Book: Шуточки жизни



Шуточки жизни

Ирина Быстрова

Шуточки жизни

Глава 1

Лифт двигается медленно, то ли не желая начинать новую трудовую неделю, то ли выражая недовольство тем, что нас в нем предельное количество. Никто не любит работать на износ. Немалые формы, затянутые в блестящую зеленую кофточку и тесную черную юбку, стоят прямо передо мной, раздражая своей несуразностью. Впрочем, к раздражению примешивается изрядная доля злорадства – я похудела в отпуске на три килограмма и сегодня утром, радостно втиснувшись в костюмчик сорок четвертого размера, почувствовала себя необычайно юной, почти девочкой.

Шестой этаж. Лифт всхлипывает и останавливается. С завтрашнего дня начну ходить пешком, решаю я. И полезней, и безопасней. Двери задумчиво ползут в стороны, я делаю движение к выходу. Немалые формы в черно-зеленом следует аккуратно обойти.

– Простите, но я тоже выхожу, – неожиданно слышу знакомый голос.

– Лена? – удивленно спрашиваю я. – Я тебя не узнала! Богатой будешь.

– Ты тоже, – бурчит Лена, с завистью оглядывая меня с головы до ног. – Шикарно выглядишь. Что значит отпуск!

– И не говори, – безмятежно откликаюсь я, одергивая короткий пиджачок. – Прикольная юбочка.

– Правда? – Лена польщенно опускает глаза. – Спасибо. – И удаляется в сторону бухгалтерии.

Юбочка действительно прикольная, но только не на ней. Вот на Ксюше – кассире – она выглядела бы куда прикольнее. Ага, вот и она, несется по коридору, подпрыгивая на каждом шагу.

– Ксюха, – изумленно выдыхаю я, – что ты с собой сделала?

– Привет, Олюня, – щебечет Ксюша. – Как съездила?

– Супер! – отвечаю я.

– А фотки? – жизнерадостно интересуется Ксюша.

– Будут, – так же лаконично отвечаю я, продолжая ее разглядывать. – Так все-таки что ты с собой сделала?

– Не видишь разве? – пожимает плечами Ксюха. – Подстриглась и покрасилась.

Да, но как! Ярко-красный ежик вместо вчерашних длинных каштановых локонов…

– Здорово, правда? – спрашивает Ксюша.

– Потрясающе! – искренне отвечаю я.

Сама я не решаюсь на парикмахерские эксперименты. Последние лет двенадцать стригусь одинаково – под мальчика, благо волос на голове куча. Цвет – по настроению. Сейчас – янтарь. Интересно, а мне пошел бы ярко-красный?

Отпираю дверь своего кабинета. Вот я и дома. Свой маленький уголок в этом огромном офисе, обжитый за те шесть лет, что я работаю здесь, до последнего сантиметра. Надо сказать, мне здорово повезло – у меня отдельный кабинет. И ко мне точно никого уже не подсадят, даже если будут в принудительном порядке уплотнять персонал. Потому что некуда. Здесь хватает места только для стола, кресла, стула для посетителей и стеллажа для папок. Одежду я вешаю в стенной шкаф. Второго человека не воткнуть при всем желании. Иногда на меня накатывает нечто сродни клаустрофобии. Начинаю задыхаться на этих жалких семи квадратных метрах, хочется на простор, в большой зал с пальмами по углам и широкими проходами. Но от этого есть лекарство – стоит только покинуть свое убежище, пройти несколько метров по коридору и открыть дверь отдела по работе с клиентами, в котором и простор, и пальмы, и проходы… И плюс к этому нескончаемое треньканье телефонных звонков, рокот голосов и жужжание компьютеров и факсов. Вы не представляете себе, как, оказывается, громко может шуршать бумага в принтере, тем более – в шести принтерах одновременно. В общем, мою клаустрофобию как рукой снимает. Я чуть ли не бегом возвращаюсь в свой кабинет, плотно закрываю за собой дверь и наслаждаюсь обществом Гэри Мура или Сары Брайтман, которых можно сделать то потише, то погромче. А попробуй утихомирить девять менеджеров по работе с клиентами!

– Ты уже вернулась?! – Внезапно распахивается дверь, и в проеме возникает Лина, наша рекламная богиня.

– Да, – отвечаю я и ошарашенно ее разглядываю.

Зрелище не для слабонервных. На Лине брюки клеш цвета слоновой кости, едва удерживающиеся на ее широких бедрах, и пестрая полосатая блузка, кое-где прозрачная, а точнее сказать, только кое-где непрозрачная. Спросите, что в этом особенного? Да так, ничего. Ничего, если бы до этого Лина постоянно не ходила на работу в одном и том же темно-синем костюме со скучно зауженными книзу брюками.

– Может, по кофе? – предлагает Лина, не замечая моего повышенного внимания к ее наряду.

– Давай попозже?

– В одиннадцать.

– Идет, – отвечаю я, и Лина исчезает.

Да что это с ними со всеми? Я понимаю, что весна, что 5 апреля, но не до такой же степени! Помнится, прошлая весна промелькнула мимо нас без особых происшествий. А сегодня – я всего только двадцать минут на рабочем месте и уже на грани шока. Уезжала – все было, как обычно, а вернулась через две недели – и на тебе! Должно быть какое-то объяснение этим кофточкам и ежикам, думаю я и набираю телефон Галки.

– А Галина Викторовна будет через час, – сообщает мне пронзительный девичий голосок. – Ой, а это вы, Ольга Николаевна?

Для Катюшки, работающей у нас инспектором по кадрам, я Ольга Николаевна. Я могу как угодно себя чувствовать, выглядеть на какой угодно возраст, втискиваться хоть в тридцать четвертый европейский размер, но останусь для нее все равно Ольгой Николаевной, потому что ей всего двадцать один, и все, кто хотя бы на десять лет ее старше, для нее почти ровесники ее родителей. Она одна из немногих, кто точно знает, кому сколько лет – всего лишь в силу своей должности. Менеджер отдела персонала – где начальником Галка, моя подруга.

Да, мы работаем вместе. Галка притащила меня в эту компанию шесть лет назад. Притащила в буквальном смысле слова. Сама составила мое резюме и силком впихнула меня на собеседование.

– Зачем тебе это нужно? – верещала я тогда.

– Мне скучно, – коротко отвечала Галка. – Хочу, чтобы рядом работал кто-нибудь, с кем можно поболтать по душам.

Честно сказать, я боялась, что, как только мы начнем толкаться рядом в одном коллективе, нашей дружбе придет конец. Потому, собственно, и сопротивлялась Галкиному натиску. Удивительно, но этого не случилось. Мы по-прежнему подруги.

– Да, Катюша, это я, – отвечаю я в трубку.

– Вы с работы звоните?

– С работы.

– Как быстро пролетело время, – глубокомысленно замечает Катюшка. – Ужас!

Если у нее мои две недели пролетели быстро, то что говорить обо мне самой! Я их почти не заметила. Надеюсь только на фотографии. Для того и щелкала все подряд каждое мгновение своего отпуска, чтобы потом не качать недоуменно головой: куда, мол, все подевалось?

– Говоришь, Галина будет через час?

– Да. Она у врача.

– Заболела? – пугаюсь я.

– Нет, – успокаивает меня Катюшка. – У зубного.

– Ну ладно. Скажи ей, пожалуйста, что я на месте.

– Хорошо. – И из трубки летят короткие гудки.

Час. Нет, я не согласна томиться неизвестностью еще целый час. Я знаю одного человека, который может помочь мне прояснить ситуацию. Человека зовут Викой, и работает она у нас… Как вы догадались? Конечно секретаршей.

В приемной пусто. Начальство нас своими ранними визитами не балует, является, как правило, часам к одиннадцати. Похоже, за время моего отпуска эта традиция изменений не претерпела.

– Вика, привет, – говорю я и кладу перед ней небольшую коробочку.

– Что это? – вздрагивает Вика. – Привет.

– Маленький презент из знойного Египта.

– О-о… – тянет Вика, разворачивая упаковку и вынимая на свет божий деревянную шкатулочку. – Ты меня балуешь.

– Знаешь ли, – отвечаю я, устраиваясь в кресле, – это мое хобби – баловать окружающих.

– Знаю, – кивает Вика, вертя шкатулочку в руках. – Съездила хорошо?

– Отлично!

– Как погода? Не подкачала?

– Нет, – я развожу руками, – как видишь.

– Вижу, – с ноткой зависти говорит Вика. – Загар отпадный. Тебе очень идет. А волосы выгорели? Или мне кажется?

– Наверное, немного выгорели. – Я провожу рукой по волосам. – Я обычно не ношу шляпы.

– А мне, представляешь, – уныло делится Вика, – только на август подписали отпуск.

– Но август – это же неплохо. Самое время. Не ноябрь же.

– Но я не дотяну до августа, – мрачно вздыхает она. – Сдохну по дороге.

Вика – катастрофистка. Ей везде мерещатся трудности и сложности, жизнь для нее полна проблем, и даже если в пределах видимости в какой-то конкретный момент проблем не наблюдается, Вика тут же созидает их сама. При этом она прекрасная секретарша: аккуратная, исполнительная, ответственная и компетентная. Вот есть только один грешок… Впрочем, один мой хороший знакомый утверждает, что это профессиональная болезнь всех секретарей. У водителей – радикулит, у преподавателей – ларингит, а у секретарей – словесное недержание. Или, точнее будет сказать, тайнонедержание. Вика страдает этим недугом в умеренной форме. То есть выбалтывает далеко не все конторские секреты и далеко не всем. Но ведь я принесла шкатулочку…

– Вика, – я приступаю к допросу, – будь добра, расскажи мне, что это вдруг случилось с нашими девушками?

– А что с ними? – Вика отрывает взгляд от подарка и недоуменно смотрит на меня.

– Встретила Лену Изотову – она в какой-то умопомрачительной юбке на два размера меньше, чем ей требуется, – фыркаю я. – Потом наткнулась в коридоре на Ксюху с вырвиглаз ежиком на голове. И Лина тоже обнажила пузо.

– Лина?! – поражается Вика. – Лину еще не видела. Говоришь, обнажила пузо?

– Надела брюки с такой заниженной талией, что… – Я качаю головой.

– Плохо ей, да? – сокрушенно спрашивает Вика.

Вика Лину любит. Они, можно сказать, подружки.

Вместе ходят на обед, вместе болтаются по магазинам, иногда даже проводят вместе выходные.

– Да нет, – честно отвечаю я, – не плохо. Наоборот даже. Но просто непривычно.

– Надо будет взглянуть. – Вика задумчиво вынимает из факса только что полученное письмо и кладет его перед собой.

– Взгляни обязательно, – киваю я и продолжаю:

– Так что с ними? Какая-то эпидемия? Вирус неизвестного свойства?

– Почему же неизвестного? – хихикает вдруг Вика.

– Все известно.

Я вопросительно смотрю на нее:

– И?..

– А твоя Галина Викторовна ничего тебе не рассказала? – прищуривается Вика.

Я досадливо щелкаю пальцами:

– Не видела ее еще. Прилетела вчера вечером, не стала ей звонить. А сегодня она торчит у зубного.

– Ну да, ну да, – смеется Вика, – поэтому ты прибежала ко мне.

– Каюсь. – Я шутливо склоняю голову. – Давай рассказывай, что тут без меня произошло.

– У нас новый сотрудник! – триумфально объявляет Вика.

– Мужик? – догадываюсь я.

– Ага, – подтверждает она.

– Молодой?

– Тридцать восемь.

– Симпатичный?

Вика молчит. На лице ее бродит легкая улыбка, она прикрывает глаза и мычит:

– Мм…

– Я не уловила, – я осторожно беру ее за локоть и трясу, – что твое «мм…» значит?

– Симпатичный, – наконец выдыхает она.

Я откидываюсь на спинку кресла и задумываюсь. Мужчина… Само по себе это не событие. У нас не чисто женский коллектив. Процентов на сорок мужской. Результат целенаправленной Галкиной деятельности. Она терпеть не может баб, поэтому роль свою как начальника отдела персонала видит в том, чтобы укомплектовать наш офис как можно большим количеством представителей сильной половины человечества. Но в последнее время дела идут туго. Хотя смотря с чьей точки зрения взглянуть. Если с позиции Ксюшки и Катюшки, то – куда уж лучше. Молодняка в нашей конторе теперь хоть отбавляй. На любой вкус. И брюнеты, и блондины, и атлеты, и интеллектуалы. И главное – почти все холостые. А в нашей возрастной группе – увы! – дела швах. Есть, конечно, отдельные экземпляры, даже не скованные брачными узами. Но все они изучены вдоль и поперек. Ловить там нечего. Скучно. Новый мужчина тридцати восьми лет от роду – это как праздник.

– Ты еще не всех видела, – продолжает веселиться Вика. – Софья тоже вздрогнула. И Ритка.

– А ты? – спрашиваю я, оглядывая ее скромный деловой костюмчик.

– Забыла? Я замужем, – фыркает Вика.

– Ну, так, для спортивного интереса, – замечаю я.

– Знаешь, в моем положении это рискованное занятие.

– Да, и каково же твое положение?.. – начинаю я.

Закончить мне не удается. Дверь приемной распахивается. Вика от неожиданности вздрагивает и роняет шкатулку. Я ныряю под стол, чтобы поднять ее, и, когда появляюсь опять на свет божий, первое, что вижу, – это красную от смущения Вику, нервно поправляющую волосы.

– Э-э.. – мямлит она. – Доброе утро. Это, – она машет рукой в мою сторону, – наш специалист по бюджетированию Ольга Николаевна. А это, – взмах рукой в сторону, – наш новый заместитель директора по производству Максим Александрович.

Я следую взглядом за ее рукой. Черт!



Глава 2

Если бы я знала, что увижу, когда выберусь из-под стола с зажатой в руке шкатулкой, там бы и осталась. Лежала бы себе на коврике и в ус не дула. Но предвидение не осчастливило меня на этот раз, хотя, бывает, балует иногда своим вниманием. Я выпрямляюсь, осторожно ставлю свой подарок на стол, машинально киваю в ответ на приветственный кивок высокого мужчины, вошедшего только что в приемную, и опускаю глаза. Потому что абсолютно не могу выдержать его взгляда.

Одно из самых неприятных воспоминаний моей жизни. Хочется провалиться сквозь землю. Хотя тому уже почти пятнадцать лет минуло, желание провалиться сквозь землю своей остроты не теряет. Третий курс. Время всепоглощающей неуверенности в себе, эпоха первых шагов во взрослой жизни, эра ошибок. Кто-то увидел тебя неглиже – неделя Стыдливо Потупленных Глаз и Жарких Приливов Крови к Щекам. Брякнула что-то невпопад – месяц Терзаний. Соврала неудачно – год Задумчивого Состояния: поймают – не поймают. Это все понятно. Но что нужно сделать для того, чтобы мучиться целых пятнадцать лет?!

Осень третьего курса начиналась так же, как обычно начинались и все предыдущие осени. Утренний холодок, прихватывавший ноги, когда мы бежали в институт. Желто-коричневая хрусткая листва на тротуарах. Лекции, лекции, лекции… На третьем курсе было много лекций, половину из которых мы успешно прогуливали. Ходили только на те, где преподаватели отмечали нас. Таких набиралось по одной в день. Остальные знали по названиям. «Да, ладно, – говорила Жаннета, – наступит зима, начнем ходить, а сейчас грех не насладиться последними теплыми деньками». Зима ничего в нашем распорядке дня не изменила, но не об этом сейчас речь.

Я увидела его в октябре. Мы старательно отсидели обязательную лекцию, на которой все были скрупулезно пересчитаны, и неслись с Жаннетой по широкой лестнице вниз – к выходу, к свободе. Он поднимался нам навстречу. Спокойно, неторопливо, помахивая папкой.

– Ого! – выдохнула я, затормозив.

– Что? – завертела головой Жаннета. – Где? Кто?

– Вон, видишь. – Я указала глазами на него.

Он уже почти миновал нас, не обратив конечно же на нас никакого внимания.

– Ну и что? – пожала плечами Жаннета. – Ничего особенного.

Может быть. Дело вкуса. Но я его запомнила. И похоже, полюбила. Влюбилась, это точно. Высокий, темноволосый, синеглазый – он действительно не был красив в общепринятом девичьем понимании этого слова, но в нем чувствовалось нечто. Или я это сама придумала? Кое-что определенно додумала, потому что знала о нем немного. Можно сказать, совсем ничего. Только как зовут, где учится, где живет. Остальное: чем интересуется, как говорит, что думает – оставалось для меня тайной за двадцатью семью печатями. Пустотами, которые необходимо было срочно заполнить. Душа просила этого. Месяца два я упоенно заполняла их своими собственными выдумками, но, когда моя фантазия исчерпалась, решила, что неплохо было бы плеснуть в них чуточку реальности. Реальность можно было получить только из первых рук – от него самого.

Но как это сделать? Он учился на пятом курсе, а значит, принадлежал к особой касте – выпускников. Мне, зеленой третьекурснице, там ничего не светило.

– Глупости! – фыркала Жаннета. – Какая разница! Третий, пятый курс – чепуха!

Для нее да. С ее-то внешними данными. Катрин Денев в юности – только темной масти – вот что такое была Жаннета. Мужики складывались и утрамбовывались под ее ногами. Сами по себе. Со мной такого не происходило. Я хоть и выкрасила свои русые волосы в ультраплатиновый цвет, сделала вертикальную химию, но особого шарма мне это не прибавило. Мужиков было раз-два и обчелся, причем эти «раз-два» совершенно не были мне нужны. Ясно, что такой ход событий не сотворил из меня уверенной и раскрепощенной особы. И как в таких условиях было рассчитывать на знакомство с ним?

– Надо брать судьбу в свои руки, – подзуживала меня Жанка. – Идешь к нему и разговариваешь за жизнь.

– За жизнь – это о чем? – спрашивала я.

– Обо всем, – отвечала она весьма неопределенно, очерчивая в воздухе рукой большие круги. – Главное – не вываливать на него сразу же свою страстную любовь.

– Да? – разочарованно тянула я. – А как же?..

Жаннета с жалостью смотрела на меня и, пару раз тяжело вздохнув, принималась меня учить. Жаннета обладала недюжинным опытом по части обольщения особей мужского пола. Жабой никогда не слыла, делилась всем, чем могла, с подругами. Я была ближайшей из них, поэтому весь декабрь и начало января Жаннета, не жалея сил и свободного от зачетной недели и сессии времени, тренировала меня.

К 10 января я созрела. Жизнь действительно следовало брать за горло. Сколько можно мучиться! Получают только те, кто действует решительно. Основное правило – сохранять спокойствие.

– Молодец! – подбодрила меня Жаннета. – Давай дерзай!

Я тщательно накрасилась, распушила свою химию, втиснулась в узкие джинсы и отправилась дерзать.

Я благополучно миновала вахту в общежитии, где он обитал, поднялась на третий этаж, подошла к заветной двери и вдруг подумала: «А что, если его просто-напросто нет дома?» И застыла в неопределенности, с поднятой рукой. Уфф! Это было бы не здорово. Конечно, пришлось бы повторить попытку, куда денешься, если все уже запланировано? Но где взять запал на второй заход? Вот это был вопрос. Опять месяц тренинга? Ужас! Я тряхнула головой. Нет, буду решать проблемы по мере поступления, подумала я и… постучала в дверь.

– Войдите, – прозвучал мужской голос.

И я вошла. Зачем я это сделала?

Он жил в блоке на две комнаты. Я вошла в небольшой коридорчик, тесно заставленный – холодильник, плитка, вешалка, что-то еще. Сознание автоматически отмечало все, что попадало в поле моего зрения, и сигнализировало: «Опасность! Запал кончился!» Господи, что ж так быстро? Я вес же рассчитывала минут на десять его активности, чтоб успеть выпалить все, что было отрепетировано. Нет, не то, что советовала Жаннета. Известно ведь, что мы вечно просим чужого совета, но никогда ему не следуем. Я втайне от нее готовила свой собственный вариант речи, зубрила именно его и именно его собиралась сейчас обнародовать. Если бы Жанка узнала об этом, то стала бы бушевать, потому что содержание спича отличалось от предложенного ею, как кислород отличается от углекислого газа, как лето отличается от зимы, как безмолвная рыба отличается от говорливого попугая. Я решила не ходить вокруг да около и сразу же, только переступив порог, объявить о своих чувствах. Вот такой я уродилась – прямоту почитала за высочайшую ценность. С тех пор изменилась, конечно, но опять-таки не об этом сейчас речь. Он стоял в дверях своей комнаты.

– Здравствуйте, – сказала я.

Нужно же хоть с чего-то начинать разговор.

– Здравствуйте, – с некоторым недоумением в голосе ответил он.

– Можно к вам на несколько минут?

– Ко мне? – изумился он.

Я кивнула.

– Да, пожалуйста. – Он растерянно пригладил волосы и посторонился, пропуская меня в комнату.

Спросите меня, что в той комнате находилось, я отвечу вам: он. Никаких других подробностей я не запомнила. И его-то запомнила весьма смутно. В чем он был одет? Как причесан? Выглядел лучше, чем в прочие дни, или нет? Не знаю. Все, что до сих пор всплывает в моей памяти, – это стук в ушах, колики в животе и онемение левой ноги. Да, еще меня неприятно поразил мой голос. «Неужели я всегда так скриплю?» – успело мелькнуть в голове.

Я вывалила на него все. Мне хватило пяти минут. Через пять минут он стоял красный как помидор и растерянный донельзя.

– Э… – вымолвил он.

Я молчала. И ждала. Он должен был ответить. Сказать, как он рад. Как счастлив, что такая замечательная девушка обратила на него свой взор. О том, что еще несколько минут назад он и понятия не имел о «замечательной девушке», я как-то не думала. И еще должен был сказать, что теперь все будет хорошо. Просто обязан. Но он почему-то продолжал молчать и краснеть. Теперь уже побагровели руки и, кто знает, может, даже ноги, чего я проверить не могла, потому что он был в спортивном костюме.

– Э… – опять выдавил он.

Неужели Жаннета была права? Неужели нужно было подкрадываться к основной теме постепенно, шаг за шагом? И неужели я допустила ошибку? «О'кей, о'кей, – лихорадочно думала я, – пусть я сглупила, но неужели ничего нельзя исправить? Не может же быть, чтобы все было так плохо!»

Оказалось, что все может быть еще хуже.

Неожиданно за моей спиной хлопнула дверь. Я обернулась на стук, и дальше случилось невообразимое. Кто-то в ярко-желтом налетел на меня, вцепился в волосы и начал орать дурным голосом, не позволяющим установить половую принадлежность этого «кого-то»:

– Дура!!! Что ты тут делаешь?!!! Пошла вон!!!

– А?! – всхлипнула я, инстинктивно закрывая руками лицо.

«Черт с ними, с волосами, – успела подумать я, – вырастут!.. А вот глаза…»

– Наталья, – сквозь истеричные вопли услышала я его голос, – успокойся. Отстань от нее.

И почувствовала, как его руки отцепляют от меня беснующуюся фурию под названием Наталья. Подняла голову и увидела ее.

Маленькая пухлая блондинка (все-таки ему нравятся блондинки, мелькнула мысль!), курносая и румяная. Наверное, симпатичная. Когда находится в обычном расположении духа. Сейчас же лицо ее было искажено злобой, из глаз катились слезы, волосы растрепались. Она позволила ему оттащить себя от меня, выпила залпом целый стакан воды, но рот не закрыла и продолжала поливать меня бранью. Ругань, надо сказать, была весьма информативной.

Они были женаты. Поженились две недели назад. По известной студенческой причине. Она была беременна.

Надо было уйти. Однако ноги отказывались слушаться. Не от горя, что любимый мужчина достался другой.

Просто мне стало стыдно. За свою глупость. За несдержанность. За наивность. За… за то, что я такая, какая есть. Некрасивая, застенчивая и несуразная.

Пока я мысленно уничижалась, Наталья продолжала выплескивать на меня свою ярость. Впрочем, на меня ли?

– Все сволочи! – кипятилась она. – Ведут себя, как будто меня здесь нет. Никто меня и в грош не ставит. Можно вот так запросто заявиться и клеиться к моему мужу!

– Она же не знала, – внезапно услышала я его голос.

– Какая разница!

«Да, действительно, – вдруг подумала я, – меня бы тоже не привело в восторг, если бы кто-то пришел к моему мужу и начал признаваться ему в любви». Я вздохнула. А что он? Я украдкой взглянула на него. И поймала взгляд, смысла которого не поняла. Не успела понять, потому что он моментально отвел глаза.

«Ужас!» – мысленно простонала я и стала потихоньку пятиться к двери.

– Вали, вали отсюда! – завопила пуще прежнего Наталья, наклонилась, подхватила с пола тапок и бросила его в меня.

– Наталья! – резко сказал он. – Прекрати немедленно!

Тапок больно ударил меня по локтю. Будет синяк, огорчилась я. А если не поспешу, то и груда синяков. Я быстро повернулась и открыла дверь.

– Э… – вдруг раздался его голос.

Нет, я уже не хотела слушать то, что он собирался мне сказать. С меня было довольно. Я выскользнула из комнаты, стремительно пересекла коридорчик и выбежала в холл. Уфф! Жаннета меня убьет. Представила подругу, представила то, что мне придется ей все рассказывать, что придется переживать свой стыд еще не раз и не два, и решила молчать.

– Его не было дома, – коротко отчиталась я о своем визите.

– Нужно еще раз попробовать, – деловито заметила Жаннета.

– Посмотрим, – уклончиво ответила я.

С тех пор я терпеть не могу все ярко-желтое, имя Наталья и маленьких пухлых блондинок.

…Я узнала его сразу. Да он и не изменился. Чуть-чуть оброс мясом, сменил стрижку – и все. И тут внутри у меня похолодело. Если я его узнала, – что он?..

Он рассматривал меня с вопросом в глазах. Черт, черт! У меня уже давно другая прическа – после института я обрезала волосы, перекрасилась в светло-рыжий, так и хожу по сей день, изредка меняя оттенки и контур прически. И ношу очки. Сейчас я в них. Нет, он не должен меня узнать. Ни в коем случае. Иначе как мне потом с ним работать?

– Мы ведь с вами еще не встречались? – неожиданно спрашивает он.

Я откашливаюсь, чтобы прочистить горло, и отвечаю:

– Нет, я была в отпуске.

Он удовлетворенно кивает:

– А то я уж было усомнился в своей способности запоминать имена…

Я понимающе улыбаюсь.

– Ну что же, – он берется за ручку двери в свой кабинет, – надеюсь, у нас будет еще возможность пообщаться.

– Непременно, – отвечаю я и перевожу дух.

Не узнал. Надо бы задобрить своего ангела-хранителя за то, что был сегодня на страже.

– Хорош, правда? – шепчет Вика, как только за новым замдиром закрывается дверь.

– Хорош, хорош, – рассеянно киваю я. – Но, послушай…

Или я чего-то не понимаю, или одно из двух…

– Вика, а чего все так оживились? – спрашиваю я. – Он ведь женат.

Вика поднимает на меня прозрачные глаза:

– Женат? Почему ты так решила? Он разведен.

Глава 3

– Разведен, – подтверждает Галка. – Два месяца назад. Живет на Петроградке. Владеет загородным домом, машиной и катером. Хорош, правда? – Она поглядывает на нас с Жаннетой с таким видом, будто его появление в нашей конторе – Галкина личная заслуга.

Очевидно, что это не так. Должность замдира – не Галкина епархия. Она ведает средним управленческим персоналом. Замдира ищут совсем другие люди. Интересно, кто его притащил к нам?

– Хорош, – кивает Жаннета, разглядывая небольшое фото Максима из его личного дела. – Высокий?

Жаннета, к счастью, его не узнала.

– Да, – продолжает пыжиться от гордости Галка. – Высокий, совершенно адекватный, даже можно сказать – обаятельный.

Галке удалось узнать о нем гораздо больше, чем мне в ту далекую осень. «Адекватный» – слово из нашего тайного кода. Означает многое. От нормальности в общепринятом смысле этого слова до способности быть оригинальным, но без вычурности. Адекватными Галка называет только тех, кого ценит выше среднего. То есть это комплимент. Жаннета понимающе кивает:

– Здорово. Вам повезло, – и скользит взглядом по мне.

– Еще как, – самодовольно поддакивает Галка и тоже смотрит на меня.

– Да в чем дело-то? – удивляюсь я. – Что вы на меня смотрите, как будто в первый раз?

– Надо брать! – Галка энергично хлопает ладонью по колену.

– Кого брать? Куда брать? – Я намеренно тяну время.

– Да что ты, Лелька, – лениво тянет Жаннета, – как будто с луны свалилась. Мужик классный. Не о чем беседовать.

Опять старая песня. Я и мой социальный статус. Ну что им не дает покоя мое незамужнее состояние? Пора бы привыкнуть. Честно говоря, я считала, что они уже привыкли. Оказывается, нет. Только затихли, затаились на время. Стоило появиться на горизонте очередному свободному мужику, как их страсть устраивать мою личную жизнь разгорелась с новой силой.

Сами они давным-давно замужем. Жаннета утратила свою свободу еще на пятом курсе, разводилась, правда, после этого дважды, но теперь опять окольцована. Галка демонстрирует значительно большее постоянство в семейной жизни – вот уже двенадцать лет как замужем за Колюней. Различие у них не только в числе брачных партнеров, но и в самом отношении к браку. Галка считает, что главнее женщины никого нет, в семье особенно. Поэтому держит своего Колюню под каблуком, сильно не третирует, но и большой воли не дает. Сама же ведет себя более чем свободно. Любовники у Галки не переводятся.

– Как ты так можешь? Зачем тогда выходить замуж, если тут же начинать изменять направо и налево? – интересовалась я, всегда максималистски настроенная.

– Ты чего, Лелька? – недоумевала в ответ Галка. – Или какой классики в очередной раз начиталась? Брак и страсть – это совсем разные вещи.

Колюня был всем хорош, но к страсти абсолютно не пригоден. Уточняю, не к постели, а именно к страсти. Будучи человеком добрым и простоватым, отличался полным отсутствием фантазии и считал, что семейная жизнь – это уют и покой, но никак не вечный праздник. А Галка билась за праздник. Поколотившись пару лет об Колюню, она поняла полную бесперспективность своих мечтаний и со свойственной ей деловитостью приняла решение: оставить мужа в покое и перенести свои мечты о страсти на нейтральную территорию.

– Как думаешь, – однажды спросила я у Жаннеты, – Колюня о чем-нибудь догадывается?

– Наверняка, – немного подумав, ответила та. – Он же здравомыслящий мужик. Тем более в прошлом математик. Должен был просчитать на раз-два.

– И молчит?

– А что бы ты сделала на его месте? – Жаннета пожала плечами. – Ведь кроме этой мелочи все у них ол-райт.

«Да, – мысленно согласилась я, – на месте Колюни я бы тоже помалкивала». Ему нравилось подчиняться. Это было крупными буквами написано на всем его белобрысом и рыхловатом существе. Ну и прекрасно! Главное ведь гармония, не правда ли?

Жаннета тоже так считала, поэтому первые два брака отвергла как не соответствующие идеалу, а вот в третьем задержалась, и, думаю, проторчит там еще долго, конечно, если не подвернется что-нибудь еще более гармоничное. Однако понятия о гармонии у Галки и Жаннеты диаметрально противоположные. Жаннка ставит во главу угла деньги. Есть у мужика деньги – значит, годится. Нет – извините. Быть просто денежным мужиком недостаточно для того, чтобы заловить в свои сети Жаннету. Нужно еще быть щедрым по отношению к ней. Для других можешь проявлять сколько угодно жесткую скупость, но только не для Жаннеты. Гармония в браке для нее – это когда она может не считать денег. С остальным она согласна мириться.



– А храп? А домострой? А грубость? А, наконец, сексуальное неприятие? – сомневалась я.

– Совершенства в мире не бывает, – философически отвечала Жаннета. – И потом, мне везет.

Ей и в самом деле везло. Все трое Жаннетиных мужей были денежны и на удивление нормальны.

– Это судьба, – утверждала Галка. – Карма. Мы можем сколько угодно пыжиться, но такого нам не обломится ни грамма, а у нее – смотри – как из мешка высыпало.

Словом, подруги мои были в семейной жизни счастливы. И мне желали того же. Они не понимали, как можно быть счастливой вне брака. И мне никак не удавалось их в этом убедить. Они конечно же выслушивали мои тщательно заготовленные аргументы, молча кивали, потом переглядывались и заводили очередную бесконечную песню о том, что необходимо сделать для того, чтобы мое окольцевание произошло как можно скорее. Я бросалась в битву, то есть спор, и никогда, поверьте, никогда не выходила оттуда победителем. С ними невозможно было бороться.

Галка уподоблялась в жизни танку. Сметала все на своем пути. Она из той категории, про которую моя бабушка говаривала: «Ей легче все отдать, чем объяснить, почему нет». Моей жизненной энергии было недостаточно, чтобы вести с Галкой равную борьбу. Поэтому я приноровилась переживать ее эскапады как стихийное бедствие: с некоей обреченностью во взоре, но и с большой толикой надежды в душе. Надежды на то, что рано или поздно все закончится, а ущерб при этом не превзойдет разумных пределов.

Жаннета, в противоположность подруге, действовала мягко и неагрессивно. Но хватка ее была мертвой. Это как если бы вас галантно брали рукой в бархатной перчатке за горло. Томный взгляд, намек на слезинку в уголке глаза, усталая складка возле губ, утомленные жесты – Жаннета была мастером по части подобных штучек. На женщин, конечно, такие методы действовали не так безотказно, как на мужиков, но тоже кое-кто попадался. Для более устойчивых объектов Жаннета пускала в ход тяжелую артиллерию – образ под названием «душка Жи». Обволакивающая доброта, изысканное сочувствие, доброжелательное внимание – и вы у нее в кармане. Нам ведь немного надо, верно? Вот она и давала это самое «немного». А получала зачастую неплохие дивиденды на вложенную мизерную сумму.

Словом, противостоять им было сложно. Мне так особенно, потому что знали они меня до последнего вздоха, до последней мысли, до последнего желания. И кстати, я уверена, что даже верили моим рассказам о том, как мне хорошо одной. Но эта правда была из категории ненужных. Им было бы удобнее, если бы они затолкали меня замуж. Вот они и работали в этом направлении уже не первый год.

Но с мужиками в современном мире напряженка. Во-первых, их меньше численно. Любопытно, почему? Всему ли причина войны? Или есть что-то еще? Во-вторых, они безумно пугливы. По части нырнуть в семейную жизнь. Женщина – та прекрасно знает, зачем она туда стремится. Знает, чего ждет от брака. Если не радости и умиротворения, то хотя бы стабильности и надежности. А у мужика при слове «брак» в его вялом воображении мелькают лишь (на выбор): ярмо, кандалы, вериги, «испанские сапожки», наручники. Что уж тут говорить, что после таких видений его туда не загнать никакими силами. В-третьих, в матримониальной сфере наблюдается явный диссонанс. И уверяю вас, не только у меня. Что я имею в виду? Движение в противофазе, вот что. Те, кто мне казался вполне, вели себя более чем сдержанно по отношению ко мне. А те, кто упорно роился вокруг, вызывали у меня непреодолимую скуку, некоторые даже легкое отвращение. Чем старше я становилась, тем чаще задавалась вопросом: действительно ли где-то бродит предназначенная мне судьбой моя вторая половина? И если это так, то как долго мне еще искать ее? И главное, где? Ведь не исключено, что это даже не Питер и не бескрайняя наша родина. Он же может жить где угодно, даже на каких-нибудь особо малых и чрезвычайно далеких островах. И что тогда?

Задаваться вопросами я задавалась, но в силу своей натуры все же больше полагалась на случай. Девчонки считали иначе.

– Надо брать жизнь за глотку! – горячилась Галка.

– Без фанатизма, – мягко встревала Жаннета, – но все же…

И принимались активно претворять свои идеи в жизнь. Вы уже поняли, что безрезультатно. В настоящий момент я одинока. Последние три месяца – абсолютно. Это означает, что у меня сейчас нет никакого, даже самого завалящего бойфренда. Последнего я выгнала за то, что он чрезмерно рано вставал. Был «жаворонком» при мне – «сове». И если бы просто вставал и тихонечко сидел на кухне, пил кофе и смотрел телевизор – так нет, слетев с кровати ранним субботним утром, он начинал горланить песни из репертуара «ДДТ» и носиться по квартире, как будто разминался перед игрой в волейбол. Я натягивала на голову одеяло и затыкала уши берушами, которые с ночи предусмотрительно клала под подушку. Упаковывалась таким образом и надеялась еще немного поспать, часика три, до положенных для вставания в выходной день одиннадцати часов. Не тут-то было! Он хватал меня за ногу и пытался стащить с кровати, приносил мне кофе в постель – ну зачем он это делал? Жаннета считает, что он хотел как лучше. Может быть. Но ничего у него не вышло. Я выдержала ровно пять месяцев и по сей день считаю, что проявила недюжинное терпение. Оно лопнуло ранним январским утром, третьего числа, когда после развеселых новогодних праздников я пыталась отсыпаться, тогда как Алекс скакал вокруг меня и пытался сподвигнуть меня на лыжный поход. Я взметнулась из постели на двадцатой минуте его подпрыгивания и расправилась с ним в мгновение ока. Он вылетел со своими вещичками через час после моего пробуждения, бурча под нос нечто возмущенное в адрес девушек, которые ничего не смыслят в жизни. Может, это и в самом деле так? Может, нужно умерить свои претензии? Но ведь это не происходит так просто – подумал и изменил.

А пока расклад был такой: я, стиснув зубы, сижу в напряжении, а девчонки оживленно вертят в руках фотографию Максима и щебечут о том, как я развернусь в битве за нового замдира.

– Я тебя уверяю, – вещает Галка, – у Лельки есть несомненные шансы.

– Шансы есть всегда, – миролюбиво замечает Жаннета. – Но у вас слишком сильная конкуренция. Лельке нужно применить нечто особенное, чтобы выделиться из массы.

– А мы подстелим ей соломки, – подумав, отвечает Галка. – Сыграем королеву. Ты же знаешь, как это бывает.

– Можно, – соглашается Жаннета. – Главное не переборщить.

Они ничего не знают. Им по сей день ничего не известно о том моем провале. Жаннете я тогда сказала, что охладела к «объекту». Подозрения это у нее не вызвало – мой непостоянный характер был ей известен.

– Ну и здорово, – сказала тогда она, – все равно он ничего особенного собой не представлял, я тебе сразу сказала.

Пусть лучше думает так, решила тогда я. Жанку было несложно водить за нос, она была слишком сосредоточена на собственной персоне, чтобы углубляться в детали чужих влюбленностей. А я ведь еще долго переживала. Завидовала пухлой Наталье. Вспоминала его синие глаза, глубокий голос. Посчитала тогда себя неудачницей. Все как-то сразу стало пресно. Потом, правда, прошло. К моменту, когда мы познакомились с Галкой, тот случай канул в прошлое, воспоминания о нем царапали мою душу, но поводов рассказывать об этом не было. Галка поэтому тоже ничего не знала. Иногда я думала: а что, собственно, такого случилось? Почему сейчас-то не рассказать об этом. Можно добавить кое-каких несуществующих, но смешных деталей, озвучить парочку юморных мыслей, которые якобы пришли мне в голову в тот момент, – и получится отличный прикол, которым можно развлекать знакомых на вечеринках. Ведь часто ничего не нужно придумывать, просто взять из жизни и взглянуть на произошедшее под другим углом – вот вам и готова история, только пальчики оближешь. Но моя история в юморную так и не превратилась. Я интуитивно чувствовала, что не получится у меня придать ей статус уморительного случая, что я сорвусь, собьюсь на истеричные всхлипы. В общем, я ее похоронила. Вернее, считала, что похоронила. До вчерашнего дня.

– Нет, девчонки, – решительно вмешиваюсь я в их щебетанье, – не буду, даже не забивайте себе этим голову.

– Но почему?! – искренне удивляются они, уставившись на меня во все глаза.

– Потому что, – хмуро отвечаю я.

Галка смотрит на меня с жалостью. Черт, я так и знала – мне от них не отвязаться, что я им ни скажи. Надо что-то срочно придумывать…

Глава 4

– У меня есть кое-кто в плане, – «рожаю» я к следующим нашим посиделкам.

Полагая, что аргумент достаточно серьезный, чтобы подруги отстали от меня. Однако Галка небрежно отмахивается от моей реплики и продолжает талдычить:

– Жаннуль, представляешь, наш замдир оказался крепким орешком.

– В смысле как Брюс Виллис? – уточняет помешанная на кино Жаннета.

– В смысле не идет на близкие контакты, – поясняет Галка, заваривая кофе.

– Всего ж неделя прошла, – пожимает плечами неторопливая Жаннета, – чего вы хотите?

– Все равно, – не соглашается Галка. – Трудный объект. – И они обе смотрят на меня с сочувствием.

– Э-эй! – щелкаю я перед их носами пальцами. – Вы что-, не поняли? У меня есть свои планы. Кое-кто на примете. Так что мне не до вашего «объекта».

– Ага, – ворчит Галка, – так мы тебе и поверили. Просто ты не хочешь лишний раз пальцем пошевелить. Твоя лень, милая моя, давно всем известна.

– Вот именно, – поддакивает Жаннета, – ты бы придумала что-нибудь более правдоподобное. Нашла кого дурить.

Может, их проймет, если я объявлю себя лесбиянкой? Хотя сомневаюсь…

А замдира в нашем офисе действительно объявили неподдающимся. Не поддающимся женским чарам. Причем чарам разнообразным и в некоторых отдельных случаях очень изощренным. Он как будто ничего не замечал. Держался вежливо, но отчужденно. Комплиментов на посторонние темы, как то: внешний вид и чудесные или расчудесные личные качества окружающих дам – не делал. Единственное, что позволил себе за эту неделю, это похвалить Вику за ее сметливость и быстроту компьютерной верстки да заметить, как компетентна наша главбужка, и высказать ей по этому поводу свое одобрение. Не густо, верно? Нет, я сама не интересовалась этим. Наоборот, старалась держаться подальше от приемной, чтобы, не дай бог, лишний раз на него не наткнуться. Но в нашей конторе совершенно не обязательно проявлять особый интерес к чему бы то ни было – даже если ты запрешься в своем кабинете и не будешь сутками из него выходить, тебе все равно все будет известно. А иначе на что нам Вика и Галка?

Но право же, странные они все. Замдир просто нормальный мужик, переживший недавно семейный стресс. Не дамский угодник. Потому и не бросается на всех подряд. Он всегда таким был. То есть я хочу сказать, я никогда его дамским угодником и не считала. Он не был похож на донжуана. В те далекие студенческие годы – тоже. Приятно было, что мои тогдашние догадки на его счет оказались правильными.

– Вот вы странные, – повторяю я уже Галке, – с чего вы решили, что он будет кидаться на каждую, кто нацепит на себя короткую юбку или выкрасит волосы в бешено-красный или интригующе зеленый?

– Лучше бы бросался, – задумчиво отвечает она, – тогда все было бы проще.

– Что проще-то? – спрашиваю я и понимаю, что лучше бы я этого не делала.

Ведь очевидно, что имеет она в виду не рабочий процесс, а их с Жаннетой безумную идею. Так и есть…

– Проще было бы, – в сердцах рявкает Галка, – свести тебя с ним!

«Свести»! Боже, вот словечко-то! Я вздыхаю и беру кусок пирога с рыбой. Жаннета – а мы у нее сегодня заседаем – великая мастерица по части пирогов.

– Он, кстати, – Галка и не собирается менять тему, – запросил личные карточки всех конторских…

Пирог идет не в то горло, и я захожусь кашлем. Галка сильно хлопает меня по спине, отчего становится только хуже, и продолжает:

– Не сказал зачем, но, наверное, хочет изучить: кто, что, откуда и так далее.

Это катастрофа! Я помню свою фотографию на личном деле. Конечно, я там без тех жутких кудрей, что были у меня на третьем курсе, но ведь и без очков! А дальше – название института, который я имела счастье заканчивать. Наткнется он на слово МАДИ и обрадуется: «Ну надо же! Родственная душа. Кто же это?» – и – возврат к моей физиономии. И – узнавание. Проклятье! Надо заменить фотографию. Срочно.

– Ты уже отнесла ему дела? – спрашиваю я у Галки.

– А как же! Сегодня вечером, – гордо выпячивает губы Галка. – И Лелькина мордочка положена на самый верх. И… – она делает эффектную паузу, – в самый низ тоже.

– Как это? – в унисон изумленно вопрошаем мы с Жаннетой.

– Ксерокопия, – довольно хмыкает Галка, подливая себе кофе. – Я пораскинула мозгами и решила, что впечатление нужно закрепить. Вот и подсунула под низ ксерокопию Лелькиной карточки, вроде как случайно. Двойной удар, словом! – И она триумфально оглядывает нас в ожидании восхищенных вскриков.

В подобных случаях у меня всегда возникает вопрос: когда она это делала, о чем в первую очередь думала? О моем предполагаемом счастье? Или о том, какая она умная?

– Грандиозно! – выдыхает Жаннета. – Ты просто гений!

– А то! – притворно потупившись, улыбается Галка.

Я тоже бормочу какие-то слова одобрения, а в голове тем временем пульсирует одна мысль: нужно выкрасть эту злосчастную карточку! Прямо завтра утром.

День, однако, начинается неудачно. В приемной постоянно кто-то торчит. Не Вика, так директор. Не директор, так главбух. Ну и так далее. А вот замдира почти целый день в офисе нет. Приехал на часок утром, а затем исчез. И это обнадеживает. По идее у него не должно было остаться времени на просмотр каких-то личных дел. Нужно лишь задержаться после работы и тихонько извлечь свои бумаги из замдировского кабинета. Он и не заметит ничего. Он же не знает, сколько каких работников в офисе. А если все-таки заметит? Да ну, глупость! Я ему по большому счету ни к чему. Я имею в виду, как штатная единица. В прямом подчинении не нахожусь. Так что нет, все нормально. И я остаюсь после работы.

Все проходит как в кино. Без проколов и дублей. Я бегу домой, карточка спокойно лежит в моей сумочке, в общем, все тип-топ. Ровно до следующего утра.

Одиннадцать. Дверь открывается, и врывается Вика. С бумагами, которые мне предстоит изучить.

– Представляешь, – весело тарахтит она, – М.А. оказался оригиналом.

– М.А.? – переспрашиваю я, подтягивая к себе бумаги.

– Ну да, новый зам, – терпеливо объясняет Вика, одновременно показывая, где мне следует расписаться. – Максим Александрович, сокращенно – М.А.

– Оказался оригиналом? – перехожу я к следующему пункту. – В чем это?

– Со мной еще никто так не кокетничал, – продолжает щебетать Вика. – Подходит сегодня и говорит: «Вика, у нас завелся полтергейст». Ну как тебе? – И Викуша заливается радостным смехом.

– Полтергейст? – замороженно повторяю я. – Э-э…

– У него там что-то пропало в кабинете. – Вика сверяется со списком. – Спрашивал, кто-нибудь заходил к нему вчера или нет. А, вот еще тебе письмо…

– Что пропало? – Я расписываюсь за письмо трясущимися руками.

Заметил, чтоб его!

– Какая-то редкая ручка, – продолжает веселиться Вика, – и блокнот.

Что такое? Я замираю. Какая ручка? Какой блокнот?

– И что теперь? – хрипло бормочу я.

– Горло? – сочувственно смотрит на меня Вика. – Это акклиматизация после Египта. Береги себя.

– Спасибо, – машинально отвечаю я и повторяю: – Так что теперь? Нас будут обыскивать?

– Скажешь тоже! – прыскает Вика. – Уже все нашлось. Оно никуда и не пропадало. Просто бумагами засыпали.

– А больше ничего не пропало? – Я не могу удержаться, чтобы не спросить это.

– Да нет, – озадаченно щурится Вика. – Он больше ни о чем не говорил.

Я медленно, чтоб она ничего не заметила, перевожу дух.

– Вот я и думаю, – Вика засовывает под мышку список и мечтательно смотрит на меня, – это он заигрывал со мной…

– Вика! – прерываю ее я. – Ты же замужем!

– Ну и что, – Вика распахивает темно-серые глаза и крутится на каблуках, – могу же я чуточку развлечь себя на работе.

И уходит, оставляя меня в одиночестве. Нет, все, все определенно сошли с ума! Говорят, мужики думают не головой, а… сами знаете чем. А тут, похоже, и женщины подзаразились у них тем же самым. Ажиотаж, одним словом.

– Вот и я об этом же, – кивает Галка, забежавшая ко мне на кофе, после того как я докладываю ей о Вике. – Ажиотаж – это как раз то, что нам нужно. Нужно создать ажиотаж вокруг тебя.

– Вокруг меня? – пугаюсь я. – Зачем?

– Лелька, – Галка смотрит на меня с плохо скрываемым раздражением, – мужской ажиотаж вокруг тебя – и ни один М.А. не устоит!

Господи, опять она об этом?

– Любопытно только, – бормочу я без всякого любопытства в голосе, – как ты собираешься это устроить?

– Скоро узнаешь, – зловеще отвечает Галка и покидает мой кабинет.

Я в изнеможении откидываюсь на спинку стула. Нет, я так долго не выдержу. Может, мне уволиться?

Честно сказать, не хочется. Здесь меня все устраивает. Скромная должность? Ну и что? Особыми амбициями я не страдаю. Биться в кровь за очередное должностное кресло – не моя философия. Есть кроме этого в жизни еще много других способов получения удовольствия. Конечно, иногда хочется зарплаты и повыше, тогда я вздрагиваю, выскакиваю на рынок труда и делаю там маркетинговые исследования с посещениями кадровых агентств и потенциальных работодателей. Но спустя непродолжительное время спешно покидаю этот самый рынок, потому что начинаю отчетливо понимать, что там, где «ах как здорово платят!», там же норовят отщипнуть от моей индивидуальности во благо этой работы немало. А я хочу иметь свою драгоценную индивидуальность при себе.

Кто я здесь? Специалист по бюджетированию. «Отдайте Оле – она вам все посчитает» – вот так меня здесь называют. Изначально предполагалось, что я буду именно «бюджетировать», то есть планировать, кто и чем будет заниматься в будущем месяце, будущем квартале, будущем году. Но известно ведь, что без анализа никакого бюджетирования нет. А аналитическая группа у нас – это две волоокие брюнетки двадцати трех и двадцати пяти лет от роду – Настя и Рита, – занятые только своим маникюром, планами на вечер и перемыванием костей всем подряд, начиная от нашей рекламной богини Лины и заканчивая Мадонной. Что и говорить, что с аналитической работой у нас – полный швах. Приходится самой ее делать. Собственно, мне это нравится. Вот и получается, что волей-неволей я в курсе всех производственных нюансов нашей компании. Могу посчитать действительно все, что угодно. И девчонок этих – Настю и Риту – иногда жалею и подбрасываю им свои анализы. Бывает, они выдают их за свои. Надо же им как-то оправдывать свое существование. Кто их принял на работу? Галка, кто же еще. Но по весьма настойчивой просьбе самого шефа.

Тот еще персонаж. И как всегда, легок на помине. Дверь открывается, и я слышу приторный голосок:

– Здравствуйте, Ольга Николаевна!

– Здравствуйте, Юрий Викторович, – в тон ему отвечаю я.

Что-то ему от меня нужно. Кроме, разумеется, бюджетов на будущий год. Прямо чувствую, как он кружит вокруг меня. То приблизится, то отойдет. Но пока держится на безопасном расстоянии. Вообще-то он страшный бабник. И почему-то полагает, что офис – это место, где можно крутить шашни. Юрик обожает фигуристых дам. В остальном его вкусы разнообразны. Не важно, блондинка или брюнетка, высокая или маленькая, совсем юная или уже в зрелых годах – Юрик готов приударить за любой. Поправка – кроме Галки и меня. Не знаю, почему так получилось, но за те неполные шесть лет, что я работаю здесь, он не сделал ни одного решительного шага в мою сторону. Может быть, я чрезмерно стройна для него?

– Нет, – задумчиво сказала Галка, когда я поделилась с ней своими наблюдениями, – ко мне он тоже пока не приставал.

– Как? – поразилась я. – Ты тоже избежала этой «счастливой» участи?

– Правда, странно? – кивнула Галка.

Не то слово. Юрика не останавливает ничто. Ни наличие у дамы второй половины, ни наличие у него самого жены и троих детей. И поэтому отсутствие со стороны Юрика прямых посягательств на честь Галки, которая более чем вольна в своей личной жизни, и меня, которая еще свободнее Галки, так как и формально не окольцована, продолжает нас озадачивать. Впрочем, может, у него есть какие-то тайные замыслы, время для осуществления которых еще не настало? Сие остается нам неизвестным. Поэтому веду я себя с Юриком осторожно. Подчеркнуто вежливо и отстраненно. Береженого бог бережет.

– Как ваши дела? – Юрик вступает в кабинет.

– Прекрасно! – откликаюсь я, не поворачиваясь от компьютера и демонстрируя страшную занятость.

– Потрясающе! – восклицает Юрик, потирая руки. – У вас всегда все прекрасно. Видели ли вы когда-нибудь такое, – он почему-то смотрит в сторону открытой двери, – чтобы у современной деловой леди всегда все было прекрасно?

С кем он беседует? И тут я слышу:

– Не доводилось.

И вижу, как М.А. заходит в мою каморку. «Здрасте», – шепчу я, низко наклоняя голову. М.А. кивает мне, а Юрик тем временем разливается соловьем:

– Так полюбуйтесь на этот феномен. Вы знакомы с Ольгой Николаевной?

– Да, мы познакомились. – М.А. смотрит на меня весьма индифферентно.

– Но не пообщались? – не унимается Юрик.

– Пока нет, – спокойно отвечает М.А. – Думаю, всему свое время.

– Вас ждет приятный сюрприз. – Юрик подмигивает мне. – Ольга Николаевна – чуде-есный собеседник.

Вот кретин!

Глава 5

Конечно, я никуда не уволюсь. Сексуально озабоченного директора и М.А. в роли призрака из прошлого недостаточно для того, чтобы перевесить все те преимущества, с которыми связана эта работа. Так что я остаюсь. Продолжаю считать все подряд, только на этой неделе проделываю это без особого энтузиазма. И дни тянутся преступно медленно. Почему? Да потому что я все время ожидаю какого-нибудь подвоха со стороны своей старой подруги. Так и кажется, что стоит только выглянуть в коридор, а там уже вовсю идут боевые действия по обеспечению поддержки моего имиджа или – еще того хуже – по созданию бешеного ажиотажа вокруг моей скромной персоны. Вздрагиваю от любого звука, дергаюсь на любой телефонный звонок. Впрочем, скорее всего, отсутствие всяких новостей на эту тему – это не просто хорошая новость, это блестящая новость! Галка ведь совершенно не умеет молчать. Особенно о своих достижениях (или о том, что она считает достижениями). Так что если бы она что-то придумала, то обязательно сообщила бы мне. И уж тем более если бы что-то сделала. Но мы всю неделю болтаем с ней об обычной чепухе: дети, тряпки, цены. Ничего сверхординарного. Даже странно.

Может, у нее и не было никакого плана? А болтала она про ажиотаж исключительно ради красного словца? За ней это водится. Самая умная у нас кто? Галка, разумеется. Самая предприимчивая? Она же. Ну а самая проницательная? Догадайтесь с трех раз! И никогда не упустит случая, чтобы напомнить об этом всем. Глядите, мол, какая я! И как ей это удается? Из меня вот, например, слова хвалебного в свою честь не вытянуть. Но Галка полагает, что о скромности не надо молчать, о скромности надо кричать. Причем кричать хорошо поставленным голосом и с периодичностью раз в неделю, как минимум.

Но вот неделя миновала, от Галки никаких криков не поступило, и я немножко расслабилась. М.А. вежливо раскланивался со мной в коридоре – и больше ничего. Ни слова. И слава богу. Может, я зря так распаниковалась?

И вот я покидаю офис в пятницу вечером, чтобы завтра в субботу отваляться и прийти в себя. Как только я ныряю в толпу людей, спешащих по вечерним питерским улицам кто куда, стресс начинает потихоньку отпускать меня. Уже и дышится легче, и будущее кажется не таким мрачным, как это было, к примеру, во вторник. «А не сорганизовать ли завтра что-нибудь?» – рождается неожиданная мысль. Но нет, организм бунтует и требует передышки. Релакса и одиночества. «Не буду ничего делать, – решаю я, входя в метро. – Завалюсь с книжкой в углу, отключу все телефоны и – да здравствует полный покой!»

Однако так думают не все. И выясняется это в 9.07 утра в субботу. В ту самую субботу, когда предполагалось спать до двенадцати, пить кофе до двух, а потом – не делать абсолютно никаких телодвижений.

– Вставай, лежебока! – приветствует меня Галка, стоя в дверях моей квартиры и солнечно улыбаясь.

– Ты?! – изумляюсь я.

Изумляюсь не тому, что она вскочила ни свет ни заря – Галка пташка ранняя, для нее встать в семь – не проблема. Не то что для меня. Изумляюсь тому, что одета она как-то странно: спортивный костюм, кроссовки… Тревожный факт.

– Я, – подтверждает она, вступая в коридор. – Не рада?

– Нет, отчего же… – бормочу я, запахивая на груди халат. – Только я еще сплю.

– Знаю. – Галка принимается стаскивать кроссовки. – Вот черт! Что за дурацкая обувь!

– Так чего ради ты их напялила? – спрашиваю я, вглядываясь в свое отражение в зеркале, висящем напротив входной двери, – ну и физиономия, век бы ее не видеть!

– Не ради «чего», – поучительным тоном вещает Галка, – а ради «кого». Ради тебя.

Я отрываюсь от созерцания собственной персоны и пытаюсь сфокусироваться на Галкином лице:

– Не поняла.

– Ты бы умылась, – советует Галка. – А потом напоила бы меня кофе. Тогда бы и процесс пошел быстрее.

Я даже не хочу уточнять, что за процесс. Предчувствую, что это нечто такое, чего мне совсем не захочется делать. Так оно и оказывается.

– Будем корректировать форму, – объявляет Галка, делая первый глоток кофе.

– Форму чего? – вяло интересуюсь я, намазывая крекер сыром.

– Форму твоего тела.

Крекер выпадает из моей руки.

– Спокойно! – Галка выбрасывает испорченный крекер и самолично намазывает мне следующий. – Я все поняла. Ты не хочешь браться за М.А., потому что не уверена в себе. Так?

Я пожимаю плечами. В общем-то так. Вот только в чем причина моей неуверенности, я рассказывать ей не собираюсь. А ей, как выясняется, это и ни к чему. Она и так все знает.

– Тридцать пять – не шутка, – изрекает Галка. – Я тебя понимаю…

Еще бы – мы же ровесницы.

– …Там жирок, тут вялая кожа, – продолжает она, – мы не молодеем. Ты и вправду подсдала в последнее время. – Она сочувственно смотрит на меня.

– Я?!

Я вздрагиваю и выпрямляюсь. А как же отпуск? Или мы уже вступаем в тот возраст, когда двух недель на берегу моря недостаточно, чтобы остановить время? А с ним и морщины, и целлюлит…

Помню, как женщины много старше меня пугали тем, что вот, мол, наступит то самое утро после тридцатилетия, и проснусь я совершенно другим человеком. Человеком, который делает все то же самое, что и раньше, но чувствует себя при этом уже по-другому. И помню, как я тогда смеялась над этими пророчествами.

– Не делай такого трагического лица, – врывается в мои размышления Галкин голос. – Если вовремя взяться за себя, то все еще будет прекрасно!

Люблю ее за это. Полагает, что старость можно победить, если здорово запугать ее.

– А что делать-то будем? – спрашиваю я, дожевывая крекер.

– Спорт, – лаконично отвечает Галка. – Иного пути нет.

Спорт. Ну конечно. А так хотелось обойтись без него.

Со спортом у меня всегда были сложные отношения. Я его недолюбливала. И он отвечал мне взаимностью. В списке моих спортивных достижений – ноль позиций. Стоп! А прыжки? Да, прыжки мне удавались. В длину и в высоту. И все на этом. Теннисный мячик я бросала ровно на 13 метров вместо положенных 20 с лишним. С гимнастических снарядов падала с завидным постоянством. А бегала так, что сидящим на трибунах казалось, будто я специально пародирую замедленную съемку. В бассейне я чуть не пошла ко дну в первый же свой туда визит. Терпеть не могла игры с мячом, потому что этот самый мяч так и норовил свалиться именно мне на голову. Еще были лыжи, которые мне почти никогда не удавалось собрать вместе. И коньки… Об этих даже вспоминать не хочу.

– Спорт… – с сомнением тяну я.

– Прекрати ныть! – Галка, похоже, настроена решительно. – Никто не будет стоять рядом с тобой с секундомером. Идем в спортзал и занимаемся сами для себя. Ты понимаешь? – И она повторяет медленно, четко артикулируя каждую букву: – Сами для себя.

Я тяжело вздыхаю и выползаю из-за стола. Сами для себя. Вдох-выдох. Сами для себя. И начихать на всех. Буду красивая и стройная. Подтянутая и собранная. Энергичная и мускулистая. Одним словом, модная. Потому что это модно. Не модно быть рыхлой развалиной с морщинами во все лицо и с бледной грустной кожей. Хочу ли я быть модной? Я подумала, замерев на секунду перед открытым шкафом. А как же! Модной, симпатичной, современной. Значит, первое – аэробика и тренажеры. Второе – солярий. Третье – косметолог. Четвертое – сменить гардероб… Ой, что-то я увлеклась. Сегодня пока только аэробика и тренажеры. А лучше – что-нибудь одно из них. Чтоб не перенапрячься и не получить отвращение к своей будущей новой, модной жизни. Жизни ради себя самой. Галка пусть что хочет там болтает про М.А. и тому подобное, но, собственно, он-то при чем?

Но запал мой иссяк так же быстро, как и появился. В первые же десять минут пребывания в клубе. Знаете, это кого хочешь расстроит до посинения – толпа накачанных коричневых тел. Начинаешь сомневаться, а стоит ли тебе пристраиваться рядом с ними даже в спортивном костюме, полностью закрывающем руки и ноги.

– Я могу вам чем-нибудь помочь? – вежливо обращается к нам приятный молодой человек.

– Нет, спасибо, – вдруг слышу я Галкин голос, – мы пока осмотримся. Можно?

– Да-да, разумеется. – В интонациях юноши ни грамма сарказма. – Если будут какие-нибудь вопросы – найдите меня, и мы все обсудим.

– Что такое? – поворачиваюсь я к Галке, когда тренер отходит. – Ты никак растерялась?

Она смущенно отводит глаза. Нонсенс! Галка в растерянности! Вот уж не ожидала от нее.

– Даже не знаю, – наконец говорит она, обводя взглядом зал. – Может, мы не тот клуб выбрали?

– А чем тебе этот не нравится?

– Да тут все… – она корчит рожу, – крутее не придумаешь. Нам ведь не это надо. Нам бы что попроще.

– Кстати, – спохватываюсь я, – не могу понять, тебе-то это зачем надо. Или со мной за компанию?

– Ну-у, – тянет Галка, – и за компанию, конечно… Но вообще-то…

Я молчу в ожидании продолжения. Галку торопить нельзя. Иначе окрысится и ничего не скажет. Лучше выждать, пока сама выродит фразу.

– Энтони, – продолжает мучиться она, – помнишь моего Энтони?

Я киваю. Энтони – это ее последнее любовное приобретение. Антон, если честно. «Энтони» придумала сама Галка. Так, для изящества.

– Энтони подшучивает над моим целлюлитом.

Знает кто-нибудь, что в этом мире происходит? Энтони еще вчера был вахлак вахлаком, а сегодня – туда же – целлюлит его не устраивает! Уверена, он даже не представляет себе, как это слово правильно написать. А собственно, чему я удивляюсь? Мужики нынче – все зомби от СМИ. Зомби от рекламы. Вот кто меня удивляет, так это Галка.

– Может, на диету какую сесть? – продолжает Галка.

– На диету можно, – бормочу я, с тоской наблюдая за мышцастой девицей, несущейся по беговой дорожке.

– Ты бы поискала в Интернете, – предлагает Галка.

– Поищу, – обещаю я, потом спохватываюсь: – А ты что, всерьез все эти намеки Энтони воспринимаешь?

– Всерьез, не всерьез, – огрызается она, – но товарный вид мы, что бы ты ни говорила, теряем.

Возразить ей нечего. Понятно, что не все мужики женятся на красавицах, да и всучи каждому из них красавицу – многие еще подумают, связать ли с ней свою жизнь. Мужики – они тоже люди. Им тоже подавай сердечность, взаимопонимание и заботу. Но оценивают они нас сначала все-таки по товарному виду. Впрочем, как и мы их.

– Тогда что же мы стоим? – говорю я. – Пора на что-то решаться. Может, не будем сразу по тяжелой? Может, для начала в бассейн?

– Это идея! – оживляется Галка. – Приятно и полезно.

И не так опасно для нашей самооценки. Вода же искажает пропорции. И лишний жирок на бедрах в воде не так заметен. Главное – побыстрее нырнуть. Что мы и делаем, предварительно купив абонемент на весь месяц.

– Скажи, здорово? – ликует Галка, выныривая на поверхность.

– Еще бы, – соглашаюсь я, стараясь держаться поближе к бортику: плаваю я все же не очень уверенно.

– И смотри, – прищуривается Галка, – какие мэны вокруг.

– Да, ничего, – равнодушно отвечаю я, вглядываясь в мужиков на соседней дорожке. – Получше твоего Энтони будут.

– Твоя правда. – Галка с интересом следит за пловцами.

– Я бы на твоем месте его срочно поменяла бы.

– Кого? – Галка в недоумении смотрит на меня.

– Энтони.

– Почему? Он ведь у меня совсем недавно.

– А нечего болтать про целлюлит! – говорю я, и мы начинаем хохотать.

– Точно! – восклицает Галка. – Я и не подумала, что от него проще избавиться, чем от целлюлита. Надо поразмыслить на досуге.

– Дай ему еще один шанс, – советую я, – если опять начнет иронизировать – гони.

Господи, слышал бы нас Николаша! Верный, добрый муж. Наверное, самое ценное приобретение Галки за всю ее жизнь.

Час мы бултыхались в бассейне, выработали целую стратегию по отношению к Энтони и ни словом не обменялись по поводу М.А. Это была удача. Интересно, а М.А. ходит в спортзал?

– Хорошо, что мы на машине, – выбегая на стоянку и стуча при этом зубами, бормочет Галка, роясь в сумочке в поисках брелка с ключами.

Да, весной никогда не угадаешь, что будет за погода. Вроде бы с утра намечалось солнце, но сейчас небо плотно заволокло тучами и, похоже, собирается дождик. А может, и снежок.

– Оля? – внезапно слышу я.

Поворачиваюсь. Высокий, широкоплечий парень в куртке с капюшоном, почти полностью закрывающим его лицо. Кто это?

– Вы мне? – вопрошаю я.

Он смеется и стаскивает капюшон. Ну надо же!

– Привет, – говорит он.

– Привет, – растерянно отвечаем мы с Галкой и переглядываемся.

– Как дела? Какими судьбами здесь? – сыплет он вопросами.

– Были в бассейне. А ты?

– А я тут постоянно. – Он продолжает улыбаться. – Так как дела?

– Да нормально, – осторожно отвечаю я. – А у тебя?

– Супер! – Он вскидывает руку, показывая большой палец. – Перешел на другую работу. Купил квартиру. Вот, собираюсь в командировку в Германию, месяца на три. Здорово, правда?

– Потрясающе, – бормочу я.

– Вы замерзнете, – заботливо говорит он. – После бассейна-то. Не буду вас задерживать. Счастливо.

– Тебе счастливо.

– Позвоню, когда вернусь? – Он опять натягивает капюшон.

– Звони, конечно.

И мы прощаемся. Он идет в самый дальний угол автостоянки и во что, вы думаете, садится? В «Ауди-4!» Он!!!

– Я не ошибаюсь? – спрашивает Галка, когда мы уже устраиваемся в машине и включаем печку. – Это ведь Кирюша?

Несомненно, это Кирюша. Я киваю.

– Ну надо же, – качает головой Галка. – Никогда бы не подумала, что человек может так измениться. Помнишь, ведь был сморчок сморчком? Получается, что ты его зря… – И Галка жалостливо смотрит на меня.

– Да брось ты, – отмахиваюсь я. – Откуда ж было знать? А терпеть его тогда не было никаких сил. Тем более что он уже не первый был такой убогий. Утомили.

Не первый. Четвертый? Или, может быть, пятый? Из убогих. А вообще, какой по порядковому номеру? Да, мы вели учет моим… не знаю, каким термином их назвать. Партнерам? Так далеко не все доходили до стадии партнерства. Бойфрендам? И ими не все становились. Многие заканчивали, как Кирюша, на фазе «театр-ресторан-дискотека», а некоторые далее первого свидания не продвигались. Кандидат или претендент – вот это больше подойдет. Сколько их было? Начиная с момента подсчета – тридцать семь. Кошмар, правда? Кошмар не в том, что много, кошмар в том, что неизвестно, где они все сейчас. Кстати, вспомнила. Кирюша был двенадцатым по порядковому номеру. А вот как его фамилия? Убей, не помню. Надо бы полистать вечерком свои талмуды да поискать его ФИО, иначе буду мучаться – не засну.

Глава 6

А все начиналось с номера первого. И с моего первого места работы. И с первого блондина в моей жизни. Жаннета считала: блондин – означает пресный. Я бы не сказала. Олег излучал жизнерадостность в таких количествах, что никто, абсолютно никто не смог бы устоять. Ему было в ту пору двадцать девять, он уже три года работал в той конторе и к моменту моего появления в ней очаровал всех женщин, независимо от возрастных групп. Я не стала исключением. Попалась на крючок его обаяния где-то через три недели после того, как переступила порог офиса. Похоже, даже успела чуточку влюбиться в него. Правда, влюбленность быстро прошла, стоило лишь мне поближе с ним познакомиться. Надо сказать, что такой великой милости – поближе познакомиться – удостоилась в нашей конторе только я. Поначалу меня аж распирало от гордости, но спустя два месяца я поняла, что влипла. Олежка оказался жутким хамом. В конторе вел себя на редкость галантно, но в интимной обстановке сбрасывал с себя второе «я» и оттягивался на полную катушку. Плюс – тащился от ненавистной мне Metallica. Плюс – ни одного цветочка, даже самого хилого, за весь сезон ухаживания (если этот кавалеристский напор можно так назвать). Сезон длился недолго, всего четыре месяца, хотя Олежка предполагал, что сможет измываться надо мной бесконечно. То ли он заблуждался насчет степени моей привязанности к нему, то ли считал, что мой юный возраст не позволит мне открыто бунтовать – неизвестно, в любом случае, он ошибался. Я раскусила его к концу второго месяца наших отношений, еще немного побарахталась в них, надеясь, что погорячилась в своих оценках, к концу третьего месяца все-таки поняла, что пора сваливать, а вот весь четвертый мы препирались, кто из нас и в чем виноват. Как будто тут были виноватые!

Номер два – компенсация за номер один. Сашулька возник в моей жизни с Жаннетиной подачи. Сын подруги ее тетки. Демонстрировал перекос в противоположную от Олежки сторону. Болезненная вежливость, болезненная щепетильность и такая же болезненная бледность. И если с почти аристократической бледностью и не менее аристократической вежливостью еще можно было мириться, постоянно напоминая себе, что это та-акая (!) редкость в нашем стремительном и где-то даже жестоком мире, то со щепетильностью дело обстояло сложнее. «Может быть, каждый будет платить сам за себя? – предложил он на заре наших отношений, когда мы однажды, набегавшись по городу, приземлились в кафе. – Чтобы избежать возможных недоразумений». Я, конечно, согласилась. Не будешь же кричать на весь зал: «Нет, ни в коем случае! Будь любезен – плати за меня!» Но весь обед напряженно размышляла о том, какие именно недоразумения он имел в виду. Ответа так и не нашла. Девчонки мне тоже не помогли, разойдясь во мнениях. «Подумаешь, какая чепуха! – отреагировала Галка. – Современный человек. На Западе везде так». Не знаю, с чего она взяла, что на Западе везде так, не побывав на этом Западе ни секунды, но говорила она уверенно, и не исключено, что убедила бы меня, если б не Жаннета. Та вытаращила свои и без того огромные глазищи, покачала головой и медленно протянула: «Как странно… Никогда бы не подумала, что он та-акой жмот». Как показали дальнейшие события, Сашулька оказался не просто жмотом, а настоящим жмотярой. Пополам мы платили за все. Включая билеты в кино, куда он меня приглашал. Я все понимаю: раздельные бюджеты, паритетные отношения и тому подобное – но, согласитесь, изощренный практицизм и полное отсутствие романтики – это немножко не то, что нужно девушке в двадцать три года. Сашулька продержался в наших списках тоже четыре месяца.

За Сашулькой последовал номер три – Серега, нудный и неповоротливый в мыслях. Потом шел номер четыре – Влад, лощеный и высокомерный. И так далее, до номера последнего, тридцать седьмого. Да-да, Алекса, который страдал ранневставанием и которого я выгнала три месяца назад. И не жалею, поверьте, совершенно не жалею.

Листая свой дневничок, в который заносила комментарии по поводу очередных кандидатов, я в очередной раз поразилась тому разнообразию мужиков, которое прошло, если можно так выразиться, через мои руки за эти годы. Цвет глаз и волос – на выбор. Самые разнообразные обхваты бицепсов и сорта человеческой натуры. Иногда попадались забавные типы, иногда совершенно невозможные. Кое-кого помню смутно, например, того же Кирюшу, встреченного нами у дверей спортзала (фамилия его, между прочим, Орлов). А вот кое-кого забыть, наверное, не смогу никогда, даже если очень сильно постараюсь.

«Газетного» Вовика, например. «Газетным» он был потому, что познакомились мы с ним через газетный раздел знакомств. Это была новая Галкина идея, такая же сумасшедшая, как и все старые, но привлекательная в своей новизне. «Если ничего не получится, – говорила она, – то хоть будет что вспомнить в старости». Так и вышло. Думаю, вспоминать я о Вовике буду и на том свете. Между прочим, хороший парень. Можно сказать даже – отличный. Но – и с этим ничего не поделаешь – экстремал. Парашюты, яхты, сноуборды, мотоциклы – у него была широкая специализация. Яхты, чтоб вы знали, оказались самым безопасным среди всего прочего. Похуже обстояло дело с мотоциклами, еще менее уверенно я себя чувствовала на горных лыжах, а вот когда впервые вывалилась из самолета с парашютом за спиной, я так ярко ощутила, что жизнь – это всего лишь краткий миг между взлетом и криком Вовика: «Пошла!», что повторений мне не захотелось. Вовик огорчался. Говорил, что полюбил меня с первого взгляда, но если уж я действительно так отрицательно реагирую на его увлечения, то тогда да, конечно… Отказаться же от экстрима в мою пользу Вовик не пожелал. Видно, я вызывала у него значительно меньший выброс адреналина, чем все остальное, а от наркотиков, как известно, отказываются немногие.

После Вовика, бывшего номером девятнадцать, очень хотелось тихой заводи, пусть даже с лягушками и тиной, но чтоб никаких волнений. Так и возник «мамин сын» Павлуша. Его притащила в мою жизнь Светик, моя коллега по старой работе. Сначала все шло очень неплохо. Он водил меня в музеи, я наслаждалась покоем, твердой землей под ногами и подумывала о том, что, наверное, пора браться за ум и доводить дело до логического брачного конца. Галка с Жаннетой уже потирали руки в предвкушении свадебного застолья… Но тут-то и появилась Павлушина маман. Мадам Аркадина, чтоб ее! Она окинула меня проницательным взором и, не тратя время на пустые разговоры, жесткой рукой схватила любимого сына за локоть и уволокла в дальнюю даль, прочь от меня и моих планов. Павлуша уходил молча, понурив голову, явно недовольный происходящим, но покорный и безропотный.

Я попечалилась немного, но жизнь продолжалась, а вместе с ней и наша кампания по поиску мне достойного спутника жизни. Промелькнул «крутой Антоша», почитавший боевики за высочайшее в мире искусство и повторявший через слово «Ну, стебово!» и «Shit!». Этот отнял у меня ровно шестьдесят один день драгоценного времени. Но, как выяснилось позднее, рекордсменом по краткости пребывания в моей жизни он не стал.

Рекорд принадлежал «маньяку» Валерию – семь суток, за которые он надоел мне до чертиков. В один прекрасный осенний денек я ловила машину, чтобы добраться до работы, на которую здорово опаздывала. Остановилась свежевымытая синяя «девятка», и весьма симпатичный парень махнул мне рукой. Ехать было недалеко, но достаточно для того, чтобы он выудил из меня телефончик. «Хорошо, что мобильный, – комментировала впоследствии Галка, – иначе добыл бы твой адрес, и кто знает, что бы из этого вышло», – и делала при этом страшнючие глаза. Тогда я попала в офис в срок и сочла, что день начался удачно, однако к вечеру я несколько переменила свое мнение. Валерий позвонила мне шестнадцать раз! Первые десять безответно, так как я сидела на совещании у директора и телефон с собой не взяла. Я даже не сразу обратила внимание на подмигивающий сигнал об упущенных звонках, когда вернулась с планерки. Но тут телефончик затрезвонил, я взглянула на дисплей – «номер скрыт». «Ну вот еще!» – подумала я. Я никогда не отвечаю, когда номер скрыт. Все мои знакомые определяются, а остальные – зачем они мне нужны? И так еще четыре раза. «Да что за зараза?» – раздраженно думала я через три часа. Надо было ответить, чтобы хотя бы узнать, кто это меня домогается. Я и ответила. И обалдела. «Что же это ты не берешь трубку?» – наехал на меня Валерий. И сразу же принялся крутить руки, не пойти ли нам куда сегодня. Еле отбилась.

«Маньяк!» – выдохнула Жаннета, когда я рассказала ей о своем проколе. И действительно, чем-то это все смахивало на голливудские фильмы, где благообразные молодые люди в итоге оказываются кровожадными безумцами. «Гони его!» – распорядилась Галка. Легко сказать! Гнала я его целую неделю. В конце концов просто сменила номер мобильного. Но еще какое-то время нервно вздрагивала на улице при виде синих «девяток» и высоких брюнетов с зализанными волосами.

Похоже, я собрала не только коллекцию расцветок глаз, окрасов волос и размеров бицепсов, но и коллекцию странностей. Не странных кавалеров практически не было. Даже если поначалу они производили впечатление нормальных, то потом обнаруживалось нечто, что выходило за пределы этой нормальности, порой так далеко, что возврата оттуда не было. Нестранным казался поначалу и Феликс-топленое-молоко. Но только пока мы болтали по телефону.

Это была идея Жаннеты – внедрить в мою жизнь Феликса. «Говорят, классный экземпляр», – увещевала меня она. Увещевать пришлось по той причине, что мне к тому времени уже порядком осточертели все эти «экземпляры». Накануне я с превеликим трудом избавилась от номера тридцать первого и намеревалась дать себе пару месяцев отдыха. Но Жаннета наседала. «Куртуазен до невозможности, – перечисляла она, – самостоятелен, зарабатывает прилично, начитан, интересуется искусством, сделал дома потрясающий ремонт, сам». Я насторожилась. Насчет ремонта – это было любопытно. «Ты его сама-то видела?» – спросила я. «Нет, но видела моя знакомая, – не дрогнула Жаннета. – Говорит, вполне». Судьба Феликса была решена. Я позволила дать ему мой телефон.

Сочный баритон завораживающе журчал в трубке и поразительным образом располагал к себе. Мы осторожно знакомились друг с другом: посмаковали последние книжные новинки, прошлись по достижениям компьютерного прогресса (Феликс работал в фирме, торгующей компьютерами), поговорили о проблемах взаимодействия человека и природы. Хотя «поговорили» – это, пожалуй, слишком сильное слово для того, чтобы описать наши беседы. Говорил в основном Феликс, говорил пространно, красиво, со вкусом. Не чужд ему был и юмор, тонкий и своевременный. Мы раскачивались на волнах этого телефонного флирта уже целых три недели, когда он вдруг сказал:

– Оля, по-моему, мы уже готовы встретиться. Попьем кофейку, посмотрим друг на друга. Что вы думаете по этому поводу?

– Я буду очень рада, – расшаркалась я.

Он должен был ждать меня на станции «Маяковская», полвосьмого вечера в ближайшую среду. Боже, но как же я его узнаю? На станции метро «Маяковская», где полвосьмого будет чертова уйма народа? У меня уже были кое-какие представления о его внешности – недаром мы проводили столько времени в разговорах, в них мелькали кое-какие мелочи, которые я на досуге собирала в кучу и лепила из этой кучи образ своего нового знакомого. Пару раз он даже снился мне: высокий представительный шатен атлетического сложения с темно-пепельными волосами и серыми глазами, он дарил мне цветы и ухаживал с потрясающей галантностью. Так-так, но что же это там он говорит?

– Я буду стоять у последней двери поезда в сторону центра. На мне будут светло-синие джинсы, темно-синяя куртка и шарф цвета топленого молока.

– Простите? – озадачилась я.

– Шарф у меня, – терпеливо повторил он, – такого нетипичного цвета: не белый и не желтый. Топленое молоко, или еще называют «цвета слоновой кости».

– А-а… Я поняла. Значит, до встречи?

И мы распрощались.

Шарф цвета топленого молока не давал мне покоя все два дня, остававшиеся до рандеву. Я чувствовала: здесь кроется какой-то подвох, – однако разумных объяснений своим предчувствиям не находила. Галка меня обсмеяла, Жаннета поддержала ее.

Станция метро «Маяковская». Среда. Семь тридцать пять. Имею же я право припоздниться на пять минут? В конце концов, я же женщина. Я шла по залу и пристально вглядывалась в людей, толпящихся у последней двери поезда, отправляющегося в центр. Ага, вот синяя куртка, синие джинсы, рост, цвет волос – он. Он еще меня не видел, а я уже, благодаря своей дальнозоркости, разглядела его во всех подробностях. «Как же так? Что это?» – подумала я и невольно замедлила шаги. Торчащие уши, близко посаженные глаза, поджатые губы, брезгливая мина на лице. Да, высокий, но – где плечи? Как же упомянутый атлетический клуб? Руки в карманах, а значит, никаких цветов в мою честь не предвидится. И что самое главное – я это ощущала даже на расстоянии – исходящие от него мощные импульсы недовольства всем вокруг. Может быть, это не он? Мало ли у кого нынче темно-пепельные волосы, синие джинсы и куртка? Но шарф! Слоновой кости, или, как его там, топленого молока… Обернут вокруг шеи и реален, как ничто другое на этой платформе.

«Можно тихонько уйти», – деликатно шептал мне внутренний голос. «Ну, здрасте!» – возмутилась моя обязательность. Я распрямила плечи и вынырнула из-за толстой тетки, за которой до сих пор пряталась. Его взгляд остановился на мне, он вздрогнул, весь как-то подобрался и напрягся, а в глазах по мере моего приближения нарастала безбрежная паника. К моменту, когда я подошла достаточно близко для того, чтобы произнести приветственные слова, его всего трясло и колотило. «Смотри, как его забирает!» – с любопытством констатировала я. Но пора было переходить к делу.

– Здравствуйте, я Оля. А вы, случайно, не Феликс?

– Нет! – выдохнул он и резво вскочил в подошедший поезд.

«Уппс!» – подумала я. «Уппс!» – сказала Галка, когда мы все трое через час встретились. А Жаннета тут же прямо при нас закатила по телефону грандиозный скандал своей знакомой, подсунувшей нам этот феномен. «А топленое-то молочко, – добавила Галка, – оказалось действительно с кислинкой. Лелька была права». И постановили с тех пор всегда полагаться на интуицию. Даст она добро – прекрасно, скажет нам «нет», значит, так тому и быть.

Не везло. Мне катастрофически не везло.

– Ты излишне переборчива, – ругала меня Галка. – Так нельзя. Пробросаешься.

Не всегда я была излишне переборчива. Случались моменты, когда я готова была на свершения. Потому что не все мужики в моем окружении были со странностями. Попадались ведь и вполне подходящие экземпляры. Майкл, например. На самом деле звали его Михаилом, Майклом его окрестили еще в институте, так это и прижилось. Майкл был хорош, если не сказать великолепен. Признаюсь, я втрескалась. Но тут вступил в силу закон противофазы. Майклу я была без надобности. Нет, он, конечно, проводил со мной какое-то время, но чувств глубоких не питал, считал себя больше другом, нежели кем-то еще. «Его нужно дожать», – настраивала меня Галка. Да, его можно было дожать. Но я не хотела. «Дожать» – отдавало для меня чем-то искусственным. А я хотела, чтобы все складывалось само собой. Не сложилось. Майкл исчез в тумане. Звонил иногда, в основном по праздникам. Но это уже была совсем другая история. Майкл проходил под номером тридцать и был последним из нормальных. Ах, пардон, нет. Последним был Уоррен, австралийский парень Уоррен. Он проник в мою жизнь через Интернет. Смешной, право. Работал юристом. Имел квартиру в Сиднее и свой дом где-то в пригороде. А рядом с домом тем был сад, где этот чудак Уоррен хотел выращивать тропических птиц. Вернее, он хотел их туда приманивать, чтобы они сидели на ветвях и, может быть, даже пели. Потому что какой же сад без тропических птиц? Он забавно писал о своих коллегах и родственниках, засыпал меня фотками австралийских просторов, но вот когда я испросила его собственное изображение, возникла заминка. Он молчал непривычно долго, потом разродился фотографией. И вот уж точно, лучше бы все оставалось как прежде. Он был чудовищно толст. Простоватое лицо, торчащие во все стороны рыжеватые волосы и – необъятные телеса. Я расстроилась.

– Да что с тобой? – удивилась тогда Галка. – Интернет на то и существует, чтобы преподносить такие вот сюрпризы.

– И вправду, Олька, – поддакнула Жаннета, – если тебе нравится, как он пишет, ну и переписывайся ты с ним дальше. Что тебе за дело до его внешности?

Легко им говорить. А я ведь уже размечталась, как приедет стройный и плечистый австралийский супермен и увезет меня в далекую страну и заживу я там… Черт! Вот я и выдала себя!

Я все врала. Врала всем, когда говорила, что счастлива в своем одиночестве. Врала, когда успокаивала девчонок, что дела мне нет до всех этих странных мужиков. Если по правде, то мне до чертиков хочется замуж. Что же не там до сих пор? Неужели, спросите вы, среди целых тридцати семи мужиков нельзя было выискать себе пару? Можно. Но я хотела не просто пару, а ПАРУ в полном смысле слова. Гармонию, одним словом. Наверное, я была дурой. В таком случае, я и сейчас ею остаюсь. Смешно – взрослая женщина, которой до тридцатишестилетия осталось совсем немного, а туда же – страдает от синдрома «прекрасного принца». Неужели я и состарюсь с ним?

Но – к черту эти никчемные мысли! Я захлопнула дневничок. Надо бы и в самом деле порыться в Интернете в поисках волшебной диеты для нас с Галкой. А может, и для Жаннеты.

Глава 7

– Ну, что там у нас? – сразу после приветствия, еще в дверях, спрашивает меня Жаннета.

Вторник. Наш день. Мы встречаемся «на троих» обычно по вторникам. Не оттого, что день этот нам чем-то показался, просто у Жаннеты муж по вторникам ходит играть в преферанс. Сегодня тоже пойдет. Но похоже, он еще дома.

– Твой-то не ушел, что ли? – Я касаюсь рукой плаща на вешалке.

– Сейчас отбудет, – успокаивает меня Жаннета. – Они сегодня решили собраться чуть позже. – И опять заинтересованно спрашивает: – Ну, что там у нас насчет диет? Как твои поиски?

– Все смертельно запущено, – сбрасывая туфли, морщусь я. – Не думаю, что нам это подходит. А где Галка?

– Едет, – отвечает Жаннета, принимая у меня куртку. – Почему не подходит?

– Ты будешь таскать с собой на работу кусок сваренной без соли белой рыбы?

– Нет, – брезгливо передергивает плечами Жаннета. – Я вообще вареную рыбу не желала бы видеть.

– Ну вот, я как раз об этом.

Мы проходим в гостиную и падаем в кресла.

– Это цена за осуществление мечты о похудании. – Я запускаю руку в вазочку с орешками, стоящую на журнальном столике. – Отказ от любимых продуктов и вкушание всякой, извини за выражение, мерзости. Без соли, без сахара и прочего сладкого, без хлеба, без майонеза, без соленых огурчиков, без…

– Хватит, – испуганно прерывает меня Жаннета, – я поняла.

– Это не все, – сурово продолжаю я. – Еще – постоянный контроль. С утра до вечера. Что ешь, сколько ешь, сочетается или не сочетается, за сколько часов перед сном ешь, ну и так далее.

– С ума сойти, – с ужасом в голосе шепчет Жаннета.

– А ты как думала? – усмехаюсь я, зачерпывая орешки. – Хотела избавиться от жирка и ничего не изменить в своей жизни?

– Не совсем так… – смущается Жаннета, – но, честно говоря…

– Привет! – в дверях появляется Олег. – Как жизнь молодая?

– Прекрасно! – Я изображаю на лице максимально возможный восторг. Олег совершенно не способен понять иных проявлений чувств, у него всегда все «прекрасно», «схвачено» и «здорово».

– Да? – Он неожиданно демонстрирует нетипичную для себя проницательность: – А почему тогда лица похоронные?

– Да вот, – я пожимаю плечами, – пытаемся подобрать себе диету…

– Зачем это? – Он подозрительно вглядывается в Жаннету.

– Это для Ольки, – торопливо отвечает та. – Чтобы найти ей все же жениха.

Что такое? Я с недоумением смотрю на Жаннету. Да если бы не их с Галкой бредни, я никогда бы и не прикоснулась ни к одному журналу о здоровом образе жизни и прочей чепухе. Будто бы мне больше нечем заняться! Жаннета старательно избегает моего взгляда. Олег хмурится. Похоже, я чего-то не знаю…

– Ольга, – грохочет двухметровый великан Олег, – только посмей совратить мою жену с пути истинного – больше тебя в дом не пущу! Если хочешь измываться над своими костями, твое дело, но чтоб Жаннулю не смела трогать!

– А? – Я судорожно хватаю ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег.

– И кстати, – добавляет Олег, направляясь к выходу из комнаты, – я бы на твоем месте задумался – может, все твои беды от худобы?

– То есть? – ошалело бормочу я.

– Мужики, извини, не собаки, чтобы на кости бросаться, – выдает он избитую «истину», исчезает в холле и уже оттуда кричит: – Все, пока!

– Что это было? – поворачиваюсь я к Жаннете.

– Он не любит худых, – поясняет она, расслабленно откидываясь в кресле.

– Я уже сообразила, – киваю я. – И вообще говорю не об этом. Ты-то какого черта ищешь диету, если Олег твой не любит худых?

– Не знаю… – растерянно тянет Жаннета. – Все же худеют… Вот я и подумала… Все равно до костей я не сброшу, а вот чуть-чуть…

Я хмыкаю. До костей она точно не сбросит. Жаннета худобой никогда не страдала, а в третьем замужестве набрала кучу килограммов, через которые до костей добирался разве только массажист. Впрочем, ей шло. И желание ее «сбросить чуть-чуть» – не что иное, как тяга к «тусовке». Жаннета не могла оставаться в стороне от процессов, которыми были охвачены все. «Все же худеют…» Так как же ей остаться на обочине? А о чем тогда разговаривать в компании?

– Но рыба?.. – напоминаю я. – Да и потом, Олег же заметит твои ухищрения.

– Заметит. – Она морщит лоб. – А может, есть какие-нибудь разгрузочные дни?

– Есть. – Я со вздохом лезу в сумочку. – Я специально захватила распечатку, чтобы вас повеселить.

– Ого! – восторженно вскрикивает Жаннета, терзая вынутый мною листок. – Как много! Можно выбрать то, что мне больше всего понравится.

– Ага, – лениво соглашаюсь я, – ты только прочитай сначала, потом будешь радоваться.

– Так, так, – мурлычет Жаннета, – яблочная – пошли они к черту, картофельная – ох, ну ни фига себе! Полтора кило картошки – это сильно. Молочная, творожная… Ненавижу всю эту кисломолочную братию. Сухофрукты… Боже мой! Ну и ужас! – Она вскидывает на меня глаза.

Я поднимаю брови в знак согласия и продолжаю уничтожать калорийные орешки.

– О! – Жаннета возвращается к списку. – Вот это мне подходит. Салатно-мясная диета.

Ну-ну.

– Э? – Она внезапно хмурится. – Ольк, а ты уверена, что все правильно?

Я фыркаю.

– Что такое? – На Жаннетином лице появляется обиженная мина. – Ты меня дуришь?

– Жаннета, – говорю я, – посмотри в мои честные глаза, – выдерживаю паузу, в течение которой Жаннета действительно пристально смотрит на меня, и заканчиваю: – Я просто распечатала страницу из Интернета. Ничего не добавила, ничего не убавила.

– Но как же? – Жаннета растерянно мнет листок. – 400-500 граммов мяса и 500-700 граммов овощей в день! Это же уму непостижимо! Я столько и в загрузочные дни не ем!

– А я тебе о чем! – подхватываю я. – Все это чушь собачья.

– А как тогда худеть? – кручинится Жаннета.

Я мрачно смотрю на нее.

– Нет! – Она машет руками, как будто отгоняя страшное видение. – Не говори мне этого! Слушать даже не хочу.

Слушать она не желает о спорте. Жаннета не просто не любит спорт, она его страстно ненавидит. Весь ее спорт – это визит к массажисту и косметологу.

– Увы, – все-таки роняю я.

И мы погружаемся в раздумья, периодически ныряя ладошками в ореховую вазочку. Появившаяся наконец полвосьмого Галка застает нас в той стадии меланхолии, за которой уже начинается депрессия. Нужно заметить, что сама она пребывает явно не в благодушном настроении. Но пока выглядит гораздо лучше нас с Жаннетой.

– Что такое? – интересуется она, обводя взглядом наши перекошенные физиономии. – Я что-то пропустила?

Мы наперебой вываливаем ей наши сомнения.

– О господи! – взвивается она. – Нашли тоже о чем беспокоиться! – И яростно швыряет на пол сумку.

Мы с Жаннетой переглядываемся.

– Рассказывай, – требует Жаннета.

– Сначала покормите меня, – бурчит Галка, – иначе ничего рассказывать не буду. Мне сегодня так и не дали пообедать. Ты же видела. – Она поворачивается ко мне.

Видела. Мы только собрались перекусить, как Галку дернули к начальству.

– Так ты что, там так и торчала до вечера? – изумляюсь я.

– Практически.

Жаннета зовет нас к столу. Галка плюхается на свое любимое место у окна и принимается грести себе на тарелку всего понемногу. Мы с Жаннетой клюем, как птички, – листок с диетами до сих пор стоит у нас перед глазами.

– Все плохо, – наконец сообщает нам Галка, устраиваясь поудобнее в кресле с чашкой кофе в одной руке и пирожным в другой.

– Неужели нас будут сокращать? – спрашиваю я.

– Да не то чтобы сокращать… – Галка отпивает кофе. – Просто твой М.А…

– Пардон, – возражаю я, – он не мой.

Галка машет рукой, как будто говоря: «Какое это имеет значение?» – и продолжает:

– Он тащит своих людей.

– Но это нормально, – вмешивается в разговор Жаннета. – Любой руководитель стремится привести свою команду.

– Ну да, – кивает Галка, – но вы бы видели, кого он тащит первым!

– Ну?! – хором говорим мы с Жаннетой.

– Бабу! – выплевывает Галка.

Нечего сказать – здорово!

– И какую! – добавляет Галка. – Не оставляет нашей Лельке никаких шансов.

– Так ли уж? – миролюбиво говорит Жаннета. – Олька наша любого заткнет за пояс.

Галка молча доедает пирожное, облизывает крем с пальцев, запивает все это кофе. Мы терпеливо ждем.

– Я видела ее, – наконец сообщает она нам. – Полный аут.

Новая «баба», по ее словам, высока, стройна, спортивна (ох!), хороша собой до чертиков и самоуверенна до безобразия. То есть полная противоположность мне.

– Небось старая? – с надеждой спрашивает Жаннета, кося глазом в мою сторону.

– Тридцать один, – изрекает Галка.

Да-а… Дела-а… Я чувствую, как где-то внутри кольнуло. Обидно, черт возьми. Стоп! Обидно? А разве я что-то планировала?

– Не очень-то и хотелось, – дергаю я плечом.

Галка с Жаннетой смотрят на меня с сочувствием.

– Может, все-таки стоит повоевать? – робко предлагает Жаннета.

Нет уж. Воевать из-за мужика – не мой профиль. Для меня самое главное качество в мужчине – чтобы он был свободен. Все эти «битвы в долине» за мужское внимание кажутся мне пустой тратой времени. Моего времени, которое с каждым новым годом моей жизни становится все ценнее. Нет, пусть обнимается со своей брюнеткой и – скатертью дорога! Тем более, что это была исключительно Галкина затея. А все-таки каким он оказался примитивным! Как все, ничем не лучше. Первое, что сделал, только освоившись на новом месте, – притащил свою любовницу.

– Никаких «воевать», – решительно отвечаю я на Жаннетино предложение и тут же озвучиваю свои мысли. – Нет, ну он ничем не лучше прочих. Такой же предсказуемый. Просто противно, что вокруг одно и то же.

Девчонки обмениваются странными взглядами, но молчат.

– Наверняка она ни черта не умеет, – продолжаю бурлить я. – Длинные ноги и красивая мордашка – вот все ее заслуги. – И умоляюще взглядываю на Галку – мол, поддержи меня.

– Не знаю, – нехотя тянет та, – послужной список у нее впечатляющий.

– Да ладно тебе, – включается в игру альтруистка Жаннета, – знаем мы эти резюме. Там только половина правды. Хорошо, если половина. Никто ведь не напишет: я – стерва, которая только и знает, что полировать ногти и интриговать. За какое резюме ни возьмешься, везде: «неконфликтна, коммуникабельна, умею работать в команде».

– Вот именно, – благодарно подхватываю я, – надо еще посмотреть, что она собой представляет, а потом уже паниковать.

Что это я несу? Кто тут паникует? Кого я успокаиваю? Девчонок, которые ищут мне очередного партнера, или… себя?!!

– Конечно, надо посмотреть, – усмехается Галка. – Вот вам точно скажу: день сегодня был неудачный. Наверное, поэтому у меня такой мрачняк. Может, все и не так уж страшно. Надо посмотреть на нее в деталях.

Посмотреть в деталях на протеже М.А. мне удается прямо на следующий день. В одиннадцать двадцать она распахивает двери моего кабинета и с порога заявляет:

– Здравствуйте! Я знаю, мы с вами тезки. Меня тоже зовут Ольга, но, честно говоря, я предпочитаю, чтобы меня называли Аленой, – и протягивает мне руку.

Я осторожно жму ее.

– Вас не было на утреннем совещании… – Она вопросительно смотрит на меня.

А я ведь даже не спросила у Галки, на какую должность ее берут. Вдруг она приходится мне начальником? И сейчас ждет, когда я примусь объяснять причины своего утреннего отсутствия. Я индифферентно бормочу:

– Неплановый визит к врачу. Секретарь была в курсе.

– Да, она так и сказала, – улыбается Алена. – А я решила, что раз вас не было на планерке, где меня представляли, то пойду познакомлюсь с вами сама. Ничего, что я так запросто?

Откуда мне знать? И почему такое внимание к моей персоне? Личный визит, улыбка до ушей и все такое прочее. Точно – будет мной руководить. Вот уж не было печали…

– Конечно, все нормально, – тем не менее отвечаю я. – А, простите, кем вы…

– Ах да, разумеется, – восклицает Алена, – вы же не в курсе! Я буду у вас рулить маркетингом.

Я перевожу дух. Горизонтальные связи, не более того. Это радует.

– Надеюсь, мы сработаемся, – продолжает Алена.

– Конечно, – киваю я.

– Не против, если мы сразу же перейдем на «ты»? – спрашивает она. – Иначе начинаешь ощущать себя развалиной.

– Конечно, – похоже, что другие слова у меня закончились.

– Прекрасно! – смеется она. – Ну, удачного тебе дня. Пойду осваивать новое место.

– Вам… ой, тебе… тоже удачи, – с заминкой отвечаю я.

Она еще раз ослепительно улыбается и открывает дверь. Я выхожу вслед за ней в коридор и провожаю ее взглядом. Полный отпад. Кароль Буке в русском варианте. Длинные густые черные волосы, зеленые глаза, скулы, о которых простым смертным мечтать и мечтать. Обалденная грудь и бесконечные ноги. Если она умеет еще и работать… Хотя предназначение таких женщин – не работать, а служить живым подтверждением того, что гармония в этом мире все же существует. И еще – развивать в прочих разнообразные и в основном неистребимые комплексы.

Я чуть не плачу. Конечно, я и раньше знала, что у меня широковатая талия, за которой нужен глаз да глаз, что ноги растут не от ушей, а все-таки из того места, из которого природа и предназначила им расти, что лицо мое никогда не будет красоваться на обложках глянцевых журналов, потому что в нем нет абсолютно ни одной черточки, достойной восхищения. Знала и когда-то давно уже с этим смирилась. Нельзя получить от жизни все. Спасибо и за то, что не вызываю ни в ком отвращения. Но иногда случались мгновения, когда я начинала чувствовать свою «среднесть» с удвоенной силой. Как, например, сейчас. Я стою, держась за ручку двери в кабинет, не в силах оторвать взгляд от Алениных нейлоновых ног, не просто переступающих по ковровому покрытию коридора, но как бы пританцовывающих, как вдруг… Боковым зрением я замечаю какое-то движение слева от себя и тут же слышу:

– Что с вами?

Поворачиваю голову и… утыкаюсь взглядом в М.А. Он озабоченно смотрит на меня:

– У вас все в порядке?

Любопытно, какое нужно иметь выражение лица, что тебе задали такой вопрос? Но ведь не спросишь же его. А он стоит и явно не собирается никуда уходить. Неплохо бы быстро собраться с силами и выдать обычную безмятежность, но – к черту! Имею я право быть в плохом настроении? Имею. И я отвечаю:

– Не очень.

Он удивляется. Поднимает левую бровь, хмурится.

– Необычное явление для вас, – замечает М.А. – Я думал, у вас всегда все о'кей.

Издевается? Нет, смотрит чуть ли не с сочувствием. И спрашивает заботливо:

– Что-то случилось?

Я вздрагиваю. Что это? Дежа вю? Это ведь уже было в моей жизни. Пятнадцать лет назад. Я ежусь под его испытующим взглядом. Опускаю глаза и бормочу:

– Нет, все нормально. Так, настроение… Извините, – и перешагиваю порог своего кабинета, – мне пора.

– Да-да, разумеется. – Лицо его становится непроницаемым, он кивает и быстрым шагом уходит.

Глава 8

«Жизнь – несправедливая штука», – думаю я, вырисовывая на стене орхидею. Орхидея получается не очень убедительной, точнее, не такой, какой задумывалась, хотя, если взглянуть на нее с точки зрения кубизма, что-то в ней все-таки есть. Да, жизнь определенно имеет перекос. Алена тому – живое свидетельство. Что-то я слишком много думаю о ней. И не удается этого не делать, как ни старайся. Даже испытанные способы восстанавливать душевное равновесие не помогают. Надо бы придумать себе сегодня какое-нибудь интеллектуальное занятие, чтобы вытеснить из головы ненужные мысли – хотя бы на время. Рисование орхидей – дело, безусловно, увлекательное, но голова-то при этом свободна, вот и лезет туда что ни попадя.

Я отступаю на шаг и окидываю взглядом свою работу. Прикольно. Так и должно быть. Таков и был замысел. Кухня должна была стать необычной, прикольной. Надеюсь, что станет, хотя до конца еще далеко.

Надо закончить ее до наступления лета. Летом и так есть чем заняться. Отдохнуть, позагорать, потолкаться в пригородах, на природе. Может, даже еще разок съездить на море. Интересно, а куда ездит Алена? Наверняка на какие-нибудь остромодные курорты, где можно вволю потусоваться на людях. Боже, опять я о ней! Какое-то наваждение! Я трясу головой, и в этот момент звонит телефон.

– Да?

– Привет, Алька.

Только один-единственный человек называет меня Алькой. Димка. Старый товарищ. Лучший друг. У каждой девушки обязательно должен быть лучший друг. Парень. Когда устаешь от подружек, от бабских разговоров и сплетен, набираешь телефончик такого вот Димки и отдыхаешь душой. И главное – лучший друг ни при каких обстоятельствах не должен питать к тебе высоких чувств. Как, впрочем, и плотских. Только симпатия, ничего больше. Иначе все это теряет смысл.

Димка знает меня со школы и никогда не пытался и не пытается склонить к отношениям, отличным от дружеских. Не знаю, почему так получилось. Мы никогда не разговаривали с ним об этом. Так сложилось в незапамятные времена, так продолжается по сей день.

– Привет, Димка! – радостно восклицаю я.

– Что делаешь?

– Кухню терзаю.

– А вообще как дела?

– Нормально.

– Так нормально, что ты впечатываешь в стены свое «нормально»? – слышу, как Димка усмехается в трубку.

Другой бы получил за такие слова, но Димке все можно. Или почти все.

– Ну, есть немного… – признаюсь я, прижимая трубку щекой к плечу и стаскивая с рук перчатки.

– Весна – пора меланхолии, – замечает Димка.

– Разве? – озадачиваюсь я. – Почему-то всегда считала, что это осень.

– У кого как, – бормочет он. – Я лично недолюбливаю весну. Не поверишь, таким старым себя порой чувствую.

– Не поверю! – смеюсь я. – Ты преувеличиваешь.

– Не так уж и преувеличиваю, – мычит Димка. – Тридцать пять – если это не старость, тогда что?

– Кто из нас в таком случае в миноре?

– Ага, – соглашается он и умолкает.

Я тоже молчу, ожидая, что вот сейчас он неожиданно рассмеется и закричит: «Нет, ну как я тебя разыграл!» Но тщетно. Димка упорно молчит. Мгновение, два, три. Я не выдерживаю:

– А что, собственно, произошло?

– Почему что-то должно обязательно произойти? – ворчит он.

– Потому что это не в твоем стиле: гундеть и плакаться.

– Я не гундю, – отбрыкивается он.

– Гундишь, – напираю я.

– Нет!

– Да!

– Ну хорошо, – сдается он.

– Из-за какой-нибудь чепухи? – предполагаю я.

– Считать ли это чепухой? – говорит он. – Вдруг выяснилось, что мне некого пригласить на мероприятие, кроме тебя. Грустно, правда?

– Ну, спасибо! – фыркаю я. – Друг называется!

– Ты же понимаешь, о чем я, – вздыхает он.

Понимаю. Конечно. Сама в таком же положении. Дожила до середины жизни и все в одиночестве. Чем ему помочь? Разве только переключить с философского уничижения на что-нибудь более практическое.

– Так ты меня приглашаешь? – спрашиваю я.

– Выходит, так, – опять вздыхает он.

– Что-нибудь чрезвычайно нудное?

– Нет, что ты! – Димка оживляется. – Презентация нового боулинга. Тридцать шесть дорожек. Представляешь?

– Ого!

Тридцать шесть дорожек. Я не представляю. Боулинг – не предмет моей страсти. Но, наверное, это круто.

– Когда? – интересуюсь я.

– Послезавтра. В семь. Пойдешь?

– А как же. Не бросать же тебя на произвол судьбы.

– Отлично, – вяло говорит он.

Совсем плох Димка. Не подыскать ли ему кого-нибудь для душевного отдохновения? Невыносимо слышать, как он потерянно сопит в трубку. А ведь Жаннета с Галкой, наверное, так же страдают, наблюдая мою неприкаянную персону, – вдруг приходит мне в голову. Потому и норовят вечно как-то изменить мою жизнь.

– Как одеваться? – спрашиваю я, чтобы отвлечься.

– Да оденься как-нибудь, – с недоумением в голосе отвечает Димка.

Мужчины – что с них взять!

– И все-таки, – настаиваю я, – джинсы или…

– Не джинсы, не джинсы, – соображает наконец Димка. – Там все круто. Найди что-нибудь подходящее.

– Но у меня ничего такого нет, – растерянно отвечаю я. – Я же не бываю в крутых местах.

– Займи у кого-нибудь.

А это мысль!

Любопытно, где были мои мозги, когда я решила, что облачиться в Жаннетины юбки для того, чтобы представлять собой достойное зрелище на презентации боулинг-клуба, – это хорошая идея? Гардероб Жаннеты был обширен, как в прямом, так и в переносном смысле. Мне все, абсолютно все было велико.

– О-о, – разочарованно тяну я, – а я-то думала…

– Да, – вздыхает Жаннета, – время неумолимо.

– Что же делать? – кручинюсь я.

– Подожди! – Подруга вскакивает и несется в сторону гардеробной, оттуда я слышу: – Есть кое-что, во что я давно уже не могу втиснуться.

– Да ладно, – кричу я в ответ, – все равно бесполезно!

Разумеется, бесполезно. Жаннета всегда была пухлее меня. Я просто забыла.

– Почему же бесполезно? – появляется в дверях Жаннета. – На, попробуй. – И протягивает мне нечто черное и струящееся.

Поразительно, но черное и струящееся сидит на мне как влитое.

– Здорово, – восхищенно прищелкивает языком Жаннета.

– Откуда это? – спрашиваю я, поглаживая себя по бедрам.

– От первого мужа, – машет рукой Жаннета. – Привез откуда-то.

– Так ему уже сто лет в обед? – удивляюсь я. – А выглядит, как из последнего каталога.

– Фирма, – разводит руками Жаннета, – из той категории, что на все времена.

– Но все равно, – задумчиво говорю я, – что-то я не доезжаю… Ты и во времена первого мужа была заметно толще меня.

– Так ты поправилась, – вскидывает брови Жаннета. – Ты что, не видишь?

– Как это поправилась? – взвиваюсь я. – Я в отпуске сбросила килограмма три, не меньше.

– Да нет, – Жаннета садится на диван, – я имею в виду, ты поправилась относительно института. Тогда была такая голенастенькая, совсем узенькая, а сейчас стала на человека похожа. Да, – подытоживает она, – ты сильно изменилась с тех пор. И фигура, и прическа, и общий имидж. Тебя просто не узнать.

Не узнать… Вот и М.А. меня не узнал, это-то уже очевидно. Хорошо. «А хорошо ли?» – вдруг думаю я. Но я же так боялась, что он меня опознает, и тогда работа бок о бок с ним станет совершенно невозможной. Работа – да, конечно. Она станет невозможной. Но ведь работа – не все, что у нас есть в жизни, верно? Так что – я хочу, чтобы он меня узнал? Неужели? Боже, как сложно в себе разобраться. Точно, что сгорю от стыда, если он хоть словом, хоть жестом намекнет, что вспомнил ту страшную историю, но сгореть от стыда еще не значит конец света. Может, это и не так смертельно. Короче, я запуталась. Он классный мужик, нет слов. Классный мужик, к тому же свободный… Стоп! Как это свободный? А Алена? Вот я и вернулась к тому, с чего начала, – не узнал, и слава богу! Все равно это ни к чему хорошему не привело бы. И вон, вон все эти мысли о М.А. из головы! Лучше уж подумать о Димке с его презентацией. Кстати, а что я обую?

Глава 9

Боулинг кишит людьми. Димка не рассчитал время, мы увязли в пробке на Литейном и в результате появились на презентации, когда действо уже было в разгаре.

– Извини, что так получилось, – мрачно говорит Димка.

– Бывает, – беззаботно отвечаю я, оглядывая публику. – Все равно торчала бы дома, так что спасибо – вытащил.

– Шампанское? – откуда ни возьмись появляется официант.

– Непременно! – восклицаю я и беру бокал.

Шампанское – это как раз то, что мне сейчас необходимо. То, о чем я мечтала с обеда. Сегодняшний день складывался неудачно с самого утра. Какая-то суета, какое-то напряжение, висящее в воздухе… Вообще, все изменилось с момента моего возвращения из отпуска. Не связано ли это с М.А.? Или это шалит мое разыгравшееся воображение? Словом, шампанское было как нельзя кстати.

– Димон, привет! – вдруг слышу я и поворачиваюсь на голос.

К нам подкатывает забавный толстячок в смокинге.

– Ого! – восклицает Димка. – Виталик! Какими судьбами?

– Случайно, друг мой, случайно, – посмеивается толстячок, окидывая меня цепким взглядом. – Не познакомишь?

– Знакомьтесь, – послушно произносит Димка, – Виталий, Ольга.

– Оч-чень приятно, – поет толстячок, энергично хватая мою правую руку и подтягивая ее к губам. – Люблю рыженьких и голубоглазеньких.

О, черт! Я закатываю глаза. Понятное дело, кто ж не любит рыженьких и голубоглазеньких? Я таких не знаю. Но точно назову того, кто терпеть не может слащавых и лоснящихся от самодовольства толстячков. Это я, я и еще раз я! Я аккуратно извлекаю свою руку из его скользкой ладошки и бросаю взгляд на Димку. Он морщит лоб в немой просьбе. «Будь другом, – читаю я в его глазах, – потерпи, мужик мне нужен». Нужен, так нужен. Пусть себе общаются, только без меня.

– Пардон, – лучезарно улыбаюсь я Виталику, – я на минуточку, – и, не дожидаясь ответа, растворяюсь в толпе.

Надо было прихватить с собой кого-нибудь из девчонок, думаю я, лавируя среди хохочущей публики, и как я раньше не сообразила. Димка же сразу сказал, что ему сюда нужно для дела. Он, как и я, не большой поклонник боулинга, но на презентации ведь ходят не из-за предмета самой презентации, а по двум причинам: кто-то тусуется от нечего делать, вроде меня, а кто-то по делам, вроде Димки.

– Шампанское? – передо мной опять вырастает официант.

Я верчу в руках бокал с недопитым шампанским в знак того, что у меня в этом смысле еще все в порядке, официант кивает и уже поворачивается, чтобы удалиться, но я цепляю его мизинцем за манжету и вопрошаю:

– А поесть? Что-нибудь можно поесть в этом сумасшедшем доме?

Он неожиданно ухмыляется, но моментально прячет усмешку под профессиональной приветливостью и отвечает:

– В соседнем зале.

– Супер! – Я прикладываю руку к сердцу. – Огромное спасибо. Вы спасли меня от голодной смерти.

Он опять улыбается и спешит покинуть меня, чтобы не растерять остатки профессионального достоинства.

Фуршет впечатляет. Призрак голодной смерти уступает место ужасу перед возможной гибелью от переедания. Я вижу на другом конце стола Димку с Виталиком, машу им рукой с зажатой в ней вилкой, но подходить ближе не собираюсь – мужики явно погружены в деловую беседу. Так, что бы еще здесь попробовать?

– Да, – бормочу я тихонько себе под нос, – интересно было бы знать, с чем эти рулеты.

– С грибами, – внезапно слышу я мужской голос, – и сыром. Очень вкусно. Рекомендую.

Я оборачиваюсь. Нет! Не может быть!

– Привет, – говорит он.

– Привет, Майкл, – медленно отвечаю я.

– Рад тебя видеть, – сообщает он, подцепляя один рулет и водружая его на мою тарелку.

– Взаимно. – Мои губы непослушно шевелятся, как будто в них вкатили солидную дозу анестетика.

– Прекрасно выглядишь. – Майкл скользит взглядом по моему черному струящемуся наряду.

– Спасибо, – губы продолжают тормозить, – ты тоже хоть куда.

Майкл смеется. Хоть куда – это еще слабо сказано. Майкл заткнет за пояс любого из мужиков, тусующихся здесь сегодня. Он здорово похож на Джорджа Клуни, только, в отличие от Клуни, его можно потрогать руками. С ним даже можно потрепаться о том о сем. Сходить в ресторан. И даже провести ночь-другую… Черт, что это со мной? Решила ведь давным-давно, что Майкл в прошлом – что было, то было. Ночь-другая там тоже присутствовали, но ведь из этого ничего не вышло. Я ему не показалась. Мы теперь просто друзья. Впрочем, «друзья» – это сильно сказано. Просто люди, которые живут в одном городе, изредка болтают по телефону, еще реже встречаются случайно, вот как сегодня, и ничего, абсолютно ничего между ними уже нет. Тогда откуда этот анестетик в губах и легкое помешательство в мыслях? Или виной тому шампанское?

– Как тебе вечеринка? – спрашивает Майкл, продолжая внимательно меня рассматривать.

– Да так… – пожимаю я плечами. – Этих вечеринок в нашей жизни было уже… – Я взмахиваю рукой с бокалом.

– Это точно, – смеется он, – нас уже ничем не удивишь.

– Ага, – охотно соглашаюсь я, чувствуя, что постепенно начинаю приходить в себя. – Чтобы тут визжать от восторга, нужно быть, как минимум, лет на десять моложе. Вон как те девчонки. – Я кивком указываю в сторону тех тридцати шести дорожек боулинга, из-за которых мм, собственно, здесь и собрались.

Там резвятся человек двадцать, в основном – жизнерадостные юные особы в ультракоротеньких юбчонках, швыряющие шары, хохочущие и совершенно не заботящиеся о том, как они выглядят.

– Ну. – Майкл всматривается в толпу, машет кому-то рукой.

– Ты здесь не один? – спрашиваю я.

– Нет. – Мгновенная пауза, затем он продолжает: – С девушкой.

– Ах, ну да, конечно, такой мужчина и без девушки, – растерянно говорю я.

А чего я ожидала?

– Ты ведь тоже наверняка не одна, – усмехается Майкл.

– С Димкой, – защищаюсь я.

– А-а… – тянет он.

Нет нужды ничего уточнять. Майкл знает о Димке и его роли в моей жизни. Знает, что Димку я беру в спутники тогда, когда никого рядом со мной нет.

– Это он попросил меня составить ему компанию, – бормочу я неизвестно зачем.

– Значит, сегодня ты с Димкой, – задумчиво говорит Майкл. – А так? По жизни?

– Что? Что ты имеешь в виду? – Я тяну время.

Майкл молча смотрит на меня.

– Ну-у, – пытаюсь выкрутиться я, – у меня передышка…

– Между каким и каким? – вдруг спрашивает он.

– Что? – Я непонимающе на него таращюсь.

– Передышка после какого номера? – Он останавливает официанта, отдает ему наши пустые бокалы и берет по фужеру с красным вином. – После сорокового? Или счет уже пошел на сотни?

– Я не понимаю тебя… – тихо говорю я.

– Да ладно тебе, – невесело усмехается Майкл, – я все знаю про ваши подсчеты. Вы же особенно и не таились.

Да, мы не таились. А разве мужики ведут себя не так? Я делаю глоток вина и неожиданно для себя самой спрашиваю:

– Майкл, почему у нас ничего не вышло?

Он удивленно вскидывает голову.

– Ну, – спешу продолжить я, – я, наверное, тебе не понравилась? Да? Или что? Жаннета говорила, что ты предпочитаешь брюнеток…

– Ты мне нравилась, – резко прерывает он меня.

Что?! Я делаю еще глоток, захлебываюсь вином и начинаю кашлять. Майкл серьезно смотрит на меня. Кашель постепенно затихает. Я прочищаю горло и выдавливаю из себя:

– Как странно…

– Ты мне нравилась, – повторяет Майкл, – очень нравилась.

– Тогда почему все так случилось? – жалобно тяну я.

– Я же не был тебе нужен, – пожимает он плечами и берет с блюда кусочек буженины.

– С чего ты это взял? – изумляюсь я.

– Не знаю, – невнятно говорит Майкл, разжевывая мясо, – ты всем своим видом демонстрировала, что я у тебя номер двадцать какой-то, проходящий, и я понял, что ловить мне там нечего.

– Но… – начинаю было я и умолкаю.

– Что «но»? – Майкл грустно глядит на меня.

– Но это была лишь защитная реакция, – поясняю я.

– Защитная? – удивляется он. – От чего?

– От тебя, – бормочу я, понимая, что это полная чепуха.

– От меня? – опять удивленно переспрашивает он. – А-а… Я понял. От меня, как от представителя мужикова племени?

Я удрученно киваю. Черт, черт, черт!

– Ну, ты и… – Майкл комкает реплику.

– …Дура, – заканчиваю я за него. – Ну, я и дура!

– Примерно так, – кивает он и запивает мясо вином.

– Но все так теперь себя ведут, – возражаю я.

– Значит, все дуры, – жестко отвечает Майкл. – Мне вообще непонятно, почему женщины считают, что главное – это быть ухватистыми и напористыми. Не знаешь?

– Не знаю, но догадываюсь.

– И почему же?

– Ухватистые и напористые получают то, что хотят. – Я вдруг начинаю злиться. – Вы же тоже хороши. Сидите себе, посиживаете, только ждете, когда придут и вас возьмут. То есть ждете тех самых ухватистых и напористых. Нормальные вам ни к чему. С ними же возиться надо.

– Сволочи, одним словом, – прерывает меня Майкл.

– Кто? – изумляюсь я.

– Да мужики же, разве нет? – Он усмехается. – У вас же любимая тема для разговоров: все мужики – сволочи.

Я молчу. «Как все это грустно!» – думаю я и тихо произношу:

– Извини.

Майкл непроизвольно дергается.

– Извини, – повторяю я. – Я, наверное, показалась тебе жуткой особой.

Он качает головой и после некоторой паузы говорит:

– Я вот подумал сейчас… Все эти разборки: кто, кому, чего, – это все бред, чушь. Мы просто собирались построить что-то на пустом месте.

Я хмурюсь:

– Не поняла.

– Ну, знаешь… – Он мнется. – Все же мы особых чувств друг к другу не питали… Поэтому-то ничего и не вышло. Если бы что-то было, то мы могли бы простить друг другу все эти приколы, верно?

– Майкл, – я начинаю медленно врубаться, – ты о любви, что ли?

Он опять дергается. И понятно, мужики боятся этого слова как огня. Боятся, но, похоже, тайно ждут, когда оно будет сказано. Вот уж неожиданность!

– А твоя девушка, она…

– Она вон там. – И Майкл машет в сторону дорожек.

– И ей…

– Ей двадцать три, – коротко отвечает он.

Двадцать три. Хороший возраст для того, чтобы без страха твердить с утра до вечера: «Люблю, люблю…» Видно, в этом причина.

– Была рада тебя повидать, – говорю я и протягиваю ему руку.

Майкл удивленно смотрит на меня, потом кивает, берет меня за протянутую руку и внезапно резко притягивает к себе. Я вздрагиваю, инстинктивно упираюсь руками в его грудь, а он осторожно касается губами одной моей щеки, потом другой – и шепчет:

– Желаю удачи.

Какая к дьяволу тут может быть удача!

– Майкл оказался романтиком, – сообщаю я Жаннете на следующий день и рассказываю о презентации.

– А тебя раздражают романтики? – осторожно осведомляется она.

– Да не то чтобы раздражают, – задумываюсь я, – но что касается Майкла, то я просто не могла бы и подумать, что так обстоят дела. Успешный бизнесмен. Красавец, можно сказать. Не закомплексован. Словом, современный мужик от пяток до макушки. Какая тут может быть романтика? Однако поди ж ты!

– Но желание, чтобы тебя любили, это нормально, разве нет? – все так же осторожно продолжает Жаннета.

– Да, – подумав мгновение, соглашаюсь я, – но скажи, пожалуйста, ты часто встречала мужиков, которые такое желание демонстрировали?

– Нет, – отвечает она, – но они могли просто не говорить этого вслух.

Свежая мысль. Я как-то раньше над этим не задумывалась.

– А как у тебя дела? – Я меняю тему. – Что новенького?

– Есть кое-что, – загадочным тоном говорит Жаннета. – Сейчас, подожди, прикрою дверь… – Слышно, как она шагает по комнате, щелкает дверной ручкой, потом опять возникает в эфире. – К Олегу приехал двоюродный брат из Самары, сидят, болтают. Короче, у нас сдвинулось с мертвой точки.

– Что?

– Ну как же, – смущается Жаннета, – наше дело, помнишь?

– А-а… – вспоминаю наконец я. – Да что ты? Правда? Поздравляю!

– Спасибо. – Жаннета хихикает как девчонка. – Так странно, верно?

Верно. Дело заключается в том, что Жаннета с Олегом никак не могут родить ребенка. В конце концов они решили усыновить младенца. Но с младенцами была страшная проблема. И вот, судя по всему, проблема эта нашла свое разрешение.

– Вы кого-то нашли? – спрашиваю я.

– Да, – радостно кивает Жаннета, – девчонке двадцать лет, залетела по глупости. Мужик женат, перспектив мало, да и у нее самой планы: учеба и все такое. Вот мы и договорились, что она родит ребеночка и откажется в нашу пользу.

– А так разве можно? – сомневаюсь я. – Там наверняка какая-нибудь процедура, очередность. Или нет?

– Это проблема Олега, – небрежно говорит Жаннета. – По формальной части он у нас мастер.

– А девчонка-то здорова?

– Да, у нее все нормально, все проверили. И наследственность вроде бы тоже не вызывает беспокойства…

– А мужик? – встреваю я. – Как у него по этой части?

– Еще не знаю, – отвечает Жаннета, – но хочу поговорить с ним. Думаю, должен пойти навстречу. Никто же не собирается его инкогнито открывать, в смысле, жене доносить. Мне только удостовериться, что у него все в порядке, и – гуляй, Вася!

– Вася? Его зовут Васей?

– Да нет, – хохочет Жаннета, – это так, присказка. Представляешь, – добавляет она через мгновение, – у нас будет ребеночек!

– Девочка? – интересуюсь я.

– Мальчик, – торжественно возвещает она.

– Мальчик? – с сомнением произношу я. – А что Олег? Он нормально все это воспринимает?

Мальчик – все же для мужика серьезное испытание. Им конечно же подавай наследника, сына, но все-таки собственного.

– Нормально, – решительно отвечает Жаннета. – Он хоть и с норовом, но по этому поводу у нас никаких разногласий.

– Да, он действительно у тебя с норовом, – усмехаюсь я. – Все время удивляюсь, как вы сумели ужиться.

– Не все же такие требовательные, как ты, – фыркает Жаннета.

– Пардон? – удивляюсь я. – Что ты сказала?

– То и сказала, – продолжает фыркать она. – Твой Майкл-романтик прав. Отпугнешь кого угодно.

– Не понимаю.

– А что тут понимать? Когда двое сходятся, извини, амбиции свои затыкаешь подальше. Компромиссы и компромиссы, другого не дано. А ты компромиссы в гробу видала, ведь так?

– Не так, – возражаю я. – Спроси у Галки – я на работе только этим и занимаюсь.

– Да при чем тут работа? – вздыхает Жаннета. – Я про личную жизнь тебе толкую. Конечно, среди твоих тридцати семи мужиков полно было всякого барахла, но ведь не все. И что бы тебе не взять кого-нибудь и не довести дело до ума? Нет, там, где другие тихонько приспосабливаются, ты просто пинаешь за порог. И что?

– И что?

– И в результате ходишь по презентациям с Димкой, – устало завершает Жаннета.

– То есть ты хочешь сказать?.. – растерянно мычу я.

– Я хочу сказать, что, конечно, мужики почти все сволочи, но ты, Лелька, извини, тоже не подарок.

Я не подарок. Никто не подарок. У каждого своя придурь. Я переваривала в голове Жаннетину выволочку всю субботу и все воскресенье. Дорисовывала «фреску» на кухне, но любимое занятие не приносило обычного удовлетворения. Требовательная. Не готовая к компромиссам. Ну да. Это так. Разве это так плохо? Здравый смысл подсказывал, что для совместной жизни это не просто плохо, это отвратительно. Вот у меня и нет этой совместной жизни. И мне уже тридцать пять. В тридцать пять не меняются. Так, по мелочам, но не по-крупному. Значит, мне такой суждено прожить всю жизнь? И умереть? Требовательной и одинокой?

Глава 10

– Умрешь, умрешь, – «утешает» меня Галка, – но не сразу. Сначала съездишь в командировку.

– В какую командировку? – изумляюсь я.

Мы стоим в курилке, Галка курит, как-то нервно тиская сигарету, я просто стою рядом, чтоб ей было не скучно. Понедельник, утро. Не самое лучшее время для организма. Поэтому Галка и курит в надежде привести себя в чувство. Поэтому я и стою рядом – просто еще не проснулась достаточно для того, чтобы сидеть за компьютером и рыться в цифрах.

– В Москву, в наш филиал, – отвечает Галка, прищуриваясь. – Здорово, правда?

– Что здорового-то? – ворчу я.

– Москва, – поясняет Галка. – Ты ж там сто лет не была. Небось соскучилась?

– Не знаю. – Я вяло переминаюсь с ноги на ногу. – С чего мне скучать?

– Ты ж там училась! – удивляется отсутствию энтузиазма с моей стороны Галка.

Училась, ну и что? Это же было так давно. Москва нынешняя – совсем не Москва прежняя. Я теперь редко там бываю. Раньше – да, моталась туда чуть ли не каждые праздники, все не могла окончательно разорвать ту ниточку, что соединяла меня с городом моей юности, но вот уже лет семь, как эти частые визиты прекратились. Не знаю почему. Не произошло ничего особенного – просто прошло время, юность канула в прошлое, замучила рутина… Москва живет теперь своей жизнью, я – своей. Тем более не понятно, зачем меня туда посылают.

– Филиал! – фыркаю я. – Тоже мне, придумали! Да там три калеки сидят.

– Кто тебе сказал? – Галка давит окурок в пепельнице, вытаскивает из кармана зеркальце и всматривается в свое отражение.

– Никто. – Я тоже старательно разглядываю ее – что-то она сегодня неважно выглядит. – Все знают, что наш филиал в Москве – это одно название.

– Так вот, – важно говорит Галка, пряча зеркальце в карман, – вы все серьезно заблуждаетесь. Это – не просто название. Это – офис, в котором работает уже десять человек…

Я изумленно распахиваю глаза.

– …троих из которых ты должна будешь обучить сложнейшему искусству бюджетирования.

– Откуда там взялось десять человек? – восклицаю я.

– Откуда они берутся? – Галка разводит руками. – Кто с улицы, кто по блату…

– Да я не об этом, – прерываю я ее. – Вчера еще их там не было. Почему вдруг стали расширять московский филиал?

– У руководства свои планы, – опять напускает на себя важный вид Галка.

Ненавижу, когда она такая. Раздувается от гордости, как будто не кто иной, как она, принял решение расширять московский офис. И ладно бы пускала пыль в глаза кому-нибудь другому, но мне? Я же знаю, как обычно все происходит. Зовут Галку на совещание, где она тихонько сидит в уголке и старательно строчит в своем блокноте конспект всей встречи, в том числе и указания, которые ей там дают, потом тихонько идет к себе и со свойственной ей энергией принимается воплощать в жизнь данные ей поручения.

– Какие планы? – все-таки спрашиваю я.

– Не знаю, – честно отвечает Галка и становится похожа сама на себя.

– А кого там нужно учить бюджетированию? – продолжаю допрос я.

– Директора, бухгалтера и старшего менеджера по продажам.

– А младшего не нужно? – усмехаюсь я.

– Младших, обоих, – наставительно говорит Галка, – обучит старший. Усекла?

Усекла. Там, оказывается, действительно все серьезно. Как я пропустила? Обычно такие глобальные события, как расширения филиалов, не проходят незамеченными. Или я слишком увлеклась собственными проблемами?

– А когда ехать-то? – перехожу я к конкретике.

– Завтра вечером. Тебе уже заказали билеты на поезд. Возвращаешься в пятницу, дневным.

– Два с половиной дня, – задумчиво киваю я.

Ладно, развеюсь. Хотя я бы и не сказала, что очень закисла здесь, но короткая командировка в Москву – Галка все же права – это всегда приятно. Вот только она почему-то не радуется моей удаче. На нее это не похоже.

– Ты что-то не в духе, – осторожно начинаю я.

– Кто? Я? – изумляется подруга, потом поправляет волосы и неохотно признается: – Да, как-то все…

– Что-то дома? – сочувственно интересуюсь я.

– Дома?.. – Похоже, Галка сама не уверена, на каком фронте у нее нелады. – Да ладно, – наконец встряхивается она, – все это пустяки.

– А почему не была в бассейне? – Я перехожу на прокурорский тон в надежде сбить с нее налет безысходности, окутывающий ее этим утром.

– А ты что, – Галкины глаза расширяются от удивления, – была?!

Нет, ну как вам это нравится? Вот так в нашей жизни было всегда. Сначала они втравят меня в какую-нибудь авантюру, мол, давай вместе – вместе веселее, а потом стремительно линяют, оставляя меня в той авантюре в полном одиночестве. Так я попала в бассейн, а когда-то, лет пять назад – на курсы флордизайна. А раньше – на курсы немецкого языка. Еще были танцы в стиле фламенко и ораторское мастерство. Наверное, я что-то пропустила, впрочем, не суть.

– Я была, – сурово продолжаю я, – и болталась там в глухом одиночестве, не с кем было и словом перемолвиться.

Но Галку голыми руками не возьмешь. Она уже пришла в себя и теперь, судя по холодной улыбочке, скользнувшей по ее губам, готовилась дать мне отпор.

– Отмокала, значит, после коктейлей? – небрежно бросает она. – После коктейлей с романтической приправой?

Уппс! Лучшая подруга Жаннета уже отчиталась о происшествиях. Вот кто ее об этом просил? Почему она решила, что история с Майклом может быть и Галкиным достоянием? «Да потому что, – вмешивается внутренний голос, – у вас так повелось. Рассказала одной – через час-два другая тоже будет в курсе. И можешь даже сто раз предупреждать, что «нет, ни в коем случае не говори Галке» – толку от этого не будет». Давно уже я взяла себе за правило: не хочешь групповых дискуссий – тогда вообще молчи как рыба. Никому. Ни Жаннете, ни Галке. Но натура бурлит. Мне так сложно удержать в себе даже граммульку информации. Пробовала завести дневник и изливаться на его страницы, но, извините, а ответная реакция? Ее бессловесная тетрадочка родить мне не могла, вот и была заброшена подальше за ненадобностью. Так что назвалась груздем – полезай сама знаешь куда.

– Уже все знаешь, – бормочу я, отводя глаза.

– Знаю, – фыркает Галка. – Возник Майкл и взбудоражил твою ранимую натуру.

– Ну-у… – тяну я, – не то чтобы взбудоражил… Скажем, заставил задуматься.

– О чем это, любопытно было бы знать?

Галка недолюбливает Майкла, поэтому сейчас и сыплет во все стороны искрами возмущения. Я, кстати, так и не знаю, за что она на него взъелась.

– О чем? – пожимаю я плечами. – О жизни? О себе? Может, я что-то неправильно делаю? Я же тебе сказала в самом начале: может, я слишком требовательно отношусь к жизни?

– Лелька, – Галка строит презрительную мину, – кого ты слушаешь? Неужели ты поверила этому кобелю…

Я морщусь.

– Не надо делать такое лицо, – возмущается Галка. – Майкл – образчик настоящего, стопроцентного кобеля. Я тебе еще тогда об этом говорила.

Говорила, это так. Но, по правде сказать, я ее слушала вполуха.

– Поэтому все эти его бредни насчет великой любви, – продолжает Галка, – чистой воды вранье. Вернее, нет, – подумав немного, вдруг смягчается она, – Майкл мог верить в то, что наплел тебе. Знаешь, как это бывает – проходит время, и ты начинаешь приписывать прошлому не пойми что.

Знаю. Прошлые любовники всегда лучше нынешних. Прошлая работа – всегда интересней настоящей. Прошлый начальник – самый добрый и умный. А детство и студенчество – вообще пора, в которой не найти ни одного изъяна.

– Я не верю, – чеканит слова Галка (видно, совсем уже вошла в норму), – что он протянул бы больше года, а потом еще и сделал бы тебе предложение. Поверь мне, морочил бы тебе голову по сей день. Это просто здорово, что ты невольно пугнула его.

Невольно, вот уж действительно…

– Ага! – Дверь на лестницу распахивается, и мы видим Вику. – Вот вы где! Ищу, ищу тебя, Ольга, еле сообразила, что ты тут Галине Викторовне компанию составляешь. Привет!

– Привет, – хором отвечаем мы.

– Тебя, Ольга, к директору.

– Срочно? – уточняю я.

– Срочнее некуда, – роняет Вика и исчезает за дверью.

Да, действительно, прежний начальник всегда лучше нынешнего. В моем случае это не домыслы, приправленные перчиком времени, а объективная реальность. Я разглядываю Юрика, завершающего разговор по телефону, и думаю: кто его назначил на эту должность? Не исключено, что имел место шантаж, потому что любому человеку, находящемуся в здравом уме, ясно, что из Юрика директор никудышный. Правда, есть у него один плюс – он ни во что не лезет. Не раздает «ценных» указаний, не контролирует никого, иногда у меня создается впечатление, что его рабочая философия – «дайте мне спокойно отсидеть свое рабочее время, и я буду вам весьма признателен». Как наша компания еще не развалилась? Все очень просто: Юрику повезло с персоналом. Все его замы и начальники отделов – самоорганизующиеся единицы, могут работать вне всякой связи с тем, есть у них генеральный директор или нет. Впрочем – я вдруг впервые задумалась об этом – может, как раз в умении подбирать таких людей и заключается Юриков талант?

– Жаль, что не могу отлучиться, – внезапно говорит Юрик, аккуратно укладывая телефонную трубку на аппарат. – Дела, знаете ли.

Я непонимающе смотрю на него.

– Я имею в виду, – поясняет вальяжно Юрик, – как бы это было прекрасно, прокатиться в командировку вместе.

О-о… Началось. Обычная Юрикова песня. Уникальный кадр. Бабник от бога. Не знаю – и знать не хочу, – каковы его сексуальные успехи, но в искусстве обольщать он великий мастер. Хотя его стиль скорее пригоден для молоденьких секретарш и средневозрастных теток «от сохи». И те и другие слаще Юрика ничего в своей жизни не видали, вот и млеют от его юмора «ниже пояса» и любовных ухваток «в постельку – быстренько-быстренько». Тонких натур этим не проймешь. А Юрику ой как хочется зацепить тонкую натуру!

– Дела – это серьезно, – делаю я умное лицо.

– Н-да, – откликается Юрик и продолжает беззастенчиво рассматривать меня.

За такой взгляд на Западе можно было бы смело подавать в суд за сексуальные домогательства. Впрочем, что же это я? Я тоже могу изобразить нечто подобное, тем более что у меня есть повод. Дела, о которых стонет Юрик, это не что иное, как свидание с дамой. Питер, знаете ли, город маленький. И имя дамы не представляет тайны для меня. А Юрик – Юрик, тот всегда желает усидеть на двух – а лучше на трех, четырех etc. – стульях одновременно. Собственно, какой мужик не желает?

– Итак, – я возвращаю его к цели нашей встречи, – я должна буду?..

– Да, – вздыхает Юрик, и взгляд его приобретает более осмысленное выражение, – ваша задача…

Мы углубляемся в беседу, смысл которой сводится к тому, что уже сообщила мне Галка: обучить трех московских сотрудников нашей системе бюджетирования и показать им программу, которую мы сочинили для облегчения моей бурной деятельности. Юрику беседа удовольствия не доставляет – что взять с бюджетирования, скука, одним словом, – поэтому он краток, и спустя пятнадцать минут я пулей вылетаю из его кабинета, стряхивая с себя скользкие комплименты и пошловатые намеки.

Вылетаю и сразу же встречаю Алену.

– Привет! – жизнерадостно восклицает она. – Как дела?

– Привет! – Я очумело трясу головой. – Нормально.

– Что директор? – На ее губах появляется ироническая улыбочка. – Грузит?

– Слегка, – дипломатично отвечаю я.

Я еще не поняла, каково место Алены в нашей системе мироздания, а потому стараюсь избегать при ней язвительных реплик и крепких словечек.

– Говорят, ты едешь в Москву? – Алена закатывает глаза. – Завидую.

Боже, да что это с ними со всеми? Москва, в конце концов, не Лондон.

– Может, отвезти тебя на вокзал? – неожиданно предлагает Алена.

– М-мм… – растерянно мычу я.

К чему эти нежности? Она явно набивается мне в подруги. С чего бы это? Хотя, надо признаться, это общеофисное хобби. Меня любят все поголовно, приходится даже некоторых отваживать, иначе бы моя жизнь превратилась в сплошной кошмар, где только и толклись бы все, кто ни попадя, не оставляя места для меня самой. Насчет Алены я пребывала в сомнениях. Могла отвадить ее на раз-два, и она, уверена, словила бы мое настроение с лету, но я пока тянула с окончательным вердиктом. Я испытывала к Алене противоречивые чувства. Вроде и любить мне ее не за что, но противиться ее обаянию было сложно, если не сказать – невозможно. Однако везти меня на вокзал – это уж слишком.

– Спасибо, – качаю я головой, – не хочу тебя привязывать к своим телодвижениям.

– Как хочешь. – Алена реагирует молниеносно. – Желаю приятного путешествия.

Весь следующий день провожу в лихорадочных попытках собрать в кучу свои мысли. Обучать – вот уж задача! Обучать мне еще никого не приходилось.

– Главное – держи уверенную мину, – советует всезнающая Галка. – Помни, что ты приехала из головного офиса, значит, для них для всех ты уже – начальник.

– Угу, – киваю я, перебирая бумаги, которые намереваюсь взять с собой.

– Вечернее платье взяла? – внезапно спрашивает Галка.

– О боже, – вскидываюсь я, – зачем?

– А вдруг? – Галка хитро щурится.

– Что вдруг? – Я тупо смотрю на нее.

– Во-первых, – Галка начинает загибать пальцы (она страшно любит перечисления), – вдруг в московском офисе найдется кто-нибудь приличный?

Я закатываю глаза и мотаю головой в знак возмущения.

– Не надо делать безумное лицо, – ворчит Галка. – Слушай дальше. Во-вторых, вдруг ты встретишься… – она выдерживает многозначительную паузу, – с Игорем?

– А? – вздрагиваю я.

Галка торжествующе смотрит на меня.

– Вдруг? – саркастически повторяю я. – Ты соображаешь, что говоришь? Как это вдруг? Выйду с Ленинградского вокзала и вдруг встречу Игоря? В Москве?

Вот если «вдруг» не позвоню, тогда никакого «вдруг встречу» не будет. А может, и в самом деле, позвонить? Для чего только?

Игорь… Институтский друг. Не товарищ, как Димка, а друг, бойфренд. Хорошие были времена, хотя поначалу Игорь был призван – о чем сам, конечно, не знал – помочь мне зализать раны после того неудачного демарша в Максовы апартаменты. Еще один мужчина из прошлого… Что-то слишком их много.

– Не находишь, что слишком много мужчин из прошлого? – повторяю я свои мысли вслух.

– То есть? – хмурится Галка. – Кто это? Майкл и все, верно?

– А Кирюша, – принимаюсь перечислять я, – а… – и застреваю, успев поймать себя за язык.

М.А. ни в коем случае нельзя упоминать. Чуть не проболталась.

– Ффу, Кирюша! – пренебрежительно отмахивается Галка. – Нашла тоже мне мужчину из прошлого!

Просто поразительно, сколько в моей жизни было мужиков. А толку ноль. У других по паре тинейджеровских воспоминаний и столько же зрелых казусов, и трах-бах – свадебные колокола. А я до сих пор болтаюсь, как…

Самое смешное (или грустное?), что я никого по-настоящему не любила. Влюблена была, не без этого, но чтоб вот сейчас сказать про кого-нибудь: «Это была самая большая любовь в моей жизни», – не о ком. А ведь половину жизни я уже пробежала. Как же так? А что, если – я вздрагиваю от ужаса – каждой из нас отмерено определенное число мужчин в жизни, и я уже свое количество выбрала? Что тогда? Как жить оставшуюся половину отпущенных мне лет? Вырывая последние волосы от отчаяния? Что тем более обидно, когда мужиков, как биологических особей, вокруг полным-полно.

Купе оказывается набито «биологическими особями» под завязку. Я зажмуриваюсь в надежде, что, когда вновь открою глаза, наваждение исчезнет. Открываю. Мужики остаются. Я со вздохом втаскиваю сумку в купе и принимаюсь устраиваться. Мужики дружно поднимаются и выходят в коридор, не предложив мне никакой помощи. Приходится самой поднимать нижнюю полку, предварительно сняв с нее чей-то весьма непрезентабельного вида багаж, самой запихивать сумку в узкое пространство под койкой, самой водружать на свою верхнюю полку тяжеленный матрац. Мужики стоят в коридоре и с интересом наблюдают за мной.

– У вас двадцать второе место? Верхнее? – внезапно спрашивает один из них, пухлый и лысый.

Я с надеждой оборачиваюсь:

– Да.

Он кивает и затихает. Прекрасно, просто великолепно! Никому не приходит в голову предложить даме нижнюю полку. Я застилаю свою постель, упираясь ногами в обе нижние полки, с трудом сохраняю равновесие и пыхчу от злости. А потом ведь вытащат водку или пиво, напузырятся на радостях, что никто из знакомых и родичей их не видит, и начнут приставать с разговорами, а то и с ухаживаниями. И еще притравят меня ночью своим жутким храпом. Не дай бог, храпят все трое. Ну, наконец-то расстелилась. Мужики возвращаются в купе, рассаживаются по углам и все как один принимаются таращиться в окно. Я еще раз мрачно осматриваю их и быстренько прикрываюсь журнальчиком.

– Граждане пассажиры, приготовьте билетики и деньги за белье, – орет где-то вдали проводница, дебелая брюнетистая баба.

Мужики оживляются, вытаскивают свои портмоне и начинают шуршать билетами. Я завороженно слежу за их манипуляциями – они делают все одновременно, как в синхронном плавании. Мало того – я всматриваюсь в них внимательнее – они похожи друг на друга. Все трое пухлы и круглолицы, лет 40-45, вот только степень облысения у них различна. «Может, они родственники! – ужасаюсь я про себя. – Тогда точно – компанейского распивона не избежать. Нет, – тут же отказываюсь я от этой мысли, – все-таки нет, расползлись по углам и молча изнывают от вынужденного бездействия в ожидании проводницы».

– Ну, что у нас здесь? – проявляется она в дверях. – Так, билетики… Кому нужны билеты, по прибытии заберете. Ага, это за белье. Без сдачи?

– Без, – хором отвечают мужики.

Я протягиваю стольник. Проводница отсчитывает сдачу и исчезает из поля зрения.

Поезд набирает ход. Все сидят молча, изредка посматривая на часы. Я прикрываю глаза и пытаюсь настроиться на приятные мысли. Подумаешь, ночь продержаться, а там – Москва! Ох! Город моей юности. Сердце сладко заныло от предвкушений. Я открываю глаза – мужики дружно отводят от меня взгляды и опять принимают отстраненный вид. А ну как маньяки? Я стискиваю зубы, чтоб не расхохотаться. Маньяки, как же! Маньяки все жилистые и энергичные, а эти расползлись квашней по купе… Хотя кто его знает… К черту! Пойду-ка я спать, вернее, полезу.

Я беру полотенце и туалетные принадлежности и бреду в уборную. Вернувшись через десять минут, я обнаруживаю всю компанию упакованной по своим местам. Двое уже и не шевелятся, а третий, с нижней полки по диагонали от моего места, возбужденно дергает за брезентовую штору, тщась натянуть ее на все окно.

– Может, оставим открытым? Кому мы нужны? – легкомысленно прелагаю я.

– Нет уж, – бурчит он, – фонари мешают.

И, дернув изо всех сил, побеждает-таки капризный механизм. Шторка защелкивается внизу, отрезав нас от окружающего мира, в купе становится, как в шкатулке: темно и страшно. «Караул!» – вскрикивает моя клаустрофобия. Я стремительно взлетаю на свою полку, включаю ночник и часто-часто дышу, пытаясь прийти в себя. Потом с тоской смотрю на часы – семь часов мучений, может, не стоило и ехать? Хотя – командировка, как отказаться? «Лучше бы мы сейчас все дружно выпивали, – мелькает у меня в голове. – Тогда бы и ночь быстрее пролетела». Вот уж точно, все в мире относительно. Я делаю глубокий вдох и пытаюсь расслабиться. Мужик напротив меня ворочается, укладываясь носом к стенке, наверное, для того, чтобы не видеть мой зажженный ночник, с которым я собираюсь коротать всю ночь. «Так вам и надо, – мстительно думаю я, – нет чтобы уступить даме нижнюю полку. И лежала бы я сейчас внизу, – мечтаю я, – и смотрела бы на щель под дверью и пробивающийся из-под нее свет и не чувствовала бы себя погребенной заживо».

Видимо, мне все-таки удается задремать, потому что через некоторое время, после очередного весьма ощутимого толчка поезда, я открываю глаза и обнаруживаю себя в кромешной темноте. Ночник не горит. Я судорожно щелкаю тумблером – ничего. Темнота надвигается на меня со всех сторон, сгущается, лишая воздуха и последних остатков здравого смысла. Сердце колотится в груди, а в голове пульсирует одна-единственная мысль: выйти, мне нужно срочно выйти! Я рывком сажусь на своей койке, упираюсь правой рукой в соседнее лежбище и начинаю спускать правую ногу, надеясь нащупать ею нижние полки. Уши от ужаса заложило, звуки исчезли, и, казалось, все происходит, как в замедленной съемке. Паника нарастает. Нащупав наконец-то край одной из нижних полок, я плюю на осторожность и смело шагаю второй ногой вниз, в темную бездонную пропасть. Первая нога не удерживается на своей опоре, соскальзывает, и я чувствую резкую боль. От неожиданности я отпускаю руки и с диким грохотом обваливаюсь на пол.

Мужики, как по команде, дергаются, шевелятся и, видимо, теперь прислушиваются. Но никакой иной реакции не демонстрируют. Я сую ноги в свои шлепанцы, едва различимые в луче света, струящемся из щели в двери, лязгаю замком и ошалело выношусь в коридор. Благодать, снизошедшая на меня там, не поддается описанию. Все окна открыты, свежий воздух врывается в них, безжалостно потрепывая занавески, а в неровной темноте за окнами можно различить леса и луга, проносящиеся мимо. Коридор освещен умеренно. Но все равно, в коридоре весьма неплохо. «Может, мне тут и остаться», – думаю я. Бросаю взгляд на часы – еще пять часов пути – пожалуй, это будет слишком, просидеть пять часов на коврике в коридоре.

Яркий свет льется из купе проводницы, оттуда же доносится жизнерадостный смех нескольких человек. Покачиваясь от пережитых волнений, я бреду на звуки. Веселящаяся компания состоит из двух проводниц: нашей и чужой, рыжеватой толстушки – и двух мужиков, тоже в форме. Увидев меня в проеме двери, вся компания замолкает и выжидательно лупится на меня.

– Здравствуйте, – я извлекаю из своего арсенала доброжелательно-демократическую улыбку, – приятного аппетита!

– Спасибо! – улыбаются они.

– Может, с нами? – приглашает один из проводников, отчего женщины вздрагивают и несколько набычиваются.

– Нет, спасибо, – отказываюсь я. – Знаете, я хотела спросить, а вы что, отключили по вагону ночное освещение?

– Ну да, – озадаченно отвечает наша проводница, – а что?

– Да у меня место наверху, а я там не могу спать без ночника. Вы не включите мне?

Проводница поднимается и выходит ко мне в коридор. Ее слегка покачивает, и не только от быстрого хода поезда, но двигается она вполне уверенно. Она заходит в кандейку с оборудованием и зажигает свет в коридоре.

– Какое у вас место? – спрашивает она меня, решительно направляясь в глубь вагона.

– Двадцать второе, верхнее, – отвечаю я, стараясь не отстать от нее. «И зачем она тащится смотреть на купе, – успеваю подумать я, – неужели нельзя щелкнуть у себя переключателем – и все?»

Она останавливается у моего купе, секунду мешкает, затем яростным рывком открывает дверь, впускает в купе яркий свет и свежий воздух, и вдруг очень громко орет:

– Вот это, что ли, ваше место? – и тыкает пальцем в мою пустующую полку.

– Ага! – как под гипнозом ору и я.

Мужики синхронно садятся на своих полках, стыдливо прикрываясь казенными простынями. Проводница пристально оглядывает их, презрительно фыркает и, резко захлопнув дверь, поворачивается ко мне:

– Вот мужичье пошло – не могли женщине нижнее место уступить!

– И не говорите, – поддакиваю я.

– Счас включу вам свет, – обещает она, – идите, спокойно спите.

И она марширует к себе. Я иду в туалет – все равно вскочила, нужно использовать ситуацию – и возвращаюсь в купе. Ночничок мирно горит под потолком. Мужики лежат по углам и недовольно посверкивают глазками. „Нога болит все сильнее. Я взбираюсь на свое место и осматриваю пострадавшую конечность: вся голень правой ноги ободрана, кое-где до крови. «Вот тебе и Москва», – грущу я, потом вспоминаю обалдевшие лица мужиков и тихонько хихикаю. А все-таки есть в этом нечто приятное: и тебе плохо, и тогда уж всем вокруг. Я ложусь и принимаюсь думать о Москве, чтобы отогнать клаустрофобную панику, периодически накрывающую меня душной и теплой волной. Усталость наваливается на меня, и я погружаюсь в недолгий дорожный сон.

Утром мужики не говорят ни слова по поводу ночных приключений, лишь по очереди подозрительно посматривают на меня и кривятся. Поезд подходит к платформе точно по расписанию. Так, теперь главное – сконцентрироваться и с минимальными затратами энергии добраться до гостиницы. Я выпадаю из поезда, стараясь не задевать сумкой за больную ногу. На перроне прямо напротив двери в наш вагон стоит… М.А.

– С добрым утром! – говорит он и шагает мне навстречу.

– Что вы тут делаете? – ошеломленно спрашиваю я.

– Хорошенькое приветствие! – улыбается он, протягивая руку за моей сумкой. – Я вас встречаю.

– Пардон, – извиняюсь я, – с добрым утром! Я не знала, что вы в Москве.

– Вас это огорчает? – усмехается он.

Огорчает? Вот уж точно нет.

Глава 11

Я не просто огорчена – я жутко расстроена. Ненавижу ночные поезда. Ненавижу металлическое бряканье за окном и под полом всю ночь напролет, из-за чего невозможно не то что выспаться, но и просто глаза сомкнуть, ненавижу то, что приходится вскакивать чуть свет, чтобы успеть привести себя в порядок до прибытия поезда. А уж чего стоят эти утренние очереди в туалет! И хуже всего – когда ты вываливаешься на перрон с единственной мечтой залезть в душ и отмыть с себя эту вагонно-дорожную пыль, а на перроне – откуда ни возьмись – встречающий тебя мужчина, причем при полном параде.

Безукоризненный темно-серый костюм, кипенно-белая сорочка, темно-вишневый узорчатый галстук, безупречный зачес темных волос – М.А., стоящий напротив меня, сейчас вызывает как самые нежные чувства (ах, как это мило с его стороны!), так и самые низменные, а именно зависть (боже, хотела бы я так выглядеть!). Про саму же себя думать даже не хочется. Красные – я уверена – глаза, без всякого намека на косметику, потому что нет ничего противнее, как проспать всю ночь в поезде, рассыпая по подушке вчерашнюю тушь. Опухшее лицо – от недосыпа, ни от чего более; недосып для меня – смертельнее похмелья. Мятый дорожный прикид и, в довершение всего, сковывающая движения хромота – результат моих ночных приключений. Удача, что хотя бы зубы удалось почистить. Нет, нежданный встречающий еще хуже нежданного гостя, последнего хотя бы принимаешь на своей территории. А здесь – шумный перрон Ленинградского вокзала, чужая земля, на которой я чувствую себя неуверенно. М.А., правда, тоже стоит столбом, впрочем, не в пример мне, улыбается. Я делаю над собой усилие и тоже растягиваю губы в странной такой улыбочке:

– Итак?

– Итак? – подхватывает он. – Добро пожаловать.

– Спасибо.

– Двинемся?

Я киваю, и он жестом показывает, куда идти.

– Как доехали? – вежливо спрашивает он.

– Да так, – я пожимаю плечами, – ничего.

– Ничего хорошего? – усмехается он.

– Да практически. – Мне вдруг становится смешно.

– Терпеть не могу ночные, поезда, – доверительно сообщает М.А. – Езжу всегда дневными. А вы?

– Вообще-то, – я откашливаюсь, – я редко езжу поездами…

– В Москву самолетом? – удивленно перебивает меня М.А.

– Почему в Москву? – тут уже удивляюсь я. – Я редко бываю в Москве.

– Правда? – Он, похоже, поражен.

– А что, я отстала от жизни? – интересуюсь я. – Теперь если не ездишь каждую неделю в Москву, то ты уже не на гребне?

– Да нет, – смеется он, – но почему-то мне казалось, вы здесь частый гость.

– Отнюдь. – Я верчу головой, осматривая привокзальную площадь. – Нам куда?

М.А. машет рукой в сторону стоянки. Ого! Нас ждет лимузин? В московском офисе такие перемены, что даже машину нам выделили? Помнится, еще год назад они сидели на полуголодном пайке – впору велосипеды осваивать. Но что это? М.А. щелкает брелоком сигнализации, и роскошный BMW нежно подмигивает нам.

– Ух ты! – Я не могу удержаться от невольного восклицания.

– Красавица, правда? – М.А. ласково смотрит на автомобиль.

В этом все мужчины. Для меня бээмвуха – «он», мужик. Автомобиль все-таки. Для них – «ласточка» и «красавица», словом, баба. И ухаживают за ней, как за любимой женщиной. В итоге – реальной бабе ничего уже не достается. Запас любви-то не бесконечен.

– Не то слово! – тем не менее соглашаюсь я. – Откуда такая в нашем офисе?

– А это не офисная, – говорит М.А., укладывая мою сумку в багажник.

– Ваша?!

– Нет, – с заметным сожалением отвечает он. – Друга.

– Дал покататься? – Удивлению моему нет предела.

Это все равно что поделиться своей зубной щеткой, вот только щеточка потянет на несколько десятков тысяч баксов.

– Да, он к этому относится спокойнее, чем многие, – усмехается М.А., – не знаю почему.

И где берут таких друзей? Машина мне, может быть, была бы и ни к чему, но вот если бы нашелся кто-нибудь, кто периодически давал бы поносить модные шмотки или попользоваться модной техникой – я бы не возражала.

– А если вдруг вы ее грохнете? – не могу угомониться я, устраиваясь на велюровом сиденье.

– Вот если буду об этом думать, – назидательным тоном отвечает М.А., – тогда точно грохну.

– Ну а все-таки? Что тогда? Друг перестанет быть другом? – Я поднимаю на него глаза.

Хорош, черт возьми! Особенно когда иронически щурится.

– Этот друг – из серии тех, с кем уже нереально поссориться, – и добавляет: – Что бы ни случилось.

– Что бы ни случилось? – машинально переспрашиваю я.

– Нет, я не имею в виду предательство или что-нибудь в этом же роде. – М.А. аккуратно выруливает со стоянки. – А бытовые недоразумения эта дружба, к счастью, выдержит.

– Какая у нас программа? – спрашиваю я, оглядывая салон.

– Сейчас в гостиницу, – М.А. включает дворники – в Москве морось, – приведете себя в порядок, перекусим – и можно ехать в офис.

– Э-э… – растерянно реагирую я.

Что же это получается? Он будет таскаться со мной?

– Что-то не так? – предупредительно спрашивает он.

– Но-о… – не знаю даже, как сформулировать свои сомнения.

Не знаю, как вы, а я терпеть не могу, когда у меня стоят над душой. Пусть это будет даже М.А. Пусть это будет даже Том Круз. Хотя нет, Тома Круза я бы, пожалуй, потерпела.

– У вас, наверное, куча дел, – наконец-то рождаю я.

– Куча, – соглашается М.А., – но за час-другой им ничего не сделается, а мне, по правде сказать, хотелось бы самому представить вас москвичам.

– Почему? – заинтересовываюсь я.

– Так будет проще, – уклончиво отвечает он.

Ну ладно. Проще, так проще. Хотя ничего не понятно.

– А где находится гостиница? – Я полагаю, что смена темы нам не повредит.

– Недалеко от офиса. Очень неплохое местечко. Я, правда, не заглядывал в номера…

М-мм… «Не заглядывал в номера» – значит, он сам живет не там? А где? И рада ли я тому, что нас не разместили рядом? Скорее да, чем нет. Меньше поводов для нереалистических мечтаний. Живи он где-нибудь под боком, и я бы ночи ворочалась с боку на бок, прислушиваясь: а не раздастся ли тихий стук в дверь. С чего бы ему, интересно, раздаться? Хей, девушка, тормози! А твои планы ни в коем случае не обращать на себя его внимания, дабы не воскресить в памяти события столетней давности? А Алена, в конце концов?

– …но сама гостиница производит приятное впечатление, – продолжает вещать М.А. – Думаю, вам там понравится.

– Но сами вы в ней поселиться не решились? – неожиданно сама для себя брякаю я.

Он дергается и изумленно взглядывает на меня. Черт! Я так и знала! Знала, что что-нибудь сболтну невпопад. Есть у меня такая дурацкая привычка.

– Хм… – ошарашенно мычит М.А.," – вообще-то я живу у друга…

– Хозяина BMW? – осеняет меня.

– Да. Так что, сами видите, – он вроде бы опять приходит в норму, – прелести и недостатки вашей гостиницы тут ни при чем.

А гостиница и в самом деле отличная.

– Ну как? – М.А. с интересом оглядывает мои апартаменты. – По-моему, вполне.

– Да, очень симпатично.

– Тогда устраивайтесь. – Он смотрит на часы. – Минут сорок – вам будет достаточно?

За кого он меня принимает? Я вскидываю голову:

– Думаю, мне хватит и двадцати.

Улыбка наползает на его лицо, он поспешно комкает ее:

– Не торопитесь. Мне есть чем заняться, – и поворачивается к горничной, сопровождающей нас: – Здесь найдется комната, где я мог бы позвонить и подключить ноутбук?

– Да, конечно, – горничная любезно улыбается, – позвольте, я вас провожу.

– Значит, встречаемся у ресепшен через час. – И М.А. отбывает, оставляя меня наедине с моей сумкой и моим номером.

Он оказался прав – я не укладываюсь в сгоряча обещанные мною двадцать минут. Хочется выглядеть если уж не так блестяще, как он сам, то хотя бы блестяще в моем обычном исполнении. Стереть из его воспоминания мою помятую утреннюю физиономию… Для чего? Да просто стереть. Кроме того, не явлюсь же я в московский офис ободранной питерской кошкой. Я мою голову и тщательно укладываю волосы феном, глажу дорожным утюжком брючный костюм и блузку и уже впопыхах накладываю макияж. Смотрю на себя в зеркало и удовлетворенно киваю собственному отражению. Неплохо, очень даже неплохо. Так, очки… Очки – непременный аксессуар при общении с М.А. В нормальной жизни я пользуюсь ими крайне редко, только когда глаза сильно устают от окружающей действительности. Но в случае с М.А. очки служат тактической уловкой – в них я еще меньше похожа на себя времен студенчества. Надо будет снять их, когда М.А. не будет рядом, думаю я, протирая стекла.

Я спускаюсь в холл. М.А. еще нет. Присаживаюсь в широкое кресло у окна и беру в руки один из журналов, лежащих на стеклянном столике.

– Вы уже готовы? – слышу знакомый голос. Поднимаю глаза:

– Да. Вас это удивляет? Он разводит руками:

– Каюсь, не ждал вас раньше чем минут через пятнадцать.

– Невысокого вы, однако, мнения о женской пунктуальности, – поддеваю я его.

– Невысокого, – подтверждает он. – Пока никто не заставил меня переменить его.

«Даже Алена?» – вертится у меня на языке. Алена производит впечатление жутко деловитой особы, а значит, пунктуальной и организованной. Но мы ведь не настолько хорошо с ним знакомы, чтобы выбрасывать в воздух подобные намеки, верно? И я заталкиваю мысли об Алене подальше.

– Поехали? – предлагает М.А.

– Куда на этот раз?

– Время пить кофе. Или вы предпочитаете чай?

Я предпочитаю что угодно в его компании. Но лучше – капуччино.

– Я не знала, что вы в Москве. – Отпив несколько глотков восхитительного капуччино, я осмеливаюсь подступить к теме, которая не дает мне покоя с момента моего прибытия на Ленинградский вокзал. – Мне казалось, что вы отправились куда-то в Сибирь. В Чебоксары вроде бы? – И смотрю на него вопросительно.

– В Челябинск. – Он нарезает свой сандвич маленькими кусочками.

– Один черт, – машу я рукой.

– Не скажите, – возражает он. – Челябинск – на Урале…

– Но Чебоксары-то в Сибири, ведь так? – перебиваю я его.

– Не-ет, – смеется он, – вынужден вас разочаровать. Чебоксары – на Волге, еще ближе к нам.

География всегда давалась мне с трудом. Вернее сказать, география тех мест, что на карте находятся правее великой русской реки Волги. Почему-то все, что левее, знакомо мне несоизмеримо лучше. Никогда я не спутаю Люксембург с Лихтенштейном, Нортгемптон с Саутгемптоном и Ирландию с Исландией, но вот Чебоксары и Челябинск, Томск и Омск, Новокузнецк и Новосибирск – я их не различаю. Может, потому что в них не была? Так ведь и в Лихтенштейне мне бывать не доводилось. Нет, причина, видимо, в ином. Впрочем, женщине не должно быть стыдно признаваться в географическом кретинизме. Нужно же успокоить мужчин, что кое в чем они, несмотря ни на что, имеют перед нами преимущество.

– Наша славная родина такая необъятная, – глубокомысленно замечаю я, – что нет никакой возможности удержать в голове все ее малые и большие города.

– Верно, верно, – в тон мне подхватывает М.А., – особенно если никогда их в глаза свои не видел.

Читает мои мысли… Ну надо же!

– Дальше Нижнего Новгорода нигде не довелось побывать, – признаюсь я. – Там у меня родственники.

– И не тянет?

– Простите?

– Не тянет попутешествовать по стране?

– С рюкзаком за плечами? – с опаской спрашиваю я. – На лошадях или еще каком сомнительном транспорте?

– Ну почему же? – Он отставляет тарелку. – На самолете, с привалами в комфортабельных гостиницах.

– Неужели в малых и больших городах существуют комфортабельные гостиницы? – иронизирую я.

– В вас говорит столичный снобизм, – улыбается М.А. – Или страх перед неизвестностью. – Он внимательно смотрит на меня.

И явно ждет ответа. Нужно срочно что-то выбрать. Снобизм или страх? Страх или снобизм? Что в его глазах будет выглядеть более презентабельно? Я лихорадочно соображаю, вперив такой же внимательный взгляд в него, наконец, решаюсь:

– Стыдно признаться, – я опускаю глаза в приступе притворного смущения, – но скорее это снобизм.

– Это поправимо, – сообщает он.

Ура! Ура! Точное попадание!

– Стоит вам только пару раз съездить куда-нибудь, увидеть, что помимо Питера есть еще масса замечательных мест, и вы навсегда перемените свое отношение к территориям восточнее столицы.

– Ну да, – усмехаюсь я, – к кому только мне ехать?

– К кому? Разве это обязательное условие? – Он вскидывает брови. – А идея освоения новых мест? Как она вам?

– Пока не знаю, – уклончиво отвечаю я.

– То есть вы принципиально против путешествий по стране, даже в виде деловых поездок?

Что такое? Я напрягаюсь.

– Постойте, постойте, о чем мы, собственно, беседуем? О моем рабочем графике?

– Нет, мы просто завтракаем и разговариваем о жизни. Кстати. – Он высвобождает свои часы из-под белоснежной манжеты, вглядывается в циферблат: – Думаю, нам пора уже начинать двигаться. Время.

Выясняется, что я напрасно боялась выглядеть дурой в окружении москвичей. В какой-то момент мне даже кажется, что, даже если бы я несла полную чушь, они все равно завороженно слушали бы меня и вежливо кивали бы. А уж как потчевали кофе со сладостями! Пришлось есть – не обескуражишь же их сообщением о том, что предпочла бы кусочек колбаски или сыра всем этим зефирам и шоколадам, теснящимся на столе. И – никаких московских закидонов. Как будто я не в столицу приехала, а в провинциальную дыру, причем исключительнее ревизорскими полномочиями. Любопытно – тут я взглядываю на М.А., мирно сидящего в углу и щелкающего по клавишам своего ноутбука – что он успел наболтать обо мне вчера? Наверное, что-нибудь в духе Галкиных напутствий: «Ты – из головного офиса, значит, для них ты – начальник».

Меня немного смущает его присутствие, но ничего не поделаешь – офис не так уж и велик. «Пока сидим здесь, – сообщил директор филиала – симпатичный, блондинистый великан Алексей, – но уже подыскиваем другое помещение, потому что в этом скоро станет тесно, – и, сделав паузу, добавил: – Собственно, уже тесно». Да, особо здесь не развернешься, и нам приходится размещаться в кабинете директора, который служит москвичам одновременно и комнатой для переговоров. Там же приземляется и М.А. «Не помешаю?» – предупредительно спрашивает он. Неужели у меня повернулся бы язык ответить: «Помешаете, и не то слово!» Нет, я качаю головой: «Что вы, что вы». Он благодарственно улыбается и принимается подключать свой ноутбук.

На самом деле я готова сквозь землю провалиться в первые минуты своей лекции. Большим мастерством по части публичных выступлений я не отличалась никогда. Разве только в школе. Да и то всегда находились другие, у кого язык был подвешен лучше. Так что способности мои скорее можно отнести к средним, нежели к выдающимся. Каковы бы они ни были – я и те практически утратила, начав трудовую деятельность. Экономист – существо кабинетное, не созданное для трибуны. Состав аудитории, перед которой мне в последние годы приходилось выступать, ограничивался Юриком и начальниками отделов. Где уж тут набраться навыков красноречия!

Но вот что странно, близкие друзья мои, и особенно Жаннета с Галкой, почитали меня за неистощимую выдумщицу и страшную болтушку, способную увлечь разговором кого угодно. Видно, мои «разговорные тормоза» срабатывали только в официальной обстановке. Зная это, перед отъездом я набросала план своего выступления и первые минут двадцать неукоснительно придерживалась его, просто потому что меня А) жутко смущает М.А., Б) жутко смущают москвичи. В) жутко донимает ноющая нога.

Однако на двадцать второй минуте нашей учебы (я слежу за потоком времени по большим настенным часам) московская бухгалтерша – невзрачного вида девица по имени Лена – нервически вскрикнула:

– Ой, Ольга Николаевна, будьте так добры – повторите, пожалуйста, последние две фразы! Я не успела их записать.

Мужчины в лице директора филиала и старшего менеджера по продажам дружно кивнули и робкими голосами выразили пожелание повторить не только последние две фразы, но и вообще весь последний озвученный мною пункт от начала до конца. Я посмотрела на них, и мне внезапно стало смешно. Именно в этот момент я поняла, что надо еще выяснить, кто кого сильнее боится.

– О'кей, – сжалилась я над ними, – записывайте.

Дальше все пошло как по маслу. Нога тоже почему-то перестала болеть. Я отлипла наконец-то от своей домашней заготовки и рискнула вкрапливать в речь кое-что, напоминающее не нравоучения, а собственный жизненный опыт. Слушатели оживились и принялись комментировать. И даже вносить предложения. Алексей сказал на самом деле толковые вещи.

– Стоп, стоп, – вскинула руки, – берем паузу. Мне тоже нужно кое-что записать.

М.А. с интересом поглядывал на нас, не отрываясь, правда, от телефонного разговора, но, может, он, как Юлий Цезарь, способен делать два дела сразу? Не знаю, что он там про меня в этот момент думал, но, похоже, меня это уже не сильно беспокоило. Свою работу я привыкла делать на совесть. Сегодня моя работа – рассказать этим трем страждущим все, что я знаю, но если кое в чем они осведомленнее меня, то почему бы мне тоже чему-нибудь у них не поучиться? Я переворачиваю свой блокнот задом наперед и быстро записываю то, что услышала. Конечно, потом, в спокойной обстановке, в этих «перлах» вполне может не оказаться ничего особенного, но лучше записать, чем пропустить что-нибудь важное.

– Перерыв? – с надеждой спрашивает Алексей, бросая умоляющие взгляды на пачку сигарет на своем столе.

– Давайте, – смеюсь я.

Вот туг-то и обрушиваются на мою бедную голову килограммы, нет, тонны сладкого.

– Максим Александрович, – кокетливо зовет Лена, – может, и вы с нами?

– Спасибо, нет, – откликается он.

– Не любите сладкого? – продолжает кокетничать Лена.

– Берегу фигуру, – в тон ей отвечает М.А.

– Да что вы такое говорите? – Лена закатывает глаза.

М.А. усмехается, разводит руками и утыкается в свой компьютер. Лене приходится убраться восвояси. Я злорадно посмеиваюсь про себя. Вот так же он срубает с хвоста и всех наших дамочек. Галантно, но без всякой надежды на перемены к лучшему. Я так не умею. Вечно сижу с прилепленной к физиономии вежливой улыбочкой до тех пор, пока собеседник не исчезает из поля зрения. Даже когда очень занята. Даже когда так занята, что, пардон, до туалета нет времени дойти. Скриплю зубами, исхожу злобой, но прервать непрошеного посетителя не хватает смелости. М.А. проделывает это с такой легкостью, что просто диву даешься. Или это привилегия «у руля стоящих»?

Я осматриваюсь. Офис как офис, ничего особенного, три комнаты «вагончиком» на втором этаже бизнесцентра.

– А куда думаете перемещаться? – тихо спрашиваю я у Лены.

– Да в этом же бизнес-центре, – отвечает она, наливая мне в чашку кипяток, – только в другой корпус. Там вроде бы пол-этажа освобождается скоро, вот мы и ведем переговоры.

– Пол-этажа? – недоверчиво переспрашиваю я.

Вот это размах! Для филиала, в котором еще вчера сидели две калеки. Что это, интересно, наши тут затевают? Лена вряд ли в курсе – работает здесь третью неделю. Но смотри какая ушлая девица – с М.А. глаз не сводит. И что он ей дался? У них и своих кадров хватает. Старший менеджер по продажам, конечно, так себе, но вот Алексей, маркетолог, технический консультант – очень даже. Я отпиваю кофе и еще раз внимательно изучаю весь московский персонал, благо он практически в полном составе, сгрудился сейчас вокруг Алексея и обсуждает какой-то животрепещущий вопрос. Да, и технический консультант… И даже Алик, младший менеджер по продажам. Молод, конечно, но это его не портит. Мне он, разумеется, без надобности, но для Лены как раз бы подошел. Они, наверное, ровесники – лет по 27-28. Вот и клеилась бы к нему. Тем более что конкуренции у нее никакой. Разве только секретарша, но той, по-моему, здешние мужики глубоко безразличны. Если не все мужики в этом мире…

Наш перерыв окончен, мы вновь погружаемся в бюджетные премудрости, в три прерываемся на обед, а после него пытаемся загрузить программу, которую я привезла. Программа не грузится. Я чертыхаюсь, начинаю звонить в родной офис и разыскивать Костика, программиста, которого никогда, ну абсолютно никогда нет на своем месте. Я обнаруживаю его дома, хрипло сопящего в трубку и страшно недовольного таким вмешательством в его личную жизнь.

– Я болею, – раздраженно заявляет он.

– Вот бедолага, – с сочувственным придыханием говорю я (Костик болеет половину дней из отпущенных нам на бурную трудовую деятельность). – Но, представляешь, я торчу в Москве, а программка-то работать здесь не хочет.

– Интересно, – без всякого намека на интерес в голосе пыхтит Костик. – А ты… – И из него начинают сыпаться предположения и обвинения.

– Да бог с тобой! – возмущенно отвечаю я. – Что я, вчера на свет родилась?

Костик задумывается.

– Подожди, – наконец скрипит он. – Загружу сейчас твою программу.

Я перевожу дух. Этого я и добивалась. Все офисные программы присутствуют на Костиковом домашнем компьютере. Только он по какой-то причине никогда не готов в этом признаться. Несколько секунд, пока программа загружается, мы оба молчим, потом Костик опять проявляется в эфире. Еще через десять минут проблема решена.

– Выздоравливай, солнышко, – мурлычу я на радостях, прощаюсь, вешаю трубку и тут же встречаю недоумевающий взгляд М.А., неожиданно возникшего рядом: он уехал после обеда, чему заметно огорчилась Лена и чему искренне была рада я, – все же он меня нервировал.

– Вы вернулись? – растерянно бормочу я.

– Вернулся, – подтверждает он. – Как ваши успехи?

– Все нормально. – Я еще раз закрываю и открываю программу, чтобы убедиться в ее исправной работе. – Были проблемы, но удалось достать Костика и исправить их.

– Тогда можно вас на секундочку отвлечь? – спрашивает он, бросая взгляд на свои наручные часы.

Я киваю и выхожу вслед за ним в коридор. В офисе уединиться практически невозможно, вот и приходится тащиться в курилку, хотя мы оба не курим. Что ему от меня надо? Может, я сболтнула чего лишнего, когда общалась с москвичами? Ну, так это было до обеда. Почему же он отложил выволочку до вечера? Останавливаемся у окна. М.А. еще раз смотрит на часы и неожиданно спрашивает:

– Какие у вас планы на вечер?

– А? – Я широко распахиваю глаза и боюсь, что так же широко – рот.

– Вы уже придумали, чем заняться в славной столице, или будете коротать скучный вечерок в своем номере?

В Москве мне всегда есть чем занять себя. Для этого даже не нужно ни с кем заранее договариваться. Стоит только набрать один из девяти телефонных номеров, насмерть впечатавшихся в мою память со времен юности, и я буду обеспечена развлечениями на многие вечера и ночи вперед. О сегодняшнем вечере я еще не думала. Честно говоря, не успела. Но не сомневалась, что впустую он не пропадет. Однако что-то подсказывало мне, что сейчас никак нельзя признаваться в своей дикой популярности в этом городе.

– Не знаю, не знаю, – задумчиво протянула я и посмотрела на М.А. вопросительно.

Он – не поверите – выглядел смущенным, как будто его уличили в мелком воровстве.

– Я подумал… – замялся он. – Может, вы составите мне компанию… – И вытащил из внутреннего кармана пиджака какие-то билеты.

Я невольно скользнула взглядом по циферблату его часов, вынырнувших на секунду из-под манжеты, – десять минут шестого. Понятно. Кто-то, с кем он собирался пойти в театр, – а выясняется, что это все-таки театр, – отказался в последний момент, и М.А. не придумал ничего лучшего, чем пригласить меня. Две одиноких командированных души в чужом городе… Обычная история. Постойте, постойте, только город-то мне не чужой, и нисколько я в нем не одинока. Думай. Ольга, быстро думай. Еще три секунды. М.А. держит напряженное лицо, я собираю в кучу расползающиеся во все стороны мысли. Вдох, еще раз вдох. Все же он какой-никакой начальник – вдруг обидится? Эта последняя, восхитительная в своем идиотизме мысль оказывается почему-то решающей.

– Хорошо, – говорю я. – Во сколько мне нужно закончить, чтобы успеть?

М.А. расслабляется:

– В шесть.

Глава 12

– Но только предлагаю сразу же договориться, – заявляю я, усаживаясь ровно в шесть часов в машину, – ни слова о работе.

– Идет, – легко соглашается М.А., выруливая со стоянки.

Пару секунд мы молчим, потом он осторожно спрашивает:

– А почему?

– Что именно? – поворачиваюсь к нему я.

– Почему ни слова о работе? Вас она так раздражает?

– Да нет, – устраиваюсь поудобнее на сиденье, – просто должно же быть какое-то разнообразие.

– Верно, – согласно кивает он и умолкает.

Молчим. Три минуты. Пять. Десять. За окнами мелькают вечерние московские улицы, а мы продолжаем молчать. Еще через несколько минут я не выдерживаю:

– Здорово.

– Простите? – М.А. притормаживает у светофора и смотрит на меня. – Не понял.

– Здорово, – повторяю я. – «Ни слова о работе» у нас с вами означает «ни слова вообще».

Он начинает смеяться. Я с недоумением смотрю на него. Красный свет сменяется зеленым, он давит на газ, и мы трогаемся. Он продолжает смеяться. Да что там – хохотать. Теперь уже я говорю несколько обиженным тоном:

– Простите? Я сморозила какую-то глупость?

Нет-нет, – сквозь затихающий смех произносит М.А., – но, честное слово, всерьез собирался не говорить о работе, а когда стал перебирать в голове, с чего бы начать разговор, не мог найти там ни одной мысли не о работе.

– Совсем? – недоверчиво спрашиваю я.

– Абсолютно.

– Может, тогда о театре, в который мы едем?

– Но я про него ничего не знаю, – пожимает плечами М.А. – Вернее, нет, знаю, что скоро мы туда приедем. Но мы же не будем об этом разговаривать?

– Нет, – подтверждаю я, снимаю очки, достаю платок и протираю запотевшие стекла.

– Тогда, может, сами предложите тему?

Предложила бы, если бы у самой хоть одна подходящая идея завалялась в голове. Я водружаю опостылевшие мне очки на нос и издаю тяжелый вздох:

– Не могу придумать.

Он опять начинает смеяться. Я не могу удержаться и присоединяюсь к нему.

– Вот мы и прибыли, – сообщает он через три минуты .

«Какой-то детский сад», – думаю я, выходя из машины. В последний раз я не могла найти тему для разговора с мужчиной в десятом классе. Мужчиной был белобрысый Сережка из параллельного класса. Его, чтобы разговорить, нужно было раскачивать час, не меньше. Я всегда набрасывала «тезисы» для наших бесед перед встречами. Благодаря им наша дружба просуществовала полгода. Через полгода Сережка превратился в отъявленного болтуна и перестал меня интересовать.

Мы вошли в фойе и сдали свои плащи в гардероб. Я подошла к зеркалу, причесалась и окинула себя внимательным взглядом. Ужасное освещение! Выгляжу на все сорок… пять, лицо какое-то бледное, глаза накрашены отвратительно, а волосы… – нужно будет выкинуть эту краску! Что за идиотское изобретение эти зеркала! Всего мгновение назад у меня было настроение если не превосходное, то где-то недалекое от него, но сейчас… сейчас впору хватать свой плащик и нестись отсюда куда глаза глядят. Ловлю ироничный взгляд М.А. Резко поворачиваюсь к нему. Он отступает на шаг назад и вскидывает руки в защитном жесте:

– Беру смутившие вас взгляды назад!

– Не смутившие, – уточняю я, – а возмутившие.

– Вам даже сложно представить себе, – усмехается он, – какое это увлекательное зрелище – женщина, созерцающая себя в зеркале.

– Вы, похоже, наконец-то нашли тему для разговора.

– И вам она не нравится?

Нравится. Я люблю такие разговоры. Вволю пройтись по женским привычкам и слабостям, а потом плавно переключиться на мужские. Только не с М.А. С ним нужно держать ухо востро. Поэтому я качаю головой:

– Не нравится. Лучше расскажите, что вы интересного читали в последнее время?

У М.А. появляется на лице такое выражение, как будто я внезапно вытащила из сумочки маленького крокодильчика и теперь предлагаю ему его подержать.

– Что? – прокурорским голосом спрашиваю я. – Ничего не читаете?

– Увы, – он разводит руками, – нет времени. Только деловые журналы.

– Ладно. Тогда где были?

– В смысле в театрах и прочих культурных местах? – уточняет он, одновременно показывая на табличку с надписью «Буфет» и вопросительно поднимая брови.

Я киваю в ответ на оба вопроса. Мы начинаем подниматься по лестнице.

– Каюсь, но сегодня я в театре впервые за… – он нахмурился, – да, впервые в этом году.

– Тогда что скажете о музыке? – не унимаюсь я.

– То же самое, – с сокрушенным видом сообщает М.А., – только в машине.

У меня в таких случаях всегда возникает вопрос: чем нас эти мужчины привлекают? Ну не внешностью же. Слава богу, мы уже вышли из того возраста, когда в наши избранники попадали только мальчики, имеющие сильное сходство с Джорджем Клуни или Бредом Питтом. Да, теперь мы заявляем, что внешность для нас не главное. Но что тогда? Содержимое? О'кей. Только часто ли есть содержимое?

У половины из моих тридцати семи претендентов содержимое было на нуле. Поговорить с ними было не о чем. А поговорить для меня – это основное. «Извращенка», – считает Галка. – Требуешь от мужиков неестественного». Пусть так, но отношений без «поговорить» я не понимаю. И всегда задаюсь вопросом: как сочетать мой интерес к «поговорить» с долгим стабильным браком? Объясните мне, пожалуйста, о чем можно разговаривать с мужем на десятом году совместной жизни? О меню на ужин? О ценах на продукты? «О детях, о планах, о работе», – добавляет Галка. И все? Может, поэтому я до сих пор не замужем?

Но М.А., конечно, не тот случай. У него с «содержимым» явно все нормально. Я это чувствую, что бы он ни говорил о своей культурной отсталости.

– Бутерброды? Пирожные? Кофе? – предлагает он, когда мы достигаем буфета.

Признаться, пока мы поднимались по лестнице, я собиралась изображать из себя даму, совершенно не заинтересованную в тяжелой и сытной пище. Согласитесь, пошловато являться в театр с мужчиной и тут же набрасываться на толстые бутерброды и салаты в вазочках. «Так, – думала я, – возьму мороженое или конфетку». Но, попав в это царство соблазнов, мой желудок взбунтовался. Он был готов проглотить все, что ему ни предложат. «В конце концов, – ожесточенно подумала я, – я целый день пахала, как проклятая, на ту же самую фирму…»

– Не знаю, как вы, – протянул тем временем М.А., сосредоточенно рассматривая стойку, – но я страшно голоден. Пожалуй, я бы взял бутерброды с мясом, рыбой и сыром. – Он поднял на меня ясные глаза. – Что надумали?

При слове «сыр» я почувствовала, как желудок начал стекать мне в туфли и оттуда подвывать: «И я тоже хочу сы-ра!» Я проглотила скопившуюся во рту слюну и выдавила из себя:

– То же.

– Э-э… То же самое? – озадаченно спросила М.А.

– Кроме мяса.

– Отлично. – Он обрадованно достал портмоне. – А то я грешным делом подумал, что придется давиться бутербродами у вас на глазах, пока вы будете попивать пустой кофе.

– И кофе тоже, – быстро уточняю я, когда он начинает объявлять наш заказ.

– Да-да, конечно.

– Это мне напомнило одну забавную историю, – говорит он, когда мы усаживаемся за столик. – Точнее, ассоциаций особых тут нет, но почему-то вспомнилось, – и он принимается рассказывать длинную историю о своей последней поездке в Финляндию – из числа тех поездок, когда с самого начала все идет наперекосяк.

Я вгрызаюсь в бутерброды и слушаю М.А. Он великолепный рассказчик. Финляндия встает у меня перед глазами, а несуразный приятель М.А., который и является главным героем повествования, кажется мне давно знакомым.

– И вот тогда, – М.А. делает эффектную паузу, – гаснет свет…

Я начинаю хихикать. Я бы давно это сделала, но тогда бутерброды остались бы несъеденными.

– И что дальше? – допивая кофе, посмеиваюсь я.

– Дальше? – М.А. тоже улыбается. – Дальше… О! Третий звонок. Пора.

Действительно, третий звонок. Мы торопливо поднимаемся из-за стола.

– Доскажете в антракте, – говорю я.

Через полчаса после начала спектакля я понимаю, что действо меня не увлекает. Древнеримские страсти, разворачивающиеся на сцене, оставляют меня равнодушной. Но – дареному коню… Поэтому я смирно сижу рядом с М.А. и думаю о двух оставшихся командировочных днях. Второй, как выяснилось, будет у меня выходным. В четыре поезд, а до этого я могу распорядиться своим временем, как мне заблагорассудится. И как же мне заблагорассудится? Взгляд мой начинает блуждать по декорациям, по публике. Поеду к Ларисе, решаю я. Не общалась с ней уже давно. Последний раз созванивались перед Новым годом. Непростительно! Не ей -у нее трое детей, муж и собственный бизнес. Ей всегда некогда. Непростительно мне. Я-то могла бы хоть раз в месяц звонить или сбрасывать имейл. Надо бы ей тогда завтра звякнуть, чтобы предупредить о своих планах. Не факт, что она сможет со мной встретиться, но, может, выкроит хотя бы часик. Хоть посмотреть на нее. Наверное, она уже превратилась в солидную даму, не то что я. Сколько же мы не встречались? Четыре года. Не так уж и много. Но четыре года в нашем возрасте как раз могут превратить вчерашнюю голенастую девицу в элегантную бизнес-леди. Вот так и бывает: проходит несколько лет, и ты уже не узнаешь своих старых друзей.

Я издаю тяжелый вздох. Чувствую, что М.А., сидящий слева, смотрит на меня. Наверное, беспокоится, нравится ли мне спектакль. Я поворачиваю голову. Так и есть. Смотрит. Я успокаивающе улыбаюсь ему и отворачиваюсь. Он хороший сосед. Не ворочается в кресле, не пыхтит, не кашляет, не лезет со своими комментариями. То есть не делает всего того, чего я терпеть не могу. Повезло. Надо будет сказать, что спектакль мне нравится. Иначе неудобно. Я собираю в кулак все свое внимание и пытаюсь проникнуться переживаниями героев. Антракт настигает меня в тот момент, когда я наконец-то начинаю входить во вкус.

– Нравится? – первое, что спрашивает у меня М.А., когда зажигается свет.

Я смотрю ему в глаза и внезапно понимаю, что лучше не пытаться разыгрывать из себя страстного любителя древних трагедий. Все равно догадается, что я вру.

– Не очень, – честно признаюсь я. – Играют, по-моему, неплохо, но, видно, я поклонница современной драматургии. Я эти старые вещи не очень понимаю.

– Значит, мы с вами солидарны. – Он широко улыбается. – А то я уж начал комплексовать. Думаю, раз я такой отсталый, может, чего-то не доезжаю. А оказывается, это…

– Дело вкуса, – подхватываю я.

– Остаемся или вы хотите уйти?

– Да ладно, останемся. Интересно же, чем все закончится.

– Тогда прогуляемся? – предлагает М.А.

Мы выходим в фойе. Я осматриваюсь. Московская публика тоже не считает себя обязанной ходить в театр в вечерних нарядах. А может, большинство, как и мы, после работы. В фойе нет ничего достойного внимания, поэтому я поворачиваюсь к М.А. и напоминаю:

– Так что там со светом?

– Со светом? – переспрашивает он.

– С финским светом, – помогаю я.

– А-а… Да, я чуть не забыл. Так вот, – он аккуратно берет меня под локоть и отводит к окну, – когда погас свет…

Тысячи мелких иголочек начинают покалывать меня в том месте, где его рука касается моей. Я судорожно втягиваю носом воздух, стараясь производить как можно меньше звуков. И внезапно слышу чей-то изумленный возглас:

– Ольга?

М.А. отпускает мой локоть. Стремительно оборачиваюсь, потому что… О-о! Ненавижу эти вечно сбывающиеся Галкины предсказания. Игорь собственной персоной. В театре. Посреди восьмимиллионной Москвы.

– Привет! – орет он, бросаясь ко мне. – А я уж решил, что меня глючит!

– Привет! – кричу и я, но не с таким ярко выраженным энтузиазмом, как у него, и искоса поглядываю на М.А.

Тот созерцает нас с вежливым удивлением.

– Знакомьтесь. – Я рукой торможу Игоря, готового броситься мне на шею. – Мой старый приятель Игорь. – Игорек отвешивает в сторону М.А. церемонный поклон. – Максим Александрович, мой… – Я мнусь – все же «шеф» прозвучит слишком официально, опять же это не совсем соответствует действительности.

– Коллега, – предлагает свой вариант М.А. и кивает Игорю.

– В командировке? – «проницательно» спрашивает Игорек.

– Угу, – отвечаю я.

– Классно! – восторгается Игорь.

– А ты один здесь? – интересуюсь я.

– С ума сошла! – возмущается Игорь. – На меня это похоже? Нет, с друзьями. А вообще я тут по делу.

– По делу? – изумляюсь я. – По какому?

– Так, – прекращает мои расспросы Игорь, – предлагаю встретиться после спектакля. Тогда и потреплемся.

– Ладно. – Я смотрю на реакцию М.А.

Непроницаемо-вежливое внимание. Никакого неудовольствия на лице. Неужели он готов составить нам с Игорьком компанию?

– Так, – торопится Игорь. – Я полетел. Значит, после спектакля, здесь, у столба. – Он машет в сторону колонны. – Идет?

– Идет, – эхом повторяю я. И он растворяется в толпе.

– Любопытно, – спокойно говорит М.А.

– Что?

– Случайные встречи. Совпадения. Вам везет.

Ему еще не все известно про мое везение на совпадения. Я общепризнанный чемпион по ним.

– Это точно, – соглашаюсь я. – Так все-таки… – и смотрю на него с ожиданием.

– А-а… – Он засовывает руки в карманы. – Вы еще хотите услышать конец истории?

– А как же.

Но финал финской эпопеи не такой эффектный, как я ожидала, или я уже слушаю вполуха? М.А. умолкает, я сообщаю, что мне срочно понадобилось в дамскую комнату, и встречаемся мы вновь уже в зрительном зале.

Может, послать Игоря к черту? Я сижу в темноте и, невнимательно следя за перипетиями римской жизни, размышляю о том, во что может вылиться нежданная встреча. М.А. и Игорек – вот уж несочетаемое сочетание. К счастью, они оба об этом еще не подозревают. Или все-таки избавиться на сегодня от Игорька, договорившись с ним на завтра? Но, во-первых, не будет ли это выглядеть, будто я рассчитываю на что-то с М.А.? Возможно, и рассчитываю немножко… Да, ну ладно. Во-вторых, М.А. прав: такие случайности – редкость, даже в моей, богатой на совпадения жизни. И не в моих правилах отказываться от того, что само приплыло мне в руки.

Спектакль заканчивается. Толпа выносит нас к колонне, у которой стоит Игорь, излучающий необычайную жизнерадостность. Смотри-ка, не передумал.

– А где твои друзья? – любопытствую я.

– Оторвался. – Он пренебрежительно машет рукой. – Так что? Пошли?

М.А. кивает, достает из кармана наши номерки, и мы двигаемся в сторону гардероба. Уфф! Очередь. Я так и знала.

– Очередь, – недовольно бурчу я.

– Подумаешь. – Хорошее настроение Игоря неубиваемо. – Я подожду вас на улице.

И тут у М.А. звонит мобильник. Он слушает, хмурится, мычит что-то нечленораздельное, потом лицо его вытягивается.

– О'кей, о'кей, – говорит он и щелкает крышкой телефона.

– Что-то случилось? – спрашиваю я.

Игорек, собиравшийся было оставить нас, притормаживает.

– Дурацкая ситуация. – М.А. вертит головой. – Друг забыл ключи от квартиры у матери на даче, приехал в город и торчит теперь под дверью.

– Хозяин BMW?

– Да.

– Нужно ехать?

– К сожалению. – М.А. разводит руками. Игорь сочувственно прищелкивает языком.

– Может, закинете ключи, да?.. – Великодушию Игоря нет границ. – Нам по пути?

М.А. усмехается:

– Боюсь, нет. Подходит наша очередь.

– Тогда до завтра? – М.А. быстро натягивает свой плащ.

– До завтра, – отвечаю я. – Спасибо большое за театр.

– Не за что. – М.А. бросает взгляд на переминающегося с ноги на ногу Игорька. – Будьте готовы завтра к девяти.

– Хорошо.

Он кивает на прощание Игорьку и уходит. Я медленно застегиваю плащ и смотрю ему вслед.

– Ну что, – подгоняет меня Игорь, – помчались.

– Помчались, – повторяю я.

Странное ощущение мучает меня – как будто меня надули.

Глава 13

После общения с Игорьком у любого нормального человека появляется чувство, что он в этой жизни ничего не видел. Игорек за свои неполные тридцать пять лет умудрился увидеть и пережить все. Таково его жизненное кредо: «Бери от жизни все. Лучше хорошее, но если не получается, тогда то, что дают».

Укрепив зеркальце так, чтобы на лицо мое падало утреннее солнце, я накладываю макияж и перебираю в памяти события вчерашнего вечера.

– Колись, по какому ты тут делу, – спросила я Игорька, как только мы покинули театр.

– Да так, – небрежно повел плечом Игорек, – пишу теперь для одной газетки, вот нужно было осветить мероприятие…

– Пишешь? – перебила его я.

Журналист. Игорек нынче подвизался журналистом-фрилансером. Ну, разумеется, журналистом мы его еще не видели. Я покачала головой, с восхищением разглядывая его:

– Потрясающе!

Игорек польщенно улыбнулся. Не всегда мне было понятно, для кого он старается больше, следуя своему жизненному кредо: для себя или для прочей аудитории?

– Хорошо платят?

– По-разному.

Что означает работу не на одну газетку.

– Но все равно в целом?

– Не очень, – неохотно признается Игорек.

И это тоже в его стиле. Он никогда не пытается изображать из себя крутого. Если по воле случая ему удается выглядеть покруче прочих, то это приятно, но чтобы самому напускать на себя важный вид – нет, это не его амплуа. Поэтому обычно на прямой вопрос Игорек дает такой же прямой ответ. Словом, ничто в мире не меняется – даже стремящийся все успеть Игорек узнаваем.

– Что будем делать? – интересуюсь я.

– Закатимся куда-нибудь. – Игорек принимается озираться, выискивая глазами такси. – А что за кадр?

– Кто? Максим?

– Да.

– Замдиректора, если тебя интересует его должность.

– И все?

– И все, – уверенно отвечаю я.

Игорек – пройденный этап в моей жизни. Хватит мне Димки, который в курсе моих личных дел. Одного мужика-советчика вполне достаточно для девушки. Плодить их ни к чему. Того и гляди, запутаешься.

Игорек машет рукой, останавливая такси.

– И куда мы? – спрашиваю я, забираясь в салон.

– Поужинаем у знакомого в баре. Не против?

– Не против, – вздыхаю я, сообразив, о каком знакомом идет речь.

Несколько лет назад Игорек решил испробовать себя в роли бармена. Развлекался он этим недолго, но успел приобрести друзей, готовых в любое время суток обогреть его, накормить и напоить. Ближайшим к нам оказался Сергей, которого я со времени своего последнего визита в столицу откровенно недолюбливала. Любитель распускать руки, губы, глаза и язык. Язык – чтоб вы ничего такого не подумали – в смысле нести всякий бред.

На мое счастье, была не его смена. Мы посидели с Игорьком, потрепались обо всем понемногу, и он отвез меня в гостиницу. Высаживаясь из такси, я подумала, что готова взять назад свои слова об узнаваемости Игорька. С момента, как мы сели за столик в баре, и до того мгновения, как он прощально махнул мне рукой у дверей моей гостиницы, я общалась с Игорьком обновленным. Обновленным до такой степени, что с трудом отгоняла непрошеные мысли о том, что меня, собственно, связывает с этим парнем? И стоило ли ради этого бросать на произвол судьбы М.А.?

– Ты какой-то квелый, – сообщила я ему в середине первого бокала вина. – Что-то случилось?

– Нет. – Он удивленно взглянул на меня.

– Обычно ты не такой.

– А какой? – усмехнулся Игорек. – Мальчик «перекати-поле»? Ты не забыла, что мы уже все постарели?

– Я считала, что только повзрослели.

– Увы.

Я сделала еще глоток вина и уже внимательнее вгляделась в Игоря. Это было удивительно. Мне всегда казалось, что Игорек состарится последним из нас. Такой ритм, такая жажда жизни. И что? Надолго ли его хватило? А может, это всего лишь настроение?

– Да брось ты, – я скорчила гримаску, – ты, видно, не с той ноги сегодня встал.

Он серьезно посмотрел на меня. Взглядом, которого никогда ранее у него не замечалось. Глазами, в которых не скакали чертики. И улыбнулся при этом улыбкой, в которой были назидание и снисходительность, усталость и умудренность. «О черт!» – ужаснулась я и сказала:

– Хей! Такого не бывает!

– Ты о чем? – Игорек непонимающе уставился на меня.

– Не бывает, чтобы за какие-то три года человек изменился так, что теперь его не узнать.

– Правда? – Игорек насмешливо улыбнулся.

– Но ведь я-то, – с опаской проговорила я, – я-то не изменилась? Или как?

– Ты? – Игорек посоображал пару секунд и ответил: – Нет, ты не изменилась. Если, конечно, ты не имеешь в виду цвет волос.

Я с трудом перевела дыхание. Я не имела в виду цвет волос. И фасончик костюма не имела в виду. Меня волновало одно: по сути своей я осталась прежней или уже успела превратиться в жуткую мымру и не заметить этого? Если бы произошло последнее, я бы сочла свою жизнь закончившейся. Потому что во всех своих мечтах о будущем, сколько бы лет я тому будущему ни давала, я видела себя всегда такой, какой была в последние годы. Да черт с ними, с морщинами! Понятно, что от них никуда не денешься. И от лишнего жирка, и от пигментных пятен. Но вот эти глаза – я всматриваюсь в зеркало – они не должны измениться ни в коем случае. Что делать, если в одно чудесное утро я взгляну в них и увижу, что там – пустота, усталость и ни капли прежнего огня? Только пойти и повеситься.

Но сегодня с глазами все нормально. Недосып, конечно, в них светится, но чашечка крепкого кофе способна и его отогнать подальше. Я прохожусь щеточкой по бровям, улыбаюсь своему отражению и поворачиваюсь к столику, на котором стоит поднос с завтраком. Так редко удается попасть в командировку (честно признаться, впервые за шесть лет работы!), что я решаюсь на «разгул» и заказываю завтрак в номер. Кофе, молоко и м-мм… Круассаны… Самые мягчайшие и ароматнейшие круассаны в мире. Я вспоминаю наш разговор с М.А. о путешествиях в большие и малые города России – если там будут подавать такие же завтраки, то я не вижу причин, почему бы мне не посещать их.

Растянуть трапезу больше чем на пятнадцать минут не удается – в голове все время вертится прощальное напутствие М.А.: «Будьте готовы завтра к девяти». Я уже одета, причесана, вот только надо почистить зубы после еды. Я бегу в ванную, попутно гадая, каким образом меня сегодня собираются доставить в офис. Наверное, пошлют за мной кого-нибудь из среднего и чрезвычайно юного персонала…

– Можно? – внезапно слышу я сквозь шум воды.

– Да-да, конечно, – я поспешно рисую себе губы и выглядываю в коридор.

Уппс!

– Здравствуйте, – растерянно говорю я.

– Доброе утро.

М.А. так же свеж и элегантен, как вчера на вокзале. В зеленоватом костюме, белоснежной сорочке и оливкового цвета галстуке. А вот мне не идут такие оттенки, с легкой завистью думаю я. М.А. внимательно разглядывает мою утреннюю физиономию. Ой, а где же мои камуфляжные очки? «Нет, – мелькает мысль, когда я, ни слова не говоря, бросаюсь к прикроватной тумбочке, – не быть мне разведчицей – забываю о самом главном!»

– Как настроение? – любопытствует М.А., вступая вслед за мной в комнату.

– Прекрасное! – Я цепляю на нос очки и поворачиваюсь к нему. – А у вас?

Он фокусирует свой взгляд в районе моей переносицы – и вдруг морщится с явным отвращением. Что это с ним? А может, у него просто болят зубы? Я смотрю на него с сочувствием.

– Нормальное, – отвечает он на мой вопрос.

– Как ключи?

– Ключи?

– Ну да, – напоминаю я, – ключи от квартиры.

– Ах, вы об этом… – Он машет рукой. – Все в порядке. А вы? Как провели остаток вечера?

И окидывает комнату внимательным взглядом. Как будто ищет что-то. Следы присутствия Игорька? Неужели? Я чуть не выпрыгиваю из штанов от возмущения. За кого он меня принимает? Неужели держит меня за дуру, не способную замести следы преступления? Впрочем, о чем это я? Преступления-то не было. И потом, преступления против кого?

– Я хорошо провела остаток вечера, – официальным тоном сообщаю я. – Спасибо.

М.А. пожимает плечами, как бы говоря: «А я-то тут при чем?» – и спрашивает:

– Вы готовы?

– Да.

– Тогда поехали?

– Н-но… – я беру сумочку, – разве вы… Он вопросительно смотрит на меня.

– Вы вроде бы… – Да что за черт! Не могу связать нормально двух слов! – Вы вроде бы говорили, что вас с утра не будет…

– Вас смущает мое присутствие? – удивляется М.А., берясь за ручку двери.

Смущает? Я фыркаю про себя. Вот еще! Молчу. Он распахивает дверь и пропускает меня вперед. Я выхожу в коридор, вертя в руках ключ от номера. Смущает – не то слово! Мгновениями просто парализует. М.А. захлопывает дверь, и мы идем в сторону лифта.

– Просто я думала, – рискую продолжить я, – что за мной приедет кто-то из офиса.

– У меня изменились планы, – коротко бросает М.А. – Я решил заехать за вами, чтобы упростить всем задачу.

Интересно, под «всеми» он кого подразумевает? Я явно не попадаю в их число, так как предпочла бы, чтобы меня сейчас вез кто-нибудь, вызывающий у меня более индифферентные чувства.

М.А. довозит меня до офиса, передает с рук на руки Алексею, разговаривает с ним о чем-то за закрытыми дверями в течение двадцати минут, затем спешно покидает нас. Я вздыхаю с облегчением и приступаю ко второй фазе обучения. Финансовая программка изредка взбрыкивает, мы ее усмиряем при помощи периодических звонков охрипшему Костику, остальная публика, не охваченная учебным процессом, но явно оживившаяся после отбытия М.А., время от времени заглядывает к нам в кабинет то с какими-нибудь рабочими вопросами, то просто так, переброситься словцом-другим.

– Классный город этот ваш Питер, – сообщает мне Алик, младший менеджер по продажам, когда мы прерываемся на очередную чашку кофе.

Джонни Депп, классифицирую я его про себя и отвечаю:

– Ага.

– Я был там прошлым летом, – продолжает он, – но мало что посмотрел.

– Что так?

– Компания нужна. – У него потрясающие зеленые глаза.

– Компания в любом деле не помеха, – медленно отвечаю я, не в силах оторваться от его глаз.

– Не в любом, – замечает неожиданно появившийся рядом с нами Алексей.

– Хм… – смущаюсь я, – ну да, ну да, – чем вызываю смех в мужской среде.

– Может, ты мне дашь свой телефон? – Алик хватается за блокнот.

– Пардон?

– Ну, если я окажусь еще раз в Питере… – мямлит он, замечая мое. недоумение.

– Альберт, – вмешивается Алексей, – что ты пристал к нашему преподавателю?

– Альберт? – переспрашиваю я.

– Ну да, – ухмыляется Алик, – полное имя Альберт, коротко – Алик, – и продолжает листать блокнот.

Альберт. Альбертино, мысленно даю ему прозвище. И даю свой номер телефона. Показать город – это же еще не означает прыгнуть в постель, верно? По-моему, мы иногда слишком много нервничаем заранее из-за того, что может никогда не произойти.

М.А. появляется ближе к вечеру. Учеба наша идет на убыль. «Студенты» сами пытаются работать с программой, я сижу рядом и подсказываю, что нужно делать. М.А. заходит к нам в кабинет, несколько секунд молча смотрит на группу и так же молча уходит пить кофе.

– Что-то ваш шеф мрачен сегодня, – замечает Алексей.

Я пожимаю плечами. Мне нечего на это сказать. Объяснять, что М.А. не совсем мой шеф, не входит в мои намерения. То, что он мрачен, я и сама вижу. И точно так же, как остальные, не знаю, в чем причина. Могу только добавить, что мрачен он с самого утра. Но не делаю этого, блюдя корпоративную лояльность. А все-таки, что с ним такое?

Смотрю на часы. Семнадцать минут шестого. А я до сих пор не имею ни малейшего представления, чем займусь сегодня вечером. Излишняя самоуверенность никогда не доводит до добра. Понадеялась, что поймаю кого-нибудь из своих знакомых или дома, или на работе и договорюсь на вечер. Поймала, но все в один голос с сожалением проговорили: «Что же ты заранее не предупредила?» – и отбыли по своим делам, о которых было давно договорено. Хорошо хоть, Лариса завтра утром согласилась встретиться со мной.

Да-а… Вчера хоть М.А. проявился со своим театром. Я искоса поглядываю на него. А он как будто меня вообще не замечает. Впрочем, он и не должен. Я по своей старой привычке слишком быстро начинаю фантазировать. А он просто два раза подвез меня на работу и пригласил на спектакль, чтоб не пропали билеты. Неужели я ожидала, что и сегодня что-то может произойти?

Вижу Альбертино, направляющегося ко мне с заговорщицким видом.

– Можно тебя на секунду?

Как-то он быстро перешел с формального «вы» на бесцеремонное «ты». Шустер! Я поднимаюсь со стула и отхожу с ним к окну, успев заметить, что М.А. оторвался от своих бумаг и теперь смотрит на нас. Бросаю на него взгляд, он отводит глаза.

– Что ты делаешь сегодня вечером?

– Что?

– Что ты делаешь сегодня вечером? – повторяет Альбертино, не испытывая при этом, похоже, никакого смущения.

Я с изумлением смотрю на него. «Детка, – хочется сказать мне, – я сегодня вечером ничего не делаю, но таких маленьких мальчиков, как ты, это не касается». Но природная вежливость берет свое, и я бормочу:

– Еще не придумала.

– А что, если я тебя приглашу на дискотеку?

На дискотеку? Я вытаращиваю на него глаза.

– Я что-то не то брякнул? – Лицо его покрывается красными пятнами.

Но глаза все такие же изумрудно-зеленые… Да пошло все к дьяволу, вдруг решаю я. Лучше уж дискотека с юным Альбертино, чем телик в гостиничном номере или прогулка по московским магазинам. Я успокаивающе похлопываю его по плечу:

– Все нормально. Я просто переработала сегодня. Дискотека – это супер! Вот только… – И я перевожу взгляд на свой костюмчик.

– Переодеться? – догадывается он. – Ясное дело. Заедем к тебе в гостиницу, и все дела.

И все дела. Я бросаю взгляд на М.А. Он погружен в беседу с техническим консультантом и не обращает на нас никакого внимания. Вот и славно.

Глава 14

– А зачем ты потащилась на эту дискотеку? – Лариса не может сдержать удивления.

– Лариса, – возмущаюсь я, – мне было абсолютно нечем заняться вчера вечером.

– Хорошо, – соглашается она, – но тогда зачем ты кокетничала со своим – как ты там говоришь – Альбертино?

– Я? – Я испепеляю ее негодующим взглядом. – Я кокетничала? Да бог с тобой!

– Если бы ты не кокетничала, – отвечает Лариса, намазывая мне бутерброд сыром, – с чего бы это он полез к тебе целоваться?

И правда – с чего? Я принимаю из ее рук бутерброд и пододвигаю к себе чашку чая. С Ларисиной логикой не поспоришь. Можно, конечно, попытаться… Что я и делаю. »

– Он сам по себе такой, – невнятно говорю я, откусывая бутерброд. – Его не надо провоцировать. Видела бы ты, как на него там девчонки вешались.

– Да будет тебе. – Лариса снисходительно смотрит на меня. – Девчонки – это же совсем не то, что ты. Ты для него – интрижка с вышестоящей властью…

– Чепуха, – протестую я, – он мне не подчиняется.

– Но он-то не может этого знать точно, – резонно замечает Лариса. – Так что это было рискованно с его стороны. Знаешь, мужики такие нынче пошли предусмотрительные, их никак не заподозришь в порывистости. Они все просчитывают. И твой юный друг не полез бы к тебе, если бы не был на сто процентов уверен, что не получит отпор.

Я молча жую бутерброд.

– Да нет, – продолжает Лариса, – это я так, к слову. Ничего ведь такого не случилось. Потусовалась, потанцевала, поцеловалась с симпатичным парнем. Он очень симпатичный?

– Не то слово, – киваю я. – И представляешь, зеленые глаза!

– Но все-таки, – после продолжительной паузы опять принимается за меня Лариса, – на черта ты стала с ним целоваться? Или пока мы с тобой не виделись, ты превратилась в похитительницу сердец моложе тридцати?

Я криво усмехаюсь. Какая к дьяволу похитительница? Чувствуешь себя так, как будто соблазняешь собственного племянника.

– Да ну, что ты! Просто там… – я мнусь, подбирая слова, – было так весело… И вообще… атмосфера… И знаешь, он все-таки такой милый…

Лариса буравит меня своим взглядом и явно не верит ни одному моему слову. Я, честно сказать, сама верю себе с трудом. Но что еще можно к этому добавить, не представляю. Разве всегда точно знаешь, почему целовалась с тем или иным мужиком? Это накатывает внезапно, независимо от того, что ты думаешь. Целоваться и думать – вещи, регулируемые разными органами. Ты можешь с наслаждением целоваться и думать о том, какой он козел. И наоборот, признавать за ним всяческие достоинства и не помышлять о поцелуе.

– Ну, Лариса, – ною я, – отстань. Не знаю. Накатило.

С Ларисой, как и с Жаннетой, мы вместе учились в институте. Если составить список самых близких мне людей, то Лариса будет стоять в нем на четвертом месте, после родителей и Жаннеты. И при этом, как ни покажется странным, подчас знает обо мне больше, чем Жаннета, занявшая третье место. Этому есть простое объяснение – ее удаленность от меня. Бывает, лучше поделиться какой-нибудь проблемой с Ларисой, обитающей в Москве, чем бежать с ней к Жаннете. К тому же она обладает уникальным даром раскладывать все по полочкам. Вот и сейчас она наливает нам по второй чашке чая и приступает к своему любимому занятию.

– И все? – уточняет она. – Весело, атмосфера, милый… Это все, что ты можешь сказать в свою защиту?

– А у тебя есть какие-то дополнения? – Любопытно было бы знать, что еще она могла наковырять в моем рассказе.

– Не знала, Олька, – Лариса постукивает ногтями по столу, – что ты такая мстительная особа.

– Э-э… – озадачиваюсь я. – Ты это о чем?

– Мужик в пыль рассыпался, чтобы тебе было не противно в этой командировке, а ты, как маленькая девочка, – капризить вздумала.

Моя нижняя челюсть достигает своего крайнего нижнего положения. Я делаю над собой усилие и возвращаю ее на место.

– Ты это о чем? – повторяю я.

– О твоем замдиректора.

– А он-то тут при чем? – продолжаю недоумевать я.

Лариса смотрит на меня, как на обреченную в палате реанимации. Вот черт! Я вздыхаю и с остервенением принимаюсь мазать себе второй бутерброд.

– Рассказывай, – велит она.

И я рассказываю ей все. И ту давнюю историю своего неудавшегося визита к Максиму. И то, как он появился у нас в офисе. И про безупречную Алену.

– Вот, представляешь, – завершаю я свое повествование, – каких только не бывает совпадений. Я уже сейчас думаю, чего я так пугнулась его в первый момент? Ну, было дело – показала себя полной дурой. Но так ведь сто лет назад. В зеленой юности. С кем не бывает. Наверное, надо было бы наоборот напомнить ему об этом и вместе посмеяться. И тогда было бы проще работать рядом друг с другом. А так я постоянно на взводе: вдруг узнает? Идиотизм какой-то. Но… – я чувствую, как жалкая улыбочка появляется на моем лице, – сразу не получилось, теперь уже поздно.

Лариса кивает. Я вздыхаю и запиваю свое объяснение чаем.

– Ты его боишься, – замечает Лариса.

– Боюсь, – признаюсь я. – Дура, правда? Он нормальный парень…

– Потому что, – Лариса, похоже, не слушает мое лепетание, – он тебе просто-напросто нравится.

– Но… – Я растерянно смотрю на нее.

– Олька, милая, – Лариса гладит меня по руке (она одна из немногих, от кого я согласна терпеть такой интим), – не нужно прятать голову в песок. Лучше вытащить проблему наружу и решить, что с ней делать.

– Какую проблему? – тихо спрашиваю я.

Лариса с сочувствием взглядывает мне в глаза, встает и берет в руки турку:

– Может, лучше по кофейку?

– Давай, – машинально соглашаюсь я.

Она права. М.А. мне нравится. И что греха таить, до чертиков нравится. Я отчетливо поняла это на вокзале. Конечно же он интересный во всех смыслах мужчина и способен увлечь любую – ну, или почти любую – женщину. Но дело даже не в его внешней привлекательности и обаянии, не то главное. Главным было ощущение, что он не такой, как все. Мне нравится, как он говорит, как улыбается, как водит машину, как носит одежду, как ходит, даже как щелкает по клавишам своего ноутбука. Вы не замечали, что у каждого человека своя манера шлепать по клавишам, так вот манера М.А. импонировала мне, как ничья иная. Он душится «правильной» туалетной водой, выбирает «правильные» галстуки, «правильно» держит паузы и «правильно» читает окружающих. Он даже не раздражает, когда ест, и, что самое интересное, не смущает меня своим присутствием, когда я ем сама, хотя это для меня всегда было целой проблемой. Да, он всем хорош.

У него только два недостатка. Первый: он – мой коллега и, значит, неподходящий объект для романа. Второй: у него есть Алена. Думаю, этого достаточно, чтобы отпугнуть меня. Поэтому – Лариса права – я предпочитаю запрятать голову подальше, то есть загнать свои переживания в клетку и навесить на ней огромный замок.

– Ну хорошо, – сдаюсь я, – нравится. Вот ты и выжала из меня признание. Толку-то с того. Что теперь с этим делать?

Разговор переходит в фазу, которую Лариса любит больше всего. Практические действия. Их планирование и претворение в жизнь. В этом она не знает себе равных. Она ставит турку на огонь и энергично начинает:

– Варианта два. Либо ты его берешь, либо бросаешь.

– Удивила, – бормочу я, – я и так это знаю.

– Ну и? – Она испытующе смотрит на меня.

Как его брать? По моему глубокому убеждению, брать можно только человека, к которому не испытываешь никаких чувств. Вот тогда выбираешь тактику и следуешь ей. И обычно добиваешься своего. Спорт, ничего более. Но когда мужчина вызывает в тебе дрожь и слабость не только в ногах, но и в мозгах – тут уже не до тактики, тут бы выжить. Нет, брать можно, только будучи абсолютно спокойной и беспристрастной. Я качаю головой:

– Труба дело.

– Тогда, – Лариса правильно понимает меня, – брось, пока не влипла ни во что.

Угу. Но что-то мне говорит, что я уже влипла, и крепко. Потому что – что уж тут кривить душой! – и рассыпала два дня свое обаяние в офисе направо и налево, и уходила вчера из офиса чуть ли не под руку с Альбертино, лишь для того, чтобы выбросить образ М.А. из головы. Вот только ничего из этого не вышло.

– Доброе утро, – сухо сказал он мне сегодня утром, позвонив по телефону, – как ваши дела? – и, выслушав мой отчет о том, что все о'кей, сообщил: – В три за вами заедет Алексей и отвезет вас на вокзал. Счастливо вам добраться домой.

– Спасибо, – пробормотала я, подумала секунду и все же рискнула продолжить: – Значит, вы…

– Я выезжаю завтра, – официальным тоном ответил он, – закончу сегодня кое-какие дела. Так что до встречи в офисе.

– Да, – разочарованно проговорила я, – до понедельника.

Крохотная надежда сидеть рядом с ним в поезде угасла. Но к чему сейчас думать об этом? Надо срочно поговорить о чем-нибудь другом, иначе я впаду в слезливое настроение.

– М-мм… – я смотрю на часы, – Ларис, что это мы все о моих заморочках? Тебе уже скоро бежать. Расскажи лучше, что у тебя нового?

– Нового? – Лариса всерьез задумывается. – Особо ничего. Но вообще все отлично. – Она быстро разливает кофе по чашкам. – Работы море. Заключили два крупных контракта с гостиницами на поставку им тканей, и теперь не продохнуть. – Она с удовольствием прищуривается. – У Андрея тоже все нормально. Собирается на курсы руководителей, говорит, что ему не хватает знаний по работе с персоналом, а я так считаю: это все наживное. Теория теорией, но основное – опыт. Но, – она пожимает плечами, – хочется ему, пусть поучится, – и скороговоркой продолжает: – Мальчишки увлеклись теннисом, а вот Наташку спортом не заставить заниматься. Девочка, что сказать. Но зато она вдруг сама захотела заниматься музыкой. Я думаю, это здорово. Да, кстати, – Лариса смеется, – не поверишь, купили землю в пригороде и хотим строить дом. Это будет нечто! Заказали пока проект. Денег стоит кошмарных. Короче, все теперь при деле, каждый придумывает, чего бы ему хотелось в этом доме. Безумие какое-то…

Я пью кофе и разглядываю се. Прекрасный цвет лица, ясная улыбка, безмятежный взгляд. И это при страшнейшей занятости. Наверное, так и нужно жить. Не морочить себе голову, а обзавестись семьей, родить детей и погрузиться в быт с головой. Жизнь будет расписана по минутам, голова будет забита простыми вещами, и места для романтических бредней наподобие моих там не останется. Девчонки правы: романтика и семейная жизнь несовместимы. Я бы добавила: романтика и жизнь как таковая несовместимы.

Хотя… Я вспоминаю зеленые глаза Альбертино. Он звонил сегодня уже два раза. Просто чтобы узнать, как я. Это ли не романтика в наше время, когда недельное знакомство уже тянет на серьезный роман? Нет, тут же решаю я, это точно не романтика – потому что Альбертино, каким бы милым он ни был, мне абсолютно ни к чему.

Глава 15

– Олька, привет! – неожиданно слышу я, выходя из своего пятнадцатого вагона на перрон.

Жаннета? Что она здесь делает? Провожает кого-то?

– Нет, – отвечает она на мой вопрос, – тебя встречаю.

Что происходит в этой жизни? Раньше, бывало, не допросишься никого, чтобы встретили и помогли добраться до места назначения, а сейчас – я бы, может, и предпочла прибыть тайком, без лишнего шума, ан нет, никто меня не спрашивает. Просто приезжают на вокзал и ставят меня перед фактом.

– Так поздно, – бормочу я. – Зачем себя утруждала?

Но уже через пару секунд понимаю, что утруждала себя Жаннета не ради меня, а ради своей собственной персоны. Она не вырывает у меня из рук сумку, не бросается на шею, смотрит как бы сквозь меня и явно думает о чем-то своем. Однако отвечает:

– Какие тут труды… – И молчит после этого.

– Э-э… – говорю я. – Ну что, поехали?

– Поехали, – кивает Жаннета.

Мы медленно идем по перрону. И молчим. Меня начинает разбирать любопытство. Но начинать разговор с упорно молчащей Жаннетой – занятие сложное. Поэтому я приступаю издалека.

– Тепло, – говорю я.

– Угу, – мычит она.

– А в Москве прохладно, – продолжаю я, – и мокро.

– Ну надо же, – откликается Жаннета.

Видимо, спохватывается, что мало похожа на обычного встречающего, и интересуется:

– Как поездка?

– Нормально, – отвечаю я.

– Что народ в московском офисе?

– То есть?

– Ну, какой? – с трудом формулирует свои мысли Жаннета.

– Народ как народ, – я взмахиваю рукой, – нормальный.

– То есть все было хорошо? – уточняет она.

– Абсолютно, – не колеблясь, подтверждаю я.

Не о чем рассказывать. Хотя я, конечно, кривлю душой. А М.А.? А юный Альбертино? Но почему-то мне не хочется говорить об этом. Или оттого, что я уже выложилась до последнего вздоха Ларисе, или оттого, что сама пока не разобралась в том, что означают для меня и М.А. с его внезапным вниманием, и Альбертино с его никак не объяснимым обожанием. А раз не разобралась сама, то нечего грузить и Жаннету. Галке тоже ничего не скажу. Они начнут вертеть ситуацию и так, и эдак, довертятся до каких-нибудь выводов и преподнесут мне ;;,: как истину в последней инстанции. И я уйду, запрограммированная от пяток до макушки, без единой собственной мысли на этот счет. Нет, не желаю. Вот когда соображу сама, что к чему и нужно ли мне все это, тогда и обнародую свои приключения. Фыркаю – тоже, нашла приключения!

– Ты чего? – с подозрением в голосе осведомляется Жаннета.

– Да так, – отмахиваюсь я, – вспомнила, как ехала туда.

Падение с полки в кромешной темноте и мужики, лишенные по моей вине сна, приводят Жаннету в состояние, более пригодное для дальнейшего общения.

– Ну, Олька, ты даешь! – веселится она. – Везде найдешь приключения.

– Не я их, – поправляю ее я, – а они меня. Ты-то сама как?

– В задумчивости, – отвечает она.

– Вижу. По поводу?

Мы подходим к Жаннетиной машине. Другой бы на моем месте побоялся садиться в автомобиль с «задумчивой» Жаннетой за рулем, но я слишком давно знаю ее и говорю вам с уверенностью: Жаннета – редкостный водительский экземпляр. Всю свою томность и нервозность она оставляет всегда за дверцей машины. Как только она усаживается на место водителя и поворачивает в зажигании ключ, ее не узнать. Я люблю ездить с Жаннетой. Многие мужики уступают ей в хладнокровии и быстроте реакции. Поэтому я спокойно загружаю в багажник сумку и устраиваюсь на переднем сиденье. – Куда едем? – вдруг спрашивает Жаннета.

– Куда? – удивляюсь я и взглядываю на часы – пять минут одиннадцатого. – Домой, куда же еще. Или у нас есть варианты?

Вот сейчас все выяснится, думаю я. Если Жаннета скажет: «Домой так домой», – то значит, просто проезжала мимо вокзала и весь ее задумчивый вид не имеет ко мне никакого отношения. Если же потащит меня в присутственное место, то…

– Может, посидим где-нибудь? – предлагает Жаннета. В голосе сквозят умоляющие нотки.

Я откидываюсь на спинку кресла и мысленно глажу себя по пузу. Нет, ну какой я мастер! Угадала! Ей что-то нужно от меня. Разговор по душам? Может быть. Небольшая услуга? Не исключено. Одолжение, которое я буду вспоминать до самой смерти? Тоже вероятно. И таких у меня уже набралось три штуки. Хотя справедливости ради надо сказать, Жаннета не злоупотребляла моей добротой.

– Давай, – легко соглашаюсь я.

Дорога не утомила меня, тем более что на носу выходные, а вот если откажусь, умру от любопытства, причем мгновенно.

– Тогда в «Sol» на Чайковского? – говорит Жаннета.

– Давай, – повторяю я.

…Из «Sol» нас выгоняют в одиннадцать. Почему-то я всегда думала, что там можно проторчать всю ночь напролет, наверное, спутала с каким-нибудь другим местом. Мы выходим на воздух, стоим еще некоторое время перед входом в кофейню – Жаннета курит – и молчим. Жаннета – потому что выплеснула все, что накопилось, я – потому что впитала все выплеснутое ею и теперь не знаю, как его утрамбовать внутри себя.

– Что скажешь? – наконец спрашивает Жаннета слабым голосом.

– Ты же сама этого хотела, – говорю я.

– Да, сама, – кивает она, – но, как только назначила время, сразу струхнула. Интересно, почему?

Старая история. Мы все такие решительные и энергичные на словах, а уж в мыслях – и подавно! Но когда доходит до дела, вся эта теория растворяется в наших страхах, появившихся неизвестно когда и неизвестно откуда.

– Брось ты, – уговариваю ее я, – встретишься с этим донжуаном, задашь пару вопросов – и все дела. В конце концов, это он должен дрожать. И кстати, – добавляю я, чтобы окончательно успокоить Жаннету, – на его месте я бы лизала тебе ботинки в знак благодарности. Представь себе, тебя бы не было в его жизни. И что? Пришлось бы утрясать самому вопрос о ребенке.

– Да что тут утрясать? – брюзгливо бормочет Жаннета. – Она все равно собиралась отказываться от него.

– Не знаю, не знаю. – Я качаю головой. – Одно дело – отказаться, когда знаешь, что он попадет в хорошую семью. Совсем другое – оставить в доме малютки. Могла и передумать.

– Ну и что? – фыркает Жаннета. – Мужиков этим нынче не проймешь. Скажет, что «милая, это было твое решение, вот и выбирайся из ситуации сама», и все. Финита! И будет, между прочим, прав.

Что меня всегда поражало в Жаннете – это горючая смесь из романтизма и цинизма. Нарядиться в цикламеново-воздушные тряпки – Жаннета. Истечь слезами умиления под «Джен Эйр» – тоже Жаннета. И – не поверите – писать стихотворные посвящения Олегу Меньшикову (и это при живом-то и здравствующем муже!) – тоже она. Благо не нашлось нигде адреса, куда можно было эти посвящения отослать… А рядом – уверенность в том, что все, совершенно все можно купить за деньги, и представление о семейных отношениях, как о шахматной партии, в которой победа должна достаться известно кому.

– Не важно, – сворачиваю я беседу, которая грозит перерасти в дискуссию о современных нравах. – Ты в этой ситуации последний человек, которому нужно трястись. Помни о том, что делаешь доброе дело, и все будет о'кей.

– Хорошо, – послушно кивает Жаннета и неожиданно спрашивает. – Значит, пойдешь со мной?

Я вздрагиваю и с изумлением смотрю на нее. Я? Позвольте, какого черта?

– С тобой? Зачем это?

– Посидишь в сторонке, – вздыхает Жаннета, – подстрахуешь…

– Что там страховать? – перебиваю ее я. – Ты же не шантажировать его собираешься.

– Все равно, – туманно говорит она, поджимает губки и тихонько скулит: – Ну, Ольк, ну, пожа-алуйста-а…

Верите, нет – я соглашаюсь. Когда Жаннета делает жалобное лицо, ей невозможно отказать. Можно послать ее куда подальше, когда она включает свое прессовочное оборудование, но вот эти бескровные губки и огромные, полные слез глаза я так и не научилась переносить. Горе-папаша, с которым у нее на завтра назначена встреча, тоже, видно, не смог отказать ей. Хотя, вспоминаю я, Жаннета договаривалась ведь не с ним, а с девицей. Но – чему тут удивляться – Жаннетины флюиды прошибут кого угодно и на каком угодно расстоянии.

На следующий день я приезжаю на оговоренное место задолго до назначенного времени. «Кофе-Хауз» на Грибоедова, одиннадцать тридцать утра. Жаннета решила разделаться с важными делами спозаранку и назначила встречу на двенадцать. «Если настроение будет безнадежно испорчено, – резонно заметила она, – то до отхода ко сну у меня еще будет время хотя бы отчасти привести его в норму». Могла бы выбрать что-нибудь более демократичное, думаю я, входя в кафе. «Макдоналдс», например. Создать мужику режим наибольшего благоприятствования. Хотя он может оказаться холеным яппи, тогда «Кофе-Хауз» – самое оно. Я выбираю столик – мы с Жаннетой договорились какой – и снимаю куртку. И тут же понимаю, что место моей дислокации выбрано нами весьма неудачно. Я ничего не вижу. То есть я не вижу как раз тот столик, за которым должен состояться исторический разговор. «Пусть он займет столик у самого выхода, – предложила девице Жаннета, – чтобы не было никаких недоразумений». Не знаю, какие недоразумения она имела в виду, но в кофейне в субботу, полдвенадцатого, стерильно пусто. А вот столик у «самого выхода» мне не видно. Надо же было так ошибиться.

– Э-э… – говорю я подскочившей официантке, – я, пожалуй, пересяду. Вот, к примеру, сюда. – И я машу рукой в сторону столика напротив прохода в первый зал.

– Да, пожалуйста, – сникает официантка, – сейчас я позову человека, который его обслуживает.

Я смотрю на худенькую девушку с жидким хвостиком на макушке, и мне становится ее жалко. А что, если им платят в зависимости от количества обслуженных клиентов? В конце концов, я же могу встать и пройтись в туалет, а заодно посмотреть на нашего героя. Генетическая чистота его от этого не станет мне понятна, но зато будет возможность потом со знанием дела помыть ему кости. А иначе как мыть кости человеку, которого ты ни разу в глаза свои не видела?

– Ладно, – великодушно заявляю я, – останусь здесь. Давайте меню.

Девушка улыбается и протягивает мне толстенный фолиант. На часах одиннадцать сорок. Я раскрываю карту и пытаюсь сосредоточиться. Не получается. В ушах звенит Жаннетин голосок: «Ой, Олька, я та-ак волнуюсь». Я позвонила ей сразу, как встала, чтобы убедиться, что за ночь она не передумала и событие состоится. «Все в силе, – дрожащим сопрано сообщила она, – все в силе, но меня всю трясет». Пятнадцать минут я потратила на ускоренный сеанс психотерапии, отчего Жаннету не стало трясти меньше, но голосок ее окреп и перестал сбиваться на фальцет. Честно признаться, меня тоже немного трясло. Вот уж, казалось бы, с чего?

– Большой капуччино и сэндвич с салями, – заказываю я.

Сидеть долго, надо подкрепиться, тем более что с утра ничего в горло не лезло от трясучки. Не уверена, что и сейчас полезет, но буду надеяться на лучшее.

Двенадцать. Я ерзаю на стуле и пытаюсь взять себя в руки. Семейка, приземлившаяся за соседним столиком, с интересом взглядывает на меня. Двенадцать ноль четыре. Все, я не выдерживаю и вскакиваю. Семейка вздрагивает. Плевать на них. Делаю шаг по направлению к выходу в первый зал, и тут мне под ноги бросается официантка:

– Вы уже?..

– Нет, – шиплю я, – где здесь туалет?

– Там. – Она машет рукой куда-то мне за спину, я же тем временем прищуриваюсь, пытаясь рассмотреть мужчину за столиком «у самого выхода».

Он там. Спиной ко мне. Перед ним крохотная чашечка с кофе и мобильный телефон. «Девица дала мне его мобильный номер, – вспоминаю я Жаннетины слова, – вдруг что-нибудь пойдет наперекосяк». Я смотрю на часы. Двенадцать десять. Похоже, «наперекосяк» налицо. Жаннета – особа пунктуальная. Правда, мужик об этом не знает, поэтому пока спокоен. Вот он цепляет чашечку одним пальцем, подносит ее ко рту и делает глоток. Аккуратно ставит обратно на стол и поворачивает голову к окну. Но он же… Я не успеваю додумать свою мысль, как треньканье моего мобильника отвлекает мое внимание.

– Олька! – вопит в трубку изо всех сил Жаннета.

– Ты где? – Я отползаю за свой столик.

– Только что вырвалась из пробки! – продолжает вопить она. – Ужас! Он там?

– Да, – отвечаю я. – Слушай, – я мнусь, – он… он какой-то… – И наконец моя мысль материализуется в слова: – старый. У него плешь на макушке.

– Да ну и ладно, – уже спокойнее говорит Жаннета. – Не до мелочей. Буду ему звонить…

– Звони, – поддакиваю я, – иначе уйдет. Через сколько будешь?

– Скоро. – И Жаннета отключается.

Я опять вскакиваю из-за стола. Семейка по соседству опять отставляет свои чашки и таращится на меня. И опять мне на них плевать. Подкрадываюсь к проходу и вижу, как мужик разговаривает по телефону. Заканчивает, кладет аппаратик на стол, цепляет пальцем чашечку и опять тянет из нее кофе. Уфф! Слава богу, думаю я, не нервный. Можно и в туалет сходить. Даже нужно, вдруг потом будет не до этого.

Я возвращаюсь на свое место ровно через семь минут, мельком отмечая, что мужик бездвижно торчит за своим столиком. Молодчина, успеваю подумать я и вижу Жаннетин джип, паркующийся напротив кофейни. Нет, хоть я и обещала не высовываться, но момент их встречи пропустить не в силах. Я встаю, чем в очередной раз пугаю до смерти официантку, делаю ей успокаивающий жест рукой и осторожно выглядываю из-за угла.

Жаннета в длинном кожаном плаще, на высоченных шпильках и в темных очках тяжело наваливается на входную дверь. Та легко распахивается, и Жаннета, не удержав равновесия, пролетает почти на середину первого зала, оставляя за спиной и стойку, и столик «у самого выхода», и мужика за ним. Я вскидываю руку в знак приветствия, но не уверена, что она видит меня. Она утверждается на своих шпильках, разворачивается и делает два шага по направлению к мужику. Тот безмятежно попивает свой кофе. Жаннета доходит до него, левой рукой снимает темные очки, правой легонько касается плеча мужика. Тот вздрагивает, расплескивая кофе, и оборачивается. Жаннета вскрикивает, роняет очки и зажимает рот рукой. Я издаю утробный стон и начинаю икать. Мужик медленно поднимается из-за стола и оказывается… Колюней.

Глава 16

– Лелька, как я рада тебя видеть! – первое, что я слышу, пересекая в понедельник порог офиса.

– Привет, Галка, – с некоторой заминкой говорю я.

– Привет, дорогая. – Она тискает меня в своих объятиях. – Даже не ожидала, что так соскучусь по тебе за эти дни. Как съездила?

– Хорошо. – Я судорожно цепляю на лицо идиотскую улыбочку. – А как у тебя дела?

– Нормально, – отвечает Галка, сопровождая свои слова легким пожатием плеч, – что им сделается?

– Да, действительно, – криво усмехаюсь я, – у тебя же всегда все ол-райт.

– Так все-таки, – не унимается Галка, – как там московский офис? Есть на что посмотреть? – И она заговорщицки подмигивает мне.

Неожиданно для самой себя я принимаюсь рассказывать ей историю с Альбертино. Да, не собиралась, но так вышло – нужно же что-то говорить, а в голову лезут только Жаннета с ее неуемным желанием почувствовать себя матерью да Колюня с таким же точно неуемным желанием, но прямо противоположного свойства. Поэтому Альбертино сейчас – это спасение.

– Ух ты! – вскрикивает Галка и вся лучится от удовольствия. – Вот это я понимаю! Ты среди нас просто рекордсмен!

– По какой части, если не секрет? – внезапно слышим мы мужской голос.

М.А. собственной персоной.

– Доброе утро, – склоняем мы головы в приветственном кивке.

– Доброе, – соглашается он, сохраняя на лице официальную улыбку. – Так поделитесь, в чем наша Ольга Николаевна рекордсмен?

«В охмурении мужиков на семь лет моложе себя», – я знаю, именно это вертится у Галки на языке, но она берет себя в руки и, кокетливо потупив глаза, отвечает:

– По части плавания.

Ого! Надо же было такое придумать. Хотя, я понимаю, Галке просто не пришло в голову ничего более подходящего. Я невольно начинаю смеяться.

– А что в этом смешного? – недоумевает М.А. – Вы ходите в бассейн?

– Раз в неделю, – сквозь смех отвечаю я. – И все мои успехи заключаются в том, что за сорок пять минут сеанса я проплываю четыре дорожки.

– А они? – М.А. прищуривается.

– Они умирают на трех.

– Завидую, – неожиданно говорит М.А.

– Кому? – удивляюсь я.

– Вам. Сам никак не дойду да бассейна. – Он изображает прощальный кивок и покидает нас.

– Нет, ну какой все-таки мужик, – с тоской в голосе произносит Галка. – Жаль только – не про нашу честь.

Она всегда так говорит, а я всегда в таких случаях отвечаю ей вопросом: «Как там наш Колюня?» – кто-то же должен ей хоть изредка напоминать о взятых на себя двенадцать лет назад обязательствах. Но сегодня я крепко стискиваю зубы и молчу. Галка берет с меня слово испить чуть позже кофе и удаляется в свой кабинет. Я бреду в свой, включаю компьютер, поливаю цветы и усаживаюсь за стол с единственным желанием наконец-то выкинуть из головы события субботы. Не получается.

Узнав в будущем папаше Колюню, Жаннета впала в ступор.. Собственно, мы все трое пребывали в примерно одинаковом состоянии, только они – у входа, а я – в соседнем зале. Честно говоря, там я и решила остаться до тех пор, пока Колюня не покинет помещение. «К чему усугублять ситуацию, – думала я. Однако Жаннета считала иначе. Очнувшись от первого шока, она повернулась в мою сторону и призывно махнула рукой. Колюня вторично вздрогнул и тоже повернул голову. Ужас, исказивший его лицо при появлении Жаннеты, сменился гримасой обреченности. Два свидетеля – это уж слишком.

– Привет, – сказала я, подойдя к ним. – Может, присядем и поговорим?

Жаннета благодарно взглянула на меня. Мы расселись вокруг столика и заказали по двойному эспрессо.

– Ну, – спросила Жаннета, сделав несколько глотков и от этого придя в себя, – что будем делать?

И тут Колюня поразил меня. Нет, он не стал биться головой о стол. Не стал стенать и оправдываться. И уж тем более не стал крыть Галку на чем свет стоит (хотя, признаться, было за что). Он размешал сахар в своем кофе и ровным голосом сказал:

– Решать тебе. Если тебя смущает мое отцовство и ты предпочла бы, чтобы отец ребенка, которого ты собираешься усыновить, был тебе неизвестен, то тогда пьем кофе и расходимся. Если же для тебя это не имеет значения, то задавай свои вопросы.

– Какие вопросы? – спросила ошарашенная Жаннета.

– Ну, конечно, не о том, как я дошел до жизни такой, – усмехнулся Колюня. – Ты ведь хотела что-то уточнить по поводу моего здоровья, верно?

– Верно, – кивнула Жаннета, – но, честно тебе скажу, я еще не успела понять, имеет для меня значение твое отцовство или нет.

– Понятно, – произнес Колюня. – Тогда думай. Вот, смотри, – он взял с рядом стоявшего стула папку, – здесь результаты обследования, которое я проходил с полгода назад. Там чего только нет. Отдаю тебе и надеюсь, – он криво улыбнулся, – ты не станешь носиться по городу и оглашать мои маленькие физиологические тайны.

– По городу я, конечно, носиться не стану, – медленно начала Жаннета, – но как же Галка?..

И тут Колюня поразил меня вторично.

– Здесь ничего не поделаешь, – сказал он, откидываясь в своем кресле, – это наши с Галкой проблемы, и мы сами будем в них разбираться. Но я знаю, что вы старые подруги, и поэтому не могу просить вас о том, чтобы вы ей ничего не говорили. Поступайте как знаете. Это ваше право.

Мы с Жаннетой открыли рты.

– А мне придется решать проблемы уже по мере возникновения, – усмехнулся он.

Невеселая это была усмешка. Я почувствовала, как у меня заскребло на душе. Вот уж мерзкая ситуация!

Колюня одним глотком осушил свою чашку, достал из внутреннего кармана пиджака деньги, бросил их на стол и поднялся:

– Пойду. У тебя теперь есть мой мобильный – позвонишь, когда решишься на что-нибудь. – И он ушел.

– Мужчина, – уважительно проговорила я.

– И как любой мужчина, козел, – подытожила Жаннета.

***

Мои воспоминания прервал телефонный звонок.

– Да, – хрипло сказала я в трубку, – слушаю вас.

– Привет, – услышала Жаннетин голос, – ты что, болеешь?

– Нет. – Я откашлялась. – Все нормально. Привет. Как дела?

– Дела? – Жаннета задумалась. – Не знаю. Что-то неважно. Видела ее?

«Ее» – это Галку.

– Видела.

– И как она?

– Жанн, у тебя затмение в мозгах? – удивилась я. – Она ж ничего не знает.

– А ты уверена? – засомневалась Жаннета.

– Я не имею в виду Николашин адюльтер, – пояснила я, подергав «мышку» на столе, чтоб хоть чем-то занять руки. – Я имею в виду – она даже не знает о твоих поисках.

Галке и впрямь ничего не известно о Жаннетиных планах взять на воспитание чужого ребенка. Жаннета поделилась ими только со мной. Иногда мне кажется, что она побаивается Галки. А та совсем недавно очень резко высказалась в адрес тех, кто рискует усыновить малыша. Галке просто не повезло в жизни. Ее как раз удочерили. Совсем маленькой, двух лет отроду. Она конечно же не помнит свою мамашку, которая отказалась от нее, и лет до пятнадцати считала людей, воспитывавших ее, настоящими родителями. Но потом у Галки случился переходный возраст, который проходил бурно, если не сказать, скандально. Родительские нервы не выдержали, и мало-помалу на Галку стала вываливаться информация, значение которой она сначала не понимала. Однако непонятная информация никуда не девалась, она оседала в не по возрасту сообразительной Галкиной головке, и в один – как Галка говорит, солнечный осенний денек – сложилась в законченную картинку. Галка охнула и побежала со своими догадками к родителям, и те, доведенные до эмоционального истошения ее очередным взбрыком, выдали ей страшную тайну. «Все изменилось, – рассказывала Галка, – с того самого момента и навсегда. Так что нет в этом никакой пользы – одна боль». Мы с Жаннетой убеждали ее, что не у всех так, но она отмахивалась и твердо держалась своей позиции. «Галка мне в этом деле не советчик, – категорично сказала Жаннета, объявив мне о своих намерениях. – Вернее, советчик наоборот. Нечего ей об этом знать». На том и постановили.

– Да, действительно, – все еще задумчиво тянула Жаннета в телефонной трубке, – она ничегошеньки не знает… Но все-таки как она?

Я воскресила в памяти утреннюю Галку и уверенно ответила:

– Отлично. В отличие от нас с тобой.

– Это хорошо, – вздохнула Жаннета.

Не поняла, что именно она считает хорошим, поэтому промолчала.

– Что будем делать? – опять возник в эфире волнующий голос Жаннеты.

– Не знаю.

Но делать что-то надо было. Для начала хотя бы принять решение: говорить или не говорить Галке о происшествии. Увидев ее утром, я почувствовала, что мое подвешенное состояние на этот счет не сможет продлиться долго. Раздвоенность – вообще не мой конек, а в отношении Галки тем более. Но одна я ничего не придумаю. Потому что главная у нас в этой ситуации – Жаннета. Ей решать.

– От тебя зависит, – говорю я вслух, – что решишь с ребенком?

– Ольк, – тихо отвечает Жаннета, – я в раздрае. В полном. Ребенок ведь на всю жизнь…

– Ты только что узнала об этом? – перебиваю я ее. – А чем ты думала, когда предпринимала чертову тучу попыток забеременеть? – Я верчусь на стуле, ловя в поле зрения дверь в кабинет, чтобы удостовериться, что никто не может подслушать мои слова.

– Подожди, подожди, – торопливо откликается Жаннета. – Не об этом речь. Я просто боюсь, что у меня будет слишком много времени, чтобы хотя бы раз проболтаться. Все-таки, согласись, одно дело, когда ребенок от незнакомых людей, а совсем другое – от Галкиного мужа.

Согласна. Жутко представить себе, как малыш будет подрастать, а мы с Жаннетой будем вглядываться в него и искать Николашины черты. И насчет «проболтаться» она права – не намеренно, разумеется, а так, к слову. Я ежусь:

– Да уж…

Дверь кабинета внезапно распахивается, и наш с Жаннетой тет-а-тет летит к черту.

– Эй! – приветствует меня с порога Лина. – К тебе можно?

Правильный ответ – «да». Лина наотрез отказывается понимать, когда ей в ответ говорят «нет». А сейчас у нее такой таинственный вид, что мне и не хочется выгонять ее, ссылаясь на занятость.

– Заходи, – машу я ей свободной рукой.

– Все, прощаюсь, – шепчет в трубку понятливая Жаннета. – Созвонимся.

– Ага, – говорю я, кладу трубку на аппарат и поворачиваюсь к Лине: – Ну что, дорогая, рассказывай.

– Я? – притворно удивляется Лина, с комфортом располагаясь в кресле для посетителей. – С чего ты решила, что мне есть что рассказывать? Это ведь ты у нас путешествовала. Вот тебе и карты в руки.

– Да брось ты. – Я морщу нос. – Что там может быть интересного в московском офисе? А вот здесь-то, наверное, что-то да произошло, верно?

Лина – великая сплетница. Номер три после Вики и Галки. У Вики сегодня отгул, с Галкой – сами понимаете… А у великой сплетницы Лины налицо явный зуд под названием «хочу-рассказать-не-знаю-кому».

– Лина, – я делаю умоляющее лицо, – не мучь меня. Сжалься над несчастной девушкой, которой пришлось ездить в гостинице на девятый этаж на лифте и толкаться в кошмарном московском метро.

– Беднушка, – принимается причитать Лина, наслышанная о моей нелюбви к лифтам и прочим замкнутым пространствам, – что ж тебя, никто на машине в офис не доставил?

– Да все сволочи, ты же знаешь, – утомленно закатываю я глаза.

Ни к чему трепаться о М.А. А «все сволочи» – это Линина излюбленная тема. Кто «все» – я до сих пор не имею четкого представления, что не мешает мне, пользуясь этим маневром, частенько ловко перебрасывать Линино внимание с одной темы на другую.

– Это точно, – энергично кивает Лина. – Наши не лучше. Представляешь…

Так, уже теплее. Лина выкладывает новости, а я тихо прихожу в ужас. Реорганизация. Так я и знала. Недаром в московском офисе такое оживление.

– То есть ты толком ничего не знаешь, – наконец удается мне вклиниться в Линии монолог.

– Не знаю, – со вздохом подтверждает она. – И никто не знает.

– Что, даже Вика? – усмехаюсь я.

– Даже Вика. – Лина поникает. – Только руководство. Ты же слышала – если бы не случайность, то…

Да, случайность – дама, без которой на этой планете ничего не происходит. В том числе и в нашей конторе. Хотя я к слову «случайность» добавила бы в этом случае еще и «хороший Линии слух», поскольку благодаря ему ей стало кое-что известно. Пара фраз из случайно подслушанного случайно телефонного разговора Юрика с неизвестным лицом. Фразы на самом деле ни о чем. Неужели она строит свои догадки только на них? Или чего-то не договаривает?

– И все? – Я внимательно смотрю на Лину. – Это все, что ты знаешь?

– Ну да. – Ясный Линии взор служит мне ответом.

– Маловато, – пренебрежительно кривлюсь я. – Может, ты ошибаешься?

– Ольга, – Лина смотрит на меня, как на тяжелобольную, – не будь дурой. Все это давно витает в воздухе.

Витает, не спорю. Но витает все шесть лет, которые я здесь работаю. К. этому «витанию» вес настолько привыкли, что даже исключили тему реорганизации из числа обеденных шуточек. Но кто его знает, может, в этот раз все действительно серьезно?

– Черт, черт, черт, – бормочу я. – Ненавижу всякие реорганизации и пертурбации.

– Тебе-то что беспокоиться? – удивляется Лина. – Ты в своем бюджетировании одна-одинешенька. Тебя никто не тронет. А вот нас могут перетасовать как угодно.

У нее звонит мобильник.

– Ой, – восторженно верещит она в трубку, – ты уже пришел? Счас спущусь. Сори, Ольга, – она вскакивает с кресла, подтягивает брюки, сползшие с мощных бедер до неприличного положения, и направляется к двери, – ко мне пришли. Попозже загляну. О'кей?

– О'кей, о'кей, – бормочу я, – попозже так попозже.

«Тебя никто не тронет»!.. Ее бы слова да богу в уши. А еще лучше – в приказ. Конечно, меня никто не уволит, но вот запихнуть кому-нибудь в подчинение – это запросто. А как было хорошо! Надо мной – только Юрик да финансовый директор. Юрику вообще все было безразлично, он только подписывал мои бумаги. Иногда, правда, для проформы задавал какие-нибудь вопросы, но не чаще одного раза в две недели. А финдир – Никита. С тем у нас классные отношения. «Так, может, – вдруг приходит мне в голову, – аккуратно провентилировать с ним вопрос о грядущих – если они действительно грядут – переменах?»

Даже если он не выложит все, что знает, все равно чем-нибудь выдаст себя. Да и потом, мне неинтересен весь план целиком, знать бы о своей судьбе – и достаточно. «Нет, – я усмехнулась своему отражению в экране компьютера, – кого я хочу обмануть?» Мне интересно. Наверное, я непроходимая дура, но я не умею работать где-нибудь и отстраненно взирать на то, что происходит вокруг. «Лелька, – укоряет меня всегда Галка, – это устаревший совдеповский подход к проблеме. Нельзя растворяться в работе». Я и не растворяюсь в работе, слава богу, уже нет, хотя лет в двадцать пять это за мной водилось. Я давно уже научилась отделять мух от всего прочего. Но компания, в которой я работаю, это для меня единый живой организм. И – уверена – когда выжму из Никитка все, что касается конкретно моей персоны в свете грядущего переустройства нашей жизни, не удержусь, чтобы не попробовать выпытать весь план переустройства. Такая натура. Что тут поделаешь? А кстати, на месте ли сегодня Никиток? Я тянусь к телефону в тот момент, когда дверь моего кабинета в очередной раз отворяется. Уппс!

– Еще раз здравствуйте, – говорит М.А., переступая порог. – Не заняты?

Я украдкой смотрю на часы на экране компьютера. Фьють! Десять. А я ни в одном глазу. Я имею в виду работу. Да-а, день не задался с самого начала.

– Да как вам сказать, – неопределенно тяну я.

Между прочим, он наверняка что-нибудь знает о нашем будущем. Было бы смешно, если бы не знал. Хотя с Юрика станется устроить из всего великую тайну и не посвятить в нее даже своих замов. Впрочем, даже если бы он и знал, не спросишь же его. Давно ли я стала такой неуверенной? Обычно у меня не вызывало проблем задать любой вопрос любой персоне, независимо от чина и положения. А М.А. парализует меня. Вот что ему нужно на этот раз?

– Вы произвели впечатление, – неожиданно говорит он, засовывая руки в карманы и покачиваясь с носка на пятку.

– Э-э… – Я бессмысленно тычу в клавиши компьютера в тщетном желании преодолеть свою растерянность. – На кого же?

– На весь московский офис, – невозмутимо отвечает он, оглядывая мой кабинет.

И все? В этот момент я понимаю, что ожидала иного. Что он скажет: «На меня». И тогда… Что тогда? Вот уж точно дура. А похожая на топ-модель Алена?

Я молчу. Он тоже. Но уже не стоит праздно рядом с дверью, а ходит по кабинету. Все-таки что ему нужно?

– Вам что-то… – неуверенно начинаю я.

– Да. – Он резко поворачивается ко мне.

Я вздрагиваю. Ой!

– Честно говоря, – он трет ладонью лоб – знакомый жест, за столько лет он не избавился от него, – у меня возникла некоторая проблема.

– Какая? – вежливо интересуюсь я.

– Я тут подумал, – он смотрит мне прямо в глаза, – не знаете, где я мог бы…

Сердце ухает вниз, куда-то в район почек, там ни на секунду не задерживается и устремляется дальше, к коленкам, которые тут же начинают мелко трястись, и еще дальше к пяткам, и там замирает бездыханное. «Не знаете, где я мог бы видеть вас раньше?» – мысленно заканчиваю фразу за него. И что на это ответить? Я втягиваю ноздрями воздух и жалею о том, что не исповедую никакой религии – сейчас неплохо было бы помолиться.

– …найти данные по поставщикам сырья? – мучительно медленно заканчивает он.

«А-а-а!» – хочется кричать мне от облегчения, но я мощным усилием воли беру себя в руки, вновь делаю глубокий вдох и… молчу.

– Я зря к вам пришел? – озабоченно спрашивает М.А. – Извините. – И он делает движение по направлению к двери.

– Не-ет! – наконец-то выдыхаю я весь скопившийся внутри воздух.

М.А. останавливается и вопросительно смотрит на меня. Мне уже лучше, гораздо лучше. Можно сказать, я в обычной форме.

– Что именно по поставщикам? – деловито интересуюсь я.

– Знаете, – оживляется он, – мне необходимы данные по каждому поставщику, по каждому виду сырья – динамика цен. В идеале – за последние три года. Но вероятно, – неуверенно добавляет он, – такого готового анализа ни у кого нет. Хотя бы за год, – он кивает в подтверждение собственных слов, – за год было бы нормально. Вот я и подумал – вы можете знать, у кого поискать эту информацию.

– Здесь, – хрипло отвечаю я.

Он с недоумением смотрит на меня. Я откашливаюсь и повторяю:

– Здесь, – встаю, иду к стеллажу и достаю темно-вишневую папку. – Данные по каждому поставщику в разрезе партий и цен. За три полных года и три месяца этого года. – И протягиваю папку ему.

Он принимает папку, машинально говорит: «Спасибо», – вертит ее в руках с растерянным видом, затем внезапно кладет на стол и делает шаг в сторону стеллажа. Я отхожу в сторону. М.А. внимательно читает надписи на папках. Я слежу за тем, как его взгляд перемещается с верхней полки на среднюю, затем на нижнюю. Изучив все мое хозяйство, он тычет в сторону папок пальцем и спрашивает:

– Что это?

Странный он какой-то. Я пожимаю плечами:

– Данные.

– Я понимаю, – нетерпеливо говорит он. – Чьи это данные?

Он не просто странный. Он чемпион в этом виде спорта.

– Наши, – спокойно разъясняю я ему, – данные нашей компании.

– Я не это имел в виду, – усмехается он. – Кто их собирал?

– Я, кто же еще.

– Зачем? Любопытный тип.

– Для работы, конечно.

– Но ведь… – он хмурится, подбирая слова, – это не вы должны делать. Во всяком случае, – он обводит рукой стеллажик, – большую часть данных должны собирать другие службы. Или я чего-то не понимаю?

Ну, должны. Кто бы спорил. Так они же не собирают. У них не допросишься. Всегда отмахиваются: «Нам некогда. Приди тогда-то. И вообще не мешай». И как я должна в таких условиях работать? Как планы-то составлять, если нет нормальных данных за прошлые годы? А динамика? А тенденции? Галка говорит: «Плюнь на все. Кому это надо, если все так относятся?» Но я так не могу. Если работать, то работать как следует. А если не как следует, то тогда уж лучше не работать вовсе. Вот и пришлось возиться с чужими отчетами, ходить донимать всех вопросами, пока не разобралась окончательно во всей этой кухне. И поэтому компания для меня – живой организм. И поэтому мне ничто здесь не безразлично, как бы это странно ни выглядело в наше время.

– Э-э… – не знаю, как бы все это высказать ему наиболее удобоваримо, – так сложно всегда отвлекать занятых людей. В общем-то эти данные больше всех нужны мне…

– Да? – М.А. поднимает брови. – А я полагал, что всем.

Конечно всем. И я так полагаю. И еще Никиток так думает да замначальника отдела продаж, а все остальные работают по принципу: «Дыры заткнули – и ладно». Я поднимаю глаза. М.А. смотрит на меня и ждет ответа.

– Ну-у… – опять тяну я. – Может, я не права, что… Надо было их заставить, конечно… Но… – я пожимаю плечами, – как? Вот я и решила… что…

Я уже устала запинаться. Видно, страдание проступило на моем лице, и М.А. спешит мне на помощь:

– Я понял. – Он возвращается к столу, хлопает рукой по папке. – Я возьму?

– Да, конечно. – Я с облегчением киваю, но тут же спохватываюсь: – Только ненадолго. Мне на следующей неделе нужно…

– Я понял, – повторяет он и улыбается: – Клянусь, что к следующей неделе верну.

Дверь тихо затворяется за ним. Я в изнеможении падаю на стул. Кофе! Живительный кофе! Срочно!

Глава 17

Жаннета звонит второй раз уже к концу дня.

– Да, – устало говорю я, – я могу говорить.

– Но не хочешь? – понимает она. -«.День не задался.

Не задался – еще мягко сказано. После М.А. явилась Галка с двумя чашками кофе в руках и трепом об Альбертино. Потом Никиток, из которого не удается выдавить ни единого полезного слова. А вслед за ними – Юрик. «Зайдите, – говорит, – ко мне». Да так официально, что я невольно вздрогнула. Но речь, как выяснилось, пошла только об очередном задании. Удивительно, правда, было слышать его из уст Юрика, не озабоченного проблемами нашего бюджетирования.

– Мне нужно, чтобы вы посчитали расходы наших филиалов на следующий год, – сообщил он.

– Каких филиалов? – спросила я, занося ручку над чистым листом блокнота. – Московского?

– Не только. – Он устремил взгляд на облака за окном.

– Простите, – растерялась я, – но разве у нас еще есть филиалы?

Юрик перевел взгляд с облаков на меня и меланхолично вздохнул:

– Будут.

Вот те раз!

– И чем они, – осторожно поинтересовалась я, – будут заниматься?

«Не ваше дело», – зажглось в Юриковых глазах. Он опять тяжело вздохнул:

– Работать.

– Понятно, – кивнула я, ничего не поняв, – но мне этой информации маловато для расчетов. Сколько филиалов, сколько людей, какие должности?

Юрик посмотрел на меня с тоской. Ясное дело, я потребовала от него таких мыслительных усилий, на которые он, скорее всего, не способен. «Боже мой, – подумала я, ожидая его ответа, – куда тебе управлять еще и филиалами! Тебе бы с собственным настроением справиться».

– Возьмите всю информацию у Максима Александровича, – заявил вконец утомленный Юрик.

У М.А.? Подумайте, какая связь? Кто-нибудь скажет мне, что творится в нашем сумасшедшем доме? Неужели филиалы у нас теперь в ведении замдира по производству? Но ведь там не будет заводов? Или?..

– Но ведь там не будет заводов? – не удержавшись, выпаливаю я.

– Пока нет, – ответил Юрик, – но все равно – вся информация у Максима Александровича. – И он взмахнул рукой в знак того, что мне пора оставить его в покое.

Я захлопнула блокнот, в котором мне не довелось сделать ни единой записи, поднялась со стула и направилась к двери. И тут Юрик вновь ожил:

– Да, и, Ольга Николаевна, не сочтите за труд полюбопытствовать, что нужно для регистрации филиалов.

Я резко затормозила, не веря своим ушам. Повернулась.

– Э-э… Я не поняла вас.

– Что ж тут непонятного? – снисходительно посмотрел на меня Юрик. – Уточните все вопросы по формальностям, которые нам светят, когда мы задумаем регистрировать филиалы.

«Но это не входит в мои обязанности!» – захотелось крикнуть мне. У Юрика вечная каша в голове, он не знает, кто и чем должен заниматься. «А кстати, – вдруг мелькнула мысль, – кто должен следить за появлением филиалов? Юристы!» – тут же появился ответ. Но своих юристов у нас нет, хотя давно пора ими обзавестись. Ладно, раз «вся информация у Максима Александровича», значит, будем разбираться с ним. Я молча повернулась и покинула Юрика.

М.А. разговаривал по телефону, когда я заглянула в его кабинет. «Можно?» – одними губами спросила я. Он удивленно вскинул брови, но махнул мне рукой, чтобы проходила и присаживалась. Болтал, похоже, с кем-то не по работе. Посмеивался, сыпал уклончивыми: «Да, конечно!» и «Ну, ты понимаешь!». Я тем временем осмотрелась. Он почти ничего не изменил в обстановке, только снял со стены жуткую картину, висевшую при его предшественнике и изображавшую постиндустриальное общество во всей его мрачной красе. Да жалюзи поменял. Все та же мебель, то же ковровое покрытие. Неужели ему не хочется выкинуть все это к чертовой матери?

– Не стал пока ничего менять, – неожиданно сказал он, вешая трубку.

Я покраснела. Наверное, покраснела – мне же самой не видно. Только почувствовала прилив крови к щекам от смущения. Он что, умеет читать мысли? Тогда плохо дело. Тем не менее нашла в себе силы выдавить:

– Почему?

– Ни к чему сейчас лишние расходы. – М.А. откинулся на спинку кресла, вертя в руках карандаш.

– А что такое у нас сейчас происходит? – Я перестала отводить глаза: любопытство есть любопытство.

– Вы не по поводу филиалов? – М.А. резко изменил тему.

– Да. – Я выпрямилась на своем стуле. – Юрик… Пардон, – спохватилась я, заметив легкую усмешку, проскользнувшую по лицу М.А., – Юрий Викторович сказал, что вся информация, которая мне нужна для расчетов, у вас.

Черт! Угораздило же меня! Теперь решит, что у нас Юриком шашни.

– У меня. – Кивнул М.А., залез в ящик стола и достал оттуда папочку ядовито-зеленого цвета. – Вот. – Он подтолкнул ее ко мне.

Папочка легко скользнула по поверхности стола. Я поймала ее.

– Там нечто вроде техзадания, – пояснил он. – Города, где мы планируем открыть филиалы, штаты, перечень оборудования, которое там будет. Если вам чего-то будет не хватать, смело спрашивайте. Я, правда, – он улыбнулся, – тоже пока все знаю на уровне предположений, но все-таки…

– К какому сроку сделать? – деловито осведомилась я.

– До конца недели. Нужен расчет на следующий год.

– Да, я уже поняла.

Он продолжал смотреть на меня, улыбаясь. Скажет еще что-нибудь – или на этом все? Он молчал. А чего я, собственно, ждала? «Давайте сходим вечерком куда-нибудь»? Дура.

– Тогда все? – тем не менее уточнила я. – Я пойду?

– Да, пожалуйста.

У двери я вспомнила:

– Да, директор сказал, чтобы я узнала, что необходимо для регистрации филиалов, – и посмотрела на его реакцию.

М.А. пожал плечами:

– Это было бы замечательно.

«Было бы» – так, значит, это не более чем пожелание? Лучше все-таки уточнить.

– То есть это желательно, но не обязательно? – спрашиваю я.

М.А. слегка усмехнулся:

– Действительно, так. Но разве вам самой не интересно?

Издевается, убедилась я. Увидел мои выстраданные папки на стеллаже и теперь будет насмехаться всю оставшуюся жизнь. Права была Галка – излишнее трудолюбие нынче не в моде.

– Хорошо, – сухо сказала я, – я все сделаю.

И про себя добавила: «Но в последний раз». Впрочем, сама не очень поверила этим своим добавлениям. Повернулась, чтобы уйти, и услышала брошенное мне в спину:

– Спасибо!

Честно сказать, «спасибо» выбило меня из колеи еще на какое-то время. У нас не принято говорить «спасибо» за то, что ты делаешь на рабочем месте. За все время моей работы здесь была только одна дама, которая всем за каждую мелочь говорила «спасибо». Народ дергался – это я отлично помню. «Дожили, – смеялась Жаннета, – на нормальное человеческое отношение реагируете, как на неприличное поведение». Хамство дается как-то легче, чем вежливость, не замечали? Любопытно было бы знать почему.

Всю вторую половину дня я провела в бдениях над ярко-зеленой папочкой и в звонках в юридическую фирму. Жаннета позвонила в тот момент, когда кое-что уже стало для меня проясняться.

– Ну так что? – зажурчал в трубке ее голосок. – Что делать-то? Я пока ничего не придумала. И так и эдак вертела в голове, но ни на что не решилась. И оставлять эту затею не хочется, и соглашаться на Колюниного отпрыска в своей семье – как-то странно. А представляешь, Олег узнает?

Вот об этом мы и в самом деле поначалу не подумали. Олег – мужик суровый и прямой. Не берусь даже предсказывать, что произойдет, если он узнает о роли Колюни в «деле об усыновлении». Не исключено, что заставит все вернуть на свои места. Так, может, лучше и не начинать, хотя Жаннету понимаю. Столько времени угробить, чтобы найти подходящий – как она думала – вариант, и теперь от него отказываться…

– Ты как та обезьяна, которая металась между красивыми и умными…

– Угу, – соглашается Жаннета, – любой бы на моем месте метался. Не знаешь, зачем я вообще пошла смотреть на отца ребенка?

– Знаю, как не знать. – Я невольно смеюсь. – Ты же во всем ищешь гармонии, совершенства, вот и доискалась.

– Да уж…

Молчим. Что тут скажешь? В голове ни одной толковой мысли.

– Надо взять паузу, – решительно говорю я. – Предлагаю два дня об этом не разговаривать. Вообще не звонить друг другу. И за это время все обдумать. Вдруг решение придет внезапно? Два дня ведь тебе погоды не делают, верно?

– Не делают, – покладисто отвечает Жаннета. – Хорошо, я согласна. Я, наверное, смотаюсь в Москву, чтобы совсем переключиться.

– Валяй.

– А ты?

– Не знаю, – тяну я.

Глава 18

Мне даже не приходится придумывать, чем бы таким занять себя в этот вечер, чтобы вычистить все мысли о Николашином адюльтере из головы. Один телефонный звонок решает мою дальнейшую судьбу на ближайшие несколько часов, причем сопротивляться этому не представляется никакой возможности.

– Здравствуй, дорогая, – ангельским голосом щебечет в трубку мама. – Как дела?

– Спасибо, – осторожно отвечаю я, – нормально. Как ты?

– Съездила чудесно!

Мама только что вернулась из своего традиционного весеннего вояжа по родственникам и уже успела отчитаться о своей поездке по телефону, но вот встретиться нам пока не удалось, и похоже, что она решила срочно исправить это упущение.

– Ты помнишь, что нам нужно купить подарок тете Полине?

– О черт! – бормочу я.

– Что такое? – озадачивается мама. – Я что-то не то сказала?

– Нет-нет, что ты, – спешу развеять ее подозрения. – Когда будем искать?

– Как насчет сегодня? – предлагает мама. – Я знаю, ты любишь, чтобы тебя предупреждали заранее, но…

– Все нормально, – перебиваю ее я. – Сегодня я свободна.

Поход с мамой по магазинам, и – я уверена – Жаннетиным и Николашиным проблемам просто не останется ни клочка пространства в моей бедной головушке.

– Замечательно! – восхищается моей покладистостью мама, и мы договариваемся о месте и времени встречи.

Теперь остается только подготовить соответствующее лицо. Я тренируюсь перед зеркалом в туалете. Легкая улыбка, безмятежный взгляд, убрать эту тревогу из глаз, плюс осанка – годится. Вполне годится для того, чтобы создать у мамы впечатление, что все у меня о'кей. Впрочем, у меня действительно все о'кей, вот только маме никогда этого не втолковать. Иногда мне кажется, что все те слова, что я ей произношу при наших встречах, проходят сквозь нее навылет, не задерживаясь ни на секунду. А значит, слова бесполезны. Теперь я переключилась на невербальный язык коммуникаций. Мимика, жесты, интонация – может быть, хоть мамино подсознание способно правильно прочитать поступающие сигналы, если уж ее сознание наотрез отказывается это делать.

Мы с мамой не подруги. Ничего похожего. Я бы, может, и не против, но мама желает быть мамой, и никем иным. Вот и сегодня вечером опять…

– Как твое здоровье? – И она принимается бесцеремонно вертеть мое лицо то так, то сяк, не смущаясь тем, что вокруг многолюдье, и это многолюдье с интересом взирает на нас. – Вижу мешочки… н-да… неважно выглядишь. Спишь как? А что ешь? Небось всякую чепуху. – И мама пренебрежительно морщится.

И это при том, что холодильник у нее под завязку загружен быстро размораживающимися овощами, консервами и сосисками. И она говорит мне про чепуху?

– Мама, – я отвожу ее руки от своего лица, – все нормально. Сплю хорошо, ем что обычно. Мешочки оттого, что вчера поэкспериментировала с новым кремом, вот тебе и результат.

– Новый крем! – фыркает мама. – Сколько раз тебе говорить: в твоем возрасте важно выбрать свою косметическую систему и придерживаться ее. Эксперименты – это дело молодых.

Мама всегда держит меня в форме. Никогда не осыпает комплиментами. Нет, ее девиз: «Не расслабляться!» О том, что я уже стою одной ногой в старости, она сообщила мне в день моего тридцатилетия, преподнося мне в подарок антицеллюлитный крем. Я абсолютно ничего не имею против антицеллюлитных кремов и даже рада получать их в больших количествах, потому что саму меня вечно душит жаба, когда я изучаю ценники на них, но почему-то я полагала, что мамы – это последние люди на земле, которые признают, что с их ребенком что-то не так. Увы, я заблуждалась.

– Что будем искать? – истерично вскрикиваю я, чтобы заставить маму спрыгнуть с ненавистной мне темы.

– Э-э… – Мама озирается. – Я думала, может, что-нибудь из текстиля. Как ты считаешь?

– Текстиля? – переспрашиваю я. – Одежда?

– Нет! – возмущенно машет рукой мама. – Для дома. Подушка там или покрывало.

– Хорошая мысль, – одобряю я. – Кстати, я знаю одно местечко…

С мамой важно сократить зону охвата, иначе мы погибнем среди всех этих интерьерных прелестей.

– Да? – с сомнением произносит мама. – Ты уверена?

– На все сто процентов, – заявляю я, крепко беру ее под локоть и тащу в сторону «одного местечка».

Мама пытается вырываться, но безуспешно. Все ее выкрутасы мне давно известны. Подарок тете Полине – только предлог. У мамы явно что-то на уме, что-то, что она озвучит только за чашкой кофе, которая последует только за визитом в магазин, поэтому – почему бы не сократить прелюдию? Любопытно, что сегодня станет гвоздем нашего ток-шоу? Моя манера одеваться? Или мои денежные дела? Мама лезет в любые мелочи, касающиеся моей жизни, с неугасающим энтузиазмом. Меня это бесит, но я предпочитаю загонять свое бешенство глубоко внутрь – пусть вяжется по мелочам, но не трогает всего остального.

Однако сегодня, похоже, судьба не собирается потакать мне – мама не согласна останавливаться на несущественном и, размешав сахар в своем эспрессо, вламывается на запретную территорию.

– Что у тебя с личной жизнью? – сузив глаза, спрашивает она.

– На работе, – безмятежно начинаю я, – все супер. Не сегодня завтра меня повысят, глядишь, через пару лет дослужусь до вице-президента, и тогда ты будешь ходить пить чай со своими подружками и хвастаться, какая у тебя продвинутая дочь.

– Все иронизируешь. – Мама осторожно тычет вилкой в свой чиз-кейк. – К месту и не к месту. Прямо как твой отец.

Ясно. Все, что у меня плохого, – от папаши. Хорошо хоть, сейчас эти обвинения произносятся с незначительным эмоциональным накалом – ватт двадцать пять, не больше, а бывали времена, когда то же самое искрило на все сто. Когда это было? Вскоре после того, как папочка нас покинул.

Отец ушел от нас, когда мне исполнилось шестнадцать. Ушел к женщине, вернее будет сказать, к девушке, с которой познакомился случайно, в метро. «Он всегда был бабником», – утверждала мама. На мой взгляд, все мужчины – бабники, но отец, в отличие от многих из них, своей любви к женскому полу не скрывал. Изменял маме направо и налево, но из семьи не уходил, видимо полагая, что тем самым выполняет свой долг передо мной. Может, так и было.

Отпраздновав мое шестнадцатилетие, папочка решил, что довольно с него, и отбыл, предварительно выхлопотав себе право видеться со мной по выходным. Он был неплохим отцом, что бы там ни говорила мама. В то, каким он был мужем, я не лезла, не в пример маме я не имела привычки совать свой нос в то, что меня не касается. Это, кстати, у меня от отца.

От него же мне достались привычка задумываться о том, что такое моя жизнь и что я есть в этой жизни, голубые глаза и хорошие мозги. Нет-нет, вы меня неверно поняли: у мамы с мозгами тоже все нормально, но устроены они у нес сугубо по-женски, она вся – во власти эмоций и держать их в кулаке не желает. Оттого отец у нее всегда виноват во всех смертных грехах.

Но ведь так не бывает, верно? Я имею в виду: человек не бывает исключительно плохим или исключительно хорошим. Разве только в кино. В кино так проще – за два часа зритель должен быстро разобраться, что к чему, а будь герои чуть больше похожи на живых людей, чуть больше полны естественных сложностей, мы бы затосковали у телеэкранов, запутавшись вконец.

А в реальной жизни нет белого и черного. И отец был плох только тем, что бабник. В остальном к нему было не подкопаться. Умный, волевой и самостоятельный мужик. Он и сейчас такой, только на девятнадцать лет старше. От девушки той, к которой он уходил на третий день после моего шестнадцатилетия, остались одни воспоминания, он все такой же бабник, и мама все так же костерит его на чем свет стоит, но – да, я об этом уже говорила – чуть с меньшей страстностью в голосе.

Между тем она возвращается к тому, с чего начала:

– Так все-таки, что у тебя с личной жизнью?

– Записались с Галкой в бассейн… – опять принимаюсь увиливать я.

– Перестань, – обрывает меня мама, – ты отлично понимаешь, о чем я.

Я начинаю закипать. Я ненавижу беседы о моей личной жизни. Особенно с мамой. Потому что мы с ней не сходимся в оценке ее ни по одной позиции. И больше всего меня раздражает то, что мама никак не желает отказаться от этой темы. Хотя, может быть, пара резких выражений ей в этом поможет, думаю я и язвительно говорю:

– То есть ты хочешь спросить, как моя сексуальная жизнь?

Мама шокирована. Отводит глаза и нервным жестом подзывает официантку:

– Будьте любезны…

– Да? – предупредительно говорит пухленькая кареглазая девица.

– Один капуччино и… – Мама делает паузу, я понимаю, что мне тоже позволительно сделать допзаказ, и прошу:

– Тоже капуччино и десерт с клубникой.

Девушка кивает и удаляется. Мама опять поворачивается ко мне. Она уже пришла в себя и вся – в боевой готовности.

Мама хочет выглядеть современно. Ей представляется, что таким образом она продлит свою жизнь. Однако она понимает, что одних только узкоплечих пиджачков и ярких сумочек недостаточно для этого. Нужно еще и мыслить и говорить по-современному. И она старается изо всех сил. До «стебно» или «клево» она, конечно, не опускается, но мобильником и компьютером пользуется весьма уверенно. Легко болтает на околомузыкальные темы и в последнее время присела на так называемую литературную «контркультуру». Но мама не совершенна. Тяжелее всего ей даются разговоры о сексе. И о моей вольной личной жизни.

Она узнала о нашей кампании по поиску мне достойного спутника жизни, когда количество опробованных кандидатов перевалило уже за двадцать.

– Ужас! – воскликнула она тогда. – Никогда бы не подумала, что ты способна на такое!

– На какое «такое»? – ощетинилась я. – Ты так говоришь, как будто я сплю с ними со всеми подряд.

– А что, – осторожно поинтересовалась мама, – разве нет?

– Разумеется, нет, – рявкнула я. – Что я, с ума сошла?

Это «признание» несколько примирило ее с моим экстравагантным образом жизни. А так как желание соответствовать шагающей в будущее быстрыми шагами современности маме не давало спокойно спать по ночам, то она – к удивлению моему и девчонок – активно включилась в наши игрища. Кандидаты за номерами двадцать шесть и тридцать четыре были маминых рук делом. Очень неудачные, скажу я вам. Замшелые нудные типы.

– Где ты их берешь? – спрашивала я.

– Ты ничего не понимаешь! – кипятилась мама. – Это отличная партия для девушки. Не то что… – Она замирала на мгновение, чтобы поточнее сформулировать свои мысли, и выдавала всегда одно и то же: – не то что твой отец!

А с кем ей еще было сравнивать? Мой отец стал ее первым мужчиной и, насколько я понимаю, последним. Главным злом в ее глазах была супружеская неверность. Может, она права? Какой смысл нестись на всех парусах в брак, отказывая себе во многом, для того, чтобы сразу же начать изменять? Я лично логики не вижу. А вы?

– Я хочу спросить, – совершенно уже очухавшись, сообщает мне мама, – долго ты собираешься продолжать в том же духе?

– В каком именно? – Я утомленно ковыряюсь в десерте.

– Тащиться по жизни одной. – Мама, как никто другой, умеет испортить мне настроение.

– Пока не встречу подходящего мужчину, – обреченно бормочу я, повторяя слово в слово то, что я отвечала на подобный вопрос при прошлой нашей встрече.

– Ясно. – Мама с хрустом разрывает пакетик с сахаром. – Ты в прошлый раз говорила то же самое.

Я с изумлением взглядываю на нее. Невероятно! Почему-то я всегда считала, что мама заводит эти беседы исключительно ради того, чтобы высказаться самой. Оказывается, она еще и слушала то, что говорила я.

– Есть вариант. – Мама напускает на себя заговорщицкий вид и наклоняется над столиком.

Понятно. Еще один замшелый и занудный. Я вздыхаю:

– Мама, извини, но твои варианты…

– Этот, – мама продолжает говорить почти шепотом, как будто боится за сохранность некоей стратегической информации, – другой.

– Кто он? – из вежливости спрашиваю я.

– Племянник моей знакомой. Года на три тебя старше. Симпатичный.

– Ты откуда знаешь?

– Она показывала мне его фотографию. Правда, десятилетней давности, – с сожалением говорит мама, – но не думаю, что он сильно изменился. – Она вопросительно смотрит на меня.

Я понимаю, что надо как-то реагировать.

– Мама, – вяло начинаю я, – знаешь, я решила эту лавочку прикрыть.

– Какую еще лавочку? – изумляется мама.

– Ну, эту… Поиски и все такое. Ты же видишь, столько усилий, и никаких результатов.

– Чепуха! – вскидывается мама. – Полная чепуха!

– То есть? – растерянно смотрю на нее я.

– Нельзя так падать духом…

А кто тут падает? Я просто не хочу гоняться за мужиками. Да и вообще, может, мне и не нужны прочные семейные отношения. Кто об этом знает? Это ведь все на небесах решается.

– …Ты такая умница…

Я широко распахиваю глаза от удивления.

– …Красавица…

Добавляю к ним рот.

– …Тебе все карты в руки. – Мама ласково смотрит на меня. – Ну, давай еще разочек. Чем черт не шутит.

Я киваю, соглашаясь, не в силах вымолвить ни слова. Все дети воюют с родителями. Во всяком случае, все, кого я знаю. Сначала война идет за право смотреть телевизор после десяти, потом – за право торчать на дискотеке до шести утра, потом – за право закрыть дверь своего дома и никого туда не впускать. Законы этой войны у каждого свои. Кто-то дерется не на жизнь, а на смерть, а кто-то отстреливается в вяло текущем режиме. Как я, например. Тихонечко лежу себе в окопах и постреливаю по мере необходимости. Но только сегодня я задумываюсь над тем, не зря ли я расходую драгоценные боеприпасы, «постреливая» в человека, который меня любит? Не пора ли заключить перемирие?

– Иначе, – врывается в мои размышления мамин голос, – быть тебе старой девой. Я имею в виду не физиологию, а все остальное. Смешной, неуклюжей старой девой.

Нет, с перемирием, пожалуй, я подожду. Противник к нему еще не готов. Ой, как не готов.

Глава 19

Среда. Хороший день. К среде организм уже окончательно забывает о разрушающем воздействии понедельника, и настроение начинает потихонечку подниматься. Своего апогея оно достигает к вечеру пятницы. Обожаю вечер пятницы! Если бы кто-нибудь меня спросил, какой мой любимый день недели, я бы не колеблясь ответила: «Вечер пятницы». Вечер длиной в сутки. Ты знаешь, что впереди еще целых два дня, которые можно употребить как угодно, и жизнь как будто замирает, время тащится медленно-медленно, растягиваясь до своего предельно длинного состояния… Не в пример, кстати, второй половине воскресенья, отравленной мыслями о том, что завтра опять все начнется сначала.

Не поймите меня неправильно – я люблю свою работу, но «синдром понедельника» – мой постоянный спутник. Отчего бы это?

Итак, среда. Завтра должна вернуться из Москвы Жаннета. С решением или без. Галка очень удивилась, услышав о неожиданном Жаннетином отъезде:

– Зачем это она?

– Понятия не имею, – пожала плечами я и туманно добавила: – Какие-то семейные проблемы…

В общем-то и против истины не погрешила. Жаннетины проблемы иначе как семейными не назовешь.

– Любопытно, – протянула Галка, однако в глазах ее я особого любопытства не заметила.

К слову сказать, в последние дни она ведет себя весьма странно. Я задумываюсь на секунду и отрываю взгляд от экрана компьютера. Да, пожалуй, это так. Можно даже сказать, что Галка сама на себя не похожа. Молчалива и незаметна. Как будто вынашивает какую-то мысль. Не о том, как создать вокруг меня ажиотаж, – это точно. В этом случае она как раз трепалась бы вовсю и ее стало бы безумно много. А тут наоборот, вчера, например, я видела ее ровно два раза за весь день. Да, конечно, я была страшно занята с бюджетом для филиалов, но такое – для Галки не причина. Нет, она сама не появлялась на горизонте. Очень интересно.

Я опять щурюсь на экран. Бюджет продвигается. Черепашьим шагом, но все же. Филиалов у нас, кстати, намечается целых три, кроме московского. Новосибирск, Ростов-на-Дону и Екатеринбург. Большие и малые города нашей необъятной родины… Черт! Я выпрямляюсь в своем кресле. Так вот о чем болтал тогда М.А. Ну, разумеется, филиалы! Их надо будет обучать, контролировать – словом, воспитывать. Вот тебе и пустой разговор за чашкой утреннего кофе. Хотя я тоже не лыком шита: уловила тогда, что беседа свернула куда-то в сторону. Да, хитер, но не слишком. А вообще, меня уже третий день мучит вопрос: собственно, он-то тут при чем? Директор по производству. В филиалах пока организовываются только отделы продаж и маркетинга. Вот бы и занимался этим Витя. Витя – директор по продажам. Я, честно сказать, его недолюбливаю за излишнюю хамоватость. Хамоватость, знаете ли, бывает в меру, а бывает чересчур. Вот у Вити – второй случай. «Ольга, – любит орать (именно орать – по-другому Витя просто не умеет) он на весь офис, – забыла, о чем я тебя просил?! Принеси-ка мне…» – и дальше следует перечисление того, что я должна ему принести. На меня никогда, никогда не орали, и я вечно нервно вздрагиваю, когда слышу Витины вопли. «Что ты трепыхаешься? – удивляется Галка. – С ним нужно точно так же, как он с тобой». То есть орать. Что-то вроде: «Витя, уймись, а!» Я себя лично в таком качестве не представляю. «Лелька, – говорит мне на это Галка, – пора перевоспитываться. А то доживешь до старости, а ума не наберешься». Может быть, но мне что-то не хочется.

Да, так вот Витя по части новых филиалов оказался не у дел. И у меня это, признаться, вызвало недоумение. Неужели М.А. альтруист? Взвалил на себя чужое поручение? Если так, продолжаю размышлять я, одновременно втискивая в таблицу нужные цифры, это его хорошо характеризует или не очень? И между прочим…

Что «между прочим», я додумать не успеваю. Дверь распахивается, и на пороге вырастает сам исследуемый объект.

– Здравствуйте, – говорит мне М.А.

– Здравствуйте, – отвечаю я, машинально ныряя ногами в туфли, которые взяла на работу разнашивать и уже устала от этого процесса.

– Вас, – лаконично заявляет он, протягивая мне переносную телефонную трубку из приемной.

– Правда? – изумляюсь я, аккуратно принимая трубку из его рук. – Кто бы это мог быть?

Он поднимает правую бровь и легонько усмехается. Я с опаской прижимаю трубку к уху и говорю в нее:

– Да, слушаю вас.

– Привет! – слышу я в ответ радостный голос. О нет!

– Привет, – тем не менее отвечаю я, косясь на М.А.

Тот, похоже, и не собирается уходить. Привалился плечом к косяку двери и с любопытством разглядывает меня. Я чувствую, как заливаюсь краской. А мой юный московский друг на том конце провод! жизнерадостно интересуется:

– Как дела?

Как, как? Мерзковато. Какой черт дернул его звонить на телефон приемной? И я, не в силах удержать рвущиеся наружу эмоции, спрашиваю об этом:

– А чего это ты звонишь в приемную?

М.А. вновь легонько усмехается, но пока ведет себя в рамках. Может, просто ждет, когда я освобожу трубку? Да ну, тут же понимаю я, дурацкая мысль. Словом, Альбертино я почти не слушаю, недосуг. А он между тем радостно сообщает мне:

– Представляешь, я потерял твою визитку. А как еще тебя найти – только через приемную. Так как все-таки твои дела?

– Нормально, – мрачно отвечаю я, лихорадочно соображая, как бы мне избавиться от М.А. Или от Альбертино, но так, чтобы он не обиделся.

И тут – о, хвала небесам! – у М.А. мелодично звонит мобильник. Он вытаскивает его из кармана пиджака и принимается с кем-то болтать. Я перевожу дух и уже более миролюбиво спрашиваю у Альбертино:

– А как у вас там? Все нормально?

– Да что нам сделается? – смеется он. – Все классно. Погода отличная, не то что тогда, когда ты здесь была.

М.А. продолжает разговаривать с невидимым собеседником, но почему-то мне опять кажется, что он способен делать два дела сразу.

– А ты зачем звонишь? – спрашиваю я у Альбертино.

– Просто так. Узнать, как у тебя дела. Услышать твой голос.

– И все? – Я искренне удивляюсь.

– А что тут такого? – теперь изумлен уже Альбертино.

– Да нет, – улыбаюсь я, – все нормально.

Давненько никто не звонил мне, чтобы просто узнать, как мои дела. И услышать мой голос… Стоп, стоп, торможу я себя. Ребенку двадцать восемь. Какой голос? Какие дела? И что вообще это значит? Но ведь не спросишь его об этом – М.А. уже отключил свой мобильник и опять взирает на меня с нескрываемым интересом.

– Ты знаешь… – мямлю я в трубку.

– Не хочешь разговаривать на работе? – догадывается сообразительный «ребенок».

– Да.

– Хорошо. Тогда, может быть, продиктуешь свой домашний телефон, раз уж я такой растяпа?

Мне вновь хочется спросить, зачем ему все это нужно, но я беру себя в руки и послушно диктую телефон.

– О'кей, – говорит Альбертино, – тогда прощаемся?

– Да. Пока.

– Удачного тебе дня.

– Спасибо. И тебе тоже.

Я с облегчением отрываю от уха изрядно нагревшуюся трубку и протягиваю ее М.А. со словами:

– Наконец-то вы получили ее обратно.

На мое ехидство он с не меньшей иронией в голосе комментирует:

– Вскружили голову парню.

Я вздрагиваю и растерянно бормочу:

– Пардон?

М.А. пристально смотрит на меня своими глазами цвета предгрозового неба и повторяет:

– Я говорю, бедный парень – пал жертвой ваших чар.

«Неужели ревнует?» – мелькает у меня шальная мысль.

Чепуха, одергиваю я себя. Откуда бы взяться ревности? Подумаешь, развлек меня в Москве, обаял, помог почувствовать себя в непривычной обстановке чуть-чуть комфортнее, но кто сказал, что это от какого-то чувства ко мне? Просто человек хорошо воспитан, вспоминаю я кое-что из Хмелевской. Да, подал пальто, да, открыл дверцу машины, да, сводил в театр – от всего этого так отвыкаешь, что любое проявление элементарной мужской вежливости готова принять за знаки неземной любви к себе. Я делаю вдох и открываю рот, чтобы ответить, как вдруг слышу:

– Какой парень? Чьих чар? – и за спиной М.А. появляется Вика.

Да вот, – небрежно поясняет М.А., – Ольга Николаевна одним своим появлением ввергла в смятение целый московский офис, особенно его молодую мужскую часть, и кое-кто там теперь себе места не находит.

– Правда? – восторженно реагирует Вика. – Какая прелесть!

Кто б сомневался! А М.А. хорош – болтун несчастный! Мужчина – что с него возьмешь. Он полагает, что очень удачно и остроумное пошутил, а на самом деле дал жизнь новой большой, длинной и жирной сплетне. Уже давно никому не мыли кости на тему личной жизни. И вот тебе, пожалуйста! Ольга Николаевна и юный Альбертино. Просим любить и жаловать. Будет чем заняться в течение долгого рабочего дня. Судя по плотоядному Викиному взгляду, волна сплетен накроет меня не далее как сегодня к вечеру, а поглотит – к концу недели. Я лучезарно улыбаюсь ей и поворачиваюсь к компьютеру.

– Максим Александрович, – спохватывается Вика, – я же за вами.

– Да? – вопрошает М.А. абсолютно незаинтересованным голосом.

– К вам же сын пришел.

– Действительно, – боковым зрением вижу, как М.А. смотрит на свои часы, – спасибо, Вика.

Они удаляются. Я вскакиваю со своего места и подхожу к двери. Выглядываю в коридор. Вика и М.А. идут в сторону приемной и о чем-то разговаривают. Надеюсь, не обо мне. М.А. не похож на человека, способного откровенничать с секретаршей. Тогда, позвольте, задумываюсь я, какого черта он выдал меня?

Никакого сына в коридоре не наблюдается. Наверное, сидит, ждет папашу в кабинете. Я опять усаживаюсь за компьютер. Значит, это был мальчик. Тот ребенок, которого должна была родить белобрысая и пухлая Наталья. И ему сейчас ни много ни мало – я принимаюсь за подсчеты – лет четырнадцать. С ума сойти! У М.А. уже сыну четырнадцать, а я все еще не у дел.

Нет, невозможно сидеть и делать бюджет филиалов, когда рядом, почти за стенкой, такое происходит! Я подхватываюсь и вылетаю в коридор. Напускаю на себя деловитый вид и шествую в сторону приемной. Что мне там нужно? Быстро, быстро соображай. Бумага? Нет, отпадает, Вика только что из моего кабинета, наверняка вспомнит, что с бумагой у меня все в порядке. Вика у нас глазастая. Дискету? Чушь собачья. У Вики у самой вечно нет чистых дискет. Я замедляю шаг. Вот напасть, как трет левая туфля. А в магазине все было чудесно. Известный парадокс: туфли, такие удобные и мягкие в магазине, превращаются в некое подобие «испанских сапог», стоит за них только заплатить и принести их домой. Я бросаю взгляд на злополучную обновку и – о, эврика! – понимаю, зачем мне срочно нужно в приемную. Пластырь. Мне жизненно необходим пластырь. Вика, как всякая уважающая себя катастрофистка, держит в тумбочке солидную аптечку. Пластырей у нее там – всех размеров и конфигураций. У меня, впрочем, тоже, но не по причине страха перед всем на свете, а по причине постоянных конфликтов с обувью, но сейчас я собираюсь сделать вид, что только Вика с ее предусмотрительностью и любовью к ближнему способна спасти меня от тягот земных… И я тяну на себя дверь приемной.

Через несколько минут я покидаю заботливую Вику, удовлетворенная по части пластырей от пяток до макушки и абсолютно не удовлетворенная по части четырнадцатилетних подростков. Его там просто-напросто нет. Сына М.А. Он, скорее всего, у отца в кабинете. Не сидеть же сиднем, дожидаясь его появления. Да и что я хочу увидеть? Не знаю. Поэтому ухожу, зажав в руке пачку модных японских пластырей.

Каким образом другие умудряются обзаводиться детьми? Я имею в виду, конечно, не техническую сторону дела. С этим-то как раз все ясно. Хотя вопрос о том, как другим удается заводить детей – логическое продолжение вопроса о том, как другим удается находить себе спутников жизни. Все взаимосвязано. Можно, безусловно можно родить ребенка, не выходя замуж. Слава богу, с этим сейчас никаких проблем, не то, что лет двадцать-тридцать назад, но ведь не от кого попало, верно? Хочется родить ребенка от человека, который… который… словом, от которого хочется родить ребенка. А такого нет. У меня, во всяком случае. И поэтому я, несмотря на всех своих тридцать семь претендентов, одна как перст.

Все какие-то дискотеки, проходные варианты, суета. Дети, мне кажется, вносят в эту жизнь некий элемент стабильности. Не только потому, что привязывают тебя к себе: корми, пои, укладывай, никуда не ходи. Это-то само собой разумеется. Я имею в виду стабильность другого рода. Они – нечто, вокруг чего начинает крутиться твоя жизнь, крутиться и наполняться смыслом. А раз появляется смысл, значит, появляется стабильность.

«Что это со мной?» – озадачиваюсь я. Давно ли я захотела иметь детей? Нет-нет, я и не захотела еще. Мы же договорились: захотеть можно только от одного конкретного мужчины. Нет, я пока просто задумалась. И это тоже в новинку. Раньше я и не задумывалась. Было некогда. Ведь столько было суеты. Дискотеки, проходные варианты…

Может, мама и права, и стоит попробовать еще пару-тройку раз. Не исключено, что я не дошла буквально одного шага до той черты, за которой для меня начнутся перемены. Она сказала, что быстро «свести» (ненавижу это слово, ненавижу!) меня с этим «симпатичным брюнетом» в возрасте «года на три тебя старше» не получится. Надо подготовить почву, чтобы все выглядело спонтанно. «Ты же знаешь этих мужчин». Мне ли не знать? После тридцати семи экземпляров-то. Пусть готовят почву. Маме с ее подружкой это только в кайф. Реалити-шоу. «Свидание вслепую».

Я листаю свои расчеты. Выкинуть все из головы и взяться за дело. Надо довести работу до ума и отдать Юрику. Или М.А.? Черт, жизнь как-то неожиданно усложнилась. Причем по всем направлениям сразу.

Галка врывается ко мне в шестнадцать двадцать три. Волосы стоят дыбом, глаза прищурены. Я внутренне сжимаюсь. Тревога! Она хлопает дверью и останавливается напротив меня, скрестив на груди руки и пронизывая меня взглядом. Неужели что-нибудь узнала?

– Когда Жаннета собирается вернуться? – тоном следователя угро спрашивает Галка.

– Наверное, завтра, – неуверенно отвечаю я. – А что?

– Утром? – продолжает допрашивать Галка.

– Скорее всего.

Жаннета, в отличие от меня, предпочитает путешествовать в Москву и из Москвы по ночам. Не любит терять время в дороге.

– Тогда вечером назначаем сбор, – решительно говорит Галка.

– Сбор чего? – морщу я лоб.

– То есть встречаемся. – Галка смотрит на меня взглядом психиатра, только что распознавшего в подопытном неизлечимые психические отклонения.

– Зачем? – Я все больше и больше напрягаюсь.

– Есть дело.

– Какое? – Нет уж, нужно выяснить все на берегу, до того как Галка обрушится со своим делом на ничего не подозревающую ранимую Жаннету.

– Расскажу, когда встретимся, – строит загадочные глаза Галка и мимолетно улыбается. – Не назначай никаких мероприятий на завтра.

Я тихонько перевожу дух. Улыбается – значит, не замышляет ничего смертельного. И тут же начинаю заводиться – к чему тогда весь этот агрессивно-таинственный вид? Все бы ей важности на себя напускать.

– Что-то про работу? – Я делаю еще одну попытку приблизиться к истине.

Галка пренебрежительно фыркает:

– Вот еще! Исключительно про личное.

Поворачивается и выходит из кабинета, на. ходу посылая мне воздушный поцелуй. Я встаю и направляюсь к стеллажу, где стоит банка с кофе. Пора принять допинг, иначе я не дотяну до конца рабочего дня. Все как сговорились трепать мне нервы!

Я беру в руки бутылку, в которой храню питьевую воду. Закончилась. Надо идти на кухню. На кухне в основном и происходят все наши чае– и кофепития. Юрик весьма строг по части принятия пищи на рабочих местах. Но мне иногда делает поблажки. Я ведь никому не мешаю своим скромным бутербродом и тихим прихлебыванием, так как сижу в одиночестве. Время от времени я демонстрирую приверженность рабочей дисциплине и тусуюсь со своими обедами на кухне, но сейчас мне необходимо одиночество. Хорошо бы еще закрыться на ключ, чтобы уже гарантированно ни с кем не общаться до конца дня, но вряд ли это удастся сделать.

– Чудесно, – слышу я, приоткрывая дверь на кухню, – просто фантастический вкус!

Алена, соображаю я и открываю дверь пошире.

– Ой, Ольга, привет. Ты никак решила осчастливить нас своим высоким присутствием?

И стерва Милочка, добавляю я про себя.

– Привет всем. – Я изображаю улыбку и осматриваюсь. – А где у нас нынче вода?

Милочка машет рукой в сторону окна и спрашивает:

– Не присядешь с нами? Я принесла пирожные. Я задумываюсь, поворачивая кран бутыли с водой:

– М-мм…

– Безумно вкусно, – подает голос Алена. Милочка самодовольно улыбается.

– Сама пекла? – интересуюсь я.

– А то! – восклицает Милочка. – Давай, налетай! Господи, как Алена может с ней общаться? Я бросаю быстрый взгляд на Алену. Та сидит в уголке, медленно пережевывая пирожное и мило улыбаясь. Никогда не поверю, что такая девушка, как Алена, может получать удовольствие от совместного чаепития с этой жабой. Как бы там ни было, Алена мне нравится. Я ничего не могу поделать с собой. Первый шок от ее совершенства уступил место ровной симпатии. К высоким скулам, длинным ногам и роскошным зеленым глазам прилагались еще незаурядное обаяние и острый ум. Сочетание убийственное. Ее даже нельзя было рассматривать в качестве конкурентки, потому что во всем она шла вне конкурса. М.А. был бы просто идиотом, если бы не клюнул на Алену. Но идиотом он не был.

– А можно… – мнусь я, – я возьму пирожное с собой?

Алена опускает глаза, пряча – сомнений в этом нет никаких – быструю усмешку.

– Э-э… – продолжаю извиваться я, – у меня там идет загрузка на компьютере, боюсь, чтобы чего не вышло…

– Ясное дело, – издает хохоток Милочка. – Твоя преданность работе всем давно известна. Бери, ради бога! Потом расскажешь, как понравилось.

– Непременно! – торжественно клянусь я, принимаю тарелочку с пирожным из ее рук и поспешно удаляюсь.

Пирожное оказывается действительно очень вкусным. Как ни странно. Любопытное явление: если человек тебе нравится, сунь он тебе кулинарное творение даже самого невзрачного вида, ты будешь искать ему оправдания. Но когда ты кого-то терпеть не можешь, испытываешь чуть ли не огорчение, если он вдруг оказался на высоте.

«Терпеть не можешь» – это как нельзя более точно подходит к моему восприятию Милочки. Мне с ней неуютно даже просто находиться в одном помещении, не то что общаться. Нечто физиологическое, я думаю. Хотя внешне к Милочке очень идет определение «милая». Серые, широко распахнутые глаза, слегка вздернутый нос, полные яркие губы – Милочка слывет хорошенькой. Пока не открывает рот.

В каждом офисе есть своя штатная стерва. Иногда их бывает больше чем одна штука, но вот чтобы меньше одной – я еще такого не встречала. Конечно, если фирма состоит только из директора и бухгалтера, тогда, наверное, это возможно… Но нет, мне лично не повезло наблюдать подобные счастливые случаи. В нашем большом коллективе стерв имелось несколько. Разной степени стервозности. По большому счету в каждой женщине это есть, хоть немножко, но есть. Пусть со мной кое-кто и не согласится, но таков мой жизненный опыт. Все мы стервы. Каждая по-своему. Не всегда это заметно, но факт остается фактом. Если потребуется свернуть кому-нибудь кровь, то любая из нашего славного племени найдет в себе силы это сделать. Милочка по этой части била все рекорды.

Жизнь для нее была полем боя, где грохот пушек не смолкает ни на минуту. Разумеется, у нее были цели в этой вечной битве, но порой мне казалось, что не это самое главное для Милочки. Ей был важен процесс. Он наполнял ее адреналином. Благо наша бурная производственная жизнь поставляла поводы для крупных и мелких битв в изобилии. Когда же возникали паузы, а такое тоже случалось, в конце концов, и на войнах случаются перемирия, Милочка чувствовала себя не в своей тарелке. Она становилась вялой и скучной. Однако не надолго. На день-два, не больше. На третий день она являлась на работу с четкой программой действий. Раз конфликта, рожденного самой природой, нет, то его необходимо создать искусственным путем. Причем срочно.

И вот она уже идет по коридору, заглядывает в кабинеты и цепляет всех подряд, пока не нащупает мягкое место, на которое только стоит чуть-чуть надавить, и вот он – конфликт! И все это с ефрейторскими шуточками и прибауточками. Они одни сами по себе уже были способны довести кого угодно до каких угодно темных эмоций. Если же их оказывалось недостаточно, то Милочка пускала в ход артиллерию средней тяжести: сплетни, недомолвки, технологию «вбить клин».

Последнее она однажды пыталась применить к нам с Галкой. «Ах, Олечка, какой у Галины Викторовны сложный характер! Я представляю, как тебе тяжело приходится. Если вдруг что, – при этом она многозначительно расширяла глаза, – я всегда могу подставить свое широкое плечо под твои слезы». Мы с Галкой раскусили ее на раз-два. «А мне она шептала, – рассказывала Галка, – мол, смотрите, Галина Викторовна, Ольга Николаевна так со всеми подружилась. Вам не обидно, что она на работе на вас – ноль внимания? Ведь это вы ее сюда привели».

Милочка полагала, что «испытуемые» никогда не будут делиться друг с другом содержанием своих бесед с ней. Любопытно, почему? Сама-то она не стеснялась выложить все, о чем только что давала чуть ли не подписку, что будет молчать. И это была фаза тяжелой артиллерии – когда Милочка пускала в ход все средства: от грубых шуточек до откровенного вранья в лицо. Вранье особенно обескураживало меня. Все мы врем. Кто понемногу, по мере необходимости, кто всерьез. Но обычно испытываем некоторое неудобство оттого, что нам пришлось прибегнуть к этому способу самовыражения, и стараемся хоть как-то облечь это вранье в удобоваримые формы. Милочка не затрудняла себя ни угрызениями совести, ни усилиями по приведению вранья в божеский вид. Врала с такой виртуозной наглостью, что полностью парализовывала своих собеседников.

Повторяю: она не всегда преследовала конкретные цели. Иногда ей было просто достаточно видеть твою перевернутую физиономию. Тогда день расцветал для Милочки яркими красками, и можно было жить и трудиться. А работала она неподражаемо хорошо. И именно поэтому все стоически терпели ее выходки. Милочкины отчеты о продажах и заключенных контрактах вызывали у дирекции священный трепет и желание носить Милочку на руках. «Кошмарная баба, – говаривал мне в приступе откровенности Никиток, – но продавец от Бога».

Алена с ее утонченностью и открытостью никак не вязалась в моем представлении с Милочкой. Но на кухне они выглядели как две подружки, собравшиеся пошушукаться о том о сем. Н-да, нонсенс. Хотя…

С Аленой никто не желал дружить. Третью неделю она билась над тем, чтобы завязать с кем-нибудь дружеские отношения, но все бежали от нее, как будто она страдала падучей. Объяснение этому было одно – Алена пришла к нам в роли подружки замдиректора. Все просто опасались приблизиться к ней. А вдруг о чем проболтаешься? А вдруг она что-нибудь выпытает у тебя? И так далее. Алена могла представлять интерес только для того, кому нужно было бы подобраться к М.А. Таких пока в офисе не нашлось. М.А. был сомнителен. Привыкал, постепенно внедрялся в производственный процесс, улыбался, но делал все немного отстраненно. Словом, виделся всем весьма темной лошадкой. Ставить на него ни у кого пока еще желания не возникло. Оттого и Алена с практической точки зрения пока никому не понадобилась. Кроме – как сегодня выяснилось – стервы Милочки.

– Думаешь, Милочка что-то наметила? – спрашиваю я у Галки после своего доклада об увиденном.

– Да черт ее знает, – пожимает она плечами. – Если только Витю хочет подсидеть. Что тут еще можно выжать? Вряд ли она захочет отправиться в тмутаракань директором филиала.

– Действительно, вряд ли, – соглашаюсь я.

Милочка – столичный житель. Ее в провинцию не загнать ни за какие деньги.

– Я звонила Жаннете, – меняет тему Галка.

– И что? – Я вздрагиваю от неожиданности.

– Завтра приезжает. В одиннадцать.

– Здорово.

– Ага. Мы с ней договорились на вечер на семь.

– Прекрасно! – восклицаю я с фальшивым энтузиазмом.

Галкино настойчивое желание устроить внеочередной междусобойчик продолжает меня беспокоить. Или я становлюсь излишне мнительной после всего произошедшего за последние несколько дней?

Глава 20

– Я решила начать новую жизнь! – триумфально объявляет Галка, когда мы наконец-то рассаживаемся за столиком в «Патио-Пицце».

Сейшн было решено провести на нейтральной территории. Не хотелось забивать себе голову проблемами, что есть и что пить.

– Очень хорошо, – тянет утомленно Жаннета. – Но для начала, может, что-нибудь закажем?

Она отвратительно выглядит. От обычной Жаннетиной красоты и томности, в которых пятьдесят процентов от природы, а пятьдесят – от Жаннетиных непрестанных усилий, осталось лишь жалкое подобие. Наверное, идея насчет того, чтобы проветриться в Москве, оказалась не такой удачной, как мы предполагали.

Мы делаем заказ и, отдав карты меню официанту, устремляем вопросительные взгляды на Галку. Жаннета, однако, молчит, поэтому вступаю я.

– Итак, – говорю я, – ты начинаешь новую жизнь. – Я развожу руками. – Здорово!

– Да! – Галка отпивает большой глоток вина и кивает. – Прямо с сегодняшнего дня.

– Ну, – я делаю вздох, – и в чем будут заключаться перемены?

– Я решила в корне изменить свою семейную жизнь! – сообщает Галка.

Мы с Жаннетой испуганно переглядываемся. Вот это да!

– Разводишься? – подает голос Жаннета. Галка смеется:

– Нет! Наоборот!

Что-то чрезмерно много восклицательных знаков в ее репликах.

– Наоборот – это что означает? – мрачно осведомляюсь я.

– Я решила больше уделять внимания семье, и Николаше в первую очередь. – Галка подливает себе вина. – Жутко хочется пить. Наверное, после рыбы, которую пришлось стрескать в обед.

– Наверное, – эхом отзываюсь я, и мы с Жаннетой вновь переглядываемся.

– С чего это ты надумала? – интересуется Жаннета. – Что-то произошло, о чем мы еще не знаем?

– Нет, – Галка радостно смотрит на нас, – просто я проснулась как-то утром, – она морщит лоб, вспоминая, – да, третьего дня… И подумала: какого черта мне надо? Какие-то мужики, один от другого отличающиеся только своей манерой заниматься сексом, – на черта они мне? Как-то это все стало надоедать. Да и потом, – она доверительно наклоняется к нам через стол, – Николаша вступает в опасный возраст. Сорок лет – кризисный период. А, честно сказать, – она опять откидывается на спинку своего кресла, – мне его потерять никак не хочется. Особенно по своей собственной вине. Стоило ли тогда вообще начинать семейную жизнь много лет назад? Вот.

Галка обладает поистине звериной интуицией. Двенадцать лет ей было плевать на Николашу, а теперь она ни с того ни с сего вдруг решила проникнуться им до самой последней клеточки своего существа.

– Ну, что скажете? – весело спрашивает нас Галка. Жаннета опять молчит, поэтому в разговор вступаю я:

– Значит, ты просто струсила? Галка давится вином и кашляет.

– С чего это ты взяла? – наконец возмущенно вопрошает она.

– Не знаю, – я отвожу глаза, – мне так показалось. Ты испугалась, что Николаша тебя бросит, вот и решила перевоспитаться в один момент.

– Николаша? – фыркает Галка. – Николаше слабо меня бросить…

– Постой, постой, – бормочет Жаннета. – Ты сама себе противоречишь. То сказала: «Мне его потерять не хочется», то – «Никогда не бросит». Что-то я не понимаю.

– Ну-у… – растерянно тянет Галка.

Мы с удовольствием наблюдаем за ней. У Галки всегда так. Валит все в кучу и при этом сама себя не слышит. Торопится высказаться, а впопыхах выдает себя с головой. Конечно, она струхнула. Не знаем еще почему, но, видно, что-то произошло, и Николаша как-то себя проявил. А голова у Галки все же варит, и не понимать, что сорокалетняя вскорости баба запросто проиграет бабе более свежей и юной, она не может. Вот и забила хвостом. Но признаться во всеуслышание в своих страхах – Галка на такое не способна, нет-нет. Поэтому сейчас сидит напротив нас и выкручивается, как может.

– Д-да, – наконец выдавливает из себя Галка, – что-то я пугнулась.

Ура! Сдалась. Я мысленно потираю руки. Пора переходить к делу.

– Ты что-то заметила за Николашей? – интересуюсь я.

– Да не то чтобы… – Галка задумывается, вертя в руках бокал. – Просто… Так… На уровне ощущений.

Жаннета пихает меня под столом ногой. Я морщусь: согласна – ситуация переходит в стадию подозрительных. Жаннетино положение явно усложняется. Впрочем, я еще не знаю, что она там, в Москве, надумала. У нас не было ни минуты, чтобы обменяться новостями. Весь день на работе был самый натуральный сумасшедший дом, а вечером от меня ни на шаг не отходила Галка – какие уж тут приватные разговоры?

– Ладно, – я поднимаю бокал, – тогда выпьем за успех твоего начинания.

А что тут еще скажешь?

– Выпьем! – Галка возбужденно округляет глаза. – Так вы меня одобряете?

– Конечно, – вяло подает голос Жаннета.

Я киваю. Одобряем. Николашу, честное слово, всегда было немного жалко. Если Галка действительно решила взяться за ум – а с нее станется, – то я за него буду только рада. И хотя сама к браку отношусь с сомнением, но, когда речь идет о тех, кто уже туда угодил, считаю так: попался, будь любезен играть по правилам. А правила гласят: семья должна быть крепкой и устойчивой. Галка же десять лет назад решила, что правила на то и существуют, чтобы их время от времени корректировать. Сначала я с ней спорила до остервенения, потом устала и плюнула на это занятие, а вот – на тебе! Оказалось, что время – великий лекарь. Но все же любопытно, что ее подвигло на перемены? Вся эта болтовня, мол, «проснулась и подумала» – из области беллетристики. Но сейчас об этом бесполезно спрашивать. Галка вся во власти заблуждения, что она сама, своим ходом придумала такую замечательную идею. Что все это исключительно по велению ее широкой и благородной души.

Повременю со своими вопросами, чтобы не смущать Галку лишний раз, а то – не дай бог – передумает, и Николаша опять останется с носом.

Нам приносят пиццу, и мы набрасываемся на нее, как будто век ничего не ели. Галкины новости действуют на нас возбуждающим образом.

– Но, Галка, – осмеливаюсь заметить я, – ты аккуратнее там с Николашей. Ты продумала уже свою тактику по внедрению в вашу жизнь новых отношений?

– Что ты имеешь в виду? – спрашивает Галка, отправляя в рот очередной кусочек пиццы.

Я вздыхаю. Господи, я не сомневалась, что так все и будет. Как тактик Галка хороша только тогда, когда речь идет о других, но, как только дело касается ее собственной семьи, Галка идет напролом.

– Ты же не придешь и не объявишь Николаше, что с завтрашнего дня начинаешь новую жизнь, или что?

Галка кладет вилку и нож на стол и сверлит меня взглядом:

– А что я, по-твоему, должна делать?

– Надо как-нибудь исподволь, – встревает в разговор Жаннета. – Нежно.

– Вот-вот, – поддакиваю я.

– Зачем это? – искренне удивляется Галка.

– Затем, – продолжает бархатным голоском Жаннета, – что мужики терпеть не могут, когда ими манипулируют. А ты собираешься манипулировать…

– С чего это ты взяла? – гневно смотрит на нее Галка.

– Да ты вертишь им как хочешь уже второй десяток лет. – В голосе Жаннеты прорезаются вдруг стальные нотки.

– А ты? – вскипает Галка. – Ты бы уж молчала…

Я закатываю глаза и продолжаю пилить свою пиццу.

Началось. Давненько они не сцеплялись. Я уж было думала, что настали у нас счастливые времена, когда молодецкий задор канул в Лету, и больше мне не доведется выслушивать их стычки по поводу и без повода. Я, как всегда, поторопилась. Хорошо хоть, не кричат, а обмениваются «любезностями» громким трагическим шепотом – есть шанс, что нам удастся доесть заказанный ужин, не будучи выдворенными из ресторана за плохое поведение.

– …Я-то хоть одним верчу, а ты, – Галка захлебывается собственным возмущением, хватает бокал и отпивает вино, – ты на троих упражнялась.

Жаннета открывает рот, секунду так и сидит с открытым ртом, потом неожиданно закрывает его и криво улыбается:

– Галка, послушай, я не спорю – мы все хороши, все, когда есть возможность, упражняемся на мужиках как можем. Даже Лелька…

Я вздрагиваю. С какой это стати?

– …Ты только вспомни ее тридцать восемь, или сколько их там было? – И Жаннета поворачивается ко мне, осторожно подмигивая тем глазом, который не может видеть Галка.

– Тридцать семь, – усмехаюсь я.

Жаннета права – на черта нам нужно ссориться? Можно подумать, у нас других проблем в жизни нет.

– Вот уж кто манипулятор из манипуляторов, – продолжает Жаннета.

Галкин взгляд смягчается, и она бормочет:

– Ну ладно, ладно, согласна, манипулировала и манипулирую, но ты-то тоже… Не станешь же говорить…

– Не стану, – покладисто отвечает Жаннета. – Я и пытаюсь объяснить тебе, а ты не даешь ни слова сказать.

– Ладно, ладно, – Галка приподнимает бокал, демонстрируя свою капитуляцию, – валяй дальше.

– Да просто нужно это все делать аккуратно, вроде как он до всего дошел сам. Или вроде как обстоятельства так сложились.

Галка смотрит на нас странным взглядом и внезапно сообщает:

– Мне нужно в туалет.

Мы с Жаннетой синхронно пожимаем плечами. Нужно так нужно. Галка выскакивает из-за стола и исчезает из поля зрения. Я поворачиваюсь к Жаннете:

– Ну?

Она сдвигает идеально выщипанные и покрашенные брови:

– Не знаю…

– Не поняла, – говорю я. – Ты что, ничегошеньки не придумала в своей Москве?

– Абсолютно ничегошеньки, – подтверждает Жаннета. – В голове полный бардак. А ты?

– А я придумала.

– Правда? – Жаннета с надеждой смотрит на меня.

– Придумала, что не буду давать тебе советов. – Жаннетины глаза наполняются слезами, я легонько касаюсь ее руки. – Пойми сама…

– Да-да. – Она машет рукой и вытаскивает из сумки платок, сморкается и шепчет: – Не волнуйся, я все понимаю. Но, ты знаешь, это оказалось так сложно. Я уже так привыкла к мысли, что возьму этого ребенка… И теперь… Понятное дело, что это жуткий риск. Олег и вправду, если узнает про Николашу, просто нас всех убьет. Да мы-то ладно, а что тогда он сделает с ребенком? – Она с ужасом глядит на меня.

Да-а, насчет убьет – это, конечно, фигурально выражаясь. Но для ребенка и фигурального может оказаться достаточно. И вся жизнь наперекосяк. Просто потому, что куча взрослых в свое время наделала кучу ошибок в своей жизни.

– И теперь, – продолжает стенать Жаннета, – отказаться от этой идеи – вроде как отдать ребенка на сторону. Ужас! – Она со всхлипом вздыхает.

– Выпей, – предлагаю я, наливая ей воды. – Но вина больше не пей. И быстро вытри слезы, а то сейчас вернется наша «революционерка» и пристанет к тебе, что да как.

Жаннета спешно вытаскивает из сумочки пудреницу. Я ожесточенно кромсаю остаток пиццы на своей тарелке на мелкие кусочки и размышляю о том, как несправедливо устроена жизнь. Просто очень несправедливо! Галка возвращается в тот момент, когда Жаннета наносит завершающие штрихи на свою подпорченную слезами физиономию, но «революционерка» вопросов не задает, потому что явно занята какими-то мыслями. Похоже, что неприятными. Интересно, что могло случиться в туалете?

– А я уже все сказала, – невпопад говорит Галка, усаживаясь на свое место.

– Э-э… – озадачиваюсь я. – Кому и что сказала?

Жаннета соображает не в пример быстрее меня:

– Николаше? Ты уже объявила Николаше, что вы начинаете новую жизнь?

Галка виновато кивает.

– Господи! – Я ошеломленно взираю на нее. – Когда ты успела?

– Сегодня, – мямлит она, опуская глаза, – по телефону. С работы.

Я начинаю истерично хохотать. Пробегающий мимо официант обсспокоенно смотрит на нас, Жаннета делает успокаивающий жест, и он убегает. Я никак не могу остановиться, пью воду, еще раз пью. Галка глядит обиженно:

– Ну и что? Что теперь? Я качаю головой:

– А мы-то откуда знаем?

Она надувается и сосредотачивается на своей пицце.

– А зачем по телефону-то? – интересуется тоже развеселившаяся Жаннета.

– Он же в командировке, вернется только завтра вечером. Не могла утерпеть, – признается Галка и запихивает в рот большой кусок пиццы.

Я опять фыркаю. Не могла утерпеть! Вот вам и взрослая, тридцатипятилетняя женщина. Мать двоих детей. Начальник отдела персонала в крупной фирме. А терпежу как у трехлетнего ребенка.

– И что Николаша? – продолжает допытываться Жаннета.

Галка замирает на мгновение, потом медленно говорит:

– По-моему, он обалдел.

Еще бы не обалдеть. Сидите вы мирно в командировке, рулите процессом изготовления рекламы для какого-нибудь особо важного клиента, тут вам звонит дражайшая, но давно уже неверная супруга и ангельским голосом сообщает, что прямо с завтрашнего дня начинает любить вас что есть мочи, и от этого ваша жизнь должна заиграть новыми радужными красками… Любопытно, что там с рекламой особо важного клиента, да и вообще со всем производственным процессом, которым рулит Николаша. Жив ли еще процесс? И жив ли еще Николаша?

– Но сказал что-нибудь в ответ? – не унимается Жаннета.

Я ее понимаю. Как ни странно, сейчас самый заинтересованный в состоянии внутренней жизни семейства Любимовых человек – это Жаннета.

– Сказал, – кивает Галка. – То есть спросил. Спросил, в чем это будет выражаться.

– Математик, – уважительно говорю я.

– А ты? – Жаннета завороженно смотрит на Галку.

– А я сказала: а в чем бы ты хотел, чтобы это выражалось?

– Психолог, – с еще большим уважением комментирую я.

– Хреновый психолог, – жестко замечает Жаннета.

– Уж какой есть, – защищается Галка. – И вообще… – она обводит нас гневным взглядом, – зря я вам сказала. Думала, вы мне подруги…

– Мы подруги. – Я опять начинаю смеяться. – И ты бы нам все равно сказала.

– Это уж точно, – присоединяется ко мне Жаннета. – Бог тебя терпением не наградил. Вот всем наградил, а терпением – нет.

– Всем – это чем? – вдруг заинтересовывается Галка.

– Ну, не знаю, – теряется Жаннета. – Решительностью, например. Или там энергичностью.

Галка расцветает. Приятное, черт возьми, зрелище, думаю я и подключаюсь к игре:

– Мозгами и ногами. – Галка широко улыбается. – И еще проницательностью.

Здесь я уже, конечно, преувеличиваю, но иногда меру знать не обязательно.

– Да ладно вам, – наконец изображает смущение Галка, и мы понимаем, что сеанс лечения исстрадавшейся Галкиной души можно заканчивать. – Что это мы все обо мне?

– Правильно, – подхватываю я. – Тем более что все, что ты сделала, ты уже сделала. Что теперь горевать? Теперь будешь ориентироваться по ситуации. – И продолжаю: – Можем, кстати, поговорить обо мне. Представляете,, что мама выдумала…

Мы говорим обо мне. Потом о мамах и их безудержном желании улучшить нашу жизнь любыми средствами. Потом о работе и грядущих преобразованиях. О М.А. Галка молчит. Я понимаю, эпопея с реанимацией своей семейной жизни заслонила от нее все остальные проблемы. И – слава богу. Потом Жаннета показывает нам какой-то новый косметический буклет, и они с Галкой погружаются в благоговейное изучение кремов, спреев и гелей, а я извиняюсь и ускользаю в туалет.

С Жаннетой нужно что-то делать, думаю я, полоща руки под струей горячей воды и разглядывая себя в зеркало. Нужно, чтобы ее кто-нибудь встряхнул и заставил оценить ситуацию без лишних эмоций. Я даже знаю, кто бы это мог быть. Вынимаю из сумочки телефон и набираю Димкин номер.

– Привет, – говорю я, когда в эфире возникает его голос.

– Привет. – Похоже, он мне рад.

– Димк, есть дело, – сообщаю я.

– Отлично. – Он переходит на деловой тон. – Когда и где?

Обожаю Димку! За то, что понимает меня с полуслова.

– Если ты можешь, то завтра.

– Завтра могу в обед, – подумав, отвечает он. – Нам хватит времени в обед?

– За глаза.

– А что будем делать? – любопытствует Димка.

– Разговаривать.

– А-а, это вообще без проблем.

И мы договариваемся на завтра. Думаю, что поступаю правильно. Нам нужен независимый эксперт. Мужчина. Иначе Жаннета увязнет в этой проблеме навечно. Все. Я решительно рисую себе губы. Вот как Димка скажет, так и сделаем.

Глава 21

Димка смотрит на меня как на ненормальную.

– Скажи, – он задирает брови так высоко, что они исчезают под челкой, – вы, девушки, все такие дуры?

Димка никогда не называет нас «женщинами» и тем более «бабами», всегда только «девушками», чем приятно приподнимает мою самооценку. Но при этом «дуры»? Не слишком ли?

– Смотря что ты подразумеваешь под словом «дура». – Я надуваю губы и придвигаю к себе свой сэндвич.

– Хорошо, – делает уступку Димка, – не дуры, так странные особы. Так годится?

Странные? Хорошо, пусть будет «странные». Только в чем тут странность? В том, чтобы хотеть ребенка?

– Что тут странного? – произношу я вслух. – Хотеть ребенка? И потом, мы ведь сюда пришли не теоретические дискуссии устраивать. Ты бы дал какой-нибудь практический совет, да я вернусь работать. – И я умоляюще смотрю на него.

Вернуться работать – принципиальный момент. Не потому что я суперлояльна к своей родной фирме. Просто когда я выскакивала из здания, то наткнулась на М.А. На кого я еще могла наткнуться?

– Уходите? – спросил он.

– Только на обед, – ответила я и бросила взгляд на Димкину машину.

– Это хорошо, – медленно проговорил М.А., следя за моим взглядом.

Димка аккуратно подрулил к моему правому бедру.

– Я буду вас ждать, – продолжал М.А., наклоняясь и бесцеремонно разглядывая Димку через стекло.

– Зачем это? – спросила я, с тревогой наблюдая за его маневрами.

– Филиалы, – лаконично ответил М.А., выпрямляясь, – давайте посмотрим, что вам удалось сделать.

– Давайте, – согласилась я.

Что угодно, лишь бы поскорее улизнуть от него.

– Сразу после обеда, – сказал М.А. – Не опаздывайте. – И по губам его скользнула усмешка.

– Не опоздаю, – пообещала я, и он наконец-то удалился в сторону своей «ауди».

– Кто это был? – поинтересовался Димка, когда я нырнула в салон.

– Наш зам по производству.

– Знакомое лицо. Как зовут?

– «Максим.

Димка пожал плечами:

– Ни о чем не говорит. Но лицо все же знакомое.

– Питер – город маленький, – машинально ответила я.

– Это точно, – согласился Димка. – Ну, куда?

– Куда-нибудь поблизости, а то мне сразу после обеда к начальству на ковер.

– Тогда повезу тебя в свою любимую кофейню. – И Димка вырулил со стоянки.

Что мог подумать М.А., увидев, как я сваливаю на ленч с Димкой? Только то, что подумает любой нормальный человек в такой ситуации. Что Димка – мой бойфренд. Я искоса взглянула на Димку. А ведь мог бы? И мы бы даже неплохо смотрелись вместе.

Но мы были просто друзьями. Всегда. Не могу вспомнить ни единой минуты, когда думала бы о Димке как о потенциальном бойфренде. Хотя многие мои «претенденты» мне не верили и полагали, что есть нечто, что связывает меня и этого симпатичного светловолосого парня. Никак не удавалось их переубедить. Некоторые даже из-за этих своих подозрений растворились в тумане. Да и неудивительно. По частоте упоминаний в моих разговорах Димка занимал прочное пятое место после родителей, Жаннеты, Галки и работы. А как вы хотели, если я знаю его уже почти тридцать два года. С четырех лет.

Димка – друг детства. Сначала додетсадовского, потом детсадовского, впоследствии – школьного, далее – институтского. Детство – это ведь не период в жизни, а состояние души. Я, как только вижу или слышу Димку, сразу транспортируюсь в детство. Димку это страшно смешит. Он считает, что я никогда не повзрослею. А я уже давно повзрослела, и только он действует на меня таким образом, что я превращаюсь в маленькую девочку. Иногда неразумную, иногда капризную. Но всегда – в хорошего друга.

Итак, выяснили: мы с Димкой всего лишь друзья. Странно, однако, что за все эти годы между нами никогда ничего большего не возникало. И это при практически голливудской Димкиной внешности и моей эмоциональной неустойчивости перед интересными мужчинами. Упущение? Нет уж, скорее преимущество. А то к кому бы мне теперь броситься на грудь с таким деликатным вопросом?

– Так что тут странного? – повторяю я, вгрызаясь в сэндвич.

– Как вам вообще могло прийти в голову даже обдумывать идею об усыновлении Николашиного незаконнорожденного ребенка?

– Он еще не незаконнорожденный, – возражаю я. – У Николаши есть еще шанс признать его.

– Вот это будет лучшее, что он сможет сделать, – усмехается Димка.

– Ты считаешь?

– Ну, не знаю. – Он вытаскивает пачку сигарет.

– Только не кури, – предупреждаю я.

– Да-да, сори, я забыл. Потом покурю.

– Так что ты хотел сказать?

– Не знаю, что я бы сделал на Николашином месте, – продолжает Димка, – но вот на Жаннетином я бы ребенка не брал. Потому что Олег не просто убьет вас всех, а убьет особо жестоким образом, когда поймет, что воспитывает Николашино чадо.

Димка знает Олега лучше всех нас. Это он познакомил Жаннету с Олегом.

– Будь это не Николаша, – вдруг говорит Димка, – может быть, еще бы все и обошлось, но так вот…

– Подожди, подожди, – прерываю я его, – а что Олег имеет против Николаши?

Димка мнется:

– Да так вроде и ничего…

– Да он его совсем не знает! – встаю грудью на защиту Николаши.

Признаться, Николаша мне импонирует больше, чем Олег. Да, иногда я считаю его мямлей, но по мне – так лучше мямля, чем Олег-крутышка.

– Не знает, – соглашается Димка. – Но того, что он о нем знает, Олегу достаточно. Он называет Николашу подкаблучником и слизняком.

– За что? – поражаюсь я.

– Да ни за что, – в сердцах говорит Димка. – Ты что – не понимаешь? Они просто – два разных типа мужиков. Олег не переваривает мягкотелых. У него один разговор: «Как баба» – и все.

– Да ему-то какое дело до Николашиной мягкотелости? – продолжаю возмущаться я.

Надо же, сама не ожидала, что я такая фанатка Николаши!

– А тебе какое дело до привычки Ленки курить в постели? – ни с того ни с сего спрашивает Димка.

– Какой Ленки? – изумляюсь я.

– Такой Ленки, – обиженно бурчит он.

– А-а, – вспоминаю я, – той Ленки…

«Та Ленка» – очередная проходная пешка на шахматной доске Димкиных любовных увлечений. «Та Ленка» курила в постели, носила парики и издавала жуткие взвизги, когда смеялась. «Та Ленка» была излюбленной темой наших разговоров с Жаннетой и Галкой. Года три назад.

– Вы же ее тоже совсем не знали, – в Димкиных глазах все еще плещется обида, – но это вам не мешало мыть ей кости. Так и Олег. Просто видит Николашу – когда вы все вместе где-то тусуетесь – и его от Николаши трясет. Ясно тебе?

– Ясно, – со вздохом говорю я. – Извини, Димка, если мы разрушили твою личную жизнь…

Димка окидывает меня подозрительным взглядом. Но я вполне серьезна, потому что меня вдруг посетила неожиданная мысль: «та Ленка», конечно, была странная особа, но ведь она оказалась последней более или менее постоянной Димкиной подружкой, с тех пор он одинок и периодически невероятно грустен. Неужели это из-за того, что мы…

– Извини, – повторяю я с покаянным видом.

– Ладно, – Димка дожевывает сэндвич, – проехали. А Жаннете от меня передай – пусть даже не думает. Я понимаю, что она сейчас как та мартышка, которая и на елку хочет влезть, и зад не ободрать, но ты же знаешь, так не бывает.

Я киваю, отпивая кофе. Так не бывает. Хотя непонятно, зачем мартышке-то на елку? Ей бы лучше на пальму, но – не суть.

– Поэтому пусть зажмет свои слезы в кулак и ищет другие варианты. – Димка бросает взгляд на часы. – Нам пора, а то тебя начальство в ковер закатает. Он, похоже, у вас мужик суровый.

– С чего ты вдруг решил? – заинтересовываюсь я.

– Сверлил меня взглядом, как будто подозревал в экономическом шпионаже. Или, – Димка прищуривается, – он на тебя глаз положил?

– Дурак ты, Димон, – отмахиваюсь я. – У него такая девушка есть, ты бы от зависти сдох. Я с ней рядом, как с Кэтрин Зета-Джонс.

Димка считал Кэтрин самой красивой женщиной в мире, что, впрочем, не мешало ему увлекаться и совершенно невзрачными экземплярами.

– Девушка, говоришь. – Димка продолжает щуриться на меня. – А тебя это заедает, да?

– Иди ты, – бормочу я и встаю из-за стола. – Поехали.

Мы несемся на всех парах в офис, как выясняется, зря. М.А. уехал на какую-то срочную встречу.

– Просил извиниться, – безмятежно сообщает Вика. – Когда вернется, зайдет к тебе.

– Спасибо. – Я обнимаю свои бумажки и ухожу восвояси. Разочарована? Или обрадована? Понемногу и того и другого. Ну, раз нет спешки, посижу еще над филиальским бюджетом. Так, а это еще что такое? Я впиваюсь взглядом в экран. Почему здесь стоит эта цифра? Я лихорадочно проверяю расчеты на калькуляторе. Вот это номер! Хороша бы я была, явившись к М.А. с этим ужасом. Ф-фу! Я тщательно проверяю остальные таблицы. Ага, вот еще. Все дело в формуле. Так, это сюда, а это – сюда. Хорошо, что М.А. подвис на своей встрече. Я смотрю на часы. Надеюсь, еще с полчаса у меня есть в запасе. Следующие полчаса я провожу за тем, что дополняю свои прежние расчеты новыми идеями, на этот раз проверяя каждую строчку и каждый столбец таблицы дважды. И как я не заметила ошибку? Все оттого, что свалились всякие Жаннеты… Дверь тихонечко скрипит.

– Привет, Лелька.

А вот и рояль под кустами. Жаннета. Все-таки не выдержала. Я обещала ей отчитаться о рандеву с Димкой вечером, но, видно, придется сейчас. Вот интересно, долго еще будут Жаннету держать на работе в ее дизайнерском салоне? Ее ж там почти не бывает. То Москва, то разъезды полгороду в погоне за свежими новостями – какая уж тут работа.

– Привет. – Я поворачиваюсь к ней, стараясь быстренько нацепить на лицо беспечную улыбку.

Жаннета не покупается на мой фальшивый оптимизм и с трагической ноткой в голосе вопрошает:

– Ну? До чего вы договорились?

– Заходи, – приглашаю я, толкая дверь в кабинет.

И сообщаю ей, как только она усаживается в гостевое кресло:

– Он категорически против.

– Я так и знала, – немного помолчав, говорит Жаннета. – Я так и чувствовала уже со вчерашнего дня. Знала, что он не скажет: «Да бросьте вы, девчонки, что за пустяки!»

И уже успела привыкнуть к этой мысли, понимаю я, внимательно рассматривая ее. Жаннета сегодня выглядит почти как обычно. Спокойная, в меру томная, прическа – волосок к волоску, идеальный маникюр, какой-то новый, потрясающе сидящий на ней костюм. Неужели этой холеной светской даме нужен ребенок? Никогда не подумаешь. Но – как говорит моя мама – значит, тайники ее души тщательно запечатаны, и не каждому суждено в них заглянуть. Даже самым близким друзьям.

– Как ты? – спрашиваю я.

– Уже вполне прилично, – отвечает Жаннета и оглядывает кабинет. – Тебе поменяли мебель?

– Да.

– Симпатично.

– По-моему, тоже.

Мы молчим. Может, предложить ей кофе?

– Кофе? – спрашиваю я.

– Один глоток, если можно, – соглашается Жаннета. – И потом я сразу пойду, а то и так отвлекла тебя.

– Да все нормально, – успокаиваю ее я. – Я все равно собиралась сделать перерывчик. Глаза устали от напряжения. Сейчас схожу за кипятком.

В коридоре сталкиваюсь с М.А.

– Я вернулся, – радостно объявляет он.

– Э-э… – мнусь я. – А можно?..

– Вы заняты, – понимающе кивает М.А. – Ничего страшного. Дайте мне расчеты, я их посмотрю, а позже, когда вы освободитесь, зайдете.

– Хорошо, – отвечаю я и поворачиваю обратно к своему кабинету.

– Добрый день, – говорит М.А., заходя за мной в комнату.

– Добрый день, – отзывается Жаннета.

Я СОБИРАЮ БУМАГИ В КУЧУ и протягиваю ему.

– Благодарю. – М.А. делает легкий поклон и исчезает за дверью.

– Я – за кофе, – опять обещаю я Жаннете и оставляю ее одну.

– Олька, – прокурорским тоном начинает Жаннета, как только я разливаю кипяток по чашкам, – я знаю этого мужика.

Счастливец М.А. Его все знают.

– Откуда? – беззаботно спрашиваю я.

– Не придуривайся. – Жаннета поджимает ярко-красные губы.

И тут я вспоминаю. О черт! Столько всего свалилось за последние дни, что у меня и из головы вылетело…

– Это ваш новый зам? – продолжает Жаннета.

– Да, – обреченно говорю я.

Димка абсолютно не прав. Дур среди нас нет. Жаннета вычислила меня на раз-два.

– Теперь мне все ясно. – Она крутит идеально уложенной головой. – Нет, ну как ты нас дурила! «Он мне не очень», «У меня другие планы»… Одного я только не понимаю. Почему не сказала, что это твоя неистовая институтская любовь?

– Ничего не неистовая, – тихо говорю я. – Так…

– Брось. – Жаннета со стуком ставит чашку на стол. – Я помню, как ты умирала на третьем курсе. И собиралась пойти к нему знакомиться. И соврала, что ходила и его не было дома…

– Соврала? – Я с удивлением смотрю на нее. – Откуда ты знаешь? Ты ни слова мне тогда не сказала.

– Конечно не сказала. – Жаннета с жалостью смотрит на меня. – Ты выглядела такой несчастной. Я сразу догадалась: что-то произошло. Он что, тебя отправил назад? Мерзавец! А теперь такой любезный – куда бы деться!

М.А. нужно срочно реабилитировать. Не знаю почему, но мне это кажется очень важным. Ведь все было совсем не так, как подумала Жаннета.

– Нет-нет, – перебиваю я ее гневную тираду, – все было по-другому.

– Да? – вкрадчиво тянет Жаннета. – И как же?

Черт! Как я не подумала? Это же просто Жаннетин приемчик. Чтобы вытянуть из меня правду. Сто раз наблюдала, как она этим промышляет, и все равно угодила в ее сети.

Я рассказываю ей все. А кому еще? Носить это в себе надоело. Одной Ларисы мне оказалось недостаточно, а Жаннета меня поймет, я в этом уверена. Она внимательно слушает меня, вставляя иногда «Угу» и «Ужас». Жаннета – мастер выслушивать всякие бредни. А то, что она половину из того, что я ей поведала, посчитала за бредни, крупными буквами написано у нее на физиономии.

– Ну и что? – наконец молвит она. – Чего ты трясешься? Подумаешь, с кем не случались идиотские истории! В конце концов, прошло столько лет – уже срок давности истек.

– Истек, – соглашаюсь я. – Но почему-то мне стыдно.

– За что? – удивляется Жаннета.

– За то, что я такой дурой оказалась.

– Глупости. – Она шлепает ладонью по столу. – Вот теперь ты точно себя дурой показала, а не тогда.

– То есть? – Я изумленно заглядываю ей в глаза.

– Если бы ты сразу, как его увидела три недели назад, расхохоталась и сказала: «Ой, ну надо же, какое совпадение! Помните…» – то все было бы сейчас о'кей. А так ты испугалась, затаилась и тихо надеешься, что он тебя не узнал. А вдруг узнал?

– Нет, – мотаю головой я. – Точно не узнал.

– Ну да, – кривит губы Жаннета, – а твоя личная карточка? Он же наверняка видел институт, в котором ты имела счастье учиться. Знаешь, этого достаточно для неглупого человека, а он производит впечатление неглупого.

– Жанн, ты его видела ровно две секунды, – останавливаю ее я.

Она пренебрежительно отмахивается от меня:

– Ой, оставь. Он наверняка умный наблюдательный мужик. Иначе бы не сидел в этом кресле.

– В общем, да, – соглашаюсь я. – Но что касается личной карточки, тут ты ошибаешься. – И я с видом триумфатора складываю руки на груди.

– Как это я ошибаюсь? – озадаченно смотрит на меня Жаннета.

– Я выкрала личную карточку из его кабинета. – И я рассказываю ей подробности своей акции.

– Ошизеть можно, – выдыхает Жаннета. – Не ожидала от тебя.

– Чего не сделаешь ради спасения собственной шкуры, – бормочу я и внезапно чувствую, что жутко устала.

– Все равно, – после некоторой паузы задумчиво говорит Жаннета, – мне кажется, ты что-то перемудрила.

И мне так кажется. Но уже поздно что-то менять, о чем я и сообщаю Жаннете.

– Если сразу не обнаружила себя, теперь уже и ни к чему.

– Теперь-то да, – кивает Жаннета. И добавляет: – А он очень даже… Может, Галка права и тебе стоит заняться им? Уже не оглядываясь на прошлые дела.

– Ха! – вскидываюсь я. – А ты забыла об Алене?

– Алена? – морщит лоб Жаннета. – А-а… Это его протеже, которую он привел с собой, да? Она что, так хороша…

– Пошли, – перебиваю ее и поднимаюсь из-за стола.

– Куда? – ошеломленно спрашивает Жаннета.

– Покажу тебе Алену.

– Как это? – Жаннета машинально хватает сумочку и двигается за мной к двери. – Просто пойдешь и покажешь? Это у вас что, аттракцион такой? Или Алена за это деньги гребет?

– Нет, – отвечаю я, открывая дверь, – просто она пока временно сидит вместе с компьютерщиками, а тебе ведь нужно проконсультироваться насчет цифрового фотоаппарата, верно?

– Цифрового фотоаппарата? – Жаннета окончательно сбита с толку. – Ах да, – она взмахивает рукой с зажатой в ней сумочкой, – ну конечно же, – хватает меня под руку и говорит: – Пошли консультироваться.

Я запираю дверь кабинета, и мы направляемся к компьютерщикам. Однако не успеваем мы сделать и пары шагов, как распахивается дверь бухгалтерии и из нее собственной персоной появляется Алена. Я сильно пихаю Жаннету в бок. Она вздрагивает, приосанивается и прищуривается. Алена тем временем обнаруживает нашу парочку и звонким голосом объявляет:

– Супер! У меня как раз к тебе дело.

– Правда? – искренне удивляюсь я, и мы идем на сближение.

Жаннета вытягивает шею и сверлит Алену пронзительным взглядом.

– Это моя подруга, – отвечаю я на молчаливое Аленино удивление. – Жанна.

– Очень приятно. – Алена протягивает Жаннете руку. – Алена.

Ненавидящая всякие телесные контакты с незнакомыми людьми Жаннета мужественно жмет Аленину руку и поднимает глаза на меня. В глазах светится безграничное восхищение. Ну а что я ей говорила?

– Я пойду, – тихонько говорит Жаннета и пятится в сторону выхода.

– Хорошо, – отзываюсь я. – Созвонимся вечером.

– Непременно. – Жаннета взмахивает на прощание рукой и кивает Алене. – До свидания!

– До свидания, – вежливо отвечает ей Алена.

Мы остаемся вдвоем. Интересно, какое у нее ко мне дело? Я вопросительно смотрю в ее зеленые глаза:

– Чем могу помочь?

– Послушай, – Алена, похоже, взвинчена, – я хочу спросить… Впрочем, давай лучше зайдем к тебе.

– Давай.

Я заинтригована. Что случилось? От волнения не могу сразу попасть ключом в замочную скважину. Наконец попадаю и распахиваю дверь:

– Прошу.

Алена врывается – по-другому не скажешь – в кабинет, делает по нему круг и прислоняется к подоконнику.

– Почему все от меня шарахаются?

– Пардон? – Я в шоке смотрю на нее.

– Почему, – медленно повторяет Алена, – все здесь от меня шарахаются? Ну, – она пренебрежительно вертит кистью руки в воздухе, – кроме этой вашей Милочки.

– Э-э… – Я не знаю, что и сказать на это.

– И ты, – она выставляет на меня указательный палец правой руки, – ты тоже. Что происходит? Я, можно сказать, из кожи вон выпрыгиваю, чтобы наладить со всеми хорошие отношения, а все от меня врассыпную.

Перед глазами встает картина: Алена идет по коридору, а все поспешно скрываются кто куда. Я невольно улыбаюсь.

– Ты почему улыбаешься? – ощетинивается Алена.

– Что, действительно все тебя избегают? – с любопытством спрашиваю я.

– Да. – Она мрачнеет. – Как будто я кривая или еще чего-нибудь хуже.

– Ты не кривая, – с некоторым сожалением сообщаю я ей, – ты красивая.

– Но не поэтому же? – Похоже, ей не очень интересно выслушивать комплименты.

– Избегают тебя? Не поэтому.

– Хорошо, тогда почему? – Она пристально смотрит на меня.

Я колеблюсь. Как бы ей сказать?

– Ну-у… Понимаешь…

Она молча ждет продолжения. Я наконец решаюсь:

– Ты же девушка М.А.

– М.А.? – Она с недоумением смотрит на меня. – Кто это?

– М.А. – это Максим Александрович, – поясняю я. – Ты его девушка. Вот тебя все и боятся.

– Я? – Она тычет себя пальцем в грудь. – Девушка Максима?

– Ну да.

Конечно. Иначе с чего бы ей называть его Максимом? Я пожимаю плечами, киваю и еще раз говорю:

– Ну да.

Алена вдруг широко улыбается и начинает смеяться. Смех у нее звонкий, переливчатый. Красивый. Как она сама. Я не выдерживаю и присоединяюсь к ней. Мы хохочем пару минут, потом она резко замолкает и после секундной паузы говорит:

– Понятно. Теперь мне все понятно.

Я промокаю носовым платком уголки глаз и замечаю:

– Было бы странно, если бы все вели себя по-другому. А Милочка, ты извини, конечно, что я вмешиваюсь, но она явно жаждет какой-нибудь выгоды, поэтому и вяжется к тебе.

– Да с Милочкой-то все понятно, – с некоторым презрением отвечает Алена.

Я рада тому, что ей все понятно с Милочкой. Мне не хотелось бы обнаружить, что Алена неразборчивая дура. Потому что тогда и М.А., увлекшийся ею, выглядел бы не лучшим образом. А это было бы грустно. Ну, вы понимаете.

– А что, – вдруг абсолютно другим голосом спрашивает Алена, – ты тоже из-за этого от меня шарахаешься?

– Я не шарахаюсь, – растерянно возражаю я.

– Не важно, каким словом это назвать… – Алена впивается в меня взглядом.

Я ежусь:

– Ну-у… Наверное… Алена фыркает:

– Классно! Ты! Тоже. Отпад. Я чувствую, как краснею.

– А чем я, собственно, отличаюсь от других? – бормочу я и в этот момент слышу, что мне пришла эсэмэска.

Автоматически протягиваю руку и беру мобильник со стола. Жму на кнопочки и слышу, как Алена продолжает:

– Ничего смешнее за последнюю неделю не слышала.

Я машинально киваю, вглядываясь в дисплей. От Альбертино. Неугомонный юноша. Что это он там пишет? «Привет. Как дела? Надеюсь, у тебя все о’кей. Взял билеты…»

– Какие билеты? – говорю вслух я. Алена с интересом смотрит на меня, «…на пятницу…»

– Куда билеты? – продолжаю вслух недоумевать я.

– Я, пожалуй, пойду, – заявляет Алена и идет к двери. – Спасибо тебе за невероятно полезную информацию. Я теперь твоя должница.

– Не за что. – Я не могу оторвать взгляд от сообщения.

«…Буду в Питере в субботу 11.15…»

– О нет! – Я издаю громкий стон.

– Плохие новости? – поворачивается Алена.

– Убийственные, – выдавливаю я из себя.

– Я могу чем-нибудь помочь?

– Увы!

– Сочувствую. – Она тихонько выходит.

Я опять подсвечиваю дисплей. Номер поезда, вагона. И в конце: «Ура! Я увижу тебя и Питер! До встречи».

Дверь распахивается и врывается Вика:

– Ольга, у тебя что-то с местным телефоном. Проверь. А вообще, тебя к М.А. Бегом!

Пятница – не мой день. Теперь я это знаю точно. А раньше казалось, что слаще дня не бывает. Все в этом мире не вечно. Все. Вот какого черта Альбертино сюда едет?

Глава 22

Ненавижу драить квартиру. Драить – это тоска. Потому что результат радует тебя ровно одну минуту, ну, хорошо, хорошо, не будем утрировать – ровно один день, после чего все возвращается на круги своя: пыль – на книжные полки, мелкий мусор – на темно-синий ковер, белесые разводы – на все стеклянные поверхности, какие есть в доме. Почему так устроено? Несправедливо. Впрочем, я давно перестала задаваться этим вопросом и тогда же снизила планку по части чистоты в своем жилище. Теперь я навожу порядок средней тяжести раз в две недели, а драю от души, только когда жду гостей.

Гость прибывает завтра в 11.15. Сейчас на часах 20.47, а я еще только в начале пути. Значит, что? Я прохожу по квартире, тщательно осматриваю все уголки и составляю мысленный перечень работ на сегодняшний вечер. Волна возмущения затопляет меня – пятничный вечер безнадежно испорчен. Неужели после этого Альбертино рассчитывает на мое благорасположение? Ладно, ладно. Я делаю глубокий вздох и опять принимаюсь за мысленный перечень работ. Пылесосить, мыть полы, протирать пыль, протирать – чтоб их! – зеркала, убирать лишние шмотки"с глаз долой… Может быть – я замираю перед холодильником – разморозить и помыть холодильник? Я бросаю взгляд на часы. Пожалуй, не успею. Надо бы еще отчистить ванную и туалет. Я издаю громкий стон. Но ванная и туалет – это святое. С этого я и начну.

В ванной, как на грех, упираюсь взглядом в свое отражение в умеренно замызганном зеркале. А лицо? А волосы? А – я подношу руки к глазам – маникюр? Этим я когда буду заниматься? После полуночи? И когда после всего этого спать? А спать и выспаться мне необходимо, иначе буду завтра стоять на вокзале бледной немочью с дряблыми мешками под глазами и непросветленным взглядом. И тут до меня доходит, что не только пятничный вечер, но и не менее любимое мною субботнее утро вылетело в трубу. Чтобы построиться на перроне в 11.15, мне нужно выйти из дома где-то в 10.30, то есть вставать придется в 9.30, лучше в 9.10, чтобы не носиться с выпученными глазами, а собираться спокойно и вдумчиво. В 9.10 по субботам я не вставала уже года два. И в 10.00 не вставала. Хорошо, если сползала в 10.30, а бывали дни, когда раньше 11.30 до меня было не дозвониться. Короче, Альбертино заработал уже уйму отрицательных баллов, не знаю, как он собирается их компенсировать.

Я засыпаю ванну чистящим порошком и, пока она впитывает его в себя, брызгаю «Мистером Мускулом» на зеркало. В этот момент звонит телефон. «Началось!», – думаю я, откладывая тряпку и направляясь в кухню за трубкой.

– Здравствуй, дорогая, – щебечет мама. – Как дела?

– Дела как сажа бела, – мрачно бормочу я.

– Ты не в настроении? – Радостные интонации в мамином голосе уступают место интонациям озабоченным. – Что случилось?

– Да ничего, – досадливо морщусь я. – Просто у меня уборка. А как ты? – спрашиваю я в надежде переключить ее внимание с меня на что-нибудь другое.

– Уборка? – удивляется мама, полностью игнорируя мой вопрос. – С чего бы это?

Маму не проведешь. Она мои привычки изучила досконально. И даже когда они вдруг меняются, мама весьма быстро впитывает новые тенденции. Тем более что в прошлые выходные ее угораздило позвонить мне тоже в разгар очередной – вот тогда уж действительно очередной! – уборки.

– Так, – неопределенно говорю я.

– У тебя что, – осторожно осведомляется мама, – намечаются гости?

И слышно, как она замирает на том конце провода в предвкушении. Да, я забыла уточнить: когда я говорила, что драю квартиру, только когда жду гостей, я имела в виду гостей определенного сорта. Вернее, определенного пола. Мужского, если уж быть до конца честной. Визит девчонок – не повод для капитальной уборки. А вот для мужиков я рассыпаюсь в пыль. Жаннета вечно ругает меня: «Нет чтобы провести день перед визитом в парикмахерской или косметическом салоне, а потом встретить его пренебрежительно-томно, всем видом демонстрируя, что он удостоился великой чести быть принятым и обласканным, так нет – она носится со стоящими дыбом волосами по квартире и намывает ее до блеска. Скажи, пожалуйста, кому нужна твоя квартира? Да еще потом стоит у плиты и жарит-парит чертову тучу всего». Кстати, насчет жарит-парит – надо бы что-то приготовить, верно?

А мама тем временем ждет моего ответа, и пауза уже слишком затягивается.

– Да, – нехотя подтверждаю я ее догадку, – знакомый приезжает…

– Откуда? – ликующим голосом подхватывает мама.

– Из Москвы.

– Из Москвы? – озадачивается она. – Кто же это? Игорь?

Боже мой! Не думала, что у моей мамы такая хорошая память. Игоря она видела ровно один раз мельком, дайте вспомнить, да, двенадцать лет назад.

– Нет, мама, – скриплю я, – какой Игорь? Этого ты не знаешь. Да и вообще…

– Что вообще? – невинно интересуется мама.

– Вообще-то он мне никто, просто знакомый…

– Все они сначала нам никто, – перебивает меня мама.

– Подожди, – начинаю закипать я, – ты дослушай до конца, потом будешь комментировать.

– Хорошо, хорошо, – покладисто отвечает мама.

– Кроме того, – продолжаю я, возвращаясь в ванную и беря в руки тряпку, – ему всего двадцать восемь.

Мама молчит, но – я уверена – напряженно размышляет над тем, как превратить этот явный недостаток в преимущество. Я улыбаюсь. Мама все же молодец – она никогда не сдается.

– Но, – прорезается ее голос в эфире, – это даже хорошо…

Ну, что я вам говорила? Сейчас она выдаст что-нибудь совершенно невообразимое.

– …В твоем возрасте…

Господи, ну при чем здесь мой возраст?

– …тебе нужен мужчина помоложе, – заканчивает свою мысль мама.

– Зачем это? – любопытствую я, натирая зеркало.

– Секс, – выстреливает в меня мама.

– Секс? – изумляюсь я. – А что, мужчины помоложе, они…

– Да, – вздыхает мама, – пик женской сексуальности приходится на тридцать-сорок лет, а мужчины в эти годы уже не так активны. Поэтому молодой партнер – это очень неплохо.

– Мама, – не выдерживаю я, – ты где этого начиталась?

– Почему обязательно начиталась? – обижается мама.

– Не сама же придумала, – усмехаюсь я.

– Не сама, – сдается мама. – Прочитала, в журнале. Но ведь это правда.

Голос ее звучит как-то странно, как будто она сильно смущена. Я оставляю в покое зеркало. Неужели мама говорит о себе? Мама и сексуальная жизнь? Но в конце концов, я же как-то появилась на свет. Почему же я всегда считала, что мама и вопросы секса – понятия несовместимые? Потому что она никогда толком не разговаривала со мной на эти темы? Но – впервые пришло мне в голову – может, она просто стеснялась? Как стесняюсь ее я. Мне проще выложить все про свою интимную жизнь подругам или малознакомым людям, чем исповедоваться маме.

– Не знаю, – отвечаю я в замешательстве, – в любом случае, об этом рано говорить.

– Рано так рано, – примирительно говорит мама, -но, на самом деле, то, что ему двадцать восемь, тебя не должно смущать. Это такая чепуха!

Мы прощаемся. Я отключаю трубку и окидываю взглядом ванную. Порошочек уже сделал свое дело, и теперь можно поелозить щеткой. «Тебя это не должно смущать» – вот только я не уверена, что меня смущает именно его юность. Но если нет – тогда что?

Второй телефонный звонок раздается, когда я, покончив с ванной и туалетом, ползаю с пылесосом по спальне.

– Да! – рявкаю я в трубку.

– Звонила твоя мама, – не утруждая себя приветствием, сообщает Галка, – спрашивала, что за кадр должен к тебе прибыть. Я, между прочим, тоже не против узнать.

Что это еще за новая мода появилась у мамы: звонить моим подругам и расспрашивать о моих личных делах? Я выключаю пылесос и ворчу:

– Она с ума сошла, что ли?

– Да вообще-то, – хихикает Галка, – она позвонила уточнить, где мы покупали свой диван, ну а попутно мы зацепились языками за тебя, вот она и выдала мне твою страшную тайну. Давай, колись, кого ждешь?

– Какая там страшная тайна, – мычу я. – Альбертино приезжает завтра утром.

– Опа! – восклицает Галка. – Вот это номер! Просто так, без предупреждения?

– Абсолютно без всякого, – подтверждаю я. – Прислал эсэмэску с номером поезда и вагона.

– Не стал звонить, чтобы, не дай бог, ты не отказалась от такой радости, – понимающе комментирует Галка.

– Точно.

– Эсэмэска с номером поезда и вагона… – задумчиво тянет Галка. – Стой! – оживляется она. – Но ты же не поедешь его встречать?

– Ну…

– Позвонит, когда приедет, – назидательным тоном говорит Галка. – Раз шлет эсэмэски, значит, умеет пользоваться мобильным телефоном. И нечего его баловать!

– Да ладно, – бормочу я.

– Лелька, ты неисправима! – возмущается Галка. – Он, не спросив тебя, прется в гости… Кстати, а где он собирается жить? Неужели у тебя?

Вопрос, конечно, интересный. Я возвращаюсь к нему постоянно с той самой минуты, когда получила эсэмэску. Хорошо, если у Альбертино здесь есть знакомые, но что-то мне подсказывает, что вряд ли. Что он там говорил про свой прошлогодний визит в Питер? Что-то по поводу того, что не было компании. Любопытно, вот он сходит с поезда, я спрашиваю его: «Где ты остановишься?» – а он отвечает: «У тебя». И что я буду тогда делать?

– Даже не думай! – как бы подслушав мои мысли, верещит по телефону Галка.

– Но если ему и вправду негде жить? – мямлю я.

– Он должен был думать об этом до того, как купил билеты, – отрезает Галка. – Вы почти незнакомы, и на тебе – он мчится в Питер, как будто ты его невеста и сидишь у окошка все дни напролет в ожидании его персоны. Что за манера появилась у мужиков?

– И что с ним делать, если ему и вправду негде жить? – упрямо спрашиваю я.

Галка тяжело вздыхает:

– Лелька, ты неисправима.

– Знаешь, – с вызовом говорю я, – у меня еще куча дел.

– Понятно, – Галка вздыхает еще раз, – уборка. Как обычно. Ну, давай, удачи. Звони, если что.

К черту, к черту всех, думаю я, возя тряпкой по полу. Легко им раздавать советы направо и налево. А как можно не помочь человеку, который ничего плохого тебе не сделал? Хотя, конечно, человек этот мог бы позвонить. Эсэмэска – это уж совсем как-то походя…

– Я все знаю, – журчит в трубке Жаннета уже почти в одиннадцать. – Просто поразительно, как мало нужно времени иногда, чтобы в жизни произошли события. Я оставила тебя с вашей уникальной Аленой за деловой беседой, а через десять минут – я правильно понимаю? – тебе открылись перспективы уик-энда с очаровательным Керубино.

– Ты правильно понимаешь, – с благодарностью отвечаю я.

Нет ничего живительнее в пиковые моменты, чем Жаннетино участие. Вот уж кто всегда знает меру. Ситуацию уже не изменить. Альбертино уже трясется в ночном поезде Москва-Санкт-Петербург. Поэтому что тут воздух сотрясать наподобие Галки? От этого только ломота в зубах и обида в душе.

– Счастливая ты девушка, Олька, – сообщает мне Жаннета. – Как весна, так у тебя обязательно какое-нибудь любовное приключение.

– Оно еще не любовное, – сопротивляюсь я.

– Не смеши публику, – фыркает Жаннета. – Мчался бы он сюда на всех парах, если бы не запал на тебя?

Н-да… Вот только нужно ли мне это?

– Так, – неожиданно Жаннета переходит на деловой тон, – поезд во сколько?

– В 11.15, – растерянно отвечаю я.

– Значит, я у тебя буду в 10.45.

– Чего? – удивляюсь я.

– Встретим твоего Альбертино, – поясняет Жаннета.

– Жанка, – зачем это тебе?

– Надо же тебя поддержать в сложной жизненной ситуации.

Я молчу. Сказать нечего. Жанка – настоящий друг.

– А насчет вашего М.А., – говорит в завершение разговора Жаннета, – Алена-то, конечно, ничего собой, но, Олька, неужели ты считаешь, что ты хуже?

Какая глупость! Я не хуже Алены. Это она лучше меня.

На следующее утро мы едем на вокзал почти в полном молчании. Мы обе еще не проснулись. Жаннета тоже принадлежит к славному племени «сов», так что разговаривать мы начинаем только тогда, когда выходим на перрон. На часах 11.06. На табло сообщение о том, что поезд, в котором едет Альбертино, прибывает по расписанию на платформу номер шесть, левая сторона.

– На сколько дней он приезжает? – интересуется Жаннета, запахивая зябко пиджачок.

– Не знаю.

– Ты что, не спросила у него? – изумляется она.

– Я ему не звонила, – пожимаю я плечами.

– Но почему?

Смешно, но я сама не понимаю.

– Думаю, – говорю я, – что он пробудет тут выходные, – и добавляю: – Во всяком случае, я на это надеюсь. То»есть надеюсь на то, что визит его не затянется.

Мы подходим к платформе номер шесть, левая сторона, и видим, как змея поезда тихонько выползает из-за горизонта.

– Трусишь? – спрашивает Жаннета.

– Ага, – отвечаю я.

Трушу. Взрослая женщина, а трушу. Любой бы трусил на моем месте. Зачем он едет? Почему сообщил в последний момент? Не люблю неизвестности. А в зарождающихся отношениях с мужчинами все – неизвестность. И от этого сводит челюсти и внутри трепыхается нечто холодное. Ой, что это я сказала? Зарождающиеся отношения? С чего бы это? Не иначе мамин гипноз. Или Галкин.

Альбертино выпадает из вагона номер двенадцать прямо в наши объятия. Фигурально выражаясь. На самом деле руки мы с Жаннетой держим в карманах, потому что утренний холодок ощутимо покалывает все части тела, выступающие из-под одежды.

– Привет, – говорю я, стараясь придать своему приветствию максимум добросердечия.

– Привет. – Альбертино расплывается в улыбке.

Хорош, черт возьми. И ночь в поезде на нем почти не сказалась. Конечно, тут же услужливо напоминает мне внутренний голос, ему же всего двадцать восемь. В двадцать восемь и на тебе не особо сказывались полубессонные ночи в поездах. Но все равно он – красавчик. Черные волнистые волосы, светло-зеленые глаза и – как это я раньше не обратила внимания – шикарный разворот плеч и длинные ноги. У меня слабость на мужиков с хорошей фигурой. Впрочем, как говорит Галка, это нормальное женское отношение к предмету. Конечно, безмозговых красавчиков мне даром не нужно, но когда у мужика даже умеренное наличие мозговых клеток и превосходная фигура, он имеет хорошие шансы на внимание с моей стороны. Беда только в том, что многим явным красавчикам я совершенно без надобности – у них же тоже есть свои пожелания к женскому полу. Так что, может, мама и девчонки правы: зацепился за тебя такой Альбертино, надо бы его брать, такой материал на дороге не валяется. Да и вообще, это все ведь на пару дней, верно? Я чувствую, как Жаннета тычет локтем в мой бок, мол, одобряю, и горделиво задираю нос.

Альбертино тем временем роется в пакете, который держит в левой руке, и достает оттуда – что бы вы думали? – цветы! Да-да, он приехал ко мне с цветами! Букетик фиалок, специально упакованный в коробочку, перевязанную парадной ленточкой. Альбертино протягивает мне его и застенчиво усмехается, косясь на Жаннету:

– Это тебе.

Жаннета наблюдает за происходящим с раскрытым ртом.

– Втюрился, – шепчет она мне, когда Альбертино наклоняется за своей сумкой, стоящей у его ног.

– Я готов, – объявляет он, забрасывая сумку на плечо.

– Тогда пошли, – решительно говорит Жаннета.

Альбертино с вежливым удивлением смотрит на нее, и тут я соображаю, что до сих пор не представила их друг другу.

– Это Алик, – говорю я Жаннете, вроде как она этого не знает, потом поворачиваюсь к Альбертино: – А это моя подруга Жанна.

– Очень приятно, – кивает Жаннета, Альбертино в ответ делает полупоклон, и мы направляемся в сторону здания вокзала: Жаннета чуть впереди, мы позади.

– Старший товарищ? – тихонько говорит мне Альбертино, показывая глазами на Жаннетину спину.

– Почему старший? – так же тихо отвечаю я. – Мы с ней вместе учились в институте.

Он недоверчиво смотрит на меня. Он же не знает, сколько мне лет, вдруг доходит до меня. Наверняка думает, что до тридцати. Мужики вообще плохо определяют женский возраст. Конечно, восемнадцатилетку он от меня отличит, но вот Лену из их офиса, скорее всего, посчитает за мою ровесницу. Да, это единственное объяснение того, почему он ко мне прицепился. Я не льщу себя надеждой, что выгляжу моложе своих лет, просто у него еще нет опыта в определении возраста. А я всегда выгляжу на свои. В шестнадцать на шестнадцать, в двадцать пять на двадцать пять, в тридцать пять я не изменила себе и считала, что выгляжу на тридцать пять. Хорошо, но что с ним тогда делать? Сразу развеять заблуждения или погодить?

– Куда едем? – спрашивает Жаннета, когда мы подходим к стоянке.

– А где тут гостиница «Москва»? – Альбертино смотрит на нас своими обалденными глазами.

Мы с Жаннетой переглядываемся. У нее плещется в глазах: «Прошел третий тест на пригодность». Это после внешности и фиалок. А я думаю, что, пожалуй, пока повременю со своими откровениями насчет возраста. Пусть думает, что это Жаннета так плохо выглядит.

– Рядом, – отвечает Жаннета и лезет в машину.

– И до меня недалеко, – тихо добавляю я.

– Правда? – радуется Альбертино.

Правда. Через мост. Можно сказать, рукой подать.

Мы едем к гостинице и болтаем о погоде. Англичане были не дураки, когда ввели в правила хорошего тона разговоры о погоде – тема неисчерпаемая. Альбертино заселяется в забронированный номер, мы с Жаннетой стоим рядом и внимательно наблюдаем за процессом оформления. Просто потому что не знаем, чем занять себя.

– Вы торопитесь куда-нибудь? – спрашивает Альбертино.

– Нет, – хором говорим мы.

– Тогда, может, – он мнется, – я приму душ и переоденусь с дороги?

– Отлично, – Жаннета берет бразды правления в свои руки, – мы с Ольгой пока посидим в баре и выпьем кофе.

– Да, – добавляю я, – не спеши.

Он удаляется. А мы еще пару секунд завороженно смотрим ему вслед.

– Очень даже, – объявляет мне Жаннета. – И знаешь, Лелька, он не выглядит полным идиотом, как это можно было подумать, послушав твои рассказы о нем.

Не выглядит. Согласна. В Москве он показался мне совсем ребенком. Может, оттого, что в московском офисе – он самый юный и вынужден этот имидж поддерживать? А на дискотеке мы изрядно выпили. Да и вообще, дискотека – это место, где танцуют, а не физиогномикой занимаются.

Альбертино возвращается через двадцать шесть минут. В темно-синих джинсах, белом свитере, держа в руках кожаную куртку.

– У вас, похоже, здесь не жарко, – говорит он, набрасывая куртку на плечи.

– Север, – пожимает плечами Жаннета, – что поделаешь.

– Ты, кстати, надолго? – Я наконец-то набираюсь смелости задать беспокоящий меня вопрос.

– У меня обратный билет на вечер понедельника.

Я киваю. Ясно. Жаннета прячет смешок и, поднимаясь из кресла, спрашивает:

– Куда вас везти?

Глава 23

До секса дело не дошло. Разочарована? Скорее нет, чем да. Положа руку на сердце – сейчас прыгаешь в постель к малознакомому мужчине не так резво, как в двадцать с небольшим. Тогда проблем не было. Ни сомнений, ни метаний морального характера. Наоборот, проблемой казалось не прыгнуть – а вдруг впоследствии пожалею? Не хочу сказать, что все всегда проходило гладко. Бывало и так, что приходилось жалеть о скоропалительном сексе. Но – а как иначе осуществить качественный отбор? Вот так и вышло, что количество в «скорые на решения двадцатые» плавно переросло в качество в «рассудительные тридцатые».

Рассудительность вовсе не означает утрату интереса к сексу как к процессу. А между прочим, в двадцатые именно из-за этого и была вся суета. Казалось, что нужно успеть все сделать до того горького момента, когда грянет тридцать и уже не захочется абсолютно ничего: ни тусовок в дискотеках и клубах, ни новомодных шмоток, ни постельных забав. Насчет тусовок и шмоток мои ожидания, пожалуй, в основном подтвердились. Нет их – и вроде не сильно нужно. Но вот что касается секса… когда его нет, знаете ли, это не лучшие периоды в жизни.

Нет, я, конечно, не выскакиваю на улицу с бешено горящими глазами: «Подайте мне – и немедленно!», но озабоченное воображение услужливо поставляет мне эротические сны в больших количествах и заставляет обращать внимание на вещи, мимо которых в «неголодное» время я проскочила бы на полном ходу.

«А с виду такая незаинтересованная в этом деле», – удивленно протянула Галка, когда я однажды в припадке откровенности высказалась о насущном. С виду мы все незаинтересованные. Я не имею в виду мужиков, профессионалок и – опять же – двадцатилетних. Не принято как-то признаваться, что секс в моей жизни есть. Мало того, он занимает довольно высокую позицию в перечне моих жизненных потребностей. Что там впереди него? Воздух, вода, еда, кое-что еще… Словом, физиология. Ну а потом секс. Карьера? Увы! Уступает. Наверное. Я не современна. Сейчас секс принимает новые обличья. Карьера – одно из них. А я все ряжусь в консервативные тряпки, то есть когда говорю о «сексуальном удовлетворении», то это переводится не как «заключила многомиллионный контракт» или «получила третье высшее», а именно как «сексуальное удовлетворение».

Ну, это так, небольшое отступление. Суть которого сводится к тому, что и в тридцать секса хочется. И в тридцать пять. Здесь моя мама, как ни странно, права. Но – оговорюсь – секса хочется уже не абы какого, а хорошего. Не пятиминутки на ходу, а процесса в удовольствие. Что однозначно исключает секс с малознакомыми мужчинами, когда они приезжают в город всего на три неполных дня.

Альбертино мне почти незнаком. И – подозрителен. Чем? Своей молодостью – раз, своей прыткостью – два. Хотя первое предопределяет второе. Значит, главный его недостаток – молодость. Это только мама вправе не придавать восьми годам разницы никакого значения. В шестьдесят, я думаю, их и не почувствуешь. Но мои почти тридцать шесть протестуют против соблазнения малолетних.

Жаннета, однако, рассудила иначе.

– Ты просто стесняешься себя, – заявила она, когда я отчиталась ей о первом дне пребывания Альбертино в Питере.

– Я? Стесняюсь? – поразилась я. – Чего именно?

– Не знаю, – задумчиво сказала Жаннета, – наверное, своего целлюлита…

Убила бы ее! Хотя она попала в точку. Утверждать, что я не думала о том, будет ли у нас секс, было бы обманывать саму себя. Думала. Исключительно из практических соображений. Хотелось, чтобы Альбертино немножко все же задержался в моей жизни, а как это еще можно было устроить, не открыв ему заветную дверцу? Сентенции на тему: «Держи его на расстоянии сколько сможешь, и он будет твой навеки» – особым доверием у меня не пользуются. В двадцатом веке это, вероятно, еще могло пройти, но в двадцать первом? Да он просто развернется и подумает: «Не хочешь – как хочешь», – и тут же за поворотом найдет себе что-нибудь более подходящее. И юное.

Так что о возможном сексе с Альбертино я размышляла. И даже что-то там представляла. Но фантазии мои заканчивались на моменте первого страстного поцелуя. Что там будет происходить дальше, оставалось за кадром. В числе прочего и процесс разоблачения от верхней и нижней одежды. Да, я стеснялась. Если бы Альбертино не был так юн и так хорош собой, наверное, было бы проще. Но он был, и это усугубляло мои сомнения. Несколько визитов в бассейн дела не поправили – я не нравилась сама себе, как я могла понравиться Альбертино?

«Пусть уж он продолжает восхищаться моим умом и обаянием», – подумала я и стала заведомо предупреждать любые моменты, которые вольно или невольно могли привести его к игривым настроениям.

А Альбертино все эти три дня вел себя безупречно. Не подкопаешься.

– Итак, – улыбнулся он, когда Жаннета высадила нас у Дворцовой площади, – чем займемся?

– Может, для начала по кофе? – предложила я. – А там решим.

…И понеслось…

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПРЕБЫВАНИЯ

12.00-12.40 – отлично-живительный кофе с сэндвичами в «Кофе-Хауз» у Адмиралтейства.

12.40-14.30 – пешеходная прогулка по маршруту Дворцовая площадь – Мойка – Летний сад.

14.30-15.00– жуткий кофе из пластмассовых стаканчиков в Летнем саду. Да, плюс вполне съедобные слойки с яблоками. Альбертино оказывается сладкоежкой.

15.00-17.10 – очень медленная (по причине усталости) прогулка до метро «Маяковская» с обзором Преображенского собора и питерской архитектуры.

17.10-17.30 – дорога ко мне домой.

17.30– 20.15 – осмотр достопримечательностей моей квартиры, приготовление обеда, состоящего из одного, но экзотического блюда под названием «ризотто», ленивая беседа о том о сем.

20.15-21.10 – визит в Альбертинову гостиницу. Должен же человек переодеться перед предстоящим культурным мероприятием! Я в это время слоняюсь внизу, в баре. В номер? Нет, не захожу. См. об «игривых моментах».

21.10-01.05 – тащимся в культурно-джазовое место. И тусуемся там. По наводке Вики.

– Ты любишь джаз? – удивляется Альбертино, когда понимает, куда мы попали.

Я задумываюсь на секунду и вдруг понимаю, что нет, джаз я не люблю.

– Тогда почему мы здесь? – продолжает удивляться он.

– Но тебе же нравится, – уверенно говорю я.

Не то чтобы он об этом успел проболтаться – просто я знаю: мужикам джаз нравится. Объяснил бы мне кто-нибудь почему.

– Да, – соглашается Альбертино, – нравится. Не все и не всегда, но что-то в нем есть…

Ну, что я вам говорила?

– …Но нам не обязательно делать то, что нравится только мне, – продолжает Альбертино.

Любопытно, откуда он взялся такой галантный?

– Да все нормально, – я устраиваюсь поудобнее на своем стуле, – даже если мне не всегда что-то по вкусу, я люблю посмотреть и послушать новенькое.

1.05 – выходим из клуба и едем на такси ко мне домой. И… расстаемся. Альбертино отправляется в гостиницу, а я – в постель.

ВТОРОЙ ДЕНЬ ПРЕБЫВАНИЯ

11.20– с трудом выползаю из-под одеяла. Чищу зубы, умываюсь, одеваюсь и звоню Альбертино. Его голос необычайно бодр.

– Ты что, – с подозрением осведомляюсь я, – давно встал?

– Нет, – протестует Альбертино, – минут двадцать назад. Не стал тебе звонить в такую рань.

Уважаю. Наш человек.

– Ну что? – жизнерадостно спрашивает он. – Встречаемся или я тебе уже успел надоесть?

– Конечно встречаемся, – согласно законам гостеприимства отвечаю я, и мы договариваемся где.

Кладу трубку и понимаю, что законы законами, а он мне действительно не успел еще надоесть.

13.00 – встречаемся у его гостиницы.

13.00-15.20 – совершаем немыслимый марш-бросок до Таврического сада. «У меня точно отвалятся ноги!» – думаю я. Альбертино свеж и весел, щелкает своим «цифровиком» все подряд, чаще всего – меня. Представляю, какая у меня будет рожа.

– Хочу есть, – на подходах к Таврическому саду сообщаю я.

– Ты не туристка, – говорит Альбертино, глядя с жалостью на меня. – Турист должен быть терпелив и любознателен.

– Я туристка, – возражаю я, – только чтобы поддерживать во мне туристский энтузиазм, меня нужно периодически поить кофе и кормить булочками.

– О'кей, я понял, – кивает Альбертино и принимается озираться в поисках кафе.

15.30-16.30 – едим, пьем и даем отдых ногам. 16.30-17.15 – осмотр Таврического сада.

– Куда теперь? – спрашивает Альбертино на выходе.

– Надо бы полежать, – бормочу я.

– Нельзя, – категорично отвечает он. – Развезет. Как тебя потом в ресторан транспортировать?

– Какой ресторан? – испуганно спрашиваю я.

– Я заказал столик в японском ресторане, – горделиво сообщает Альбертино. – Тихо, спокойно. Посидим, поболтаем.

Невероятно прыткий. Хотя столик в тихом японском ресторане мне по плечу. Вот если бы дискотека в «Акватории» – тут бы я, пожалуй, сломалась.

– Хорошо, – говорю я, – раз полежать не удастся, какие будут предложения?

17.15-18.30 – мчимся на тачке на Владимирский покупать Альбертиновой маме подарок от ЛФЗ.

«Мамин сын, – так и слышу Жаннетино пренебрежительное фырканье. – Знаем, проходили уже». А мне почему-то это приятно. Во всяком случае, не расходится с моим представлением об Альбертино. Мамин сын, галантен, внимателен, обаятелен… Вот только что ж его до сих пор никто не приватизировал? В 18.30 я предлагаю:

– Может, разъедемся по домам, в смысле, я домой, а ты в гостиницу? Приведем себя в порядок, а потом встретимся перед рестораном.

– Давай, – легко соглашается Альбертино.

Такси приходит за мной в 20.45. За два часа я успеваю принять душ, сменить макияж, перебрать миллион вариантов, что мне надеть, – и это из моих пяти выходных нарядов – накрасить ногти, порадоваться, что ничего не нужно делать со своей прической, и потрепаться с Жаннетой, сгорающей от любопытства. До Галки не дозвониться, так что сама виновата, что останется без жизненно важной информации.

21.05 – такси подвозит меня к ресторану, я расплачиваюсь, покидаю машину, вхожу в холл и вижу Альбертино. Черт возьми! Элегантные мужики – моя слабость, а Альбертино элегантен, как никогда до того. Темные брюки, светлый пиджак, белоснежная сорочка. Я чуть не закомплексовала, но Альбертино даже в своем изысканном прикиде доступен и раскован, и я немного успокаиваюсь.

00.40 – пора домой.

– Что завтра? – интересуюсь я. – Какие планы?

– А у тебя? – вопросом на вопрос отвечает Альбертино.

– Ты гость, – уклончиво говорю я.

– Тогда, может, вдарим по культуре? – предлагает он. – Ты как?

– Что ты подразумеваешь под «культурой»? – осторожно спрашиваю я.

– Эрмитаж. – Альбертино усмехается. – Не поверишь, я там ни разу еще не был.

ТРЕТИЙ ДЕНЬ ПРЕБЫВАНИЯ

12.30 – очередь в очаг культуры. Мы посреди школьников и студентов. Иностранцы идут где-то вне очереди. Я нервничаю. Альбертино безмятежен. Еще один плюс ему – не суетлив.

В 13.10 мы наконец-то попадаем внутрь. И растворяемся в «культуре». Согласитесь, когда посреди культуры живешь, мало обращаешь на нее внимания. А со временем прорастает в тебе такой «акультурный» цинизм: мол, что там смотреть, в этом Эрмитаже, мы там сто раз уже бывали, мы все это сто раз уже видели. Наверное, что-то в этом роде Альбертино углядел на моем лице, потому что метров после пятидесяти осмотра наклонился к моему уху и зашептал:

– Расслабься и побудь в родном городе туристом.

Я засмеялась и попробовала себя в новом качестве. И – странное дело – мне это удалось. Куда-то девалось снисходительное настроение и широко распахнулись глаза на все то же самое, что я уже «сто раз видела».

15.45 – выныриваем из культуры.

– Кушать? – понимающе смотрит на меня Альбертино.

Я благодарно киваю.

15.55 – находим какое-то заведение под названием «Трактир», где заказываем по борщу и гору блинов.

– Во сколько у тебя поезд? – спрашиваю я.

– Не терпится избавиться от меня? – прищуривается Альбертино.

– Примерно так. – Я уже поняла, что когда он так говорит, то ничего особенного не имеет в виду, просто плывет по словесному потоку.

– В 23.10.

Я киваю.

– Будешь провожать? – Альбертино удивленно смотрит на меня.

– Конечно, – не понимаю я, чему тут удивляться.

– Здорово. – Он радуется как ребенок.

Он и есть ребенок. Когда мы были у меня дома, то проверяли его электронную почту, а заодно порезвились в Интернете – проверились на психологический возраст. 23 года – таков был приговор для Альбертино.

– Дитя неразумное! – смеялась я.

Но смеялась недолго. Я отстала от него ровно на год. «24, и ни днем больше», – выдала ехидная машина.

– С кем поведешься… – расхохотался Альбертино.

– Это точно, – ответила тогда я, вспомнив, что всего месяц назад мне по тому же самому тесту было ни много ни мало – тридцать.

17.05 – выпадаем из трактира, отягощенные блинами.

– Пошли купим тебе подарок, – внезапно говорит Альбертино.

– А? – вздрагиваю я.

– Подарок, – повторяет он. – Пошли выберем тебе подарок.

– Зачем это?

– У тебя же скоро день рождения.

– Откуда ты знаешь? – Я изумленно поднимаю на него глаза.

Я точно ему об этом ничего не говорила. Не имею обыкновения разбрасываться направо и налево информацией о своем дне рождении. Как, впрочем, и о многих других моментах в своей жизни.

Он заметно смущен.

– Ну-ка, – наступаю я, – колись.

– Узнали у вашей секретарши, – выдавливает он.

– «Узнали»? – повторяю я. – Кто это узнал?

– Алексей, – сознается Альбертино. – По моей просьбе.

Нет, как вам это? Звонят из московского офиса и расспрашивают…

– И что вам еще рассказала Вика? – Я свирепо смотрю на Альбертино.

– Да ничего, – он растерян, – мы только узнали твой день рождения – и все.

– Ну ладно, – снисхожу я. – Но больше так не делайте.

– Не будем. – Альбертино поднимает руку в клятвенном жесте, молчит пару секунд и спрашивает: – Так что тебе подарить?

– Может, сам придумаешь? – усмехаюсь я.

Тест номер тридцать пять: выбор подарка. Так мы с девчонками всегда проверяли кандидатов и всерьез подумывали, не заменить ли этим тестом прочие, более традиционные: на внешность, на вежливость и т. д. Потому что подарок, который тебе дарит мужчина, это не просто вещь, это – свидетельство того, что у него там с мозгами и неординарностью мышления.

Нижнее белье, духи и бижутерия – подарки из серии не прошедших тест. Их, конечно, приятно получать, но от мыслей о том, что это исключительно банально, избавиться никак нельзя. Часики, посуда, всякие оригинальные сувениры и вещицы – уже лучше, но начинаешь ощущать, что и они уже набили оскомину. У меня были свои пристрастия, о которых – увы! – ни один претендент не догадывался. Просто потому, что это не сочеталось с типичным мужским представлением об интересах девушки.

– Хорошо, – кивает Альбертино, – пошли.

– Куда?

– Сейчас увидишь.

Мы идем… в «Графику М». Для тех, кто не в курсе, это – магазин канцтоваров. Альбертино уверенно тащит меня на третий этаж, я пыхтя поднимаюсь и молчу. Просто нечего сказать…

– Вот! – Альбертино победоносно тычет в стену.

Я изумленно взираю на потенциальный подарок.

– У тебя такой штуки нет, – сообщает мне Альбертино, как будто я сама этого не знаю.

Конечно нет. Она стоит уйму денег. Вещь, которая вроде остро и не нужна. Но – как мне ее хотелось!

– И поэтому, – продолжает Альбертино, – ты пишешь все на каких-то клочках. Будьте любезны, – поворачивается он к продавцу, – нам вот эту демонстрационную доску, на которой можно писать. Да-да, самую большую. И к ней – всяких там смывалок и прочего…

Нет слов. Пять баллов по пятибалльной шкале за оригинальность и семь – за попадание.

***

– Ты удовлетворил свое любопытство относительно Питера? – спрашиваю я Альбертино уже вечером.

– Частично, – подумав, отвечает он. – А ты?

– Я? – Я непонимающе смотрю на него. – Что ты имеешь в виду?

– Да так. – Он смущенно поводит плечами.

И имеет в виду не Питер, вдруг понимаю я. Конечно, Питер же знаком мне как облупленный. Альбертино желает знать, что я думаю о нем самом. Но ведь я не обязана отвечать, верно? Я не капризничаю, не кокетничаю, просто сама не знаю, что думаю об Альбертино. В голове перемешалось так много всего… Оно должно осесть и выкристаллизоваться. С течением времени. Без времени ничего не получится.

Одно только беспокоит меня все эти дни. Благодаря «душке Жи». Еще когда мы встречали Альбертино, она заметила:

– Странно, не правда ли? Ты, наверное, впервые не несешься сломя голову за симпатичным мужиком.

– Не поняла, – с недоумением воззрилась я на нее тогда, – что ты хочешь этим сказать?

– Да не знаю, как бы тебе объяснить, – досадливо поморщилась Жаннета. – Ну, вот смотри: раньше стоило в твоем окружении появиться симпатичному нормальному мужику, как ты сразу же начинала боевые действия, чтобы прибрать его к рукам. А сейчас такой мужик сам идет к тебе в руки, а ты еще носом крутишь. Ведь он ничего не сделал, чтобы внушить тебе отвращение?

– Нет, – подтвердила я, – не сделал. Даже, скорее, наоборот.

– Вот видишь, – продолжала Жаннета. – А ты все равно его не берешь. Можно сказать, даже отпихиваешь.

– Я не отпихиваю, – возразила я. – Ты не забыла, что мы как раз его и едем встречать?

– Да не забыла, не забыла, – отмахнулась от меня Жаннета. – Я говорю «отпихиваешь» в переносном смысле. То есть рвения не проявляешь, понятно?

Куда уж понятнее. И, я согласна с Жи, все это странно и непривычно. Хотя, может, здесь как и с сексом: не нужно нам больше количества, подавай качество? Знать бы еще, какое качество мне нужно.

Мы подъезжаем с Альбертино к площади Восстания. 22.05. Это я настояла на том, чтобы выехать из гостиницы пораньше. Не люблю бежать сломя голову за паровозом. Альбертино посмеялся над моими страхами, но подчинился.

– Может, по кофе? – предлагает он, когда мы входим в вокзал.

– Ты хочешь?

– Да нет. Думал, так просто, время провести до поезда.

– Я тоже не хочу. Давай просто походим, поболтаем.

– Давай.

Мы замолкаем. Болтовня в ожидании прибытия поезда никогда мне не удается. Особенно когда я кого-то провожаю. Часы отщелкивают минуты до момента расставания, и кажется, что нужно говорить какие-то страшно важные и нужные слова, однако они, как назло, в голову не приходят. Да и вообще, ничего не приходит. Голова вдруг становится пустой и прозрачной. И то же самое, похоже, происходит с тем, кто стоит в это мгновение рядом со мной. Потом внезапно мы оба начинаем говорить одновременно, торопясь и перескакивая с одного на другое, не соблюдая никакой логики в своих пассажах, стремясь заполнить паузу. Обычно какой-то чепухой. И понимаем оба, что несем несусветную чушь, и от этого чувствуем себя, как люди перед скрытой камерой, но люди, которые знают, что их снимают.

– М-мм… – прерывает мои раздумья Альбертино.

Я с готовностью поднимаю на него глаза. Неужели он придумал тему для прощального разговора?

– Ты будешь мне писать? – Зеленые глаза серьезно смотрят на меня.

– Э-э… – озадачиваюсь я.

– Длинные и подробные письма, – продолжает он, – обо всем, что происходит в твоей жизни…

Я холодею от ужаса. Нет! За что мне такое наказание? Длинные и подробные письма – хуже этого могут быть только длинные и подробные письма!

– Э-э… – вновь выдавливаю я из себя.

– Нет, конечно, я не прошу отчетов о том, какой пастой ты чистила зубы утром, но… – И Альбертино вдруг начинает хохотать.

О! Я с облегчением перевожу дух. Он шутит, чтоб ему!

– У тебя было такое выражение лица, – информирует он меня сквозь смех, – как будто я медленно пилю тебя тупым ножичком.

– Ненавижу писать письма, – честно признаюсь я. – Может, лучше мы будем общаться по телефону?

– Ясное дело, лучше, – соглашается Альбертино. – Опять же голос твой услышать.

– Наверное, ужасно противный. – На меня накатывает припадок самоуничижения.

– Зря ты так. – Он пожимает плечами. – У тебя очень милый голос.

Врет, но все равно приятно. Мы выходим на перрон. 22.32.

– А в Москве холодно, – сообщает мне Альбертино.

– Правда? – сочувственно говорю я. – Невезуха.

– Это точно, – кивает он и, глянув вдаль, удивляется. – Смотри-ка, поезд уже подали!

– Здорово. – Я тоже прищуриваюсь. Поезд тихонько подползает к платформе.

– Какой у тебя вагон? – спрашиваю я.

– Четвертый.

– Значит, в конце платформы. Пошли. – И я решительно направляюсь к хвосту поезда.

Мы находим четвертый вагон, Альбертино демонстрирует свой билет проводнице и скрывается в вагоне, бросив мне:

– Я сейчас.

Я стою за спиной у проводницы и от нечего делать разглядываю Альбертиновых попутчиков. Народу много. «Уже сезон, – меланхолично думаю я. – А скоро вообще будет столпотворение. Белые ночи – и вся Москва у нас в гостях».

В дверях появляется Альбертино.

– Ну, как? – интересуюсь я. – Все в порядке?

– Как обычно. – Он морщит нос. – Знаешь, не люблю поезда.

– А кто их любит? – бормочу я, наблюдая, как он вытаскивает из кармана внезапно зазвонивший мобильник.

– Да, – говорит в трубку Альбертино. И через секунду:

– Привет.

И, выслушав, что сообщает ему собеседник:

– Ну, хорошо.

И еще через мгновение:

– А кто?

После чего кивает, как будто его кто-то может видеть, и прощается. Поднимает глаза на меня. Я вопросительно улыбаюсь и жду, когда он расскажет, кто звонил. Не то чтобы меня это сильно интересует, но он похож на человека, которому нечего скрывать, а значит, должен рассказать. Однако Альбертино молчит и, что странно, смотрит на меня с выражением: «Ой-кто-это?» Улыбка сползает с моего лица, и в этот же момент он приходит в себя.

– Извини. – Альбертино прячет мобильник и бросает взгляд на свои часы.

Я киваю и молчу. На нас опять наползает предотъездная молчанка с тем только отличием, что Альбертино явно чем-то озабочен. Еще пара секунд, и он неожиданно говорит:

– Послушай… может… тебе лучше уже…

– Уйти? – заканчиваю я за него. – Но…

– Ну… – он мнется, – так не люблю прощаться… – Он опять бросает взгляд на часы. – Зачем тебе непременно ждать отправления?

В общем, я с ним согласна. Какая разница, когда махать платком и вытирать слезы? Долг гостеприимства не позволял мне самой сойти с дистанции, а если он сам хочет…

– Как хочешь, – подаю я голос. – Я просто думала… Недосказанности плодятся и множатся в пространстве между мною и Альбертино.

– Да, – с облегчением выдыхает он. – Езжай домой, тем более что уже поздно, – и добавляет: – Чтоб я не беспокоился.

– Хорошо, – говорю я.

И задумываюсь: а что теперь? Жаркие объятия или холодные рукопожатия? Альбертино отметает оба варианта и, наклоняясь, нежно целует меня в обе щеки. Отстраняется и говорит:

– Спасибо тебе за все.

– И тебе, – машинально реагирую я.

– А мне-то за что? – искренне удивляется он.

– За нечаянный туризм, – быстро нахожусь я. Нет, действительно надо уходить.

– Пока.

– Пока, – кивает Альбертино и добавляет: – Береги себя.

Я иду по платформе, лавируя между спешащими на поезд пассажирами и провожающими, не обращая на них особого внимания. Какие-то неясные мысли бродят в моей голове. Или это не мысли в голове, а чувства в каком-то другом месте? Словом, что-то будоражит кровь. Ожидание ли, предвкушение ли? А может, разочарование? Придумал бы кто-нибудь аппаратик для перевода собственных мыслей в текстовый файл, я бы первая стояла в очереди за ним.

Глава 24

– Бедный Альбертино, – сочувствует моему незадачливому поклоннику Жаннета, – так ничего ему и не обломилось.

Мы сидим у нес. Вторник. Традиционный сейшн. Мой отчет о пребывании Альбертино уже позади. Там же – изумительные вареники, изготовленные к нашему приходу Жаннетиной мамой. Впереди нас ждет кофе с пирожными. Словом, сегодня «обжорный день». У Жаннеты такие дни не редкость. Особенно с тех пор, как она замужем за Олегом.

– Да он и сам не сильно рвался, – пожимаю я плечами в ответ на Жаннетину реплику. – Рук не распускал, намеков не делал.

– Конечно, – фыркает Жаннета, – ты его обдала таким холодом, что бедняга просто не рискнул.

– Я? – От изумления у меня даже пересыхает в горле, и я делаю большой глоток клюквенного морса. – Когда это, интересно было бы знать?

– Да на вокзале, – радостно сообщает Жаннета. – Ты бы видела свое лицо!

– Что ж ты сразу не сказала? – бормочу я растерянно. – Я в общем-то не хотела… А может, – с надеждой в голосе продолжаю я, – потом я исправилась?

– Может, – покладисто говорит Жаннета, – но я этого уже не видела.

Вы удивляетесь, что не слышно Галки? И полагаете, что раз не слышно, значит, ее нет. Потому что когда она есть, то не заметить ее просто невозможно. Однако тут вы оказываетесь не правы. Галка тоже с нами, сидит в кресле, курит и… молчит. Мы с Жаннетой перебрасываемся репликами, но большая часть смысла, заложенного в них, от меня ускользает. Я лишь половиной своего сознания слежу за нашим диалогом, вторая половина занята решением проблемы: а что это сегодня с Галкой? Похоже, что и Жаннета озадачена тем же самым.

«На вас не угодишь», – сказала бы моя мама. Действительно, чем нас не устраивает сегодняшняя Галка? Немного пришибленная, конечно, но тихая, вежливая, внимательная. Нет, извините, я лично не согласна. Я – за гармонию. А гармония в этом сложном мире выглядит для меня так: Галка должна быть бурной, Жаннета – томно-философической, Димка – саркастическим. Вот тогда все на своих местах. Стоит одному чему-то измениться, это – все равно как палец отнять или ухо отрезать. Человек не может существовать сам во всех ипостасях, а так иногда хочется! Быть и активным, и созерцательным, и мягким и стервозным, и умным и полным дурнем. В каждой сущности есть свои прелести, хочется их все вкусить. Вот и окружаешь себя людьми, которые эти сущности привносят в твою жизнь. Не можешь быть напористой, как Галка, – пригласи ее провести с тобой вечерок, и тебе хватит напористости на целую неделю. При этом никто совсем не предполагает, что однажды Галка откажется демонстрировать свою сущность ради нашего удовольствия. И это беспокоит.

Наконец Жаннета не выдерживает.

– Галка, – решительно начинает она, – ты что-то сегодня молчалива. Тебе что, – тут Жаннета суживает глаза, – неинтересно, как Олька охмуряла очередного кандидата?

– Да не охмуряла я, – протестую я. – Да и Альбертино – не кандидат…

Жаннета делает жест рукой, мол, молчи, и я умолкаю. Ясно, специально щиплет Галку, чтоб та вылезла из своей скорлупы.

– Почему же… – вяло откликается Галка, – интересно… – и вновь впадает в транс.

Мы с Жаннетой переглядываемся. И уже всерьез принимаемся за Галку. Минут через десять она сдается и, с трудом выдавливая из себя слова, начинает говорить.

Черт, черт, черт! Мы ведь совершенно забыли о том, что Галка осчастливила Колюню своим решением начать новую жизнь! Альбертино, свалившийся на меня, как снежная лавина, затмил собой все остальные события. То-то Галка, обычно такая любопытная и нетерпеливая, и не звонила мне. Я-то думала, что ей неинтересно, и где-то даже обиделась, а она, оказывается, была просто занята. Внедряла новый политический порядок в своем семействе.

– И что? – хором спрашиваем мы с Жаннетой.

– Хреново дело, – выдыхает Галка и, придавив окурок в пепельнице, тянется за шоколадом.

– То есть? – опять хором спрашиваем мы.

К старости, наверное, наше умение выражаться одинаково достигнет высочайшего мастерства.

– То и есть, – хмуро отвечает Галка. – Я пришла в пятницу домой, наготовила мяса по-французски…

Мы с Жаннетой понимающе киваем. Мужика всегда нужно ублажить, прежде чем обрушивать на него важные новости. Сексом или ужином. Секс был бы слишком ошеломляющим событием в условиях Галкиной семейной жизни. Представьте себе: является Николаша тихим пятничным вечерком домой, зверски уставший после бизнес-вояжа и мечтающий рухнуть перед телевизором в тапочках и со стаканом пива в руке, а тут, откуда ни возьмись, дражайшая супруга в эксклюзивном белье набрасывается на него с желанием плотских утех. Нет, ужин – это было правильное решение.

– …он появился где-то в восемь. Ну вот, поели, – мясо, между прочим, удалось как никогда. Николаша набил пузо от души, я и решила, что пора возобновить тему. Самый момент – кровь отлила от мозгов к желудку… – И Галка делает паузу, собираясь с мыслями.

– Ну? – торопит ее Жаннета.

– Что «ну»? – окрысивается Галка. – Усадила в кресло, налила чаю и так это медленно, вкрадчиво ему начинаю…

«Медленно, вкрадчиво» – разве это про Галку? Я не выдерживаю:

– Ты врешь, наверное. Небось набросилась на него – и он тихо ошизел?

– Да, кстати, – вмешивается Жаннета, – он хоть жив?

– Живей некуда! – рявкает Галка. – Что ему сделается, паразиту такому?!

Нормальный ход. Так кто у нас теперь Николаша: любимый муж или паразит?

– Короче, – чуть успокоившись, продолжает Галка, – не перебивайте меня, а то мне это и так поперек горла…

Итак, Николаша в кресле с чашкой чая в руке, Галка – напротив, вкрадчивая и медленная, спрашивает его, что же он все-таки думает по поводу ее судьбоносного заявления, а он терпеливо выслушивает ее, допивает чай и спокойно говорит, что ему надо подумать.

– Ну, представляете? – Галкин голос взлетает в поднебесье. – Ему надо подумать!

– Подумал? – Жаннета не собирается отвлекаться на несущественные Галкины эмоции.

– Да, – нехотя отвечает Галка. – В субботу обнародовал.

– И?

– У него есть баба, – бурчит Галка. – Вернее, была.

Мы с Жаннетой вновь переглядываемся. Вот это да!

Никак Николаша надумал уходить из семьи!..

– И он что, – озвучивает мои мысли Жаннета, – собрался валить к этой бабе?

– Да нет. – Галка опять тянется за шоколадом. – Говорит, это была просто интрижка. Пересып. Выход налево. В общем, что-то в этом роде.

– А зачем, – кривит губы Жаннета, – он тогда тебе рассказал об этой бабе? Чтоб показать, что тоже не лыком шит? В отместку? Или просто из серии «баш на баш» То есть ты ему честно все выложила, и он такой же честный, а?

– Я тоже так сначала подумала. – Галка устремляет печальный взор куда-то за наши с Жаннетой спины. – Но, как выяснилось, ошиблась. Ларчик-то просто открывался. Баба эта ждет ребенка…

Уппс!

– Да как он мог! – взвивается Жаннета. – На черта он все это тебе рассказал? Ведь еще ничего… – Ее взгляд падает на меня, она видит мои страшные глаза и быстро прикусывает язык.

Я понимаю, что она хотела сказать. Она так еще и не звонила Николаше. Все никак не могла принять решение. Впрочем, прошло-то всего ничего. Для такого дела иногда и поболее времени требуется, чтобы все в голове улеглось. В общем, Жаннета еще отмашку Николаше не давала, а он уже сам всем распорядился и признался Галке. Это может означать только одно… Я не успеваю додумать свою мысль до конца, как Галка медленно, еле ворочая языком, произносит:

– И что бы там ни было с этой бабой, он собирается заботиться о ребенке.

Еще не пришедшая в себя Жаннета грубо говорит:

– Он-то да, а вот девица-то сама?

– А что девица? – удивляется Галка. – В таких ситуациях обычно мужики – слабое звено. Это они вечно, как услышат, что баба залетела, бегут куда глаза глядят, отключают все телефоны и плевать на все хотели.

– А девицы, – вмешиваюсь в разговор я и бросаю красноречивый взгляд на Жаннету, – мол, это исключительно для тебя, – девицы имеют обыкновение менять свои решения двадцать раз на дню.

– Думаешь, она не захочет рожать? – Галка, естественно, не понимает, к кому были обращены мои слова, и принимает их на свой счет. – Я, кстати, даже не спросила, на каком она сроке, может, ей уже поздно делать аборт… Или не захочет оставлять ребенка?

– Думаю, – бормочу я, – уже наоборот.

– Я поставлю кофе. – Жаннета поднимается и идет на кухню.

– Галка, – осторожно спрашиваю я, – так я не поняла, он что, будет уходить? Или как?

– И я не поняла, – признается Галка. – Он на этот счет ничего не сказал.

Странным типом оказался Николаша. Вот уж от кого не ждала…

– Значит, пошла прахом твоя новая жизнь? – задумчиво говорю я.

– Почему это? – Галка с недоумением поднимает на меня глаза. – Сказать по правде, разборки с Николашей отбили у меня всякое желание общаться с другими мужиками.

– А в чем логика? – удивляюсь я.

– Логики никакой, – соглашается Галка, – но отбили – это факт.

Жаннета берется за Николашу на следующий же день. Прямо с утра звонит ему на мобильный и ехидно так спрашивает:

– А что же это ты, не поставив меня в известность, меняешь условия игры?

(Сужу, конечно, о беседе со слов Жаннеты, но она в таких красках описывает произошедшее, что картинка как будто стоит прямо перед глазами.)

– Ситуация изменилась, – в тон ей отвечает Николаша. – Желаешь услышать все в деталях?

– Даже не знаю, – тушуется Жаннета, ожидавшая, что Николаша будет каяться и биться головой об стену.

– Вот и отлично, – одобряет Николаша. – К тебе это ведь не имеет никакого отношения, верно? Значит, отчитываться я перед тобой ни в чем не должен. За то, что не поставил в известность, прости, но, сама понимаешь, такие дела, что не сразу все учтешь.

– Значит, отбой, – упавшим голосом уточняет Жаннета.

– Прости, – немного помолчав, повторяет Колюня. Наверное, только сейчас сообразил, что для Жаннеты это не просто игры в выяснения отношений.

– Ты-то сама как? – участливо спрашиваю я, когда Жаннета заканчивает свое повествование.

Сижу на работе, заканчиваю аналитическую записку о работе конторы за апрель и слушаю Жаннетины вздохи в трубке.

– В растерянности, – честно отвечает Жаннета. – Не могу понять, то ли мне сразу начинать расстраиваться по полной, то ли повременить, то ли не расстраиваться вообще.

– Все, что ни делается…

– Угу, – слышно, как Жаннета улыбается, – смешно, правда? Мы все, как один, на перепутье. Ты с Альбертино: нужен – не нужен, Галка со своей новой жизнью: начинать – не начинать…

– Димка с новой работой, – подхватываю я, – уходить иди не уходить.

– Правда? – оживляется Жаннета. – Я не знала, что он решил бросить свою контору.

– Он и не решил еще, – объясняю я. – Мается…

– Так что я не одинока. – В голосе Жаннеты звучит Удовлетворение. – Утешительно.

Вот уж точно, размышляю я, самое великое утешение на свете: знать, что не тебе одному хреново.

Глава 25

– Зачем ты надела брюки? – брюзжит мама. – Что было бы не надеть платье?

– У меня нет платьев, – спокойно объясняю я.

– Ну, юбку, – не сдается мама. – Что за мода – все время ходить в брюках? Немудрено, что ты до сих пор в одиночестве. Ты знаешь, что проводились исследования, которые показали: на девушек, которые носят юбки или платья, чаще обращают внимание мужчины.

Где мама берет весь этот бред? И неужели не понимает, что это все не более чем рекламная акция с целью изменить потребительские предпочтения?

– Мама, – говорю я вслух, – давай оставим эту тему. Все равно уже поздно.

– Действительно, поздно, – нехотя соглашается мама, бросая мимолетный взгляд на свои часики. – Мы договорились с Анной на три.

Сегодня звездный день. Мы наконец-то идем знакомиться с очередным кандидатом. «Мы» – потому что без мамы эта акция никак состояться не может. Я узнала о предстоящих событиях вчера поздно вечером. Пол-одиннадцатого позвонила мама и, захлебываясь от возбуждения, объявила:

– Завтра в три!

– Что делаем? – осторожно осведомилась я.

– Ну как же? – возмутилась мама. – Я же тебе говорила. Племянник моей знакомой.

– А-а, – протянула я, – этот… Мам, может, не надо?

– Как это – не надо? – воскликнула мама. – Все уже договорено. Не болтай чепухи и лучше подумай, что наденешь. Я буду у тебя завтра в два.

Я легла спать в разобранном состоянии. Так хотелось провести субботу в своем обычном режиме, и – на тебе! Похоже, что теперь все мои субботы ожидает незавидная участь. И все из-за этих чертовых мужиков! Нет, нужно было выйти замуж в двадцать – и сидела бы сейчас, не дергаясь, у семейного очага и воспитывала бы детей и гундела бы – как все гундят – на мужнины привычки и причуды, не заботясь о том, юбку надеть или брюки.

Я надела брюки, потому что в брюках мои ноги выглядят чуточку длиннее и стройнее, чем в юбке. Это – для неизвестного мужика. А вот скромный макияж и бесцветный лак я выбрала исключительно ради его тетушки. Двойной удар. Не понравлюсь мужику, так приглянусь его тетке, и тогда она ему всю плешь проест. Моя излюбленная тактика. Я всегда производила прекрасное впечатление на чужих мам, бабушек и тетушек. Не знаю почему, но они меня любили. Поэтому когда знакомиться с очередным претендентом предстояло в компании его родственников, то, готовясь к встрече, я учитывала и возможные потребности старшего поколения. Словом, сегодня я выглядела на все сто. Для любой аудитории.

Неужели я действительно хотела понравиться? Неужели мне действительно была интересна эта очередная авантюра? Я не могла разобраться сама в себе. А вдруг там что-нибудь и вправду приличное? Из ряда вон выходящее? Тогда надо быть во всеоружии. Полчаса времени – вот все, чем я буду располагать, чтобы оставить в душе его неизгладимый след. Хотя – вряд ли. Не в смысле того, что я не сумею за полчаса оставить след, нет, мне и за меньшее время такое было под силу. Вряд ли – в смысле того, что надежда на «что-то приличное» – весьма призрачна. Сколько раз такое уже случалось, и что? Ничего.

– А что это он сегодня на работе? – интересуюсь я. – У него что, свой бизнес, он работает и по выходным?

Неизвестный кандидат должен был заехать к любимой тетке из офиса, сказал, что будет примерно в три. Вот к трем мы и были приглашены.

– Нет, – мама качает головой, – но, наверное, это и к лучшему. А то эти нувориши мне доверия не внушают.

С нуворишами у мамы сложности. Она вкладывает в это слово явный уничижительный оттенок и клеймит им всех, у кого свой бизнес, даже если это репетиторство на дому. Здесь ей продвинуться никак не удается.

– Так кем он работает? – в который раз пытаюсь добиться от нее ясности.

– М-мм… – в который раз задумывается мама. – Анна говорила, что со дня на день он должен возглавить фирму.

Опять эти расплывчатые формулировки. Делаю еще одну попытку:

– В смысле – создать свою?

– Не-ет, – тянет мама, – его должны утвердить директором.

– Фирма-то хоть чем занимается?

– Не спросила, – пожимает плечами мама. – Да чем они все могут заниматься? Торгует, наверное.

Ясное дело, торгует, но вот чем? Торговать телекоммуникационными технологиями все же не водку в разлив продавать. Впрочем, к личности неизвестного кандидата это может никак не относиться.

– А кстати, – неожиданно спрашивает мама, когда мы уже выходим из метро и направляемся в сторону Малой Морской – тетка, с племянником которой мы идем знакомиться, живет в самом центре, – почему ты не захотела знать его имя?

– Чтобы не программировать себя на какое-нибудь впечатление, – не задумываясь, отвечаю я.

И я знаю, о чем говорю. С каждым именем, которое только можно вообразить, у меня связаны те или иные ассоциации. Смешно, но среди моих тридцати семи мужиков почти не было повторений по части имен. И теперь «Кирюша» у меня четко ассоциировался с неудачником и размазней, «Алекс» – с напористостью и толстокожестью, «Павлуша» – с неуверенностью и мягкотелостью. Ну, вы понимаете. Я не хотела заранее рисовать себе образ нового знакомого. Не дай бог, его бы звали Валерием – тогда бы и до окрашивания ногтей в бесцветный лак дело не дошло бы.

– Наверное, это правильно, – немного подумав, говорит мама. – В любом случае, хорошо, что он сам ничего не знает о наших планах. – И она хитро улыбается.

Это точно. Главное – чтобы подопытный ничего не подозревал. Мамина подружка считала, что и меня не стоит посвящать в их заговор, но тут мама воспротивилась. «Девочка, – заявила она, – должна быть в курсе. Она должна выглядеть, как картинка, и должна быть настроена нужным образом. Иначе все провалится». Я полностью согласна с мамой. Мужик в нечищеных ботинках и с осиным гнездом на голове – это, как бы то ни было, жених, востребованный товар на рынке брачных обязательств. А вот девица с ободранными ногтями, в мятой юбке и рваных колготках – пожалуй, уже вне игры. Нет, меня лучше предупреждать. Я уже давно не волнуюсь, когда в очередной раз отправляюсь в неизвестность. Это все в прошлом. Только первые раза три я тряслась от испуга, потом все прошло. Это ведь не более чем шахматная партия – однажды поняла я. И если заранее не все ходы известны, то роли фигур предопределены, а значит, ситуацией можно управлять, стоит только чуть лучше узнать законы игры.

Мужчина же, наоборот, сколько ни участвует в подобных игрищах, навыка не набирается и каждый раз опять пугается до смерти. Сказать ему о планируемых событиях заранее – означает увидеть при встрече бледный экземпляр, пытающийся спрятать куда-нибудь трясущиеся руки и отводящий в сторону глаза. И потом, предупреди мужчину о появлении незнакомки, он моментально начнет грезить о Мэрилин Монро или – для любителей узких форм – о Николь Кидман. И тут вхожу я… Результат можно предсказать с вероятностью сто процентов.

Наш неизвестный кандидат пребывал в неведении. У нас с мамой была железная легенда. Мол, шли мимо, решили заглянуть – вдруг ты, Анюта, дома. Это было мое предложение. Дамы сначала хотели устроить вымышленное торжество, зазвать туда народ для придания правдоподобности, я отмела их предложение сразу же. Зачем нам народ и зачем излишние траты? Все гениальное просто. А что может быть проще обычного женского времяпрепровождения, заключающегося в ходьбе по магазинам и внезапных визитах к подружкам? Да, мы могли проколоться и, явившись в гости, обнаружить отсутствие племянника – мало ли какие там проблемы поджидали его в офисе. Но – Боже, благослови изобретателя мобильного телефона! – тетушка у потенциального жениха оказалась не менее продвинутой, чем моя мама, и минут десять назад сигнализировала нам о скором прибытии претендента (он позвонил ей из машины, спросив, что купить к чаю).

«Бедняга!» – мелькнуло у меня в голове. Неизвестный мне мужчина прямым ходом шел в капкан, расставленный ему тремя женщинами. И почему традиционно считается, что только мужчины – охотники? Несправедливо. Они не знают, что такое настоящая охота. Не за каким-нибудь там древним мамонтом или современным крупным животным, а за самым хитрым, увертливым и неуловимым зверем, какой только существует на планете, – за свободным одиноким мужчиной. Вот это задача из задач.

Мы сворачиваем во двор. Я мысленно сосредотачиваюсь на нашей легенде. Мы здесь совершенно случайно, совершенно случайно… Важно изобразить крайнее смущение, из серии: «Ой, простите, пожалуйста, мы не предполагали, что вы можете быть заняты…» – и дело в шляпе.

– Сюда, – говорит мама, толкая тяжелую дверь в подъезд.

Она немного побледнела от волнения. На самом деле мама не очень надежный компаньон в такого рода аферах. Что-нибудь непременно сболтнет лишнего. Я стараюсь об этом не думать, все равно от нее уже не отвязаться. Любопытно, она устраивает все это для того, чтобы действительно избавить меня от одиночества или чтобы самой избавиться от скуки?

Третий этаж. Единственная железная дверь на всю лестничную клетку. Здесь наверняка полно коммуналок. Но похоже, у «племянниковой тетушки» собственная жилплощадь – у двери только одна кнопка звонка. Мама поднимает руку и звонит. Один раз, второй. Щелкает замок на внутренней двери, затем с мягким скрежетом открывается замок внешней – и перед нами хозяйка квартиры.

– Боже мой, – весьма натурально восклицает она, – Любочка! Какой сюрприз! Проходи скорее.

Заметили? Обо мне ни слова. Значит, клиент уже прибыл. Похоже, дамочка профессионал в подобного рода делах. Мы проходим в прихожую.

– Привет, дорогая, – щебечет мама, – мы тут гуляли и оказались в твоем районе, решили – дай, заглянем на минутку.

– Проходите, – приглашает хозяйка, – нет-нет, обувь не снимайте, у нас не принято.

У них не принято! Каково? Я жду, пока мама осмотрит себя в зеркало – как будто это ее ведут знакомиться, – и потихоньку разглядываю хозяйку. Двойник Фаины Раневской, только с явными скандинавскими корнями. Плотная высокая мадам с крупной головой, увенчанной шапкой седых упругих кудрей. «У нас не принято». Интересно, что у них еще не принято. Я, между прочим, абсолютно не разбираюсь в столовых приборах, но, надеюсь, в течение нашего краткого визита нас не заставят есть какие-нибудь экзотические блюда.

Мадам мягко подталкивает меня к входу в комнату. Я на секунду прикрываю глаза, входя в роль. Открываю их. Делаю два шага. И застываю. Что за черт? Смущенная мина – апофеоз актерского мастерства – сползает с моего лица, как краска с джинсов.

– Ой, – согласно своей роли тем временем всплескивает руками моя мама, – Анюта, прости, мы, наверное, помешали?

– Что вы, что вы, конечно же нет, – любезно откликается М.А.

Ибо это именно он стоит у окна и рассматривает какие-то фотографии. Я просто физически ощущаю, как покрываюсь с ног до головы пятнами, и единственное, что мне хотелось бы сейчас сделать, это бежать отсюда куда глаза глядят.

– Ничего вы не помешали. – Тетушка преграждает нам путь к отступлению. – Просто племянник заехал на минутку. Проведать любимую тетку. Мы вполне можем почаевничать все вместе. Верно? – И она смотрит на племянника.

– Разумеется. – М.А., улыбаясь, кладет фотографии на столик. – Но может быть, ты для начала представишь нас друг другу?

– Ах да, – спохватывается мадам, – провалы в памяти, что поделать… Это мой племянник Максим, – М.А. изображает легкий полупоклон, – а это моя старинная подруга Любаша и ее дочка Оленька.

– Очень приятно, – медленно говорит М.А., уставившись на меня во все глаза.

Мы, играем в незнание, понимаю я. То есть делаем вид, что незнакомы друг с другом. Я откашливаюсь и бормочу:

– Взаимно.

Он легонько кивает, скрепляя тем самым наш безмолвный договор. Но зачем? Голова отказывается соображать. В конце концов, утешаю я себя, шестьдесят минут позора – и все. Я украдкой смотрю на настенные часы. Три пятнадцать. Значит, в четверть пятого надо дергать. А может, лучше в четыре?

– Вы что будете? – отвлекает меня от лихорадочных размышлений хозяйка. – Чай, кофе?

– Чай, – выдавливаю я.

Брови М.А. ползут вверх. Я с вызовом смотрю на него. Ну что, неужели он скажет: «Как же так, Ольга Николаевна, вы изменили своему любимому напитку?» Он ловит мой взгляд, легонько усмехается и поворачивается к тетке:

– Тебе помочь?

– Будь так добр, – соглашается она. – А вы тут пока располагайтесь.

Мадам не проста, ой как не проста! Любая другая схватила бы в охапку мою маму и удалилась бы на кухню, сообщив, что помощь ей не нужна и лучше пусть молодежь пообщается без них, стариканов. Нет, она явно собирается что-то сообщить любимому племяннику. Не исключено, что держись, мол, от этой особы подальше, она мне что-то не очень…

– Ты ей понравилась, – шепчет мне мама и отходит к окну, заставленному фиалками.

С чего это она взяла? Впрочем, какая мне теперь разница? Я уныло разглядываю свои ногти. Господи, я столько старалась! Гладилась, укладывалась, красилась… Стой! Я в панике хватаю рукой воздух перед своим носом. Очки! Конечно же они остались дома. Кто ж знал, что и тут я наткнусь на М.А.? И как я не обратила внимания на его машину во дворе?!

– Чай, – торжественно объявляет он, внося поднос.

Мы пьем чай, дамы ведут беседу о разных пустяках, М.А. изредка поддакивает им или вставляет короткие замечания, я же молчу как рыба. Согласитесь, есть некая злая ирония в том, что единственным мужчиной, с которым меня знакомят за последние полтора года, оказывается М.А. Я пробую пирожные, испеченные хозяйкой к нашему приходу (М.А. даже не догадывается об этом и хвалит тетушку-рукодельницу, способную и в обычный день печь для себя такую прелесть), и, честно сказать, мне очень хочется плакать. Видимо, не так уж хорошо я умею скрывать свои чувства, потому что спустя некоторое время мадам замечает:

– Оленька, что-то вы молчаливы. Что-то не так?

Я вскидываю на нее глаза. Что же ответить?

– Да-да, – внезапно вмешивается М.А., – я тоже заметил. Такое впечатление, что вы сильно нервничаете.

Я перевожу взгляд на него. Что за бред он несет? Да, нервничаю, но воспитанный человек никогда не позволит себе… Уппс! М.А. смотрит на меня с неподдельным сочувствием и – что это? – подмигивает? Определенно. До меня вдруг начинает доходить.

– Э-э… – бормочу я в надежде, что меня осенит.

И тут я замечаю, что минутная стрелка на настенных часах приближается к заветной отметке.

– Да, – с облегчением выдыхаю я, и меня несет: – Такое дело… Мне нужно идти. У меня назначена встреча. Но встреча такая неприятная, что я вот… – И я смущенно развожу руками.

– А я все думала, – совершенно не по сценарию восклицает мама, – что это ты с самого утра такая странная, как будто сама не своя. Конечно, если тебе нужно идти, то что поделаешь…

Как? Она разве не собирается уйти вместе со мной?

– Ты же не будешь возражать, если я останусь? – заканчивает мама.

Она, видимо, решила в подробностях рассмотреть М.А. Флаг ей в руки. Я приподнимаюсь со стула.

– Я вас довезу. – М.А. легко вскакивает из-за стола. – Может быть, это отчасти скрасит вам предстоящую неприятную встречу.

Мама подавляет разочарованный вздох. Пока я раздумываю, как повежливее отклонить предложение М.А., он уже направляется в прихожую. Ему тоже хочется отсюда смыться – внезапно доходит до меня, и мне становится смешно.

– До свидания, – церемонно раскланиваюсь я с хозяйкой.

– Всего хорошего. – Она провожает нас до двери. – Макс, позвонишь вечером, скажешь, что ты решил насчет машины.

– Ладно. – М.А. кивает и распахивает передо мной дверь. – Прошу.

Мы молча спускаемся по лестнице. Выходим во двор. Он вынимает из кармана брелок сигнализации, и серебристый «лексус» мигает нам.

– Это ваша? – невольно восклицаю я.

– Новая, – кивает он и распахивает дверцу. – Прошу.

Я молча забираюсь в салон. Он тоже молча усаживается на свое место. Молча трогаемся с места. Молча едем по Малой Морской.

– И часто вы развлекаетесь таким образом? – М.А. нарушает молчание, когда мы уже выруливаем на Невский.

– Пардон? – Я смотрю на него непонимающим взглядом. – Каким таким образом?

– Свиданиями вслепую, – поясняет он.

Черт! Думала, он не догадается.

– Какие свидания вслепую? – Я все же делаю попытку увильнуть от разговора.

– Да бросьте. – Он усмехается. – У тетушки уже стоял поднос со всеми причиндалами к чаю, когда я пришел.

Я пожимаю плечами:

– Может, она вас ждала?

– Ну да, только чашек на подносе было четыре. Да и пирожные она никогда не печет просто так. Тетка жутко ленива по части хозяйства. Кроме того, – он вздыхает, – обычно она ходит дома в халате…

Продолжать нужды нет. Мадам была одета в шелковый брючный костюм и туфли.

– Вы выиграли, – бормочу я. – В смысле угадали.

– Но на вопрос-то вы не ответили. – Он притормаживает перед светофором. – Кстати, а куда мы едем? У вас и в самом деле назначена встреча?

– Нет, – сознаюсь я.

– Тогда куда?

– Наверное, домой.

– Домой так домой.

– Вы же не знаете, где я живу.

– Я знаю, где вы живете.

Час от часу не легче. Он знает, где я живу. И знает, что я хожу на свидания вслепую в надежде найти себе мужа. Черт, черт, черт!

– Хорошо, – бросаюсь я в атаку, – а почему вы сделали вид, что мы незнакомы?

– А вы?

– А я – как вы.

– А я, – он крутит головой, – честно сказать, пожалел тетку.

– А я, – улыбаюсь, – пожалела маму. Она так старалась…

– Тетка тоже, – подхватывает он, – и они бы расстроились до слез, если бы поняли, что все их усилия впустую. Что мы уже и без их стараний знакомы.

– Ну да.

Мы огибаем площадь Восстания.

– Так все-таки, – опять нарушает молчание М.А., – зачем вам это?

Он угомонится сегодня или нет?

– Мы же уже обсудили, – нехотя говорю я, – это все из-за мамы.

– А что же наш московский друг – он ей не понравился? – вдруг спрашивает М.А.

Меня бросает в жар:

– Какой московский друг?

– Алик-Альберт. Или вы их не познакомили друг с другом?

– К-когда? – запинаясь, выдавливаю я из себя.

– Когда он здесь был.

Убью Альбертино! Уже всей стране известно, что он ездил ко мне.

– Он здесь ни при чем, – быстро говорит М.А., бросив на меня взгляд.

– Тогда откуда вы знаете?

– Все просто. Нам нужно было передать бумаги в московский офис. Алексей сказал, что Альберт в Питере. Я отвозил ему бумаги на вокзал…

Он отвозил бумаги на вокзал. Вот поэтому Альбертино меня отправил с перрона. Не хотел, чтобы кто-нибудь нас видел вместе. Точно, ему кто-то позвонил по мобильнику. А я тогда решила, что это кто-то вроде мамы. А это был М.А. Потому что именно после звонка Альбертино стал настойчиво меня выпроваживать. Нет, что-то в нем все-таки есть.

– …и видел вас, – продолжает тем временем М.А. – Когда вы шли по залу, уже в сторону метро.

Мне просто не повезло. Я мрачно смотрю в окно.

– Зачем вам все это? – М.А. никак не может угомониться.

– Что это? – металлическим тоном отвечаю я.

– Свидания вслепую. Юноши из Москвы.

– Остановите, пожалуйста. – Я не могу найти в себе силы взглянуть на него.

– Но мы еще не доехали, – удивляется он.

– И отлично. Я передумала ехать домой.

– Вы обиделись, – кивает он. – Но это действительно странно. Зачем вам вся эта чепуха? Неужели вы считаете, что ваша личная жизнь…

– Моя личная жизнь, – вскипаю я, – вас не касается! Остановите!

Он резко тормозит. Я выскакиваю из машины, хлопаю дверцей и ухожу прочь. Краем глаза вижу, как М.А. выходит из машины и смотрит мне вслед. Ненавижу! Почему все считают своим долгом ковыряться в моей личной жизни? И М.А. ничем не лучше прочих. Любитель потрепаться хуже бабы. Я же не позволяю себе такой наглости приставать к нему с вопросами: «Что же это ваша тетушка ищет вам пару, когда у вас есть такая чудесная-расчудесная Алена… – и, между прочим – я даже на секунду останавливаюсь. – Действительно, а как же Алена?»

Глава 26

Что – хотелось бы знать – М.А. собирался сказать о моей личной жизни? А впрочем, черт с ним – не хотелось бы. Совсем неинтересно… А все-таки…

Нет нужды выслушивать чужое мнение о моей личной жизни, потому что я и так прекрасно знаю, что она собой представляет. Правда заключается в том, что моя личная жизнь – это полный кошмар. Конечно, она не самая скучная на свете, попадаются экземпляры и потоскливее, у которых нет Галки с Жаннетой, нет душки Димки – да разве все упомнишь! Да, моя личная жизнь еще очень даже! Вопрос только в том, что я называю личной жизнью. Хотя… это лишь игра в терминологию. Что под ней ни подразумевай, надо честно признаться самой себе, одного там нет точно. Мужчины с Большой Буквы.

«А должен ли он там быть?» – часто спрашивает меня Галка. Не знаю. Мы стали такими самостоятельными, нас ничем не запугать. Даже рождение детей мы теперь можем устроить в отсутствие Мужчины с Большой Буквы. Но как бы то ни было, порой мне нестерпимо хочется, чтобы он немного потолкался в моей жизни. Пусть хоть сезон.

Я никогда не говорю никому, что моя страсть – это мелодрамы со счастливым концом. Стыдно и не модно нынче в этом признаваться. Циники – вот кто сейчас в почете. Любопытно, почему? Я – не циник. Иногда прикидываюсь им, чтобы было проще разговаривать. Но прикид циника мне не идет. Может, я и выгляжу в нем не хуже других, но вот чувствую себя несомненно отвратительно. Понятно, что я обычно поддакиваю, когда дискуссия сворачивает на излюбленное: «все мужики сволочи» и «везет только стервам», – но в глубине души абсолютно с этим не согласна. И когда воскресным вечером по телику показывают «Сабрину» или «Вам письмо», я отключаю все телефоны и наслаждаюсь каждой минутой, нет, секундой чудесной действительности. Да, я буду упорствовать: это – не сказка и не фантастика, это – действительность, которая случается со всеми нами, только мы почему-то предпочитаем загнать ее поглубже, так, чтобы и ушей видно не было, и делать вид, что нам страшно нравится та жизнь, которая после этого всего осталась. Через десяток лет такой тренировки мы начинаем верить, что нам и впрямь нравится. Я ничем не лучше прочих. И хотя признаться самой себе, что я закоренелый романтик, мне не составляет большого труда, но ведь молчу, когда все вокруг начинают упражняться в цинизме. Не произнесу ни слова в защиту умирающего романтизма.

С другой стороны, и во мне он уже сдает свои позиции. А как вы думали? Зря мы тогда затеяли всю эту кампанию по розыску мужчин, пригодных для совместного путешествия по жизни. Тридцать семь мужиков – этого достаточно, чтобы развеять все иллюзии насчет сильной (о боже мой!) половины человечества. Часто ведь как случается: познакомится девушка с одним из представителей славного рода мужского, а он окажется мерзавцем, и думает она, и утешает себя: «Не все же такие». Второй – тоже обнаруживает все те же «замечательные» качества. «Ну что же, – размышляет девушка, – не повезло и во второй раз. Но они не все такие». Но, извините меня, тридцать семь – и не все такие? Сколько же их нужно перебрать, чтобы докопаться до «не такого»? Уверена, моей жизни на это не хватит.

«Но они же все-таки существуют», – как-то однажды возразила мне Жаннета. Существуют. Не спорю. И даже не где-то в невидимых далях, а рядом, можно сказать, живут на соседней улице и время от времени попадаются на моем жизненном пути. У них есть только один изъян – они недосягаемы. Обычно Мужчины с Большой Буквы к моменту встречи со мной уже прочно заняты.

Как это с ними происходит? И когда? И главное, почему с другими женщинами? Загадка. Где надо стоять и куда смотреть, чтобы вовремя словить Мужчину с Большой Буквы, свободного и готового к контакту? Мама полагает, что такие мужики вырастают из тех незадачливых тридцати семи кандидатов в случае, если их правильно выращивать. Ну не чушь ли? М.А. не нуждался в выращивании, он был Мужчиной с Большой Буквы уже в институте.

Вот мы и вернулись к М.А. Ничего не поделаешь. Если бы мне было на пятнадцать лет меньше, я бы с уверенностью сказала, что даже влюблена в него. И он – кто б сомневался – уже занят. Собственно, он был занят всю жизнь, сколько его знаю. Вот когда надо было занять позицию у двери его комнаты, чтобы поймать тот счастливый момент, который удалось уловить той белокурой фурии, что грозилась выдергать мне все волосы? Хотя она-то, наверное, сейчас не считает тот момент счастливым.

Как человек понимает, что ему кто-то нравится? Ловя себя на том, что ему хочется на кого-то смотреть и смотреть? Не думаю. От Димки тоже иногда не оторвать взгляда, просто потому что он красавчик. И от Пирса Броснана – на то он и Броснан. И от соседа из третьего подъезда. У того уникальная фигура, живи он в Древней Греции, все скульпторы бились бы на турнирах в кровь за право ваять его для вечности. Но ни Димка, ни Броснан, ни сосед и в подметки М.А. не годятся. А нравится мне М.А. Откуда знаю? Если мне не-уютно в его присутствии, то – нравится. Конечно, когда дырка на чулке или прыщ на подбородке, то «неуютно» – это не показатель. Но когда я от пяток до макушки хороша «как картинка», то «неуютно» – это уже симптом.

С этим нужно что-то делать, мрачно думаю я, перебирая бумаги на своем рабочем столе. «Можно уволиться, – подсказывает внутренний голос. – И избавить себя от растравляющего душу зрелища. Расстояние, как известно, неплохой лекарь». Я даже не стараюсь додумать эту мысль до конца. Я знаю, что не поступлю так никогда. Не откажусь от возможности видеть его каждый день. Иначе что мне останется?

Есть еще вариант… И через несколько секунд я обнаруживаю, что этот вариант звонит мне на мобильный.

– Привет, – говорит он. – Как дела?

– Привет, – отвечаю я. – Нормально.

И ничего не добавляю вслед за этим. Он позвонил всего дважды после своего отъезда, оба раза мельком. Может быть, он уже жалеет о своем порыве и его звонки – лишь шаги к вежливому отступлению?

– Я звонил тебе в воскресенье, – сообщает Альбертино. – У тебя было что-то с телефонами? Ни один не отвечал. Я звонил целый день. Вечером поздно уже не стал, подумал, вдруг ты спишь.

– В воскресенье? Вчера? – уточняю я.

– Ну конечно, – смеется он. – В прошлое воскресенье, если ты еще не забыла, я был в Питере.

Я тоже улыбаюсь. Вчера. Не повезло ему.

– Тебе просто не повезло, – говорю я. – Вчера был день независимости, – делаю паузу и добавляю: – От телефона.

– Как это? – ошарашенно спрашивает Альбертино.

– Это когда выключаются все телефоны и ты живешь целый день без них, – поясняю я.

– Откуда ты взяла такое?

– Сама придумала.

– Здорово! – восхищается Альбертино. – Надо будет попробовать. А у тебя они как-то регулярно происходят?

– Нет, – я удерживаю вздох, – по настроению.

Он молчит.

– Ал-ло? – спрашиваю я тишину в эфире.

– Я здесь, – откликается Альбертино. – Просто думаю. У тебя что-то случилось?

– Да нет, – медленно отвечаю я.

И ведь действительно, ничего у меня не случилось. Так, настроение…

– А как ты? – перехватываю инициативу.

– Все нормально. Со следующей недели иду на курсы.

– Классно.

– Да, классно. Знаешь, – он откашливается, – я тут подумал…

«Сейчас скажет: не приехать ли мне в эти выходные?» – думаю я. И что ему ответить на это?

– …может, мне попроситься в питерский офис?

– Э-э… – Я вздрагиваю от неожиданности. – Что значит – попроситься?

– Ну-у… Работать у вас… – Я прямо-таки слышу, как Альбертино переминается с ноги на ногу, хотя он вполне может и сидеть. – Не знаешь, у нас в конторе такое практикуется?

– Не знаю, – машинально отвечаю я и тут же выпаливаю: – Зачем тебе это?

– М-мы могли бы… – запинаясь, говорит Альбертино.

Я не дослушиваю его рассказ о том, что мы могли бы, и впадаю в ступор. В давнем споре, что лучше: любить самой или быть любимой, – мы с Жаннетой придерживаемся диаметрально разных позиций. Она считает, что лучше быть любимой. «Это такой кайф! – утверждает Жаннета. – Женщина только тогда становится похожа на женщину, когда ее любят, холят и балуют». Я дважды попадала в ситуацию, когда меня без памяти любили и это не находило во мне никакого отклика. Скажу вам честно – развлечение не для слабонервных. Сродни клаустрофобии. Альбертино – нет, он не такой душный, как те два моих поклонника, но если он будет работать с нашем офисе… Рядом с М.А. …Мороз продирает по коже.

– Может, не стоит торопиться? – аккуратно предлагаю я.

– Не торопиться? – усмехается он, и в этой усмешке я улавливаю нотку горечи. – Но так можно все пропустить в этой жизни.

Альбертино, видимо, понимает, что я не расположена продолжать дискуссию на эту тему, сворачивает разговор:

– Ладно, это так пока, идея, не больше. Что? Пойдем поработаем?

– Неплохо было бы, – отвечаю я.

Мы прощаемся. Я отключаю телефон и бездумно смотрю в окно. Альбертино с каждым следующим днем оказывается все сложнее и сложнее. Может, мне просто выкинуть из головы лишние мысли, расслабиться и отдаться течению? А может – внезапно приходит шальная мысль – это лучше мне переехать в московский офис? Не буду видеть М.А., а со временем – кто знает! – оценю по достоинству и Альбертино.

Юрик, к которому я захожу, чтобы отдать документы на подпись, сидит мрачный, как предгрозовое небо.

– Опять вы со своими бумажками, – шипит он, ставя свою замысловатую подпись под моими расчетами.

– Что поделаешь? – риторически спрашиваю я и, чтобы немного развлечь нелюбимого, но все же родного начальника, спрашиваю: – Юрий Викторович, не подскажете ли, – Юрик поднимает на меня свои белесые очи, – существует ли в нашей компании такая практика, как перевод сотрудника в филиал по его просьбе? – И так как Юрик продолжает взирать на меня с явным удивлением, я спешу пояснить свою мысль: – К примеру, если бы я захотела поработать в московском офисе, могла бы я рассчитывать на то, что моя просьба будет рассмотрена?

– Рассмотрена – да, но насчет удовлетворена – я бы сказал, скорее нет, чем да, – слышу я из комнаты переговоров, сообщающейся с кабинетом Юрика посредством двери, и через мгновение вижу М.А., выходящего оттуда.

Проклятье! Ну вот откуда он тут взялся? Юрик откидывается в кресле и, скрестив на груди руки, меланхолически замечает:

– Вот видите. Максим Александрович полагает, что у вас маловато шансов попасть в Москву.

– Во-первых, – огрызаюсь я, опуская глаза, – московский офис я привела для примера. Может, я желаю поработать в Новосибирске. Если не ошибаюсь, у нас там предполагается филиал.

– А во-вторых? – спрашивает М.А., останавливаясь прямо напротив меня.

– Во-вторых, честно сказать, – я тщательно подбираю слова, чтоб не ляпнуть откровенную грубость, – не понимаю, каким образом Максим Александрович может быть причастен к решению этого вопроса?

– Странно, не правда ли, – все так же задумчиво комментирует Юрик.

Я киваю. М.А. молчит.

– Но это если не знать всех деталей. А вы, – Юрик любезно улыбается мне, – Ольга Николаевна, их еще не знаете. Просто Максим Александрович… – Юрик поднимает глаза на М.А., тот пожимает плечами, мол, мне все равно, и Юрик продолжает: – Теперь будет вашим директором.

Уппс! Я чувствую, как внутри становится жарко-жарко.

– А вы? – растерянно спрашиваю я.

– А что я? – Юрик философически глядит на меня. – Я ухожу в другую компанию. Вы будете по мне скучать?

Боже мой, какое мне дело до тебя? Скучать? Вот уж никогда.

– Немного, – тем не менее бормочу я.

Директор. С ума сойти. Чем нам всем это грозит? Чем мне это грозит? Мысли беспорядочно теснятся в моей голове, я не успеваю собирать их в кучу. Мама! Мама ведь что-то говорила по поводу того, что племянник должен получить назначение, а я, лопух эдакий, все пропустила мимо ушей. Впрочем, разве это что-нибудь изменило бы?

– Я, пожалуй, пойду, – тихо говорю я, подтягивая к себе подписанные бумаги.

– Идите. – Юрик милостиво взмахивает рукой, не исключено, что в последний раз.

М.А. продолжает молчать, внимательно разглядывая меня, и, только когда я уже почти достигаю дверей, он оживает.

– Ольга Николаевна, – слышу я за спиной его голос, – могу я попросить вас пока не сообщать никому эту новость?

Я поворачиваюсь.

– Не хотелось бы, – Юрик кивает в такт словам М.А., – чтобы она стала известна до ее официального объявления. Я полагаюсь на вашу деликатность… – М.А. вопросительно поднимает брови.

– Да-да, конечно, – бормочу я и выхожу из кабинета.

Интересно, долго ли мне придется терпеть? Что, и даже Галке ничего нельзя сказать?

Глава 27

Болезнь подкосила меня так неожиданно, что оставалось только развести руками. Во вторник утром я проснулась с ощущением невозможности продолжать это тягостное занятие – жить. Я лежала в постели, наблюдая за тем, как секундная стрелка движется по циферблату, и пыталась понять, откуда взялась во мне такая тоска. Перебрав в голове все возможные варианты и не найдя ни одного действительно серьезного, я с трудом выползла из-под одеяла и сделала пару шагов. Меня шатнуло, в мозгах взметнулось ватное облако, и в глазах потемнело. «Ой!» – подумала я. Градусник показал мне 38, и причина утренней тоски наконец-то обрела свое лицо.

– Что это? – спросила я у врачихи, прибывшей по моему вызову уже после трех.

– Трудно сказать, – пожала она плечами. – Весна.

– Какая ж это весна? – удивилась я. – Пожалуй, уже лето.

– Да, и вправду. – Она задумчиво уставилась в окно. – Но дело ведь не в сезоне, вы понимаете?

– Не очень, – призналась я.

– Дело в состоянии организма, – пояснила она. – А у вас – весна.

– То есть? – Мое удивление нарастало.

«Весна в организме» – это комплимент или смертельный диагноз?

– Недостаток витаминов, избыток стрессов. – Врачиха внимательно взглянула на меня. – Стрессы были в последнее время?

– А у кого их нет, – уклончиво ответила я.

Стрессы! Ясное дело, были. На десятерых бы хватило моих стрессов.

– Значит, были. – Она вздохнула. – Словом, лежите. Я вам выписываю больничный до понедельника.

– Ого! – выдохнула я.

– Что, – скривилась врачиха, – на работе без вас умрут?

– Да нет, – подумав, сказала я.

На работе сейчас, наверное, даже лучше не появляться. Во-первых, буду избавлена от необходимости таиться от Галки по поводу назначения М.А. – что представлялось мне почти невыполнимой задачей. Во-вторых, в смутные революционные времена всегда лучше держаться подальше от эпицентра событий.

– Вот и отлично, – обрадовалась врачиха и принялась царапать что-то на бланке рецепта. – Выписываю общеукрепляющие. В остальном – только покой. Хорошо бы еще отключить телефоны, но это уже на ваше усмотрение. Пейте побольше чаю с лимоном, спите. В общем, отдыхайте. В понедельник до часу – ко мне на прием.

– Спасибо, – пробормотала я и потащилась ее провожать.

Вот так все и было. Сегодня уже суббота. По-моему, я конкретно опухла от сна, чая, лимона и одиночества. Все, конечно, звонят, но зайти времени ни у кого нет. Врачует меня мама, да и она забегает ненадолго. Сгружает сумку с едой, фруктами, прикладывает прохладную руку к моей голове и, пощебетав минут пятнадцать, опять убегает по каким-то своим таинственным делам. Любопытство меня немного колотит, но я намеренно держу себя в узде, потому что стоит только дать слабину, и я обнаружу себя погибшей под лавиной событий маминой жизни. Смерть от любопытства представляется мне менее мучительной.

Жаннета звонит каждый вечер, но положительных эмоций в мою жизнь не добавляет. Вот сегодня, например, позвонила и практически сразу после приветствия замолчала. Пришлось рассказывать ей долго и нудно о фильме, который мне удалось посмотреть вчера в полночь. Жаннета молча слушала меня минут десять, потом совершенно невпопад спросила:

– Завтра-то еще дома сидеть будешь?

Нет, ну подумайте, какая связь?

– Да нет, – тем не менее ответила я. – Надо бы уже выползти куда-нибудь, а настроение то еще…

– Я тебя понимаю, – со вздохом сказала Жаннета. – Настроение – это великая вещь.

Но не стала докладывать мне, что там с ее настроением происходит. Да, собственно, и так все понятно. Какое там может быть настроение, когда тебя так обломают в твоих планах? Я не стала терзать ее расспросами, ни к чему, да и сил после борьбы с внезапно подкосившей меня хворью не было. Просто повисела на телефоне, издавая невразумительные «угу» и «м-мм» и глядя одним глазом в телевизор – Жаннете этого оказалось достаточно. Иногда человеку и не нужна содержательная беседа, главное – прижаться к кому-нибудь (пусть даже посредством виртуального общения) и замереть минут на несколько, потом опять можно продолжать жить. Мы заканчиваем свой «мини-сеанс» в 20.22. В 20.47 звонит Галка.

– Слышала? – усталым голосом спрашивает она после взаимного обмена приветствиями и вопросами о самочувствии. – Слышала про то, что теперь директором у нас будет М.А.?

– Слышала, – говорю я.

– Ну и как тебе такой кульбит? – продолжает она, даже не поинтересовавшись, откуда у меня сведения о грядущих переменах.

«Совсем плоха стала наша Галка», – думаю я и отвечаю:

– Даже не знаю, что сказать.

– Вот и я о том же.

– Интересно, его уже принимали на работу с мыслью о том, что он может заменить Юрика, или решение созрело по ходу дела?

– Скорее всего, первое, – немного подумав, говорит Галка. – Его переманили из конторы, где у него были перспективы стать партнером.

– Ты не говорила об этом раньше.

– Я сама не знала, – усмехается Галка. – Только сегодня и поняла.

А в голосе ни одной живой нотки. Я плюю на работу, как бы меня ни интересовал М.А. и все связанное с ним, и участливо спрашиваю:

– Ты-то сама как?

– Нормально, – нехотя сообщает Галка.

– Что Николаша? – выпаливаю я и замираю в ожидании ответа.

– Николаша? – повторяет за мной Галка так, будто бы она не уверена, о ком идет речь. – Николаша тоже нормально.

Хорошенькое дело!

– Ты просто хочешь отделаться от меня! – возмущаюсь я.

На Галку не наедешь, и наездом от нее ничего не добьешься. Точно…

– Да нет, что ты! – ворчит она. – Ничего подобного. Но все так странно. Внешне все нормально, но настроение препоганое.

И тут настроение. Никуда от него не деться. А вот странного, я бы сказала, ничего и нет. Любому бы было препогано. Когда считаешь, что знаешь человека, когда за двенадцать лет совместного проживания исследовал его вдоль и поперек, любые новости о нем шокируют. Тем более такие.

– Он не рвется на свободу? – осторожно спрашиваю я.

– Нет, – говорит ровным голосом Галка. – Видимо, это действительно была интрижка, не более того. Но он собирается заботиться о ребенке.

– Каким образом?

– Понятия не имею. И думаю, он сам тоже не понимает, в чем это будет заключаться. То есть у него, конечно, какие-то благие намерения бродят в голове, но как будет выглядеть их фактическая реализация, это ему неведомо.

– Ужас, – мямлю я, не зная, что еще можно тут добавить.

– Это точно, – соглашается Галка. – Ужас. Водевиль. Мыльная опера. Ты еще не все знаешь.

– Да?! – Я в испуге прижимаю трубку к уху.

– Ага. – Слышно, как Галка закуривает. – Этот идиот Энтони предлагает мне бросить Николашу и соединить мою судьбу с ним.

– Энтони?! – Я потрясена.

Энтони? Этот закоренелый бабник, не способный сосредоточиться ни на одной женщине, – и брак?

– Он, наверное, с роликов съехал, – убежденно говорю я.

– Похоже на то. – Галка пыхтит сигаретой. – Уговаривает, причем весьма настойчиво.

– И ты… – я нерешительно продолжаю, – ты думаешь?

– Лелька, – восклицает Галка, – я что, похожа на дуру? На черта мне этот Энтони? У меня семья. Дети. Николаша. Николаша понимает меня с полувздоха. И я его. Это что-то, не поддающееся логическому объяснению. Нечто за пределами материалистического понимания вещей. И ты хочешь, чтобы я в одночасье отказалась от всего этого?

– Я не хочу, Галка, – бормочу смущенно я. – Ты же знаешь, я всегда буду на твоей стороне. Просто мне казалось, что…

– Что я гуляю направо и налево, потому что мне Николаша никак? – с горечью говорит Галка.

– Примерно так, – сознаюсь я.

– Ну, так ты ошибалась.

Что тут скажешь? Вот только сдается мне, что я не в одиночестве ошибалась. Что не потряси Николаша своим экстраординарным поступком основ семейной жизни, Галка и сама бы не знала, какое место добрый и славный муж занимает в ее жизни. Как они будут выкарабкиваться из всего этого? Ума не приложу.

– Так что ты думаешь про М.А.? – вдруг ни с того ни с сего спрашивает Галка.

Так, понятно, шлюзы откровенности на сегодня закрыты.

– Да ничего, – не задумываясь, отвечаю я.

– А напрасно. – Она усмехается. – Он тобой интересуется.

– Да брось ты, – фыркаю я.

– В профессиональном смысле, – уточняет Галка.

– А-а… Что-то спрашивал?

– У меня нет. А вот с Никитком о чем-то они там беседовали.

– У нас намечаются перестановки?

– Да, конечно. Новая метла, сама понимаешь.

– И кого куда? – вяло интересуюсь я.

Конец моей свободе. Я всегда знала: когда работаешь сам по себе, это всех раздражает.

– Насчет начальников отделов еще пока ничего не озвучено, – говорит Галка, – а вот рядовой персонал уже перетасовали. Твоих «любимых» Настю и Риту гонят в шею. Надеюсь, тебя это порадует.

– Ой! – расстраиваюсь я. – Куда же бедных девчонок?

– Бедных девчонок? – веселится Галка. – Лелька, ты в своем репертуаре. Сколько раз тебе эти «бедные девчонки» отравляли жизнь, а ты их жалеть!

– Да ладно. – Я тоже смеюсь. – Я не злопамятная. Так куда их?

– На машинописные работы, с испытательным сроком.

– Сурово, – вздрагиваю я.

– Да, – подтверждает Галка. – М.А., похоже, по-настоящему суров.

– И что? Меня-то куда?

– Я же тебе сказала, пока не знаю.

– Нет, – поправляю ее я, – ты сказала, что пока неизвестно, что там с начальниками отделов.

– Лелька, – после некоторой паузы говорит Галка, – ты невозможна…

И столько в этом ее «невозможна» от прежней Галки, Галки до «истории с Николашей», Галки самовлюбленной, но обаятельной, что я, не дослушивая, перебиваю ее:

– Знаешь, Галка, я тебя все-таки люблю! Галка ошарашенно молчит, потом выдавливает:

– Ну, ты даешь…

Но слышно, что она довольна.

***

…В понедельник я закрываю свой больничный и еду в офис. Могла бы, конечно, сидеть еще день дома, но терпежу уже нет – хочу увидеть собственными глазами, что у нас там происходит.

– Не выдержала, да? – Вика раскалывает меня в один момент.

– Каюсь, не выдержала.

– И как тебе наши новости? – Глаза ее сверкают.

– Грандиозно!

– Вот и я так думаю.

– Тебя-то оставляют на прежнем месте?

– Куда ж без меня? – самодовольно говорит Вика.

Я иду в свой кабинет. Открываю его, захожу. Никаких перемен. А что я хотела увидеть? Не знаю, но только мне почему-то кажется, что с этого момента в конторе должна начаться новая жизнь. Вот только будет ли мне в ней уютно, в этой новой жизни?

Время с обеда до вечера пролетает незаметно. В разговорах. Все считают своим долгом заглянуть хотя бы на минутку и поболтать о происшедшем. Даже Милочка. Даже опальные Настя и Рита. Даже Витя, с которым мы вечно в состоянии легкой войны. Все, кроме Алены. Ну и М.А., разумеется.

Я вижу их обоих только вечером. Уже уходя с работы, вспоминаю, что нужно заехать к маме и померить какие-то шмотки, которые ее подружка привезла из Франции. Не знаю, что там за барахло, но от мамы простым: «Мама, у меня все есть!» – не отделаешься. Придется ехать. Я спускаюсь в вестибюль, притормаживаю у лохматой пальмы, вытаскиваю мобильник и набираю мамин номер. И в этот момент вижу их.

Жму «отбой» и отступаю за пальму. Алена в сногсшибательном черном брючном костюме, на высоких каблуках, шелковистая грива рассыпана по плечам. Идет, смеется, что-то быстро говоря М.А. Тот слегка улыбается в ответ на ее болтовню, тоже в костюме, в белоснежной сорочке и в новом ярком галстуке. Она всего на пару сантиметров ниже его. Выглядят потрясающе. Он толкает входную дверь и придерживает ее, пропуская Алену. Потом выходит сам. Я выползаю из-за пальмы и вижу, как они, направляются в сторону нашей стоянки.

«Наверное, поехали отмечать назначение, – уныло думаю я. – А впрочем, может, они уже давно его отметили!» Меня затопляет волна зависти. Чернущей. Разумеется, к Алене. За то, что она так красива и уверена в себе. И за то, что у нее есть М.А.

Я чувствую себя пятилетней девочкой в клетчатой юбчонке и с розовыми бантами в волосах, умирающей от зависти потому, что у Светки из четвертого подъезда есть белая мышь, а у меня нет. Или, скорее, тонконогой семиклассницей, страдающей по мальчику Вове из девятого «Б» и смертельно завидующей его сестрице – она же может целые дни напролет видеть его и разговаривать с ним! Или нет, скорее – второкурсницей, рыдающей по ночам в подушку от зависти к любимой Жаннете, к ее точеным чертам лица и совершенной фигуре.

Странно, но всегда ощущения одни и те же. И тогда, и теперь. Толку-то с того, что я стала старше и мудрее…

Французское барахло оказывается не таким уж и непотребным.

– Возьму вот этот джемпер, – заявляю я, – и брючки.

– Отлично. – Мама расплывается в улыбке.

– Сколько стоит? – деловито осведомляюсь я.

– Нисколько, – машет руками мама. – Это мой подарок на твой день рождения.

– Ну что ты, – смущенно бормочу я, стаскивая джемпер.

– Все, – нетерпеливо перебивает меня мама, – разговор окончен.

– Хорошо, хорошо. – Я упаковываю вещички в сумку.

– Ужинать будешь? – спрашивает мама, исчезая в кухне.

– М-мм… – раздумываю я. – А что есть?

– Капризуля, – ворчит мама. – Есть сырники и котлеты.

– Сырники, – облизываюсь я. – Я буду сырники.

Мамины сырники – это шедевр, достойный королевских почестей. Надо бы выпросить еще несколько штук навынос.

– Ты понравилась Анниному племяннику, – неожиданно сообщает мне мама, когда я, уже прикончив первый сырник, тянусь за вторым.

– А? – Я заполошенно поднимаю на нее глаза.

– Говорю, ты понравилась племяннику, – повторяет мама, сияя при этом, как ограненный алмаз.

– С чего это ты вспомнила про него? – тихонько бормочу я. – Это уже было почти сто лет назад. Я думала, раз ты ничего не говоришь, значит, все и умерло тогда.

– Ничего подобного, – поджимает губы мама. – Просто у нас с Анной не было возможности нормально поговорить об этом. А вчера мы виделись, и она мне сказала, – мама заговорщицки прищуривается, – что ты ему очень приглянулась.

«Приглянулась»! Ненавижу это слово!

– Ей, наверное, показалось, – возражаю я. – Во всяком случае, пока мы ехали, он ничем этого не выдал.

Не выдал – это еще мягко сказано.

– Просто он очень сдержан в проявлениях своих чувств, – безапелляционно заявляет мама. – Анна говорит, он всегда очень невозмутим. Но она, – тут мама опять прищуривается, – его отлично знает. И уверена, что ты ему понравилась.

Ф-фу! Я беру третий сырник и прячу глаза. Мама, мама… Да и тетка М.А. туда же. Как им всем всегда хочется быстро и удачно устроить чью-то жизнь – они даже готовы верить совершенно несбыточному. Видела бы мама сегодняшних Алену и М.А., не щебетала бы сейчас с таким мечтательным выражением лица о доблестях и прелестях Анниного племянника. Но М.А. прав – ни к чему разубеждать их в их заблуждениях. Пусть помечтают. Вот еще делали бы они это молча.

Еду домой, трясясь в провонявшей табаком маршрутке, и представляю себе Алену с М.А. в ресторане. Что они сейчас делают? Поедают деликатесное мясо, запивая его марочным вином? Или уже приступают к десерту? Или просто нежничают? Тьфу! Я мотаю головой, чтобы отогнать неприятные видения, и слышу, как на мобильный приходит эсэмэска. Вынимаю его из сумки. Альбертино. «Как дела? – пишет он. – Скучаю. Позвоню завтра. Целую».

В московский офис я, конечно, проситься не буду, думаю я, но какую-то новую жизнь все же стоит начать. Я энергично выскакиваю из маршрутки на своей остановке. Да, наверное, так и нужно сделать. Иначе я превращусь в жуткую зануду, единственным счастьем в жизни которой будет обмен утренними приветствиями с обаятельным шефом. Надо бежать оттуда, пока не увязла. Оттуда – это значит из конторы. Я решительно подхожу к полуночному торговцу газетами и спрашиваю:

– «Профессия» есть?

– Шесть с полтиной, – прокуренным голосом отвечает он, доставая мне из пачки газету, – и еще «Вакансия» и «Биржа труда».

– Давайте все, – командую я, протягивая ему две десятки.

Запихиваю газеты в пакет с парижскими тряпками. Так, отлично. Теперь Альбертино. Я достаю мобильник и быстро набираю ответ: «Тоже скучаю. Звони непременно».

Вот так. И к черту всякие там эмашные бредни!

Глава 28

– Ольга, что ты надумала насчет своего д. р.? – Жаннета смотрит на меня инквизиторским взглядом.

– Ничего, – отвечаю я.

– Что такое д. р.? – интересуется Галка, очищая яблоко.

– Д. р. – это день рождения, – охотно поясняет Жаннета.

– Ох, точно! – оживляется Галка. – У тебя же день рождения на днях. Я совершенно забыла. Надо же! – Она крутит головой, отправляя в рот кусочек яблока. – Впервые со мной такое.

– Так что ты надумала насчет д. р.? – повторяет свой вопрос Жаннета.

Госсподи! Ничего я не надумала. Я хочу его тихо игнорировать.

– Даже не думай! – комментирует мое молчание сообразительная не по годам Жаннета. – Ты от нас так просто не отделаешься.

– Я это уже поняла, – нехотя говорю я. – А так хотелось бы.

– Что тебе подарить? – деловито осведомляется Галка, всегда предпочитающая подготовленные экспромты.

– Надежду, – меланхолично отвечаю я.

– Перестань сейчас же, – Жаннета суживает глаза, – ты не можешь так поступить со своими лучшими друзьями.

– Как это «так»? – вскидываюсь я. – Не заказав ресторан и не устроив фейерверков?

– Нет. – Жаннета пренебрежительно машет рукой. – Ресторан, потанцульки, фейерверки и прочие атрибуты разнузданного гулянья нас с Галкой не интересуют. Верно, Галка?

– Не знаю, – осторожно отвечает Галка. – Я бы и потанцевала. Так, немножко. В меру.

– Вес равно, – продолжает Жаннета, не обращая никакого внимания на Галкино вмешательство, – я не то имела в виду. Ради своих лучших друзей ты должна напрячься и не превратиться в депрессивную буку.

– А что, – удивляюсь я, – я разве…

– Ты на пути к этому, – уверенно говорит Жаннета и поворачивается к Галке: – Ведь правда?

– Есть немного, – кивает Галка, берясь за следующее яблоко.

– Тогда подарите мне микроволновку, – называю я первое, что приходит в голову.

– Лелька, тебе пора лечиться, – сверля меня жалостливым взглядом, сообщает Жаннета. – Микроволновку! Надо же было такое сморозить! А где твое романтическое противление практицизму?

– Волки съели, – бормочу я.

Вторник. Дежурные посиделки у Жаннеты. Я в новых французских брючках и новом джемпере. И в голове – новые мысли о моей новой-преновой жизни. Девчонкам об этом еще ничего не известно. Поэтому и пристают с разговорами о д. р. Но новая жизнь не предполагает таких глупостей. Кому уже нужны эти д. р.? Только в подростковом возрасте это так важно. Чтобы о тебе вспомнили, чтобы в гости пришло как можно больше народа, чтобы все тобой восхищались и дарили тебе уйму всего. А сейчас в преддверии д. р. ты по большей части озабочен решением сугубо практического вопроса: с кем и где потусоваться в этот «счастливый» день. И не важно, что именно «утром этого «счастливого» дня еще меньше, чем всегда, хочется лицезреть свое лицо в беспощадном зеркале, в д. р. ты должна радоваться. А я не хочу радоваться… Нет, не то чтобы совсем, но вот устраивать из д. р. грандиозное зрелищное мероприятие как-то уже не в кайф.

– Может, с этого года будем жить, как француженки? – предлагаю я. – Сделаем вид, что у нас просто нет дней рождения. Тогда и лет нам будет всегда столько, сколько сейчас.

– Тебя беспокоит твой возраст? – искренне удивляется Жаннета. – Никогда б не подумала.

Она права. Изредка меня беспокоят мои морщины, но чтобы в целом возраст – нет, скорее нет, чем да.

– Не то чтобы мы тебе выкручиваем руки, мол, давай гони нам д. р. – Жаннета достает сигарету. – Вы не против, если я? – Мы с Галкой в унисон мотаем отрицательно головами. – Так вот, я просто думала: такой хороший повод что-нибудь придумать… Перед моим отъездом.

– Что? – Галка тоже тянется за сигаретой. – Ты уезжаешь? Куда это?

– Надолго? – одновременно с ней спрашиваю я.

– Не знаю на сколько, – говорит Жаннета, затягиваясь. – Поеду обследоваться и лечиться. Сначала в Москву, а потом, если что, за границу. Олег сказал, что мы еще мало боролись и что надо еще попробовать, а для этого ему никаких денег не жалко.

Мы с Галкой молчим. Что тут скажешь?

– Вы рады за меня или нет? – Жаннета выдавливает из себя лжеулыбочку.

– Вообще-то, – я стряхиваю с себя задумчивость, – я лично рада. Что-то делать всегда лучше, чем сидеть сиднем.

– Конечно, – поддакивает Галка. – Главное, себя правильно настроить, потому что дело это может затянуться. Словом, держи себя в руках, чтобы не сойти с дистанции за пять минут до счастливого мгновения.

– Знать бы еще заранее, – вздыхает Жаннета, – когда это мгновение свалится на меня.

– Вот поэтому, – вклиниваюсь я, – я и прошу подарить мне надежду. И на фиг микроволновку!

Галка фыркает:

– Хорошо. Тебе в какой коробочке ее преподнести: в розовой или голубой?

– Лучше в корзинке с фруктами, – в тон ей отвечаю я и спрашиваю у Жаннеты: – Когда едешь?

– Числа пятнадцатого июня.

– Тогда, конечно, мой д. р. – самый подходящий день для прощальной вечеринки. Что будем делать?

– Может, прокатимся куда-нибудь и оттянемся на природе? – предлагает Жаннета.

– Угу, – киваю я, – только это среда.

– Но ты же можешь отпроситься? – Жаннета искренне удивлена – у нее самой проблем с тем, чтобы «отпроситься», никогда не бывает.

– А Галка? – вопросом на вопрос отвечаю я.

– Черт, – спохватывается Жаннета. – Я забыла, что вы вместе работаете. А что, – тут же интересуется она, – двоих не отпустят?

– А мы и просить не станем, – замечает Галка. – С нашими новациями я бы не стала так сразу наглеть.

– Это точно, – соглашаюсь я. – Вдруг чревато?

– Ладно, – покладисто говорит Жаннета, – тогда нужно закатиться в какое-нибудь странное местечко.

Мы с Галкой переглядываемся. «Странные местечки» – это Жаннетина страсть. То ли работа среди дизайнеров так на ней сказалась, то ли дают о себе знать некие глубинные процессы в ее впечатлительной душе, но она вечно таскает нас по сомнительным театрам, клубам и ресторациям. Будем, правда, справедливы к ней – делает она это не часто, но нам с Галкой и этого «не часто» хватает выше крыши. Несварения желудка после дегустации экзотических кушаний, ночные кошмары после экспериментальных драматических постановок и необходимость развивать спринтерскую скорость, спасаясь от слишком активных завсегдатаев «странных местечек», – вот все наши успехи. Хотя нет, один приятный момент могу назвать. Это когда мы явились в некий жуткого вида подвальчик, где нас должны были накормить чем-то из ряда вон морским и модным (чем мы, ясное дело, в итоге отравились), а обнаружили там совершенно умопомрачительный экземпляр мужской красоты по имени Стае, который мог бы стать номером двадцать шестым в моем собрании редкостей, но не захотел. Спасибо, хоть позволил любоваться собой весь вечер напролет.

– Жанн, – робко начинаю я, – я понимаю, что ты уезжаешь, но д.р.-то все-таки мой. Позволь уж, я сама выберу место!

– Ну ладно, – отступает Жаннета, – как хочешь.

Если уж они выкручивают мне руки, то я хочу тогда чего-нибудь исключительно консервативного. Свечи, легкая еда, задушевная беседа…

– А кого позовешь? – Галкин голос отвлекает меня от мечтаний.

– Вас. – Я с недоумением смотрю на них. – А что, нам еще кто-то нужен? Неужели вы хотите явиться с мужьями?

– Нет! – в один голос кричат они. – Только не в этот день!

– Тогда кого мне еще звать? – пожимаю плечами я.

– А твой москвичонок? – ехидно осведомляется Галка. – Он, случайно, не примчится? Он, насколько я усекла, может.

– Может, – подтверждаю я. – Представляете, что он выдумал… – И я в деталях докладываю им об идее Альбертино сменить Москву на Питер.

– Втюрился, – уже в который раз комментирует Жаннета.

– Класс! – соглашается Галка. – Надо брать.

– Ну вот почему сразу «брать»? – взвиваюсь я.

Девчонки переглядываются.

– Он что, в сексе не очень? – аккуратно спрашивает Жаннета.

– Да не было у нас секса! – рычу я. – Говорила же уже.

– Честно сказать, – замечает Галка, – я решила, что ты привираешь. Неужели и вправду не было? Почему?

– А почему должен быть? – чуть успокоившись, говорю я. – Я видела его всего, – морщу лоб, принимаясь считать на пальцах, – два дня в офисе и три неполных дня здесь. Я даже не знаю, когда именно у него д. р.

– Не спросила? – изумляется Жаннета. – Значит, ты не знаешь, кто он по зодиаку?

– Водолей, – нехотя сообщаю я. – Сам сказал. Но точную дату д. р. не знаю.

– Водолей – это хорошо, – уверенно говорит Жаннета. – В смысле для тебя, для Близнецов. Но все же надо знать точную дату.

– Да и черт с ней! – врывается в наш «зодиакальный» разговор Галка. – Скажи лучше, он-то делал попытки?

– Да, – подхватывает Жаннета, и они устремляют на меня любопытные взоры.

Я начинаю хихикать. Нет, они невозможны. А с другой стороны, с кем, как не с ними, помусолить всю эту эпопею с Альбертино? Я устраиваюсь удобнее в мягком кресле и начинаю в двадцать пятый раз повествовать обо всех своих приключениях, произошедших в ходе официального визита Альбертино в наш славный город.

Мы долго и со смаком перебираем все, что он сказал и сделал, рождаем версии, часть из которых сразу же отметаем, часть – припасаем для дальнейшего изучения. Спустя полтора часа Альбертино разобран по косточкам, каждая из которых тщательно вымыта и даже выскоблена.

– Да-а, – тянет Галка, – не повезло парню.

– Почему это? – любопытствую я.

– Он же не нужен тебе.

Я молчу. Не нужен? Я бы не стала так однозначно…

– Что такое? – Галка настороженно смотрит на меня.

– Она что-то задумала, – влезает Жаннета. – Я знаю это выражение лица. Ну-ка, Олька, признавайся.

– Да что вы, – сконфуженно бормочу я, – это так… мысли, не более того…

– Валяй, выкладывай мысли, – приказывает Галка.

Я нехотя выдавливаю из себя по капле свою идею о новой жизни. Начинаю с Альбертино. Вот, может быть… Все-таки… Действительно… А вдруг это то самое… Ну и что, что он пока мне почти никак… Он такой милый… И может, вправду втрескался… Это же так здорово… Где я еще такое нынче найду… Галка закатывает глаза:

– Лелька, ты сущий ребенок!

– Почему это? – ощетиниваюсь я.

– Ты же сама только что вопила, что не хочешь его брать, – терпеливо растолковывает мне она, – а теперь начинаешь гнать всю эту чепуху о том, что «может быть». Ты определись, что на самом деле тебе надо…

– Гал, – спокойно говорит Жаннета, – она уже определилась, ты что, не поняла?

Галка какое-то время молча и хмуро смотрит на меня, потом ее лицо светлеет, и она усмехается:

– А ведь верно.

– И что? – развожу руками я. – Может, поделитесь со мной моими собственными соображениями?

– Наверняка вторым пунктом в твоем грандиозном плане новой жизни, – продолжает усмехаться Галка, – стоит «уволиться». Так?

– Э-ээ… – растерянно выдавливаю я.

– Что и требовалось доказать, – триумфально возвещает Галка.

– М.А., – философски изрекает Жаннета.

Галка кивает:

– Старая и неискоренимая любовь. Труба дело.

Жаннета ей все рассказала. Нет, ну как вам это нравится? Шушукаются обо мне где-то за моей спиной… Сержусь? Я прислушиваюсь сама к себе. Ни капли. Просто смешно. И я смеюсь. Девчонки пару секунд изумленно наблюдают мое веселье, потом не выдерживают и присоединяются к нему. Мы всегда так старательно таимся друг от друга, когда не хотим спугнуть удачу или когда стыдно признаться в собственных слабостях. И что же? В конце концов все тайное становится явным. Уверена, что и душераздирающая история о Жаннетином несостоявшемся усыновлении Николашиного отпрыска станет рано или поздно известна Галке. Не утерпим. Как пить дать, не утерпим. Не завтра, конечно, и, может быть, даже не через месяц. Это будет скорее рано, чем поздно. А вот годик-два спустя… Да, так и будет, я знаю.

– Думаешь, увольнение – не выход? – отсмеявшись, спрашиваю у Галки.

– Думаю, – говорит она, – у тебя ничего не выйдет.

– Почему это? Я, между прочим, нашла пару вполне приличных вариантов в тех газетках, которые купила вчера. И это только начало.

– Все не так просто, – бормочет Галка, вставая с дивана.

– Что не просто-то? – не отстаю я.

– Да ладно, проехали, – машет она рукой и удаляется в сторону ванной.

Просто или не просто, но все вокруг это делают, и никто еще не умер. Нужно только подшлифовать свое резюме, и все будет о'кей. Я уже надергала вчера статей из Интернета на тему о том, как писать резюме и как вести себя на собеседовании. И поймала себя на мысли, что процесс этот – я имею в виду поиск работы – имеет свои прелести. Не смогу точно назвать какие, но настроение он поднимает. С другой стороны, внезапно задумываюсь я, если я найду себе новую работу в Питере, то как же тогда быть с моими планами насчет Альбертино? Как-то не согласовываются мой Питер и его Москва, если только он действительно не переберется жить к нам. Не важно, решится как-нибудь. Не все сразу. Пока – резюме.

В среду и четверг до решительных действий на рынке труда дело не доходит. На работе дел наваливается столько, что вечером я прихожу домой и валюсь бездыханная на кровать, толком не поужинав и не уложив в голове события прошедшего дня. Настя и Рита сдают дела. По какой-то неизвестной причине – мне. Недосуг разбираться, в чем тут дело, потому что, несмотря на их полную неспособность работать, дел, которые нужно передать, у них накопилось немало. Впрочем, процесс чисто технический и совершенно не мешает мне проводить мысленную ревизию моего резюме и разрабатывать стратегию своего поведения во время будущих интервью.

За четвергом наступает пятница, и именно в этот день обнаруживается, что человек может что угодно предполагать, а бог при этом располагает совсем иначе. В роли человека выступаю я, в роли бога – и как вы догадались? – М.А.

– Добрый день, – здоровается он со мной, когда мы сталкиваемся в коридоре где-то в районе трех часов.

– Здравствуйте, – отвечаю я.

– Как настроение? – вежливо интересуется он.

– Спасибо, хорошо, – отвечаю я.

Он кивает и проходит мимо. Через секунду, правда, я слышу:

– М-мм…

Поворачиваюсь. М.А. стоит в нерешительности посреди коридора. Я вопросительно смотрю на него.

– Не могли бы вы зайти ко мне на несколько минут? – спрашивает он.

Смешная постановка вопроса. Неужели на него можно ответить: «Нет, извините, не могу»?

– Конечно, – говорю я и иду за ним в сторону приемной.

– Присаживайтесь, – предлагает М.А., когда мы заходим в его кабинет.

– Спасибо. – Я устраиваюсь на стуле по правую руку от директорского стола.

Оглядываюсь. Странно видеть этот кабинет без непременного Юрика.

– Скучаете по любимому директору? – как будто подслушав мои мысли, спрашивает М.А.

Я вздрагиваю. Вот уж нет!

– Я так и думал. – М.А. садится на начальнический трон и с улыбкой смотрит на меня.

Молчим. Я начинаю нервничать. Зачем он меня позвал? На лице у него ничего не написано. Да, честно говоря, если бы и было написано, мне было бы сложно разглядеть, что именно – М.А. сидит спиной к окну, а значит, лицо его в тени, мое же перед ним – как на ладони. И похоже, он внимательно изучает его. Молчим. Смертельно долго. Хотя секундная стрелка на настенных часах отщелкала всего лишь девять секунд. Но иногда и девяти секунд достаточно, чтобы прожить целую жизнь. Я не успеваю додумать эту глубокую мысль, как М.А. наконец-то оживает.

– Я пригласил вас, – начинает он, – чтобы сделать вам предложение…

«…Выходите за меня замуж», – мечтаю я. Впрочем, это сильно. Я была бы согласна и на: «Позвольте пригласить вас поужинать сегодня». Да, это бы подошло.

– …Мы создаем в нашей компании новый отдел, – продолжает М.А., – и я хотел предложить вам возглавить его.

Какой отдел? Я вытаращиваюсь на М.А. самым непристойным образом. Мало того, еще и издаю какой-то сдавленный звук, нечто среднее между возгласом изумления и криком ужаса. М.А. заметно напрягается, но продолжает:

– Предполагается, что отдел будет заниматься аналитико-плановой работой, координируя деятельность всех филиалов. Что скажете?

Я делаю глубокий вдох. Я? Отдел? С чего это вдруг? М.А. ждет, нужно что-то отвечать. В голове сплошной туман. Я делаю над собой усилие и тихо мямлю:

– Это так неожиданно…

– Правда? – усмехается М.А. – А я думал, Галина Викторовна вас уже сориентировала.

Галка? Так она знала? Я гляжу на него с изумлением.

– А, – изрекает он. – Значит, не сориентировала. Любопытно.

Я пытаюсь вспомнить, что там вещала Галка на нашей вторничной встрече. Ведь хотела что-то сказать, вспоминаю я, но почему-то не сказала. Жучка! Я бы хоть подготовилась, а то сижу чуть ли не с открытым ртом и с безумными глазами. Перед мужчиной моей мечты. Хорошенькое дело.

– Так все-таки, – говорит М.А., – что скажете, Ольга Николаевна?

Издевается, понимаю я. Хотя с другой стороны, зачем тогда предлагает отдел? Как бы разузнать об этом побольше? Я напускаю на себя деловитый вид и говорю:

– А нельзя ли немного подробнее?

– Отчего же, легко отвечает М.А., – можно и подробнее.

И принимается живописать мне наше будущее. Я завороженно гляжу на него. Боже мой, где он был раньше? Отчего только этим весенним сезоном кому-то из наших хозяев пришла в голову замечательная идея пригласить этого замечательного человека к нам на работу? И на черта мне напрягаться по поводу своего резюме и стратегии будущих интервью, когда здесь открываются такие перспективы? И главное – какие у него синие глаза.

Стоп. Я украдкой, но сильно щипаю себя за ногу. Какие глаза? Если я собираюсь здесь работать, с ним, то мне нужно "забыть о глазах, руках, губах и прочих частях его тела. Невозможно. Невозможно забыть. Значит, невозможно будет работать. И опять возвращаюсь к резюме и стратегии. Жаль, но лучше уйти. А он тем временем объясняет мне свой подход к обучению персонала, и – черт возьми – я хочу быть в числе того персонала!

Я ненавижу эту жизнь, в которой всегда приходится что-то выбирать. Почему нельзя получить все сразу?

– Ну как? – М.А. проводит рукой по волосам и с улыбкой смотрит на меня. – Я соблазнил вас?

Давно, хочется ответить мне.

– Гм, – я откашливаюсь, – а отдел?

– Ах да, – он по-мальчишески улыбается, – я увлекся. Так вот, теперь о вашем отделе…

«О вашем отделе»… М-мм… Сладкие слова. Я не карьеристка, отнюдь, но, согласитесь, любому было бы приятно такое слышать. В отделе тоже все предполагается сделать самым замечательным образом. И отдать мне на откуп подбор персонала. С ума сойти! Хочу. Но наверное, все-таки не смогу.

– Я, – говорю я, когда М.А. наконец исчерпывает себя, – я должна… подумать…

М.А. резко выпрямляется в своем кресле. Луч солнца падает на его лицо, и я вижу выражение легкой растерянности на нем. Удивление. Сожаление? Конечно, что он может думать в данный момент? «Странная баба. Ей предлагают такой вариант, а она еще собирается думать. Может, напрасно я распинался перед ней?»

– Просто, – тороплюсь я пояснить свою мысль, – так все…

– Неожиданно, – заканчивает он за меня. – Понимаю.

– Правда? – вырывается у меня. М.А. внимательно смотрит на меня.

– Да, – мягко говорит он. – Конечно. Подумайте.

– Спасибо, – киваю я и спрашиваю: – Мне можно идти?

Он разводит руками:

– Если только у вас нет вопросов или каких-нибудь комментариев.

– Пока нет.

– Тогда не смею вас больше задерживать, – галантно говорит М.А.

Я встаю и направляюсь к двери.

– Только недолго, – слышу я за спиной.

– Что? – поворачиваюсь и смотрю на него.

– Думайте недолго. – М.А. опять улыбается.

– Да, хорошо.

– И возвращайтесь с согласием, – доносится до меня, когда я уже практически закрываю за собой дверь.

Глава 29

– Хей! – восклицает Жаннета. – Так Олька ему не безразлична.

– Кому это? – с подозрением осведомляюсь я.

Послушать ее, так весь мир у моих ног. С одной стороны, приятно, что у меня такая любящая подруга, но с другой – если бы это было правдой!

– Вашему директору, – поясняет она. – Иначе с чего бы он решил тебя назначить начальником отдела.

– Не скажи, – вмешивается Галка. – Лелька у нас трудяга. Пахарь.

– Да? – Я кривлю губы. – Вообще-то я надеялась, что «пахарь» – это не все, чем я ценна. Я вообще-то рассчитывала на признание того, что во мне скрыто множество настоящих талантов.

– А мы разве что сказали? – ворчит Галка. – Ключевое слово здесь – «скрыто». Ты бы еще сто лет сидела в своей комнатухе и ждала, когда кто-то придет и отроет твой талант, если бы не – дай Бог ему здоровья – М.А.

– Вот я и говорю, – напоминает о своем присутствии Жаннета, – тут не обошлось без симпатии. Поверьте моему слову.

Галка с сомнением качает головой:

– По-моему, он просто нормальный толковый руководитель, который нормального толкового работника чует за версту. И все.

– Вот, – я укоризненно смотрю на Жаннету, – и не нужно травить мою исстрадавшуюся душу. Работа, только работа. И ничего больше.

– Ну ладно. – Чувствуется, Жаннета с большой неохотой расстается со своими сладкими заблуждениями. – Как скажете. Итак, зачем мы сюда пришли? – И она обводит взглядом вешалки с новой летней коллекцией одежды.

– Ольке нужно приобрести наряд. – Галка подходит к ближайшему манекену и осторожно щупает надетое на него платьице.

– Для инаугурации? – Жаннета прищуривается, глядя на Галкины манипуляции.

– Какой такой инаугурации? – удивляется Галка.

– В смысле, для вступления в должность, – уточняет Жаннета.

– Вот еще, – говорю я. – Для д. р.

– А-а, – понимающе тянет Жаннета, – тогда нам нужно на второй этаж.

– Ничего экстремального, – спешу озвучить свои пожелания я, следуя за девчонками по лестнице, – просто хочу чего-нибудь новенького.

– Ага, – кивает Жаннета и устремляется в дальний угол магазина. – Вот. – Она выхватывает нечто ярко-красное и трясет перед нашими носами.

Галка восхищенно присвистывает.

– Ну, вы и идиотки, – сообщаю им я.

– А в чем дело-то? – обиженно пыхтит Жаннета.

– Посмотри на спину.

Спины у платья попросту нет. Вернее, начинается она только в районе попы.

– Подумаешь, – фыркает Жаннета. – Зато у тебя ничего подобного в гардеробе не было и нет.

– И не будет, – решительно говорю я, вырывая из ее рук вешалку с платьем. Ничего экстремального, ясно?

– Ясно, – грустнеет Жаннета. – Скучно с вами, девчонки.

– Без нас еще хуже, – усмехается Галка. – Так что терпи.

– Придется. – И Жаннета несется в противоположный конец зала и кричит оттуда: – Ой, что я нашла!

– По-моему, – шепчет мне Галка, – мы зря ее с собой взяли.

– Да пусть развлечется перед отъездом, – так же тихонько говорю я. – Нам-то что.

– А кстати, – спрашивает Жанка, когда мы подходим к ней, – я все-таки не уловила: ты уже начальник или еще нет?

– Со следующего понедельника, – отвечаю я.

– Хороший подарок ко дню рождения, – одобрительно кивает Жаннета.

Действительно, неплохой. Можно сказать, отличный. Даже где-то грандиозный. И невероятный. Я – начальник! До сих пор не могу поверить. Счастье это или нет – еще пока не знаю. Мама считает, что никаким счастьем тут и не пахнет. «Будешь торчать теперь на работе допоздна, – сокрушенно говорит она, когда я прилетаю сообщить ей новости, – терзаться, что что-то не так сделано или что-то ты не успела, гонять подчиненных, которым ничегошеньки не нужно, кроме как уйти домой пораньше, и в конце концов останешься старой девой». – «Мама, – возмущалась я, – какая старая дева?» – «Ты понимаешь, о чем я», – чуть ли не всхлипывает мама.

Короче, не все рады моему назначению. И черт с ним. Я лично раздуваюсь от гордости. Смешно, конечно, но ничего не могу с собой поделать. Нет, я не карьеристка, и Галка права – не произойди со мной этот случай, сидела бы в своей комнатухе до скончания века, который, можно сказать, только вчера начался, а значит, торчала бы там долго. Но когда М.А. предложил мне отдел, я вдруг почувствовала, что мне это нравится, что приятно обнаружить, что тебя оценили. Тем более М.А.

Но вот уж тем более М.А. не хотелось бы мне вводить в заблуждение. О чем я ему честно и сказала. В среду, когда явилась пред его светлы очи с сообщением, что согласна. Согласна, но…

– Но, вы знаете, Максим Александрович, – речь свою я отрепетировала накануне, поэтому слова лились из меня легко, – у меня вызывают сомнение мои управленческие таланты.

– Что вы имеете в виду? – вежливо осведомился М.А.

– Я никогда не руководила коллективом, а сейчас, насколько я понимаю, под моим началом будет несколько человек.

– Пока пять, – подсказал он мне.

– Вот именно. – Я сделала паузу и добавила: – Словом, меня это в вашем предложении несколько смущает.

– Это хорошо, – улыбнулся М.А. – Меня бы насторожило, если бы у вас не возникло никаких сомнений. Это было бы странно.

Я промолчала. Интересно, что в данной ситуации выглядит более привлекательным: быть странной или не быть ею? Не угадаешь. Да и ни к чему, сердито одернула я сама себя. При чем тут привлекательность? Мы же об отделе разговариваем. Черт! Надо будет с этим что-то сделать.

– Не вижу в отсутствии у вас управленческого опыта ничего страшного, – продолжал М.А. – Во-первых, все когда-то начинают. Никто же не родился готовым руководителем, верно?

Я кивнула.

– Во-вторых, у вас есть задатки…

Я изумленно уставилась на него. Что он имеет в виду?

– …Вы очень легко сходитесь с людьми.

– Правда? – ошарашенно спросила я.

– Чему вы так удивляетесь? – рассмеялся М.А. – Вы никогда этого не замечали?

– Я никогда над этим не задумывалась, – призналась я.

– Обычное дело, – кивнул М.А. – Но поверьте, у вас хороший потенциал…

– Спасибо, – пробормотала я.

– Не за что, – улыбнулся он. – Наберетесь опыта, отправим вас на учебу – все будет нормально. А честно говоря, – он вздохнул, – меня больше беспокоит то, что в компании полный бардак с планированием и учетом. Вот поэтому я и хотел бы, чтобы вы занялись этим вплотную. То есть – в переводе на русский язык – ваши умения как специалиста меня сейчас интересуют больше, чем ваш управленческий опыт. Давайте пока сконцентрируемся на этом, а все остальное будем решать по ходу дела.

– О! – растерянно выдала я на эту его тираду. – Конечно. Я поняла.

– Отлично, – опять улыбнулся он. – Тогда с понедельника и приступите?

– Хорошо.

– А пока, – он потянулся к стопке бумаг, лежащей на тумбочке рядом со столом, – возьмите вот это.

– Что это? – Я вытянула шею.

– Резюме. – Он протянул мне бумаги. – Я взял на себя смелость распорядиться об опубликовании объявлений в газетах, и это – первые результаты. Не поверите, сколько народа рвется работать в вашем отделе.

– Вот уж действительно. – Я перебирала резюме.

Знать бы еще, что теперь с этим делать. Вот вам и «не важно, какой у вас управленческий опыт»! Я боялась поднять глаза на М.А. Нужно что-то быстро решать. Нет, так дело не пойдет. Если работать, значит, работать.

– А-а… – начала я, тщательно подбирая слова, – не подскажете ли мне для начала, что теперь с этим нужно делать?

Что это с ним? У М.А. было такое выражение лица, как будто он из породы кошачьих и сейчас ему предложили ни много ни мало, а мисочку сметаны.

– Думаю, что можно подключить к этому процессу Галину Викторовну. Она крупный специалист в таких делах.

Издевается? Знает, что мы с Галкой неразлейвода, вот и отпускает в ее адрес саркастические замечания.

– Вы считаете? – Я попробовала взять такой же тон. М.А. удивленно посмотрел на меня:

– Простите?

Я растерялась. Что произошло? Что я не так сделала? Чувствую, придется еще долго изучать язык, на котором он разговаривает.

– Я вполне серьезно говорил о профессиональных качествах вашей подруги, – мягко сказал М.А. – Мне очень нравится, как она работает. Конечно, Галина Викторовна – дама отнюдь не спокойного темперамента, но ведь мы все имеем право на свои слабости, а ее слабости ни в какое сравнение не идут с ее достоинствами. Поэтому воспользоваться ее советом – святое. Тем более, – тут его глаза заискрились улыбкой, – вам сам бог велел. Для вас, насколько я понимаю, она разобьется в лепешку.

Обалдеть! Что он еще успел о нас узнать? Я ощущала себя жучком под микроскопом. Попадались мне, конечно, и раньше люди, способные с первого взгляда распознать во мне и то, и это, но М.А. перещеголял их всех. Любопытно, а каково в таком случае быть с ним в близких отношениях? Всегда под лучом всепроникающего ментального лазера? Ой! Я мысленно поежилась. А вслух сказала:

– Спасибо за совет. Знаете, как это бывает – когда с кем-то дружишь, его деловыми качествами интересуешься исключительно в последнюю очередь.

– Согласен.

– Я могу идти?

– Если у вас больше нечего добавить…

– Пока нечего.

– Тогда – удачного вам дня. И, – он опять улыбнулся, – поздравляю.

– Спасибо. – Я встала и, прижав к груди пачку резюме, медленно пошла к двери.

Вот так все и было. Жаннета с Галкой трижды заставили меня в деталях повторить весь наш разговор. Галка засияла, когда услышала хвалебный отзыв М.А. А Жаннета, внимательно выслушав меня, заметила:

– Счастливая ты, Олька. Все у тебя впереди. Карьера – это все же бездонная область для самореализации. Чего бы ни достиг, всегда есть еще что-то, что можно сделать, – подумала и добавила: – В отличие от брака.

– Как это? – удивилась я.

– Ну, посуди сама: какие перспективы в браке? Заловила в сети нужного тебе мужика, родила детей – и все. Какие тут способы для самовыражения? Нет, – заключила Жаннета, – ты, Олька, на правильном пути.

Надеюсь, она не хотела этим сказать, что по этому «правильному пути» мне придется тащиться в одиночку?

После долгих пререканий в примерочной мы покупаем мне темно-синее платье, судьбу которого можно предсказать уже сегодня с большой долей вероятности: дней «вне шкафа» у него будет от силы десять в течение трех лет. Оно откровенно нарядное. Носить его в офис, даже при моем новом, начальническом качестве – некорректно по отношению к прочему работающему персоналу. Особенно женскому. Комментарий Галки: «Облезут от зависти». Заявление Жаннеты: «Для того и покупаем».

Платье стоит бешеных денег. Я беру волю в кулак и решительно направляюсь к кассе. И тут Жаннета легким движением руки вынимает из сумочки кредитку и сует ее в руки кассирше.

– Эй, – говорю я. – Что это означает?

– Молчи, – велит Жаннета, настойчиво впихивая кредитку в вялую руку девушки за кассой.

– Это наш подарок, – влезает разгоряченная Галка.

– Вы с ума сошли! – возмущаюсь я.

Жаннета делает такой жест рукой, как будто отгоняет от лица москитов, и бросает:

– Не боись, нас много.

– То есть? – Я округляю глаза.

– Димка и Лариса тоже участвуют. Так что расслабься и получай удовольствие.

Мне остается только смириться, тем более что Галка уверенно теснит меня от кассы своими широкими бедрами.

– Спасибо! – Я бросаюсь на шею сначала Жаннете, потом Галке.

– Да ладно тебе, – ворчат девчонки, однако поцелуи мои принимают.

Мобильник пищит в тот момент, когда мы, покинув магазин, усаживаемся в Жаннетину машину, чтобы поехать выпить где-нибудь чашечку кофе.

– Привет, – говорит Альбертино.

– Привет, – радостно отвечаю я. – Как дела?

– Поздравляю, – вместо ответа, говорит он.

– С чем? – удивляюсь я.

– С назначением.

– Откуда ты знаешь? – продолжаю удивляться я, девчонки смотрят на меня с любопытством.

– Ваш шеф был у нас сегодня…

М.А. действительно уехал вчера в Москву.

– …рассказал, что теперь у нас начнется новая жизнь.

– Да уж. – Мне на это больше нечего добавить.

– Я, между прочим, спросил его насчет своего перевода к вам…

Уппс!

– И что он? – осторожно спрашиваю я.

– Против. – Голос Альбертино звучит уныло.

– М-мм… – сочувственно мычу я.

– Спросил, зачем мне это нужно.

– И что ты ему… – так и хотелось сказать «наплел».

– Сказал, что нравится Питер и что есть кое-какие личные планы…

Вот тебе раз! «Планы»! Кто его за язык дергал? Теперь от М.А. спасу не будет – задолбает своими насмешками.

– А он? – опять спрашиваю я.

– А он, – вздыхает Альбертино, – сказал, что такой ценный кадр, как я, нужен здесь. Видите ли, будем развиваться.

Ну и отлично! – Я вкладываю в свою реплику максимум энтузиазма. – Я буду приезжать к вам в командировки, а ты к нам – на выходные. Сейчас куча народа так делает.

– Ага, – соглашается Альбертино, но по его голосу я понимаю, что подобная перспектива его чем-то не устраивает.

Мы подъезжаем к «Кофе-Хауз», девчонки гримасами дают мне понять, что пора заканчивать, и я быстро говорю:

– Послушай, я тут не могу долго разговаривать. Давай, может, попозже созвонимся.

– Хорошо, – отвечает Альбертино, и мы прощаемся.

– Что там произошло? – Галке не терпится узнать все. Я коротко рассказываю о неудачной попытке Альбертино уболтать М.А.

– Парень расстроился, – подытоживает Галка.

– Точно.

– А ваш М.А. не дурак, – уважительно произносит Жаннета, толкая дверь в кафе.

– Определенно, – поддакивает ей Галка.

– На черта ему нужны соперники в лице юных Джонни Деппов, – продолжает Жаннета, усаживаясь за столик.

– Ясное дело, – опять комментирует Галка.

– Эй-эй, тормозим, – восклицаю я. – Куда это вас занесло? Какие соперники? Вы что, с роликов съехали?

Они смотрят на меня, как на тяжелобольную, и дружно открывают меню.

– Что будем брать? – спрашивает Жаннета.

Глава 30

9 июня. Начинается утро. А с ним и мой кошмар под названием «день рождения». «Торт!» – вспоминаю я, не успев открыть глаза. Нужно не забыть про торт, который будет готов в обед. Солнце заливает комнату. Я щурюсь и стараюсь стряхнуть с себя остатки сна. Встаю и иду в ванную. Чищу зубы, умываюсь и внимательно исследую свое лицо в зеркале. Вполне, вполне, во всяком случае, гораздо лучше, чем я ожидала.

Внезапно я слышу трель телефона. Ого! Кто это в такую рань? Я выскакиваю в коридор и несусь в кухню, чтобы взять трубку, но в последний момент вдруг передумываю и присаживаюсь рядом с аппаратом, уставившись на автоответчик. Пусть клиент поговорит сначала с ним, я еще не готова принимать поздравления очно. Нужно выпить кофе, вот потом…

– Привет, дорогая. – Автоответчик начинает говорить голосом Майкла. – С днем рождения. Звоню так рано, потому что улетаю в командировку, и, чтобы не забыть в суете про твой день рождения, звоню сейчас. Всех благ тебе…

Я слушаю, какой мне Майкл желает быть, и слушаю себя. Я удивлена. Можно сказать, даже шокирована. Я не чувствую ничего. Нет, я, конечно, рада его звонку, но вот еще год назад я бы неслась на всех парах к телефону и хваталась бы за трубку, а сегодня… Сегодня ничего, кроме мысли о том, что приятно, черт возьми, но не более того. Майкл… Но, как говорит Жаннета: «Нельзя оборачиваться». И я не снимаю трубку. Майкл заканчивает свой спич, автоответчик щелкает, а я возвращаюсь в ванную и включаю душ.

– Ольга, – верещит Вика, увидев меня, – ты выглядишь сегодня на все сто!

– Правда? – польщенно спрашиваю я.

– Точняк, – присоединяется к Вике – кто бы вы думали? – Милочка.

И с нескрываемым восхищением рассматривает мое новое платье.

– Грандиоз! – сообщает она, затем удивляет меня еще больше: – Поздравляю с днем рождения, – улыбается и выходит из приемной.

– Что это с ней? – в недоумении спрашиваю я у Вики. – Я и не предполагала, что она в курсе насчет моего дня рождения.

– Ну-у, – задумчиво тянет Вика, – она тоже человек, что бы мы там о ней ни думали.

Милочка? Тоже человек? Новая концепция. Хотя, вспоминаю я, покидая приемную, – мне лично она ничего плохого не сделала. Так, иногда язвила, но справедливости ради надо сказать, что не сильно ядовито. По сравнению с другими. Может – приходит вдруг шальная мысль – она меня любит? Ну, в смысле, я ей симпатична?

Я вхожу в свой кабинет и сажусь за компьютер. Нужно срочно проверить имейлы. Сегодня там наверняка урожайно. Лариса… Родня из Белгорода… Жаннета – любит она приколоться по имейлу… О! Я изумленно смотрю на экран. Кирюша? С ума сойти! И… Алекс… Любитель ранних вставаний. «Желаю… Будь всегда такой же… Надеюсь, что мы останемся друзьями…» Откуда они все высыпали? И с чего вдруг? Именно тогда, когда – и тут внезапно я понимаю, что это и вправду так – я совершенно потеряла интерес к поиску. Чего там! Я даже не хочу брать то, что мне в руки само идет. Альбертино, например. Я бегу к Галке.

– Галка! – чуть ли не кричу я с порога. – Я потеряла интерес к жизни!

– О, наше новое платьице! – невпопад реагирует на меня Галка, потом спохватывается. – Что? Что такое ты тут говоришь? Какой интерес? Что случилось? Да, и кстати-с днем рождения!

– Спасибо, – машинально отвечаю я и торопливо излагаю ей свои мысли.

– Ой, подумаешь, – фыркает Галка. – Если потеряла интерес к мужикам – это не значит, что потеряла интерес к жизни. Да и ко всем ли мужикам ты потеряла интерес? – Она ехидно прищуривается.

– Опять? – грозно говорю я.

– Лелька, – Галка примирительно обнимает меня, – вообще забудь сегодня о мужиках. Кто такие эти мужики? Главное – у тебя сегодня д. р. и ты классно выглядишь. Между прочим, – она отступает, – народ спрашивает, когда будем тебя поздравлять.

– Может, в пять? – Я вопросительно смотрю на нее.

– Хорошо. В пять так в пять.

– В обед заберу торт и куплю фрукты.

– О'кей. Тебе помочь?

– Да ладно, – отмахиваюсь я, – тут все за углом.

Обед подкрадывается незаметно. До того как часовая стрелка часов приближается к цифре «один», я успеваю принять поздравления от мамы, Димки, двоюродной сестрицы из Ростова, Игорька, Альбертино. Альбертино серьезен, скорее даже сух, и я спрашиваю:

– Что-то случилось?

– Нет, – чуть помедлив, отвечает он, – просто тут толпа народа в офисе…

– Ясно.

Вряд ли дело в толпе, думаю я, отключая телефон. Может, он что-то слышит в моем голосе? То, что не дано услышать мне самой. Жаль, если… Неужели действительно жаль? Мой взгляд блуждает по стенам. Ой! Пять минут второго! Пора за тортом. Я хватаю сумку и выношусь в коридор.

Торт выглядит потрясающе. Настолько соблазнительно, что даже мне, отдающей предпочтение шоколаду, хочется съесть кусочек. Я осторожно берусь за шпагат, которым обвязана коробка. За фруктами придется идти отдельно. Я не донесу все вместе. Я все же захожу в овощной магазин, чтобы удостовериться, что все необходимое там есть. Киви, апельсины, яблоки, груши. Отлично. Сейчас, только оттранспортирую тортик в офис – и бегом обратно.

Я уже подхожу к дверями в здание, когда из-за угла появляется М.А.

– Добрый день, – говорит он, глядя с любопытством на торт.

– Добрый день, – отвечаю я.

Он берется за ручку двери и тянет дверь на себя:

– Прошу.

Но в этот момент…

– Алька, стой! – слышу я за спиной.

Оборачиваюсь и вижу Димку, спешащего ко мне. М.А.

отпускает дверь и остается стоять рядом со мной.

– Не поверишь, – возбужденно говорит Димка, – еду мимо твоего дома… Здрасте, – кивает он М.А.

Тот, слегка усмехаясь, тоже здоровается с Димкой.

– Ну вот, – продолжает Димка, – еду мимо. Случайно. Вижу: у твоего подъезда носится какой-то парень и машет руками. Торможу. А он… – Тут Димка делает эффектную паузу и торжествующе глядит на меня: – А он что-то мне по-английски, – и умолкает.

– Ну? – тороплю его я и в этот момент замечаю, что поодаль действительно стоит парень и улыбается, улыбается, надо сказать, очень не по-русски.

– Вот! – триумфальным жестом Димка отводит руку в сторону парня.

– И? – Я мрачно смотрю на него.

– Что – и? – возмущается Димка.

М.А. опять усмехается и, похоже, не собирается никуда уходить. Еще бы – такой спектакль!

– Кто он? – спрашиваю я, кивая в сторону парня.

– Как это? – растерянно бормочет Димка. – Он сказал, что знает тебя.

– Ерунда, – безапелляционно заявляю я. – Я вижу его впервые, – и поворачиваюсь, чтобы уйти.

– Hello, – внезапно раздается за моей спиной приятный баритон. – I'm Warren <Привет. Я – Уоррен (англ.).>.

– Что? – Я медленно разворачиваюсь. Какой такой Уоррен?

– From Australia <Из Австралии (англ.).>, – продолжает парень.

– Ну! – опять вопит Димка. – Уоррен! Помнишь? Ты еще рассказывала, что у него пунктик на тропических птицах!

– Димка, – тихо говорю ему я, – это не он. И вообще, ты бы так сильно не орал.

– Как – не он? – опешив, спрашивает Димка.

– Тот Уоррен присылал мне фотографию, – нехотя говорю я. – Просто небо и земля.

– Правда? – Димка поворачивается в сторону парня и внимательно осматривает его с ног до головы.

Лже-Уоррен доброжелательно таращит на нас свои голубые глаза.

– Правда, – вздыхаю я и тоже разглядываю парня.

«Тот Уоррен» был чудовищно толст, имел невыразительные маленькие глазки и легкий рыжеватый бриз на голове. «Этот Уоррен» был высок, плечист, длинноног и смахивал на Робби Вильямса. Не писаный красавец, но такой типаж мне всегда нравился.

– Olga, – австралиец широко улыбается, – may I explain? <Ольга, могу я объяснить? (англ.)>

– Sure <Конечно (англ.).>, – обреченно говорю я и делаю шаг по направлению к нему.

– Не знал, – вдруг подает голос М.А., – что в число ваших талантов входит и знание английского.

Я бросаю на него неприязненный взгляд. Неужели у генерального директора так мало работы, что он готов часами стоять и наблюдать шоу, устроенное Димкой?

– Она вообще у нас уникум, – доверительно сообщает Димка. – Мало того, у нее сегодня день рождения.

– Ах, вот в чем дело, – кивает понимающе М.А. – Поэтому торт.

– Ну да, – Димка хватается за шпагат, которым обвязан торт, – давай сюда.

– Зачем это? – Я инстинктивно тяну торт к себе.

– Чтобы не мешал разговаривать с человеком, – миролюбиво говорит Димка, и я выпускаю торт из рук.

Пока идет этот обмен репликами, австралиец спокойно стоит рядом и улыбается. Как только торт сменяет хозяина, лже-Уоррен оживляется и повторяет:

– May I explain? <Могу я объяснить? (англ.)>

Я развожу руками, мол, валяй.

– I'm Warren <Я – Уоррен (англ.).>, – опять представляется австралиец, достает из заднего кармана брюк паспорт и открывает его.

Я вглядываюсь в его фото и читаю: «Warren Hooper». He может быть! Поднимаю глаза. Даже если ему удалось похудеть на пятьдесят килограммов и нарастить эти роскошные золотистые волосы, то как быть с глазками? Полное пластическое преображение? С трудом верится.

– I can explain <Я могу объяснить (англ.).>, – опять твердит мне этот странный парень.

– Please <Пожалуйста (англ.).>, – мрачно говорю я, искоса поглядывая на зрителей в лице М.А. и Димки.

И тут Уоррен разражается длиннющей речью, из которой я понимаю в лучшем случае одну пятую. Мой английский по большей части читательный и писательный, но никак не говорительный.

– Please, – я умоляюще складываю руки лодочкой, – not so fast <Пожалуйста, не так быстро (англ.).>.

– Sorry <Извини (англ.).>, – извиняется Уоррен и медленно, четко выговаривая каждое слово, повторяет свою историю.

Истерия и в самом деле почти детективная. Он действительно Уоррен Хупер. И это именно с ним мы переписывались долгое время. И это именно он мечтал о саде с экзотическими птахами. Его, и ничье другое, чувство юмора так пленило меня. А я, как выяснилось, пленила его. Своим умом, широтой интересов, умением увидеть в жизни прекрасное…

«Хотелось бы знать, – мелькает в голове мысль, – насколько хорошо знает английский М.А.?»

– Но фото? – перебиваю я Уоррена. – На фото был не ты.

– Не я, – смеется он. – Мой кузен.

– Зачем? – недоумеваю я.

Он краснеет. «Они, наверное, все там такие неиспорченные в своей Австралии», – думаю я, с умилением наблюдая, как краска заливает его лицо. Боковым зрением замечаю оживление в рядах зрителей, но не хочу отвлекаться на них сейчас.

– Зачем? – повторяю я.

– Знаешь, – запинаясь, говорит Уоррен, – так много случаев, когда девушки хотят выйти замуж, а говорят, что просто им интересен мой внутренний мир…

Ясно.

– Русские девушки? – уточняю я.

Уоррен сокрушенно кивает.

Яснее не бывает.

– Черт! – до меня вдруг доносится Димкин голос. – Я вспомнил, где вас видел!

– Поэтому я отправил тебе фото Руди, – продолжает Уоррен.

– И где же? – вежливо осведомляется М.А.

– Но тебя это совсем не испугало…

Испугать не испугало, но отплывать в далекую Австралию расхотелось.

– МАДИ, ОПД, верно?

Эй, эй, эй, о чем это они?

– И ты продолжала писать мне. Я был восхищен, – тихонько гудит над моим ухом Уоррен.

– Да, – усмехается М.А. – А вы тоже МАДИ заканчивали?

– Только AT.

Госссподи, вот до чего они сейчас договорятся? Я чувствую, как у меня начинается нервный тик под левым глазом.

– Восхищен, – автоматически повторяю я за Уорреном. – Почему же ты тогда перестал писать?

– Сломался компьютер, – разводит он руками. – И твой адрес потерялся.

– Вы там и познакомились с Ольгой Николаевной? – М.А. полон вежливого интереса.

– Не-ет, – веселится Димка, – мы еще в школе учились вместе. Вот и поступать решили вместе.

– Но у меня был твой почтовый адрес, и я писал тебе на него, но ты не ответила. – Уоррен устремляет на меня печальный взгляд.

– Я ничего не получала, – возражаю я.

– Возможно, письмо потерялось, – предполагает Уоррен.

– Жаль, но не могу ответить вам взаимным признанием, что помню вас, – церемонно говорит М.А.

– Да ладно, – машет свободной от торта рукой не склонный к излишней куртуазности Димка. – Мы ж на разных факультетах да и на разных курсах учились, – и добавляет: – Я-то тебя с баскетбола запомнил.

– А потом появилась возможность попутешествовать, – опять широко улыбается Уоррен, – и я подумал, почему бы мне не посетить Россию.

– Странно, – задумывается Димка, – а Ольга не говорила, что у нее в конторе есть кто-то из МАДИ.

Я знаю, что я сделаю сразу же после д. р., – убью Димку. Причем буду резать по кусочкам.

– Действительно, странно, – соглашается М.А.

– И познакомиться с тобой. – Улыбка Уоррена становится еще шире.

– Может, не знала, что ты тоже… – предполагает Димка.

– Так редко можно найти человека, с которым бы было легко общаться, – признается Уоррен. – Я решил, что нелйзя это оставлять на волю судьбы.

– Уверен, что знала, – спокойно говорит М.А. – Нам доводилось сталкиваться…

Я вздрагиваю. Внутри становится горячо-горячо, а в ушах раздается неприятное позвякивание. Он… Неужели… Ну, я и дура! Конечно, он все помнит.

– …Только тогда у нее были длинные вьющиеся волосы, – заканчивает свою мысль М.А.

– Значит, – хохочет Димка, – это было на третьем курсе, потому что как раз тогда она сделала эту жуткую химию.

Я судорожно сглатываю слюну и, похоже, сейчас рухну на асфальт.

– И вот я здесь, чтобы познакомиться с тобой поближе… – Уоррен пристально смотрит мне в глаза.

– Да, – тихо говорит М.А., – это было на третьем курсе.

– …вдруг из этого получится что-нибудь серьезное.

Бац! Из проезжающей мимо машины вылетает пустой пакет из-под сока и шлепается прямо рядом со мной. Я подпрыгиваю на месте и выхожу из ступора. Уоррен поднимает пакет и с отвращением разглядывает его, потом озирается в поисках урны.

– Давайте, – говорит М.А., протягивая руку за пакетом.

Я как завороженная наблюдаю за процессом передачи пакета от одного Мужчины с Большой Буквы к другому, ибо, несомненно, Уоррен – представитель этого славного племени. М.А. принимает пакет, идет к урне и выбрасывает его. Все это молча. Димка переминается с ноги на ногу и тихонько похихикивает. Уоррен с обожанием – да-да, уверяю вас – с обожанием смотрит на меня. М.А. поворачивается к нам, перехватывает взгляд Уоррена и внезапно говорит очень начальническим голосом:

– Ольга Николаевна, нам нужно поговорить.

Я в замешательстве бормочу:

– Да-да, конечно, – поднимаю глаза на австралийца и мямлю: – Мне нужно на работу.

Он вскидывает руки в жесте «сдаюсь-сдаюсь»:

– Конечно.

Я забираю торт из Димкиных рук и делаю шаг к двери, предупредительно распахнутой передо мной М.А.

– Эй, Алька, – слышу я за спиной, – а что мне с ним делать-то?

– Откуда я знаю, – растерянно отвечаю я.

– Ну, ты даешь! – возмущается Димка. – Он же к тебе приехал!

– Ольга, – вмешивается Уоррен, – я поеду сейчас в отель, а вечером, – он лезет в карман и достает визитку – позвони мне. пожалуйста.

– Да-да, – киваю я, пряча визитку в сумочку, – обязательно. – Поворачиваюсь к Димке: – Димка…

– Я понял, – бурчит он. – Блин, ну, как всегда.

М.А. терпеливо ждет, когда мы закончим, и держит дверь. Через нее уже успешно прошло человек шесть. Наконец, я ныряю в холл, он следует за мной. Вот сейчас будет выволочка. Вот еще бы знать, за что именно.

Глава 31

Я вхожу в холл, М.А. молча следует за мной. Направляюсь к двери на лестницу – пусть, если хочет, едет на лифте, я уже привыкла ходить по лестнице и не собираюсь менять из-за него свои привычки. М.А. притормаживает рядом с охранником и что-то тихо говорит ему. Охранник слушает его, кивает, потом скрывается в своей стеклянной будке и возвращается через пару секунд, держа в руках какой-то ключ. М.А. рассыпается в благодарностях и идет ко мне.

Понятно. У нас в здании, на третьем этаже, есть курилка «для своих». Курят там крайне редко, но вот если кому нужно потолковать, не привлекая к себе внимания, то курилка в их распоряжении. Быстро, однако, М.А. освоился здесь. Итак, где состоится промывание мозгов, я уже знаю, еще бы узнать, на какую тему оно будет. Но М.А. продолжает молчать. Мы поднимаемся на третий этаж и подходим к двери, он открывает ее ключом и делает приглашающий жест, мол, заходите.

Я захожу. Солнце заливает небольшую комнатку, в которой стоят диванчик, два кресла и стеклянный столик. М.А. следует за мной, закрывает дверь и идет к окну. Открывает его. Свежий теплый воздух врывается в курилку. Я ставлю торт на стол. «Любопытно, – думаю я, – неужели Уоррен специально приехал к моему д. р.?» Помнится, я писала ему о том, когда родилась. Мы еще долгое время иронизировали по поводу моих близнецовских наклонностей. Нет, но каков поворот сюжета! Он прав: при такой внешности внутренний мир – дело второе. Не прими он превентивных мер в виде фото своего братца, отбиваться ему от целой своры девиц, которых и одиннадцатичасовое путешествие по воздуху не смутило бы. Когда встретимся с ним, надо бы поинтересоваться, много ли осталось таких же стойких, как и я, продолжавших писать как ни в чем не бывало. Проклятая техника! Если бы не она, Австралия с ее тропическими птицами и длинноногими Уорренами была бы уже у меня в кармане. Я морщу лоб в легком раздражении. И только сейчас замечаю, что М.А. до сих пор не сказал ни слова. Поднимаю глаза.

– Не могу понять, – произносит он, как будто только и дожидался какого-нибудь сигнала с моей стороны, – почему ты сделала вид, что не знаешь меня?

Я вздрагиваю и судорожно сглатываю слюну. Не этого я ожидала, думая о промывании мозгов. А чего тогда? Да кто его знает, но точно не этого. Все мысли мгновенно испаряются из моей головы. Я молча опускаю глаза.

– Сначала я подумал, – медленно продолжает он, – что от неожиданности, но потом понял, что ты и дальше собираешься делать вид, что мы незнакомы. Но почему?

«Давно ли мы на «ты»?» – хочется съязвить мне, но я не делаю этого, потому что каким-то двадцать пятым чувством понимаю: «ты» – это приглашение забыть о наших официальных отношениях, «ты» – это освобождение от субординации, «ты» – это намек на то, что сейчас он – всего лишь мужчина, а я – женщина. Ну, хорошо, «ты» так «ты».

– Я думала, ты меня не узнал, – тихо говорю я. – Да и вообще, мы в принципе и не были знакомы.

– Конечно же я тебя узнал. – М.А. пожимает плечами, как будто хочет сказать: боже, ну о чем ты?

– Я так мало изменилась? – усмехаюсь я.

– Ты изменилась, – спасибо, что хоть не собирается отрицать очевидного, – но не настолько, чтоб тебя не узнать. И потом, – добавляет он, – я знал, как тебя зовут.

– То есть? – Я непонимающе смотрю на него.

– Ну-у, – похоже, М.А. смущен, – тогда… в институте… я узнал, как тебя зовут и на каком факультете ты учишься.

– Зачем? – удивляюсь я.

– Да как бы тебе сказать… – Он трет лоб. – Ты меня удивила. Вот я и решил узнать о тебе побольше.

– Зачем это?

– А-а… Это было очень смело с твоей стороны. Прийти к незнакомому человеку и признаться ему… – М.А. запинается и умолкает.

«В любви», – мысленно заканчиваю я за него. Ужас! Меня в очередной раз бросает в жар. С ума сойти! Если бы я могла тогда предвидеть, что через пятнадцать лет мне еще придется пожинать плоды своей глупости, я бы ни за что… А он еще спрашивает, почему я сделала вид, что не знаю его!

В горле растет противный комок. Сейчас буду плакать, понимаю я. Вот уж некстати. Я делаю глубокий вдох, потом выдох. Подхожу к окну, облокачиваюсь на подоконник и смотрю на улицу. Меня совершенно не волнует, что думает в этот момент обо мне М.А., главное – не разрыдаться. Я гляжу на окна соседних домов и медленно-медленно повторяю про себя несколько раз: «Все хорошо. Все рано или поздно заканчивается». Обычно это мне помогает.

М.А. подходит ко мне и становится рядом.

– Извини, – неожиданно говорит он. – Я законченный болван.

Болван? Я поворачиваю голову. М.А. выглядит тоже как-то бледновато.

– Да? – бормочу я.

– Я видел это немного по-другому, – продолжает он. – А сейчас вдруг подумал, что, наверное, это был не самый приятный момент в твоей жизни… – Он делает паузу и вопросительно смотрит мне в глаза.

Я неуверенно пожимаю плечами.

– И потом, – он отводит глаза и устремляет взгляд в окно, – эти мимолетные студенческие увлечения… Кто там их помнит! А любое упоминание спустя много лет после этого уже только раздражает, верно?

Я уже открываю рот, чтобы сказать: «Ну да, ну да», – и тут вдруг соображаю, что ведь это он о моем «мимолетном студенческом увлечении» говорит сейчас. То есть о себе.

Мимолетное! Куда там! Мимолетные были до этого и после этого. Как только в моей жизни пятнадцать лет назад появился М.А., все изменилось. Смешно, но я поняла это только сейчас. Все мои тридцать семь кандидатов плюс штук пять на последних курсах института – были призваны отодвинуть в прошлое и совсем стереть из моей памяти образ М.А. Они об этом не знали. Впрочем, я и сама этого не осознавала. Но жила именно с этим.

Каждого я сравнивала с М.А. И ни один не выдержал сравнения. Кто-то приблизился к идеалу (как Майкл, например), кто-то нет, но серьезных конкурентов у М.А. не оказалось. Нет, я, разумеется, уже выросла из коротких штанишек и отлично знаю: идеальный мужчина – это фантом, иллюзия, несбыточная мечта. М.А. при близком рассмотрении тоже наверняка не подарок. Так же, как и любой другой мужик из плоти и крови, бросает грязные носки где ни попадя, так же забывает о тебе, узрев футбольный матч в программе передач, так же хотя бы один раз в жизни не принесет цветов в твой д. р., так же храпит во сне и так же вопит, когда ты перекладываешь его вещи на другое место. Ну да. Только какое это имеет отношение к моим чувствам?

Чувства… Я окончательно загрустила. Какого черта нужно было заводить эти экскурсы в прошлое именно сегодня, в мой д. р.? Вот уж невезуха так невезуха эта неразделенная любовь! Видно, так мне на роду написано. Буду теперь продолжать жить так, как жила. Будут вокруг меня болтаться абсолютно ненужные мне Альбертино и Уоррены, а единственный и неповторимый будет вызывать меня в свой кабинет, чтобы обсудить планово-аналитические вопросы, а потом будет удаляться по своим таинственным личным делам в обнимку с Аленой. Лет пять я еще так покувыркаюсь, потом нервы сдадут окончательно, я выскочу замуж за того Альбертино или Уоррена, который в этот момент будет поблизости, и – прощай моя великая любовь!

Я издаю тяжелый вздох, М.А. отрывает свой взгляд от голубя на карнизе дома напротив и внезапно молвит:

– Может, поужинаем вместе? Я вздрагиваю. Что такое?

– Э-э… – мямлю я.

– Нет, не сегодня, – поспешно говорит он, – я понимаю – день рождения и все такое прочее. Но может быть, в другой день?

Поужинать?! С ним?! С чего это?

– Начнем наше знакомство с чистого листа, – как будто подслушав мои мысли, предлагает М.А. – Выкинем из памяти старые дела и будем считать, что встретились только сегодня.

Выкинуть старые дела из памяти? Я задумываюсь. Это, конечно, хорошо, но – позвольте! А как же?..

– А как же Алена? – выпаливаю я.

– Алена? – хмурится М.А. – При чем тут Алена? А-а… – Он ухмыляется. – Да-да, как же я забыл. Ты здорово тогда повеселила ее, просветив наконец-то, отчего все от нее шарахаются.

– В чем причина веселья-то? – неприязненно говорю я.

Всю мою грусть как рукой снимает, и я начинаю тихонько злиться.

– Всего-навсего в том, – продолжает ухмыляться М.А., – что вы пытались припутать нам чуть ли не инцест.

– Как это? – бурчу я.

– Алена – моя двоюродная сестра. Ты разве не заметила фамильного сходства?

Уппс! Вот это да!

– Но почему же…

– Почему никто ничего не знал? – Он качает головой. – Ну, представь себе – ваши сразу начали бы бурлить. А так Алена скоро уедет работать в московский офис…

– В московский офис? – перебиваю его я.

– Да, – он внимательно смотрит на меня, – она выходит замуж через полтора месяца, он – москвич. Московский офис – это вполне логичное решение, ты не находишь?

– Вероятно, – индифферентно бормочу я. – А кем она там будет?

– У тебя какой-то повышенный интерес к московскому офису, – игнорируя мой вопрос насчет должности Алены, несколько раздраженно говорит М.А.

– Ничего подобного. – Я бросаю на него негодующий взгляд. – Просто так спросила…

– Хорошо, если так.

Вроде бы серьезен, но почему-то у меня такое ощущение, что он надо мной издевается. Слегка. Совсем чуть-чуть, но все-таки…

– Хотелось бы, знаешь ли, чтобы у тебя, как у начальника планово-аналитического отдела, было ровное отношение ко всем филиалам.

Ну вот к чему он это сейчас сказал? «А ваш М.А. не дурак. – Я как будто слышу Жаннетин голосок. – На черта ему нужны соперники в лице юных Джонни Деппов?»

– Сделаем, – тем не менее бормочу в ответ я.

– Отлично! – откликается М.А. И тут же, без всякого перехода выдает: – А то я уж отчаялся вклиниться в твою бурную личную жизнь со своим скромным предложением поужинать. Я почему-то считал, что с девушками гнать лошадей – не самая лучшая тактика. Но тут, – он разводит руками, – каждый новый день приносит новые неожиданности…

– Не каждый, – сквозь зубы цежу я.

Просто наглость какая-то!

– …Австралиец сегодняшний, – похоже, М.А. не слышит моего ворчанья, – меня просто добил. Думаю, еще пара дней промедления – и все!

– Что «все»? – агрессивно спрашиваю я.

– Ты, – он взмахивает правой рукой, – уедешь в Австралию, а я так и не успею тебе ничего сказать.

– Что сказать? – Я просто ощущаю, как у меня на спине вырастают оборонительные иголки.

Он пристально смотрит мне в глаза, легонько усмехается и медленно качает головой:

– Не-ет, не сейчас.

Я молчу и, как загипнотизированный кролик, не свожу с него глаз. Черт! Это мне снится или нет?

– Так как насчет ужина? – неожиданно будничным голосом говорит М.А.

Я с трудом стряхиваю наваждение и мямлю:

– Н-не знаю…

– Почему это? – М.А. сразу становится серьезным. – Я что, сделал приглашение не по правилам?

– Да нет. Просто… – Я медлю, не зная, что, собственно говоря, сказать.

«Дура ты, Лелька, дура. – Я как будто слышу Галкин голос. – Вот что ты собираешься придумать на этот раз?»

– Разве это политкорректно, – нахожусь наконец я, – личные встречи директора и начальника отдела? Народ возмутится.

М.А. думает пару секунд, потом внезапно предлагает:

– Да плюнь ты на них!

– А? – Я вздрагиваю от неожиданности.

Он проводит рукой по волосам и становится до такой степени похож на себя самого образца пятнадцатилетней давности, что я невольно улыбаюсь.

– Значит, идем? – тоже улыбается он.

– Мне надо подумать. – Я смущенно прячу глаза, подхожу к столу и поднимаю коробку с тортом.

Он растерянно смотрит на меня:

– Не понимаю… – Потом лицо его светлеет и он кивает: – Ясно. Ритуал?

Есть свои прелести в этой его манере верно угадывать чужие мысли.

Мы выходим в коридор.

– Хорошо, – говорит он, запирая курилку, – думай… но не долго. И… – он усмехается, вспомнив о чем-то знакомом и далеком, – приходи с согласием…


home | my bookshelf | | Шуточки жизни |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу