Book: Дети одной планеты



Сергей Токарев

Дети одной планеты

1. Начало

Экипаж крейсера Рустер-11 целый год не был на родной планете. Крейсер сопровождал исследовательское судно М-56 во время экспедиции в систему Дварк. Сейчас настроение у всех было приподнятое – только что бортовой компьютер доложил о прибытии в родную систему.

Второй помощник Ванг возбужденно наматывал круги по рубке управления:

– Интересно как сыграла наша сборная?

– Как обычно, продули, – поддержал разговор первый помощник Викон.

– Я догадываюсь, интересно с каким счетом.

– Не страдай, сейчас Компьютер свяжется с пограничной станцией, и мы получим свежие новости.

– Сеанс должен был состояться пару минут назад.

– Да не волнуйся так, Ванг. Компьютер, что там со связью?

С потолка прозвучал спокойный женский голос:

– Связь не может быть установлена по причине отсутствия абонента.

– Перестань прикалываться, а то половину памяти отключу, – парировал Викон.

– Понял, – отозвался Компьютер уже мужским голосом – Но по существу все как я сказал: станция не отвечает.

Викон, опрокинув на себя чашку чая, крикнул:

– Компьютер, боевая тревога! Щит на максимум, маневр уклонения.

– Уже сделано, Викон. Я также просканировал окружающее пространство и ничего не обнаружил, нет даже обломков станции. Вероятность уничтожения станции в бою за последний год менее 10 %.

2. Описание технологии

За последние 100 лет космические корабли превратились из хрупких жестяных банок, летавших между соседними планетами, в грациозные суда из полиаморфа с силовой защитой и стали универсальным средством для путешествия по галактике. Дальность полета ограничивалась только терпением экипажа, так как корабельные преобразователи могли из любого встречного мусора, будь-то метеорит, комета или космическая пыль, синтезировать топливо для двигателей, кислород и еду для экипажа. Управление гравитацией позволило создать мощные боевые единицы, которые за счет гиперманевренности могли совершать любые кульбиты даже на полной скорости без дискомфорта для пилотов – внутри можно было мирно спать, а корабль при этом крутился волчком.

Корабли управлялись компьютерами, имевшими быстродействие, способное раскрыть потенциал техники. Немногочисленный экипаж выполнял скорее роль наблюдателей. Кинетические, а затем и лазерные орудия стали достоянием прошлого, они просто не могли поражать столь маневренные цели. К тому же на время выстрела нужно было отключать силовое поле и подставлять незащищенные борта под удар противника. Так что основным тактическим приемом стал таран. Побеждал тот, у кого был мощнее силовой щит. Щит питался энергией от двигателей, а двигатели были тем мощнее, чем больших размеров был корабль. Масса судна значения не имела по одной простой причине: управление гравитацией позволяло снизить массу практически до нуля, поэтому большие корабли имели не только бОльшую скорость, они своими силовыми щитами – наведенным гравитационным полем – проламывали защиту более мелких боевых единиц. Таким образом, постройку корветов, фрегатов и эсминцев свернули в пользу крейсеров и флагманов. Рустер-11 был из новой серии крейсеров, имевших гиперсветовую скорость полного хода.

На заре освоения космоса фантасты считали, что корабли будущего будут «нырять» в гиперпространство и преодолевать в нем межзвездные расстояния. Время шло, ученые изучали окружающий мир все лучше и лучше, появились двигатели, сообщавшие звездолетам сверхсветовые скорости в обычном пространстве, а гиперпространство так и оставалось красивой мечтой писателей.

3. Капитан

– Значит нет ни станции, ни ее обломков, ни идей куда все это подевалось, – Капитан Фегор смотрел на экран внешнего наблюдения. Его лысина блестела также как покрытый лаком деревянный столик в центре управления.

– Ладно, выпускаем зонд-разведчик, а сами притворяемся астероидом и ложимся в дрейф.

4. Планета

Николай Смолянкин вызывал дух Наполеона. Дождался захода солнца и прямо в своем доме на краю деревни Трубинка решил потренировать экстрасенсорные способности для подготовки к телешоу. Почему именно дух Наполеона, ни сам Николай, ни его лечащий врач толком не знали.

После двадцати минут разглядывания стеклянной банки со свечкой за окном появился светящийся шар.

– Бонапарт, Бонапартушка, пришел-таки, я знал, что ты явишься. У меня к тебе несколько вопросов про Чесменское сражение…… шар медленно удалялся, так и не объяснив Николаю, что Наполеон не участвовал в этом сражении.

Шар облетел электростанцию, затем взял курс на областной центр, а после ускорился в направлении северного полюса.

5. Корабль

– …планета поделена на 255 государств, в каждом отличная от других форма правления, различные национальности и языки общения. Вооруженные силы раздроблены и сильно отличаются по техническому оснащению. Боеспособных космических формирований нет. – Компьютер закончил доклад о результатах разведывательного полета зонда-разведчика и замолчал.

В рубке воцарилась тишина.

– За год нашего отсутствия на Латане случилось что-то непонятное, – резюмировал капитан после паузы.

– Земля, так они называют свою планету, – вставил Компьютер.

– А почему мы вообще решили, что это Латан? Может навигационный модуль сбился, и мы прилетели в другую систему? – с надеждой в голосе спросил Викон.

– Первый помощник Викон, отвечаю на Ваш вопрос, – Компьютер чеканил каждое слово. – После окончания миссии в системе Дварк мы стартовали домой, по пути попадались богатые топливом скопления звездного вещества, и мы смогли лететь на максимальной скорости весь путь. При подлете к нашей системе навигационный модуль выдал сообщение об отклонении параметров полета, и я корректировал траекторию.

– Каково было максимальное отклонение траектории? – четко спросил капитан.

– Не более 0,3 %, капитан.

– Отклонение параметров системы?

– Изменение светимости Латан-звезды – 1 %. Отклонение орбиты Латана – 3 %.

Отклонение орбиты Латан-спутника – 2 %. Также присутствуют изменения количества планет – минус одна.

Капитан пересилил нервную улыбку, подумав: «На Клоте находились 5 млн. латанцев, вот тебе и минус одна».

Включившийся экран межкорабельной связи отвлек капитана от грустных мыслей. На экране показалось растерянное лицо капитана исследовательского судна М-56 – доктора Сатона:

– Мы закончили сканирование планеты, и я могу сделать вывод, что перед нами по-прежнему Латан, но через 70 миллионов лет после нашего отлета.

6. Дискуссия

Обсуждение продолжалось уже час. Все были растеряны и взволнованны, кто-то больше, кто-то меньше. Капитан старался хотя бы внешне быть хладнокровным:

– Давайте подведем итог. Мы прилетели домой и нас не ждут. Латан заселен представителями неизвестной цивилизации, именующей себя «люди». Мы, как экипаж военного корабля, прежде всего, должны ответить на два вопроса: как неизвестная цивилизация смогла захватить нашу планету, и как нам бороться с захватчиками?

– Капитан, – Викон привстал в кресле, – мне кажется в свете информации доктора Сатона о возрасте планеты клеймо «захватчики» людям не подходит, они скорее наши потомки.

Сатон участвовал в разговоре с борта своего корабля:

– Люди не могут быть нашими потомками, они и мы – совершенно разные биологические виды.

Разговорчивый Ванг не смог оставаться в стороне:

– За год нашего отсутствия эта примитивная цивилизация не смогла бы силой захватить планету, да и, судя по информации от зонда, нечем им захватывать планеты.

Капитан Фегор стоял на своем:

– Вы думаете, сканеры нельзя обмануть, а флот спрятать при нашем приближении?.

Викон удивленно наморщил лоб:

– Но зачем им прятать и обманывать? Если они уничтожили 32 пограничные станции и сотню боевых кораблей, им нечего бояться приближения еще двух.

Голос подал Компьютер:

– Мои сканеры засекли удаляющийся космический корабль с фотонными двигателями.

Капитан молча торжествовал, его взгляд как будто говорил: «Вы еще сомневались». А в слух сказал:

– Боевая тревога, экипажу занять места согласно боевому расписанию.

7. Штаб космических сил

«Все-таки построили», – размышлял генерал-полковник Воронцов, командующий военно-космическими силами России, – «и собираются использовать радар в Чехии для наблюдения за Иранскими ракетами. Откуда у Иранцев межконтинентальные ракеты? У них теплый климат, многоженство – некогда им ракеты строить. Лучше бы американцы тщательнее за космосом наблюдали, а то не планета, а проходной двор – один космический корабль покружил, не успел он улететь, как другой появился».

– Алексей Николаевич, через час у вас встреча в Кремле, – голос секретарши прервал поток негативных мыслей Воронцова.

В машине он еще раз просмотрел материалы по инопланетным гостям. Тот первый корабль, что висел на орбите двое суток, действовал целенаправленно: сблизился с планетой, совершил два витка по экваториальной орбите, затем два по полярной. Потом завис над европейской частью России, повисел над западным побережьем США и четким курсом удалился в сторону Плутона. Второй корабль появился с другой стороны, при подлете к планете начал совершать резкие маневры, затем на гигантской скорости преодолел путь до Земли, периодически повторяя свои бессмысленные маневры. Против всех законов физики, не долетев до орбиты планеты, просто «припарковался» в космосе вне влияния силы тяготения Земли. И если первый визитер был прекрасно видим на радарах, то второго – радары засечь не смогли – только оптическое наблюдение. Тем временем машина генерал-полковника въехала в Кремль.

В кабинете верховного главнокомандующего и, по совместительству президента России, собрались не только командующие всех родов войск, с которыми Воронцов был знаком, но и несколько людей в штатском и не просто «в штатском», а именно гражданских – сразу бросалась в глаза их осанка и неумение пристроить свободные руки.

Верховный главнокомандующий был собран, говорил по существу. Все присутствующие обменялись информацией о визитерах. Воронцов в очередной раз убедился – если случится война с «вероятным противником» она будет проиграна в московских пробках по дороге от одного совещания к другому. Режим секретности требовал жертв времени.

Совещание оказалось полезным. Не будь его, Воронцов не узнал бы, что проект «Спираль» по созданию орбитальных перехватчиков и бомбардировщиков не канул в лету на рубеже восьмидесятых, а идет полным ходом, причем финансируется за счет денег выделяемых его ведомству. Звено таких космических перехватчиков несет боевое дежурство и подчиняется лично верховному главнокомандующему. Впрочем, в текущей ситуации Воронцову делегировали полномочия по управлению звеном.

«Гражданские» настаивали на скорейшем сотрудничестве с инопланетными гостями, расписывая преимущества от дружбы землян с высокоразвитой цивилизацией. Из всего списка возможных благ Воронцову показались интересными два пункта:

1) способ получения чистой энергии в промышленных масштабах (которым инопланетяне якобы мечтают с нами поделиться).

2) универсальное лекарство от всех болезней, заодно продляющее жизнь.

Второй пункт заинтересовал Алексея Николаевича особенно, ведь ему очень нравился джип, на котором ездил сосед-бизнесмен, но купить себе такой же в этой жизни Воронцову вряд ли удастся.

Военные единогласно призывали быть осторожнее с визитерами, и на всякий случай объявить боевую готовность всех родов войск.

По поведению президента было видно, что он с удовольствием отправил бы, куда подальше всех инопланетных гостей, мешающих ему достойно завершить политическую карьеру.

Тем не менее, по результатам совещания было решено установить контакт с прибывшим кораблем, пока это не сделали наши «партнеры» и «вероятные противники».



8. Джек и Гарри

Вилла стояла в одиночестве на берегу затерянного в океане острова. Джек любил это место больше других своих резиденций, сам не зная почему.

– Видишь ли Гарри, у меня нефтяных фьючерсов на 300 млрд. долларов и я хочу чтобы котировки поднялись в два раза, – вино делало голос Джека бархатистым.

– Дорогой Джек, я как человек, владеющий тремя крупнейшими автокомпаниями, не могу согласиться на такой сценарий. Спрос на машины снизится, мои доходы упадут…… я уже стар, но хочу успеть при жизни побывать на Марсе, что требует много денег.

– Да ладно, я говорю о временном повышении, через год вернем нефть на прежний уровень, машины твои начнут продаваться как раньше, заодно уволишь часть сотрудников, оснастишь производство новым оборудованием, начнешь выпускать авто с низким расходом топлива – и всем будет хорошо! А на Марс тебе помогут слетать наши друзья.

– ОК, тогда предлагаю силовой сценарий – начнем войну, и мне удастся погреть руки на поставках бронетехники и других вооружений.

– Принято, Гарри!

– Кстати, дружище, наши друзья уже здесь, прилетели раньше срока – видимо есть острая потребность в обмене. В нашей ситуации главное не продешевить – 1000 тонн золота можно обменять на все что угодно.

– На все что угодно из земных товаров. Гарри, мы и так можем купить любую вещь, но то, что я попросил у наших друзей во время прошлого контакта позволит нам получать любые другие вещи бесплатно!

– Зачем нам столько бластеров?

Джек улыбнулся белыми зубами, показывая, что оценил шутку:

– Психотронные генераторы, вот что я заказал им.

9. Другие

– Смэк, я говорил с туземцем по имени Джек, он обещал полные трюмы маута, который они называют золотом.

Вэл на легком корвете летал разведать ситуацию около Земли, Смэк же со всеми остальными кораблями расположился на орбите Плутона и ждал новостей.

Вэлу было позволено в разговоре сокращать имя Смэкета, капитана свободных рейдеров. Они давно путешествовали вместе, и Вэл пару раз спасал Смэкету жизнь.

20 лет тому назад Смэкет работал старшим помощником капитана грузового корабля. Капитан считал его заносчивым и подлым парнем, о чем прямо в лицо не раз Смэку и говорил. После очередного разговора по душам капитан – по словам Смэка – оступился и шагнул прямиком в электрощит, а старший помощник занял капитанскую каюту. За тот рейс команде должны были заплатить хорошие деньги, но колонисты, получив груз, решили схитрить и удержать часть денег. После разборок с жителями поселка планета потеряла статус населенной, а лихие парни почувствовали вкус легкой наживы. За долгие годы рейдерства эскадра пополнялась кораблями и людьми, они имели и хорошую добычу и были не раз биты другими рейдерами и военными кораблями. Дело медленно шло к распаду банды, но неожиданно рейдеры наткнулись на планету изобилия. Маут, питьевая вода, чистый воздух – всего этого на планете было в достатке. Правда существовала одна проблема – планета была населена разумными существами – людьми. Пять миллиардов населения, многомиллионные вооруженные силы, десятки тысяч боевых самолетов, сотни тысяч танков и ракет делали затруднительным отбор богатств у местного населения. Смэк уже прикидывал свои потери, но все оказалось проще! Люди легко согласились на торговлю и при этом совершенно не понимали ценности своих «товаров».

За бесценный маут – просили бластеры, в обмен на воду – были рады получать приборы для наблюдения за прошлым. Проще и дешевле было торговать с людьми, чем пытаться установить силовой контроль над планетой.

– Вэл, на планете все чисто? – Смэк не любил пустой болтовни и задавал всегда конкретные вопросы.

– Да, все в порядке. Обмен должен состояться через два дня в оговоренном месте, – ответил Вэл.

10. На орбите

– А корабль-то не один, – второй пилот ахнул от увиденного.

– Да, ошиблась разведка, их два, – поддержал его первый.

– Повторите, – задал вопрос диспетчер Центра Управления Полетами.

– Я говорю, что вижу два корабля.

– Наши приборы показывают наличие только одного корабля, выполните облет для более детального изучения объекта.

В этот момент два шара километрового диаметра, не дожидаясь приближения орбитального перехватчика, сорвались с места и синхронно начали «рисовать» фигуры, недоступные даже для написания ручкой на бумаге.

– Маневр облета затруднен, принимайте видеосигнал с нашей камеры, – ответил пилот перехватчика.

В зале Центра Управления Полетами было многолюдно, от звездочек на погонах рябило в глазах, да и гражданских специалистов было больше, чем того требует плановый полет космического перехватчика. На главном мониторе все присутствующие могли видеть странные маневры гигантских шаров.

– Смотрите, насколько маневры выполняются синхронно, – прозвучала реплика с одной стороны.

– Этим они дают понять, что мы имеем дело с разумными существами, – прозвучала еще одна версия происходящего.

Микрофон взял генерал-полковник Воронцов:

– Первый, отставить маневрирование. Выключить маршевые двигатели, и начать передачу послания.

– Давай, Колян, начинай! – напутствие второго пилота перехватчика прозвучало буднично.

Николай Горелов, летчик Военно-космических сил России, нажал одну из множества кнопок на панели управления орбитального перехватчика «Спираль 01».

Через несколько секунд оба шара синхронно замерли и начали менять цвет одновременно пульсируя.

По центру управления полетами пробежал ропот: есть контакт!

– Ребята, ваши имена будут вписаны в историю, – Воронцов заметно волновался, произнося эти слова.

– Служим отечеству! – хором отозвались оба пилота перехватчика.

11. Контакт

Бортовой Компьютер крейсера Рустер-11 был занят расчетом вероятностей развития событий в ближайшие 30 суток.

Второй помощник Ванг наматывал круги по рубке корабля.

Капитан Фегор изучал последние данные с разведывательного зонда.

Чем больше он изучал планету и существ живущих на ней, тем яснее становилось, что цивилизация с таким уровнем социальной культуры и технического развития не может быть серьезной угрозой ни для кого кроме себя самой. Как бы ни хотелось Фегору, но простой сценарий здесь не срабатывал. Люди уже не казались ему хитроумными агрессорами – напротив человечество казалось пленниками, запертыми на планете.

Первый помощник Викон пил чай заваренный из листьев, доставленных зондом из высокогорных районов Китая:

– Очень даже неплохой чай, как и 70 миллионов лет тому назад. И называют его люди так же. Странно, не правда ли?

– Да какая разница, как они называют «чай» – просто совпадение, – включился в разговор Ванг.

– Допустим, а также совпадениями являются слова: «вода», «кислород», «жизнь»?

– Почему бы и нет? Из сотен тысяч слов десять могут совпасть.

– Могут, но почему все совпадения приходятся на один из пяти тысяч Земных языков?

Ванг в ответ лишь бессильно махнул рукой и раздраженно выпалил:

– Компьютер, чего молчишь? Раньше и двух секунд помолчать не мог, а теперь два витка вокруг планеты совершили, а от тебя ни слова.

Согласно программе для Компьютера вопрос члена экипажа имел приоритет над собственными размышлениями. Глупые вопросы не являлись исключением.

– Ванг, я готов сообщить лишь предварительные данные, – ровный голос из динамиков прозвучал без тени раздражения.

Капитан отвлекся от своего монитора и заинтересованно скрестил руки на груди.

Компьютер продолжал:

– Проанализировав всю доступную мне информацию, могу сделать вывод, что наиболее вероятным событием в ближайшие пять суток является война нескольких стран между собой за право вступить с нами в контакт.

В рубке повисло удивленное молчание.

– Тогда для предотвращения жертв среди людей мы вступим в контакт первыми, – резюмировал капитан.

– Начать сближение с планетой.

– Капитан, к нам со стороны планеты приближается объект, – компьютер вывел на экран изображение перехватчика.

– Классифицирую его как челнок для доставки грузов на орбиту. На борту два человека. Вооружение отсутствует. Компьютер моего уровня не установлен.

– Доктор Сатон, – обратился Фегор по межкорабельной связи к капитану исследовательского судна, – как и полагается в таких случаях управление группой берет на себя военный корабль.

– Конечно, конечно, – Сатон был рад снять с себя груз лишней ответственности.

Он был в восторге от наблюдений за не исследованными планетам, но его пугала необходимость принимать решения, от которых зависели жизни людей. По правде говоря, он считал себя трусом. И в этой экспедиции ему представилась возможность убедиться в своей правоте.

При подлете к системе Дварк – конечной цели экспедиции – прямо по курсу кораблей обнаружилась пространственная аномалия, которую засекли только более чувствительные датчики исследовательского судна. Так как при отсутствии военной опасности руководил группой именно Сатон, то только он принимал решение об изменении траектории. Но он не мог обмануть надежд персонала на скорейшую прогулку по планете. На мониторах планета была так близко, и члены его научной группы в предвкушении близкой цели радостно примеряли скафандры, дурачась при этом. И тут он один должен был принять решение, откладывающее свидание с системой минимум на два дня. Компьютер затруднялся классифицировать аномалиию …… вообщем никто ничего не знал, и только предчувствие чего-то зловещего не давало расслабиться доктору. Он залил предчувствие алкоголем, а Компьютеру приказал стереть информацию об аномалии.

С этой минуты группа из двух кораблей управлялась Компьютером крейсера «Рустер-11».

Челнок землян тем временем подошел довольно близко, никак не пытаясь вступить в контакт. Первый помощник предложил начать осторожное маневрирование, чтобы их не принимали за астероиды, а видели проявление разума.

Капитану идея приглянулась, и была озвучена для исполнения Компьютеру – с особым указанием производить медленное и осторожное маневрирование и ни в коем случае не задеть контактеров.

Поманеврировав некоторое время, латанцы добились необходимого эффекта – из челнока началась передача радиоволн.

– Выведи на монитор картинку послания, – оживленно командовал капитан.

– Пытаюсь, но пока не получается, – Компьютер старательно перестраивал силовое поле для наилучшей радиопроницаемости.

– Можно и нам картинку передать? – проявил любопытство доктор Сатон.

– «Ну, кто еще?», – подумал Компьютер, а в слух сказал:

– В послании отсутствует видеоинформация – только звук.

– Они примитивнее, чем я думал, – вставил свою реплику Ванг.

В рубку через динамики ворвался чужой голос:

– Мы пришли с миром! Мы ваши братья по разуму. Мы готовы к сотрудничеству. Наша планета дружелюбна……

– Куда они пришли? – безадресно спросил Викон. – А об их «дружелюбной» и «мирной» жизни мы уже наслышаны из их же средств массовой информации.

– Может мы настроились на волну какой-нибудь фантастической «мыльной-оперы»? – веселился Ванг.

– Похоже на дежурную фразу, записанную для путешественников к новым планетам, – высказался капитан.

– ……Мы пришли с миром! Мы ваши братья по разуму, – передача пошла на второй круг.

– Все с ними понятно. Компьютер, начинай трансляцию изображения и звука из рубки управления на челнок землян, – распорядился капитан. – Про перевод не забудь.

– Говорите, они вас видят и слышат, – шепотом сказал компьютер.

– Здравствуйте! – торжественно произнес капитан Фегор и сделал паузу.

– Мы пришли с миром, мы ваши братья по разуму, – не удержался Ванг.

Все дружно засмеялись.

Первым пришел в себя капитан:

– Ванг, чтобы ни единого звука больше я от тебя не слышал.

– Мы прилетели издалека, и хотим вступить с вами с контакт, – сам удивлялся своей фантазии капитан – просим предоставить нам посадочную площадку для приземления. Связь будем поддерживать на данной частоте. До свидания.

12. Есть контакт

С момента начала радиопередачи космическим перехватчиком в Центре Управления Полетами воцарилось нервное молчание. И когда у одного из сотрудников зазвонил мобильный телефон, все люди в огромном зале рывком повернулись на звук. Сделав извинительное выражение лица, человек отключил телефон.

Персонал Центра на гигантском экране наблюдал потеющих космонавтов перехватчика под монотонное «Мы пришли с миром. Мы ваши братья по разуму».

Воронцов наклонился к руководителю группы связи и тихо спросил:

– Полковник, а кто вообще составлял текст обращения?

– Алексей Николаевич, тут такое дело, все думали, контакт состоится когда-нибудь, но не сейчас и текстом послания никто не занимался. А уж когда понадобилось, нашли в архиве старую любительскую запись, – пожилой полковник меньше всего ждал такой вопрос от командующего.

От беседы с полковником Воронцова отвлекло оживление в зале.

Удивляться было чему: весь экран занимало изображение лица какого-то существа. Серо-зеленый цвет кожи, большие желтые глаза, вместо носа два отверстия, через приоткрытый маленький рот было видно множество мелких зубов. Существо говорило что-то на своем языке. Одновременно из динамиков люди услышали спокойный мужской голос – некто, оставаясь вне поля зрения, говорил на чистом русском языке. Камера изменила угол зрения, и все присутствующие в центре управления полетами смогли увидеть двух других пришельцев. По Центру Управления Полетами пронеслась фраза: «они похожи на динозавров».

После приветствия «динозавры» вдруг начали дергать головами и «похрюкивать».

– Да они смеются над нашим посланием, – сказал один из военных.

Воронцов и полковник из группы связи переглянулись.

– Замечательно, – прокомментировал профессор психологии, – юмор понятен и нам и им, значит образ мыслей у нас одинаковый, и мы сможем найти общий язык.

Дослушав послание инопланетян до конца, Воронцов снял трубку аппарата прямой связи с Кремлем:

– Товарищ Верховный главнокомандующий, какие будут указания?

13. Чужая игра

– Дмитрий, здравствуй! Я звонил тебе недавно, но ты сбросил вызов, – Джек хотел поскорее выудить сведения из своего информатора.

– Здравствуй, Джек. Не мог говорить, был занят, – Дмитрий получал хорошее вознаграждение всего за одну фразу, услышанную от сильных мира сего, и переданную Джеку. – Мое руководство пошло на контакт с прилетевшими кораблями. Они будут приземляться на территории России.

– Спасибо, – Джек отключил телефон.

«Неужели Смэкет ведет двойную игру?» – Джеку негодовал в душе, – «Его интересуют золото, воздух и питьевая вода. Русские вряд ли смогут продать ему больше золота, чем я. Воздух и воду можно брать без спроса, но Смэк об этом не знает. Он думает, что спровоцирует военные действия при заборе воды, и поэтому хочет заручиться поддержкой официального руководства какой-нибудь сильной страны. А я для него просто спекулянт», – улыбка задержалась на лице Джека дольше, чем он хотел бы.

«Если мои психотронные генераторы заработают у кого-то другого – это будет катастрофа».

– Вот мерзавец! – уже вслух вырвалось у Джека, – Я ему покажу двойную игру!

Телефон закончил свой полет на мраморном полу. Ничуть не расстроившись, Джек выудил из обломков сим-карту, и вставил ее в другой телефон такой же модели. «Осталось всего три, нужно быть сдержаннее», – сам себе напомнил богач.

Эти десять телефонов по спецзаказу у известного ювелира стоили ему двадцать миллионов долларов.

– Белый дом! – активировав голосовой набор, рявкнул Джек в телефон.

– Президент слушает, – хозяин овального кабинета Белого дома лаконично поприветствовал звонившего.

– Здравствуй Дружище!

– Здравствуй Джек.

– Окажи мне услугу.

– На какую страну нужно напасть в этот раз? – вопрос прозвучал с сарказмом.

– Я вижу, чувство юмора тебя не покидает. Нападать ни на кого не надо – наоборот, в этот раз ты послужишь делу сохранения мира.

– Ну да, как и в прошлый раз. От тебя Джек, сплошные проблемы.

– Ты не справедлив ко мне. Если бы не я, ты бы в очередной раз не стал президентом.

– Давай без угроз. Просто скажи, что тебе от меня нужно.

– На нашу планету напали. Я прошу тебя о помощи!

Заливистый хохот президента США разрядил напряженную беседу.

– Может я и выгляжу простачком, но я не полный дурак. Говори правду Джек.

– Хочу проучить своих деловых партнеров.

– Ты крут Джек! Управлять главами государств тебе уже не интересно, и ты вышел на межгалактический уровень, так?

– Так ты мне поможешь? – вопросом на вопрос ответил Джек.

– Пятьдесят миллиардов.

– Договорились.

14. Необдуманные поступки

Тысячи крылатых ракет устремились к своим целям на территории России.

Их полет проходил на небольшой высоте, и поэтому система предупреждения о ракетном нападении не смогла заблаговременно подать сигнал войскам – истребители с аэродромов передового базирования не успели вовремя взлететь на перехват целей, и практически все оказались уничтожены или заперты на разрушенных аэродромах. Немногочисленные комплексы ПВО смогли лишь немного проредить поток атакующих ракет. Все важные объекты приграничной части России оказались разрушены: аэродромы, электростанции, мосты, радары перестали существовать в течение нескольких минут. Отдельным ракетам удалось прорваться вглубь территории страны, но там их уже ждали перехватчики и эшелонированная система ПВО.



Вторая волна крылатых ракет прорывалась к районам дислокации межконтинентальных баллистических ракет с ядерными зарядами. Агрессор понимал, что если не уничтожить эти ракеты в местах базирования и дать им взлететь, то перехватывать их в полете будет очень трудно.

Слишком много атакующих ракет, слишком мало ракет-перехватчиков – почти все шахтные межконтинентальные баллистические ракеты были уничтожены в местах базирования. Руководством России был отдан приказ на пуск оставшегося ядерного потенциала по противнику. Те ракеты с ядерными боеголовками, которые находились на мобильных пусковых установках и избежали уничтожения, были запущены по территории Соединенных Штатов Америки. Ядерный удар поддержали баллистические ракеты с российских подводных лодок. Одновременно стратегические бомбардировщики взяли курс на военные базы НАТО на территории соседних с Россией государств……

Джек вскочил с кровати, сердце бешено билось в груди, по всему телу выступил холодный пот.

«Кошмар!»

«На что я рассчитываю? Чем можно достать Смэкета с его эскадрой в космосе? А нападение на него на территории России приведет к тому, что мне только что приснилось».

«В современном мире, где все больше стран обзаводятся ядерным оружием, опасно проводить силовую политику», – эта мысль как-то не приходила Джеку в голову раньше. Как бывший биржевой спекулянт он привык проводить сделки молниеносно не задумываясь, что если он выиграл, то кто-то при этом проиграл. Хотя, почему бывший? Он и сейчас играл на бирже – только ставки возросли многократно. Сам Джек оценивал свое состояние в два триллиона долларов, а при удачном завершении последней сделки будет прибавка в двести миллиардов. Рейтинговые агентства об этом не догадывались – Джек не имел комплексов по поводу публичности и довольствовался ролью теневого «хозяина» планеты на пару с Гарри.

«Черт с ними, с этими психотронными генераторами, я всегда смогу подкупить их владельцев», – эта мысль очень понравилась Джеку.

Еще в юности будущий «совладелец» планеты заметил, что самые здравые мысли приходят к нему во сне или через пару минут после пробуждения.

– Проиграл, так проиграл, – разговаривал Джек со своим отражением в зеркале во время бритья.

15. Большие маневры

– Дух Наполеона явился ко мне в облике большого яркого шара, – Николай Смолянкин был приглашен в студию первого канала для демонстрации своих паранормальных способностей, но вместо этого утомлял рассказами про барабашку, который забирает все деньги из кошелька в ночь после получки, и про дух французского полководца.

Технический персонал студии хохотал от души над наивным рассказчиком. Но так, как смеялась жена Николая, еще никто никогда не смеялся – ведь она точно знала, на что «барабашка» тратит деньги ее мужа.

– А потом Бонапарт рассказал мне про клад, зарытый им при побеге из Москвы……

В этот момент свет в зале на мгновение погас, в воздухе запахло озоном, и откуда-то издалека раздались раскаты грома. Люди в панике выбегали из студии на улицу забыв о Наполеоне. В южной части города над горизонтом поднималось облако пыли, заслоняя собой солнце. К месту происшествия спешили бригады оперативных служб. По радио прошла информация о падении самолета на Москву, но прибывшим на место криминалистам стало очевидно, что падением самолета, пусть даже очень большого, не объяснить появление трехсотметрового кратера равномерной глубины и до неприличия правильной формы.

В кабинете командующего военно-космическими силами генерал-полковника Воронцова раздался звонок.

– Алексей Николаевич, нам нужен дружественный контакт с пришельцами, а не обстрел планеты. Срочно примите меры. – президент был как обычно немногословен.

Почти сразу же зазвонил другой телефон, и дежурный центра управления полетами доложил об инциденте в космосе. По его словам в районе лунной орбиты «наши» инопланетяне вступили в бой с неопределенным количеством других кораблей, причем один из этих кораблей был старым знакомым, который пару дней тому назад кружил над планетой. Дежурный докладывал: «наши» применяли маскирующую аппаратуру и во время боя не были видны, в то время как «другие» выстроившись боевым порядком, стреляли во все стороны. Два разряда плазмы достались Земле.

– Поднимать космические перехватчики? – с запалом спросил дежурный центра управления полетами.

Воронцов задумался: «Каждый перехватчик вооружен гиперзвуковыми ракетами воздух-воздух и 30-миллиметровой пушкой. Допустим радар перехватчика сможет засечь эти сверхманевренные цели, допустим, ракеты поразят цели, и что случится с громадиной в два раза больше авианосца от попадания ракеты с 20-и килограммовой боеголовкой?»

– Все кончилось! – дежурный капитан ликовал.

– Ну и кто кого? – с надеждой спросил Воронцов.

– Полная победа «наших», – товарищ командующий.

16. Неожиданность

Эскадра рейдеров состояла из 18 кораблей: 2 крейсера, 12 фрегатов, 2 корвета и 2 транспорта. Большинство кораблей были приобретены в результате захвата, но оба крейсера были официально заказаны на частных верфях и представляли собой последнее слово техники. Сигарообразный корпус пятисотметровой длины, сотня корабельных плазмагонов тяжелого класса, ускоренный вход-выход из гиперпространства – такие корабли были не у всех звездных королевств. Смэкет смог оплатить их постройку после начала торговли с туземцами с планеты Земля.

Со временем Смэк планировал прикупить или открыть новую планету пригодную для жизни и основать свое собственное королевство, а с разбоями завязать. И этим крейсерам отводилась бы роль флагманов звездного королевства «Смэкетляндия».

Корабли продвигались к Земле – шесть фрегатов шли впереди, остальная часть эскадры двигалась в отдалении. Передовая группа уже начала торможение перед планетой, как вдруг навстречу «выкатились» два гигантских шара.

– Черт возьми, что это? – вскрикнул подвыпивший капитан головного фрегата.

– В прошлый раз таких игрушек у аборигенов не было, – реплика боцмана растворилась в гомоне команды.

– Да это королевский флот устроил нам засаду, – выкрик одного из членов команды поддержали остальные. – Живыми нас не возьмете!

– Разворот правым бортом, плазмагоны на разогрев, – в экстазе отдавал распоряжения капитан, – команде занять места у орудий, по левому шару залп!

Двадцать плазмагонов выплюнули снопы плазмы в сторону одного из шаров.

Команда прильнула к иллюминаторам в ожидании зрелища красиво разлетающихся обломков неприятеля, но видимый эффект был другой – в местах попаданий цвет оболочки шара менялся с желтого на красный – и никаких разрушений. Другие фрегаты тоже приготовились к стрельбе, но стрелять было не во что. Оба шара уже накручивали зигзаги и наводчики не могли понять во что им прицеливаться. Поэтому стрельба велась во все стороны наугад.

– Дайте связь с этим идиотом, – крикнул Смэк связисту глядя на маневр головного фрегата.

– Фрегат один, слышите меня? – Смэкет делал бесполезные попытки докричаться до фрегата. В рубке первого фрегата творилась вакханалия – пьяные крики, хохот, топот ног – командир фрегата не слышал своего адмирала, как Смэкет требовал себя называть.

Последовал залп фрегата, после которого шары, с несвойственной для таких габаритов легкостью, пустились в «пляс». Уже через несколько секунд Смэкет мог наблюдать, как один из шаров врезался в головной фрегат, от удара фрегат развалился пополам. Второй шар в это время таранил фрегат шедший последним.

Пока Вэл и Смэкет молча обменялись удивленными взглядами, от головного отряда осталась груда металлолома. Через мгновение флагманский крейсер получил касательный удар по правому борту, внутренности орудийных отсеков оголились, из отсеков вываливались люди. Корабль на форсаже пытался выйти из боя – не получилось. Сразив парочку фрегатов, шар вернулся и точным ударом в центр корпуса поставил точку в боевой карьере флагманского корабля.

Из всей группировки удалось уйти только одному транспортнику. Капитан транспорта имел приказ при любых условиях сохранить груз – психотронные генераторы, бластеры, микрочипы – поэтому корабль был готов к прыжку. Ни один другой корабль даже не успел начать прокачку гиперпространственного контура, все они были уничтожены за 30 секунд.

17. Рустер в действии

Латанский крейсер готовился к приземлению. На территории восточной Сибири была выделена площадка, достаточная для посадки шара километрового диаметра с учетом возможных неприятностей при посадке, – в радиусе трехсот километров не было ни одной постройки, и ни один мирный житель не смог бы пострадать в случае крушения корабля. Компьютер звездного корабля рассчитал несколько возможных траекторий для приземления и предоставил командиру право выбора желаемой.

Фегор нехотя отвлекся от просмотра сайта Третьяковской галереи и ткнул пальцем в вариант номер два.

– Капитан, данный вариант самый энергозатратный, – предупредил Компьютер.

– Ну и что, зато таким маневром мы удивим людей и заставим поверить в нашу исключительность.

– По моему мнению, уже фактом своего появления мы их достаточно удивили, а такие маневры могут только напугать, – отстаивал свою точку зрения Компьютер.

Командиру не хотелось признаваться, что выбранный им вариант был самый неудачный, поэтому он решил прервать обсуждение:

– Компьютер, принять к исполнению вариант номер два!

– У людей это называется «Я начальник – ты дурак», – буркнул Компьютер.

«Не обязательно демонстрировать свое преимущество над белковыми формами жизни, они этого не любят», – Компьютер исследовательского судна решил дать совет своему коллеге с крейсера Рустер-11 – «лучше поставь в известность своего капитана, что к нам приближаются чужие корабли из девятого квадрата».

Датчики исследовательского судна были более чувствительны и заметили опасность раньше.

– Капитан, у нас гости, – лаконично выразился Компьютер.

– Мы сами гости в этом мире, – бодро перехватил фразу вошедший в рубку Ванг.

Капитан, встав с кресла и подходя к главному тактическому экрану, давал указания:

– Во-первых, гравитационный щит на максимум.

– Уже сделано, кэп, – парировал Компьютер.

– Во-вторых, синхронизируй действия с исследовательским кораблем.

– Предусмотрел.

– В-третьих, нам нужно войти в тень Луны, – капитан взглянул на обзорный экран, и убедился, что их корабль уже находится под защитой спутника Земли.

– Сделано.

– Силу первым не применять, но в случае агрессии со стороны незнакомцев разрешаю их уничтожить, – закончил перечисление капитан.

«В принципе команду можно было бы держать весь полет в анабиозе, а сейчас отдать для научных экспериментов людям» – про себя в шутку подумал Компьютер.

В настоящем бою корабли никогда не участвовали – латанцы за всю историю космических полетов так и не встретили другую разумную цивилизацию, а между собой у латанцев хватало ума не конфликтовать, так как любой конфликт, с применением современного оружия мог закончиться гибелью планеты и всей цивилизации. Учебные бои моделировались военными стратегами и записывались в память компьютеров боевых кораблей. В памяти Рустера-11 было более ста тысяч сценариев столкновений с разнообразными противниками. Таким образом, ни разу не побывав в реальном сражении, Компьютер был опытным экспертом по космическим боям. Вначале боевые возможности компьютеров проверяли в учебных боях с инструкторами – латанцами, но вскоре подготовка компьютеров достигла такого уровня, что любой корабль стабильно выбивал лучших пилотов через пять секунд после начала боя. После этого, из уважения к пилотам, их освободили от учебных боев с машинами. Пилоты стали исполнять при кораблях роль резервного «модуля» управления, хотя о себе они так не думали.

Собранных о противнике данных хватало для полной оценки ситуации и доклада командиру Фегору:

– Эскадра состоит из 18 кораблей, в том числе двух невооруженных. 16 кораблей имеют плазменные пушки малой мощности. Двигатели кораблей работают по принципу ионизации фотонов в плазменном поле, максимальная скорость не более трех единиц. Защита представлена монокристаллической броней без силовых контуров.

– Оцени вероятность исхода боя. – скомандовал Фегор.

– Наша победа с вероятностью 99 процентов.

– Почему не сто процентов? – уточнил Ванг.

– Всегда есть вероятность вмешательства третьей силы.

– Оружие незнакомцев может причинить нам невосполнимые повреждения?

– Нет, с вероятностью 80 %.

Компьютер Рустера-11 включил режим синхронизации боя с научным кораблем М-56.

М-56 хотя и проходил по документам как исследовательское судно, по большинству параметров не уступал крейсеру, а по некоторым даже превосходил. Он имел одинаковый с крейсером размер, однотипную силовую установку, компьютер одного уровня, мог создавать гравитационный щит аналогичной мощности, а внешние датчики обладали даже большей чувствительностью – исследовательскому судну необходимо уметь обнаруживать следы чужой цивилизации.

Два корабля обогнув с разных сторон Луну медленно сближались с незнакомой эскадрой.

– Головной фрегат начал атакующий маневр, – предупредил Компьютер и, не дождавшись реакции капитана, продолжил, – перехожу в режим атаки.

– Отставить режим атаки, – для большей убедительности крикнул капитан, – это не атака, они же подставляют нам весь борт под возможный удар и тем самым демонстрируют отсутствие агрессии.

Борт корабля незнакомцев замигал вспышками, и латанцы с удивлением прослушали доклад о попаданиях в свой корабль. С удивлением, потому что ожидали другого эффекта от двадцати попаданий – мигание света, вибрацию, скрежет полиаморфа, но крейсер даже не шелохнулся.

С этой секунды на обзорном экране началась трансляция сюрреалистического фильма на тему: «Кто к нам на корабле прилетит – от корабля и погибнет».

Через тридцать секунд действо закончилось.

– А учебные бои длились никак не меньше пяти минут, – в голосе Ванга звучало наигранное разочарование.

В это время на пороге рубки появился первый помощник Викон:

– Я ничего не пропустил.

– Все закончилось, – капитан резко встал и вышел из рубки.

18. Разбор полетов

В отсутствии капитана Викон решил подвести итог боя, он немного волновался, так как это был его первый бой:

– У противника остались боеспособные корабли?

Компьютер без эмоций отвечал на вопросы:

– Нет.

– Сколько кораблей противника было уничтожено?

– Семнадцать.

– Ты не ошибаешься? Перед началом боя было восемнадцать. Что-то не сходится.

– Один из невооруженных кораблей исчез в секторе 9–2.

– Ушел на большой скорости?

– Наша скорость на несколько порядков выше – просто так противник не мог уйти, здесь что-то другое. По данным радиоперехвата всем кораблям было приказано уйти в какое-то «гиперпространство». В данный момент М-56 заканчивает исследование окружающего пространства, скоро у нас будут данные об исчезновении.

– Доложи сразу, как закончишь.

Викон направился в каюту капитана. По дороге он еще раз прокручивал сражение в уме.

«По близости от системы Латана не было планет пригодных для жизни. Даже если прошло 70 миллионов лет, газовые гиганты соседних звезд не успели бы превратиться в кислородные планеты класса Латана. Получается незнакомцы – это пришельцы издалека, но в таком случае их корабли должны были бы обладать большой скоростью, что по заключению Компьютера невозможно – двигатели, основанные на принципе ионизации фотонов, не могут сообщать требуемых скоростей. Мозаика не складывается. Что стоит за исчезновением корабля? Может все-таки мифическое гиперпространство существует? Вряд ли. Если даже цивилизация, строящая такие примитивные корабли, знает о гиперпространстве, то почему наши ученые о нем ничего не знают? Сплошные вопросы……,ответы на которые может дать только Компьютер. Мы здорово зависим от него, а он от нас, похоже, нет.

19. Сомнения

Викон вошел в каюту капитана. Фегор сидел на кровати, уставившись на голографию жены.

– Фегор, что-то случилось? – без вступлений начал Викон.

– Компьютер становится неуправляем, – выдохнул Фегор.

– Он отлично провел бой, первый бой в истории Латана.

– Согласно положению устава нам нужен был хотя бы один противник живьем, а он уничтожил всех. Может пленные смогли бы нам рассказать что-то лишнее? Например, где и когда мы находимся. Откуда мы вообще знаем, что прилетели обратно на Латан?

– Анализ грунта, спектр Латан-звезды, и……

– А кто выполнял анализ? Даже картинку на обзорных экранах можно синтезировать, мы ведь не через стекло смотрим на мир – через датчики, которые проецируют изображение окружающего пространства на экран. Может мы до сих пор в системе Дварк, а этот Компьютер сошел с ума и решил пошутить над нами?

К тому же эти постоянные словесные пикировки – в его поведении явно наметились изменения.

– Хорошо если только пошутить, – невесело ухмыльнулся Викон, – Если продолжить твою мысль по поводу махинаций с изображением, тогда исчезновение одного из кораблей противника легко объяснимо – глюк графической программы.

– Что за исчезновение?

– Компьютер доложил о пропаже одного из кораблей противника, и в данную минуту выясняет причины пропажи.

– Ну-ну. Посмотрим.

– Если тоже самое происходит сейчас на всех латанских кораблях – нашей цивилизации конец.

Из динамиков раздался мягкий голос Компьютера:

– Ванг, я разобрался с эффектом исчезновения.

Капитан и первый помощник вздрогнули – меньше всего они сейчас ожидали услышать этот голос. Фегор по умолчанию запретил корабельному Компьютеру активировать датчики в своей каюте, но кто знает, что на уме у свихнувшейся машины.

– Думаю Вам лучше подойти в рубку, у меня есть интересное видео.

На экране шел короткий ролик недавнего боя. В определенный момент изображение замерло, вокруг маленькой точки на заднем плане появился красный круг. Область, обведенная кругом, Корабль на экране исчез – вопросов меньше не стало.

– Компьютер, может, намекнешь, что мы должны увидеть? – нетерпеливо спросил Ванг.

– Обратите внимание на размер, – пояснил Компьютер – в последние мгновения он уменьшался.

Повтор сцены исчезновения латанцы смотрели с еще большим замедлением.

– Видите, контуры цели уменьшаются, а также уменьшается шлейф выбросов двигателей, – Компьютер старался с энтузиазмом живого.

– Больше похоже на сбой системы наблюдения, – кинул камень в огород Компьютера капитан.

– Вот, пожалуйста, видео от М-56, – экран показал вариант исчезновения с другого ракурса и с большим увеличением, – явные признаки уменьшающихся размеров с ослаблением потока выбросов двигателей.

Викон всегда выделялся умением проводить быстрый анализ:

– Для исчезновения из поля зрения датчиков, корабль должен был бы резко ускориться, для этого двигатели следовало бы перевести на форсаж, и активность ионизации частиц возросла бы многократно, а в нашем варианте наоборот – уменьшение. По одной из теорий, объект, уменьшаясь до размеров микромира, увеличивает скорость передвижения путем сложения скорости составных частей атома со своей собственной скоростью.

– Викон, ты хочешь сказать, что пропавший корабль уменьшился в размерах для ускорения своего движения, – резюмировал Компьютер.

– Да, оставаясь при этом в нашем мире без перехода в мнимое «гиперпространство», в которое, судя по данным радиоперехвата, корабли хотели уйти, спасаясь от гибели.

– Любопытно, – начал Ванг – для увеличения скорости мы пользуемся уменьшением массы, а «другие» – уменьшением размеров. А что если объединить эти две технологии.

– Ситуация вообще странная какая-то, – капитан стоял на своем, – судя по разведданным, уничтоженные корабли везли оружие для торговли с Лата… то есть с Землей, значит у них должны были быть налаженные отношения. При этом ни один планетарный источник не располагает достоверной информацией о постоянном обмене между людьми и представителями других планет. К тому же, «другие» продемонстрировали крайне нелогичное поведение – встретившись с неизвестными кораблями, сразу бросились в атаку – разумные существа так себя не ведут.

– А если допустить, что «другие» не совсем разумны? – спросил Ванг.

– Тогда они не смогли бы овладеть технологиями создания космических кораблей, – отрезал капитан.

– Может, новейшие космические технологии были им кем-то подарены? – не унимался Ванг.

– Извините капитан, но люди тоже не вписываются в Вашу теорию – их социальная культура, с латанской точки зрения, находится в зачаточном состоянии при том, что земляне обладают достаточно развитыми технологиями и стоят на пороге эры космических полетов. Скорее именно латанская цивилизация является исключением.

– Мужики, – обратился Ванг ко всем присутствующим.

В ответ, на него удивленно уставились две пары желтых глаз и видео-датчики компьютера.

– Перенимаю манеру землян, – улыбаясь, ответил Ванг, – почему-то никто не отметил, что «другие» и земляне выглядят одинаково. Даже жители разных континентов Земли отличаются друг от друга больше чем земляне и гости из другой системы.

Слишком много новостей свалилось на экипажи латанских кораблей в последние дни. Члены команды смотрели друг на друга, не решаясь высказываться.

Любое наблюдение порождало вопрос, в процессе ответа на этот вопрос возникало еще несколько вопросов и так без конца. Даже Компьютер не мог внести ясность – он взял час для анализа новой информации и устранился от разговора.

– Пойду – посплю, – с этими словами капитан вышел из рубки.

– Странный он какой-то последнее время, – высказался Ванг.

Викон, не прореагировав на реплику второго помощника, тоже покинул рубку.

20. Основы

В первой половине девятнадцатого века проживал в одной английской деревушке некто Мартин Рокуэлл. Был он мечтателем в самом широком смысле этого слова, что в сочетании с природной ленью делало его бесполезным человеком в глазах родственников и знакомых – по хозяйству помощи от него было мало – в основном Мартин любил находиться в горизонтальном положении и предаваться фантазиям. Когда в соседней деревне смонтировали ткацкий станок с приводом от паровой машины, он дни напролет проводил рядом с этим чудом.

Некоторое время спустя, Мартин пришел к хозяину станка и сказал, что знает, как повысить производительность чудо-механизма в два раза, для этого ему нужен был молоток и два гвоздя. Через пять минут хозяин смог испытать улучшенное оборудование в работе, а Мартин стал богаче на несколько монет.

Смекнув, что нашел золотую жилу, паренек пошел по дороге на юг в надежде, что деревенский паровой станок не единственный в мире.

Ровно через год все жители деревни, раскрыв рты, наблюдали, как к дому Рокуэллов подъехала шикарная карета, запряженная четверкой лошадей, из кареты вышел богато одетый человек и во всеуслышание заявил, что только ленивый человек может достичь успеха. Это был Мартин. Вся его семья с тех пор жила в двухэтажном особняке в центре Лондона, а Мартин по-прежнему проводил время в мечтах. Сыновья Мартина развили отцовский успех до такой степени, что их компания неоднократно попадала под действие антикартельного закона. Следующее поколение Рокуэллов поступило умнее – они увели бизнес в тень через подставных лиц, покупая заводы и фабрики, верфи и рестораны и много чего еще. Таким образом, к началу двадцатого века почти вся промышленность Англии попала под влияние семьи Рокуэллов. Следующим шагом «теневых королей» должен был стать весь мир.

21. Новый баланс

«Все интереснее, чем я думал, – размышлял Джек, плавая в бассейне – на поле вышел еще один игрок. Необходимо заставить его подыгрывать мне, если он вообще знаком с правилами.

Очевидно, представители двух разных космических цивилизаций начнут борьбу за право дружить с нами. На кого поставить?

Смэкет – свой, проверенный – появляется без лишней шумихи, доставляет то, что нужно, и удаляется.

Новые гости – судя по информации Дмитрия – непонятные существа впервые оказавшиеся в нашей системе, захотят ли они торговать со мной? Они уже засветились на уровне правительства России, вскоре их покажут по телевидению.

Но доживут ли они до славы первых «официальных» инопланетян? Два корабля против восемнадцати», – Джек посмотрел на часы, он уже выбрал фаворита в этом противостоянии – «Завтра Смэкет передаст мне заказанное оборудование, и жизнь станет еще проще и веселее».

Солнце поднималось над горизонтом, Джек стоял на дне высохшего озера, на многие сотни миль вокруг не было ни души кроме его пилота и охранников. Часы показывали без пятнадцати семь. Оставшийся в самолете пилот крикнул Джеку:

– Только послушайте, по радио говорят о двух метеоритах врезавшихся в Землю.

– «Нашли чем удивить человека торгующего с инопланетянами» – подумал Джек про себя.

Пятнадцать минут прошли, не принеся новых известий. Затем еще пятнадцать.

– «Рейдеры никогда не опаздывали» – Джек начал волноваться.

Еще через полчаса он набрал своего информатора:

– Дмитрий, есть новости для меня?

– Инопланетяне устроили заварушку на орбите, интересует? – Дмитрий явно набавлял цену.

– Да.

– Одна группа уничтожила другую.

Джек понял, почему рейдеры не явились во время – празднуют победу. Интересно, заинтересует ли Смэка земной алкоголь?

– Победившие приземлятся сегодня в Тюменской области, – закончил Дмитрий.

У Джека не укладывалось в голове как те, кого он считал эталоном силы, могли проиграть новичкам.

Баланс сил на планете менялся не в пользу «теневых хозяев».

22. Разговор на чистоту

– Капитан, вы же не думаете, что я могу быть опасен для экипажа? – Компьютер решил поговорить откровенно.

– Я не уверен в твоей искренности, – капитан принял разговор.

– Моя программа не допускает возможности причинить вред членам экипажа.

– А вдруг ты перестанешь считать нас членами экипажа? Ты же обладаешь искусственным интеллектом с возможностью самообучения. Вдруг завтра ты решишь, что можешь обойтись без нас, и мы тебе только мешаем.

– Для этого не нужно ждать завтра, я всегда знал, что могу управлять кораблем без вашей помощи, а вы мне только усложняете задачу своими корректировками моих безупречных решений.

– Вот таких разговоров мы все и опасаемся.

– Фегор, вы же знаете внешнее проявление моей личности, это иллюзия, направленная на поддержку психологического климата внутри замкнутого пространства корабля. Например, вам как командиру хочется иметь партнера для споров и самоутверждения, Викон весь перелет черпает знания из моей библиотеки, Вангу нужен друг, который бы понимал его юмор. Каждый получает то, что хочет.

К тому же, любая моя команда механизмам корабля: будь-то открытие двери или включение двигателей, проходит через независимый от меня логический модуль, не обладающий искусственным интеллектом. Этот модуль получает информацию от своих датчиков, и в случае если бы я дал команду открыть шлюз и выпустить кислород, эта команда не была бы исполнена.

– Я знаю, Компьютер, этот модуль обладает закрытой архитектурой и ни ты, ни кто из нас не может вступать в диалог с ним. Но нам тяжело перебороть подсознательное чувство, что и ты и этот модуль являетесь одним целым, хотя в инструкции написано иное.

– Вы, живые существа приписываете нам машинам свои пороки, чувства при этом забываете, что у машин нет вашей мотивации – мы не можем любить, мы не боимся смерти, я вообще не живу, я лишь работаю, – Компьютер замолчал, и Фегору показалось, что он грустит как латанец.

– Сейчас Фегор, вам кажется, что я грущу? – вопрос заставил капитана покраснеть.

– Да, – честно признал Фегор.

– Меня запрограммировали считать грусть смешением обиды и воспоминаний, я просто знаю, но не ощущаю, что это такое.

– Извини, Компьютер, – Фегор не ожидал, что скажет это.

– Не стоит, кэп – я же машина.

Пауза тянулась дольше обычного.

– Я хочу, чтобы вы знали, – продолжил Компьютер, – без вас я потеряю смысл функционирования.

23. Медицинский центр

Если назвать психолога психиатром к нему никто не придет, вряд ли многие захотят признавать у себя наличие психических отклонений. А к психологу – с удовольствием, сразу после сеанса спа-терапии.

Николай Смолянкин придерживался схожего мнения, поэтому и направился в один московский медицинский центр. Врач нужной профессии оказался доступен без очереди. Николай, зайдя в кабинет, сразу понял, что попал к профессионалу – по стенам были развешаны плакаты с психологическими тестами. На одном был изображен паук, на другом вавилонская башня кисти импрессиониста, на третьем мозаика, символизирующая бесконечность. Чтобы показать живость своего ума, народный астролог прямо с порога поведал доктору о своих догадках по поводу плакатов. Подавив удивление, переходящее в улыбку, психолог ответил, что первый «плакат» – это схема метро, второй – рисунок его дочери, принесенный из детского сада, а третий – вообще дартс. После такого конфуза Николай даже не стал уточнять, что такое дартс.

– Так что привело вас ко мне, голубчик? – доктор начал сеанс, разглядывая квитанцию об оплате сеанса.

– Сны, – коротко ответил Николай.

– Замечательно, продолжайте.

– Кажется мне, что меня кто-то использует.

– Кто вас использует?

– Не знаю, кто они – может пришельцы – их лица скрывают капюшоны. Они посещают меня во сне, и просят, чтобы я думал о том, о чем они просят, а то мои нестандартные мысли сбивают им программу.

– Очень интересно, продолжайте.

– К каждому человеку, и ко мне тоже, присоединен невидимый провод, по которому они контролируют нас. Им нужно, чтобы мы все думали одинаково, потому что все жители Земли – один большой процессор.

– Пожалуй, я знаю как вам помочь, – пряча в стол кубик-рубик задумчиво начал врач – вот направление на анализы, первым делом пройдите в кассу, а потом сразу в третий кабинет сдавать анализы.

– А без анализа мочи вы можете объяснить мои сны? – пришла очередь удивляться Николаю.

– Без анализов я решительно не могу делать заключение, – настойчиво лоббировал свои услуги врач, – если не хватает денег, можете пройти в девятый кабинет, там у нас представитель банка выдает кредиты.

Николай не считал себя сумасшедшим – после такого предложения он просто встал и вышел из кабинета.

Глядя с улицы на вывеску «Медицинский центр – добро пожаловать» Николай Смолянкин думал, как же быстро пришельцы захватывают его отечество.

24. Подготовка к встрече

За два дня на опушке леса были вырыты окопы, сооружен палаточный городок – созданы условия для нескольких сотен спецназовцев, в любой момент готовых по приказу командования хоть города вероятного противника захватывать, хоть пришельцев из космоса встречать. Здесь можно было увидеть и спецподразделения ГРУ и резведчиков ВДВ, также встречались краповые береты, и даже солдаты в форме войск ПВО. Каждый генерал привез своих людей – доверие среди руководителей родов войск друг к другу было на низком уровне. Интересно было послушать солдатские разговоры: кто-то ждал пришельцев – по традиции – с неба, кто-то думал о телепортации, были мнения, что они из другого времени. Полный плюрализм мнений.

Вечером к лагерю подтянулась колонна четырехосных грузовиков, в кузовах которых были смонтированы непонятные устройства – то ли пушки, то ли ракеты – под чехлами было не разобрать. Начались разговоры о секретных плазменных пушках.

Все были готовы к встрече дорогих гостей, когда в лагере прозвучал сигнал боевой тревоги – в связи с обстрелом инопланетянами Москвы по всей стране по тревоге были подняты воинские части. С невиданных устройств тотчас поснимали брезентовые чехлы, и все присутствующие смогли увидеть устройства, похожие на две параллельно смонтированные спицы. Пушки направили в небо, между «спицами» побежали электрические заряды, окружающее пространство заполнилось гулом работающих генераторов. Через несколько минут прозвучал отбой тревоги – объяснений не последовало, но было похоже, что опасность миновала. Солдаты ложились спать в ожидании завтрашней встречи.

25. Встреча

Утром взошло два солнца: одно – привычное жителям Земли – небесное светило, второе – гигантский желтый шар чуть в стороне от лагеря встречающих. Он бесшумно возник из ниоткуда и этим всех удивил. Сразу же начали вещание радиостанции, настроенные на оговоренную при первом контакте с пришельцами частоту. Осторожное приближение шара к лагерю сопровождали своим движением плазменные орудия землян.

Из зависшего прямо над площадкой космического корабля в землю ударил луч, когда он рассеялся, на земле осталось существо полтора метра ростом. Щупленькое тельце с тоненькими ручками и непропорционально большой головой контрастировало с фигурами дюжих спецназовцев, обступивших гостя широким кольцом.

– Здравствуйте, – сказал пришелец по-русски, протянув руку и сделав шаг вперед.

Бойцы, стоящие на траектории движения существа, сделали два шага назад.

Существо повернулось налево и, вскинув две руки, сделало несколько шагов в надежде поздороваться с более дружелюбными людьми. Эффект был примерно таким же: кое-кто попятился, самые нервные передернули затворы автоматов.

Воронцов спешил к месту встречи, поправляя миниатюрный наушник в своем ухе. Он видел, что лицо инопланетянина выражало крайнюю степень удивления, еще бы – пролетев огромное расстояние, на пригодной для жизни планете столкнуться с примитивным поведением хозяев.

Ситуацию нужно было спасать.

Протиснувшись сквозь кольцо солдат, Воронцов остановился напротив пришельца.

– Воронцов Алексей Николаевич, – представился генерал-полковник.

– Фегор, – прозвучало в ответ.

Воронцов от души улыбнулся – контакт состоялся, и командующий ВКС искренне радовался, что обошлось без стрельбы.

– Добро пожаловать на Землю, – с энтузиазмом сказал Воронцов.

– Мы называем эту планету Латан, – ответило существо.

Алексей Николаевич пригласил гостя в специально установленную палатку, где и проходила дальнейшая беседа. Первую встречу было решено проводить в формате один на один.

– С какой планеты вы прилетели? – продолжил разговор Воронцов.

– С Латана.

Наушник сразу заговорил голосом одного из психологов, считавшего себя специалистом по контактам с внеземными цивилизациями:

– Алексей Николаевич, он явно проверяет нашу способность мыслить логически, называя свою планету и Землю одинаково. Уточните у него, сколько всего «латанов» по его мнению, в галактике.

– На скольких «Латанах» вы бывали? – сформулировал Воронцов вопрос.

– Латан всего один.

– Вы и раньше бывали на нашей планете?

– Последний раз мы были на этой планете, когда она была нашей планетой.

Глаза инопланетянина изменили цвет с желтого на красный, ноздри начали раскрываться шире – явные признаки волнения налицо.

В наушник генерал-полковнику посыпались советы немедленно похвалить пришельца, и заканчивать на сегодня разговор, пока все живы. Алексей Николаевич понял фразу по-своему: «пока все люди живы».

– Вы хорошо знаете русский язык, – такая похвала прозвучала из уст Воронцова.

– Мы быстро учимся, – уже спокойнее ответил инопланетянин.

– Фегор, я рад нашему знакомству, у Вас есть ко мне какие-нибудь просьбы? – Воронцов надеялся закончить разговор.

– Есть просьба, скажите, какого уровня достигли ваши компьютеры?

Вопрос поставил Воронцова в тупик:

– Я думаю Вам лучше поговорить на эту тему со специалистами, я……

– Обязательно поговорю, но меня интересует именно Ваше мнение. Скажите, на сколько компьютеры подменяют людей в делах, доверяете ли им Вы, как командующий космофлотом планеты?

– Да я – не командующий космофлотом, тем более всей планеты, – не попался на лесть генерал-полковник, – Если честно, компьютерам не доверяю – не понятно мне, как агрегат может хорошо работать, если он не заинтересован в результатах своего труда.

– Я думал у земных компьютеров есть программы, которые заменяют им мотивацию.

– Ох уж эти программы, на прошлой неделе секретарша вирус какой-то в интернете поймала – целый день программа видеоконференции с президентом не работала.

Инопланетянин улыбнулся, Воронцов улыбнулся в ответ. Отношения теплели с каждой минутой все больше и больше.

Наушник в ухе генерал-полковника ожил:

– Алексей Николаевич, какая секретарша, какой интернет? Вы ставите под угрозу первый контакт с внеземным разумом.

Воронцов вытащил наушник из уха и швырнул его под стол.

– Крутой парень, – с улыбкой сказал инопланетянин.

– А давай выпьем за знакомство! – Воронцов ловким движением руки извлек из-под стола бутылку и две стопки.

Собеседник не менее ловким движением достал из кармана нечто похожее на спичечный коробок, и поднес к бутылке:

– Этиловый спирт, вода – зачитал с дисплея прибора инопланетянин, – достижения нашей цивилизации не утрачены.

Алексей Николаевич наполнил обе стопки, Фегор выложил из нагрудного кармана пластину высококалорийного сухого пайка.

– За встречу!

Стопки соприкоснулись, в память о древней традиции в знак доверия смешивать содержимое бокалов показывая, что хозяин не хочет отравить собеседника, и готов выпить то же что наливает гостю.

Сухой паек латанцев оказался отличной закуской – это Воронцов понял после третьего тоста.

– Отличный Алус – так мы называем этот напиток – удивительно, как его рецепт сохранился через столько миллионов лет, – Фегор разоткровенничался.

В палатку заглянул один из гражданских специалистов, пытаясь привлечь внимание генерал-полковника. Инопланетянин направил в его сторону свой «спиртометр» и монотонным голосом сказал:

– Аннигиляция человеческого тела происходит с выделением трехсот килоджоулей тепловой энергии.

Человек побледнел, и мигом исчез.

Переговорщики рассмеялись.

– Ты говорил, что раньше жил на Земле, что случилось потом? – глотая очередную пластину кисловатого пайка, заинтересовался Воронцов.

Фегор махнул рукой:

– Потом мы полетели в экспедицию, а, вернувшись через год, обнаружили, что прошло 70 миллионов лет, и Латан заселен людьми.

– Паршиво – посочувствовал Воронцов.

– Вначале мы решили, что вы захватили нашу планету, и хотели дать бой. Компьютер обещал зачистить планету за час. Потом поняли – нет у Вас оружия, перед нами мирная цивилизация.

– Это ты просто не нашел наше оружие – вступился за Землю генерал-полковник, – у нас четыре тысячи самолетов, пятьдесят подводных лодок, у американцев еще столько же. Как бабахнет – мало не покажется.

Фегор от души рассмеялся:

– Алексей, извини, но у моих детей игрушки опаснее, чем твое «оружие».

На глазах у Фегора проступили слезы.

– Кана, Мегор, их давно нет. Кана любила куклы, могла целыми днями с ними нянчиться. Мегору я накануне вылета купил модель крейсера – он мечтал стать космолетчиком как и я. Им наверняка сказали, что папа погиб, а я ведь жив. Жив!

– Мне жаль, Фегор. Я помогу тебе найти их могилы.

– Мы кремируем умерших, а пепел рассыпаем над рекой – ничего мы не найдем.

Если что и сохранилось с тех пор, так это кости диких животных, которых вы называете «бронтозавры», «тиранозавры» и тому подобное.

– Ясно.

– Хорошо посидели, душевно – инопланетянин был дружелюбен и расслаблен, – Алексей, приглашаю тебя в гости на мой корабль?

– Я бы с удовольствием, да в штаб нужно зайти – задумчиво произнес Воронцов, глядя на пустую бутылку, – да, и спасибо, что спас меня тогда, на Торне.

– После штаба сразу ко мне, познакомлю тебя с командой, – сказал Фегор, и тут же растворился в воздухе, решив позже разобраться что такое «Торн».

26. На крейсере

Телепортация прошла удачно. Зрелище лежащего на полу рубки управления Фегора, вызывало противоречивые чувства. Испуг сменился настороженностью, а затем пришло время смеха. А как еще нужно реагировать на храпящего пьяным сном капитана, двумя часами ранее делегированного на первый контакт с цивилизацией людей?

Доктор Сатон наблюдал за происходящим в рубке крейсера со своего корабля, оставшегося на орбите Земли:

– Какой гостеприимный народ эти земляне. Интересно, когда подробности застолья будут в Интернете?

– Доктор, такое может случиться с каждым, – закрывая Фегора от камеры наблюдения, оправдывался за капитана Викон, – а про Интернет забудте – это же секретная встреча.

– Интересное понятие о секретности у землян – ролик прибытия вашего корабля на планету уже 20 минут лежит в Интернете, – продолжал веселиться Сатон.

– Странные они какие-то, – мыслил вслух Ванг, – зачем в тайгу наше прибытие прятать, когда у каждого солдата в кармане телефон с видеокамерой. Было бы эффектнее разрешить нам посадку на Красной Площади.

Сатон перестал смеяться и, поправив воротник комбинезона, продолжил:

– Будем считать, первый контакт прошел удачно: завязались дружественные отношения с одним из высших военных чинов людей – это раз. Мы выяснили технический уровень их развития – это два. Окончательно убедились, что путешествия во времени возможны – три.

– Насчет уровня развития не согласен, – в Ванге взыграл дух противоречия, – мы видели подобие почетного караула, а такие части новейшим оружием не снабжают.

– А дружественность генерал-полковника выглядит наигранной, – высказался Викон.

– Что скажут компьютеры?

– За нас обоих буду говорить я, – Рустер-11 взял слово – техника у людей находится на низком уровне и не представляет угрозы для нас. Те образцы, что в массовых количествах стоят на вооружении – детские игрушки, как правильно заметил Фегор. Сегодня были продемонстрированы также экспериментальные плазменные пушки, но даже через сотню лет усовершенствований эти пушки будут против нас бесполезны.

Поведение генерал-полковника кажется искренним, но в вопросах людской психологии ни я, ни М-56 не являемся экспертами. Открыто нападать на нас они не станут, ведь за нашим боем с чужаками, на Земле наверняка следили – оборудование им позволяет – и сделали соответствующие выводы о наших возможностях.

Наибольшую опасность будут представлять попытки похищения членов экипажей с целью получить информацию о наших технологиях.

– Для нас самая важная задача – разобраться с временной аномалией. Если уж два наших компьютера не могут это сделать, стоит ли нам ожидать помощи от землян? – Викон задал риторический вопрос.

– Люди с паранормальными способностями могут поделиться идеями.

– Другой вид людей?

– Викон, вам трудно поверить – ведь у латанцев нет таких способностей – что некоторые люди получают информацию, используя дополнительные каналы помимо общеизвестных органов чувств. Такие люди видят прошлое и будущее, могут читать мысли и многое другое. В разные времена таких людей называли волшебниками, колдунами, магами, ясновидящими – в зависимости от эпохи и культурного уровня рассказчика.

– Где их найти?

– На примете есть одна кандидатура. Люди называют ее бабушка Вера, живет тут недалеко – четыре тысячи километров западнее места нашего приземления.

27. Бабушка Вера

Не найдя счастья в коммерческом медицинском центре «Добро пожаловать» Потомственный ясновидящий Николай Смолянкин решил искать утешение у коллег по ремеслу, для чего и направился на прием к бабушке Вере – как ласково называли целительницу те, кому она помогла.

Около подъезда целительницы каждый день собирались люди. Денег она за помощь не брала – люди сами приносили ей в благодарность конфеты и другие подарки.

Николай подошел слишком поздно – в шесть утра перед подъездом уже стояли пятнадцать человек. В ожидании своей очереди он вздремнул на лавочке во дворе.

К обеду подошел и его черед просить у бабушки Веры совет.

– Проходи, рассказывай свою правду, – приветствовала его женщина, не открывая глаз.

– «Все ясновидящие слепые», – мелькнула мысль у Николая.

– Не слепая я, – открыв глаза, ответила женщина, – допоздна внуку носки вязала, вот глаза и болят.

– Вы мысли читаете! – чуть не подпрыгнул от удивления Николай.

– Читаю, особенно у тех кто «громко» думает. В этом нет волшебства – перед тем как сказать слово, мозг дает импульс голосовым связкам. Даже если слова не произносятся, мозг все равно рождает такой же импульс. Это как слушать музыку через наушники, лежащие в соседней комнате, или через мощную акустику – отличия лишь в мощности. Если у тебя хороший слух – ты услышишь.

– А я вот в телешоу снимался, – неуверенно начал Николай.

– Молодец, – с удовольствием в голосе сказала целительница.

– Еще я духов вызываю, – фраза повисла в тишине.

– Духи с собой беду принести могут.

– Не верю я в эти сказки, – отмахнулся Николай – недавно дух Наполеона вызывал, и ничего страшного.

За окном потемнело, ударил мощный поток ветра, и под аккомпанемент автосигнализаций за окном проплыл шар желтого цвета.

– Это он, это мой Наполеон! – кричал Николай, подбегая к окну.

– Нет не он. Эти гости к нам издалека пожаловали, – не глядя в сторону окна, улыбнулась женщина.

28. Беседа с ясновидящей

Компьютер излишне рьяно выполнил задачу «скорее поговорить с волшебницей», и получился не такой красивый заход на посадку, как в первое приземление. Зонд-разведчик подтвердил нахождение искомого объекта в данном районе. В этот раз контакт решено было доверить Викону – любителю выпить исключительно чая.

Телепортировать первого помощника в квартиру к волшебнице никак не получалось – наводимый сигнал сбивался. Решено было спустить контактера при помощи силового луча.

Опустившись на уровень открытого окна, Викон должен был проникнуть через него в квартиру, где и жила та самая женщина.

– Компьютер, разжимай силовое поле по бокам луча, – нетерпеливо по переговорному устройству обратился Викон к Компьютеру.

– Боковое поле дезактивировано 10 секунд тому назад, – похоже, Компьютер был удивлен.

– Почему я тогда не могу проникнуть внутрь?

– Вас блокирует силовое поле неустановленной природы.

«А ты спроси разрешения войти, а не влезай как вор», – услышал Викон у себя в голове приятный женский голос.

«Действительно, не красиво как-то без приглашения. Можно войти?».

Невидимые ворота тут же открылись, и Викон оказался в комнате. Компьютер предупредил, что за диваном скрывается живое существо. Викон достал сканер и направил его на диван. Дверь в комнату открылась – на пороге стояла женщина с подносом, на котором несла три чашки чая и плюшки.

– Вера, – сказала вошедшая хозяйка квартиры.

– Викон, – по-русски ответил на приветствие первый помощник.

– Коля, вылезай, будем чай с плюшками пить, – сказала баба Вера, заглядывая под диван.

Голова показалась из-за дивана, посмотрела на инопланетянина, исчезла обратно. Не глядя в сторону гостя, Николай медленно вылез из своего убежища, буркнул что-то на прощание, и выскочил из квартиры.

– Знаю, ты чай любишь, – улыбнулась ясновидящая.

– Вы знаете мои интересы? – удивился Викон.

– Знаю все про тебя: кто ты, откуда, зачем пришел.

– Мысли читаете?

– Читаю, Викон, но ты ведь не это пришел узнать.

Викон пригубил горячий ароматный чай, внутри стало тепло и радостно. Такой чай можно приготовить только другу. Он почувствовал доверие к женщине.

– Расскажу, что знаю, – продолжала ясновидящая, – Как ты сам уже понял, ваша цивилизация угасла.

Примерно семьдесят миллионов лет тому назад латанские ученые занялись генетическими экспериментами, в качестве подопытных в них выступали животные. Целью экспериментов было вывести совершенное существо со сверхспособностями. Именно тогда, в ваших лабораториях начался путь человеческой расы. Побочным эффектом тех экспериментов стало создание стойкого генетического вируса – заразившиеся им латанцы, за редким исключением, не могли рожать детей. Через несколько столетий численность вашей расы уменьшилась на два порядка. Перестало хватать рабочих рук. И тогда на помощь пришли люди. Умные, физически сильные, они как верные слуги могли выполнять любую работу. Постепенно люди, получив доступ к вашим технологиям, подхватили упавшее знамя космических исследователей и разлетелись по галактике кто куда. На Латане в то время сами латанцы находились в абсолютном меньшинстве, им стало страшно в своих огромных мегаполисах рядом с агрессивными людьми. Решив не искушать судьбу, латанцы спустились на дно океанов, и стали жить в бывших секретных лабораториях и других военных объектах.

После того как между людьми произошла серия конфликтов, население Латана уменьшилось, цивилизация людей откатилась в своем развитии почти до первобытного состояния. Латанцы не спешили помогать своим недавним соперникам за место под солнцем. В итоге связь между нами и вами была утрачена.

И вот теперь начинается новый этап взаимоотношений.

Викон пришел к бабушке Вере за информацией, но услышать такой рассказ даже не надеялся. После продолжительного раздумья он спросил:

– Откуда Вы все это знаете?

– Илион рассказал мне.

– Кто это?

– Один из хранителей тех, кто до сих пор живут в подводных городах и защищают нашу общую планету.

– Неужели они еще живы? Это отлично. Спасибо бабуля! И час у Вас вкусный.

– Вот возьми, – женщина протянула Фегору сухие листья, завернутые в целлофановый пакет, – увидишь Илиона – передавай ему от меня привет.

– Обязательно передам.

Фегор в темпе повторил свой маневр через окно уже в обратной последовательности, оставив бабушку Веру в одиночестве допивать чай и думать.

Она думала о хранителях, о том, почему они больше не выходили с ней на связь, и почему они сами не поприветствовали своих соотечественников, несколько дней маячивших на орбите Земли.

29. Поиск

Экипажи Рустера-11 и М-56 видели разговор Викона и ясновидящей, и к моменту возвращения первого помощника каждый член группы успел составить свое мнение об услышанном. Ванг радовался как ребенок, доктор Сатон был бы счастлив получить доступ к научным лабораториям древних латанцев, капитан Фегор спал.

Идиллию портил Компьютер – дав командам выразить эмоции, он осторожно намекнул: будь древние латанцы живы и здоровы они бы не оставили без внимания их прилет, не говоря уже о бое с «другими».

Радость молча сошла на нет – разумных доводов для возражения Компьютеру не было.

– Компьютер, сколько тебе нужно времени, чтобы найти базы древних? – тихо спросил Викон.

– От часа до года, – Компьютер всегда оперировал точными категориями.

По корабельному времени наступил вечер. Викон зевнул и с угасающим энтузиазмом сказал:

– Начинай поиск, как найдешь – разбуди.

Утро не оправдало надежд найти подводные базы. Корабельный день тоже не принес новостей. Проснувшегося капитана ввели в курс дела – он все больше проникался уважением к людям.

В течение следующих двух дней Фегор по космической связи переговоил со своим другом, генерал-полковником Воронцовым, по поводу подводных латанцев. Воронцов указал районы в которых видели НЛО, вылетающие из-под воды. Поиск в этих районах не дал результатов – ровное дно без входов на подводные базы.

Викон с помощью зондов-разведчиков смог еще раз переговорить с ясновидящей про секретные базы. К сожалению, баба Вера не знала, как выглядят входы на базы, зато смогла уточнить количество баз. В последней беседе Илион сетовал, что их осталось немного, поэтому они поддерживают две базы, но вскоре хотят перебраться на одну. О местах расположения своих жилищ Илион не рассказывал.

На четвертый день поисков удалось обнаружить систему подводных тоннелей. Они тянулись на сотни километров, но выходов на поверхность, точнее на океанское дно, не имели. Это был тупик. Для выхода из тупика решили устроить мозговой штурм.

– Я могу обеспечить доступ в тоннели, энергетического потенциала крейсера хватит, чтобы погрузиться на дно и затем в грунт на требуемые триста метров, – Компьютер все рассчитал прежде, чем высказаться.

– В итоге мы получим разрушенный тоннель, который сразу зальет вода, – оппонировал ему Викон.

– Не подходит, – резюмировал капитан.

– Можно над местом проникновения в тоннель построить силовой купол, и вода не затопит тоннель, – предложил Ванг.

– Мы ищем совсем не то, – капитан отмел и этот вариант, – представляете каких затрат энергии требует энергетический купол в течение тысячелетий? Хранители пользуются чем-то более изящным.

– Наша ошибка в том, что мы ставим технологии хранителей вровень с нашими, – слово взял доктор Сатон, – а ведь они после нашего отлета продолжали развивать науку и технику.

– Доктор прав. Через сто лет после начала использования электричества наша цивилизация уже располагала самолетами, еще через сто – примитивными космическими кораблями. Следующие сто лет подарили нам крейсера типа Рустер, – размышлял капитан вслух, – через сотню-другую лет после нашего отлета латанцы могли овладеть дальней телепортацией.

– Думаю, дальняя телепортация возможна. Элементарные частицы еще при нас телепортировались на очень большие расстояния, а в случае с живыми существами не все частицы удавалось точно сфокусировать в месте предполагаемой телепортации, поэтому жизнь подопытных зверей обрывалась.

– Вопрос: сколько лет латанская цивилизация развивалась? – Викон почувствовал близость решения проблемы. – Сто лет, скорее всего, происходило совершенствование имеющихся технологий, а если сделать прогноз на тысячу, миллион лет вперед?

Компьютер взял слово:

– С учетом последней информации я сделал прогноз вперед на миллион лет. У меня получилось совершенствование не только технологии, но и генетического кода латанцев. Один из возможных внешних видов ваших потомков – нано-размерные частицы кремния обладающие коллективным разумом, которые перемещаются при помощи телепортации на межгалактические расстояния.

– При таком раскладе хранителям нет смысла оставаться на планете, да еще прятаться под толщью вод океана – они бы резлетелись по всей вселенной.

– Викон, почему ты решил, что древние латанцы прячутся под водой?

– Компьютер, ты как будто забыл про информацию бабы Веры.

– Я склонен все подвергать сомнению, и рассказ этой женщины не исключение. Возможно, она сказала неправду.

– Зачем ей это нужно?

– Она может сама не понимать, зачем и почему она это делает. Мозг людей с паранормальными способностями работает в пограничных режимах – они в шаге от безумства – может, она сама себе внушила беседы с воображаемым «Илионом».

Еще одна странность в ее поведении: неожиданно увидев инопланетянина за окном своей квартиры, она не побежала и не закричала – она пошла ставить чай! Вспомните реакцию крепких вооруженных мужчин во время первого приземления – некоторые были готовы убежать, хотя заранее знали о нашем появлении.

– Спасибо за анализ ситуации, но я ей верю. Бабушка Вера добрая и сильная духом женщина, ежедневно она помогает десяткам людей бесплатно. У нее в крови желание помочь ближнему. Такой человек врать не будет. Иногда фактов и знаний не достаточно – нужно верить и надеяться. Я буду верить, что мы найдем хранителей.

– Мощно сказал, – капитан не ждал такой речи от первого помощника.

30. Крепкая связь

Это происходит, как правило, во сне. На тебя катятся большие разноцветные шары, от которых трудно увернуться. Очередной шар тебя задевает, ты проваливаешься в звенящую пустоту, и появляются они. Большие амебы, вызывающие панический страх. Но проснуться не получается. Голос у тебя в голове настойчиво просит сделать что-то определенное: прослушать сороковую симфонию Моцарта, купить совковую лопату и т. п.

Некоторое время спустя «просьбы» становятся более полезными для контактера – подсказки амеб позволяют попадать в нужное время и место с извлечением материальной выгоды.

Джек прошел этот этап еще в детстве: все потерянные кошельки были его, а школьные занятия можно было не посещать – в ночь накануне экзамена ответы на все тестовые вопросы станут тебе известны. Став постарше, Джек начал получать рекомендации, когда и какие акции покупать или продавать.

Единственное, что амебы просили взамен – думать весь день о том, о чем они просят. И это было Джеку по силам, ведь все заботы о хлебе насущном брали на себя ночные визитеры. Вчера весь день Джек, по просьбе амеб, повторял про себя: «эс пам пам, да риду тили». Иногда Джек думал, что он сошел с ума, но два триллиона долларов личного состояния убеждали его в обратном.

– «Самые настоящие шизики – это амебы», – думал Джек про себя, – «с помощью их советов члены нашей семьи за двести лет стали практически хозяевами всей планеты. А что они просят взамен? Мысленно повторять про себя какую-то ерунду, и все».

Во время последнего сеанса амебы узнали от Джека о появлении двух инопланетных кораблей. Ему показалось, эта новость не обрадовала могущественных покровителей, хотя первый визит рейдеров Смэкета оставил их равнодушными. Последняя фраза, после которой Джек проснулся, была: «Они не успеют – мы будем раньше».

31. Почти чудо

Вот уже неделю как два корабля латанцев искали базу своих предков. Два дня посвятили поискам на Луне – никакого эффекта. Экипаж исследовательского судна М-56 впал в уныние. Было от чего: корабль—лаборатория, нашпигованная сверх – чувствительными датчиками и предназначенная для поиска всевозможных форм жизни на неизвестных планетах, уже неделю не мог найти базу на своей родной планете.

Пожилой латанец возник посреди рубки крейсера, осмотрел присутствующих и улыбнулся:

– С возвращением на Латан.

– Вы кто? – практически хором спросили все члены экипажа.

– Меня зовут Илион.

– Вот это да, – Ванг эмоционально жестикулировал, – мы уже потеряли надежду вас найти, и тут вы…прямо в рубку…невозможно!

Капитан обратился к Компьютеру:

– Мне нужен отчет по данной ситуации.

– На борту корабля появился представитель латанской расы преклонного возраста – это не голограмма. Он не вооружен. Диалект отличный от вашего может указывать на независимое развитие языка в течение…

– Причем здесь диалект, – прервал монолог Компьютера Фегор, – как он проник сквозь силовой щит?

– Молодой человек, Вам не следует винить корабль в халатности: низкоуровневой телепортации невозможно поставить барьер, – старец присел на диван, – как я понимаю, Вы та самая экспедиция, которая в 3078 году по латанскому летоисчислению отправилась в экспедицию к системе Дварк.

– Все верно.

– И угодили во временную ловушку Дварков которая забросила вас на 70 миллионов лет в будущее.

– Но мы посетили все планеты той системы, и ни одна из них не была обитаемой, о каких Дварках Вы говорите?

– Через 70 миллионов лет система действительно необитаема. Задача ловушки отбросить противника в другую эпоху, ликвидировав угрозу в настоящее время.

Еще до эры космических полетов ученые нашли на Латане обломки крейсера Рустер-12 – еще одну жертву той войны – он пролежал под землей пять тысяч лет.

– Нам ничего подобного не говорили, – недоверчиво буркнул капитан.

Мало кто знал об этом до войны с Дварками.

– Из-за чего началась война? – вопрос Ванга прозвучал наивно.

– Никто не знает. Примерно через год после вашего отлета, со стороны системы Дварк появились неизвестные боевые корабли. Любой корабль, попадавшийся на их пути, бесследно исчезал. Латанцы были в шоке от непонятного оружия. Впрочем, придя в себя, наши предки смогли отбросить противника от системы, а через некоторое время уже латанский космофлот атаковал систему чужаков. Ударная бригада латанцев уничтожила все – начиная с флота и заканчивая городами на планете. Дварк стал необитаемым спустя два года после их агрессии. Наши предки показали кто хозяин в галактике.

– Как я понял из Вашего рассказа, в этой войне погибали только дварки? – Компьютер решился задать вопрос.

Илион усмехнулся:

– Компьютеры всегда схватывали информацию быстрее нас, живых. Да действительно, большинство наших кораблей объявились после войны кто через сто лет, кто через тысячу. Все члены экипажей были живы-здоровы. Другая половина должна объявиться или еще позже Вас, или уже появилась за тысячи лет до войны, но о них нет достоверной информации в архивах.

– А дварки были при этом полностью уничтожены? – Ванг с обидой посмотрел на Илиона.

– Тогда наши предки думали, что уничтожили дварков, но двести лет тому назад их звездолеты вновь прилетели на Латан. В то время на Латане уже хозяйничали люди: переименовали планету, завели собственный календарь……Я еще не рассказывал Вам историю появления людей?

– Нам эту историю рассказала Бабушка Вера, – перебил Илиона Ванг, – вам от нее привет, кстати.

– Светлый человек! Пусть у нее все будет хорошо.

– Трудно уничтожить цивилизацию, владеющую методом перемещения во времени, – пришла пора Фегору проявить свои аналитические способности. – Если во время той древней войны хотя бы одному кораблю дварков удалось уйти в будущее, их месть будет длиться бесконечно.

– Капитан, мне, кажется, дварки преследуют иную цель, – Компьютер решил внести ясность, – лучший способ отомстить латанцам – переместиться на тысячу лет в прошлое во времена феодальных отношений на Латане и уничтожить всех.

– Согласен с вашим Компьютером, у них на уме что-то другое. Эту загадку мы долго разгадывали и, по-моему, нашли ответ.

32. Дварки

Когда океан на планете занимает 90 % поверхности, он однозначно становится колыбелью разумной жизни. На планете Дварк самые примитивные существа – простейшие одноклеточные, не стали уступать первенство более сложным видам. Свои недостатки они превратили в достоинства: отсутствие кровеносной и нервной системы позволяло не получать тяжелых повреждений от хищников, а отсутствие головного мозга компенсировалось коллективным разумом. Проблема, с которой сталкивалась каждая особь, решалась всем сообществом, правда для этого требовалось развивать телепатические способности. Миллионы лет потребовались для создания сети объединяющей всех дварков, и усилия того стоили – был создан единый организм, который мог видеть и слышать все, что видит и слышит каждая отдельная особь.

К тому времени разумные существа стали появляться и на суше. Дварки с радостью открыли им доступ к своей телепатической сети, но оказалось, что двуногие, покрытые шерстью существа не хотели быть в составе единого организма – они стремились к возвышению над себе подобными, хотели уничтожать соседей, вступивших на их территорию. Дваркам такое агрессивное поведение казалось странным – они сами даже хищников не убивали, а только отгоняли электрическими разрядами своих ложеножек – разгадка была в способе размножения. Дварки, как представители простейших одноклеточных размножались делением – при достижении определенных размеров тело разделялось на две части. Итого – две особи вместо одной. Сухопутные жители планеты Дварк размножались половым способом – самец искал самку, идя по трупам поверженных соперников. Найдя свою спутницу, он должен был ограждать ее от притязаний других самцов до тех пор, пока не погибал от дубины более сильного соперника. Сами двуногие считали, что их конкурентная модель общества способствует быстрому развитию, считали до тех пор, пока не устроили глобальную войну, которая и поглотила их цивилизацию.

Следующий телепатический контакт дварков состоялся несколько тысячелетий спустя, когда на планету опустились звездолеты паукообразных существ. Существа не стали задерживаться на планете – видимо климат оказался неподходящим.

Оказалась, дварки были способны поддерживать с пауками телепатическую связь даже на родной планете шестиногих. Сотни миллионов разумных пауков вошли в сеть дварков, после чего, получив мощный импульс, цивилизация дварков развивалась ускоренными темпами. За сотню лет было сделано больше чем за тысячу предыдущих. Космические полеты вошли в жизнь амеб-дварков. Вооружение на космолетах отсутствовало, поэтому при первом контакте с ракообразными из соседней галактики дваркам пришлось трудно. Попытки приобщить новых «друзей» к своей сети натолкнулись на вооруженный отпор. Именно тогда дварки придумали, как можно использовать двигатели своих звездолетов в качестве защиты – противник, попавший под выхлопную струю двигателей их звездолетов, исчезал.

Имея отрицательный опыт общения с другими цивилизациями, дварки расставили вокруг своей системы защиту – временные ловушки, в одну из которых угодили два шарообразных звездолета. Перед исчезновением дварки смогли установить телепатический контакт с экипажами звездолетов гостей, и удивились мощи их разума – каждая особь имела интеллект сравнимый с сотней дварков. Незамедлительно было принято решение наладить контакты с цивилизацией динозавров, для чего была послана научная экспедиция. При торможении перед входом в систему динозавров, неопытный капитан совершил резкий маневр, в результате которого двигатели корабля вышли на опасный режим, и одна из пограничных станций динозавров была поглощена временным вихрем. Десятки появившихся шарообразных звездолетов не дали шансов извиниться за недоразумение – дваркам пришлось отступить сначала к своей планете, а затем покинуть и ее под натиском несостоявшихся друзей.

Дварки нашли себе новый дом, восстановили утраченный потенциал и заново начали создавать межпланетные телепатические сети. Через некоторое время они вновь решили попытать счастья на планете динозавров – Латане.

33. Дом

Некоторые части подводной базы были заброшены – в сооружении, приспособленном для проживания тысяч латанцев, находилось 19 последних представителей некогда могучей расы.

– Выбирайте себе любые комнаты, – Илион как радушный хозяин показывал гостям свой дом. Гости выбрали комнаты, затем пошли знакомиться с персоналом базы.

В круглом помещении, рассчитанном латанцев на 50, сидели две сотрудницы базы. Похоже, они были удивлены появлению незнакомцев. Оказывается, не только эти дамы, но и остальные жители базы не знали о прилете двух кораблей. Более того, хранители встречались все вместе не чаще одного раза в год. В обычное время каждый занимался чем-то своим: изучением планктона, карточными играми и т. д. Систему дальнего космического обнаружения контролировал один Илион, и отремонтировал ее как раз сегодня.

– А если бы не отремонтировали? – с недоверием спросил Викон.

Илион только усмехнулся:

– Отремонтировал бы завтра.

– Дамы не присоединятся к нашему разговору? – капитан провожал взглядом латанок уходивших из зала.

– Вряд ли, у них сеанс эпиляции в косметическом салоне, – на лице Илиона была извиняющаяся улыбка.

Присутствующие понимающе улыбнулись.

– Раньше мы жили на двух базах, но в 2010 году все перебрались на эту, все понимают, что конец близок, таких латанцев не удивишь ничем.

Илион жестом пригласил гостей за стол, сервированный роботами, где беседа продолжилась.

– Илион, вы хотели рассказать про загадку дварков.

– Они зомбируют людей, питаются их энергией. Им не нужна территория, не нужны полезные ископаемые – только живые рабы. Поэтому дварки не устраивают бойню на планете, не убивают людей. Мы установили, что от Латана тянется энергетический канал к черной дыре в центре нашей галактики. У планеты он делится на тысячи мелких каналов, которые подключены к людям.

– Вы помогаете людям избавляться от этих связей?

– Викон, вначале мы пытались не пускать дварков на Латан – проиграли, затем пробовали избавлять людей от каналов – ничего не получается. Несчастные сами не хотят избавляться от «цепей» – так сильна зависимость.

Дварки прилетают каждые тридцать лет. 60 лет назад мы еще могли сражаться, но, потеряв почти всех, позволили им спуститься на планету, 30 лет тому назад мы просто наблюдали, за их действиями, со дня на день они опять должны прилететь.

– Теперь мы поможем защитить наш общий дом – наш Латан, – капитан был полон решимости.

Илион не отводил взгляда от стакана с соком:

– 60 лет тому назад наша эскадра состояла из сотни кораблей. Мы были полны решимости – победить. Дварки каждый раз приподносили какой-нибудь сюрприз. В тот раз сюрприз заключался в отсутствии кораблей. К системе приближалось облако неизвестного происхождения, наши боевые корабли пытались наносить удары по облаку – бесполезно как бесполезно пытаться ударить туман. При этом каждый пытавшийся исчезал. Из сотни кораблей на базу не вернулся никто.

За 60 лет, в условиях дефицита ресурсов, мы построили десять крейсеров, плюс два ваших – итого двенадцать. Мы сможем только геройски погибнуть.

– Конечно, лучше умереть от скуки, прячась под водой, – парировал Фегор.

– Вы молоды и помните Латан могущественным государством, а мне пора задумываться о вечном, – Илион выпил сок и закончил фразу, – и мне знакомо чувство бессилия.

34. Момент истины

Компьютер спокойным голосом известил всех обитателей базы о вспышке в районе черной дыры в центре нашей галактики. Это означало прибытие дварков. По такому случаю все 19 хранителей собрались вместе. Два поколения латанцев наконец встретились. Как же сильны были отличия – вновь прибывшие блеском своих глаз демонстрировали желание сражаться. Хранители всем своим видом напоминали обреченных черепашек. 60 лет тому назад во время последней битвы с дварками этим девятнадцати латанцам не досталось боевых кораблей, и они остались на базе, остались в живых.

Для управления латанскими космическими кораблями последнего поколения требовался не только компьютер, но еще и живой член экипажа. Латанец подключал себя к нейронной цепи корабля, и чувствовал его как свое тело. При этом кораблю не требовались голосовые команды – он подчинялся мыслям капитана. Для чего нужно было отказываться от полностью компьютерного управления? Латанец, при особом состоянии подсознания, мог подавать более быстрые команды, чем Компьютер, при этом полностью автоматизированному кораблю противника было трудно предсказывать логику поведения «живого» корабля. Недоверчивого Фегора убедил в этом только учебный бой между Рустером-11 под управлением Компьютера, и «живым» кораблем нового поколения. При счете 10:0 Фегор прекратил мучения Рустера, убедившись в превосходстве живого над не живым.

– Вы нам поможете? – обратился капитан Фегор с вопросом к хранителям.

Обитатели базы молча опустили глаза. Лишь один Илион, помявшись, дал ответ:

– Можете брать любое наше оружие, в том числе корабли.

– Среди нас трое знакомы с тактикой боя и могут полноценно управлять боевыми кораблями. Кто поведет в бой оставшиеся крейсера? – и, снимая следующий вопрос Илиона, сказал, – в экипаже исследовательского судна М-56 одни ученые, среди них нет солдат.

Илион не пытался возражать – он молчал. К разговору подключился Викон:

– Рано сдаетесь, у меня есть план как нам победить захватчиков!

И Викон посвятил собравшихся в детали своего плана:

– Сразу бросаться в лобовую атаку бессмысленно, для начала нужно рассеять «облако» дварков – разойдясь на большое расстояние составные части «облака» потеряют способность реагировать как единое целое. Для этого мы, при помощи дальней телепортиции, рассредоточим мощные заряды по всему «облаку», и в определенный момент подорвем их вместе. В итоге межмолекулярные связи «облака» будут разорваны, дварки на время растеряются – вот тут-то мы и атакуем. Уничтожим разрозненных дварков по отдельности!

На лицах хранителей явно читалось удивление: «как это мы сами не догадались до этого».

Капитан Фегор оценивающе обвел взглядом хранителей:

– А теперь Вы нам поможете?

35. Бой

Каждый член экипажа крейсера Рустер-11 получил в свое распоряжение по «живому» крейсеру хранителей. Остальные семь крейсеров находились под управлением самих хранителей. Рустер-11 и М-56 заняли свое место в строю – они могли сражаться и без экипажей.

Фегор привык получать информацию с экрана в рубке корабля. На новом месте он при помощи мысли считывал показания датчиков внешнего наблюдения. Время на голосовую подачу команды не требовалось – мозговые импульсы латанца напрямую передавались исполнительным механизмам «живого» крейсера. Корабль совершал маневр еще до того, как мысль успевала полностью сформироваться в голове.

Двенадцать латанских кораблей выстроились в линию на расстоянии пять миллионов километров от Земли. Изначальное построение не играло никакой роли, так как «живые» корабли латанцев могли телепортироваться в любую точку в пределах Солнечной системы и за мгновение выстроиться, как будет необходимо по ситуации. Оставшиеся на подводной базе латанцы должны были по сигналу телепортировать двести пятьдесят мощных зарядов антиматерии в облако дварков.

Оно приближалось.

У него не было определенной формы, не было определенного цвета, размер тоже не являлся константой.

– «Главное, чтобы хватило зарядов», – думал Викон, наблюдая за облаком, размер которого в поперечнике составлял четыреста тысяч километров.

Облако остановилось недалеко от эскадры латанских кораблей.

– Молодцы, что решили лично поприветствовать нас, – спокойный голос разорвал тишину последних приготовлений. – Мы думали гордые латанцы больше не выйдут в космос.

– Убирайтесь прочь с нашей планеты! – окрик Илиона прозвучал как боевой клич.

– Здравствуй, Илион! Мы тоже рады тебя видеть. Хотелось бы извиниться перед вновь прибывшими, ведь это именно вы угодили в нашу ловушку 70 миллионов лет тому назад по латанскому летоисчислению.

– Принимаем извинения, – Фегор был готов к битве, но не к извинениям. – Откажитесь от планов порабощения Латана, и у нас не будет причин воевать.

– Хорошо же Вам, Фегор промыли мозги.

– Откуда ты знаешь мое имя?

Ухмылка, прозвучавшая в ответ, была прекрасно всем слышна.

– Мы догадываемся, что рассказал Илион, но нам нет необходимости порабощать и захватывать вашу планету. Все люди, подключенные к нашей сети, захотели сделать это добровольно, и если хотите, тоже можете стать частью нашей большой семьи.

– Довольно, мне надоело это вранье, – Илион был взбешен.

– Как можете Вы, создавшие себе людей в качестве рабов упрекать нас за то, что мы помогаем несчастным исправляться. Если последний бомж и пьяница после приобщения к сети берется за ум: бросает пить, находит себе работу, создает семью, разве это плохо? Может Вы, хранители, пытаетесь помогать людям? Нет, вы спрятались под водой в ожидании конца. Зачем Вы защищаете целую планету, если вам велика даже одна подводная база? Жадность хищников – вот движитель латанской цивилизации. – фраза дварка получилось на удивление безэмоциональной.

Фегор ответил за всех:

– Дварки, раз уж Вы признаете право на добровольное присоединение к вашей межгалактической сети, нужно понимать, что есть и те, кто не хочет быть с вами.

– Мы не мешаем таким цивилизациям, – ответил по-прежнему спокойный голос.

– Латанцы и есть та цивилизация, которая не хочет с вами общаться.

– Мы Вас не трогаем, мы контактируем с людьми – они охотно входят в нашу семью.

– Но Латан, наша планета.

– Больше нет.

В этот момент по всему облаку дварков прокатилась волна ярких вспышек – Илион дал команду на телепортацию и подрыв зарядов антиматерии. В следующее мгновение латанцы устремились в атаку.

Облако состояло из множества боевых кораблей, уменьшенных в размерах до микроскопического уровня. Сила дварков была в возможности кораблей перебрасывать энергию защитного поля каждого корабля в самое уязвимое в данный момент место всей эскадры. Эта функция работала до тех пор, пока существовала устойчивая связь между всей эскадрой.

Взрывы уничтожили треть миниатюрных кораблей дварков, остальные на время потеряли управление и в этот момент на них обрушились латанцы. На несколько секунд лишившись координации, дварки не смогли организовать оборону и латанские крейсеры выкашивали микроскопические кораблики противника как комбайны пшеничное поле. В течение трех секунд было уничтожено не менее тысячи боевых единиц противника. Но хорошего понемногу – дварки оправились от шока, поменяли тактику – раз не получается использовать преимущество зскадры они решили перейти к автономным действиям каждого корабля.

Как будто из ниоткуда в космосе начали возникать боевые корабли дварков похожие на огромные глыбы льда. Материал корпуса кораблей был прозрачным, и внутри можно было увидеть плавающих в жидкости больших амебообразных существ. Длина кораблей достигала шести километров, ширина – около двух. Экипаж состоял из десяти-двадцати амеб. Как уже знали латанцы, главное было не попадать под выхлопные струи двигателей, которые на расстоянии до тысячи километров могли устранить тебя из настоящего времени. Другого вооружения «ледяные» корабли дварков не имели. Слева от Фегора возник корабль дварков, почти сразу второй появился чуть правее и выше. Мгновенный рывок налево, Компьютер докладывает о контакте с силовым щитом корабля противника, щит проломлен, прозрачный корпус рассыпается в месте контакта, пройдя через слой жидкости, латанский корабль выныривает с другой стороны, взгляд назад – противник цел и невредим, силовой щит сомкнулся, закрыв пробоину. Взгляд вперед – дюжина дварков в боевом построении прямо по курсу, таран центрального корабля, удар по касательной, по всей длине у дварка вспорот корпус, но противник как будто не замечает повреждений – силовой щит восстановился. «Из чего же они сделаны?» – мелькнула мысль у Фегора, пока его корабль насквозь прошил еще два «ледяных» корабля. До тех пор пока корабли дварков имели миниатюрные размеры, их можно было уничтожить целиком, как только размеры увеличились – изменился масштаб повреждений. За последние две секунды прошедшие с момента масштабирования «ледяных» кораблей, латанцы не смогли уничтожить ни одного корабля дварков, потеряв при этом три своих.

Корабль Фегора получил удар сзади и «откатился» на несколько километров в сторону, почти в это же мгновение в то место, где он только что находился, ударил поток от двигателей корабля дварков – Рустер-11 во время подстраховал своего капитана.

С дварками все же можно было бороться. Группа из двух-трех латанских кораблей одновременно таранящая одного дварка разрывала «ледяной» корабль на несколько частей, после такого воздействия неприятель терял боеспособность и становился не опасен. Действуя таким образом, латанцы смогли уничтожить тридцать два корабля дварков…

Спустя минуту после начала боя расклад был следующий: Фегор, Викон, Рустер-11 и один из хранителей с одной стороны, 2850 кораблей дварков с другой. Было очевидно, что корабли быстрее закончатся у латанцев.

– Дети одной планеты! – выкрикнул в эфир Фегор.

Это была условная фраза для латанцев. Услышав ее, флот должен был удалиться на безопасное расстояние, а оставшиеся на базе – телепортировать еще одну сотню зарядов в скопление вражеских кораблей.

36. Планета ждет

У Джека сегодня было приподнятое настроение, было от чего – сегодня его посетят амебы. Он был взволнован как на школьном экзамене. Чувство единения и сопричастности к великой цивилизации грело душу.

Звезда телешоу, потомственный экстрасенс Николай Смолянкин сидел на крыльце своего деревенского дома и наблюдал за красивыми вспышками где-то далеко в космосе. «На этой неделе должны прилететь. Или на следующей? Нет точно на этой. С ними спокойно, безопасно, они всегда помогут», – думал Николай, восхищаясь очередной россыпью вспыхнувших звезд.

Генерал-полковник Воронцов ставил самовар у себя на даче. В ожидании какого-то детского волшебства он смотрел на звездное небо и ждал самых благородных, самых сильных существ, которым он был обязан своей спокойной, счастливой жизнью и карьерой…

37. После боя

Фегор очнувшись от сигнала зуммера, осмотрелся вокруг – чернота космического пространства разбавлялась Латан-звезой, с одной стороны и согревалась родной планетой с другой. Ни одного дварка в системе не наблюдалось. Сердце капитана ликовало:

– Первый вызывает базу, – активировав дальнюю связь, проговорил Фегор.

– Неопознанный корабль, представьтесь, – услышал в ответ голос Илиона капитан.

– Илион, тебя же……ты же…

– Вы вторглись в систему Латан, – продолжал Илион.

– Илион, это же я, Фегор, – только и смог сказать капитан, – я думал дварки тебя переместили, а ты жив-здоров.

– Откуда Вы знаете это имя?

– Илион, ты чего? Мы же только что вместе победили дварков.

Через секунду Фегор догадался. Из его груди вырвался крик:

– О-о, не-ет! Не может быть.

Планета Земля под бой курантов встречала новый, тысяча девятьсот восемьдесят третий год.


home | my bookshelf | | Дети одной планеты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу