коробочку и принялся вызывать помощь...

Я кричал так громко, что даже не обратил внимания на низкий гул, раздавшийся в стене позади меня.


Лишь легкое прикосновение заставило обернуться.

Над кроватью, где лежал Оррчи, уже склонился невысокий человек. Он проделывал какие-то манипуляции, но я не мог разглядеть — он все загораживал собой.

— Что вы делаете? — подскочил я к нему и схватил за руку.

— Не волнуйся, уже все в порядке. Я ввел мальчику сыворотку из молотых кррунсов, теперь он в безопасности. Проснется к вечеру. Но еще день-два пусть полежит, никаких прогулок.

Значит, тех скорпионов зовут кррунсы. Вполне подходящее прозвище, похоже на крысу.

Мужчина обернулся ко мне... Белый медведь с умными глазами...

— Очень приятно познакомиться. Тебя зовут Ильмар? Мы давно наблюдаем за вами обоими. До сего момента вы неплохо справлялись. А меня называй Грруумар.


Я промолчал, только кивнул ему. Слишком устал...

Он продолжил:

— Теперь, по всем правилам, мы должны прервать годовое Испытание для Оррчи. Но нет правил без исключений. Поэтому, если ты согласишься провести с ним эти дни, до полного выздоровления, то Оррчи даже не будет знать, что я здесь был. Для него возвращение обратно в Школу будет равносильно трагедии.

— Я согласен. Но и вы помогите мне, пожалуйста! У меня пропал друг и я непременно должен его разыскать!

— Странно, об этом нам ничего не известно, — нахмурился медведь, имени которого я еще не знал. — Расскажи подробней.

Я начал рассказывать, кто мы такие, откуда прилетели и зачем. Странное чувство — я не испытывал ни малейшей тревоги от общения со взрослым медведем, жителем Галукса. Он выглядел таким же добродушным, как и Оррчи.


— Значит, ты хочешь найти крракха. Это не так просто сделать, особенно теперь, когда буран замел все следы. Наверняка крракхи отлеживаются в своих норах. Придется задействовать наземное поисковое крыло первой категории. Они обследуют все ближние гнездовья крракхов. Никуда твой друг не денется, найдем. Все, мне пора. Прощай!


С этими словами незнакомец подошел к постели медвежонка, склонился над ним. Поправил одеяло. Какой у него взгляд... Наполненный такой нежностью и любовью, что я даже позавидовал. Так может смотреть только отец...

Он глубоко вздохнул, отошел к стене, что-то произнес в свой пеле-транслятор. В открывшийся проем снизу въехал лифт, освещенный матовыми фонариками. Медведь шагнул в него и скрылся из виду, словно и не бывало.


Оррчи пошевелился на своем ложе и я подскочил к нему, забыв на время об этом визите.

— Как ты себя чувствуешь?

Оррчи посмотрел вокруг мутными полуживыми глазками.

— Где я?.. А... Что случилось?..

— Не волнуйся, уже все в порядке. Ты скоро поправишься.

— Я ничего не помню... — через силу проговорил он. — Почему я заболел?

— Ничего страшного, просто тебя укусил скорпион.

— Кто?

— Ну, этот ваш... Как там... Кррунс.

У Оррчи глаза стали размером с абрикос.

— Ты не ошибся? Но я ведь должен тогда умереть! Если ужалит кррунс, то жить остается не больше часа!

— Ну да... Мне пришлось позвать на помощь... — виновато сказал я.

— Здесь кто-то был? — беспокойно приподнялся на подушке медвежонок. — Значит, теперь меня отправят обратно...

— Никто тебя не отправит. Мы договорились, что Испытание будет продолжаться, как будто и не случилось ничего. Ты ведь не виноват, что попался к этому гаду в клешни. Так что ни о чем не думай, лечись. Давай я тебе поесть приготовлю?

— Мы вроде ходили ловушки проверять, я не помню. Поймали хоть что-то?

— Да, два мелких шуррумчика. Что с ними делать, поджарить?

— Нет. Надо их вынести на мороз, положить в сугроб и присыпать снегом. Они заледенеют, потом просто нарезать на кусочки и можно есть.

— Сырыми?! — удивился я.

— Ну да, что тут такого. Очень вкусно. А еще надо воду нагреть, чтобы заварить листья капрри.

— А это еще что такое? Местный чай?

— Это такая трава, растет глубоко под снегом. До нее метров пять надо добираться. Вон там лежит, в люке.

— Да, я знаю.

Я наклонился к полу, откинул крышку люка. Чего там только не было! И мотки веревки, и какие-то коробки всевозможных размеров, кульки, бочонки... Такое впечатление, что здесь живет не один медвежонок, а по меньшей мере, десяток.

— И где тут твой чай?

— Синяя коробочка...

— Ага, вижу.

Я открыл небольшую коробку — листья как листья. Как будто я ожидал увидеть что-то другое.

Растопив снег, я заварил местный чай, дал выпить Оррчи.

А своих шуррумов он есть не стал, не хотелось.

Через час я заметил, что его начал бить озноб. Лапы подрагивали, глаза закрылись... Что в таких случаях делать, я не знал.

Просто сел рядом, в ногах, и стал с тревогой ждать улучшения.


Не знаю, почему — вдруг вспомнилось, как делал массаж Денису. Давно это было, кажется, что прошла целая вечность..

Я разогрел ладони. Ну, думаю, что хуже не будет.

Легонько прикоснулся к пушистым щекам Оррчи, подержал немного, согревая. Начал поглаживать узкую вытянутую мордочку, лоб, веки, сухую пуговку носа...

Смотрю, он уже не так тяжело дышит. Через несколько минут приоткрыл глаза, удивленно посмотрел на меня.

— Как замечательно... — послышалось из пеле-транслятора. — Мне еще никто так не делал...

— Тебе получше?

— Да. Я даже чувствую, что силы прибавляются.

— Вот и хорошо. Скорей поправляйся, а то кто мне поможет моего Дениса искать.

Оррчи благодарно кивнул.

— Ты только не оставляй меня, ладно?

— Перестань! Пока не вылечишься, я буду рядом.

Когда Оррчи уснул, я подошел к двери и выглянул наружу. А метель-то закончилась! Вовсю сияло солнце; лоскутки белоснежного пуха — остатки грозовых туч, плавно скользили по голубому покрывалу неба. Снег слепил глаза мириадами блестящих снежинок.

Я воспрял духом — жизнь, оказывается, превосходная штука! Особенно, когда отступает смерть...

Глава двадцатая

Прошло три дня.

И с каждым новым днем действие яда слабело. Оррчи постепенно выкарабкивался из жестких объятий болезни. Он уже мог сам подниматься с кровати, иногда выходил на улицу подышать воздухом.

А я как мог заботился о нем. Даже пару раз ходил ставить ловушки на местных снежных сусликов-шуррумов.

И вот, на четвертый день нашей зимовки, утром, едва рассвело, дверь отворилась и в нее шумно вошел уже знакомый мне медведь в сером комбинезоне с оранжевым воротником.

Он улыбался во весь свой огромный рот, сверкая страшноватыми на вид зубами.

— Ну, как вы тут? Не надоело еще с болячками возиться?

Оррчи, как увидал нашего гостя, так просто подлетел на постели, сбив на пол одеяло. Он рванулся что было сил навстречу медведю, взлетел к нему на руки и что-то принялся нежно порыкивать прямо в ухо. Пеле-транслятор не переводил — наверное, это не предназначалось для моих ушей. Однако смысл я прекрасно понял: отец и сын встретились после слишком долгой разлуки.

Вдоволь наобнимавшись, они наконец вспомнили про меня:

— Илмаар, ты не обижайся! Познакомься, это мой папа!

— Здравствуйте, — церемонно склонил я голову, — очень приятно.

Большой медведь ничем не подал вид, что мы уже встречались, просто добродушно кивнул мне в ответ.

— Вот что, ребятишки. Чувствую, что вам уже этот домик в печенках сидит. Не хотите ли прогуляться? Тем более, что есть повод — пришла пора отправляться на поиски нашего инопланетного путешественника. Как там его зовут?

— Денис, — напомнил я.

— Да, именно так. Одевайтесь и выходите на улицу. Я подожду там.

Оррчи быстро натянул комбинезончик, а я и вовсе уже давно готов. Мы выскочили за дверь.


Медвежонок прищурился от яркого дневного света. Все же его слегка покачнуло, но он быстро оправился.

А я во все глаза смотрел на странного вида транспортное средство, что замерло почти у самого порога и гостеприимно приоткрыло дверцу.

Если бы не сидящий внутри папа Оррчи, эту машину можно было бы и вовсе не заметить. Она была совершенно прозрачной! То есть, сквозь нее просвечивали снежные барханы, как сквозь чистейший горный хрусталь.

Мы забрались внутрь и машина тронулась в путь. Было весьма занятно лететь в воздухе на высоте двух метров. И при этом разглядывать окружающие ландшафты. Впрочем, скоро это мне наскучило — тянулась и тянулась однообразная белая пустошь, не на чем зацепиться глазу. Ни единой темной точки, ни единого зеленого пятнышка.

У меня сложилось впечатление, что отец Оррчи знает, куда едет. Может, он уже нашел наш корабль, а теперь просто туда добирается?

— А куда мы едем? — Оррчи опередил меня и задал вопрос, чуть не сорвавшийся с моих губ.

— Всему свое время, — не отвлекаясь от дороги, сказал его отец, — осталось не так много, потерпите.

Вскоре ландшафт изменился. Но не цвет. Все вокруг по прежнему оставалось белым-бело. А вот пустыня превращалась в гористую местность. Дорога уже принялась петлять, мы ныряли вниз, потом взлетали высоко наверх. Горы росли буквально на глазах и вздымались ввысь, сверкая сахарными шапками.

Мы мчались по серпантину и, замирая от сладкого восторга, глядели вперед. Потому что смотреть по сторонам было страшно до ужаса — там тянулись глубокие пропасти, уходящие в синюю бездну...

Грруумар указал рукой куда-то вперед:

— Смотрите! Вон там, видите?

Перед нами виднелась высокая скала со срезанной верхушкой. Именно к ней мы и подбирались.

Эта плоская, словно стол, вершина напомнила мне бутерброд с икрой, так густо она была усеяна черными шариками.


Метрах в трехстах машина остановилась.

— Это и есть гнездовье крракхов, — стал объяснять отец Оррчи. — Они складывают здесь яйца, но сами приходят лишь на ночь. Мы до сих пор не можем понять, почему крракхи откладывают яйца на равнине, а потом приносят их в сумках на скалы. Ведь на нашей планете это самые большие животные и врагов у них практически нет. Видимо, здесь, в горах, солнце ближе и греет сильнее. Кстати, потому и яйца черного цвета. Ну, и на снегу они заметнее, чем белые. Ближе подъехать нельзя, добавил он, — там хоть и нет сейчас крракхов, но лучше не рисковать.


— Вы думаете, наш кораблик здесь? — взволновано спросил я, разглядывая большие круглые «икринки» в три-четыре метра высотой.

— Не думаю, а уверен. Пришлось, конечно, повозиться. Задействовали множество поисковых бригад и по наличию металла определили местонахождение. Однако мы не стали сами подходить к кораблю, это должен сделать ты. Так что — вперед, малыш!

Я нерешительно шагнул на заледенелую тропинку, что вела к кладкам. И сразу обернулся:

— Они так похожи... Как же я узнаю, где корабль? Их тут полсотни, а то и больше!

— Вон там, у стены. Видишь, там неглубокая впадинка, а в ней шар? Вот это он и есть, ваш корабль.

И я пошел, рискуя поскользнуться и улететь в пропасть. Но я уже не думал о таких мелочах. Сейчас я встречусь с Денисом!


Напрасно я беспокоился. Шар разительно отличался от прочих яиц. Спекшаяся сажа местами стерлась и сквозь нее проглядывала светло-серая металлическая обшивка.

Едва я подошел на расстояние вытянутой руки, как дверь люка открылась и оттуда стремглав вылетел взъерошенный мальчишка. Он сиганул мне в объятия и заревел в полный голос, нимало не стесняясь.

— Ильмар! Ну где ж ты так долго пропадал! Я думал, ты меня бросил одного, а сам домой улетел! Знаешь, как мне тут...


Слезы не дали ему закончить фразу, Денис просто ткнулся мокрым лицом мне в плечо и крепко-крепко прижался всем телом.

Я как мог пытался его успокоить, гладил щуплые плечи, отросшие волосы... Наконец он всхлипнул в последний раз и отстранился.


Я взглянул ему в лицо — как же он похудел! Глаза стали большие и тускловатые, губы потрескались, лоб пересекла невесть откуда взявшаяся складка.

— Да что с тобой? Ты так изменился...

— Ага, знаешь как я есть хочу... На второй день, как мы приземлились, здесь кончилась еда. Я только воду и пил.

— Пойдем скорей! Тебя накормить надо!

Я взял Дениса за руку и потащил к машине наших гостеприимных медведей.

На подходе Денис притормозил, испуганно глядя на выпрямившегося в полный рост высокого белого медведя.

— Не бойся, — я подтолкнул его поближе, — это наши друзья.

— Так вот ты какой, Денис, — протянул ему руку отец Оррчи, — ты просто копия Ильмара. Очень похожи!

— Его надо накормить. Поедем скорей обратно, — попросил я.

— Да, конечно, садитесь в машину.

— А корабль? — напомнил Оррчи, что застенчиво улыбался в сторонке и не решался подойти.

— Корабль мы доставим позже, это уже дело техники.


Мы весело запрыгнули в машину-призрак. Но Грруумар не спешил садиться за руль. Он внимательно прислушивался к сообщению, что доносилось из пеле-транслятора, висевшего на его мощной груди. Улыбка исчезла.

Он склонился к нам и сказал:

— Мы не успели. Сюда мчится тот самый крракх. Должно быть, он почуял, что у него собираются отнять яйцо и бежит на выручку. У этих животных чрезвычайно развит родительский инстинкт. Дорога здесь только одна и он с легкостью растопчет любого, кто встанет на пути... На машине нам не выбраться... Быстро выходите. Попытаемся спрятаться на другом краю кладки. Правда, шансов слишком мало...

— Так давайте на нашем корабле улетим! — крикнул Денис, выскочив наружу.

— На корабле? А разве он может лететь? Почему же тогда ты не улетел отсюда?

— Ай, да ну, долго объяснять! Идем скорее!

Мы влетели один за другим в тесную кабинку корабля. Правда, это только теперь кабина стала тесной, когда в ней появилось столько народу.

Едва щелкнул замок на закрывшемся люке, как мы увидали на экране злобную оскаленную пасть двадцатиметрового чудовища. Он наклонялся к кораблику и внимательно осматривал его. Широкие ноздри раздувались, принюхиваясь к запаху двуногих существ, что собрались похитить драгоценное яйцо.

А Денис уже взялся за рукоять управления и подавал команду на взлет. Кораблик нехотя, медленно-медленно, произвел вертикальный взлет.

Удивленная физиономия крракха проводила нас взглядом, полным неподдельного изумления. Оказывается, яйца умеют летать! Кто бы мог подумать!

А мы промчались над черным провалом, над горным серпантином, над бесконечной равниной и мягко сели прямо перед «ярангой», где я впервые познакомился с Оррчи.


Только теперь мы смогли вздохнуть свободно.

Глава двадцать первая

Первым делом я скормил Денису все наши запасы. Он сперва слопал мороженую строганину из мяса трех шуррумов, запил горячим чаем. Лишь потом спросил:

— А чего это такое было? Вкусно, мне понравилось! Еще есть?

Травмировать нежную душу и без того измученного ребенка я не решился и ответил:

— Это так, мясо местного зверька. Потом сходим наловим еще. Ты вот лучше расскажи, почему не улетел из гнездовья крракхов? Они что, силой тебя там держали?

— Силой... А ты как думал? Там каждую ночь эта громадина приходила, садилась на кораблик и до утра сидела.

— Ну, а днем-то?

— Я пробовал. Только кораблик не хотел взлетать. Я с ним уже по-всякому воевал, а он ни в какую. Мигает огоньками своими и с места не трогается.

— Кажется, я знаю в чем проблема, — вступил в разговор Оррчин папа. — В этом месяце на планете разыгралась сильнейшая магнитная буря. Вот управление вашего корабля и забастовало. Так что и ночью ты вряд ли смог взлететь. Буря завершилась как раз сегодня утром.

— Вот это нам повезло! — выдохнул Оррчи. — Вовремя мы оттуда смылись!

Денис покачал головой. Он устало привалился к подушке, глаза стали слипаться сами собой.

— Пусть поспит, — заботливо произнес большой медведь. — А вечером отправимся в город. Вам наверняка хочется посмотреть, как мы живем. Ведь так?

— Да, конечно! Это очень интересно. Но нам необходимо встретиться с вашим правительством. Мы ищем одну вещь и никак не можем найти.

— О чем ты говоришь? — заинтересовался отец Оррчи.

— Они машину времени ищут, — влез Оррчи.

— Никогда не слышал. Что это такое?

В который раз я объяснил принцип действия машинки, которую еще и в глаза не видел.

— Не думаю, что у нас имеется такой аппарат. Но я все же проведу вас в Главный Корпус Управления. Ты спас жизнь моему сыну и я никогда этого не забуду.

* * *

Вечером мы собрались в дорогу.

Денис выспался, посвежел и на щеках даже появился румянец. Я просто радовался, глядя на него.


Открылись двери лифта и мы по очереди вошли внутрь. Оррчи тоже шагнул было в кабину, но отец остановил его:


— Постой, тебе с нами нельзя!

— Как это? — огорченно спросил медвежонок.

— Ты ведь не должен покидать поверхность, пока не закончится срок Испытания. Разве ты забыл про это? Я и так еле уговорил твое школьное начальство не прерывать Испытание, когда тебя ужалил скорпион. Так что ты уж потерпи, малыш... А твои друзья скоро вернутся. Тем более, что их корабль остается здесь, рядом с твоим домом.

— Не скучай, Оррчи! — сказал я, пожимая теплую лапу. — Мы ведь еще встретимся!


Он стоял, понурив голову, а лифт уже скользил глубоко под землю.

Кабина мчалась с большой скоростью, тело стало легким-легким, того и гляди наступит невесомость. Взмахни посильней руками и взлетишь!

А Грруумар только посмеивался. Конечно, он привык к таким фокусам гравитации, ему все это было нипочем!


Ох и глубоко же они устроились! Пока лифт надумал притормозить, мы успели порядком соскучиться.


Двери открылись. Я стоял ближе всех к выходу и собрался уже покинуть лифт, но открывшийся вид заставил меня отшатнуться. Передо мной расстилалась черная пустота, в которой то здесь, то там висели прямо в воздухе огромные светящиеся шары, призмы, пирамиды и цилиндры. Желтый неяркий свет, что исходил от них, рассеивался и плавно сливался с темнотой, почти не освещая ее.


— Ну, чего испугался? — насмешливо спросил Грруумар и подтолкнул меня широкой лапой.


От этого дружеского шлепка я вылетел, словно пробка. И, вопреки ожиданиям, никуда не провалился, а встал на твердую поверхность. Твердую и совершенно прозрачную, как стекло.

Не веря своим глазам, я наклонился и потрогал пол под ногами. Полное сходство с прохладным стеклом — гладкая поверхность даже слегка зазвенела, когда я щелкнул по ней ногтем.

Грруумар вышел вслед за мной, а Денису и вовсе ничего не оставалось — не сидеть же вечно в лифте. И так насиделся в кораблике, бедный.

Отец Оррчи мягко отстранил меня в сторонку и прошел вперед.

Он шел по невидимому мосту так, словно проделывал этот путь каждый день, сворачивая только в ему одному известных местах.


Я сделал несколько шагов в сторону — в порядке эксперимента. Точней, собирался сделать. Не тут то было! Я сразу стукнулся лбом в невидимую преграду из того же материала. Руками нащупал гладкую стенку. С другой стороны дорожки оказалось то же самое. Похоже, что мы идем по прозрачному тоннелю. Но как Грруумар способен различить, где расположены повороты и переходы?

Проверим-ка мою догадку...

Я переключил зрение на «ночное» Нет, без толку — все равно стенки тоннеля остались невидимыми. Ну-ка, еще один вариант: переключаю зрение в ультрафиолетовый диапазон. И останавливаюсь, как вкопанный. Это же просто чудо какое-то! Денис впечатывается в мою спину и возмущенно трет ушибленный нос.

А я рассматриваю невероятную по красоте картину...


Синяя сверкающая паутина соединяет все эти геометрические фигуры причудливым узором, перекрещивается в самых непредсказуемых местах!

Так вот почему Грруумар свободно продвигается по этим хитросплетениям. Зрение местных жителей приспособлено видеть предметы в ультрафиолетовом свете. Вот и вся разгадка. Проще простого.

Пока я развлекался, мы успели подойти к одному из шаров и перед нами открылась узенькая калитка, протиснуться в которую Грруумар смог только развернувшись боком.

Почему такая неудобная конструкция оказалась у входных ворот? Забавно. Наверное, это из разряда местных традиций.

Внутри нас ожидал уже знакомый прозрачный кабриолет с откидным верхом.

Мы втиснулись внутрь и машина помчалась вперед, по новым тоннелям. Здесь движение стало более насыщенным. Стали попадаться навстречу похожие на наш, автомобили, скользящие без гусениц и колес.


Мы с Денисом разглядывали странный пейзаж, в котором не было ничего столь привычного взгляду землянина. И совершенно расслабились, вообразив, что мы в полной безопасности.

Грруумар резко притормозил, мы по инерции клюнули носами спинки передних сидений.

— Что случилось?

— Смотрите, справа...


На нас сверху пикировала здоровенная летучая ящерица. Пасть, как у крокодила, усеяна острыми зубами в два ряда. Перепончатые крылья сложились, чтобы не сбавлять скорость. Я бы сравнил эту птичку с птеродактилем. Особенно похож кожаный алый гребень на затылке.

Ящерица вонзилась вытянутой мордой в прозрачную преграду, прямо напротив нашей машины. Стенка тоннеля пошла трещинами, но выдержала натиск.

Денис испуганно вжался в кресло, прикрыв голову руками. Грруумар напряженно ждал исхода схватки. А я приготовился отразить атаку, если твари удастся пробить стенку.

Не удалось! К счастью для нас и к изумлению ящерицы. Она пребольно шмякнулась о преграду, клацнула зубастыми челюстями и взвыла от боли. Не удержавшись, полетела вниз, совершенно обезумев. Но быстро вспомнила о собственных крыльях, захлопала ими и умчалась прочь, громко возмущаясь.


Мы с трудом опомнились.

— Это что было? — спросил Денис, приоткрыв один глаз.

— Это скррунг. Мы еще называем его «Летучий убийца» Нападает в самых неожиданных местах. Иногда у них получается разрушить преграду, особенно, если собираются в стаю. Но сегодня он просчитался. Забудьте о глупой птице, продолжим наш путь, уже недалеко.


— А почему Оррчи говорил, что у вас машин нет? — спросил я, чтобы как-то прийти в чувство.

— Он так говорил? — удивился Грруумар. — Нет, он что-то перепутал. Он, наверное, хотел сказать, что мы не производим машины и механизмы, а закупаем их.


Конечно, мне хотелось задать еще не одну сотню вопросов, но Грруумар был слишком сосредоточен на управлении.

К тому же мы прибыли к конечной остановке и автомобиль въехал в большие прозрачные ворота высокого здания, выстроенного в виде пирамиды.

Глава двадцать вторая

Нас встретили два вежливых медведя, помогли выбраться из машины и провели в небольшой по размерам зал. У стен разместились массивные тумбы, уставленные какими-то странноватыми кристаллами. К ним спиралью тянулись витые тонкие кабели.


Я засмотрелся и не сразу обратил внимание, как в центре зала поднялся человек и направился нам навстречу. То есть, конечно же, медведь — это я по привычке его человеком назвал.

Разительный контраст составляли его внешность и его одежда. Раззолоченный комбинезон, украшенный галунами и аксельбантами имел такой парадный и праздничный вид, что хотелось стать навытяжку и радостно крикнуть «УРА!»

А владелец этой формы был маленьким сухощавым медведем, старым-старым. Сделав всего три шага, он уже запыхался и тяжело дышал, приоткрыв рот.

— Здравствуйте. Рад вас приветствовать на планете Галукс. Как вам у нас понравилось?

— Все просто великолепно! — не сдержал эмоций Денис. — У вас просто потрясающе! Все эти подземные здания, невидимые тоннели, очень красиво.

— О, да. Не одну сотню лет мы отстраивали наши города. Но, с вашего позволения, я присяду... Да и вы садитесь, конечно.


Мы разместились недалеко от его стола, на небольших мягких пуфиках.

Сев на свое место, старичок устало прикрыл глаза. Потом тряхнул головой и внимательно посмотрел на нас.


— Мастер Грруумар говорил, что у вас какая-то проблема? Расскажите. Сюда стекается вся информация, со всех уголков планеты. Она накапливается вот в этих кристаллах. Ежедневно мы пополняем Банк Знаний. Ну, а я его Хранитель.

Старик слегка привстал и церемонно склонил умную седую голову.

Денис подтолкнул меня локтем и я тоже поднялся, посчитав невежливым разговаривать сидя.


— Дело в том... — я помолчал, собираясь с мыслями. — У нас случилась беда и помочь может только машина времени. Если у вас есть такой механизм, мы будем очень признательны.

— Объясни, что значат твои слова? Как должен действовать подобный механизм?

Я снова повторил порядком набившую оскомину фразу:

— Эта машина позволяет перемещаться во времени вперед и назад.


— Посмотрим, посмотрим... — протянул удивленно старичок и стал что-то нажимать на черной дощечке, что лежала перед ним. — Так...

«Перемещения во времени» Нет, такое отсутствует. Изменим формулировку... «Путешествие во времени» Опять мимо... Ну-ка, попробуем самое простое: «машина времени» Ага, потрясающе!

Старичок оживился, маленькие желтые глазки заблестели. Он взял появившийся из узкой прорези листок и прочитал вслух:

«Неполноприводная машина времени для сезонных работ. Маломощная, с ограниченным радиусом действия в 0,5 метр. Время действия — максимум 8 минут.» Конечно, единицы измерения были иными, но пеле-транслятор перевел именно так, по-земному.

— Что-то маловато... — недовольно сказал Денис.

Теперь уже я саданул его локтем под ребро — дареному коню в зубы не смотрят.


Старичок нажал на кнопку и вошел один из его помощников.

— Распорядись, пусть доставят вот это... — старик передал ему листок, а нам сказал: — Ну вот, погодите немного, сейчас принесут. Признаться, мне тоже интересно посмотреть, что это такое. Мы закупаем столько разного хлама, что даже не всегда удается найти ему применение.


В неловком молчании прошло несколько минут. Мы не знали, можно ли расспрашивать, а старик-хранитель, похоже, и вовсе задремал.

Вернувшийся помощник положил перед ним небольшую прямоугольную шкатулку с разрисованной нехитрым орнаментом крышкой.

Старик открыл глаза, воззрился на принесенный предмет. Внимательно его рассмотрел во всех сторон, покачивая головой и причмокивая губами. Лишь затем он пригласил нас подойти поближе.

— Вот эта штуковина, которую вы искали.


Под крышкой обнаружилась лишь стрелка-переключатель, полоска с делениями под ней и кнопка-пуговка.

— И как это действует? — спросил я.

— Все очень просто. На шкале выбираете необходимое деление и продвигаете к нему стрелку. Жмете на кнопку и все, готово. То, что будет на расстоянии полметра от этой машинки, переместится в другое время. Берите и пользуйтесь.


Денис принял подарок в обе ладони, словно самую большую драгоценность. Он поднял глаза и сказал с большим чувством:

— Спасибо вам преогромное. Вы даже не представляете, как много для нас значит эта вещь.


Вот уж не замечал за ним такой чувствительности!..


Старичок ответил:

— Мы рады оказать вам эту услугу. Нам такая машина без надобности, а у вас ей найдется более толковое применение. К тому же вы спасли сына нашего уважаемого мастера Грруумара, а это весьма благородный поступок. Ну все, ступайте. Я слишком утомился.

Он развернулся и сел на свое место, уткнувшись в какие-то бумаги.

Мы не решились более беспокоить старика-хранителя и тихонько вышли за дверь.

Уже в машине я стал рассматривать машинку более внимательно.

— Давай попробуем, вдруг не работает? — предложил Денис.

Но я моментально закрыл шкатулку и спрятал ее.

— Нет уж, никаких испытаний! Ты ведь не знаешь, куда она может нас перекинуть и вернемся ли мы вообще обратно в это же время?

Мы отдадим ее лургам. А уж они пусть изучают принцип действия, увеличивают мощность. Конечно, придется подождать, но главное — восстановить Землю. И здесь надо использовать любой, даже самый маленький, шанс.

Денис нехотя согласился с моими доводами.


— Куда вас отвезти сейчас? Сделаем экскурсию по нашей столице? Можем побывать на Встречной Площади, где расположены дома для гостей из иных миров. Или на фабрике Кротовых Нор — там вы сможете увидеть, как роют все эти подземные тоннели. Еще можно съездить в Школьный Юбилейный Зал — там сейчас проходит праздник Испытания. Для тех, у кого уже Год Испытания завершился. Надеюсь, что через полгода там будет и мой сын, Оррчи.


— Спасибо вам, конечно, только... — вежливо начал я. — Понимаете, нам необходимо возвращаться. Лурги собирались начать переселение, и где их потом искать, совершенно неизвестно. Мы лучше полетим обратно...


— Очень жаль... — искренне огорчился Грруумар. — Тогда возвращаемся к домику Оррчи. Это ваш выбор.

* * *

На Оррчи без слез было трудно смотреть...

Когда он узнал, что мы уже улетаем, он расстроился донельзя. Влажные ресницы не могли скрыть безнадежной печали.

— Ну вы хоть вернетесь когда-нибудь? — спросил он через силу.

— Непременно! Вот решим наши проблемы и сразу вернемся!


А что еще я мог ему сказать в утешение?


Мы обнялись. Денис чуть-чуть покряхтел под тяжелой медвежьей хваткой Оррчи, потом пришла моя очередь.

Оррчи дал нам в дорогу мешок с бутылками воды и связкой вяленых на костре шуррумов — он все-же вспомнил, что у нас закончилась еда.


Расставаться не хотелось, настроение упало...

Грруумар и Оррчи провели нас к кораблику, припорошенному снегом и похожему на рождественское яйцо.

Мы влезли внутрь, Денис привычно отдал команду на взлет.

И кораблик плавно поднялся в воздух, покидая гостеприимный Галукс...

Глава двадцать третья

После бескрайних морозных просторов вновь оказаться в тесной кабинке корабля было непривычно и странно. Мне казалось, что стены вот-вот сойдутся и раздавят нас. Но, быстро притерпевшись, мы вошли в привычную колею.

Денис занялся управлением, настраивая бортовой компьютер на обратный путь. А мне снова нечем заняться — закрываю глаза и начинаю перебирать прошедшие события, сортируя их и записывая в Блок Памяти.


Корабль разогнался до своей обычной межгалактической скорости, перепрыгивая из одной звездной системы в другую; минуя пылевые скопления; уворачиваясь от хвостатых комет и громадных метеоритов. Звезды переливались всеми цветами радуги и радовали глаз. Космос по-прежнему оставался для нас мрачной бездной, полной самых невероятных тайн и загадок. Но мы уже поняли, что бояться его не следует, а надо просто изучить.

* * *

В приподнятом настроении мы прошли половину пути. Денис вовсю разглагольствовал о том,как лурги будут увеличивать мощность машинки, словно это уже давно пройденный этап. Я слушал с улыбкой, не перебивал — пусть помечтает. Уж я-то знал, что не так просто будет определить, как она действует, да еще и усилить в сотни раз.

Занявшись подсчетами, я невольно отключился от действительности.

Услыхав громкий возглас: «Ой-й-ее!..» , я мигом пришел в себя и вскочил с кресла. Ну так и есть, снова этот несносный мальчишка что-то натворил!

Денис стоял у дальней стойки с недоуменно-испуганным видом, вытянув руки перед собой. Он виновато обернулся ко мне и неловко попытался улыбнуться.

— Ну рассказывай давай, что случилось? — спросил я настороженно.

— Я не хотел, она сама...

— Кто сама? Ты о чем?

— Ну, она... Машина...


Я метнулся взглядом к дверце ящика. Она была наполовину приоткрыта. Стремительно прыгнул к ней, распахнул — ну так и есть, машинка исчезла!

— Ты куда ее дел?! Да не молчи!

Денис испуганно моргал, с трудом подбирая слова:

— Я только хотел проверить, вдруг нам подсунули нерабочую. Рычажок передвинул, всего на одну минутку... А она раз — и испарилась... Ну не знаю я, где она подевалась!


Ну вот, опять глаза на мокром месте, ну прямо как у девчонки, в самом деле!

— Так, спокойно... — сказал я, чтобы еще больше не нагнетать обстановку, — тут надо сообразить...


Я присел в кресло и включил на полную мощность свои электронные мозги. Денис терпеливо ждал, переминаясь с ноги на ногу. Он украдкой тер красные влажные глаза и посматривал на меня с надеждой.

Перебрав множество самых невероятных и фантастических вариантов, я выбрал наиболее логичный из них.

— Понимаешь, Денис... Я совершенно не уверен, но думаю, что машина переместилась в прошлое или в будущее, куда ты там ее забросил. И этой одной минутки вполне хватило. Ты представляешь, сколько парсеков мы промчались за это время? Теперь она болтается в космосе невесть где.


Денис широко распахнул глаза, пораженно приоткрыл рот. Теперь он понял, что машинка, с таким трудом добытая, исчезла навсегда.

Но надо отдать ему должное — он быстро пришел в себя и схватил меня за рукав.

— Ильмар, давай вернемся! Мы найдем ее, вот увидишь!

— Эй, у тебя что, процессор перегрелся? — насмешливо спросил я. — Ты хоть приблизительно представляешь, какой огромный участок нам предстоит обследовать, чтобы разыскать крошечную шкатулку в глубоком космосе?! Мы потратим на бессмысленные поиски сотни тысяч лет! Которых у нас нет и в помине.

— Ну, Ильм... Ну пожалуйста! Давай вернемся! Мы совсем ненадолго — а вдруг нам повезет, а? Все равно ведь другого выхода нет. Ну куда мы теперь полетим, где искать другую машину?


Нет, все же этот ребенок способен уговорить даже каменную скалу чуть-чуть подвинуться в сторонку. А уж меня-то и подавно. Я поддался на ласковый-преласковый мягкий голосок и кивнул.

— Так, только условие: командую я. Никаких самостоятельных действий. Согласен?

— Ага, ага! — тут же замотал он головой.


Я принялся производить необходимые расчеты, вычисляя траекторию, по которой мы успели пройти с того рокового момента. И мы повернули кораблик в примерный район поисков.

Если бы я только знал, чем это обернется!

* * *

Мы приглядывались к каждому мало-мальски заметному камешку, проносившемуся мимо. Кораблик рыскал туда-сюда, стараясь охватить как можно больше пространства. Конечно же, все было тщетно.

Наверное, я что-то не так просчитал. А уж ошибившись даже на миллионную долю секунды, мы сместили бы район поисков в совершенно неправильном направлении.


Затратив целые сутки, мы так ничего и не нашли.


— Ильм, проверь еще раз, может надо в другом месте искать? — устало спросил Денис.


Он выглядел неважно — осунулся, под глазами появились темные круги, на вспотевший лоб прилипла прядка волос. Мне стало его так жаль, что я готов был обыскать хоть всю Галактику, только бы он снова начал улыбаться.


— Ладно, я сделаю перерасчет. А ты пока поспи хоть немного. Тебе это необходимо.


Денис свернулся калачиком в кресле и заснул.

А я вновь и вновь мучил бортовой компьютер, подбираясь к истине — где же затаилась ошибка?


Вскоре я треснул сам себя по лбу. Нет, ну надо же было оказаться таким идиотом! Эту ржавую болванку давно пора отправить на свалку! Это я про себя...


Я же рассчитывал только на прошлое время, а если машинка ушла в будущее? Совсем иные координаты получаются!

На вычисление нового района поисков ушло всего три минуты, а на четвертой я уже будил Дениса.

— Просыпайся! Поворачивай кораблик!

— А, что, куда?.. — спросонья не понял он.

— Протри глаза и берись за рычаг управления. Летим продолжать поиски.

— А-а-а, — протянул Денис.

Сон слетел мгновенно. Он встрепенулся и принялся подавать команды, повинуясь новым данным.


— Вот теперь мы точно найдем... — бормотал Денис себе под нос, сосредоточенно глядя на экран.

Корабль уверенно пробирался меж массивных астероидов, то и дело норовивших раздавить нас, словно мельничные жернова.


— Еще чуть-чуть, всего пол-парсека! — крикнул я в запале. Мне уже передалась Денискина уверенность в успехе.


И тут произошло нечто невероятное, не поддающееся никакой логике...

Глава двадцать четвертая

Корабль стремительно рванулся вперед, а мы, по инерции, так впечатались в спинки кресел, что они чуть не проломились.

Перегрузка нарастала, хоть казалось, что предельная граница уже пройдена.

— Денис... Останови его... Сделай что-нибудь... — выдавил я через силу.

— Мммыыххх, — промычал Денис, с трудом двигая пересохшими губами.

Он страшно побледнел, кровь отлила от головы; а глаза, напротив, покраснели — полопались мелкие сосудики в белках. Напрягая отяжелевшую руку, он попытался обхватить светящийся столбик. Ладонь соскальзывала. С третьей попытки это удалось, ценой невероятных усилий — когда это необходимо, Денис все-таки способен на великие дела.

Под давлением команд кораблик стал притормаживать, но... Неведомая сила влекла нас все дальше и дальше, не обращая внимание на сопротивление.

На экране мы отчетливо видели проносящиеся в том же направлении каменные глыбы и облака межзвездной пыли.

Словно гигантский пылесос взялся за чистку космоса... И нас неудержимо тянет в эту невидимую воронку...


Я пробовал разглядеть, что же там, впереди. Тщетно... Я переключал зрение в самые разные режимы, даже использовал глубоководный ультразвуковой. Объект не поддавался обнаружению и классификации.


И тогда, внезапно догадавшись, Денис произнес тихо-тихо, я едва расслышал:

— Черная дыра...


Все мигом встало на свои места, словно у меня в голове включили яркую лампочку. Ну конечно же! Это наверняка она, гроза космолетчиков, о которой многие века твердили фантасты и ученые всех рангов.


Существует несколько теорий о происхождении «черных дыр» Говорят, что это погасшие звезды, или антигравитационные скопления, или вход в параллельные миры.

Но нам-то от этого не легче!

Мы влетим в нее через пять-семь минут, от силы! И что нас ждет там, за границей света и тьмы, не знает никто, никто во всей Вселенной...

Мы сдались... Денис отпустил рычаг управления и безвольно свесил руки. А я следил, как летевшие впереди нас камни и пылинки ярко вспыхивали напоследок и исчезали в бездонном жерле «черной дыры»

И вот... Пришел наш черед...

Денис зажмурился, сжал кулаки и крепко стиснул зубы. Он приготовился к самому страшному.

А я стал на удивление спокоен — далеко не каждому удается на собственном опыте изучить такое загадочное явление, как «черная дыра» Будем считать, что мне крупно повезло.


Блеснула на экране какая-то далекая звездочка, послав нам прощальный лучик света. И все померкло...

* * *

Первое, что я увидел, придя в себя, было... мое собственное лицо! Далеко не сразу я сообразил, что к чему. Оказалось, что мы лежим с Денисом рядышком, лицом к лицу, на невысоком зеленом холме, поросшем сочной травой и папоротником. Внизу плещет мелкой рябью речушка, не широкая, но и не узкая. А высоко в небе ярко сияет полуденное солнце.


По самому краю земли и на песчаной косе росли пальмы, похожие на пивные бочки с цветами по бокам и ветками, торчавшими

из верхушки. Там же произрастало несколько приземистых сосен и побегов папоротника. Зато неподалеку с поистине королевским размахом возвышались араукарии, секвойи и магнолии. Назойливо жужжали насекомые, зависали стрекозы, вальяжно сновали пауки всевозможных расцветок и калибров.


Я приподнялся на локтях, посмотрел на Дениса. Он был весь в ссадинах, исцарапанный. Один глаз украшен здоровенным синяком. Рука неестественно повернута... Он по-прежнему был без сознания.

Я перепугался, подполз к нему, попытался перевернуть на спину.

Он застонал и приоткрыл глаза.

— Ильм... Это ты... Мы где?.. Уже дома?..

— Тише, тише, не шевелись. Тебе нужен покой. Скажи, что болит?

Он напряженно прислушался к своему телу.

— Вроде ничего... Только как будто подрался с кем-то.

— Ты проверь, руки-ноги как, двигаются?


Денис пошевелил руками, подергал ногами — к счастью, ничего не сломано.

Его взгляд стал более осознанным.

— Так это, куда мы попали-то?

— Я еще не знаю... Очень похоже на Землю, но сам понимаешь, это невозможно.

— А корабль где?


И правда, где наш кораблик? Я встал и внимательно оглядел окрестности. Никаких признаков — ни разбитого корпуса, ни обгорелых остатков оболочки, ни-че-го. Словно мы сюда пешком пришли. Странно...

Результаты осмотра я доложил Денису и он загрустил. Мы слишком сдружились с корабликом, чтобы вот так потерять...


Однако рассиживать на одном месте было весьма неразумно — надо искать местных жителей.

— Денис, давай-ка поднимайся и пойдем потихоньку. Лучше по берегу вон той речки. Больше шансов найти жилье у воды.


Я помог Денису встать. Он, постанывая и придерживаясь за мое плечо, сделал несколько шагов и я быстро понял, что такими темпами мы далеко не уйдем. Слишком он был слаб.

— Ладно, побудем здесь до завтра, пока не придешь в норму. Лежи, отдыхай, а я пойду поищу чего-нибудь пожевать.

Я подтащил Дениса поближе к невысокому кустарнику, укрыл от солнца. А сам спустился вниз, к реке — может удастся рыбки наловить.


Пройдя чуть больше сотни шагов, вышел на берег. А рыбы в реке было и впрямь великое множество! Мелкая рыбешка так и вилась у моих ног, пощипывая голые ступни. А крупная звонко шлепала хвостами, словно в ладоши била. Иногда отдельные особи просто взлетали в воздух, сверкая чешуей, и падали с громким плеском обратно в воду.

Я удивился, что не видно птиц. Обычно в таком рыбном месте полно желающих отведать сочной рыбешки, а здесь — небо было пустынным.

Впрочем, приглядевшись, я увидел высоко-высоко крошечную черную точку. Она плавно парила в голубой дали и казалась почти неподвижной. Если бы это происходило на Земле, то я сказал бы, что это гриф высматривает, чем поживиться.


Я снял рубашку и попытался зачерпнуть стайку мальков. Они стремглав разлетелись в разные стороны. Сдаваться я не собирался — меня ждал голодный мальчишка.

И я провел вторую попытку. Забрел в воду по грудь и погнал рыбку к берегу. На этот раз расчет оказался верным — мне удалось загнать на мелководье пару серебристых карпиков. Ускорив прыть, я сумел выбросить их на берег.

Завернув улов в рубашку, я помчался наверх, к Денису.


— Гляди, чего я наловил! — поспешил я похвастаться.

— Ух ты, здорово! А поджарить на чем? Огня-то нету.

— Спокойствие, только спокойствие. Сейчас все будет.


Конечно, я рассчитывал на свою плазменную иглу. Собрал сухих веток, сложил их домиком. И отдал импульс. Но... Игла не появилась.

Ничего не понимаю... Я потряс рукой, вновь отдал импульс — бесполезно. Что-то вышло из строя. То ли в нервной системе, то ли в блоке управления. Надо придумывать другой способ разжечь костер. Может, трением? Или раздобыть где-то линзу.

Денис глядел на меня голодными глазами. Он еще не понял, что обед задерживается по техническим причинам.


А пока я размышлял, кто-то решил пообедать нами...

Глава двадцать пятая

Краем глаза я заметил, что черная точка в небе потеряла плавность в движении и устремилась вниз. Мгновенно рассчитав траекторию полета, я понял, что незнакомая птица направляется прямиком к нам! Она камнем рассекала воздух, можно уже расслышать легкий свист. А через несколько мгновений и вовсе удалось разглядеть — к нам приближается птеродактиль!


— Кажется, у меня де-жа-вю, — пробормотал я. — Мы ведь уже встречались на Галуксе?..

— Чего? — переспросил Денис.

— Так, ерунда... — отмахнулся я, выискивая глазами камень или увесистую палку.


Когда ящер уже был на расстоянии в полсотни метров и, раскрыв зубастую пасть, приготовился к атаке, из зарослей высокой магнолии стремительно выбежал... тиранозавр. Или, как его еще называют — раптор. Распознать это шеститонное чудовище не составило большого труда, его облик мне был хорошо известен. Семь метров в высоту, мощные когтистые лапы, длинный хвост. А чего стоили зубы в четверть метра длиной, усеявшие его пасть...


Передние лапы со свисающими когтями ящер держал плотно прижатыми к туловищу. Я даже издалека разглядел переливающийся крапчатый узор на спине динозавра. Голова покачивалась вверх-вниз, огромные глаза двигались в костистых глазницах; длинный прямой хвост тоже раскачивался.

Раптор размахнулся и головой, словно тараном, сшиб на лету ничего не подозревающего птеродактиля. Тот захлопал перепончатыми крыльями, перекувыркнулся в воздухе и отлетел в сторону. Летучий ящер громко возмущался: «Эй, тебя трогали?! Ты чего лезешь?!»

Но раптор не слушал птичьи визги, он деловито подошел, сотрясая землю, и вспорол жертве брюхо.

Мы содрогнулись от ужаса и быстротечности схватки. И, не сговариваясь, отвернулись, чтобы не видеть кровавого пиршества. Оттуда доносилось довольное чавканье и хруст костей.

Когда все стихло, я все же открыл глаза и увидел, что раптор ушел, оставив лишь сморщенное крыло ящера да несколько косточек. Тут же налетела стайка мелких двуногих ящеров в три-четыре метра высотой. Они повадками напоминают современных леопардов или гиен — охотятся стаями и нападают на жертву все вместе, стремительно, не давая ни малейшего шанса.

На задних ногах имелось по одному особенно большому и сильно изогнутому когтю, который во время бега откидывался вверх. При нападении на жертву он со всей силой молниеносно вонзался ей в тело. Поэтому ящеру дали название "страшный коготь" — дейнонихус.

Эти динозавры часто следовали за более крупным хищником и не брезговали остатками его добычи.

Вот и сейчас они смели все подчистую, заглатывая от жадности даже клочки травы, обильно политые кровью.


Я быстро пригнул Дениса к земле и мы скрылись за зеленым кустарником. Вдруг им придет в голову закусить и нами!

Но ящеры, насытившись, умчались прочь, догонять своего грозного предводителя.

Денис под моей рукой вздохнул свободно и привстал.

— Ильмар, ты что-нибудь понимаешь? При чем здесь динозавры? Куда это нас занесло вообще?!

— А я знаю? Если это Земля, то сейчас меловой период — примерно 70 миллионов лет назад.

— Ого! И чего теперь делать-то? — растерянно спросил Денис.


Он сидел напротив меня, разминая в пальцах сочную травинку, и совершенно ничего не понимал. Впрочем, как и я. Одно мне было ясно, как день — нам нужен огонь! Ночью без костра будет смертельно опасно. Рыбу-то в крайнем случае можно и сырую схрумкать.


Я вновь попробовал извлечь плазменную иглу — и опять ничего не получилось. Похоже, что схема окончательно разладилась.

— Надо найти кремень, — сказал Денис, глядя на мои тщетные усилия.

Он встал и направился к реке — там виднелись мелкие камешки, усеявшие глинистый берег.

— Денис, постой! — забеспокоился я. — Тебе нельзя еще так далеко ходить, устанешь! Я сам!..

— Да ладно, не волнуйся, я уже в порядке, — махнул он рукой.

Но все же я побежал за ним и мы пошли вместе.

Пройдя к самой кромке, Денис зачерпнул ладошками прозрачную воду, умылся и сделал пару глотков.

— Такой вкусной я еще в жизни не пил! — с удовольствием сказал он.


Под ногами я нашел похожий на кремень камешек, смыл с него грязь. Да, действительно — желтоватый, полупрозрачный... Подойдет! Второй кремешок нашел Денис, потом мы разыскали еще парочку.

Можно возвращаться на холм.


Но прогулки по незнакомой местности полны неожиданностей и смертельного риска.

Вода на середине реки вспенилась, пошла пузырями. И мы увидели, как из воронки показалась длинная толстая шея, увенчанная маленькой головкой с плоским кожаным клювом. Послышался низкий утробный рев...

Голова повернулась к нам, поморгала умными черными глазками и, словно лебедь, направилась к берегу. Шея все росла и росла, возвышаясь над нами на 5-6 метров, пока не показалась тяжелая серая туша на слоновьих ногах-тумбах.


Мы стремглав помчались на холм. А динозавр и не собирался догонять нас, он не питался мальчишками. По внешнему виду он напоминал брахиозавра. А эти ящеры были травоядными, если не ошибаюсь. Впрочем, наверняка он не прочь закусить и рыбкой.


Нет, определенно, лучше не бродить невесть где, а сидеть на месте. Вот только огонек бы еще развести.

На заготовленные дрова я попробовал высечь искру. Ударил камешками друг о друга раз, другой — посыпался сноп искр, появился легкий дымок. Денис наклонился и принялся раздувать крошечный новорожденный огонек, пока он не превратился в пламя.

А когда дрова весело затрещали, улыбка сама собой поселилась на наших лицах — больше бояться было некого, все динозавры будут наш костер стороной обходить.

Денис отчистил от листьев ветку, нанизал на нее пару рыбешек и принялся жарить. Вкусно зашипел капающий на угли жир. Эх, как жаль, что мне не суждено попробовать собственный улов, выглядящий столь аппетитно.


Но мне доставляет удовольствие просто наблюдать, как Денис, обжигая пальцы, отщипывает кусочки ароматной мякоти и отправляет их в рот.

За всеми этими приключениями мы даже не заметили, как солнце спряталось за горизонт и ночь упала на землю так неожиданно, словно кто-то набросил на нас темное одеяло.


Денис вдруг замер с открытым ртом, не прожевав кусок. Он распахнул глаза и указательным пальцем чуть не проткнул мне глаз, махнув куда-то в небо.

— Что там? — удивился я.

— Смотри... — наконец проглотив рыбку, сумел сказать он.

Я обернулся, посмотрел на небо. И обомлел... Круглым желтым глазом нам весело подмигивала такая знакомая-знакомая... ЛУНА!

А это значит, что...

— Земля!! Мы на Земле! — закричали мы одновременно. Вскочили и, словно сумасшедшие, заплясали вокруг костра в бешеном танце первобытных дикарей.

— Мы на нашей Земле!! — вопили мы во все горло, распугивая ночных обитателей и напрочь забыв, что от дома нас теперь отделяют миллионы лет...


Напрыгавшись, мы попадали на траву, довольные до бесконечности.

— Ты спи, а я караулить буду. Дрова подкидывать и мух отгонять. — сказал я и подсел поближе к огню.

— Ага... — сонно ответил Денис, укрылся сломанной веткой кустарника с большими рифлеными листьями и задремал.


А я смотрел в мерцающее алыми языками пламя, прислушиваясь к тихому Денискиному сопению. И никакие ночные монстры не могли нарушить его безмятежный сон своим громким рыком и ревом, от которых стыла кровь.

Глава двадцать шестая

За недели, проведенные в космосе, звезды надоели мне до чертиков. Но сейчас, глядя на знакомые созвездия в ночном небе, я ощущал такую умиротворенность, что хотелось просто раствориться в их сияющей холодной чистоте...

Кстати о холоде. Дневная влажная жара быстро сменилась свежей прохладой. Денис, не открывая глаз, придвигался все ближе и ближе к костру, мне даже пришлось его сдерживать, чтобы ребенок не превратился в жаркое.

Время от времени я просто физически чувствовал за спиной чье-то горячее дыхание. В такие моменты я швырял туда горящие ветки, прогоняя незваных гостей.

Так мы и продержались до рассвета.

Красный диск солнца медленно поднялся, разгоняя предрассветную туманную дымку.


Засмотревшись на эту чудесную багрово-алую зарю, я на минуту отвлекся. И моим замешательством тут же воспользовалась сороконожка ядовито-зеленого цвета, похожая на лохматый живой огурец. Она шустро помчалась по Денискиной ноге, от пятки к колену. Денис, не просыпаясь, лягнул воздух. Сороконожка взлетела и спланировала прямиком на подернутые пеплом угасающие угли. Она зашипела, стрельнула и сморщилась, быстро почернев.


Денис открыл глаза, лениво потянулся. Потом, зябко поежившись, наконец-то полностью проснулся.

— С добрым утром, — улыбнувшись, сказал я.

Кивнув нестриженой головой, он отбежал на минутку к кустам, по очень важному делу.

— Эй, ты там поосторожней! — предупредил я вдогонку. — Под ноги смотри! А то еще наступишь на тарантула или что похуже!


Возвратившись обратно, Денис поворошил вчерашний ужин, но ничего съестного не осталось, одни косточки.

— Пойдем рыбку ловить, что ли? — сказал он нехотя. Лезть в холодную воду ох как не хотелось!

— Да ладно, сиди, я сам схожу, — снисходительно сказал я и направился к реке.

Оглядываясь по сторонам, я спустился вниз, к воде.

Чуть поодаль пришли на водопой бородавчатые существа, напоминавшие кабанов с высоким гребнем. Семейка стегозавров, мамаша и трое детенышей, каждый размером с небольшой одноэтажный домик.


С некоторой опаской я присматривался к ним, но динозавры были настроены добродушно. Они смешно пофыркивали, склоняясь к воде; озорничали, словно дети.


Я забрел в воду, выловил еще тройку пузатых скользких рыбешек неопределенной породы и вернулся к Денису.

Он уже подбросил в угасающий костер новые дровишки и нетерпеливо поджидал меня.

— Ух ты, здорово!

На этот раз он не спешил, а тщательно почистил рыбу острым камешком и лишь затем нанизал на деревянные шампуры.


После завтрака Денис, облизывая пальцы, поинтересовался:

— А что будем делать теперь? Куда идти? Не сидеть же на одном месте, ждать у моря погоды!

— Замечательный вопрос! — сказал я с нескрываемым сарказмом. — Теперь бы еще и ответ на него услыхать. Ты ведь и сам понимаешь, что людей мы здесь и днем с огнем не отыщем. Ты — единственный представитель человечества на Земле!

Денис с гордостью выпрямился, но когда до него дошел истинный смысл этой фразы, в глазах появился испуг.

— Но мы ведь не будем жить здесь все время, правда? Мы все равно выберемся?

Я просто пожал плечами, отводя взгляд.

— Давай-ка лучше прогуляемся, — сказал я, — чем спрашивать друг друга «что делать и как быть?» Осмотрим окрестности, вдруг что и отыщем.

Я подобрал ветку потолще, острым кремнем обтесал ее. Денис сделал похожую дубинку и для себя. Так, слегка вооружившись, мы двинулись в путь, по берегу речки, на юг.


И вновь судьба подкинула нам очередной сюрприз. Страшный в своей беспощадной реальности...


Чуть поодаль от того места, где вчера днем раптор закусил птеродактилем, на опушке первобытного пышного леса, упал метеорит. Так нам показалось в первый момент...


Рассекая воздух, по небу промчалась красная огненная стрела. Она ударилась оземь с громоподобным треском и на наших глазах круглый раскаленный добела камень раскололся надвое. Из него выпали на мягкую болотистую почву два человечка. Они зашевелились и попытались отползти подальше от горящих обломков. Один приподнял второго и потащил прочь.

Смутные предчувствия зашевелились во мне... Я напряг зрение и с ужасом узнал этих людей. Чтобы проверить догадку, спросил:

— Денис, ты узнаешь, кто это?

— Не-а, далеко слишком. А что? Ты их знаешь? Давай поближе подойдем! Им надо помочь!

— Денис... Это же мы...

— В смысле? Что значит «мы»?

— Это наш кораблик, а это наши двойники.

Денис пригляделся повнимательней.

— Точно! Смотри, у второго мой костюм, пуговицы такие же, отсюда видно, как блестят! Бежим к ним!


Но не успели мы и шагу ступить, как с неба свалился второй шар, точь в точь такой же. И картина повторилась — двое мальчишек вывалились из расколовшегося корабля; увязая по колено в болотистой жиже, поползли в сторону от обжигающего металла.

Мы стояли в оцепенении, не зная, к кому же из четверых бросаться на помощь.

И тут началось...

С интервалом в пять минут, а затем все чаще и чаще, на землю посыпались корабли-близнецы. Они падали на этой небольшой лужайке, сперва зеленой, а сейчас черно-коричневой, и раскалывались, словно орехи.

Мальчишки не успевали не то что отползти, а даже просто понять, что происходит. Их заваливало смертельным дождем расплавленного металла, заливало грязью, перемалывало в пыль...

Мы слышали громкие крики, хруст костей, грохот, рев и свист. Мы видели, как красная кровь ручьями стекала в ложбинку слева и впитывалась в землю...

Мы все видели и все слышали, но помочь ничем не могли...


Денис упал на землю, вжался в нее лицом и крепко прижал ладони к ушам, чтобы не слышать всего этого ужаса. Я тоже безвольно опустился рядом. Мысли кружились нескончаемым хороводом, ничего дельного так и не придумывалось.

Денис хрипло застонал:

— Ильм... Надо все это остановить, слышишь?! Ты понимаешь, это же МЫ! Это МЫ там сейчас умираем!! МЫ!!

Я осторожно погладил его по вздрагивающей спине.

— Денис... Ну не плачь ты... Ну, что мы можем сделать?... Постой... Я, кажется, понял, в чем причина...

Он недоверчиво повернулся ко мне. По перемазанному лицу текли слезы... А я продолжил:

— Это время зациклилось. Мы ведь прошли через «черную дыру», вот и получилась петля времени. Теперь все так и будет идти, пока не случится что-нибудь, что это кольцо разорвет. Понимаешь, о чем я?..

— Нет... А что должно произойти?

— Если б я это знал... Может быть, нам даже придется для этого погибнуть...

И мы вконец загрустили.


А корабли, возникая из-ниоткуда, все падали и падали, теперь уже с интервалом всего в несколько секунд.


Посреди изумрудного океана трав и деревьев, под бескрайним голубым небом, на берегу красивейшей реки поселилась СМЕРТЬ...

Глава двадцать седьмая

Равнодушное солнце медленно катилось по небосклону...

Каждый новый удар о землю упавшего аппарата отдавался в моей голове тяжелым свинцовым раскатом грома. Денис что-то шептал про себя обескровленными губами.

Ни единой подходящей мысли так и не появилось. И сидеть здесь было невмоготу, и уходить мы не решались.


Какой-то незнакомый посторонний звук появился неподалеку. Он напоминал смесь шмелиного гудения и соловьиной трели.

В десяти шагах от нас заклубился легкий туман. Он плавно сгущался, белел, вырастая в двух-трехметровую колонну.

Я покрепче сжал дубинку — кто знает, каких новых врагов подсунет нам зловещий рок?


В тумане стали проявляться очертания двух цилиндров. Их скрепляла между собой серая кабина в человеческий рост. Вся конструкция плавно вибрировала, пока туман не рассеялся. Дрожь тут же приостановилась.

Мы поднялись, приготовившись к худшему.


Прозрачная перегородка на дверце кабины свернулась подобно жалюзям и на траву ступил высокий молодой мужчина лет тридцати на вид. Он был одет в серебристый костюм, напоминающий скафандр, но без шлема.

Денис мгновенно встрепенулся, изменился в лице и метнулся навстречу гостю с громким криком:

— Папа! Ты нас все-таки нашел! Как же я соскучился!


Он влетел в мужские объятия и повис, крепко прижавшись всем телом.

Конечно, я тоже был очень рад, но все же головы не терял. Потому и заметил, что лицо мужчины приняло равнодушно-удивленный вид. Он плавно отстранил мальчишку, поставил его на землю.

— Ты ошибся, мальчик! Я тебя впервые вижу. И уж конечно же, я не твой отец.


Надо было видеть глаза Дениса, оскорбленные в самых лучших чувствах.

— Что ты говоришь! — вскрикнул он. — Ты думаешь, что я не узнаю тебя? Ты даже не представляешь, что нам пришлось пережить! Посмотри вон туда! Там каждую секунду умирает такой же твой сын, как и я!

— Собственно, ради этого мы и прибыли в данную точку, — спокойно ответил незнакомый мужчина, как две капли воды похожий на Денискиного отца. — Давайте-ка рассказывайте, с самого начала. Но поторопитесь, каждое лишнее мгновение на счету!


Денис принялся взахлеб пересказывать все наши злоключения. Но он говорил столь многословно, с такими подробностями, что я не выдержал, сжал его руку и легонько отодвинул на второй план.

И теперь уже сам, сухо и четко изложил ситуацию, от полета на астероид к лургам, до появления в меловом периоде.

Выслушав до конца, мужчина присвистнул.

— Значит, это вы виной всему этому бедламу? Вот оно что... А мы там голову ломаем!.. Так, первым делом надо увезти вас отсюда, чтобы разомкнуть темпоральное кольцо. Давайте живо на станцию! Быстрей, быстрей!

Он первым зашагал к кабине, широко переставляя ноги. А мы помчались за ним.

Было уже безразлично, кто он такой — лишь бы поскорей вывез нас из этого цветущего ада, умело маскирующегося по рай...

* * *

Изнутри кабина оказалась раза в три больше, чем снаружи, но все равно тесновата. Не вставая с кресла, нас приветствовал кивком головы еще один член экипажа — смуглый курчавый парень. Он сразу принялся колдовать над управлением, настраивая кабину на обратный путь.


А «отец» сел во второе кресло, повернулся к нам и сказал:

— На вас мы не рассчитывали, потому садитесь на пол. Кабина не предназначена для перевозки пассажиров, как видите. У нас есть чуть больше часа, так что я попытаюсь объяснить вам, кто я и куда мы собственно направляемся. Только не перебивать, договорились?


Прочитав в наших заинтересованных лицах молчаливое согласие, он начал:

— Итак, для начала познакомимся. Мое имя — Дэн Клоуд. А вас как зовут?

— Я Денис, а это Ильмар. Он робот.

Почему-то сейчас прозвище «робот» меня даже слегка покоробило и я недовольно сжал губы.

— То-то я смотрю, у него какие-то механические нотки в голосе. А похожи, ну просто близнецы!

— Ага, это его так папа заказал в техноцентре.

Ох, не нравится мне этот разговор, нашли тему!..

— Но продолжим. Мое сходство с твоим отцом мы еще исследуем. Возможно, он является моим дальним предком, кто знает? Так вот, сейчас мы направляемся в 2575 год. Там расположена Центральная Станция Хранителей Традиций, или сокращенно ЦСХТ. Мы следим за тем, чтобы в темпоральной плоскости не происходило никаких посторонних вмешательств. Слишком много развелось любителей прогуляться по времени, лезут куда хотят и совершенно не следят за собой. Вчера один такой турист слетал в XIII век и сфотографировался на память с ханом Батыем. А тот испугался вспышки и решил не идти на Русь, посчитав дурным знамением. И история повернула совсем в другую сторону. Вот так, малейшее вмешательство в прошлое — и пошло, поехало! Это как камешек в воду бросить, сразу круги в разные стороны.

Да, так вот... Наши локаторы зафиксировали сильное возмущение темпорального континуума; технологи просчитали точную дату начала искривления времени с последующим замыканием в цикл. И вот что мы видим? Двое мальчишек зависли в меловом периоде, а из хроно-континуума сыплются им на головы их же копии. Отсюда следует, что вас необходимо либо ликвидировать, либо отправить в ваше собственное время. Вы что выбираете?


Похоже, что он над нами просто смеется. Ну и вопрос! Конечно же, мы хотим домой! И чем быстрей, тем лучше!

Именно это мы и заявили в унисон, не сговариваясь.

— Надо же, значит, я угадал! — и правда рассмеялся Дэн. — Давайте координаты, по времени и пространству. Только поточней, а то завезем вас кто знает куда.


Я назвал адрес и время — как раз тот самый день, в который все и завертелось. Помощник Дэна ввел цифры.

— Ну вот, скоро будете дома.

Денис заулыбался, а я задал еще один мучивший меня вопрос:

— Скажите, а что же все-таки произошло с нашим кораблем? Как мы оказались на Земле, ведь она была уничтожена?

— Для меня это тоже пока что загадка. Могу только вывести теорию: машина времени, которую вы потеряли в космосе, столкнулась с чем-то — пылинкой, метеоритом или с кометой — взорвалась и превратилась в «черную дыру» Вы попали в нее, искривилось временное пространство и вот вы здесь, на Земле, в далеком прошлом. Кто-то подарил вам еще один шанс.


Я задумчиво покачал головой. Действительно, это лишь теория, хоть и похожа на правду.


Вскоре я почувствовал, что движение прекратилось. Дэн поднялся, подошел к двери и нажал кнопку, поднимающую жалюзи. Мы вышли... в саду у входа в наш родной дом...

Нас наполнили самые противоречивые чувства — невыразимая радость от возвращения, печаль от того, что закончились такие интересные приключения, горечь расставания с Дэном, хоть даже не успели толком познакомиться.

Денис подошел к Дэну, взял его за руку:

— Спасибо вам большое! Вы и правда очень похожи на моего папу...

— Не расстраивайтесь! Главное, что все закончилось хорошо, — подбодрил нас Дэн, прижав к себе большими ладонями наши макушки. —

Ну, все, все, мне пора. Прощайте!

Он быстро вошел в кабину, чтобы скрыть собственные эмоции, жалюзи опустились и туман скрыл от нас хроно-кабину.


— Ну что, пойдем домой... — глубоко вздохнув, сказал Денис.


В комнате мы первым делом сунулись в ванную, смывать с себя миллионолетнюю грязь и пыль. Потом одели чистую одежду и сели ждать с работы маму, между делом продолжив играть.

Я включил гала-экран...


Легкое облачко зависло посреди комнаты, переливаясь всеми цветами радуги.


О нет! Неужели все сначала?!

Первый Главный Подкапитан Династии Лургов Енг-Инг собственной персоной, давно не виделись!

Он не успел ничего произнести, а я уже отвечал:

— Здравствуйте, господин Подкапитан! Мы согласны!


Денис воззрился на меня с нескрываемым ужасом.

— Ты что, снова хочешь туда лететь? После всего, что случилось?! Да ты просто спятил!

— Тш-ш, не шуми, — сказал я. — Теперь все будет по другому. Мы подарим лургам наши матрицы, а у них попросим в подарок знаешь что?

— Что?

— Наш кораблик!!

— Ух ты...

— Представляешь, мы сможем полететь в гости на Галукс, к нашему другу Оррчи. А потом слетаем в систему Зе-Ил-Корн, где так и не побывали. А потом и вовсе помотаемся по Галактике! И уж конечно же, я не дам тебе снова свалиться на пульт управления, чтобы разрушить Землю. Мы даже в ту комнату не будем заходить!

Покапитан слушал нас, удивленно помигивая огоньками, но не вмешивался.

Уговорив Дениса, я сказал:

— Мы согласны. Только мы полетим завтра. Мы слишком долго не видели маму и очень соскучились! Так что, прилетайте завтра, господин Подкапитан... Завтра!..

И когда щелкнул био-замок, мы помчались наперегонки к дверям, словно два брата, к нашей маме...


А что будет дальше — уже совсем другая история...

Конец


home | my bookshelf | | Земля. Second edition. |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу