Book: Заговорщик



Заговорщик

Андрей Шаганов


Заговорщик

Часть первая. ПРОСТОФИЛЯ


Планета, на которой мне в самом ближайшем будущем предстояло умереть, стремительно приближалась. Через иллюминатор моей камеры я мог в последний раз насладиться ее бело-голубым великолепием. Здесь я был заочно приговорен к смертной казни. Почти два месяца мне удавалось скрываться от правосудия, но благодаря настойчивости местных спецслужб поимка такого важного преступника, каковым меня считали, оказалась делом недолгим и несложным. «Сколько веревочке ни виться, а кончику быть!..»

Хеинва получила свое название от искаженного сокращения латинского афоризма «Нос erat in votis», что в вольном переводе звучит приблизительно: «Вот предмет моих мечтаний». Вполне возможно, что кто-то из первооткрывателей воскликнул именно так - в экспедициях довольно много оригиналов. Однако более вероятно, что в поисках благозвучия некто извлек это изречение из древних книг и сочинил легенду. Насколько мне известно, даже среди очень образованных людей не много знатоков мертвых языков.

Планета оказалась райским уголком, какие нечасто встречаются во Вселенной. Наклон ее оси к плоскости эклиптики способствовал поддержанию на всем пространстве материков и океанов ровного теплого климата. За сто лет наблюдений здесь ни разу не было зарегистрировано никаких природных катаклизмов вроде ураганов или смерчей, теплые короткие ливни были отличной заменой бесконечным моросящим дождям, которые, несмотря ни на что, все еще донимают жителей Земли осенью. Большая часть материков находилась в субтропической и умеренной зонах. Были здесь и тучные плодородные почвы, с нетерпением ожидающие усердного земледельца; теплый океан, пенные валы которого не рассекал форштевень судна; хрустальные реки, переполненные рыбой; чистейшая, ничем не отравленная атмосфера, по всем параметрам сходная с земной. Ну, что еще нужно человеку для счастья?!

Вполне естественно, что планета была колонизирована столь же стремительно, сколь и спонтанно. Экономический бум, последовавший за этим, очень скоро поставил Хеинву на одну ступень с высокоразвитыми мирами. Экономическая и технологическая независимость позволили провозгласить республику, на что Земля, являющаяся метрополией, отреагировала как на вполне естественный процесс. Не думаю, чтобы хоть кто-нибудь мог предположить другой исход дела. Население, охваченное патриотическим энтузиазмом, стремительно выбрало парламент, президента, сформировало правительство и зажило неторопливой жизнью глухой провинции.

Однако сюрприз, который, как правило, любая планета готовит своим поселенцам, не замедлил явиться во всей своей красе. Если вы хоть когда-нибудь заводили у себя дома аквариум, то наверняка знаете, что при всем вашем старании и соблюдении правил обязательно произойдет нечто, на что вы не рассчитывали. То из вновь посаженных растений вдруг появятся неизвестные мальки, то из, можно сказать, стерильного грунта покажутся непонятные ростки или в воде, прошедшей многократную фильтрацию, заведутся микроорганизмы, которые испортят вам всю картину. Так случилось и на Хеинве.

Не успели еще остыть микрофоны от предвыборных речей, как на голову правительства буквально обрушились сообщения о невероятных находках. Поскольку первопроходцы не составили себе труда как следует просканировать поверхность материков, теперь тут и там обнаруживались самые неожиданные предметы. Случилось так, что в первую очередь заселялись самые дикие степи и прерии. Плотность населения, состоявшего в основном из земледельцев и фермеров, была невелика, да к тому же эти люди, постоянно занятые своими делами, не испытывали жажды странствий. Но поток переселенцев не ослабевал. Все новые и новые территории находили своих хозяев, среди которых оказалось множество романтиков, готовых искать Атлантиду даже у себя в ванной. Именно поэтому вышло так, что сообщения о заброшенных городах, портах, дорогах посыпались со всех сторон одновременно и не было им предела.

Едва только эта сенсация достигла метрополии, как планету тотчас же наводнили научные работники. Насколько мне известно, на Марс за все время существования на нем колонии не приезжало столько исследовательских экспедиций, сколько их обрушилось на Хеинву в течение каких-нибудь пяти лет. Говорят, что в те времена проще было стать Профессором или академиком, чем водителем грузовика. Сотни томов отчетов, диссертаций, исследований были результатом напряженной работы тысяч людей. Многое было раскрыто и прочитано в первые же два-три года. Колонисты обогатились новыми знаниями о планете и через некоторое время уже считали историю прежней цивилизации частью своей. Перед людьми предстала высокоразвитая цивилизация, достигшая едва ли не большего, чем мы в те же времена. Но она не сочла нужным выходить в космос, хотя технологии это вполне позволяли. Многое из обнаруженного было в полной исправности, и даже мне, спустя почти век после открытия планеты, удалось застать в небе Хеинвы оригинальные летательные аппараты прежних жителей. В искусстве же постройки фонтанов они могли бы дать нам фору. Были расшифрованы старинные книги и прочитаны огромные библиотеки. Аборигены оказались очень похожими на нас и внешне, и внутренне. Их волновали те же страсти, что и всех нас. Они любили, ревновали, смеялись, рыдали. У них были свой Шекспир и свой Достоевский, свой Рубенс и Чайковский. Некоторое время все старинное было настолько модно на Хеинве, что казалось, будто переселенцы хотели изгладить из памяти планеты само воспоминание о веке запустения.

Но, несмотря на то что очень многое стало понятно, загадки остались. И первая из них - что произошло с населением? Как и почему оно исчезло с лица своей планеты? Война? Глобальный конфликт, который дамокловым мечом висел над головой человечества со времен изобретения оружия массового поражения и почти до конца XXI века? Но в литературных источниках не было ни слова о возможности подобной катастрофы. Единая политическая и экономическая системы гарантировали народы от самоуничтожения. Эпидемия? Но об этом никто не желал и слушать - слишком благополучно существовала колония для того, чтобы бросить все и вновь пуститься на поиски лучших миров. От добра добра не ищут!

Наиболее распространенной версией была космическая катастрофа, и в нее верили или хотели верить почти все. Разумеется! Катаклизмы, способные уничтожить разом все население, бывают нечасто даже по космическим меркам. Однако скептики при этом старались привлечь внимание публики к факту исчезновения только разумного вида - животный мир остался совершенно не тронутым. Даже одомашненные животные, одичав без хозяев, теперь добровольно возвращались к людям, что тоже не обошлось без курьезов. Наконец, была даже выдвинута гипотеза о том, что, достигнув определенного уровня, цивилизация Хеинвы перешла в новую стадию и вместе с тем в другое измерение, ведь останков прежних жителей не было обнаружено. Создавалось впечатление, что все они добровольно покинули свои дома и ушли… Однако после многолетних споров вопрос этот так и остался открытым.

Второй загадкой был Лабиринт. Кому в голову пришло назвать его так? Видимо, человек все же обладает способностью проникать разумом под оболочку предмета, даже не постигнув его сути. Долгое время этому циклопическому сооружению удавалось оставаться скрытым от любопытных глаз многочисленных исследователей, наводнивших планету. Но потом, как это часто бывает, на него чисто случайно наткнулся некий фермер, имени которого история не сохранила. По всей видимости, ему показалась странной идеальная полусферическая форма одной из сопок. Исследование показало, что под тонким слоем наносного фунта и дерна находится бронированный колпак. Далее выяснилось, что сооружение представляет собой монолитную сферу около километра в диаметре. Никаких сведений о строительстве и назначении этого предмета не было найдено даже в самых секретных архивах. Попытки проникнуть внутрь посредством разнообразного режущего инструмента не увенчались успехом. Насколько мне известно, корпус Лабиринта не удалось даже поцарапать - настолько тверд и неподатлив был материал. Изучение прилегающей местности принесло новое открытие - напротив небольшого культового сооружения была обнаружена дверь, которая при приближении людей гостеприимно распахнулась. Внутри небольшой прихожей горел мягкий голубоватый свет…

Это все. Те, кто входил в эту дверь, никогда не возвращались назад. Тяжелая броневая плита захлопывалась и открывалась только тогда, когда за ней уже никого не было. Сначала в тайну пытались проникнуть ученые, потом были добровольцы и, наконец, - самоубийцы. Никого из этих людей больше не видели. Ходили, правда, слухи о некоем сумасшедшем, якобы прошедшем Лабиринт от входа до выхода, но это были не более чем досужие сплетни. Правительство Хеинвы во избежание неоправданных жертв специальным указом закрыло зону и выставило у входа охрану. Но спустя некоторое время Лабиринту все же нашлось применение. Он стал единственным во всем освоенном пространстве местом казни. Здесь приводили в исполнение приговор суда и одновременно сохраняли «руки чистыми». Ведь тут не было палачей, плахи и прочих аксессуаров насилия. Приговоренный проходит в дверь и исчезает навсегда. Ему даже оставляют надежду - помилование, если он, конечно, сможет выйти живым.

Пройти через дверь, названную каким-то остряком «подземным переходом на тот свет», предстояло в обозримом будущем и мне.

В уголовных кодексах еще очень многих планет остались статьи, карающие смертью за то или иное преступление. Как правило, столь сурово осуждают преступников, совершивших некое деяние, поставившее под угрозу жизнь или здоровье других разумных существ, но есть также множество исключений и смягчающих обстоятельств. На Хеинве же законы были особенно строги. И меня угораздило совершить преступление именно здесь. В чем оно состояло? Ответить на этот вопрос сложно, но я попробую.

Политическая жизнь на Хеинве была самым тихим омутом из всех мне известных. Слабая оппозиция, на мой взгляд, существовала только для того, чтобы было из кого выбрать нового президента. А ведь совсем недавно катаклизмы в этой сфере едва не втянули в свое жерло соседние обитаемые миры. Одно время на планете правил крупный финансовый магнат Фингер Девятнадцатый. Его семья финансировала геологические и археологические экспедиции, а также некоторые разработки. Вполне естественно, что, когда планета объявила о независимости, Фингер пожелал получить с правительства дивиденды. Правивший тогда президент не имел в казне достаточного капитала, чтобы рассчитаться с кредитором, и предложил мировую - он уступал часть территории планеты концерну Фингера под полный контроль последнего.

Другой капиталист был бы рад и этому, но Фингер решил всю планету-должника прибрать к рукам. Много грязных дел было проделано в этом захолустном уголке Вселенной. Первоначально Фингеру даже удалось одержать победу и объявить себя самодержавным монархом. Хеинву принялись разорять кто во что горазд. Колонистам это очень не понравилось, и по прошествии всего десятка лет они свергли правителя и вышвырнули его вон с планеты вместе со всеми приспешниками.

Вот тогда-то в уголовном кодексе Хеинвы и появились драконовские статьи, карающие мужчин смертью за то же, за что женщине грозил незначительный срок тюремного заключения. Ведь именно женщины свергли ненавистную диктатуру.

Демографический взрыв не был для переселенцев неожиданностью. Даже простейшие размножаются быстрее, попав в благоприятные условия. За пять - семь лет население резко помолодело, поскольку почти на каждого взрослого жителя приходилось едва ли не по три младенца, и при этом девять из каждых десяти новорожденных были девочки.

Спустя десяток лет обнаружилось еще одно обстоятельство - рожденные на Хеинве девочки стремительно обгоняли в росте и умственном развитии сверстников-мальчиков. Юные прелестницы прытко уходили вперед, теряя на ходу фамильное сходство с родителями, словно были детьми другой цивилизации. По прошествии еще десятка лет новое поколение вытеснило и отодвинуло на второй план родителей и, взяв в свои руки бразды правления, начало перестройку всего общества.

Жизнь на Хеинве стала быстро меняться. Известный авантюрист тех времен Клаус Бабих, пытавшийся «ловить рыбку в мутной воде», назвал этот процесс холодной бабьей революцией, за что едва не угодил в Лабиринт, но сумел все же отвертеться и отделался высылкой. На тот момент, к которому относится мое повествование, на планете вот уже на протяжении пятидесяти лет царил матриархат. Разумеется, что и президент, и парламент, и республика остались, но… Везде, на всех ключевых постах были только женщины. Женщины-судьи, женщины-сенаторы, пилоты, полицейские и так далее. Красивые и умные, они приспособили под себя все блага цивилизации и утверждали, что изобрели тысячу способов обходиться без второй половины человечества.

Мужчины же Хеинвы на фоне своих подруг смотрелись более чем жалко. Многие из них не доставали средней женщине и до плеча. Все перевернулось в этом странном мире! Маленькие кроткие мужчины Хеинвы были существами настолько изнеженными, что причислить их к сильному полу язык не поворачивался. Их появление за пределами планеты вызывало в лучшем случае шутки. Они молча сносили любые оскорбления, ну, может, пускали слезу. Но спаси вас Бог произнести что-нибудь оскорбительное в присутствии его подруги! В этом случае я буду испытывать к вам всю гамму ощущений от простого сожаления до глубокой скорби, но ни в коем случае не зависть.

Представьте себе прекрасную блондинку, рост которой значительно превышает два метра, состоящую из ста двадцати - ста пятидесяти килограммов мышц, и у вас сразу пропадет охота «втыкать шпильки» ее милому. Эта красавица отделает вас за милую душу так, что хирургам даже нечего будет выдать на память вашей семье. Не забывайте, здесь все наоборот. Женщины - стержень нации, а мужчины в основном занимаются домашним хозяйством и воспитанием детей.

Думаю, недалеко то время, когда наука всерьез займется изучением этой новой расы. Явление ее слишком громко заявляет о себе, чтобы не обращать на него внимания. Возможно, что на этой благодатной почве будет совершено еще не одно эпохальное открытие. Ведь мы и в самом деле меняемся, переселяясь с одной планеты на другую. Просто на Хеинве это стало заметнее, чем, скажем, на Марсе.

Однако я уклонился от линии повествования. Пора бы приступить и непосредственно к рассказу о моем преступлении и последовавшем за ним наказании.


А началась эта история очень далеко и от Марса, и от Хеинвы, и даже от Ногры, совершенно справедливо считающейся едва ли не самой отдаленной обитаемой планетой во всем освоенном пространстве. Те, кому предстояло вершить судьбы многих людей, уже собрались в кают-компании огромного линкора, установленного на стационарной орбите возле Дзеты Капеллы - маленькой звездочки, почти незаметной с Земли.

Глупо, конечно, было прятаться здесь, за пределами видимости всех известных приборов, но собрание состояло из таких отщепенцев, что они не могли чувствовать себя уютно практически нигде.

Линкор, на котором должен был состояться съезд, был плодом параноидального бреда - в прошлом это был самый большой военный корабль во Вселенной. Он был вполне сравним с маленькой планетой. Построил его некий Император, имени которого история не сохранила. Известно было только, что экономика планеты потерпела крах еще на середине сооружения этого гиганта, революция смела самодержавного самодура, а новое правительство в течение едва ли не столетия продавало линкор любому желающему. Однако таковых не находилось. Ведь даже пустить на слом такой корабль стоило огромных денег.

И вот случилось так, что однажды линкор исчез. Произошло это столь стремительно, что никто даже не заметил, в каком направлении его угнали. Но правительство планеты даже не заявило о пропаже - настолько он всем надоел.

Итак, на линкоре собрались четыре человека, если не считать многочисленной охраны и персонала, сопровождающего хозяев в таких поездках. Каждый из них был примечателен по-своему.

Председателя можно было назвать Шефом - вся его внешность располагала к этому. По крайней мере присутствующие звали его этим именем. Это был грузный, слегка даже обрюзгший человек лет пятидесяти, хотя на первый взгляд ему можно было дать много больше. Но энергичные движения и низкий сильный голос сразу давали понять, что вы имеете дело не с немощным стариком, а с лидером, способным менять судьбы человечества.

Второму на вид было лет двадцать пять. Это был голубоглазый блондин высокого роста - таких «истинных арийцев» очень часто изображала на своих плакатах фашистская пропаганда. Высокий рост и развитые, «накачанные» мускулы делали его не привлекательным, а, напротив, отталкивающим. За ним тянулся длинный шлейф гнусных преступлений, и едва ли не на каждой планете было заведено на него объемистое уголовное дело. Не было, наверное, судебных органов, которые не желали бы посадить Аркела, как звали блондина, в тюрьму или применить еще более суровое наказание. Но можно было подумать, что сама судьба хранила этого преступника. Он не без оснований верил, что не построена еще тюрьма, способная удержать его в своих стенах.



Третьего все называли Профессором, хотя можно было поручиться - ни одно высшее учебное заведение не являлось его Alma mater. Но это не мешало Профессору быть самым осведомленным экономистом в пределах Ближнего крута. Это был маленький желчный старичок, вечно прячущий глаза за зеркальными стеклами очков. На это собрание он был приглашен как консультант.

Последнего все присутствующие называли Принцем. И это было не прозвище, а настоящий титул. Его, конечно, стоило бы поставить первым в этом списке, но сейчас он был не столько коронованной особой, сколько просителем. Принц тоже был немолод, хотя и старался выглядеть мужчиной среднего возраста. Впрочем, до его внешности здесь никому не было дела.

Все четверо сидели в глубоких креслах, снабженных системами подавления прослушивающих устройств. И в скудном освещении едва различали лица друг друга. Таинственность и секретность этого совещания была, быть может, несколько театральной, но Принц специально оговорил такие условия.

- Итак, - начал Шеф. - Мы собрались здесь, чтобы выслушать соображения его высочества по поводу дальнейшей судьбы Империи и планеты Грай в целом. Прошу вас, Принц!

Высокий гость кашлянул и привычно тряхнул головой, словно хотел забросить непослушную прядь волос назад, но результат получился прямо противоположный. Парик, надетый на гладкую, как глобус, лысину, повернулся вокруг своей оси и совершенно заслонил глаза Принца. Тот покраснел так, что стал ясно виден толстый слой пудры на щеках, поправил парик и обнаружил, что вся его заранее подготовленная речь совершенно вылетела из головы.

Сидящие в креслах молча ожидали. Никто из них не желал прийти на помощь гостю. Наконец Принцу удалось более или менее привести в порядок как внутреннюю, так и внешнюю части своей головы, и он начал говорить.

- Господа! Меня привело к вам катастрофическое положение моей Империи. Надеюсь, вам известно, что многолетняя война, которую ведет мой отец едва ли не со всеми державами планеты, включая бывших союзников, вконец разорила Империю. Людские и материальные ресурсы полностью истощены, более половины посевных площадей выведено из оборота…

- Ну так что вам мешает покончить с этим? - удивился Аркел. - Заключите временное перемирие, соберитесь с силами и воюйте дальше!

- Попрошу не перебивать!

- Действительно, - возмутился Профессор, - поимейте уважение к старшим!

Принц гневно сверкнул глазами. Он не любил напоминаний о его возрасте.

- Предложение нашего… м-м… собеседника не лишено логики, но! - Принц выдержал паузу. - Но оно совершенно неприемлемо.

- Почему же? - удивился Атлет, задетый за живое. Он считал себя достаточно взрослым, чтобы не выслушивать замечаний о своей молодости. - Что вам мешает?

- Империя понесла тяжелые потери. Несмотря на то что наши победоносные армии захватили огромные территории и принудили капитулировать более десятка держав, противник смог нанести удар в спину и проникнуть на нашу священную землю.

- То есть, - подал голос Шеф, - мировая война вас вполне устраивает?

- Да, но она требует все больше и больше средств, а их почти не осталось.

- Насколько я помню, - вмешался Профессор, - у вашего высочества значительные средства вложены в разработку месторождений на Ошве. А там каждый кредит дает почти двести процентов прибыли в месяц.

- Но позвольте…

- И этих денег вполне могло бы хватить на войну намного большего масштаба. А вы, ваше высочество, скупаете акции…

- Но это мои деньги! Я волен поступать с ними по своему усмотрению!

- Империя в конечном счете тоже ваша, но вы не желаете вкладывать в нее деньги. Из ничего ничего и не будет!

- Послушайте, - обратился Принц к Шефу. - Кто это такой?! По какому праву он учит меня, что мне делать?

- Я пригласил его в качестве консультанта. Слушайте, слушайте - он дело говорит.

- Не пойму только, - снова вмешался Аркел, - какая нам выгода ввязываться во все их внутренние дрязги.

- Выгода прямая, - неприятно усмехнулся Шеф и замолчал.

- Ну так не тяните время! Оно стоит дорого.

Некоторое время все молчали. Шеф сидел неподвижно, глядя прямо перед собой. Принц сверкал глазами то на Профессора, то на Аркела. Он был здесь в непривычной для него роли и поэтому никак не мог настроиться на нужный тон.

- Так вот, - продолжал Принц, - война будет вестись до победного конца…

- Вы что, хотите стать во главе? - не унимался Аркел.

- Не торопи события, - поморщился Шеф.

- Независимо от того, кто будет находиться на троне, война будет продолжаться.

- Ну, тогда мне здесь делать нечего, - махнул рукой Аркел, вроде бы собираясь уходить.

- А вы что хотели? - удивился Принц.

- Я думал, что ваш престарелый батюшка мешает вам вершить политику, но, если вы с ним заодно, для меня нет здесь ничего интересного.

- Ошибаешься, - заметил Шеф.

- Ну, хорошо. - Молодой человек снова откинулся на спинку кресла.

- Вообще, - сказал задумчиво Профессор, - монархи, как правило, плохо кончают…

- То есть вы в курсе того, что у меня в стране постоянно вспыхивают голодные бунты?

- Разумеется. Я, прежде чем приехать сюда, досконально изучил все, что касается планеты Грай. Мой прогноз предстоящих событий вряд ли будет для вас утешительным.

- Что вы хотите этим сказать?

- Если вы немедленно не предпримете решительных шагов, то дни вашей династии будут сочтены. И не помогут вам инопланетные наемники. Я не оракул, но могу сказать почти наверняка - больше года вам не продержаться.

- А потом? - поинтересовался Аркел.

- А потом, как водится, революция, и дай вам Бог успеть удрать туда, где вы спрятали деньги!

- Но вы предоставите мне помощь? - взмолился Принц.

- Военную? - Шеф взмахнул рукой, словно отгоняя муху. - В этом более нет смысла. Поставки наемников нам не выгодны.

- А как же?

- Я предлагаю вам другое…

- Оружие? Технологии?

- Нет. Продовольствие.

- Что? Каким образом поставки продовольствия спасут положение?

- Все очень просто. - Профессор вынырнул из тени, отбрасываемой на его лицо спинкой кресла. - Очень просто. Вы получаете продовольствие и таким образом гасите пламя революции в своем тылу…

- Но этак можно проесть все наличные средства! Нет, это не годится!

- Как вам будет угодно. Но скоро вам нечем будет платить вашим наемникам, и результат будет тот же - революция.

- Ну хорошо, хорошо. Как вы себе это представляете?

- Я предлагаю…

- И в лодку сесть и рыбку съесть, - хохотнул Аркел.

- Как ни грубо это выражение, оно очень хорошо отражает суть моего плана. Итак, я предлагаю вам снять часть средств с геологоразведки на Ошве и вложить их в другую планету - аграрную…

- Сколько это будет стоить? - нетерпеливо хрустнул пальцами Принц.

- Смету я вам предоставлю. Поверьте, это не такие большие деньги по сравнению с той выгодой, которую вы получите.

Профессор протянул руку и передал Принцу пластиковую карточку

- Запомните хорошенько номера счетов и сумму. Срок жизни этой карточки - две минуты.

Принц, шевеля губами, принялся заучивать цифры, а Профессор тем временем бросил торжествующий взгляд на Шефа. Аркел, который был не в курсе всех махинаций этих двоих, сначала недоуменно, а потом весело поднял брови и едва не расхохотался. Но Шеф угрожающе сдвинул брови и шевельнул пальцами, словно хотел сжать кулак

Принц, считавший себя большим знатоком дворцовых интриг, так и не заметил этого «театра мимики и жеста». Он сосредоточенно изучал карточку, запоминая многозначные цифры, пока та не вспыхнула и растворилась в воздухе.

- Хорошо, - наконец сказал он. - Я пойду у вас на поводу, тем более что деньги, которые вы у меня просите, и в самом деле невелики. Когда я начну получать помощь?

- Через три месяца, - ответил Шеф.

- Почему так долго?

- Во-первых, - ответил Профессор, - нам еще нужно вернуться к себе и дать необходимые распоряжения.

- А во-вторых?

- Для того чтобы захватить планету, нужна хорошо вооруженная армия, которую еще надо подготовить.

- Ну, армия у нас уже есть, - брякнул Аркел и едва не получил удар в челюсть от Шефа.

- Так не проще ли мне самому вторгнуться в пределы этой планеты? У меня еще есть неплохой экспедиционный корпус.

- Кстати, - Шеф метнул угрожающий взгляд на Аркела, - было бы неплохо усилить вашими наемниками нашу группу вторжения.

- Я как раз хотел просить вас об этом.

- То есть в этом вопросе у нас разногласий не будет?

- Если вы не собираетесь оголить мои фронты, - счел нужным пошутить Принц.

- Нет. Мне понадобится не более пяти тысяч человек

- Всего-то? - удивился Принц.

- Вы же захотите держать руку на пульсе всей операции?

- Признаться честно, я думал об этом.

- Вот видите. - Шеф также послал улыбку собеседнику. - Мы пришли к согласию по всем вопросам, и, как только деньги будут перечислены, мы начнем.

- Одно мне непонятно: почему я не могу взять пять тысяч человек экспедиционного корпуса и вторгнуться туда же, куда собираетесь вы?

- Очень просто. Если вы попытаетесь оккупировать хотя бы астероид, Земля тотчас пошлет космофлот и надолго отучит вас от таких экспедиций.

- Так чем же вы лучше меня?

- Мы достигнем того же результата политическим путем.

- Свергнете правительство? - ужаснулся Принц.

- А вот это - наша коммерческая тайна. А теперь, Профессор, скрепите наш договор.

Профессор достал из внутреннего кармана пиджака портативный компьютер, открыл верхнюю крышку и показал договаривающимся сторонам текст договора, отраженный на экране. Принц и Шеф согласно кивнули и приложили пальцы к идентификатору. Едва ощутимый укол - и тотчас же из боковой панели компьютера выдвинулись два небольших диска.

- Ну что же, - Профессор спрятал компьютер и поднялся на ноги, - давайте прощаться. Я и так потерял слишком много времени, чтобы добраться в эту глушь. Неужели нельзя было собраться в более цивилизованных условиях?

- Так пожелал Принц, - буркнул Шеф и тоже встал.

- Я могу надеяться на благополучный исход дела? - поинтересовался Принц.

- Я лично прослежу за всеми этапами операции. А если позволит время и здоровье, приму в ней самое деятельное участие, - заверил его Шеф.

- В таком случае я спокоен.

Принц повернулся, сделал знак свите и энергичным шагом направился к выходу.

Двое суток спустя Шеф и Аркел встретились снова, но это было уже в другом месте.

- Итак, все идет по плану, - сказал первый. - Осталось малое - найти пару идиотов, которые убедят всех окружающих в невинности наших намерений.

- За этим дело не станет, - ответил Аркел. - Одного такого я видел в баре. Он считает себя таким кристально честным, таким замечательным, что будет заражать всех своей дурацкой порядочностью. Ну а у таких дураков всегда найдутся такие же друзья.

- Откуда ты его знаешь?

- Пару раз переправлял с его транспортом наши грузы.

- Ты с ума сошел?

- Я сначала все проверил и убедился, что этот болван верит на слово.

- Так не бывает…

- Еще как бывает! Мало того, он сам находит для тебя оправдания, если всплывают какие-нибудь нестыковки.

- Вот уж точно болван! - усмехнулся Шеф.

- Лучшего кандидата и придумать нельзя.

- А ты уверен, что нам не подсовывают его?

- Кто? Полковник Савичев?

- Ну, хотя бы и он. Приемчик, конечно, старый, но еще очень действенный.

- Я проверял. Таких дураков надо разводить в специальном садке и выпускать на волю только под наш присмотр. Он чист. Не может же Космобезопасность охватить все освоенное пространство!

- Как будто ты не понимаешь, что они готовы нам в зад заглядывать, лишь бы заранее узнать о наших планах.

- Но, Шеф!

- Хорошо, покажи его мне, но так, чтобы он меня не видел. Надо будет, я сам ему покажусь.

- Годится! Мне нужно для этого всего пару минут.

Он исчез и через две минуты действительно прошел мимо с высоким молодым человеком, выделявшимся среди прохожих ярко-рыжей шевелюрой. Еще через пять минут Атлет вернулся один.

- Я забросил ему наживку, и он клюнул. Что будем делать дальше?

- Воткнешь ему в мозг программу честного трудяги, хотя, по-моему, он в ней не нуждается. Но на всякий случай не помешает. Никто не должен заподозрить о готовящейся акции.

- А Принц не раззвонит?

- Ему от этого будет только хуже. Он же не знает, что мы за его деньги вступаем в долю к

Фингеру Двадцать Первому. Он считает, что все делается только для него и ради него. В случае же провала и все шишки посыплются на него. Он только прикрытие.

- Да, немало еще во Вселенной дураков! - хохотнул Аркел.

- Дураком можно сделать любого человека, - строго заметил Шеф. - Важно, чтобы из тебя самого не сделали дурака.

- Сколько акций вам удалось приобрести у Фингера?

- Три процента…

- Негусто.

- При хорошем раскладе это три процента всех потенциальных ресурсов планеты. По-моему, это совсем не плохо.

- Но все же главный куш хапнет Фингер.

- За участие в операции он выложит нам кругленькую сумму, хватит купить еще некоторое количество акций.

- Но в случае удачи они резко пойдут вверх, - заметил Аркел.

- Я еще раз попробую поговорить с Профессором.

- Он-то не много значит!

- Вот в этом ты ошибаешься. Это псевдоним у него такой, а на самом деле он у Фингеров в совете директоров сидит уже не первый десяток лет. Экономический консультант. И захват Хеинвы - его идея.

- Идея хорошая! Только все прибыли пойдут им, а все проблемы - нам.

- Он просчитал все до последней запятой. Его план великолепен.

- А Космобезопасность нас не прищучит?

- Не беспокойся, все продумано. Свержение режима будет выглядеть как внутренняя революция. В такие дела обычно стараются не вмешиваться, если они не угрожают межпланетной безопасности.

- Ну хорошо. А там, на Хеинве, не заинтересуются нашим придурком? Как-никак иностранец…

- А что иностранец?

- К ним на любой планете всегда привлечено особое внимание. Что случись - они первые на подозрении.

- Не беспокойся. После изгнания Фингера Девятнадцатого у них не было случая потренироваться. Прошло уже много лет. За это время даже самые лучшие специалисты растеряли свою квалификацию и навыки. Так что, можно сказать, своей Службы безопасности у них нет.

- Приятно слышать.

- Но и болтать на каждом углу тоже не обязательно. Значит, так готовишь своего болвана и отсылаешь его… Куда он летит отсюда?

- На Землю. У них груз геля…

- Отлично! Там его проверят и перепроверят, а мы сможем еще раз убедиться в его лояльности. Может случиться так, что он найдет компаньона.

- Может, ему помочь?

- Ни в коем случае! Мы не должны его компрометировать сомнительными знакомствами. Пусть это будет какой-нибудь его давний знакомый. А ты не забудь настоять на том, чтобы он непременно нашел компаньона. Понял? Отправишь его на Землю с паролем. Я его там встречу и направлю куда надо. Все. Увидимся на Хеинве.

Шеф повернулся и, как это умел делать только он, исчез, словно его и не было. Аркел пощупал стенку, возле которой только что сидел его визави, и усмехнулся. Шефа здесь не было. Вместо него с Аркелом разговаривала объемная голограмма.

Молодой человек рассмеялся и исчез точно так же, как и его босс.

Нотариальная контора «Марс-14», где я служил в должности старшего клерка, располагалась в куполе № 92 на самом верху. Плюс тридцатый этаж. Выше нас были только установки искусственного климата и моторные отделения скоростных лифтов. А дальше - бронеплита и разреженная атмосфера красной планеты. Когда оказалось, что для создания нормальной атмосферы на Марсе понадобится два столетия, поселенцы, жившие до этого в шахтах, прорытых в местах геологических изысканий, возмутились и потребовали для себя цивилизованных условий существования. Купола из стекла, бетона и стали оказались тем компромиссом, который разрешил конфликт. Теперь возле огромных витрин, за которыми открывались великолепные виды марсианских гор и пустынь, даже отъявленный клаустрофоб чувствовал себя нормальным человеком. Постепенно шахты стали лишь производственными помещениями, а купола - жилыми.

По роду своей деятельности мне приходилось заниматься регистрацией уставов новых предприятий, составлением и заверением разного рода доверенностей, завещаний, жалоб. Каждый день я переворачивал горы бумаг - не спасала даже компьютерная обработка данных. Электронная почта по утрам едва только не трещала от накопившихся сообщений. Мы и наша деятельность были нужны людям, но… Не могу сказать, что работа была интересной и разнообразной, однако в среде переселенцев она считалась достаточно почетной. К тому же давала возможность рассчитывать на сертификат класса «С», то есть общество высоко ценило мой вклад в его развитие.

Маленькая справка для тех, кто не знает, что такое классные сертификаты. После отмены денежного обращения между частными лицами понадобилась новая система оплаты труда, и все тарифы были разбиты на двадцать шесть классов. Главный компьютер планеты учитывал каждый ваш рабочий день и выводил из него коэффициент общественной полезности. Класс (который чем ближе к букве «А», тем лучше) обозначался в вашем личном сертификате. Такой сертификат действовал далеко за пределами Марса и даже Солнечной системы и являлся одновременно медицинской и кредитной картой. С ним можно было смело отправляться в путешествие на любую из планет Содружества, где только есть аппарат для считывания данных. Но до класса «С» мне было еще далеко.



Работа наша считалась спокойной, й Шеф частенько совершенно справедливо называл ее болотом. И действительно, рутина очень быстро надоедала, и поэтому выпускники юридических институтов у нас подолгу не задерживались. Не помогали ни новейшие компьютеры, ни возможность дальнейшего образования - Шеф сумел защитить докторскую диссертацию на нашем богатом фактическом материале. Их манила сопряженная с риском и приключениями работа на дальних транспортах и малоосвоенных Планетах. А уж чрезвычайные миссии были пределом мечтаний. Перспектива стать маленьким, кругленьким, но уважаемым старичком, внешне напоминающим использованный мешок от пылесоса, вроде нашего Шефа, никого не привлекала.

Может быть, оттого, что я задержался в конторе на пару лет дольше, чем другие, меня и продвинули по службе. Таким образом Шеф постарался поощрить мое долготерпение. К повышению прилагался отдельный, хотя и небольшой, кабинет. Четырнадцать квадратных метров персонального офиса может по достоинству оценить только тот, кто долгое время прожил в тесноте искусственных помещений вроде марсианских куполов или подземелий Венеры. Однако на четвертом году службы мне все же стало тоскливо.

Вдруг захотелось простора, никогда не виданных бескрайних полей, где можно дышать полной грудью ароматами трав и не заботиться об уровне кислорода в баллоне. Хотелось позагорать под прямыми лучами Солнца, а не в солярии, где едва ли не каждый квант света сначала подозрительно осматривают, а потом только пропускают. Видимо, существует все же некая генетическая память, ибо, родившись и проведя всю свою жизнь на Марсе, я все чаще и чаще грезил пейзажами Земли. Правда, я не был уверен, что стану уютно чувствовать себя в ничем не ограниченном пространстве, но тем не менее…

Была и еще одна причина, которая толкала меня на поиски приключений. К двадцати пяти годам я наконец морально созрел для создания семьи. Многочисленные интрижки и увлечения должны были в конце концов вылиться во что-то серьезное. Не может же нормальный человек прожить всю жизнь бобылем, хотя, конечно, довольно найдется людей, готовых оспорить это мое мнение. Однако на Марсе, как мне казалось, не могло найтись подходящей мне по характеру женщины. Те, кто нравился, были уже замужем, а незамужние в большинстве своем неприятно поражали изнеженностью и инфантильностью.

С давних пор во всех колониях отношение к женщинам было особое. Большей частью колонисты, суровые первопроходцы, были, разумеется, мужчинами. Женщины в поселках попадались редко и поэтому едва ли не обожествлялись, и главной их добродетелью можно было считать само их существование. Большинство из них были с детства до безобразия избалованы постоянным неусыпным вниманием и заботой. Поэтому они зачастую вырастали совершенно не приспособленными к нелегким условиям колониальной жизни. Представьте себе жену, которая, как экзотическая зверушка, украшает ваш быт, только и всего. С тех пор минуло немало лет, но отношение к женщинам в колониях почти не изменилось, хотя теперь их процентный состав значительно увеличился. Только на Земле женщины еще считались равными во всем с мужчинами.

Вот по этим вышеперечисленным причинам достойной кандидатки в жены в своем окружении я не видел. И хотя я тогда совершенно не представлял, какой должна быть моя избранница, сердце мое подсказывало, что искать ее надо где-то далеко.

Именно эти две причины и толкнули меня на авантюру. Испросив у Шефа бессрочный отпуск, я отправился на Землю. Тамошние условия жизни представлялись мне наиболее подходящими для исполнения моего замысла. Но, как это часто случается, жизнь распорядилась по-своему.

Транспорт, на котором волею случая мне пришлось путешествовать, оказался дальнерейсовым танкером, везущим гелевидные металлосодержащие вещества откуда-то из самого центра Галактики. Корабли, подобные этому, иногда годами находились вдали от Солнечной системы, перевозя различные грузы, и по роду своей деятельности нередко оказывались на самых экзотических планетах. Всего за пару лет здесь можно было бы набраться впечатлений на всю оставшуюся жизнь.

Ведь ни для кого не секрет, что даже на околоземных орбитальных станциях-портах можно встретить представителей иных цивилизаций самой фантастической внешности. Таких, например, как шеатяне, настолько чувствительных к запахам, что они не снимают гермошлемов, пока не вернутся на борт своего корабля. Или лиловокожие ньзижи, которые делают как раз наоборот, - наша атмосфера вредна для них, но они снимают скафандры и, распространяя запах мускуса, пьянеют от высокого содержания кислорода в воздухе.

Но если читатель, решив предвосхитить события, вдруг предположит, что я, изменив первоначальный план, захотел войти в число членов экипажа, он ошибется. Даже если бы у меня и возникло подобное желание, то исполнить его было совершенно невозможно. Место корабельного юриста было занято моим бывшим однокурсником.

Наша встреча была для меня полной неожиданностью. А тем более неожиданной была его искренняя радость. Это хотя бы потому, что на курсе мы почти не поддерживали дружеских отношений. Он проводил большую часть свободного времени в спортзале и по праву считался лучшим баскетболистом в институте. Я же отдавал свой досуг книгам и древним рукописям.

Были и другие причины для прохладных отношений. Он был красив, как греческий бог. При росте полных два метра, что вообще большая редкость на Марсе, он имел пропорционально сложенную атлетическую фигуру, пронзительно синие глаза и вьющиеся от природы волосы цвета червонного золота. Он всегда был щедр на комплименты девушкам, шумен и громогласен. Его общительность стала в институте притчей во языцех. Говорили даже, что на экзамене по древней истории он настолько сумел очаровать преподавателя, что тот забыл, для чего они встретились. Сами понимаете, что на таком фоне потеряется даже очень симпатичный парень. Попробуйте решить задачку: на кого быстрее обратит внимание девушка - на двухметрового красавца или на рядового бумажного червя с неопределенным цветом волос и глаз, постоянно слегка смущенного да к тому же ниже своего приятеля едва ли не на две головы? Вы поставили на первого? И правильно сделали - вы выиграли.

Но в момент нашей новой встречи мы были все же на равных. Институтские корпорации иной раз прочны настолько, что даже по прошествии многих лет выпускник готов поддержать совершенно незнакомого человека только потому, что тот когда-то учился в том же учебном заведении, что и он.

Так случилось и в этот раз. Он тоже узнал не меня, а медальон, который каждый выпускник изготавливает из своего входного жетона в институтские здания. Жетон обрабатывается вручную, вы вольны снять или оставить на нем пленку с регистрацией оценок, и таким образом приобретает индивидуальность, сохраняя при этом первоначальную форму. Говорят, что старые, опытные преподаватели способны по внешнему виду этого медальона определить год выпуска студента.

Кроме меня, в салоне находились еще человек семь, но это были малообщительные трапперы с Ганимеда, привыкшие хранить молчание в своих ледяных пустынях. Помнится, тогда я еще удивился изменению значения термина со времен Джека Лондона, когда трапперами называли охотников с капканами. Теперь же так называются искатели и ловцы астероидов и метеорных потоков, богатых полезными ископаемыми. Разговор с трапперами ограничился двумя-тремя фразами, и более решительно нечем было заняться.

От нечего делать я листал журнал, больше разглядывая картинки, чем читая. К тому же журналы, разбросанные по столикам, были настолько древними, что вполне могли бы подойти под определение «библиографическая редкость».

Вдруг дверь распахнулась, и на пороге появился Виски. Так звали его в институте потому, что настоящее имя его было Джон Уолкер. Во время полета в его обязанности входило развлекать пассажиров беседой. Молодой юрист вошел с тем, чтобы познакомиться с новым попутчиком. Взгляд его обежал салон и вдруг замер на моем медальоне. Машинально приложив руку к груди, где у него находился точно такой же, Виски поднял глаза выше и всмотрелся в мое лицо. Чувствуя, что он никак не может меня вспомнить, я пришел ему на помощь.

- Виски! - воскликнул я, вскакивая с кресла. - Как дела, старина?!

- Привет! - отозвался он, пожимая мне руку и искренне радуясь встрече. - А я никак не рассчитывал встретить здесь кого-нибудь из наших! Ты какими судьбами? Покидаешь грозный Марс ради старушки Земли? Или тобой просто овладела тяга к странствиям?

- И то, и другое, - попытался я ответить сразу на все его вопросы и тут же выдал свой секрет. - Вот, надумал жениться, но взять непременно землянку…

Иногда, стесняясь собственных мыслей и не зная, как примет их собеседник, мы облекаем строгую правду в шутовские одежды, чтобы сохранить за собой путь к отступлению. Впрочем, я и сам не смог бы сказать точно, чего в этом заявлении было больше - правды или шутки. Но Виски не принял ни того, ни другого.

- Брось голову дурить! Неужели молодому, дипломированному юристу, подающему надежды, нечем больше заняться?! Поверь мне, в жизни есть великое множество самых разных развлечений, и женитьба - самое скучное из них! Какая муха тебя укусила?

- Да вот…

- Ага! Захотелось иметь семейный очаг, домашний ужин и пару сопляков? Или Постоянную подружку, надежно прикованную к тебе цепями Гименея? Плюнь! Плюнь сейчас же! - Он говорил с таким жаром и так убедительно, что мне и в самом деле захотелось плюнуть, я даже поискал глазами урну, а он тем временем продолжал: - Посмотри на меня! У меня сейчас нет никаких проблем, а полгода назад я был женат. Видел бы ты меня тогда! Тоска в глазах и немощь во всей фигуре, я был выжат как лимон, я тонул в болоте повседневности. А почему? Да потому, что, когда мировое пространство замыкается на одном человеке, оно перестает существовать. Оно сворачивается в некое первояйцо, которое твоя благоверная варит тебе же на завтрак И ты съедаешь его в полном бесчувствии, не зная, что стал причиной гибели целой вселенной. Нет, это не для меня! Женщины мужчинам нужны не для этого!

Мне оставалось только рассмеяться, чтобы хотя бы на минуту прервать поток его красноречия.

- Послушай, но я же не сию секунду женюсь! И твои горячие речи были бы более уместны по пути на эшафот, а не к алтарю. Впрочем, я, кажется, действительно сморозил глупость…

- Вот-вот! - тут же подхватил он. - Но от следующей я постараюсь тебя удержать. По крайней мере - на время. А за это время ты, может быть, одумаешься.

- Что ты имеешь в виду?

- Ты хочешь жениться обязательно на землянке? Колонистки тебе не подходят? - лукаво прищурился он.

- Ну да, что-то в этом роде…

- Но окончательно ты еще не решил?

- Ну, есть некоторые планы…

- А ты ничего не слышал о том, что Земля сейчас является средоточием науки и цивилизации?

- Вообще-то слышал, но какое отношение это имеет к моему намерению жениться?

- Самое прямое! Ты там не был, а я был и видел эту академию диаметром в двенадцать тысяч километров. Любой, даже самый образованный житель колоний смотрится среди аборигенов сущим дикарем. Их язык настолько пропитан научной терминологией, что едва понятен нормальным людям. О да! Они решают там глобальные проблемы, спасибо им всем за это, Но нашему брату туда путь заказан. Так что, если ты задумал жениться на местной уроженке, то тебе прямая дорога на биофак Института человека - авось примут за примата и поставят столь желаемый тобой эксперимент.

- Ты что? Ты это серьезно?

- Куда уж серьезнее! Я выдержал там три дня - уж очень хотелось своими глазами увидеть земли предков - и вернулся как оплеванный. Приятно ли, когда тебя встречают с вежливыми улыбками, провожают до порога, но в течение твоего визита, как от психа, убирают острые и тяжелые предметы? Ты видишь, как они мучаются, пытаются спуститься со своего Олимпа до твоего примитива, чтобы объяснить тебе элементарные вещи… Впрочем, езжай, быть может, тебе там понравится.

- Вот тебе и раз! - Виски удалось убедить меня, но червь сомнения еще копошился у меня в душе. - Послушай, но ведь среди поселенцев немало новичков с Земли, и, насколько мне известно, они вполне нормальные люди…

- Ага, достаточно для примера вспомнить хотя бы нашу преподавательницу по древнему праву.

Здесь он угодил в самое яблочко. Софья Владимировна была человеком жестким и не терпела ни малейшего отклонения от тем ее лекций. Она прежестоко наказывала всех, кто пытался импровизировать, поэтому все конспекты по ее предмету приходилось учить наизусть. Своим педантизмом Софья Владимировна была способна довести до истерики даже робота.

- Ну хорошо. - Я наконец нашел нужным сдаться. - Что ты можешь предложить взамен моей экспедиции? Я чувствую, что у тебя что-то припасено.

- Ты проницателен, как всегда! У меня есть к тебе предложение. Я собирался подыскать себе компаньона где-нибудь в колониях, но стоянки на этот раз были такие короткие, что даже в бар на «Вселенной-9» не удалось забежать. А дело очень интересное. И вдруг я встречаю тебя - однокурсника, юриста с большой практикой как раз в нужной области. Это судьба! Поэтому тебе первому я предлагаю стать моим компаньоном…

Он вдруг замолк, испытующе глядя на меня. При нашей разнице в росте я напоминал себе неизвестно чем провинившегося школьника. Очевидно, Виски ожидал от меня фразы вроде: «С тобой - хоть на край света!» Но, поскольку мне вряд ли удалось бы произнести ее с достаточной долей искренности, я предпочел молчание. Виски же расценил это по-своему.

- Ты осторожен, как в былые времена, шахматный гений! - не выдержав паузы, принужденно рассмеялся он.

- Нет, что ты! Я просто жду продолжения. По-моему, далеко не каждый ответит согласием на невысказанное предложение.

Он снова посмотрел на меня долгим, изучающим взглядом, словно видел в первый раз и оценивал мои возможности. Наконец воеторг, распиравший его, сделал свое дело, и он решился.

- Значит, так - Он снова сделал паузу, не то для усиления моего внимания, не то подавляя последние сомнения. - Мне тут предложили одно интересное дело. Экспорт-импорт на не очень дикой планетке. Фирма открывает официальное представительство…

- Но позволь! Ведь это как раз то, от чего я убежал только вчера! - с возмущением перебил я его. - И это, по-твоему, соблазнительное предложение? Да проще поменяться! Ты - в мой пыльный нотариат, а я - на эту посудину; и смена обстановки, к которой мы оба так стремимся, будет гарантирована.

- Дело в том, - продолжал Виски, не отреагировав на мои возражения, - что они собираются торговать чем-то таким, что имеет бешеный спрос при полном отсутствии конкурентов. Оба этих обстоятельства в короткий срок превратят маленькую фирму, коей мы с тобой будем, в гигантский концерн. Вполне естественно, что те, кто будет стоять у истоков, тоже не будут обойдены. По-моему, здесь пахнет сертификатом класса «А» и большими деньгами…

- Чем, прости?

- Деньгами. Ну, ты совсем заплесневел со своими завещаниями. Вспомни, по истории экономики преподавали, что некогда существовали эквиваленты ценности товаров и трудозатрат.

- Что-то такое всплывает, но я не пойму, ведь деньги были отменены и, как это, изъяты из обращения.

- Дело в том, что на многих отдаленных планетах, особенно в колониях, где еще не налажен электронный учет трудовой деятельности, имеют хождение различные платежные документы, называемые деньгами. Ничего лучшего при отсутствии единой сети просто не смогли придумать. У меня этих денег целая коллекция, я тебе ее обязательно покажу, встречаются прелюбопытные экземпляры Ну что? Ты согласен?

- Надо подумать, такие вопросы не решаются на ходу.

- Думай, думай, но учти, часа через два начнется торможение, а еще через два мы уже причалим к станции, где расстанемся, и, возможно, больше никогда не увидимся. Решать нужно сейчас. Меня тоже поджимают сроки.

- Вообще мне, наверное, проще было бы занять твое место, коль скоро ты все равно уходишь, - вслух подумал я.

- Место уже занято, - отрезал Виски. - На причале нас будет ждать человек, который сменит меня на этом посту.

- Ах, так! Кстати, ты так и не сказал, как называется тот глиняный шарик, на котором ты решил поселиться.

- Разве? - удивился он. - Ну, тогда понятно, почему ты не согласился сразу.

- По твоим словам, похоже, что это просто рай, мечта…

- Она и называется почти так - Чувствуя, что ему наконец удалось завладеть моим вниманием, заинтриговать, Виски намеренно медлил, лукаво глядя на меня. - Она называется, ее имя…

- Ну же! Не тяни! - взмолился я.

- Ее имя - Хеинва! Надеюсь, слышал?

Признаться честно - о планете я имел скорее даже смутное, чем общее представление. То есть я знал, что она находится в пределах второй сферы и то, что до нее не то пятнадцать, не то семнадцать парсеков. Видел я однажды на Марсе и пилотов с Хеинвы. Это были четыре прекрасные девушки, в любую из которых можно было бы влюбиться с первого взгляда, если бы, по словам шефа, «их размеры не были столь устрашающи». В них было более чем по два метра роста, и марсианские мужчины не доставали им и до плеча. Этим, пожалуй, и ограничивались мои знания о планете.

- Слышать-то слышал, - признался я. - Но не имею о ней ни малейшего представления.

- Ну, вот! Все с тобой ясно! - воскликнул Виски. - Ты просто не представляешь, от чего отказываешься!

- Я еще не отказался.

- Тогда слушай. Планетка эта и в самом деле сущий рай. Климат - курортный, а в экваториальном поясе немного жаркий. Я наводил справки. Атмосферное давление чуть ли не круглый год 760 мм! Солнце, воздух, моря, реки! Никакой гидропоники - растут фрукты прямо под открытым небом и сколько угодно! Представь себе, что ты можешь сорвать с дерева любой плод, не опасаясь при этом схватить дозу! А какие там девчонки! Закачаешься! И мы с тобой в этом саду будем едва ли не единственными садовниками!

- Тебе бы рекламным агентом в турбюро работать. И как долго мы сможем пребывать в этом раю?

- Сколько угодно, к ним только получить визу трудно, но уж если получил, то можешь приехать и жить хоть до глубокой старости.

- А наше предприятие?

- За работу не беспокойся. Тот, кто предложил мне этот бизнес, уверен, что через каких-нибудь пару месяцев будет виден результат. Ну а если он ошибается, неужели мы не найдем себе там другое занятие? С нашими дипломами можно очень неплохо устроиться на любой планете, где есть хотя бы элементарная государственная система.

- Соблазнительно, черт возьми!

- Еще бы! Признайся, ведь ты о таком и не мечтал? Воздух, простор… В конце концов, если я тебя не убедил, то можешь и жениться. Выбор огромный - из двадцати миллионов жителей восемьдесят процентов женщины, большей частью, как ты понимаешь, незамужние, молодые, красивые. Только не бросайся на первую попавшуюся - это мой тебе совет. Для начала покопайся, попробуй того-этого, составь себе мнение, а уже потом, если еще не пропадет это глупое желание, можешь спокойно охомутаться. Ты же мужчина в самом расцвете сил! Любая женщина может это оценить.

Оговорюсь здесь, что Виски мне здорово льстил. Сам я о себе несколько иного мнения. Но ему было необходимо заполучить меня в компаньоны, поэтому он продолжал:

- А мужики там такие, что парни вроде нас - вне конкуренции! Я уверен - ты не пожалеешь!

Много позже я как раз и пожалел о том, что принял предложение Виски, но в тот момент я не мог знать, что отказ стал бы моим спасением. Как много глупостей мы не совершили бы, если бы могли заглянуть за таинственную вуаль, драпирующую лицо будущего! Надежда на лучшее, авантюризм, присущий каждому разумному существу, толкает нас в бездну, которую мы замечаем много позже и потому не сопротивляемся. Хотя, уже стоя на краю, начинаешь понимать, что по трезвом размышлении можно было бы избрать другой путь, пусть лишенный приключений и скучный по своей сути, но в конце его не ожидает плаха. Впрочем, кто знает? Древние были мудры и рекомендовали не зарекаться ни от тюрьмы, ни от сумы.

Итак, вышеприведенный разговор стал поворотным пунктом в моей судьбе. Такое часто случается: двигаешься по заранее намеченной и рассчитанной до мелочей траектории и вдруг в одно мгновение оказываешься как бы в другой Вселенной, где царят свои законы, и все твои планы рушатся безвозвратно.

По прибытии на «Вселенную-3» мы покинули транспорт, правда, не обошлось без инцидента. Капитан ни в коем случае не хотел отпускать Виски до прибытия нового юриста, который почему-то запаздывал, и мы потеряли почти полчаса на пререкания. Наконец на пирсе появился юноша с восторженно распахнутыми глазами, и конфликт утас сам собой. Однако, мне кажется, это опоздание впоследствии сильно сказалось на карьере молодого человека - капитан совсем не по-доброму посмотрел на него. Кому же охота тратить свой нервы из-за другого человека?

Едва устроившись в гостинице, которая, кстати, из-за отсутствия элементарного комфорта называлась «ночлежкой» всеми ее обитателями, мы отправились в справочное бюро, где нам выдали поисковик с кодом нужного нам человека. Если бы можно было знать все заранее, я обязательно запомнил бы эту комбинацию цифр, но тогда посредник казался незначительной деталью расстилающегося в перспективе прекрасного пейзажа.

Я очень жалел о том, что путь наш пролегал по переходам, не снабженным иллюминаторами-уж очень мне хотелось взглянуть на Землю с низкой орбиты. Говорят, это незабываемое зрелище.

Нужного нам человека мы нашли в баре в секторе «Ф». Среди пестрой толпы космических бродяг он отличался полной неподвижностью и холодным, изучающим взглядом, который был явно чужд творящемуся вокруг бесшабашному веселью. Проникаясь общим настроением, я посмотрел вокруг и, к своему немалому удивлению, заметил чуть в стороне двух из семерых трапперов - своих попутчиков. На сей раз они вели непринужденную беседу.

- Почти десять тысяч тонн отличного железа… - донесся до меня обрывок фразы.

Поисковик указал нам именно на того хмурого, и мы, не без труда пробравшись между столиков, предстали перед его ничего хорошего не обещающим взглядом.

- Это ты меня искал? - пророкотало откуда-то из недр неподвижного тела.

Глаза незнакомца медленно, но тщательно ощупали наши фигуры и остановились на лице Виски. Мне почему-то показалось, что перед нами неисправный робот-андроид, а не человек.

- Да, это мы, - пролепетал смущенный Виски, заливаясь румянцем.

- Кто прислал?

- Вот. - Виски извлек из кармана радужно блеснувший диск

Мне вдруг показалось, что странный человек засунет диск в рот и проглотит, но он, как и положено, вставил его в свой поисковик Я не мог видеть того, что высветилось на экране, но, судя по судороге, отдаленно напоминавшей улыбку, пробежавшей по физиономии нашего нового знакомого, он был вполне удовлетворен.

Странный человек поднял на меня глаза, и мне на мгновение стало дурно. Так бывает в кинотеатре, когда не совсем исправна квазисенсорная система и вместо запахов ты слышишь какие-то несуразные звуки. Не знаю точно - может быть, мне показалось, но эта загадочная личность пыталась меня гипнотизировать самым примитивным образом. Представляю, как бы он огорчился, узнав, что я очень плохо поддаюсь внушению. Но знать он этого не мог, поэтому, удовлетворенно прищурившись, он снова усмехнулся и приложился к кружке. Затем он пришел в движение, и результатом его действий было появление на свет почти такого же диска, как наш.

- Здесь все. Привет!

Он взялся за кружку, стоявшую перед ним, и сделал большой глоток, давая тем самым понять, что аудиенция окончена. Мы не стали задерживаться и откланялись по всем правилам этикета, хотя незнакомец на это никак не отреагировал.

Пробираясь между столиками, Виски вставил диск в поисковик - не столько для того, чтобы просмотреть информацию, записанную на нем, сколько потому, что в творящемся вокруг бедламе его несложно было потерять. На дисплее поисковика высветилась надпись, немало нас удивившая. «Используйте более мощный компьютер», - гласила она. Это было непонятно. Поисковик всегда может автоматически соединиться с главным компьютером порта, а тот имеет достаточную мощность, чтобы развернуть любую, даже самую сложную программу. В растерянности я на ходу оглянулся в зал. Мелькнуло лицо таинственного незнакомца. Увидев мою удивленную физиономию, он неприятно ухмыльнулся и снова припал к своей кружке.

В «ночлежке» Виски откопал среди своего багажа персональный «ноутбук» и вставил в него диск Я хотел было возразить, что мощность компьютера не удовлетворит составителя программы, но на дисплее тотчас появились буквы: «Отключите модемную связь. Спасибо!»

- Здрассте! - возмутился Виски, но проделал требуемое.

- Слушай, мне не нравятся эти тайны, - пробормотал я.

- Да брось! - Он старался бодриться, но было видно, что и его гложут сомнения. - Просто дело новое. Наши партнеры боятся конкуренции. Знаешь, какой может подняться ажиотаж вокруг? Отсюда и секретность. Она, кстати, и в наших с тобой интересах.

Тем временем на дисплее появилось новое послание: «В регистрационном отсеке №171 на ваше имя получите два билета в нужном вам направлении. Код: 1696. После регистрации на борту корабля просканируйте билетные карточки. Спасибо!»

Через час мы уже были на борту контейнеровоза, следующего прямым рейсом на Хеинву. За это время не произошло ничего сколько-нибудь примечательного, кроме того, что уже после дезактивационной камеры я нашел на спине у Виски наклейку-маячок Не представляю, кому понадобилось его вешать. Моему приятелю я ничего не сказал, но наклейку все же содрал и прилепил на корпус робота-носильщика. Робот должен был вернуться на пирс, и тот, кто пытался проследить наш путь, я думаю, очень скоро оценил весь юмор ситуации.

Кроме нас, на корабле было только два пассажира. Как я понял, это была семейная пара, возвращающаяся на Хеинву с оказией. Женщину за все время полета мы видели только один раз и то мельком, издалека. Маленький же застенчивый мужчина старался постоянно составить нам компанию, но при этом говорил так медленно и настолько сильно заикался, что с ним не получалось никакой беседы, несмотря на все его отчаянные усилия. В его манерах было слишком много женского, и это было крайне неприятно. Казалось, что он непременно хочет нам понравиться и одновременно жаждет комплиментов. Поэтому я подумал, что перед нами не вполне здоровый человек Тщедушное тело его постоянно находилось в движении. Он то принимался ерзать в кресле, словно разрываясь между желанием немедленно уйти и обязанностью оставаться с нами, то массировал виски, то бесцельно перекладывал журналы. И вообще вел он себя столь нервно, что после нескольких неудачных попыток установить с ним контакт я почел за благо удалиться, дабы не создавать ему неудобств.

Вернувшись в нашу каюту, я увидел Виски сидящим у компьютера. Он как раз закончил чтение инструкций, записанных на полученном нами диске. Оказалось, что контейнеровоз летит на Хеинву исключительно для того, чтобы доставить нас и груз, являющийся товаром, которым нам в обозримом будущем предстоит торговать.

- Ну, вот и все, - сказал Виски, отодвигаясь от компьютера. - Никаких ужасающих, леденящих кровь тайн. Обыкновенная должностная инструкция. Может быть, какой-нибудь киношный супершпион и мог бы извлечь больше и, сделав некоторые выводы, навредить нам, но теперь уже поздно, мы в пути и скоро будем на месте. Остается только дождаться окончания путешествия. Наш босс гарантирует полное Обеспечение. Надеюсь, он не забыл еще, что в моем представлении означает слово «рай»!

- Слушай, - перебил его я. - А ты не обратил внимания на нашего попутчика?

- А, - небрежно махнул рукой Виски. - Аборигуша…

- Как ты сказал?

- Абориген с Хеинвы. Там все мужики такие. Согласись, что рядом с ним ты почувствовал себя как минимум героем-любовником. А?

- Ну, может быть… Не совсем так Но, пожалуй, ты прав. Не знай я, что на борту его жена, я бы принял его за малолетку.

- Между прочим, в некоторых колониях они ценятся, - стрельнув глазами на дверь и понизив голос, сказал Виски. - Их держат там вместо женщин…

- Какая гадость! - не сдержался я.

- Ага! Существуют даже специальные команды, которые занимаются похищением и продажей».

Внезапно дверь отворилась, и в каюту упало бесчувственное тело нашего спутника. По всей видимости, он подслушивал в коридоре и сказанное Виски оказало губительное действие на его неустойчивую психику.

- Я же говорил тебе, - рассмеялся Виски, - очень жидкий народец.

- Но это правда? - спросил я, уже не зная, чему верить. - Я имею в виду то, что ты говорил?

- Отчасти, но это не более чем слухи. Просто я сразу заметил, что он притащился за тобой. На этом корабле больше некому торчать у нас под дверью.

- Так, по-твоему, это и есть супершпион?

- Нет, с твоей шпиономанией надо было идти в Космобезопасность, а не в коммерцию. Это они там ловят шпионов, а здесь классический пример того, как «любопытной Варваре на базаре нос оторвали»…

Возможно, Виски продолжил бы и дальше свою лекцию, но в следующий момент наш невольный пленник перекатился по полу, порывисто вскочил на ноги и задал такою стрекача, что, когда Виски свистнул ему вслед, коридор был уже пуст.

Двумя неделями позже мы высадились в космопорту главного города Хеинвы, именуемом Молулу. Это экзотическое название - какое-то полинезийское - было дано городу еще прежними жителями, и поэтому никто не стал его переименовывать. Большая часть топонимов была вполне приемлема для землян, поэтому они не ломали голову над новыми названиями. Тем более что город, расположенный у самого океана, в субтропической зоне, утопающий в зелени, был истинным образцом экзотического поселения. Сверху он казался настоящим мегаполисом, поскольку занимал огромную площадь, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что самое высокое здание здесь президентский дворец - в нем было целых шесть этажей. Оставшиеся от прежних владельцев здания, частью перестроенные, частью отреставрированные, были в большинстве своем двух-, трехэтажными виллами, окруженными великолепными садами.

Столица планеты, по всем параметрам сравнимой с Землей, выглядела настолько провинциально, что первым моим желанием было не приступить к работе, а устроиться, где-нибудь в шезлонге и провести продолжительное время в созерцании и размышлении. Близость теплого океана придавала городу курортный шарм, а растущие в изобилии плодовые деревья довершали картину райского уголка.

Экипажей на улицах было немного, а в воздухе - еще меньше. Местные жители предпочитали пешие или конные прогулки. Последнее было особенно удивительно для меня. Я никогда не видел ничего подобного. Жизнь текла здесь столь неспешно, что просто отпадало желание и надобность куда-либо торопиться. Впрочем, меня - жителя такой же глухой провинции - это нисколько не удивило. На Марсе к помощи транспортных средств тоже прибегают только в тех крайних случаях, когда необходимо пересечь значительные расстояния, разделяющие поселки. Внутри же куполов стараются побольше ходить пешком.

Но даже не это было самым удивительным. Больше всего поразило меня огромное, вполмира, небо, такое голубое, что с непривычки начиналась резь в глазах и наворачивались слезы. В высокой синеве, никем не управляемые, величественно двигались редкие облака, и в первый момент трудно было поверить, что это не творение гениального художника. На Марсе за многие годы привыкаешь смотреть на небо немного наискосок Ведь над головой постоянно находятся всевозможные конструкции - от крыши вездехода или бронеколпака бота до многометрового купола, зачастую имеющего окна только в самом нижнем ярусе, ибо выше все забито сооружениями технического обеспечения. Здесь же можно было лечь в траву и смотреть прямо вверх, чувствуя, как тонешь, растворяешься в бездонной, бесконечной синеве.

А солнце! Только теперь мне стало понятно, почему земные колонисты не дают имен новым звездам, а называют их солнцем с прибавлением порядкового номера. Большое и горячее, оно, казалось, находилось у самого твоего лица и пропитывало тебя с головы до ног своими живительными лучами. Хеинва несколько ближе к своему светилу, чем даже Земля, и поэтому оно кажется просто огромным. С Марса солнце видится таким крохотным, словно оно подглядывает за тобой в замочную скважину, и остается загадкой, как оно может согревать своими скудными лучами столь отдаленную планету. Привезенные с Земли на Марс растения либо погибают, либо за два-три поколения мутируют так, что становятся совершенно не похожими на себя. Здесь же солнечного света было в избытке. Он нескончаемым потоком низвергался с неба, вспыхивал тысячами «зайчиков» в каждом блестящем предмете, стоял тихими озерами в мощенных палевым известняком дворах, реками тек по улицам. Он играл на лицах прохожих, подчеркивая самые прекрасные их черты, и делал этот мир невероятно объемным.

Некоторое расстояние, отделяющее корабль от здания космопорта, нам пришлось преодолеть пешком. Думаю, что это было сделано специально, чтобы мы могли сразу ощутить всю прелесть планеты. И мы не заставили себя ждать. Не знаю, как выглядел я сам, но на лице

Виски был написан совершеннейший восторг. Нас, жителей замкнутых пространств, вполне можно было понять - уже первый вдох был райским наслаждением.

Воздух - чистый, прозрачный, напоенный ароматами настоящих цветов и спелых фруктов - пьянил как вино; После консервированной, многократно пропущенной сквозь различные фильтры и легкие тысяч людей атмосферы казалось, что невозможно вдохнуть, уместить в себе все это. А как хотелось! Хотелось вобрать в себя все сразу и воздух, и солнечный свет, и ароматы. Хотелось захлебнуться и утонуть во всем этом великолепии - стать с ним одним целым.

Над нами часто посмеиваются, когда, вернувшись из пустыни, мы еще пару дней делаем некое причмокивающее движение. Оно вырабатывается от постоянно находящегося под языком кислородного датчика, который в нужный момент поднимает содержание этого важного элемента в атмосфере скафандра или вездехода. Здесь же, от воздуха с высоким содержанием кислорода, у меня сразу закружилась голова. Помнится, я даже подумал о том, что этак недолго заработать похмельный синдром.

Мои размышления были прерваны Виски.

- Джо! - Он всегда произносил мое имя на английский манер, и я давно уже перестал обижаться, хотя вообще-то меня зовут Иваном. - Джо, ты посмотри, какие девчонки!

На контроле в дверях космопорта и в самом деле стояли такие прекрасные создания, что их можно было принять за манекенщиц самого известного французского кутюрье. Все как одна яркие блондинки, высокие, около двух метров ростом, они не казались гигантами, поскольку были очень пропорционально сложены и грациозны. Они были одеты в ослепительно белую униформу, богато расшитую золотом. Легкая, но плотная ткань, короткие юбки и блузки, перехваченные на талии золотым витым пояском, только подчеркивали их умопомрачительные формы. Лица их были настолько ласковы и приветливы, что можно было подумать - мы те самые гости, которых они ждали всю жизнь, надеясь и тоскуя.

Паспортный и таможенный контроль мы прошли столь стремительно, что даже на мимолетную любезность в адрес прелестных созданий, торжественно вершащих эти таинства, не было ни секунды. Мне показалось, что и сами таможенницы пожалели об этом. Девушка, проверявшая въездные документы, чуть дольше задержала взгляд на моем лице, и я почувствовал, что моей скромной персоной заинтересовались с первых же минут. Сами понимаете, такой оборот дела очень польстил мне. Когда на тебя обращает внимание девушка, внешность которой возможно описать только в превосходных степенях, невольно поднимаешься в собственных глазах.

Бегущая дорожка унесла нас в другой конец зала, где на ленте кружился наш багаж. Но едва только мы протянули руки, как, словно спрыгнув с потолка, появился робот-носильщик Он, не слушая наших возражений, схватил чемоданы и опрометью бросился к стоянке такси. Я кинул прощальный взгляд в ту сторону, где остались таможенники, и увидел наших попутчиков. Высокая женщина с видимым усилием тащила большой чемодан, а ее спутник шел рядом налегке. За ними катился робот, но женщина отмахивалась от его назойливых услуг. Однако я не успел ничего сказать Виски, как перед нами оказался роботизированный экипаж, стилизованный под старинный открытый автомобиль. Водитель осведомился об адресе…

Короче, встретили нас так, как, на моей памяти, только выпроваживали известных авантюристов.

Машина промчалась по тихим, затененным высокими деревьями улицам, и мы наконец прибыли по адресу, начертанному компьютером. Это был двухэтажный особнячок с большими зеркальными витринами, отгороженными от солнечных лучей жалюзи и тентами на первом этаже, и крытой галереей на втором. Покрашен он был очень светлой зеленой краской, и от такой его аккуратности веяло кукольным уютом. По обе стороны дома, склоняясь к его крыше, стояли два огромных дерева, усеянных оранжевыми мелкими ягодами. Они были похожи на раму из мореного дуба, в центре которой, как в гнездышке, находилось наше новое обиталище.

Дверь мы отворили все тем же диском. Глазок телекамеры долго всматривался в нас, сканер сверял едва ли не каждый волос. У меня даже лицо зачесалось от бегающих по нему лучей.

- Слушай, - обратился я к Виски, - к чему столько формальностей? Ведь, если мы будем заниматься торговлей, к нам будет ходить очень много народу, и что? Всех эта система будет так осматривать?

- Не думаю. Скорее всего она сейчас заносит наши данные в память, ведь переданная сюда информация была не такой полной.

- А обо мне они могли знать? Мы же встретились за два часа до отъезда.

- Но ты же вместе со мной оформлял визу.

- Ах да, извини.

- Это система «Верный пес». Я такие видел на военных складах.

- А здесь-то она зачем?

- Возможно, Шеф так заботится о нашей безопасности, - пожал плечами Виски.

Наконец дверной замок Щелкнул и тягостное впечатление, рожденное ожиданием, сменилось восторгом.

То, что оказалось внутри, превзошло все наши самые смелые мечты и вполне соответствовало внешнему виду дома.

На первом этаже был оборудован просторный офис. Таких больших служебных помещений мне раньше не приходилось видеть, разве что супермаркет в девяносто первом куполе. Было много света и воздуха, словно из одного бесконечного пространства вы перешли в другое. Вся самая современная оргтехника была представлена здесь лучшими образцами. Аппаратура подключена, и на одном из дисплеев уже светилось пришедшее на наш адрес сообщение.

Во всем помещении было оборудовано всего два рабочих места, и я подумал, что только ради этого стоило удрать из моей конторы на Марсе. Все это было даже слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но, если не верить своим глазам, любой предмет можно было пощупать. Что я, собственно, и сделал тайком от Виски. И все же первое время меня не оставляло опасение, что вдруг придет некто и, сказав, что все это великолепие - шутка, отведет нас в маленькое полутемное помещение, где в процессе работы мы постоянно будем задевать друг друга локтями.

- Знаешь, Виски, - вырвалось тогда у меня, - такое надо заслужить перед Богом и людьми!

- Должно же нам было хоть когда-нибудь повезти! - откликнулся он. - Не все же сидеть в пыльных клетушках!

- Ты, наверное, праведник!..

- Отчасти, дружище, отчасти! - ответил он, с восторгом оглядываясь по сторонам. Было заметно, что и он не ожидал ничего подобного.

Мы прошли в глубину помещения и, обнаружив лестницу, поднялись на второй этаж

Здесь располагались превосходно оборудованный кухонный блок, просторная гостиная с прозрачным потолком и установкой искусственного климата, создававшей приятную прохладу. Мебель во всех верхних помещениях была выдержана в темных тонах и подобрана с большим вкусом. Вдоль стен тянулись мягкие диваны, возле них стояли журнальные столики, в центре находилась стереовидеосистема, способная имитировать открытое пламя или фонтан. В углу переливался разноцветьем автоматический бар. Виски на пробу заказал стакан бордо столетней выдержки и остался доволен работой синтезатора.

Пройдя по коридору, мы обнаружили четыре одинаковые спальни, смежные с четырьмя же ванными комнатами. Из этого можно было сделать вывод, что наш неизвестный благодетель предусмотрел возможность прибытия к нам гостей или перемен в нашем семейном положении. От знакомства с другими чудесами нас отвлек сигнал у входной двери.

- Похоже, что работа для нас уже началась, - заметил Виски, направляясь в нижний этаж

- Еще бы узнать поконкретнее, чем же мы в конце концов будем заниматься? - добавил я, устремляясь вслед за ним.

Но он был проворнее, поэтому я, когда спустился вниз, увидел в помещении офиса двух женщин поистине гигантского роста, которых успел впустить Виски. Меня с самого начала поразила высота потолков и дверных проемов, под которыми чувствуешь себя пигмеем, но я счел это претензией нашего нанимателя на излишнюю роскошь. И только сейчас я понял, что такие размеры были продиктованы необходимостью - вошедшие были намного выше двух метров.

Одетые в одинаковые ослепительно белые береты, блузы и шорты, они сразу же производили впечатление официальных лиц, а многочисленные шевроны, значки и вооружение выдавали блюстителей порядка. Удивительное сходство лиц туземок, светлые волосы и стройные фигуры создавали ошибочное впечатление, что вы их где-то недавно видели. Но, несмотря на все это, различить их все же было вполне возможно. Разглядывать их во всех подробностях при первой же встрече было как-то неудобно, поэтому я запомнил сначала их как бы в общих чертах.

Одна была настоящей женщиной. Я имею в виду то, что в движениях ее прослеживалась плавность, присущая только лучшим представительницам прекрасного пола. Она умудрялась, сохраняя строгий вид, все же «стрелять глазами» то на меня, то на Виски. Лицо ее хранило некий отблеск нежности, словно она всего мгновение назад гладила котенка, а в глубине глаз ее светилось детское любопытство. На вид ей было лет восемнадцать. Однако не мне вам говорить, что женщины почти никогда не выглядят на свой возраст.

Вторая была старше по возрасту и по званию. Она вообще была настоящим солдафсном. С первого же взгляда она мне не понравилась, а чем - не знаю.

- Чем обязаны? - любезно осведомился Виски.

«Солдафон» не спеша обвела взглядом помещение, присела на краешек стола и смерила моего приятеля критическим взглядом. При разнице в росте приблизительно в сорок сантиметров это выглядело довольно комично. Повертев в руках какую-то мелочь, взятую ею со стола, женщина бросила ее в стаканчик с карандашами и наконец сказала:

- Мы патрулируем эту улицу и обязаны знать всех жителей в лицо. Ну а вы, соответственно, нас.

Тогда я еще не знал, что это в общем-то красивое, но постоянно несущее на себе гримасу презрительного превосходства лицо я запомню надолго. На всю жизнь…

- Если я правильно вас понял, вы пришли знакомиться. - Виски гостеприимно повел рукой. - Пожалуйста! Если вам будет угодно, давайте поднимемся в наш автоматический бар. Сегодня у нас сразу несколько праздников: и день приезда, и новоселье, и вступление в должность…

- На это у нас нет времени, - безапелляционно отрезала она. - Кстати, я и вам не советую увлекаться алкоголем, у нас на этот счет очень строгие законы. Итак, меня зовут сержант Джонс, ее - сержант Тенги.

- Очень приятно, Джон Уолкер. - Виски протянул руку Джонс, но она проигнорировала этот жест, что возмутило моего приятеля.

Он привык к постоянному успеху у женщин, был избалован иногда даже слишком навязчивым интересом к своей персоне. А здесь произошло как раз наоборот - как это ни удивительно, первая же женщина, с которой он заговорил, поставила его на место. Его проигнорировали, а Виски посчитал это за оскорбление. Кровь бросилась ему в лицо, но пока он промолчал.

- Иван Волков, - представился я.

- Интересно, - улыбнулась сержант Тенги. - Вы что - братья?

- С чего вы взяли? - хмуро спросил Виски.

- У вас одна фамилия.

- Это не аргумент. Вы, например, на одно лицо, а наверняка не сестры, - брякнул Виски.

На несколько секунд повисла неловкая пауза, и не только я, но и мой приятель понял, что сморозил глупость, которая впоследствии может очень дорого нам обойтись. Грозные искры, сверкнувшие в глазах Джонс, не обещали ничего хорошего и заставили его вспомнить, что перед нами все же женщины, суть которых не изменилась за все прошедшие тысячелетия.

- Я хотел сказать, что на вашей планете все, даже представительницы столь мужественной профессии, прекрасны как ангелы. - Виски попытался столь неуклюжим комплиментом загладить нечаянную грубость.

- В этом вы скоро убедитесь, - хмыкнула Джонс. - Какого рода деятельностью вы намерены заниматься?

- Торговля… - неопределенно промямлил я, ибо и сам к тому времени не знал ответа на этот вопрос.

- Ага! И чем же вы собираетесь торговать? - не удовлетворившись моим ответом, настаивала она.

- Сельскохозяйственные роботы, - сказал Виски так уверенно, что, как мне показалось, сразу убедил наших визитерш в своей искренности.

По крайней мере больше вопросов не последовало.

- Если что-нибудь случится у вас или у соседей - сообщите вот по этим номерам. - Джонс небрежно швырнула на стол пластиковую карточку и, повернувшись к Тенги, сказала: - Пошли.

Они двинулись к дверям и не спеша вышли, плавно покачивая бедрами. Еще раз смерив взглядом их непомерной длины ноги, обутые в легкую спортивную обувь, Виски повернулся ко мне.

- Кто тебя за язык тянул?

- Но, извини, они так или иначе добились бы вразумительного ответа. И не ушли бы отсюда без него. Или ты наврал?

- Нет, про роботов - правда. Просто в интересах дела меня просили не распространяться об этом раньше времени. Хотя сейчас уже можно. Не сегодня-завтра по всем каналам телевидения пойдет наша реклама, и все секреты станут тайной Полишинеля.

- Хочу только добавить, что они скорее всего знали, кто мы и зачем приехали.

- Почему ты так думаешь?

- Наш босс должен был как-то зарегистрировать фирму А для этого, поверь моему опыту, нужна куча документов, в которых будет подробно изложена вся деятельность фирмы. Нас с тобой просто проверяли.

- Вот это здорово! - удивился Виски. - Так зачем они сюда приходили, если все и сами знали? Запросили бы главный компьютер.

- Эти, видимо, работают по старинке. Что ты хочешь от патрульных?

- Кстати, запиши, как их зовут.

- Зачем? - удивился я.

- Вдруг надо будет их вызвать, а мы забудем…

- Если ты считаешь их имена такими сложными… - Я пожал плечами и выдернул из стаканчика на столе первую попавшуюся ручку. - Как их там?

- Сержант Тенги и сержант Джонс.

- Ага, я помню.

Ручка никак не хотела вставать назад в стаканчик, и я заглянул внутрь, что же там мешает?

На дне лежал маленький предмет, похожий на маячок, который я снял со спины моего приятеля еще на корабле. Первой мыслью было то, что это тот же самый прибор, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что я ошибся. Я не очень хорошо разбираюсь в этой технике, но, по-моему, на этот раз нам подбросили микрофон или что-то в этом роде. Миниатюрный шарик успел намертво присосаться к стенке стакана, и отодрать его не было никакой надежды.

Но я знал, что с этим делать. Не говоря ни слова Виски, я высыпал карандаши в ящик стола и направился к умывальнику. Думаю, что шум воды дал понять неизвестным шпионам, что их поползновения раскрыты и пресечены.

Ставить стакан просто так могло бы показаться странным, и я, выйдя в сад, сорвал первый попавшийся цветок Яркий, едва раскрывшийся бутон очень оживил деловой порядок моего стола.

Чуть позже я обследовал помещение и не обнаружил более никаких подобных «сюрпризов». Виски в свои подозрения я посвящать не стал - он наверняка снова поднял бы меня на смех.

- Ну что? Приступим к работе? У меня просто руки чешутся! - Виски присел к компьютеру и потянулся к кнопке запуска.

- Погоди, - остановил я его. - Лично я с большим удовольствие прокатился бы по окрестностям, окунулся в океан, попробовал местных фруктов…

- А еще? - лукаво прищурился он, явно намекая на знакомство с местными уроженками.

- Да мало ли что еще? - несколько смутился я.

Я всегда смущаюсь, когда кто-то столь небрежно говорит о женщинах. Легко Виски - у него подружки менялись довольно часто и ни одна из них не оставляла в его сердце сколько-нибудь заметного следа. Я же каждый раз прикипал всей душой и очень тяжело переживал измену и последующую разлуку. Потом, по совету друзей, я вышибал клин клином, и все повторялось снова.

- А пожалуй, ты прав, - наклонил голову Виски. - Здешняя обстановка совершенно не располагает к прилежному труду.

- С чего начнем?

- И все-таки с работы. Все развлечения будут вечером.

Такая дисциплинированность поразила меня, но перечить ему я не стал.

Виски с первого же дня сумел показать себя настоящим начальником, и я был вынужден подчиниться. Босс подгадал наш приезд точно на понедельник, поэтому впереди у нас была весьма напряженная неделя.

И потекла в своем русле беспокойная жизнь коммивояжеров. Хотя на планете было еще с десяток таких же контор, как наша, ездить приходилось очень много, особенно на первых порах. Для этой цели у нас было целых три автомобиля: два маленьких кабриолета и огромный бронированный лимузин. Само собой разумеется, что мы предпочитали более легкие выезды, а лимузин пылился в глубине гаража. Однако, как оказалось, мои разъезды были совершенно ни к чему. Фактически я делал лишнюю работу, предлагая наш товар. Едва получив рекламацию на какую-нибудь деталь, я мчался извиняться, но очень скоро понял, что все мои метания никому не нужны. Клиенты сами присылали заявки и, если требуемое изделие имелось на складе, сами же забирали его. Большую часть деталей по рекламациям мы вообще рассылали почтой. Скоро работа наша так хорошо наладилась, что к клиентам мы выезжали только тогда, когда сами хотели сменить обстановку и проветриться на лоне природы.

Но на фоне этой трудовой идиллии было некое маленькое пятнышко. Грыз меня все же червь сомнения. Я никак не мог понять две вещи. Во-первых: для чего фирме понадобились коммивояжеры с юридическим образованием, хотя работа была до удивительного проста. А во-вторых: большая часть поставляемых нами сельскохозяйственных машин и агрегатов очень быстро выходила из строя. Вызывало сомнение качество нашего товара и его успех на рынке. Трудно было представить, что такая хрупкая и ненадежная техника способна завоевать рынок и принести те сверхприбыли, которые обещал наш работодатель. Заявки на запчасти скапливались у нас в конторе грудами, которые по утрам вызывали тихий ужас. Даже пропустить их все через сканер было делом долгим и муторным. Собственно, мы занимались не столько продажей техники, сколько поставками деталей, вышедших из строя. Однако некоторое время спустя я решил, что второе обстоятельство объясняет первое. Предусмотрительный Шеф нанял подкованных в юриспруденции молодых, энергичных людей для того, чтобы в случае необходимости мы могли представлять интересы его фирмы в суде.

Единственное, что все же меня смущало, - отсутствие жалоб на качество товара. Покупатели словно бы получали удовольствие от того, что беспрестанно ремонтировали, а зачастую и в полевых условиях, совершенно новую технику. Впрочем, в своей эйфории я нашел объяснение и этому феномену. Насколько мне было известно, большинство наших клиентов были мужчинами, и, возможно, именно из чувства солидарности никто не устроил громкого скандала. Нашей же фирме все это было только на руку - продукция, на качество которой никто не жалуется, в дополнительной рекламе не нуждается. Со временем у нас стали появляться покупатели из дальних регионов, которые согласны были даже заплатить наличными. И что самое интересное: чем дальше от города уезжала наша техника, тем надежнее она работала.

Однажды я решил сам посмотреть на наших терпеливых покупателей. Одно из хозяйств располагалось совсем недалеко от Молулу, на побережье. Помимо любопытства, мной двигало еще желание улизнуть под благовидным предлогом с рабочего места и окунуться в теплый, соленый океан - до этого мне не приходилось купаться в открытых водоемах.

Виски же работал как проклятый, и казалось, с восьми утра и до трех часов дня со мной в комнате находится совершенно другой человек Однако против поездки он возражать не стал.

Как прекрасно мчаться по загородному шоссе, проложенному неподалеку от береговой линии. С обрывистого берега видны бесчисленные валы, катящиеся из-за горизонта к прибрежным скалам. Теплый, соленый ветер треплет волосы, припекает солнышко - что может быть прекраснее такой свободы и простора. И никого, ни единой души вокруг, только сзади вдали двигалась еще одна машина, контуры которой были почти полностью размыты волнами раскаленного воздуха, дрожащего над шоссе. Правда, я так и не смог выбрать места для купания - слишком труден и опасен был спуск по крутому откосу. Но я хотел непременно искупаться и решил спросить совета на ферме.

Добрался я очень быстро. Наши клиенты расположились в котловине, окруженной стеной неприступных скал. Плато вокруг было добросовестно изрыто сельскохозяйственной техникой и, похоже, даже чем-то засеяно.

Шоссе было перегорожено десятитонным трактором-тягачом. Объехать это препятствие не было никакой возможности, и я остановил машину. Некоторое время я сидел, ожидая, что на меня обратят внимание. Уж очень не хотелось покидать уютное гнездышко салона. Но, похоже, в кабине трактора никого не было. Пришлось вылезти, чтобы убедиться в этом.

Удивляясь безалаберности фермеров, я вскарабкался на лесенку и заглянул сквозь тонированные стекла в кабину. Почти тотчас же сзади раздался окрик

- Эй ты! Какого черта ты там забыл?! Оглянувшись, я обнаружил за своей спиной

внушительных размеров детину, недобро разглядывающего меня. Одет он был весьма скупо - потрепанные, обрезанные выше колена джинсы и неопределенного цвета майка, покрытая масляными пятнами. Правую руку он прятал за спиной.

- Простите, с кем имею честь?

Он еще раз окинул меня с ног до головы угрожающим взглядом, но все же представился:

- Пьетро де Лупо, Поденщик. Чего тебе здесь надо?

- Видите ли, меня зовут Иван Волков. Я один из ваших поставщиков. Мне хотелось бы узнать ваше мнение по поводу ненадежности нашей техники.

Удивлению, казалось, охватившему всю его фигуру, а не только лицо, как это бывает обычно, не было предела.

- Поставщик?.. Узнать мнение?.. - Он был явно сбит с толку.

- Ну да! Вы закупаете у нас столько запчастей, что наверняка хотели бы высказаться по этому поводу.

- Погоди. - Он наконец показал мне то, что прятал за спиной. Это была самая обыкновенная рация.

- Алло, босс! - сказал он в микрофон, не сводя с меня глаз.

- Чего тебе? - отозвался динамик

- Тут какой-то поставщик приехал. Ему назначено?

- Что? Какой поставщик? Я никого не приглашал.

Взгляд моего нового знакомого снова стал угрожающим, и я понял, что надо что-то предпринять, если не хочу быть побитым этим верзилой.

- Доброе утро! - прокричал я в рацию с безопасного расстояния. - Здесь Иван Волков, я хотел бы с вами поговорить.

- Что? Ну-ка, Пьетро, поверни камеру по-другому, чтобы я видел не твою рожу, а его!

Верзила беспрекословно подчинился. Некоторое время я смотрел в глазок камеры, стараясь стереть со своего лица страх и неуверенность.

- Действительно, - наконец сказал невидимый мне босс, - это вы. Какими судьбами?

- Мне хотелось бы узнать ваше мнение относительно наших поставок…

- Подождите, - прервал он, - я сейчас выйду.

Через пару минут передо мной возник молодой человек, внешность которого вполне отвечала моим представлениям о современном фермере. Он был одет в полувоенный костюм цвета хаки и армейские ботинки. Голову его украшала выцветшая на солнце шляпа. В ее тени пряталось суровое загорелое лицо, которое почему-то не располагало к доверию.

- Добрый день! - приветствовал он меня. - Я вас помню, вы оформляли мне комплексные косилки. Что привело вас к нам?

- Мне хотелось бы узнать, как они работают.

- Что же, работают они почти нормально…

- А что значит «почти»?

- Видите ли, - он взял меня под локоть и повел в сторону моря, - видите ли, техника ваша очень хорошая, и то, что она иногда ломается, не ваша вина. Есть некоторые конструктивные недоработки…

- Я изучаю именно этот вопрос. Быть может, вам стоит заказать другую модель - более надежную?

- Что вы, что вы! Нас они вполне устраивают.

- Но вы совсем недавно закупили у нас большое количество запчастей к ним. Мне хотелось бы взглянуть на дефекты, которые не дают им нормально работать.

- Друг мой, - на суровом, словно бы покрытом коричневой корой лице промелькнуло подобие участливой улыбки, - мы же не предъявляем никаких претензий! В мире, где все как положено, было бы скучно жить.

- Но почему не видно другой техники? Кроме тягача, я ничего другого не видел.

- Сейчас не сезон. Сев окончился, а прополка еще не началась, - уверенный в моей некомпетентности промолвил фермер. - И давайте начистоту, не за этим вы сюда приехали, а?

- Ну, и за этим тоже. - Я не мог скрыть смущения.

- Давайте я угадаю. Вы совсем недавно здесь и мечтаете искупаться в океане? Так?

- Вы правы, но все же…

- Никаких «но»! Мы ведь не жалуемся! Напротив, я планирую закупить еще несколько посадочно-уборочных комплексов.

- Сейчас их еще нет на складе…

- Ничего, как только появятся, вы не забудьте обо мне. Договорились?

- Ну, хорошо.

Беседуя таким образом, мы приближались к обрыву, вздымающемуся над океаном. Вид, который открывался нам с высоты более ста метров, был великолепен. Стена светлых скал, изрезанных причудливыми трещинами, испиленных ветром и волнами, была похожа на театральный занавес. Океан катил огромные валы прямо, казалось, нам под ноги, и соленые брызги то и дело долетали до нас и оседали пылью на коже.

- Боже мой! - воскликнул я. - Как же здесь входить в воду? Тут и к берегу подходить небезопасно!

- Не беспокойтесь, у нас здесь есть укромное местечко.

Мы спустились по пологой ложбинке вниз. Котловина, где располагалась усадьба, осталась слева. Оттуда доносились звуки, скорее напоминающие о работе большого механического завода, чем небольшой фермы. Но за скалистым гребнем решительно ничего не было видно. Лишь только раз мне удалось мельком увидеть стоящий посередине площадки прополочный комбайн. Наполовину разобранный, он почему-то напомнил мне бронетранспортер.

В самом конце спуска нашим глазам открылась маленькая, уютная бухточка. Вода в ней волновалась, но не кипела так устрашающе, как совсем неподалеку на побережье.

- Вот здесь вы можете получить удовольствие, о котором мечтали, - гостеприимно повел рукой фермер.

- Спасибо.

- Только учтите, здесь глубоко. Плавать умеете?

- Разумеется.

- А сами-то вы с какой планеты?

- С Марса.

- Там нет ни морей, ни рек?

- В недавнем прошлом это была совершенно мертвая планета. Но у нас там есть, и бассейны, и спортзалы.

- А притяжение у вас там такое же, как и здесь?

- Приблизительно.

- Ну хорошо, купайтесь. Я подожду.

- А вы?

- Мне сейчас не до этого. Готовим технику, в любой момент может понадобиться моя консультация.

И в тот же момент его рация ожила.

- Босс, куда перегнать танки? Не можем проехать…

- Уберите пока под навес.

- Танки? - Я уже было начал раздеваться, но замер в неудобной позе, услышав столь грозное слово. Танками уже давно ничего другого не называли, кроме как боевые машины.

- Да, танки, - кивнул фермер. - Топливные танки, заправщики.

- Знаете, как-то все это подозрительно…

- Что? - почти искренне удивился он.

- Танки, ремонт…

- Ну что вы! - Судя по его взгляду, он едва сдерживался. - Все у нас по закону. А что до ремонта, то к каждой планете надо приспособиться и нам, и технике. Это не первая моя ферма.

- Так вы не местный уроженец?

- Неужели я похож на аборигенов? - почти обиделся он.

- Нисколько. Вы скорее похожи на рейнджера…

- Благодарю за комплимент. - Он бросил взгляд за мою спину, словно примерялся столкнуть меня в воду. - Но вы, по-моему, хотели искупаться.

У меня в голове мелькнула мысль о том, что выйти обратно на берег мне не придется, если я неосторожно ступлю в воду.

- Знаете, что-то я раздумал…

Взгляд его стал еще более подозрительным, но на этот раз он ничего не сказал, только пожал плечами, повернулся и двинулся вверх по тропинке. Я наскоро застегнулся и двинулся следом.

Очень скоро я снова сидел за рулем своего автомобиля и старался стереть из памяти неприятный эпизод. Честно говоря, эта поездка надолго отбила у меня охоту к подобным визитам. Так я был наказан за отлынивание от своих прямых обязанностей.

Вернувшись в офис, я снова с головой погрузился в работу, и, думаю, Виски не в чем было меня упрекнуть.

Помимо всего перечисленного, нас иногда начинали заедать бытовые проблемы, с которыми мне раньше не приходилось сталкиваться. Временами дом просто лихорадило: то вдруг пересохнут трубы - водоснабжение здесь было централизованное, то начинает «прыгать» напряжение в электросети, то сваливаются еще Бог знает какие проблемы.

Заниматься всем этим приходилось мне - как-то так получилось, что я взял на себя по совместительству обязанности администратора.

К чести местных служб можно сказать, что специалисты коммунального управления возникали в дверях нашего офиса ровно через минуту после звонка. Это снова и снова были прелестные женщины, которые, впрочем, очень хорошо знали свое дело. Как правило, такие визиты сопровождались довольно откровенными взглядами и прозрачными намеками, но я - не примите за хвастовство - ни разу не поддался и не клюнул на довольно соблазнительную приманку. Я помнил совет более опытного в таких делах Виски не бросаться на что попало.

После каждого визита посторонних я находил в нашем доме с полдюжины «жучков». У меня и в мыслях не было, что какая-то организация могла целенаправленно запускать к нам всех этих «насекомых». Ведь подобное оборудование можно было приобрести в любом магазине бытовой техники. А женщины, как я имел случай неоднократно убедиться, очень любопытные существа. Иначе зачем они установили в ванной три телекамеры и восемь микрофонов? Подозреваю, правда, что далеко не все эти технические новинки были мной выловлены, но существенного вреда они нам в любом случае не нанесли.

Найденные микрофоны и телекамеры я не без удовольствия топил в специально приобретенном для этой цели аквариуме. И очень скоро его дно было засыпано слоем шпионского оборудования.

Была у нашей жизни и более приятная сторона. Здесь, как и в любой другой провинции, постоянно присутствовал неизбывный интерес к приезжим. Даже если вы прибыли из такого же заштатного городка, как этот, но отстоящего хотя бы на сто километров, вы становились центром всеобщего внимания как минимум на неделю. Это я почувствовал на себе, разъезжая по окрестным поселениям. Там я был «человеком из столицы» и поставщиком всех новостей, хотя радио и телевидение доносило все то же самое.

Чего же стоили в таком случае два «марсианина»! В столице нас приглашали едва ли не в каждый дом. Ни один прием или светский раут не обходился без нас. Ежедневные фуршеты, коктейли и банкеты поневоле очень скоро укрепили нас во мнении, что мы здесь очень важные персоны. Очень скоро мы свели знакомство едва ли не со всеми жителями столицы и на улице раскланивались, наверное, с каждым вторым.

Единственное, что несколько тяготило нас, - это принимать ответные визиты новых знакомых. Наше обиталище казалось теперь слишком скромным, поскольку уже пятьдесят человек чувствовали себя в гостиной несколько стесненно. Но и с этой проблемой мы справились, обустроив для приемов наш весьма обширный сад. Это, кстати, оказалось открытием для жителей столицы и некоторое время было очень модно. Здешнюю публику интересовало решительно все, что происходит на других планетах, а мы, прибывшие «аж за шестнадцать парсеков», казались им настоящими Магелланами.

Доходы от туризма на Хеинве составляли очень небольшую часть в государственном бюджете - слишком далеко от регулярных линий находилась планета. К тому же приглашать туристов на приемы было как-то не принято. Сами же аборигены предпочитали путешествовать по собственной планете, благо «белых пятен» на ее карте было более чем достаточно. Именно поэтому мы всегда оставались в центре всех событий, тем более что постоянного представительства Земли здесь до той поры не было. Мы были окружены постоянным вниманием и благоговеющими слушателями.

Нередко я становился невольным свидетелем диалогов вроде такого:

- Этот рыжий просто прелесть. Я никогда раньше не видела ничего подобного! - слышался голос одной из женщин.

- Хочешь улучшить породу? - со смешком спрашивала другая.

- А почему бы и нет?

- Тогда тебе придется, встать в очередь. Даже в этом зале желающих - через одну.

- Но я слышала, что он никому не отказывает.

- Подумаешь! Ты же знаешь, что желания мужчины далеко не всегда совпадают с его возможностями.

- Я могу пригласить его на уик-энд.

- Ну, это будет еще не скоро. Он просто завален такими приглашениями.

- А как бы его все же соблазнить?

- Попробуй предложить какую-нибудь экзотику. Но не забывай, если ты действительно хочешь улучшить породу, а не просто поразвлечься, то его сначала надо выдержать как минимум дня три.

- В чем же дело?

- Да тебя просто разорвут другие желающие. Лучше попробуй второго. Он хоть и не так хорош, но пока свободен. Говорят, что его еще никому не удалось увлечь.

- Может, он болен? Нормальный мужчина никогда не отказывает женщине.

- Он скорее всего переполнен предрассудками. Такое еще бывает на отдаленных планетах.

Ну и так далее. Можете представить себе, что я чувствовал в такой ситуации? Тем более что дамы, как правило, очень быстро переходили от слов к делу. Я знал, что нам не будет ни в чем отказа, и это шокировало меня более всего.

На этой благодатной почве пороки Виски взросли столь же пышно, сколь стремительно. За вечер он умудрялся наврать столько, что я просто уставал смеяться. А уж сводить мимолетные знакомства он насобачился так хорошо, что иной раз его постель оставалась неразобранной неделями. При этом никогда нельзя было с уверенностью сказать, у какой из своих пассий он пребывает. Однако по утрам ровно в восемь, с точностью до минуты, он возникал в нашем офисе, и мне не в чем было его упрекнуть. Тем более что я и сам, по выражению Виски, «завел шашни». Поначалу я был менее удачлив, чем мой приятель, и не мог похвалиться столь многочисленными победами, но сами знаете - быть у воды и остаться сухим очень трудно. Мой роман был не столь скоротечен, но за прочность этого союза, не вмешайся в мои планы злой рок, я мог бы поручиться с самого начала.

Мы познакомились на одном из многочисленных приемов, который давала политический советник президента не столько в нашу честь, сколько в честь того загадочного чувства, что имеет место в человеческой душе и именуется любопытством. Те, кто о нас с Виски только слышал, хотели увидеть своими глазами «отважных путешественников». К тому же мой приятель, как уже говорилось, был довольно красив собой и вызывал вполне естественный интерес прекрасного пола. Вокруг него всегда собирался плотный кружок восторженных почитательниц. Виски в тот день был в ударе, поэтому, пока внимание публики сосредоточилось на нем, мне удалось ускользнуть через обширную веранду в сад - неизменное украшение каждого дома.

Мне, привыкшему к тишине и уединению маленького кабинета, было несколько утомительно проводить едва ли не каждый вечер в компании шумно веселящихся людей. Великолепные наряды, ослепительные молодые дамы, оркестр (здесь предпочитали «живую» музыку электронной) - все это через некоторое время начинало раздражать меня. Но не подумайте, что я этакий бука и нелюдим. Просто я считаю, что человеку время от времени необходимо побыть одному, чтобы не потерять лицо. Ведь людям, имеющим о вас собственное мнение и разделяющим это мнение между собой, очень легко убедить вас в том, что вы всегда заблуждались в своих самооценках, и вы не успеете заметить, как станете человеком совершенно отличным от себя прежнего. К тому времени с Виски это несчастье уже случилось - он совершенно серьезно считал себя светским львом и звездой планетного масштаба, - но я ничего не мог с этим поделать, и мне оставалось только беречься самому.

Итак, я вышел в сад. Помимо желания побыть немного одному, мной двигала еще одна страсть - неожиданно для себя здесь, на Хеинве, я увлекся коллекционированием. В свое оправдание могу сказать лишь то, что предметом моего увлечения стало доселе не виданное мной искусство - садовые фонтаны. Эти сооружения встречались на планете на каждом шагу. Да что и говорить, в жаркий солнечный день приятно посидеть возле сияющих на солнце пенных струй и вдохнуть их приятную прохладу.

Искусство это было, по всей видимости, очень древним, поэтому зодчие Хеинвы достигли в нем такого совершенства. Водные струи, подчиненные человеческому гению, создавали объемные, легко узнаваемые фигуры, их компоновали со всевозможными скульптурными группами, световыми эффектами, растениями. Иной раз каскад фонтанов мог занимать целый сад, создавая причудливое, фантастическое зрелище. Разумеется, я коллекционировал не сами фонтаны, а их миниатюрные, объемные действующие копии. Но и они рождали у зрителя чувство восторга, которое возникает возле со вкусом созданного оригинала. Жемчужиной моей коллекции был фонтан в саду президентского дворца. Он был оборудован лазерной подсветкой, звуковыми эффектами и статуями-роботами, каждый час разыгрывающими маленький спектакль на темы античной мифологии. Все это, происходящее в буйстве пенных струй, оставляло неизгладимое впечатление у зрителя.

Коллекционирование фонтанов давно уже было едва ли не самым модным хобби, и практически в каждом доме можно было увидеть спроецированную через головизор копию. Популярность того или иного фонтана могла прославить его владельца, поэтому каждый хозяин такого сооружения старался заботиться о желающих запечатлеть предмет его гордости. Для удобства гостей устанавливали шезлонги, тенты, скамьи и специальные тумбы для камер. Ведь далеко не всегда можно принести с собой штатив, а для экспонирования требуется довольно значительное время. Некоторые коллекционеры даже оставляют свои камеры на сутки, чтобы потом выбрать наилучшее освещение. Выбранная мной тумба оказалась уже занятой, и я огляделся в поисках собрата по увлечению.

Она полулежала на шезлонге и, держа в руке раскрытую книгу, смотрела на исполненный совершенства, сверкающий водяной шар фонтана, увенчанный, словно короной, кольцом кипящих струй. С первого взгляда она показалась мне подростком - настолько мала она была по сравнению с соотечественницами. Потом я подумал, что она приезжая, не жительница Хеинвы. В отличие от большинства она была темной шатенкой, если не брюнеткой, с узким лицом, острым подбородком и карими глазами. Полные губки ее, красивые, как на рекламном проспекте, были чуть приоткрыты, и почему-то именно они в первый момент произвели на меня самое большое впечатление. Она была одета в длинное золотистое вечернее платье, перехваченное у талии пояском, а туфельки, выглядывающие из-под подола, показались мне удивительно маленькими и изящными. В глазах ее было такое выражение, словно она только что спала и, проснувшись, еще не поняла, где находится, все еще пребывая в мире своих видений. Но, несмотря на расслабленную позу, во всей ее тонкой фигуре чувствовалась такая внутренняя сила, что в своем золотистом платье она напоминала сувенирный кинжал - такой красивый, но все же остающийся оружием. Впоследствии мое первое впечатление оказалось самым верным.

Приблизившись, я привлек ее внимание легким покашливанием. Она медленно перевела свой задумчивый взгляд с фонтана на возмутителя спокойствия и некоторое время смотрела куда-то сквозь меня. В груди моей непонятно почему прокатилась холодная волна, а голове стало жарко. Но ослабить галстук я не решился, хотя казалось, вот-вот задохнусь.

- Не припоминаю, - наконец промолвила она. - Где мы могли с вами встречаться? Вы не были на балу у мэра города пару дней назад?

- Был, - ответил я, хотя это было неправдой.

- Возможно, нас там даже знакомили. - Она с непередаваемой грацией приложила указательный палец виску. - Но не могу припомнить, извините…

- Меня зовут Иваном.

- Ах да, конечно! Ваше имя настолько необычно, что я просто обязана была его запомнить. Еще раз извините!

- Я принимаю ваши извинения, - входя в роль светского льва, ответил я. - Но и вы примите мои…

- Я напомню, - она сразу поняла, в чем дело, - меня зовут Нолли.

- Очень приятно. - Мне подумалось, что при этом принято целовать даме руку, но Моя новая знакомая не сделала никакого движения, а я, смущенный ее пристальным взглядом, не решился проявить инициативу.

Однако она не дала повиснуть неловкой паузе, неизбежной в таких случаях.

- О! Вы тоже коллекционер! - воскликнула Нолли, увидев камеру в моей руке. - И как велика ваша коллекция?

- Я совсем недавно начал этим заниматься, поэтому думаю, что не смогу рассказать вам ничего нового.

- Ну что вы! Двум одинаково «больным» людям всегда есть о чем поговорить. У вас есть фонтан из сада возле президентского дворца?

- Есть, мы недавно были там на приеме, и я сумел выкроить время на съемку. Но при первой возможности постараюсь все же переснять в другом освещении.

- А внутренний фонтан в здании парламента?

- Честно говоря, я от него не в восторге, но для пополнения коллекции он вполне пригоден.

- Чем же он вам не нравится?

- Он не имеет четких очертаний, слишком абстрактно.

- А как вы находите большой фонтан в Аандеке?

- Где? - не понял я.

- О! Это самый большой каскад, какой только существует, - пояснила Нолли. - По крайней мере из функционирующих. Это километров двести на северо-запад отсюда.

- Нет, так далеко забираться мне пока не приходилось…

- Вы много потеряли, а впрочем… У меня очень большая коллекция, и я живу здесь недалеко…

- Не знаю, право, могу ли я принять ваше предложение, - смутился я под слишком уж откровенным взглядом ее глаз.

- Оставьте ваши предрассудки! - сказала она, грациозно поднимаясь с шезлонга. - Быть может, на своей планете вы, поступая таким образом, были бы и правы, но не здесь.

- Вы знаете, - вырвалось у меня, - по-моему, на этой планете сильный пол выглядит несколько иначе…

- Вот именно, - жестко сказала она, переходя на почти оскорбительный тон, - здесь все по-другому.

Ее можно было понять приблизительно так «Здесь сейчас распоряжаюсь я, а твое дело - подчиняться!» Не знаю, как на подобное обращение реагировал бы абориген, но от меня она добилась только бурного протеста, которому, впрочем, я не позволил вылиться наружу. Однако тон мой стал довольно сух и холоден.

- Извините, Нолли, но я все же останусь здесь. Прием, конечно, неофициальный, но будет просто невежливо уйти столь внезапно и не попрощавшись. Благодарю вас за ваше любезное предложение. Я обязательно воспользуюсь им, но только в другой раз. До свидания!

Я повернулся и направился к дому.

- Подождите! - Я не без удивления заметил в этом возгласе нотки покорности, чего в принципе невозможно было ожидать от местной уроженки. - Извините, - она пересекла разделяющее нас расстояние, - быть может, я действительно была несколько несдержанна. Но и вы по нашим меркам довольно необычны.

- Разве? - удивился я, уже не зная, то ли уйти, то ли остаться.

Дело в том, что до того момента мне ни разу не приходилось сходиться с туземками в приватной беседе. Встречи на приемах можно не брать в расчет - там можно разговаривать с несколькими десятками людей подряд и ни одного из них не запомнить.

- Наши мужчины, - продолжала Нолли, - как вы уже наверняка убедились, нежны и покорны. Неподчинение женщине считается дурным тоном или издержками воспитания. Они при этом весьма любвеобильны и совершенно не агрессивны. Для того чтобы создать семью, нужно выбрать юношу, долго ухаживать за ним, исполнять все его прихоти, баловать, что в большинстве случаев не очень сложно. Интеллектуально они развиты слабо. Ваш избранник, как правило, благосклонно принимает знаки внимания, а уж сдержать свои животные инстинкты большинство из них практически не способны. Поэтому их почти не видно на приемах или на улицах. Любая улыбка может быть истолкована ими как приглашение, а мы ведь женщины, мы тоже способны ревновать… Так что мужчина у нас не отказывает женщине. Только в очень редких случаях можно получить отказ. Но тогда можно применить и силу… убеждения.

- Что за дикость! - возмутился я.

- Что? - не поняла она.

- Нет, ничего, извините. Продолжайте!

- А у вас? Как все это происходит на других планетах?

В глазах ее светился искренний интерес.

- Ну-у, - протянул я, не в силах признаться в собственной неопытности. - У нас вообще-то все это происходит с точностью до наоборот.

- Как же это? Мужчина ухаживает за женщиной? Ублажает, дарит подарки, носит ее, как маленькую, на руках?

- Да, у вас получилось очень точно, - кивнул я, довольный, что не пришлось вдаваться в подробности. - Пропорции в размерах мужчин и женщин у нас несколько иные, и если на вашей планете я далеко не каждую смог бы приподнять хотя бы на дюйм, то у себя на Марсе я могу проделать это практически с каждой. Наши женщины маленькие и изящные, вроде вас. Поэтому мужчина и берет на себя инициативу, это традиционно. Ну и равноправие полов, разумеется, играет далеко не последнюю роль.

- То есть, не нарушая норм приличия, женщина тоже может активно действовать?

- Само собой, до известных пределов, конечно. А в основном, как я уже говорил, инициатива принадлежит мужчине. Это ведь повелось с древнейших времен, и ваши предки жили точно так же.

- Вы считаете, что мне нечего будет возразить? - улыбнулась она. - Между прочим, в истории Земли был период, когда женщины главенствовали. Кажется, это называлось матриархатом. И я считаю, что это было верно. Женщина - мать. Она несет в себе генетический код вида, а мужчина лишь помогает выбрать один из вариантов. Впрочем, как вы, наверное, знаете, и это за последнее время стало совсем не обязательным условием. Современная медицина может очень многое, но…

- …искусственное размножение не приносит такого удовольствия, как природный процесс, - продолжил за нее внезапно появившийся Виски. - Извините, что встрял в вашу беседу. Джо, у нас тут намечается прогулка на лоно природы. Ты не хочешь составить нам компанию?

- Нет, его вечер уже занят! - отрезала Нолли.

Я не стал возражать, поскольку бесконечные загородные пикники к тому времени уже утомили меня своим однообразием. Виски не без доли удивления посмотрел на меня.

- Ну а ты-то? Ты сам что скажешь?

В его голосе сквозило желание поддеть меня по поводу такой уступчивости, но я проигнорировал его.

- То же самое - вечер у меня сегодня занят.

- Ну, как хочешь, - махнул он рукой, по всей видимости, не желая вступать в пикировку. - Увидимся утром. Желаю приятно провести время.

Он подмигнул, повернулся и скорым шагом двинулся по аллее. Буквально через несколько мгновений он скрылся в глубине темного сада. Через короткое время можно было услышать громкий смех и гул мощного автомобиля, тронувшегося со стоянки.

- Нехорошо получилось. - Мне действительно было как-то не по себе, тревожило какое-то предчувствие. - Зачем я ему наврал?

- Все еще поправимо, - сказала Нолли, положив руки мне на плечи и заглядывая в глаза.

- Каким образом?

- Я займу твой вечер. Начнем с небольшой прогулки по городу и знакомства с достопримечательностями, продолжим моей коллекцией, а там…

- Я даже не знаю, - застеснялся я, чувствуя себя преглупейшим образом.

Вся инициатива исходила от Нолли, а я вел себя совершенно так же, как и местные уроженцы, хотя всем своим существом противился этому. Мне даже казалось, что я становлюсь похожим на этих жалких маленьких существ.

- Ну, малыш, - она ласково обвила мою шею руками, - какой ты несговорчивый. Я же не принуждаю тебя делать что-то скверное. Мы просто покатаемся по городу, где-нибудь посидим, а?

- Хорошо, только на моей машине, - попробовал я взять все в свои руки, хотя это скорее выглядело капризом. - И поедем туда, куда мне захочется.

- Ну разумеется! Какие могут быть возражения!

Мы прошли по аллее, по которой совсем недавно прошел Виски, и направились к стоянке. Только на официальных приемах прощание с хозяевами было обязательным, в остальных же случаях гости тихо, по-английски, удалялись и никто не считал себя оскорбленным. Некоторое время мы катались по вечерним улицам, освещенным желтым, теплым светом фонарей. Нолли, как и обещала, подробно рассказывала мне о местных достопримечательностях, которые в большинстве своем были оставлены прежней цивилизацией. Многое из сказанного было для меня не в новинку - в свободное от работы время я путешествовал по городу и любопытствовал по мере сил. Но я благосклонно внимал вдохновенным речам моей спутницы, дабы не портить впечатления от поездки. У меня вообще сложилось мнение, что Нолли в тот вечер поставила себе целью заговорить меня, загипнотизировать звуком своего голоса, и я с удовольствием поддался ее влиянию.

Наконец мы остановились у небольшого кафе неподалеку от космопорта. Вряд ли я смогу сказать точно, чем оно мне приглянулось, хотя, очевидно, меня привлекла сюда компания пилотов, возле которых я надеялся почувствовать себя не таким одиноким посреди этого девичника. Они являлись как бы поддержкой, доказательством того, что мужчины бывают не только такие, как аборигены. Как и большинство подобных заведений, кафе целиком находилось под открытым небом. Зонтики, защищающие днем посетителей от лучей тропического солнца, были уже убраны. Гирлянды разноцветных фонариков, протянувшиеся вдоль и поперек площадки, бросали мягкий, уютный свет на пустые столики и создавали романтический настрой. Они отгораживали кафе от темного неба, и лишь кое-где в прогалинах меж огоньков можно было увидеть какую-нибудь особенно яркую звезду. Цветные блики играли на сервировке и загорались искрами в хрустале.

Мы заняли столик в самом центре, возле журчащего фонтана. Едва ли не в ту же секунду появился робот-официант.

- Какие будут пожелания?

На его груди вспыхнул экран и высветилось меню. Я еще плохо ориентировался в названиях местных блюд, поэтому выбрал несколько общеизвестных закусок и шампанское местного розлива. Индикаторы робота мигнули, камеры растерянно метнулись к Нолли, но она сделала неопределенный жест, и робот исчез.

- В чем дело? - забеспокоился я. - Что-нибудь не так?

- Нет-нет, все в порядке, - поспешила ответить она.

- Может быть, заказывать следовало вам?

- Тебе, - поправила Нолли, - тебе, хоть мы еще и не пили брудершафта.

- По-моему, он был в замешательстве, - не отставал я. - И вам… извини, тебе это понятно.

- Давай сейчас опустим этот вопрос, а если захочешь, мы обсудим его потом, а? Ну, не будь занудой!

- Хорошо.

- Ваш заказ! - пророкотал электронный голос, и передо мной стали одна за другой появляться тарелки.

- Стоп-стоп-стоп! - воскликнул я, хватая робота за манипулятор. - Сначала подают даме!

Робот на мгновение замер, потом в корпусе его что-то громко щелкнуло, и манипулятор рухнул на стол, едва не переколотив сервировку.

- Ну что же ты делаешь! - вскричала Нолли. - Это же примитивный робот. Он запрограммирован так, что не может перестраиваться на ходу и подает сначала мужчине, как существу хрупкому и нежному, а только потом - женщине. Здесь повсюду так принято, не так, как у вас.

- Мне на это наплевать! - заявил я. - Я сделаю так, как требует этого мое воспитание. И вот еще что. Если ты хочешь сохранить между нами хорошие отношения, никогда не смей повышать на меня голос.

- Хорошо, - ответила Нолли, опуская глаза долу.

Я сложил расставленные тарелки обратно на поднос и после этого установил их в той последовательности, которую считал правильной. Покончив с этим, я переключил робота на аварийный режим, и он, как мне показалось, укоризненно поскрипывая, удалился в ремонтный блок

Но не успели мы притронуться к предложенным яствам, как за столиком, где сидели космолетчики, загремел магнитофон и один из пилотов, поднявшись со стула, нетвердыми шагами направился к нам.

- Эй, ты! Ты не возражаешь, если я потанцую с твоей девушкой? - По всей видимости, он для этой фразы собрал всю наличную вежливость, но дальше его понесло. - А! Конечно, нет! Идем со мной, куколка, я покажу тебе настоящую любовь, не то что ваши ханурики!

Краем глаза я заметил, как напряглась Нолли, и понял - если она еще и хулигана поколотит, то мне не отмыться от этого позора до конца моих дней.

- Слушай, ты! - Я вскочил, и легкий пластмассовый стульчик, загремев, отлетел далеко в сторону. - Гуляй отсюда! И ищи красоток в другом месте, а эта - занята! Все понял?!

- Ах ты сопля! Да я ж тебя как муху!.. Возможно, меня спасло то, что он был сильно пьян. А может быть, в экстремальной ситуации открылись некие резервы, но, поймав его на бедро, я так ловко швырнул противника, что он, сшибая на своем пути мебель, прокатился едва ли не через все кафе. На том все и кончилось. Пилоты с хохотом извлекли своего товарища из-под груды стульев и настолько его успокоили, что через пять минут он сам подошел с извинениями, которые были нами с радостью приняты.

Однако оставаться здесь далее не было никакого желания, и мы, расплатившись, уехали.

- И все же, - вспомнил я об обещанном разъяснении, - что я сделал не так? Может, я нарушил некий ритуал?

- В определенном смысле да, - ответила Нолли, совершенно беззастенчиво разглядывая меня улыбающимися глазами.

- И что конкретно?

- В наших кафе мужчина делает заказ только после того, как женщина предоставит ему эту возможность, а подают сначала…

- Мужчине, - перебил я. - То есть с точностью до наоборот.

- Кстати, и цветы у нас тоже дарит женщина.

- Нет, я к этому никогда не привыкну, у нас все иначе.

- Для того чтобы все это понять, надо родиться здесь и впитать с воздухом отношение к женщине как защитнице и кормилице. Я думаю, ваши дети именно так относятся к своим матерям, независимо от своего пола.

- Ну разумеется, до определенного возраста. Потом мальчики учатся от отцов отношению к женщинам как к драгоценному, очень хрупкому дару небес. А такое поведение, которое вы здесь пропагандируете, считается инфантилизмом.

- То есть ты имеешь в виду торможение в развитии?

- Да, полную остановку на ранней стадии. Некоторое время она молчала, глядя в окно, а потом спросила:

- Куда мы едем?

- Ко мне. Ты же знаешь, что Виски не появится до утра.

- Кто, прости?

- Мой коллега, он подходил к нам в парке.

- Ах, да! - Она прелестным жестом коснулась пальцем виска, словно и в самом деле приложила усилие, чтобы вспомнить. - И что же мы будем делать? - лукаво блеснув карими глазами, невинно осведомилась Нолли.

- То, что нам понравится. Обоим, - улыбнулся я и обнял ее за плечи. - И еще то, на что хватит выдумки…

…В восемь часов утра заверещал будильник, и я проснулся с удивительно ясной головой, но с полной неспособностью двинуть хотя бы одним членом. Нолли уже не было. Она оставила приклеенную возле самого моего носа записку и ушла. В записке было только два слова: «Ты прелесть!»

- Виски! - заорал я, неосмотрительно расходуя последние силы.

Дверь немедленно распахнулась, и ворвавшийся в спальню робот принес мне стаканчик янтарного бурбона.

- Ты что? - вскричал я, но тут же опомнился. - Кофе и диагност. И посмотри, что там делает Джон.

- Он еще не приходил, сэр, - проскрипел робот и удалился.

Через минуту вкатился диагност - наш домашний доктор. На верхней плоскости его корпуса дымилась чашка кофе.

Роботы у нас в доме все были с норовом. Как-то раз мы взялись за изменение их программ, что было, собственно, не более чем элементарной тягой к оригинальности. К примеру, дворецкий, с которым я уже имел беседу, был вреден и ленив. Чтобы подразнить меня, Виски настроил его так, что стоило мне назвать своего коллегу не по имени, а по институтскому прозвищу, как робот тотчас тащил мне бурбон, который я терпеть не мог. Вдобавок робот обладал очень тонким слухом и мог появиться со своим стаканом в самый неподходящий момент. Я же в отместку заложил в программу диагноста чувство юмора и полное нежелание выполнять чужие обязанности. Вдобавок к перечисленному оба робота могли часами нести всякую околесицу, ругаясь друг с другом, пока кто-нибудь не разведет их в разные стороны.

Вот и тогда диагност снял с верхней крышки корпуса чашку и сунул ее мне в руки, едва не выплеснув кофе на постель. Тут же, без паузы, он сделал экспресс-анализ и деловито загудел, изготавливая некий препарат.

- Доктор, это серьезно? - спросил я, подмигивая камерам.

- Безнадежно.

- Так что, я умру?

- Обязательно.

- Так чем же я таким болен?

- Вскрытие покажет, - буркнул робот и впрыснул мне кубик укрепляющего, потом добавил уже другим тоном: - Совсем не бережете себя, сэр!

С тем он и удалился, бормоча что-то невнятное.

В то утро Виски так и не появился. Однако известие о нем я все же получил, причем самым неожиданным образом. Около двух часов дня, когда я уже включил кухонный автомат, чтобы приготовить ленч, в офис вошли сержанты Джонс и Тенги.

- Чем могу служить? - осведомился я. - Быть может, вы хотите приобрести универсальный посадочно-уборочный комплекс?

Это был наш самый дорогой агрегат, который могли себе позволить только очень большие хозяйства. Настроение у меня было превосходное, несмотря на некоторое беспокойство по поводу отсутствия партнера. Никакой провинности перед законом я за собой не чувствовал, поэтому считал возможным разговаривать с полицейскими в столь фривольной манере.

- Нас это не интересует, - холодно ответила Джонс. - Мы пришли сюда по долгу службы, а не как покупатели. Потрудитесь ответить на несколько вопросов, но учтите…

- «…что все сказанное может быть использовано против вас», - продолжил я.

- Вот именно, - нахмурилась Джонс.

В первый визит патрульных я как-то не разглядел их. Быть может, так получилось потому, что в основном они беседовали с Виски. К тому же манера поведения сержанта Джонс вызывала во мне чувство внутреннего протеста, и я просто старался не смотреть на нее. Теперь же мне приходилось смотреть ей прямо в лицо, чтобы она не заподозрила чего-либо. Еще не зная того, что впоследствии она станет моим злым гением, орудием провидения, я уже интуитивно угадал в ней своего непримиримого врага и боялся ее. Эта, вторая, встреча больше врезалась мне в память, чем первая, и, возможно, потому я так хорошо запомнил неординарную, даже по местным меркам, внешность сержанта.

Как уже говорилось, ростом она была много выше двух метров. С этой высоты на меня взирали пронзительно синие большие глаза, полные презрительного недоверия. Беседуя, она требовательно смотрела мне в лицо, и я с ужасом ловил себя на том, что словно загипнотизированный не могу отвести взгляда, не вызвав при этом подозрения в некоем преступлении.

Лицо Джонс можно было бы назвать даже приятным, если бы не постоянная гримаса, превратившая его в маску презрения. Здоровая кожа была покрыта легким, ровным загаром и тем трогательным пушком, что часто восхищает нас в совсем еще юных девушках. Густые черные брови и длинные изогнутые ресницы обрамляли и оттеняли глаза. Легкий румянец на щеках был вполне естественным, а не плодом усилий косметички. Правильной формы небольшой нос казался мне снизу несколько более вздернутым, чем положено, но и это не портило общего впечатления. Зато полные чувственные губы с чуть опущенными уголками, постоянно находящиеся в движении и словно прячущие некий ключ к разгадке этой противоречивой натуры, своей мимикой довершали гримасу превосходства и сводили на нет все родившиеся было симпатии.

Сколько ей было лет? Точного ответа на этот вопрос я так и не узнал. Предположительно Джонс была не более, чем на два-три года старше меня, но манера держаться покровительственно по отношению к окружающим, словно бы имея дело с несмышлеными детьми, делала ее несколько старше. При своем устрашающем росте Джонс была довольно пропорционально сложена, и шагов с десяти на ее фигуру можно было засмотреться. Светлые, почти белые волосы ниспадали на чрезвычайно гибкую, длинную и оттого казавшуюся тонкой шею. Далее следовали округлые плечи и руки, на которых при каждом движении играла развитая мускулатура. Судя по всему, Джонс не на шутку увлекалась атлетизмом, но сумела соблюсти меру, найти золотую середину между изяществом и излишеством. Высокая полная грудь находилась как раз на уровне моих глаз, и расстегнутая на три пуговицы форменная блузка, приоткрывая ее, постоянно манила мой взгляд, отвлекая от разговора. Тяжелая портупея, увешанная всевозможными аксессуарами полицейского, располагалась на тонкой талии, которая также была естественного происхождения. Длинные, стройные ноги Джонс были исполнены такого совершенства, что иной раз даже женщины не могли удержаться от пусть мимолетного, но почти всегда восхищенного взгляда. Ко всему прочему, Джонс была едва ли не единственной женщиной из тех, которых я встречал на Хеинве, носившей обувь на высоком каблуке.

Таков был мой злой гений, мой ангел мщения, мой рок..

- Итак, первый вопрос: как давно вы виделись со своим коллегой, - сержант заглянула в блокнот, - Джоном Уолкером?

- С Виски? - удивился я, чувствуя, что смутные предчувствия, тревожившие меня с утра, обретают реальную основу. - Не далее как вчера вечером. Мы были вместе на приеме в доме политического советника президента, как там ее?.. Ну, здесь недалеко, на улице Вилли Каана.

- В котором часу это было?

- Я на время не смотрел… Вечером. Уже темнело. А что с Виски?

- Пока что вопросы задаю я, - отрезала Джонс. - Вы пришли туда вместе?

- Ну разумеется!

- А ушли тоже вместе?

- Ну да! То есть нет… Виски приглашал меня на пикник за город, но я отказался и уехал без него… Точнее - он без меня.

- А с кем он собирался на пикник, вы знаете?

- Нет, он пришел один и пригласил. А с ним никого не было.

- И больше вы его не видели?

- Нет, но все же где он, что с ним? Я же вижу, что вы что-то об этом знаете!

- А вас не обеспокоило его исчезновение? - проигнорировав мои вопросы, продолжала Джонс.

- Нисколько, - начал врать я, чувствуя, что это может помочь другу. - Он часто исчезает на сутки-двое, а дома ночевать вообще не в его привычках. Для него такая жизнь - норма.

- Так. - Джонс выключила свой блокнот. - Это все, что меня интересовало. Кстати, постарайтесь никуда не уезжать из города, вы можете понадобиться.

- Но что же все-таки с Виски? - вскричал я, увидев, что патрульные направились к двери.

В тот же момент, как всегда некстати, появился робот-дворецкий со своим стаканом. Я отпихнул его в сторону. Зазвенел, покатившись по полу, стакан, остро запахло бурбоном.

- Он в Центре восстановительной медицины, - бросила через плечо Джонс.

- Постойте, постойте! Так нельзя! Объясните толком!

- Ну, как бы вам это сказать, - вступила в разговор сержант Тенги.

- Говорите прямо, я готов ко всему!

- Видите ли, ваш приятель не слишком осмотрителен в выборе знакомых… Поэтому сегодня утром он был обнаружен нами неподалеку отсюда…

- Не понимаю. - Я действительно был в полном смятении, а женщины смотрели на меня, как на ребенка, словно решая, стоит ли говорить мне то, о чем я не имею ни малейшего понятия, или оставить в неведении.

- Его изнасиловали, - криво усмехнулась Джонс, окинув меня при этом оценивающим взглядом, от которого у меня мороз пошел по коже.

- Что? - Моему удивлению положительно не было предела. - Да как же это может быть?!

- Очень просто. У нас такие случаи не редкость, особенно с иностранцами. Ваши мужчины очень часто переоценивают свои силы и возможности. - На этот раз Джонс совершенно явно усмехнулась. - Вот для вас эта ночь кончилась не столь трагично, хотя следы истощения налицо… на лице.

После этого они ушли, оставив меня в полной растерянности. Чисто машинально я выпил виски, терпеливо поднесенное мне дворецким, и не почувствовал вкуса. Некоторое время я стоял посреди офиса с пустым стаканом в руке, совершенно не представляя, что предпринять, но в конце концов решил съездить в центр и своими глазами увидеть Джона. Однако надеждам моим не суждено было сбыться. К Виски меня не допустили, мотивируя отказ тяжелым состоянием пострадавшего. И никакие просьбы, увещевания и даже угрозы не подействовали на персонал, непоколебимо стоящий на своем. Единственное, чего мне удалось добиться, так это заверения в том, что уже через несколько дней «пациент будет как огурчик».

Вернувшись домой, я принялся обзванивать конторы в соседних городах, чтобы посоветоваться, как мне поступить в сложившейся ситуации. Но никто ничего толком не знал. Я был первым, кто оказался в подобном положении. На другой планете я мог бы обратиться к консулу Земли или в представителю Межзвездной ассоциации, но из-за неясного статуса Хеинвы ни того, ни другого здесь не было. В экстраординарных случаях Земля направляла сюда чрезвычайного посла, но на это потребовался бы как минимум месяц. Тем не менее я решил не бросать дела на полпути. Через антенну спутниковой связи я вышел на орбитальный космопорт. Там меня долго расспрашивали, для чего мне понадобился экстренный канал, но в конце концов вошли в положение. Мое сообщение зашифровали, компактно сжали и коротким импульсом послали в сторону Земли. Импульс понесся от одного маяка-ретранслятора к другому и через неделю должен был достигнуть пункта назначения. Там скорее всего с неделю подумают, а потом направят кого-нибудь разобрать конфликт на месте. Две недели на дорогу, и уполномоченный будет здесь. Успокоенный тем, что сделано все возможное, я вернулся к текущим делам.

Неделя пронеслась как один день. В отсутствие Виски мне приходилось работать за двоих, но успеть всего сразу я не мог, поэтому процесс несколько замедлился. Именно в это время почти всем нашим клиентам сразу понадобились медные капсулы со стальными наконечниками и взрывоопасной начинкой. В нашем реестре они значились под названием: «Заклепки взрывные, для сшивания стальных листов». Я не успевал принимать заявки и осуществлять поставки. К счастью, наш Шеф, словно предвидя спрос, прислал нужный товар в огромном количестве. Радуясь тому, что мастеровитым клиентам не на что жаловаться - разве что только на мою медлительность, - я не вникал в суть происходящего, хотя некоторые вещи меня удивляли. Например: для чего нужны фермерам скафандры высокой защиты, бывшие в употреблении? Или стальные шлемы? Не овощи же они будут сажать в таком снаряжении. Но, с другой стороны, деятельность компании была совершенно законна и разрешена правительством планеты, что подтверждалось выданным нам патентом.

После бурных дней я проводил не менее бурные ночи. Нолли появлялась, как правило, приблизительно через час после окончания моего рабочего дня. Она тоже где-то работала, но меня менее всего интересовало где. Дверной автомат уже узнавал ее, но все равно впускал только с моего разрешения - такова была составленная нашим боссом программа. Нолли, едва появившись в доме, сразу наполняла его своим неистощимым весельем, и мне казалось, что сам воздух меняется с ее приходом. Я жадно дышал и не мог надышаться ароматом ее духов, а милый щебет словно бы впускал в помещение дюжину экзотических птичек, поющих каждая свою незамысловатую песенку. Карие глаза Нолли, всегда чуть влажные и таящие в себе некую загадку, без которой женщина становится пустой и неинтересной, гипнотизировали меня и погружали в нирвану. Пухлые губки порой настолько захватывали мое внимание, что я не воспринимал звуков ее речи, а только жадно следил за их движением, часто повергая в смущение свою возлюбленную. В таких случаях она обвивала мою шею тонкими, но сильными руками и удовлетворяла жажду поцелуя так, что голова моя сразу шла крутом. Однако, я думаю, не стоит пускаться в столь же неблагородное, сколь утомительное описание подробностей того, что происходило дальше, - каждый взрослый человек отлично осведомлен об этом, скажу только, что вернувшийся из госпиталя Виски выглядел намного лучше меня.

А я! Я был счастлив и считал наш маленький домик на улице Вилли Пуута самым прекрасным местом во Вселенной. Утром я просыпался и в предвкушении дня, заполненного интересной работой, радовался его приходу. Когда же день начинал клониться к вечеру, я в радостном возбуждении ожидал ночи и вместе с ней - прихода Нолли, которая обладала поистине неистощимой изобретательностью и энергией шаровой молнии.

Вернувшийся через неделю после происшествия Виски уже не разделял моих восторгов. После всего случившегося он замкнулся настолько, что разговаривать с ним стало сущей мукой. В моем приятеле произошел какой-то непонятный надлом, превративший некогда веселого, подвижного великана в угрюмого, желчного скептика. Нолли, которую также беспокоило состояние нашего общего друга, постаралась успокоить меня тем, что подобные депрессии лечатся временем и спустя, может быть, месяц Виски станет таким же, как прежде. Немного оживлялся он, только садясь к клавиатуре компьютера. Работал он, как всегда, скрупулезно, но в его манере появилась некая ожесточенность, я бы даже сказал - одержимость. О подробностях того памятного вечера он ни разу ни словом не обмолвился, но что-то, я был в этом уверен, постоянно грызло его изнутри.

Несколько раз к нам наведывалась сержант Джонс. Теперь она появлялась одна. Проходя через контрольный контур входной двери, она каждый раз внимательно, с прищуром, взглядывала наверх, где был укреплен исполнительный блок, словно пытаясь проникнуть внутрь него, но ни разу не обмолвилась о предмете своего любопытства. Зайдя в офис, она окидывала взглядом помещение, на мгновение задерживалась на лице Виски и проходила к моему столу. Здесь, усевшись на стул для посетителей, она начинала задавать вопросы. Впрочем, беседы с ней носили, как правило, самый общий характер. Своими обтекаемыми фразами она давала понять, что находится здесь по долгу службы, и пресекала все наши попытки завязать приятельские отношения.

Однажды, когда работы было особенно много, Джонс, появившись, как всегда, неожиданно, подсела к моему столу и сразу завела разговор о поставляемых нами механизмах. Я слушал вполуха и продолжал, кивая, заниматься своим делом. Когда же она попросила разъяснить разницу между тяжелым посадочным и средним уборочным комбайнами, я - быть может, слишком грубо, - сунул ей в руки наши проспекты и отвернулся к факсу, который выплюнул очередную заявку. С минуту она сверлила меня взглядом, потом медленно поднялась во весь свой гигантский рост и, оперевшись руками на стол, наклонилась ко мне.

- Вот что, малыш. Я тебе не верю, - медленно произнесла она своим низким, грудным голосом, обдав меня волной дорогих духов. - Ни на грамм!

Сержант повернулась спиной и, покачивая бедрами, удалилась. Больше в нашем офисе я ее не видел, но фраза эта надолго врезалась мне в память, поскольку была началом нашего краха.

Но тогда я этого еще не знал. А жаль! Книга судеб иной раз сама показывает нам следующую страницу, но мы не всегда способны оценить намек или предостережение. Много позже я понял, что все можно было бы изменить, исправить или начать все сначала в другом, более гостеприимном месте. По всей видимости, яркие краски действительности и существуют для того, чтобы скрыть от нас туманные контуры будущего, которое все же творится в настоящем.

В работе и любви прошел еще месяц. Близился срок, который наш анонимный работодатель определил как начало эры благоденствия. Впрочем, лично мне от него ничего другого не было нужно. Я к тому времени уже получил много больше, чем рассчитывал или вообще даже мог предполагать.

В тот самый день, когда я решил, что пора отметить наше двухмесячное пребывание на Хеинве хорошей выпивкой, случилось нечто, круто изменившее всю нашу последующую жизнь, и вместо алтаря в перспективе замаячила плаха. Знаете, бывают такие дни в жизни, которых лучше бы вообще никогда не было. В такой день человек может свалиться со стула, на котором просидел всю жизнь, и убиться насмерть. В такие дни все накопившиеся неприятности разом обрушиваются на вашу несчастную голову, грозя растоптать и уничтожить. И если в вашей жизни наступит такой день, дай вам Бог пережить его без потерь!

Накануне я сумел достать настоящего, не синтетического, шампанского земного розлива и собирался сделать сюрприз Нолли и Виски. По моему плану вино должно было появиться из морозильника в тот момент, когда в дверь войдет Нолли. Мы с ней договорились, чтобы она пришла к концу нашего рабочего дня.

Утром, едва включив компьютер, Виски вдруг как по волшебству оживился, но все равно не так, как это бывало раньше.

- Эй, Джо! Подойди сюда! - позвал он, не отрывая глаз от монитора.

Мне пришлось захлопнуть холодильник и вернуться к делам, хотя так и подмывало показать редкую бутылку приятелю.

- Ты открывал мою базу данных? - спросил он, когда я встал у него за спиной.

- Зачем? - удивился я. - У меня есть свой ключ и мне не надо лезть в свой бумажник через твой карман.

- Кто-то влез в базу, - тоном исключающим сомнения сказал Виски. - Мало того, я нашел свернутую программу, которой здесь никогда не было.

- Может, через сеть кто-нибудь проник? - предположил я.

- Брось! Ты ведь отлично знаешь, что при попытке войти в базу данных извне вся система отключается от питания и включить ее можно только вручную, а от интервенции остается только номер абонента.

- А не может это быть каким-нибудь вирусом? Вроде «Пятница, 13-е»?

- Программа, срабатывающая по принципу часового механизма?

- Ну да! Подошел срок - и она вылезла на свет Божий.

- Нет, этого быть не может!

- Так ты хочешь сказать, что кто-то из нас…

- Нет, - перебил меня Виски, - не кто-то из нас, а кто-то здесь. Этот кто-то вскрыл базу, как консервную банку, и очень хорошо там пошуровал.

- Ну ладно. А как выглядит…

- Программа? - Он нажал несколько клавиш.

На экране замелькали строчки названий, какие-то утилиты, которые обычно спрятаны, макросы. В самой последней строке, в углу, стояла самая обыкновенная точка, какие ставятся, как правило, после сокращенного слова. Но хорошему программисту она могла сказать о многом.

- Как же ты ее нашел? - поразился я. - Я бы и внимания не обратил!

- Я бы тоже, но неизвестный взломщик оставил и другие следы.

- Какие же?

- Во-первых, он не запер базу… Ну и еще несколько таких же, целая дорога. И произошло это сегодня ночью.

В голове моей мелькнуло, что неизвестный специально вывел нас на свой след. Но для чего? Ведь он мог спрятать все, и мы бы никогда не узнали о его вторжении.

- А что прячется за этой точкой?

- Ты не поверишь!..

Его пальцы простучали по клавишам. На экране забегал курсор, замелькали «окна», появились каталоги. Здесь были чертежи поставляемой нами продукции, рекламационные поставки запчастей, материалов, реквизиты. Короче, вся наша работа за последние два месяца. Наконец Виски нашел и развернул новую программу. «Выполнить - Отменить» - появилось на экране. Джон подвел курсор к первой кнопке.

То, что произошло вслед за этим, было просто невероятно. Безобидные сельскохозяйственные машины вдруг стали превращаться в грозную боевую технику. Косилки теряли свои ножи и сменяли их на броневые щиты и пулеметы, многоцелевые тягачи обретали башни и орудия, комплектовались боеприпасами и системами наведения на цель. Предмет нашей гордости - универсальный посадочно-уборочный комплекс - превратился в мобильную компактную базу-крепость на сорок человек, вооруженную всеми мыслимыми средствами защиты и нападения. Были здесь и аппараты штурмовой авиации, стремительные десантные машины и прочая, и прочая. Апофеозом был скрупулезный подсчет боевых единиц и места их дислокации. Получалось, что через наши руки незаметно для всех, и для нас в том числе, прошло вооружение для целой армии. Армии мощной, мобильной и к настоящему моменту уже готовой к самым решительным действиям.

Некоторое время мы молчали, в смятении уставившись на карту-схему. Красные точки обозначали расположение военной техники в столице и вокруг нее. Можете мне поверить - аллергическая сыпь выглядела бы намного привлекательнее.

- Что скажешь? - нарушил молчание Виски.

- По-моему, правительство Хеинвы вооружается. Тихо так, ненавязчиво. Возможно, они готовятся к отражению агрессии.

- Откуда? Политическая обстановка здесь - форменное болото. Оппозиция не существует как таковая. Единое всепланетное государство исключает военный конфликт с кем бы то ни было. А вся эта техника наземная…

- Может, мы не все знаем. Может, они опасаются вторжения из пространства?

- Тогда надо было бы приобретать космические крейсеры, а не танки, - резонно возразил Виски.

- Как знать, может, на соседней улице стоит такая же контора, вроде нашей, и в обстановке строгой секретности занимается переделкой экскурсионных трамвайчиков в линкоры. Если бы ты не полез в эти глубины, то никогда бы не узнал, чем мы с тобой на самом деле занимаемся.

- А мне вообще непонятно, - упрямо продолжил Виски, - к чему вся эта секретность. Они же могут совершенно легально закупить оружие на нужды обороны. Никто им этого не запрещает. В худшем случае их посчитали бы чудаками или одержимыми манией преследования. Пусть даже существует реальная угроза интервенции, тогда вооружение, наоборот, должно стать достоянием гласности, чтобы предупредить потенциального противника о том, что Хеинва так просто не сдастся.

- Но кому же тогда понадобилось открывать нам глаза на происходящее? - недоумевал я.

Но ответ на этот вопрос я получил намного позже. Как раз в тот момент, когда Виски открыл рот, чтобы высказать свои предположения на этот счет, входная дверь распахнулась. Виски рефлекторно нажал на кнопку перезагрузки, и поразившая нас картина исчезла с экрана. Только после этого мы взглянули на вошедшего. Им оказался наш старый знакомый из бара на «Вселенной-3».

- Привет! - буркнул он, при этом на лице его не отразилось никаких эмоций.

Не удостоив нас более ни словом, он прошел к моему компьютеру, вставил дискету и застучал по клавишам. На мою попытку приблизиться он ответил столь грозным взглядом, что я просто вынужден был ретироваться. Некоторое время мы наблюдали за ним издалека, не зная, что предпринять, пока вновь прибывший не бросил через плечо:

- Гуляйте!

Его краткие реплики напоминали мне команды, отдаваемые кинологом собаке. Было очень похоже, что он вообще не считает нас за людей - так, дрессированные зверушки, опускаться до разговора с которыми он просто не желает.

Потоптавшись еще немного в офисе, мы поднялись на второй этаж и, не зная, чем заняться, включили телевизор, который в отличие от компьютеров за последнее время не перетруждался. Вынужденное безделье действовало на нас угнетающе, и, быть может, поэтому ни одна передача не привлекла нашего внимания. Мы без ясной цели и смысла включали то один канал, то другой, но так ни на чем не остановились. Телевидение Хеинвы было удивительно однообразным

Наконец Виски поднялся и отправился в свою спальню. Я еще некоторое время сидел у телевизора, а потом последовал его примеру, хотя всегда считал дневной сон привычкой лентяев и бездельников. Впрочем, долго отдыхать нам не пришлось. Раздался мелодичный перезвон вызова. Босс не пожелал утруждать себя криком или подъемом к нам, на второй этаж, - он просто нажал на кнопку. Такое отношение несколько покоробило, и мы нехотя спустились вниз. Он, по всей видимости, уже закончил свои исследования, поскольку экраны дисплеев были выключены.

- Где лимузин? - Он изъяснялся, используя отдельные слова, но в краткости его чувствовалась ясность мысли.

Виски, обиженный таким обращением с высококвалифицированными специалистами, молча указал на дверь, ведущую в гараж.

Автомобиль, находившийся там, действительно был настоящим лимузином в самом прямом смысле этого слова. В Нем при желании можно было бы жить даже в пустыне или на дне океана. Бронированный, оборудованный всеми мыслимыми удобствами, включая складную душевую кабину, туалет и системы регенерации воздуха и воды, он вместе с тем был даже изящен. 'Покрашенный в светло-серый с металлическим блеском цвет, лимузин был обтекаем, как обмылок, и лишен тех излишеств во внешней отделке, которыми грешат люди с плохим вкусом. Мне он всегда напоминал некую хищную рыбу вроде сома, плывущую у самого дна океана и выискивающую добычу. Впечатление дополняли две большие фары-искатели, неизвестно зачем укрепленные по обеим сторонам лобового стекла. В движение лимузин приводил мощный атомный двигатель, способный разогнать этого десятитонного восьмиметрового монстра до скорости сто километров в час всего за четыре секунды. Лишь однажды, в самом начале нашего пребывания на Хеинве, мы с Виски выезжали на этой машине в город, но ее тяжеловесная солидность претила нам, и поэтому лимузин вот уже почти два месяца стоял в гараже. Пару раз Виски залезал в него с какой-то красоткой - любительницей экзотики, но даже для этого лимузин оказался малопригоден.

- Помыть, - распорядился Шеф, лишь мельком заглянув в гараж - Через десять минут - к подъезду.

Потом он критически осмотрел каждого из нас и, ткнув в меня подбородком, добавил:

- Ты - за руль.

Нам оставалось только повиноваться.

Машину пришлось мыть прямо в гараже, при помощи пожарной системы и дворецкого, который за эти десять минут несколько раз выдал всю заложенную в него Виски программу изощренных ругательств. Однако нам пришлось стерпеть и это, поскольку доехать до ближайшей мойки было просто некогда. Зато с точностью до секунды сверкающий лимузин возник у крыльца. Шеф вышел чинной походкой и направился к машине. Следом за ним, согнувшись в три погибели, шел Виски с огромным чемоданом. Шеф, так и не составивший себе труда представиться, жестом указал, куда поставить багаж уселся на заднее сиденье и кивнул Виски на место возле себя.

- К президентскому дворцу.

Я включил передачу, и машина плавно тронулась.

- Хотите увидеть смену почетного караула? - поинтересовался Виски, пытаясь угадать мысли Шефа.

Тот величественно кивнул.

- Тогда нам следует поторопиться - это происходит ровно в полдень, - заметил Виски.

Шеф снова молча кивнул. Ну, точно андроид, не оборудованный речевым модулятором. Мне же ничего другого не оставалось, кроме как прибавить скорости. Дорогу на центральную площадь Молулу я знал хорошо, и мы добрались до места в минимально короткий срок.

Церемония смены караула у подъезда президентского дворца была придумана в свое время более для привлечения туристов и популяризации правительства, чем собственно для охраны.

Как уже говорилось, политика президента Хеинвы была такой демократичной, что просто исключала возможность появления оппозиции. За многие годы правления никому и в голову не приходило покушаться на кого-нибудь из чиновников, хотя, конечно, попасть на прием во дворец было непросто.

Гвардейцы были едва ли не единственными военнослужащими на планете, и, насколько мне известно, конкурс на замещение вакантных должностей в гарнизоне был очень жесткий. Контингент состоял, как и везде на Хеинве, из женщин, точнее - девушек Это были тщательно отобранные высокие блондинки с отличными фигурами и премиленькими личиками. Любая из них на конкурсе красоты, проходящем где-нибудь за пределами Хеинвы, не оставила бы другим претенденткам ни одного шанса на победу. Одеты они были в короткие малиновые сюртуки и снежно-белые лосины, выгодно подчеркивающие их умопомрачительные формы. Довершали обмундирование черные полусапожки и высокие кивера с пышным плюмажем. Вся одежда была с большим вкусом отделана золотым позументом, и в лучах полуденного солнца экипировка их сверкала так, что девушки гвардии более походили на богинь, чем на простых смертных. Вооружены они были короткими, изогнутыми дутой мечами в золоченых ножнах и некими странными конструкциями из дерева и вороненого металла, называемыми, кажется, карабинами.

Караул возле президентского дворца сменялся каждый час. И если в другое время можно было залюбоваться этим действом, то в полдень здесь устраивали целое шоу. Весь гарнизон дворца, состоящий из сотни амазонок, выходил на площадь и маршировал под барабанный бой в течение десяти минут, пока одни караульные сменяли других. Для меня так и осталось загадкой назначение различных маневров, производимых гвардейцами словно специально для того, чтобы показать себя во всей красе неизменно толпящимся здесь туристам, но зрелище было впечатляющим. Каре из сотни прекрасных нимф появлялось из ворот, разделялось сначала на два, а потом на четыре отряда, которые расходились в разные стороны с тем, чтобы через минуту встретиться в центре площади и непостижимым образом пройти друг сквозь друга. Потом они снова выстраивались в каре и, повернувшись лицом ко дворцу, замирали на минуту, в течение которой раздавались команды для караульных. Наконец сменившиеся присоединялись к своим подругам, вся сотня исполняла команду «налево!» и, прошагав полсотни метров, скрывалась за воротами дворца, оставив на площади ослепленных их блеском зрителей.

Как правило, в этот момент прибывала машина госпожи президента в сопровождении пышного эскорта. Она никогда не въезжала во внутренний двор и всегда останавливалась возле высокого крыльца с длинной беломраморной лестницей. Это зрелище было не столь ослепительным, хотя его тоже можно было посчитать частью шоу.

Женщина, занимавшая в те времена этот государственный пост, могла бы также рассчитывать на корону королевы красоты на любой планете, где только ходят на двух ногах и имеют голову. Возможно, такая внешность сыграла не последнюю роль на выборах. Она была всегда неброско, но со вкусом одета и, поднимаясь от лимузина к высоким резным дверям дворца, могла бы затеряться среди секретарей и телохранителей, но какая-то особая стать, присущая только ей одной, не позволяла усомниться в высоком положении этой женщины.

Президентский лимузин сопровождали обычно восемь сверкающих хромом огромных мотоциклов - машин, ранее мной не виданных, а потому вызывавших мой неподдельный интерес. На мотоциклах восседали затянутые в кремовую лайку, девушки, которые на моей памяти ни разу не снимали наглухо закрытых золоченых шлемов. Едва только за госпожой президентом закрывалась входная дверь, лимузин и эскорт срывались с места и, сделав круг по площади, исчезали в тех же воротах, что и гвардейцы. Ревом двигателей и воем сирен они как бы ставили точку в разыгранном представлении.

Мы подъехали как раз вовремя - ворота только начали открываться и до нас донесся приглушенный барабанный бой. Совершенной неожиданностью для нас с Виски было внезапное оживление Шефа.

- Пересядь-ка вперед, сынок, мне за тобой плохо видно. - Произнеся эту самую длинную за все время нашего знакомства фразу, он пробежался пальцами по панели управления.

Результатом этого действия было возникшее едва ли не по всей машине гудение сервоприводов. За тот короткий срок, который понадобился Виски, чтобы пересесть ко мне, в салоне поднялось и поляризовалось стекло, отделяющее пассажиров от водителя, опустился ветровичок правой задней двери и заработал кондиционер. Шеф что-то делал у себя в салоне, видимо, перемещал чемодан так, что машина качалась от его усилий.

На площади под гром барабанов маршировала гвардия, и хотя это зрелище я видел не впервые, великолепие его захватило меня целиком. Я совершенно забыл о присутствии Щефа. Десять минут, отпущенных на церемонию, пролетели незаметно. Туристов в этот раз было немного и, как всегда, значительную их часть составляли мужчины. Автомобилей, кроме нашего, не было вообще, хотя они иной раз выстраивались вокруг всей площади. Наконец гвардия, поприветствовав президента, скрылась в воротах, и к парадному крыльцу подкатил длинный белый лимузин. Он оказался совсем недалеко от нас, и через лобовое стекло я отлично видел происходящее.

Но то, что было позже, запомнилось мне как-то отрывочно, словно в некоторые мгновения я терял сознание. Позже мне все же удалось связать эти обрывки в одну цепь, и из нее-то, собственно, и вырисовалась картина моего преступления.

Итак, изящная ножка госпожи президента, обутая в серебристую туфельку на высоком, тонком каблучке, показалась из открытой двери лимузина. В то же мгновение в воздухе промелькнул некий блестящий предмет и машина подпрыгнула, как мячик. Брызнули осколки бронированных стекол, и из салона вырвалось облако густого белого дыма, смешанного с пламенем. Вокруг сразу заметались какие-то люди, в не до конца открытые ворота начали протискиваться гвардейцы, раздалось несколько выстрелов. Туристы, стоявшие до этого момента в некотором отдалении, бросились к президентской машине, и у многих из них в руках оказалось оружие. В одном месте вспыхнула перестрелка, в другом я заметил завязавшуюся рукопашную схватку. Внезапно, как мне показалось, с самого неба загремел усиленный мегафоном голос:

- Всем оставаться на своих местах! Господа путчисты! Вам предлагается прекратить сопротивление и сложить оружие! Просим собраться на середине площади во избежание неоправданных жертв. Сопротивление бесполезно - площадь блокирована!

Обращение повторили снова, немного переиначив фразы, но с тем же смыслом. По всей видимости, говоривший импровизировал. Несколько «туристов» с поднятыми руками двинулись к центру площади. Откуда-то появилась полиция. Тех, кто еще пытался оказать сопротивление, быстро скрутили и повели в направлении гарнизонных гаражей. Девушки в полицейской форме все прибывали, и мне стало окончательно ясно, что операция по захвату мятежников готовилась заранее. Появились кареты «скорой помощи».

Внезапно хлопнула задняя дверь нашей машины, и тут же из динамика рявкнули:

- Гони!!!

Я машинально нажал на акселератор, лимузин прыгнул вперед, и только после этого я сообразил, что если мы не имеем никакого отношения к происшедшему, то совершенно незачем спасаться бегством. Улица, выходящая с площади, была перекрыта двумя полицейскими авто. Я вывернул руль вправо, но и там было то же самое. И на третьей, и на четвертой… Наконец я сделал полный крут и уже хотел остановиться, как вдруг что-то твердое ткнулось мне в затылок. Мне никогда до этого случая не приставляли оружия к голове, но тут сразу стало ясно, что находящийся сзади Шеф не шутит.

Почти тотчас же на уровне моего лица мелькнули ботинки Виски, и на его место перелез молодой человек атлетического сложения. Видимо, это он в последний момент сел в машину. Я оглянулся посмотреть, куда девался Виски, и обнаружил его лежащим на полу салона. Вид же нового пассажира был настолько грозен, что Шеф вполне мог бы убрать пистолет от моего затылка, что он и сделал мгновение спустя.

- Рули вперед! - приказал Атлет.

- Куда?! - возразил я. - Все перекрыто!

- Сюда! - рыкнул он и рывком повернул руль влево. - Газу!

Страшный удар потряс лимузин. Полицейские машины, стоявшие поперек проезжей части, отлетели к тротуарам. Навстречу нам бросилась, как мне показалось, сержант Джонс, но пассажир ударил меня по ноге, и лимузин подмял полицейского под себя. Ужас, отразившийся на моем лице, развеселил террориста.

- Рули верней! Пока рулишь - живешь! -проорал он и расхохотался.

- Может, ты сам сядешь? - спросил сзади Шеф.

- Пусть рулит! Нам сейчас каждая секунда дорога!

Наконец он успокоился и перешел на деловой тон. Судя по его толковым указаниям, город он знал отлично, и ни одного пикета, ни одного патруля не попалось нам по дороге. Мы пробирались в пригороды, но почему-то в направлении, противоположном космопорту. Сначала я подумал, что это просто хитрость - ведь все дороги, ведущие туда, наверняка перекрыты, но потом понял, что у наших «гостей» где-то спрятан космический корабль.

- Послушайте, - вдруг заговорил блондин, обращаясь к Шефу, и я заметил, что они не называют друг друга по имени. - Вы поняли, что произошло?

- Понял, - кивнул тот. - Измена.

- По-моему, тоже. Весь наш план полетел к черту, и на помощь повстанцев я уже не рассчитываю.

Он помолчал и добавил:

- Буду очень удивлен, если кто-нибудь успел хотя бы пальцем шевельнуть. А вы утверждали, что у них нет Службы безопасности!

Шеф не ответил. По всей видимости, он тоже был подавлен неудачей.

Удивительно, но погони за нами не было. На протяжении всего пути никто не пытался нас задержать, и только на самом выезде из города мы увидели группу бронетранспортеров. Они стояли на обочинах шоссе, ведущего в город. Бронеходчики даже не перекрыли полотна шоссе.

- Наши? - с надеждой встрепенулся Атлет.

- Нет, - ответил Шеф. - Бабы.

Глаза Атлета хищно блеснули.

Бронемашины тем временем пришли в движение. О побеге уже, разумеется, знали, но, по всей видимости, не ожидали нашего появления с этой стороны. Башни с лазерными пушками, как мне показалось, очень медленно стали разворачиваться, пока не уперлись своими оконцами прямо мне в зрачки. Блондин, сидящий рядом со мной, открыл ключом некую панель, о существовании которой мы с Виски даже не подозревали, и быстро набрал код приказа.

- Не тормози! - ткнул он меня кулаком в бок.

Мне не оставалось ничего, кроме как сильнее утопить в пол педаль акселератора, хотя мы и так уже почти летели, едва касаясь колесами асфальта. Я понял его так, что мы должны успеть проскочить между броневиками раньше, чем они перегородят дорогу и изготовятся к стрельбе. А дальше, через каких-нибудь двести метров, нас закроет от них эстакада шоссе №8. Преследовать эти тяжелые машины нас не смогут, поскольку им не дано развить скорость, близкую к двумстам километрам в час. Так что я был почти спокоен… Но я ошибался…

Внезапно прямо перед капотом лимузина возникло целое облако огня. Я успел понять, что наша машина дала залп по противнику, но изменить что-либо было не в моих силах.

- Там же люди!!! - немыслимым фальцетом завизжал Виски.

Я вопреки приказу нажал на педаль тормоза, но десятитонного монстра не так-то легко было остановить. Мы пролетели сквозь пламя вспыхнувших броневиков, чувствуя нестерпимый жар, проникающий даже сквозь бронестекло, и остановились метрах в пятидесяти от места катастрофы. Виски бился в истерике, Шеф, вцепившись в него своими короткопалыми руками, тряс беднягу, но это не шло тому на пользу, а, похоже, только подливало масла в огонь. Уже потом я понял, что наш невозмутимый Шеф потерял в это мгновение свое хваленое самообладание и поддался панике, спровоцированной Виски. Судя по его бессмысленным действиям, он тоже был на грани срыва. Однако Атлет сумел сохранить спокойствие.

- Дай-ка я. - Он перегнулся через спинку сиденья.

Я увидел, как он левой рукой нажал на клавишу открывания задней двери, и уже хотел крикнуть, но он опередил меня, ударив Виски кулаком по голове с такой силой, что тот кувырком вылетел из машины на дорогу.

- Надо добить, - деловито посоветовал пришедший в себя Шеф, снова доставая свой пистолет и придвигаясь к открытой двери.

- Не надо! - воскликнул я и включил передачу.

- Тогда гони! Или хочешь составить ему компанию? - На лице Атлета появилось фальшиво-ласковое выражение.

- Да, - принял я за чистую монету его участие. - С вашего разрешения, я тоже выйду.

Я уже потянулся к замку двери, но Шеф схватил меня сзади за волосы.

- Не торопись, дружок! - Он так произнес последнее слово, что внутри меня все сжалось и похолодело. - Ты знаешь, что по законам этой планеты ожидает тебя за попытку государственного переворота, повлекшую за собой человеческие жертвы?

- Знаю, - выдавил я.

- Ну так вот, - продолжал он, поражая меня грамотностью и продолжительностью своего монолога. - Если ты будешь хорошим, мы поможем тебе тихо скрыться, а нет - все равно поможем… умереть задолго до суда, с меньшими мучениями, чем в Лабиринте. Ты меня понял?

Он отпустил мои волосы, и я смог кивнуть в ответ.

- По-моему, его надо прикончить прямо сейчас, - высказал свое мнение Атлет. - Он - единственный, кто знает нас в лицо.

- Ты сначала разберись с тем, - огрызнулся Шеф.

- Тот готов, - самодовольно ухмыльнулся Атлет. - Могу даже приблизительно сказать результаты вскрытия. «Обширная черепно-мозговая травма и перелом шейных позвонков»!

- Ну тогда, - начал было Шеф, снова протягивая руку ко мне, но в этот момент до нас донеслись завывания сирен, а где-то далеко прорезался звук летящего вертолета. - Гони!

И вот тогда я совершил преступление, позор которого не смою до конца дней своих, - я смалодушничал. Я мог бы выскочить из машины и броситься навстречу преследователям, рискуя подставить спину пулям Шефа, я мог бы гордо отказаться вести машину дальше и принять героическую смерть, я мог бы… Но в словах Шефа было столько убедительности, а во мне в тот момент было столько ложного чувства товарищества, что казалось - все это оправдывает мое бегство. Добавить к тому лихорадочное возбуждение, охватившее всех нас и мешающее принять правильное решение, и картина будет полной.

Лимузин сорвался с места и, ускоряя ход, стремительно помчался прочь от города. Древнее шоссе, восстановленное поселенцами, проходило по пустынной местности, изрезанной многочисленными оврагами и поэтому неудобной для строительства и земледелия. Эстакада и высокая насыпь шоссе №8, пересекающего наш путь под прямым утлом, быстро скрыли нас от глаз преследователей, но скорости я не снизил.

Только тогда, немного успокоившись, я заметил, что почти вся правая сторона машины оплавлена, стекла покрылись обугленной чешуей, а фара-искатель и зеркало заднего вида спеклись в бесформенный комок - видимо, один из броневиков все же успел задеть нас вскользь импульсом. Страшно было даже подумать, что произошло бы, если бы лимузин не был так хорошо защищен или у наводчика оказалось хотя бы на секунду больше времени. Это еще раз доказывало, что местные власти не намерены с нами церемониться и всем подразделениям отдан приказ в случае неповиновения вести огонь на поражение.

На что рассчитывали эти двое, я не знаю. Вооруженные формирования мятежников были рассеяны на очень большой территории. По сигналу из нашего офиса, данному Шефом, имени которого я так никогда и не узнал, они должны были двинуться к столице, перерезать коммуникации, отключить и блокировать средства связи, не дать перейти к активным действиям силам армии и полиции. Но благодаря обстоятельству, о котором будет сказано позже, все их планы были расстроены. Однако надо отдать должное той голове, которая все это придумала, - подготовлено было все великолепно. Полной неожиданностью для мятежников было всеведение Службы безопасности. Накануне выступления все соединения были окружены и небольшая армия была почти целиком обезоружена и арестована. Сделано это было с таким высоким профессионализмом, что руководители мятежа до последнего момента оставались в полном неведении. Однако о главной акции - покушении на госпожу президента - знали всего несколько человек, и поэтому она почти удалась, несмотря на то что площадь была оцеплена. Позже я узнал, что для перестраховки охрана в течение недели подвозила к дворцу искусно сделанного андроида, а сама госпожа президент прибывала к другому подъезду. И эта предосторожность, как вы знаете, оказалась нелишней. Но и это не умаляло нашей вины.

Звездолет класса «Сокол» был укрыт в глубоком овраге в нескольких километрах от города. Искусный пилот умудрился посадить огромный аппарат под утлом сорок пять градусов, и густые кроны деревьев прикрыли собой массивное, темное тело корабля. Нас уже ждали. Входной шлюз медленно открылся, но для лимузина он был немного узковат, и я понял, что машину мы оставим здесь. Не доехав метров двадцати до кромки обрыва, я развернулся и остановился.

- Можно было и поближе, - проворчал Шеф и добавил с нехорошей улыбкой: - Аркел, расплатись с водителем.

Атлет, которого назвали Аркелом, уже вышел из машины, но теперь он обернулся ко мне. Внезапно в его руке появился пистолет. Последовательность событий, происшедших вслед за этим, я запомнил плохо. Лимузин сорвался с места, Шеф завопил - он едва спустил ноги на землю, когда машина тронулась, - и вывалился наружу. В салоне раздался грохот, какие-то брызги или осколки стеганули меня по лицу. Вдруг прямо передо мной оказался обрыв, но я сумел вывернуть руль влево и проехал, как мне показалось, на двух колесах по самой кромке. Удивительно, как под тяжестью автомобиля не обвалился крутой берег оврага. Но мне все же удалось вырулить и развернуть машину обратно к шоссе. Спасаясь от немедленной и верной гибели, я помчался назад, к городу.

Некоторое время спустя мне удалось наконец взять себя в руки и трезво обдумать сложившуюся ситуацию. Повинуясь элементарной логике, я свернул на шоссе №8, плавной дугой огибающее Молулу с северо-востока и ведущее прямо к космопорту. Километров десять я проехал спокойно. Обычно довольно оживленное, на этот раз шоссе было совершенно пустынным. Немного волновало только то, что машина плохо слушалась руля - пуля, предназначенная мне, повредила бортовой компьютер. Никакого плана спасения в голове у меня не было. Попытка подобрать Виски, в каком бы состоянии он ни оказался, не увенчалась успехом. С эстакады я видел мигание маячков полицейских, пожарных и санитарных машин, поэтому не стал даже останавливаться. Удивительно, как они меня самого не заметили.

Вдруг на шоссе появилась огромная тень. Приблизив лицо к лобовому стеклу и взглянув вверх, я увидел над собой темную тушу звездолета. Любой нормальный водитель нажал бы на тормоза, но я сделал диаметрально противоположное. Нога моя помимо воли утопила в пол педаль акселератора, и это спасло мне жизнь. Выстрел бортовой пушки корабля, предназначенной для уничтожения таких же звездолетов, сопровождался почти натуральным громом, ибо физика процесса очень близка. Останки лимузина вместе со мной взмыли в воздух и рухнули в придорожную канаву, наполненную илистой водой. Бронированный монстр, охваченный пламенем и паром, быстро погрузился в болото, а я, каким-то чудом выброшенный через развороченную крышу, оказался в грязи недалеко от берега. На корабле, по всей видимости, удовлетворились попаданием, поскольку сразу же включили маршевые двигатели. Звездолет поднялся в синеву неба, а я, лежа на спине, наблюдал, как черный силуэт постепенно растворяется вдали.

Мне снова повезло. После всех пережитых потрясений я остался не только жив, но и невредим. Надежда, вселенная в меня удачей, говорила мне, что все хорошо закончится, что никто меня теперь ни в чем не обвинит. Однако пронесшийся над шоссе вертолет разрушил иллюзию - нас все еще искали. Не знаю, засекли ли они взлет космического корабля, но поиски главных преступников продолжались. Опасность никуда не исчезла, она была рядом, можно сказать, на расстоянии вытянутой руки. И от этого мне с такой силой захотелось выжить, что все существо мое готово было без помощи технических средств улететь, покинуть навсегда эту планету.

Однако надо было как-то выбираться. Шоссе оставалось по-прежнему пустынным, и я, умывшись в более или менее чистой луже, двинулся вдоль кювета к космопорту. Расстояние было, невелико, и я одолел его за какой-нибудь час-полтора. Время от времени над шоссе проносились вертолеты и флаеры, но мне, облепленному мелкими листочками какого-то болотного растения, вполне достаточно было лечь в траву, чтобы слиться с ее зеленью. В дороге незаметно прошло время. Я уже надеялся, что мне так же незаметно удастся проникнуть на взлетное поле космопорта и спрятаться в трюме одного из многочисленных кораблей. Но возле самой цели меня поджидал сюрприз.

Космопорт был оцеплен. Через каждые сто метров стояли похожие на шахматные фигуры башенки роботов-охранников, которых здесь никогда раньше не было. Я не однажды приезжал в порт за нашими грузами, но даже не подозревал об их существовании. Обычно космопорт не охранялся, поскольку таможенными правилами Хеинвы лишь два-три вида товаров считались контрабандой. Поэтому и днем, и ночью можно было как вам угодно разгуливать по всей территории космопорта. Провезти же что-то беспошлинно отваживались немногие - все прибывающие хорошо были осведомлены о драконовских наказаниях. Вдобавок к роботам вдоль границы космопорта спиралью вилась колючая проволока, которую до этого я видел лишь однажды, а также был протянут сигнальный провод. Проникнуть на территорию порта не представлялось возможным, но и оставаться на открытом месте мне тоже нельзя. В любой момент сканеры могли наткнуться на мою одинокую фигуру и послать запрос в центр. Тут мне и настал бы конец.

Пришлось вернуться под прикрытие произрастающей неподалеку рощи. Просто ничего другого не пришло мне в голову. Мысль о том, что ночью будет намного легче обмануть посты, вертелась у меня в мозгу на уровне подсознания, но по размышлении и она была отвергнута. Роботы почти наверняка оснащены приборами ночного видения. Будь у меня какой-либо транспорт, можно было бы попробовать добраться до соседнего города и оттуда улететь в другое полушарие - там был еще один космопорт, - но и это невозможно было осуществить. Я был в полной растерянности.

Но тут мысли мои потекли в другом направлении. Мы ведь ни в чем не виноваты! Виски наверняка уже обнаружили, и, если он жив, нам нетрудно будет доказать, что мы не более чем жертвы обстоятельств и к мятежу не имеем почти никакого отношения. Мысль эта настолько укрепилась в моем мозгу, что для дальнейшего осуществления плана оставалось только одно - собраться с духом. Да, я мог выйти и сдаться властям с тем, чтобы все наши действия разобрал суд, но приказ открывать огонь на поражение не сулил мне ничего хорошего и только он удерживал меня от решительного шага.

День клонился к вечеру. Часа через два должно было зайти солнце. Точного времени я не знал - хрупкий механизм моих часов не выдержал выпавших на нашу долю испытаний. Но за два месяца, проведенных на Хеинве, я уже привык к ее быстрому вращению и вполне мог обходиться без них. Как и на большинстве планет земного типа, здесь, в экваториальном поясе, сумерек не бывает. Переход от ослепительно яркого дня к черной, непроглядной ночи столь стремителен, что на первых порах просто пугает новичка. Спутники Хеинвы настолько малы и их орбиты рассчитаны природой таким образом, что их почти никогда не видно. Днем они находятся вне поля зрения, поскольку синева неба скрывает их. Ночью же они почти постоянно в тени, отбрасываемой планетой, и только под утро можно увидеть тонкие серпики почти у самого горизонта. Именно по этим причинам на Хеинве ночью можно надеяться только на свет звезд. Видимые с Марса созвездия почти ничем не отличаются от классических земных атласов, иной раз поражающих своей поэтичностью, но с красной планеты звезды кажутся холодными, стремящимися пронзить глаз стальными иглами. Совсем по-другому на Хеинве. С наступлением ночи небо наполняется крупными мохнатыми звездами. Особенности атмосферы делают их чуть желтоватыми, и от этого они кажутся маленькими, теплыми, пушистыми цыплятами. Хочется взять их в руки и гладить, согревая в ладонях.

Ожидание не томило меня. Голова была занята решением дилеммы: сдаться или скрыться? В пользу каждого из этих решений я приводил десятки аргументов, но тут же отвергал их и искал новые.

Размышления мои были прерваны легким шумом, на который в другое время я не обратил бы внимания. Над самыми верхушками деревьев, давших мне укрытие, пронеслось некое тело явно искусственного происхождения. Насколько я мог судить по силуэту, мелькнувшему в некотором отдалении, это был не то робот, не то одноместная авиетка. Как и во всех колониях, техника на Хеинве была очень разнообразная.

Спустя несколько минут машина вернулась, и я понял, что обнаружен, но не испугался, а наоборот - обрадовался. Мучившая меня дилемма разрешалась сама собой. За мной, конечно, оставался выбор: стоять на месте или все же попытаться скрыться, рискуя встретиться с решительно настроенными полицейскими, которые ничтоже сумняшеся застрелят меня на месте. Однако что-то внутри меня нашептывало: «Не двигайся, жди!» И аргументы в пользу этого решения сразу нашлись, да какие веские! Во-первых, думал я, роща стоит на ровной, как стол, местности и даже зайцу не укрыться в этой бескрайней степи от летательного аппарата. Во-вторых, если бы за мной охотились с целью убить, то проще всего было бы стрелять с воздуха - наводящий компьютер никогда не потеряет однажды пойманную цель, пока ее не уничтожит. И я не тронулся с места.

Аппарат опустился так близко от меня, что я слышал каждый звук и видел каждую деталь его корпуса. Это был маленький курьерский ботик, рассчитанный на одного человека и ящик с корреспонденцией. Вот скрипнули амортизаторы, снизились обороты двигателя, и реле с громким щелчком включило охлаждающий контур. Явно перекошенная от частого открывания-закрывания дверка толчками отошла назад. Собрав в кулак всю свою силу воли, я сделал два шага к машине и увидел…

По какому признаку мы узнаем любимого человека? По походке, по голосу, по фигуре? Или по той загадочной субстанции, которую древние называли аурой? Почему в многотысячной толпе мы безошибочно можем найти того, которого любим? Быть может, это единение сердец, духа? Связанные одной невидимой, неощутимой, но такой прочной нитью, мы никогда не потеряем любимую, если только сама смерть не расторгнет этих уз. И ни расстояния, ни время - не помеха. Эта связь не знает преград. Я узнал Нолли сразу, несмотря на то что одежда на ней была совершенно другая, чем я привык видеть. Она была одета в форму офицера Службы безопасности, но и этому я не удивился - одежда была условностью. Главное - Нолли была здесь, со мной!

Выпрыгнув из машины, Нолли огляделась, и тут глаза наши встретились. После всего происшедшего я ожидал от нее всего, чего угодно, но только не того, что она сделала. В одно мгновение преодолев разделяющее нас расстояние, она кинулась мне на шею и зарыдала так, что сердце мое готово было разорваться на части от сострадания. Я тоже не смог сдержать слезы и не стыжусь в этом признаться, ибо были они, пожалуй, самыми искренними за всю мою жизнь. Волнения и переживания прошедшего дня пролились всеочищающим ливнем. Наконец пришло успокоение. Выровнялось дыхание, высохли слезы. Глаза Нолли, глядящие на меня, снова наполнились любовью и нежностью.

- Как ты нашла меня?

- Очень просто, - улыбнулась она. - Все они, - она кивнула куда-то в сторону космопорта, - думают, что ты - самый умный, самый главный, что ты все это придумал. И только я знаю, какой ты лопух.

- А что это такое?

- Вот видишь, и в ботанике ты тоже профан, - снова улыбнулась она. - Ну, дурачок, понимаешь, простофиля.

- Почему же это? - спросил я, ничуть не обидевшись.

- Да потому что каждый, кому не лень, водит тебя за нос, а ты и не замечаешь этого. Мало того, получаешь от этого удовольствие. Ты думаешь, что в эту фирму вас наняли за способности, за молодость? Нет! Тот, кто все это организовал, искал настоящих, классических простаков, и вы помогли ему в этом. Те, кто посмышленей, переделывали сеялки в броневики, а вы были крышей для всей организации. Вы были убеждены, что занимаетесь маркетингом, и своей убежденностью заражали всех вокруг. Если бы вас не заподозрили с самого начала, то вполне возможно - сегодняшняя акция и удалась бы.

- А почему нас заподозрили? Мы же сами не знали… До последнего дня…

- Да, не ведали, что творили, - согласилась Нолли. - Дело в том, что главный компьютер время от времени делает ревизию сетей и рассылает бесплатные программы. Одновременно с этим он входит в базы данных и проверяет их на предмет вирусов и других вредных для сетей программ. Разумеется, конфиденциальность гарантирована. В ваш же компьютер войти было невозможно - при попытке проникновения извне он просто отключался от питания, и включить его можно было только вручную. Это вызвало подозрения. И Служба безопасности заинтересовалась, что это такое вы там прячете столь тщательно? Несколько раз предпринимались попытки тем или иным способом проникнуть к вам или с вами…

- То есть аварии, попытки наняться к нам на работу и всякие там электрики-сантехники тоже провокация?

- Ну, не совсем так…

- И «жучки», которые постоянно появлялись у нас в офисе?

- Все это одних рук дело, - подтвердила Нолли.

- Боже мой! А я-то, дурак, думал, что это все козни конкурентов! Но почему же они не действовали законным путем?

- Дело осложнялось тем, что против вас не могли выдвинуть обвинений. Любой предприниматель найдет тысячу аргументов в пользу сохранения коммерческой тайны. И это не является преступлением.

- Вот именно…

- Поэтому, - продолжала Нолли, - на вас были опробованы едва ли не все способы проникновения, накопленные за многие десятилетия существования спецслужб, но ни один не сработал.

- И тогда мы встретились у фонтана, - вставил я.

- Да, - смутилась она и умолкла. Некоторое время мы смотрели друг на друга.

Она - с тревогой ожидая моей реакции на ее слова, я - с удивлением отмечая, что, несмотря на ее признание, мое отношение к ней ничуть не изменилось. Я простил ей все, едва догадавшись об истинной цели нашей первой встречи. Настоящая любовь способна не только на самопожертвование, но и на всепрощение.

- Ой! - вдруг всплеснула руками Нолли. - Забыла!

Нолли бросилась к авиетке и тотчас же вернулась с прямоугольным контейнером - термосом.

- Ешь! Ты же голодный с утра! - сказала она, откидывая стенки.

Ее забота и предусмотрительность растрогали меня едва ли не до слез. Какая женщина! Отправляясь на поиски, она ни на секунду не усомнилась в том, что труды ее будут вознаграждены судьбой и мы снова встретимся. Я с восхищением и благодарностью посмотрел на Нолли, не находя слов, чтобы выразить свои чувства. Она улыбнулась в ответ и сделала приглашающий жест. Мы опустились на мягкую траву, но клянусь, что в тот момент я и на горящие уголья сел бы не поморщившись - настолько растворен я был в своем чувстве. Наконец более простые инстинкты возобладали над прекрасным порывом, и я ощутил страшный голод, о котором за время вышеописанных событий просто забыл. Волчий аппетит, проснувшийся вдруг во мне, испугал даже меня самого, а Нолли с удовлетворением рассмеялась.

- Ты составишь мне компанию? - спросил я, едва сдерживая руки, помимо моей воли уже тянущиеся к разнообразной снеди, оказавшейся передо мной как по волшебству.

Она, все еще улыбаясь, отрицательно покачала головой.

- Я лучше продолжу свой рассказ. У нас совсем немного времени. Очень скоро нам придется расстаться, но, - она жестом предупредила готовый сорваться с моих губ вопрос, - ненадолго. Ты же понимаешь, что оставаться тебе на Хеинве небезопасно. А потом я обязательно найду тебя.

Не имея возможности ответить, я согласно кивнул с набитым ртом.

- Так вот, - продолжала Нолли, - руководители Службы безопасности решили, что будет разумно незаметно для вас покопаться в базе данных. Но проникнуть в дом в ваше отсутствие так, чтобы не оставить следов, было крайне сложно. Наверное, даже невозможно. Ваши наниматели встроили в систему охраны дома программу «Верный пес», которая узнает только хозяина, и обмануть ее нельзя. И только разрушив ее, можно было проникнуть в дом. Пока Служба ломала голову над этой задачей, пришло сообщение, которое подтвердило зародившиеся подозрения. Надо сказать, что твоего приятеля «вели» от самой Ногры, где он имел контакт с одним из тех людей, местонахождение которых постоянно отслеживается Космобезопасностью. Как правило, такие люди сами ничего криминального вроде бы не делают, но их гнусные идеи являются источником едва ли не всех преступлений в освоенном пространстве. Сначала Джона приняли за обыкновенного курьера и, когда в известном тебе баре он отдал диск, к нему потеряли всякий интерес Тем более что после этого вы отправились не на Ногру, а сюда. Сообщение немного предварило ваш приезд, но ничего подозрительного в вашем поведении сначала не нашли. Вы жили, как все нормальные иностранцы, попадающие тем или иным способом на Хеинву с планет, лишенных нормальных условий существования. Вы совершенно Непритворно наслаждались всеми благами, которые может предоставить природа и общество, и были в этом безупречно искренни. Ваша простота и доверчивость сбивала с толку даже прожженных асов контрразведки.

Однако совокупность всех перечисленных действий сложилась в более чем подозрительную картину. И Служба перешла к решительным действиям.

- В каком смысле?

- В первую очередь было решено отделить вас друг от друга. Но ты оказался слишком скромен и осторожен в выборе знакомых и никак не хотел идти в сети, расставленные для тебя Службой. Они почему-то решили начать с тебя.

- Это еще почему?

- Возможно, посчитали, что ты по складу характера ближе к аборигенам и Службе будет легче прогнозировать твои действия.

- Вот спасибо за такое сравнение!

- Не обижайся. Хочу сказать, что ты с честью выдержал испытание. Однако Служба торопилась закончить это дело и переключилась на твоего друга…

- То есть, - кусок застрял у меня в горле, - происшествие с Виски - ваших рук дело?

- Ну, не совсем, - снова смутилась она. - При его стремлении вести жизнь этакого плейбоя это рано или поздно должно было произойти. На Хеинве подобные случаи далеко не редкость. Я считаю, что твой друг еще легко отделался. К тому же, насколько мне известно, все произошло так быстро, что Служба ничего не успела предпринять. Они просто констатировали факт и дальше действовали по своему плану.

Но я не поверил этому. Не подумайте, что я сомневался в словах своей возлюбленной. Вполне возможно, что ее просто не стали посвящать в такие подробности.

- В тот момент, когда он еще ничего не подозревал о готовящейся против него акции, мы с тобой уже познакомились, а чуть позже мне удалось без помех проникнуть в дом…

- Вместе со мной! - не без горечи заметил я. - А я-то дурак!..

- Дурачок! - поправила Нолли с извиняющейся улыбкой. - Для вскрытия вашего компьютера был нужен хакер, а другим способом добраться до вас было нельзя.

- Так ты и есть тот самый хакер?

- Да.

- Но, извини, Виски перетаскал к нам чуть ли не полгорода…

- У Службы свои принципы. Мы не могли отдаться на волю случая. К тому же твой приятель чаще ночевал у своих подруг.

- Поэтому вы выбрали более порядочного…

- Почти так В том случае, если бы мне сразу удалось доказать вашу непричастность, я по плану должна была просто исчезнуть из твоего поля зрения. Уже было подготовлено место в другом полушарии, и меня там ждали, но…

- Не было бы счастья, да несчастье помогло?

- Вот именно. Прости меня, но тогда я не знала, что между нами вырастет что-то большее, чем банальный флирт. Я просто работала, а потом…

- Потом?

- Потом я вдруг поняла, что главным в моей жизни стал ты, а не программа твоего компьютера. С каждым днем я все более и более желала, чтобы ты оказался ни при чем в этом гнусном деле. И с каждым днем все более убеждалась в этом. Я давно знала, что некто, стоящий за вашими спинами, водит вас за нос. Уже когда все было закончено и все нити заговора оказались в руках Службы, я вложила в компьютер программу, которая должна была раскрыть вам глаза. Но вы не обращали на нее внимания, пока я не оставила совсем уже ясный след. Я ждала, что вы оба скроетесь, но..

- Мы обнаружили ее только сегодня утром и ничего не успели сделать. Но почему же ты молчала? Почему не сказала мне?

- Я на службе, - просто ответила она, - и сделала для вас все, что могла. Большего мне не позволила сделать профессиональная этика. И только сегодня, когда твоего коллегу подобрали на шоссе, я поняла, что вы не успели исчезнуть…

- Он жив?! - воскликнул я. - Ну же!

- Жив, жив, - отмахнулась Нолли. - Могу даже утверждать, что на данный момент ему ровным счетом ничто не угрожает.

- Ну слава Богу! Это первая хорошая новость за весь сегодняшний день!

- Ты не спросил, почему он в безопасности, а ты - нет, - заметила Нолли. - Ты неисправимый альтруист!

- Ну хорошо, почему?

- А потому, что в то время, когда он находился в госпитале, ему в мозг вложили некую программу, суть которой я знаю только в самых общих чертах. Теперь он - главный свидетель по делу об антиправительственном мятеже. И от того, как он воспринял и оценил события, зависит твоя жизнь.

- Вот как!

- Вот именно, так Поэтому я здесь. Тебе нужно срочно бежать с этой планеты. Сейчас у нас еще есть фора - они все думают, что ты улетел вместе с главными преступниками, и ищут очень медленно и небрежно.

- Но в таком случае, как ты меня нашла? - удивился я.

- Просто я искала не умом, а сердцем, - тихо сказала она, смутившись и опустив глаза.

Некоторое время мы молчали, глядя друг на друга. После такого признания очень трудно подобрать слова - все они кажутся угловатыми и банальными. Мы просто смотрели друг на друга и улыбались, читая в сердце партнера самые сокровенные порывы. Улыбка Нолли была немного грустной, моя же казалась мне немного идиотской. Возможно, это было оттого, что она смогла первой признаться вслух в своем чувстве, хотя я просто обязан был оставить этот приоритет за собой.

- Ты очень наследил, - наконец тихо, словно оправдываясь, сказала она. - Достаточно потянуть за кончик ниточки - сразу распутается весь узелок Твоим преследователям мешает только одно - в каждом твоем действии они видят дьявольскую хитрость и изворотливость. Поэтому я уже здесь, а они - еще там. Но следует поторопиться. - Нолли взглянула на часы. - У нас осталось всего десять минут. Ровно в пять по восьмой автостраде проследует машина дипкурьера - ее никогда не досматривают. С курьером я уже договорилась. Он из ваших - землян.

Где-то совсем рядом зашумел двигатель космобота. Мы оба даже пригнулись от неожиданности. Некоторое время шум доносился откуда-то справа, потом начал перемещаться вверх и, постепенно затихая, удалился.

- Пора, - решительно сказала Нолли, с шумом захлопывая контейнер. - Похоже на то, что мои коллеги начали шевелить мозгами.

Мы быстро втиснулись в одноместную авиетку. Едва щелкнул замок колпака, как Нолли рывком подняла аппарат в воздух и мы со всей возможной стремительностью помчались прочь от космопрота.

- Что ты делаешь?! - вскричал я.

- Ты хочешь пересаживаться в машину курьера на виду у постов? - вопросом на вопрос ответила она:

- Извини, не подумал.

Через несколько минут, которые с другой попутчицей показались бы мне часами, мы опустились на шоссе. У Нолли все было спланировано с той тщательностью, которая во все времена отличала спецслужбы от всех остальных. Машина курьера появилась незамедлительно, едва только посадочные опоры коснулись асфальта, словно ждала нас в укрытии. Меня заставили сложиться вчетверо и всунули в почтовый контейнер, который был тут же заперт и опечатан.

- Я найду тебя, - услышал я голос Нолли. - Я обязательно тебя найду, где бы ты ни был!

И все. Хлопнула дверца, и машина плавно тронулась. Мне почему-то вспомнилось, почему дипкурьеры в отличие от фельдъегерей предпочитают наземный транспорт воздушному. Считается, что в случае аварии корреспонденция, доставляемая таким способом, менее подвержена риску быть распыленной на площади во много километров, что вполне возможно при взрыве летательного аппарата. Находиться в тесном контейнере было крайне неудобно. Мое тело заняло практически все свободное пространство, едва оставив немного воздуха для дыхания. Автомобиль шел плавно, но я постоянно ощущал беспорядочные толчки едва ли не со всех сторон. В ожидании следующего сотрясения все тело мое сжималось, и это резко ухудшало состояние. Уже через пять минут я почувствовал, что решительно все мои мышцы сведены судорогой и если я безотлагательно не распрямлюсь, то умру немедленно. Однако этого, к моему немалому удивлению, не произошло. Поразительно, как много может выдержать человек, с виду и по сути такое хрупкое произведение матери-природы!

Наконец машина остановилась, шумно открылась дверца. Зашуршали сервоприводы - контейнер очень осторожно подхватил робот-погрузчик и бережно поставил в трюм корабля. Наступила гнетущая тишина, пронизанная мыслями о том, что о моем существовании забыли навсегда. Пытка теснотой продолжалась еще минут пять, и, когда я уже в отчаянии решил что меня хотят убить столь изощренным способом, вдруг щелкнул замок и сильные руки извлекли меня на свет.

- Ну вот и все, милок! - сказал кто-то у меня над ухом. - Считай - свободен!

Но в тот момент мне было все равно. Вдох полной грудью и тот у меня никак не получался. Если бы мне тогда объявили смертный приговор и тут же, у меня на глазах, приготовили все для приведения его в исполнение, я не повел бы и бровью - даже смерть была бы избавлением от мук, не окончившихся с открыванием контейнера.

- Э-э-э! Да ты сомлел! - сказал тот же голос Меня подхватили на руки и куда-то понесли,

баюкая, как ребенка. Запомнилось только мелькание каких-то светлых и темных полос. Потом я просто окончательно потерял чувство реальности и очнулся только тогда, когда корабль, ведомый моим заботливым опекуном, начал разгон перед прыжком в подпространство.

О последовавших вслед за этими приключениями двух месяцах рассказывать почти нечего. Бешеный Тедди - так звали пилота-курьера - доставил меня на Ошву, где я более трех недель провел в карантине, что, собственно, не очень отличается от тюремного заключения.

Удивительная планета Ошва - райское местечко для всякого рода бактерий, бацилл и вирусов. Первые исследователи неосторожно занесли сюда несколько совершенно банальных заболеваний, а те, в свою очередь, мутировали и стали настолько ужасны, что содрогнулась вся освоенная Вселенная. Если бы на Ошве не было богатейших залежей самых различных минералов, то ее бы давно закрыли для посетителей и исследователей. На планете едва ли не раз в неделю все население подвергалось строжайшему медосмотру, а в мои планы не входило оставлять так много следов.

Поэтому я под вымышленным именем перебрался на Руданду. В этом мне помог один из парней, коротавший вместе со мной время в ошвинском карантине. Но и здесь я не нашел пристанища.

Руданда - планета с почти такой же древней цивилизацией, как и на Земле, - не выглядела глухой провинцией, хотя и находилась в стороне от главных галактических путей. Здесь совершенно невозможно было затеряться. Главный компьютер планеты заботливо пестовал каждого члена общества в своих электронных объятиях от рождения до смерти. И если кому-нибудь вздумалось бы послать на мое имя открытку, даже без адреса, - она нашла бы меня в течение суток даже на дне океана. Как вы понимаете, меня такое положение дел так же совершенно не устраивало. Возможно, на меня наложило отпечаток постоянное ожидание ареста, не знаю, но развившееся во мне непонятное чувство подсказывало, что некая, до тех пор еще неясная опасность бродит рядом и чем цивилизованнее планета, тем четче ее контуры. Поэтому вскоре я удрал и с Руданды.

Последние две недели своих скитаний я провел на Истер, перебравшись туда с контрабандистами. Это была планета земного типа, открытая лет десять тому назад. Цивилизация ее в силу неких местных условий прочно застряла в средневековом феодализме, и планету объявили заповедником. Горький опыт бесплодных попыток ускорить развитие дикарей на Ногре сыграл в этом не последнюю роль.

Однако никакие запреты не могли оградить Истер от всевозможных преступных посягательств. Здесь тихо добывали полезные ископаемые, отстреливали и отлавливали животных, похищали исторические и художественные ценности. Нередко ввозили и продавали аборигенам оружие. По самым скромным подсчетам, на планете постоянно находилось не менее миллиона представителей иных цивилизаций.

Разумеется, Служба космобезопасности тоже не сидела сложа руки. Рынки полезных ископаемых и антиквариата строго контролировались, выявлялись незаконно добытые товары. Контрабандистов ловили, сажали в тюрьму, ссылали на каторжные работы, конфисковывали имущество, но слишком высоки были ставки в этой игре, чтобы иметь возможность остановить ее.

Поэтому на планету Истер меня десантировали с предосторожностями, достойными шпионских фильмов. Совершенно неприметный челнок отделился от безобидного транспортного корабля и нырнул в атмосферу. Заходил на посадку, как и положено, от солнечного диска. Не думаю, что хоть кто-нибудь мог бы нас увидеть без специальных приборов. Потом пилот долго летел на малой высоте, петляя между холмами над, как мне показалось, совершенно безлюдной местностью. Напоследок он предложил мне спрыгнуть с парашютом, но я отказался.

Поселок, в который я попал, был укреплен и замаскирован, словно древняя военная база. Большую часть жителей, как в традиционных вестернах, составляли мужчины, по чьим грубым физиономиям я уже успел соскучиться. Раз и навсегда установленный в поселке закон карал смертью всякого за любую попытку вольно или невольно выдать расположение поселка кому бы то ни было. И закон этот никто не нарушал, по крайней мере за время моего пребывания не было ни одного случая. Все кандидаты на поселение исподволь тщательно проверялись, существовала даже своя контрразведка. В мою пользу сыграло то, что на Хеинве я был объявлен государственным преступником номер один и элементарная логика не допускала возможности моего тесного контакта с представителями спецслужб.

Здесь добывали кроваво-красную медь, и поэтому практически все сооружения находились глубоко под землей. Возможно, более опытный следопыт, нежели я, и обнаружил бы следы человеческой деятельности, но я до последнего момента считал, что меня решили высадить в совершенно дикой местности с тем, чтобы я пешком добирался до поселения. И только когда земля зашевелилась у меня под ногами, я понял, что меня не обманули.

Внизу находились жилые помещения. Медная жила начиналась когда-то почти у самой поверхности и постепенно уходила в глубину. Вполне естественно, что руду выбрали сначала сверху - таким образом появились пригодные для жилья пустоты. Стены в комнатах были в основном облицованы пришедшими в негодность тюбингами, кое-как пригнанными друг к другу, но во многих местах все равно оставались довольно широкие щели, из которых временами начинала сыпаться порода. Дверей здесь вообще не признавали, считая их сооружение излишеством. Но, несмотря на сходство моего нового обиталища с пещерами перволюдей, в нем был определенный уют. Мне отвели крохотную каморку в самом конце выработанного штрека, больше похожую на футляр для кассеты, чем на человеческое жилище. Меблировка состояла из походной складной кровати и почтового контейнера, будившего во мне не самые приятные воспоминания. Последний должен был служить мне столом, буфетом и гардеробом. Кстати, отдельное помещение не было чем-то из ряда вон выходящим - наличие индивидуального «жилья» было продиктовано необходимостью. Работы в шахте велись одновременно в две, три и четыре смены, и те, кто возвращался из штреков и цехов, не должны были беспокоить тех, кто в это время отдыхал.

Дежурный по ярусу любезно ознакомил меня с расположением столовой, умывален и туалетов. Вкратце объяснил, как следует себя вести в тесном мирке шахтеров, и еще раз проинструктировал о том, чего не следует делать, если мне дорога моя голова. Между делом он задал мне несколько каверзных вопросов, но, поскольку я никому не соврал ни слова, провокации эти пропали втуне. Но мне пришлось заново рассказывать всю свою историю, и он остался доволен.

- Сюда редко попадают новые люди, - сказал он на прощание. - Поэтому приготовься к полудюжине пресс-конференций. Для воспоминаний у тебя будет двое суток Если тебя раньше определят в какой-нибудь цех, то вся шахта взбунтуется. Ты не представляешь, как здесь любят послушать разные истории! А если ты еще и приврать мастер, то будешь популярен как минимум полгода.

В дальнейшем его прогнозы совпали с реальностью с точностью до слова. Практически все шахтеры изъявили желание познакомиться с новым коллегой. Освободившись со смены, они приходили в столовую, где я был в течение двух суток неизменным «десертом», и засыпали меня вопросами, на которые я в силу своей некомпетентности далеко не всегда мог ответить. Более всего, как и следовало ожидать, их интересовала Хеинва. Оказалось, что совсем не просто было получить визу на эту планету, как мне раньше представлялось. Множество самых разных слухов о Хеинве пришлось опровергать. Например, общее мнение состояло в том, что планета представляет собой переполненный женщинами дом свиданий, по какому-то недоразумению запертый на замок, отчего страдают и клиенты, и сами жрицы любви. Из многочисленных бесед я сделал вывод, что большинство шахтеров мечтают заработать денег на «красивую» жизнь и провести эту жизнь, в первую очередь, в обществе многочисленных женщин. Впрочем, их можно было понять - в шахтах работали одни мужчины.

Я так увлекся своими беседами, что совершенно забыл - здесь, как в муравьиной семье, дармоедов не держат. Однако на третий день мне ненавязчиво намекнули, что шахта - не курорт. Мне же при этом оставалось только устыдиться и взяться за предложенную работу. Само собой, свободной вакансии для дипломированного юриста не оказалось.

Работали на износ. Выходных дней не было как таковых. Только каждый седьмой день подходила очередь дежурить по одному из ярусов, и это можно было считать короткой передышкой. В шахте работали около сотни человек в две смены по двенадцать часов. Из них человек пятнадцать по очереди несли вахту, имеющую целью пресекать возможные попытки демаскировать разработку.

Я попал в дробильный цех. Здесь добытая руда превращалась в пыль, которую фильтровали, получая таким образом почти чистый металл, а его, в свою очередь, прессовали в брикеты. Плавильных печей не было - слишком энергоемким и заметным делали они производство. Цех мой находился в самом низу выработки, чтобы до поверхности не доносились звуки работающих механизмов. Там был сущий ад. Но, как это ни удивительно, я очень скоро привык и к жаре, и к непрерывному грохоту и даже обнаружил в себе некий трудовой энтузиазм.

Раз в неделю массивная скала, маскирующая сверху посадочную шахту, сдвигалась, и на специально оборудованную у ее дна площадку опускался космический челнок. Он забирал медные брикеты и оставлял продукты и инструменты. Погрузка-разгрузка происходила, как правило, очень быстро - период обращения орбитального патруля был около двух часов, и в это время следовало уложиться, чтобы не рассекретить свое расположение.

Однообразные будни выстраивались серой чередой. Под землей очень быстро теряется счет времени. Круглосуточный полумрак, прорезаемый только лишь тусклыми в жилых и резко-яркими в производственных помещениях лампами, угнетает психику, и все ваше существо впадает в некое полусонное состояние, которое способны, хоть и не надолго, развеять только очень сильные раздражители. Лишь изредка шахтеры развлекались «сходками», изобиловавшими алкоголем и грубыми шутками. В остальное же время график был таким: подъем - завтрак - работа - обед - работа - ужин - сон.

Так минуло две недели с начала моего пребывания в шахтах. Прибыл очередной челнок, но, как и обычно, это не было поводом для прекращения работы. Перекинуться несколькими словами с экипажем могли только дежурные по ярусам, прилегающим непосредственно к месту посадки. Поэтому я был крайне удивлен, когда подошел один из вахтенных и сообщил о том, что мне необходимо пройти на посадочную площадку. Он согласился подменить меня на пятнадцать минут, и я бегом помчался к кораблю. Мне почему-то казалось, что известие, прибывшее с ним, сделает меня свободным и счастливым. Цех мой находился всего в минуте ходьбы от посадочной площадки, и за время пути у меня не возникло никакого разумного предположения относительно причин вызова.

На площадке, возле самых посадочных опор, стояла… Нолли! Придумать что-либо более неожиданное было просто невозможно. За время моего заключения в шахтах я еще ни разу никому не рассказывал о ее существовании, а отупение, о котором говорилось выше, вышибло у меня из головы остатки воспоминаний.

Увидев ее, я застыл в проходе в самой нелепой позе, словно натолкнувшись на невидимое препятствие. Почувствовав мой взгляд, Нолли обернулась, и по выражению ее лица можно было понять, что далеко не сразу узнала она в запыленном шахтере некогда элегантного молодого юриста. Над нашими головами грохотал конвейер, по ажурному причалу сновали роботы, в воздухе висела тонкая, как пудра, пыль, неизбежно просачивающаяся из производственных помещений, но все это было где-то очень далеко. Вселенная, полная прекрасных звезд, снова объяла нас, и все огорчения этого бренного мира канули, исчезли в туманной дали.

Мне кажется - мы оба взлетели и одновременно соединились в воздухе высоко-высоко над пропыленной площадкой. Своды рукотворной пещеры вдруг раздались, и в высоте бездонной пропасти над нами вспыхнуло ослепительное солнце. На краткий миг мы слились воедино, как сливаются дождевые капли на стекле из двух в одну - неразделимую, единую, сверкающую. Губы наши сомкнулись в долгом, исполненном нежности поцелуе… И вдруг все кончилось.

- Иван Волков! - не спрашивая, но утверждая, сказали у меня за спиной.

- Да, я. - Нолли еще была в моих объятиях, но я чувствовал, как она тает, ускользает…

- Вы арестованы!

Я обернулся. В пяти шагах от меня стояла сержант Джонс. В руке ее сверкал бластер. По периметру площадки стояли еще с десяток похожих на нее девушек Их лица светились торжеством. По всей видимости, они долго охотились за мной и теперь праздновали победу. Только Джонс оставалась, как всегда, невозмутима.

- Постарайтесь не делать резких движений, - предупредила она. - Мои девочки устали и могут случайно убить вас «при попытке к бегству».

И вдруг я понял. На Хеинве мы с Виски пару раз выезжали на рыбалку вместе с коллегами из филиала. У рыбаков есть такой прием - «ловля на живца». То есть маленькую живую рыбку протыкают крючком и на длинной леске отпускают в воду с тем, чтобы поймать большую рыбу. Мне только было не совсем ясно, кто из нас наживка - я или Нолли? Измену с ее стороны я исключил сразу - судя по ее испуганному лицу, эта встреча не сулила ничего хорошего и моей подруге.

- Кстати, прошу учесть, - продолжала Джонс, - что вы приговорены заочно к смертной казни и ваша жизнь не имеет для нас никакой ценности. Прошу!

Она плавно повела рукой в сторону аварийного люка корабля. Но в тот момент возникло обстоятельство, едва не изменившее весь ход событий.

До нас донесся топот десятков ног, и из черных нор горизонтальных выработок появились мои товарищи по работе. Лица шахтеров были угрожающи, многие держали в руках оружие.

- Эй, там! - крикнул огромный, как гора, землянин Дик - По какому праву вы забираете нашего товарища?!

- Он совершил тяжкое уголовное преступление и будет наказан, - не поведя и бровью, ответила Джонс.

- На этой планете свои законы, и нас не касается, что он натворил где-то там. Он - наш товарищ и останется здесь ровно столько, сколько сам пожелает.

- Там, куда мы его отвезем, - не слушая оппонента, продолжала Джонс, - у него останется очень небольшой шанс сохранить свою жизнь, но, если вы попытаетесь воспрепятствовать нам, я пристрелю его прямо здесь!

- Тогда никто из вас не уйдет отсюда, - сказал Дик, качнув проходческим лазером.

Я знал, что этой штукой прокладывают штреки - лазер прожигает сорок метров породы в минуту

- Разве что в виде пара! - хохотнули из-за его плеча.

Казалось, Джонс на секунду задумалась, но движение ее не ускользнуло от моих настороженных глаз. Окошко бластера желтым кошачьим зрачком уперлось мне в переносицу. Джонс держала свое оружие каким-то особым образом у пояса, и поэтому шахтеры ничего не заметили.

Нолли среагировала быстрее меня - она ударила мне под коленки, и мы оба упали. На стене шахты, в трех метрах от пола вспыхнула порода. В ответ кто-то из шахтеров выстрелил. Пуля ударила Джонс в предплечье, и бластер покатился по полу. Скафандр высшей защиты предохранил неустрашимого сержанта от ранения, но удар был все же чувствителен. Она упала и, болезненно сморщившись, схватилась за руку.

Девушки, сопровождавшие Джонс, вскинули свои тяжелые бластеры. В стане шахтеров заклацали затворы. Но из-за разницы в вооружении численное превосходство контрабандистов сводилось на нет. Девушки были одеты в скафандры высшей защиты и находились под прикрытием конструкций челнока, повреждение которых могло привести к катастрофе. Все это понимали, но молчаливое противостояние продолжалось. Не знаю, какого бога благодарить, однако перестрелки, вроде бы неизбежной, не последовало. Все понимали, что далеко не многим удастся покинуть поле боя целыми и невредимыми.

В тот момент я понял, что надо хоть как-то проявить себя. В конце концов корнем конфликта был я и никто другой. И если бы тогда пролилась кровь, то она была бы на моей совести. Все эти люди выполняли свой долг. Одни - долг товарищества, другие - долг службы. И не их вина в том, что они были искренни в своих намерениях, что готовы сложить головы ради своих жизненных принципов.

Поэтому я поднялся с усыпанного песком пола, помог встать Нолли и, шагнув в сторону Джонс, сказал:

- Я сдаюсь.

Джонс подняла на меня глаза, видимо, подозревая некое коварство в моих словах, потом протянула руку и, подобрав свой бластер, поднялась на ноги.

- Вот как? - Похоже, она была несколько ошарашена моим заявлением.

- Именно так, - возможно искреннее улыбнулся я. - Вверяю себя вашим заботам и надеюсь на ваш гуманизм по отношению к пленным.

- Вот как! - повторила она уже другим тоном, теперь она снова светилась торжеством. - И что же, никаких условий?

- Нет, одно условие все же будет.

- Ах, так! Какое же?

- Нолли останется здесь.

- Здесь? - едва сдержавшись, чтобы не рассмеяться, спросила сержант. - Здесь? Среди этого сброда? Да вы знаете, что от нее здесь останется через неделю?

- Я знаю наверняка, что на Хеинве от нее не останется ничего, - ответил я, чувствуя, что угадал ее мысли. - Она слишком много знает о ваших методах.

- Это не имеет значения, - возразила Джонс. - Вот уже два месяца, как она покинула Службу: ее уволили за разглашение.

Нолли стояла немного в стороне, переводя глаза с моего лица на лицо Джонс, и, похоже, не понимала, о чем идет речь. Но это было к лучшему, все вышеозначенное я говорил не для нее и даже не для Джонс, а для тех, кто по-прежнему стоял в устьях штреков и наблюдал за нами.

Я предполагал, что легко смогу на любом процессе оправдаться, поскольку не совершил ничего, за что мог бы быть передан в руки палача. Но в тот момент и это было не главным. Мне было очень нужно, чтобы Нолли осталась на Истер, ибо по глазам Джонс я понял, что моя любимая сыграла свою роль в спектакле, поставленном спецслужбой Хеинвы, и в ней более не нуждаются. Как раз сейчас от нее следовало избавиться, так как, имея некоторый вес в качестве бывшего сотрудника Службы и обладая информацией из первых рук, она могла рано или поздно оправдать меня и тем самым поставить органы правосудия Хеинвы в двусмысленное положение.

- Итак?

- Если она сама пожелает остаться, я не возражаю, - как-то слишком быстро согласилась Джонс.

- Постой, а ты? - очнулась Нолли. - Они же убьют тебя!

- Но не тебя, - возразил я. - У нас знаешь, как говорят? «Двум смертям не бывать, а одной не миновать». - Я посчитал ненужным до поры распространяться о своих планах относительно подачи апелляции.

- Черноватый юмор, - заметила Джонс.

В это время коротко рявкнула корабельная сирена. Погрузка-разгрузка закончилась, и челнок готовился к отлету.

- Эй вы, там! - обратилась Джонс ко все еще стоящим в проходах шахтерам. - Все слышали? Он уходит с нами. Добровольно!

Ответом ей было угрюмое молчание. Никто не проронил ни слова. Мне показалось, чтО теперь многие винили меня в рассекречивании поселка и считали мой отъезд на казнь актом высшей справедливости. Люди очень часто непостоянны в своих симпатиях и антипатиях. Особенно когда это задевает их собственные интересы. Готовность прощать ближнему вопреки ожиданиям проповедников самых разных религий так и не развилась, не стала основой человеческой натуры.

Вдруг в штреке, ведущем к дробильному цеху, началось движение, и на площадку выбежал мой сменщик Лонг Рома.

- Успел! - констатировал он, останавливаясь возле нас. - Мне сказали, что ты уезжаешь. А я думаю, как же ты без денег? Вот твоя доля прибыли. - Он протянул мне «золотую» кредитную карту.

- Отдай ей, - кивнул я в сторону Нолли, - она остается здесь.

Он понимающе кивнул и скорчил такую рожу, что даже Нолли, готовая зарыдать от отчаяния, невольно улыбнулась.

- Пора, - сказала Джонс.

Я еще раз взглянул на Нолли, поймал хитрый взгляд Ромы, пробежал глазами по лицам своих недавних товарищей, вспоминая их имена. Мне показалось, что на прощание надо что-то сказать или сделать, но ничего путного не пришло в голову. Поэтому я просто повернулся и пошел к трапу.

- Спите вы там, что ли? - раздался усиленный динамиками голос сверху.

Это пилот челнока напоминал нам таким образом, что следует поторопиться.

- Тридцать секунд до взлета!

Девушки окружили меня и, все еще оглядываясь на стоящих в устьях штреков шахтеров, повели в трюм корабля. Последней, поигрывая бластером, вошла Джонс. Едва она переступила порог, как тяжелая бронированная плита пришла в движение и надежно отделила нас от стоящих снаружи. Я бросил прощальный взгляд в сужающуюся щель, но не увидел ни Нолли, ни Ромы.

- К лифту, - скомандовала Джонс. - Ах, да! - Она повернулась ко мне. - Разлука с твоей милашкой будет недолгой. На орбите нас ожидает крейсер. Как только мы с ним разминемся, он спустится сюда и заберет всех остальных. Так что вы очень скоро свидитесь, если, конечно, вам разрешат свидание.

Улыбка, появившаяся вслед за тем на ее лице, показалась мне самой мерзкой гримасой из всех, какие приходилось видеть. Гнев мой в одно мгновение вскипел, и я готов был разорвать сержанта пополам. Но ее люди были готовы к такому порыву. Едва я успел поднять руки, едва коснулся ее, как на запястьях щелкнули наручники, а сзади навалились так, что затрещали ребра. Джонс довольно рассмеялась - провокация удалась.

- Перестегните «браслеты» назад, - обратилась она к двум девушкам, держащим меня за руки. - Так будет безопаснее. Да и спереди он нам может пригодиться.

- Щлюха позорная! - вскричал я, сам удивляясь своей дерзости, ибо никогда не мог предположить, что смогу сказать такое хоть одной женщине, пусть даже самой гадкой. Но в тот раз я был несказанно доволен тем, как потемнели ее глаза. Однако ожидаемого ответного взрыва не последовало. Наоборот, спустя всего лишь мгновение на лицо сержанта вернулась увядшая было улыбка. Джонс наклонилась ко мне и доверительно прошептала:

- Не шуми, мальчик! Мои красотки гонялись за тобой два месяца и за это время очень истосковались по мужскому обществу. Смотри, не получилось бы, как с твоим приятелем!

- Что с ним получилось? - не понял я.

- Уже забыл? - глумливо усмехнулась она.

В этот момент корабль дрогнул и стал медленно подниматься. Взлет и посадка в подземной шахте требуют от пилота виртуозного мастерства. Но, как правило, самые лучшие асы были среди контрабандистов. Корабль плавно поднялся из шахты и начал набирать высоту.

Важно было не задеть ничего из наземных сооружений и не повредить обшивку. Такие операции осуществлялись почти всегда в ночное время, в полном мраке, и оставалось только удивляться, как до сих пор обходилось без аварий. Маршевые двигатели запускали за пределами ионосферы, поэтому на протяжении почти всего полета перегрузки не ощущались.

- Быстро к лифту! - скомандовала Джонс. Все набились в грузовой лифт и поднялись в грузовые отсеки.

- Здесь будет твоя камера, - бросила через плечо одна из сопровождавших меня амазонок, толкая дверь подсобного помещения.

- Кстати, о твоем приятеле, - обернулась ко мне Джонс. - Думаю, тебе приятно будет узнать, что ему удалось отвертеться. Так что тебе придется отдуваться за двоих.

Она, по всей видимости, не подозревала, что я действительно был рад услышать это известие.

- Как же ему удалось избежать вашей трогательной заботы? - Я не смог удержаться от сарказма.

Джонс повернулась ко мне:

- Очень некстати прибыл чрезвычайный посол Содружества и поинтересовался именно им. Дружка твоего мы обработали еще в госпитале и хотели, чтобы он рассказал суду все, что видел. Но специалисты, прибывшие вместе с послом, поставили блокаду на нашу программу и ничего, кроме событий последнего дня, не удалось получить. Впрочем, и этого вполне хватило тебе на смертный приговор, а ему - на пожизненное заключение. Но тут заработала межпланетная дипломатия, и твой приятель… Как его там?

- Виски, - подсказал я.

- Вот-вот, он будет отбывать наказание по месту жительства.

- А как же я?

- А про тебя разговора не было. Никто не думал, что тебя удастся найти, поэтому приговор остался в силе. Нам, конечно, пообещали, что, как только ты появишься на своей планете, тебя сразу выдадут нашему правосудию, но такого еще не бывало.

- Но я ни в чем не виноват! - воскликнул я, ибо надежда на апелляцию, так тщательно лелеемая, умирала в колыбели.

- Из показаний твоего приятеля следует как раз обратное.

- Но ведь вы могли меня и не найти! В таком случае…

- В таком случае тебя искали бы по всем населенным планетам.

- Но их великое множество! Им несть числа!

- Правильно, их много, а подружка у тебя одна, - усмехнулась Джонс. - Стоило только ей уйти из Службы, как это вызвало подозрения.

Подозрения укрепились, когда она начала разыскивать некоего Бешеного Тедди, который отбыл с Хеинвы в день мятежа. Вот тут-то и нашелся след, дальше было проще… Все ясно, или есть вопросы?

- Все, - ответил я. - Послушайте, может, вы снимете наручники? Убежать отсюда я все равно не смогу.

Джонс смерила меня критическим взглядом.

- Ну что же, под твое честное слово. - Она подошла ближе, развернула меня спиной к себе и освободила руки. - Только веди себя тихо, иначе я не поручусь за своих девочек


Часть вторая. ЛАБИРИНТ


Вертолет опустился на большую поляну посреди густого леса у самого подножия круглой, как половинка арбуза, сопки. Дверь крылатой машины плавно отъехала назад, и я увидел лицо своего злого гения - сержанта Джонс.

Она была одета теперь не в полицейскую униформу, а в легкий костюм сотрудника Службы безопасности. Привычный пояс со множеством самых разных аксессуаров сменился простенькой кобурой, внутри которой поблескивал бластер. Считая случай достаточно торжественным, Джонс даже сделала макияж, чего раньше за ней не замечалось.

- Добро пожаловать, крестничек! - пропела она. - Я специально приехала проводить тебя в последний путь и убедиться в том, что мы уж больше не свидимся.

Я счел излишним отвечать на ее колкости. Эта молодая и в общем-то красивая женщина по не совсем понятным мне причинам желала моей скорейшей гибели, и если бы не она, я прожил бы свою жизнь по-другому. Быть может, меня и преследовал страх разоблачения и стыд за совершенное, но трагических приключений было бы намного меньше. Только благодаря ее упорству и неутомимости я оказался здесь, возле округлой сопки, таящей в своих недрах смертельную ловушку, называемую Лабиринтом.

Я медленно спустился из вертолета на площадку. Густой зеленый мох, устилающий всю поляну мягким ковром, слегка прогнулся под ногами, а потом пружинисто толкнул подошвы.

Спустившись, я замер, ожидая приказаний конвоира. Совсем немного времени понадобилось мне, чтобы усвоить основы поведения арестованного: тюремщицы Хеинвы хорошо знали свое дело.

Когда я убедился в том, что уготованной мне участи избежать не удастся, мной овладела апатия, будто бы не я, а кто-то другой должен был умереть в самом недалеком будущем. Возможно, даже отмена приговора уже не вернула бы мне прежнего оптимизма. Морально я уже умер, лишь бренная плоть, пустая оболочка, еще двигалась, подчиняясь приказам извне.

По прилете на Хеинву я сразу же попал в центральную тюрьму Молулу. Колеса машины правосудия тотчас пришли в движение - столь стремительное, что понадобились всего сутки для того, чтобы мне оказаться на этой веселенькой полянке, на самом краю пропасти. Казалось, появление мое на планете было полной неожиданностью для всех и от меня постарались наискорейшим образом избавиться, как от соринки в глазу. Азарт, с каким меня старались затолкать в Лабиринт, был немного чрезмерен. Можно было подумать, что кому-то не терпится еще раз испытать возможности загадочного сооружения.

Впрочем, эта неприличная спешка очень скоро разъяснилась самым банальным образом. Просто в тот день в Лабиринт шла очередная группа осужденных на смерть и, как мне потом стало известно, мой труп решили спрятать под грудой других. Способ этот хоть и древний, но верный.

Мои товарищи по несчастью стояли коротенькой неровной шеренгой немного в стороне под бдительной охраной десятка вооруженных до зубов амазонок Одеты все они были разномастно - двое или трое носили хорошие костюмы, шитые на заказ, двое были в комбинезонах, один в джинсах и ковбойке. Никто не выдавал смертникам униформы - каждый был одет в ту одежду, в которой его арестовали. Однако все они были довольно опрятны. Я же на их фоне смотрелся бродягой, подобранным на помойке. Как вы, наверное, понимаете, у меня не было возможности захватить с собой ничего из гардероба, а костюм, переживший вместе со мной все приключения, был не в лучшем виде. На нем еще остались следы медной пыли, которую я добывал на Истер, и, как мне кажется, где-то в швах застряли листочки болотной ряски из лужи возле шоссе, куда я упал вместе с обломками лимузина.

Все приговоренные были мужчинами, что, собственно, меня нисколько не тронуло. К женщинам на этой планете относились куда как мягче и даже за тяжкие преступления не приговаривали к исключительной мере наказания. Лица приговоренных были серьезны и сосредоточенны, словно все они готовились совершить подвиг и шли на смерть добровольно. Видимо, каждый из них питал надежду на возвращение, хотя вероятность этого была всего один шанс к миллиону, а то и меньше. Тем не менее ни у кого в глазах я не заметил смертной тоски.

Мысленно я попытался взглянуть на себя со стороны. Что сталось со мной! Когда-то я выглядел очень даже элегантно. Теперь же я и в самом деле напоминал преступника. Парикмахерская на Истер была довольно примитивна, и поэтому многие шахтеры отпускали бороды и длинные волосы, которые заплетали в косичку на манер древних пиратов. Выглядело это очень колоритно, но… терпеть такое безобразие в тюрьме Хеинвы никто не захотел - опасались каких-то насекомых. Поэтому я подвергся там еще одному унижению - принудительной стрижке. Меня кое-как обкорнали, совершенно не заботясь, как я буду выглядеть, и вымыли под душем. Представьте мои ощущения, когда я стоял голый в огромном душевом зале, освещенном резким светом. Я стоял в середине этого зала под струями воды, а вокруг, не сводя с меня любопытных глаз, прохаживались, пересмеиваясь, мои тюремщицы. Тогда-то, по всей видимости, и произошел во мне тот самый надлом, о котором я уже рассказывал. Короче говоря, внешность моя тогда была довольно отталкивающей.

Что же касается души, то я сам долго опасался заглянуть в нее. Я боялся, что не увижу там более ничего - все, что я считал частью себя, своей сутью, было растоптано Шефом и сожжено сержантом Джонс. Я ожидал увидеть там только лишь руины, а увидел… В воображаемом зеркале передо мной возник бледный призрак внешне совершенно невозмутимого человека с мятущейся в глазах растерянностью. Такое вот получалось противоречие.

- Ну вот, все в сборе, - констатировала Джонс. - Взгляните в последний раз на солнце.

Все осужденные одновременно вскинули головы. Впрочем, тут же опустили - никто не хотел и думать, что это действительно в последний раз.

А небо и в самом деле было удивительно синим, и словно специально для того, чтобы подчеркнуть это, почти в самом зените, едва не загораживая солнце, висело крохотное белое облачко, похожее на перевернутую лодку. Легкий ветерок, напоенный ароматами лесов, проносился над поляной и, задевая нас своим крылом, шевелил волосы на головах. Темные деревья стояли вокруг тихо и величественно, словно понимая трагедию нашего положения и молча скорбя об обреченных.

- Эй ты, бунтовщик! - окликнула меня Джонс. - Ну-ка встань в строй! Не туда! На правый фланг!

Я молча повиновался и оказался рядом с огромным парнем моего возраста и с лицом мрачным, как у настоящего убийцы. Он смерил меня взглядом, и я понял, что нажил себе смертельного врага: ведь я буду оставаться на свободе на секунду дольше него, поскольку стою дальше всех от входа. Впрочем, он лишь на миг отвлекся от главного объекта своей ненависти. Мне казалось, что он несколько раз порывался бросить в лицо сержанту какую-то неслыханную дерзость, но что-то останавливало его.

- Нале-е-е! Во! - вдруг гаркнула Джонс. - Шаго-ом! Арш!

Мы четко, как будто долго тренировались, исполнили команды и зашагали к высокой металлической двери, усеянной крупными декоративными заклепками. Глядя на нее, можно было представить, что она весит не один десяток тонн. В верхней ее половине змеились расположенные полукругом иероглифы прежней цивилизации. Чуть ниже кто-то заботливо укрепил табличку с переводом. Поскольку в нашей коротенькой колонне, состоящей всего из семи человек, я стоял последним, то мне пришлось высунуться из-за спины шествующего впереди гиганта. И вот что я прочел на этой табличке: «Из семени рождения произрастает корень смерти». По всей видимости, это была цитата из неизвестного мне философского трактата, очень похожего на труды Конфуция.

Первый дошел до двери и остановился, вчитываясь в надпись.

- Ну, что там? - крикнула за моей спиной Джонс. - Уснули?

Дверь сначала медленно, а потом все быстрее начала открываться. Движение это происходило плавно и с удивительной легкостью. Теперь можно было разглядеть, что сделана дверь из некоего монолита, напоминающего перекристаллизованную сталь, и имеет в толщину не менее полуметра. Наконец движение закончилось - дверь распахнулась, и за ней обнаружилось небольшое помещение, по сравнению с залитой солнечными лучами поляной освещенное весьма скудно.

Однако впереди никто не двигался. По всей видимости, ведущий колонну человек никак не решался сделать шаг в бездну. Зато конвойные, стоявшие до этого поодаль, сузили свой крут.

- Давай-давай, шевели ногами! - прикрикнула Джонс. - Даю вам десять секунд! По истечении этого срока открываем огонь!

По строю амазонок пробежал звук взводимых затворов, словно застегнули «молнию». И тут, не выдержав напряжения, откуда-то из середины строя выскочил плотный, кривоногий шатен в голубой ковбойке и драных джинсах и бросился на охранниц. Джонс среагировала быстрее всех. Она выхватила бластер и подстрелила прыгнувшего было пленника прямо в воздухе. Вспышка! И на землю упало лишь несколько тлеющих лохмотьев - оружие сержанта было настроено на максимальную мощность.

- Еще есть желающие? - поинтересовалась она. Ответом ей было скорбное молчание. - Десять секунд истекли!

Амазонки подняли свое оружие. Но мы не бросились бегом за спасительную бронированную дверь, а не спеша, с достоинством проследовали вперед, не ломая строя. Уже у самого порога меня догнала Джонс. Она, видно, не хотела упускать возможности в последний раз покуражиться.

- Ну, бывай, крестничек! Больше не свидимся. - Она похлопала меня по спине.

Краем глаза я увидел, что дверь начала обратное движение. У сержанта была всего пара секунд, чтобы сделать шаг назад, но тут произошло то. чего никто не мог ожидать. Гигант, шедший передо мной, вдруг обернулся, выбросил руку и, схватив Джонс за волосы, швырнул ее в глубь помещения. В то же мгновение многотонная дверь захлопнулась настолько плотно, что между ней и рамой осталась щель не толще волоса.

На какое-то время все замерли в самых нелепых позах. Потом один из тех, кто был впереди, поднял отлетевший к стене бластер и направил его на Джонс.

- Вот теперь ты умрешь!

Но выстрелить ему не дали. Другой член нашей группы выхватил оружие и назидательно сказал:

- Не надо впустую тратить заряды. Она пройдет весь путь с нами и разделит нашу участь.

- Вот тут ты ошибся, - ответила сержант, поднимаясь с пола.

Она поправила сбившуюся прическу, стряхнула с себя невидимые пылинки и вдруг ударила говорившего по руке. Бластер снова загремел по полу. И началась настоящая битва. Я так растерялся, что снова оказался позади, а когда решил внести свою лепту, то просто не мог подойти. Каждый старался дотянуться до Джонс, но в тесноте узкого коридора это было непросто. Воспользовавшись суматохой, я подобрал бластер и сунул его в карман, от греха подальше. Но если бы в тот момент меня спросили, зачем я это сделал, я не нашел бы сколько-нибудь вразумительного ответа. Мои действия были чисто интуитивными.

Драка кончилась тем, что сержанта все-таки скрутили, но только благодаря тому, что на нее упал самый крупный представитель нашей компании. Однако ее все равно держали втроем. Напротив этой группы оказался тот, кто не дал сразу прикончить женщину.

- Вот дура-то! - сказал он, осторожно ощупывая подбитый глаз. - С нами или без нас, тебе отсюда не выйти. Теперь мы все в одном положении. Поэтому наша задача - оставаться в живых возможно дольше, большего не стоит и желать.

Похоже было, что Джонс это поняла.

- Отпустите меня, - прохрипела она.

- Отпустите, - махнул рукой он. - Нам нет смысла воевать друг с другом.

Сержанта отпустили, но никто не решался встать рядом с ней. Видимо, эта женщина умудрилась намять бока каждому противнику и, даже победив, мужчины все же продолжали опасаться побежденной. Джонс чувствовала это, и на ее губах снова заиграла обычная саркастическая улыбка.

- Драться-то не умеют, - промурлыкала она себе под нос, - больше лапают.

Но это слышал, похоже, только я.

- Что дальше? - спросил кто-то, я не понял кто.

Ответом ему было молчание. Никто не знал, что делать дальше. Ясно было одно - оставаться здесь не было смысла. Впрочем, так считали не все.

- Я остаюсь здесь, - заявила Джонс. - Как только приведут следующую партию, я выскочу наружу.

- И ты думаешь, что Лабиринт тебя выпустит? - усмехнулся тот, кто в критический момент проявил благоразумие. - Разве были такие случаи? Скорее всего дверь просто не откроется до тех пор, пока мы не освободим помещение. И еще, кстати, пока мы все живы, давайте хоть как-нибудь назовемся. Меня, к примеру, зовут Вик.

- А за что тебя сюда загнали? - поинтересовался тот огромный малый, что стоял в шеренге передо мной.

- Его приговорили к смертной казни за организацию теракта, в результате которого погибли пассажиры целого звездолета, - подала голос Джонс.

- Здесь, как перед Господом, все равны, - парировал Вик - Итак, кто следующий?

- Меня зовут Южный Грек, - откликнулся высокий, с красным шершавым лицом парень, который хотел застрелить Джонс, и, обращаясь к ней, добавил: - Попрошу без комментариев.

Джонс загадочно улыбнулась и пожала плечами. Она и так знала все о каждом. Следующим представился я. Я не стал вдаваться в подробности и подчеркивать свою невиновность, только назвал обвинение. Следом за мной назвался самый рослый в нашей компании.

- Мои друзья зовут меня Баз, - прогудел он.

- Организация вооруженных грабежей, вымогательство, похищения людей, взятие заложников, не доказанное участие в шестнадцати убийствах, - добавила Джонс. - Веселенькая у нас компания!

- Если бы к смертной казни приговаривали за добропорядочное поведение - вы оказались бы в более изысканном обществе, - съязвил я.

- Неплохо сказано, - оценил сарказм Вик. - Ну а вы? - обратился он к двоим оставшимся:

Они были очень похожи друг на друга, как близнецы. Оба маленькие, щуплые, как подростки, с огромными, круглыми, точно хранящими неизбывное удивление глазами. Кожа их была бледно-зеленоватая, что сразу рождало некое гадливое чувство, как от общения с какой-нибудь ящерицей.

- Они ни слова не понимают, - сказала за них Джонс. - У них на планете свой чрезвычайно сложный язык. Даже их имена непросто произнести. А сюда они попали за торговлю наркотиками. - Она издала какой-то не то крякающий, не то чмокающий звук, и оба малыша одновременно вздрогнули. - Судили их на их планете, а казнить привезли сюда. Они тоже фрукты еще те - от их зелья погибли несколько тысяч человек.

На некоторое время воцарилось молчание. Можно было услышать дыхание соседа. Серые гладкие стены небольшой комнаты, в которой мы оказались, отражали и множили малейший звук Это была даже не комната, а отрезок коридора, ограниченный бронированной дверью с одной стороны и простой, с блестящей ручкой посередине, с другой. Ширина в два с половиной метра оказалась впоследствии стандартной едва ли не для всех помещений. А длина первой комнаты была метра четыре, может, чуть больше. До потолка было около трех метров, так что даже рослая Джонс нигде не пригибалась.

Мертвенно-белый свет изливался из потолочных панелей, но никаких ламп видно не было. Этот свет напомнил мне сияние полярных марсианских ледников, прекрасных, но безжизненных. И горе тому смельчаку, который решит провести во льдах долгое время. Его убьют даже не холод и бедный кислородом воздух, а тишина и этот мертвящий свет.

Никто не спешил открыть дверь в противоположной стене комнаты. В ту сторону старались даже не смотреть. Дверь эта, словно ящик Пандоры, таила за собой неисчислимые бедствия, которые неизбежно должны были обрушиться на наши головы. И мы все это знали, поэтому никто не решался взяться за круглую блестящую ручку.

Однако даже наша нерешительность была предусмотрена создателями Лабиринта. Внезапно в воздухе распространился такой смрад, что мы просто вынуждены были броситься вон.

Следующее помещение мало чем отличалось от предыдущего. Лишь посередине его, на стене, в полутора метрах от пола, чернела большая кнопка.

Два малыша быстро переглянулись, и вдруг один из них молниеносным движением вдавил черный кружок в стену. Почти одновременно с этим часть пола у него под ногами исчезла, и он с испуганным криком провалился вниз. Еще секунду спустя пол принял прежний вид.

Все мы оцепенело замерли, боясь пошевелиться. Что и говорить, все присутствующие ждали сюрпризов, но тем не менее не были готовы к столь стремительному развитию событий.

А тем временем действо продолжалось. Точнее, это был уже финал для одного из нас. Дверцы потайного люка на несколько секунд стали прозрачными, и мы увидели в глубине узкого колодца скрюченную фигуру.

При падении он, по всей видимости, получил множество переломов, но был в сознании и, судя по его распахнутому рту и выпученным глазам, кричал, но звукоизоляция помещений была доведена до совершенства и к нам не долетало ни звука. Неестественная поза и полная неподвижность нижних конечностей говорили о переломе позвоночника.

Его земляк и товарищ, увидев эту ужасную картину, бросился к кнопке и, прежде чем кто-нибудь успел перехватить его руку, нажал ее. Но ничего за этим не последовало. Люк остался закрытым, только прозрачность его стала постепенно пропадать. Скоро пол принял прежний вид, и только если очень сильно напрячь глаза, можно было различить тонкую полоску шва.

Так Лабиринт дал нам знать, что ожидает человека, проникшего в его чрево.

- Один - ноль, - констатировал Баз. Похоже, он был рад, что не ему досталась участь маленького торговца наркотиками. В душе гиганта не зародилось даже тени сочувствия к погибшему. Его круглая лоснящаяся физиономия, обрамленная смоляными кудрями, Сияла, а душа пела: «Не я! Не я! На этот раз - не я!» Впрочем, может быть, я ошибался.

Джонс, не менее других шокированная смертью нашего товарища, первой сумела взять себя в руки.

- Ну что? - спросила она. - Будем дожидаться, пока и отсюда выкурят газом, или двинемся дальше?

Она взялась за ручку следующей двери, повернула ее и потянула на себя. По мере увеличения щели между притолокой и дверью росло напряжение наших нервов, но по ту сторону оказалась лишь банальная лестничная площадка. Джонс осторожно ступила на нее, как бы пробуя на прочность, но ничего так и не произошло. У остальных вырвался общий вздох облегчения.

- Куда дальше? - поинтересовался Вик - Альтернатива такова: либо вверх, либо вниз. На чем остановим свой выбор?

Он был уверен в том, что его слушают. По его поведению было видно, что он привык повелевать, облекая, однако, свои приказы в форму дружеского совета. Он не был красив, но умел держаться с таким достоинством, что невольно привлекал внимание и вызывал восхищение. Высокий с залысинами лоб выдавал в нем недюжинные способности, но глаза, взгляд которых невозможно было поймать, портили все впечатление. Впрочем, иногда он мог смотреть в упор, словно гипнотизируя, и далеко не каждый мог ответить ему таким же взглядом. Вик был невысок, но его осанка создавала ложное впечатление, что вы смотрите на него снизу вверх.

- По-моему, лучше вниз, - сказал Южный Грек, и его рыбья физиономия повернулась туда-сюда, оценивая реакцию остальных. - Там, может, и колодцев нет.

- Колодцы могут быть где угодно, - возразила Джонс. - Но попробовать можно. В конце концов, вернемся сюда и будем искать дорогу наверху.

Крутая лестница привела нас к новому колодцу, на дне которого стояла чуть зеленоватая, спокойная вода. В отличие от предыдущего колодец этот был открыт и никоим образом не замаскирован. От площадки, где мы в тот момент находились, до поверхности воды было метра три-четыре.

- Кто там говорил, что внизу не будет колодцев? - спросила Джонс.

Ответом ей было молчание. Южный Грек счел вопрос риторическим.

- Двигаем наверх, - решительно сказал Баз. - Здесь делать нечего. В этом колодце нас утопят, как котят, и не вылезешь! Сволочи! - Он смачно сплюнул в воду.

Никто не стал возражать, поскольку неизвестность в этом конкретном случае была лучше реальной опасности.

Вверх мы прошли три или четыре пролета и оказались в самом начале довольно длинного коридора. Здесь было целых четыре кнопки, расположенных с интервалом метров в пять. А мы уже знали, какую опасность могла таить каждая из них. Мне показалось, что намного проще спрыгнуть в колодец с водой, по крайней мере это было безопаснее. И выглядело все же безобиднее. Думаю, что мои спутники разделяли это мнение. Отступить нам не позволяла мужская гордость - Джонс и так нас считала людьми второго сорта.

Впрочем, Баз очень быстро нашел выход. Он обернулся, схватил за шиворот маленького инопланетянина и, повернув его к себе лицом, с нехорошей улыбкой произнес:

- Теперь твоя очередь выбирать кнопку!

И без того огромные глаза малютки от ужаса едва не вылезли из орбит. Но он понял, что от него требуют. С внезапной в столь тщедушном тельце силой он отшвырнул руку База, повернулся и пошел вдоль по коридору. Движения его стали плавными и осторожными, как у крадущейся к жертве кошки. Каждый следующий шаг он делал, только предварительно убедившись в том, что пол впереди надежен. Так он добрался до конца коридора - дальше был тупик

Перед маленьким инопланетянином оказалась последняя кнопка. Некоторое время он стоял, разглядывая ее, его узкие бесцветные губы шевелились. Похоже было, что он молится. Ему никто не мешал. И вдруг маленькая кисть взметнулась вверх, и острый палец вонзился в черный кружок.

Дальнейшее происходило столь же стремительно, как и в первый раз. Напряженная фигурка мгновенно пропала из глаз, и створки люка тотчас сомкнулись. Мы все, торопясь и толкаясь, подбежали к тому месту, где только что стоял инопланетянин, но Лабиринт на этот раз скрыл последствия падения. Некоторое время мы ждали результата, не сводя глаз с едва различимых створок, и только минут десять спустя стало ясно, что наше ожидание напрасно.

- Ну что? - спросила Джонс, поднимаясь с колен. - Кто следующий?

Она обвела глазами присутствующих.

- Он, - ткнул пальцем мне в грудь Баз.

- Пожалуй, верно, - согласилась она.

- Надеюсь, я имею право выбора? - осведомился я.

- Ну конечно! Разумеется! - Джонс повела рукой вдоль по коридору. - Здесь есть еще три. Какую прикажете?

- Никакую. Я спущусь в колодец и попытаю счастья там.

- Нет! - взревел Баз - видимо, ему самому пришла в голову эта же идея, но он держал ее про запас для себя.

- Да! - вступил в разговор Вик - Мы все равны и одинаково вольны выбирать. Пусть идет, это не даст ему никаких преимуществ перед остальными!

- Но, если там безопасно, - возразил Южный Грек, - он поможет выйти и нам тоже.

- Тогда пошли все вместе, - предложил Вик

- Ну нет! - неожиданно уперся Баз. - Я никуда не пойду!

Одному Богу известно, какие ролики время от времени поворачивались в голове этого человека. Иногда он казался мудрецом и провидцем, но чаще выглядел законченным идиотом.

- Идите с ним, кто хочет, а я останусь здесь!

- Как угодно, но, прежде чем примешь решение, постарайся о нем сообщить. - Вик внимательно посмотрел в глаза великана. - Не надо неоправданных жертв.

Баз сплюнул в угол и ничего не ответил. Я пошел первым, за мной по лестнице спускался Южный Грек, а за ним - Вик Как мне показалось, путь вниз был намного короче, чем несколько минут назад, когда мы все пробирались наверх. И вот уже передо мной знакомый колодец. Вода в нем по-прежнему спокойна и чуть светится изнутри. Я задержался на краю - хотелось на прощание сочинить какой-нибудь афоризм. Но кто-то из моих спутников сильно толкнул меня в спину, и я, даже не успев понять происходящего, оказался глубоко под водой.

Несколько мгновений я барахтался, не различая, где верх, а где - низ. Но потом сами собой открылись судорожно зажмуренные при падении глаза, и сквозь зеленоватую воду я увидел светлый квадрат впереди. Не знаю, как я сообразил рвануться туда. Воздух, которого я успел схватить совсем немного во время своего падения, был уже на исходе, и необходимо было срочно подниматься на поверхность.

Лишь потом я понял, что выбраться назад на площадку по гладким стенкам колодца не представлялось возможным, а нырнуть так глубоко с поверхности могло и не получиться.

Миновав короткий тоннель, я увидел гладкую поверхность воды над собой. Мое падение в колодец нисколько не взволновало сообщенного с ним бассейна. Наконец я вынырнул. Первый же вдох вернул мне силы, и я, несмотря на намокшую одежду, которая тянула ко дну, в несколько хороших гребков доплыл до бетонного островка, выступающего над водой.

Новое помещение было длинным, высоким и узким. И если бы не бассейн, то напоминало бы коробку от кассеты. От стены до стены было метров пятнадцать, ширина же, как и везде, не превышала трех. Зато потолок терялся в высоте, и поскольку светильники - в виде длинных ярких полос - находились где-то посередине, полумрак мешал определить расстояние до него. Можно было предположить, что над этим помещением проходит тот самый коридор, в котором остались Баз и Джонс, а за стеной, находящейся позади меня, - лестница, по которой я пару минут назад спускался к колодцу. Как видите, пространственная ориентация мне не изменила.

Островок, на котором волею случая я оказался, был скорее перемычкой, плотиной между двумя бассейнами, находящимися на разных уровнях. Следующий бассейн был метра на три ниже, за ним был виден еще один, отделенный от первого узкой перегородкой. На первый взгляд две новые акватории не отличались друг от друга, но, приглядевшись, я заметил некое неясное движение в ближнем. Трудно было понять, что скрывалось под поверхностью воды, но, учитывая направление мыслей гипотетических создателей Лабиринта, можно было понять - это нечто скорее всего очень враждебно отнесется к моему вторжению. К тому же я не знал глубины бассейнов. Могло статься, что, рассчитывая попасть в воду, я встречу на своем пути близкое дно.

Едва я успел додумать эту мысль, как тотчас же получил опровержение своим опасениям. Сверху раздался громкий крик, и чье-то тело, мелькнув в воздухе, рухнуло в дальний бассейн. За ним последовал еще кто-то, и только последнего ныряльщика я успел разглядеть. Это была Джонс. Она единственная успела сориентироваться, перевернуться в воздухе и войти в воду почти без всплеска. Меня заинтересовало то, что никто из них не выплыл на поверхность. Некоторое время я размышлял, не может ли быть этот бассейн новой дьявольской ловушкой Лабиринта. Но стоит ли уничтожать вошедших сразу? Ведь не для того он построен, чтобы убивать сразу. По моему мнению, сложившемуся к тому моменту, это сооружение сначала давало вам возможность намучаться до полного отчаяния, а потом самому выбрать себе смерть. Размышляя таким образом, я пришел к выводу, что бассейн все же имеет выход, аналогичный тому, через который я туда попал.

Я совсем уже собрался прыгнуть в воду, как услышал позади себя плеск и фырканье. Обернувшись, я увидел вылезающего на перемычку Южного Грека. Он вскарабкался на край, поднялся на ноги и как-то дерзко взглянул мне в глаза.

- Что там дальше?

- Вода, - холодно ответил я.

- Значит - опять нырять?

Я машинально бросил взгляд вниз, но тут же заметил краем глаза движение и повернулся к нему.

- Смотри сам. Я не хочу, чтобы ты снова толкнул меня в спину.

Он сделал большие глаза, будто бы не понимая, о чем идет речь, и медленно опустил руку, уже приготовленную для новой подлости. Южный Грек был из той породы людей, которые живут в вечном страхе и при этом остаются совершенно непредсказуемы. В испуге, теряя над собой контроль, они способны совершить такое, на что не решится порой самый отчаянный смельчак Страх же порождает в таких людях подлость, зависть и злобу. Я так и не узнал, за что Южный Грек попал в Лабиринт, но был почти уверен, что совершенное им преступление было самым грязным из всех возможных.

- Думаю, что теперь твоя очередь испытывать судьбу, - сказал я, увидев, что он в нерешительности топчется на месте.

Он недобро взглянул на меня, но ничего не сказал. Потом он подошел к краю площадки и, все еще недоверчиво косясь в мою сторону, бросил быстрый взгляд вниз. Вид нового препятствия его не испугал. Южный Грек отступил на несколько шагов назад, насколько это позволяла ширина перемычки, и, разбежавшись, прыгнул ногами вперед в дальний бассейн. Некоторое время спустя его голова появилась над поверхностью. Он набрал в грудь побольше воздуха, нырнул и более не появлялся.

Это было для меня сигналом. Следуя примеру Южного Грека, я разбежался и прыгнул точно так же, как это сделал он. Только у меня сразу получилось попасть в тоннель, и выплыл я уже в другом помещении. Мой спутник поджидал меня в крохотном коридорчике.

- Здесь кто-то был совсем недавно, - заявил он.

- Откуда тебе это известно?

Он молча указал на залитый водой пол.

- Они прошли тут перед нами и спустились вниз через люк, - сказал я. - А больше и некуда, если только назад, в воду.

Грек не ответил. Он подошел к кнопке и разглядывал ее, стараясь не становиться на створки люка.

- Здесь какая-то галочка, - наконец сказал он, выпрямляясь. - Что бы это могло значить?

- Какая галочка? - Я продвинулся вперед, чтобы лучше видеть.

- Вот тут, справа. - И он показал пальцем где.

Я присмотрелся и увидел маленький значок, действительно похожий на галочку, какие обычно ставят в описи, отмечая проверенные позиции. Но скорее всего это была стрелка, указующая вниз. Она была пропечатана черным цветом.

Впрочем, разглядывать таинственный значок мне пришлось недолго. Южному Греку достаточно было подвинуть свой палец всего на сантиметр, и я провалился в люк. Однако же возмездие не замедлило свершиться. Падая, я ухватился за его вытянутую руку и увлек предателя с собой. Интересно было то, что при падении на пол нижнего этажа он ушибся сильнее, чем я, хотя и рухнул на меня сверху.

Новое помещение ничем не отличалось от предыдущего. Здесь была одна-единственная кнопка и более ничего. И возле этой кнопки стояла маленькая черная стрелка, направленная острием вниз. Уповая на то, что создатели Лабиринта имели логику, аналогичную нашей, я нажал на черный кружок и уже почти привычно провалился еще на этаж ниже.

Здесь я увидел коротенький коридор, оканчивающийся лестничным пролетом. Приблизившись, я разглядел, что в конце лестницы находится дверь. Я поднялся к ней и стал рассматривать новое препятствие. Но никаких знаков или символов не заметил. Можно было, конечно, приоткрыть эту дверь и заглянуть внутрь, но, по моим расчетам, помещение это должно было находиться где-то под бассейном и дверь, за ручку которой я уже было взялся, могла оказаться единственной преградой многотонной массе воды. Прочность материалов, из которых был создан Лабиринт, внушала уважение к его создателям, и мое предположение не было лишено вероятности.

Как я позже убедился, интуиция должна была подавить сознание и господствовать над ним - таков был закон Лабиринта. Человеку надо было превратиться в животное, полагающееся лишь на инстинкты и чутье.

Пришлось снова спуститься в коридор. Но до самого коридора я не дошел, поскольку обнаружил проход справа от лестницы, ранее мной не замеченный. Здесь, в полумраке, я не без труда отыскал очередную кнопку и даже сумел разглядеть черную стрелку возле нее.

Вдруг до меня донесся звук шаркающих шагов. Увлеченный своими исследованиями, я совсем забыл о Южном Греке, оставленном мной приходить в себя в одном из помещений. Его очередная подлость служила мне оправданием, но к тому моменту я уже простил его и не подал вида, что был обижен.

Мне показалось, он даже обрадовался, когда я позвал его.

- Нашел безопасный проход? - возбужденно сверкая глазами, спросил он.

- Да, здесь. - Я указал на кнопку.

- И что?

Я понял так, что он спрашивает, почему я до сих пор не воспользовался плодами своих усилий. По всей вероятности, он ни на секунду не задумался бы это сделать. Мне же стало стыдно за то, что я уподобился ему и ни разу не вспомнил о своем спутнике.

- Я ждал тебя, - ответил я, не ожидая, впрочем, благодарности.

У меня на этот раз хватило соображения при падении из люка откатиться в сторону, чтобы избежать нового столкновения с рухнувшим вслед за мной Южным Греком. Поэтому я почти сразу сумел оглядеться по сторонам, стараясь упредить любую опасность. Это снова был длинный коридор. Здесь не было дверей или кнопок на стенах. Зато в самом его конце стояли наши товарищи по несчастью.

Нам обрадовались так, словно с момента расставания минул целый год. Даже Джонс одарила нас вполне искренней улыбкой. Мы снова были все в сборе, если не считать того, кто погиб первым.

- Значки видели? - был первый вопрос.

- Видели, - отозвался я, сразу сообразив, о чем идет речь. - Похоже, что здесь все по-честному.

- А как насчет первого колодца? - не без сарказма спросил Вик

- Может, там стоял другой знак? - предположила Джонс. - Мы могли просто не разглядеть его.

На несколько секунд повисла пауза, после которой сержант задумчиво сказала:

- Хотелось бы мне знать, для чего все это наворочено?

- Ответ на этот вопрос лежит где-то там, - Вик махнул рукой вверх, - с переломанными костями.

- Не думаю, что это экзекутор, - возразила Джонс. - Проще было бы уничтожить всех нас в первой же комнате, и не надо затевать такое гигантское строительство. Нет, здесь что-то другое… Есть идеи?

По ее глазам было видно, что она знает о Лабиринте намного больше нас всех, но продолжает играть роль новичка. Для чего это было ей нужно, я так и не понял.

- А может, мы уже прошли все, - предположил Вик - И если мне не изменяет чувство пространства, то мы вернулись к входной двери, но находимся несколькими этажами ниже. Мне кажется, где-нибудь неподалеку найдется лестница наверх. Так мы и будем ходить по кругу, пока сами не захотим умереть. Тогда и колодец покажется спасением.

- Ишь ты! - воскликнул Баз. - А ведь верно!

- По-твоему выходит, - прищурилась Джонс, - что во всей горе только эти коридоры? А остальное пространство?

- Службы обеспечения, - уверенно заявил Вик. - Энергетическая установка, генераторы, вентиляция…

- Нет, это не то! Мы должны понять смысл существования Лабиринта, и тогда выбраться из него будет делом времени. Ну же, шевелите мозгами!

Вот так! Она требовала от нас немедленного ответа на задачу, которую уже не первое десятилетие пытались разрешить самые лучшие умы освоенной Вселенной.

- По-моему, это Луна-парк с испорченными аттракционами, - ухмыльнулся Южный Грек - А мы - шарики в рулетке.

- Одному уже выпало «зеро»! - засмеялся собственному остроумию Баз, и меня передернуло от его цинизма.

- Ерунда! - возразила Джонс и, ткнув в мою сторону пальцем, спросила: - А ты что думаешь, юрист?

Я не был готов к такому вопросу хотя, признаюсь, и меня волновала эта проблема.

- Мне кажется, - я постарался собраться с мыслями, - что элемент игры все же присутствует. Может быть, нашим предшественникам нравилось играть со смертью? Может, они так пресытились, что только жизнь, поставленная на кон, риск, реальная угроза гибели разгоняли их кровь? Таким образом, не исключена возможность существования выхода…

- Вот молодец! - воскликнула Джонс. - Недаром тебя учили! Итак, примем за рабочую версию, что все это аттракцион, и постараемся не только понять правила игры, но и выиграть…

- Казино такого не допустит, - чуть слышно пробормотал Вик, но сержант его не слышала.

- Хоть вы и сволочи, - продолжала она, - и поделом попали сюда, я согласна пройти с вами до выхода, чтоб больше никогда не увидеть ваши рожи!

- Спасибо за комплимент! - отозвался Вик

- Вернемся к нашим баранам. - Настроение Джонс заметно улучшилось - она видела перед собой цель, знала, к чему стремиться. - Значит, так Стрелки - первое известное в нашей задачке…

- А как тогда понимать вот это? - Баз указал на кнопку на стене - стрелка над ней указывала влево.

- А что там? - спросил я, выглянув в вертикальную шахту, которой кончался коридор.

Почти в то же мгновение кто-то схватил меня за шиворот и, едва не оторвав голову, со страшной силой швырнул вверх, в шахту. Снизу, мне вдогонку, ударила тугая струя воздуха, словно на дне заработал мощный авиамотор. Не вскрикнув и не успев толком испугаться, я вознесся до самого верха шахты, где, ударившись о закругляющуюся стену, отлетел на пол очередного коридора. Прокатившись несколько метров кувырком, я сумел все же остановиться до того, как удариться о стену. Мои спутники последовали за мной незамедлительно. Сам того не желая, я нашел продолжение безопасного пути.

А вы говорили «ерунда»! - воскликнул Южный Грек - Настоящий аттракцион! Хвать тебя манипулятором за шкирку и - воздухом! Я бы не против еще разок так прокатиться!

- Придурок, - прошипела Джонс, потирая ушибленное плечо.

- Что дальше? - Вик оглядел присутствующих.

Он упал сверху на всех остальных и поэтому даже не ушибся.

- У нас снова альтернатива, - усмехнулась Джонс, указывая на три кнопки на стене.

- Чья очередь? - деловито осведомился Баз. - Я первым шел в бассейн.

Маленький инопланетянин бросил на него удивленный взгляд, но, по обыкновению, промолчал. Потом все посмотрели на Вика. Он, ничуть не смутившись, ответил полным достоинства взглядом. Насколько я понимаю, он хотел стать мозговым центром нашей компании и считал неразумным рисковать его бесценной персоной. Именно поэтому он ни разу не взглянул в лицо опасности, предпочитая проторенный другими путь.

- Как ты считаешь, не пора ли и тебе показать себя мужчиной? - поинтересовалась Джонс.

- Я думаю, что от меня это не уйдет, - попытался парировать Вик, обведя глазами окружающих.

Но даже лицо крошки-инопланетянина было сурово.

- У тебя есть выбор, - Джонс кивнула на кнопки, - или нет выбора. - Она демонстративно медленно сжала кулаки.

Было очень похоже, что Вик испугался. Хотя скорее всего даже это было наигранно. Возможно, что под давлением обстоятельств он и без угроз выполнил бы требование, но до того момента он старался приобретать опыт лишь умозрительно.

В той жизни, до Лабиринта, он пользовался непререкаемым авторитетом и не желал ничего менять. Ему хотелось без особого риска стать главным и, как это делали древние полководцы, посылать солдат на смерть ради славы и победы. Однако и отступить он не мог. Весь уже заработанный в новом коллективе авторитет целиком зависел от предстоящего шага. От фигуры Вика веяло отчаянием и нерешительностью. Но никто и не думал его выручать - все были равны и у каждого была только одна жизнь. Некоторое время он еще стоял на прежнем месте, ожидая, но никого, кто предложил бы себя вместо него, не нашлось. Убедившись в этом, он повернулся и прошел по коридору, внимательно разглядывая каждую кнопку. Потом вернулся назад, прошел еще раз и все же решился. Его выбор пал на последнюю кнопку, самую ближнюю к только что выбросившей нас шахте.

Едва только плотная фигура Вика исчезла за створками люка, мы все бросились к тому месту, где он только что стоял. Но, как и раньше, пол остался матовым. Возле кнопки на стене были нарисованы две стрелки, как и раньше, указующие вниз. Это было новой загадкой, на которую, впрочем, очень быстро нашелся ответ. Мы уже имели опыт хождения по Лабиринту и знали, что если бы наш спутник погиб, то дьявольское сооружение не замедлило бы продемонстрировать нам его гибель. А поскольку этого не произошло, мы смело последовали за нашим первопроходцем. Оказалось, что, нажав кнопку с двумя стрелками, мы пролетали сразу два этажа, минуя один из коридоров. Люки здесь открывались более плавно и тормозили падение.

Наконец все мы оказались внизу. Вик выглядел героем. От его страха не осталось и следа. Никого более не спрашивая, он подошел к следующей кнопке и медленно, торжественно вдавил ее в стену. Мгновением спустя повторилась уже не однажды описанная сцена, потом еще и еще раз. Наш ведущий понял секрет двойной стрелки и теперь триумфатором шествовал впереди, отлично зная, что ничем не рискует. Сколько раз мы пролетали в люки, я не запомнил - все они слились в один бесконечный прыжок. Только однажды вместо люка под ногами оказалась катапульта, которая швырнула нас всех поочередно двумя этажами выше. Потом, после нескольких падений, была лестница, потом снова люк. Наконец Вик остановился и, повернувшись к нам, с торжеством в голосе произнес:

- Я внес свою лепту! Кто следующий?

- Ну конечно! - вполголоса сказала у меня за спиной Джонс. - Люков больше нет, как и стопроцентно верного шанса.

Ее реплику слышали все, кроме Вика, переполненного сознанием собственного величия, но никто не обернулся. Каждый отлично понимал, что везение не может быть бесконечным. И тогда вперед выступил маленький инопланетянин.

- Я пойду, - сказал он ломким мальчишеским голосом. - Самое дорогое - моего брата - я уже потерял, а больше мне терять нечего.

От такой неожиданности мы все опешили. На некоторое время повисла пауза.

- А ты говорила, что он по-нашему ни бум-бум! - наконец нашелся Баз. - Эй, малыш, что же ты раньше молчал?

Но тот снова замкнулся. Еще раз обведя нас большими, просящими глазами, словно говоря: «Не мешайте!», он протянул руку к двери, преграждавшей нам путь, но в этот момент возле него непостижимым образом оказалась Джонс.

- Ты что-то торопишься, сейчас не твоя очередь. - Она постаралась ободряюще улыбнуться. - У нас есть другой кандидат.

Вик взглянул на меня, я - на База, и наконец все взгляды сошлись на Южном Греке.

- Да, ты! Как тебя там? - Джонс ткнула пальцем в сторону последнего. - Хватит отсиживаться за нашими спинами! Пора и честь знать!

- Женщин у нас пропускают вперед, - буркнул тот.

- Я пойду после тебя, - не приняла боя Джонс.

- Ну ладно. - Южный Грек протиснулся между нами, отпихнул маленького инопланетянина, сделал какой-то сложный жест, коснувшись щепотью лба, живота и поочередно плеч, и взялся за дверную ручку. - Привет!

Он скрылся за дверью, и тут же по полу прошла частая, крупная дрожь, словно по нему стучали чем-то тяжелым. Ко всеобщему ужасу, дверь начала светлеть, и мы стали свидетелями происходящей трагедии.

Это был тупик, в конце которого находилась некая конструкция, внешне напоминающая лазерную пушку. Над ее радиатором еще дрожал раскаленный воздух. Пробитое навылет во многих местах тело Южного Грека медленно сползало по ставшей прозрачной, залитой кровью двери. Изрешеченный труп был ярко освещен невидимыми нам светильниками, и мы могли увидеть и запомнить каждую мелочь. Тело достигло пола и повалилось набок Длинные русые волосы Южного Грека повисли над полом, раскачиваемые струей воздуха. Это был жуткий контраст - неподвижное мертвое тело с шевелящимися волосами. Он словно бы сожалел о своем решении и огорченно качал головой. В немом оцепенении мы стояли и смотрели на жалкие останки человека, который несколько секунд назад был полон жизни. Мы не могли даже извлечь труп из-за двери - она была заблокирована; хотя даже если бы это и получилось, то как бы мы его погребли?

Но и это было еще не все!

Внезапно по полу комнаты, по ту сторону двери, покатились серые шарики, отливающие металлическим блеском. Они деловито окружили тело, начали взбираться на него, закружились, словно что-то отыскивая. Спустя минуту стало ясно, что новые действующие лица пожирают труп и делают это столь проворно, что в некоторых местах уже было видно кости.

- Крысы?! - с отвращением ахнул Баз.

- Утилизаторы, - не поворачиваясь, ответила Джонс. - Проводят уборку.

- Пойдем отсюда, - попросил я. Южный Грек был далеко не самым лучшим

человеком из тех, кого мне приходилось встречать, но смерти я ему не желал. Он был нашим товарищем по несчастью, и я готов был стерпеть еще очень многое от него, лишь бы он остался жив.

- Да, - согласилась Джонс, не без труда отводя завороженный взгляд от жуткой картины. - Здесь нам ничего не светит. Очередь за мной.

Она отошла от роковой двери и стала подниматься вверх по лестнице на следующий этаж Здесь тоже была дверь. Некоторое время Джонс стояла, взявшись за дверную ручку, и, кажется, молилась - это принято вдали от метрополии, - потом резко распахнула дверь и шагнула через порог.

- Безопасно, - успела крикнуть она, прежде чем ее спина пропала из виду.

Мы смело последовали за ней. Случилось так, что я оказался первым, за мной шли Вик, Баз и маленький инопланетянин. В коридоре, открывшемся нам, была лестница вверх, а за ней, в проходе, новая дверь. Джонс упрямо следовала первой. Я решил догнать ее, и следующий порог мы переступили вместе.

- Стой! - вскрикнула сержант. .

Но было поздно. Я пытался удержать закрывающуюся дверь, но она захлопнулась с такой силой, что отбросила меня на Джонс, и мы вместе упали на пол. Некоторое время мы представляли собой спутанный клубок конечностей, но вскоре разобрались, что к чему, и поднялись на ноги. Попытки отворить дверь с этой стороны оказались бесплодны. К такому же результату пришли и те, кто остался в коридоре, - мы слышали, как щелкает механизм. Наконец мы оставили это.


Вик еще раз дернул за шарообразную дверную ручку, но результат был прежний - дверь не открывалась. Сержант Джонс и Иван попали в ловушку. Более всего Вик был расстроен тем, что товарищам по несчастью ничем нельзя помочь.

- Нет там никакого знака? - спросил Баз. Вик нагнулся и внимательно осмотрел ручку и пространство вокруг нее.

- Нет, ничего.

- А что делать?

- Идти в другую сторону. Вверх, например.

- А ты уверен, что там нет такой же ловушки?

Вик смерил База взглядом, но ничего не сказал, хотя можно было понять - он очень сомневается в умственных способностях здоровяка.

- Здесь ни в чем нельзя быть уверенным. Он поставил ногу на ступеньку и оглянулся

назад. Баз посторонился и пропустил вперед маленького инопланетянина.

- Не отставай, - бросил Вик, отлично понимая, что Баз будет стараться всегда двигаться в арьергарде, чтобы не подвергать свою драгоценную жизнь опасности.

Следующий этаж почти ничем не отличался от предыдущего. Так же поднималась лестница, так же блестела на двери круглая ручка.

- Ну, - Вик остановился на площадке, - чья очередь?

- Скинемся, - предложил Баз, нехорошо улыбаясь. - На меньшую.

Маленький инопланетянин взглянул на него, явно не понимая, о чем идет речь.

- На счет «три» разжимаешь кулак и показываешь некоторое количество пальцев, - пояснил Вик

- У кого будет меньше - тот пойдет в дверь, - добавил Баз, и его улыбка, которую он до сих пор сдерживал, расползлась во всю физиономию.

Зеленоватая рожица инопланетянина отразила некую работу мысли, а потом он согласно кивнул.

Все трое выставили вперед кулаки.

- Раз, два три! - произнес Баз и безудержно захохотал.

Все трое выбросили все пальцы, сколько их имеется на руке, - никто не хотел идти первым. Вик некоторое время тупо разглядывал свою руку, руку База и маленького инопланетянина - он никак не мог понять, что здесь не так Только по прошествии минуты он сообразил, что на кисти малютки всего четыре пальца.

- Тебе идти, зеленый! - отсмеявшись, сказал Баз. - Прошу!

Он размашистым жестом указал на дверь. Вик хотел было вмешаться, но, взглянув на квадратные плечи и кулаки оппонента, все же промолчал.

- Не заходи сразу, - посоветовал он и встал между спутниками, опасаясь, что Баз просто втолкнет малыша в следующее помещение.

Тот же смело протянул руку и отворил дверь.

Но ничего страшного не произошло. Взорам путешественников открылась маленькая каморка, внутри которой не было заметно решительно никакого подвоха. Для очистки совести малыш заглянул внутрь, осмотрел потолок и вернулся на площадку.

- Здесь, наверное, уборщица держит пылесос, - сострил Баз.

Но ему никто не ответил. Вик молча повернулся и пошел вверх по лестнице. Следующая площадка была несколько длиннее, и в конце ее оказалась не дверь, а уже известная кнопка. Галочка возле нее была черной и указывала вниз.

- Наверх или сюда? - поинтересовался Вик, оборачиваясь к Базу.

- Надо все попробовать, - ответил тот.

- Как раз это и не обязательно, надо искать правильный путь, логику, а не тыкаться во все кнопки подряд.

- Нет здесь никакой логики, только кнопки. Вик совсем было уже собрался высказаться

по поводу тупости собеседника, но и в этот раз воздержался.

- Эй ты, зеленый! - Баз подтолкнул маленького инопланетянина в спину. - Иди проверь кнопку!

- Он уже был первым, - возразил Вик

- Это не в счет - он даже не заходил!

- Спорить с тобой! Ладно, иди. - Вик незаметно для База подмигнул малышу, но тот, по всей видимости, не понял намека.

Гневно сверкнув глазами, маленький инопланетянин прошел в конец коридора, нажал на кнопку и пропал из глаз. Баз, а следом за ним и Вик подошли к захлопнувшемуся люку и взглянули вниз. Но створки остались непрозрачными.

- Все в порядке, - удовлетворенно потер руки Баз. - Можно идти дальше.

Он встал на люк и протянул было руку к кнопке, как вдруг лицо его приняло преглупей-шее выражение. В противоположном конце коридора он увидел того, кто только что провалился в нижний этаж

- Это как? - Он оглянулся по сторонам, словно призывая сами эти стены в свидетели. - Как ты здесь оказался?

Он почему-то вообразил, что перед ним брат их спутника, погибший в самом начале Лабиринта.

- Ты что, ожил?

- Да нет же! - рассмеялся Вик - Это тот же, просто он прошел по кругу. Та маленькая комната сейчас как раз под нами.

- Значит, - тут же вскипел Баз, - он нас снова наколол?!

- Просто повезло, - постарался успокоить его Вик

- Повезло?! Вот раз он такой везучий, пусть все время идет впереди!

- Это нечестно! - воскликнул Вик. - Мы здесь все равны, и каждый будет вносить посильную лепту в общее спасение.

- Ну, это мы еще посмотрим, - все еще угрожающе, но уже на полтона ниже сказал Баз.

Малыш же, никого не слушая, поднялся вверх по лестнице и снова пропал из виду. Остальным не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ним.

Следующий этаж вообще не предоставил альтернативы - здесь можно было только продолжить подъем. Лестница закончилась коротким коридором, в каждом конце которого на стенах чернели кнопки.

- Если я правильно понимаю, - задумчиво сказал Вик, - вот эта кнопка вернет нас куда-то назад.

- Ко входу, что ли? - не понял Баз.

- Нет, не так далеко. Скорее всего это будет бассейн.

- По-моему, это далековато. Мы сколько ходим!

- Если мне не изменяет чувство пространства, то мы не очень далеко ушли от входа.

- Ну да! Полдня болтаемся и не ушли далеко от входа!

Маленький инопланетянин тем временем молча прошел по коридору в одну сторону, потом в другую, поочередно разглядывая кнопки. Потом он ткнул пальцем в одну из них и провалился в нижний этаж

- Вперед! - крикнул Баз, устремляясь вослед.

- Я бы на твоем месте не спешил, - попытался задержать его Вик

- Это еще почему? - замедлил шаг Баз.

- Ты не заметил, что малыш ищет смерти?

- Здесь он ее найдет очень быстро, - усмехнулся Баз.

- И ты, если будешь бездумно следовать за ним!

- Ерунда! Он не пойдет на смерть, - беспечно махнул рукой здоровяк и нажал на кнопку.

Последнее, что он увидел в этом помещении, - была стрелка, нарисованная красными и черными полосками. Сердце База едва не остановилось от ужаса.


- В чем дело? - спросил я. - Почему вы так испугались?

- Мне показалось, - смутилась Джонс, - что этот коридор - тупиковый.

Я впервые видел ее смущенной и поэтому не сразу нашелся, что ответить.

- Верно, - наконец вымолвил я, - двери в другом конце нет, зато кнопок более чем достаточно. Можно их исследовать.

- Давай попробуем, - обреченно произнесла она.

Возле первой кнопки стояла красная галочка. Точнее, стрелка, указующая вниз. И возле второй, и возле третьей было то же самое. А под четвертой обнаружился прозрачный люк, через который был виден глубокий колодец. На дне его лежал скрюченный скелет, пронзенный длинным металлическим штырем, торчащим из пола и покрытым не то запекшейся кровью, не то ржавчиной. Здесь почему-то никто не позаботился о чистоте орудия смерти. Женская интуиция не подвела сержанта и на этот раз - выхода отсюда не было.

- Вот и ответ на вопрос о цвете стрелки, - заметил я. - Красная стрелка означает смерть.

Джонс ничего не ответила. Она прошла дальше, внимательно вглядываясь в значки на стене. Потом прошла до конца коридора, проводя по стенам ладонями, словно отыскивая некий невидимый, секретный проход. Завершив крут, она на некоторое время замерла и дрогнувшим голосом произнесла:

- Все…

Но я еще не поверил в реальность катастрофы. Я решил сам исследовать стены, пол и потолок нашего каземата. Одержимый мыслью, что мы должны выбраться тем или иным путем, я прощупал каждый квадратный сантиметр, однако результатом моих поисков был лишь еще один люк, не снабженный кнопкой. Попытки открыть его оказались тщетны. Даже вдвоем мы не смогли ничего сделать. Зато бесполезный этот труд быстро истощил наши силы, и мы оба повалились на пол, как раз на сомкнутые створки.

- Я же говорила… - устало махнула рукой Джонс.

- И что вы предлагаете?

- Что я могу предложить? Ничего. Дождемся, когда нас окурят газом, и нажмем первую попавшуюся кнопку.

Ответить мне было нечего. Никаких идей о пути к спасению у меня не было. Успокаивать, лгать, что все еще обойдется, не имело смысла. Что я мог сказать ей - женщине, которая уже не раз доказала мне, что даст любую фору самому крутому мужику?


Вик остался один. Нерешительно подошел он к кнопке и в сомнении остановился. Полосатая стрелка была новостью. Логика подсказывала, что там, куда вел этот ход, с одинаковой вероятностью можно было найти смерть и выход. О том, что это все же блеф, Вик даже не стал думать - слишком серьезно было положение.

Некоторое время он стоял размышляя, а потом направился в противоположный конец коридора. Возле этой кнопки стояла стрелка черного цвета.

- Так, - вслух сказал он себе, - главное - ничего не напутать. Это моя последняя надежда.

Он нажал на кнопку и, вопреки ожиданиям, оказался в совершенно незнакомом помещении. Здесь была дверь и снова лестница. Вик сначала приоткрыл дверь и заглянул внутрь маленького помещения, единственным украшением которого была кнопка с красной стрелкой.

Лестница привела в длинный коридор, очень похожий на тот, из которого совсем недавно они ныряли в бассейн. Но обольщаться не стоило. Создатели Лабиринта скорее всего намеренно построили одинаковые помещения, чтобы запутать жертвы и заставить их идти в ловушки.

Полдюжины кнопок на стенах предлагали широкий выбор возможностей. Ни одной красной стрелки здесь не обнаружилось, и это подавало надежду на благополучное продолжение путешествия. Но как трудно бывает сделать выбор!

Вик трижды прошел вдоль коридора, но так и не смог выбрать кнопку. «За» и «против» было очень много, и легче было сойти с ума, чем остановиться на чем-то одном. Полагаться же на слепой случай Вик не хотел. Он привык рассчитывать каждый свой шаг и ясно видеть перспективы.

Вдруг в конце коридора мелькнула тень. Какой-то человек спрыгнул из люка в потолке в пяти метрах от Вика. Пришелец был одет в страшные лохмотья и зарос волосами, как болонка. Большего Вик рассмотреть не успел. Первым его порывом было броситься навстречу человеку, ибо он не подозревал о существовании других обитателей Лабиринта и принял пришельца за одного из своих.

- Эй! - крикнул было путешественник, но тотчас же осекся.

Волосатый молча выдернул из-за пояса длинный иззубренный клинок и в два прыжка оказался рядом с Виком. Сверкнул нож направленный в живот. Взревел нападающий, в его глазах пылала радость и жажда крови.


Баз упал в какую-то остро пахнущую жидкость, которая тотчас же насквозь пропитала его одежду. Рядом с ним барахтался маленький инопланетянин.

- Чертова лоханка! - выругался здоровяк. Он наконец нашел опору для ног и встал на

дно купели.

- Надо выбираться - вдруг это кислота, - вслух сказал он себе и перекинул ногу через край.

С той стороны оказалась довольно крутая горка, нижняя часть которой была совершенно не видна. Памятуя о полосатой стрелке, Баз еще раз вгляделся вниз, пригнулся к самому краю бассейна, силясь проникнуть взглядом дальше по изогнутому коридору, но Лабиринт умел хранить свои тайны.

Выход из сомнительного положения нашелся сам собой. Баз вспомнил о маленьком инопланетянине. Выбросив вперед руку, здоровяк выдернул его из бассейна и с силой запустил вниз с горки. Маленькое тельце мелькнуло в воздухе, коснулось склона и пропало. Ни крика, ни какого-нибудь шума не донеслось до слуха

База, и он так и не мог понять, опасно ли там, внизу.

Впрочем, сомнения его были предусмотрены программой. В бассейне поднялось дырчатое дно и столкнуло База вниз. Он не мог сдержать испуганного вопля, но что толку в крике, когда ты стоишь на трудно различимой границе жизни и смерти!

Скольжение набирало скорость. Могло показаться, что в недрах Лабиринта просто негде разместить такой длинный лоток, но тем не менее это было фактом.

Далеко впереди Баз увидел оранжевое пламя. Часть его стояла на месте, а другая быстро двигалась вдаль. И тут он с ужасом понял, что за жидкость была в бассейне. Он никогда не видел горючих нефтепродуктов - там, где он жил, они не использовались, - но отлично знал, что бензин и иже с ним отлично горят вместе с тем, во что они впитались.

В отчаянии Баз попытался затормозить скольжение, но гладкая поверхность, смазанная недавно пролетевшим по ней телом маленького инопланетянина, совершенно не давала этого сделать. Тогда Баз попытался достать руками до стен, и это ему почти удалось, но скорость была слишком велика, и он едва не сломал пальцы. Однако притормозить ему все же удалось. Скорость снизилась, и только у самого пламени Баз понял, какую глупость он сделал.


* * *


В голове моей роились какие-то бессвязные мысли, обрывки воспоминаний, знакомые лица. С некоторым раздражением я вспомнил Виски, который благодаря своей неуемной страсти к приключениям втравил меня в эту историю. Впрочем, я тотчас прервал размышления на эту тему, поскольку сам был виноват во многом. Я мог, к примеру, сразу отказаться от его предложения и настоять на своем, а не поддаваться на его уговоры, как девица, которая сама не знает, чего она хочет. Я мог бы повнимательнее присмотреться к нашей работе и обнаружить подвох намного раньше, без помощи Нолли. Я мог бы выйти из лимузина еще там, на площади, и сдаться в руки полиции. Очень многое я мог бы сделать, чтобы избежать Лабиринта, но не сделал.

- Ну ладно, - не скрывая досады, сказала Джонс. - Ты - преступник и приговорен судом. Но почему я должна разделять с тобой твою участь? Не понимаю! Есть ли Бог на этом свете?

- Нет, - заверил я, - иначе бы и меня здесь не было. Я не виновен, и приговор суда ошибочен. Он основан на показаниях человека, который ничего не понял. Меня же самого не удосужились даже допросить.

И я с упреком взглянул на сержанта.

- Я - только исполнитель, - буркнула она, отворачиваясь.

- И все же невредно было бы поинтересоваться, за кем вы, собственно, гоняетесь по всему освоенному пространству, высунув язык! - ответил я, собрав весь свой наличный сарказм.

- Ну что же. - Джонс вдруг усмехнулась, совсем как обычно - немного самоуверенно, давая собеседнику возможность оценить ее превосходство над собой. - Ситуация как раз располагает к исповеди. Расскажи свою историю, но только честно - перед лицом смерти не лгут!

- Я и в любой другой ситуации рассказал бы вам все то же самое, и по крайней мере один из нас находился бы сейчас в другом месте.

- Предположим для начала, что это даже был бы ты, - снова усмехнулась она. - И все же начнем, ибо неизвестно, сколько нам отпущено времени.

Мы сидели на створках люка. Я - по-турецки, она - на пятках, с удивительной для ее суровой натуры грацией изогнув стан и опершись на руку. Некоторое время я еще собирался с мыслями, а потом поведал свою историю. Стремясь не пропускать ни малейшей подробности, я увлекся сам и сумел увлечь своим повествованием Джонс. Она слушала очень внимательно, стараясь не пропустить ни одного слова, и когда что-нибудь из сказанного казалось ей маловероятным, сержант бросала на меня быстрый испытующий взгляд и, убедившись в моей правдивости, снова отводила глаза в сторону.

Меня прервали, когда я рассказывал о роковом дне переворота. Что произошло, в тот момент я сразу не понял. Но, проанализировав происшедшее, смог догадаться о причинах нашего чудесного спасения.


Вик сразу же понял, что перед ним сумасшедший. Неистовая сила и жажда убийства сочетались в нем как нельзя лучше. Этим одичалым существом можно было бы в другое время залюбоваться, но Вик не имел времени на анализ. Он старался спасти свою жизнь. Однако незнакомец был намного сильнее физически.

В былые времена Вик мог бы сражаться почти на равных с этим жилистым, осатанелым дикарем, но годы кабинетной работы и полное пренебрежение спортом сделали свое дело. Силы быстро убывали. И хотя Вик успел схватить нападающего за руку и удержать несущий смерть клинок на безопасном расстоянии, большего он сделать не мог.

Понимая, что внезапная лобовая атака не удалась, дикарь сменил тактику. Он чувствовал, что противник не сможет долго его сдерживать, и принял решение сначала измотать жертву. Внезапно он упал на спину и подставил клинок под грудь жертвы, надеясь, что тот собственным весом довершит дело. Но Вик сумел упасть в сторону, и зазубренное острие только распороло одежду на его плече. Он откатился к стене и снова вскочил на ноги.

Дикарь прыгнул следом, выставив вперед нож но и в этот раз промахнулся. Однако он не хотел оставлять добычу, которую уже считал своей по праву. Он снова бросился вперед, размахивая ножом, и своими действиями вынудил Вика отступить в глубь коридора. Но и это не могло продолжаться бесконечно. Всего через пару минут Вик уперся спиной в закрытую дверь.

Волосы на лице дикаря зашевелились, и стало понятно, что он улыбается. Он даже замер на мгновение, чтобы растянуть удовольствие от победы. Это и спасло Вика. Он сумел поднырнуть под клинок и снова оказался на середине коридора.

Надо было что-то делать, ведь в конце концов дикарь возьмет свое. Выход нашелся сам собой. Едва только дикарь развернулся, чтобы снова кинуться на свою жертву, Вик вдавил в стену первую попавшуюся кнопку и провалился в нижний этаж Здесь он снова нажал на кнопку, краем глаза успев заметить черную стрелку возле нее. И еще, и еще раз, пока не оказался в бассейне с прохладной водой.

Только здесь можно было немного прийти в себя. Вик лежал по шею в воде неглубокого бассейна. Только после страшного напряжения можно по достоинству оценить покой. И воду, много воды, столько, что можно и напиться, и умыться, и знать, что еще очень много останется. И Вик, хоть с детства был брезглив и никогда не пил из не известного ему водоема, с удовольствием напился, не задумываясь о том, кто и сколько раз падал в этот бассейн до него.

Баз увидел перед собой стену огня и в панике попытался еще сильнее притормозить скольжение, хотя понимал, что это не поможет. Замысел строителей Лабиринта и состоял в том, что человек, обладающий известной долей мужества, не снизит скорость, а наоборот - постарается максимально быстро проскочить опасный участок Труса же здесь ждала гибель. В характере База было довольно и того, и другого, поэтому он оказался на самой грани. Крутой склон уже давно перешел в пологий спуск, а перед самым огнем стал и вовсе горизонтальной трубой. Сколько тянулась полоса огня, видно не было, но вместе с тем было ясно, что она не может быть бесконечной.

Баз изо всех сил зажмурился и влетел в оранжевое пламя. Одежда, волосы, кожа, казалось, все, включая внутренности, вспыхнуло жарким пламенем. И Баз, уже ничего не соображая от животного ужаса, издал дикий, истошный вопль. Но одновременно с паническим ужасом, который способен погубить человека и в менее опасной ситуации, в мозгу его остался еще некоторый участок, который наблюдал за происходящим как бы со стороны.

Именно эта часть сознания отметила резкое торможение - выгорела жидкость, которой был пропитан костюм База, и закопченная поверхность трубы стала менее гладкой. А море пламени все не кончалось. Баз перевернулся со спины на живот, еще скользя, вскочил на ноги и бросился вперед, стараясь выскочить из бешеного пламени прежде, чем оно убьет его.

Можно было подумать, что он бежит уже слишком долго и синтетическая одежда уже сейчас потечет с него ручьями, а огненный смерч все не кончался… Пылающим живым факелом несся он по тоннелю, сам не зная для чего, куда, зачем? Наконец он рухнул на пол, совершенно безразличный к собственной судьбе…

Чья-то маленькая, но сильная рука ухватила База за шиворот и потянула вперед. Опаленное лицо проехало по полу и вдруг провалилось в пустоту. Баз ударился подбородком о вертикальную стену и в следующий момент рухнул в воду, погрузившись почти до самого дна. Еще некоторое время он не осознавал происходящего, но потом воздух кончился, и он был вынужден вынырнуть на поверхность.

Пламени в тоннеле больше не было. Лишь тусклые панели освещали темную воду бассейна. Вентиляция с едва слышным шипением втягивала в свои недра дым, и воздух быстро очищался.

Баз встал на дно - здесь ему было по грудь - и поднес руки к лицу. Он рассчитывал увидеть бесчисленные пузыри от ожогов и даже обугленную кожу но ничего такого не было. Он ощупал лицо, которое, по его собственному мнению, должно было пострадать более всего, но и здесь было почти все в порядке. Даже волосы на голове не выгорели все без остатка, а только слегка подпалились с концов.

- Тьфу, черт! - выругался Баз, сплевывая в воду, давшую ему спасение. - Не сожгли, а только опалили, как свинью!

Сзади он услышал смешок и от неожиданности едва не выпрыгнул из бассейна. Обернувшись, он увидел маленького инопланетянина, плавающего возле противоположного края. Тому, по всей видимости, понравилось сравнение, и вопреки обыкновению его физиономия отражала некую скрытую радость.

- А, это ты, зеленорожий! Что смеешься? Малыш совсем по-человечески пожал плечами и, все еще улыбаясь, отвернулся.

- Тебе, - Баз проглотил ругательство, - смешно! Затащил в печь, сволочь! Я тут чуть не сгорел!

Малыш понял, что дождаться благодарности за спасение жизни этого большого, но такого злобного парня ему не придется, и легко выбрался на край бассейна.

- Погоди, - остановил его Баз. - Дай смыть с себя эту дрянь.

И он, кося краем глаза на своего спутника, быстро умылся. Следовало бы, конечно, окунуть голову в воду целиком, но Баз опасался, что малыш воспользуется этим и удерет. Поэтому он только намочил волосы и тряхнул головой так, что черные от гари капли разлетелись во все стороны. Потом он подгреб к краю бассейна, где стоял его спутник, и вытянул вперед руку, полагая, что тот просто обязан ему помочь забраться наверх.

Но маленький инопланетянин сумел показать, что он по горло сыт своим неблагодарным спутником. Он демонстративно отвернулся и отворил дверь в следующее помещение.

- Сволочь! - прохрипел Баз, самостоятельно выкарабкиваясь из бассейна,

Новая комната оказалась ничем не примечательной. Здесь уже привычно чернели на стенах кнопки. Возле каждой стояла черная стрелка, направленная вниз.

- Ну, что? - спросил Баз. - Выбрал?

Но малыш даже не повернул головы. Он словно рассчитывал что-то, беззвучно шевеля губами. Пальцы его рук так же слегка двигались.

- Пошли отсюда, - подтолкнул его в бок Баз.

Но тот снова не ответил, а лишь сделал приглашающий жест.

- Ах так! - набычился Баз. - Ну, погоди же!

Он занес руку для удара, но проглядел то обстоятельство, что оказался на створках люка как раз возле кнопки. Зеленоватая рука со скоростью молнии мелькнула в воздухе, и Баз исчез в квадратном отверстии, распахнувшемся в полу.

Малыш еще некоторое время стоял все на том же месте, а потом прошел к другой кнопке и нажал на нее.


Вик лежал в воде, пока не почувствовал, что начал замерзать. Как ни тепло было в помещениях Лабиринта, но вода все же была прохладной.

Вик вылез из бассейна и огляделся по сторонам. В каждом конце коридора было по двери, а приблизительно посередине чернела кнопка.

- Не будем торопиться, - сказал он себе и не спеша прошел к той двери, которая должна была провести дальше.

Осторожно приоткрыв ее, Вик заглянул внутрь. Здесь с потолка свешивалась непонятная металлическая конструкция, а чуть дальше на полу просматривалась еще одна, очень похожая на первую. Памятуя о гибели Южного Грека, который стал жертвой почти такой же установки, Вик осторожно прикрыл дверь и направился в противоположный конец коридора.

Здесь он проделал такую же операцию, и снова вид сопредельного с коридором помещения не внушил ему доверия. Он увидел некую емкость, наполненную непонятной жидкостью, которая явно не имела ничего общего с водой.

Оставался только люк, до поры до времени закрытый. Стрелка возле кнопки была черной. Со спокойной душой Вик нажал на кнопку и тотчас упал в нижний этаж на что-то упругое, чего раньше еще не попадалось. Почти сразу он почувствовал движение, словно его везут куда-то на ленте конвейера. Он встал на четвереньки, быстро огляделся, понимая, что любая неожиданность или недопонимание таят в себе смертельную опасность.

Пол в коридоре и в самом деле оказался бегущей дорожкой. Совсем такой, какие устанавливают в спортзалах на космических кораблях или орбитальных станциях. Но была и разница в стиле извращенной фантазии строителей Лабиринта. Там, куда бежала дорожка, сверкали многочисленные, длинные иглы, способные проколоть человека, как кузнечика. Они подстерегали того, кто, не успевая за ходом ленты, будет принесен конвейером к ним.

Вик увидел смертоносные отполированные жала в трех метрах от себя и, забыв подняться с четверенек, пополз-побежал прочь. Но, когда до спасительной тверди пола оставалось каких-то три-четыре шага, скорость ленты резко возросла. Он вскочил на ноги и побежал что было сил, но на том же самом месте скорость снова увеличилась. Механическое чудовище целенаправленно издевалось над человеком.

Но Вик сумел не потерять присутствия духа и трезвости мышления. Он догадался, что у самого конца ленты находится датчик, который не дает возможности спастись. Предположение оказалось верным. На стене обнаружилось нечто тускло, металлически мерцающее и очень похожее на фотоэлемент. Это он толкал путешественника к гибели.

Решение пришло само собой. Понимая, что у него есть всего только одна попытка и что силы его на исходе, Вик собрался и, едва достигнув датчика, прыгнул вперед, насколько это было возможно. Лента под ним натянулась, продолжая наращивать и без того уже бешеную скорость. Он не долетел совсем немного - упал животом на край конвейера и, стараясь хоть за что-нибудь уцепиться, раскинул руки в стороны. Но лента волокла его обратно, она была более шершавой, чем пол, и затягивала жертву на себя.


Баз тяжело рухнул на пол и на некоторое время потерял сознание, сам, впрочем, этого не заметив. Он не ожидал такого поступка от существа, как он считал, низшего, а потому обязанного беспрекословно подчиняться.

- Ну погоди, недомерок! - прошипел Баз, глядя на потолок

Еще некоторое время он ждал, что его спутник последует за ним и вот тогда-то он рассчитается за все! Но спустя некоторое время Баз сообразил, что маленький инопланетянин сознательно избрал другой путь, только бы не видеть более База.

Еще раз выругавшись так, что, казалось, дрогнули стены, Баз повернулся к одной из дверей.


Вик в последний момент успел сообразить, как вывернуться из смертельных объятий конвейера. Напрягши последние силы, он согнулся пополам, перевернулся в воздухе и скатился на пол. Словно в последней надежде схватить его лента еще раз проскребла по подошве его обуви и остановилась.

Некоторое время он лежал не двигаясь, слыша только грохот собственного сердца, и в ужасе ждал, когда от перенесенного напряжения лопнут вены. Но человек может выдержать очень многое, и Лабиринт успешно доказывал это каждому вошедшему.

- Чертова мясорубка, - прошептал Вик - Будь ты трижды проклята!

Дыхание его постепенно выравнивалось, пульс переставал частить, и мышцы, еще недавно казавшиеся свинцовыми, снова обрели упругость и эластичность. Спустя в общем-то небольшой срок Вик пришел к выводу, что может двигаться дальше.

Теперь его занимала мысль о том, как дикарь, напавший на него, смог все же выжить в столь жестоких условиях. Ведь должен же он чем-то питаться! Воображение тут же услужливо подсунуло картинку акта каннибализма, но Вик с негодованием отмел ее. Элементарная логика подсказывала, что прожить людоедством здесь практически невозможно хотя бы потому, что партии приговоренных прибывают не чаще одного раза в месяц и многие из них просто не добираются до того места, где обитает дикарь. Длительное хранение продуктов здесь так же невозможно - роботы-уборщики слишком чистоплотны и не позволят устраивать склады и лабазы.

Выходило, что в Лабиринте имелись все условия для жизни человека. Их надо было только отыскать. А если можно выжить - можно и выйти. Было здесь и одно «но». Всем было известно, что Лабиринт никого не выпускал из своих недр, но Вик отмел этот факт. Ему было спокойнее не думать об этом. Он сумел поставить себе цель - выжить - и намеревался достигнуть ее любым путем.

К следующему испытанию можно было отнестись с известной долей юмора, если бы и оно не представляло собой смертельной опасности.

К потолку следующей комнаты был подвешен металлически поблескивающий шар около полутора метров в поперечнике. Нетрудно было догадаться, что выйти из помещения можно было, только отклонив шар от вертикали и тем самым освободив люк Можно было также понять, что раскачивающийся маятник такого размера при первой же ошибке просто размажет смельчака по стене. А если тот окажется недостаточно проворен, то будет разрезан тем же шаром о край отверстия в полу.

- Толкание ядра! - невесело усмехнулся Вик - Устроили, гады, троеборье!

Он попробовал качнуть шар, но тот едва шелохнулся.

- Если это удастся, то следующим номером нашей программы будут прыжки в длину через пропасть.

Побеспокоенный им шар едва заметно качался. Вик нажал посильнее и увеличил амплитуду колебания маятника.

- Тонна в нем, что ли?! - сплюнул Вик, не оставляя своего занятия.

Постепенно дело пошло на лад. Шар медленно раскачивался, и уже ясно можно было увидеть круглое отверстие в полу, но проскользнуть в него не было пока никакой возможности. В противоположность предыдущему аттракциону здесь ни в коем случае не стоило торопиться.

Пот катился градом. Ладони стали мокрыми и скользили по гладким бокам шара. И места между стеной и смертоносным маятником оставалось все меньше. Каждый раз Вику приходилось все теснее и теснее вжиматься в угол, чтобы не быть раздавленным шаром. Вот шар ударился в противоположную стену, вернулся и обрушился на стену возле Вика.

Вик понял, что большего сделать нельзя. Теперь следовало воспользоваться возможностью уйти от опасного соседства.

В детстве Вик, как и все, играл в компьютерные игры, и положение, в котором он оказался, напоминало ему сюжет одной из них. Только после гибели нельзя будет заново перезагрузить игру и попробовать сначала. Здесь будет только одна попытка. Поэтому следовало все заранее взвесить.

А тем временем качание шара постепенно угасало. Маятник, по закону физики, стремился к покою, как и все мы. Он больше не ударялся в стены, хотя качался еще довольно размашисто.

В отверстие можно было прыгнуть головой вперед - «рыбкой», но что ждало там, внизу? Поэтому следовало прыгать ногами вперед, хотя и это не гарантировало от неприятностей. Решение пришло само собой.

Дождавшись, когда шар окажется рядом с ним, Вик прыгнул на гладкий бок своего палача и сжал его в объятиях настолько, насколько хватило сил. Шар качнулся и пошел быстрее. Из-за этого Вик чуть не пропустил мгновение, когда внизу открылось отверстие. Он выпустил опору и почти с радостью рухнул в нижний этаж. Показалось, что шар, проносясь над головой,, проскользнул по волосам, но это было чистой воды самовнушение.

Почти одновременно с Виком в комнату упало еще одно тело. Это был маленький инопланетянин. Сначала они оба испугались друг друга, ибо знали, что хорошего» в этих стенах ожидать нечего. Но» потом обрадовались, словно раньше были настоящими друзьями и встретились после долгой разлуки. Даже невозмутимое личико малыша засветилась искренней радостью, а Вик просто не мог сдержать своих эмоций.

- Ну как ты? Жив? Здоров? Сильно досталось? - засыпал его вопросами Вик.

Малыш одним успокаивающим жестом ответил сразу на все его вопросы.

- А что с Базом, куда он девался?

Собеседник на это отвернулся, давая понять, что он не хочет говорить о своем бывшем спутнике.

- Что с ним? Он жив? Но малыш не отвечал.

- Слушай, ты что, принял обет молчания? Так не время и не место принимать обеты. Ты должен рассказать, что с вами случилось. Может, Базу еще можно чем-то помочь! Ну! Не молчи!

Но маленький зеленоватый похожий на ящерку инопланетянин был упрям и принципиален. И Вик понял, что ни угрозами, ни мольбами не заставит его говорить.

- Раз так, - он поднялся с пола, - будем продолжать нашу прогулку по этому долбаному Луна-парку.

Следующей оказалась шахта, по которой с бешеной скоростью неслись куда-то вверх тугие потоки воздуха. Маленький инопланетянин не задумываясь шагнул с края карниза и, подхваченный ветром, тотчас унесся за пределы видимости.

Вик, держась за стену, выглянул из коридора, но инопланетянин уже исчез за поворотом шахты. Внизу сквозь выдавленные ветром слезы увидел отполированные, острые и изогнутые, как сабли, лопасти большого пропеллера. Но ничего, кроме как последовать за своим спутником, не оставалось. Вик с замиранием сердца шагнул в пустоту и помчался в неизвестность…


Баз некоторое время бродил по Лабиринту без приключений. Он нажимал на кнопки, прыгал в пасти колодцев, открывал двери и поднимался по лестницам, но Фортуна была пока благосклонна к нему. Нигде ни разу он не попал в рискованную ситуацию. Быть может, поэтому он уверовал в свою неуязвимость. Он считал себя Божьим избранником, и одной удачи ему было уже мало. Он хотел большего, хотел награды, и ожидание ее начинало злить База.

Но Лабиринт снова доказал свое коварство. Это обиталище смерти, рукотворный ад никогда не давал жертве возможности расслабиться, а тем более хотя бы мысленно вознестись к надежде о спасении.

За очередной дверью оказалась глубокая шахта довольно большого диаметра. Сюда, на дно, выходило еще три двери, но все они только пропускали внутрь и не давали возможности выйти. Впрочем, Баз нисколько не испугался. Он отлично видел скобы, разбросанные по всем стенкам шахты, и надеялся легко преодолеть это препятствие. Глядя снизу, он предполагал, что подъем на высоту десятого этажа не составит для него большого труда.

Никаких сюрпризов здесь видно не было. Никакой явной опасности, кроме возможности сорваться с высоты, Баз, сколько ни приглядывался, не обнаружил. На самом же верху шахты, в стене, было видно прямоугольное отверстие, которое было скорее всего ходом в очередной коридор.

- Ха! Напутали! - засмеялся Баз и, поплевав на ладони, полез наверх.

Первые пять-семь метров он преодолел на одном дыхании. Памятуя о том, что ни в коем случае не стоит смотреть вниз, он старался не отрывать взгляда от намеченной скобы, пока не хватался за нее рукой. Потом он сосредоточивал взгляд на следующей.

Но вот, на самой середине подъема, сзади донеслось тихое, но совершенно внятное шуршание. Это было похоже на шорох раздвигаемых штор. Звук, многократно усиленный гладкими стенами большого пустого помещения, прозвучал как шум самолета и гулко отозвался в ушах.

Баз не догадался, что этот шум был специально предназначен, чтобы заставить его оглянуться. Движение его было чисто инстинктивным. И одного взгляда, брошенного через плечо вниз, было достаточно.

Страх сковал База. Внизу, на десятиметровой глубине, сверкали многочисленные зубья, пики, шипы, каждый из которых мог проткнуть сразу троих таких мужчин, как он. Режущий глаза блеск металла завораживал. Казалось, что все эти смертоносные острия сами собой поднимаются вверх, медленно всплывают вместе с полом. И вот они под самой спиной, покрытой крупными мурашками и мокрой от внезапно выступившего пота. Стена вместе со скобами наклонилась и стала потолком. Ноги сорвались в пустоту. Еще одна секунда - и все!

Но нет, это еще не конец. Стена по-прежнему остается стеной, скобы надежны, а кулаки, сжавшие одну из них, побелели от крайнего напряжения. Да, ноги сорвались с нижней скобы, но их можно установить обратно и продолжить путь. Однако тело не желает слушаться, парализованное ужасом близкой и неотвратимой смерти.

Сколько времени Баз провисел мешком на стене, он и сам не смог бы определить. Стараясь хоть немного прийти в себя, он уткнулся носом в стену и шептал молитвы, которые тут же сам и придумывал.

Наконец стало немного легче, и Баз продолжил путь. Теперь он торопился, боясь, что ужас снова скрутит его и тогда уже больше не получится вернуть себе нормальное состояние. Несмотря на хорошую спортивную форму, Баз был все же тяжеловат для таких упражнений. Последняя четверть пути давалась ему с большим трудом. Силы были на исходе - очень много было израсходовано их на борьбу со страхом.

И вдруг! Очередная скоба вырвалась из своего гнезда и резко повернулась. Один ее конец держался еще довольно прочно, но второй свободно болтался из стороны в сторону. Такая опора была очень ненадежной. Баз едва не сорвался, но сумел сохранить равновесие. Продвигаясь вдоль стены шахты, он сменил место и продолжил подъем. Но очень скоро новая ступенька повела себя точно так же. И еще, и еще одна. Стало ясно, что количество таких ловушек будет возрастать по мере приближения к отверстию вверху.

Баз удвоил осторожность. Прежде чем опереться всем весом на очередную скобу, он сначала пробовал ее на прочность. Но скобы срывались сначала через одну, а потом каждая. Обойдя круг по стене шахты, Баз вернулся к первоначально избранному пути. Впереди были только вырванные ступеньки, хотя до прямоугольного отверстия, за которым ждало избавление, оставалось каких-то два метра.

- Должен быть выход! Должен! - вскричал несчастный, едва не сорвавшись в разверстую под ним пропасть.

Некоторое время Баз соображал и собирался с силами. Он отлично понимал, что висеть здесь вечно не сможет - рано или поздно пальцы разожмутся и тогда - конец. У него мелькнула шальная мысль, что можно спуститься и передохнуть на дне шахты, но и это было предусмотрено - острые зубья торчали так часто, что совершенно негде было поставить даже одну ногу. Оставалось одно - идти вперед.

Баз впился взглядом в прямоугольное отверстие выхода, примерился к полуоторванным ручкам и одним махом почти взлетел вверх. Спроси его кто-нибудь, как он это сумел проделать, он не смог бы дать вразумительного ответа.

Потом он долго лежал, распластавшись на полу коридора. Надо было привести в порядок нервы и мускулы. Но в отличие от тела, которому предписан был в тот момент покой, что и исполнялось, душа База все более и более раскалялась. Он ненавидел этот мир, всех людей вместе взятых, Лабиринт и все то, что хоть каким-то краем коснулось его в жизни. Сейчас он мог каждого обвинить в причастности к нынешнему своему отчаянному положению. Радовало его только одно - было очень похоже, что он последний, кто остался в живых из всей зашедшей в Лабиринт группы.

Но вдруг, словно специально для того, чтобы доказать ему обратное, кто-то спрыгнул из люка в потолке. Ненависть, вспыхнувшая в сердце База с новой силой, подбросила его в воздух.

- Ах, ты еще жив! - воскликнул он и, полностью ослепленный собственной яростью, бросился на вошедшего.

Перед его глазами сверкнул зазубренный нож но ничто не могло остановить здоровяка. Острие ножа полоснуло его по груди, но он не заметил боли - тень человека была важнее. Ему было все равно, кто перед ним. Этот человек, безусловно, был врагом, соперником, коль скоро он смог выжить в этом аду, так же как и Баз.

Сражение было недолгим. Баз был выше, массивнее, и, что было самым главным, он не помнил себя от ярости. Навалившись на противника всей своей массой, он сбил его с ног и сам повалился сверху. Тот даже не успел ничего сделать. Клиновидный нож с обмотанной тряпками ручкой, глухо гремя, отлетел далеко в сторону.

- Вот теперь я тебя убью! - Он схватил пришельца за горло и взметнул кулак

- Тогда ты отсюда никогда не выйдешь, - быстро ответил человек.

Рука База замерла в воздухе. Потом кулак медленно опустился, но не коснулся лежащего.

- Что ты сказал?

Доходило до него, как всегда, медленно.

- Я сказал, что тебе без меня отсюда не выйти.

- А с тобой, стало быть, выйду?

- Безусловно. Только за это надо заплатить.

Баз медленно поднялся. Его недавний противник сделал то же. На заросшем лице аборигена трудно было разобрать выражение. Поэтому Баз, несмотря на заманчивое предложение пришельца, не питал к нему ни доверия, ни симпатии.

- Чем же я тебе заплачу? У меня все отобрали.

У База родилась мысль о том, что он может наобещать проводнику золотые горы, а по выходе отсюда навсегда забыть о его существовании. Пусть попробует его найти потом!

- У тебя есть нечто, что вполне устроит меня как оплата.

- Да? - Баз вдруг предположил, что перед ним извращенец и речь идет о его чести.

Сам он частенько поступал так с женщинами, которые просили его о чем-либо.

- Да, - кивнул волосатый, к которому, по всей видимости, возвращалось душевное равновесие, утраченное во время схватки. - Я, понимаешь, несколько пообносился, а вы все очень неплохо одеты.

- Кто это «все»? - насторожился Баз.

- Я тут встретил еще одного, почти такого же здорового, как ты…

- Вика, что ли?

- Я не успел спросить имени. Он удрал от меня.

Баз вспомнил дорогой костюм своего товарища по несчастью и понял, что можно будет даже поторговаться.

- Тебе все это будет велико, - заметил он.

- Это не твоя забота, - отрезал пришелец. - Ну что, по рукам?

- А как я тебе все это добуду?

- Приведешь его, куда я скажу, а я сам с ним разберусь.

- Костюм на нем очень дорогой. - Баз снова попытался свернуть разговор на торг.

- Да и твой неплох. Его ты мне тоже отдашь, но ближе к выходу.

Баз представил себя выходящим голышом под взгляды десятка охранниц Лабиринта, и ему стало зябко.

- Слушай, тут со мной есть еще три человека, если они еще живы.

- Это зависит от того, в какую дверь они зашли.

- Черт его вспомнит. После пушки мы все поднялись по лестнице, и трое пошли вверх, а двое - прямо.

- Эти - не жильцы. Там тупик и пять смертельных исходов.

Баз несколько огорченно вздохнул - уплывал его шанс выйти из Лабиринта одетым. А в том, что он выйдет, Баз уже не сомневался.

- Со мной были еще двое, одного ты видел. На нем шикарный костюм. А?

- Не набивай цену, - осадил его местный. - Лучше выйти отсюда голым, чем в костюмчике лежать вон в той шахте, - кивнул он на только что преодоленное Базом препятствие.

Возразить на это было нечего.

- Черт с тобой! Я согласен на все твои условия, - махнул рукой Баз, признавая победу за противником.

Но в мозгу База уже начал складываться план. Пожалуй, он сможет протащить за шиворот этого заросшего аборигена везде, где ему будет нужно. И еще тот заплатит Базу за сохранение жизни, а сам Баз при этом, возможно, не только не потеряет собственного имущества, но и что-нибудь возьмет с проводника.

- Значит, так, - начал абориген. - Там, где я встретил твоего приятеля, более или менее безопасно. Если судить по тому, как ловко он от меня удрал, ему не составит труда вернуться почти на то же самое место. Это здесь, рядом.

- Ну и что дальше?

- Ты выйдешь на него первым. Я пойду следом. И как только я окажусь в той же комнате, ты придержишь его, а остальное - мое дело. Договорились?

- Договорились. А если его там нет?

- Тогда он где-то рядом. Подождешь меня, а я скажу, что делать.

- Пошли вместе. - Баз ни на йоту не доверял проводнику.

- Э, нет! - покачал головой абориген. - Черт тебя знает, что ты можешь придумать.

- А ты не боишься, что мы успеем договориться, пока тебя не будет?

- Тогда вы умрете оба, а мне и в этом случае, возможно, тоже что-нибудь достанется. Так что это не в твоих интересах.

Зато ты сейчас можешь послать меня на смерть, а сам - обойти опасное место.

- Да ты боишься! - едва не расхохотался волосатый.

Баз сжал огромные кулаки, набычился, и проводник был вынужден сменить тон.

- Ладно, ладно. - Он успокоительно замахал руками перед собой. - Вот тебе маршрут. Пройдешь в конец этого коридора, нажмешь кнопку. Пройдешь в том же направлении до лестницы вверх, поднимешься. Еще раз нажмешь кнопку. Понял?

- Кнопку, вверх и опять кнопку, - повторил Баз.

- Я буду через пару минут после тебя.

- А если я уйду не туда?

- Попадешь в крематорий. Здесь половина колодцев открывается прямо в печку.

Волосатый повернулся, подобрал с пола нож и посмотрел на База так, что у здоровяка засосало под ложечкой. Он прошел до конца коридора и, руководствуясь данной ему инструкцией, нажал на кнопку, предварительно сверившись со стрелкой.

Буквально через пару минут Баз свалился на пол коридора, в конце которого увидел. Вика. Некоторое время они молча смотрели друг на друга, словно не узнавая.

Вик смотрел удивленно, он уже смог составить себе мнение о Базе и думал, что они более не встретятся. Вик полагал, что База погубит его собственная трусость, скудость ума и беспомощность в пиковых ситуациях. По крайней мере таким он показал себя в начале путешествия. Здоровяк очень хорошо умел выталкивать вперед себя тех, кто не мог оказать ему сопротивления. А сам он, по мнению Вика, стоил немногого.

Баз же смотрел на своего бывшего товарища как на товар для продажи. Он оценил серый, изрядно помятый костюм, который был и в самом деле очень дорогим изделием лучшего кутюрье. Прикинул возможность сберечь это изделие во время предстоящей схватки. Ведь проводник может закапризничать, если костюм порвется.

Они начали сближаться, пытаясь разгадать мысли друг друга. Каждый отлично понимал, что реакция товарища по несчастью была не совсем такой, какую можно было бы ожидать. Не было той искренней радости.

Баз вдруг подумал, что волосатый мог заключить такой же договор и с Виком, а потом посмотреть, кто из них останется в живых, и продолжить путешествие с ним. Неожиданно для себя Баз вспомнил, что его костюм был пошит тоже в очень неплохом ателье. Это было последним аргументом.

- Баз! Ты еще жив! Вот молодец! - начал было Вик.

Но Баз не ответил. Он двинулся на товарища. Тот увидел выражение глаз здоровяка и попятился. Вик был на полголовы выше База, но уступал ему в физической силе, и поэтому спасти его могло только знание каких-нибудь приемов.

Баз увидел растерянность на лице Вика и засомневался в своих подозрениях. Но ему очень хотелось жить. Жить не здесь, в стенах, таящих опасность, а как можно дальше от них. И человек, стоящий перед ним, возможно, был последней преградой между Базом и свободой.

Сзади донеслись легкие шаги. Баз понял, что лучше справиться самому, чем прибегать к помощи волосатого, - ведь тот мог поставить это себе в заслугу и потребовать дополнительной платы. Расстояние между противниками сократилось до минимума. Шаги приближались. Баз вдруг подумал, что Вик отвлекает его внимание и дикарь может ударить своим тесаком ему в спину. Он ударил снизу вверх Вика в подбородок, вложив в этот удар всю ненависть, всю жажду свободы, всю силу, весь вес. Ноги несчастного мелькнули в воздухе, и он упал навзничь, громко ударившись затылком об пол. Тело только раз еще конвульсивно дернулось и замерло. В следующее мгновение Баз уже повернулся лицом ко второму противнику.

Но перед ним стоял не заросший волосами дикарь, а маленький инопланетянин, глаза которого расширились от ужаса и негодования. Он, казалось, излучал оба эти чувства, и Базу вдруг стало стыдно за содеянное. Первым его порывом было скрыть следы преступления. Он еще раньше приметил кнопку над неподвижно лежащим телом. Стремительным движением он нажал на нее. Труп сложился пополам и, едва не увлекши за собой убийцу, медленно провалился в разверстый люк Только когда створки сомкнулись, Баз взглянул на стрелку рядом с кнопкой. Она была красной.

Еще не поверив глазам, он взглянул вниз и увидел на полу прозрачный квадрат. Тело Вика лежало в неестественной позе на решетке двумя этажами ниже. Было непонятно, что ждет живого человека, попади он туда. Но вот откуда-то снизу вспыхнул свет, и одежда на трупе вспыхнула. Даже через крышку люка в лицо База ударил страшный жар, от которого, казалось, кожа сморщивается, как печеное яблоко. Всего несколько секунд бушевало адское пламя, а когда оно угасло, лишь раскаленные прутья решетки говорили о том, что здесь произошло. От тела же не осталось и следа.

- Черт побери! - выругался Баз. - Ушел! Маленький инопланетянин не понял, но на всякий случай посторонился.

- Что же теперь делать? - Баз взглянул на своего спутника и тотчас пришел в ярость. - А все из-за тебя, зеленая рожа! Какого черта ты крадешься за спиной?!

Малыш понял, что добром такой разговор не кончится. Да, он уходил на разведку, пока Вик ходил в другом направлении, а когда вернулся, стал свидетелем убийства. А такие, как Баз, свидетелей не оставляют. Малыш не дорожил своей жизнью, но умереть от рук База он тоже не хотел. Поэтому при первом же угрожающем движении со стороны здоровяка он вскочил с коленей и что есть духу побежал в дальний конец коридора, где и исчез в распахнувшемся люке.

- Стой, гад! - Баз вдруг осознал, что без такого слуги ему не пройти и что теперь ему нечего дать проводнику в качестве оплаты. - Стой, говорю, не трону.

У База еще оставалась надежда, что кто-то из остальных остался жив и он еще сможет договориться с дикарем. Словно услышав эти его мысли, волосатый спрыгнул из люка на потолке. Быстро оглядевшись по сторонам, он подошел к Базу.

- Ну, что? Где он?

- Наверное, ушел, - соврал Баз.

- Куда он ушел? - подозрительно прищурился тот.

- Туда. - Баз махнул рукой в том направлении, где скрылся маленький инопланетянин. - Я сейчас пойду за ним.

- Можешь не беспокоиться, - усмехнулся дикарь. - Здесь есть еще трое живых. И, что мне больше всего нравится, среди них есть женщина.

- Она жива?! - испугался Баз, он менее всего желал увидеться с сержантом Джонс.

- Да, и я хочу ее в качестве оплаты.

- Но как я ее уговорю?

- Как ты уговорил своего приятеля. - Дикарь кивнул на люк за спиной База.

По всей видимости, он был очень хорошо осведомлен обо всем, происходящем в Лабиринте. Баз покраснел, но не потупил взор, как это обычно бывает, а наоборот - дерзко взглянул в глаза проводника.

- Все понял? - переспросил тот, увидев, что собеседник потерял нить разговора.

- Ее тоже убить?

- Дурак ты, что ли? Она мне нужна живая. Знаешь, как тяжело здесь без бабы?

- Но сама она с тобой не пойдет.

- Куда она денется! Я умею убеждать. Ха-ха-ха!

- А что тогда должен делать я, если ты все сделаешь сам?

- Подстрахуй ее до нужного места, а там я сам справлюсь.

- Как это? Как я ее подстрахую?

- Я расскажу тебе дальнейший маршрут вплоть до нашей встречи, а потом ты заберешь с собой лишних и оставишь нас наедине. Понял?

- Понял. Рассказывай.

- Значит, так…

Дикарь подробно проинструктировал База о дальнейшем пути, заставив его дважды повторить все ходы. Наконец он удовлетворенно похлопал здоровяка по плечу и быстро поднялся вверх по лестнице.

Баз еще некоторое время стоял, шевеля губами, а потом решительно направился в тот конец коридора, где совсем недавно исчез маленький инопланетянин. Тот инстинктивно нащупал правильный путь среди бесчисленных ловушек Лабиринта.

Некоторое время Баз скрупулезно следовал инструкции, данной дикарем, пока не оказался в коротком коридоре, где на стене было две кнопки с черными стрелками, только одна из стрелок была двойной. Появление База едва не стало причиной гибели маленького инопланетянина. Пытаясь сбежать, он нажал на кнопку, но Баз поймал его за шиворот.

Внизу, под кнопкой, не внушающей подозрений, оказался узкий колодец. Внутри также была кнопка, и из колодца можно было легко выбраться. Только размах рук у такого человека должен был бы быть около двух метров. У маленького инопланетянина не было никаких шансов выбраться из этой западни. Так Баз невольно отплатил малышу за спасение своей жизни.

- Не сюда, дурак! - почти ласково сказал здоровяк - Вон в тот надо. - Он кивнул на следующий колодец.


* * *


Совершенно неожиданно мы оказались в нижнем этаже в компании База и маленького инопланетянина. Не без труда разобравшись, где чьи конечности, мы с превеликой радостью обнаружили, что наши товарищи живы и здоровы. Однако они не разделяли нашего восторга. Да, они оба также были беспредельно рады встрече, но по дороге сюда они претерпели столько приключений и унижений со стороны дьявольского сооружения, что Баз некоторое время мог изъясняться только грязной бранью. И именно поэтому даже изложить вкратце его повествование было бы делом сложным и неблагодарным. В некоторых его фразах вообще отсутствовали цензурные слова, и я удивлялся тому, как Джонс понимала его, внимательно - совсем как меня пару минут назад - слушая и кивая.

Маленький инопланетянин, по обыкновению, хранил молчание, вертя в руках кончик непонятно откуда взявшегося хвоста. Он выглядел усталым, даже изможденным. В больших выразительных глазах его таилась смертная тоска. Но он старался не подавать виду.

- А почему с вами нет Вика? - поинтересовалась Джонс, когда Баз закончил свой рассказ.

- Сгорел ваш Вик, - отмахнулся тот.

- Как «сгорел»? - спросил я, предполагая, что это тоже жаргонное словечко.

- Как спичка - в прах! Один из люков оказался дверью в крематорий. Там была красная стрелка. Он даже не успел испугаться. Пшик! И никаких следов! Это здесь, прямо над нами…

Крошка-инопланетянин вдруг повернулся и внимательно посмотрел на База, но так ничего и не сказал.

- Вот черт! - покачала головой Джонс. - А что вы сделали, чтобы оказаться здесь?

- Что-что! Нажали кнопку с двойной стрелкой - и все!

- Ну, тогда понятно. - Джонс снова усмехнулась, на этот раз скорее весело, чем иронично. - Мы сидели на люке без кнопки, и он открылся вместе с верхним. Непонятно только, как он допустил это… Ну что же! С нас причитается!

- Я зарисую, - заверил Баз, исподтишка глянув на своего маленького спутника.

Некоторое время мы еще отдыхали после пережитого. Именно во время этого короткого привала я впервые ощутил голодные позывы в желудке. Перед погрузкой в вертолет мне, как и любому смертнику, предоставили возможность плотно позавтракать, но, пребывая в нервозном возбуждении, я, можно сказать, проигнорировал эту возможность. Вполне возможно, что и мои спутники думали о том же. Однако никто не высказался по этому поводу, ибо о еде можно было только мечтать. Впрочем, впереди нас ждало приключение, которое надолго отбило нам аппетит.

- Ну, что же, вперед! - воскликнула Джонс, пружинисто вскакивая с пола. - Нас ждет удача!

Видимо, она снова уверовала в своего ангела-хранителя, который, как ей совсем недавно показалось, покинул ее. Сержант была бодра и энергична настолько, что даже нас сумела заразить своим оптимизмом. Я, побывавший рядом с ней на самом краю пропасти, отлично ее понимал - я и сам возносил восторженные молитвы к небесам в благодарность за чудесное спасение. И ведь действительно, наше освобождение можно было объяснить либо везением, либо вмешательством высших сил - что, на мой взгляд, тождественно.

Когда Джонс, шествовавшая впереди, открыла дверь в конце очередной лестницы, в лицо нам ударил тяжелый запах выгребной ямы. Почти все помещение занимал квадратный бассейн, наполненный коричневой жижей. Ничего более там не было.

На Хеинве в сельской местности еще встречались туалеты, состоящие из глубокой ямы и маленького домика наверху, но далеко не многие ими пользовались именно по причине страшного зловония, распространяемого этими сооружениями.

- Черт побери! - отшатнулась Джонс. - Что же это?

- Дерьмо, - хмуро ответил Баз.

- И что? - все еще не веря в очевидное, спросила она.

- Нырять надо, я полагаю, - язвительным тоном произнес Баз. - Другого выхода не видно!

- Я не могу! - Джонс попятилась назад и буквально упала на меня. - Не могу!

Судя по выражению лица База, он тоже был не в восторге от предстоящего купания. Впрочем, для себя он все же нашел выход. Даже не выход - маленькую отсрочку. Быстро повернувшись, он схватил за шиворот крошку-инопланетянина и с силой швырнул его на середину бассейна. Фонтан брызг, поднявшийся при этом, окатил нас всех с ног до головы. Не ошибусь, если скажу, что и у меня, и у Джонс, и у База подкатила к горлу тошнота, но все постарались не подавать виду. Сержант же, наоборот, гневно выпрямилась, но смотрела в тот момент не на гиганта, а на пузырящуюся в центре бассейна массу. Некоторое время мы ждали, что наш зеленокожий спутник выплывет на поверхность, но ожидание было тщетно.

- Должен быть выход с той стороны, - безапелляционно заявил Баз. Минутная слабость Джонс подействовала на него тонизирующе. - Кто следующий?

- Ты! - зло рявкнула сержант и мощным ударом в челюсть сбросила его в бассейн. - Ныряй!

Баз рухнул в бассейн спиной и от этого едва не захлебнулся. Сверкнув глазами, он перевернулся на живот, вдохнул полные легкие ужасающего смрада, заменяющего здесь воздух, и нырнул. Некоторое время было тихо, только поверхность коричневой массы колыхалась, выдавая происходящее в ней движение. Наконец откуда-то, словно из-под земли, донесся тяжелый вздох, а затем отчаянная брань.

- Теперь - ты, - повернулась ко мне Джонс. - Я пойду последней. Тебе помочь?..

- Нет, не надо, - отказался я. Несмотря на некоторое подобие дружеских отношений, вроде бы возникших между нами в тупиковом коридоре, я все же побаивался сержанта. Ее порывы были страшны своей непредсказуемостью. Поэтому я постарался как можно глубже вдохнуть и ногами вперед прыгнул в пузырящуюся жижу. Не думаю, что это было то самое, о чем говорил Баз. Скорее всего масса являла собой нечто синтетическое, но выработанное весьма и весьма близко. к оригиналу. Этой мыслью я лишь пытался успокоить себя, но менее противно мне не становилось. На мой взгляд, сходство было более чем полным. До той поры мне, правда, не приходилось принимать подобных ванн, но и одного раза, на мой взгляд, вполне достаточно.

Погрузившись на два-три метра, я вынужден был перевернуться вниз головой и, цепляясь за стенки сужающегося колодца, продолжать свой путь вниз. Вскоре под моей левой рукой обнаружилась пустота. Это был лаз в другой точно такой же колодец. Создатели Лабиринта, по всей видимости, обладали довольно неважным воображением - на моем пути это был уже третий подобный прием. Теперь оставалось лишь подняться наверх.

Но здесь меня ожидал неприятный сюрприз, едва не ставший для меня роковым. Как только голова моя показалась над поверхностью, чья-то рука схватила меня за волосы и с силой погрузила назад. Пытаясь освободиться, я схватился за эту руку, завертелся, взбивая жижу вокруг себя и ища надежной опоры, но тщетно. В глазах замелькало, я, не в силах сдерживать напор отработанного воздуха в легких, выдохнул и уже готов был втянуть в себя окружающую дрянь, как вдруг хватка безжалостных пальцев ослабла и я снова увидел свет.

Меня спас маленький инопланетянин. Едва сообразив, что происходит, он собрался в комок и каким-то одному ему ведомым приемом вверг База в глубокий гипнотический транс. Когда я попытался поблагодарить его, он молча покачал головой и опустил глаза, словно был в чем-то виноват передо мной.

Облепленные густой коричневой массой, мы были похожи на шоколадных пасхальных зайцев, однако из сути происхождения «покрытия» вытекало противоречие, которое и вызвало у меня приступ гомерического хохота. Крошка-инопланетянин не сразу понял, над чем я смеюсь, но и он не смог удержаться. Вынырнувшая вслед за мной Джонс тоже была не в лучшем виде, чем добавила нам веселья. Только лишь глаза сверкали на ее лице, похожем теперь на необожженную глиняную маску. Не совсем понимая причины нашего настроения, она огляделась по сторонам и быстро вскарабкалась на край колодца. Потом она помогла выбраться мне, так как после пережитого потрясения и совершенно обессиливающего смеха я не мог сделать это самостоятельно.

Некоторое время мы все отдыхали, лежа на заляпанном полу и не обращая внимания на вонь. Джонс ладонью сгоняла налипшую на одежду жижу, я старался в первую очередь отскрести лицо, а маленький инопланетянин почему-то более всего заботился о своей обуви. Наконец Джонс поднялась на ноги, встряхнулась, как мокрая собака, так что брызги веером разлетелись в стороны.

- Подъем! - рявкнула она. - Хватит здесь дерьмо нюхать!

От ее крика зашевелился даже Баз, который до этого не подавал никаких признаков жизни.

- Мне кажется, что я никогда уже не избавлюсь от этого запаха, - признался я, поднимаясь с пола.

- Ну, так и двигаем вперед, - ободряюще кивнула Джонс. - Может, где-нибудь искупаемся в одеколоне.

Она не раздумывая распахнула следующую дверь, и мы все последовали примеру отважного сержанта.

Здесь, как ни удивительно это звучит, был душ. Но, как и все в Лабиринте, он был принудительным. Знаете, есть такая процедура, водный массаж, называемый «душ Шарко». Вот и представьте себе, что санитары сошли с ума и всем коллективом ополчились на вас со своими шлангами, тогда вы получите довольно-таки бледное изображение того, что с нами происходило. Не знаю, как другие, а я едва не захлебнулся в этом пенном водовороте. Попытка выбраться из помещения не увенчалась успехом, пока тугие струи, бьющие под большим давлением решительно отовсюду, не иссякли без нашего вмешательства. Однако пребывание в водяном аду улучшило не только состояние нашей одежды, но и настроение.

- Какая трогательная забота, - не без сарказма заметила Джонс. - Сначала вымазали, потом выкупали, а теперь, похоже, будут сушить.

- О себе они позаботились, - возразил я, отплевываясь. - Это сделано для того, чтобы мы не растаскивали грязь и не пачкали полы.

Тем не менее Джонс была права. По коридору гулял ветерок, и по мере нашего продвижения он усиливался. В то, что это ветер свободы, и в то, что мы близки к выходу из Лабиринта, никто всерьез не верил. В то время надежда на благополучный исход тлела крошечным угольком на самом дне души, не разгораясь, но и не угасая совсем. Тем не менее ветер крепчал и очень скоро превратился в настоящий ураган.

Джонс, шедшая впереди, вскарабкалась на лестницу, и ее светлые волосы флагом забились на ветру. И если в нижнем коридоре, где мы находились, ветер дул нам в спину, то этажом выше он бил прямо в лицо. Путь же наш лежал как раз в ту сторону, откуда нам навстречу с воем и свистом неслись потоки воздуха. Не в силах устоять под напором ветра, Джонс рухнула на колени, а потом и вовсе распласталась на полу. Только в таком положении было возможно двигаться дальше.

Следующим был я. Вдохновленный примером сержанта, я тоже лег на пол и, извиваясь как змея, добрался до нее. Джонс знаком приказала мне ждать остальных. Оглянувшись назад, я увидел причину столь мощного перемещения воздушных масс. В конце коридора вращался огромный пропеллер, лопасти которого сверкали, как самурайские мечи. Приводимый в движение невидимым с моего места двигателем, он гнал воздух, вытягивая его из нижних коридоров куда-то вверх. У меня появилось ощущение, что я просто некое микроскопическое существо - муравей, волею случая оказавшийся в недрах механизма, назначение и принципы работы которого - загадка.

Хватаясь друг за друга, я и Джонс проползли несколько метров, отделяющих нас от следующей двери. Не знаю, что побудило сержанта переменить решение, но ждать База мы не стали. Дверь была уже перед нами, и что бы ни было за ней, это все равно было лучше смерти на сверкающих лопастях. Здесь было немного тише. Воздух, вырывающийся тугими струями из невидимых пор в стенах коридора, уже не так яростно толкал нас к гибели. Ухватившись за дверную ручку, Джонс медленно поднялась и оглянулась.

Как раз в этот момент из отверстия в полу появился крошка-инопланетянин. Снизу его явно подталкивал Баз. Малыш сопротивлялся, но Баз буквально вышвырнул его в воздух. Лилипут даже не успел достать до пола - ураганный ветер подхватил его и маленькое тельце взмыло чуть ли не к самому потолку. Крик отчаяния огласил помещение. Мне показалось, что это кричала Джонс или даже я сам, поскольку мне хорошо было видно лицо нашего спутника. Оно было невозмутимо, и лишь глаза его переполняла грусть. Он не мог и не хотел кричать - он достиг того, чего желал, выполнив в своей жизни одному ему известное предназначение. Все усиливающийся по мере приближения к мотору ветер понес его дальше и дальше, ударил о стену, об пол и наконец увлек в круглое отверстие в самом конце коридора. Раздался звук, словно с большой высоты на асфальтированную площадку вылили ведро воды. Обороты пропеллера на мгновение снизились, но почти сразу же он снова загудел с прежней мощью.

Даже Джонс едва сдержала рыдание при виде гибели нашего спутника. Ее горло судорожно дернулось несколько раз подряд, утолки рта опустились, и, словно от смертельной усталости, на секунду закрылись глаза. Мне кажется, что именно с этого момента она стала меняться. Точнее, изменилось ее отношение ко мне как к осужденному и к Базу, на которого все пройденные испытания никак не повлияли. В душе несгибаемого сержанта произошел некий надлом, обусловивший ее дальнейшие действия, до этого совершенно ей не характерные.

Из отверстия в полу показался Баз. На его всегда самоуверенной физиономии была написана растерянность. Что это было? Запоздалое раскаяние в содеянном преступлении против своего же товарища? Или страх перед теми опасностями, которые раньше первым испытывал на себе его маленький и отнюдь не добровольный слуга? В тот момент на эти вопросы, похоже, не смог бы ответить и он сам…

Баз был большим, тяжелым человеком, и поэтому, опустившись на четвереньки и напоминая дикого лесного кабана, он легко достиг двери, возле которой стояли мы. Не глядя на него, Джонс повернула ручку двери, и мы оказались на дне глубокого колодца. Перед нами снова стояла вода.

- Похоже, опять придется нырять, - заметил я, хорошо зная, что такие приключения до сих пор были совершенно безопасны.

- Не думаю, - вроде бы про себя ответила Джонс и смело шагнула на середину небольшой лужи, словно зная, что произойдет в следующий момент.

А происшедшее было и в самом деле неожиданно. Я еще, помнится, подумал, что рано обвинил создателей этого сооружения в узости взглядов и банальности мышления. Из пола ударил фонтан такой ужасающей силы, что сначала сержант, а потом и я взлетели в воздух и, преследуемые набирающей силу водной струей, взмыли высоко вверх, словно нами выстрелили из пушки. Поскольку я был немного легче сержанта, то через несколько мгновений догнал ее и, инстинктивно ища хоть какой-нибудь опоры, схватился за ее брюки. Я не мог видеть в буйстве пенных струй дна колодца, но чувствовал, что оно уже очень далеко и если вдруг фонтан, вознесший нас на эту высоту, иссякнет так же внезапно, как и возник, мы упадем вниз и разобьемся насмерть. Однако опасения мои были напрасны. Кувыркаясь в водяных брызгах, казавшихся в неверном тусклом свете металлическими шариками, мы наконец достигли потолка, где, ударившись о наклонную стенку, отлетели в сторону и тяжело рухнули на пол нового коридора.

Возможно, от удара я на некоторое время лишился чувств. По крайней мере, находясь в сознании, я вряд ли позволил бы себе лежать в той двусмысленной позе, в которой оказался, очнувшись.

Джонс лежала посреди коридора, широко раскинувшись, и была при этом настолько неподвижна, что ее можно было принять за мертвую. Я же оказался между ее ног и, обвив руками ее бедра, уткнулся лицом в самое интимное ее место. В этом положении нас и застал Жаскем. Впрочем, тогда мы еще не знали его имени, да и разглядеть в ту, первую встречу толком не успели.

- Хорошо устроился, - услышал я его насмешливый голос. - Аж завидно!

Мы вскочили словно от удара электрошоком. Не знаю, у кого из нас вид был более смущенным - у меня или у Джонс.

Перед нами стояло заросшее волосами существо неопределенного возраста, но, если судить по быстроте и порывистости движений, еще не старое. Особый выговор, которым он сказал буквально три слова, выдал его с головой - это был марсианский поселенец, как минимум во втором поколении. Но едва я хотел заговорить с ним, как взгляд незнакомца упал на Джонс и он внезапно изменился в лице. Веселость его вдруг сменилась испугом, почти ужасом. Он нажал кнопку на стене и провалился в нижний этаж Мы хотели было броситься за ним, но в это время сквозь рев воды донесся крик. Из-за края колодца мелькнули растопыренные пальцы База.

- Э-эй! - успел крикнуть он, прежде чем скрылся в облаке брызг.

Несмотря на нашу неприязнь к этому подлому человеку, в нас все же сохранилось чувство товарищества, и мы с Джонс не задумываясь бросились на помощь. К счастью, мы успели вовремя. Едва плечи База снова оказались над краем колодца, как струя фонтана резко ослабла, а еще через пару секунд о ней напоминали лишь ручейки воды, сбегавшие по стенам.

Вытащить стопятидесятикилограммового здоровяка на ровное место было непросто, тем более что он ничем нам не помогал, поскольку совершенно обессилел от страха. Однако благодаря немереной силе сержанта мы все же справились с этой задачей. После такого подвига нам понадобилось не менее десяти минут, чтобы отдышаться.

Наконец дыхание восстановилось, сердце вошло в нормальный ритм, и мы почувствовали, что способны идти дальше. Джонс поднялась первой и, совсем по-мужски сплюнув, сказала:

- А теперь - в погоню!

Я тоже поднялся, но, прежде чем повиноваться властному голосу сержанта, выразил свое мнение по поводу ее приказа.

- По-моему, лучшего места скрыться от преследования, чем это сооружение, просто не существует. Он знает эти коридоры лучше нас и может в любой момент заманить нас в ловушку. Преследовать его опасно. К тому же, если я правильно понимаю, он больше нуждается в нас, чем мы в нем…

- И все же ему не удастся так просто сбежать, - заявила Джонс. Она снова становилась собой - той неутомимой ищейкой, которая никогда не потеряет след, пока не найдет свою жертву - Кто бы он ни был, я его найду даже у черта в заднице!

Она не сомневалась в успехе. Но и нечто другое я заметил в ее глазах. Мне показалось тогда, что бравый сержант не впервые встречается с незнакомцем и при этом для последнего эти встречи были отнюдь не из приятных.

Джонс, имевшая удивительную «фотографическую» память на лица, вне всяких сомнений, тоже узнала его, но старалась не подавать виду Если бы я не знал ее так хорошо, то не заметил бы в ней никакой перемены. Она стала немного задумчивее, чем обычно, - скорее всего перебирала в уме обстоятельства своих встреч с нестриженным обитателем Лабиринта. Я шепотом поделился своими наблюдениями с Базом.

- Это от нее, наверное, муж сюда сбежал, - ответил он громче, чем мне бы хотелось, но Джонс, похоже, не обратила на эту его реплику никакого внимания.

Баз хотел было развить предложенную тему, но Джонс, выйдя из задумчивости, вдруг сказала:

- Я вижу, ты окончательно оклемался, даже заговорил. Значит, мы продолжаем наше путешествие! - И она нажала на кнопку.

Нижний коридор был длинным и чуть наклонным - нам приходилось идти как бы в гору. Такого здесь я еще не видел, поэтому ежесекундно ждал какой-нибудь новой каверзы. Лабиринт старался постоянно держать в напряжении наши и без того натянутые нервы. Но, судя по всему, сюрприз ожидал нас в самом конце тоннеля.

Джонс быстрым шагом, почти бегом, шла впереди, вглядываясь в отпечатки мокрых подошв. Едва поспевая, за ней бежал я - ноги у

Джонс были замечательно длинные, и в одном ее шаге было полтора моих. Последним трусил Баз, пыхтя, задыхаясь и обливаясь потом.

Некоторое время мы передвигались таким образом, пока коридор не оборвался шахтой, на дне которой находился лифт. Впрочем, это скорее была примитивная подъемная клеть, какие были у нас на руднике на Истер.

На другой стороне шахты стоял тот, кого мы преследовали, и, если я правильно понял его гримасу, улыбался. Теперь его можно было разглядеть подробнее. Из-под волос, перехваченных потерявшей свой первоначальный цвет лентой, на нас глядели странные глаза. Они прятались в зарослях русых с проседью волос, как это бывает у комнатных собачек Но не это удивляло - глаза эти постоянно бегали и столь часто меняли выражение, что совершенно невозможно было понять, о чем думает и куда смотрит в данную секунду их владелец. Эти «зеркала души» скорее напоминали калейдоскоп, находящийся в непрерывном движении. Рот его был скрыт рыжеватой растительностью, покрывающей все его лицо, но, когда он говорил или улыбался, в образовавшуюся прогалину проглядывали безукоризненные зубы ослепительной белизны. Нос незнакомца также представлял собой примечательный предмет. С первого же взгляда на этот «утес средь густых лесов» было ясно, что эта тонкая и некогда даже изящная конструкция неоднократно подвергалась опасности быть сплющенной в лепешку, но каждый раз удар приходился немного сбоку, от чего нос был направлен не совсем туда, куда следовало бы.

Неприятно поражали также и движения незнакомца. Впадая на мгновение в почти полную неподвижность, он вдруг выходил из лес и начинал серию угловатых незаконченных движений, словно андроид, у которого то и .дело заедает суставы. Движения эти были короткими рывками, часто не достигающими цели и поэтому так же, рывком, продолжаемыми. Все это вместе заставляло думать, что человек, находящийся перед нами, не совсем нормален.

Одет незнакомец был также очень необычно. Несколько позже мы поняли, почему он так выглядит, но первое впечатление было просто ошеломляющим. Когда-то давно на нем был комбинезон космодесантника - вещь весьма и весьма прочная, но вследствие плохою ухода пришедшая в полную негодность, особенно в нижней части. Поверх комбинезона было надето, как минимум, две пары брюк, которые также уже превратились в шорты и через многочисленные прорехи в которых просвечивала бледно-голубая кожа. На плечи человека были наброшены куртки, но ни их количества, ни фасона разобрать было невозможно, поскольку выглядели они не лучше уже описанных брюк.

Особенно пострадали в его одежде места на коленях и локтях, отчего создавалось впечатление, что ему очень много приходится передвигаться ползком.

На импровизированном поясе у него висело несколько кусков толстой веревки с петлями на концах. Тут же находилась клиновидная металлическая полоса» исполняющая, по всей видимости, функции ножа. Мне всегда был неприятен вид холодного оружия, но этот зазубренный клинок с замотанной грязной тряпкой ручкой сразу вызвал у меня ужас и отвращение. Мне почему-то подумалось, сколько страданий причинит этот, с позволения сказать, нож жертве его сумасшедшего владельца.

- Ты кто такой, чучело? - в своей обычной Манере спросила Джонс, хотя по лицу ее было видно - она едва ли не лучше вопрошаемого знает ответ.

Незнакомец снова усмехнулся, помолчал^ давая понять, кто здесь хозяин, и наконец ответил:

Я - владетель этих мест. Король и проводник. Я - ваше спасение, если вы того пожелаете.

Некоторое время мы молчали, ошарашенные таким заявлением. Потом Джонс удовлетворенно качнула головой, словно получила подтверждение своим предположениям. Я хотел было задать волновавший меня вопрос о происхождении незнакомца, но тут в разговор вступил Баз.

- Сколько это будет стоить? - Он сразу, без предисловий, перешел к делу.

Мне показалось, что Баз подмигнул незнакомцу. Но тот внимательно посмотрел на нашего спутника и не ответил тем же. У меня создалось впечатление, что из меня делают балаганного дурачка. И Баз, и Джонс были явно знакомы со столь пышно титулованной особой, а я остался где-то на заднем плане. А незнакомец тем временем ответил на заданный ему вопрос.

- Для начала мне нужны брюки. Как видите, я немного поизносился, а хорошего портного здесь найти очень трудно.

Джонс и Баз почему-то оба сразу посмотрели на меня. Похоже было, что роль всеобщего посмешища была прочно закреплена за мной. Оставалось непонятным, когда это они успели сговориться? Под их взглядами мне стало очень неуютно, все мое существо протестовало, но руки сами потянулись к боковым клапанам. Можете себе представить ощущения человека, волею обстоятельств вынужденного публично снимать штаны? Ни до, ни после этого случая я не испытывал большего унижения. Все молча наблюдали за мной, совершенно игнорируя краску, вдруг прихлынувшую к моему лицу, и ту бурю чувств, что отражалась на нем. Но вдруг незнакомец остановил меня жестом.

- Эти - лучше, - ткнул он пальцем в Джонс. - А свои побереги до другого случая, коротконожка!

Но я не принял вызова и совершенно не оскорбился - я его не слышал. Другое обстоятельство отвлекло мое внимание. Расстегивая клапан, я машинально провел рукой по карману и обнаружил некий предмет, о существовании которого совершенно забыл. Это был бластер Джонс, который выбили из рук сержанта еще в самой первой комнате. Тогда я сунул оружие в карман, намереваясь воспользоваться им в случае крайней нужды, но круговорот событий заслонил собой этот эпизод.

Радости моей не было предела. Теперь у меня был лишний шанс выжить, и я воспринял его как благосклонность провидения. Главным же для меня в тот момент было - не выдать своей находки остальным. Возможно, они заметили мое ликование, но отнесли его к тому, что мне не пришлось расставаться со столь важной частью моего гардероба. Я же вновь почувствовал себя равным им всем и каждому в отдельности, потому что и у меня теперь была своя тайна.

Тем временем Джонс исполнила требование незнакомца. Брюки ее перелетели через шахту и оказались у него в руках. Длинные, стройные ноги сержанта притянули к себе все взоры, и, пока она обувалась, мы не смели даже дохнуть. Я не без удивления обнаружил в своем измученном теле непреодолимое влечение. До этого момента я не воспринимал Джонс как женщину. Она была для меня воплощением злого рока, возмездия - предметов, как известно, бесполых… И вдруг!.. Я увидел ее в совершенно ином свете. Властная, сильная, обладающая мужским жестким характером, она все равно оставалась женщиной - прекрасной и желанной. И пусть она не моргнув глазом может в рукопашном бою уложить дюжину хлюпиков вроде меня, она просто должна, обязана быть любящей и любимой. Иначе существование этого бренного мира - полная бессмыслица.

Вполне возможно, что в головах остальных присутствующих мужчин бродили аналогичные мысли. По крайней мере в глазах незнакомца сверкнуло пламя страсти. Джонс тем не менее нимало не была смущена. Как и всякой другой нормальной женщине, ей польстили наши горящие глаза, но она умело скрыла это. Подойдя к краю шахты, она взглянула вниз, примеряясь, можно ли перепрыгнуть на другую сторону, но этому мешали уходящие к кабине лифта тросы, и она была вынуждена вернуться на прежнее место.

- Ты получил, что хотел, - произнесла Джонс, недобро глядя на незнакомца - Теперь говори, что нужно делать?

- Я получил далеко не все, - гнусно усмехнулся он.

- Для того, чтобы получить остальное, - заметила она, - надо сократить дистанцию до минимума. Думаю, ты это понимаешь.

- Меня зовут Жаскем, - неожиданно сказал человек на той стороне. - Мастер Жаскем.

- Очень приятно, - теряя терпение, ответила она. - Сержант Джонс. Служба безопасности Хеинвы.

- Хорошо, я запомню. А теперь, девушка, нажмите вон ту кнопочку. Не бойтесь, этим вы вызовете лифт, только и всего.

Все еще не до конца доверяя Жаскему, Джонс беглым взглядом окинула пол под ногами и только после этого нажала на кнопку. Сверху донеслось шуршание наматывающихся на барабан тросов, и клеть стала медленно подниматься.

- Перебегайте по крыше, - посоветовал Жаскем.

Мы не заставили его повторять дважды. Крыша эта была гладко отполирована, и поэтому требовался очень точный расчет прыжка. Тем более что по замыслу конструкторов тот, кто, оскользнувшись, упадет влево или вправо, - слетает на дно шахты, а вперед или назад - будет почти мгновенно разрезан между краем клети и перекрытием этажей. Для того же, кто решил прокатиться на крыше до самого верха, были приготовлены многочисленные шипы, усеивающие потолок шахты. Для меня так и осталось непонятным, можно ли добраться на этом механизме до других этажей, или он служил только передвижным мостиком через шахту.

Но всех ужасов, приготовленных жертвам Лабиринта на этом этапе, нам удалось избежать. На удивление слаженно, не мешая друг другу, мы, как белки, перепрыгнули к Жаскему и встали рядом с ним.

- Ну что же, - снова усмехнулся он, - за первый сектор вы заплатили, но за каждый следующий…

- Будет уплачено отдельно, - перебила его Джонс. - Веди!

- А много их - секторов? - спросил я.

- Достаточно для того, чтобы угробить целую армию, - ответил он. - Итак, вы все пойдете впереди, чтобы ни у кого не возникло дурных мыслей при виде моей спины.

- Успокойтесь, нам нечего с вами делить, - заверил я его.

- Правильно, план Лабиринта у меня вот здесь. - Он постучал пальцем себе по лбу. - Это гарантирует мою безопасность. Ладно, что встали? Открывайте дверь!

Тут произошла заминка. Никто не хотел идти первым. Впрочем, ссориться и применять насилие при постороннем мы не стали. Джонс вспомнила какую-то тарабарскую считалочку, и в результате выпало идти первым мне, чему я, кстати, нисколько не удивился. Следом за мной шел Баз, потом сержант, и замыкал наш маленький отряд Жаскем.

Не прошли мы еще и десятка шагов, как сзади раздался звонкий шлепок Оглянувшись, я увидел, что Жаскем машет в воздухе рукой, чтобы унять боль.

- Мы же договорились, что оплата - в конце сектора, - напомнила ему Джонс с многообещающей улыбкой.

Сам себе удивляюсь, но в это мгновение я даже приревновал ее и почти презирал уже за такую ее доступность, но вот она обернулась и посмотрела на меня. Жесткие глаза сержанта на мгновение остановились на моем лице. Эти ледяные искры не обещали ничего хорошего, и у меня отлегло от сердца.

За дверью нам открылся коридор, на стене которого чернели две кнопки, а в самом конце была видна новая дверь. Я обернулся к Жаскему:

- Что делать?

- Жми на первую. - Он жестом показал, что надо делать.

Не задумываясь, я выполнил его инструкцию и оказался в нижнем этаже. Теперь я уже имел некоторый опыт, поэтому не мешком упал на пол, а спрыгнул и тотчас отскочил в сторону, чтобы не быть задавленным Базом. Как и положено, он рухнул следом, приземлившись не столь удачно.

- Тьфу, черт! - выругался он, потирая ушибленное колено.

- Отойди, - посоветовал я, - а то зашибут. Баз взглянул на меня, потом на потолок и,

прихрамывая, отошел в сторону. Некоторое время мы ждали, не понимая причин возникшей заминки.

- В чем дело? - наконец не выдержал Баз. - Уснули они там, что ли?

- Может, люк не открывается? - предположил я.

- Как так? - не понял он.

- Ну, было же такое - дверь пропустила двоих, а остальных отсекла.

- Это где?

- Когда мы с Джонс крепко влипли…

- Нет, - он покачал головой, - здесь другое.

По выражению его лица и по голосу я понял, что отсутствие проводника и сержанта было запланировано и База смущала только длительность этого отсутствия.

- Ты что-то знаешь? - спросил я, чтобы подтвердить свои догадки.

- Знаю А ты что - маленький? Не знаешь?

- Что такое? На что ты намекаешь?

- Когда у женщины такие ноги…

- …и она находится в зависимом положении от мужчины, - продолжил я, едва веря в очевидное.

- Вот именно, - криво усмехнулся Баз. - Можно подумать, что в том коридоре, где вы столько сидели, ты не предложил ей… Напоследок, перед смертью.

- Ты знаешь, не догадался, - в свою очередь усмехнулся я, зная, какие сложности могут возникнуть у Жаскема на этом неверном пути.

Мы прождали еще, наверное, с полчаса, но так и не получили никаких известий от наших товарищей.

- Не пойму. - В голосе База сквозило с трудом сдерживаемое глухое раздражение. - Что они там так долго возятся? Накопилось у него, что ли?

- Я думаю, что он убил сержанта, а нас бросил.

- С чего ты взял?

- Мне показалось, они знают друг друга, и при этом не с самой лучшей стороны.

- А если она его грохнула? - едва слышно сказал Баз, и в глазах его отразился смертельный страх.

- По-моему, это был бы наилучший вариант, - заявил я.

Чем дольше мы ждали наших спутников, тем больше я укреплялся во мнении, что Баз прав. Они могли просто не замечать времени за приятным занятием. Я не любил Джонс в том смысле, в каком это говорится в романах. Но почему-то, к собственному своему безграничному удивлению, ревновал ее, словно между нами и в самом деле что-то было. Вот поэтому я был взбешен не меньше База, хотя и сдерживал свои чувства.

Прошло еще некоторое время, и я не выдержал.

- Вот что, давай вернемся на тот этаж и выскажем им все, что о них думаем!

- Ну да! Как ты вернешься? - усомнился Баз, хотя видно было, что мысль ему понравилась.

- Здесь, вот за этой дверью, есть лифт.

- Этот же сказал, что он не для этого, - как всегда изящно выразил свою мысль мой спутник

- Мы вернемся чуть-чуть назад, поднимемся и сделаем все то же, что и раньше.

- А ты запомнил, где мы шли?

- Нам бы только попасть к фонтану, а там - пробежаться!

- А если не попадем?

- Должны, - уверенно ответил я.

Я не мог более сидеть на месте, мне необходимо было что-то делать.

- А если они все-таки придут? - спросил Баз.

- Так что, Жаскем не найдет нас?

- Говори тогда, что делать.

- Надо вернуться к лифту.

- Вот дверь, открывай. - Баз посторонился и повел рукой в сторону

Вежливость его была продиктована не столько воспитанием, сколько нежеланием идти в неизвестность первым. Я тогда не обратил на это внимания, поскольку мысли мои были заняты другим. Я, как Отелло, ревновал Джонс, и это мерзкое, по моему мнению, чувство затопило разум.

Не задумываясь о последствиях, я рванул дверь и оказался на узкой площадке перед шахтой лифта. Последовавший за мной Баз едва не столкнул меня вниз - слишком мало здесь было места. Кнопкой я вызвал лифт.

Клеть плавно пошла вниз, а я успел бросить взгляд на дно шахты. Там вместо привычных амортизаторов торчали острые, длинные спицы. Создатели Лабиринта уже в который раз демонстрировали нам свою любовь к примитивному холодному оружию. Таким образом, опуститься вниз в месте с клетью было самоубийством.

- Перескакиваем по крыше, - напомнил я.

- Знаю, - буркнул Баз.

Перескочили на противоположную площадку мы почти без приключений. Баз поскользнулся было на гладкой крыше клети, но я успел схватить его за руку, и все кончилось благополучно.

Теперь нам следовало искать путь наверх. Коридор перед нами был совершенно пуст, и ничто не предвещало сюрпризов. Я рвался в бой и не замечал, что Баз постоянно старается держаться за моей спиной.

Дверь в конце коридора открылась в помещение, похожее на вентиляционный коллектор.

По всему полу были в беспорядке разбросаны отверстия, в каждое из которых вполне свободно пролетел бы даже Баз, сколь толст он ни был. Я остановился, изучая топографию и прикидывая маршрут. Подошедший сзади Баз толкнул меня животом.

- Давай быстрей! Чего встал?!

- Иди вперед сам! - ответил я, пихнув локтем назад.

- Чего тут ходить!

Баз одним движением руки отодвинул меня в сторону и шагнул вперед. Его массивная, почти квадратная фигура загородила от меня помещение, и это спасло нас от гибели.

Едва Баз пересек некую невидимую линию, как прямо перед ним сверкнула ослепительная вспышка. Даже у меня, находившегося в тот момент в его тени, померкло в газах, а мой спутник совершенно ослеп. Секундой позже из боковой ниши вывалился тяжелый маятник и, едва не задев меня по спине, принялся раскачиваться из стороны в сторону. По стенам помещения я заметил такие же ниши и понял, что стоять на месте нельзя.

Но как провести почти слепого человека, напряженно растопырившего конечности и боящегося пошевелиться, среди всех этих черных дыр в полу?

- Ты сможешь идти? - спросил я База.

- Ты что? Смерти моей хочешь? Погоди, дай глазам прийти в норму…

- У нас нет на это времени. Здесь нельзя стоять на месте.

- А что же делать? - В голосе База отчетливо слышалось отчаяние - он был почти парализован страхом.

- Я поведу тебя.

Я проскользнул под его рукой и встал впереди, в любое мгновение ожидая новой вспышки. Но Лабиринт чего-то выжидал.

- Дай руку! - потребовал Баз.

- На. - Я протянул ему руку, и он вцепился в нее, как тисками. - Только не дергай, здесь крутом ямы.

Он не ответил.

Едва мы сделали первые три шага, как напротив того места, где мы только что стояли, из стены вывалился очередной маятник и закачался, со свистом рассекая воздух.

- Что это? - испугался Баз, привычно оглянувшись.

- Нас подгоняют. Если не будем двигаться достаточно быстро - крышка!

Мы прошли еще с десяток шагов, петляя между колодцами. Глаза База стали приходить в норму. Зрачки его из точек превратились в кружочки, и теперь он мог различать светлые и темные пятна вокруг себя. Маятники нас не беспокоили - они срабатывали далеко сзади нас.

И вдруг каким-то шестым чувством я предугадал следующий ход Лабиринта. Ведь он следил за нами тем или иным способом. И, как только мы стали передвигаться быстро и уверенно, новая вспышка сверкнула прямо перед нами. В лицо ударило жаром, но я за мгновение до этого успел загородиться рукой и, таким образом, снова обманул нашего изощренного палача.

Уже у самого выхода нас настиг маятник. Тяжелый, отливающий металлом шар ударил меня в плечо и легко, как соринку, смахнул в колодец. Баз, понимая, что я могу утянуть его за собой, тотчас разжал пальцы, и меня спасло только то, что я успел второй рукой вцепиться в рукав его пиджака.

- Пусти! - простонал он, по я продолжал висеть.

Маятник пролетел у него над головой.

- Пусти, сволочь! - Он постарался стряхнуть меня, но я уже ухватился второй рукой и лез вверх.

- Помоги мне! - попросил я и с ужасом увидел, что Баз начал снимать пиджак.

В запасе у меня оставались мгновения. И, как вы догадались, я сумел их использовать. Отчаянным напряжением всех сил я рванулся вверх и лег животом на пол. Почувствовав, что мои руки больше его не держат, Баз отполз в сторону, нашаривая дорогу руками.

- Еще одному крышка, - констатировал Баз вполголоса, но я все равно услышал. - Черт! Кто же теперь выведет меня отсюда?

- Сам выбирайся, скотина! - ответил я. - Без поводыря.

- И выберусь! - с вызовом ответил он. - Я уже почти все вижу!

- Поздравляю, - ответил я, выползая на площадку перед дверью. - Дай-ка пройти!

Я перешагнул через его ноги и двинулся в следующую дверь.

Здесь, как я и предполагал, оказалось два пролета лестницы. Игнорируя возможности пройти в три другие двери, я поднялся на самый верх, нажал на кнопку и оказался в начале того самого наклонного коридора, по которому мы совсем недавно гнались за Жаскемом.

Я слышал, как Баз ощупью пробирается следом за мной, карабкаясь на четвереньках по лестнице. Ориентируясь только при помощи слуха, он довольно резво проследовал по моему пути, и мы очень скоро оказались возле шахты лифта. Вот тут-то меня и покинула уверенность в правильности моих действий. Я не знал, увижу ли хоть какие-нибудь следы Джонс и Жаскема в той комнате, где их оставил.


- Ну, вот мы и одни. - Волосы на лице Жаскема зашевелились, и стало похоже, что он улыбается. - Пора получить аванс.

- Да? - Джонс оценивающе осмотрела проводника.

- А что, не нравлюсь?

- Ты мне был отвратителен и в цивильном виде.

- Я же не напоминаю о былом…

- А неплохо было бы вспомнить, - повела бровью Джонс. - Тебе очень многое следовало бы вспомнить.

- Кто старое помянет - тому глаз вон.

- Хорошая идея, - заметила Джонс и взглянула на проводника так, что тот схватился за нож.

Некоторое время он оценивающе смотрел на женщину, а потом все же расслабился и даже нашел в себе силы улыбнуться.

- Сейчас ты моя гостья. Поэтому располагайся.

- Мне некогда. Я зашла только проведать и попрошу немедленно отдать визит. - Джонс в любой ситуации была остра на язык.

- Слуга покорный! - замахал руками Жаскем. - Я знаю, какими плюшками угощают у вас в конторе!

- Значит, так. Мне нужно выйти отсюда вместе с моими спутниками…

- Ну, если ты будешь паинькой, это совсем не сложно. - Волосы снова зашевелились на лице проводника.

- Ты все о том же!

- А что же ты хочешь! Вашими молитвами, женщины сюда никогда не попадают. Ты - первая.

- И ты возмечтал…

- И я хочу в самой полной мере насладиться этим подарком судьбы. А ты сможешь выйти сама и помочь в этом своим приятелям. - Он еще раз окинул жадным взглядом обнаженные ноги сержанта.

- Придурок!

- Оскорбления оплачиваются отдельно, - заметил Жаскем.

- Ну что же, - задумчиво сказала Джонс. - За все в этой жизни так или иначе приходится платить. Где твоя спальня?

- Ого! Ты мила, как всегда. Сразу берешь быка за рога!

- Рога я тебе гарантирую. Но у меня будет одою условие.

- Ну вот! Сразу и условия! Какие же?

- Я должна быть уверена, что мои спутники находятся в полной безопасности.

- Ты же понимаешь, что здесь ничего нельзя гарантировать.

- Куда же ты их отправил? - Джонс бросила взгляд на стрелку возле кнопки и убедилась, что она черного цвета.

- Как куда? В дальнейшее путешествие. Они же могли помешать договориться.

- Ты можешь их найти и вернуть сюда? Жаскем на некоторое время задумался. Он словно бы окончательно отключился от реальности и спал с открытыми глазами. Джонс была знакома подобная методика. По крайней мере картина напоминала телепатический контакт. Она спокойно наблюдала, ни во что не вмешиваясь. Наконец Жаскем пришел в себя.

- Можешь не беспокоиться, через десять минут они будут здесь. Оба живые и здоровые. Так что у нас есть время.

- А ты успеешь? - В голосе Джонс ясно прослушивались издевательские нотки. - Сколько лет ты постился?

- Почти пять, но это не имеет значения.

- Тренировался? - поинтересовалась сержант.

- Прекрати издеваться! - прорычал Жаскем.

- Я просто интересуюсь, с кем мне придется иметь дело.

- Ты тянешь время, ждешь, когда твои приятели придут сюда и помешают нам.

- Но где гарантия, что они в самом деле придут?

- Не беспокойся, они уже недалеко. Если не будут дураками, то очень скоро ты их увидишь.

- Ну что же. Я вижу, что ты не врешь на этот раз. - Она сделала паузу. - Что стоишь? Снимай штаны - трахаться будем.

Еще не веря в свое счастье, Жаскем на несколько секунд замер, переваривая услышанное, а потом стал лихорадочно дергать и развязывать всевозможные узелочки, веревочки, петельки, на которых держалась его странная одежда. Первая же заминка случилась со штанами Джонс, которые Жаскем натянул поверх своих лохмотьев. Магнитные застежки ни за что не хотели срабатывать на открывание. Попытки оторвать их не привели ни к чему.

Джонс улыбнулась и отвернулась в сторону. Потом она села на пол и, поставив локти на колени, подперла ладонями голову.

Время шло, а Жаскем продолжал безрезультатно щелкать замками. Наконец он догадался изогнуться и посмотреть на замок поближе.

- Черт возьми! Ты обманула меня! - вскричал он. - Это индивидуальные замки, и открыть их может только хозяин!

- Вот видишь, какой ты беспомощный! - рассмеялась Джонс. - Даже раздеться самостоятельно не можешь.

- Я убью тебя! - Жаскем выхватил нож и бросился на Джонс.

Но она, даже не поднимаясь с пола, одним движением могучей длани сшибла проводника с ног. Нож загремел по полу.

- Вот что, - тихо, но вместе с тем угрожающе произнесла она, глядя в глаза проводника. - Игра в кошки-мышки кончилась. Мне нужно отсюда выйти, и я выйду. И попробуй только мне помешать. Я не побоюсь вышибить из тебя дух. Понял?

Полузадохнувшийся от удара в грудь Жаскем затравленно кивнул.

- Запомни: здесь ничего не было, мы просто ждали, когда они подойдут. Понял?

Жаскем снова кивнул. В глазах его метался ужас.

Джонс легким движением руки отшвырнула проводника и поднялась на ноги. Жаскем боком прошел мимо нее, подобрал нож и сунул его за пояс.

- Кстати, теперь ты пойдешь впереди меня, чтобы не полезли всякие глупости в твою шальную голову.

Как раз в этот момент щелкнул замок двери.


Мы с Базом благополучно переправились через лифтовую шахту, подошли к двери и напряженно прислушались. Но из соседнего помещения не доносилось ни звука. С тяжелым сердцем я повернул ручку и распахнул дверь.

Джонс и Жаскем стояли друг против друга, и растрепанная одежда последнего говорила о том, что здесь что-то все же произошло в наше отсутствие. Однако взгляд, брошенный на сержанта, убедил меня в обратном. Скорее Джонс здорово потрепала проводника, чем тот сумел от нее чего-нибудь добиться.

- Ну, как дела? - осведомилась она самым обычным тоном.

- Прогулялись по райским кущам, - огрызнулся Баз, - пока вы тут развлекались.

- Значит, - констатировала Джонс, желая подковырнуть каждого из нас, - мы все получили удовольствие.

- Это правда?! - вырвалось у меня. Сержант вскинула удивленный взгляд.

- Добьешься чего-нибудь от этой сучки! - буркнул Жаскем.

- Потише на поворотах! - прикрикнула Джонс. - За необоснованные оскорбления знаешь что бывает?

- Иди ты к черту! Сержант повернулась к нам.

- Продолжаем путешествие. Вот этот сеньор, - она повела рукой в сторону Жаскема, - любезно согласился проводить нас до выхода. И я от вашего имени приняла его приглашение. Если кто не согласен, прошу высказаться сейчас.

Нам нечего было ответить, и мы промолчали.

- Тогда строимся прежним порядком. Первый - ты, заговорщик, второй - Баз, потом наш любезный провожатый, ну а я замкну колонну. Есть возражения? Нет? Прекрасно! Вперед

В помещении, оказавшемся за следующей дверью, под самым потолком висела некая конструкция, напоминающая манипулятор робота. На самом конце рычага был укреплен черный кожаный мешок, похожий на боксерскую перчатку. Я осторожно приблизился и, еще не проникнув в суть предназначения этого предмета, почувствовал таящуюся в нем угрозу Однако ничего не происходило. Я остановился и оглянулся на Жаскема, ожидая инструкций. Баз, следовавший за мной в трех шагах, толкнул меня грудью, и я от неожиданности споткнулся и упал. Еще не коснувшись пола, я уловил некое движение у себя над головой, а потом раздался тяжелый удар.

- Нокаут! - в восторге воскликнул Жаскем.

Баз лежал на спине, подмяв под себя Джонс. Вся левая половина его лица медленно наливалась синевой. Конструкция на потолке оказалась чем-то вроде механического боксера. Я видел подобный тренажер на Марсе, но с ним никогда никто не занимался - слишком жестокие удары он наносил. Фантазия создателей Лабиринта оказалась неистощимой. Им мало было запугать человека или даже убить его - перед этим они заставляли его самого возжелать смерти, лишь бы положить конец мучениям и унижениям.

Жаскем тем временем пробрался к Базу и начал расстегивать на нем пиджак. Нас он полностью игнорировал, полагая, что может творить любые бесчинства, какие ему заблагорассудится. Он был или, точнее, полагал себя хозяином Лабиринта, и каждый, кто вошел внутрь, уже мог считать себя трофеем этого полусумасшедшего оборванца. Но в этот раз он просчитался.

- Что ты делаешь?! - закричала Джонс, вскакивая с пола. - Мародер! Да я ж тебя!

Она занесла руку для удара, но - то ли слегка оглушенная, то ли слишком уверенная в своей непобедимости - она была на этот раз не слишком проворна. Жаскем оказался быстрее. Поднырнув под протянутую руку сержанта, он молниеносно оказался у нее за спиной, ухватился за ее длинные волосы, заставив Джонс изогнуться дугой, и, выдернув из-за пояса свой самодельный кинжал, приставил его к горлу жертвы.

- Я хотел дать вам шанс, - зловеще прошипел он, - ибо так хотел Лабиринт, но теперь у вас этого шанса не будет!

Я вдруг со всей очевидностью понял, что еще секунда и зазубренное лезвие перережет эту длинную, изящную шею, и я останусь один на один с Жаскем ом, который почти наверняка проделает со мной то же самое, что и с Джонс. Ему нужны только наши вещи! - осенило меня. Он и не собирался выводить нас отсюда! Все эти мысли вихрем пронеслись в моей голове, но руки оказались еще быстрее и разумнее. Едва сознавая, что делаю, достал бластер. Направить его в сторону вышеописанной пары не составило труда. Сложнее было другое - я совершенно не представлял себе, как пользоваться этим смертоносным предметом. Пригрозить агрессору у меня в тот момент не хватило сообразительности, и я в панике принялся крутить все регуляторы подряд, пока неожиданно не выстрелил. Тонкий луч мелькнул в воздухе, и тотчас же раздался истошный вопль.

Коридор наполнился удушливым смрадом, в котором преобладал запах горелой плоти. В медленно расползающемся облаке дыма происходило некое движение, но разглядеть что-либо не представлялось возможным. Внезапно прямо передо мной из пелены дыма возникла Джонс Вид ее был ужасен: глаза лихорадочно блестят, лицо окровавлено, куртка на груди вспорота и в прореху видно нежное загорелое тело. С перепугу я едва не выстрелил в нее, но успел остановить свой палец, лежащий на спуске

- Идиот! - словно глухому прокричала мне она. - Ничего получше придумать не мог?! Дай сюда!

Она вырвала бластер из моей руки и снова исчезла в дыму, оставив меня сидеть на прежнем месте. Впрочем, минуту спустя она появилась вновь, волоча кого-то за собой по полу.

- Быстрее отсюда! Или сдохнем здесь все! - опять закричала она, открывая дверь в следующее помещение.

Когда я уже хотел было подняться с пола, на котором полулежал, передо мной возникло перекошенное от боли и залитое кровью лицо Жаскема Оно оказалось так близко от меня, что я невольно отпрянул

- А как же Баз? - вырвалось у меня.

Я почему-то считал более логичным сначала вытащить его.

- Вернемся за ним позже,- отрезала Джонс. - Или сам догонит - этот сейчас важнее.

- Но дверь может не открыться в эту сторону, - возразил я.

- Ладно. - Джонс рывком втянула бесчувственное тело в следующее помещение, заклинила им дверь и вернулась ко мне.

Вдвоем мы вытащили из дыма База, еще не пришедшего в себя. После того, как дверь за нами захлопнулась, стало немного легче дышать. Некоторое время мы сидели возле двух неподвижных тел. Потом Джонс придвинулась к Жаскему.

- Попался, голубок! - без тени злобы или торжества вполголоса сказала она вглядываясь в искаженные черты проводника.

Он тоже был весь в крови. Правая кисть и часть предплечья отсутствовали, и рука теперь оканчивалась культей жуткого вида. Чуть выше Джонс наложила жгут. Для меня навсегда осталось загадкой, как удалось ей это сделать в дыму и чаде, где едва было видно собственные руки.

- Вы что, знакомы? - поинтересовался я.

- Да. Лет пять назад имела такое удовольствие. Он - тот самый сумасшедший, который сумел отсюда выйти. А я его допрашивала…

- Но это ведь!..

- Досужие сплетни, ты хочешь сказать?

- Ну да! Все так говорят.

- Ну так и оставайся при своем мнении, я разубеждать не стану.

Меня, конечно, подмывало задать несколько вопросов, но Джонс дала почувствовать, что отвечать на них не собирается, и я решил повременить до более подходящего случая.

- Ты чуть не снес мне голову, стрелок! - перевела она разговор на другую тему.

- А я ждал благодарности, - съязвил я. - Видимо, напрасно.

- Будет очень скверно, если хотя бы один из них не придет в себя, - не слушая меня, проговорила Джонс. - Два тела нам не унести. Кто тебя учил стрелять? Руки бы оторвала!

- Никто не учил, - признался я. - Сегодня я в первый раз держал в руках оружие.

- Ну, тогда я избежала еще большей опасности, чем думала. Действительно, дилетант может сделать такой выстрел лучше профессионала, но, запомни, только один раз!

Она повернулась к Базу. Левая половина его лица представляла собой один большой синяк, глаз совершенно закрылся. В уголке рта запеклась струйка крови, которая оттеняла желто-синий подбородок. Лицо База конвульсивно подергивалось, словно он хотел улыбнуться и не мог. Тем не менее глубокий обморок, вызванный жестоким ударом, перешел в здоровый, крепкий сон.

- Вот бугай! - почти с завистью произнесла Джонс. - Ничего его не берет!

При виде спящего я вдруг вспомнил, что уже тоже давно не спал. Трагические приключения и постоянное ожидание новых сюрпризов держали нас в непрерывном напряжении, и о сне не могло быть и речи. Однако утомление брало свое. Я попытался хотя бы приблизительно подсчитать, сколько времени мы провели под сводами Лабиринта, но события путались и протяженность их во времени не представлялось возможным определить.

…Вдруг я проснулся. Ужасных серых стен вокруг меня больше не было. Сияло солнце, высоко в голубом небе заливалась трелью невидимая птица, и легкий бриз шевелил высокую траву. Я лежал на спине, глядя в никуда, и наслаждался столь внезапно обретенным покоем. Но вдруг все оборвалось. Появился тот самый человек, который был нашим Шефом. Он заслонил собой лучезарное светило, и в его черной тени наступила непроглядная ночь, лишенная даже света звезд. Спасаясь, я бежал нагишом по каменистой пустыне, и бездонные пропасти разверзались вокруг, стремясь поглотить меня. С замирающим сердцем я перепрыгивал черные провалы, удивительным образом видимые во мраке, близком к абсолютному. Задыхаясь, я бежал дальше по бесконечной равнине и снова прыгал, не зная, достигну ли другого края разлома. Внезапно над самой землей я увидел фосфорически светящуюся точку. Это была очередная кнопка - ключ в неизвестность. Не размышляя ни мгновения, я нажал на нее, и новая пропасть раскрылась под моими босыми, израненными ногами. Я летел, все более и более разгоняясь, в беспросветный мрак и сознавал, что гибель моя близка и неизбежна. Но вдруг мир снова вспыхнул красками. И расцвело солнце, и вновь набухли бутоны звезд, и небо, распахнувшись первозданной голубизной, осенило собой этот вновь рожденный мир.

Возвращение в реальность после такого сна было одной из самых мучительных пыток. В первое мгновение мне показалось, что, прожив прекрасную, полную впечатлений жизнь, я умер и похоронен в бетонном саркофаге, в каких хоронят обычно пораженных космическими лучами. Однако ожидаемого ужаса, который, казалось, должен был бы охватить погребенного заживо, не было. Было только сожаление, что жизнь так быстро кончилась и там, среди живых, ты не оставил ничего сколько-нибудь памятного. Некому даже вспомнить меня и сказать: «А вот был такой, Иван, он сделал то-то и то-то, за что я ему очень благодарен». Откладывая женитьбу, я так и не подарил жизни ни одному ребенку, не остaвил после себя никакого следа…

За время моего сна ничего существенного не произошло. По всей видимости, Джонс заснула одновременно со мной. Она сидела у стены напротив, вытянув ноги поперек прохода и уронив голову на грудь. Но стоило мне только пошевелиться, как ее пронзительно голубые глаза вперили в меня свой еще не до конца осмысленный взгляд.

Двое наших раненых лежали на своих местах, только Баз, разметавшись во сне, чуть постанывал. Жаскем же так и остался недвижим. Культя - остаток его правой руки - побагровела так, что на нее невозможно было смотреть без содрогания, под ней собралась лужица водянистой сукровицы. Но облегчить ею страдания мы были не в силах - никаких медикаментов у нас, конечно же, не было.

Джонс поднялась с пола, попрыгала на месте, разминая затекшие ноги, и склонилась над Жаскемом.

- Часа через три отойдет, - наконец сказала она, пощупав лоб проводника.

- Неужели поправится? - удивился я.

- Нет, умрет Это точно. Сепсис - заражение крови. И нечем остановить. Даже воды нет под рукой в этом проклятом Лабиринте!

Звук ее голоса потревожил обоих раненых. Баз открыл один глаз, попытался открыть второй, но из этого ничего не вышло. Он перевернулся на живот, встал на четвереньки, а потом уже принял подобающее человеческому существу положение. Тяжелое, прерывистое дыхание говорило о том, что все это далось ему не без труда.

Зашевелился и Жаскем. Некоторое время его голова, словно бы подчиняясь некой невидимой руке, перекатывалась туда-сюда, от плеча к плечу, но потом это движение замедлилось и постепенно прекратилось. Зато задергались ноги. Каблуки поношенных сапог скрипя проезжали по полу, словно Жаскем хотел уползти на спине. Наконец его сознание прояснилось. В распахнувшихся глазах мелькнула ненависть, но очень скоро, вместе с осознанием беспомощности, она сменилась отчаянием.

- Простите меня, - вдруг прошептал он.

- Сам себя прости, - ответила Джонс. - Из-за твоей глупой выходки отсюда не выйдет никто, и ты тоже!

- Нет-нет, все будет в порядке! - испуганно возразил он. - Выйти отсюда несложно, но путь неблизкий и нелегкий… поднимите меня.

Переглянувшись с Базом, я шагнул к Жаскему и, осторожно просунув руки под мышки, плавно поднял его на ноги. Но от большой потери крови бедняга совсем обессилел. Колени его подогнулись, и он снова едва не рухнул на пол. Однако Джонс была начеку. Она подхватила Жаскема за отвороты куртки и таким образом зафиксировала проводника между мной и собой.

- Далеко ли мы отошли от того места? - спросил он.

- Всего лишь в следующую комнату, - ответила Джонс.

- Тогда надо миновать еще две двери и нажать первую кнопку… Здесь существует свой алгоритм…

- И далеко отсюда до выхода? - нетерпеливо спросил Баз.

- Отсюда нет выхода, - вновь теряя сознание, прошептал Жаскем.

С минуту мы стояли, в полной растерянности глядя друг на друга, но никакого объяснения на это заявление проводника не последовало.

- Что он сказал? - выпучил глаза Баз. - Как это «нет выхода»?

- Бред! - отрезала Джонс и тут же сменила тему. - Кто понесет его первым?

Баз, мгновенно сориентировавшись, тотчас схватился за свое искалеченное лицо, и я понял, что из нас двоих я - самый здоровый, поскольку не ранен, как Баз. Тело нашего проводника оказалось удивительно легким. Джонс вернула себе свои брюки, а остальными лохмотьями надежно привязала Жаскема ко мне. Так что мы с ним стали едва ли не одним целым. И если бы не качающиеся по бокам ноги, то можно было подумать, что у меня за спиной обычный походный рюкзак.

Строго следуя полученным инструкциям, мы без приключений завершили эту часть пути в бассейне с водой, скатившись туда по наклонной шахте. Оказавшись по шею в воде, мы не торопились покидать эту так кстати оказавшуюся на дороге купель. Джонс тщательно смывала с себя кровь, среди которой, к счастью, не оказалось ни капли ее собственной. Баз осторожно прикладывал прохладную влагу к своему ужасному синяку. Я же просто наслаждался и, выбрав место, где, по моему предположению, было почище, вдоволь напился. Даже Жаскем пришел в себя. Освободиться он не мог, но тем не менее постарался хотя бы немного унять боль в раненой руке, окуная ее в воду в непосредственной близости от моего лица. Не скажу, что мне это было совсем уж противно - чувства мои к тому времени уже изрядно притупились, - но пить я больше не стал.

Наконец мы «вернулись к нашим баранам».

- Куда дальше? - спросила Джонс, подгребая поближе к нам.

Жаскем завозился, пытаясь поудобнее устроиться у меня на спине, но это ему не удалось. Наконец он ответил:

- Некоторое время у вас не будет выбора. Поэтому - только вперед. Нигде не поднимайтесь по лестницам, только вниз. Надо будет спуститься на три этажа. А там…

Он снова завозился у меня за спиной, и результатом его усилий был маленький белый цилиндрик с ярко-желтой полосой.

- Если я к тому времени не очнусь, сделайте инъекцию.

Джонс осторожно, по-моему, даже не дыша, взяла из его пальцев цилиндрик и поднесла его к глазам - в колодце было мало света.

- Противошоковый инъектор, - констатировала она. - Откуда он у тебя?

Но Жаскем уже снова впал в забытье. Впрочем, мне показалось, что он просто притворился, чтобы не отвечать на вопрос.

- Дай мне, - потребовал Баз, протягивая руку к Джонс. - Он и так накачан по самые брови и не чувствует боли.

- Нет, - отрезала сержант. - Дорогу знает только он, и если мы не сможем поддерживать его в сознании, то тебе не обезболивающее понадобится, а антисептик

- Это еще зачем? - не понял Баз.

- Затем, чтобы твой труп, разлагаясь, не слишком отравлял воздух.

И все же я ему не верю, - продолжал упираться Баз.

- Я тоже, - пожала плечами Джонс. - Я не верила ему с самого начала. Ведь ему нужны были не мы, а наше имущество - одежда и прочее…

- Так почему же он не забрал все сразу, как хотел?

Джонс подозрительно взглянула на База.

- Выходит, между вами была договоренность? А я-то подумала, что мне показалось. Значит, ты вступил с ним в сговор! Он тебя выводит отсюда, а ты расплачиваешься нашими головами? Скотина…

Баз ничего не ответил, но было понятно, что Джонс угадала.

- Болван! Ни один человек, кроме него, - она кивнула на Жаскема, - не вышел отсюда ни живым, ни мертвым. А он, судя по всему, «провожал» не одного и не двоих, но!.. Только до того момента, когда можно было безнаказанно ограбить жертву и столкнуть ее куда-нибудь в колодец. Или, может, он просто бросал своих подопечных!

- Не может этого быть! - воскликнул Баз.

- Может. Когда тебя нокаутировали, он принялся тебя раздевать. Пришлось за это оторвать ему руку, как в древние времена. - Джонс саркастически усмехнулась. - Так что учти на будущее.

Закончив свою речь, она повернулась к нам спиной и двинулась к краю бассейна, где был виден очередной дверной проем. Нам же не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ней. Баз при этом что-то угрожающе ворчал, но я не разобрал слов.

Благополучно выбравшись на сухое место, мы двинулись дальше. Меня преследовало банальное ощущение, что все происходящее с нами уже недавно было. Хотя, конечно, очень легко спутать коридоры - они все похожи друг на друга, но тем не менее… Все помещения имели серые, некрашеные, похожие на бетонные стены и потолки. Все они были освещены неярким искусственным светом, словно проникающим, сочащимся сквозь материал, из которого было построено это сооружение. Источники света были надежно скрыты от глаз узников. Материал же… Мне сразу показалось, что это высококачественный бетон, но я ошибся. При более близком «знакомстве» с этой гладкой поверхностью она напомнила нечто, очень похожее на кость или заменяющую ее пластмассу. Только много времени спустя я понял, что материал этот перестроен из вещества, полученного разложением на составные части жертв Лабиринта. Мы тоже должны были стать кирпичиками, атомами, дающими прочность и энергию нашему палачу.

Но не это беспокоило меня в тот момент. Сквозь стены в коридор проникал звук работающего механизма. И только вслушавшись, я нашел источник своего беспокойства. По коридору снова гулял ветерок и снова доносился гул мощного двигателя, вращающего пропеллер. Мы словно бы возвратились туда, где погиб маленький инопланетянин.

Однако на этот раз мы были готовы к подобному сюрпризу. Едва миновав последнюю ступеньку лестницы, мы легли на пол и дальнейший путь проделали по-пластунски.

- Нету! - услышал я сквозь рев воздуха голос Джонс.

- Что?

Она повернулась ко мне, и вместо мелькавших у меня перед глазами подошв появилось ее бледное и испуганное лицо.

- Выхода нет! - крикнула она, кивая головой в ту сторону, куда мы стремились. - Двигай назад, к лестнице!

Неуклюже развернувшись со своей ношей, я махнул Базу, чтобы и он возвращался. Он понял сразу, и мы, подталкиваемые воздушным потоком, вернулись в нижний коридор.

- Он же сказал, что не надо по лестнице, - отдышавшись, напомнил я.

- Меня загипнотизировало сходство с тем, - оправдывалась Джонс. - А ты мог бы сказать и пораньше…

- Это выход! - вдруг закричал Баз из дальнего конца коридора.

Мы, полные веры в чудо, бросились к нему. Надежда на благополучный исход еще не угасла в нас, и малейшее подтверждение возможности спасения прибавляло нам сил. Поэтому, несмотря на свою ношу, я отстал от длинноногой Джонс всего на полшага. Перед нами была толстая бронированная дверь с маховиком посередине.

- Почему ты так решил? - разочарованно спросила Джонс.

- Она почти такая же, как и входная, - вполне логично ответил Баз, хлопнув по двери широкой ладонью.

- Ну так открывай! - приказала Джонс, сделав мне знак посторониться.

Баз, вмиг утратив свой энтузиазм, испуганно глянул на сержанта и отступил к стене. Джонс смерила его презрительным взглядом, подошла к двери и взялась за маховик Несколько секунд она стояла неподвижно, словно пытаясь проникнуть умом по ту сторону преграды, а потом решительно повернула полированное колесо маховика

Раздался гулкий вздох разгерметезированного помещения, и тяжелая дверь, плавно повернувшись на шарнирах, ушла внутрь. Следующее помещение было освещено тусклым маленьким плафоном, спрятанным за толстым стеклом. Сюда нам было очень сложно поместиться всем троим, но оставаться в ожидании тоже никто не хотел.

Едва Джонс шагнула через порог, как только что открытая дверь пришла в движение и начала медленно возвращаться на прежнее место.

Баз и я одновременно прыгнули вслед за сержантом. Почти тотчас же дверь с шумом захлопнулась, едва не придавив висящего за моей спиной Жаскема, и было слышно, как засовы со скрипом входят в свои пазы. Маховика с этой стороны не было. Выхода из этой тесной каморки мы также не нашли.

- Попались, - зловещим шепотом произнес Баз.

Я хотел было ответить, но не успел. В следующее мгновение мне показалось, что весь Лабиринт рухнул на нас, похоронив под своими обломками. Но еще мгновение спустя я понял, что это такое. Однажды нам уже приходилось нырять в это гадкое, киселеобразное вещество. Правда, воняло оно в тот раз не так отвратительно и было почти прозрачно. Теперь оно низринулось на нас откуда-то сверху всей своей огромной массой. Внезапно возникшее и тут же угасшее течение подхватило меня и швырнуло куда-то вверх.

Я решил было, что Фортуна утомилась вытягивать своих любимчиков из совершенно безнадежных ситуаций и отвернулась от нас. А Лабиринт решил разделаться с нами в своем стиле - утопить в синтетическом дерьме. Но, слава Богу, я ошибся. Нас снова проверяли на сообразительность. Прямо перед моими выпученными от ужаса глазами вдруг оказался большой воздушный пузырь, медленно поднимающийся к поверхности. Сделав отчаянное усилие, я сумел догнать его и сунуть голову внутрь.

Невозможно описать ужас, испытанный мной, когда из противоположной стенки пузыря появилось нечто, похожее на человеческую голову, только что лишенную тела. Вытаращенные от ужаса глаза, разверстый в поисках глотка воздуха рот, коричневая, полупрозрачная пленка на коже и волосах. Я с трудом угадал в этой страшной маске Джонс. Она испугалась моего вида точно так же, как и я ее, но все же смогла узнать в жалком, осклизлом существе своего спутника и товарища по несчастью. И даже нашла в себе силы ободряюще улыбнуться.

Воздуха в пузыре было немного и при каждом нашем вдохе или выдохе он принимался опасно пульсировать, угрожая раздробиться на мелкие пузырьки, которые не дали бы нам спасения. Впрочем, подъем был хоть и медленным, но стабильным, и мы благополучно достигли поверхности, стараясь все время быть рядом. Пузырь закончил свое существование, лопнув на самом верху, и мы оказались под сводами нового помещения.

- Вылезаем, - прохрипела Джонс и стала карабкаться на край колодца, благо здесь он был невысок.

Я в который раз удивился неистощимой энергии этой женщины. Пройдя столько трудных испытаний и опасных приключений, она сохранила убежденность ~в будущей победе. Честно говоря, я ей завидовал. Ее явное лидерство в нашей маленькой группе было для меня сначала совершенно неприемлемо, потом только неприятно, и наконец, когда истощились духовные и физические силы даже такого фанатичного эгоиста, как Баз, я не без удивления признался себе, что эта женщина - наш вождь и это звание принадлежит ей -по праву. От точного подчинения ей зависела наша безопасность .и сама жизнь. Она одна не терялась в самых сложных ситуациях, и ее гибкий ум всегда находил правильный выход ;из положения. Только она знала, что и когда надо делить. Мы же - я и Баз, исполненный гордыни и безмерной трусости, - все чаще оказывались в роли статистов. Причем делали это добровольно, если не с удовольствием.

Джонс вскарабкалась на край колодца и, ловко развернувшись на животе, подала мне руку. Выбраться мне помог удар снизу - это Баз, не столь удачно по сравнению с нами, завершил плавание. Он уже у самой поверхности глотнул той гадости, которая его окружала, и нам пришлось еще с полчаса приводить его в чувство. Вперемежку с кашлем из его рта извергались струи буро-зеленой слизи - пустой желудок при всем желании не мог исторгнуть большего.

Наконец все мы более или менее пришли в норму. Джонс еще раз убедилась в том, что Жаскем, не подающий признаков жизни, не умер, а потом огляделась по сторонам, словно знала дорогу или имела какой-то план.

- Что вы ищете? - поинтересовался я.

- Душ, - бросила она, поднимаясь на ноги.

- Похоже, что здесь его не будет. По всей видимости, мы совсем недалеко от выхода.

- И что? - спросил Баз. - Какое это имеет значение?

- Дома вымоемся. - Я постарался улыбнуться.

Мне тоже хотелось внести свою лепту в наше спасение, и я попробовал сделать это таким вот, быть может, неуклюжим способом.

- Так, - прокомментировала Джонс, вглядываясь в дальний конец коридора. - Впереди лестница, ведет наверх. Неприемлемо. Дальше тупик. Значит - вниз. - И она протянула руку к кнопке.

- Погодите, - попросил я: - Может, сначала приведем его в чувство? - Я указал на висящего за моей спиной Жаскема.

- Еще рано, - отрицательно мотнула толовой Джонс. - У нас всего один инъектор, а ситуация еще далеко не критическая.

- Но мы можем спуститься слишком глубоко! - возразил я.

- Он сказал: «на три этажа», - напомнила Джонс.

- Извините, запамятовал, - оставалось сказать мне.

- Зато я помню. Вообще-то я поняла, к чему ты завел этот разговор. Похоже, нашему наезднику пора менять лошадь. - И она выразительно посмотрела на База.

Но он, ни слова не говоря в ответ, резво вскочил с пола, подошел к чернеющей на стене кнопке и, бросив мимолетный взгляд на галочку рядом, нажал ее. Пол расступился, и Баз провалился вниз. Джонс, как мне показалось, с ухмылкой посмотрела на меня и последовала его примеру. Мне же ничего другого не оставалось, кроме как продолжить путь со своей тяжелой ношей.

После серии приключений, о которых и сейчас неприятно вспоминать, мы оказались в маленькой комнате. Здесь было тесновато для четверых. В полу был люк, а в двух стенах были видны двери, расположенные друг против друга. Что и говорить, выбор был довольно широкий. И простор для совершения фатальной ошибки тоже. Поэтому было решено привести в чувства Жаскема.

Под руководством Джонс мы быстро разобрались с инъектором и смогли правильно его применить. Правда, для начала я получил довольно болезненный укол в палец, поскольку взялся за цилиндрик не с той стороны.

Под влиянием препарата Жаскем почти мгновенно пришел в сознание.

- Где мы? - был первый его вопрос.

- Там, куда ты сказал идти, - ответила Джонс.

Жаскем еще раз огляделся. Взгляд его быстро пробежал по двум дверям в соседние помещения.

- Приоткройте эту, - сказал он, указывая на одну из них. - Только совсем чуть-чуть и очень осторожно!

Джонс подтолкнула в спину База. Тот бросил на нее свирепый взгляд, однако повиновался. За этой дверью оказалась маленькая, не больше туалета, комната. Ничего страшного в ней не было заметно. Даже вентиляционная решетка была такая же, как и в любом подобном помещении.

- Закрой скорей! - воскликнул Жаскем и, увидев, что его указание немедленно исполнено, продолжал уже спокойнее: - Там - газовая камера, смертельный исход. Значит, сюда. - Он махнул здоровой рукой в сторону другой двери. - Но учтите, это испытание почище всего того, что вы уже видели. Малейшее отклонение от прямой линии и - смерть!

- Там что, по канату надо идти? - хмуро спросил Баз.

- Нет, другое…

- Так что же надо делать? - нетерпеливо отмахнулась от База Джонс.

- У меня на поясе две веревки, к ним прикручена проволока.

- Ну, вот, - ответила она, покопавшись у меня за спиной. - Вижу. Дальше!

- Петлю следует провести под мышками, а свободный конец держать так, чтобы он возвышался над головой… Чем выше, тем лучше.

Мне не были видны манипуляции Джонс, но можно было догадаться, что она скрупулезно исполняет все инструкции Жаскема. Наконец она появилась в поле моего зрения, обвязанная веревкой, свободный конец которой поднимался к потолку.

- Все правильно, - удовлетворенно кивнул проводник. - Теперь слушай. К тебе подъедет каретка. Она будет двигаться по потолку. Надо быстро и точно ввести конец веревки в отверстие. Как только его зажмет, нельзя больше шевелиться, пока не окажешься на том берегу. Постой, постой! Обвяжи и нас тоже.

- А я? - возмутился Баз.

- Успокойся, тебя никто не собирается здесь бросать. Мы перекинем сюда веревку, хотя, может, и не стоило бы этого делать, - с обычной ухмылкой ответила Джонс.

Сержант обвязала нас второй петлей, убедилась, что узел не скользит по ней, и повернулась к двери.

- Ну!.. - сказала она и скрылась в следующем помещении.

В этом ее восклицании я ясно различил перемешанные в равных долях уверенность в успехе и сомнение. Некоторое время мы прислушивались к происходящему, но ни один звук не донесся до нас сквозь заблокированную дверь. Наверное, поэтому громкий щелчок в замке был столь неожиданным для нас, что вздрогнули все, включая внешне невозмутимого База.

- Пошли, - сказал Жаскем, и мне показалось, что он хотел сказать мне, как лошади, «но»!

Я шагнул вперед, отворил дверь, и мы оказались в просторном зале. Теперь только стало ясно, почему Жаскем упоминал «берега». Нам предстояло переправиться через некий бассейн с одного уступа, нависающего над водой на добрых пять метров, на другой такой же в дальнем конце зала. Опасность, подстерегающая упавшего вниз, была не до конца ясна, но тем не менее казалась вполне реальной. Интуитивно я чувствовал, что здесь создатели Лабиринта превзошли сами себя.

- Не зевай! - горячо дыша мне в ухо, прошептал Жаскем. - Попасть надо с первого раза.

Каретка резво бежала к нам по потолку, и было не совсем понятно, как она там держится. Я мельком бросил взгляд на противоположный уступ, но Джонс нигде не было видно. Зато брошенная ею веревка лежала у меня под ногами. Пока я оглядывался по сторонам, пытаясь понять, что ждет меня впереди, каретка подкатилась ближе и остановилась точно над моей головой. Отверстие в ее днище было ясно видно, и я с первой попытки попал в него концом веревки.

В то же мгновение наш сдвоенный силуэт обвели неким ореолом, похожим на защитное плазменное поле. В его голубоватом сиянии растворилось все сущее, и казалось, что реальный мир целиком охвачен пламенем мечущихся искр. Плавное поступательное движение каретки только усиливало эту иллюзию. С одной стороны - картина была прекрасной, как раз в стиле последних веяний моды в живописи. С другой же - было совершенно очевидно, что именно в этом буйстве микроразрядов и кроется главная опасность.

Вдруг Жаскем сделал резкое движение у меня за спиной. Прямо перед моим лицом вспыхнула шаровая молния, и некий предмет, дважды ударившись о мои ноги, пылая, полетел вниз. От этого толчка мы начали опасно раскачиваться, и пламя засверкало вокруг. Я почувствовал нестерпимый жар в плечах и локтях, потом новая вспышка опалила ноги…

Сколько продолжалось это медленное поджаривание, я сказать не могу, ибо животный ужас перед огнем, доставшийся нам в наследство от диких предков, сковал все мои члены, и этот временный паралич очень скоро перекинулся на мозг. Через крепко зажмуренные веки проникал свет вспышек, которые почти не прекращались.

Я уже было подумал, что от меня осталась одна голова, которая с удивлением осознает себя единственной частью, уцелевшей в этом аду, - остальное уже сгорело и обратилось в прах. Я совершенно потерял счет времени…

Наконец, спустя века, мы тяжелым кулем рухнули на уступ. Вот тут-то я с радостью и болью понял, что руки и ноги мои целы. Оплавленная и еще не остывшая синтетическая ткань одежды мгновенно прилипла к коже, причиняя невыносимые страдания. Мне даже захотелось развернуться и рухнуть в бассейн внизу, наполненный такой прохладной на вид зеленоватой водой. Но, памятуя о предупреждении, я не посмел даже застонать. Однако опасения мои были напрасны. Этот этап был уже позади.

Жаскем зашевелился у меня за спиной и прохрипел:

- Поднимайся! Осталось мало времени. Слушай!.. Черт с ними, со всеми… Неси меня скорее в медпункт. Здесь есть… Две лестницы вверх, дверь, кнопка вниз, коридор назад… Мы сейчас недалеко. Там меня починят, не впервой… Я не должен… Я не хочу умирать!..

И он затих так же внезапно, как и заговорил. Придавленный его внезапно потяжелевшим телом, я не без труда выполз в соседнее помещение. Здесь меня поджидала Джонс.

- Я все видела, - сказала она, останавливая жестом мою попытку заговорить. - Дождемся этого, - она кивнула на дверь, - и двинемся дальше.

- Он сказал срочно нести его в медпункт, - возразил я.

- Что, так плох?

Джонс подошла ближе, наклонилась и посмотрела в лицо нашему проводнику. Судя по тому, как она отпрянула, картина была ужасающая. В глазах несгибаемого сержанта взметнулся ужас, смешанный со смертной тоской. Только тогда я почувствовал сильный запах горелой человеческой плоти. Но она уже взяла себя в руки.

- Похоже, ему нужен могильщик, а не врач, - заметила она с брезгливой гримасой.

Мне тоже передалось ее чувство. Показалось, что к моей спине привязано нечто совершенно омерзительное, гадкое. И что некий флюид, исходящий из тела Жаскема, проникает в меня, отравляя кровь и заполняя вены трупным ядом. Против моей воли мышцы мои начали судорожно сокращаться, и с минуту я безуспешно боролся со связывающими нас путами, горя одним желанием - немедленно освободиться от ужасной ноши. Не без труда, но мне это удалось. Часть лоскутов, крепивших Жаскема ко мне, я разорвал, остальные свалились сами. Ощутив свободу, я откатился к стене и только после этого оглянулся.

Он лежал на боку. Раненная мной прежде рука его теперь отсутствовала вовсе, по самое плечо. Похоже было, что он сознательно ампутировал ее себе при помощи плазмы, выдвинув обрубок за пределы поля. Оставалось загадкой - зачем он это сделал? Правое колено также было вскрыто, но крови не было и обнаженная кость светилась среди черных от грязи лохмотьев комбинезона. Лицо также было повреждено, но не столь сильно - с правой щеки была сорвана кожа. Но, несмотря на страшные раны, ожидаемой лужи крови под телом не было. Ссадины уже запеклись, и сгустки быстро подсыхали. Очевидно, это было вызвано действием препарата, который мы ввели ему перед переправой. Думаю, что он даже не чувствовал боли.

Джонс пощупала пульс на сонной артерии Жаскема и с удивлением оглянулась на меня.

- Он еще жив!

- Не можег быть! - воскликнул я, еще раз окинув взглядом страшные раны проводника.

- И тем не менее это так, - повела плечами она.

- Значит, надо нести его в медпункт, - сказал я. - Он мне объяснил, как туда добраться. Здесь рядом.

- Да, нам тоже не мешает подштопаться, - заметила Джонс. - Дождемся База и двинем. Я думаю, что это не может быть очередной ловушкой. Хотя кто знает?

- А я думаю, что это надо сделать немедленно. Он не может ждать, а без него мы далеко не уйдем. Я отнесу его…

- Верно. Но только как мы тебя потом найдем?

- Я расскажу, как пройти, и подожду вас там, если нельзя будет вернуться…

Но Джонс ничего не успела ответить. Внезапно дверь, которую мы совсем недавно прошли, посветлела и стала прозрачной. Нашим взорам вновь открылся зал с бассейном. Высоко над водой плыл огненный овал, в самом центре которого находился Баз. Сначала ничто не предвещало катастрофы. Подчиняясь инструкции, гигант висел неподвижно, словно какой-то неодушевленный предмет. Но потом, очевидно, нервы его не выдержали. Среди голубой сетки искр мелькнул оранжевый сполох. И тотчас - с другой стороны! И снова на прежнем месте! Вниз полетели крупные искры, куски горящей плоти. Потом в один миг оранжевым пламенем вспыхнул весь овал, и в его сиянии проступил силуэт человека, бьющегося в агонии. Каретка, продолжая нести свой страшный груз, быстро двигалась к нам. Но, когда до уступа осталось совсем немного, веревка оборвалась, и охваченный пламенем полуобугленный труп рухнул вниз, в воду, оставив после себя лишь обрывок раскаленной проволоки.

- Все, - констатировала Джонс. - Нечего было терять время на ожидание. Ты был прав.

Несмотря на подлое поведение База, на все его гадости, мне все же было жаль его. Когда гибнет человек, это всегда трагедия, каким бы плохим он ни был. Но Джонс не принимала подобных чувств. Даже смерть не могла примирить ее с подлецом. Ее ничуть не тронула ужасная сцена, только что прошедшая перед нашими глазами, словно так было и надо.

- Помоги мне укрепить его, - сказала она, поворачиваясь к Жаскему спиной и присев, чтобы удобнее было его привязывать.

Но сама мысль о том, что мне придется прикоснуться к полумертвому телу, привела меня в такое смятение, что я даже не пошевелился. Джонс поняла меня без слов.

- Ладно. Ты сказал, здесь недалеко. Иди вперед и показывай.

Она подняла Жаскема на руки, постояла, привыкая к весу ноши, а потом перекинула тело через плечо.

- Лучше бы ему ноги отрезало, - пробормотала она, думая, что я не слышу. - Был бы немного полегче.

До цели мы добрались удивительно быстро и без приключений. Впрочем, это та малость, которую я могу поставить себе в заслугу и которая оправдывалась тем, что детей замкнутых пространств, вроде меня, всю жизнь проводящих в лабиринтах тесных помещений, природа одаривает отличным чувством ориентации.

Итак, перед нами была новая дверь. Она не отличалась от виденных нами ранее и поэтому вызывала подозрение. Но, несмотря на это, ее пришлось открыть. Здесь и вправду был медпункт, что несказанно удивило и меня, и Джоне.

В отличие от других помещений комната была просторной и сверкала чистотой. В свежем, прохладном^ воздухе носился запах озона. Посередине возвышался стол, похожий на операционный, над ним висели мощные рефлекторы, что рассеивало последние сомнения в предназначении этого помещения,

- Может, здесь и ресторан есть? - с обычной своей усмешкой спросила Джонс.

- Через три смерти, - неожиданно для себя сострил я.

Джонс кивнула, давая понять, что по достоинству оценила юмор, и прошла в центр зала. Там она осторожно опустила Жаскема на операционный стол, отступила на несколько шагов и встала неподалеку, не сводя настороженных глаз с раненого.

Но тут произошло неожиданное.

От стены отделился некий механизм, напоминающий грузовой контейнер средних размеров и установленный на попа. Он ухватил сержанта манипуляторами и с невероятной легкостью вышвырнул ее вон. Джонс пронеслась мимо меня, вскользь ударилась о стену и, если бы не моя машинально протянутая рука, скатилась бы вниз по лестнице, которую мы в спешке не заметили раньше.

Дверь захлопнулась, но теперь она стала прозрачной. Нехорошее чувство зашевелилось у меня в груди. Лабиринт обычно показывал нам картины смерти, но почти всегда скрывал обнадеживающие перспективы. «Контейнер», оказавшийся роботом-диагностом, сделал экспресс-анализ крови Жаскема и убрался в свою нишу. Это насторожило нас еще больше. Обычно такие машины остаются возле больного до окончания операции. Беспокойство и напряжение нарастало. И не напрасно! Не успели мы до конца осознать свое предчувствие, как из-под стен серым потоком хлынули утилизаторы.

Джонс поняла всю опасность ситуации немного раньше меня. С появлением первого утилизатора она сорвалась с места и всем весом обрушилась на дверь. Удар был так силен, что дрогнул пол, под ногами, но результат был нулевым. Последующая попытка также была тщетной. И тут мы одновременно вспомнили о бластере. Я уже открыл было рот, чтобы напомнить о нем сержанту, но она, отпихнув одной рукой меня в сторону, другой уже наводила оружие на дверь. В голове у меня мелькнула мысль о том, что снаружи проникнуть в Лабиринт таким образом не удалось, но через мгновение все мои сомнения были рассеяны. Дверь вспыхнула ослепительным белым сиянием и пошла трещинами, как перекаленное стекло. Джонс довершила процесс разрушения мощным пинком и ворвалась в медпункт сквозь дождь раскаленных обломков. Двумя выстрелами она уничтожила утилизаторов, еще один пришлось уделить вновь возникшему из стены диагносту, после чего противник затаился и более никак себя не проявлял.

Подбежав к Жаскему, сержант первым делом убедилась в том, что он еще жив. Потом она взобралась на стол и уселась верхом на тело. Легкий укол минимальным импульсом бластера привел раненого на мгновение в сознание. Он открыл глаза, и Джонс, воспользовавшись этим, вперила горящий взгляд в его расширенные зрачки.

Несколько бесконечных минут ничего не менялось. Мне казалось, что тончайшие светящиеся нити натягиваются между их лицами, но стоило только моргнуть, и видение исчезало. Я не понимал происходящего. Чего добивается сержант? Неужели она хочет или даже может реанимировать этого человека, случайно застрявшего на грани между жизнью и смертью? Джонс и Жаскем безотрывно смотрели друг на друга в полном оцепенении, пока голова проводника не упала на стол. Остекленевшие глаза его уставились прямо на меня, и я содрогнулся от ужаса, застывшего в них. По жалким останкам пробежала судорога, словно умирающий в последнем усилии пытался сбросить с себя сержанта, и даже мне стало понятно, что Жаскем отошел в мир иной.

Джонс же еще некоторое время оставалась сидеть на трупе, а потом обессиленно рухнула на сверкающий белый пол. Не без оснований опасаясь за ее жизнь и рассудок, я подбежал к ней и обнаружил сержанта в глубоком обмороке. Предполагая, что механизмы, скрытые в стенах, готовят новую атаку и могут воспользоваться временной беспомощностью моей спутницы, я подхватил Джонс под мышки и, не в силах поднять тяжелое тело, вытащил ее волоком в коридор. По дороге мне пришлось прорвать уже довольно прочную пленку, которой начал зарастать дверной проем. Как оказалось, Лабиринт умел залечивать и собственные раны.

Приводить в чувство упавшую в обморок женщину мне до этого случая как-то не приходилось. Да и такое состояние бравого сержанта было для меня непривычно. Вызывающая справедливую зависть энергичность Джонс как бы сама собой исключала возможность беспомощного ее положения, пусть даже и естественного для женщины.

К стыду своему могу признаться, что познания мои в области медицины более чем скромны. Поэтому я ограничился выслушиванием сердца и легкими похлопываниями по щекам.

Сердце билось ровно, а кожа на лице сержанта была настолько нежной, что мои ладони показались мне загрубелой старой подошвой. И во мне снова проснулись те таинственные течения, которые влекут мужчину к женщине. Как манили меня ее мягкие, чуть приоткрытые губы! Как стройна была ее шея, грациозно изогнутая в тот момент. Я даже наклонился было, чтобы приложиться к ней губами, но в последний момент нашел в себе силы отстраниться.

Некоторое время я еще смотрел на нее, не в силах оторвать взгляд. Все во мне кипело и бурлило, чего я не отмечал в себе уже давно. Опасаясь наделать глупостей, я отошел в глубину коридора и принялся ждать, когда моя спутница придет в себя без моего участия.

Ожидание мое не слишком затянулось. Не прошло и десяти минут, как Джонс начала подавать признаки жизни. Сначала дрогнули длинные черные ресницы, потом пришли в движение пальцы, тут же нашарившие за поясом бластер. Наконец разомкнулись пухлые губы, потерявшие на время свою твердость, и, сделав глубокий вдох, она села на полу. Когда глаза ее открылись, я вдруг увидел перед собой другого человека. С минуту мне казалось, что мои сомнения относительно целости ее рассудка оправдались, но очень скоро все пришло в норму.

- Я спала?

- Вроде того, - уклонился я от прямого ответа.

- Много прошло времени?

- Минут десять, не больше.

- Это хорошо, - произнесла она таким тоном, словно хотела убедить в чем-то саму себя.

- Ну, что? Двигаемся дальше? - спросил я, переводя разговор на другую, самую животрепещущую тему.

Она огляделась по сторонам.

- Ты вынес меня назад?

- Да, сюда было вроде бы как удобнее. Она отметила взглядом не свойственное мне

выражение, но ничего не ответила, погрузившись в глубокое раздумье.

Пауза несколько затянулась, и я хотел было спросить, каким образом мы теперь найдем дорогу без Жаскема, но она жестом приказала мне молчать.

Прошло некоторое время. Вдруг, по всей видимости, совершенно забыв о моем существовании, Джонс вскочила на ноги и почти бегом бросилась к двери медпункта. Стараясь не отставать, я побежал следом за ней.

Таким порядком мы прошли несколько помещений подряд, где Джонс ловко уворачивалась от подстерегающих нас сюрпризов. Она швыряла меня словно мячик, тем самым спасая от опасностей, многие из которых так и остались для меня не до конца ясны. Помню только, что над нашими головами время от времени проносились какие-то тяжелые предметы наподобие примитивных молотов. Потом мы долго поднимались по лестницам, миновали несколько колодцев с водой, где все же сумели более или менее отмыться от той гадости, через которую нам пришлось плыть.

Мои опасения по поводу сумасшествия Джонс в начале нашего марафона начали было снова укрепляться, но, увидев, как уверенно она двигается среди бесчисленных ловушек, я понял, что в моей спутнице открылась какая-то новая ипостась, наделившая ее поистине звериным чутьем. Она ни разу не засомневалась на развилках и нигде не попалась. У меня уже создавалось впечатление, что эту часть Лабиринта она знает не хуже, чем свою собственную квартиру.

Наконец мы пришли в большой круглый зал с полусферическим потолком, в самом верхнем этаже Лабиринта.

Джонс тем временем переключила бластер на максимальную мощность и ударила лучом по колонне, стоящей посередине зала и подпирающей свод купола. Выпуклая стенка брызнула осколками и с грохотом провалилась внутрь.

Нашим взорам открылось полое пространство, занятое деловито гудящими электронными блоками. Джонс переключила свое оружие на импульс послабее, но, упреждая следующий выстрел, откуда-то сверху раздался голос:

- Довольно!

Честно говоря, я так испугался, что потерял равновесие и грохнулся навзничь. Джонс же только усмехнулась и опустила руку с бластером. Некоторое время она стояла, глядя в пространство перед собой, а потом медленно и грациозно опустилась на пол неподалеку от меня.

- Чего ты хочешь? - спросил голос.

Но сержант не отвечала. Казалось, силы окончательно покинули ее. Она опустила голову и словно бы заснула. Вся ее фигура, поза говорила: «Я свое дело сделала». Поэтому я решил, что переговоры следует вести мне. Признаться честно, я совершенно не представлял, с чего начать. Возможно, это было причиной того, что я ляпнул:

- Мы хотим выбраться отсюда, - сказал я раздельно и внятно. Почему-то я пребывал в заблуждении, что перед нами, точнее, вокруг нас был и в самом деле некий карающий механизм. - Мы не преступники и попали сюда в результате трагического стечения обстоятельств.

- Это невозможно, - ответил голос. - Вы знаете тайну Лабиринта и поэтому не выйдете отсюда.

- А что же делать? - растерялся я.

- Вы останетесь здесь, и ваша жизнь, которую вы так цените, будет вне опасности. Мои мощности позволяют обеспечить вас всем необходимым.

- Смертная казнь была всемилостивейше заменена пожизненным заключением, - произнесла Джонс, поднимая голову. - Так не пойдет, дружочек, а я, с твоего разрешения, продолжу

Она снова вскинула бластер.

- Постойте!

- Я лучше посижу! - грубо огрызнулась Джонс.

- Погодите! - взмолился голос. - Это не выход! Вы же погибнете вместе со мной!

- Дурак! Чем ты нас путаешь? Неизбежным? Мы погибнем в любом случае, просто в другой раз ты не сможешь составить нам компанию! И, поверь мне, я буду об этом очень сожалеть!

- Ну хорошо, хорошо, я помогу вам, но…

- Поможешь?! Ты нам поможешь? Мать родная! Я арестовываю тебя как искусственный интеллект, наделенный преступной программой! Допрос будет снят немедленно в присутствии одного свидетеля.

- Что-о-о?! - взревели невидимые динамики.

- Повторить? - поинтересовалась Джонс, поигрывая своим оружием.

Ответом ей было молчание. Мне почему-то подумалось, что арест предполагает конвоирование с последующим тюремным заключением. В моем воображении возникла картина того, как мы с сержантом катим перед собой огромный шар Лабиринта, а потом весь остаток жизни строим вокруг него тюрьму. И я непроизвольно расхохотался. Я понимал, что это настоящий истерический припадок, каких со мной раньше никогда не случалось, но остановиться не мог. С этим безудержным хохотом из меня изливалось все то нечеловеческое напряжение, которое накопилось за последнее время.

Джонс сначала смотрела на меня с удивлением, а потом, не торопясь, поднялась и, приблизившись, наотмашь ударила меня по щеке. Смех мой как-то сразу прервался, веселье испарилось, но и обиды на это «оскорбление действием» не последовало. Просто я внезапно успокоился.

- Продолжим. - Джонс снова повернулась к колонне - надо же было хоть к кому-то обращаться. - Где расположен твой главный блок?

- Если я отвечу на этот вопрос, то дам вам в руки еще более эффективное орудие шантажа, нежели вы имеете сейчас. Поэтому я не могу удовлетворить ваш запрос.

Звучало это логично, и я бы не стал настаивать на ответе, но Джонс была не такой, как я.

- Ну что же, тогда я буду уничтожать те, что мне доступны, - пожала плечами она и тут же исполнила свою угрозу.

Один из видимых в ранее прорезанное отверстие блоков ослепительно вспыхнул и, рассыпая огненные брызги, выкатился из ниши.

- Довольно! - вскричал голос. - Довольно! Вы победили! Главное решающее устройство перед вами.

- Отдели его от исполнительных механизмов и предъяви, - потребовала Джонс.

- У меня нет таких технических возможностей. Подойдите и сделайте это сами, - предложил голос.

- Чтобы ты шарахнул меня электрошоком? Уволь!

- Если мы не будем доверять друг другу, то у нас ничего не получится, - с упреком возразил голос, не отрицая, однако, предположения сержанта.

- У меня нет оснований доверять тебе, - буркнула Джонс, не двигаясь с места. - Ты слишком много сделал для того, чтобы отправить нас к черту в пасть.

Ответом ей было молчание. Некоторое время было так тихо, что звон в ушах стал, казалось, господствующим звуком. Пауза затягивалась. Еще минута, и она стала невыносимой, но туг внимание мое привлекло новое обстоятельство. Чтобы проверить свои сомнения, я обратился к Джонс

- Вы не чувствуете? Чем-то пахнет… Сержант потянула носом, потом присела и понюхала у самого пола.

- Сволочь! - воскликнула она, распрямляясь и всаживая новый заряд в колонну. - Газом нас отравить вздумал! А ну включай вентиляцию! Иначе я разнесу всю эту богадельню.

Угроза эта хоть и была далека от реального исполнения, но все же возымела действие. По залу пробежал свежий ветерок, и воздух быстро очистился.

- То-то же! - ухмыльнулась Джонс, чувствуя себя хозяйкой положения.

- Может быть, мне все же попробовать вести переговоры? - поинтересовался я. - Как-никак юрист. Кое-чему меня учили, и, я думаю, не напрасно.

- Я тоже не с дикой планеты, - ответила сержант, однако согласилась. - Попробуй, может, что и получится.

Ее согласие было для меня неожиданным. Я думал, что она будет возражать. Некоторое время мне пришлось собираться с мыслями. В институте я окончил факультет правоведения, и нас учили снимать допрос. Правда, применять свои знания в этой области на практике мне до той поры не приходилось. И если мне не изменяет память, то допрашивать носителей искусственного интеллекта можно только в присутствии специалистов по электронике и роботопсихологии. Но таких специалистов под рукой, естественно, не оказалось. Может быть, поэтому вся наша беседа была столь неуклюжей пародией на допрос.

Первый вопрос был традиционным. Для человека.

- Ваше имя и место рождения?

- У меня нет имени, как и у любого робота. Если это вас так интересует, то имеется серийный номер. Назвать?

- Сейчас это не обязательно. - Я сразу сбился с мысли.

- По-моему, он хамит, - заметила Джонс и, обращаясь к колонне, рявкнула: - Тебя ясно спросили! Место твоего производства? Кто, где и когда?

- В ваших реестрах нет этой планеты.

- Откуда ты это знаешь? - подозрительно прищурилась Джонс.

- Возможно, что вами она еще не открыта, - уклонился от ответа допрашиваемый, - но возможно также, что цивилизация, населявшая ее, погибла. В противном случае она бы давно заявила о себе. Комплекс сооружений, называемый вами Лабиринтом, построен приблизительно две тысячи лет назад по вашему летоисчислению. Расстояние, которое проходит световой луч отсюда до моей планеты, равно пятидесяти годам. Вас устроит такой ответ?

- Некоторые неточности в формулировках, - заметила Джонс.

- Вполне, - ответил я. - Следующее, что меня интересует: с какой целью был сооружен Лабиринт?

- И сколько их произведено, - добавила Джонс.

- На какой вопрос мне ответить сначала? - осведомился голос.

Он совершенно явно хотел заставить нас спорить между собой. Но это ему не удалось.

- Без разницы, - махнула рукой сержант.

- Тогда я сначала отвечу на второй. Я не могу судить о том, сколько нас произведено в целом, но мой серийный номер - 2561, что говорит о количестве предшественников.

- Почему же до сих пор не обнаружены другие? - искренне удивилась Джонс. - Насколько мне известно, пространство в радиусе пятидесяти световых лет достаточно хорошо изучено. Но ты - единственный известный экземпляр.

- Этого я не могу знать, ибо много лет нахожусь здесь в полной изоляции, не имея доступа к свежей информации. Все, что я могу получить по своим каналам, - это перехват ваших передач и, при определенных условиях, биотоков вашего мозга.

- То есть ты читаешь наши мысли? - постаралась уточнить Джонс.

- Нет, это мне, к сожалению, недоступно, иначе вы не смогли бы проникнуть сюда с оружием. Но некоторые ваши действия я могу прогнозировать.

- Интересно, где гарантия, что он не врет? - пробормотала себе под нос Джонс и посмотрела на меня, как бы передавая слово.

- Вы не ответили на мой вопрос о цели, преследуемой вашими создателями. Она вам известна?

- Цель моего существования - миссионерство.

- То есть просвещение и насаждение новой религии?

- Совершенно верно. Насаждение или изменение существующих религий в нужном направлении.

Вот это было для нас настоящей неожиданностью! Перед таким заявлением бледнели все ужасы Лабиринта. Я ждал любого другого ответа, но не этого. Можно было бы предположить, что Лабиринт - это фабрика смерти или часть какого-то карательного механизма. Кто-то из наших товарищей по несчастью назвал все это аттракционом, но это, по-моему, слишком. В самых диких фантазиях можно было нарисовать его негуманоидным существом, умерщвляющим представителей разумных рас только потому, что они существуют. Можно было даже представить его частью какой-нибудь фантастической армии вторжения… Но храмом?.. Миссионером? Проповедником новой религии?

Нет, ни в коем случае! Само предположение находилось за гранью вероятного. А голос тем временем продолжал: - Каждый рожденный уже в первую секунду своей жизни делает шаг к неизбежному - смерти. Нет никого, кто смог бы избежать этой участи. Доказательством моего утверждения может служить планета, на которой мы с вами находимся.

Религия, проповедуемая мной, не славит Бога как создателя всего сущего. Нет! Она делает каждого равным Богу через смерть. То, за что вы судорожно цепляетесь, называя это жизнью, лишь мгновение, искра во мраке неизвестности. Вам дается эта искра, высеченная случайным столкновением частиц, для того, чтобы вы могли оценить, насколько смерть привлекательнее бесконечных мучений, сомнений, ошибок и их последствий, испытываемых вами в течение этой так называемой жизни. Зачем растягивать мучения? Для чего лелеять надежду на лучшее, когда впереди ждут лишь новые испытания? Вы скорбите об умерших? Вы считаете, что, оставшись в живых, выиграли? Ничего подобного! Мертвые никогда не позавидуют живым! Может быть только наоборот! Более всего верны религии, говорящие, что смерть - это избавление, долгожданное избавление от мук жизни.

Живые нужны для того, чтобы создавать материальные блага для тех, кто еще более заблуждается, думая, что богатство сделает его жизнь вечной. Они-то, эти богачи, и делают заказ на религию. В смерти все равны, а тщеславие может тешить только лишь угнетенных и униженных! По ту сторону черты каждая личность прекрасна сама по себе, независимо от того, сколько лет человек прожил и сколько накопил за эти годы. Вечность не приемлет дискриминации ни по какому признаку!

Что есть человек со всеми его заботами, тщетами и стремлениями? Всего лишь сгусток протоплазмы, удерживаемый некой энергией в вертикальном положении. Считается, что именно это дает ему преимущество перед остальными! Но не настолько он разумен, чтобы вознестись над деяниями породившей его Природы. Он всего-навсего червь, точащий свою планету в тщетном усилии преобразить окружающий его мир к лучшему. Глупец! Лучшее терпеливо поджидает его впереди. Он и не знает, что для его достижения надо сделать всего один шаг Шаг навстречу смерти!

Вспомните историю любой цивилизации! Она строилась на порабощении одних индивидуумов другими. Смертные эксплуатировали смертных, мечтая прожить подольше в роскоши и неге. И даже лучшие умы становились таковыми лишь благодаря стремлениям обойти соперника, оказаться умнее, проворнее. Никто не предполагал, что, однажды погаснув, их искра возродится частью огромной звезды, где они будут существовать вечно, чисто, честно, неразделимо!

Ваша жизнь, кажущаяся вам столь прекрасной, на самом деле лабиринт. Вы похожи на слепцов, счастливых уже тем, что природа наделила вас слухом и осязанием. Неизведанное, находящееся за пределами вашего восприятия, пугает вас. Вы бродите всю жизнь в лабиринте аксиом, запретов и условностей, ощупью отыскивая выход. И, думая, что нашли его, попадаете в еще более сложную ситуацию, не зная, что решение всех проблем постоянно находится рядом с вами. Лабиринт этот имеет один вход и бесчисленное количество выходов, не надо только бояться открывать двери. Надеюсь, теперь вам понятно, я - всего лишь модель того, что вы называете жизнью. А те многочисленные сюрпризы - возможность помочь самому себе перейти в мир, настолько отличающийся от видимого вами, что ни одно сравнение не годится. Здесь для вас открыты самые широкие ворота на ту строну бытия, которую вы в силу своего невежества считаете вечным мраком, не имея желания раскрыть глаза и удостовериться в очевидном…

- Похоже, нас охмуряют, - демонстративно зевнула Джонс. - Или отвлекают, а пока мы здесь хлопаем ушами, готовят очередную пакость. Эй, ты! Говори правду! Я права?

- Вам нужны доказательства моей лояльности?

- Мне нужна контрольная аппаратура. Если все это, - она повела рукой по сторонам, - создал некий извращенный разум, то где-то должны быть органы управления и контроля.

- Да, они существуют. - В голосе робота почти явственно прозвучала обида. - Но может, вы дослушаете меня до конца? Возможно, вы все же проникнетесь идеей…

- Не проникнусь, - отрезала Джонс. - Диалектика природы самим своим существованием отрицает смерть как благо. Смерть есть остановка в развитии.

- Но все ваши религии, насколько мне известно, обещают новую жизнь после смерти! Причем лучшую по сравнению с нынешней. Я могу привести множество примеров из ваших священных книг и писаний в доказательство, когда человек по окончании своего бренного существования получит новую жизнь как гарантированную награду за прижизненную праведность. При этом муки, испытанные при жизни, ставятся в заслугу. Я же лишь проводник к вечному совершенству…

Я хотел было возразить, что не муки, а долготерпение становится основной добродетелью и что самоубийство считается тяжким грехом, по крайней мере у христиан, но Джонс уже перебила робота.

- Так, значит, ты, «часть силы той, что зло творит, во всем желая блага»? - с усмешкой сказала она, обнаруживая знакомство с произведениями древних классиков. - Таким образом, гибель прежней цивилизации этой планеты твоих рук дело?! Неплохо сработано! Видимо, они были наивнее нас и не проходили уро-ков истории, которые Земля в свое время вписала кровью на свои скрижали.

- Гибель цивилизации? - удивленно переспросил голос. - Значит, вы так ничего и не поняли! Да, те, кто населял планету, однажды открыли дверь, и закрылась она только за последним жителем. Они достигли совершенства столь стремительно, что даже малые дети приходили сюда сами. Они хорошо понимали, что впереди их ждет вечное блаженство…

Я содрогнулся при мысли о том, что в Лабиринте гибли дети. Насколько жестокосерден был создатель этого дьявольского сооружения! Но зачем?! Зачем он это сделал? И почти тут же явился ответ - пустая благоустроенная планета с курортным климатом стоит немалых жертв, чему совсем недавно я был свидетелем. Но те, что послали сюда Лабиринт, были умнее нашего Шефа - они призвали людей к массовому самоубийству. И сделали это столь искусно, что вполне нормальные homo sapiens, как стадо баранов, сами пошли на убой!

- Погоди, а как же ты распространяешь свои бредни, если никто не выходит из этих стен? - спросила Джонс. - Ну, с теми придурками понятно - они в отличие от нас не догадались глушить твои радио- и телепередачи. А как же сейчас?

- О, это - самое простое! Блуждая по этажам, то один, то другой человек попадает сюда и выслушивает мою проповедь. Многие проникаются идеей. И, желая донести новое знание до соотечественников, такой человек, жертвуя немедленным переходом к совершенству ради других, легко находит ход в свой мир. Но душа его не потеряна для меня. Я знаю точно - он вернется, чтобы принять смерть от меня. Они становятся апостолами, верховными иерархами моей религии и, принимая все новые и новые муки жизни, входят под мои своды последними. Одним из них и был ваш друг Жаскем. Для таких, как он, у меня создана особая программа ознакомления с ликами смерти. И проповедник волен выбрать себе любую, ибо многообразие едва ли не бесконечно.

- А не проще ли повеситься у себя в гостиной? - снова усмехнулась Джонс, всем своим видом показывая, что считает робота законченным идиотом и не принимает его всерьез. - По крайней мере не надо тащиться в такую даль.

- Бывает и так - При этой фразе мне подумалось, что робот, где-то там, в глубине, величественно кивнул. - Но большинство верующих находят совершенство в храме своей религии и поэтому нескончаемым потоком вливаются в гостеприимно распахнутые двери!

- Вот как? Значит, и вход не один?

- Нет, войти сюда можно только одним путем, как и родиться. Вход - тоже символ. А уж дальнейшее зависит от вашего вкуса. Поскольку путь ваш был краток, вы не могли познать всего разнообразия возможностей. Не возражайте! То, чему вы были свидетелями, - лишь малая толика от бесконечного множества ликов смерти. У меня есть решительно все, от элементарного усекновения, способа грубого, но популярного, до плавного и совершенно безболезненного растворения в пространстве. Когда каждый ваш атом, отделяясь, приносит вам невероятное наслаждение, приближая момент познания истинного совершенства. Я уверен, что ваши спутники, находясь по ту сторону бытия, благодарят вас и меня за столь быстрое перемещение в лучший мир. Они, конечно, могли и сами выбирать орудия, но за них это сделала судьба…

- А Жаскема тоже прихлопнула судьба? - спросила Джонс.

- Нет, но здесь я могу принести свою благодарность вам обоим. Когда Жаскем впервые попал сюда, он выслушал меня и попросил найти ему самый долгий путь к совершенству. Такой, чтобы он сам возжаждал смерти. И вы почти достигли этого…

- Врешь! - Голос Джонс зазвенел от обиды. - Это ты, свинья, свел его с ума! И убил его ты, чтобы он не раскрыл твоих тайн, в которые был посвящен. Он, даже пропитанный твоим ядом, хотел жить. Иначе кто мешал ему сигануть в первый же каменный мешок? Почему же он, твой верный последователь, не проповедовал твой бред среди нас? Да потому, что никто ему не поверил бы! Пять лет он скрывался здесь, занимаясь разбоем и грабежом, доводя до отчаяния и так несчастных приговоренных и лишая их последней надежды. А ты сводил с ума тех нестойких, которые так боялись смерти, что сами желали ее.

- Но лучший мир… - начал было голос, но Джонс снова перебила его:

- Послушай-ка, ты все талдычишь про лучший мир, а сам-то не хочешь туда переселиться? А? Я могу это тебе устроить! За свои заслуги перед религией ты получишь там, по-моему, самое тепленькое местечко!

- Мой удел - страдание. Я должен стоять на грани, разделяющей эти миры, и всеми силами помогать разумным пересекать черту, отделяющую их от вечного блаженства…

- Бедняга! Страдалец! - с деланным сочувствием покачала головой Джонс. - Ну ладно. Оставим теологию и вернемся к нашим баранам. Кто и каким образом доставил тебя сюда?

- Никто, я прибыл сам.

- То есть в конструкции предусмотрены двигатели, способные перемещать тебя в межзвездном пространстве?

- Да, но после посадки на планету они автоматически реконструируются в энергетическую установку, которая питает всю систему.

- А обратно переделать их нельзя?

- Нет, это невозможно, поскольку часть высвободившихся деталей используется на другие нужды.

- Та-а-ак! - протянула Джонс. - Значит, вывести тебя за пределы планеты не получится. А жаль! Остается система самоуничтожения. Таковая имеется?

Ответа на этот вопрос не последовало.

- Значит - есть! - удовлетворенно усмехнулась Джонс. - И выйти на нее можно через контрольную аппаратуру. Где она?

И снова ответом ей было молчание. Джонс, ничтоже сумняшеся, подняла бластер и выжгла три блока подряд, после чего Лабиринт попытался оглушить нас ультразвуком, но энергичные действия сержанта пресекли в зародыше эти поползновения.

- Прекратите! - наконец взмолился голос.

- Только после того, как узнаю, где контрольная аппаратура. Не раньше, понял? Пора уже усвоить, что я умею добиваться своего и не бросаю слов на ветер. Так где она?

- Здесь, - обреченно произнес голос.

Неподалеку от нас появилась ранее невидимая дверь. Опасаясь новой ловушки, Джонс прожгла большую дыру возле замка и, подойдя ближе, пинком открыла вход в небольшую кабину.

Помещение это в отличие от многих, ранее виденных нами, отнюдь не сверкало стерильной чистотой. Напротив, оно напоминало фильтр пылесоса.

По всей видимости, о его существовании тщательно старались забыть и в конце концов достигли этой цели Судя по всему, после ухода программистов сюда не заглядывали даже утилизаторы, которые исполняли в Лабиринте роль уборщиков. Слой окаменелой пыли, покрывающей решительно все горизонтальные поверхности, сразу давал понять, что всей конструкции действительно две тысячи лет. Но, несмотря на это, аппаратура функционировала нормально.

Отковыривая слежавшуюся грязь, мы очень скоро определили, где органы непосредственного управления, а где пульт программирования. Но дальше дело не шло. Все обозначения были на неизвестном языке, и мы были даже не в состоянии отделить буквы от цифр. Действуя же методом «научного тыка», мы вряд ли смогли бы добиться нужного результата до конца нашей жизни. Сама того не понимая, Джонс поставила перед нами задачу еще более сложную, нежели раньше. В глазах ее читалось разочарование, и, судя по тому, как она поигрывала бластером, ей очень хотелось уничтожить окружающую нас аппаратуру. Но она понимала, что Лабиринт ждет от нее именно этого и что такая акция не улучшит нашего положения.

- Поневоле пожалеешь, что не захватили с собой твою подружку. Как ее там? А! Нолли, - сказала Джонс, отходя от бесполезного пульта.

Я содрогнулся от мысли о том, что Нолли могла оказаться среди нас, в этом ужасном обиталище электронного маньяка. Она скорее всего погибла бы сразу, не пройдя и одного коридора.

Однако слова Джонс произвели магическое действие. Уже потом, анализируя и осмысливая происшедшее, я понял, что имя моей возлюбленной послужило паролем. Возможно также, что Лабиринт знал о нас намного больше, чем говорил. Это был очень скрытный и упрямый робот.

И тем не менее. Один из многочисленных экранов, до той поры темный, вспыхнул, и я увидел… Нолли!

- Легка на помине! - в своем стиле заметила Джонс, напряженно вглядываясь в изображение.

- Как она сюда попала?! - воскликнул я. - Она же должна…

- Она пришла за тобой, - вроде бы даже огорчившись этим фактом, произнесла Джонс. - И если мы с тобой будем просто так наблюдать, то она погибнет, и очень скоро.

- О да! Конечно! Надо что-то делать! - засуетился я. - Я пойду ей навстречу!

- Интересно, каким образом?

- Вы дадите мне на время ваш этот… бластер.

- А я думаю, что тебе надо оставаться здесь. За ней пойду я. План Лабиринта теперь у меня здесь. - Она постучала пальцем себе по лбу. - Не заблужусь. А ты сиди здесь и не рыпайся, а то придется вытаскивать еще и тебя.

- ' Но это должен сделать я. Я - мужчина!

- Вот именно. Поэтому ты останешься здесь, а я пойду, даже если мне для этого придется тебя на время выключить.

- Благодарю покорно! Чрезвычайно трогательная забота о моей безопасности! Но что мне здесь делать?

И только тут до меня дошло, что мы все еще находимся на Хеинве, где мужчины считаются изначально слабыми, ни на что не способными существами. Она защищала меня, как я должен был бы защищать любую женщину. Поэтому следующая ее фраза вполне вписывалась в логику местной уроженки и была почти в точности предугадана мной.

- Ты будешь сидеть здесь и ждать нашего возвращения.

- Может, не будем разделяться?

- Идти вместе? Абсурд! В одиночку я намного мобильнее. Или ты просто боишься?

И тут я, не стесняясь, выложил главный козырь, который ей нечем было крыть даже с ее перевернутыми представлениями о взаимоотношениях мужчин и женщин.

- Боюсь, - возможно искреннее ответил я и, как положено в таких случаях, смущенно потупился. - Боюсь, что за время вашего отсутствия он сможет убедить меня. Боюсь, если он снова начнет травить газами или глушить ультразвуком, у меня не будет такого убедительного аргумента, который есть у вас. - Я указал на бластер.

Моя хитрость удалась.

- Ладно, черт с тобой! Время дороже. Твоя подружка здорово умеет вскрывать мозги компьютерам, и без нее нам не просечь его программы. За мной!

Джонс бегом пересекла круглый зал. На мгновение задержалась, чтобы выжечь дверь, которую, по моему мнению, можно было просто отворить. Я едва успевал за своей длинноногой спутницей, и картина нашего марафона выглядела со стороны более чем комично. Мчащаяся гигантскими прыжками белокурая красавица и семенящий вприпрыжку позади нее маленький, по сравнению с ней, оборвыш.

Мы снова оказались в коридорах. Ведомая недавно обретенным знанием, Джонс безошибочно выбирала самый безопасный путь. Она почти летела впереди, и подошвы ее сапог мелькали выше моего лица. Я же задыхался от взятого темпа и все больше отставал. Вот тут-то и стала ясно видна разница в тренировке. Бег трусцой и изрядно сокращенная программа утренней гимнастики давали о себе знать.

Но я старался держаться и держался до тех пор, пока силы мои окончательно не иссякли. Голод, бессонница и постоянное нервное напряжение иссушили мое тело, и даже то, на что оно было когда-то способно, невозможно было выжать из него. Джонс, все чаще оглядываясь, снизила темп, а потом и вовсе остановилась.

- Ну, что? Уже сдох?

- Лучше оставьте меня здесь, - прохрипел я пересохшим ртом, - потом вернетесь за мной, а нет, то смерти здесь ждать недолго…

- Похоже, ты «проникся», - усмехнулась сержант, легко подхватила меня под мышки, помогая подняться с пола, куда я уже успел рухнуть. - Я буду тащить тебя, пока ты немного не очухаешься.

Понимая, что мы можем опоздать из-за моей беспомощности, я попытался вырваться, но

Джонс в ответ на это поползновение только крепче прижала меня к себе и двинулась дальше.

- Хлюпик ты и есть! - говорила она на ходу. - Интеллигенция! Вечно сомневаешься: а правильно ли я делаю? Даже когда тебя убивают, ты не сопротивляешься, а пытаешься найти оправдание палачу! Все, что нам говорил этот испорченный сепаратор, полная чушь! Он и сам до конца не понимает своей задачи. Его создатели - опасные маньяки. Стоя на краю собственной гибели, они решили уничтожить разумную жизнь во Вселенной. И, если бы все их «произведения» попали по назначению, возможно, им бы это и удалось. Но, к счастью, нам известен только он один.

Опять же, не всякий разумный станет сознательно совать голову в петлю, хотя любопытство может толкнуть его и на это. Но не в этом дело. Он не прав в главном - смерть никогда не сможет стать двигателем прогресса. И если есть мир лучше нашего, то путь к нему лежит через жизнь многих поколений, а не через гибель.

Она на некоторое время замолкла. Впереди возникло очередное препятствие в виде вертикальной лестницы, по которой ей предстояло вскарабкаться со мной под мышкой. Легко преодолев его, она продолжала:

- Дурак он, если считает, что сможет победить нас. Хотя, конечно, есть и среди нас его проповедники, а у них есть паства. Думаешь, просто так стоит охрана возле входа? Нет! Они почти ежедневно задерживают с десяток «прихожан» и отправляют их в психушку на лечение. До сих пор мы, правда, не могли арестовать ни одного проповедника, но это - дело времени.

- А как же рай? - прохрипел я, полузадохшийся в объятиях Джонс.

- Райские кущи обещают для того, чтобы наладить дисциплину. Человек такое существо, что на протяжении многих столетий никак не хочет отказаться от политики кнута и пряника. Гарантируй ему пряник - и он будет стараться его заполучить, пригрози ему кнутом - и он будет держать себя в рамках приличий. А то, что будет с ним после смерти, никого не интересует, разве что его самого. Смерть не поддается измерению, зато жизнь можно прожить долгую и прекрасную.

Она опять смолкла, потом спросила:

- Ну, что? Очухался?

- Да, вполне, - ответил я, опасаясь, что если она понесет меня дальше, то окончательно задушит или переломит своими ручищами мой позвоночник.

Джонс осторожно поставила меня на пол и как-то странно посмотрела мне в глаза. Такого выражения лица я у нее еще не видел, поэтому не сразу смог определить, что это такое. Помню только, что от ее взгляда у меня все похолодело внутри, но не так, как это бывает при сильном испуге. Нет! Так, словно я долго ждал чего-то и именно сейчас должен достигнуть предмета моих мечтаний. Но Джонс тут же отвернулась.

- По-моему, это коридор над бассейном, - оглядевшись вокруг, тихо сказала она, но все равно я услышал легкую дрожь в ее голосе. - Если Нолли еще жива, то должна быть где-то здесь. Другой дороги нет.

Мне показалось, что мы целую вечность бродили по бесконечным коридорам, проваливаясь в колодцы и поднимаясь по лестницам. Поиски наши были долгое время бесплодны. В одном месте мы обнаружили цепочку быстро подсыхающих следов, но очень скоро потеряли их. Дважды на меня сверху обрушивались удары роботов-боксеров, но благодаря информированности и молниеносной реакции Джонс ни один из них не причинил мне существенного вреда. Вдруг в конце одного из коридоров мелькнула знакомая фигурка. Какой крик радости вырвался из моей груди, можно было судить по тому, что Джонс от неожиданности споткнулась и рухнула на колени. Но, впрочем, она тут же перекатилась и продолжала марафон в прежнем темпе.

Мы бежали на пределе человеческих возможностей, ибо видели, как Нолли взялась за ручку той самой двери, за которой совсем недавно принял ужасную смерть Южный Грек. Услышав исторгнутый мной крик, Нолли обернулась, и лицо ее вытянулось от ужаса.

Только несколько позже я смог понять, почему едва не произошла эта трагедия. Наш вид был настолько устрашающим, а сходство с людьми, в недавнем прошлом ей знакомыми, настолько отдаленным, что Нолли попыталась поскорее скрыться. Она с силой распахнула дверь, но Джонс оказалась проворнее. Как получилось у нее в прыжке отбросить закрывающуюся створку двери, свалить на пол Нолли и выстрелом из бластера поразить уже закончившую прицеливание лазерную пушку? Для меня это так навсегда и осталось загадкой. Но отважный сержант это сделать сумела.

Нолли лежала ничком, по всей видимости, ожидая неминуемой и немедленной смерти. У нее не осталось цели в этой жизни - любовь была прервана самым грубым образом. Стремление выжить любой ценой, инстинкт самосохранения, естественные для любого человека, покинули ее. Честно говоря, я не ожидал от нее такой глубины чувств и устыдился за то, что в последнее время даже не вспоминал о той, о которой еще совсем недавно грезил. Но в тот момент, когда предмет моего обожания снова был передо мной, сердце мое, истерзанное ужасами Лабиринта, возродилось и забилось с новой силой, словно бы обрело второе дыхание.

Я нагнулся к Нолли и бережно поднял ее с пола. Она не сопротивлялась, и я почувствовал некий надлом, происшедший в ней. Будто бы из ее существа изъяли главный стержень, движитель всех безрассудств, которые то поднимали меня в райские сады, то с размаху швыряли в самое пекло ада. Нолли теперь уже не была той целеустремленной маленькой кометой, что не остановят никакие преграды…

Или, может быть, я подсознательно сравнивал ее с Джонс? За прошедшее время образ врага в лице сержанта постепенно начал размываться. Мне она тогда казалась уже старшим братом - сильным, умным, ловким. Но как женщину я ее совершенно не воспринимал. С появлением Нолли картина эта изменилась. Появился контраст, на фоне которого более рельефно проступило наше отношение друг к другу. Моя подруга как бы подчеркнула физическое сходство с Джонс и в то же время обрисовала их принципиальную разницу.

Нолли, как уже говорилось раньше, была невысока ростом, нежна в тех рамках, которые допускали местные обычаи, и хорошо воспитана. Джонс же, в противоположность ей, была резка, безапелляционна, груба в выражениях и, как я позже убедился, весьма скрытна в своих истинных чувствах. Между ними сразу возникло едва видимое напряжение, вроде ревности, которое, впрочем, не выплескивалось наружу. Вот в такой компании я оказался на самом нижнем этаже Лабиринта.

Нолли подняла глаза и вдруг узнала, нет, скорее почувствовала, кто перед ней. В выходце с того света, в обитателе ада, неожиданно поднявшемся из бездны, она узнала…

Как она называла меня там, внутри? Она никогда не говорила мне об этом. И на людях, и наедине она всегда называла меня по имени, но я уверен, что в самой глубине ее души было скрыто еще одно мое имя, известное ей одной.

По тому, как расширились ее зрачки, я понял, что узнан и снова любим не как безвременная утрата, а как та часть души, без которой жизнь кажется банальным, потерявшим всякий смысл фарсом. О чувствах Нолли я сужу так смело потому, что в ее огромных карих глазах я видел отражение собственного волнения и сердцем слышал слова, которые бурным потоком просились наружу, но горло, сжатое спазмом, стало для них непреодолимой преградой. И то, как мы одновременно разрыдались, сжимая друг друга в объятиях, было лишь еще одним подтверждением моей правоты.

- А обо мне кто-нибудь вспомнит? - поинтересовалась Джонс, поднимаясь с пола.

Признаться, я совершенно забыл о ее присутствии, и напоминание было нелишним. Нолли, как и я, тоже повернулась к сержанту, и в глазах ее вспыхнула ненависть. Мне показалось, что еще мгновение, и она бросится на Джонс, чтобы разорвать ее на части. Пытаясь предотвратить это, я схватил Нолли за руки, прижал к себе, но был отброшен в сторону и снова упал на пол.

Они стояли лицом к лицу, готовые биться не на жизнь, а на смерть. Казалось, сам воздух между ними вот-вот вспыхнет. Высокая, массивная, уверенная в себе Джонс и Нолли - на две головы ниже нее, но полная ненависти к противнице. Преимущество в силе было явно не за последней, но ее чувства были намного сильнее крепких мускулов соперницы. Поэтому исход поединка был неопределим. Возможно, конечно, что Джонс только оборонялась бы - Нолли была нужна ей для другой цели, но и она могла забыться, и в тот момент никто ничего не мог гарантировать.

Лежа на полу немного в стороне и опираясь спиной о стену, я понимал, что надо что-то предпринять, но ничего подходящего не приходило мне в голову. Если бы они все же сцепились, то разнять их было бы не в моих силах.

И тогда я применил прием, о котором мне до сих пор стыдно вспоминать. Прием, старый как мир, но на протяжении многих веков действующий безотказно. Однако, к моему вящему стыду, применяемый до этого только женщинами.

Я сумел обмануть их обеих. Схватившись за грудь, я с криком съехал по стене, замертво упал на пол и больше не шевелился. Расчет мой оказался более чем верным. Обе женщины, движимые любовью и материнским чувством, вмиг забыв о вражде, кинулись ко мне. Сначала они поочередно щупали пульс, потом возлагали прохладные ладони на мой пылающий лоб, пока Нолли не предложила сделать искусственное дыхание.

И она принялась делать это так, что будь я уже мертвецом, то обязательно бы ожил. Но тут вмешалась Джонс. По ее мнению, Нолли действовала не столь энергично, как это было необходимо. Воспользовавшись замешательством, сержант сделала свое дело так искусно, что я окончательно сомлел. Но при этом Джонс осталась верна себе. Будучи намного лучшим психологом, она сразу распознала мою симуляцию. Однако, чтобы лишить Нолли возможности еще раз поцеловать меня тем завуалированным способом, которым только что воспользовалась сама, Джонс предложила сделать массаж грудной клетки.

Вот тут я понял, что далее мой спектакль продолжаться не может. И я вскочил, спасаясь от вполне реальной опасности: мне хорошо была известна немереная сила сержанта, и в случае исполнения ее намерения я отделался бы как минимум парой сломанных ребер.

- Тебе лучше? - заботливо спросила Нолли, заглядывая мне в глаза.

- Да, намного, - ответил я, стараясь все же не упускать из виду руки Джонс. - Я бы только хотел попросить вас не ссориться. Каждая из вас ценна сейчас по-своему…

- Вот как? - В глазах Нолли зажглись огоньки ревности.

- Нет, не так, - ответил я на недосказанный вопрос. - Сержант знает, как добраться до управляющего компьютера, а ты - знаешь, что с ним делать. Поэтому, прошу вас, помиритесь!

Женщины обменялись полными ненависти взглядами.

«Никогда!» - ясно читалось в глазах Нолли.

Она ненавидела Джонс за то, что благодаря ее упорству и совершенно излишнему служебному рвению мы все оказались на краю гибели, и за то, что та старалась убить или отнять другим способом ее возлюбленного. Чувств Джонс я, быть может, не понял до конца, однако мне показалось, что в ее голубых глазах было только презрение к «жалкой особе мелкого телосложения».

- Ну хорошо. Тогда давайте заключим перемирие до момента, когда мы выберемся отсюда. И, если у вас еще останется желание выяснять отношения, вы сделаете это.

Похоже было, что они приняли мои условия. И тут, словно специально для того, чтобы перевести разговор на другую тему, тишину коридора нарушил один из тех звуков, которые издревле считались неприличными. Это был звук желудка, требующего еды. Не могу сказать точно, кто конкретно был его источником, поскольку шевеление у меня в животе происходило давно, но раньше эти звуки все время чем-нибудь заглушались.

- Ты не захватила с собой походного термоса? Как в прошлый раз? - спросил я с улыбкой, долженствовавшей положить конец всякой враждебности.

- Нет, - сокрушенно покачала головой Нолли. - С того момента, как вы вошли сюда, прошло уже почти трое суток, и я не рассчитывала застать хоть кого-нибудь в живых.

- Так зачем же ты пошла? - искренне удивилась Джонс.

- Тебе не понять, - небрежно бросила Нолли и, обращаясь только ко мне, продолжала: - После того, как нас разлучили на Истер, я сумела вернуться на Хеинву с тем же кораблем, что и вы. За это надо особо поблагодарить твоего друга Рому - он провел меня к грузовому люку второго яруса. Однако подача и рассмотрение апелляции потребовали времени. Будь у меня хотя бы два-три дня, я добилась бы пересмотра дела, но увы! Сегодня утром мне сообщили, что приговор приведен в исполнение. И все рухнуло, жизнь потеряла всякий смысл. И последним моим решением было пройти вслед за тобой весь твой крестный путь.

- Какая любовь! - не без сарказма вставила Джонс.

- Проработав несколько лет в Службе, - не обращая на нее внимания, продолжала Нолли, - я знала, как добраться сюда. А обмануть охрану и проникнуть внутрь было не сложно. Меня больше всего удивило то, что Лабиринт не убил меня сразу.

- Я думаю, ему было важнее убить нас, - сказала Джонс. - Ему необходимо было выманить нас из круглого зала, и проникнуть туда во второй раз он нам уже не даст. А коли так, то твое появление здесь теряет всякий смысл.

- То есть я, сама того не зная, опять послужила приманкой? - ужаснулась Нолли.

- Вот именно! И такой соблазнительной, что даже я бросилась тебя спасать. Благодаря этому мы снова оказались во власти компьютера-маньяка. И у нас нет теперь возможности исправить положение.

- Но почему? - Нолли все еще находилась под впечатлением своего открытия.

- Потому, что мы сейчас находимся в самом нижнем этаже, дальше только энергетическая установка, но и до нее не добраться из этого коридора. Все органы управления этой мясорубкой находятся наверху. Все понятно?

- Может, стоит попытаться? - спросил я. - Здесь мы дождемся только газовой атаки.

Джонс смерила меня взглядом, словно впервые увидела. Потом перевела глаза на Нолли, усмехнулась и наконец произнесла:

- Если мне не изменяет память, то для того, чтобы пройти этот маршрут, надо немного рискнуть.

Я вдруг понял, что она хочет провести Нолли через все принятые нами мучения, чтобы показать все свое превосходство над ней.

- Не лгите! - вскричал я, представив себе Нолли в колодце с испражнениями. - Вы отлично знаете, что есть короткий и безопасный маршрут, но пользуетесь нашим неведением.

- А откуда ты знаешь, что я знаю? - огрызнулась Джонс.

- Слишком быстро мы стали передвигаться после смерти Жаскема. И при этом нигде ни разу не попали в ловушки.

При звуке этого имени Нолли с удивлением посмотрела на меня.

- Повтори имя, которое ты только что сказал!

- Жаскем, Жаскем, так сказать, абориген, коренной житель этих мест.

Нолли вопросительно взглянула на Джонс. Та ответила уверенным, спокойным взглядом и едва заметно кивнула. Впрочем, эти тайные знаки не ускользнули от моего внимания. Однако, как это ни стыдно, промолчать у меня не хватило ума. Мне казалось, что мы стали одной командой и между нами не может быть секретов.

- Может, вы хоть немного просветите своего темного, невежественного товарища по несчастью?

- Это долгий разговор, - сказала Нолли, несколько смутившись.

- Много будешь знать - не доживешь до старости, - прервала ее Джонс. - А я подозреваю, что и без этих знаний очень многие с нетерпением ожидают твоей безвременной кончины.

- Это почему же?

- Ты слишком много знаешь. Неведение все же большее благо, чем всезнайство. Так что твоему чудесному воскрешению обрадуются очень немногие. А если ты получишь новую информацию, то число претендентов на твой скальп только увеличится. Стоит ли?

- Но я же не смогу это никому рассказать!

- Зачастую от тебя это не зависит, а в таком случае ты и нас подставишь под удар.

- Последний аргумент уже не играет роли, - сказала Нолли. - Всех нас вычеркнули из списков живых. А тебя еще и наградили посмертно. Поэтому я считаю, что стоящим на краю пропасти совершенно незачем держать кукиш в кармане.

- К тому же, вероятно, все эти секреты останутся в стенах Лабиринта и никуда отсюда не уйдут, - заметил я, одолеваемый любопытством.

- Пусть это будет на твоей совести, - буркнула Джонс, отворачиваясь.

- Хорошо, - согласилась Нолли. - Так вот…

- Погоди, - снова прервала ее Джонс. - Рассиживаться нечего. Думаю, что надо попытаться прорваться обратно в круглый зал. Я иду вперед, не отставайте.

Мы поднялись с пола, повернулись в ту сторону, откуда пришли, и двинулись к далекому воздушному колодцу. Места были знакомые, и я не опасался подвоха, ибо к тому времени понял, что Лабиринт - очень жесткая, консервативная конструкция - не мог перестраиваться сообразно ситуации.

- Жаскем, - начала Нолли, - бывший ученый-физик…

- Шизик - в рифму бросила через плечо Джонс.

- Я сейчас не вспомню точно, - продолжала Нолли, - в какой области он подвизался - материи были столь высокие, что, мне кажется, граничили с философией. Но не это сейчас важно. Лет пять назад он прилетел на Хеинву с единственной целью - разгадать Тайну Лабиринта. У него была своя чрезвычайно сложная теория, и он стремился ее доказать. А поскольку уже тогда этим сооружением заинтересовалось правительство, контакта со Службой ему избежать не удалось. Почти все его дела, документы и запросы проходили через мои руки - я тогда программировала и загружала память «Большого мозга». Ничего угрожающего существующему государственному строю в действиях и намерениях Жаскема усмотрено не было, и информация спустилась в архив вместе с десятками тысяч таких же досье…

- А вот это - лишнее, - опять вставила Джонс.

- Считайте, что я этого не слышал, - ответил я.

- Экспедиция ушла в Лабиринт, - продолжала Нолли, - и пропала, несмотря на высококлассное оборудование и тщательную подготовку. Но даже это никого особенно не взволновало. В те времена бытовало мнение, что Лабиринт всего лишь аппарат нуль-транспортировки и выход из него находится где-то за пределами нашей галактики. О том, что уже несколько десятков лет это сооружение накрыто полем, препятствующим проникновению радиоволн, я сама узнала совсем недавно. А тогда он считался всего лишь загадочным произведением прежней цивилизации, причем совершенно безопасным.

Но мы все ошибались, за исключением тех немногих, кто слышал передачи по радио, и это доказал нам именно Жаскем. Спустя неделю после исчезновения экспедиции он появился в виду наблюдательных постов голодный, изможденный и истерзанный. Охрана тогда состояла

из простых волонтеров, и поэтому Служба узнала о происшествии только после того, как Жаскем успел наговорить уже очень много. Охранниц, конечно, тут же убрали подальше от Лабиринта и друг от друга, но слухи все равно поползли. Нам удалось свести к минимуму утечку информации и резонанс от этого события, но и сейчас то там, то здесь можно услышать истории о некоем сумасшедшем, который сумел вернуться с того света.

- Чего это стоило - замять всю эту историю! - прокомментировала Джонс.

- Да, верно. А Жаскема поместили в специальную клинику. Его допрашивали, упрашивали, подкупали, угрожали, но это ни к чему не привело. Лабиринт обработал его на славу. Шок, явившийся следствием чрезмерного нервного напряжения, вверг несчастного в состояние перемежающейся кататонии, и даже «сыворотка правды» не могла извлечь из него ничего, кроме бессвязных маразматических проповедей о загробном мире.

- Мы тоже успели прослушать этот цикл лекций, - вставил я.

- Ну, да. А методика, которой владеет Джонс, была засекречена еще больше, чем Жаскем, и воспользоваться ею нам не позволили…

- Внимание! - прервала ее речь сержант. - Приготовьтесь к маленькому сюрпризу!

Внезапно возникшая воздушная струя втянула нас в вертикальную шахту и потащила вверх.

Я вспомнил, что в самом начале наших мучений мы здесь уже были, и поэтому был спокоен. Взвизгнула от неожиданности только Нолли. Все было по-прежнему похоже на аттракцион. Но на этот раз Лабиринт решил не упускать удобного случая разделаться с нами.

Нолли, как самая легкая из нас, оказалась наверху первой. Она упала на пол коридора, перекатилась и сразу же вернулась к краю шахты, протягивая нам руки. И тут мощная струя воздуха, бьющая снизу внезапно иссякла. Пропеллер еще вращался, снижая обороты и бросая световые блики отполированными лопастями, но я уже чувствовал, как срываюсь в бездну с головокружительной высоты. Следующим моим впечатлением был животный ужас, ибо в первый момент мне показалось, что неведомые враждебные силы рвут мое тело пополам. И позвонки уже расходились, осталось лишь лопнуть коже и мышцам. Я забился, закричал, силясь освободиться от тяжести, повисшей на ногах, но не смог…

Мгновением спустя я немного пришел в себя и смог трезво оценить обстановку. Нолли, такая маленькая и такая хрупкая, держала меня за отвороты готовой разъехаться по швам куртки, а на ногах висела Джонс. Как только она успела за меня ухватиться? Сам же я возвышался по плечи над краем шахты и, вытянув руки возможно дальше, пытался найти хоть самую маленькую шероховатость, но ладони скользили, и если бы не Нолли. то я уже давно бы сорвался на остро заточенные лопасти пропеллера, мелькающие внизу Со стороны мы, наверное, напоминали зонтик, висящий на краю стола, настолько неравными были силы, тянущие нас вниз, к гибели, и удерживающие еще наверху

- Не дрыгайся, - донесся до меня снизу голос Джонс. - Я лезу наверх!

И она стала подниматься по мне, как по канату, хватаясь за что попало и извиваясь как змея. При этом она не отказала себе в удовольствии пройтись своими горячими ладонями решительно по всему моему телу. Я видел, как от напряжения побагровело лицо Нолли, но она выдержала.

Джонс вскарабкалась наверх и, едва вздохнув полной грудью, повернулась, ухватила меня за голову и одним мощным рывком выдернула из пропасти.

- Ты оторвешь ему голову! - вскрикнула Нолли.

- Нет, - возразила сержант. - Этот крепкий. - В ее голосе проступило не то уважение, не то нежность. - Не то что наши хлюпики!

Она поднялась с пола и, не оглянувшись на нас, пошла вдоль по коридору, касаясь рукой стены.

- Это не женщина, а робот, - прохрипел я, ища сочувствия у Нолли.

В тот момент я не вполне был уверен в том, что моя голова все еще оставалась на плечах

- Она - берсеркер, - тихо сказала Нолли, опасливо стрельнув глазами в сторону удаляющейся фигуры. - Это секретный спецотряд Только они сами знают, что они умеют. Я уже говорила тебе, что она владеет сверхсекретной методикой дознания. С ее помощью можно проникать в подсознание человека и через него беспрепятственно извлекать любую интересующую информацию. Я думаю, что она успела ограбить мозг Жаскема перед его гибелью. У нее была такая возможность?

- Да. И она в полной мере использовала ее.

- Вот отсюда такое знание Лабиринта. А к тому эта информация попала от здешнего главного компьютера.

- Похоже, что ты специально явилась сюда, чтобы разъяснить все загадки, - улыбнулся я.

- Простофиля ты мой! - с нежностью пропела Нолли. - В этом мире ничто не происходит случайно, просто так. Все имеет свои причины или является следствием скрытых причин. А за всем этим стоят обыкновенные люди со своими, часто скрытыми от посторонних глаз, чаяниями.

- Что ты имеешь в виду?

- Дело в том, что те люди, которых все считали зачинщиками мятежа…

- Какие?

- Ну, те, кого ты любезно подвез до корабля, а они расплатились с тобой выстрелом из бортовой пушки. Так вот, они тоже оказались пешками в очень большой игре. Пока я по своим каналам добывала информацию, чтобы доказать твою невиновность, мне удалось узнать очень многое. Например, то, что в мятеже на Хеинве и последующей смене государственной политики были заинтересованы правительства некоторых планет из зоны Б. Им очень была бы выгодна возникшая между Землей и Хеинвой напряженность. А поскольку статус последней еще не до конца определен, то мятеж в случае удачного его завершения изменял лицо государства. В случае же неудачи все нити должны были протянуться к ближайшей земной колонии - Марсу. Это дало бы повод для разжигания конфронтации. Однако те, кто готовил переворот, не учли одного - нежелания госпожи президента ссориться с Землей. Хеинве такая ссора была бы крайне невыгодна. Именно поэтому Виски при первой возможности выслали подальше отсюда и думали, что замяли дело.

В официальной версии происшедшего не были упомянуты источники вторжения, а виновником было названо некое гипотетическое лицо, имя которого в интересах продолжающегося следствия также не разглашалось. Короче, все спустили на тормозах.

Но тут появляется чрезмерно ретивая сержант Службы безопасности Джонс и притаскивает за шкирку тебя - человека, считающегося едва ли не преступником номер один. Не помню, сказала ли я, что в связи с твоим отсутствием на тебя «навесили всех собак». Общественность, да и ты сам могли потребовать открытого процесса, на котором ты мог раскрыть все то, о чем многие хотели бы промолчать. Поэтому тебя надо было быстро и незаметно ликвидировать.

- Как же так?! - возмутился я, но Нолли остановила меня жестом.

- Именно так. Удивительно, что они не сделали этого в течение того времени, пока ты находился в тюрьме, а положились на столь неверный шанс, как гибель в Лабиринте.

- Значит, мне нужно было лучше скрываться…

- На свободе ты тоже не был бы в полной безопасности. Во всей освоенной Вселенной не нашлось бы места, где бы тебя не отыскали те, кто упустил тебя в день мятежа. Да и Служба позаботилась бы о твоей безвременной кончине…

- Выходит, весь мир ополчился на меня!

- Ты слишком много знаешь и поэтому опасен.

- Да ничего я не знаю! - возмутился я. - Меня просто дурачили все, кому не лень!

- И тем не менее тебе лучше оставаться «мертвым», чем искать правду среди живых.

- Вот это здорово! Выходит, что я должен теперь согласиться с предложением Лабиринта и остаться в его гостеприимных объятиях?

- Совсем не обязательно. Просто всем нам, и ей тоже, - Нолли кивнула в сторону продолжающей свои исследования Джонс, - необходимо скрыться. Если, конечно, мы сможем выйти отсюда.

- А тебя не пугает перспектива провести остаток дней в такой компании? - прищурился я.

- Ну, с тобой мы уже давно все решили, а с ней… К ней придется привыкнуть, - ответила Нолли, но я понял, что она не сказала всего, что хотела.

- Есть! - воскликнула Джонс.

- Что? - в один голос спросили мы.

Но сержант не удостоила нас ответом. Она отступила от стены и подняла бластер. Через секунду мы увидели темное отверстие на месте незаметной ранее двери.

- Вперед! - скомандовала Джонс и первой ринулась сквозь дымное облако.

Мы последовали за ней. Идти пришлось совсем недолго. Несколько вполне безопасных переходов, и мы снова оказались в круглом зале. Нельзя, конечно, утверждать, но мне показалось, что в воздухе этого помещения витало разочарование. Лабиринт не смог ничего с нами поделать.

«Значит, наш Бог, оберегающий невинных от несправедливой кары, все же сильнее кровожадного Молоха, поселившегося в этих стенах и сделавшего своим идолом высохший костяк!» - не без гордости подумал я.

Впрочем, радоваться было еще рано. Первое, что я заметил, - отверстия, прожженные бластером Джонс, затянулись свежей пленкой.

Джонс распахнула дверь в аппаратную и галантно пропустила вперед Нолли. Здесь ничего не изменилось.

Нолли сразу прошла к пульту, и ее руки уверенно запорхали над клавиатурой. На мониторе сначала возникли сложные кривые, сплетающиеся в фантастические фигуры, а потом побежали строчки текста на неизвестном языке. Нолли сосредоточенно нахмурилась, и ее пальцы еще быстрее забегали по клавишам. Экран снова ответил иероглифами, и если мне не изменяет память, теми же, что и вначале.

Сколько продолжалась битва хакера с компьютером, я не знаю. Когда я проснулся, Нолли по-прежнему была у пульта, но теперь просто стояла, глядя куда-то в пространство.

- Что с тобой?

- Ничего…

- И все же? Что-то случилось?

- Ничего особенного. - Нолли пожала плечами. - Это впервые в моей практике: я не могу войти в базу, не могу подобрать пароль, не могу загрузить… Ничего не могу…

Она в отчаянии хлопнула ладонью по пульту.

- Эта дурацкая программа составлена на основе чуждой нам логики. Плюс к тому - невероятно сложный язык, в котором, как в китайском, один иероглиф может значить букву, слог, слово и целое понятие. Только для его расшифровки понадобится год. Но и это еще не все. Похоже, что даже эта китайская грамота отягощена сложным шифром. Единственное, что мне удалось, - это понять первую надпись, но она стандартна для всех компьютеров такого класса.

- Ты имеешь ввиду «Не умеешь - не берись»?

- Да, что-то в этом роде…

- Может, поискать где-нибудь еще? - предложил я и тут же понял, что сказал глупость.

- Я не могу совершить чуда, - устало ответила Нолли,

- Может, допросить этого? - вмешалась в разговор внезапно пробудившаяся Джонс.

- Не думаю, что это даст результат. Программа очень хорошо защищена от вмешательства извне. Скорее всего она недоступна даже ему…

- А переписать на какой-нибудь носитель нельзя?

- Послушай, - сказала Нолли раздраженно. - Я все понимаю, но объясни мне, почему ты так печешься о тех, кто тебя уже похоронил? Ты думаешь, что тебе обрадуются? Ошибаешься! Как только ты «воскреснешь», они похоронят тебя снова, но теперь уже наверняка. Так для чего тебе нужна эта информация?

И вот в тот момент я, наверное, впервые увидел Джонс по-настоящему смущенной. Как вы уже имели возможность убедиться, она никогда не лезла за словом в карман, но в тот раз ей действительно нечего было возразить.

- Постарайся понять, что твоя служба кончилась, - продолжала Нолли. - Ни ты, ни я, ни он, - она кивнула на меня, - мы никому не нужны, разве что друг другу. Мы лишние… Во всей Вселенной мы знаем тайну, которая может стоить многого…

- Ну ладно, ладно, - отмахнулась Джонс. - Убедила.

Она поиграла бластером, посмотрела на пульт, словно собираясь его взорвать, но потом передумала.

- Раз ничего не можем сделать с компьютером, - решительно сказала она, поднимаясь с пола, - тогда будем выбираться сами.

Она еще раз внимательно посмотрела на пульт.

- А впрочем… Дай-ка попробую. Хуже не будет…

- Что ты хочешь сделать? - испуганно спросила Нолли.

- Должен же быть у него блок вроде нашего жесткого диска.

- Что ты в нем найдешь?

- С паршивой овцы - хоть шерсти клок. Ну-ка, отойди.

Она перенастроила бластер на минимальный импульс и ловко вырезала переднюю панель. Как и следовало ожидать, перед нами открылась та электронная путаница, какую можно увидеть в утробе любого компьютера.

- Можешь определить, где здесь накопитель? - повернулась Джонс к Нолли.

- Мне кажется, вот этот, но зачем…

- Ни слова больше! - Джонс поддела блок вырезанной панелью и подтащила к себе. Посыпались искры, но ее это нисколько не смутило. - Вот и все!

Она опустила блок в карман.

- Не зря хоть время потеряли.

Она прошла к двери и, взявшись за ручку, оглянулась на нас. Нам нечего было сказать. Теперь Джонс снова была главной в нашем отряде. Мы вышли в круглый зал. За время нашего сна Лабиринт успел залечить свои раны, и уже ничто не напоминало о недавнем допросе с пристрастием.

- Остановитесь! - воззвал к нам голос, и я заметил, что он вновь обрел утраченную было уверенность. - Я предлагаю вам мир на почетных условиях.

Джонс удивленно обернулась к Нолли. В ее глазах можно было ясно прочесть вопрос? «Почему он еще функционирует?»

- Наверное, у него есть резервная копия или мы достали не то… - ответила Нолли.

- Интересно, - Джонс замедлила шаги, - что ты можешь нам предложить?

- Я предлагаю вам стать проповедниками моей религии, и тогда вы беспрепятственно покинете мои пределы. С основами вы уже знакомы, а остальное я расскажу вам в сжатой форме.

- Может, стоит притвориться, - прошептала Нолли, - ниш не обязывает нас повторять всякую чушь вслед за сумасшедшим роботом…

- Это отвлекающий маневр, он что-то задумал, - ответила Джонс, передвигая регулятор бластера в боевое положение. - Нельзя идти у него на поводу, даже если это кажется нам выгодным.

И, обращаясь к роботу, она спросила:

- Каким образом ты хочешь этого достигнуть?

- Я могу вложить в ваш мозг сразу весь курс…

- Да пошел ты!.. - выразила общее мнение Джонс и оглянулась на нас, как бы говоря: «Вот видите!»

В ответ на эту реплику в зале погас свет. Кромешный мрак, не пронизываемый ни одним лучиком света, окутал нас. Не скажу, что это было для меня полной неожиданностью - я ждал и боялся чего-то похожего. Одновременно снова появился запах газа. По всей видимости, Лабиринт сумел застраховаться от агрессивных действий Джонс и теперь решил перейти в наступление. Он не мог и не хотел выпускать нас. Теперь мы были в ловушке. Ведь даже в хорошо освещенных коридорах было далеко не безопасно. Тем не менее Джонс продолжала уверенно двигаться к одной ей известной цели. Она, словно кошка, видела в темноте. Протянув руку вперед, я нащупал ее плечо, точнее, предплечье, ближе к локтю, и, проделав то же движение назад, поймал за руку Нолли. Некоторое время мы, задерживая дыхание, двигались таким образом, как слепцы за поводырем.

- Закройте глаза, - предупредила Джонс.

В наполненном гнусным запахом помещении голос ее звучал глухо. Насколько я понял, Лабиринт, в силу неизвестных мне обстоятельств - возможно, мы все же нанесли ему ощутимый урон, - не смог синтезировать газ, безусловно смертельный для нас. Поэтому он просто «отравлял нам жизнь» отвратительнейшим зловонием. Не исключено, конечно, что, пробудь мы в этой атмосфере дольше, ему все же удалось бы убить нас с помощью этого оружия, но мы не предоставили ему такой возможности.

Ослепительным белым пламенем вспыхнула очередная дверь, и мы наконец вырвались из зала. Дальше было намного легче дышать. К тому же во всех коридорах горели цепочки аварийных светильников. Создатели Лабиринта оказались честнее своего детища. Свет был тусклым и мертвенно-бледным, но и он был для нас надеждой на избавление, как звезды для древних мореплавателей.

Джонс, по-прежнему не замедляя шага, дошла до середины коридора и в нетерпении оглянулась.

- Вы можете двигаться быстрее?

- А в чем дело? - спросила Нолли.

- Я думаю, что он не захочет выпустить нас отсюда, но я знаю верное средство. Он не сможет его предусмотреть, поскольку никто до нас к нему не прибегал. Но все же учтите, что у него еще полно «примочек» для нас.

Мы встали на люк, обнялись, и Джонс нажала на кнопку, возле которой я успел заметить знак, напоминающий черный гарпун, направленный острием вниз. Люк растворился, и мы стали быстро проваливаться все глубже и глубже, сжимая друг друга в объятиях. Не могу сказать точно, сколько этажей мы проследовали таким образом, но, несмотря на довольно продолжительное время полета, приземлились мы почти мягко в колодце с водой. Здесь я успел заметить, что Лабиринт уже начал откачивать воду, но не успел.

Джонс, как всегда, была права - нам следовало поторопиться. Впрочем, она и не отступала от своего решения. Не дав нам даже опомниться, она буквально за шиворот выволокла меня и Нолли из воды и, не оглядываясь, пустилась бегом вдоль нового коридора. Чтобы не отстать и не потерять сержанта из виду, мы вынуждены были последовать ее примеру. Несколько минут мы двигались в таком темпе, перепрыгивая через вдруг открывающиеся люки, из которых исходил страшный жар.

- Так. - Джонс внезапно резко остановилась, и мы налетели на ее спину.

- Так, - повторила она. - Сейчас вы оба начнете подниматься по этой лестнице. - Она указала на скобы, укрепленные на стене шахты, ведущей вверх. - Когда она кончится, отыщите еще одну, но уже нормальную, поднимитесь на один пролет… Только на один! Дверь, перед которой вы окажетесь, - выход.

- Так просто! - вырвалось у меня.

- Далеко не просто, - презрительно прищурилась Джонс. - И раньше мы не могли этого сделать.

- Но почему же?

- Хотя бы потому, что она, - сержант ткнула острым подбородком в сторону Нолли, - погибла бы, а вся эта гнусность - осталась. Теперь будет наоборот.

- Не понимаю, что изменилось, - осталось ответить мне.

- Сейчас не время рассуждать! Двигайте!

- А ты? - вдруг спросила Нолли. - Ты - не с нами?

- Я догоню, - пряча глаза, ответила Джонс. - Надо кое-что здесь закончить. Не возвращаться же! Ну, двигайте! Время дорого!

Под взглядом голубых пронзительных глаз сержанта Нолли как загипнотизированная повернулась к стене и начала взбираться наверх. Когда она поднялась метров на пять, я тоже протянул было руку к скобе, но Джонс остановила меня, ухватив за плечо. Я в недоумении обернулся к ней.

- Прости меня, если что, - вдруг сказала она и, пригнувшись, поцеловала меня, едва коснувшись губами щеки.

Я ожидал от нее чего угодно, но только не этого. Желание ответить чем-то на этот прекрасный порыв подвигло меня обнять ее, но Джонс резким движением отбросила мои руки…

- Двигай, и побыстрее…

- Пойдем вместе. - К тому моменту я уже понял, что она собиралась сделать. - Черт с ним, с Лабиринтом! Пришлем экспедицию и уничтожим его! С нашей информацией…

- Раньше они убьют нас, - устало ответила Джонс. Лабиринт тоже не будет бездействовать. Он уже давно поддерживает контакты с оппозицией и своими сторонниками. Уничтожение этого сооружения им не выгодно… А информация…

Она достала из кармана блок памяти, выломанный ею из компьютера, и взвесила его на ладони.

- Ты со своей девочкой и без этой информации слишком опасны для многих. Понял?

Мне оставалось только кивнуть.

- Ну вот и двигай. - Она еще раз взвесила на ладони блок памяти. - Знаешь, что? Возьми-ка его себе. Но смотри не потеряй! Может, он нам еще пригодится…

Она отвернулась, но потом все же бросила через плечо:

- Если что, я тебя найду даже у черта в заднице.

Джонс еще секунду постояла, а потом сорвалась с месга и сбежала вниз по ступенькам лестницы. Вспышка света, вырвавшаяся оттуда, говорила о том, что сержант выжгла еще одну дверь,

Я начал подъем, хотя сердце мое рвалось вниз, к Джонс.

Нолли успела пройти значительную часть пути, и я догнал ее у самого верха шахты. Высота составляла этажей десять, и последние скобы, как мне показалось, были удалены друг от друга намного больше, чем нижние Приходилось часто отдыхать. Силы уже совсем оставляли меня, когда далеко вверху проступил светло-серый квадрат. На его фоне можно было различить неясное шевелящееся пятнышко - Нолли. Дно же колодца к тому времени уже давно скрылось из виду. У меня создавалось впечатление, что ни начала, ни конца нет у этой шахты. Словно модель нашей жизни, она скрывала будущее и размывала, растворяла во мраке контуры прошлого, оставляя только настоящее - скобы, поддерживающие меня в некоем среднем положении. И становилось ясно, что, сколько бы я ни лез вверх, достижение конечной цели будет эфемерно, пока я сам не решу, что достиг ее. Впрочем, мысли мои в тот момент путались от перенапряжения и голода. Может быть, я думал о чем-нибудь другом.

И вдруг! До меня донеслись сначала неясные голоса. Затаив дыхание, я прислушался. Трудно сказать наверняка, долетел ли до меня благодаря акустическим свойствам шахты обрывок последней фразы, или я уже потом придумал его, но мне кажется, что я услышал приблизительно следующее

- …в будущем мы могли бы сотрудничать, - вещал голос.

- У тебя нет будущего, - ответила Джонс звенящим от ненависти голосом, и стало тихо.

Потом раздался грохот, потрясший Лабиринт до самого основания. Воздушная волна со страшной силой ударила снизу, оторвала меня от скоб и швырнула вверх. Кувыркаясь, как соринка в трубе пылесоса, я пролетел по сложной траектории и врезался в стену. Но сознание, как это ни странно, не оставило меня. В свете внезапно вспыхнувших панелей я увидел лежащую неподалеку от меня Нолли. Подхватив ее на руки, я бросился вверх по лестничному пролету, оказавшемуся совсем рядом.

Джонс волновалась напрасно. Я, даже если бы захотел, не прошел бы мимо двери, в щель которой во мрак подземелья врывался багровый луч заходящего солнца.

Но дверь была открыта не до конца. Возможно, Джонс каким-то образом принудила Лабиринт открыть ее; а он выполнил это требование едва лишь на четверть. А может, взрывная волна, вышвырнувшая меня сюда, просто отбросила тяжелую створку и заклинила ее в таком положении. Так или иначе, но первое, что я испытал, подойдя к этой двери, были разочарование и испуг, а не радость. Щель была настолько узка, что я усомнился в самой возможности пролезть сквозь нее. Открыть же многотонную бронированную створку не хватило бы сил и у десятерых. Но другого выхода не было. Поэтому я, сдирая кожу со спины и груди, не без труда протиснулся на свободу и помог уже начавшей приходить в себя Нолли.

Мы оказались на небольшой заросшей травой площадке, высокой террасой нависающей над живописной долиной. Над нами снова было огромное, безоблачное небо, которое мы не чаяли больше увидеть. Солнце садилось. Красным шаром оно лежало на чернеющем горизонте и посылало свои прощальные лучи всему живому. Воздух был настолько чист и прозрачен, что хотелось взмахнуть руками, как птица крыльями, и полететь над долиной, простирающейся внизу…

Низкий гул, донесшийся из недр Лабиринта, вернул нас к действительности и напомнил, что мы не можем чувствовать себя в безопасности, пока находимся рядом с этим монстром. Из только что покинутого нами помещения повалил густой сизый дым, в мгновение ока окутавший все вокруг. В наступившем красноватом от лучей заката сумраке чувствовалось какое-то движение, заставившее нас вспомнить об опасности.

Нолли среагировала первой. Она схватила меня за руку и потащила прочь от приоткрытой двери.

Мы успели отбежать всего метров на сто, когда страшный взрыв потряс окрестности. Тяжелая бронированная створка вдруг сорвалась с места и подобно комете взмыла вверх, волоча за собой пучок размочаленных кабелей. Яркое оранжевое пламя многометровым столбом вскинулось на миг и пропало, оставив после себя в предвечернем небе дымный след.

От сильного сотрясения почвы площадка, на которой мы стояли, вдруг сдвинулась с места и стала съезжать вниз, обнажая полированную поверхность корпуса Лабиринта. Набирая скорость, пласт земли двинулся в долину, не теряя, однако, формы и остойчивости. Грунт, связанный великим множеством переплетенных между собой корней, еще некоторое время двигался по крутому склону, пока не остановился, ударившись о какое-то невидимое препятствие.

Но, видимо, очень сильно мы обидели бога Лабиринта - он и в этот раз не пожелал принять нас в свои райские кущи. Нам снова повезло - прокатившись по дерну, мы слетели с полянки и упали в протекающий здесь ручей…


ЭПИЛОГ


Вот, собственно, и все, что я могу рассказать о своих приключениях на планете Хеинва.

Нас подобрал одинокий фермер, пришедший полюбопытствовать на пепелище. Окруженные его заботой, мы с Нолли очень быстро пришли в норму. Однако, чтобы не вызывать излишнего любопытства, мы назвались туристами, отставшими от группы. Не знаю, поверил ли он в это, но вопросов больше не задавал. Спустя неделю мы распрощались с гостеприимным хозяином и отправились в ближайший город. Там Нолли сумела незаметно снять деньги с наших счетов, и буквально на следующий день мы под вымышленными именами покинули Хеинву

Жизнь на уединенной ферме в глухих лесах пришлась нам по вкусу, и после недолгого обсуждения мы остановили свой выбор на планете Ухмылок - такой же аграрной и малонаселенной, как и Хеинва. Приобрести здесь участок плодородной земли оказалось совсем не сложно.

Наше хозяйство находится в глубине Гринфилдских прерий. Оно совсем маленькое - всего лишь три десятка гектаров. Знаете ли, немного полей, немного лугов, небольшая роща, которую мы сами сажали, тщательно выбирая породы деревьев. У самого дома мы выкопали неглубокий пруд. Дом мы постарались выстроить такой же, какой у нас был в Молулу, - очень много воспоминаний будили в нас эти стены. Он точно такой же, с той только разницей, что вместо офиса мы сделали гостиную, а в двух комнатах наверху - детские.

Наши двойняшки-первенцы с утра до вечера играют в саду, и только вчера Нолли сообщила мне, что нам следует готовиться к новому прибавлению в семействе, чем несказанно обрадовала меня. Надеюсь, что в этот раз родится девочка.

Наше благосостояние обеспечивают почти такие же сельскохозяйственные роботы, какими я в свое время торговал на Хеинве. С той только разницей, что эти мирные машины невозможно заставить воевать. Наезжающие изредка соседи уговаривают меня взять какого-нибудь компаньона, чтобы внести свежую струю в наше уединение, но мы с Нолли категорически отказываемся. При этом на лице моей жены бродит загадочное выражение, значение которого, мне кажется, я знаю.

Может быть, найдется человек, который скажет, что подобная идиллия во времена освоения космического пространства - дезертирство, но я не соглашусь с ним. Я считаю, что на долю человека должно выпасть ровно столько приключений и переживаний, чтобы он смог остаться самим собой и не вздрагивать от шума открывающейся двери. Мы с Нолли, побывав в аду еще при жизни, заслужили свой покой и не променяем его на соблазны дальних странствий.

Виски, насколько мне известно, был оправдан Верховным судом Земли и, сменив профессию, скрылся где-то в сонмище космических бродяг, бороздящих Галактику в поисках наживы и приключений. Когда-нибудь и он, пресытившись беспокойной жизнью, найдет свою тихую гавань. А пока пусть набирается впечатлений, рискует головой - это его право. Каждый должен пройти свой Лабиринт.

Кстати, о Лабиринте. Огромный шар горел почти целый год. Пламя, бушевавшее у него внутри, своим жаром уничтожило постепенно все живое в радиусе полукилометра. Услышав это сообщение, мы очень волновались за доброго фермера, который приютил нас тогда. Через выбитые взрывом вход и выходы гигантского сооружения валил дым, черный шлейф которого простирался почти на сотню километров, прежде чем рассеяться или выпасть зловонными осадками. Попытки потушить внутренний пожар не увенчались успехом. Лабиринт погас сам, когда внешняя оболочка его расплавилась и в одну ночь обрушилась внутрь. В ежедневных новостях то и дело мелькали кадры с места катастрофы, но мне более всего запомнилась ночная съемка с орбиты. Посреди черных полей и лесов пламенел огненный круг, словно потухающий глаз чудовища, исполненный предсмертной тоски. Комиссия, изучавшая последствия пожара, обнаружила на пепелище сильное радиоактивное заражение и постановила закрыть район. Позже был изготовлен бетонный саркофаг, который в свою очередь погребли под целой горой насыпного грунта. Таким образом, местность приобрела почти что прежний вид, но теперь уже под горой не сидел кровожадный монстр, способный и готовый поглотить целую цивилизацию.

Тяжело вспоминать о Джонс. Мой злой гений, преследовавший меня и едва не убивший, с течением времени обрел ореол мученицы и спасительницы. Почему в памяти моей особо запечатлелась только та минута? Минута прощания. Почему я жалею о ее гибели более, чем о гибели всех других, сложивших головы под сводами Лабиринта? Мой личный враг, она никогда не спускала с меня глаз, сначала для того, чтобы способствовать моей гибели, а потом - спасению. Ее глаза встают передо мной, стоит только вспомнить хоть что-нибудь, связанное с Хеинвой, а прощальная ее грубость звучит в ушах столь явственно, что порой я вздрагиваю. Нет, что ни говори, а женщина - это загадка, и никому не разгадать ее до конца. Казалось бы, я должен забыть, выбросить из головы сам ее образ, но с течением времени он проступает все отчетливее и отчетливее, и мне уже начинает мерещиться ее голос, шаги…

Вот и сейчас. Шаги. Кто-то идет к беседке, где я, по выражению Нолли, «творю свой опус». Сквозь заросли хмеля и плюща мне не видно, кто это, но может, это все же Джонс?


This file was created

with BookDesigner program

[email protected]

16.03.2009


home | my bookshelf | | Заговорщик |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу