Book: Миражи в Андах



Миражи в Андах

Кейт Дэнтон

Миражи в Андах

ПРОЛОГ

Аликс бросила очки на стол и принялась массировать переносицу. Потом расчесала свои спутанные светлые волосы, чтобы придать им мало-мальски приличный вид. И как она позволила убедить себя подписать этот договор?!

Ветка дерева, росшего за окном, скребла по стеклу. Этот звук привлек внимание Аликс, и она посмотрела на улицу. Оклахома-Сити был погружен в унылый сумрак зимнего дня, злой северный ветер безжалостно трепал несчастные кусты и деревья, обрывая с них последнюю сухую листву. И чувства Аликс вполне соответствовали погоде.

Все началось с того, что ее угораздило разговориться с издателем журнала «Ньюсмейкерз». Он явился в университет прочесть курс лекций студентам факультета журналистики и, воспользовавшись случаем, заскочил на испанское отделение, чтобы повидать своего старого друга. Этим старым другом оказался консультант Аликс по ее диссертации. В тот момент, когда они беседовали, в кабинет ворвалась Аликс и была немедленно представлена журналисту. Доктор Хан-сон, конечно же, объявил, что она пишет диссертацию о латиноамериканской писательнице Камиле Завала. И не успела Аликс глазом моргнуть, как двое мужчин договорились, что она должна написать для «Ньюсмейкерз» статью о Камиле.

Для университета подобная статья была бы весьма выгодна. Камила Завала, «ангел Андских гор», как ее называли журналисты, не раз выдвигалась кандидатом на Нобелевскую премию, и ей уже было посвящено немало солидных статей. Аликс, возможно, знала о Камиле больше, чем кто-либо другой в США – кроме издателя ее книг, конечно. Но она все же научный работник, а не репортер, а Билл Бригтс, издатель «Ньюсмейкерз», меньше всего ждал от нее сухую научную статью о Камиле. И когда только она научится твердо говорить «нет»!..

Аликс посмотрела на серую обложку последней книги Камилы – «Смерть Амазонки». Чувство изумления не покидало ее с того момента, как она прочла первую страницу. Если прежде она могла часами наслаждаться текстом, то теперь вынуждена была прервать чтение в полном недоумении: с Камилой что-то случилось. Последняя ее книга была словно бы написана совсем другим писателем.

Именно это и заинтриговало Билла Бриггса. Книга расходилась огромными тиражами, и вопросы возникали далеко не у одной Аликс.

– Камила всегда умела загадывать загадки, – сказал тогда Билл. – Но эта книга, похоже, надолго будет значиться первой в списке бестселлеров. В чем же причина? И почему писательница так упорно отказывается давать интервью? Нам необходимо первыми, опередив остальные журналы ответить на все эти вопросы.

Первыми? Ответить? Но сможет ли она дать ответы, если еще не нашла их и для себя?

– Ну, как идут дела? – с этими словами в кабинет вошел Скотт Харпер. Аликс вздрогнула от неожиданности. Оставив чемодан за дверями, он приблизился к столу дочери и посмотрел на экран компьютера. – Вижу, не очень. Кажется, на этом ты остановилась еще вчера – на названии?

– Эта статья поставила меня в тупик, – проворчала Аликс. – Из-за нее я не могу сосредоточиться на диссертации. – Она выпрямила затекшие ноги и встала, чтобы немного размяться. Протянув руку к кофейнику, стоящему на столе, она налила себе кофе – уже в четвертый раз за это утро. – Что-то здесь определенно не так. По твоему совету я еще раз перечитала книгу, надеясь наконец найти ответ в самом тексте. Но безуспешно. – Она поднесла чашку к губам и, поморщившись, поставила обратно. Кофе был чуть теплым.

Скотт ободряюще сжал плечо Аликс.

– Но ведь ты говорила, что каждая новая книга Камилы не похожа на предыдущую. Быть может, она просто становится более зрелой писательницей?

– Верно. И все же эта книга заметно отличается от всех прочих. Здесь даже лексика иная. – Аликс взяла книжку со стола. – Текст кажется каким-то чужим.

– А ты уверена, что дело в романе, а не в самой тебе? Может быть, тебя смущает то, что Камила прервала с тобой переписку? – Полное румяное лицо Скотта осветилось сочувственной и вместе с тем вопросительной улыбкой. – Кстати, о письмах. Почему бы тебе не использовать какие-нибудь выдержки из них для этой статьи? – И, не дожидаясь ответа, он направился к двери. – Пойду укладывать вещи, малышка. Уезжаю в Сент-Луис.

Аликс, задумавшись над предложением отца, снова машинально потянулась за чашкой.

Можно, конечно, использовать в статье письма Камилы, но Аликс не была уверена, что хочет этого. До сих пор эти письма были ее тайной, она ни словом не обмолвилась о них даже доктору Хансону. О переписке знала только ее семья. Аликс не хотелось афишировать, что они с Камилой Завала состоят в переписке, и тем более использовать личные письма в целях карьеры.

Она пошарила в столе и вытащила небольшую пачку писем. Последнее из них, как свидетельствовал почтовый штамп, было отправлено два года назад. С тех пор Аликс ничего не получала от Камилы, что казалось весьма странным. А когда ей сообщили, что писем больше не будет, у Аликс возникло чувство, будто она потеряла близкого друга.

Хотя, откровенно говоря, эта переписка была не совсем личной – просто обмен письмами между знаменитой писательницей и ее поклонницей; Камила рассказывала ей о каких-то случаях, иногда делилась собственными идеями. Аликс вынула из конверта последнее письмо и всмотрелась в элегантный почерк Камилы. Это послание было похоже на все предыдущие – полное живописных подробностей о жизни другой страны, историй, которые впоследствии могли лечь в основу очередного романа.

Аликс всегда отвечала очень быстро, понимая, что, пока письмо доберется сначала до издателя в Нью-Йорке, а потом оттуда до самой Камилы, живущей в Эквадоре, пройдет несколько недель. Камила была очень добросовестным корреспондентом и не затягивала с ответом дольше месяца. Но потом она вдруг перестала отвечать.

Прошло около года, прежде чем Аликс решилась написать своему кумиру еще раз. И только после третьей попытки она наконец получила ответ от издателя, сообщавшего, что Камила просит больше ее не беспокоить. По странному совпадению это письмо пришло в тот самый день, когда «Смерть Амазонки» открыла список бестселлеров.

Сперва Аликс опасалась, не обидела ли она чем-то Камилу. Но когда появилась «Смерть Амазонки» – интереснейший, может быть, лучший роман Камилы, так разительно отличавшийся от всех предыдущих ее произведений, – Аликс заподозрила, что с Камилой случилось что-то неладное. Но что? И даже если бы она узнала, в чем дело, чем бы она смогла помочь?

Аликс щелкнула ногтем по пачке писем. Ей казалось раньше, что они с Камилой хорошо знают друг друга; теперь же она поняла, что это мнение было наивным и безосновательным; нет, она совсем не знает Камилу Завала. А может, пришло время познакомиться с ней поближе?


Аликс повернулась к отцу, снова возникшему в дверях ее кабинета.

– Знаешь, что бы мне действительно хотелось, – сказала она, – это поехать в Эквадор и попытаться увидеть Камилу. Я хочу получить ответы для себя, а не только для статьи в «Ньюс-мейкерз».

– Так действуй, – отозвался Скотт.

Аликс вздохнула.

– Ты не считаешь, что это глупо? Нереально?

– Даже если и так, что в этом страшного? Поезжай. Я не сомневаюсь: «Ньюсмейкерз» оплатит тебе поездку.

– Но я же понятия не имею, где ее искать. Она упоминала, что ее дом в Кито, но у меня нет никакого адреса. А в Кито живет больше миллиона человек, так что пытаться найти там Камилу – то же, что искать иголку в стоге сена.

– Ты что, пытаешься доказать себе, что поездка бессмысленна? Но здесь работа у тебя не движется, – Скотт кивнул в сторону пустого экрана компьютера, – так что перемена обстановки пойдет тебе только на пользу. И, может быть, ты встретишься с Камилой.

– Папочка, как всегда, неисправимый оптимист.

– Нет, я просто уверен в своей дочери. Ты прекрасно знаешь испанский. Ты обладаешь прирожденным талантом детектива. Плюс к тому ты – самый упрямый и непреклонный человек, которого я знаю.

– Вся в тебя.

Скотт пожал плечами.

– Не забывай, что у меня есть кое-какие связи в Эквадоре. – Действительно, разъезжая по делам своей фирмы, отец несколько раз бывал и там. – Позвони Серрано – номер найдешь в моих записях. Может быть, они смогут тебе чем-нибудь помочь. – Он присел на край стола. – Не знаю, известно ли тебе, что именно Хуан Карлос Серрано виноват в твоем увлечении Камилой. Когда я был в Эквадоре в первый раз, я сказал ему, что ты просила привезти несколько романов эквадорских авторов. И он предложил книги Камилы. – Скотт бросил взгляд на часы, поцеловал Аликс в щеку. – Побегу, пожалуй. Мой самолет улетает меньше чем через час.

Остаток утра Аликс провела в попытках продолжить работу, но мысль о возможности поездки в Эквадор не оставляла ее ни на минуту. Эта страна всегда притягивала ее, особенно после рассказов Скотта о своих поездках туда и после книг и писем Камилы. А почему бы, собственно, не поехать? Заграничный паспорт у нее в порядке, да и собственных сбережений вполне хватит на оплату поездки, так что от «Ньюсмейкерз» она не зависит. Несколько телефонных звонков, пара необходимых прививок, и можно ехать. Для работы над статьей у нее есть целый месяц.

– Серрано, – произнесла Аликс вслух. Посидев еще немного и все окончательно обдумав, она спустилась вниз и разыскала альбомы с семейными фотографиями. Последний раз Скотт Харпер ездил в Эквадор всего год назад, и привез оттуда огромную пачку снимков.

Аликс открыла альбом и принялась перелистывать страницы, пока не нашла то, что ей было нужно. Обычно Скотт пользовался фотоаппаратом только для работы, но, зная дочкину любовь к Камиле, взял его с собой в Эквадор. В основном на снимках – далеко не лучшего качества, Скотта не назовешь блестящим фотографом – были пейзажи, но на одной фотографии был запечатлен Скотт с двумя своими важными клиентами.

Вынув снимок из альбома, Аликс прочла надпись на обороте: «Висенте и Хуан Карлос Серрано». Так она и думала. Теперь она приняла твердое решение. Она поедет в Южную Америку и разыщет Камилу Завала. А если это ей не удастся? Что ж, ничего страшного, она вернется с богатым материалом и для статьи, и для своей диссертации. Аликс положила снимок на место и направилась наверх, чтобы разыскать в записях отца телефон Серрано.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Buenas tardes, Senorita[1] – Служащий аэропорта быстро просмотрел ее паспорт, поставил печать и вернул документ Аликс. – Добро пожаловать в Эквадор.

– Gracias,[2] – ответила Аликс, засовывая паспорт в сумочку и направляясь к багажному конвейеру, чтобы забрать вещи. Увидев свои чемодан и сумку, она перетащила их через барьер и направилась к таможенному терминалу. Спустя полчаса она уже стояла на улице, раздумывая, где можно взять такси до Кито.

– Сеньорита Харпер?

– Да? – испуганно пискнула Аликс, не ожидавшая увидеть кого-то знакомого.

Перед ней стоял высокий мужчина.

– Висенте Серрано, к вашим услугам, – представился он. По-английски мужчина говорил безупречно, лишь с легким испанским акцентом.

Висенте Серрано! Что он здесь делает? Аликс смутилась. Она не ожидала, что он – да и кто-либо другой – будет встречать ее в аэропорту. Неужели ее звонок Серрано был воспринят как просьба ее встретить?

Аликс позвонила им несколько дней назад и объяснила Хуану Карлосу Серрано, отцу Висенте, что собирается написать статью для журнала и для этого ей необходимо посетить их страну. Она не стала распространяться ни о теме статьи, ни о Камиле, сочтя это неудобным. Хотя Серрано – деловые партнеры ее отца, сама Аликс не была с ними знакома. Поэтому она только спросила Хуана Карлоса насчет отеля и поездок по стране – разговор получился коротким. Ни о какой помощи речи не заходило. Или ей так только показалось.

– Очень приятно, – сказала Аликс, протягивая Висенте руку и стараясь подавить внезапное смущение.

Как большинство эквадорцев, Висенте был смуглым, с эбеново-черными волосами и темно-карими, почти черными глазами. Кожу его покрывал загар, которому могли бы позавидовать и бледные американцы, выкладывающие массу денег в дорогих салонах с соляриями. Почему-то он показался Аликс выше, чем был на самом деле.

Ей следовало бы ожидать появления в аэропорту кого-либо из Серрано, тем более что эквадорцы вообще имеют репутацию людей гостеприимных, а хорошие манеры к тому же предусматривали вежливость. И все же эта встреча порядком ее смутила.

На фотографии в альбоме Висенте был весьма хорош собой. И все же разница между снимком и мужчиной, улыбавшимся ей сейчас, была неизмерима. Фотография оказалась бессильна отобразить напористую и столь очевидную мужественность этого человека.

– Зря вы беспокоились, – сказала Аликс. – Я могла бы взять такси.

– Да, но не мог же я позволить вам проделать путь до Кито в одиночестве. – Висенте улыбнулся, и на смуглых его щеках показались ямочки. – Я намерен быть вам хоть в чем-то полезным. – Не дожидаясь носильщика, он забрал у Аликс и чемодан, и сумку. – Моя машина стоит вон там, – сказал он, переходя дорогу.

Аликс поспешно пошла за ним к ближайшей автостоянке. Он остановился у кремовой «ауди», открыл дверь и помог Аликс сесть, потом уложил ее багаж и ноутбук, который она прихватила с собой для работы. И через несколько минут машина уже мчалась по шоссе в направлении Кито.

По дороге Аликс крутила головой в разные стороны, рассматривая город и не переставая изумляться его контрастам: на улицах сплошь и рядом соседствовали современные высокие здания из стекла и бетона и старинные церкви колониальной эпохи из кирпича.

Аликс вспомнились испанские города, которые она видела, путешествуя с родными, и ее изумило, что здесь, в Эквадоре, существовало то же эклектическое сочетание старины и современности.

А чего ты ожидала? – ехидно спросила она себя. Хижины и пасущихся рядом овец?

– Вы, наверное, устали от поездки, – искоса поглядывая на нее, заметил Висенте.

– Немного, – ответила Аликс. – Хорошо, что здесь разница во времени всего в один час. Можно не менять свой распорядок.

– И все же дорога не близкая. Мне это хорошо известно по опыту.

– А когда вы в последний раз были в Штатах?

– Пару месяцев назад. Я в основном езжу в Майами и Нью-Йорк. Кстати, тогда в аэропорту Майами я встретил вашего отца.

Аликс улыбнулась.

– Неудивительно, что вы встретили его в аэропорту. По-моему, он больше времени проводит в самолетах, чем дома. Мы пытались заставить его немного сбавить темп, но… – она с легким раздражением передернула плечами.

– Очень хорошо вас понимаю. Мой отец немного сбросил обороты только совсем недавно. После смерти моей матери. Теперь он наполовину отошел от дел и много времени проводит на асьенде за городом. Кстати говоря, отец просил меня обязательно привезти вас к нему в гости. Сказал, что ему очень приятно было поговорить с «очаровательной сеньоритой Харпер» по телефону, и теперь он очень хочет встретиться с вами лично.

– Это было бы очень мило, – кивнула Аликс, отчаянно пытаясь придумать подходящий повод для отказа. Она приехала в Эквадор, чтобы работать, а не ездить по гостям. К тому же ей – не хотелось слишком утруждать своей персоной семью Серрано. Когда Висенте отвезет ее в отель, надо будет сделать запись у себя в кален даре, чтобы не забыть отправить ему небольшой подарок в знак признательности, а все последующие приглашения вежливо отклонять.

Аликс заметила, что они уже миновали деловой район Кито и ехали мимо частных домов. Ее недоумение усилилось, когда Висенте свернул с главной улицы и, подъехав к металлическим воротам, открыл их и заехал во двор особняка. Аликс огляделась.

– Где мы?

– В Каса Серрано. Это мой дом. Я подумал, что здесь вам будет удобнее, чем в отеле.

Аликс с трудом подавила раздражение. Ей было известно, что мужчины в Латинской Америке отличаются чрезмерной властностью. И то, как Висенте, не задумываясь, переменил ее планы, только доказывало, что это сущая правда.

– Думаю, мне лучше остановиться в отеле, – сказала она. – Если вам сложно отвезти меня туда, может быть, вы позволите мне воспользоваться вашим телефоном, чтобы вызвать такси?

Висенте пристально смотрел на нее.

– Прошу простить меня за то, что я вмешался в ваши планы и тем самым вызвал ваше неудовольствие, – немного высокопарно сказал он. – Но мой отец, а также и я сам – мы будем чувствовать себя неловко как хозяева, если вы откажетесь принять наше приглашение. Номера в отелях, да еще в чужой стране, всегда такие неуютные. А насчет приличий не беспокойтесь – мы, естественно, будем тут не одни. Отец сейчас на асьенде, но здесь постоянно живут экономка и повар, а также двое садовников. Аликс не ответила, и он продолжал:

– Я не сомневаюсь, что вы и ваша семья сделали бы то же самое, случись мне, например, приехать в Оклахому. – Висенте улыбнулся такой улыбкой, которая, подумала Аликс, позволяла ему без слов решать немало вопросов – особенно с женщинами.



Несмотря на некоторый произвол со стороны Висенте, Аликс не хотелось показаться неблагодарной. Судя по всему, он действовал из лучших побуждений; к тому же нельзя было забывать, что в этой стране совсем иные обычаи. Отказаться от гостеприимства столь влиятельной семьи, как – Серрано, было бы крайне неразумно. Да и пора начинать мыслить как репортер. В конце концов, ей необходимо написать статью, и любая помощь оказалась бы для нее сейчас нелишней. А Висенте Серрано мог бы очень помочь ей в поисках Камилы.

– Мне не хотелось причинять вам неудобства, – мягко ответила Аликс.

– Разве красивая женщина может причинить неудобства? – Его голос был низким и хрипловатым, почти нежным, но через секунду Висенте снова вернулся к официальному тону. – Итак, оставим споры. – Он вышел из машины и сделал знак одному из садовников, который возился на клумбе с роскошной розовой и белой геранью. Тот оставил инструменты и тщательно вымыл руки под краном возле дома, прежде чем подойти и взять багаж Аликс.

Идя за двумя мужчинами, гостья беспрерывно вертела головой, рассматривая все вокруг. Дом Серрано стоял на возвышенности, и со двора видна была вся улица, напомнившая Аликс Сан-Франциско. Хотя сам дом скорее был похож на особняк, который ей довелось видеть в Калифорнии, – большой, красивый, с белеными стенами и ярко-красной черепичной крышей.

Экономка в строгом черном платье встретила их в холле. Это была невысокая худенькая женщина лет сорока с небольшим, ее черные волосы были затянуты в аккуратный тугой пучок на затылке.

– Сеньор Серрано. Bienvenida, Senorita.[3] – Она слегка присела, улыбаясь Аликс.

Висенте сказал по-испански:

– Луиса, покажите, пожалуйста, мисс Харпер ее комнату. – Потом повернулся к Аликс. – Для вас приготовлена спальня, там же есть ванная комната и кабинет, где вы сможете спокойно работать. Может быть, вы немного отдохнете после дороги, а потом мы поедем куда-нибудь ужинать?

– Благодарю, но вам совершенно не обязательно возить меня по городу. Думаю, у вас есть гораздо более важные дела, чем забота о моей персоне.

– Что же может быть важнее? К тому же я все заказал.

Аликс только беспомощно улыбнулась.

– В таком случае идея ужина выглядит очень заманчиво. – Несмотря на внешнюю покорность, Аликс все больше раздражала его бесцеремонность. Она приехала сюда работать, а вовсе не развлекаться и не собиралась терпеть, чтобы кто-то менял ее планы. Но, быть может, она преувеличивает. Ведь она только что приехала сюда, и еще рано жаловаться на слишком внимательный прием. – Мне нужно около часа, чтобы распаковать вещи и принять душ. И еще я хотела бы позвонить домой, чтобы сообщить о некоторых изменениях в моих планах.

– Конечно же. Спешить некуда. Я буду у себя в кабинете. Скажем, можно будет выехать около восьми?

Аликс поговорила со своей сестрой Маргарет, вкратце рассказала ей обо всем, а потом вытащила из сумки необходимые туалетные принадлежности и с наслаждением погрузилась в теплую ванну. Отмокая в воде, она постепенно начала менять свой взгляд на такой неожиданный поворот событий. У Висенте Серрано просто сильно чувство долга. Вопрос в том, насколько далеко зайдет его гостеприимство. Ему известно, что ей нужно работать, – недаром же он выделил ей целый кабинет. Может быть, после первого дня гостеприимства он предоставит ее самой себе? Эта мысль успокоила Аликс, она еще немного полежала в ванне, прикрыв усталые Глаза, потом выбралась оттуда и стала одеваться.

Что ей надеть к ужину, она решила не сразу. Когда Аликс прилетела, было довольно тепло, но из туристического справочника она знала, что вечера здесь обычно прохладные. Поэтому она остановила выбор на светло-зеленой юбке с подходящей по цвету блузкой, а сверху набросила вязаный жакет. Затем быстро покончила с макияжем и распустила волосы по плечам.

Вскоре Аликс и Висенте уже поднимались на лифте на верхний этаж отеля «Кито». Ресторан был высокого класса – официанты в смокингах бесшумно скользили по залу, катя перед собой белые сервировочные столики с букетами свежих цветов, а из окон открывался великолепный вид на город. Повсюду мелькали огни – казалось, это не дома, а золотые светлячки.

– Как красиво!

– Кито – необыкновенный город, – с гордостью сказал Висенте. – В нем множество музеев, парков, исторических мест. Насколько я понимаю, вы здесь впервые.

– Да, но о вашей стране мне кое-что известно по работе.

– Конечно. Помнится, Скотт упоминал о вашей диссертации по южноамериканской литературе.

Аликс кивнула.

– А сейчас вы приехали сюда, чтобы написать статью для журнала, да?

– Верно. И должна признаться, что немного волнуюсь по этому поводу. Я писала диссертацию по творчеству Камилы Завала, а ее последняя книга привлекла такое внимание, что мне заказали о ней статью для журнала «Ньюсмей-керз». Вы слышали о нем?

– Si.[4] – По лицу Висенте пробежало темное облачко, но тут же исчезло, так что Аликс подумала, что ей только привиделось. – И вы уже знаете, как взяться за это? – спросил он. Вопрос был задан вроде бы участливо, однако Аликс почудилось какое-то беспокойство в его тоне.

– Честно признаться, не уверена, – ответила Аликс, решив выяснить, почему Висенте явно не нравится тема ее статьи. Кое-какие предположения у нее были. Висенте Серрано происходил из богатой и довольно консервативной семьи, которая, вероятно, не одобряла новых идей, проповедуемых Камилой. А раз так, все, что способствовало росту популярности этой писательницы, должно быть им неприятно. – Я собираюсь начать с университета, – осторожно продолжала она, – и побывать в тамошней библиотеке. А также хочу посетить места, которые Камила описывает в своих книгах, чтобы лучше их прочувствовать.

Наступило долгое молчание. Висенте, казалось, обдумывал ее планы. Наконец к их столику подошел официант с откупоренной бутылкой вина и налил немного в бокал Висенте. Тот, по традиции, отпил немного, и тогда официант наполнил оба бокала.

– Это чилийское, мое любимое, – обратился Висенте к Аликс.

Аликс одобрила его выбор – ей понравилось это сухое легкое красное вино.

– Что будем заказывать?

Она открыла меню, изумленно ахнула, потом рассмеялась.

– Здесь есть что-то смешное?

– Простите меня, – ответила Аликс. – Я была шокирована высокими ценами, пока не сообразила, что они ведь не в долларах. Вот и засмеялась, поняв свою ошибку. Оказывается, это вовсе не так дорого.

– Для вас – да. Но не для эквадорцев. Большинство моих соотечественников зарабатывают очень мало. Прожиточный минимум здесь гораздо ниже, чем у вас, в Штатах, однако многие не в состоянии заработать даже столько. Семье Серрано повезло. Нам есть за что быть благодарными судьбе.

Вернулся официант, чтобы забрать заказы. Его почтительное обращение к Висенте «сеньор Серрано» доказывало, насколько известна и влиятельна здесь эта семья.

– Как я уже говорил, Эквадор – бедная страна. И малоизвестная к тому же. – Висенте покачал головой. – Большинство людей не смогло бы найти ее на карте. Но постепенно и нас узнают.

– Благодаря Камиле Завала? – спросила Аликс, желая снова перевести разговор на эту тему.

– Отчасти, – кивнул он, слегка пожав плечами. – Внимание, которое привлекают к нашей стране книги Камилы, связано с проблемами, которые она ставит: уменьшение численности индейцев, необходимость медицинской помощи для них и так далее. Но большей частью она описывает события, происходящие в соседних с нами странах. – Он пристально посмотрел на Аликс. – Меня несколько удивляет ваш выбор. Почему именно Камила Завала? Среди латиноамериканских авторов есть куда более известные – Габриель Гарсиа Маркес, например, или Изабель Альенде.

Аликс кивнула.

– Как знать – может быть, со временем она станет гораздо более известной, чем сейчас. Но и сейчас нет автора, привлекающего большее внимание общества, чем Завала. Движение по защите природы крепнет с каждым днем. Может быть, поэтому ее последний роман о безжалостной эксплуатации тропических лесов пользуется такой популярностью.

– И поэтому вы решили написать диссертацию по ней? И статьи в журналы? Получается эксплуатация Камилы, вам не кажется?

– Ни в коем случае, – быстро произнесла Аликс, отмечая про себя, что ей нет дела до мнения Висенте Серрано и что ни к чему оправдываться. – Мой интерес к ней начался задолго до выхода «Смерти Амазонки». Я глубоко уважаю Камилу и хочу пробудить то же чувство в других.

– Зачем? – скептически прищурясь, спросил он.

Аликс помолчала немного, не зная, с чего начать. Дело ведь было не только в профессиональном интересе – примешивались еще и чувства, которые она испытывала к Камиле в течение десяти лет. Впервые она написала Камиле Завала, будучи еще впечатлительным четырнадцатилетним подростком, по совету отца, который предложил ей попробовать связаться с ее любимой писательницей. Второй роман Камилы возглавил списки бестселлеров, и Аликс послала ей короткое поздравительное письмо. Скотта, возможно, это не удивило, но Аликс пришла в неописуемый восторг, получив ответ от самой Камилы. С тех пор и завязалась их переписка.

Аликс бережно хранила письма писательницы. Именно они, а не растущая популярность Камилы повлияли на выбор темы для диссертации. Предложение написать статью в журнал явилось для нее полной неожиданностью, и ей совсем не хотелось – и теперь не хочется – браться за эту статью.

Но как объяснить все это человеку, которого она едва знает? Аликс сомневалась, что Висенте умилит ее рассказ о том преклонении, которое возникло в сердце девочки и осталось до сих пор, хотя она уже превратилась во взрослую женщину. Когда выражаешь подобные чувства словами, это звучит глупо и напыщенно.

– Скажем так – она меня заинтересовала.

Висенте кивнул головой.

– Как и многих других. Совершенно напрасно, потому что Камила как раз стремится отвести от себя внимание.

– Вы говорите так, словно лично ее знаете. – У Аликс появился проблеск надежды.

Висенте помолчал немного, словно решая, как получше ответить.

– Естественно, я ее знаю. Все знают. Но довольно об этом. Если я не ошибаюсь, вы провели целый год в Мексике, еще учась в университете. Что вы скажете об Эквадоре в сравнении с Мексикой?

– Откуда вы знаете об этом? – не отвечая на его слова, удивленно спросила Аликс.

Висенте отпил глоток вина.

– Вероятно, со слов вашего отца.

– Папа обожает утомлять людей, рассказывая им истории о своих шести дочерях, – не забывает он и о внуках. Он самый гордый дедушка на свете.

– Мой отец безумно завидует, что у него так много внуков. Сколько же их сейчас?

– Семь пока что. Моя сестра Грейс ожидает рождения восьмого через пару месяцев. А у вас есть братья или сестры?

– Нет. Я единственный ребенок в семье. Кстати, у нас это редкость.

А как насчет жены? – хотелось спросить Аликс. Насколько она поняла, Висенте не был женат – о сеньоре Серрано не упоминалось ни разу, да и едва ли он пригласил бы к себе в гости женщину в отсутствие жены. Аликс посмотрела на его руки. Обручального кольца нет, зато есть золотой перстень-печатка. Собственное любопытство удивило Аликс. Очень редко ее интересовало семейное положение мужчин. И все же за ужином она невольно не переставая смотрела на Висенте – в его завораживающие черные глаза, на мягко улыбающиеся губы. Наверное, виновато было выпитое вино и атмосфера зала, потому что Аликс почувствовала легкое головокружение. Может быть, этот мужчина и обладал привлекательной внешностью, но порой его поведение переступало границы дозволенного.

Появление официанта вывело ее из тумана грез.

– Postre?[5]

Аликс хотела было отказаться, но Висенте не дал ей открыть рот.

– Шоколадный мусс. – Только после этого он глянул на Аликс, ожидая подтверждения. Делать было нечего – она кивнула. – И кофе, – добавил он.

Они продолжили разговор о своих семьях, но когда подали заказанные блюда, Аликс попыталась переключиться на занимающую ее тему.

– Мне больше всего на свете хотелось бы лично встретиться с Камилой. Поговорить. Вы не знаете, как с ней связаться?

– Это невозможно, – Висенте отрицательно покачал головой. – Камила ни с кем не общается. К тому же никому не известно, где ее найти. Как вы, наверное, читали, она ведет очень уединенный образ жизни.

– Это верно. – Аликс не требовались эти сведения о Камиле Завала. Она с жадностью выискивала в прессе любую информацию об этой загадочной писательнице, вокруг имени которой велись такие споры. К тому же кое-что было ей известно и из писем Камилы. Упорное желание сохранять анонимность ставило перед Аликс труднопреодолимое препятствие. Как найти того, кто не желает быть найден?

Если «Ньюсмейкерз» напечатает интервью Камилы, это придаст ему огромный вес, а раз она, Аликс, взялась написать статью для этого журнала, то надо выполнить заказ как можно лучше. К тому же встреча с Камилой значила для нее гораздо больше – это было бы исполнение мечты. Аликс бросила взгляд на Висенте.

– Вы, наверное, знаете, как можно ее найти.

– Не совсем, – ответил Висенте. – Она никуда не выезжает, а после бурной реакции – как положительной, так и отрицательной – на несколько ее последних книг, похоже, вообще отошла от общественной жизни. В отличие от ваших североамериканских писателей, которые постоянно на виду, Камила предоставляет говорить за нее своим книгам. – Он улыбнулся. – Но довольно об этом. Пора идти. Вы, наверное, устали. – И он сделал знак официанту, чтобы принесли счет.

Аликс вздохнула. Ужин был великолепен, и сама спокойная атмосфера ресторана очень расслабляла. Но во время их беседы ее начало раздражать упорное нежелание Висенте говорить о Камиле. По пути в Каса Серрано она сделала еще пару слабых попыток перевести разговор на эту тему, но Висенте в ответ каждый раз обращал ее внимание на красоту пейзажа.

Наконец они въехали в ворота, и Аликс, сопровождаемая Висенте, прошла в дом.

– Не хотите ликера?

Аликс застонала.

– Нет, благодарю вас. Я и так уже слишком много съела и выпила, а к тому же завтра утром я собираюсь съездить в Отавало. Так что надо пораньше лечь спать. – Отавало ей очень хотелось увидеть в первую очередь. Действие первого романа Камилы происходило именно там, и вдобавок в одном из своих писем она красочно описывала тамошний Индейский рынок.

Конечно, правильней было бы сперва, ознакомиться с Кито, а уж потом изучать провинцию, но этот рынок работал только по субботам. К тому же до Отавало – он был недалеко от Кито – легко доехать на машине или автобусе. Аликс требовалось только узнать адрес агентства по сдаче внаем автомобилей или нужную автобусную остановку.

Она протянула Висенте руку:

– Спасибо за прекрасный ужин.

Он слегка поклонился и задержал ее руку в своей чуть дольше, чем этого требовал этикет. Аликс испытала какое-то странное ощущение от тепла его руки. Разве простое пожатие может быть таким чувственным? – с недоумением спросила она себя. Наконец ее ладонь оказалась на свободе, и Аликс незаметно вздохнула с облегчением.

– Спокойной ночи.

– Спокойной ночи. Советую вам встать пораньше. Лучше приехать в Отавало до наплыва туристов.

Она закрыла за собой дверь и начала готовиться ко сну. Усталость валила ее с ног, но оставалось слишком много дел, чтобы сразу лечь. Еще вчера она готовилась провести вечер в отеле, в одиночестве, тщательно расписывая время своего пребывания в Эквадоре. Теперь же она сидела за резным письменным столом, тщетно пытаясь сосредоточиться на Камиле Завала. Впервые за много месяцев ей было трудно полностью сконцентрироваться на этой теме.

Наверное, ей следовало радоваться такому Повороту событий – она оказалась гостьей человека, который, хотя и не был ее коллегой, Йог существенно помочь ей в работе. Но в данный момент благодарность не была основным Испытываемым ею чувством.

Ее мысли беспрестанно вертелись вокруг Висенте Серрано, и Аликс никак не удавалось выбросить его из головы. Ее привлекала в нем не только и не столько внешность. Этот человек, казалось, излучал какой-то необъяснимый магнетизм.

Никогда прежде Аликс не случалось испытывать к мужчинам подобное влечение, и теперешние чувства шокировали ее. А также раздражали; сейчас ей только не хватало романтического вздора. Слишком много работы, чтобы отвлекаться.

Ей пришлось напрячь всю свою волю, чтобы сосредоточиться. Хотя ее достижения в науке объяснялись отчасти как раз умением не распыляться. Чтобы гарантировать себе успех в работе, нужно быть по-возможности дальше от всевозможных помех. Особенно если помеха – Висенте Серрано.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Одетая в голубой свитер с высоким воротом и в тон ему юбку, Аликс спустилась в патио к завтраку. Хотя не было еще и семи, Висенте оживленно говорил с кем-то по телефону. Аликс остановилась в дверях, ожидая, когда он закончит.



Он перед кем-то извинялся.

– Но у меня гость, Сильвия, и мне необходимо показать ему страну. Уверен, ты меня поймешь. – Тут он поднял глаза и, увидев стоящую в дверях Аликс, приглашающе махнул ей рукой. – Ну, мне пора, – с этими словами он положил трубку и встал.

– Buenos dias,[6] – сказала она.

– Доброе утро, Аликс. – Висенте дал знак Луисе, которая немедленно внесла серебряный молочник с горячим молоком и разлила его по чашкам. Висенте взял маленький изящный кофейник и добавил в молоко немного густого черного кофе, так что получился кремово-коричневый напиток.

Аликс отпила немного. Напиток оказался превосходным. Она отломила себе кусочек рулета с черничным джемом.

Пока они завтракали, Аликс с любопытством рассматривала зеленый дворик, покрытый нежной травой; на нем росли тропические деревья и цвели на клумбах яркие, неизвестные Аликс цветы. Какой контраст с февральским унылым пейзажем Оклахомы! Эта лужайка простиралась ярдов на семьдесят и упиралась в белую невысокую стену, вдалеке видны были Анды, вершины гор окутывали облака.

– У вас прекрасный дом, – сказала она. Висенте поднял глаза от своей чашки.

– Спасибо. Мне в нем удобно.

Аликс вспомнила скромный дом своей семьи, раза в три меньше этого особняка. А Висенте жил здесь один, в окружении всех благ, предоставляемых богатством.

Семья Харперов принадлежала к зажиточному среднему классу, но могла себе позволить только приходящую домработницу и наемного работника для стрижки газона. Это, конечно, тоже было неплохо, но не шло ни в какое сравнение с возможностями высшего класса, к которому принадлежали Висенте и Хуан Карлос Серрано, державшие целый штат прислуги в Каса Серрано и наверняка гораздо больший – на асьенде.

Его влияние, подумала Аликс, может оказать мне помощь. Правда, она и сама неплохо знает испанский, да к тому же кое-какую информацию почерпнула из книг и писем. Но, учитывая то обстоятельство, что страна ей совсем незнакома, Висенте и его статус в обществе могут ей очень пригодиться.

Бросив взгляд на часы, он поторопил:

– Нам пора выезжать, иначе попадем в ужасную толпу на рынке.

– Нам? – Аликс снова почувствовала нарастающее раздражение. Сколько еще ее будут сопровождать? Даже любопытно – что побуждает к этому Висенте? Кажется, достаточно и того, что он предоставил ей крышу над головой. Даже более чем достаточно. – Но, сеньор Серрано, я уже взрослая и вполне способна сама доехать куда надо, никого при этом не утруждая. – Она поднялась из-за стола и обратилась к служанке: – Будьте добры, вызовите мне такси. Я только на минуту поднимусь наверх.

Висенте не возразил ни словом, и Аликс поспешила наверх, чтобы почистить зубы и прихватить сумочку и блокнот, радуясь, что ей удалось так легко добиться своего. Минут через десять она уже спустилась и вышла на улицу.

– Но разве это такси?

Висенте открыл дверцу небольшого «исудзу» перед изумленной Аликс, явно намереваясь сопровождать ее.

– К сожалению, уже нет времени вызывать такси, – насмешливо сказал он. – Если угодно, вы можете заплатить за бензин или купить мне щедрый подарок, когда мы приедем туда.

Аликс подняла руки в знак того, что сдается. Этот человек явно не намерен оставить ее в покое, но времени на препирательства не было. О том, что в Отавало надо ехать пораньше, говорил не только Висенте, об этом было написано и в туристическом справочнике, который Аликс успела просмотреть.

– Долго нам ехать? – спросила она, пристегиваясь.

– Около полутора часов. Так что можете расслабиться и наслаждаться окружающим видом. – Он говорил доброжелательным и радушным тоном, однако Аликс почувствовала в его поведении некоторую напряженность. Впервые она обратила на это внимание еще вчера, когда заговорила о Камиле. Но сегодня о Камиле даже не упоминалось. Так в чем же дело? Если она для него обуза, зачем было брать на себя роль идеального хозяина? Ведь это же он настоял на том, чтобы она остановилась в его доме, а потом взялся сопровождать ее в поездках. Может быть, у него не было другого выбора? Может быть, Висенте просто чувствовал себя обязанным проявлять такое чрезмерное для него гостеприимство, выполняя волю своего отца? Ведь здесь родители сохраняют гораздо больше власти над детьми, чем в Штатах, даже когда дети становятся взрослыми.

Теперь Аликс мучило любопытство, с кем это Висенте разговаривал сегодня утром по телефону, когда она спустилась. Вероятно, со своей подружкой. Возможно, собирался провести с ней выходные.

Такого рода мужчины, несомненно, пользуются успехом у женщин. Впрочем, та, с кем он говорил сегодня утром, едва ли была для него чем-то важным в жизни.

Аликс молча смотрела на Висенте, уверенно ведущего машину по извилистой горной дороге. Он явно был отличным водителем и умело маневрировал на заполненной машинами дороге, одну руку положив на руль, а другую – на рычаг переключения скоростей.

Вчера вечером на нем был темный костюм с белой рубашкой и галстуком. Сегодня он одет был не так строго – слаксы и вязаный пуловер. Но от этого Висенте ни на йоту не утратил своей элегантности. Несмотря на темные очки, Аликс видела, что брови его слегка сведены к переносице. Почему? Из-за каких-то неприятностей? Или он просто задумался?

– Как, по-вашему, можно связаться с кем-то, кто знаком с Камилой? – спросила Аликс как можно небрежнее.

Висенте пожал плечами, потом взглянул в окно.

– Поговорим о Камиле как-нибудь в другой раз. Сначала попробуйте почувствовать эту страну, соберите материал для основы своей статьи.

Аликс хотела было возразить, что у нее не так много времени, чтобы не спеша изучать страну, и что она не нуждается в указаниях, как ей вести работу, но передумала и решила не спорить. По какой-то неизвестной ей причине Висенте Серрано не хотел, чтобы она разыскала Камилу, и надо было выяснить, в чем тут дело.

– Простите за назойливость, но вам и правда нет никакой необходимости сопровождать меня везде и всюду. Я вполне способна сама добираться, куда мне надо. На машине или на автобусе – как получится.

– Вздор. Неужели вы действительно думаете, что сможете добраться куда-либо на автобусе? – Он указал на автобус, который они как раз обгоняли, и усмехнулся. – Мне как-то трудно представить вас там.


Старый дребезжащий драндулет с трудом полз по горной дороге и был битком набит народом. А на крыше подпрыгивали клетки с курами, корзины с овощами, связки зеленых бананов.

– Если бы пришлось, я вполне справилась бы, – сердито сказала Аликс. – Но чтобы вас не волновать, я могу взять напрокат машину для своих поездок.

– Все-таки вы ребенок, к тому же еще и женского пола. Ездить одной по незнакомым дорогам небезопасно.

Аликс не выдержала и повернулась к нему.

– Я понимаю, что намного моложе вас, но я не ребенок, и уверяю вас, что вполне способна сама о себе позаботиться.

На дороге тем временем образовался затор, и Висенте выключил мотор. Только тогда он повернулся к ней и принялся медленно изучать ее взглядом, начиная с колен, видных в разрезе юбки, потом перевел его выше, к талии, задержал на небольшой груди и наконец встретился с ней глазами.

– Простите меня, – низким голосом сказал он. – Вы женщина, в этом нет никакого сомнения, и действительно намного моложе меня. Но, с другой стороны, разве тридцать четыре года – это так много?

Его слишком откровенный взгляд и бархатисто-хриплый голос заставили Аликс затрепетать. Она уже пожалела о своем выпаде. Он ловко перевернул ее слова, и теперь Аликс чувствовала себя побежденной собственным оружием. А сможет ли она сама позаботиться о себе, когда рядом находится Висенте Серрано? Это более чем сомнительно, особенно если ему вздумается пустить в ход свое обаяние. В какой-то миг ей показалось, что сейчас он ее поцелует, чтобы проучить за замечание о разнице в возрасте. И она тайно вздохнула с облегчением, когда затор наконец рассосался и машина снова помчалась по шоссе.

Наконец они свернули с трассы на неширокую дорогу, ведущую к Отавало.

– Оставим машину здесь, – сказал Висенте, найдя место на какой-то узкой улочке. – Вам, наверное, хочется сделать покупки.

– Ну почему мужчины всегда считают, что женщины озабочены исключительно покупками? – возмутилась Аликс. – Я вполне могу купить все необходимое по дороге домой.

Висенте, смеясь, открыл ей дверцу.

– Что здесь смешного?

– Ничего. Посмотрите-ка вокруг и скажите, есть ли разница между этим рынком и каким-нибудь американским торговым центром.

Аликс вышла из машины, с силой захлопнув дверцу, чтобы выразить этим свое возмущение; она отчаянно пыталась достойно ответить на его насмешливое замечание, но, так ничего и не придумав, сердито зашагала вперед, в глубь рынка. Очень скоро они оказались на площади, заполненной людьми, которые покупали, продавали или просто болтали друг с другом. И, захваченная суетой рыночной толпы, Аликс скоро забыла свое недовольство.

Индейцы были в своей национальной одежде: мужчины – в темно-синих пончо и темных широкополых шляпах, женщины – в искусно вышитых белых сорочках, на шее у них висело множество блестящих бус. Некоторые держали на руках грудных младенцев.

– Это otavalenos,[7] – пояснил Висенте. – Их сразу можно узнать по костюмам.

Аликс отметила, что на всех мужчинах были белые штаны, а на спину спускались длинные черные косы – судя по их длине, волосы индейцы никогда не подстригали.

Кроме индейцев, покупавших в основном продукты, площадь постепенно заполнялась туристами, которых интересовали сувениры. Аликс ощутила прилив радостной надежды. Может быть, сегодня ей удастся прочувствовать местный колорит и, несмотря на нелюбовь к покупкам, приобрести все же какие-нибудь безделушки в подарок родным.

Перед ней открывалась весьма вдохновляющая перспектива. Конечно, на розыски Камилы может уйти немало времени, но внезапно Аликс почувствовала уверенность, что она сможет написать хорошую статью для «Ньюсмейкерз». Да и ее диссертация серьезно продвинется благодаря такому личному опыту. Она вынула из сумочки блокнот и карандаш и сделала несколько пометок, прежде чем снова погрузиться в кипящий водоворот рынка.

Товары, продававшиеся здесь, просто очаровали Аликс. К тому времени, когда они с Висенте прошли большую часть прилавков и ларьков, она успела купить разноцветные шерстяные свитера сестрам, ярко-желтую соломенную шляпу матери, картину для отцовского кабинета и платье – себе самой.

Пару раз она снова пыталась заговорить о Камиле, спрашивая торговцев, не случалось ли им видеть писательницу здесь, на рынке. Но Висенте тотчас тащил ее куда-то в сторону, чтобы показать что-то интересное. В первый раз это были очаровательные щенки, а во второй – целая запеченная свинья с длинными стручками перца, торчащими из ушей, и с лимоном в зубах. Похоже было, что Висенте явно пытается увести ее от этой темы.

– Хорошо еще, что вам не очень-то хотелось делать здесь покупки. – Висенте шел рядом с Аликс, неся ее приобретения. – Иначе мне, наверное, не удалось бы разглядеть свою машину за ворохом вещей. – Он вопросительно посмотрел на нее.

– Покупки были вашей идеей, – напомнила Аликс. – Я просто приняла ее.

Они проходили мимо домика, рядом с которым росло дерево с большими красными цветами.

– Смотрите, эти цветы так похожи на листья пойнсетти,[8] – сказала Аликс, вынимая из сумки фотоаппарат.

– Это они и есть, но мы зовем их flor de Panama.[9]

– Чудесные! – Аликс невольно подумала о маленьких кустиках омелы там, дома. Они меркли в сравнении с этими тропическими красавицами. По пути к площади она сделала еще несколько снимков и наконец убрала фотоаппарат. – О'кей, идемте.

– Уже почти двенадцать. Куда пойдем?

– Давайте пообедаем в «Хостерии Чорлави», – предложила Аликс, удивленная тем, что на этот раз Висенте предоставил ей свободу выбора. – В путеводителе сказано, что это одна из местных достопримечательностей. – Это был также любимый ресторан Камилы, о котором она упоминала в письмах, но Аликс предпочла не сообщать об этом Висенте.

Ресторан был построен в виде асьенды, с двумя патио, выходящими на разные стороны. Там стояли столики. Утренняя прохлада уже исчезла, и пообедать на свежем воздухе без риска замерзнуть было вполне возможно. Висенте и Аликс уселись за уютный угловой столик. Они успели проголодаться и ели с большим аппетитом. Сначала заказали суп, потом цыпленка с лимоном и желтый соус из помидоров, красного перца, лука и вина. Когда музыканты заиграли веселую мелодию, посетители тотчас отложили ножи и вилки и начали хлопать в такт. Хотя Аликс и была недовольна, что Висенте неотлучно ее сопровождает и не дает ни на шаг приблизиться к Камиле, она не могла не признать, что постепенно начинает познавать эту страну, и невольно отдалась удовольствиям и веселью. Этот день был экскурсией в совершенно иной мир.

Висенте налил им обоим по чашке горячего чая.

– Вы не дадите мне почитать вашу диссертацию? – спросил он. – Если, конечно, вы ее взяли с собой в Эквадор.

Эта просьба удивила Аликс.

– Да, взяла и, конечно, дам вам ее прочитать, только не понимаю, чем она может быть для вас интересна.

Висенте небрежно пожал плечами.

– Простое любопытство. Мне интересно было бы узнать, чем вас привлекла малоизвестная южноамериканская писательница. Не говоря уже о том, что мне хотелось бы выяснить, почему она представляет для вас нечто большее, чем чисто профессиональный интерес. – Лицо его, как и прошлым вечером, выражало недоверие.

Аликс даже немного испугала прозрачность намеков Висенте.

– Что ж, пожалуйста, – сказала она. – Только я не согласна с вашим определением – «малоизвестная». Может быть, Камила Завала и не обладает всемирной славой, но в Соединенных Штатах у нее уже есть немалый круг читателей. И мне казалось, что мы уже обсуждали, что она значит для меня.

– Простите меня, – сказал Висенте.

– Начнем с того, что я, как филолог, признаю писательский талант Камилы Завала. Как женщине, мне нравится ее отношение к жизни и то, что в ее книгах отвага сочетается с женственностью. Она есть в ее героях, а их черты есть и во мне.

– Ну да, – перебил он, – вы ведь сама женщина. Именно потому она вам и нравится.

– Да… нет. Я не то имела в виду. Вы переворачиваете смысл моих слов.

Висенте засмеялся.

– Не смущайтесь. Все мы порой подвержены этому.

– Дело вовсе не в том.

– Как угодно. – В его голосе звучала усмешка, которая только разозлила Аликс.

– Может быть, нам пора идти? – спросила она, заметив, что несколько человек у входа дожидаются свободных столиков.

Висенте не стал возражать: они встали и подошли к стойке, чтобы заплатить.

Пока кассир вставлял кредитную карточку Висенте в аппарат, к Аликс обратился хозяину ресторана:

– Как вам понравился обед?

– Все было великолепно, – искренне ответила она. – Насколько я знаю, это любимый ресторан Камилы Завала.

– Неужели? Мне очень приятно это слышать, но я не знал. Мы никогда не видели ее здесь.

Аликс помолчала.

– Что ж, возможно, она просто не называла себя. Похоже, она предпочитает оставаться неузнанной.

– Это верно.

В этот момент локоть Аликс сжала сильная рука, и Висенте достаточно резко сказал:

– Нам пора.

– Может быть, не следует так спешить…

– Нет, следует. Я хочу показать вам сегодня еще несколько интересных мест. К тому же сеньору Моралесу пора возвращаться к своим посетителям. – Он попрощался с хозяином, обменявшись с ним рукопожатиями, и повлек Аликс к выходу.

Ей очень хотелось двинуть Висенте локтем в бок. Едва ли он действительно горел желанием показать ей нечто интересное. Сев в машину, Аликс уставилась в окно, демонстративно не глядя на своего спутника.

Заметив ее недовольство, Висенте первым сделал шаг к примирению:

– О'кей, согласен, я немного вас поторопил.

– Немного? – Аликс изумленно покачала головой. – Может быть, вы все-таки уясните себе, что я приехала сюда для работы, и не надо со мной носиться, как с особой королевской крови, а тем более указывать, куда и когда мне идти. И мне не нравится, когда меня вытаскивают из ресторана, словно мне грозит смертельная опасность.

– Вы преувеличиваете. Между прочим, вы первая предложили уйти. Я просто пытался сделать все возможное, чтобы вы успели посетить интересные для вас места.

– Ваш способ действий оставляет желать лучшего.

– В таком случае примите мои извинения. Ну а теперь нам ничего другого не остается, как продолжить нашу поездку.

Несмотря на негодование, Аликс не могла не улыбнуться, глядя, как Висенте сердито стиснул зубы. Отлично. Он злится. Это означает, что она действовала правильно.


Они направились в местечко Котакачи, знаменитое своими кожаными изделиями, а потом – к озеру Куикоха, в государственный заповедник. Почти всю дорогу в машине царило молчание, прерываемое лишь краткими комментариями Висенте, когда им встречалось что-то интересное. Аликс очень хотелось бы узнать, что за мысли кроются сейчас за этими бездонными глазами.

– Не знаю, что вас так беспокоит, – сказала она наконец, – но если вам не нравится роль гида, почему бы не отказаться от нее?

– Дело вовсе не в этом, – ответил он. – Просто сегодня выдался длинный день. Пора, наверное, возвращаться в Кито.

Как это по-мужски, сердито подумала Аликс. Мы должны садиться за стол, когда они голодны, и возвращаться домой, когда они устают. Если бы не радующая ее перспектива отделаться наконец от его общества, она непременно потребовала бы свозить ее сегодня куда-нибудь еще. Но день действительно был длинным и утомительным; ей необходимо было привести в порядок свои мысли, а потом решить, что делать дальше, так что она только кивнула и снова отвернулась к окну.

Чтобы снова не попасть в пробку на трассе, Висенте свернул с нее и поехал вдоль горной речки. На берегу сидела женщина, качая на руках ребенка. Другая женщина стирала в реке белье, терла его о камни. Дальше на обочине лежала огромная свинья с выводком копошившихся возле нее поросят. Их нимало не беспокоили проезжавшие мимо машины. Наконец Висенте вернулся на трассу. Резкий контраст между проулочной дорогой и шоссе для Аликс был очень полезен, потому что отвлек ее мысли от сидевшего рядом спутника.

Но только на время. Когда они подъехали к Каса Серрано, Аликс снова почувствовала крайнее раздражение.

– Спасибо за поездку, – официально-безличным тоном сказала она, когда они шли к дому. – Но, как я уже объясняла, с завтрашнего дня я буду ездить сама, и…

– Давайте-ка зайдем в дом. В холле нас могут услышать. – Он увлек ее в ближайшую комнату и закрыл дверь. Как только они вошли, зазвонил телефон.

– Si,– нетерпеливо бросил Висенте в трубку, – я слушаю.

Жестом он пригласил Аликс сесть, но она осталась стоять, наблюдая, как он ведет явно раздражающий его деловой разговор.

Несомненно, они находились сейчас в кабинете Висенте. Аликс с любопытством увидела, что стены украшает множество фотографий – целая выставка. На них неизменно присутствовали Висенте и его отец. Зрелище было впечатляющим. Аликс разглядела на них известных государственных деятелей, двоих сенаторов США, известного голливудского актера; рядом висели почетные грамоты Красного Креста и нескольких благотворительных организаций. Было очевидно, что влияние и деловые контакты семьи Серрано распространялись очень широко.

Наконец Висенте положил трубку на рычаг.

– Итак, о чем мы с вами говорили?

– Я говорила вам, что предпочла бы сама знакомиться с Эквадором. Мне не хотелось бы и дальше путать ваши планы.

– Про мои планы забудьте. Меня больше беспокоит ваша беспечность: вы не отдаете себе отчета в том, что во многом идете на риск. Неужели вам не ясно, что ваше стремление разыскать Камилу Завала может вызвать много неприятностей?

– Для кого?

– Для вас.

– Какого рода неприятности?

– Я имею в виду серьезную опасность.

– Какой абсурд! – Аликс было известно нечто, чего Висенте не знал. В последнем письме Камила упоминала о каких-то угрозах в свой адрес, но они скорее касались ее издателя, чем ее самой. – Вероятно, Камила наступила кое-кому на хвост, но это вовсе не влекло за собой какую-то страшную опасность.

– Откуда вам знать? – Брови Висенте сдвинулись к переносице. – Существует немало охотников заставить Камилу замолчать, особенно после книги, где описывается варварское использование природных ресурсов бассейна Амазонки.

– Вероятно, это касается и вас, сеньор Серрано? Ведь нефть, которой вы занимаетесь, тоже относится к природным ресурсам.

– И к бизнесу вашего отца. Но надеюсь, вы не станете отрицать, что и в промышленности работает немало честных людей, не меньше экологов заинтересованных в сохранении природных богатств.

Он подошел к стене, где висели грамоты.

– Это относится и к нашей компании. Вот, например, посмотрите сюда. Прошу простить меня за нескромность, но я хочу доказать вам, что мои слова – не пустой звук. Нашей компании принадлежит несколько проектов по защите природы.

Аликс подошла к стене, чтобы поближе рассмотреть грамоту. В ней выражалась благодарность Серрано за участие в международном движении по охране дикой природы.

– Весьма внушительно, – сказала она.

– Спасибо. Но сейчас речь идет о возможной опасности…

– Ерунда. Если вы хотите меня напугать и заставить уехать, это не поможет, предупреждаю вас.

– Какая вы упрямая. – Висенте взял ее за обе руки и притянул к себе, так, что их лица оказались совсем рядом. – Подумайте, если бы я хотел избавиться от вас, зачем мне нужно было приглашать вас сюда?

Этот же вопрос Аликс уже задавала себе, и кажется, знала ответ на него.

– Чтобы приглядывать за мной, а может быть, и чтобы помешать мне разыскать Камилу.

Висенте улыбнулся.

– Должен признаться, что мне приятно за вами приглядывать. Но ради чего мне мешать вам разыскивать Камилу?

– Не знаю.

Он сокрушенно покачал головой.

– Я только пытался дать вам совет. Разыскивать человека, который хочет скрыться ото всех, едва ли разумно, querida.[10]

Это ласковое обращение застало Аликс врасплох, да и самого Висенте, кажется, тоже. Их взгляды встретились, и на мгновение ей снова показалось, что сейчас он поцелует ее. Но нет. Его пальцы разжались, и он отошел к столу.

– Уже поздно, а мне еще предстоит сделать несколько звонков. – Его голос звучал спокойно и бесстрастно.

Аликс вернулась в свою безопасную уютную комнату, упорно твердя себе, что была рада отделаться от общества Висенте. Но почему тогда у нее так колотится сердце? Она не понимала, что с ней происходит, что выбивает у нее почву из-под ног. Ведь Висенте Серрано ей вовсе не нравится. Он смущает ее, командует ею, да и стар для нее. И что хуже всего, явно скрывает от нее какую-то информацию о Камиле, в которой она так нуждается. И все же в нем есть нечто для нее притягательное. Аликс должна была честно признать, что это «нечто» никакого отношения к Камиле не имеет.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Не успела Аликс снять туфли и начать расстегивать пуговицы, как в дверь постучали. Придерживая расстегнутый воротник блузки, она подошла к двери и открыла ее.

Висенте стоял на пороге, не пытаясь войти.

– Простите меня, пожалуйста. Я забыл сказать, что Луиса будет приносить вам еду в спальню, когда вы того захотите. Там на стене есть для этого звонок. – Он говорил спокойно и вежливо, как подобает хорошему хозяину, заботящемуся о гостье.

Но почему, недоуменно спросила себя Аликс, ее мысли так легко перескочили от обычных, житейских, на чувственные представления? Ведь этот человек пришел только для того, чтобы сказать ей о еде. А ее тело встрепенулось при воспоминании о том, как Висенте держал ее за руки. Аликс подняла на него взгляд, надеясь, что он не заметит, как у нее порозовели щеки. И тут же его прохладный тон и равнодушный вид сменились мягким светом в глазах. Обаянию Висенте Серрано противостоять было очень трудно.

– Спасибо, – наконец выдавила Аликс, с усилием возвращаясь к реальности. Признаться, ее тронула его внимательность, проявляемая неизменно в течение всего дня. Даже раздражая Аликс, он сохранял для нее свою привлекательность. Надо будет потом проанализировать свои ощущения.

– Увидимся утром. К сожалению, я не смогу присоединиться к вам за ужином, потому что должен провести несколько необходимых встреч.

Аликс закрыла дверь, подошла к кровати и упала на нее. Негромкий внутренний голос твердил, что надо срочно упаковывать чемоданы и бежать отсюда, прежде чем влечение к Висенте Серрано заслонит для нее работу. А ей необходимо сосредоточиться на ней. За несколько недель она должна написать приличную статью о Камиле Завала, а Висенте ясно дал понять, что не окажет ей в этом ни малейшей помощи. Так зачем же оставаться здесь, позволяя ему мешать ее работе?

Потому что ты практичная женщина. Висенте знает о Камиле Завала больше, чем хочет показать. Пока ты будешь жить здесь, возможно, тебе удастся все же придумать, как заставить его помочь в твоем деле.

Аликс прижала пальцы к губам – жест, изобличающий нежелание признавать суровые объективные факты. Глубоко вздохнув, она прошла в ванную и начала наполнять ванну горячей водой. Может быть, это не только снимет усталость после тяжелого дня, но и облегчит ее растревоженную душу.

Примерно через час, чистая и сытая после съеденного ужина, Аликс достала свой блокнот, чтобы занести туда произошедшие за день события. К счастью, она умела за работой забывать обо всем остальном, и прошло несколько часов, когда она наконец отложила ручку, чтобы размять затекшие и уставшие пальцы. Пора отправляться в постель. Аликс сняла очки и принялась готовиться ко сну.

Ночь была тихой, и Аликс слышала звуки, доносившиеся из соседней комнаты. Шум воды свидетельствовал о том, что Висенте тоже работал допоздна и только теперь принимает душ перед сном. Лежа в постели, Аликс не могла удержаться, чтобы не представить себе Висенте под душем. Перед ее глазами возникла картина: струи воды омывают его обнаженную грудь…

Нет, она должна думать о Камиле, а не о Висенте Серрано! Для Аликс было непривычно грезить о мужчине, даже самом привлекательном. И все же она не могла забыть о том, как близко губы Висенте были от ее губ. Так почему же он не поцеловал ее? Ведь не показалось же ей, что он этого хочет. И почему она была разочарована, когда он отстранился? И отчего ей так приятна мысль об этом возможном поцелуе и обо всем, что с ним связано?

Слишком много вопросов, и слишком мало ответов. Пора прекратить забивать себе голову этими глупостями. Ни Висенте, ни ей вовсе не нужно, чтобы их связывали какие-либо отношения. Она приехала в Эквадор совсем ненадолго, и романтическое приключение отнюдь не входило в ее планы. Но все-таки образ Висенте не давал ей покоя. Аликс пришлось долго проворочаться в кровати, прежде чем сон смежил ей веки.


На следующее утро ее разбудили яркие лучи солнца, бьющие сквозь занавески. Она натянула на голову одеяло и зарылась лицом в подушку. Неужели пора вставать, она ведь только, кажется, смежила веки! Но взгляд на часы убедил Аликс, что в самом деле наступило утро – начало седьмого.

Она припомнила слова Висенте о том, что дни в Кито всегда одинаковой длины – рассвет в шесть утра, а закат в шесть вечера. Это было очень непривычно и интересно, но в данный момент не совсем приятно: Аликс была не в состоянии заснуть при свете. Она сбросила с себя одеяло и пошла в ванную. Предстоял длинный день за компьютером, так что времени терять нельзя.

Когда она спустилась к завтраку, Висенте нигде не было видно. Луиса сказала, что он уехал рано и просил передать Аликс, чтобы она не стеснялась просить все, что ей потребуется.

Как оказалось, потребности у гостьи были самыми скромными. Она удалилась в выделенный ей кабинет и включила ноутбук. Положив рядом рукописный блокнот, она взялась за статью.

Работала она всего с двумя перерывами. Сначала на обед – еду Луиса принесла ей прямо в кабинет, а потом, ближе к вечеру, – на прогулку по окрестностям. Когда Аликс наконец решила окончить работу, в столовой ее ожидал легкий ужин, за которым к ней присоединился и Висенте. Извинившись за свое отсутствие, он сказал, что сегодня вечером тоже будет занят. Как только они поужинали, он исчез за дверью своего кабинета.

Если Аликс думала, что Висенте оставил свою роль гостеприимного хозяина, она сильно ошибалась.

– К сожалению, сегодня я снова буду целый день занят, – сказал ей Висенте на следующий – день за завтраком. – Но я попросил своего коллегу, Пабло Родригеса, поехать с вами в Кальдерон.

– Да в этом нет никакой необходимости! – возразила Аликс. – Мне вовсе не нужно сопровождающего. Простите за откровенность, но такая опека меня подавляет.

Висенте протянул руку и коснулся ее ладони. – Аликс вспомнился тот эпизод в субботу, и она поспешно отдернула руку. Висенте улыбнулся, отчего ямочки на его щеках стали заметнее.

– Я вовсе не хочу, Аликс, чтобы вы чувствовали себя подавленной, но позвольте мне все же настоять на своем. Я буду беспокоиться о вас, если вы поедете в другой город одна. Позвольте проявить о вас хотя бы элементарную заботу.

Хотя его улыбка и была, возможно, самой обаятельной во всей Южной Америке, Аликс не собиралась позволять ей нарушить свои планы и заставить терять рассудок. А рассудок, между прочим, подсказывал ей, что Висенте, несмотря на видимую заботу о ней, на самом деле просто не хочет выпускать ее из виду и предоставлять ей свободу действий. Ее голубые глаза холодно заблестели.

– Мне совсем не нужно, чтобы ваш работник вертелся вокруг меня и совал нос в мои дела, – сказала она.

Висенте засмеялся.

– Пабло едва ли можно назвать моим работником, и даю вам слово, что он не станет совать нос в ваши дела. Он просто будет рядом, как ваш водитель и гид. Во-первых, ему можно доверять, а во-вторых, он еще и хороший мой друг, к тому же большинство женщин находит его общество весьма приятным. Может быть, и вам понравится, мм?

Он снова улыбнулся, и Аликс готова была ему уступить. Зачем добровольно создавать себе трудности? Вчера за ужином она сказала Висенте, что хочет поехать в городок Кальдерон. И гораздо легче принять его предложение, чем терять время на поиски транспортных средств. В конце концов, быть может, этот Пабло не будет так усердно, как Висенте, мешать ей разыскивать Камилу.


Как и рынок в Отавало, мастерская по производству рождественских игрушек и украшений в Кальдероне считалась достопримечательностью страны, но дело заключалось не только в этом. Эта мастерская была описана в нескольких романах Камилы, а также упоминалась в ее письмах. Камила явно бывала там, потому что однажды на Рождество Аликс получила от нее в подарок коробочку с рождественскими украшениями ручной работы. Так что надо использовать любую возможность, чтобы попытаться разузнать что-нибудь о Камиле.

Аликс улыбнулась и кивнула в знак согласия. Если Висенте желает обеспечить ее водителем, не стоит ему противиться.

Пабло Родригес оказался весьма приятным мужчиной с правильными чертами лица и теми же чисто эквадорскими любезными манерами, которые Аликс имела возможность наблюдать уже несколько дней кряду. Он показался ей весьма скромным, послушно соглашался с ней во всем, пока они ехали в Кальдерон. Но Аликс не заблуждалась – по возвращении он, несомненно, передаст Висенте все подробности этой поездки. Однако поездка получилась увлекательной. Около получаса заняла дорога. Аликс с интересом осматривала окрестности. Мастерская оказалась небольшим домиком, состоящим из собственно мастерской и магазинчика. Пабло объяснил, что здесь выставлены украшения, сделанные ремесленниками из разных городов Эквадора.

Приятным сюрпризом для Аликс оказалось то, что владельцы мастерской, Алан и Дебби Сэттон, были уроженцами Техаса. Может быть, с земляками проще будет договориться, чем с местными жителями, с надеждой подумала она.

Алан и Дебби приехали в Кито около десяти лет назад, оба по контрактам. Когда сроки контрактов истекли, они поженились и решили остаться в Эквадоре. Эта супружеская чета напомнила Аликс хиппи шестидесятых годов с их неприхотливым образом жизни. Дебби обладала роскошной копной волнистых рыжих волос, Алан носил длинную бороду. Одеты оба были примерно одинаково – джинсы, ботинки, ковбойские рубахи. Но скоро Аликс поняла, что супруги при этом были весьма предприимчивыми дельцами. Их давняя мечта о собственной фирме, которая работала бы на экспорт и импорт товаров, наконец стала претворяться в жизнь, и теперь у них было около сотни работников.

– Основа нашего бизнеса, конечно, рождественские сувениры, но мы этим не ограничиваемся – продаем на экспорт ткани, украшения, кожу, – рассказывала Дебби Сэттон, пока Аликс рассматривала полки с товарами.

– Рождество – мой любимый праздник, – искренне призналась Аликс, выбирая себе елочные украшения и игрушки. – Это будут отличные подарки для моих друзей. – Пока Дебби упаковывала выбранные вещи, они разговорились о различиях между Южной и Северной Америкой, а потом перешли к поездке Аликс в Эквадор. Аликс коротко рассказала хозяйке о цели своего посещения этой страны, не умолчав и о том, что намерена взять интервью у Камилы Завала. – Вы ее знаете?

Дебби улыбнулась.

– Конечно. В Эквадоре каждый знает Камилу. Она, можно сказать, национальное достояние.

– Так вы видели ее? – с надеждой спросила Аликс.

– К сожалению, нет, – быстро погасив вспыхнувшую было в Аликс надежду, ответила Дебби. – Ее никто здесь не знает в лицо.

– Думаю, вы уже поняли, что Камила Завала – скорее всего, псевдоним, – вмешался в разговор Алан. – Мы бы сами очень хотели с ней встретиться. Она наверняка необыкновенная личность.

При упоминании имени Камилы Аликс заметила вспышку интереса в темных глазах Пабло, который тут же поднял голову от прилавка с украшениями. Непременно надо будет расспросить его на обратном пути, подумала Аликс. Теперь же она сосредоточила внимание на Сэттонах.

– Но ведь она упоминала о вашей мастерской в одном из романов.

– О да, – улыбнулась Дебби. – Мы были потрясены. Наш бизнес только начинался, и это упоминание послужило для него огромным толчком. Вообще-то для Камилы не внове оказывать такого рода помощь, она дает свое имя разным организациям и движениям, помогает им деньгами и даже поддерживает материально молодые предприятия. Нам очень хотелось бы поблагодарить ее, но едва ли это возможно. Если мы ее и видели, нам это неизвестно. К нам приходит много посетительниц, и она может оказаться любой из них.

– Значит, вы не знаете, где ее можно найти?

Алан рассмеялся.

– Мне кажется, вам было бы проще взять интервью у Греты Гарбо, когда она еще была жива, чем разыскать Камилу.

– Все так скверно, да? – Аликс прикусила дужку своих солнечных очков.

– Не хотелось бы мне говорить такие вещи, но лучше вам забыть о встрече с Камилой. В случае, если вам даже удастся ее увидеть, это может повлечь за собой много неприятностей.

– Например?

Алан прокашлялся.

– Думаю, вы догадываетесь. Есть люди, для которых книги Камилы – как кость в горле.

– Вы говорите так, словно она – второй Салман Рушди. Да, книги Камилы затрагивают насущные проблемы, но едва ли она опасна для кого-либо. – Аликс отбросила с лица волосы.

– Не хочу вас пугать, но не забывайте, что здесь совсем другая жизнь, другой мир, отличный от того, к которому вы привыкли.

– Я вовсе не пытаюсь добиться чего-то сверхъестественного, – возразила Аликс. – И при этом все мне твердят, что моя работа над статьей может быть опасной. Конкретных доводов не приводят. Только угрозы и предостережения.

– Вы, конечно, читали в газетах о том, какой резонанс вызвала ее предыдущая книга. «Смерть Амазонки» – еще более резкий протест против бессовестного, нечистоплотного поведения воротил бизнеса, – сказала Дебби.

– Мне известно, что подобные статьи – просто уловки издателей, благодаря им книги лучше продаются.

– Может быть, мы и преувеличиваем, – сказал Алан, – но из-за чрезмерной популярности в прессе могут возникнуть осложнения – влияние Камилы может пошатнуться, если она станет появляться на публике. Едва ли вы хотите сознательно ей навредить.

– Конечно, нет. Но я хочу сама встретиться с Камилой, а не указывать к ней путь остальным.

Алан перегнулся через прилавок.

– Это может произойти и без вашего ведома.

– Благодарю за совет, – сказала Аликс. Сэттоны явно действовали из лучших побуждений, но как хотелось бы ей найти хоть кого-нибудь, кто предложил бы дельную помощь вместо этих благожелательных, однако совершенно бесполезных советов! Все же Аликс тепло улыбнулась хозяевам и, взяв сверток с украшениями, уложила его в большую кожаную сумку, купленную в Котакачи.

– Приезжайте еще, когда будете в этих местах, – сказала Дебби, провожая их с Пабло к выходу. – И передавайте привет Висенте.

– Вы знакомы с Висенте? – изумленно спросила Аликс.

– О, конечно! – воскликнула Дебби. – Он настоящий друг. Когда мы только начинали, денег у нас было мало, зато была масса идей и энергии. Висенте помог взять ссуду в банке. Это благодаря его помощи нам удалось так быстро развить свой бизнес. Висенте сразу понял, что наше дело может дать многим людям рабочие места. Он благородный человек и очень предан своей стране.

Эта новость немало удивила Аликс. Благородный человек? Это казалось ей не соответствующим действительности, если учесть еще и тот факт, что он, зная Сэттонов, ни словом ей об этом не обмолвился. Может быть, полагал, что она раздумает туда ехать? А может, заранее дал им указание, как и что отвечать на ее вопросы? Они говорили примерно то же, что и он. В конце концов, они многим ему обязаны.

– Chau,[11] – сказал Алан.

– Chau, – отозвалась Аликс.

Пожав Дебби и Алану руки, они с Пабло вернулись в машину.

– Надеюсь, вы не очень скучали, пока я беседовала с Сэттонами. – Аликс улыбнулась Пабло.

– Вовсе нет. Это очень милые люди. И Висенте очень хорошо о них отзывается.

– К сожалению, в поисках Камилы Завала они тоже не смогли мне помочь. – И добавила как можно небрежнее: – А вы не знаете, где можно было бы ее разыскать?

Ей только показалось или Пабло действительно сжал губы?

– Разыскать ее нелегко.

– Все так говорят. Но это не ответ на мой вопрос. Вы сами с ней встречались? Вы знаете, как ее зовут на самом деле?

Пабло, помолчав, ответил:

– Позвольте мне просто предостеречь вас…

Грандиозно, подумала Аликс. Еще один доброжелатель. Как она и ожидала, Пабло начал объяснять, к чему может привести ее «сумасбродное» упрямство в поисках Камилы. Висенте и его друзья явно преувеличивали опасность, недооценивая при этом ее упорство. Это похоже на навязчивую идею, подумала Аликс, они словно оберегают от нее Камилу, явно не доверяя искренности ее намерений. Ради Бога, она же не собиралась публиковать в статье адрес и телефон писательницы!

– Спасибо, что сопровождали меня, – сказала она Пабло, когда они уже ехали по улицам Кито.

– Не за что. Мне самому было приятно. Мы с Висенте дружим с самого детства, и я был более чем рад оказать ему услугу. Провести день в обществе такой очаровательной сеньориты – о таком мне и не мечталось.

Когда машина остановилась у дома Висенте, хозяин сам вышел их встречать. Аликс решила, что он собирается пригласить старого друга в дом, и была удивлена его более чем холодным обращением к Пабло.

– Не смею дольше тебя задерживать, amigo mio,[12] – сказал он, не дав Пабло даже выбраться из машины. – Увидимся на днях.

– Еще раз спасибо, – поблагодарила Аликс Пабло, сомневаясь, что когда-нибудь снова увидит его. Она провела в Эквадоре уже четверо суток и до сих пор не смогла составить даже черновых набросков для статьи. И что хуже всего – не представляла, что здесь можно найти нового и интересного. Оставалась одна возможность – пойти в университетскую библиотеку. Хотя Аликс хорошо понимала, что и там разыскать Камилу Завала едва ли возможно.

И все же следующие два дня она провела в библиотеке Католического университета. Первое утро повергло ее в отчаяние. Она расспросила нескольких сотрудников библиотеки – их ответы абсолютно ничего ей не дали: быть может, и на библиотечных работников распространялось влияние Висенте Серрано?

Тогда она решила отправиться на литературное отделение университета в надежде найти там кого-нибудь, кто сможет ей помочь. Несмотря на знание испанского, разыскать нужный кабинет и нужного человека оказалось нелегкой задачей. Только ближе к вечеру она встретилась с профессором Белен Эспинозой, которая оказалась не меньшей поклонницей Камилы, чем Аликс, и явно не испытывала на себе влияния Висенте. С первой же минуты между ними установились дружеские отношения, и Белен охотно согласилась ей помочь.

Они проговорили около часа и решили встретиться в библиотеке на следующее утро. Белен пообещала показать Аликс нужные ей материалы о Камиле.

Следующий день прошел великолепно. Среди материалов оказалось несколько газетных и журнальных статей, которых Аликс прежде не читала. Все это само по себе было небесполезно, но истинной находкой оказался роман Камилы, о котором Аликс никогда прежде даже не слышала, – «Силуэты Анд». Это была самая первая книга Камилы, на английский ее, по-видимому, не переводили, да и едва ли роман был известен где-либо за пределами Эквадора. Даже если ей не удастся встретиться с Камилой, благодаря этой книге поездка сюда уже оказалась полностью оправданной.

Неизвестная доселе книга – идеальная зацепка для начала статьи. Проблема была лишь в том, что библиотечный экземпляр на руки не выдавался, к тому же книга была издана довольно давно. Но, может быть, в каком-нибудь магазине Кито завалялась хоть одна книжка? Выписав нужную информацию, Аликс вернулась домой, решив провести остаток дня за телефоном: ей пришло в голову обзвонить все книжные магазины Кито.

Быстро пообедав, она приступила к осуществлению своего замысла. Обратилась во все магазины, которые были указаны в телефонном справочнике, но безуспешно. Либо к телефону никто не подходил, либо такой книги в магазине не было – а может им просто неохота было искать.

Решив, что лучше всего посетить магазины лично, Аликс начала с тех, что находились на ближайших улицах. Там она приобрела несколько книжек, к Камиле не относящихся, но нужного ей романа так и не нашла. Запихнув покупки в свою новую сумку, Аликс взяла такси и поехала в старую часть города. Если где-то и можно было найти «Силуэты Анд», то только в букинистическом магазине. Она вышла из такси около старинной церкви времен колонизации, которую сейчас реставрировали. Пройдя под лесами, Аликс вступила в таинственный полумрак здания. Все внутри, несмотря на реставрацию, источало дух старины, и Аликс безумно захотелось задержаться здесь подольше, но нужно было спешить, чтобы посетить два ближайших магазина, пока они не закрылись. Было уже около четырех вечера.

Выйдя из церкви, Аликс попала в толпу каких-то людей, суетившихся и толкавшихся вокруг нее. Почему-то это ей совсем не понравилось – и показалось подозрительным. Пару раз кто-то дернул ее за сумку. Она уже хотела позвать на помощь, когда вдруг почувствовала, как ее запястье стиснули крепкие пальцы.

– Вы глупая девчонка!

Аликс посмотрела вверх и увидела перекошенное от гнева лицо Висенте Серрано.

– Я же сказал вам, что такие поиски ни к чему не приведут! – прорычал он, сверкая черными глазами.

– Ничего подобного я не слышала, – возразила Аликс, даже не пытаясь вырваться из спасительного плена его сильных рук. Она до сих пор не могла унять дрожи во всем теле и с опаской поглядывала по сторонам. Люди, напугавшие ее, моментально испарились при появлении Висенте. – Вы только удостаивали меня туманными предостережениями о возможной опасности.

– Однако вы этими предостережениями пренебрегли. – Он гладил ее по плечам и спине, так что дрожь прошла, уступая место другому ощущению, неизмеримо более сладостному.

– Что вы ищете? Пулевые ранения? – сердито фыркнула Аликс, неприятно пораженная своей реакцией на его прикосновения.

– А как вам понравятся ранения ножевые? – Висенте указал на ее сумку. Она была разрезана. – Что-нибудь пропало?

Аликс поспешно начала рыться в сумке, с облегчением обнаружив, что бумажник, паспорт и виза на месте.

– Ничего страшного. А как вы здесь оказались?

– По чистой случайности. Я ехал с деловой встречи и вдруг увидел вас.

Аликс снова содрогнулась.

– Спасибо, что выручили меня.

Висенте огляделся.

– Они еще могут вернуться. Идемте. Моя машина здесь, недалеко. Надо выбираться отсюда, пока вы не впутались в новую беду.

Аликс была слишком потрясена, чтобы возражать.

До самого дома Висенте молчал, и Аликс была даже рада этому.

Однако, когда машина въехала во двор, Висенте заглушил мотор, повернулся к ней и, опершись локтем о руль, сурово спросил:

– Ну, теперь вы поняли, с какой опасностью связаны ваши упорные поиски Камилы?

Аликс нервно рассмеялась.

– Не могу в это поверить! Откуда тем людям могло быть известно, что я ищу Камилу? – Немного придя в себя по дороге, Аликс уже могла спокойно рассуждать о происшедшем. – Это были обыкновенные воры. Такое встречается в любом крупном городе. Меня приняли за простую туристку, – она сердито отбросила назад золотистые волосы, – и решили стянуть у меня кошелек. Да, я немного испугалась, но ведь то были не международные террористы, пытающиеся меня уничтожить.

– Как вы можете быть в этом уверены?

– Мало в чем можно быть уверенным в нашей жизни, но скажите, неужели вы всерьез думаете, что мне угрожает опасность? Может быть, стоит нанять телохранителя?

– Думаю, этот разговор становится невыносимым. – Висенте открыл дверцу и вышел из машины.

Аликс улыбнулась. Он ни за что не признает, что никакой опасности не было. Все его предостережения направлены только на то, чтобы охладить ее пыл в поисках Камилы.

– Книжные магазины, – сказала она Висенте, когда он открыл ей дверцу машины.

– Что?

– Я поехала в старую часть города, чтобы обойти букинистические магазины. Завтра придется туда вернуться.

Висенте непонимающе посмотрел на нее. Аликс вкратце рассказала ему о неизвестном ей ранее романе Камилы Завала.

– Это, конечно, не интервью, но неплохое начало для статьи. Мне нужно найти эту книжку.

Лицо Висенте выражало горячее желание, чтобы Аликс забыла о самом существовании Камилы, но вслух он сказал:

– Поедем куда-нибудь поужинать, тогда и поговорим, где можно найти эту книгу. – Наклонившись, он сорвал с клумбы розу и протянул ее Аликс. У нее потеплело в груди. В такие моменты очень хотелось забыть, каким злым и резким бывает Висенте.

Они поехали в кофейню при отеле «Колон». Когда им подали кофе, Висенте, слегка подавшись вперед, сказал:

– Похоже, я действительно должен помочь вам.

– Что? – Неужели Висенте в самом деле хочет помочь ей?

– Если вы объясните мне, что за роман вы ищете, я попрошу кого-нибудь из своих помощников попытаться найти его. Может быть, сделаем ксерокопию. Но есть вариант и получше. Если помните, я уже говорил, что мой отец очень хотел бы с вами встретиться. Он знаком со многими людьми, у которых есть огромные частные библиотеки. Быть может, он позвонит кому-нибудь и попросит найти эту книжку. Давайте поедем к нему на асьенду завтра с утра – это не очень далеко от Кито – и вернемся в пятницу.

Аликс в душе подвергала сомнению искренность его намерений – едва ли Висенте собирается везти ее к своему отцу только ради того, чтобы помочь ей. Но ничего лучшего, чем принять его предложение, ей не оставалось. Обшаривать самостоятельно все книжные магазины Кито ей уже расхотелось. Особенно после сегодняшнего происшествия. Гораздо вероятнее, что «Силуэты Анд» найдет для нее Висенте.

К тому же Аликс чувствовала себя обязанной навестить его отца, чтобы поблагодарить за гостеприимство, оказанное ей семьей Серрано. Хуан Карлос отошел от дел, и ему, наверное, скучно одному в деревне. Да и ее отцу было бы приятно, если бы его дочь не поленилась и съездила к его другу.

– С удовольствием поеду к вашему отцу, – сказала Аликс, силясь сдержать свои чувства. Не позволяет ли она манипулировать собой из-за дурацкого влечения к Висенте Серрано? Решительно отвергнув этот вопрос, задаваемый встревоженным разумом, она взяла в руки чашку кофе.

– А теперь прошу меня извинить, – произнес Висенте, – на сегодняшний вечер у меня запланированы еще кое-какие дела, с которыми надо покончить.

– Конечно, – вежливо ответила Аликс. – А я тем временем приведу в порядок свои заметки.


Спустя несколько часов Аликс стояла перед дверцей шкафа в своей комнате и задумчиво нюхала розу, поднесенную ей сегодня Висенте, – цветок теперь стоял в вазочке. Последние несколько вечеров он предоставлял ее самой себе, исчезая до поздней ночи, а потом запирался у себя в кабинете. Похоже, он целиком погружен в работу. А может быть, и не в работу?

Аликс подозревала, что отлучается Висенте не только ради работы. Была еще некая Сильвия, которая звонила пару раз в его отсутствие, и по ответам экономки Аликс могла предположить, что та подвергалась строжайшему допросу. Сильвию явно всерьез интересовал Висенте.

Она припомнила, каким он был сегодня за ужином – непривычно красивым в красной шелковой рубашке, с поблескивающими черными глазами, которые вспыхивали ярче, когда разговор принимал шутливое направление. Его смех был заразительным, а манеры – безукоризненными, и она ни на мгновение не оставалась без его внимания. Случись их встреча в другое время и в другом месте, Висенте был бы кандидатом номер один на место Единственного и Неповторимого. Но нет, не для нее. Она сурово напомнила себе, что они слишком разные люди. Проведя всего несколько месяцев вместе, они устали бы друг от друга, от разницы в интересах и привычках.

Аликс всегда предпочитала мужчин-интеллектуалов, погруженных в науку и полностью разделяющих ее страсть к литературе. Бизнесмены казались ей чересчур поверхностными материалистами. Исключение составлял лишь ее отец, обожавший книги не меньше дочери.


Ближе к полудню Аликс и Висенте уже мчались по автотрассе, пронизывающей оба континента, к семейной асьенде Серрано. Аликс совсем иначе представляла себе трансамериканскую дорогу. Она оказалась всего лишь асфальтовым полотном. Один раз им даже пришлось остановиться и простоять добрых полчаса, ожидая, пока через дорогу перейдет огромное стадо коров, которые и не подозревали, что способны заставить людей остановиться.

– Ну что же, мы почти приехали, – сказал Висенте, сворачивая на проселочную дорогу, мало чем отличающуюся от обычной грунтовой колеи. У самой дороги, за оградой, мирно щипали траву ламы. При появлении машины они подняли головы и уставились на нее.

– Ламы! – воскликнула Аликс. – Это ведь очень умные животные, правда?

Висенте фыркнул.

– На этот счет существуют самые разные мнения. Большинство животноводов считают их зловредными и упрямыми животными.

– Очень жаль. Но я все равно хочу сделать несколько снимков. Наверное, надо спросить разрешения у хозяина?

– Считайте, что вы его получили, – улыбнулся Висенте. – Это наше стадо. Мы находимся на земле Серрано. Сначала заедем домой, к отцу, а потом можем вернуться сюда и рассмотреть лам получше. Тогда и сфотографируете их.

Проехав еще один поворот, они увидели перед собой величественно красующийся в тени деревьев двухэтажный каменный белый дом, к которому и вела дорога.

– Как похоже на усадьбу в «Унесенных ветром»! – с восхищением произнесла Аликс.

– Эта асьенда принадлежит Серрано уже несколько веков. Здесь родились мой отец, дед и прочие мои предки.

– А вы?

– А я родился в Кито. Моя мать предпочла рожать в больнице, так что я – нарушитель традиции. Но это ни в коей мере не меняет моего отношения к этой асьенде: здесь мой настоящий дом.

Значит, у Серрано две великолепные резиденции! В городе Висенте жил довольно скромно – ни личного шофера, ни большого штата прислуги. Только здесь Аликс осознала, насколько богато семейство Серрано.

Машина остановилась на площадке перед домом, рядом с весело журчащим фонтаном. На ступенях их встретил дворецкий.

– Сеньор, сеньорита. Старый сеньор ждет вас с нетерпением.

– Пусть кто-нибудь покажет сеньорите Харпер ее комнату. Я скажу отцу, что мы приехали.

Аликс пошла следом за горничной вверх по широкой мраморной лестнице. Ее комната оказалась очень просторной и прохладной, с видом на усаженный цветами внутренний дворик. Мебель была старинная и очень красивая. Так ненароком можно и привыкнуть к роскоши, подумала Аликс. Вообще-то материальные ценности мало для нее значили, но подобная красота, наверное, никого не могла оставить равнодушным.

Через несколько минут в дверь постучал Висенте.

– Вы готовы? – спросил он, когда Аликс открыла. Она кивнула в ответ и последовала за ним на первый этаж.

– Александра! – Старший Серрано встретил ее в центре огромной гостиной. Определение «старый сеньор» к нему явно не подходило. Хуану Карлосу Серрано было немногим больше шестидесяти, но выглядел он очень моложаво. Аликс отметила, что Висенте похож на отца. Хуан Карлос положил Аликс руки на плечи и поцеловал в щеку. – Проходи, девочка, – он взял ее за руку и повел к креслам. Усадив Аликс на диван, Хуан Карлос сел рядом. – Ты прав, – обратился он к сыну, – Александра и в самом деле очень красива. – Потом долгим пристальным взглядом посмотрел на Аликс. – Льняные волосы и небесно-голубые глаза. Кому-то она будет прелестной невестой. – При этих словах он бросил многозначительный взгляд на Висенте.

Аликс была потрясена. А Хуан Карлос, словно не заметив изумления, отразившегося на лице гостьи, продолжал:

– Больше всего на свете я желал бы, чтобы мой сын наконец женился. Но я начал терять в это веру, потому что он никогда не привозил ни одной подходящей женщины, чтобы познакомить ее со своим papi.[13] До сегодняшнего дня.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Аликс отчаянно пыталась придумать ответ. Бросив быстрый взгляд на Висенте, от которого она надеялась получить поддержку, она увидела, что его щеки слегка порозовели – он был смущен не меньше ее.

– Папа, ты ставишь нашу гостью в неловкое положение.

Хуан Карлос виновато улыбнулся.

– Правда? Простите меня, Александра. – Он встал с дивана и направился к бару. – Немного шампанского, а, Висенте? Чтобы отметить приезд нашей очаровательной Александры.

Час прошел довольно гладко. Все трое попивали шампанское и поддерживали любезную беседу. Хуан Карлос расспрашивал Аликс о ее семье и о Скотте.

Над камином висел портрет умершей жены Хуана Карлоса. Элена Серрано была изображена в полный рост, в длинном красном платье и черной кружевной мантилье.

– Она была прекраснейшей женщиной, прекрасной и лицом, и душой, – с нежностью сказал Хуан Карлос, указывая на портрет.

Прежде чем он успел добавить что-то еще, Висенте поспешно сменил тему, и Хуан Карлос, увлекшись рассказом об истории асьенды, стал показывать гостье другие картины. Потом внимательно выслушал Аликс, которая рассказала ему, что успела посетить в Эквадоре. Когда она упомянула о Камиле, он не выказал ни удивления, ни недовольства, просто дипломатично прекратил разговор:

– Поговорим об этом позже. А теперь прошу меня извинить. Мне надо немного отдохнуть перед ужином. Доктор рекомендует. А ты, быть может, покажешь Александре окрестности? – повернулся он к сыну. – Если, конечно, ей интересно.

– Разумеется, – кивнула Аликс, подумав при этом, что старший Серрано вовсе не выглядит уставшим и едва ли нуждается в послеобеденном отдыхе. Нет ли у него, как у сына, какого-то дела, о котором он не хочет распространяться? Впрочем, ей совсем не хотелось обижать гостеприимного хозяина. – Мне обещали показать лам, – сказала она.

Хуан Карлос рассмеялся.

– Тогда обязательно возьмите с собой фотоаппарат. Ларри обожает позировать перед объективами. – Он встал. – Увидимся за ужином.

– Ларри? – удивленно спросила Аликс у Висенте.

– Один наш друг, англичанин, посоветовал назвать этого самца в честь Лоренса Оливье, поскольку он, несомненно, обладает актерским талантом.

Аликс тоже засмеялась.

– Мечтаю увидеть ламьего Оливье.

– Я представлю вас ему, – пообещал Висенте. – Но для начала лучше переоденьтесь во что-нибудь более подходящее для прогулки.

Аликс надела слаксы и легкие спортивные туфли. Переодеваясь, она никак не могла выбросить из головы слова Хуана Карлоса Серрано. Ведь ему прекрасно известна цель ее приезда в Эквадор – при чем же тут женитьба?

У нее было такое чувство, будто все, с кем она встречалась в Эквадоре, главной своей задачей считали не выдать ей местонахождение Камилы и отговорить от попыток разыскать писательницу.

Висенте, кажется, не меньше ее был смущен замечанием отца. Или он обладает блестящими актерскими способностями. Но, может быть, старший Серрано сказал это из лучших побуждений?

– Ох уж эти мужчины, – пробормотала Аликс, собирая волосы в хвост и завязывая его тонким шарфом.

Небо затянули свинцово-серые тучи. Аликс и Висенте спускались по дороге к загонам для лам. Несколько животных щипали траву, остальные отдыхали в тени раскидистого дерева. Величественного вида самец стоял у ограды и наблюдал за подходившими людьми.

– Это Ларри, – сказал Висенте.

Аликс протянула руку через ограду и погладила ламу по спине.

– Осторожнее, – встревоженный Висенте оттащил Аликс от загородки. – Это не ручная овечка. Никогда не знаешь, что от них можно ожидать.

– Например?

– Может просто укусить. Но если разозлишь его, он может в мгновенье ока перемахнуть через ограду. Ларри особенно знаменит подобными выходками. Один весьма важный правительственный чиновник как-то подошел слишком близко и поплатился за это новеньким костюмом.

– Не могу в это поверить. – Аликс снова погладила ламу. – Хороший, хороший. Такой славный, симпатичный мальчик, – ласково заворковала она. Ларри в ответ только моргал. – Можно, я тебя сфотографирую? – Она отошла подальше, навела объектив и сделала несколько снимков. Ларри явно нравилось позировать – он повфачивался то так, то эдак, словно стараясь выбрать самый подходящий ракурс.

– Вы умудряетесь очаровывать даже животных, – заметил Висенте.

– Даже?

В ответ он только пожал плечами.

С неба упало несколько крупных капель.

– Пора возвращаться домой, – сказал Висенте. – Перед ужином можно будет посидеть и отдохнуть под шум дождя.

Они поднялись на второй этаж.

– Мой отец ужинает рано, – сказал Висенте. – Спускайтесь в гостиную около шести.

Аликс вернулась в свою спальню. Раскаты грома слышались уже близко. Надвигалась гроза. Вынув записную книжку, она хотела было составить список вопросов о Камиле для Хуана Карлоса, но внезапно почувствовала страшную усталость и растянулась на кровати. Проспав около часа, Аликс с усилием заставила себя встать и переодеться к ужину.

Быстро надев юбку и блузку и обувшись в туфли на высоких каблуках, она пошла вниз, но на полпути остановилась, услышав громкий голос Висенте:

– Так вот почему ты настаивал, чтобы я пригласил ее остаться у нас? – Он говорил по-испански. – Когда ты впервые сказал мне об этом, я подумал, что ты шутишь. Я же едва знаю эту женщину. И она тоже едва знакома со мной.

– Я говорил вполне серьезно, – в голосе Хуана Карлоса слышалось раздражение. – И прошу тебя подумать над моими словами. Так дольше продолжаться не может.

Аликс стояла в замешательстве. Момент для ее появления явно неподходящий, но и оставаться на лестнице тоже нельзя – получилось бы, что она подслушивает. Однако сдвинуться с места она не могла. Ведь речь, по всей видимости, шла именно о ней.

– Я всегда считаюсь с твоим мнением. Но на эту тему нет никакого смысла дискутировать. Все уже обговорено много раз.

– Ну как мне тебя убедить? – Волнение Хуана Карлоса росло. – Тебе давно пора остепениться, обзавестись семьей. К тому же, как я уже говорил, женитьба поможет разрешить массу проблем, в том числе и связанных с Сильвией.

– А может быть, я не хочу разрешать эти проблемы? Может быть, я не нуждаюсь в услугах сватов? Может быть, я собираюсь жениться на Сильвии?

– Честно говоря, мне так не кажется. Захоти ты жениться на Сильвии, ты бы давно это сделал. Мне, как и тебе, сынок, Сильвия нравится. Но не станешь же ты отрицать, что в жены тебе она не годится.

– Женятся же другие на разведенных. Это, папа, не должно настраивать тебя против нее.

Аликс понимала, что нужно уйти. Ее поведение и так уже перешло все границы дозволенного. Но как заставить себя сдвинуться с места? Опять эта Сильвия. Она уже поняла по тому, случайно услышанному, телефонному разговору, что у Висенте с ней роман. Приходило Аликс в голову и то, что вечера Висенте проводит не за работой, а с женщиной. И, как выяснилось, она оказалась недалека от правды.

– Дело не только в разводе, и ты это прекрасно знаешь. Она слишком своенравна и неуправляема и слишком занята своей внешностью, – продолжал Хуан Карлос. – Она будет мешать твоей работе. К тому же ты прекрасно знаешь Висенте, что то, что приемлемо для других, не годится для Серрано. Ты должен получить церковное благословение.

– Сейчас не время обсуждать это, – в голосе Висенте зазвучала холодная решимость.

– Я хочу, чтобы у нашего рода были наследники. – Голос его отца звучал решительно и сурово. – А Александра…

– Довольно! Это бесполезный разговор. – Тут голос Висенте смягчился. – Она вот-вот спустится к нам.

Услышав его слова, Аликс на цыпочках вернулась наверх, решив немного выждать и потом лишь спуститься обратно.

Итак, то, что она приняла за шутку, оказалось серьезной проблемой. Хуан Карлос весьма озабочен будущим сына. Однако Аликс не могла не согласиться с Висенте. Идея их брака была изначально бессмысленной.

Во-первых, Висенте прав, они едва знают друг друга. Во-вторых, они принадлежат к разным культурам, а значит, их разделяет пропасть. Она намерена посвятить себя карьере ученого. А с точки зрения Висенте, предназначение женщин – магазины и развлечения. Их дома, их семьи, их образ жизни и в прямом, и в переносном смысле разделяет непреодолимое расстояние.

Она бросила взгляд на часы. Прошло всего две-три минуты. Что за глупые мысли! Она, Аликс, – нареченная Висенте? Но это же нелепость. Она вообще не помышляла о браке, ну разве что в отдаленном будущем.

Что же касается Висенте, он, судя по всему, богат необычайно и сам выберет себе жену, когда того пожелает.

И все же Аликс не могла не думать о загадочной Сильвии. Кто она, как выглядит? Чего ради ты интересуешься любовницей мужчины, который не имеет к тебе ни малейшего отношения? – одернула себя Аликс. Она снова взглянула на часы. Теперь можно было спуститься. Постучав в открытую дверь гостиной, Аликс вошла туда. Двое мужчин, сидя на диване, спокойно обсуждали спортивные новости. Словно недавнего разговора и не было вовсе. При виде Аликс оба встали.

– Buenas noches,[14] – тепло приветствовал ее Хуан Карлос. – Садитесь, Александра, а Висенте сейчас принесет нам аперитив. У нас есть отличный шерри.

Вопреки ожиданиям Аликс вечер прошел замечательно. После аперитива они втроем прошли в столовую, где их ждал великолепный ужин. Хуан Карлос принялся расспрашивать Аликс, что ей больше всего понравилось в Эквадоре, а потом признался, что в Соединенных Штатах ему более всего пришлись по душе Диснейленд и Сан-Антонио.

С Сан-Антонио все было понятно, поскольку в этом городе ощущалось сильное латиноамериканское влияние. Но представить себе Хуана Карлоса в цветастых шортах-бермудах и в пестрой рубашке, катающегося на аттракционах Волшебного Королевства, Аликс было весьма трудно. Она тепло улыбнулась его искреннему признанию. Отчего-то теперь он стал ей гораздо ближе. К тому времени, как они вернулись в гостиную, чтобы выпить кофе, Аликс уже чувствовала себя достаточно свободно, чтобы еще раз заговорить о Камиле.

– Сеньор Серрано, вы, конечно, знаете, что приехала в вашу страну, чтобы собрать материал для статьи и для работы над диссертацией.

– Да, Висенте говорил мне об этом и о том, что вы ищете книгу Камилы Завала. Я уже позвонил нескольким моим коллегам в Кито. Не сомневаюсь, что мы найдем для вас «Силуэты Анд».

– Спасибо вам большое, но такое беспокойство…

– Мне это было приятно, – ответил Хуан Карлос.

Ободренная этим ответом, Аликс решилась попытать счастья.

– Но я хотела найти не только эту книгу. Для меня не менее важно было бы поговорить с самой Камилой Завала. Может быть, вы или кто-то из ваших коллег знакомы с нею?

От Аликс не укрылось то, что Висенте с отцом обменялись быстрыми взглядами. В голосе старшего Серрано, когда он заговорил, послышалось огорчение.

– Аликс, nina,[15] знаком я с ней или нет – это, увы, значения не имеет. – Он взял сигару из ящика, стоявшего на столике. – И как бы мне ни хотелось помочь дочери моего делового партнера, здесь я, увы, бессилен.

У Хуана Карлоса был такой опечаленный вид, что Аликс невольно почувствовала себя виноватой. Может быть, Висенте и его друзья правы и ей следует забыть об интервью с Камилой Завала? Хватит того, что она нашла новый ее роман.

Аликс успела отлично понять, что Серрано помогают только, когда сами того захотят, а также и то, что Хуана Карлоса явно расстроила ее чрезмерная настойчивость. И лучше было просто сменить тему разговора.

– Ну что ж, – она улыбнулась. – Висенте говорил мне, что вы родились здесь, на асьенде.

– Si. Эта традиция сохранялась до тех пор, пока…

– Прошу прощения… – в дверях появился дворецкий. – Молодого сеньора просят к телефону.

Пока Висенте разговаривал, Хуан Карлос развлекал Аликс рассказами о детстве своего сына, и постепенно тревожное выражение исчезло с его лица. Когда Висенте вернулся в гостиную, они уже дружно смеялись.

Хуан Карлос поднялся со стула.

– А теперь, дети, прошу меня извинить. Мне пора отдыхать. – (Аликс и Висенте тоже встали.) – Нет, нет, сидите. Вам еще слишком рано ложиться спать. Поговорите, послушайте музыку. – Он прошел в кабинет и вернулся оттуда с кассетой, которую вставил в магнитофон. Мягкий толос Роберто Карлоса запел какую-то балладу о любви. – Спокойной ночи, – сказал старший Серрано и ушел.

Аликс и Висенте остались наедине. Наступило неловкое молчание. В мраморном камине играли языки пламени, и это – при сопровождении музыки – создавало в комнате романтическую атмосферу. Но настроение Висенте было далеко не романтическим. Он погрузился в глубокую задумчивость. Тяготясь молчанием, Аликс лихорадочно соображала, что бы такое сказать.

Наконец она повернулась к Висенте.

– У вас какие-то проблемы?

– Нет, не то чтобы… – Он откинулся на спинку дивана, вытянул ноги. – Я просто подумал… вы, похоже, хорошо поладили с моим отцом.

– Он очень приятный человек.

Висенте резко передернул плечами.

– Надо полагать, вам польстило его замечание насчет того, что вы могли бы стать прекрасной невестой? – Не дожидаясь ответа, он продолжил: – Возможно, вы сочли это за комплимент – хотя явно смутились при этом. Уверяю вас, отец сказал это из самых добрых побуждений и вполне серьезно. – Висенте впился в Аликс пристальным взглядом, ожидая ответа.

Аликс молчала в растерянности. Выждав немного, он сказал:

– Боюсь, вы невольно оказались свидетелем маленькой семейной сцены. Я в некотором роде разочаровываю отца. Он хочет, чтобы я женился – и поскорее. Он боится умереть, не успев увидеть своих внуков. Со здоровьем у отца все прекрасно, но в последние годы он все чаще стал задумываться о смерти, после того, как моя мать…

Висенте встал, подошел к камину и принялся мешать угли.

– Впрочем, может быть, он прав, – продолжал Висенте. – Вы однажды сказали мне, что у нас с вами большая разница в возрасте. Конечно, тридцать четыре года – это не старость, но пройдет еще немного времени, и я, боюсь, так привыкну к своему образу жизни, что мне не захочется что-либо менять в нем.

Аликс искренне пожалела, что высказалась тогда насчет разницы в возрасте. Нужно быть сдержаннее, осторожнее. Но к чему Висенте ведет разговор? Он ведь уже сказал ей о своем отношении к браку.

Висенте подошел к дивану и остановился, глядя на Аликс.

– Мой отец хочет, чтобы я считался с его мнением при выборе невесты. Это старая традиция Эквадора. А ваши родители так же вмешиваются в жизнь детей? Или все-таки легче быть ребенком в семье, где, кроме вас, еще пятеро детей?

– Может быть, отчасти, – осторожно ответила Аликс, захваченная врасплох таким поворотом разговора. – Но думаю, мои родители приветствовали бы мое замужество.

– Я не сомневаюсь, что мой отец любит меня и желает мне только добра. – Висенте невольно усмехнулся. – Беда в том, что мы не всегда сходимся в оценке того, что есть добро. – Он сел рядом с Аликс.

– Я понимаю вас, – произнесла она, решив, что таким образом Висенте дает ей понять, что из слов его отца не следует делать далеко идущих выводов. Впрочем, она и так не приняла слова Хуана Карлоса всерьез. И пора было сменить тему разговора. – Как вы думаете, имеет ли смысл поговорить с вашим отцом о Камиле завтра с утра?

– Все время Камила, – резко оборвал ее Висенте. – Я вас уверяю, он сказал чистую правду. Едва ли вы можете рассчитывать на него в этом вопросе.

– А на вас?

Висенте наклонился вперед, уперся локтями в колени и с минуту молча разглядывал Аликс, прежде чем ответить.

– Не знаю, как я могу помочь вам. Позвольте еще подумать. А на сегодня хватит об этом, о'кей? – Он улыбнулся, и Аликс, несмотря на все свое раздражение, вдруг почувствовала теплоту, разлившуюся по всему телу.

Она молча смотрела на Висенте, который поднялся, чтобы сменить кассету. Висенте Серрано – истинный мужчина, подумала она. Подверженный смене настроений и привыкший делать все по-своему. Но почему он не поцеловал ее?.. Теперь, когда они остались одни, Аликс не могла не чувствовать их взаимное притяжение.

Но когда Висенте снова сел рядом с ней на диван, он даже не попытался взять ее за руку. Словно лестные слова его отца в адрес Аликс возымели диаметрально противоположный эффект и он не питал к ней ни малейшего интереса.


Ясное, чудесное, солнечное утро встретило Аликс на веранде, куда она спустилась к завтраку. Хуан Карлос сидел за небольшим столиком в испанском стиле. Увидев Аликс, он жестом пригласил ее к столу. В ту же секунду на веранде появился слуга, неся поднос, на котором стояли тарелка со свежим хлебом, кофе и нарезанный манго.

Когда они принялись за еду, Хуан Карлос указал Аликс на видневшуюся невдалеке вершину действующего вулкана. У нее с собой был фотоаппарат, и она решила сразу сделать несколько снимков. Но когда начала наводить резкость, то с удивлением увидела в увеличитель, что через луг идут Висенте и еще кто-то, очень похожий на Пабло Родригеса. Между тем никто не упоминал о приезде Пабло на асьенду.

– Скажите, а это Пабло там, рядом с Висенте?

– Судя по всему, да, – ответил Хуан Карлос. – Мне хотелось, чтобы вы смогли рассмотреть вулкан поближе, и я попросил Пабло привести сюда наш самолет. Они с Висенте как раз возвращаются с пробного полета. А когда вы полетите назад в Кито, Висенте проведет самолет прямо над жерлом вулкана. Это, собственно, единственный способ по-настоящему его рассмотреть.

Аликс получила еще одну возможность поразиться богатству Серрано.

– Самолет? У меня просто нет слов. Вы и так уже сделали для меня столько всего, что мне совестно просить вас о большем. Я и без того отняла у Висенте слишком много времени.

Хуан Карлос только щелкнул пальцами.

– Мой сын может распоряжаться своим временем как ему угодно. И немного отдохнуть от работы для него тоже полезно. – Он подлил им обоим кофе из серебряного кофейника. – А кстати, Александра… – Хуан Карлос потянулся к пачке газет, приподнял ее и вынул лежавшую под ней книжку. Протянул ее Аликс. – Я разыскал экземпляр первого романа Камилы. Пабло привез его из Кито.

– Чудесно! – воскликнула Аликс. – Просто не нахожу слов! Я верну ее, как только прочту. Или, может быть, лучше отдать вам за нее деньги?

– Книга ваша, о деньгах забудьте. Мне было очень приятно сделать вам этот подарок. Но это не все. Я думал о ваших поисках Камилы и о нашем вчерашнем разговоре на этот счет.

– Простите, я позволила себе слишком много…

– Не извиняйтесь. Так вот, я поразмыслил над этим и понял, что слишком поторопился с отказом.

– Так вы мне поможете?

– Я – как бы это выразиться? – только связующее звено в цепочке. Я не могу открыть вам, кто такая Камила на самом деле. Это право принадлежит лишь самой Камиле. Но могу вам сказать, что путь к Камиле лежит через моего сына. Так что поезжайте сегодня с ним, узнайте побольше о нашей стране, а потом… – он осекся, услышав приближающиеся шаги. Аликс подняла голову и увидела Висенте. – Вот все, что я могу вам сказать.

Висенте нахмурился.

– Не хотел мешать вам, но я забыл солнечные очки. – Он прошел мимо них, и Аликс подумала, что сегодня он явно не в лучшем настроении – лицо Висенте выражало крайнее раздражение.

Может быть, его разозлило, что отец вызвал сюда самолет? Или он слышал конец их разговора? Неважно. Ясно лишь, что он не в настроении и денек ей предстоит не из легких. Но теперь Аликс не собиралась освобождать Висенте от обязанностей, добровольно возложенных им на себя. Она и раньше подозревала, что Висенте знает о Камиле что-то такое, о чем не хочет рассказывать, и теперь решила воспользоваться советом Хуана Карлоса и выведать у него все, что только возможно.

Через пару секунд он снова появился в патио, солнечные очки висели на вороте его рубашки.

– Если вы готовы, через полчаса можно выезжать. – Он остановился под низко опущенными ветвями какого-то дерева с душистыми цветами и нетерпеливо скрестил руки на груди.

– Через полчаса я буду готова, – ответила Аликс, сложила салфетку и встала из-за стола. Поднявшись наверх, она быстро почистила зубы, освежила макияж и уложила небольшую дорожную сумку. Когда она спустилась обратно, Висенте уже ждал ее.

Хуан Карлос подошел к сыну и положил руку ему на плечо.

– Ты должен свозить Аликс на побережье, может быть, в Салинас. И не забудь о Галапагосских островах. Без поездки туда ее представление об Эквадоре будет неполным.

Аликс и сама подумывала о том, как было бы замечательно побывать на Галапагосских островах – жемчужине эквадорских курортов. Именно там Чарльз Дарвин изучал животных и растения и на основе этих исследований создавал свою теорию о происхождении видов.

Она хотела, собираясь в Эквадор, съездить на Галапагосы, но это было слишком дорого и отняло бы драгоценное время, необходимое для работы, тем более что Камила об этих островах нигде не упоминала и, значит, поездка туда не была бы оправданной. Неужели Висенте действительно повезет ее на острова? Судя по выражению его лица, он куда охотнее отправил бы ее совсем в другое место – в жерло вулкана, например.

– Я обещал тебе, папа, что Александре запомнится Эквадор, и я так сделаю, – ответил Висенте с едва заметной иронией в голосе.

Аликс распрощалась с Хуаном Карлосом, и один из работников асьенды повез их к самолету.

Пока они поднимались в кабину, Висенте молчал. Не говоря ни слова, он проверил все приборы. Аликс села рядом. Она попробовала было завязать разговор, осведомившись, что будет делать Пабло на асьенде, но Висенте коротко ответил ей, что Пабло вернется в Кито на машине, и снова погрузился в молчание. Подняв самолет в воздух, он сделал над вулканом несколько кругов, давая Аликс возможность сфотографировать его с разных ракурсов.

– А куда мы теперь? – спросила Аликс, когда вулкан остался позади.

– В Кито. Что, конечно, расходится с планами, которые вы понастроили с моим отцом. Я не собираюсь снова разыгрывать из себя туристского гида.

– Планы? Да я понятия не имела ни о каком полете над вулканом и так далее до самого сегодняшнего утра!..

– Ну разумеется, – саркастически заметил Висенте и подозрительно посмотрел на Аликс. – Он все это сам придумал. Я не знаю, как вам удалось с такой легкостью взять моего отца в оборот, но он слушается вас беспрекословно.

– В обо… Это вы сами взяли меня в оборот! С того самого момента, как соизволили встретить в аэропорту и притащили в свой дом!

– Не такой уж сложной задачей оказалось вас уговорить.

– Я не хотела обидеть вас отказом. В конце концов, вы клиент моего отца. И насколько мне было известно, обычай обязывает…

– Так вот почему вы позвонили? А мне сдается, вашей целью было заставить моего отца плясать под вашу дудку!

– Ничего подобного! Я знала о Серрано лишь то, что у моего отца деловые контакты с вами. И что значит «заставить плясать под вашу дудку»?

– Вы отлично знаете: он готов сделать для вас все возможное.

– Не замечала ничего подобного! А если и так? Вас-то что беспокоит? Что он поможет мне разыскать Камилу?

– Не говорите глупостей.

– Ну конечно, дело только в этом, не правда ли? Помочь мне разыскать книгу вы согласились лишь для отвода глаз. Вы никому не позволяете помогать мне в поисках Камилы! Зачем вам надо держать меня от нее подальше?

– Вы говорите полнейший вздор.

– Мне это вздором вовсе не кажется. И поверьте, я очень жалею, что позвонила вам. Никогда со мной не поступали подобным образом. – Может быть, путь к Камиле и лежит через Висенте, но с нее довольно, решила Аликс. Она переедет в отель, начнет читать «Силуэты Анд» и постарается вернуться домой раньше намеченного срока. Для «Ньюсмейкерз» у нее материала более чем достаточно. Правда, она не смогла взять интервью, но что поделаешь, это едва ли было возможно. – Когда мы будем в Кито?

– Примерно через полчаса. Для вас это достаточно скоро?

– Вопрос в том, достаточно ли это скоро для вас! – ответила Аликс, отворачиваясь к окну. Обещаю вам, сеньор Серрано, что очень скоро вы будете навсегда избавлены от моего присутствия.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Я этого не допущу! – Висенте резко протянул руку и нажал на рычаг телефона, прерывая разговор Аликс с администратором отеля.

– Не допустите? – Она бросила трубку на рычаг, жалея, что не попала ему по пальцам, и отошла к окну, решив хотя бы с виду оставаться спокойной. Больше она ему не поддастся. Довольно! По пути в Кито он вел себя с ней как с ничтожеством, а теперь первые слова, слетевшие с его языка, были не чем иным, как приказом. – Не указывайте мне, что делать, – сказала Аликс. – Вы все это время только мешали мне разыскивать Камилу, не говоря уже о вашем поведении сегодня утром. Вы ясно дали мне понять, что я здесь вовсе не желанный гость, и я не намерена испытывать далее ваше терпение. И заставить меня остаться у вас в доме вы не можете – если только, конечно, прикажете связать. Но я надеюсь, что даже вы на такой шаг не решитесь. – Она подошла к телефону и снова набрала номер.

Висенте опять прервал связь, но уже не столь резко.

– Извините меня. Я вел себя безобразно. И я никогда бы, – он помолчал, – не стал бы связывать вас.

Блеснувшие глаза и легкая улыбка свели на нет его извинение. И все же Аликс почувствовала, что он и вправду не хочет, чтобы она уезжала. Прежде всего, конечно, из-за Хуана Карлоса. Висенте предпочтет терпеть ее присутствие, нежели иметь объяснение с отцом, который явно не одобрит отъезда Аликс. Следующие слова Висенте только подтвердили ее предположение.

– Мой отец будет огорчен, если вы уедете. – Он замялся. – И я тоже, – наконец выдавил он.

Как бы не так, подумала Аликс. Ей ужасно хотелось швырнуть ему в лицо его неискренние слова, но едва ли это имело смысл. В конце концов, она с самого начала приняла приглашение Серрано остановиться у них, и отказываться теперь значило огорчить Хуана Карлоса. И – Аликс должна была себе в этом признаться – ее отца тоже. Хорошо, если она уже не повредила его деловым отношениям с Серрано.

Словом, переехать в отель она уже не могла. Зато была возможность вернуться домой раньше намеченного срока. К счастью, она не просила «Ньюсмейкерз» финансировать ее поездку и теперь была совершенно свободна и независима. Как только Висенте уедет на работу, она свяжется с авиакомпанией и выяснит, можно ли поменять билет.

Аликс подняла руки вверх.

– Хорошо. Забудем об отеле. – С этими словами она повернулась и вышла, чтобы не выдать раздражения, распиравшего ее.


Еще шесть дней, и я уеду отсюда. Аликс автоматически приняла душ, думая о том, как проведет каждый из этих дней. Вчера она попыталась поменять билет на ближайшие сутки, но едва не упала в обморок, узнав, во что это обойдется. К тому же все рейсы на пять-шесть дней вперед были полностью заняты, разве что кто-нибудь сдаст билет.

Она откинулась на спину и пролежала некоторое время, думая, что делать дальше. Материала для статьи и для научной работы она собрала более чем достаточно, но главной своей цели – беседы с Камилой – так и не достигла. Несмотря на загадочные слова Хуана Карлоса о том, что путь к Камиле лежит через Висенте, последний до сих пор никак не помог ей, да и не собирался это делать.

Вчера, после разговора об ее отъезде, младший Серрано закрылся у себя в кабинете и, проработав там до вечера, уехал в офис, откуда вернулся только утром. Аликс услышала его шаги в коридоре на рассвете – она как раз дочитывала «Силуэты Анд». Через несколько часов он снова уехал.

Аликс чувствовала себя словно раздвоенной. С одной стороны, она была рада, что Висенте не надоедает ей своим присутствием, но с другой – ее раздражало его невнимание. По-видимому, ему было известно, что в его отсутствие она никуда не выходила из дому. Может быть, он даже догадался, что она безуспешно пыталась поменять билет.

Итак, как же ей провести оставшееся время? Утро можно посвятить статье. А что потом? Снова идти в университетскую библиотеку смысла не имело. Может быть, связаться с туристическим агентством и разузнать насчет экскурсий по Кито? Она ведь до сих пор как следует не познакомилась с городом.

Этот вопрос помог ей разрешить Висенте; он позвонил с работы и сказал, что намеревается пригласить к себе сегодня вечером нескольких друзей и просит ее тоже принять в этом участие. Все же Аликс позвонила в турагентство, а потом прошлась по магазинам, купила несколько пестрых игрушечных деревянных попугаев в подарок племянникам и племянницам.


Нескольких друзей! Оглядывая огромный зал, Аликс попыталась было сосчитать, сколько же здесь народу, но отчаялась. Собралось не меньше сотни человек. Среди них было несколько представителей дипломатического корпуса США, члены международных организаций, деловые партнеры Серрано… Аликс увидела знакомые лица – Пабло и Сэттонов.

Она уже оставила надежду когда-либо встретить Камилу, но тут ей пришла в голову мысль, что среди гостей могут оказаться люди, знающие ее, – может быть, даже сама Камила.

Но если и так, захочет ли Камила признаться ей, что это именно она и есть? Надежды было мало, но Аликс уцепилась за нее, как утопающий за соломинку. Может быть, все же человек, взявший на себя труд переписываться с неразумной девчонкой, поможет ей? Аликс живо представила себе, как она спрашивает Камилу, почему оборвалась их переписка, почему изменился стиль ее книг…

На губах Аликс заиграла легкая улыбка. А может быть, это Хуан Карлос велел Висенте устроить прием, с целью помочь ей? Чтобы подготовить такое сборище, нужно не меньше месяца, а Висенте управился за день. Или у него это было давно запланировано и просто не афишировалось заранее? В любом случае Аликс не собиралась упускать свой шанс.

Они с Дебби Сэттон и Уилсоном Робертсом, работником посольства США, разговаривали, стоя в стороне. Аликс уже попыталась выведать у Уилсона, что ему известно о Камиле, и теперь они снова вернулись к светской беседе.

– Так вы с Висенте старые друзья? – спросил он.

– Нет, просто наши отцы долгое время сотрудничают.

– Торговля нефтью?

– Нет, мой отец занимается поставками оборудования, – ответила Аликс, думая, как бы познакомиться через него с кем-нибудь еще, как вдруг заметила, что внимание Уилсона чем-то отвлечено. Проследив за его взглядом, она увидела, что в зал вошел еще один гость. Точнее, гостья.

Эта женщина резко отличалась от всех здесь присутствующих. Она была невероятно, ослепительно красива – черноволосая, с огромными глазами, одетая в черное блестящее платье из тафты; жемчужные длинные серьги свисали почти до плеч. Все взгляды немедленно обратились к ней, и неудивительно – пожалуй, Аликс не приходилось раньше видеть такой яркой красоты. На фоне этой женщины Аликс в своем розовом шифоновом платье и туфлях на шпильках показалась себе Золушкой. Впервые в жизни она почувствовала острое сожаление, что ее волосы, заколотые на макушке, не такие вот иссиня-черные, а обычные светлые.

Аликс увидела Висенте, который прокладывал себе путь среди гостей, чтобы встретить опоздавшую гостью. От ее взгляда не укрылась ни улыбка на его губах, ни пожатие рук, и Аликс отчаянно взмолилась, чтобы это была не Сильвия.

Каким-то шестым чувством она поняла, что, увы, это она и есть. Женщина приветствовала Висенте поцелуем в губы, потом хозяйским жестом стерла помаду с его нижней губы – в этом движении было не меньше ласки, чем в поцелуе. Она лучезарно улыбнулась, и Висенте, взяв ее под руку, направился в сторону Аликс.

Девушка была рада, что стоит не одна, ей легче будет встретиться с Сильвией в присутствии Дебби и Уилсона. Но в этот момент Уилсон отошел, чтобы принести еще коктейли, а Дебби внезапно увидела на другом конце зала своих друзей и заторопилась к ним. Аликс оказалась предоставленной самой себе и тревожно следила за приближающейся парой, вертя в руках бокал из-под пунша.

– Александра Харпер, – объявил Висенте, когда они наконец подошли. – Аликс, познакомьтесь. Это Сильвия Валенсуэла. Думаю, вы обнаружите, что у вас много общего.

Сильвия улыбнулась, обнажив ряд идеально белых зубов.

– Я так рада с вами познакомиться, – сказала она. – Надеюсь, вам понравилась наша страна.

Она говорила приветливо и тепло, но в ее черных бархатных глазах Аликс прочла холодную неискренность.

– Спасибо, ваша страна мне очень понравилась.

В этот момент подошел Пабло и, поздоровавшись, поцеловал Аликс в щеку.

– Здравствуйте, Аликс. – Потом он повернулся, чтобы поцеловать Сильвию. – Здравствуй, bellisimа.[16] Почему бы тебе не признаться, что ты без ума от меня, и не позволить увезти тебя прочь от всей этой… роскоши?

Сильвия ответила коротким смешком.

– Одно ваше слово, Senor. – Она обвила его шею руками и, приподнявшись на цыпочки, что-то зашептала ему на ухо.

Пабло заулыбался.

– Если бы только ты говорила это всерьез. Ну ладно, довольно играть моими чувствами. Скажи-ка лучше, что ты думаешь о нашей гостье?

– Она очаровательна, – ответила Сильвия, но в ее голосе Аликс уловила нечто совершенно противоположное ее словам.

– Не так ли? – добавил Висенте, беря руку Аликс и поднося ее к губам.

Этот неожиданный жест настолько потряс Аликс, что первым ее побуждением было потребовать объяснений у Висенте, но тут же она ощутила необъяснимое удовольствие. Что придало ей духу и помогло не спасовать перед этой пугающей женщиной.

Поцелуй Висенте не прошел незамеченным. Взгляд, брошенный на него Сильвией, был способен заморозить даже солнце, хотя на губах ее продолжала играть улыбка. Она прислонилась к Висенте со словами:

– Ты заставляешь нашу гостью краснеть, дорогой. Она не привыкла к южноамериканским проявлениям любезности.

Аликс и впрямь была смущена, хотя вовсе не оттого, что не привыкла к этому. Вся сцена немало удивила ее, и она никак не могла понять, какова здесь роль всех ее участников – в том числе и ее самой.

Ей вспомнилась одна из ранних повестей Камилы, описывающая подобную вечеринку, на которой положительный герой оценивает присутствующих, стоя в стороне от них. Она пожалела, что не может сделать так же. Аликс стояла достаточно близко к Сильвии и Висенте, чтобы заметить на их лицах немой вызов друг другу.

Зато Пабло, казалось, не замечал ничего.

– Умираю от голода, – сказал он. – Раз уж ты, Сильвия, не хочешь быть моей, придется мне вознаградить себя обильной едой и шампанским. – С этими словами он направился к буфету.

Сильвия заглянула Висенте в глаза.

– Висенте, милый, принеси мне что-нибудь попить, – промурлыкала она, – а мы с Аликс пока поболтаем.

Ее хрипловатый низкий голос и томные взгляды напомнили Аликс одну известную актрису. А ледяные нотки, невольно прорывавшиеся в ее голосе, заставили насторожиться. С этой женщиной надо держать ухо востро.

Ей показалось, что Висенте вовсе не в восторге от мысли, что их придется оставить наедине. Но он был здесь хозяином, и на нем лежала обязанность исполнять желания гостей. Слегка нахмурившись, он отошел.

– Идемте на улицу, – предложила Сильвия. – Здесь так душно и так много людей.

В зале и в самом деле царила духота, и при других обстоятельствах Аликс с радостью воспользовалась бы возможностью уйти. Но сейчас она почувствовала острое желание остаться на месте. Может быть, чтобы не оказаться с Сильвией с глазу на глаз. Что со мной? – недоуменно подумала она. Ведь эта женщина не сказала мне ничего плохого. Решив, что просто переволновалась и теперь склонна все видеть в дурном свете, Аликс послушно вышла вслед за красавицей эквадоркой в патио.

Они сели в мягкие шезлонги. Аликс решила первой начать разговор, чтобы Сильвия не сочла ее круглой дурочкой.

– Чем вы занимаетесь, Сильвия? – вежливо спросила она.

– Занимаюсь? – Брови красавицы высоко поднялись. Она вынула из серебряного портсигара тонкую длинную сигарету и закурила. Огонек зажигалки высветил на миг большой бриллиант в кольце на ее тонком пальце. – Хмм… ничего такого, что можно было бы назвать работой, если вы это имеете в виду. – Она глубоко затянулась.

Аликс всегда считала курение дурной привычкой, но Сильвия даже курила с каким-то изысканным изяществом.

Выпустив дым, она вернулась к вопросу Аликс.

– Я путешествую, хожу на приемы и вечеринки, в общем, живу в свое удовольствие, благодаря троим богатым мужчинам – моему отцу, моему первому мужу и моему недавнему бывшему мужу.

Что ж, по крайней мере в честности ей не откажешь, подумала Аликс. Это немного напомнило ей Камилу, чья откровенность в немалой степени способствовала ее популярности.

– Разве Висенте ничего вам обо мне не рассказывал? – Сильвия стряхнула пепел в большую глиняную пепельницу, стоявшую на столике рядом.

– Очень немного.

– Что же, в таком случае мы с вами в равном положении – кажется, вы, гринго,[17] так говорите. Он тоже рассказывал мне о вас совсем немного.

В этом слегка пренебрежительном «гринго» Аликс уловила нотку неприятия – Сильвия ясно давала ей понять, что она здесь чужая, лишняя. Так оно и было, но прежде ни один из эквадорцев, с кем ей доводилось общаться, не позволял себе такого.

Решив, что слишком остро на все реагирует, Аликс послала Сильвии миролюбивую улыбку. По какой-то непонятной причине в обществе этой женщины она чувствовала себя очень неуютно. Обычно никто не вызывал у нее такой внезапной неприязни. Как правило, она довольно легко находила язык с самыми разными людьми.

– Теперь, когда я вас наконец увидела, – продолжала Сильвия, – я поняла, почему Висенте старался не распространяться о вас. – Она отвела за ухо длинную прядь смоляных волос и окинула Аликс оценивающим взглядом.

– Боюсь, я не понимаю, о чем вы.

Сильвия негромко рассмеялась.

– Я всегда шутила над его пристрастием к блондинкам. Но это лично к вам вовсе не относится, не думайте.

Не относится? Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: все, о чем говорит Сильвия, в первую очередь относится именно к ней, к Аликс. Эта женщина видела в ней соперницу.

Но Аликс решила не реагировать на замечания Сильвии, тем более что та могла быть ей полезна. Пусть она ей и не особо симпатична, но она из богатой семьи, живет в Эквадоре и, конечно, постоянно вращается в свете. Если уж кто-нибудь и знает Камилу, то это Сильвия.

– Значит, Висенте не говорил вам о цели моего приезда? – спросила Аликс.

– Кажется, это как-то связано с университетом, – небрежно обронила Сильвия.

– Не напрямую, – ответила Аликс, делая вид, что не замечает очевидного безразличия своей собеседницы. – Я работаю на кафедре латиноамериканской литературы, а тема моей диссертации – творчество Камилы Завала. Поэтому меня попросили написать о Камиле статью в журнал. И я надеюсь взять у нее интервью, пока я здесь.

В отличие от большинства людей, с которыми Аликс заговаривала о Камиле, Сильвия не стала ни предупреждать ее об опасностях, ни отговаривать от этого намерения. Она просто громко рассмеялась.

– Вы действительно наивны, – отсмеявшись, сказала она. – Может быть, поэтому Висенте нашел вас такой оригинальной и интересной.

Хотя слова Сильвии и не явились для Аликс полной неожиданностью, ей все же пришлось сосчитать в уме до десяти, чтобы собраться и приготовиться к отражению атаки. Сильвия явно намеревалась бомбардировать ее и дальше.

К счастью, ответить она не успела, так как появился Висенте с бокалом шампанского для Сильвии. Отдав его, он повернулся к Аликс:

– О, у вас же ничего нет. Что вам принести?

– Минеральной воды, если можно.

Висенте подозвал официанта, оказавшегося неподалеку. Он явно решил больше не оставлять их наедине.

Сильвия слегка подвинулась, так, чтобы Ви-сенте мог сесть рядом с ней в шезлонг.

– Твоя гостья – очаровательная девушка, дорогой, – она нежно погладила Висенте по плечу тонкими пальцами с длинными ногтями, идеально ровно покрытыми красным лаком. – И так интересуется Камилой.

Брови Висенте сдвинулись. Не предостерегал ли он Сильвию?

Радость охватила Аликс. Теперь Сильвия была ей ясна как день – она просто ревновала. А вот поведение Висенте так легко объяснить было нельзя. Сильвия явно принадлежала к его жизни, хотя он и обращался с ней не как с возлюбленной. И еще поведение этих двоих выдавало: они знают, но скрывают от Аликс что-то, касающееся Камилы.

Как ей реагировать на это? Она ведь гостья Серрано и обязана соблюдать некие условности, в частности, делать вид, будто ничего не замечает, и позволять событиям развиваться самостоятельно.

Хорошо, что Сильвия в присутствии Висенте хотя бы убрала шипы и снова стала очаровательной светской дамой. А ее старания подчеркнуть их близость с Висенте, скорее, кажется, забавляли его. Лев и две соперничающие львицы, с недовольством подумала Аликс. Но что с нею происходит? Почему она стремится вывести его из равновесия? Почему ее мучает ревность? Чем еще, как не ревностью, можно объяснить тот факт, что ей так хочется сбросить руку Сильвии с плеча Висенте?

В этот момент появился Пабло.

– Это просто несправедливо, – заявил он. – С каких это пор права хозяина включают в себя уединение с двумя самыми очаровательными женщинами?

– Мы тут говорили о Камиле… – начала было Сильвия.

– Что ж, дружище, – обратился к нему Висенте, – теперь, когда справедливость восстановлена, я воспользуюсь этим и приглашу Аликс потанцевать. С вашего позволения…

Вот, опять, возмущенно подумала Аликс. Висенте снова в своем амплуа. Стоило только завести разговор о Камиле – а ведь Сильвия, возможно, выдала бы что-нибудь важное о ней, – как он, не позаботившись даже спросить согласия Аликс, буквально утащил ее прочь.

Во внутреннем дворике небольшой оркестр играл танцевальную музыку. Висенте взял Аликс за талию и повел в танце по мощеному двору.

– Как вы находите наши вечеринки? Есть отличие от ваших?

– У вас они куда пышнее. Честно признаться, в бытность студенткой мои представления о вечеринках сводились к пицце и пиву. Но здесь мне очень нравится – угощение и музыка превосходны, а ваши друзья – интересные люди.

– Я надеялся, что вы найдете их приятными.

А Сильвия? Что вы о ней думаете?

Аликс ответила не сразу. Почему он спросил о Сильвии?

– Она очень красивая.

– Правдивый ответ. И больше ничего?

– У нее великолепные сережки.

Висенте откинул голову назад и расхохотался.

– Вы, женщины, удивительный народ… Не можете мирно провести вместе и нескольких секунд.

– Ерунда, – пренебрежительно парировала Аликс. – Это выдумали вы, мужчины. И теперь я убедилась, что такое мнение бытует не только в нашей стране.

– Неужели вы с Сильвией это опровергни? Хотелось бы верить. Последние несколько лет у нее была нелегкая жизнь. Кстати, она не спрашивала вас о ваших работах?

– Нет. А вы ожидали, что спросит?

– Может быть. Видите ли, она тоже неплохо разбирается в латиноамериканской литературе. В этом вы похожи.

– Вот как? Теперь понятно, почему вы уволокли меня от нее, стоило ей заговорить о Камиле.

– Я? – На его лице изобразилось невиннейшее изумление.

– Не притворяйтесь. Не поможет.

– Но, Аликс, просто пришел Пабло, и мне захотелось потанцевать, вот и все. Я вовсе не пытался помешать вашим поискам.

– Очень интересно это услышать. Особенно после того, как вы и пальцем не пошевелили, чтобы помочь мне, хотя и уверяли, что подумаете, как можно это сделать. Вот что. Просто скажите мне – Камила Завала здесь?

Висенте улыбнулся.

– Вы должны сами понять это, carina.

Тем временем одна мелодия сменилась другой: музыканты заиграли нежную красивую балладу. Висенте притянул Аликс ближе, прижался щекой к ее щеке. Слабый лимонный запах одеколона вкупе с близостью его тела вскружили Аликс голову и заставили позабыть обо всем, даже о цели своего приезда. Висенте был невысокого роста, но Аликс чувствовала под своими пальцами его сильные мускулы, и было что-то решительное в том, как он вел ее в танце.

Аликс не могла понять, зачем ему все это понадобилось. Этот танец, эти объятия. Очевидно, чтобы заставить Сильвию ревновать. Но такой ответ порождал множество новых вопросов. Тут сзади возник Пабло и похлопал Висенте по плечу.

– Моя очередь, – заявил он.

Висенте выпустил талию Аликс из своих рук и пошел прочь, оставив их с Пабло во дворике.

– Меня подкупила во-он та леди, – Пабло кивнул в сторону Сильвии, стоявшей у входа.

– Выходит, чтобы заставить вас потанцевать со мной, нужен подкуп? Не очень-то лестно для меня, – улыбаясь, сказала Аликс. И осеклась, заметив по лицу Пабло, что просьба Сильвии глубоко его задела. Шутки шутками, но Сильвия, очевидно, значила для него немало.

Когда танец наконец окончился, Аликс вздохнула с облегчением. Не потому, что ей неприятно было танцевать с Пабло – напротив, он оказался очень умелым партнером, – но Аликс просто необходимо было побыть одной, чтобы все обдумать. Медленных танцев больше не было, до конца вечеринки играли громкие и живые мелодии – даже слишком живые, на ее взгляд. Аликс вернулась в большой зал и принялась рассматривать гостей.

У стола с закусками она положила себе всего понемножку и встала, прислонясь спиной к стене и пристально разглядывая гостей, ходивших по залу. Неужели Камила здесь?

– А, вот ты где. – К ней подошла Дебби. – Я просто не могла дождаться, чтобы узнать, как прошла твоя беседа с Сильвией. – Она внимательно посмотрела в лицо Аликс. – Ну что же, царапин вроде бы нет. Ты легко отделалась.

– Я бы так не сказала, – засмеялась Аликс в ответ. Техасский говорок Дебби немного привел ее в себя. – У меня вся спина в энергетических дырах.

Дебби тоже засмеялась.

– Насколько я понимаю, ее не привело в восторг, что ты гостишь у Висенте. Она считает его своей частной собственностью.

– Да что я сделала Сильвии, в конце-то концов? Я же не собираюсь вмешиваться в их отношения с Висенте. Почему она меня так невзлюбила?

– Потому что Сильвия вообще не очень дружелюбна с женщинами. Может быть, из-за того, что она росла без матери, в мужском окружении. Ее отец и трое братьев избаловали ее донельзя. Так же, как и первый ее муж.

– Так ты знакома с ней давно?

– Только на расстоянии. Она никогда не заводит себе друзей среди женщин. По-моему, просто завидует чужому женскому счастью. Может быть, оттого, что самой ей в любви не повезло. – Дебби осеклась. – Ну, хватит мне изображать из себя психоаналитика. Так или иначе, все мужчины от нее без ума.

– Но почему? У нее ведь язык подобен отравленному мечу.

Дебби вздохнула.

– Это, кажется, зовется «синдром пчелиной матки». С женщинами она держится как с соперницами, зато с мужчинами – совсем другая. Алан в восторге от нее и не понимает, почему я не разделяю его мнения. А дело в том, что стоит мне оказаться рядом с ней, и я чувствую себя так, будто только что копала картошку.

– Могу это понять, – кивнула Аликс. – По крайней мере, теперь ее поведение ясно. А я-то гадала, в чем тут моя вина.

– Расслабься. Дело не в тебе. Хотя жаль, что она так себя ведет. Дружеское общение с Сильвией могло быть полезным. Она умная, начитанная, много знает. Объездила всю Южную Америку – кое-где даже на мотоцикле, представляешь! Я даже слышала, что однажды она пробовала участвовать в корриде.

Аликс с удивлением слушала Дебби.

– А как твои поиски Камилы? Ты еще не отступилась? – спросила та после минутного молчания.

– Боюсь, что нет, – пожала плечами Аликс. – Хотя, быть может, мне и следовало уже забыть о них – ведь я так ничего и не добилась. Здесь легче найти следы давно умершего Элвиса Пресли, чем живой и здравствующей Камилы Завала.

– Мне жаль, – вздохнула Дебби.

Тут к ним подошел Алан Сэттон.

– Извини, Аликс, но у нас с Дебби серьезная деловая встреча.

Снова оказавшись предоставленной самой себе, Аликс продолжила рассматривать гостей. Где-то тут могла спокойно ходить Камила Завала. Висенте, правда, и не сказал твердо, что она здесь, но и не опроверг такого предположения. Аликс пристально вглядывалась в каждую проходившую мимо женщину. Вот полная, немолодая дама, наряженная в восточном стиле; вот молодая жена, счастливо шепчущая что-то на ухо мужу; вот супруга посла. Нет, ни одна из них не подходила под представления Аликс о Камиле.

Под руку с каким-то мужчиной в зал вошла Сильвия. Аликс вспомнила, что ее спутника зовут Марко Поведа, он выглядел совершенно очарованным своей собеседницей. Но вскоре Сильвии, кажется, надоел Марко, и она, оставив его, прошла в холл. Аликс взглядом следила за ней. И тут ее внезапно словно током пронзило.

Сильвия! Знойная красавица, проводящая все свое время в путешествиях и развлечениях, богачка, ищущая острых ощущений то в езде на мотоцикле, то в участии в корриде. Только теперь Аликс провела мысленную параллель между жизнью Сильвии и образом жизни героини последнего романа Камилы – все совпадало! Дочь богача, вдова миллионера. У нее даже был в точности такой же серебряный портсигар, как у Сильвии. И вопросы Висенте о том, как ей понравилась Сильвия. Может быть, он намекал, что Сильвия и есть Камила? Неужели идол, которому она поклонялась столько лет, оказался?..

Эта мысль возникла и начала разрастаться, укрепляясь и пуская корни. Аликс даже дыхание задержала, чтобы не помогать ей в этом. Неужели судьба могла так посмеяться над ней? Неужели это будет итогом всей ее поездки? Аликс не хотела в это верить. Ее воображение отказывалось представить Сильвию той чувствительной натурой, из-под пера которой появились такие блистательные пассажи…

Да, Сильвия принадлежала к влиятельным кругам, которые описывались в романах Камилы. Но разве могла она быть автором повествований о жизни бедноты? Разве могла заглядывать в трущобы, привыкнув носить такие драгоценности? Исследовать их, имея такой безупречный маникюр? При всем желании Аликс была бессильна вообразить и Сильвию, продирающуюся сквозь заросли тропических лесов.

К тому же она еще слишком молода, чтобы иметь такой богатый опыт. Ей не больше тридцати пяти, а Камила представлялась Аликс значительно старше. Но теперь она задумалась: очень может быть, что Камиле не больше сорока. Даже вполне возможно.

Но письма? Нет, Сильвия не могла писать их. В этом Аликс была уверена. Она могла не узнать Камилы, но Камила-то должна была узнать ее. Если бы эти письма писала Сильвия, она бы не вела себя так при встрече с нею. Но ведь это могло быть маскировкой, поспешно сказала себе Аликс.

Практически все, с кем она говорила о Камиле, утверждали, что ей не удастся взять интервью у писательницы. Если же Камила – это Сильвия, интервью тем более нереально. Как ее назвала Сильвия? Наивной?

Аликс никогда не приходило в голову, что, встретившись с Камилой, она может не почувствовать к ней симпатии. Все это время она пребывала в сладких надеждах. Эта удивительно одаренная писательница, думала Аликс, не смогла продолжать с ней переписку то ли по причине болезни, то ли потому, что много путешествует. И когда она, Аликс, разыщет ее, Камила будет восхищена ее внимательностью и преданностью… Теперь же все это представлялось Аликс детскими сказками, несбыточными мечтами. Это было так же нереально, как то, что они с Сильвией станут лучшими подругами.

Первым желанием Аликс было убежать в свою комнату и упасть в изнеможении на кровать. Вторым – немедленно собрать чемодан, уехать в аэропорт и сидеть там в зале ожидания, пока кто-нибудь не сдаст билет. Как глупо было верить в то, что встреча с Камилой легко осуществима! Конечно, предлогом для поездки в Эквадор была статья для «Ньюсмейкерз», но это был лишь предлог. На самом деле она просто хотела встретиться с Камилой Завала. Что теперь казалось невероятно глупой затеей.

К тому же вполне возможно, что ей писала не Камила, а ее секретарь или помощник. Множество вариантов, о которых Аликс раньше не подозревала, теперь возникало в ее мозгу.

Аликс протискивалась сквозь толпу гостей, стремясь поскорее выйти из зала. Она чувствовала острую потребность в свежем воздухе – может быть, хотя бы он приведет ее мысли в порядок.

Не успела она подойти к двери, как услышала шелест тафты. Сильвия и Висенте оказались рядом с ней, но ее не заметили – увлечены были разговором. Тон их разговора так заинтриговал Аликс, что она неслышно последовала за ними в патио. Ее скрывали ветви кустарника. Не мешает, пожалуй, понаблюдать за теми, кто может знать Камилу. Теперь Аликс твердо решила не упустить эту – может статься, последнюю – возможность что-нибудь выяснить.

– Нет, я этого терпеть не намерена, – расслышала она свистящий шепот Сильвии. – Какая гадость – устраивать сцену с этой девчонкой перед самым моим носом! Что подумают люди?

Аликс отлично знала испанский, но быстрый злой шепот Сильвии разобрать было чрезвычайно трудно.

– А что они могут подумать, кроме того, что ты пытаешься представить нас теми, кем мы не являемся? – Сквозь листья Аликс была видна рука Висенте, которой он опирался о стену дома. В лунном свете поблескивал перстень-печатка на его пальце.

– Я думала, мы понимаем друг друга.

– Я тебя не обманывал. Мы всегда были только друзьями – и не более того.

– Не более? – раздался тихий журчащий смех Сильвии, в котором, несмотря на мелодичность, пробивалась горечь.

– Сама подумай, – сказал Висенте. – Мы были знакомы еще детьми, потом ты внезапно вышла замуж за моего лучшего друга. Благодаря ему мы стали общаться чаще и лучше узнали друг друга. Так оно и осталось после смерти Себастьяна, даже когда ты была замужем за этим ненормальным аргентинским киноактером. Только после того, как ты разошлась с ним, у нас было то, что можно назвать романом, однако признай, весьма скоротечным. – Голос Висенте был ласков, но тверд. – И его не должно было быть, Сильви. Я никогда не имел охоты становиться супругом номер три. Даже если бы мы любили друг друга – не пытайся уверить меня, что так оно и есть, – ты знаешь мое отношение к разводу.

– Твое отношение. Ха! Ты хочешь сказать – отношение твоего отца. – Голос Сильвии стал ядовитым. Щелкнула зажигалка, в воздухе запахло табаком.

– Я не хожу на поводу у отца, – резко и нетерпеливо сказал Висенте. – И он этого вовсе не требует. Но его мнение мне известно, и я его уважаю. Просто так вышло, что наши мнения насчет многих вещей совпадают.

– А как насчет Александры Харпер? Насчет нее ваши мнения тоже совпадают? Которому из Серрано мы обязаны чести видеть ее здесь?

– Аликс – моя гостья.

– Я и не сомневалась, – хмыкнула Сильвия. – Но ведь, возможно, твой папочка прислал ее сюда?

– Он не делал ничего подобного, и я посоветовал бы тебе попридержать язычок, когда говоришь о моем отце. Я не потерплю такого тона.

Аликс ожидала, что Сильвия будет спорить и дальше, но внезапно ее тон резко переменился, и она смиренно сказала:

– Прости меня, mi amo.[18] Я сказала глупость. Забудь мои слова. Забудь про всех этих людей. Поехали ко мне – прямо сейчас.

– Не говори глупостей. Я не могу оставить моих гостей.

– Почему бы и нет?

– Ох, Сильвия. Ты не можешь жить без риска.

– Я рискую только тогда, когда меня ожидает достойная награда. – Сильвия вновь обрела свой низкий сексуальный голос. – И обещаю тебе, что на этот раз риск того стоит. – Аликс услышала шорох платья и поняла, что Сильвия придвинулась ближе, к Висенте.

– Не теряй на меня времени, – рука Висенте оторвалась от стены, он отодвинулся от Сильвии. – И без меня достаточно мужчин, которые находят тебя неотразимой. Особенно один.

Пабло. Аликс едва не произнесла это имя вслух. Она зажала рот ладонью, представив, какой будет позор, если ее застанут здесь, за подслушиванием чужих разговоров. Но она уже узнала немало интересного. В конце концов, ведь она – журналист, и, может, это как-то оправдает ее поведение.

– И не пытайся загнать меня в тупик, – голос Висенте был очень твердым. – Я не желаю находиться между стеной и острием меча.

– Тебя всегда привлекала опасность такого положения, – промурлыкала Сильвия. – Я всегда тебе нравилась потому, что люблю рисковать, что предпочитаю ходить по лезвию ножа. И не пытайся отрицать это. С такой женщиной, как Александра Харпер, ты умрешь от скуки.

– Может быть. А может быть, и нет.

– В таком случае это делает честь твоему терпению.

– Возможно, у нас разные представления о скуке. Чем больше я общаюсь с Аликс, тем больше общего между нами нахожу. Мы во многом похожи. Совместимы.

– Только не говори, что ты влюблен! – Смех Сильвии снова раздался в ночной темноте.

– Речь даже не о влюбленности, а скорее об уважении. Аликс очень умна, и, судя по ее диссертации, которую я прочел, у нее настоящий писательский талант. Она может быть одновременно и скромной и раскованной, деликатной и прямолинейной…

– Можешь говорить что угодно, но рано или поздно твоя белокурая красавица тебе надоест. Мне с ней стало скучно через пять минут. Когда она уберется на свой север, я вздохну с облегчением.

– Выпускаешь коготки, кошечка? Советую тебе их спрятать. Аликс пробудет здесь всего несколько дней.

– Все равно это слишком долго, – потухшим голосом добавила Сильвия. – За это время она может успеть разузнать о Камиле.

Аликс виден был горящий кончик ее сигареты; она отступила назад, чтобы избежать риска быть замеченной, но уйти сейчас было выше ее сил.

– Ты собираешься рассказать ей? – усмехнулся Висенте.

– Нет, конечно.

– Тогда она ничего не узнает, – сказал Висенте. – До сих пор мне удавалось держать под контролем весь этот вздор. Значит, смогу и дальше. – Он прислонился к стене. – Раньше ее попытки казались тебе весьма беспомощными и забавными.

– Потому что я считала их безуспешными. Теперь я в этом не уверена. Ты понимаешь, что, если она узнает правду, это принесет большие неприятности?

– Я помешаю ей. Во что бы то ни стало. – Аликс увидела, как он поднял руку и погладил подбородок Сильвии кончиками пальцев. – Не беспокойся. Личность Камилы останется в тайне.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Не может быть! Сильвия… это Камила? Чем больше Аликс не хотелось верить такому предположению, тем вероятнее оно ей казалось. Устав от вечеринки, Аликс вернулась в свою комнату. Гости в основном уже разъехались, так что ее отсутствие едва ли могло быть расценено как невежливость.

К тому же она сильно сомневалась, что без нее там будут скучать. Поднимаясь наверх, она слышала звуки музыки, посреди зала еще танцевали пары; несколько человек стояли в стороне, беседуя о политике, а расположившуюся на диване Сильвию – она играла роль королевы бала – окружал целый рой мужчин. Скорее всего, ее уход остался незамеченным, подумала Аликс.

Ну и что? Она же не хозяйка и не почетная гостья, и сейчас ей меньше всего на свете хотелось бы иметь что-то общее с хозяином этого дома.

Поведение Висенте по-прежнему выбивало Аликс из колеи. То она думала о нем как о возможном любовнике, то – уже через минуту – безумно злилась на его упорные старания помешать ей разыскивать Камилу.

Но больше всего Аликс злило то, что она не могла не признать: ревность сыграла далеко не последнюю роль в ее антипатии к Сильвии. Хотя еще хуже, чем ревность, была ее одержимость в поисках Камилы. Именно эта одержимость привела к тому, что ей довелось подслушать чужой разговор, который оказался далеко не самым приятным для ее ушей.

Аликс потерла нывшую шею, радуясь, что не поддалась искушению и не забралась тайком в кабинет Висенте. А ведь это было бы совсем нетрудно: Висенте и прислуга были так заняты гостями, что никто ничего бы не заметил. Она могла бы обшарить его письменный стол, записи, телефонную книжку. Может, где-нибудь и отыскался бы след…

К счастью, ей удалось устоять перед дьявольским соблазном, но все же она не могла избавиться от чувства вины за то, что подумала об этом. Как бы ей ни хотелось разыскать Камилу, нельзя же из-за этого терять себя. Нет-нет, поклялась себе Аликс, ее поиски будут честными и открытыми.

Утром она еще раз попробует поговорить с Висенте, надо только как следует продумать разговор. Может, лучше всего спросить напрямую, не Сильвия ли скрывается под псевдонимом Камилы Завала? Скажет ли он правду? Предугадать поведение Висенте представлялось совершенно невозможным. То он внимателен и ласков, то – через мгновение – холоден и бесстрастен. И остается неясным – когда же он искренний с нею?

А что, если признаться, что она невольно подслушала его разговор с Сильвией? Это и облегчило бы ее совесть, и, возможно, подвигло бы Висенте на большую откровенность. А если эффект будет обратный? И Висенте разозлится? Скорее всего, так оно и будет. Потому что подслушивать, даже с самыми благородными целями, в любом случае не очень красиво.

Переодевшись в легкую батистовую ночную рубашку, Аликс мерила шагами спальню. Прошло уже больше часа, а сон все не шел. От жестокого самобичевания она переходила к вопросу, что предпринять, если Сильвия и впрямь окажется ее кумиром. Смириться с этой мыслью оказалось нелегко. Это было так, как если бы ее героиня с грохотом рухнула с пьедестала, на который она ее вознесла. Аликс подошла к столику у кровати и стала листать «Смерть Амазонки». Сильные, дивные слова, казалось, теперь издевались над ней, потому что Аликс так и виделось, что они исходят из уст Сильвии.

Раньше она очень ясно представляла себе Камилу: храбрая, бесстрашная испанская Жанна д'Арк; подобно Орлеанской Деве, она ведет за собой армию, чтобы защитить свою родную землю, свой континент, его леса, реки, горы, людей. Теперь этот романтизированный образ потускнел.

Аликс щелкнула ногтем по обложке. Да разве могла Сильвия, эта светская прожигательница жизни, обладать таким богатым опытом и знанием событий, столь живо описанных в книге? Нет, конечно. Разве что она опиралась на базу скрупулезных исследований? Не может этого быть! Аликс яростно швырнула книжку на кровать и, зевнув, рухнула в кресло. Так она просидела, обдумывая все возможности и варианты, около получаса, пока наконец, не выдержав, снова вскочила и принялась расхаживать по комнате.

И в конце концов пришла к выводу, что Сильвия никак не может быть Камилой. Скорее, она готова принять как авторов этих книг Пабло или Висенте. Но, впрочем, это тоже маловероятно. В первом романе Камилы рождение ребенка описано с такой нежностью и любовью, на какие способна только женщина. Могла ли Сильвия испытывать подобные чувства, когда был жив ее первый муж?

Дебби говорила, что с тех пор Сильвия переменилась. Но не настолько же? Аликс просто не могла в это поверить. К тому же у нее ведь есть письма Камилы. В них столько понимания, столько чувства… Именно это укрепляло Аликс в убеждении, что Сильвия не может быть тем человеком, которого она разыскивала.

А раз так, то Висенте либо старается не выдать кого-то другого, либо препятствует ей в ее поисках из чисто спортивного интереса. Оба варианта одинаково не нравились Аликс, но мысль, что Висенте с ней просто играет, к тому же глубоко задевала ее. Какая ему разница, найдет она Камилу или нет? Вероятность, что он способен так скверно с ней обойтись, причиняла ей боль.

Присев за туалетный столик, она распустила волосы. Вынула заколки. Медленно взяла расческу и принялась водить ею по волосам. И в этот момент в дверь постучали. Она поспешно накинула на себя пеньюар. Потом отозвалась.

– Вы исчезли из зала слишком быстро, carina, – послышался голос Висенте. – Мы даже не успели пожелать вам доброй ночи.

Carina, черт подери! Она ему покажет «carina»! Больше всего на свете Аликс хотелось сейчас выскочить из комнаты и спустить его с лестницы хорошим пинком. Может быть, это хоть немного дало бы выход накопившемуся раздражению. Теперь Аликс совершенно точно знала, что Висенте известно, кто такая Камила на самом деле, и что сообщать ей об этом он не намерен.

– Вы были заняты гостями, – только и ответила она.

– Не настолько.

Висенте стоял, прислонившись плечом к притолоке, и черными блестящими глазами бегло осматривал ее комнату. Аликс оставалось только гадать, в каком он теперь настроении. Жаль, что она не родилась ясновидящей, ведь Висенте явно пришел неспроста. И теперь решает, как бы вернее вывести ее из равновесия.

– Ну, в таком случае пожелаю вам спокойной ночи, – сказала она, надеясь, что Висенте поймет намек и уберется восвояси.

Он улыбнулся.

– Но еще слишком рано. Давайте выпьем чего-нибудь перед сном. Можем даже побеседовать о Камиле.

Как умно, подумала Аликс. Заманить ее с помощью ее любимой темы. Что ж, коль скоро он первым начал разговор об этом, надо пользоваться моментом.

– Весьма любопытно. Может быть, вы даже изволите сообщить мне, что Камила – это Сильвия.

– Сильвия? – мягко переспросил он. – Занятно. Нет, думаю, нам все же следует перенести разговор о Камиле – да и о Сильвии тоже – на другое время. Выпейте со мной хотя бы немного бренди. Мне необходимо расслабиться, раз гости наконец ушли.

Первым желанием Аликс было отказаться, но тут она подумала, что будет небезынтересно понаблюдать и дальше за маневрами Висенте.

– О'кей. Только подождите минутку, я переоденусь.

– Вы и так неплохо выглядите.

– Я буду себя чувствовать гораздо удобнее в чем-нибудь другом. Всего пару минут. Вы подождите меня в…

– В библиотеке, – закончил за нее Висенте.

Войдя в небольшую комнату, где помещалась библиотека, Аликс с трудом сдержала улыбку при виде романтического полумрака, царившего здесь. Стеллажи слабо виднелись в полутьме, звучала медленная красивая музыка. Конечно, в любви она была не так опытна, как в литературе, но все же безошибочно узнала декорации, предвещающие соблазнение героини. Это ее смутило. На вечеринке она понадобилась ему только для того, чтобы оставить на нее Сильвию. Что же теперь?

Висенте, сидевший на диване, поднялся ей навстречу и жестом пригласил сесть рядом с ним. Аликс опустилась на мягкую кожу, откинулась на спинку и вытянула ноги.

Кто играет с огнем, рискует обжечься. Эту поговорку она слышала от отца тысячу раз. Теперь возникшая в памяти, она пришлась как нельзя кстати, потому что обстановка в комнате была более чем взрывоопасной. И ей не так-то просто будет держать себя под контролем. Потому что, как бы ни удручали Аликс махинации Висенте, ей становилось все труднее противостоять своему физическому влечению к нему.

Висенте налил в сверкающие хрустальные рюмки коньяк и передал одну Аликс. Опустился на диван рядом с ней.

– Вы выглядите великолепно, – он окинул взглядом ее вязаную хлопковую рубашку и леггинсы. – Но мне больше понравился ваш недавний наряд. В нем вы казались только что спустившейся с небес древнегреческой музой.

– Благодарю вас, – сказала она, стараясь держаться ровного тона. Для храбрости она отпила немного коньяка и принялась вертеть рюмку в руках, любуясь блеском хрустальных граней.

Около минуты прошло в молчании. Потом Висенте сказал:

– А ведь вы меньше чем через неделю уезжаете.

Аликс кивнула.

– И чем же вы собираетесь в это время заняться?

– Я уже объездила все места, которые намечала, кроме побережья, – ответила Аликс. – Да и в самом Кито я многого не видела. После того случая… – она невольно содрогнулась, вспомнив злосчастный вечер, когда пошла разыскивать по букинистическим магазинам первый роман Камилы. – Я хочу еще кое-что осмотреть здесь в частности церкви.

– Я отвезу вас.

– Не надо, спасибо, я вовсе не это имела в виду… – Она чувствовала себя слишком смущенной. А уж если Висенте будет снова целый день находиться рядом, ей и вовсе трудно придется. Как преодолеть это проклятое влечение? Ну почему, почему с каждым днем оно становится все сильнее?

– Вы постоянно возражаете, Аликс! Лично я не вижу причины, по которой мне не следует вас сопровождать.

– А ваша работа? Я и так слишком часто отвлекала вас от дел.

– Работа подождет.

Аликс отлично знала, что это неправда. Висенте каждый день уходил в кабинет после того, как она отправлялась спать, и выходил оттуда далеко за полночь. Она не знала только, всегда ли он так работает или виной тому ее присутствие, отнимающее у него слишком много времени.

Спору нет, конечно, гораздо лучше осматривать Кито с человеком, выросшим здесь и отлично знающим город, нежели выслушивать болтовню гида на обзорной автобусной экскурсии. Скорее всего, больше она никогда в Эквадор не попадет, с сожалением подумала Аликс, внезапно почувствовав, что успела полюбить эту страну с ее тропической красотой и волшебной природой.

Теперь она не скоро сможет позволить себе подобную поездку. По возвращении домой Аликс собиралась заняться преподаванием в одном из университетов. Зарплата поначалу у нее будет небольшая, так что она едва ли сможет выехать куда-нибудь даже за пределы своего штата, не говоря уже о загранице.

Родители вложили массу денег в обучение Аликс, одной из шести сестер. Хотя эти расходы и не были для них столь уж обременительными, все же семье приходилось отказывать себе в некоторых приятных излишествах. Аликс твердо намеревалась жить независимо от семьи, как только выучится. Исключительно на свои заработки.

Поэтому теперь, пока она здесь, надо пользоваться моментом и не упускать ни единого шанса увидеть как можно больше – ездить на экскурсии, ходить самой и, на худой конец, воспользоваться предложением Висенте. Цель оправдывает средства, сказала себе Аликс. К тому же оставалась пусть и небольшая, но все же надежда, что с помощью Висенте ей удастся-таки разыскать Камилу.

– О'кей, – сказала она.

– Вы очень забавная, Аликс. Прежде чем принять какое-то решение, вы тщательно его обдумываете. Мне нравится, когда женщина думает, прежде чем что-то сказать. – Он допил свой коньяк и поднялся с дивана. – Да, кстати… – он взял в руки папку, лежавшую на столе, – возвращаю вам. Прекрасная работа.

Это была ее диссертация.

– Вы слишком добры, – сказала Аликс. Она, признаться, не ожидала комплиментов, давая Висенте почитать свою работу. Максимум, на что она рассчитывала, – это строжайший критический разбор. Но ведь он даже Сильвии сказал, что она, Аликс, талантлива.

– Едва ли. Однако пора спать. Завтра мне надо встать пораньше, чтобы сделать несколько звонков и перенести кое-какие деловые встречи.


– Это самая любимая моя церковь. – Висенте указал на церковь Святого Франциска по другую сторону площади. На самой площади глазам Аликс предстала уже знакомая ей картина рынка – здесь торговали буквально всем, начиная с фруктов и овощей и кончая одеждой, посудой и украшениями. Торговля не прекращалась даже по воскресеньям. – Мне очень нравится связанная с ней легенда, – продолжал Висенте. – Местный правитель по имени Кантунья получил приказ выстроить в городе церковь к определенному сроку. До условленного дня оставалась одна ночь, а работа еще не была окончена. Кантунья пришел в отчаянье. И тут к нему явился El Diablo – дьявол – и предложил достроить церковь, конечно, в обмен на душу Кантуньи…

– О, я знаю эту историю, – перебила Аликс. – Кантунья был в таком безвыходном положении, что согласился на сделку с дьяволом, и тогда El Diablo прислал целый сонм дьяволят, diablitos, которые и окончили работу до утра.

– Совершенно верно, – ответил Висенте. Они пошли дальше, и он с явным удовольствием продолжал рассказ: – К рассвету церковь была готова, и душа Кантуньи должна была неминуемо достаться дьяволу. Но, осматривая церковь, Кантунья заметил, что в стене колокольни недостает одного камня, а это значило, что дьявол не выполнил своего обязательства. Таким образом Кантунья спас свою душу.

– По-моему, в каждой стране есть подобная легенда.

Висенте широко улыбнулся и лукаво подмигнул ей.

– Да, но у нас есть доказательство тому, что это чистая правда. Не хотите ли взглянуть на стену колокольни, где недостает одного камня?

Быстро осмотрев всю церковь и поднявшись на колокольню, они вернулись к машине и поехали на площадь Независимости, где стоял президентский дворец. Аликс остановилась, чтобы его сфотографировать. Ее немало удивило, что можно запросто подойти к самому входу во дворец.

– А у нас к Белому дому простой человек близко подойти не может, разве только в составе группы, у которой есть особое разрешение. Или если он там работает, конечно, – сказала она, разглядывая охранников дворца, стоявших у дверей. На них были широкополые шляпы с плюмажем.

Затем они отправились к Панекильо – холму в самом центре Кито. Камила писала Аликс, что ее дом можно увидеть от подножия гигантской статуи Пресвятой Девы, покровительницы Кито, которая стоит на этом холме. Аликс, конечно, не могла удержаться, чтобы не подняться туда и не посмотреть собственными глазами. Когда они поднялись на холм, у Аликс сначала захватило дух от восторга, но восторг быстро сменился чувством разочарования. Конечно, отсюда был виден дом Камилы – как и дома всех остальных жителей Кито. Город лежал перед нею как на ладони!

Когда они вернулись в Каса Серрано, было уже темно. Аликс казалось, что сегодня они успели обойти все музеи, все церкви и все картинные галереи Кито. Сначала она надеялась, что Висенте скоро сдастся и предложит вернуться домой. Но когда он, такой же веселый и бодрый, как утром, предложил ей поехать посмотреть еще одну интересную достопримечательность, Аликс не выдержала и запросила пощады.

Весь день он был безукоризненно любезен и мил, а когда Аликс откровенно призналась, что у нее нет больше сил, он едва заметно улыбнулся.

– Устали? – Висенте повернулся к ней, опершись рукой о руль.

– Немного, – кивнула она. – Ноги просто отказываются меня носить.

– Бедняжка Аликс. Пойдите переоденьтесь во что-нибудь удобное, а я велю Луисе накрывать стол к ужину.

Пока Аликс принимала душ и переодевалась, ее с новой силой начали одолевать прежние подозрения. Висенте вел себя слишком заботливо. И таким путем, усыпив ее бдительность, снова увел прочь от более всего интересующей ее темы. Сильвия – это Камила или нет? Аликс твердо решила за ужином напрямую спросить об этом Висенте.

Следуя его совету, она переоделась в спортивный костюм и легкие тапочки. И спустилась к нему. Ужин был простым, состоял из супа, сыра и фруктов. Когда подали кофе, Аликс наконец решила спросить о Сильвии.

– И что же вам хотелось бы узнать о ней?

Аликс медлила – она не знала, с чего начать.

В мозгу у нее промелькнуло несколько совершенно неподобающих вопросов, которые больше подходили для бульварной газетенки, чем для «Ньюсмейкерз». Что Сильвия в самом деле значит для него? – таков был главный из них.

– Не знаете, что сказать? Ну что ж, я могу вам ответить на некоторые вопросы, не дожидаясь, пока вы их зададите. – Висенте улыбнулся. – Мы дружим с Сильвией с самого детства. Меня беспокоит ее судьба. Она несчастлива в жизни. В этом есть и моя вина.

– Не могли бы вы объяснить поподробнее?

– Это печальная история. Многие обвиняют Сильвию в эгоизме, безответственности, неспособности любить, но она не всегда была такой. Она искренне любила своего мужа, Себастьяна, и была ему верной и преданной женой. Но он погиб – разбился на самолете, когда тот потерял управление и упал в джунглях. Себастьян в тот день полетел вместо меня и погиб, хотя это должно было случиться со мной. После этого Сильвия очень переменилась.

– И вы чувствуете ответственность за вдову своего друга.

– Да, но эта ответственность не того рода, чтобы становиться ее мужем вместо него. По многим причинам это не принесло бы ничего хорошего. Хотя меня и заботит ее судьба.

– Вы любите ее? – одним залпом выпалила Аликс и тут же сама испугалась своей решительности.

– Разве это имеет значение?

– Для меня? Конечно, нет. Мне не следовало бы лезть не в свои дела. – К ужасу своему, Аликс вдруг поняла, что это имеет значение. Но как объяснить Висенте то, что сама она понять не могла? К тому же он не сказал, что не любит Сильвию. Он просто ответил вопросом на вопрос. И Аликс не захотелось больше расспрашивать его из опасения услышать нежелательный ответ. Она предпочла сменить тему: – Спасибо вам большое, что показали мне Кито.

– Не за что. Нам еще надо обязательно съездить на экватор, чтобы вы могли сфотографироваться на монументе Mitad del Mundo[19] – одна нога в Северном полушарии, другая – в Южном. А сейчас не хотите ли поплавать? После ужина прошло уже достаточно много времени.

– О нет. Я замерзну, поскольку не привыкла купаться при такой температуре.

– Я постараюсь, чтобы вы не простудились.

Аликс только молча глянула на него, не понимая, что он имеет в виду – нагреватель воды в бассейне или собственную персону.

– Может быть, в другой раз. – Аликс поднялась со стула. Пусть она и не способна полностью себя контролировать, но знает точно, что находиться полураздетой в его присутствии не намерена. – Доброй ночи.


Проснулась Аликс поздно, когда электронные часы на столике показывали уже половину десятого. Она с трудом открыла глаза. Плотно задернутые шторы не пропускали свет, и в комнате царил полумрак. Аликс еще немного полежала в постели, уговаривая себя встать, как вдруг ее ужалила мысль, что уже в который раз Висенте удалось заговорить ей зубы. Он увлек ее разговором о Сильвии, и она снова забыла спросить его о Камиле.

Теперь, освеженная сном, Аликс вернула себе способность трезво мыслить. Если все же предположить, что Сильвия – это Камила, интересно, сколько времени прошло после гибели ее мужа? Может быть, поэтому и прервалась их переписка? И стиль ее книг тоже мог перемениться именно по этой причине. Вполне возможно, что несчастье перевернуло всю ее жизнь, сделав ее бесчувственной и нетерпимой.

Аликс никогда не приходилось переживать потерю любимого человека. Ее бабушки и дедушки, тети и дяди были в добром здравии. Конечно же, ей трудно понять страдания Сильвии.

Аликс твердо решила обо всем расспросить Висенте, как только его увидит. Больше она не позволит сбить себя с толку. Если Сильвия – это Камила, то она узнает об этом прежде, чем сядет солнце.

Совершенно неожиданно Аликс столкнулась с Висенте в столовой. Она-то была уверена, что он уже уехал в офис, предоставив ей обдумывать предстоящую битву. Но, по-видимому, сегодня он и сам проспал. Предложив Аликс сесть, он налил ей чашку горячего кофе с молоком. А она решила не медлить и тут же спросила его о Сильвии.

В ответ Висенте с изумлением посмотрел на нее.

– Я думал, вы и сами поняли: она – не Камила. Любопытно, конечно, что вы подумали такое. Могу вас заверить, это не так. И Сильвия первая вам скажет, что они с Камилой – полные противоположности. Да и сама Камила повторила бы то же самое. Сильвия – аристократка до мозга костей. И у нее нет ни малейшего желания становиться кем-то еще и вообще иметь с кем-либо дело.

– Но разве для человека, который не желает быть узнанным, не лучше всего принять личину своего антипода?

– Клянусь вам, Аликс, Сильвия – не Камила.

– Тогда зачем же вы сами подталкивали меня к этому выводу тогда, на вечеринке?

– Признаю, мне хотелось смутить вас. Давайте остановимся на том, что ваша таинственная писательница не желает, чтобы ее узнали. И я посоветовал бы вам на этом и успокоиться.

– Не могу. Я слишком долго восхищалась романами Камилы и не могу просто так уехать, не поговорив с ней. Кроме этого разговора, мне ничего не надо. И почему-то мне кажется, что вы не до конца искренни со мной.

Кажется, его нимало не обидело ее обвинение. Он только покачал головой.

– Что ж, раз вы так уверены, что Сильвия – это Камила, я могу устроить вам еще одну встречу, чтобы вы могли задать свой вопрос лично ей. Вы этого хотите?

Аликс не смогла ответить сразу. Она молча обдумывала его предложение. Нехорошо, конечно, после такой пламенной речи идти на попятный, но Аликс совсем не была уверена, что ей хочется еще раз встречаться с Сильвией. Да и вообще, она теперь ни в чем не была уверена.

Висенте коснулся ее плеча.

– Так чего вы хотите, Аликс?

– Не знаю, – ответила она. – Может быть, в самом деле лучше не разрушать иллюзию. И тогда мне не следует пытаться узнать, кто такая Камила на самом деле. Она в своих книгах такая разная – пишет и о политической коррупции, и об экологических проблемах, она обо всем так много знает. Может быть, секрет ее успеха как раз в том, что о ней самой никому ничего не известно? А я ведь случайно могу выдать ее местонахождение, и кто-нибудь ее выследит. Нет, я не хочу приносить Камиле вред. Я хочу защитить ее.

Аликс почувствовала, что ее фантазии рухнули. Она поняла, что, кем бы ни была Камила, эта писательница – не идеал, но обыкновенный человек, со всеми присущими ему недостатками.

– Вы ведь все-таки идеалистка, да, Аликс? – спросил Висенте, глядя на нее внимательно и мягко.

– Чьи идеалы рухнули, – мрачно усмехнулась она.

– Что ж, позвольте мне хоть немного вас утешить. Сильвия Валенсуэла – не Камила Завала.

Почему-то на этот раз Аликс ему поверила. Может быть, потому, что ей отчаянно хотелось, чтобы так оно и было, а может быть, потому, что Висенте казался очень искренним в этот момент. Так или иначе, Аликс решила принять его слова за достоверный факт.

– Но вы, конечно же, не собираетесь указать мне истинный путь?

Он покачал головой.

– К сожалению, так оно и есть. Что же вы собираетесь делать дальше?

– У меня билет на пятницу. Поскольку ничего нового я все равно не найду, пора браться за работу. Думаю, мне остается только одно: заняться статьей.

Висенте взял ее за обе руки.

– У меня есть идея получше. Вы говорили, что вам хотелось бы побывать на побережье. Так давайте достойно завершим ваше пребывание здесь. Я могу на пару дней отлучиться с работы. Утром мы вылетим, проведем день в Салинасе, там же переночуем, а потом возвратимся, и тогда можно собирать вещи в дорогу. Как вы на это смотрите?

– Это… это вряд ли возможно, – неуверенно пробормотала Аликс. Его близость и неожиданное предложение лишили ее способности соображать. Она попыталась отодвинуться, но Висенте не выпустил ее рук. Его пальцы крепко, хотя и нежно, сжимали ее запястья, и вновь Аликс с трудом подавила в себе неодолимое влечение к нему. Она улыбнулась и попыталась перевести разговор в безопасное русло. – Но все равно спасибо вам. Вы были так добры ко мне.

– Мне было приятно. – Он принялся гладить ее запястья, и этот его жест потряс ее. – Скажите, а что вы думаете о Висенте Серрано? – спросил он.

Она вздернула подбородок.

– Мне почему-то кажется, что есть вещи, о которых не следует говорить.

– Таких вещей нет, если люди становятся друзьями. Ведь мы друзья, Александра? Мне хотелось бы думать, что это так.

– Может быть, мы на пути к тому, чтобы стать… друзьями, хотя нам нужно еще очень много друг о друге узнать. Мы ведь из таких разных миров…

– Разве? – Его пальцы продолжали гладить ее запястья.

– Конечно. Культуры наших стран столь различны между собой. – Ей очень важно было самой не забывать об этом, хотя, когда Висенте находился рядом, ей все труднее становилось держаться. Что с ней такое? – Я свободная женщина, а…

– А я – macho Latino?[20]

– Я этого не сказала.

– Нет, но мне кажется, вы это подумали. Не позволяйте внешности ввести вас в заблуждение, Аликс. Попробуйте узнать меня получше. Поедемте вместе на побережье.

Аликс с трудом боролась с искушением согласиться. На сей раз он не использовал Камилу как приманку. Напротив, он всячески подчеркивал, что ему хотелось бы поехать с ней. В первый день она задела его замечанием о разнице в их возрастах, но теперь ей уже не казалось, что она столь существенна: двадцать пять и тридцать четыре – не такое уж непреодолимое расстояние. И все же, несмотря на то, что ей очень хотелось поехать с ним, она не могла избавиться от некоторой доли страха.

Висенте Серрано – мужчина, избалованный вниманием женщин. Если не Сильвия Валенсуэла, то кто-нибудь еще. И быть может – она, если поедет с ним на побережье. И случится это очень скоро. А что потом? Вероятность разбитого сердца была слишком велика.

Но, невзирая на это, Аликс чувствовала, что ее решимость слабеет. Она не могла не признаться себе, что очень хочет поехать.

– Вы уверены, что сможете отлучиться с работы?

– Это не проблема. Сегодня мы съездим на экватор, а потом я заеду в офис и разберусь со своими делами. Так что завтра утром можно уже будет отправиться в Салинас.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На небольшом частном самолете они добрались до Гуаякиля, большого портового города, откуда было недалеко до Салинаса, где они собирались провести остаток дня и ночь. К изумлению Аликс, остановиться им предстояло в третьем доме Серрано – пусть не таком внушительном, как первые два, но тоже красивом и элегантно обставленном.

Ужинали на украшенной живыми цветами террасе, при мягком свете больших свечей. Откинувшись в плетеных креслах и потягивая искрящееся вино, Аликс и Висенте любовались волнами, лизавшими песчаный берег. Легкий бриз, дувший с океана, растрепал распущенные волосы Аликс. Висенте протянул руку и отвел прядь волос с ее лица.

– Вы так красивы сегодня, – сказал он. – От пламени свечей ваши волосы кажутся золотыми, а блеск глаз волшебным.

Аликс попыталась было не реагировать на его слова, не принимать их всерьез, но для нее все это было так непривычно! Близость Висенте смущала ее, она не могла вымолвить ни слова.

Поднявшись со своего кресла, девушка отошла к стене террасы. Там, внизу, по самому берегу шли мальчик и старик. Старик нес рыбацкие снасти, а мальчик гордо держал в руках дневной улов. Лунная дорожка стелилась по водной глади* до самого горизонта.

Висенте тоже встал и подошел к Аликс.

– Вам не понравились мои слова?

У Аликс вырвался короткий дрожащий смешок. Она даже не узнала собственного голоса и, испугавшись, смолкла. Здравый смысл приказывал ей хранить скромность и достоинство. Но в данный момент она чувствовала себя далеко не здравомыслящим человеком; напротив, чувства, которые она старалась в себе подавить, теперь вырвались на волю и окончательно перестали подчиняться ей. Единственным средством спастись было сохранять между ними дистанцию, но теперь Висенте быстро разрушал и эту последнюю преграду.

Взяв ее за подбородок, он приподнял ее лицо. Нежно прикоснулся губами к ее губам.

– Ты этого боишься? – прошептал он. – Или этого? – Взяв ее за плечи, Висенте притянул Аликс к себе и накрыл ее губы страстным, требовательным поцелуем.

Все ее тело пронизала незнакомая прежде сладостная боль, и в тот же миг смолкли все доводы рассудка. Аликс подняла руки и обвила его шею, чтобы крепче прижать к себе, и вмиг позабыла все возможные возражения, которые ее язык готов был произнести. Больше ничто не имело значения.

Если бы раньше кто-нибудь спросил ее, считает ли она свою жизнь насыщенной и полноценной, Аликс наверняка ответила бы утвердительно. Но только теперь, когда Висенте ласкал ее и каждое ощущение было так ново и незнакомо, Аликс поняла, что именно этого она жаждала всю свою жизнь. Вдруг он отпустил ее и отступил на шаг.

– В чем дело? – почти простонала она.

– В тебе… в тебе все дело. Я забываю с тобой о том, что мои намерения были самыми честными. Я привез тебя сюда вовсе не затем, чтобы соблазнять. – Висенте провел пальцем по ее щеке. – Хотя эта мысль меня сильно привлекает. – Он снова сел в кресло, допил вино и поставил бокал на стол. – Думаю, пора пожелать друг другу спокойной ночи, прежде чем случится то, о чем мы оба будем потом жалеть.

Вернувшись к себе, Аликс легла спать очень поздно, припоминая вновь и вновь то, что было между ней и Висенте. Не прекрати он сам своих ласк, сейчас она лежала бы не в своей постели. И она хотела этого. Очень хотела. Так что же остановило его?

Может быть, он поступил так из благородных побуждений? Аликс сильно сомневалась в этом. Несмотря на свое все возрастающее влечение к Висенте, каждый его шаг, каждое слово по-прежнему вызывали у нее подозрение. Этот романтический вечер мог быть только частью хитроумного плана, чтобы отвлечь ее от поисков Камилы. А позволив себе влюбиться в Висенте, она обеспечит себе сердечную боль, и ничего более.

Сегодня она совершенно забыла о реальности. Идеалистка! Хотя от Оклахомы до Эквадора всего несколько часов полета, их с Висенте разделяет не только дальность расстояния. Даже если считать, что расстояние это легко преодолимо, недоверие, почти с самого начала возникшее между ними, преодолеть практически невозможно. К несчастью, ее влечение к Висенте заставило ее обо всем этом позабыть.

Но как ни раздражало Аликс упорное нежелание Висенте помочь ей с Камилой, она не могла не чувствовать к нему дружескую симпатию, даже уверенность в том, что они могли бы сработаться. Они ездили по Кито, осматривая городские достопримечательности, мирно гуляли по берегу океана весь вечер, потом вместе читали… Большинство мужчин сочли бы подобное времяпрепровождение скучным, но Висенте отнюдь не выглядел приунывшим. Наоборот, ему, похоже, приятно было отдохнуть от работы. Показалось ли это ей, или действительно у них с Висенте гораздо больше общего, чем она думала? Или… может быть, она неправильно поняла слова Висенте из того подслушанного разговора с Сильвией и теперь истолковывает их в свою пользу?

Нет, это все же не просто плод ее воображения. В конце концов, у них с Висенте действительно много общего: они оба всецело заняты своими семьями и работой. Даже принадлежат к одному вероисповеданию. Этого более чем достаточно, чтобы продолжать дружеские отношения, но для истинных чувств, разумеется, мало.

Почему все-таки он оттолкнул ее? Может быть, не чувствовал к ней никакого влечения? Нет, дело не в этом. Пусть у нее нет опыта, но она поняла, что Висенте был так же захвачен их поцелуем, как и она сама. Почему же тогда он остановился? Видимо, все же из благородных побуждений. Она – дочь Скотта Харпера. Висенте мог подумать, что, соблазнив ее, он тем самым поставит под угрозу деловые отношения с ее отцом, а еще, быть может, он не хотел отказываться от взятой на себя роли заботливого хозяина.

Что же ждет ее? Ответ, увы, был слишком ясен – ничего ее не ждет. Ради всего святого, побыстрей бы все это кончилось. Иначе она просто не выдержит. Они провели вместе всего несколько дней, и за это время Аликс успела полюбить Висенте Серрано. И теперь боялась, что ничего подобного ни с каким другим мужчиной уже не испытает.

Единственным разумным решением было как можно скорее уехать отсюда. Пусть она потеряла сердце и рассудок, но все же еще сохранила какие-то остатки гордости. Пусть не сию минуту, но уехать надо в самое ближайшее время. Послезавтра она вернется домой, к своей семье и друзьям. А когда статья для «Ньюсмейкерз» будет закончена, снова приступит к научной работе. Ее место в Оклахоме. Хотя Аликс вовсе не была уверена, что сможет теперь быстро вернуться к обычной своей жизни. Да, они с Висенте принадлежат к разным мирам, но жизнь без него казалась теперь совершенно невозможной.

Аликс включила лампу, надела очки и раскрыла книгу. Надо было чем-то занять мысли. Однако ее глаза скользили по строчкам, не вникая в смысл написанного. Висенте снова встал перед ее глазами. Еще одно объятие. Я не могу уехать, не испытав его ласки хотя бы еще один раз.

То ли оттого, что она не могла спокойно сидеть на месте, то ли под действием начавшегося океанского отлива Аликс почувствовала, что ей необходимо выйти на террасу. Она неслышно растворила стеклянную дверь своей спальни и тихо вышла. Легкий океанский бриз развевал ее тонкую ночную сорочку.

Висенте был там. Он стоял в нескольких ярдах от нее, опершись о перила и глядя в ночную темноту. Аликс он не заметил. Когда она подошла, Висенте повернул голову. Их глаза встретились, и он заключил ее в объятия.

Аликс показалось, что вся ее жизнь была только подготовкой к этому мигу. Висенте Серрано шептал ей ласковые слова на испанском, а она отвечала по-английски. Он жарко целовал ее, прижимал к себе, и единственной преградой между ними были тонкий батист ее сорочки и шелк его халата. Аликс слегка ослабила пояс на этом халате, почувствовала под своими пальцами его кожу… На его горле бешено пульсировала жилка.

Чтобы не задохнуться, им пришлось на минуту прервать поцелуй. Висенте прижался подбородком к волосам Аликс.

– Аликс, дорогая, – сказал он со щемящей нежностью в голосе. – Это невозможно. Ты никогда не была с мужчиной.

– Откуда ты знаешь это?

– Знаю, querida.

– Ну и что? Мне все равно, – хрипло прошептала она.

Висенте отстранился и заглянул ей в глаза.

– Когда-нибудь ты пожалеешь об этом.

– Но что, если я люблю тебя?

– Тогда нам остается только винить то несчастное совпадение звезд, которое заставляет нас желать невозможного. – Он нежно поцеловал ее в висок. – Не искушай меня – я и так с трудом противостою искушению. Как бы я тебя ни желал, твоя невинность – это дар, который я не могу принять. Возвращайся в постель и позволь мне остаться здесь одному, чтобы привести в порядок мысли и возвратить себе утраченный рассудок.

Аликс молча глядела на него умоляющими глазами, но Висенте отвел взгляд. Поняв, что просить бесполезно, она подчинилась и поплелась обратно в свою комнату.

Там, на террасе, она готова была разрыдаться, но, когда зашла в комнату, слезы пропали, и Аликс, рухнув на кровать, почти сразу провалилась в тяжелый сон.

Аликс проснулась на рассвете. Глядя в окно, она осталась лежать неподвижно, не зная, что делать дальше. Может быть, одеться, выйти на кухню и делать вид, что ничего не произошло? Или лучше подождать, пока Висенте сам постучит к ней, а уж потом выйти? Аликс не обладала большим опытом и не знала, как вести себя в подобных случаях…

Впрочем, ее беспокойство оказалось напрасным. Очень скоро Висенте, постучав к ней, сообщил, что ему позвонили из офиса: там срочно необходимо его присутствие, так что ему нужно немедленно возвращаться в Кито. Не вдаваясь в подробности, он ушел и к завтраку тоже не появился, под предлогом, что надо сделать еще несколько звонков. Аликс с трудом верилось, что Висенте так уж занят делами. Просто, скорее всего, он старался ее избегать.

Внезапно она почувствовала, как стремительно начинают таять часы ее пребывания в Эквадоре. Но Висенте, похоже, ничуть не огорчало, что очень скоро им придется расстаться. На пути в Кито он был погружен в свои мысли и на все попытки Ацикс завязать разговор отвечал коротко и односложно. Высадив ее у Каса Серрано, он только слегка коснулся ее щеки и сказал:

– Аликс, мне жаль, но из этого ничего не выйдет, разве ты не понимаешь?

В его глазах светилась тревога – он явно отдавал себе отчет в том, что происходит с нею. Ясно одно: связывать себя с Аликс он не намерен и теперь старается сообщить ей это в наиболее мягкой форме. Она ничего не ответила, только молча проводила взглядом его машину.

В этот день она еще раз наведалась в библиотеку, чтобы сделать кое-какие выписки, а остаток времени до вечера провела, укладывая вещи. Когда послышался шум машины Висенте и хлопнула дверь внизу, она спустилась. Самое время поблагодарить его за гостеприимство, ведь завтра ее самолет вылетает рано утром, и уехать предстоит едва ли не до рассвета.

Висенте великодушно пригласил ее посидеть с ним в библиотеке. Налил в ее бокал белого вина, а себе – водки с тоником. По всему было видно, что провести с ней этот последний вечер он хочет в роли приветливого хозяина, но не более того. Впрочем, поговорить они не успели: зазвонил телефон в кабинете, и Висенте, извинившись, поднялся:

– Это, должно быть, отец.

И больше он не появился.

Аликс вяло жевала приготовленный Луисой ужин, втайне надеясь, что Висенте все-таки придет. Когда стало очевидно, что этого не случится, она вернулась в свою комнату. Что ж, ничего не поделаешь, печально сказала она себе. До свидания, Аликс, счастливого пути. Попутного ветра, так сказать. Она подошла к окну, чтобы задернуть шторы, и глазам ее открылся уже знакомый вечерний город с тысячами огней, усыпавших горные склоны. Вверху они, казалось, сливались со звездами. Где-то там, наверное, сейчас Камила… Аликс постояла немного у окна, раздумывая о ней, но затем ее мысли упрямо вернулись к Висенте.

Ей пришло в голову, что он догадался о ее чувствах и поэтому теперь так старательно избегает ее. Впрочем, она, конечно, повела себя более чем странно – фактически сама кинулась ему на шею там, на террасе. Может быть, он опасается, что теперь она, чего доброго, начнет требовать более серьезных отношений. Загонит его в угол – так, кажется, он выразился в разговоре с Сильвией.

Аликс все больше убеждалась, что холостяком Висенте до сих пор остается не случайно. Несомненно, он отлично умеет избегать каких бы то ни было уз, несмотря на все старания отца женить его. И со стыдом подумала, что ее поведение он тоже мог принять за намерение «изловить» его. Если это так, то он, должно быть, очень рад ее завтрашнему отъезду. Больше она не будет угрожать его вольной жизни.


Назавтра, рано утром, Аликс прошла на кухню, намереваясь по телефону вызвать такси. Не успела она набрать номер, как вдалеке прогремел гром.

Оказалось, что вызвать такси в Кито – не такая легкая задача; обычно здесь просто ловили машину, выходя голосовать на ближайший перекресток. Но вблизи дома Висенте никаких перекрестков не было, а тащиться куда-то под дождем, да еще с чемоданами, ей вовсе не улыбалось. Наконец Аликс решила позвонить в отель «Колон» и попросить регистратора прислать ей машину.

Когда ее спросили, по какому адресу, Аликс отметила, что уже машинально говорит по-испански. За две короткие недели, проведенные в Эквадоре, она привыкла не только к перемене языка, но и к традициям, и к образу жизни в этой стране.

И было бы совсем не трудно привыкнуть к жизни здесь… но нет, не стоило даже думать о подобной возможности. Ее южноамериканское приключение подходит к концу; буквально через несколько часов она снова окажется в холодной, зимней Оклахоме, вернется к прежней жизни – и, может быть, со временем сумеет убедить себя, что эта поездка не оставила в ее душе значительного следа.

Вещи были уже упакованы и ожидали в комнате наверху. Если повезет, она выскользнет из дома прежде, чем проснется прислуга. Может быть, это не самый лучший способ покидать гостеприимный дом, но сцену прощания с Висенте Аликс просто не перенесла бы. Она не сумеет скрыть несчастного выражения своего лица, и Висенте без труда поймет, как много он на самом деле для нее значит. Она быстро написала записку со словами благодарности и положила ее на туалетный столик в своей спальне. Этого достаточно.

Аликс спустилась вниз с ноутбуком и сумкой в руках.

– Sehorita, buenos dias, – вдруг услышала она и увидела Луису, стоящую с сонным видом в холле. – Я приготовлю вам завтрак.

– Gracias, не стоит беспокоиться, – ответила Аликс. – Позавтракаю в самолете. Я уже вызвала такси. Позовете меня, когда машина прибудет, хорошо?

Экономка, кажется, удивилась, но кивнула в знак согласия.

Аликс вернулась в спальню. Она решила немного полежать, прежде чем спускаться с остальной частью своего багажа. Луиса все это время была очень мила и дружелюбна с ней, но сейчас Аликс пребывала не в том настроении, чтобы поддерживать разговор с кем бы то ни было. Проходя по коридору, она взглянула напоследок на сад, едва видный теперь сквозь пелену дождя. Горы затянуло низкими грозовыми облаками, и Аликс оставалось надеяться, что рейс из-за этого не будет отложен.

– Значит, мы решили сбежать незаметно, словно ночной воришка, вместо того, чтобы по-человечески попрощаться? – Аликс испуганно подпрыгнула. Висенте стоял против нее, его глаза покраснели, одежда была измята. Видно было, что он провел бессонную ночь.

Хотя Аликс и находила оправдание своему поступку, она понимала, что Висенте прав. Она действительно чувствовала себя преступницей.

– Я не хотела тебя беспокоить.

– С тех пор как ты здесь, ты только этим и занимаешься, querida, – в его глазах сверкал огонь какой-то мрачной решимости.

Позади раздался вежливый кашель.

– Извините, сеньорита, такси прибыло.

– Отпустите его, – приказал Висенте. – Сеньорита Харпер передумала. Она не поедет сегодня. – Он вынул из бумажника банкноту и протянул ее Луисе.

– Нет! – воскликнула Аликс и подняла взгляд на Висенте. – Я не могу остаться.

– Отпустите такси, – непререкаемым тоном повторил Висенте, и Луиса немедля отправилась выполнять приказание.

– Если я захочу уехать домой, я уеду. Меня ждут, и через два часа я все равно буду сидеть в самолете, который вылетит в Соединенные Штаты, нравится это тебе или нет. Раз уж ты отослал мое транспортное средство, придется тебе самому отвезти меня в аэропорт.

Висенте, которого ее яростный протест только развеселил, взял обе ее руки и прижал их к своим губам.

– А если я откажусь?

Аликс резко отдернула руки.

– Тогда я вызову другую машину.

– Которую постигнет та же участь, что и первую.

– Тогда я пойду пешком.

– Под дождем? До аэропорта не близко, так что гарантирую: на свой самолет ты опоздаешь. Впрочем, если случится чудо, и ты успеешь вовремя, предупреждаю, что твой заказ на билет я тоже отменил, несколько часов назад.

– Что ты сделал?

На его лице сияла улыбка триумфатора.

– Я отменил броню на твое место. Позвонил и сказал, что тебе потребовалась срочная госпитализация и ты останешься в Эквадоре еще на неделю.

Аликс готова была лопнуть от переполнявшего ее гнева. Да, теперь Висенте снова стал самим собой – властным и своевольным.

– А я скажу им, что поправилась быстрее, чем ожидалось, – фыркнула она. – Пусть я не уеду сегодня, но завтра – непременно.

– Нет, Аликс. Боюсь, что не могу позволить тебе сделать это.

– Но зачем тебе нужно, чтобы я осталась? То, что произошло на побережье, было ошибкой, и ты избегал…

– Едва ли это было ошибкой, – перебил он. – Скорее – откровением. Видишь ли, как бы твое присутствие ни осложняло мне жизнь, я не могу позволить тебе уехать просто так.

Эти слова вновь пробудили в Аликс надежду.

– И для чего же я тебе нужна здесь? – с мягким нажимом спросила она.

– Вчера вечером я, как тебе известно, разговаривал с отцом. И он предложил мне использовать последнее средство, оставшееся в моем распоряжении, – представить тебя Камиле Завала.

Аликс тяжело вздохнула. Вот уж чего она никак не ожидала, и, сказать по совести, не очень теперь и стремилась к этому знакомству. Она-то ждала от Висенте слов любви, а не предложения познакомиться с Камилой, да еще в таком резком тоне.

– Нет уж, пожалуйста, не надо, – сердито сказала она. – Ты уже однажды предлагал мне это…

– Я обещаю, что сегодня ты увидишься с Камилой на асьенде моего отца. Мы можем поехать туда чуть позже.

Аликс наградила его скептическим взглядом.

– А почему не прямо сейчас? Я готова.

– Думаю, ты согласишься, что сейчас рановато поднимать отца с постели.

Аликс, посмотрев на часы, кивнула. Было бы безобразием так рано будить Хуана Карлоса, пусть даже он и приходится отцом Висенте. К тому же Аликс необходимо было сначала позвонить домой и предупредить родителей, что она задержится. В ее семье обычно вставали рано, так что она никого не разбудит. Наверное, они уже сидят на кухне и пьют кофе, если только отец не в отъезде. Аликс очень надеялась, что Скотт сейчас дома. Ей позарез необходим его совет.

К телефону подошел сам папа.

– Детка, я не знаю, что и думать, – сказал он. – Когда Хуан Карлос предложил мне ее книгу, мне и в голову не пришло, что Камила может иметь отношение к Серрано. Если бы я что-то заметил, непременно сказал бы тебе. Но похоже на то, что тебе все-таки удастся добиться желаемого.

Разговор перешел на путешествия Аликс по Эквадору, потом отец рассказал, что происходило за это время с ее племянниками и племянницами. Когда Аликс наконец повесила трубку, оказалось, что они проговорили ровно полчаса.

Отец в самом деле понятия не имел о какой-либо связи Камилы с семьей Серрано. Очень жаль, подумала Аликс. Как было бы хорошо, если бы он смог подсказать, что может ожидать ее на асьенде Хуана Карлоса!

Пока Аликс разговаривала по телефону, Луиса накрыла на стол. Висенте положил в свою тарелку вареных яиц, поджаренного хлеба, несколько кусков рулета и фруктовый салат, а потом попытался уговорить Аликс последовать его примеру. Но ей совершенно не хотелось есть. Нервные спазмы так сжали ее желудок, что там совсем не оставалось места для еды.


Грозовые облака унесло ветром, и в небесах вовсю сияло солнце. С мокрого асфальта поднимался пар. Наконец они выехали из дома. Висенте молча вел машину. Они миновали заторы на улицах Кито, и автомобиль помчался по широкому шоссе, ведущему на юг. Мимо мелькали живописные деревушки. Теперь Висенте, побритый, принявший душ и переодевшийся в чистую одежду, уже не выглядел таким измученным бессонной ночью.

Аликс, которая смогла наконец спокойно обдумать предстоящую ей встречу, пребывала в состоянии небесного блаженства. Которое, однако, омрачалось некоторой тревогой. Висенте ведь сам не скрывал, что ждет не дождется, когда она наконец вернется в Штаты. Почему же он вдруг передумал? Из-за их последней поездки или под влиянием Хуана Карлоса? Аликс метнула на Висенте быстрый взгляд. Он, казалось, был всецело занят своими мыслями. Может быть, сожалеет о данном обещании? Или это окажется еще одной его уловкой и она так никого и не увидит? Но зачем было заходить так далеко? Она ведь уже отказалась от надежды встретиться с Камилой.

Только когда они наконец свернули на дорогу, ведущую к асьенде, Аликс набралась смелости спросить Висенте о том, что мучило ее всю дорогу.

– А почему Камила будет именно на асьенде?

– Потерпи, и все поймешь. – Он взглянул на нее с очень серьезным выражением. – Но не забывай, что увиденное может разочаровать тебя. Камила вполне может не оправдать твоих надежд.

– Поверь, я думала об этом… Я очень хочу с ней встретиться, но…

Висенте остановил машину перед домом, выключил мотор и повернулся лицом к Аликс.

– Но ты боишься, что твое представление о ней будет испорчено.

– Что-то вроде того. Слишком долго я чувствовала в ней родственную душу. Это чувство только усилилось, когда я приехала в Эквадор. Я смотрела по вечерам в окно, на Кито, и думала: где она сейчас, что делает, о чем размышляет… – Аликс сокрушенно покачала головой. – А иногда… – тут она осеклась. – Наверное, я кажусь тебе наивной дурочкой.

– Сейчас ты кажешься мне еще прекраснее, чем всегда. Еще необыкновеннее.

Хотя Висенте даже не попытался притронуться к ней, Аликс ощутила в его словах чувственную ласку. Но через секунду тревожная мысль вернулась к ней снова. Ведь он не любит ее, так почему же не оставит в покое и не отпустит домой? Положение спасли шаги, послышавшиеся на площадке. Времени для раздумий не было.

Хуан Карлос помог ей выйти из машины, поцеловал в щеку и пригласил в дом.

– Как чудесно, что ты вернулась…

Висенте прервал его. Он коротко и довольно мрачно кивнул отцу и объявил:

– Как ты и предлагал, я привез Аликс, чтобы рассказать ей о Камиле.

Хуан Карлос ответил ему таким же кивком, не выказав никакого удивления. Очевидно, он знал обо всем заранее. Дружески коснувшись ладонью спины Аликс, он провел ее в дом. На пороге их догнал Висенте. Взяв Аликс за локоть, он повел ее в конец центрального коридора к двери какой-то комнаты. Вынув из кармана ключ на цепочке, он отпер ее и подтолкнул Аликс вперед.

Судя по всему, это был кабинет, причем принадлежащий женщине. Там стояла мебель в стиле времен королевы Анны, а в воздухе витал легкий аромат каких-то экзотических духов. В одном углу стоял старинный секретер, а на складном столике у окна – пишущая машинка старого образца. Две стены от пола до потолка занимали стеллажи, несколько полок которых были заполнены книгами Камилы на разных языках.

– Не понимаю. – Аликс вопросительно посмотрела на Висенте, ожидая объяснения.

– Камилой, которую ты ищешь, была моя мать Элена, – бесцветным голосом сказал он. – Это был ее кабинет, и те материалы, которые ты здесь найдешь, думаю, дадут ответы на многие твои вопросы. Ты очень много значила для нее, Аликс.

– Значит, ты знал о письмах?

– Да, я знал обо всем. – Он слегка коснулся кончиками пальцев ее подбородка. – Давай поговорим об этом позже. А пока ты можешь оставаться здесь столько, сколько тебе будет угодно. Я прикажу принести тебе чай. – С этими словами Висенте исчез за дверью.

Когда дверь бесшумно закрылась за ним, Аликс долго стояла неподвижно, глядя в одну точку. Множество самых различных чувств обуревало ее по пути в этот дом. И все они были связаны со встречей с неким – неважно, каким – человеком. К тому, что она нашла здесь, она была совершенно не готова.

По ее щеке медленно скатилась слеза. Что все это значит? И почему Висенте решил открыть ей правду? Потому что чувствовал себя виноватым перед ней? Ведь он понял, что она влюблена в него, и поэтому, наверное, решил таким образом компенсировать ей отсутствие ответного чувства. Но нет, больше она не хотела думать о Висенте. Как ей уже не раз приходилось делать во время своего пребывания в Эквадоре, Аликс усилием воли переключилась на другое. Помогло на этот раз и то, что присутствие здесь Камилы чувствовалось слишком остро, чтобы не замечать его.

Она начала с замиранием сердца открывать ящики ее письменного стола, один за другим, осматривать отделения секретера, время от времени поглядывая в окно: там открывался великолепный вид на вулкан Котопакси. Аликс нашла альбомы с семейными фотографиями и целую пачку дневников, которые Элена вела с ранней юности. На каждом дневнике аккуратно были проставлены даты его начала и окончания. Почему-то, однако, несколько последних лет жизни Элены в них не были описаны. Снова загадка. Аликс сняла очки и в раздумье прикусила дужку зубами. Она сильно сомневалась, что Элена вдруг перестала вести дневник. Значит, там было записано что-то такое, чего ей знать не положено, и Хуан Карлос с Висенте просто убрали те тетради из стола, прежде чем показать кабинет Аликс.

Кроме дневников, там были записные книжки с набросками первых романов Камилы. Почерк был знаком Аликс до боли. Она сама, без памяти любя свою семью, теперь хорошо понимала скрытность Висенте и даже прощала ее.

Горничная бесшумно вошла, поставила поднос с чаем и так же тихо вышла. Аликс прервалась ненадолго и, прихлебывая чай, начала читать. Все ее существо замирало от восторга. Здесь было неизмеримо больше, чем ей требовалось для статьи в «Ньюсмейкерз» и даже для диссертации. Эти материалы просто бесценны для биографа. Но разрешат ли Серрано воспользоваться ими?

Аликс продолжала читать, в ее мозгу роились идеи. Несколько часов пролетело незаметно. Горничная так же бесшумно принесла ланч, к которому Аликс даже не притронулась. Она была слишком захвачена открытиями, чтобы думать о еде.

В следующем ящике, который она открыла, оказалась пачка аккуратно сложенных писем. Ее писем. Аликс не могла сдержать слез, снова стиснувших ей горло. Камила хранила ее письма, следовательно, их переписка имела для нее большое значение. Как и говорил Висенте. Ленточка, связывавшая пачку, трогательно напоминала о временах, когда письма хранились как драгоценная реликвия.

В комнате постепенно начало темнеть – за окном смеркалось. Хуан Карлос постучал в дверь и вошел. Включил свет.

– Не хочешь поужинать со мной, Александра?

Аликс откинула волосы со лба.

– Простите. Я и не заметила, что уже так поздно. – Честно говоря, она вообще утратила чувство времени.

– Здесь еще много всего. Неудивительно, что ты потерялась. – Хуан Карлос взял в руки нож для резки бумаги с богато инкрустированной рукояткой и погладил его. На лице его появилось мечтательное выражение – он явно находился сейчас где-то в далеком прошлом, в воспоминаниях о своей жене. Потом встряхнул головой, чтобы вернуться к реальности. – Ужин, наверное, уже подан.

Так оно и было. Аликс и Хуан Карлос сели за длинный обеденный стол, за которым могло бы разместиться целое семейство. Хуан Карлос отодвинул стул для Аликс, а сам сел напротив.

– Висенте не будет с нами ужинать? Он вернулся в Кито?

– Нет, nina. Он приносит свои извинения, но ему надо работать.

– И ему не хочется сейчас говорить о Камиле – то есть о своей матери.

– Вовсе нет. Напротив, мы очень любим говорить об Элене. Она остается частью нашей жизни. Элена была необыкновенной женщиной. Все любили ее.

– Особенно вы, да?

– Особенно я. С того самого момента, как я увидел ее еще пятнадцатилетней девушкой, я был околдован. Это произошло, когда мы были на брачной церемонии в Ла-Сьенега.

Аликс закивала головой:

– Да, в ее второй книге есть описание венчания в этой церкви. Мне очень хотелось бы туда съездить.

– Висенте обязательно отвезет тебя туда. После того, конечно, как ты все здесь закончишь. Это в нескольких милях отсюда, и… но это уже другая история.

Аликс хотелось задать ему так много вопросов. Ей было интересно узнать, почему они не рассказали ей об Элене в ее первый приезд сюда, а теперь ради этого даже задержали ее отъезд. Она была уверена, что многого еще не знает, но пока что не хотела ни о чем больше спрашивать. Как говорится, от добра добра не ищут. Ее допустили в кабинет Камилы, ей разрешили просматривать ее личные бумаги, и пока что этого более чем достаточно. Остальные вопросы можно было задать и позже.

Пока они ужинали, Хуан Карлос, не дожидаясь расспросов, сам принялся рассказывать о своей жене. Аликс было известно, как выглядела Камила – то есть Элена, это надо было запомнить, – по портрету, висевшему в большом зале, но Хуан Карлос мог влить жизнь в этот образ, помочь ей представить Элену живой. Он рассказал ей, каким чувством юмора обладала его жена, об ее внимании к мелочам, об ее отзывчивости. С каждым его словом перед Аликс все живее и яснее представала та Камила, которую она знала из ее книг и писем.

– Но почему ее стиль так резко вдруг изменился? – Аликс полагала, что ответ на этот вопрос, вероятно, содержится в последних дневниках Элены. Может быть, Хуан Карлос даст ключ к разгадке?

Однако он проигнорировал ее вопрос и спросил Аликс, как ей понравилось вино, которое они пили. Явно, хотя и вежливо, уклонился от ответа. Аликс поняла, что надо быть терпеливой, и тогда, может быть, удастся из случайно оброненных фраз узнать правду. А пока что оставалось внимательно вчитываться в каждую строчку дневников.

Она всегда медленно и вдумчиво изучала интересующий ее предмет, по крупице собирая знания о нем. И потом понимала и запоминала очень многое. Но сейчас ей стоило неимоверного труда побороть в себе любопытство и не приняться сразу за последние дневники. Так же трудно было заставить себя удержаться от расспросов Хуана Карлоса.

А он после ужина извинился и сказал:

– Вижу, ты жаждешь продолжить работу. Твои вещи уже отнесли в ту комнату, где ты останавливалась в прошлый раз. Так что чувствуй себя как дома. Можешь остаться здесь на столько, на сколько тебе захочется. – Он подался вперед, взял Аликс за плечи и поцеловал в лоб. – Элена всегда с нетерпением ждала твоих писем. Она очень тебя любила, nina. – Его слова напомнили Аликс слова Висенте, сказанные немного раньше. Хуан Карлос улыбнулся ей и вышел из комнаты.

Аликс зашла в свою спальню, чтобы взять из сумки папку, и вернулась в кабинет Элены. Здесь было столько всего, что она не знала, с чего начать. С дневников… Нет, с записных книжек.

Она открыла блокнот, лежавший сверху. На первой странице была всего одна фраза: «Я никогда не была бедной, но всегда жила в окружении бедности». Эти слова показались Аликс знакомыми. Ну конечно, ими открывалась первая книга Камилы. Аликс переписала себе эту фразу. В статье для «Ньюсмейкерз» она непременно использует ее. А может быть, и в диссертации тоже.


Следующие два дня прошли словно один час. Аликс перебирала и изучала бумаги, читала записки и переписывала их, прерываясь только для еды и короткой прогулки по двору. Но чем больше она работала, тем яснее становилось, что здесь чего-то не хватает. Она лежала, вытянувшись, на диване, когда ее внезапно осенило:

– Она не писала «Карибское соглашение»! – вскакивая, воскликнула Аликс. Слышать ее мог только старый кот, клубком свернувшийся возле дивана. Аликс подумала, что при жизни Элены это было, наверное, его любимое место. – По крайней мере, не весь роман. – (Кот приоткрыл глаза, покосился на Аликс и, не уловив в ее словах ничего интересного, снова закрыл их.) – Нет, не писала! – воскликнула Аликс, потрепав кота по шерсти. – И я докажу это.

Она подошла к стеллажу и вынула оттуда английский перевод романа. Бесспорно, какие-то отдельные места в нем принадлежали перу Камилы. Но для Аликс теперь стало очевидным: в целом книга написана другим человеком. Во всех произведениях Камилы – а также в записных книжках и дневниках – неизменно присутствовала свойственная ей мягкость. А этот роман был написан в жесткой манере.

Теперь Аликс знала точно, что Камила была только соавтором «Карибского соглашения», а к роману «Смерть Амазонки» либо вообще не имела никакого отношения, либо имела, но очень незначительное. Теперь ей стало ясно, что сбивало ее с толку. Она имела дело не с одним писателем, а с двумя. Но кто второй автор? Аликс подозревала, кто это может быть. И собственное открытие приводило ее в ярость.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Аликс подошла к садовнику, поглощенному обрезкой розового куста. Стараясь скрыть раздражение в голосе, спросила:

– Где молодой сеньор Серрано?

В ответ садовник куда-то махнул рукой в резиновой перчатке. Направившись в ту сторону, Аликс пересекла бывший каретный двор и, пройдя через беседку, вышла к пруду.

Висенте был там. Он лежал на траве у воды и смотрел на кишащих у берега головастиков. Услышав ее шаги, он поднялся.

– Решила подышать свежим воздухом?

– Нет, продолжаю работать, – сказала она. – Но я хотела бы, чтобы ты кое-что прояснил мне. Не хватает нескольких дневников. Трудно поверить, что твоя мать, такой дисциплинированный и методичный человек, внезапно прекратила вести записи. Они обрываются за несколько лет до ее смерти. Остается предположить, что кое-каких дневников недостает.

– Да, эти дневники действительно существуют.

– И в них говорится о соавторстве, да? В них объясняется, каким образом ты стал Камилой Завала?

– Что ж, ты догадалась. Да, теперь Камила Завала – это я. – Висенте потер шею. – Просто я хотел дождаться благоприятного момента, чтобы открыть тебе всю правду.

– И сколько же ты собирался его дожидаться? Пока я не выставлю себя полнейшей дурочкой? Какая же я, в самом деле, была дура! Как не поняла этого раньше! Видимо, меня слишком увлекла находка ее первого романа, и я занялась им, вместо того чтобы обратить внимание на более поздние вещи. Разницу в стиле я заметила сразу же, но сколько времени потратила впустую, пытаясь отыскать причину! – Не в силах сдержать гнев, она вскинула руки. – А ты… ты все это время наблюдал мой идиотизм и даже глазом не моргнул. Что ж, надеюсь, ты получил удовольствие.

– Вовсе нет. Просто мне казалось, что это необходимо.

– Тебе казалось, что это необходимо… – передразнила она. – А вот мне сейчас кажется, что ты… ты… – В ярости Аликс не могла подобрать подходящего слова, да и язык отказывался ее слушаться. Она отвернулась от Висенте и уставилась куда-то в сторону, стараясь подавить в себе желание расплакаться. Она чувствовала себя обманутой, хотя Висенте вроде бы не обязан был раскрывать ей правду.

Наконец она развернулась и посмотрела на него в упор.

– Тебя, наверное, искренне развлекали мои тщетные попытки выяснить, кто такая Камила. Мои нелепые расспросы всех подряд, мои предположения о том, что это Сильвия. Все это время ты просто смеялся надо мной.

– Я не смеялся.

– Почему же? Мне кажется, это и в самом деле смешно, – с горечью сказала Аликс.

Висенте взял ее за руки.

– Выслушай меня, пожалуйста. Да, я признаю: твой приезд явился для меня полной неожиданностью, и сначала я решил любой ценой помешать тебе раскрыть мой секрет. Вдобавок, мой отец задался вдруг целью поженить нас. Я изо всех сил стал этому сопротивляться. Я сопротивлялся влечению к тебе, но безуспешно. – Он взял прядь ее волос и принялся мягко перебирать их пальцами. – Аликс, я привез тебя сюда, чтобы поделиться с тобой тайной Камилы. Но не только. Еще я привез тебя сюда, чтобы просить стать моей женой.

Аликс лишилась дара речи. Его слова только усилили ее негодование. Наилучшим выходом сейчас было бежать от него, чтобы выиграть время и получить возможность хотя бы немного успокоиться и все обдумать. Но Висенте, по-видимому, предугадал это намерение и крепко схватил ее за руку.

Она попыталась высвободиться, но безуспешно. Висенте был гораздо сильнее. И тогда Аликс, собрав все силы, оттолкнула его от себя. Висенте выпустил ее руку, отступил на шаг, потерял равновесие, взмахнул руками, пытаясь восстановить его, – и с громким всплеском шлепнулся в пруд. У берега было неглубоко, он тут же поднялся и с каким-то веселым удивлением уставился на Аликс. Тут ему на грудь внезапно прыгнула большая испуганная лягушка. От неожиданности Висенте снова потерял равновесие и упал в воду.

Когда он, наконец, вылез, с него ручьями стекала вода. Брюки потеряли всякое подобие формы, шерстяной свитер сморщился. Волосы Висенте, обычно аккуратно уложенные, мокрыми прядями падали на лицо.

Нет, Аликс вовсе не хотела такого исхода. Она просто пыталась убежать. Теперь же она испуганно смотрела на Висенте, ожидая вспышки гнева с его стороны. Но нет – он по-прежнему изумленно-весело смотрел на нее. Потом окинул взглядом собственную фигуру.

Аликс бросилась к дому, но не успела добежать до каретной площадки, как твердая рука снова остановила ее.

– Аликс…

– Не прикасайся ко мне! – прошипела она.

– Не могу ничего поделать.

– Попробуй через «не могу»! – Она повернулась к нему.

– Похоже, мне придется снова браться за уроки английского, чтобы научиться улавливать все тонкости ваших фразеологизмов. Впрочем, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, о чем речь. – Висенте ослабил пальцы.

– Ну зачем было разыгрывать всю эту комедию с Камилой? Ты ведь мог бы спокойно отвезти меня в отель и предоставить самой себе. Я бы ничего о Камиле не узнала и вернулась домой. А ты… – Ей опять не хватило слов.

Висенте отбросил со лба мокрые слипшиеся волосы.

– А я решил попытаться узнать тебя получше.

– Ты решил вмешаться в мои дела.

– И это тоже. Я не мог удержаться. Ты была любимейшим человеком моей матери. Она так много говорила мне о тебе, ее занимала твоя жизнь в Оклахоме, твои письма. Она нередко давала нам почитать их. Казалось, что ты – почти что член нашей семьи. Она уже собиралась пригласить тебя в Эквадор, когда заболела.

– Ты же мог написать мне об этом, сообщить, что она больна, или хотя бы о том, что она… когда она… – Слезы, которые Аликс так долго удерживала, потекли по ее лицу. Она сердито отерла их кулаком.

– Как же я мог? Ведь я не знал, что за человек эта Александра Харпер. И не исключал возможности, что, едва узнав о смерти моей матери, ты тут же сообщишь обо всем в газету. Как бы я тогда смог продолжать писать под именем Ка-милы Завала?

– Это я понять могу. Но то, что ты заставил меня заниматься этими дурацкими поисками, я не в состоянии простить.

– Да разве все было так плохо? В конце концов, именно благодаря этому мы как следует узнали друг друга. И я действительно хочу, чтобы ты стала моей женой, querida.

Звук его слов ласкал слух Аликс, но она по-прежнему не могла отделаться от чувства недоверия. Как бы ни хотелось ей, чтобы он говорил искренне, как бы страстно ей этого ни хотелось, она все-таки подозревала, что за его предложением стоит нечто иное, чем просто чувство. Аликс грызла мысль, что это очередной отвлекающий маневр. Даже то, что отвлекать ее теперь вроде бы не имеет никакого смысла, не могло разубедить Аликс. Она еще не готова была доверять Висенте.

Аликс направилась к дому.

Работники асьенды при виде совершенно мокрого молодого сеньора онемели от изумления. Но, стараясь скрыть это от него, вернулись к своим занятиям. Висенте шел следом за Аликс. Они вошли в дом и поднялись наверх по лестнице.

Аликс была твердо намерена как можно быстрее покинуть асьенду. Здесь ей больше, увы, было нечего делать. Свою миссию – разыскать Камилу – она выполнила. Как именно ей удастся уехать отсюда, Аликс еще не знала – ведь до аэропорта было довольно далеко, – но надеялась что-нибудь придумать.

Когда они поднялись на второй этаж, Висенте снова задержал ее.

– Я сказал тебе правду, Аликс. Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. И нам предстоит еще многое обсудить, когда ты успокоишься и сможешь выслушать меня.

– С тех пор как я приехала сюда, я только и делаю, что выслушиваю тебя, а ты в ответ только водишь меня за нос. Так что прости, если оставлю без внимания все твои былые заслуги, а так же и твое предложение.

Это предложение явно было сделано преждевременно. Может быть, дай он ей время свыкнуться с правдой о Камиле, она смогла бы ответить ему спокойно и рассудительно. Потому что, как ни старалась Аликс отрицать это, она отчетливо понимала, что любит Висенте Серрано. Но при этом заранее не верила ни одному его объяснению, в том числе и в любви.

Они знакомы друг с другом всего две недели, этого времени едва ли достаточно, чтобы думать о каких-то серьезных отношениях. К тому же всего несколько дней назад, на побережье, Висенте ясно дал ей понять, что ничего серьезного между ними быть не может. Что же так внезапно заставило его передумать?

– Я уже объяснил тебе, что не мог поступить иначе. Не мог ничего сказать тебе. Ты должна это понять. Подумай об этом.

Но думать Аликс не хотела, единственное, к чему она стремилась, – поскорее избавиться от Висенте и от чувств, которые он пробуждал в ней.

Добравшись наконец до своей спальни, она вытянулась на кровати и постаралась перевести дух. Немного успокоившись, порылась в своей сумке, достала плейер и кассету с записями Гарри Конника. Это напомнит ей о доме. Аликс стянула с себя одежду и облачилась в просторный халат. Потом направилась в ванную.

Музыка и горячая вода постепенно сняли напряжение. Пусть этот человек и завладел ее сердцем, она остается самой собой и как личность, и как женщина. Он ведь предложил ей не сиюминутную интрижку, а брак, замужество. Но, ради всего святого, почему он это сделал? Недоумение не оставляло Аликс.

Наконец она выбралась из ванны, насухо вытерлась пушистым полотенцем, намазалась лосьоном для тела и выпила пару таблеток аспирина. Прятаться здесь, наверху, было нелепо, и она решила прогуляться по окрестностям и навестить уже знакомого ей ламу Ларри, чтобы сфотографировать его еще раз. Ее племянники и племянницы будут в восторге от снимков, к тому же о Ларри можно будет придумать для них какую-нибудь рождественскую историю.

Ларри, по-прежнему невозмутимый, спокойно позировал Аликс, пока она фотографировала его со всех сторон. Когда же она закрыла объектив и собралась было возвратиться на асьенду, то увидела вдруг приближающегося Висенте. Он уже вернул себе все свое великолепное самообладание, мокрых вещей как не бывало – теперь он был одет в светлые брюки и идеально отглаженную белую рубашку.

Висенте улыбнулся ей.

– Я и не представлял, что у меня будет такая темпераментная жена. – Упершись одной рукой в бедро, он оценивающе посмотрел на Аликс. – Теперь, когда ты все мне высказала и, надеюсь, все обдумала, ты, может быть, решила выйти за меня, bella?[21]

Аликс удивленно посмотрела на него.

– Да, я уже успокоилась и прошу прощения за то, что столкнула тебя в пруд. Честное слово, я этого не хотела. Но что касается брака… Тут я просто не знаю, что сказать.

– Скажи «да», и дело с концом.

Аликс только головой покачала в ответ на его упорство. Впрочем, такое поведение было вполне в его духе. За время их короткого знакомства она успела достаточно хорошо его узнать.

– Разве так трудно подобрать слова для ответа? – спросил он.

– Сначала скажи, почему ты предлагаешь мне это. Ведь все не так просто, верно? – Аликс снова подошла к загородке, за которой паслись ламы, и отвернулась от Висенте. – Когда мы были в Салинасе, ты о женитьбе и не помышлял.

– Да, признаюсь, в тот момент я думал отнюдь не о женитьбе. Но потом мне никак не удавалось выкинуть из головы то, что произошло в Салинасе. Ты спрашиваешь, почему я прошу тебя выйти за меня замуж? Для меня это вопросом не является. – Висенте встал рядом с Аликс у загородки. – Я могу назвать тебе не меньше полудюжины причин. Во-первых, ты прекрасно воспитана и умеешь себя вести. – Тут он улыбнулся и добавил: – В большинстве случаев по крайней мере. Во-вторых, ты серьезно работаешь, а не развлекаешься на приемах и вечеринках. Мне это очень нравится. Потом, мне приятно быть с тобой вместе. Мы дополняем друг друга. И, наконец, у нас одни и те же жизненные ценности.

– Это только пять причин. И, между прочим, что ты знаешь о моих жизненных ценностях?

– Да, это ты верно заметила. Но хотя мы познакомились совсем недавно, все же достаточно много времени провели здесь вместе. И не забывай о том, что я читал твои письма. – Он коснулся ее плеча. – Ты – та самая женщина, которую я ждал всю жизнь. И вот тебе шестая, и самая главная, причина: я люблю тебя.

Висенте говорил искренне, но даже эти его слова не смогли до конца рассеять сомнений Аликс.

– А мне кажется, что самая важная причина – то, что тебе просто пришла пора жениться. – Аликс не смогла сдержать дрожи в голосе.

– И это тоже, не отрицаю.

– Твой отец одобрил бы такой брак.

– Да, ты права.

– А вот Сильвия, пожалуй, расстроится. – Аликс стиснула пальцами прутья ограды, чтобы не упасть.

– Может быть, и расстроится. Но она это переживет. У Сильвии своя жизненная дорога.

– А ты уверен, что я не орудие в игре, которая идет между тобой, Хуаном Карлосом и твоей подругой?

– Кто тебе сказал такое?

Аликс повернулась, чтобы посмотреть Висенте в лицо.

– Просто я случайно подслушала твой разговор с Сильвией в саду, тем вечером, когда у тебя был прием. Не в моих привычках подслушивать чужие разговоры, но так уж вышло. Я слышала, как она пыталась принудить тебя сделать ей предложение.

Висенте, кусая губы, смотрел на нее.

– Тогда это многое объясняет. Значит, ты была там. Впрочем, теперь это не важно.

– Не совсем, – сказала Аликс. – Я знаю, что тебе нравится Сильвия, хотя ты и не хотел жениться на ней.

– Да, верно. И моя женитьба могла бы отбить у нее желание стать моей женой. Так же, как и у еще нескольких особ. Но ты же понимаешь, что это не главная причина, так ведь?

– Значит, брак принесет тебе сплошные выгоды. – Аликс снова направилась к дому, желая положить конец этому разговору.

– А как насчет тебя, Аликс? Разве тебе это не принесет никаких выгод? – Он шел следом за ней.

– Мне?

– Неужели так сложно понять? – Кажется, он начал раздражаться. – Буду краток. Я человек богатый. И ты будешь пользоваться всеми удобствами, предоставляемыми богатством.

Аликс пожала плечами.

– Роскошь не особенно меня привлекает. – Конечно, с богатством можно свыкнуться, но Аликс не испытывала ни малейшего желания уподобиться Сильвии – влачить бессмысленное существование.

– Ты сможешь спокойно заниматься своей научной работой, не заботясь о хлебе насущном.

Аликс тяжело вздохнула.

– Предложение, конечно, очень соблазни тельное, но причина все же недостаточная, что бы очертя голову выскакивать за тебя замуж.

Висенте, взяв ее за плечи, привлек к себе и стиснул в объятиях.

– Хватит. Не будем больше говорить об этом в таком тоне, словно речь идет о покупке дома или автомобиля. Ты прекрасно знаешь, почему мы поженимся. – С этими словами его губы, жадные и горячие, накрыли ее рот. Поцелуй застиг Аликс врасплох. Сначала она не отвечала Висенте, но, когда умелые пальцы начали ласкать ее спину, Аликс не удержалась.

Решимость его губ, близость его тела доставляли Аликс неизъяснимое наслаждение. Она продолжала самонадеянно твердить себе, что может прекратить этот поцелуй, когда сочтет нужным, но чем дольше Висенте целовал ее, тем меньше у нее оставалось желания прекращать это. Когда наконец они разжали объятия, сердце Аликс билось так бешено, что грозило разорвать грудь. Они стояли и испытующе смотрели друг другу в глаза. Висенте по-прежнему держал ее за талию.

– Разве это – не достаточная причина? – наконец спросил он.

Аликс резко отвернулась и отошла от него на несколько шагов. Как бы потрясена она ни была, у нее все-таки нашлись силы возразить:

– Все равно наш брак ни к чему хорошему не приведет. Я здесь чужая.

– Вовсе нет. – Висенте подошел к ней, взял ее лицо в ладони. – Не говори так. Ведь ты приехала сюда для того, чтобы научиться любить мою страну.

– Моя привязанность к Эквадору – тоже еще не причина для брака. К тому же… – Как объяснить ему это? Она была счастлива, живя своей жизнью, занимаясь научной работой. Да, конечно, она предполагала когда-нибудь выйти замуж, обзавестись своим домом, детьми. Но замужество представлялось ей чем-то далеким, и уж точно не Висенте Серрано рисовался ей в образе супруга.

– Перестань так серьезно раздумывать над этим, querida. От этого у тебя могут появиться морщинки на лбу. – Висенте мягко улыбнулся ей и снова привлек к себе. – Выходи за меня замуж.

– Не могу. – Аликс уперлась ладонями в его грудь. – Прости, но я и вправду не могу этого сделать.

– А я не могу принять твоего отказа. Но настаивать больше пока что тоже не стану. Тебе необходимо время, чтобы подумать над моим предложением. Так что обещаю: на сегодня разговор на эту тему окончен. Отец ждет нас к обеду. Пойдем? – И он протянул Аликс руку.


Висенте сдержал свое обещание. Пока они обедали, он ни словом не обмолвился о своем предложении. Они с Хуаном Карлосом вспоминали Элену, рассказывали Аликс семейные истории, так что она смогла теперь вживе представить себе эту женщину, которая так много значила для всех сидящих здесь, за столом.

Вот только, к сожалению, Хуан Карлос намерен был и дальше поощрять романтические отношения между сыном и гостьей.

– Не правда ли, как хорошо нам здесь вместе? Думаю, тебе стоит побыть у нас подольше, Александра. Тебе предстоит еще так много узнать об Элене. А нам с сыном очень приятно было бы, если бы ты повременила с отъездом.

– Papi, – укоризненно проворчал Висенте, но слишком мягко, чтобы принимать его упрек всерьез.

Хуан Карлос только махнул рукой в его сторону.

– Я не ребенок, сынок, так что не надо меня одергивать. Мне кажется, Александра принадлежит этим местам. И, между прочим, твоя мать думала точно так же.

Аликс не могла не посочувствовать Висенте, оказавшемуся меж двух огней: с одной стороны отец, всячески подталкивающий его к женщине, а с другой – эта женщина, которая наотрез отказывается от брака с ним. Безусловно, Висенте мог бы прекратить этот разговор, сообщив отцу, что уже сделал Аликс предложение, а она его отклонила. Но он почему-то промолчал. Аликс невольно восхитилась его мужеством.

Все-таки ему удалось снова перевести внимание Хуана Карлоса на воспоминания об Элене. Когда подали десерт – сливочное мороженое с манго, – Висенте предложил принести альбом со свадебными фотографиями. Отец охотно поддержал его.

Когда Висенте ушел, Хуан Карлос взял Аликс за руку.

– Я так счастлив, что ты снова приехала сюда, nina. Если бы ты только дала Висенте время, чтобы он сам распознал свои чувства…

Аликс не выдержала.

– Прошу вас, поймите. Дело не в Висенте. Сегодня утром он просил меня выйти за него замуж…

Прежде чем она успела договорить, Хуан Карлос вскочил из-за стола и порывисто обнял ее.

– Бог услышал мои молитвы! – Он опустился на стул рядом с ней. – А я так беспокоился. Висенте нужно, чтобы кто-то был рядом с ним; Ему нужна ты. С тобой мой сын сможет продолжать полноценно заниматься делом, которое он по-настоящему любит, – своим бизнесом – и при этом не лишится возможности выполнить обещание, данное им матери, – воплотить ее мечту.

– Ее мечту? Не понимаю.

– Висенте не любит обсуждать это. Ему нравилось писать вместе с Эленой, но не потому, что самому хотелось стать писателем; просто ему доставляло удовольствие делиться с ней своими мыслями. Писательницей была только Элена, до тех пор, пока ее сыну не пришлось взяться помогать ей – по необходимости. Уже перед самой ее смертью, – продолжал Хуан Карлос, – Висенте поклялся, что Камила будет жить, что ее романы выходить не перестанут. И он сдержал свое слово, но ценой каких усилий! На него свалилось слишком много работы, и рядом не было никого, кто хоть немного облегчил бы этот груз. С твоим талантом, с твоими писательскими способностями ты позволила бы ему снова стать только частью Камилы Завала. – Хуан Карлос сжал ее руку. – Моя дорогая, я был бы счастлив, если бы ты стала членом нашей семьи. Элена никогда не говорила об этом Висенте, но самым большим ее желанием было, чтобы вы встретились и полюбили друг друга. И вот, наконец, это случилось. Конечно, Элена никогда не думала, что ты могла бы стать Камилой Завала, но я не сомневаюсь, что она одобрила бы это. И я знаю точно, что Висенте с радостью передаст тебе эту роль.

Может быть, в этом и была главная причина предложения Висенте? Он хотел, чтобы она стала Камилой? Но отчего это вдруг пришло ему в голову? Ведь ее писательским способностям никогда не сравняться с талантом Элены. И все же теперь она подозревала, что настоящей причиной его предложения было именно это. То, что Висенте обладал несомненным талантом, еще не значило, что у него есть тяга к писательству. Хуан Карлос говорил, что для него это тяжелый груз. Значит, Висенте необходима была чья-то помощь. Выходит, он решил сделать из нее, Аликс, поддельную Камилу?

– Я не согласилась, – сказала Аликс Хуану Карлосу, желая покончить с этим разговором до возвращения Висенте.

– Так согласишься. – Кажется, ее слова нисколько не поколебали уверенность сеньора Серрано. В этом он был в точности как его сын. Стоило Серрано что-то вбить себе в голову – и переубедить их становилось невозможно.

Хуан Карлос поднял голову и увидел, что его сын возвращается.

– Не будем пока что говорить об этом. Ты еще не готова. – Он похлопал ее по руке и поднялся со стула, чтобы взять у Висенте альбом. Примерно час они рассматривали фотографии, потом Хуан Карлос сказал, что ему пора отдохнуть.

– О чем это вы так увлеченно беседовали с моим отцом, пока меня не было? – спросил Висенте, как только Хуан Карлос удалился.

– Я расспрашивала его о том, о сем, хотела кое-что узнать для статьи, – надтреснутым голосом сказала Аликс. – И узнала немало интересного. Я и не подозревала, что ты ищешь новую Камилу.

Висенте беспокойно покрутил в руках стакан с водой.

– Мой отец неосторожно проговорился.

– Да уж, тебя в этом обвинить нельзя. Почему ты сразу не сказал мне правду? Зачем было облекать свое предложение в красивые слова, когда на самом деле тебе просто нужен кто-то, кто подходил бы на роль Камилы, и продолжал бы писать романы под ее именем?

– Дело совсем не в этом.

– Я так не думаю.

– Аликс, ты просто не понимаешь…

– Я все отлично понимаю. Это вы, сеньор Серрано, не понимаете. И я не собираюсь выходить за вас замуж только для того, чтобы облегчить вам жизнь. Как только смогу выбраться отсюда, я вернусь домой и немедленно – слышите, немедленно! – возьмусь за статью для «Ньюсмейкерз». После всего того, что я здесь узнала, это будет очень интересная статья… – Ее голос пресекся.

– Я тебе не верю, – сказал Висенте. – Аликс, я знаю тебя. Ты не станешь использовать Камилу как орудие своей мести. Не станешь.

– Ах, вот как? Ну так погоди – и сам увидишь.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Теперь Аликс дорого бы дала, чтобы Камила Завала никогда не появлялась в ее жизни. То, что прежде приносило ей одну радость, сейчас доставляло невыносимую боль. Она узнала практически все, что хотела узнать, но именно из-за этого ее жизнь никогда не сможет вернуться в прежнее русло.

Аликс снова сидела в кабинете Элены, пытаясь закончить свои исследования. Но старые рукописи и дневники перестали безраздельно приковывать ее внимание. Мысли Аликс были слишком заняты собственной жизнью.

Несмотря на брошенные ею в гневе слова, Висенте не воспрепятствовал ей находиться в кабинете матери. Но, конечно, не стал рассказывать, где лежат недостающие дневники. Почти весь вечер Аликс провела в кабинете, не выйдя даже к ужину, а наутро, еще до рассвета, уже снова была здесь, с чашкой кофе вместо завтрака. Сон все равно не шел к ней – тому было немало причин.

Теперь Аликс жалела, что потеряла терпение и высказала все Висенте в лицо. Но мысль, о том, что причиной его предложения была вовсе не любовь, причиняла острейшую боль. Ей так хотелось верить в то, что он любит ее! Хотелось остаться в Эквадоре, остаться с ним. Но без любви она не согласна на это. Так что надо уезжать отсюда, и чем скорее, тем лучше. Промедление только заставит ее страдать еще больше. Укрепившись в своем решении, она отправилась искать Висенте.

Он работал в саду вместе с садовником – обрезал ветки с невысокого дерева.

– Я собираюсь вернуться в Кито и взять билет на самолет.

– Как хочешь. – Висенте сказал это безучастно, с таким видом, словно заранее знал о ее решении.

Аликс ожидала, что он станет возражать, а может, даже надеялась на это. Иначе отчего, с гневом подумала она, его неожиданное согласие так больно укололо ее в самое сердце? Ведь это лучший выход – разве не так?

– Я скажу кому-нибудь, чтобы уложили твои вещи. Пойду переоденусь, а ты тем временем можешь пойти попрощаться с моим отцом. – Он указал рукой в сторону патио. Хуан Карлос сидел в шезлонге, под зонтом, и читал какую-то книжку.

Когда Аликс подошла к нему, он вздрогнул от неожиданности.

– Простите, я не хотела напугать вас, но… – Тут Аликс осеклась, увидев название книги, которую он держал в руках. Это была «Смерть Амазонки».

– Не извиняйся. Ничего страшного. – Он указал ей на стул рядом. – Я сам виноват. Так зачитался, что даже не услышал, как ты идешь. Знаешь, я в первый раз читаю этот роман. – Аликс удивленно подняла брови, и Хуан Карлос поспешил объяснить: – Раньше не решался: слишком больно было от одной мысли – книга Камилы без Элены. – Тут он улыбнулся. – Но она гордилась бы Висенте. Книга просто великолепна, не правда ли?

– Разделяю ваше мнение и не буду вас больше отвлекать. Мне бы хотелось попрощаться с вами: я возвращаюсь домой.

– Но, думаю, мы прощаемся не навсегда?

Аликс кивнула.

Заложив в книжку карандаш, Хуан Карлос закрыл ее и повернулся к Аликс.

– Но ведь здесь так хорошо, ты согласна со мной?

– Да. И мне очень здесь понравилось. Я жалею только об одном – что не довелось увидеть Элену.

Черные глаза Хуана Карлоса потеплели при воспоминании о давно прошедших счастливых днях.

– Как я говорил тебе – помнишь? – я полюбил ее с того самого момента, как впервые увидел. И с того самого дня в моей жизни не было места для другой женщины. Вот так бывает с мужчинами из семьи Серрано.

Вошла горничная, поставила на столик поднос со стаканами и кувшином лимонада. Хуан Карлос улыбнулся, налил лимонаду Аликс и протянул ей стакан.

Ей смертельно хотелось поскорее уехать отсюда, избавиться от Висенте Серрано и его мощного влияния, с которым так трудно бороться. Но с Хуаном Карлосом было хорошо и легко, и его рассказы о прошлом доставляли ей истинное удовольствие. Да и потом, несколько минут все равно погоды не сделают.

– Расскажите мне о ней еще что-нибудь, – попросила Аликс, почувствовав, что ему необходимо сейчас говорить о своей жене. Долго просить не пришлось – Хуан Карлос охотно принялся рассказывать об Элене. За разговором прошло не меньше получаса. Он приступил к описанию их медового месяца в Европе, когда появился Висенте.

– Твои вещи уже в машине. – Он протянул Аликс ее сумочку.

Значит, вот как сильно он хотел жениться на мне. Теперь, наверное, ждет не дождется, когда я отсюда уберусь.

Последующие несколько минут оказались невыразимо тяжелыми для Аликс. С болью в сердце она попрощалась с Хуаном Карлосом и всей прислугой, которая собралась, чтобы проводить ее. Подошел и один из садовников.

– Vaya con Dios, Senorita,[22] – сказал он и снова вернулся к своему занятию – он подстригал лужайку перед домом.

Хуан Карлос поцеловал Аликс в щеку и открыл перед ней дверцу машины. Висенте уже сидел за рулем, нетерпеливо поглядывая на нее.

Когда они выехали на трассу, Висенте свернул налево, хотя Кито был в совершенно противоположной стороне.

Аликс только вздохнула.

– А теперь куда мы едем?

– Это ненадолго. Отец напомнил мне, что ты не была в Ла-Сьенега.

И снова воля мужчины одержала верх, сердито подумала Аликс, но возражать не стала. Это в последний раз, напомнила она себе. Больше они все равно не увидятся. К тому же она действительно хотела посмотреть на великолепный дом, ставший теперь первоклассной гостиницей и помещением для конференций. Если начистоту, то, конечно, были и другие причины. Аликс не сомневалась, что поступает правильно, возвращаясь домой, но пока что не была готова расстаться с Висенте. И эта поездка хоть немного оттянет окончательную разлуку с ним.

– Замечаешь сходство? – спросил Висенте, когда они миновали ворота дома.

Аликс кивнула. Дом Висенте в Кито был уменьшенной копией этого, и дорога к нему тоже была-усажена деревьями. Здесь вдоль дороги росли эвкалипты, и Аликс открыла окно, чтобы впустить в салон изумительный аромат этих деревьев; но, видимо, здешние эвкалипты пахли не так сильно, как их более знаменитые австралийские собратья.

– Ла-Сьенега принадлежит нашей семье по меньшей мере лет сто. Фамильное предание гласит, что мой прадедушка повстречал мою прабабушку именно здесь, в часовне. И, как тебе уже известно, мой отец впервые встретился с моей матерью тоже здесь.

Висенте повел ее к входу в дом, на минуту задержался, чтобы поздороваться с управляющим отеля, а потом они прошли внутрь, в патио, и оказались у ряда массивных дубовых дверей. Одна дверь была приоткрыта. За ней и помещалась семейная часовня, способная, однако, вместить не меньше сотни человек. Вымощенные камнем полы, стройные ряды каменных скамеек, возвышающийся в центре алтарь. И постаменты с распятиями вдоль заново расписанных стен.

– Здесь венчались все Серрано на протяжении двух веков, – сказал Висенте.

Аликс медленно пошла вдоль алтаря, и ей представилось, что вот она в кружевной белой фате, в свадебном платье идет сейчас рука об руку со своим женихом – Висенте. Впервые она смогла представить его в роли своего мужа. Это видение было настолько ярким, что Аликс невольно вздрогнула, когда он взял ее за локоть, чтобы вывести из часовни.

Они быстро обошли весь дом, и Аликс, посмотрев на часы, сказала:

– Думаю, нам пора ехать.

Висенте отрицательно покачал головой.

– Твои вещи уже перенесли в номер наверх. – Он многозначительно помолчал. – Я вернусь за тобой завтра.

Будь ей даже пять лет, а не двадцать пять, она и то не могла бы позволить провести себя с такой легкостью!

– Это какой-то бред! Я же сказала, что возвращаюсь в Кито. – Нет, этот человек положительно намерен свести ее с ума. Отъезд с асьенды и без того отнял у нее все силы и решимость, и Аликс сильно сомневалась, что завтра сможет повторить этот подвиг еще раз. – Немедленно увези меня отсюда!

Кажется, Висенте почувствовал, что Аликс не шутит.

– Аликс, прошу тебя, не спеши. – Его голос даже вибрировал от напряжения. – Не уезжай в Штаты, не обдумав напоследок еще раз мое предложение. В Ла-Сьенега тебе будет легче это сделать. Может быть, волшебство этого места наведет тебя на правильное решение. Прошу тебя. Ты останешься?

Может быть, это было не слишком мудро, но Аликс внезапно почувствовала, что отказать ему не может. Его глаза смотрели на нее так умоляюще, в его вопросе было столько боли, что она не выдержала. Кивнула:

– Хорошо. Я остаюсь.

В глазах Висенте молнией сверкнула радость. Он быстро поцеловал ее:

– До завтра.

Аликс проводила взглядом его отъезжающую машину и пошла за ключом от своего номера. От недосыпания и переизбытка эмоциональных потрясений она чувствовала себя совершенно разбитой. Больше всего на свете ей хотелось забиться в какой-нибудь тихий уголок и отдохнуть от окружающего мира.

Как Висенте и сказал, ее вещи уже были в номере. Вот только он почему-то умолчал о том, что это был номер для новобрачных. Аликс поразила огромных размеров кровать в спальне – старинная, с высокими столбиками по углам и даже со ступеньками, без которых взобраться на нее было бы затруднительно. Посреди кровати, на покрывале, лежала коричневая картонная коробка. Аликс осторожно поднялась по ступенькам, подозрительно глядя на коробку – словно ожидала, что оттуда того и гляди кто-нибудь выскочит. Задумавшись, не предстоит ли ей сделка с дьяволом, она положила коробку на колени и подняла крышку. Возглас изумления вырвался из ее груди. Там лежали пропавшие дневники.

Аликс сидела на краю кровати, поджав под себя ногу, и читала. Записи начинались с того дня, когда Элена узнала, что больна, потом она описывала, как надеется на выздоровление, потом – как прогрессирует болезнь… Удивительно, но Аликс не обнаружила в словах, выведенных рукой Элены, никаких трагических нот. Да, в них была печаль, но гораздо больше было радости и любви, она писала о преданности и поддержке Хуана Карлоса, добродушно препиралась с сыном по поводу тех или иных страниц «Карибского соглашения», гордилась литературным талантом Висенте.

В последний год жизни Элены записи становились все короче и короче и, наконец, прервались… Аликс поднялась с кровати, разогнула затекшую спину и принялась растирать шею. Она отлично понимала и без гневных слов Висенте: очень немногое из того, что она прочла, подлежит публикации – причем не только в статье для «Ньюсмейкерз», но и в диссертации. Дневниковые записи были слишком личными.

Аликс устало поплелась вниз, в бар, взяла там коктейль «Джинджер Эль» и вернулась в свой номер. Она уже собиралась уложить дневники обратно в коробку, когда вдруг заметила на дне еще какие-то бумаги. Отложив дневники, она вынула их. Это оказалась рукопись романа Камилы Завала, под названием «Невеста Гектора». Посвящение на титульном листе гласило: Той, которая вдохновила Гектора, посвящается эта книга. Бережно взяв рукопись, Аликс села в кресло и углубилась в чтение.

Было уже около четырех утра, когда Аликс перевернула последнюю страницу. По ее щекам текли слезы. В «Невесте Гектора» описывалась история любви, более того – это было еще и объяснение Висенте в любви к ней. Посвящение объясняло все, подтверждая и без того явственное сходство между ней и героиней романа, Консуэло.

Мучившие Аликс сомнения насчет того, быть, или не быть ей женой Висенте, исчезли без следа. Что с того, что они еще так мало знают друг друга? Истинная любовь не нуждается во временном исчислении. Эта книга доказала Аликс, что Висенте на самом деле любит ее. Что страшного в том, что он, возможно, попросит ее быть его соавтором? Она должна считать за честь предложение разделить с ним славу блестящего писателя.

Ее рука потянулась к телефону. Ей безумно захотелось немедленно позвонить ему. Но не успела она набрать первые цифры номера, как сообразила, что сейчас только раннее утро и все, должно быть, спят. Телефонный звонок мог разбудить Хуана Карлоса и поднять на ноги весь дом.

Но как же ей хотелось поговорить с Висенте, услышать его голос! Аликс потерла глаза и принялась ходить взад-вперед по комнате, чтобы немного размять мышцы, затекшие от долгого неподвижного сидения. Перспектива бесконечно долгого ожидания раздражала ее, и, чтобы как-то убить время, она решила лечь спать. Вытащив из сумки пижаму и косметичку, Аликс направилась в ванную.

Однако, когда она наконец забралась в огромную кровать, ее мысли не могли сосредоточиться ни на чем, кроме Висенте. Ей отчаянно хотелось, чтобы он сейчас оказался здесь, рядом с ней, обнял бы ее, поцеловал… Но постепенно Аликс снова начали обуревать прежние страхи. Да, «Невеста Гектора» – великолепная книга, но можно ли допустить, чтобы романтическая история, прочитанная ею в соответствующем душевном состоянии, лишила ее способности здраво рассуждать?

Ну почему любовь вечно сопровождается всяческими трудностями и осложнениями? Аликс подумала о своей семье. Ее родители и сестры всегда были рядом, и если в жизни случались решающие повороты, они всегда готовы были прийти на помощь. А когда она выйдет за Висенте, такая близость будет уже невозможна. Кито слишком далеко от ее дома. Как ей удастся поддерживать прежние отношения с родными, находясь на таком чудовищном расстоянии от них? Ей вспомнились семейные обеды, когда все они собирались вокруг одного стола, болтовня с сестрами… Этого больше не будет, как не будет и семейных торжеств, вроде дней рождения. Аликс понимала, что ее жизнь изменится раз и навсегда. Ее сердце тоскливо сжалось. Дверь в прошлое затворялась у нее на глазах.

И все же главным было то, что она, Аликс, полюбила Висенте Серрано. И ее чувства основывались отнюдь не на чисто физическом влечении или страсти. Тут было нечто другое. Как и когда это случилось – она не знала. Но это случилось. Она любит его, и будет любить до конца своих дней. И надо, по крайней мере, иметь мужество признать это. Если Висенте повторит свое предложение, она согласится. Уезжая, он сказал ей о волшебстве Ла-Сьенега. И теперь Аликс готова была в это поверить. С ней действительно произошло чудесное превращение.

Наконец она провалилась в сон, а, открыв глаза, с удивлением обнаружила: уже наступило утро. Вспомнив, что Висенте должен был приехать утром, Аликс подумала, что он, наверное, уже давно здесь. Она поспешно выскочила из кровати, оделась и спустилась в столовую. Желудок подводило от голода – вчера она, увлекшись романом, даже не вспомнила об ужине. Сев за столик, она заказала себе корзинку горячих булочек, компот из свежих фруктов и чашку чая. Всякий раз при звуке шагов она оборачивалась, надеясь увидеть Висенте, но всякий раз снова разочарованно опускала голову.

Позавтракав, она решила, что не стоит сидеть здесь и ожидать его, словно наложница в гареме, а лучше наконец позвонить ему. Горничная, подошедшая к телефону, сказала, что сеньор Серрано недавно уехал. Значит, скоро он будет здесь! Аликс быстро сделала макияж. Потом уселась на стул у окна, из которого был виден внутренний дворик, и принялась ждать.

Денек выдался как на заказ – небо было ярко-голубым, без единого облачка, в густой листве деревьев жизнерадостно чирикали птички, а роскошные цветы источали райское благоухание. И только она, Аликс, никак не вписывалась в великолепие этого дня. Беспокойство из-за Висенте, начавшее ее мучить после завтрака, теперь разрослось до угрожающих размеров, нервы натянулись до предела. Где же он, наконец? Она взглянула на часы – прошло всего десять минут после ее звонка, а на дорогу Висенте понадобится как минимум полчаса. Она попыталась немного расслабиться.

Минуту спустя из ее груди вырвался вздох облегчения – на дороге показался автомобиль Висенте. Мимоходом взглянув напоследок в зеркало, Аликс, задыхаясь, бросилась к лестнице. Но на верхней ступеньке задержалась, чтобы посмотреть на выражение его лица. Достаточно было одного взгляда…

Аликс сбежала вниз по лестнице, остановилась перед ним. Оба замерли, молча глядя друг на друга. И, наконец, Аликс улыбнулась ему той улыбкой, которая ясно говорила: «Я люблю тебя».

– Mi amor. – Висенте привлек ее к себе, на мгновение прижался к ее лицу губами, и оба замерли, не в силах произнести ни слова от счастья. Он обнял Аликс за плечи. – Может быть, пойдем на улицу? Там нам никто не помешает. – Когда они оказались вне опасности быть подслушанными прислугой отеля, он снова заговорил: – Аликс, давай поженимся здесь, в Ла-Сьенега. Устроим настоящую, большую свадьбу, пригласим всю твою семью.

– А ты уверен, что выдержишь так много Харперов сразу?

– Двоих я уже знаю – Скотта, который очень мне симпатичен, и тебя… – Он снова прижался лицом к ее шее. – Я готов полюбить всю твою семью. – Он крепко сжал ее руку, и они пошли к развесистому дереву, под сенью которого так сладко было обменяться поцелуем, достойным жениха и невесты.

Наконец Аликс отстранилась от Висенте и слегка нахмурила брови.

– «Невеста Гектора» – превосходный роман. Я не могла оторваться, пока не дочитала до конца. Но как же быть с Камилой? Остался нерешенным только этот вопрос.

– Аликс, перед тем, как ты приехала, я не знал, куда деваться от раздражения. Я не хотел впускать тебя в свою жизнь, которая и без того была слишком перегружена. Да, признаюсь, мне было любопытно взглянуть на тебя, но я буквально разрывался на части со своей работой. Времени не хватало ни на что. У меня были проблемы с издателем, и дела фирмы тоже не терпели отлагательства. Плюс ко всему мой отец настоял на том, чтобы ты поселилась в Касса Серрано, потому что нельзя, мол, отказать в гостеприимстве дочери Скотта Харпера. По крайней мере, он мотивировал свое решение именно так. Я же подозревал, что настоящая причина кроется в другом, но волей-неволей был вынужден встретить тебя в аэропорту.

Потом ты вышла, и, увидев тебя, я позабыл все свое недовольство. Как мой отец, дед и все предки до них, думаю, я полюбил тебя с того самого момента, когда впервые увидел, – что раздражало меня еще больше. Если у меня не было времени даже на гостей, тем более его не было для любви. Моя душа рвалась к тебе, но разум требовал, чтобы я забыл о своих чувствах. Всю жизнь я слышал рассказы о том, что мужчины из семьи Серрано с первого взгляда узнают женщину, которую им суждено любить. Я не хотел в это верить и старался убедить себя, что тебе нужно только узнать все о Камиле и потом использовать это в своих мелких эгоистических целях. Я вел себя как упрямый подросток. Отец постоянно давил на меня, да и мама каждое твое письмо подробно обсуждала со мной на протяжении многих лет. Думаю, она всегда надеялась, что мы с тобой однажды встретимся и полюбим друг друга.

– Твой отец говорил мне то же самое, – тихо сказала Аликс. – Как жаль, что я не смогла встретиться с ней. Как бы мне хотелось, чтобы она была здесь.

– Она здесь. Я чувствую, что она рядом. И радуется моему выбору. – Висенте снова притянул Аликс к себе и поцеловал. Плотник, чинивший оконную раму, со стуком уронил инструмент, чтобы дать им знать, что они здесь не одни. Тогда Висенте взял ее за руку и повел к дверям часовни. Тяжелая дверь захлопнулась за ними.

Он сунул руку в карман.

– Я привез это с собой с асьенды. Здесь оно будет в большей сохранности. – Он открыл маленькую бархатную коробочку и вынул золотое обручальное кольцо с бриллиантом в форме сердечка, обрамленным крошечными изумрудами.

Взяв Аликс за руку, Висенте надел кольцо на ее безымянный палец. Размер подходил идеально.

– Тебе нравится, querida?

– Оно восхитительно! – Аликс подняла руку, чтобы полюбоваться блеском драгоценных камней в луче солнца, пробивавшемся сквозь витраж.

На лице Висенте появилась грустная улыбка.

– Это кольцо – подарок моего отца моей матери в день их серебряной свадьбы. Незадолго до смерти она отдала кольцо мне, чтобы я подарил его своей невесте. Что ж, Аликс, может быть, сейчас пусть и состоится наше обручение?

Они подошли к алтарю.

Голос Висенте звучал спокойно и твердо, но все же он не мог скрыть волнения. Больше у Аликс не оставалось сомнений в его любви. Она повернулась к нему.

– Я люблю тебя, Висенте Серрано. И буду счастлива стать твоей женой.

– Не только из-за Камилы?

– Как ты можешь говорить такое?..

– Тсс, – мягко шепнул он. – Я вовсе не хотел тебя обидеть, но между нами не должно оставаться никаких недомолвок.

– Я люблю тебя. Других причин нет.

– Я знаю, Аликс, что у тебя есть определенные обязательства, которые надо выполнить. Ты должна закончить статью для «Ньюсмейкерз», прежде чем мы начнем подготовку к свадебным торжествам. После того как мы поженимся, ты закончишь диссертацию, и мы примемся за новый роман Камилы. Только обещай мне, что останешься в Эквадоре. И что поможешь мне сохранить тайну Камилы в неприкосновенности.

– Обещаю.

– Знаешь, ведь я не собирался ничего тебе рассказывать. – Он говорил с необычайной нежностью в голосе, и Аликс молча слушала, радуясь его искренности. – Я пытался работать над «Невестой Гектора» – роман был задуман давно, но работа над ним как-то не пошла с самого начала. А потом появилась ты и внесла в мою жизнь еще большую путаницу. Я думал, что легко от тебя отделаюсь. Но вместо этого ты изменила всю мою жизнь. Неожиданно я словно прозрел и увидел то, чего раньше недоставало в романе. Прежде я не знал, как писать о любви, потому что никогда не испытывал ее сам.

Они уже подошли к алтарю часовни, тому самому, где – Аликс теперь знала это наверняка – скоро они с Висенте будут стоять как муж и жена. Он взял ее руку и поднес к своим губам.

– Те аmо, mi esposa, mi vida. Я люблю тебя, жена моя, жизнь моя.

Аликс знала, что это не просто слова. Кто бы мог подумать! Она искала здесь Камилу Завала, а нашла свою судьбу.

Примечания

1

Добрый день, сеньорита (исп.).

2

Спасибо (исп.).

3

Добро пожаловать, сеньорита (исп.).

4

Да (исп.).

5

Десерт? (исп.)

6

Здравствуйте (исп.).

7

Отаваленцы, жители Отавало (исп.).

8

Пойнсеттия – тропическое растение, чьи крупные красные листья, растущие пучками, внешне напоминают цветы.

9

Панамский цветок (исп.).

10

Дорогая (исп.).

11

До свидания (исп.).

12

Дружище (исп.).

13

Папой (исп.).

14

Добрый вечер (исп.).

15

Девочка (исп.).

16

Красавица (исп.)

17

Гринго – прозвище североамериканцев в Латинской Америке.

18

Любовь моя (исп.).

19

Середина света (исп.).

20

Типичный латиноамериканский мужчина (исп.).

21

Красавица (исп.).

22

Храни вас Бог, сеньорита (исп.).


home | my bookshelf | | Миражи в Андах |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу