Book: Поцелуй на ночь



Поцелуй на ночь

Кейт Вудсток

Поцелуй на ночь

Пролог

У Шейди болит живот, и золотая грива свалялась неопрятными патлами.

Джек жаловался и плакал всю ночь.

У Мисс Мантл нашли жидкость в легких.

Лишай Джеральдины внушает опасения.

Мэгги свела с ума всех кобелей в округе.

Малыша из Манхэттена вряд ли заберут обратно: кому охота возиться со здоровенным бугаем, который еле волочит ноги и наутро просыпается мокрым? А жаль, красавец-парень…

Да, конечно же красавец… Наиумнейший, наимудрейший, наикрасивейший! А это кто у нас? Не волнуйся, ты тоже красавец. И тоже самый умный. Да. Не рычи. Смотри, какие девочки умные… Пузо тебе почесать? Да тебе можно его до вечера чесать, ты и не пошевелишься. А работать? Нет, милый, давай вставай. У нас еще тьма дел, масса проблем и бездна неприятностей. За мной, ребята! Настало время Большой Жратвы!

1

Миссис Халливей оказалась несомненной и законченной идиоткой. Теперь это было ясно как божий день. Самой большой ошибкой было пойти на поводу у руководства и взять эту рыжую бестию на работу. Теперь начнется. А ведь гламурный журнал – это вам не академическое издание. К тому же работают здесь в основном девушки, а женский коллектив – это еще одна особая песня. Все целуются и сюсюкают при встрече, щебечут и обсуждают наряды, сочувствуют твоим бедам и радостям, но если выйти за дверь, плотно прикрыть ее за собой и сразу приложить ухо к замочной скважине – вот тут все и откроется. Ты узнаешь, что ноги у тебя кривые, платье вышло из моды на прошлой неделе… А уж твои бестолковые отношения с мужчинами…

Через все это Дженна прошла, ибо пришла в журнал пять лет назад и начинала с самого низа. Редактором одной из рубрик. Тогда выбирать не приходилось, и она с головой погрузилась в чарующий и совершенно неизвестный ей мир спортивного оборудования и инвентаря. Гантели, украшенные стразами, эспандеры за тысячу баксов – все это окружало ее с утра до вечера. И еще – девушки.

Холеные, задумчивые, презрительные дивы из отдела косметики и парфюмерии. Продвинутые и разряженные, словно попугаи, оторвы из музыкального отдела. Погруженные в себя интеллектуалки из рубрики «Театр»…

Теперь Дженна Фарроуз была главным редактором родного журнала, и если вы думаете, что это принесло ей дополнительные очки в столбце «любовь и уважение подчиненных», то вы страшно ошибаетесь. Половина сотрудников считала ее холодной и расчетливой стервой, вторая половина – тупой выскочкой, занявшей пост через секс с учредителем журнала. И то, и другое было отчасти верно.

Годы работы в гламурном журнале приучили ее к цинизму и хладнокровию, незаурядные внешние данные были отшлифованы до предела, а секс с Мэтью Калмом… Что ж, формально было и это. Только вот закончились их отношения грандиозным скандалом, и вообще – Мэтью Калм был последним человеком на планете, который мог бы поспособствовать ее карьерному росту. Слишком уж много интимных подробностей о нем знала Дженна Фарроуз. Включая, например, повышенный интерес к несовершеннолетним нимфеткам.

Ее назначил совет директоров, и единственный голос «против» принадлежал именно Мэтью Калму. Но кто об этом знает?

Дженне было двадцать два, когда она пришла в журнал сразу после колледжа, теперь ей двадцать семь. У нее длинные ноги и походка от бедра, высокая грудь, тонкая талия, чуть широковатые плечи, зато воистину лебединая шея, а природный русый цвет волос она давно сменила на оттенок «лютая блонда» с платиновым отливом. В сочетании с зелеными глазами это смотрится потрясающе, и Дженна об этом прекрасно знает.

Она совсем чуть-чуть не дотягивала до параметров супермодели, но главный недостаток в этом смысле – это ее ум. Холодный, мужской, аналитический ум, способность принимать смелые решения и брать на себя ответственность. Прибавим к этому женскую интуицию, высокий интеллектуальный коэффициент и доскональное знание профессии – и вот перед нами идеальный топ-менеджер, холодная красавица с железной хваткой.

Что самое интересное, все дальнейшие события не будут иметь к ее профессии никакого отношения.

Ибо в данный момент Дженна Фарроуз стремительно (двухместный «феррари» бирюзового цвета, замшевые сиденья) движется прочь от рабочего места и навстречу, соответственно, самому крутому повороту своей судьбы. Впрочем, некоторая предыстория все же не помешает.


После разрыва с Мэтью Дженна с одной стороны испытала сильнейшее облегчение, а с другой – естественную депрессию. В любых относительно постоянных отношениях с мужчиной есть некая стабильность, даже если этот мужчина – полный идиот, неврастеник и мерзавец. Тут срабатывает принцип «и нести тяжело, и бросить жалко», к тому же статус брошенной женщины вредит карьере. А карьеру Дженна ценила. Более того, она посвятила ей всю сознательную жизнь, пройдя через огромное количество препятствий и испытаний.

В начальной школе она еще не была отличницей, а ее семья не могла похвастаться достатком. В Милуоки, возможно, они и сходили за средний класс, но для Нью-Йорка этого было недостаточно. А Дженна хотела в Нью-Йорк. Более того, она жаждала этого. Если же хотеть чего-то очень сильно, то все получится.

Последние два года в школе она почти не помнила – сказывалось перенапряжение. Все было брошено на зубрежку. Дженна спала по пять часов в сутки, не гуляла, не бегала на свидания, не занималась спортом – училась. Результат – несколько дипломов с отличием и грант на поступление в колледж.

Уже в колледже стало ясно, что прыщавая, долговязая, астеничная девица не имеет никаких шансов попасть в сверкающий мир гламура – и Дженна занялась собой. Фитнес и шейпинг, аэробика и тренажерные залы – все это стоило дорого, но и окупалось с лихвой. Единственное, на что снова не хватало времени, так это па личную жизнь. Впрочем, ее это не сильно заботило. Однажды и навсегда расписав свою жизнь по минутам, Дженна Фарроуз отвела любви и браку отдельную строку, и находилась эта строка в самом конце списка. Вначале нужно было добиться статуса.

Сцепив зубы, она шла вверх, отщелкивая отработанные пункты на внутреннем арифмометре. Марки машин. Квартиры. Одежда от строго определенных модельеров. Косметика, духи и драгоценности. Завтраки в одном ресторане, ланчи в другом. Элегантные ужины по пятницам. Красивая женщина в красивом обрамлении – чем не бриллиант в платиновой оправе?

Разумеется, она прекрасно знала цену тем людям, от которых зависела ее судьба. Нельзя сказать, что она была готова безоглядно спать с кем попало, лишь бы устроить себе протекцию, но внутренне себя к этому подготовила. Довод для самой себя был очень прост: чувства ты себе позволишь только тогда, когда сможешь позволить все остальное. По достижении финансовой независимости.

Теперь эта цель была достигнута. Кажется, и с чувствами дело продвигалось…

После Мэтью она с головой окунулась в работу, ибо это есть лучшее средство для лечения расстроенных нервов, по крайней мере, по мнению самой Дженны. И тут же, когда она совершенно этого не ждала, на горизонте возник Он. Итан Тонбридж, сын банкира, плейбой и весельчак.

Они познакомились на какой-то вечеринке, протанцевали всю ночь, потом он пригласил ее на ужин, еще через неделю дошло до секса – и Дженна пришла к выводу, что они с Итаном совпадают процентов на семьдесят. Денег у них приблизительно одинаковое количество, они принадлежат к одному и тому же кругу. Как и Дженна, Итан не может похвастаться аристократическими корнями – его папа в молодости был загонщиком на ранчо.

Итан красив, причем не сладкой красотой изнеженного мальчика, а настоящей, мужественной красотой типа «мачо». Он тоже пережил несколько романов и не станет укорять ее за старые связи. Финансовая независимость и то, что у нее собственное дело, дополняют картину счастливого брака… Впрочем, о браке речь пока не идет. Кольцо-то он ей подарил, вот оно, от Тиффани. Звездчатый сапфир в окружении бриллиантов, белое золото и платина. Стоит без малого полмиллиона, и это яснее всякого объявления о помолвке свидетельствует о серьезности намерений Итана.

Короче говоря, они стали жить вместе полгода назад. Поскольку переезд в квартиру к одному из них неминуемо создал бы чувство зависимости, они поступили в соответствии с неписаными законами их круга – купили дом на Лонг-Айленде. Небольшой – всего двадцать комнат. Бассейн, солярий, внутренний дворик с садом, современная сигнализация и ОЧЕНЬ приличные соседи.

Дом принадлежал им в равных долях. Покупая его, они сразу условились: это просто недвижимость, находящаяся в общей собственности. На этой территории они поживут вместе, чтобы понять, стоит ли им вступать в брак. Если нет – дом будет продан, деньги вновь вернутся к ним поровну. Если стоит – дом все равно будет продан, потому что к семейному гнезду в Мире Гламура предъявляются уже другие требования. Все четко, понятно, достойно.

Жизнь, как это водится, внесла свои коррективы. Месяц назад папаша Тонбридж в очередной раз вспомнил, как завоевывал себе место под солнцем, поругался – в очередной же раз – с мамашей Тонбридж, однако на этот раз был тверд и отправил сына работать. Итан, вздыхая и недовольно морщась, отбыл в Европу, конкретно – в Англию, где ему предстояло возглавить один из филиалов папиного банка. Старый Тонбридж, благоволивший к Дженне, поклялся, что если Итан проявит себя, как… одним словом, проявит себя, то вернется в Штаты и сможет наконец оформить свои отношения с Дженной, – хотя и непонятно, зачем молодой, успешной и красивой женщине связывать свою жизнь с человеком, который всю жизнь посвятил растрачиванию папиных денег и чье главное профессиональное достижение – великолепная игра в бильярд.

Вот уже целый месяц Дженна не появлялась в доме на Лонг-Айленде, потому что от городской квартиры до работы было удобнее добираться. За домом присматривал менеджер той фирмы по продаже недвижимости, где был куплен земельный участок. Фирма была крайне заинтересована в таких выгодных клиентах, поэтому и заверила мисс Фарроуз, что за домом будет присматривать лично их сотрудник.

Наверное, надо было бы их предупредить, что она едет… А, ладно. Позвонит из дома. Ведь этот менеджер, он же не сидит там круглые сутки?

После напряженной недели на работе Дженне захотелось отдохнуть в полной тишине.

Летняя жара в городе невыносима, зато в собственном тенистом саду или возле бассейна она сможет отдохнуть и выбросить из головы все проблемы. Всего на неделю. Больше руководство дать не могло.

2

Дженна лихо вырулила на главную аллею, а через пять минут затормозила у самого крайнего забора. Высокий и массивный, из бетона и стальной арматуры, он ей никогда не нравился, поэтому по ее заказу внутри вдоль него были высажены плетистые розы и барбарис.

Дженна вышла из машины, рассеянным движением поправила прическу, одернула юбку. Жемчужно-серый деловой костюм от Диора очень шел ей, подчеркивая скандинавский холод зеленых глаз и почти белых локонов. Снежная Королева на летних каникулах.

Территория охранялась, посторонние на Лонг-Айленде не появлялись, да и угонять «феррари» такого цвета не стал бы ни один угонщик Нью-Йорка. Дженна забрала с пассажирского сиденья сумочку, папку с бумагами и небольшой замшевый рюкзачок от Армани. Из багажника вынула большие бумажные пакеты с продуктами, отдельно – пакет с суши и сашими. Низкокалорийная японская еда давно уже заняла главное место в ее рационе.

Дженна подошла к высокой глухой калитке, перехватила неудобные пакеты в одну руку, другой, с ключом, стала вслепую тыкать в скважину. Неожиданно с той стороны калитки раздался звонкий и довольно сердитый лай. Дженна в недоумении прислушалась. Неужели этот придурок-менеджер проявил неуместную заботу и завел сторожевую собаку? Проклятье, она же вытопчет все цветы! Да и судя по тембру, охранять она может разве что домик Барби…

Замок щелкнул, Дженна вошла в калитку…

И тут же превратилась в мраморный памятник самой себе. А через секунду громко завизжала.

Вокруг прыгали, валялись на спине, виляли хвостами, повизгивали от счастья, рыли землю, грозно рычали, боязливо жались друг к другу около двух десятков разнокалиберных, чумазых и лохматых собак. Самым активным был пес, из-за которого Дженна и завизжала: жесткошерстный терьер, беспрерывно подскакивающий высоко в воздух и успевающий при этом пихать Дженну выпачканными в земле лапами. Рассыпался один пакет, потом другой, а мгновение спустя некая дворняга, в роду у которой явно затесалась швабра, подхватила яркий пакетик с суши и стремглав унеслась прочь. Часть аудитории последовала за ней, очевидно решив, что в таких случаях положено делиться с ближними.

Дженна ничего не понимала. Более того, ситуация выглядела совершенно абсурдной. Да, можно предположить, что на участок каким-то образом забежала одна дворняга. Ну две. Три.

Пусть даже пять. Но не двадцать пять! И что им здесь делать?

В этот момент сзади раздался грозный рык, Дженна повернула голову – и немедленно завизжала еще громче. Прямо на нее медленно, но решительно надвигалось животное… Скорее всего, незаконнорожденный гризли. Размером с теленка, мохнатый черный зверь с медвежьей мордой и острыми волчьими ушами. Рычал он очень грозно, но при этом махал хвостом, отчаянно напоминая вертолет на холостом ходу. Передвигался этот вертолет модели «Теленко-волко-медведь» странно, с трудом переставляя задние лапы.

Дженна решила, что теперь ей точно настал конец, но в этот момент раздался мужской голос. Спокойный, приятный, не слишком громкий, но очень властный:

– Малыш, назад! Фу голос! Вот молодец, хороший мальчик… Простите, ради бога, мэм, очевидно я не запер калитку.


Перед Дженной стоял парень лет двадцати пяти – двадцати семи. Одет он был самым обыкновенным образом: клетчатая рубаха с обрезанными до плеч рукавами, джинсовый комбинезон, вытертый добела, старые кроссовки и бейсболка козырьком назад.

Что сразу же бросалось в глаза, так это то, что парень был примерно на голову ниже Дженны. Собственно, она к этому привыкла. На работе это даже помогало – без всяких дополнительных усилий с ее стороны подчиненные смотрели на нее снизу вверх. На вечеринках тоже были свои плюсы: у современного топ-менеджера завышенная самооценка, и он нипочем не подойдет к девушке выше себя ростом. Дженна вряд ли могла сосчитать, сколько именно неприятных типов с начинающейся лысинкой, сформировавшимся пузцом и потными ладошками за последние пять лет к ней НЕ ПРИСТАВАЛИ…

Но вот что интересно: этот парень в ковбойке, хоть и был ниже ростом, смотрел на Дженну совсем даже не снизу вверх. Более того, у нее стремительно создавалось прямо противоположное впечатление.

Был он крайне широкоплеч, узок в бедрах, руки у него были загорелые и необычайно мускулистые, покрытые синими разводами татуировок, сделанных явно не в тату-салонах. Волосы у парня были от природы курчавые, темные и густые; и, несмотря на их полную растрепанность и лохматость, их почему-то хотелось потрогать и… зарыться в них лицом.

И глаза совершенно потрясающие! Любая девушка за такие глаза душу заложит дьяволу. Черные, горячие, веселые, с огненными искорками на дне. Над огненными глазами – изумительно изогнутые брови, ни дать ни взять Мефистофель. А ресницы длинные, пушистые, словно, опять же, как у девушки.

И при этом надо отметить, что во всем облике молодого человека в потертых джинсах не проглядывало ни малюсенького намека на женственность. Напротив. Перед Дженной стоял Мужчина, истинный самец, мачо, воин, хозяин джунглей, бог знает кто еще, и именно поэтому взгляд его был слегка снисходителен и спокоен… И почему-то все сильнее становилось ощущение, что это ОН смотрит на Дженну сверху вниз!

Она вышла из ступора и «включила начальника».

– Мило, что вы заботитесь о моей калитке. А теперь, на счет три вы стремительно объясняете мне, что вы здесь забыли, а на счет пять… ладно, шесть столь же стремительно покидаете эту территорию. В противном случае на счет семь здесь будет охрана, а на счет десять – полиция. Итак?

– Блеск!

– Что?

– Вы всегда так разговариваете?

– Вот что…

– Не-не-не, это я хамлю от ужаса, мэм. Просто вот такая скорость решения проблем – все укладывается минут в пять – это же золотое дно! Слушайте, а давайте баллотировать вас в президенты? Такого еще не было. Красотка, абсолютно арийский тип…

– Прекратите заговаривать мне зубы! Кто вы такой?

– Хит Бартон.

– Ну и?

– И, в общем-то, все. Можно Хитклифф, но лучше Хит. В Хитклиффе есть что-то от методистской церкви, а я католик.

– Какого дьявола вы здесь делаете?!

– Ну… живу.

– Отлично!

– Да, мне тоже очень нравится. Хороший домик.

– НА ВАШЕМ МЕСТЕ Я БЫ НЕ ЁРНИЧАЛА! Как вы здесь оказались?

Парень нахмурился, почесал в затылке, возвел глаза к небу и совершенно явственно принялся считать про себя, отчаянно и беззвучно шевеля губами. Дженна уже собралась прервать его, когда он тряхнул головой и сурово возвестил:



– Вот что: в счет семь я не уложусь точно. Даже в четырнадцать не уложусь. Давайте подберем ваши вещи, пройдем на относительно нейтральную территорию, и я вам все объясню.

– И где такая территория?

– А вот туточки, у бассейна.

– О боже… Ладно, пойдемте. Но для начала уберите этих тварей.

Лицо Хита Бартона омрачилось и даже несколько ожесточилось.

– Вы не любите собак?

– Слушайте, что за бред! Какое вам до этого дело, а?

– Ну все-таки…

– Нет, какова наглость! Я вообще не понимаю, почему до сих пор не вызвала полицию, а он еще спрашивает, люблю ли я… Отцепись, чудовище!

Чудовище – размером с котенка, кудрявое и с загнутым баранкой хвостом – как раз в этот момент прицелилось… и вцепилось в свесившуюся лямку замшевого рюкзачка от Армани, очевидно приняв ее за страшно опасную ДИЧЬ. От неожиданности Дженна дернула рюкзак слишком резко, причинив песику боль, и тот с обиженным визгом отскочил в сторону. Дженна немедленно устыдилась и уселась на корточки, начисто забыв про Хита Бартона и весь остальной зверинец.

– Ох, прости, пожалуйста, я нечаянно. Давай мириться… вот хороший пес! Замечательный пес… Ой! Что это у него?

Хит Бартон негромко ответил:

– Это ему не повезло с предыдущим хозяином. Не бойтесь, это не лишай. Это кипяток.

– Какой ужас!

– Сейчас уже нет. Вот месяц назад – да, действительно был ужас. Пса зовут Джеронимо.

– Ого! Великий вождь?

– Вроде того.

– Беспородный?

– А это важно?

– Вовсе нет. Просто у… Джеронимо запоминающаяся внешность.

– Джек-рассел-терьер, ягдтерьер и фокстерьер. Возможно, капелька скотча. Скотчтерьера, я имею в виду.

– Класс!

Внезапно до нее дошло, что она сидит, задрав юбку до пределов возможного, чешет пузо разомлевшему косматому «букет-терьеру» и уже почти по-дружески болтает с неизвестным, который по какой-то причине оказался у нее дома, на совершенно, ну то есть абсолютно частной территории!

Дженна Фарроуз вскочила, отряхнула руки и изо всех сил попыталась посмотреть на Хита Бартона сверху вниз.

– Итак, мистер… как вас?

– Хит Бартон.

– Мистер Бартон. Я жду ваших стремительных и исчерпывающих объяснений, а также последующего исчезновения с моего участка.

– Жаль.

– Что – жаль?!

– Что вы так категоричны. Кстати, а вас как зовут?

– Ну вы и нахал. Мисс Фарроуз.

– А имя?

– Мистер Бартон, давайте покороче, ладно?

– Шоколадно. Простите, сорвалось. Итак, с чего же начать?

– Желательно с самого начала.

– Хорошо. Я родился в том самом году, когда Аризонские Ястребы в очередной раз не взяли Кубок федерации. Мать моя была женщиной простой, но доброй, отца же своего я никогда не знал, хотя по слухам, которые носились в деревеньке между добрыми селянами, он был человеком знатного рода и весьма богатым, что, впрочем, нисколько не помешало ему оставить мою мать, едва сорвав цветок невинности…

– Английскую литературу вы знаете хорошо, это я поняла. Про Тома Джонса, найденыша я тоже читала. Сожалею, но придется обратиться в полицию.

– Погодите, погодите. Сами сказали – с начала.

– Я имела в виду – с начала вашего пребывания в моем доме.

– Так это ваш дом?

– Ну знаете…

– А я и смотрю, вы какая-то недовольная. Надо было сразу сказать.

– Мистер Бартон…

– Все, я серьезен. В двух словах: это все из-за Джима.

– Джима? Какого Джима?

– Вернее, с вашей точки зрения – из-за Джима, с моей – благодаря Джиму.

– Я не знаю никакого Джима!

– Знаете, знаете. Просто не знаете, что он – именно Джим. Мистер Спенсер, менеджер фирмы по торговле недвижимостью.

– Бож-же мой… Тот самый проходимец, который поклялся мне, что дом будет под присмотром!

– Так он и есть под присмотром! Под моим.

– У меня уже два кандидата на вызов полиции, учтите. Так значит, ваш дружок мистер Спенсер впустил вас в мой дом вместе со всеми вашими… Господи, как же их назвать-то!

– Назовите питомцами.

– Кстати, а сколько их здесь?

– Сейчас немного. Пятнадцать.

– Немного?

Хит Бартон загрустил и повесил свою лохматую голову.

– Вот что, мисс Фарроуз, тут действительно не обойтись без довольно долгого вступления. Вы уж послушайте – а потом мы уйдем. И, ради бога, не сердитесь на Джима Спенсера. В каком-то смысле у него не было выбора…

3

Хитклифф Реджинальд Бартон родился и вырос в Огайо. Отец его был врачом, мать – медицинской сестрой, и единственным занятием в жизни, которое Хита привлекало в ранней юности, была, естественным образом, медицина. Впрочем, всерьез о врачебной карьере он тогда не думал, потому что в Огайо мальчишке всегда найдется занятие поинтереснее, чем учеба. Хит гонял верхом, на все лето уходил с ковбоями на дальние пастбища, а зимой помогал соседу – старичку-ветеринару. К мистеру Хокинсу несли кошек и собак, канареек и рыбок, а старый врач с одинаковым вниманием и любовью лечил всех.

Хит – дитя двух врачей – быстро и легко привык к виду крови, умел вправлять вывихнутые лапки, вынимать занозы из крохотных подушечек, подрезать коготки птицам. Потом мистер Хокинс научил его рассчитывать количество наркоза по весу пациента и стал доверять несложные операции.

К четырнадцати годам Хит Бартон стал официальным помощником старого ветеринара, а к шестнадцати – практически поделил с мистером Хокинсом практику.

Отец и мать восприняли решение сына совершенно спокойно. Профессионалы, они прекрасно понимали, что хороший ветеринар по своей квалификации ничем не уступает хорошему врачу, а иногда и превосходит его, ибо отнюдь не всякий терапевт способен как делать полостные операции и принимать роды, так и диагностировать, скажем, катаракту. Ветеринар же – может.

Одним словом, будущее Хита вырисовывалось вполне четко и определенно.

Беда случилась на исходе промозглого и сырого февраля.


Бродяг было четверо, и пришли они откуда-то с севера. Шериф предупреждал о них владельцев магазинов, стоявших на отшибе, аптекаря, ну и мистера Хокинса, конечно, тоже. Потому что мистер Хокинс имел прискорбную привычку никогда не запирать входную дверь – мало ли, когда и кому может понадобиться его помощь? Так вот, шериф особо предупредил мистера Хокинса, чтобы дверь тот запер и если что – звонил бы в полицию.

Хит сам не знал, что именно в тот вечер заставило его одеться, наскоро зашнуровать еще влажные кроссовки и отправиться к старику. Возможно, то самое шестое чувство, которое так хорошо развито было у пациентов мистера Хокинса и совершенно не помогло ему самому.

Уже подбегая к дому старика, Хит увидел, что входная дверь приоткрыта, а за ней и в окнах первого этажа перемещается пятно света. Словно кто-то светит фонариком.

На первом этаже мистер Хокинс держал небольшую ветеринарную аптеку, это все знали, да и вывеска над крыльцом имелась…

Хиту неожиданно стало жарко. Он остановился, выровнял дыхание по индейскому методу, а затем двинулся вперед, уже совершенно бесшумно, ступая с пятки на носок и слегка вывернув ступню. Так ходят индейцы, так умел ходить и юный Хит Бартон.

Он вошел в аптеку, не глядя протянул руку и повернул старомодный выключатель. Электричество было в порядке, и в его безжалостном белом свете открылась картина, которую Хиту забыть было не суждено никогда.

Разбитые и перевернутые стеклянные шкафчики. Поблескивающие лужицы на полу, в них разноцветный корм для попугаев – словно конфетти. Вырванный с мясом ящичек кассы. Разбитая банка для добровольных пожертвований в помощь бездомным животным. Золотые рыбки, задыхающиеся на полу. Мертвая канарейка в клетке – потом Хит узнает, что птичка умерла от разрыва сердца.

И самое страшное. Старенький доктор Хокинс лежал навзничь, прикрывая руками голову, а из-под пальцев вытекала струйка крови. В тот момент Хит был практически уверен, что старый доктор жив, только оглушен и ранен.

В дальнем углу замерли грабители. Трое, четвертый был наверху, это Хит тоже узнал потом. Они здорово перепугались, увидев плечистого парня с решительным лицом, а оружия у них, к счастью, не было. Хит шагнул вперед, не спуская с них глаз, наклонился и хотел нащупать у старика пульс…

Пульса не было. А еще – еще соскользнула пергаментная старческая рука, и Хит увидел рану на затылке. Он был сын врачей и ученик врача, он разбирался в ранах. Эта была смертельной.

Потом… никакого «потом» у Хита не было. Следующие четверть часа навсегда выпали из его жизни, а вместе с ними, вероятно, и еще с десяток лет, потому что из-за таких событий взрослеешь быстро. Последнее, что он помнил, – красный туман в глазах. Все вокруг окрасилось в розовые, алые и багровые тона, а потом перекошенные лица бандитов стали стремительно надвигаться, и написан на этих рожах был животный ужас…

Полиция приехала быстро, потому что до доктора Хокинса преступники побывали на бензоколонке, находившейся в двух кварталах отсюда, и пытались ограбить магазин, но там сработала сигнализация. Сам шериф и еще двое здоровенных ребят-полицейских пытались оттащить Хита от одного из бандитов, но это им удалось отнюдь не сразу. А еще через пару часов Хитклиффу Реджинальду Бартону было предъявлено обвинение в непреднамеренном убийстве. Один из убийц доктора Хокинса, избитый Хитом, умер в тюремной больнице.

Хиту было семнадцать лет, и за него горой встал весь городок, но суд – это суд, а закон один для всех. К тому же сам Хит подлил масла в собственный костер, спокойно заявив на суде, что убил эту сволочь совершенно сознательно и жалеет, что не успел добраться до остальных.

Его временно заключили под стражу, а три дня спустя шериф явился в камеру Хита вместе с его родителями и предложил на выбор: федеральная тюрьма на пять лет, либо армейская служба на три года.

Так Хит Бартон стал солдатом.


Он никогда не жалел, что стал причиной смерти человека. Потому что никогда не считал того человека – человеком. Он убил нелюдь, некое существо, но никак не подобного себе.

Однако такие вещи никогда не проходят бесследно. Вместе с безымянным бандитом на залитом кровью доктора Хокинса полу маленькой ветеринарной аптеки умер еще один человек – юный Хит Бартон. На его место встал другой, взрослый и жесткий, разом постаревший на десять лет мужчина.

Впрочем, это обстоятельство было совершенно неизвестно курсантам тренировочного лагеря Чек-Пойнт, младшего брата знаменитого Форт-Браггс, этой колыбели будущих зеленых беретов. Для трех десятков молодых и по большей части безбашенных парней, уже обжившихся в казармах, Хит Бартон был зеленым новичком, салагой, мальчиком на побегушках. В первую же ночь ему устроили «прописку» – и были страшно разочарованы результатом.

Хит Бартон умело и по-медицински четко вывихнул пару суставов, расквасил с десяток носов и утихомирился только после внушительного удара табуретом по голове. Потом был карцер, а потом – вторая попытка старослужащих расставить все авторитеты по местам. Столь же неудачная, надо сказать, как и первая.

Через два месяца службы Хит Бартон окончательно обрел независимость, стал спокойно спать по ночам, не ожидая нападения из темноты, – и армейская жизнь покатилась по накатанным рельсам.

Он был силен и крепок, как молодой бычок, армейские нагрузки воспринимал, как силовую гимнастику, показатели у него были одни из лучших, и в будущем Хиту светили сержантские нашивки, не меньше. Однако сам он к этому не стремился, да и вообще вел себя довольно безразлично. Что-то важное в нем застыло, покрылось коркой льда, а возможно – и умерло навсегда. Он редко улыбался и еще реже злился всерьез. Четко отвечал на заданные вопросы и никогда не задавал встречных. Не сходился ни с кем близко, но и врагов не имел. Его уважали за силу и сторонились из-за нелюдимости.


Потом в казарме появился новичок. Джимми Спенсер, вот как его звали, и похож он был на апрельское солнышко. Рыжий, веснушчатый и улыбчивый. Немудрено, что казарменные мерзавцы – а они всегда заводятся в любой казарме, это нечто вроде тараканов, только вреда от них куда больше – немедленно окрестили его «барышней» и в одну из ночей попытались изнасиловать.

Хит уже спал. Во сне он видел почему-то зайца, который отчаянно удирал от охотников. Это была сцена из детства, Хит не любил ее вспоминать.

Один из ковбоев свесился с седла и ловко подхватил зайца в скользкую петлю. Заяц судорожно задергался над землей, задыхаясь и затягивая петлю все туже. И вот тогда и произошло то, что потом преследовало Хита в кошмарах. Заяц закричал человеческим голосом. Отчаянным тонким криком ребенка, полным предсмертного ужаса такой силы, что вынести невозможно. Хит тогда зашелся плачем, и ковбои, ошарашенные ничуть не меньше зареванного пацана, отпустили несчастного зверя, все закончилось хорошо, но во сне дело обстояло куда хуже. Заяц все кричал, и жить стало совсем уж невозможно, и тогда Хит Бартон приказал себе проснуться. Он сел рывком, еще сонный, но уже не спящий, и понял, что крик не прекратился. Более того, кричит не заяц. Человек.

Босой, в одних подштанниках, Хит ногой выбил дверь в солдатский сортир, заложенную для верности бейсбольной битой. Боли в босой ступне он не чувствовал (потом выяснилось, что он сломал все пальцы на правой ноге). Знакомый красный туман наплывал медленно и неотвратимо.

В углу на кафеле скорчился рыжий паренек с залитым слезами лицом. Он был почти голый, исполосованные ножом подштанники практически не прикрывали тело. Вокруг толпились… Нет, все-таки не люди. Гиены. Шакалы.

Нелюди.

Дальше были вихрь и танец, буря и ужас. Хита учили лучшие армейские инструкторы, об искусстве убивать он знал уже почти все. И именно поэтому теперь точно рассчитывал свои силы.

Двое насильников уже никогда не станут отцами. Еще на нескольких никогда не взглянут без отвращения и страха. Пальцы одного молодого садиста до конца его дней не смогут удержать даже ложку…

Кафель белый, кровь красная, сопли по кафелю тоже красные, зубы – в крошево, больно руку… Пах, солнечное сплетение, переносица – вполсилы, чтобы не убить, кость может треснуть и войти в мозг. Вывернуться из-под руки, ударить ребрами ладоней коротко и резко – почки, болевой шок. Снова пах, потом коленом, несильно. Челюсть, прямой слева, открылся, теперь солнечное сплетение. И с разворота ногой – «бабочка», классика ближнего боя…

Он очнулся внезапно, когда понял, что на ногах стоит только он один. И сидит на полу тоже только один. Джим Спенсер, рыжий перепуганный пацан. Остальные – лежат.

Вместе с рассудком вернулась боль. Хит поморщился, растирая окровавленные кулаки, мимоходом проверяя, не сломал ли себе еще что-нибудь. Испытывая непонятное смущение и досаду при виде страха в синих глазах рыжего паренька, глухо буркнул:

– Вставай. Пойдем отсюда.

– Да. Я сейчас. Ох…

Джим скривился и осел на пол, держась за плечо. Рука безвольно повисла, и Хит почти равнодушно констатировал: вывих плечевого сустава, крайне болезненно, но неопасно, если быстро вправить обратно.

– Сейчас будет больно. Очень. Потерпи уж. Возьмись за что-нибудь.

Опухшие после драки пальцы не слушались, но всего пару секунд. Потом тело само вспомнило, что делать. Одна рука – на грудину, другой – захват чуть пониже вывиха. Упереться ногой… черт, больно! Ладно, это потом…

Он рванул, Джим взвыл, но уже через секунду с удивлением поднял руку и пошевелил пальцами.

– Совсем прошло, надо же! Ты врач?

– Нет. Я убийца.

Хит сам не знал, почему это у него вырвалось. Возможно, потому, что именно это и было его самым страшным кошмаром. Врач – убийца…


Даже карцера не было. Джима Спенсера вызвали на допрос в военную комендатуру, после чего все до единого участники ночной драки, кроме Хита, были уволены из армии и отправлены в федеральную тюрьму. Оказалось, что папаша Джима – сенатор, поэтому так и получилось.

Джим стал тенью своего спасителя. Ходил за ним хвостиком, болтал без умолку, и наконец Хит понял, что его совсем не раздражает этот смешной парнишка. Собственно, парнишка вообще был старше Хита на пару лет, но этому никто и никогда не поверил бы.

Они подружились, и именно Джим стал первым, кому Хит смог рассказать свою историю от начала и до конца. Первым – и единственным.

Через год Джима комиссовали по здоровью, а Хита отправили в действующие части. Он воевал в тропиках и пустыне, прыгал с парашютом в открытое море, минировал скалы, выводил из-под огня неведомых повстанцев неведомой страны, заслужил несколько медалей и два ордена и в двадцать два года получил возможность вернуться на гражданку.

Ему дали время подумать, и Хит проводил его на все той же базе в Чек-Пойнте, слоняясь целый день по территории и взвешивая все «за» и «против».

Он отвык от нормальной жизни, привык к военному распорядку, да и специальность у него… стрелок, диверсант, минер? Возвращаться в родной городок не хотелось. Вспоминать детство и то, как оно закончилось, – тоже.

Помог случай. В один из томных жарких дней Хит подтягивался на турнике и как раз дошел до сотни, когда на плацу показался полковник Смит, командир их части. Лицо у старого вояки, обычно медально четкое и слегка… скажем, туповатое, на этот раз было расстроенным и каким-то детским. Полковник пересек плац, и Хит торопливо и мягко спрыгнул с турника, вытянулся по стойке «смирно».



– Вольно, вольно, Бартон, не до тебя. Беда у меня…

– Нужна помощь?

– Не думаю, что ты сможешь помочь. Понимаешь, мой Снурри… он… у него… Мне кажется, он умирает!

Хит ошеломленно глядел на полковника. Герой трех необъявленных войн, десантник, диверсант, хладнокровный спец по убийствам, полковник Смит смотрел на своего солдата глазами, полными слез, и знаменитый подбородок дрожал от сдерживаемых из последних сил рыданий.

Хит знал Снурри. Точнее, видел его издали. Красавец, немецкий овчар, массивный и злой, как сам дьявол. Снурри прошел спецподготовку и участвовал вместе с полковником в нескольких сложнейших боевых операциях, потом был комиссован по возрасту. Теперь он жил на территории части, в вольере, затянутом стальной сеткой в палец толщиной, и заходить к нему мог только полковник Смит. Любое другое живое существо Снурри разорвал бы на части.

Хит внезапно охрип.

– Сэр, разрешите мне посмотреть пса? Я был ветеринаром… на гражданке. Учился.

– Правда? Бартон, но ведь он же…

– Вы ему будете все время говорить «фу», он послушается.

– Я боюсь за тебя, сынок.

– Снурри – умный парень. Он поймет, что я хочу ему помочь.

«Умный парень» при виде Хита взвился в воздух со страшным ревом – и тут же со стоном повалился на песок. На морде у пса виднелись клочья засохшей пены, в ноздрях запеклась кровь, но хуже всего были задние лапы. Они почти не двигались, безвольно развалились в разные стороны. Хит напряг было память – но ответ пришел сам собой. Сочетанная травма позвоночника и клещевая инфекция. При отсутствии сыворотки – гамма-глобулин, пять кубиков. Антибиотик.

– Он не падал? Не прыгал неудачно?

– В последнее время – нет. Полгода назад подвернул лапу, когда слишком лихо соскочил с яхты на причал, а там асфальт.

– Что ж, выбора нет. Пойдемте к нему. Вам придется подержать его, пока я осмотрю спину.

И они вошли. Налитые злобой глаза Снурри не отрывались от Хита, полковник, не умолкая, разговаривал со своей собакой, и Хит мог бы поклясться, что даже любимая жена полковника за всю свою жизнь не слыхала столько нежных слов, полных такой беспредельной любви.

Хит осторожно положил руку на спину пса. Вот сейчас тот развернется – и прощай, рука…

Пес вздрогнул, зарычал, посмотрел в глаза Хиту – и положил узкую красивую морду на вытянутые лапы. В карих глазах собаки стояла боль. Хит осторожно прощупывал позвоночник. Есть! Небольшое уплотнение под кожей – место, где клещ впился и отложил яйца. А вот и смещение позвоночных дисков, но это как раз самое простое. Доктор Хокинс научил Хита вправлять такие штуки на раз.

Пес дернулся и заскулил, но даже попытки укусить не сделал. Потом Хит осторожно вышел из вольера, сгонял в медчасть и принес необходимые лекарства плюс обезболивающее.

Он выстригал жесткую шерсть, привычно наполнял шприц лекарством, колол, дезинфицировал, делал надрез, удалял гнойник, зашивал – все автоматически, легко, словно и не было этих лет, словно старенький доктор Хокинс стоит рядом и одобрительно кивает, машинально поглаживая лобастую голову очередного пациента…

Снурри, впервые за несколько дней не испытывавший боли, лежал тихо, только огромные острые уши поворачивались, словно локаторы. Полковник так и простоял на коленях всю операцию, без остановки гладя своего любимца и друга. Наконец Хит поднялся на ноги – и огромный пес тут же вскинул голову: нет ли угрозы для хозяина?

– Я думаю, все будет нормально. Нужны еще лекарства – а вот везти его в Тампу я бы не советовал. Далеко, лишний стресс, к тому же он злой, а таким они предпочитают давать общий наркоз. Это может повредить ему, он ведь уже не молоденький.

– Бартон… Я все привезу. Ты будешь его лечить? Я знаю, у тебя уже документы подписаны, но я прошу тебя, сынок…

– Сэр, да что вы! Конечно, я останусь. И не переживайте. Он же боец, ваш Снурри. Так, пес?

И было Чудо, которое видел даже дневальный на вышке. Дикий дьявол Снурри, злобная скотина, готовая сожрать любого, кто попадает в поле зрения, мрачный и недоверчивый пес-убийца, диверсант со стажем и прирожденный охранник – немецкая овчарка Снурри, чепрачный кобель-медалист ВИЛЬНУЛ ХВОСТОМ.

Хит некоторое время стоял молча, приходя в себя от увиденного. А потом шагнул к псу и уже без всякой опаски присел на корточки прямо перед страшной пастью. Протянул руку и ласково коснулся лобастой головы.

– Я же говорил вам, сэр. Он умный парень. Да, пес?

И Снурри-Дьявол благодарно лизнул шершавую и жесткую ладонь врача.

4

В затянувшейся паузе всхлип Дженны прозвучал громко и совершенно неуместно. Холодная и величавая бизнес-леди шмыгнула носом и вытерла глаза тыльной стороной руки, начисто забыв о макияже. Хит Бартон смущенно кашлянул.

– Я не очень отвлекаюсь?

– Я… Вы… продолжайте…


Снурри он лечил долго. Месяца три. А потом полковник Смит попрощался с Хитом как с родным сыном, подписал ему документы и дополнительную характеристику и вручил на прощанье письмецо к одному своему старому армейскому дружку, с которым они вместе воевали во Вьетконге, а теперь этот дружок был крупной шишкой в Департаменте здравоохранения в Нью-Йорке.

Протекция имела чудодейственный эффект: после недолгой беседы с означенным «шишкой» Хит получил на руки сертификат, подтверждающий его право заниматься ветеринарной медицинской практикой с небольшими ограничениями – учитывая отсутствие диплома. Кроме того, его снабдили еще одним рекомендательным письмом, на этот раз адресованным владельцу ветеринарной клиники, пользовавшей питомцев самых влиятельных и богатых людей Большого Яблока.

Владелец клиники полковнику Смиту уже ничего должен не был, и потому оглядел Хита довольно-таки презрительно, но на это парню было наплевать. После недолгих переговоров сошлись на следующем: испытательный срок – два месяца, потом будет ясно, что поручить новичку. Надо все же понимать: клиенты непростые…

Первую клиентку Хит запомнил очень хорошо.

Сначала – по телефону. Визгливый голос истерически всхлипнул в трубку:

– Приезжайте! Мой сыночек! Мой Арчибальд! Это ужасно!

Настоящая – с ума сойти! – «Скорая помощь», только с синим крестом, вынеслась из ворот клиники, и через четверть часа Хит уже входил вместе с доктором Сайксом в ворота шикарного особняка. Миссис Н. встретила их на пороге, вся опухшая от слез, эффектно закутанная в розовый пеньюар.

– Боже, как вы долго! Арчибальду очень плохо! Я совершенно измучена!

Арчибальд оказался спаниелем. Он лежал на своей подстилке и печально смотрел на мир абсолютно несчастными глазами. Нос у него был холодным, однако задние ноги то и дело подергивались. Хит сходу определил – эпилепсия. Псу не больше трех лет, признаки неявные, но достаточно четкие. При своевременном и правильном введении лекарств, при соблюдении режима…

– Что? В каком смысле – выносить гулять? Вы что же, считаете, что я буду носить парализованного пса и помогать ему облегчаться?

– Он не парализован, мэм, у него начинается эпилепсия. Если уход будет правильным, он вполне может…

– Да нет, о чем вы говорите! У меня самолет завтра в полдень! Меня ждут на Ривьере! Прикажете сиделку ему нанимать? Это же собака!

– Что ж, тогда, боюсь, выход только один…

– Ой, нет, нет, не произносите это слово. У меня будет мигрень. Заберите его и сделайте все, что нужно, доктор Сайкс. Счет пришлете моему секретарю.

– Слушаю, мэм.

Хит непонимающе взглянул на своего босса.

– Но ведь пес практически здоров?

– Помолчи, Бартон.

– Вы хотите оставить его в клинике?

– Э-э…

– УСЫПИТЬ?

Розовая дама взвизгнула, заткнула уши и кинулась вон. Доктор Сайкс помчался за ней с извинениями, а Хит присел на корточки перед несчастным Арчибальдом. Пес посмотрел на него – и вдруг лизнул ему руку. Карие глаза смотрели с такой трогательной доверчивостью, что у Хита совершенно неожиданно заболело сердце, о существовании которого он раньше и не догадывался.

Сайке вернулся, ловко подхватил пса вместе с подстилкой и направился к машине. Всю дорогу он сердито пыхтел, а в клинике разразился речью.

– Я взял тебя сюда по просьбе человека, которому не отказывают. Это так. На самом деле ты просто солдафон, у которого за плечами начальное образование и никакого опыта. Я вполне имею право сделать тебя уборщиком, но я иду тебе навстречу и разрешаю учиться у меня! Ты же – уму непостижимо! – начинаешь качать права.

– Этот пес здоров…

– Да хоть десять раз здоров! Сто раз! Тысячу! Мне платит не он, а его хозяйка, эта розовая корова! И если она говорит: усыпите его, я иду и усыпляю.

– А если она скажет – сдерите с него живого шкуру?

– Тогда я дам тебе в руки скальпель, и ты пойдешь сдирать с него шкуру. Как миленький! Бери снотворное – и марш к вольерам. Усыпишь спаниеля и двух сеттеров. Восемнадцатый и тридцать чет…

Хит отлепился от стены, которую подпирал все время разговора, подошел к столу, неторопливо сгреб ветеринара за манишку и без всяких усилий приподнял над полом. Набрал воздуха в грудь – и в течение последующих трех минут подробнейшим образом разъяснил мистеру Сайксу, кто он такой, почему и в силу каких прискорбных причин произошел от своей матушки, и куда ему стоит отправляться вместе с розовой коровой и всей его клиникой.

Количественно солдатский лексикон не слишком велик. Но зато какие конструкции способен создать из этого солдат удачи…

Потом Хит поставил ветеринара на место, выгреб из кармана все наличные, шмякнул на стол и отправился к вольерам. Спаниель Арчибальд вскинул кудрявую голову и с надеждой посмотрел в глаза новому хозяину. На сеттеров Хит изо всех сил старался не смотреть. Денег не было…


Арчи стал первым его питомцем. К сожалению, долго пес не протянул, потому что первое время Хиту денег не всегда хватало даже на еду, что уж говорить о лекарствах. Но те три года, которые они прожили вместе, были для смышленого и красивого пса лучшими – в этом Хит не сомневался.

Мало-помалу жизнь налаживалась. Хит по ночам разгружал вагоны, работал в порту, не брезговал мытьем посуды в забегаловках, а днем занимался своим новым делом. Приютом для тех, кого предали.

Их было много, очень много. Гораздо больше, чем Хит мог прокормить и подлечить. Поэтому он стискивал зубы и решительно производил жестокий, но необходимый отбор. Если бездомный пес был относительно здоров, если у него была достаточно густая шерсть, чтобы перезимовать на улице, если его уже успела принять стая – Хит даже не подходил к такому псу. Чтобы не дать надежду. Чтобы не ранить предательством еще раз.

Но были и другие. Крошечные собачки, неспособные разродиться без помощи человека – и потому выброшенные на помойку умирать. Ошпаренные кипятком. Сбитые машиной. Ослепшие от старости. Заболевшие, вонючие, плешивые – и бесконечно добрые, не просто простившие своих хозяев, но даже и не успевшие обидеться. Хит каждый раз умирал, глядя в карие доверчивые глаза, и призывал все известные ему проклятья на головы тех, кто мог так безжалостно и жестоко, так запросто отказаться от этого моря беспредельной любви и преданности.

Он снимал квартиры на окраинах или в промзонах, чтобы поблизости имелся пустырь или свалка. Во-первых, так было дешевле, во-вторых, на пустыре или свалке он мог без помех разместить своих питомцев. Потом, уже, так сказать, набив руку, Хит завел картотеку и начал пристраивать вылеченных и наиболее симпатичных по новым хозяевам. Щенкам и маленьким собачкам везло чаще, но бывали и совершенно трогательные случаи, как, например, с той старушкой, взявшей себе в компаньоны слепого золотистого ретривера. Почтенная леди сама нашла Хита, благо, к тому времени любой бездомный в Центральном парке мог сообщить его местонахождение. Оказалось, что в течение долгих лет у старушки была собака-поводырь. Потом старушка накопила денег, сделала операцию на глазах и стала видеть. Собаку-поводыря передали другому слепому, и тогда старушка решила отплатить добром за добро.

– Моя Мэгги водила меня по улицам этого города пять лет, молодой человек. А теперь я смогу водить вашего – как вы его зовете? Джек? Отличное имя для ретривера. Пойдешь со мной, мой прекрасный пес?

Хит иногда навещал эту пару и бывал в такие дни совершенно счастлив – потому что счастливы были и эти двое, старушка и слепой пес.


Короче говоря, на сегодняшний момент в ведении Хита находилось пятнадцать собак.

Самым тяжелым пациентом был Малыш, громадный черный пес, помесь овчарки и водолаза. Его, слава богу, не выбросили на улицу, потому что в этом случае он бы погиб сразу же, а привели лично к Хиту.

У Малыша парализовало задние лапы. Не совсем, ходить он мог, хотя и с трудом. Сложнее обстояло дело с естественными надобностями. Малыш страдал недержанием, а, учитывая его габариты, это стало для хозяев непосильной проблемой. Что ж, по крайней мере, они не захотели его усыпить, а это в глазах Хита было лучшей индульгенцией.

Он рискнул, оставил Малыша жить у себя в комнате – и нарвался на выселение. Около месяца назад Хит Бартон был вышвырнут на улицу вместе с Малышом и еще четырнадцатью живыми душами. Денег в кармане было всего ничего, квартиру найти не удавалось несколько дней, и Хит с тоской думал о том, что станется со всеми его инвалидами, когда его загребут в участок за бродяжничество. Но тут Провидение сжалилось и приняло образ рыжего парня с синими глазами, в хорошем костюме и на дорогой машине.

Джим Спенсер – а это был именно он – наехал на Хита Бартона две недели назад. Виноват был сам Хит, помчавшийся отбивать любвеобильную метиску пуделя Мэгги у наиболее рьяных кавалеров, однако Джим выпал из машины в полуобморочном состоянии. Которое и усугубилось, когда мистер Спенсер понял, НА КОГО он только что пытался наехать своим «тандербердом».

В ресторан Хит идти отказался категорически, потому что прекрасно понимал: даже ежедневный холодный душ около водонапорной башни еще не делает из вас чистого человека! Да и смокинга в его гардеробе не было. Поэтому они с Джимом уселись за столик в маленьком кафе на ближайшей бензоколонке и предались воспоминаниям и обмену новостями.

Джимми Спенсер продолжал игнорировать своего папу-сенатора, начисто отказавшись от финансовой помощи, и работал теперь в фирме, занимающейся арендой и продажей недвижимости. Единственной привилегией можно было считать то, что вся эта недвижимость располагалась на Лонг-Айленде.

Хит с кривой ухмылкой сообщил, что аренда, равно как и покупка недвижимости ему на данный момент не по карману, и тут Джима Спенсера осенило. Наконец-то – вскричал Джим Спенсер – он сможет отплатить своему спасителю и защитнику хотя бы отчасти!

Дело в том, понизил голос Джим Спенсер, что в данный момент ему поручили приглядывать за одним домом. Хозяева в отъезде, дом стоит совершенно пустой, так что Хит может там пожить. Точно. Без проблем. Джим Спенсер ручается. И даже сварганит липовую бумажку от фирмы на случай, если прицепится полиция. Мол, Хит нанят совершенно официально, в качестве охранника. Плюс комплект сторожевых собак.

Разумеется, Хит не был таким наивным, как его рыжий армейский друг. Он привел массу доводов против этого идиотского во всех отношениях плана, но Джим и слушать ничего не хотел.

– Ты же не будешь держать всех собак в хозяйской спальне! Там есть чудесный сарайчик и конюшня без лошадей. Сено, запирающиеся ворота, тепло и сухо. Ты можешь жить в одной из гостевых комнат, а можешь и в этом самом сарайчике, потому что он на самом деле домик садовника, которого тоже нет.

– Во дела… Дом без хозяев, конюшня без лошадей, сад без садовника…

– Не иронизируй! Соглашайся! Давай так: я после работы найму фургон, мы тихонечко перевезем всех твоих зверей, а потом я пройдусь по улице, чтоб меня все видели. Соседи знают, что я присматриваю за домом от фирмы…

– Джим Спенсер! Тебя не просто уволят. Тебя посадят.

– Не посадят, у меня папа сенатор.

– А у меня нет.

– Я уже бегу выправлять тебе бумаги. Хит, пожалуйста, не валяй дурака. Отдохнешь там хоть месяц, отмоешься, отоспишься. Я подкину тебе деньжат…

– Джимми, вот этого не будет.

– Я нанимаю тебя от лица фирмы, дошло? И буду платить тебе за то, что ты присматриваешь за домом. Это не бог весть какие, но вполне приличные деньги.


Почему – Хит понял, когда увидел дом. Даже беспокойные собаки присмирели и высунули языки, удивляясь: живут же люди! Хит обозрел окрестности и повернулся к Джиму.

– Ты сбрендил, милый друг. Да я близко к хозяйскому дому не подойду! Мне не расплатиться, даже если я просто споткнусь о порог!

– Тогда домик садовника! И не спорь. Домик садовника оказался маленьким, но очень уютным коттеджем, оборудованным всем необходимым для комфортного существования: спальня, гостиная, столовая, душ, ванна, кухня со встроенной техникой, громадный холодильник, телевизор, музыкальный центр…

Демон искушения кусал и щекотал Хита, и, увидев крахмальные простыни на широкой и явно мягкой кровати – подобного он не видел с тех самых пор, как оказался в тюрьме, а потом в армии, – Хит брякнул:

– Хорошо. Но ты держи ухо востро и предупреди меня, когда хозяева надумают вернуться. Мне понадобится время, чтобы эвакуировать мой зверинец.

– Будь спокоен. Хозяин в Европе, а хозяйка – деловая дамочка, издает гламурный журнал. Я знаю этих издателей, никаких отпусков у них не бывает, а без хозяина ей тут делать нечего. Так что не волнуйся.

Так Хит Бартон поселился в доме Дженны Фарроуз. А вместе с ним: Малыш, Джеральдина, Шейди, Мэгги, Джеронимо, Мисс Мантл, Джек, Чабби, Соул, Чикита, Люк, Мачо, Круз, Санта и Лючия. Шесть девочек, девять мальчиков и один взрослый мужчина…

5

Дженна в легкой панике огляделась по сторонам. За время удивительного рассказа солнце успело пройти большую часть своего дневного маршрута, и теперь небо на горизонте окрасилось в лиловато-розоватые тона. Вечерело – а Дженна Фарроуз сидела возле собственного бассейна рядом с неизвестным – хорошо, с малознакомым – парнем и при этом машинально чесала за ухом лохматое создание, втихаря забравшееся ей на колени и свернувшееся калачиком. Хит кивнул на мохнатый комок.

– Это Люк.

– Он тоже был ранен?

– Нет. Это наиболее счастливый член нашей компании. Возможно, это в принципе самый счастливый пес на свете. Он прибился к нам из чистой жизнерадостности. До этого он прекрасно, сытно и безбедно существовал не где-нибудь, а в мясной лавке. Хозяин к нему прекрасно относился…

– А он ушел с вами. Как с цыганским табором…

– Вы романтичны. Это хорошо.

– Почему?

– Романтик не может быстро опомниться и вызвать полицию. А мне нужно время на сборы.

Дженна заерзала, одновременно стараясь не потревожить маленького песика.

– Вы… вам есть, куда… то есть… Что я говорю. Конечно, нет.

– Не надо слез. Мы все знали, что когда-нибудь этот день настанет. Правда, была надежда, что Джим предупредит заранее, и мы сможем подготовиться морально – да, Малыш?

– Слушайте, мистер Бартон…

– С удовольствием, потому что у меня устал язык. Честно говоря, я столько не разговаривал уже лет десять.

– Я говорю, вам ведь некуда идти, а вашим собакам… некоторым нужно нормальное помещение и вообще…

В темных глазах Хита Бартона мелькнула тревога.

– Вы только не думайте, что я хотел вас разжалобить. Мы отлично прожили эти годы, и я уверен, что все будет отлично и дальше.

– Короче говоря… Оставайтесь!

– ЧТО?!

– Оставайтесь здесь. Уж во всяком случае – сегодня. Да и завтра тоже – потому что за один день вы себе квартиру не найдете.

– Мисс Фарроуз…

Дженна осторожно перенесла спящего Люка на соседний стул и встала. Одернула безнадежно смявшуюся юбку. В голосе зазвучали привычные начальственные нотки.

– Это не благотворительность и не сентиментальность. Я вовсе не собираюсь оставлять вас тут навсегда, но искать квартиру, таская за собой полтора десятка собак, просто глупо. Завтра вы отправитесь на поиски квартиры, а собаки останутся здесь.

– А если я и завтра не найду…

– А я не вижу повода, почему бы вам этого не сделать. Оденетесь поприличнее, я заплачу вам обещанный гонорар…

– Что ж это такое! Неужели я так плохо выгляжу, что все норовят дать мне денег? Джим, теперь вы…

– Скажем так, я выплачу вам то, что обещал мистер Спенсер. С самим мистером Спенсером я разберусь позднее.

– Ох, боюсь, дело кончится цементом и коротким всплеском волн где-нибудь у отдаленного причала…

– С вашего позволения, я пойду. Хочу попробовать все-таки отдохнуть. До завтра, мистер Бартон.

– До завтра, красавица.

– Что?!

– Вы красивая, это чистая правда. Одно из моих положительных качеств – я жутко правдив.

– И жутко нахальны.

– Как все цыгане.

– Спокойной ночи.

– Услышите шум – не волнуйтесь.

– Это с пятнадцатью-то собаками? Разумеется, не буду.

– Спокойной ночи.

– Я помню.


Дженна сидела у себя в спальне, накинув халат на голое тело и лениво размазывая крем под глазами. Зеркало прямо перед ней сияло самой настоящей рампой, батарея баночек, флаконов и тюбиков выстроилась в предвкушении битвы за молодость и красоту – но Дженна Фарроуз унеслась мыслями далеко-далеко. В детство. В юность. В те дни, когда все было иначе…


У нее никогда не было собаки. Родители не запрещали, нет, но у мамы была сильнейшая аллергия на собачью шерсть, и маленькая Дженна все прекрасно понимала: не о чем грустить, если не можешь ничего изменить.

Между тем, собак она очень любила. Со временем, прочитав множество книг, она была потрясена тем обстоятельством, что ученые мужи – ветеринары, биологи и писатели – искренне считали, будто собаки понимают только человеческие интонации, а не слова, не имеют абстрактного мышления и видят лишь силуэты, но не людей и предметы.

Мастер Джейк, большой и до ужаса грязный белый пес, живший на задворках закусочной Тарлоу, встречал ее из школы и провожал домой. Когда она разбила коленку, упав с велосипеда, он вылизал ее ссадину, а потом ходил за ней, как пришитый, отгоняя мальчишек, дразнивших ее Хромоножкой.

Дезире, толстая и довольная жизнью пекинесиха, обожала, когда Дженна называла ее «душенькой», вертелась юлой, виляла хвостом и разговаривала, повизгивая на разные голоса.

Ленц, тощий и печальный спаниель их соседки, миссис Картрайт, любил смотреть телевизор, передачи про животных. Садился перед самым экраном и внимательно следил за перемещениями, например, африканских львов.

В особо напряженных случаях – тихонько, но грозно рычал.

Дженна дружила со всеми, с удовольствием гуляла с ними, заменяя хозяев, и страшно рыдала, когда кто-то из ее знакомых собак умирал. К мысли, что собаку она не заведет никогда, Дженна привыкла, смирилась с ней…

А сейчас у нее сразу пятнадцать собак!

Собственно, они не у нее, они у мистера Бартона, но ведь живут-то они все в ее доме? Включая мистера Бартона.

Правда, дом не совсем уж ее – наполовину он принадлежит Итану Тонбриджу, ее жениху, но… Кстати, а ведь она понятия не имеет, как Итан относится к зверью. И вообще… Про Итана она знает крайне мало, если уж разбираться в этом вопросе…

Мистер Бартон… Хит… Какая потрясающая история жизни! Можно написать книгу.

Как спокойно он рассказывал о годах, проведенных не просто в трудных – в ужасающе трудных условиях! В семнадцать лет стать убийцей, потом несколько лет отдать армии, вернуться – и посвятить себя бездомным животным, посвятить до такой степени, что самому превратиться в бездомного!

Дженна зябко передернула плечами под тонкой шелковой тканью. Она вдруг представила себе – нет, не лето и не весну, а самую середину промозглого февраля, когда дует пронзительный ветер и с неба сыплется ледяная каша – дождь вперемешку со снегом. Каждая улица, каждый переулок становятся маленькой моделью аэродинамической трубы. Нестерпимо холодно. На мокрую шерсть налипает грязь, и любой прохожий сторонится чумазой дворняги, а уж если этих дворняг полтора десятка…

Чем болен Малыш? Красивый пес, совсем молодой. Конечно, держать такого в небольшой городской квартире – чистое безумие, но если уж так вышло…

Дженна нахмурилась. Выбросить собаку… Ударить ребенка… Немыслимо!

Она встала, запахнулась в халат, подошла к окну. Над Лонг-Айлендом висела громадная золотистая луна. Полной она будет через пару дней, но и сейчас зрелище впечатляет. Площадка перед домом вся залита призрачным светом, и в потоках расплавленного серебра… Дженна невольно отступила вбок, под прикрытие шторы, вцепилась пальцами в раму.

Хит Бартон передвигался по площадке для игры в мяч. Или не передвигался, а танцевал. Или плыл в лунном свете.

Он был обнажен до пояса, и лунное серебро беспощадно и с завистью высвечивало идеальный рельеф великолепной мускулатуры. Мощные бицепсы, широкие плечи, крепкая грудь, сплошь расписанная разводами татуировки. Узкая талия, крепкие ноги. И удивительно, неправдоподобно красивые руки с длинными пальцами. Руки пианиста. Руки врача.

Он выполнял какой-то комплекс упражнений, возможно, что-то из восточных единоборств. Немыслимые растяжки чередовались с грациозными, почти балетными стойками.

Обманчивая медлительность и плавность движений вдруг сменялась вихрем смертоносных ударов по корпусу невидимого противника. Без толчка, без разбега, без малейшего усилия коренастый парень вдруг взмывал в воздух и словно зависал в нем на мгновение. Его тело блестело от пота, но дыхание было ровным, а лицо бесстрастным.

Когда все закончилось, и Хит нагнулся, чтобы подобрать рубашку с земли, Дженна обнаружила, что все это время практически не дышала. В этот момент загадочный мистер Бартон повернулся и внимательно посмотрел прямо ей в глаза.

Конечно, он вряд ли мог ее видеть. Второй этаж, тюлевые занавески… но то, что она стоит и наблюдает за ним, он наверняка понял. Дженна смутилась и немедленно разозлилась. Глупо, ужасно глупо и стыдно. Как завтра смотреть ему в глаза? Что он о ней подумает? Богатая пресыщенная дамочка подглядывает от скуки за мускулистым парнем без рубашки.

А она вовсе не такая, она не дамочка, она всю жизнь работает, и все, чего она добилась, заработано трудом, адским трудом с утра и до вечера, без праздников и нормальных отпусков! Смешно – эта неделя отдыха вообще единственная за последние полтора года! И ту вряд ли удастся провести спокойно, потому что на голову свалился этот дрессировщик со всем зверинцем!

Она яростно выключила свет, яростно содрала с себя халат и уж совсем разъяренно повалилась в кровать. Когда прохладная тонкая простыня окутала разгоряченное – или все-таки замерзшее? – тело, Дженна вдруг с изумлением поняла, что ее аж трясет от возбуждения. Соски затвердели до болезненности, все тело ныло в истоме, и где-то внутри зарождался маленький костер, грозящий перерасти в полноценный пожар…

Она ошеломленно провела ладонями по горящей коже и едва не застонала, с трудом удержавшись от желания начать ласкать саму себя. Такого с ней не бывало уже давно!

Почему она, собственно, так разозлилась на этого Бартона? Почему ее вообще волнует, что именно он о ней подумает? Да он через пару дней исчезнет из ее жизни, исчезнет навсегда, и наплевать, что у него черные горячие глаза и красивые сильные руки…


То, что ей снилось этой ночью, иначе чем порнографией и не назовешь. И участником всех немыслимых и прекрасных сцен был невысокий коренастый парень с горячими глазами и синими разводами татуировки на широкой груди…


Утром, измученная сновидениями, Дженна выползла из дома в тайной надежде, что Хита Бартона на месте не окажется. Он действительно ушел – но вместо логично предполагавшегося облегчения Дженна испытала вдруг едва ли не грусть, а уж точно – сожаление по поводу отсутствия своего незваного квартиранта.

Собаки выкатились ей навстречу, размахивая хвостами и ушами, Джеронимо на бис исполнил серию вертикальных взлетов в воздух и успокоился только тогда, когда Дженна взяла его на руки. Поглаживая жесткие завитки шерсти маленького супертерьера, она подошла к конюшне – и увидела белый лист бумаги, пришпиленный к деревянным воротам.

«Ушел искать квартиру. Собаки накормлены, выгуляны и проинструктированы вам не мешать. Если вам не противно – загляните при случае к Малышу. Он себя неважно чувствует, когда я ухожу из дома. Постараюсь освободить вас, как можно скорее. Х.Б.»

Дженна спустила Джеронимо на землю, сложила листок бумаги и сунула в карман джинсов. Вслух произнесла:

– Дурак! Противно – еще чего!

И решительно распахнула створки ворот.

Малыш поднял черную медвежью башку и посмотрел на Дженну кроткими глазами олененка Бэмби. Дженна присела возле пса на корточки и погладила широкий лоб. Малыш прерывисто вздохнул и опустил морду на вытянутые передние лапы. Дженна осторожно осмотрела пса. Так и есть – хвост и задние лапы были мокрыми, как и подстилка. Дженна встала и беспомощно огляделась. Нельзя же оставлять его вот так – ему наверняка неприятно… Но он огромный, она просто не справится!

Дженна вновь опустилась на корточки и негромко позвала Малыша:

– Эй, красивый пес! Умный пес, замечательный пес. Ты должен мне немного помочь, Малыш. Нам с тобой нужно выйти отсюда и помыться. А потом ты полежишь на солнышке, и мы будем разговаривать. Так тебе будет не скучно, и мы быстрее дождемся твоего хозяина. Согласен?

Малыш приподнял голову и поставил уши торчком. Понимал он явно все, до последнего слова. Дженна решительно встала, сняла со стены ошейник с поводком и осторожно надела его на могучую шею собаки.

Малыш очень старался, но ему было тяжело. И в этот момент из полумрака конюшни вышли другие собаки. Маленькая, лохматая, неопределенной масти собачка смело подошла к огромному Малышу – и лизнула его в нос. Малыш ответил добродушным поскуливанием и энергичным вилянием хвоста. Дженна не верила своим глазам. Мелкая профурсетка нахально повернулась к Малышу тощим задом и пошла к выходу. Через пару шагов она оглянулась через плечо – и взгляд, которым она наградила большого пса, вполне мог принадлежать записной красотке-кинозвезде.

Малыш, не успевший обнюхать подружку, удвоил свои усилия – и встал почти без труда. Дженне оставалось только поддерживать его. Они вышли из конюшни и отправились к водопроводному крану.

Дженна ополоснула Малыша, а заодно и вертевшегося под ногами Джеронимо, потом принесла охапку сухого сена, и Малыш удобно устроился на солнышке. Собаки затеяли веселую возню на лужайке, а Дженна отправилась варить себе кофе.


За день она успела поплавать в бассейне, почитать книгу и позагорать. Во второй половине дня мохнатые обитатели ее дома разбрелись по укромным уголкам – и началась всеобщая сиеста.

Дженна лениво листала какой-то глянцевый журнал и потягивала чай со льдом из высокого бокала. Малыш дремал на сене. Джеронимо сидел напротив пластикового стола и гипнотизировал вазочку с орешками, видимо, надеясь, что рано или поздно та подползет к краю и свалится ему прямо в рот. Иногда Дженна не выдерживала и бросала песику один орешек. Короткий лязг челюстей – и Джеронимо вновь впивался взглядом в упрямую вазочку.

Вдруг он отвернулся, приподнял обрубки ушей и уставился на калитку. Вслед за ним и Малыш поднял голову, а через секунду раздался оглушительный лай еще тринадцати собачьих глоток. Дженна вскочила от неожиданности – и в этот момент калитка распахнулась, и в ней возник Хит Бартон.

Он был в светлых джинсах, белых кроссовках и белой же футболке, выгодно оттенявшей бронзовый загар. Короткие волосы по обыкновению выглядели слегка растрепанными, черные глаза полыхнули из-под удивительных бровей огоньками – и молодой человек тут же присел на корточки, приветствуя своих мохнатых друзей, шумно радующихся возвращению своего хозяина.

Дженна стояла возле шезлонга, пунцовая от волнения. Почему-то при виде Хита ее охватила странная радость – точно она ждала его весь день с не меньшим нетерпением, чем его питомцы. Или правда – ждала?

Хит вскинул голову и устало улыбнулся.

– Добрый день, вернее, уже вечер, мисс Фарроуз. Они вас не очень допекли?

– Что вы! Мы прекрасно провели день. Они очень… смышленые.

– Малыш, ты вышел в свет? Молодец, дружище! Он сам пришел?

– Не совсем. У нас случилась небольшая… авария, так что пришлось принять душ.

Хит посерьезнел, на загорелом лице отразилось некоторое смятение.

– Мисс Фарроуз, вы вовсе не должны были… Он мог отлично дождаться меня или передвинуться…

– Мистер Бартон, меня это совершено не затруднило. Или вы считаете, что я белоручка?

Он покачал головой и ответил неожиданно жестко:

– Не думаю, что я вправе выносить о вас свои суждения. Любые. В любом случае, вы не обязаны ухаживать за чужой больной собакой. Он большой и тяжелый, да и приятного в этой процедуре мало.

– Значит, если бы у меня была больная собака, и вы бы остались с ней – вы бы не помогли?

– Я – другое дело.

– Почему? Или вы считаете, что вы один в мире такой добрый и самоотверженный?

От радости не осталось и следа. Дженну распирало негодование. Что он о себе возомнил?! Хит Бартон сурово насупился и вдруг выдал:

– А вы за мной вчера подсматривали!.. Она так растерялась, что даже рот открыла, да так и замерла. А невозможный Хит Бартон вдруг оказался совсем рядом. Дженна была босиком, и хотя он все равно был чуть ниже ее ростом, вчерашнее ощущение, что он смотрит на нее сверху вниз, вернулось. Хит медленно провел пальцем по ее щеке.

– А подсматривать нехорошо…

– Я… Я просто подошла закрыть окно и увидела… Честно говоря, засмотрелась. Что это было? Какой-то вид единоборств?

– Да. Специальный комплекс спецназа. Гремучая смесь китайского у-шу, японского карате и еще десятка видов борьбы. У тебя нос обгорел.

– Мы что, уже перешли на «ты»?

– Не совсем. Я так и не знаю твоего имени.

– Дженна…

– Красиво. Теперь перешли.

– А вы нахал, мистер Бартон.

– А ты красавица, Дженна. И он притянул ее к себе.

6

Это было так просто, так удивительно просто, что и не требовало никаких объяснений.

Это было до невозможности непонятно, так непонятно, что не умещалось в голове.

Это был самый обычный поцелуй, горячий и жадный, осторожный и нахальный, торопливый и долгий, отчаянный и умелый…

Это были огонь по жилам, лед в затылке, слабость в ногах, и все тело, как расплавленная лава.

Это было долгожданно и неожиданно.

Это было прекрасно.

Дженна потеряла счет времени, она вообще не знала, что такое время. Она совершенно точно впервые испытывала подобное, ибо никогда в прежней жизни поцелуй не приносил такого острого ощущения блаженства, а мужские руки, обнимавшие ее за талию, гладящие ее волосы, ласкающие ее шею, не были такими надежными и крепкими.

В этих объятиях хотелось умереть – но не сейчас, а лет через тысячу. Этим губам нельзя было не ответить.

И она отвечала. Жадно, неистово, яростно, торопливо. Так, словно этот поцелуй был последним в ее жизни. Или первым.

А потом все кончилось.


Он отпустил ее первым. Шагнул назад. В черных глазах полыхало черное пламя, но оно уже стремительно подергивалось льдом.

Дженна покачнулась, торопливо уцепилась за край стола, едва не уронив и его. Сил говорить не было. Желания – тоже. Зато заговорил Хит Бартон.

– Вот всегда я так. Идиот, наверное. Взял, своими собственными руками…

– Я… не понимаю…

– Все испортил. Прости, мисс Фарроуз.

– Простить?

– Объясняю на счет три: не смог удержаться. Ослаб за день. Все ходил, искал, а везде отказывали. Пришел, увидел, потерял голову. И вот результат.

– Какой?

– Оказался на улице. С пятнадцатью собаками и восемнадцатью долларами.

– Хит, у меня сейчас голова треснет. Я ничего не понимаю, что ты несешь…

– Я это к тому, что, как честная женщина, ты сейчас дашь мне по морде и выгонишь. И будешь совершенно права. Нельзя просто так кидаться на хозяек лонг-айлендских особняков.

– Господи, при чем здесь особняк…

– Ну все-таки…

– …И я вовсе не хозяйка…

– А! Так ты тоже аферистка, вроде меня?

– Что?! Слушай, умолкни, а? Хоть на секунду.

– Не могу.

– Почему?

– Потому что тогда мне опять захочется тебя поцеловать. Теперь ты не просто красивая, ты еще – хорошенькая.

– Хит…

– Что?

– Можно, я не буду честной женщиной?

– Что-о?!

Дженна Фарроуз торопливо шагнула к Хиту Бартону и с облегчением обвила его шею руками.


Никогда в жизни Дженна не думала, что целоваться без устали можно столько времени. Когда они оторвались друг от друга, сумерки стали уже темно-лиловыми. Смешнее же всего были собаки: все они расселись полукругом и терпеливо ждали, свесив языки набок и лениво переглядываясь между собой. Малыш и еще парочка дремали.

Дженна огляделась и увидела, что, оказывается, они с Хитом сидят, вернее, он сидит на скамейке под плетистыми розами, а она, Дженна Фарроуз, сидит у него на коленях. И руки Хита крепко сжимают ее талию, а она по-прежнему обнимает его за шею. Губы у Дженны онемели, в голове раздавался приятный звон, а тело было легким и невесомым. Возможно, правда, что у Хита Бартона насчет последнего были некоторые сомнения…

– Хит…

– Тс-с! Только давай не все сразу. Без резких телодвижений.

– Хит… Как же я жила-то без тебя, а?

– Никогда ты без меня не жила. Ты просто со мной не жила.

– Я как будто проснулась…

– Всегда подозревал, что та сказка про веретено и настырного парня, пробравшегося через шиповник, чтобы поцеловать девчонку, случилась на самом деле.

– Все шутки шутишь? Сказочки рассказываешь?

– Какие там сказочки! С моей жизнью не сравнится даже целый сборник братьев Гримм. Взять хоть сегодняшний день: какой сказочник мог предположить, что в конце его я буду целовать самую красивую женщину в мире?

– Ты так считаешь?

– Я уверен.

– Ох…

– Только не ври, что тебе этого никогда не говорили.

– Говорили. Но им я никогда не верила. А тебе верю. Скажи, чего тебе сейчас хочется?

– Честно? – Да.

– Ты обидишься.

– Клянусь, нет!

– Хорошо. Есть хочется. Очень. Видимо, нервы.

– Ох, какая же я идиотка! Ведь ты целый день на ногах! Пошли!

– Куда это вы меня тянете, мэм?

– В дом.

– Дженна, слушай, у меня ведь есть жр… еда в холодильнике, и вообще, это как-то…

Хит замолчал, увидев, как изменилось лицо девушки. В светлых глазах плеснула боль, щеки вспыхнули болезненным румянцем, она вскочила и отступила от него на шаг, прижала руки к груди.

– Дженна, ты не сердись…

– Нет, все правильно. Надо выяснить с самого начала, чтобы честно. Ты – бедный, но честный и гордый. А я – избалованная дамочка, клюнувшая на мускулатуру. Решила от нечего делать побаловаться с симпатичным парнем.

– Перегибаешь, мисс Фарроуз. К тому же я первый начал.

– Но я согласилась!

– Что ж, значит, ты права.

– Что?!

– Ну вот, опять не так. Ладно, кроме шуток. Дженна, я действительно чувствую себя не в своей тарелке. Ситуация не самая ординарная…

– Хит! Заткнись. И выслушай меня. Мне никогда в жизни, ни с кем не было так хорошо, как сейчас с тобой. Вчера ночью мне снились сны под грифом «детям до восемнадцати». Я не узнаю себя, я не понимаю, что происходит, я думаю, что я в тебя влюбилась. Разумеется, с точки зрения общепринятых правил и приличий я говорю и делаю ужасные вещи…

– Дженна…

– Я совсем тебя не знаю. Ты свалился на мою голову, как снег в августе. Но единственное, что я сейчас чувствую… Понимаешь, если бы я тебя не поцеловала… и если я сейчас тебе все это не скажу, то упущу что-то очень важное в жизни. Самое важное. Единственное.

Хит не сводил с Дженны глаз. Просто не мог. Она была прекрасна, словно принцесса из сказки, нет, гораздо, гораздо красивее! У Хита голова шла крутом. Этого всего просто не может быть, потому что не может быть никогда.

Дурочка! Если бы она на самом деле БЫЛА скучающей богатой дамочкой, решившей на досуге поразвлечься с приглянувшимся ей парнем, все было бы намного проще. Он бы не испытывал таких угрызений совести. Возможно, даже пошел бы с ней в постель.

Только вот в этом случае он никогда бы не захотел ее поцеловать первым. И уж конечно не испытывал бы такого тоскливого ужаса, как сейчас.

Ужас заключался в том, что Хит совершенно точно знал: им не быть вместе.


– Дженна… Девочка… Я дубина, солдафон, урод, дебил… Я не хотел тебя обидеть, я скорее сдохну сам, чем тебя оскорблю хоть в мыслях…

– Хит…

– Ты пойми меня! Ну как я могу! Я – бродяга. Бездомный полудурок с собаками и без денег. Да я даже в конюшне у тебя остаться не имею права!

– Хит…

– То, что ты сказала… Ты даже сама не понимаешь, как это здорово. Ты не только красавица, ты еще и умница. Ты – хороший человек. Я уйду. Переночую сегодня и уйду с утра. Ты не переживай, все будет нормально. Мы устроимся, не пропадем. И прости меня, ради бога, прости…

– Хит, если ты уйдешь, я умру.


Она вдруг сильно побледнела и стала оседать на дорожку. И тогда он сорвался со скамейки, на которой до сих пор сидел дурак дураком, и подхватил ее на руки, а потом уже не было сил разорвать эти судорожные объятия… И Дженна, холодная красавица Дженна Фарроуз, взахлеб рыдала на груди бродяги и солдата Хита Бартона, а он прижимал ее к себе, вытирал ее слезы руками, сцеловывал их, шептал миллион каких-то глупостей, баюкал ее, словно маленькую.

Обессилев, они затихли и сидели молча, обнявшись, а на небе уже зажглись звезды, и цикады завели свою песню, и только тогда собаки, до сих пор проявлявшие удивительную тактичность, позволили себе негромко потявкать.

– Джен…

– Они есть хотят.

– Пойдем, покормим их?

– А потом ты пойдешь со мной в дом, и мы поужинаем?

– Пойду.

– Обещаешь?

– Обещаю.

– И завтра не уйдешь?

– Э-э-э…

– Да, это шантаж. Но у меня нет другого выхода.

– Хорошо. Не уйду.

– Пойдем кормить собак.


Через час Дженна и Хит сидели на открытой веранде дома и молчали, наслаждаясь тишиной. Ужин из остатков суши, холодной ветчины, сыра и зачерствевших рогаликов был съеден, теперь они пили сухое красное вино. Потом Дженна нарушила молчание.

– Трудно побороть все старые привычки. Я все еще бизнес-леди. Хит, мне кажется, я знаю, как все устроить.

– Хм… Я тоже знаю. Мне надо жениться на старой и богатой, без любви. Тогда я смогу изменять ей с тобой, не испытывая угрызений совести и одновременно не завися от тебя в финансовом смысле…

– Дался тебе финансовый смысл!

Он резко подался вперед, черты лица стали медально четкими, выражение – почти злым.

– Дженна, от этого никуда не деться. Ты – принцесса, я – бродяга. Ты – хозяйка особняка, я – хозяин только собственной дороги. У тебя есть семья, у меня – только собаки…

– Это не мой особняк.

– Хорошо, но ведь ты же не станешь утверждать, что ты работаешь посудомойкой в Макдоналдсе?

– Нет, не стану. Я – главный редактор модного журнала.

– Ну вот…

– Что – ну вот?! А ты – ветеринар. Врач.

– У меня нет диплома врача.

– А у меня нет диплома главного редактора. Просто в то время, когда ты помогал другим, я помогала только себе самой, вот и вся разница. Да, у меня большой счет в банке. Зато у тебя есть друзья. Завтра банк лопнет, меня уволят, и я останусь одна и без гроша. А ты проснешься по-прежнему – с друзьями. И с сознанием того, что ты умеешь спасать чужие жизни.

– Собачьи…

– А жизнь Спенсера? А жизни солдат, которыми ты командовал? Мы ровесники, Хит, но твоя жизнь – это толстый и интересный роман, а моя – один листочек делового резюме. И ты по-прежнему считаешь, что я богата, а ты беден?

– Все это замечательно, но скажи – только честно, как ты умеешь, – разве я имею право позвать тебя с собой? Предложить тебе разделить мою жизнь? Или согласиться разделить твою? Нет, Джен, потому что тогда это буду уже не я. Не Хит Бартон. Я превращусь в альфонса, в лузера, в черта лысого, но Хитом Бартоном я больше не буду.

– Хорошо. Предлагаю деловое сотрудничество.

– Наймешь меня в сторожа?

– Считай, что я этого не слышала.

– Прости.

– Простила. Я предлагаю тебе начать частную ветеринарную практику.

– На какие шиши?

– Не слышу.

– Хорошо, меняю формулировку. На твои деньги – нет, тогда на чьи?

– Я не собираюсь заниматься голой благотворительностью. Я решила вложить часть своих сбережений не в то, что практично и общепринято, а в то, что для души. В собак.

– Так, интересно. Увидела меня – и сразу поняла, что именно это то, что нужно?

Дженна откинулась на спинку кресла и смерила Хита Бартона своим фирменным взглядом. Слабые натуры от такого взгляда падали ниже плинтуса, но этот, разумеется, и бровью не повел.

– Давай, давай, ври дальше.

– Ужасный характер! Хорошо, будем считать, что я опять ничего не слышала. Так вот, собак я люблю. И кошек люблю, и попугайчиков, и рыбок. Собак – больше всего. Я хочу открыть небольшую ветеринарную клинику. На большую моих сбережений просто не хватит, это довольно дорогое удовольствие. И на дорогих модных ветврачей мне тоже средств не хватит – в Нью-Йорке они дерут такие гонорары, что закачаешься. Выход?

– Это ты меня спрашиваешь?

– Тебя, потому что ты профессионал.

– Без диплома.

– Оставь в покое диплом!

– Хорошо. Существуют молодые выпускники ветеринарных академий. Старые врачи, которых уже не берут в большие клиники. Энтузиасты своего дела, в конце концов. Зеленые. Фанаты собак и кошек. Содержатели приютов для животных.

– Отлично! Пока достаточно. Ты наверняка владеешь информацией о таких людях. Сталкивался с ними за время своих скитаний. Я вовсе не собираюсь предлагать тебе деньги, я предлагаю тебе ДЕЛО. Мой капитал – твои мозги. По-моему, это совершенно нормально.

– Хм… И для затравки ты возьмешь под крыло моих псов?

– Для затравки у тебя будет масса работы. Надо найти участок земли, чтобы рядом имелось приличное здание, надо прикинуть, с чего начать. Возможно, переманить к себе какой-нибудь магазинчик, торгующий кормом и медикаментами, или фирму… Одним словом, у тебя есть немного времени – прикидывай. По ценам сориентируемся вместе. И тогда будет ясно, возможно ли это в принципе.

– Дженна…

– Хит, прошу, не надо отвечать сейчас. Мы оба в дурацкой ситуации. Нам обоим неловко. У нас обоих связаны руки. Можно зажмуриться и представить, что ничего и не было, но лично я вряд ли смогу это сделать. Я сердита, Хит. Я взбудоражена, растеряна и сбита с толку. Я впервые в жизни испытываю подобные ощущения. Я боюсь потерять тебя – и боюсь обидеть.

Хит Бартон с ожесточением потер щеку, бросил на раскрасневшуюся девушку косой взгляд и вдруг выпалил:

– Ты замужем?

Она ответила ему недоуменным взглядом и пожала плечами.

– Нет, конечно.

Следующей мыслью Дженны Фарроуз было: ох ты, Господи, Итан!

– Ты сказала, что этот дом тебе не принадлежит. Почему ты в нем живешь?

– Это долгая история.

– У тебя отпуск, у меня он вообще всегда.

– Ну хорошо. Этот дом принадлежит мне только наполовину. Вторая половина – Итану Тонбриджу.

– Кто это?

– Мой…

– Жених? Бойфренд? Сожитель? Опекун?

– А чего это ты злишься?

– А угадай!

– Итан Тонбридж – в высшей степени приличный молодой человек из моего круга и хорошей семьи. Три дня назад… какое там, вчера утром я думала, что хочу выйти за него замуж.

– И расхотела.

– Не веришь?

– Почему? Сейчас верю. Дело в другом. Настанет белый день, цикады заткнутся, ты проснешься в своей спальне и поймешь, что совершенно не хочешь ничего в своей жизни менять.

– Неправда!

– Возможно. А возможно и нет. Дженна, я ведь не из одной только ревности спрашиваю…

– Ревности?

– Да, ревности. Потому что и я испытываю странные и непривычные ощущения. Я тоже растерян и взбудоражен. СЕЙЧАС мне кажется, что я убью всякого, кто посмеет подойти к тебе…

– Ох…

– Не «ох», а так и есть. Но на самом деле у каждого из нас есть своя жизнь. Даже не БЫЛА – а ЕСТЬ. И мы оба от нее пока не свободны.

Дженна помолчала. Потом заговорила тихо, неуверенно, словно забыв, что Хит сидит напротив и слушает ее.

– Понимаешь, никогда в жизни я не говорила никому о… любви. У меня были мужчины. Не слишком много для свободной женщины, но были. Для большинства я всегда была только любовницей, никем иным. У меня были… отношения, понимаешь?

– Понимаю. Для здоровья.

– В принципе – да. Потом появился Итан.

– И ты влюбилась?

– Нет. Он просто не возражал против брака. Не хотел, не предлагал, не добивался, не настаивал – просто не возражал.

– А ты – хотела?

– Не знаю. Нет, наверное. Перед тем, как появился Итан, у меня был роман с одним человеком… плохим человеком. Жестоким и глупым. С твоей точки зрения это было нечто вроде проституции. Спать с ним означало… Самое смешное, что это ничего не означало, только я этого не знала.

– Понятно. Ты спала со своим начальником.

– Да.

– И он тебя бросил?

– Да.

– И никаких выгод тебе это не принесло?

– Да.

– Зато принесло боль и опустошение?

– Да.

– Рассказывай.

– Больше нечего рассказывать. У меня была депрессия, потом я пахала как ненормальная, чтобы забыть всю эту грязь, а потом встретила Итана. А он хороший парень. Легкомысленный, но не злой, щедрый, немножко бестолковый. Очень красивый. Светский.

– То есть подходящий во всех отношениях мужик?

– Да. Ты злишься?

– Честно говоря, я слишком потрясен, чтобы злиться.

– Почему? Я ужасная, да?

– Дженни, а ты отдаешь себе отчет, что в целом мире найдется едва ли с десяток молодых женщин, способных честно рассказать о своем прошлом?

– Почему?

– Потому что прошлое почти у всех было разное. Довольно часто – неудачное. Стыдное. Подлое. Преступное. Глупое. Нет людей, которые хоть раз в жизни не совершили ошибки. Особенно – женщины.

– Почему это?!

– Потому что женщин легче обидеть. Они более склонны верить проходимцам, например. Одно ласковое слово – и они уже нафантазируют целую счастливую историю, а потом еще и верить свято в нее будут, как же: иначе придется признать свое поражение!

– Ты хорошо знаешь женщин?

– Совсем не знаю. Это общие места. Я никогда ни с одной женщиной не жил достаточно долго, чтобы узнать ее.

– Не хотел?

– Не получалось. Любить надо полностью и без остатка. Отдавать больше, чем брать. Идти на жертвы и не сожалеть об этом. Все мои девушки прежде всего требовали от меня жертвы: бросить зверинец и заняться нормальной работой.

– А ты?

– А я, получается, всегда гораздо больше любил собак. Во всяком случае, я никогда бы не смог их бросить ради женщины.

– И правильно.

– Выходит, жить мне одному?

– Нет, просто…

– Что?

– Я бы никогда от тебя такого не потребовала…

Хит смотрел в зеленые глаза Дженны, и его душа разрывалась на части. В этих прекрасных глазах горели тоска, надежда, желание, робость, недоверие, ожидание, нежность, а еще…

Любовь?

Он встал, обогнул стол, вытащил Дженну из кресла и привлек к себе. Она прижалась к его груди, затихла. Хит зарылся носом в душистые волосы и сказал глухо и твердо:

– Вот что. Нельзя за один вечер исповедаться сразу во всем. Раз ты меня пока не выгоняешь, мы будем учиться. Учиться доверять и любить. Рассказывать и слушать. Понимать и прощать.

– Хит… Ты пойдешь сегодня со мной?

– Нет, светлая. Не сегодня. Потому что этим легко обмануться. Перепутать звезды с их отражением в луже. Позволить плоти диктовать условия. Я тебя хочу, очень хочу. Ты, я знаю, тоже. Но сегодня мы пожелаем друг другу спокойной ночи и расстанемся.

– Тогда… когда?

– Когда придет время. Когда раздадутся старые долги. Когда совершенно точно невозможно станет жить друг без друга. Иначе… знаешь, Джен, мне очень не хотелось бы стать твоим прекрасным, но скоротечным романом. Очень!

7

Подушка – на пол, смятая простыня – змеей на груди, свила кольца и душит. Жара осязаема, ее можно резать ножом, пластать вдоль и поперек, а липкие невидимые края будут опять сходиться, как вода в болоте.

Тело – предатель, тело – горящий костер, которому нужен хворост. Лава в кратере вулкана, которой нет места внутри и надо наружу.

Криком – наружу, всхлипом, стоном, болью, слезами.

Одиночество убивает. Привычная комната теряет очертания, становится безразмерной, огромной, пугающей. Кровать – чужая.

Волосы спутались, как пакля, мечется тело по простыням, жгут простыни, опаляют кожу.

Звон в ушах, кровь под самой кожей, румянец выжигает щеки, виски, глаза…

Нет ничего страшнее для женщины – самой попросить о близости и получить вежливый отказ. И метаться потом до утра, сгорая от стыда и холодного ужаса: что я наделала! Как низко я пала…

За что? Почему? Неужели и правда – нет? И все придумала себе, все нафантазировала…

Как он сказал – из одного слова целую счастливую историю? А на самом деле?

И тогда что же? Вернуться в ту жизнь, в прошлую, привычную, нестрашную и вообще – никакую?

Как это вообще могло произойти с ней, с такой рассудительной, такой организованной, хладнокровной, знающей цену себе и другим?

Этот парень… Он же маленький! Он едва достает ей до плеча. Все будут смеяться, когда увидят их вместе. Если увидят…

Чепуха, чушь! Никто и никогда их вместе не увидит, потому что не будет никакого «потом». Нелепая история, нелепо начавшаяся и нелепо закончившаяся.

Дженна застонала, прижав к груди подушку. Вспомнилось собственное исступление и то, как плавилось ее тело в кольце надежных, могучих рук…

Итан! Итан Тонбридж. Она будет думать о нем, она не позволит никаким Хитам Бартонам завладеть ее рассудком.

А рассудок здесь и вовсе ни при чем, деточка, ехидно сообщил невесть откуда взявшийся внутренний голос. Тобой двигали исключительно инстинкты, им и скажи спасибо. И с твоим Итаном Тонбриджем, между прочим, ты никогда и ничего подобного не испытывала. Да, все было исключительно мило, полезно для здоровья, высокотехнично – и скучно до скрежета зубовного. Теперь-то ты это понимаешь?

Она понимала. Впервые в жизни она все понимала про себя, про собственное тело, про свои желания и мечты. Впервые в жизни решение было простым и ясным, но от этого ничуть не легче достижимым. Потому что Дженна Фарроуз лежала в своей спальне одна, а Хит Бартон, невысокий широкоплечий ветеринар-бродяга мирно спал в своей конюшне… или где он там спит?

Ночь катилась к закату, а Дженна все металась по постели, то проваливаясь в смутное забытье, то просыпаясь от стыда, смущения и горя. Отверженная женщина – с чем сравнить ее страдания?

Кажется, она все-таки заснула, это уже совсем под утро, когда небо стало серым и каким-то зябким. А потом ей приснилось, что она плывет в лодке, которую кто-то сильно раскачивает. Во сне Дженна вскрикнула – и проснулась.


Хит Бартон стоял перед ней в полумраке и улыбался, негодяй. Дженна поспешно натянула простыню до самого носа и сердито уставилась на бесцеремонного интервента. Хита это нисколько не смутило.

– Вставай скорее. Я решил, что ты не захочешь такое пропустить.

– Хит Бартон, ты знаешь, который сейчас…

– Сейчас половина пятого утра. Между прочим, на поле за твоим домом шикарный рассвет. Если не заснешь, можем сходить посмотреть. Но в данный момент я зову тебя совсем в другое место.

– Я не понимаю…

– Одевайся, красавица. Я жду на улице. Он подошел к окну и просто вылетел в него, как Питер Пэн-переросток. Нет, у Итана с физическим развитием тоже было все в порядке, но он вряд ли смог бы так небрежно и грациозно перемахнуть через подоконник, не коснувшись его рукой. Дженна торопливо вскочила, подбежала к окну и высунулась. В то же мгновение лицо Хита возникло прямо перед ней, и он быстро поцеловал ее прямо в губы, а потом окончательно спрыгнул на землю – с узенького карниза, на котором поместиться мог разве только воробей, и тот боком.

Дженна ойкнула, отпрянула, завернулась в занавеску и убежала одеваться.


Хит не мог на нее налюбоваться. Вчерашняя Снежная Королева, холодноватая красотка с белоснежными волосами и зелеными очами, сейчас Дженна Фарроуз выглядела лет на десять моложе. Ни дать ни взять, заспанная девчонка, удравшая из дома, чтобы поглазеть на рассвет. Пушистые волосы клубились вокруг немного сонного и румяного личика, в зеленых глазах еще плескались остатки сна. Что ей, интересно, снилось?

Сам он не спал ни минуты, но это его мало беспокоило. В армии их этому специально обучали – не спать целыми сутками, довольствуясь десятиминутными передышками, когда полностью расслабляется все тело.

Нет, он не спал. Хит был молодой и здоровый мужчина, а молодому и здоровому мужчине трудно добровольно принять решение, которое принял Хит вчера вечером.

Целовать ее, обнимать, вдыхать аромат ее волос, пить сладость ее губ, чувствовать, как разгорается ответным жаром ее тело в твоих объятиях… Хит знал: захоти он вчера этого – и Дженна провела бы эту ночь с ним в одной постели.

Хотел ли он этого? О да, больше жизни. Почему тогда? Да потому, что впервые за много лет Хиту Бартону не хотелось, чтобы переспавшая с ним женщина как можно скорее забыла бы о нем.


Он знал многих женщин. В армии это одновременно и проще, и сложнее. Сложнее – потому что женщин вокруг мало, а те, что есть, обладают слегка специфической красотой и еще более специфическим характером. Проще – потому что солдат принято жалеть, особенно в половом смысле. К тому же, именно находясь на военной службе, можно без зазрения совести ну, почти без зазрения совести! – пользоваться услугами жриц любви, иначе говоря – посещать бордели с почти официального разрешения начальства.

Такими они и были, его первые женщины. Барменша Шейла в единственном баре военного городка. Медсестричка Сьюзан. Секретарша из штаба… Вивиан, кажется?

Крикливо и ярко накрашенные, бестолково разодетые в нейлоновые кофточки с люрексом и колготки в сеточку, полные и худые, высокие и маленькие – всех армейских женщин роднило одно: тоска в глазах. Тоска и ожидание – вдруг этот, очередной, окажется единственным, любящим, неповторимым… И можно будет уехать из опостылевшего гарнизона, повидать мир, завести семью и детей.

Через их постели проходили десятки молодых солдат, и всем им Сьюзан, Вивиан, Шейлы и Клары дарили свою неумелую, потрепанную любовь. Что интересно, мало кто их за это презирал. Хит не был исключением. Он научился быть благодарным – за то, что в тяжелую минуту эти стареющие, увядающие женщины дарили миг забвения, иллюзию блаженства, а если не получалось – просто обнимали теплыми своими руками и баюкали у себя на груди, как могла бы сделать это родная мама…

Потом, уже за годы скитаний на гражданке, Хит пережил еще парочку романов. Никакого серьезного следа они в его душе не оставили, потому что сам он не слишком к этому стремился. Главное место в его сердце занимали собаки, а на подружек уже не хватало… К тому же рано или поздно все подружки начинали ревновать к лохматой толпе любимцев Хита, а потом и вовсе ставили вопрос ребром: или я, или собаки. Нет, он не сердился на них за это, понятно же, каждой девушке хочется, чтоб парень у нее был как все, а не больной на голову. И Хит уходил.

Вчера он сам, по доброй воле и зрелому решению отказался от прекраснейшей женщины в мире, потому что не хотел затевать короткую интрижку на пару ночей. Возможно, даже скорее всего, у них ничего не выйдет, уж слишком они разные, но попытаться надо.

Попытаться стать чем-то большим, нежели просто два тела, распаленные инстинктом. Или не пробовать вовсе.


Дженна сердито отбросила лохматые волосы назад и воинственно уставилась на Хита Бартона.

– Н-ну? Учти, если ты меня разбудил по какой-нибудь идиотской причине…

– Пойдем. Осторожно, там тропинка неровная.

– Почему бы это? Раньше тут все тропинки были ровные…

– Там Джеронимо немножечко поохотился.

– На кого?

– На крыс.

– Ой!

– Не факт, что они там были, но ведь он же терьер. Терьер просто обязан охотиться на крыс.

– И там теперь… ой!

– Ямки и канавки. Я выровняю завтра… то есть, уже сегодня. Малыш, тихо, это мы.

Огромный пес приветственно вильнул хвостом, подняв медвежью голову и пристально посмотрев на гостей. Дженна нагнулась и погладила пса, а Малыш в ответ облизал ей руку.

В конюшне светился желтенький теплый свет керосиновой лампы, и в его призрачных лучах были видны собаки, с комфортом разместившиеся в охапках соломы и сена буквально по всей конюшне. Хит взял Дженну за руку, и от этого уверенного прикосновения ей стало щекотно и горячо в животе, а губы против воли растянулись в совершенно детскую счастливую улыбку.

Хит завел ее в самый дальний угол сарая, где за несколькими вязанками соломы было устроено уютное и душистое логово, а в нем…

Дженна зажала себе рот, чтобы не завизжать от восторга.

На мягкой подстилке из соломы лежала изящная золотистая собачка, Дженна помнила, Чикита. В предках у Чикиты явно были спаниели и шпицы, в результате чего на свет появился очаровательный пес, похожий на маленькую аккуратную лисичку. Теперь Чикита лежала на боку и ласково смотрела на людей, помаргивая громадными карими глазищами, осененными длинными-предлинными ресницами – за которые, собственно, и получила свое имя.

Под брюхом Никиты лежали семь толстых золотистых колбасок. Все семь колбасок ритмично и негромко чавкали. Любая из колбасок с легкостью поместилась бы у Дженны на ладони.

Дженна встала на колени, прижав руки к груди. Она была совершенно очарована этим зрелищем.

– Боже ты мой! Хит! И это чудо – сегодня ночью? А я даже не заметила ничего, старая корова…

Хит улыбнулся у нее за спиной. Так смешно – и очень приятно почему-то – было слышать это выражение из уст горделивой красавицы Дженны!

– А кто у нас счастливый отец?

– Думаю, что у нас их несколько. Без Джеронимо, Люка и Мачо точно не обошлось. Взгляни на двух крайних – у них шерстка более жесткая и курчавая.

– Они похожи на барашков…

– Ну что, зря я тебя разбудил?

– Что ты! Только… Хит, а им не будет здесь холодно? Они ведь еще совсем маленькие, да и большие собаки могут на них наступить.

– Закон природы. Выживает сильнейший.

– Не хочу. Можно, я возьму Чикиту в дом? Там полно места, у них будет целая комната.

– Дженна, это уж совсем никуда не годится. Собаки должны жить на улице.

– Во-первых, это не так. Во-вторых, это на время, пока щенки подрастут, в-третьих… я себе возьму одного, но еще не знаю какого. Может, двух.

– Хитрая обманщица Дженна.

– Хит, ну пожа-алуйста!

– Хорошо. Днем, ладно?

– Давай сейчас? А потом пойдем смотреть рассвет.

– Уговорила, мисс Фарроуз. Пошли, покажешь комнату.


Для обиталища молодой мамаши с семейством была решительно выбрана комната Итана. Некоторое время он увлекался Японией, и одна из комнат в доме была выполнена в стиле «никакой мебели, много света и бамбука». Стены здесь были выкрашены в спокойный кремовый цвет, на окнах висели жалюзи из бамбуковых пластин, пол покрывали толстые соломенные циновки, да разбросанные в художественном беспорядке подушки, набитые гречневой шелухой. Единственным украшением комнаты были два японских меча, укрепленные на специальных подставках, заделанных в стену.

Хиту комната очень понравилась, он разулся на пороге и обошел ее всю, надолго задержавшись возле оружия.

– Классная вещь. Настоящая катана и настоящий цзянь. Правда, разные народы.

– Я думала, это Япония…

– Катана. Цзянь – китайский прямой меч. Они похожи, только заточка разная. Можно взять?

– А ты умеешь?

Узкая полоска стали перекочевала со стены в руки Хита Бартона, чтобы через мгновение превратиться в полупрозрачный серебристый крут, с тихим гудением летающий вокруг недоучившегося ветеринара. Дженна вцепилась в косяк двери и только взвизгивала по-девчоночьи от удовольствия. Потом Хит бережно вернул меч на место, и они принялись устраивать гнездо для молодой матери и ее отпрысков.

Чиките комната понравилась, а повизгивающие колбаски немедленно успокоились, едва оказались на привычном месте возле теплого живота матери. Между тем на улице уже стало совсем светло, и Дженна с Хитом поспешили на поле, раскинувшееся позади фешенебельных участков обитателей Лонг-Айленда.

Новорожденное солнце заливало молодых людей потоками жидкого золота, и жизнь стала казаться Дженне прекрасной сказкой, у которой обязательно будет счастливый конец.

8

За неделю до описываемых событий Итан Тонбридж, сын и потенциальный наследник миллионов Тонбриджа, сидел в своем новеньком офисе и невыразимо страдал. Секретарь-референт Итана, Рози Макгиллем, хорошенькая брюнетка с васильковыми глазами, страдала тоже, ибо смотрела на своего босса сквозь стеклянную перегородку взглядом, которым отнюдь не все секретари-референты одаривают своих работодателей. То был взгляд любви, и мало у кого повернулся бы язык осудить Рози Макгиллем.

Итан Тонбридж был невероятно, прямо-таки сказочно красив. Природные данные, подкрепленные хорошим питанием и старательным соблюдением режима «поменьше работать, побольше развлекаться», производили на девушек убийственное действие. Итан был высок, широк в плечах, русоволос и сероглаз, черты его лица напоминали об античных статуях, изображавших олимпийских богов младшего возраста. Возможно, человек более придирчивый заметил бы, что у Итана чуть более безвольный подбородок, чем это следовало бы молодому гиганту с внешностью Аполлона, или что в серых глазах – по крайней мере в данный момент – не светится ничего, что напоминало бы о высоком интеллектуальном уровне, но все эти мелочи совершенно не трогали Рози Макгиллем, ибо она была влюблена.

Итан с тихим стоном откинулся на спинку неудобного офисного кресла и сделал попытку крутануться вокруг своей оси. Попытка эта была уже не первой, поэтому кресло дошло до стопора и крутиться не пожелало. Итан душераздирающе вздохнул.

Работа, в которую так бесчеловечно запряг Итана родной отец, вызывала у молодого человека стойкое отвращение. Итан работал в филиале банка неполный месяц, но уже точно знал: банковское дело не привлекает его АБСОЛЮТНО.

Жизнь в Англии – в смысле, та жизнь, которая начинается после завершения трудового дня, – тоже не радовала разнообразием. Друзья молодого человека остались в Штатах, а новые знакомства показались ему несколько… пресноватыми, что ли? К тому же в Англии, как выяснилось, все с большим пиететом относились к заслугам старого Тонбриджа и почему-то полагали, что и сын должен быть достоин своего отца.

Между тем Итану хотелось совсем другого. Сходить на бейсбол. Прошвырнуться по ночным клубам. Съездить на выходные к морю. Поболтать о результатах очередного круга чемпионата по регби. Однако все молодые люди, с которыми он свел за это время знакомство, словно сговорившись, даже в пабе после работы говорили только о кредитных ставках и каких-то индексах. Итан маялся, томился, скучал – и всей душой рвался на родину.

Вернее, на родину рвалась лишь одна половина Итана. Вторая половина душераздирающе стонала и вздыхала, не в силах разрешить то кошмарное затруднение, в котором он оказался.

Дженна Фарроуз, великолепная и блистательная светская львица, редактор модного глянцевого журнала и по совместительству невеста Итана Тонбриджа, ждала жениха дома. Итан в этом не сомневался. Холодному и отточенному уму Дженны, тщательно вымеренным дозам ее темперамента были совершенно не свойственны всякие дурацкие порывы. Другими словами, уехав на другой материк, Итан Тонбридж мог быть совершенно уверен: Дженна дождется его, не флиртуя и не изменяя ни с кем другим.

В этом-то и состояла главная сложность. Потому что сам Итан Тонбридж имел неосторожность влюбиться с первого взгляда – и по уши.

Рози Макгиллем произвела на молодого человека оглушительный эффект. Увидев ее, Итан сразу понял: именно эта девушка создана для него, именно с ней и только с ней может он обрести счастье, и именно на ней – а не на красавице Дженне Фарроуз – Итан хочет жениться.

Казалось бы – ну что здесь такого? В наш век постоянно распадающихся браков и ненадежных союзов возьми – и разорви помолвку. Однако Итан даже думать об этом не хотел. Слишком большой трепет внушала ему красавица Дженна, а уж о папе и говорить не приходится. Папа ему романа с секретаршей не простит.

Итан запустил холеные пальцы в густую шевелюру и осторожно дернул себя за волосы. От печальных мыслей это не отвлекало, но мыслительный процесс подстегивало.

Помимо всего прочего, он Дженну уважает. Она отличная девушка, высший класс и все такое. Если бы не встреча с Рози, их с Дженной брак вполне мог стать если не счастливым, то уж точно – удачным во всех отношениях. Финансовая независимость, то-се, с такой, как Дженна, не стыдно выйти в свет… Папа в ней души не чает, маме она нравится. Да и Итану нравится, но только вот…

Три дня назад они с Рози провели вместе уик-энд. Ну вы понимаете… Так вот, ошеломленный и влюбленный Итан мог теперь клясться хоть всеми святыми сразу: никогда в жизни он не получал от секса с Дженной такого же удовольствия. Собственно, он и понятия не имел, что может быть так здорово. Разумеется, дело не только в этом. Рози умна, прелестна, остроумна, у нее милый смех и ямочки на щеках, она любит бейсбол и у нее в детстве была точно такая же коллекция фантиков от жевательной резинки, как и у Итана. Полное родство душ. Она так же, как и он, засыпает на симфонических концертах и любит кошек. Одним словом, Рози подходит ему гораздо больше, чем Дженна.

Важно отметить и то, что Дженна любит свою работу и карьеру, в то время как Итан совершенно лишен честолюбия. Что же это будет за брак, когда жена пропадает на работе, а муж – на бейсболе?

И самое главное: как сказать Дженне, что он ей изменил и полюбил другую? Сама мысль о подобном объяснении вызывала в душе Итана тоскливый ужас. Скажем честно: свою красавицу-невесту он побаивался ничуть не меньше, чем собственного отца.

Рози не могла больше безучастно смотреть на страдания любимого. Она встала из-за стола, решительно нажала кнопку на кофеварке – и через три минуты уже входила в кабинет Итана.

– Ваш кофе, босс.

– Роз! Как ты меня напугала! Закрой жалюзи, а?

– Сумасшедший! Ни за что! Корпоративная этика.

– Не хочу про нее слышать. Я мечтаю о тебе.

– Итан…

– Что, маленькая?

– Что нам делать?

– Рози, я слабовольная тряпка и идиот.

– Не смей так говорить! Я люблю тебя.

– И я тебя люблю. В этом-то все и дело. Я люблю тебя – и понятия не имею, как сказать об этом всем… кому следует.

– Она красивая?

– Она такая… величественная. Как статуя. Белое на белом. Холодная и неприступная.

– Почему у тебя нет ее фотографии?

– Не знаю. Мне как-то не пришло в голову взять ее с собой. Понимаешь, Дженна все равно все время на виду. Все издания публикуют ее портреты. Открывай любой журнал – и вот она.

– Ты любишь ее.

– Что ты! Я тебя люблю, а Дженна… Понимаешь, она хорошая. Замечательная, можно сказать. Идеальная. У нее в комнате всегда все в полном порядке. Она всегда встает ровно в семь пятнадцать, принимает душ десять минут, пятнадцать минут завтракает и входит в свой кабинет за три минуты до начала рабочего дня. И так каждый день. Я совершенно не могу представить ее непричесанной. Не накрашенной. Она всегда в полной боевой готовности. Это… утомляет.

– Итан, ты не должен так о ней говорить. Это нечестно.

– Что ты, что ты! Она очень хорошая, но… Роз, я увидел тебя и понял, что на самом деле всегда любил совсем другую женщину. Вот и мучаюсь теперь – ведь Дженна не виновата, что я, дурак, этого раньше не понял.

– Раз она такая… идеальная, ты должен вернуться к ней.

– Рози!

– Кто я такая? Простая секретарша…

– Ты очень хорошая секретарша!

– Я коротышка…

– Ты миниатюрная!

– У меня веснушки…

– Золотая россыпь!

– И твои родители будут против.

Последовала мучительная пауза, после которой тяжелый вздох испустили уже двое. С последним утверждением не смогли бы поспорить и более сильные натуры. Кончилось все тем, что Итан притянул к себе Рози, усадил на колени и принялся целовать ее бледное и расстроенное личико.

Через четверть часа настроение немного улучшилось, и Итан Тонбридж высказал крамольную мысль:

– Вот что! Раз мы не можем решить все одним махом, будем решать постепенно. Для начала я все скажу Дженне.

– Ох! Значит, ты уедешь?

– Думаешь… Да, так лучше. По телефону было бы подло. Полечу в Штаты и объяснюсь с ней.

– Итан… А она сильно тебя любит?

– Понимаешь, я и сам об этом не часто задумывался. До встречи с тобой я просто не знал, что такое любовь.

– Итан… Я боюсь.

– Чего, маленькая?

– Ты приедешь домой, увидишь ее, такую красивую, забудешь про меня…

– Что ты!

– Ну… не забудешь, просто… Так бывает, думаешь, что очень чего-то хочешь, потом тебя что-то отвлекает, бац – оказывается, не так уж ты этого и хотел. Самообман, одно слово.

– То есть, ты считаешь меня полным идиотом, не способным отличить истинную любовь от самообмана?

– Нет, нет, нет! Но когда ты уедешь, я перестану спать по ночам.

– Тогда мы поедем вместе.

– Вот уж это совсем никуда. Невеста сидит, ждет жениха, а он приезжает под ручку с совершенно посторонней девицей!

– Зато она сразу увидит, что я не вру и ты чудо. У Дженны хороший вкус.

– Она спустит меня с крыльца вашего дома и будет права.

– Дом такой же мой, как и ее. Мы специально договорились об этом. Никто никому ничего не должен. Пока.

Говоря это, молодой человек отвел глаза. В отношении дома… честно говоря, он ведь куплен именно для того, чтобы выяснить их с Дженной отношения, и это как раз не предполагало появления одного из партнеров с новой пассией…

– Рози, Дженна все поймет и простит. А не простит – значит, обидится, тогда поймет позже.

Главное – не врать. Теперь следующий пункт. Папа. С этим гораздо сложнее. Ему я должен сказать про тебя, про Дженну, да еще и про то, что я не хочу работать в банке.

– Это плохо, да?

– Хо-хо! Да это хуже всего остального, вместе взятого. За это он меня лишит наследства.

– Ну и ладно. Мы с тобой уедем в Шотландию, у моей тетки там дом.

– И будем жить с теткой?

– Нет, она уже очень старенькая и живет в доме престарелых.

– Рози, я буду очень плохой муж. Я совсем ничего не умею.

– А я тебя люблю! И ты всему научишься. А потом у нас родится мальчик, и твой папа нас простит.

– Девочка.

– Что?

– Я говорю, лучше пусть девочка родится. Потом уж можно и мальчика.

– Итан, ты лучше всех.

– М-да… а вот папе лучше позвонить.

– Но ты же все равно полетишь в Штаты?

– Ты просто не видела моего папу. Он начинал загонщиком на ранчо. Так вот, даже дикие кобылицы падали в обморок от его голоса, а потом стояли по стойке «смирно». Если он будет смотреть на меня с той стороны стола, все кончится как всегда.

– Это как?

– Я буду лепетать бессвязную чушь, а потом скажу «хорошо, папа» и поплетусь обратно в Англию.

– А твоя мама?

– Что мама! Мама – женщина хорошая, но куда ей против папы.

– А я ей понравлюсь?

– Рози! Мне лично кажется, что ты можешь не понравиться только слепоглухонемому, да и то, если он уже год, как умер, но родители – это родители. Потом я в какой-то книжке читал, что самые худшие снобы получаются из тех, кто начинал уборщиком в закусочной.

– А у меня дядя был граф…

– Это лучше. Нет, правда! Не скажу, что это решит все проблемы, но определенное подспорье… Короче, Роз, первым делом я объясняюсь с Дженной, а потом – с предками. Иди ко мне.

– Итан!..


Сразу покинуть Англию не получилось – Итан с изумлением узнал от управляющего, что сейчас самый конец месяца, и работа в банке прямо-таки бьет ключом. Такой довод просто не приходил молодому человеку в голову. Поразмыслив, Итан решил, что это все даже и к лучшему. Он поработает в поте лица, закроет этот… как его… квартальный отчет… и с чистой совестью предстанет перед Тонбриджем-старшим. Вот, мол, все дела доделал и сдаю по описи.

Таким образом, объяснение с Дженной Фарроуз откладывалось, и приободрившийся Итан Тонбридж с головой погрузился в бурный роман с Рози Макгиллем. Они ходили по театрам и концертам, посещали рестораны и пабы, катались на лодке по Темзе, и с каждым днем Итану казалось, что Рози все прекраснее и прекраснее, а Рози – что вся эта история кончится грандиозным скандалом.

Через две недели ажиотаж в банке поутих, Рози заказала Итану билет на авиарейс, и неумолимая развязка стала ближе еще на сутки.

9

Дженна открыла глаза и засмеялась. Солнечный зайчик полз по стене, подбираясь к трюмо в углу. Когда это случится, по всей комнате рассыплется сноп разноцветных искр.

В вазе на окне покачиваются ветки шиповника. Хит принес на рассвете. Так у них повелось за эту неделю. После совместной встречи рассвета на лугу.

Как странно думать, что прошла всего неделя! Дженне кажется, что на самом деле прошла целая жизнь. Исключительно счастливая, насыщенная, веселая, иногда немного смахивающая на сумасшедший дом, но зато настоящая.

Собаки обжились на новом месте, отпрыски Чикиты росли как на дрожжах, Малыш окреп и уже гораздо лучше передвигался по двору, так что подстилка его все чаще оставалась сухой. Великий Вождь Джеронимо проникся к Дженне великой же любовью и теперь только виновато вилял хвостом при виде Хита, ни на шаг не отходя от нового божества. Вот и сейчас это лохматое безобразие без задних ног дрыхнет у нее на постели. Предварительно они с Хитом его вымыли, это без вопросов, но лучше не думать, кого именно Джеронимо с таким ожесточением выкусывает из своего куцего хвоста по три раза за ночь.

Да, так вот. Хит теперь каждое утро приносил ей цветы. Обычный шиповник, какие-то желтенькие полевые, дикие мальвы – Дженна и не знала, что в Нью-Йорке можно такие найти.

К деловым вопросам они вернулись всего лишь раз – и все решили. Хит теперь занимался поисками своих коллег, нуждающихся в работе, а Дженна уже связалась со своим поверенным в банке и перевела необходимую сумму первого взноса на счет будущей ветеринарной лечебницы-приюта для бродячих собак.

Собственно, дел все равно хватало, но они как-то… не раздражали, что ли? Дженна успевала сделать все важные звонки с утра, когда Хит уходил в город, зато большая часть дня принадлежала только им.

Это был чудесный отпуск. Они жарили мясо на углях, ловили рыбу и запекали ее по вечерам в костре, смотрели в телескоп на звезды и до одури купались в бассейне. Хит учил Дженну приемам восточных единоборств, а она помогала ему ухаживать за собаками.

Да, а еще она познакомилась с Джимми Спенсером!

Это произошло в тот самый день, когда они встречали рассвет на лугу, празднуя прибавление семейства Чикиты и некоторых четвероногих джентльменов. После бессонной ночи и бурно проведенного утра настал жаркий, навевающий дремоту день, и Дженна часам к четырем окончательно спеклась. Хит Бартон насвистывал что-то из глубины конюшни, время от времени звеня чем-то железным, собаки разбрелись по прохладным уголкам сада, а Джеронимо и вовсе выкопал себе ямку в земле (плетистые розы из последних сил боролись за жизнь). Дженна махнула рукой на приличия, уволокла шезлонг к самому бассейну, приготовила себе большой кувшин сока, захватила содовую и ведерко со льдом, нарядилась в изумрудный купальник-бикини и с комфортом устроилась позагорать.

Дремота сморила ее почти сразу, зато и проснулась она молниеносно – потому что все собаки оглушительно и дружно загавкали. Через минуту из кустов высунулся Хит, вытирающий руки грязной тряпкой.

– Дженна, в дверь позвонили. Мне открыть, или ты сама?

– Ох, мне надо бы накинуть что-то…

– Мне тоже.

Она в изумлении посмотрела на Хита Бартона.

– Это еще что за стеснительная юная дева в образе отставного коммандос? Ты что, стесняешься? Я тут перед ним практически вообще без ничего…

– Я быстро.

И действительно удрал за майкой! Дженна покачала головой, улыбнулась, набросила на бедра тонкое парео и отправилась к калитке, на ходу шикая на собак.

На пороге стоял ослепительный во всех отношениях молодой человек. Несмотря на жару, на нем был шикарный черный костюм, галстук с искрой, черные лакированные туфли и ослепительная белая рубашка. Так в Нью-Йорке одеваются в основном похоронные агенты и риэлтеры, но поскольку услуги первых Дженне явно не требовались, а голова молодого человека пламенела на солнце, словно рыжий пожар, ответ нашелся сам собой: Джимми Спенсер, агент фирмы по продаже недвижимости. Тот самый, которого приставили следить за домом мисс Фарроуз и мистера Тонбриджа, и тот самый, который этот дом предоставил своему армейскому дружку Хиту Бартону.

При виде практически обнаженной дивы Джимми Спенсер заморгал и попытался отвести взгляд в сторону, но тут Дженна Фарроуз уперла стиснутые кулачки в безупречные бедра, прищурила изумрудные очи и прошипела:

– Ага! Вот и мистер Спенсер! Страшно, СТРАШНО рада вас видеть! А ну-ка… пройдемте!

И эксцентричная мисс Фарроуз схватила беднягу Джима за лацканы пиджака, буквально втащив его в калитку.

Окруженный восторженными собаками, стоя напротив зеленоглазой красотки-хозяйки, Джимми мучительно размышлял, пытаясь понять, во что именно он влип. Хозяйка дома вернулась – и Хит несомненно арестован. Тогда почему здесь собаки? Хит тоже здесь, с собаками, и это не хозяйка дома, тогда почему она здесь? И откуда она знает Джима? И где, черт его дери, Хит?!

– Значит, таким вот образом мы охраняем мою собственность, мистер Спенсер?

– Э-э…

– Стало быть, не беспокойтесь, мисс Фарроуз, дом ваш будет под надежным присмотром?

Джим позволил себе слабый намек на робкую тень интеллигентного хихиканья.

– Ну… в каком-то смысле…

– О да! В самом прямом. Редкий, редкий хозяин даже на Лонг-Айленде имеет возможность установить сразу пятнадцать охранных систем, которые, к тому же, умеют размножаться, производят садовые удобрения и не требуют гарантийного ремонта.

– Мисс Фарроуз, я…

– Интересно, мистер Спенсер, а ваше руководство тоже одобрило этот план? Может, сделаете это вашим ноу-хау?

– Вз-ж-з…

– Джен, ты его совсем запугала. Выдыхай, Джимми, выдыхай, а то удар хватит. Мисс Фарроуз шутит.

Джимми беспомощно уставился на Дженну, а та расхохоталась и протянула ему руку.

– Меня зовут Дженна. Вас – Джимми, мне Хит рассказывал. И я очень рада с вами познакомиться.

Вот тут Джиму стало совсем нехорошо.


Через полчаса они втроем сидели в тенистом саду, пили ледяное пиво и жарили на решетке охотничьи колбаски. Джимми успел избавиться от пиджака и галстука, Хит целомудренно укрыл обнаженный торс под свежей футболкой, и Дженна последовала его примеру, набросив на плечи легкую сорочку в тон парео. Обстановка царила самая что ни на есть идиллическая, и через некоторое время Джимми Спенсер окончательно успокоился и превратился в того, кем был на самом деле: улыбчивого паренька с исключительно оптимистическим взглядом на жизнь.

Он разлил ледяное пиво по высоким бокалам, добавил Дженне лимонада. Получился любимый ею напиток шенди, который она уже целую вечность не пила – в мире гламура высококалорийные напитки не поощряются. Затем Джимми взъерошил огненную шевелюру и провозгласил тост:

– За самый удивительный день в моей жизни! За то, что сегодня все идет абсолютно не по плану! За прекрасные неожиданности! И за восхитительную хозяйку этого дома!

– Эй, старичок, этого всего хватило бы на несколько тостов сразу.

– Хит, дружище, ты меня знаешь. Я никогда не умел владеть своими эмоциями.

– А что вы имеете в виду, Джимми, говоря о том, что все идет не по плану?

Хит неопределенно хмыкнул и отошел перевернуть шкворчащие колбаски. Джимми смущенно улыбнулся.

– Понимаете, мисс Фарроуз…

– Дженна. Просто Дженна.

– Вот, и это тоже… Видите ли, когда я сгоряча предложил Хиту этот безумный план – пожить у вас в доме, – я действовал исключительно по воле эмоций.

– Не сомневаюсь.

– Да уж. Потом – примерно через полчаса – пришло горькое прозрение. Нет, я, конечно, не бедный студент, изо всех сил держащийся за свое место, но за подобные фокусы я вылетел бы из фирмы с волчьим билетом. Оставалось молиться, что некоторая отсрочка у меня все же есть. Вы… и мистер Тонбридж… вы не собирались в ближайшее время возвращаться домой, и я решил действовать стремительно, чтобы успеть.

– Что же вы предпринимали?

– О, я провернул колоссальную работу. Я искал Хиту квартиру.

– Бесполезно, старичок. В этом городе нужно быть миллионером, чтобы найти квартиру для пятнадцати дворняг.

– А вот тут ты не прав. Мне просто немножечко не хватило времени. То есть, собственно, мне его не хватило бы вообще ни на что, если бы Дженна оказалась обычной… э-э… обывательницей Лонг-Айленда и поступила бы в соответствии с нормами поведения здешнего общества.

– Иначе говоря, вызвала бы полицию с самого начала? Признаюсь – я не совсем Прекрасная Дама, эта мысль пришла мне в голову самой первой.

– Но ведь и ушла оттуда тоже первой? В любом случае вы ничего не предприняли. На фирме никто ничего не знает, зверюгам Хита впервые есть где спокойно спать, а он сам, как я вижу, вполне нашел с вами общий язык…

– Джимми, ты бы не болтал, а? А то ведь Дженна может и передумать.

– Я подстраховался. Шучу. На самом деле, я нашел тебе квартиру, Хит. Работу, вроде, тоже. Так что ваши мучения, Дженна, скоро закончатся.

Годы работы в гламуре не прошли впустую. Лицо Дженны ПОЧТИ не изменилось, улыбка все так же играла на коралловых губах, но на самом деле девушка чувствовала себя так, словно ей за шиворот неожиданно вылили ведро ледяной воды. И откуда-то снизу, из желудка, поднималась волна холодного, черного отчаяния.

Этого не может быть. Не должно. Она только начала жить по-настоящему. Смеяться. Отдыхать. Возиться с собаками. Играть со щенками Чикиты. Чувствовать горячую щекотку, когда Хит смотрит на нее своими темными огненными глазами. И вот приходит Джимми Спенсер и одним махом разрушает весь ее хрупкий мир, к которому она так непозволительно быстро привыкла…

Она на одну секунду представила себе АБСОЛЮТНО ПУСТОЙ ДОМ, сиротливо распахнутые ворота конюшни, звенящую тишину и одинокие вечера – ей захотелось взвыть. Однако истинные леди эмоций не выказывают – и Дженна Фарроуз торопливо укрылась за бокалом с шенди, ну а голос – голосом она всегда владела отлично.

– Да что вы говорите? Какое совпадение. Мы с Хитом… с мистером Бартоном тоже обсуждали возможные варианты его трудоустройства. Интересно, что пришло в голову вам?

Джимми улыбнулся еще шире и затрещал, как пулемет, одновременно обращаясь и к Дженне, и к Хиту.

– Это, конечно, чудо, иначе не скажешь, но только я нарыл целую ветлечебницу. Находится она приблизительно посередине между Нью-Йорком и Стамфордом, разумеется, не одна она находится, там городок, Стамфорд-таун. Его можно считать пригородом Большого Яблока, потому что на автобусе до него минут тридцать, не больше. Короче: лечебница муниципальная, небольшая, вполне приличная. Единственная беда – в ней совершенно нет персонала. Пара девчонок-фельдшериц. Они делают, что могут, стараются поддерживать помещение в порядке…

– Погоди. Это большое здание?

– Смеешься? В пригороде? Обычный одноэтажный коттедж, но очень удобно расположен. Стоит в конце улицы, прямо за ним большое поле. В самой лечебнице есть две смотровые, одна операционная, бокс на десять собак в передней части дома, уже оборудованный вольерами, а кроме того – здоровенное подсобное помещение, в котором отлично мог бы разместиться собачий приют.

– Пока все радужно и солнечно.

– Погоди. Мы же живем в мире чистогана и наживы, не забывай. Зарплата врача там не просто маленькая, а очень маленькая, на частной практике много не заработаешь, потому как городок небогатый, а местные толстосумы предпочитают ездить в Нью-Йорк. Короче: никто там работать не хочет, а захочет, так не сможет, если не будет энтузиастом собственного дела, не обремененным семьей, детьми и прочими трудностями. Последний такой энтузиаст женился два года назад на местной красотке, после чего пошел работать в банк.

Хит принес колбаски на блюде и уселся на траву рядом с креслом Дженны. Она с трудом подавила неуместное желание запустить пальцы в его густую шевелюру и не сразу спохватилась, что смотрит на Хита с отчаянной, СОБАЧЬЕЙ тоской во взоре. Кажется, он этого не заметил, а и заметил – так не подал вида. Сейчас его больше интересовал рассказ Джимми.

– Рыжий, да ведь это же клад! Мечта! Надо немедленно бежать туда!

– Не надо никуда бежать. Я обо всем договорился. Слегка набил тебе цену – чтобы они не заподозрили неладное – и застолбил место ведущего ветеринара. Мэр счастлив. У его жены пять пекинесов.

– Джимми…

– Жить можно прямо в лечебнице, там есть две малюсенькие комнатки и ванная.

– Джен, это же как раз то, о чем мы говорили, помнишь?

– Помню.

– И не надо вкладывать деньги в строительство.

– Ну и хорошо.

– Тогда первичный капитал пойдет на переоборудование и лекарства, а потом наладится…

– Да.

Только тут Хит соизволил обратить внимание на то, что Дженна отвечает несколько… односложно. Он с явным недоумением уставился на девушку, а вот Джимми оказался более понятливым. В основном, благодаря тому, что уже некоторое время внимательно следил за выражением лица Дженны.

Джим Спенсер был юношей добродушным, а отчасти и простодушным, но в выражениях женских лиц разбирался. Дженну Фарроуз совершенно очевидно и явно расстроило то обстоятельство, что вся шумная компания собирается покинуть ее дом!

В этот момент очень кстати громыхнул гром, и Дженна с явным облегчением поднялась с кресла.

– Пойду, переоденусь. Вдруг ливень. Думаю, продолжить можно на террасе.

Она ушла, опустив голову и так и не взглянув на Хита, а Джимми едва смог дождаться, когда она скроется из вида. После этого рыжеволосый благой вестник коршуном обрушился на старого друга.

– Ну-ка быстро выкладывай! Как все было на самом деле? Вы с ней – да?! Ты ее сразу покорил? Она в тебя втюрилась с первого взгляда?

– Ты чего, дурак, рыжий?

– У меня три помолвки и приблизительно сто пятьдесят романов за спиной. Мне ли не знать, как выглядят покоренные девушки! Так вы с ней…

– Еще одно слово, Спенсер, и я тебе ноги выдерну из… того места, откуда они растут!

– А! Значит, и ты!

– Что – и я?!

– Втюрился!

– Рыжий!

– А чего такого? Она настоящая красавица. Я бы тоже в нее влюбился, но у меня характер робкий, она меня подавляет. А тебе в самый раз.

– Ага. Мечта всей ее жизни – нищий ветеринар без диплома с выводком блохастых тварей.

– Господи, да что за чушь! Мы же не в Средневековье живем!

– А хорошо бы было… Там все просто: берешь коня, перекидываешь красотку через седло, увозишь, целуешь – все.

– Ну, положим, конь тогда тоже не у всякого был…

– Все равно, тогда было шансов больше. Крестовые походы всякие. Открытие нас.

– Чего?

– Америки, балбес. Уплыл на «Мэйфлауэр», через три года явился в крокодиловых сапогах и с мешком золотого песка за спиной.

– Хит, что ты несешь! Из первых поселенцев, почитай, никто и не дожил до хороших дней. Только их дети…

– Брось трепаться, Джимми. Эта девушка не для меня, а я не для нее. Она живет в другом мире. У нее на карманные расходы уходит в день столько же, сколько у меня будет зарплата в месяц. А может, и в год.

– И вы с ней не…

– Заткнись. Я не альфонс.

– А при чем здесь какой-то Альфонс? Ты что, не видел, как она с лица спала, когда услышала, что ты уезжаешь?

– Ерунда. Просто все неожиданно…

– Ты меня, брат, извини, но лопух ты первостатейный. Приезжает миллионерша домой, открывает дверь – а ей навстречу оборванец с пятнадцатью собаками.

– Теперь больше. Чикита принесла щенков.

– Ой, я возьму одного, ладно? Так вот. Ну пусть полицию она не вызвала из чистого человеколюбия. Из него же дала переночевать. Но оставить жить у себя в доме! Обсуждать проблемы трудоустройства означенного оборванца! Как я понял, дать денег!

– Она не дала денег, а захотела вложить свои деньги в мое будущее дело.

– Ага! Всю жизнь занималась изданием гламурного журнала, а тебя увидела – и сразу захотела стать ветеринаром! Ты просто пень и деревня, а то бы знал, кто такая Дженна Фарроуз. Ее называют Ледяная Джен, и даже сам банкир Тонбридж считает, что она оказала честь его сыну, согласившись… ну, в общем, еще не совсем согласившись…

Джим замялся, сообразив, что привел не самый подходящий пример того, насколько сильно Дженна Фарроуз втюрилась в Хита Бартона, а тот неожиданным упругим движением вскочил на ноги, отряхнул джинсы и сгреб Джима Спенсера за шиворот.

– А вот с этого места как раз поподробнее, молодой Спенсер. Просвети-ка пня и деревню насчет этого самого Тонбриджа. Младшего, разумеется.

– Ага! Значит, все-таки втюрился?

Хит серьезно посмотрел на друга, и в глубине его темных глаз вспыхнул опасный огонек.

– Я не втюрился, Джимми. Я… мне кажется, я люблю ее. И именно поэтому, если ты еще раз скажешь хоть одно слово о том, что мы с ней… ну… ты понимаешь, – то я все-таки выдерну тебе ноги из задницы.

10

Джимми Спенсер выложил практически все, что знал про Итана Тонбриджа и Дженну Фарроуз, хотя эти сведения были им почерпнуты в основном из журналов, а часть – из того, что об этой блистательной паре сплетничали в конторе Джима. Во время рассказа Хит мрачнел и суровел на глазах.

Прежде всего потому, что выходило неудачное: этот Тонбридж, хоть и был, судя по всему, плейбоем и тунеядцем, чисто по-человечески парнем являлся неплохим. Если же сюда пристегнуть огромное состояние и смазливую внешность, то выходило и вовсе нехорошо. Даже если учесть все то, что рассказывала сама Дженна.

Он сколько раз читал про такое: встретила девушка из высшего общества простого парня, и стало это ей так интересно, так в новинку, что позабыла она своего великосветского жениха, уехала с простым парнем и примерно две недели восхищалась – как здорово жить в трейлере, умываться холодной водой и готовить жрачку на костре. А через две недели надоело ей это все, и уехала она домой, увозя воспоминания о хорошем сексе и отвратительных бытовых условиях.

В их с Дженной случае нет даже трейлера, а значит, и прелестей новизны, самое же главное, что и хорошего секса тоже нет. И быть не может, потому что, хоть у Хита и переворачивается все внутри при одном только виде Дженны Фарроуз, он даже и представить себе не может, что они… он и она… Это все равно, что с ангелом переспать… или с феей!

Но если Джимми Спенсер говорит правду, и Дженна к нему, к Хиту, неровно, скажем, дышит, то надо как можно скорее со всем этим завязывать и валить отсюда. Прежде всего потому, что так будет лучше для нее. Чем быстрее он исчезнет с ее глаз, тем быстрее она придет в себя и забудет о нем, успокоится, выйдет замуж за своего Тонбриджа…

В этом месте услужливое воображение подбросило картинку, от которой Хит едва не зарычал на манер Малыша: широкоплечий красавчик с безвольным дамским подбородком склоняется над обнаженной Дженной в постели, она обвивает его шею руками, они начинают целоваться…

Потом Хит его убьет. Разыщет и убьет. Ох, в недобрый час поселил его Джимми Спенсер в дом Дженны Фарроуз.

С этими невеселыми мыслями Хит подошел к окну комнаты Дженны, небрежно взялся одной рукой за карниз, подбросил собственное тело, оказался вровень с подоконником…

И едва не сверзился на землю со всей дури.

Красавица с изумрудными глазами, Снежная Королева, холодная и неприступная Дженна Фарроуз сидела на краю собственной постели, обняв подушку, и рыдала настоящими слезами. Они текли из изумрудных очей градом, так что сами очи выглядели уже чуть менее изумрудными. Еще распух и покраснел точеный носик, спутанные волосы упали на зареванное лицо, и обалдевший Хит некстати вспомнил Дженну утреннюю, заспанную, похожую на девчонку-школьницу. Вспомнил – и подивился: они знакомы всего ничего, а у них уже столько общих воспоминаний, столько… одним словом, такое ощущение, будто они прожили вместе целую жизнь. В хорошем смысле. То есть… ну… в общем…

И опять-таки совершенно машинально он перемахнул через подоконник и оказался перед ней на коленях, схватил за руки.

– Джен, ты чего? Почему ты плачешь? Устала? Обиделась? Джен!

– Отста-а-ань!

– Ну не плачь, пожалуйста!

И как-то так вышло, что через некоторое время Хит Бартон, вернее, остатки его здравого смысла осознали, что он целует Дженну Фарроуз, а она отвечает, и соленые слезы почему-то кажутся сладкими на вкус.


Джим Спенсер побродил вокруг бассейна. Поиграл с собаками. Допил свое пиво. Потом нерешительно покосился в сторону дома, преувеличенно бодро взглянул на часы и сообщил самому себе:

– Ого! Рабочий день скоро кончится, а я все еще здесь! Пожалуй, мне пора. Хит, до скорого. Мисс Фарроуз… Дженна, спасибо за пиво. Был рад знакомству. Пока-пока.

Джим Спенсер осторожно прикрыл за собой калитку, уселся в машину и только здесь позволил себе улыбнуться и даже подмигнуть собственному отражению в зеркале.


За окном громыхнуло не на шутку, резко потемнело, потом в окно ворвался порыв свежего воздуха, пахнущего океаном. Начиналась гроза – но даже если бы начинался Армагеддон, эти двое ничего не заметили бы.

Они лежали на смятой постели и целовались. Ничего больше. Однако вряд ли нашлись бы в это мгновение на земле любовники, сплетенные теснее.

Хит держался из последних сил, сердце стучало оглушительно и страшно, тело плавилось от желания, аж ноги судорогой сводило. Слишком мало на Дженне было одежды, запоздало думал Хит…

Дженна ничего не видела и не слышала. Гроза ли, солнце – ей было все равно. Весь мир стремительно свернулся вокруг нее в спираль и превратился в Хита Бартона. Кольцо его рук, тяжесть его тела, огонь его губ – вот и все, что нужно для того, чтобы жить.

Если бы прямо сейчас он взял ее, она бы почти не почувствовала разницы. Разве можно быть еще ближе, еще теснее…

Кожа вплавилась в кожу, кровь слилась с кровью, сердце стучит в два раза громче и чаще, потому что это два сердца. Два тела – одно, две души – одно. И впервые в жизни ей не страшно, потому что теперь она – целая. И не одиноко, потому что они двое стали – одно.

Где-то на краю затухающего сознания рушились странные, прекрасные и абсолютно безжизненные замки изо льда и стали, замки ее прошлой жизни, пустой и холодной, прекрасной и безжизненной. Замки одиночества, замки обиды, замки равнодушия. Сыпались осколки в горящую огнем пропасть черных глаз мужчины, испарялись на лету, и изо льда вырастали дивные цветы и буйные заросли, и шел дождь, и земля дымилась паром и любовью…

Пальцы скользят по плечам? Горным валунам? Почему так много сил дано одному человеку, внутренних, бешеных сил жизни, и как ухитрилась прожить без всего этого она, глупая, холодная девочка, не знавшая жизни и любви?

Ты не отпускай меня, Хит. Никогда не отпускай. Потому что мне нельзя дышать без тебя. Нельзя жить. Нельзя – быть…


В детстве он рассматривал большие альбомы по живописи и античной скульптуре и искренне считал, что таких людей в жизни просто не бывает. Таких красивых людей.

Оказалось – бывают еще красивее.

Тело Дженны было белым, как алебастр, идеальным, гладким, словно у самой прекрасной античной статуи, но в отличие от статуи еще и теплым, живым, желанным. Хит осторожно проводил кончиками пальцев по ее плечам и груди, весело ужасаясь – не повредить бы эту нежную кожу своими шершавыми ручищами!

Нет сил целовать, но и не целовать невозможно. Невозможно жить без тебя, красивая. Невозможно – быть…

Она в какой-то миг поняла, что продолжения не будет. Во всяком случае, без ее инициативы не будет точно. Но на этот раз уже не расстроилась и не обиделась – просто со счастливым стоном прижалась к нему всем телом, обвила шею руками, спрятала лицо на широченной груди, с наслаждением втягивая ноздрями запах его разгоряченного тела. Попробуй, оторви ее сейчас от Хита Бартона – будет визжать и кусаться, как дикий зверек.

Теперь Дженна точно знала, что он ее хочет так же сильно, как и она его, и сдерживается только потому, что человек-кремень, слово чести и вообще. Глупость ужасная, но так хорошо… У нее никогда не было таких мужчин. У нее вообще были не мужчины, а какое-то безобразие. Да и не было ничего, какое там. Разве можно сравнивать?

У Хита литое горячее тело, крепкие руки и столько нежности, что Дженна купается в ней, как в теплом море. И никуда она его не отпустит, это даже не обсуждается. Это все равно, что совершить самоубийство.

– Я никуда тебя не отпущу.

– Джен…

– Молчи. Я буду говорить. Пожалуйста.


Когда всю жизнь подчиняешь распорядку, сначала очень легко. Самодисциплина сродни медитации. И кажется, что все идет по плану.

Можно ли спать с нелюбимым мужчиной? Конечно, можно. Ты знаешь его много лет, он безукоризненно одет, вежлив, богат, воспитан и образован, у него хороший вкус и прекрасный дантист. У вас случается симпатия, потом она перерастает в роман, а потом всего-то и нужно, что уместить ваши отношения в распорядок жизни. Скажем, по пятницам в десять? Или в субботу днем?

Никаких неожиданностей – ведь ритуал отработан до мелочей еще до нас, и следовать ему будут и после нас. Звонок в дверь, букет цветов, вечернее платье, уютный ресторанчик со свечами на столиках – не то, чтобы мы были романтичны, просто это сигнал для возможных знакомых – я занят, у меня интимная встреча. Все всё понимают, но ритуал требует соблюдения приличий.

После ресторана – его машина, и теплая рука лежит у тебя на коленке. Если не лежит – у дверей твоего дома вы распрощаетесь. Если лежит – пригласить выпить кофе. Согласится, оговорив, что это всего лишь на полчасика.

Кофе выпит, он вызывается помочь отнести чашки на кухню. Когда ты ставишь их в раковину, он невзначай обнимает тебя сзади, целует в шею, шепчет что-то о духах, сводящих его с ума.

На пороге спальни вы расстаетесь, потому что тебе нужно в ванную, а он в это время аккуратно раздевается и вешает все на один стул, чтобы не потерять чего-нибудь, не забыть – это даже и примета плохая, о чем вы говорите…

И дальше тоже ритуал – два раза погладить грудь, поцеловать, потом стиснуть чуть сильнее, имитируя бешеную страсть, деловитые поиски презерватива, потом поза миссионера, пять-десять минут ритмических отжиманий, оханье, стон или рычание – в зависимости от того, кем мы себя сегодня ощущаем. Блаженный вздох, три минуты тишины, ленивое поглаживание по плечу. Ты не сваришь еще кофе, малыш? Конечно, милый. И вот ты несешь кофе, а он уже одет, только без галстука. Галстук он унесет с собой в руке, даже дурашливо помашет им от машины, чтобы ты не считала это совсем уж официальным визитом.

И большинство считает, что это хорошо. Замечательно. Вполне приемлемо. Я сама так считала.


А потом однажды наступает конец света.

Вы давно вместе. Вернее, вы давно любовники. Он все чаще допускает в разговорах с тобой раздраженные нотки, а ты млеешь от этого, потому что это как бы сближает твой статус со статусом законной супруги. И однажды он звонит тебе в неурочный час и зовет к себе. И ты приезжаешь, преисполненная сознанием того, что очередной пункт в распорядке жизни достигнут, вы на новой ступени, предыдущую – вычеркиваем.

Ты в новом платье, его любимые духи на всякий случай с собой, в сумочке, ты входишь в квартиру, улыбаешься, поворачиваешься, чтобы он снял с тебя пальто, и потому не сразу понимаешь, что он пьян и зол на весь мир, а в особенности на тебя… И понимаешь это только тогда, когда платье разорвано вдрызг, а ты лежишь на полу прихожей, и он торопливо расстегивает брюки, ругаясь вполголоса, но и тогда, в этом кошмаре, ты все еще будешь убеждать себя – это он в порыве страсти, ты так его возбуждаешь…

И он изнасилует тебя на полу, а из-под двери будет дуть, и тебе будет больно, потому что всухую, резко, и ты инстинктивно рванешься, а он залепит тебе оплеуху…


– Джен, не надо…

– Надо. Мне слишком долго снились кошмары.


…Потом все переменится, но ты – ох, как же ты верно сказал про «нафантазируем»! – все еще будешь убеждать себя, что у вас с ним настоящая африканская страсть. На самом деле ты просто надоела, но ведь ты – не обычная секретарша, ты почти равна ему по служебному положению, и потому он не может просто послать тебя к черту. Вымещая злость, он потихоньку делает твою жизнь невыносимой. Унижает тебя в постели. Все реже выводит в рестораны и на приемы. Все чаще требует извращенного секса. Злится. Бьет.

Почему женщины такие дуры, Хит? Ведь они продолжают это терпеть. Я знаю, я терпела.

В какой-то момент он меняется. Становится прежним, даже лучше. Добрым, дурашливым, веселым, внимательным. Дарит тебе бриллиантовое колье. Вы снова ходите по ресторанам, по пятницам встречаетесь у тебя, по субботам – у него. И вот, в одну из суббот, после секса, довольная и благостная, ты сидишь с ногами в его рабочем кресле. На тебе его рубашка, она тебе велика и пахнет им, ты зарываешься в нее носом и неуместно мечтаешь о том, что мальчик будет похож на него, такой же толстенький и с темными волосиками, а девочка…

В этот момент ты замечаешь неплотно прикрытый ящик стола. Из него торчат фотографии. В прошлые выходные вы ездили на пляж и много фотографировались, ты думаешь, что это они, вынимаешь пачку…

И мир взрывается прямо тебе в лицо.

Это тоже девочки. Двенадцать, тринадцать, от силы четырнадцать лет. Худощавые неразвитые тела – и лица старых проституток. Размалеванные, циничные, с холодными глазами. Ничего удивительного – эти глаза видели ад. Им больше нечего бояться ни в этой жизни, ни в загробной.

А рядом с ними, на них, под ними – он. Голый. Возбужденный. Распаленный. Мерзкий. Удивительно – ты никогда не замечала, что у него рыхлое брюшко, впалая грудь и несоразмерно маленький член. А ведь ему только-только за тридцать…

Собственно, уже все неважно. Ты кладешь их на место и выходишь из кабинета, ты начинаешь одеваться, постепенно впадая в истерику от омерзения и ужаса, и тогда из ванной появляется он. Сначала он удивлен и встревожен, потом начинает злиться, хочет тебя задержать, хватает за руки, борется с тобой – и тут ты понимаешь в своем благословенном просветлении, что его возбуждает именно это: насилие, жестокость, безусловное подчинение, потакание всем его похотям. И ты вырываешься и бросаешь ему в лицо все, что отвратительной блевотиной лежит у тебя на душе.

Он испуган. Он взбешен. Он растерян. Но уже через мгновение, когда ты готова выбежать вон, он предлагает тебе остаться еще на минуту. Посмотреть еще одну пачку фотографий.

А на них – ты. Твой собственный оргазм – или то, что ты считала оргазмом долгие годы – крупным планом. Твое голое тело. Твои раздвинутые ноги. Твоя глупая физиономия.

Он снимал все скрытой камерой. Фото и видео.

Получилась ничья. Молчу я – молчит он.


– Дженни…

– Не смей меня жалеть. Боги наказывают только за один грех – за гордыню. Это честно.


Разумеется, мы порвали отношения. И оба оказались в западне. Я не могла сменить место работы, он – уволить меня. Мы ненавидели друг друга, испепеляли взглядом на совещаниях…

Я впала в депрессию, появился Итан. Он добрый парень, хороший. Ничего он не знал, но ведь тот, первый, понимал, что с Тонбриджем ему лучше не связываться. Он назначил мне последнюю встречу, мы заключили соглашение. При мне он уничтожил видеопленку, негативы и фотографии, при мне же сжег свои.

Вот и все. Ничего интересного. Сюжет для дешевого порнографического романа.

Теперь ты уйдешь, да?


Он молчал долго. И только прижимал ее к себе все крепче и крепче. А она умирала от тоски и любви.

Потом Хит Бартон вздохнул – отчего Дженна приподнялась на его груди, словно на волне – и сказал странно звенящим голосом:

– Я не уйду. Я и не смог бы. Я горжусь тобой.

– Почему!?

– Потому что ты сильная. Потому что пережила. Потому что нашла силы сказать. Знаешь, что такое ложь?

Ложь – это стена, Джен. Мы сами ее строим, каждый день, каждый час. Одна малюсенькая ложь – маме, младшему брату, учительнице, себе самому, невесте, жене, мужу – один маленький кирпичик.

Те из нас, кто позрячее, могут ее видеть. Только она медленно растет, стена. Вроде еще только до колена. До пояса. Можно перепрыгнуть, перешагнуть, перелезть. И мы все кладем и кладем кирпичики, а в один прекрасный день задираем голову – а стена теряется в облаках. И тогда только один выход.

– Какой?..

– Удариться об нее всем телом. Разрушить. Пока не схватился раствор. Иначе мы так и останемся – за стеной.

– Хит…

– Что, светлая?

– Я люблю тебя.

– А я – тебя.

– Ты не уйдешь?

– Нет. Никогда и никуда. А на крайний случай – сопру этого чертова коня в Центральном парке.

– Что?

– Так, неважно. Поспорили с Джимми о преимуществах феодализма перед капитализмом.

– Ох, Джимми…

– Спи.

– А ты уйдешь!

– Я же сказал – не уйду. Слово офицера. Он тихо поцеловал ее. И она заснула на его груди, заснула мгновенно и крепко, как засыпают маленькие дети после болезни, когда отступает жар и на лбу выступает прохладная испарина.

А утром на подоконнике стояли полевые цветы в банке с водой.

11

Так прошла эта неделя, неделя ее отпуска, и надо признаться честно и откровенно – Дженна Фарроуз начисто забыла обо всем на свете. Не то чтобы об отпуске – скорее, о самой работе. Поэтому была несколько обескуражена, когда на девятый день ее новой жизни раздался телефонный звонок, символизирующий жизнь старую.

Это была Элинор Шип, технический директор журнала, брюнетка с длинными прямыми волосами, бледной кожей утопленницы и характером песчаной эфы. В табели о рангах она шла следующей за Дженной и потому каждый прокол мисс Фарроуз фиксировала дотошно и неукоснительно. Строго говоря, ничто не мешало ей позвонить вчера, когда Дженне полагалось выйти на работу, но Элинор решила подстраховаться. Прогул – так прогул!

– Дженна? Это Элинор. Что случилось, дорогая? Мы с ума сходим.

– Ой, Господи, привет… Честно говоря… ничего особенного, просто… я немного потеряла счет времени. Масса дел накопилась.

– Слава богу! Это я в том смысле, что мы волновались, не заболела ли ты. Когда тебя ждать?

– Буду. Скоро. Редколлегия…

В голосе Элинор звучало хорошо дозированное злорадство, припудренное якобы искренним удивлением.

– Дженна, ты уверена, что с тобой все в порядке? Редколлегия была вчера, она у нас по вторникам.

– Ох, действительно. О'кей, Элинор, я буду во второй половине.

Дженна повесила трубку и машинально посмотрела на себя в зеркало. Облупившийся на солнце нос, россыпь веснушек, золотистый загар, растянутая майка, цветастые шорты, пыльные босые ноги, шалые от счастья зеленые глаза – хоть сейчас на редколлегию!

Хит уехал с утра в Стамфорд-таун, обещал вернуться к пяти. Придется оставить записку.


«Представляешь – забыла про работу! Лечу туда, но потом сразу домой. Люблю тебя! Еще не ушла, а уже не могу дождаться встречи. Вот что ты со мной сделал, дикий гусь! Твоя».


Самолет приземлился в половине второго, и Итан Тонбридж еще в здании аэропорта значительно воспрянул духом. Воздух родного города бодрил, лица вокруг были сплошь приятные, девушки улыбались, солнце светило, и молодой человек решительно сорвал с шеи удавку, ошибочно именуемую галстуком. Подумать только, Рози настаивала на свитере и плаще! Чего и ждать от столицы Англии! Хорошо, что он проявил твердость духа и улетел в одном костюме.

Значит, так: для начала ресторан, поесть стейки, к ним жареный картофель и кетчуп, потом можно посидеть в баре, а потом уж отправляться домой. Дженна собиралась в отпуск… или он уже был? Ну неважно. Дома – так дома, а если она на работе – значит, неприятное объяснение отложится до позднего вечера. С работы она никогда раньше десяти не возвращается. Пожалуй, он успеет позагорать возле бассейна. Добрый, старый Лонг-Айленд! И всем, абсолютно всем соседям наплевать, приехал ты или и вовсе не уезжал…

После бара настроение Итана поднялось до заоблачных высот. Он заказал по телефону такси и вскоре уже мчался с ветерком по хорошему шоссе. Во второй половине дня солнце припекало не так сильно, но было душно, и Итан решил, что сегодня, пожалуй, расположится в своей японской комнате. Там хорошо, просторно…


Машины Дженны у ворот не было, но все же калитку он отпирал с некоторой опаской. Итан Тонбридж был, в сущности, миролюбивый человек, что неудивительно, учитывая жесткий характер его отца. Выяснение отношений, пусть даже и с холодной, сдержанной Дженной, его несколько пугало, поэтому по дорожке Итан прокрался как истинный индеец – совершенно беззвучно.

На перилах сохла какая-то футболка, ее размерам и степени потрепанности Итан немного удивился, но и успокоился: значит, отпуск у нее точно был, она отдохнула и нервы у нее в порядке. Правда, они у нее всегда в порядке, а вот взгляд этот… ух! Итан навсегда запомнил лицо метрдотеля в том ресторане, где им подали холодный жульен. Дженна Фарроуз ничего особенного не сказала, просто попросила принести другой, но при этом ТАК посмотрела на метрдотеля, что можно было не сомневаться: кое-кого из поваров в этот вечер непременно уволят.

Итан прокрался по коридору к японской комнате. На втором этаже, со стороны комнаты Дженны, послышался какой-то шорох, и молодой человек замер на самом пороге, чутко прислушиваясь и не глядя перед собой. Ручку двери он повернул машинально и уже начал заносить ногу над порогом…


Чикита блаженствовала на прохладном полу. Неугомонные щенки насосались молока и спали, посапывая, у нее под брюхом, вокруг царила тишина, и маленькая собачка позволила себе отдохнуть. Нелегка доля многодетной матери.

То, что в доме чужой, она УВИДЕЛА сразу. Это не был хозяин – от него пахло землей, сеном и Хорошей Женщиной. Это не была Хорошая Женщина – от нее пахло едой, пронзительными цветами и хозяином. Это не был Рыжий Человек – от него пахло бензином и смехом.

Это был чужой, и чужой сейчас шел по коридору, явно чего-то опасаясь. Честный человек опасаться не будет, потому от честного человека никогда не пахнет тревогой. Тревога – это отвратительный запах. Едкий и злой, задиристый, от него сами собой обнажаются белоснежные зубы и шерстка на холке встает дыбом. Этот запах недвусмысленно говорит: я тебя боюсь, ты можешь меня победить. Даже если ты очень маленькая собачка.

Чикита приподнялась, стараясь не потревожить детей. Чужой приближался. Зубки Чикиты обнажились в смертоносной улыбке. Возможно, это будет ее последняя битва, но щенков она чужому не отдаст. К тому же есть надежда, что Большой, Рыжий, Лохматый, Злая, Дурочка и Вожак услышат звуки битвы и придут на помощь. Особенно Вожак – ведь он должен быть в доме…


Великий вождь Джеронимо проснулся сразу и насовсем. Сорвался с постели, подлетел к окну, вскочил на подоконник. Никого. Маленький терьер слегка напрягся, подключая свой черный мокрый нос на новую мощность. Так и есть! Ах, остолопы! Лентяи! Олухи! Чего и взять с дворняг! Все приходится делать нам, аристократам – не зря же в жилах Джеронимо течет кровь по крайней мере восемнадцати Колен Терьеровых.

Над пустой садовой дорожкой клубился оранжевый туман, легкая дымка, стремительно тающая у калитки, но еще довольно явственная у самого крыльца. Чужой человек, человек, который боится, а значит, человек, который пришел с Дурными Намерениями, прошел в дом.

Смерть Чужому!

Великий вождь Джеронимо маленьким, смертоносным и молчаливым вихрем вылетел из комнаты Дженны.

Итан решил, что шорох наверху ему почудился, успокоился и решительно шагнул в свою комнату. В тот же самый момент где-то внизу раздался истошный тоненький лай, и острейшие зубки-иголочки вцепились ему в икру. От неожиданности и боли Итан заорал в полный голос, отшатнулся обратно, унося на своей ноге не иначе, как взбесившуюся белку, и тут гораздо более отчетливая боль пронизала его мускулистую ягодицу.

Нечто рычащее и небольшое мертвой хваткой вцепилось в Итана и повисло у него на штанах, испуская такие кровожадные звуки, что человек послабее впал бы в панику. Итан был духом не слишком, но силен. К тому же детство его прошло на ранчо, среди многочисленных и не всегда дружелюбных собак, и он вспомнил, что спасаться от них, как и от ос, нужно в воде. Вода имелась перед домом в бассейне, туда и устремился Итан Тонбридж, ущемленный сразу с двух сторон: отважной матерью и вожаком стаи.

Вылетев на улицу, он на мгновение решил, что у него от всех этих потрясений сделались галлюцинации – прямо на него с ревом и рыком неслась целая куча разнокалиберных псов, а в арьергарде следовал вразвалочку черный медведь-гризли. Итан был не уверен, что гризли отпугнет водная преграда, но выбирать было не из чего. Схватив на ходу пластмассовый столик, машинально подхватив слетевший с него листок бумаги, Итан швырнул им в набегающих врагов и совершил великолепный прыжок в бассейн.

Джеронимо воду не любил и успел разжать зубы еще в воздухе. Чикита едва не свалилась вслед за похитителем детей, но удержалась, и теперь бегала по бортику, оглушительно и противно тявкая. Малыш, дохромав до бассейна, остановился, обнажил громадные клыки и зарычал. Остальные собаки взяли врага в кольцо, полаяли для острастки и уселись передохнуть.

Итан немного поплавал в середине бассейна, чувствуя себя полным идиотом. К счастью, волны сшибли с бортика надувное кольцо, на котором Дженна любила загорать, и теперь Итану предстояло именно на нем ждать возвращения своей невесты. Он с трудом забрался на кольцо, поразмыслил и решил раздеться. Все же не так глупо. Правда, жаль, что на нем не элегантные плавки, а довольно-таки легкомысленные поплиновые трусы в сердечках, но, с другой стороны, в мокром костюме сидеть посреди бассейна еще глупее.

Он разделся и совершил последнюю свою на сегодня ошибку. Свернул мокрую одежду в кулек и швырнул на бортик.

Джеронимо расценил этот поступок совершенно однозначно: издевается, гад! В течение десяти, максимум – пятнадцати минут брюки, пиджак и рубашка Итана Тонбриджа превратились в лохмотья, после чего маленькое кудлатое чудовище обежало вокруг живописной кучи, остановилось, так, чтобы Итан видел, и величаво задрало заднюю ногу…

Делать в бассейне было совершенно нечего, разве только следить, чтобы кольцо не прибило к бортику, так что целый час Итан изнывал от безделья и идиотизма ситуации. Потом что-то, плавающее в воде, привлекло его внимание. Он осторожно выудил размокший листок бумаги и аккуратно расправил его на гладкой поверхности кольца. Почерк был Дженны, и Итан приободрился. Может, она соизволила объяснить, что это за звери? Хотя вряд ли, ведь она же не знает, что он прилетел…

«Представляешь – забыла про работу! Лечу туда, но потом сразу домой. Люблю тебя! Еще не ушла, а уже не могу дождаться встречи. Вот что ты со мной сделал, дикий гусь! Твоя…»

Некоторое время Итан обалдело созерцал листок, потом призвал на помощь могучий, но слегка подмокший разум.

Насчет того, что он прилетел – могла узнать. Скажем, соскучилась окончательно, не выдержала, позвонила в Англию, узнала, что улетел. Обрадовалась, написала записку.

Не может дождаться встречи. Нормального жениха это должно радовать, но ведь он-то приехал разрывать помолвку. Нехорошо. Нет, что там – ужасно. Она скучает, места себе не находит, про работу забыла – хотя это наверняка фигура речи – ждет его, а он приедет и с порога: извини, разлюбил, женюсь на другой. Нет, так нельзя.

Потом, что это за тон? Сам по себе очень хороший, веселый такой, но только Дженна Фарроуз таким тоном и разговаривать-то не умеет, не то что писать. Игривый такой, шутливый, но в то же время страстный. Так и просится на язык слово «фривольный», но Дженна, Дженна Фарроуз – и фривольность?!

И, кстати, хороший повод обидеться. Что это еще за гусь? Почему гусь? Зайчик, котик, львеночек, даже мурзик – допустимо и вполне терпимо (правда, опять же, совершенно не в духе Дженны), но – ГУСЬ?

От этого самого гуся мысли Итана переместились в тактико-стратегическое русло. Господь в милости своей дарует нам всем выход из любого положения, и если уж свирепые псы загнали его, наследника Тонбриджа, в бассейн, то теперь, по крайней мере, есть время подумать и продумать, как лучше построить разговор с Дженной.

Большое подспорье в таком деле – обидеться на нее раньше, чем она на него. Разумеется, ситуации не сравнить, он поступает во сто крат хуже, но и она тоже хороша: ждет, а сама напихала полный дом злых собак! Костюм пропал, в его японской комнате живет бешеная белка, весь газон в ямах каких-то, гусь этот…

Тут с веселым стуком распахнулась калитка, в нее вошел молодой коренастый парень в джинсах и майке без рукавов, и его слова подсказали Итану, что это – самый веский довод в пользу того, чтобы обидеться на Дженну Фарроуз.

– Джен, красавица моя, я вернулся! И умираю от голода – и любви.

Собаки с веселым визгом кинулись к незнакомцу, даже черный гризли заковылял, отчаянно виляя пушистым хвостом, но едва Итан сделал попытку под шумок вылезти на сушу, как вся стая немедленно кинулась обратно и старательно залаяла. Итан попытался принять максимально выигрышную позу и строго, хотя и несколько сипло, произнес:

– Ну и как вы все это объясните, молодой человек?

Наступила тишина. Такая, какая обычно царит в самом эпицентре урагана.


Хиту хватило десяти секунд, чтобы сообразить, КТО плещется в бассейне, как и то, что плещется он там не по своей прихоти. Лицо Хита слегка потемнело, после чего приняло выражение, которое он натренировал в армии: абсолютная, прямо-таки каменная бесстрастность.

Цыкнув на собак всего один раз, он заставил их убраться в конюшню с глаз долой. На пороге дома остались только Чикита и Джеронимо. Визг щенков вскоре заставил молодую мать вернуться к своим обязанностям, но маленький терьер был полон решимости охранять дом и домочадцев до последнего, поэтому Джеронимо уселся возле двери, напряженный до дрожи в мышцах. Нос, глаза и уши были настроены на полную мощность, и чужаку следовало хорошенько подумать, прежде чем совершать необдуманные поступки.

После этого Хит подошел к бассейну и протянул руку.

– Прошу. Извините, что так вышло. Давно… плаваете?

– Час с лишним. Вы кто?

Хит помолчал. Перед ним стоял замерзший красавец в дурацких мокрых поплиновых трусах в сердечко, лицо у красавца было сердитое, звали красавца наверняка Итаном, и фамилия его начиналась на «Т», но как можно в двух словах объяснить ему: чувак, я разрушил твою жизнь, увел твою девушку, забрался в твой дом и твою постель, но при этом я не виноват?

– Давайте так. Уже вечереет, на улице прохладно. Вы переоденьтесь, налейте себе чего-нибудь, и я вам все расскажу. Идет?

Неожиданно мокрый красавец как-то очень по-мальчишески смутился и сразу стал симпатичнее.

– Это хорошая мысль, только… мне страшно неудобно, но… вы не могли бы посмотреть… я не очень сильно пострадал… сзади?

– В каком смысле?

– Понимаете, я вошел слишком неожиданно, собаки не смогли сдержаться.

– Та-ак. Джеронимо! Это ты, подлец?

– Красивое имя. И пес хороший. Такой… боевой.

– Повернитесь. Ого!

– Я вот и чувствую, щипет… Ох, теперь уколы, да? Ненавижу уколы.

– На этот счет можете не волноваться. Все мои псы привиты и здоровы, но йод, разумеется, потребуется. Сами справитесь?

– Боюсь… трудновато. Слушайте, мне остается сгореть со стыда, но… поможете?

– Конечно. Сейчас принесу. Лучше на улице, чтобы не пролить на пол.

– Йод в ванной на первом…

– Я знаю… Извините.

Хит исчез в доме, про себя ругаясь страшными словами на свой язык без костей, а Итан опять призвал на помощь разум.

«Джен, любимая… Умираю от голода и любви… Я знаю, где йод»…

То есть… учитывая все вышесказанное, мы можем с известной долей вероятности предположить, что этот черноглазый как минимум знаком с Дженной. Достаточно хорошо. Давно – исключается, Итан бы его знал, значит – что? Познакомились в его, Итана, отсутствие, и дело уже зашло так далеко, что его собаки живут в комнате Итана, а сам он пользуется ванной на первом этаже! Да, и называет Дженну – «Джен» и «моя любовь». Что это, как не измена?

Теперь кладите сюда то, что Дженна – девушка, тем не менее, порядочная, и знакомы они с черноглазым никак не меньше месяца, а это, в свою очередь, значит, что Дженна Итану изменила первая, а уж потом он, с Рози…

Появление черноглазого с йодом нарушило ход мыслей, и Итан решил повременить с поспешными выводами. К тому же глупо сердиться на человека, который поливает вам задницу йодом.

Одним словом, прошло не меньше получаса, пока Итан переоделся в сухое, причесался, захватил из бара бутылку виски, из холодильника лед и содовую, из шкафчика стаканы – и вышел в сад, где на скамейке смирно сидел коренастый парень с удивительными черными глазами, напоминающими раскаленные угли. Итан с невольным уважением покосился на могучие смуглые руки, увитые жилами и расписанные причудливыми разводами татуировки. Ох, не в спортзале он такие мышцы накачал…

– Итак, поговорим. Меня зовут…

– Итан Тонбридж.

– Вы знаете мое имя? Что ж, значит в бассейне мне не почудилось, и вы действительно назвали имя моей невесты.

Хит с шумом выдохнул воздух. В принципе, когда-то это все равно должно было кончиться. Даже лучше, что так, между двумя мужиками, а не на ее несчастную головку.

– Меня зовут Хит Бартон. Я ветеринар. Сейчас обустраиваю приют для бездомных собак. И я люблю вашу невесту. Дженну. Мисс Фарроуз.

– Все?

– Все.

– Ага. Замечательно.

Итан в некотором замешательстве переваривал полученную информацию. Тут главное – не спугнуть этого прекрасного человека.

Он ожил и умело разлил по стаканам янтарную жидкость.

– За знакомство – чистого. Итан – Хит. Пип-пип!

Ошеломленный Хит принял из рук Итана бокал и опрокинул его в рот, даже не поморщившись. Тонбридж-младший смотрел на него с восхищением.

– Однако! Шестьдесят градусов!

– Что? А, да ерунда. Я не большой любитель спиртного. В армии грелись спиртом.

– Чистым?

– Конечно.

– Так ведь обжечься можно!

– Технология проста. Водку, ром и коньяк – если залпом – пьют на вдохе, спирт – на выдохе. В горле не остается воздуха, спирт не испаряется, то есть не обжигает. Потом аккуратно запить и вдохнуть. Мистер Тонбридж, я…

– Итан! В сложившейся ситуации ужасно глупо, по-моему, быть на «вы». А где ты служил?

– Спецвойска.

– Зеленые береты? Коммандос?

– Мобильные диверсионные бригады. Наша эмблема – серый гусь, летящий на закат.

– А! О! Гусь! Дикий! За тебя.

– Ладно, только давай разбавим.

– Идет. А я не служил. Папаша не дал. Хочет, чтобы я был банкиром.

– А ты?

– А я не хочу. Я жениться хочу. Хит немедленно помрачнел.

– Слушай, Итан, я хочу сразу сказать: она ни в чем не виновата…

– Она – ангел. У нее такие кудряшки! Глазки, как незабудки, сама маленькая…

– Кто?

– Да Рози же! Ну та, на ком я хочу жениться.

– Минуточку…

– Давай за Рози, а? Она там сейчас волнуется, голубка моя.

– Где?!

– А в Англии. В офисе. Нет, сейчас уже не в офисе, дома. За Рози!

Выпили. Помолчали. Хит предпринял еще одну попытку.

– Итан, так получилось, понимаешь? Я увидел ее – и все. Погиб.

– Понимаю. Как я тебя понимаю! Я и Рози – так же. Абсолютно! Наповал.

– Дженна переживала, что ты расстроишься…

– За Дженну! За прекраснейшую из гламурнейших!

За Дженну не выпить было нельзя, и Хит торопливо закусил виски куском льда. Если так дело пойдет, Дженна застанет в саду два хладных трупа.

– Я тебе вот что скажу, Хит. Я сюда ехал… то есть летел… так чуть все ногти не сгрыз. Думаю: прекрасная ведь женщина, умная, красивая, талантливая – но не моя. А как сказать, чтоб не обидеть? А, вот то-то. Но сказать надо. Я слабак, тряпка, маменькин сынок – но честный человек.

– Брось. Ты отличный парень, Итан.

– Правда? Я рад. Серьезно. Мне никто так не говорил. Вы с Дженной… Ну… то есть… тс-с! Жентлемены о таком не спрашивают…

– Нет.

– Как – нет?

– Так – нет. Она хочет сперва поговорить с тобой, а я – я сделаю все, что она скажет.

– Нет, ну какая женщина! Хорошо, что я на ней не женюсь. Я бы застрелился на третий день.

От осознания соб… свин… ного несовершенства. Ты ее любишь?

– Больше жизни.

– Эт хорошо. Она… короче, ей это надо.

– Это всем надо.

– Таким, как она, особенно. Знаешь, как они живут, все эти куколки? Жуть. На завтрак стакан воды, на обед листок салата, на ужин горсть слабительного и зеленый чай. Все мужики – голубые, лучшие подруги их ненавидят, семьи нет, на секс сил не хватает. Нет, я это все в общем смысле, не про Дженну. Она умница. Но она – чужая в этом мире, Хит. Ей совсем другое нужно.

Хит прищурился.

– Что же?

Осоловевший красавец удивленно вскинул красивые брови.

– Как что? Семью! Детишек. Чтоб вот собаки, кошки, рыбки, птички. Чтоб цветы по утрам. Даришь цветы ей?

– Дарю…

– Молодец! А я ленился. Потому что не любил по-настоящему. Вот Рози сейчас люблю – и каждый день дарю. Даже и не понимаю, как это: Рози – и без цветов.

– А вдруг Дженна не согласится?

– Что ты! Даже и не думай. Раз такие записки пишет – уже согласилась.

– Какие записки?

– Тебе. Про гуся. И про то, что любит. Тебя, не меня.

– Где?!

– Утонула. Я ее в воду уронил, когда спасался. Давай за любовь?

– Давай.

– Хороший ты мужик, Хит.

– И ты ничего, Итан…

12

Дженна приехала уже в темноте. Окна дома не светились, хотя собаки встретили ее в полном составе. Сердце Дженны сжалось в тревоге. Где Хит? Почему его до сих пор нет?

Неожиданно из сада донесся очень странный звук. Дженна изумленно вскинула брови, подхватила на руки Джеронимо и пошла вглубь зарослей. Возле раскидистой яблони она остановилась и зажала себе рот, чтобы не расхохотаться.

За деревянным столиком сидели Итан Тонбридж и Хит Бартон. Головы они склонили друг другу на плечо, перед ними стояла пустая бутылка из-под виски и два стакана, ведерко из-подо льда валялось на земле, а сами собутыльники спали мирным сном.

Дженна осторожно подошла к Хиту и тронула его за шею под левым ухом. Он сам ее научил, вернее, рассказал, что так можно разбудить любого, даже мертвецки пьяного человека. При условии, что этот человек служил в армии. Именно там этому и учат.

Хит не наврал. Дженна едва не взвизгнула, когда от ее легкого прикосновения Хит открыл абсолютно ясные и трезвые глаза, схватил за руку – и поцеловал в ладонь.

– Здравствуй, маленькая.

– Хит, что это? Откуда он взялся, почему ты его напоил…

– Напоил меня он. Это его виски. И пьет он, как конь. Заснул я, потому что устал. А взялся он… черт его знает, но нашел я его в бассейне.

– Где?!

– Его собаки загнали. И за задницу цапнули. Пришлось залить йодом, то-се, короче, завязалась крепкая мужская дружба.

– А он знает? Про нас?

– Знает. И знаешь… Он не против.

– Как это?

– Он ехал к тебе просить прошения.

– За что?

– За твою разрушенную жизнь.

– Хит, я тебя сейчас ведерком ударю по голове.

– Что ты, убьешь! Я серьезно.

– Тогда сгруппируйся и расскажи хоть что-нибудь связное.

– Не могу, это не моя тайна.

– Ведро!

– Понял. Короче, он уехал в Англию и встретил девушку своей мечты. Зовут Рози. Глаза, как незабудки, кудряшки, веснушки. Дядя – граф. Она – секретарша.

– Ой, боже мой…

– Вот, и он так подумал. У него же в Штатах невеста. Ты то есть.

– Мистер Бартон, ты пьян, как… фортепьян!

– Не смей смеяться надо мной, белобрысая! На чем я… ах да. Он промучился месяц, а потом отправился к тебе, все рассказать и вымолить прощение на коленях.

– Но не дошел.

– Не очень. Сначала хотел зайти в свою комнату – а там Чикита охраняет свое потомство. Он на улицу, а Джеронимо – сзади. Вцепился ему в филе, так и висел. Во дворе подоспели остальные, Итан прыгнул в бассейн и сидел, ждал кавалерии. Дождался меня.

– И тут – крепкая мужская дружба?

– Ну да. Умница. Все на лету… Пока тебя ждали, все обсудили. Он за тебя очень рад. В смысле, повезло тебе со мной.

– О, не то слово. В данный момент мне повезло с вами обоими. Ну, что с ним теперь делать? Его же москиты тут съедят.

– Счас… погоди-ка. Подержи ведро.

– Ты что! Надорвешься!

– Да ладно… Был у меня такой в роте… Тэкс. Из Техаса. Длинный, как… не знаю что.

– Ты ж его не носил…

– Носил. Два раза. На учениях он был условно раненый, а в… одной поездке – реально. Я его и нес.

– Хит! Осторожно, ямка…

– Чертов пес, прости, Джен. Всю дорогу раскопал. Где ж дом-то? Мы не заблудились?

– Осторожно, не спеши, я сейчас свет зажгу. Вот. Голова… а впрочем, он сейчас вряд ли почувствует.

– Р-рози! Моя нежная голубка! Моя английская р-роза!

– Ти-хо. Куда?

– Сюда, в гостевую.

– Ох. Что-то я ослаб. Выхожу из формы. Проводишь меня?

– Ложись в доме!

– Нет! Принципы – это святое.

– Дурак ты, ветеринар.

– Веди аккуратнее!

В домике садовника Хит утомленно повалился на кровать и блаженно вздохнул. Могучая грудная клетка вздымалась и опадала, словно океан во время шторма. Дженна, улыбаясь себе под нос, стащила с Хита кроссовки, потом залезла на кровать, с усилием приподняла любимого и собралась стащить с него футболку, залитую виски и оттого невыносимо благоухавшую алкоголем. В следующий миг Хит Бартон пугливой ланью слетел с кровати, целомудренно стиснув руки на груди, и замер метрах в двух от кровати, с подозрением глядя на Дженну. Та не выдержала и расхохоталась.

– Хит! Ты все равно не похож на юную деву, застигнутую в момент купания. Отдай футболку, я ее брошу в машину. Вы что, виски поливались?

– Пролилось немножко. Выйди, я в окно тебе отдам.

Дженна встала и пошла на него вкрадчивой походкой пантеры, не сводя мерцающих глаз со смущенного лица своего избранника.

– А если я не уйду? Если я вообще не хочу уходить? Я теперь чиста перед своим бывшим женихом, могу делать, что хочу. А я хочу тебя!

– Дженни…

– Я хочу остаться с тобой, хочу спать с тобой в одной постели, хочу проснуться у тебя на груди. На твоей груди, Хит, а не на футболке. Что ты там прячешь?

– Не могу сказать.

– Не можешь сказать – покажи.

– Ни за что.

– Я тебя видела.

– Издали.

– Теперь хочу вблизи.

– Нет.

– Хит Бартон! А когда мы поженимся, ты тоже ее не снимешь?

– Пока что – не сниму.

И тогда она на него прыгнула. В точности, как тигрица. И они покатились по постели, хохоча и пыхтя, а потом хохот стих, и возня немного изменилась, но в тот самый момент, когда Хиту показалось, что Дженна забыла про злосчастную футболку, зеленоглазая змея извернулась – и сорвала непрочную тряпку.

Дженна сидела на нем верхом и пристально рассматривала увиденное. Хит смущенно попыхтел, а потом перестал. Он смотрел на Дженну и думал, что ничего более возбуждающего в своей жизни не видел. Красивая женщина сидит на нем верхом и внимательно рассматривает его обнаженную грудь. Не трогает, просто смотрит. И по всему телу от этого взгляда течет горячая волна. Ах нет, уже трогает…

– Джен…

– Поразительно! Где это тебя?

– В Гонконге. Они спецы по этому делу.

– Нет, ты подумай. Во всех подробностях. Тончайшая работа!

– Я сведу, честное слово…

– Ты что! Такую красоту! Не ехать же в Гонконг за этим еще раз.

– Джен…

– Что?

– Это, вообще-то, не особенно прилично…

– Согласна. И надеюсь, что никакая другая женщина этого не увидит. Никогда.

Он улыбнулся ей, робко и несмело, словно она была его самой первой женщиной. И она улыбнулась в ответ, а потом медленно, изогнувшись, словно танцуя, выскользнула из платья – и оказалась совсем голой.

Словно во сне Хит протянул к ней руки, ужаснувшись тому, какими огромными и грубыми они смотрятся на фоне светящейся белизны ее кожи, ее хрупкости.

У Дженны перехватило дыхание от его прикосновения. Она умирала от любви к Хиту, к его удивительным, могучим и таким нежным, чутким рукам. К его горячей коже, впитавшей солнце и ветер всех дорог. К его горячим темным глазам, в которых горели любовь и страсть. К жестким завиткам волос… в которые она, наконец-то, могла запустить пальцы, зарыться лицом, забыть обо всем, потому что впереди только счастье, и нет ничего, кроме любви и счастья, и так будет всегда, ибо сейчас время перестанет иметь хоть какое-то значение…

И потолок распахнулся, становясь небом, а время превратилось в вечность, и двое стали – одно, а звезды так и сыпались с неба, давая возможность всем, абсолютно всем загадать и исполнить свои самые сокровенные желания…


Итан Тонбридж открыл глаза – и немедленно закрыл их обратно. В голове взрывались фейерверки, стреляли орудия, безумные барабанщики соревновались, кто громче и дольше пробьет дробь… Словом, нехорошо было в голове.

Он осторожно перевернулся набок. Легче не стало, зато обзор существенно расширился. Итан даже смог рассмотреть некоторые предметы обстановки. Не все, потому что большую их часть заслоняла собачья физиономия. Мордой ее было называть как-то… неудобно.

Собака была светло-серая, с черными ушами, причем одно стояло торчком, а второе свисало тряпочкой. Глаза у собаки были светло-карие и очень трогательные. Потом Итан моргнул пару раз, потом прикрыл на минуточку глаза, а потом, когда открыл снова, собак стало две.

Абсолютно одинаковых, светло-серых с черными ушами. Только у одной торчком стоит левое ухо, а у другой – правое.

Итан торопливо зажмурился и мысленно поклялся маме и Рози не пить неразбавленное виски больше никогда в жизни. Еще через секундочку он вспомнил, что приехал к Дженне, познакомился с диким гусем Хитом и… и кого-нибудь из них можно позвать на помощь!

– ДЖЕННА!!!

Обе собаки вздохнули и абсолютно одинаковым движением улеглись на пол, не сводя с Итана влюбленных глаз.

Дженна и Хит примчались на вопль, потому что прозвучал он уж очень отчаянно. Так не кричат, когда хотят просто узнать, который час. Так кричат перед лицом собственной гибели.

– Джен… умоляю… алказельцер… почему – две?!

До Хита дошло первым, и он сел на пороге от хохота. Дженна в недоумении посмотрела на него, потом на страдальца Итана, потом на собак, а потом дошло и до нее.

– Ой, не могу… Вот это лечение от алкоголизма… Надо патентовать…

– Почему вы смеетесь, злые, черствые люди? Мне плохо. У меня галлю… си… насии…

– Да все у тебя в порядке! Это ДВЕ собаки, понимаешь? Санта и Лючия. Две хитрые, прожорливые, продувные бестии. Чего пришли? Чуть не ухайдакали нам человека насмерть.

Санта и Лючия растянули абсолютно одинаковые пасти в лукавых ухмылках. Приободрившийся Итан осмелился сесть и спустить ноги с постели. Как ни странно, стало легче. А собаки подошли поближе, внимательно обнюхали Итана – и облизали его ошеломленное лицо с двух сторон. Хит серьезно покивал.

– Ты им понравился. Пошли завтракать.

– Ой, что ты, я не смогу…

– Горячий бульон – и ты бодр и свеж. К тому же вы еще не поговорили с Дженной.

– Правда… Дженна, а я вчера с тобой совсем не успел поговорить?

– Только пару слов про английскую розу.

– Ох…

– Не печалься, друг мой. Хит ввел меня в курс дела.

– Дженни, ты понимаешь… Это любовь с первого взгляда! Ты, может быть, не поверишь…

Дженна Фарроуз перевела изумрудный сияющий взгляд на Хита Бартона и ответила низким, хриплым, чарующим голосом:

– О нет, Итан. Вот в это я как раз поверю. Легко!


За завтраком Итан окончательно воспрянул телом – но не духом. Лицо его становилось все мрачнее, отвечал он невпопад, и в конце концов Дженна не выдержала.

– Итан, что с тобой? У тебя такой вид, будто ты вспомнил, что забыл закрыть воду в ванной перед отлетом.

– Хуже, Джен, намного хуже. Я вспомнил о папе.

– А что с ним? Заболел?

– К сожалению, нет.

– Итан! Как тебе не стыдно?

– Учитывая то, что мне нужно ему сказать, я бы предпочел какую-нибудь интеллигентную, не слишком опасную, но изматывающую инфекцию. Нечто вроде ветрянки. Чтобы он думал не только о том, что я говорю.

Хит усмехнулся.

– Папа не одобрит английскую розу? У нее же дядя – граф.

– Это – наш единственный козырь, но очень слабенький.

Дженна решительно отставила чашку.

– Итан, мы съездим к твоим родителям вместе и все объясним. В конце концов, мы для того и решили пожить вместе, чтобы испытать, годимся ли мы… м-да.

Хит и Итан переглянулись и прыснули со смеху. Потом Итан вновь стал серьезен.

– Дорогая моя, если бы дело было только в нашем несостоявшемся браке – я бы сам просил тебя о помощи! Да, согласен, это недостойно мужчины, но папа – страшнее. Только вот дело еще и в другом.

– Так в чем же?

– Я хочу бросить банк.

– О, Итан…

– Эй, бывшие будущие супруги, я нервничаю, когда не понимаю, о чем речь. Хочешь ты бросить банк – что такого?

– Хит, тебе хорошо говорить, ты диверсант по специальности. А у меня нет никакой специальности. То есть я что-то там закончил, по экономической части, но у меня к этому ни любви, ни таланта. А папа, когда отсылал меня в Англию, совсем озверел. Сказал, что для меня это – последний шанс.

– Да, он будет в ярости…

Хит недоверчиво крутанул головой.

– Вы что это, серьезно?

– Ты просто не видел папу Итана.

– Ну и что? Он же не расстреляет его за это? Не повесит, не утопит. Даже не выпорет.

– Да, но…

– А, я понял. Лишит наследства, да?

– Да нет, у меня есть и свои собственные деньги. Не так много, разумеется, но есть. Поверь, это совсем не самое страшное.

– Не верю и не понимаю. Объясни, чего именно ты боишься?

Итан тяжело вздохнул и решительно допил кофе.

– Хорошо. Попробую. Как ты знаешь, папа у меня человек суровый и до крайности тиранический. Всего в жизни он добился сам, своим трудом, поэтому, с одной стороны, презирает бездельников, а с другой – страшно не любит вспоминать свое прошлое. И потому не хочет общаться с людьми, напоминающими ему об этом прошлом.

– То есть ни с кем, кроме уже сложившихся миллионеров?

– Ну… примерно. Из-за Дженны он тоже рассердится, но по другой причине. Она ему очень нравится, он ее уважает. Удивлялся, почему она выбрала меня. Но если узнает, что я променял ее на секретаршу…

– Племянницу графа!

– На секретаршу! Короче, скандал будет еще тот. Ну а на десерт мое желание бросить работу.

– Так ты же не насовсем, ты просто не хочешь работать в банке, что здесь такого?

– Я же говорил, надо знать моего папу. Пойми, Хит, я так боялся его в детстве и отрочестве, что привык слушаться – лишь бы он не громыхал. Теперь я вырос, но все осталось как раньше: стоит мне прийти к нему и попытаться настоять на своем, как он сдвигает брови, начинает кричать, у меня в голове что-то щелкает, и пожалуйста – я уже слышу, как мой собственный голос лепечет «хорошо, папочка», а потом я выхожу из кабинета весь в поту и мыле и иду выполнять папины указания.

– И ты боишься…

– Что он мне прикажет, например, уволить Рози. Или уехать из Англии. Или просто не маяться дурью.

Хит кивнул.

– Теперь понятно. Ты не грусти, Итан, это ведь довольно часто встречается. Властный отец подавляет сыновей, потому что видит в них соперников. Вот у волков, например, самки предпочитают тех, кто послабее и похитрее…

Дженна многозначительно кашлянула, и Хит заткнулся. Дженна медленно протянула, глядя в небеса:

– Надо придумать хитрый ход. Такой, чтобы старый Тонбридж захотел стать твоим союзником. Надо тебя обидеть. В его присутствии.

Хит покачал головой.

– Я знаю, на что ты намекаешь, Джен. Ничего не выйдет. Он из породы вожаков, ты – тоже. Если ты начнешь обижать Итана при нем, он объединится с тобой, только и всего.

– А если я приведу тебя?

– Это если я пойду!

– А я попрошу.

– Джен, ничего не выйдет, поверь ветеринару. Нужен совсем другой ход, простой и незатейливый. Зато его, в отличие от твоего, уже тыщу раз опробовали.

– Диверсантские штучки? Брось, Хит, мы не на войне.

– Хит, ты извини, но Дженна, наверное, права…

Хит пожал широченными плечами и ухмыльнулся.

– Дело ваше. Ждет вас, касатики, полный провал.

– А ты… пойдешь с нами?

– При одном условии. Если не сработает ваш план, применим мой.

– Я согласен! Дженна, соглашайся.

– Ох, не нравится мне, как у тебя глаза блестят, Хит Бартон. Что ты задумал?

– Диверсанты своих секретов не раскрывают. Итан, ты готов мне довериться?

– Ну, если у самой Дженны Фарроуз не получится… Готов на все! Ой, что это…

Из-под стола выглянули две умильные и абсолютно одинаковые собачьи мордахи. Санта и Лючия подкрались к своему новому кумиру и вкрадчиво положили истекающие слюнями морды на оба колена Итана. Тот растерянно смотрел на одну и на вторую. Хит засмеялся.

– Сдается мне, они тебя выбрали хозяином.

– Как это?

– Как обычно. Это ведь только люди думают, что выбирают собак. На самом деле выбирают собаки.

– И… они обе выбрали меня?

– Они же близняшки. У них все одинаковое, вкус тоже.

– Ой, а Рози любит кошек…

– Санта и Лючия выросли с котятами. Одна безумная тетка в Манхэттене держала прорву кошек у себя в квартире. Потом умерла, дверь взломали. Смотрят – а среди котят в большой коробке два щенка. Кошачий приют взять их не мог, тогда их выбросили на помойку. Я подобрал. Им год с небольшим. Хорошие девки, стерилизованные, умные, спокойные. Не пожалеешь.

Дженна засмеялась.

– Хит, он же еще не сказал «да»…

Хит серьезно и спокойно указал на всю троицу.

– Посмотри на него. Посмотри на них. Они выбор сделали, теперь слово за Итаном. Итан, посмотри им в глаза, взвесь все и скажи им честно – да или нет. Они не обидятся.

Итан растерянно моргал – здоровенный красивый парень, плейбой и гуляка, а две симпатичные дворняги у его ног терпеливо и спокойно ждали. Итан протянул руки и положил им на головы.

– Девочки, милые, вы очень хороши, но я боюсь, что… все-таки нет.

Дженна беззвучно ахнула и вцепилась в плечо Хита. Тот сидел молча, никак не реагируя.

Санта и Лючия только что не кивнули лобастыми головами. Молча и деликатно отстранились от Итана и пошли к конюшне, чуть понурясь, но с поднятыми хвостами.

Итан прошептал:

– Чтоб я сдох! Они все поняли! До последнего слова. Хит!

И тут же вскочил, едва не опрокидывая стол, и заорал в полный голос:

– Санта! Лючия! Я передумал! Я беру вас, беру! Слышите? Мои красивые собаки!

Дженна почувствовала, как слезы закипают у нее в глазах. Две серые собачки с черными ушами развернулись одновременно и стремительно, а потом кинулись Итану на грудь. Теперь они не были ни сдержанными, ни деликатными. Они лизали новому хозяину уши, нос, щеки, глаза, а он хохотал и обнимал их, как обнимал бы собственных детей. Потом поднял сияющие глаза на спокойного Хита и взволнованную Дженну, смеясь, воскликнул:

– Ты колдун, собачий бог? Как ты это сделал? Я ведь не собирался…

– Говорю тебе, тебя выбрали.

– Но ты все знал!

– Я люблю их. Изучаю их. И преклоняюсь перед ними.

Хит встал, повернулся к Дженне, взял ее за руки и договорил уже ей:

– Потому что у любви много лиц и обличий. Но только два из них – любовь матери и любовь собаки – беспредельны и беззаветны. Мать отдаст жизнь за своего ребенка – собака умрет за хозяина. Даже если ребенок некрасив и глуп, а хозяин – жесток и жаден. Самая великая любовь – та, которая не задает вопросов.

Дженна смотрела в черные горящие глаза и думала, что никогда, никого не сможет полюбить так, как этого странного, сильного, спокойного парня, который всего десять дней назад вошел в ее жизнь – и остался в ней навсегда.

13

Еще пара дней прошла в идиллическом безделье. Нет, Дженна уезжала утром на работу, но для себя выяснила, что отныне, по большому счету, эта самая работа ее совершенно не интересует. В связи с этим домой она возвращалась теперь засветло.

Редакция бурлила и жужжала, шушукалась и округляла глаза, удивлялась и злорадствовала. Элинор Шип похудела и побледнела до пределов возможного. Место главного редактора само плыло в руки, но она никак не могла нащупать правильную тактику. Дженна Фарроуз не реагировала на выпады и подводные течения, она вообще больше ни на что не реагировала, просто механически выполняла всю положенную работу, а потом приветственно взмахивала рукой – и отбывала восвояси. Трудно плести интригу против человека, который не обращает на твои усилия никакого внимания. Все равно, что фехтовать с ветром.

Элинор злилась и худела, Дженна лучилась счастьем и расцветала.

Хит и Итан стали лучшими друзьями. Каждый вечер Дженна находила их под раскидистой яблоней, за деревянным столом. Со спиртным они теперь были осторожнее, но разговоры вели бесконечные, прерываясь только на ужин. Санта и Лючия сидели у ног новообретенного хозяина и помирали от счастья.

Единственное, на что Итан никак не мог решиться, – это на звонок родителям. Особняк на Лонг-Айленде стал для него чем-то вроде укрытия, и Итан собирался с духом. Случай же, как всегда и бывает, выпал совершенно неожиданно.


Вечером в пятницу раздался телефонный звонок. Дженна, Хит и Итан в это время играли в карты, много смеялись и потому не сразу замолчали, когда девушка сняла трубку. Однако она тут же вытаращила глаза и начала отчаянно жестикулировать, тыкая пальцем в Итана и старательно надувая щеки. Итан понял все правильно и схватился за сердце. Старый Тонбридж именно так и мог бы выглядеть в каком-нибудь дружеском шарже – если на свете нашелся бы хоть один художник-камикадзе, готовый этот шарж нарисовать.

– Дженна, девочка, я сто лет тебя не слышал. Узнала старика?

– Мистер Тонбридж, как я рада! Не ожидала, но все равно ужасно рада.

– У тебя там весело, я слышу? Вечеринка с подружками?

– Э… не совсем.

– Надо же! На все находишь время, молодец. Мой остолоп никогда не умел планировать свое время. Знаешь, он куда-то пропал.

– Как? То есть…

– Представь, звоню сегодня в Лондон, в банк, а мне говорят, что его уже три дня никто не видел. Честное слово, я счастлив, что обретаю такую дочь, но вообще мне просто неудобно перед тобой. Такой идиот – и муж…

– Мистер Тонбридж, вы несправедливы к И тану.

– Кто и справедлив, как не я. Еще в роддоме было видно, что толку из него не будет. Ел и спал. Головку начал держать на два месяца позже. Положили спать на живот – чуть не задохнулся. Ладно, с него я спущу шкуру позже. Я вот зачем звоню…

– Мистер Тонбридж, вы прямо мысли мои читаете. Ведь мне нужно с вами серьезно поговорить…

– Пора уже звать меня папой. Честно, Дженни. Мне с самого начала казалась, что ты – моя родная дочь.

– Спасибо, но я…

– Буду краток. Завтра у нас с мамашей Тонбридж прием. Маленький, келейный, человек на полсотни, не больше. Отель «Плаза», там, где мои апартаменты. Начло в шесть, но ты приезжай пораньше. Хлопнем с тобой по коктейлю, поболтаем о свадьбе.

– Мистер Тонбридж, я именно о ней и хотела…

– Вот видишь! Прям мысли читаю. Родственные души, ничего не попишешь. Да, будет твой начальник, Калм. Вы с ним, вроде бы, прохладно, да? Дело твое, к тому же ты совершенно права. Скользкий тип. На мой взгляд – гей. Или извращенец. Дело его. К черту. У меня к тебе будет и деловой разговор, о теме пока умолчу, но намекну: возможно, вскоре ты сможешь забыть о Калме навсегда.

– Мистер Тонбридж, дело в том, что я буду не одна.

– А! Так ты прячешь этого поганца? Ох, дождется он. Знает же, сопливец, что тебе я все прощу. Ладно, скажи – завтра пороть не буду. Отложим на воскресенье. Обнимаю и жду.

– Мистер Тонбридж…

Дженна обессиленно опустила трубку на рычажки посмотрела на своих мужчин. Итан напоминал греческую статую, изображающую юного бога в момент наивысшей степени отчаяния. Хит был возмутительно спокоен. Джеронимо смотрел на Дженну вопросительно, склонив кудлатую голову набок.

Итан Тонбридж откашлялся и спросил:

– Все знает, да? Мне самому застрелиться?

– Сегодня не надо. Завтра мы приглашены на вечер.

– О нет!

– О да! Итан, это прекрасно. На ловца, так сказать, и зверь… Зачем откладывать? К тому же на вечере он не станет ссориться.

– Он? Ты папу не знаешь. Да если ему вожжа попадет, он и при президенте Соединенных Штатов будет громыхать. Еще и тебе попадет.

– Он все равно понял, что ты здесь. Хит, ты чего молчишь, как будто тебя это не касается?

– А меня это и не касается. Могу отвезти вас на машине. Тогда вы сможете с легкой душой надраться после пережитого кошмара.

Дженна прищурилась, и в изумрудных глазах сверкнул отблеск полярного льда.

– Я бы на твоем месте не была столь равнодушна. Ты ведь поедешь с нами.

Отреагировали оба, и страдалец Итан, и Хит, разом растерявший свою невозмутимость.

– Что?

– С какого перепуга?

– С такого, что я сказала, что буду не одна.

– Правильно. Ты будешь с Итаном. В конце концов, это он твой бывший жених, а едете вы к его папе. Я-то здесь…

– Я приеду со своим избранником. По-моему, это нормально.

Хит подался вперед. Равнодушия на его лице больше не наблюдалось, но и испуганным его, конечно, никто бы не назвал.

– Джен, ты хочешь скандала во вселенском масштабе?

– Нет, просто интрига круче. Смотри: мы же решили, что Итана надо принизить в глазах его отца, чтобы он принял его сторону.

– Ты решила, а не «мы». Я по-прежнему считаю, что ничего не выйдет.

– Вот, чтобы подстраховаться, лучше прийти с тобой. Одно дело, если я просто буду критиковать Итана, другое – если приведу с собой конкретного конкурента. Старый Тонбридж обидится на меня и автоматически встанет на сторону сына…

– Папа? Ох, вряд ли… Правда, с Хитом я буду чувствовать себя увереннее…

– Вы оба, прекратите устраивать детский сад! Ну что, в самом деле! Вы поедете в свой круг, в свое общество, я там никого не знаю, никому не интересен…

– Здесь у меня тоже масса планов. Я хочу задействовать мистера Тонбриджа в нашем проекте.

– Приют для животных? Ты бредишь, мисс Фарроуз.

– Ничего подобного. Это к людям он относится свысока, а зверей он любит.

– Да, папа часто жалеет, что не может проводить больше времени с лошадьми.

– Я сейчас свихнусь с вами обоими! У нас же не приют для лошадей!

– Неважно. К тому же мистер Тонбридж собирается баллотироваться в Конгресс. Поддержка «зеленых» ему не помешает.

– Джен, я не пойду!

– Пойдешь, диверсант. Пойдешь – и очаруешь старого Тонбриджа. Вы с ним родственные натуры.

– Вот спасибо… Прости, Итан.

– Ничего. А вообще Дженна права. Что-то у вас с папой общее есть… Командный голос, мускулатура, военное прошлое.

– Итан, Дженна, я не… У меня костюма нет.

– Вот уж ерунда! Купим завтра.

– Я не…

– Не прикидывайся Золушкой, Хит.

– Она-то на бал хотела…

– Неужели ты меня бросишь на растерзание?

– Признайся, тебе просто страшно идти одной!..

Дженна посмотрела на Хита спокойным и глубоким взглядом.

– Нет, Хит. Мне хочется, чтобы ты был рядом со мной. Чтобы все эти люди смотрели на нас и говорили: вот идет женщина, которая любит и любима. Вот идет счастливая Дженна Фарроуз. Я столько лет была Ледяной Дженной, Дженной Железной, Стальной Джен, Стервой Фарроуз, а вот просто счастливой Дженной Фарроуз – прости, Итан – не была никогда. Ты откажешь мне в моей просьбе?

Хит тяжело вздохнул и почесал в затылке. Посмотрел на Дженну, перевел взгляд на Итана.

– Думаю, с пиджаком будут проблемы. Рост и ширина плеч не совпадут…

– Подберем. Подберем, Итан?!

– Гос-споди! Да легко!!!


Это оказалось нелегко. Совсем даже нелегко. С самого раннего утра начались мучения Хита Бартона, и к одиннадцати он уже совершенно изнемог.

Костюмы черные, серые и коричневые, в полоску и в елочку, с искрой и матовые, из жатого шелка и тонкой шерсти – все они слились для Хита в бесконечную конвейерную ленту. К тому же не обошлось и без унижения.

Выяснилось, что практически все модельеры – голубые, а одеваться ему помогали вообще одни девки. В смысле, девушки. Очень профессиональные, мило щебечущие, одетые в униформу бесстыжие девицы, которых совершенно не смущало то, что Хит Бартон стоит перед ними в трусах, майке и носках, красный от смущения, и не знает, куда девать руки. Бесстыжие девицы трещали на непонятном языке, измеряли Хита сантиметром, вертели его в разные стороны и советовались с Дженной. Итан командовал, развалившись в удобном кожаном кресле и потягивая чай со льдом.

К полудню мучения неожиданно прекратились – так Хит подумал. Ошибся, конечно. Просто к полудню понравившийся Дженне костюм – серый, свободного покроя в стиле тридцатых, чуть заметная полоска, рубаха белая, с открытым воротом – подогнали по фигуре, отгладили и упаковали. Потом пришел черед парикмахерской.

В жизни своей Хит стригся, естественно, много раз. Вот только стиль был несколько однообразен. В детстве подстригала мама, а поскольку большую часть времени он проводил на пастбищах, то и стрижка выбиралась максимально удобная – ежик. К осени он успевал слегка обрасти, за зиму волосы превращались в небольшую копну сена, весной процесс повторялся.

В тюрьме его побрили наголо, в армии, как сами понимаете, приветствовался тот же фасон.

Единственная вольность, которую смог себе позволить Хит Бартон-сержант – это залихватский чуб из-под пятнистого берета.

Такая прическа – если ее можно так назвать – была практична и удобна, ее он старался придерживаться и на гражданке. Другое дело, что за последние несколько месяцев было как-то не до того, и потому сейчас волосы Хита представляли собой все ту же пресловутую копну сена. Выгоревшие на солнце, густые и жесткие завитки. Ничего особенного.

Впрочем, томное создание с подкрашенными глазами и пухлыми алыми губами, при ближайшем знакомстве оказавшееся мужчиной по имени Жозеф, так не считало. Ужас, кошмар и катастрофа – вот основное, что смог уловить Хит из потока слов, которыми обменивались Дженна и удивительный мужик.

Итан на Жозефа никакого внимания не обратил, приветственно махнул рукой и удалился в сопровождении крутобедрой девицы – «подровнять височки». Дженна велела Жозефу помнить о гангстерах тридцатых, поцеловала Хита в нос и тоже смылась. Жозеф немедленно посерьезнел, стал гораздо больше похож на мужчину, усадил Хита в кресло, замотал от шеи до пяток в хрустящую простыню и вооружился аж тремя видами ножниц.

Надо отдать ему должное – был он мастером своего дела. Стриг – не стриг, а вдохновенно колдовал. Под легкими и на первый взгляд беспорядочными прикосновениями Хит задремал, а когда очнулся – Жозеф приветливо ему улыбался.

– Готово, дружок. Скажу без ложной скромности – Аль Капоне взял бы тебя в телохранители. При такой мускулатуре…

И растленный визажист игриво ткнул Хита в бицепс. Пока Хит раздумывал, не дать ли Жозефу в глаз, его подвели к зеркалу, и Хит был вынужден признать, что такой парень вполне может украсить какую-нибудь обложку. Скажем, журнала «Солдат Удачи».

Потом пришла похорошевшая до невозможности Дженна и устроила нечто вроде оргии, потому что принялась упрашивать Хита показать Жози – это так она называла Жозефа – свои татуировки. Ошеломленный ее вероломством, Хит сам задрал майку – и Жозеф чуть не скончался от восторга. Он вопил что-то про Трактат Гуань-Инь, про пятый век, и Хит с удивлением и невольным уважением понял, что парикмахер-извращенец не так прост, как кажется. Во всяком случае, мастер татуировок в Гонконге как раз про эту самую Гуань-Инь и рассказывал, выбивая на груди Хита сцену крайне неформального общения этой китайской богини с Владыкой Восточного Края.

Короче говоря, домой они вернулись только к четырем, Хит чувствовал себя вымотанным до предела, а ведь впереди ждало самое главное испытание! Оставалось надеяться только на то, что старый Тонбридж разгневается до такой степени, что выгонит из «Плазы» всех троих.


Мэтью Калм, извиваясь, как очень толстая змея, скользил по зеркальному паркету практически пустого банкетного зала. Он приехал задолго до начала званого вечера у Тонбриджа, надеясь перемолвиться словечком со старым стервятником наедине. Дело могло выгореть крайне денежное – ведь Тонбридж готовился к выборам. У Мэтью Калма было несколько домашних заготовок, но главные надежды он возлагал на Дженну Фарроуз. Правда, действовать нужно было крайне осторожно.

У них со Стервой Фарроуз действовало соглашение, касавшееся некоторых малоприятных воспоминаний, подкрепленных парочкой документальных свидетельств… разумеется, никто не собирается пускать их в ход! Малютка Дженна выходит за сынка старого Тонбриджа, а шантажировать эту семейку – лучше даже не думать о возможных последствиях. Но ведь сама-то Дженна об этом не знает? И ей вряд ли захочется расстраивать молодого мужа. А все, что от нее нужно, – это НЕМНОЖЕЧКО надавить на старого Тонбриджа, который в ней души не чает. Ее саму Мэтью тоже не собирается шантажировать, но тонюсенький намек на крайне эфемерную и чисто гипотетическую возможность такого шантажа… Одним словом, здесь требовалась тонкость, тонкость и тонкость, а самое главное – предварительная разведка боем, для чего Мэтью Калм и приперся в «Плазу» на час раньше и теперь бродил, как идиот, среди официантов, потому что, видите ли, старый Тонбридж никого не принимает! Он, понимаете ли, ждет в гости будущую невестку с сыном. Каково – не СЫНА с невесткой, а НЕВЕСТКУ… ну и ты, сынок, заходи!

Мэтью Калм подошел к окну, потягивая коктейль через соломинку. Уже третий, между прочим. Надо бы притормозить, а то до конца вечера не доберешься.

У подъезда «Плазы» остановился лимузин. С переднего сиденья вылез Итан Тонбридж – его высокую, спортивную фигуру Мэтью узнал сразу. Странно, почему это они с невестой не рядышком, на заднем сиденье? Могли бы заняться любовью в лимузине, это так возбуждает…

Итан Тонбридж распахнул заднюю дверцу, и из машины вылез еще один мужик. С таким плечами, что Итан рядом с ним смотрелся едва ли не подростком, хоть и был головы на полторы выше. Мэтью Калм подался вперед. Кто этот киборг-убийца, интересно?

Киборг склонился к машине, Итан спокойно стоял рядом. Опираясь на руку киборга, на ковровую дорожку выбралась белокурая фея в чем-то летящем, бледно-зеленом и бесформенном. На ногах у феи были не привычные десятисантиметровые шпильки, а нечто вроде балетных тапочек, впрочем, весьма изящных. Дженна Фарроуз выпрямилась… и поцеловала широкоплечего коротышку в губы таким поцелуем, который при всем желании даже с такого расстояния не назовешь братским. А коротышка по-хозяйски обнял Дженну Фарроуз за талию, нет, даже пониже, и повел по лестнице. Итан Тонбридж шел чуть сбоку и что-то оживленно коротышке рассказывал, то и дело взмахивая руками.

Мэтью Калм поспешно допил коктейль и мелкой рысью поскакал к лифтам. Попадаться на глаза пока не стоит, но подслушать хотя бы имя загадочного спутника невесты Итана Тонбриджа, вполне возможно, удастся.

14

Высокий, кряжистый мужчина, очень похожий на Итана, поднялся из глубокого кресла им навстречу. Дженна несколько суетливо шагнула вперед, Итан замер у дверей, а Хит спокойно стоял и рассматривал несостоявшегося тестя Дженны. Правда, тот еще об этом не знал.

Старый Тонбридж ему, скорее, нравился. Чем-то он напоминал полковника Стоуна, чем-то – сержанта Бакстера, учившего Хита всем премудростям диверсионной разведки. В плечах широк, кожа на лице дубленая, глазки пронзительные, серые и умные. Седая грива волос слегка всклокочена – одним словом, громовержец. И руки хорошие – сильные, широкие лапищи. При взгляде на них так и видишь табуны мустангов, покорно идущих под узду.

Старик Тонбридж распахнул свои объятия и прогремел:

– Дженна, девочка, ты все красивее и красивее, хотя уж куда, кажется, дальше? За что ж тебе такое наказание…

– Здравствуй, папа…

– Он мне предлагает здравствовать! Как я вообще жив, ты спроси?! С таким сыном!

– Мистер Тонбридж…

– Только ради нее, ради моей белой голубки Дженны я тебя прощаю, понял? И то только на сегодня. Завтра ко мне в десять, будет разбор полетов. Здравствуйте, мистер. Джен, это…

– Это мой жених…

– Нет, Итана я пока еще узнаю в лицо, а кто…

– Это мой будущий муж, мистер Тонбридж.

– Хит Бартон, сэр. Очень приятно.

Хит слегка напряг спину, чуть заметно сдвинул пятки, словно щелкая невидимыми каблуками. Правая рука сделала обманное движение, вроде бы собираясь взлететь к виску, но в результате оказалась протянутой мистеру Тонбриджу. Тот, потрясенный до того, что не мог произнести ни слова, машинально пожал руку Хита, и бывшему сержанту разведки стоило больших усилий выдержать это пожатие руки человека, в свое время на скаку останавливавшего разгоряченную лошадь.

Фокус этот Хит в жизни испробовал неоднократно. Бывшие военные клевали на него, как голавль на живца. Строевая служба въедается в подкорку, а общее военное прошлое способно сблизить даже миллионера и бродягу. Тонбридж повел себя именно так, как Хит и ожидал.

– Вижу перед собой военного человека, не так ли?

– Сержант разведки, сэр. Мобильная диверсионная бригада. Сейчас в запасе.

Кустистые брови Тонбриджа взметнулись вверх.

– Вот как? Подразделение героев. Знакомы с полковником Стоуном?

– Служил под его началом, сэр. Отличный командир.

– Согласен. Раз у него такие ребятишки… Дженна, голубка, этот парень мне нравится практически всем, кроме одного: что ты там сказала, я не расслышал? Чей он будущий муж?

Дженна Фарроуз шагнула вперед и взяла Хита за руку. Он ощутил, как подрагивают ее пальчики, и слегка сжал их своей теплой широкой ладонью.

– Мой, мистер Тонбридж. И именно об этом я и хотела с вами поговорить.


Наступила тишина, такая полная и всеобъемлющая, что даже мухи в ужасе присели на потолок, ожидая, когда же разразится буря. Старый Тонбридж сверлил взглядом Хита, но тот и глазом не моргнул. На него в Чек-Пойнте и не такие смотрели…

Дженна неожиданно успокоилась. Литое плечо Хита, тепло его руки излучали такую спокойную уверенность, что девушка неожиданно поняла: а ведь он прав. Нечего здесь бояться, бояться вообще ничего в жизни не надо, надо просто точно знать, чего хочешь. А она знала.

Она хочет быть с Хитом. Чтобы он целовал ее на ночь. Спать с ним. Просыпаться с ним. Заниматься с ним любовью. Родить ему детей. Встречать с ним рассветы. Убирать их общий дом, выбегать босиком на теплое деревянное крылечко, бережно поддерживая большой живот, прижиматься носом к его футболке, пахнущей солнцем и силой, смеяться, целовать, любить…

Жить. Быть.

Это были совсем новые для нее мысли, неизвестные и непривычные, но на удивление легкие и естественные. Их легкость заполняла Дженну изнутри, и она улыбалась, не сводя глаз со своего мужчины.

Итан Тонбридж судорожно пытался вспомнить хоть одну молитву, которой его пыталась обучить в детстве няня. Няня была из Нового Орлеана и свято верила в то, что грешниками, в общем-то, являются все без исключения, поэтому знать парочку молитв не повредит даже трехлетнему Итану.

Сейчас, на взгляд Итана, было самое время привлечь внимание небес, ну хоть самого завалящего ангела-хранителя, потому что тишина сейчас взорвется, и папа всех их…

Старый Тонбридж откинул назад голову и захохотал. Хохотал он долго, до слез, потом вытер их кулаком и заметил слегка севшим голосом:

– Он мне нравится. Смотри-ка, я так долго и так искренне хотел тебе счастья, Дженни, что сглазил собственного сына. Обалдуй, локти небось кусаешь?

– Нет, что ты, папа!

– Что? Упустил такую женщину – и не жалеешь? Ты еще дурее, чем я думал.

– Папа, дело в том, что…

Хит поспешно шагнул вперед. Хорошенького понемножку. Известия о втором счастливом союзе двух сердец папа может и не вынести.

– Я вам очень благодарен, сэр, за то, как вы относитесь к Джен. Она много о вас рассказывала.

– Да? Небось, смеялась над стариком?

– Что вы, сэр! Она вас уважает.

– Как и я ее. И счастья ей желаю искренне. А вот скажи мне, диверсант, чем ты занимаешься на гражданке? В хорошие ли руки я отдаю мою несбывшуюся невестку?

Дженна уже открыла рот, но Хит опередил ее.

– Боюсь, что похвастаться капиталом не могу, сэр. Только специальностью. Я – ветеринар.

– Диверсант-ветеринар? Интересное сочетание. Между прочим, ты не комплексуй. Я начинал на ранчо и знаю цену хорошему коновалу. Ты хороший коновал?

– Думаю, да, сэр.

– И нахальный к тому же. Это тоже хорошо. Постой-ка! А уж не ты ли вылечил черного дьявола… как же его, черта, звали… Снурри! Стоун рассказывал, что псу помог один из его солдат…

– Так точно, сэр. Это был мой первый пациент после армии.

– Тогда, думаю, тебе приятно будет услышать, что проклятый пес все еще жив и даже относительно бодр, хотя ему уже пятнадцать лет. Мы с полковником нечасто видимся, но стараемся держать связь. В свое время начинали вместе в морской пехоте, а такое, сам знаешь, не забывается. Что ж, рад знакомству. Если нужна помощь – обращайся.

Итан не верил своим ушам. Его папа, тиран и громовержец, гроза Уолл-стрита, Стервятник Тонбридж – сам предлагает помощь? И кому?!

Дженна рассмеялась, принимая из рук Тонбриджа бокал с шампанским.

– Честно говоря, вы меня ошеломили. Я думала, вы будете сердиться.

– За что мне на тебя сердиться, девочка? Уж кем-кем, а дурочкой тебя не назовешь, так что твои решения нужно уважать. Да и Итану еще только предстоит повзрослеть. Однако я хотел тебя видеть не только ради собственного удовольствия. Мистер Бартон, ты позволишь нам обсудить один интимно-деловой вопрос?

– Разумеется – если Джен считает, что мне не надо об этом знать.

Старый Тонбридж пристально посмотрел на Хита, потом перевел взгляд на Дженну.

– Скажем так: это касается некоего мистера Мэтьюса Калма.

Дженна побледнела так сильно, что Хит даже испугался, не упадет ли она в обморок. Он сжал ее локоть и негромко сказал:

– Джен, если надо выметаться, просто скажи…

– Нет. Останься. Он все знает, мистер Тонбридж.

Старик кивнул и перевел взгляд на Итана.

– Позор семьи, а вот тебе это совершенно неинтересно. Пойди, порадуй маму. Не обижайся, сын, но ты ведь больше не жених девочки.

Итан неожиданно почувствовал, как от обиды стало горько во рту. Да, папа сегодня волшебный и удивительный, но для него, Итана, ничего не изменилось. Его просто отсылают из комнаты, словно маленького мальчика. И о каких самостоятельных решениях может идти речь?!

– Хорошо. Конечно. Я понимаю. Хит… Дженна… увидимся на банкете? Я пошел.

Заберу Рози и эмигрирую, тоскливо думал Итан. Возьму мамину фамилию, уедем с Рози в Шотландию, к тетке. Заберем ее из дома престарелых, чего уж там. Все лучше, чем с папой.

Дженна проводила Итана взглядом, полным смущения и жалости, а потом повернулась к Тонбриджу.

– Зря вы так, мистер Тонбридж. Итан хороший человек. Не его вина, что он так и не смог стать таким, как вы.

– Не защищай его, девочка. На самом деле никаких особых подвигов от него не требовалось. Элементарно – уметь принимать решения, хотя бы за себя самого. Но ведь и этого он не может! Хоть бы раз он мне возразил! Хоть бы раз стукнул кулаком по столу и сказал: папа, иди к черту, я мужчина и буду делать так, как считаю нужным! Клянусь – я бы ему в этот миг все простил, все отдал бы и ушел на покой. Ладно, не о нем речь. Значит, насчет Калма твой парень в курсе? – Да.

– Тогда слушайте. Есть мнение – среди учредителей, – что тебе, девочка, вполне по силам перейти на следующую ступень. Главный редактор – это для барышень, для взрослой и умной девочки по силам быть генеральным. Как ты на это смотришь?

– Но ведь…

– Правильно. Мэтью Калм занимает эту должность. Пока – занимает.

– Он тоже пойдет на повышение?

– В том-то все и дело. Мне он никогда не нравился, а теперь не нравится еще и совету учредителей в полном составе. Причина в том, что о нем поползли разные нехорошие слухи. Грязные, прямо скажем, слухи. Слухи, в которых фигурируют малолетние проститутки и статья о распространении порнографии.

Дженна снова побледнела. Хит закаменел лицом и устремил взор в окно. Тонбридж продолжал.

– Почему я об этом говорю – спросишь ты. Почему говорю тебе – спросит, положим, твой Бартон. Отвечаю: ты мне не чужая. Я переживаю за тебя и хочу если не оградить от неприятностей, то хотя бы предостеречь.

Раз твой мужик все знает, то знает и то, что вас с Мэтью Калмом некоторое время связывали некоторые отношения. Которые потом закончились, причем расстались вы, мягко говоря, не друзьями. Калм – мерзавец, будем называть вещи своими именами. Когда он узнает, что его увольняют, а на его место берут тебя, он начнет мстить. Без всякого стыда и соблюдения приличий. Я ни на что не намекаю, девочка, но я старый стреляный волк, я видел в своей жизни столько компромата, мнимого и подлинного, да и сам его использовал, что задаю тебе прямой и простой, как оглобля, вопрос: есть ли у Мэтью Калма компромат на тебя?


Дженна молчала, опустив голову. Ощущение было такое, словно ее неожиданно огрели по голове. И тут вдруг перед ее мысленным взором встало Решение…

Вообще всех проблем. Простое, совершенное в своей простоте и красоте, устраивающее всех, необходимое и естественное, как воздух. Дженна Фарроуз подняла голову и устало улыбнулась мистеру Тонбриджу, а потом Хиту.

Как ты говорил, любимый? Удариться в стену лжи всем телом?

– Компромат есть, мистер Тонбридж. Думаю, что есть. Но это не имеет значения.

– Ошибаешься. Есть такие вещи, что…

– Послушайте меня. И не обижайтесь, ладно? Я не трусиха, вы знаете. Я не бегу. Я просто только сейчас поняла, чего хочу на самом деле.

Дженна Фарроуз посмотрела на обоих мужчин – старого и молодого – и начала говорить.

О деревянном крылечке, босых ногах, большом животе, рассветах, собаках, детях и поцелуях.

О том, что самое главное – быть вместе, засыпать и просыпаться с улыбкой, вытирать носы, выгуливать пса, мыть посуду, ездить в луна-парк, прислушиваться к сопению маленьких носиков, ждать с работы всю жизнь одного и того же мужчину, гордиться его успехами и не бояться ничего и никогда – потому что он есть, он рядом, он любит, и с ним не страшно. А если не будет его – то не будет ни рассветов, ни сопения носиков, ни большого живота, ни теплого дерева крыльца под ногами, ни счастливого лая, ни каруселей. И вот тогда будет страшно по-настоящему…

– …И я все решила, мистер Тонбридж. Я ухожу из журнала. Я буду работать вместе с Хитом, в его клинике. А потом… не буду работать. Буду просто жить. С ним. Всегда.

И снова, в который уже раз, наступила тишина. Старый Тонбридж смотрел на Дженну и сопел. Хит смотрел на Дженну и страдал. Дженна смотрела на Хита и умирала от счастья. Потому что совершенно точно знала, от чего он страдает: от невозможности поцеловать ее прямо сейчас. Для женщины очень важно – совершенно точно знать, что ее мужчина еле сдерживается…

Тонбридж крякнул и налил себе виски.

– Твое здоровье, девочка. И твое, диверсант. Считай, что ты собрал все ордена разом. Желаю вам обоим счастья. А о Калме я позабочусь, потому что эта гнида все равно наверняка начнет гадить.


Через несколько минут после ухода Итана Тонбриджа Дженна Фарроуз, старый Тонбридж и загадочный громила вышли из дверей апартаментов. Приунывший в кустах азалии Мэтью Калм встрепенулся. Подслушать удалось немногое, только то, что Дженна выходит не за Итана, но старый змей на нее за это не в обиде. Вон, как за руку держит! Стало быть, с одной стороны можно смело ее припугнуть, а с другой – рассчитывать на ее слово перед Тон-бриджем…

Парень с непомерными плечами вдруг что-то негромко сказал Дженне и Тонбриджу, те недоуменно переглянулись и дружно уставились прямо на Мэтью Калма, неосторожно высунувшегося из азалии. Калм замер, подобострастно улыбаясь.

Широкоплечий опять что-то произнес, Дженна и Тонбридж кивнули и направились к лифту, а широкоплечий на удивление быстро пересек холл и оказался прямо перед Мэтью Калмом. Смуглая рука каким-то змеиным, молниеносным движением метнулась вперед – и Мэтью Калм с изумлением и ужасом почувствовал, как ноги его оторвались от земли. Парень с бесстрастным лицом и саженными плечами держал Мэтью Калма на весу ОДНОЙ рукой, однако самым страшным оказалось не это и даже не начинающийся приступ удушья. Самым страшным оказался взгляд парня.

Горящие, словно адские угли, глаза оставались одновременно холодными, как у змеи. Бронзовые скулы так и просились на медаль.

Четко очерченные губы почти не двигались, но при этом все слова Калм расслышал очень отчетливо.

– Запомни, Мэтью. Если ты хоть раз в жизни, в бреду или под наркозом, на исповеди или под газом просто произнесешь имя моей женщины… ПРОСТО ПРОИЗНЕСЕШЬ ИМЯ – ты понял? Так вот, я найду тебя и убью. Веришь?

Мэтью Калм хотел неистово закивать – но удушье не позволило, и он ограничился тем, что страшно выпучил глаза и захрипел. Страшный парень удовлетворенно кивнул и разжал стальные пальцы. Повернулся и ушел, как ни в чем не бывало. Даже не запыхался.

Мэтью Калм полежал в азалии, прислушиваясь к своим ощущениям. Похоже, удушье в самое ближайшее время грозило смениться острым расстройством кишечника…

15

А сам вечер удался, несмотря ни на что. Возможно, только молодой Итан Тонбридж выглядел слегка рассеянным, но сердобольные дамы приписали это тому, что «мальчика бросила эта Фарроуз», а мужчины – что ж, большинство присутствовавших знали Итана с детства и полагали, что рассеянно-бестолковое выражение лица присуще ему с самого рождения.

Хит Бартон, без преувеличения, произвел фурор. Дженна преисполнилась гордости, словно мать-наседка, первый раз представляющая свое дитя всему птичьему сообществу. Дамы кокетничали и кудахтали, мужчины одобрительно крякали и расспрашивали Хита об армейском прошлом. Отвечал он спокойно, обстоятельно и с юмором, так что к концу вечера сделался душой компании, и выбор Дженны Фарроуз одобрили почти единогласно.

Мэтью Калм на вечере так и не появился.


Домой возвращались, когда уже совсем стемнело, и звезды густо усыпали небо. Дженна положила гудящие ноги на колени Хиту, и тот принялся осторожно их массировать. При виде такой идиллии Итан преисполнился черной меланхолии и принялся душераздирающе вздыхать. Хит улыбался в полумраке, а потом не выдержал.

– Чего вздыхаешь? По-моему, было не очень страшно.

– М-да.

– Джен, скажи ему.

– Итан, миленький, но ведь папа не громыхал…

– Ну и что? Какая разница…

– Ты что, обиделся, что мы тебя выгнали, когда заговорили о Калме?

– Вот еще! Калм здесь ни при чем. Просто… просто прав оказался я. Папа никогда в жизни не принимал, не принимает и не будет принимать меня всерьез. Я – маленький мальчик, которого отсылают из комнаты, когда начинаются взрослые разговоры.

– Эй, эй, что за пораженческие разговоры?

– Да ладно, Хит, брось. Я понимаю, что ты хочешь меня поддержать, но ведь ты сам все понимаешь. Ты первый раз появился в этом обществе – и с тобой разговаривают, тобой интересуются, тебя расспрашивают. А кто такой Итан Тонбридж? Неудавшийся сын великого папаши. Кроме того, завтра меня вызвали на ковер, забыли?

Дженна сердито нахмурилась и выпалила:

– Хочешь сказать, что снова смиришься с любым решением отца? А как же твоя Рози?

– Отец проглотит и ее, и меня, даже не заметив этого. Увидишь, завтра меня волевым решением отошлют в Англию и велят сидеть ниже травы, тише воды. Твой план не сработал, Джен. Я тебя не виню, ты хотела как лучше, но придется мне смириться с неизбежностью…

Хит поднял голову, и в темноте сверкнула его улыбка.

– Минуточку! А обещание?

– Какое еще обещание?

– Ты обещал, что если не сработает план Джен, ты доверишься мне. И станешь выполнять, между прочим, все мои указания.

– Да ладно, Хит, у меня настроения нет шутить…

– А я и не шучу. Завтра узнаем, способен ли еще на что-то старый диверсант.

– Завтра позвоню Рози и скажу, что ничего не вышло…

– Подожди до возвращения от отца.

В эту ночь Дженна спала как убитая. Хит немного постоял над ней, а потом ушел в сад и часа полтора занимался своими упражнениями. Во-первых, он ими в принципе давно не занимался, а во-вторых… так было легче справиться с одиночеством сегодня ночью.

Итан выполз в сад – и из конюшни немедленно пришли обе сонные, но исполненные любви собаки: Санта и Лючия. Итан погладил обеих одновременно, потом плюхнулся на садовую скамью и испустил тысяча сто восьмидесятый по счету душераздирающий вздох. В руках он держал бокал с чем-то искрящимся и явно алкогольным.

Хит как раз выполнял сложную связку упражнений, «золотой журавль выхватывает серебристую форель из утреннего ручья». На взгляд Итана, Хит просто стоял на одной ноге и тянулся в небо, а потом упал и распластался по траве, чтобы еще через мгновение молниеносным движением крутануться вокруг своей оси и замереть уже на другой ноге… На самом деле в этом упражнении были задействованы почти все группы мышц, и оно у Хита не получалось еще с армии… Впрочем, это совершенно не имеет отношения к ночному разговору двух женихов Дженны Фарроуз – бывшему и нынешнему.


– Хит…

– Да?

– Может, мне в армию уйти?

– Смеешься?

– Нет, мне не до смеха. Признаюсь, я сегодня чуть не взвыл на этом проклятом вечере.

– А мне даже понравилось. Люди все приятные, беседуют, интересуются. Кой-кто даже денег предлагал на лечебницу…

– Тебе хорошо. Тебя фиг смутишь. Бывший вояка, врач… А ко мне все относятся, как к ребенку с девиантным поведением.

– С чем, прости?

– Короче, к дауну. Я же их всех с вот таких лет знаю, они меня, соответственно, тоже. А, вот и наш Итан! Красавец! Ну пойдемте поговорим о делах, а ты, Итан, развлеки дам. Все равно больше ничего не умеешь.

– Ты совсем раскис, старичок. А как же Рози?

– Ух! Рози – это ангел. Она такая… такая… Одним словом, прямо и не знаю, как показаться ей на глаза.

– Ну полдела ты уже сделал, Дженне все рассказал…

– Да уж. Вот смотри, даже и в этом я оказался полным тюфяком.

– Почему?

– Потому! Представь: приезжаешь ты домой, а у твоей невесты в доме живет посторонний мужик…

– Минуточку! Но ведь ты приезжаешь рвать с ней отношения, не так ли?

– Ну и что? Как минимум, можно было бы воспользоваться ситуацией и свалить все на невесту.

– Да, это очень по-мужски.

– Не иронизируй. В любом случае, не так надо себя вести, как повел я. Ой, как хорошо, дорогая, значит, ты уже пристроена и не будешь расстраиваться… Ничего, завтра папа уничтожит мое это до основания, я уеду в Англию, напьюсь…

– А чего тянуть-то? Напейся здесь.

– Ну… нехорошо как-то.

– Почему? Люди здесь остались в основном тебе несимпатичные, терять тебе все равно нечего. А в Англии Рози, она расстроится.

– Ох… ты прав. Только это как-то глупо. Я же не алкоголик.

– Спроси любого морского пехотинца, в жизни каждого сильного мужчины наступает момент, когда напиться необходимо. Впрочем, пехотинцев не спрашивай. Они всегда пьют, как звери.

– Хит, ты болтаешь, чтобы меня отвлечь. Вот взял бы и выпил со мной.

– А пожалуйста!

– За наших женщин!

– За любимых!

– Ура?

– Ура!


Дженна перевернулась на другой бок, приоткрыла один глаз и посмотрела на часы. Однако! Половина первого!

Солнце сияло, заливая золотом все вокруг, собаки носились перед домом, Хит чистил бассейн. Дженне ужасно понравилась картина, и она присела в шезлонг на террасе, любуясь открывшимся видом. Вдруг за воротами раздался залихватский сигнал, через пару секунд со стуком распахнулась калитка, и Итан Тонбридж, в белой рубахе навыпуск и голубых джинсах бодро прошествовал по песчаной дорожке. Санта и Лючия по бокам исполняли страстный танец, Джеронимо заливисто лаял. Итан помахал Хиту, послал Дженне воздушный поцелуй и отправился в холл на первом этаже, где стоял телефон. Было в его облике что-то… новое, что ли? Уверенное, несвойственное Итану прошлых дней. Дженна вопросительно посмотрела на Хита, тот пожал плечами и спрятался обратно в бассейн, однако при первых звуках голоса Итана выпрыгнул и подошел к Дженне. Оба затаились, стараясь расслышать разговор.

– Девушка? Лондон, восемнадцать шестьсот сорок три, Хеншо, добавочный девятнадцать, пожалуйста. Да, за мой счет. Итан Тонбридж. О'кей, да… Рози? РОЗИ!!! Голубка моя! Роза моя английская! Я люблю тебя! А ты меня? Правда? Ох, как я рад. Что? Да, все чики-чики. Да ну, перестань, какие нервы. Я же говорил, все будет отлично. Нет. Нет. Да! Она обрадуется. Я серьезно. Она мечтает с тобой познакомиться. Где? Вот на свадьбе и познакомитесь. Я предлагаю расписаться в Штатах, а обвенчаться в Шотландии. Тетя обрадуется. Когда? Да хоть завтра. Нет, завтра ты не успеешь, надо же выбрать платье. Я тебя умоляю, какая работа! Хочешь – плюнь на нее прямо сегодня. Пойди к Джефферсону и плюнь на работу. Скажи, я уполномочил. Моя жена работать не будет. Почему ты плачешь? Кто тебя… я убью его! Как – кого? Того, кто тебя обидел! Как – я? Ах, от радости! Тогда ладно. Да, у нас с тобой будут две собачки. Очень. Да. В высшей степени. Шекспир им понравится, а со временем и они Шекспиру. Ой, да ну что здесь рассказывать. Ел с рук. Кивал и соглашался. Подписал все без звука. Приходит время, дорогая, и из агнца вырастает лев. Это я. Я целую тебя миллион раз. Два миллиона. Миллион сейчас, миллион – на ночь… Моя девочка…

Дженна медленно повернулась к Хиту. Ветеринар-диверсант стоял, прислонившись к перилам, и солнце завистливо играло на мощных бицепсах. Хит слегка улыбался, глядя в сторону. Дженна соскользнула с шезлонга и подошла к нему.

– Я так понимаю, насчет «ел с рук» – это он о папе?

– Ну да. Наверное.

– Но… этого не может быть, Хит. Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Ты же видел старого Тонбриджа, знаешь, как он относится к Итану… О, привет, а мы тут…

– Приветик! Ребята, с удовольствием пообедаю с вами, но сейчас спешу, масса дел. Девчонкам нужен ветпаспорт, прививки, намордники и прочая дребедень. Оформляю их на выезд.

– Итан, ты…

– Разумеется, беру! Предупредил Рози, она их ждет.

– Кхм…

– Хит, старичок, ты мне подскажешь насчет кормов?

– Конечно… а кто такой Шекспир?

– Стыдитесь, мистер Бартон. Шекспир – это великий Бард Англии.

– Нет, я в том смысле, что…

– Ах, это! У Рози кот. Английский голубой.

– Смотри-ка, и у них бывает…

– Это порода. Так вот, это такой здоровенный котяра с наглой мордой и душой ребенка. Зовут Шекспир, сокращенно Шекс. Она за него почему-то волнуется. Все, поехал.

– Итан, погоди, а как прошло у отца?

– Спроси своего диверсанта. Джен, должен тебе сказать, тебе с ним страшно повезло. Нет, какой ум! Раз – и наповал! Уехал! Пока.

И Итан Тонбридж захлопнул за собой калитку. Джена медленно прищурилась и произнесла вкрадчивым голосом:

– Как я понимаю, ты применил СВОИ методы. И в чем же они заключались?

Хит вздохнул и переступил с ноги на ногу. Посмотрел в пылающее золотом небо. Потом на Дженну. Неопределенно помахал рукой в воздухе и признался:

– Я ему посоветовал хлопнуть для храбрости. Ну… выпить.

– И?

– Ну и все. Просто я-то думал, что он хлопнет прямо перед визитом, а он…

– Так-так?

– А он начал еще вчера ночью, как приехали. В саду.

– Один?

– Ну… Я там тоже был…

– То есть Итан напивался, а ты смотрел?

– Он не напивался, он немножечко расслаблялся…

– Один?

– Я ж говорю, я там был.

– И что дальше?

– Дальше мы спать пошли. Все. Остального я не знаю.

– И это весь твой метод?

– Ну… сработало же?


Две недели спустя, на свадьбе Итана Тонбриджа и Рози Макгиллем, проходившей в отеле «Плаза», Дженна Фарроуз узнала подробности. Их рассказал сам старый Тонбридж, утащив их с Хитом за пышный куст чего-то цветущего.

– Ребята, это что-то потрясающее! Он исцелился! Спасен, полностью здоров, и я могу отправляться на покой, как обещал.

– Мистер Тонбридж, мы с Хитом все голову ломаем, он ведь нам ничего…

– Лев! Леопард! Представьте: в десять утра я сижу у себя в кабинете – Итана нет. Четверть одиннадцатого – его нет. Половина – его нет. Я уже закипаю, мамаша Тонбридж прячется в кустах – Итана нет. А надо тебе сказать, такого никогда еще не бывало. Я просто не позволял ему опаздывать.

– Тиран!

– Все в прошлом, забудь. Так вот. Без двадцати распахивается дверь – стоит, чуть не босиком, рубаха в портки не заправлена. Красив, конечно, ничего не скажу. Хорошо, что он в мать. В моем окружении всегда считалось, что я истинный мужик – чуть красивее гориллы. Неважно! Я ему, значит, железным голосом: я кому сказал в десять быть? А он мне – ТАКИМ ЖЕ: папа, я школу закончил двенадцать лет назад, и мы не в космос улетаем.

Я, признаюсь вам честно, маленько задохнулся. От злости. А этот паршивец – и вообще, я еще вчера собирался тебе, папа, сказать: пора менять характер. Пока ты, папа, громыхал, сын твой вырос, и станешь ты не сегодня – завтра дедушкой, а детишек пугать громким голосом нельзя.

Я продышался, говорю – чего? Какие детишки? А Итан мне: мои. Я, говорит, женюсь на лучшей девушке в мире, и ты, папа, только попробуй про нее чего-нибудь сказать. Она моя, говорит, секретарша, но одновременно и племянница графа, она этих разговоров ужасно не любит. Так что, говорит, либо благословляй, либо до свидания.

Я рот только разинул. Он снова: совсем забыл, из банка говорит, ухожу. Не мое это дело, не люблю я этого. Денег мне никаких от тебя не надо, я, говорит, свои деньги вложу в туристический бизнес в Шотландии.

Я тут говорю – что ж ты, поганец, делаешь, мать ведь наверняка подслушивала, так у ней сейчас сердечный приступ! А Итан мне: мама все давно уже знает и во всем меня поддерживает, а ты, папа, кончай придуриваться, потому что я тебя прекрасно знаю, человек ты не злой. Люблю я, говорит, тебя, но отныне поступать буду, как захочу сам.

И тут я, девочка, вспомнил, что вам с Хитом сказал накануне – насчет того, что если Итан хоть раз кулаком по столу… Дурачок, говорю. Да женись ты на ком хочешь, говорю. Мамаша Тонбридж, когда я к ней подкатил, была официанткой в задрипанном баре, а у тебя целая графиня! Сам смеюсь… Давно так не смеялся.


Дженна ошеломленно посмотрела на Хита, тот ответил ей ласковой улыбкой. Старый Тонбридж крякнул и расправил седые усы.

– А девочка хорошенькая, скажи, Дженни? До тебя ей, конечно, далеко, но она берет другим. Думаю, они будут счастливы. Мамаша Тонбридж от нее не отходит. Кстати, диверсант!

– Да, мистер Тонбридж?

– А когда мы попляшем на вашей свадьбе? Хит посмотрел на Дженну и очень серьезно ответил:

– Когда раздадим все долги. Потому что это будет совсем другая, новая и очень хорошая жизнь, и вступать в нее надо налегке.


Дом на Лонг-Айленде был продан, деньги поделены в равных долях между Итаном и Дженной.

Пост главного редактора заняла Элинор Шип – и совершенно никакого удовольствия от этого процесса не получила, потому что кандидатуру ее предложила сама Дженна Фарроуз и даже поскандалила с советом учредителей.

Некоторое время Дженна жила в своей квартире и изнывала от тоски, потому что Хит пропадал в Стамфорде целыми днями. Дженне в качестве бонуса он оставил Джеронимо, Чикиту со щенками, Мачо и Круза, остальные собаки уехали с ним. Дженна ходила со зверьем гулять в Центральный парк, думала о Хите и почти совсем не думала о прошлой своей жизни.

Эта самая жизнь казалась ей нереально далекой, тоскливой и тусклой, словно дождливый день в сентябре. Дженна Фарроуз, как Спящая Красавица, разбуженная Прекрасным Принцем, бродила по большому городу и заново училась видеть его красоту.

Она наблюдала за играющими в траве детьми, за чинно прогуливающимися по аллеям мамашами с колясками, за старушками, за спортсменами и школьниками… Вся эта жизнь была страшно далека от гламура прошлой жизни Дженны, но она ничуть об этом не жалела. Здесь все было интереснее. Живее.

По ночам она долго не могла заснуть. Странное дело, раньше ей никогда не хотелось делить с кем-то свою постель, она ценила одиночество за возможность побыть самой собой, но теперь все изменилось. Дженне очень хотелось видеть Хита, чувствовать тепло его тела, крепость его рук.

Сентябрь навалился на город золотыми листьями и небывалой жарой. И в один из золотых сентябрьских дней Хит Бартон приехал к Дженне Фарроуз делать официальное предложение.

Она сдерживалась из последних сил, чтобы не завизжать, как девчонка, и не прыгнуть ему на шею. Даже смогла, напустив на себя почти забытый образ Снежной Королевы, процедить сквозь безупречно светскую улыбку:

– Спасибо за предложение, Хит, но ведь я должна все хорошенько обдумать. Это слишком серьезный шаг, а мы так недавно знакомы…

Ужас, плеснувший в темных глазах диверсанта-ветеринара, был таким неподдельным, что Дженна захохотала и повисла у него на шее, крича нормальным голосом:

– Согласна, согласна, давно уже согласна, уже извелась вся без предложения, изверг! Хочу быть твоей женой!

– Еще говори. Напугала как…

– Хочу с тобой жить.

– Дальше?

– Спать с тобой хочу, просыпаться с тобой, кофе пить по утрам, работать с тобой рядом, дома ждать тебя по вечерам, готовить тебе ужин…

– Джен…

– Я люблю тебя, Хит. Очень люблю. Ты меня возьми, пожалуйста, в жены и больше никогда никуда не отпускай. Потому что без тебя я больше не смогу ни дышать, ни жить.

И тогда Хит Бартон молча и сильно поцеловал ее в губы, а через пару секунд Дженна Фарроуз окончательно потеряла чувство реальности, и Хит Бартон тоже, потому что не было вокруг ни большого города, ни стен маленькой квартиры, ничего не было, были только они – и бархатистая бесконечность океана любви, баюкающего их разгоряченные, истомленные желанием тела на своих невидимых волнах.

И не было больше прошлого – горького, тяжелого, одинокого прошлого, в котором у каждого из них было много слез, унижения и тоски. Ушло оно, забылось, подернулось пеплом, и только счастье вставало на горизонте сверкающим рассветом новой жизни.

Мужчина сжимал свою женщину в объятиях, умирал от нежности, таял от любви, и женщина знала: нет и не будет на земле рук крепче и надежнее, чем руки ее мужчины.

Они стали едины – и нашли себя, нашли истину, вспыхнувшую под стиснутыми веками мириадом новых звезд. Искусанные губы счастливо улыбались, кровь выбивала ритм, древнее которого нет, и солнце сентября заливало обнаженные тела любовников расплавленным золотом…


Они расписались в мэрии, а потом старый Тонбридж вручил невесту Хиту Бартону уже в кафедральном соборе, и гости втихомолку удивлялись: как странно все же, что жених, будучи явно ниже ростом невесты, смотрится величавым гигантом, а знаменитая Ледяная Дженна похожа на маленькую хрупкую фею, прижавшуюся к плечу своего мужа и повелителя.

Их осыпали рисом и хмелем, в небо взмыли сотни белых голубей, загремели банки и кастрюли, притороченные к заднему бамперу старого джипа вместе в красочным плакатом «Молодожены» – и Дженна Бартон отправилась в свой новый дом.

Он встретил ее воркованием горлиц под черепичной крышей, алыми листьями плюща, увивающими стены, теплым крыльцом из янтарных, свежеструганных досок, белыми занавесками на окнах и цветами в палисаднике. А еще в палисаднике сидели и стояли, улыбались и махали хвостами, повизгивали и лаяли друзья.

Джеральдина, Шейди, Мисс Мантл, Джерк, Чикита с поредевшим семейством (Джим Спенсер взял двух щенков себе), Чаби, Соул, Люк и Мачо, Круз и Джеронимо, с разбегу взлетевший на руки Дженне, едва она вышла из машины. И добродушно улыбался, лежа у самого крыльца, громадный пес Малыш.

Дженна подобрала пышную юбку и присела на корточки среди хвостатых и лохматых своих любимцев. Посмотрела снизу вверх на Хита, и тот ответил ей спокойным взглядом, в котором было все: и любовь, и уверенность в том, что счастье – уже здесь, и гордость, и удивление – неужели это он, бродяга и изгой, стоит на пороге собственного дома рядом с красавицей-женой?

Дженна поднялась, взяла Хита за руку, и они вместе вошли в свой новый дом.

Эпилог

Из письма Дженны Бартон в Англию, Рози Тонбридж.

«…А Малыш умер на рассвете. Знаешь, мне было так страшно – как никогда в жизни: Хит плакал. Сидел рядом с нашим псом и плакал, как ребенок, такой огромный, сильный мужчина…

Ты не расстраивайся, Роз, Малыш хорошо прожил последние годы. Он очень любил Хита и меня, аппетит у него был отличный, шерсть хорошая. Просто паралич – серьезная болезнь, но он не мучился. Хит все сам сделал, и Малыш просто заснул у нас на руках. Все, все, не буду больше о грустном, а то и сама зареву…

Тебе везет, что ты так легко все переносишь. Меня тошнит, как дохлую курицу, на мясо не могу смотреть, а еще вчера умоляла пожарить мне грудинки. Даже странно, потому что Джонни и Билли я носила совершенно без проблем. То есть я даже и не помню, как я их носила. Видимо, девчонки все-таки гораздо вреднее. Хотя ты же родила своих красавиц – и без всяких токсикозов?..

Фотография Итана нас потрясла. Шотландский килт ему очень идет, но кормить можешь и поменьше: растолстеет, как папа Тонбридж, и научится громыхать. Шутка, конечно, Итан – ангел…

Клиника, ты удивишься, процветает, хотя Хит уже в шестой раз отказался от частной практики и по-прежнему настаивает на муниципальном статусе. Благодаря этому статусу, мы смогли расширить территорию приюта для собак, а еще передай Шекспиру, что теперь у нас есть отделение и для кошек…

У Чикиты опять щенки, На этот раз только от Джеронимо. Этот паршивец все-таки загубил мои плетистые розы, теперь взялся за физалис. Соул сбежал от третьих хозяев, больше мы его отдавать не будем. Санте и Лючии привет…

Мальчишки наши растут, как на дрожжах, Хит нашел им хорошего тренера по восточным единоборствам, так что теперь по вечерам они занимаются во дворе вместе, а я подсматриваю за ними из окна, и знаешь, Роз, реву, как дурочка.

Ведь я могла ничего этого не дождаться, ничего этого не увидеть, могла пройти мимо собственного счастья и загнуться в гордом и гламурном одиночестве…»


home | my bookshelf | | Поцелуй на ночь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу