Book: Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина



Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

С. И. Валянский, Д. В. Калюжный

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

ПРЕДИСЛОВИЕ

История – поразительная наука! Чем больше погружаешься в нее, тем больше открытий. Примерно как с океаном: там тоже, если плаваешь по верхам, например, у побережья Африки – и кажется, все уже о флоре и фауне знаешь, – стóит нырнуть на лишнюю сотню метров вглубь – сразу обнаружишь такое, чего наверху вовсе нет! Просто глаза разбегаются… А можно переправиться, скажем, к побережью Скандинавии, и даже нырять не надо: обязательно выловишь чего-нибудь такое, чего возле Африки не бывает!

И до чего же здóрово, надергав с разных глубин и в разных местах рыб всех видов, натаскав кораллов, моллюсков и прочей водоплавающей мелочи, разложить их на бережку, высушить и садиться писать историю океана. Как эти виды рыб возникали, какие взаимоотношения были между живностью разных глубин, имелись ли у них контакты с тварями воздушными и земными…

Правда, в отличие от истории рода человеческого, расписывая историю океана, трудно выяснить, какую конкретно треску съела конкретная акула. А в истории человечества такие сведения, как правило, есть: особенность истории (и вообще всех социальных наук) в том, что объекты ее исследования сами «говорят» о себе. Например, акула… то есть, простите, король… нет, наверное, все же летописец короля по его приказу или просто посторонний монах, который все точно слышал от верного человека, оставил запись о том, что наш король по прозвищу Справедливый побил их короля по прозвищу Лютый.

Видите, насколько история интереснее ихтиологии: в ней есть имена и характеры. Правда, не желая прослыть фантазерами, а желая остаться учеными, историки не смеют заниматься гаданиями, зачем Справедливый пошел бить Лютого. Впрочем, и так ясно: он же был справедливым, а Лютый был лютым. Дальше начинается самое интересное: поиски в архивах (должен же был хоть кто-то еще упомянуть битву) и археологические раскопки. Ведь ясно даже дураку, что никакой король другого короля лично бить не пойдет, а пошлет войска. Сколько? Где мечами махались? И наконец: когда это было?…

Однако летописцы – это еще не историки. Они просто и тупо записывали то, что считали важным. А что не считали важным, не записывали – за рамками летописей оставалось информации в сотни тысяч раз больше, чем в них попадало. Когда записей накопилось много, появились такие летописцы, которые начали сводить их в сборники, что-то из старых летописей включая, что-то нет, а кое-что и домысливая от себя. В разных местах сложились первичные истории, как рассказы о прошедшем, об узнанном. В них прошлое человечества выглядело как простой набор случайностей.

И уже потом появились историки, а соответственно, и наука история, а затем и целый комплекс наук: экономическая история, военная, история физики, музыки, театра… Появились подразделения науки «по временам»: история первобытного общества, древности, Средневековья; новая и новейшая истории. «Истории» разделились по странам: африканистика, балканистика и т. д. Выделились в самостоятельные дополнительные дисциплины археология, источниковедение, историография и хронология.

Согласно классическому определению, исторические науки изучают прошлое человечества во всей его конкретности и многообразии, исследуя факты, события и процессы на базе исторических источников. Но любому ясно, что простое «изучение» ничего не дает; оно оставляет прошлое таким, каким то выглядит в летописях: набором случайностей. Такая история «ничему не учит», а школьники ее тихо ненавидят: надо зубрить даты и имена царей, а ничего непонятно, нелогично, отрывочно.

Поэтому не удивительно, что историки испокон веку занимались толкованием изученного; в конце концов, наука как сфера человеческой деятельности занята выработкой и теоретической систематизацией «объективных знаний о действительности», как утверждает Большой энциклопедический словарь. Этой «объективной действительности» мы посвятили немало места в других книгах, здесь же отметим, что вопрос довольно скользкий. Если рассуждать логически, то объективно (то есть как объект изучения) в действительности ученые имеют только письменные источники, повествующие о прошлых событиях, а вот описанные в этих источниках «факты» к числу «объективных знаний о действительности» отнести можно лишь после серьезной проверки. Источники сведений часто сомнительны: так, подлинных письмен от «Древней Греции» или «Рима» нет НИ ОДНОГО, а только средневековые переводы и копии.

А теперь мы подбираемся к самому главному: непосредственная цель любой науки – это «описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности, составляющих предмет ее изучения, на основе открываемых ею законов».

Вот на законах наука история и сломала себе шею. В некий момент историки разных стран, представители разных политических и религиозных, в том числе оккультных течений начали выдвигать разные концепции, объясняющие ход истории. Среди этих концепций были и хронологические построения: первичные летописи не содержали дат в современном значении этого слова, и надо было как-то «встроить» описанные в них события в общую картину прошлого, что и делали историки на основе своих об устройстве мира представлений.

Для каждого нового поколения историков те толкования событий, которые давали их предшественники, превращались в источники сведений о прошлом вместе с содержащимися в них концепциями – и новые концепции наслаивались на старые.

Результат – всемирная история – оказался парадоксальным. Прошлое предстало все тем же набором случайных событий, но теперь уже не простых, а скрепленных датами и некими закономерными причинами, однако разные закономерности и факты противоречили друг другу. Возникли громадные временные лакуны, не заполненные почти ничем. В этой истории тысячелетний прогресс сменяется тысячелетним регрессом, а потом опять начинается прогресс (возрождение) в науках, искусстве и литературе, с точным повторением стилистики произведений искусства, – чего в принципе не может быть! Средневековые тексты изобилуют анахронизмами (словами и понятиями давно забытых времен), но и в древности есть случаи «воспоминаний о будущем»: тексты, рисунки и изделия явно средневекового происхождения…

Попытки если не исправить, то хотя бы «отрецензировать» такую громоздкую и нелепую историческую конструкцию, предпринятые в XVIII веке Исааком Ньютоном, в XIX веке учеными школы гиперкритицизма и в XX веке – Н. А. Морозовым, успехом не увенчались: их мнение не было принято во внимание. Что интересно, неприятие идей Морозова произошло оттого, что предлагаемая им версия истории отвергала марксистскую догму, а именно историческую концепцию смены общественно-экономических формаций. Историки предпочли не науку, а официозную концепцию, которая, кстати, противоречит «объективной действительности»!

Создавая науку хронотронику, которую мы сами определяем так: междисциплинарная наука, изучающая эволюцию общества во времени и пространстве как систему взаимовлияния человека и природы с целью нахождения оптимальных путей развития в условиях ограниченных ресурсов, на основе выявления объективных закономерностей в природе и обществе, мы пришли к определенным выводам в отношении истории.[1] Суть в том, что живая природа, человечество и даже отдельные народы (которые являются объектами общественных наук) есть динамические системы, эволюционирующие в условиях ограниченных ресурсов. И вот оказалось, что единство мира в том, что он строится по единым сценариям. Закономерности (законы) этих сценариев работают на разных уровнях строения вещества, от материального до духовного, включая и социальный уровень.

Возвращаясь к нашей океанической аналогии, скажем: у побережья Африки и возле Скандинавии в верхних слоях и в глубинах живут разные твари, но существование этих видов подчиняется общим законам эволюции. Везде выстраивались трофические пирамиды; везде и всегда при изменении внешних условий происходили мутации. А твари, между тем, всюду разные!..

Для устойчивого их развития требуется постоянный поток вещества и энергии. Если этого не будет (если, например, они перестанут есть), то существование этих объектов станет невозможным в отличие от объектов неживой природы.

В реальном историческом процессе есть периоды, поддающиеся закономерному описанию, – в это время общества людей стабильны, и никакие случайности поколебать стабильности не могут. Но неизбежны и другие этапы: переход к неустойчивости, когда перестраиваются все внутренние структуры этой системы, – и вот в такие периоды случайное не только проявляется во всей красе, но и явственно меняет жизнь людей. Важно, что эти два типа эволюции разделены во времени и требуют различного описания и осмысления. На этапах закономерного развития полностью действуют причинно-следственные связи, для их описания достаточно детерминистского стиля мышления. Но когда возникает кризисная ситуация, период неустойчивости, то требуется вероятностное описание, поскольку для следствий нельзя найти причин, кроме неустойчивого состояния системы: хаос, революция, перемена всех правил жизни.

Человеческая эволюция постоянно входит в фазы неопределенности, поэтому и обратная реконструкция (толкование исторических фактов) тоже принципиально сталкивается с точками хаотизации. Это есть результат того, что социальные системы следуют нелинейным законам развития, и приводит к неудаче и попыток прогноза будущего развития, и попыток восстановления эволюции в прошлом (исторического развития). Иначе говоря, процесс истории не линеен и не может быть однозначно восстановлен.

Главный пафос нашей науки хронотроники – в открытии роли нелинейных закономерностей при исследовании проблем общественных наук. Центр тяжести здесь лежит не в теории нелинейности, а в общественных науках, в которых для адекватного их описания принципиально надо пользоваться нелинейным описанием, а это дает качественно другие результаты и для истории! Если подходить к истории с такой точки зрения, то, чтобы заниматься ею, надо быть в первую очередь специалистом в теории эволюции сложных динамических систем в условиях ограниченных ресурсов: здесь мало чем поможет детерминизм, нацеленный на поиск причин для всяких следствий и опыт работы с линейными системами. А историки никаких закономерностей, кроме детерминистских, не признают.

Не надо думать, что мы «нападаем» на историков. Нет, нам понятно, что для исторических исследований нужны не просто специалисты по нелинейному стилю мышлению, а именно историки, но – владеющие таким стилем мышления. Для аналогии: бухгалтерией должен заниматься не математик, а бухгалтер, владеющий математическими методами. Он разбирается в бухгалтерских тонкостях и использует адекватную этому математику, и это есть путь к успеху. А математик, даже хороший, но не знающий бухучета, окажется беспомощным.

Если историк понимает, что процессы, протекающие в стране, это не некое бессистемное шараханье из стороны в сторону, а что они подчинены реализации определенных целей; и если он понимает, насколько общество устойчиво или нет, то он сможет дать более или менее объективное описание истории страны. Обычно историки от таких размышлений далеки, ибо ограничиваются теми задачами, которые формулируют сами, исходя из наработанных концепций, или из заказа политических вождей, или из своих собственных интересов.

Каковы законы эволюции сообществ и как они действуют в России?… Что такое устойчивость страны и при каких условиях возникают нестабильность и революция?… Об этом наша книга.



РОССИЯ В ОКРУЖАЮЩЕМ МИРЕ

Русская историография за отдельными и почти единичными исключениями есть результат наблюдения русских исторических процессов с нерусской точки зрения. Кроме того, эта историография возникла в век «диктатуры дворянства» и отражает на себе его социальный заказ – и сознательно и также бессознательно. Таким образом в русское понимание русской истории был искусственно, иногда насильственно, введен целый ряд понятий, которые, по формулировке В. О. Ключевского, «не соответствовали ни русской, ни иностранной действительности», то есть не соответствовали никакой действительности в мире: пустой набор праздных слов, заслоняющий собою русскую реальность…

Иван Солоневич

Многомерная история России

На основе одних и тех же исторических фактов история России, как и вообще всякой страны, трактовалась по-разному, в зависимости от концептуальных пристрастий историков. Сегодня наконец, некоторые историки начинают осознавать саму неодназначность этих трактовок. Более того, появились учебники, написанные в таком духе – например, «Многоконцептуальная история России» под редакцией Б. В. Личмана; в ней показаны три основных подхода к истории России. Это религиозно-исторический, всемирно-исторический и локально-исторический подходы.

Кратко пройдемся по ним, поскольку и до сих пор эти «подходы» к истории лежат в основе методологий разных исторических школ.

Сторонники религиозно-исторического подхода считают, что суть истории – в преодолении человеком своей зависимости от природы, в освобождении от животных страстей и познании истины, дарованной человеку в Священном Писании, – и такой взгляд характерен для любой конфессии. Так, православные мыслители никогда не признавали равновесия в истории, а видели постоянную борьбу добра и зла, в ходе которой человек делает осознанный выбор между двумя этими силами. Идеология марксизма, утвердившаяся в России, смогла добиться успеха, трансформировавшись под влиянием идей, развитых в православии, которое, в свою очередь, вобрало в себя народное самосознание. В общем, православие наполнило марксизм мессианским смыслом, связав его с идеями социальной гармонии.

Сегодня, когда на смену марксизму в Россию пришел либерализм, сторонники религиозно-исторического подхода говорят о столкновении православных традиций (добра) с бездуховным и низменным радикал-либерализмом (злом). Навязываемая либерализмом общественная модель строится на искусственной иерархии, эгоизме, потребительстве, убого подражая тому, что уже пережито Западом. Но в генетической памяти людей по-прежнему живы естественные нравственные чувства, что может стать источником возрождения.

Сторонники всемирно-исторического подхода считают, что историю двигает стремление человечества к материальным благам, возрастание качества и количества которых зависит от общемирового прогресса. Общество обособилось от природы, и люди, обладая некой социальной сущностью, объединяются ради преобразования природы в соответствии со своими возрастающими потребностями. Главная идея этого подхода к истории – прогресс, с ним отождествляют саму историю. Даже человек не неизменен, идет прогресс его сознания, позволяющий создать идеального человека и не менее идеальное общество. Все народы проходят через одни и те же стадии прогресса, но одни проходят прогрессивный путь развития раньше, другие – позднее. Идея прогрессивного общественного развития рассматривается как закон, как необходимость, неизбежность.

Присущий данной теории европоцентризм обедняет картину всемирной истории, так как он не позволяет учитывать особенности развития других культур, в том числе России. Но что интересно, даже в рамках этого учения проявляется некоторая многомерность, поскольку оно делится на ряд направлений: материалистическое, либеральное и историко-технологическое.

Материалистическое направление, изучая прогресс человечества, отдает в нем приоритет развитию общества, общественных отношений, связанных с формами собственности. История представляется как закономерная смена общественно-экономических формаций (первобытно-общинного, рабовладельческого, феодального, капиталистического, коммунистического), на стыках которых происходят революции. В основе смены формаций лежит противоречие между уровнем развития производительных сил и производственных отношений, выражающееся в классовой борьбе. То есть история всех обществ – это история борьбы между имущими, владельцами частной собственности (эксплуататорами), и неимущими (эксплуатируемыми), закономерно приводящей в конечном итоге к уничтожению частной собственности и построению бесклассового общества. Вершиной развития общества должна стать коммунистическая формация.

Историко-либеральное направление, изучая эволюцию человечества, отдает приоритет в нем развитию личности, обеспечению его индивидуальных свобод. Личность – отправная точка для изучения истории, а самореализация личности возможна только на основе частной собственности. Либералы считают, что в истории всегда есть альтернатива развития и выбор, вектор прогресса, зависит от героя, харизматического лидера, наделенного в глазах его последователей авторитетом, основанным на исключительных качествах его личности – мудрости, героизме, «святости». Если вектор прогресса истории соответствует западноевропейскому образу жизни, то это путь обеспечения прав и свобод человека, а если азиатскому, то это путь деспотии, произвола властей в отношении к личности.

Историко-технологическое направление, изучая прогресс человечества, отдает приоритет в нем технологическому развитию и тем изменениям в обществе, которые им вызваны. Сторонники этого направления вехами прогресса видят фундаментальные открытия: появление земледелия и скотоводства, освоение металлургии железа, создание конской упряжи, изобретение механического ткацкого станка, паровой машины и т. д., а также соответствующие им политические, экономические и общественные системы. Фундаментальные открытия определяют прогресс человечества и не зависят от идеологической окраски того или иного политического режима.

Технологическое направление делит историю человечества на периоды: традиционный (аграрный), индустриальный и постиндустриальный (информационный). Кстати, историко-либеральное направление придерживается такой же периодизации. Эволюция распространения фундаментального открытия как в рамках одной страны, так и за ее пределами получила название модернизации, прогрессивного изменения. При этом капиталистический этап модернизации считается «цивилизованным», а социалистический – «нецивилизованным»; в его описании подчеркиваются его принципиальная ущербность, неэффективность, односторонность. Используется теория догоняющего развития, согласно которой, Россия находилась во втором эшелоне модернизации, то есть ее стартовые условия и возможности значительно отличались от передовых стран Запада.

По мнению сторонников этого направления (и мы с ними во многом согласны), в ходе социалистического строительства удалось решительно и бесповоротно произвести радикальную ломку традиционного общества. Колоссальным напряжением материальных и человеческих ресурсов в России была создана современная индустрия, достигнуты значительные успехи в образовании, науке, культуре, повышении жизненного уровня населения, то есть сформировались важнейшие структурные элементы современного общества. Однако по идеологическим соображениям конечные целевые задачи модернизации – создание рыночной экономики, гражданского общества, правового государства – режимом были отвергнуты. Возникла парадоксальная ситуация, когда режим в ряде сфер способствовал развитию модернизационного процесса, однако на уровне идеологии и политики блокировал его, не допуская перехода в конечную фазу развития. Все это постепенно заводило страну в тупик.

Сторонники локально-исторического направления считают движущей силой истории стремление человека войти в равновесие со средой обитания. Его суть: сообщества каждого региона имеют собственную культуру и ценности, особое мировоззрение, обычно связанное с господствующей религией. Каждая такая цивилизация проходит в своем развитии стадии рождения, становления, расцвета, упадка и гибели. На смену одной погибшей цивилизации приходит другая. Жизнь человека определяет среда обитания, а не прогресс.

В рамках этой теории тоже есть ряд направлений – славянофильство, евразийство, этногенез и другие. Отметим, что во всех них содержится идея об уникальности сложившегося на стыке Европы и Азии российского общества. У российской (евразийской) локальной цивилизации в отличие от других «особый» путь развития. Российская духовность никогда не будет «подавлена» духовностью других народов. «Россия – Великая страна от рождения». Судьба России определяется историческим пространством – взаимосвязью природного, географического, хозяйственного, политического, психологического и других факторов. Огромная территория, суровые климатические условия определили образ жизни евразийца, его духовность, форму государственной власти и коллективистскую психологию.

Все эти подходы и направления в исследовании истории можно проследить, изучая развитие исторической мысли в самой России.

Первыми нашими историками были летописцы, трудившиеся при монастырях. Историю государства и общества они трактовали как осуществление божественного замысла, воздаяние людям за добродетели и наказание за грехи. С этих позиций история общества рассматривалась как история государства, основанного на христианстве (православии); расширение государства и распространение христианства были неразрывно связаны друг с другом.

На рубеже XV–XVI веков старцем Елеазарова монастыря Филофеем была сформулирована идея об особом пути России, отличном от пути западных и восточных стран. Ее девизом было: «Москва – Третий Рим». Согласно этому учению, один Рим – Римская империя – пал в результате того, что его жители впали в ересь, отказались от истинного благочестия. Другой Рим – Византия – пал под ударами турок. О хронологии, разумеется, и речи не шло. Так вот, задача России – сохранить истинное христианство, утраченное в других странах. Попутно обосновывалась имперскость России; двуглавый орел был принят как герб именно империи.

Одной из первых наших историй стала составленная в 1560–1563 годах «Степенная книга», в которой история страны делится на серию сменяющих друг друга княжений и царствований. Эта работа обосновывала возникновение Российского государства с центром в Москве; показывала преемственность самодержавия; утверждала его незыблемость и вечность.

С начала XVIII века российские историки под влиянием трудов западных коллег перешли на позиции всемирно-исторической теории, стали рассматривать российскую историю как часть мировой. Появились «История Российская с самых древнейших времен» (в 4 книгах) В. Н. Татищева (1686–1750); «История государства Российского» в 12 томах Н. М. Карамзина (1766–1826).

Логическим итогом развития исторической мысли стало «философическое» письмо П. Я. Чаадаева, опубликованное в 1836 года в журнале «Телескоп». Он усматривал главное отличие в развитии Европы и России в их религиозной основе – католичестве и православии; хранителем христианских основ он полагал Западную Европу, Россию же воспринимал как страну, стоящую вообще вне мировой истории. По его мнению, ради своего спасения России следовало бы скорейше припасть к католицизму, приобщиться к идеалам западного мира. Письмо оказало огромное влияние на умы интеллигенции, положив начало спорам о судьбах России, появлению в 1830-1840-х годах течений «западников» (сторонников всемирно-исторической теории) и «славянофилов» (сторонников локально-исторической теории).

Локально-исторический подход к изучению истории получил значительное распространение в России в середине и второй половине XIX века. Мысль об особом, отличном от западноевропейского пути развития России нашла свое воплощение в теории «официальной народности». Их основы сформулировал министр народного просвещения России граф С. С. Уваров, а суть ее в том, что в отличие от Европы общественная жизнь России базируется на трех основополагающих принципах: «Самодержавие, православие, народность». По мнению славянофилов, западные принципы формально-юридической справедливости и западные организационные формы чужды России. Петр I своими реформами, считали они, повернул Россию с естественного пути развития на чуждый ей западный путь.

Труды по истории России в конце XIX – начале ХХ веков начинались с раздела о географическом положении страны, ее природе, климате, ландшафте и т. д. В «Истории России с древнейших времен» в 29-ти томах С. М. Соловьев (1820–1879) нашел, что для правильного понимания истории мало показывать развитие государства через деяния царя; надо учитывать природно-географические факторы. Он считал, что «три условия имеют особенное влияние на жизнь народа: природа страны, где он живет; природа племени, к которому он принадлежит; ход внешних событий, влияния, идущие от народов, которые его окружают». Также В. О. Ключевский (1841–1911) в «Курсе русской истории» в 5-ти томах отмечал, что географические условия Восточной Европы заметно отличаются от условий Западной Европы.

К сожалению, дальше этой констатации ни Соловьев, ни Ключевский не пошли. Зато Ключевский (под влиянием экономических учений середины XIX века) нарушил традицию и отказался от периодизации по царствованиям монархов; в основу периодизации он положил проблемный принцип. Его теоретические построения опирались на триаду: «человеческая личность, людское общество и природа страны». Основное место в «Курсе русской истории» занимают вопросы социально-экономической истории России.

На рубеже ХIX–XX веков в России получил распространение марксизм, разновидность всемирно-исторического направления. Впервые материалистическое направление всемирно-исторической теории применил к отечественной истории М. Н. Покровский (1868–1932), автор «Русской истории с древнейших времен» в 5-ти томах, а после 1917 года материалистическая теория стала официальной.

В основу периодизации был положен формационно-классовый подход, в соответствии с которым в отечественной истории появились: 1) «первобытно-общинный строй» (до IX века); 2) «феодализм» (IX – середина XIX века); 3) «капитализм» (вторая половина XIX века – 1917 год); 4) «социализм» (с 1917 года).

Материалистическое направление дало новую трактовку места России во всемирной истории. Согласно марксизму, социализм – это общественный строй, который должен прийти на смену капитализму. Следовательно, Россия автоматически превращалась из отсталой европейской страны в «первую в мире страну победившего социализма», в страну, «указывающую путь развития всему человечеству».

Часть российского общества, которая оказалась в эмиграции после событий 1917 года придерживалась религиозных воззрений. Ряд исторических трудов, осмысливавших события в русле религиозной теории, принадлежит генералу П. Н. Краснову. На его взгляд, события 1917 года и то, что последовало за ними, случились от «потери Россией Бога», то есть произошли забвение христианских ценностей и греховные искушения. Но в среде эмиграции получила значительное развитие и локально-историческая теория, в русле которой сложилось «евразийское направление». Вышли ряд сборников, а также манифест «Евразийство» (1926). Публиковались ежегодники «Евразийский временник», «Евразийская хроника». К этому направлению относили себя экономист П. Н. Савицкий, этнограф Н. С. Трубецкой, историк Г. В. Вернадский и другие.

Евразийцы считали, что в образовании русского народа большую роль сыграли тюркские и угрофинские племена, населявшие единое с восточными славянами «месторазвитие» и постоянно взаимодействующие с ними. В результате сформировалась русская нация, объединившая разноязычные народы в единое государство – Россию. Они считали, что культура России есть синтез, а не механическая смесь славянского и восточного элементов. А история Евразии – это история многих государств, в конечном итоге ведущая к созданию единого, большого государства. Евразийское государство требует наличия единой государственной идеологии.

С конца XX века в России начинает распространяться историко-технологическое направление всемирно-исторической теории, которое получило наиболее полное отражение в работах С. А. Нефедова. Эта версия истории представляет динамичную картину распространения фундаментальных открытий в виде культурно-технологических кругов, расходящихся по всему миру. Завоевания норманнов в IX–X веках объясняются созданием новых боевых кораблей – дракаров, а завоевание монголов в XIII веке – созданием ими мощного лука, стрела из которого за 300 шагов пробивала любые доспехи.



В работах «История Средних веков», «История нового времени. Эпоха Возрождения» Нефедов показывает развитие России в контексте влияний со стороны народов, обладавших превосходством в технологической, военной и культурной сфере. В VIII–XI веках на развитие Восточной Европы влияли те же норманны (шведы, норвежцы, датчане и др.) и Византия (вестернизация), в XIII–XVI веках – монголы и османы (остернизация), в XVIII–XX веках – шведы и немцы (снова вестернизация). Но и Россия знавала фундаментальные открытия, от которых расходились «круги». Так, в середине XVIII века здесь была изобретена легкая пушка, гаубица «единорог», стреляющая всеми видами снарядов: ядрами, картечью, разрывными бомбами. В итоге за вторую половину XVIII века границы России достигли Вислы и Дуная, а население страны увеличилось более чем в два раза.

Особое место в русской историографии занимают труды Л. Н. Гумилева (1912–1992) «Из истории Евразии», «Древняя Русь и Великая степь», «От Руси до России» и другие. Интерес к наследию Л. Н. Гумилева у нас в стране и за рубежом огромен. Он опубликовал более десятка монографий, написанных на стыке естественных и гуманитарных наук, и создал глобальную концепцию этнической истории нашей планеты.

Гумилев в соответствии со своей теорией выделял в истории России этапы (фазы) жизни этноса. Пассионарная вспышка, приведшая к образованию русского этноса, произошла на Руси около 1200 года. В течение 1200–1380 годов на основе слияния славян, татар, литовцев, финноугорских народов возник русский этнос. Фаза пассионарной вспышки завершилась созданием в 1380–1500 годах Великого княжества Московского. В 1500–1800 годах (акматическая фаза, расселение этноса) этнос распространился в пределах Евразии, произошло объединение под властью Москвы народов, живших от Прибалтики до Тихого океана. После 1800 года началась фаза надлома, которая сопровождается огромным рассеиванием пассионарной энергии, утратой единства, нарастанием внутренних конфликтов. В начале XXI века должна начаться инерционная фаза, в которой благодаря приобретенным ценностям этнос живет как бы «по инерции», возвращается единство этноса, создаются и накапливаются материальные блага.

Л. Н. Гумилев называл себя «последним евразийцем».

Среди западных историков, писавших о России, интересна работа Ричарда Пайпса «Россия при старом режиме» как образец представления о нас со стороны.

В конце нашего маленького обзора отметим работу «Российская цивилизация, IX – начало XX в.» И. Н. Ионова. Это цельное изложение истории России с точки зрения либерального направления всемирно-исторической теории. Ионов считает, что не нация, не религия, не государство, а именно личность определяет ход истории.

Естественно, что адепты каждого исторического подхода считают адептов других подходов приверженцами ложных учений – на примере борьбы материалистов с либералами это очень заметно. Как шла борьба в прежние времена, можно проследить по письменным источникам; как она шла в последние десятилетия, мы видели воочию. Доходило до случаев анекдотических. Те же самые люди, которые преподавали в СССР историю по учебникам, написанным их учителями или коллегами, а то и ими самими, выкидывали эти учебники, а других не было, и массовыми тиражами печатали учебники досоветских времен, вплоть до книг, вышедших впервые еще в начале XIX века.

Вопреки мнению, что история – это комплекс общественных наук, изучающих прошлое человечества во всей его конкретности и многообразии, как раз многообразие-то и выпало в осадок из всей истории России, протекавшей до ХХ века. Она предстала историей деяний великих личностей. История же ХХ века оказалась цепью сплошных преступлений низменных личностей; конкретность подменялась оценочностью, а если оценки разных специалистов не совпадали, они, бывало, доходили до личных выпадов друг против друга.

Был у нас и личный опыт. Один из авторов выступил с докладом о букве «ё», в частности, рассказал, как в ходе Великой Отечественной войны И. В. Сталин потребовал обязательного применения этой буквы в штабной переписке: де, непонятно, что за город освобожден – Орёл или Орел; кого следует наградить орденом, Сéлезнева или Селезнёва. И на одном околоисторическом сайте подвергся «критике» некого ниспровергателя истории как «сталинист» и любитель тиранства… Занимаясь историей, нельзя быть политически ангажированным.

Разрабатывая основы хронотроники, изучая законы эволюции, применяя математические методы в изучении сложных социальных систем, мы доказываем, что мир многомерен, а исследователь всегда работает в некоем «подпространстве», то есть всегда имеет дело лишь с проекцией реального мира, работает с отображениями реального мира в этом подпространстве. Но выбор проекции остается за исследователем, и если он ангажирован, если допускает только одну версию истории, – правдивой истории он не получит.

Приверженность тому или иному подходу к истории вредит науке, когда работы пишутся из конъюнктурных соображений. Но мы должны понимать, что весь комплекс различных подходов к истории дает различные «проекции» реального исторического процесса, отражая ее многомерность в целом, а это полезно. Проблема в том, что у историков нет метода такого объединения. Нет понимания законов эволюции, которым подчиняются все общественные структуры, в том числе их собственная наука, их собственное научное сообщество!

История всегда находится между двумя крайностями: с одной стороны ее ограничивает хроника действительно произошедших событий, а со второй – заданная схема, определяющая для историка, к чему он должен эту историю вывести, – не важно, чем задается эта схема, стилем мышления самого историка или приказом политического властелина. Разумеется, из огромного количества событий всегда можно вытащить подпоследовательность, которая сводима к любому наперед заданному результату! Вот почему, на наш взгляд, между историей-описанием (летописью) и историей-каноном (учебником) должен сложиться огромный пласт многомерной истории-науки; внутри этой толщи можно будет проводить трассы вариантов истории. И наконец тогда «заиграет» все: религиозные идеи и географический фактор, «роль личности в истории» и технологическое превосходство…

А для того чтобы делать надежные выводы, всегда надо следовать некоторой соразмерности, а именно – занимаясь деталями, помнить, в связи с какой общей задачей мы ими занимаемся. А выдвигая общие положения, нельзя забывать, на базе каких конкретных фактов они выдвигаются! Тут мы, кстати, обоснуем один очень важный методологический принцип, который мы почерпнули в истории физики и предлагаем назвать «принципом Кулона». Вот его суть.

Шарль Огюст Кулон (1736–1806) был признанным авторитетом в теории упругости. Приступая к своим работам по электричеству, он сумел создать уникальный прибор – крутильные весы для исследований по взаимодействию электрических зарядов. То, что он создал достаточно точный прибор, это понятно. Чем точнее прибор, тем с бóльшей точностью можно обнаружить существующую закономерность. Известно, что ряд его последователей, сделав менее точный прибор, не получили той закономерности во взаимодействии электрических зарядов, которую получил Кулон. Но есть и вторая сторона изобретения Кулона. Его прибор был достаточно грубым! В силу этого большое количество дополнительных закономерностей не смогло закрыть основную, потому он и смог ее обнаружить. Мы не знаем, случайно это у него получилось или так и было задумано. Но, как бы то ни было, метод оказался весьма продуктивным.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Шарль Огюст Кулон

Итак, смысл принципа Кулона в том, что, стремясь обнаружить ту или иную закономерность, следует иметь достаточную точность. Ее превышение может привести к необнаружению искомой закономерности из-за маскирующих ее «шумов».

Как Запад стал богатым

Ни одно национальное развитие не может быть абсолютно схожим ни с каким другим – с этим, наверное, не будет спорить никто из историков. Природа задает сообществам разных территорий разные начальные и граничные условия, придавая каждой стране, любой нации своеобразность, что-то, свойственное только данному случаю. Если сравнить между собою одни только готовые результаты, забывая об условиях, в которых они возникли, конечно, сравнение окажется затруднительным. Но в каждой стране тем или иным образом должны также проявляться и общие закономерности развития.

Существует диалектическое соотношение общего, специфического и единичного. Первая закономерность сообщает различным историческим процессам характер сходства в основном ходе развития. Второе условие придает им характер разнообразия. Третье, наиболее ограниченное в своем действии, вносит в исторические явления характер случайности. Задача историка именно и заключается в анализе исторического явления и выявлении причин, то есть в сравнении не готовых результатов, а причин их происхождения.

С такой точки зрения в России эволюция шла своим ходом, может быть, более медленным, но непрерывным. Наша страна пережила моменты развития, пережитые и Европой, но в свое время и по-своему. Так что были не правы П. Я. Чаадаев и В. С. Соловьев, советовавшие России пережить сначала все стадии европейской жизни, чтобы прийти к европейским результатам.

Во всех областях жизни историческое развитие совершается у нас в том же направлении, как и везде, в том числе в Европе. Но это не значит, что оно и в частностях приведет к тождественным результатам! Ведь тождественности нет и между отдельными государствами Запада. Разве мощнейшие из них – Англия, Франция и Германия – так уж сильно похожи друг на друга даже в организации своей государственности? Одна – конституционная монархия, вторая – президентская республика, а третья – парламентская республика. А есть и много других различий. Во Франции основная религия – католичество, в Германии лютеранство, а в Англии – англиканство, догматика которого совмещает положения протестантизма и католичества…

Так является ли Россия Европой?

Около ста пятидесяти лет назад этим вопросом задался российский ученый Н. Я. Данилевский. Ответ его был следующим. Европа – а сегодня можно говорить более общо, «Запад» – понятие не географическое, а культурно-историческое, и в вопросе о принадлежности или не принадлежности к Европе или «Западу» география не имеет ни малейшего значения.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Фернан Бродель

Что же такое Европа в культурно-историческом смысле? Это место эволюции и жизни германо-романской цивилизации. Европа сама и есть германо-романская цивилизация, эти слова – синонимы. Сегодня, когда говорят о мировой цивилизации и общечеловеческих ценностях, имеют в виду все ту же германо-романскую цивилизацию. Так принадлежит ли Россия к Европе? Нет, отвечает Н. Я. Данилевский. Россия принадлежит к русской цивилизации, и никакой другой.

Сходную идею предложил французский историк Фернан Бродель, занимаясь проблемой развития капитализма в Европе XV–XVIII веков. Он ввел представление о мир-экономике.

Вот признаки этого понятия:

– Мир-экономика занимает свое географическое пространство, границы которого, хоть и довольно медленно, перемещаются.

– Мир-экономика всегда имеет центр, представленный господствующим городом, который в прошлом был городом-государством, а ныне – экономической столицей (в США это Нью-Йорк, а не Вашингтон). Впрочем, в пределах одной и той же мир-экономики возможно одновременное и даже весьма длительное сосуществование двух центров, например, Венеция и Генуя в XIV веке или Лондон и Амстердам в XVIII веке до окончательного устранения господства Голландии. Один из двух центров всегда в конечном счете бывает устранен – так в 1929 году после некоторых колебаний центр мира вполне определенно переместился из Лондона в Нью-Йорк.

– Любая мир-экономика состоит из ряда зон, всегда имея при этом обширную периферию, которая в разделении труда, характеризующем мир-экономику, оказывается не участницей, а подчиненной и зависимой территорией. В таких периферийных зонах жизнь людей напоминает Чистилище или даже Ад, считает Бродель. Достаточным же условием для этого является просто их географическое положение.

И вот к какому выводу пришел ученый. По его представлениям, Россия, по крайней мере до Петра I, представляла собой мир-экономику, живущую своей жизнью; она была замкнутой в себе. Огромная Оттоманская империя до конца XVIII века также представляла собой мир-экономику. А вот на территории Западной Европы никакие отдельные государства не составляли мир-экономику, таковой была вся Европа, и лишь ее центр смещался с юга на север. Он был в Генуе и Венеции, в Антверпене, затем в Амстердаме и Лондоне, но никогда не попадал в центры Испанской или Португальской империй – Севилью и Лиссабон.

Естественно, Европа как мир-экономика всегда стремилась сделать Россию своим «элементом», а точнее, периферией, такой же, какой были для нее Индия, Латинская Америка, Африка. Подчинить весь мир Европа («Запад») сумела, а вот Россию начала «переваривать» только сейчас, с конца ХХ века. И причиной успеха было богатство.

Разобраться в начале богатства Запада можно. И Фернан Бродель это сделал. Он проанализировал экономическое состояние в центре мир-экономики и отметил, что здесь высокие цены, но здесь и высокие доходы, ибо здесь – банки и лучшие товары, самые выгодные ремесленные или промышленные производства и организованное на капиталистический лад сельское хозяйство. Отсюда расходятся и сюда сходятся дальние торговые пути, сюда стекаются драгоценные металлы, сильная валюта, ценные бумаги. Здесь образуется оазис передовой экономики, опережающий другие регионы. Здесь обычно развиваются самые передовые технологии и их неизменная спутница – фундаментальная наука. Здесь же находят пристанище «свободы», которые нельзя отнести полностью ни к мифам, ни к реальности.

Высокое качество жизни заметно снижается, когда попадаешь в соседние страны промежуточной зоны (еще не периферии, но уже не центра): постоянно соперничающие, конкурирующие с центром. Там большинство крестьян лишены свободы, там вообще мало свободных людей; обмены несовершенны, организация банковской и финансовой системы страдает неполнотой и нередко управляется извне; промышленность и ремесла относительно традиционны.

Сегодня нам все это легко представить, если взглянуть на Москву и сравнить ее хотя бы с Подмосковьем или другими близлежащими областями: Москва процветает, остальные – как получится.

Вот еще одно важное наблюдение Броделя. В европейской мир-экономике в XVII веке сосуществовали самые разные общества, от уже капиталистического в Голландии до крепостнических, например, в разных княжествах Германии, и даже рабовладельческих. И это очень важное наблюдение. Капитализм успешно функционирует только при наличии иерархической структуры. Внешние зоны питают промежуточные, а особенно центральную, вот почему для процветания центра нужна как можно бóльшая периферия.

Бродель прямо пишет, что именно Западная Европа «вновь изобрела» и экспортировала античное рабство в Новый Свет, именно ее экономические нужды вызвали вторичное закрепощение крестьян в Восточной Европе (в Польше). Капитализм порождает неравенство в мире, поскольку для развития ему жизненно необходимо содействие всей международной экономики. Он и вовсе не смог бы развиваться без услужливой помощи чужого труда.

На примере Броделя мы видим, как добросовестный исследователь, основывающийся на фактическом материале, а не следуя конъюнктурным установкам идеологии, дает совсем другую трактовку роли эксплуатации в богатстве Запада.

Два слова об истории развития мир-экономики Запада, как она представлена Броделем. Франция могла стать центром этого мира. В XIII веке ярмарки Шампани были почти постоянно действующим местом международных встреч купцов. Сукно и полотно с Севера, из Нидерландов, обменивались на перец, пряности и серебро, доставлявшиеся итальянскими торговцами и ростовщиками. Весьма ограниченных обменов предметами роскоши хватило, чтобы запустить огромный механизм торговли, промышленности, транспорта и кредита, сделав эти ярмарки экономическим центром Европы того времени.

Но установление связи по морю между Средиземноморьем и Брюгге создали прямой и экономически более выгодный путь товарам в обход Франции. Вдобавок итальянцы перестали довольствоваться окраской тканей, поступающих с Севера, а начали сами их выпускать. Последнюю точку на французских приоритетах поставила эпидемия чумы в XIV веке, а Италия приобрела роль неоспоримого центра европейской жизни. Она стала контролировать все обмены между Севером и Югом в Европе да и обмены с Дальним Востоком тоже.

Но такого благоденствия достигла не вся Италия. С 1380-х годов центром стала Венеция, а ее все время подпирали конкуренты – Милан, Флоренция и Генуя. Не очень спокойное царствование Венеции длилось более века – пока она продолжала господствовать в торговле с Левантом, являясь основным поставщиком изысканных товаров.

Но в XV столетии опять вмешалась эпидемия чумы! После ее окончания Европа обезлюдела, цены на сельхозпродукты падали, а вот на ремесленные товары росли, и в такой ситуации людские ресурсы потекли в города, способствуя их развитию. Стали расцветать лавки ремесленников и городские рынки, и в XVI веке центры развития переместились на уровень международных ярмарок – в Антверпен, Берген, Франкфурт, Медину, Лион.

Наконец, Антверпен потеснил Венецию – сначала он превратился в гигантский склад перца, доставляемого сюда португальцами через Атлантический океан, а потом и вообще подчинил себе торговлю в Атлантике и Северной Европе. Но затем из-за войны между Испанией и Нидерландами доминирующее положение перехватила Генуя, поскольку вывозимое испанцами из Америки серебро вместо Фландрии с 1568 года стали направлять в Европу через Средиземное море. Генуя сделалась главным перевалочным пунктом. Далее она стала контролировать международные денежные потоки; объектом сделок стали деньги, кредиты и платежные средства.

Но и Генуя процветала недолго! Начиная с 1570-х в Средиземноморье появились корабли с купцами северных стран, которые не брезговали и пиратством да и в целом не отличались высокой нравственностью. Они набросились на готовые богатства Средиземноморья и захватили их, не гнушаясь никакими средствами. Они наводнили Средиземноморье дешевыми товарами, зачастую недоброкачественными, однако искусно имитировавшими отменные ткани, производившиеся на Юге. И они украшали свои подделки всемирно известным венецианским клеймом, чтобы продавать их под видом настоящих! А средиземноморская промышленность теряла и своих клиентов, и свою репутацию. (Сегодня нечто подобное делает Китай, наводнивший весь мир подделками, дешевыми и некачественными.)

Итак, победа Севера Европы, превращение его в центр мира-экономики не объясняется ни лучшим ведением дел, ни естественной игрой промышленной конкуренции, ни религиозной Реформацией. Политика победителей сводилась к тому, чтобы просто занять место прежних победителей, не останавливаясь при этом перед насилием. Эти методы использовались и в дальнейшем, ведь не секрет, что возвышение Америки есть результат Первой и Второй мировых войн. Кто-то воевал, а кто-то наживался на военных заказах.

В 1590–1610 годах произошло новое перемещение экономического центра европейской зоны – в Амстердам, который затем «держал марку» в течение почти полутора веков. Его долгое господство было связано с тем, что через него шли и товары Севера, и заморские пряности: корица, гвоздика и т. д. – из-за быстрого захвата им всех источников этих товаров на Дальнем Востоке. Почти монопольное положение позволяло ему практически в любых делах считаться лишь с собственными интересами, наплевав на интересы других.

Сегодня те, кто живет в центре мира-экономики, как и прежде, обладают всеми правами над другими. Они считают, что все, что они делают, морально. Но не дай Бог то же самое сделать другим! Их тут же накажут. Кто сильнее, тот и прав.

Вот основа западной цивилизации.[2]

Исследования Броделя опровергают популярное у нас мнение, основанное на утверждение Макса Вебера, что только Реформация стала причиной расцвета капитализма в странах Северной Европы. Нет, – к северным странам всего лишь перешло «место центра», которое до них было южнее. Норманны хотя бы изобрели дракар, прекрасный маневренный корабль, а голландцы ничего не изобрели ни в технике, ни в теории ведения дел. Амстердам просто копировал Венецию, как позже Лондон копировал Амстердам, а еще позже Нью-Йорк копировал Лондон.

Бродель отмечает, что во времена господства Амстердама «вторичную зону» составляла остальная часть активно живущей Европы, а именно страны Балтики и побережья Северного моря, Англия, земли Германии, расположенные в долинах Рейна и Эльбы, Франция, Португалия, Испания, Италия к северу от Рима. К периферии же в это время относились Шотландия, Ирландия, Скандинавия на севере; вся часть Европы, расположенная к востоку от линии Гамбург-Венеция; часть Италии, лежащая к югу от Рима (Неаполь, Сицилия), и наконец, по ту сторону Атлантического океана – вся европеизированная часть Америки, составляющая самую далекую периферию. За вычетом Канады и только что возникших английских колоний в Америке, весь Новый Свет целиком жил под знаком рабства. Также и вся восточноевропейская периферия, включая Польшу и лежавшие за ней земли, представляла собой зону закрепощения крестьян.

В XVIII веке ярмарка, место периодического обмена товарами, по объемам и значению уступила бирже, месту регулирования постоянного потока товаров. Деньги твердо приобрели «процентную составляющую», в силу чего началось всеобщее европейское экономическое ускорение. Амстердам специализировался на международных займах, к этим же играм подключились Женева, Генуя и Париж; деньги и кредиты все более свободно перемещались по Европе. Ярмарки стали убыточными: будучи созданы с целью активизации традиционных форм обмена товарами путем предоставления, кроме всего прочего, налоговых преимуществ, они утратили смысл своего существования в период свободных обменов и кредитов. Бродель показывает, что ярмарки продолжали удерживать позиции и даже переживали период расцвета лишь в отсталых областях с традиционной экономикой, в наибольшей степени на Балканах, в Польше, России, Новом Свете.

Между 1780 и 1815 годами центр переместился в Лондон.

Амстердам был последним городом-государством, центром мира-экономики. Новый центр, Лондон, – уже не город-государство, это столица большой страны. И вот вам значение географии! На сравнительно небольшой территории возникла развитая транспортная система: морские каботажные пути, что было и в Амстердаме, дополнились плотной сетью рек и каналов, а также был здесь многочисленный гужевой транспорт. Следствием этого стало быстрое формирование национального рынка, то есть товары внутри страны распространялись без таможен и пошлин. Наконец, Англия в 1707 году объединилась с Шотландией, а в 1801 году – с Ирландией, и емкость национального рынка подкрепилась мощью национального государства.

Островное положение помогло Англии отделиться от внешнего мира и не допустить вторжения в страну иностранного капитала. В 1558 году благодаря созданию прообраза Лондонской биржи Англия обезопасила экономическое давление Амстердама, а в 1597-м закрытие Стального двора и отмена привилегий его постояльцев положили конец влиянию ганзейцев. Против Амстердама был направлен первый Навигационный акт, изданный в Великобритании в 1651 году.

Начались англо-голландские войны.

В то время Амстердам все еще контролировал основную часть европейской торговли, однако теперь уже Англия имела средство давления на него: дело в том, что голландские парусные суда в силу господствующего направления ветров постоянно нуждались в заходах в английские порты. Именно этим объясняется та терпимость, с которой Голландия отнеслась к протекционистским мерам Англии; подобных мер она не потерпела бы со стороны никакой другой державы. И вот Англия сумела защитить свой национальный рынок и нарождающуюся промышленность лучше, чем любая другая страна Европы.

Экономическое господство Англии распространялось также на сферу политики и дипломатии. У нее хватало сил столетиями удерживать под своим влиянием весь остальной мир!

В 1929 году центром стал Нью-Йорк.

Как же, согласно Ф. Броделю, богател Запад? Главная причина – в рынке, но вовсе не в том, про который нам все время говорят наши плохо образованные реформаторы. Бродель очень убедительно показал, что есть два рынка.

Первый – это место обычного повседневного рыночного обмена, поставок хлеба или леса в ближайший город. Это торговля, которая носит регулярный, предсказуемый, рутинный характер и открыта как для крупных, так и для мелких торговцев. Здесь всякому заранее известна подноготная любой сделки и можно всегда прикинуть будущую прибыль.

Но представьте, например, что караван судов, груженных зерном, идет по стандартному маршруту из Данцига в Амстердам и хозяин груза вдруг узнает, что Средиземноморье поразил голод. Естественно, этот международный торговец тотчас заставит корабли свернуть с привычного курса, и зерно попадет в Ливорно и Геную, в три-четыре раза поднявшись в цене. Вот здесь и происходит переход первой формы экономики во вторую. Здесь и вылезает мурло «второго рынка» – по словам Ф. Броделя, «противорынка».

Основное его свойство – разрыв цепочки между производителем и потребителем. Здесь ПОСРЕДНИК держит монопольную цену. Он ведет неэквивалентные обмены, в которых конкуренция, наличие которой есть основной закон так называемой рыночной экономики, практически отсутствует. А вести эту посредническую торговлю могли только те, кто имел свободные наличные деньги, и это был их главный аргумент.

Торговля на дальние расстояния просто требует противорынка как необходимой гарантии от провала. Если вдруг размер прибыли от торговли с Антильскими островами уменьшится до скромных пределов, ничего страшного – в тот же момент торговля с Индией или Китаем обеспечит двойные барыши. И именно эта торговля была главным источником значительного накопления капиталов, тем более что громадные доходы от нее делили между собой всего несколько партнеров. Местная же торговля из-за большого количества участников не позволяла провести хоть какую концентрацию капиталов.

Надо отметить, что крупные торговцы очень рано перешагнули национальные границы, действуя заодно с чужестранными купцами. В их распоряжении была тысяча способов обратить игру в свою пользу: манипуляции с кредитом (то есть использование для своего обогащения чужих денег), ставка на хорошую монету против плохой и т. д. Они присваивали все, что в радиусе досягаемости оказывается достойным внимания – землю, недвижимость, ренту. Если они обладали монополией или просто достаточной властью, чтобы устранить конкурента, они это делали.

Наконец, эти люди перемещали капиталы. Уже в конце XIV века шло движении векселей между итальянскими городами и «горячими точками» европейского капитализма – Барселоной, Монпелье, Авиньоном, Парижем, Лондоном, Брюгге, – но все это были дела, чуждые для простых смертных и обычной человеческой экономики.

Проанализировав огромное количество документов, Фернан Бродель установил, что разделение труда, быстро возрастающее по мере развития рыночной экономики, затронуло все торговое сообщество – за исключением его верхушки, негоциантов. Вершина пирамиды не затронута, поскольку вплоть до XIX века эта купеческая элита не ограничивалась каким-либо одним родом деятельности, никогда не связывала себя одним направлением! В зависимости от обстоятельств владельцы крупнейших капиталов – то судовладельцы, то хозяева страховой конторы; заимодавцы и получатели ссуд; они – финансисты, банкиры или даже промышленники или аграрии.

И дело не в том, что так они стремились уменьшить риски. Нет, просто ни одна из доступных им отраслей не была достаточно емкой, чтобы дать желаемый доход. В погоне за бóльшей прибылью их капитал постоянно перемещался из одного сектора в другой.

И что же получается? Получается, что экономика Запада состоит из двух частей! Одна всем видна, а вторая скрыта от взгляда большинства, но как раз она и есть главный двигатель. Обычно так поступают фокусники или жулики: крутят перед носом простофили пустой рукой, а все манипуляции делают второй. Нам показывают приземленный, подчиненный конкурентной борьбе рынок, такой же, как и во всех других странах. А за кулисами остается мир высшего порядка, крайне сложный, стремящийся к господству, характерный именно для Западной Европы.

Этого не понял даже В. И. Ленин. В брошюре «Империализм, как высшая стадия капитализма» он отмечал, что: «Капитализм есть товарное производство на высшей ступени его развития; несколько десятков тысяч крупных предприятий являются всем, в то время как миллионы мелких – ничем». А оказывается, это качество было свойственно крупному капиталу изначально! И не несколько десятков тысяч, а считаное количество самых богатых определяют лицо мира.

Капитализм всегда был монополистическим, а товары и капиталы всегда перемещались одновременно, поскольку капиталы и кредиты всегда были самым надежным средством выхода на внешний рынок для его завоевания. Задолго до XX века вывоз капитала был повседневной реальностью!

Либералы полагают, что капитализм гибнет от государственной опеки, а на самом деле он торжествует лишь тогда, когда идентифицирует себя с государством, когда сам становится государством. Во время первой большой фазы его развития в городах-государствах Италии – Венеции, Генуе, Флоренции – власть принадлежала денежной элите. В Голландии XVII века регенты-аристократы управляли страной в интересах и даже по прямым указаниям дельцов, негоциантов и крупных финансистов. В Англии после революции 1688 года власть оказалась в ситуации, подобной голландской. Франция запаздывала более чем на век: только после июльской революции 1830 года буржуазия наконец надежно взяла власть в свои руки.

Вообще Франция, по мнению Броделя, была страной, менее благоприятной для капитализма, чем, скажем, Англия. Слишком большая территория для тогдашнего транспорта, слишком скромный доход на душу населения, затрудненные внутренние связи и, наконец, отсутствие полноценного центра. Хотя… Если разобраться, в ту пору было по меньшей мере две Франции: одна из них – морская держава, живая и гибкая, уже в XVIII веке полностью захваченная волной экономического подъема; другая – континентальная страна, приземленная, консервативная, «местечковая», не сознающая преимуществ международного капитализма. Но политическая власть принадлежала именно ей. Экономической столицей страны был не Париж, а Лион. Только после 1709 года Париж стал центром французского рынка, но отставание уже не позволило Франции выбиться в лидеры.

А теперь вспомним условия, в которых существовала Россия. У нее все эти отрицательные моменты были многократно увеличены. Легко сообразить, что она не имела никаких шансов, чтобы вступать в конкурентную борьбу с кем бы то ни было.

И кстати, мы тоже видим «две России»: к началу XIX века фасадом страны была столица, Санкт-Петербург, а все остальное – глухие задворки. Также мы видим здесь «два народа»: шикующую аристократическую верхушку и «простой народ», всю массу населения – дворян и крестьян, попов и ремесленников, солдат и купцов…

Теория «Русских горок»

По русской истории написано много книг. Они написаны с разных позиций – и с любовью к России и с ненавистью к ней. Практически все авторы отмечают тяжелую судьбу страны и ее народа. И действительно, если посмотреть, каков был доход на душу населения в не худший для России 1912 год, то мы увидим следующее. В США доход на душу – 720 рублей (в золотом исчислении), в Англии – 500, в Германии – 300, в Италии – 230, а в России всего 110. Более показательны данные о количестве хлеба, основного продукта питания для большинства жителей России (и вовсе не являющегося таковым для других стран). В Англии потреблялось 24 пуда на душу населения, в Германии 27 пудов, в США 62 пуда, а вот в России всего 21,6 пуда – включая в это количество и корм скоту.

Как же так получается?… Чем Россия не такая, как другие страны?… Возможно, кроме нас, нет в мире другой страны, озабоченной такими вопросами. Только у нас мнения о собственной истории, народе и власти не просто различны, а зачастую кардинально различны. Одни видят причины бед в злокозненных соседях, другие – в ленивом и никчемном народе, третьи – в неудачных правителях, четвертые – в излишне больших размерах, пятые… Если все «причины» просуммировать, то встанет вопрос: «А как же Россия еще до сих пор жива?»

Так какова она, Россия? В чем, на самом деле, ее особенности? Восток она или все-таки Запад?…

Прежде всего надо понять, что у места нашего проживания есть неустранимые недостатки – географическое положение и климат. Мы живем в таких условиях, в которых массово нигде больше не живут. У нас очень жаркое лето и очень холодная зима; по зимним температурам с нами может конкурировать разве что Монголия. Более половины территории страны находится севернее 60-й параллели северной широты, то есть в географической зоне, которая считается непригодной для «нормальной» жизни и деятельности людей.

В этой же зоне расположены Аляска (ни много ни мало 16 % территории США, но ее население составляет только 0,2 % населения этой страны), северные территории Канады (около 40 % всей площади страны, а их население – всего лишь 0,02 % ее населения), Гренландия и т. п. Эта половина нашей страны – чистый минус из нашей территории, а остальная тоже не рай земной. В итоге удобные для жизни места – Европейская часть да неширокая южная полоса Сибири, растянувшаяся на тысячи километров, что вело и ведет к огромным затратам на управление.

Когда начинаешь говорить об этом, сразу вспоминают Норвегию и Швецию: дескать, тоже северные страны! Однако благодаря мощному теплому морскому течению Гольфстрим, а также океаническому (а не континентальному, присущему России) характеру климата Скандинавии и, кстати, Великобритании, зимние температуры в южной Норвегии и Швеции в среднем на 15 °C выше, чем в находящихся на той же широте землях России, и снежный покров если изредка и бывает, то не дольше месяца, между тем как на той же широте в районе Ладоги-Новгорода снег лежит от 4 до 5,5 месяца. Стоит упомянуть, что в Кубанской степи, расположенной почти на 2000 км южнее Скандинавии, зимы все же продолжительнее и суровее, чем в южных частях Норвегии и Швеции.

Историкам пора задуматься о влиянии климата и географии на экономику и общественное устройство, а не спорить о пустом. Наш народ не хуже и не лучше любого другого – все люди, в конце концов, один биологический вид, – да вот только сподобились мы родиться там, где жить очень сложно, а в некоторых местах, говоря по правде, вообще нельзя. Мы не Восток и не Запад, мы – Север.

Самые населенные районы планеты, где обитает 70 % жителей Земли, занимают всего-навсего 7 % суши. Но это благодатнейшие места! А Россия, где живет всего лишь 2,5 % населения земного шара, разлеглась на 12 % суши! На первый взгляд, как это хорошо, сколько у нас еще свободных и богатых ресурсами территорий, есть где разгуляться предприимчивому человеку. Но это только на первый взгляд – разгуляться у нас довольно трудно, поскольку вся наша громадная страна расположена вокруг полюса холода Северного полушария Земли. Имеет ли смысл вести на полюсе спор, где восток, а где запад?

Только 1 % сельскохозяйственных угодий в России имеет оптимальное соотношение качества почвы, тепла и влаги, а в США – 66 %. Такие важнейшие города России, как Смоленск и Москва, Владимир, Нижний Новгород, Казань и Уфа, Челябинск, Омск и Новосибирск, Красноярск и многие другие, расположены примерно на 55-й параллели, а в Западной Европе севернее этой параллели лежит, помимо скандинавских стран, одна только Шотландия, так же «утепляемая» Гольфстримом. Что же касается США, вся их территория (кроме почти безлюдной Аляски) расположена южнее 50-го градуса, между тем как даже южный центр Руси, Киев, находится севернее этого градуса. У нас территории южнее 50-й параллели составляют всего лишь 3,4 % ее пространства, и живет там меньше 15 % нашего населения.

Для половины нашей территории (севернее линии Петербург-Вятка-Ханты-Мансийск-Магадан) ни о каком сельском хозяйстве, кроме оленеводства и мелких огородов, говорить не приходится. В нашей средней полосе сельхозработы идут с мая по октябрь, а, например, во Франции фактически круглый год. Урожай у русских бывал на нечерноземной почве сам-2 или сам-3, а в Западной Европе еще в XVIII веке сам-12. Поэтому французский крестьянин мог себе позволить быть единоличником-фермером и неплохо жил, и еды хватало на содержание ремесленников и постройку каменных соборов, а русские испокон веков кучковались в общины, ибо только взаимопомощь в труде позволяла как-то выкрутиться, а старики только и выживали, что с помощью «обчества». Ремесленников были считаные единицы, все необходимое крестьянин делал сам. Это, между прочим, важнейший фактор для формирования культуры и характера нации.

Вот вам и избыток земли, про который нам прожужжали все уши. Бóльшая часть нашей территории просто непригодна для жизни!

Коммуникации были недостаточными, так как страна очень большая и, при редкости населения, на каждого жителя страны требовалось большее количество километров дорог, чтобы иметь такую же свободу перемещения, как и в основных странах мира. Вдобавок в отличие от Запада в России необходимо в продолжение более половины года интенсивно отапливать жилища и производственные помещения, что подразумевает очень весомые затраты труда и энергии.

В истории создания высокоразвитой цивилизации Запада громадную роль играл водный, морской и речной транспорт, который, во-первых, во много раз дешевле сухопутного, а во-вторых, способен перевозить гораздо более тяжелые грузы. То есть доставка оказывается в разы дешевле, и при прочих равных торговля дает западному торговцу более высокую прибыль, чем российскому, а производитель, соответственно, выдает на рынок более конкурентоспособный товар.

Тот факт, что страны Запада окружены незамерзающими морями и пронизаны реками, которые или вообще не замерзают, или покрываются льдом на очень краткое время, во многом определил беспрецедентный экономический и политический динамизм этих стран. Разумеется, и в России водные пути имели огромное значение, но здесь они действовали в среднем только в течение половины года.

В тех условиях, в которых оказался русский крестьянин, он мог прокормить только себя. Но приходилось отдавать часть продукта на содержание государства – налогов было много, зачастую весьма изощренных. И государевы люди – дворяне тоже кормились трудами крестьян, даже после того, как в 1760-м получили «вольную».

Отсюда проистекает не только бедность народа, но и громадность территории России. Ведь если прибавочный продукт страны меньше, чем дает хозяйство стран-соперниц, то, чтобы выдержать в геополитическом противостоянии, надо было собирать налог с бóльшей территории. И это следствие не молодости России по сравнению с другими странами Запада, и не «имперских амбиций», как пытаются объяснить целые отряды историков, а результат того, что мы постоянно живем в худших по сравнению практически со всеми природных условиях. И нам постоянно приходится тратить часть труда, чтобы это неравенство скомпенсировать. Даже затрачивая одинаковый с Западом труд, мы на развитие имеем меньше ресурса. Вот она, причина нашего отставания, бедности, нашей кажущейся излишней величины.

И при этом истории нашей государственности более тысячи лет. Такую историю имеют далеко не все европейские страны, не говоря уже о США!

Итак, из-за климата у нас чуть ли не в два раза меньше период работы на сельхозугодьях, чем на Западе. Неурожайным является практически каждый четвертый год. Дополнительные затраты на спасение себя и скотины от зимних холодов, большой период содержания скота без подножного корма – то есть приходится тратить труд, чтобы заготовить корм на всю зиму, а также и дрова. Большие «транспортные плечи». Но эти факторы действовали постоянно, все время накапливаясь, ведь наш климат – явление долгосрочное, он был таким на протяжении тысячелетий!

Мы видим, что ВЕКАМИ на развитие оставалось очень мало ресурса, существенно меньше, чем на Западе, да к тому же страны Запада, пытаясь превратить Россию в свою периферию, отсекали ее от внешних рынков. Но мы также видим (с этим не поспорит ни один историк), что на протяжении всей истории Россия не только стояла вровень с другими, самыми передовыми в техническом смысле странами, но зачастую и превосходила их. Хотя, исходя из объективных данных, мы давно должны были безвозвратно отстать от всего мира по всем статьям. И об этом превосходстве можно судить уверенно, ведь если благосостояние народов сравнивать трудно, то уровень развития государств сравнивать можно, например, по результатам войн. Для победы, помимо храбрости солдат, высокого боевого духа и наличия образованных полководцев, нужно иметь вполне конкретную технологическую и экономическую базу. То, что Россия существует и сегодня, означает, что в столкновениях с внешним противником она обычно оказывалась на уровне, превосходящем уровень этого противника.

Если читать учебник военной истории России – ну, просто чудо какое-то. Могучая, непобедимая страна. Возьмешь другие книжки – тупая власть, ленивые люди, «тюрьма народов». Схватишься за публикации последних двух десятилетий и ничего не найдешь, кроме сообщений о постоянной деградации России, которую только и можно преодолеть, если внедрить у себя модель развития тех самых, многократно битых нами стран.

Загадка? Загадка. В. О. Ключевский первым, занимаясь историей, отметил эту особенность России, но не сделал никаких выводов. После него на протяжении более чем ста лет был известен и даже описан феномен самой холодной населенной части планеты, но это знание оставалось невостребованным: оно воспринималось как экзотика, и не прилагалось к социально-экономической сфере.

В 2000 году А. П. Паршев в своей книге «Почему Россия не Америка» показал зависимость социально-экономических параметров России от ее геоклиматических условий. Приведенные им фактические материалы объяснили, что именно из-за климата столь высоки издержки производства в нашей стране. Но объяснить: как же так получилось, что Россия не только стояла вровень с ведущими державами планеты, но зачастую и превосходила их? – он не смог. Чтобы ответить на этот вопрос, чтобы определить парадигму развития России, надо было рассмотреть весь комплекс в целом: география, климат, экономика, общество, власть, история.

Мы сделали эту работу и предлагаем вам наши выводы.

В отличие от всех остальных регионов Земли общество и экономика России имеют скачкообразный путь развития, движение «рывками». В силу описанных выше причин Россия, развиваясь «нормально», как все, по уровню экономики и жизни населения быстро отстает от других стран. Когда отставание становится нестерпимым, происходит рывок, и через напряжение всех сил и потерю жизни значительной части населения страна достигает могущества.

Долго в таких условиях жить нельзя, наступает период релаксации, или отдыха. Россия начинает жить, как все, и снова отстает. Это – наше нормальное состояние, поскольку такая особенность была у нас всегда. В какой-то момент, видя слабость России, соседние страны начинают претендовать на ее земли. Наше стандартное решение: очередной мобилизационный этап и рывок. И опять этот период заканчивается – он и не может быть долговременным, потому что такое напряжение всех сил погубило бы страну и без внешнего воздействия.

Нельзя сказать, что этого не знали раньше. Знали. Но, не обращая внимания на принципиально меньшее производство продукта в нашей стране, давали «обратное» объяснение. Считалось, что Россия такая же, как все: она из-за «имперских амбиций» достигает успехов, но, победив кого-нибудь, немедленно впадает в кризис.

А между тем нормальное наше состояние – как раз экономическое отставание от соседей. Естественно, наши добрые соседи никогда не упускали этого момента и осуществляли довольно успешные действия, чтобы политически закрепить свое явное экономическое превосходство. Перед нами вставал выбор: смириться и со временем исчезнуть как единое государство, став чьей-то периферией, либо, наоборот, сплотиться и даже присоединить новые земли и оказать сопротивление. Причем разные слои населения видели свое участие в формировании победы по-разному. Верхи, если они интеллектуально и нравственно соответствовали насущной задаче (что, в общем, было редкостью), вводили в стране режим, который можно назвать мобилизационной экономикой. Низы, понимая ситуацию, шли, практически добровольно, на уменьшение своего благосостояния.

В результате упорной умственной и производственной работы, как правило, с низкой оплатой труда или даже без таковой, появлялись и внедрялись новые технологии. Но какие? Естественно, те, которые имели отношение к военному делу. Военное же развитие имеет ту особенность, что оно включает в себя все самые передовое и к тому же требует повышения уровня смежных отраслей, обеспечивающих успех отраслей главных (тех, которые объединяют сейчас аббревиатурой ВПК). На военные разработки обычно денег не жалели, а потому именно там появлялись новые точки роста для всей экономики, да и не только экономики. Война, как известно, грозит людям телесными повреждениями, и развивается медицина. Становится востребованной вообще всякая наука, а наука тянет за собой образование.

В итоге в стране появлялась новая, модернизированная армия.

Ясно, что такой рывок каждый раз требовал очень больших сил общества. Накопление сил шло не просто в ущерб некоторому дополнительному потреблению, а жизненно необходимому потреблению. Но процесс накопления не проходил даром для общества, со временем и оно получало средства для увеличения производительности труда. Однако не будем забывать, что мы в результате рывка лишь догоняли некий средний мировой уровень. И когда после достижения своего перевеса в геополитической ситуации переходили к обычной, а не мобилизационной экономике, опять начиналось отставание, через некоторое время оно достигало критического значения, и все повторялось вновь. Во время рывка рождались былины о русских чудо-богатырях; периоды релаксации приносили другие песни: де, русские ленивы, тупы, на печи лежат.

Такие «русские горки» возвысили армию – создание сильной армии было важнейшей задачей властей, ее приоритет перед другими сословиями всегда признавался безоговорочно. А задачи технологий, соответственно, всегда превалировали над социальными.

Рывков разной амплитуды было немало, но значимых среди них три: цикл Ивана Грозного (переход к единому русскому государству), цикл Петра Первого (переход к империи) и цикл Иосифа Сталина (переход в индустриальное общество). Интересно, что каждый из них проводил полную модернизацию армии.

Очевидно, что во всем обозримом прошлом рывки происходили стихийно и вожди наши просто следовали необходимости. Если бы власти и народ отдавали себе отчет в истинных причинах событий, может быть, жертв было бы меньше.

Мобилизационная экономика диктует власти вполне конкретные задачи. Можно дать некоторый общий сценарий развития событий:

1. Исходно низкая норма внутренних накоплений. Это не злой умысел, а объективная реальность, ибо это и есть наше стационарное состояние.

2. Правящая элита, помня о прошлых подобных случаях напряжения всех сил, не рискует вводить режим мобилизационной экономики и продолжает пользоваться ресурсами, накопленными после последнего рывка, но не всегда эффективно. Кроме того, контакт с Европой показывает властителям неудовлетворительность их собственного состояния с точки зрения бытового комфорта. Не понимая истинных причин этого отставания, вожди предпринимают попытки улучшить свое, а также общее положение за счет копирования зарубежных порядков. Им помогают своя интеллектуальная элита и иностранные советники, что только ухудшает общее экономическое положение, углубляя кризис.

3. Появление внешнего вызова в виде закрепления экономического отставания страны через ее политическое поражение. Это является сигналом к началу перехода к мобилизационному режиму функционирования экономики. Как правило, такой переход требует появления новых идей, самых передовых на этот момент в мире, а также новых людей в руководстве, способных к новому режиму функционирования страны. (Возврат после мобилизационного режима к стационарному также требует смены элиты.)

4. В результате напряжения всех сил удается преодолеть внешний кризис, а после этого у народа пропадает побудительная причина поддерживать предыдущий режим функционирования. Народ вообще склонен вспоминать вождей, выполнивших труднейшую работу по спасению страны, как ужасных тиранов.

Далее все повторяется.

К сожалению, у нас бездарная элита. И всегда она была такой. Это редкость, чтобы люди, близкие к тому, что сейчас называется «финансовые потоки» и «административный ресурс», оказались на уровне тех требований, которые предъявляли России внешние условия.

Элита России

Элита – это меньшинство, которое владеет практически всем, во всяком случае, в России.[3] До 1917 года о роскошестве русских туристов за границей ходили легенды; иностранцы, глядя на них, считали Россию страной, в которой реки из шампанского текут в берегах из паюсной икры. Сейчас можно услышать еще более удивительные истории о наших «новых русских» за границей. Хотя они вроде бы русские, но, как правило, совершенно своей страны не знают да и не считают ее своей. Присваивая себе огромную часть богатств, сравнивают жизнь в России, по сути, ограбленной ими, с Западом и объявляют, что Россия – ужасная страна с ужасным народом…

Рассмотрим этот вопрос подробнее, пользуясь методом Кулона, о котором мы вспоминали в первой главе, то есть с достаточной точностью, но без излишних подробностей.

Обычно любое, в том числе человеческое сообщество находится в некой среде. Для того что бы в ней существовать, оно должно сохранять прошлую информацию (опыт) существования в ней и одновременно уметь перестраиваться по мере изменения среды. А это значит, что сообщество для сохранения устойчивости должно уметь, с одной стороны, сохранять накопленную в прошлом полезную для своего развития информацию, а с другой – уметь понимать сигналы, идущие от среды, о том, в каком направлении нужно меняться.

Иначе говоря, в процессе эволюции общество должно быть одновременно инерционным и чутким к изменениям.

Эту задачу можно решить так, как оно сделано в биологии, – через двуполость, когда исходная система разделена на две связанные подсистемы – консервативную и оперативную. Первая (женская) отвечает за сохранение имеющейся информации, а вторая (мужская) – за приобретение новой, и вся эта информация, и новая, и старая, передается потомкам с генами. То есть потомство получает от родителей два разных типа информации: первую – генетическую, идущую от поколения к поколению, от прошлого к настоящему, дает мать (женщины в целом консервативнее), вторую – информацию от среды, из настоящего в будущее, дает отец (мужчины в целом адаптивнее).

Такое решение делает всю систему устойчивой, а элементарной эволюционирующей единицей оказывается не отдельная особь, а популяция в целом.

Так вот, перед социальными системами стоят те же задачи, что и перед любой информационной системой, и мы можем легко проследить здесь действие эволюционных законов. Например, сельское население – наиболее консервативный элемент общества; крестьяне «отвечают» за память из прошлого в будущее. (Если крестьян свести на нет, их место займут другие – те, кто производит основной продукт страны, кто позволяет ей выживать.) А новая информация поступает в систему через элиту, которая «руководит» движением из настоящего в будущее.

Без элиты никак нельзя. Если мы в полемических целях и ругаем ее за жадность и непоследовательность, то все же понимаем, что без нее никакое развитие невозможно. Проблема с русской элитой в том, что ее надо уметь «держать в кулаке». Даже, простите за намек, «в ежовых рукавицах». Оставаясь без узды, она мгновенно начинает переводить ресурс страны на свое собственное содержание, а задач, возложенных на нее эволюцией, не решает.

Политолог А. Дугин отмечает любопытную социологическую закономерность: все крупные народные бунты и восстания, попавшие в летописи, происходили, как правило, в период ослабления центральной государственной власти – либо из-за борьбы властных аристократических группировок друг с другом, либо из-за столкновения различных идеологических течений. Практически нет ни одной революции, ни одного политического переворота или восстания (формально «народного»), за которыми не стояли бы представители элиты. А если вождь народного восстания сам происходит из низов, он, как правило, вооружается мифом о своем избранничестве, часто – о царском происхождении (например, донской казак Емельян Пугачев, поднявший в августе 1773 года восстание яицких казаков, выступал под именем императора Петра III).

С другой стороны, жизнь народа остается «за кадром», хотя количественно он в большинстве. Занимаясь историей, этот перекос обязательно надо учитывать. Народ, именуя его массами, упоминают (особенно марксистские историки), но он всегда и во всех описаниях выступает как фон, поддерживающий элитарного героя; в крайнем случае, массы выдвигают героя из своей толщи. Это можно понять, поскольку народ – масса консервативная, косная, сама себя массой не осознающая. Однако даже если каждый представитель «толпы» воспринимает массу себе подобных как некое продолжение элиты, на деле эта элита есть продолжение народа со своими специфическими функциями. Элита, оставшаяся без народа (пример: дворянская эмиграция после 1917 года), немедленно перестает быть таковой, сливаясь с массой.

Короче, история и как летописание, и как наука концентрирует свое внимание на элите. «История элит, ее диалектика, ее исторический выбор, ее эволюция или инволюция была синонимом истории народов, государств, культур, обществ», – пишет А. Дугин. А происходит это оттого, что именно на уровне элит проявляются основные трения, которые приводят к общественным катаклизмам. Но нам не раз уже приходилось пояснять,[4] что причина катаклизмов – не в деятельности людей, а в неравновесности динамических систем в периоды хаотизации, – в системах же основную часть составляют массы.

Характерно, что те исторические школы и направления, которые видят в качестве основных двигателей истории материально-хозяйственные факторы, связанные с массами, пренебрегают изучением элитного фактора. Такой подход характерен не только для марксистов, но и для либералов, видящих в деятельности элит лишь прикрытие для перераспределения материальных благ.

А вот Никколо Макиавелли в свое время предложил вынести за скобки содержательную сторону политического процесса, сосредоточив основное внимание на описании технологии удержания власти, то есть на деятельности элит. Как бы продолжая его подход, в конце XIX – начале XX века возникла целая философская школа, которая, изучая политический процесс, выносила за скобки морально-ценностную риторику современных политических партий и движений – как либеральных, так и консервативных или социалистических. Один из крупнейших представителей этого направления, итальянец Гаэтано Моска, разработал теорию «политического класса».

Он исходил из идеи, что человеческое общество, по сути, не меняется, несмотря на смену идеологических и социальных декораций. За разговорами о прогрессе, демократии, развитии и свободе, считал он, стоит неизменная и довольно эгоистическая человеческая природа. Следовательно, все аргументы либерал-демократии относительно превосходства современных идей и политических институтов являются «бессодержательной пропагандой», служащей лишь прикрытием и оправданием для новых социальных элит. Моска называл современную демократию «плутодемократией», то есть «властью богатого, состоятельного народа». Такой подход подчеркивал специфику современных политических элит, напрямую связанных с финансовой и имущественной элитами.

Моска предложил гипотезу: властная структура общества и в древности, и в современности остается принципиально одинаковой. В любом обществе есть правящий политический класс – класс не в марксистском понимании, а именно то, что мы понимаем под элитой. Этот класс, с его точки зрения, обладает постоянными признаками и в эпоху кастового общества, и в обществе сословном и классовом, остается таковым при социализме и гипотетическом коммунистическом строе. Задача элиты проста: властвовать, сохранять власть и бороться против тех, кто бросает ей вызов. Других задач у нее нет, только собственное выживание, считает Моска.

Сходную теорию разработал Вильфредо Парето. Этот социолог, экономист, политолог, философ политики развил «теорию ротации элит». По его мнению, в обществе существует постоянный баланс элит, тяготеющий к равновесию. С одной стороны, существует «правящая элита»; на противоположном полюсе пребывает «потенциальная элита», или «контрэлита», которая может и хочет стать правящей, но пока таковой не является. Он ввел также понятие «антиэлита», означающее антисоциальные (криминальные) элементы, принципиально противящиеся любой социальной организации и противостоящие любой элите. Еще в его учении существует «неэлита», то есть массы, социальный тип, неспособный превратиться в элиту ни при каких обстоятельствах, но в целом принимающий законы политической организации, устанавливаемый элитами.

И так – во всех типах обществ. Рассматривая «элитную проблему», Парето, как и Моска, не делал качественных различий между обществами кастовыми, сословными и классовыми.

В самом деле. В сословном обществе есть теоретическая возможность перехода из одного сословия в другое, а при кастовом устройстве перейти из одной касты в другую невозможно ни при каких обстоятельствах. Однако переходы из сословия в сословие всегда имели единичный характер, зато внутри сословий, как и внутри каждой из каст, была своя иерархия, и человек мог проявить свои индивидуальные способности, передвигаясь по этой лестнице. Высшая элита оставалась недоступной для масс. Так же получилось в классовом обществе: здесь элиту формирует класс эксплуататоров (клир, земельная аристократия, буржуазия); массы опять остаются «при своем интересе».

Социалистические теории всех оттенков предполагали возможность после захвата власти пролетарским классом и уничтожения буржуазии как класса ликвидировать политическую иерархию, создав «массовое общество», где элита вообще отсутствовала бы. В реальной же исторической практике коммунистическая партия, которая выступала в роли авангарда пролетарского класса и, соответственно, инструмента перехода к бесклассовому обществу, сама почти всегда выдвигала из своих рядов «номенклатуру», социально-политическую элиту.

Номенклатура на словах отрицала свои отличия от масс, но на практике стремилась эти отличия подчеркивать. К примеру, в маоистском Китае следование догме достигало крайнего предела и даже была введена единая для всех форма одежды, а начальники без труда нашли способ отмечать свой статус – количеством авторучек. Чем больше авторучек в кармане, тем выше ранг начальника. И в Китае, и в СССР подбор элиты и ее продвижение осуществлялись элитой же, с учетом прежде всего ее, как «правящего класса», интересов.

В СССР в конце 1980-х, когда ресурсная база страны сократилась, партийная элита затеяла перемену идеологии. Дело в том, что, придерживаясь старой идеологии – идеологии масс, она была бы вынуждена снизить благосостояние своих членов в пользу народа, а сменив ее – получить возможность улучшать свое благосостояние за счет масс. Это показывает нам: партноменклатура действовала как обычная элита, независимо от партийных установок, и в итоге реформы социализма в капитализм практически вся сохранилась, но уже не в статусном состоянии, а в классовом.

Царь, элита и народ

Всякое человеческое сообщество, начиная с первобытного, распределяет внутри себя, то есть между своими членами, разнообразные функции, выполнение которых необходимо для его, сообщества, выживания. Постепенно возникают четкие общественные структуры: властные, производственные, финансовые, оборонительные, научные, бытовые, транспортные и много еще какие, и в каждой из структур найдется своя элита. Любая структура желает существовать как можно дольше и лучше; каждая хотела бы перетягивать на себя общие ресурсы, но некоторым (военным, властным или финансовым) делать это легко, а некоторым трудно. Между тем для жизни сообщества нужны они все!

Кто синхронизирует интересы всех структур?

Государство.

Но ведь и оно само состоит из живых людей со своими интересами, и внутри него могут возникать свои «подструктуры»! Значит, «кто-то там, наверху» должен уметь выбрать путь страны, расставить приоритеты, контролировать исполнителей. И оценивать деятельность высшей власти можно и нужно не по заявлениям и призывам, а лишь по тому, насколько в результате ее действий страна двигалась в выбранном направлении. Скажем, при Екатерине II «гром победы, раздавайся» гремело во всех залах, а когда сменивший ее Павел провел ревизию, оказалось, что флот вооружен пушками, отлитыми еще при Петре Великом. Сколько было призывов, праздников и орденов при Брежневе! Результат? Стагнация…

Анализируя исторический процесс, следует прежде всего учитывать, как выстроена высшей властью иерархия целей государства.

Первая и основополагающая цель является и самой простой: это собственное сохранение властителей. Для ее реализации верховная власть готова на любые действия, даже если они идут во вред дальнейшему выживанию самого государства. И такая власть у нас была, например, в Смутное время, в период «женского царства», и, кстати, со времен Горбачева и по сей день она у нас такая – власть с простейшей целью самосохранения. Как правило, при отсутствии целей следующих степеней сложности, а достижении только этой положение государства неустойчивое.

Следующая цель государства – это либо военная защита страны, либо нападение на соседей; возможен сложный, «дипломатический» вариант: спланировать свои действия так, чтобы избежать прямых военных действий, но получить желаемое улучшение; хороший пример – правление императора Александра III.

Следующая по своей сложности цель государства – создание достойной экономики, чтобы возможные противники предпочитали с вашей страной дружить, чем навязывать ей свою волю. Достижение этой цели делает положение достаточно устойчивым: в частности, богатая страна может купить «благосклонность и преданность» соседей или с помощью займов привязать их к себе ссудным процентом.

Для достижения этой цели требуется определенный уровень образованности общества, что дает новую цель. Но образование не есть нечто самоценное; оно может быть не только не полезным, а даже вредным, если приходит без необходимого уровня культуры, формирующейся установленной в обществе идеологией. Дело в том, что в неподготовленной стране отдельные «излишне» образованные индивидуумы могут навязать внедрение иностранных социальных и экономических моделей, которые подорвут стабильность.

Поддержание и развитие идеологии сообразно изменяющимся внешним условиям – вот еще одна цель государства. Соответствие идеологии моменту особенно важно в мобилизационный период, когда экономика и страна переходят в новую фазу развития. Тут надо иметь в виду, что утверждения типа «мы хотим, чтобы наше общество было деидеологизированным», – это тоже идеология, правда, насаждаемая врагами данного государства. Без развития идеологии под требования момента невозможно консолидировать нацию. Именно это произошло в годы Первой мировой войны: из-за консервации старой идеологии опоздали необходимые решения о модернизации, общество не только не смогло объединиться, но раскололось, и эта нестабильность привела к известным результатам.

Наконец, мы подбираемся к основной цели государственной деятельности, это – геополитическое позиционирование страны на высоком уровне. Предшествующие цели: готовность к войне, создание экономики и образования – подчинены ей, все в нее входят; разница между войной, экономикой, идеологией и, соответственно, военным, экономическим или идеологическим геополитическим позиционированием– лишь в объемах и масштабах. Например, война в данный момент – явление короткопериодное, быстрое, зачастую вынужденное и не учитывающее интересов будущего развития. А военное позиционирование – категория долгопериодная.

Цели более низкого уровня входят составной частью в цели более высокого уровня. Чем на более высоком уровне поставлена цель правителем, тем проще аппарату власти работать с целями низких уровней. Но следует понимать, что достижение «высоких» целей требует существенно бóльшего времени, чем «низких».

Конечно же, хорошо, когда власть страны в состоянии сформулировать цели высокого уровня, тем самым сделав осмысленными все цели низких уровней. Но для этого нужна не только способность высшей власти к таким действиям, но и преемственность в политике; без преемственности новая власть в первую голову озабочивается первой и простейшей целью – своим выживанием, и всякая модернизация опять выпадает из поля ее зрения.

Здесь мы сталкиваемся с проблемой кадров. То есть, встает вопрос: кто будет эти цели реализовывать? Ясно, что те, кому выпадет эта задача, становятся частью элиты страны, а мы помним, что у элиты – как класса, как части общества – цели совсем другие! Вот здесь и нужно государство со всей мощью его аппарата принуждения и с его соответствующей моменту идеологией: чтобы исполнители не стали действовать в своих интересах, против интересов государства.

Сложность в том, что в каких-то случаях можно менять кадры (если есть кадровый резерв), а в каких-то и нет. Как говорил товарищ Сталин: «У меня нет для вас других писателей». Если находился вождь, который мог держать элиту в кулаке, все получалось и цели достигались весьма высокие. А при попустительстве вождя элита предпочитала свои шкурные интересы. В нашей истории это, например, боярская вольница при Елене Глинской и грызня бояр при Федоре Иоанновиче, начавшаяся после смерти Ивана Грозного.

Вот с Ивана Грозного и начнем.

При его отце Василии III объединение земель еще не привело к созданию единого государства. Главным врагом централизации выступала боярская элита – феодальная аристократия, не желавшая терять свои права и привилегии. Из всех военных потребностей России им была близка только простейшая: борьба с набегами кочевников, которые наносили вред лично этим боярам, нападая на их вотчины. Против кочевников строились засечные черты и при них города-крепости; «засечные деньги» на их содержание собирали с народа.

Василий III перед смертью (1533) передал престол трехлетнему сыну Ивану, но по его малолетству правила мать, Елена Глинская. Она, опираясь на совет из своих родственников и приближенных бояр, пыталась укреплять государство, в частности, провела удачную монетную реформу в 1535–1538 годах; поддерживала дворянство и города, сокращала земельные и податные привилегии монастырей. Но военная политика Великой княгини была неудачной: войну с Литвой, претендовавшей на ее земли, Россия проиграла; граница с Великим княжеством Литовским проходила в нескольких десятках километров к западу от Москвы.

В год ее смерти Ивану было восемь лет, брат его Юрий был слабоумным. Власть осталась у тех же бояр, и при их правлении государственная система пришла в полный упадок. Боярский произвол «на местах», и без того жестокий, в отсутствие твердой верховной власти возрастал: они желали жить хорошо и всеми средствами добивались этого, но народ из-за этого жил совсем не хорошо: население, спасаясь от притеснений, бежало на окраины; происходили восстания в городах.

В феврале 1549 года восемнадцатилетний Иван собрал первый Земский собор с участием верхушки церкви и высших представителей боярства и дворянства. Царь обвинил бояр в злоупотреблениях и насилиях, но призвал забыть все обиды и действовать всем вместе на общее благо. Было объявлено о намеченных реформах и подготовке нового Судебника. Решением собора дворян, составлявших служебную часть народа, освободили от суда элиты – бояр-наместников, предоставив им право на суд самого царя.

Затем Иван при поддержке ближайшего «круга» – Избранной рады, провел судебную и налоговую реформы. В ходе военной реформы были запрещены местнические споры бояр в войсках, создано постоянное наемное стрелецкое войско. Возросла роль дворянства: стараниями царя дворянская конница становилась важнейшей частью армии; во власти появлялись новые люди. Перестроив управление и армию, смогли решить важную внешнеполитическую задачу – ликвидировать Казанское ханство, целиком зависящее от враждебного Москве Крыма, в свою очередь, подвластного Турции, и овладеть Волжским путем, необходимым для экономического развития и свободного выхода в Среднюю Азию, Сибирь, на Кавказ. Также добились выхода на западные рынки через посредство англичан.

Расширение государства потребовало коренной реформы местного управления, поскольку присоединились земли, населенные самобытными народами. Такая реформа и была проведена в 1555–1556 годах. Вместо «кормлений» наместников и волостелей ввели самоуправление на местах; страна теперь делилась на уезды, которые состояли из города и сельских общин, соединенных в волости и станы (пригородные волости). В городах и волостях из «лутших» посадских людей и черносошных крестьян выбирали на один-два года земских старост. Они вели раскладку податей и повинностей, контролировали меры и весы, клеймили лошадей, проводили мирские выборы. Коллегия земских старост вела суд по мелким гражданским и уголовным делам.

Следующий уровень самоуправления представляли губные старосты. Духовенство, дворянство и крестьяне выбирали в городе и уезде из высшего дворянства двух губных старост, которые вели следствие и суд по особо опасным делам, могли выносить смертные приговоры. Они подчинялись созданному еще в 1539 году Разбойному приказу (ныне МВД). В помощь им выбирались из лучших посадских и крестьян губные целовальники (присяжные заседатели), дьячки (секретари) и полицейские чины (сотские, пятидесятские, десятские). Помещичьих и боярских крестьян судили сами помещики и бояре, за исключением убийств и грабежей.

Завершена была реорганизация управления тем, что оно стало строиться не по территориальному, а по ведомственному признаку. Самыми важными стали приказы Посольский, Разрядный, Разбойный, Большой приход (сбор налогов).

Усиление государства позволило поставить вопрос о борьбе за выход к Балтике, дорогу к которой закрывал Ливонский орден. Еще по перемирию 1503 года орден обязан был возобновить ежегодную выплату России дани за город Юрьев (Дерпт), существовавшую с давних времен, но за полвека не прислал дань ни разу. Россия считалась слабой, и с ней не церемонились. Но Иван уже чувствовал, что время слабости прошло, и требовал своего. В 1557 году на переговорах делегация ордена просила отсрочить платежи; Иван отказался и сделал это поводом к войне. Вторым поводом к войне была задержка орденом 123 специалистов, приглашенных Иваном из Западной Европы.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Иван Грозный

В январе 1558 года Россия начала войну, причем в русское войско входили татарские отряды из Казани. Весной того же года взяли Нарву, летом – Дерпт, вернув старые русские земли. В Нарве Иван тут же основал корабельную верфь. В 1559 году с орденом заключили перемирие, но в 1560 году война возобновилась. Русские взяли Мариенбург и Феллин, разгромили войско ордена. С ноября 1560-го орден признал над собой власть Польши, и теперь России на Балтике противостоял уже не один орден, а несколько сильных держав.

К этому времени Россия уже «завязла» в Сибири, налаживая отношения с Сибирским ханством, которое располагалось по Иртышу и Тоболу, доходя до Барабинской степи. В верховьях Камы и по реке Чусовой промышленники Строгановы взялись за разработку мест, богатых солью и рыбой, добывали также медь, железо, серебро.

Ливонская война обострила противоречия внутри российской элиты, а также между элитой и царем. Бояре поддерживали царя в борьбе с Казанью и Крымом, так как набеги угрожали их вотчинам. Но значения борьбы за выход к морю они не понимали. Их противодействие выливалось в заговоры против царя, и между Иваном IV и Избранной радой произошел разрыв. В конце концов сторонники Избранной рады оказались отстранены от дел, умерли или бежали.

В январе 1565 года начался период опричнины.

В опричнину вошли уезды, близкие к границе с Великим княжеством Литовским. Так, опричными стали Суздальский и Можайский уезды, они граничили с Литвой. Земщину обложили большим налогом на устройство опричнины (на переселения и прочее).

Описывая выше общий сценарий развития событий при рывке, мы указали на два важнейших и непременных пункта. Это заимствование идей и технологий с Запада и полная замена кадров. Очевидно, что введением опричнины задача замены кадров была решена. А где же идея с Запада?

Она выразилась в новом устройстве войска, а также в том, что опричники были организованы наподобие монашеско-рыцарского ордена. Они приносили особую присягу на верность царю, обязуясь не вступать в общение с земскими, даже с родственниками. В Александровой слободе, которая стала главной опричной резиденцией царя, создалось своего рода монашеское братство во главе с царем; друг друга так и называли «брат». Царь стал игуменом, князь Афанасий Вяземский – келарем, Малюта Скуратов (думный дворянин Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский) – пономарем. Как и в монастыре, здесь была общая трапеза, совмещавшаяся с богослужением.

Историки полагают, что «монастырско-опричные трапезы должны были словно напоминать о далеких временах, когда князья пировали со своими дружинниками» (В. Кобрин). Но вся эта практика в точности списана с духовно-рыцарских орденов крестоносцев!

Государству требовались перемены, и они произошли. Другое дело, что проблемы решались не оптимальным образом. Заручившись поддержкой одной части общества (посадских), царь вторую часть – элиту – разделил на две части (опричники и земские) и, по сути, стравил между собой. Он добился концентрации сил и поддержки народа, но был вынужден тратить ресурс на борьбу внутри страны.

В 1569 году Литва и Польша заключили Люблинскую унию и объединились в одно государство, Речь Посполитую. Ливонская война продолжалась, сил у России не хватало. Тем временем осложнилось положение на юге: турки пытались напасть на Астрахань, и тут оказалось, что опричное войско совершенно несостоятельно в борьбе с внешним врагом. Крымский хан Девлет-Гирей пошел на Москву. Иван IV объявил мобилизацию, однако многие опричники не явились, царь бежал, а хан сжег Москву. Выявившаяся несостоятельность опричного войска способствовала ликвидации опричнины вообще.

Снова выделили «государев удел» и с целью повышения боеспособности армии переместили бояр и дворян. Отныне все поместья служилого человека должны были находиться не в разных уездах, а в том, где он значился в послужном списке. Тем самым помещик поставлял потребное число воинов из всех поместий, никого не укрывая от мобилизации.

В этом случае, как и при Петре, и при Сталине, были сменены кадры. В какой-то момент требовались люди, нацеленные на разрушение старого. Затем в них не только отпадала необходимость, но они становились вредными, опасными в новых условиях.

Пока шла война в Ливонии, шведы вторглись в Новгородскую землю. В этой войне Иван добиться успеха не смог, но оставил хороший задел на будущее: уже при его сыне, царе Федоре Ивановиче русское войско разбило шведов под Нарвой и вернуло Иван-город, Ям и Копорье, Орешек и Ниеншанц, а также обширную область у Финского залива, Карелию и Кольский полуостров.

В Сибири Иван IV поддерживал стремление Строгановых освоить земли за Уралом и в 1574 году дал им жалованную грамоту на земли по Туре и Тоболу, разрешил строить крепости на Иртыше и Оби. Строгановы набрали отряд казаков, снабдили пушками и припасами и летом 1579 года, поставив во главе отряда Ермака Тимофеевича, отправили за Урал. Таким образом, Сибирь присоединяли не за счет государевой казны.

При Иване появилось книгопечатание. Развивались искусство и зодчество, становилось больше грамотных людей. Промышленность, несомненно, была на подъеме. В конце XVI века Москву охраняли и первоклассные стены, и первоклассная артиллерия.

19 марта 1584 года Иван Грозный умер. От оставил после себя могучую централизованную державу; несмотря на все мятежи и лжи, те, кто пришел ему на смену, не смогли промотать это наследство. При царе Федоре Ивановиче продолжалось строительство крепостей; константинопольский собор утвердил патриаршество на Руси, и русская церковь сравнялась с константинопольской, что означало рост международного авторитета России.

По смерти Федора царем стал Борис Годунов. Опять начались боярские раздоры. На наши земли немедленно ополчились поляки. Лишь в 1611 году ценой напряжения всех сил (новый «малый» рывок) страна избавилась от их притязаний. Эта история «персонифицирована» именами князя Д. Пожарского и купца К. Минина – мы снова видим в истории этого рывка и внешнюю угрозу, и единение народа и элиты, и смену кадров. А затем опять началось отставание: Россия росла, развивала экономику и культуру, торговала, но – медленнее, чем страны Западной Европы.

За сто лет, прошедших от смерти Ивана до воцарения Петра, отставание достигло нестерпимых размеров. Несколько лет безрезультатно шла война с Турцией. Внутри страны происходили постоянные волнения – по сути, шел процесс «подбора» личности, которая могла бы возглавить рывок. При царе Федоре Алексеевиче (1661–1682) отменили местничество, сожгли разрядные книги. На первое место стали выдвигаться люди, знаменитые не происхождением и должностями предков, а личными заслугами.

Когда царь Федор умер, Петру было всего десять лет. По его малолетству правила мать и родственники. Стрельцы бунтовали против боярского правления, злоупотреблений и поборов начальства. Петр уже увлекался «потешными» полками и строительством кораблей в Преображенском, то есть отрабатывал свою будущую военную реформу, а его сестра Софья пыталась узурпировать трон, «отрабатывая» самую простую цель: собственное выживание у власти.

Она проиграла, после чего, собственно, началась эпоха Петра.

Первым этапом мобилизации экономики, как оно и должно быть, стало выполнение военного заказа. В Воронеже построили мелкие суда (23 галеры) и большой корабль «Апостол Петр». Весной 1696 года под командой Ф. Я. Лефорта они по Дону спустились к Азову; турецкий флот сожгли казаки. Сухопутное войско воеводы А. С. Шеина осадило Азов с суши, и через два месяца крепость сдалась.

Последовавшая вскоре поездка за границу убедила Петра в значении Балтики как прямого пути на Запад, но берега моря принадлежали Швеции. Для борьбы с ней Петр заключил союз с Речью Посполитой (Польшей) и Данией – началась Северная война. В октябре 1702 года русские войска взяли крепость Нотебург (Орешек), 1 мая 1703 года – крепость Ниеншанц в устье Невы, и вблизи нее, на Заячьем острове, 16 мая 1703 года был заложен Санкт-Петербург.

Далее, как и в случае рывка, совершенного при Иване, последовали реформы. Распустив отжившие свое стрелецкие полки, Петр создал новую регулярную армию на основе «потешных полков». Были унифицированы форма и вооружение; в 1705 году ввели систему рекрутских наборов. Солдат и матросов брали из крестьян и посадских, а офицерский корпус комплектовался из дворян, причем в 1714 году Петр велел производить в офицеры только тех дворян, кто определенное время служил солдатом в гвардии. Появились «Уставы воинские», различные наставления по военному делу. Создавались офицерские и унтер-офицерские военные и военно-медицинские школы.

Историки говорят, что при Петре «непрерывные войны заставили Россию развивать прежде всего военную промышленность». Нет, и развивать промышленность, и вести войны Россию заставлял геополитический вызов. Страна втянулась в новый рывок, и развитие событий в этот период полностью подтверждает нашу теорию.

При Петре был создан военно-промышленный комплекс, и что интересно, при советской власти (когда происходил наш очередной, «индустриальный» рывок) Петра называли первым большевиком. Почему же так схожи разные исторические эпохи? Да потому, что развитие страны имеет свои закономерности. Не надо искать причину в сходстве характеров первых лиц.

Военные потребности тянули за собой всю экономику и общественную жизнь. С военными заказами связано появление сотен мануфактур, открытие полотняных и суконных фабрик. Создавались новые отрасли фабричного производства: шелковая и кожевенная, бумажная и шляпная, ковровая, цементная, сахарная, обойная. Квалифицированных рабочих не хватало, их выписывали из-за границы, а рынок своей рабочей силы практически отсутствовал. К счастью, мануфактуры создавались в условиях крепостничества: была возможность посылать на мануфактуры бродяг и преступников. Появилась практика «приписывания» к казенным мануфактурам государственных крестьян, которые отрабатывали государственные подати.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Петр I

В 1711 году для подготовки специалистов при мануфактурах учредили ремесленные школы. Позже (в 1722-м) покровительство государства производству и ремеслу выразилось в создании в городах цехового устройства: всех ремесленников записали в цехи по профессиям, кстати, строго регламентируя качество продукции.

Совершенно ясно, что Петр отрабатывал государственные цели очень высокого уровня.

25 апреля 1709 года шведы осадили Полтаву. Затем произошла битва, которая достаточно хорошо описана, и нам нет нужды повторяться. Дело кончилось тем, что шведы бежали, потеряв более 9000 человек убитыми и 3000 пленными. Наши потери составили 1345 убитыми и 3300 ранеными.

Победа изменила соотношение сия в Европе и закрепила Прибалтику за Россией. Через реформы, проводившиеся ради повышения мощи государства, удалось достичь того, чего Россия добивалась на протяжении нескольких веков, – выхода к Балтике. Также и восточная политика Петра позволила так утвердиться на юге Восточной Сибири и на Каспийском море, чтобы сделать Россию посредницей в европейско-азиатской торговле.

По ходу дела требовалось совершенствование системы власти, и эта реформа также была успешно проведена. Среди прочего Петр отменил боярское звание в ходе реорганизации дворянства.

Развитие промышленности требовало развития науки, а эта последняя не могла существовать без образования. Не зря великой заслугой Петра I считают создание в России светского образования! Еще в 1699 году он основал в Москве Пушкарскую школу, а в 1701 году в Сухаревой башне – «школу математицких и навигацких наук»; в 1715 году школу перевели в Петербург, преобразовав в Морскую академию. Затем были основаны 42 провинциальные цифирные школы при архиерейских домах и монастырях. Цифирную школу обязан был окончить каждый дворянин, без этого не разрешалось жениться. Многие юноши учились за границей, солдатских детей обучали в гарнизонных школах. Были изданы сотни наименований книг, в Петербурге открыли первую государственную библиотеку.

28 января 1724 года Петр подписал Указ об основании в России Академии наук; он был исполнен после его смерти.

«В результате реформ Петра I сократилось отставание России от Запада: у нее появилась современная армия, она стала морской державой, улучшилось государственное управление, развились промышленность, торговля, ремесла», – пишут историки. Но эти реформы, полагают они, «были направлены на укрепление феодального государства» и «приблизили установление в России абсолютной монархии (абсолютизма)». Ах, как это ужасно: царь заставил элиту работать в интересах страны. Однако посмотрим на результаты этого рывка для государства. Они, безусловно, положительны. Достижений петровской эпохи хватило затем на сто лет!

Как уже сказано, в силу долгосрочности реализации целей высокого уровня необходима преемственность власти. Но, к сожалению, после правления как Ивана, так и Петра не было преемственности, и не только из-за пресечения династии, но и потому, что их наследники не понимали целей, которыми руководствовались Иван и Петр. Власть Годунова была более «мелкой», он решал задачи гораздо более низкого уровня, чем те, что решались при Грозном. Про Екатерину I, наследовавшую Петру по решению высших сановников, и говорить нечего.

Хозяин земли русской должен уметь понимать и оценивать обстановку и принимать решения. В этом деле огромное значение имеет историческая информация, ведь только с ее помощью и можно определить направление общей динамики социальных процессов, сохранить преемственность, создать задел на будущее. А информация, к сожалению, часто бывает искажена: ангажированные историографы или другие какие мудрецы наплетут царю, что хорошо, а что плохо, – но это «хорошо» с точки зрения элиты, а не страны в целом, – а царь, предположим, кивает с умным видом. Понятно, что результат его правления не будет оптимальным.

Но даже если суть процессов понята, и цель поставлена, хозяину надо еще обладать управленческим талантом. То есть он должен представлять, к какой цели стремится, и постоянно корректировать свои действия для этого, так как вовсе не факт, что запланированные им конкретные дела ведут к ожидаемым результатам. И ведь ситуация постоянно меняется под действием других сил, в том числе иностранных государств, преследующих свои собственные цели.

И, наконец, хозяин должен уметь создавать механизмы для реализации своих целей. Понимать, чем власть может управлять, а чем нет; какие структуры управления создать можно, а какие нет; есть у него люди для такой работы или нет и сумеет ли он их контролировать.

Иван и Петр были законными хозяевами своей страны, а не временщиками и не «назначенцами»; им было легче увидеть перспективу и задачи власти, общий ход событий. Потому они и достигли успеха.

Надеемся, теперь уже понятно, почему в этой и некоторых других книгах об истории России мы придерживаемся необычной периодизации – по циклам крупных рывков, выделяя рывки Ивана Грозного, Петра Великого и Иосифа Сталина. Такая периодизация не совпадает с общепринятой, зато в рамках циклов мы можем проследить весь путь элиты, от полного подчинения государю (интересам государства), через некую «вольницу», до развала ею государства. О рывке, совершенном при Иване, шла речь в книге «Другая история Московского царства». Рывок Петра и последовавший затем упадок при царицах показан в книге «Другая история Российской империи».

В этой книге пойдет речь о завершении цикла Петра в XIX веке, о рывке, совершенном под руководством Сталина, и о завершении этого цикла.

ДЕВЯТНАДЦАТОЕ СТОЛЕТИЕ

На стыке веков

В русской истории XIX век начался убийством императора Павла I.

Он правил недолго, с 1796-го по март 1801 года, а престол получил, когда ему шел уже сорок второй год. Вплоть до смерти матушки, Екатерины II, был в оппозиции ее политике.

Оппозиция, надо сказать, – совершенно необходимый элемент эволюции динамических систем, в том числе человеческих сообществ и государств. Она предлагает другие решения, которые – не важно, учитываются они или нет действующей властью, составляют запас вариантов, любой из которых может быть востребован системой при изменении внешней среды. Если оппозиция предлагает решения, которые послужат укреплению стабильности, то она называется конструктивной. Если же ее решения направлены на разрушение чего-то, по ее мнению, «нехорошего» и могут подорвать стабильность с неизвестным результатом, то – деструктивной.

При Екатерине II ситуация была стабильной, но то была стабильность застоя. Присоединение черноземных земель юга, повышение эксплуатации крестьянства (в 1783 году были закрепощены крестьяне левобережной Украины) дали стране очень прибыльный экспортный товар: зерно. Денег хватало на любое прожигание – а на модернизацию экономики, армии и управления ничего не шло. Общественные отношения закостенели, коррупция была на взлете. Что-то похожее произошло позже при Брежневе, когда появился новый экспортный товар – нефть, и в страну потекли нефтедоллары.

Павел I за долгие годы пребывания в тени мамаши подготовил серьезные конструктивные планы. Он оказался оппозиционером-государственником, искавшим на Западе идеи для повышения мощи России, прежде всего мощи военной и экономической. Вернувшись из поездки в Берлин, он посмел критиковать политику матери, был отстранен от двора; в 1783-м переехал в гатчинское имение и замкнулся на военном деле, организовав три батальона по прусскому образцу.

Но в России была и другая, дворянская оппозиция. Она тоже искала идеи на Западе и зачастую тоже находила конструктивные варианты, но это были люди элиты, а потому они отдавали приоритет идеям, выгодным их классу, а не стране в целом. Так, Д. И. Фонвизин, находясь в Западной Европе, судя по его письмам, «главное рачение обратил к познанию здешних законов». Он размышлял о «наглости разума», «вольности по праву», «юриспруденции как науке», «системе законов» во Франции, но его мысль постоянно возвращалась к своей стране, к екатерининскому беззаконию и разгулу фаворитизма. При этом во Франции было ничуть не лучше: «Здешние злоупотребления и грабежи, конечно, не меньше у нас случающихся. В рассуждении правосудия вижу я, что везде одним манером поступают».

Иначе говоря, Павел находил в Европе практику деятельности (новое устройство войск), дворяне – теорию (философские идеи о законе и равенстве). Среди них были крепостники, желавшие установления, как сказали бы сейчас, дворянской демократии за счет народа, но были и единичные прогрессисты идеалистического толка, грезившие о народной демократии.

В переписке П. И. Панина, Д. И. Фонвизина, С. Р. Воронцова, А. М. Кутузова, Н. Н. Трубецкого, А. П. Сумарокова, П. В. Завадовского и других повторялась мысль о желательности введения ответственности монарха перед народом, но понятие «народ» было у всех перечисленных господ крайне узким. Оно не включало даже всего господствующего сословия, а ограничивалось лишь его верхушкой. С другой стороны, Н. И. Новиков послал Екатерине II целую притчу об ответственности самодержца, его призвании служить высшей духовной идее. Государь провозглашался первым среди равных, связанным круговой порукой человеческого бытия с простым хлебопашцем…

Крестьянин на Руси был прикреплен к земле – так же, как дворянин был прикреплен к службе: это было ограничение военного подчинения, а не частной собственности. Все-таки государство синхронизировало интересы разных социальных групп ради общей цели, хотя после Петра и давало послабления дворянской элите. В 1762 году Петр III даровал «вольности и свободы российскому дворянству», и дворяне, уже до этого освобожденные от обязательной гражданской службы Елизаветой Петровной, освободились также от обязательной военной службы, сохранив привилегированные права на нее.

Элита превратилась в «сословие паразитов»: владельцы тысяч душ больше не были обязаны приносить пользу стране. Они могли служить или не служить – по своей охоте; они имели возможность жить в своих поместьях, свободно выезжать за границу и даже поступать на службу к иностранным государям, а крестьяне обязаны были их содержать. Правда, дворяне из числа бедных, воистину представители народа, были вынуждены служить независимо от своего хотения.

Народ, в том числе и дворянский класс, разорвали надвое.

В результате этих процессов именно во времена Екатерины II крепостнические жестокости достигли своего пика. Но дворянским оппозиционерам ее времен – а они, как правило, входили в число самых богатых – этого было мало. Теперь они претендовали на реальное участие в управлении страной, вынашивали проекты императорского совета и договора с самодержавной властью!

А. С. Пушкин писал:

«Аристокрация… неоднократно замышляла ограничить самодержавие; к счастию, хитрость государей торжествовала над честолюбием вельмож, и образ правления остался неприкосновенным. Это спасло нас от чудовищного феодализма, и существование народа не отделилось вечною чертою от существования дворян…»

Иногда говорят, что монархия, как бревно, лежала на пути прогресса. Но давайте вспомним. Французские и английские джентльмены, выросшие в условиях монархии, одухотворенные идеями свободы, равенства и братства, оказавшись совершенно свободными (никому не подконтрольными) на землях современного юга США, немедленно устроили там откровенное рабство. Так и наша монархия: она если и лежала, как бревно, то на пути не прогресса, а рабства.

Но она также не допустила скатывания к анархии. Можно предположить, что полная отмена крепостничества и введение «народной демократии» на всей территории страны мгновенно лишили бы государство любых средств и возможностей управления. Россия попала бы в ситуацию 1917 года на сто с четвертью лет раньше, с той только разницей, что тогда не было еще пролетариата, а практически всю массу составляло косное крестьянство. Развал армии и всех властных институтов на местах, гражданская война ради дележа земли, иностранная оккупация стали бы жуткой реальностью конца XVIII века.

Замена неограниченной власти монарха на ту или иную форму демократии усложнила бы и даже качественно изменила отношения между подданными и престолом, подорвав стабильность хозяйства и саму государственность.

А Павел, дожидавшийся своего часа в Гатчине за рогатками и штыками собственной небольшой, но отлично вымуштрованной армии, продумывал программу будущих действий. Из его бумаг видно: он был уверен в преимуществах подлинного самодержавия, но полагал необходимым перевести общественно-хозяйственное и военное развитие на европейский манер. В общем, он не собирался продолжать курс Екатерины. И потому дворянско-демократические оппозиционеры (те же Панины, Н. Н. Трубецкой, С. Р. Воронцов и другие, а также Е. Р. Дашкова и Ф. В. Ростопчин) выказывали ему симпатию.

В 1783 году братья Панины и Д. И. Фонвизин подготовили для наследника престола проект «фундаментальных законов». Вступление к документу, с которым дворянская элита собиралась обратиться к нему, было составлено Д. И. Фонвизиным: «Государь… не может равным образом ознаменовать ни могущества, ни достоинства своего иначе, как постановя в государстве своем правила непреложные, основанные на благе общем и которых не мог бы нарушить сам, не перестав быть достойным государем».

Здесь происходит именно то, о чем мы говорили уже не раз: все явления в природе и обществе подчиняются сходным закономерностям. Социальные структуры – власть, рынок, финансы, военные сообщества имеют одну главную цель: свое собственное выживание. Любая из них, излишне структурируясь, дестабилизирует любую другую. Но выполняют они свои функции через деятельность людей и задевают интересы других людей. Естественно, недовольство одних направляется против других; складывается впечатление, что умные и хорошие выступают против глупых и нехороших. Но эти последние сами действуют так, как наиболее выгодно их структуре. Павел стоял выше любого представителя элиты и видел дальше.

В день коронации он издал новый закон о престолонаследии: женское правление отныне не допускалось, престол переходил по праву первородства и только по мужской линии царствующего дома. Так было покончено с петровской идеей «назначенства» преемника императором. Идея, как мы знаем, не сработала: на протяжении XVIII столетия «назначенцев», то есть попавших на трон по закону, было всего трое: Петр II, Иван VI и Петр III. И что же? Первый умер молодым при странных обстоятельствах, второй был свергнут грудным младенцем и заточен в тюрьму; третий убит через несколько месяцев по воцарении. Все остальные законных прав на власть не имели.

Также в день коронации Павел I подписал манифест, которым, как сообщил в Берлин прусский посол Брюль, «недовольны все, кроме городской черни и крестьян» (то есть недовольно было абсолютное меньшинство, дворяне). Почему? Потому что впервые со времен Петра I император осмелился покуситься на интересы помещичьего сословия. Он ограничил эксплуатацию крестьян более чем вдвое, запретив принуждать их к работе в воскресенье и разделив оставшиеся шесть дней недели надвое: три дня крестьянин работает на себя, и три – на помещика; запретил продавать «с молотка» дворовых и безземельных крестьян.

«Золотой век» Екатерины был золотым веком дворянства. Дарование дворянам права не служить в армии и на государственной службе лишало крепостное право всякого политического основания, ведь крепостная зависимость возникла и даже поддерживалась самим крестьянством в интересах усиления обороны национального государства. Освобождение дворян от обязательной службы государству отцом Павла Петром III при том, что крестьяне остались в роли крепостных, было воспринято подавляющим большинством народа как величайшая несправедливость. Павел возвращал крепостному праву былое политическое основание, заставив дворян снова служить государству.

Ознакомившись с наследством, оставленным ему «матушкой», новый хозяин России пришел в ужас, ибо оказалось, что к концу ее царствования финансы империи пришли в расстройство – бумажный рубль стоил 66 копеек серебром; казнокрадство и лихоимство достигли невиданных масштабов и фактически были узаконены. В армии из 400-тысячного списочного состава не хватало по меньшей мере 50 тысяч солдат (восьмая часть), чье содержание разворовывали полковые командиры; 3/4 офицерского корпуса существовало лишь на бумаге. В Петербурге при любом генерале находились до сотни офицеров, а в полках ротами командовали прапорщики.

Павел принял меры. Много придворных серебряных сервизов и вещей было переплавлено в монету, а на площади перед Зимним дворцом сожгли бумажных денег на сумму свыше 5 млн рублей. Стоимость денег поднялась.

Затем он занялся реформой вооруженных сил, взяв за образец прусскую армию. Вновь, как и ровно столетие назад, обученные, обмундированные и вооруженные на иноземный манер «потешные полки» стали образцом для армии – только преображенцев и семеновцев теперь сменили гатчинцы. Были исключены из армии числившиеся в ней, но не служившие офицеры. Столичных гвардейских офицеров, которые вели праздную жизнь, посещали театры и балы, ходили во фраках, а на службе появлялись от случая к случаю, Павел заставил нести тяготы военной жизни. Они, конечно, не были этим довольны. Не случайно большинство свидетельств о «чудачествах» Павла, о его самодурстве и недальновидности в сфере военного строительства исходило именно из гвардейской среды, а отнюдь не от армейских офицеров и уж тем более не от унтер-офицеров и рядовых солдат.

Император занялся улучшением быта солдат. Увеличил оклады, упорядочил пенсии; запретил широко до тех пор практиковавшиеся «вольные работы», дабы не отвлекать войска от прямого назначения. Награды орденами, при Екатерине – удел старших начальников и привилегированного офицерства, Павел распространил и на солдат.

Ему ставят в вину увлечение парадами и муштрой на плацу. Но ведь на плац-парадах муштровались при высочайшем присутствии именно те, о распущенности которых пишут сами историки, то есть столичные гвардейские части. А чудо-богатыри А. В. Суворова в это время освобождали Италию от французских войск, совершали героический поход через Альпы. Моряки Ф. Ф. Ушакова с боями прошли воды шести морей и установили господство российского военно-морского флага в акватории всего Северного Средиземноморья.

Из других деяний императора следует отметить прекращение преследования Православной церкви и раскольников, возврат церкви отобранных у нее имений. Признание старообрядцев как равных официальной церкви, начатое при Екатерине, в царствование Павла продолжалось; все епархии получили право иметь свои церкви.

Отец будущих декабристов М. Н. Муравьев не раз говаривал сыновьям «огромадности переворота, совершившегося у нас со вступлением Павла I на престол, переворота, столь резкого, что его не поймут потомки». А декабрист В. И. Штейнгель полагал, что его «кратковременное царствование вообще ожидает наблюдательного и беспристрастного историка, и тогда узнает свет, что оно было необходимо для блага и будущего величия России после роскошного царствования Екатерины II».

Император понимал самодержавие буквально, как абсолютную патриархальную власть одного лица. Он рассматривал все крестьянство как государственную собственность, как средство оплаты дворянской службы империи. При этом он не желал быть и первым дворянином России, а считал себя ее полным хозяином.

Ф. Я. Миркович писал, что его правление «по деятельности и страху, господствовавшему тогда в обществе… напоминало времена Петра I. Но ежели Павел действовал в высшей степени произвольно и самоуправно, то, с другой стороны, как я слышал от людей степенных и пожилых, он решительно остановил все самоуправство екатерининских вельмож и стремился водворить повсюду порядок, благоустройство в администрации, правду и силу законов в судах».

Император был беспощаден, если узнавал о злоупотреблениях властных лиц. В его правление боялись брать взятки. Судебная волокита стала легче. Грабеж населения чиновниками ослабел. Но зато столичные жители, особенно те, кто был причастен ко двору и гвардии, жили в непрестанном страхе строгого взыскания, ибо страна принадлежала не им, а ему, императору!

И его убили.

Последней каплей, переполнившей чашу его судьбы, стала попытка самостоятельной геополитической игры.

Великие победы Петра заставили европейцев считаться с российской военной силой. Создавая военные союзы друг против друга, приглашали Россию поучаствовать – обычно без всякой для нее пользы. А главным «поводырем» страны во внешнеполитических делах была Англия, центр современной «мир-экономики». На Англию были завязаны экономические интересы многих влиятельных русских аристократов. С другой стороны, сама Англия имела в России деловые интересы, денежные фонды, верных людей.

Эпоха Павла I совпала со временем окончания Великой французской революции и началом завоевательных походов Франции. Европейские державы (Австрия, Турция и Неаполитанское королевство) по настоянию Англии образовали антифранцузскую коалицию. В 1798 году также и Павла убедили, что Наполеон угрожает интересам России, собираясь воссоздать самостоятельное Польское государство. И Россия вошла в антифранцузскую коалицию, вследствие чего были произведены знаменитые Итальянский и Швейцарский походы Суворова (1799), средиземноморский поход российского флота под командованием Ушакова (1798–1800). Но в конце концов Павел I понял, ради кого шли в огонь солдаты А. В. Суворова и моряки Ф. Ф. Ушакова, и резко изменил российский внешнеполитический курс.

Тот, кто тогда был одним из лучших военачальников в мире – Наполеон Бонапарт, – вернувшись из египетской экспедиции (кстати, не без влияния сведений о суворовских победах в Италии) и установив во Франции свое единовластие, предложил Российской империи союз против Англии. Дальнейшее сближение России с Францией вызвало англо-русские осложнения, что привело к разрыву экономических отношений. Пострадали кошельки влиятельных аристократов!

Франция, не располагая флотом, не могла рассчитывать на победу в войне с островной Англией. И Наполеон искал другие способы, кроме прямого вторжения, чтобы достичь успеха. Он ввел жесткие меры экономической континентальной блокады и периодически задумывался о военном походе в Индию, поскольку Англия была фантастически богата прежде всего за счет торговли колониальным товаром. Поскольку Турция не пропустила бы через свою территорию его армию, а в обход Турции, через жаркую Аравию и Персию большой корпус не пошлешь, в планах Наполеона Россия играла ключевую роль. О совместном походе в Индию он и сговорился с Павлом.

27 февраля 1801 года 22 тысячи донских казаков, артиллеристов и калмыков двинулись через Оренбургскую степь на Среднюю Азию, чтобы затем овладеть главной жемчужиной в короне Британской империи. Через одиннадцать дней, в ночь с 11 на 12 марта 1801 года, Павел I был убит заговорщиками. А еще через неделю казаки получили из Петербурга одно из первых повелений взошедшего на престол молодого Александра I: возвращаться на Дон!

Маятник качнулся в обратную сторону.

Александр I (1801–1825)

Российской истории XIX столетия посвящены тысячи книг, статей и диссертаций. Кажется, ничего нового сказать о ней уже нельзя. Но нет! При помощи предлагаемых нами методов можно так повернуть угол зрения, что история эта неожиданно заблистает новыми гранями.

Этим мы и займемся, а факты известные дадим «пунктиром», через хронологический ряд.

Вспомним деяния императора Павла I Петровича (1796–1801).

1796.– Замена натурального налога с крестьян денежным. Отмена основных положений Жалованной грамоты дворянству. Для предотвращения проникновения в Россию идей Французской революции запрет отправлять молодых людей за границу для образования. В тех же целях закрыты частные типографии и запрещен ввоз иностранной литературы; усилился надзор за книгопечатанием.

1797. – Введение цензуры. Манифест о трехдневной барщине (ограничение отработки на барина тремя днями в неделю).

1798. – Предоставление крестьянам права заниматься торговой деятельностью в городах.

1800. – Перемена всех правил местного управления, учрежденных Екатериной II в 1775 году: Павел ликвидировал должности наместников, закрыл приказы общественного призрения и управы благочиния, городские думы; объединил с органами полиции городское сословное управление. Реформе подверглись судебная система и принципы управления окраинами империи – так, Прибалтийским губерниям, Украине и некоторым другим территориям были возвращены традиционные для этих земель органы управления. В том же году – ограничение привилегий для не служащих дворян.

1801. – Закрепление границ России в Закавказье, завершившее процесс добровольного вхождения Восточной Грузии в состав империи. Начало покорения Кавказа. Установление дружеских отношений с Наполеоном, начало совместного с ним похода в Индию. 11 марта. – Дворцовый переворот, убийство императораПавла I, восшествие на престол его сына Александра I Павловича.

Дворцовый переворот организовала верхушка дворянской элиты, не желавшей потери своего главенства в управлении страной. Ей надо было сменить Павла, объективно работавшего в интересах страны, на монарха, подвластного воле элиты. Парадокс был в том, что сын Павла, Александр, воспитанник швейцарского республиканца Ф. С. де Лагарпа, для умственных размышлений получил от своего воспитателя весьма крепкий «табачок»: смесь идей от либеральных и конституционно-монархических и до коммунистических. Но он не знал собственной страны, и не было у него никакой единой концепции дальнейшего развития государства.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Александр I

Короче, молодой Александр – в отличие от отца, ждавшего трона до сорока с лишним лет и успевшего весьма многое в государственном устройстве обдумать, – никаких складных мыслей об управлении Россией не имел, а только романтические мечты: надо сделать хорошо и правильно. И что же он стал делать, оказавшись на троне?…

Если воспользоваться «принципом Кулона», то есть посмотреть на эпохи этих двух правителей укрупненно, не вдаваясь в мелочи, то мы обнаружим следующее.

Павел стремился одинаково «закрепостить» и дворян, которые государству служат, и крестьян, которые дворян и государство содержат. Дворяне были недовольны, что он ограничивает их свободы, а Павел пренебрегал их мнением. Образцы государственного устройства он искал в прошлом России, обращая особенное внимание на эпоху Петра I, который своей политикой добился культурного, экономического и геополитического возвышения России

В отличие от него Александр действовал в интересах абстрактной идеи гуманизма, собираясь «дать свободу» и дворянам, и крестьянам. Дворяне были недовольны, справедливо ожидая, что в итоге такой политики снизятся их доходы; император шел у элиты на поводу. Образцы государственного устройства он искал на Западе.

Свою деятельность молодой император начал с восстановления Жалованной грамоты дворянству и городам, отмены запрета на выезд дворян за границу и ограничений на европейскую литературу. Он также «вернул к жизни» офицеров и чиновников, проворовавшихся и сосланных при Павле (около 12 тысяч человек). В том же 1801 году он запретил публиковать в газетах объявления о продаже крепостных без земли, а священников и дьяконов освободил от телесных наказаний.

Летом 1801 года император создал из своих личных друзей так называемый Негласный комитет, все члены которого (граф А. Р. Воронцов, В. П. Кочубей, Н. Н. Новосильцев, граф П. А. Строганов, князь А. Чарторижский) по странному стечению обстоятельств оказались англоманами. Им-то Александр I и поручил разработку проектов реформ, а они, сторонники английских государственных идей, попытались обосновать их применимость к обустройству России.

Работу свою они вели секретно, что непонятно, если они не собирались отменять крепостничество. Но освободить крестьян не было никакой возможности, и ни психология лидера, ни мечты о справедливости со всеми присущими таким мечтам эмоциями тут ни при чем. Каким бы благодетелем народа ни мнил себя Александр, а деваться от того, с чем столкнулся его отец – от необходимости обеспечить государственную службу людскими ресурсами, – ему было некуда. И Александр, осознавав это, ничего толком и не сделал, а скорее, просто не знал, что делать. Он обошелся полумерами.

12 декабря 1801 года купцам, мещанам и казенным крестьянам было разрешено приобретать в собственность ненаселенные земли (ранее владение землей, населенной или нет, было монопольным правом дворянства). Более чем через год (20 февраля 1803-го) появился указ: отныне крепостные крестьяне могли с согласия помещиков выкупаться на волю с землей целыми селениями. Почему мы называем это полумерами? Да потому, что результат был копеечный: этот акт при Александре был применен в 161 случае и коснулся лишь 47 153 крестьян, которых стали именовать «вольными хлебопашцами». А предложенные меры по ограничению помещичьего произвола всерьез затронули лишь часть Прибалтики: в 1804 году крестьяне Лифляндии и Эстляндии были объявлены пожизненными и наследственными владельцами своих земельных наделов.

На этом первый освободительный порыв императора исчерпался.

Сам лично самодержец и его сподвижники по Негласному комитету желали конституционно ограничить самодержавие, добавив свободы дворянству; эта идея носилась в воздухе в те времена. По словам Г. Р. Державина, «трое ходили тогда с конституциями в кармане – реченный Державин, князь Платон Зубов, с своим изобретением, и граф Никита Петрович Панин… с конституцией английскою, переделанною на русские нравы и обычаи. Новосильцеву стоило тогда большого труда наблюдать за Царем, чтобы не подписать которого-либо из проектов; который же из проектов был глупее, трудно было описать: все три были равно бестолковы».

8 сентября 1802 года царь подписал Манифест об учреждении министерств, ибо коллежская система управления с ее медлительным делопроизводством не отвечала требованиям времени. Реформа начата была годом ранее, но никак не шла, и понадобилось появление среди сподвижников царя М. М. Сперанского, чтобы довести ее до ума. Кроме этого, в начале царствования Александра I были приняты некоторые меры, призванные способствовать развитию просвещения: в 1803-м вступило в силу положение об устройстве учебных заведений; в Дерпте, Вильно, Казани и Харькове были основаны университеты, а в Петербурге – Педагогический институт.

В 1805 году начавшаяся война с Францией сняла с повестки дня вопрос о каких бы то ни было преобразованиях. Реальная жизнь шла поперек идеальных представлений царя.

1801.– В состав России включена Бакинская область. Установление дружеских отношений с Великобританией, отмена эмбарго на передвижение английских кораблей, заключение Петербургской морской конвенции между Россией и Великобританией.

1804–1813. – Русско-иранская война.

1805–1807. – Участие России в III и IV коалициях против наполеоновской Франции. 1805, 20 ноября. – Битва при Аустерлице.

1806–1812.– Русско-турецкая война. Русский флот под командованием Д. Н. Сенявина одержал ряд крупных побед, однако боевые действия затянулись. Лишь в мае 1812 года М. И. Кутузов, разбив турецкие войска при Рущуке, вынудил Турцию заключить мир, по условиям которого к России отошли Бессарабия и часть Черноморского побережья Кавказа с городом Сухуми.

1808. – Запрет продажи крепостных на рынках и ярмарках.

1808–1809. – Русско-шведская война. Присоединение к России Финляндии, получившей широкую автономию в составе империи.

Новый виток реформаторской активности Александра I связан с именем того же М. М. Сперанского. Этот деятель был поклонником простой и стройной системы государственного механизма наполеоновской Франции. В конце 1808 года Александр поручил ему составление общего плана государственных преобразований, согласно которому, должна была возникнуть гармоничная система государственных учреждений. В начале октября 1809 года проект был закончен; его введение означало бы превращение самодержавной монархии в конституционную. Александр проект одобрил, но в итоге реализованными оказались лишь некоторые его фрагменты: в январе 1810 года создан Государственный совет; в том же году последовало преобразование министерств, а их функции были уточнены.

К отмене крепостного права, считал Сперанский, можно прийти через целую серию мягких политических реформ. Осторожный император был согласен, но даже ничего «мягкого» не сделал. Также Сперанскому не удалось упорядочить российские финансы. Можно было догадаться, что причина – в опоре не на отечественный, а на западный, не всегда пригодный для России опыт ведения дел, но, как оно обычно бывает, причину неудач стали искать в «человеческом факторе». Наступило охлаждение в личных отношениях Александра и Сперанского. О неудачливом реформаторе ходили политические сплетни, молва объявляла его даже французским шпионом. В 1812 году он был обвинен в шпионаже в пользу Наполеона и выслан в Нижний Новгород под строгий надзор полиции, а затем переведен в Пермь; на государственную службу он вернулся в 1816-м, а впоследствии (1819) был назначен генерал-губернатором Сибири.

1812.– Фактическая ликвидация законодательных прав Государственного совета.

1812, 24 июня. – Начало Отечественной войны против наполеоновской Франции. 26 августа. – Бородинское сражение.

1813, 16–19 октября. – «Битва народов» под Лейпцигом.

1814, 18 марта. – Вступление русских войск в Париж.

Итоги войны с Наполеоном участники антифранцузской коалиции подвели на Венском конгрессе. В соответствии с его заключительным актом Россия получила значительные территориальные приращения: в состав империи вошла бóльшая часть герцогства Варшавского. Считается, что внешнеполитическое могущество России достигло апогея: она стала основным гарантом Венской международной системы, поддерживавшей мир на континенте. Но не следует забывать, что в результате нашей войны с Францией, возникшей из-за противостояния западных стран по колониальному вопросу, России был нанесен колоссальный материальный ущерб.

Трудно судить, какие геополитические цели и какой ценой могли быть достигнуты, останься у власти Павел. Но вот что достижения Александра во многом – результат осуществления реформ времен Павла, можно говорить уверенно.

1815, 26 сентября. – Создание «Священного союза» Австрии, Пруссии и России для обеспечения незыблемости решений Венского конгресса.

В ноябре 1815 года император утвердил Конституцию для присоединенной к России части Польши. Власть российского монарха в Польше ограничивалась местным представительным органом с законодательными функциями – сеймом, состоящим из Сената и Посольской палаты. Членов Сената назначал русский царь из представителей духовенства и высших должностных лиц пожизненно; Посольская палата из 128 депутатов избиралась на основе имущественного ценза; 77 депутатов выбирали дворяне на шляхетских сеймиках, а остальных – народ на волостных собраниях. Король польский (он же русский царь) осуществлял исполнительную власть. Такая избирательная система по тогдашним меркам была довольно прогрессивной. Так, если во Франции в 1815 году избирательные права получили 80 тыс. человек, то в Польше при населении, в несколько раз мéньшем, чем во Франции, этими правами обладали 100 тыс. человек.

Александр рассматривал польскую Конституцию как первый шаг на пути введения конституционного правления в России. В марте 1818 года, выступая на открытии первого польского сейма, он ясно заявил, что Польша – это только начало и что конституционное устройство по английскому образцу является ближайшим будущим всей России. Император дал понять русскому дворянству, что готов уступить ему значительную часть своей власти за то, что помещики согласятся на отмену или смягчение крепостного права. И эти полумеры царя встретили яростное сопротивление большинства помещиков! Министр внутренних дел граф В. П. Кочубей с тревогой сообщал в 1819 году, что провинциальное дворянство «весьма обеспокоено на щет вольности крестьян», ибо видит у Александра I намерение «произвести оную реформу поодиночке в одной губернии за другой…». О том же писали полицейские агенты: «… помещики внутренних губерний встревожены сиими слухами, в письмах выражают свое опасение».

Французский дипломат доносил в Париж из Москвы в 1821-м:

«Похоже, что позиция и интересы русского дворянства весьма отличны от позиции императора и его министров; следствием этого являются большие разногласия в общественном мнении на конституционный вопрос…»

Итак, политические начинания этого периода вызвали в обществе нестабильность. И ее усилили ошибочные действия в экономической сфере. Проблема была в том, что Александр I, побывав в Европе, возможно, вполне искренне желал России такого же богатства и свобод, как там, но совершенно не понимал особенностей своей собственной страны. И конечно, он знать не знал основ экономики: капиталы идут туда, где выше прибыль, и не идут туда, где она ниже, а товар… товар идет на рынок, пока есть платежеспособный спрос.

Не учитывая этого и стремясь укрепить экономические связи с европейскими странами и США, император в 1816–1819 годах резко снизил заградительные пошлины на западноевропейские промышленные товары. Лавина английских, французских, германских изделий хлынула в Россию. Русские товары не выдержали конкуренции: начались разорение и банкротство российского купечества и фабрикантов, серебро побежало из страны, курс ассигнаций рухнул.

В конце концов Александр вынужден был отказаться от «экономической интеграции» и в 1822 году распорядился ввести высокий протекционистский тариф: вновь опустился занавес, экономически отгородивший Россию от Европы. Но было уже поздно – за эти годы купцы и фабриканты отшатнулись от царя, а дворяне, будущие декабристы, получили дополнительный козырь в своей игре.

1816.– Возникновение тайного общества «Союз спасения», объединившего три десятка человек, в основном офицеров. Они поставили себе главные задачи: уничтожение крепостного права и изменение абсолютистской формы правления.

1818.– Возникновение тайного общества «Союз благоденствия». Предоставление крестьянам права заниматься промышленной деятельностью.

С 1816 года всесильным временщиком при царе был А. А. Аракчеев, хороший организатор, кадровый военный. С этого года Александр перестал выслушивать традиционные доклады министров, читая лишь краткие выжимки из них, подготовленные в канцелярии Аракчеева, который фактически стал премьер-министром.

В 1816–1819 годах по поручению императора канцелярия Аракчеева и Министерство финансов втайне подготавливали проекты освобождения крепостных крестьян, причем проекты достаточно радикальные. Аракчеев предлагал освободить крестьян посредством их самовыкупа у помещика с последующим наделением их землей за счет казны. По мнению же министра финансов Гурьева, отношения между крестьянами и помещиками следовало строить на договорной основе, а различные формы собственности на землю вводить постепенно.

Император одобрил оба проекта, но ни один так и не был реализован. Личную свободу получили только крепостные Прибалтики. В 1816 году по инициативе эстляндских дворян Александр I подписал указ об освобождении крестьян этой губернии от крепостной зависимости; затем по такому же сценарию крепостное право было отменено в Курляндии (1817) и Лифляндии (1819). Однако помещики сохранили в полной собственности все земельные угодья, и за аренду помещичьей земли крестьяне были обязаны выполнять барщинную повинность. К тому же многочисленные стеснения (например, ограничение права на перемену места жительства) сохранились. Вдобавок этих «вольных» батраков помещик мог подвергать телесным наказаниям, попросту пороть. Вот такая свобода (по инициативе самих дворян) получилась в Прибалтике. А между тем считается, что здесь впервые в истории Российской империи было отменено крепостное право!..

Одно из интереснейших нововведений той эпохи – военные поселения. Еще в 1769 году отец Александра, Павел – тогда он был пятнадцатилетним мальчиком, – с интересом изучал сочинение князя Щербатова «Путешествие в землю Офирскую», содержавшее план организации военных поселений. Армия в утопической Офирии состоит из солдат, которые живут в специальных селениях: в каждом селении рота солдат. Каждому солдату дадена земля – хоть и меньше доли обыкновенного хлебопашца, но довольно для прокормления, – которую он обязан обрабатывать. Треть из каждой роты, переменяясь погодно, производит солдатскую службу. Но все они должны каждый год собираться на три недели и обучаться военному делу. Каждый отставленный солдат, по выслуге урочных лет, не только должен в селение своего полка возвратиться, но и в свою роту. В полках есть и мастера: плотники, столяра, шляпники и т. д.

Так вот, эта идея князя Щербатова, оставшаяся для Павла юношеской фантазией, была реализована его прогрессивным сыном в 1810 году, а самое широкое распространение получила с 1816 года. К концу правления Александра I на положение подобных военных поселян были переведены примерно 375 тысяч государственных крестьян, что составляло около трети русской армии, которую, очевидно, в перспективе предполагалось всю сделать «поселенной».

Созданием военных поселений власть рассчитывала решить сразу несколько проблем. Прежде всего это позволяло уменьшить расходы на содержание армии, что было чрезвычайно важно при расстройстве финансов в последние годы царствования Александра из-за «открытой» мировому рынку экономики и бездумной эмиссии бумажных денег. То есть вооруженные силы попросту переводили на самоокупаемость. С другой стороны, так предполагалось обеспечить комплектование армии в мирное время за счет естественного прироста поселенцев, поскольку они женились и плодились. Наконец, такой мерой усиливался административный надзор за государственной деревней.

Военные поселяне корчевали леса, осушали болота; в поселения привлекались представители прикладной науки – инженеры, архитекторы, землемеры. К полевым работам стали применять военные нормы: за плугом ходили установленным «тихим шагом», молотьбу производили под команду капрала «по темпам». Поселяне не имели права уходить на заработки, заниматься торговлей или промыслом. Жен им назначали по жребию. Их дети с 12 лет отбирались от родителей и переводились в разряд кантонистов (солдатских детей), а с 18 лет считались находящимися на действительной военной службе.

Реализацией этой благой идеи гуманный император пытался уменьшить количество крепостных в западных и центральных губерниях. Скупая у разоренных войной помещиков земли с крестьянами, правительство сокращало распространенность крепостного права, ведь военнопоселенцы становились государственными крестьянами. И вот результат гуманных намерений: изначально добрый царь-реформатор, желая раскрепостить крестьян, фактически закрепостил их дважды: и как крестьян, и как солдат. В итоге идея умерла; военные поселения были в 1830-е годы преобразованы в округа пахотных солдат, отбывавших рекрутскую повинность на общих основаниях.

В 1817 году Министерство народного просвещения преобразовали в Министерство духовных дел и народного просвещения. В нем сосредоточивалось управление и церковными делами, и народным образованием. Началась атака на университеты: поведение студентов ставилось под мелочную административную опеку. В 1819 году настоящему разгрому подвергся Казанский университет, признанный рассадником вольнодумства; одиннадцать профессоров были уволены за неблагонадежность. Преподавание всех предметов перестраивалось в духе христианского вероучения, понимаемого весьма примитивно, что никак не способствовало развитию религиозного чувства.

В 1820 году начались революция в Испании и народное восстание в Неаполитанском королевстве. В такой обстановке на очередном конгрессе Священного союза было провозглашено его право на вмешательство во внутренние дела стран, охваченных революцией. Участники конгресса поручили Австрии направить свои войска в Неаполь для восстановления порядка. Затем еще один революционный очаг возник в Пьемонте – австрийские войска подавили и эту революцию. В охваченную революцией Испанию была осуществлена интервенция французских войск. В ряде актов участвовала Великобритания.

В 1821 году началось освободительное движение в православной Греции против турецкого ига. Александр I отказал восставшим в какой-либо поддержке, вторя мнению австрийского канцлера К. Меттерниха: тот называл греков мятежниками, выступающими против их законного государя – турецкого султана. На деле же Меттерних старался избежать утверждения в Греции русского влияния, что было бы неизбежным в случае ее освобождения от Османской империи с помощью России, а наш император следовал за мнением западных «коллег». Общественное мнение России, однако, негативно отнеслось к позиции, занятой царем.

Легко догадаться, что поныне декларируемый историками тезис о внешнеполитическом могуществе России того времени маскирует истинное положение дел: русский император, ослепленный западными «свободами» и экономическими достижениями, поступал тогда и так, когда и как этого желали его западные друзья. Подлинные интересы России при этом не учитывались.

А когда летом 1821 года Турция под предлогом борьбы с греческой контрабандой закрыла Босфор и Дарданеллы для русского экспорта (что нанесло тяжелый удар нашим экономическим интересам) и дипломатические отношения между Россией и Турцией были прерваны, ни одна страна Запада не выступила в защиту России!

Противоречия между участниками Священного союза нарастали, европейская политическая стабильность постоянно снижалась, и это в дальнейшем (в конце 1820-х – начале 1830-х годов) привело к фактическому распаду союза. Внутри России тоже шла борьба с вольнодумством, и здесь стабильность тоже снижалась. Так, в 1822 году Александр I утвердил решение Государственного совета «Об отсылке крепостных людей за дурные проступки в Сибирь на поселение». Этим актом восстанавливалось отмененное ранее право помещиков ссылать крестьян в Сибирь.

С начала 1820-х годов претерпела изменения политика в отношении Польши. Сейм второго созыва оказался непослушным: большинством голосов он отверг представленные на его утверждение законопроекты как нарушающие Конституцию. После этого царь вообще не собирал сейм в течение двух сроков, предусмотренных Конституцией.

Между тем Англия, стремясь подорвать авторитет России на Балканах, выступила в защиту греческих борцов за независимость и в 1824 году даже предоставила им заем. Политика русского самодержавия, объявлявшего освободительную борьбу Греции преступной, явно зашла в тупик, а перспектива вовлечения Греции в орбиту влияния Британской империи превращалась в реальность. Попытки царской дипломатии разрешить греческий вопрос, действуя совместно с партнерами по Священному союзу, успеха не имели. Наконец решили занять самостоятельную позицию в отношении греческого восстания, и в августе 1825 года русские послы в Вене и Лондоне получили указание сделать соответствующие заявления правительствам, при которых они были аккредитованы. Но решить балканскую проблему и рассориться со своими западными друзьями Александр не успел, умер.

Посмотрим же и на финансовые результаты деятельности императора-гуманиста, всеевропейского любимца, победителя Наполеона.

Непрестанные дефициты в его царствование, росшие из-за войн со Швецией, Турцией и Францией, требовали ежегодного повышения государственных доходов, источником которых с самого начала были избраны бумажные деньги. До 1805 года эмиссия велась в небольших размерах, и курс рубля к серебру, составлявший в 1802 году 80 копеек, понижался очень медленно. Затем начались громадные выпуски ассигнаций, что привело к страшному падению курса: в 1806 году за рубль ассигнациями давали 67,5 копейки серебром, в 1807-53,75, в 1808-44,6, в 1809-43,3, в 1810-25,4, в 1814-20 копеек. И это еще до введения политики «открытой экономики», разорившей отечественных предпринимателей!

Из-за такой финансовой политики общее повышение налогов и введение новых (1810 и 1812) не могли покрыть даже убыли в действительной покупной силе поступлений, происходившей от падения курса, вследствие чего неминуемо приходилось искусственно подавлять всякое развитие государственных потребностей. Бюджеты всех ведомств, кроме армии и флота, постоянно подвергались урезкам.

Невозможность покрывать все дефициты бумажными деньгами вызвала необходимость крупных займов. К концу 1823 года консолидированный государственный долг составлял 672 млн рублей, а займы у банков – 78 млн рублей, так что вместе с ассигнациями, признанными в 1810 году государственным долгом, общая сумма последнего к концу царствования Александра I равнялась 1345 млн рублей. Это поразительный результат, особенно при сравнении с эпохой Петра I: несмотря на все войны, которые вел прапрадед Александра, баланс внешней торговли оставался активным, доходы бюджета росли.

Итак, все его реформы по госстроительству, экономике, в социальной сфере провалились, а внешняя политика себя не оправдала. Единственное, что прославило его имя, – победа над Наполеоном, изгнанным из страны через потерю и сожжение Москвы.

Умер Александр I в ноябре 1825 года в Таганроге, ненамного переступив за возраст умерщвленного ради его восшествия на престол отца.

Николай I (1825–1855)

По рождению, как третий сын Павла, Николай не должен был царствовать, и потому его воспитание ограничилось обычной для Великих князей подготовкой к военной деятельности. Но Александр I не имел сыновей, а следующий по возрасту брат Константин, которому должен был перейти престол, заранее отказался от него. В 1823 году Александр I подписал указ, назвав наследником Николая, однако указ не был обнародован, так что народ и войско не знали истинного наследника престола.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Николай I

Вступление на престол Николая 14 декабря 1825 года сопровождалось попыткой государственного переворота. Традиции гвардейских переворотов, столь обычных на протяжении всех послепетровских царствований, диктовали тактику – заговор с целью убийства императора и замены его более сговорчивым монархом. Революционные движения 1820–1821 годов, потрясавшие Испанию, Италию, Грецию, давали пример заговорщикам. Те, кого позже назвали декабристами, планировали не допустить, чтобы сенаторы присягнули новому царю, а вместо этого издали бы манифест к русскому народу с объявлением о низложении прежней власти, создании временного правительства, ликвидации крепостного права. Временное правительство должно было немедленно созвать Учредительное собрание для решения вопроса о социальном и политическом строе России. Планировалось провозгласить свободу печати, вероисповеданий, равенство граждан перед законом, уничтожение рекрутчины и т. п. – в общем, одним махом обогнать Запад по уровню свобод.

Заговорщики вывели на Сенатскую площадь около трех тысяч человек, но план сразу рухнул, поскольку сенаторы успели присягнуть Николаю и разъехаться. Попытка переворота была подавлена.

Главным качеством Николая, определившим результаты всей его эпохи, было стремление к максимальной организованности. Он видел свой долг в создании государства абсолютно организованного, ибо вне государственного порядка – лишь «хаос отдельных личностей». Вот предложенная им самим формула жизни: «Я смотрю на всю человеческую жизнь только как на службу, так каждый служит».

Однако законы эволюции живых динамических систем не объедешь: излишняя организация жизни в чем-то одном неизбежно вызывает хаос в чем-то другом! Например, для достижения наивысшего порядка в 1826 году по указу Николая I было образовано III Отделение императорской канцелярии с подчиненным ему Корпусом жандармов. Страна была поделена на пять жандармских округов, возглавлявшихся жандармскими генералами. В каждой губернии вопросами охраны государственной безопасности ведал специально назначенный штаб-офицер жандармерии. Общая численность Корпуса была невелика, но III Отделение располагало еще и обширной сетью тайной агентуры, что позволяло вести секретный надзор за частными лицами, правительственными учреждениями, писателями, иностранцами и т. п.

Корпусу жандармов и III Отделению в целом вменялось в обязанность выяснять и пресекать злоупотребления, защищать обывателей от притеснений и вымогательств чиновников. А получилась крайне раздражавшая того же обывателя централизованная общегосударственная система сыска и надзора, вызвавшая разрастание недовольства и, соответственно, объема работ жандармов. Страна и народ – не механизм с точно пригнанными частями, а живая природа…

1826, 13 июля. – Казнь декабристов М. П. Бестужева-Рюмина, П. Г. Каховского, С. И. Муравьева-Апостола, П. И. Пестеля, К. Ф. Рылеева. 6 декабря. – Создание секретного комитета, получившего название «Комитет 6 декабря», для разработки программы реформ.

В 1826 году был введен новый цензурный устав, ужесточивший административный надзор за деятельностью литераторов и журналистов. Правда, в 1828 году он был несколько ослаблен: в частности, цензорам рекомендовалось рассматривать лишь прямой смысл текстов, не принимая во внимание возможные интерпретации. Парадокс, однако, в том, что именно в таких условиях развернулся талант величайших поэтов России: Пушкина и Лермонтова; именно в этих условиях проявился дар Гоголя, Грибоедова и многих других.

1827.– Привлечение евреев к отбытию рекрутской повинности. Запрет помещичьим крестьянам поступать в гимназии и университеты.

1828, 8 декабря. – Реформа начального и среднего образования, превращение уездных училищ и гимназий в сословно замкнутые учебные заведения. Между существовавшими типами школ (одноклассное приходское училище, трехклассное уездное училище, семиклассная гимназия) какая-либо преемственная связь была уничтожена, поскольку в каждом из них могли обучаться лишь выходцы из соответствующих сословий. Так, гимназия предназначалась только для детей дворян. Все учебные заведения находились под надзором Министерства народного просвещения. Университеты не только были под надзором, но даже их деятельность регламентировалась по-военному, что лишь ускорило превращение их в «рассадники своеволия и вольнодумства»; чуть позже (в 1835-м) их лишили значительной части прав и внутренней самостоятельности, но это не помогло.

1828–1829. – Русско-турецкая война.

Главной проблемой России как государства было собственное позиционирование в международном окружении. А тут были немалые сложности. Во-первых, история этого времени показала, что «закукливание» страны в рамках жестких правил и регламентов ослабило ее. Во-вторых, как всегда, западный мир желал использовать Россию в своих интересах, но не желал позволить ей реализовать собственные.

В 1826 году в Петербурге был подписан англо-русский протокол. Россия соглашалась на английское посредничество в греко-турецких переговорах, а в случае отказа султана признать это посредничество получала право единолично выступать против Турции. В целом этот протокол был успехом русской дипломатии, поскольку развязывал ей руки для самостоятельных действий.

Ситуация, однако, вскоре осложнилась. В том же году началась русско-персидская война, вызванная стремлением иранского шаха, побуждаемого английской дипломатией, восстановить свое владычество на территории северного Азербайджана. Кончилось тем, что Персия уступила России ханства Эриванское и Нахичеванское и заплатила контрибуцию в 20 млн рублей серебром. Но еще в ходе этой войны началась война с Турцией: Николай I (совместно с европейскими державами) решил оказать помощь грекам, восставшим против турецкого владычества. В октябре 1827 года турецко-египетский флот был уничтожен соединенной русско-англо-французской эскадрой.

Весной 1828-го русская армия вступила в княжества Молдавию и Валахию, перешла за Дунай и овладела Варной. Одержав еще ряд побед, Россия вынудила в 1829 году султана Махмуда II подписать Адрианопольский мир: он уступил России восточный берег Черного моря, признал российское покровительство над Молдавией, Валахией и Сербией, открыл русским судам свободное плавание по Дунаю и Дарданеллам и признал независимость Греческого королевства.

1830. – Издание 45-томного Свода законов Российской империи.

Накопившаяся за десятилетия огромная и разрозненная масса указов, часто противоречивших друг другу, затрудняла ведение дел и способствовала злоупотреблениям чиновников. Для кодификации этой массы II Отделение императорской канцелярии (им руководил возвращенный на службу Сперанский) получило задание привести в систему все российское законодательство. В 1830 году, после четырехлетней работы, было издано 45 томов «Полного собрания Российских законов», в которые вошли почти все указы, начиная с Соборного уложения царя Алексея Михайловича и до кончины Александра I (более 30 тыс. актов). К 1832 году вышло еще 6 томов, включивших законодательные акты 1825–1830 годов. Затем было подготовлено еще 15 томов: «Свод действующих законов Российской империи».

1830–1831.– «Холерные бунты» и восстания военных поселений. Восстание в Польше, упразднение польской Конституции.

1832, 14 февраля. – Ликвидация польской конституции. Изобретение в России первого в мире электрического телеграфа.

Одновременно царь старательно выстраивал государственный механизм, а механизм требовал винтиков; в это царствование численность чиновников резко выросла, к середине века их стало сто тысяч человек, в 6,5 раза больше, чем столетием раньше. А «винтикам» требовались содержание и соответствующее социальное оформление. Вследствие постоянного притока чиновников дворянское сословие чрезмерно разрослось за счет выходцев из «податных сословий», и Николай решил навести в этом деле порядок, «законсервировав» дворян количественно и качественно. Манифестом 1831 года он ограничил право голоса на дворянских выборах имущественным цензом (100 душ крестьян или 3000 десятин земли); в 1832 году были введены звания: потомственных почетных граждан (их присваивали детям, чьи родители имели личное дворянство, ученым, художникам, купцам 1-2-й гильдии) и почетных граждан (их присваивали чиновникам 4-10-х классов, лицам, окончившим высшие учебные заведения). Почетные граждане освобождались от рекрутской повинности, телесных наказаний, подушной подати, то есть приобретали часть дворянских привилегий, но все же дворянами не становились.

Позже император пытался укрепить ряды старого дворянства: в 1845 году был издан указ о единонаследии для владельцев крупных имений, что должно было предотвратить распад латифундий.

От «винтиков» – как чиновников, так и всех прочих – требовалось единомыслие. Для механизма это, конечно, хорошо, но для эволюции общества очень плохо; начинается стагнация, застой. Ответ, который дало на это общество, известен: вскоре после эпохи Николая разночинцы пошли «в народ».

Православная церковь при Николае I окончательно превратилась в составную часть бюрократической машины. Синод все больше становился «ведомством православного исповедания», управлявшимся светским должностным лицом – обер-прокурором. Николай I решительно боролся с любыми отклонениями от православия. Весьма крутые меры принимались против старообрядцев, у которых отбирались молитвенные здания, недвижимость и т. п. Дети «раскольников» насильственно зачислялись в школы кантонистов.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Император Николай I награждает Сперанского за составление Свода законов

1833.– Провозглашение министром народного просвещения С. С. Уваровым «теории официальной народности».

Стремление к единообразию и порядку сподвигло николаевское правительство на разработку формул собственной идеологии России. Основой ее стала выдвинутая в начале 1830-х годов теория «официальной народности», автор которой С. С. Уваров писал:

«Без любви к вере предков народ, как и частный человек, должен погибнуть. Русский, преданный отечеству, столь же мало согласится на утрату одного из догматов нашего ПРАВОСЛАВИЯ, сколь и на похищение одного перла (жемчужины. – Авт.) из венца Мономахова.

САМОДЕРЖАВИЕ составляет главное условие политического существования России. Русский колосс упирается на нем, как на краеугольном камне своего величия… Спасительное убеждение, что Россия живет и охраняется духом самодержавия, сильного, человеколюбивого, просвещенного, должно проникать народное воспитание и с ним развиваться.

Наряду с сими двумя национальными началами находится и третье, не менее важное, не менее сильное: НАРОДНОСТЬ. Вопрос о народности не имеет того единства, как предшествующий; но тот и другой проистекают из одного источника и связуются на каждой странице истории Русского Царства…»

В 1836 году московский журнал «Телескоп» опубликовал «Философические письма» П. Я. Чаадаева, в которых прошлое, настоящее и будущее России оценивалось крайне пессимистически: «Прошлое ее бесполезно, настоящее – тщетно, а будущего никакого у нее нет». Православие, принятое Киевской Русью, как считал Чаадаев, оказалось своеобразной ловушкой, поскольку эта тупиковая ветвь христианства отрезала Россию от Западной Европы. Догматизм православия, его закрытость для споров и сомнений наложили отпечаток на социальную и политическую жизнь страны, на характер народа.

Царь высочайше повелел считать Чаадаева сумасшедшим.

В итоге и в этом случае не получилось единообразия и организованности. В обществе под влиянием народнической разработки Уварова и письма Чаадаева в начале 1840-х годах стали организовываться два внутренне неоднородных идейных течения: западников и славянофилов, ни одно из которых, однако, не было согласно с Чаадаевым.

Западники считали Россию страной, идущей по западноевропейскому пути развития, хотя и с некоторым запозданием. Они отстаивали необходимость использования опыта Запада, поддерживали европеизацию, выступали за конституционно-монархическую форму правления с политическими гарантиями свободы слова, печати, гласного суда, неприкосновенности личности. Выступали за развитие индивидуализма. К их числу относились основатели русской революционно-демократической идеологии А. И. Герцен и В. Г. Белинский.

Славянофилы видели реальные перспективы развития России только в самобытном, исконно русском, исторически сложившемся русле, начисто отрицая возможность заимствования идей извне. По их мнению, европейские и русские пути развития не совпадают ныне и не совпадали в прошлом. Особенностью России были община (которая трактовалась ими весьма неопределенно) с традициями общинного землепользования и мирского самоуправления, а также православие как истинный вид христианства. Между государством и народом, по их мнению, всегда была гармония, нарушенная, начиная с Петра I (что, в общем, верно). Возвращение к допетровским традициям русской жизни виделось ими как гарантия благополучия страны, при котором естественное развитие России способно протекать постепенно и без социальных конфликтов. Введение гласности и отмену телесных наказаний славянофилы вполне одобряли.

Интерес к особенностям русской жизни, подогретый славянофилами, стимулировал изучение в эти годы национальной культуры.

1833.– Запрещение при продаже имений за долги продавать крестьян без земли.

1834. – Сооружение на Урале первой в России железной дороги Е. А. и М. Е. Черепановыми.

1834–1859. – ИмаматШамиля. Кавказская война.

1834. – Сокращение срока военной службы с 25 до 20 лет.

1835, 26 июля. – Новый Университетский устав, ликвидация университетской автономии.

1835. – Принятие первого в России закона, регламентирующего отношения между рабочими и нанимателями.

1837, 30 октября. – Открытие первой железной дороги в России: Петербург-Царское Село.

1839–1843. – Денежная реформа Е. Ф. Канкрина, изъятие ассигнаций и замена их кредитными билетами.

Граф Канкрин, один из ближайших сановников Николая I, более двадцати лет занимал пост министра финансов. В 1839–1843 годах он провел денежную реформу, установившую в России систему монометаллизма с серебряным рублем как основной денежной единицей и переложением государственных доходов и платежей на серебро. Обесценившиеся бумажные ассигнации были заменены кредитными билетами, разменными на серебряную монету. Ему удалось ненадолго стабилизировать финансы, но государственный долг нарастал, а начавшаяся в 1853 году Крымская война опять подорвала стабильность.

Николай I попытался упорядочить и «крестьянский вопрос». В 1837–1841 годах была проведена реформа управления государственными крестьянами, которые жили на казенных землях и считались лично свободными. Реформа предусматривала равномерное наделение крестьян землей, постепенный перевод их на денежный оброк, создание органов местного самоуправления, открытие школ, больниц, распространение агротехнических знаний. Однако деятельность крестьянских органов самоуправления была сведена к минимуму, они находились в полной зависимости от местной администрации. Было даже создано Министерство по управлению «крестьянским» имуществом. В жизни государственных крестьян эта излишняя организованность обернулась своей противоположностью, хаосом.

В отношении же помещичьих крестьян наиболее крупным законодательным актом стал указ 1842 года «Об обязанных крестьянах», ставший определенной модификацией указа Александра I от 1803 года «О вольных хлебопашцах». Отныне помещик мог по соглашению с крестьянами и без какого-либо выкупа предоставить им личную свободу и земельный надел в наследственное владение, за который крестьяне обязаны были платить или выполнять определенные договором повинности. Такие крестьяне стали называться «обязанными». Были запрещены продажа крестьян с разбивкой семей (указ 1841 года), покупка крестьян безземельными дворянами (1843).

1840–1842. – «Картофельные бунты».

1843. – Создание первой в России телеграфной линии между Петербургом и Царским Селом.

1844. – Упразднение кагала (схода) как главной формы социальной организации еврейского населения в черте оседлости.

1844. – Разрешение помещикам отпускать крестьян на волю без земли.

1845. – Установление уголовной ответственности родителей за нанесение детям увечий или телесных повреждений.

1845. – Отмена права мужа наказывать свою жену.

1845. – Издание Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (заменило Соборное уложение 1649 года и петровские «артикулы»).

1845. – Возникновение первого социалистического кружка под руководством М. В. Буташевича-Петрашевского.

1847. – Разрешение крепостным крестьянам при продаже имений с торгов выкупаться на волю. Этот указ предоставил крестьянам право выкупаться на волю с землей при продаже имения за долги помещика. В 1848-м последовал указ, разрешавший всем категориям крестьян приобретать недвижимую собственность.

Кстати, сам царь считал крепостничество большим злом. Но «крестьянское» реформаторство его шло лишь до 1848 года, когда произошедшие в Европе революции побудили Николая I окончательно отказаться от планов изменения положения крепостных крестьян.

1851. – Открытие Николаевской железной дороги Петербург-Москва.

1853. – Создание А. И. Герценом в Лондоне «Вольной русской типографии».

1853–1856. – Крымская война.

В 1848 году вспыхнула революция во Франции. Монархия была низвергнута, Франция стала республикой. Революция охватила также Пруссию и прочие германские государства; национально-освободительное движение развернулось в пределах Австрийской империи, а именно в Италии. Борьба венгерского народа за независимость от Австрии поставила под вопрос само существование империи Габсбургов. Австрийское правительство умоляло Николая I о помощи, и такая поддержка была оказана: русская армия двинулась в Венгрию и подавила революцию.

Если не учитывать всей истории наших отношений с Западом, может показаться странным, что режимы, близкие по духу самодержавию, после их спасения русскими мгновенно из партнеров превратились в противников. Пруссия была недовольна Николаем I; Австрия возражала против стремления царя взять под контроль Черноморские проливы и укрепить позиции России на Балканах. Англия тоже предпочитала иметь на подступах к Ближнему Востоку и Индии слабую Турцию, а не сильную Россию. Короче, борьба Николая I с революционным движением в Европе в защиту монархий имела для России крайне тяжелые последствия, вплоть до дипломатической изоляции со стороны тех же самых монархий.

Собираясь в начале 1850-х начать антитурецкую кампанию, Николай I никак этого не ожидал. Он считал, что социально-политические потрясения, пережитые Францией, заставят ее быть на стороне России, что Австрия будет благодарна за помощь в подавлении венгерской революции. Англию же он хотел привлечь на свою сторону, пообещав ей Египет и ряд островов Средиземного моря, но и здесь просчитался: английские политики не только не хотели поддержать Россию против Турции, но и были настроены явно антирусски. Так, некоторые из них выдвигали планы расчленения России: Финляндию предполагалось отдать Швеции, Прибалтику – Пруссии, Крым и Кавказ – Турции, а Польша должна была стать буферным государством, отделяющим Россию от Западной Европы. Ну, с этим Турция, желавшая вернуть себе Крым и территории Кавказа, была согласна.

Налицо – неправильные представления об окружающем мире, в котором существовала Россия. По просьбе правительств разных государств она наводила порядок, но тут же подвергалась критике общества этих же государств. Из России лепили образ европейского жандарма; по отношению к ней действовала политика двойных стандартов. То, что прощалось другим, России ставили в вину.

А конкретным поводом к войне с Турцией послужило требование Николая I к султану предоставить православным подданным Османской империи покровительство царя. Это требование было отвергнуто, и в 1853-м начались военные действия.

Наша страна обладала огромными людскими ресурсами и имела армию численностью свыше 1,1 млн человек. Однако армия эта была рассредоточена на всей территории, и с западного направления крупные воинские силы ради безопасности не могли быть сняты. Техническая оснащенность и армии, и флота оставляла желать лучшего: в войсках практически не было нарезного оружия, артиллерия уступала по своим характеристикам западноевропейским образцам; флот имел прекрасные боевые традиции, экипажи были обучены и готовы вести войну на море, однако паровых судов было весьма мало.

Хозяйственная картина этого времени была безрадостной. Если к началу XIX века в кредитных учреждениях было заложено 5 % крепостных, имевшихся у помещиков, то к концу 1850-х – уже 65 %. В Центральной России помещики начали распродавать свои земли представителям других сословий. Сельское хозяйство развивалось экстенсивно, урожайность оставалась низкой. За 1802–1860 годы посевная площадь выросла на 53 %, а сбор хлебов лишь на 42 %. По подсчетам Вольного экономического общества, производительность сельского труда в крепостнической России была в 5–6 раз ниже, чем в Англии и Германии, и разрыв продолжал увеличиваться.

Также быстро отставала от Запада российская промышленность. Особенно наглядны показатели развития черной металлургии. Если в 1800-м Россия выплавляла 9971 тыс. пудов чугуна, а Англия – 9836, то к 1860-му Россия увеличила его производство до 18 198 тыс. пудов, или на 82,5 %, а Англия – до 241 900 тыс. пудов, то есть в 23 раза.

Кроме того, была расстроена финансовая система страны.

Все это делало возможности России побеждать в военных конфликтах весьма сомнительными. Возникла парадоксальная ситуация: сама Россия считала себя сильной, вспоминая свои прошлые победы, но прямой конфликт с Западом показал всю нашу отсталость.

Летом 1853 года, через четверть века после предыдущей кампании 1828–1829 годов, русская армия под начальством князя М. Д. Горчакова перешла границу и заняла княжества Молдавию и Валахию. Осенью того же года русский Черноморский флот под командованием адмирала П. С. Нахимова уничтожил турецкую эскадру при Синопе. Однако Англия и Франция послали в помощь Турции свои войска; к ним присоединилась и Сардиния; Австрия заняла позицию вооруженного нейтралитета. Многочисленные эскадры союзников появились почти во всех русских водах: в Черном, Балтийском, Белом морях, у берегов Камчатки, а главные военные действия развернулись на южных рубежах России.

В сентябре 1854 года русская армия отступила из Дунайских княжеств и перешла обратно Прут (сразу же после этого княжества были заняты австрийцами). В то же время англо-французский флот высадил союзную армию в Крыму.

Русские войска сражались с обычным мужеством, но противники наши имели превосходство в вооружении: у них были нарезные ружья, они легко получали подкрепления при помощи пароходов, а сообщение Центральной России с Крымом производилось гужевым транспортом, и потому со снабжением было плохо.

Во время севастопольской осады скончался император Николай I, и на престол вступил его сын Александр II.

В конце 1855 года боевые действия фактически прекратились. Ни англичане, ни французы не помышляли о перенесении боевых действий в глубь России; Севастополь и так обошелся им потерей 70 тысяч солдат. А с инициативой прекращения войны выступила Франция, и 18 марта 1856 года в Париже был заключен мирный договор, в основном, сохранивший довоенные границы. Устье Дуная отошло Турции; Черное море объявили нейтральным и открытым для торговых судов всех наций. Наиболее существенным следствием поражения России было то, что она потеряла право иметь на Черном море военный флот.

Александр II (1855–1881)

18 февраля 1855 года на российский престол вступил 37-летний Александр II. Положение в стране было кризисное. На экономику деревни тяжелые последствия оказали ведшиеся в ходе Крымской войны реквизиции продовольствия, лошадей и фуража, а особенно – рекрутские наборы, сократившие число работников на 10 %.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Александр II

1855.– Выход за границей первого номера диссидентского журнала «Полярная звезда».

1855. – Сокращение срока военной службы с 20 до 12 лет.

1856, август. – Амнистия декабристам.

1857, 3 января. – Создание Секретного комитета «для обсуждения мер по устройству быта помещичьих крестьян».

Помещики черноземных губерний, владевшие дорогой землей и державшие крестьян на барщине, хотели сохранить за собой максимально возможное количество земли и удержать рабочие руки. В промышленных нечерноземных оброчных губерниях помещики хотели получить денежные средства для перестройки своих хозяйств на буржуазный лад. А нарождающаяся буржуазия требовала наемных работников. В общем, у всех общественных структур страны были свои, зачастую противоположные интересы, замыкающиеся на человеческий ресурс, точнее, на его нехватку, и государству надо было так ли, эдак ли эти противоположные интересы синхронизировать.

В таких условиях в 1857 году по указу Александра II начал работать Секретный комитет по крестьянскому вопросу, что и привело в дальнейшем к отмене крепостного права.

1859, 4 марта. – Начало работы редакционных комиссий по выработке Положения о крестьянах.

1859, 16 марта. – Разрешение евреям – купцам 1-й гильдии, жить вне черты оседлости.

1860, 31 мая. – Создание Государственного банка.

19 февраля 1861 года император подписал целый ряд законов. Здесь были Манифест и Положение о даровании свободы крестьянам, документы о вступлении Положения в силу, об управлении сельскими общинами и т. д. Отмена крепостного права не стала единовременным событием: сначала освобождались помещичьи крестьяне, затем удельные и приписанные к заводам.

Эта история достаточно известна. Поэтому ограничимся рассказом о том, что известно не очень широко.

Многие полагают, что до 1861 года крепостные составляли большинство российского населения. Ничего подобного. Согласно последней перед освобождением крестьян ревизии 1858–1859 годов, в России жили 60 млн человек. Из них 12 млн были вольными: дворяне, духовенство и мещане, крестьяне-единоличники, казаки и т. д. Дворян обоего пола было около миллиона. Остальные разделялись примерно поровну на две категории сельских жителей: государственных крестьян, хоть и прикрепленных к земле, но не считавшихся крепостными, и помещичьих крестьян, сидевших на частной земле и лично закрепощенных. Итак, крепостные в строгом смысле слова составляли чуть больше трети населения империи.

Следует сказать, что крепостной не был рабом, а поместье не было плантацией. Русское крепостничество стали ошибочно отожествлять с рабством только двести лет тому назад, и обязаны мы этим Александру Радищеву. Упоминания о крепостничестве в его «Путешествии из Петербурга в Москву» (1790) стали первой попыткой установить аналогию между крепостничеством и рабовладением через подчеркивание некоторых особенностей (например, отсутствие брачных прав), которые и в самом деле были свойственны им обоим. Критическая литература последующих десятилетий, принадлежавшая перу взращенных в западном духе авторов, сделала эту аналогию общим местом, а от них она была усвоена русской и западной мыслью.

Между тем, почти половина крепостных были съемщиками и платили оброк. Они могли идти на все четыре стороны и возвращаться, когда хотели; они вольны были выбирать себе занятие по душе, а помещик в их жизнь не вмешивался. Для них все крепостное право сводилось к уплате твердо установленного оброка либо, в качестве налога, доли от заработка дворянам, владевшим землей, к которой они были приписаны. Так налог мы и сейчас платим!

Говорят, помещик мог их наказывать – да, но за вину и с согласия схода. Говорят, у помещика было право передавать непослушных крестьян властям для отправки в сибирскую ссылку. Право было. А вот и практика: между 1822 и 1833 годами, за двенадцать лет, такому наказанию подверглись 1283 крестьянина, по сто в год. На двадцать с лишним миллионов помещичьих крестьян это не такая уж ошеломительная цифра. И ведь вполне возможно, что сослали их за дело!

Нам кажется более важным, что многие дворяне, особенно из богатейших, за счет крепостных шиковали, наплевав на интересы не только «своих людей», но и страны. Даровой доход в такой степени избаловал русское дворянство, что, когда появились кредитные учреждения, выдававшие ссуды под залог имения, помещики бросились занимать, в том числе «под крестьян». (Об этом Гоголь написал свои «Мертвые души».) К 1859 году 66 % крепостных крестьян в России были заложены и перезаложены в кредитных учреждениях (по некоторым губерниям эта цифра доходила до 90 %).

При правильном ведении хозяйства займы под залог применяются или для того, чтобы ввести необходимые улучшения, или для того, чтобы расширить хозяйство новыми покупками. Российское дворянство занимало для собственного удовольствия, для потребностей личного комфорта. Дворянские займы имели тенденцию из долгосрочных постепенно превращаться в вечные, и занятые деньги, однажды выйдя из кассы банков, более уже туда не возвращались.

Некоторые дворяне, переселившись за границу, поражали европейцев своей расточительностью. Один русский аристократ жил какое-то время в маленьком немецком городке и забавлялся тем, что посылал с утра свою прислугу на рынок с приказом скупить ВСЕ продукты и потом любовался из окна, как местные хозяйки мечутся в поисках еды. В игорных домах и на курортах Западной Европы тоже хорошо знали сорящих деньгами русских вельмож. Разумеется, не все дворяне вели себя таким образом, а только «элита»; большинство дворян действительно служили и не имели лишних денег.

И вот вчерашние крепостные получили освобождение. Скажем прямо, реформа проводилась так, чтобы дворяне не очень сильно пострадали. Крестьян отпускали «на волю» с землей, но – с пользованием ею за определенный фиксированный оброк или отбывание барщины. Они не могли отказаться от этих наделов в течение девяти лет, а для полного освобождения им следовало выкупить в собственность усадьбу и, по соглашению с помещиком, надел, и только после этого они становились крестьянами-собственниками, а до того считались на «временнообязанном положении». К тому же размеры наделов, полученных крестьянами, зависели от плодородия почвы и хозяйственных особенностей различных районов и очень сильно различались.

Все это отнюдь не способствовало развитию сельского хозяйства. Многие крестьяне, испытывая недостаток земли, вынуждены были арендовать дополнительные участки у помещика и за это обрабатывать его землю своим инвентарем. Другая часть крестьян бросала наделы и уходила на заработки в город или в батраки, нанимаясь на работу к помещикам за плату. Во всем этом было мало экономического смысла и еще меньше справедливости, хотя надо отметить, что другие европейские страны переходили к промышленной фазе развития с еще большей несправедливостью к сельскому населению.

А самое удивительное, – о чем мало кто знает, – так это то, что тогдашняя приватизация земли проходила по сценарию, до боли нам всем знакомому. Земли 50 000 (пятидесяти тысяч!) разорившихся после отмены крепостного права небогатых помещиков скупили вовсе не крестьяне, а 143 (сто сорок три) крупных сановника, которые затем сдавали эти же земли крестьянским общинам.

1861.– Первые студенческие волнения в Петербурге. Создание Совета министров. Осень. – Возникновение тайного общества «Земля и воля». Разрешение евреям с высшим образованием жить вне черты оседлости и поступать на государственную службу.

1862. – Первая публикация государственного бюджета.

1863, 18 июня. – Утверждение нового Университетского устава, восстановившего университетскую автономию.

Вслед за крестьянской реформой последовал целый ряд других: университетская (1863), земская и судебная (1864), цензурная (1865), городская (1870), военная (1874). Иначе говоря, власть понимала, что реформы необходимы, но решила провести их без скачков и постепенно. К сожалению, такой подход не позволил России преодолеть трудности, но, к счастью, не позволил и полностью скатиться в яму – предпосылки к чему, говоря честно, имелись. Но что было положительным, так это то, что в результате преемственности власти в управлении страной проявились цели более высокого порядка, чем простое выживание властителей. Например, началось решение задач промышленной политики и образования.

В 1864 году было опубликовано «Положение о начальных народных училищах», которое расширило сеть начальных учебных заведений. По «Положению» начальные училища разрешалось открывать общественным учреждениям и даже частным лицам, однако все они находились под контролем училищных советов. Преподавали в начальной школе письмо, чтение, правила арифметики, Закон Божий и церковное пение. Большинство начальных школ было земскими (создавались земствами), церковно-приходскими и «министерскими» (учреждаемые Министерством народного просвещения).

Был введен новый устав гимназий, которые стали разделяться на классические (ориентированные на дворянских и чиновничьих детей) и реальные (в основном, для детей буржуазии). Учились в гимназиях по семь лет. В классических делался упор на тщательное изучение древних языков (латыни и греческого); в реальных читали расширенные курсы естественных наук. Выпускники классических гимназий могли без экзаменов поступать в университеты, «реалисты», в основном, шли в технические высшие учебные заведения.

Суд в середине века носил сословный характер, заседания имели келейный характер и не освещались в печати. Судьи полностью зависели от администрации, а подсудимые не имели защитников. Теперь же (20 ноября 1864 года) были утверждены новые судебные уставы: судебная власть отделялась от исполнительной и законодательной. Вводился бессословный и гласный суд, утверждался принцип несменяемости судей. Было введено два вида суда – общий (коронный, ведавший уголовными делами) и мировой. Судебный процесс стал открытым, хотя в ряде случаев дела слушались при «закрытых дверях». Была учреждена состязательность суда, введены должности следователей и адвокатура; вопрос о виновности подсудимого решали 12 присяжных заседателей. Важнейшим принципом реформы было признание равенства всех подданных империи перед законом. Появилась должность нотариуса.

1863, сентябрь-октябрь. – Прибытие двух русских эскадр в Нью-Йорк и в Сан-Франциско.

В 1861–1865 годах в Соединенных Штатах шла гражданская война. Многие думают, что северяне хотели сделать благородное дело и освободить томившихся в рабстве негров, но причина лежала в экономике. Финансово-промышленным олигархам Севера необходимо было уничтожить самоуправление штатов и подчинить богатый и независимый Юг власти федерального центра. А фермеры Севера, которые никак не могли конкурировать с плантаторами Юга, видели в ликвидации дешевой рабочей силы у этих плантаторов возможность упрочить свое экономическое положение.

На севере жили 22 млн человек, штаты были покрыты густой сетью железных дорог и обладали развитой промышленностью (почти вся металлургическая, текстильная и оружейная). На Юге проживали около 9 млн человек, в том числе 4 млн рабов-негров. Юг не имел экономической базы для ведения длительной войны.

Несмотря на это, на первом этапе войны Север потерпел ряд тяжелых поражений. Через шесть месяцев боев у бедняков Севера пропало желание воевать, что вынудило президента Линкольна издать указ о принудительной мобилизации, уклонение от которой каралось каторгой. Но и это не помогало. Чтобы исправить положение, конгресс принял закон, согласно которому, любой гражданин США имел право за символическую цену получить 15 акров земли; всего-то и требовалось эту землю отвоевать. И все равно понадобилось открыть в Европе иммиграционные миссии, чтобы привлечь бойцов.

Армия южан, состоявшая исключительно из добровольцев, защищала свой образ жизни, свое право на самоуправление. В войсках федерального центра служили в основном бедные белые американцы, желавшие получить землю. Если негры Юга с первых же дней войны добровольно записывались в армию южан, то федеральные власти долгое время негров в строй не призывали.

Только 1 января 1863 вышла прокламация Линкольна об освобождении негров рабов в южных штатах: рабы освобождались без выкупа, но и без земли. И лишь в декабре 1865 года конгресс официально санкционировал освобождение негров! Еще через год 14-я поправка к Конституции признала за неграми право голоса.

Для ускорения победы Север начал вести войну на уничтожение: с массовыми расстрелами мирного населения, разрушениями городов и созданием концлагерей. И только тогда не считающейся со своими и чужими потерями армии северян удалось перехватить военную инициативу, и в апреле 1865 года главнокомандующий армией США, будущий президент Америки генерал Улисс Грант принял капитуляцию у главнокомандующего силами Юга генерала Роберта Ли.

Россия была заинтересована в существовании единых Соединенных Штатов, ведь так Америка могла бы противостоять Великобритании и Франции, которые в тот период стали основными соперниками России. Прибытие в сентябре-октябре 1863 года двух русских эскадр в Нью-Йорк и в Сан-Франциско было воспринято в США как дружественная демонстрация в отношении правительства Линкольна.

1863–1864.– Восстание в Польше.

1864–1885. – Завоевание Средней Азии.

В 1860-х завершилось присоединение к России казахских земель.

В середине XIX века в Средней Азии существовали Кокандское, Бухарское и Хивинское ханства, представлявшие собой феодальные образования с пережитками рабовладения. А для русского правительства Средняя Азия являлась важным стратегическим районом, примыкавшим к индийским владениям Англии; здесь пересекались транзитные торговые пути. Высока была роль региона и как сырьевой базы, что было особенно важно в связи с прекращением поставки хлопка, необходимого для производства пороха, из США в период гражданской войны между Севером и Югом.

В 1864 году русские войска вступили в Кокандское ханство и взяли Ташкент (1865). Попытки эмира Бухары вмешаться в события привели к его поражению и занятию Самарканда (1868), и Бухарский эмират попал в вассальную зависимость от России. В 1873 году капитулировала Хива, в 1881-м был занят Ашхабад. Окончательно присоединение Средней Азии к России завершилось в 1885 году.

Проведение активной внешней политики в Средней Азии было важным для русской дипломатии ради ослабления влияния Англии, которая захватывала азиатские земли, не стесняясь никого и ничего. В это же время Англия и Франция укрепляли свое положение в Китае. С начала 1840-х годов, с англо-китайской (первой «опиумной») войны Великобритания постоянно здесь воевала, навязывая Китаю неравноправные договоры; также на Дальнем Востоке с его богатыми природными ресурсами действовали Франция и США.

А вот политика России ни в XVIII, ни в XIX веках не имела на Дальнем Востоке агрессивного характера, а заключавшиеся договоры не навязывались военной силой и были добровольными.

В годы Крымской войны Англия пыталась захватить наш Петропавловск на Камчатке. Тогда же возникла необходимость четкого определения границ Китая и России. Такая граница была установлена в результате подписания Айгунского (1858), Тяньцзинского (1858) и Пекинского (1860) договоров, по которым к России отходили Приморье и Приамурье.

1864.– Утверждение Положения о губернских и уездных земских учреждениях. Выпуск первого внутреннего выигрышного займа. Утверждение Положения о начальных народных училищах и нового Устава гимназий. Создание Санкт-Петербургского частного коммерческого банка, первого акционерного банка в России.

Среди важнейших мероприятий по упорядочению финансов было создание Государственного банка в 1860 году, а через четыре года начали возникать частные коммерческие акционерные банки, число которых к 1873 году достигло сорока, упорядочение процесса формирования государственного бюджета. Но финансовые преобразования не изменили сословного характера системы налогообложения, при котором вся тяжесть налогов падала на податное население.

Преобразования в сфере финансов не смогли решить задачу стабилизации денежной системы ввиду расходов на войны в царствование Александра II. Это были: Кавказская война, начатая еще при Александре I и завершенная в 1864 году; подавление польского восстания в 1863–1864 и русско-турецкая война на Балканах 1877–1878 годов, способствовавшая освобождению из-под Османского господства Сербии, Черногории, Болгарии и Румынии и принесшая России ряд черноморских крепостей.

1865, 6 апреля. – Утверждение Временных правил для печати, устранивших некоторые цензурные ограничения. 28 июня. – Разрешение евреям мастерам-ремесленникам жить вне черты оседлости.

1866. – Отмена круговой поруки и подушной подати с городских обывателей и введение для них имущественного налога. 4 апреля. – Покушение Д. В. Каракозова на императора Александра II.

Развивалась новая система кредита. За 1866–1875 годы было создано 359 акционерных коммерческих банков, обществ взаимного кредита и других финансовых учреждений. С 1866-го в их работе начали активно участвовать крупнейшие европейские банки. Благодаря государственному регулированию иностранные займы и инвестиции шли, в основном, на железнодорожное строительство, а железные дороги обеспечивали расширение хозяйственного рынка на громадных просторах России. К тому же они были важны и для оперативной переброски воинских частей.

Строительство железных дорог, по замыслу министра финансов Рейтерна, изложившего свои взгляды в записке царю в 1866 году, должно было обеспечить Россию транспортной сетью для подвоза основного экспортного продукта – хлеба, к балтийским и черноморским портам. А увеличение экспорта нужно было для обеспечения активного торгового баланса и получения валюты для инвестиций в промышленность. Рейтерн утверждал, что железная дорога во владении частного лица, в том числе иностранца, будет не хуже служить государственным интересам, чем казенная. Необходимостью дополнительных средств для железнодорожного строительства Рейтерн мотивировал продажу Соединенным Штатам Аляски. В 1867 году он и организовал продажу (за 7,2 млн долларов), причем в обстановке чрезвычайной секретности: кроме него, из высших сановников в дело были посвящены только канцлер князь Горчаков и морской министр адмирал Краббе. Всех прочих поставили в известность только через несколько дней после подписания договора в Вашингтоне; страна была ошеломлена.

Развитие товарно-денежных отношений привело к имущественной дифференциации в деревне, середняцкие хозяйства разорялись, росло число бедняков. С другой стороны, появились крепкие кулацкие хозяйства, часть из которых использовали сельскохозяйственные машины. Все это входило в планы реформаторов. Но неожиданно для них в стране усилилось традиционно враждебное отношение к торговле, проявившееся в ненависти к кулаку, купцу, скупщику – словом, к «удачливому предпринимателю», выросшему на волне реформ.

В России крупная промышленность изначально создавалась как государственная. Главной заботой правительства после неудач Крымской войны были предприятия, выпускавшие боевую технику; при бюджетном планировании особое внимание обращалось на развитие тяжелой промышленности и транспорта. Именно в эти сферы попадали средства как российские, так и иностранные; правительство распределяло специальные заказы, а, соответственно, крупная буржуазия была тесно связана с государством. Промышленник получал заказ и прибыль, чиновник – мзду; коррупция цвела махровым цветом.

1867.– Создание Общества Красного Креста в России. Отмена наследования по родству мест священно– и церковнослужителей. Продажа русских владений в Америке (Аляска) правительству Североамериканских Соединенных Штатов.

1868. – Начало отмены круговой поруки среди крестьян (в общинах, имеющих менее 21 мужской души).

1869. – Первые студенческие волнения, охватившие несколько городов. Освобождение детей духовенства от обязательной приписки к духовному сословию.

1872, октябрь. – Изобретение А. Н. Лодыгиным электрической лампочки накаливания.

1873–1874. – Массовое «хождение в народ» с целью его агитации. Однако агитация народников не смогла зажечь пламя крестьянского восстания.

1874, 1 января. – Военная реформа, введение всеобщей воинской повинности.

Еще в 1864 году было образовано 15 военных округов, подчиненных непосредственно военному министру. Была реформирована система военных учебных заведений, приняты новые военные уставы. Проводилось перевооружение армии. Через десять лет, в 1874 году в России была введена всесословная воинская повинность с ограниченным сроком воинской службы. Рекрутские наборы отменялись, призыву на службу подлежало все мужское население, достигшее 21 года. Воинская служба устанавливалась сроком шесть лет на действительной службе и девять лет в запасе. На флоте служили семь лет и три года в запасе. Эти сроки сокращались для лиц, имевших образование.

Призыву в армию не подлежали духовные лица, члены ряда религиозных сект, народы Казахстана и Средней Азии, а также некоторые народы Кавказа и Крайнего Севера. От службы освобождались единственный сын, единственный кормилец в семье. Поскольку в мирное время потребность в солдатах была незначительна, все годные к службе, за исключением получивших льготы, тянули жребий. Так в стране была создана массовая армия, имевшая ограниченный кадровый состав в мирное время и крупные людские ресурсы на случай войны. Однако по-прежнему кадровый офицерский состав состоял преимущественно из дворян, солдаты – из крестьян.

1869–1870.– Создание русской секции I Интернационала.

1870. – Передача дознаний по политическим делам губернским жандармским управлениям.

1875. – Возникновение в Одессе первой рабочей организации – «Южнороссийского союза рабочих».

1876. – Образование организации «Земля и воля». Первый полный перевод Библии на русский язык. 6 декабря. – Первая демонстрация (в Петербурге у Казанского собора).

В Западной Европе, как всегда, шла драка. Во второй половине 1860-х – начале 1870-х годов завершился процесс объединения Германии, причем судьба объединения решалась в открытом военном столкновении Пруссии с Австрией. В 1866-м Австрия потерпела поражение, а в 1867-м был создан Северогерманский союз, президентом которого стал прусский король. Но такое развитие событий вызвало опасения властей соседней Франции. Они желали остановить территориальные притязания Пруссии, и в июле 1870 года началась франко-прусская война, которая уже через несколько месяцев закончилась жестоким разгромом французов под Седаном. А Россия начала сближение с образовавшейся после франко-прусской войны Германской империей, и это привело к возникновению в 1873 году Союза трех императоров (Россия, Германия, Австрия). Союз этот не был прочным, он обуславливался скорее боязнью взаимного усиления, чем общностью интересов. Во время очередного обострения франко-германских отношений в 1875 году Россия недвусмысленно дала понять, что не допустит разгрома Франции.

В 1875-м по договору с Японией к России отошел остров Сахалин.

Турецкое правительство к середине 1870-х годов проводило политику экономического и политического давления на христианские народы Балканского полуострова. Весной 1875 года в Боснии и Герцеговине вспыхнуло народное восстание. Россия в эти годы не была готова к войне (был риск дипломатической изоляции, не были завершены военные реформы, не закончено перевооружение армии, фактически ничего не было сделано для усиления российского флота после отмены нейтрализации на Черном море, сложным оставалось экономическое и политическое положение внутри страны). Русские дипломаты пытались разрешить конфликт мирным путем, склонить Турцию к уступкам славянскому населению.

Однако такая дипломатия успеха не имела. Турция, уверенная в поддержке Англии, фактически отказалась принять эти предложения. Новый демарш европейских государств (так называемый Лондонский протокол, март 1877-го, в котором предлагалось провести реформы в пользу христиан) был отвергнут Турцией и расценен ею как вмешательство во внутренние дела. Османская империя спешно готовилась к войне, и война началась в апреле 1877 года.

Наши войска не имели хорошо обученных резервов, по качеству стрелкового оружия уступали турецкой армии (она вооружалась с помощью Англии и США), по численности русский флот уступал турецкому. Однако по артиллерии мы превосходили турок.

Военные действия велись также на Кавказском театре, где русская армия добилась замечательных побед. В октябре-ноябре 1877 года ночным штурмом (после осады) была взята прекрасно защищенная, считавшаяся неприступной крепость Карс. Еще раньше от турок была очищена территория Абхазии.

Скоро турецкое правительство запросило переговоров, затем (в январе 1878-го) было подписано перемирие, а через месяц – мирный договор. Черногория, Сербия и Румыния получали полную независимость, автономными становились Босния и Герцеговина. Особо важным пунктом договора стало создание крупного автономного болгарского государства. На территории Болгарии разрушались крепости и выводились турецкие войска, а Россия вернула себе потерянную после Крымской войны Южную Бессарабию; на Кавказе ей отходили Ардаган, Карс, Баязет и Батум.

Но эти решения не устраивали Англию и Австро-Венгрию, которые не участвовали в войне, однако хотели увеличить свои территории и ослабить Россию. По их настоянию Петербургский кабинет, который не был в состоянии вести новую войну с сильными европейскими государствами, согласился на созыв международного конгресса в Берлине, где мирный договор был пересмотрен. Хотя независимость Румынии, Сербии и Черногории были подтверждены, Болгария оказалась разделенной на две части: северное Болгарское княжество получало автономию, а южная часть, так называемая Восточная Румелия, оставалась под властью Турции. Босния и Герцеговина оказались в зоне оккупации Австро-Венгрии. На Кавказе за Россией оставались Карс и Ардаган, Батум становился портом, свободным для торговли.

За свою помощь Турции Англия, заключившая тайное соглашение с султаном, получала Кипр.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Покушение на императора Александра II

1878.– Открытие в Петербурге Бестужевских курсов – первого в России женского учебного заведения. Выстрел В. И. Засулич в Ф. Ф. Трепова, ее оправдание судом присяжных заседателей.

1878–1880. – «Северный союз русских рабочих» в Петербурге.

1879–1881. – Политический кризис в России.

1879. – Покушение А. К. Соловьева на Александра II. Раскол «Земли и воли» на партии «Народная воля» и «Черный передел».

1879–1882. – Оформление Тройственного союза (Австро-Венгрия, Германия, Италия).

1880. – Взрыв в Зимнем, подготовленный С. Н. Халтуриным. Упразднение III Отделения, создание Департамента полиции.

12 февраля 1880 года была создана «Верховная распорядительная комиссия по охране государственного порядка и общественного спокойствия» во главе с М. П. Лорис-Меликовым. В апреле 1880 года комиссия была ликвидирована, а Лорис-Меликов, назначенный министром внутренних дел, стал готовить завершение «великого дела государственных реформ». Так называемая Конституция Лорис-Меликова, заранее одобренная императором, предусматривала выборность представителей от общественных учреждений в высшие органы государственной власти.

Утром 1 марта 1881 года Александр II назначил заседание Совета министров для утверждения законопроекта. Через несколько часов он был убит членами организации «Народная воля».

Александр III (1881–1894)

При Александре II Россия двинулась от вполне устойчивого неограниченного самодержавия к не менее устойчивому конституционному режиму, но при таком переходе неизбежен этап нестабильности, а потому это очень опасный путь: преобразуясь и теряя устойчивость, система становится уязвимой. Однако, если власть имеет четкое представление, что она хочет получить в итоге, и умеет добиться выполнения задуманного, этот путь можно пройти спокойно и осмотрительно, продвигаясь от реформы к реформе, следуя логике их развития и не останавливаясь перед мерами, к которым не лежит душа. Самое недопустимое для лидера качество на этом пути – нерешительность.

Александр II был нерешительным лидером. Четко понять, чего он хочет, ради какого для России блага затеял реформы, он не мог и потому в значительной мере сам повинен в разыгравшейся драме. Страна вследствие его руководства впала в нестабильность; из клубов этого тумана вышли бомбисты и убили самого инициатора перемен. К счастью, бразды правления перехватила властная рука Александра III.

Он остановил реформы, чтобы осмотреться.

После убийства отца Александр III собрал Совет министров, на котором и председательствовал. Многим казалось, что раз покойный император одобрил доклад Лорис-Меликова по переходу к демократии, то обсуждение его «Конституции» в Совете министров – простая формальность. Но император предупредил, что «вопрос не следует считать предрешенным». Начались споры, в которых высказывались мнения и «за», и «против» предлагаемого документа.

Чаши весов колебались, пока слово не взял обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев. Он заявил, что одно лишь «чистое» самодержавие, такое, каким оно сложилось при Петре I и Николае I, может противостоять революции. Неумелые реформаторы своими уступками, полууступками и полуреформами способны только расшатать здание самодержавного государства. После его выступления Александр III предложил еще подумать над проектом.

Больше к этому проекту не возвращались никогда.

Александр III родился в 1845 году. Он был вторым сыном Александра II, и его, как в свое время Николая I, не готовили к власти; он получил обычное для великих князей военное образование. Но в 1865 году умер его старший брат Николай; он стал наследником престола, а вскоре еще и женился на невесте своего покойного брата, датской принцессе, в православии принявшей имя Марии Федоровны.

Внешность Александра III была далека от аристократической. Он носил бороду лопатой, был неприхотлив в быту, в обыденной обстановке ходил в простой рубахе. Его оболгали, как и Павла; ему не прощали ни «реакционной» политики, ни внешнего вида, ни поведения – ведь он обзывал своих царедворцев и министров «скотинами» или «канальями». Правда, вполне за дело. Любимым его занятием была рыбная ловля, требовавшая усидчивости и отвечавшая его неторопливому темпераменту. «Европа может и подождать, пока русский царь рыбачит», – сказал он однажды и действительно отправился на рыбалку.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Александр III

В августе 1881 было им было издано «Положение об усиленной и чрезвычайной охране». При введении чрезвычайного режима в какой-либо местности власти получали чрезвычайные права, в том числе: высылать нежелательных лиц, закрывать учебные заведения, передавать дела на рассмотрение военного суда вместо гражданского, приостанавливать периодические издания. В «Положении» отмечался его временный характер, но оно просуществовало вплоть до падения самодержавия, то есть более четверти века. Некоторые местности десятилетиями находились в режиме чрезвычайного управления, хотя особой нужды в том не было. Просто губернаторы не хотели расставаться с дополнительными полномочиями.

В это время наиболее сложный характер имела крестьянская проблема. Реформа 1861 года за прошедшие двадцать лет себя исчерпала; требовались новые меры, которые сделали бы крестьянина полноправным членом общества и помогли ему приспособиться к рыночным отношениям. Короче, реформу надо было тем или иным способом завершить, покончив с неопределенностью и нестабильностью.

1881–1882.– Первая волна антиеврейских погромов.

1881, декабрь. – Указ о понижении выкупных платежей и обязательном переводе на выкуп всех помещичьих крестьян.

В конце предыдущего царствования факт истощения платежных сил и всеобщего понижения благосостояния крестьянского населения был признан самим правительством, но вопрос о понижении выкупных платежей не решался. Только при Александре III, когда удалось провести важнейшие улучшения финансовой системы, хоть что-то было сделано.

В мае 1881 года к должности министра финансов император призвал бывшего киевского профессора Н. Х. Бунге. Тот предложил целую программу действий, предусматривавшую, в частности, приведение в равновесие доходов с расходами через соблюдение самой строгой и разумной экономии и улучшение податной системы посредством более справедливого распределения налогов.

Осенью 1881 года последовало Высочайшее повеление о соблюдении всеми ведомствами строгой бережливости и о неуклонном исполнении сметных правил. Сверхсметные ассигнования были сокращены вдвое, и все равно недостаточность финансовых средств не была устранена. Необходимость покрытия дефицитов, а также чрезвычайные расходы по погашению временных выпусков кредитных билетов и по возобновившейся с 1881 года постройке железных дорог вынуждали приобретать средства путем новых займов, и в итоге не удалось привести в равновесие государственный бюджет.

Однако ту часть своей программы, которая касалась улучшения податной системы, Н. Х. Бунге исполнил успешно; он всегда признавал это важнейшей целью своего управления. Были понижены выкупные платежи и постепенно отменена подушная подать. С крестьян было снято налогов на 53 млн рублей, с привлечением к обложению других, более имущих классов населения, до тех пор освобожденных от прямого обложения или недостаточно обложенных. Вводя необходимую уравнительность в податную систему, эти мероприятия, по мысли Бунге, должны были подготовить почву для введения со временем подоходного обложения.

1882.– Отмена подушной подати. Создание Крестьянского поземельного банка, выдававшего освободившимся от крепостной зависимости лицам ссуды на покупку земли. Вскоре, с 1 января 1883 года, все крестьяне, не заключившие с помещиками выкупных сделок, были переведены на обязательный выкуп. Сумма выкупных платежей была понижена еще в 1881 году. Впрочем, главным результатом деятельности Крестьянского банка стало предоставление возможности российскому дворянству выгодно продавать через него свои земли.

1882, май. – Запрет евреям селиться вне городов и местечек, т. е. в сельской местности. Июнь. – Учреждение Фабричной инспекции, начало фабричного законодательства. Введение административной ссылки. Июль. – Открытие в Петербурге первой телефонной станции. Август. – Временные правила о печати, ужесточившие цензурные ограничения.

Император учредил церковно-приходские школы; в интересах улучшения народного хозяйства создал Министерство земледелия. В 1882–1884 годах были закрыты многие печатные издания, опять упразднена автономия университетов. Начальные школы передали церковному ведомству – Синоду. Через народные училища, земские школы, гимназии и другие учебные заведения за тридцать пореформенных лет прошло несколько сотен тысяч учеников: если в предреформенное десятилетие грамотность в России составляла примерно 5–6 %, то во второй половине 1890-х – 18–21 %.

1883, 7 мая. – Установление бело-сине-красного флага Российской империи.

1883. – Появление первой марксистской организации, группы «Освобождение труда».

В 1885 году был создан Дворянский банк. В этом банке помещики могли получить льготный кредит под залог имений; допускался и перезалог. Неуплаченные проценты нередко списывались. При помощи этих мер правительство фактически субсидировало помещиков. А с их стороны шли постоянные жалобы на то, что мужики «разбаловались», а мировые судьи недостаточно строги. Учитывая пожелания дворянства, правительство ввело в 1889 году «Положение о земских участковых начальниках». Мировой суд в деревне был упразднен. Земские начальники (которые на деле-то, к земству отношения не имели) сосредоточили в своих руках всю административную и судебную власть, а на эти должности назначались дворяне из числа местных землевладельцев, и общее руководство земскими начальниками в уезде осуществлял предводитель дворянства. Так земский начальник стал полновластным распорядителем в своем участке. Сельские и волостные сходы оказались в полной от него зависимости! Он мог отменить любой их приговор, арестовать сельского старосту или волостного старшину и оштрафовать всех участников схода.

В эти же годы был принят ряд других законов, которые сильно затруднили семейные разделы, выход из общины отдельных крестьян и земельные переделы. Эта серия законов свелась к попыткам сохранить большую патриархальную семью и общину, усилить начальственный надзор над ними. В такой обстановке крестьянину трудно было проявить хозяйственную инициативу.

1885. – Запрещение ночной работы подростков и женщин, начало рабочего законодательства.

1886, июнь. – Правила о надзоре за фабриками и заводами. Закон об обязательном переводе на выкуп всех государственных крестьян.

1887, 18 июня. – Циркуляр министра народного просвещенияИ. Д. Делянова о «кухаркиных детях», повышение в университетах платы за обучение в пять раз. Введение квоты для поступления евреев в университеты: в черте оседлости 10 %, вне черты 5 %, в Москве и Петербурге – 3 %.

В 1887 году случился огромный, небывалый урожай в России и плохой в Европе. Вывоз хлеба достиг пределов, до тех пор неслыханных. Последствием огромного вывоза стало усиление доверия к России и повышение ее кредита на иностранных рынках. Это позволило преемнику министра финансов Н. Х. Бунге, И. А. Вышнеградскому, в корне изменить всю финансовую систему.

Главной своей задачей И. А. Вышнеградский видел восстановление обращения металлических денег. При нем Комитет финансов признал желательным стремиться к упрочению ценности рубля посредством размена его на золото по курсу 1 рубль 50 копеек кредитками за 1 рубль металлический. Одновременно Вышнеградский продолжил накопление золотых запасов, необходимых для покрытия размена. Золото приобретали не займами, а покупкой, чтобы обеспечить привлечение и удержание золота в стране. Вышнеградский держался крайней бережливости в ассигновании государственных средств и добился совершенного устранения сверхсметных кредитов.

1889.– Закрытие мировых судов за исключением крупных городов, ограничение компетенции суда присяжных.

1890. – Новое «Положение о земских учреждениях», усилившее правительственный надзор над местным самоуправлением. Для дворян-землевладельцев был понижен имущественный ценз, для горожан – повышен. Земство, таким образом, стало сословным: прежний закон не различал среди землевладельцев дворян и не дворян. Крестьянских гласных стал назначать губернатор из числа кандидатов, заявленных на волостных сходах. Но, несмотря ни на что, земское дело продолжало развиваться.

Александр III мудро избегал войн. Не менее осторожно он действовал и во внутренней политике. Когда он сам сравнивал царствование отца и деда, сравнение было не в пользу отца: Александр II слишком много «нареформировал». Постепенный возврат к старому, укрепление сословного строя и самодержавия – вот что составляло суть внутренней политики императора, и ему удалось быстро стабилизировать обстановку после убийства Александра II. Однако в стране так и сохранилось немало острейших проблем, которые выявились уже в следующее царствование.

В царствование Александра III возродился и отстроился русский военный флот. Было спущено на воду 114 новых кораблей, в том числе 17 броненосцев и 10 бронированных крейсеров. Водоизмещение русского флота достигало 300 тыс. тонн; по этому показателю Россия занимала третье место в мире после Англии и Франции.

В 1887 году неожиданно было выяснено, что еще в 1879-м Австро-Венгрия и Германия втайне заключили союз, направленный против России и Франции, а в 1882-м к нему присоединилась Италия. Между тем русскую общественность давно беспокоило, что Германия, неуклонно наращивая военную мощь, начинала претендовать на роль ведущей европейской державы. В печати высказывалась мысль, что только союз с Францией может гарантировать безопасность России. Однако российский МИД продолжал попытки сближения с Германией: прогерманские настроения были сильны в придворных кругах; многие великие князья были женаты на немецких принцессах.

И только в 1887 году, когда русский дипломат Павел Шувалов вел переговоры с германским канцлером Отто Бисмарком о заключении союза, канцлер зачитал изумленному Шувалову важнейшие статьи секретного австро-германского соглашения. Так русская дипломатия убедилась в существовании Тройственного союза, о котором прежде ходили неопределенные слухи. Срывая с факта существования союза покров дипломатической тайны, канцлер рассчитывал, что этот союз, перестав быть секретным, еще более усилит политический вес Германии и даст ей возможность диктовать свою волю соседям, которые, полагал Бисмарк, между собой никогда не смогут объединиться. Действительно, трудно было представить, что самодержавно-монархическая Россия пойдет на союз с республиканской Францией. Что же касается Англии, то она пребывала в «блестящей изоляции», считая себя достаточно сильной, чтобы не присоединяться ни к каким военным блокам. К тому же отношения между Россией и Англией еще со времен Крымской войны были весьма натянутыми.

Однако произошло, казалось бы, невозможное: началось франко-русское сближение. Пока российское Министерство иностранных дел продолжало искать взаимопонимания с Германией, в диалог с Францией вступили военные, а затем, не добившись успеха, вынуждены были изменить позицию и русские дипломаты.

В 1891 году состоялся визит в Кронштадт французских военных кораблей. Встречая гостей, Александр III с непокрытой головой выслушал французский гимн – «Марсельезу». Руководители обеих держав, проявив государственную мудрость, решили пренебречь идеологическими расхождениями. Это сближение завершилось в 1892 году заключением тайного союза, дополненного военной конвенцией. Так впервые в мировой истории началось экономическое и военно-политическое противостояние устойчивых группировок великих держав.

Тем временем в финансовой области стараниями Вышнеградского было наконец установлено равновесие между доходами и расходами, и впервые наступило превышение первых над последними. Другая цель – установление выгодного торгового баланса – достигалась двумя далеко не безопасными путями. Во-первых, всевозможным поощрением к усилению хлебного вывоза, для чего правительство воспользовалось правом установления железнодорожных тарифов и чему косвенно способствовало усиленное взыскание недоимок и податей, вынуждавшее крестьян к спешной продаже хлебных запасов; во-вторых, установкой препятствий к увеличению ввоза товаров.

Вообще в таможенной политике идеалом Вышнеградского был минимальный ввоз при возможно крупных размерах таможенного дохода, ради чего ежегодно повышались те или иные тарифные ставки. Наконец, желаемая цель – правда, благодаря ряду урожайных годов – была удачно достигнута. Торговый баланс в пользу России, равнявшийся в 1882–1886 годы в среднем 65,9 млн рублей ежегодно, достиг в 1891 году 327,4 млн рублей. Достижение такого высокого перевеса вывоза над ввозом дало возможность не только вполне покрывать заграничные платежи по металлическим займам, но и приобретать золото для увеличения металлического фонда.

1891–1892.– Неурожай и массовый голод в двадцати губерниях. Строительство Сибирской железной дороги, соединившей Челябинск с Владивостоком.

1892, июнь. – Новое Городовое положение, уменьшение числа избирателей на 2/3.

Блестящая финансовая деятельность Вышнеградского не соответствовала, однако, экономическому состоянию населения, к тому же первый же неурожай привел всю систему к сильнейшей нестабильности. Быстрое усиление податного бремени и энергичные меры по взысканию не только текущих платежей, но и недоимок по уже отмененным сборам быстро разоряли крестьянское население. Тот же удачный для финансов 1891 год показал глубокое оскудение крестьянства и потребовал экстренных мер со стороны финансового управления в виде затраты 161 млн рублей на продовольствие голодающим.

Превратив за предшествовавшие годы свободные ресурсы казначейства и государственного банка в запасы золота, не имевшего обращения на внутреннем рынке, правительство оказалось вынужденным выпустить кредитных билетов на 150 млн рублей. Пришлось также запретить вывоз хлеба, а вызванное этой мерой опасение за выгодность торгового баланса и целость с таким трудом накопленного золота заставило прибегнуть к внешнему золотому займу, окончившемуся неудачей. Расход на продовольствие населению поглотил почти все свободные средства казначейства, а расстройство хозяйственного положения разоренных неурожаем местностей увеличило до громадных размеров недоимки и отразилось значительным недобором по всем главнейшим статьям государственных доходов.

Устранить все эти финансовые затруднения и довести до конца разрешение основных задач финансового управления России пришлось преемнику И. А. Вышнеградского, С. Ю. Витте. Новый министр в общем направлении финансовой политики во многом вернулся к идеям Н. Х. Бунге. Он выставил принципом, что «финансовая политика… должна поставить своей задачей разумное содействие экономическим успехам и развитию производственных сил страны».

Однако потребовалось новое увеличение податного бремени! В конце 1892 года одно за другим были проведены повышения налога: с пива на 50 %, спичечного налога вдвое, нефтяного акциза и патентного табачного сбора на 50 %; установили также дополнительный табачный акциз, выросли питейные акцизы со спирта и фруктовых водок и другие. В 1893 году был установлен государственный квартирный налог, явившийся первой попыткой обложить, хотя бы по внешнему признаку, общую совокупность доходов плательщиков.

Занимался Витте и железными дорогами. Ведь свою карьеру он начинал в качестве специалиста по эксплуатации железных дорог. И вот он санкционировал включение в правление частных железных дорог, а впрочем, также банков, страховых обществ, крупных экспортных торговых товариществ, своего рода «свадебных генералов» – сановников, получавших на этих дутых должностях большие деньги.

20 октября 1894 года в Крыму от острого воспаления почек внезапно скончался 49-летний Александр III.

Мы говорили уже о расколе российского общества на две неравные части: народ и элиту, которая состояла не из всего дворянства, а только из самого высшего его слоя и, будучи весьма немногочисленной, держала всю высшую власть. Эти две части разделялись культурой, образом жизни и, конечно, ее уровнем.

Но изменения, конечно, происходили, в том числе и в деревне. Например, распространялось керосиновое освещение, хотя керосин был дорог. Избы освещались маленькими лампами, а в глухих местах продолжали жечь лучину. Уровень жизни крестьян в Новороссии, Самарской, Уфимской, Оренбургской губерниях, в Предкавказье и Сибири был значительно выше, чем в центральных губерниях, но в целом жизненный уровень народа в России был низок. Об этом говорит средняя продолжительность жизни: в 1870-1890-х годах она в России составляла для мужчин 31 год, для женщин 33 года, а в Англии, соответственно, 42 и 55 лет.

Происходили значительные изменения в городском быту, развивалось коммунальное хозяйство. В городах мостились улицы (обычно булыжником), улучшалось их освещение – появились керосиновые, газовые, затем электрические фонари. В 1860-е годы был построен водопровод в Петербурге и семи губернских городах (Риге, Ярославле, Твери, Воронеже и др.; в Москве, Саратове, Вильне, Ставрополе он существовал и до 1861-го), до 1900 года он появился еще в сорока крупных городах.

В начале 1880-х в России появился телефон, и к концу XIX века почти все значительные города имели телефонные линии. В 1882 году была проведена первая междугородная телефонная линия Петербург-Гатчина, в конце 1880-х вступила в действие линия Москва-Петербург, одна из наиболее протяженных в мире.

Рост населения больших городов вызвал необходимость постройки железных дорог и развития городского транспорта. Первая конка была организована в начале 1860-х в Петербурге, в 1870-х она стала работать в Москве и Одессе, в 1880-х – в Риге, Харькове, Ревеле. С 1890-х конки начали сменяться трамвайным сообщением; первый трамвай в России пошел в Киеве в 1892 году, второй – в Казани, третий – в Нижнем Новгороде. Впрочем, окраины даже в столицах оставались неблагоустроенными.

Отходила в прошлое полусельская жизнь больших дворянских усадеб. Европеизировался быт купечества. Трудовое население больших городов, жившее прежде в маленьких домиках, все больше стало скучиваться в каменных громадах, доходных домах, снимая там каморки и койки у хозяев квартир. При заработной плате рабочего 12–20 рублей в месяц каморка – помещение с перегородками, не доходящими до потолка, – стоила 6 рублей, одиночная койка – 2 рубля, половинчатая – 1,5 рубля.

Элита жила несравнимо богаче.

Но помимо этого «материального» раскола, был еще и раскол в духовной области. Он начался со времен Петра I и в следующие полтора столетия только углублялся. В XIX веке монархия продолжала дело «европеизации России», не считаясь с традициями отечественной культуры, в том числе духовной. Выдающиеся достижения европейской науки, литературы, искусства были доступны лишь ограниченному числу русских людей; они мало влияли на повседневную жизнь простого народа. Человека другой культуры крестьяне воспринимали как «чужака».

Но все же дело высшего образования и науки не стояло на месте. Росла численность университетов и высших технических учебных заведений. Российская наука вышла на новый уровень, разделившись на фундаментальную и прикладную, и во второй половине XIX века добилась замечательных успехов. К концу века в империи выходило около пятисот специальных и научных изданий (к началу 1850-х их было около шестидесяти).

В эти годы работали А. М. Бутлеров (в области изучения химического состава и строения органических тел), Д. И. Менделеев (открытие периодической таблицы, работы в самых различных областях знания); русские математики П. Л. Чебышов, А. М. Ляпунов, А. А. Марков, С. В. Ковалевская. В области физики успешно работали А. Г. Столетов (изучение фотоэлектрических явлений), П. Н. Яблочков (изобретатель дуговой лампы, «свечи Яблочкова»), А. Н. Лодыгин (создание ламп накаливания), А. С. Попов (изобретение в 1895-м радиоприемника). Заметным явлением в науке стали труды астронома Ф. А. Бредихина.

Крупный вклад в биологию и физиологию внесли К. А. Тимирязев (проблемы фотосинтеза, агрономии), И. М. Сеченов (физиология и психология), И. И. Мечников (защитные свойства организма); к 1870-1880-м годам относится начало деятельности известного русского физиолога И. П. Павлова.

Значительный вклад в мировую науку внесли русские географы и этнографы. Энциклопедическими знаниями в области географии, геологии, ботаники, статистики обладал П. П. Семенов, прославившийся изучением труднодоступных районов Тянь-Шаня. Районы Центральной Азии были изучены Н. М. Пржевальским. Много лет отдал исследованию Новой Гвинеи Н. Н. Миклухо-Маклай.

КАНУН РЕВОЛЮЦИИ

«Оторванность от народа», «пропасть между народом и интеллигенцией», «потеря русского гражданства» и прочее заключается вот в чем: интересы русского народа – такие, какими он сам их понимает, заменены: с одной стороны, интересами народа – такими, какими их понимают творцы и последователи утопических учений, и, с другой стороны, интересами «России», понимаемыми, преимущественно, как интересы правившего сословия.

Иван Солоневич

Провал реформ С. Ю. Витте

Николай II (1868–1918) был старшим сыном Александра III. Он получил домашнее образование, причем первые восемь лет его обучения были посвящены предметам гимназического курса, а с 1885 по 1890 годы он проходил по особой программе курсы по экономике, юриспруденции и военным наукам в объемах, преподаваемых в университете и Академии Генштаба. В отличие от подавляющего большинства царей всей предшествующей эпохи, начиная от Петра I, этого юношу готовили в императоры России.

Из преподавателей наибольшее влияние на него оказал К. П. Победоносцев, прививший своему воспитаннику твердое убеждение в невозможности существования России вне самодержавия.

Для практического ознакомления с вопросами гражданского управления цесаревич с 6 мая 1889 года участвовал в работе Государственного совета и Комитета министров. Для усвоения строевой службы и ознакомления с войсковым бытом провел несколько лагерных сборов в различных гвардейских полках, и до восшествия на престол командовал в чине полковника 1-м батальоном лейб-гвардейского Преображенского полка. Для изучения конкретных условий жизни в различных областях России сопровождал отца, Александра III, во многих его поездках по России. В октябре 1890-го через Вену, Триест, Грецию и Египет предпринял путешествие на Дальний Восток – в Индию, Китай и Японию; по пути туда практически ознакомился с военно-морским делом, а обратный путь совершил через Сибирь.

В 1891–1892 году Николай председательствовал в Комитете по оказанию помощи населению губерний, пострадавших от неурожая. В 1892-м стал председателем комитета Сибирской железной дороги и остался в этой должности даже после восшествия на престол.

В 1894-м он женился на дочери великого герцога Гессен-Дармштадтского Алисе и в том же году, после смерти отца, вступил на престол. Короновался 18 мая 1896 года в Москве, а торжества по этому поводу были омрачены «ходынской давкой».

У него были четыре дочери и сын Алексей, наследник престола.

1895.– Возникновение в Петербурге организации «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», положившей начало соединения марксизма с рабочим движением. Изобретение А. С. Поповым радио. Пуск в Москве первого в России электрического трамвая. Введение винной монополии.

1896, 18 мая. – Коронация императора Николая II в Москве, трагедия на Ходынском поле. Заключение Оборонительного союза между Китаем и Россией против Японии и Договора о строительстве Китайско-Восточной железной дороги.

1897, январь. – Введение золотого стандарта. Первая всеобщая перепись населения. Июнь. – Закон о нормировании рабочего дня (11,5 часа) и запрещении работ в воскресенье.

Практически с самого своего начала царствование Николая II проходило в обстановке почти непрерывно нараставшего революционного движения, на борьбу с которым были направлены армия, полиция, суды. Причину этому можно найти в том, что России во имя собственного сохранения требовалось создание мощного военного потенциала. Правительство проводило политику, направленную на форсированную индустриализацию страны, то есть российский капитализм рос как естественным путем, так и усиленно насаждался «сверху».

Однако его развитие носило крайне неравномерный, очаговый характер как в отраслевом, так и в территориальном плане, а наряду с капиталистическими отношениями продолжал существовать и полукрепостнический уклад, представленный помещичьим отработочным хозяйством в деревне, старой горнозаводской промышленностью Урала. Мелкотоварный (крестьянское хозяйство, связанное с рынком), патриархальный (натуральный) уклад сохранялся, и даже не только на окраинах империи.

«Машинный» прогресс в Западной Европе заставил Россию активно насаждать индустриальные порядки, и это определило специфику модернизации России. Наше государство, выборочно заимствуя с Запада технико-организационные элементы, одновременно консервировало традиционные структуры, и это привело в дальнейшем к социальным потрясениям.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Николай II

Иначе говоря, власть вынужденно начала индустриализацию, но не смогла справиться с ее последствиями.

Все это было весьма болезненным для широких народных масс и способствовало обострению социальных антагонизмов.

Для революций в России быстро создались объективные предпосылки, что можно показать даже статистически. Например, был чрезвычайно велик разрыв между высшими слоями и основной массой населения – и он увеличивался. Взаимное отчуждение и противостояние двух «народов», бедного и богатого, как раз и окончилось их столкновением в период стремительного рывка страны вперед, в ходе модернизации России, когда рушилась старая сословная структура и возрастала социальная активность широких слоев населения.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

С.Ю. Витте

При Николае II столкнулись две концепции развития страны. Всем было ясно, что будущее за капитализмом; но как его внедрять – медленно и с оглядкой или быстро и решительно?

Видные царские сановники В. К. Плеве и К. П. Победоносцев считали, что капитализм в России нужно внедрять так, чтобы он вписался в систему традиционных духовных ценностей русского народа. В. К. Плеве утверждал: «Россия имеет свою отдельную историю и специальный строй».

С другой стороны, министр финансов (с 1892-го) С. Ю. Витте настаивал на необходимости и возможности быстрого превращения России в индустриальную страну, чтобы преодолеть экономическое отставание от стран Запада и завоевать прочные позиции на рынках Ближнего, Среднего и Дальнего Востока. Однако быстрое внедрение капитализма по западному образцу требовало не менее быстрого слома духовных традиций народа.

Традиции русской жизни формировались в течение веков, и они отторгали стяжательство, индивидуализм, «голый» практический расчет – и вы вскоре увидите, что для этого были вполне конкретные экономические основания. На Западе протестантская этика, наоборот, провозглашала критериями истинности личный успех и богатство, православным же россиянам такой подход был чужд; если коротко, суть противостояния русской традиции и западной этики – в соотношении общинного и индивидуального в сознании народа.

Развитие капитализма пошло по планам С. Ю. Витте, и его реформы разрушили устойчивость всей системы. А ведь мы знаем уже (на примере быстрых и непоследовательных реформ Александра II), что если начать выкатывать социальную систему из стабильного состояния в нестабильное, то система начнет сопротивляться.

Что и произошло.

Так посмотрим же на суть реформ и на их результаты.

Для решения основной задачи – быстрого превращения России в индустриальную страну – С. Ю. Витте предложил применить сразу все тактические средства и методы, известные тогдашней экономической науке: жесткую регламентацию сверху и одновременно полную свободу частной инициативы; протекционизм (таможенное ограждение русской промышленности от иностранной конкуренции) и привлечение иностранных капиталов; поощрение русского экспорта и накопление внутренних ресурсов с помощью казенной винной монополии и усиления косвенного налогообложения.

Результатом стала первая русская революция 1905–1907 годов.

Наиболее удачным делом С. Ю. Витте можно считать постройку Транссибирской магистрали.

Мысль о соединении Европейской России и Сибири удобным транспортным путем высказывалась задолго до него. Большинство проектов предусматривало строительство не сплошного пути, а отдельных дорог, которые связали бы между собой различные местности Сибири. Предлагалось построить шоссе, конно-рельсовый путь, узкоколейную железную дорогу и т. п. Выдвигались также альтернативные варианты: например, канал между Обью и Енисеем и расчистка русла Ангары от порогов могли бы обеспечить сплошной водный путь по Сибири. В этом случае надо было проложить всего 18 верст железной дороги на перевале через Яблоновый хребет.

И. А. Вышнеградский, предшественник С. Ю. Витте на посту министра финансов, стоял на том, что строительство железнодорожного пути протяженностью в несколько тысяч верст будет разорительным для казны. Когда было принято решение о Транссибирской магистрали, он не советовал объявлять об этом публично, чтобы не вызвать падения курса государственных бумаг.

Но Витте считал иначе. В записке, составленной в 1892 году, он признавал, что в ближайшие десятилетия вряд ли удастся вернуть средства, затраченные на строительство. Однако сплошная через всю Сибирь железная дорога – предприятие государственное в широком смысле слова, и с этой точки зрения сооружение Сибирской магистрали не только имеет полное оправдание, но должно быть признано задачей первостепенного значения.

Если даже не учитывать отдаленные местности, отмечал Витте, а считать, что экономическое оживление коснется только стоверстной полосы по обе стороны дороги, то и в этом случае в хозяйственный оборот будут вовлечены территории, равные по площади Австро-Венгрии, Бельгии, Германии, Голландии и Дании, вместе взятых. Появление дороги вызовет спрос на продукцию металлургических и металлообрабатывающих заводов; по рельсам можно доставлять тяжелые механизмы на золотые прииски, быстро и дешево вывозить местные товары. По замыслу Витте, железнодорожная магистраль должна была превратиться в становой хребет сибирской промышленности.

Одновременно с укладкой рельсов Витте проектировал заложить десятки промышленных предприятий вблизи узловых станций.

Но главная мысль, которую он неустанно подчеркивал: Транссибирская магистраль откроет Европе ворота на азиатский Восток и Россия, стоя на страже у этих ворот, воспользуется всеми преимуществами посредника. Именно по этой причине Витте называл строительство дороги событием, каким начинаются новые эпохи в истории народов, и которое вызывает нередко коренной переворот установившихся экономических отношений между государствами.

Надо заметить, что относительно этого последнего тезиса его справедливо критиковали те, кто считал, что дорога должна служить освоению территории России, а не допуску чужих товаров в страну. К сожалению, не понимая особенностей России, министр финансов и все остальные реформы проводил в пользу западного производителя.

По неполным подсчетам, возведение дороги обошлось России почти в миллиард рублей. Смета была чудовищно превышена. Конечно, часть перерасхода можно отнести на недобросовестность подрядчиков и махинации вокруг заказов. Однако даже самые непримиримые критики не могли поставить эти злоупотребления в один ряд с Панамским скандалом, который разразился как раз в это самое время. Вопреки стойкой репутации российских чиновников как сплошных взяточников Комитету Сибирской дороги удалось свести хищения до минимума: потери от различного рода злоупотреблений составили чуть более 4 млн рублей. Основная же причина гигантского перерасхода сметы была вызвана тем, что предварительное обследование трассы было проведено небрежно и строители дороги сразу столкнулись с непредвиденными трудностями. Впрочем, в случае более тщательных изысканий правительство, наверное, вообще не решилось бы начать строительство.

Но если Транссибирская магистраль – несомненное достижение Витте, хотя кое в чем проявившееся вопреки его идеям, – то введение в России золотого денежного обращения стало наиболее спорным его деянием.

По Указу от 29 августа 1897 года в России была установлена денежная система в золоте, по которой:

«Государственные кредитные билеты выпускаются Государственным банком в размере, строго ограниченном настоятельными потребностями денежного обращения, под обеспечение золотом; сумма золота, обеспечивающего билеты, должна быть не менее половины общей суммы выпущенных в обращение кредитных билетов, когда последняя не превышает 600 миллионов рублей. Кредитные билеты, находящиеся в обращении свыше 600 миллионов рублей, должны быть обеспечены золотом по крайней мере рубль за рубль, так чтобы каждым 15 рублям в кредитных билетах соответствовало обеспечение золотом на сумму не менее одного империала».

Первый «прокол» произошел, когда при переходе на золото Россия перевела на новый золотой рубль и все свои прежние долговые обязательства, заключенные в серебряных рублях. Один только наш государственный долг по внутренним займам, перешедший большей частью в руки заграничных банкиров, составлял в 1897 году 3 млрд рублей – в весе слитков серебра это 70 312 тонн. Переводя же этот трехмиллиардный долг на новый золотой рубль без оговорки, его вес в серебре увеличили на 25 304 тонны.

Казалось бы, правительство имело полное нравственное право при переходе на новую валюту учесть изменение стоимости рубля в серебре. Владельцам обязательств – банкирам, это было бы не выгодно, но было бы выгодно стране! Но этого не сделали, и с введением золотой валюты Россия увеличила всю свою прежнюю задолженность без малого на 50 %. На те же 50 % произошло и увеличение ежегодного платежа процентов по этой задолженности.

Но это еще не все! Россия немедленно – и не в первый раз – столкнулась с недостатком драгоценного металла. У нас ежегодно добывалось золота на сумму от 40 до 46 миллионов рублей. Это очень мало при более чем миллиардном бюджете страны. Был и другой источник его пополнения – внешняя торговля. За пятилетие 1897–1901 годов Россия имела положительный торговый платежный баланс, за исключением лишь 1899 года. Но за счет уплаты процентов по заграничным займам, уплаты процентов на иностранные капиталы, вложенные в промышленные предприятия, и с учетом сумм, расходуемых гражданами, а также военным и морским ведомствами за границей, общий баланс за пятилетие составил миллиард с четвертью рублей не в пользу России.

Сторонники реформы говорят, что переход на золотой рубль привлек в Россию иностранные капиталы. Это правда, но лишь наполовину. Иностранных капиталов, вложенных в российские предприятия, к 1 января 1902 года было чуть больше, чем на миллиард рублей. Но и доходы с этих капиталов вывозили из страны тоже в золоте, и такой ввоз, скорее, уменьшал золото в стране, а не увеличивал.

По данным А. Д. Нечволодова, за двадцать лет Россия уплатила процентов и срочного погашения на иностранные капиталы, вложенные в государственные и частнопромышленные бумаги, на сумму почти в 4,4 млрд рублей. Если к этому добавить расходы русских за границей, составившие за те же 20 лет 1,37 млрд рублей, то окажется, что Россия за период с 1882 до 1901 год перевела на Запад без малого 6 миллиардов рублей, и не абы в чем, а в золоте!

Как же это было возможно? А только через полное разорение значительной части сельского населения страны.

1898, 1–2 марта. – Съезд Российской социал-демократической рабочей партии (далее – РСДРП).

1898, март. – Русско-китайский Договор об аренде Ляодунского полуострова и города Люйшунь (Порт-Артур). Положение о государственном промысловом налоге, открывшее возможность для занятия предпринимательской деятельностью любому человеку и лишившее прежней значимости принадлежность к купеческой гильдии.

1899, февраль. – Всероссийская студенческая забастовка. Начало международного экономического кризиса.

1900, ноябрь. – Образование консервативно-монархической организации «Русское собрание».

Ограниченность количества денежных знаков в стране всегда влияет на ее экономическое развитие. Так, на 1 января 1899 года денежных знаков в России было всего по 10 рублей на каждого жителя. В том же году в остальных государствах денежных знаков на каждого жителя приходилось (в пересчете на франки):


в России (10 руб.) – 25 франков

в Австрии – 50 франков

в Италии – 51 франк

в Германии – 112 франков

в США – 115 франков

в Англии – 136 франков

во Франции – 218 франков


В провинциях при казначействах и отделениях Государственного банка с 1884 года, при учреждениях почтово-телеграфного ведомства, фабриках и заводах с 1889-го, а при станциях железных дорог с 1900 года были созданы государственные сберегательные кассы. Сохранившиеся документы этих учреждений позволяют сделать вывод, что сбережения нашего населения были минимальными по сравнению с другими странами. В России в 1908 году на одного жителя приходилось 9 руб. 84 коп. вкладов, а во Франции (в пересчете) 45 руб., в Австрии 67 руб., в Германии 87 руб., в Дании 158 руб.

Провинциям открытие правительственных сберкасс не только не принесло пользы, но напротив, усилило их безденежье и ухудшило условия кредита; из провинциальных касс народные сбережения пересылались в центральное казначейство и здесь тратились финансовым ведомством не на местные, а на общегосударственные потребности, а именно на покрытие золотой задолженности.

В конечном итоге разрекламированное как большой успех привлечение иностранного капитала свелось к тому, что произошел временный прилив золота в нашу страну, а затем в течение длинного ряда лет было высосано из России в виде дивидендов на затраченный капитал значительно больше золота.

Но что дало это «изобилие» инвестиций нашей экономике?

С начала 1880-х и до начала 1890-х годов, за несколько лет до денежных реформ Витте, создание новых капиталов шло медленно, но довольно равномерно. В среднем ежегодно возникало новых промышленных паевых и акционерных предприятий на сумму 37,5 млн рублей. С 1893 года капиталисты усилили помещение денег в предприятия. В следующие шесть лет из-за введения золотого рубля ежегодный прирост капиталов сразу поднялся до 322 млн, прежде всего за счет роста иностранных инвестиций; суммарно же за 1893–1903 годы из полутора миллиардов рублей, вложенных в промышленность, до девятисот миллионов принадлежало иностранцам.

Привлечь инвестиции удалось, но быстрый рост промышленности совсем не вызвал роста благосостояния населения, и в результате увеличение производства не было покрыто ростом спроса и потребления, а кое-как держалось на казенных заказах и субсидиях (преимущественно по железнодорожному строительству).

Безнаказанно такое мнимое процветание капитализма пройти не могло: быстро обнаружились признаки промышленного кризиса, который и разразился в 1899 году. Ценности, котировавшиеся на бирже на миллиард, сразу упали до 611 млн, – капиталисты потеряли 40 % своего капитала. Правительство пыталось поддержать биржу и промышленные предприятия, затратив на эту поддержку до 170 млн рублей, что только затянуло кризис на четыре года и помешало сразу переоценить предприятия по их действительной, а не дутой доходности.

После этого краха новых предприятий возникало ежегодно всего на 40 млн, то есть почти на столько же, что и до феерического расцвета промышленности в 1890-х годах. Но эти крахи надежд, разумеется, подстегнули общественную активность народа.

1902, январь. – Образование партии социалистов-революционеров (эсеров).

1902, 2 апрель. – Убийство министра внутренних дел С. Д. Сипягина. Назначение новым министром внутренних дел В. К. фон Плеве.

1902, июнь. – Начало издания за границей журнала либеральной оппозиции «Освобождение».

1902, сентябрь. – Создание охранных пунктов, переименованных позднее в охранные отделения.

1904, январь. – Учредительный съезд нелегальной организации либеральной оппозиции «Союз освобождения». 27 января. – Начало Русско-японской войны. 15 июля. – Убийство министра внутренних дел В. К. фон Плеве; новым министром назначен князь П. Д. Святополк-Мирский. Начало «либеральной весны»; отмена телесных наказаний для крестьян, солдат, матросов и других категорий населения. Осень. – Конференция революционных и оппозиционных партий в Париже, решение об объединении сил в борьбе против самодержавия.

В 1904 году потребовались деньги на войну с Японией, и наши военные неудачи и внутренние неурядицы совершенно расшатали кредит. В бюджете немедленно появился дефицит. Пришлось устранять недостачи в расчетном балансе ежегодными невыгодными внешними займами, которые, в основном, так и оставались в карманах заграничных поставщиков и комиссионеров.

Наконец, стало ясным, что единственный путь для укрепления финансов – в усилении производительных сил населения, без которых нельзя повысить и его покупную и платежную силу. Но было поздно: население качнулось к революции – свержению власти.

Не оправдалась также политика С. Ю. Витте по завоеванию новых рынков и расширению старых.

Главным предметом экспорта России были продукты сельского хозяйства, прежде всего хлеб, и естественные богатства в сыром или полуобработанном виде: лес, нефть, металлы и прочее. Мануфактурный же товар Россия вывозила всего на сумму в 20 млн рублей в год из-за жесткой конкуренции с мануфактурной промышленностью Англии, Германии, Франции и Соединенных Штатов.

С введением золотого рубля русская торговля увеличила обороты, но подавляющая часть вывоза все равно состояла из сырья, а хлеб составлял более половины всей суммы. Русская железнодорожная сеть быстро достигла значительных размеров, но, во-первых, из каждого рубля, затраченного на железные дороги, частные предприниматели внесли только 8 коп., а остальные 92 коп. доплатило правительство; а во-вторых, главный доход железным дорогам давали опять-таки хлебные грузы и сельские рабочие.

Короче, обращение капиталов в стране значительно усилилось, но бóльшая часть этих капиталов употреблялась для того, чтобы обернуться с русским урожаем: каждую осень деньги уходили из банков в провинцию и потребность в денежных знаках усиливалась настолько, что правительству приходилось каждый год делать чрезвычайную эмиссию бумажных денег. А эти деньги, обернувшись на хлебном рынке, снова обрушивались в правительственные и частные кассы.

Попытки найти новый рынок в Китае и решить через это все проблемы привели к миллиардным затратам; покрыть их оказалось возможным только взятием в долг под золото. Причем постройка города Дальнего, вместе с сооружением Восточно-Китайской железной дороги, привела к полной гибели и без того незначительной российской торговли, существовавшей по границе с северо-восточным Китаем, так как само русское правительство своими действиями открыло удобный доступ в него с моря иностранным товарам.

17 мая 1906 года вступил в силу в высшей степени неблагоприятный договор с Германией, по которому главные предметы российского вывоза были обложены большими дополнительными пошлинами: на пуд ржи лишних 10 копеек, на пуд пшеницы 13 копеек и на пуд овса лишних 18 копеек. Это еще больше затруднило конкуренцию России с Новым Светом; а дальше так и шло – каждая победа на внешнем рынке давалась через все большее и большее разорение у себя дома.

В целом можно сказать, что иностранные капиталы и в самом деле выполняли миссию, ожидавшуюся Витте: модернизировали российскую промышленность. Но факт их господства вызывал неоднозначные оценки. Во-первых, он показал неспособность российских промышленников эффективно использовать достижения российских же естествоиспытателей и изобретателей. Например, электротехника и химия были едва ли не витриной мировых достижений русской научно-технической мысли: достаточно вспомнить синтез анилина Н. Н. Зининым или «русский свет» на Всемирной выставке в Париже в 1878 году. Имена электротехников Лодыгина, Яблочкова, Лачинова, Шпаковского, Чиколева и других или химиков Бутлерова, Коновалова, Кучерова, Каблукова – даже не говоря о Менделееве – были на слуху. Но электрическая и химическая промышленность России своим существованием были почти целиком обязаны германскому капиталу.

Во-вторых, хотя в большинстве случаев экспорт капиталов в Россию не преследовал цели развить добывающие отрасли для снабжения сырьем хозяйства стран-инвесторов, прецеденты добычи грузинской марганцевой руды и алтайской платины исключительно на вывоз в Германию были достаточно тревожны: Россию превращали в сырьевой придаток.

С началом Первой мировой войны стала очевиднойэкономическая зависимость от главного противника – Германии, на долю которой приходилось более половины всего импорта и почти половина всего экспорта России в 1913 году. А в машиностроении Россия зависела не только от Германии, но и – в производстве простого оборудования для текстильной промышленности – от Англии (сложные машины по-прежнему ввозились из Англии). Особенно неблагоприятная ситуация сложилась в России в сельскохозяйственном машиностроении: первые предприятия этой отрасли (завод в подмосковных Люберцах) стали возникать на американские капиталы лишь накануне войны.

Итак, открывшись мировому рынку и сделав свою валюту удобной для вывоза, Россия проиграла.

В августе 1903 года Витте был назначен председателем Комитета министров, а с октября 1905-го по апрель 1906-го возглавил Совет министров.

Он был инициатором посылки карательных экспедиций в Сибирь, Прибалтику, Польшу; им были направлены войска из Петербурга для подавления Московского вооруженного восстания. А ведь все события, потребовавшие силового подавления со стороны государства, были вызваны реформами самого Витте!

Наконец, он подал в отставку, которая была принята 16 апреля 1906 года. Его отставка не привела к пересмотру основ политики самодержавия в области промышленности. Русско-японская война и революция 1905–1907 годов расстроили государственные финансы, и, конечно, правительство вынуждено было корректировать тот курс, который осуществлял в свое время С. Ю. Витте, – никакие попытки выправить положение, в том числе и реформы П. А. Столыпина, уже не дали ничего хорошего.

Русско-японская война

Рывок в наших «русских горках», начавшийся при Петре I в начале XVIII века, уже в конце того же века закончился стагнацией. Павел I попытался исправить положение, и все же, несмотря на явное наличие «малого» рывка в связи с нашествием войск Наполеона, в первой четверти XIX века стагнация перешла в стадию кризиса. Этот кризис тянулся затем без малого сто лет; для него был характерен рост доли государственной задолженности и трат на аппарат управления. Доля в государственном бюджете военных расходов, несмотря на огромное их увеличение в абсолютных цифрах, постепенно уменьшалась.

Правда, от Петра и до 1917 года не было почти ни одной войны, расход на которую можно было бы покрыть из одних лишь текущих государственных доходов. Всегда приходилось изыскивать для покрытия чрезвычайных военных издержек какие-нибудь чрезвычайные средства. Европейские правительства с давних пор прибегали в таких случаях к займам. Во время Петра I Англия вошла в такие долги, что одни проценты по ним равнялись всему расходу на войско и флот; долг Австрии в середине XVIII века был больше ее годового дохода в 3 раза; долг Франции превышал ее годовые доходы аж в 18 раз. Россия при всем желании не могла занимать, так как никто ей в долг не верил. Даже после Петра, при Елизавете, попытка сделать заем у иностранцев кончилась совершенной неудачей. Оставалось прибегнуть к принудительному внутреннему кредиту в известной уже нам форме – порчи денег или замены их кредитными знаками.

Поэтому-то, как только при Екатерине II достигли получения иностранного кредита, русское правительство тотчас же перешло к системе займов. Займами покрыты были издержки на войны императоров Николая I и Александра II; посредством займов правительство не раз старалось выкупить и кредитные бумажки, с помощью которых покрывались издержки прежних войн, – так внутренний беспроцентный долг правительства перед страной превращался во внешний процентный долг с постепенным погашением.

К сожалению, в момент получения денег, занятых на погашение внутреннего долга, всегда оказывалась налицо какая-нибудь очередная, еще более настоятельная, нежели расплата со своим населением, государственная нужда. Деньги, полученные для выкупа бумажек и погашения старых долгов, употреблялись на иные потребности, или выкупленные уже бумажки не уничтожались, как было предположено, а снова пускались в оборот. Одним словом, прямая цель государственных займов большей частью оказывалась не достигнутой.

Но для нас тут важно, что, прямо или косвенно, русский государственный долг был сделан или употреблен почти исключительно на покрытие военных расходов и на уплату занятых ради этих расходов денег. Исключение составляют только займы на выкуп крестьянских повинностей при освобождении от крепостного права (незначительные) и займы на постройку железных дорог. Однако последние, во-первых, тоже можно провести по военному ведомству, поскольку железнодорожный транспорт армия использовала вовсю, а во-вторых, еще в 1886 году железнодорожные займы составляли лишь 28 % всего государственного долга. Правда, к концу XIX века займы на железнодорожные надобности выросли и составляли в 1902-м 47 % госдолга.

В связи с японской войной правительство задолжало по займам 1904–1907 годов, 2,6 млрд исключительно на военные нужды, и в 1909 году государственный долг уже составил 9 млрд с лишком, почти вчетверо превышая ежегодный доход государства. Затраты на обслуживание долгов того года составляли 16 % госбюджета страны, но есть и такие данные, что – 23 %.

И все оттого, что потребность в военной силе была с самого начала и осталась до нашего времени главнейшей потребностью государства.

Но ведь даже армия не поддерживалась в достойном состоянии! Мы говорили уже, что, живя, «как все», Россия отстает от «всех». Она и отставала, да так, что отстала и от Японии.

В конце XIX – начале XX века противоречия между ведущими державами, завершившими к этому времени, в основном, территориальный раздел мира, обострились. Все более ощутимым становилось присутствие на международной арене «новых», бурно развивающихся стран – Германии, Японии, США, целеустремленно добивавшихся передела колоний и сфер влияния. Россия в этом разделе не участвовала: единственную территорию, которую можно было бы с некоторой натяжкой назвать ее колонией – Аляску, она уступила Америке.

А в мировом соперничестве великих держав на первый план постепенно выдвигался англо-германский антагонизм. В этой сложной, насыщенной международными кризисами обстановке и действовала на рубеже веков российская дипломатия.

Задолго до этого, в 1633, 1636 и 1639 годах в Японии последовало три указа о «закрытии страны» (под страхом смерти запрещены въезд иностранцев, выезд японцев за границу и строительство больших судов). С 1641 года ограниченная торговля с Китаем и Голландией была разрешена лишь в порту Нагасаки. Только под военным давлением США и европейских государств Япония отказалось от этой политики. Послав эскадру М. Перри, США добились в 1854-м открытия портов Симода и Хакодате для иностранных кораблей, и затем договоры, заключенные США и европейскими державами с Японией в 1854–1858 годах, включали ее в мировой рынок. В 1855-м был заключен первый русско-японский договор, положивший начало официальным межгосударственным отношениям между Японией и Россией.

Национальная торгово-промышленная буржуазия Японии требовала перемен. Старая феодальная система была в глубоком кризисе. Народ и элиту раздирали противоречия. Все это – да и просто необходимость укрепления экономической мощи в противостоянии колониальной политике США и европейских держав – толкнуло Японию к проведению политических и социальных преобразований.

В 1881 году император издал указ с обещанием созвать парламент в 1890-м. В 1889 году была опубликована Конституция, составленная по прусскому образцу и наделявшая императора исключительно широкими правами. Вскоре, в июне 1894-го, под предлогом подавления вспыхнувшего в Корее крестьянского восстания Япония направила свои войска в Корею и развязала японо-китайскую войну. Фактически при поддержке Великобритании и США Япония в результате войны приобрела первые свои колонии: Тайвань, Ляодунский полуостров и острова Пэнхуледао, получила большую контрибуцию, значительно расширила свое влияние в Китае и Корее.

Францию и Германию усиление Японии, союзницы англичан и американцев, не радовало. И они мягко направляли Россию на противодействие ей. Россия вынудила Японию отказаться от Ляодунского полуострова как части китайской территории. В 1896 году заключила с Китаем договор об оборонительном союзе против Японии. Китай предоставил России концессию на сооружение железной дороги от Читы до Владивостока через Маньчжурию, что соответствовало линии С. Ю. Витте на захват внешних рынков для развивающейся отечественной промышленности. На самом деле эта политика вела к конфликту с Японией; надо было строить дорогу севернее, для развития собственных территорий.

Русская дипломатия вынудила Японию (1896) согласиться с установлением совместного русско-японского протектората над Кореей при фактическом преобладании России, хотя до этого Япония владычествовала там, как хотела. Эти победы наших дипломатов, естественно, раздражали власти Японии, Англии и США. Они-то хотели сами «скушать» этот рынок…

Подталкиваемая Германией и следуя ее примеру, Россия захватила Порт-Артур и в 1898 году получила его от Китая в аренду вместе с некоторыми частями Ляодунского полуострова для устройства военно-морской базы. Однако захват Порт-Артура подорвал влияние русской дипломатии в Пекине и вообще ослабил позиции России на Дальнем Востоке, вынудив, в частности, царское правительство пойти на уступки Японии в корейском вопросе. Новое русско-японское соглашение от 1898 года фактически разрешало захват Кореи японским капиталом.

В 1899 году в Китае началось мощное народное восстание («боксерское восстание»), направленное против беззастенчиво хозяйничавших в государстве иностранцев; Россия совместно с другими державами приняла участие в подавлении этого движения и в ходе военных действий оккупировала Маньчжурию. Япония при поддержке Англии и США, желала вытеснить Россию из Маньчжурии.

Считается, что в правящих кругах России не было единства по дальневосточной проблеме. С. Ю. Витте с его программой экономической экспансии (которая все равно сталкивала Россию с Японией) противостояли политики, выступавшие за прямые военные захваты. Их взгляды разделял и Николай II, уволивший Витте с поста министра финансов. Кое-кто из правящих лиц рассматривал успех в войне с Японией как средство преодоления внутриполитического кризиса.

24 января 1904 года японцы объявили о разрыве дипломатических отношений, а вечером 26 января японский флот атаковал порт-артурскую эскадру. Так началась Русско-японская война.

Соотношение сил на театре военных действий складывалось не в пользу России. Трудно было сосредоточивать войска на отдаленной окраине империи; военное и военно-морское ведомства отличались неповоротливостью, грубыми просчетами в оценке возможностей противника. С самого начала войны русская Тихоокеанская эскадра понесла серьезные потери. Тяжелым ударом для России стала гибель командующего Тихоокеанской эскадрой, выдающегося флотоводца С. О. Макарова. Японцам удалось завоевать господство на море, высадить крупные силы на континенте и развернуть наступление на Порт-Артур и на русские войска в Маньчжурии.

Командующий армией генерал А. Н. Куропаткин действовал крайне нерешительно.

В феврале 1905 года произошло Мукденское сражение, в котором русская армия потерпела тяжелое поражение, и после этого война на суше начала затихать. 14–15 мая 1905 года японский флот уничтожил в Цусимском сражении русскую эскадру, переброшенную на Дальний Восток с Балтики. Эта трагедия решила исход войны. Россия не могла больше продолжать борьбу; крайне истощена войной была и Япония. В мае 1905 года она обратилась к США с просьбой о посредничестве, и 27 июля в Портсмуте (США) при посредничестве американцев начались мирные переговоры. Россия уступила Японии южную часть Сахалина, свои арендные права на Ляодунский полуостров и Южно-Маньчжурскую железную дорогу, соединявшую Порт-Артур с Китайско-Восточной железной дорогой. В итоге вместо развития собственной территории получила кровопролитную войну и потеряла часть дороги, «завернувшей» не туда. И это типичный пример неправильно поставленной задачи в управлении государством.

Во время войны с Японией практически погиб весь наш флот. Финансы оказались в тяжелом состоянии. Все это, равно как и серьезнейшие внутриполитические проблемы, возникшие перед властью во время революции и после ее подавления, вынуждало дипломатию к проведению такого курса, который позволил бы стране избегать участия в международных конфликтах.

И как раз во время войны Германия, которая уже превзошла Англию по экономической мощи, а германские товары теснили английские на внешних рынках, навязала России крайне невыгодный Торговый договор 1904 года. Одновременно русско-австрийские интересы столкнулись на Балканах. Россия опять оказалась орудием в руках иностранцев, добивавшихся своих целей в ущерб нашим.

В 1907 году Россия и Япония подписали соглашение по политическим вопросам. Стороны договорились поддерживать «статус-кво»; Северная Маньчжурия и Внешняя Монголия признавались сферой влияния России, а Южная Маньчжурия и Корея – Японии.

В том же 1907 году были заключены русско-английские конвенции о Персии, Афганистане и Тибете. Персия делилась на три зоны: северную (русская сфера влияния), юго-восточную (английская сфера влияния) и центральную (нейтральную). Афганистан признавался сферой влияния Англии. По поводу Тибета стороны взяли на себя обязательство соблюдать его территориальную целостность и сноситься с тибетскими властями только через китайское правительство. В дальнейшем эти соглашения, смягчив русско-английское соперничество в Азии, оказались важными в процессе формирования антигерманской коалиции.

Раскрестьянивание

Надежды верхов укрепить свои позиции с помощью «маленькой победоносной войны» с Японией не оправдались. Неудачный ход боевых действий окончательно дискредитировал существующий строй; революция 1905–1907 годов стала его итогом.

Началом этой революции стали события 9 января 1905 года, так называемое Кровавое воскресенье – расстрел в Петербурге мирной рабочей демонстрации, инициатором которой было «Собрание русских фабрично-заводских рабочих города С. – Петербурга», действовавшее под руководством священника Г. Гапона. Весной и летом события только нарастали.

1905, март-май. – Возникновение профессиональных союзов. Указ о свободе вероисповедания. 22 апреля. – Первый легальный Земский съезд в Москве. Май. – Создание объединения профессиональных союзов – Союза союзов. Июнь. – Восстание на броненосце «Князь Потемкин Таврический». 31 июля – 1 августа. – Учредительный съезд Всероссийского крестьянского союза в Москве.

6 августа был издан манифест Николая II о созыве представительного органа – Государственной думы. Она получала совещательные права – власть императора оставалась неограниченной.

1905, 6 августа. – Издание Положения о Государственной думе и Закона о выборах в нее. 27 августа. – 5-й Университетский устав, восстановивший университетскую автономию. 7 октября. – Начало всеобщей политической стачки. 12–18 октября. – Учредительный съезд партии народной свободы (конституционно-демократической). 13 октября. – Возникновение Петербургского Совета рабочих депутатов (первый председатель – М. С. Зборовский, второй – Г. С. Носарь-Хрусталев, третий – Л. Д. Бронштейн-Троцкий, четвертый – А. Л. Гельфанд-Парвус). 17 октября. – Дарование России Конституции. 19 октября. – Преобразование Совета министров, назначение С. Ю. Витте премьер-министром.

17 октября 1905 года Николай II подписал после долгих колебаний манифест, составленный в духе программы С. Ю. Витте. Этот акт обещал даровать населению демократические свободы, предоставить Думе законодательные права, расширить круг лиц, имевших возможность участвовать в выборах депутатов. 19 октября 1905 года именным указом был реорганизован существующий еще с 1857-го, но крайне редко собиравшийся Совет министров. Он превратился в постоянно действующее высшее учреждение – правительство Российской империи. Руководство им было возложено на особое должностное лицо, председателя Совета министров как главу правительства.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Броненосец «Князь Потемкин Таврический»

В целях успокоения недовольных крестьян 3 ноября был опубликован манифест, которым с 1 января 1906 года выкупные платежи с бывших крепостных сокращались наполовину, а с 1 января 1907-го прекращались вообще. Этим должна была закончиться наконец реформа 1861 года. В самом деле, выросло два новых поколения, а со следами крепостничества до сих пор не покончено!

1905, 6 ноября. – Возникновение организации «Союз русского народа». 10 ноября. – Возникновение партии «Союз 17 октября» (октябристов). 11–16 ноября. – Вооруженное восстание в Севастополе.

1905, 2 декабря. – Публикация Финансового манифеста Петербургского Совета рабочих депутатов и Всероссийского крестьянского союза с призывом не платить налоги, изымать свои вклады из Государственного банка и требовать обмена кредитных билетов на золото. 3 декабря. – Арест Петербургского Совета рабочих депутатов. 7 декабря. – Начало новой всеобщей политической стачки, которая во многих городах стала перерастать в вооруженные столкновения. 11 декабря. – Новый Избирательный закон о выборах в Государственную думу. 9-19 декабря. – Баррикадные бои в Москве.

1906, 20 февраля. – Реформа Государственной думы и Госсовета, наделение их законодательными правами. 4 марта. – Утверждение Временных правил об обществах и союзах. Временные правила о собраниях. Апрель. – Отставка правительства С. Ю. Витте. Назначение премьер-министром И. Л. Горемыкина. Новая редакция Основных законов Российской империи, ставшая первой российской Конституцией. Открытие Первой Государственной думы и реформированного Государственного совета. Май. – Образование Организации объединенного дворянства во главе с графом А. А. Бобринским. Июль. – Отставка И. Л. Горемыкина с поста премьера, назначение на этот пост министра внутренних дел П. А. Столыпина.

В начале июля 1906 года царь распустил только что созданную Думу. Отчего же? А оттого, что большинство депутатов требовало признания земли общенародной собственностью и отмены частного землевладения помещиков. Такой вариант правительство не устраивал; как мы знаем из дальнейшего, оно решило, наоборот, распространить право землевладения на крестьян.

1906, 10 июля. – Выборгское воззвание 182 членов Государственной думы с призывом населения к пассивному сопротивлению (не платить налоги и не идти на военную службу) до тех пор, пока не будет созвана новая Государственная дума. По сути, они повторили призыв Петербургского Совета рабочих депутатов и Всероссийского крестьянского союза полугодовой давности. Поддержки народа они не получили, зато начались аресты и судебные репрессии по отношению к депутатам, протестовавшим против правительственного произвола. Июль. – Восстания в Свеаборге и Кронштадте.

Назначенный главой правительства П. А. Столыпин (1862–1911), который до этого был министром внутренних дел, предложил широкую программу преобразований (в августе 1906-го) и закон о введении военно-полевых судов против революционеров. Что он был за человек, Петр Столыпин? Его наивные представления о родной стране, презрение к существовавшему в ней много столетий хозяйству и буквально восторг перед Западной Европой ясно видны из той записки, которую он летом 1906 года направил Николаю II:

«У нас нет прочно сложившегося мелкого землевладения, которое является на Западе опорой общественности и имущественного консерватизма; крестьянство в большинстве не знает еще частной собственности на землю и, освоившись в условиях своего быта с переделом общинной земли, весьма восприимчиво к мысли о распространении этого начала и на частное землевладение. Нет у нас и тех консервативных общественных сил, которые имеют такое значение в Западной Европе и оказывают там свое могучее влияние на массы, которые, например, в католических частях Германии сковывают в одну тесную политическую партию самые разнообразные по политическим интересам разряды населения: и крестьян, и рабочих, и крупных землевладельцев, и представителей промышленности; у нас нет ни прочной и влиятельной на местах аристократии, как в Англии, ни многочисленной зажиточной буржуазии, столь упорно отстаивающей свои имущественные интересы во Франции и Германии.

При таких данных в России открывается широкий простор проявлению социальных стремлений, не встречающих того отпора, который дает им прочно сложившийся строй на Западе, и не без основания представители международного социализма рассматривают иногда Россию как страну, совмещающую наиболее благоприятные условия для проведения в умы и жизнь их учений».

Что же касается использования военно-полевых судов против участников возникавших то тут, то там вооруженных выступлений рабочих, солдат и матросов – вину за создание которых часто возлагают на Столыпина, – то указание об этом дал лично император еще до роспуска I Госдумы. Столыпин просто оформил это указание и провел его в жизнь.

1906, ноябрь. – Начало аграрной реформы П. А. Столыпина. Создание народно-социалистической партии. Закон об ограничении рабочего дня 10 часами.

20 февраля 1907 года начала свою работу II Государственная дума, но уже 3 июня того же года она была распущена, и издан новый избирательный закон, резко перераспределявший голоса избирателей в пользу помещиков и крупной буржуазии. Осенью собралась III Дума – понятно, кто попал в нее благодаря новому закону о выборах, и не менее понятно, почему большинство Думы поддержало реформы, предложенные Столыпиным. И, кстати, понятно, почему этого деятеля воспевали наши новые реформаторы в конце ХХ века.

Но прежде чем рассматреть (в следующей главе) его реформы, углубимся в историю.

После 1861 года экономическое состояние русского крестьянина сильно ухудшилось. В 1900-м он в целом был беднее, чем в 1800-м. Вторая половина XIX века обернулась для сельского населения, особенно в черноземной зоне, полосой все большего упадка и уныния.

Прежде всего добавление выкупных платежей к обычным податям легло на бывших крепостных совершенно невыносимым бременем. Крестьянам было безумно трудно справиться с новой налоговой повинностью, особенно в тех районах, где барщина традиционно была главным способом расчета и где было мало возможностей заработать. Чтобы снять или прикупить еще земли, они брали в долг, сначала у деревенского ростовщика под огромный процент, а затем, уже на лучших условиях, у Крестьянского банка. Эта задолженность накладывалась на текущие платежи и увеличивала крестьянские недоимки.

В 1881-м правительство на четверть уменьшило сумму, причитавшуюся ему по условиям Положения от 19 февраля, но этой меры оказалось недостаточно. В 1907 году оно вообще отменило выкупные платежи и аннулировало недоимки, но нанесенного ущерба было уже не поправить. Радикальные критики, утверждавшие, что землю надо было сразу передать крестьянам без выкупа, задним числом оказались правы, и не только в нравственном, но и в практическом смысле.

Суть здесь только в том, что наш крестьянин к моменту освобождения и так уже работал на грани сил. Даже сегодня фермер Запада и наш, имея одинаковую механическую вооруженность, окажутся в разных условиях: у первого сезон работ будет с февраля по декабрь, а у второго – с апреля до середины октября. Вечный дефицит рабочего времени в условиях российского земледелия и животноводства всегда требовал концентрации в относительно сжатые сроки большей массы рабочей силы, а это означает неизбежность ведущей роли тех или иных форм крупного сельскохозяйственного производства.

Известнейший агроном и публицист, член организации «Земля и воля» А. Н. Энгельгардт писал в своих «Письмах из деревни»:

«Наш работник не может, как немец, работать ежедневно в течение года – он работает порывами. Это уже внутреннее его свойство, качество, сложившееся под влиянием тех условий, при которых у нас производятся полевые работы, которые вследствие климатических условий должны быть произведены в очень короткий срок. Понятно, что там, где зима коротка или ее вовсе нет, где полевые работы идут чуть не круглый год, где нет таких быстрых перемен в погоде, характер работ совершенно иной, чем у нас, где часто только то и возьмешь, что урвешь!.. Люди, которые говорят, что наш работник ленив, обыкновенно не вникают в эту особенность характера нашего работника… Крестьянин, работающий на себя в покос или жнитво, делает страшно много, но зато посмотрите, как он сбивается в это время – узнать человека нельзя».

Или вот еще оттуда же:

«Говорят, у крестьян много праздников, а между тем это неправда… крестьяне празднуют все годовые праздники с тою только разницей, что на Светлое воскресенье празднуют всего только три дня, а во многие другие праздники не работают только до обеда, то есть до двенадцати часов… Кроме того, по воскресеньям, в покос, даже в жнитво, крестьяне обыкновенно работают после обеда: гребут, возят и убирают сено, возят снопы, даже жнут. Только не пашут, не косят, не молотят по воскресеньям – нужно и отдохнуть, проработав шесть дней в неделю. Если все сосчитать, то окажется, что у крестьян, у батраков в господских домах праздников вовсе не так уж много, а у так называемых должностных лиц – старост, гуменников, скотников, конюхов, подойщиц и пр., вовсе нет, потому что всем этим лицам и в церковь даже сходить некогда».

Даже в 1913 году 29,2 % крестьян были безлошадными и 30,3 % однолошадными и едва сводили концы с концами. Около половины крестьянских хозяйств еще пахало сохой, а не плугом. В подавляющем большинстве случаев крестьяне продолжали сеять вручную, жать хлеб серпом и молотить его цепами. Любая механизация сельскохозяйственных работ автоматически делала значительную часть крестьян лишними и оставила бы их без работы и средств к существованию. Да и на какие капиталы все это механизировать?!

Ряд официальных (!) исследований с несомненностью установил ужасающий факт крестьянского разорения за сорок лет, протекших со времени освобождения крестьян. Размер надела за это время уменьшился в среднем до 54 % от прежнего (который тоже нельзя было считать достаточным). Урожайность уменьшилась до 94 %, а в неблагоприятной полосе даже до 62 %; сильно сократилось количество скота. Недоимки поднялись с 1871 года в среднем в пять раз, а в неблагоприятной полосе и в восемь, и в двадцать раз. Ровно во столько же раз увеличилось и бегство крестьян с насиженных мест в поисках заработка. Но цена на рабочие руки в среднем почти не поднялась, а в неблагоприятных местностях даже упала.

Одновременно падала цена вывозного хлеба, главного продукта производства и источника богатства населения. Падала так быстро, что количественный рост вывоза едва успевал за упадком его денежной ценности, чтоб хоть в общей сумме не потерять. В стране происходили периодические голодовки, что и не удивительно при нашей урожайности, а Россия оставалась крупнейшим экспортером хлеба, вывозя продовольствие не от избытка, а от недостатка средств на индустриализацию, потому что больше просто нечем было торговать.

«Продавая немцу нашу пшеницу, мы продаем кровь нашу», – писал А. Н. Энгельгардт. А министр финансов академик Вышнеградский говаривал: «Недоедим, но вывезем». Вряд ли он лично недоедал. А вот крестьяне – да, недоедали, имея на питание 17–20 пудов хлеба в год, при норме в 25, и при крайнем недостатке в рационе мяса.

При введении всеобщей воинской повинности в 1873 году доля признанных негодными к военной службе не превышала 6 % призывников; до 1892 год этот показатель держался около 7 %. Но с 1892 года, когда начались финансово-экономические реформы, эта доля стала быстро повышаться. В 1901-м негодных к службе было уже 13 %, несмотря на то что именно в это время требования, предъявляемые к новобранцам в отношении роста и объема груди, были понижены. Показательно, что смертность в российской деревне была выше, чем в городе, хотя в европейских странах наблюдалась обратная картина.

Повторим лишний раз: отмена крепостного права привела крестьянское хозяйство не к улучшению, а к ухудшению. А чтобы понять суть эволюционных процессов, углубимся в историю еще дальше.

«Образцовая» для наших либералов Европа раньше нас прошла путь первоначального накопления капитала через превращение массы самостоятельных производителей (прежде всего крестьян) в наемных рабочих, а средств производства и денежных богатств – в капитал. Если коротко, дело шло так: расширение товарно-денежных отношений усиливало разорение мелких товаропроизводителей, а появление мануфактуры вызывало увеличение спроса на рабочую силу, причем сначала и первый, и второй процессы решались насильственным путем, через экспроприацию крестьян и мелких ремесленников.

Раскрестьянивание, проходившее в целом ряде стран, как правило, было связано с большой кровью – революцией и гражданской войной. Классическим примером стали огораживания пахотных наделов крестьян и общинных земель английскими лендлордами, особенно с конца XV века. В XVIII столетии английский парламент без всяких сомнений издал ряд законов, разрешавших крупным землевладельцам полностью присваивать общинные земли.

Массы людей были оторваны от привычных условий жизни, лишены не только прежнего хозяйства, но и крова. Быстро увеличивалась армия бродяг и нищих. А государства Западной Европы в этот период издавали законодательные акты, вводившие в практику жестокие наказания для тех, кто не имел дома и собирал милостыню без разрешения властей. Этих несчастных бичевали, клеймили, отдавали в рабство, при третьей поимке казнили. Парламентский «Акт о наказаниях бродяг и упорных нищих» 1597 года дал окончательную формулировку закона о бедняках и бродягах, и действовал в таком виде до 1814 года! Только повешенных в период огораживания было более 70 тысяч человек. И это при том, что в XVII веке у Англии уже были колонии в Америке и часть лишних людей можно было отправить туда!

К началу XIX века английское крестьянство исчезло как класс.

Аналогичные законы применялись и в других странах, вставших на путь капиталистического развития в XVI–XVIII веках (Нидерланды, Франция). Правда, «кровавые законы» не могли приостановить роста нищенства и бродяжничества, но позволяли подавить сопротивление экспроприированных, превращали согнанных с земли крестьян в людей, готовых к наемному труду на любых условиях.

В Европе процесс первичного накопления капитала шел ускоренно благодаря возможности выдаивать средства из колоний. Опираясь на поддержку своих государств, западноевропейские торговые компании диктовали колониальным странам грабительские условия коммерческих сделок, прибегали к прямым захватам земель, разграблению сокровищ, военным контрибуциям. В колониальных странах экономические проблемы решали военной силой. Создавались крупные плантационные хозяйства, где людей эксплуатировали самым бесчеловечным образом. Работорговля обеспечивала колоссальные доходы, превышавшие прибыли от любых промыслов того времени.

В США процесс первичного накопления в значительной степени опирался на обезземеливание местных индейских племен, работорговлю и хищническую эксплуатацию цветного населения.

Теперь, возвращаясь к российской истории, мы можем сказать, что именно исторически неизбежный процесс раскрестьянивания деревни определил железную логику социально-экономического развития России конца XIX – первой половины ХХ столетия. В эту логику укладывается даже кажущаяся непоследовательность властей по отношению к крестьянской общине. После отмены крепостного права Александр II законодательно усилил права общины, впервые юридически сделав ее собственником бóльшей части крестьянской земли. Еще больше усилил права общины Александр III, который своим указом запретил даже простой раздел крестьянского двора без согласия общины. Да и Николай II до 1905 года придерживался той же позиции.

Общину поддерживали «сверху» оттого, что властям было гораздо легче собирать выкуп за землю с нее, чем с каждой крестьянской семьи в отдельности. Но когда община стала формой коллективного протеста против дальнейшего удушения крестьянства, то власть начала наступление на нее. И уж совсем она стала неинтересной дворянской элите после того, как указом Николая II были отменены «долги» крестьян по выкупным платежам за ранее полученную ими землю.

И вот в этих условиях власть получил Петр Столыпин.

Безумные реформы Петра Столыпина

Общину начали ликвидировать, чтобы создать новый класс высокоэффективных «фермеров», насадить то самое «мелкое землевладение, которое является на Западе опорой общественности и имущественного консерватизма», о чем писал П. А. Столыпин в уже цитировавшемся письме Николаю II летом 1906 года. Однако общинной земли на всех крестьян, количество которых к тому же росло в силу естественного процесса деторождения, и так-то не хватало. Ликвидировать помещичье землевладение и за счет этих земель решить земельную проблему крестьянства было нельзя, так как ее тоже кто-то обрабатывал и претендовал на нее. Оставалось либо раскрестьянить основную часть селян, превратив их в рабочих, либо отправить их из европейской части России куда подальше, например, в Сибирь.

О том, что ликвидация общины «должна была» улучшить обработку земли, дать увеличение сельскохозяйственного производства, заложить основы устойчивого экономического развития и роста государственных доходов, приходится слышать даже сегодня, а уж тогда-то ученых обоснований реформе было тем более немало.

Говорили, что хозяйствование улучшится при отмене чересполосицы. А практически урожайность в беспередельных общинах (где никакой чересполосицы не было) в среднем не отличалась от урожайности в передельных общинах. Практика упорно не желала подтверждать планы теоретиков. А самое удивительное, что частная собственность на дворянские земли в России к тому времени существовала уже полтора столетия, но эффективного собственника в лице русских помещиков страна так и не получила!

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

П.А. Столыпин

Признаем: да, это правда, что в начале ХХ века урожайность на землях помещиков в среднем была на 15–20 % выше, чем у крестьян. Однако объясняется это вовсе не различием в формах собственности на землю, а тем, что помещики изначально были более зажиточными и в отличие от беднейших крестьян могли позволить себе обеспечить хотя бы минимальный уровень агротехники. Затем, среди помещиков не было безлошадных, а среди крестьян их было, напомним, до 30 %. Не будем также забывать, что все помещичьи поля распахивались с помощью плуга, а около половины крестьян еще пахали сохой.

И даже при этом за полтора столетия помещики не смогли превратиться в эффективных собственников. Так какие же были основания полагать, что крестьяне, получив в частную собственность землю, как по мановению волшебной палочки повысят урожайность в разы? Не было для этого никаких оснований.

Однако Столыпин продолжал убеждать общество, что если русский крестьянин бросит общину и возьмет землю в частную собственность, то от этого будет большая крестьянину польза.

Чтобы подтолкнуть крестьянина в эту сторону, было сделано немало политических шагов. Это и отмена выкупных платежей в ноябре 1905 года, и указ от 5 октября 1906 года об уравнении крестьян в гражданских правах: отныне крестьяне могли, не испрашивая разрешения «мира», менять место жительства и свободно избирать род занятий. Это и правительственная поддержка развернувшейся с января 1907 года энергичной работы по «землеустройству», состоявшей или в закреплении за отдельными крестьянами их наличных земельных участков (с сохранением чересполосицы), или в выделении новых участков в одном месте (отрубов). А то и в образовании отдаленных мелких имений для крестьян, выселявшихся из деревни на хутора.

Планы Столыпина предусматривали увеличение сельскохозяйственных угодий в одних руках, но в силу «плохости» нашей земли это требовало финансового обеспечения, которого как раз и не было. Поэтому, хотя к 1915 году из общины вышло 3084 тыс. дворов, или 26 % от числа общинников, среди них преобладали бедняки, которые, получив наделы в собственность, тут же их продавали. Даже в благодатных местах, в Поволжье и на юге Украины, где выход из общины шел наиболее активно, слой зажиточных деревенских хозяев, о котором мечтал Столыпин, все же не смог сложиться из-за недостатка в сельском хозяйстве средств. А государство не могло оказать хуторянам и отрубникам помощи в том размере, какого требовала ситуация!

Таким образом, «фермера» в России не получилось, а с другой стороны – разрушение общины при сохранении отсталых методов землепользования неизбежно вело к социальной деградации деревни, массовому обнищанию, концентрации пашни в руках так называемых кулаков. Между тем эти последние совсем не аналог европейских или американских фермеров. Наш отечественный кулак социально и экономически оставался частью общины; именно за счет общины он копил первоначальный капитал – отнюдь не в конкуренции с товарностью помещичьего хозяйства, а во внутридеревенском ростовщичестве, паразитстве, «мироедстве». Он попросту замещал собой помещика, но на более низком уровне. А уж в появлении батрака вообще невозможно увидеть никакого «прогресса».

Легко понять, что аграрная политика Столыпина создала почву для острых конфликтов, не изжитых потом аж до 1930 года. В европейской части России лишь около четверти выделившихся из общины получили согласие сельского схода, тогда как остальные пошли на укрепление земли в собственность против воли односельчан. Выход из общины часто сопровождался столкновениями выделяющихся с крестьянами-общинниками, а последних с властями, которые столь же интенсивно стремились покончить с общиной, как прежде пытались ее законсервировать. В то же время весьма нередко в роли ревнителей «общинных традиций» выступали деревенские богачи – кулаки, использовавшие старые порядки для эксплуатации односельчан.

Анализируя сходные процессы в разных странах мира, мы можем сделать вывод, что экономическое раскрестьянивание села и увеличение городского населения России в начале ХХ века, бесспорно, соответствовали историческим потребностям. Основные экономические проблемы России конца XIX – начала ХХ века – это: аграрное перенаселение (в центральных районах свободной земли практически не было), нехватка капиталов, узость внутреннего рынка. И решать их следовало, исходя из магистрального направления развития страны – индустриализации. Но индустриализация не началась, а раскрестьянивание пошло само по себе, как побочный и никого из числа властителей не интересующий процесс, порождая социальную напряженность и целый ряд других отрицательных общественных явлений. Благо, хоть бродяг вдоль дорог не вешали, как это было в Англии в XV–XVII веках. Впрочем, и повесили кое-кого: за 8 месяцев 1906 года по решениям военно-полевых судов были казнены 1102 человека, более 137 в месяц.

1907, август. – Русско-английское соглашение о разделе сфер влияния в Азии, оформление Антанты.

1908, март. – Создание организации «Союз Михаила Архангела». Май. – Закон о постепенном в течение 10 лет введении всеобщего обязательного среднего образования.

1909, апрель. – Правительственный кризис.

Об аграрной реформе Столыпина бродит немало мифов. То ли она удалась, то ли нет. Часто пишут, что он смог бы достичь отличных результатов, если бы не тупой крестьянин, который «оказывал противодействие» и не желал становиться «мелким собственником». Но дело-то в том, что слой мелких собственников как раз был создан, а земля превратилась в товар. В относительных числах стали собственниками 22,1 % общинников. Было продано 3,4 млн десятин, или 19,7 % всей укрепленной в собственность земли. И оказалось, что проблемы в сельском хозяйстве возникают не из-за отсутствия или присутствия права на продажу-покупку земли. Даже наоборот, введение земли в торговый оборот ухудшило ситуацию!

Экономические итоги реформы были следующие. Количество лошадей (в расчете на сто жителей) сократилось в европейской части России с 23 в 1905-м до 18 в 1910 году. Количество крупного рогатого скота – соответственно, с 36 до 26 голов. Средняя урожайность зерновых упала с 37,9 пуда с десятины в 1901–1905 годах до 35,2 пуда в 1906–1910 годах. Производство зерна на душу населения снизилось за тот же период с 25 до 22 пудов. И если к 1913 году доход на душу деревенского населения все же увеличился (о чем не устают вспоминать любители реформатора), то только благодаря прекрасным в целом погодным условиям последних лет этой эпопеи (неудачным был только 1911 год). А также из-за повышения цен на сельхозпродукцию на мировом и внутреннем рынке и отмены выкупных платежей. К тому же с 1901-го по 1913 год посевная площадь в 62 губерниях империи (без Закавказья, Туркестана и Дальнего Востока) расширилась на 15,6 %. Это обстоятельство, а также рост урожайности обусловили увеличение годового сбора сельскохозяйственных культур.

Таким образом, имеющиеся успехи получились вопреки реформе Столыпина, а неудачи напрямую связаны с нею. Можем предположить, что если бы Петр Аркадьевич просто ничего не делал, результат для страны мог бы быть лучше.

Проблема аграрного перенаселения этой реформой тоже не была решена. Несмотря на то что доля сельского населения в начале ХХ века несколько снизилась – с 87 % в 1898 году до 82 % в 1913 году, тем не менее прирост сельского населения существенно превышал скорость раскрестьянивания. Абсолютное число сельских жителей продолжало расти, увеличившись за этот период на 22 миллиона человек, а среднегодовая миграция селян в города в 1908–1913 годах не превышала 500 тысяч человек.

Деревню, в силу самой идеологии проводимой Столыпиным аграрной реформы, покидали, разорившись дотла, прежде всего самые бедные и, как правило, безграмотные и не приспособленные к городской (и ни к какой прочей) жизни люди, не имеющие какой-либо специальности и надежды ее получить. В результате в городах быстро собирался взрывоопасный контингент нищих, голодных и никому не нужных масс париев, представлявших собой идеальную базу для социальных потрясений и революций. Не они ли позже – через 15–20 лет – составили костяк так называемых двадцатипятитысячников и прочих отрядов ВКП(б), вернувшихся на село?…

Создавая армию безработных, правительству следовало озадачиться созданием рабочих мест в городах, направив избыток населения в промышленность, но об этом не было и речи. С другой стороны, даже относительное уменьшение численности крестьянства требовало интенсификации сельского хозяйства, поскольку общее число едоков увеличилось, а работников на селе становилось относительно меньше. Вот почему не только создание новых рабочих мест в городах, но и сельское хозяйство требовало вложения капиталов, о которых никто не ставил вопроса. Причем для поднятия сельского хозяйства нужно было укрупнение хозяйств, иначе они не могли стать рентабельными.

Так реформа не решала и задачи индустриализации.

Промышленность России была незначительна по объему в сравнении с промышленностью Западной Европы и США. Но она уже носила вполне капиталистический характер, вследствие чего, несмотря на свою незначительность, создала многочисленный пролетариат, оторванный от земли и подверженный всем кризисам капиталистического производства. По понятным причинам она не могла конкурировать с иностранной промышленностью на внешнем рынке, а имея только один рынок – внутренний, – всецело зависела от него. Но наш внутренний рынок вследствие общей бедности имел малую емкость, что не давало российской промышленности развиваться до размеров, свойственных промышленности стран Запада. Но и это не все: на нашем собственном внутреннем рынке действовали невыгодные для отечественного производителя торговые договора, а потому иностранцы побивали нашу промышленность и тут тоже.

А. Д. Нечволодов приводит данные для 1906 года. Ежегодное потребление угля на душу населения равнялось у нас 7 пудам, во Франции – 60, в Штатах – 147, а в Англии – 237. Ежегодное потребление чугуна на душу составляло в России 18 кг, тогда как в Германии оно достигало уже 123 кг, в Англии 161 кг, а в США 179 кг. Без чугуна не получить железа и стали, но чугунные болванки приходилось импортировать в объеме более 35 млн пудов, что на себестоимости продукции сказывалось весьма и весьма нехорошо.

А между прочим, именно такое ненормальное положение российской промышленности приводило к аграрному кризису, который и пытался решить П. А. Столыпин своей реформой.

Еще одна столыпинская задумка – переселение масс крестьянства из центральных районов в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию, где имелся в наличии огромный свободный земельный фонд. Предполагалось организовать государственную помощь переселенцам транспортом, кредитами на постройку домов, покупку машин, скота и домашнего имущества, предварительное землеустройство участков.

В самом деле, заселение окраин было совершенно необходимым с точки зрения общегосударственного хозяйства. И несомненно, если бы Приамурье начали систематически заселять с 1860-х годов, как предлагал тогда губернатор Н. Н. Муравьев, то к началу ХХ века государство могло бы получать с этой местности большой доход; на деле же из-за ничтожного количества поселенцев и полного отсутствия культуры край этот, один из богатейших, дал России за то время, что она им владела, свыше 300 млн рублей дефицита. А ведь наше политическое положение на Дальнем Востоке требовало возможно более сильного заселения местности к востоку от Байкала.

Как же велось переселение «по Столыпину»?

Крестьянский банк приобрел в 1906–1916 годах 4614 тыс. га земли, которая должна была увеличить земельные угодья, принадлежавшие крестьянам. Но реально лишь сравнительно узкая прослойка богатых крестьян смогла с выгодой для себя воспользоваться услугами банка, налагавшего на заемщиков большие проценты. Остальные выгоды не нашли, хотя переселенческое движение благодаря содействию правительства достигло значительных масштабов.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Л.Н. Толстой

За 1906–1914 годы из губерний европейской части России за Урал переселились примерно 3,1 миллиона человек, в два раза больше, чем за предыдущее десятилетие. Однако если прежде среди переселенцев преобладали середняки, то после 1906 года на Восток потянулись бедняки. Мало того, что около 17 % выехавших не смогли прижиться на новом месте из-за недостатка средств и вернулись назад, так эта мера не оправдалась и как способ решения основной задачи: снижения демографического пресса. Значительное само по себе число переселившихся крестьян покрыло менее 20 % естественного прироста сельского населения и, таким образом, не компенсировало увеличившегося избытка рабочих рук.

1910.– Постройка первых русских автомобиля и самолета. 14 июня. – Закон «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении». 7 ноября. – Смерть Л. Н. Толстого и волна связанных с этим событием массовых собраний, митингов и демонстраций.

1911, март. – Парламентский кризис, связанный с провалом законопроекта о «западном земстве». Май. – Закон о землеустройстве.

Столыпинский «пакет реформ» не исчерпывался, конечно, планами модернизации российской деревни. Планировалась реорганизация системы местного самоуправления с тем, чтобы дать крестьянам-собственникам больше мест в тех земствах, где абсолютно доминировало дворянство; изменить законы о губернском и уездном управлении; ввести бессословную самоуправляющуюся волость; ввести поселковое управление. Сделано не было практически ничего, и только в шести западных губерниях появились земские учреждения.

Важное место в своей программе П. А. Столыпин отводил вопросам веры. Его «пакет» предусматривал ряд законопроектов, призванных облегчить положение старообрядцев и насильственно обращенных в православие униатов. Среди проектов были: отмена дискриминационных ограничений, установленных для инославных церквей (то есть христианских, но не православных), разрешение перехода из православия в другие христианские веры, облегчение смешанных браков.

Наконец, намечались реформы в области рабочего законодательства (введение страхования рабочих и т. п.).

Все эти проекты готовились еще до прихода Столыпина к власти; он застал их на разной стадии разработки, собрал в единый «пакет» вместе с актами по аграрной политике и чохом предложил ко внедрению. Но большинство законопроектов застряло в Государственном совете и ни на что не повлияло.

Столыпин, полагают, надеялся своей реформой предотвратить новый революционный взрыв.

Но не предотвратил.

Вот итоги реформы:

Земельный вопрос не решен; земля, в основном, осталась во владении у помещиков, крестьяне в большинстве остались безземельными.

Выход из общины разделил интересы крестьян, и разделил их имущественно, а значит, реформа не ликвидировала застарелого антагонизма между крестьянами и помещиками, но породила новые конфликты.

Выяснилось, что «мелкий собственник» из нужды не выбился, а будущее страны – за крупными коллективными хозяйствами типа общины.

Реформа проводилась насильственными мерами, а протест крестьян жестоко подавлялся правительством.

Провал земельной реформы приблизил революционный взрыв.

Для большинства тогдашних россиян Столыпин был такой же одиозной фигурой, как для нынешних – реформаторы Е. Гайдар или А. Чубайс. Он сумел озлобить и «правых», и «левых»; наиболее консервативные круги в правительственном лагере выступали против практически всех его начинаний, и в конце концов, Николай II поддержал его противников. Влияния на ход государственных дел он лишился совершенно, и все же 1 сентября 1911 года на него было совершено покушение: он был смертельно ранен в Киеве.

Гибель его от руки эсеровского боевика и одновременно платного агента царской охранки Д. Г. Богрова поставила крест на правительственном реформаторстве. В. Н. Коковцов, сменивший Столыпина на посту председателя Совета министров, не стал продолжать его программу реформ. Затем, когда в начале 1914 года В. Н. Коковцов был уволен в отставку, его преемником стал И. Л. Горемыкин, а наиболее влиятельной фигурой в Совете министров оказался главноуправляющий землеустройством и земледелием А. В. Кривошеин. Но и в этом случае возврата к столыпинщине не произошло; Кривошеин предложил некий «Новый курс», на реализацию которого получил согласие Николая II, однако и этот «курс» хоть сколько-нибудь ощутимых результатов не принес, оставшись во многом чистой декларацией.

Впереди были войны, революции, коллективизация, мобилизация экономики и очередной, «индустриальный» рывок И. В. Сталина.

Экономика 1913 года

1912, 4 апреля. – Расстрел мирного шествия рабочих-забастовщиков на Ленских золотых приисках. Июнь. – Утверждение законов о рабочем страховании. 15 ноября. – Начало работы IV Государственной думы. Возникновение партии прогрессистов.

1913, 21–23 февраля. – Торжества, посвященные 300-летию Дома Романовых. Утверждение «Большой программы по усилению армии». 1-10 сентября. – Первый Всероссийский сельскохозяйственный съезд, признавший необходимым встать на путь создания в деревне коллективных хозяйств.

За 1894–1914 годы госбюджет страны вырос в 5,5 раза, золотой запас – в 3,7 раза. Значительные суммы из бюджета выделялись на развитие культуры и просвещения. Однако население с 1897 года (когда была проведена первая всероссийская перепись) по 1913 год возросло на треть и перед Первой мировой войной составляло 165,7 млн человек (без Финляндии). Такой значительный рост был достигнут за счет высокого уровня рождаемости и снижения смертности, которая, впрочем, в России оставалась более высокой, чем в экономически благополучных странах. Шел быстрый рост городского населения, хотя его удельный оставался небольшим.

К 1900-м годам Россия располагала второй в мире по протяженности сетью железных дорог. Интенсивное железнодорожное строительство способствовало развитию промышленности, в первую очередь тяжелой; российская индустрия со времен Александра III росла самыми высокими в мире темпами, и в целом за годы подъема промышленное производство в стране более чем удвоилось, причем производство средств производства увеличилось почти в три раза.

Однако в конце 1890-х годов проявились симптомы промышленного кризиса, который затем перешел в острую фазу и продолжался до 1903 года. Темпы прироста промышленного производства рухнули (в 1902 году прирост составил лишь 0,1 %), однако в силу разновременности охвата кризисом отдельных отраслей не произошло хотя бы уменьшения общего объема выпускаемой продукции.

Первое десятилетие XX века тоже оказалось неблагоприятным для отечественной промышленности; полагают, на ее развитие негативно повлияли Русско-японская война и революция 1905–1907 годов, но все же промышленный рост не прекращался, он составил за 1904–1909 годы в среднегодовом исчислении 5 %, а с 1910-го начался новый промышленный подъем. Отрасли, производящие средства производства, увеличили за этот период выпуск продукции на 83 %, а отрасли легкой промышленности – на 35,3 %; среднегодовой прирост промышленной продукции превысил 11 %.

Но мы обосновали уже основной принцип «русских горок»: в отличие от всех остальных регионов Земли общество и экономика России имеют скачкообразный путь развития, движение «рывками». Развиваясь «нормально», как все, даже с высокими процентами роста производства, по уровню экономики и жизни населения страна быстро отстает от других. Это – наше нормальное состояние; такая особенность была у нас всегда. Даже развиваясь темпами, которые показал период 1910–1914 годов, мы отстаем!

При поразительно высоких темпах развития доля России, например, в выпуске железа и стали за 1903–1914 годы снизилась с 6,1 % до 5,6 % среди индустриальных стран. А с учетом того, что значительная часть железноделательной промышленности страны работала на создание сети железных дорог, а при наших пространствах и населении дорог нам нужно было много больше, чем другим странам, ясно, мы сильно отставали и по дорогам тоже!

Иначе говоря, общие итоги развития страны того времени выглядят весьма внушительно: по объему промышленного производства Россия в 1913 году занимала 5-е место в мире, а по добыче нефти уступала только США, но при этом оставалась аграрной страной и отставала по темпам. В канун Первой мировой войны по уровню индустриализации и экономическому потенциалу в целом Россия входила лишь в третью группу индустриально развивающихся стран, уступая не только США, Германии, Великобритании и Франции, но и второму эшелону промышленно развитых государств – Австро-Венгрии и Италии, где процесс индустриализации еще не вполне завершился. (В качестве шутки: как всегда, стояла задача «догнать» Португалию.)

Наиболее показательно, что страна отставала от наиболее развитых государств по производству промышленных товаров на душу населения; по этому показателю США и Англия в 1913 году превосходили Россию примерно в 14 раз, а Франция в 10 раз.

Нам здесь кажется уместным напомнить вывод о том, что величина России отнюдь не избыточна. Она как раз такая, чтобы страна могла выживать как равная среди других стран. В самом деле: если бы промышленные центры – Урал, Донецк, Москва и Петербург – не были объединены в одну страну, то конгломерат этих территорий ни врозь, ни совместно не смог бы развиться в достаточной степени, чтобы защищать свои интересы на мировой арене…

Необходимо особо отметить, что в экономическом развитии России этого времени значительную роль сыграли иностранные инвестиции. В Западной Европе имелось немало свободных капиталов, искавших выгодного приложения, а царское правительство стремилось создать благоприятные условия для иностранных вложений. Они бы и так пришли: более низкая, чем на Западе, стоимость рабочей силы делала Россию весьма подходящим объектом для инвестиций в глазах зарубежных вкладчиков. Они не только получали бóльшую, чем в Европе, прибыль, но и перекрывали затраты! За 27 лет, предшествующих 1913 году, чистый доход иностранцев от вложений в хозяйство России суммарно превысил почти на четверть сумму прямых иностранных инвестиций.

Современную угольную и сталелитейную промышленность Донецка и Кривого Рога основали англичане, а финансировалась она совместным английским, французским и бельгийским капиталом. Нефтяные промыслы Кавказа были пущены в ход английскими и шведскими предпринимателями. Немцы положили начало русской электротехнической и химической промышленности. Доля иностранного капитала в горном деле, металлообработке и машиностроении составляла 63 %.

Ткацкие фабрики, основанные крепостными предпринимателями в центральных районах страны, были единственной отраслью промышленности, действительно созданной русскими людьми.

Бурный подъем русского промышленного производства в 1890-х был не столько естественным продолжением внутреннего хозяйственного развития России, сколько следствием пересадки в нее западных капиталов, техники и, главное, западных организаторов индустрии. Россия вкладывала дешевые рабочие руки по принципу: нам – маленькая зарплата, вам – высокие прибыли. Вот поэтому и отставали.

А русские капиталисты и купцы, как и богатые землевладельцы, предпочитали вкладывать деньги в облигации императорского правительства, в надежность которых они свято верили, нежели рисковать в коммерческих предприятиях. Лишь после того, как главный риск взяли на себя иностранцы, в тяжелую промышленность устремился русский капитал. По этой причине накануне революции треть промышленных капиталовложений в России и половина банковского капитала были иноземного происхождения.

После экономического кризиса 1900–1903 годов, нанесшего чувствительный ущерб действовавшим в России зарубежным акционерным обществам, иностранное засилье стало снижаться. Теперь зарубежные вкладчики предпочитали направлять свои инвестиции в те российские компании, в которых был достаточно силен капитал местный. В период предвоенного экономического подъема удельный вес российского капитала повысился практически во всех отраслях промышленности.

Но если зависимость народного хозяйства России от иностранных капиталов со временем явно ослабевала, то финансовая зависимость царского правительства от крупнейших держав, напротив, возрастала. К концу 1913 года внешний государственный долг страны составил 5,4 млрд рублей. Главным кредитором России была Франция, спасшая самодержавие с помощью огромного займа от финансового краха во время революции 1905–1907 годов.

При этом Россия – сама объект ввоза иностранного капитала, – сама же экспортировала капиталы за рубеж, прежде всего в отсталые государства Востока (Китай, Персию). Впрочем, вывозились преимущественно государственные или даже заемные капиталы, а их размещение в соответствующих странах обусловливалось не столько экономическими, сколько военно-политическими соображениями, а также стремлением «застолбить» на будущее внешние рынки. В 1890-е годы были созданы Учетно-ссудный банк Персии (фактически филиал Государственного банка России) и Русско-Китайский банк, который контролировался российским правительством.

Частный капитал нашей страны не мог активно действовать на зарубежных рынках; он был слаб. Вообще в 1905-м годовой доход от торгово-промышленной деятельности на сумму свыше 20 тыс. рублей получали во всей стране всего 12 377 человек.

Узкий слой российской финансовой олигархии формировался главным образом за счет петербургской буржуазии, сложившейся в результате «насаждения» капитализма сверху. Представители этой группировки – как правило, выходцы из среды технической интеллигенции, чиновничества, а также иностранные капиталисты – были теснейшим образом связаны с царской бюрократией. Но и в Москве имелись предприниматели (Рябушинские, Морозовы, Мамонтовы и другие), которые обладали многомиллионными состояниями и претендовали на роль лидеров российского делового мира.

Но даже в это время на положении первого сословия империи оставалось дворянство, сохранившее свой привилегированный статус, но экономическая сила этого класса неуклонно падала.

Соответственно росту индустрии возрастали численность и значение промышленного пролетариата. В 1913 году в стране насчитывалось 4,2 млн фабрично-заводских, горных и железнодорожных рабочих, общее же количество пролетариев доходило до 18 млн человек. Состав рабочего класса был неоднороден: в крупной промышленности преобладали потомственные рабочие, в строительстве, на водном транспорте и т. п. было много недавних выходцев из деревни. Доля высококвалифицированных и соответственно высокооплачиваемых рабочих была сравнительно невелика. Средний заработок в обрабатывающей промышленности составлял в 1913 году около 24 рублей в месяц, в то время как прожиточный минимум даже десятилетием раньше равнялся в Петербурге 21 рублю для одиноких и 32 рублям – для семейных, а в Москве примерно 20 и 30 рублям.

Еще несколько миллионов крестьян занимались обрабатывающей промышленностью у себя в деревне, не бросая земледелия. И для этого были две особые причины: климатическая и финансовая.

Из-за нашего климата земледелие оказывается в худших условиях, чем западное. Приходится в четыре месяца сделать на земле те же работы, которые на Западе можно разложить на семь, а то и десять. Зато в остальные восемь месяцев нет никакого дела, относящегося к земледелию, и рабочий труд может быть употреблен на другое занятие.

А финансовая причина в том, что земледелие не дает дохода, достаточного для покрытия обязательных расходов крестьянского хозяйства (прежде всего податей). В таком положении находилась вся центральная полоса России, а потому домашняя промышленность и отхожие промыслы стали здесь уже с давних пор необходимым вспомогательным ресурсом крестьянина.

Понятно, что развитое русского кустарничества не есть «пережиток древних времен», а просто одна из форм, в которых выразилось общее оживление народного потребления и промышленной жизни. Сначала такие работы предшествовали появлению фабрики; потом работу кустарю заказывал фабрикант. Даже когда мастер кустарничал на свой страх и риск, он находился в зависимости от торговца-скупщика. Таким образом, это массовое кустарное производство и по происхождению своему, и по характеру было с самого начала капиталистическим предприятием, а не «народным развлечением», хотя, разумеется, жители России всегда отличались незаурядной склонностью чем-нибудь занять руки, да и природная скудость почвы понуждала их к предпринимательству.

К 1913-му году фабрика начала вытеснять кустаря, давая рабочие места под своей крышей тем, кому раньше давала работу на дом. И все же нельзя забывать, что на протяжении XVIII и XIX веков и даже в начале ХХ в России процветала надомная промышленность, чьи застрельщики по своей энергичности мало чем отличались от американских предпринимателей-самородков. Правда, сочетание сельскохозяйственных и несельскохозяйственных занятий, навязанное населению экономическими обстоятельствами, тормозило развитие торговой и промышленной культуры, ибо там, где на коммерцию и промышленность смотрели всего лишь как на источник побочного заработка, они не могли выделиться в самостоятельные отрасли.

А в заключение этого маленького обзора напомним, что накануне Первой мировой войны зерно вывозили в ущерб своему народу, а хуже всех жил при этом производитель зерна, крестьянин. Дворянин по-прежнему паразитствовал. И. Л. Солоневич писал по этому поводу:

«По данным профессора Озерова – вероятно, преувеличенным, крестьяне платили (налог. – Авт.) с десятины в пять раз больше помещиков. По данным Плеханова, дворянство получило от казны (следовательно, от крестьянства по преимуществу) около семи миллиардов в виде выкупных платежей, банковских кредитов, арендной платы и т. п. Большая советская энциклопедия утверждает, что в предвоенные годы крестьянство уплачивало дворянам-паразитам до 289 миллионов в год арендной платы за землю. Все эти цифры, может быть, и преувеличены: было бы легкомысленно принимать статистику очень уж всерьез. Но, во всяком случае, вне всякого сомнения шел процесс перекачивания денег из растущего крестьянского хозяйства в умиравшее дворянское. И именно этот процесс задерживал техническое переоборудование сельского хозяйства».

Первая мировая война

В последнем десятилетии XVIII века сильно вырос рабочий класс в Европе и вместе с тем обнаружилась его крайняя необеспеченность: нищета и голод распространились в невиданных до тех пор размерах. Под этим впечатлением Т. Мальтус написал свою знаменитую книгу, в которой возлагал всю вину нищеты рабочего класса на него самого, – на его непредусмотрительное размножение, и доказывал, что население возрастает вообще гораздо быстрее, чем увеличиваются средства существования в силу неизбежного закона природы. Идеи Мальтуса были восприняты крупнейшими экономистами, среди которых А. Смит, Ж. Б. Сэй, Дж. Милль и другие; Давид Рикардо включил эти положения в разработанную им теорию заработной платы.

Сто лет спустя, в конце XIX века, в Англии и особенно во Франции прирост населения значительно уменьшился или даже вовсе приостановился. Мальтузианство стало быстро терять здесь приверженцев: решили, что оно верно не для всех времен и не для всех народов.

Первая мировая война, голод и революции 1917–1922 годов дали идеям Мальтуса новую жизнь. Выдающийся экономист Джон Мэйнард Кейнс, проанализировав данные статистики, показал, что накануне войны в Европе наблюдались признаки перенаселения, что именно перенаселение Германии и России в конечном счете вызвало Первую мировую войну и революцию в России. В таких условиях Германия активно готовилась к переделу мира и тратила большие средства на вооружение. Если к 1913 году в сравнении с 1900-м английский военно-морской бюджет увеличился на 186 %, а французский на 175 %, то германский поднялся на 375 % – рост вдвое выше, чем в Англии! Англия и Франция не имели такого прироста населения, как Германия, – и вот оказывается, что и в самом деле от демографической динамики, сопоставленной с емкостью природы, зависят и экономика, и накал экспансии вовне.

Однако есть масса данных для предположения, что решающей в развязывании войны была роль США. Американский капитал исподволь науськивал европейские державы на столкновения с тем, чтобы, гигантски усилившись за счет военно-промышленных поставок воюющим сторонам, в нужный момент предстать перед ослабевшими конкурентами в качестве «главного распорядителя» в решении международных вопросов.

А прологом и поводом к Первой мировой стали балканские войны 1912–1913 годов. В 1912-м объединившиеся в результате усилий русской дипломатии Сербия, Черногория, Болгария и Греция начали войну против Турции, столь долго угнетавшей их, и нанесли ей поражение. Германия и Австро-Венгрия, рассматривая образование Балканского союза как нежелательный для них успех России, постарались этот союз развалить, и подтолкнули Болгарию к выступлению против Сербии и Греции. В ходе второй балканской войны Болгария, на которую ополчились также Румыния и Турция, потерпела поражение.

Все эти события существенно обострили российско-германские и российско-австрийские противоречия, зато союз Англии, Франции и России – Антанта, укрепился.

16 июля 1914 года, после того как Австрия начала военные действия в Сербии, Николай II подписал указ о всеобщей мобилизации, однако не объявляя никому войны. Три дня спустя войну России объявила Германия, а 3 августа она же объявила войну Франции. На следующий день Англия под предлогом нарушения немецкими войсками нейтралитета Бельгии объявила войну Германии. Затем 23 августа в войну на стороне Антанты вступила Япония. Вооруженный конфликт приобрел мировой характер.

Хотя державы Антанты по людским и материальным ресурсам существенно превосходили австро-германский блок, степень их готовности к широкомасштабным боевым действиям была ниже. Рассчитывая, как, впрочем, и все страны-участники конфликта, на молниеносную войну, Германия предполагала быстро разгромить Францию, а затем всеми силами обрушиться на ее восточную союзницу.

Экономика России развивалась хоть и быстро, но, как уже сказано, с отставанием от Европы, а особенно от Германии; громадным было отставание и по вооружению, что, конечно, снижало ее шансы. Но самое печальное, что война эта так и не стала народной в отличие от, например, войны с Наполеоном, хоть и обращался к народу государь с просьбой о «консолидации» в своем манифесте: «В грозный час испытаний да будут забыты внутренние распри. Да укрепится еще теснее единение Царя и Его народа и да отразит Россия, поднявшаяся как один человек, дерзкий натиск врага…» Ничего этого народ не понимал. В воспоминаниях героя войны А. А. Брусилова мы находим подтверждение этому:

«… Даже после объявления войны прибывшие из внутренних областей России пополнения совершенно не понимали, какая это война свалилась им на голову. Сколько раз спрашивал я в окопах, из-за чего мы воюем, и всегда неизбежно получал ответ, что какой-то там эрц-герец-перц (австрийский эрцгерцог Франц Фердинанд. – Авт.) с женой были убиты, а потому австрияки хотели обидеть сербов. Но кто же такие сербы – не знал почти никто, что такое славяне – было также темно, а почему немцы из-за Сербии вздумали воевать, было совершенно неизвестно. Выходило, что людей вели на убой неизвестно из-за чего, то есть по капризу царя».

Уже 26 июля 1914 года при голосовании в IV Государственной думе (она начала работать в ноябре 1912-го) по вопросу о предоставлении военных кредитов правительству фракция социал-демократов выступила со следующей декларацией о войне:

«Настоящая война, порожденная политикой захватов, является войной, ответственность за которую несут правящие круги всех воюющих теперь стран. Пролетариат, постоянный защитник свободы и интересов народа, во всякий момент будет защищать культурные блага народа от всяких посягательств, откуда бы они ни исходили – извне или изнутри. Но когда раздаются призывы к единению народа с властью, мы, констатируя, что народы России, так же как и все народы, вовлечены в войну помимо своей воли, по вине их правящих кругов, считаем нужным подчеркнуть все лицемерие и всю беспочвенность этих призывов к единению».

Присоединиться к этой декларации эсдеков собирался и лидер партии трудовиков А. Ф. Керенский, но раздумал.

«Конечно, в проявлениях энтузиазма – и не только казенного, – не было недостатка, особенно вначале, – писал позже лидер кадетов П. Милюков. – Рабочие стачки – на время – прекратились. Не говорю об уличных и публичных демонстрациях. Что касается народной массы, то ее отношение, соответственно подъему ее грамотности, было более сознательное, нежели отношение крепостного народа к войнам Николая I или даже освобожденного народа к освободительной (русско-турецкой. – Авт.) войне 1877–1878 гг., увлекшей часть нашей интеллигенции. Но в общем набросанная нашим поэтом картина – в столицах “гремят витии”, а в глубине России царит “вековая тишина” – эта картина оставалась верной. В войне 1914 года “вековая тишина” получила распространенную формулу в выражении: “Мы – калуцкие”, то есть до Калуги Вильгельм не дойдет».

В обществе не было единства, у армии не было техники. В тех же воспоминаниях Брусилова читаем: «По сравнению с нашими врагами мы технически были значительно отсталыми, и, конечно, недостаток технических средств мог восполняться только лишним пролитием крови…»

В предвоенное пятилетие в России сложился своеобразный симбиоз казенной и вновь созданной частной военной промышленности. Адмиралтейский, Балтийский, Ижорский, Обуховский судостроительные заводы; мастерские адмиралтейства и портов; Тульский, Сестрорецкий и Ижевский оружейные, Пермский орудийный и сталелитейный; патронные, пороховые, трубочные, снарядные, снаряжательные заводы регулярно получали военные заказы. Почти исключительно на военные нужды работали уральские горные заводы. Велика была сеть казенных железных дорог; казна владела миллионами гектаров земли. И несмотря на то что правительство отпустило на реконструкцию и новое строительство своих заводов около 200 млн рублей, примерно только к 1917 году могли быть выполнены принятые накануне войны программы развития российских армии и флота.

В начале войны производимых в стране артиллерийских снарядов не хватало, чтобы достичь даже среднемирового, уж и не говоря о германском, уровня обеспечения артиллерии. Недостаток винтовок к ноябрю 1914-го достигал 870 тысяч, а ежемесячно производить планировалось лишь 60 тысяч штук. Кроме того, почти половина солдат были элементарно неграмотны. Исследование, проведенное в 1911-м, показало: в русской армии на каждую тысячу новобранцев свыше семисот были неграмотны, в германской армии – один…

1914, май-август. – Волна забастовок в России. 1 августа. – Начало Первой мировой войны. 2 августа. – Введение «сухого закона». Август. – Восточно-Прусская операция русской армии, заставившая Германию остановить наступление на Париж и перебросить часть своих сил на восток, срыв ставки Германии на молниеносную войну. Переименование Санкт-Петербурга в Петроград.

С началом боев с Германией и Австро-Венгрией русские армии образовывали два фронта, Северо-Западный и Юго-Западный. Когда осенью 1914 года в войну на стороне австро-германского блока вступила Турция, возник еще один фронт, Кавказский.

Русская армия израсходовала мобилизационный запас снарядов за 4 месяца, а для его восстановления (при существовавших темпах производства) требовался год. С декабря 1914-го по март 1915-го фронт получил лишь треть необходимого количества снарядов и винтовок.

Скажем несколько слов о развитии вооружений в предшествовавший период, прежде всего о разработках талантливого русского изобретателя В. С. Барановского. В 1872–1877 годах он создал ряд образцов скорострельных орудий, которые, к сожалению, в тот момент не были приняты на вооружение армии. Чуть позже, с изобретением в 1880-х бездымного пороха, принципы устройства скорострельных пушек Барановского были заимствованы всеми странами. В 1900-м на Путиловском заводе в Петербурге при участии Н. А. Забудского и А. П. Энгельгардта была сконструирована 3-дюймовая (76-мм) полевая скорострельная пушка, которая в 1902-м была усовершенствована и принята на вооружение полевой артиллерии русской армии.

Русско-японская война 1904–1905 показала явное превосходство скорострельных орудий над ранее существовавшими системами. Благодаря изобретению артиллерийского угломера и панорамы русские артиллеристы в этой войне впервые применили новый метод ведения артиллерийского огня – стрельбу с закрытых позиций. При осаде Порт-Артура выявилась необходимость применения навесного огня для поражения живой силы и огневых средств японцев в близко расположенных траншеях, лощинах, оврагах. Мичман С. Н. Власьев предложил использовать с этой целью мину для стрельбы из 47-мм морской пушки; так появилась идея нового вида артиллерийского вооружения – миномета.

После Русско-японской войны во всех странах Европы велась работа по созданию тяжелой артиллерии, главным образом гаубичных систем. В России в 1909–1910 было принято на вооружение несколько образцов гаубиц 122-мм и 152-мм калибра и 107-мм тяжелая пушка. С этими орудиями, а также 76-мм полевой и горной пушками Россия и вступила в Первую мировую войну; проблема была в их нехватке на фронтах. Надо отметить, что в ходе войны во всех армиях наряду с количественным ростом артиллерии улучшалось ее качество: увеличивались дальнобойность и мощность орудий. Но к началу войны Россия имела 7088 артиллерийских орудий, Франция 4300, Англия 1352, Германия 9388, Австро-Венгрия 4088.

И все же итоги кампании 1914 года оказались для Германии и ее союзников неутешительными: война становилась затяжной, а это позволяло Антанте реализовать свой перевес в ресурсах.

1915, 7 июня. – Образование военно-промышленных комитетов во главе с А. И. Гучковым. Июль. – Объединение Земского и Городского союзов (Земгор) во главе с княземГ. Е. Львовым. Август. – Создание особых совещаний по обороне, продовольствию, топливу и перевозкам. Правительственный кризис, требования отставки И. Л. Горемыкина с поста премьера.

Наступление австро-германских войск на Восточном фронте весной и летом 1915 года показало всю глубину кризиса боеснабжения русской армии. В этих условиях буржуазные круги попытались взять на себя руководство делом военно-экономической мобилизации: в мае 1915-го IX съезд представителей промышленности и торговли принял решение о создании военно-промышленных комитетов, которые должны были заниматься переводом частных предприятий на военное производство. Политически активные круги российской буржуазии – главным образом представители делового мира Москвы, стремились использовать военно-промышленные комитеты для усиления своего влияния на управление страной.

Правда, в развитии военного производства комитеты большой роли не сыграли. В целом их доля в общей массе заказов военного ведомства в 1915–1917 годах составила лишь 3–5 % и не более 2–3 % в фактических поставках. Ряд военнохозяйственных функций выполняли возникшие еще летом 1914 года Всероссийский земский и Всероссийский городской союзы; для координации их деятельности в 1915-м был образован Главный комитет по снабжению армии (Земгор), который также решал задачу организации среди кустарей производства одежды, обуви, сбруи и некоторых боеприпасов для армии.

Правительство тоже приступило к созданию государственной системы экономического регулирования для перевода народного хозяйства на военные рельсы и удовлетворения нужд фронта. Основу этой системы составили образованные в августе 1915 года четыре чрезвычайных высших государственных учреждения: особые совещания по обороне, перевозкам, продовольствию и топливу. Наиболее важная роль в этой системе отводилась Особому совещанию по обороне, которое вело надзор за работой соответствующих промышленных предприятий, содействовало образованию новых заводов, распределяло военные заказы, контролировало их выполнение и т. п.

Официальным лидером московских деловых кругов стал с 1915 года П. П. Рябушинский, председатель Московского биржевого комитета и председатель Московского военно-промышленного комитета. Он призывал деловые круги «вступить на путь полного захвата в свои руки исполнительной и законодательной власти». Рябушинский и его окружение пытались склонить к соглашательству резко оживившееся рабочее движение. Однако попытка в 1916 году созвать «беспартийный рабочий съезд» под лозунгом единства всех национальных сил окончилась неудачей. Также летом 1915 года оформился Думский прогрессивный блок, имевший целью ограничение власти самодержавия. Позднее лидеры буржуазных партий пытались организовать дворцовый переворот, рассчитывая избавиться от Николая II и предотвратить нараставший революционный взрыв.

Это, кстати, лишний штрих к картине «консолидации» общества.

К осени 1915-го Россия оставила Польшу, Литву, почти всю Галицию, часть Волыни. Потери убитыми, ранеными, пленными составили более 2 млн человек. Однако добиться своей главной цели – вывести Россию из войны, Германия не смогла.

1915, 23 августа. – Отстранение великого князя Николая Николаевича с поста верховного главнокомандующего, назначение на этот пост императора Николая II. Возникновение Прогрессивного блока, в состав которого вошли представители шести ведущих фракций Государственной думы от кадетов до националистов (236 депутатов из 422). Создание по инициативе В. И. Вернадского Комиссии по изучению естественных производительных сил страны (КЕПС). В нее вошли такие крупные ученые, как химики Н. С. Курнаков, Л. А. Чугаев, агрохимик Д. Н. Прянишников, минералог А. Е. Ферсман, геолог В. А. Обручев, экономико-географ В. П. Семенов-Тян-Шанский и другие.

Военные неудачи 1915 года имели свои последствия для внутреннего развития России. Миллионы беженцев, хлынувшие на Восток, увеличили продовольственные и транспортные затруднения, создали социальную напряженность в обществе. Возросло недовольство руководством страны, усилилась тревога за ее будущее.

1915, декабрь. – Представление императору Николаю II неофициального предложения Германии о желательности заключения сепаратного мира.

1916,20 января. – Отставка антантофила И. Л. Горемыкина с поста премьера, назначение на этот пост сторонника заключения сепаратного мира с Германией члена Государственного совета Б. В. Штюрмера. Введение гужевой (подводной) повинности.

Боевые действия продолжались. 1916 год показал, что русская армия сохранила способность одерживать победы. Принятые (правда, с опозданием) меры по переводу экономики страны на военные рельсы принесли свои плоды; материальное обеспечение войск значительно улучшилось.

В мае 1916 года армии Юго-Западного фронта под руководством генерала А. Брусилова перешли в наступление и нанесли австрийской армии тяжелейшее поражение. Этот успех России оказался полной неожиданностью для союзников, а также и для противников. Австро-Венгрия оказалась на грани поражения и в дальнейшем уже не предпринимала самостоятельных военных операций. Германия приостановила операции у Вердена, где с начала 1916 года развернулось кровопролитное сражение, и, чтобы спасти положение на Востоке, перебросила отсюда на Восточный фронт одиннадцать дивизий. Румыния из нейтральной страны превратилась в воюющую на стороне Антанты, расширив тем самым Восточный фронт от Балтики до Балкан.

За 1914–1916 годы немецкая армия потеряла на Восточном фронте 1739 тыс., а австрийская – 2623 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными. Крайне велики были и потери русской армии, что вызывало недовольство народа, тем более что смысл войны оставался народу непонятен. Особенно возмущали население факты посылки русских войск за границу. Весной 1916 году в Марсель и Бордо прибыли из России две особые пехотные бригады, каждая численностью 10,5 тысячи человек. Затем в августе-сентябре того же года были отправлены еще две пехотные бригады. Царское правительство меняло живых людей на поставки в Россию артиллерии и снарядов!

С весны 1916 года на фронте участились случаи братания солдат, росло число дезертиров и сдавшихся в плен. Лишившаяся в жестоких боях вышколенных службой кадров мирного времени, многомиллионная армия уже не была надежной опорой режима.

1916, июнь. – Встреча в Стокгольме вице-председателя Госдумы А. Д. Протопопова с неофициальным представителем германского посольства в ШвецииФ. Варбургом, обсуждение возможных условий сепаратного мира между Россией и Германией. Восстание в Средней Азии в ответ на указ о мобилизации на принудительные работы 400 тыс. человек. Июль. – Запрет убивать скот и торговать мясными продуктами без разрешения государства. Обсуждение вопроса о необходимости введения продовольственной диктатуры.

Меры по переводу народного хозяйства страны на военные рельсы принесли хорошие результаты: производство вооружений росло очень высокими темпами. В августе 1916-го винтовок было изготовлено на 1100 % больше, чем в августе 1914 года. Производство пушек (76-мм и горных) с января 1916-го по январь 1917-го увеличилось более чем на 1000 %, а 76-мм снарядов на 2000 %. Выработка пороха и взрывчатых веществ возросла на 250–300 %. Снабжение фронта, таким образом, существенно улучшилось.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Русские солдаты Первой мировой войны

Однако преимущество германских войск в артиллерии, особенно тяжелой, сохранялось, что оборачивалось для русской армии сравнительно большими потерями в живой силе. Так, из каждой тысячи солдат английская армия потеряла в войну 6, французская – 59, а русская – 85 человек. Удовлетворить в полном объеме потребности фронта в вооружении (особенно повышенной технической сложности) отечественная промышленность не могла. Русская армия зависела от военных поставок союзников.

Хозяйство было милитаризовано свыше 70 %, и при этом Германия превосходила Россию по общему уровню военных расходов, в том числе вдвое-втрое по производству новейших видов вооружения (аэропланы, пулеметы). Свирепствовал острый ресурсный голод: потребность в стали и цветных металлах была вчетверо больше их выплавки. Чувствительным ударом для экономики стали захват немцами Домбровского угольного района и блокирование доставки английского угля в Петербург.

Самым ярким симптомом грядущего полного расстройства хозяйственной жизни стал продовольственный кризис. Съестные запасы в стране имелись в достаточном количестве: в 1914–1916 было собрано 216 млн тонн продовольственных и кормовых хлебов, и этого вполне хватило бы и для удовлетворения нужд фронта, и для обеспечения городского населения. Однако деградация железнодорожного транспорта сделала проблему снабжения городов неразрешимой. В то время как на Дону, Урале и в Сибири скопились значительные запасы продовольствия, центр России голодал; Донбасс был завален не вывезенным углем, а столицы мерзли из-за нехватки топлива.

Несмотря на введение принудительной разверстки хлебных поставок, привоз продовольствия в Петроград и Москву в январе-феврале 1917-го составлял лишь 25 % от запланированного. С 1916 года во многих городах была введена карточная система снабжения продовольственными товарами.

Поглощение войной почти половины трудоспособных мужчин и почти четверти лошадей нанесло ощутимый урон сельскому хозяйству: сбор хлеба сократился почти на 20 %. Развалилась финансовая система. Количество денег в обращении к концу 1916 года увеличилось в шесть раз; к февралю 1917 года курс рубля на внутреннем рынке упал до 27 копеек. В четыре раза вырос государственный долг, бюджетный дефицит возрос втрое. Цены на хлеб возросли в пять, на масло – в восемь и на промтовары в четыре-шесть раз. Обыденным явлением стала спекуляция. Резко снизился уровень жизни широких масс: потребление рабочих в 1916 году, несмотря на номинальный рост зарплаты, составляло менее 50 % довоенного уровня.

1916, 1 ноября. – Выступление П. Н. Милюкова в Государственной думе с обвинениями Б. В. Штюрмера и императрицы Александры Федоровны в стремлении заключить сепаратный мир. 10 ноября. – Отставка Б. В. Штюрмера с поста премьера, назначение на пост премьер-министра А. Ф. Трепова. 29 ноября. – Введение хлебной разверстки. 17 декабря. – Убийство Г. Е. Распутина. 27 декабря. – Отставка А. Ф. Трепова с поста премьера, назначение на пост премьер-министра члена Государственного совета князя Н. Д. Голицына.

1917, 16 января. – Решение Особого совещания по продовольствию о введении хлебной и мясной разверстки.

К началу 1917 года Россия потеряла убитыми 2 млн, ранеными – около 5 млн, пленными около 2 млн человек. В стране быстро нарастали антивоенные настроения. Между тем на весну 1917-го армии Антанты наметили общее наступление на Западном и Восточном фронтах, чему, однако, помешала Февральская революция в России. Никто ее вроде не ждал, но обстановка в городах накалялась: массовая мобилизация в армию, приток беженцев и крестьян, шедших работать на фабрики и заводы, дали толчок к увеличению численности склонных к радикализму маргинальных слоев, что создавало благоприятную почву для общественных катаклизмов.

Однако директор департамента полиции сообщал 30 октября 1916 года в МВД: «Сравнение настроения населения Петрограда и Москвы и отношения его к центральному правительству в данное время и в период 1905–1906 гг. устанавливает, что теперь оппозиционность настроений достигла таких исключительных размеров, до которых она далеко не доходила в широких массах в упомянутый смутный период. Вся тяжесть ответственности за переживаемые родиной невзгоды возлагается ныне уже не только на правительство, в лице Совета министров, но даже и на верховную власть…»

А дальше, сообщая, что экономические условия в деревне благоприятны, и крестьяне спокойны, он делал вывод: «Между тем, как показал революционерам опыт возбуждения частичных вооруженных восстаний, подобного рода выступления без участия в них крестьянских масс не могут достигнуть поставленных целей и неизбежно повлекут за собой лишь новый и на этот раз окончательный, по их мнению, разгром революции. Такое положение вещей в революционном лагере, в связи с неимением в распоряжении революционеров оружия для вооружения боевых дружин, и делает близкие революционные выступления неосуществимыми…»

Итак, менее чем за четыре месяца до февральских событий 1917 года один из высших чиновников полиции, признавая внутриполитическую напряженность и возможность рабочих беспорядков в крупных городах, вместе с тем напрочь отрицает наличие в стране конкретных условий для осуществления революции…

Накануне нового цикла «русских горок»

В начале книги мы дали простую схему работы «русских горок». Но теперь, когда уже приведен фактический материал, могут возникнуть вопросы. Почему, например, мы называем громадную эпоху циклом Ивана Грозного, а не начинаем ее от правления его деда и не называем циклом Ивана III? Почему цикл Петра мы начинаем именно от Петра I, а не от его отца Алексея Михайловича или, еще лучше, от Филарета и Михаила Романовых?

Для пояснения вспомним о природных климатических циклах. Люди обычно знают, какой сезон на дворе: зима, весна, лето или осень. Летом тепло, зимой холодно. Однако влияние на нашу погоду оказывают не только наше местоположение на земном шаре или положение Земли относительно Солнца, но и различные циклоны. Например, пришел полярный циклон, и летом становится очень холодно. А может прийти теплый атлантический циклон зимой, и станет тепло. Но эти колебания не заставят нас назвать лето осенью, а зиму весной.

Так и в случае развития страны. Нам известен основной процесс, который назван здесь «русскими горками», и он имеет свои «сезоны». Это: отставание, мобилизационный период, рывок, стагнация, отставание… Но ряд привходящих факторов – своеобразные «циклоны», искажают основную картину. Вот некоторые из них: иерархия целей, принятая государством в конкретный момент, способ правления страной, действия соседей по отношению к России.

Об иерархии целей государства мы писали во вступительных главах, а здесь рассмотрим подробнее два остальных фактора.

Способ правления. В любой стране существует «два народа», или, иначе, два основных класса. Первый, основной – большинство населения страны, создающее материальные ценности. Второй – малая часть населения, называемая элитой. Обычно государство стремится к тому, чтобы различия между ними были как можно меньше. Если же власть осуществляется прежде всего в интересах элиты, а не большинства, то уровни жизни, мировоззрение, цели большинства и элиты начинают расходиться и само поддержание государственности встает под вопрос, хотя государство и может существовать еще очень долго, эволюционируя в ту или иную сторону.

Это – в общем случае и в любой стране. В России же способ правления принципиально важен, здесь перекос в пользу элиты приводит к неминуемым потерям. Наши российские «элитные» люди, обнаружив, что высшие классы ближних и дальних стран живут много лучше, чем они, стремятся жить не хуже. Но жизненный ресурс в России и так меньше, чем у других, и если взять на «прожигание» излишне много, то положение большинства катастрофически ухудшится.

При совпадении интересов, когда власть обеспечивает условия, чтобы все слои общества трудились на пользу государства (мы называем такой тип правления византийским, так как впервые он был позаимствован Россией от Византийской империи), государство укрепляется и успешно развивается. Когда же управление государством ведется в интересах элиты (мы называем такой тип правления польским, по той же причине), то элита теряет чувство реальности, а основные производители богатств остро чувствуют несправедливость такого положения. Если власть не примет мер к исправлению ситуации, то у страны нет будущего или произойдут кровавые катаклизмы со сменой власти, опять же ради исправления перекоса.

Периоды, когда в России главенствовал «византийский» стиль управления, в совокупности занимают по времени существенно меньшую долю нашей истории, нежели когда государство управлялось по «польскому» типу. А это значит, что господствовавшая на протяжении почти всего нашего прошлого элита имела достаточно времени, чтобы по-своему описать историю страны, расставив выгодные для себя акценты. А по мнению элиты, «византийский» тип управления – самый плохой и отсталый, а вот «польская вольница» есть прогресс и вершина государственной мудрости.

Поэтому эпоха Ивана Грозного и сама личность этого правителя как в отечественной историографии, так и в зарубежной изображается только в черных красках. Зато Смуту с ее избранным боярским царем считают чуть ли не предтечей всей демократии в Европе. Так, А. Л. Янов отмечал, что Конституция Михаила Салтыкова, принятая и одобренная Боярской думой 4 февраля 1610 года – во времена, когда конституционной монархией в Европе даже не пахло, – была самым прогрессивным событием этого времени. Также и В. О. Ключевский считал, что Конституция 1610 года – «это целый основной закон конституционной монархии, устанавливающий как устройство верховной власти, так и основные права подданных».

А если посмотреть с точки зрения устойчивости государства, то принятие этого документа было как раз действием, разрушающим устойчивость. И понятно, что, давая свои оценки тому давнему периоду, эти историки исходили из принятых в их время идеологических моделей, а вовсе не из тогдашних интересов страны, историю которой они описывают. Янов живет интересами стран Запада (вот и хвалит Конституцию, «предвосхитившую» очень правильные западные порядки), а Ключевский отвечает интересам своего дворянского класса.

Влияние соседей на выживание страны. Естественно, что на международном уровне никакая страна не будет воспитывать себе конкурента. Всегда, когда предоставляется возможность, соседи силовыми или другими методами подчиняют своей воле слабых, вплоть до уничтожения их государственности. Например, Турция поддерживала крымских татар в их набегах на Русь. Но и русские цари поддерживали казаков в их нападениях на турецкую и иранскую территорию, в то же время не позволяя им своевольничать у себя.

А чем, как не давлением, была многовековая блокада Московии, ее отсечение от внешних рынков западными странами?

Но это примеры раскачивания, а когда государство теряет устойчивость, наступает время прямой агрессии. Вот именно преддверие агрессии, которая, как это понятно народу, может прекратить существование страны, и кладет начало новому циклу в «русских горках»: происходят мобилизация общества и рывок. Так было при Иване IV Грозном и Петре I Великом, и эти циклы мы назвали их именами.

Люди, которые вводили мобилизационную экономику – хоть Иван, хоть Петр, – с одной стороны, обычные люди со своими недостатками и слабостями, поэтому не следует делать из них безгрешных кумиров. Но, с другой стороны, не следует и безоглядно верить «клевете» элиты, представители которой, сочиняя свои воспоминания, прекрасно помнили время, когда их заставляли работать в интересах государства, а не своего кармана.

Также нельзя забывать, что для реализации государственных целей царям нужны были исполнители, а, как правило, выбор оных очень небольшой. Исполнителей надо готовить, а на это может и не быть времени. Поэтому приходится пользоваться услугами тех, кто есть, а они, как правило, очень не подходящий материал. Скажем, Ивану Грозному пришлось изначально опираться на людей, цели которых имели хоть что-то общее с его, царскими целями. Поэтому по ходу выполнения своей программы ему приходилось расставаться с теми из помощников, чьи цели начинали очень сильно уходить в сторону. Например, так произошло с Адашевым, наиболее долго сотрудничавшим с царем. Но что делать с оставшейся не у дел «элитой»? Ведь эти люди прекрасно понимают, к чему идет дело, и это заставляет их консолидироваться в какие-то структуры. И хорошо, если цели этих структур совпадают с целями сохранения устойчивости государства, но обычно-то они действуют во вред ему – вспомним убийство Павла I или поведение боярства во времена малолетства Ивана IV.

С этими боярами пришлось бороться и позже заменить их дворянством, лишив экономических ресурсов. Старая «элита» стала просто вести к целям, прямо противоположным царским, а сложная геополитическая обстановка требовала срочных мер, и царь устранил их очень искусно.

Когда он вводил опричнину, то вместо репрессий против негодной элиты уехал из столицы и объявил, что часть страны отдает боярам: правьте, как хотите. Он добился, что простой народ встал на его сторону, так как царь оказался «обиженным». И дальше, при репрессии того или иного боярского рода, народ и другие бояре особо не возмущались, потому что в бóльшей части репрессии были обоснованны. А вот если бы он сразу начал с репрессий, то пострадавшие не согласились бы на роль жертв и сочувствие народа было бы на их стороне. А соображения, которые при Иване удерживали старую элиту от активного протеста, заключались вот в чем: она знала, что стране все равно нужна управляющая элита и поэтому «всех не вырежут» и удастся не только отсидеться, но и перескочить в новую элиту.

В последующем историографы исказили этот процесс, выставив репрессированных жертвами произвола. Но их преследовали по суду! А разве сегодня большинство народа стало бы считать произволом судебное преследование Ельцина, Чубайса, Гайдара и прочих подобных? Ведь народ хлебнул от этой «элиты» в полной мере.

При реализации опричной программы Грозный в очередной раз столкнулся с дефицитом кадров. Сами исполнители, опричники, оказались не способными понять, что от них требуется, а стали реализовывать свои собственные цели, дискредитировав всю идею.

Затем, при правлении Петра, шла реализация целей очень высокого уровня. Если этого не учитывать, то может показаться, что в его действиях была некоторая хаотичность. Какие-то дела начинаются, не заканчиваются, начинаются новые. Вполне возможно, Петр, наблюдая своих ближайших помощников, понимал, что они не в состоянии ставить и осуществлять самостоятельно цели даже невысокого уровня. Без должного контроля они мгновенно забывали о государственном интересе, не забывая, однако, о своем собственном. Вот он и хотел, начав разные дела, создать некоторую структуру, которая заставила бы его наследников действовать в определенных рамках. И это ему удалось. А то, что казалось хаотичным, непродуманным, обернулось источником развития страны в последующие царства.

К сожалению, его наследники (за исключением Павла I и Александра III, которые работали в рамках более высоких целей, чем остальные, но не на самом высоком уровне) не были в состоянии подняться на достаточно высокий уровень целей. А когда работа, запланированная высоко, идет на сниженном уровне, то многие осмысленные действия превращаются в свою противоположность.

Например, введение Табеля о рангах планировалось Петром как механизм привлечения в систему управления наиболее талантливых людей страны, чтобы человек талантливый мог бы пробиться наверх из самых низов, что делало общество в целом достаточно социально мобильным и способствовало бы улучшению качества элиты. Но после Петра эта система стала костенеть и превратилась в тормоз для социальной мобильности. Кстати, страшно смотреть, как быстро костенеет элита при Путине.

Другой пример – учреждение Академии наук. Ее задачей было создание национальных научных кадров, но при наследниках Петра она стала синекурой для иностранцев, которые в большинстве своем старались препятствовать именно созданию национальных кадров, чтобы те не стали бы их конкурентами. И таких примеров множество.

Заложенные Петром общественные механизмы позволили России сохранить устойчивость в период «женского царства» после его смерти, но дворяне смогли перевести развитие страны с византийского стиля правления на польский. Ведь императриц на трон сажали они, дворяне, и, естественно, в своих интересах. Полного краха в этот период удалось избежать только благодаря разгрому Турции и приобретению южных черноземов, что дало новый экспортный товар – хлеб.

Завоевание юга было долгосрочной программой в политике России; об этом думал еще Иван Грозный. Страна давно готовилась к решению этой программы. То, что ее удалось реализовать во времена Екатерины II, случайность. Но это событие позволило довольно посредственному с точки зрения целей государства правлению этой императрицы предстать в глазах потомков очень хорошим. А хлеб юга не только позволил удержаться ей, но и дал изрядную устойчивость (и резерв для развития) правлениям XIX века. То же самое мы видим и в наше время: с 1970-х годов и до сих пор точно так же, как раньше хлеб, нефть застилает глаза: деньги есть, элита шикует, но страна отстает от всего мира просто фантастически. Этого пока не заметно, но как только нефть кончится, люди спохватятся. Уж тогда-то они одобрят и репрессии, и все что угодно, лишь бы вернуть силу и истинное богатство. Тем более что внешний вызов налицо и агрессия против нас не за горами.

Вернуться к византийскому типу функционирования государства пытался Павел I, но история уже показала, что отсутствие помощников может загубить самые лучшие начинания. Его «помощники» – сформировавшаяся в прошлые царствования дворянская элита – не просто противились его начинаниям, но пошли на прямое устранение не устроившего их правителя. А заодно было создано о нем превратное мнение, как о сумасшедшем.

Последующие правители делали робкие попытки умерить аппетит элиты, но эти полумеры обернулись экономическим кризисом, а вслед за ним и политическим, и военным: Крымской войной.

Считается, что, пытаясь выйти из этого кризиса, начал свои антикрепостнические реформы Александр II, но это привело к внутренней неустойчивости в стране, так как не решался главный вопрос: единение страны, уменьшение напряжения между народом и элитой.

Определенные шаги сделал Александр III. Что интересно, его готовили как главнокомандующего, но при нем Россия не воевала вовсе, так как он работал на более высоком уровне целей, чем его отец. В его царствование появилось выражение: «Россия сосредотачивается».

А Николай II, хоть и получил специальную подготовку, как будущий царь, не имел силы воли, чтобы поставить и провести в жизнь более или менее достойные цели. Он следовал за обстоятельствами, а важнейшей целью, стоящей перед страной, было проведение индустриализации. Наладить этот процесс взялся С. Ю. Витте, но темпы были не те, в каких нуждалась Россия. Ведь для модернизации страны взяли западные «лекала», а они нам никак не подходят!

Надо же было понять, что невозможно догнать Запад завтра, сегодня взяв на вооружение его вчерашние методы. Никто из властителей этого не понимал; предлагались разные, внутренне противоречивые программы, которые не могли ничего дать, а только разбалансировали и без того изношенный механизм. В итоге страна попала в такую ситуацию, выход из которой был только в новом рывке.

Но его готовили и проводили уже совершенно другие люди.

РОССИЯ НА ПЕРЕПУТЬЕ

Февральский переворот

В конце 1916 года в высших сферах власти сложилось два политических течения, а в начале 1917-го они уже вовсю действовали. Приверженцы первого (консервативного) считали, что выход из революционной ситуации – в ужесточении репрессивных мер, чтобы подавить не только социалистов, но и буржуазную оппозицию. Соответственно этому мнению, были значительно увеличены штаты полиции (по одному городовому на четыреста жителей), полиция в городах была вооружена пулеметами. Готовился роспуск Думы.

Сторонники второго течения, состоявшего как раз из буржуазных оппозиционеров, в число которых входили депутаты Думы (в основном кадеты и октябристы) и генералитет, видели выход в дворцовом перевороте, и они нашли сочувствие этой затее у некоторых родственников царя. Назревал традиционный для Руси заговор для смены монарха; о сломе государственного строя, об отказе от монархии и речи не шло. Не исключено, что за их спинами традиционно скрывались англичане.

В нашей терминологии это были «западники», сторонники «польского» стиля управления. Как показала их дальнейшая деятельность, от народа они давным-давно оторвались. Вполне возможно, что они сами спланировали и продовольственно-топливный кризис в столице, и «стихийные народные выступления», в ходе которых – вопреки ожиданиям заговорщиков – народ реанимировал Советы рабочих и прочих депутатов, придумку 1905 года. К этому времени система уже потеряла устойчивость и процесс перетек в неуправляемую фазу: всем его участникам приходилось следовать за событиями; планировать их, а тем более выполнять планы было уже невозможно.

В начале 1917 года возникли перебои в снабжении хлебом Петрограда и ряда крупных городов. Не важно, были они созданы искусственно (ибо запасы хлеба в России были достаточными) либо произошли случайно. Главная причина была не в конкретных бедах, а в неустойчивости системы. Короче, подвоз продуктов в Петроград в январе составил половину от минимальной потребности. Продразверстка, введенная правительством осенью 1916 года, провалилась.

Начало 1917 года ознаменовалось также самой мощной за весь период мировой войны волной забастовок. 18 февраля выступили рабочие Путиловского завода; их поддержали рабочие Невской заставы и Выборгской стороны. По городу поползли слухи о приближающемся голоде. Спрос на хлеб резко возрос; имевшиеся в булочных и пекарнях запасы его не удовлетворяли.

1917, 22 февраля. – В Петрограде начались стихийные волнения. 23 февраля. – Многолюдные митинги под лозунгами «Хлеба!», «Мира!», «Свободы!». 24 февраля. – Несмотря на официальное сообщение властей, что запасы муки в городе достаточны, движение продолжало разрастаться. Демонстранты вышли на главные улицы города с красными флагами и лозунгами «Долой войну!», «Долой самодержавие!». Полиция не могла справиться с движением, а войска не обнаруживали склонности усмирять толпу.

На 27 февраля намечалось два события, связанных с Думой. Сторонники первого политического течения – консерваторы, собирались ее распустить. О возможности такого решения царь еще 10 февраля предупредил председателя Госдумы М. В. Родзянко. Сторонники второго течения – кадеты и октябристы, наоборот, собирались перетянуть власть на себя так, чтобы она, Дума, а не царь-государь, формировала правительство, – они искали консенсуса с царем.

За два дня до этих запланированных событий, 25 февраля, массовые выступления возобновились, а стачка приобретала всеобщий характер. Ночью прошли аресты активистов революционных организаций, но изъятие «смутьянов» не нормализовало обстановки. Расстрел демонстрантов на Знаменской площади и Невском проспекте вызвал перелом в настроениях войск: вечером 26 февраля начались волнения в полках. В ночь с 26 на 27 февраля Родзянко получил указ о «перерыве занятий Государственной думы»; возможности мирного улаживания конфликта были исчерпаны. 27 февраля войска Петроградского гарнизона стали переходить на сторону революции, толпы рабочих и солдат громили полицейские участки и вылавливали городовых.

1917,27 февраля. – Образование Временного комитета Государственной думы во главе с ее председателем М. В. Родзянко. В тот же день – начало работы сформировавшегося накануне Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1 марта. – Приказ № 1 Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, начало демократизации и разложения старой армии. 2 марта. – Образование первого Временного правительства во главе с князем Г. Е. Львовым, состоящего из октябристов и кадетов. В тот же день – отречение императора Николая II от престола в пользу брата, великого князя Михаила Александровича. 3 марта. – Отказ великого князя Михаила Александровича принять корону до Учредительного собрания.

Итак, вырисовывается как бы следующая картина: стихийные беспорядки в столице переросли в вооруженное выступление против властей только после того, как император в очередной раз запретил собраться народным представителям (думцам) на их заседания. А обиженная Дума тоже стихийно (в силу сложившихся обстоятельств) оказалась во главе «революции», вина за начало которой, таким образом, полностью легла на Николая II.

Картина логичная, однако не вполне точная.

Дело в том, что «вынужденная» роль руководителей народной революции стала ускользать из рук думских заговорщиков в самом начале событий, поскольку они развивались вопреки кадетскому плану дворцового переворота. Еще 26 февраля в Таврическом дворце открыл свои заседания Совет рабочих депутатов. Председателем был избран Н. С. Чхеидзе (социал-демократ, меньшевик), а одним из его заместителей стал А. Ф. Керенский (трудовик, с марта 1917-го – эсер).

Дело пахло даже не двое-, а троевластием.

Думцы (либералы), обнаружив, что народное недовольство принимает вполне конкретные очертания революции, руководимой левыми партиями (демократами), вновь попытались договориться с царем (с консерваторами) о своем участии в органах исполнительной власти, уже и не думая о смене императора. Но Николай обрушил свой гнев именно на Думу, закрыв ее заседания!

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Временный исполнительный комитет Государственной думы

И вот тогда, поняв, что ни на какие договоренности с Думой царь не пойдет, а Петросовет захватывает инициативу, частное собрание нескольких членов распущенной царем Думы приняло решение о формировании «Временного комитета для восстановления порядка и сношения с учреждениями и лицами». Этот комитет со странным названием тут же обратился к населению с воззванием:

«Временный комитет членов Государственной думы при тяжелых условиях внутренней разрухи, вызванной мерами старого правительства, нашел себя вынужденным взять в свои руки восстановление государственного и общественного порядка. Сознавая всю ответственность принятого им решения, комитет выражает уверенность, что население и армия помогут ему в трудной задаче создания нового правительства, соответствующего желаниям населения и могущего пользоваться его доверием».

Очевидно, из-за отсутствия какой-либо уверенности в поддержке населения одновременно с обнародованием этой агитки М. В. Родзянко направил телеграмму главнокомандующему ближайшего к Петрограду Северного фронта с таким текстом:

«Правительственная власть находится в полном параличе и совершенно беспомощна восстановить нарушенный порядок. России грозит унижение и позор, ибо война при таких условиях не может быть победоносно окончена. Считаю единственным и необходимым выходом из создавшегося положения безотлагательное призвание лица, которому может верить вся страна и которому будет поручено составить правительство, пользующееся доверием всего населения… Медлить больше нельзя, промедление смерти подобно».

Генералитет благосклонно принял план переворота, и, рассчитывая на поддержку армии, думские заговорщики перешли к активным действиям. П. Милюков вспоминал: «Никто из руководителей Думы не думал отрицать большой доли ее участия в подготовке переворота. Вывод отсюда был тем более ясен, что… кружок руководителей уже заранее обсудил меры, которые должны были быть приняты на случай переворота. Намечен был даже и состав будущего правительства… Личный состав министров старого порядка был ликвидирован арестом их, по мере обнаружения их местонахождения. Собранные в министерском павильоне Государственной думы, они были в следующие дни перевезены в Петропавловскую крепость».

Арестовав министров, Временный комитет Госдумы стал выглядеть в глазах населения, по крайней мере части населения столицы, органом власти. Но Петроградский Совет рабочих депутатов тоже опубликовал свое воззвание и назначил районных комиссаров для установления народной власти в районах той же столицы.

Таким образом, в феврале-марте 1917 года на улицах Петрограда, когда легитимной властью все еще оставался царь, столкнулись две политические группировки, заранее готовившиеся взять власть в свои руки: кадетско-октябристское большинство Госдумы, совершавшее верхушечный дворцовый переворот, и меньшевистско-эсеровские лидеры Петросовета, совершавшие буржуазно-демократический государственный переворот. Эти лидеры тоже были «западниками», только сторонниками других социально-экономических моделей.

Петросовет сразу начал действовать как главный орган власти. 1 марта им был издан Приказ № 1, и четвертый пункт его, признавая думскую комиссию, низводил ее в «сообщники» Совета: «Приказы военной комиссии Государственной думы следует исполнять, за исключением тех случаев, когда они противоречат приказам и постановлениям Совета рабочих и солдатских депутатов».

В тот же день Петросовет принял еще одно постановление, не менее важное. Вот его требования:

1) Все государственные финансовые средства должны быть изъяты немедленно из распоряжений старой власти. Для этого немедленно революционными караулами должны быть заняты в целях охраны:

а) Государственный банк, б) Главное и губернское казначейства, в) Монетный двор, г) Экспедиция заготовления государственных бумаг.

2) Совет рабочих депутатов поручает Временному комитету Государственной думы немедленно привести в исполнение настоящее постановление…»

Как видим, и в этом случае Петросовет поручает Временному комитету Госдумы выполнить свое распоряжение.

Сходная картина была и в Москве. Того же 1 марта в Моссовете был «заслушан доклад Временного революционного комитета о его деятельности. Постановлено: задача текущего момента – захват народом власти в Москве. Для выполнения этой задачи избран комитет Совета рабочих депутатов в количестве 44 человек. В комитет вошли по партийным спискам: 16 представителей от Российской социал-демократической рабочей партии, 9 социал-демократов меньшевиков, 7 социал-революционеров, 3 от Бунда. Остальные места предоставлены профессиональным союзам, больничным кассам и кооперативам».

Советы фактически (де-факто) захватывали власть, включив думский «заговор» в свои действия составной частью. Что могли противопоставить этому дворяне-заговорщики? Только захват власти де-юре, создав видимость законности овладения именно ими высшей властью в стране. Для этого именно им нужно было получить отречение от престола правящего императора – до сих пор легитимной власти России – с тем, чтобы Комитет мог сформировать правительство на основе этого юридического акта.

Но им нужна была не республика, а конституционная монархия, только не с Николаем в качестве царя, ибо в то время, по словам А. И. Деникина, «врагом народа его считали все: Пуришкевич и Чхеидзе, объединенное дворянство и рабочие группы, великие князья и сколько-нибудь образованные солдаты…».

В конце концов, они получили право формирования законного правительства. Да вот только Николай II, соглашаясь на все предложения думских посланцев, был далеко не так прост, как это выглядело. По законам о престолонаследии царь мог отречься только за себя, но не имел права отрекаться за сына. Однако заговорщики решили: пусть будет править Михаил. Но тонкость здесь в том, что незаконность решения о совместном отречении от престола отца и сына делала недействительным сам акт отречения в целом.

Вероятно, великий князь Михаил Александрович понял замысел брата и на следующий же день (3 марта) отказался от такого «наследства». Правда, не окончательно: «Одушевленный единой со всем народом мыслью, что выше всего благо Родины нашей, принял я твердое решение в том лишь случае восприять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием, чрез представителей своих в Учредительном собрании, установить образ правления и новые основные законы Государства Российского…»

Так что на отречении Николая II история российской монархии не закончилась! Временное правительство, главу которого, Г. Е. Львова, Николай II утвердил задним числом, формально и по существу (Россия была объявлена республикой лишь полгода спустя) было правительством императорским. По крайней мере до формирования Временного правительства социалистов в июле 1917 года.

Временное правительство

Итак, 2 марта было сформировано Временное правительство под руководством Г. Е. Львова. Оно разом заменило царя, Госсовет, думу и Совет министров, соединив в себе законодательную и исполнительную власть и подчинив высшие учреждения, Сенат и Синод. Для решения второстепенных вопросов создали Совещание товарищей (заместителей) министров. Среди тридцати семи человек, входивших в четыре состава этого правительства, были один академик, пять профессоров, два приват-доцента, семь инженеров, шесть юристов, пять экономистов, три врача и три историка. Когда сегодня вас уверяют, что Россию спасет только профессиональная власть, состоящая из юристов и экономистов, вспомните о высоком профессионализме членов Временного правительства.

В момент его создания большинство населения страны верило ему и поддерживало его. Но в течение восьми месяцев оно пережило несколько кризисов (3–4 мая, 3-23 июля, 26 августа-24 сентября), потеряло доверие практически всех слоев населения и в октябре 1917 года было легко свергнуто.

Присмотримся к этой истории; она очень поучительна. Сразу предупреждаем: нам придется время от времени перескакивать то вперед, то назад – ничего не поделаешь, время было сложное.

3 марта 1917 года газеты опубликовали программную декларацию Временного правительства. В ней провозглашались: полная и немедленная амнистия по всем политическим делам; свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек; отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений; немедленная подготовка к созыву на началах всеобщего, тайного и прямого голосования Учредительного собрания; замена полиции народной милицией; выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования и т. д.

В короткий срок все пункты декларации были либо выполнены, либо предпринимались серьезные шаги к их осуществлению. И даже многое сделали с перебором. Так, например, провели всеобщую амнистию не только для политических заключенных, но и для уголовников – и страну захлестнул вал преступности.

Однако быстро выяснилось, что большинство населения мало волнует свобода слова и печати; ему хотелось другого: мира, земли и 8-часового рабочего дня.

1917, 10 марта. – Соглашение Петроградского Совета и Петербургского общества заводчиков и фабрикантов о введении 8-часового рабочего дня. Однако представители капитала впоследствии заявляли, что страна не в состоянии ввести 8-часовой рабочий день из-за конкуренции других стран, поскольку такая мера удорожит продукцию. Это был вопрос, затрагивающий разные интересы, а потому он и не решался. 14 марта. – Обращение Петроградского Совета «К народам всего мира» с осуждением захватнической войны и призывом к ее прекращению. 25 марта. – Постановление Временного правительства «О передаче хлеба в распоряжение государства и о местных продовольственных органах» (введение хлебной монополии).

Самым острым был вопрос о войне и мире – он затрагивал все без исключения слои общества. Недаром один из популярнейших лозунгов Февральской революции – «Долой войну!». А позиция Временного правительства была однозначной: верность союзническим обязательствам, война до победного конца. И оно же само разрушило армию! Еще 1 марта в только что созданное Временное правительство был передан от ЦИК Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов известный Приказ № 1: в войсках вводились выборные комитеты из нижних чинов, у офицеров изымалось оружие и устанавливались не ограниченные «ни в чем» свободы для солдата. И этот приказ выполнялся! Чуть позже, став военным министром, А. Ф. Керенский издал аналогичный приказ, вошедший в историю как «Декларация прав солдата».

В армии провели чистку командного состава; за первые же недели были уволенЫ около половины действующих генералов. На главные посты были назначены близкие к думским оппозиционным кругам выдвиженцы – А. И. Деникин, Л. Г. Корнилов и А. В. Колчак.

Но, взяв курс на продолжение войны «до победного конца», Временное правительство столкнулось с созданными им самим трудностями – армия стала неуправляемой, началось массовое дезертирство. Позже, в июле, на фронте были восстановлены упраздненные во время революции военно-полевые суды, но это не поправило дела.

В деревнях дезертиры организовывали крестьян на передел земли.

Продразверстка, именовавшаяся отчуждением, была введена 25 марта: «…все количество хлеба, продовольственного и кормового урожая прошлых лет, 1916 г. и будущего урожая 1917 г., за вычетом запаса, установленного в статьях 3 и 4 и необходимого для продовольствия и хозяйственных нужд владельца, поступает, со времени взятия хлеба на учет, в порядке статьи 5, в распоряжение государства…» А мы напомним, что еще в конце 1916 года на изъятие хлеба царским правительством посылались вооруженные отряды; теперь продразверстку возобновило буржуазное правительство, и позже большевистское правительство лишь продолжит традицию продразверстки и продотрядов, а вовсе не придумает ее.

1917, 18–20 апреля. – Первый политический кризис Временного правительства. 21 апреля. – Создание земельных комитетов для подготовки аграрной реформы. 23 апреля. – Закон о создании фабрично-заводских комитетов для установления контроля над наймом и увольнением рабочих.

18 апреля 1917 года министр иностранных дел П. Н. Милюков разослал правительствам стран Антанты ноту, в которой сообщал, что Россия намерена довести мировую войну до решительной победы. Такая позиция правительства шла вразрез с чаяниями народа; более ста тысяч рабочих и солдат Петрограда вышли на демонстрацию с тем самым лозунгом «Долой войну!». Это выступление масс вызвало правительственный кризис, но Временное правительство продолжало форсированную подготовку наступления на фронте (позже названного Июньским), надеясь, что первые же слухи о военных успехах погасят антивоенную волну. Подготавливая войска к наступлению, члены правительства даже совершали агитационные поездки в воинские части, но… никаких успехов не получилось.

Июньское наступление закончилось провалом; была оставлена Галиция, а потери армии превысили 150 тысяч человек. Начались волнения: солдаты оказывали прямое неповиновение офицерам, солдатские комитеты смещали и арестовывали наиболее реакционных генералов и офицеров. Усилилась борьба за демократический мир. В сентябре-октябре широко развернулся процесс братания с вражескими солдатами на фронтах. Шло повальное дезертирство.

Решимость правительства продолжать войну и быть верными «союзническому долгу» даже вопреки ясно выраженной воле народа объяснялась финансовой причиной: Россия задолжала союзникам крупные суммы, а в сентябре американское правительство предоставило новый кредит размером в 125 млн долларов.

В апреле социал-демократическая рабочая партия, состоявшая из фракций меньшевиков и большевиков, разделилась на две партии.

В государственном аппарате на местах шли более крупные изменения, чем в центре. Здесь одновременно происходил децентрализация (из-за ослабления государства и местнических устремлений буржуазии) и демократизация. Были ликвидированы посты генерал-губернаторов, губернаторов и градоначальников, распущены полицейские и жандармские управления. Но работу-то выполнять надо было, и вместо упраздненных должностей появились комиссары Временного правительства. Одновременно с этим работали Советы рабочих депутатов, а буржуазия создавала свои комитеты общественных организаций, которые сотрудничали с комиссарами.

1917, 4-28 мая. – Первый Всероссийский съезд Советов крестьянских депутатов. 5 мая. – Образование второго (первого коалиционного) Временного правительства под председательством князя Г. Е. Львова с участием кадетов (2/3 портфелей) и социалистов (1/3 портфелей).

25 мая было образовано Особое совещание по подготовке закона о выборах в Учредительное собрание. Выборы были назначены на 17 сентября, а затем перенесены на 12 ноября.

С 3 по 24 июня проходил Первый Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Был избран Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) во главе с Н. С. Чхеидзе. Съезд санкционировал давно готовящееся наступление на фронте, а в вопросе о власти подтвердил необходимость коалиции. Преодоление кризиса в экономике делегаты съезда видели в усилении централизации управления народным хозяйством, в «умеренном» обложении налогами предпринимателей.

Помимо вопроса о мире, другой главный вопрос подавляющего большинства звучал так: кто будет владеть землей?! Весной и в начале лета 1917 года большинство крестьян рассчитывали, что Временное правительство передаст им землю. Но шли недели и месяцы, а кроме слов, крестьяне практически ничего не получали.

Напомним, что население страны было крестьянским на 80 %, и вот оно-то и настаивало на издании закона, запрещающего земельные сделки. Проблему обострила начатая за несколько лет до этого П. А. Столыпиным очень рискованная реформа по разрушению крестьянской общины. Она велась через приватизацию земли, но не затрагивала помещичьего землевладения. Однако расчет на то, что конкуренция разорит «слабых» и создаст слой сельской буржуазии как оплот государства, не оправдался; реформа ухудшила экономическую и политическую ситуацию, а потому практически везде, где этот вопрос решался, он сопровождался вооруженным противостоянием.

В мае Всероссийский съезд крестьянских депутатов потребовал немедленно запретить куплю-продажу земли. Причина была в том, что помещики начали спекуляцию землей, в том числе дешевую распродажу ее иностранцам. Землю делили малыми участками между родственниками, закладывали по бросовой цене в банках. На хищнический сруб продавали леса, так что крестьяне нередко снимали в лесах стражу помещиков и ставили свою. Вообще захваты, запашка частновладельческих земель, конфискация инвентаря, взятие под охрану лесов, принадлежащих помещикам, стали обычным делом.

В России при всех ее громадных размерах нет лишней земли. Той, что имеется, мало для прокорма собственного населения. Крестьяне, наиболее близкие к земле люди, выживающие только трудом на ней, острее всех чувствовали, куда заведет политика распродажи земли после введения ее в торговый оборот.

Земельный вопрос не имел решения, которое устроило бы всех. По уму, надо было бы действовать в интересах большинства, то есть крестьянства. Но правительство отложило решение аграрного вопроса до Учредительного собрания. Пойти на национализацию земли оно не могло, поскольку половина земель (помещичьей) уже была заложена и национализация разорила бы банки. Правительство учитывало интересы банкиров, помещиков и земельных спекулянтов, не желая учитывать интересов крестьян.

Для того чтобы наконец решить хоть какую-то проблему тем или иным образом, нужна была политическая воля, а Временное правительство не овладело ходом событий; оно было загнано в еще более худшее положение, чем незадолго до этого царь.

Была развалена система правоохранительных органов Российского государства, которая складывалась в течение столетия, а кадры деморализованы. Милиция, созданная взамен полиции, находилась в ведении земского и городского самоуправления (которые избирали начальников милиции), была разношерстной и не имела квалифицированных кадров. Комиссары Временного правительства, ответственные за подбор офицерского состава милиции, справиться с этим не могли из-за противодействия Советов и местных буржуазных организаций. Более сильная и организованная рабочая Красная гвардия охраняла порядок в рабочих кварталах, но Временному правительству она не подчинялась и опорой его стать не могла.

Провал летнего наступления на фронте стал причиной нового политического кризиса. В столице прошли демонстрации с требованиями передачи всей полноты власти в руки Советов, отставки правительства. Ситуация осложнилась ухудшающимся экономическим положением. 2 июля министр продовольствия А. В. Пешехонов информировал о продовольственном кризисе, охватившем столицу и ее окрестности, а топливный комитет – о надвигающейся остановке фабрик и заводов из-за отсутствия топлива. Подобное наблюдалось и в других промышленных центрах.

3 июля было нарушено неустойчивое равновесие сил между Временным правительством и Петроградским советом, была расстреляна демонстрация под советскими лозунгами. Партия кадетов объявила об отзыве своих министров из состава правительства. После короткого владычества в правительстве социалистов новое, сформированное 24 июля правительство стало сдвигаться вправо, а его председатель А. Ф. Керенский (перешедший в партию эсеров) помимо председательства занял посты военного и морского министра; в третьем правительстве он был председателем и Верховным главнокомандующим.

Принятые меры по стабилизации обстановки: подавление демонстраций силой оружия и введение смертной казни на фронте, закрытие левой прессы, отсрочка выборов в Учредительное собрание – показывают, что борьба из сферы политического диалога между различными политическими силами все более переходила в сферу насилия.

1917, начало июля. – Отказ Первого пулеметного полка в Петрограде идти на фронт и обращение его к другим воинским частям с предложением поддержать требование отставки Временного правительства. 5 июля. – Обвинение партии большевиков в том, что она организовала в Петрограде вооруженное восстание против Временного правительства по заданию германского Генерального штаба. Начало репрессий против руководства партии. 7 июля. – Отставка князя Г. Е. Львова с поста премьер-министра, назначение премьер-министром А. Ф. Керенского. 25 июля. – Образование третьего Временного правительства во главе с А. Ф. Керенским, состоящего наполовину из кадетов, наполовину из социалистов. 26 июля-3 августа. – VI съезд РСДРП(б), принятие решения о необходимости подготовки вооруженного восстания против Временного правительства.

До апрельского кризиса Временное правительство было чисто либеральным, в нем были только члены буржуазных партий. Кризис привел в него демократов, в частности, трудовика А. Ф. Керенского; позже (после июньского кризиса, сопровождавшегося вооруженным восстанием) власть сосредоточилась в руках умеренных (правых) социалистов, руководивших работой и Временного правительства, и Советов. Но правосоциалистическое правительство Керенского просуществовало недолго: уже 25 июля оно вновь стало коалиционным.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

А.Ф. Керенский

Каждый новый состав правительства заявлял о своей решимости остановить падение экономки, наладить хозяйственную деятельность – но непременно в условиях продолжающейся войны. Обещали крайнюю бережливость в расходовании народных денег, установление твердых цен на предметы первой необходимости и доставку их населению по возможно заниженным ценам. Все составы правительства сходились на необходимости государственного регулирования экономики и усиления контроля деятельности частных торговцев и предпринимателей. Так что все это, после Октября, не было большевистским нововведением.

Принимались экстренные меры для уборки урожая. На сельскохозяйственные работы были направлены трудовые дружины учащихся, военнопленные (около полумиллиона) и солдаты тыловых гарнизонов (более полумиллиона). У политиков различных направлений была популярна идея всеобщей трудовой повинности, так что «трудармии» – тоже не изобретение большевиков.

С 25 августа по 2 сентября длился неудачный мятеж генерала Л. Г. Корнилова, который вместе с рядом других генералов пытался свергнуть Временное правительство. Между тем поведение кадетов накануне и в ходе кризиса (они по требованию Корнилова дружно подали в отставку) привело к резкому падению авторитета этой партии среди народа. Одновременно из-за внутренних разногласий углублялся раскол и в партиях эсеров и меньшевиков.

После ухода из правительства министров-кадетов, 30 августа – 1 сентября была сформирована Директория из пяти человек во главе с Керенским (она просуществовала до 24 сентября) – это было правительство умеренных социалистов. В тот же день, 1 сентября, правительство покончило с двусмысленностью государственного строя, возникшей после отречения Николая II, а именно – опубликовало постановление, провозгласившее Россию республикой.

Неудачный военный переворот генерала Корнилова, высветивший непоследовательность и слабость правительственных партий, поднял авторитет большевиков: они действовали явно и прямо, организовав оборону города и подавление корниловщины силами отрядов Красной гвардии. После этого стал усиливаться их контроль над Советами. Если 2 марта в Петросовете за резолюцию большевиков против передачи власти в руки Временного правительства было подано 19 голосов против 400, то 31 августа уже абсолютное большинство Совета поддерживало большевиков, требовавших: «Вся власть Советам!»

Этот лозунг становился все популярнее в народе, потому что все видели: любое начинание Временного правительства тонет в бесконечных словопрениях и дискуссиях. Вместо того чтобы действовать решительно, оно создавало все новые комиссии и комитеты, которые, как правило, тихо умирали, не оставив ничего, кроме кипы бумаг. Между тем с каждым месяцем, с каждой неделей положение в экономике становилось все более угрожающим.

Все жаловались на безобразную работу транспорта. Сами железнодорожники ожидали, что с наступлением зимнего периода разрушение подвижного состава станет неизбежным.

Нарастал финансовый кризис. Вместо сокращения государственные расходы росли гигантскими темпами. Промышленники, землевладельцы, почтово-телеграфные чиновники доказывали убыточность существующих цен и тарифов, настаивали на их увеличении. Рабочие и служащие, в свою очередь, требовали повышения зарплаты, ссылаясь на бешеный рост цен и тарифов. С рынка исчезали сахар, белая мука, масло, обувь, ткани, мыло, дешевые сорта чая и многое другое.

Денежный печатный станок работал беспрерывно. Стали выпускаться деньги достоинством в 20 и 40 рублей. Они печатались неразрезанными, на плохой бумаге, без всякой нумерации, с большим количеством ошибок.

Правительство пыталось регулировать потребление продовольствия и промышленных товаров, но, несмотря ни на что, в стране начинался голод. Нужду в хлебе в течение всего лета испытывали многие губернии, сильно ухудшилось продовольственное положение на фронте. В августе в Москве и Петрограде паек был 3/4 фунта хлеба на душу. Официальные донесения местных правительственных и общественных органов сообщали в октябре о реальном голоде, охватившем ряд городов и губерний. Продовольственные трудности испытывало даже население Украины! Запомним и это: разруха и голод достались большевикам в наследство от демократов, а не были ими «организованы», как сообщают некоторые нынешние историки.

Резко увеличилось имущественное расслоение населения. Одни голодали – таких было большинство. Другие скупали мебель, бронзу, ковры, золото и серебро, бриллианты, меха и недвижимость.

А правительство призывало народ к терпению и к новым жертвам на «алтарь Отечества».

Ответом на беспомощность правительства, ухудшение экономического положения стало усиление самоорганизации народа. Фабричные комитеты брали на себя вопросы найма и увольнения, производства и распределения. Ими в явочном порядке был введен 8-часовой рабочий день, достигнуты договоренности о заключении трудовых соглашений с предпринимателями.

В деревне начинает достигать апогея борьба крестьян против помещиков, вылившаяся в стихийный и самовольный захват земли. Временное правительство как государственный, законоисполнительный орган пыталось препятствовать данным акциям, но споры о земле находили отзвук в армии; солдаты уходили домой с оружием, что ввергало деревню в еще большую анархию. К тому же социальные противоречия города и деревни преломлялись через призму межнациональных отношений, многократно углубляя кризис в стране.

Национальный сепаратизм поразил армию. Еще до Февраля были созданы национальные части: латышские батальоны, Кавказская туземная дивизия, сербский корпус. После Февраля был сформирован чехословацкий корпус. Теперь представители разных наций стали требовать создания национальных войск, а командование и правительство не имели определенной установки и не были готовы к этому. Разгорелась борьба за Черноморский флот; украинцы поднимали на мачтах свои флаги, с кораблей списывали матросов – не украинцев.

Начался территориальный распад. После Февраля Польша и Финляндия потребовали независимости. Временное правительство, на словах взявшее курс на сохранение «единой и неделимой» России, в реальности всей своей практикой способствовало децентрализации и сепаратизму не только национальных окраин, но и русских областей.

1917, 1 сентября. – Провозглашение России республикой. 5 сентября. – Переход Московского Совета рабочих и солдатских депутатов на сторону большевиков. 14–22 сентября. – Демократическое совещание, избрание Совета Республики.

В. И. Ленин предложил создать правительство из представителей левых партий, ответственных перед ЦИК Советов, – советское правительство, и передать всю власть на местах советам. На вхождении большевиков в такое правительство Ленин не настаивал. Но меньшевистско-эсеровский ЦИК Советов отверг это предложение.

1917, 25 сентября. – Образование четвертого Временного правительства во главе с А. Ф. Керенским, состоявшего наполовину из кадетов, наполовину из социалистов. 29 сентября – 6 октября. – Высадка немецких войск в Эстонии. 4 октября. – Решение Временного правительства об эвакуации из Петрограда в Москву. Была создана возглавляемая министром внутренних дел Комиссия по «разгрузке Петрограда», которая готовила переезд в Москву правительства и высших учреждений власти. Так что даже переезд правительства в Москву придумали не большевики.

Накануне Октября на секретном совещании в Ставке, в котором участвовали деятели буржуазных партий, был утвержден план военного переворота. С фронта снимались войска и располагались вблизи крупных городов.

10 октября члены ЦК партии большевиков во главе с В. И. Лениным приняли решение о необходимости вооруженного выступления против Временного правительства; через несколько дней на новом заседании они подтвердили необходимость вооруженного свержения Временного правительства.

20 октября в Петрограде был образован Военно-революционный комитет, боевой орган при Совете рабочих и солдатских депутатов.

24 октября А. Ф. Керенский выступил в Предпарламенте с анализом ситуации в стране. После обсуждения его доклада была принята резолюция, предложенная левыми фракциями меньшевиков и эсеров: поддержка правительства при условии немедленного осуществления радикальной программы «земли и мира», создание комитета общественного спасения с участием представителей Советов. Эта резолюция была отклонено А. Ф. Керенским, ибо в ней в завуалированной форме выражалось недоверие правительству.

Вечером 24 октября началось вооруженное восстание. В течение ночи и последующего дня Генштаб, телеграф, вокзалы и другие объекты оказались в руках восставших. Утром 25 октября Военно-революционный комитет Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов объявил Временное правительство низложенным. Вечером того же дня начал работу II Всероссийский съезд Советов: из 670 делегатов 507 поддержали переход власти в руки Советов.

Съезд принял два основных документа. «Декрет о мире» содержал предложение всем воюющим народам и правительствам немедленно начать переговоры о справедливом и демократическом мире. «Декрет о земле» предусматривал, что вся земля передается в общенародное достояние, частная собственность на землю отменяется, каждый может обрабатывать землю только своим трудом на основе уравнительного землепользования. Съезд подтвердил гарантии созыва Учредительного собрания, обеспечение права наций на самоопределение. Власть на местах передавалась в руки местных Советов. На съезде был сформирован новый состав ВЦИК – 101 человек; в него вошли 62 большевика и 29 левых эсеров. Возникло первое советское правительство – Совет народных комиссаров во главе с В. И. Лениным.

Вдохновители Февраля были западниками, их идеалом была буржуазная республика. Они считали, что достаточно это провозгласить, и все сделается само собой. В итоге Временное правительство не решило ни одного важнейшего вопроса; все его начинания закончились неудачей. Эти люди не знали страны и не понимали основных нужд народа, они стремились быть хорошими для всех. В итоге правительство «профессионалов» потеряло доверие практически всех слоев общества и было сменено.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

В.И. Ленин

А кстати, советскую власть поддержала и часть буржуазной элиты. Из числа крупных капиталистов можно назвать председателя Совета Петербургского общества заводчиков и фабрикантов А. А. Бачманова; крупного пароходовладельца и хлеботорговца с миллионным состоянием Н. В. Мешкова, директора московского отделения французского банка «Лионский кредит» А. А. Познера, председателя Сибирского торгового банка В. В. Тарковского; руководителей крупных банков И. А. Баранова, Д. А. Калмыкова, А. Р. Менжинского, А. Д. Шлезингера и многих других.

Гражданская война

Сразу отметим главное: приход к власти именно большевиков не был закономерным. Россия находилась в состоянии неустойчивости, и малые флуктуации подействовали так, что к власти пришли они. А дальше им удалось удержаться и закрепиться у власти в результате постоянной корректировки своей политики. То есть они подстраивались под складывающиеся условия, а не пытались преобразовать действительность под абстрактные схемы, как прочие до них. Этому в немалой степени способствовало то, что во главе движения стоял В. И. Ленин, человек умный, способный для достижения цели искать обходные пути, а не фанатик, который при встрече с препятствием бьется об него головой.

Но перейдем к хронике событий того времени.

II Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов начал свою работу в 22 часа 40 минут 25 октября 1917 года. В первом же документе съезда – обращении «К рабочим, солдатам и крестьянам», говорилось, что съезд берет власть в свои руки, а Временное правительство низложено. Съезд постановил, что власть на местах переходит к Советам рабочих и крестьянских депутатов. Таким образом, съезд юридически оформил Республику Советов. Также съезд принял два важных декрета: «О мире» и «О земле», то есть сделал именно то, на что не решались предыдущие правительства.

Из всего этого со всей непреложностью следует, что октябрьские события 1917 года не были большевистским переворотом, а были – советским. Советы пытались взять власть еще в феврале, даже до образования Временного правительства, больше того – до появления большевиков как отдельной партии (это произошло в апреле). Сам Л. Д. Троцкий признавал: «Протоколы показывают, что важнейшие вопросы: о съезде Советов, о гарнизоне, о Военно-революционном комитете не обсуждались предварительно в ЦК, не исходили из его инициативы, а возникали в Смольном, из практики Совета…»

Советский характер переворота подтверждается и многопартийностью его участников, и содержанием первых декретов. Декрет о земле, например, вообще противоречил большевистской программе и был эсеровским продуктом. Так что ни переворот сам по себе, ни II Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов не открывали какой-то новой, «большевистской» страницы истории, а были логичным продолжением общероссийской истории.

Советы взяли на себя власть, когда в России во многих структурах царил хаос, а остальные находились на грани хаоса. Это, с одной стороны, создавало для новой власти огромные трудности в жизнеобеспечении страны, но, с другой, облегчало государственное строительство, поскольку сопротивление старых структур было ослаблено.

Отметим: в этот момент ВСЕ политические силы были согласны, что под угрозой находилась сама российская государственность.

Рассмотрим два документа.

В августе 1917 года Временное правительство провело так называемое Государственное совещание в следующем составе: представителей четырех государственных дум – 488, крестьян – 100, представителей Советов, исполнительных комитетов общественных организаций – 129, городов – 147, земского и городского союзов – 18, земств – 118, торгово-промышленных кругов и банков – 150, научных организаций – 99, трудовой интеллигенции – 83, армии и флота – 117, духовенства и духовных организаций – 24, национальных организаций – 58, продовольственных комитетов – 90, сельскохозяйственных обществ – 51, кооперативов – 313, профессиональных союзов – 176, правительственных комиссаров – 33, военного ведомства – 16, сословных учреждений – 4, членов правительства, представителей министерств – 15. В течение 13 августа к собранию прибавились свыше 100 членов, в том числе епископ Евлогий, генерал Корнилов (Верховный главнокомандующий с 19 июля), министры Скобелев и Юренев. В общем, делегатов было более 2500.

Выступая на этом весьма представительном совещании, А. Ф. Керенский очень красочно изложил свое видение катастрофического состояния, в котором находилась Россия:

«Все мы ощущаем в душе своей смертельную тревогу… Голодающие города, все более и более расстраивающийся транспорт… падение производительности в промышленной и заводской работе, открытый отказ поддерживать государство великими жертвами имущества и достояния своего со стороны многоимущих… исчезновение национальных богатств… То же и еще большее мы видим и в политических настроениях, где процесс распада и распыления на все новые и новые враждующие между собой политические партии и группы сталкивается со все более и более поднимающим голову стремлением некоторых национальностей государства Русского искать спасения не в более и более тесном единении с живыми силами государства Российского, а в стремлении отмежевать… судьбу свою от нас…»

Выход из тяжелого положения, по мнению Керенского, был лишь в единении власти и общества – в консолидации. Сегодня, в начале XXI века, мы тоже слышим призывы к консолидации. Так вот, для объединения нужно общее дело. А как раз его-то Керенский и не предложил.

Но мы привели здесь отрывок из его выступления, чтобы показать: понимание провала всей предыдущей политики было всеобщим. Резолюция большевистского съезда «О текущем моменте» чуть ли не текстуально совпадает с положениями речи министра-председателя:

«После трех лет войны экономическое положение России представляется в следующем виде: полное истощение в сфере производительного труда и дезорганизация производства, всемерное расстройство и распад транспортной сети, близкое к окончательному краху состояние государственных финансов и, как последствия всего этого, доходящий до голода продовольственный кризис, абсолютная нехватка топлива и средств производства вообще, прогрессирующая безработица, громадное обнищание масс и т. д. Страна уже падает в бездну окончательного экономического распада и гибели».

Большевики вовсе не были монстрами, которые вопреки происходящим «демократическим» переменам просто и тупо, исключительно ради своей прихоти желали получить власть в идущей к капиталистическому счастью стране. Это была политическая организация, одна из многих, понимавших, что положение критическое. В конце 1917 года единственным отличием РСДРП(б) от прочих партий состояло в том, что она готова была взять на себя ответственность за страну и взяла ее, сформировав правительство. Затем пришлось провести большую теоретическую, аналитическую и практическую работу по возвращению управляемости и нормального функционирования государства. Следовало быстро принимать и проводить в жизнь решения, налаживать быстродействующие обратные связи.

Конечно же, новая власть не всегда соответствовала стоящим перед нею задачам. Но она быстро училась.

1917, 2 ноября. – Принятие Декларации прав народов России, признавшей за ними право на самоопределение. 5 ноября. – Восстановление на Всероссийском церковном соборе патриаршества. 11 ноября. – Упразднение сословий и гражданских чинов. 12 ноября. – Выборы в Учредительное собрание. 14 декабря. – Декрет о национализации банков. 18 декабря. – Признание независимости Финляндии. 1 января. – Декрет об аннулировании государственных займов.

Успеху большевиков способствовало то, что народ России проявил себя как народ, обладающий целостной культурой и исторической памятью, включающей богатейший опыт государственного строительства и самоуправления (как общинного, так и городского). Советское государство устраивало народ, которому была близка сама идея Советов как типа соборной власти.

Сразу же после 25 октября 1917 года власти Советов пришлось отражать наступление на Петроград войск Керенского-Краснова, а в самом Петрограде и Москве ликвидировать выступление юнкеров. И они сумели организовать защиту. А большевики, не обладая достаточным авторитетом, были согласны сотрудничать в Советах со всеми партиями социалистической ориентации. Но меньшевики и правые эсеры выступили с осуждением их действий в октябрьские дни и выдвинули требование создания однородного социалистического правительства. Поэтому не они, а левые эсеры уже в ноябре получили предложение от большевиков войти в состав правительства. Сначала эсеры отказались, но в последующие недели наметилось сближение позиций, и в декабре четыре левых эсера вошли в состав Совнаркома. Кроме того, левые эсеры получили ряд постов в армии и в ВЧК.

После этого российские социалисты окончательно разделились на сторонников Советов (большевики и левые эсеры) и сторонников Учредительного собрания (меньшевики и правые эсеры). Обратим внимание, что по разные стороны «баррикад» оказались части двух партий: социал-демократов и социалистов-революционеров.

Так большевики и левые эсеры показали себя более ответственными политиками, нежели все прочие. Правда, позже левые эсеры подняли мятеж против советской власти, но это было позже. Пока же Учредительное собрание выглядело делом будущего, пусть и скорого, а налаживать жизнь страны надо было немедленно. Нельзя назвать ответственной и деятельность нескольких антисоветских организаций, активную роль в которых играли конституционные демократы (кадеты). В общем, страна поддержала советское правительство, поскольку оно вели дело к стабилизации сегодня, а не к продлению неустойчивости в теоретических поисках какого-то лучшего состояния.

Учредительное собрание начало свою работу 5 января 1918 года. На нем были представлены 715 делегатов, в том числе 412 эсеров и 183 большевика. Председатель ВЦИК Я. М. Свердлов предложил собранию признать советскую власть и принять «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», в которой были отражены уже принятые декреты. Этого не произошло, и в знак протеста большевики и левые эсеры покинули зал заседаний. Хотя собрание лишилось кворума, но продолжило свою работу. Оно провозгласило Россию демократической республикой с признанием суверенитета народов России, приняло Кодекс о земле и отвергло «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа».

10 января 1918 года открылся III Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, а 13 января – III Всероссийский съезд крестьянских депутатов, и в тот же день оба съезда приняли решение об объединении. Объединенный съезд утвердил отвергнутую Учредительным собранием «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Приставка к правительству – слово «временное» – была снята. Съезд объявил бывшую имперскую Россию Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой (РСФСР).

На съезде был избран ВЦИК.

Между тем одно из заседаний Учредительного собрания затянулось далеко за полночь, в зал вошла вооруженная охрана, и было объявлено, что «караул устал». Возможно, он и в самом деле устал. После этой хамской выходки оставшиеся делегаты (и без того не составлявшие кворума), в основном, от буржуазных партий, разъехались. Хотели этого большевики или не хотели, Учредительное собрание не состоялось, но говорить, что его «разогнали», юридически не верно.

После «разгона» Учредительного собрания противники большевиков решили доказать свою правоту с помощью оружия. Начало Гражданской войны было положено ими. Но скоординированное Белое движение только начиналось! Произошедшие раньше поход генерала П. Краснова на Петроград и мятежи юнкеров в столицах в октябре 1917 года; восстания атаманов А. Каледина на Дону и А. Дутова на Южном Урале; наступление Л. Корнилова на Екатеринодар в конце 1917 – начале 1918 годов были разрозненными актами.

1918, 15 января. – Декрет о создании Красной Армии. 20 января. – Отделение Церкви от государства, а школы от Церкви. 24 января. – Декрет о введении с 1 февраля григорианского календаря. 3 марта. – Брестский мир.

Перед страной по-прежнему стояла проблема участия в мировой войне. Народ ее не желал, а после разрушения основных государственных институтов царской России продолжать войну было просто нельзя. Советы, взяв власть под обещанием «мира без аннексий и контрибуций», начали переговоры о мире. Советская республика предложила сепаратный мир, Германия согласилась на переговоры, которые и начались в Брест-Литовске 14 ноября 1917 года и завершились, после февральских неурядиц «из-за Троцкого», подписанием мирного договора 3 марта 1918 года с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией – с аннексиями и контрибуциями. От РСФСР отторгались Украина, Финляндия, Грузия, Польша, Прибалтика; на Россию накладывалась изрядная контрибуция.

Тут надо учитывать вот что. Частные, конкретные решения, которые спустя десятилетия представляются явно ошибочными, начинают выглядеть совсем по-иному, как только посмотришь на них более широким взглядом. Конечно же, подписанный в Брест-Литовске мир был грабительским, но большевики действовали из тех соображений, что в ближайшее время революция произойдет и в Германии, а в этом случае все эти договоренности будут ничтожными.

Традиционно вина за февральский срыв переговоров возлагается на главу советской делегации Л. Троцкого из-за его позиции «ни войны, ни мира». Но заметим, что, во-первых, эта позиция советским правительством полностью не отвергалась и, по словам В. Ленина, была «дискутабельной»; во-вторых, на совещании членов ЦК РСДРП(б) с партработниками 8 января 1918 года за предложения Л. Троцкого проголосовали 16 человек, за требование В. Ленина немедленно подписать мир было подано лишь 15 голосов, а за начало «революционной войны» высказались 32 человека. К тому же так называемых левых коммунистов, требовавших разрыва переговоров о мире, поддерживала и значительная часть ЦК правящей партии левых эсеров.

И лично Л. Троцкий переговоров не срывал. 10 февраля в ответ на германский ультиматум он заявил следующее: «Именем Совета народных комиссаров правительство Российской Федеративной Республики… доводит до сведения правительств и народов воюющих с нами союзных и нейтральных стран, что, отказываясь от подписания аннексионистского договора, Россия, со своей стороны, объявляет состояние войны с Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией прекращенным. Российским войскам одновременно отдается приказ о полной демобилизации по всему фронту». И уехал для консультаций в Петроград. Только 18 февраля германское командование начало наступление, в ходе которого и были сформулированы новые условия мира.

Ленин по этому поводу сказал: «Что новые условия хуже, тяжелее, унизительнее худых, тяжелых и унизительных брестских условий – в этом виноваты, по отношению к великороссийской Советской республике, наши горе-«левые» Бухарин, Ломов, Урицкий и K°». Как видим, Л. Троцкий среди виновных не назван.

Весь этот период – с октября 1917-го по март 1918 года, характерен установлением советской власти по всей стране. Повсюду началась организация новой системы управления. К лету 1918-го Совет ВЦИК и Совнарком приняли около семисот декретов, ставших основой будущего законодательства. Учреждались суды; острота борьбы заставила создать орган госбезопасности, и 7 декабря 1917 года СНК учредил Всероссийскую чрезвычайную комиссию (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем во главе с Ф. Э. Дзержинским. Считалось, что это будет временный орган, а пока, опираясь на эти новые структуры, советское руководство провело частичную национализацию как меру борьбы с саботажем. Были национализированы не только отдельные предприятия, но и целые отрасли.

Для осуществления своих полномочий ВЧК имела свои вооруженные силы. Со второй половины декабря 1917 года местными Советами стали создаваться местные ЧК. В волости и небольшие уезды назначались комиссары ЧК. К концу мая 1918 было создано 40 губернских и 365 уездных ЧК (в январе 1919-го в связи с определенной стабилизацией обстановки уездные ЧК были упразднены).

31 января 1918 года Совнарком вменил в обязанности ВЧК розыск, пресечение и предупреждение преступлений. Материалы для следствия надлежало передавать в следственную комиссию трибунала, которая уже направляла дела в суд. (Позже, в ноябре 1920 года, к функциям ВЧК добавили охрану границ государства.) Все это было хорошо и правильно, но 21 февраля 1918 года ВЧК наделили правом внесудебного решения дел с применением высшей меры наказания – расстрела. Вот это и привело в дальнейшем к неизбежным при отсутствии процессуального контроля ошибкам и злоупотреблениям, в ряде случаев кончавшимся гибелью невиновных.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Л.Д. Троцкий

Но надо учитывать, что такие права ВЧК получила в условиях беспрерывных мятежей. Экономическое положение страны продолжало ухудшаться – оно и не могло улучшиться мгновенно; продолжался голод в городах. Поэтому большевики продлили политику продовольственной диктатуры предыдущей власти, но только теперь продовольственные отряды состояли из рабочих, которые отправлялись в деревню для изъятия излишков хлеба, а в деревне параллельно с Советами стали создаваться комитеты бедноты.

В ответ прокатились бунты; летом 1918 года в двадцати губерниях страны произошло 245 антибольшевистских крестьянских выступлений, за которыми в идейно-политическом плане стояли эсеры.

В эти же дни началась Гражданская война.

Обычно ее начало датируют вводом на территорию России войск Антанты (Англия высадила войска в Мурманске 9 марта 1918-го), и возникновением контрреволюционных белых армий и различают несколько этапов войны. 1) Лето – октябрь 1918 года, распространение войны на всю территорию. 2) Ноябрь 1918-го – апрель 1919 года, усиление интервенции Антанты и крушение этой попытки (еще этот период называют периодом Колчака). 3) 1919 год, решающие события войны (период Деникина). 4) 1920 год, советско-польская война, поражение Врангеля и конец Гражданской войны, который относят на весну-ноябрь 1920 года. 5) Эпилог войны: весна 1921-го – конец 1922 года.

То, что начало русской Гражданской войны произошло при явной и активной поддержке иностранцев и с участием иностранных войск, это факт. Но внесем небольшие коррективы. Перманентные вооруженные стычки внутри страны шли уже с декабря 1917 года, а если учитывать корниловский мятеж, то они начались еще при Временном правительстве. Во-вторых, серьезные боевые действия велись в мае 1918-го, и не в связи с выступлением белой гвардии или интервенцией англичан, а были инспирированы эсерами, которые организовали восстание чехословацкого корпуса, у которого возникли с советским правительством трения финансово-продовольственного характера.

Брестский мир расколол анархистов. Выявились сторонники советской власти, и некоторые из них сражались в составе Красной Армии. Другая, более значительная часть анархистов заняла антибольшевистскую позицию. Создавались отряды «черной гвардии», их вооруженные выступления прошли в Курске, Воронеже, Екатеринославе. Анархисты участвовали в мятеже левых эсеров, а после его подавления перешли на позиции активного террора против большевиков.

Эсеры тоже выступили против большевиков, но они вызывали подозрение у белых, не забывавших о «вкладе» эсеров в развал прежней государственности. Эсеровско-меньшевистские правительства не смогли удержаться у власти в Сибири и на Дальнем Востоке; их сменила военная диктатура адмирала Колчака.

Трудно сказать, такими же или нет были бы действия эсеров и меньшевиков, если бы к власти пришли не большевики, в победил бы планировавшийся в 1917 году военный переворот генералитета и буржуазных партий. И в каких отношениях были бы те и эти с большевиками в таком случае. Ведь буржуазным демократам, сумей они опять взять власть, пришлось бы решать накопившиеся проблемы, и непременно за счет крестьян, и обязательно с применением насилия к народу. Так было раньше и так было позже. Они уже у власти были, а решать проблемы за счет, например, банкиров не желали. Все равно страдал народ. Сегодня они опять у власти, и происходит то же самое.

Но не будем гадать; произошло то, что произошло.

Белое движение, лишь только сорганизовавшись, стало самым последовательным противником большевиков. Его истоки идут от сложившейся в середине 1917 года коалиции кадетов, монархистов и националистов. Его идеологи стремились консолидировать эти силы на базе национальной идеи, предполагавшей борьбу за возрождение сильной российской государственности, против «засилья Интернационала».

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Барон Врангель среди офицеров и политиков в Севастополе

Мы отмечали уже, что белые втянулись в полномасштабную гражданскую войну вслед за иностранной интервенцией, как ее второй эшелон. Ведь и в самом деле: первым актом систематической войны была высадка английских войск на Севере и мятеж чехословацкого корпуса в Поволжье. Но белые неверно оценили и мотивы, и возможности западной помощи: как только правящие круги Запада убедились, что белые овладеть ситуацией в России не смогут, они перестали их поддерживать. Не исключено что, если бы не вмешательство Запада, мы тут разобрались бы иначе, «малой кровью».

Вот как развивалась интервенция.

В январе 1918 года Румыния захватила и аннексировала Бессарабию.

В марте в Мурманске высадились 2 тыс. английских солдат; за ними сюда же вскоре прибыл крупный контингент американских, английских и французских войск. Первые японские соединения высадились во Владивостоке 5 апреля, за ними последовали американские войска. Но если американцев было всего 7500 человек, то японцев – более 70 тысяч. У Японии были не столько антибольшевистские, сколько экспансионистские намерения.

В августе 1918 года смешанные части англичан и канадцев вступили в Закавказье и заняли Баку, где с помощью местных умеренных социалистов свергли большевиков, а потом отступили под натиском Турции. Почти одновременно английские войска заняли Закаспийскую область и англо-французские войска высадились в Архангельске. Французские войска, находившиеся в Одессе, обеспечивали тыловые службы армии Деникина, которая действовала на Дону.

Союзница Германии, Турция повела наступление в Закавказье. А сама Германия, нарушив Брест-Литовский договор, по просьбе меньшевиков ввела свои войска на Украину и на территорию Грузии.

В конце 1918 года добровольческую Белую армию возглавил генерал А. Деникин. Основные его идеи выражены в словах: «Большевизм должен быть раздавлен… вопрос о формах государственной власти является последующим этапом и будет решен волей русского народа».

Итак, на северо-западе страны действовал генерал Н. Юденич, на юге – А. Деникин, на севере – Е. Миллер. Была установлена связь между ними, но соединения фронтов не получилось. Командующих этих армий объединяло такое общее понимание ситуации: смута, возникшая из-за «безответственности политических болтунов». Преодоление же ее они видели в ужесточении управления с помощью военных и в подъеме патриотизма. А на востоке страны вооруженную борьбу против советской власти возглавил бывший командующий Черноморским флотом А. Колчак. Сначала он вошел в состав эсеровского Сибирского правительства (Директории) в качестве военного министра, а после переворота в ноябре 1918 года объявил себя «верховным правителем».

Заметим, что перевес красных был далеко не безусловным. Летом и осенью 1919 года крупные победы одерживала армия Деникина. В октябре ей оставалось всего лишь 300 км, чтобы занять Москву. Тем не менее белым не удалось выиграть решающих сражений.

В целом поражение белых было вызвано тем, что их движение вбирало в себя элементы самой разнообразной политической окраски. А главное – белые не смогли обеспечить себя поддержкой крестьянства, которое на протяжении всей войны было враждебно и тем, и другим, так как питание и тех и других происходило за их счет; мобилизация рекрутов, реквизиция лошадей и фуража для армии проводились насильно и белыми, и красными.

Еще одна сила войны – крестьянское повстанческое движение – нередко выступала под советскими, но антикоммунистическими лозунгами (в представлении крестьян советская власть дала землю, а коммунисты отбирали хлеб по продразверстке).

И все же большевикам удалось удержать государственную власть. Белые генералы и их правительства не смогли привлечь к себе национальные движения, поскольку выступали под лозунгом «единой и неделимой России»; оттолкнули они и крестьянство – политикой «перерешения» земельного вопроса в пользу помещиков. Немалую роль сыграло и то, что большинство военных заводов России (главным образом казенных) размещалось в центральных районах и не попало в руки белых, а большевики, вводя в состав заводоуправлений представителей от рабочих, смогли использовать производственный потенциал и опыт старых административно-технических кадров – спецов.

Немало было и военспецов в Красной Армии.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Бойцы первых полков Красной Армии

В месяц переворота – в октябре 1917 года, в армии (на фронте) насчитывалось 6,3 млн человек, еще 3 млн находились в тылу. Солдаты больше не хотели воевать, а принятие Декрета о мире и проведение демобилизации в разгар брест-литовских переговоров ускорили развал вооруженных сил. У новой власти фактически не оказалось армии; для обороны столицы она располагала всего 20 тыс. человек, из них примерно 10 тыс. составляли красногвардейцы. Поскольку проблема вооруженной защиты власти требовала незамедлительного решения, перед большевиками встал выбор: либо использовать структуры старой армии, которую уже начали распускать, либо ввести обязательную службу рабочих, расширяя таким образом Красную гвардию и лишая заводы рабочей силы, либо создавать вооруженные отряды нового типа из солдат-добровольцев и выборных командиров.

15 января 1918 года Совнарком принял декрет «О рабоче-крестьянской Красной Армии», а уже в мае ее численность составляла 300 тыс. бойцов (к марту 1919-го их было уже около 1,5 млн, а в конце 1920 года до 5,5 млн). Армия эта создавалась на классовой основе и на принципе добровольности. Но поскольку война была непопулярна среди солдат-крестьян и дезертирство приняло массовый характер, план создания демократической армии провалился; народный военный комиссар, председатель Реввоенсовета Л. Троцкий установил жесткую дисциплину и стал бороться с дезертирством. Он не остановился даже перед введением системы заложников, когда за дезертирство отвечали члены семьи дезертира.

Весной 1918 года, когда началась иностранная военная интервенция, ВЦИКу пришлось ввести всеобщую воинскую повинность. Созданные на местах военкоматы вели комплектование армии.

Были и другие жизненно важные проблемы: снаряжение и командование новой армии. Снаряжение было сосредоточено в руках аппарата чрезвычайного уполномоченного по снабжению Красной Армии и Флота (им был председатель ВСНХ А. И. Рыков). В 1919–1920 годах половина одежды, обуви, табака, сахара, произведенных в стране, шла на нужды армии.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Участники тамбовского восстания

Что касается военспецов, то на сотрудничество с советской властью пошли более 750 генералов, а это около трети всего генеральского корпуса России. Всего же бывших офицеров к февралю 1923 года в составе Красной Армии имелось: среди командиров стрелковых полков – 82 %, среди командиров дивизий и корпусов – 83 %, среди командующих войсками – 54 %.

…Покончив с белыми, новая власть не завершила Гражданской войны. Пришлось потратить огромные усилия для борьбы с «антоновщиной», крестьянским движением в Тамбовской губернии. И как бы ни клеймили Красную Армию за жестокости в подавлении этого движения, ликвидировать «антоновщину» было необходимо, потому что никакая государственная власть не может терпеть мятежа на своей территории. А последним аккордом Гражданской войны стало чрезвычайно жестокое подавление Кронштадтского мятежа. Мятеж этот сам по себе означал полярное изменение политических симпатий балтийских матросов – ударной силы красных в начальный период Гражданской войны. Это событие определило переоценку В. И. Лениным политики «военного коммунизма» и переход к НЭПу.

Военный коммунизм

Высшими органами советской власти с ноября 1917 года стали Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК; первый председатель – Л. Б. Каменев, затем Я. М. Свердлов), избираемый Всероссийским съездом Советов, а также Совет народных комиссаров (председатель В. И. Ленин). Среди их первых декретов – декреты о земле, об отмене сословий и гражданских чинов, о 8-часовом рабочем дне.

Советское государство было первым в мире, законодательно установившим 8-часовой рабочий день для всех лиц, занятых работой по найму. Продолжительность рабочей недели не должна была превышать 46 часов. Был запрещен ночной труд женщин и подростков до 16 лет; женщины и подростки до 18 лет не допускались к подземным и сверхурочным работам. Рабочий день подростков до 18 лет был ограничен 6 часами. Сверхурочные работы оплачивались в двойном размере, и т. д. С Февраля по Октябрь именно этого ждал народ и не смог получить от Временного правительства.

Впереди были четыре долгих года внутренних войн, но и позади тоже были четыре года мировой войны и смута 1917 года. Страна, выкатившаяся, усилиями сановников царских времен, из стабильного состояния, проходила пик нестабильности. Общество, экономика, мораль были в ужасающем состоянии. Перечисленные выше декреты советской власти давали «точку роста» новой стабильности. Никто другой такой точки не предложил!

Восстановление общества и экономики требовали борьбы с разрухой, а она, в свою очередь, – создания специальных органов управления. Поэтому для руководства экономикой большевики создали, помимо хозяйственных наркоматов (финансов, земледелия, продовольствия), еще и Высший Совет народного хозяйства (ВСНХ) с очень широкими функциями и полномочиями. Он должен был вырабатывать общие нормы регулирования экономической жизни страны, согласовывать и объединять деятельность центральных и местных учреждений. ВСНХ участвовал в организации строительства, транспорта, торговли и финансов, но главными для него всегда были проблемы промышленности. Таким образом, Советы с самого начала взялись за то, что в свое время проигнорировал Столыпин.

Когда полномасштабная Гражданская война стала фактом, 2 сентября 1918 года ВЦИК объявил страну военным лагерем. Декретом от 30 ноября создался Совет рабочей и крестьянской обороны (в 1920-м преобразован в Совет труда и обороны, СТО), которому была дана вся полнота власти в области обороны. Возглавил его председатель Совнаркома Ленин. СТО осуществлял руководство военными операциями, ведал вопросами комплектования и снабжения вооруженных сил, посылал на места чрезвычайных уполномоченных. Его постановления были обязательны для всех организаций, учреждений и граждан.

На момент октябрьского восстания и в первое время после него у большевиков не было четкого и детального плана преобразований, в том числе в экономической сфере. Они рассчитывали, что после победы революции в Германии немецкий пролетариат как более передовой возьмет на себя задачу выработки социалистического курса, а российскому останется только поддерживать этот курс. Но всемирная революция не состоялась, и в основу хозяйственной политики большевики взяли модель экономического устройства, описанную в трудах классиков марксизма. По этой модели, государство диктатуры пролетариата есть монополист всей собственности, все граждане – наемные служащие у государства.

И в этом вопросе оказалось множество вариантов мнений.

Ленин представлял социалистическое хозяйство как единую фабрику, на которой инженеры будут работать за плату не выше, чем у хорошего рабочего. Троцкий считал наилучшим способом воспитания человека новой культуры милитаризацию труда, создание чего-то вроде военных поселений при Аракчееве. Для Бухарина методом формирования коммунистического человечества из материала капиталистической эпохи было внеэкономическое принуждение во всех его формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью.

В реальности было создано то, что назвали военным коммунизмом. Прежде всего, брался курс на замену товарно-денежных отношений централизованным распределением продукции и административным управлением народным хозяйством – то есть центр тяжести экономической политики с производства был перенесен на распределение. И это было логично, ибо главным для выживания общества стало нерыночное уравнительное распределение того, что имелось в наличии. Во весь предыдущий год жизненные ресурсы пополнялись лишь в малой степени, возникла их резкая нехватка и при распределении через свободный рынок цены росли так быстро, что самые необходимые для жизни продукты становились недоступными для большей части населения.

Кроме того, политика военного коммунизма была вызвана необходимостью мобилизации ресурсов в условиях Гражданской войны и интервенции. Ведь армия, по сути, это обширная потребительская коммуна; в условиях большой войны принципы снабжения армии переносятся на все общество. Риск здесь в том, что стабилизация общества на столь низком уровне – уровне распределения, в перспективе неизбежно ведет к деградации и вымиранию (как мы знаем, самое стабильное состояние – в могиле) и для перехода на более высокий уровень предстояло пройти еще через один этап нестабильности. Короче, войти в состояние военного коммунизма легко, выйти – трудно. Это отдельная и сложная задача.

При полном распаде и саботаже госаппарата советскому правительству пришлось взвалить на себя функцию управления всей промышленностью. Но в это время основной капитал главных ее отраслей принадлежал иностранным банкам. В горной, горнозаводской и металлообрабатывающей промышленности 52 % капитала было иностранным, в паровозостроении – 100 %, в электрических и электротехнических компаниях – 90 %. Все имеющиеся в России 20 трамвайных компаний принадлежали немцам и бельгийцам и т. д.

Саботаж крупных предприятий и спекуляция продукцией, заготовленной для обороны, начались даже до Февральской революции. Царское правительство справиться с этим не могло; «теневые» тресты организовали систему сбыта в масштабах страны, внедрили своих агентов на заводы и в госучреждения. В докладе Временного правительства в мае 1917 года о работе металлургической монополии «Продамет» было показано, как, уверенные в полнейшей безнаказанности, жулики спекулировали металлом, предназначенным для обороны страны. Но и Временное правительство не смогло решить эту проблему.

ВСНХ с весны 1918-го в случаях, если не удавалось договориться с предпринимателями о продолжении производства и поставках продукции, ставил вопрос о национализации. Невыплата зарплаты рабочим за один месяц уже была основанием для национализации, а случаи невыплаты за два месяца считались чрезвычайными.

Конечно, в собственность нового государства автоматически перешли все казенные предприятия и железные дороги. В январе 1918 года был национализирован морской и речной флот. В апреле – внешняя торговля. Это были сравнительно простые меры, для управления и контроля имелись ведомства и традиции.

1918, 6–8 марта. – VII съезд РСДРП(б). Переименование РСДРП(б) в Российскую Коммунистическую партию – РКП (б). 9 марта. – Высадка английских войск в Мурманске, начало военной интервенции. 11 марта. – Возвращение столицы из Петрограда в Москву. 9 мая. – Декрет «О предоставлении Наркомпроду чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими». 27 мая. – Декрет, запрещающий торговать продовольственными продуктами без разрешения органов Наркомпрода и разрешающий создание продовольственных отрядов для осуществления хлебной монополии.

В мае национализировали сахарную промышленность и в июне – нефтяную. Это было связано с почти полной остановкой нефтепромыслов и бурения, брошенных предпринимателями, а также с катастрофическим состоянием сахарной промышленности из-за оккупации Украины немецкими войсками.

После заключения Брестского мира положение неожиданно и кардинально изменилось. В Берлине шли переговоры с германским правительством о компенсации за утраченную в России германскую собственность, а немецкие компании начали массовую скупку акций главных промышленных предприятий России. У них стали скапливаться акции ключевых предприятий, и в Москву поступили сообщения, что посол Мирбах уже получил инструкции выразить советскому правительству протест против национализации «германских» предприятий. Возникла угроза утраты всей базы российской промышленности. В таких условиях на совещании Совнаркома, которое продолжалось всю ночь 28 июня 1918 года, было решено национализировать все важные отрасли промышленности, о чем и был издан декрет.

Также были национализированы все частные банки; финансовая система была полностью централизована.

Аннулировались все внешние и внутренние займы, которые заключили как царское, так и Временное правительство. А ведь за годы войны только внешние займы составили 6 млрд рублей; чтобы понять величину этой суммы, скажем, что в лучшие годы весь хлебный экспорт России составлял около 0,5 млрд рублей в год.

Еще в декабре 1917 года декретом ВЦИК было введено страхование по болезни, а в июне 1918 года Совнарком ввел оплачиваемые двухнедельные отпуска рабочим и служащим. Ленин и в этом проявил себя гибким экономистом: не будучи догматиком, он скорректировал свое мнение, что оплата труда технической интеллигенции должна быть «не выше зарплаты хорошего рабочего», и признал необходимость более высокой оплаты спецам.

В декабре 1918 года был принят Кодекс законов о труде (КЗоТ).

Когда государство взяло на себя функции управления хозяйством, возник небывалый по масштабам и сложности госаппарат. Он сразу проявил тенденцию к бюрократизации и волоките, присущим всякому иерархически построенному чиновничьему аппарату. Проблема контроля за госаппаратом всегда и везде достаточно сложна, а в Советской России она осложнялась острой нехваткой подготовленных кадров. Как решать такую проблему?… Никто не знал.

В январе 1918 года появилась Центральная контрольная комиссия, организующая ревизии в разных ведомствах, но работа шла плохо. Надежды на стихийный контроль «снизу», через Центральное бюро жалоб и заявлений, также не оправдались. 8 февраля 1920 года возник Наркомат рабоче-крестьянской инспекции (РКИ). Выборы в его члены происходили по заводам, а в деревне – на сельских и волостных сходах, на местах организовывались ячейки для содействия РКИ. Предполагалось через этот орган пресекать попытки хозяев предприятий свернуть производство, продать предприятие, перевести деньги за границу, уклониться от выполнения нового КЗоТа. Участвуя в работе рабочего контроля, трудящиеся приобщались к управлению.

Все это, правда, не оказало заметного влияния на реальную жизнь: рабочий контроль, введенный вместо экономического и политического, ожидаемого эффекта не дал, вот тогда и провели форсированную национализацию всей промышленности, транспорта, торгового флота и даже всей торговли – вплоть до мелких лавок и мастерских.

1917, 28 июня. – Декрет о национализации крупной и средней промышленности. 4 июля. – Открытие V Всероссийского съезда Советов. 6 июля. – Покушение на германского послаМирбаха, мятеж левых эсеров. 10 июля. – Принятие V Всероссийским съездом Советов первой Конституции РСФСР. 17 июля. – Расстрел царской семьи в Екатеринбурге. 22 июля. – Декрет СНК РСФСР «О спекуляции», запретивший частную торговлю. 23 августа. – Начало наступления Красной Армии на юге против армии генерала П. Н. Краснова.

Объявлялось требование военной дисциплины на производстве, вводилась всеобщая трудовая повинность для лиц от 16 до 50 лет. За уклонение от обязательного труда предусматривались строгие санкции. Торговля заменялась карточным распределением продуктов; не занятые общественно полезным трудом карточек не получали. Конечно, тот, кто привык жить на ренту или от иного способа эксплуатации чужого труда, мог счесть это страшной несправедливостью. Но кормить любителей сладко жить, не работая, было нечем. Под это же определение попала и часть интеллигенции, чей труд в тех условиях мог быть признан не общественно полезным.

Право частной собственности на землю отменялось навсегда, землю нельзя было продавать, покупать, сдавать в аренду либо в залог, ни каким-либо другим способом отчуждать. Вся земля обращалась во всенародное достояние и переходила в пользование всех трудящихся на ней. Все недра, руда, нефть, уголь, соль и т. д., а также леса и воды, имеющие общегосударственное значение, переходили в исключительное пользование государства. Все мелкие реки, озера, леса и прочее перешли в пользование общин. Земельные участки с высококультурными хозяйствами: сады, плантации, питомники, оранжереи и т. д., не подлежали разделу и передавались в исключительное пользование государства или общин, в зависимости от их размера и значения.

Право пользования землей получили все граждане без различия пола, желающие обрабатывать ее своим трудом, – наемный труд не допускался. Устанавливалось уравнительное землепользование; земля подлежала распределению между трудящимися по трудовой или потребительской норме.

В результате крестьянство получило более 150 млн га земли, освободилось от огромных арендных платежей и от расходов на приобретение земли в дальнейшем, а также от большого долга Крестьянскому поземельному банку. Крестьянам был передан помещичий сельскохозяйственный инвентарь.

1918, 27 августа. – Подписание дополнительного соглашения к Брестскому мирному договору. 30 августа. – Покушение на В. И. Ленина. 2 сентября. – Объявление ВЦИК Советской республики военным лагерем. 5 сентября. – Объявление «красного террора». Начало наступления Красной Армии против белочехов. 29 октября. – Создание Российского коммунистического союза молодежи (РКСМ).

11 января 1919 года Совнарком принял декрет о продовольственной разверстке, согласно которому, все количество хлеба и фуража, необходимого для удовлетворения государственных потребностей, разверстывалось между производящими хлеб губерниями и дальше – между уездами, волостями, деревнями и дворами (использовался принцип круговой поруки). Крестьянам установили нормы душевого потребления: 12 пудов зерна, 1 пуд крупы на год и т. д., фураж для скота и зерно для посева, а все остальное зерно подлежало изъятию за деньги. Так как деньги потеряли в то время свое значение, фактически у крестьян отбирали излишки хлеба бесплатно.

Эти чрезвычайные меры дали хорошие результаты. Если от урожая 1917–1918 было заготовлено только 30 млн пудов хлеба, то в 1918–1919 году – 110 млн пудов, а в 1919-1920-м даже 260 млн пудов. Пайками были обеспечены практически все городское население и часть сельских кустарей (всего 34 млн человек).

Напомним, что продразверстку вводило еще Временное правительство, но она вполне соответствовала и теоретическим представлениям большевиков: отмене в деревне товарно-денежных отношений. Большевики пытались создать в деревне совхозы и сельхозкоммуны, перевести сельское хозяйство на рельсы централизованного производства и управления, и чаще всего эти попытки терпели откровенные неудачи. Среди городских рабочих велась агитация, призывавшая к «походу против кулачества». Продотрядам разрешалось применение оружия. Кроме натуральной хлебной повинности, от крестьян требовалось участие в системе трудовых повинностей, в мобилизации лошадей и подвод. Национализировались все зернохранилища, ускоренно ликвидировались все частновладельческие хозяйства.

На самом деле и здесь большевики не были пионерами. Попытки централизовать экономику, вводить нормирование производства, сбыта и потребления делались еще в годы мировой войны. Жестко централизованная хозяйственная система, созданная большевиками, фактически и была ориентирована на мобилизацию ресурсов для обеспечения армии и в условиях военного времени оказалась достаточно дееспособной. Правда, большевики внесли сюда элементы коммунистической идеологии: бесплатными стали продовольственные пайки, коммунальные услуги, производственная одежда для рабочих, городской транспорт, некоторая печать и т. п.

Скажем прямо, в тех трудных экономических условиях гораздо бóльшим злом были бы свободно-рыночные цены.

В годы Гражданской войны на территориях, где к власти приходили «учредиловцы» (сторонники Учредительного собрания) или белые, происходила денационализация промышленности, банков, разрешалась частная торговля. И приходилось для поддержания нормального потребления в городах регулировать торговые отношения между городом и деревней, что в условиях военного времени давало мало пользы, а в экономическом плане этим деятелям не оставалось ничего другого, как уповать на помощь из-за границы. Вот и проиграли красным. Также и в районах крестьянского движения, как правило, осуществлялся переход к свободному землепользованию в соответствии с крестьянскими представлениями, господствовала почти полная децентрализация хозяйственных связей. И любые повстанцы мигом лишались всякого экономического преимущества перед большевиками!

Но и на советской территории в годы Гражданской войны экономика быстро деградировала. Дореволюционные производственные фонды проедались, нового строительства и расширения предприятий не было. Жизнь людей становилась все тяжелее. Кроме не прекращавшегося крестьянского брожения, ширилось недовольство в городах; в 1920 году начались забастовки на крупнейших предприятиях, являвшихся до этого оплотом новой власти. Волновалась армия. К 1921 году оказались практически полностью исчерпанными запасы металла, мануфактуры, топлива, оставшиеся с 1917 года.

В общем и целом последствия мировой и Гражданской войн для страны были катастрофическими. Промышленное производство к 1920 году сократилось сравнительно с 1913-м в семь раз, сельскохозяйственное – на 40 %; погибли в боях, от белого и красного террора, голода и эпидемий 8 млн человек. Голод весной и летом 1921 года в Поволжье унес жизнь еще 5 млн человек.

И наряду с этим уже в 1918 году была заложена основа советской системы организации науки! Да, научная политика Советского государства в первые, тяжелейшие годы очень показательна. В самый трудный момент оно выделило ей крупные средства. Было организовано большое число экспедиций – самая значительная из них, в районе Курской магнитной аномалии, не прекращала работы даже в зоне боевых действий. В 1919–1923 годах Комиссия по улучшению быта ученых организовала снабжение ученых особыми пайками, что предотвратило возможный сбой непрерывности развития русской науки.

К науке же обращались, обсуждая злободневные проблемы страны. Сельское хозяйство оставалось основой экономики и главным источником ресурсов для развития страны в целом, но оно явно требовало реорганизации. В июне 1920 года на комиссии ГОЭЛРО обсуждалось два подхода к его дальнейшему развитию. Первый – создание фермерства с крупными земельными участками и наемным трудом и второй – развитие трудовых крестьянских хозяйств без наемного труда с их постепенной кооперацией. В основу государственной политики был взят второй подход, автором которого был А. В. Чаянов.

Продолжилась работа КЕПС – Комиссии Академии наук по изучению естественных производительных сил России, созданная в середине 1917 года. Изложенная ее председателем академиком Вернадским программа создания в России по единому плану сети государственных НИИ целиком вписывалась в программу строительства социалистического научно планируемого общества. Это показывает, что изначально большевики ставили цели достаточно высокого уровня. За 1918–1920 годы было учреждено двадцать специализированных отделов КЕПС, на их основе возникли НИИ во главе с крупными, мирового уровня учеными: Прикладной химии (акад. Курнаков), Радиевый (акад. Вернадский), Платиновый (акад. Чугаев), Географический (акад. Ферсман), Оптический (проф. Рождественский).

Научно-технические кадры понесли ощутимые потери за время войны и революции, но ученые сочли целесообразным не бороться с большевиками, а помогать им, чтобы уменьшить отрицательные результаты их деятельности и увеличить положительные. А среди этих положительных были – внимание к освоению минеральных ресурсов (Курская магнитная аномалия, Кольский полуостров), создание технических кафедр в Академии наук и таких институтов, как ЦАГИ, ФИАН и другие.

Школа – главный государственный институт, который создает гражданина и воспроизводит общество. Школу можно назвать консервативным «генетическим аппаратом» культуры. Главная задача буржуазной школы – воспроизведение классового общества; такая школа состоит из двух частей. В одной формируется элита, в другой – человек массы. Школа для элиты общеобразовательная, она основана на университетской культуре и дает целостное знание в виде дисциплин. Школа для массы основана на «мозаичной» культуре и дает так называемые полезные знания. Резко различаются методики преподавания и уклад обеих «школ».

Советская школа сразу стала формироваться как единая общеобразовательная, вся основанная на университетской культуре и ставящая своей целью воспроизводство народа, а не классов. Это была невиданная социальная роскошь, которая, с трудностями и некоторыми частными неудачами, была предоставлена всему населению страны. Экзаменом этой школы стали индустриализация и война 1941–1945 годов; советская школа этот экзамен выдержала.

На базе ленинской концепции двух культур (буржуазной и пролетарской) стало развиваться движение Пролеткульта, тотально отрицавшего всю прежнюю культуру, весь опыт прежних поколений. Его участники представляли, что при социализме все должно быть по-новому – не похоже на старое. Появился механический критерий: раз что-либо имело место до 1917 года, значит, враждебно социализму. Насаждалось представление, что подлинная история человечества началась лишь в октябре 1917 года, а до этого была лишь некая предыстория. Абсолютизировался классовый подход в оценке любых явлений русской истории, а само понятие «русская история» объявлялось реакционно-монархическим.

Стремление оторвать русский народ от исторической традиции, связанной с православием, а также «воинствующий материализм» большевиков стали причинами жесточайшего давления на Русскую православную церковь. Запрещались крестные ходы, было отменено исполнение колокольного звона во всех церквах. Изымались церковные средства. Это вызывало повсеместные столкновения между властями и верующими.

5 ноября 1917 в храме Христа Спасителя патриархом был выбран (из трех кандидатур) митрополит Тихон (В. И. Белавин). В своих первых выступлениях перед верующими он обратил внимание паствы на то, что бездумное, поспешное построение нового государства неминуемо принесет вред народу. За такие речи за 1918–1920 годы патриарх дважды привлекался к судам ревтрибунала, носившим пропагандистский характер. Осенью 1918 года патриарх отказался благословить Белое движение, запретил священникам поддерживать как белых, так и красных, осуждая братоубийство, однако органы советской власти и такую позицию посчитали «потворством белому террору» и объявили Тихона «главой контрреволюционеров».

Параллельно разгрому церкви шло тотальное разрушение традиционной народной морали. Насаждая новый быт, часто «резали по живому», не считаясь с привычными взглядами людей. Возникло общество «Долой стыд», пропагандировалась свободная любовь. Повсеместно проводились дискуссии об отмирании семьи, которая наиболее радикально настроенными «новаторами» объявлялась пережитком капитализма. Преследовались церковные обряды – венчание, крещение новорожденных и т. п. Взамен этому придумывались новые, «революционные» обряды.

Уже в 1918 году прошло массовое переименование улиц в Питере, Москве и других городах.

Все это было проявлением идей «мировой революции» в культуре.

Но по мере отхода верхушки власти от этих идей стали «выправлять» положение и в культуре. Ленин выступил с критикой пролеткультовского движения и отказался от него. Он предложил новую формулу: «Надо овладеть всем богатством мировой культуры». Однако под мировой культурой у Ленина подразумевались прежде всего европейские, западные образцы, он призывал учиться у Германии, США, Англии. О собственном историческом опыте России речи не велось, что и понятно: В. И. Ленин, как и многие «старые большевики», не любил Россию и не знал ее.

В этот период большевики поставили задачу придать культуре светский, массовый, не элитный характер. Возникла система культурно-просветительской работы, появились сети библиотек, клубов, читален. Проводились лекции, беседы, ставились агитпьесы, агитконцерты. Поднимался вопрос о ликвидации неграмотности населения.

Советская власть ввела цензуру, закрыла антибольшевистские газеты, вся выпускаемая литература контролировалась с точки зрения соответствия содержания «политическому моменту».

Перестраивалось театральное дело. Хотя были запрещены к постановке балет и оперетта, театр не умер, а многие театральные режиссеры и актеры признали советскую власть. Театр был сферой, которой особо коснулись пролеткультовские веяния: на сцене преобладал импрессионизм декораций, шло увлечение революционной символикой. Обычным делом была вольная интерпретация классиков. В общем, культурная жизнь не затухала, что отражало уверенность людей в том, что трудности так или иначе будут преодолены.

На первый взгляд осуществление сразу всего этого: поддержка науки и пролеткультовского движения; разрушение традиционной культуры и открытие библиотек – кажется хаотичным. Но любая динамическая система, переходя от одного вида стабильности к другому, «тычется» в поисках лучших вариантов в разные стороны. Никто ведь не знает, что нужно делать, нет никаких лекал. Жизнь, через деятельность разных людей и групп, сама предлагает разные варианты и сама же отбрасывает негодные, оставляя годные!

Большевики и мировая революция

В нашей книге мы не намерены ни «обелять» кого бы то ни было, ни «очернять». Мы излагаем события в контексте эпохи.

Для большинства логика действий большевиков была непонятна, а главным полем дискуссии стали Брестский мирный договор и аграрный вопрос, вызвавшие протест не только противников, но и союзников – левых эсеров. На V съезде Советов левые эсеры пытались склонить делегатов отторгнуть мирный договор, отменить декрет о комбедах и предоставить всю полноту власти Советам. Когда достигнуть этого не удалось, они 6 июля 1918 года организовали мятеж; он был подавлен, а партия эсеров распущена, и с этого момента утвердилась государственная однопартийная система.

Но для нас важно, что на первых порах большевики придерживались схемы, то есть действовали согласно букве марксистской теории. Вот выдержка из автобиографии К. Радека о событиях октября 1917 года и взгляд на них из Стокгольма, где он в то время находился:

«Обострение борьбы в Петрограде увеличивалось с каждым днем, и мы проводили бессонные ночи в ожидании решающих сведений. Они пришли поздно ночью, и венгерский журналист Гутман передал нам под утро из телеграфного агентства речь Владимира Ильича при открытии II съезда Советов. Мы с Ганецким немедленно собрались в путь, но были задержаны телеграммой, что для свидания с нами едет представитель ЦК германской социал-демократии. Этим представителем оказался не кто иной, как Парвус, который от имени германской социал-демократии привез заверение, что она немедленно вступает в бой за мир с нами. Частным образом он заявил, что Шейдеман и Эберт готовы объявить всеобщую забастовку в случае, если бы германское правительство под давлением военных кругов не пошло на почетный мир. Об этих переговорах мы напечатали открыто в шведской партийной газете и отправились с Ганецким в Питер, имея в кармане только удостоверение от Воровского, что являемся членами заграничного представительства большевиков».[5]

Это признание К. Радека объясняет, почему в конце 1917-го – начале 1918 года лидеры партии большевиков ожидали начала революции в Германии буквально со дня на день. Однако сделанная германскими социал-демократами в январе 1918 года попытка организовать всеобщую забастовку не увенчалась успехом.

А вот письмо председателя Реввоенсовета РСФСР Л. Д. Троцкого в ЦК РКП(б) от 5 августа 1919 года:

«Крушение Венгерской республики, наши неудачи на Украине и возможная потеря нами Черноморского побережья, наряду с нашими успехами на Восточном фронте, меняют в значительной мере нашу международную ориентацию, выдвигая на первый план то, что вчера еще стояло на втором.

Разумеется, время теперь такое, что большие события на Западе могут нагрянуть не скоро. Но неудача всеобщей демонстративной стачки, удушение Венгерской республики, продолжение открытой поддержки похода на Россию – все это такие симптомы, которые говорят, что инкубационный, подготовительный период революции на Западе может длиться еще весьма значительное время…

Нет никакого сомнения, что на азиатских полях мировой политики наша Красная Армия является несравненно более значительной силой, чем на полях европейских. Перед нами здесь открывается несомненная возможность не только длительного выжидания того, как развернутся события в Европе, но и активности по азиатским линиям. Дорога на Индию может оказаться для нас в данный момент более проходимой и более короткой, чем дорога в Советскую Венгрию. Нарушить неустойчивое равновесие азиатских отношений колониальной зависимости, дать прямой толчок восстанию угнетенных масс и обеспечить победу такого восстания в Азии может такая армия, которая на европейских весах сейчас еще не может иметь крупного значения…

Один серьезный военный работник предложил еще несколько месяцев тому назад план создания конного корпуса (30 000-40 000 всадников) с расчетом бросить его на Индию. Разумеется, такой план требует тщательной подготовки как материальной, так и политической. Мы до сих пор слишком мало внимания уделяли азиатской агитации. Между тем международная обстановка складывается, по-видимому, так, что путь на Париж и Лондон лежит через города Афганистана, Пенджаба и Бенгалии…

Наша задача состоит в том, чтобы своевременно совершить необходимое перенесение центра тяжести нашей международной ориентации…»[6]

А вот выступление Ленина на III конгрессе Коминтерна. 1921 год:

«Когда мы начинали, в свое время, международную революцию, мы делали это не из убеждения, что можем предварить ее развитие, но потому, что целый ряд обстоятельств побуждал нас начать эту революцию. Мы думали: либо международная революция придет нам на помощь, и тогда наши победы вполне обеспечены, либо мы будем делать нашу скромную революционную работу в сознании, что, в случае поражения, мы все же послужим делу революции, и что наш опыт пойдет на пользу другим революциям. Нам было ясно, что без поддержки международной мировой революции победа пролетарской революции невозможна. Еще до революции, а также и после нее, мы думали: или сейчас же, или по крайней мере очень быстро наступит революция в остальных странах, капиталистически более развитых, или, в противном случае, мы должны погибнуть».[7]

Завершение Гражданской войны обозначило раскол в партии большевиков. Партия одержала победу в невероятно тяжелых условиях, советская власть устояла – но без мировой революции. А ведь до этого большевики рассматривали Гражданскую войну исключительно как международное, а не внутрироссийское дело. И вот приходилось или отказаться от догмы мировой революции, одного из основных положений марксизма, или отказаться от своей победы. То есть: победу одержали, но сторонники догматического марксизма считали, что без мировой революции русская революция обречена на поражение.

Накануне октябрьского переворота Ленин писал, что взятие власти пролетариатом в одной стране должно стать лишь началом целой серии войн в других странах, а цель этих войн – «окончательно победить и экспроприировать буржуазию во всем мире». Из этой позиции большевики находили конкретные подходы ко всем вопросам политики, в том числе и внешней. Например, пригласив Германию с ее союзниками на переговоры в Брест, сами же всеми возможными способами затягивали переговоры, ожидая со дня на день революции в Германии. В итоге Брестский договор (март 1918-го) сильнейшим образом скомпрометировал большевиков, отдавших Прибалтику, Финляндию, Польшу, Украину, Белоруссию немцам и Закавказье туркам.

Но это не заставило их усомниться в правильности теории.

С другой стороны, еще в годы Первой мировой союзники России по Антанте проявили заинтересованность в обескровливании нашей страны. Они не желали возрождения сильной России как одного из решающих игроков на международной арене в послевоенную эпоху тогда, а тем более после октябрьского переворота. Между ними были заключены секретные соглашения о разделе сфер влияния в России, а после вторжения интервенты грабили природные ресурсы страны, дискредитируя тем самым Белое движение. И кстати, от активных действий против регулярных частей Красной Армии иностранные войска старались уклоняться.

Справедливости ради отметим, что и в Белом движении не было доверия к «союзникам», напротив – поведение их больно било по чувствам русских патриотов.

В пропагандистском плане большевики из факта интервенции извлекли для себя все возможное, постаравшись дезавуировать патриотизм Белого движения. Сами же они, в глазах населения представ патриотами, от своих стратегических целей – мировой революции – не собирались отказываться. Вторая Программа РКП(б), принятая в марте 1919 года, зафиксировала: «Началась эра всемирной, пролетарской, коммунистической революции». Говорилось о неизбежности, желательности и необходимости гражданских войн внутри отдельных стран и войн пролетарских государств против капиталистических.

В марте 1919 года был создан Коминтерн, представленный как международная коммунистическая партия. Главной своей целью Коминтерн провозглашал революционное свержение мировой буржуазии и замену капитализма мировой системой коммунизма.

Даже Красную Армию готовили как передовой отряд международной революции. Предпринимались попытки экспорта революции. Троцкий, как мы только что видели, замышлял военный поход в Персию и предлагал провести военную экспедицию в Индию. Война с Польшей рассматривалась как эпизод в походе на Берлин. Короче говоря, для форсирования мировой революции использовались государственные средства. Опять же, мы не очерняем и не обеляем: интервенция в Россию была ничем не лучше «экспорта революции».

Ленин, Троцкий, Зиновьев часто обращались с письмами к трудящимся зарубежных стран с призывами к свержению капиталистических правительств. Они выступали как деятели Коминтерна, но на Западе-то их призывы воспринимались как выступления государственных руководителей! Это ставило зарубежные компартии в положение советской агентуры.

Внутри страны большевики активно использовали «национальный вопрос», демонстрируя уважение прав нерусских народностей, в то время как руководители белых считали невозможным признавать какие-либо территориальные и национально-административные изменения в России без санкции Учредительного собрания. Это не позволило им создать прочный антибольшевистский союз с национальными военными формированиями. В 1919 году отказ лидеров Белого движения заявить о признании независимости Финляндии привел к тому, что 100-тысячная финская армия, готовая наступать на Петроград, так и не сдвинулась с места.

Основы национально-государственной политики Советского государства были сформулированы в «Декларации прав народов России» от 2 ноября 1917 года. В ней закреплялись: равенство и суверенность народов России, право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельных государств, отмена всех и всяких национально-религиозных привилегий и ограничений, свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России. Опять же, суть была в идее пролетарского интернационализма: де, пройдет небольшое время, и национальные различия исчезнут, а сегодняшние обещания дают большие преимущества – поддержку различных националистических объединений на местах.

Руководил этой работой Народный комиссариат по делам национальностей (Наркомнац) во главе с И. В. Сталиным.

Правом отделения первой воспользовалась Финляндия: в декабре 1917 года Советское государство признало ее независимость. В Финляндии произошла короткая, но ожесточенная гражданская война, в которой еще стоявшие там русские войска поддержали рабочее правительство, но вопрос был решен вводом германских войск. Чтобы закончить с этим вопросом, сообщим: никогда раньше Финляндия не имела своей государственности. Она была неразвитой периферией Швеции, пока Россия не отвоевала ее. Лишь в период нахождения в составе России Финляндия получила свою Конституцию, а также и возможность самостоятельно развивать свою письменность, литературу, культуру, архитектуру. Выйдя из состава России, она немедленно подпала под влияние Германии.

Советское правительство признало состоявшееся еще при Временном правительстве отделение Польши.

В июне 1918 года из состава России вышла Тува, присоединившаяся к России в 1914 году (вернулась на правах АО в 1944-м).

В те моменты, когда в государствах Украины, Белоруссии, Эстонии, Латвии и Литвы существовала советская власть, эти республики вступали между собой и РСФСР в тесные отношения, помогая друг другу в решении военных, экономических и других проблем. Но в 1919 году в Литве, а в 1920-м – в Эстонии и Латвии советская власть была ликвидирована.

Лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» в те годы определял все остальные лозунги в РСФСР, означая призыв к созданию Всемирной Республики Советов. Убежденность в том, что рано или поздно все государственные границы будут ликвидированы, привела к неоправданным территориальным потерям. При подписании договоров с получившими независимость Финляндией, Эстонией, Латвией и Польшей с советской стороны почти не изучался тонкий и сложный вопрос о границах. В результате Латвия и Эстония, как и Финляндия, никогда раньше не имевшие собственной государственности, получили ряд районов с преобладанием русского населения. Граница с Финляндией пролегла в 32 км от Петрограда – на расстоянии досягаемости дальнобойной артиллерии, а Польша получила западные районы Украины и Белоруссии. Позднее, когда надежды на мировую революцию не оправдались, это стало выглядеть как «подарок мировому империализму».

В мае 1920 года была проведена реорганизация Наркомнаца; из представителей народов был создан Совет национальностей, который встал «во главе» этого наркомата, превратившись в своего рода парламент национальностей. Объем функций наркомата быстро расширялся – от политических и культурных задач к экономическим. Он решал вопросы сельского хозяйства, лесничества, армии и т. д., что вызывало нарастающие трения с другими наркоматами.

Между тем продолжалось деление партии на фракции. Были в ней «интернационалисты», которые требовали еще большего расширения прав автономий, но были и такие, кто считал, что политика Наркомнаца идет не в том направление. До середины 1920-х делались попытки остановить процесс огосударствления национальностей и провести административное деление в соответствии с задачами хозяйственного строительства и планирования; предлагалось даже сменить название Совета национальностей на Совет экономических районов. Лишь сопротивление республик (особенно Украины) и автономий помешало внедрению таких идей в жизнь.

В целом Наркомнац эволюционировал с пониманием, что мировая революция откладывается надолго и стране придется существовать в окружении враждебных государств. Постепенно стала усиливаться центральная власть, и после образования СССР Наркомнац был ликвидирован, а Совет национальностей стал второй палатой ВЦИК.

В идеологии был сделан «поворот» – она становилась не интернационалистической и коммунистической, а государственной и даже державной. И это еще один пример, что новая власть руководствовалась не догмами, а стремилась решать реальные задачи. А главным вопросом было: где брать кадры и где брать ресурсы для решения реальных задач?…

Этот же вопрос стоял перед правительством Николая II. Уже тогда назрел переход страны к индустриализации, и возможное решение состояло из двух взаимосвязанных частей. Первая – перевод села на новый тип хозяйствования, с количественным уменьшением крестьянства (раскрестьянивание) и восполнением снижения численности за счет существенной технической и организационной модернизации деревни. И вторая – создание рабочих мест в модернизирующейся промышленности с тем, чтобы за счет промышленности можно было вести улучшение сельского хозяйства. Но где было взять ресурс для такой модернизации страны? Источник имелся один: сами крестьяне. Но при Николае II элита предпочитала тратить деньги, выкачанные из крестьянства, не внутри страны, а за ее пределами. Эмиссия золотого рубля привела к вывозу нашей валюты за рубеж, а также к тому, что к нашим «хлебным деньгам» присосались еще и иностранцы.

Возьмем, как пример, керосиновые лампы. Их привозили из-за рубежа, продавали здесь, а выручку (в золоте) увозили из страны. Лучше было бы, построив завод в России и используя дешевую рабочую силу, производить их тут; и золото оставалось бы внутри страны. И даже лампы можно было бы продавать за рубеж. А так за границу вывозились не лампы, а доходы в золоте, а страна получала золото от хлебной торговли, и судьба крестьянина элиту, в общем, не волновала.

Кстати, то же самое происходит сегодня. «Икеи», «Ашаны» и прочие магазины-гиганты просто перекачивают обратно на Запад доллары, заработанные Россией на экспорте нефти, газа, металла и т. д.

Рабочая сила в стране дешевая, когда уровень жизни ее народа низкий. В Европе логика капитализма вела к тому, что рабочая сила дорожала, – так возрастал внутренний спрос на продукт, но – удорожался продукт, и снижалась норма прибыли, вот капитал и бросился в Россию ради прибылей, которые можно было вывозить в золоте на Запад. Но в повышении уровня жизни российских рабочих и крестьян западный капитал совсем не был заинтересован! Шло постепенное превращение России в европейскую периферию; Запад жил все лучше, потому что у нас здесь НЕ жили все лучше.

Итак, проблема России при Николае II была в том, что время модернизации и рывка настало, отступать уже было нельзя, а Николай не оказался личностью, соответствующей моменту. И понимание, что царь «не годится», в обществе преобладало, хотя не все могли бы объяснить, чем же он их не устраивает. А потому и решения предлагались разные: от замены одного царя на другого и до построения совсем другого общества. И как только место правителя освободилось, началась конкуренция между разными путями развития, олицетворяемыми тогда разными партиями. Мало кто обращает внимание на то, что, когда вскоре после Октября в стране осталась одна легальная партия, процесс деления продолжался внутри нее – и соответственно продолжалась конкуренция идей о дальнейшем развитии вплоть до того, что репрессии середины – второй половины 1930-х годов, по мнению М. С. Восленского, прежде всего были направлены против ортодоксов, коммунистов ленинской ориентации. Между ВКП(б) 1940-го и РСДРП(б) 1920 года – колоссальная разница!

Уже до отречения Николая II реальный выбор был между двумя альтернативами. Первая – разрушение самодержавия и предоставление свободы капитализму, а уж он все сделает сам. Вторая – разрушение самодержавия и построение сразу же социалистического общества, минуя фазу развитого капитализма. И следует иметь в виду, что ортодоксальные марксисты были в первом, а не во втором лагере; они считали, что строить в России надо именно капитализм, чтобы к моменту мировой революции на равных в ней участвовать. Даже годы спустя многие «старые большевики» видели образец в устройстве западных государств. А уж раньше-то вообще многие социалисты считали вредным добиваться в России социализма, капитализм сам все сделает и приведет к социализму. Главное – убрать монархию.

Вот их аргументы (и наш комментарий в скобках).

Для развития общества, будь то капитализм или социализм, у работника будут изымать часть его труда. При этом капиталист хотя формально тратит этот прибавочный продукт на себя, но на самом деле – на развитие общества. (Здесь не учитывается, что этот прибавочный продукт капиталист может тратить в другой стране и тем самым способствовать развитию совсем не России, – мы сегодня хорошо видим, как это происходит.)

Капиталисту, чтобы продавать свой товар, нужно богатое собственное население. Поэтому он будет стараться улучшить быт своих работников. (Опять же не учитывается, что если капиталист продает, в основном, сырье и продукт низкого уровня переработки, то его совсем не волнует покупательная способность населения внутри страны, – и сегодня мы также наблюдаем это воочию.)

Капиталист заинтересован в квалифицированной рабочей силе, в повышении образования населения, так как это способствует движению производства вперед и тем самым получению им дополнительных прибылей. (Современный опыт показывает, что возможно и другое поведение – когда страна является сырьевым придатком, то развитие образования становится экономически невыгодным.)

Свои выводы такие марксисты делали, наблюдая развитие капитализма в Европе. А мы уже говорили, что включение России в Европу делает ее лишь сырьевым придатком западной экономики. То есть это направление, в теории и не плохое, и не хорошее, не давало нужного решения именно для России.

Кстати, вот почему этих любителей схем и моделей не занимал земельный вопрос. Им, в общем, было ясно, что лишней земли в стране нет, а потому ее дележка между всеми переведет сельское хозяйство к первобытному способу производства, а страна лишится единственного ресурса. Поэтому они предпочитали пустить решение этого вопроса на самотек, надеясь, что земельные участки как-нибудь стихийно укрупнятся. Но вот что тогда делать с «лишними людьми», они даже не задумывались. А поэтому, если бы они победили, Россия пришла бы к очередной неустойчивости.

Если угодно, властители последних лет – Чубайс, Греф и прочие – есть ортодоксы, заложники схемы. Они пытаются сегодняреализовать программу 1917 года, и результаты, которые очень скоро будут ими достигнуты, у нас перед глазами – в учебнике истории. Вся разница, что вместо экспорта хлеба зарабатываем экспортом нефти.

Иван Солоневич писал: «Задача всякого разумного русского человека заключается в том, чтобы смотреть в лицо фактам, а не в рожу галлюцинациям. Сговориться мы можем только относительно фактов – пусть с оговорками, разницей в оценках и оттенках. Но нет никакой возможности сговориться о галлюцинациях – тех вариантах невыразимого будущего, каких еще никогда не было, какие ни на каком языке действительно невыразимы никак».

Теперь рассмотрим второе возможное направление – строить социализм. Оно тоже было очень неоднородным, а главная идея заключалась в том, что если повезет взять власть в свои руки, то удастся разжечь пожар мировой революции, а там развитие пойдет по Марксу. Так что вожди этого направления тоже предпочитали схемы, модели и галлюцинации, но хотя эти галлюцинации и были другими, чем у буржуазно настроенных деятелей, от этого предлагаемый ими путь не становился менее тупиковым. Ведь то, что происходило в реальности, постоянно не соответствовало заранее заготовленным схемам!

Счастье страны было в том, что среди лидеров этого социалистического направления оказались люди, умеющие здраво оценивать ситуацию, а не следовать теоретическим догмам. Это преимущество и перевело ситуацию непредсказуемого выбора в ситуацию сознательного отбора. И чем больше проходило времени, тем более явным становилось преимущество одного направления перед другим.

Кризис начал заканчиваться, когда большинство властителей поняли, что спасение – только в учете специфики России, а стабилизации достигли, когда с властью согласилась основная часть народа.

Но это произошло не сразу.

НЭП

1920, 4 декабря. – Декрет «О бесплатном отпуске населению продовольственных продуктов и предметов широкого потребления». 23 декабря. – Декреты «Об отмене платы за всякого рода топливо» и «Об отмене денежных расчетов за пользование почтой, телеграфом, телефоном и радиотелеграфом». 29 декабря. – Принятие VIII Всероссийским съездом Советов Государственного плана электрификации России (ГОЭЛРО).

1921, 27 января. – Декрет «Об отмене взимания платы за жилые помещения с рабочих и служащих и за пользование коммунальными услугами, газом, электричеством и общественными банями». 22 февраля. – Создание Госплана РСФСР. 8-16 марта. – Х съезд РКП(б), переход к новой экономической политике (НЭП).

К весне 1921 года бóльшая часть крестьянства была разорена войнами и неурожаем. Естественным ответом на отсутствие рынка, изъятие излишков через продразверстку было сокращение крестьянами площади посевов. Они производили не более того, что было необходимо для пропитания семьи. Но положение промышленности было еще хуже, ведь основа выживания рабочего класса также была подорвана хозяйственной разрухой: многие фабрики и заводы стояли. Рабочие голодали и уходили в деревню, становясь кустарями, мешочниками. Как быть? В самóй правящей партии намечался раскол.

В марте 1921 года прошел Х съезд РКП(б), и поскольку к этому времени уже было ясно, что рассчитывать на мировую пролетарскую революцию не приходится, встал вопрос о построении социализма в одной стране, и съезд принял решение о переходе от продразверстки к продналогу. Началась Новая экономическая политика (НЭП). Вопреки прежним идеологическим установкам была разрешена в огромных масштабах частная собственность; частникам позволили наем рабочей силы, ввели свободную торговлю хлебом. Все это имело целью восстановление разрушенной в период мировой и Гражданской войн экономики России и установление нормальных экономических отношений между рабочим классом и крестьянством.

Съезд принял также резолюцию «О единстве партии», направленную на то, чтобы снять напряженность в отношениях между ее различными лидерами, и все же выяснение сути НЭПа породило в партии острые и болезненные дискуссии. Кое-кто называл его «крестьянским Брестом». Одновременно было принято решение ликвидировать в России другие политические партии.

1921. – Неурожай, массовый голод в Советской России. Установление советской власти в Закавказье. Первая партийная чистка.

Первый год НЭПа сопровождался катастрофической засухой (из 38 млн десятин, засеянных в европейской России, урожай погиб полностью на 14 млн), так что продналога было собрано почти вдвое меньше намеченного. Пришлось эвакуировать жителей пораженных голодом районов в Сибирь; масса людей (около 1,3 млн человек) переселились на Украину и в Сибирь самостоятельно. Официальное количество пострадавших от голода составило 22 млн человек. Из-за границы, в основном из США, была получена помощь в размере 1,6 млн пудов зерна и 780 тыс. пудов другого продовольствия.

Шок от неурожая послужил тому, что сельхозработы 1922 года были объявлены общегосударственным и общепартийным делом.

1922, 3 апреля. – Избрание И. В. Сталина генеральным секретарем ЦК РКП(б). 10 апреля – 19 мая. – Генуэзская конференция, на которой нарком иностранных дел Г. Чичерин пытался договориться с лидерами западных держав о привлечении капиталов в Россию, но подтвердил отказ советского руководства от уплаты долгов царского и Временного правительств. Естественно, при таких условиях денег не дали. 30 декабря. – Образование Союза Советских Социалистических Республик.

В 1922-м продналог был сокращен на 10 % по сравнению с предыдущим годом, а крестьянина объявили свободным в выборе форм землепользования. После сдачи государству налога крестьянин отныне мог распоряжаться излишками свободно и реализовывать их на рынке. Если хозяйство по состоянию своей рабочей силы затруднялось выполнять сельскохозяйственные работы своевременно, допускалось применение наемного труда с соблюдением норм об охране труда. Позже, в апреле 1925-го, появилось подробное определение прав батраков и батрачек.

О свободе торговли хлебом было объявлено одновременно с переходом от разверстки к продналогу, но сначала это понималось как прямой продуктообмен между городом и деревней, преимущественно через кооперативы, а не через рынок. Крестьянству такой обмен показался невыгодным, и В. И. Ленин уже осенью 1921 года признал, что товарообмен между городом и деревней сорвался. Пришлось снять сохранявшиеся ограничения, поставив частника в равные условия в торговле с государством и кооперативами.

Разрешение торговли потребовало наведения порядка в финансовой системе, которая в начале 1920-х существовала лишь номинально. Уже в 1921 году государство предприняло ряд шагов, направленных на восстановление финансовой политики. Был утвержден статус Государственного банка, который переходил на принципы хозрасчета и был заинтересован в получении доходов от кредитования промышленности, сельского хозяйства и торговли. Разрешалось создавать коммерческие и частные банки. Частные лица и организации могли держать в сберегательных кассах и банках любые суммы денег и без ограничений пользоваться вкладами. Правительство прекратило бесконтрольно финансировать промышленные предприятия, потребовало от них платить налоги в бюджет и приносить доход государству. Вводились внутренние государственные займы.

Затем были приняты меры по стабилизации российской валюты, которые осуществлялись далее в течение 1922–1924 годов. Обмен денежных знаков был проведен в два приема: сначала в отношении 1: 10 000, затем 1: 100. В результате в СССР была создана единая денежная система, выпущены червонцы, ставшие твердой валютой, а также казначейские билеты, серебряная и медная монета.

В 1925 году посевная площадь достигла довоенного уровня; НЭП восстановил устойчивость народного хозяйства, в том числе сельского. На селе сложилось такое соотношение социальных групп: беднота и батраки – 28,5 %, середняки – 67–68 %, кулаки – 4–5 % (до революции соответственно 65, 20 и 15 %). Были упразднены чрезвычайные органы всех типов; началось создание систем власти и управления в нормальном режиме.

Государство сохранило за собой: тяжелую промышленность, транспорт, банки, внешнюю торговлю, причем государственные промышленные предприятия были переведены на хозрасчет. Система главков ликвидировалась, основной хозрасчетной единицей стал трест, то есть отраслевое объединение наиболее целесообразно организованных и соответственно расположенных предприятий. Например, один из крупнейших трестов, «Югосталь», представлял собой комбинированное объединение важнейших металлургических заводов Юга. Предприятия треста, обеспеченные сырьевыми и финансовыми ресурсами, включались в государственный хозяйственный план и частично или полностью снабжались государством, а для координации сбытовой деятельности трестов были созданы синдикаты, всесоюзные торговые объединения, распоряжавшиеся капиталом, составленным из паев трестов-участников.

Однако промышленность плохо поддавалась реформированию, и принятые меры привели к остановке большой части промышленных предприятий: они просто не могли выживать в условиях рынка.

Частный капитал обосновался главным образом в легкой и пищевой промышленности, давая в некоторых отраслях (маслобойная, мукомольная) до трети производимой продукции. В оптовой торговле доля частного капитала была невелика – до 8 % в 1925 году; в розничной она составляла более 40 %.

В общем, в середине 1920-х развитие советской экономики носило противоречивый характер. С одной стороны, успехи в возрождении экономики были очевидны. Сельское хозяйство восстановило уровень довоенного производства, российский хлеб вновь стал продаваться на мировом рынке, деревня приобрела возможности развития. Окрепла финансовая система государства. С другой стороны, положение в промышленности, особенно тяжелой, выглядело не слишком хорошим: производство не достигло довоенного уровня, а замедленные темпы его развития вызывали огромную безработицу, которая в 1923–1924 годах превысила 1 млн человек.

1923, 26 августа. – Постановление ЦИК СССР и СНК СССР о возобновлении производства спиртных напитков и торговли ими. Осень. – Попытка организации революции в Германии. Экономический кризис, выступление левой оппозиции.

1924, 21 января. – Смерть В. И. Ленина. «Ленинский призыв» в партию. 26 января. – Переименование Петрограда в Ленинград. 31 января. – Принятие Первой Конституции СССР.

Новая экономическая политика прошла через серию острейших экономических кризисов, о которых надо сказать подробнее. В 1923 году диспропорция между наращивавшим темпы сельским хозяйством и практически остановившейся промышленностью вызвала «кризис цен», или «ножницы цен». В результате стоимость сельхозпродуктов резко снизилась, а цены на промтовары продолжали оставаться высокими. На этих «ножницах» деревня теряла половину своего платежеспособного спроса. Обсуждение этого кризиса вылилось в открытую партийную дискуссию; цены на промтовары были снижены, а хороший урожай в сельском хозяйстве позволил промышленности обрести широкий и емкий рынок для сбыта своих товаров.

1924. – Начало регулярного радиовещания из Москвы. XIII съезд РКП(б), переименование РКП(б) во Всесоюзную Коммунистическую партию большевиков – ВКП(б). Провозглашение курса на «строительство социализма в одной стране».

В 1925 году начался новый кризис, спровоцированный теперь частными торговцами. Спекуляция привела к тому, что цены на сельхозпродукты резко повысились и основная прибыль пошла в руки наиболее зажиточных крестьян, а среди большевиков вновь вспыхнула дискуссия о «кризисе цен». Победили сторонники продолжения дальнейших уступок крестьянству, однако были приняты меры и по ограничению частника на рынке.

В декабре 1925 года XIV съезд партии провозгласил курс на индустриализацию, по поводу чего развернулись дебаты о путях, методах и темпах. Е. Преображенский выдвинул доктрину «первоначального социалистического накопления» за счет несоциалистических секторов хозяйства (в основном, крестьянства) путем применения «ножниц цен» на промышленные и сельскохозяйственные товары, налогообложения, денежной эмиссии.

1925. – XIV съезд ВКП(б), курс на индустриализацию страны, разгром «новой оппозиции».

1926.– Локарнская конференция. Образование троцкистско-зиновьевского блока.

1927. – XV съезд ВКП(б), разгром троцкистско-зиновьевской оппозиции.

1928, июнь. – Судебный процесс в Москве о вредительствев промышленности («шахтинское дело»). «Хлебная стачка».

Новый кризис экономической политики был связан с хлебозаготовительными трудностями зимы 1927/1928, вошедшими в историю как «хлебная стачка». Крестьяне решили не сдавать хлеб государству, а придержать его до весны, когда цены на него поднимутся. В результате в крупных городах страны возникли сбои в снабжении населения продуктами питания и правительство вынуждено было вводить карточную систему распределения продуктов. В ходе поездки в Сибирь в январе 1928 года Сталин предложил применить чрезвычайные меры давления на крестьян при проведении хлебозаготовок, в том числе использовать Уголовный кодекс для укрывателей зерна, насильственно изымать зерно, использовать заградительные отряды и т. п.

А вот слова И. В. Сталина о «ножницах цен». 1928 год:

«С крестьянством у нас обстоит дело в данном случае таким образом: оно платит государству не только обычные налоги, прямые и косвенные, но оно еще переплачивает на сравнительно высоких ценах на товары промышленности – это во-первых, и более или менее недополучает на ценах на сельскохозяйственные продукты – это во-вторых.

Это есть добавочный налог на крестьянство в интересах подъема индустрии, обслуживающей всю страну, в том числе и крестьянство. Это есть нечто вроде „дани”, нечто вроде сверхналога, который мы вынуждены брать временно для того, чтобы сохранить и развить дальше нынешний темп развития индустрии, обеспечить индустрию для всей страны, поднять дальше благосостояние деревни и потом уничтожить вовсе этот добавочный налог, эти “ножницы” между городом и деревней.

Дело это, что и говорить, неприятное. Но мы не были бы большевиками, если бы замазывали этот факт и закрывали глаза на то, что без этого добавочного налога на крестьянство, к сожалению, наша промышленность и наша страна пока что обойтись не могут.

Почему я об этом говорю? Потому, что некоторые товарищи не понимают, видимо, этой бесспорной вещи. Они построили свои речи на том, что крестьянство переплачивает на товарах, что абсолютно верно, и что крестьянству не доплачивают на ценах на сельскохозяйственные продукты, что также верно. Чего же требуют они? Они требуют того, чтобы были введены восстановительные цены на хлеб, чтобы эти “ножницы”, эти недоплаты и переплаты были бы уничтожены теперь же. Но что значит уничтожение “ножниц”, скажем, в этом или в будущем году? Это значит, затормозить индустриализацию страны, в том числе и индустриализацию сельского хозяйства, подорвать нашу еще неокрепшую молодую промышленность и ударить, таким образом, по всему народному хозяйству. Можем ли мы пойти на это? Ясно, что не можем.

В чем же должна состоять, в таком случае, наша политика? Она должна состоять в том, чтобы постепенно ослаблять эти “ножницы”, сближать их из года в год, снижая цены на промышленные товары и подымая технику земледелия, что не может не повести к удешевлению производства хлеба, с тем, чтобы потом, через ряд лет, уничтожить вовсе этот добавочный налог на крестьянство».[8]

Слова о «некоторых товарищах» можно отнести на счет Н. И. Бухарина, главного теоретика НЭПа, который полагал, что индустриализация пусть себе идет «черепашьими темпами» на основе НЭПа при растущем без всяких «ножниц цен» сельском хозяйстве. Просто всем слоям деревни надо сказать: «Обогащайтесь». И на рубеже 1927–1928 годов обнаружилось, что НЭП уперся в тупик! Как только хлебозаготовительные трудности вновь повторились зимой 1928–1929 годов, этот лозунг был осужден руководством партии, сторонники хозяйственных методов разрешения кризиса хлебозаготовок лишились постов, а НЭП стал сворачиваться – была поставлена задача быстрой индустриализации. Усилились административные методы руководства экономикой, действие рыночных механизмов ограничивалось и подавлялось планом.

Забытая история русской революции. От Александра I до Владимира Путина

Нэпманы

К этому времени было разработано два варианта первого пятилетнего плана: отправной и оптимальный. Под нажимом Сталина был принят оптимальный, форсированный вариант, предполагавший максимальные темпы, жесткие директивы, ломку народно-хозяйственных пропорций, приоритет тяжелой промышленности.

Спорить нечего: экономические успехи НЭПа велики. Среднегодовой темп прироста национального дохода за период 1921–1928 годов составил 18 %. Национальный доход на душу населения к 1928 году вырос в сравнении с 1913-м на 10 %. Соответственно новой идеологии, произошли существенные изменения в быте населения. Ухудшились условия жизни высших слоев общества: до революции члены бывшей элиты занимали лучшие квартиры, потребляли качественные продукты питания, пользовались высшими достижениями образования и здравоохранения. Теперь был введен строго классовый принцип распределения материальных и духовных ценностей и представители высших слоев лишились своих привилегий.

В то же время советская власть поддерживала нужных ей представителей старой интеллигенции через систему пайков, комиссию по улучшению быта ученых и т. п.; создавалась политическая элита – партийная и государственная номенклатура, имевшая свою систему привилегий. Также в годы НЭПа возникла новая экономическая элита – зажиточные люди, так называемые нэпманы, или новая буржуазия, уклад жизни которых определялся толщиной их кошелька.

Серьезно изменился уклад жизни рабочего класса. От советской власти он получил права на бесплатное образование и медицинское обслуживание, государство обеспечивало ему социальное страхование и пенсионное содержание, через рабфаки поддерживало его стремление к получению высшего образования. Однако прежде всего на тех же рабочих в годы НЭПа отражались слабое развитие промышленного производства и массовая безработица…

Шла культурная революция, прежде всего с целью воспитания у людей новой коммунистической морали (человек человеку друг). Были сделаны серьезные шаги по ликвидации неграмотности взрослого населения, созданию материальной базы народного образования, формированию сети культурно-просветительных учреждений. Однако отсутствие достаточных материальных средств не позволяло решать эти проблемы так быстро, как рассчитывало руководство.

Быт крестьянства в 1920-х изменился незначительно. Патриархальные отношения в семье, общий труд в поле от зари до зари, желание приумножить свое достояние – таков был уклад. Крестьянство в основной своей массе стало более зажиточным, у него развивалось чувство хозяина. Маломощные крестьяне объединялись в коммуны и колхозы, налаживали коллективный труд.

Крестьянство очень волновало положение церкви, ибо с религией оно связывало свое существование. А политика Советского государства в отношении церкви в эти годы не была постоянной. В начале 1920-х на церковь обрушились репрессии, были изъяты церковные ценности под предлогом необходимости борьбы с голодом. Государство вело активную антирелигиозную пропаганду, создало разветвленную сеть обществ и периодических изданий антирелигиозного толка, внедряло в быт социалистические праздники в противовес религиозным. В результате такой политики в Православной церкви произошел раскол, группа священников образовала «живую церковь», отменила патриаршество и выступила за обновление церкви. Затем при митрополите Сергии церковь активно начала сотрудничать с советской властью. Государство поощряло появление новых явлений в жизни церкви, направляя репрессии против сторонников сохранения старых порядков в ней.

При НЭПе оживилась «буржуазная идеология», выразителем которой стало «сменовеховское» движение. В борьбе с ним правительство применило жесткие меры, создав органы цензуры – Главлит и Главрепетком, а также высылая инакомыслящих за пределы страны. В то же время допускались научные и творческие дискуссии, сосуществовали такие различные направления в искусстве, как Пролеткульт, объединения авангардистов, футуристов, «Серапионовых братьев», имажинистов, конструктивистов, «Левого фронта».

Самое главное в том, что к концу 1920-х были решены основные экономические задачи, которые возлагались на НЭП. Было восстановлено разрушенное войнами хозяйство, стабилизировалась социальная и демографическая ситуация, сложилась и укрепилась система государственных органов и учреждений, укрепился правопорядок. Были мобилизованы значительные средства для индустриализации. Вместе с тем выявились и стали быстро нарастать новые противоречия, которые уже в 1928–1929 годах воспринимались руководством государства и партии как угрожающие: НЭП себя изжила.

Как рассказывает С. Г. Кара-Мурза, в 1989 году было проведено экономическое моделирование варианта продолжения НЭПа на 1930-е годы. Оно показало, что в этом случае не только не было возможности поднять обороноспособность страны, но и годовой прирост валового продукта опустился бы ниже прироста населения – Россия неуклонно двинулась бы к социальному взрыву.

И в самом деле, к концу этого периода внутри страны возникло нестабильное равновесие, быстро сдвигавшееся к острому противостоянию – в отношениях между городом и деревней, промышленностью и сельским хозяйством. Поправив свои дела в условиях НЭПа, получив землю и стабильный правопорядок, село оказалось в большой степени самодостаточным и не имело внутренних стимулов для интенсивного развития. Производство зерновых остановилось примерно на довоенном уровне. Освобожденное от арендных платежей и выкупа земли село снизило товарность и возможности экспорта хлеба, главного тогда у России источника средств для развития. В 1926 году при таком же, как в 1913-м урожае экспорт зерна был в 4,5 раза меньше, а это был самый высокий за годы НЭПа показатель!

Индустриализация, которая в силу очевидной необходимости была начата с создания базовых отраслей тяжелой промышленности, все еще не могла обеспечить рынок нужными для села товарами. Снабжение города через нормальный товарообмен нарушилось, а продналог в натуре был в 1924 году заменен на денежный. Возник заколдованный круг: для восстановления баланса нужно было ускорить индустриализацию, для этого требовалось увеличить приток из села продовольствия, продуктов экспорта и рабочей силы, а для этого надо было увеличить производство хлеба и повысить его товарность, создать на селе потребность в продукции тяжелой промышленности (машинах), а для этого… ускорить индустриализацию.

Разорвать этот порочный круг можно было только посредством радикальной модернизации сельского хозяйства, для чего, теоретически, было три пути. Один – поддержка набирающего силу кулака, перераспределение в его пользу ресурсов основной массы хозяйств середняков, расслоение села на крупных фермеров и пролетариат. Этот путь уже показал свою бесперспективность при Столыпине. Второй – постепенное развитие трудовых единоличных крестьянских хозяйств с их кооперацией в «естественном» темпе, но он, по всем расчетам, оказывался слишком медленным. Третий – ликвидация очагов капиталистического хозяйства (кулаков) и образование крупных механизированных коллективных хозяйств.

Другим кардинальным вопросом был выбор способа индустриализации. Дискуссия об этом протекала трудно, долго. Не имея в отличие России начала века иностранных кредитов как важного источника средств, СССР мог вести индустриализацию лишь за счет внутренних ресурсов. Влиятельная группа (член Политбюро Н. И. Бухарин, председатель Совнаркома А. И. Рыков и председатель ВЦСПС М. П. Томский) отстаивала «щадящий» вариант постепенного накопления через продолжение НЭПа. И. В. Сталин предлагал форсированный вариант.

Мы уже упоминали, что в годы перестройки было проведено моделирование варианта Бухарина современными методами и расчеты показали, что при продолжении НЭПа рост основных производственных фондов был бы в интервале 1–2 % в год. При таком «щадящем» варианте наша экономика нарастающими темпами отставала бы не только от Запада, но и от роста населения СССР (2 % в год)! Тем самым было бы предопределено поражение при первом же военном конфликте, но становился возможным и внутренний социальный взрыв из-за нарастающего обеднения населения. Поэтому прав был Сталин, и его правоту подтвердила победа в войне 1941–1945 годов.

Фридрих Энгельс в книге «Крестьянская война в Германии» писал:

«Самым худшим из всего, что может предстоять вождю крайней партии, является вынужденная необходимость обладать властью в то время, когда движение еще недостаточно созрело для господства представляемого им класса и для проведения мер, обеспечивающих это господство. То, что он может сделать, зависит не от его воли, а от того уровня, которого достигли противоречия между различными классами, и от степени развития материальных условий жизни, отношений производства и обмена, которые всегда определяют и степень развития классовых противоречий. То, что он должен сделать… зависит опять-таки не от него самого, но также и не от степени развития классовой борьбы и порождающих ее условий… Таким образом, он неизбежно оказывается перед неразрешимой дилеммой: то, что он может сделать, противоречит всем его прежним выступлениям, его принципам и непосредственным интересам его партии; а то, что он должен сделать, невыполнимо».[9]

Это полностью применимо к Сталину конца 1920-х годов. Прежняя российская власть пыталась, но не смогла к 1917 году завершить промышленный переворот и индустриализацию: основное население страны составляло крестьянство, а требовалось, чтобы им стал пролетариат, при сохранении продовольственной базы. Не смогло ничего сделать и Временное правительство. Теперь выполнение задачи индустриализации выпало решать большевикам, но это противоречило прежним обещаниям – надо было найти щель между «можем» и «должны». Прежде всего следовало поступиться догмами ради государственного интереса.

Борьба за власть

Помимо экономических, в период НЭПа происходили крупные политические перемены.

6 февраля 1922 года была упразднена ВЧК с ее местными органами, а вместо нее образовано Государственное политическое управление (ГПУ) при НКВД под председательством наркома или его заместителя, назначаемого Совнаркомом. На местах создавались политотделы при губисполкомах, непосредственно подчиненные ГПУ. На ГПУ были возложены борьба с бандитизмом, шпионажем, подавление открытых контрреволюционных выступлений, охрана границ, железнодорожных и водных путей сообщения, борьба с контрабандой. В распоряжении ГПУ были особые войска. ГПУ и его органам предоставлялось право обысков и арестов.

В том же году В. И. Ленин поручил органам юстиции разработать и принять Уголовный кодекс, который отвечал бы новым реалиям. Вскоре новое советское законодательство начало действовать: уже в июне-июле проходил первый политический процесс над 47 руководителями эсеровской партии, который закончился вынесением смертного приговора 14 подсудимым. Однако затем приговор заменили высылкой подсудимых за границу, а сама партия эсеров была распущена. Одновременно произошел самороспуск меньшевистской партии.

В конце августа 1922-го из Советской России отплыл «философский пароход», который увез в эмиграцию около 160 представителей отечественной культуры, не согласных с советской властью. Высылки оппонентов большевиков продолжались и впоследствии. Между тем еще в ноябре 1921 года был принят декрет «Об использовании труда заключенных в местах лишения свободы и отбывающих принудительные работы без лишения свободы».

Тем временем на окраинах бывшей империи местные коммунисты, руководимые ЦК РКП(б), образовали суверенные советские республики: Украинскую ССР (декабрь 1917-го), Белорусскую ССР (январь 1919-го), Азербайджанскую ССР (апрель 1920-го), Армянскую ССР (ноябрь 1920-го), Грузинскую ССР (февраль 1921-го). Три последние в марте 1922 года вошли в Закавказскую Федерацию. Советская власть, утвердившаяся было в Латвии, Литве и Эстонии, не удержалась там.

С момента возникновения суверенные республики сразу оказывались в рамках общего политического союза – просто в силу однотипности советской государственной системы и концентрации власти в руках единой партии, ибо республиканские компартии изначально входили в РКП(б) на правах областных организаций. Формальное объединение произошло 30 декабря 1922 года, когда съезд полномочных представителей РСФСР, Украины, Белоруссии и Закавказской Федерации (I съезд Советов СССР) принял Декларацию и Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик, избрал Центральный исполнительный комитет (ЦИК). Затем в январе 1924 года II Всесоюзный съезд Советов одобрил Конституцию СССР. Высшим органом власти стал Всесоюзный съезд советов, а между съездами – ЦИК, состоявший из двух равноправных палат: Союзного Совета и Совета национальностей (первый избирался съездом из представителей союзных республик пропорционально их населению; во второй входили по пять представителей от каждой союзной и автономной республики и по одному – от автономных областей).

ЦИК СССР не был постоянно действующим органом, а созывался на сессии три раза в год, а в период между сессиями работал Президиум ЦИК СССР, избираемый на совместном заседании Союзного Совета и Совета национальностей в количестве 21 человека. Высшим исполнительным органом стал Совет народных комиссаров СССР.

В ведении союзных республик находились внутренние дела, земледелие, просвещение, юстиция, социальное обеспечение и здравоохранение. Особое положение имели органы госбезопасности: если ранее ГПУ было подразделением НКВД, то с созданием СССР оно приобрело статус объединенного наркомата – ОГПУ СССР, имевшего подчиненные ему наркоматы в республиках.

16 октября 1924-го ВЦИК утвердил Исправительно-трудовой кодекс РСФСР (ИТК), который регулировал организацию и режим содержания осужденных. Вместо тюрем признавалось нужным усовершенствовать и максимально развивать сеть трудовых сельскохозяйственных, ремесленных и фабричных колоний и переходных исправительно-трудовых домов.

Нужно учитывать, что все эти решения принимались на фоне разгоравшейся борьбы внутри самой партии. Принятие Х съездом резолюции «О единстве партии» не означало, что сами руководители РКП(б)[10] неукоснительно следовали ей. Дело в том, что В. И. Ленин по состоянию здоровья в 1922 году отошел от дел; на пост генерального секретаря ЦК партии был избран И. В. Сталин, а заместителем Ленина на посту председателя правительства стал А. И. Рыков. Но в отсутствие Ленина его соратники начали борьбу за место лидера партии. Главными претендентами были: Л. Д. Троцкий, И. В. Сталин, Л. Б. Каменев, Г. Е. Зиновьев. Но, как и раньше, это не было просто выбором лидера, а выбором пути дальнейшего развития. Трое из них, а именно Сталин, Каменев и Зиновьев, создав своеобразный триумвират, обрушили критику на Троцкого, который был ортодоксальным приверженцем теории и слабо понимал задачи текущего момента. Его всегда заносило в крайности.

Троцкий, уйдя в отставку с занимаемых им постов в армии в 1925 году, оказался в изоляции и не влиял уже на политику партии.

Но и среди членов «триумвирата» по многим вопросам общности взглядов тоже не наблюдалось. При В. И. Ленине, всеми признанном авторитете, это можно было преодолевать. Теперь же противостояние лидеров становилось катастрофичным.

После того как «отодвинули» Троцкого, Г. Е. Зиновьев навязал партии обсуждение вопроса о возможности построения социализма в одной стране. На ХIV съезде ВКП(б) в декабре 1925 года состоялась дискуссия, в которой победила линия Сталина и примкнувших к нему Н. И. Бухарина, В. М. Молотова, К. Е. Ворошилова, М. И. Калинина и других, считавших такое построение социализма возможным. Зиновьев был отстранен от занимаемых постов; на его место в Ленинград, как руководитель питерских коммунистов, уехал С. М. Киров, а во главе Исполкома Коминтерна был поставлен Н. И. Бухарин.

Л. Б. Каменев вслед за Зиновьевым тоже повел наступление на бывшего товарища по «триумвирату». На XIV съезде партии он, в частности, сказал о Сталине: «Наш генеральный секретарь не является той фигурой, которая может объединить вокруг себя старый большевистский штаб». И скажем прямо, он был абсолютно прав; но он также абсолютно не мог понять, что Сталину и не надо было объединять «старый большевистский штаб». Он уже перерос догматический социализм и занимался государственным строительством.

В 1926 году была предпринята попытка объединения всех оппозиционеров, недовольных курсом И. В. Сталина. Однако в это объединение вошли слишком разные люди, у которых было множество принципиальных разногласий друг с другом.

В 1927 году «группа большевиков-ленинцев» (Н. И. Муралов, Х. Г. Раковский, Л. Б. Каменев, Л. Б. Троцкий) подписали обращение, в котором обвиняли Сталина в подавлении внутрипартийной демократии – «вопреки всему прошлому большевистской партии, вопреки прямым решениям ряда партийных съездов». Очевидно, что они совершенно не могли оценивать эволюционность социального развития, а ведь сами в своем прошлом шли «вопреки всему прошлому»: свергали царизм, затем Временное правительство, голосовали за запрет деятельности всех партий, кроме коммунистической…

Оппозиционеры пытались создать нелегальные партийные структуры, но единства между ними не было, и Сталин смог, опираясь на партийный аппарат и рядовых коммунистов, исключить из партии наиболее видных деятелей оппозиции. Причем Сталин ссылался на резолюцию Х съезда «О единстве партии», запрещавшую фракционность и требующую от меньшинства подчинения решениям большинства.

В таких сложных условиях особое значение приобрели органы ОГПУ, которые от слежки за оппозиционерами стали переходить к активным действиям. В этой борьбе без перехлестов не обошлось.

XV съезд партии в 1926 году сделал вывод, что «левые» оппозиционеры – это ревизионисты, отказавшиеся от марксизма-ленинизма, поскольку они отрицают возможность победоносного строительства социализма в СССР. Здесь тонкость в том, что марксизм как раз не предполагал возможности победоносного строительства социализма в одной стране. Не случайно и Ленин говорил, что НЭП – лишь средство продержаться до мировой социалистической революции. С точки зрения теории это не оппозиционеры, застрявшие на Марксовой догме, а сам Сталин был ревизионистом марксизма и фальсификатором ленинизма! Но с точки зрения марксистской практики Сталин был прав, а потому он и победил, и дальше коммунистическая партия под его руководством продолжила строить социализм в СССР!

Он в ходе полемики с Троцким говорил:

«Надо откинуть устаревшее представление, что Европа может указать нам путь. Существует марксизм догматический и марксизм творческий. Я стою на почве последнего», – и вместе с устаревшим представлением «откинул» самого Троцкого: в 1928 году бывшего всесильного вождя выслали из Москвы, а в январе 1929-го из СССР. А из Конституции вскоре исчезла объявленная ранее цель: победа социализма во всех странах.

В период НЭПа страна поднялась на горку, с которой было несколько путей. Выбор движения в одном направлении – осуществлении социалистической модернизации, вел к устойчивому состоянию. Движение в другом направлении – раздувании мировой революции, означало прекращение всякого развития России. Третье направление – медленное развитие, вело, если называть вещи своими именами, к смерти страны. Поэтому неудивительно, что после разгрома «левой» оппозиции пришел черед «правой» оппозиции. Спор шел о судьбе НЭПа. Бухарин и прочие оценивали его результаты высоко; они видели возможность мягкой постепенной индустриализации. А Сталин полагал нужным переходить к чрезвычайным мерам в хозяйственном развитии.

Но кто же такой был в это время Сталин и кто такие были оппозиционеры с точки зрения нашей теории «русских горок»? Сталин был «хозяином», а те, кто спорил с ним, – элитой, мешавшей переходу к мобилизационной экономике и рывку. И судьба их сложилась сходно с судьбой тех представителей элиты, которые мешали в свое время Ивану Грозному и Петру I.

По свидетельству писателя К. М. Симонова, население с пониманием относилось к происходящему:

«Хотя в разговорах, которые я слышал, проскальзывали и ноты симпатии к Рыкову, к Бухарину, в особенности к последнему, как к людям, которые хотели, чтобы в стране полегче жилось, чтоб было побольше всего, как к радетелям за сытость человека, но это были только ноты, только какие-то отзвуки чужих мнений. Правота Сталина, который стоял за быструю индустриализацию страны и добивался ее, во имя этого спорил с другими и доказывал их неправоту, – его правота была для меня вне сомнений».

Компромиссный вариант был отвергнут. Россия вступила на путь к устойчивому состоянию – созданию государственной экономики.

СТАЛИНСКИЙ РЫВОК

Мы должны принимать наследие нашей истории. Все почему-то заклинились на Сталине, забывая о том, что была могучая героическая история. Да, она была трагической. Но вместе с тем и героической… Трагедии – совершенно неотвратимый феномен человеческого бытия, никуда от этого не денешься… Я глубоко убежден в том, что мы никуда не двинемся по-настоящему, если не перестанем обрезать корни, связывающие нас с той эпохой…

Вадим Кожинов[11]

Маленькое пояснение

История в целом длинна и сложна. Однако если взять небольшой ее отрезок, он окажется не менее сложным! Это всеобщее правило. Чем ближе подходишь к какому-либо предмету, тем больше различаешь деталей; при дальнейшем приближении многообразие нарастает…

Казалось бы, не очень длительный период сталинских реформ донельзя насыщен событиями: большими и маленькими, важными и не очень. Стóит ли нам даже браться за эту колоссальную тему, заранее зная, что мы можем уделить ей не так много места? Наверное, стóит. Ведь мы в нашей книге излагаем концепцию «русских горок», модель истории. Нам придется учитывать соразмерность, а именно, занимаясь деталями, помнить, в связи с какой общей задачей мы ими занимаемся. С другой стороны, выдвигая общие положения, не следует забывать, на базе каких конкретных фактов они выдвигаются, но факты эти, скажем прямо, широко известны. К тому же, чтобы делать надежные выводы, нам нужны не одиночные события, а некоторые статистически достоверные результаты реализации событий.

Мы в первой части книги упоминали один очень важный методологический принцип, который дает нам история физики. Мы его назвали «методом Кулона». Напомним суть. Шарль Огюст Кулон был специалистом в теории упругости. Это позволило ему, когда он приступал к своим работам по электричеству, создать свой уникальный прибор – крутильные весы. Он создал достаточно точный прибор, и сумел обнаружить некоторые закономерности во взаимодействии электрических зарядов. Но вместе с тем его прибор был достаточно грубым, и в силу этого свойства большое количество дополнительных закономерностей не смогло закрыть основную. Мы не знаем, так и было задумано им или получилось случайно, – не важно. Как бы то ни было, это оказалось весьма продуктивным.

Мы, стремясь обнаружить ту или иную закономерность в истории общества, используем «принцип Кулона». Историкам в их исследованиях вообще надо бы научиться достигать достаточную точность, и не сверх того, поскольку ее превышение, уход в детали (которым несть числа) обязательно скроет искомую закономерность.

Например, бывает сложно вычленить закономерности во взаимоотношениях элиты и народа какой-либо страны. Народ – он как бы «безликий», просто масса, без разделения на психологические и интеллектуальные типажи. Зато малочисленная элита – о которой историкам известно несравненно больше, чем о народе, – представлена огромным числом портретов. Добрые, злые, умные, жадные… Поди разберись, что в истории происходило от закономерностей, а что – от личностных качеств человека.

Если же избавиться от излишней шелухи биографий, то становится очевидным, что перед социальными системами стоят те же задачи, что и перед любой информационной системой, и можно легко проследить здесь действие эволюционных законов. Человеческое сообщество, чтобы существовать в «предложенных» ему условиях, должно уметь сохранять прошлый опыт существования в них (чем и занят основной народ) и одновременно уметь перестраиваться по мере их изменения. Вот элита как раз и есть та особая часть общества, которая «ловит» сигналы внешнего мира, чтобы направить усилия основной части народа в нужную сторону, если, конечно, перемены необходимы.

Это легко понять. Крестьянину в его чисто крестьянском труде никакая элита не нужна; он сам знает, когда пахать, когда урожай собирать. И действительно, сельское население – наиболее консервативный элемент общества; крестьяне «отвечают» за память из прошлого в будущее, а если крестьян свести на нет, их место займут другие – те, кто производит основной продукт страны, кто позволяет ей выживать. Но если на страну готовится напасть враг – кто сорганизует оборону? Разве крестьяне? Нет, элита. Это она потребует от крестьян материальные и человеческие ресурсы, она выстроит армию и поведет в бой. А интеллектуальная элита обеспечит появление технических и прочих новинок, даст идеологическое обоснование для того или иного поведения людей, организует процесс школьного и прочего образования.

Таким образом, элита тоже нужна для выживания сообщества: она «руководит» движением из настоящего в будущее.

И только понимая это, уже на этом фоне можно давать «портреты» властителей. Если же какой-либо историк вывешивает перед вами целые галереи добрых, умных или жадных царей и говорит, что это и есть история, не верьте ему. Это сборники литературных анекдотов.

Элита живет за счет своей страны, то есть от прибавочного продукта, который дает ей народ. Это не нахлебничество, если она и работает в интересах этой же страны и этого народа. Но вот если элита начинает действовать в интересах иных стран или даже просто прожирает ресурс, то это катастрофа для страны. А такое бывает: отрывается элита от корней, забыв, что она выдвинулась «в верха» не по воле неких нематериальных сил. И тогда народ будто бы ни с того ни с сего устраивает революцию, «разгоняет» негодных властителей, выдвигает новых лидеров, которые немедленно сами становятся элитой и попадают в «портретную галерею» историков.

Итак, народ не может просто изгнать элиту или перестать содержать. Он может ее только заменить. Элита – необходимый элемент общества! Без нее пропадет и государство. То есть ей нужно давать возможность жить ровно настолько хорошо (удобно, комфортно, сытно и т. д.), насколько она приносит пользу обществу, – этим должна заниматься высшая государственная власть. Когда же между разными классами страны нет «обратной связи», а свое содержание элита назначает сама себе и по собственному усмотрению и сама же назначает и скидывает императоров, то страна в целом беднеет, а кто-то из числа элиты богатеет. За счет чего? За счет обнищания большинства.

Сталинская эпоха показала, что основная задача государственной власти – сближение двух «народов» одной страны, трудящихся и элиты, в том числе в мере потребления, – только так возможен успех. Нельзя одновременно развивать страну (трудами народа) и прожирать ресурс (стараниями элиты). Нечего спорить, Сталин держал в «черном теле» крестьянство, но и партноменклатуру – элиту своего времени, зажимал крепко, не давал излишне жировать.

Мы ниже покажем, как это было. Но сначала напомним некоторые принципы действия наших «русских горок». Общий сценарий развития событий таков:

1. Исходно низкая норма внутренних накоплений. Это не злой умысел, а объективная реальность, ибо это и есть наше стационарное состояние.

2. Правящая элита, помня о происходивших в прошлом случаях напряжения всех сил, не рискует вводить режим мобилизационной экономики и продолжает пользоваться ресурсами, накопленными после предыдущего рывка, но не всегда эффективно. Кроме того, контакт с Европой показывает властителям неудовлетворительность их собственного состояния с точки зрения бытового комфорта. Не понимая истинных причин этого отставания, вожди предпринимают попытки улучшить свое, а также общее положение за счет копирования зарубежных порядков. Им помогают своя интеллектуальная элита и иностранные советники, что только ухудшает общее экономическое положение, углубляя кризис.

3. Появление внешней угрозы, когда соперничающие страны пытаются экономическое отставание России закрепить политическим поражением. Это становится сигналом к началу перехода к мобилизационному режиму экономики. Как правило, такой переход требует новых идей, самых передовых на этот момент в мире, а также новых людей в руководстве, способных к новому режиму функционирования страны. (Возврат после мобилизационного режима к стационарному также требует смены элиты.)

4. В результате напряжения всех сил удается преодолеть внешний кризис, а после этого у народа пропадает побудительная причина поддерживать предыдущий режим. Элита склонна вспоминать вождей, выполнивших труднейшую работу по спасению страны, как ужасных тиранов и навязывает эту точку зрения народу.

Далее все повторяется.

Так было в эпоху Ивана Грозного, Петра I и Иосифа Сталина.

Сталинские пятилетки

1929. – Серьезные продовольственные проблемы, введение карточек на хлеб. Ноябрь. – Пленум ЦК ВКП(б), отказ от НЭПа, принятие курса на сплошную коллективизацию.

1930, 5 января. – Постановление ЦК ВКП(б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству», начало сплошной коллективизации. 25 июля. – Постановление ЦК ВКП(б) «О всеобщем обязательном начальном образовании».

Разгром «правой» оппозиции обозначил конец НЭПа. В 1929 году В. М. Молотов и В. В. Куйбышев сменили Рыкова и Кржижановского на постах председателей Совнаркома и Госплана. Начались усиление централизованного планового руководства экономикой, ликвидация элементов хозрасчета, рост налогового бремени на частные предприятия. К 1933 году исчезли концессии, предоставленные иностранным предпринимателям (кроме японских на Дальнем Востоке).

Первый пятилетний план развития народного хозяйства (1928/29-1932/33) разрабатывался и был принят с учетом принципов НЭПа и, в частности, был рассчитан на сбалансированное развитие всех основных отраслей народного хозяйства. Но в 1929 году Сталин заявил о необходимости пересмотра заданий в сторону их существенного увеличения, полагая довести их с 21,5 до 45 %.

Для руководства экономикой были созданы новые органы управления. В 1932 году вместо ВСНХ сначала образовали 4 отраслевых наркомата, а к концу 1930-х их количество возросло до 20. Наркоматы были со строгой вертикальной структурой подчинения, доходящей до каждого отдельного предприятия.

Темпы индустриализации были небывало высокими, а сегодня они кажутся невероятными: с 1928-го по 1941 год было построено около 9 тысяч крупных промышленных предприятий. Промышленность по отраслевой структуре, техническому оснащению, возможностям производства важнейших видов продукции вышла в основном на уровень развитых стран. Был осуществлен массовый выпуск самолетов, грузовых и легковых автомобилей, тракторов, комбайнов, синтетического каучука и т. д. Стала быстро развиваться оборонная промышленность с использованием оригинальных отечественных разработок.

Это было достигнуто через трудовое и творческое подвижничество всего народа при общем энтузиазме, по силе сходном с религиозным. Но требовалось и жесткое подчинение плану тех, кто составлял управляющую вертикаль. Управлять – это была их работа, а не способ достижения личного благополучия. В этих условиях массы народа доверяли руководителям и оказались способными на самоотречение.

Вот воспоминания американского студента Джона Скотта:

«… Я выехал на поезде, идущем четыре дня до места под названием Магнитогорск, расположенного на восточных склонах Уральских гор. Я был очень счастлив. В Советском Союзе не было безработицы. Большевики планировали свою экономику и предоставляли молодым людям много возможностей. Более того, им удавалось преодолеть фетишизацию материальных ценностей, которая, как учили меня мои добрые родители, была одним из основных зол нашей американской цивилизации. Я видел, что большинство русских едят только черный хлеб и носят один-единственный костюм до тех пор, пока тот не распадется на части…

Шел сентябрь 1932 года, и мне было 20 лет…

Мне понадобилось очень мало времени, чтобы понять, что они едят черный хлеб в основном потому, что нет никакого другого, и носят лохмотья по той же причине.

В Магнитогорске я был брошен в битву. Я очутился на линии фронта чугуна и стали. Десятки тысяч людей терпеливо выносили невероятные трудности, чтобы построить доменные печи, и многие делали это по своей воле, охотно, с безграничным энтузиазмом, которым с первого дня своего приезда заразился и я.

Четверть миллиона человеческих душ – коммунистов, кулаков, иностранцев, татар, осужденных саботажников и масса голубоглазых русских крестьян – строили самый большой сталелитейный комбинат в Европе посреди голой уральской степи. Деньги текли, как песок сквозь пальцы, люди замерзали, голодали и страдали, но строительство продолжалось в атмосфере равнодушия к отдельной человеческой личности и массового героизма, аналог которому трудно отыскать в истории».[12]

За довольно короткий срок было решено три задачи: индустриализация страны, коллективизация сельского хозяйства, осуществление культурной революции. Стало возможным создание новой армии.

Главным в этой модернизации было превращение человека с крестьянским типом мышления, восприятием времени, стилем труда и поведения – в человека, оперирующего точными отрезками пространства и времени, способного быть включенным в усилия огромных масс людей. За короткий срок создавался «новый человек».

Запад создавал такого «человека» в течение четырехсот лет, в основном, возложив эту задачу на частного хозяина, который дубил шкуру рабочего угрозой голода. Но и государство действовало на Западе в том же направлении столь жестокими методами, которые России были неведомы (например, законы о бедных и о бродяжничестве, на основании которых были повешены десятки тысяч человек). Гражданское общество Запада изобрело для бедных такие типы наказания, которых Россия и СССР не знали. Уважение к собственности вбивалось там вчерашним крестьянам жестокими способами: в начале XIX века в Англии вешали даже детей за кражу на сумму более 5 фунтов стерлингов, а за бродяжничество клеймили с 14 лет.

В СССР на воспитание дисциплинированного, точного и ответственного человека отводилось менее десяти лет, и эта задача была выполнена, естественно, не одной любовью, лаской и пропагандой. Сегодня многие видят в тогдашней жестокости преступный характер Советского государства (или его руководителей). Но нет большей ошибки, чем судить о событиях вне времени и пространства, без сравнения с другими аналогичными явлениями. Главное, поколение точных и дисциплинированных людей было воспитано без подавления их духовной свободы и творческих способностей. А что это именно так, показала победа в войне.

В промышленности новые показатели первого пятилетнего плана выглядели следующим образом: по чугуну вместо 10 млн тонн было утверждено 17 млн тонн, по тракторам вместо 53 тыс. штук – 170, по автомашинам вместо 100 тыс. штук – 200. Чтобы обеспечить выполнение производственных заданий, стоящих перед промышленностью, требовалось в таких же размерах «подстегнуть» темпы развития сельского хозяйства. В ноябре 1929 года была поставлена задача форсировать темпы преобразования на селе, а в январе 1930-го был утвержден график коллективизации: к концу пятилетки в колхозах должно было находиться не 20, а 80–90 % крестьянских хозяйств. Естественно, достичь этого в столь короткие сроки можно было, только применяя административные меры.

В реальности были достигнуты в 1928–1932 годах следующие результаты. Если в 1928 году в СССР было произведено 3,3 млн тонн чугуна, то в 1932-м -6,2 млн тонн, производство тракторов выросло с 1,8 тыс. штук до 50,8, по автомобилям – с 0,8 тыс. штук до 23,9. Запланированного не достигли, но все равно успехи были громадны.

А вот в сельском хозяйстве дела пошли не очень хорошо.

Без сомнений, коллективизация глубоко преобразовала не только село и сельское хозяйство, она повлияла на всю экономику страны в целом, на социальную структуру общества, демографические процессы и урбанизацию, но вызвала на первом этапе тяжелую катастрофу с массовыми страданиями и человеческими жертвами.

Надо сказать, что в первых колхозах (до 1929 года они охватывали 6–7 % крестьянских хозяйств) не обобществлялся домашний скот, и каждой семье был оставлен большой приусадебный участок. Однако руководство Наркомзема (создан 7 декабря 1929 года постановлением ЦИК СССР; первый нарком – А. Я. Яковлев) самым удачным проектом для колхозного строительства в России посчитало кибуц– модель кооператива, разработанную в начале ХХ века во Всемирной сионистской организации. Но этот проект предназначался для колонистов-горожан, которые вовсе не собирались ни создавать крестьянское подворье, ни заводить скот. Обобществление в кибуцах доводилось до высшей степени, никакой собственности не допускалось вовсе, даже обедать дома членам кооператива запрещалось. Такой тип колхоза был несовместим с русской народной традицией.

(Отметим, что в подходящей среде – в Израиле, кибуцы показали себя как очень эффективный производственный уклад, но в России 1930 года вопрос о соответствии этого проекта культурным традициям русской деревни и не вставал.)

В процессе коллективизации были допущены большие ошибки, и несоответствие колхозно-кибуцного проекта социально-культурным характеристикам русского человека – только одна из них. Были и перегибы другого свойства: вопреки намеченным в центре темпам местные парторганизации, а с ними и органы власти стремились силой загнать крестьян в колхозы за невероятно короткий срок, развивая при этом огромную энергию и упорство. Кроме того, «разверстка» на число раскулаченных означала предельные цифры, но они повсюду перевыполнялись. Центральные органы Советского государства часто должны были сдерживать рвение местных.

В 1930 году в погоне за «валом» было раскулачено почти 15 % крестьянства страны; в 1930–1931 годах в отдаленные районы сослали свыше 380 тысяч семейств «кулаков» и «подкулачников», а к 1932 году 1,4 млн раскулаченных находились в спецпоселениях. Меньшая их часть занималась сельским хозяйством, бóльшая – трудилась в лесной и добывающей промышленности.

Основная масса крестьян ответила на такую политику пассивным сопротивлением: уходом из села, сокращением пахоты, убоем скота. Если в 1928-м страна производила 4,9 млн тонн мяса и сала, то в 1932-м лишь 2,8 млн тонн, соответственно по молоку показатели снизились с 31 млн тонн до 20,6, а по яйцу – с 10,8 млрд штук до 4,4. В ряде мест произошли вооруженные восстания (с января до середины марта 1930 года на территории СССР без Украины было зарегистрировано 1678 восстаний), росло число убийств в конфликтах между сторонниками и противниками колхозов.

Результаты не замедлили сказаться: в 1932–1933 годах случился страшный голод, унесший множество жизней. Судя по статистике рождений и смертей, только на Украине от голода умерли около 640 тыс. человек, однако ряд зарубежных исследователей считают, что всего от голода умерли 3–4 млн человек. (В марте 1933 года состоялся судебный процесс против ряда работников Наркомзема СССР, как виновных в возникновении голода, – это было официальным признанием наличия голода в стране.) Не лучше было положение и в городах, где с 1929-го по 1933 год действовала карточная система снабжения населения.

Всегда и везде экономисты недооценивают или просто не понимают сути хозяйства нерыночного типа, принципиально направленного не на извлечение прибыли, а на выживание – патриархального в деревне или домашнего в городе, составляющего огромную, хотя и «невидимую» часть народного хозяйства. Для России эта слепота политэкономии сыграла роковую роль, и не только во время коллективизации, но и в конце советского периода.

Уже в марте-апреле 1930 года ЦК ВКП(б) принял ряд важных решений, чтобы выправить дело, но инерция запущенной машины была очень велика, а созданный в селе конфликт разгорался. Начатое зимой «раскулачивание» продолжалось. Только весной 1932 года местным властям было запрещено обобществлять скот и даже было предписано помочь колхозникам в обзаведении скотом; с этого времени уже не проводилось и широких кампаний по раскулачиванию.

Но даже несмотря на множество разумных постановлений, устраняющих перегибы, положение выправилось лишь в 1935 году. Опять начали расти сборы зерна, поголовье скота, оплата труда колхозников. С 1 января 1935 года в городах отменили карточки на хлеб.

После сельскохозяйственной катастрофы и страшного голода зимы 1932–1933 годов был резко сокращен экспорт зерна. В 1932 году вывезли всего 1,8 млн тонн против 4,8 в 1930-м и 5,2 в 1931-м, а в конце 1934 года вывоз вообще был прекращен. Да оно и в 1930–1932 годах вывозилось только из-за Великой депрессии на Западе: там требовали срочного возврата одолженных на развитие советской экономики денег, а где их взять? Отдавали зерном… По этой же причине пришлось весь гигантский пятилетний план свернуть до шестидесяти «ударных комсомольских» строек, в которые уже были вложены большие средства.

Была и вторая причина провала пятилетки – организационная. Уже сложилась жесткая вертикаль управления, главную роль в которой играли первые секретари партийных комитетов. Эти люди, преданные делу партии и мировой революции, как правило, не были в достаточной мере грамотными. Они затруднялись проводить серьезную экономическую политику.

Сталин понимал, что партийных бюрократов следует заменить квалифицированными людьми. Но их просто не было, да и как заменить? Сталин ведь не был царем, а был избранным лицом. Любой пленум партии, на который как раз и собирались для утверждения всяческих решений партийные бонзы, – пленум, где у Сталина не было уверенного большинства, не позволил бы ему делать такие перемены. И пришлось ему действовать исподволь и не наскоком.

Не называя пока имен, Сталин, выступая с трибун пленумов и на XVII съезде партии (январь – февраль 1934), стал говорить слова, с которыми чинуши не могли не согласиться, с которыми нельзя было спорить: «Бюрократизм и канцелярщина аппаратов управления… вот где источники наших трудностей». «… Как быть с такими работниками? Их надо без колебаний снимать с руководящих постов, невзирая на их заслуги в прошлом». Так постепенно внедрялась мысль: руководитель не обязательно должен быть членом партии с большим стажем, он даже может не быть членом партии, но должен быть специалистом, иметь высшее образование и опыт работы по специальности. Чуть позже возник лозунг: «Кадры решают все!»

Между тем, после ввода в строй крупных тракторных заводов начала быстро создаваться сеть машинно-тракторных станций (МТС), которая в 1937 году обслуживала уже 90 % колхозов. Переход к крупному и в существенной мере механизированному сельскому хозяйству позволил быстро повысить производство и производительность труда.

Но все это делалось, как уже сказано, ради получения средств для модернизации страны. Принудительное обобществление крестьянских хозяйств велось ради форсированной индустриализации: обеспечить любой ценой продовольствием растущее население городов, обеспечить экспорт и получение валюты, чтобы были средства для закупки оборудования для новых заводов. Государство обязывало колхозы засевать определенные площади и сдавать зерно в установленный срок по заранее обусловленным кондициям и ценам. Цены эти покрывали 10–15 % стоимости закупаемого зерна. За счет экспортной продажи зерна импортировалась заграничная техника.

Кроме того, вздувались розничные цены на товары народного потребления, что позволяло изымать в бюджет дополнительные средства для вооружения армии.

За годы первой пятилетки возникла целостная система перекачки людских, материальных и финансовых ресурсов из аграрного сектора в индустриальный. Но была создана и еще одна система принудительного труда – система Главного управления лагерей (ГУЛаг), в котором были совмещены функции карательных органов с функциями строительных ведомств, как способа восполнения нехватки капиталов для промышленной реконструкции.

ГУЛаг состоял (по данным на 1940 год) из 53 лагерей, 425 исправительно-трудовых колоний, 50 колоний несовершеннолетних с общим числом заключенных свыше 1 660 тысяч. И надо сказать, очень многие попали туда за дело. Кстати, сегодня в России заключенных около миллиона, несмотря на довольно частые амнистии и более щадящий Уголовный кодекс. Есть о чем подумать.

Ужесточалось советское законодательство. В постановлении ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперативов и укреплении общественной (социалистической) собственности» впервые был использован термин «враг народа», к «врагам народа» применялась высшая мера наказания или срок 10 лет с конфискацией имущества.

1932,22 августа. – Постановление «О борьбе со спекуляцией» (срок наказания от 5 до 10 лет без права амнистии). 27 декабря. – Постановление «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов» (паспортный режим был отменен в 1923 году), в результате чего крестьяне были лишены паспортов и возможности свободного переселения в город.

К. М. Симонов писал о тех давних временах: «И строительство Беломорканала, и строительство канала Москва – Волга, начавшееся сразу после окончания первого строительства, были тогда в общем, и в моем тоже восприятии не только строительством, но и гуманною школою перековки людей из плохих в хороших, из уголовников в строителей пятилеток… Старые грехи прощались, за трудовые подвиги сокращали сроки и досрочно освобождали, и даже в иных случаях недавних заключенных награждали орденами. Таков был общий настрой происходящего, так это подавалось…»

В то же время был взят курс на ускоренное создание новых научно-технических кадров. Доля рабочих и их детей в технических вузах возросла с 38 % в 1928-м до 64,6 % в 1933 году; число вузов увеличилось в 5,5 раз. В 1930 году в Москве появились институты: геолого-разведочный, горный, нефтехимической и газовой промышленности, стали и сплавов, станкоинструментальный, культуры и другие. Учебные планы были сориентированы на практику, доля выходцев из рабочих среди ИТР и руководящего состава («выдвиженцы») возросла до 57 %. Во второй половине 1930-х процесс организации научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ был дополнен созданием лагерных «шарашек».

Советское руководство сделало серьезные выводы из неудачи первой пятилетки, и на XVII съезде ВКП(б) показатели второго пятилетнего плана (1933–1937) были подвергнуты существенной корректировке. Для промышленности утвердили достаточно реальные задания по ежегодному росту производства, в сельском хозяйстве предусматривалось лишь закрепление достигнутого уровня коллективизации. Произошло некоторое ослабление директивного давления на экономику, были реорганизованы органы управления ею.

Это привело к тому, что хотя вторая пятилетка, как и первая, не была выполнена в полном объеме, промышленность развивалась более динамично, был обеспечен значительный прирост производительности труда. Сельское хозяйство, оставаясь в сложном положении, стало выходить из кризиса. Была завершена коллективизация: если к осени страшного 1932 года в колхозах состояло 62,4 % дворов, то в 1937-м – уже 93 %. Возросли посевные площади, главным образом в восточных районах страны, где «раскулаченные» осваивали целинные и залежные земли, повысилась урожайность. Поэтому и удалось в 1935 году отменить карточную систему распределения продуктов.

Проблема быстрого перехода от аграрного строя к индустриальному была решена в СССР с помощью триады реформ: коллективизация, индустриализация и культурная революция. При этом к крестьянам применялись жестокие экономические и административные меры. Однако при оценке жестокостей того времени надо помнить, какие жертвы были принесены другими странами при переходе к индустриализации, а также, что в обогнавших нас странах на раскрестьянивание история отпустила целые столетия, а СССР должен был пройти этот путь всего за десять лет. А также посмотреть и на предыдущий опыт нашей страны!

Сталинские реформы, в отличие от столыпинских, предусматривали трудоустройство практически всех прибывших в город крестьян. Они начинали работать землекопами и чернорабочими, но затем осваивали более сложные строительные и производственные специальности. Их всех сажали за парты ликбеза, а наиболее способных направляли на учебу в институты и в промышленные академии. Бывшие крестьяне становились квалифицированными специалистами, строили города, заводы, электростанции. И именно эта фантастическая реальность вызывала у них невиданный до того энтузиазм, определивший невиданные темпы роста промышленности.

Ежегодно в строй вступало в среднем около 600–700 только крупных предприятий. Темпы роста тяжелой промышленности были в два-три раза выше, чем за тринадцать лет развития России перед Первой мировой войной. Страна обрела потенциал, который по отраслевой структуре и техническому оснащению находился на уровне передовых стран мира. По абсолютным объемам промышленного производства СССР в 1937 году вышел на второе место после США (в 1913-м Россия занимала пятое место). Прекратился ввоз из-за рубежа более ста видов промышленной продукции, в том числе цветных металлов, блюмингов и рельсопрокатных станов, экскаваторов, турбин, паровозов, тракторов, сельхозмашин, автомобилей, самолетов. К 1937 году удельный вес импорта в потреблении страны снизился до 1 %.

Особенностью третьей пятилетки (1938–1942) стало то, что в ее ходе следовало решить задачу обеспечения обороноспособности страны. Но выполнение планов осложнялось как внутренними проблемами, проявившими себя во второй половине 1930-х, так и изменением международного положения СССР. Дело в том, что после ликвидации безработицы и в связи с коллективизацией прекратился стихийный приток рабочей силы в город, и растущие предприятия стали испытывать острый недостаток в кадрах. Так, в 1937-м промышленность, строительство и транспорт недополучили свыше 1,2 млн рабочих, в 1938-1,3 млн, и в 1939 – более 1,5 млн рабочих.

В 1940 году была повышена обязательная мера труда. При 8-часовом рабочем дне, за исключением профессий с вредными условиями труда (для которых сохранялся 6– и даже 4-часовой рабочий день), предприятия и учреждения переводились с пятидневной на шестидневную рабочую неделю. В условиях нарастания военной опасности были запрещены самовольное увольнение рабочих и служащих с предприятий и учреждений. Администрация была обязана передавать дела о прогулах и самовольном оставлении работы в суд. С октября наркомы СССР получили право переводить ИТР и квалифицированных рабочих с одних предприятий на другие, независимо от их территориального расположения.

2 октября 1940 года был принят Указ «О государственных трудовых резервах» – о плановой подготовке кадров в ремесленных и железнодорожных училищах и школах ФЗО. Государственные трудовые резервы находились в распоряжении Правительства СССР и не могли использоваться ведомствами без его разрешения.

Сельскохозяйственное производство к началу 1940-х удалось вывести на уровень 1928 года, избыв наконец результаты перекосов при коллективизации, но продукция животноводства вышла на этот уровень лишь в начале 1950-х. Однако надо помнить, что количество сельского населения с 1928 по 1939 год сократилось почти на 10 млн человек. К 1939 году 32 % населения уже жило в городах.

Розенберг Н. и Бирдцелл Л. Е. в своей книге «Как Запад стал богатым» сообщают:

«Многие страны третьего мира сталкиваются со старой для Запада проблемой: большое число лишних сельскохозяйственных работников, нуждающихся в новой занятости. Многие страны третьего мира пытались использовать свое сельское хозяйство как источник капитала для развития городов и как главный источник правительственных средств, для чего применяли прямое налогообложение, а также принудительные государственные закупки сельхозпродуктов по заниженным – сравнительно с мировым уровнем – ценам. Использование сельского хозяйства для обеспечения роста промышленности не имеет аналогов в истории Запада, где оно никогда не являлось существенным источником капиталов. Такая политика, вероятнее всего, должна вести к истощению сельского хозяйства без соответствующего подъема городов. В сельскохозяйственной стране может быть и неизбежно обременение села ради содержания государственного аппарата и подкормки городов, но это бремя, скорее всего, замедлит, а не ускорит экономический рост».

Так вот, И. В. Сталин вывел страну в ранг индустриальных именно этим способом. И здесь следует развеять некоторый стандартный миф, что в это время было загублено сельское хозяйство и с этих пор оно стало «черной дырой». До революции количество селян достигало 80 % населения, и они в большинстве кормили сами себя, и не более. В результате же реформ количество сельского населения сократилось в разы; оставшиеся крестьяне увеличили свою производительность в те же разы, а на самом деле в большее число раз, так как обеспеченность страны продуктами питания постоянно увеличивалась. То есть от крестьян не просто забирали, но их эффективно энерговооружали.

У России не было колоний, и главная задача, стоявшая перед нею – проведение индустриализации, – была решена в основном за счет крестьянства. Она была решена одним из лучших способов в истории: без привлечения средств из колоний. Тем западным историкам, которые тычут нам в глаза «переломленным хребтом русского крестьянства», стоило бы вспомнить, что раскрестьянивание в их собственных странах проводилось куда более жестоко, но на Западе для индустриализации потребовалось еще и «переломить хребет» многим и многим народам Африки и Азии.

СССР стал одной из трех-четырех стран, способных производить все виды продукции и развивать все НИОКР того времени. Мобильность и эффективность советской научно-технической системы не укладывалась в западные стандарты. В 1939–1940 годах, показывая свою верность Пакту о ненападении, Германия продала Союзу ряд образцов новейшей военной техники и новейших технологий. Гитлер разрешил это, получив от немецких экспертов заверения, что СССР ни в коем случае не успеет освоить их в производстве. Эксперты ошиблись.

Появились новые современные промышленные отрасли – автомобильная, авиационная, алюминиевая, анилино-красочная, тракторостроение, производство танков и другие. Появились новые промышленные районы (Магнитогорск, Кузбасс) и транспортные магистрали (Турксиб), начался сдвиг производительных сил на восток, шло освоение богатейших запасов минерального сырья. Были созданы технические возможности для приобщения большинства населения к массовой культуре урбанистического типа. Произошли значительные социальные сдвиги: число горожан возросло к 1939 году до 60 млн человек, рабочих – до 24 млн, учащихся вузов и техникумов – до 1,8 млн Доля женщин среди рабочих и служащих возросла за десять лет вдвое и достигла 47 %.

В августе 1934 года состоялся I Всесоюзный съезд советских писателей. Развивалось искусство, архитектура. В Москве выросли современные высотные здания, были возведены дворцы, построен метрополитен. К сожалению, это делалось за счет частичного уничтожения памятников старины. Большой резонанс в обществе вызвала ликвидация храма Христа Спасителя, возведенного на средства русских людей в ознаменование победы над Наполеоном. Предлагалось снести храм Василия Блаженного под предлогом, что он мешал проведению демонстраций трудящихся на Красной площади…

Большие средства выделяло правительство на народное образование. В 1930-е годы оно начало вводить всеобщее начальное, а затем и семилетнее образование. Быстро развивалась сеть вузов и техникумов, для широкого охвата высшим и средним специальным образованием трудящихся масс внедрялись вечерняя и заочная формы обучения. Правительство держало под контролем образование советских людей, прежде всего через общественные науки. При личном участии Сталина была создана новая концепция отечественной и всемирной истории, разработаны основы философии, и благодаря единственному учебнику, каким стал «Краткий курс истории ВКП(б)», они внедрялись в систему образования.

Более однородной стала социальная структура общества. Были ликвидированы остатки эксплуататорских классов, а также нэпманских элементов. В годы индустриализации возросла социальная мобильность населения: представители рабочего класса пополняли ряды советской интеллигенции, особенно ее инженерно-технического отряда и руководящего слоя. В свою очередь, рабочий класс был буквально размыт многомиллионными массами крестьянства, которые в начале 1930-х годов хлынули из деревни в города.

Пропагандировались традиционные российские ценности: патриотизм, крепкая семья, забота о подрастающем и старшем поколениях. Были запрещены аборты и затруднена процедура разводов. Велась пропаганда достижений русской истории и культуры.

Сформированная в 1930-е годы система плановой экономики, подкрепленная идеологией и культурой, в 1940-е выстояла в Великой Отечественной войне перед натиском колоссальной военной машины Германии, а затем смогла ответить на вызов американской «атомной дипломатии».

Геополитическое позиционирование

Левые – Троцкий и Зиновьев – дали последний бой «правому крену» на XVI съезде ВКП(б) в 1927 году. Но проиграли. И с этого момента лидерами становятся Бухарин и Сталин. Но Сталин уже тогда начал понимать то, чего не понимали Бухарин, Зиновьев и Троцкий, а именно: что надеяться на мировую революцию просто наивно.

Можно предположить, что окончательное прозрение у Сталина, Молотова и некоторых других произошло вследствие неудачи революции в Китае (Кантонское восстание), на которую после провала революции в Европе возлагалось столько надежд. И они решили брать курс на индустриализацию страны. А догматиков ни поражение германской революции, ни китайская неудача ничему не научили. Даже в 1934 году, когда у власти в Германии был Гитлер, Зиновьев, уже устраненный из Коминтерна и лишенный всех партийных постов, продолжал упрямо доказывать, что со дня на день в Германии победит пролетариат и установится советская власть.

Бухарин, как и прочие правые – Томский, Рыков, – был догматиком не хуже Троцкого и тоже свято верил в мировую революцию, но в отличие от левых полагал, что ее не надо торопить: она запаздывает, однако рано или поздно неминуемо произойдет. А Россия в ее ожидании должна максимально развивать свою аграрную экономику; до целей более высокого уровня Бухарин подняться не мог. Он так и писал:

«Соединение самой могучей техники и промышленности Германии с сельским хозяйством нашей страны будет иметь неисчислимые благодетельные последствия. И та и другая получат громадный толчок в развитии».

Все вожди в конце 1920-х поддерживали идею быстрой и решительной коллективизации сельского хозяйства. Но только (немного утрируя) Троцкий и другие левые видели в ней условие создания продовольственной базы для могучих пролетарских армий, которые пройдут с боями по всему земному шару; Бухарин считал аграрность магистральным путем России и до, и после мировой революции; Сталин искал в крестьянстве ресурс для индустриализации.

Примерно с 1927-го по 1930 год лидерство в нашей стране принадлежало дуумвирату: Бухарину и Сталину, именно в такой последовательности, ибо Бухарин был более известен и влиятелен. Борис Бажанов, сбежавший за границу секретарь Сталина, писал:

«“Правда” задает тон всей партии и всем партийным организациям. Мехлис в “Правде” начнет изо дня в день писать о великом и гениальном Сталине, о его гениальном руководстве. Сначала это произведет странное впечатление. Никто Сталина в партии гением не считает, в особенности те, кто его знает.

В 1927 году я не раз заходил в ячейку Института красной профессуры. Это был резерв молодых партийных карьеристов, которые не столько изучали науки и повышали свою квалификацию, сколько изучали и рассчитывали, на какую лошадь поставить в смысле делания своей дальнейшей карьеры. Потешаясь над ними, я говорил: “Одного не понимаю. Почему никто из вас не напишет книги о сталинизме. Хотел бы я видеть такой Госиздат, который эту книгу не издаст немедленно. Кроме того, ручаюсь, что не больше чем через год автор книги будет членом ЦК”. Молодые карьеристы морщились: “Чего? О сталинизме? Ну, ты уж скажешь такое – циник…”

В 1927 году употреблять термин “сталинизм” – это казалось неприличным. В 1930 году время пришло, и Мехлис из номера в номер “Правды” задавал тон партийным организациям: “Под мудрым руководством нашего великого и гениального вождя и учителя Сталина”. Это нельзя было не повторять партийным аппаратчикам на ячейках. Два года такой работы, и уже ни в стране, ни в партии о товарище Сталине нельзя было говорить, не прибавляя “великий и гениальный”. А потом разные старатели изобрели и много другого: “отец народов”, “величайший гений человечества” и т. д.»…

По этой, в частности, причине с 1930-го Сталин постепенно начал выходить на роль лидера и между ним и Бухариным обострились споры по поводу путей дальнейшего развития. Но развития чего и для чего? По Сталину – России ради ее геополитического позиционирования в мире; по Бухарину – мировой революции ради мировой революции. Строить социализм в одной, отдельно взятой стране Бухарин был согласен, но – ожидая революцию в промышленно развитых странах. Для него предложение Сталина – самим стать промышленно развитой страной – означало просто отказ от мировой революции, а согласиться с таким истинному догматику-ленинцу было невыносимо.

И ведь можно понять, что произошло. Группа Сталина, состоящая из людей, ничуть не более умных или нравственных, чем группы других фракционеров (Троцкого или Зиновьева, Бухарина или Рыкова), просто вышла на уровень более высоких целей, чем они. Мы писали об иерархии целей в главе «Накануне нового цикла «русских горок». Вот эти цели: собственное сохранение властителей; военная защита страны либо нападение на соседей (имеющая «дипломатический» вариант; в общем случае ее-то и можно назвать целью геополитического позиционирования); создание достойной этой цели экономики с соответствующим уровнем образованности общества; поддержание и развитие идеологии сообразно изменяющимся внешним условиям. Но для достижения целей высокого уровня нужна не только способность высшей власти к таким действиям, но и крайне важен способ правления; в России в момент рывка он должен быть «византийским», и никак иначе, чтобы сдержать самовластие элиты, суметь собрать все силы страны ради единой цели.

Вот почему народ, при всех «перегибах», так полюбил Сталина: не за внешность, не за красивую походку, не за умение складно говорить. Нет: за то, что, в представлениях народа, Сталин был его, народа, защитником перед лицом элиты. И это при том, что элита (как и при Иване Грозном, как и при Петре I) все равно позволяла себе злоупотребления, а Сталин оставался человеком элиты, играл по ее правилам!

Высшую элиту страны составляли в то время около трехсот человек. Это были первые секретари обкомов и крайкомов, члены Совнаркома или Политбюро. Власть была вроде как советская – высшим ее органом с 1922 по 1936 год был Съезд Советов СССР, но состоялось всего семь съездов; Восьмой, чрезвычайный (принявший новую Конституцию), был уже неурочный и последний. В периоды между съездами руководил Центральный исполнительный комитет – подобие парламента. Но и он почти не собирался в полном составе, а постоянно функционировал лишь избранный им Президиум, в который входили только члены Политбюро и Совнаркома. Итак, партия обсела все советские органы власти, а в самой партии высшим органом, по сути, был пленум, поскольку он мог снять с должности кого угодно, вплоть до генерального секретаря.

Так образовались широкое руководство– те самые триста человек, способных снять кого угодно, и узкое руководство страны, непосредственно правящая группа. В узком руководстве на первую роль постепенно выдвигался Сталин, и пока он не стал тем, кем стал, способ правления имел классический для второй половины XVIII века вид: номинальный лидер и элита, способная по своему хотению этого зависимого от нее лидера сменить. А «хотение» любого элитарного человека зависело не от интересов страны, а от его собственного представления о жизни.

Симптоматично, что внутри элиты шла грызня; каждый был рад неудаче коллеги-соперника. Так, в 1936-м, после процесса над Каменевым, Зиновьевым и их товарищами, Н. И. Бухарин писал К. Е. Ворошилову: «Циник-убийца Каменев – омерзительнейший из людей, падаль человеческая. Что расстреляли собак – страшно рад».

С 1930-го по 1933 год состоялись процессы над Промпартией, трудовой крестьянской партией, меньшевиками, специалистами фирмы «Метрополитен-Виккерс», бактериологами, историками, руководящими работниками Пищепрома, совхозов, Наркомзема и т. д. Почти все процессы были открытыми, и почти все осужденные попали в систему ГУЛага, которая включала в себя тогда спецпоселения (для ссыльных), колонии (для осужденных на срок менее 3 лет) и лагеря. Этими процессами против столь нужных для индустриализации инженеров и ученых, как полагают некоторые верхогляды, Сталин «продолжил войну с народом», начатую им с истребления крестьянства. Но в то время деятельность ОГПУ, прокуратуру и суд контролировал от Политбюро не кто иной, как Н. И. Бухарин. Это он давал санкции на все аресты, на все политические процессы.

После Бухарина отделом политико-административных органов ЦК партии, которому были подведомственны тогдашние «силовики», руководил бывший работник Коминтерна Пятницкий. Впоследствии он так же, как и Бухарин, был расстрелян и ныне тоже числится среди жертв «сталинского произвола». Юрий Жуков (в книге «Иной Сталин») пишет: «Документы отдела, который курировали Бухарин и Пятницкий, до сих пор засекречены, и мы, историки, сегодня не в силах даже установить, сколько тысяч судеб и жизней на их совести».

1933, январь. – Начало генеральной партийной чистки. 19 января. – Установление продовольственного налога с колхозов. 30 января. – В Германии рейхсканцлером назначен Адольф Гитлер. 5 февраля. – Постановление СНК СССР «О выплате колхозами машинно-тракторным станциям за использование техники 20 % сбора зерновых». 16 ноября. – Установление дипломатических отношений между СССР и США.

На рубеже 1920-1930-х годов произошли изменения во внешней политике СССР. Полностью сменилось руководство Наркомата иностранных дел (НКИД) и Коминтерна. Перед новым наркомом М. М. Литвиновым была поставлена основная задача: обеспечить благоприятные внешние условия для построения социализма в СССР. Для этого нужно было предотвратить угрозу втягивания СССР в военные конфликты, а также наладить экономическое сотрудничество с развитыми странами Запада. И в связи с изменением приоритетов во внешней политике деятельность Коминтерна отныне рассматривалась как второстепенная по сравнению с деятельностью НКИД.

На первом этапе были урегулированы отношения с ближайшими соседями. Еще в 1929 году в Москве был подписан протокол между СССР, Эстонией, Литвой, Польшей, Румынией, Турцией и Ираном, предусматривающий отказ от применения силы при рассмотрении территориальных претензий. В начале 1930-х СССР заключил пакты о ненападении с Польшей, Финляндией, Латвией, Эстонией, Афганистаном. Опасной для СССР с конца 1920-х была ситуация на Дальнем Востоке, где активизировалась Япония и продолжался советско-китайский вооруженный конфликт на КВЖД.

Практически до самого начала 1930-х основным политическим и экономическим партнером СССР в Европе оставалась Германия; туда шел основной поток советского экспорта, а обратно поставлялось оборудование для советской промышленности. В 1929 году удалось восстановить нормальные отношения с Великобританией, а в 1932-м было подписано советско-французское соглашение о ненападении. В 1933-м были установлены дипломатические отношения с США.

В Германии в 1933 году на волне затяжного экономического кризиса к власти пришли нацисты: на выборах в рейхстаг они получили 13,8 млн голосов избирателей, среди которых было значительное число рабочих, – и перешли к жестким методам государственного регулирования экономики. В США с целью преодоления Великой депрессии Рузвельтом был начат «Новый курс», в основу которого тоже был положен принцип государственного вмешательства в рыночную стихию, с допущением большого дефицита госбюджета и массированными капиталовложениями.

В целом положение в мирово