Book: Ученик



Пролог

Зал совета магов, святая святых Алихора. Здесь решались проблемы, как государства магов, так и всего их сообщества. Зал редко наполнялся полностью, для этого должно было случиться нечто глобальное, затрагивающее интересы всех магов. Огромный зал собрал множество людей и даже не людей. Ситуация напоминала переполненный муравейник. Маги собрались очень быстро и сейчас обсуждали причину сбора. Каждая небольшая кучка излагала свою причину и яростно обсуждала её. Их общий шум нарастал с каждой минутой, некоторые принялись уже кричать друг на друга. Кое-где промелькало слово «дуэль». Особенно часто это слово слышалось с сектора огненных магов. То были простые рядовые маги еще не сыскавшие славы в совете. Они выкрикивали красивые речи, яростно тряся руками.

От входа в зал широкие сектора сужались, пока не заканчивались одним местом, почти рядом с трибуной Верховного. Шум на передних рядах практически отсутствовал. Там восседали высшие маги. Люди с большими способностями и более значительные в совете. Они тихо советовались друг с другом, не забывая прислушиваться к крикам из дальних рядов, где сидели самые молодые выпускники академии. К высшим магам обращались почтительно и только за советом.

Впереди всех, на первых местах полукруглого зала, в полном молчание, сидели приемники магистров. В случае смерти магистра или возвышения его до статуса Верховного, они автоматически становились на место главы магов определенной стихии. Своим поведением они выделяли себя и свой статус.

Сами магистры располагались на балкончиках, что возвышались над секторами. Магистр Борефольд привычно восседал в ложе воздуха. Его кислый взгляд оглядел пустое место приемника. Вообще сектор воздуха на передних рядах был практически пуст. Не желая глядеть на пустые места своего сектора, он стал осматривать другие сектора.

Что за спешка заставила сегодня собраться столько почетных гостей? Давно магистр не видел полного собрания. Это только доказывало важность происшествия.

Не желая больше смотреть на море молодых магов, что яростно кричали друг на друга, магистр перевел взгляд на другие балконы. Магистр тьмы Амкр, оказался первым кого он заметил. Высокий, худой, весь высохший за свою довольно продолжительную жизнь, Амкр никогда просто так не приходил на собрания магов. Не тот он человек, чтобы терять свое драгоценное время на глупые споры по незначительным вопросам. Сам Борефольд тоже предпочитал не появляться на обычных собраниях. Амкр заметил его внимание и поприветствовал кивком головы.

Воинственный магистр огня Орус присутствовал на всех собраниях, стремясь увеличить свое влияние. Его балкон был справа от ложа Борефольда, который ответил магистру тьмы дружеским кивком и обратил свое внимание в сторону магистра огня. Орус был самым молодым магистром, сменив старого Корто всего четыре десятка лет назад. Новый магистр сразу же ужесточил порядки на своем факультете, ввел некоторое количество запрещенных заклинаний и активно противостоял магистру земли.

Его противником был старый толстый магистр Калнос — хранитель земли. Сейчас он с улыбкой помахивал своим ученикам. Те приветствовали магистра шумом рукоплесканий. Борефольд поморщился. Да этот дурак и мать родную продаст! Выкачивает из земли все ценное и распродает последние минералы. Самый богатый гражданин города. А дочка его, какая красавица и умница! Просто не возможно представить, что у такого чудовища, такая дочь! Добрая, умная, целеустремленная. Такая молодая, а уже в круге избранных.

Последний магистр встретил взгляд Борефольда улыбкой. Очень царственной и бесчувственной. Илеона — магистр воды, была эльфийкой. Каждый молодой человек восторгался её красотой. Её лицо было настолько правильным, что только магистры могли избежать этих величественных взглядов, обещавших очень многое. Её белые ручки беспомощно скользили по перилам балкона, царапая дорогое дерево. Весь вид выражал нетерпение, которое было не присуще представителям древней расы.

Не выдержав её взгляда, магистр опустил глаза вниз. Руки крепко впились в дерево, немного побелев от напряжения. Глаза стали бегать по залу, высматривая среди всей массы наиболее представительных магов.

Круг избранных магов, в котором состояли одни высшие, уже давно собрался. Для них не выделялось особых мест, просто каждый магистр выбрал магов, для закрытых совещаний. Их мнение важно и при открытых совещаниях. В это собрание у воздушников нет там голоса. Виной всему отсутствие у факультета высших магов. Все будут прислушиваться к магам земли и огня, да и слово эльфийки имеет вес. А вот Борефольда и слушать никто не захочет. Сейчас круг избранных представляет десять человек. Переводятся маги. Раньше круг, как и положено, занимали двадцать высших магов. По четыре высших за каждый факультет. А сейчас и посмотреть стыдно. Три представителя огня, четыре земли, два мага воды и один из темного отделения.

Маги воздуха и тьмы давно были редкостью среди высших магов. Последняя война унесла слишком много магов. Проклятые церковники набрали слишком большую мощь. А их союзники были вообще ужас, заполонивший Алихор. Империя теней натравила на магов слишком много своих некромантов и темных магов. Фанатики не побрезговали воспользоваться помощью своих заклятых врагов. Очень уж хотелось им уничтожить скверну. Только благодаря темному и воздушному факультетам Алихорцы отбили нападение. Паладины церковников в купе с черными рыцарями просто разнесли бы Алихор. Но воздушники вполне смогли противостоять самым яростным паладинам. И некроманты с магами тьмы подавляли мощь рыцарей. Остальные помогли по мере возможностей. Огненная магия мало, чем помогла против амулетов Арна. Пока маги воздуха и тьмы ломали эти амулеты, враг косил войска сотнями. Но потом амулеты переставали работать, и огонь выжигал врагов до пепла, земля заставляла проваливаться вниз, а вода убивала ледяным дождем. Но противник быстро понял, кого нужно уничтожать в первую очередь. И вот результат.

Магистр Борефольд недовольно поморщился. За три последних года его факультет выпустил семьдесят шесть магов и ни один из них не обладал хотя бы средними способностями. Когда-то могущественный факультет, теперь самый слабый. На собрание из внешнего круга вместо привычных тридцати магов со средними способностями, только одиннадцать и все ниже среднего. И сейчас любой маг огня мог справиться со всеми ими за несколько часов. Сейчас воздушников весь факультет обзывал погодниками. На большее выпускники факультета воздуха были не способны. Когда же появиться хотя бы один маг средней силы? Пять лет обучать одному и тому же магистру изрядно надоело. Он уже подумывал уходить из совета, но Верховный не отпустил.

Вон как Калнос улыбается. Он уверен в своих силах. Его слово тут многое решает. Все четыре высших сидят, где положено. А про внешний круг и говорить нечего. Его составляли тридцать магов средней силы. А некоторые имеют способности и побольше. Не так давно Калнос обратился к совету с предложением смещения мест в совете. Пусть пустые места займут его ученики. Тут Борефольд ехидно усмехнулся.

— Господин Калнос вы понимаете, что наши предки поделили эти места не случайно. Если совет удовлетворит ваше предложение, то земля собьет равновесие. А последствия таких решений уже записаны в истории магов. Маги воды едва не сокрушили полмира, их стихия наполняла все страны ужасом, от которого спустя сотни лет еще помнят. После спада магов воды сила перешла к огненному факультету. Его предложение отвергли. Земля тогда первая выразила протест, и его поддержали остальные. Я не уверен, что ваше предложение примут остальные. Вопрос закрыт.

Верховный маг быстро успокоил эту хитрую тварь. Сейчас Калнос больше напоминает торговца шелком и керамикой, чем магистра земли. Даже титул себе сделал. Хранитель земли. Для титула понадобилось всего лишь получить одобрение от четырех высших магов его стихии. Верховный просто закрепил его титул.

Остальные отделались относительно легко. Огненные маги итак считались боевыми магами. Их выживаемость зависела от их опыта, которого хватало сполна. Маги воды всегда быстро пополняли потери. Не прошло и одного десятка лет с той войны, а их полностью уничтоженный внешний круг был уже заполнен. Темные пополнялись медленно, но пополнялись. Сначала появился Амкр, который стал первым магистром признанного факультета, а потом уже потекли другие маги и некроманты. Некромантам не нужна большая магия. Их узкое направление специализируется на поднятие мертвых и ритуалах скопления силы. А вот вторая часть факультета тьмы, маги тьмы, набирались очень медленно. Их сила позволяла творить не только заклятия вызова мертвых, но и другие более серьезные заклинания. Один воздух так и не может прийти в себя. Последний набор просто удивил почтенного магистра. Тридцать два человека! А их способности были практически нулевыми. Лишь некоторые, заслуживали немного внимания. Борефольд просто хотел не принимать большую часть набора, но по уставу академии любой желающий может поступить, если в нем есть хоть капля магии. Магистру пришлось смириться. Эти ребята просто поучаться первый курс и уже выпуск.

Осталось, скрипя сердце, ожидать следующего набора. А следующий набор будет еще не скоро.

Вот прибыли последние члены внешнего круга. Простые рядовые маги различных сил. Мало иметь силу, чтобы занимать почетное место. Особенно это хорошо видно у Калноса. Его оппоненты до сих пор в магах, хотя их сила примерно на уровне высших. Верховный маг поднял руку, призывая к тишине. Тишина последовала незамедлительно. Не послушаться главного мага, самого сильного в этом мире, просто никто не решался. Верховного мага выбирали из магистров. Если было из кого выбирать. Сейчас на пост Верховного мага могли рассчитывать только Борефольд или Амкр. Остальным сил просто не хватало. Предыдущий Верховный был избран из магов воды, а нынешний был раньше магистром земли. С присвоением звания магистр передавал свой пост одному из пяти высших. Сам же магистр назывался Верховным и не как больше. Старое имя стиралось вместе с передачей силы и знаний предыдущего Верховного мага. Без передачи Верховный маг не мог умереть. Передача силы назначалась после ста лет правления. Верховный маг передавал всю свою силу и исчезал навсегда, доживая последние дни в тишине и покое. Нынешний Верховный правит довольно много времени, скоро будет очередная передача силы. Верховный маг обладал умением управлять всеми пятью силами. Такие люди были редкостью в академии. Но если в академию приходил человек хотя бы с двумя способностями, то по окончанию учебы он получал титул Архимаг. Специальные кресла для двух Архимагов, суда Верховного, пустовали уже три сотни лет. Никогда еще Борефольд не видел Архимагов, кроме Верховного мага, конечно. А ведь их привилегии были сильны. Вторые люди после Верховного. Их место было рядом с самым сильным магом.

— Уважаемые магистры — выделил он, а потом продолжил — и совет. Сегодня магия представляет главную часть в нашей жизни. Я собрал вас для обсуждения очень серьезной темы. Это не война давно прошедшая, но до сих пор не забытая, в которой пали наши собратья и не политика. Это нечто важнее ваших ссор в совете. Я прошу вас принять важное решение. Сегодня речь пойдет о пришествие в наш мир серьезной угрозы его существования. Угрозы извне.

— Что же это Верховный? — выкрикнул один из магов огня.

Верховный недовольно поморщился.

— Хаос — он замолчал, чтобы все оценили угрозу — Его первые посланцы уже давно распространись по нашему миру. Лорды хаоса провоцируют войны. Они ослабляют все силы, способные противостоять вторжению. Их посланники придут в наш мир очень скоро. Врата миров открываются на севере в далеком Орихорне.

— Откуда вы знаете об этом уважаемый? — поинтересовался Орус

Верховный улыбнулся.

— Я это чувствую. Не забывайте, кто самый сильный маг в этом мире. Вы это почувствуете позже. Врата скоро откроются. Через три дня каждый магистр содрогнется от боли, а простые маги почувствуют сильную слабость.

— Мы должны найти этого посланников и уничтожить! — выкрикнул Орус

— Мы отправим экспедицию в земли Орихорна — это уже молодежь крикнула — Мы задействуем всех своих шпионов в Орихорне.

— Орихорн большая страна, никакая экспедиция не справиться с лордом хаоса. Посланник может быть и просто магом, который завлечет такого лорда в наш мир? — спросил Борефольд.

— Нет. Это будут демоны. Но ваша мысль интересна. Это могут быть младшие демоны. Призвать старшего лорда хаоса под силу только демонам. Старшие демоны никому не подчиняются. Даже демонологи огня еще с ними через раз справляются.

— Предлагаю подождать. Если врата откроются и посланники придут, то мы легко их найдем. Обнаружение труда не составит. Земля не терпит эти сущности. По всплеску мы обнаружим демонов быстрее, чем они сообразят призвать лордов.

— Я ценю вашу мудрость Калнос, но это невозможно.

— Вы всегда подвергаете нас не оправданному риску Орус!

— Вы всегда бережете свой зад! Если бы не ваш факультет, то война не уничтожила бы столько наших собратьев! Вы и в этот раз планируете отдать приказ скрыться в свои укрытия под землей, пока остальные будут драться?

— ТИХО!

Все мгновенно замолчали. Верховный маг недовольно посмотрел на спорщиков.

— Пусть каждый магистр выскажет свое мнение. А совет проголосует. Ваше предложение Орус и ваше Калнос совету понятны. Теперь я хочу выслушать остальных магистров, и только попробуйте встрять в их разговор. Прошу вас Илеона. Начинайте.

Илеона, перворожденная из лесов Таниаля. Вечная красавица. Ее взгляд не только привлекал внимание, но и манил. Манил, обещая возмездие за предательство и награду за верность. Борефольд часто поражался этой жестокой красоте из лесов темных эльфов. Вот и сейчас он не спускал взора с прекрасного лица эльфийки. Он мог смотреть часами на это лицо, изучая его по малейшим изменениям, лишь бы оно не видело его заинтересованного взгляда.

— Я предлагаю совместить две версии. Пусть отряд поищет посланников. Задействуем шпионов, и будем искать место открытия врат. Если отряду удастся найти и уничтожить посланников при их появление, то это будет замечательно. В противном случае будем действовать по предложению уважаемого магистра Калноса. В результате мы все равно вычислим, и уничтожим эту мерзость, и всех кто с ними явится.

— Я согласен с предложением магистра воды — произнес Амкр — Пусть отрядом займется магистр Орус, а магистр Калнос подыщет способы обнаружения этих посланников, если экспедиция не сможет определить место появления ворот. Тогда, будет шанс, что сущности не далеко от магов. Магистр сообщит экспедиции расположение посланников и если количество и силы тех будут малы, то маги смогут разобраться с ними сразу. В противном случае придется выжидать нашей помощи, не теряя при этом посланников.

И вот настала очередь Борефольда. Противостояние между двумя самыми сильными факультетами не были секретом ни для кого. Предложи Борефольд чего-нибудь свое и его предложение никто не поддержит. Либо огонь, либо земля, а можно лавировать, как остальные.

— Я согласен с предложениями моих коллег. Мне нечего добавить.

— Совет?

Совет проголосовал за последнее предложение. Согласием была полная тишина.

— Пусть будет так — утвердил Верховный — Магистр Орус займется экспедицией. У вас есть возможные предположения, как определить место открытия врат?

— Я могу просмотреть линии колебания силы — внес предложение Амкр — только для этого мне понадобятся силы уважаемых магистров. Точное место не под силу определить даже вам Верховный. Иначе мы бы уже давно справились с этой угрозой.

— Вы предлагаете использовать Око магистр! — удивилась Илеона — Но тогда разброс будет очень велик! Сила может концентрироваться на большом пространстве. Нам не хватит магов, чтобы просмотреть всё!

— Но мы можем отдать запитанный артефакт лидерам экспедиции — возразил Амкр — Демоны это воплощение огня, любой высший маг этой стихии сможет уловить более точное место.

— Отправить их с Оком в Орихорн, чтобы там они уже установили приблизительное место? — удивился Калнос — Это поможет экспедиции и придаст больший смысл, но тогда придется отправлять и других магов. У демонов иммунитет к слабеньким заклинания огненной стихии. Только высшие маги огня смогут с этим справиться.

— Тогда так и сделаем — вмешался Верховный — но магистр земли прав. Магам огня там делать нечего. Вы уже выбрали, кого из высших магов отправите во главе экспедиции?

— Я лично возглавлю экспедицию — гордо подняв голову, заявил Орус.



Верховный маг стоял на своей возвышенной трибуне. Она возвышалась так чтобы быть ниже балкончиков магистров, но выше чем любое место в секторе. Так он показывал суть своего существования, золотая середина. Самому сильному магу приходилось слегка приподнимать голову вверх, чтобы видеть всех магистров. Сейчас все ожидали его слов. Слово Верховного мага, как всегда, было решающим.

— Это хороший поступок, но мы не можем рисковать в случае прорыва через ворота лордов. Потерять магистра, это первое поражение. Поэтому я запрещаю магистрам лезть в это лично. Достаточно будет вашего выбора Орус. Вы знаете всех своих магов и сделаете правильный выбор. В экспедиции будет всего один маг огня. Лучше выбрать его из круга избранных. Они более опытны и знают намного больше, чем остальные.

Орус неохотно кивнул, соглашаясь с приказом Верховного мага.

— Все высшие маги огня из круга избранных готовы, чтобы возглавить экспедицию. Но если там будет всего один представитель огненной стихии, кто же будет бороться с демонами?

Верховный маг приподнял голову. Лицо чуть тронула улыбка. Так улыбается взрослый, когда дети задают ему вопрос, на который он всегда знал ответ. Он не спеша, смакует продуманный ответ, подбирая правильные слова, а потом все в таком же медленном темпе объясняет неразумным детишкам.

— Демоны могут противостоять огню, что является частью их сущности, но к остальным стихиям они относятся с боязнью. С вами пойдут маги земли и воды. Магистры Калнос и Илеона выберут по десять магов из внешнего круга. А магистр Амкр снабдит вас парочкой своих учеников. Некроманты особая ветвь темного факультета. Им не важна сила, их мощь на крови и боли, а демоны сами очаги этих двух составляющих. Простите меня Борефольд, что не обращаюсь к вам, но вы и сами знаете, как будет глупо противопоставлять демонам ваших учеников.

По залу прошлись смешки и тут же затихли под грозным взглядом Верховного мага. Борефольд и сам знал, как правильно заметил Верховный, что его ученикам там ничего не светит. Он немного выждал, пока смешки замолкнут. Это случилось довольно быстро. Верховный всегда наказывал тех, кто пытается разделить факультеты на сильные и слабые. Для него они все были равны.

— Магия воздуха плохо воздействует на демонов — ответил магистр — тут бы пригодились церковники. Младшие демоны постоянно проникают в наш мир. Сейчас это особо сильно заметно в Кияре. Город постоянно отражает набеги нечисти. И говорят, святые отцы действую в много раз эффективнее магов. Если те демоны из врат отличаются от обычных, то было бы неплохо заполучить в экспедицию парочку Анхинорцев.

По залу прошел гул голосов. Многие вставали со своих мест и кричали против или за идею магистра. В основном магистр знал, что это вызвано не желанием признавать слова магистра слабого факультета. Он мог уничтожить парочку самых крикливых, но глупое стадо от этого умнее не станет.

Верховный поднял руку, и зал нехотя вернулся на свои места, не забыв оставить свои мнения при себе.

— Очень хорошая идея магистр — улыбнулся Верховный — но не думаю, что церковь нам поверит. Для нее мы чуть лучше этих самых демонов. Влияние их бога растет, а, следовательно, наша сила уменьшается из года в год. Нас подпитывают потоки энергии, что оставили старые боги перед своим уходом. Потоки постепенно исчезают, и сила уходит за ней. Эти демоны не просто обычные краснокожие существа из огня, напоминающие людей. Только красные огоньки вместо привычных глаз и цвет кожи позволяют узнать таких демонов. Нет. Эти демоны будут как мы. Сложно увидеть в человеке мага, но еще сложнее будет увидеть в нем демона, даже нам.

— Как же мы тогда их узнаем? — прокричали с задних рядов сектора огня.

Орус угрожающей посмотрел на крикунов и те поспешно замолчали, но вопрос был задан.

— Если кто-то из сектора желает спросить, он обязан встать и обратиться с разрешением к магистру или тому, кого он спрашивает — повторил правило Верховный — Я вижу, вы не чтите святых правил совета.

— Но вопрос, тем не менее, очень правильный Верховный — заметила Илеона — Как нам их узнать? Единственное что наши демонологи успели узнать про хаос, это то, что существуют отдельные миры, на которых правят лорды. И иногда эти лорды хотят прибрать к себе еще один мир, для этого и открываются врата.

— Все правильно Илеона — ответил Верховный — Посланники лордов демоны, но я не думаю, что они не пробовали раньше посылать демонов, как правильно заметил магистр Борефольд. Демоны попадают в наш мир постоянно, но это не те демоны. Они без сомнения угроза, но не целой системе, а отдельным её частям. Мы умеем с ними справляться, только некоторые вне зоны нашей достигаемости. Такие умеют уходить от нас. Последний из них сейчас любимое ругательство простого народа. Но эти демоны первые слуги своих могущественных хозяев. Скажу понятнее. Если б в нашем мире не было простых демонов, врата бы никогда не открылись. Демоны подточили наш мир, раньше с ними справлялись древние боги, но сейчас в мире один бог, который стремиться уничтожить все связанное с магией. По его мнению, все демоны обладают магией, причем одинаковой силы, только потом увеличивается их сила. Чем больше разрушений они приносят, тем сильнее становятся, вот и будем из этого исходить. Вам следует искать демонов с высокими способностями, прежде всего к огню. Они не будут церемониться, и прятаться, они будут сжигать, и уничтожать все как животные, спеша насладиться, свежей добычей, которую вскоре пожрет их лорд. Увидите как люди творят высшие заклинания, сжигают все на своем пути не оставляя никого в живых, знайте что это те самые демоны.

Он закончил свою речь под глухое молчание.

— Магистры проведут сегодня ритуал, а потом выбранный вами магистр Орус ваш высший маг отправиться в экспедицию, которая, надеюсь, обернется успехом для всех. Совет окончен. О результатах экспедиции магистр Орус нам расскажет во время следующего общего собрания, которое будет после возвращения экспедиции.

Часть первая

Глава 1 Сделка

Проклятые синоптики, солнечная погода. Ага, прямо вот солнечная! Я сегодня целый день под зонтом от лучей прикрываюсь. Погода просто взбесилась. Ветер поднялся такой, что пронизывает до самых костей, верхушки деревьев так и тянуться вниз, к матушке земле. А еще этот холодный дождь. Он льет как из ведра. Сплошная стена мешает увидеть дорогу за несколько метров вперед. Уже с самого утра все небо затянули черные тучи, предвещая зловещий денек. А до квартиры еще добраться надо. Правильно сделал, что зонтик взял. Хотя мой зонтик кажется вещью бесполезной. Ветер постоянно пытается унести его в сторону, вырвать из рук, швырнуть на землю, вымазать в грязи. День, как и погода с самого утра не заладился. Сначала я проспал, так как сидел почти до самого утра мучаемый бессонницей. Музыка, доносившаяся из наушников, помогла скоротать время до пяти часов, пока не наступил долгожданный сон. Будильник, конечно, звонил громко и часто, но кто его слышал? Я вот не слышал и, проклиная все на свете, стремительно выбежал на улицу. Попал под поток дождя и также стремительно вернулся за зонтом. Маршрутка подошла спустя двадцать минут ожидания. Вместе с толпой недовольных погодой людей я влез туда последним. Мест, на которые могла приземлиться пятая точка, не осталось. Не пожелав вылезать, я согнулся и стал смотреть в окно, чтобы не дай бог не проехать. С остановки десять минут по лужам, в результате чего полностью промокли ноги. Опоздав на пару, я все же занял свое место и отсидел оставшееся время, слушая наискучнейшую лекцию. Что могло быть хуже! Оказывается, могло. Отличник Костя, по совместительству еще и староста передал желание декана видеть меня немедленно. Декан был не многословен. Отчисление из универа вообще вещь неприятная и быстрая. Её сообщают предельно сухо, без всяких эмоций. Так он и сделал. Что я скажу матери и отцу? Отчислен за прогулы. А что потом? Армия? Нет, туда мне совсем не хочется. Вот тебе и высшее образование, диплом, перспективная работа. А все эти гулянки дружеские, провались они поглубже! Надо же забыть про учебу! Ты отчислен! Вот и все, что я услышал от декана. За что? За прогулы. Думал, обойдется. Не обошлось. Написал заявление, причем как там было сказано «По собственному желанию», и до свиданья универ. Да здравствуют российские вооруженные силы! Ура трижды. Родители меня и слушать не будут. Сразу скажут, чтоб валил куда хочется. И будут правы.

В таких не легких размышлениях я пошел домой. На дождь уже стало как-то все равно. Он перестал волновать. Квартира, которую я снимаю, привычно пустовала. Кровать, шкаф, стол, телик и стул. Вот и вся моя комната. Компьютер мой сгорел пол года назад. Его останки валялись на балконе. Я устало завалился на кровать. Сил моих больше нет. Так все надоело! Пьянки, встречи с одногрупниками, дни рожденья. Все, отгулялся. Теперь можно только ждать, что декан позвонит и попросит прощение. Скажет, что ошиблись. Конечно, такого не будет, но помечтать то можно! Мечтать мы все любим, и желательно по максимуму. Я представил декана, умоляющего на коленях простить его, и мне стало легче. Еще я представил, как обнимаю красавицу Свету Лазареву. Да я крут! А вот её горилообразный парень убегает от меня весь в слезах. Жаль на самом деле такого не будет. Куда мне! Я всего лишь фантазер. Это в моих фантазиях я крушу таких как он вагонами. В жизни же все наоборот. Сколько раз хотелось послать все к черту и заняться хотя бы учебой. Раз с силой бог обидел. Хотя почему же обидел! Просто я сам нерешительный. Столько раз к ней подходил и даже не предложил встретиться. А потом обижаюсь. Что она сама должна ко мне подбегать? Кто из нас мужик тогда? Просто я не способен ни на что. Мое занятие смотреть телевизор и пить пиво. Решительность приходит во время пьянки. Только вот, какая девушка захочет говорить с пьяным? Разве что пьяная! Такие девушки мне не нравятся. Они только издеваются над тобой. А ты беспомощно все это терпишь. Всему виной совесть, воспитание. Так это не может быть виной. Просто сам виноват. Ушел от реального мира, а назад вернуться не можешь. Зачем мне такая банальная жизнь? Когда я мечтаю стать героем в глазах девушек. Спас девушку от насильников и знакомиться не надо. В моем случае девушка спасет меня быстрее.

Может поесть чего? С утра я не ел, как-то некогда есть было. Единственное чему я научился за время учебы, так это приготовлению еды. Сначала нужно посуду помыть еще. Принцип студента прост. Помой перед едой, потом кинь в раковину до следующего раза. Холодная вода потекла в кастрюлю. Зажигать колонку было лень. Зажег газ и поставил воду кипятиться. Можно и покурить пока. Обычно курю на балконе. Но вот сегодня погода этого не позволяет. Балкон мой без крыши.

— На кухне, так на кухне.

Этой вредной привычке научил лучший друг. Стоит заметить, что так называемые лучшие или простые друзья умеют влиять похуже родителей. Сдавать сессию всегда тяжело. Нервы шалят, стресс. Есть три выхода из этой ситуации. Но водка надоела, я же не алкоголик, в конце концов! Не пить же её целую неделю? Девушки нет, вот и закурил. Очень успокаивает. Сессия прошла. А вот увлеченье стало привычкой. А от привычки не избавишься так просто! Сколько раз говорил, что брошу. День, два, три от силы и пошло поехало, пока не задохнешься от вредного дыма.

Приготовление еды не занимало много времени. Вода закипела, и я засыпал гречку. Посолил. Открыл банку тушенки и засыпал в сваренную гречку. Теперь можно телевизор посмотреть. Что там у нас сегодня. Новости. Не, эту ерунду пусть другие смотрят. Вечно капают на мозги всякой ерундой. Почему то нам всегда показывают, то что мы не видели и не увидим. К примеру, говорят там про золотой запас, а показывать забывают. Никогда по телику не покажут правду, только небольшую её часть. Так что я решительно переключил канал. Сериал какой-то, еще лучше! Дальше. Мультики, вот это уже нормально. Ничего так не успокаивает как мультфильм про Вини Пуха. Он там с пятачком вечно промышляет, как бы так пожрать на халяву. То по гостям бродят, то у пчел воруют. Могут еще на день рожденье припереться с пустой посудой. При очередном переключение телевизор перекрыл грохот за окном. Подобного небесного рыка телевизор не выдержал и выключился. Свет отрубили гады! Ничего я в тишине поем. Так даже лучше.

Тяжелые капли бьют по стеклу с характерным звуком. Комната постепенно наполняется мраком. Дело идет к ночи. Мое тело развалилось на кровати, будто целый день вагоны с углем разгружал и теперь не могу пошевелиться. Ветер настолько сильный, что умудрился раскрыть дверь на балконе. Я могу терпеть многое. Могу слушать пьяные песни соседей через стенку, могу открыть дверь соседу сверху и сообщить, что это не я так вчера надрывался, распевая русские народные, могу плюнуть на грязный пол, под которым живет бабушка Лида, которая валит на меня все, что могут сделать всякие вандалы с её любимым подъездом и котом Васькой в отдельности. Это животное постоянно справляет свою нужду под моей дверью. Если бы хоть раз поймал, то точно бы укоротил запас его жизней ровно на одну. Но когда в квартиру врывается холодный ветер с дождем на пару под акомпонемент неба, чаша моего ангельского терпения переполняется. Тогда я встаю и закрываю ее. Так в принципе сделал и сейчас. Тело вновь падает на не застеленную кровать. Глаза закрываются, я пытаюсь отрешиться от окружающего мира. Получается неплохо, пока оглушительный грохот грома на пару со звоном бьющегося стекла и вновь ворвавшимся холодным ветром не заставляют мгновенно вскочить на ноги. Я не трус, но испугался. Кто не боится, тот либо дурак, либо труп. Нормальный человек вроде меня не любит неожиданных звуков, да еще и в надвинувшейся темноте. Еще не ночь, но тучи над небом позволили закончиться этому дню раньше, чем он собирался это сделать. Осколки стекла на полу заставили вспомнить о тапках под кроватью, что не охото было вытаскивать. Тут я еще умудрился вспомнить про свои учебники. Я всегда бросал их на балкон, чтоб не мешались. Блин меня библиотекарь просто убьет. Я резко метнулся к книгам и тут уже совсем невероятное случилось. Молния долбанула совсем рядом. Мне повезло, что не так быстро побежал. На балконе запахло паленым. Я со смешанным стаканом страха в бочке ужаса изучал кучку черной пыли, что недавно была книгами из библиотеки. Да что же это такое сегодня! Не в силах больше мириться с нормами этой жизни я вытащил сигарету, схватил зажигалку и вышел на балкон.

— Может, еще и по мне долбанешь? Давай, не стесняйся! — попросил я небо, поднимая к нему глаза. Молния оно ясно два раза в одно место не бьет, хотя с другой стороны один раз в год и палка стреляет.

А в черном небе, что часто подсвечивали молнии, творилось, не пойми чего. Возможно я очень впечатлительный и все такое в том же духе, но финалом этого дня стали, несомненно, эти секунды. Молнии подсветили небо, в котором объявилась черная воронка. Она величественно вращалась, расширяясь во все стороны. Небо стало настолько близким, протяни руку и пощупаешь облака. Воронка угрожала разрастись с город, а потом просто сожрать его, поглотить. И это надо сказать у нее прекрасно получиться. Толи крыша едет, толи на самом деле так. Глаза глупо уставились в центр черной дыры. Я раньше точно также смотрел в колодец и ужасался неопределенности, что несет собой эта черная окружность. Она нисколько не пугала, даже наоборот заставляла прыгать от радости. Неопределенность несет в себе хоть какие-то перемены. И также как тогда, еще в раннем возрасте мне захотелось туда. В эту неопределенность, в черный круг, за которым, по мнению всяких ученых, нет жизни. В голове зажглась только одна мысль, взгляд потянулся к небу. Ноги перестали ощущать твердь под ними. Тело погрузилось в воздушный поток. Так бывает при прыжке вверх.

Глаза неотрывно смотрели вверх и только туда. Тьма в центре черного круга стала бледнеть, и распространятся по всей окружности. В бледной серости возникли силуэты деревьев, меж которых метались тени. Взору под освещение молний предстали фрагменты битвы. Рядом с метающимися тенями стали возникать черные силуэты, смутно напоминающие людей. Тени кружились вокруг них, заставляя тех исчезать. Но не все силуэты хотели исчезнуть. Смутно улавливались движения. Силуэты отмахивались черными палками, и некоторые тени таяли, исчезая подобно силуэтам.

А потом на небе появилась ослепительная белая точка, и она становилась все ближе и ближе. Все расплывчатей она охватила весь кругозор, вытеснив и тьму и небо. Белый ослепительный свет окружил все, заполнил собой пространство. Весь мир стал одного цвета, а потом пришла боль. Море боли сжало все органы. Никогда я еще не испытывал такую боль! Крик замер в глотке. А потом кто-то выключил свет, вслед за которым ушла боль, а мир стал чернее ночи.




— Гарен иди сюда. Посмотри, кого я тут нашел!

— Что там Мавс? Опять твои глупые шуточки.

— Человек. Тут он. Лежит, будто у себя дома на больших мягких перинах.

— Человек? Здесь? Ты уверен? Опять, небось, грибного сока перепил!

— Да что я человека никогда не видел! Конечно это человек. Только больно он странный!

— Человек! Действительно странный, смотри какой рослый и в тоже время хилый!

— Кожа мягкая. Как бы не маг?

— Так прирежь ублюдка! Чего с ним маяться?

— Нет. Это слишком просто для человека! Красные скалы не убивают так легко!

Что-то твердое стукнуло по спине и вытащило из сна. Сознание заработало. Сильная боль в голове мешала понять странное бормотание, что слышалось где-то надо мной. Весь организм трясло, а ведь вчера не пил! Или все-таки выпил! В любом случае я жив, а это главное. Может, это вообще мне приснилось. Но не может же так быть! Состояние и прям не ахти! Внутренности просились наружу. Рвота подступила быстро, и я не в силах терпеть согнулся пополам, выплескивая содержимое желудка на что-то.

— Эта мразь наблевала мне на ботинок! — заверещал кто-то рядом, на непонятной речи.

Резкая боль в животе отбила все желание продолжать этот процесс. Черт! Кто это так по мне ударил? Наконец то я вошел в реальный мир! Глаза с трудом приоткрылись. Этот гад оказался просто монстром! Огромная зеленая туша с озлобленной клыкастой рожей.

— Прикольный костюмчик — отплевываясь, выдавил ему первое, что в голову попало.

Я откатился в сторону и приземлился на землю, разместившись уже в другом положение, сидячем. Два прокаченных громилы с очень длинными, на мой взгляд, ножами угрожающе скалили морды. Именно морды. Врятли я решусь назвать это когда-нибудь лицом. Все бы нечего, но вот фон леса и эти двое полностью зеленые с пепельными волосами на голове, заплетенными в косички утверждали, что я не только попал куда-то в лес, а попал. Их лица не выражали особого дружелюбия.

— На каком это он языке сказал?

— А кто их людишек знает? Свяжи его, если убивать не хочешь. Сейчас рабы в цене. А этот за немалые деньги пойдет.

— Эй, вы чего, иностранцы! Спик инглиш? Шпрехан зе дойдж? Что там еще я знаю?

После моих слов один из них быстро отскочил в сторону.

— Это маг. Он колдует. Убей его — в голосе промелькнула тревога.

Как ни странно, но их язык я слышал впервые! Хотя я и не любитель иностранных языков. Но такие звуки человек извлечь не сможет. Скорее животное сможет изобразить нечто подобное.

— Значит, не понимаете? Тогда ты, рожа зеленая, сейчас узнаешь русскую матерную речь.

— Мне завалить его не проблема.

Или понимают. Я только начал с простых ругательств, а этот уже за топором потянулся. Мало ему ножа, решил в мясника поиграть.

— Кончай с ним.

Ну, вот один в костюме, что-то пробуровил на своем языке другому. А другой, в свою очередь, как то нехорошо улыбнулся. Очень не хорошо! А топорик то острый. Голову с одного удара снести можно. Похоже, это этот придурок и собираются обсудить. Пора валить.

Я честно попытался подняться, но мои ноги еще не пришли в себя. Уползти я далеко не смогу. Это, скорее всего сон. Я ущипнул себя. Мда, однако, слишком уж он реальный. Мои руки по привычке нащупали сигарету и зажигалку.

— Колдун, поздно уже все. Бежим, эти огневики, даже после смертельного удара тебя изжарить успеют.

Во дела! Только хотели прибить и уже убегают. Что-то сегодня у меня с головой больно странное происходит! Я глупо проводил бегущих зеленокожих ребят в масках.

Желудок жалобно заурчал. Блин, а жрать то хочется! Может, в мешках этих чудиков чего осталось? Щас глянем. Я кое-как дохромал до оставленных мешков. Мешочки то кожаные! Видать это ребята в ролевуху по варкрафту убиваются! Костерок, мешочки, мечи, топорик, кожа зеленая и маски клыкастые. Как-то реально все смотрелось. Совсем спятили придурки. Реального мира им мало уже? Подобно дед морозу, раздающему подарки из своего большого красного мешка, я запустил свою загребущую руку. В первом мешке кусок сыра и вяленое мясо. Нет. Ей богу шизики! Даже продукты средневековые. Зачем жрать эту ерунду, когда существует более приятная еда? Да, шашлычок к примеру. Чем не древняя еда? Намного вкуснее, чем эти помои. Второй мешок хранил комплект одежды и острую железку, смахивающую на меч. По виду меча я установил, что это ятаган. На пример проверки остроты моего ножа на хате, который оставлял толстый белый след, я провел железкой по руке и тут же пожалел. Маленький красный ручеек быстро покатился по одному ему ведомой дорожке и оборвался, падая на зеленую траву одиночными каплями. Железка оказалась очень острой. Правда, не разбираясь в оружии, я не смог даже припомнить что-нибудь про это оружие. Знаю, как выглядит и все. Доспехи внушали уважение. Богатенькие ребятки то играют! За такой доспех любой музей выложит солидную сумму. Возьмем с собой. Нельзя такому добру пропадать! Ух, как все тело болит! По мне вчера что, трамвай проехал? Где-то здесь должна быть цивилизация! Надо только поискать. И что они убежали? Кто их поймет?

Лес здесь просто не обычный! Я хоть и не знаток в ботанике, но не такой и профан. Не одно дерево не узнаю. Где же я? Столько вопросов и нет никого! Даже тропинки не видать. Глушь — одно слово. Эмоций просто море! А растительность! Вон то дерево в диаметре метров двадцать, а в высоту я уже и молчу просто. В школе учили определять север по мху, но его тут просто нет. Ничего не понимаю! У нас там осень, холод, дожди, а тут лето. Все цветет и пахнет, иногда даже приятно. Но ягодки лучше не трогать.

Моя импровизированная дорога петляла меж огромных древесных гигантов. Деревья и трава — это все, что я наблюдал в течение получаса ходьбы. Пока лес резко не оборвался и я не вышел на обычную сельскую дорогу. Хотя тут правильнее будет сказать выпал. Засмотрелся на гигантские деревья, когда взбирался на небольшой пригорок. Последний шаг оказался шагом в пустоту. Несколько кувырков по крутому склону и спина послушно почувствовала под собой не мягкую землю, а жестко утрамбованный грунт. Лес резко поворачивал на возвышенности, я же не признавал поворотов. Немного повалявшись от очередного шока, снова оказался на ногах. Тут следовало сделать выбор в какую сторону идти. Немного подумав, решил идти от леса, вдоль диких полей. Дикий мир тут не молчал, жужжание, стрекотание и прочие звуки насекомых заполонивших цветущее поле. Можно было окунуться в мир цветов и насекомых, развести сопли, как, мол, все хорошо. Но я был грязный, потный, в глаза лезли всякие мухи и овода, бабочки проходу не давали, ящерицы действовали на нервы, я то думал змеи. Еще всякие осы переростки, что носились в опасной близости со своими огромными жалами, боюсь я уколов и ос таких боюсь. Только лежа на диване, забываешь про такие мелочи, а вот в реальной ситуации подмечаешь всё. Так что идти по полю мало приятно. Возникшее впереди заграждение с воротами показались просто чудом, а сами ворота дверьми в рай.

Деревянный частокол, небольшие дома, куда им до пятиэтажек и уж не говорю о более высоких зданиях, и еще чего-то. Вот молодцы! Даже свой поселок построили! Впечатляет. Я подошел к массивным воротам. Слева и справа от ворот располагались две башни из дерева. Дозорные с луками и мечами ходили по маленькому пространству в башнях. Мой приход конечно заметили.

— Кто такой? — был крик с левой башни.

Опять ничего не понял. Может они специально свой язык выдумали? Ведь видно, что русские. Как-то я слышал, эсперанто — вроде такой всеобщий язык есть. Правда, изучать его не стремился. А на кой он мне, да и врятли это он.

— Эй, я не играю. Я тут вообще случайно попал! Может на русский перейдем?

Охранники или стражники удивленно переглянулись.

— На каком это он наречие сейчас сказал?

— Остряк хренов, сожри его демоны живьем! А ну перешел на Саронгский.

— Может он это? Не знает языка нашего. Спроси его на Имперском.

— Кто такой? Чего надо?

Они явно чего-то хотели от меня. Один даже на другом наречие заговорил. Чувствовалось нечто похожее на язык, а не это рычание с карканьем, переходящим в тихое мычание. Этот язык был строг и по-своему красив.

— Да вы чего, придурки! Я не играю в ваши дурацкие игры! Пропустите к вашему главному, идиоты.

Ворота открылись. Хоть что-то поняли. Сейчас выясним где это я?

Стражники, а это точно были они, медленно приближались, направляя мечи в мою сторону остриями. Я бы ни за что такую роль не выбрал. Круче отрицательного персонажа, что вредит девяносто процентов игры положительным героя, потом еще и умирает красиво, ничего быть не может. Эти ребята были постарше меня, это даже не ребята были. Мужики в коже без рукавов, да еще с длинными острыми железками, да еще смотрят как тот зеленый с топориком. Нервы опять сдали, и я достал сигарету. Последняя. Нужно найти магазин или палатку. Эти фанатики точно не курят.

— Сейчас мы выясним, кто ты — опять ничего не понял.

— Погоди Рамар, может его к старосте? Старик уже месяц как мага ждет. Нежить совсем озверела.

— Да какой он маг! Ты только взглянь на этого! Молодой слишком. Да и тело еще не одрябло. Смотри, кое-где мышцы есть. А маги все белоручки.

— Может он боевой маг?

— Боевой маг нас уже давно бы по стенке построил. Тем слова хватает, чтобы частокол в золу превратить. Не маг он Святомир.

— Предчувствие у меня не хорошее.

— Да брось ты! Сейчас его немного оходим, глядишь из головы так придурь и выбьем. Сразу вспомнит все языки.

Я прикурил, и тут началось такое. Мечи полетели на землю. Стражники бросились на колени, опережая свои летящие железки. Один даже расплакался. По его интонациям я понял, что он просил прощенья.

— Да успокойтесь вы! — прикрикнул я на них.

Стражники завыли уже в две глотки. Скоро я с ума сойду. Нужно определенно поговорить с кем-нибудь нормальным. Эти психи совсем надоели! Четыре за утро! Слишком уж много, а день только начался! Хоть я и не мог сказать, сколько сейчас времени, но знал точно, что около двенадцати и не больше. Когда я только «вышел» с дороги на поле, меня просто поразил один факт. А заключается он в следующем. Моему взору предстали два солнца, точнее полтора. Половинка второго яркого диска торчала за первым, вторая же скрывалась за этим же первым солнцем. Сначала я покачал головой. Не помогло. Потом решил умыться водой, что обнаружилась в кожаном мешке. Опять не помогло. В результате я забил на этот вопиющий обман моего зрения. А зрение у меня было не очень хорошее. Правда, до очков еще не дошло. Чему я постоянно радовался на приеме у окулиста. Если в глазах двоиться радуйся, что не троиться.

Я все же растолковал им жестами, чтоб вели к главному. Они обрадовались и повели. Дом главного резко выделялся из добротных построек. Великолепная резьба и отделка, так и кричали. Здесь живет большая шишка.

Шишкой оказался дряхлый старичок, с жадными глазами. Охранники что-то ему сказали на своем языке. Он ответил длинной речью. Речь была торжественной, но не понятной.

— Он не знает языка почтенный Правосвет.

— Чегош он! Аль язык кто в дороге резанул?

— Он говорит, но на каком-то очень странном языке, мы такого совсем не знаем.

— Может оно и к лучшему. А чего это вы сторожу оставили. Ну ка бегом, пока враг какой не нагрянул. Совсем, окаянные распоясались. Плетей давно не ведали?

Не знаю, что он сказал, но убежали они довольно быстро. В народе говорят «Только пятки сверкали» как был мудр наш народ, создавая столь замечательные пословицы! Моя бабушка с детства только на них и разговаривает, я, наверное, тоже заразился уже тогда. Особенно это проскакивает, когда оказываюсь на сельской местности. Ностальгия что ли!

Старик хитро улыбнулся и поманил в дом.

Банька, стол богатый и самогон просто не шли в сравнение с той дрянью, которую я в лесу жрал. Вот это житуха! Пожалуй, есть смысл устраивать подобные компании. Бабу бы еще! Старик что-то там парил своей жене и дочке. Дочка так и клеилась ко мне. Но с такой, даже за мешок картошки в голодный год, лечь рядом не решился бы. Живот под тонну, лицо жиром заплыло, глаза маленькие, зубищи черные, сколотые. От одной её улыбки меня передергивало раз пять. Улыбалась девица частенько.

— Этот маг ничего не понимает. Если б ребятки про огонь из руки не рассказали мне, я б точно не поверил. Смотри, как самогон жрет! Да я столько на свадьбе не пил. Третья бутыль пошла, а он даже не захмелел. Может магия энто проклятая!

— Нет. Сам это он. Смотри, как облизывается, перед тем как в нутро влить. А я две седмицы эту бутыль гнала. Трисят литров будет в бутыли то. Молодец уж третью уговаривает.

— Не жалуйся Мориса, на благое дело энто. На нежить окаянную. Маг то он сейчас выспится и к ночи на нежить пойдет. А пьет от страха. Кому ж охота с мертвяками связываться?

Еда была просто на грани моих скромных мечтаний, правда картошки я тут не увидел ни в одном блюде. Оно в принципе и понятно, если у них тут фэнтэзи с древнерусской культурой. Еще удивил так называемый самогон. Пиво больше спирта содержит, чем их бодяга. Можно сказать, я хлебал его как воду без всякого опьянения.

Не знаю, о чем и почем там у них беседа шла, но пора бы и на отходную. Я сложил две ладони и показал старику, что спать хочется больше, чем жить.

Старик улыбнулся и указал на дверь. Сердечно поблагодарив гостеприимного старикана, я прошел в комнату и завалился спать. Поел на славу, грех после такого не поспать, а вот от дочки старика я, пожалуй, откажусь. Итак, кошмар на всю ночь обеспечен.

В углу на верхней полочке, что как-то прикрепили, не используя гвоздей и прочих аксессуаров современности, стояла икона, видать вера тут тоже не забыта. Неподалеку мной была замечена старая русская печь, к которой прилагалось небольшое количество старой посуды. Больше вроде ничего не заметил такого интересного. Кровать оказалась до неприличия мягкой. Стоило только лечь, как незаметно для себя закрыл глаза и уснул простым сном, без всяких сновидений.


Только уснул и вот кто-то тормошит. Да что же это такое! Старик чего-то бормочет. Да куда мне щас! Старик спешно одел меня во что-то. Причем одевал не старик, а его жена и дочь. Старик вручил что-то железное в руки. В темноте ничего не поймешь, одни контуры, под бледный свет свечи.

— Не тянет молодец на мага — истребителя дед.

— Энто он еще не сообразил, что пора уже.

Вывели меня на улицу. Не посмотрели, что только проснулся, да тут еще и сухость во рту, голова чуть побаливать начинает, глаза еще не открываются толком. Похмелье короче появилось, хотя я не ожидал его даже в слабых формах.

— Долго маг соображает то?

— Ему лучше твого знать старая.

— Канешно.

Провели к воротам, точнее за ворота. Я скосил взгляд за спину. Да там вся деревня провожает! Народ немного странный, но добрый. Им бы еще по ночам гостей не выгонять и тогда цены деревне не будет. Сам поселюсь здесь, на правах гостя естественно.

— Удаче вам благородный.

Люди поклонились и ушли. Куда это они? А, наверное, скоро утро и мне дальше пора идти! Жестоко конечно, но ничего. Скрип закрывающихся ворот за спиной и тишина. А еще темень хоть глаз выколи. Ну, тогда в путь дорогу. Совсем я расслабился тут! Одежда какая-то непривычная! Блин, так эти чудики меня в одежду, которая в мешке валялась, нарядили, а эта железка в руке, тот самый ятаган. Надо бы за нормальной одеждой вернуться. Игры играми, но так и в психушку не долго загреметь.

В темноте вспыхнули десятки зеленых огоньков. Спецэффекты е мое! Огоньки медленно приближались. А еще я могу поклясться, что услышал хруст костей. С хрустом подбирался холод. Почему так холодно стало, я не знал, но с приближением загадочных светильников становилось еще холоднее.

— Кто там?

Молчание. А огоньки все ближе и ближе. Постепенно глаза стали привыкать, и я смог разглядеть тонкий силуэт. Такое ощущение, будто дерево навстречу идет. Ствол исполосован насквозь, аж просвечивается. Деревце смахивает на человека.

— Это совсем не смешно! Я без света не играю.

Пара огоньков приблизилась почти вплотную. Что-то ударило по моему ятагану, и он вылетел из рук. Причем моя рука от удара сильно заболела. Представилось, будто на крепко сжимаемую железку килограмм сто упало с неба. Это Ньютону по голове легким яблоком, а мне на руку не фрукт, а стройматериал.

— Вы чего? Совсем тут охренели!

Неизвестная личность, выдающая себя за дерево, проворно ударила в плечо. Теперь я ощутил боль. Присмотревшись, я увидел длинный продолговатый предмет.

— Больно же! Моей смерти хотите?

Еще удар. Еле увернулся. Оглобля проскочила над головой, если бы не реакция стал бы короче ровно на одну голову.

— Ну, все! Я так сказать разозлился.

Не скажу, что считаю себя неспособным дать сдачи. Просто всегда выходило, что противник был сильнее или в большинстве, как сейчас. Если б не остатки мужества, навеянные похмельем, я бы убежал. Нет ничего стыдного в бегстве, когда бой однозначно не честный. Но тут присутствовал, дополнительный фактор, который повлек следующее.

Удар руки предположительно в левое ухо и скрип ломающейся кости. Рука прошла насквозь. Так примерно ощущаешь себя, разбивая тонкий лед, за которым не вода, а густая жижа неприятная на ощупь. Что за ерунда! Запах дохлятины заставил вывернуться на изнанку. Весь ужин ушел из желудка. Рука была вся в непонятной жидкости. Принюхавшись, я опять согнулся надвое. Запах и до этого присутствовал, но был едва различимым. Он терялся в ночном свежем воздухе, который несильный ветерок крутил по всем местам.

— Кто здесь сдох? Мертвый скунс так не воняет!

Пара зеленых огоньков погасла. Звук падающих предметов окончательно ввел в ступор. Что же это такое? Тело согнулось надвое, рука схватила первый предмет и тут же отбросила. Шок охватил мгновенно, итак страшно было вначале, а теперь, когда в руке оказалась полая сухая кость, стало намного страшнее. «БЕГИ!» орало сознание, ему вторили под и над сознания.

А остальные огоньки уже достигли меня. Страх сковал по рукам и ногам. Боль в спине и в правом плече возникла одновременно. Я задохнулся от крика и упал на землю, руки судорожно загребали воздух. И тут одна из них вцепилась в ногу нападающего. Костлявая нога без мяса и кожи. Идеально гладкая поверхность объекта навела на мысль совершенно страшную. Не скелет ли нападающий а? Еще удар. Спина жутко заболела. Живот соприкоснулся с землей. Пора бы отсюда сматываться. Скелеты, махающие дубинками это нонсенс в наши дни. От всего не нормального стоит держаться подальше. Не дождавшись очередного удара, я резко пополз на четвереньках как можно дальше от этих зеленых огоньков. Уже и сомнений нет. Огоньки это глаза скелетонов. Но как такое возможно? Я прополз несколько метров, после чего встал и побежал. Огоньки преследовали, но против сходящего с ума от страха человека у них не было шансов. Бег был довольно продолжительным. Я падал, вставал и снова падал, опять вставал и бежал. Задыхался, но бежал, падая, ползая на четвереньках в темноте. Вставали, бежал дальше. Ямы, канавы, кочки и ровная поверхность — все это преодолевалось благодаря животному страху. Рекордов пять я точно побил. После двадцати минут бега завалился на землю и дышал, жадно глотая воздух. Сколько так пролежал не имею понятия. Стоило обдумать худшие варианты. Что происходящее не сон уже понятно. Скелеты, люди в костюмах орков, оружие, доспехи и деревня. Все это наводит на мысль, причем очень не здоровую. Я не на Земле! Нет, это бред. Но если вспомнить молнию. Вот она жизнь после смерти! Тоже бред! Я рехнулся! Все прощай крыша. Возникла слабая мечта. Хочу, чтобы это оказался плохой сон. Страшный сон. Сейчас я проснусь и снова буду дома. Нет, во сне так больно не бывает. Это зловещая реальность, правда, до ужаса искаженная. А если сложить все в уме то получается, что я не в своем мире. Будем склоняться пока к этой мысли. Это, по крайней мере, многое объясняет. Когда я прикуривал, они все с трепетом смотрели на мою зажигалку. Возможно, подумали, что я колдун. Теперь хотя бы понятно, почему старик так распинался. Думал я ему тут всех скелетов перебью. Я таракана боюсь ударить! А он скелетов тут мне просит забить по быстрому. Да их там штук сто не меньше! Я же обычный гражданин России. Так не пойдет. А скелеты то шли к деревне! Сегодня от нее ничего не останется. Слышу как скрепит частокол, кричат напуганные люди А мне какое дело! Я не МЧС, спасать всех не обязан. Нашли супер героя мне! Из меня герой, как из катка скоростной болид ф1. Если это не сон и тем более другой мир, то я буду точно не добрым лохом, а злющим парнем.

Совесть я давно пропил. Мне не стыдно ни капельки. Да не один дурак не согласится на подобное. В одиночку против десяти десятков скелетов! Все, иду вперед. В анал эту деревню. И куда идти? Я же ничего не знаю? Заблужусь и сдохну. А селяне могут и помочь. Карту обрисуют, денег с едой дадут. О мире тоже стоит узнать. Блин! Я же не могу верить в этот бред! Но придется. Первое, чем займусь, так это научусь их языку. Не к добру все это. Эх, не к добру! В такое коричневое вонючее попал! На г начинается, пять букв по горизонтали.

Дорогу к деревне найти труда не стоило. Шел на всеобщий крик. Скелеты в серьез решили покончить с деревней. Они уже карабкались по частоколу, когда я решился к ним приблизиться. А ведь их еще и перебить надо! И как это сделать? Схватить первую попавшуюся дубинку и огреть ею нежить! Оригинально! С другой стороны выхода другого я не вижу! Только вот дубинку нужно взять побольше. Руки еле подняли длинный кусок дерева. Частенько подобные вещи предназначались для категории «Для тех, кто не прав».

С криком «За родину!» опустил свое довольно убедительное оружие на череп скелета. Палка переломилась. Нет, дубина, здоровое дубинеще, подобранное неподалеку от места событий просто сломалось! Подобно прутику. Скелет обернулся. Отступать не куда уже. Не уверенный удар кулаком в грудь, чуть сильнее толчка и скелет рассыпается. Что же это получается? Дерево слабее моих костей! Просто фантастика. Опять эта липкая дрянь! Сейчас опять вывернет. Тело скрутило в не понятный узел. Вот он гостеприимный ужин!

Второй скелет получил по чердаку и тоже рассыпался. Я совсем осмелел и ринулся в атаку на целую пятерку. По удару и все рассыпались! Да я крут! Рембо отдыхает! Дальше пошло полное мочилово. Скелеты так и сыпались один за другим. Они тоже не ожидали спокойно. Три раза я падал от сильнейших ударов. Вокруг царил хаос. Крики, вопли, рычание, смех и песни смешались в один общий крик. Во люди! Тут скелеты их убивают, а они песни о хорошей жизни орут. Хотя смысла я не понял. Может и о плохой, но мотив веселый.

Скелеты уже пробили, не ведомым мне образом, главные ворота и битва шла по всей деревне. Я как американский супергерой носился по деревни на крики жителей, что отнюдь не сломились перед скелетами. Им вообще было наплевать на то, что на них напали скелеты. Видать, тут что-то совсем уж невероятное твориться. Я видел, как староста взял икону в руки и шел, выдвигая её вперед. Икона светилась слабым белым светом. При приближение к ней скелеты сами валились на землю кучками костей. Я человек, не верящий в церковь, но верящий в бога перекрестился, как и положено. Рядом со мной дрались стражники, разрезая мертвых полосами железа. Эффект был, но не слишком большой. Разрезанные скелеты все также двигались, ползали, пытаясь дотянуться до них. Чуть дальше от меня я увидел, как огромная груда мышц размахивает чем-то убедительным, раскалывая, головы как я в свое время бил кувалдой спелые орехи. Он вроде тоже не маленький молоточек сжимает. Грозное оружие на длинной рукоятке разит головы противника с характерным треском

Усталость пришла после третьего десятка. Рука не поднималась на этих беспомощных созданий и все от усталости. Мужики сражались умело. Не в пример мне. Но к моему удивлению их старания были полностью напрасны. От их ударов со скелетами совершенно ничего не случалось. Пару ударов и нападающие валяются. А у стражи глаза по пять рублей. Они пять минут вдвоем одного скелета режут на маленькие части и то тот как-то шевелиться умудряется. Набегавшись, по деревне общими усилиями мы все же добили основную массу скелетов. Остальные, кто еще носил свои кости по земле, сгорали вместе с останками уничтоженной массы в первых лучах солнц. Мы с радостью разглядывали сгорающие кости при прикосновение со светлыми лучами солнц. Не буду превышать свои заслуги. Врать себе последнее дело. Скелеты почувствовали приближающийся рассвет и около двух последних десятков поспешили обратно, в свои апартаменты. Но не успели, сгорев с останками павших в бою товарищей. Злобные огоньки просверливали насквозь, грозя неприятностями.

Деревня в шоке, стража бледная, старикашка трясется, уверенно сжимая икону, рядом груда мышц со своим длинным молоточком. Я весь в непонятной гнилой жиже от которой воротит, стою перед ними и улыбаюсь. Они решительно отвесили мне поклон. Я ответил тем же, ведь они положили скелетов не меньше чем я

— Я спать — снова объяснил на общем доступном жесте и потопал к дому старосты. Пусть только попробуют разбудить. Только вот одежду надо будет сменить, хотя на что? Придется постирать.

— Я же говорил тебе, что он самый настоящий маг! — снова непонятная речь за спиной. Я на всякий случай запомнил, выучу и переведу. Вдруг он меня там послал щас! Зубы на полочку выстроит в шеренгу по росту, будет смотреть, и вспоминать обо мне. Если тут только одни скелеты, то мне такая жизнь нравиться и плевать, что я не знаю, почему они так быстро умирают после одного моего соприкосновения с ними. Может я такой вот особенный! Почему бы и нет?

Глава 2 Горе-рыцарь

Пару дней продолжался праздник в деревне. Пили, ели и гудели. Познавал их быт, культуру, народное творчество, стиль одежды и прочие неожиданные проблемы исторического наследия, что свалилось на меня за очень короткий срок пребывания здесь. После праздника настали будни. Пока торчал в деревне, то стоило немного осваиваться. Жил наряду со всеми, носил воду, стирал вещи в неглубокой речке, что протекала неподалеку, там же и мылся. Постепенно начал меняться, живот начал уходить в прошлое, когда я напросился в кузницу помочь местному бодибилдеру Харитону ковать мечи и подковы, а также различную мелочь для быта. Работа в деревне никогда не заканчивалась, ноги к концу дня еле несли до кровати, мышцы болели, мешая рукам и ногам нормально сгибаться и выгибаться, про спину вообще промолчу. Меня тут уже держали за своего и не хотели никуда отпускать. Оно и понятно, вкалывал с утра до вечера и не потому, что это было нужно им, это нужно было в первую очередь мне. Но я не забывал, что скоро придется уходить, и тщательно готовился, изучая все, что только может пригодиться в этой другой жизни. За последние две недели я немного научился изъясняться на их языке, что-то на уровне чайника. Особо удачливо запомнились многие ругательства. Мат он везде нужен! По моим объяснениям старик врубился, что мне нужна карта. Я рассматривал древнюю кожу, на которой присутствовала буйная фантазия местного художника. Намалевал художник не умело и очень расплывчато. Судя по карте, тут неподалеку меня ожидает Кияр — город порт. Слева от деревни остался орочий лес, из которого не так давно тут появился. А если бы двинулся чуть южнее или севернее от деревни, то набрел бы на прибрежные рыбацкие деревеньки, но в деревнях мне делать нечего, из леса я вышел, поэтому на юг, в Кияр! Не знаю что там, но интересно же! По описаниям местных жителей, я понял, что за лесом стоят невысокие горы, они же горы гоблинов, а за морем, на северо-востоке отсюда, земли каких- то силосов. За их островом, в восточном направление, находятся земли церкви и магов, разделенные морем бурь. Еще одна крупная сила этого мира находиться на юге, далеко за Кияром и высокими горами, разделительным хребтом, делящим большой материк примерно пополам, находиться зловещая Империя теней, а сейчас я на землях благородных господ рыцарей в королевстве Орихорн. Ну и название! Орихорн растянулся от разделительного хребта на юге до моря на севере, от невысоких гор гоблинов на западе до моря на востоке. За горами гоблинов простерлись леса темных эльфов. Они называют свое государство Таниаль. Все тут как погляжу! Маги, эльфы, гоблины, орки, скелеты — как мне должны завидовать некоторые любители фэнтэзи оставшиеся в РФ и как я завидую им! Неизвестно кто кому больше завидует, но я тут и искать выход домой не буду. Хватит! Насмотрелся всякой фигни. Вечно сразу влипаешь в длинную историю, а потом и домой не хочется. Мама с папой и без меня проживут. Они ведь выпроводили сыночка взрослую жизнь. Мне пофигу, где жить, лишь бы хорошо! Если будет интересно тут, то зачем мне туда! Там, поди, в скрывающихся от армии, буду числиться. Но сначала нужно понять, кем тут могу стать. Может, дома вариант с тюрьмой будет получше, чем тут вариант со смерть. Все отбрасываем эти глупые, неактуальные на сей момент мысли, и переходим к проблемам насущным.

Весь мир увидеть не удалось. Карта заканчивалась, это был огрызок описания современного мира. Рассчитав примерный маршрут до Кияра, я еще неделю собирался с мыслям и духом, а потом в деревне закатили прощальный пир и к утру снова дорога, поле и лес где-то вдали.

На моем пути лежала всего одна деревня. Нужно спросить про нежить. И бить их одно удовольствие и деньги за это дают нормальные. Про деньги я узнал сразу. Золото и серебро. Один золотой приравнивался к дюжине серебренников. За нежить я получил три золотых. Эти деньги обеспечивали всю деревню два месяца. Для меня три золотых пару недель проживания в очень приличном городском трактире. Не плохо для начала!

Впервые два дня я соревновался в споре с одним из любимцев деревни. Мои способности поглощать самогон бочками, просто поражали местных. Два дня непрерывной пьянки хватило, чтобы опустошить все запасы деревни. Не ожидал от себя такой износоустойчивости. Наверное, это опять какие-то бонусы при ударе молнии. Раньше хватало пол бутылки, чтобы ползти, а тут целых два дня слабенькой браги, но количество выпитой за это время браги даже вспомнить страшно. Вся деревня торжественно следила за нашим соревнованием. Противник оказался деревенским кузнецом. Хотя кем ему еще быть? Двухметровая дылда в четыре обхвата. Мускулатуре этого Харитона позавидовали бы все бодибилдеры мира. Правильно говорят, что труд из обезьяны человека сделал! Правда, последние события заставили меня посмотреть теорию происхождения с большей уверенностью, что Дарвин со своими обезьянами версия для дураков, здесь я понял это точно. В божественном происхождении есть больше смысла, чем сворованная версия у африканского племени. Неужели кто-нибудь считает, что это он сам придумал! По истечению объекта спора мы вынуждены были объявить ничью. Тогда я и обратился к Харитону. С тех пор там и начал сначала следить за его работой, а потом помогать. Деревенский кузнец выковал мне саблю полегче и качественнее. Также он подделал мой кожаный доспех, вставив несколько железных пластин. Теперь я был готов к любым приключениям. Ну, или почти к любым.

Дорога извивалась и петляла как змейка в пресловутой игре на мобиле. Поле слева, поле справа, а впереди приближался лесок. Дорога уходила резко вправо, огибая его. Уже появились первые деревья вдоль дороги, поле сменилось на невысокий травяной ковер. Жара стоит сильная, доспех успел пропитаться потом, руки начали слегка темнеть. Боясь солнечного и других неприятных ударов, я проходил под слабой тенью немногочисленных деревьев. Встречных людей пока не наблюдалось.

К середине дня сделал привал. Привалился спиной к дереву и перекусил немного, выпил водички, улегся на полуденный сон. Спешить не куда, идти поднадоело, ноги устали. А вот поваляться в тени деревьев, это да! Посплю пару часиков и в путь. Вечером по прохладней хоть будет. Жара просто доконала. Хоть одно любимое лентяйское занятие осталось. Это всякие дураки спешат поскорее встретиться с неизвестным! Умный человек все просчитает. Семь раз отмерь, один раз отрежь! Опять эта ностальгия!


Проснулся я от шума копыт и странных криков. Что-то часто я просыпаюсь в неподходящие моменты! С одной стороны хотелось поглядеть, с другой перевернуться и снова уснуть. Но так как время уже нежаркое, сон поспешно уходит, а мир новый, я решил поглядеть, аккуратно высунувшись из-за дерева. Место для отдыха я выбрал идеальное. Спящего легче всего обокрасть, повязать или прирезать.

— Помогите, разбойники грабят! — Это был имперский диалект, меня учили именно такому, но я ещё мало знал, чтобы понять его. Хотя тут особого умения знать язык не требовалось. Достаточно было поглядеть, чтобы понять, что кричали громким беспомощным голосом.

Меня не заметили. Какой-то длинный парень чуть по старше меня, обвешанный железом с ног до головы, что-то кричал, срываясь на визг. Парня окружили восемь всадников. Их доспехи очень походили на мой, а вот оружие было в большом ассортименте. Трое держали одноручные полосы или мечи. У парочки, что стояла спиной ко мне, за спинами висели луки, а в руках они держали палицы или что-то похожее на палицы. Остальные сжимали топоры и небольшие круглые щиты, скорее всего из дуба или его аналога.

Парень изрядно побледнел, руки дрожали, меч только чудом в руках держался. А голос, ей богу, толи кричит, как баба, толи визжит как свинья. Ничего не разберешь! И это средневековый рыцарь! Образец тупости и гордости! Мда! Вот разбойников в книгах лучше описывают. Один в один. Не бритые, скорее всего вонючие и грязные выродки. Грабят, насилуют и убивают с улыбкой на лице, не забывая поделить награбленное между собой. Чтобы сделал я, попади в подобную ситуацию! Притворился бы крестьянином и отдал бы все вещи. Жить то хочется! Но это был рыцарь.

— Это земли моего отца. Барона фон Сонга. Вы должны извиниться!

Разбойники явно забавлялись. Иначе давно б прибили. С них станется. Ну, вот, кажется я прав. Парень опять что-то пропищал, я расслышал слово «извинить», а между тем, его благодарные слушатели истерически расхохотались. Некоторые даже с лошадей попадали. Жалко я не хрена не понимаю! Мне тоже посмеяться охота.

— Простите нас, о благородный рыцарь! Что прикажете?

— Вы будете сопровождать меня до Кияра. Может, тогда я смилуюсь и велю вас только выпороть.

Новый взрыв хохота. Не, так совсем не пойдет. Я сейчас начну обижаться, мне нужен перевод или лучше дублирование, субтитры тут не попрут. Нужно бы помочь, только вот что я сделаю против восьми человек? Это раз. Я решил быть злым, а тянет на добро. Так не пойдет! Это собственно неуверенное два. Может они просто разденут дурака догола и оставят на дороге! Вроде в их манере, милиции тут нет, как и уголовного розыска, следы заметать не обязательно.

— Простите, но если вы не поняли еще, то мы бандиты. Я хотел тебя убить, но о такое ничтожество меч пачкать не буду. Эй, ребята, стяните с него доспех, пусть голый до папочки добирается.

Конечно, рыцарь сопротивлялся, но через пару ударов обмяк. Доспех был снят, потом сняли все остальное. Один из бандитов презренно бросил ему небольшой кусок рваных рыцарских штанов или как их там.

— Я вас еще найду.

— Ищи нас там, где встретились в первый раз.

Голый рыцарь бежал за хохочущими бандитами. Парень кричал им вслед угрозы, на что те охотно отвечали довольным смехом. Наглотавшись, пыли от коней, парень обреченно вздохнул.

— Отец меня убьет. Какой позор, я даже до города не успел доехать! Домой не пойду. Я собирался в академию, так я в нее и поступлю.

И чего он там сам с собой бормочет? Подумаешь, обокрали! Тоже мне событие! Главное жив, а остальное и неважно. Скрываться уже не было смысла. Разбойники давно скрылись из виду. Я спокойно повесил мешок на плечо и обнаружился. Рыцарь даже не заметил, откуда я вышел. Не заметил он и когда я прошел мимо. Только потом я услышал его радостный окрик, только вот опять не понял почти ничего. Понял слова «стой» и «остановись». Ну, я и остановился. Он быстро подбежал и напялил на себя грозный вид, будто я тут ничего не видел. Длинные светло-коричневые волосы непослушно извивались в стороны, сложен получше, чем я, но я выше и мышцы уже кое-где появились, живот с каждым днем тает, грозя исчезнуть, как напоминание моей сытой старой жизни. Лицо уже приобретало вид взрослого, только не успевшая еще исчезнуть до конца детская округлость и отсутствие волос, которые придется брить, выдавали только повзрослевшего ребенка. Светло-синие глаза уставились на мой меч и доспех.

— Снимай одежду холоп!

Это выражение я слышал довольно часто из рассказов деревенских мужиков и прекрасно понял. Один удар в челюсть и парень осел на землю. Немного подумав, он опять вскочил и хотел уже снова броситься на меня. Щелк и зажигалка загорелась. Лицо самоуверенного парня побледнело. Неожидал он такого расклада.

— Ммммаааггг?

Я утвердительно кивнул и убрал зажигалку. Газа мало, сигарет вообще в ближайшем будущем не предвидеться. Про табак и махорку они ничего не слышали. Определенно в попадание в этот мир есть один огромный плюс. Сколько раз я просил бога помочь мне бросить курить! И вот допросился! Курить хотелось очень сильно, но ничего не было. И вот сейчас я ощущал, как это желание слабеет.

— Простите меня господин. Я прошу не превращать меня в кучку пепла. Я тоже скоро магом буду. Я ехал в Кияр, чтобы сесть на судно до академии.

Он так быстро тараторил, судорожно сжимая мою ногу, что я просто немножко смутился.

— Отвянь от меня убогий! Чего привязался придурок? Не видишь, я тебя не понимаю. Ай донт андестенд. Понял? Фак офф! Кыш те говорю!

Мое заявление я подкрепил соответствующим жестом. Он отпустил ногу, но так и не отстал и что еще хуже, говорить не перестал!

— Ты чего? Не понимаешь меня?

Эти слова я понял. Сколько раз я их слышал от Харитона, старосты и прочего населения. Мы люди такие, не понимаем только до нужного момента. Вот когда ночью ко мне пробралась дочка старосты, я понял её прекрасно, и спасался, в чем мать родила. Утвердительный кивок головой.

— Пронесло, а вы, куда направляетесь не в Кияр?

Утвердительный кивок.

— Я с вами. Нам по дороге.

Эту фразу я тоже частично понял. Отрицательный кивок. Не хватало еще этого придурка с собой вести. Сначала обзывается, потом о чем-то молит на коленях. А сейчас командует!

— Нам в одну сторону. Я все равно от вас не отстану.

Похоже, этот гад не отвяжется. Опять затараторил. Придется идти с этим непонятным символом рыцарства, а заодно мужества, гордости и благородства. Типа у меня кровь голубая, а кость белая. Сказал бы он это в моем мире ребятам с пьяных дворов, и на кровь бы взглянули и на кости. Открытый перелом им сделать не сложно, как и внутреннее кровотечение, если что. Им вообще ничего не сложно в плане переломов конечностей. Станут вокруг лежачего тела кругом и сделают из нормального человека калеку.

— Жалко вы поздно. Там на меня разбойники напали.

Я жестом прервал этого идиота. Моя рука указала на кусок материи. А еще я растолковал рыцарю, чтоб заткнулся. Его язык я все равно не знаю, и ответить не смогу. А слушать идиотские, непонятные речи мне не хочется. Вдруг он меня снова кем-то обзовет, а я такого слова не знаю, и пресечь его повторение не смогу, как это сделал со словом «холоп».

Увидев мои жестикуляции, парень залился краской и поспешно обмотал свое хозяйство тряпкой. Он еще и краснеет! Обалдеть, хотя я то из такого мира, где он постоянно бы красный ходил.

— Это до первой деревни. Меня обокрали. Я ехал поступать в академию, но разбойники меня обокрали. Я сражался, как мог. И обязательно победил бы их, если б меня не оглушили. Мой отец владелец всех окружающих земель и любой крестьянин будет рад поделиться со мной последними грошами.

Ой, господи, за что мне это! Этот дурак так и не въехал. Не понимаю я его, а он все не заткнется. Еще местами и показывает. Знаю я, что с тобой, было, знаю, видел сам! Хоть разбойников обойдем. Если он, конечно, не думает, что я так крут. Зажигалка зажигалкой, но стрелу в голову или еще куда-нибудь, чем-нибудь получать не хочется.

Лес обошли по очень широкой дуге вдали от дороги. Разбойников к счастью не встретили. Рыцарь всю дорогу распинался на не известном мне диалекте. Максимум, что я понял, так это что парень как уже часа три травил мне байки. Героем своих рассказов естественно был сам рассказчик. Верь всем этим летописям и преданиям потом. Деревня показалась, как оазис в пустыне. Очень неожиданно, в тот момент, когда я решил, что никогда не дойду до нее. Сегодня же сматываюсь от этого фантазера, желательно под покровом ночи. Его поток слов просто сносит мой мозг. Три извилины в панике бьются о внутреннюю поверхность черепа, требуя прекратить это немедленно! Голова уже начала прибаливать.

— Кто такие? — окрикнули их с охранной башни или сторожевой.

— Почтенные дворянин этих земель баронет фон Сонг и его маг.

— Да ну! А чего же вы голый? Неужели мода такая у дворян пошла! Да и не тянет ваш спутник на мага.

— Открывай ворота, иначе прикажу выпороть — в его голосе я услышал гордые стальные нити, выделяющие хозяев этих земель от служащего им народа.

— Кому ваша милость! — они захохотали в две глотки.

Охранники явно потешались над этим клоуном, а заодно и надо мной. Вот гады! Я достал зажигалку и раздался щелчок кремня.

— Маг!

Ворота открылись через несколько минут, а сами почтенные стражники уже валялись в моих ногах. На голого парня они внимания не обращали. Он то не маг! Спалить не может.

— То-то же.

Этот хмырь опять начал распинаться. Все надоел! Пару затрещин и он точно успокоиться.

— Ты чего?

Стража с насмешкой смотрела на дворянина.

— К старосте? — промолвил я.

— Просим почтенного мага проследовать за нами.

— За мной — это я уже парню сказал.

Дворянчик покраснел от гнева, но ничего не сказал. Попробовал бы только чего-нибудь пикнуть! Зажигалкой можно постричь всю его шевелюру. Так сказать устроим нововведение в благородных рядах.

Староста оказался толстым бочонком добродушия. Он был настолько упитан, что уже и ходить сам не мог. Глаза еле видны из-за заплывшего жиром лица, тройной подбородок и рука как мои три. Стол так и ломился от разнообразной еды. От самогона я отказался, в последнее время видеть его не мог, сразу мутить начинало. Пил молоко, причем очень вкусное.

Рыцарь хотел что-то сказать старосте, но я его успокоил. Не сильно наступил на ногу.

— Молчи.

Возражений у дворянина не нашлось. Я смерил его строгим взглядом, а потом обратился к старосте, что шевелил своими маленькими пуговицами вместо нормальных глаз.

— Нежить есть?

— Полно господин маг, просто не сосчитать. Проклятые скелеты совсем жить не дают. Мы уже и не знаем чего делать с ними.

Опять ничего не понимаю. Я толкнул рыцаря.

— Объясни.

— Господин маг плохо понимает нашу речь. Отвечайте ему попроще — недовольно просипел парень. Гордость взяла перед старостой унижаться. Ничего, исправим. В моем старом мире деньги заставят короля пятки облизывать. Хотя лучше не вводить эту продажность. Опять эта доброта! Всю жизнь со мной, как с этим парнем, а сейчас сам так веду себя. Пора уже поумнеть, а умные у нас самые злые. Они только притворяются добрыми. В тихом омуте черти водятся. Тьфу! Опять эта сельская местность неправильно на меня действует!

Староста согласно кивнул.

— Нежить есть? — повторил я вопрос.

Староста кивнул.

— Я уничтожать, вы оплатить.

Староста кивнул.

— Сколько?

Староста показал девять пальцев.

— Девять десятков, да ты с ума сошел? Не один огненный маг столько не уничтожит! — парень ерзал на стуле и что-то мне втолковывал.

— Еда с собой, одежда ему, пять золотых.

Знаю, продешевил, но что делать? Жлобство процветает и в этом мире. Пять точно дадут, а вот больше могут и отказаться. Я так сказать, еще не знаменит и поэтому мое имя не играет в качестве аргумента, за который положено накинуть еще два золотых. Берем простой коврик, пишем знаменитую фамилию и, пожалуйста. Вместо двести рублей, сто баксов. А настоящий коврик, сшитый этим портным, пятьсот баксов.

— Согласен — кивнул радостный староста.

— Ешь, я скоро — поговорил я недоумевающему парню.

— Это же самоубийство! Я с тобой.

Я только недовольно поморщился.

— Сиди.

Все равно этот ненормальный поперся за мной. Ворота закрылись и уже через десять минут ходьбы мы нашли кладбище. Небольшое озеро зеленых огоньков в костяных черепах злобно сверкали через ограду. Солнца уже скрылись за незаметно возникшими облаками и скелеты, не боясь прямых лучей, заходивших за горизонт солнц, повылезали наверх.

По примерным подсчетам здесь не больше двух десятков скелетов, хотя они постепенно пополняются новичками из могил, если занять преимущество, предварительно уничтожив эти два десятка, то можно уничтожать новичков, до того как они вылезут полностью. Я отдал рыцарю свою саблю, а сам перелез через ограду. Сходу вырубил двоих медленно двигающихся скелетов. А потом я уворачивался и извергал содержимое желудка на поверхность. Скелеты рассыпались, как им было и положено. Некоторые были по проворнее и успевали в меня попадать. Страх сменялся восхищением собственного могущества после каждого пронзенного скелета, что потом рассыпался грудой беспомощных костей. Просто потрясающе! Аж петь хочется! Хотя почему бы и не спеть!


Расцветали яблони и груши

Поплыли туманом берега


Десять скелетов ушло в небытие, собственно оттуда они и пришли. Разворот, удар. Блин, кажется, я этого ненормального рыцаря огрел. Теперь еще и его защищай. Ходячая проблема блин. Я загородил парня собой, стараясь как можно быстрее уничтожить скелетов, чтобы не успели вылезти их собратья


Выходила на берег Катюша

Выходила на берег крутой


Еще пятнадцать скелетов минус. Резкий уклон и удар, последний скелет развалился. Я сразу стал смотреть на вылезающих скелетов и подбегать к ним, чтобы воспользоваться тактическим перевесом. Меня надо сказать, тоже побили неплохо. Если б не доспех, ушел бы весь в царапинах, а так только руки до плеч и на правой щеке две отметины.


Выходила песню заводила

Про степного сизого орла


Между тем они не думают заканчиваться. Пою лишь в свободное от скелетов время. Они то не появляются, а то, как полезут сразу всемером. Между тем время идет и скоро будет по настоящему темно.


Про того, которого любила

Про того, чьи письма берегла


Да сколько их тут? Со счета сбился. Иди сюда харя костяная. Огоньки так и гасли в темноте. Мне повезло, что еще сегодня луна вышла. Тяжко без нее с этим убытком. Все хорошее когда-нибудь заканчивается. В моем случае закончились скелеты уже ночью, я тоже закончился. Тело плавно осело на груду костей. Все. Больше не могу! Главный герой, конечно, валяется без сознания. Лихо я его приложил! Пусть полежит немного. Я пока тоже полежу. А потом он очнется и пусть к старосте идет с подробным докладом о наших успехах на территории их кладбища.


Староста дар речи даже потерял. Его принесли нескоро, так как я уснул на костях, потом меня разбудил рыцарь, и я велел ему идти за старостой. Он резво убежал в деревню. Уже когда начало светлеть тот изволил приказать нести свое тело сюда. Столь велико было его удивление. Пока он осматривал кости, я решил, что хватит, с меня тут лежать и попробовал подняться. Без помощи рыцаря, это было бы трудно.

— Вы живы?

Я утвердительно кивнул.

— Это вы их так?

— Мы.

— Ух, ты! Я раньше думал, что такое под силу только святым отцам или некромантам из академии. В Империи теней так не могут. А ты маг огня это точно да?

— Да — ответил, не понимая половины его слов, но смысл сказанного уловил.

Кажется, я уже не плохо стал понимать его. Может понимание языка приходит постепенно, и я скоро смогу разговаривать на нем, не изучая его.

Староста был еще в шоке. А чего такого, подумаешь сотня скелетов! Хотя я сбился после четвертого десятка. Правильно умные люди говорят. Нет ничего опаснее человека. Кем же я тут стал? Самогон ведрами, скелеты вагонами, идиоты бочками. И что самое главное — все это правда. И мне это начинает нравиться. В своем мире я просто ничтожество, нет, не просто, а один среди равных. Тут меня за всемогущего мага держат, пока зажигалка не закончиться. Человек всегда может стать кем угодно, если захочет выжить и ему это будет интересно. Может, стоило найти себя в армии или поступить в военное училище сразу после школы? Техник из меня хреновый, но боец с нежитью уже будет получше многих.

— Комнаты, спать.

— Да да конечно господин маг. Я вас провожу.

Глава 3 Гном

Надо признать комнаты нам выделили замечательные. Я просто прекрасно выспался. А дворянчик еще и не думал вставать. Ничего. Пол ведра ключевой водицы и он уже носился по комнате. Что я творю! Ведь хотел избавиться, а теперь бужу! Староста слово сдержал. Дали и одежду, и еду, и деньги. Мы поели и отправились в путь. Это несчастье нужно довести до Кияра, а то я сильно сомневаюсь, что он сам дойдет.

— Я уже устал идти, может, отдохнем — заявил он, спустя четыре час блуждания по полям и лесам. Теперь хотя бы встречались редкие прохожие, в основном крестьяне.

Этот гад достал меня уже. Прошли всего ничего часов, а нытья вагонный состав от Москвы до Киева! И главное, я его уже довольно хорошо понимаю. Я уже жалею, что взял с собой это недоразумение. Мне становиться страшно от мысли, что скоро придется понимать всего его слова.

— В трактире.

— До трактира еще идти и идти! Вы знаете, как не просто в этих местах! Там ведь помимо добропорядочных спутников есть и плохие люди! Бандиты и воры!

— Потерпишь.

— Я не могу. Вы хоть поняли, про что я сказал?

— Я могу.

Он уныло свесил голову.

— Ты маг. Может, расскажешь как там в академии? Ты там учился?

— Маг. Так. Не учился.

— Правда? Самоучка?

— Правда.

— Ты хочешь сказать, что тебя никто не учил!

— Хочу.

— Это невозможно!

— Возможно.

Подобрать алгоритм ответов оказалось легко. Я выбирал из всех его слов, то слово, что точно знал и отвечал обратно. Если он спросил бы «погода хорошая?» ответил бы «Плохая» так как знаю слово «хорошая» и слово «плохая», а слово погода не знаю. Так мы и шли все четыре, а может и больше часов. Ориентировался смутно, по расположению светил. Сколько идти до первого трактира, я не знал, поэтому решил экономить на продуктах и питье. Он мне просто надоел. В жизни таких говорливых «Почему то и почему так, как ты думаешь?» не видел. Выкинуть его бы в этот овраг, что сопровождает нас уже метров двести. На другой стороне в ста метрах от нас и тридцати от дороги, я решил обходить все леса, что настолько плотно насажены деревьями, мешающими, что-либо разглядеть. Сейчас мы описывали поворот, делая огромный крюк.

— Смотри! — воскликнул он, как только мы стали вновь выходить напрямую дорогу, параллельную настоящей дороге.

Я посмотрел. И увидел доисторическую карету, запряженную шестеркой резвых лошадок. Это для меня доисторическая, а для них пик моды. Насколько я понял, только самые богатые могли такое себе позволить. Чем лошадок больше, тем богаче. Карету преследовали знакомые нам бандиты. Я их сразу узнал, как и парень. Он то вообще всех запомнил. Широко работают ребята.

— Мы должны помочь им!

— Ты себе помочь не можешь, куда тебе? — впервые наш разговор вошел в нормальное взаимно понимающее русло. Я понял все его слова, они на лице были написаны.

— Ну, вы же маг!

— И что с этого? — ага! Еще я маг! Удивил!

— Вы дворянин?

— Кто тебе такую глупость сказал? Я сам император!

— Вы врете.

— Не спорю. Но помогать я не буду. Что с ними будет, если их чуть пограбят! Не обеднеют же! — это была самая длинная речь, произнесенная на их языке, в новом мире, и я ей очень гордился.

— Но вы должны помочь! Вы можете!

— Не могу — вот снова алгоритм заработал, хотя я представлял, чего он хочет.

Тем временем карету нагнали, завязалась короткая битва с кучером. Отрубленная голова полетела вместе с телом вниз. Кони забежали на овраг, что и не думал заканчиваться, может это полоса, защищающая от пожара! Карета застряла, кони остановились, не желая вытаскивать её. Погоня быстро нагнала свой, скатившийся наполовину в овраг, приз.

— Скажу честно, не хрена я не могу. Просто кое-что могу. А у них стрелы, сечешь придурок.

Тут я поймал себя, что вновь прекрасно общаюсь с этим рыцарем. Не знаю, как, но говорю. Это даже не важно. Важно, что смог высказать свою позицию.

— Достал! Иди, спасай дурак!

Максимум тебе скажут спасибо. Ты же можешь умереть. Я своей жизнью рисковать не собираюсь. Жалко, что договорить фразу приходиться в голове. Но он хотя бы понял, что меня, его проблемы мало волнуют. И тех, кто в карете тоже!

И что вы думаете! Это придурок побежал спасать своих однокровок. Тьфу, дворяне! Был крестьянином и не жалуюсь. Весело живется в этом мирке. Ну, вот его уже узнали и конечно уже повалили. Немного ударили ногами, чуть руками и все. Опять помогай придурку. А тем временем в карету вломилось двое бандитов. И еще я услышал истошные девичьи крики и не только девичьи. Нужно заметить, что пока тот больной бежал на них с кулаками, я лег в высокую траву. Я аккуратно полз рядом с оврагом к карете. Моего спутника избивали с другой стороны. Пусть получит свой урок, а я пока посмотрю, что там в карете.

— Не стоит так извиваться красавица. Лучше получать удовольствие — слышалось из кареты, вперемешку с довольным смехом.

Может я такой же, как рыцарь! Ненавижу насилие. Все, что угодно, но не насилие. Убийство или еще чего могу не заметить, но вот унижение одного человека, другим не могу допустить. Потому и пополз, не в силах смотреть, как игриво они избивают парня. А теперь еще и этот крик с комментариями. Я дополз до дверцы и вскочил на ноги, дернул дверь на себя, и с размаху врезал одному насильнику, и второму тоже досталось. Вот она тактика. Дальше я выбежал за ними через другую дверь. Тут сразу около трех мечей оказались рядом с горлом. Оставалось только рассчитывать на зажигалку.

— Маг?!!!! — до них дошло спустя пару секунд, когда я чиркнул еще раз и поджег одного из удивленных.

— Маг!!!!!! — заорали они разбегаясь.

Надо сказать, они быстро еще отскочили. Нужно было быстро придумать добивающий фактор. Простым огоньком не попугаешь. Мой ищущий взгляд наткнулся на здоровый камень. Идея возникла мгновенно. Зажигалка полетела в камень. Раздался негромкий, но весомый хлопок взрывающегося газа. Разбойникам хлопка хватило. Через пять минут только пыль на горизонте и ни одного разбойника рядом. Я подошел к рыцарю.

— Жив? — досталось ему хорошо.

— Да — пошевелил он губами, отплевывая кровь.

— Вставай защитничек, сейчас благодарности будешь слушать.

Побили его изрядно. Пару фингалов, разбитые губы. Небось, еще и пару ребер поломали!

Но ничего, в следующий раз будет думать головой, а не пятой точкой. А тем временем из кареты вышли жертвы разбойников. И эту страхолюдину он собирался насиловать! Во дурак! Я лучше бы ту симпатичную девочку выбрал. А этот мужик видать их батя. Или нет. Сейчас узнаем.

— Спасибо вам благородные собратья — разразился мужик торжественной речью — за спасение моей дочери и племянницы!

— Не стоит — прервал я его знакомым алгоритмом. Он представил своих спутниц очень непонятно для меня. Я так понял одна из них ему никто, вторая вроде как дочь. Все время приходиться следить за поведением интонациями в голосе, чтобы понять чего от меня хотят.

Троица меж тем удивленно переглядывалась, осматривая поднявшегося парня, что подошел и почтительно поклонился им. Вы живы, целы, ничего не сломали, нет? Тогда продолжайте путь. Чего нам еще и кланяться!

— Я Освальд фон Гретенберг. Вы сильно ранены, в благодарность за вашу помощь, мы довезем вас до лекаря.

— Сам виноват — заметил я, расслышав в его словах тревогу и предложение помочь. Еще я понял, что передо мной очередной немец. Так как моего знакомого рыцаря тоже звали что-то там фон что-то. Я вообще называю их немцами, из-за этого фон. Так то хрен различишь. Нет тут ни Германии, ни немецкого. Ориентировка примерочная, по именам можно сказать. Мужик натянул на себя озабоченную маску. А вот его дочка, эта страхолюдина не стеснялась осматривать меня с презрением. Вторая девушка рассматривала меня с явным интересом. Вообще скажу так. К той, что с нормальной фигурой, приличной грудью, светлыми волосами и голубыми глазами, хищным взглядом, удлиненными скулами и предлинными носом, что я называл некрасивой и не только из-за носа, этот Освальд обращался мягким отеческим голосом. К другой же предельно вежливым. Она тоже была светловолосой и голубоглазой. На этом похожесть закончилась, появились отличия. Просто изумительная фигурка и прекрасное лицо, рост чуть ниже моих ста семидесяти пяти, на сантиметров восемь точно. А еще у нее была прекрасная улыбка и небольшие белые зубки, как в то время у её спутницы были большие зубы и вид, будто под носом лежит горизонтальное из пяти на г начинается.

— Я Авлентия — представилась красавица, заметив мое внимание, не забыв улыбнуться.

Я просто растаял под этими прекрасными глазами. Сердце забилось в десять раз быстрее, ему стало тесно. Слов не нашлось, что-то ответить этому прекрасному созданию.

— Вы не представитесь нам благородный рыцарь?

Я продолжал таять, как мороженое при комнатной температуре, медленно, но точно до конца, пока не вытеку из гадкого вафельного стаканчика. Имя. Этому существу нужно знать мое имя! Старое не годиться, может что-нибудь типа Жизнесвет. Нет слишком пафосное, лучше попроще. Может немецкое или лучше компьютерное. Все придумал. Мое имя должно быть оригинальным. Кажется, староста не раз вспоминал какого-то Арниса в своих речах. Плохо вспоминал. Но в этом мире Арнисов много, а если нет, так я все равно плохим буду. Хотя ради нее готов догнать этих бандитов и запугать до смерти, чиркая перед глазами своей зажигалкой. Стоп! Зажигалку то я уничтожил! Ну и ладно! Ради нее и голову пробью и в гору за драконами полезу с ножиком в руках. Хотя над последним стоит подумать, ножик это хм, чересчур. Копье, да настоящее рыцарское копье и блестящие доспехи. А теперь имя. На меня уже как-то не так смотрят, замечтался я! Думаю, никто не обидится, если я возьму себе такое имя.

— Арнис. Я простой ээээ — как это слово то, а вспомнил — странник!

Что бредет по дорогам ночью и днем, в холод и в зной, под холодным дождем и снегом, не ведая счастья от людей, питается крохами, что подают богатые люди, грустит под небом в ночи, распевая печальные песни. Как жаль, что не могу все это проговорить! «Дави на жалость, и она твоя» — как-то делился опытом дружбан. Представиться магом я не решился. Жига то сломана, фокусы кончились. Ушла на такое бездарное дело! То есть благородное. А как я этих воров а! Дает знать практика отработанных ударов на скелетах.

— Очень странное имя! Я слышала такие дают только людям очень древних родов.

Это вторая проснулась. Век бы не слышать этого скрипучего голоса! Надо искать красоту внутри! Ага, щас! Сами то западают на красивых! Хотя я вроде бы такой, конечно не эталон, но без дефектов. Про таких еще придумали такое выражение «Симпатичный», как бы почти красивый, девять из десяти.

— Мою кузину зовут Изабелла. А как имя рыцаря?

С таким же вопросом столкнулся и я. Чего-то мне стало интересно, как его зовут? Был бы не немец, назвали бы Ваней, хотя дома сейчас явно популярен Алеша.

— Я Альфред фон Сонг. Владения моего отца за этим лесом.

Брови Освальда взлетели вверх.

— Я как раз собирался навестить вашего батюшку. Вы не хотите поехать вместе с нами?

— Увы, я должен был ехать в Кияр. Но по дороге меня ограбили эти бандиты. Сейчас мы продолжаем путь вместе с господином магом.

— Так вы маг! — воскликнула Авлентия.

Ради тебя мое солнышко я хоть кем буду, хоть главным магом! Но сказал другое.

— Нет, я только учусь.

— Мы направляемся в Кияр не просто так — сообщил Альфред — Мы сядем на корабль, что доставит нас Академию.

— Вы же не можете идти! Дядя мы просто обязаны помочь нашим защитникам — строго заявила Авлентия.

— Но мы не можем — возразила длинноносая Изабелла — нам в другую сторону.

— Ты не права дочка. Мы не взяли охрану и едва не поплатились. Мы обязаны вернуться. Поможем Альфреду и возьмем с десяток моих рыцарей. Прошу вас Альфред и вас господин Арнис. Я сам заменю кучера.

— Извините. Иду в Кияр пешком. Пока Альфред.

Не, но точно дурак! Почему же мне так захотелось пешком а! Хотя тут много причин. Одна из них смотрит на меня и улыбается. Я должен стать намного сложнее и жестче, иначе останусь жалким дурачком у её ног. Нет, так не пойдет! Что будет, когда я дойду до города? А шанс избавиться от рыцаря вообще близок как никогда.

— Я вас не брошу! — воскликнул он.

— Ты идти не можешь! Лезь быстро к господину Освальду в карету. Или ты думаешь, что я тебя еще до Кияра понесу?

— Но вы?

— Я иду один, принцип это, обет, по-вашему, клятва.

Наконец то пойду один, как и собирался. Моя мечта сбудется. Ни какого нытья и глупых историй. Об этом я просто не мог не мечтать всю дорогу.

— На вас же могут напасть! — забеспокоилась Авлентия.

— Он очень сильный — вступился Альфред за меня — и мужественный, раз пообещал себе идти в одиночку до города. Мы должны уважать желание господина Арниса. Мне самому жалко оставлять его, но я итак помог ему пройти этот путь и не хочу, чтобы ради нас он нарушил свою клятву. Это противоречит рыцарству.

— Вы правы молодой фон Сонг — гордо заговорил Освальд — Мужчина обязан выполнять свои клятвы, иначе он погрязнет во лжи и не доверии к себе. Леди садитесь в карету, сегодня я лично повезу вас домой, как и обещал. До встречи Арнис!

— До встречи — попрощались со мной Авлентия и Альфред.

— Пока — тихо прошептал вслед удаляющейся карете.

Не по мне вся эта роскошь. Доедете сами. А нападать на вас я думаю, больше никто не посмеет. Вот мы как заговорили Арнис. Карета уже удалялась, а я все стоял. Ух, и не к добру все это. Зато теперь у меня есть имя в этом мире! Вот уж действительно большое достижение! ХА имя! Как бы его еще запомнить и откликаться на него?

Дальше мой путь был довольно прост и легок. Лес исчез вместе с каретой и моим надоевшим спутником. Снова пошли бескрайние просторы полей. Я смог выйти на нормальную дорогу, так как ничего более не загораживало обзор. Наконец стали встречаться крестьянские обозы и торговые караваны. Караваны представляли собой кучу фургонов. Если бы не охрана, то я решил бы, что это цирк едет. Очень уж похоже.

К вечеру я достиг постоялого двора. Кажется, это так у них тут называется! Небольшая деревенька быстро разрасталась. Частокол исчез, стражи тоже почти не наблюдалось. Видать сюда скелеты не добираются, как и разбойники с большой дороги. Хотя тут еще нужно подумать, возможно, те разбойники как раз из этой деревни. Какой хозяин режет своего барана, когда вокруг полно не своих! Вошел в небольшой двухэтажный трактир под названием «Долгая дорога». С намеком названьице. Запах жареной жратвы и перегара окутали все помещение. Барная стойка и простые прямоугольные деревянные столы, ну и конечно лестница, ведущая на второй этаж, где должны быть комнаты для уставших путников. Не обращая внимания, на творящийся вокруг шумный беспорядок, я прошел к барной стойке, где восседал хозяин. Весь облик его напоминал мне крысу.

— Крыса еще пива — закричали с одного из дальних столов, ага я прав.

Столики оказались заполнены бандитской наружности людьми. Смех, споры и ругательства сочетались в одном сплошном шуме криков пьяных людей. На меня обратили внимание сразу несколько человек с различных столиков. Они сидели тихо, попивая, что-то из кружек и присматривались ко всем, слушая разговоры пьяных мужиков, что кричали больше всех. Их столик был в центре помещения. Один из них и обозвал трактирщика крысой.

Хозяин спешно наполнил большую кружку и подозвал низкого парнишку, что крутился с подносом в руках, около ближнего стола. Я бы дал ему лет одиннадцать, двенадцать.

— Валер, быстро отнеси кружку, уважаемому господину.

Мальчишка быстро подбежал к стойке и схватил заказанное пиво, а потом понесся его отдавать. Я приблизился к крысе. Почему-то не хотелось называть его по-человечески. Сделал лицо кирпичом и пошел в атаку.

— Ты хозяин трактира? — холодно поинтересовался, делая безразличный вид.

— Я господин — робко признался трактирщик, почувствовавший во мне непростого странника.

Хочешь, чтобы было меньше проблем, веди себя соответствующе. Я бы точно не справился ни с одним из здешних постояльцев. Они не скелеты! Потому вел себя уверенно, ничего не опасаясь, они ведь не знают, кто я и как сражаюсь.

— Комнату, пива и еды получше. И быстро — бросил ему, рассматривая деревянную стойку. Небольшая преграда, что спасет его в случае недовольства постояльца.

— Сядете здесь? — поинтересовался он немного боязливо.

— Нет, я устал. Поем в комнате.

Хозяин облегченно вздохнул.

Видно новеньких здесь не особо любили. Убытки никому не нравятся.

— Будет сделано. Валер! Проведи господина в свободную комнату, а потом бегом назад.

— Следуйте за мной господин — он как-то странно на меня поглядел.

Я прошел за мальчишкой, лет все-таки я уверен, что двенадцати, по узкой лестнице наверх. На втором этаже был простой длинный коридор с дверьми по обе стороны. Мы прошли половину, пока он не остановился у неприметной дверцы.

Комната оказалась такой, как я и предполагал. Убогая кровать и пару стульев, для вещей. Стол уже был роскошью. Я сел на кровать. Бывало и хуже. После наших гулянок я обычно просыпался на полу. Хотя эта кровать была чуть лучше пола. Придется спать на вису, как в гамаке. От кровати перешел к осмотру остальной мебели. Среди этого остального всего два стула без спинок. Один стул оказался заранее подломанным, поэтому я на него не спешил садиться. Второй был ничего еще, но тоже шатался. Последним на что можно было поглядеть, оказалось окно, точнее две ставни с грязной тряпочкой, что их едва прикрывала. Мир стекла и пластика остался далеко, тут же две доски, прикрепленные к стенке, что раздвигаются на себя. А чтобы не задохнуться от запаха перегара, проникшего сюда из-за двери, их открывали, прикрывая открытый оконный проем тряпочкой. За тряпкой скрывался вид на внутренний задний двор трактира. Небольшая площадка утрамбованной земли. По середине площадки колодец, что заковали в камень, а дальше яма для отходов, туалетов тут тоже нет, как и контейнеров для мусора. Вся грязь стекала в канаву, что вела в огромную яму. За ямой начинались другие дома. Их построили квадратом, чтобы в центре была одна яма на всех. Очень логично! И вид дома загораживают, и сходить есть куда. Насмотревшись вдоволь, я закрыл ставни, чтоб ночью спать спокойно, то есть через пару часов.

Через недолгое время, оцененное мною в минут так пятнадцать, Валер принес огромную тарелку с едой и кувшин с пивом, не забыл и про удобную чистую кружку из глины.

Я старался не выделяться ни в чем. Не нужно чтоб люди прознали о моих золотых монетах. Кстати, за все я отдал парню две серебреных монеты. Для таких условий это даже дороговато, но я спорить не стал. Еда и пиво были полной дрянью, но для бывшего студента это не помеха. Нужно бы подумать, что делать дальше. Я же ничего не умею. Хотя нет, что-то я умею. Бить скелетам по черепушкам, а если умею драться, то можно устроиться на такую работу. Наверняка нежить промышляет около города. Но если нет, найду что-нибудь еще или вернусь в эту местность. Умей, я хоть чуть махать своей железкой, можно было бы пойти стражником. Может их учат этому, нужно будет узнать. В армию я здесь тоже не собираюсь. Косил, косил дома, а тут, что по собственному желанию записываться! Косил, кошу и косить буду. Если только в группе магической поддержки. Наверняка местные маги знают многое. Нужно будет разузнать про них. Дорогу домой искать намерено не собираюсь, но не мешало бы знать, как отсюда уйти, если станет жарко. Не мешало бы еще провериться на магические способности. Может у меня все же они имеются в наличие? Не зря же скелеты так легко падают от одного, а иногда, было такое, и двух ударов по черепушке или в солнечное сплетение. На врятли, но ничего нельзя исключать наверняка. Подумали, и хватит, а теперь спать. Утро вечера мудренее! Проклятая сельская местность!


Что это за крики, такой сон снился блин. Снова кто-то выдернул из сна. Я ведь только уснул. Глаза прекрасно видели очертания комнаты, уши слышали топот сапог по коридору и панические крики. Это уже входит в не хорошую привычку, стоит мне уснуть, как что-то случается. Кто теперь потревожил это и без того защищенное заведение. С чем таким столкнулись постояльцы, что бегают по коридору, наводя панику?

В дверь сильно постучали.

— Нежить господин — кричал Валер из-за двери.

Все же у них имеется оповещение населения на случай чрезвычайной опасности. Нежить. Не мог по конкретнее говорить, скелеты или еще кто.

— Спасайтесь — кричали за дверью — Скелеты! Их там полно.

Снова не уточнили. Где там? Какое количество, как скоро будут здесь.

В дверь опять постучали, на этот раз сильнее и продолжительнее.

— Господин! В деревне нежить! Их там более сотни! Наши двери еле сдерживают их напор!

Вот теперь все понятно.

— Ну хрен с ней. Скажи им, что я сплю. Пусть зайдут попозже!

Но меня уже никто не слышал. Валер снова унесся, на этот раз в сторону лестницы, по которой сбегали все постояльцы. Сколько они там кричать будут? Нет, надо определенно заняться этой проблемой сейчас. Неохотно вылез из под теплого одеяла, и начал одеваться. Взял все вещи, даже меч не забыл, вдруг там их море целое. Я, конечно, могу попробовать, но думаю, они сомнут меня после второго десятка уничтоженных собратьев. В коридоре стоял сплошной переполох. Одни бегали, словно сумасшедшие, другие заваливались плакать на пол, прося помощи своих божков, третьи пытались отсидеться в своих комнатах, тщательно баррикадируя их. Более нормальные люди бежали вниз с оружием в руках. Они то понимали, что будет, если основную дверь трактира сломают и скелеты хлынут в заведение подобно сильному потоку воды, что несется, сметая все на своем пути. Если бы я столкнулся со скелетами в первый раз тут, то точно бы наделал в штаны. Всеобщая паника та еще вещь, хочешь или не хочешь, но она обязательно окутает тебя с ног до головы. Со спокойным видом спустился вниз, где стало очень пустовато, я бы сказал, что вообще пусто. Дверь загородили всей мебелью, что имелась в наличие. Решив, что мебель штука не надежная, около десятка здоровых мужиков сами налегли сверху, подпирая баррикаду. Еще десяток вооруженных до зубов ожидали скелетов чуть позади баррикады.

— Что происходит? — лениво поинтересовался я у бледного трактирщика, что прятался за своей стойкой.

— Скелеты господин. В этот раз они дошли и до нас. Еще никогда такого не было!

— И откуда они только берутся?

— С кладбищ деревенских встают. Это старое проклятие черных магов империи действует! Раз в год все не упокоенные или не правильно упокоенные поднимаются из земли и уничтожают все вокруг. Поговаривают, что всему виной затерянная могила первого императора, что умер неподалеку отсюда и был тайно похоронен на нашей земле.

— И чего же такого натворила бедная могилка, чтобы они тут вставали каждый год?

Он посмотрел на меня, как на не нормального.

— Это же первый император теней! Ему хватало взгляда, чтобы поднять целое кладбище! После смерти от него до сих пор тянется злая сила, что приказывает подняться своим воинам и убивать всех живых.

— А если освятить могилу или сжечь?

— Лучше и то и другое, но она затерянная, тайная!

— Поговаривают, что могилу стережет сам Дилор! Верный мертвый дракон императора — встрял в наш разговор один из мужиков.

— Это бред! — сообщил другой мужик — Дилор покоиться в пещере ужаса, что в горах гоблинов, он у них священное божество вроде как! Мне так один знакомый маг рассказывал.

И понеслось! Ты этого не знаешь, я то сам видел. Да что ты видел! Да вы все не правы, мне еще дедушка рассказывал. Они даже забыли про скелетов. Настолько серьезно погрузились в спор мнений, что я решил положить конец этой бессмысленной беседе.

— Значит, никто не знает где эта могила? — спросил я, подводя итог ихним байкам.

— Нет — ответил трактирщик — поговаривают она в Кияре, глубоко под землей. Ведь его построили на месте победы над императором.

— Тогда вернемся к нашим скелетам. Вылезают раз в год, а когда назад лезут?

— Назад не хотят. Охотники только и выручают. Но сегодня нам будет очень туго. Там их около двух сотен. Один охотник справляется максимум с десятком скелетов. Это еще при высоком везение.

— Две сотни говоришь! Не так уж и много! До утра выдержим?

— Нет, через несколько минут прорвутся — заорали мужики, что сдерживали дверь от напора нежити.

— Тогда поступим следующим образом. Становитесь полукругом, остальные пусть пока делают заслоны на втором этаже. Вы не боитесь? Правильно, мы им всем покажем!

— Кого там бояться! — донесся голос сверху.

С лестницы спускался низкий коренастый мужик, укутанный железом с ног до головы. Плечи его еле проходили между перилами и стенкой. Длинная черная борода до пояса, маленькие строгие глаза, большой нос картошкой и едва заметная зловещая улыбка сквозь волосы. В руках послушно лежал большой полутораметровый топор, с блестящими острыми лезвиями по обе стороны от железной палки.

— Копье мне в промежность, если я не справлюсь с этой жалкой кучкой костей! Подавайте мне их сюда! Что мы скрываемся от этой падали!

Это еще кто? — спросил я у трактирщика.

— Гном — просто ответил он мне.

В принципе я таких и людей видел, так что гном меня не удивил. Хотя мне понравилась его оживленная бодрая речь. С его появлением паника растворилась в уверенности, что мы все такие крутые, а там за дверью слабаки из одних костей. Надежда появилась даже у осмелевшего трактирщика, что вытащил большую палицу из под своего прилавка.

Придется все же мне разобраться. Гном без сомнения производит впечатление сильного война, а не гордого крикуна, но без меня им будет туговато. Последний раз занимаюсь благотворительностью. С завтрашнего дня и на ближайшие сто лет добрых дел не делаю.

— Все отошли от двери и стали полукругом — распорядился я, не имея на это никаких прав.

Речь гнома подтолкнула их к выполнению моего указания, вот что значит уверенно подобранные слова перед битвой. Трусливый заяц становится волком.

— Эрни, Дулан откройте дверь, кто-то хочет войти! Сейчас мы их встретим! — закричали мужики, сжимая разнообразное оружие.

Уменьшенная копия кузнеца Харитона, размахивала огромным топором, предчувствуя бой, и ему это очень нравилось. Гном просто жаждал увидеть этих скелетов. Они не заставили себя ждать. Дверь треснула, мебель разлетелась, в комнату прорвались сразу пять скелетов.

— Ну, кто первый Хагровы выродки? Кто из вас сможет справиться с Аригоном Секирой.

Гном встречал их первым, я стоял чуть позади. Скелеты полезли на две футбольные команды и наткнулись на прессинг.

Гном неистово махал своим топором, разваливая скелетов надвое, из первой пятерки он положил сразу троих, четвертый отбежал к мужикам, что решили, осадить его кучей, пятый наткнулся на меня. Кулак полетел в его голову, быстрее, чем я об этом подумал. Снова я прошил его почти насквозь, почувствовав знакомую склизкую жидкость внутри. Гниль разнеслась по всему помещению. А дальше было уже не до запаха. Скелеты повалили один за другим, заполоняя все пространство. От подобного натиска мы вздрогнули и отступили к лестнице. Один гном остался на месте, размахивая своим оружием вовсе стороны. Его окружили, и вскоре он пропал из зоны нашей видимости, только топор все мелькал и не думал останавливаться.

Я махал руками, не следя за их движениями, вокруг были одни скелеты, и шанс промахнуться был ничтожно мал. Одни падали, другие вставали на их места. Скелеты все напирали и не думали заканчиваться. Мужики уже отступили на саму лестницу и отражали нападение, как могли, я же остался в трех шагах от первой ступеньки. Стало очень страшно и не удобно. Чтобы не допустить удара в спину я отходил назад, пока не наткнулся на стенку. Они лезли, а я бил. Удары шли во все и вся: череп, грудину, таз, руки, ноги. Я бил прямыми короткими и длинными круговыми ударами. Руки опухли от ударов, каждый удар приносил боль, усталость тоже начинала брать свое. Постепенно удары стали медленнее и слабее. Нужно отвлечься от боли и усталости, нужно второе, а может и третье дыхание. И тогда я просто заорал, что только в голову первое начало приходить.


Над столицею туман

Это курит атаман


Очередной скелет слег от моего удара в голову. Тело истекало потом и кровью. Они начали попадать. Тонкие кости пробили доспех, войдя в тело. Боль не чувствовалась. Обычно так бывает при сильном шоке, сначала ты понимаешь, что поранил, а потом получаешь запоздалую боль. Но она еще не скоро появиться. Все силы уходили на удары и уклонения от тонких костей, что как иголки протыкали мои руки доспех. Но ничего, немного осталось. Еще чуть-чуть и я упаду и пусть будет хоть суд, хоть чистилище. Мне немного осталось до полной усталости. Слова забываются, потом вылетают из охрипшего горла по кусочку.


Но — я буду держаться — если вражеский урод!

Удары слабее и слабее, а они все идут и идут. Под ногами приличная горка костей, наступать уже не куда. Скелеты вязнут в ней и падают, их догоняет удар сверху

— Нападет — вдох удар по погрязшему в костях скелету — на наш народ! Атаман веди вперед!

Огоньки в глазах не сулят быстрой смерти. Костлявая рука летит в плечо, моя рука летит в его плечо. Два удара соединяют нас одновременно. Он осыпается, а я оседаю. Сильный удар прибивает к стенке. А сверху на меня уже наседают скелеты. Руки летят из сидящего положения.

— Шашки — две пары глаз склоняются, чтобы добить лежащее тело. Из последних сил рука пробивает череп, боль пронзает все косточки ладони. Последняя пара склоняется и смотрит на меня. Я знаю, что это конец, но ударов нет. Зеленые огоньки их снова четыре и еще и еще, но ударов нет. Почему? — на гало.

— Деритесь секирой мне по промежности! Что вы смотрите на меня косточки обглоданные! — раздается отдаленный грозный крик.

— Господин гном, это вам мерещиться — убеждает кто-то — у меня тоже одни зеленые огни в глазах стоят, но их больше нет, мы всех перебили. Да прибудет с нами благословение Арна!

— Мать земля, пап горы! Что же тогда они не исчезают!

Я закрыл глаза и расслабился. Даже при зарытом состояние мне виделись эти зеленые огоньки.

— Душевно поешь парень! — крикнул мне гном.

Зрение восстановилось спустя несколько минут. Я осмотрел уничтоженный зал, напоминающий склеп. Свечки, что горели на железном подсвечнике, на потолке освещали усталые лица людей и гнома. Даже сейчас, сидя на полу, он не расстался со своей секирой. Я же откинул сабельку при первой возможности, она сейчас где-то под грудами костей.

— Спасибо — улыбнулся ему через силу.

Через несколько минут в зал ворвались постояльцы, что отбивались на верху или что они там делали. Они ликовали подобно детям. Меня вместе с остальными участниками битвы подняли и оттащили к уцелевшей стойке, за принесенные стулья. Рядом оказался гном. Он весело подмигивал своими маленькими глазами.

— Я тебя угощу!

Трактирщик заявил, что вся выпивка для нас бесплатна до тех пор, пока не упадем. Возражения гнома, он воспринимал как личную обиду. Вскоре гном успокоился, клятвенно пообещав мне похмелить за свой счет. Во всеобщем хаосе я не заметил, как быстро исчезли кости скелетов и из сломанной мебели выросли новые столы и стулья. Слуги быстро навели порядок, нас окружили все, кто был в трактире. Выяснилось, что только мы с гномом остались внизу, остальные же отражали атаки на втором этаже. Они и не думали, что мы выживем. С их слов я понял, что рекордсменами по уничтоженным скелетам были мы с гномом. Нарубленные нами кучи костей не шли в сравнение с их общей. Так мы стали героями дня, а может и целой вечности. Народ обязательно будет рассказывать эту историю всем, приукрашая из года в год. Не удивлюсь, если через пару лет услышу, как человек и гном сокрушили вместо положенных двух сотен, хотя я не могу даже знать, сколько мы их забили, целую тысячу. Народ любит большие округленные цифры. Сомневаюсь, что они знают слово миллион, это для них тьма тьмущая или «Их было столько, что я не видел конца этому черному морю». Местный народ просто жаждал выпить с героями. Некоторые дамочки явно намекали нам на бурное продолжение ночи в другой обстановке. Но это, скорее всего не удастся. Устал я сильно, а от халявного пива еще никто не отказывался. Я таких дураков, пока не встречал. Гном сидел напротив. Перед нами возвышался пятилитровый бочонок самой лучшей выпивки. И понеслось.

Поразительно как два пьяных мозга могут понимать друг друга практически с полуслова. Я впервые понял почти всё и сам еще задавал вопросы. Правильно говорят многие умы «Хочешь научиться другому языку, поживи в стране, где на нем разговаривают». Я тут уже почти как месяц болтаюсь.

Через часа три я знал про моего нового знакомого почти все. Гном пришел с юга, где возвышался разделительный хребет. Хорошие страны с одной стороны, все остальные с другой. Остальными считались Империя теней и Вольные города, что были на юге материка. Борьба за земли была между Империей и городами непрерывной. И шла борьба с переменным успехом, без права на перемирие. Империи не нравилось, что кто-то живет рядом, городам не нравилась Империя Напасть же на остальных, обеим державам мешал хребет и флот других государств. Высокие цены за проход установили гномы, что сдирали с караванов по полной и наживались коротышки на этом неплохо. За проход войск требовали еще больше, чем за караваны. Торговля морем обходилась Империи и Вольным городам еще дороже. Схватки в море велись чаще, чем на земле. Флот Империи и вечного союзника городов, Вольных островов, часто пересекались. И это еще, не считая постоянных схваток с пирацким Пирсолом, чье местонахождение до сих пор всем не ясно, и рейдами воинственных орков, что обитали на отдельном острове, некогда входившим в союз Вольных островов. Мой новый знакомый жаждал битв и славы, а для этого нужно было их найти. К теням идти было противно, ведь Имперские войска составляли большей частью нежить и некромантов с личами. Последние, кстати, являлись чем-то средним между мертвым и живым. Это он объяснил после моего ненавязчивого вопроса «Разве лич не нежить?». Города же не предоставляли широких возможностей гномам. Поэтому, прикинув все за и против Аригон Секира двинул в хорошие земли, то есть в кишащий скелетами Орихорн. Северная часть континента составляла два королевства и горы гоблинов. Орихорн представлял собой рыцарское королевство с многорасовым населением. Королем королевства был полуэльф, а его советником оказался высший вампир. Вот тебе и дожились. Вампиры, эльфы, гномы. Такое и с сильного перепою не привидится! Поэтому гном поперся именно сюда. Что и не удивительно! Другое королевство континента не отличалось расовой терпимостью. Ибо Таниаль был обителью темных эльфов. Темные не терпели представителей других рас. Непонятным обычно хватало пару стрел в голову. Так темные подтверждали свой принцип. Весьма убедительно. Прежний король Орихорна был очень упрям, за что собственно и получил статус прежнего. Армия Орихорна продвинулась в леса Таниаля на несколько метров, потом её быстро перебили темные. После этого разгневанные темные нанесли ответный удар. В результате контратаки темных эльфов от столицы королевства осталось несколько полуразрушенных каменных построек. Новый король был избран победителями из полукровок. Этот факт сыграл главную роль в дальнейшей судьбе королевства. Вечный союз с Таниалем, плюс торговый договор. В Таниаль жратву, из Таниаля фрукты и фирменное оружие эльфов с ценным мехом. Гоблинов Аригон как истинный сын своего народа ненавидел и презирал. В королевстве Секира хотел заняться воинским делом. Истреблять нежить и бить морды наглым гоблинам. Но не все оказалось так просто. Бить скелетов не очень то и интересно, а гоблинов в таких местах и вообще не видать. Совсем недавно гном услышал про напасть Кияра. Заключалась напасть в чрезмерной наглости вампиров и других высших мертвых организмов, и не только мертвых. Некоторые оборотни, призраки, личи, орки, пираты и остальные плохие ребята настолько оборзели, что администрация города объявила за их головы очень неплохую цену. Быть охотником за головами гном не собирался, а вот вступить в один из отрядов по уничтожению особей из класса «Уничтожить немедленно» было как раз для него. Такие отряды уничтожали посланников бездны. Бесы, демоны, суккубы и инкубы, а также разнообразные приспешники богов Хаоса, посещавшие город в довольно больших количествах, стали бичом Кияра.

— Не хочешь присоединиться? — хитро спросил гном.

Он был немного пьян. И это после того как вся аудитория уже валялась лицами на полу. Сюда бы еще Харитона! Вот это было бы трио! Трактирщик явно начал жалеть о своем душевном порыве. Еще пара деньков такой пьянки и он сам повеситься от разорения. Как не крути, а пить мы можем долго. Предложение Аригона было весьма заманчивым, только вот я не уверен, что моя супер сила распространяется на демонов. Демон тебе не тупой скелет. Умирать из-за гордости не хочется.

— Не знаю. Против демонов нужно немного больше, чем я умею!

— Ты же маг! — удивился бородатый коротышка.

Лучше было бы промолчать, какой из меня маг. Я собственно так и сделал почти.

— С чего ты это решил?

— Я видел, как твои руки светились, когда ты нежить бил.

Неужели! Я чего-то не замечал такого! Да если честно я вообще ничего не замечал, а он еще и видел что-то, кроме зеленый огней и косточек.

— Ну и как они светились?

— Ярким солнечным светом. Все это видели! Ты думаешь, мы не заметили, как скелеты быстро рассыпались от одного твоего удара! Никто так не может! Я так не могу! А гномы могут все!

— И магией владеете?

Он немного смутился.

— Ну, почти все.

— Это как?

Аригон печально вздохнул.

— И откуда ты такой вылез! Скелетов с первого удара валишь и даже не знаешь что маг! Про материк ничего не знаешь. Ты даже про Вольные города до меня не разу не слышал. Если б не видел твоего свечения решил бы, что ты приспешник Хаоса. Встречал я магов Алихора, они как раз их тут неподалеку искали.

И чего ему сказать? Привет я из другого мира. Мира, где гномы вымысел. Мира, где одна бомба решит проблему войны между Империей и Вольными городами. Нет, надо что-то придумать.

— Да в лесу я жил раньше. Отец отшельник у меня. На днях помер. Я его, как только похоронил, сразу мир пошел глядеть.

Не поверил гад! Что-что, а врать я под градусом не умею. Сколько не пробовал, всегда в этом уличали.

— Врешь. Не хочешь правду говорить, не говори. Только вот врать не надо. Я же вижу, как ты заливаешь мне! — обиделся гном.

Ну вот! Опять я спалился. Гном еще обиделся. Надо бы как-нибудь отвертеться.

— Извини, но это есть тайна великая. Чем меньше знаешь, тем удобнее спишь. А засыпаешь так вообще моментально. Ты прав во всем. Я не умею махать мечом, не знаю ничего про магов и окружающий меня мир. Может, просветишь немного?

Аригон немного смягчился. Такого слушателя, как я еще, поди, поищи по дворам, побегай! Просто я любил больше слушать, чем говорить. Так казался не совсем пьяным.

— Тайны нужно соблюдать. А насчет магов сейчас расскажу, чего сам знаю.

Знал гном много. Система была следующей. Маги делились на воздушников, огненных, земных, водных, некромантов и темных магов. Также существовали эльфийская магия и магия церковников. По размещению было еще проще. Эльфы обитали в Таниале, церковники в Анхиноре. Некроманты в империи теней. Представители всех видов магии можно было найти на Алихоре, где располагался главный орган управления этим государством, а именно всемогущественная академия.

— Вот поэтому я и говорю, что не знаю какой области ты маг. Некроманты и темные обладают черным свечение. Огневики просто сжигают нежить огнем, а церковники бьют ее молитвами. До сих пор в это не верю. Конечно, твое свечение немного смахивает на то солнечное, которое поражает нежить после прочтения молитвы, но все равно не то. Твое свечение не такое яркое, оно больше походит на белый свет. Свет Ленуры.

— Ленуры? — переспросил я

— Ночного светила — пояснил он — дневной светило, мы зовем Трилон

Луна и солнца что ли! Вслух я не стал это говорить. Воздержался кивком понимания и перешел на другую тему, что не четко воспринимал мой мозг.

— Извини за мой глупый вопрос, но почему ты отделяешь некромантов от темных магов?

— Ты совсем ничего не знаешь! Я тут, правда, сам особо не понимаю. Одни говорят, что некроманты это те же темные маги, что имеют определенную способность поднимать мертвых, другие же утверждают, что некроманты слабые темные маги, что практически не имеют способностей, оттого проводят ужасные ритуалы, чтобы призвать нежить. Одно могу сказать, в империи некроманты, что подходят под первую версию, в академии некроманты, что подходят под вторую версию.

— А кто сильнее?

— Имперские маги, конечно. Не знаю как у них там с ритуалами, но магией тьмы они пользоваться умеют получше темных из академии. Советую добраться до ближайшего мага академии и спросить его об этом, если он снизойдет до этого. Узнаешь все, что хочешь, даже маг ли ты или это нечто новое.

— А что может и отказать? — забеспокоился я.

— Маги — это высокомерные ублюдки, бубнящие себе под нос всякую ерунду, которую сам Хагр не разберет. Пить они не умеют, кулаками махать тоже. Ты приятное исключение из сложившегося общего мнения о них. Если изменишься, я набью тебе лицо, молотом мне по промежности!

— Спасибо хоть на этом. Теперь буду реже магом называться.

— Простой маг никогда не станет общаться с простыми людьми, не говоря уже об остальных. За это их просто ненавидят. Я бы перебил всех по отдельности, не будь они сильнее нас.

— И что будет, если он сообщит мне столь радостную новость?

— Отправит тебя в академию, конечно же — какой простой ответ.

Я точно это знал и спросил для подтверждения. Опять учиться! Да ни за что! Я еще тот лентяй! Но если прижмет только. Осталось понять, сколько там учатся.

— И долго там учатся?

— Слабый дар — год, сильный — пять лет.

Пять лет! Так вся моя молодость пройдет!

— И где этот ближайший маг обитает?

— Знамо дело в ближнем городе. В Кияре их сейчас полно, секиру мне в промежность, если я ошибаюсь! Сейчас у них идет набор магов, для отправки в академию. Через несколько месяцев придут корабли академии, которые заберут их всех и увезут подальше отсюда. Нашедшим сильных магов полагаются всяческие поощрения. Может и мне чего-нибудь обломиться, ведь я первый тебе сказал, что ты маг! Что решил?

— Я и так шел в Кияр.

Думаю, стоит попробовать узнать. От вопросов еще никто не умирал. Просто узнаю, маг ли я или нет, а потом никаких академий. Сбегу я от такой жизни. Наверняка снова эти учебные дни в кругу одногруппников обернуться сплошной пьянкой. Свинья грязь везде найдет. Опять эти пословицы! Когда же город!

— Правильно шел. Быть магом сейчас просто очень престижно. Сейчас нужно пойти немного поспать, а завтра похмелимся и в путь дорогу. Нам же в одну сторону! В один город.

— Конечно Аригон. Я так и сделаю — заверил его, пробуя подняться на ноги.

— Что-то я заговорился. Мы же с тобой еще и не знакомы. Мое имя ты слышал, а свое до сих пор не сказал.

— Арнис — проговорил с гордостью. Вот я какой хороший и имя мое необычное!

Гном внимательно вперил в меня свои хитрые глаза. Я уже стоял на ногах и шатался, грозя упасть на пол и там же уснуть.

— Звучное имечко. Его запретили около трех сотен лет назад, когда один император по имени Арнис Темный проклял эти земли. Его тут где-то закопали. Не ты ли это!

— Умею я выбирать имена! Я бы сказал тебе настоящее, но думаю, что оно тут может быть еще звучнее. Хотя может быть и простым. Нет, я теперь Арнис и не темный, понял! Что я на мертвого похож!

— Ты меня сильно заинтересовал Арнис — проговорил гном, отводя свой взор от моего лица — но спрашивать ничего, не буду. Пойду лучше отдыхать. Утром жду за этим столом.

— Договорились.

Гном сильно меня просветил. Теперь понятно, почему на меня так косились те дворяне. Выбрал запретное имя, стал магом не известного направления, да еще и пью в немереных количествах! Маги, эльфы — все в башке перемешалось. Лучше бы пойти спать. Бедная голова от переизбытка столь сложной информации еще долго будет болеть.

Глава 3,5 День открытия врат

Западная часть орочьего леса, как и остальные, части ничем не отличалась. Ряды деревьев плотно жались друг к другу, закрывая обзор пробирающимся магам. Франциск де Ликруи мрачно оглядел камень, что сжимала его рука. Око — древнее его только боги, что ушли в небытие до великого переселения. Последний артефакт первых колдунов мог многое, но сейчас от него требовалось всего лишь одно. Указать путь к демонам, и он указывал, выбрасывая прозрачно-красную веревочку, что висела в воздухе, подобно дыму. Веревочку или нить к желаемому видел только он. Высший маг огня, входящий вкруг избранных. Остальные маги, два десятка идущих чуть позади людей со средними способностями к земле и воде, и два молчаливых некроманта, по обе стороны от его, были назначены магистрами своих стихий. Франциск уже изучил всех магов и сделал свои выводы. Калнос дал ему самых слабых магов, что, в крайнем случае, смогут обездвижить демонов, Илеона выделила магов посильнее. Ледяные стрелы смогут сокрушить врага, если тот не столь силен. Но самых полезных магов дал Амкр. Некроманты сильно волновали высшего мага. Их сила была близка к его собственной, а их возможности уходили далеко вперед. Вопреки общему мнению об ограниченных возможностях некромантов, Франциск знал нечто совсем другое. Орус досконально объяснил, что помимо общеизвестного поднятия мертвых, некроманты обладают и другой силой. Одно дело, когда они вызывают мертвых из могил, другое, когда делают из живого существа. На шеях некромантов болтались медальоны с запасом накопленных сил. Он долго осматривал черные камни на серебристых цепочках, что были искусно вделаны в золотую оправу

— Сколько нам еще идти? — спросил его, догнавший маг земли.

Этот маг сразу не понравился де Ликруи, слишком много спрашивал, слишком простым он кажется. Что же подсунул ему Калнос? Он же слабенький маг, но вот что-то в нем очень сильно беспокоило высшего мага.

— Я не знаю! Око ведет меня к цели, но когда эта цель появиться, мне не известно!

Лента красного цвета петляла между деревьев, они шли по лесу уже второй час. Многие от непривычки, устали подниматься и спускаться в горки, преодолевая текущие по дну оврагов ручьи. Они и неожидали, что ворота откроются в лесу. Пару раз им попадались дикие свиньи и стая волков. Звери оббегали отряд, не желая с ним сталкиваться. Они учуяли опасность, исходящую от некромантов. Последние могли превратить зверей в послушных гончих. Но видимо некроманты не желали тратить время и силу на новых слуг, их устраивало, что их обходят.

За новым оврагом, лента стала таять, Франциск вновь сжал камень, думая о демонах. Око ответило вспышкой. Из небольшого плоского камня, овальной формы, обычного серого цвета ударила новая лента.

Он стоял на пригорке, некроманты только забрались, остальные же еще продолжали подъем. Перед взглядом лежали древние скалы, очень высокие, красного цвета. Лента уходила прямо в глубь низины, в которой нашлись необычные горы. Огромные глыбы беспорядочно окружили середину дна оврага, закрывая середину от взгляда..

— Что это? — воскликнул сзади надоедливый маг земли — Это ведь горы, только маленькие, да еще в центре леса!

— Это красные скалы — пояснил один из некромантов — останки древнего мира. Здесь обитают орки, что избрали себе в качестве бога хаос и его лордов. Племя красных скал, вот как они себя называют.

— Орки? Это может быть опасно! — всполошился маг земли.

— Не опаснее, чем стая волков — со смешком заметил другой некромант.

Франциску очень захотелось увидеть его лицо, но оно скрывалось за черным плащом, как и все тело некроманта. Его товарищ оказался закутан точно также, только маги оставались в легких накидках, без скрывающих лиц капюшонов. Но и капюшоны не главное. Лица скрывала сама тьма, что являлась их силой. Это простое заклинание было у всех магов. Франциск мог накинуть свой капюшон и создать огонь вместо лица. Но он не признавал бессмысленной траты силы. Пускай, у некромантов скрыты лица, но они тоже люди, как и он. Отличие было лишь в силе. Они пользуются накопителями, а, как и все остальные черпает силу в окружающих невидимых линиях, накапливая эту силу в себе.

— Идемте, нам за скалы.

Группа магов спустилась по высокому склону в самый низ и обогнула скалу. Скалы скрывали большую площадку, засыпанную руинами, что были исписаны кровавыми рунами. Кровь давно впиталась в камень и стала его частью. Одна из старых построек сразу привлекла всеобщее внимание. Старая полуразрушенная арка, что стояла в центре мощеной дорожки, что за прошедшие векам заросла травой. Камень арки был черным. Некроманты уверено подошли к строению. Один из них провел белой рукой по камню и оставил белый след. На пальце осталась черная пыль.

— Что бы это значило? — спросил он себя, задумчиво разглядывая свой палец — Копоть! Но как?

Они все смотрели на некроманта и упустили момент, когда их окружили со всех сторон. С вершины скал посыпались стрелы поражающие магов. Многие упали так и не поняв, что с ними случилось. Франциск с удивлением смотрел на окруживших их орков. Они не могли пройти мимо такого количества и не заметить хотя бы одного! Кто-то скрыл орков магически, а он забыл про такую возможность. Стрелы горели в его огненном щите, его он держал всегда, не забывая скрывать и подпитывать. Если бы не щит, враг точно поразил бы его, как это сделал с другим неосторожными магами. Из живых остались осторожные некроманты, три мага воды и надоевший ему маг земли. Их щиты не позволяли стрелам достигнуть своих целей. Орки поняли, что больше не поразят никого и прекратили обсыпать стрелами. Они держались на приличном расстояние, чтобы спрятаться за скалами, в случае атаки магов. В атаку орки идти не собирались.

Водные маги ответили волной холода, что заморозила первые ряды, не успевших скрыться. Некроманты с интересом изучали орков, а маг земли жался к ним со страхом на лице. Франциск презрительно скривил губы. Земля просто трусы! Орус прав! Он уже представил, как выставит магов земли на собрание всех магов, что будет по их возвращению. Магистр будет рад такой речи и совет, наконец, поймет, что маги земли ни на что не годны.

— Что вам нужно жалкие твари? — спросил один из магов воды, отправляя поток мелких замороженных частичек в неровные ряды орков. Частички впились в лица трех орков и те с криками упали на землю.

— Больчир! — закричал один из орков в передних рядах.

— БОЛЬЧИР БОЛЬЧИР — подхватили остальные, расступаясь.

Маги воды перестали тратить силы и вместе с остальными разглядели в образовавшемся проходе человека, что приближался к ним.

Обычный человеческий ребенок тринадцати лет от роду, спокойно шел между орков, под сопровождаемые крики. Невысокий, худой, с бледной кожей и детским лицом, в простой длинной рубашке и штанах красного цвета. На шее висела длинная золотая цепочка, заканчивающаяся небольшим камнем в виде длинной иглы. В камне плескался золотисто-алый свет, то, темнея, то светлея.

Мальчик вышел чуть вперед и остановился. Орки замолчали и стали смотреть на магов с победным выражением лица. Мальчик дотронулся двумя пальцами правой руки до камня и тот ярко засверкал.

Франциск заметил, как тоже сделали и некроманты. Их камни засветились черным цветом.

Маги воды непонимающе осматривали мальчика, маг земли отходил все дальше и дальше за спины некромантов.

Голубые глаза мальчика стали наливаться кровавый цветом, руки вытянулись в длинные когти, за спиной возникли два красных кожаных крыла. Ступни ног стали длинными трехпалыми лапами. Он впервые приоткрыл рот, чтобы показать тонкий длинный язык.

— Преклоните колени перед слугой великого Арвила, пятого лорда хаоса — пошипел он — И он пощадит ваши жалкие души.

Головы магов охватили сотни визжащих криков ужаса. Франциск не выдержал и упал на землю, сжимая голову руками. Ментальная атака демона повергла их за считанные секунды. Рядом визжал маг земли. Злость захватила де Ликруи и он, претерпевая боль, стал подниматься. Некроманты отбили атаку и ответили общим ударом. Ядовито-зеленая земля тонкой полоской пробежала до демона. Его ноги окутали ядовитые нити, что разрастались по всему телу, связывая крылья, руки и ноги с телом. Демон завизжал, нити разлагали его тело, камень на его груди вновь вспыхнул и нити прожег золотисто-алый огонь. Огонь подобно живому существу сжег полосы некромантов и устремился к ним. Франциск почувствовал, что боль и крики в голове исчезли. Это почувствовали и другие маги. Тысячи мелких осколков льда полетели в демона. Франциск собрал силу в один единый рывок и отправил на демона поток огня, что лился из двух рук, соединяясь в одну мощную струю.

Живой огонь погас, демона окружило свечение камня. Осколки и магия высшего мага оказались бесполезным перед щитом демона. Некроманты сплотились вместе и выбросили новое заклинание. Тонкий ядовито-зеленый луч ударил в центр толпы орков. Их собратья с визгами отскочили в стороны. Орки, попавшие под луч прогнили и потемнели. Кожа почернела, а в глазах зажегся дикий красный огонь. Орки вытащили топоры и побежали на демона.

Быстрая вспышка лучистого красного света и Франциск не поверил глазам. Вместе с орками-нежитью, исчезли и их собратья. Демон весело зашипел и повторил свое заклинание. Теперь орки не ценили свое божество, что уничтожило их большую часть тремя вспышками, вместе с орками исчезли трава и камни, только скалы не почувствовали магии. С криками ужаса и воплями орки разбежались, стремясь убежать от демона. Маги, демон и некроманты проводили их спокойными взглядами.

Маги воды запустили струю холодного воздуха, что должен был окутать демона льдом, но щит, что создавал золотисто-алое свечение, спокойно выдержал заклинание, а потом демон использовал свою вспышку, маги исчезли, как и орки. Их щиты не выдержали мощи демона.

Франциск в отчаяние смотрел на готовящих заклинание некромантов. Он уже понял, что его сил не хватит, чтобы пробить щит демона. Виной всему загадочный камень на цепочке. Всю свою силу он вложил в щит.

— Используй око — сказал ему один из некромантов — оно многомощнее наших камней.

Демон с улыбкой осмотрел де Ликруи. Вспышка пронеслась, как огненный ураган, сметая все на своем пути за доли секунд. Теперь он почувствовал магию и суть демона. Столько мощи в таком быстром порыве. Щит был уничтожен при первом прикосновение, но Франциск выжил. Око в руке заискрилось серым светом. Де Ликруи окутал другой, серый гибкий щит, что спокойно сдержал мощный удар чистого пламени исходящего от камня демона.

Демон недовольно зашипел. Некроманты отправили простой тонкий ядовитый луч, что прожег луч и тело демона насквозь. Живой огонь быстрой дорожкой побежал по земле, уничтожая все, до чего прикасался, к некромантам, раздваиваясь на две узкие дорожки. Под ногами некромантов вспыхнул их все тот же ядовито-зеленый свет. Земля стала быстро разлагать вокруг каждого из некромантов. Огонь недовольно пробежал вокруг гнили, так инее смог он прорваться и затух.

— Вы не такие жалкие, как говорит господин! — довольно прошипел демон — Хозяин будет доволен, когда узнает про ваш мир. Он любит захватывать сильные миры. Я дарую вам свободу и ваши жизни. Мой лорд сам уничтожит вас.

Далее Франциск стал свидетелем сразу нескольких событий. По телу демона стали проходить обратные преобразования. Некроманты ударили лучом. Маг земли выхватил у него камень и направил в сторону демона. Из скал появились четыре светло-серых фигуры окутанные дымкой, они текли над землей.

Камень демона отразил луч некромантов. Следом в щит ударила серая вспышка, возникшая от ока, подобная вспышкам, с помощью которых демон сжег орков и магов воды. Щит демона рассыпался, его тело стало медленно покрываться каменной коркой, превращаясь в статую. Он еще не понял всего случившегося, когда одна из теней явила светло-серый меч, состоящий из светло-серого дыма, и спешно отсекла демону голову. Вторая тень швырнула в некромантов темное облако. Третья направила в Франциска серый луч. Луч пробил защиту и сердце мага. Он умер очень быстро. Четвертая тень подлетела к магу земли, что спокойно держал око, направленное на демона.

Тем временем туман, окутавший некромантов, рассеялся, не оставляя от них и следов. Всемогущие некроманты оказались застигнуты врасплох и не смогли дать отпор. Их силы ушли на демона, не оставив времени на щит.

— Вы чуть все не испортили! — с мага земли слетели слои земли, и перед высшими тенями появился сам магистр Калнос в простой одежде, без большого живота и обрюзглых мышц. Он был молод, силен и красив. В руке сверкал серый камень — почему все так поздно случилось?

— Магистр Калнос! — раздалось сзади холодно.

Магистр обернулся и увидел человека в черной Имперской мантии. На правой руке сверкало кольцо с черным камнем внутри. Калнос узнал советника Империи. Четыре высших тени зависли над землей за спиной советника. В его руку попали три цепочки с камнями некромантов и демона.

— Почему вы так долго советник? Демон едва не ушел в иную реальность!

— Но вы ведь успели выхватить свое око и превратить демона в камень!

— Просто этот дурак очень нерасторопный! Он даже не догадывался, что за сокровище у него в руках. Око всегда было древним артефактом магов земли и должно по праву принадлежать нам.

— Вы хотели сказать вам магистр — заметил советник — также как эти камни нам. Амкр поступил очень умно, отправив некромантов с источниками безграничной тьмы. Вас устраивает ваша добыча?

— Да, но мне до сих пор не понятно, зачем вам камень демонов?

— Это знает только император — дипломатично ответил советник — Кто я такой, чтобы у него спрашивать! Главное его идея удалась, мой господин очень хотел этот камень.

— Потому открыл врата миров? Вы хоть понимаете, что сюда мог попасть кто угодно!

— Мы это учли и проверили весь лес. Не беспокойтесь, кроме этого демона и орков в лесу никого нет.

— Это хорошо — заметил Калнос, оглядывая скульптуру демона — но совет наверняка пошлет сюда комиссию. Демона лучше убрать и орков тоже.

После своих слов Калнос навел око на останки каменного демона. Серый луч ударил в статую, вызывая осколки камня, что брызнули в разные стороны.

— Так то лучше — заметил Калнос — я свою работу сделал. Теперь ваша очередь.

Советник обернулся к теням. Тени заскользили в разные стороны, разбредаясь по лесу.

— Не волнуйтесь магистр. После этого дня лес перестанет называться Орочьим.

— С вами приятно иметь дело советник — сообщил магистр, подходя к разломанной арке — эти идиоты, считали, что демон явился отсюда. Ха! Через эту арку на этот континент попадали древние маги земли.

Око нацелилось на арку. Трава уступила место камню, на дорожке, что вела к воротам. Камень вновь был новым, будто его только уложили. Преобразования медленно дошли до арки. Она стала восстанавливаться на глазах, пока не предстала в первозданном живописном виде с древними рунами, выточенными в камне. Кровь ушла вместе с копотью, как вода смывает грязь, так и серая полоса камня смыла с арки всю грязь и кровь, что выдавали её за врата миров.

— Красиво — заметил советник.

— Камень умеет очень многое господин советник. Прощайте.

Калнос прошел по дорожке и дотронулся камнем до арки. По сводам прошла дрожь, а потом за аркой образовалась лестница, ведущая в глубь. Магистр исчез в провале, а потом исчез и провал. Земля стала вновь черного цвета, только арка осталась новой и красивой.

Советник проводил его взглядом. Спустя час ожидания вернулись высшие тени. Одна из них подлетела к советнику.

— Человек? — удивился советник — Орки видели мага огня, и сейчас его нет в лесу. Странно! Это не Алихорский маг! Значит, одного мы проглядели. Ни слова Императору! Этот иномирянин сгинет в нашем мире быстрее орков, что населяли это лес. Нам пора.

Советник подошел арке и навел кольцо. Черный луч выстрелил из кольца в центр арки. Черное полотно быстро раскрутилось в проеме. Тонкая черная гладь заполнила проем.

— Люди бежали от тьмы магистр, но она нашла их и последовала сюда, чтобы вновь вселять ужас — проговорил он размышляя.

Тонкая стенка пропустила советника и четыре тени, а потом исчезла также как и провал Калноса, не оставляя следов.

Глава 3,8 Склеп колдуна

Разбудил меня громкий стук в дверь. Стук продолжался уже минут так двадцать. Я же эти минут двадцать тщетно игнорировал стук в мою дверь и пытался уснуть. Хватит с меня всех этих утренних и ночных сюрпризов. Только усну, как стучат, будят. Нежить их задолбала, скелеты, дураки на дорогах, окруженные разбойниками, сами разбойники! Сегодня я все игнорирую. Кто же такой настырный? И так хреново после вчерашнего, то есть сегодняшнего, так еще и спать несчастному иномерянину мешают. Все части тела и не думали проходить. Болело практически все, особенно посиневшие пальцы, живот, оба бока и верхняя часть от живота до подбородка. Болели ноги, что еле двигались, и я был не уверен, что сегодня они пройдут хоть малую часть вчерашнего. В нормальном состояние остались почки, спина и моя бедная голова. Собравшись с последними силами, я все же поднялся на обе ноги, что выпрямились с резкой болью в коленях. Ноги донесли до дверки закрытой на запор, деревяшка мешавшая открыть дверь, отъехала сторону. За дверью стоял смешавшийся Валер. Ему явно не хотелось будить меня, а я еще встретил его заспанным, недовольным взглядом. Мое лицо выражало сильную раздраженность и не сулило ничего приятного.

— Простите, господин маг, но там внизу вас требует к себе господин Аригон — быстро проговорил парень, отшатнувшись в сторону.

— Сильно требует? — спокойно спросил его, припоминая разговор с гномом.

— Сказал, что если я вас не разбужу, то сам поднимется и снесет эту дверь, а она тоже денег стоит. Плотники здесь за гробы только почти ничего не берут. Меня хозяин зарплаты лишит, а может и уволит.

— Ты еще не знаешь, как они могут наживаться на гробах! Легче самому сколотить и яму тоже самому выкопать, чтоб к старости деньги не копить. Передай, что сейчас я оденусь и спущусь. Ноги мои два куска ваты, что побывали в воде.

Парнишка радостно улыбнулся и убежал, спеша как можно быстрее передать слова гному. И что я опять пообещал! Нужно мне с кем-то иди! Опять одни проблемы на дороге будут. Но слово не воробей, нет, хватит с меня пословиц! Даже на таких ногах я дойду сегодня до города. Обязательно дойду, чтобы не случилось по дороге с этим вот настырным коротышкой.

Вещи мои грязные, пропитанные гнилью скелетов и собственной кровью, но одевать больше нечего. Старые джинсы, уже все изорванные в дороге, да кожаный доспех с металлическими пластинами. Пластины после вчерашнего все гнутые, а доспех с небольшими дырками в паре десятков мест. Еще иметься меч, что в середине пьянки поднес Валер. Парнишка запомнил мое оружие и, найдя, сразу понял, что это оно. Пришлось дать серебряную монетку. Он страшно обрадовался, я же ловил негодующие взгляды гнома. Он то быстрее удавился бы, чем монету отдал. Спустя пару минут все оказалось на мне и ноги повели на лестницу через коридор второго этажа.

Внизу царило хмурое утро. Еще бы ему быть не хмурым! Хотя сначала все-таки я поглядел на пять столов, наскоро собранных из обломков старых тридцати, чистые полы, промытые до блеска, и на стойку, за которой стоял улыбчивый трактирщик. Солнца или Трилон по их названию, пробивалось теплыми лучами сквозь ставни и открытую настежь дверь. Пожалуй, только, улыбчивый трактирщик и Валер, что с полуулыбкой на лице носился по большому залу, были самыми позитивными в это утро, так как вчера они не пили. Стулья тоже либо сколотили заново, либо принесли из комнат, на них сейчас сидел весь отдыхающий состав трактира в жутко хмуром состояние, он хлебал пиво и потихоньку приходил в себя. Все похмелялись, держась за головы. За одним из пяти столов, что сколотили из старых разбитых в драке столов, сидел знакомый мне гном Аригон Секира. Ему выделили отдельный стол, а за остальными столами сидело от десяти и выше человек. Мое появление не произвело никакого эффекта, хотя с чего производить. Человеку в похмелье на все плевать, даже если рядом сядет вчерашний скелет, он осмотрит его и нальет, тоже приговаривая «Что-то ты совсем плох парень!»

Один лишь трактирщик, весело улыбаясь, отвесил мне полупоклон. Я приветственно махнул ему рукой, как и всем остальным, что кивнули в ответ и продолжили мрачно пить пиво.

Аригон Секира сидел за самым дальним столом, что был немного правее от входа. Он так и не снял своих доспехов, оружие лежало рядом с его рукой, чтобы он мог легко схватить его в любой момент. На лице было мало, что написано про его состояние. Из всех вчерашних пьяниц, один Аригон остался не хмурым, хотя и не улыбался как трактирщик. Борода уходила под высокий стол, а маленькие глазки после вчерашней пьянки и вовсе пропали, сузившись на манер глаз азиатских собратьев. На столе стоял приличный кувшин, большая тарелка, набитая с горочкой, жареными кусками мяса и две больших кружки. Вместо приветствия он указал на стул, что стоял напротив, и придвинул одну из двух одинаковых кружек. Я присел, не боясь, что стул заранее подломили, дабы посмеяться, за такие шутки в зубах бывают, вообще зубов не бывает потом! Если один остается, это уже чудо! В кружке плескалась темно-красная жидкость. На вид как сок черной смородины, на вкус тоже кисло-сладкий, как и сок. Только вот присутствие градусов и обстановка позволили понять, что это вино, причем не та дрянь в пакетах, что продается в любом магазине РФ за три сотни или сколько там уже, а настоящее качественное вино. Выпив его, я почувствовал себя намного лучше. Из «Жизнь моя болото!» настроение перешло в «Не все так уж и плохо!».

— Как себя чувствуешь? — поинтересовался гном.

— Готов сдохнуть прямо здесь — пожаловался я.

— Ничего, сейчас полечимся — бодро сообщил Аригон.

Он налил еще кружку. Сам то гном уже вылечился. Кроме глаз и чуть опухшего лица в нем похмелье не заметишь. Свеж, бодр и готов снова уничтожать скелетов сотнями. Я же полная противоположность, что стремиться наплевать на все и пройти мимо. После третьей кружки я уже воспринимал этот мир намного лучше. Голова перестала так сильно гудеть, да и сушняк заметно ослаб. Я цедил вино медленными размерными глотками, наслаждаясь вкусом, гном же пил залпом. Пока я допил третью кружку, Аригон успел выпить третий кувшин и изрядно повеселеть, как и окружающие нас некогда мрачные люди, постепенно оживали, переводя вялые беседы в таинственные байки. Разговоры вновь пошли, набирая обороты, появился смех и первый спор. Мы тоже перешли от молчаливого распития к разговору.

— Далеко нам еще до Кияра? — поинтересовался я

— Пару дней — охотно ответил гном — Я заказал еду в дорогу. Не люблю искать пищу в пути. Охотники из гномов не важные, а впереди нас ждет неизвестная мне дорога. Я немного пораспрашивал трактирщика про нее. Он сам никогда не ходил в Кияр. Всю жизнь в своем трактире, но по рассказам странников впереди деревня еще будет. Хотя они называют её деревня-кладбище. Там сильнее всего наблюдается появление скелетов, что уничтожают практически все.

— Как же они там живут? — я вспомнил те две сотни, а там ведь больше их!

— Скелеты поднимаются раз в год, на несколько дней. Они ходят по деревне, но жителей уже к тому времени там нет. Они уходят в Кияр, где переживают напасть, пока скелеты не разойдутся на все стороны, а потом возвращаются и обстраивают свою деревню заново.

— Не легче тогда построить деревню в другом месте?

— Легче, но земли рядом с деревней приносят высокие урожаи. Самые высокие во всей округе. Они могут снимать урожай по пять раз в месяц. Оттого и не бросают свою деревню и отгоняют конкурентов.

— А скелеты идут к нам! — пожаловался садящийся рядом парень.

Я бы дал ему девятнадцать и еще метр шестьдесят на пятьдесят шесть килограммов веса. Худой, хрупкий, наверняка гибкий и ловкий. Глаза карие, брезгливо смотрят на наши кружки. Нос вздернутый, небольшой, как и он сам, одет в по-походному короткую серую накидку с длинными рукавами и капюшоном на спине, за которой виднеться серая рубашка и в серые штаны из грубой ткани.

Подсел нагло, выложив руки на стол. Гном от этого сделался красным и злым, глаза потускнели, правая рука сжалась в кулак, левая сжала рукоять секиры. Я же, немного удивившись такой наглости, быстро пришел в себя и не таких видали.

— Ну и че приперся? — наглым тоном поинтересовался у него — Хочешь вина?

Приятно предлагать то чего человек не хочет, а ты не хочешь это отдавать. Глаза парня проворно осмотрели меня, немного удивившись. Наверное, сейчас он уже меняет тактику.

— Прошу простить мое незваное появление — извинился он — я только сейчас прибыл в деревню и узнал о двух героях, что очистили трактир от двух сотен скелетов.

— Все же две сотни! — обижено заметил я.

— Не волнуйся Арнис, скоро будет три, мне трактирщик обещал! — заверил гном, немного расслабляясь. Ты нашел нас. Что же ты хочешь серый?

Серый? Это он его по одежде назвал или по имени или еще по какой-нибудь неизвестной мне причине? Парень слегка улыбнулся, заметив в моих глазах недоумение, что тщательно скрывалось за бесстрастным лицом.

— Позвольте представиться — обратился он ко мне — Осип Серый. Мне очень приятно, что господин Аригон узнал меня.

— Вы знакомы — подвел я итог.

— Нет Арнис! Мы не знакомы — яростно проговорил гном — Я просто слышал про этого искателя древностей. Он мечется по всем уголкам этого мира в своей серой одежде, ища что-то в беде, что происходит на той земле, где он находиться.

— И как? Находиться? — с интересом спросил у него.

— Когда как — загадочно ответил он — Почтенный Аригон прав, мы не знакомы. Ваши имена можно узнать от любого жителя деревни. Вас кстати не заинтересовало, почему все скелеты так настойчиво лезли именно в ваш трактир?

— И, правда! — воскликнул гном.

— А вы знаете? — спросил я, чувствуя, что у него есть версия.

— Теперь да! Видите ли, здесь неподалеку тайная могила древнего император, что завещал убивать всякого с таким же именем. А скелеты поднимаются от его усопшей силы, поэтому и лезут сначала к вам господин Арнис, а уже потом к людям.

— А император то был той еще сволочью! — негодовал я вслух — типа мое имя будет единственным, как одна Ленура и один Трилон.

— Вы, отчасти правы — согласился Осип — Арнис с языка тьмы переводиться, как божественный. Потом и появился Арн, вначале бог света и тьмы, а потом бог сущего.

— Причем тут божественный? Император был далеко не милым святым отцом с добрыми помыслами?

— Вы просто не были в Анхиноре господин Аригон. Арн там трактуется по-разному. Великая война между служителями Арна привела к первой догме церкви. «Арн — есть бог единый, что несет свет в тьму, добро в зло!»

— Как там, говорите, Арн переводиться? — заинтересовался я.

— Божество. Вначале Арн был двулик, но потом как видите, стал един. Имя несет в себе смысл силы божества. Человек назвавшийся Арнисом получает часть божественной силы. Крохи, но они есть. Я слышал, вы уничтожаете скелетов одним прикосновением, при этом ваши руки окружает слабый свет, но сами вы его, наверное, не видите. Вот это и есть то, чего боялся старый император.

— Он боялся, что я буду бить так скелетов, и мои руки будут светиться невидимым мне белым светом? — пошутил я.

— Нет. Я же сказал, что император был в те времена, когда Арн был двулик. Он не боялся, что придет великий светлый Арнис, его бы все равно запомнили в веках. Он боялся нового великого темного Арниса. Что своей славой затмит его величие и заменит память о древнем императоре. Люди будут думать, что великий император это и есть новый Арнис Темный. Люди очень трепетно относятся к своей памяти. Особенно императоры и короли, что возводят в свою честь скульптуры и дворцы, их полотна рисуют лучшие мастера, а повести о них идут к нам через века, превращая простого человека в бога.

— Очень занятно. Это выходит, что я не маг, а моя сила связана с богом церкви Анхинора!

— Почему же! Очень даже наоборот. Имя это знамение силы! Император был самым сильным магом за всю историю Империи. Даже Верховный маг Алихора не смог бы с ним сравниться! В вас тоже есть способности, но они точно не темные, я больше чем уверен.

— И откуда ты такой умный вылез? — удивился гном — Может, еще историю возникновения гномов расскажешь!

— Как-нибудь в другой раз — улыбнулся Серый — не стоит думать, что перед вами мальчишка Аригон, внешность — она обманчива.

— Да по вам и не скажешь — заметил я, не сводя с его глаз своего взгляда. Его глаза выражали мудрость старика, но только моментами, потом они снова прятались за озорным взглядом молодого парня — Что же вы хотите нам предложить Осип? Вы ведь не из тех, кто присел поведать пару историй под кружку вина, а потом исчезнуть, не забыв обнять напоследок.

— Вы правы Арнис! Ваш дар позволяет провернуть мне одно дело рядом с темной деревней, о которой вы говорили. Там есть одна могила, что очень меня волнует. Вы отвлечете скелетов на себя, а я взломаю могилу и осмотрю останки.

— А кто там, в могиле? — спросил Аригон — Не бось древний воин? Я не позволю осквернять священную память!

— Нет, там один древний маг, что умер в дороге от старости своих лет. Верные слуги похоронили его на пригорке, вместе со всеми вещами, как он и распорядился перед смертью. С тех времен земля в тех местах плодородна, а скелеты не дают шансов приблизиться к его могиле, что почему-то видна, только в то время, когда они поднимаются с кладбищ.

— Что там у него в могиле? Поди, ценные вещи и золота мешки! — с интересом спросил я.

— Я бы даже назвал это склепом. Но это всего лишь история, поведанная мне одним древним стариком в Империи теней. Там может ничего и не быть.

— Ты просишь нас уничтожать орды скелетов, ради того, чтобы попасть в старый склеп, в котором вместо золота и древних вещей может быть всего несколько старых косточек, что не успели прогнить до конца! — уточнил Аригон недовольно хмурясь — Какая мне от этого выгода?

Парень улыбнулся, что-то подсчитывая в уме. Он достаточно хорошо знал гномов и, как и я, он понимал, что без золота Аригон и на метр не приблизиться к деревне, что переполнена скелетами.

— Предлагаю сделку — наконец произнес он — либо вы получаете по сто золотых, либо рискуете весте со мной найти или не найти вещи в склепе. Во втором случае, если нам будет благоволить удача, вы можете выбрать себе любые вещи, или же остаться ни с чем.

— Мы выбираем золото — ответил я за нас двоих. Лучше синица в руке, чем журавль в небе! Опять эти пословицы! Они так и лезут не в голову!

— Арнис прав. Кусок золота в сумке за спиной, ценнее обещанного царства — согласился гном — по сто пятьдесят золотых каждому и мы идем.

— Идет — согласился Осип не торгуясь.

Мы встали из-за стола, расплатились с трактирщиком и забрали нашу еду, что была заказана продуманным Аригоном заранее. Но прежде чем уйти нас еще заобнимали, зацеловали, а мою больную руку с синими пальцами, будто специально, крепко сжимала каждая улыбающаяся мне сволочь, желавшая удачи в дороге и жизни в целом. Наконец мы попрощались и поспешили как можно быстрее покинуть деревеньку с её чересчур благодарными обитателями.

Дорога заметно расширилась и выпрямилась. Мы шли в одну полоску. Я, с привешенным к джинсам мечом, что не редко ударялся о правую ногу, шел, оглядывая вытягивающую через дикое поле дорогу. Мешок с едой висел на плече и тоже бился, уже о правый бок. Гном с секирой в левой руке, закутанный в броню, шел по середине, смотря себе под ноги, напевая в полголоса веселую песенку. И Осип Серый в своей серой одежде, шел справа от гнома. Он постоянно крутил головой и оглядывал окрестности. А окрестности, это дикое поле слева, справа и дорога впереди.

Поле шумело, населенное различными насекомыми, содержавшее множество разнообразных трав шумело не хуже, чем гном со своей песней. Позади медленно удалялась деревня.

— Что-то совсем мрачно — заметил я — хоть бы народ какой встречный шел или местность лесом сменилась!

— Или несколько разбойников со скелетами — прервал песню гном, мечтательным голосом — сколько нам до твоего склепа идти?

— Если не делать привалы, к ночи доберемся — пообещал Серый — у нас в запасе два дня, потом придется ждать еще год. Я уже третий раз туда иду.

— И чего? Каждый раз появляются новые сокровища или там не один склеп? — поинтересовался у него. Я то думал он, как и мы, впервые на этой дороге!

— Первый раз я был один, едва спасся от скелетов. Они окружили холм, на котором был виден темный провал в земле, вход в склеп. Я попробовал прокрасться, но они заметили меня. Их там был не один десяток.

— А второй? — спросил Аригон.

— На следующий раз я оплатил услуги магов и пары охотников на нежить, они уничтожили всех скелетов, но провала не было. Мы пришли слишком поздно, скелеты уже вылезли из своего обиталища, собравшись вокруг холма, как в тот раз и разбрелись по окрестностям. Нас встретил, жалкий десяток, который маг с охотниками очень быстро уничтожили. Я обыскал весь пригорок, проводил раскопки, но все тщетно. Будто это место перенеслось в другую местность, где скелеты привычнее, чем ливни во второй месяц воды.

— Это что еще за месяц такой? — поинтересовался я. Ведь и в самом деле не знаю как у них тут со временем года. Может здесь за летом вместо осени сразу зима идет. Да и сейчас точно время года не знаю. По меркам моего старого мира сейчас конец июля, начало августа.

— Эх! Ты? Откуда только такие берутся! — решил пояснить гном — Ты хоть знаешь, сколько у нас месяцев и что такое год?

— Что такое, год я знаю, кстати, какой сейчас у нас там год?

— Тебе по чьему времяисчислению?

— А какие есть? — интересно стало до жути.

— Разные. Мы, например, меряем с начала появления первого гнома, Империя со своего возникновения, Алихор с великого переселения на новый континент. Анхинор с появления Арна в светлом обличие человеческого тела, кстати, после того как убили его и появились первые святые.

— Как его убили? Сожгли на костре, прибитого гвоздями к кресту? — это было очень важно для меня.

— Он был настолько белым, что склонял к служению светлому Арну простой народ. Он ходил по деревням и лечил больных, воскрешал мертвых, всесторонне помогал людям. Простой народ стал называть его светлейшим божеством, что спустилось к ним в обличие человека. Его слава выросла очень быстро. Этого боялись многие, в том числе, и Арнис Темный, что выстроил царство темного бога. Как только нога его ступила на земли Империи, Император велел схватить светлейшего и казнить. Его схватили, привязали к столбу и решили сжечь на потеху, раньше эта казнь только появилась и была сильно популярна. Простой народ радовался мучениям умирающего больше, чем его бы прилюдно закололи. Но огонь не сжег его, а золотистый свет, окутавший тело, погасил злые языки пламени. Тогда первый палач Империи схватил свой меч и решил отрубить осужденному голову. Но меч сломался и взбешенный палач воззвал к своему темному богу, что окутал меч тьмой. Половина сломанного меча еще была в руках палача. Он вбил её в сердце пленника по рукоять. С тех пор черный меч, сломанный надвое, в золотых лучах является официальной эмблемой церкви Анхинора. Они воспользовались славой бедного мага, что народ стал называть не светлым, как всех белых магов того времени, а святым. Вера быстро захлестнула старое королевство, на котором впервые появился маг. Народ во главе с белыми магами сверг короля и темных магов. Королевство Хинор стало Анхинором.

— Не, но откуда ты это знаешь а? — возмутился Аригон.

— Я был там, в зале книг — ответил Осип — теперь к времяисчислению. Как правильно заметил уважаемый Аригон, каждый народ, каждое королевство ведет свое время от значимого события в их прошлом. Но основным принято считать как раз год рождения Арнора. Сейчас 756 год с его рождения.

— Круто — восхитился я — а чего там с датам. Когда там появились эти Анхиноры с Алихорами, войны там?

В 38 появился Анхинор, а в 129 Алихор. В 346 они схлестнули в первой жестокой битве у берегов Алихора. Это была первая война со времен возникновения Империи. Тогда победили сильные маги, а церковь убралась домой зализывать раны. В 452 церковь вернулась вместе с Империей, что уничтожила Калантир на юге от Алихора и сделала его своей частью. Алихор вновь выиграл. С тех пор больше важных событий кроме как смерти Императора Арниса Темного в 238 году с рождения Арнора у нас не было.

— Так со временем разобрались, теперь перейдем к месяцам. У вас, их точно двенадцать да?

— Хоть что-то ты знаешь, успокоился гном — Их всего двенадцать: два месяца огня, потом два месяца воды, месяц ветра, три месяца тьмы, месяц льда, месяц солнца и два месяца земли. Сейчас второй месяц огня.

— Значит скоро месяц воды да? А что это за месяца такие: лед, солнце, тьма, земля?

— В месяцы тьмы ночь длиннее дня — начал пояснять Серый — землю окутывает холод и снег, а в месяц льда появляется лед, что тает в сменяющий его месяц солнца, когда появляются первые лучи. Следом за месяцем солнца идут месяца земли, что оживляют землю, даруя нам плодородие и первые зеленый сочные растения. В месяцы огня дни жаркие и длинные. В первый месяц огня, в двадцать второй день солнце самое жаркое и день длиться дольше, чем все дни в году, а самая длинная ночь это в двадцать второй день второго месяца тьмы.

— Спасибо, я все понял — значит все как у нас. Буду называть все своими привычными именами. Июль подходит к концу, начинается август. Двадцать второго июня у них солнцестояние, двадцать второго декабря ночестояние. Чтобы еще такого спросить. Может про праздники! Хотя нет их тут скорее как у нас, что не день, то повод нажраться. Церковные, обычные, государственные, дни городов и сел, дни работников сельского и другого хозяйства.

Беседа зашла в тупик, и мы снова вернулись к своим начальным интересам. Пока гном не вспомнил суть начатого разговора, что завел нас так далеко.

— Как же ты хотел идти сейчас? Раз там скелеты! Ты же не мог знать, что мы тебе попадемся по пути!

— Я нанял тех же охотников и мага — ответил Серый — но по дороге нам попалось большое воинство скелетов, что убили охотников и заставили нас бежать. Маг отдал деньги и скрылся. Я понял, что возвращаться не имеет смысла, время опять пройдет зря, и решил поискать в деревнях. В одной из них мне сказали, что у них был маг огня, который отправился в Кияр. Они описали, как он уничтожает скелетов, и у меня нет сомнений, что это вы господин Арнис. Я спешил вас нагнать как можно быстрее и вот в следующей деревне узнал про двух героев, один из которых был искомый мною маг.

— Это все объясняет — успокоился гном и вновь стал насвистывать свою песенку — ты оказывается популярен Арнис! Сколько уже деревень спас?

— Три — скромно прикинул я — одну вместе с вами достопочтенный гном. А так если бы не случайные обстоятельства ни одной бы не спас.

Это, ведь натуральная правда! В первой деревне я был одним из защитников и врятли бы справился без местных жителей. Во второй повезло, что скелеты только поднимались, и я мог и использовал тактическое преимущество. Ну а в последней деревне я даже не знаю, как уцелел бы, не будь там воинов и узкой дверцы трактира, вместе со стенкой за спиной. Окружили бы гады и все. На этом закончилось бы и мое путешествие по новому миру.

— Ваше свечение — указывая на мои руки, начал интересную мне тему Осип — вы ведь бьете по скелетам?

— Да бью, а что не видно!

— Вы не пробовали просто прикасаться к ним? Ведь тут главное дотронутся! Ведь все мы можем ударить по скелету рукой, но ему ничего не будет.

— Я как-то не задумывался! — признался ему честно — Но попробовать можно.

Он кивнул и замолчал.

Мы еще долго шли по дороге, пока гному не восхотелось перекусить и лечь спать. Меня отправили за дровами, Серого назначили резать еду, а сам Аригон решил развести костер. Нужно ли говорить, кто больше всех устал ползать по полю, выискивая дрова, да столько, чтоб на ночь еще хватило! Каждая старая веточка, что занесло сюда неисповедимыми путями, доставляла столько радости, что я чуть ли не прыгал от удовольствия, сжимая в руке останки дерева. Вскоре они заметили некоторые трудности, и по полю бродили уже втроем. Каждый из них радовался примерно как я. А потом Аригон выискал огромное сухое дерево, сокрытое среди колючего кустарника и мы втроем решили его перетащить. Уже позже костер разводил умелый Осип, чиркая камнями, чтобы выбить проклятую искру. Гном же рубил дрова своей секирой, проклиная все на свете.

— Разве можно так использовать оружие? — жаловался он.

— Руби руками, коль топором жалко — посоветовал Осип — или если хочешь, я тебе ножик дам. Мне его не жалко. Гномья сталь никогда не тупиться.

— И кто тебе только его дал! Гномья сталь для битв! — возмутился гном — ей подвиги совершают, а не мясо режут!

Осип решил промолчать, сконцентрировавшись на выбивание искры. Она никак не желала попасть на пучок сухой травы. Гном со страданиями на лице просил прощение у своего оружия, но от рубки дров не отказался. Я же наблюдал за ними в полном молчание, учась всему понемногу.

Осип Серый все же выбил искру, и теперь дул на пучок сухой травы. Дым медленно поднимался в воздух. Запахло костром, через минуту появились первые веселые огоньки. Осип неспешно подкладывал маленькие тонкие прутики, подкармливая слабый огонек. Мне, наконец, поручили заострить несколько тонких палок и соорудить две рогатины.

Все закончилось хорошим ужином в свете Ленуры. Потом мы поделили обязанности дозорных, на случай нападения скелетов и они улеглись спать, а я долго смотрел в поле, пока Ленура не сдвинулась на положенный ей отрезок. Мои синие руки растолкали Осипа, что спешно протер глаза, приходя в себя.

— Ложись поближе костру — посоветовал он — я посмотрю, чтобы ты не загорелся.

— Не я лучше на твое пригретое место — ответил ему — не могу уснуть, когда рядом что-то опасное.

— Как знаешь! — пожал он плечами и скрылся в поле.


С утра меня уже растолкали двое моих спутников. Я отбрыкивался и посылал их, пока не запахло вкусным мясом и вином. Потом сам встал и больше всех съел. Выпить больше всех удалось Аригону. Серый, вина вообще не признавал и пил только воду, что обнаружилась в железном сосуде наподобие фляжки.

Костер уже давно потух и только теплые угли напоминали, что он горел всю ночь и все раннее утро. Мы с гномом залили его дружными желтыми струями и отправились дальше в путь.

Дорога немного изменилась, ссужаясь, поле разрослось по обе стороны ввысь на пару метров. Теперь пришлось идти осторожно, и практически не разговаривая. К середине дня, когда Трилон завис на пике своих возможностей, Осип повел нас сквозь одну ему ведомую тропу через поле. Гном недовольно рычал, но вслух ничего так и не сказал, я тоже был мало доволен тем, что трава лезла в лицо. Под ногами были овраги, и мы часто спотыкались. Один раз Аригон даже упал, не выпуская своего оружия из рук. Чаша его терпения лопнула, и он решил помянуть пару демонов вслух. Его успокоил Осип, что шел впереди.

— Да стрелу тебе в задний клапан! — заворчал гном поднимаясь — Сколько нам еще идти через эту плодородную, забери её горы, землю?

— Осталось немного — ответил Серый — Скелеты могут сидеть и в траве, она не пропускает уничтожающего солнца. Будьте осторожны и не шумите.

— Да, а то прям, слышат они нас! — скептически хмыкнул Аригон — Если эта трава не закончиться, я попрошу прощения у своей секиры, но вырублю тут все вокруг.

Трава не заканчивалась пока не наступили сумерки. Серый неожиданно остановился и велел всем тихо подойти. Его руки раздвинули толстые стебли, и мы увидели невысокий холм. Там было с точностью наоборот. Трава напрочь отсутствовала на выжженной земле. Видать кто-то точно не выдержал. Однако холм был обнесен все той же высокой чащей, что окружила его, предоставив небольшой круг радиусом в триста метров.

— А где деревня? — пожаловался гном.

— Я провел нас мимо — объяснил Осип — не стоит привлекать много внимания. Скелеты приходят сюда ровно в полночь, когда появляется провал. У нас будет всего час, чтобы выполнить все задуманное. Вы отвлечете их, а я пробегу внутрь.

— До полночи еще часов пять! — заметил я.

Аригон завалился на траву и закрыл глаза.

— Можно пока поспать немного — заметил он — разбудите за час до нужного времени — Я должен поесть перед битвой.

— Хорошо! — ответил Серый, следуя его примеру.

Один только я так и не уснул. Ненавижу спать днем, только если очень устал и не спал ночью. Но ночью я хорошо выспался. Они хотели уйти раньше, но мне было глубоко безразлично на их глупые мечты. Мы ведь никуда не спешим, за нами даже никто не гонится! Зачем мне спать меньше, тогда уж пусть ждут меня, раз не спиться!

Пять часов тянулись очень медленно, точнее четыре первых. Я не знал чем мне заняться, то слушал шорохи в траве. То разглядывал свое оружие, махая им в стороны, разрезал толстые сочные стебли травы. В конечном итоге, я лег на спину и стал разглядывать темнеющее небо. Оранжевые лучи Трилона нежно падали под углом на растения, проникая сквозь толстые заслоны. Это мое любимое время суток и это самый красивый свет, что только замечал. Я раздвинул растения, как мог, чтобы полюбоваться, как медленно заходят два оранжевых диска, что скрывают один другого ровно на половину.

Как быстро пропадает то, что нам хочется видеть вечно! Они скрылись так быстро, что я и не понял, как прошел еще один час. С исчезновением Трилона, мир стал погружаться в сумерки. Только Ленура висела высоко над землей, ожидая пока мир полностью погрузиться в ночь, чтобы светить своим отраженным светом, сворованным у Трилона. И мир медленно погрузился, а потом я стал будить сотоварищей по делу.

Осип, как и в тот раз, проснулся быстро без возмущений, протер глаза и стал доставать еду. Он будто мой комп, который раньше включался на одну большую кнопку на блоке. Вот и я только дотронулся, как он уже встал, будто и не спал вовсе. Пробуждение Аригона оказалось делом сложным. Я попросил воды у Осипа. Чтобы разбудить не будимого. Уснул, как спящая красавица. Вода быстро оживило его лицо. Он недовольно вскочил, прикидывая, как бы меня огреть.

— Толкнуть нельзя было? Секирой тебе по промежности! — всполошился он.

— Пробовал, не получалось, а секирой мне не надо, я еще не так стар, чтобы этого лишаться.

— В следующий раз ори на ухо — успокоился гном.

— Тебе как кричать? Сильно или вполголоса? Человеческим или имитировать звуки природы? — поинтересовался я.

От подобного выбора у Аригона замутило в глазах.

— Лучше обливай водой, только не бей — разрешил он — давайте поедим и посмотрим на этот провал. Что-то он не спешит появляться, как и скелеты.

— Еще не время — сообщил Осип, нарезая куски сыра — Подожди немного Аригон и ты сам удивишься их количеству.

— Это они нам удивятся — заметил гном, ласково обнимая секиру.


Не знаю как Аригон, но я точно удивлялся больше. Близилось время нашей операции и мне становилось не по себе от заполнивших окружности холма скелетов. Их было ну очень много! Аригон радовался, Осип думал, а я пробовал считать. Сбился в счете на пятом десятке третьей сотни. Море зеленых огней колыхалось, обращая свои лица к холму. На вершине этого холма в бледном свете Ленуры возникла черная арка, сводами которой была земля. Темнота уходящая вдаль не позволяла разглядеть ничего внутри. По моим подсчетам, нам хватит всего пары минут, чтобы добежать до арки, драться со скелетами, не имея, хотя бы такого прикрытия за спиной я не решился бы.

— Планы меняются Серый — предупредил я его — делаем рывок в арку, а там мы будем отбиваться на входе, пока ты будешь рыться в вещах колдуна.

— Тем более, что без вашей помощи я не пробьюсь — серьезно заметил Осип.

— Ну, чего мы стоим! Палицей мне по пальцам!

Серый сделал движений рукой, знаменующее начало операции, и мы побежали. Наше воинство вырвалось из кустов напрямую к арке. Осип бежал в центре, мы же по краям. Я попробовал, как он и говорил, не бить, а дотрагиваться до скелетов и это надо сказать сработало. Так мы и бежали мимо медлительных скелетов. Гном махал секирой, разваливая стоящих на его дороге пополам, я же дотрагивался ладонями до старых костей, что тут же рассыпались в небольшие кучки. Движение было очень быстрым. Ближе к вершине холма до нежити, наконец, дошло, что кто-то прорывается к арке, оставляя узкую полосу костей за собой. Нас пытались остановить двойным заслоном, но он не выдержал, когда мы влетели на полной скорости. Ноги понесли вверх в темноту арки, куда влетел сначала Осип, а потом и мы с Аригоном. План был всем хорош, кроме одной неожиданности. Вход оказался немного болезненным. Я, как и все остальные свалился с двухметровой высоты на каменный пол.

— Великие горы! Да что же это за выродки так склеп строили! Руки бы секирой поотрубал!

— А я бы помог — согласился с гномом, медленно поднимаясь с пола.

Кругом была полнейшая тьма. Скелеты так и не полезли за нами. Я даже не слышал их костей. Они то не дураки так падать, чтобы рассыпаться. У самого кости заболели. Доспех смягчил падение, но дышать пока было сложно. Нос учуял слабый запах гнили, вокруг было темно и сыро.

Кто-то чиркал камнями, я даже догадываюсь кто. Искры летели целыми стаями. Внезапно искры попали на факел, что тут же зажегся, и я разглядел своих спутников. Комнатка оказалась маленькой до неприличия. Не было тут ничего кроме вырубленной из камня могилы с каменой плитой вместо крышки. Осип вытащил факел и зажег остальные три, что были разбросаны по всей комнате, в которой мы спокойно помещались, и еще человек на сорок места хватало. Потолок был высоким, что не заставляло ощущать в себе боязнь тесного пространства.

— Что-то скелетов нет — заметил гном.

— Они сюда не полезут — сообщил Серый, пытаясь отодвинуть крышку гроба — лучше помогите мне.

Мы быстро окружили плиту с парочкой кровавых рун в её центре.

— Я что это там? — указал гному на руны.

— Предупреждения всякие — отмахнулся он — скелет встанет или еще чего.

— Не бойтесь. Тут только имя колдуна.

Мы честно надавили на плиту, и крышка отъехала, не забыв разломиться на несколько частей. В гробу покоились старые кости вместе с черепом. Мой взгляд сразу прошелся по всей поверхности гроба и наткнулся всего на одно кольцо, что пылилось на пальце скелета. Черный камень внутри подмигнул мне слабым блеском.

— И это все?

— Да — ответил Осип, вытаскивая кольцо — Это даже лучше всех моих смелых предположений.

Он крутил кольцо при свете факелов и лицо его впервые сияло от счастья. В глазах играла радость, смешиваясь с безумием.

— Всего лишь кольцо? — выдавил, кривясь Аригон.

— Это не всего лишь! — воскликнул Осип, напяливая его на свой палец — Это кольцо самого…

Он не успел договорить, как с кольца сорвалась дымка, окутывающая его тело. Мы не видели, куда он пропал, и что с ним стало, но крик ужаса заставил нас содрогнуться от страха. А потом дымка втянулась в кольцо, что осталось на полу. Серого мы больше не видели. Аригон подбежал, к тому, где был наш заказчик и зло плюнул.

— Вот сволочь! Умер и не расплатился даже! — обиделся он — Колдун был не дураком и защиту от одного нашего дурака поставил прекрасную. Что теперь нам делать а?

— Выбираться отсюда — услышал я свой голос. Смерть нашего работодателя меня очень впечатлила. Я еще не верил то, что такого умного человека так легко не стало. Камень в кольце еще загадочно поблескивал. Я потянулся, чтобы взять кольцо.

— Бери только не надевай — посоветовал гном — я один отсюда не выберусь.

Кольцо повертелось в руке, а потом я засунул его в карман своих джинсов и решил разобраться с ним позже. А пока мы решили выбираться. Первым вылез я, как самый высокий. Гном подтолкнул меня и с трудом я осилил подъем наверх. Потом пришла очередь оружия и доспехов гнома. Тащить его в этом облачение, я отказался, игнорируя все угрозы. Следом поднялся и гном, хотя мне это далось очень нелегко.

Пока он новь облачался в свою вторую кожу, я вспомнил о скелетах и поспешно оглянулся, но холм был пуст. Точнее его окрестности были все в костях. Скелеты рассыпались, оставив после себя целое кладбище. Ай да колечко! Это оно родимое их так напрягало, я больше, чем уверен в этом.

— Кто это их так! — воскликнул Аригон.

— А кто её знает Аригон! Радуйся, что они так, а не в другом виде.

Я обернулся, чтобы еще раз посмотреть на арку, что стала могилой, уже двоим людям. Но прохода в склеп уже не было. На его месте была черная земля.

— И в какую нам сторону?

— Знаешь Арнис, ночевать здесь мне не хочется, потому пойдем уж куда-нибудь.

И мы пошли.

Глава 4 В Кияре

На утро мы таки выбрались на дорогу, проклиная нашего погибшего проводника и его неразумность. Всю ночь кусты не давали прохода, пока мы не вывалились из их царства на твердый грунт под ногами. Аригон проклинал все и всех. Я столько оружий узнал, что даже и неожидал пополнить свой запас этой бессмысленной прогулкой до дороги. Ну а дальше все пошло как можно лучше. В свете утреннего солнца мы подкрепились оставшимися продуктами, и пошли дальше.

Когда Трилон был на небе в положение, соответствующему полдню чаща сменилась прежним диким полем. Перемена местности шла каждый час. Поле переходило в лес, а лес снова в поле. Единственное, что я пока не заметил, так это рек.

К вечеру стали встречаться небольшие села, что попадались на дороге. Явный признак города. Дома стали намного богаче и больше. Крестьяне щеголяли в красивых одеждах, а не в обносках, как в первой деревне, которую я увидел, выйдя из Орочьего леса.

Гном был намного свежее меня. Передвигался он бодро, постоянно рассказывал о многих вещах, в основном про гномов. Потом немного проклинал гоблинов, восхвалял темных эльфов и просвещал меня описанием мира.

Так я узнал про то, что гномы самые лучшие оружейники этого мира, гоблины куча харговских выродков, молотом им по промежности, а эльфы хитрые длинноухие гады смазывающие все свое оружие ядом. Существует версия, что темные выпивают по ведерку яда каждый день, для профилактики. Рассказал он немного и о мире. Четыре континента. Старый, тот, на котором мы, Орихорн, Таниаль, Империя теней и Вольные города. Новый, там, где располагалась Академия магов Алихора, большая колония Империи Калантир, бывшее королевство, между прочим, и южнее за горами была пустыня, населенная орками, я чую они тут повсюду. Скрытый континент — там, где церковники Анхинора. И Древний континент, земли которого до сих пор не изведаны из-за непроходимых джунглей. Лишь малую их часть заняли Вольные города. Между Старым и Новым континентами, в южной части великого океана располагались Вольные острова, а на севере океана существовал остров Синосорк. Синосорк делили между собой силосы и церковники. На мой вопрос кто такие силосы? Гном поморщился.

— Великаны.

— Почему силосы? — тут же последовал мой следующий вопрос.

— Племя их так называется. Сильные больно гады, один глаз, здоровые и любят кидать камни во все, что движется, так они себе пропитание добывают.

Также я узнал немного и про Орихорн в отдельности. Королевство делилось на множество мелких владений принадлежащих знати. Знать подчинялась королю и приводила свое войско на общий сбор, соединяясь с королевскими полками. Столица королевства называется Апро. Пару месяцев ходьбы на юго-запад от нас. Старая столица примерно там же была.

Кияр не принадлежал знати. В этом крупном городе всем правил наместник и совет почетных людей города, то есть знатных персон. Примерно тоже было и в остальных крупных городах Орихорна. Как не крути, а я попал в другой мир и это означает, что мне придется жить здесь, может всю оставшуюся жизнь. А для того чтобы жить, нужно хоть что-нибудь уметь. Моя беда в том, что я ничего не умею, поэтому я очень надеюсь на то, что маг все же меня впустит. Рассказ погибшего Осипа я еще не забыл и только сильнее уверовал в свою принадлежность к магам. От подобных мыслей оторвал Аригон.

— Вот он Кияр! Почти добрались. Башни видишь?

Кияр я не видел, но вот длинные шпили башен заметил. Уходили башни вверх на метров тридцать. Как же они их да без кранов? Пять шпилей пронзали небо.

— Башни да, Кияр нет.

— Это дозорные башни магов, а Кияр скоро появится.

Все произошло очень неожиданно. Только шли по дороге, и ничего не было, а тут забрались на холм и на тебе, целый кирпичный город вылез! Город слегка виднелся из-за высокой стены. Ничего такого, кроме домов я пока не разглядел, кроме, пожалуй, рва, который перекрывал подъемный мост.

— Ров то зачем?

— От нечисти. Любая нечисть просто ненавидит освещенную церковниками воду.

Кияр подобно любому городу Орихорна имел огромное различное население. Здесь уживались все. Знать, маги, церковники, имперцы, орки и многие другие. Поэтому защита города базировалась на знаниях многих рас. Это втолковал мне гном, пока мы стояли в очереди. Очередь по проходу в город была достаточно большой, поэтому гном успел мне поведать о Кияре еще много чего. Город представлял собой несколько разбросанных районов. Центральный — дворец наместника и двенадцать особняков самых известных и богатых вельмож, были обнесены небольшой стеной от остальных. Внутренний город, обнесенный такой же стеной, включал в себя дома все той же знати, только победнее. Также там располагался район церковников, район магов и посольства разных государств.

Остальные входили во внешний город. Это торговый район, где жили мелкие купцы и дворяне. Этот район включал в себя большую торговую площадь, посты стражи и башню наблюдения. В этой башне сидел некромант, поэтому башню и поставили отдельно от остальных. Остальные башни располагались во внутреннем городе. Следующий район назывался ремесленным, там обитали все рабочие города. Район занимал половину от территории города, так как был самым густонаселенным. Последние два района были портовый и трущобы, считались самыми опасными районами города. Помимо легального бизнеса, здесь множился и нелегальный. Кровожадные банды трущоб собирали с купцов обширную дань, даже стража не могла помочь. От случайной стрелы никто не застрахован. Кроме гильдии бандитов в городе процветали гильдии воров, убийц, проституток и нищих. Гильдия проституток меня очень заинтересовала. Я же думал, что тут женщины не от кого не зависят. Оказывается, гильдия зависела от бандитов, отстегивала им солидную сумму за охрану от случайных насильников. Отстегивали им и нищие, вся работа которых заключалась в одной жалобно сказанной фразе.

— Подайте милости ради. Благослови вас святой Арнорн.

Вот, наконец, подошла наша очередь. Элитная городская стража не шла ни в какие сравнения со стражей главных ворот, последние просто наживались на входящих каждый день, тайно впуская и выпуская бандитов, преступников и контрабандистов. Их начищенные доспехи гном оценил очень высоко и дорого. Мечи и алебарды были кованы гномами, а арбалеты вообще один на сто золотых шел. При этом вычищенные, выбритые и опрятные. Мы заплатили по серебреннику за проход и двинулись в город, что представлял собой образец идиотского плана архитектора. Дома были разбросаны хаотично. Сложилось впечатление, что после покупки дома, хозяин сравнял его с землей и построил свой собственный двухэтажный домище, занимающий не только место прежнего, но половину дороги. Дом здесь стоял на доме. Улицы узкие, неба не видно, так как их скрывали крыши треугольной формы. Заметив мое удивление, Аригон пояснил.

— Это внешний город, здесь всегда так, да и в остальных городах королевства также. Вот внутренний город, это дело другое. Но туда нас не пропустят. Меня, по крайней мере, точно.

— Почему? — удивился я

— Только знать, маги и святые отцы. Правила у них такие идиотские.

— Понятно. Куда дальше?

— Пойдем, поищем трактир получше, я тут сам впервые, только что и слышал про него, то и рассказал тебе. Мы сейчас в ремесленном районе, в нем и поищем.

Поиск трактира оказался той еще проблемой. Близился день города, поэтому цены на жилье взлетели вдвое, мест нигде не было. Обойдя около двадцати приличных заведений с названием, устраивавшим Аригона, мы так и ничего не нашли. В некоторых трактирах предлагали комнаты по бешеной цене. Упрямый Секира сбивал цену на несколько монет, но это все равно его не устраивало.

— Все хотят содрать с меня последние деньги — жаловался мне гном — палицей им по пальцам! Они считают, что можно обмануть дитя гор!

В итоге после сотни обойденных трактиров мы попали, чуть ли не на последнюю улицу. Трилон уже грозился зайти, а мы еще и жилья не нашли! Так мы пришли на улицу топоров. На небольшой дощечке вначале улицы были нарисованы топор и секира, что столкнулись друг с другом лезвиями, конечно, я сначала не понял, пока гном не прочитал надпись ниже, что и гласила «Улица Топоров» Невзрачная на вид, она пришлась мне по душе. Людей здесь ходило мало, кузнечное дело и различные мастерские по изготовлению оружия охватили небольшую улицу. На такие улицы приходили любители топоров или заказчики больших партий в армию, стражу и своим охранникам. Дома стояли более менее ровно, оттого улица была шире многих, что довелось повидать до этого. Кое-где выглядывало небо с лучами Трилона, что блестели на гладком камне, выложенной дороги под ногами.

— Вон какой-то не плохой трактир!

Я указал гному на трехэтажное перекошенное каменное здание с манящим названием «Бочонок выпивки». Пусть чуть перекошенное, зато свое корявое, сам так иногда хожу после бочонка выпивки.

— Пойдем, посмотрим? — предложил я.

— Пойдем — согласился гном.

За барной стойкой нас поджидал хозяин заведения. Огромный зеленый и клыкастый. Если бы не его треугольно-кирпичная голова я мог подумать, что передо мной орк. Но до орка ему было как мне до эльфа. Хоть я и не видел пока представителей этого сказочного народа, но Аригон описал их достаточно хорошо. Волос у объекта не наблюдалось, зато я видел огромные глаза и широкую улыбку от уха до уха. Так захотелось посмотреть, что было бы с преподом по физике, когда бы он эту улыбку увидел, он до ужаса не выносил улыбок. Я то незнаю почему, но может, он просто любил видеть плач и сопли? Так сказать жуткий садюга! Людям плохо, а он радуется!

Гном долго не разбираясь, достал секиру и кинулся на описываемый мною объект. Моя рука с трудом поймала его секиру и остановила в метре от жертвы. И как я так успел!

— Это же гоблин! — обижено произнес Аригон — я должен его пошинковать своим топориком!

Гоблин облегченно выдохнул воздух из себя. Не видно было, чтобы он всерьез боялся, но почему-то ему важно было не сориться с гномом.

— Спасибо вам молодой господин. Это не первый гном, который собирается сделать из меня эльфийский щиль. Я уже устал от их постоянных нападений.

— А что это такое? — заинтересовался я. Вдруг предложат, а я, не зная съем, и к тому же мне еще может не понравиться, тогда я еще и выплюну с заявлением «Оторвите руки своему повару, пока я сам этого не сделал!»

— Я зарублю тебя хагров выродок — яростно кричал Аригон — кусок зеленого дерьма. Я отрублю тебе руку, и буду смотреть, как ты страдаешь, а потом отрублю ногу, и снова буду смотреть. А потом сжалюсь и снесу голову! Вот так! Отпусти меня, не смей заступаться за гоблинов! Они служат мертвому дракону.

Я еще держал моего друга, ожидая ответа.

— Это такой вид второго, из мяса, когда, его мелко мелко шинкуют, а потом варят и смешивают с овощами. Обычно эльфы делают его из кабанов, их мясо жесткое.

— Вот я так с тобой сейчас и сделаю! Сначала нарежу, а потом сварю!

— Аригон успокойся! В Орихорне расовая терпимость или ты хочешь без причины нарушить закон? Тогда тебя самого, это самое, на щиль пустят.

Надо будет попробовать, ведь главное это как делать, какие приправы сыпать и сколько всего нужно в отмеренных дозах. Аригона этот факт убедил, и он все же опустил свой инструмент. Но грозный взгляд ни куда не ушел, как и напряженность.

— Только дай мне повод! — предупредил он его.

Это было очень смешно. Огромный прокаченный гоблин с кулаком больше, чем моя голова в два раза и коротышка гном, прыгающий на месте, постоянно угрожая гоблину. Причем гном нарывался, а гоблин смущенно протирал посуду и смахивал пыль.

— У вас есть свободные комнаты?

— Что? — вскричал Аригон — Ты хочешь остаться в этом заведение? Глянь на эту рожу! Он нас обманет, кинет, надует. Промежность ему в задний клапан! Гном никогда не станет жить в доме гоблина! Никогда! Только через мое не дышащее тело. Копье тебе в задний клапан. Я все сказал. Мама моя — земля, папа мой — горы, а гоблин сволочь! И жить я с ним не буду! И видеть его не могу! Все равно зарублю! Ты ведь меня знаешь Арнис!

Гном резко развернулся, но моя рука вновь его остановила. Краем глаза я осмотрел помещение и понял, почему гигантский гоблин не вобьет гнома в землю прямо сейчас. Я бы точно не вбил!

За столами сидели почти одни гномы. Они с улыбками смотрели на своего собрата, попивая что-то из кружки. Мы столь быстро ворвались, что не увидели даже постояльцев.

— Но они же как-то с ним живут! — привлекая внимание гнома к столам, я не только сказал, но и повернул его лицо на столы. Все смотрели на нас, мы смотрели на них. Гоблин смущенно улыбался, пожимая плечами, не забывая протирать посуду.

— Да мне плева…ть! — на гнома было жалко смотреть. Он застыл не зная, что сказать. Столько возмущения было на его лице! К нам тем временем подошли несколько его собратьев. Я бы сказал, они ничем не отличались, кроме как менее объемных тел, длины и цвета бород, ну и имена были, наверное, другие. Но общее то же самое. Низкие, бородатые, с маленькими глазками и носом в картошку, они вместе решили расти вширь. Плечи каждого были в три раза шире моих, и в два раза шире нормального накаченного стражника. Ни капли жира, только мышцы!

— Не стоит жить старыми легендами брат — сообщили ему собратья — гоблины изменились, сейчас у нас с ними мир. Торк предоставляет нам почти бесплатное жилье, мы же охраняем его трактир от всякой нечисти. К тому же Торк очень не плохой кузнец. Взгляни на этот меч. Он был полностью испорчен, но хозяин его починил!

Гном презрительно осмотрел своего родственничка, но меч все же взял и долго вертел его во все стороны. Видно работа ему понравилось. Лицо налилось радостью. Я то видел обычный кусок железа, заточенный с одной из сторон.

— Это действительно гоблин сделал? — взыскательно спросил Аригон, грозя им взглядом строгих глаз. Они забрали меч из его рук и поклонились гоблину.

— Да. Это сделал Торк. Мы на улице топоров брат. На улице живут только настоящие ценители и мастера, и мы преклоняемся перед его трудом.

— Что же, тогда я сделаю исключение для него, как для мастера — смягчился гном, очень уж он хвалил тех, кто делал хорошие работы, забывая, что мастер не гном — Остальных гоблинов буду резать. Все — это точка. Или я не Аригон Секира! Цепом мне по лицу!

— Не желаешь присоединиться к нам? — спросили его собратья — Ты ведь с хребта?

— Да я с хребта и с удовольствием присоединюсь к вам, если вы впустите в ваше общество вот этого человека!

Аригон указал на меня взглядом. Гномы немного попереглядывались, косясь на меня краем глаз. Да и такое возможно!

— Пусть тоже присоединяется, если выдержит наше общество — типа пьянку, ну это мы осилим.

Аригон Секира злорадно улыбнулся им и подмигнул мне. Они то еще не знают, кто я и не сомневаюсь, что он им поведает все во всех деталях.

— Выдержит — пообещал он им.

Заметив нежелание Аригона говорить с трактирщиком, я заверил его, что сам договорюсь на счет комнаты. Гном благодарно крякнул и пошел к столу, за которым собралась компания из его собратьев. Были тут и еще группы гномов, но они так и не решились пригласить Аригона, наверное, они с других гор.

— Простите моего друга, уважаемый Торк. Он сильно вспыльчивый — заметил я, начиная разговор с ранее не виданным мне существом. Аригон так толком ничего не сказал про гоблинов, кроме корявого описания и то, что их племя тоже кует, только хуже гномов, а также они поклоняются мертвому дракону, чей скелет лежит в их горах. Гном что-то говорил про их происхождение от этого дракона. Типа дракон дыхнул на гномов, и они стали гоблинами. С трудом вериться, чтобы гномы так выросли и изменились в лице.

— Он, как и все гномы. Я уже привык к их нападкам. Спасибо вам за помощь! Вы очень странный господин Арнис! — улыбнулся он своей премилой улыбкой.

— Есть немного. В последнее время мне это часто говорят. В чем сейчас моя странность?

— Несмотря на свои законы, люди относятся к нам очень презрительно, как к животным. Поэтому в моем трактире в основном живут гномы. Они очень плохо уживаются с остальными. Людей гномы любят чуть больше нас, а магов и дворян гномы вообще ненавидят. А тут вваливаетесь вы, называете гнома другом, извиняетесь перед гоблином и еще общаетесь со мной, как с обычным человеком, не обращая внимания на мой вид и цвет кожи. Согласитесь, это немного не вписывается в наши устои?

— Согласен. Как на счет комнаты? — возможно, скинет за странность и еще одного гнома защитника. Как не крути, а гном будет защищать его дом, как свой собственный. Они очень приживчивы и крайне редко меняют дома. Путешествовать гномы могут сколько им влезет, но вот жить в одном помещение больше месяца у них получается очень редко. Они либо переезжают, либо считают дом частью своей собственности, что подлежит защите. Откуда я это знаю? Да вот тот пьяница в углу и рассказал!

— Два золотых в месяц — скинул на целых два золотых! Да я сам этот дом буду сторожить! Пусть кто-нибудь попробует на него косо посмотреть или плюнуть рядом со стенами здания! А за плохое обращение с этим дивным хозяином, с понравившейся мне жизнерадостной улыбкой, буду мстить долго и болезненно, используя элементы пыток.

— Держите — отдал ему нужную сумму — еда, вода и вино включены?

— Да господин Арнис — вообще прекрасно!

— Называйте меня просто Арнис, какой я там господин! И без всяких выкалок, только тыкалки. Я ведь всего лишь обычный человек с небольшими комплексами. Так теперь пойду к гному, а то он там уже наплел. Вон как смотрят!

Секиру я застал за благодушной беседой. Его товарищи не веряще смотрели на меня. Нет, но вот, что он им рассказал про меня а! Стоило на минуточку отвлечься, как недоверчивые взгляды стали дружескими. Как бы мне так научиться врать?

Мне отвели место рядом с Аригоном, я сразу стал центром всеобщего внимания. Самый высокий в их пьяной компании и самый трезвый тоже, но это пока. Так как проворный слуга уже поставил передо мной первую кружку за счет заведения, как новому жильцу. Такую же кружку получил мой сосед. Под их внимательными взглядами я выпил её залпом и аккуратно поставил на стол, ожидая следующего предложения.

— Налейте ему нашего крепкого! — сказал один из гномов.

Первая проверка пивом показала, что я не новичок в их компании. Они быстро наполнили мою кружку прозрачной жидкостью, со знакомым запахом. Вот только не водка, только не она! Какие оказывается недоверчивые эти коротышки! Мало им кружки пива залпом и слова собрата, все проверить хотят!

— Первая залпом — предупредил меня Аригон.

— Залпом, так залпом — мог бы и не сообщать, а то я не разу такой привычки у людей не видел! — Только, чур, больше залпом я не буду!

Дыхалочка у меня слабая, да и не первая эта! Пиво здесь тоже неслабое будет! Я выпил содержимое большой кружки за минуту, потом перевернул ее, продемонстрировав пустое дно. Как же противно! Это все-таки она, водка! Пора бы прекращать пьянствовать, иначе не простым магом, а алкомагом стану. Если вообще кем-нибудь стану? Эх! Нужно как можно быстрее найти мага и выяснить это. Завтра точно первым делом так и сделаю.

— Молодец — уважительно сказал мне один из гномов — многие сразу падают, а ты еще и не качаешься! Видно Аригон не скучал в дороге.

Гномы уже смотрели, как на своего старого знакомого. Теперь дальше все пойдет проще и лучше. Две штрафных я выпил и еще не шатаюсь, и мозг пока соображает. Сейчас Аригон выскажет им свое недовольство, что, мол, сволочи на слово не верите!

— Что я вам говорил? Мы с Арнисом чуть весь трактир не разорили! Пару бы деньков и точно бы разорили, но нам там одно дельце подвернулось!

И Аригон пустился рассказывать вчерашнее или лучше считать его сегодняшним, событие. После его рассказа гномы приняли меня в свой круг вообще как гнома. Водка текла под разговор, не думая заканчиваться. Они даже не закусывали. Аригон еще продолжал рассказывать слегка отредактированную версию, а я кивал, подтверждая правильные слова словом «Выпьем!»

После того, как гном рассказал свой рассказ, они потребовали кольцо к осмотру. Каждый крутил его, как мог и передавал другому гному. В конечном итоге кольцо вновь вернулось к хозяину, а он убрал его назад.

— Я слышал про такие кольца, это кольцо тьмы — сообщил один из гномов — похожие используют советники Империи, высшие сановники Императора. Их всего пять, так что я не знаю, откуда оно взялось, и какой колдун мог его носить. Но если ты его наденешь, то сможешь обладать большими силами.

— В том и проблема — хмыкнул я — надо еще избавиться от защитного заклинания.

— Его там нет. Это кольцо, если я прав, само решает, кто может его носить, а кто нет. Тут нужно надеяться на свою удачу. Тебе бы я не советовал пробовать. Жизнь то она одна! Ты наш друг, а друзья гномов не могут подходить к кольцу тьмы.

На том наша беседа о кольце и закончилась. Выходит если оно налезет на палец, и я останусь цел, то точно смогу больше чем простые маги, ведь не носят же их просто так советники! Аригон вскользь упоминал о них. Генералы императора, что по силе равны магистрам академии. Каждый генерал отвечает за определенную силу. Один за армию, другой за флот, третий за разведку, четвертый за Калантир, а пятый будет послом империи, что в праве говорить за самого императора!

— Пускай ты с виду человек, но в душе истинный гном — пьяным голосом сообщил Бельс.

Всего их было семь. Два строителя Бельс и Парс. Один служащий гномьего банка Родол. Два кузнеца Трик и Шанер и один истребитель нечисти Укарт, последний был массивнее Аригона, остальные же менее массивные, чем мой друг. Гномы живут в Кияре уже несколько лет и пока довольны. Заказов на строительство много, гномье оружие одно из самых ценных и дорогих во всем Орихорне и не только в нем. Банки гномов самые надежные, а нечисти в городе, как грязи весной.

От гномов мы узнали, что в данный момент весь город контролируют два великих рода Галльские и Эстонрнелы. Сейчас между ними ведется тайная война за полный контроль города. Каждый род поддерживают пять других великих родов.

— У наместника есть дочь и сейчас он решает, за представителя какого из родов её выдать, обещал сказать после дня города, вот эти сейчас и стремятся пустить, как можно больше пыли в глаза народу и знати. Гильдия убийц богатеет с каждым днем, а похороны знатных персон привычное дело — поведал Парс.

Потом разговор перешел снова на нежить. Аригон подробно расспрашивал Укарта про нечисть. Тот отвечал с воинственным блеском в глазах. Гномы прямо фанатеют, когда речь заходит про нежить и битвы в целом. Их водкой не пои, дай кому-нибудь навешать.

— В последнее время все так и прут в Кияр. Можно подумать, им тут медом намазано! Раньше городу хватало двух десятков охотников, сейчас количество охотников превышает десять десятков. Наместник даже создал специальное подразделение охотников на основе постоянной службы. Я уже вступил в него и не жалею. Платят хорошо, работы много, топором махать приходиться часто.

— Я тоже приехал сюда, чтобы вступить в это подразделение — заявил Аригон — в горах давно стало скучно. Нежить вспоминают, с тоской посматривая на ненужное оружие, в основном мы там киркой да деньги за проход. Стоишь себе в дозоре целый день, хоть бы кто напал! Киркой я уже намахался, золото и камни разные перевидал, оружие ковал хорошее, но вот битв нет и горестно иметь такое хорошее оружие, что никогда не пробьет голову врага и не разу не окропиться кровью.

— Хорошо, хоть еще один собрат в деле будет, а то все люди да гоблины с орками. Ничего не умеют! Мрут десятками каждый день. Тьфу, противно охотиться с этими неумехами! Завтра я тебя в казармы специальные отведу. Получишь свидетельство и в бой. Начальник там человек, но дух какой правильный! Гномий дух брат!

В их беседе не редко упоминался список, что же это такое. Я выгадал момент и переключил их внимание на это слово.

— А что там со списком?

Укарт нахмурился.

— Список появился не так давно. Там с десяток очень опасных преступников короны. Наместник обещает за голову каждого тысячу золотых. Но поверь мне, гонятся за этими опасными людьми и не только людьми, это чистой воды самоубийство. Я как-то слышал про столкновение одного отряда охотников за головами с одним из списка. Это оказалась девица с луком. Так в списке значится. Изрешетила их за минуту. Вот так!

— Эльфийка? — поинтересовался Аригон.

— Никто не знает. Многие так думают, но даже эльфы на такое не способны. Если ты решил стать охотником за головами Арнис, лучше передумай и нанимайся в охотники за нечистью и демонами. С твоими способностями ты легко станешь известным и богатым воином.

— Арнис маг — гордо заявил Аригон — и не такая сволочь как остальные.

— Да ну? — воскликнули гномы, — и какой же ты маг? Давай лучше будешь не магом!

— Я не знаю! Но скоро выясню, маг ли я вообще — ответил скромно им, потупляя глаза.

Аригон уже успел поведать им о моей странной магии. Я в свою очередь заверил их, что ничего не знаю, поэтому завтра иду к настоящему магу.

Спустя неопределенное время, когда в трактире остались только постояльцы, и входная дверь была намертво заперта тремя засовами, к нам присоединился Торк, что показался мне очень интересной персоной. Торк оказался веселым собеседником и рассказывал про многие вещи, что уважали гномы. Они поговорили про оружие, поговорили про особенности градостроения, завели скользкую тему денег и снова перешли на нежить. К Торку ломились не один раз, и они бок о бок уничтожали десятки скелетов. И это глупый злобный гоблин из сказок моего мира! Да уж переборщили фантасты с его характером. Он быстро узнал, что я собираюсь к магу, и спросил, какой бы магией я хотел бы владеть.

— Да мне все равно! Лишь бы маг сказал, что я там имею хоть каплю магии, а там приглядим, как её приспособить. Думаю, на приеме у мага меня отправят к Харгу.

— В любом случае стоит попробовать. Советую завтра сходить во внутренний город и записаться на прием к мэтру Станиславу. Очередь там рассчитана на многие недели вперед. Лучше не тянуть с записью.

— Я слышал, что перед магом нужно показать какое-нибудь заклинание. Тогда он оценит твою силу — вставил слово Укарт.

— Это обязательно? — только этого и не хватало!

— Да — подтвердили остальные.

— Не расстраивайся — успокоил меня Парс — многие приходят ничего не умея, тогда маг проводит специальный ритуал. Какой незнаю, но если ритуал провести, то он точно покажет маг ты или нет. И силу твою покажет.

— Это уже лучше — успокоился я.

Оставшийся вечер мы только пили. Торк оказался очень алкоголеустойчивым гоблином, что прибавило ему уважения в глазах Аригона. К концу попойки они уже в обнимку распевали военные песни.

— Арнис, ты неплохо пел тогда, может, что-нибудь сейчас нам споешь? — спросил Аригон.

Мои вокальные данные оставляли желать лучшего, но что только спьяну не сделаешь. Товарищи замолчали, ожидая моей песни, и я спел. Сначала ударились по КиШу. Там все песни понятливы, со смыслом и ссылкой на сказки.

— Спой еще — закричали они, и я спел еще, а потом еще и еще. В одно время я переслушал все их альбомы и даже помню, как ждал с нетерпением новых, потом пошли Ария, Люмен и Пилот.

После двадцатой песни я охрип и решительно заявил, что иду спать.

— Душевные песни, я таких еще не слышал! — сообщил Аригон — Ты иди, отдыхай Арнис, а мы еще посидим.

Легко ему было говорить! Я не то, что идти не мог, даже полз с трудом. Спасибо Торку. Что помог добраться до кровати.


На утро я проснулся бодрым и готовым к экскурсии по Кияру. Вру, конечно! Я еле встал с этой кровати. Солнце или как там его называют здесь, давно освещало землю. Впервые с того момента, как я расстался с Альфредом, интересно он добрался или его волки в дороге съели, короче с того момента меня будили, а тут я проснулся, перевернулся на другой бок и вновь уснул. Потом снова проснулся, горло совсем пересохло, а воду здесь в номер не носят, может, Торк и велел бы её принести, если бы я его предупредил заранее. Вновь мои грязные вещи оказались на таком же теле. Нужно срочно помыться и выстирать свои вещи, тем более, что их всего две, сапоги, выданные мне в деревне, вместо домашних тапочек, в которых я бродил по лесу, не в счет, а доспех подделать еще нужно.

Аригона, как и остальных гномов, я не нашел. Торк сообщил, что гномы ушли с первыми лучами светил. Я заказал плотный завтрак, отказавшись от потребления спиртных напитков. Так ведь и спиться можно! Если я уже не спился. Поев, я поспрашивал Торка про место жительства почтенного Станислава.

— Белоснежная башня в центре малой площади во внутреннем городе. Ты легко найдешь её.

— А меня впустят в этот внутренний?

— Скажи, что хочешь стать магом. Дай страже на выпивку и спокойно пройдешь.

— Все понятно. Теперь насчет бытовухи, мне нужна одежда, человек, что заштопает мой доспех и еще помыться срочно надо.

— Я прикажу, чтобы вам принесли бочку воды в номер, одежду можете заказать, её принесут, как только вымоетесь, а доспех я сам почину.

— Так и сделаю, только откуда им знать мои размеры, я не хочу, чтобы штаны с меня спадали?

— Не волнуйтесь Арнис — он вновь улыбнулся, но просто шикарная улыбочка! — мои слуги принесут вам подходящие штаны. У них острый глаз и хорошая память, а размер ваш можно померить веревкой.

Так мы и решили. Через сорок минут я погрузился в приятную теплую воду и скоблил себя жесткой тканью, что оказалась, пропитана приятно пахнущей жидкостью, напоминающую шампунь. Спустя час, когда вода совсем остыла и почернела, я вылез весь чистый и бодрый, вытерся большим полотном из мягкой ткани и оделся в принесенную слугами одежду. На пять серебренников они купили отличные сапоги, удобные штаны из грубой ткани и плотную рубашку с длинными рукавами. В завершение всего Торк притащил обновленный доспех, что выглядел как новенький. Я пощупал все вещи и чуть не свалился в обморок. Мои любимые карманы тут не предусмотрены! Кольцо пришлось продеть в нитку и повесить петлю на шею.

— Буду нескоро — попрощался с Торком и выбрался на улицу.

Меня сразу окутал поток людей, в котором я ощущал себя маленькой бесполезной частичкой. Часто одинаковые люди с похожими характерами не уживаются друг с другом, потому как не хотят быть простыми. Они ищут такие компании, где выделяются своим необычным характером. Оказавшись в кампании, таких как ты, отпадает всякий смысл выделяться, они знают тебя как себя. А я вот прямо вылетел из кампании гномов, где был один единственный в целой толпе сородичей. Сколько же здесь проживает народу? Прямо Китай какой-то! Проходить по улочкам города, кишащим всяческим народом, было очень не удобно. Почти все жители города были вооружены до зубов. Редко мне попадались безоружные. Хотя я не уверен, что от этого они беззащитны! Эти могли оказаться профессиональными бойцами или магами. А может, у них под одеждой скрывались ножи, которыми они прекрасно орудовали. Хорошенький городок! Видно сейчас военное положение.

Вчера мы облазили почти весь ремесленный район, по пути изучая весь город и не могли не наткнуться на ворота во внутренний город, так что идти я знал куда и шел, пробираясь сквозь различные массы людей, гномов и прочих иных народностей.

Так я добрался до стражи, что несла свой непосильный труд, охраняя ворота от всех, кто не желал платить за вход, а не желали те, кому было нельзя, но не все такие дураки, поэтому страже здесь особенно разжирела и уже забыла, как пользоваться своим оружием. Зато они прекрасно знали тарифы за проход во внутренний город. Воспользовавшись советом Торка, я легко миновал, улыбающуюся моему появлению стражу и прошел уже совсем в другой город. Это был уже жестко упорядоченный город. Сюда не пускали, кого попало, если он зажимал деньги. Широкая мощеная дорога не петляла, изменяя свою толщину, а была там, где ей и положено быть. Она прочертила свою правильную решетку по всему внутреннему городу. Люди и не люди в шикарных одеждах, кареты и святые отцы в белых балахонах или плащах, накидках короче. Шикарные дома справа, огромная церковь слева. Мой путь лежал к белой башне. Башни нашлись, хотя я их и за городом видел, но тут уже видел основательно, только еще основания пока скрывалось, целых четыре штуки и все белоснежные. Вот Торк объяснил, называется! Вместе они составляли квадрат в центре торговой площади. Что обнаружилась через какой-то километр. Каждая башня располагалась в углу малой торговой площади. Площадь занимала место на четыре футбольных поля. Если это малая, то какая же большая? И в какую башню мне идти? Я так и не успел сориентироваться. Я решил идти к ближайшей башне от меня, через переполненную площадь.

Хоть и дворяне. Но все мы люди! Они также ползали по рынку, присматриваясь к более многочисленному и роскошному товару. В отличие от обычного рынка, здесь стояли приличные торговые лавочки, расстояние между которыми оказалось в метров пятнадцать. Широкие дорожки позволяли, не толкаясь идти и рассматривать лавочки издалека. Очень цивилизованно я бы сказал. Наши бы торговцы быстрее удавились, чем оставили место для шести палаток и одной шашлычной, да что это я несу! Там четыре шатра влезут и еще место для палатки в центре останется. Никто не кричал, привлекая, внимание и не совал под нос свои товары, будь дома такой рынок, я бы ходил туда каждый день. Но основы торговли не были загублены. Хотя тут и особо не торговались, но цены, что были особо завышены, вынуждали под час возвращаться к доброй традиции. Людей встречали улыбками, здоровались и только потом, когда покупатель спрашивал про товар, торговцы расхваливали свой товар, как самый лучший. Я проходил мимо, стремясь достичь одной из башен. Надеюсь, я угадал, но если и ошибся, то не страшно, рынок мне нравиться и идти по нему очень приятно. Но когда все вокруг хорошо, это не хорошо, потому и появляются нехорошие случаи, даже в таких местах. Мое внимание привлек крик нескольких прохожих. Они с любопытством наблюдали за дракой двух молодых людей. Молодые люди дрались на мечах, причем начали они сравнительно недавно. Что это за удары! Даже я, человек далекий от понимания искусства фехтования, был разочарован глупым маханием железок. Вот Аригона бы сюда! Он бы им показал. Тоже думали и многие люди знатного происхождения, что брезгливо морщились и проходили мимо. Только немногие решили посмотреть, кто кого и что за это ему будет потом. Также там наверняка есть глупые дурочки, которым нравятся эти ребятки и эти дурочки, понимающие в фехтование еще меньше, чем я, думают, что парни сражаются очень красиво.

Я решил подойти поближе. Со мной также решили еще несколько человек. Они были молоды, и им не терпелось самим делать пафосные па перед глупыми дурочками. Особое внимание привлекла более старая публика, стоявшая к сражающимся парням чуть ближе остальных. Они едко комментировали удары, делая множество замечаний про неумение держать оружие или проводить тот или иной удар, ставить блок, уходить от удара, проворачивать финты. Критики, одним словом поставили свои галочки. Я еще в первом классе школы узнал, что галочка хуже кола с минусом, поставили мне тогда за ошибочки и корявый подчерк.

Между молодыми людьми, любителями поглазеть и критиками металась бледная девушка. Хорошенькая, но Авлентия просто божество в сравнение с ней.

— Помогите. Дуэли запрещены, если наместник узнает, то их все равно убьют! — кричала она в отчаянье, обращаясь ко всем в подряд.

Несмотря на ее бледность и мое божество, она была очень хороша. Так и хотелось спросить, как она будет расплачиваться за помощь. Я предпочел бы натуру. Но обратилась девушка не ко мне, а к одному из класса «Дайка я посмотрю кто кого!» слева от меня.

— Не один дворянин не имеет право вмешиваться в бой — надменно произнес он.

Остальные наблюдатели согласно кивнули. Я промолчал.

Гляди как отмазался! Надо бы запомнить. Типа я то бы их! УХ, они бы у меня! Но извините, сори, не могу я, правила такие. А сам трясется при одной мысли, что бы было, будь он одним из дерущихся.

— Они из-за меня — совсем тихо прошептала она, опуская голову.

— Так остановите сами — предложил я, вылезая вперед, как айсберг перед Титаником.

Все взгляды оторвались от дерущихся и посмотрели на меня. Глупые девицы с презренным «Вы не мужчина!», молодые горячие парни, что смотрели на драку с озорным блеском в глазах, почти сами решили бросить мне вызов, но не увидели меча и посчитали ниже своего достоинства вызывать неблагородного воина. Ведь каждый благородный здесь и выделялся разрешением носить оружие! Потому и не взял меча, причем бесполезного в моих руках. Надо бы решить эту проблему в ближайшем будущем. На курсы молодого мечника записаться что ли! Критики поглядывали с ухмылочками на лицах. «Ну-ну иди, попробуй, а мы оценим» читал я на их лицах. Последние из класса «Когда же появится кровь!» поглядывали на меня с высока, типа «Ты сам признался, что трус!» Будто они не признались! В общем, дворяне оказались дворянами, я точно знаю, что Альфред первый бы влетел в толпу дерущихся, ведь он не просто дворянин, он благородный рыцарь! Только бы первый и получил, дерется он еще хуже, чем они. Сказывается отсутствие холодного расчета, что придает такой драке особый смысл. Вот я, к примеру, никогда не дерусь честно и побеждаю, если бы всегда только получалось!

Тем временем девушка с надеждой посмотрела на меня.

— Как? — спросила она, будто не знала из-за чего они, в самом деле, дерутся. Я вот знал, когда два раза заступался, за встреченных мною девушек. В один день познакомился, наладил отношения, напросился домой и нарвался на местных ребят. Вот два раза так было, и два раза я получил, а потом нас отпускали. Девушек даже не трогали, я как бы отстоял свое право, но вот на что? По лицу получил, а спал на диване в другой комнате. Вот и ведись на эти провокации! Сейчас один проткнет другого, а потом она скажет «Извини дорогой, но у нас тобой ничего не получиться!» И что же тогда выходит! Просто так человека убили, так же, как меня били!

— Скажите, одному из них, что выбрали его противника. А он пусть проваливает домой или вешается — посоветовал я, как наученный жизнью человек. Не раз друзья становились врагами и все из-за них.

— Я не могу так. Они мои друзья! Они мне как братья!

— Друзья из-за девушки просто так не дерутся! — жестко отрубил я.

— Но это так. Я им много раз говорила, что их не люблю, но они не верят мне.

— Тогда чего переживать пусть поубивают тут друг друга! — смотри, говорила она! Плохо значит говорила! Надо было кричать в уши.

— Значит, вы мне не поможете благородный рыцарь.

Сказала это и сама усомнилась в своих словах. Да я и сам бы усомнился. Поможете! АГА, уже пару раз помог, что-то больше не хочется.

— Он не имеет права. Если он это сделает, то потеряет свою честь — вмешался железный трус.

— Да я даже совесть последнюю пропил! Ты чего тут мелешь, болван железный! — я ведь знаю, что он на меня не полезет, а если полезет, то сообщу, что я злой и ужасный некромант. Они трусы во все верят. Любят отгораживаться красивыми словами, окутывая мозг убедительными доводами. Пока не ударишь. Так и будет тебя опускать.

— Да как ты смеешь! — картинно разгневался он, хватаясь за меч. Такие умеют только над слабыми издеваться. Но я то неслабый! Нет, конечно, слабый, но не умственно.

— Ну, ты еще тут поплачь у меня! — нагло стал одерживать словесную победу — Ты свою железку можешь опустить. Во-первых, трус, во-вторых, я маг огня. Пожаловаться не успеешь, как кучкой пыли станешь. Так что стой и молчи себе в тряпочку.

Он собственно так и сделал. Лишь критики поняли мою словесную игру и радостно улыбались, приветствуя победителя и прекрасного актера десятибалловым молчанием. Молодежь с негодованием косилась, но тоже молчала, дурочки думали примерно так «Да ну этих дурачков с мечами! Тут красивый маг!» и стали строить глазки. А бой между юношами никуда не делся, как и девушка, что в один миг повисла на моем плече.

— Пожалуйста, господин маг? — немного успокоившись, я все-таки решил вмешаться.

— Эй вы, прекратите безобразие быстро!

Юноши в миг забыли про драку и повернулись ко мне. Они то и не дрались толком. Мой разговор вызвал больше интереса, а эти играли на публику. Они быстро забыли про драку, и подошли ко мне. Критики довольно рукоплескали. Я, по их мнению, всех уделал, и внимание привлек, и трофей драки на мне повис.

— Какое вы имеете право влезать? — начал быковать один.

Не люблю таких наглых. Натренированным на скелетах движением руки я зарядил ему в глаз. Тот от неожиданности осел на землю, цепляясь глазами за потерянный мир. Вроде только уверенно стоял и вдруг на земле. Второй еще глупо смотрел на меня

— Бог разрешил. Что силы девать не куда? На рудники бы вас! В горы! Идите лучше нежить тогда истребляйте. Может, когда вернетесь героями, ваша дама сделает выбор.

— Вы кто такой? — начал второй, очень неуверенно, направляя на меня меч.

— А это тебя не касается! — удар в нос, и он осел рядом с дружком — Это чтобы честно было.

— Вы поплатитесь за свою наглость!

— Деретесь как деревенские девчонки! И то те лучше. А ну брысь отсюда пока я стражу не вызвал. Если не дошло, то там наместник запретил тут дуэли. Мне ничего не будет, а вот вас палач с удовольствие отправит к Харгу.

Их лица побелели.

— Вы поплатитесь! — какие детские угрозы!

— Это вы сейчас поплачете и поплатитесь- с улыбкой сообщил я — СТРАЖА!!!

Я крикнул не громко, но для дворян этого хватило. Они резко вскочили и растворились в пыли. Народ пока не расходился. Девица еще висела на моем плече. Как же! Шоу маст гоу он! Она просто обязана чмокнуть меня, иначе обижусь.

— Спасибо вам — это та красотка мне — вы спасли их. Я вам очень благодарна. Скажите мне ваше имя.

Не поцеловала. Ага имя! Вижу я, как все решили замолчать, чтобы потом весь город знал, как я тут нагло себя вел! Наместник спокойно, без угрызения совести, одобрит, когда родители этих ребят попросят отрубить голову некоему Арнису.

— Не подскажите, какая из этих башен обиталище мэтра Станислава? — спросил я её, игнорируя вопрос.

Она была явно растеряна. Как же я такая красивая, а ему то наплевать и еще не хочет знакомиться! И плевать он на нее хочет с одной из этих вот башен. Может даже с башни Станислава. Женщины всю жизнь ловят нас на лести, а мы их на безразличие и обмане. Но в данном случае, мне было действительно плевать на нее. Если бы поцеловала, гляди и растаял бы.

— Конечно вон та, башня с красным шпилем — рука указала на ту башню, к которой я шел.

— Спасибо, я пошел.

Оставив красотку недоумевать, я быстро пошел к башне. Вот так мы и оставляем всех в недоумение и стремимся нагнать побольше тайны.

Еще двадцать минут по милому рынку и я, наконец, увидел все строение во всей красе. Башня была не просто большой. Она была огромна, что-то наподобие Александрийского маяка. Диаметр башни был около 600–700 метров, а в высоту я даже считать не берусь. Издалека думал метров 40–50, с близи раз в 60 повыше. Как же они такое соорудили? Я чувствовал себя маленьким ничтожеством, когда подошел к входу и поглядел снизу вверх. Входом служила небольшая дверь. Как воспитанный человек я постучал три раза. Дверь открыла молоденькая девушка.

— Слушаю вас? — это че типа секретарша мага?

— Ээээ Это башня мэтра Станислава?

— Да — сообщила она, не обращая внимания на мое впечатлительное состояние.

— Можно ли мне с ним встретиться?

— А вы кто? — да вот так и знал! Кто же я такой, чтобы маг бросал все свои дела и бежал меня встречать! Тут люди и поважнее приходят.

— Видите ли — начал подбирать слова — Мне нужно проверить имею ли я магические способности.

— Вы должны записаться на прием. Мэтр сейчас очень занят. Проходите.

Я прошел в маленький кабинетик. Вот тебе и приемная! Кабинет был обычным, очень похожий на подобные приемные, что в моем мире. Шкафы со свертками, стул, стол, на котором лежали пустые листы бумаги, стояла баночка с темной жидкостью, рядом лежали три чистых пера. Поразило, пожалуй, только освещение кабинета. Вместо привычных свечек тут был камень, вмурованный в стену. Он то и светился чистым белым светом. Девушка уже присела за свое место и макнула перо в чернила.

— Ваше имя?

— Арнис — нет, так не пойдет.

— Ваш статус? — как робот прям!

— В смысле? — что за вопросы такие?

— Ну, кто вы есть? — разъяснила она.

— Гоблин.

Она посмотрела на меня, как на последнего идиота, на которого уходит её как бы ценное время. Ага! Знаю, я это ценное время. Пить чай с печеньем её ценное время. Она раздраженно поморщилась.

— Нет, я другое имею ввиду. Дворянин вы или купец или простой крестьянин?

— Знатный Эстонрнел к вашим услугам! — чем выше представишься, тем быстрее пропустят.

— Хорошо. Какие у вас способности? — не смутилась!

— Это я у вас хотел спросить? Я уже говорил об этом или у вас склероз?

— С чего вы решили, что можете владеть магией? — проигнорировала она.

— Решил — просто ответил ей — Просто взял да решил. А не маг ли я!

— Я вас записала, ждите большого приема.

— И когда он будет?

— Скоро — ответила она той же монетой.

— Ух ты какая — погрозил ей пальчиком — Может, встретимся в моем скромном имение, где вы проведете отличное время?

— И где же оно находиться? — поинтересовалась она.

— Запоминайте, нет, вам лучше записать. Г точка Кияр запятая название города с большой буквы, пожалуйста, ремесленный район, улица топоров, дом с вывеской «Бочонок выпивки» второй этаж, третья дверь слева, постучать два раза и попросить Арниса, если дверь откроет маленький бородатый гном с выражением «Топором мне по промежности!», все записали?

— Я запомню — с улыбкой ответила она — Арнис.

— Так, когда большой прием?

В конце месяца воды.

— Первого или второго?

— Первого. Идите уже!

Я подмигнул ей. Прошелся взглядом по ладной фигурке и пошел на выход. Во как сразу приглянулся девушке! Как я заметил? Да она столько глупых вопросов назадавала, а сама только на меня красивого, да умного, только на меня. А мои слова все её мозг не воспринимает. Короче она зайдет точно, но вот когда? Впрочем, тут главное не торопить.

Не знаю, что я тут буду делать целый месяц! Но нужно же что-то хоть делать. Может спросить Торка. Он тут давно, многое знает.

Путь к Бочонку выпивки я решил найти другой. Нужно узнать город получше, осмотреть так, сказать другие районы. Можно пройтись по внутреннему городу, второй раз уже не пустят, разве, что только через месяц бесплатно или за деньги, которых уже мало. Хотя смотреть тут не на что. Площадь, особняки, церковь и башни. Но что же сделаешь! По внешнему городу нужно ходить начеку. Назад я решил не идти, через то место где был участником драки. Мало ли что! Дома и постоялые дворы, вот и все что здесь есть. Скука. Вышел из внутреннего города довольно быстро, в принципе, как и вошел. До трактира оставалось не так уж и много. Я завернул в очередной проулок и стал свидетелем нападения пяти грязных хмырей, на рыцаря и его спутника в черном плаще, который скрывал того полностью.

— Вы грязный сброд! Убирайтесь по-хорошему! — что-то голосок знакомый?

— Уже уходим, только вот прирежем вас и все — пообещали хмыри

— Защищайтесь! — как же меня бесят эти фразы! Он бы еще «Сейчас вы умрете!» сказал. Да бей ты их и все! Чего церемониться. Вот после можно постоять над трупами и поговорить типа «Вы хорошо сражались, но я был лучше!».

Рыцарь вскинул меч и бросился на бандита. Тот ожидал удара, еще бы, после такого-то предупреждения так ступить! Бандит с легкостью отбил не умелый удар и ударил рукояткой своего ножа рыцарю по голове. Рыцарь обмяк, заваливаясь на землю, что березка при самом мощном урагане. Бандит стянул с него шлем и я увидел, этого как его там Альфред фон Сонг, да полное имя такое. Только этого идиота не хватало! Я естественно не стал бы ему помогать, но только вот его спутник оказался один из-за этого идиота. Этот дворянин, возможно, сможет уменьшить время моей встречи с мэтром Станиславом. Короче, я поднял кирпич с земли и очень осторожно пошел к уверенным бандитским спинам. Незнакомец тем временем извлек изящный резной лук, что скрывал за спиной, вместе с колчаном стрел с черным оперением. Такой скорости я еще не видел никогда! Бандиты падали один за другим. Из глаз каждого торчали по три стрелы, это я уже потом заметил, а пока они просто падали и я растерялся, когда моя жертва начала падать. Упал от стрел быстрее, чем я успел ударить его по голове своим импровизированным оружием. Только намахнулся, а он уже лежит, где справедливость! Я раньше никогда не убивал, да и трупы только в кино видел, Осип не считается и скелеты тоже. Не надо говорить, что там произошло со мной. Не стоит об этом даже упоминать. После скелетов я этого больше не делаю, но тут прям исключение из общего правила. Слишком уж не привычно это было для меня. В целом, остался доволен, что никого не убил и костюм не испачкал! Неизвестный лучник нацелился на меня, предупреждая не делать глупых вещей.

— Не надо товарищ! Твоя стрела конечно быстрая, но я то еще и маг. Думаешь, не успею кинуть в тебя чем-нибудь?

Лук медленно отошел в сторону. Неизвестный развернулся и нырнул в первый проулок. Я выкинул камень в сторону. А ведь, не успел бы и он знал, что не успел бы я! Вечно мне не везет при встрече с этим рыцарем. Ладони проворно постучали по его щекам, приводя в чувство.

— Эй, Альфред! Чего валяешься? Конечно, сейчас тепло, но спать-то, зачем на такой жесткой плоскости. Простудиться можно.

Его залипшие грязью глаза, не верящее уставились на меня. На губах заскользила радость встречи. Он поспешно вскочил на ноги и отвесил дурацкий поклон.

— АРНИС! — я помог ему удержаться на ногах — ЭТО ВЫ ИХ!

— Нет. Увы, не я! Это твой друг в плаще. Скажи ему спасибо, если вдруг увидишь.

— Дама?

— Дама? Ты о чем? Я это, мужик если что!

— Эта дама пропала! — его взгляд искал чего-то и явно не находил.

— Так это был женский пол? — вот оно как!

— Какой пол? — глупо переспросил он.

— Баба? — в сердцах воскликнул я — Это была баба?

— Дама. Прекрасная леди! Не стоит ругаться этими крестьянскими словами!

— Что есть, то есть. Я не благородный. Я всего лишь простой человек. И кость у меня желтая и кровь красная, а воспитания никакого.

— Вы скрываете свой титул? Ваше право, только вот не надо говорить, что вы не из благородных. Ваши манеры не идеальны, но явно воспитывались вы в благородной семье.

— Не грузи, железо ты мое деревянное. Итак, мозги закипают. Лучше скажи. Ты прошел проверку на мага?

— Еще нет, сначала идут герцоги и их дети, потом графы и только после них бароны. Меня примут на большом приеме только после них.

— Значит, всех принимают на большом приеме? А когда там простой люд идет?

— В конце. На пятый последний день большого приема приезжают корабли из академии, которые забирают способных людей в академию. С ними еще магистр академии приезжает. Считается, что если найден сильный талант, то магистр делает его своим учеником, если их способности совпадают. В тот раз приезжал магистр земли Калнос — хранитель земли. Самый богатый человек на трех континентах.

— А в этот раз кто? — мне нужен умный, а не богатый земельщик.

— Говорят, магистр огня Орус — неуверенно пролепетал Альфред.

— А какие у тебя способности Альфред? — и правда?

Фон Сонг густо покраснел.

— Наш маг Аристан полагает, что я обладаю воздушными способностями.

— И чего ты можешь? — пока ничего, я уверен.

— Ничего. Быть погодником стыдно, но отец сказал, что маг в роду поднимает престиж семьи. Мои способности на среднем уровне. Но я даже ветерок сделать не могу. Мне так не охота быть погодником. Почему не огонь или земля! Хотя бы вода, целителем быть лучше.

Он совсем стал скисать.

— Так и будем стоять, может, пойдем, выпьем?

Я привел своего неудачливого друга в трактир. Он молчал всю дорогу, пока мы не наткнулись на заведение Торка и его самого за стойкой в делах и заботах.

— Торк пива.

— Будет сделано Арнис.

— Ты общаешься с гоблинами? — лицо Альфреда сделалось не грозным или надменным, оно стало смесью интереса.

— А чего такого? — не возмутился я — С тобой же я тоже общаюсь!

— Это же потеря уважения! Я же дворянин, я вам многим обязан и пойму все, но вот другие, у них это не принято!

— Я плевал на это с башни Станислава! — оборвал его.

Мы уселись за ближний стол, где мгновенно появилось пиво и мясо. Рыцарь чувствовал себя не уютно в паре метров от улыбки гоблина. Гномы пропали и не думали пока появляться. Иначе бы я уже услышал «Кто это парень Арнис? Он верно сильный воин копье мне в задний клапан!»

— Как ты опять в драку попал? — привлек его внимание, отломив приличный кусок птицы.

— Я шел наняться в бойцы с нечистью и увидел, как бандиты окружили даму.

Тут я уже не сдержался.

— Почему ты смеешься?

— Ты в бойцы? — он покраснел и смутился.

— А что тут такого? Мы же справились с теми скелетами! — нашелся Альфред.

— Конечно! Но это скелеты были, не демоны, не вампиры и прочая гадость! Я сам видишь, их как боюсь! Попробуй мяса, оно божественно!

— Я никого не боюсь! Мой меч уничтожить любую тварь! — смело выкрикнул Альфред.

— Твой меч — да. Ты — нет. Скорее любая тварь размажет тебя по стенке. — заметил распивая пиво, нужно переменить тему — Как твои раны?

— Целитель вылечил их в считанные секунды! Господа, которым мы помогли, оказались очень знатными персонами. Они принадлежат к могущественному роду Галльских. Сейчас я проживаю в их доме.

— Нахлебник — хмыкнул я.

— Они настойчиво предложили мне остаться. Я не мог не ответить на их доброту. Леди Изабелла просто умоляла меня остаться.

— А вторая? — сердце на миг замерло.

— Леди Авлентия — дочь наместника.

— Спасать так принцесс, убивать так драконов. Железные у тебя принципы. А сегодня кого выручал? Еще одну принцессу?

— Не знаю! — засмущался он — Если бы не вы…

— Как ты узнал, что это дама, а не мужик?

Опять покраснел. Никакой наглости!

— По её изящным ручкам. Вы разве не видели? А фигурка какая? Вы разве не увидели!

— Знаешь, меня больше занимали её стрелы. Сегодня мы встретились с девушкой из списка. Девушка с луком — это тебе не о чем не говорит?

— Этого не может быть! — он был в шоке.

— Ты не видел, как она за пару минут выпустила два десятка стрел. Все в цель.

Он помрачнел.

— Выше нос рыцарь! Сейчас поедим и вперед на баррикады, в смысле пойдем в твою контору провожу, если так жаждешь славы.

— Я хочу помочь жителям города! — гордо выкрикнул он.

— Конечно. — И главное не врет! Не пускает пыли, после слов старается подтвердить все делом. Я бы на его месте сначала делал, а потом говорил. Не всегда у него дела получаются, да и козыри раньше, чем закончиться колода у нас не принято показывать.

Мы спокойно поели, после чего я кивнул Торку, обещая ответить на все вечером. Он понимающе кивнул.

В новом потоке людей мы быстро сыскали карету, за которую Альфред отдал золотой. Он пояснил, что по приезду ему выделили сорок золотых, чтобы купить себе доспехи и оружие, остальные деньги остались для мелочей вроде таких вот дорогих поездок.

В каменной казарме нас сразу отправили куда нужно. Три стука и мы заходим. В небольшом каменном здании мы нашли нанимателя. Маленький человек с пышной бородой подозрительно переводил взгляд с Альфреда на меня. В нем чувствовался военный. Цепкий взгляд, выправка, поиск нужных слов в ответе нанимателя и определение его физической формы, как военком прям! Только жестче и в тоже время как-то добрее.

— Вы хотите записаться в мое подразделение? — почесывая подбородок правой рукой, он осматривал нас по всем параметрам.

— Да — выпалил Альфред — мы будем уничтожать нежить!

— Он хочет — поправил я Альфреда — я даже мечом толком владеть не могу. Куда мне на нечисть? Скелеты еще куда не шло, но если кто по сильнее. То думаю, сразу завалят.

Человек уважительно поглядел на меня, скорчил гримасу на Альфреда.

— Я начальник подразделения Горон Ван Говен принимаю вас молодой фон Сонг. Идите в соседнюю комнату там вам выдадут свидетельство.

Радостный Альфред в момент исчез. Ван Говен повернулся ко мне. Это голландец, может он курит? Привычка все напоминает о себе.

— Вы более рассудительный господин Арнис. Что вам нужно?

— Пошлите Альфреда туда, где потише — так просят родители, переживая за сохранность своего ребенка — Он сплошная неприятность.

— Я так и сделаю. Вы думаете, я пущу этого дурака на задание, без теста на пригодность?

— Я рад. Большое спасибо.

— Вы говорите, что не можете владеть мечом, это так?

— Так. Деревом или камнем могу, но на мечах!

— Как же вы справлялись со скелетами? Из вашего разговора я понял, что вы имели с ними дело.

— Я бил их руками — не обращая внимания, ответил ему.

— Руками? — на лице появилась грозная улыбка — Это шутка?

— Нет. Мои друзья говорят, что это связано с магией. Поэтому я и прибыл в Кияр.

Ван Говен с интересом разглядывал меня. Куда же подевался всё его безразличие? Или оно было наигранным?

— И какой же вы магией владеете? — снова глупый вопрос.

— Никакой.

— Я имел в виду мнение ваших друзей.

— Они тоже не знают.

Из рассказов гномов и моего знакомого рыцаря я понял одно. На мой ответ любой бы рассмеялся, но видимо Ван Говен был не любым. Его лицо стало очень серьезным.

— Откуда вы Арнис?

— Из Орочьего леса. Я вырос там. Не давно пошел странствовать. Узнал, что маг и решил зайти в Кияр, чтобы проверить все у мэтра Станислава.

И тут я выложил ему несколько своих странствий.

— Очень занятно молодой человек! Вы справляетесь с нежитью эффективнее некромантов и церковников. Не хотите поработать на нас?

— Я уже объяснял… — начал я отмазываться.

— Я отправлю вас в школу фехтования. Там мой друг. Он выучит вас школе меча. Если вы будете трудиться. Лентяев там не любят.

— За месяц?

— На Алихоре тоже есть школа мечей. Будете трудиться, и вас туда отправят.

— Пока я не выучусь, толк от меня мал.

Ван Говен улыбнулся.

— Я включу вас в специальный отряд. Нежити в нашем городе больше, чем демонов. И в основном это скелеты. Чтобы убить одного скелета, нужен хороший боец, который будет рубить кости около пяти — десяти минут. А скелеты нападают уже сотнями. Это бич нашего города. Древнее проклятие.

— Я слышал. Если скелеты, то я согласен.

— Чудно. Патрик проводи Арниса в седьмой отряд.

Патриком оказался рыжий юноша, с бледным лицом. Постоянно присутствовал рядом с начальником, не высказывая никаких пожеланий.

Мы последовали на выход. Он оказался молчаливым и поэтому про седьмой отряд я нечего не выведал. Так мы прошли всего двадцать метров от конторы Горана Ван Говена и наткнулись на низкое здание из твердых горных пород. Два стражника на входе. Внутри каменный коридор и небольшой кабинет десятника Мироса в самом конце узкого прохода. Мы вошли без стука.

Дядя с размерами два в ширину и два в длину внушал уважение. А мускулы! А меч! Такую оглоблю я при всем желании не подниму. Разве эта шутка, когда видишь, как такой дядька держит в руке меч длиннее, чем он сам! Такой меч с одного раза меня расчленит.

— От начальника к вам — сказав возможно самую длинную речь в своей жизни, Патрик удалился, оставив нас наедине.

Глава 4,5 Императорские планы

Император восседал в зале теней. Зал созданный первым великим Арнисом, зал вечной ночи, усыпанный золотом. Зал, выражающий мощь Империи, зал Императора Нагата Темнейшего. Император давно скрыл свой лик от подданных, Император давно забыл о жизни некогда простого мага смерти при дворе Мираполда Затемненного. Сегодня он немного напряжен, в руках плавает черный сгусток смерти, отливаясь в длинный меч. Главный некромант Империи Теней ожидал своего главного советника, Кирасара. Возможно, он станет следующим Императором, что попробует затмить первого Императора, но это только если сам Император не превратит Империю в царство тьмы и смерти. Первый Император был силен и решил заполучить все сразу. Он сколотил армию из нежити и смог превратить территорию от разделительного хребта до Риотара — древнего королевства, от одного океана до другого в королевство ужаса. Следующим был Мираполд, что разрушил и подчинил себе Риотар и подвел Империю к границам на юге с богатыми Вольными городами, он захватил Калантир и едва не сокрушил Алихор. Он бы стал темнейшим из темнейших, если бы не нападение Вольных городов с их провинцией Вольных островов. Второй Император уже Империи Ужаса умер, его иногда называют первым, не оставив наследников, как и первый, тогда он стал Императором Нагатом Темнейшим. Именно он провозгласил Империю Ужаса Империей Теней, выпустив тех на свободу. Его изыскания привели к новым технологиям войны, а также он получил наследство старых императоров.

Кольцо сияет на правой руке. Он усмехнулся. Как же он был рад, когда на обычном рядовом кольце исчезли все рисунки, кроме имперского герба. В тот момент вся тьма, что существует в этом мире, втянулись в его кольцо, даруя память Мираполда Затемненного. И они, советники Империи, обязаны повиноваться новому Императору, кем бы он раньше не был в рядах темных магов. Кольцо первого Императора набирало силу некромантии и тьмы, кольцо второго императора набирало тьму и обман — это тени, что появились в тот же день и стали служить до тех пор, пока кольцо у власти. А советники до сих пор думают, что их кольца ничто, как и кольца высоких Имперских магов.

Кирасар — советник, укутанный в дорогой черный плащ, что скрывает все его тело, возник вспышке тьмы, сделал пару шагов и поклонился.

— Вызывали ваше Имперское величие!

— Кристалы Кирасар? Ты их добыл?

Советник поднялся с колен и спокойно подошел к императору. Из плаща появились три цепочки с кристаллами. Император потрогал каждый, после чего накрыл их тряпкой состоящей из тьмы. Тряпка исчезла вместе с кристаллами.

— Маги заняты поиском демона и пропавшей экспедиции повелитель, наш человек доложил им, что демон ушел вместе с остальной частью экспедиции.

— Хорошо, как наш план? Все идет как нужно?

— Сегодня младшие тени призовут нежить, Кияр выстоит, но будет очень слаб. Никто не заметит, как мы перебьем всех сильных магов.

— В этом году академия не должна получить сильного пополнения — отрезал Император — даже если это будет война! Я хочу, чтобы вы уничтожили всех магов с большими способностями.

— Да повелитель.

Император довольно улыбнулся, продолжая переливать тьму в идеальный меч.

— Что на счет врат миров?

— Врата возникли, как и было предсказано. Мы уничтожили всех с той стороны. Теперь врата не скоро откроются. Мы очень рисковали, когда открывали их. Демоны очень опасный противник. За несколько секунд в наш мир проникло шесть демонов. Тени понесли потери.

— Врата нужны были как отвлекающий маневр. Скоро Империя ослабит магов, а вслед за ними зашевелиться церковь. Вольные города получат поддержку от Орихорна, что пойдет на нас войной. Всем захочется ослабить нас.

— Но гномы?

— Они поймут, что нам не нужна торговля и проведут войска союзников. Империя будет на грани своего существования. Мы позволим им многое, чтобы взять все Кирасар. И тогда все будет зависеть от следующего хода, нашего хода. Мое кольцо уже начинает угасать, пора превратить империю в единственную силу этого мира.

Советник поклонился.

— Вы уничтожили демонов?

— Как вы и говорили, пять из них оказались на своих местах и тут же были уничтожены, а смерть шестого я видел лично. Лорды не узнают.

— Этот магистр земли очень жаден и стремиться к безграничной власти. Вы оставили его в живых?

— Как вы и приказали! У него око!

Тихий смех из под капюшона, сгустка тьмы, за которым пряталось лицо Императора.

— Он поможет нам сокрушить Вольные города. Бедный мальчик не знает, в какие игры он влез. Что с Верховным магом?

— Ожидает результатов.

— С его уходом, уйду и я. Он единственный, кто представляет угрозу, он играет белыми, помешен на своем равновесие. Что же в нашей игре я схожу первым, и теперь нам стоит ожидать ответа. Начинайте Кирасар.

Советник низко поклонился.

— Во славу Империи!

— Во славу! — освободил его император.

Комната вновь наполнилась тишиной и непроглядной тьмой. Он сидел в центре большого зала на золотом кресле и смотрел вперед с едва различимой улыбкой.

Глава 4,6 Верховный маг

Уютная беседка из дерева белесого цвета, резная скамья и небольшой столик в прекрасном саду академии. Верховный маг любил здесь отдыхать. Все прекрасное восхищало его с детства. Птицы и их щебетание, красивые цветы, что редко осыпались под лучами золотистого солнца. Сад стал основным местопребыванием Верховного мага. Здесь он философствовал и мечтал, здесь проходили его лучшие дни жизни. Многие занимательные беседы на всевозможные темы с учителями и простым людом. Но сегодня сад служил местом не высокой беседы, а рабочим фоном, что можно было увидеть из беседки, расположившись на скамье, с кружками горячего чая в руках.

Напротив Верховного мага сидел магистр воздуха Борефольд. Скорее всего, именно ему придется передать титул Верховного. Калнос слишком властолюбивый, ему мало титула магистра, мало быть главой академии. Он рвется к большему, что обязательно подорвет равновесие. Он нарушит уклад жизни. Эльфийка слишком хитрая, неизвестно чего ожидать от нее, возможно, введет наследную передачу титула и уничтожит недовольных. Некромантам отдавать тоже не стоит, мало нам Империи теней! Огневики могут перевести все обучение в военный режим, и тогда не будет развития магии как науки. Они будут придумывать боевые заклятия, пока не придумают такое, которое уничтожит наш мир. Верховный маг отпил горячего чая и обратился к собеседнику.

— Вы знаете, зачем я позвал вас?

— Хотите услышать мое мнение — вежливо ответил Борефольд.

— Вы угадали. Что вы думает на счет врат?

— На их открытие повлияла какая-то сила? — уверенно ответил Борефольд, поднимая белую чашечку.

— Вы снова правы Борефольд. Это Империя Теней. В последнее время наш враг усилился. Полчища нежити в Кияре это не проклятие, а их работа.

— Низшие тени? — выразил догадку магистр.

— Да, именно они. Тени готовят что-то важное в Кияре. Не догадываетесь?

— Хотят ослабить город?

— Позвольте, я напомню историю. Раньше наша академия была могущественной силой. Мы могли править везде. Но силы равновесия не допускают подобного. Я их служитель и знаю об этом. В противовес нам появилась империя теней. Великий Арнис Темный первый Император ужаса, заложил начало империи тех сил, что мы отрицали. Арнис пользовался могущественной силой тьмы и смерти. Он был наследником герцогства Трионе и уже тогда начал использовать свою силу, чтобы покорять соседние земли, используя не только людей, но и нежить. Он стал королем самого сильного герцогства, которое уничтожило непокорных, присоединило к себе три соседних герцогства. С тех пор возникла новая сила. Королевство смерти. Не желая останавливаться, он повел свои войска на соседнее королевство, что поддержали мы. Арнис Полководец Смерти проиграл, чтобы через десять лет прийти с новой армией из нежити и первых собственных магов. Королевство Приогт пало. Тогда Королевство Смерти превратилось в Империю Ужаса. Они вычистили горы от её коренных обитателей, гномов. Имперский флот уничтожил флот наших союзников. Анхинорцы вылезли из своего Скрытого континента и напали на нас. Калантир — наш верный союзник на юге, превратился из морской империи в провинцию Империи Теней. Они захлестнули его и уничтожили всех. Силы равновесия покарали нас. Объединенные силы полезли на последний оплот, Алихор. Мы выдержали, но с большими потерями. С тех пор Анхинор влез в Орихорн, Империя Ужаса, стала Империей Теней. Так появились три силы, равные нам. Анхинор, Империя Теней и Таниаль, что сумел навязать власть Орихорну.

Он отпил немного горячего напитка и продолжил.

Все мы сейчас держим равновесие, но представьте, если кто-нибудь ослабеет настолько, что его можно уничтожить! Если у нас не будет магов достаточной силы или кто-то лишиться своих сильных воинов. Как будут действовать остальные?

— Уничтожать нас! — воскликнул Борефольд, ломая чашку со злости на две неравные половинки.

— Возможно, так сделали бы мы, но не они Император — он улыбнулся.

Две половики закружились в воздухе, а потом сошлись краями вместе. Слабый белый свет прошел по шву, не оставляя и следов от разбитой чашки. Последняя стала вновь идеальной и легла рядом с магистром.

Они доведут нас до слабости и сделают из себя, то же что и Калантир теперь для Империи Теней. Они уничтожат всех недовольный и заставят поверить в их слова, это Анхинор. Они сделают наше слабое королевство частью вечного союза, как Орихорн — первая часть союзной программы Таниаля.

Он глотнул пару раз из чашки и поставил её на стол. Борефольд последовал его примеру.

— Но первые удары будут по Орихорну. Они хотят что-то сделать в Кияре и тем самым получить выгоду. Но какая же там выгода! Ошибку совершает Империя. Силы равновесия не допустят их возвышения. Поэтому в скором времени по миру начнутся войны. Кияр наш шанс выжить, возможно, это последний набор, поэтому мне очень хочется, чтобы этот город посетили именно вы магистр, вместе с Акром. Кияр основной город, из которого мы набираем магов, не считая Алихор и пары Вольных городов. Деятельность теней показывает нам, что в Кияре сейчас будет первый удар по нам и Таниалю. В прошлом мы выжили только благодаря воздушникам и некромантам. И сейчас эти давно исчезнувшие сильные маги вновь должны появиться, дабы нам не исчезнуть. Вы должны, немедленно отправится в Кияр вместе с магистром смерти. Возможно, от этого зависит будущее этого мира.

— Да верховный — кивнул магистр, вставая со скамьи.

— С вами поедет еще Калнос. В этом году он намерен взять себе нового ученика. Земляные маги очень быстро усиливаются, поэтому я не буду возражать, если их прирост чуть остановится. Нам нужны маги смерти, огня, воды и воздуха.

Глава 5 Ночь скелетов

— Новенький — утвердительно заметил он, осматривая меня, своим грубым взглядом.

— НУ да! — в принципе нормальный мужик, хотя его размеры пугают.

— Школы обучения, владение оружием?

— Да нет. Нигде не учился. Оружием не владею.

— Научишься — хмыкнул он — в бою всему научишься, иначе не проживешь и одной ночи.

Мирос, мой непосредственный начальник, быстро растолковал мне, что их специальный отряд создан для очистки нежити в городе. Всего наемных отрядов десять. Седьмой отряд считается самым опасным. В нем я! Он чистит город от скелетов, когда те расползаются по всему городу в ночное время.

— Иногда лучше два высших вампира и лич, чем две сотни скелетов — наставительно заметил он — Для этого существует наш отряд. С каждым днем отряд набирают практически заново.

Мирос пережил в отряде два месяца и был поставлен его командиром. Сменив предыдущего, Мирос строго отсеивал неумех. Сейчас в отряде состояли три гоблина два темных эльфа, орк, маг огня, Мирос и я. Последнюю вакантную должность Миросу выбирать не дали, как и меня, хотя количество желающих росло. Деньги тут платили неплохие. Последних назначал Горон Ван Говен. Первым из них стал я, вторым сегодня должен быть некто Алистор. Его Мирос еще не видел, хотя, наверное, представлял кто и что этот Алистор.

Мирос выдал мне форму стражи седьмого отряда и попросил не опаздывать сегодня, иначе им придется меня исключить.

— Наша работа заключается в поиске скелетов. Скелеты же нападают только ночью.

Еще мой новый командир посоветовал поспать. Я собственно, без не возникающих вопросов отправился на выход, чтобы последовать его совету.

Пришел в трактир, заказал плотный ужин и воды. Аригона еще не было. Как я понял, гном должен появиться к вечеру. Будет долго рассказывать про свои подвиги и кричать «Гарпун мне в задний клапан, если хоть немного соврал!»

Во время еды я расспросил Торка про седьмой отряд.

— Смертники — разъяснял он, мне широко улыбаясь — Благодаря седьмому наш город еще густонаселен. Девять отрядов почти никогда не рискуют, работы мало, жалованье приличное. Седьмой отряд легенда Кияра. Говорят, наместник обещал наградить дворянским титулом человека, который проживет в отряде три месяца. Командир отряда Мирос близок к этому. Говорят, что в отряд берут только самых умелых бойцов.

— Все ясно — что это он на меня так смотрит?

— Хотите вступить? — улыбнулся он.

— Куда мне! Пойду, посплю. Если Аригон вернется, скажи ему, чтоб не будил. Мне работать ночью. Так сказать кости таскать, уборщик тоже хорошая работа.

— Будет сделано. Как маг вас принял?

— Еще ни как, но очень скоро это случиться. Все давай!

Я чувствовал, как он смотрит мне в спину со своей милой улыбкой. Этот гоблин просто сокровище, в сравнение с болтливым Альфредом и фанатиком войны Аригоном, что вечно желает себе что-то в задний клапан.

Ноги донесли до кровати, где я решил отдохнуть. Сон никак не хотел лезть в голову. Я просто слушал редкие обрывки разговоров, что доносились из-за окна, тонкой двери и из под пола. Трилон уже начал скрываться, когда сон пришел, накрывая полностью.


Сначала открыты глаза, и слышны звуки снизу, а потом приходит понимание, что я проснулся. Вокруг темно, а если у меня есть дела? Работа! Опоздал или нет — две мысли бьются в одной голове и каждая может быть правдоподобной. Вставать не хотелось, но я все же это сделал, не забыв потянуться раз так десять.

Из окна на дверь бил луч Ленуры или как она там у них называется. Не ужели проспал! Караул! Первый рабочий день, а я просыпаю! Быстро одеваюсь в форму черного цвета с вышитым ястребом на груди. Куртка из грубой кожи с кольчугой под ней, как подстежка, сапоги, твердые, грубые, окованы железом. Штаны из грубой ткани с нашитыми металлическими полосками. Плащ, черный с эмблемой седьмого отряда на спине и в области сердца. Капюшон и привычная сабелька, на предусмотренную петельку. Руки по инерции надевают все и вся, даже кольцо на палец. Вечно мы такие рассеянные! Можем не заметить происшедшего, когда очень спешим. Тут главное одеть, что есть и вперед. Только теперь я стою в ужасе, осматривая кольцо на пальце. Черный камень весело блеснул и потух. Кольцо стало растворяться, уходя в кожу. Четыре минуты ступора. Резкий удар одной руки по голове «Жив!» Адреналин зашкаливает, хочется заржать во все горло и не останавливаться. Пальцы ощупывают палец правой руки и не находят там признаков кольца под кожей. Я ищу кольцо везде, но его нигде нет. Спокойно вдыхаю воздух, считаю до пяти и делаю выводы. Жив и главное! Но говорить никому не буду.

Аригон и сотоварищи сидели за вчерашним столом. В этот раз их окружили все постояльцы, даже Торк заседал вместе с ними.

— Привет труженикам! — весело махнул им — Сколько сейчас времени?

Сначала они меня не узнали. Потом по их лицам и взглядам я понял, что признали.

— Стрелу мне в промежность! Это же форма седьмого!

— Знаю. Кажется, я проспал на дежурство? — поделился новостью.

— Ночь только наступила — заметил Торк

— Тогда я на работу. Обо всем поговорим завтра, если доживу.

Оставив их недоумевать, я быстро вышел из трактира и направился к казармам. Да теперь у отеля Торка появилась еще одна звезда. Первая — это кухня, вторая — гномы, третья — я, седьмой отряд. Чую скоро ему придется сидеть за своей стойкой. Отпора от посетителей не будет.

Прохожие стеснялись даже задеть меня. Я и не знал, насколько эта форма здесь популярна! И главное тут не унесенное в себе желание плюнуть в спину, это уважение за то, что я действительно рискую свое жизнью для них. Узкие лавочки стали широкими, мне кланялись, перекрещивали, предлагали сковать хороший топор за бесценок, предлагали развлечься за бесплатно, предлагали съесть их продукцию. Вот насколько тут любят седьмой отдел!

Добраться до казарм мне стоило потратить минут двадцать, не в пример утренним сорока. На входе стояли уже те, кто должен стать моей семьей на этот месяц, моим братьями и сестрами на эту ночь. Лица четверых скрывали маски и накидки. Как я понял, это были эльфы и еще кто-то.

— Ты вовремя! — услышал я голос Мироса — Господа разрешите представить вам нового собрата по оружию. Арниса. С ребятами познакомишься позже. Идемте.

Мирос был самой краткостью. Мы прошли пару кварталов. Город пустел на глазах. Все стремились спрятаться, чтобы уже завтра спокойно торговать. Зловещая тишина, ночь и мы в плащах с гербами седьмого отдела.

Мы шли около часа в полном молчание, пока наш командир не поднял руку, и мы не остановились. Он обернулся к двум закутанным фигурам.

— Господа эльфы ваша часть сегодня портовый район. Знак темный.

Две закутанные фигуры молча поклонились и бесшумно удалились, скрывшись в проулках.

— Господа гоблины трущобы. Ваш цвет зеленый — продолжил Мирос.

Трое гоблинов, очень похожих на Торка, удалились в противоположную эльфам сторону. Их громкие шаги по улицам медленно удалялись, восстанавливая спокойствие.

— Рахор, Арнис и вы господин маг в торговый район. Цвет синий. Мы с господином Алистором пройдемся по ремесленному, наш цвет будет желтым.


Я еще тупо смотрел, как удаляются Мирос с Алистором, а потом обернулся к уходящим орку и магу, и поспешил догнать их, чтобы обследовать торговый район. Орк предстал зеленым, клыкастым с топором в правой руке и небольшим круглым щитом в левой. За спиной болтался меч. Магом оказался высокий парень с закрытым лицом капюшоновой маской. Вместо проема, где должно быть лицо, полыхали слабые огоньки.

По их редким разговорам я понял, что они вместе довольно долго, почти как Мирос в седьмом отряде. Целый месяц они вылезали из различных передряг. Рахор, так звали орка, рассказал, что сегодня нам достался третий по опасности сектор. Обычно они с магом ходят по второму или первому. Сегодня первый сектор попал гоблинам, а второй эльфам. Сам командир повел испытывать новенького в четвертый сектор.

— Слушай, а что Мирос там про цвета говорил? — поинтересовался я.

Маг усмехнулся.

— Это он говорил для новичков. Каждый из нас уже знает свой цвет.

— Понимаешь — пустился в объяснения Рахор — каждому из отрядов выдаются специальные камни. Когда кто-то сталкивается с очень опасным количеством скелетов, посылается сигнал. А по их цвету мы определяем, кому нужно помогать.

— Система не совершенна — вставил слово маг — приходится бегать по всему району, чтобы найти товарищей.

— Однако по шуму граждан мы быстро узнаем приблизительное место нахождения наших бойцов — закончил Рахор.

— Вас с этим Алистором сегодня испытывают на пригодность, чтоб потом понять, на что вы годны. И куда вас лучше отправлять.

Небольшой район, который можно обойти за пару часов был густо заселен мелкими купцами и дворянством. Сегодня ночь пронзали лучи Ленуры. Зловещие тучи держались на расстояние от светила. Полная луна, прекрасная возможность для скелетов вылезти из небытия. Энергия ночного диска порождала и усиливала всех ночных существ.

— Сегодня будет много работы! Холодное светило призывает своих детей.

— Ты веришь в эти сказки? — фыркнул маг, с ехидством глядя на орка.

— Что за сказки? — нахмурился орк.

— Предание гласит, что во время таких ночей рождается много нежити. И не обязательно скелетов.

— Наши цели скелеты. Вампирами и остальными проявлениями некромантии занимается пятый и шестой отряды.

— Так уж и занимаются? За последний месяц один низший вампир на два отряда! А у нас около нескольких тысяч скелетов!

— А остальные отряды чего делают? — мне было интересно.

— Первый, второй, третий и четвертый отряды ищут бандитов и воров. Восьмой низших демонов, девятый высших демонов, десятый отряд занимается внутренней безопасностью. Проверяет некромантов и магов.

— Ну и много у них работы?

— На счет последнего не знаем, но остальные ничего не делают.

— А вот и наш клиент! — радостно возвестил Рахор.

Из угла на нас выгребли уже знакомые мне скелеты с зелеными глазами.

— Эти самый глупые. Видишь глаза зеленые! Если бы они были красными, значит, их поднял некромант. От таких проблем больше. Такие и умнее и магией слабой кидаются.

— Попадались такие?

— Пару раз.

— Первых мы уступаем новичкам — заметил орк — Традиция.

Я собственно ожидал нечто подобного. Доверяй, но проверяй! Принцип верный, точный и мудрый. Орк с магом остались позади. Я сделал пару шагов навстречу моим знакомым скелетам. Они глупо шли вперед, не зная слов, боязнь, враг сильнее, поворот, отход, бегство. Пару ударов и первый скелет уже рассыпался. Еще несколько ударов. Товарищи первого скелета погасли, рассыпавшись неподалеку. Это уже происходило в моей голове, когда я приблизился к первым двум. Две ладони просто быстро легли на их головы, и они рассыпались. Длинная кость прошлась совсем близко от меня. Я схватил её и дотронулся рукой до солнечного сплетения. Последний скелет не успел ничего сделать, как и понять, если они на это способны. Две руки обхватили его по-дружески сдавив, и он рассыпался.

— Как? — выпалил маг — Что это за магия? Она не церковная?

— Я сам не знаю — ответил милой улыбкой, слегка запыхавшийся. Они ведь не шли на меня с распростертыми объятьями! Приходилось крутиться вокруг да около. Спасибо Осипу! Если бы не он, то снова больные руки и желудок. От мерзкого запаха гнили меня сводит моментально.

— Это рекорд! — улыбаясь, заявил Рахор.

— Молодец! — похвалил маг.

Мы прошлись еще несколько метров, где за поворотами свое мастерство показали Рахор и маг. Первый изрезал все на мелкие кусочки, второй испепелял эти кусочки.

— Камни! — воскликнул маг, спустя пятьсот метров от того места, где мы расправились с первыми партиями ночной заразы.

Я взглянул на камень в руках мага. Камушек переливался с зеленого цвета на желтый.

— И куда нам?

Зеленый цвет погас.

— Гоблины — мрачно процедил орк — минус три.

— Может, справились? — мне не верилось, что таких ребят можно завалить.

— Нет — сказал маг — если б справились, то камень еще немного бы помигал, потом ярко вспыхнул и погас.

— А как им пользоваться? — озаботился важной задачкой.

— Мысленно. Сжимаешь в руке и мысленно зовешь на помощь.

— Нам нужно бежать к Миросу, пока его тоже не завалили.

Бежать долго не пришлось. Через два проулка на нас выползли новые скелеты. Теперь их было около тридцати.

— С помощью придется подождать.

Орк вытащил топор, маг начал делать пасы руками, а я достал свой меч. Рахор и я боролись со скелетами в ближней схватке, а маг сжигал их огнем. Из руки мага вырывалось пламя всепоглощающего огня. Сейчас мне казалось, что в руках этого человека мощный огнемет.

Удар, разворот и снова удар. Скелеты падали один за другим. Принял удар скелета на меч, нырок, снова удар. Рахор крутился подобно смерчу. Маг сжигал, а я все бил и бил. Моя рука свободно проходила через кости скелетов. От руки исходило слабое свечение, как от луны. Одного прикосновения хватало для уничтожения нежити. Но бой был не легок, приходилось постоянно уворачиваться от загребущих рук скелетов. Один раз я запоздал, и пальцы вонзились мне в руку. Боль была сильна, но все же я выдержал её. Треснул с кулака по черепу этого скелета, я поспешно отцепил его кисть с моего предплечья. Бой длился несколько минут. За это время я просто выдохся. Орк тоже был не лучше, а лица мага я не видел, только слышал его частое дыхание.

— Накаркал Рахор! В этом районе больше пяти скелетов за ночь раньше не попадалось. В трущобах да. Но не здесь! Представляю, с чем там столкнулись гоблины! С сотней не меньше.

— Успокойся Даволт. Все не так уж плохо! Мы живы. Теперь нужно помочь командиру.

— Побежали.

Только мы это хотели сделать, как из-за угла появилась новая толпа. Теперь их было много. Под подобной массой нас не спасет ни топор с мечем Рахора, ни магия мага, ни мои прикосновения, вперемежку с ударами. Они нас просто снесут и пойдут дальше. Скелеты ломились в дома, выбивали ставни. Крики людей заполнили всю улицу. Я практически не слышал голосов моих друзей по отряду.

— Нужно предупредить магов! Пробираемся во внутренний город.

Орк ринулся в проулки. Но маг остановил его за плечо.

— Нет, башня некроманта ближе.

— Ты прав — кивнул Рахор.

Вместе мы образовали небольшой клин. Наш маленький отряд побежал в сторону, обратную появлению скелетов. Но впереди появилось очередное море зеленых огней. Кости противно скребли по камню. К башне мы подбирались через толпу скелетов, которая решила зайти сзади.

— Это нашествие!

— Нежитью управляют. Сморите! Это тень!

Что-то жидкое стелилось по земле. Это представляло серый туман, через который виднелся смутный контур человека. Вокруг тумана собрались уже не глупые кости, а красные огни с палками, ножами и другим оружием. Они надвигались строем, что было еще хуже.

— Тень?

— Приведение Империи Теней. Оно способно призывать скелетов и зомби. Малая боевая единится Империи — пробиваясь пока через зеленые огоньки, объяснил маг.

— Ты можешь справиться с ней? — орал рядом орк.

— Только церковник или некромант. Испепелить тень невозможно! — Нам хана! Это я уже от себя перевел.

— А она нас убить может? — очень интересовал меня этот вопрос, даже когда под мою ладонь попал очередной череп.

— Все зависит от её энергии. Если хватает, то она может наслать проклятие или призвать магический меч. Но этому я смогу противостоять.

— Это хорошо! — мы сразу приободрились.

— Куда ты? Арнис стой.

— Прикрой нас маг.

Я дрался как загнанный в угол хищник. Слева строй рассекал орк, справа я, а маг держался в середине. Тень, как и предсказывал маг, захотела нас проклясть. Но Даволт, это имя мага, отразил удар. По его скорчившейся позе и бледности в лице, я понял. Еще пару подобных атак и мы умрем. Но запас тень, по-видимому, тоже израсходовала почти весь. Больше серый воздух нас не накрывал. Рахор махал топором во все стороны, и пока ему везло. Маг экономил силы на последнее заклинание. Ну а я получил несколько ранений. Возможно, нам везло. Тень неожидала повстречаться с магом, сумасшедшим орком и мной, что яростно пробивались сквозь умелые заслоны красноглазых скелетов. Но управляемая нежить сделала нечто из того, что не может сделать неуправляемая. А именно навалится всем скопом, и раздавить досадное препятствие. Мои знакомые скрылись в массе костей, как и сам я. Тут не спасло бы не какое умение. В срочном порядке требовалось чудо. И оно произошло. Огненный маг вложил все силы в свое заклинание. Воздух накалился до предела, дышать было больно, я предчувствовал что-то не хорошее, потому перевернулся на живот и вдавил свою голову в землю, прекратив дышать. В спину били, жилет не выдерживал ударов, и я чувствовал, как что-то протыкает тело. Зубы сдавили палец, пока тот не побелел. Глаза закрылись под ладонью левой руки. Всю улицу накрыло покрывало огня. Различные запахи горелого заставляли вычищать желудок прямо перед собой. Дикая боль от огня обжигала все мое тело. Если бы не скелеты, занимающиеся американским футболом, то от меня остался бы только пепел.

Минута и я срываюсь, стараюсь очень медленно вдыхать раскаленный воздух. Слабый ветерок обдувает спину, принося чудовищную боль. Я еле как поднялся, все тело покрыто ожогами, вместо одежды на мне висят прожженные лохмотья. Малейшие движение — это боль, заставляющая скрипеть зубами. Рука сжимает нос, другая прикрывает рот. Горячая одежда летит на землю. Сквозь пелену боли я видел улицу, покрытую черным порошком, прахом. Кое-где лежат кости скелетов. От мага и орка ничего не осталось. Только расплавленное железо от топора и обрывки плаща мага. Мой собственный меч тоже расплавился. Нужно предупредить некроманта, хотя после этого светопредсталения все в городе поняли, что нежить атакует. Под ногами хлопал прах. Ветерок обдувал ожоги и мне становилось легче. Жар спадает. Не удивлюсь, что после сегодняшнего дня улицу переименуют в честь Даволта и Рахора. Пусть земля им будет пухом. Нужно валить отсюда. Пока ходить могу. Три шага сквозь боль, три шага сквозь многометровую улицу по щиколотку в прахе. Он взлетает при каждом шаге, он витает в воздухе, во тьме, освещаемой остатками заклинания Даволта. Небольшие костры вяло доедали пару домов из дерева, остальные дома, что были из камня, почернели от жара.

Из кучи пепла взлетает смесь серого тумана, она вновь тут. Туман сформировал ненавистный расплывчатый контур. Не все так просто! Пресловутая тень, оказывается, тоже выжила и теперь зависла рядом. Чтобы противостоять предсмертному заклинанию мага, тень вложила много сил и теперь угрозы не представляла. Тень же продемонстрировала обратное. Из серого тумана выделился сконцентрированный пучок ночи, что полетел в мою сторону. Вот и все! Я закрыл глаза и ждал своей участи. Выжить в этом аду, чтоб тебя потом добил призрак!

Но ничего не случилось! Яркий свет пробивался сквозь веки. Я, не веря, открыл глаза и увидел гаснувшую тень. Яркий белый свет озарил улицу, и тень растворилась в нем. Сгусток видать растворился в том же свете.

— Ты жив сын Арна? — трепетный голос сзади. Шаркающие шаги медленно приближаются.

Полный поворот назад, сквозь жуткую боль, и я смог увидеть старца в белой одежде. По середине эмблема переломленного меча в свете лучей Трилона.

— Скелеты, их полчища! — начал с главного, получилось все неразборчиво.

— Я знаю. Великий Арн охраняет сие место. Скоро нежить исчезнет. Крепись!

— Куда уж тут!

Он подошел ко мне. Его руки быстро легли мне на плечи. Острая боль медленно уходила и я почувствовал как ветер обвевает не куски костей с мясом, а нормальную кожу. Мои раны исчезают на глазах. Руки и тело вновь в коже, я это чувствую. Только усталость и холод внутри, что постепенно проходят, еще напоминают происшедшие здесь.

— Это чудо! — восклицаю я наивным голосом.

— Это Великий Арн пожелал для тебя исцеления. Не всех лечит Великий. Только детей его крещеных.

Я перекрестился. Этот жест привлек внимание святого отца. Он радушно улыбнулся.

— Ты веруешь сын мой! Это хорошо. Пойдем бороться с проклятыми порождениями тьмы. Весь город охвачен её последователями. Они уничтожают магов и их учеников. Некромант города уже пал от их рук. Наши собратья еле держаться. Арн великодушен сегодня к еретикам, его влияние в этом городе мало. На Анхиноре нет места проклятым некромантам империи. Здесь их впускают.

— Святой отец. Куда нам идти? — я еще прихожу в себя, оглядывая свое полуголое тело.

Чувствовал себя уже не плохо, но даже исцеление не смогло снять усталость.

— Туда, где собираются верующие. Мы должны защитить детей Арна.


Путь к церкви лежал через множество боев. Скелеты и тени не самое страшное, что могло здесь приключиться. Вампиры, вот кто сегодня разгулялся! Реки крови затопили торговый сектор. Святой отец постоянно молился. Пару раз мы вступали в драки. Я уничтожал скелетов, а святой отец вампиров и теней. Его молитвы вызывали яркий свет, который испепелял любую нечисть на своем пути. Люди благодарно благословляли последователя Арна и самого бога. Многие внимали словам священника и шли за нами в церковь. Так мы добрались до ворот внутреннего города уже в большом составе. Во внутреннем городе стояла резня похлеще. Магия вместе с яркими лучами, связанными молитвами святых отцов переделала улицы до неузнаваемости. Мое внимание привлекли тени из бледно-серого тумана. Они были светлее и расплывчатее тех, что я до этого видел.

— Кто это? — спросил я в слух, не зная кого.

— Это высшие тени. Их питает холодное солнце. Уничтожить таких теней возможно только истинноверующим. Здесь никакая магия не поможет. Ты веруешь! Я видел слабое свечение, исходящее от твоих ладоней. Но твоя вера не крепка. Ты должен верить, что твоя жизнь может спасти множество других. Ты должен жертвовать всем своим. Спасать чужих и радоваться их спасению.

Песперктивка то мрачная. Если я понял его правильно, то я смогу делать как он, если буду бросаться прикрывать каждого своим телом. Нет, я тоже жить хочу! Так не пойдет! Меня пока устраивает то, что я имею.

— А вы сможете справиться с этими тенями?

— У нас дома, где вера каждого крепка. Здесь нужно чтоб все поверили в Арна. Тогда я смогу прогнать этих созданий обратно во тьму.

Бои шли всюду. Весь город наполнился светом и криками. Огненные шар, ледяные стрелы, воины с различным оружием, со страхом в глазах, перемазанные кровью. Калеки, из последних сил махающие своим оружием. Дома, объятые магическим пламенем, трупы, кости, прах, вспышки света, полуразрушенные здания, плачущие женщины над мертвыми телами, бои повсюду, куда дотягивался взгляд. Впервые я видел магию во всех её боевых применениях. Впервые видел вампиров, быстрых мерзких тварей, что ловко превращали человека в куски мяса на дороге. Я прошел мимо всего этого, уничтожая скелетов, что попадались на каждом шагу, святой отец яростно выкрикивал молитвы. Так мы пришли к стенам церкви. Церковь была переполнена. Проводив священника до врат, я стал среди добровольцев, отражать атаки скелетов на ворота. В церкви сейчас много народу. Все тянуться внутрь бесконечной вереницей. Святые отцы возле входа, стали кругом, взявшись за руки. Дружный хор читал оду молитву. Яркий свет окружил их кольцо, через которое нельзя было пройти. Но служители Арна тоже люди, тоже устают, тоже смертны. Я просто обязан был помочь им. Ненавижу смерть, слезы, плач детей, беспомощные глаза женщин. Надеюсь у Торка с Аригоном все в порядке.

— Седьмой отряд? — это новый плащ нацепил кто-то сзади, пока мы пробирались сквозь город.

Меня спросил высокий крепкий воин с огромным двуручником в руках. По его уважительному взгляду я понял, что с моим появлением их шансы выжить возросли.

— Да. Сейчас всех перебьем! — вяло заверил его.

— А то! — ухмыльнулся мужик, перерубая скелета — давно говорил, нужно остальных тоже на скелетов переводить.

— Ты остальные отряды не видел?

— Этих трусов? Каждый житель знает, что седьмой отряд всегда придет на помощь. На счет остальных у нас сомнений не было. Может завтра наместник поймет это.

— Я Арнис.

— Арнольд де Ройт.

— Вы не похожи на обычных напыщенных дворян Арнольд!

— Я из рода Эстонрнел. Мы всегда ценили дело, а не слово. Вы же не видите никого из Галльских? Они только, что и умеют кричать, а как до дела доходит Галльские пропадают.

— Я не знаю почти никого из рода Галльских. Видел какого-то Освальда и его дочь Изабеллу.

Мой удар срубил очередного скелета. Ладони уже двигались медленно, не хотелось остаться без пальцев.

Арнольд заржал.

— Освальд фон Гретенберг сейчас во главе рода. Он женился на Евтинии Галльской, а Изабелла его единственный ребенок. Как она тебе?

— Не очень.

— И я о том же. Строит из себя красотку.

Скелеты сыпятся от его мощных ударов, народ бесконечной вереницей тянется внутрь церкви, над которой что-то витает и грозит напасть сверху. Святые отцы чуть позади читают молитву. Здание в белом огне.

— Кого ты еще знаешь?

Защитников прибавляется каждые пару минут по десять, двадцать человек. Они пополняют таящие ряды.

— Ну, еще дочь наместника видал.

— Вот она истинная леди! — мягкость в голосе.

Мечтательно заявил мне Арнольд. Что в прочем не помешало ему перерубить очередного скелета. Я тоже приласкал парочку неугомонных.

— Я просил её руки, но наместник отказал. Не хочет, чтобы власть перешла к нашему роду. А я же ведь и не думал об этом поначалу. Просто мне очень понравилась Авлентия!

Битва идет и не думает заканчиваться. Рядом приземляется огромный шар огня. Где-то вдали звенят осколки льда.

— А сама Авлентия? — неужели мое божество уже кого-то любит?

Три удара и скелеты падают. Они все лезут в церковь, где их ждет легкая добыча. Свет от молитв переходит на нашу территорию. Скелеты уже сами падают. Мы проходим немного вперед, дальше за ворота, что окружают церковь.

— Так кто же будет её спрашивать! Волей неволей все зависит от наместника, её отца.

Я огрел скелета по голове. Этот прям так и жаждал получить. Поток уже иссякал. Монахи тоже не сидели, сложа руки. Постоянные вспышки во дворе доказывали это.

— Скоро посветлеет. Нам недолго осталось. — заверил меня Арнольд, указывая на заходящую луну.

— Я думал Орихорн не воюет с Империей?

Впереди уже справляются без нас. Мы осели на землю, чтобы перевести дух.

— Я тоже так думал. Теперь Орихорну придется ответить Империи. Скорее всего это будет поход на пару городов Империи. Думаю, маги нам помогут.

— Тут святые отцы нужны!

— На территории Империи их слово не действует. Земли Империи охраняет их хозяйка тьма. От магов больше проку. Ты ведь сам паладин, должен это знать!

Короткий взгляд на него. Мы поднимаемся и медленно идем к воротам, где граница защитного света и борьба сотни мужиков, дворян, рыцарей, магов и прочего населения.

— Я не паладин!

— А свет Арна из твоих рук? — ухмыляется он.

Мы идем вровень, нам уступают проход все. Кто-то тихо шаркает сзади. Пение, молитвы, белый свет — все позади. А там ночь, кости, тени, огоньки и скрежет железа с плачем и криками.

— Я не паладин!

— Ты прав! Я видел паладинов церкви. Они на такое не способны. Скорее всего ты из освещенных.

— Из кого?

Мы почти в первый рядах.

— Ну это такой орден церкви. Служители его обладают способностями к святому свету.

Говорят, орден выпускает сильнейших воинов. Такие воины могут противостоять целой армии нежити. Раньше я не верил. Но вот теперь кажется, верю. Тебе хватает одного удара, чтобы уничтожить скелетов, а мне нужно пять ударов.

— Тут ты прав. — я подтверждаю его слова на деле — Но я не воин церкви. Я никогда раньше о подобном и не слышал.

Рядом проноситься широкая полоса стали, скрежет костей, огоньки тухнут.

— Откуда же ты взялся?

Слаженно мы уничтожаем скелетов, нам помогают около сотни воинов в разных одеждах. В двадцати метрах вспыхивает целая куча костей.

— Из Орочьего леса. Решил на мир посмотреть.

В свете горящей кучи, скелеты рвут людей своими корявыми косточками.

— Ты там жил?

Чуть дальше яркий свет накрывает скелетов белым полотном.

— Да. Я там родился, вырос и жил, пока не остался один.

— Невероятно! Орочий лес одно из самых опасных мест в Орихорне!

Святой отец бледный и весь трясется, рядом появляется пара теней.

— В самом деле?

Он изо всех сил кричит молитву, на помощь выбегают два воина. Их натиск и слабый свет от старика поражают около десятка скелетов, что вызывают тени. Красные огоньки гаснут. Одна из теней растворяется в свете, испускаемом святым отцом.

— Да.

Я усмехнулся. Везет мне в последнее время. Ничего не скажешь. Просто везет! Бег к старику, руки облапывают кости, что потом рассыпаются. Вторая тень, вампир, быстрыми движениями положила обоих бойцов и бросилась на старика, что кричит молитву.

Я первый. Ладонь проскальзывает по спине вампира. Спина плавиться под стон вампира. Гниль и её запах и я снова на земле. Вампир отпрыгнул, железный меч человека, преследовавшего меня, проноситься у головы твари. Глаза видят ненависть, уши слышат шипенье, а потом тот резко растворяется в воздухе. Арнольд поднимает старика, и несет в церковь, я встаю и прикрываю наш отход.

Луна пропала. Арнольд решил донести служителя Арна до его собратьев. Я защищаю передние ряды. Свет расширяется, и уже вышел за ограду. Я в первом ряду на острие атаки прикасаюсь к скелетам.

Проходит много времени, церковь окружили. Мимо проскочил Ван Горон, весь бледный, мимо пронесся рейд рыцарей на конях.

Большая ладонь ложиться на плечо. Это Арнольд, я знаю.

— Ты нужен нам внутри.

— Я нужен тут! — резко сдергиваю его руку.

Вокруг полно людей и все они сражаются, косясь на мои руки, что полностью в крови и гнили. Они яростно дерутся, и может их руки тоже в гнили или в крови, но я охвачен желанием умереть на поле боя. Жил как ничтожество, а сейчас искуплю грехи, зарабатываю достойную смерть, чтобы не стыдно перед орком и магом было. Они все видят и я уверен, что без их поддержки тут никак. Бывает когда человек способен на то, что постоянно высмеивает! И вот этот живой пример, что яростно мажет руками перед скелетами.

— Сын мой — чуть издали теплый голос, старческая худая рука на плече — тут без тебя справятся. Ты должен идти с нами. Тебя ждет другое задание.

Я верю, я оборачиваюсь, глаза на землю и за белой мантией с полосами красного и гнилого, за рваными краями и усталыми ногами. Порог и молитвы. Они вокруг, а мы идем. Стол, кто-то толкает меня, чтобы я сел на пятую точку. Жесткий стул. Ноги начинают отваливаться от усталости. Кто-то заботливо вливает в рот холодную вкусную воду, кто-то крестит.

Глаза смотрят на стол, пальцы погрязли в жиже гнили и крови. На пальце не видно кольца, на палец падает свет. Первый утренний луч сквозь витражи.

— Слава Арну! — тихий шепот святого отца и он креститься.

— СЛАВА АРНУ!!!! — кричат от радости измученные голоса и снова молитва.

Руки покрылись ярко-оранжевыми полосками. Светлеет.

— СЛАВА АРНУ!!!! — кричат за стенами.

— СЛАВА АРНУ!!!!! — кричит весь город.

На плечи ложиться здоровая рука.

— Мы победили Арнис — смех над ухом — Мы победили!

— Да Арнольд — выдыхаю я — Светлеет.

Глава 6 вампир

На улицы было страшно смотреть. Кровь, растерзанные тела, горы праха. Различные части тел, что собирали в тележки и отвозили к общей похоронной яме. Жители Кияра были еще в шоке. Эту ночь они запомнят надолго, как бы не навсегда. Сейчас все оперативно собирали тела в телеги. Остальные делились на отряды и проверяли дома на наличие нежити. Мы с Арнольдом не были исключением. В наш отряд вошло тридцать человек и один священник. Командовать доверили святому отцу. Тот был не против такой кандидатуры. Мы пробирались в самые темные дома и добивали всех вчерашних гостей. Выйдя из очередного дома, я облегченно вздохнул. На встречу шел мой знакомый гном Аригон. Ночь коснулась всех. Измятый грязный доспех, потерянный шлем, измученный вид и боевой задор в глазах. В руках все та же секира.

— Молотом мне по промежности — воскликнул гном — я знал, что это ты! Про тебя и твою команду уже весь город легенды слагает. Разрешишь помочь?

— Мы рады любой помощи Аригон. Как там наш трактир?

— Всю ночь от нежити отбивались! Гномов просто так не возьмешь! — гордо ответил он, помахивая оружием.

— Значит цел! Это хорошо.

— Сейчас это один из самых посещаемых трактиров города. Многие трактиры нежить просто уничтожила. У Торка отбою от клиентов нет. Он уже селит людей на полу. Весь трактир забит.

— Круто. Твой топор нам сегодня понадобится.

— Тебя Мирос искал. Сказал, чтоб зашел к нему сегодня.

— Посмотрим. Нужно еще столько домов обойти.

— Не так уж и много. Вашему примеру последовали почти все жители Кияра. Не успеет Трилон в зенит войти, как в городе не останется ни одного скелета.

— Мы подали пример? — это Арнольд вклинился. Ему тоже досталось не мало за эту ночь.

— Да о вас сейчас все только и говорят! Весь Кияр!

Арнольд рассмеялся.

— Где еще найти таких безумцев? Седьмой отдел, дом Эстонрнел и церковь, весь наш отряд разнообразен, здесь и Алир Смертоносный и Нарол Элегантный. Здесь предводитель трущоб Марис Расчетливый. Весь наш отряд представители власти в городе. Благородный дом, борцы с нежитью, уважаемый настоятель отец Стефаний, главари банд, профессиональные убийцы и черный список.

От этой речи мне стало не по себе. Это они сейчас только примазались или… Впрочем неважно. Не много нам осталось.

— Ты уверен? — спросил я.

— Готов поклясться! — вижу, что готов. Весь улыбается, будто вчера в борделе провалялся целую ночь.

— Граф прав, Арнис — добавил гном — эти парни всю ночь город защищали! Один из них в нашем трактире был, так самый первый с ножиком полез в самую гущу. Но гномы народ не второго десятка. Пришлось ему дать арбалет, чтобы не умер от несправедливости.

— Хочешь в нашу компашку мастер топора? — ехидно спросил Арнольд.

— Конечно, хочу двуручник мне в задний клапан — его глаза заискрились.

— Тогда пойдем. Тут отец Стефаний показал на пару домов.

— Где они? — воинственно крикнул Аригон.

Арнольд махнул рукой, приглашая следовать за ним.

Прошли мы не так уж много. Двухэтажный особняк встретил нас скрипящими дверьми.

— Чур мой подвал! — заявил Аригон.

— Тогда мой второй этаж — весело произнес Арнольд.

— Почему второй? Там же никого нет?

— Потому что граф хочет туда пройти через мой первый — доходчиво пояснил я гному.

— Ааа — протянул Аригон.

— Только вот я первый.

Я вбежал на первый этаж и с ходу вырубил зазевавшегося скелета.

— Так не пойдет — кричал, вбегая за мной Арнольд.

Его двуручник рассек второго скелета. Мы быстро обшарили первый этаж, потом второй.

— Только два! — уныло произнес Арнольд.

— Пойди помоги Аригону. У него их там много.

— А ты? — подозрительно спросил он.

— А я отдохну. Втроем нам там делать нечего! Подвал не выдержит.

— Ты прав. Я быстро.

Он скрылся из глаз. Я устало вздохнул.

— А чердак мой Арнольд.

Не для благородных по чердакам лазить. Когда я нашел туда лестницу, то не решил сообщать сию информацию. С его телосложением туда нельзя. Сам сгибаться будет, так еще и мне по голове мечом заедет.

Я осторожно подн6ялся по лестнице. Следующее я проделал очень быстро. Откинул крышку. Взлетел наверх и быстро осмотрел помещение. При всех действиях я сам не рассчитал высоту и наградой мне послужил болезненный удар головой об потолок.

Слабый шорох в темном помещение. Два красных зрачка с ненавистью смотрят на меня. Вампир только, что подкрепился. Рядом тело молодой женщины, под ним лужа крови. Два коротких меча в каждой руке по штуке. Оскал, с губ стекает струя крови, перемешенная с слюной. Я скромно прикинул свои шансы и попятился к открытому люку. Снизу быстрые шаги, поднимающихся Арнольда и Аригона. Он услышал и зашипел.

— Скоро — прошипел и растворился в черной дымке.

Дымка растаяла. В комнатке больше никого нет, если не считать труп и лужу крови под ним. Чердак пуст. Здесь даже мебели нет, только маленький столик. Повезло мне!

— Арнис! — совсем близкий крик.

— Иду иду — последний взгляд на тело.

Уже ищут. Подумать не дадут спокойно.

Я аккуратно спустился вниз.

— Где ты был? Мы с Аригоном тебя обыскались! — лучше не говорить.

— Мы славно развлеклись. Три вампира и лич — весело сообщил Аригон.

— Если бы не отец Стефаний нам давно пришел бы конец. Свет Арна просто спас от лича. Да и вампирам негде было развернуться — прокомментировал победу граф.

— Все равно мы молодцы! — похвалил их. Если бы не вы, то я тоже сейчас бы лежал как тот труп.

. -Твои глаза? — уставился на меня Аригон

— Что мои глаза? — руки потянулись к лицу, глаза стали шарить блестящую отражающую поверхность.

— Они потемнели. Раньше были зелеными, а теперь серые.

— Я тоже это вижу — подтвердил Арнольд.

— Не знаю! Вы, наверное, еще под впечатлением прошлой ночи! Напридумывали тут. Они всегда такие были. Пойдем лучше в следующий дом.

С глазами я потом разберусь. Может это все кольцо, что загадочным образом влезло под кожу на мой палец и не нащупывается! Я снова потрогал палец и снова ничего.

Следующие два дома содержали всего по одному скелету. Теперь я не рисковал, держался близь святых отцов. Оказалось, что почти весь город сейчас так действовал, как и мы. Так что нам досталось еще пять домов, а потом они закончились. В этих домах никого не было. Чистка была завершена. Город можно считать очищенным, а победу в битве полной.

— Пойдем выпьем за это — предложил Арнольд — я угощаю.

— Мне нужно в казармы. Вы идите, я позже приду.

Они отчалили. А я весь рваный, забрызганный кровью и гнилью, в остатках одежды побрел к Миросу.


Город уже начинали восстанавливать, многие пили на улицах восславляя славную победу, остальные подсчитывали убытки или хоронили близких. Скоро появилась моя полуразрушенная контора. Там я обнаружил своего непосредственного начальника.

Видок у Мироса был не лучше, чем у меня. Он только вернулся с подобной нашей проверки и был очень рад меня видеть. Он еле сидел на своем месте, чтобы не свалиться на пол ему помогал меч, о который опиралась правая рука.

На столе стояла пыльная бутылка и пару стаканов. Один уже наполнился темно-красной жидкостью.

— Садись — второй глиняный стакан наполнился той же жидкостью, что и первый. Я присел напротив. Мы отпили по первые глотки с нашей наполненной посуды. Тепло стало наполнять измученное тело. Стало очень хорошо, это был настоящий отдых.

Я рассказал ему историю про орка и мага. Коротко поведал о дальнейших событиях ночи. Поведал куда пошел и что защищал, сколько домов очистили и сколько тварей там перебили. Только про вампира промолчал.

— Рахор и Даволт умерли героями — тихо проговорил он, отпивав за раз добрую половину из своей посуды — Благодаря их подвигу, наш город смог во время оказать достойное сопротивление. Их подвиг не будет забыт.

— Как остальные? — задал усталым голосом вопрос, отпивая вино.

Мирос помрачнел. Он допил и налил себе еще.

— Эльфы умерли мгновенно, на них налетели тени. Гоблины сопротивлялись ордам нежити, но все равно погибли. Алистор оказался хорошим воином, но против магии лича сложно противопоставить сталь. Я сам уцелел только благодаря опыту. Нас осталось двое. Вчера ты прошел боевое крещение Арнис. Сегодня смена отменяется. Маги нашли два мощных артефакта, которые призывали нежить. Теперь все решать будет король. Империя еще пожалеет о своем поступке. Их диверсия была направлена на будущих учеников академии. И надо сказать успешно. В этом году Академия получит самое маленькое пополнение из Орихорна. Академия слишком поздно про все узнала. Завтра приплывают магистры. Теперь тени ничего не смогут сделать.

— Значит отдых?

— Да. Завтра утром жду тебя здесь. Вот, возьми новую форму.

Он вытащил из стола новенький костюм.

— Ты теперь почетный житель Кияра. Завтра нас будут чествовать на площади доблести. Сам наместник будет награждать героев этой ночи.

— За что же? — удивился я

— Жители всего Кияра только и говорят о бойцах седьмого отдела.

— Только о нас.

— Не только. На борьбу встали многие жители. Дворяне получат грамоты. Мы медали, остальные помилование. Это политический ход правителя, чтобы город обрел еще большую славу.

— Это как?

— Если ты не заметил, то в боях участвовали представители бандитских шаек и черный список. Список решили отменить. Бандитам дать еще один шанс. Как будто они все одумаются! Уже через неделю все будет как прежде. Ты молодец Арнис! А теперь можешь идти, ты устал и я тоже.


Улица уцелела лучше многих, лишь пару разбитых домов и уже убранная дорога. Как будто здесь вчера и не было полчищ скелетов с тенями, вампирами и прочей бригадой из Империи. Улица оживилась, теперь тут было практически не протолкнуться. Меня обнимали, мне кланялись, я был тут уже немного популярен в форме седьмого отдела, народ отходил в стороны, стремясь как можно быстрее пропустить. Подойдя к трактиру, я немного подивился картине. Слева и справа от трактира одни развалины, а Бочонок Выпивки цел и невредим. На входе я увидал Торка. Гоблин что-то кричал парням, которые снимали вывеску с названием трактира.

— Что это Торк? Я думал ты сейчас отбиваешься от посетителей, а не стоишь на входе! Ты не закрываешься?

Дальше гоблин не дал ничего сказать. Я просто задохнулся в его крепких дружеских объятиях. Он улыбался, как будто я его двести лет не видел!

— Я тоже рад тебя видеть — заверил я Торка, пытаясь выбраться из его хватки.

— Я так рад, что ты жив Арнис! Аригон многое говорил про тебя, но верится с трудом.

— Что это он там такое выдумал, что даже ты так на меня смотришь? — подозрительно спросил я.

— Тебе лучше самому послушать — ухмыльнулся гоблин.

— А ты чего не идешь? — подозрительно осмотрел его светящееся радостью лицо.

— Я решил сменить название на Гномью Выдержку. Благодаря гномам мой трактир и я целы. Соседи предложили мне расширится, поэтому дел сейчас невпроворот. Мой трактир прослыл как самый безопасный в городе. Не удивляйся, когда войдешь. Там сегодня много посетителей.

— Хорошо.

Я открыл дверь и обомлел. Да тут даже наступить некуда! Кого здесь только не было. Гоблины, орки, господа бандиты, лорды и рыцаре и ну, конечно же, гномы. Еще я заметил красивые лица, идеальные контуры, покровительствующие взгляды, тонкие белые руки и лица их тоже какие-то бледные. А так красивее людей я не видел, это эльфы, точно такие, как и описал мен Аригон. Они приветствовали меня слабыми кивками. Все столы заведения превратились в один большой стол. Во главе стола сидели Аригон и Арнольд. Слева и справа от них восседали Парс, Укарт, Бельс, Родол, Трик и Шанер. Эта восьмерка даже не переодевалась. Хвастались своими подвигами.

Я же сейчас хотел помыться и лечь спать. Поесть тоже не мешало бы. Осторожно просочившись к лестнице, я двинул наверх. Но не тут то было, мощный окрик заставил меня обернутся. Мой взгляд набрёл на начальника Ван Говена.

— Куда это вы собрались боец! — радостно воскликнул он.

Все мгновенно стихли. Каждый вперил свой взгляд на меня. Прибью Аригона и Арнольда тоже. Мало про себя рассказывать, так еще и про меня наплели. Вот гады!

Я обреченно вздохнул и подошел к начальнику. Тот широко улыбнулся и отечески обнял.

— Мы тут ждем тебя, а ты мимо решил пройти! Твои друзья уже столько нам про тебя понарассказывали, что жуть пробирает.

Меня усадили между Аригоном и Арнольдом. Налили большой кубок выпивки и поставили рядом тарелку с горячим мясом. Я выпил залпом естественно. Надо же подыграть этому гнусному гному. Отломил солидный кусок мяса. И начал жевать. Остальные все время не спускали с меня глаз.

— Не врали уважаемые гномы, ох не врали! — с ехидством произнес Ван Говен — Граф рассказал нам, как вы вместе отбивались всю ночь от нежити. Может, расскажешь нам, что было до того, как ты встретился с графом. Ведь это ты был в торговом районе, когда загорелась целая улица?

Все как один и все на меня.

— Я не умею рассказывать, поэтому прошу не судить строго. Если что будет не ясно, спросите после рассказа.

В голове всплыли воспоминания первых боев. И я изложил им все, как было.

После рассказ все молча подняли бокалы.

— За героев! — произнес мрачный Арнольд — они подарили жизнь многим из нас.

— ЗА ГЕРОЕВ! — раздался хор не дружных мрачных голосов.

Все молча выпили.

— Это самый лучший рассказ, который мне доводилось слышать — произнес едва слышно Ван Говен — честный и простой.

— Простите, что лезу в неприятные вам воспоминания — перебил начальника какой-то старик — Я маг огня Станислав. Я знаю, что подобное заклинание могло уничтожить и вас. Как вы выжили? И куда делась тень? Подобное заклинание было рассчитано только на скелетов, но никак, ни на тень.

Все опять затихли.

— Вы правы, тень появилась после. На мне лежало множество скелетов, поэтому я остался жив.

Станислав улыбнулся.

— Это многое объясняет, но тогда на вас должны быть страшные ожоги. А я их не вижу?

— Они были. Я еле встал. И тень возникла неподалеку. Она кинула в меня какой-то черный сгусток.

— Гниль — перебил меня Станислав — это проклятие должно было обратить вас в гнилую, разложившуюся лужу. Что было дальше?

— Бежать или уворачиваться не было сил, и поэтому я решил ничего не делать. Просто закрыл глаза. А когда открыл, был еще жив. Черный сгусток исчез в ярком свете. Мне помог святой отец, он же и уничтожил тень, а также исцелил меня.

Публика ахнула.

— Исцелил — повторил маг — вы знаете, что подобное помогает лишь единицам?

— Священник сказал тоже самое. Он сказал, что подобное помогает только крещеным святой водой.

Публика была в восторге.

— А вы знаете, что прошли полное крещение. Когда вас крестили?

— Когда родился — тупо ответил я — может, объяснит мне кто-нибудь. В чем дело то? Крестили при рождение и вот.

Я вынул серебряный крестик и помахал им.

Публика еле сдерживалась от криков.

— Все очень просто молодой человек. Вы отмечены Арном.

Все загалдели. Такая шокирующая новость поразила даже моих друзей.

— Просите мэтр, но почему вы так решили?

— Вот почему у тебя такие способности!

— Какие? — спросил весь зал.

— Вы не говорили? — удивленно спросил я друзей.

— Оставили на сладкое — улыбнулся Арнольд.

И тут он на пару с Аригоном стали описывать, как я с одного удара вырубаю по два скелета. Еще бы до десяти накрутили!

Публика просто сошла с ума. Я в их глазах стал героем, способным разнеси весь мир по кусочкам. Раньше я думал быть знаменитым это круто. Сейчас я так уже не думаю. Смотрят на тебя, как баран на новые ворота.

— Я слышал о подобном из древних рассказов — проговорил маг, когда страсти поутихли — вы можете владеть магией. Не такой, какой воспринимают её сейчас, а магией, которая превышала весь потенциал остальных. Вы отмечены Арном, а значит, в вас могут быть способности к магии земли, воды или даже воздуха. Огня я в вас не вижу.

— Поразительно! Ты просто гора талантов! — воскликнул Арнольд.

Аригон поднял бокал.

— За моего друга Арниса! — воскликнул он поднимаясь.

— За нашего друга Арниса!

Это уже кричал граф, что последовал примеру гнома.

— За бойца седьмого отряда! — добавил Ван Говен и тоже поднялся.

— За Арниса! — завершил Станислав, вместе с остальными.

Мы выпили и сели на свои места.

— Мэтр?

— Да?

— Вы можете проверить меня на магию? — вот оно связи и знакомства, это пропуск без очереди. Блат сейчас очень пригодился.

— Нет Арнис — ответил Станислав — Завтра прибудут магистры, я уверен, что любой из них даст вам более точное определение вашей магии.

— Арнис — проговорил, смакуя, вино Ван Говен — Первого правителя империи теней звали Арнис Темный. Его настолько боялись, что когда он умер, этим именем запрещали называть всех детей, а кто назывался так сам или же кто был назван глупыми родителями, жил меньше недели. Считалось назвать ребенка таким именем, тоже, что заранее убить его. И вот спустя столько веков появляется новый Арнис. Может именно этого и боялись Имперцы? Быть отмеченным богом, это высокий дар!

А так хорошо все начиналось. Я поднялся с кубком. Нужно менять тему.

— Пока я просто Арнис. — сам теперь первый поднялся, привлекая всеобщее внимание — Предлагаю выпить за тех, кто сегодня выжил. За вас друзья!

Тост был одобрен дружным гулом. Приговор приведен к исполнению.

Я, успокоившись, сел. Наконец народ заговорил о своем и перестал обращать на меня внимание. Разговоры потекли уже о собственном участии каждого в битве за город.

— Арнис ты еще спеть обещал! — нагло заявил Аригон, когда аудитория дошла до состояния «И нажрались же мы!» Сначала спели гномы, потом еще час концертов общеизвестных песен, а потом это.

— У тебя хорошо получается, так что не стесняйся! — подбодрили те, кто уже слышал мои песни.

— Только одну песню — отмазался сразу, зная, что без песни не отпустят, а я и так устал и хочу спать.

— Хорошо — понимающе заверил Аригон.

— Что спеть то? — обратился к гномам, что успели узнать мой репертуар.

— Что-нибудь для души — попросил Укарт.

— Хорошо. Будет вам для души.

Все опять затихли, чтобы услышать мою песню.

Я не сильно увлекался музыкой, в основном раньше слушал Сектор газа, потом стал слушать КиШа, а после перешел на Наива, Арию, Люмен и еще несколько групп, в конце перешел на радио, что иногда крутит нормальные песни, в смысле те песни, что мне нравятся. О вкусах не спорят! Сколько бы я не слушал песни, все равно сложно вспоминать слова, вспоминаются те, которые орал иногда под градусом в компании друзей и одногруппников. Сейчас мне вспомнился сектор. Сами напросились.


С наступлением ночи

Зажглись адские костры

Наточите свои мечи, ножи и топоры

Трупы встали из могил

Они жаждут убивать

Запах смерти все покрыл

Пришло время воевать


Сегодня настал решающий бой

Рев мертвецов и дьявольский вой

Война кто кого

Они или мы

На нас наступают посланники тьмы

…………………………..


Песня закончилась, а в зале стояла полная тишина. Мертвая тишина.

— Ну, все я спать — заявил, пытаясь встать из-за стола.

— Душевно спел! И страшно. Я впервые подумал, что будет, если тьма захватит мир.

Аригон был под большим впечатлением, как и остальные. А я уже поднимался по лестнице, еле передвигая ноги. Спать хотелось очень сильно.

Дверь открылась и я понял, что спать сегодня снова не удастся. В комнате ожидала гостья, где же я её видел? Он была без одежды. Совсем обнаглели люди. Нет я бы сказал, что это уже фанаты.

— Я нашла — улыбнулась она, подходя как можно ближе — Как тебе мой прием?

Дверь медленно закрылась. Она обняла меня, глаза смотрели с ожиданием.

— Спать — пьяный голос дал вердикт, как бы не хотелось остального.


Девушка из башни Станислава. Она все поняла, но не ушла. Прижалась рядом, а дальше я отправился в пропасть, куда падал пока не проснулся. Руки что-то искали, но ничего так и не нашли. Неужели обиделась! Ну и ладно.

— Вставайте герой, прием проспите!

— К Харгу прием! Еще раз меня так назовешь, получишь ногой по своей горячо любимой промежности — это уже рефлекс.

Аригон нагло смотрел на меня, беспомощного и не выспавшегося.

— Понял. Ты уже не герой. ТОГДА КАКОГО ХАРГА ТЫ ЗДЕСЬ ВАЛЯЕШСЯ БОЕЦ!!!

От подобного крика я поднялся очень быстро. Иногда он меня просто поражает. Не поймешь шутит он или всерьез намерен приложить секирой за грубость.

Аригон улыбнулся.

— Так то оно лучше. Пойдем есть, а потом на прием. Наместник не любит когда опаздывают — это уже Арнольд влез. Что это он тут делает? А стоит у двери.

— Дайте хоть одеться — заметил им.

— Мы внизу — удаляясь сообщили они. Будто я не догадаюсь сам.

Я быстро напялил новую форму и спустился вниз.

Народ уже рассосался. Несколько пьяных тел не смогли уйти и остались спать под столом. Сейчас их будили, чтобы те не проспали событие, на которое соберется весь город.

— Здорово Торк — заметил бодрого гоблина у его стойки.

— Здравствуй Арнис, твой завтрак почти остыл — учтиво сообщил гоблин.

— Ничего, я непривередлив — заверил его.

Я сел за стол и быстро проглотил свой завтрак, запил водичкой. Секира и Арнольд в это время о чем то говорили с Торком.

— Идем? — спросил Аригон, заметив, как я быстро проглотил свой завтрак.

Эти сволочи давно все поели. Мы вышли на переполненную улицу. Как вышли, так все и двинулись, вместе со всей улицей. В трактире ночевало множество знаменитых людей и народ желающий их сопровождать до площади. В число знаменитых воинов-защитников попали и мы. Я, гномы, Торк и Арнольд. Сегодня нам уступали дорогу, кланялись, нас хвалили. Небольшой группой мы шли впереди всех. По дороге все бросали сои дела и присоединялись либо к нам, либо к нашему эскорту. Огромная масса не спешно приблизилась к воротам внутреннего города. За нами двигалась огромная масса различного люда. В контору я не пошел. Мирос прислал мальчишку с вестью. «Иди к внутреннему городу, встречу у ворот» Мальчишка сообщил новость в процессе нашего движения к этим самым воротам. Мирос не обманул. Он встретил нас в парадной форме возле ворот.

— Приветствую вас герои города! — он приблизился ко мне и гномам — Готовы к вручению наград?

— Готовы — выкрикнули мы вместе.

Взгляд Мироса упал на Аригона.

— Благородный гном, не хотите ли вы с Укартом перейти под моё командование?

Глаза Аригона радостно заблестели.

— Конечно, хотим! В восьмом отряде мы просто умираем от скуки!

— Тогда считайте, что вы теперь в седьмом отделе. А теперь идемте.

Стража молодецки отдала честь. Они сегодня в полной боевой готовности.

Вслед за нами пошли остальные жители внешнего города. На мой немой вопрос стражники понимающе улыбнулись.

— Сегодня мы пропускаем всех! Указ наместника. — пояснил один из стражников нам.

Умный мужик этот наместник. Просек, что если народ захочет, то никто его не остановит. А так наоборот ему плюс от благодарных жителей. Кияр сегодня отказывался работать. Все бросили свои дела, чтобы посмотреть на героев города и приезжих магистров Академии. Это мне растолковал Арнольд де Эстонрнел, что шел справа от меня.

— Сегодня тут будет весь город. Все великие дома, все все.

Это я и так понял. Мы слились с толпой обитателей внутреннего города. К нашей компании присоединился маг Станислав и мой начальник Ван Говен. Таким составом, в группе наиболее прославленных воинов, мы вошли в центральный район. Этот район представлял верх культуры этого мира. Прекрасные широкие улицы. Шикарные особняки. Замечательный ухоженный парк. Все это мы прошли. И остановились на огромной площади. Она носила символическое название, площадь доблести. Так как верховной наградой Кияра была медаль за доблесть. Толпа жителей располагалась вокруг площади. Мы же продолжили свой путь дальше. Как объяснил мне граф, мы должны были стать на строго определенный сектор площади. На сектор стражи. Сам Арнольд отправился в сектор великих домов. Еще были сектора купечества, магов, дворян, церкви и простых людей. Я и Аригон заняли место, специально отведенное для седьмого отряда. В каждом секторе места занимались в строгом порядке. В нашем секторе почетное место занимала гвардия, потом внутренняя стража, внешняя стража и специальная стража. На нашем месте командир определял, кто как стоит. Ван Говен определил Мироса и весь седьмой отряд на почетное место рядом с ним.

Как только все разместились, раздался звук трубы или горна. Не разбираюсь я в этом. Короче все замолчали. А в центр площади прошли семь человек. Среди них я разглядел только Авлентию. Сегодня она была особенно хороша. Настроение прямо поднималось при одном только взгляде на дочку наместника.

Из семерки вышел мужчина средних лет. По его богатой позолоченной одежде я понял, что это наместник. Строго оглядел всех, ну и начал.

— Дорогие жители и гости нашего славного Кияра! Я рад, что вы нашли в себе мужество защитить наш город и остались целы. Я рад видеть каждого из вас.

Вчера наш город захлестнула волна воинов Империи Теней. Наш город выстоял, но при этом мы понесли огромные потери. Наш король уже мобилизует войска для ответа теням. За каждого они заплатят десятью. Благородные эльфы, Академия и Анхинор помогут нам в этом. Тени ответят за свою подлость. Наш город выстоял благодаря доблести наших жителей и сегодня я хочу наградить каждого кто дрался за наш город не жалея своей жизни. За нас дрались не только отважные стражники, маги, дворяне, святые отцы и простые жители. За Кияр дрались и преступники. С сегодняшнего дня все они прощены. И могут ничего не опасаться. Но если они опять пойдут против законов нашего королевства, мне придется снова назначить на них охоту.

Сейчас мой герольд зачитает имена тех, кто достоин доблести. Пусть они выходят и получают нашу благодарность.

Наместник ушел, а тот придурок с трубой, который всех так лихо заткнул, вышел. В руках он сжимал список. Надо добавить, что голос наместника был усилен заклинанием, как и голос герольда. Попробуй тут покричать!

— Сектор великих домов.

Освальд фон Гретенберг

Арнольд де Эстонрнел

Ромар де Скали

Гюнтор фон Зир

Светослав Дольских

Пять человек вышли и присели на колени.

Наместник по очереди надел им на шеи золотые медали. Олимпиада отдыхает. Не хватает только помоста. Пятерка тем временем удалилась. Во время вручения толпа жителей недовольно молчала. Только настала очередь Арнольда, как все зрители разразились громкими криками одобрения, поощрительным свистом и аплодисментами. Народ знает своих героев в лицо. Его не проведешь. Знают, кто действительно их защищает. После этих криков дом Эстонрнел заметно возвысился. Как только Арнольда наградили, народ снова замолчал.

Герольд тем временем продолжал.

— Сектор дворянства

Список насчитал двадцать человек. Среди списка я услышал имя своего знакомого Альфреда фон Сонга. По крикам из толпы я понял, что парень действительно заслужил большое уважение. Также жители отметили еще двух дворян. На остальных только презрительно кричали.

— Сектор Церкви

Отец Стефаний

Отец Стефаний медленно вышел из сектора.

Наместник сам подошел к святому отцу и стал на колени. Что вызвало всеобщий шок.

— Раньше я не верил в силу Арна, что способна нас уберечь, но сейчас хочу верить и прошу крестить меня и всех желающих.

— Сын мой. Приходите завтра в церковь и мы крестим всех желающих — с улыбкой ответил Стефаний.

Наместник поднялся.

— От всего города прошу вас принять нашу благодарность. Вашу святыню вчера поломали. Завтра после крещения, я сам буду помогать вам её восстановлении.

Стефаний довольно улыбнулся.

— Ваша помощь доказывает наличие вашей веры. Возможно, скоро власть Арна в Кияре возрастет и нежить не посмеет соваться сюда. Все зависит от веры людей.

Святой отец удалился под восторженные крики толпы. Церковь вчера спасла их, а не маги. И это знает каждый житель Кияра.

— Сектор магов.

Тут я услышал знакомое имя Станислава. Остальной список меня мало интересовал. И не только меня. Горожане приветствовали мэтра очень горячо. Остальных они удостоили молчанием.

— Жители Кияра — обратился к ним хитрый старикашка — по вашим крикам я понимаю, что достоин подобной награды. Эта медаль ничего не значит. Ваше уважение для меня высшая награда. Я рад, что стал достойным жителям своего города!

Старик прямо уел всех. Как, небось, сейчас противно тем, кто по мнению толпы эту медаль не заслужил. Зрители взорвались восторженными криками. Вот за что любили этого старика!

— Сектор стражи

Сначала вызвали около пяти гвардейцев. Народ молчал. Потом вышли десять человек из внутренней стражи. Их приветствовали по теплее. Пятнадцать внешних стражников получили очень не лестные высказывания жителей.

— Горон Ван Говен

Жители взорвались приветствиями.

Мой шеф был наглым мужиком. За что его любили не меньше чем Станислава.

Ван Говен получил медаль, нагло подошел к герольду и вырвал у него список. Потом он обернулся к магу и попросил усилить его голос. Герольд возмущался довольно долго, но шеф послал его к Харгу.

— При всем моем уважении к вашему выбору господин наместник я немогу смотреть, как медаль Кияра выдается трусам. А в этом списке их много. Я знаю свои отряды лучше чем, кто-либо. И перед вручением хочу сделать маленькое заявление. Пусть во многом виноват и я, но я так не могу.

Начнем с имперской гвардии. Вчера на мой запрос о помощи начальник имперской гвардии ответил отказом. В итоге до прихода подкрепления умерло пятьсот жителей. Гвардия в бой не вступала. Хотя они могли прислать хотя бы часть. В центральный район не вошел ни один скелет.

Внутренняя стража. Вся внутренняя оказалась не способной к применению оружия. Получившие медали стали приятным исключением.

Внешняя стража. Были замечены в трактире Пьяница и вор. В отражение атак нежити участие не принимали.

Специальная стража. Первый, второй, третий и четвертый отряд дезертиры и трусы. Восьмой и девятый отряд проводили время с внешней стражей. Исключением были два доблестных гнома защищавших жителей на улице топоров. Десятый отряд выполнял слежение за всей стражей. Седьмой отряд патрулировал город. Из седьмого отряда в живых осталось всего два человека. У меня все.

Недовольству толпы не было предела. Заявление Ван Ровена породила гнев всех жителей к страже.

Шеф вручил список герольду и вернулся на свое место.

Наместник жестом подозвал герольда.

— Я уважаю мнение начальника специальной стражи. Дезертиры и пьяницы будут наказаны и с позором выгнаны. Внутренняя стража отправится на переобучение. Начальник гвардии будет сменен. Я понимаю, что стоит позвать отважных гномов и седьмой отряд.

Герольд поспешно зачитал.

— Гномы Аригон и Укарт. Капитан Мирос и воин Арнис.

При нашем выходе жители радостно закричали. Так народ не приветствовал еще никого. Это была реальная слава и всеобщая любовь.

Мы подошли и стали на колени.

Наместник надел медали на гномов, те почтительно поклонились, потом наместник подошел к Миросу. Наместник достал меч.

— Уважаемый Мирос за твою доблесть жалую тебе дворянский титул.

Жители закричали еще громче.

— Доблесть и честь — произнес смиренно Мирос, принимая титул и медаль.

Дошла очередь до меня. Крики жителей можно было слышать за сто километров от города.

— Отец позволь мне отблагодарить воина — я снова потек как плавленый сырок. Это уже просто почти любовь. Я упал на колени и ожидал свое божество.

Наместник удивленно посмотрел на дочь.

— Он спас мне жизнь во время поездки в баронство Сонг.

Наместник теперь уже посмотрел удивленно на меня. Авлентия вырвала медаль и медленно одела её мне на шею. Внутри меня взрывались фейерверки, петарды и прочие порохосодержащие праздничные аксессуары.

— Вы можете встать Арнис. Не стоит стоять передо мной на коленях. Ваши друзья уже поднялись.

Как бы я весь не встал. Я поднялся, стремясь глядеть под ноги, чтобы хоть немного успокоиться. Мое тело развернулось и пошло к ликующей толпе.

— Сектор горожан — продолжал герольд.

Список был не длинный, помимо обычных незнакомых людей там присутствовали мои знакомые пять гномов. По реакции горожан я понял, что все получили свои награды заслужено.

— В этом году к нам приехали сразу три магистра Академии — закончил праздничную речь Наместник — Магистра Калноса вы уже знаете. Он наш постоянный уважаемый гость. Также нас посетили почтенные магистр воздуха Борефольд и магистр тьмы Амкр. Прошу вас не думать на магистра тьмы плохо. Маги Академии наши друзья. И их некроманты помогут справиться нам с нежитью.

Их было трое, толстый упитанный боров, что еле двигался, сухой и высокий, и что-то среднее крепкое с внимательным взглядом. Все были в мантиях своих стихий. Первый к публике обратился боров.

— От имени факультета земли я магистр Калнос — хранитель земли, приветствую всех жителей Кияра. Надеюсь в этом году мой факультет пополниться сильными магами, особо сильный из набранных, станет моим учеником.

Публика довольно прогудела.

— Также — продолжил боров — Хочу сообщить, что набор в академию будет проводиться завтра. В этом году магистры лично проверят каждого обладающего способностями и вынесут решение. Завтра мы начинаем приемы в соответствующих нашим стихиям башнях. Проверка будет длиться три дня, поэтому не стоит создавать толкотни и лезть без предварительной записи. В башнях огня и воды вы также можете определить свою магию, если такова имеется. Спасибо за внимание.

На этом все выступления закончились, герольд в последний раз протрубил в свой инструмент и все стали медленно расходиться, покидая центральный район. Радостная толпа горожан пошла, праздновать общую победу.

— Арнис — это Арнольд — сегодня в нашем доме званный прием. Я надеюсь, ты придешь! Мои родственники просто жаждут с тобой пообщаться.

— А работа? — придется еще немного поработать на Ван Говена.

— Так то вечером. Приходи в форме. Сейчас извини нужно бежать.

Я двинулся дальше, обходя радостных горожан. Гномы скрылись в толпе, вместе с со всеми знакомыми мне людьми. Так, что я решил идти в трактир. Возле внутренних ворот меня остановил Ван Говен.

— Арнис. Познакомься это мой друг учитель Соор. Он будет тебя тренировать бою на мечах, если ты еще не передумал.

Соор оказался человеком в возрасте. По виду я дал бы ему лет пятьдесят. Его одежду украшал герб из двух скрещенных мечей.

— Горон сказал много хорошего про вас, надеюсь, вы оправдаете его слова. Завтра на первых лучах светил я жду вас во внутреннем городе. Наша школа на улице мечей.

— Спасибо я приду, если сегодня не будет такого наплыва нежити как вчера.

Он кивнул.

— Значит, завтра я вас жду. А теперь мне нужно в школу. Учитель Соор удалился, оставив нас вдвоем.

— Когда же я спать буду? — заметил вслух.

— Я тебе не сказал! — хитро прищурился Ван Говен.

— Что не сказали? — даже интересно, что он там придумал.

— С сегодняшнего дня в состав специальной стражи входят два отряда, десятый и седьмой. Желающих поступить в седьмой очень много. Ты как командир одного из подразделений имеешь полной право сидеть в казарме пока не вызовут или самому не захочется.

— Об этом я первый раз слышу! Какой из меня командир!

— Привыкнешь — пресек мои отмазки Горон Ван Говен

— Но я собираюсь в Академию!

— В Академию еще через три дня. А если у тебя нет никаких способностей! Что тогда?

— Надеюсь, что есть. Вы меня утешили шеф.

— Кто?

— Ну, шеф- это значит начальник.

— Мне нравится. Нужно будет ввести в оборот. Все я пойду. Сейчас Наместник будет требовать с меня объяснений и доказательств, а заодно узнает, много нового.

Шеф улыбнулся и удалился в сторону дворца. Дворец на самом деле походил больше на шикарный замок, только вот размеры замка были уменьшены раза в три.

Я пошел дальше. Гномья Выдержка приобрела огромную славу. Весть о том, что здесь живут или жили, почти все истинные герои города заставила жителей посетить трактир хотя бы по одному разу. Многие хотели здесь жить, предлагая огромные деньги. Торк был толковым гоблином. По его предложению, соседи продали ему свои участки, и сейчас бригада гномов в спешном порядке расширяла трактир. В финале из трактира должен был получиться постоялый двор, который по размерам стал бы в три раза больше, чем был трактир. Проще было бы построить новый, но это бы снизило популярность заведения Торка. Гномы с азартом решили привести идею хозяина в жизнь. Вот народ! Им бы все посложнее, да потяжелее.

Торк сидел за стойкой и радостно беседовал с одним из своих постояльцев. Заметив меня, он замахал мне рукой. Я естественно подошел.

— Арнис это человек не верит, что здесь живут почетные граждане Кияра! — усмехнулся Торк.

— А мне что сплясать для него Торк? — удивился я, осматривая его собеседника. Просто дворянин в роскошной одежде и всевозможных драгоценностях внимательно осматривал меня.

— Покажи ему хотя бы медаль — попросил гоблин.

— У меня есть идея получше Торк — улыбнулся им обоим.

Я достал медаль. И положил её на стол.

— Повесь её на видное место. Пусть все видят и больше не сомневаются.

Лицо Торка перекосилось от радости.

— Принеси мне что-нибудь поесть — попросил его.

— Не получится. С утра прибегал гонец из дома Ниаль, там тебя ждут на обед.

— И где это?

— В центральном секторе. Дом Ниаль один из двенадцати великих. Не советую игнорировать.

— Как думаешь, долго это будет продолжаться?

— Не знаю. Всем интересно узнать кто ты такой. Не каждому леди Авлентия на шею вешает медаль.

— Тогда я пойду. Меня сегодня не жди.

— Хорошо, я предупрежу всех.


Дверь мне открыл старый слуга. Без дальнейших расспросов он сразу поводил меня в обеденный зал. По дороге я скоординировал своё поведение. Найду, кто позвал, поблагодарю. Сожру всего как можно больше и пойду в казармы. Нужно посмотреть, кем я буду командовать. Нужно самому набрать народ.

Комната была довольно больших размеров. Стены в картинах, изысканные магические светильники. Длинный стол в центре, которого восседал мужчина средних лет с пышными усами и маленькой бородкой. Не знаю что это за человек, но мне он показался очень опасным. Мужчина встал и подошел ко мне.

— Яков де Ниаль — учтиво представился он

— Арнис — сообщил ему.

— Я рад, что вы не отвергли наше предложение. Обычно многие игнорируют его.

Ага я вижу. Поэтому и гостей у вас сейчас двое. Еще один мужик и девушка. Не бось просто связываться не хотят.

— Как я мог отказаться от приглашения дома Ниаль!

Яков снисходительно улыбнулся.

— Вы первый кто ответил честно. Присаживайтесь господин Арнис.

Я сел на указанное мне место рядом с другим мужиком, напротив мне улыбалась симпатичная девушка. Лица мне представленных я уже, где то видел. Только вот память напрочь отказывалась мне помочь вспомнить более точно.

Яков занял свое место. Слуги подали обед. Суп и курицу. Неплохой обедик. Кувшины наполнили вином.

— Знакомьтесь — заметил Яков мои взгляды, кидаемые то на мужика, то на девушку — магистр воздуха лорд Борефольд и моя дочь Алисия. С Алисией вы виделись, когда она просила вас разнять двух дворян.

— Теперь я вспомнил. Рад с вами познакомится Алисия, Магистр.

— Зовите просто Борефольд — обратился ко мне лорд — не люблю всех этих титулов!

Этот мужик мне понравился. Такой простой, свой в доску.

— Хорошо, тогда не обращайтесь ко мне господин или там уважаемый. Это меня смущает так как я даже не дворянин.

Борефольд с Яковом довольно переглянулись.

— Позвольте Арнис, но вы сейчас ведете как истинный дворянин. Не думаю, что вас не учили пользоваться столовыми приборами, изыскано держать бокал. Вести непринужденную беседу. Ваша осанка и манеры, а ваш приветственный поклон в имперском стиле. Все выдает в вас знатное происхождение.

— Этому меня научил мой отец. Мы жили в Орочьем лесу.

— Орочьем лесу! — воскликнула Алисия.

— Да. Я там родился и воспитывался. Когда мой отец умер, я решил посмотреть на мир.

— Но этот лес опасен! А вы говорите о нем как о самом мирном месте во всем Орихорне.

— Можете мне не верить, но орков я увидел только на выходе из леса. Потом я в первый раз увидел нежить. Все в первый раз.

— А откуда вы знаете Авлентию? — задал волнующий вопрос Яков.

— Мой спутник увидел, как бандиты напали на карету, и побежал спасать дворян.

— Так благородно! — со вздохом произнесла Алисия.

— И так глупо — одновременно проговорили остальные, в том числе и я.

— Почему?

— Бандитов было около двух десятков, а он был один. В карете сидели один мужчина и две девушки. Моего спутника легко повалили на землю и начали избивать. Пришлось мне всех выручать.

— И вы всех убили? — с иронией спросил Яков.

— Нет, я всего лишь внушил им, что я маг. Они сами убежали.

— Интересно! Не расскажите как? — спросил Борефольд.

— У меня был с собой небольшой артефакт. При разбивании его о землю происходит врыв. Небольшой, но убедительный.

— Не опишите артефакт?

Я коротко поведал ему вид зажигалки.

— Раньше я о подобном не слышал! А откуда он у вас?

— Отец передал его мне перед своей смертью.

Борефольд задумался.

Неспокойная Алисия подготовила следующий вопрос.

— А это правда, что вы уничтожаете скелетов с одного удара?

— Алисия! Я же вам говорил, что такое возможно даже теоретически — яростно воскликнул магистр — император Арнис Темный мог также спокойно поднимать скелетов, как наш Арнис их уничтожает.

— Это правда, Алисия. Мэтр Станислав пояснил мне, что я обладаю такой способностью и еще, возможно, могу обладать магией земли, воды или воздуха.

Борефольд серьезно кивнул.

— Все может быть! Арнис Темный обладал даром тьмы, что по силе превышал дар Верховного мага. Если хотите, то я могу проверить вас на наличие магии прямо сейчас?

Все взгляды устремились на меня. Ну а я чего! Конечно, хочу!

— Да, если это вас не затруднит.

— Не капли — спокойно ответил Борефольд — посмотрите мне в глаза.

Наши взгляды встретились, его светло-синие глаза как будто заглядывали за мои глаза. В голову стал проникать слабый ветерок, что распространился по всему телу. Он постепенно прошел, и вновь все стало нормально.

— Все — закончил Борефольд.

— Он маг? — с интересом спросила Алисия.

— Нет, я не заметил магических линий. Обычно можно увидеть все по ауре, но маги как, правило, её скрывают, а у тех, кто обладает способностями, она обычная. Приходиться активизировать заклинание выброса. Я пустил через ваше сознание линию силы, и если бы в вас была магия, то она бы откликнулась. Ваша ауры поменялась, и тогда я узнал бы вашу стихию. Но отклика не было. Но ваш случай необычный. Арнис Темный тоже проходил проверку у древних магов и тоже получил отрицательный ответ. Если в вас есть магия, то вам нужно активизировать свой дар самому.

— Это как?

— Не знаю. Вы второй случай в истории. Что-то защищает или не допускает ваши линии откликнуться, если они у вас есть. Вам нужно самому понять. Даже ваши линии света, благодаря которым белая магия уничтожает скелетов, не стали мешать мне. Возможно, ответ знают только в Империи, возможно, только Император знает.

— Значит я простой или почти простой! Хорошо, что я еще не уволился. Значит на собрание к Эстонрнел пойду в качестве простого героя, без магических способностей.

— Вы идете на прием к Эстонрнел? — спросил меня Яков.

— Я пообещал своему другу графу Арнольду де Эстонрнел, что зайду на часок перед работой.

— Вам стоит быть осторожным. После сегодняшнего дня многие попытаются бросить вам вызов. Ведь вас наградила леди Авлентия!

— Я не дворянин, поэтому могу посылать их всех к демонам. А на счет Авлентии. Это всего лишь её благодарность за спасение и ничего больше.

— Весь город сейчас думает, что у вас с ней связь!

— От связи я не отказался бы. Только вот женится, совсем не хочется. Пошумят и успокоятся. Скоро я все равно покину Кияр.

— И куда вы направитесь? — спросила Алисия.

— Я же обладаю кое-какими способностями. Надеюсь, они помогут мне в путешествие до Анхинора. Нужно узнать хотя бы про этот свет из рук побольше или заскочу в Империю. Я люблю путешествовать. Охота все увидеть, все потрогать, а что нельзя потрогать, можно рассмотреть и запомнить. Глупо жить здесь до конца своих дней.

— Вы обладаете даром Арна. Вам следует отправиться на Анхинор. Там для вас будет много возможностей — посоветовал Яков.

— Я вам благодарен.

Постепенно мы дошли до чая, у них все почти как у нас, только кофе да грецких орехов пока не видел, ну и наворотов нашего времени, а еще табака. Даже названия такие же! Вот к примеру: их чай, их пирожки с кремом и различной начинкой.

После чая Яков и Алисия решили оставить нас вдвоем.

— Это я попросил — объяснил Борефольд — очень уж хотелось с вами пообщаться наедине.

— О чем? — насторожился я.

— Вы не жили в Орочьем лесу. Верно?

— Ну и!

— Откуда вы Арнис? Как давно вы появились здесь?

— А чем это собственно вызвано? Может, объясните, почему я должен вам объяснять?

— В середине второго месяца огня — начал Борефольд — наша экспедиция отправилась в Орочий лес. В тот день открылись межмирные врата, откуда появились демоны.

— И вы думаете, что я демон? — усмехнулся я.

— Нет, вы не демон — заверил Борефольд — Вы Арнис из Орочьего леса. Экспедиция уничтожена, демоны не найдены, а вы единственный кто оттуда вышел и возможно в тот день. Вы ведь не знаете нашего мира! Откуда вы?

— Не волнуйтесь так. Я простой человек, вырос и жил на крайнем севере. А способности появились только сейчас. Я действительно жил в глуши. А почему вас так волнует, что меня назвали Арнисом? — вижу, что поверил, но не до конца.

— Пусть так. Но вы ведь не знаете даже, что дети, которых называли Арнисами, умирали в течение нескольких минут. От разных болезней, пожаров, родителей. Арн не хотел чтобы это имя вновь использовалось. Император не хотел, чтобы его имя использовалось, Анхинор запретил его под страхом смерти.

— А чего Анхинор не хотел? — остальных то я уже понял — Потому, что Арн не хотел.

— По истории Арнис Темный обладал могуществом, способным уничтожить все в мире, он был воплощением Арна Темного, что решил принести в мир тьму. В противовес появился Арнорн, что стал воплощением Арна Светлого. Вы третий, воплощение Арна единого. Вы их второе пришествие. Вы крупные перемены судьбы целого мира. Каждый Арнис или Арнорн возникал из ниоткуда, а последствия их деятельности мы видим до сих пор. Это Империя Теней и Анхинор. Свет и тьма нашего мира.

— Что-то я не понял. Так почему церковь не хотела?

— Ты перемены, причем неизвестные. Никто не хочет перемен. Но если ты появился, то значит, что одна из сторон потерпит поражение. Ты усилишь свет или тьму. Но так как никто не знает, что ты должен усилить, то тебя трогать не будут.

— Это почему?

— Уже поздно. Можно отгородиться от чумы, но если ты ей заболел, то придется ждать перемен, до тех пор пока она не пройдет. Они не хотели ребенка Арниса, но ты взрослый и уже отмечен богом. Арн до сих пор чтим и Империей и Анхинором. Правда в Империи он Темный, а в Анхиноре и остальном мире единый светлый. Твое имя, твоя защита.

— Ну, это вы загнули магистр!


На приеме не пришлось пересказать свою историю еще несколько раз. На что многие отвечали не верящими взглядами. Многие интересовались, какие у нас отношения с Авлентией. На что я отвечал длинным рассказом, как я спас ей жизнь. И то, что ничего между нами нет и быть не может. Она знатная дворянка, я простой парень из седьмого отряда. Вот такое начало сказки. А потом не все услышали мои заверения и сбылись предсказания Якова. Сначала один граф выразил мне свое неудовольствие от моего присутствия.

— Кто пригласил сюда этого крестьянина! — презрительно произнес он мне в лицо.

— Граф Арнольд — ответил я ему холодно — если вас что-то не устраивает, то можете выразить свое удовольствие ему.

Граф быстро заткнулся и ушел.

Потом на меня наехал какой-то маг.

— Говорят, вы можете уничтожить скелета одним ударом! — издевательски интересовался маг земли.

— Мне все равно, что говорят. Я же этого вам не говорил?

— Нет

— Тогда не надо мне тут рассказывать всякие сплетни.

От дальнейших разговоров меня спасла Алисия де Ниаль.

— Арнис вы обещали мне танец!

— Извините — сказал я магу и повел даму на танец.

— Спасибо Алисия.

— Вас предупреждали Арнис. Вы мне должны танец.

Беда в том, что танцевать я не хрена не умел. До Алисии ко мне подходили другие девушки и предлагали тоже самое, что и Алисия. Я без стыда отвечал им, что не умею. Тоже я сказал и Алисии.

— Учится вам все равно нужно — весело заметила моя спасительница.

— Тогда считайте, что я вас предупреждал!

Мы кружились в медленном вальсе, хотя кто кружился, а кто…. Но я то предупреждал. Максимум, что я мог это не наступать на ноги хорошенькой девушке.

— Вы неплохо танцуете. Но ваш стиль. Он имперский.

— Это плохо? — я бы назвал это неплохо, очень плохо.

— Это наводит на неприятные мысли. В империи нет дворянства. Есть рыцари тьмы, советники и имперская семья. Только их учат подобному.

— Поверьте, к Империи отношение имеет только мой танец, я еще там и не был ни разу.

— Я вам верю. Все советники императора старики, а из детей у него только дочь. Рыцаря империи можно узнать по их холодным манерам. Вы не такой! Кто вы?

— Я Арнис, воин седьмого отряда. Просто отец дал мне такое вот имперское воспитание.

Музыка закончилась, и я решил, что пора бы мне отсюда сваливать. Остановил меня какой-то бычара.

— Вы имперец! Я вас вызываю!

Что за болван!

— А я не вызываюсь. У меня работа. Вызовите кого-нибудь еще.

Он явно был озадачен.

— Вы трусите? — радостно закричал он.

— Я опасаюсь. Видите ли, драться на мечах я не умею. Да и меча у меня нет.

— Вы не дворянин?

Надо же дошло! Я уж думал, у него совсем мозгов нет. Оказывается, чуть есть.

— Вы угадали. Но у нас кризис, так что подарков нет.

— Тогда я вас выгоню и засеку как последнего крестьянина.

Вот придурок! Он же не знает, что такое власть. Она кого хочешь, на колени поставит. А я её представитель.

— Я не крестьянин. Я стражник из седьмого отдела или это не видно? Вы угрожаете страже? Значит, угрожаете городу. Может это вы Имперец?

— ЧТО? — зарычал он.

Он выхватил меч. Я еле увернулся от этого психопата. А все остальные смотрели. Вот сволочи. Следующий удар едва не разрубил меня пополам. От этого разделения меня спас деревянный стул, что оказался рядом. От стула ничего не осталось. Я схватил следующий стул, мебели пока много, глядишь, ему и надоест после пятого.

— Эй, Арнольд успокой этого ненормального или я за себя не отвечаю!

— Прости Арнис, кодекс запрещает — его лицо горело гневом — если он тебя убьет, то обещаю, что вызову его и отомщу за твою смерть.

— Вот так друзей теряют! — посетовал я, внимательным слушателям отражая удар сверху. Стул опять развалился.

Далее противник решил меня проткнуть. Нанизанным быть не хотелось. Я с трудом увернулся от пронизывающего удара, схватил стул и что было сил, с разворота, огрел им по спине невменяемого рыцаря. Стул сломался в щепки, рыцарь ничего не почуял. Резкий удар кулака бугая отправил меня на пол. Было больно. Он занес меч для завершающего удара, но сталь жалобно скрипнул об пустой пол. Я вовремя откатился, как во всех фильмах. Встать мне мешал меч противника, поэтому я повторил прием еще несколько раз.

— Ты умрешь — яростно кричал рыцарь.

И тут до меня дошло. Вот я дурак! Такой простой прием забыл. А ведь гном постоянно напоминает об разных способах поражения этого места. Моя нога с силой и завидной точностью вдарила рыцаря между ног. Тот весь скрутился и осел. Я же повторил обратную процедуру. Встал и отряхнулся. Вы думаете я успокоился. Ага щас! Я подбежал к согнутому рыцарю и врезал ему с ноги по лицу, потом по почкам и другим органам. После удара тридцатого в его живот меня с трудом оттащил Альфред и еще пару человек.

— Остынь Арнис. Это не по-рыцарски.

Я еще немного злился. Притворился остывшим, взял стул в руки и с размаху ударил тому по голове. Они только беспомощно наблюдали.

— Это по-деревенски — теперь я успокоился. Противник точно без сознания — Я ведь вас предупреждал о последствиях! Говорил, чтобы оттащили его от меня. Извините мне пора на работу.

Я раскланялся и ушел.

— Арнис подожди! — голос Алисии окликнул меня на самых неприятных мыслях о дворянстве.

— Ты хоть знаешь, кого ты избил? — её рука проскользила по моему плечу.

— Кого? — хотя мне не интересно.

— Самую последнюю свинью в Кияре.

Она чмокнула меня в щеку.

— Спасибо.

Изрядно покраснев, девушка, отвернулась и побежала прочь.

И это спасибо! Научилась благодарить по-человечески. Интересно, если я вернусь и сломаю той свинье ногу, она позволит себе переночевать у меня! Думаю нет. Хоть так и то приятно, когда твои труды ценят. Настроение сразу улучшилось. Теперь можно и поработать. Хотя тут теперь даже работать будет скучно. Ожирею в своем кресле. Пора менять местность.

Но пока местность оставалась не выбранной, я двигался к казармам. На улице наступила ночь, а мне еще нужно разобраться с новыми воинами и провести контроль над своим участком. Я решил срезать через знакомый проулок, где не так давно видел, как утверждает мой знакомый рыцарь, даму с луком. Если встречу её, то может она не откажется со мной поболтать. У нас ведь пока мир! Хотя проулок может быть опасен. Бандиты не куда не делись.

Удар по спине подтвердил мою догадку, что проулок вновь опасен. Как я мог не заметить кого-то! Но и силы у противника? Я летел метров пять, пока не впечатался в стенку. Не успел приземлиться, как оказался снова в воздухе. Два красных глаза сверлили меня насквозь. Мое горло сдавливала рука этого создания. Два белоснежных клыка высунулись из его рта.

— Вампир? Это опять ты?

— Вампир — подтвердил он, скалясь — а ты уже два раза жив. Ты сильно меня обидел в ту ночь паладин.

Вот так он расставил все точки над и. Я попробовал врезать тваре с кулака или хотя бы дотронуться. Не получилось. Он с размаху швырнул меня об ближайшую стенку. Теперь даже пробовать не нужно было. Удар вышиб из меня все желание драться. Ноги не слушались, руки не шевелились. Кажется, я что-то там сломал. Рот наполнился кровью, что медленно стекала по подбородку на одежду. Я не злопамятный. Отомщу, забуду, снова вспомню и отомщу! Просто память короткая.

— Паладин — злобно прошипел кровосос — хочешь умереть?

— Нет — еле выдавили губы. Я что вообще дурак! Он какого ответа ожидал?

Его скорость была феноменальна! Секунда и я почувствовал боль. Вампир проткнул мое тело своими когтями, как я раньше иголочкой протыкал воздушнее шарики. А кровищи сколько полилось! Все было ясно, жить мне осталось недолго. Магия, как и святость не помогали. Звать на помощь бесполезно.

— Больно — участливо поинтересовался вампир — сейчас я положу конец твоим страданиям. Я сегодня добрый и сытый.

Я почти не слышал моего убийцу. Жизнь медленно покидала тело. Это все, это конец! Надо было быть все же злым и не помогать никому. Но что сделано, того не воротишь.

Сознание поплыло далеко в неизведанные пространства. Я уже ничего не видел.


Уроки тьмы. Развоплощение нежити.


Старый Ностр. Он так жалок со своей идеей подчинять себе учеников. Стоит притвориться самым жалким существом и ты уже не опасен для него. Он откроет тебе тайны. Самые сокровенные, которые еще никто не знает, кроме него. Подвал в котором мы занимаемся окутан этими тайнами. Столы забитые различными книгами, склянками, различным барахлом в виде частей животных, драгоценных камней, стеклянных шаров и прочего.

— Арнис — скрипит его голос — Ты знаешь кто такие вампиры?

— Нежить учитель — дрожащим голосом отвечает мальчик.

— Из тебя никогда не выйдет императора — сетует древний маг — вампир — это нечисть. Их нельзя поднять с кладбища, их нельзя плодить, как это делают люди с собой. Вампира можно сотворить Арнис.

— Как? — жадный блеск моих глаз и он уже не скажет.

— Тебе покарано об этом знать. Я не уверен, что ты когда-нибудь узнаешь об этом.

В подвале темно. В подвале сыро. Его черные глаза смотрят с холодом. Он что-то скажет, если я не промолчу.

— Но ведь, учитель! Их. Не зная, из чего они, я не смогу их уничтожать. Как мне с ними справиться.

— Не зная их сути, нельзя ими править! — строго поправляет учитель — Если ты правишь вампиром, ты правишь всеми вампирами, а значит, волен их творить и уничтожать, как захочешь.

— Но я хочу защититься.

— Ты сможешь! Твоей силы хватит, чтобы создать целый мир этих вампиров, но они будут слабыми, беспомощными зверями. Тебе нужны высшие вампиры. Тебе нужно кольцо крови. Безграничный источник древних. Он создает высших вампиров, что будут слушаться тебя, пока ты носишь это кольцо. Но это мое кольцо.

На старой руке, обтянутом кожей пальце висело кольцо с черным камнем внутри. Камень блестел и отливал недобрым светом.

— Что это за камень учитель? — я посмотрел на свою руку, у меня такое же кольцо, но учитель называет его камнем ужаса.

— Ты меня не слушаешь! Это камень крови. Это камень повелителя вампиров.

— А мой не может?

— Твой камень Ужаса! Тебе позволено творить нежить. Вот и используй его на нежити, а вампиры это нечисть, проклятые души, тьма их мать.

— Но тогда как? Я не могу использовать свой камень!

Учитель криво улыбнулся, открывая старые губы, чтобы показать черные зубы и ссохшийся язык. Он смотрит на меня и качает головой.

— Что может твое кольцо?

— Создавать нежить — отвечаю я и вспоминаю его первую лекцию — Оно сохраняет мои воспоминания для потомков.

— Еще — требует старик.

— Заклинания.

— Ты сам можешь творить заклинания, кольцо лишь усилитель твоей силы. Какое заклинание ты знаешь?

— Прах, Гниль — вспоминаю я — Ужас, Темные стрелы, Щит праха…

— Достаточно — прерывает учитель — что еще может твое кольцо? Самое главное?

— Направлять чистую силу.

— Видишь — улыбается учитель — ответы уже даны. Ты вновь плохо понял мой материал.

— Но как я это сделаю? Я только что и знаю, что как все это называется, но ничего не умею!

— Научишься — заверяет он — ты будешь моим лучшим учеником.

— Учитель…

Он медленно вздыхает. Он сейчас скажет или даст подсказку. Хотя бы пару слов!

— Желай смерти.

Старый ворон ходит по клетке, он уже давно нежить. Мое кольцо наставлено на него. Я желаю ему смерти.

— УМРИ УМРИ УМРИ — кричу.

Ничего не происходит. Старик каркает в углу, захлебываясь редкой слюной. Его смех противен также, как этот ворон. Я не опускаю кольцо, я все кричу, срываясь на хрип.

— Он уже мертвый — скрипит учитель — желай смерти себе. Только став мертвым, ты можешь почувствовать всю мощь тьмы и выпустить её из себя, через свой камень. И не гневись. Ты должен быть холоден, как лед.

Я успокаиваюсь, я хочу себе смерти. Просто желаю умереть, сердце медленно останавливается, ощущения теряются, я четко вижу во тьме, я смотрю на черную птицу, я вижу клубок тьмы вместо учителя. Еще немного и смерть. Внутри холодно, внутри пустота, что медленно становить чем-то непонятным, чем-то безразличным. Кольцо еще наведено на птицу. Вокруг уже клубы тьмы, они скрывают все, кроме птицы. Я смотрю на нее и хочу, чтобы клубок тьмы, внутри костей ворона, что невидим простому человеку, ушел ко мне. И он медленно отделяется и течет к кольцу.

— Наоборот — поправляет отдаленный голос — напитай её. Если трилон светит на травинку, то она оживает, если трилон светит чуть слабее, то она умирает, это ты и делаешь. Но если солнце будет светить чуть сильнее, то травинка сгорит. Попробуй влить силу, сделать птицу носителем безграничной тьмы.

Я отдаю клубок тьмы назад ворону и даю еще своей тьмы. От меня тянуться слабые ниточки, что опутывают ворона и наполняют смерть, увеличивая клубок.

— Попробуй использовать кольцо.

Я приказываю клубам тьмы, окружившим меня, войти в кольцо и они уходят туда все. Он забирает все. Оно не взрывается, оно специальное, оно часть тьмы. Все ушло в кольцо, нити отпустили ворона и влились в кольцо последними. Я снова приказываю тьме увеличить клубок тьмы внутри ворона, его жизнь этот клубок, но сейчас он получит еще жизни, которая станет смертью. Черный луч бьет в клубок и тот очень быстро разрастается, пока старые кости не падают на клетку отдельными частями. Теперь это просто кости.

— Вбери энергию назад.

Кольцо снова всасывает тьму, теперь она там навечно. Я не смогу вынуть.

— Поздравляю тебя — ворчит учитель — теперь кольцо, это твоя жизнь и сила. Вся твоя магия там. Вся твоя жизнь там. Не снимай, а то превратишься в прах.

Я уже вернулся в нормальное состояние.

— Учитель! Мне придется каждый раз умирать, чтобы колдовать?

— Всего один. Теперь твое кольцо, это твоя смерть. Попробуй воскресить ворона. Направь кольцо, настройся на зрение и пусти ниточку тьмы, что будет создавать клубок, пока птица не воскреснет.

— А как зрение. Учитель?

Он ухмыляется.

— Прикажи кольцу, только не вслух.

Я приказываю ему дать зрение, и оно вводит меня в только что пережитый мертвый мир, но я жив и все чувствую. Поменялось только зрение. Кольцо наставляю на клетку с костьми ворона. Тонкий луч по моему приказу идет в клетку. Новый клубок формируется в центре лежащих костей, а потом птица вскакивает. Я приказываю кольцу остановиться. Луч пропал. Я приказываю вернуть зрение. Ничего не происходит. Тогда я приказываю забрать зрение, и я вновь вижу все, как обычно.

Ворон вновь важно расхаживает по клетке. И мне вновь хочется его уничтожить, но учитель накажет. Учитель садиться в свое черное кресло, что целиком вырезано из одного бревна.

— Теперь ты готов к изучению простых заклинаний. Ты узнал основы, получил взгляд в мир магии. Ты сможешь создавать и развоплощать любую нежить.

— А вампиры?

Он недовольно морщиться.

— Тоже.


Странное видение. Я был в мыслях, в голове Арниса Темного. Это его кольцо! Я еще слышу тихие движения вампира. Прошло несколько секунд. Он еще не добил меня. Я чувствую кольцо на пальце, рука медленно скребет им по земле. Ладонь сжимается в кулак, чтобы кольцо оказалось направленным на вампира, что еле виден.

— ЖРИ — быстрый неразборчивый выкрик. Я знаю, что делать, я видел, я как бы сам это делал. Взгляд в мертвый мир, с кольца ударил толстый черный луч. Вампир состоит из черного клубка и он расширяется очень быстро. Вампир должен использовать энергию иначе лопнет. Он туго соображает. Облако стало в три раза больше, легкий вскрик, а потом кольцо всасывает всю энергию. Глаза видят чистый камень под ногами вампира. Что же он такое? Я победил. Учитель Императора был бы доволен, я это почувствовал.

Глава 6.1

Император был всегда в своем зале. Его трон это трон древнего мага тьмы. Кусок черного дерева вырезанный в форме трона, что Арнис Темный приказал заковать в черный камень и озолотить. На пальце кольцо теней. Они были созданы первым носителем кольца. Он стал третьим по силе. Кольцо Императора канула в неизвестность вместе с телом Императора. Кольцо Ужаса, исчезло, чтобы появилось кольцо Теней Мираполда Затемненного, который велел своему кольцу перейти к достойнейшему. И оно появилось на пальце мага Нагата. Третий Император тьмы смотрел на свою единственную дочь. Она являлась первой красавицей Империи, но об этом мало кто знал. Все свою жизнь Нилор провела взаперти. Её учили с детства всему, что только возможно. Император очень жалел, что его дочь не наследует кольцо. Как бы он её не готовил, кольцо получит кто-то другой.

— Вы вызывали отец? — спросила она, не поднимая головы.

— Мне сообщили, что ты хочешь покинуть Империю.

Она кивнула.

— Ты готова, мне уже сообщили. Куда ты хочешь отправиться?

— В Таниаль. Я хочу изучить эльфийскую магию.

— Тебе что-нибудь нужно? — он не препятствовал её выбору. На ней кольцо, чуть слабее его собственного. Но это чуть очень многое.

— Нет.

— Ты, знаешь условия? Если я велю тебе выйти замуж, ты обязана вернуться и выполнить свою волю. Если ты попадешь в плен к Анхинорцам, ты никто и уж тем более не моя дочь.

— Я согласна.

— Ступай.

Он проводил её тем редким взглядом, что когда-то заставил мага влюбиться в обычную девушку. Она была хороша, но его дочь еще лучше. Это его кровь и его забота. Пока он жив, она принцесса.

Дверь открылась. Советник поклонился принцессе и медленно подошел к трону, чтобы преклонить колени перед своим Императором.

— Встань Кирасар — позволил ему Император — как прошел наш маневр.

Советник встал на ноги, но лицо поднять так и не осмелился.

— Все прошло почти удачно.

— Объясни.

— Артефакты сработали, и нежить наводнила внешний город, они быстро расправились с охраной, которой практически не было. Младшие тени и вампиры и личи уничтожали людей, обладающих способностями. Высшие вампиры и старшие тени вместе с архиличем уничтожали претендентов и магов во внутреннем городе. Все шло хорошо, пока не загорелась целая улица.

— Как?

— Седьмой отряд. Один маг пожертвовал собой, чтобы уничтожить целую улицу и тем предупредил весь город.

— Что было дальше?

— Дальше последовали сражения. Святая церковь и маги уничтожили всех теней, личей и архилича. Простые люди тоже не жались от страха. Нас сокрушили. Все уничтожены, лишь три высших вампира и две старшие тени успели избежать развоплощения.

— Их потери — тон Императора не переменился, но он уже был недоволен — вы смогли уничтожить магов?

— Все началось очень быстро и мы..

— СКОЛЬКО? — перебил его Император строгим криком.

— Пятнадцать человек со средними способностями и три с сильными.

Советник знал, что Императора не интересуют слабые маги.

— Мы наметили десятерых человек с сильными способностями и сорок человек со средними. И это ты называешь почти удачно? Почему вы не уничтожили магов?

— В том нет моей вины Император, там была младшая тень, там было сто сорок скелетов и они не смогли уничтожить мага огня, что предупредил всех.

— Неужели он был так силен?

— Нет, его защищали.

— Кто? Целая армия, церковь?

— Орк и человек.

— Они мертвы?

— Орк — тихо произнес советник — человек выжил, его имя Арнис.

Расчет был верен. Император забыл сазу про все. Появление человека с таким именем нечто новое.

— Каков он? Он обладает кольцом, поднимает нежить, управляет ею?

— Он её уничтожает. Одним прикосновением мой Император.

— Еще один Арнорн — улыбнулся Император — где он сейчас?

— Никто не знает. Вчера он пропал.

— Куда он делся?

— Он исчез мой Император. Многие говорят, что его убили дворяне, за то, что на него обратила внимание дочь Наместника. Но я думаю, он просто ушел из города. Он появился из врат.

— Ты же говорил, что там никого не осталось, в живых.

Император был зол.

— Он ушел быстрее, чем тени обследовали лес. Его видели два орка. Он из другого измерения.

Император задумался.

— Ты очень меня огорчил Кирасар, но я дам тебе последний шанс. Найди его и приведи ко мне. Не убивай, попробуй убедить, что он почетный гость целой Империи. У тебя очень мало времени. Предупреди всех советников. Не справишься, снимешь кольцо.

Советник поклонился.

— Во славу Империи!

— Во славу Империи — завершил Император — иди.

Советник спешно покинул зал.

Император мрачно разглядывал свое кольцо.

— Неужели, это он? Арнис Темный?

Его тело пропало много веков назад, и никто не знает, жив ли он или это другой Арнис. В любом случае Император обязан сделать из него приемника и обеспечить будущее своей дочери. Обеспечить будущее целой Империи.


home | my bookshelf | | Ученик |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 74
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу