Book: Антилузер



Антилузер

Илиас Меркури

Антилузер

Посвящается Ире Меркури


От автора

Обращаюсь к издателю и возможным читателям.

Все, что изложено ниже, есть плод моего богатого воображения, и только. Воображать легче, чем работать. Все персонажи виртуальные, у них нет и не могло быть прообразов. Если они вам напоминают знакомых, родственников, друзей или, не дай бог, вас самих, прошу прощения — я ни при чем.

Выражаю благодарность Юлии Лащининой и, как модно и выгодно в наше время, моему другу и издателю Сергею Минаеву.

Спасибо Папе, Маме, Александру Шульгину, Азамату Цебоеву, Наталье Спириной, Косте Рыкову, Вадиму Попову, компании «RusKorp», Эдуарду Галимарданову, Ане Горшковой, Мише Борщеву, Ане Чуриной, Алексею Петрухину, Михайлу Трубецкому, Валерию Сюткину и прочим деятелям культуры, а также государственным служащим, которые предпочли анонимность.

С днем рождения, Миша!

Подарки, как и добрые советы, доставляют радость дающему.

Эдуар Эррио

Как у всех нормальных людей, так и у придурков, бывают дни рождения. Миша пригласил меня в «GQ» в пятницу вечером. Также были приглашены Поль с женой, еще несколько членов совета директоров, кое-кто из таинственных друзей Миши и его родители.

Задумался, что подарить, чтобы не задеть его больное самолюбие — «Vertu», конечно. Безвкусно и трогательно Нужно добавить еще что-то, более оригинальное.

— Вадим, у тебя есть знакомые, эфэсбэшники?


Вадим, мой талантливый водитель, бывал полезным в самых неожиданных ситуациях. Он часто отвечал на звонки моей жены и родителей, объясняя, что я нахожусь на переговорах и обязательно всем перезвоню. Через него я передавал инсайдерскую информацию сотрудникам нашей компании, например, про грядущие увольнения и внутреннюю реорганизацию, чтобы добиться хотя бы незначительного увеличения производительности труда. Угроза увольнения действеннее, чем повышение зарплаты. Вадиму я доплачивал за каждый ночной выезд и гулянку. Верного пса нужно кормить вовремя, ругать в меру, не оскорблять и, главное, не перекармливать.


— Да, Виталий Юрьевич, мой одноклассник. Работает в московском управлении, хороший парень. Что случилось?

— Ничего, хочу познакомиться, проконсультироваться. Организуй нам встречу в четверг вечером.

По дороге в ресторан «Тифлис» купил Тушке «Vertu» черного цвета, руки чесались купить розовый, но подумал, что это уже будет не смешно.

В «Тифлисе» меня ждал друг Вадима по имени Владимир. Приятный мужик лет сорока весом 120 кило. Пока ждал, он успел заказать полменю и выжрать пол-литра водки.

— Виталий Юрьевич, расскажите, что нужно.

— Ничего особенного, завтра у моего друга день рождения, и я подумал — если возможно, конечно, — перед тем как он поедет в ресторан, устроить ему сцену наезда органами… Чисто для поржать: забрать и привезти в наручниках. Возможно?

— Да без проблем! С вас гулянка для моих пацанов, денег не надо. Откуда забирать и куда везти?

— Из нашего офиса в ресторан «GQ», Вадим объяснит. Кстати, разбейте его мобильный, я ему новый купил.


В офисе необычный день. У Тушки день рождения, все его поздравляют, пьют шампунь, а он с каждой секундой становится счастливее. Миша похвалил всех за долголетнюю совместную работу и отвесил мне отдельно пару комплиментов. Он не забыл рассказать сотрудникам, что мы знакомы с детства, вместе выросли и играли в одной песочнице. И в самый неподходящий момент подчеркнул, что, несмотря на мою должность, не воспринимает меня как босса. Это и стало его очередной ошибкой. Хотел в ответ предложить ему помыть по дружбе мою машину, но вспомнил, что у чувака день рождения, и пожалел его. Пацаны должны были появиться в семь, за час до ресторана. Я уехал пораньше, но они вчетвером прибыли вовремя. Достали ксивы веером, нейтрализовали охрану, заперли секретарей в переговорной, отрезали контакт с внешним миром… Потом двое вошли в Мишин кабинет.

— Михаил Аркадьевич Кацнельсон?

— Да, это я, а что происходит?

— Ты едешь с нами в Большой дом. Встал и молча! пошел!

— Я не понимаю, кто вы?

— Руку убери с телефона, кто мы — по дороге расскажем. Вставай!

— Вы разбили мой телефон! Зачем?!

— Вставай на хуй!

— Никуда не пойду!

— Слышь, ЖИВОТНОЕ, будешь выебываться — хуже будет, ты фигурант по уголовному делу 4457, и — если не врубился еще — ты арестован!

— Простите, можно, я не буду вставать?..


Звонит мой мобильный.

— Виталий, это Владимир.

— Ну как, все нормально? Везете?

— Короче, мы все сделали, только казус вышел… обгадился он…

— Ну и хорошо! Так вы едете?

— Вы меня не поняли, он в прямом смысле обосрался и описался тоже. Вся комната провоняла. Мы вполне технично ушли, короче, некрасиво как-то получилось…


Все ждали Тушку часа полтора, он приехал грустный, с красными глазами, что-то прошептал отцу и сел возле меня. Похоже, на меня повеяло фекалиями или мне показалось?

Годом раньше

Судьба переменчива: плохие дни чередуются с очень плохими.

Лили Томлин

Я был около большого спорта, чемпионом не стал, был около большой науки, профессор из меня не вышел, осталось побыть около больших денег в надежде стать олигархом. Хотя последний пункт в данном временном отрезке меня мало волнует. Когда-то был молодым и перспективным, но влюбился и сразу женился, В принципе, неплохо устроился: стабильный заработок, жена, ребенок, две машины, пенсионные накопления и, типа, свой дом. Все у меня ровно, ровнее некуда, спокойно и предсказуемо. Меня радуют пятница, ежеквартальные премии на работе, успехи дочки, хорошая погода по выходным, семейный завтрак по воскресеньям. В выходные остаюсь дома, потому что нет желания куда-нибудь идти, чтобы потратить деньги. Да и некуда в такой жопе ходить… Недавно купили собаку, сам выбрал лабрадора размером чуть меньше коровы, совершенно дурного, но с добрым характером. Почему Лабрадор? Потому что у Буша с Путиным такие. Именно эта порода собак закрепляет в сознании иллюзию семейного уюта, по крайней мере так пишут в энциклопедиях про животных. Теперь это существо спит между мною и женой, за исключением моментов, когда мы занимаемся этим. Псина сидит у нас в ногах и наблюдает, как все происходит. После первого случая она стала моей тенью, а я — ее единственным хозяином. Мохнатая извращенка то ли по позе, то ли по запаху определила, кто самец, а кто самка. Единственное неудобство не в том, что она на нас зырит, а в том, что после обнюхивает мои гениталии. Люба обижается, что животное признает только меня, хотя кормилец — она. Впрочем, признает или нет — трудно определить. Один раз я пугнул ее зажигалкой, так через какое-то время эта тварь облегчилась прямо на нашей постели, причем с моей стороны. Дочке смешно — ей не до наших игр.

Жизнь моя протекает настолько размеренно, что в свои 36 я чувствую, будто мне 50. Ничто так не деморализует, как стабильный заработок и супружескй долг, хотя меня все устраивает. Иногда фантазирую, что все могло устроиться и в России, но — не получилось. Переходный период меня сломал, пришлось выехать в Европу, пока обстоятельства окончательно меня не доконали. Я уехал в поисках лучшего будущего для себя и своей семьи, а большинство моих знакомых остались. Почти все они выживают, не живут. Эволюционный процесс пошел в России по новому пути, физически слабые (гниды) оказались самыми живучими. Янкин работает врачом у себя в Краснодаре за копейки, зато Миша Кацнельсон по сравнению со всеми остальными стал великим. По баблу, разумеется.

Мне не хочется встречаться с этим говнюком, но, если уж позвонил, значит, ему очень надо. В худшем случае просто попиздим, как и прежде: 90 % из того, что он говорит, — полная чушь. Как ни странно, по пятницам в этом тухлом городе некуда податься. Венгрия тесновата для русской души, поэтому приглашение Миши выпить показалось мне очень даже заманчивым.

Как одеться, решаю быстро: синий костюм «ISAIA», старинные запонки, наследство от деда, часы «Patek Philippe», подаренные коллективом на тридцатилетие, темно-коричневые ботинки «Santoni»… не новые, блядь, но обошлись в косарь, достойных дешевле не купишь. Этот жид точно скалькулирует, сколько я стою, а это хорошо, его зависть меня возбуждает. С другой стороны, он живет при полном отсутствии вкуса, может появиться в «Brioni», зеленой рубашке не первой свежести и стоптанных дешевых башмаках «Ecco». Рядом с ним всегда сидит молодая соска, чаще не одна. Соска, правда, молчит, ее функция, как он говорит, в том и состоит, чтобы отвлекать собеседника и создавать иллюзию московского счастья: седой пузан, женатик с хорошей бибикой, щедрый в пределах разумного, с молодой облагороженной блядью.

Галстук не повязал, лень, пусть думает, что я после работы, уставший. Осталось еще с лицом поработать, ведь я давно уже западный трейдер российского происхождения, и моя морда должна быть исполнена достоинства. Правда, на уме только бухнуть, заснуть и вернуться в деревню Беспрем. Квартиру в Будапеште давно продал и приобрел домик в лесу, так что заветная мечта Любы сбылась. Ладно если бы попал только на покупку, Люба повесила на меня (она думала, на НАС) кредитов на кругленькую сумму.

— Виталик, что, мы без новой мебели будем жить? Это как-то неправильно, — сказала она.

— Ты права, как всегда.

Пришлось согласиться, надо же где-то кантоваться в выходные. Вышло не особенно здорово, хотел на налогах сэкономить — вот и получил на свою шею вечный ремонт и пападос на маршрут Будапешт — Беспрем.

— Господин Попов, выбор правильный, этот дом вам понравится, в центре Европы за 500 тысяч евро ничего лучше вы бы не нашли.

Сука, я тебя что, просил экономить мои деньги? Тут еще моя бесценная подключилась с фразой «НАМ НУЖЕН ДОМ»! Вот и получи, лошара Попов, огромный дом в маленькой деревне! Дом она полюбила больше, чем меня. С тем же успехом мог купить замок в Сьерра-Леоне вместе с туземцами. На хуя мне дом, только накопил две копейки — сразу потерял, да еще должен остался. Похоже, моя семья давно списала меня в пенсионеры, в то время как я чувствую себя прекрасно, в том плане, что 36 — далеко не срок, старый хуй борозды не портит, хоть глубоко и не пашет (вторая часть явно не ко мне).

Договорились с Мишей встретиться в лобби гостиницы «Hilton», которая давно играет роль второго дома, но, слава богу (точнее, нефти), за счет компании. Спустился за 15 минут до назначенного времени, чтобы порепетировать у зеркала. Столик выбрал, пока в номере одевался, справа от барной стойки, чтобы меня, красавца, было видно, а его — нет. Этот друг детства всегда выглядел омерзительно и вонял так же. Он вел себя как настоящий француз: брызгал на потное тело дорогой парфюм. Запах получался — смерть тараканам. Логика в этом все-таки есть, в центре Европы дешевле купить флакон духов на сто применений, чем регулярно принимать ванну. Мне, в принципе, все равно, как он выглядит, просто не было желания ловить взгляды престарелых обитателей отеля и выслушивать мнение персонала о русской мафии.

Я давно врубился, что для зарубежных обывателей все выходцы из совка русские. Хотя меня и поражало, что граждане Европы не задают себе простой вопрос: почему эти русские такие разные? Я, конечно, пытался поначалу объяснять, что мы — россияне, а среди россиян есть русские. Как в США, где каждый эскимос говорит, что он американец, но истина заключается в том, что он эскимос. Мама эскимоска, папа эскимос, а он — американец. Им не понять, почему в России говорить о сплоченности проживающих вместе народов преждевременно. Я не собираюсь объяснять, что мы, россияне, примемся любить друг друга с того момента, когда русский забудет обиду, нанесенную азербайджанцем на Черкизовском рынке, азербайджанец забудет обиду на местного хохла-участкового, хохол забудет обиду на татарского соседа по гаражу, а татарин перестанет обижаться на Россию из-за того, что у Татарстана нет моря… В логическую цепь не включил евреев. Работая с ними, убедился, что они ко всему адаптируются. Миша именно такой. Россиянин, еврей, который ни разу не забывал поздравить меня с Рождеством Христовым… Так и общались все девять лет. Правда, как-то я решил поздравить его с еврейским Новым годом и услышал в ответ:

— Ты че, издеваешься?!

Вот и пришлось сделать вывод — НИКОГДА не поздравлять Мишу с праздником, чтобы не вызывать у него идеологических подозрений.


Мне повезло, в баре немноголюдно. Играет тупой гнусный джаз в стиле elevator music (фон для лифта): хотите — не хотите, а слушайте, так положено. Главное, в барах не называть фамилии, не говорить громко по-русски, не заказывать водку литрами. Если музыкант поймет, что вы из России, он вас поимеет. В буквальном смысле. Я патриот, но не готов слушать весь вечер музыку из кинофильма «Семнадцать мгновений весны».

Только обрадовался, что можно спокойно выпить, как увидел в центре зала Тушку, радостно машущего мне рукой.

— Привет и тебе, старик, че без баб-то?

— Я по делу приехал, как в старое время… с бизнес-предложением. А ты чего такой уставший?

— Конец недели, тяжелый день, меня помимо Африки обязали еще и Азией заняться, это теперь модно. А у тебя как?

— Я из «Венкора» ушел, три года уже работаю в другой компании.

— И как?

— Прекрасно! Виталик, давно планировал с тобой переговорить, прости, что в пятницу. Просто завтра улетаю в Лондон, а надо сегодня все обсудить.

Ну и начало! Во-первых, я ему не Виталик, во-вторых, о чем таком важном с ним говорить? И в-третьих, мне по хую, что ему в Лондон, мне важнее с кем-нибудь выпить! Лучшее лекарство от виски — много виски!

— Давай закажем, а то разговор вялым получится. Вино? Бутылочку «Марго» и сырную тарелку, мы же нефтетрейдеры, да, Виталик?

Я не против, только кто платить будет, интересно. «Марго» так «Марго», по-буржуйски, я-то точно нефтетрейдер, а он спец по нефте-пиздингу, пусть и платит, сука. Если что, достану «American Express Centurion», понты без последствий, ее здесь точно не принимают.

— Ты слышал про компанию «Компрессор Ойл Лимитед»?

— Да, конечно. (Не слышал ни фига.)

— Поль Грумейер, он же и владелец, сейчас в поисках гендиректора московского представительства, и я подумал, что тебя может заинтересовать такая перспектива. Давно пора в Москву вернуться, а то все мимо нас проедет.

Мимо меня, может, и проедет, а мимо него — сомневаюсь, но что означало «мимо нас», мне еще предстояло выяснить.

— А, помощь понадобилась, не все еще успели спиздить! Ну уж нет, спасибо.

— Ты че так сразу наезжаешь, я серьезно тебе говорю! Объемы есть, контракты идут, нужна голова, понимаешь?

— Некому по башке получать?

— Да ладно тебе, это вполне белая и пушистая компания, и Поль нормальный человек. Просто требуется русский персонаж с опытом и репутацией, как у тебя… типа лицо компании…


— Миша, скажи мне, пожалуйста; почему ты не идешь на эту должность? Дел много?

— Ты че подъебываешь? Если честно, Поль, как мне сказали, не считает меня способным на кресло.

Да, Поль и правда нормальный мужик, если раскусил эту крысу.

— А меня считает, что ли? Мы с ним незнакомы.

— Не волнуйся, мы пропиарили тебя так, что самим неудобно, теперь ты ему даже снишься! Ты для него звезда, подарок судьбы, кумир, русский коммерс будущего!

— Таких автобусами отгружают в вашу дорогую столицу.

— Да, согласен. Только у тех нет друга Кацнельсона.

— Кому Кацнельсон, а кому Путин. Ладно, понял, не грузи больше, говори условия.

— Офис в центре, «BMW 760L», новый, с водилой, квартира — трешка, годовая 600 тысяч, и два грина с тонны перевалки в качестве бонуса.

Я плавно перешел к любимому напитку, разумеется, намеренно, чтобы подчеркнуть важность услышанного. Миша повелся, слишком хорошо знал мои привычки. Если виски, значит, Попов взволнован.

— Мне сто «Dewars», плиз, и колу отдельно.

Я не был в Москве девять лет и явно что-то упустил. В чем лажа — непонятно, отказаться не могу, потому что услышал цифру в 10 раз больше, чем сейчас стою, да и сбережения ухнули на этот долбанный дом, но, с другой стороны, не могу и быстро согласиться. Боюсь оказаться лохом. На Западе такая должность приносит 300 тысяч и спокойный образ жизни. Пиздец, какой соблазн! Чтобы заработать на жизнь, можно остаться здесь и работать дальше, а чтобы разбогатеть, нужно вернуться в Россию…

— Че думаешь?

— Погоди, сейчас приму сто грамм бальзама и скажу.

— Виталий, предложение нормальное, поверь!

Ага, я уже не Виталик, так-то лучше.

Слово «поверь» из уст Кацнельсона звучало как очередное наебалово. Миша в детстве пережил сотрясение мозга, после чего стал еще больше врать. Не говоря уже о том, что это он стуканул родителям, что я курю. В пять лет донес маме, что я плохой мальчик и ругаюсь нехорошими словами, например «жид вонючий», после чего я превратил его велосипед в металлолом Отец обработал мою жопу ремнем, первый урок выживания оказался болезненным, но не бессмысленным. Не следует забывать уничтожать улики — нет улик, нет обвинения. Спустя год новый велосипед Миши исчез, а мой зад сохранил свой естественный вид. Позже Миша пытался быть похожим на меня, даже говорил, что из меня не получится хороший врач, потому что я не еврей, другое дело — он. По мне, так лучше оставаться объектом его зависти, а не сострадания. Став врачом, я хотел доказать родителям, на что способен, а он, кретиноид, еле-еле закончил техникум. Миша множество раз поступал в медицинский, но Бог все-таки есть, и последствия Он предвидел. Раз в пять лет у меня появлялась ностальгия по зачморенному другу, я сам ему звонил, мы бухали, вспоминали былое и прощались. Платил всегда я.




— Условия уже согласованы и рассчитаны на первый год, дальше будет круче, но есть одно «но»…

— В смысле?

— Смысл следующий: ты нам будешь возвращать доллар с тонны, это же нормально.

— Ты сказал, что компания белая?

— Компания белая, но мы нормальные люди, и всем хочется кушать.


Вот и суть. Он только что хуйнул суть. А суть одна: воруем все, подписываешь ты. Поэтому и высокая зарпла та, и хата, и машина. Поразительно, что он телок забыл упомянуть. Помнит, наверное, что мы с Янкиным тусовали самых-самых, а он подбирал нами обиженных.

— Мне еще сто и колу отдельно. В общем, я понял тебя, мне нужно подумать, а то кажется, вы крайнего нанимаете.

— Не крайнего, а старшего… извини, что так резко все изложил, но я и правда переживаю, кто будет главным, хочется, чтобы свой… Позвони завтра и скажи, да или нет.

Принесли счет, я достаю свою «American»…

— Не надо, Виталик, я сам, это же корпоративные расходы!

Странно, эта жадина впервые платит. Я им нужен, это точно. Голова кружится, и я стараюсь не взорваться от важности. Я собственной жене давно уже не нужен, а тут у Миши такое лицо серьезное, что даже неудобно его чморить, как в детстве. Может, и правда пора вернуться?

В номере не находил себе места. Я хорошо знаю себе цену, она намного выше нынешней зарплаты. Я, блядь, работаю, и работаю честно за гроши (ну не за гроши, конечно), и тут Родина-мать зовет с благодарностью в миллион, только вернись, сынок, в совок. Надо подумать. По старой русской традиции мысленно я уже все потратил, и оказалось, не такие уж это большие деньги. Кстати, к предложению нужно добавить и самок, их там больше, чем где-либо. И они говорят на родном языке, и отдаются, как в последний раз. Не то что местные проститутки: тут не трогать, там не трогать, время закончилось, добавьте еще 100 евро, и все это на ломаном английском… Эх!..


— Люба, это я, ты не поверишь, кого я встретил!

— Кто это?

— Я-я, ты че, мужа не узнаешь?

— Конечно не узнаю, живу с тобой 16 лет и все думаю, как тебя забыть.

— Я тебе помогу, дорогая, забыть все хорошее, что между нами было, и буду напоминать только самое плохое.

— Не надо напоминать, я и так помню, или, думаешь, легко забыть всех твоих блядей и друзей-алкоголиков?

— Короче, я не по этой теме… Миша Кацнельсон предложил работу в Москве.

— Вали, у тебя хорошо получается с говном общаться.

— Але, что с тобой? Я серьезно говорю.

— Ладно, а нам что с ребенком — тоже обратно?

— Я еще не согласился.

— Сколько денег?

— Много.

— Я никуда не поеду. Как хочешь, так и решай. Все, пока.

Какие возвышенные у нас отношения! Она всегда делает вид, что ей все похую, но я-то знаю, что через полчаса позвонят мои родители и примутся рассказывать про сложную политическую и экономическую обстановку в Москве, про олигархов, угнетенную прессу, коррупцию и прочее. Если повезет, они забудут упомянуть Ходорковского.

Не повезло.

— Виталик, это мама!

— Мама, привет.

— Как ты, сынок?

— Все хорошо, спасибо, завтра возвращаюсь домой.

— Какой ты молодец, что уехал! Здесь такое происходит!

— Что, мама?

— Бедному Ходорковскому срок увеличили, а он еще болен! Он же многим помогал, и детский дом финансировал, и науку… Ой-ой, что за страна!..

— Мне бы столько спиздить, я всем по даче подарил бы.

— Как тебе не стыдно, ты живешь там, вот и живи дальше, здесь опасно заниматься бизнесом.

— Ладно, я понял, как отец?

— В целом нормально, только сердце беспокоит, как обычно, особенно когда он думает, что ты, не дай бог, захочешь вернуться в Россию. Ты никогда нас не слушал, даже когда был маленьким.

— Мама, мне уже 36, когда в гости приедете?

— Через месяц, ты только Любу не обижай, столько лет вместе и последнее время все ругаетесь, а мы с отцом всю жизнь счастливы!

— Ты же папу не посылала раз в неделю.

— Ну-ка перестань, ты что, пьяный?

— Ладно, мама, мне пора, позвоню на днях.


Рано утром я выехал в сторону своей бездарной инвестиции. Соблазн вернуться на историческую родину удвоился. Ребенок взрослый уже, у Любы свой бизнес и дом, о котором мечтала, а у меня что? Жена считает меня в лучшем случае клоуном, в худшем — подонком, дом, который меня раздражает, и работа, работа, работа. А что тогда в Москве? Двумя словами — больше бабла. А если больше бабла, значит, смогу им погасить все семейные обиды и реализовать собственные фантазии. С фантазиями у меня туговато, в голову приходит, только секс, машины, бухло, шмотки и часы. «Нет, это неправильно, Виталий, ты не баба», — повторяю себе. С таким багажом нельзя возвращаться, надо добавить спорт, антиквариат и немного благотворительности. Уже ясно, что придется увеличивать предложенный оклад любым способом. Я что, уже согласен? Нет, надо подумать еще немного. Мне уже 36. Когда-то давно мечтал вернуться богатым и успешным в Россию, как Юлий Цезарь в Древний Рим, но потом я вспомнил, что Цезарь не уезжал бедным неудачником, и успокоился. Как с родителями быть, не понимаю! Знаю, они беспокоятся, и их нервозность усиливается от понимания того, что они не могут ничем мне помочь, разве что советами, да и те сквозь призму социалистического страха получаются не очень полезными. Я их люблю за то, что при всех жизненных трудностях я получился вроде как нормальный. Бог — юморист, я ему не поверил и посмотрел в зеркало. Внешностью Всемогущий решил не баловать, зато глаза получились прекрасные. Все бабы любят мои трезвые, голубые глаза, хотя в последние годы это редкое зрелище. Баб никаких нет, и пью я ежедневно.

Сука наглая, надо же — «Шато Марго»! Сырная тарелка! Лондон! В мои размышления вклинился еще и Миша. Я вспомнил эпизод юности. Однажды мы всей тусой ругали совок и строй, дошли до Ленина, Янкин не успел сказать, что из-за Ленина все наши беды, как Миша набросился на него с криком: «НЕ ТРОНЬ ДЕДУШКУ ЛЕНИНА!» Пизды он получил, разумеется, но по итогу (стратегически, как говорится) победил. Нас таскали по отделениям на многочасовые беседы, позор во дворе и школе! С борцом за здоровый социализм мы помирились через неделю. Но политических подъебок после этого ему было не избежать.

Вдруг эти твари меня наймут на два месяца, а потом попрощаются? Вдруг я тот самый лох, который подпишет документ, по которому станет партнером Ходорковского по валенкам? Мне сейчас как никогда нужно мириться с женой, хотя я и не идеальный муж, но, как ни крути, в мужьях уже 16 лет, и весь путь мы с Любой прошли вместе. В пьяных базарах с пацанами, каждый раз подчеркивая свою главную роль в семье, я, конечно, понимал, как мне сильно повезло с женой. Я на ее месте не смог бы отказаться от всего ради карьеры мужа, уехать в чужую страну с маленьким ребенком и двумя тысячами долларов на всех плюс икона на продажу, да простит меня наш общий Отец. Дело было не в отсутствии денег, а в неясности будущего. Ладно, когда мы вдвоем на всем экономили, но дочке не объяснишь, почему папа-умница привез семью неизвестно куда, где приходится ходить в школу, для учеников которой два плюс два требует коллективного решения. Не то чтобы я в восторге от российской системы образования, но она точно лучше, чем в Венгрии. Я по своей наивности убежал из страны, в которой помимо вменяемых остались и такие, как Кацнельсон. Все, Виталий, остановись, не давай жадности выходить наружу. При чем тут Миша? Пока он есть, буду считать себя умным и способным на лучшее. А если слово «лучшее» получит для меня ясное материальное содержание, тогда все заебись. Карьера нефтетрейдера подобна карьере бляди, сначала для собственного удовольствия, потом для чужого и, наконец, ради денег. В Венгрии я завис на втором этапе. Да, сука Миша удивил. Ниче, для начала нужно с Любой все обсудить.

По своей тупости (и только) купил по дороге цветы и бутылочку кьянти. Торопливо, поскольку, похоже, для себя я уже все решил, поднимаюсь по лестнице. Внезапно открылась дверь, и моя бесценная жена казалась мне самым красивым существом на свете, пока не сказала первую фразу:

— Что за веник? Опять кого-нибудь выебал и пришел грехи замаливать?

— Может быть. Цветы, между прочим, модный флорист собирал.

— Какой ты у нас умный, однако! Заходи! А вино кому? Что случилось, проститутки во время работы не пьют?

— Люба, я голодный.

— Пускай твой флорист тебя и кормит.

Моя злая Люба приготовила ужин и демонстративно поставила цветы в вазу в центре стола, а с утра букетик за 300 евро нашел свое место в баке для мусора. Так резко и агрессивно она со мной давно не говорила. Последний раз лет пять тому назад, когда нам домой позвонили добрые французы и сообщили, что господин Попов с СУПРУГОЙ забыли в номере папку с документами. Что было дальше, не хочется вспоминать, да и случайная телка не стоила того, чтобы из-за нее разводиться. Обидно. Парадокс семейной жизни — когда трахаешь кого-то, тебе ничего, когда только мечтаешь кого-то оприходовать и в последнюю секунду просыпается совесть примерного семьянина, тебе сразу пиздец.


— А ты чего такая злая последние дни?

— Кроме того, что Миша потерял твой номер и позвонил с просьбой срочно сказать, где ты и как тебе позвонить, больше ничего.

— Значит, ты знала, что он собирается предложить мне работу, тогда почему не предупредила?

— Хотела в очередной раз понять, умный у меня муж или нет. А злая, потому что впечатление такое, будто мы с тобой всю жизнь стюардами работали, виделись по выходным и, как только все наладилось, этот мудак звонит и предлагает уехать в рашку работать.

— Последний рывок, будет хуево, вернусь.

— Аккуратно, не надорвись, я вижу, ты уже все решил, только вот меня забыл спросить. Ты в курсе, что у нас еще дочь есть?

В такие моменты мужчина проигрывает спор в любом случае. Лучший вариант — лечь спать, а перед сном взять в руки старый альбом с детскими фотографиями. Так можно погасить конфликт или хотя бы попытаться сделать это. Подобным нехитрым приемом можно нейтрализовать любую жену.


Девяностые для меня остаются камнем в сердце, не дающим спокойно жить, комплексом, от которого не могу избавиться. Борюсь, не сдаюсь, но воспоминания мощнее реалий. При любом упоминании о Родине на любом языке, в любой форме и при любых обстоятельствах меня колбасит. Будучи еще врачом в районной поликлинике, я был посвящен друзьями в понятие бизнеса.

Миша первым на кухне кричал:

— Ура, пацаны, свобода, пора принимать баксы!

С чего он так радовался, я не понимал, но идея с баксами понравилась. Он часто контактировал с какими-то родственниками в Израиле и долго рассказывал, как им повезло, что вовремя свалили из совка. После второго пузыря он пояснил, что эти самые родственники там проходят под лозунгом «мы русских не ждали». В России они — евреи, в Израиле — русские, вот в чем прикол.

Что я помню о том времени?

Горби в жопе, Ельцин при власти, большая Россия мгновенно стала маленькой, все торгуют и торгуют. В то время я уже жил в Москве и по совету коллег-врачей начал учить языки. Все сразу, английский, немецкий, французский, а кто-то из даунов учил даже японский. Все патриоты, оказавшиеся при власти в то время, нам говорили, что советская наука достигла таких вершин, что Западу даже и не снились, и теперь там спят и видят, как переманить русский мозг на ту сторону. Вот мы и готовили себя к переезду ради науки, ждали вербовки, понимая, что Родина на нас не может обижаться, потому что мы, как только заработаем, сразу вернемся.

Кацнельсон — молодец! Пока мы, ученые кретины, ждали жизненного подъема и западных обещаний, он просто крутился и докрутился до начальника экспорта нефтепродуктов в иностранной компании. Фирмачи платили, конечно, мало, но происходящее в стране понимали еще меньше. Миша умело скрывал свои левые доходы и часами объяснял руководству сложность каждой отдельной бизнес-ситуации. Кстати, легенда про коррупцию создавалась теми же Мишами.

— Надо всем башлять, понимаете, господин Гутман? Здесь, в Москве, к сожалению, именно так, и по-другому никогда не будет, тут все взяточники на молекулярном уровне.

Фирмачи все с небольшой радостью хавали, потом рассказывали своим боссам, те обсуждали это в кулуарах, а западные журналюги, разумеется, раздували услышанное до неузнаваемости и фиксировали на бумаге формата А3. В древности проститутки увлекались тем, что сейчас называется журналистикой, позже эти профессии почти разъединились. Газеты пишут, люди покупают, тираж увеличивается, а политики кричат громко и со слезами на глазах от возмущения. Все, короче, от Миши до Клинтона, оказались довольны происходящим.

НО. Весь этот интеллектуальный базар, по сути, оплачивала та «маленькая» перевернутая страна, в которой я проживал. Некого винить, все были в доле, от небожителей до бомжей, даже старухи, продающие картошку у метро. Если воруют наверху, внизу тоже можно, если нас кинул Сбербанк — не будем платить налоги… Почти русским был тот рыжий человек, который придумал ваучеры и приватизацию. Теоретически взяли всех жителей страны в долю, а практически узаконили грабеж государственного имущества. Может быть, он и прав, и действительно следовало все уничтожить и построить экономику заново. Государственное мародерство! Когда я держал ваучер в руках, чувствовал, что урвал небольшой кусок того колхоза, куда меня отправляли собирать картошку. Теперь, назло несправедливой государственной машине, я тоже оказался в доле. Хотя кое-кто все-таки сел за решетку, в целом время было безбашенное. Пиздить — забавное и опасное занятие.

Мне что, возвращаться? Ладно, если я и вернусь, то, обещаю, буду пиздить мало или вовсе не буду. Пусть платят хорошую зарплату, и все. Блядь, постой, Виталик, они же будут тебе платить из ворованных. ТУПИК.

Хочу я или нет, если вернусь, буду косвенно причастен к всеобщему воровству. Но если не вернусь, не смогу ничего изменить. Вот наконец-то и мораль: еду изменять гнилой бизнес на благо Родины. Да, меня этот вариант устраивает. Где-то прочитал, что если повторять ложь 13 раз, она запоминается как правда. Ложь — наука будущего. Мне понравились слова молодого русского поэта:

Я проснулся в твоей лжи.

Я должен был проснуться в своей собственной.

Ночь не удалась — да и как заснуть! — решил позвонить Тушке.

— Миша, это Виталий, я, короче, согласен, только добавьте еще 200 тонн, и за полгода вперед рассчитайтесь, плюс кое-какие мелочи.

— Хорошо, а что за мелочи?

— Бытового характера.

— Понял, перезвоню.

Пока ждал ответа, мучился на тему: переборщил я или нет. Утром понял, что заснул, так и не дождавшись звонка. Наверно, это была какя-то лажа, поэтому и соскочили. К лучшему. Да, к лучшему. Точно к лучшему. Однозначно к лучшему.


Прошла неделя, и я, как обычно, в машине, по дороге на работу в Будапешт. Те же коллеги, тот же офис, дождь, рутина. Поглядывая на остальных роботов, думал про себя: «Если бы вы только знали, ЧТО мне предложили неделю назад!»

Звонок:

— Согласны.

— Кто это?

— Это Миша, Поль согласен, ждет тебя пятого в Москве.

— Погоди, а контракт, деньги, где жить?

— Все будет нормально, все решится пятого. Если квартиру хочешь выбрать сам, тогда поживешь временно в «Кемпински», недалеко от офиса.

То ли радоваться, то ли плакать, но я возвращаюсь!..

В офисе обычный режим, а я должен рассказать боссу о своем решении. Но как? Семь лет работы без особых проблем — и вдруг я ухожу, неудобно получается, мне нужен аргумент. И сто «Dewars».

Майкл, он же босс, всегда обедал с руководством в ресторанчике за углом, остальные 40 сотрудников — в столовке. За пять лет обедов в столовке я познал истинную европейскую демократию. Здесь в очереди не толкаются, не занимают с утра, не курят, не бухают, не обсуждают личную жизнь, не обсуждают политику, руководство, вообще ничего не обсуждают. Просто кушают ровно 45 минут — и все. Начальство появляется только к концу месяца, тоже стоит в общей очереди. В остальное время рядовой персонал считает, что, если боссы не едят — значит, работают. Мы-то все знали, что демократия им позволяет обедать за углом, среди своих, и молчали. Молчали и мечтали о том, что рано или поздно тоже станем набивать брюхо в приличном месте для среднего звена. В Европе должности и премии придуманы для тех, чьи заслуги перед компанией бесспорны, но никому не известны и, разумеется, полезны для всех. Корпоративная культура, кажется, называется. Последние два года я и сам мини-босс, заслужил секретаршу и право обедать за углом. Первый месяц, как полагается новичку, абсолютно один, потом ко мне присоединились такие же новички, но я никогда не обедал с боссом. Деловые ужины случались, конечно, но не обеды.

— Майкл, хочу с вами посоветоваться конфиденциально, если возможно.

— Конечно, Виталий, присоединяйся.

— Мне предложили работу на Родине, по профилю, с хорошими условиями, в компании «Компрессор».



— Наверное, ты не советуешься, а просто сообщаешь.

— Да, простите, компания и вы поддерживали меня все эти годы и помогали расти, но мне придется уехать. Предложение поступило от очень близкого мне человека.

Босс изменился в лице и, кажется, даже немного покраснел. Хороший он чувак, с ровной как линейка карьерой и обеспеченной старостью. Да, он покраснел и, посмотрев по сторонам, задал самый неожиданный вопрос:

— Надеюсь, ты с нашей компанией будешь поддерживать отношения? У нас с российскими партнерами вечно сложная ситуация, смогу ли я к тебе обращаться за помощью? Ты с нами проработал семь лет, и в случае запроса от «Компрессора», думаю, мы тебе напишем сильную рекомендацию. Кстати, какую должность тебе предложили?

— Генеральный директор московского представительства «Компрессор Ойл Лимитед».

— О-о-о, скоро ты будешь… как у вас таких называют? Олигархом!

Вот и европейская наивность с элементами зависти! Я не стал говорить ему, что чем громче должность в Москве, тем меньше ее значимость.

— Скорее всего, я останусь простым функционером и буду рад, если получится сотрудничать с вами и, если позволите, обращаться за советом.


Вышел из ресторана и почувствовал свободу, на миг даже Будапешт показался намного красивее. Решил не возвращаться в офис, а немного побродить. Вспомнил, как мы с женой и ребенком ходили по этой же улице и, несмотря на трудности, мечтали. Все вроде у нас получилось, но тогда ходили, мечтали и считали. Оба знали, что нам можно тратить примерно 50 долларов в день. Мы были намного беднее и намного счастливее. В этот день я один, мечтаю и считаю совершенно другие бабки, но я не счастлив, просто свободен.

— Люба, помоги.

— Что опять, передумал?

— Нет, мне нужно подготовиться к поездке, вечером возвращаюсь домой, подумай, пожалуйста, что с собой взять. Ты не хочешь поехать со мной?

Иногда полезные идеи приходят неожиданно. Идея о семейной путевке гениальна. Нескучно в полете, к тому же появлюсь как примерный западный семьянин, что полезно (особенно по той части, чтобы не загулял с первого дня), и бытовые вопросы решу быстрее.

— Не могу. Ты же все равно вернешься через неделю! А одежду подберу, чемодан только новый купи.

Не получилось, поеду один. Очередное испытание блудного нефтетрейдера.

Билет заказал туда-обратно с открытой датой и, разумеется, бизнес-класс. Я считаю, что, если вам больше тридцати пяти и вы летите эконом-классом в Москву, значит, вы неудачник. Правда, бизнес-класс «Аэрофлота» соответствует своему уровню только в цене билетов.

Сосед по креслу

Один болтун, сильно докучавший Аристотелю своим пустословием, спросил его:

— Я тебя не утомил?

Аристотель ответил:

— Нет, я не слушал.

Диоген Лаэртский

В аэропорт Будапешта приехал за три часа. Ходил так гордо, что моя корона поцарапала бы потолок, будь он чуть ниже. Первый раз стоял в очереди для избранных. Разумеется, позвонил Янкину и Кацнельсону. Перед первым стал выебываться, как у меня все прекрасно в жизни, а второму коротко сообщил время прилета. Миша, как полагается опытным жополизам, запланировал на вечер выход в ресторан с телками, а я переживал, что мой первый вечер пройдет в полном одиночестве.


— Меня Саша зовут.

Бородатый мужик так лихо вступил в беседу, что застал меня врасплох, и я от неожиданности брякнул:

— Миша.

Он и так не выходит из головы.

Колорита у мужика не отнять: круглые темные очки, свежеподстриженная бородка, кучерявые седые лохмы, рубашка (типа «мы носим бабочку») и тапочки, причем с логотипом какой-то финансовой группы.

— Простите. Виталий.

— По делам?

— Пока не знаю, возвращаюсь спустя девять лет, работу предложили. А вы?

— Не вы, а ты, или ты считаешь меня стариком?

— Ты так ты. Ты, Саша, в Москву по делам?

— Не очень. Я космополит, бизнес есть, время от времени надо смотреть, и, обратно, путешествовать по миру. Я так люблю, мне это нравится, могу себе позволить. Жена иногда грузит, но, блядь, я столько уже заработал — пусть тратит и не мешает отдыху. Я ей сказал, что, как только пересчитает наше бабло (женам слово НАШЕ надо громко говорить, помогает), может оставить себе половину и продолжать мастерить свои сумки. Она у меня самый модный дизайнер сумок, все звезды московского шоу-бизнеса в очередь встали, того и гляди, глаза друг другу повыцарапают, если без ее кошелок останутся.

Он произнес свою тираду не без торжества.

— Саш, извини, как-то цинично звучит.

— Цинично или нет, меня это устраивает. Ты в Москве и не такое услышишь. А куда едешь-то, старик? Сам женат?

— Да, и дочь взрослая, и с женой аккуратнее общаюсь.

— Значит, ты 100 лямов еще не заработал, у тебя долгий путь, старичок. А ты в какой теме?

— Нефть, экспорт.

— Интересно. У нас тоже нефтяные активы, ТПК знаешь? Но этим занимается мой партнер, ему нравится, когда его показывают по телевизору, берут интервью, и прочая хуйня. Слава богу, наш третий партнер сидит тихо и трудится, его фамилию знают все, но как он выглядит, не каждый в курсе. Вот молодец.

— Да, конечно, ваша компания в первой пятерке по всем параметрам.

— Да по хую, в какой, деньги идут и идут, прекратится кормушка — будем думать.


О-о-о, мамма миа, ну и стюардесса! Высокая блонда с балконом шестого размера уверенно подошла к нам и предложила напитки. Вот это я понимаю, продвижение товара! Взглядом таранит бородатого и с улыбкой ровно в два члена говорит:

— Александр, вам как всегда?

— Да-да, коньяка! Виталий, будешь? Кстати, это Виталий, мой новый нефтяной друг, а это Юля, самая приятная во всем «Аэрофлоте», да, милая?

— Спасибо вам огромное, Александр. Вам?

— Мне сто «Dewars» и колу, пожалуйста. Рад знакомству!

— Девять лет — это срок, много что изменилось. А ты и правда ни разу не приезжал все это время?

— Ну да, уехал — и с концами. По профессии врач, но в Венгрии работал нефтетрейдером. В начале меня наняли из-за знания русского, а потом постепенно карьера пошла вверх.

— Ты че, старик, жалеешь, что возвращаешься? Радоваться надо, молодец! Я-то сам искусствовед. Спасибо жене, что много тратила, и мне пришлось бросить науку. Я пытался убегать в Америку, к родным, но передумал.

— Передумал — это как?

— Меня таксист отговорил и четыре бабули из Брайтона. Представь себе, я, уже далеко не бедный, еду впервые к родным. Евреи имеют привычку держаться вместе. Родственники коллективно давили на психику, что я и мой бизнес-талант востребованы в США. Так вот, приезжаю в Нью-Йорк, сажусь в первое желтое такси. Запах напомнил общагу в институте, все вокруг липкое и грязное, везде фотографии голых телок. Арабская морда через пластиковое окошко улыбается и с ходу вопрошает с жутким акцентом (до того я считал, что плохо говорю на английском): «Вы откуда, мистер?» Ответил, что из России, хотел добавить про Москву, а он меня перебивает: «Я из Пакистана, мистер, работаю в городе уже пять лет, в Америке все плохо, здесь никого не любят и всех используют. И во всем виноваты евреи. Евреи все контролируют, и поэтому я в дерьме, работаю таксистом, а до этого мыл посуду!» Я всю дорогу делал вид, что упорно смотрю в окно и не участвую в беседе, а он упорно повторял: «Я прав, что во всем виноваты евреи, мистер?»

Я поддакиваю, лучше отвечать положительно, чем спорить с этим существом, а он не унимается: «Всюду евреи. Хочешь стать врачом в Америке, должен быть евреем, хочешь стать адвокатом — тоже. А мы с тобой, мистер, должны самую грязную работу делать. Я из-за них в дерьме».

Мне пришлось терпеть этот бред полтора часа, ты не представляешь, что это за испытание! На Брайтоне рассчитался с ним и выскочил из тачки со скоростью звука, пока он не увидел во мне Моисея. И че думаешь? Вижу через дорогу четырех бабулек, с платочками, все в черном, на скамейке у подъезда дома. Я даже тебе не буду говорить, что мне это напомнило, но суть в том, что лучше Москвы ничего нет. Все наши там зависли в восьмидесятых, а у нас тут уже XXI, а то и XXII век. Скажи, что может быть лучше, чем тусовать по миру с друзьями?

— Тусовать по миру с телками.

— Пробовали. Отстой, не годится. Год назад взяли с собой на Карибы двух моделей. Кастинг шел по принципу «глухонемая красотка, глубокая глотка». Но, прикинь, как только эти две твари оказались на яхте, тут же набухались и заговорили так, что одну я выкинул за борт, а сверху бросил спасательный круг — плыви, сука, до берега. Зато туземки прекрасные, и мы делаем благое дело, объединяем культуры. Например, в Непале у нас были телки из Индии, в Гренландии — из Канады. Ты трахал когда-нибудь индуску?

— Нет, спасибо, я не любитель экзотики, думаю, все женщины одинаковы, по крайней мере физиологически.

— Ты чего?! Ты что, хочешь сказать, что моя жена похожа на твою? А твоя на мою маму?! А твоя мама — на ту индуску из Непала?! Да, ты точно отсутствовал девять лет. Если хочешь, старик, скажу тебе: все бабы одинаковы, только кто-то из них моложе. Запретная слаще, а иноземная круче. Прикинь, мне в Непале сон приснился, будто я трахаюсь с Аллой Борисовной, в смысле с Пугачевой. Меня разбудили ребята, потому что я громко кричал; «Алла, нет, Алла, да, Алла, не надо!» Представляешь? Сон продолжается: сижу с женой в ресторане на Дмитровке, и вдруг заходит Алла и начинает с меня одежду снимать, а сама уже голая, рядом Филипп загадочно улыбается. Да-а-а… Не каждому такое пережить…

— Не дай бог…

— Это еще не все, старик, самое смешное, что примерно через месяц я и вправду сидел с женой на Дмитровке, и вдруг Алла зашла…


Я не заметил, как пришел момент соблюсти инструкции пристегнуть ремни и все такое, а это означало, что Родина уже близко.

Сашу с тех пор видел только в газетах и глянцевых журналах и каждый раз вспоминал историю с Пугачевой. Разумеется, никому не рассказал, кроме как близким, — жене, Кацнельсону, водителю Вадиму, Янкину и всем моим будущим любовницам.

Сверху Москва куда красивее, чем когда выходишь из самолета. Все кругом серое и мокрое. Даже погода поучаствовала в моей психологической обработке, чтобы жизнь малиной не казалась. Дальше пошли добрые пограничники, точнее пограничницы с оштукатуренной мордой, багаж, доблестная таможня, тоже бабы, а на улице таксо-маньяки и ожидающие. Насчитал человек восемь с табличкой ГОСПОДИН ПОПОВ. Пьяный (спасибо Саше) и уставший донельзя, встал в сторонку.

— Виталий Юрьевич?

— Да, это я.

— Меня зовут Вадим, я ваш водитель, меня отправил Михаил Аркадьевич.

— Чего?

— Ваш водитель, позвольте помочь.

— Слушай, Вадим, отвези меня до ближайшего метро, хочу прокатиться до центра, народ увидеть, вспомнить старое.

— Извините, не советую, вы можете столкнуться с ментами, в метро они особенные, иногда злые, и еще запах алкоголя. Простите, может быть, в следующий раз?

— Ничего, разберусь, буду тебя ждать у памятника Пушкину.

Из аэропорта до Речного вокзала на машине минут 20. Но каких!

— О-о-о, какая дорога хорошая!

Хотел похвалить городские власти, как тут же мы поймали яму, глубокую, незаметную, подлую, как в старые времена.

— Извините, Виталий Юрьевич.

— Почему ты извиняешься? Голосовал за мэра, что ли?

— Я не хожу на выборы, нет времени и желания, да и работы много. Пускай бабушки с дедами голосуют, им в кайф, когда их дурят, а мне что с этого? Как получал 45 тысяч, так и получаю, и больше ничего.


Как много можно узнать о человеке по одной фразе! Недоволен властью, но не готов отстаивать свои гражданские права, недоволен работой и отсутствием социального пакета, считает, что достоин лучшей участи, поклонник восьмичасового рабочего дня с двумя выходными, с презрением относится к старшему поколению, думая, что будет вечно молодым и тем не менее, кто-то этому дауну платит 45 штук!

Метро

Порядочный человек берет взятку в одном-единс-твенном случае: когда представляется случай.

Габриэль Лауб

Ой-ой-ой, здравствуй, метрополитен! Здесь кое-что изменилось. Мне очень понравился автомат для продажи проездных билетов. Причины две: во-первых, у кассы огромная очередь, а возле него никого, во-вторых, он выглядит так уродливо, что сразу понятно, что он made in Russia. 17 рублей — небольшие деньги, только у меня их не было. Бросил в обменник сотку евро и тут же получил рубли. Совсем забыл, что неприятности в Москве — это всего лишь вопрос времени, и не успел я повернуться, как меня окликнули:

— Документики имеются?

— Да, конечно.

Достаю паспорт и передаю сотруднику милиции небольшого роста с фуражкой больше его головы раза в четыре. Он в синтетической форме, помятой так сильно, что напоминает спортивную «Adidas» времен перестройки.

— М-да, придется вам пройти со мной до участка, Виталий Юрьевич.

— А почему? Не понимаю. Что не так?

— Помимо того, что вы в нетрезвом виде тут ходите, у меня ваш паспорт вызывает подозрение, уж очень новый он у вас, хотя тут написано, что получали давно.

— Я не понимаю, о чем вы, мне нужно позвонить своему водителю, меня просто давно не было в стране.

Поняв, что телефон забыл в машине, я стал намного вежливее.

— Вы не подскажете, откуда могу позвонить, я ведь имею право на звонок?

— Вам тут не США, давайте в участке разберемся.

— Может, вы меня отпустите? Обещаю, могу нассать на свой паспорт, лишь бы он выглядел более настоящим.

— Вы мне — что? Нахамили?

— Нет, извините, это из-за перелета, хотел сказать, может быть, как-нибудь решим это недоразумение по-иному?

— Ну-у-у, сами подумайте как, только быстрее, а то моя смена заканчивается.

Он передал мне паспорт, и я положил часть полученных рублей между страницами. Полет паспорта от моей руки и обратно длился меньше секунды. Копперфильд, сука!

— Аккуратнее, Виталий Юрьевич.

Оскорбленный, иду ко входу в метро с явным желанием не на паспорт поссать, а ему в рот. Животное, надо же такое сказать — аккуратнее! Ну что за идиот!

Раньше по эскалатору бежали те, кто справа, теперь несутся все, кругом реклама, все с мобильниками и айподами. Жду поезда и понимаю, что за первые два часа пребывания в стране успел напиться, вспотеть и столкнуться с государством в лице этого рахитика в фуражке. Папа мне говорил в детстве, что фуражка деформирует череп, но он не знал, что в лучшую сторону (в финансовом плане). В непонятных ситуациях выручает юмор. Но как только вошел в вагон, чувство юмора пропало мгновенно. В вагоне каждый третий был бухой. Не успел занять место, как меня толкнула старуха, да так, что я грохнулся на пол.

— Пить надо меньше…

— Иди на хуй, бабуль, тебе на тот свет скоро, а ты хочешь взять с собой и других!

— Хам!

За старуху заступились все, и трезвые, и бухие, и мне пришлось ретироваться в конец вагона. Пока уходил подальше от старой карги, услышал, как она вступила в беседу с окружающими, и они принялись дружно меня поносить на чем свет стоит.

Удрученный печальным опытом общения с обитателями подземки, выплевываюсь на улицу. Нет, метро явно не для меня. Стою у памятника Пушкину и боюсь куда-либо смотреть, тупо ожидая спасителя Вадика.

— Вы — Игорь? — с улыбкой обратилась ко мне баба средних лет с крашеными волосами. Один зуб золотой. Разве такое еще бывает?

— Нет. Не Игорь.

— Юра?

Это уже мужик какой-то в серых штанах «три четверти».

— Нет.

— Андрюх, привет!

— Я не Андрей.


Да, сегодня точно не мой день, какое-то глобальное издевательство. Ко всем неприятностям добавился мочевой пузырь. Еще немного, и по моему грязному костюму потечет моча. Справа остановился черный бумер, но не мой. С заднего сиденья вылезает мужик, мало понимающий, где он, явно нетрезвый, со сморщенной мордой. У него, по-видимому, болит живот. Ухватившись за столбик левой рукой, правой он нервно расстегивает ширинку. Достает из ширинки кусок розовой рубашки и крепко держит правой рукой. Пока он уверенно держал этот кусок ткани, внутренняя сторона брюк начала темнеть, и скоро возле ботинок набралась лужа. Он благополучно сам себя обоссал, стряхнув, спокойно застегнулся, сел в тачку и уехал. Всем было все равно, кто где ссыт, народ, непонятно чем озабоченный, идет мимо, не обращая внимания на происходящее, представитель власти чморит в это время какого-то молодого мажора на джипе. Мне не смешно, еще немного, и самому придется отливать при всех, хотя спасение рядом: городской туалет с названием «McDonald’s».

— Виталий Юрьевич…

Спаситель обнаружился, и моему счастью не было границ.

— Куда ты меня везешь, Вадим, я в туалет хочу!

— Зайдите в «McDonald’s», если невтерпеж, а так мне сказали, что у вас два варианта: Патриаршие Пруды или Таганка, компания арендовала обе квартиры, так что выбирать вам, они с мебелью, консьержем, трешки, полный фарш.

— Таганка.

Звонок. Достал мобильный с пола. На миг вспомнил мента из метро, и мне еще сильнее захотелось в сортир.

— Виталий, как ты, доехал? Давай вечером отметим твой приезд, как договаривались, в 20.30 на Петровке. Вадим знает где. Я девчонок заберу и приеду. Ты какую хату выбрал?

ЛюбоФФ

Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног, но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство.

Александр Пушкин

Я патриот, но… Жители большого города катаются по старым улочкам на машинах будущего с космической скоростью и не всегда с правами в кармане, строят дома, будто собираются жить вечно, и жрут, будто помрут завтра. Улицы Москвы совершенно безопасны, опасны только водители в пятницу и субботними вечерами. Извращенно люблю этот город за огромные здания и бесконечное строительство, за широкие улицы с бесконечными же пробками, за серое небо и утренний запах выхлопных газов, за справедливую милицию и особенно гаишника на углу Садового и Каретной, люблю мэра и его престарелых замов — политбюро столичного масштаба, пьяниц и бомжей, помогаю 20-летним «ветеранам Афганистана» на перекрестках, уважаю полезность труда парковщиков, с восхищением наблюдаю за морозостойкими проститутками на Ленинградке. Москва — это место, где провинциалы из Сибири принимают друг друга за элиту. Москва без москвичей, зоопарк без зрителя. Увидев коренного жителя, нужно срочно заносить его в Красную книгу как исчезающий вид. Люблю Большой театр с космическими постановками и баснословными ценами — национальную гордость каждого москвича и, в особенности, спекулянтов. Спасибо тебе, большой город, за стресс, он меня бодрит. Он способствует потреблению алкоголя, алкоголь освобождает разум. Разум подсказывает при этом, что если уж ты приехал сюда, чувак, сиди и терпи, за это тебе и платят. А то, что недополучаешь, отними. Столица России разложит любого человека на молекулы и соберет обратно в нужную для страны конфигурацию.

Каждый раз после очередной бутылки «Dewars» обвиняю себя в слабости. Я очень слабый, слабый и добрый. А после ста грамм я сильный и злой. Мистика алкаша.

Мне предложили квартиру на Патриках и еще одну на Таганке. На Патриарших, как мне кажется, правят темные силы. Темные силы и злые старики. Не мой формат. Еще этот засранный пруд, где кто-то катается на лодке, кто-то бросает бутылки, блюет, а остальные играют на площадке со своими детишками до первой травмы. Бдительные старухи (старики сидят дома и читают «МК») охотятся за очередным несчастным коммерсантом, который, вопреки отягчающим обстоятельствам, решил построить ресторан именно на том месте, где срут их внуки. Вот и дежурят по старой памяти, как при блокаде Ленинграда, внушая друг другу, что они были участниками Второй мировой. Ну и черт с ними, только им тогда было годика по два. Могли хотя бы похудеть немного, чтобы рожа побольше сморщилась для убедительности. Нет, они дружно стоят и ждут, когда бедные гастарбайтеры отвлекутся, и можно будет спиздить отбойный молоток и остановить буржуазный произвол. Булгаковскому дьяволу до сих пор хватает работенки!

Доехали до дома, типичное сталинское жилье с элементами роскоши. Вадим сказал, что в этом доме в основном жили генералы, теперь он практически весь сдается иностранцам, за исключением нескольких чиновничьих квартир. Даже министр тут живет, местный герой старушек. Придется жить одному, но как ломает! Мне не хватает внимания жены, бытовухи, ссор, безопасного и хорошо знакомого секса с оточенными до идеальных позами и гарантированным оргазмом. В такие моменты не думаешь о проблеме преждевременной эякуляции, об отсутствии прелюдии, все просто и незатейливо, как у шимпанзе.

— Здравствуйте-здравствуйте, меня зовут Елена Сергеевна, я тут убираюсь, а вы долго собираетесь здесь жить?

— От вас зависит.

На секунду задумался о том, как мне бороться с грязным бельем и носками. Выбрасывать? Большая часть помечена моими монограммами (идея жены). А что если она их пересчитывает? Эта домработница, хитрая стерва, полоумная баба, которую наняли мне в конторе, вероятно, начнет их пиздить и дарить своему ебарю из Люберец.

— Вадим, узнай, кто нанял Елену Сергеевну.

— Знаю только то, что она лет 10 работала в УПДК и она дальняя родственница Михаила.

Вот я лох, мне срочно нужен сейф, с ключом и кодом. Мне действительно стыдно, что мысли о жене переходят в грязные носки и домработницу, но разум сам диктует такую цепочку. Если бы Люба хоть раз прочитала эти мои мысли, мне бы пришел конец.


— Спасибо, забери меня в 20.00, поедем на Петровку.

Как снять стресс первого дня? Нажраться, напиться, с кем-нибудь потрахаться на халяву да заснуть.

Угол

О мотивах нашего поведения нам ничего не известно. Все, что мы можем, — писать книги на эту тему.

Джон Таррант

Угол Петровки и бульвара похож на автомобильную выставку в Детройте, только тут намного круче. Машин побольше, самки возле них посерьезнее, и охранников два полка. У меня тоже черный «BMW» с водителем, и пора мне начать привыкать к роскоши. Но мои понты обесценились, как только рядом припарковался «Rolls-Royce Phantom». Чем дороже машина, тем короче хуй, подумал я, успокаивая себя, и зашел в заведение под названием «Галерея». Вообще-то при ближайшем рассмотрении оно должно было называться «Счастливая пизда» или «Сверкающие сиськи».

— Вас ожидают?

Ну, что ей ответить?

— Не знаю.

— Вы заказывали столик? Вы будете один?

— Не знаю, милая, не знаю.

— Могу вам предложить пока подождать у барной стойки, надеюсь, ждать вам придется недолго.

Немного растерялся и согласился сразу. Мне показалось, что последний, кто нужен этой девушке, это я. Бизнес есть бизнес, на хуя им одинокий мужчина средних лет, делающий вид, что не понимает, что даме у входа надо передать две сотни за столик, заказывать за неделю или знать управляющего?

Репутацию заведения спас бармен:

— Сто «Dewars»?

— И колу отдельно… — удивленно ответил я. — У вас по четвергам всегда такой хаос?

— У нас каждый день так, а по выходным и вовсе.


Буквально в метре от меня сидели четыре дамы непонятного возраста, ярко и дорого одетые, в брюликах. Сверкало все — мобильный, кольца, сережки, колье, часы, зажигалка и, скорее всего, нижнее белье. Часы размером с будильник и декольте до пупа. Загорелые сверкающие тела, яркие лица с подозрительным отсутствием морщин. Все как надо! Зрелище подтолкнуло к мысли о групповом сексе со всей этой компанией. Моя фантазия включилась, что порадовало. У волшебной четверки опыта не занимать, на каждую по две докторских в области орального, анального, банального и смешанного секса. Но для меня любая самка старше тридцати ассоциируется с моей матерью, в лучшем случае с женой. Фантазию нужно перенаправить. Прикольно, эх… мои сперматозоиды начинают восстание. Самая пожилая посмотрела на меня, отсканировала с головы до ног. Чаще всего мужчины смотрят на женщин снизу вверх, неужели им (имею в виду бабам) так же неприятно, когда я их пьяным взглядом сканирую?

— Мне еще сто. Слушай, а кто эти за столиком около меня?

— Бывшие жены небожителей, брошенки, ходят сюда каждый день, впитывают понты, свои и чужие.

Бедный бармен, я задал ему самый банальный вопрос… Блядь, неудобно, хотя и на чай оставлю как положено, но все равно неудобно. Вот я и в ловушке: с одной стороны — перезрелые сексухи, с другой — бармен.

— Брошенки, потому что в них бросаются брюликами?

Пацан улыбнулся. Все же иногда юмор спасает.

— Да нет, мужики их бросают, но типа денег еще дают.

— А сами они, эти мужики, куда?

— Кто куда, в основном к моделям. Вы не из Москвы, я правильно понял?

— Ну да, недавно вернулся из-за границы.

Мне лучше молчать и ждать Мишу. Бабуля все стреляет и стреляет взглядом, но я еще не дошел до состояния, когда стояк побеждает зрение, так что пускай пока отдыхает.

Вот он, красавец, заходит в сопровождении двух малолеток и взглядом охотника окидывает дичь. Впереди него все та же лесбиянка у входа, только на этот раз с улыбкой, показывает на столик справа. Миша сел медленно, не отрывая глаз от соседнего столика с бабулями, пальцем указал детям, кому куда. Дети, какие-то грустные, не успев присесть, сразу закурили.

Звонок.

— Виталик, ты где? Мы уже сидим.

— Я на месте, у бара, сейчас подойду.

Оставив сотку бармену, я уверенным шагом прошел мимо брошенок к Мишиному столику. Вместо одного заинтересованного взгляда поймал сразу четыре. За секунду уловил, что теперь улыбались мне две бабули, третья в темных очках смотрела сурово, а четвертой было, видимо, по хую. Мне тоже. Только почувствовал себя востребованным, как эта мразь, четвертая, высокомерно провожая меня взглядом, принялась параллельно комментировать что-то остальным подругам. Не трудно догадаться, что именно. Что ж, я тебе покоя не дам, раритет. Сел лицом к ней, подарил ей улыбку, свою фирменную, максимально фальшивую, и снял пиджак.

— Знакомьтесь, это Виталий, наш генеральный директор и друг детства.

— Виталий, это Катя и Аня, они работают в соседнем офисе. Ты что пьешь?

— «Dewars», а что?

— Девочки, может быть, шампанского?

К нам подошла гражданочка официантка. Патлатая брюнетка с открытым пупком, а на жопе татуировка — крылья ангела. Мне кажется, никакие это не крылья, а стрелка, указывающая: «ебите туда». Глаза голубые, но пластмассовые, дешевые линзы, не как мои. Вспомнив про собственное оружие, повернул свои голубые лампочки в сторону злого антиквариата. На этот раз зубы не показывал, пусть впитывает красоту моих глаз и не отвлекается. Ну че, сучка, у твоего бывшего были такие глаза? Смотри, наслаждайся. Злая бабуля наконец-то улыбнулась и мгновенно стала мне не интересной. Я победил. Весь соседний стол в резерве, сегодня хочу трахнуть что-нибудь помоложе, хотя эти, сидящие с нами, на фоне опытных самок смотрятся жалко. Волосы хвостом, на башке — бейсболка F1, в белых майках, а ниже — образцы ткани под названием мини-юбка. Мундир начинающей модели… Зато возраст подходящий. Если разделить мой на два и минусовать год, получится, что они старше моей дочки всего чуть-чуть.

— Нам две бутылки «Ruinart», а ты, Виталий, не грусти, ты только вернулся в цивилизацию. Правда, Катя?

Катя адресована мне, если я правильно понял комбинацию стола. Для первого приветствия сойдет. Хотя бабуля уже начала мне нравиться, все же нужно трахать то, что ближе.

— Чем вы занимаетесь в соседнем офисе, девушки?

— Мы — администраторы.

Ответила только Катя. Я убедился: да, Миша точно подогнал ее мне. Аня уже нежно держит волосатую Мишину руку. Дарвин был прав, человек произошел от обезьяны, за исключением Кати, она произошла от поросенка. Вдруг в постели визжит?

Паноптикум: телки, мужики, телки разного калибра, разной национальности, и все говорят на русском. ООН с баблом! Не СНГ, а ООН, тут европейцев ползала. Их можно легко определить, плохо одетые, как Миша, с глупым и потерянным взглядом, как у Кати, немного приоткрытым ртом и бокалами пива на столе. Наш стол — как у большинства: с бутылкой шампанского, фруктами, сырами и малолетками. Короче, мы не выделяемся, уже плюс. Понимаю, что для неадаптированного глаза, все, что вокруг — цирк, но мне все равно. Ближайший родственник в Венгрии, а ближайший друг в Краснодаре. Родственник сказал бы, что я нашел именно то, к чему стремился (бляди, бабки и разврат), а друг вспомнил бы нашу молодость. Ничего не меняется, в молодости трахал молодых, в зрелом, а для кого-то и в перезрелом, опять же молодых. Единственное неудобство, что теперь мне грозит немного больше тратить. Эта Катя, наверно, бабок не попросит, но все зависит от того, кто заплатит за гулянку. Думаю, что пятьдесят на пятьдесят, а то опять достану свою «American Express Centurion», если че. Экономия, как ни крути! Слаще будет, если Тушка бросит понт и заплатит за все, я пообещаю второй макаке что-нибудь из того, что нельзя купить ночью, и прокачусь на халяву, именно как в детстве — за бутылочку шампуня. На всякий случай дал старт разговору, который должен обеспечить мне халявную еблю. Первая ночь в Москве — и платить? Несолидно. За деньги любой сможет.


— Миш, а «Третьяковка» до какого времени работает? В смысле, там, где «Brioni»?

— До 22.00.

Миша ответил и положил руку на свою макаку. Не стал я ему говорить, что у него подмышки потные и гнойный фурункул на шее вот-вот лопнет. Если телке все равно, мне даже на руку. На его фоне я — голубоглазый Принц, и дальше должен придерживаться плана. Бесстыжий принц тусовки — субъект, который, прикинувшись соблазнителем, заманивает самку в свою квартиру, трахает ее, а сам под утро превращается в тыкву.

— Сейчас 21:20, может, и успею…

— Чего тебе надо, сегодня четверг, расслабься, Виталий.

— Мне пару костюмов купить, тут, как вижу, все праздничные, я тоже хочу, и вообще мало вещей привез с собой. Я ненадолго отъеду, туда и обратно, это же недалеко… Катя, не хотите со мной поехать? Посоветуете, что купить, быстрее вернусь, и буду вам благодарен?..

Макака растерялась.

— Некрасиво, если оба уйдем, а ребята останутся одни…

— Ничего-ничего, надо же Виталику помочь…

Миша сыграл свою роль идеально.

— Ладно, поехали. Вы на машине?

— Да, на машине, только я на минуту отлучусь, вернусь — и сразу уходим.

Вскочил якобы в сторону WS и выбегаю на улицу искать Вадика.

— Короче, ты должен сделать так, чтобы мы оказались около «Третьяковки» ровно в 22:00. Как хочешь, но не раньше.


Возвращаюсь к столу, вижу, как Катя, будущая жертва моего цинизма, крепко держа свою сумочку, прощается с остальными.

Вадик с важным видом открывает мою дверь и бежит открывать этому ребенку.

— Извини, это в целях безопасности он мне открывает первому, больше не повторится, он со мной первый день работает.

— Понимаю, — бормочет макака.

— Вадим, прошу тебя быстро в «Третьяковку»! Да, не хотел тебе при всех говорить, но за твою помощь, если, конечно, позволишь, выбери себе что-нибудь, только пусть подружка Миши не узнает.

— Мне неудобно, мы знакомы пять минут, а ты сразу предлагаешь шмотки, я просто за компанию с тобой, я не такая, как думаешь.

— Ты что — переодетый мальчик?

— Смешной ты, Виталик.

— Я тебя должен отблагодарить, если ты отказываешься, куплю тебе какую-нибудь штучку из ювелирки, тогда тебе будет точно неудобно.

— Ладно, щедрый мужчина, победил! Правда, могу сама выбрать?

— Да конечно!


Пока все по плану. Вадик, кажется, стал понимать суть происходящего, судя по слезе, промелькнувшей на его щеке. Ровно в 22:05 мы остановились возле арки. Делая вид, что для меня все это очень важно, выпрыгиваю из машины и мчусь в сторону «Brioni». За мной бежит Катя, спотыкаясь, теряя равновесие на высоких коблах. Стучу в дверь. Ухоженная телка через стекло говорит:

— Извините, мы уже закрылись, извините еще раз.

— Девушка, мне срочно два костюма, только без скидки, моя карта № 3457.

— М-м-м, поняла, заходите, выбирайте, что желаете, а расчет завтра. Касса уже закрыта. А насчет скидки вы серьезно?

— Да-да, моей даме можно тоже помочь, все на один счет.

— Только вы с утра должны все оплатить, не позже 11.00.

— Отправлю водителя. А как вас зовут?

— Венера.

— Очень приятно, Венера. Моя фамилия Попов.


ОРГАЗМ! Всегда радуюсь, когда все идет по плану. Выбрав пару тряпок, отложил и стал искать Катю. В соседнем помещении жизнь кипит. Катя отложила две горки вещей, а сама спряталась за шторами мерить очередную мечту. Венера злая, но сдержанно и любезно попросила поторопить мою макаку.

— Ну да, конечно!

— Катя, прости, но нас ждут. Ты что-нибудь выбрала?

— Ну, пару рубашек… Можно?

— Конечно, а сумку не хочешь, например, эту «Celine»?

— Сумка не продается, она моя, — сказала Венера.

В эту секунду я мог себя спалить, рожа чересчур наглой выглядела, НО человеческая жадность сильнее. Наверно, Венера вспомнила, что я все-таки нетрезв. Попрощались с фальшиво вежливым персоналом и в сторону машины шли уже в обнимку. Типа естественно.

— Спасибо, Виталий, но мне и правда не очень удобно.

— Ты, главное, никому ни слова, а так все нормально.


У Миши уже четвертая бутылка плюс волосатый мужчина с огромным шрамом и стеклянным взглядом. На миг вспомнил, что телки любят мужиков с дефектами, и если бы я не утащил мою жертву собой, мог бы остаться без ночной ласки. Она не совсем дура, возьмет да и переключится на этого Робинзона. Тут — шмотки, там — неизвестность.

— Виталик, это Женя, НАШ друг, брат, можно сказать, короче, просто хороший человек.

— Очень приятно.

Поздоровавшись, я сразу понял, что этот Робинзон пьян в хлам. Я, конечно, тоже нетрезвый, но пока еще понимаю, что меня зовут Виталий и у меня есть бизнес-проект халявного секса на вечер. Мое возвращение порадовало соседнюю четверку так, что бюсты начали шевелиться, а у злой, кажется, даже увеличился. С радостью прошелся бы членом по ее соскам, но не могу, у меня собственный эротический проект в фазе завершения.

— Мы обсуждали, пока тебя не было, перспективу трейдерства в России в связи с увеличением цен и спроса на энергоносители. Короче, пришли к выводу, что все будет заебись, так что правильно ты возглавил контору. Ты — наш мозг.

— Евгений, вы тоже имеете отношение к нефтепродуктам?

— Нет, у него огромные связи в нужных кругах, — перебил меня Миша и, начав с себя, разлил всем шампунь.

— Я решаю вопросы, разные, но только для своих. Миша знает, — добавил Робинзон.

Туземец одним глазом смотрел на меня, а вторым — на Катю. Делить добычу не собираюсь, но подстраховаться надо. Отправил бутылку шампуня моим пожилым поклонницам с запиской «Виталий 763009Х».

Бумажка прошлась по кругу дважды, и, пока они всласть веселились, решил: у какой дамы она останется, той я, сладкий, и достанусь. Адресатом стала та, на которую я положил глаз, и со второй бутылкой отправил следующее интимное сообщение: «ХХХХХХ5. Завтра?»

Улыбки закончились. Моя бумажка демонстративно отправляется в золотую сумочку «Celine», похожую на ту, какую не получит макака. Тем временем я вернулся к «Dewars». Катя грустит, молчит, Робинзон говорит с умным лицом по телефону, а Миша целует взасос несчастную Аню. Зрелище крайне отвратительное. Надо ускорять процесс.

— Катя, что грустишь?

— Надоело сидеть, хочу потанцевать.

— Хорошо, у меня тоже жопа вспотела, но танцевать не готов, выпить за компанию и смотреть — да, но шевелить булками — не тот возраст.

— Хочу в «Гараж»… Отвези меня, пожалуйста, это рядом, а лучше, если со мной пойдешь.

— Ты молодец, увидишь, через год скажешь спасибо за то, что позвал тебя обратно.

— Да я и сейчас тебе благодарен, Миша.

Обстановка нетерпима, Миша положил ногу на свободный стул, Аня обеими ладонями вцепилась в его шею, Робинзон заснул прямо за столом. Татуированная «роза» принесла мне записку: «Завтра 21.00 «Бисквит». Анастасия».

Пока все герои заняты своими делами, мы с макакой сели в «BMW» и отплыли в сторону «Гаража».

— Ты кто по знаку?

— Минотавр, трахаю всех, кто попадает в мой лабиринт.

Последовал дебильный хохот с комментариями типа «кто кого трахнет — пока неизвестно». Катя легла и положила голову между моими ногами. Трусы начинают давить, а моя левая рука уже занимается разведкой в пространстве между пиздой и шеей. Результаты меня огорчили, ничего интересного не нашлось: вроде все на месте, но с размером возникли вопросы. Ну и что, переживу! В машине Катя сообщила, что ей нехорошо, хочет домой, а ключи у Ани в сумке, а Аня с Мишей, и неизвестно, когда освободится. Перевожу в двух словах: едем ко мне, нужно же бедной девушке где-то переночевать!

Tax free sex

Око за око, зуб за зуб…

А почему же попка за деньги?

Войцех Верцех

До квартиры донес макаку на руках, а Вадик, положив мой портфель у двери, ждал инструкций. Бросил ее кости на диван и объяснил Вадику утреннюю и последнюю сцену всей аферы, после чего взялся снимать с себя прокуренную до молекул одежду. Включил музыку, достал бокал, налил себе «Dewars» и, чуть больше чем обычно, колы. Секс — это прежде всего процедура. От музыки труп ожил. Сняла свои «Puma», бросила бейсболку в сторону и спросила, сколько она спала.

— Полчаса, ангел мой.

— Мы где? У тебя, что ли? Где туалет?

Взяла сумочку и медленно прошлась передо мной. С санитарной точки зрения она поступила правильно. Ее не было минут 20, за это время я накатил еще и обдумал, где и как ее отыметь. Положу ее раком на кухонный стол, подниму юбку, схвачу за гриву и начну ее пердолить. Нет, нет, стол может сломаться, может быть, лучше к стене в спальне? Сразу в очко, чтобы орала. Нет, сосед у меня министр, неловко. Тогда в очко, и закрою ей рот рукой. Вариант! Нет, сначала поцелуи, а потом на колени — и сразу в рот, глубоко и жестко. А вдруг заблюет мой белый ковер? Нет, нет. Думаю, может, лучше попросить массаж, прикинуться усталым, потом нежный поцелуй, потом еще один, а в конце — в рот, жестко и глубоко, пусть блюет на кровать, мне и так не нравится цвет постельного белья, надо менять. Короче, по хую, как будет, лишь бы кончить. Фантазию остановила сама жертва, села напротив меня, в моем халате, с пачкой сигарет в руке.

— Дурь будешь?

— Нет, я по алкоголю.

В своей жизни только один раз курил дурь, и то закончилось нехорошо, потерей памяти, ключей от машины, документов и телки с моими деньгами. Здесь вроде безопасно. Два косяка превратились в пепел быстро, сверху алкоголь.

Как рассказывал Вадим, я лежал на кровати голым, соска заснула на полу, Вадим ей объяснил, что через час жена прилетает и пора уходить. Она долго сопротивлялась, пытаясь меня разбудить. Вместе с инструкциями, оказывается, я передал и ключи с просьбой убрать под утро макаку. Он ее отвез до дома в Бусиново, она велела сообщить мне, что я урод, конченый ублюдок, и прочие комплименты. В связи с тем, что не помню, отымел я ее или нет, решил реанимировать репутацию и отодрать ее втрезвую. Мне больше всего жалко Вадика, который до шести утра ждал в машине. Если бы в школе лучше учился, ждал бы его я. Водила — это карма.

Они пришли

У каждого есть свои заскоки, если не считать меня и тебя, Читатель. Хотя насчет тебя я уже не так уверен.

Томас Фуллер

С головой накрылся одеялом. Сон беспокойный. Снится детство, и я, как всегда, опаздываю в школу. Мать ругается, отец с раннего утра на работе. Мой школьный рюкзак, тяжелый, но модный, дедовский подарок из Югославии. Мама дала с собой бутербродов, покрыла трехэтажно за лень, погладила по голове, поцеловала и сказала:

— А вот Миша всегда раньше всех встает!

— Мама, Миша — дурак, и от него плохо пахнет.

— Все, молчи, ты не лучше. Зато он свою маму слушает.


Спускаюсь по грязной лестнице, в лифт одному нельзя, да и запах там ужасный. Все псы наших соседей считают своим долгом ссать прямо в лифте. Разумеется, что никто не убирается, все же кругом принадлежит народу, пусть народ и убирает. Конечно, говно убирали, кроме жидкого. Короче, тогда, как и сейчас, улица начиналась сразу за входной дверью. С пяти лет я уже научился читать вслух ругательства, написанные на стене родной пятиэтажки: «Наташа блядь», «Хуй вам всем», «Вера из 54-й хорошо сосет». Что означала последняя фраза, тогда не понимал. Ну и что такое она сосет? Странные эти взрослые.

— Папа, что значит слово «блядь»?

Судя по прямому удару в голову, понял, что новое слово мне пригодится, когда вырасту. Сижу как-то в классе, смотрю на Юлю, мою детскую любовь. У нее первой появились сиськи, и за две конфеты она разрешила мне их потрогать. Что тут такого? Не понимаю, почему отец, когда навеселе, говорил маме: «Дай потрогать твои арбузики!» Кожа как кожа.


Ностальгию испортили голоса, прорывающиеся из реальности. Визгливый женский голос спорил с унылым басом.

За окном уже утро. Макаки нет. Подумал, что не выключил телевизор, хотя не уверен, включал ли его вообще. Голый, но в носках, дополз до большой комнаты. Нет, не включал. Шумная беседа не прекратилась. Нашел туфлю, подошел к батарее и начал стучать каблуком, но классический прием злых советских бабулек не сработал. Мужик и баба начали говорить еще громче..


— Он долго собирается нас мучить, придурок? — кричала женщина.

— Да ты всю жизнь мучаешься! Не он, так я тебя измучил, ты вечно недовольная, скотина, — возразил мужской голос устало. — Судя по объему твоих жалоб, ты должна была сойти с ума, умереть, сдохнуть от горечи, обиды, ненависти, унижения и разочарования еще лет десять назад.

— Ты — мелкая тварь! — голос перешел на визг. — Ты… ты… унылый хуй! Я с тобой разговариваю! Ты ни о чем, кроме ебли, не думаешь, и даже это уже не слишком хорошо можешь. ТЫ ТУПОЙ. Вы друг друга стоите.

— Не ори, я устал, и мне больно!

— Наебался и устал, а я? Про меня кто-нибудь здесь думает? Меня здесь никто ни во что не ставит и даже не слышит, ни ты, ни он!


Женщина завывала так, что я на мгновение представил ее, поющей трагическую оперную арию.


— Откуда эти чокнутые, — прорычал я сквозь сон. — И как можно настолько ненавидеть мужа и сына, чтобы орать на весь стояк дома. Блядь, дайте поспать, иначе меня сейчас стошнит.


— Мужа и сына? — прошептала женщина над моим ухом. — Он сказал — мужа и сына?


Крика я больше не слышал, но сквозь сон периодически прорывался их напряженный шепот.

Вернулся в спальню, накрыл голову подушками. Москва уже меньше нравится. Надо найти другую квартиру или переехать в гостиницу. Чужой сон никогда не вызывал уважения у соседей, особенно в России. Закрыл глаза и начал пересчитывать овец.


— Я не понял, ты считаешь это нормальным? Спал два года, никого не трогал, не жаловался, смирился с каторгой рукопашного удовольствия, — и вдруг я просыпаюсь от боли! Зачем ей нужно было меня кусать? Сучка. Как больно, тварь. А наш все хи-хи-ха-ха. Идиот! (мужской голос).

— Ты проспал переезд, карлик. Мы в совке. Але, понял меня? (женский голос).

— Нет, не понял. Мне больно! Сучка укусила меня, а потом чуть не придушила. Тупость. Могла и поцеловать. Теперь заснуть не могу… (мужской голос).

— Спасибо скажи, что про тебя вспомнили! (женский голос).

— Ты, тварь виртуальная, лучше заткнись. Ничего хорошего про тебя не припоминаю. Что нам теперь делать? Поумничай немножко, вдруг подскажешь что толковое! (мужской голос).

— В принципе, мне все равно. Такого дурака, как наш, не исправишь. Но мы можем хотя бы советами помочь, чтобы не оказаться в Таиланде в одно прекрасное утро. Умрет этот придурочный от «хорошей» жизни, а нам куда идти? Следующий может оказаться хуже этого. Нашего-то более-менее контролировать можем. Согласен? (женский голос).

— Не понял? Тебе важно мое мнение? Старая стерва! (мужской голос).

— Слушай меня, кусок мяса! Не согласишься со мной, уговорю его сделать операцию по твоему удлинению. А это будет точно больно, поверь! (женский голос).

— Ладно-ладно, зачем сразу угрожать? Ты тогда с телками поможешь. Если уж разбудили, проследи за качеством. Но и о количестве не забывай. Кто ему скажет? Давай ты, а то, боюсь, покрою его хуями! (мужской голос).

— Хорошо! Я начну, а ты поддержишь. Наша сила — в командной игре. Ты долго собирался нас мучить, придурок? (женский голос).

— Кто это? (это уже я).

— Не важно, важно то, что теперь все будет по-другому. Мы с АЛЬФОМ решили, что хватит прятаться, пора заняться твоей и так бездарной жизнью! (женский голос).

— Кто такой АЛЬФ и кто ты, дура? (снова я).

— Мужской голос, который ты слышишь, это и есть АЛЬФ, кроме того, ты еще и видишь его несколько раз в день, да и сам показываешь постоянно бабам! А я — ЛОЛА.

— Ханжа! — вступил АЛЬФ. — Всегда была ханжой. Не можешь сказать «ХУЙ», когда тебя другие мальчики слышат, да, мамочка?

— Молчи, идиот!

— Пизда, пизда! — писклявым детским голосом начал дразниться АЛЬФ.


«Мне пиздец», — подумал я и вспомнил старый анекдот, как мальчик спрашивает у папы: «Что такое пизда?» Отец отвечает, что это волосатое чудовище с огромными зубами, как только его назовешь, оно сразу является, поэтому никогда этого не делай, сынок. При первой же возможности мальчик кидается на мать с криком: «Б-у-у-у, я — пизда! Бу-у-у!»…


— Успокойся, не все так страшно, — елейно пропела ЛОЛА, — я ведь тоже буду тебе помогать. И Я ЖЕ НЕ САМАЯ ПЛОХАЯ ТВОЯ СТОРОНА. Отнюдь. Если хочешь, зови меня мамочкой, так будет намного проще. Мы с АЛЬФОМ считаем, что тебе не стоит самому принимать решения. Нам отлично жилось, и вдруг ТЫ решаешь вернуться в этот совок. Нет, так не пойдет. Будь умницей, не сопротивляйся, твоя жена давно поняла, что мы есть. Только ты, лох, старался нас уничтожить жалкими приемами типа «не хожу налево, не бухаю, не ворую» и т. д. Не выйдет…

— Пизда, пизда! — бесновался АЛЬФ.


Проснулся в поту, спрыгнул с кровати и бегом в тубзик. Часы на стене показывали 06:30. Настоящий сон алкоголика! Первая ночь и первый знак того, что я лоханулся. Миша опять грузил вчера по поводу великого будущего, пришлось от скуки напиться. Самка куда-то исчезла, или ее не было? Лицо — как тазик, зеркало в ванной, если бы имело возможность говорить, покрыло б меня трехэтажно. Голова болит, и как! С трудом разрываю упаковки одноразовых средств гигиены. Какая, на хуй, гигиена, когда руки дрожат. Вспоминаю ночной кошмар и голоса в башке. Ох, нельзя так пить! Ложусь обратно, как ни крути, несколько часов сна не помешают.


— Подмылся сука? — осведомился вежливый бас за моим ухом.


Стало страшно. Раньше я вел диалог с самим собой, но мысленно отвечал своим же голосом и не задавал много вопросов. Время от времени я слышал голоса, но в юности думал, что это ангел-хранитель и добрая фея говорят со мной. В зрелом возрасте, когда стал бухать по-взрослому, прочитал книгу про разных продвинутых людей, которым голоса подсказывали, как поступать, или помогали в каком-нибудь гениальном открытии. Вот и считал себя гением… до сегодняшнего утра. Или у меня крыша протекла? Блядь, не рановато ли мне сдуреть? Не дай бог, начну срать в штаны и будут меня кормить в дурдоме из собачьей миски. Нет, я не псих. Или псих?


— Да, подмылся, а ты кто? ЛОЛА, АЛЬФ, за что мне это говно? — тупо срифмовал я.

— Но-но, без оскорблений. Я — АЛЬФ, тебе придется принимать меня всерьез. Иначе я за себя не отвечаю. Да, кстати, когда ссышь, не забывай стряхнуть и не дави так сильно, я не огромный, но и не прыщ.

— Оставь меня в покое, я больше не буду.

— Поздно, алкоголь нам не нужен, мы с ЛОЛОЙ за здоровую, реальную и настоящую жизнь. Будем появляться сколько хотим, как хотим и когда нам захочется. Будешь сопротивляться — твоя жизнь превратится в ад. Без торга. Кстати, заснешь быстрее, если вместо овец будешь пересчитывать телок и желательно по две!

— Идите вы!..


В 08:30 звонок взрывает мозг…

Я словно родился заново, мне одному было хорошо, и вдруг нас стало много. Не тесновато ли будет в моей голове? Последние годы напрягал себя умственно крайне редко и, кажется, деградировал.

Дорога в офис тянется мучительно долго. Это же Москва!

— Вадим, включи радио.

«Сегодня Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по статье…»

— Переключи.

«Верка Сердючка утверждает, что…»

— Выключи.

В тему большого босса вошел быстро, и мне это определенно нравится. Получил первую большую зарплату и сразу стал оптимистом. Со стороны смотрюсь прекрасно: заднее сидение «BMW» со шторками. Тонировка — для дикарей, а шторки — престиж. С завтрашнего дня мне нужна газета «Ведомости». Розовая часть. Выгляжу — прямо Майкл Дуглас на Wall Street, на хуй.


Лола. Ну ты и идиот. У тебя нет вкуса. Примитивно, копируешь задроченый образ с экрана.


Визгливый отвратительный женский голос испортил мой кайф.


Альф. Сама на него дрочишь?

Лола. А ты молчи, лилипут. Новый образ исправит ситуацию. Хотя ты и жлоб, тебе придется нанять профессионала или остаться в образе иногороднего клерка. Здесь МОСКВА. Хочешь жить здесь — живи по правилам, дебил!


— Виталий Юрьевич, мы уже пятнадцать минут как на месте, у вас все нормально?

— Д-да!

Да все хорошо, за исключением двух идиотов в моей башке.

Офис на Чистых Прудах. Огромное бездарное здание с современной московской атрибутикой. Грязный идиот в дешевом костюме, охраняющий два парковочных места компании, престарелые охранники, стены из гипсокартона, потолок эконом-класса «Армстронг», стеклянные двери и горшки с тухлыми цветами. Первым же распоряжением на посту босса я расправился с травяной безвкусицей и парой кактусов на моем подоконнике. Мгновенно нажил врагов из числа курильщиков и любителей попиздеть за час до обеда у служебной лестницы. Запретил все пепельницы, в том числе напольные, но русская изобретательность победила мой европейский подход — в ход пошли банки из-под кофе. Когда и это запретил, в ответ получил письменную жалобу от соседей: окурки летят через окно в сторону их входной двери. Принял высшую меру материального воздействия на массы, повесил объявление: «Или табак, или зарплата». Бегу к лифту, ни с кем не здороваюсь — да пошли они все! Резким движением включаю компьютер, проверяю почту на мейлру. Набираю в gogo.ru «Психологическая консультация». Как всегда, поисковик выдает миллион ссылок про наркоманов, алкоголиков, разведенных, но то, что мне нужно, находит в первых строчках… вот-вот, нашел.

«Кризис среднего возраста? Мы вам поможем!»

Точно, у меня кризис среднего возраста. Или нет… Климакс?


Альф. Конечно, климакс, бездарь!

Лола. Не делай этого, у тебя нет никого, кроме нас!

Альф. Что он собирается делать, я не врубился?


Не обращая внимание на ИХ крики, набираю номер с мобильного. Стараюсь говорить уверенно, но тихо.

— Добрый день, меня зовут Виталий Попов, хочу записаться на прием к доктору Соколовскому.

— Добрый день, ваш возраст, сфера деятельности и контактный телефон для связи, пожалуйста.

— Возраст… м-м-м… тридцать пять, нет, тридцать шесть, я генеральный директор трейдерской компании, телефон 763-00-95.

— Господин Попов, мы вам перезвоним в течение 20 минут.


Лола. Пиздец! Дожил, старый хрен, неандерталец!


Лола вообще уже орет как бешеная, но я не отвечаю, не хочу и не буду.


Лола. Ты — животное, тупиковая ветвь эволюции, у тебя крошечный хуй, не поимеешь в ладошку, отсюда все твои проблемы!

Альф. Давай без личных оскорблений, мы же партнеры.


В панике колочу по кнопке вызова…

— Виталий Юрьевич, доброе утро, вам кофе принести? Хочу напомнить, что через 40 минут у вас правление.

— Ева, какой кофе, срочно аспирин, как все соберутся, сообщи мне!

Эту помощницу Еву получил в наследство от предыдущего, но, думаю, выбирал ее Миша. Ногти — как у рептилии, говорят, называется «френч маникюр». Ужас! И такого же цвета помада! Слава богу, не блондинка, иначе сработал бы рвотный рефлекс. Сплошные ноги, хотя с фигурой все в порядке. Когда сижу, грудь кажется еще больше (какой-то «вандербра», сука), а стол чуть ниже лобка. А что под тканью — иллюзий не оставляет. Силикон. Две тысячи у.е. каждая.

Лола визжит, как поросенок:


Лола. Пусть застегнет пуговицу, ты босс или хуй в пальто?

Альф. Ты чего говоришь, старая дура? С нервами проблема? Лечись!


Может быть, у меня и шиза или кризис, но она правильно подсказала.

— Ева, хочу попросить застегивать еще одну пуговицу, не обижайся. Я считаю, что нужно соблюдать этикет, мужиков тут много и гостей не меньше. Ты — моя помощница, ну понимаешь, о чем я.

— Да, конечно, Виталий Юрьевич… как скажете.


Альф. Ты — мудак, губишь свое будущее, и мое тоже!


Как ни удивительно, Ева не обиделась, наоборот, на ее личике нарисовался явный триумф.


Лола. Ты никогда не понимал баб и вряд ли поймешь. Ты только что сделал ей комплимент. Большинство Боссов вспоминают своих помощниц при глубоком спермотоксикозе, а ты умник, С МОЕЙ ПОМОЩЬЮ заметил ее раньше. Если сказал про пуговицу, значит, и для всего остального она сгодится. Тонкий ход, ублюдок!

Альф. Ты веришь этой суке?


Очень вовремя зазвонил телефон, именно в тот момент, когда я собирался сказать этой дуре та-а-а-ко-о-о-е… Прям как Гондонолиза при Буше, а при мне — как Пиздолиза.


Лола. Поаккуратнее, я все-таки часть тебя, хотя спасибо за высокую оценку!

Альф. Я все еще не врубаюсь, что происходит. Мне кто-нибудь объяснит?


— Да! — я ответил резко (типа деловой), хотя прекрасно знаю, кто звонит.


Альф. Да? Чего да?

Лола. Это не тебе, идиот!


— Добрый день! Вас беспокоят из приемной доктора Соколовского, хотели вам предложить завтра в 19:00 или, если срочно, в то же время сегодня. Стоимость приема 200 условных единиц в час.

— Согласен, буду сегодня.


Альф. Я не против, а что мы будем там делать?

Лола. Мы против, дебил, он нас погубит!


Господи, спаси душу мою. Неужели от одного косяка и алкоголя такое происходит? Нет, «Dewars» ни при чем, «Dewars» — это хорошо. Оба придурка орали всю дорогу. Вначале пытались убедить меня в том, что они существуют с моего рождения, что я — избранный и должен гордится ими, под конец слышался только мат. Надо взять себя в руки. Пока стояли в пробке, я повторял себе: «Я нормальный, я нормальный! Нормальный!»


Лола. Ты тупой!

Альф. Это ты кому?

Лола. Обоим!

Психоконсалтинг

Нормальны лишь те люди, которых мы не слишком хорошо знаем.

Джо Ансис

Психотерапевт меня изнасиловал вопросами про детство, родителей, семью, алкоголь, работу, мегаполис и сосредоточился на прошлом вечере, ставшем, по его мнению, ключевым. Ничего ключевого я не заметил, вечер как вечер. Я рассказал часть правды и часть — как надо, опять же тихо, медленно и уверенно. Склонностью к малолеткам его не удивил, количеством алкоголя тоже, и я случайно сам себя спалил по поводу дури. М-да, у доктора глаза засверкали, и он нежно сообщил мне, что, скорее всего, в будущем мне необходимо избегать подобных опытов. Этот черт начал делать упор на Эдипов комплекс. Видите ли, один голос — это мать, второй — мое мужское эго, и они теперь общаются между собой на равных! Если я все правильно понял, он имел в виду то, что я в детстве хотел выебать свою мать или мать хотела выебать меня, но он не подозревал, что еще одно слово, и я выебу его.

— Напишите пару слов о себе и о тех, кто вас окружает. Вы должны уложиться в десять минут. Вот вам бумага и ручка, — сказал доктор.


Альф и Лола. Не пиши, уходим!


Пришлось написать: «Я — Виталий, мне 36, считаю себя несправедливо бедным. Живу официально в Будапеште, а реально в жопе мира, но в собственном доме. Некоторое время назад вернулся в Россию. У меня высшее медицинское образование, но, как все интеллектуалы, нашел себя в нефтебизнесе. Точнее, европейский нефтебизнес решил, что я, как носитель русского языка, ему полезен. Женат дольше, чем хотелось бы. Дочь учится в Лондоне. У меня две машины и собака. Хочу много денег.

Люба — моя жена. Она врач. Учились вместе в университете. Блондинка. Я женился, потому что в юности считал, что блондинки будут всегда в моде и что женская грудь вечно стоит.

Дочь — без комментариев.

Андрей Янкин. Мой друг. Тоже врач. Честный, добрый и талантливый медик, что ему не особо помогло в жизни.

Миша Кацнельсон. Тоже мой друг детства. Хитрый, ушлый, вечно с сальными волосами и со средним образованием. Успешный в бизнесе. Скоро примет православие.

Вадим — мой водитель, я его мало знаю, но достаточно, чтобы понять, что он олигофрен.

Ева — моя секретарша. Красивая баба и хорошо готовит кофе».

— Теперь выразите себя одним рисунком.


Лола. Нарисуй Альфа!

Альф. Листок маленький…


— У вас развитое чувство юмора, Виталий, давайте перейдем к голосам.

С голосами, если вдруг они еще будут проявляться, доктор предложил вступить в беседу, и вскоре я пойму, что, кроме меня, у меня никого больше нет. Все, конечно, очень похоже на шизофрению, но он меня успокоил, что еще рано делать выводы, по-видимому, я переутомился. О НИХ рассказал, сколько мог, и даже часть придумал, на что доктор ответил, что ОНИ не важны, важен Я.


Лола. Анус лизинг за деньги.

Альф. Он меня назвал ядром мужского эго. Что это значит — не знаю, но звучит красиво. А по поводу мамы можно поподробней?

Лола. Пошел на хуй!


Доктор Соколовский меня консультировал ровно 45 минут, академический час.


Лола. Ты должен опоздать на 15 минут!

Альф. Не твой день, дура, опоздает — праздника не будет!

Лола. Ты после вчерашнего должен быть весь в кремах, красный, как помидор, поцарапанный клыками, взял бы выходной!

Альф. Ты по жизни выходная, скотина, дай пацанам поговорить. Сиди тихо и слушай. Наш справится.

Лола. Он-то справится, а ты нет, маленький самовлюбленный урод!

Альф. Давай-давай, сучка, прячься, и спи до понедельника. За урода спасибо, за размер с тобой еще посчитаюсь!

Лола. Я испытала позор, голая перед этим психотерапевтом, а Виталий все пиздел и пиздел про меня, про тебя, а про себя совсем ничего. Тебе, прыщ, по хую, но если дело так и дальше пойдет, ты вообще не сможешь поднять головы!

Альф. Накаркаешь еще, стерва!


— Добрый вечер, вонючие соседи, хочу сообщить, что нуждаюсь в вас. Но важнее вас я. Не буду отвергать вашу помощь, жду ваших советов ежедневно, готов с вами говорить на любые темы, в любой день и не обязательно так, как вы договорились между собой. Мы — одно целое, одна семья, у нас одна судьба, и в светлое будущее пойдем вместе. Но я главный. Усвоили?


Альф. У нашего крыша потекла!

Лола. Ты за это платил? У тебя природная тупость или приобретенная? Я же тебе все объяснила, без нас никуда и ничего. Ты — лох!

Альф. Секса хочу!

Лола. Хочешь получить по головке?


Думаю, доктор прав, проще их признать. Заебутся со мной общаться, уйдут или подчинятся оба, и прыщ, и стерва.

В «Бисквите» спокойно, в длинном коридоре никого, в темном зале с баром двое мужиков крепкого телосложения за столиком ждут своего хозяина. Вадика попросил быть наготове, мало ли… Мадам выпила вчера больше меня и не придет. Если магнетизм моего взгляда не пленил ее, пусть сосет у другого в этот субботний вечер.

— Вас ожидают?

— Да, наверно.


Альф. Старик, ты хоть ее помнишь?

Лола. Тебе какая разница, в какой щели окажешься сегодня, или ты теперь романтик?

Альф. Была б ты человеком, даже бесплатно не заполнил бы твой рот мясом!

Лола. Был бы ты человеком, заплатила бы ниггеру, чтобы тебе делал массаж простаты ежедневно!


— Извините, что перебиваю, но у меня свидание, заткнитесь на часок, или я вернусь к Соколовскому.

Анастасия сидела одна в центре зала, разговаривала по мобильнику и выглядела элегантно, если не шикарно. Не как вчерашняя соска с прыщом на правой булке и грязными пятками, бухая и отвратительная. В этой чувствовалась порода, стиль, ее женственный взгляд возбуждал мое любопытство. Если у телки все в порядке, есть вероятность, что она умная. В отдалении сидел мужик, герой моей утренней розовой газеты. Да, точно он. Чувак объявлен в международный розыск, судя по статье. Вот тебе и дезинформация! Или журналист ошибся, или чувачок решил поужинать напоследок напротив приемной ФСБ. В любом случае логика есть, во-первых, знатоки китайской мудрости знают, что чем ты ближе к врагу, тем труднее тебя обнаружить. Во-вторых, понт: пока тебя ищут по аэропортам и вокзалам, можно наслаждаться воздухом свободы в дорогом ресторане в центре города.

— Здравствуйте!


Альф. Привет, милая, поехали сразу!


— Привет, Виталий, прости, я буквально секунду, сейчас закончу.

Все ее движения эротичны, красный лак, красная помада, сиськи, плечи, пальцы, носик… м-м-м…


Альф. Сиськи и правда хорошие, и рот профессиональный, и взгляд блядский. Старик, знай, я наготове!

Лола. Да, действительно интересное существо, похвали ее руки на старте!

Альф. Наверняка влагалищем втягивает воду из тазика!


— У вас прекрасные руки!

— Спасибо, вас не удивило, что согласилась с вами встретиться?


Альф. Нет, не удивило! Вставай, поехали!


— Удивлен и польщен, думал, приду, а вас нет, и это выглядело бы логично. Вы же заметили мою компанию?


Лола. Спроси ее знак Зодиака и сделай вид, что именно он тебе и нужен, про свой скажи, что он самый плохой, то есть Лев!

Альф. Лучше выяснить, чистая она или нет, можно ли с ней без презика? Не хочу сам себе в лицо кончать!


— Вы кто по знаку Зодиака?

— Телец, а вы?


Альф. Я питон, красотка, хочешь посмотреть?

Лола. Не бывает десятисантиметровых питонов!


— Да, у вас лучший знак для женщины, а я Лев, упрямый и агрессивный.

— Зато легкий на подъем…


Альф. Сегодня гуляем!

Лола. Не торопись, идиот, она непростая, слушай внимательно, а то наш напьется и будет дома тебя душить в одиночку!


— Да, иногда бывает на работе, вы это имели в виду?

— Не совсем, ха-ха-ха, но вы немного покраснели!


Альф. Горячая кровь заполняет меня!

Лола. Кровь до головки еще не дошла!


Мы с Настей успели рассказать друг другу почти всю свою биографию. Она держала дистанцию, но с некоторыми послаблениями. Говорили о России, о Москве, о бизнесе, обсудили институт семьи, падение морали. Она полагала, что неплохо разбирается в мужчинах, поэтому личная жизнь не удалась. Говорили о роли религии, о музыке, о моде, упомянули Лондон, Сардинию, Монако, Жуковку. Затронули тему, как плохо живут ее родители в Барнауле, откуда она родом, о муже, который остался на Ибице навсегда, о том, что почти все браки в Москве имеют плохой конец, и о подружке (старше нее), которая судится со своим бывшим (свалил с молодой моделью). Заметил, что мы съели десятую часть заказанного и практически не выпивали. Я — сто «Dewars», она — «Дайкири». Даже мои говнюки заснули, кажется. Кто чем занимается, нам было неинтересно, немного задержались на теме развода подруги… и тут подошел официант.

— Позвольте мне заплатить, хотя вы приглашали. Сегодня хочу за вас заплатить, за многие годы вы — лучший собеседник, это помимо ваших глаз. А у вас не линзы случайно?

— Глаза от мамы, она обрусевшая немка.


Альф. Пусть платит, сучка отшлифованная!

Лола. Ты не стратег, ты кусок мяса, жди, тебя позовут, если ты еще на что-то способен! Судя по размеру, Нашему приходится дорабатывать пальцами и языком!

Альф. Какая ты тварь, спала себе и спала, нет, блядь, надо проснуться, чтобы подчеркнуть свое превосходство, и поносить меня, единственного, от кого зависит репутация Нашего. Может, проконсультируешь нас, как ее выебать, чтобы она помимо спермы получила и духовную пищу?


— В этом случае позвольте отвезти вас домой.

Она отпустила водителя на красном «Bentley», мы поехали на моей. Адрес указала в сторону Барвихи, а сама села рядом с Вадимом. Вот суфражистка, заняла мое законное место!


Альф. Все пропало, придурки оба, всё пропало нах…


— Виталий, ты меня хочешь?


Альф. Чего молчишь, дебил, отвечай сразу, скажи правду, такие бабы обожают искренность!


— Да! (Задумался на минуту.)

Буржуазное фики-фики

Если когда-нибудь он со мной переспит и я услышу об этом, его жизнь превратится в ад.

Мэй Уэст

В квартире беспорядок в порядке, Елена Сергеевна постаралась. Пока меня не было, эта старая трансуха со зловонным телом убрала гостиную и спальню, а грязное белье собрала в кучу и бросила на полу в холле. К алкогольным и табачным парам примешивался отвратительный душок. Эта сука могла во время уборки специально пердеть.

— Прости за беспорядок, я всего лишь второй день в Москве.

— Не думай об этом, все хорошо.


Альф. Слушай бабу, не думай, бегом меня мыть, она может в любую секунду наброситься!

Лола. Не слушай этого отростка, пусть она первая, а ты пока наливай шампанское, включи музыку, приглуши свет, и, пока ее не будет, на столик положи книгу Менегетти «Женщина третьего тысячелетия» и зажги ароматические палочки с мускусом, запах мужских гормонов!

Альф. Ладно, а унижать как будем? Тоже литературно?

Лола. Все надо делать, как с женой в лучшие годы!


Настя прямиком пошла туда, куда обычно ходят до того как. Она без моей помощи нашла ванную (то ли опыт, то ли интуиция). Шампунь, к счастью, был, с Менегетти сложнее, даже пришлось открывать чемодан. Как он у меня оказался? Где-то прочитал, что от него тащатся все бабы, вот и купил. Налил шампанского, и помимо инструкций Лолы расстегнул рубашку до груди. Дальше нельзя — брюхо начинается, жирное и волосатое, хоть и достаточно темно, но портить образ лишним салом ни к чему. Она сняла туфли и ювелирку, подошла и села возле меня в одном платье, не как вчерашняя мандавошка в моем халате. Кстати, его нужно отвезти в химчистку, а лучше сжечь.

— За забавное и приятное знакомство!

— За тебя, Настя.


Альф. Обнажи меня, хватит болтать, заебали!


— Читаешь Менегетти?

— Стараюсь разгадать женскую душу.

— Получается?


Альф. Ну все, лирика пошла, это надолго…

Лола. Ты, примитив, стой и жди, сейчас все начнется!


— Нет, но внутри меня живет женщина, и я должен ее понять.

Настя поставила бокал и начала меня медленно целовать. Если бы она только знала, что у меня в голове тусуют трое, думаю, все произошло бы менее романтично.


— Доброе утро!

Настя лежала рядом и читала этого Менегетти.

— Привет, давно проснулась?


Альф. Доброе утро, чемпион, спасибо тебе за отверстия, тебе не кажется, что ты немного переборщил с прелюдией вчера?

Лола. Не слушай этого карлика, все было нормально, за исключением того, что второй раз он не справился. Возраст — что поделаешь!

Альф. Тебя никто не спрашивал сейчас, мы с тобой как-то по-другому вначале договаривались, но как только ты поняла, что я полезнее, сразу начала гнать свою гнилую философию!


— Ладно, все нормально.

— Ты кому это говоришь?

— Прости, наверное, еще не совсем проснулся.


Лола. Да точно, у тебя проблема с концом!

Альф. Тварь!


— Поехали завтракать?

Это был не завтрак, а обед, в «Vogue» полно народу, и практически все с детьми. И мы с Мадам, свежевыебаные, с мешками под глазами, еле протрезвевшие, спрятались в отдельную комнатушку в конце большого зала. Она явно лет на десять старше, чем я предполагал, хотя и без макияжа сверкала. От нее исходил развратный аромат эротики, или мне хотелось этого? Все же бабам секс на пользу, а мужикам не всегда. Свежевыжатый сок, тосты и шампунь по бокалу.

— Думаю, мы сумеем остаться друзьями после вчерашнего, как считаешь?

— Я — только «за», формат общения предложи сама, понимаю, что, кроме как дружить, ничего лучшего не придумаем.

— Умеешь угождать даме, хитрый какой!


Альф. Спроси, может, познакомит с подружками?

Лола. Не надо, все произойдет само собой. Наш пройдет «по рукам» всей ее компании!


Звонок:

— Ты куда пропал вчера, мы ходили в «Дягилев», а ты исчез!

Мы — это Миша, Аня и Катя, «Дягилев» — клуб, в котором за 4000 у.е. получаешь столик в квадратный метр и понты напрокат. В Москве ходят в клуб посмотреть на всегда готовых телок и пьяных новобогачей, как в Древнем Риме ходили в Колизей и городские бани. Эволюция отдыха: пьянство, наркота, показуха и драки в одном флаконе! Face control — это дополнительная опция из области психотерапии. Городская легенда гласит, что вас могут и не пустить. Все зависит от вашего внешнего вида, взгляда и настроения чувака у входа. Довольно часто интереснее стоять на улице, чем заходить внутрь. В пределах клуба все как обычно, народ злоупотребляет всем, чем только можно, танцует, потеет и смотрит время от времени в сторону сцены на обиженных богом трансвеститов и певцов с полным отсутствием слуха и голоса. Зато на улице веселуха! Очередь бурлит, как в начале девяностых около «McDonald’s», с одним только отличием: теперь она менее терпелива. Их понять можно, несправедливо же, зная парня у двери, стоять и толкаться с лохами на холоде. Надо кричать громче всех: «Саша, Саша!» А Саша невозмутимо стоит на страже в окружении крупных парней, что ему не мешает получать время от времени в пятак. Это как раз один из вариантов психотерапии для персонала сферы развлечений. Парня жалко, когда его бьют, бьют больно и безжалостно, а он не виноват. Ну бывают у всех ошибки. Однажды он не узнал известного олигарха, желающего выгулять свою малолетнюю любовницу и охранников, и не пустил. Ладно, если б просто не пустил, так вдогонку ему крикнул: «Наторговал арбузами, теперь в клуб захотелось?» Ну кто не обидится? Недавно он не пустил парней из какой-то диаспоры, поступил профессионально: пересчитал этих ребят, потом охрану клуба, понял, что на его стороне больше боевого мяса, и резко им отказал. Через полчаса они размножились и вернулись со средствами нападения. В итоге почти все парни из диаспоры стояли, охрана лежала, а Саше было очень бо-бо.

— Я спал дома, перезвоню часа через два, завтракаю с коллегой.

— С коллегой? — уточнила Настя.

— А ты бы хотела, чтобы я ему все рассказал?

Она ушла, и мне стало грустно, мысль о том, что завтра с утра нужно в контору, обессилела меня окончательно. Договорились пообедать на следующей неделе в «Марио». Жалко, я был не против вернуться с ней в хату, пробило на романтику.


Лола. Она явно не гонится за мужиками! Где ты видел, чтобы мышеловка гналась за мышью?

Альф. Так ты у нас начитана, типа умная?

Money Talks

Когда человек говорит, что деньги могут все, знайте: у него их нет и никогда не было.

Эдгар Хау

На совете директоров обсуждали текучку, а в моей голове засело одно: нет Миши и Поль типа в Киеве. Конечно, компания обеспечила мне быт, но цель моего нахождения в стране иная.


Лола. Где бабло, звони узнавай!

Альф. Друзья, если хотите, могу с Мишей в интимной обстановке все выяснить…


— Не надо, сам разберусь.


У всех моих подчиненных британские дипломы, умные лица, одинаковые ручки с магендовидом и по два помощника. Все мне улыбаются шире, чем мои бабы прошлых дней. Я разделил их на две категории, на тех, кто по жизни жополиз и тех, кто мечтает занять мое кресло. Первым достаточно быть второстепенными персонажами в любой структуре при Главном Лохе с возможностью пиздить без страха. Вторые вечно интригуют с целью стать первыми, после чего подсиживают всех и сдают собственников в Большой дом, сами управляют процессом ликвидации компании, а дальше уходят в политику или науку, что модно и актуально. Миша как ветеран, редко появляется раньше полудня, сидит в кабинете до пяти-шести вечера, и обратно в загул. И так каждый день, кроме четверга. В четверг он занимается приемом и раздачей дани участникам цепи экспорта нефтепродуктов. Раз в две недели выгуливает чинов из Большого дома, рассказывая о том, как все плохо на этом рынке, угощает телками и водкой, но помощи просит редко. Само знакомство с такими товарищами наводит страх на иностранных хозяев, мне у него учиться и учиться. Для начала хотя бы уметь скрывать доход, понты — под замок, говорить бабам, что я не бедный, но сейчас трудное время, и так далее. И врать, врать так, чтобы у окружающих рты раскрывались и глаза лопались. Чем больше Миша врет, тем больше ему верят. Тоже так хочу.

Помню, как он своей Ане однажды заявил, что вернул «Aston Martin» только потому, что цвет салона неподходящий, а пока катается на служебной и, кстати, заказал ей новый «RAV4» с безумно индивидуальной комплектацией. Правда, ей придется подождать полгода. На такси денег дает, но не всегда (говорит, часто проблемы с кэшем). Его ложь продумана до мелочей, и на сто шагов впереди него мчится. Удачно соврав или нет, но он всегда получает ожидаемый результат. Как, например, при попытках развестись. Публично, разумеется, он так расхваливал жену, словно хотел ее продать. Она, бедная, живя в Америке, не врубилась в тему, даже когда наш Михаил разбрасывал гондоны по всей квартире за день до ее приезда. Увидев открытые, но не использованные презервативы повсюду, бедняжка подумала, что Тушка намекает на секс. Не дошло до нее, даже когда она в морозилке нашла презик в грязной салфетке. Она требовала ежедневного исполнения семейного долга. В ее голове царила иллюзия, что она все еще желанна, несмотря на то что супруг грубовато выражал свои эмоции. Его такой расклад не устроил, и перед очередным приездом супруги он сам себе написал любовную открытку. Отравлял жене жизнь, как мог, но она не сдавалась. Дуся прочитала послание, узнала его почерк и накупила инструментария в секс-шопе — наручники, плетку, лакированные сапоги и трусы с отверстием впереди, искусственный член, смазку для очка, духи с феромонами, порнуху. Предложила Мишане любовь втроем. Да, любящая баба часто совершает дурные поступки, зато у Кацнельсона возникли основания обратиться к адвокату. Мне Дусю жалко, неплохая женщина, теперь живет в Штатах, воспитывает общих ошибочных детишек. Таких, как Миша, нужно подвергать стерилизации, чтобы не плодились.


— Миша, ты мне срочно нужен.

Тушка выглядел бодро, но как всегда убого. Упал на диван напротив моего стола и наглым визгливым голосом спросил:

— Ну как, все нравится?


Лола. Бабки где?

Альф. Разрешите мне с ним поговорить!


— Да почти все, кроме того, что контракт подписал, а денег не видно.

— Они на счет уже упали, проверь, все, как договаривались. Поль будет завтра, остальное с ним напрямую можешь обсудить, а мы с тобой едем сегодня в «Антинори» встречаться с Андреем Быковым.

— Кто это?

— Хозяин одного порта в Эстонии, через который мы переваливаем часть объемов. Они запустили пару новых терминалов, мы можем с ними договориться так, чтобы всем было комфортно. Нам с тобой, им и, разумеется, компании. Ты первый серьезный баблос можешь через эту сделку получить. Мы сейчас платим более 20 долларов за тонну перевалки, а Андрей сделает долларов за 14–15 при условии гарантированных объемов с нашей стороны, разумеется. Может выйти тысяч 150–200 экономии в месяц.

— Ты не охуел немного, милый? У нашей компании не более 100 тысяч тонн в месяц и то не всегда! Где мы найдем остальное?


Лола. Это подстава, сначала все проверь, потом мы с тобой обсудим и решим, как поступить.

Альф. Не хочу в Будапешт, не рискуй моим здоровьем!


— Не паникуй, подпишем мы с тобой, платить будет контора, и искать объемы тоже, а ты мудрый, вот и оптимизируешь логистику компании. Все шоколадно.

— Подпишу я, а не ты, отвечать тоже придется мне, делить как будем?

— Пятьдесят на пятьдесят.


Альф. Иди ко мне, я тебе покажу, как выглядит пятьдесят на пятьдесят!


— Ты со своей мамой так дели, а у нас по-другому: тридцать тебе, остальное мне.

— Виталик, это неправильно, схему придумал я, Андрей мне доверяет, ты подпишешь, и разделим баблос поровну.


Лола. Обещать дешевле, чем выполнять!


— Ты наглый, сука, черт с тобой — пусть будет пятьдесят на пятьдесят, только первые полгода я оставлю все себе, а ты сруби второе полугодие!

Real Russian Business

Бизнес — это искусство извлекать деньги из чужого кармана, не прибегая к насилию.

Макс Амстердам

— Вас ожидают?


Альф. Да, твоя жопа!

Лола. Заткнись. Наш приехал по важному делу!


— Да, ожидают.

Решил, что лучше отвечать барышням у входа положительно, чем раздражаться от тупых вопросов. У них две извилины, одну заняла фраза «вас ожидают?», вторую — «вы будете один?». Для простого приветствия нервных клеток не осталось.

Пиздинг-партнеры сидели на втором этаже. На столе — бутылка водки, закуски на целую армию, и только фокаччо напоминало, что ресторан итальянский. Лох с миллионом — дважды лох. Миша, завидев меня, вскочил:

— Господа, наш герой! Знакомьтесь: Виталий Юрьевич Попов!


Альф. Героем будет твой анус, если будешь выебываться!

Лола. Прыщ, ты очень нервный сегодня, успокойся!


— Добрый вечер, я — Андрей, это Николай, мой партнер.

Андрей и Коля, Лелек и Болек. Андрей — огромного роста, седой, с усами, как у Николаева. Чел далеко за ярд, а костюмчик печальный. Коля с места не тронулся, лежал в кресле (именно лежал, как римский император). Сука, за вечер не проронил ни слова, типа важный, все ему ясно и итог беседы известен. Этот мешок с говном очень высокого мнения о себе. Позднее он попытался спросить, почему я такой умный и такой бедный. Ну я-то с этим разобрался давно, в транс не впаду от отстойного вопроса. Кому сколько нужно. Пиздить бабки и кретин может, достаточно мало думать и быстро действовать.

Аура подлости особенно плотная вокруг Лелека с Болеком. Оба поднялись на руинах СССР, приватизировав активы советских предприятий за копейки, да и те из госбюджета. Волшебно умудрились при этом остаться в тени — никаких скандалов, слухов, уголовных дел и прочих подарков, сопровождающих любого серьезного коммерса. Как у всех уважаемых уродов, так и у этих говнюков, жены в ссылке на Рублевке, любовницы — в Лондоне. Миша намекнул, что кто-то из них приходится дальним родственником нынешнего президента. Каждый второй чиновник в стране делает подобные намеки. Даже если и правда, лучше не выяснять. Теперь чаще, конечно, можно услышать от воротил разного рода бизнеса, что они из Питера и работали в аппарате Собчака или Яковлева. Намек тот же, только в этом случае хрен проверишь.


Лола. Держи оборону, они волки!

Альф. Расслабишься — и с тобой сделают то же, что я делаю с нашими телками!


— Виталий, Михаил сказал, что вы с недавнего времени возглавляете «Компрессор» в Москве.

— Да, верно.

— Мы работаем с вашей компанией довольно давно, и подумали, что пора выходить на иной цивилизованный уровень взаимоотношений, прибыльный и перспективный для всех присутствующих.


Лола. Они имеют в виду только себя, нас всех кинут!


— Миша нам рассказал в двух словах о ситуации, хочется от вас услышать более подробно.

— С новыми терминалами общий объем перевалки нефтепродуктов составит примерно 200 тысяч тонн в месяц. Предлагаем вам взять обязательство переваливать через нас этот объем на правах эксклюзива. Кроме вас, никого больше не пустим. При этом стоимость можем зафиксировать на уровне 14 долларов за тонну. Для вас экономия составит при максимальном объеме два миллиона ежемесячно. От вас зависит, какую оптимизацию покажете своим боссам.


Лола. Все олигархи такие? Прикинься честным на всякий случай!

Альф. Только ненадолго, бабки крутятся большие, надо урвать!


— Покажу все, но меня смущает отсутствие продукции, мы можем и не иметь столько, сколько вы просите.

— Виталий, не дури, нахуя тебе все показывать, тебе памятник за это не поставят и спасибо не скажут!

Миша, сверкая глазами, повернулся к Андрею:

— Можем подписать с вами по 19 за тонну, а вы нам будете возвращать пятерку, да?

— Разумеется, но Виталий, как вижу, колеблется.

— Виталий, ты че? Думаешь, любой тебе сделает такое предложение? Мы дружим с Андреем 10 лет и доверяем друг другу. Не хочешь — не надо, только не строй из себя мать Терезу. Будем дальше сосать у Грумейера.


Лола. Заткни этого урода, не ему решать, не успокоится — запускай прыща!

Альф. Перестань меня оскорблять, иначе с Мишей сами разбирайтесь, как хотите!


— Уговаривать не будем, ваше право, но подумайте. Помимо данной сделки, мы с Колей были бы не против увидеть вас в нашей компании. После окончания контракта с «Компрессором».


Лола. Проси все бабки вперед!


— Шесть миллионов на мой счет за три дня до подписания, через полгода — остальные шесть на другой счет, позже укажу на какой. Только так, при всем уважении к вам! Деньги — единственный гарант нашей дружбы.


Альф. Прессуй их, прессуй!

Лола. Горжусь тобой, родной мой!


Мне стало очень весело. Шесть лямов я никогда не имел, да и на счете у меня впервые более 200 тысяч лежит — зарплата за полгода. Да, мой кошелек не соответствует должности, и эти лимоны поправят ситуацию. Буду наконец-то миллионером, хотя этим в Москве никого не удивишь. Быть богатым по крайней мере модно и полезно. Мише объяснил, что подпишу, только если он сам убедит Поля и, что важно, Поль должен мне дать указание в письменной форме.

— Виталий, а поебать тебе не завернуть? Я все сделаю, а делим пятьдесят на пятьдесят, да еще первым бабки получишь!


Лола. И это чмо — твой друг детства? Поехали к Соколовскому, у тебя неизлечимая детская травма!


— Пошел ты, Миша, сам подписывай!

— Я ж не имею права, ты генеральный директор.

— Вот-вот, усек?

Коала

У зевающего животного — человечесное лицо.

Карл Краус

В компании все помогают мне разбогатеть, корпоративная машина включилась в игру. Командная игра — это когда не важно, кто больше приложит усилий, но в результате пополнится один-единственный карман. Мой и, может быть, Мишин, пока не решил. Вдруг он, получив такую сумму, сойдет с ума? Наверняка мое возвращение было продиктовано необходимостью завершить эту сделку. Я им не презерватив, получу бабки и за полгода решу, как поступить с Тушкой. Он меня дико раздражает с раннего детства, придурок, а тут вздумал грамоте учить! Весь обляпанный какими-то соуса, но в образе великого махинатора, урод! Подарить ему галстук, что ли? Усрется от меня ждать нефтедоллары. Бизнес по-русски — тяжелая штука, опасная и непредсказуемая.

…«Марио» так «Марио»! Сходняк элиты. Настя звонила уже пятый раз, напоминая, что она с подружкой на веранде, спросила, что мне заказать, намекнула, что я опаздываю. Чего спешить? Я ее уже оприходовал, сегодня завершу процесс случки, так что пускай самочка подождет. Я ее опущу по-своему, по старинке: поменьше прелюдий — побольше ебли!

Трансухе приказал убраться в квартире и зажечь палочки с «моим» ароматом, иначе будет отправлена в сторону Миши, то есть нахуй.

Настя… м-м-м… декольте сегодня повыразительнее, на ней гораздо меньше ткани, чем в субботу, и на столе бутылка водки. Водка — значит, победа! Напьется и капитулирует. Кругом пиджаки и мужские красные шеи в складку. Охранников меньше, чем в «Галерее», зато почти все со стволами. У каждого обитателя победное лицо, узнаю пару министров и несколько чуваков из списка «Forbes». Музыкальный фон итальянский, играет натуральный итальяха с крашеными волосами. Песня Челентано «Confessa» звучала без перерыва. Местным Донам Корлеоне она нравится до первой бутылки водки, дальше нон-стоп играет «Владимирский централ», хочешь — не хочешь, слова выучишь. Итальяха аплодирует русской певице и старается подпевать. Никто ему, видимо, не объяснил, что это не русская народная, наверное, не хотели расстраивать, а то испугается и уедет обратно зарабатывать копейки и платить налоги на родине. Я тут в первый раз и специально взял с собой «Centurion». Сегодня мне предстоит оплатить счет и хочется это сделать с максимальным понтом.


Альф. Наконец-то БАБЫ!

Лола. Повнимательнее, здесь пахнет паленым!

Альф. Скажи же, Кончита, в чем твой кайф? Нас обламывать?


— Виталий, моя подруга Маша…

Маша — брюнетка, одетая в жалкое подобие роскоши. Рядом положила дерматиновую корзиночку «Balenciaga», типа сумка из крокодила. Хитрость Насти ясна: королева и прислуга. Сближение разных слоев общества под прикрытием бабской дружбы.


Альф. А мне кажется, ничего, рвать можно.

Лола. Знаем, знаем, что ты и с хламом кайф поймаешь!


— Очень приятно, простите, что задержался, очень много работы.

— Мы сегодня решили водкой залить женское горе.

— Горе?

— Все мужики сволочи.


Альф. Да, правда, сволочи, иди ко мне, милая, пожалею!

Лола. Маша говорит по-русски, добавим ей балл за попытку!


— Я на гнилом позитиве сегодня.


Лола. Извините, ошибка, минус балл.


— Я согласен, что все они сволочи, и тоже пытаюсь таким стать.

— Вы женаты?


Альф. Врежь ей! Интриганка, сука, какая ей разница? У членов не бывает жен!


— Да, конечно женат, а вы, Маша, замужем?

— Нет, я дизайнер интерьеров.

— У вас тонкое чувство юмора. С Настей давно дружите?

— Достаточно, а вы?


Лола. Она скучная и скорее всего олигофрен.

Альф. У олигофренов повышенное либидо, точно знаю, помнишь проститутку в Берлине?


Настя вмешалась в диалог, чтобы спасти ситуацию. Рассказала про меня Маше то, что посчитала нужным, деликатно похвалила, подчеркнула мой многолетний зарубежный опыт и, как только та пошла пи-пи, переключилась на характеристику Маши. Оказывается, эта дизайнерша — умница, красавица, честная, добрая, из хорошей семьи, поэтому самцы ее недооценивают. Короче, к сожалению, не видать мне сладкого Настиного влагалища. С возвращением Маши стал замечать, что у нее неплохие губы, зубы без кариеса, руки и ноги целые. Сила безысходности!


Альф. Настя стелет ее под тебя, предлагаю накатить чуть больше «Dewars», чем обычно!


— Ой, совершенно забыла забрать маму из клиники, нужно бежать, позвоню вам попозже!

Настя убежала, а я остался с гуманоидом наедине. Чтобы выдержать тупость собеседницы, перешел к «Dewars». Она плавно переходила от психологии к эзотерике, вспомнила детство и начала рыдать. Похоже, Маша владела талантом общения с мужчинами в особо извращенной форме.

— Меня в детстве насиловал отчим. Заставлял смотреть порнуху и потом…


Лола. Истеричка!


— А мама?

— Мама не верила и била меня.


Альф. Старик, поздравляю! Твоя первая развратная телка в Москве!

Лола. Если вы уже решили вступить в половые отношения, ради приличия поддержите девушку!

Альф. Ты же сказала, что она истеричка!

Лола. С нервами не в порядке, но психические больные тоже секс любят.

Альф. То есть у нас с тобой есть шанс?

Лола. Это не касается карликов с завышенной самооценкой, понял, прыщ?


Пока Маша театрально жалела себя, их голоса вскипятили мои извилины. Я вдруг со стыдом осознал, насколько невыносимо банальными или даже лживыми показались мне ее проблемы! Короче, поехали ко мне.

Она прорыдала всю дорогу, я, конечно, сдерживал смех как мог, но Вадиму было руль держать тяжеловато. Истерика продолжилась у подъезда, потом в лифте, а в квартире она заткнулась. Разумеется, все это время я ее успокаивал, говорил, что нужно с такой травмой бороться, верить в людей, не сдаваться, вся жизнь впереди… В общем, говорил все, что положено, лишь бы дала. Закрыл дверь и, не раздеваясь, начал ее лапать. Видел такую сцену в каком-то фильме, и там все у них получилось, самка подчинилась, а самец принял такую позу, что в реальности без травм не обойтись. Но там Голливуд, а я на Таганке!

— Я не готова, я так не могу, мне нужно время, все мужчины хотят от меня только одного, прости, не могу.


Альф. Дай ей в пятак!

Лола. Не паникуйте, мальчики, все будет хорошо. Предложи ей поспать на кровати, а ты на диване.


Мне было не до музыки, не до ароматических палочек, только и успел, что налить себе «Dewars». Она стояла у окна и нервно курила в образе Ренаты Литвиновой. Я панически искал второе одеяло (трансуха спрятала его на самую верхнюю полку шкафа). Вернулся из спальни и лег на диван, предложил ей поспать в моей комнате, сказав, что водитель нас разбудит в восемь утра.

— Спасибо, ты очень добрый человечек, таких мало, благодарна Насте за знакомство…


Альф. Меня поблагодари, сучка!


— Спасибо тебе за заботу!


Альф. Какое спасибо, скотина! Ну, динамо!

Лола. Может быть, утром все и произойдет?


Я проснулся от прикосновения противных холодных Машиных ног.

— Мне одной страшно, обними меня, пожалуйста.

Обнимать не стал, поцеловал ее в шею и повернул раком. Пока я совершал победные движения вперед-назад, Маша медленно повернула голову вправо и отмороженным взглядом посмотрела на меня. Потом повторила то же самое, только влево, при этом тело оставалось неподвижным, как у коалы на дереве. Все благополучно закончилось минуты через три, коала заснула на диване, а я подумал, что ее отчиму, наверное, повезло больше.


Лола. Что скажешь в свое оправдание?

Альф. Молчи, у меня депрессия, такой вариант ебли называется зоофилия, спасибо скажите, что три минуты продержался!

Париж, о, Париж?

Париж — это населенное одиночество.

Франсуа Мориак

С Настей ничего не получилось. Она, пожалуй, максимально близка к моему женскому идеалу, но не дала больше ни разу. Меня с юности восхищают женщины, которые давали мне не сразу или не давали вовсе. Пару раз попытался устроить ей романтику, но все впустую. Для нее секс со мной — просто способ превращения моих чувств в деньги, зато подружек раз в неделю поставляла регулярно. Правда, на второй месяц нашего знакомства узнал, что у нее проблемы с жильем, домработницей, водителем, что права закончились, мама вернулась в больницу, а бывший муж забыл денег прислать. Зато я начал регулярно поддерживать ее материально. Да, благородство в Москве стоит дорого.


Альф. Идеальная баба либо еще не родилась, либо давно умерла.

Лола. Не злись, считай это платой за высокое общение.

Альф. Самый дешевый кайф — проститутки, а эти честные тусовщицы дороговато обходятся!

Лола. Молчи, тракторист. Наш скоро получит серьезные бабки, сможет поиметь всю планету при желании, если ты не подведешь, конечно!


Настя при очередной получке заметила, что я плохо выгляжу, и мне необходимо отдохнуть, прокатиться в Париж с приятной компанией. Думал, что она имеет в виду себя, мечтал, мечтал, и — обнаружил себя в самолете с Юлей, глотающим виски. Юля — типичная самка из порнофильма, перенесшая множество пластических операций, по большей части, мягко говоря, неудачных. Юля-Запятая — так ее звали за спиной подруги. Нос у хирурга не получился и окончательно испортил лицо с и без того развратным выражением. Теперь лечу в самый романтичный город с самой блядской персоной из всех, мне известных. В конторе (и Любе) сказал, что выходные проведу в Берлине на конференции.

— Юля, ты по-французски говоришь?

— Немного, но думаю, что справлюсь.


Альф. Зачем ей думать? Давай в кабинке самолета сделаем первую пробу, она не против, ее глаза полны надежды на успешный шопинг!

Лола. Пусть скажет спасибо, что с нами летит, впервые соглашусь с Альфом, что стоило ее проверить до вылета, может быть, и правда в кабинке?


В «Шарль де Голль» прилетели ближе к вечеру, и я, решив снять немного наличных, с похмелья перепутал дырку для карт с той, которая для выдачи денег, и автомат проглотил мою платиновую «Visa». С корпоративной картой экспериментировать не стал.


Альф. Ударь ногой по автомату!

Лола. Ты что, идиот? Нас заберут в кутузку!


— У тебя есть наличные?

— Тысяча евро.

— Верну в гостинице.

Доехали быстро, и я, как настоящий джентльмен, тащил свой скромный кейс и огромный сундук от «Louis Vuitton» Юли. Подошел к стойке. За ней торчал высокий худощавый черт, дурно улыбаясь и временами отвечая на звонки.


Альф. Вот бабье, будто приехала на ПМЖ! Спину береги!

Лола. Да что ты понимаешь? У девочки полчемодана занимает нижнее белье и косметика, а остальное — для будущих покупок!

Альф. А-а-а, тогда ладно, время — деньги! А минет авансом можно?

Лола. Помойся сначала!


— Юля, переводи. Добрый вечер, нам из Москвы зарезервирован номер, на фамилию Попов, компания «Компрессор».

— К сожалению, нам пришлось отменить бронь в связи с приездом короля Иордании, но мы вам на одну ночь нашли номер в другой гостинице неподалеку. В субботу мы вам предоставим «люкс» по стоимости обычного номера.


Лола. Дурной знак!


— Переведи ему, что он урод, и я его маму…

— Виталий, успокойся, ничего страшного, одну ночь можно и в другой гостинице, мне без разницы.

Вежливый мудила заказал нам такси и передал Юле бумажку с адресом. Таксист усугубил мое и так плохое настроение. Арабский рэп — это тяжело. Прочитав адрес, он увеличил громкость и принялся подпевать.


Альф. Убери звук, проси что угодно, это невыносимо!


— Юля, попроси этого Кадафи сделать потише!

…Проснулся от того, что моя спутница орет на молодого туземца, нервно тыча пальцем ему в плечо.

— Что случилось?


Альф. Пиздец, друг мой!

Лола. Нервы тут ни при чем, реши проблему любым способом, работай дыханием!


— Что такое, Юля?

— Этот придурок привез нас не в то место, просит выйти, потому что у него следующий заказ, положил чемоданы на тротуар и собирается нас бросить здесь!

Я гляжу в окно и вижу темнокожих чуваков около костра прямо на перекрестке, в десяти метрах от нас. Дети гоняют мяч с криками на лающем языке. Дома обшарпанные, всюду веревки с бельем, груды мусора и собачье дерьмо на тротуаре.

— Мы что, в гетто? Блядь, он нас к себе домой привез, или мы телепортировались в Египет?


Лола. Это все Париж, дружок!

Альф. Я боюсь, кругом одни черные, и ни одной бабы… Как страшно, где нет баб, нет жизни!

Лола. Не черные, а цветные, их цвет напоминает твой!

Альф. А дерьмо — тебя!


— Юля, выходи, пусть говнюк пиздует, желаю ему приятных автокатастроф. Только пусть по рации вызовет другую тачку.

— Куда нам ехать? Адрес неправильный!

— Обратно в «Ritz», я сам на английском объяснюсь, а ты молчи.


Подошел к худощавому черту:

— Fuck you, mother fucker. Понял?

Юля в ужасе перевела мне, что он извиняется и может предложить номер для прислуги на первую ночь абсолютно бесплатно, поскольку уже второй час ночи.


Альф. Какая разница, где ее трахать, старик, хорошо, что нас не порвали в том районе!

Лола. Девушку жалко, природа к ней не особо щедра, ты обязан ее поблагодарить!

Альф. Я не против, буду ее благодарить, пока не отработает авиабилеты и гостиницу!


Номер крохотный, но чистый, ночь прошла без эротики. С утра нас перебросили в «люкс». Парижский облом пробудил слабо дремлющее желание набухаться, я принял душ и взялся за мини-бар. Юля уже принарядилась и накрасилась (что ей особо не помогло).

— Пообедаем?

— Давай позже, возьми мою карточку, походи по магазинам…

Открыл глаза в полной уверенности, что я в московской квартире. О нет, я в Париже! Юля, счастливая, перебирает груды пакетов, примеряя время от времени весь этот хлам.


Альф. Пусть белье примерит!


— Спасибо тебе большое, я всего понемножку купила!


Лола. Наглости не отнять! 20 пакетов — это разве немножко?!

Альф. Все отработает, не волнуйтесь, попозже начнем получать за амортизацию.


В ресторане отеля продолжил пить, попросил счет и бросил на серебряную тарелку свою корпоративную карту. Через пять минут возле меня стоял метрдотель в сопровождении охранника, держа в левой руке мою карту, а в правой — ножницы. Разрезал карту от угла до угла, и у него получилось удивительно ровно. Профи! Я был настолько пьян, что этот эпизод меня не удивил, Франция все-таки. Юля сама рассчиталась и попросила не ругаться. Я и не собирался. В пьяном бреду узнаю о том, что эта карта в черном списке. Но я уже знал, кого надо отпиздить. Звоню в контору:

— Ева, у меня с картой проблемы, надо выяснить, как такое могло случиться, а менеджеру в банке передай, пусть купит себе билет в Африку, если успеет, подонок.

— Наконец-то, Виталий Юрьевич, мы не могли до вас дозвониться. Звонили из банка, сказали, что по вашей карте в Париже проходят платежи, в основном женские вещи, ювелирка, белье. Я искала вас несколько часов, позвонила вашей супруге узнать, действительно ли вы в Берлине. Подумала, что вы могли быть вместе в Париже, но она в Венгрии. Я испугалась, что вашу карту украли, поэтому попросила банк заблокировать ее, суммы немаленькие.

— Молодец, все правильно, завтра возвращаюсь, только отправь мне сегодня в гостиницу детализацию счета по карте.


Альф. Надо было давно ее отыметь!

Лола. Тебя, кажется, одни дегенератки окружают!


Чтобы выйти из тупой ситуации, мне нужно было в течение дня придумать оправдание для Любы. Ничего лучше, чем купить все то же самое, что приобрела Юля, в голову не пришло.


Альф. Ты чего, сдурел?

Лола. Лучше попасть на бабки, чем разбираться с женой. Ты позвонишь ей сам, скажешь, что у тебя сюрприз, и отправишь его почтой. Не забудь добавить, что скучаешь и любишь. Понял, Ромео? Когда она скажет, что тебя искали на работе, ОЧЕНЬ ВАЖНО ответить удивленно: «Правда? Спасибо, что сказала, я им перезвоню, люблю тебя!»


— Юля, собирайся! Нам нужно вернуться в те магазины, в которых ты купила все эти шмотки.

— Ой, что случилось, милый? В чем я провинилась?

— Ни в чем, хочу все то же самое купить жене. Ты хоть помнишь, где что покупала?

— Ох, а я подумала… Как трогательно, ты такой молодец! Жена должна быть счастлива, что у нее такой супруг.

— М-да, только давай быстрее и без лирики, это для меня очень важно.

— А я считала, что настоящие мужики перевелись. Какой ты молодец!

— Слушай, милая, давай без комментариев!


Альф. И эту дуру мы даже еще не ебали!

Лола. Мне ее жалко. С таким IQ тяжело жить. Мужики трахают дур, но женятся на умных!


Достал свою тайную кредитку, накатил еще немного вискаря и вместе с добродушной блядью вышел на повторный шопинг. Я понял, что всего «понемногу» Юля напокупала по всему городу.

— Ой, Виталик, давай твоей жене купим сумку другого цвета, нельзя же, чтобы все было одинаково. Вдруг столкнемся на какой-нибудь тусовке!

— Хуйню не гони, пожалуйста, двигай быстрее!


Париж — дорогой город, очень дорогой, а если у вас секретарша тупая и телка-дегенератка, то дефолта не избежать. Ночью пришлось напасть на Юлю, хоть какая-то амортизация. Она готова была отрабатывать всю ночь, только я не смог, зато кончил на стену. Надо же наказать отель за прием. Сразу не заметят, это точно.


Альф. Чтобы знали, как русских обижать!


…В Москве Запятая звонила много раз, да я не захотел встречаться. Нефартовая она, ни лицом не вышла, ни везением. Более того, в гостинице она меня разбудила среди ночи, и не только меня.

— Але, Виталий проснись, проснись…

— Что такое?


Альф. Что случилось?

Лола. Чего, сука, разбудила?


— Виталик, я яблочко съем?


Альф. Пусть ест, а потом пососет за ложную тревогу.

Лола. Давай лучше поспим, пусть сосет утром, пожрет витаминов, потом сверху белков добавишь перед завтраком, а сейчас отдыхай, ебака ты наш.

Актриса

Самые лучшие актеры, конечно, у Диснея.

Плохого актера он просто стирает.

Альфред Хичкок

Пригласил Настю в «Turandot» — роскошное место для роскошной дамы. Меня не устраивает то, что мы знакомы больше полугода, а она дала мне только раз. Прошелся по ее подружкам, и впечатления не самые вдохновляющие. Девушки в целом ничего, но по сравнению с ней никуда не годятся. Я непривередлив, но трахать что попало не готов. Хотя грех жаловаться, все до последней по Камасутре были спецы. Особенно усердно показывала чудеса совокупления Юля-Запятая, ну просто профи. Хотя не понял логику ее жалоб своим подругам на тему, что я похерил наши отношения (?), несмотря на то что она мне делала шикарный минет. Множество недоразумений проистекает из того, что бабы переоценивают себя и верят в свою уникальность в сексе, да еще постоянно требуют от мужиков тому подтверждения, как словесного, так и материального.

Настя мне обходится уже недешево, могла бы хоть повторить еблю как-нибудь. Нет, все давит на дружбу! Хочу по дружбе заехать, а она — ни в какую. Друзей не ебут, говорит. А мой карман можно? То, что раньше бабы называли мужским обаянием, оказалось банковским счетом.


Альф. Друзей ебут еще как, не слушай!

Лола. Два варианта: или ставишь ее в тупик, и даст, или пусть знакомит с бабой поумнее, а потом все равно чтобы дала!

Альф. Хорошо устроилась, сучка, баблос в одну сторону, в обратную — дружба. Что за бизнес?

Лола. Бабы дают по трем причинам: по собственному желанию, за бабки и когда ты их заебываешь этой темой!

Альф. Это как? Типа, как ты достал, мужик, на тебе разок, успокойся?

Лола. Да-да, но чаще все три причины одновременно, дошло?


— Мне нужна такая, как ты, а ты знакомишь меня с непонятными существами. Хочу, чтобы манеры были, как у тебя, породистую хочу женщину, понимаешь?

— Спасибо за комплимент, но мы уже обсуждали эту тему, я не готова к постоянным отношениям. Дело не в тебе.

— Тебя возбуждает, когда я с твоими подругами сплю?

— Виталий, что ты несешь? Мы — друзья, я не хочу женатого, ты мне дорог как друг!


Альф. А баблос, сучка, как?


— Спасибо, что ты меня поддерживаешь, я это очень ценю, но не могу с тобой, давай, пожалуйста, без лишнего драматизма.


Альф. Не могу, не могу, заебала, пошли ее!

Лола. Пока рано, пусть подружку получше подгонит сначала.


— Настя, скажи, куда делись породистые женщины, благородные, образованные, сексуальные, как ты?


Лола. Не говори «породистые», она же не лошадь, применяй слово «аристократизм», звучит приятнее!


— Давай сменим тему.

— Нет, ну скажи честно: ты мне друг? Если так, тогда позаботься обо мне, отрекомендуй меня достойной женщине!

— Да тебе все не то, ты же понимаешь, что любая нормальная женщина, даже если останется на одну ночь, все равно мечтает об идеальных отношениях, а ты что можешь предложить? Подарки, деньги, секс, как и все остальные!


Альф. Это все пиздеж!

Лола. Отступи от темы, сделай грустное лицо и, главное — помолчи минуту!


— Ты обиделся? Ну как ребенок, честное слово.

— Да нет, ты права. Давай забудем, ты напрягаешься, как-нибудь сам все улажу.


Альф. Нет, не сам!


— Хорошо, позабочусь о тебе еще разок!

— Нет, спасибо, давай закажем поесть.

— Ты разозлился, прости меня. Хорошо, позвоню Алене, она актриса, известная персона и вроде бы одна.


Альф. Не верь ей, Гурченко тоже актриса, раритетная!

Лола. Зато у нее нет врагов, последний умер лет сто назад!


— Актриса? Чтобы на мне оттачивала свое мастерство? Это что-то новенькое. Сколько ей лет?

— Тридцать один. Она очень красивая и добрая.


Лола. Зрелая женщина — это тебе не макака малолетняя, хотя у них есть свои более упругие достоинства, в 31 баба пережила всех предыдущих мужчин и рядом никого. Тараканов в этом возрасте много, но тебе по духу лучше именно с такой знакомиться.

Альф. Пусть зовет, не хочу сегодня заснуть в твоих трусах и полном одиночестве!


— Актриса… звучит заманчиво.


Альф. Да-да, добавим в еблю немного творчества. Перед сексом будешь наряжать ее в медсестру, школьницу, в вампира (надо гроб купить), проститутку, милиционера. Бесконечные образы! Давай-давай-давай!


— Ладно, пригласи, а то мне кажется, еще немного и мы с тобой поругаемся, а я очень ценю наше общение.

Алена и правда красивая. Макияж в меру, немного дорогой ткани, чтобы моя фантазия разгулялась. Она немного стеснялась и продержала сумочку на коленках до того момента, как Настя свалила в своем репертуаре. Для дамы потеря сумочки страшнее, чем потеря, например, зуба. Спину держала ровно, мало курила, общалась на «вы», ни слова про профессию, зато много про отношения между мужчиной и женщиной. Забавно излагает, но после «Dewars» все очень утомительно и, честно говоря, по хую. Молчал, нечего сказать, был не в теме. Вдруг поступило предложение сходить в театр. Видите ли, через полчаса начнется спектакль ее друзей!


Лола. Актрисы — опасные суккубы, они приобретают именно тот образ, который тебе нужен!

Альф. Она ниче, может, типа до дома подвезем?


Попросил счет, достал «Centurion» и услышал от стоящего передо мной клоуна в одежде официанта:

— Извините, мы не принимаем дисконтные карты, никакие.

— Это карта «American Express Centurion», молодой человек!

Но было уже поздно. Этот мудак максимально навредил моему имиджу, и теперь я, пьяный, со своей новой подругой иду в театр. Она, конечно, забыла сказать, что все актеры грузины, постановка на грузинском и что смотреть будем «Гамлета». Вспомнил, что грузинская актерская школа известна во всем мире, особенно ценится у англичан. О как! Для таких любителей, как я, театр начинается с буфета: сто «Dewars» — и в зал! Пара фотографов снимали Алену, вокруг нее собрался народ.


Альф. М-м-да, звезду еще не приходовали, чувак!

Лола. Разок можно и без секса, тебе на пользу культурная программа!

Альф. Ты еще попроси на «Lodies Night» сходить!


С максимально серьезной физиономией вхожу в зал и занимаю свое место возле звезды. На сцене появляются актеры, ничего не могу сказать, красиво, пока первый не начал говорить: «ГАМАРДЖОБА, ГАМЛЕТ!»

Я сложился вдвое, слезы текут, живот вибрирует, пришлось бежать на улицу. Ржал до выхода. Ждал Алену больше часа. «Тебе надо было наушники взять», — сказала она. Договорились созвониться позже, она собиралась досмотреть эту пародию до конца.


Лола. Поехали домой, я спать хочу!

Альф. Какая ты тварь, а как же я? Может быть, в Химки или в сауну, хоть куда-нибудь. Пожалуйста!


— Привет, Виталий, это Алена. Прости, но мне пришлось остаться.

— Ничего, я уже дома, хочу раньше лечь сегодня.


Альф. Какой ничего, скажи, что она сучка интеллектуальная, звони коале!


— Мы с подружками едем завтра загорать на Причал, если хочешь, можешь присоединиться!


Альф. Разумеется, кто-то должен за счет заплатить.


Алена убедила меня, что летом в Москве необходимо отмечаться на Причале.


Альф. Ей так хочется засветить свой силикон, что тебе придется поехать с ней, а то вдруг кому-нибудь еще ее сиськи понравятся. Только познакомился и проебал самку — несолидно.

Лола. Никакого силикона нет, дебил!


Час-полтора езды, и мы на месте. У Алены план простой: позагорать, пригласить подружек и всем дружно пообедать в ресторане. За мой счет. Я буду экспонатом дня, ее добычей. Только на пляже можно понять, что в России мужики страдают ожирением, молодые самки — истощением, а те, кто постарше, эксгибиционизмом. За два часа, пока Алена типа загорала, я не увидел ни одной молодой сиськи. Только бабульки показали чудеса пластической хирургии. Старая, сморщенная коричнево-пятнистая кожа со встроенным шариком. Комплект называется грудь.


Альф. Педофилией страдаем, зоофилия была, можно и геронтофилию попробовать, люблю эксперименты!

Лола. Тебя нужно кастрировать, как тебе такой эксперимент?


Мужики — еще круче. У каждого второго последний месяц беременности, но все качают бицепсы. Чтобы отвлечь взгляд критиков вроде меня, носят часы размером с автомобильную шину. Вдруг появляется мужчина в черном синтетическом костюме и слуховым аппаратом в правом ухе, потом еще двое, такие же глухие, а между ними — пухлый карлик, мини-Наполеон с двухметровой бабой в вечернем платье. Император и жирафа сели за соседний стол. Через минуту на лилипута налетели, как мухи, еще штук пять телок, и взяли его в плотное кольцо. Одним глазом он победно оглядывал их, вторым — всех остальных. А император-то у нас косой, но популярный! Жирафа напряглась от того, что каждая из самок была готова броситься на карлика и тут же ему отсосать. Карлику в кайф, ей тревожно, а мне похую и даже не смешно. Рыхлые мужчины в золотых очках не преминули отдать дань уважения нашему соседу. Престарелые плейбои — это те, кто надеется познакомиться с красивой девушкой и при этом случайно забыть оплатить счет. Они говорили негромко, но каждое ключевое слово пытались произнести так, что все слышали за километр. Ключевыми словами были: Фантом, яхта, Монако, миллион, Газпром, дача, самолет, Лондон, спонсор, Harri Winston. Тусовка — это место, где хорошие манеры отсутствуют. Надо же визуальную крутизну звуком подчеркнуть! Судя по выражению лиц малолетних дам, эти слова были для них родными, как торт «Птичье молоко» из Подольска. Наполеон, окруженный наверняка перспективными моделями, жрал руками каре ягненка (от такого зрелища легко можно стать вегетарианцем). Жирафа объявила голодовку, вилкой ловила на тарелке суши, а соперницы глотали арбуз так, что красные слюни текли по щекам. Модель — не профессия, а диагноз. У одной из них каблук дорогих туфель застрял в щели. О стоимости туфель узнали все вокруг, включая несчастных, кому она позвонила и сообщила, что нет «деняг» на новые. Самая красивая девушка в Москве не может тебе дать просто так, бесплатно. У нее тоже есть чувство гордости!


Лола. Не смотри на этого Наполеона, подобные мимолетные удовольствия требуют много времени, много денег и приносят дурную славу!

Альф. Двигай к нашей овечке, ты подумал, как ее заманить в кроватку?

Лола. Держи позицию! Как только подружки придут, ты должен их очаровать!

Альф. Наконец-то ты сказала что-то полезное, групповухи у нас еще не было!

Лола. Пока она не почувствует угрозу со стороны подруг, тебе не даст.


Алена выглядит намного лучше присутствующих дам, правда, нужно было время, чтобы привыкнуть к ее огромным сиськам и отсутствию жопы. Смотрел, как она своим объемным бюстом пыталась подчеркнуть то, что другие бабы объясняли мне просто и без затей, широко раздвинутыми ногами. Очки на полморды, светлые волосы и, если хорошо вижу, голубые глаза. Моя блондинка была смесью брюнетки и супры. Глаза не такие яркие, как мои, потусклее, выражение — смесь тупости и наглости с элементами гордыни.

— Какой ужас, что за город!

Молодая рыжая мадам, сказав первую фразу, переключилась взглядом на меня.

— Вы давно с Аленой знакомы?

— Познакомились вчера, точнее, нас познакомили.


Лола. Что за хабалка с вами сидит?

Альф. А мне нравится, конопатая развратница, узнай, волосы на лобке тоже рыжие?


— Что с вами случилось? Кстати, я Виталий.

— Да, извините, это мой друг Виталий.

Рыжая Зоя сидела напротив меня — фактически без одежды, с ярко выраженными сосками (наверняка накладные). Зрелая женщина носит не меньше одежды, чем в юности, но не одновременно. Мне однозначно повезло, из ожидаемых четырех пришла одна она, мой кошелек спасен. Все время ей звонили разные мужики, головок восемь-девять. Со всеми говорила резко, возбужденно, просила перезвонить вечером, последнего и вовсе послала.


Альф. Я тебе раньше говорил, что мужики любят баб с блядской внешностью?

Лола. Может быть, просто друзья звонят? Вернись к Алене!


— Зоя, скажите, что за ужас вы имели в виду?

— Виталий, посмотрите вокруг. Одни малолетки со старперами, а остальные в поисках личного счастья, как будто это можно здесь найти, не правда ли?

— А вам что? Кроме них полно нормальных людей.

— Вы не понимаете, я коренная москвичка, и мне противно смотреть, как эти приезжие девицы ходят в места, куда я хожу многие годы, клеятся к моим друзьям, занимают наше пространство, во все привносят пошлость и цинизм. Потом рожают незаконных детей и портят генотип.


Лола. Слушай, она ебанутая!

Альф. Ничего-ничего, зато рыжая.


— Зоя, не пугай человека, он долго жил за границей, у него другой взгляд на вещи!

— Чем ты занимаешься?

— Торгую нефтью, скучно, но выгодно, пью виски, хожу в театр, как вчера, например, знакомлюсь с приятными людьми…


Альф. «Торгую нефтью» — круто звучит, повторяй чаще, она уже чувствует себя в доле.


— М-м-ми-и-и-ло…

Слово «нефть» умиротворило эту несчастную, и она сразу превратилась в спокойную москвичку. Алену она явно раздражала, непонятно, зачем она вообще ее пригласила. Заказали шампунь «Ruinart», и беседа превратилась в показуху по образу «смотри на меня, я лучше!». Эти две бабы спорили на все острые темы, которые только могут существовать (соревнование на самую умную вагину). Победил шампунь. На четвертой бутылке стал понимать, что я с кем-то окажусь у себя, но с кем именно, пока не ясно. Рыжая меня возбуждает, мне определенно нравятся накрашенные пальчики на ногах, остальные части тела так себе, но пальцы правильной формы.


Альф. Без разницы…

Лола. Алену — в резерв!


Бабье бросили свои машины и сели в мою. Пришлось довольствоваться передним сиденьем, а они продолжали бурно обсуждать старую, как моя жизнь, тему. Эзотерику. Отвез актрису домой, а на обратном пути сказал Зое, что мне нужно заскочить к себе (проверить почту на мейлру, разумеется, и звонки на автоответчике).

— Можно мне тоже подняться? Хочу в туалет.


Альф. Фартовый ты, старичок!


Из ловушки она выбралась на следующее утро, изрядно помятая. Кстати, у меня в квартире нет ни компьютера, ни автоответчика. Упала, как резиновая кукла, на пол, сымитировала пару оргазмов и заснула у меня на груди. Вспомнил про волосы на лобке, но там все было удалено навечно. На всем теле нет волос, только на башке, короче, баба будто из латекса.

Рыжая проблема

Человек любит поговорить о своих болезнях, а между тем это самое неинтересное в его жизни.

Антон Чехов

— Виталий, нам нужно поговорить.

Не ожидал, что Зоя позвонит. Она знала, что у нас с Аленой все идет полным ходом уже месяц. Цветы, рестораны, подарки, — все, кроме секса. Не получалось по той причине, что у меня постоянно возникала новая макака. Умом, талантом и деньгами получал фактически любую.

— Ты меня заразил триппером слышишь? У меня, кроме тебя, никого не было, грязный ублюдок, ты меня наградил этой дрянью. Что мне теперь делать?


Лола. Видимо, у нас неприятности, дай денег, чтобы она заткнулась.

Альф. О боже, что со мной теперь будет!

Лола. В каждое яйцо по уколу, и все будет хорошо.

Альф. Мразь!


— Ты уверена, что это триппер? Может быть, раздражение или аллергия на что-нибудь? Кстати, у меня никаких симптомов.

— Аллергия у тебя в голове, и сам ты симптом, а у нас с тобой триппер!

— Успокойся, Вадим тебе привезет денег, и давай забудем, все бывает.

— Слышь ты, урод, у тебя, может, и бывает, а у меня в первый раз. И что мне делать? Деньги засунь себе в жопу!

Вадим передал ей пять тысяч долларов, подарочный сертификат «Подиума» на десятку и цветы. Взяла. Надеюсь, теперь заткнет свое ебло навсегда. Понятия не имею, кто из телок меня заразил, надо вылечиться до возвращения домой. Там у меня и так куча проблем. Убедил Любу, что у меня олигоспермия из-за стресса, поэтому кончаю мало. Не сообщать же, что в Москве из меня все высасывают, и организм не успевает пополнить баки! Подумал, что нужно прилететь в лоно семьи без триппера, если че, сказать, что у нас с ней несовпадение флоры. Правда, боюсь, что после 15 лет брака это не проканает.

— Виталий Юрьевич, все передал, но эта истеричка запустила букетом мне в голову, и, как только я сел в машину, ключом написала на капоте «грязный жид». Что мне делать?


Альф. Выйди и ударь ногой в живот, так, чтобы кишки вместе с триппером улетели!


— Приезжай…


Лола. Поехали проверяться, по дороге купи презервативов побольше, ебака ты наш!


Чего не случилось в детстве, пришлось пережить сейчас. Сняли мазок с члена, поцарапали так, что писать невыносимо больно стало. Надеюсь, что у твари тоже порвут вагину справедливости ради. Лаборантка обещала сообщить результаты по телефону на следующий день.


Альф. А-а-а, больно! Садисты!

Лола. Любишь ебаться, люби и саночки возить, терпи!


— Добрый день, Вадим Юрьевич? Анализы отрицательные, у вас ничего не нашли.


Альф. Вот тварь!

Лола. Подлая грязная аферистка!


— Привет, милая моя, это Виталий!

— Ты посмел мне еще звонить, подонок?

— Ну да, выяснилось, что у меня нет никакого триппера, вот я и подумал, что сейчас самый раз приехать и расчленить тебя, мерзкая тварь! Шлюха блевотная! Уже еду к тебе, заберу и передам таджикам из Москва-Сити! Триппера захотелось — будет тебе и триппер, и сифилис, и гнойные рваные раны в жопе! Твое очко превратится в колодец!

— Какой ты конченый! Если явишься, расскажу все Алене, и до твоей жены доберусь, если понадобится!

— Мне похую, хоть книгу напиши, все равно тебя порву!

Меня и так все считают подонком, приходится соответствовать. Через час позвонила Алена. Сообщила, что они с Зоей и ее мужем сидят в «Аисте», и, если смогу приехать, она была бы рада меня увидеть. Надо же, настоящая женская солидарность! Прямо-таки трипперная идиллия!


Альф. Поехали спросим мужа, она у него так же хорошо сосет, как и у тебя?

Лола. Не падай до ее уровня, она того не стоит!

Проект «Вижу тебя»

Обмануть дьявола не грех.

Даниель Дефо

Альф. Извините, что беспокою вас, коллеги, но мне надоело общение со всеми дырками подряд, прошу подумать на тему постоянной партнерши или иметь одну в течение месяца!

Лола. Ну да, ты же у нас предпенсионного возраста, понимаю!

Альф. Да иди ты! Не могу больше заниматься бурением, пока я стараюсь переебать телку под себя, появляется новая, и все приходится повторять с самого начала!

Лола. Тебе что, плохо? Признайся, заболел?

Альф. Короче, или ты его убеждаешь с кем-то зафиксироваться, или я пошел!

Лола. Кому ты нужен, карлик?

Альф. Я, похоже, нужен всем подряд, но, извините, как же качество?!


Год 5766-й по еврейскому календарю. Полезно знать, особенно когда находишься в естественной среде обитания евреев — в нефтебизнесе, имеешь счет в Швейцарии и посещаешь элитные магазины. Я не антисемит, скорее, анти-Мишаист. Думаю, всему миру и всем народам повезло, что Кацнельсон родился иудеем. Я представить не могу наше общечеловеческое горе, если бы он был русским православным или мусульманином. Величие нации может рухнуть из-за одного ее представителя. Сам я православный с элементами атеизма. Религия у каждого своя, именно у каждого, кроме Миши. Он с радостью пришил бы себе обратно крайнюю плоть и прикупил крест на полгруди, если это прибавило бы ему немного бабла. В Москве стало модно среди телок намекать на свое еврейское происхождение. Морда рязанская, а бабушка — еврейка. Именно бабушка, чтобы избежать вопросов потенциальных женихов при мамином появлении. Работает или нет, не знаю, но не мешает, это точно. Скоро в моду войдет православие, и у меня возникнут проблемы. Все дело в том, что нет религий, кроме фуфловых сект, где приветствуется мой нынешний образ жизни. Пока я размышлял, войдет православие в моду или нет, в голове шло бурное обсуждение моей интимной жизни. Эти двое обсуждали тему моих половых перипетий, обмусоливали все «за» и «против». Пришлось спросить, чего хотят:

— Ну?


Альф. Что скажешь, если трахаться только с одной бабой, безопасно, экономно, и со вкусом! Решать тебе, конечно, но помни: еще немного — и я усохну!


— Имеешь в виду — с двумя? Жена уже есть.


Лола. Он хочет сказать, с еще одной.


— Ну и кого предлагаете?


Альф. Настю, она опытная, не травмирует меня и не просит добавки с утра!

Лола. Не-а, с ней сложно будет, предлагаю эту, Алену, опытная красивая самка, плюс ко всему творческая личность.

Альф. Сохрани ее некоторое время, я ее подстрою под нас, хорошо будет, клянусь!

Лола. А как клянется хуй? Не слышала, расскажи, забавно звучит!

Альф. Ты портишь беседу, сука, тебе-то что, чем тупее баба, тем больше поляна для тебя!


— Предложи другой вариант.

— Какой, Виталий Юрьевич, сами просили в «Мост» подъехать!

Вадик совершенно спокойно относится к моим размышлениям вслух. Для него я — большой начальник и обязан иметь какую-нибудь дурную привычку, помимо телок и бухла. Для таких, как он, если я размышляю вслух, значит, думаю о бизнесе. Вспомнил, как неделю назад странная старуха ходила днем по Тверской с кирпичом и орала: «Бляди, бляди!» Кирпич в Москве найти легче, чем честную любовницу. Вариант с Аленой неплох, но вдруг она в сексе амеба? Не верю обещаниям Альфа, что переебет ее под нас. Вероятнее, она выебет нас обоих, плюс мой кошелек изнасилует. Риск есть, но надо попробовать. Сделаю акцент на искренность, вдруг сработает? Да и экономически выгоднее.

— Алена, привет, это Виталий, не отвлекаю?

— Ой, нет-нет, как ты, родной?

— Завтракаю в «Мосте», один. Предлагаю сегодня культурно обогатиться и поужинать.

— Я только «за». Сходим на «Горе от ума» с Меньшиковым?


Лола. Актуально…

Альф. Давай, старик! Зрелище, хавчик и ебля!


С того вечера мы с Аленой практически не расставались. С актрисами разговор нужно начинать с малого, например, какие они талантливые. Я прошел через ад повторения бесконечных интеллектуальных бесед и дополз побежденным самцом до секса. Она могла совершенно невинно рассказывать о прежних любовниках страшные истории. Я охотно признавал, что женщина выше мужчины, если собирался этим, вечером переспать с ней.

— Виталий, не замечал в юности, что девочки быстрее зреют, чем мальчики, и стараются общаться со взрослыми мужиками?


Альф. Это показатель, что они маленькие блядушки!

Лола. Что им делать, если у мальчиков пиписька еще крошечная, хотя многие из них крошечными остаются навсегда?

Альф. Пошла ты, падла!


— Да, Алена, замечал. Но потом обратил внимание, что эти самые девочки с возрастом предпочитают мужчин помоложе. В наше время возраст уже ничего не значит, лишь бы кошелек был набит.


Альф. Вот-вот!

Лола. Моложе по возрасту, а не по размеру, кретин!

Альф. Сука, мразь!


— Деньги и любовь — разные вещи. Женщина любит сердцем, а мужик — глазами. Оргазм у нас в голове, а не в мошонке, как у вас, прости за грубость.


Лола. Я говорила? На ней можем сэкономить, обойдемся цветами, едой и подарком на Восьмое марта!

Альф. Секс со скидкой — это круто. Пусть сама покупает презервативы, она же современная женщина!


Знала бы она, что творится в моей мош… голове…

— Я согласен с тобой, ты права. Уже поздно, поехали?

Короче, доехали до моей спальни. Как мне описать Алену, не знаю, если можно так выразиться, баба объемная, ухоженная, с приятным, профессионально поставленным голосом. Еби — не хочу. Большая грудь — реклама, глубокая эпиляция, и это уже приятный сюрприз.


Альф. Какая сладкая, я всегда говорил, что розовые губы — это экстаз!

Лола. Красные, а не розовые, идиот!

Альф. Я про половые, маразматичка!


Хорошо иметь одну любовницу. Остается чуть больше времени для бизнеса, да и с семьей чаще стал общаться. Я на ней экономил недельки две, потом пригласил на шопинг. На ней через день одни и те же шмотки, от чего страдал мой имидж. Лучше чуть-чуть потратить бабла и переодеть, чем рисковать. Актерская наивность — тайное орудие баб перед шопингом с любимым. Ну как можно устоять перед предложением: давай не купим эти туфли «Marc Jacobs», лучше отдадим деньги в фонд поддержки современного искусства на одноименной тусовке в Жуковке, как считаешь? Если в план вечера входит секс, нужно отвечать: «Любимая, вот тебе туфельки, сумочка и кэш для поддержки искусства!»

Можно, конечно, и сменить телку, но не факт, что следующая не окажется воинствующей православной, а церковь построить намного дороже.

Вместе ходили на разные тусовки, презентации и фактически каждый вечер совокуплялись. Как-то у нее начались съемки в дешевом сериале, и я остался один на несколько дней. Предложение забирать ее с «Мосфильма» прошло незамеченным, типа не понял. Поскучал пару дней, и вдруг трансуха заявила:

— Виталий Юрьевич, у вас пропадают трусы. Их было шестьдесят, а теперь — пятьдесят семь.


Альф. Сама и у крала, сучка!

Лола. Их носит ее ебарь.


— И куда они делись, Елена Сергеевна?

— Не знаю, у своих девочек спросите или докупите.

— Да вы что говорите, зачем им нужны трусы, что за бред? Все, я поехал, оставил на столе деньги, оплатите счета, если успеете.

— Берут — значит, нужны, вот их и спросите!


Альф. Бабулю заклинило!

Лола. Возраст! Тебе лучше знать!


— Елена Сергеевна, я вас очень прошу, оставьте это, я тороплюсь.

Чуть не послал свою домработницу, но в офисе все же набрал в gogo.ru фразу целиком, по приколу: «Зачем бабам мужские трусы?»

Первые ссылки на разные форумы меня развеселили. Оказывается, трусы им нужны для приворота, помимо спермы и волос. Кто-то написал, что его жена капала в еду месячные, лазила по кладбищам и засоряла реку записями модной колдуньи. Чуть не уронил чашку с кофе.


Лола. Ни хуя себе, занятие! Не знала. А это работает?

Альф. Какой ужас!


— Не боитесь, на этом кто-то всего лишь зарабатывает, нам-то что?


Альф. Где моя одежда? Узнай у последней шлюхи!

Лола. Она же тебе нравится. Пугливый какой, однако!


Решил приколоться и позвонил Алене, хотел поговорить на эту тему, узнать побольше, так, чисто для поржать.

— Алена, привет, куда делись мои трусы?

Пауза, будто не туда попал. Повторяю громче:

— Это Виталий, слышишь, где мои трусы?

— М-м-м, это не то, что ты думаешь, я… м-м-м… как тебе сказать, чтобы ты правильно понял… А ты сам где?


Альф. Плохи дела, старик!

Лола. Из-за пары трусов у вас паника. Ничего, новые купим.


Встретились в кинотеатре «Октябрь», в пиццерии на втором этаже. Предложил сам, хотел после еды посмотреть с ней «Ведьмы». А че, прикольно! Первый раз получилось, чтобы баба пришла раньше! С огромным желанием поиздеваться поцеловал ее в щечку и спросил:

— Ну и где мои трусики, милая? Ты всегда оставляешь себе сувениры?


Альф. Да, где, мерзкая тварь!

Лола. Успокойся, что ты орешь!


— Я тебе скажу, только отнесись серьезно, очень прошу. Я хожу к гадалке, Зоя познакомила. Она — потомственная ясновидящая в пятом поколении. Меня беспокоят наши отношения, и я хотела узнать, что будет. Кажется, я влюбилась, прости, я такая дура…


Альф. Мочи ее, сучка «кажется влюбилась»!

Лола. Я в шоке, вроде неглупая, а, оказывается, пиздец какая дура, куда катится мир?


— Вы что, на мои трусы гадаете? Ты, образованная женщина, повелась на всякую хуйню? Сегодня — трусы, а завтра, может, и член отрежешь?


Альф. Не-е-ет, завали ее первым.

Лола. Все с ней ясно, уходим. Только без скандалов.


Чтобы избежать неприятностей и сплетен в большом городе, пришлось удалиться вежливо. Ее колдовские забавы стали последней стадией моего разочарования. С кем перезимовать — не знаю. С Зоей надо разобраться. Бедные мои трусики, купленные Любой с любовью! Рассчитался и, уходя, посоветовал Алене сходить к психиатру, даже порекомендовал своего Соколовского.


Альф. Ты уверен, что тебя не кормили месячными?

Лола. Лучше бы наколдовали, чтобы ты заткнулся. Наш и так подавлен!

Альф. Порви Зою!

Лола. Да ну ее нахуй!


Разумеется, я это дело просто так оставить не мог. Нанял за недорого частного детектива следить за этой дурой, тысяча евро аванс — и в бой. Через неделю он пришел за оставшимся баблом и передал драгоценныйотчет. Бабку звали Ефросинья, она была очень популярна среди московской тусовки и входила в некую «top-10» ведущих экстрасенсов города. Денег не брала, чтобы поддерживать легенду о том, что настоящая бабка не имеет права этого делать, иначе потеряет свою силу. Но каждый из страждущих знал таксу и должен был забывать сотку, а то и больше около кастрюльки с заговоренной водой. Алена дважды в неделю ходила к ней вместе с какой-то рыжей бабой (с Зоей, значит). Он заметил, что последний раз Алена пришла с черным петухом, петух чувствовал неладное и истерично дергался, поэтому ей помогала рыжая, и обе торопились войти в подъезд. Прием колдуньи был строго регламентирован, малейшее опоздание, и общение с духами откладывалось минимум на неделю.


Альф. Пиздец, это же вуду, черная магия! Говорил же, что плохо себя чувствую! Все из-за этой ведьмы! Требую инквизиции!

Лола. Плохому танцору яйца мешают, узнай лучше, зачем петух.


— Зачем черный петух, Андрей?

— Я отправил свою жену на разведку к бабке. Рискнул, как вы понимаете, и вы мне должны на триста долларов больше. Прием с петухом стоит дороже, да и петуха такого цвета устал искать по всем рынкам. Популярный товар всегда в дефиците.

— Доплачу, не волнуйся. И что?

— Они режут петуха, потом кровью пишут заклинания, брызгают на личные вещи и фотографии, и все такое. Жуть, жена испугалась, теперь со мной не разговаривает.


Лола. Зови гринписовцев!


— Бедные животные! Ну и судьба — либо в суп, либо к колдунам. И много баб этим занимаются?

— Не знаю, Виталий Юрьевич, но записаться на прием очень трудно. Пока стоял у подъезда, увидел несколько известных телок из глянцевых, журналов и пару мужиков с охраной. Паломничество, понимаете?


Альф. Давай сходим и отпиздим эту бабку!

Лола. Вы чего, ебнулись оба? Надо было Алену пиздить, поздно уже. У каждого свой бизнес, у бабки немного странный. Вам не похую?

Альф. Мне — нет, страшно, однако!


Звоню Янкину в Краснодар. Мама говорила, у него не все в порядке на сраной госслужбе. Он продолжал оставаться одним из лучших онкологов в стране, только решил послужить отечеству по месту рождения. Страна в долгу не осталась. Его кресло понадобилось бездарному сыночку местного медицинского авторитета. Пацан неплохой, но дебиловат, я бы ему не доверил держать даже лоток для мочи. Все просто: благодарный отец спасенного ребенка вручил Андрею конверт со слезами и двумя тысячами рублей. Минуту спустя в кабинет зашел главный врач и с суровым лицом, ссылаясь на Гиппократа, принялся обрабатывать моего Андрея. Он предложил замять историю, но при условии, что доктор Янкин должен пойти на хуй. «Как же пациенты?» — спросил добрый Янкин. «Ниче, жить будут, а ты — позор отечественной медицины, иди торгуй лекарствами!»

Я его позвал в Москву поработать со мной в компании. Его знания необходимы нефтебизнесу, ведь в этой области у каждого второго опухоль. Чем больше пиздят, тем больше опухоль а голове.

— Андрей, здорово, это Виталик.

— Привет, думал, забыл про меня, ты же теперь великий. Как ты, старик?

— ЗАЕБИСЬ! Мать мне все рассказала, так что с ходу предлагаю приехать поработать со мной, отвлечешься от науки, баблос заработаешь, с телками познакомишься, хуй проверишь на выносливость. Зарплату придумаем нормальную, я же босс, в конце концов.


Альф. Я не против, только зачем нам второй самец, может быть, и неплохой мужик, но нам и без него хорошо.

Лола. Ты, говно, не вмешивайся! Они же друзья детства, или боишься, что у него длиннее, чем ты сам? Чтобы ты расслабился, уточняю, длиннее у всей страны, усек, карлик?


— Я же ничего не понимаю в торговле нефтепродуктами!

— Думаешь, я понимал? Короче, я не про это. Хочу рассказать прикол, поржем немного. Моя последняя пассия ходила к колдунье и резала петухов, прикинь? Во какие бабы пошли!


Альф. Не надо про это, ладно, пусть приезжает, только не говори ничего.

Лола. Усрался?


— Нехорошо все это. Виталик, я и сам сходил к гадалке после того, как потерял работу.

— Да ты че? Ты же ученый, ну и что было, говори?

— Ну-у-у, захожу в комнату, на стене православные иконы… Подумал, что не все так плохо, как минимум старуха религиозная. А она достала карты Таро, разложила и стала возглашать: «Вижу тебя, вижу ее…» и все такое. Потом достала тазик с водой и свечу, бормотала, бормотала, капая воском в тазик. Эта вся гадость остыла в воде, и она говорит, что на мне проклятие, поэтому от меня жена ушла. «Никуда она не ушла, я работу потерял!» Короче, она перепутала меня с другим мужиком, я пришел на час раньше и духи не врубились. Короче, пиздец в моей жизни, дружище, даже в этом не везет.

— Ладно, вытри сопли и приезжай, как сможешь.


Альф. Зачем он нам со своей дурной кармой? Лола. Тебя никто не спрашивал!


Напоследок купил два черных фаллоимитатора и приклеил на головки петушиные головы, отрезанные с резиновых детских игрушек. Написал две записки: «Живые петухи кончились, тренируйся на резиновых!» — и попросил Вадима доставить по назначению.

За спиной Тушки

Нам приходится вас обманывать, чтобы сохранить ваше доверие.

Франсуа Ларошфуко

Пока я развлекался, как мог и умел, Миша в скоростном режиме убедил руководство компании в актуальности сделки с Лелеком и Болеком, и мне пришла записка от Поля о принятии положительного решения. Поторопил юристов, бухгалтерию, контрагентов, и деньги оказались на моем островном счете. После небольшой очистки я их перебросил в Швейцарию, там культурнее, ближе и солиднее.

— С тебя бутылка, и баблос через пять месяцев.

— Да, конечно, старик, ты молодец!


Альф. Хуй!


Шесть лимонов лежат и ждут моих распоряжений…


Лола. Главное — не вести себя, как бедный, будучи богатым!

Альф. Купи спортивную тачку, «Morgan» ручной сборки, дерево, салон — свинина, английская роскошь!

Лола. Купи антиквариат и смени гардероб!

Альф. Любе не говори про бабки, а то в Москву переедет!

Лола. Сказать можно, если уменьшить цифру в десять раз.

Альф. В двадцать, у нас еще разные затраты впереди!


Я с юности знал, что при любом потопе выживают только крысы. Тушка с Лелеком встречались после сделки довольно часто. Миша подчеркивал свою значимость, повторял, что я не догоняю, как надо работать в современной России. Он мечтал после своего «вознаграждения» перейти на работу к этим тайным олигархам, но судьба и я распорядились иначе. Эстонцы постарались, и их страна стала нежелательной для ведения бизнеса. Они очень вовремя для меня усилили чморение русскоязычного населения и снесли памятник советскому солдату. Ладно, по-русски не хотят говорить и читать, но могли же уточнить у своих кормильцев-европейцев, что мировая угроза, — уже давно не Россия. Весь мир стремится к дружбе с Россией, а Эстония — наоборот. Таким образом, как и бывает у настоящих олигархов, политика повлияла на мой кошелек. Ради приличия, конечно, позвонил некоторым начальникам перевалки компаний, с которыми мы сотрудничали не один год.

— Виталий Юрьевич, мы прекрасно понимаем, что выгоднее через вас пропускать объемы, чем через Финляндию. Но, сами понимаете, какая сейчас политическая обстановка!

— Нет, не понимаю, ТПК может намного дешевле переваливать продукт через нас, дешевле, как вы знаете, почти в два раза. Это так? И вас мы не обижаем за вашу поддержку!

— Ну да-да, только не забывайте, что, как я уже говорил, ситуация изменилась. Мне и всем моим коллегам популярно разъяснили, как себя вести по отношению к этой стране.

— Кто?

— Короче, Виталий Юрьевич, нам позвонили из администрации и дали устные рекомендации.

— Что за рекомендации такие, при помощи которых вы попадаете на бабки?

— Извините, репутация страны дороже. Может быть, через год все успокоится и мы с вами вернемся к этому вопросу.

Ну да, он прав. Чего я так переживаю? Бабки за контракт я уже получил, и делал вид, что лично стараюсь договориться со всеми. Но (спасибо эстонцам) в данных обстоятельствах я бессилен. Интересно, куда делись эстонские деятели культуры, семьи смешанных браков и вообще русскоязычные? Где треть населения? Чего они не кричат возмущенно против этой политической и экономической ошибки? Но, как я читал, кажется, в «Коммерсанте», они — не граждане. Что это значит, понимает только компания прибалтийских политиков, и никто больше. Мне видится это примерно так: «Ты помолчи, а мы тебе дадим паспорт!» Может быть, даже к лучшему, нельзя же прощать каждую выходку кучке закомплексованных прибалтов. Несолидно для страны. Я все-таки патриот и лично меня устраивает, когда мою страну уважают, да и сам не против в этом процессе поучаствовать. Двадцать лет назад я был готов продать дедушкины ордена за блок «Marlboro», теперь ради нашего бронзового солдата готов любого порвать. Романтика и патриотизм! Тем не менее спасибо Эстонии. Будь эта страна чуть умнее, я бы не заработал так быстро баблос.

— Вадик, скажи, пожалуйста, у нас много еще памятников в Таллине?

— Думаю, много, Виталий Юрьевич. Почему спрашиваете?

— Да так, ничего, все нормально.

По итогу никто из НПЗ объемов на Эстонию нам не дал. Компания попала на несколько миллионов в месяц. Поль в шоке звонил, истерил, но я спокойно объяснял, что мне очень тяжело, я борюсь с ситуацией, а судьбу Миши пусть решает сам. Решил не рыть ему яму самостоятельно, поручил этот кайф владельцам компании. Мишу уволили со скандалом. Я поступил для бизнес-среды как санитар: волк в лесу тоже выполняет полезную функцию, если не принимать в расчет Красную Шапочку.


Лола. В чем мораль?

Альф. Мораль зеленая, пахнет хорошо, особенно купюры по сто.


— В том, что русские заработали (Лелек, Болек и я), фирмачи попали (Поль), и я уберег бизнес-сообщество от идиота Кацнельсона. Недостаточно?


— Ты меня продал, подонок, пожалеешь, сука, все расскажу Полю, как было, и что ты бабки за это получил!

— Миша, успокойся, я просил тебя оставить, с любым может произойти, общая трагедия для всей компании, я сожалею, ты всегда можешь обращаться ко мне за помощью.


Альф. Ты, чувак, крутой оратор!


— Пошел ты на хуй, я тебе устрою…


Лола. Ничего он не сможет, ты его растоптал.


Поль ответил, что все, о чем Миша говорил про меня, низко и подло, но на всякий случай с Лелеком и Болеком пообедал. Эта пиздобратия меня не сдала по причине того, что чем позже я расторгну контракт, тем больше они получат халявного бабла. Я свои деньги отработал честно, держал контракт в действии почти полгода. Ссылаясь на возможные огромные штрафные санкции со стороны компании Лелека и Болека, придерживался договоренности до того момента, пока не набралась нужная сумма, на основании которой мне авансом и передали 10 %. На волне этой трагедии я упомянул, что мог бы перейти к ним на работу, создать и возглавить совместную трейдерскую компанию. И условия выставил «простые»: мне — миллион в год, опцион на три года на 26 % от стоимости порта и startup capital миллионов двадцать. Ломались месяц, но согласились, предвкушение новой наживы победило. Чуть позже распрощался с «Компрессором» и занялся поиском нового офиса для совместной компании с Лелеком и Болеком. Миша, как я позже узнал, переехал в Брюссель к родственникам (надеюсь, навсегда). Как всплыло позже, он несколько месяцев назад сообщил по дружбе моей жене, что если она не переедет жить в Москву, то меня потеряет. Гнида еще намекнул, что я в перманентном загуле, и что он за меня, мразь, беспокоится. Кидать друзей жестоко, но ведь надо же что-то с ними делать! Магия мужской дружбы, добавила бы Алена. Сука, опять ведьму вспомнил…

В Окружении

Есть на свете горстка людей, которых деньги не могут испортить, и мы, конечно, относимся к их числу.

Миньон Маклофлин

Бог создал людей равными, а бабло их разделило на категории. Меньше чем за год работы в компании познакомился с огромным количеством профильных чуваков. Нефтяной бизнес — область, где дурно пахнет, и никто никого не любит. Нефтетрейдеры представляют собой сообщество людей, объединенных иллюзией собственной уникальности и общей ненавистью к нефтяным олигархам. Они такие забавные, все очень разные, с разной степенью ебанутости. Главное — близко не сходиться, врать о себе максимально, просить все, обещать все, давать ноль. Общался с коллегами только из-за взаимных понтов, по принципу «свой среди своих». У всех крутые тачки, но их наличие не означает бабла, скорее всего, только кое-какой долг государству. Ни в какие шопинг-соревнования не вступал (может быть, и зря), репутация — это в основном размах: если ты тратишь много, многое тебе будут прощать. Не спорил, старался не платить по счетам и молчал про политику. Только один раз какой-то озверевший недоумок вынудил меня задать ему вопрос, любит ли он президента. Чистая провокация. «Не в тему», — сказал он. «Зато по существу», — ответил я. Таких наглых Мюнхгаузенов среди нефтяников — миллион. Их наглость достигла таких вершин, что бабки стали считать не цифрами, а метром. Один сантиметр — это десять тысяч долларов, десять сантиметров — сто тысяч, метр — уже лимон. Их лимон давным-давно уже грейпфрут, в моде же теперь евро. У разных воров разный жаргон. У меня тоже шесть лимонов или пять грейпфрутов, в зависимости от курса валют. Считать чужие деньги нехорошо, но иногда полезно и интересно, а в Москве крайне необходимо.


Альф. Виталик, очень много думаешь, пора нам отдохнуть как следует!

Лола. Пусть поразмышляет, учись мыслить, тебе тоже полезно будет.

Альф. Вот тварь, думал, еще спишь. «Око истины» с нами! Давай порежем петухов, вдруг сработает, и Настя даст?

Лола. Несмешно.


Звонила Настя, спрашивала про Алёну. Ответил, что не сошлись характерами. Предложила поехать на поло-турнир в Жуковку, типа будет круто. Это очередная забава московской элиты. Про поло знаю почти все: аристократическая игра в мячик на лошадях, богатые англичане хорошо придумали, чтобы не толпиться с простым народом. Народ пусть играет отдельно, у себя, в пригороде на болоте. Хочешь поиграть в поло, старичок? Купи лошадь и заплати огромный членский взнос, деньги — не для нас, для лошадок. Денег нет? Извините, вот вам шортики и мячик, поиграйте ногами. Бабы в шляпах, папарацци, и VIP-стол задорого. Миша рассказывал, что там легко снять телку. Они считают, что, если мужик доехал до такой жопы посмотреть на игру, значит, у него конюшня, что в свою очередь подтверждает наличие бабла. Если даже и нет лошадей, значит, чувак собирается приобрести парочку, следовательно, деньги имеются. Настя попросила одеться casual и не шутить по поводу шляп. Красивую женщину не портит даже британская шляпа, зато британское платье легко оболванит любую. Умница Настя избежала занавесок, поэтому среди океана безвкусицы выглядела русалкой.


Альф. Вот-вот, одна ничего. Смотри, справа от нас, давай, достал со своей Настей!

Лола. М-м-м-да, приятная девочка, только слишком молодая, кажется.


Увидел ЕЕ. Среднего роста, с длинными волосами, ослепительной улыбкой, в сапогах от «Hermes» и коротком красном платье в стиле греческой туники. В ее платье не было ничего необычного, кроме того, что оно держалось на маленькой застежке в виде пряжки. Ее блеск ослепил меня, жизненная энергия пленила мою легкоранимую душу.


Лола. Слюни подбери!

Альф. Засунь в трусы платок, чтобы я выглядел круче, и иди знакомиться!

Лола. Ты — закомплексованный придурок, только что невинные петухи пострадали из-за тебя, а ты так и не успокоился! Повнимательнее надо быть!

Альф. Не ссы, мир животных богат и разнообразен, а я трахаться хочу!


Она оказалась знакомой Насти, дочерью известного олигарха подмосковного масштаба. Образование выше некуда, понятно, что МГИМО, степень в Лондоне, светская львица, свободна. Настя язвительно прокомментировала, что Лиза Покровская не может найти любовь, несмотря на все свои прелести. Добавила, что богатые тоже плачут. Лиза подошла поздороваться с Мадам, мне же перепал незаинтересованный кивок. Запсиховав, захотел пописать, но было неудобно и неправильно отходить, пока этот ангел рядом.


Альф. Я взорвусь, если не найдешь туалет, у нас будут проблемы, телка никуда не денется!

Лола. Ты всегда все портишь, твои проблемы появляются в самый неподходящий момент!


Вернулся из биобудки как можно скорее, внимательно осмотрев себя (вдруг какая-нибудь позорная капля осталась!), а ангела нет, упорхнул. Пробежался по столам, даже сделал вид, что игра интересует, — вдруг она среди зрителей. Нет, ушла.


Альф. Что с тобой? Забудь, найди похожую и шуруй в домик, а может быть, и Настя меня пожалеет сегодня?

Лола. Нет, с Настей не получится. Не вздумай спрашивать про телку, не положено.

Лиза

Любовь основана на заблуждении, будто одна женщина отличается от другой.

Генри Луис Менкен

Мои будни заметно изменились с того момента, как увидел эту красотку. Перед офисом заходил на чашку кофе в «Кофеманию» на Герцена возле консерватории. Настя как-то говорила, что там можно встретить любого москвича. Культовое место, для продвинутых и модных обитателей большого города. Я считал Лизу продвинутой привлекательной личностью и в воображении мечтал ее встретить именно здесь. Я предположил, что она вполне может зайти сюда утром перед работой на кофе. Мне почему-то казалось, что она работает где-то в центре, и у меня больше шансов увидеть ее здесь, чем в дорогом ресторане. Я верил в демократичность ее взглядов и жизненного подхода. За две недели упорного кофепития я возвел ее на трон. Для меня она стала прямо как леди Диана, — богата, независима и чертовски привлекательна. Каждый раз, когда я мечтал о своем идеале, включались оба моих мозговых «друга».


Альф. Друг, может, стоит витаминчиков попить? Бледный какой-то. Твое право, конечно, меня не слушать, но, если помнишь, я последний раз веселился с ведьмой Аленой. Я не жалуюсь, не думай, но, может, сходим в сауну, закажем девчонок, расслабимся, поговорим. Ну?

Лола. Ты не видишь, что Наш влюбился? Лучше молчи и жди. У влюбленных мужиков член подключается в последнюю очередь.

Альф. Че ты гонишь, старая карга? А вдруг он влюбился, месяцами будет за ней бегать, потом, разумеется, трахнет, и окажется, что в койке она дохлая? Будет разочарование, а там и до серьезного стресса недалеко!

Лола. Какой стресс, дегенерат? Время пройдет, заедет кому-нибудь и остынет, ты, главное, не торопи. Включится дух противоречия, и всем тогда пиздец. Тебе первому страдать придется!


В многолюдном кафе я не мог посылать на три буквы этих двух идиотов, молчал и продолжал мечтать о встрече с моим новым идеалом. Кроме утренних поисков, добавил все-таки и рестораны. За вечер мог побывать в трех местах, напиться и заснуть в объятиях приезжей малолетки. За месяц оприходовал голов пять-шесть (точно не помню, да и не важно). Альф успокоился, а она все время учила, как общаться с телками с пониженным или отсутствующим интеллектом. Именно она подсказала, как отвечать на вопрос телки, проживающей на окраине города, а иногда и вовсе за МКАД: «Виталий, а ты меня и правда отвезешь домой?» Обещание провоцировал всегда Альф, пока я бухал и думал о Лизе. Ответы в такие моменты у меня были стандартные, — скоро откроется метро, не переживай. Но при спермотоксикозе лучше предложить койку у себя, типа у меня много комнат, хочу спать, завтра рано на работу, утром тебя отвезет мой водитель и т. д. Как правило, если не нарушать очередность этих фраз, дичь не пугается и попадает в домик. Дальше все как полагается, и с утра вечная фраза: «Я была так пьяна, ничего не помню!». Ну и молодец, что не помнишь. КЛАССИКА.


Альф. Все, хватит, опять взялся хлам на меня примерять, влюбись обратно в свою, эту самую, как ее там звали? Лизу. Я устал.

Лола. Устал? Какой ты идиот, еще пару дней назад готов был самую грязную получить, а сейчас говоришь, что устал. Возраст или перебор?


Не смог себя сдержать и решил по-глупому спросить у Насти про Лизу. Завербовал ее подарком от «Damiani» и приглашением на романтический ужин. «Если романтический — тогда без интима, и все готовим у тебя дома», — сказала она. Да все равно где, лишь бы узнать!


Лола. Ты помягче, издалека начни. Похвали ее сначала, потом скажи, что новое поколение развратное и потерянное, она ответит, что ты не прав, далеко не все. И тогда ты переходишь к своей теме с вопросом типа: «Ну, например, эта избалованная мажорка, твоя знакомая, как ее звали?».

Альф. Какая ты ушлая, однако!


После покупки символического браслета от «Damiani» я поехал в «Глобус Гурмэ», модный супермаркет для тех, кто относит себя к богатым и успешным, как я, например. Мы с Настей набрали еды на месяц, причем я немного стеснялся бросаться ко всем полкам, а она, наоборот, сметала все подряд, вела переговоры с продавцами и отвлекалась каждую минуту поздороваться с очередным знакомым. И вот чудо — из-за угла появилась Лиза с полупустой тележкой! Она сверкала, походкой напоминала олененка. Ангел подошел и поздоровался. Сука Настя сказала, что мы себе готовим романтический ужин при свечах, и посоветовала Лизе то же самое. Через минуту к НЕЙ подошел молодой придурок, моложе меня, и обнял ее за талию. Вот тварь!


Альф. Руки убери, животное!

Лола. Да ладно, успокойтесь оба, мальчик совсем печальный и страшненький.

Альф. Вот скотина! Кстати, мне тесновато стало, Виталий не мог бы немного отодвинуть меня вправо?

Лола. Мужская конкуренция! А ты перестань намекать, что всегда готов!


Добрые подружки обменялись телефонами (принято, когда долго не звонишь, говорить, что потерял телефон со всеми номерами). Я записал номер в голове, запомнил первую цифру 7, Альф следующие — 69, Лола — 71–71. Коллективный разум. Пока они общались, я взял банку оливок и прикинулся, что читаю внимательно этикетку, но уши стояли торчком и ловили любой звук. Настя попрощалась с ангелочком, я тоже нелепо повторил за нею «Пока!»


Альф. Прямо как баба попрощался!

Лола. А мне кажется, нежно. Молодец, сделал вклад в будущее!


Настроение на нуле. Какой ужин, когда мой ангел в объятиях этой молодой обезьяны! Пришлось купить «Dewars». Понятно, что дома никто ничего не готовил, дорогие полуфабрикаты хаотично шлепнулись, на стол, и ужин вместо романтического превратился в подобие студенческой алко-пати с последующим онанизмом. Настя, видите ли, обиделась, что я начал приставать, и ушла со словами, что все мужики до последнего корыстные и нам верить нельзя. Она поняла, что я попытался ее использовать для сближения с моей мечтой, ей это показалось оскорбительным и унижающем ее женское достоинство. Удивительно, ведь в историях с ее протеже вопрос об унижении достоинства не стоял! Я не мог даже предположить, что ее так зацепит история с Лизой, я не собирался портить с Настей отношения, зато успел понять, что все-таки ей небезразличен. Самооценка зашкалила!


Альф. Блядь, как достала эта Настя, если бы ты знал! Что мне теперь, терпеть твои грубые руки? Может быть, поспишь, ты же влюблен, подумай о ней и не трогай меня, пожалуйста!

Лола. Нет-нет, возьми и отожми его как следует, я зафиксировала ее образ, сейчас передам, чтобы ты пофантазировал!


Тяжеловато признаться, но я сделал попытку поиграть с Альфом. Не получилось, я же не прыщавый тинейджер. Налил себе бальзама и начал думать, как приступить к осуществлению моего плана. Ах, Лиза, Лиза, как же мне к тебе подобраться?..

Итак, со слов Насти, Лиза одна. У нее высокие требования к мужикам, она слишком сложная в общении и очень молодая.


Альф. Ну-у-у коне-е-ечно, Настя тебе понарасскажет!

Лола. Запомни все внимательно, пригодится!


— И как мне быть, умники?


Альф. Надо ее найти, давай поищем, иначе ты не успокоишься. И мне неприятно, когда ты в таком состоянии, как говорят, влюбленном.

Лола. Можем ждать ее у супермаркета, как увидишь — подойдешь, поговоришь, а дальше — как со всеми.

Альф. Нет, так нельзя, она другая, она лучше, вы, тупорылые, не поняли, что она особенная.

Лола. Она такая, как все, у нее что, дырок больше?

Альф. Да, одна в голове, причем насквозь.


— Заткнитесь оба сейчас же и молчать до утра, суки!


Идея с ожиданием около магазина имела право на жизнь. Решил, что однажды в будущем, после того как мы займемся любовью, я признаюсь, что ничего не может быть мучительнее, чем ждать ее около супермаркета ежедневно в одно и то же время, с семи до девяти вечера. Первое испытание по дороге к долгожданному счастью.

Не получилось. После каждого дежурства напивался до коматозного состояния, приезжал на работу не раньше трех дня, ко всему пропал аппетит, к любым телкам и к еде. Все бабы мне казались страшными, некоторые грязными, все, кроме нее. В офисе матерился вдвое чаще и посвящал день изучению биографии ее отца.


Лола. Хочешь победить, изучай возможного врага.


В инете узнал, что у семьи бабла, — сколько в бюджете небольшого государства. У отца связи по всей вертикали и горизонтали власти, а мама — известный коллекционер современного искусства.


Альф. Неслабый тесть будет у тебя, старик. Если она еще трахается хорошо, тогда и правда идеал.

Лола. Позвони ей.

Альф. И что он скажет? Здравствуй, Лиза, сегодня я решил заехать тебе в буквальном смысле, не хочешь ли ты вечерком отдаться мне? И это все, на что ты способна? Ради таких предложений занимаешь целую извилину? Тоже мне, тайный советник!

Лола. Придурок, не перебивай! Можно позвонить и спросить, где покупала жокейские сапоги. Она ответит, что в «Hermes». Тогда Наш попросит показать магазин, если ей не в падлу, конечно.

Альф. И лохушка Лиза скажет: «Привет, мой Принц, я ждала твоего звонка, дай мне минуту душ принять, и я твоя!»

Лола. Молчи! Он добавит, что мог спросить у Насти, только ее нет в городе, а ему нужны именно такие сапоги срочно. Если я дала правильную оценку ее взгляду в магазине, не откажет. Поняли, или мне повторить?


Помылся, нарядился, побрызгался духами и набрал номер. Струсил и сбросил. Побежал в большую комнату, налил «Dewars», повторил несколько раз громко: «Здравствуйте, это вы, Лиза?» Отрегулировал тембр в сторону сексуальности и нажал на повтор.


Альф. Тебе нечего терять, звони давай!

Лола. Вдох-выдох, и вперед!


— Здравствуйте, Лиза, это вы?

— Да, а кто это?

— Это Виталий Попов, знакомый Насти, я вас не отвлекаю? Можете минуту со мной поговорить?

— Да, конечно, помню вас. Как Настя?

— Надеюсь, хорошо, давно не общался. Сегодня позвонил, но ее нет в городе, и поэтому осмелился позвонить вам. Чтобы вас не отвлекать долго, хочу спросить, где вы купили сапоги, которые носили на поло-турнире?

— «Hermes»? Мне их мама привезла из Монте-Карло, но такие же для мужчин продаются, кажется, на Большой Дмитровке в «Louis Vuitton». Знаете, где это?

— Примерно да.


Альф. Пусть покажет, дебил, что значит «примерно»!

Лола. Думаю, согласится. Не бойся, она же женщина, ей любопытно будет с тобой пообщаться!


— Вас не затруднит со мной сходить в бутик, а потом мы могли бы с вами и вашим молодым человеком поужинать… У меня мало знакомых в городе, и, если честно, стесняюсь один покупать сапоги. Вы мне поможете?

— Это был не мой молодой человек, мы просто друзья. Я сегодня не могу и завтра тоже. Простите. Но, думаю, когда приедет Настя, она вам поможет. Рада была слышать, извините, я подъехала к дому!

— Чего молчите, ублюдки? Меня только что послала на хуй моя мечта, а вы заткнулись!


Альф. Ну не я же виноват, что она недооценила тебя и меня!

Лола. Что-нибудь еще придумаем. Дай время!


— Какие же вы мудаки, оставьте меня в покое, помолчите, у меня горе!

Я себе представил, как в это же время где-то в центре Москвы моя безответная любовь моет мне кости с одной из своих подруг…

— Полина, привет, это я.

— Лиза, мы тебя ждем уже час, твою мать, ты где?

— Еду-еду, разговаривала с мужчиной… ха-ха-ха…

— Что, Сергей опять грузит? Он тебя не заебал еще? Купил себе новый SL и ходит теперь, как шейх. А хуй маленький, как фасоль! Наглость — второе счастье!

— Да нет, не он, другой, с поло-турнира. Он пришел с Настей Белокур, ну жена того мудака с Ибицы, помнишь?

— Ты меня запутала, говори медленнее. Настя — это у которой мужик за нас платил везде на Ибице и преследовал все лето? Псих какой-то!

— Да, та самая. Короче, с ней был лошок с голубыми глазами, не помнишь, что ли? Прикинь, он мне звонит сегодня, прогнал какую-то хуйню про то, что ему нужна помощь в покупке сапог, и предложил поужинать. Представляешь, типа Настя уехала и не с кем посоветоваться! Короче, наверно, решил, что может меня выебать сегодня, только я забыла помыться… ха-ха-ха! Вы ещё в «Весне»? Буду через минуту, поржем!

У меня расстройство желудка, головная боль, анорексия и прочие болезни безответной любви. Придурки в моей голове молчали сутки, виски перестал помогать, я пил без остановки и отвлекался временами на звонки Евы. Два дня не был на работе, документы на подпись мне привозил Вадим с новой бутылкой «Dewars» и едой из «Глобус Гурмэ».


Альф. И долго мы будем страдать?

Лола. Столько, сколько нужно. Давай помолчим, нужно время. Время лечит все, от герпеса до любви к разным сучкам.


— Сама такая, мразь! Вы не понимаете, что для меня значит минута ее внимания!


Альф. Мне минуты мало!

Лола. Прости, Виталий, предлагаю еще раз позвонить и сказать честно, что хочешь с ней поужинать, без обмана. Прямо в лоб. Если не согласится, значит, конченая, забудем — и все, успокоимся.


В состоянии глубокого опьянения набираю Лизе…

— Лиза, привет, я передумал покупать сапоги, хотите со мной просто поужинать? Завтра вечером, например, в «GQ»?

— Да, хорошо, я смогу в девять, не раньше.

— Буду ждать, до встречи.


Альф. Ну вот, даже не ломалась!

Лола. А ты говорил! Она же всего лишь баба!


— Заткнитесь, уроды, она лучше всех!


Положил трубку с желанием расцеловать на радостях собственный член. Победа! Бог есть, Он все видит! Ура, я жив! Вот это успех! С раннего утра стал чистить перышки. Поехал к косметологу и на прочие процедуры, зашел в «Brioni» за костюмом и новыми ботинками. В шесть был у парикмахера и, пока занимался коррекцией собственной красоты, отправил Вадика драить машину. Елене Сергеевне приказал убраться в квартире генерально, соврал, что типа моя семья приезжает. Использовал духи, купленные в «Le Forme» специально для особых случаев.


Альф. Ты ничего не перепутал? Или думаешь, что у тебя свидание? Твоя прелесть придет, пожрет, и все!

Лола. Не мешай, мужчина должен быть ухоженным, и желательно брить все лишние волосы с тела, в том числе с подмышек. Небритые подмышки напоминают волосатую немецкую вагину и портят рубашки!

Альф. Мачо ничего не удаляет, бабы любят волосатость и щедрость кошелька!


— Прекратите, сегодня очень ответственный день, или, суки, пожалеете!


В 20:30 уже торчал в ресторане. Чтобы сесть возле белого рояля, пришлось сказать, что нас будет шесть человек.


Альф. Нас будет четверо!

Лола. Три с половиной…


Разумеется, добавил и две сотни для бдительности. Местный итальяха за роялем не идет ни в какое сравнение с тем, что играет в «Марио», хотя есть сомнения в том, что у «человека из Палермо» (как сказал официант), может быть в порядке с головой.

Рубашке и галстуку предпочел водолазку розового цвета в тон моему доброму сердцу. Заказал бутылку «Ruinart», чтобы персонал не расстроился, и медленно стал глотать эту дорогую жидкость с пузырьками. Время уже пятнадцать минут десятого, а ангелочка все нет. Заказываю сто «Dewars», хотел с колой, но стеклянная бутылочка могла нарушить гармонию стола, пришлось терпеть.


Альф. Она не придет! Пожри чего-нибудь, и пойдем!

Лола. Придет! Если женщина не опаздывает, это подозрительно. Вспомни Алену!

Альф. Чур меня, мы же есть будем. Фу, вспомнил про петуха!


Она пришла, крайне элегантная, в сапогах. Подъебку я проглотил с достоинством и обратил внимание на блестящие камни, дополнявшие ее и без того безупречный образ. Было очень тяжело, но встал и, наверно, даже поздоровался. Мой красивый, по версии коалы, зад приклеился к стулу.


Альф. Привет, роднуля, где была? Че опоздала? Много встреч?

Лола. Какой ты идиот все-таки!


— Привет, Виталий, прости, задержалась у мамы. Что празднуем? Сегодня не пью, я за рулем.

— Я буду пить за нас двоих, для меня победа, что ты согласилась на ужин. Мои шансы на встречу с тобой были ничтожны, вот и праздную. Красивые сапоги!


Альф. Что ты несешь? Пришла принцесса, а ты давай оправдываться!

Лола. Ты циничное животное. Наш весь в любви, а ты о своем!


Она была прекрасна, тот самый случай, когда думаешь о чувствах в первую очередь и стараешься понравиться собеседнице. О сексе тоже можно думать, только в хорошем смысле.


Альф. Что здесь происходит, розыгрыш? Какие, нахуй, чувства, ты где, сука, помоги!

Лола. Ты, придурок, поймешь позже, что в сексе главное — взаимность и любовь.

Альф. Теперь понятно, откуда ветер дует. Это ты, Кончита, ему мозги засорила. На минет сегодня не рассчитываю!

Лола. Юморист!


Удивительно, говорила в основном она. У меня поплыло сознание и не было возможности полноценно участвовать в беседе. Улыбался, как дурачок, и кивал в знак согласия. Она ничего не заказала, объяснила тем, что не ест после семи. Я тоже заливал пустой желудок «Dewars» и незаметно нажрался в муку. На следующее утро все вспоминалось отрывочно. Да и не важно, о чем она говорила, поразительно, КАК она это делала! Вот это аристократизм! Мы встречались еще много раз после «GQ», в основном днем, чтобы она не могла подумать, что моя цель — переспать с ней. Конечно, и это тоже, но не только. Часто созванивались, что-то говорили, обсуждали, кто чем занимался в отсутствии другого. Романтика!

Лизе оказалось 27. Я-то думал, что максимум 20, но природа наградила ее вечной молодостью, правда, пластический хирург и стоматолог чуть помогли. Ничего сверхъестественного они не сделали. Хирург завершил начатый природой шедевр, немного утончил нос и увеличил губы. Стоматолог добавил виниры и блеск.


Альф. Все бабы сделанные, конкуренция в стране огромная, таких, как мы, старик, немного!

Лола. Только после рождения ребенка можно получить наследника с клювом вместо носа, и, кстати, таких, как ты, и правда немного. У нормальных член в два раза больше!

Альф. Тварь, я знаю, все из-за Лизы, она появилась, и ты ревнуешь!


Прошел целый месяц. Каждое утро начиналось со звонка Лизе, изучения журналов «Men’s Health» и «MENU» с последующим дневным шопингом. Иногда покупал «Moulin Rouge», огромное по формату издание, чтобы удобнее разглядывать обнаженку. Разумеется, косметологический кабинет и солярий посещал чаще, чем офис. Попытался сесть на диету, но, извините, слишком жестоко. На второй неделе знакомства с Лизой я получил две VIP-карты: одну — в салоне красоты, вторую — в цветочном магазине «Сады Сальвадора». К цветам стал относиться серьезнее, чем раньше, помогли подъебки Любы про веники. Теперь зависаю на час в стеклянном холодильнике магазина, выбирая букет по цветовой гамме, аромату и сезону.


Альф. У меня аллергия началась, подари ей лучше что-нибудь из шмоток. Еще пара букетов — и Голландия предоставит тебе гражданство за огромный вклад в экономику страны!

Лола. Да заткнись ты, цветы выгоднее дарить, типа признание в любви незадорого. Ты что, на цены не смотришь? Ну да, тебе трусы мешают!

Альф. Старик, скажи, пожалуйста, что с сексом? Может, хотя бы нежный поцелуй? А потом минетик, ни к чему не обязывающий? Надо же с чего-то начать!

Лола. Ты примитив, с тобой невыносимо жить!


Однажды мы встретились в кафе Дениса Симачева в Столешниковом. Каждый звонок ее мобильника меня раздражал, особенно если она отвечала: «Привет, родной, я перезвоню!» Часто звон ила ее мама, у них особые отношения и, по словам Лизы, они как подруги, делятся всеми проблемами.


Альф. Ну да, у папы почти ярд, это большая проблема!

Лола. Не знаешь людей — не суди, иначе отрезанным будешь!

Альф. Тебе, старая проститутка, все равно, а мне что делать? Я хочу сексу!


У нее часто менялся цвет маникюра, но всегда идеально подходил к ее облику. Одежда и украшения никогда не повторялись, я тоже постоянно покупал кое-что из шмоток, чтобы соответствовать. Перед каждым свиданием готовился не менее часа и понял ценность работы перед зеркалом. Каждая морщина на лице — враг. Купил кремы для ухода за кожей, ночной, дневной, для морщин, для глаз, для тела и кое-какие еще, только не успел пока прочитать про их применение. У женщин в этом отношении железная память, а я — только начинающий Брэд Питт.


Лола. Расскажи про свое образование, жизненный путь, как ты уважаешь своих родителей и безумно любишь дочь. Про жену — ни слова, а про ребенка постарайся максимально напустить меланхолию и печаль. Типа что она уже взрослая, и тебе хочется вернуть время назад, чтобы с ней гулять по парку и слышать агуканье малышки. Нормальным бабам такие темы нравятся.

Альф. И она сразу тебе даст!


В кафе море народу, и каждый второй мудак считал необходимым подойти к ней поздороваться. Эти гомосеки все моложе меня. Несмотря на то что мажу свою морду всевозможными кремами, я продолжаю выглядеть ровно на свой возраст, а то и старше. Фамильярность московской тусовки меня, мягко говоря, удивляет — все обнимаются, целуются… Особенно поразило меня то, что бабы целуются в губы с гомосексуалистами, типа они тоже девочки, а потом поголовно жалуются на герпес.

— Виталий, ты всегда так строго одеваешься? Это связано с работой или тебе так комфортнее?

— Я привык носить деловые костюмы, да и не с кем советоваться. Плюс боюсь меняться. Думаешь, стоит?

— Не помешало бы, ты молодой, а такой стиль тебя старит. Пошли на второй этаж, присмотрим тебе что-то более прогрессивное. Не хочешь?

— Хочу! А ценные советы будешь давать?


Альф. Она тебя оденет, как гомика, отвечаю!

Лола. Что ты понимаешь, урод, в моде?


Лиза подобрала мне пару курток, брюки непривычной формы и кучу маек. Пока я примерял все это добро, она разглядывала женские вещи. Оценила мой прикид словом «прекрасно» и предложила отправиться за обувью в другое место. Заплатил за себя и за нее, правда, сопротивлялась, но я был непоколебим. Первый подарок — и мне безумно приятно. Это первая приятная трата, до этого все расходы, кроме как на себя, просто раздражали.

Где-то вечером…

— Лиза, ну, давай рассказывай, как твой персик?

— Полина, не поверишь, он каждый день выглядит все лучше и лучше. Кстати, он молодой, ему всего тридцать шесть, прикинь?

— Я думала, все сорок шесть. Чего он так помялся-то?

— Работа, наверно, и жена какая-то безразличная, живут отдельно уже давно. Мужик, короче, почти холостой. Наивный, как мой пудель! Когда со мной кто-нибудь здоровается, он краснеет и дергается. Баблос вроде есть, он за меня заплатил в магазине. Достал отстойный кошелек «Montblanc» с кредитками и развернул так, чтобы я смогла все увидеть. Он так старается, бедный, каждый день с новым букетом, у меня все родственники в цветах уже.

— Секс был?

— Нет, даже намека. В принципе, сама договариваюсь с ним только днем встречаться.

— Может, он гей? Сама знаешь, сколько латентных, которые ебутся со своими водителями, имеют кучу детей и все такое…

— Да нет, не гей, точно. Жалко, если импотент. Хотя нет, не может быть. Может, его выебать, проверить?

— Давай-давай, расскажешь. Надо его отыметь, пока какая-нибудь тряпка не поимела такого сладкого.

— Точно, эти приезжие телки такие наглые! После «здрасти» сразу сосут.


День ИКС наших, если можно так сказать, отношений с Лизой, начался неожиданно. Как всегда, заказал цветы, сходил в «Aizel» за шмотками, посидел у косметолога, купил себе вторую трубку «Nokia 8800» и завел второй номер. Мое предложение звонить мне на новый номер, видимо, ей не очень понравилось, но она ничего не стала комментировать. Она же помнила, что я все еще женат, зато я ощущал себя почти полноценным холостяком.


Альф. Послушай, старик, весь этот амур, конечно, хорош, но пора и о сближении подумать. Или она в другом месте будет отрываться. У телок бывает такое. Один мужик — для секса, другой — для любви, следующий — для подарков, кто-нибудь из известных — для понта, какой-нибудь лох цветы дарит. Ты в какой категории?

Лола. Ты — фиговый интриган, бабы за кого-то, ко всему прочему, замуж выходят, может быть, она относится к Нашему серьезно!

Альф. Если бы брак был полезен, люди рождались бы уже женатыми. Мне нужен секс, поняла?


Обе мои извилины были правы. Почти два месяца общения, и никакого интима. Надо что-то предпринять. Сегодня мы идем в ресторан, попрошу Вадика остановиться напротив, чтобы я имел возможность перейти с ней через оживленную улицу. Возьму за руку и где-то посередине дороги обниму, типа переживаю за нее.


Альф. Вроде ничего идея, надо как-то стартануть, постепенно и до ебли дойдем.

Лола. Детский сад какой-то! Насмотрелись американских фильмов, вот и вся фантазия.


Вадик включил свою гениальную изобретательность и, вместо того чтобы остановиться на противоположной стороне от «GQ», подъехал прямо ко входу. Вовремя обнаружив что лоханулся, он проехал чуть дальше, остановил тачку и с виноватым выражением спросил:

— Здесь нормально, Виталий Юрьевич?


Альф. Что за водила, блядь, весь план похерил!

Лола. Ладно, все равно обними, тебе нечего терять!


Приобнял нежно за талию, выпрямил спину и, стараясь шагать с ней в ногу, пошел в сторону входа.

— Виталий, мне неудобно, здесь много знакомых, давай быстрее, пожалуйста!


Альф. Ой-ой какая, однако!

Лола. При чем тут она, идея была отстойной изначально!


На этот раз добрая хостес посадила нас в восточном зале. Может, оно и к лучшему, здесь спокойнее и романтичнее. Лиза сегодня без машины, сказала, что хочет отпраздновать наше двухмесячное общение и немного выпить.


Альф. Еще нет двух месяцев, у нее календарь сломан. Или это намек?

Лола. Я уже запуталась, но совершенно точно, сегодня не два месяца знакомства. Смотри, не нажрись, как свинья, мало ли что у нее в башке.


В первый час все было как обычно, — ее монолог на разные темы, я внимательно слушаю и соглашаюсь. Все перевернулось со второй бутылкой «Ruinart». Началась новая тема: как я отношусь к современным независимым женщинам и прочие феминистического толка суждения.


Альф. Соглашайся и только соглашайся, это наш шанс. Современная баба относится к сексу проще.

Лола. Не-а, выскажи свою точку зрения. Никакой женщине не нужна тряпка, а нужна опора и твердая рука. Современный мир, скажи, жесток и сейчас, как никогда, обществу нужно вернуться к семейным ценностям. Сработает.

Альф. Да похуй, к каким там ценностям, говори то, что она хочет услышать, а дальше сам знаешь, что делать, если не забыл, конечно!


Я соглашался до третьей бутылки, пока она не спросила, что для меня важнее в сексе.


Альф. Блядь, дай подумать немного, пока тупо улыбайся и постарайся сделать умное лицо.

Лола. М-м-м-да. Короче, ты ей говоришь, что для тебя удовольствие партнерши важнее, чем собственное, плюс к классике типа все должно происходить по обоюдному согласию и при взаимном уважении. Запомнил?


— Для меня важно, что чувствует женщина в этот момент. Мне приятнее обнимать партнершу после всего, целовать и говорить, как ее люблю. Мне важнее ее ощущения, чем то, что у меня между ног. У меня с женой вначале так именно все и происходило, пока не пропала страсть…


Альф. Это я не важен? Сам попробуй, сегодня я тебя подведу. Посмотрим, как ты это ей объяснишь, умник!

Лола. Виталий, ты все испортил! Зачем про жену сказал, кому это интересно?


Лиза покраснела, отвела взгляд и предложила тост за мою счастливую семейную жизнь. Пьяная и злая женщина опаснее, чем просто пьяная.

— Зачем ты как говоришь? Я с тобою делюсь самым сокровенным, а ты надо мной издеваешься. Я не буду говорить, как некоторые конченые, про жену что-то плохое лишь бы удовлетворить собственное эго. У меня хорошая жена, только наши отношения уже давно зашли в тупик. Люба тяжело больна, это длится уже много лет.


Лола. Тяжело больна?! Это перебор!

Альф. Ничего, нормально, зато жалость вызовет!


— Больна? А что с ней?

— Это очень личное, не могу рассказывать. Я старался многие годы быть рядом и делал так, чтобы она ни в чем не нуждалась, но все безрезультатно. Ты в этой ситуации ни при чем, ты — лучшее, что могло произойти в моей жизни. Прости, если обидел, с этого момента про мою семью ни слова, пока не разведусь, надеюсь, что скоро. Простишь?


Лола. Выкрутился! Молодец, продолжай в том же духе!

Альф. Да пошла она! Все равно не даст сегодня! Надо прощаться, и поскорее. Геморройная баба!


— Нет, не прощу, ты мне не безразличен. Я тебе в каком качестве нужна? Любовница? Если считаешь так, меня это не устраивает. Я не в том возрасте, чтобы позволять себе влюбляться в женатиков и оказаться рано или поздно у разбитого корыта. Какая разница, влюблена я в тебя или нет, все проходит со временем. Лучше нам остаться друзьями, а теперь вези меня домой, мне плохо.


Альф. Какая наглая, даже ничего не дала потрогать — и такие претензии! Тоже мне монахиня!

Лола. Она просто напилась. Пускай говорит, завтра придет в чувство и извинится.


— Я влюбился в тебя сразу. Ты должна это знать. Если считаешь, что мы должны остаться друзьями, пусть будет так. Но не забывай, что ты — самое ценное в моей жизни. Я тебя отвезу домой, кажется, выпили немного больше, чем надо.


Сели в машину, все окна открыты. Вадим любил спать в машине и пердеть при этом. Ему повезло, что мы были в хлам, поэтому не почувствовали запаха, иначе тут же уволил бы.


Альф. Надо ему пробку в зад вставить и запретить жрать «Доширак»!

Лола. Проще уволить, но нет гарантии, что следующий будет лучше.


Она закрыла глаза, положила голову на мое плечо и всю дорогу молчала, а потом тихо заплакала, и слезы намочили лацкан моего пиджака. Подобного опыта не имел, поэтому не был уверен в том, оставляют ли слезы пятна.


Альф. Пора, она бухая, положи ее руку на меня. Если возьмет в ладошку, то не отпустит!

Лола. У нас тут трагедия, а ты о своем, жалко все-таки девочку!


Помог Лизе подняться, донес ее на руках. Открыл дверь, положил ее на кровать, снял обувь и часы и прилег рядом. Мы оба заснули мгновенно, но мне было труднее из-за истерики моего друга.


Альф. Не засыпай, засунь меня глубоко, пока не очнулась! Утром скажешь, что ничего не помнишь и типа ничего не было. Давай!

Лола. Да нет, поиграй в джентльмена, отдохни. Еще успеешь ее трахнуть.


Помню, что уже глубокой ночью я снял с себя одежду. Она тоже разделась и левой рукой обняла меня. Начала целовать меня в грудь, в шею и дошла до губ. Занимались любовью долго и медленно. Я чувствовал каждую из своих клеток и замечал любой ее вдох.


Альф. Ой, чего тут происходит, а я когда буду участвовать? Да ты чего?

Лола. Вот это секс, молодец! Наконец что-то стоящее в твоей половой жизни!


Открыл глаза и увидел красную люстру на потолке. С трудом вспомнил, что не у себя в квартире.

Лиза заснула на мне. Надо же — уснули друзьями, проснулись любовниками. Этот ангел — мой! Я лежу со своим идеалом в одной постели и не хочу никуда бежать…


Лола. Одевайся и уходи, тебе нужно привести себя в порядок.

Альф. Поцелуй ее в щечку, типа спасибо от меня!


Забыл отпустить Вадима, но, видимо, ему ума хватило понять, что я завис до утра и он уехал. Поехал на такси, зашел домой, сразу рухнул на диван и заснул, пока не позвонил телефон. Это была Ева. Суровым похмельным голосом сказал, что сегодня меня не будет. Потом сделал себе кофе, убедился, что трансвестит борется с унитазом и не может на этот раз подслушать, и принялся названивать любимой.


Лола. Может быть, пора ей позвонить первой?

Альф. Какая разница! Пусть думает, что мы все беспокоимся, ей приятнее и легче будет отдаться.


Звонил раз сто. Не отвечает, скорее всего, спит. Или нет? Через два часа дозвонился:

— Привет, как ты?

— Я только проснулась. Не могла телефон найти. Прости, если вчера в ресторане нападала на тебя, мне нельзя много пить.

— Это был самый прекрасный вечер в моей жизни. Хочу тебя увидеть!


Альф. Я тоже хочу!

Лола. Чего так рано все встали, психи!


— Я тоже очень хочу, только не сегодня, мне нужно к родителям поехать, давай завтра созвонимся.


Альф. Говорил вам? Переебу под нас!

Лола. Чего-то незаметно!


Я ждал завтрашней встречи уже в новом амплуа — в качестве любимого человека.

Пока я мечтал в одиночестве…

— Полина, привет.

— Приветик, Лизончик, как ты?

— Я ему вчера дала, правда, боялась, что Сергей может приехать, но ничего, все обошлось.

— Да ты что? И как? Выкладывай.

— Да он ручной такой, чего-то про жену попытался прогнать, но я его поставила на место, и теперь он плюшевый.

— Это понятно. Как трахается, говори давай.

— Ну так, вяло, зато куннилингус делал очень долго. Думала, что засну, но он вовремя засунул свой аппаратик.

— Да ты че? Прикольно. А у него большой?

— Бывает и больше, зато любит как! Может, мне его женить? Мне пора уже, родители заебали разговорами про внуков и все такое. И вообще время подошло перестать ходить по тусовкам, не студентка уже. Мне нужен статус.

— Какой статус? Не врубаюсь.

— Такой, как у тебя. Статус жены. Все будет как всегда, только я стану тусовать по Москве в качестве жены. Тебе же это не мешает ебать всех подряд, ха-ха-ха!

— Сама переебла пол-Москвы, сучка, ха-ха-ха!

— Короче, я его женю. Никуда он не денется, зайчик.

— Да он женат, ты что, дура? Это не по фэн-шуйски, согласна со мной?

— Жена — не стена, я тебе говорю, любит он меня.

— Да ты че? Давай пообедаем, попиздим, интересно же.

— Не могу, мне в салон нужно поправить здоровье, лучше позвони Сергею и скажи, что я выхожу замуж за очень крутого мужика, пускай, сука, знает. Типа по дружбе советуешь больше не лезть. Поняла? А то мне всю малину испортит.

— Да легко, мне никогда не нравился этот твой мудачок.


Лиза пропала на несколько дней. Я не переставая звонил, даже научился отправлять эсэмэски, она иногда на двадцатом звонке отвечала, но чаще говорила, что у нее дела, типа мама-салон-встреча с подругами и прочее.


Альф. Подруги? Теперь это так называется?

Лола. Мне кажется, она не жаждет встречи. Не хочу бить тревогу, но по-моему, это так!


Я раздумывал, что делать в такой ситуации. Она меня сливала, аккуратно и стабильно, а я сходил с ума все больше. Нужно было действовать быстро, пока какой-нибудь мажорский перец не перешел мне дорогу. Чтобы перестать волноваться о том, где и с кем она, я решил предложить ей пожить вместе, чтобы подчеркнуть серьезность своих намерений. Я был к этому готов, она же мой идеал, лучшая среди равных!


Альф. Ты чего гонишь? Это перебор, только чуть пожил свободно — и сразу обратно в тюрьму?

Лола. Я считаю, что так будет лучше. Тебе спокойнее, и ей видимость семьи создашь, мысль правильная.

Альф. Вы чего? Зачем она нужна? Пусть живет у себя, а мы будем к ней в гости приезжать.

Лола. Купи кольцо с одним камнем, так согласится быстрее. Подумает, что обручальное, и капитулирует сразу. Красивую бабу надо держать под замком, ты это понимаешь?


Купил «Tiffany» с одним брюликом и пригласил Лизу в «Павильон». Сел за маленьким столиком у окна. Смотрел через стекло, как местные утки научились кушать пластиковые пакеты, как влюбленная молодежь лежит на траве, кайфует, а сверху, от невлюбленных, летят окурки в воду. Кобели у каждого дерева метят территорию. Бабка наступила на говно, и теперь к романтике добавилось зрелище: она нервно чистит подошву о бордюр и материт всех и вся, мне, конечно, не слышно, но, судя по тому, что люди обходят ее стороной, лексикон используется мощный. Лучше смотреть на небо. Пью кофе и крепко держу коробку с кольцом.


Лола. Мы долго тут будем торчать? Час прошел, а ее нет, надо уходить, ты же не школьник, в конце концов!

Альф. Нет, давай подождем еще немного, вдруг мы к ней поедем потом?

Где-то в центре, допустим, в «Аисте»…

— Лиз, ты не опоздаешь к своему?

— Полин, понимаешь, его нужно воспитывать. Он же как маленький ребенок, придет ему в голову, что он пуп земли, — и все пропало.

— Не соскочит?

— Не-а, звонит по сто раз в день, а я сливаю. Чём больше его сливаю, тем сильнее любит. Классика.

— А мой, прикинь, если не возьму трубку — пиздец. Обижается и ночевать не приезжает, типа успокаивал нервы с друзьями. Я — неблагодарная тварь, говорит. Сука какая!

— Да твой жадный подонок, нахуя он тебе нужен такой, с отстойными претензиями? Виталик не такой, он послушный, ой, вот звонит на второй номер, извини, родная, отвечу. Привет, милый, прости, прости, буду через пять минут, разговариваю с папой, дождись меня, пожалуйста, целую!

— Ну ты, даешь, Лизон! Все это срабатывает? Охуеть!

— Его Москва пока не испортила. Надо сразу брать когтями и зубами. Я побежала, увидимся вечером, в «Галерее». Ты с Сергеем разговаривала?

— Да, сделала все, как ты просила, он в шоке.

— Что сказал?

— Сказал, что ты дешевка и не понимаешь, что только он тебя по-настоящему любит. Ничего нового, типичная фраза кинутого мужика, классика. Ха-ха-ха!

— Да пошел он! Если любил бы, женился бы давным-давно и не выебывался. Все, бегу!..


Она вошла в ресторан, добежала до меня, обняла и стала извиняться за жуткое опоздание. Я сказал, что нет ничего приятнее, как ждать самую красивую девочку страны. Толком не знал, как начать разговор, поэтому предложил взять бутылку шампанского отметить мое предложение.

— Ты развелся?

— Нет пока, но скоро. Требуется время.


Лола. Чего это она так торопит тебя с разводом?

Альф. Мне все равно, хочу к ней в гости!


— Тогда что случилось? На работе?

— Нет-нет. Хочу тебе подарить это кольцо и сказать, что очень сильно люблю тебя. Очень хочу, чтобы мы с тобой жили вместе, сначала у меня, потом выберешь нам квартиру. Я тебя люблю.

— Ой, любимый, это так неожиданно, я тебя тоже очень сильно люблю! Обними меня, пожалуйста. Прости, что плачу, не могу сдержать слезы, прости… не могу… как приятно, когда тебя любят… любимый мой и единственный…


Альф. Ну все, она готова, поехали к ней!

Лола. Не торопись, пусть поплачет немного, эмоции отпустит, а потом поедем. Куда нам торопиться, тебе тем более. В ближайшие десять лет будешь ебать одну и туже телку. Так тебе и надо!

Альф. Это не мой выбор, я просил одну и ту же в течение месяца, это Наш так решил. Надеюсь, что у него будут командировки и сауны!


— Я должна рассказать маме. Я раньше ни с кем не жила, даже если не одобрит, все равно будем вместе, я тебя люблю. Хочу от тебя ребенка… люблю…


Альф. Это уж слишком! Надо презики купить по дороге.

Лола. Виталий, не обращай внимания, она бредит. У нее пройдет.


— Я тоже мечтаю об этом, начнем новую жизнь… вместе!


Альф. Наши мечты расходятся, я мечтаю ее оприходовать сегодня!

Лола. Мечтать вредно, особенно вслух!

Через час в центре города посередине огромной пробки в сторону Жуковки…

— Полин, представляешь, подарил обручальное кольцо и предложил жить вместе у него, разумеется, на Таганке. Хата ничего, не такая, как у Сережи, конечно, чуть меньше, но вполне приличная. Потом он мне купит что-нибудь получше.

— Да ты что! Такое разве бывает? Подозрительно, но он хорош… А ты чего сказала?

— Сказала, что люблю, хочу ребенка, заплакала и что должна сообщить родителям.

— Как ты умудряешься так легко заплакать? Я так не умею, плачу только от злости, когда мой меня грузит.

— А я подумала о юбке «Celine», которую вчера купила. Не поверишь, расползлась по швам, пиздец, и моего размера больше нет! Прям катастрофа, а ты говоришь, как у меня получилось заплакать! Да как только вспомнила, обрыдалась. Ну ладно, пока, мне нужно маме позвонить.

— Эй, подожди, а кольцо какое?

— Никакое, с маленьким брильянтом, обычное обручальное, ну ты знаешь, покажу вечером. Все, пока…

— Мама, привет! Это я.

— Привет-привет, мы же с тобой разговаривали час назад. Что-то случилось?

— Мам, я буду жить с Виталиком, я тебе рассказывала про него неделю назад. Он сделал мне предложение и подарил кольцо. Собираюсь замуж, что думаешь?

— Если решила, давай, только папе скажу сама. Он у нас сама знаешь какой странный. Попрошу еще, чтобы в два раза больше тебе денег на карту клал. Ты должна оставаться независимой, кстати, фамилию не меняй. В ваше время мужей может быть много, главное — начать. Когда познакомишь?

— Ой, не знаю, он такой стеснительный, боюсь, что папа его закопает прямо на участке. Поговори с ним, пожалуйста, чтобы вел себя сдержанно.

— Ладно, не переживай, будет вести себя плохо — выгоню из дома. Приезжайте на выходные с этим твоим Виталиком!


Незаметно мы стали жить вместе, как настоящие муж и жена. Занимались любовью, ходили по магазинам, покупали вместе продукты, она отвечала за хозяйство, я пораньше приезжал с работы. Раз в неделю дарил ей новые украшения и полностью утонул в идиллии нашей совместной жизни. Я сдержал свое обещание о том, что в нашей жизни все должно быть новым, так она утроила за неделю свой и мой гардероб. Ни один пьяный бомж не тратит деньги так быстро, как я трезвым.

С небольшой охотой поехал с ней к родителям на дачу знакомиться. Дом походил на маленький Кремль, ненамного меньше. Ее мать, серый кардинал семьи, рулила процессом знакомства, отец сводил брови и молчал, я тоже.


Лола. Вот что тебя ждет. Станешь, как этот старик, зачморенным мужем!

Альф. Ладно, не гони, разберемся!


Как только бабы ушли в дом, старший Покровский повернулся ко мне и сказал:

— Слышь, Виталик, долго ты будешь приезжать сюда жрать шашлык и молчать? Жениться собираешься? Если нет, то больше не приезжай, иначе ты уже понял, что будет!

— Я… У меня… м-м-м… самые серьезные намерения по отношению к вашей дочери. Я хочу на ней жениться.

— Да мне все равно, что ты там хочешь, главное, мы поняли друг друга правильно. Это так?

— Да-да, я понял, конечно.


Лола. Ну, началось! Я же говорила: не все, что блестит — золото!

Альф. Да ладно, не паникуй! Старомодный человек, его можно понять. Мы ебем его дочь, понятно, что дергается!


Лиза была прекрасна в роли будущей жены, любое ее слово или пожелание я реализовывал мгновенно. Счастье — это то, что в детстве мне обещали родители, а теперь я искренне обещал Лизе. Думал, что одежда красит любого человека, кроме женщин, и был прав: в обнаженном виде Лиза куда влиятельнее, чем все бабы вместе. Конечно, даже у без пяти минут супругов бывают разногласия, обиды и ссоры, но пока каждый старается проявить и показать себя с лучшей стороны. Лиза со второй недели совместной жизни стала пропадать по пятницам, через раз вовсе не приезжала домой, типа поехала к себе. Аргумент весомый: «Мне нужно общаться с подругами, ходить с ними в клуб, пока я еще молодая и у нас нет ребенка. Когда рожу, я же не смогу никуда ходить, правда, милый?»


Лола. Нет, неправда, по поводу ребенка надо поговорить!

Альф. Подобрали ее несвежую, а она говорит, что еще молодая. Она блядует с подругами напоследок. Возьми ситуацию под контроль!

Лола. Давай другую бабу подберем, телки — это основное богатство Москвы, не забывай!

Альф. Согласен, ты же в конце концов мужик, тебе и решать!


— Я ее люблю, так что идите вы!


Однажды субботним утром она добралась до нашего гнездышка в очень нетрезвом состоянии. На вопрос, отчего вдруг приехала, ответила просто: «Я соскучилась и сильно тебя люблю!»

Несмотря на то, что она была основательно пьяна и пропахла табаком, для меня не было никого прекраснее ее в целом свете, и она благоухала розой.

— Какая ты красивая! Не понимаю, почему ты не хочешь со мной по пятницам время проводить?

— Как тебе объяснить, пупсик? Последний глоток свободы.


Лола. Не ведись на такое, женишься — на шею капитально сядет!

Альф. Я считаю, нам нужен отдых типа напоследок проверить, есть лучше ее кто-нибудь или нет, ну так, сравнить, чтобы обидно не было. Это ей давно пора в свои 27 выходить замуж, а у тебя вся половая жизнь впереди!

Лола. Пока что хозяйка она никакая, и мать вряд ли будет лучшая!


А мне было обидно, что она не понимала. Я по пятницам дико скучал, сидел в одиночестве, глотал виски, смотрел фильмы, звонил, а она недоступна. Этим утром, хотя и разозлился, я мгновенно ее простил. Она красотка, она лучшая, она ангел. Спросил, что она желает на завтрак.


Альф. Это уже клиника, что с тобой?

Лола. Да он в маразм впал, любит типа!

Альф. Нет, но извините, почему мы все должны страдать? Всем плохо, а Лиза шляется, когда хочет и с кем хочет. Ей хорошо, а мы сидим и терпим!


— Круассаны с джемом и шоколадом.

— Хорошо, Вадим уже внизу, я съезжу в «Глобус Гурмэ». Чего еще хочешь?

— Больше ничего, приму ванну и буду тебя ждать в постели, ты недолго?

— Нет, любимая, туда и обратно.


Альф. Ну ты и лох!

Лола. Ты помимо головы потерял и самоуважение, ей, блядь, не муж нужен, а курьер!


По дороге купил цветы и уже двигался в сторону супермаркета…

В то же время где-то в центре Москвы, допустим, в моей квартире…

— Ало-о-о!

— Лиза, привет, это я.

— Сергей, я тебе сказала, что все между нами кончено. И не звони мне больше, у тебя был шанс, ты его проебал. Все, пока!

— Не бросай трубку, прошу. Мы же вчера с тобой целовались, это ничего не значило для тебя, да?

— Это было на прощание, выпила чуть больше — и все, не делай ложные выводы, поздно уже, поезд с невестой ушел далеко!

Чуть позже в центре города, условно в моей квартире…

— Полина, привет, это я. Прикинь, вчера приезжаю, а мой пупсик не спит. Блядь, неудобно!

— Привет, родная, и че потом?

— Попытался чего-то прогнать, но я его успокоила. Сказала, что люблю, переживаю, скучаю и все такое. Я его построю легко, это тебе не мудак Сергей, высокомерная тварь. Представляешь? Только Виталик вышел, и он звонит, вот идиот. Только бросила его, так сразу понты пропали. Все мужики в Москве одинаково примитивные. Ну отсосала ему вчера. Что тут такого? Чтобы, сука, знал, что потерял.

— Ты аккуратнее с тусовками-то! Твой ничего не заподозрил?

— Не-а, пупсик хороший, он меня так любит, что сейчас поехал за круассанами, прикинь?

— Не мужик, а мечта!

— Не говори, и еще наверняка с веником приедет. Вот настоящая любовь что с мужиками делает!


Перед магазином шумно общаются трое крепких мужчин. Вадим вышел из профессионального транса и сказал:

— Виталий Юрьевич, это Володя из большой конторы, поздороваемся?

— Ну да, а то нехорошо, в день рождения Кацнельсона все сделали так красиво, а я забыл даже поблагодарить!

Володя так сильно обнял меня, что даже спина хрустнула.

— Мужики, это Виталик, это ему мы помогли с подарком для друга! Яркий представитель нашего русского бизнеса! Скажи, брат, когда станешь олигархом?

— Надеюсь, никогда, на воле живется лучше!

— Шутник, бля. Короче, мы с пацанами едем ко мне на дачу отдохнуть. Поехали с нами, мы все купили, телки уже ждут, попаримся, расслабимся…

— Ой нет, спасибо, давайте в следующий раз, я с удовольствием присоединюсь к вам. Жена дома ждет.


Альф. Жена! Ну ты точно тряпка!

Лола. Не жена, а сожительница!


— Я тебе не вопрос задал. Ты едешь или нас не уважаешь?

Дача была на новой Риге. Согласился поучаствовать на пару часиков, Лиза скорее всего проснется ближе к вечеру. Она страдает сном тусовщика, и ей точно не до круассанов.


Альф. Пусть научится ждать, сучка, поехали, выпьем, на чужих телок посмотрим, может быть, и минетик заслужу!

Лола. Правильно, твоя очередь отдохнуть, она пока посуду помоет, в квартире уберется, хотя не верю, что эта мажорка на такое способна.


Вадима отпустил. Хотя Володя и его одноклассник, все же нельзя, чтобы водила с шефом бухал за одним столом, нарушая субординацию. На даче полно народу, профессиональные барды с гитарами, соседи с шашлыками, телочек голов шесть, и мы. На столе пиво, водка, Hennesy Х.О., селедка, тонны мяса и рыбы, раки, креветки и миски с «Оливье». Звучала современная русская попса, Билан, Фабрика и прочие представители безвкусицы. Я поплыл через час. Смесь пива и водки помогла потеряться во времени намного быстрее, чем при помощи виски. Телки прыгают, танцуют, веселятся, и каждая заняла свое место на коленках пьяных мужиков. Мне досталась самая страшная по имени Наташа. Ни сисек, ни жопы, зато с цветными ногтями сантиметров десять длиной и в пластиковой мини-юбке, похожая на певицу Pink.


Альф. Ничего, тоже подойдет, иди на второй этаж и дай ей в рот, а то скоро уезжать!

Лола. Мне надоело здесь, поехали обратно!


Возмущенные и явно до экстаза допившиеся барды почти одновременно с хозяином дачи внесли предложение послушать настоящую музыку, а не это говно, что нравилось телкам. И понеслось. С первым бардом повезло, он с серьезным лицом исполнил кое-что из репертуара Розенбаума, откровенно подражая его манере. Бард по имени Серега все время кричал: «Дайте мне спеть, мужики!»

— Ты будешь петь последним, — сказал Володя.

— Пусть споет, — возразил я.

…дринг… дринг… Ты ушла к другому… дринг… дринг… падла балерина… какая шлюха… дринг… дринг… Сказала, что я тварь… дринг… дринг… теперь ты ловишь чужую сперму… дринг… дринг… а я с пацанами на фронте… дринг… дринг… о-о-о… о-о-о… о-о-о… чужая сперма… о-о-о… чужая сперма… а я с пацанами… о-о-о… сперма… о-о-о… а мне пули…


Альф. Зовите санитаров, у него с головой проблема, поет и плачет.


— Володя, что с ним?

— Жена бросила, танцовщица из «Распутина», вот накатал на эту тему. Ему пить нельзя, не смотри на него, а то драться полезет. Вдруг ты покажешься ему похожим на того, кто его жену увел! Ха-ха-ха!

— Чего так, прям взяла и ушла? Хули он переживает и позорится? Ушла — и ушла, и пошла сам знаешь куда!

— Ну нет, у них были всякие сексуальные игры, но ей в какой-то момент надоело изображать добермана с колючим ошейником, кнутом и прочие прелести, ну ты понял, совсем клиника, вот и нашла себе чувака без заморочек, хотя неизвестно, может, теперь она кого-нибудь пиздит, опыт же не пропьешь!

— При чем тут доберман, мне кажется, он просто немного ебнутый, и она блядь, как и остальные, вот и все!

— Ну да, в принципе ты прав, но полгода назад он ее связал и запер в собачьей будке. Клиника же, понимаешь. И наверно, забыл ей воду оставить. Ха-ха! Усек? Садо-мазо, старик, садо-мазо!

Напился до потери сознания. На следующее утро меня разбудил Вадим. Блядь, что мне сказать Лизе, — не знаю, но с другой стороны, она даже не позвонила. Наверно, не заметила моего отсутствия…


Альф. Да пошла она в жопу, пусть научится ждать будущего мужа, ты главный в доме, понял?

Лола. Подаришь ей чего-нибудь, баблом можно все женские обиды сгладить.


Володя меня не отпустил просто так, надо же было опохмеляться… Ближе к вечеру добрался до Таганки. Лиза смотрела любимую передачу Cosmopolitan и сделала вид, что меня не заметила.

— Привет, милая, извини, пришлось с пацанами потусовать по делу.


Альф. Хули ты извиняешься, ты тут хозяин, она должна молчать!


— Иди в ванную, от тебя прет говном за километр!

— Лиза, ты меня любишь? Скажи «да»!

— Приведи себя в порядок, потом скажу.

Одежду пришлось выбросить. Она безнадежно испортилась, да и воспоминания о прошлом дне мне были не нужны. Ботинки тоже пропали. Выходя, наступил на говно Володиного дога. К деньгам, сказали все дружно. Ну да, к деньгам, может быть, но запах, конечно, мощный. Интересно, чем кормят этого пса? Скорее всего, его рацион включает все то же сбалансированное дерьмо, которое мы жрали за вчерашним столом. Алкогольный туман в голове не прошел. Разумеется, я, как любой провинившийся мужчина, предложил Лизе отправиться на шопинг. Она взялась меня грузить и одновременно материла всех водил вокруг. Смотрел в окно и пытался понять, о чем поет «Gotan Project», как вдруг она выключила музыку и сказала:

— Если так и дальше будешь себя вести, как я смогу тебе доверять? Так жить нельзя, ни одна женщина такого не потерпит.

— Послушай, любимая…

— Ты меня не перебивай, а слушай!


Альф. Нет, пусть сучка сама слушает! Ты мужик или нет, давай жестко поговори, а то заебала, даже музыку не дала послушать!


— Слушай, когда мужик говорит, женщина молчит.


Лола. Вот-вот, молодец!


Она остановила тачку, бросив:

— Выходи!

Припарковалась и указала в сторону «Aizel».

— Пошли!


Альф. Сама пошла, стерва!


В магазине купила пакетов десять разного шмотья и около кассы приказала:

— Плати!

Выйдя на улицу, заявила:

— Теперь можно и молчать, понял, умник?


Лола. Ну и баба!


Один из пакетов предназначался моей дочери.

— Ты даже родной дочке ничего не подарил, и с нашим ребенком так будет?

— Лиза, прости!


Альф. Ты тряпка!


Хорошо, что ума хватило не передавать дочери подарок Лизы. Поступок немного циничный, хотя и добрый. К тратам у моей любимой был особый подход. Например, когда я подарил ей карту «Visa Platinum», она ее тут же опустошила, подарив мне «Rolex».


Лола. Хитро, умно и со вкусом, а чего она свои бабки не тратит? Ты лох!


Звонит мобильник:

— Привет, Виталик, это Андрей, я приехал. Я уже на вокзале.

— Кто?

— Янкин, Янкин. Ты пригласил, вот я и приехал. Заберешь?


Альф. Что за дела? Что с ним будем делать?

Лола. Устроим к себе на работу, типа доверенное лицо. Кто-то должен находиться в офисе, пока нас там нет.


— О, привет, старик, тебя встретит Вадим, это мой водила, встретимся в ресторане. Надо же отметить!

— Кто это был?

Лиза всегда ходила по квартире в одних трусах. Думал, что она меня не замечает, когда перебирает свой гардероб, но ошибся. Объяснил, что Андрей — друг детства, станет работать со мной и поживет у нас, пока не найду ему квартиру.


Альф. Вот слуху телки!

Лола. Ты не обязан все докладывать, кажется, ты ее балуешь!


С приездом Андрея у меня появился повод отлучиться от новой семейной жизни. Андрей работал как зверь, с утра до вечера, и мне каждый раз было тяжело его уговаривать на очередной экстрим-поход по Москве. Как он изменился! Лиза на время вернулась к себе, но параллельно искала Янкину квартиру. Нашла через три дня, вот как! Другу я попытался показать все самое интересное, щедро гулял всю неделю. Я бухал, он символически выпивал. Я спал до обеда, он торчал в офисе с утра. Бабам на работе он нравился, напоминал им актера Клуни. Однажды я ему снял телку, так он отказался, и пришлось самому ее оприходовать, чтобы добро не пропадало. Потом поехал в солярий, чтобы устранить чужой запах. У Лизы, как и у всех женщин, острый нюх на чужих самок, и единственное, что спасает — загар. Я сделал для старого друга все возможное, даже больше. Снял удобную квартиру, нанял ему водителя, красивую секретаршу, дал большую зарплату. И он всего этого не оценил!

— Виталий, я уезжаю. Не могу так жить. Спасибо, что дал шанс и помог, только я решил вернуться домой. Не для меня такой образ жизни. Извини, но погоня за развлечениями мне не по силам.

— Ты чего, брат? С ума сошел? Ты таких денег в Краснодаре никогда ни за что не получишь. Я знаю, тебя жена грузит. Ты с Лерой уже пятнадцать лет, и она все еще тебя держит за зайца. Она нимфоманка, эгоистка и тиран, а ты мужик или нет?

— Перестань, я сам решил, что так жить нельзя. Прости!


Альф. Не уговаривай, пусть едет, нам и без него хорошо, не всем дано быть крутыми, его квартиру пока не освобождай, может пригодиться!

Лола. Не завидуй, отпусти его, пусть живет своей жизнью!

Атака клонов

Война — это по большей части каталог грубых ошибок.

Уинстон Черчилль

Звонила Люба, попросила срочно вернуться. Дочка уехала в Лондон, поэтому я подумал, что она беспокоится, как любая добропорядочная мать. Вернулся в деревню. Отсутствовал четыре месяца, и дом мне показался совсем чужим. Он мне никогда особо не нравился, а после перерыва мне в нем стало особенно тяжело. К нам приехал друг родственника Любы со стороны мамы. Одет вполне прилично, в дорогих часах, воспитанный, с замершей улыбкой на лице, такого арой не назовешь. Во время семейного ужина Арсен (то есть друг родственника) предложил создать компанию по экспорту нефтепродуктов в Венгрию, Чехию и Словакию. Все эти страны меньше Балашихи. Затраты берет на себя и реализацию тоже, с меня — контракты из России. Годом раньше я мог бы и согласиться, но сейчас нахуя мне эта мелочь? Люба сидит, жует и убеждает меня в том, что у ребят связи на правительственном уровне и надо соглашаться, пора иметь собственную компанию. Пришлось согласиться, иначе они от меня не отстали бы. Пройдет время, все само собой заглохнет. Вернулся в Москву и похоронил в памяти этого Арсена с его примитивным предложением, а Любу попросил больше не вмешиваться. Пусть сидит у себя в галерее и продает картины. Кстати, галерея нам, точнее мне, обошлась в круглую сумму в то время, когда я еще был рядовым клерком. С другой стороны, ей это нравится, мне не жалко и, что очень важно, отвлекает ее от меня. Мужчина должен работать, женщина — тратить, иначе капитализм рухнет.

— Галерею открыла для души, а то, что тебе предложили, может превратиться в хороший семейный бизнес.

— Я зарабатываю уже немало, милая, зачем нам посторонний заработок?


Альф. Не слушай ее, не женское это дело!

Лола. Забудь про все, займись собой!


Через два месяца после встречи с виртуальными партнерами позвонил мне этот Арсен.

— Виталий, привет, это Арсен.

— Арсен, извини, у меня совещание, перезвони через час.

— Арсен, я еще не закончил, перезвоню сам!


Альф. Нахуя он тебе снился! Вечером едем в «Крокус» на «Millionaire Fair» охотиться на дичь, много любовниц вредно, а мало — скучно!

Лола. Правильно, поехали сначала загорать!


Около месяца меня терроризировал этот настырный армянин, а потом, к счастью, пропал. Как же он достал меня звонками! Еву попросил с ним не соединять под угрозой увольнения. И вдруг звонит Люба…

— Я поняла, что ты не хочешь этим делом заниматься, так перестань скрываться и объясни людям все как есть. Придумай, как отказаться, все-таки они родня твоей мамы!

— Не родня, а друзья каких-то двоюродных братьев! Ладно, на выходные вернусь домой, обсудим.


Альф. Давай не на этой неделе, я тебя очень прошу, Лиза обидится, ты обещал с ней в Питер поехать, секс в поезде и все такое…

Лола. Да-да, ты в субботу едешь в Питер, забыл? Неделей больше, неделей меньше, это не существенно, у нас и здесь задач хватает.


Зная точно, что мне так или иначе придется встретиться с Арсеном, выдумал командировку в Будапешт. По привычке поселился в том же номере, где провел добрых пять лет. Спустя год понял, что я жил в конуре. Люба сообщила армянину, что я буду ждать его в лобби отеля в восемь вечера, так что мне не пришлось терпеть его идиотский, но вежливый акцент.


Лола. Оденься ярко, чтобы он почувствовал твой масштаб, понты — это важно, надень «Rolex», которые тебе подарила Лиза.

Альф. Приди, удиви и свали! Хочу в Москву к сладкой Лизе!


Специально спустился на полчаса позже, более того, выходя из лифта, сам себе набрал на автоответчик и стал говорить громко по-английски про сделку, которую только что придумал. Цифры называл заоблачные и каждые пять-десять секунд произносил фамилии всех известных русских нефтяных небожителей, знакомых мне только по газетам. Мой произвольный монолог был настолько убедителен, что я сам на секунду поверил в то, что рано или поздно у меня и вправду будут такие важные разговоры по мобильному. Увидел Арсена в компании двух здоровых чуваков и по мере приближения заметил их огромные руки, выбритые бошки, жирные шеи и лаковые ботинки с острыми носами. Сел с мобильным, приклеенным к правому уху, жестом показал, что вот-вот заканчиваю, а сам продолжал нести свой типа деловой бред. Только положил трубку, обнаружил на лице одного огромный шрам, ото рта до уха, и уши у обоих сломаны. Таких людей, честно говоря, ни разу не видел живьем, кроме как по телевизору на боях без правил.


Лола. Ну и мутанты!

Альф. Зачем тебе все это, поговори пару минут, и едем обратно! Ну и морды!


— Виталий, это мои партнеры, Аслан и Тимур, они хотели у тебя кое-что уточнить.


Альф. Мне тут не нравится, хочу в туалет!


— Очень приятно, чем могу быть полезен?

Тимур у них главный, поэтому он начал говорить, второй, Аслан, со шрамом, молчал и смотрел мне прямо в глаза, как гиена, леденящим кровь взглядом.

— Виталий, нам Арсен сказал, что ты не хочешь нашим делом заниматься, которое он тебе предложил. Эта так?

— Не совсем, во-первых, я вас впервые вижу, во-вторых, я перегружен в Москве, так что у меня, честно говоря, нет времени начать что-то новое, даже если это очень интересно. Помимо всего прочего, Арсен не говорил про каких-либо партнеров.


Альф. Теперь спасибо и до свидания!

Лола. Да, лучше уйти, пока никто не увидел тебя с такими оборотнями!


— Значит, ты ввел в заблуждение нашего партнера и друга. И что теперь? Как предлагаешь выйти из ситуации?

— Да нет никакой ситуации, делайте сами, я не могу ничем помочь, кроме как дать рекомендацию компаниям, которые вам нужны. Пару добрых слов сказать могу, участвовать — не стану.

— Ты не понял. Ты тут фасад нам не шлифуй, мы потратили на тебя кучу баблоса и нервов и терять свое лицо не собираемся.


Альф. Беги, они ненормальные, беги!

Лола. Поговори спокойно, извинись и вежливо уйди.


— Нет, господа, не знаю, что вы потратили, я тут ни при чем. Арсен, что за наезд, не понимаю?

— Виталий, у меня к тебе нет претензий, а вот у ребят есть, я тоже тут ни при чем.

— Тогда я пошел, приятного вам вечера!

— Куда собрался, старик? Ты не понял, ты нам должен за то, что ты намутил. Мы заплатили юристам за фирму, наняли людей, подключили связи, дернули серьезных товарищей, а ты гонишь, что не должен!

— Никому ничего не должен, а вас я не знаю, так что простите, я пошел.


Альф. Перестань говорить, вали отсюда, ты чего еще сидишь, бежим!


— Прежде чем встать, петушок, возьми бумагу да прочти, чтобы потом не обижался.

— Что за цифры?

— Потом скажем. Ты лучше на обратную сторону повнимательнее взгляни.

Я дар речи потерял. У меня отнялись ноги, лоб вспотел, сердце начало сильно биться, воздуха не хватало… На обратной стороне была запись о семье, точные данные о местонахождении ребенка, жены, родителей. Если они знают так много, доберутся и до Лизы, и до моей московской конторы! Как назло, в зале, кроме нас, никого, первая мысль — позвонить в полицию, но что им сказать, не знаю. Мне стало страшно, но держался. Эти люди могут навредить семье, совершенно очевидно, что им не впервой, могут похитить дочь, жену… Да все что угодно! Мне нужно бежать, я задыхаюсь, мне тяжело говорить, да и сказать нечего…

— Что это? Угроза?

— Нет, предупреждение о том, что Лондон — огромный и опасный город, Венгрия — маленькая и непредсказуемая, а Краснодар для нас родной.


Лола. Не спорь с ними, узнай, чего хотят, и уходи!

Альф. С меня хватит. Всем пока, я пошел, было приятно с тобой живым тусовать, что будет дальше, меня не волнует. Возвращаюсь в свою извилину!

Лола. Предатель сраный, куда делся?


— Что хотите?

— Поступишь правильно, нас больше не увидишь, можешь дальше гнать твои порожняки другим, будешь дурить нас, как Арсена, мы пройдемся по адресам, усек? С тебя чисто символически пятьсот на этот счет, и это из-за того, что ты в принципе мужик нормальный, но ошибся немного, пиздоболил с кем не надо. Таких, как ты, пиздунов, раньше в лес везли, но времена другие, понял?

— У меня нет таких денег, это бандитизм какой-то!

— Ты че, охуел? У тебя две недели, а теперь встал и пошел, и на звонки отвечай!

— Виталий, я и правда ни при чем, но ребята очень серьезные.


Лола. Не говори ничего, просто уйди.


Убежал в номер, выключил свет и стал ждать у окна, чтобы увидеть, когда уйдут эти психопаты. Не сдержался, собрал шмотки со скоростью звука, открыл мини-бар, взял несколько бутылочек алкоголя (нахуя они такие маленькие!), выпил залпом и стал дальше ждать. Эти пидоры все не выходят. Не помню, сколько стоял, спрятавшись за шторами, показалось, что вечность. Наконец они вышли, довольные, встали перед входом отеля и еще минут пятнадцать пиздели между собой. В конце концов подъехал черный джип, из которого вышли два таких же здоровых урода, как те животные, Тимур и немой Аслан. Все впятером стали обниматься, целоваться и хлопать друг друга по плечам в лучших традициях мафиозных сериалов. Они на улице веселятся, а мне страшно, только и думаю, как смыться отсюда!


Лола. Все ушли, зови такси и домой, держи спокойствие, все пройдет, и страх тоже. Кстати, где наш карлик? Вот сволочь, свалил. Чтоб ты сдох… слышишь, падла?


Позвонил жене, потом дочке и родителям. Всем сообщил, что едут отдыхать на три недели в Турцию. Первая мысль была о Москве, но там у меня Лиза. Хотел всех убедить по нормальному, но пришлось сначала всем, кроме дочки, рассказать, что у меня по работе небольшой перенапряг и, вероятно, им могут угрожать, но я разберусь. А для того чтобы я разобрался быстрее, все должны уехать подальше. Дочь обрадовалась, остальные каждый по-своему давили на мой и так изнасилованный мозг. Люба напомнила мне, что я повел себя как лох, мать сказала, что меня предупреждала о том, что что-то плохое произойдет. Видите ли, ей приснилось! Пришлось поблагодарить маму за хороших друзей наших родственников и Любу за ее участие в виде ужина и советов.

— Молодец, Люба, давай еще пару врагов позовем на ужин, хули нам останавливаться на одной проблеме!

— Мама, если кто-то захочет из друзей или родственников со мной бизнес сделать, ты спроси сразу, сколько бабла им дать, чтобы больше не отнимали время.


Лола. С мамой так нельзя, и с женой не перебарщивай!


— А ты, сучка, лучше заткнись, или пропади, как этот прыщ!


Лола. Я тебя не брошу одного, я же не Альф. Тебе нужна моя помощь, как никогда. Ты и твоя семья в опасности, это очень серьезно, это тебе не баб трахать!


Звоню консулу России, знаю его три года от силы и напрашиваюсь на срочную встречу этим же вечером. Надежды никакой, но я должен все испробовать.

— Игорь Иванович, на меня наехали бандиты, рэкетиры, — не знаю, как они теперь называются, — угрожают семье, помогите! Они, думаю, выходцы из России, про одного из них у меня кое-какая информация имеется, про основных не знаю ничего, кроме имен. Как поступить?

— Виталий, если они из России, ты можешь обратиться, так будет правильнее всего, в Интерпол. Они все сделают по уму, а мы, к сожалению, в таких ситуациях практически бессильны. Если они наши, мы сможем подключиться только после того, как местные органы заведут на них дело. Мы получим от них копии материалов, отправим в нашу прокуратуру на изучение, придет запрос на выдачу, и, если повезет, вся процедура займет пять-шесть месяцев.


Лола. Пока они будут что-то делать, тебе придет пиздец! Отправь родных подальше, а сам вернись в Москву искать помощи!


Любу пришлось долго убеждать свалить на вынужденный отдых с ребенком и родителями. Она сказала, что я паникер, не обязан ломаться под каждого грабителя ларьков и надо срочно звонить в полицию. Купил всем путевки и улетел в Москву. Через три дня родня была в «безопасной» Турции с программой трехнедельного отдыха. У меня две недели, и ни дня больше, а они очень опасные, и я боюсь.


Лола. Теперь будешь звонить жене по несколько раз в день на всякий случай!


Из аэропорта меня забрала Лиза. Какая же она красивая! Хотел с ней поделиться, но нет, я ее сильно люблю и не хочу, чтобы она узнала. Поехали в «Пушкин» ужинать. Я молчал всю дорогу, а она без остановки рассказывала, что папа с мамой уехали на Сардинию, что купила шикарное платье, что Алена получила первую главную роль в новом фильме и что мы должны купить второй телевизор в спальню. Лиза говорит, а у меня в голове страх бушует, рожи этих головорезов не дают покоя. Как обидно, именно теперь, когда я живу с женщиной своей мечты, когда у меня нет материальных проблем, пришло это несчастье, чтобы все разрушить! Подумал, что все закончится, если им отдать пол-лимона… Может, поторговаться? Но я с криминалом дел никогда не имел. Так просто я не сдамся, сукины дети!


Лола. Ты позвони этим эфэсбэшникам, может, и скажут что-то стоящее!


— Володя, привет, это Виталий Попов, надо встретиться!

— Здорово, Виталий, че такое?

— Не по телефону, вопрос возник по вашей части, очень серьезный, надо проконсультироваться, желательно завтра, у меня всего две недели, чтобы все уладить.

— Милый, у тебя все нормально?

— Да, это все по работе, давай сегодня пораньше ляжем спать, может, фильм купим?

— О-о-о-й, нет, я обещала на мероприятие в Жуковке сходить, после «Пушкина» отвезу тебя и брошу на часик. Будешь скучать?


Лола. Тебе не скучать, а думать надо!


Елена Сергеевна, наконец, убирается правильно. Это началось с появлением Лизы в роли местного руководителя. Зато теперь злая трансвеститка с увеличенной печенью оставляет мне записки на тему, что Лиза забрала, привезла или переставила в каждой из моих комнат. На этот раз запись получилась простой: «Виталий Юрьевич, Лиза вчера была с подругой, и они выпили шампанского, после чего подруга приняла ванную. Звонил хозяин квартиры и спрашивал, кто теперь будет платить за аренду, если компания не платит. Ваша новая белая рубашка была очень мятой, замучилась гладить, она в шкафу»…

Эта старая вредительница умудрилась погладить и подкрахмалить мою покупку, хотя я сам лох, что не предупредил, что ткань и должна быть такой, блядь!


С Володей встретились на следующее утро в «Арарате». Он, как и при первой нашей встрече, весел и добродушен. Эфэсбэшник — это цивилизованный милиционер. Мне худо, ночью толком не спал, даже не заметил, что Лиза не вернулась с тусовки.

— Ну, рассказывай!


Лола. Не показывай свой страх!


— В двух словах: на меня в Венгрии наехали бандиты, денег хотят снять за дело, которое не состоялось, дали срок две недели, а дальше будут разбираться с моей семьей. Был бы один — послал бы на три буквы, но я беспокоюсь за семью. Понимаешь, о чем я?

— Кто такие?

— Наши, но, видимо, живут постоянно там, про одного знаю кое-что, про двоих, которые и наехали, — ничего.

— Иди в местную милицию, а что еще?

— У них связи там очень серьезные, я могу выйти из отделения и они уже будут знать. Более того, что мне сказать местным? Что одного коммерсанта знаю, а бандитов — нет? Я-то знаю, что на меня конкретно наехали, но объяснить венграм это невозможно, могут предложить подать в суд, а пока до суда дойду, они меня выебут, это точно.

— Сколько хотят, интересно?

— Пятьсот в долларах, у меня есть такая сумма, может быть, отдать, чтобы отстали?

— Не вздумай! Дашь денег — они не съедут никогда, позови их в Москву, здесь мы их примем, опыт борьбы с бандитизмом есть, не ссы!

— Да они не дураки, они будут ждать меня там. Они знают, что для местных это разборка между эмигрантами и не более, мне нужно как-то в Будапеште все решить.

— Короче, Виталий, моя служба здесь, за пределами не могу помочь, но попробую разыскать одного отставного знакомого, он долго жил за рубежом, может, что-то полезное присоветует. Ему можно доверять, зовут Игорь Даниленко, я дам ему твой номер, и он сам тебя найдет.


— Роднулькин, привет, я вчера поехала к себе спать, не хотела тебя будить, ты где?


Лола. Забудь про нее, тебе не до амуров!


— Лиза, я на встрече, перезвоню через полчаса.

Эсэмэски не читаю никогда, но эта от Лизы. У девушек дурная привычка отправлять не вовремя глубокомысленные сообщения своим мужикам. Читаю: «Если тебе неприятно со мной общаться, так и говори… удачных переговоров…»

Почему, когда у женщин развивается чувство вины, они находят любой повод обидеться? Сама не приехала вечером, и сама же мне устроила мини-сцену при помощи высоких технологий! Я отошел от стола и перезвонил:

— Любимая, это я! Что ты мне пишешь? Когда я на переговорах, я не могу сосредоточиться…

— Вы все такие деловые, вам не до нас!


Лола. Слей ее, не решишь проблему — точно будет не до нее!


— Не злись, давай встретимся в «Академии» на Бронной через час, я тебя люблю.


В кафе многолюдно, Лиза ждала меня на веранде напротив синагоги, поближе к высшим силам. Мешки под глазами говорили о том, что вчерашняя тусовка удалась. На руке — новые часы «Chanel» белого цвета с камнями. Ее желание казаться естественной мешало ей таковой быть.

— Папа подарил?

— Нет, мой бывший, Сергей, он мне так жизнь испортил, что мог и что-нибудь подороже отправить. Ревнуешь?

— Нет, если ты считаешь, что это нормально, я переубеждать не буду.

— Я назло тебе их надела, ты же жене покупаешь вещи, а я молчу. И бизнес ей открыл — тоже молчу, да и наверняка секс у вас бывает, а я все молчу!

— Семью не обсуждаем, мы с тобой договорились.

— Моих друзей давай тоже не будем, мне и так тяжело, что живу с женатым мужчиной, хорошо, что родители ничего не знают.

— Мне сто «Dewars», пожалуйста!

— Тебе не стыдно так бухать по понедельникам?


Лола. Для этого есть вторник, среда, четверг, пятница, суббота и воскресенье.


— Послушай, Лиза, у меня одна разборка сегодня уже была, поступай как знаешь. Я уж молчу о том, что ты вчера не ночевала дома, а теперь сидишь в позе обиженного щенка. У нас что, нечего обсудить больше? Ты прекрасно знаешь, что я люблю тебя.


Лола. Поза мешает в жизни и помогает в сексе, не грузи себя тем, о чем она думает, вези на шопинг!


— А мне легко, думаешь? Мне, кроме внимания, от тебя больше ничего не нужно, у меня есть своя квартира, машина, родители помогают, могу себе позволить жить в свое удовольствие и быть независимой. Хочешь, верну тебе кредитку? Или думаешь, что десятка в месяц для меня очень важна?


Лола. Самым прочным элементом сохранения отношений остается доллар.


— Хорошо, не обижайся, поехали покупать что-нибудь. Давай на твоей машине, по дороге сможешь меня дальше ругать.

— Какой ты дурак! Я тебе серьезно, а ты в своем репертуаре, все в шутку превращаешь!

В ее джипе играет Parov Stelar «I want you». Музыкальный вкус любимой безупречен. Я едва уместил ноги и размышлял, как ей угодить сегодня.

— Может, новую машину тебе купим? Эта мне кажется очень маленькой. Хорошая, но маленькая.

— Она мне нравится, мне папа подарил, и вообще — настоящий мужчина не спрашивает, а просто дарит!

— Какую машину ты бы хотела?

— Любящий человек должен знать.

Сегодня, что бы ни говорил, я не прав. Любое слово или фраза сопровождались жесткими комментариями, поэтому я решил заткнуться до магазина. Все ее нападки на меня не действуют, особенно днем, другое дело — ночью.


Лола. У нее месячные.


Не успели доехать до ЦУМа, как зазвонил мобильник.

— Добрый день. Меня зовут Игорь, это Виталий?

— Да, это я, мы можем с вами встретиться? Желательно сегодня, как у вас со временем?

— Время есть, я буду на Тверской в «Мариотт» в 22.00.

— Договорились.

— Уезжаешь, а кто мне про любовь говорил?

— Любимая, мне нужно решить одну проблему за две недели, если тебе интересно, могу рассказать, но не думаю, что после этого будешь больше меня любить.

— Жалость вызываешь? Буду ждать тебя дома, тебе что купить?

— Любящая женщина должна знать, а не спрашивать!

Профессия «Решаю вопросы»

Я специализируюсь по Вселенной и всему тому, что ее окружает.

Питер Кук

Лобби-бары московских гостиниц — это островки Европы в огромном городе. Здесь можно увидеть огромное количество иностранцев вперемежку с местным бизнес-сообществом. Два-три столика всегда занимают личности в образе воров в законе, для них календарь завис в далеких девяностых, и выглядят они теперь менее колоритно. Игоря узнал сразу, сработала интуиция, и я подошел к самому приятному, на мой взгляд, изо всех сидящих в зале. Он среднего роста, крепкого телосложения, с плотной щетиной, крепкого телосложения и седым островком в густых, русых волосах. Рукопожатие крепкое, и, как говорил первый президент России, взгляд спокойный.

— Добрый вечер, Виталий! Перейдем к делу сразу? Меня Володя попросил проконсультировать вас в связи с вашими неприятностями в Венгрии. Расскажите мне максимально подробно все эпизоды, связанные с проблемой.

Я стал излагать свою версию. Рассказал про Арсена, про предложение, про головорезов в дешевых костюмах, про свою семью, вкратце свою биографию. Хотел было расспросить и Игоря, но передумал. Если честно, он — моя последняя надежда.

— Можно сделать так, чтобы эти грабители ларьковисчезли из моей жизни и сколько денег надо?

— Прежде чем моя компания возьмется за эту задачу, мы должны все проверить. Цифру не могу называть, это дело деликатное, требует тонкого подхода. Мы начнем с товарища, предложившего вам бизнес, все выясним, и только после этого я отвечу, беремся мы за это или нет. Затраты тоже уточним после обработки информации. Подготовка займет примерно неделю, прошу вас все это время ни с кем не контактировать и не обсуждать данный вопрос.


Лола. Теперь расслабься и жди.


Из гостиницы я вышел немного растерянным. Ответов не получил, но надежда умирает последней. Надо ехать домой к Лизе, но, с другой стороны, если у тебя проблемы, лучше страдать в дорогом ресторане, чем дома.

— Настя, привет, это я!

— Приветик, давно не звонил, весь в любви, наверно! Как твоя Лиза?

— Хорошо. Решил ей подарить машину, не подскажешь, какую лучше?

— О-о-о, ты так доверяешь моему вкусу?

— Уважаю и доверяю.

— «Porsche Cayenne», цвет, мне кажется, лучше всего белый.

— Спасибо тебе огромное! Надо встретиться как-нибудь, иногда хотя бы меня вспоминаешь?

— Таких, как ты, забыть трудно.

Что она имела в виду — не понял, зато одно ясно: попаду на сотку евро. Настя могла легко получить от меня все, что хотела, пусть знает, что потеряла. Надо ей звонить почаще, перед шопингом, пусть дергается, красотка высокомерная!

…Предложил Лизе встретиться в «Галерее», там стало намного лучше, когда уволили лесбиянку со входа, да и бармены понимающие. Так получилось, что нам предложили большой круглый стол на шесть персон с хорошим видом на весь зал. Заказал шампунь Лизе, а себе — самый достойный из всех известных мне напитков, «Dewars». Народу много, дамы ярко одеты. Парадокс! На всех красивые дорогие вещи, но в целом — сплошная безвкусица. У барной стойки одинокая молодая соска глотает цветной коктейль. Одна она могла сойти за красивую, а когда таких красоток две дюжины на квадратный метр, это уже пересортица. Лиза опаздывает, и я, по мере своего опьянения, оглянувшись вокруг, осознаю, что мир состоит из чужих баб и их мужиков.

Звонит мобильный, номер не определен:

— Привет, Виталий, это Арсен. Как дела, я тебя не отвлекаю?

— Ты меня так отвлек — больше некуда! Короче, что тебе надо?

— Мне звонили ребята, спрашивали о тебе. Надеюсь, ты правильно поступишь, прошла уже неделя. Они мне тоже угрожают, я же здесь живу постоянно, а ты там. Мне что им передать?

— Я все понял, пока!

— Эй-эй, постой, что им передать?

— Передай, что мне нужно еще время и что я сам приеду в Будапешт. Все!

Этот подонок мне испортил настроение, ведь только что позабыл про наезд и чуть-чуть расслабился! Решил позвонить своим, узнать, как они. Люба уже сама в панике, ей, оказывается, кто-то звонил и молчал в трубку. Ждать тактичности от зверей не приходится. Тут же позвонил Володе и попросил, если возможно, поторопить Игоря, пока ситуация не приобрела окончательно смертельный вид. Затряслись руки, я вспотел, замерз, стал избегать чужих взглядов… И в эту жалкую и тревожную для меня минуту подошла Лиза. Даже ее красота оказалась бессильной помочь мне успокоиться.

— Привет, любимый, давно ждешь? Извини, мама звонила из Сардинии, долго болтали. Ты в порядке?


Лола. Какая мама, у нас тут полная жопа, а твоя в своем мире живет!


— Нет, не в порядке, большой бизнес — большие проблемы.

— Могу чем-то помочь, милый?

— Да, выпей со мной и поехали, домой, голова болит.

Следующая неделя была самой тяжелой в моей жизни. Купил Лизе машину, звонил Володе каждый день, звонил Любе и бухал без остановки. «Dewars» помогал побеждать страх и волнение, но не до конца. О сексе и речи идти не могло, я стал интимофобом. Лиза пыталась как-то меня возбудить, но все напрасно. Однажды она при полном параде зашла в спальню. Корсет, пояс, чулки, кудри на голове, жесткий макияж, прозрачные туфельки на высоченных шпильках, в левой руке — бутылка шампуня, на правой — наручники… Агент-провокатор, твою мать! Пусть меня простит богиня любви, но я давно так не ржал. «Вас, мужиков, не поймешь», — возмутилась Лиза. Конечно, не поймешь, я же в носках не трахаюсь! У меня оставалось два дня на то, чтобы что-то предпринять в отношении зверей. Я уже было склонялся к капитуляции, как в восемь утра позвонил Игорь.

— Виталий, доброе утро, я готов с вами встретиться, моя компания все выяснила, предлагаю у нас в офисе до двенадцати дня.

— Буду в одиннадцать!

Первый раз за почти две недели мой день не начался с виски. Лиза еще спала, оставил ей записку, что показалось мне романтичным: «На столе ключи и документы от твоей новой машины… люблю тебя…»


Лола. Банально!


У выхода встретил трансвестита Елену Сергеевну, попросил не будить милую и ничего не переставлять на моем столе. Сел в машину, но сегодня не собирался читать прессу или общаться с Вадимом, даже звук на телефоне убрал. Играет радио «Энерджи», лучшая радиостанция из московских. Едем в сторону Лужников, адрес, названный Игорем, есть на карте, только он забыл упомянуть, что территория огромная, и где его там ловить — одному богу известно. У ворот к машине подошел чел, представился помощником Игоря Ивановича и проводил в офис. За металлической дверью скрывалось помещение размером со стадион с огромными окнами и высоким, метров шесть, потолком. В этом пространстве из мебели наблюдались только стол секретаря у входа и в центре зала — громадный стол для совещаний.

— Виталий, привет, мы много что выяснили. Расскажем, а дальше тебе решать, как поступить.

— Что вам удалось узнать и как?


Лола. Тебе какая разница, как и что они узнали! Заткнись и слушай!


— Как — не скажу, но информация на сегодняшний день следующая. У заинтересованных лиц множество компаний за рубежом. Ваш знакомый Арсен — один из миноритарных партнеров, остальные двое — всего лишь часть силового блока компании. Главный, мы считаем, некий Владимир Тамразов. Вам эта фамилия что-нибудь говорит?

— Нет.

— Хорошо, мы можем вам помочь, если вы этого хотите, но вам придется строго следовать нашим инструкциям до окончания всего мероприятия, а также взять на себя определенные затраты. По окончании мы закроем вопрос на себе.

— Что значит — на себе? Вы уверены, что они больше не появятся?

— Если они захотят продолжить с вами, это будет уже нашей проблемой, а не вашей. По опыту могу сказать, что НИКТО не желает продолжать разговор с нами. Вы спокойно сможете работать.

— Я согласен. Что от меня требуется и во сколько все это мероприятие, как вы говорите, обойдется?

— Нам нужны еще два-три дня для подготовки на территории России, дальше мы летим к ним в гости для переговоров. Вы смело можете назначить им встречу в эту субботу в Будапеште. Примерные затраты в районе двухсот тысяч, может быть, немного больше.

— А если они еще раз наедут, мне придется опять столько же заплатить?


Лола. Не жмись, соглашайся!


— Виталий, не надо нервничать, если появятся хотя сомневаюсь, отымеем бесплатно, ради имиджа нашей компании. Понимаешь?

— Да, понял, деньги как вам передать?

— Мы подпишем сейчас с вами договор, вы нам перечисляете сто тысяч на счет, остальное — после окончания. Должны заказать нам авиабилеты на эти фамилии, мы с вами полетим бизнес-классом, и четыре номера в «Hilton», один из которых должен быть максимально большим, сроком на неделю.

— Почему четыре?

— Большой номер для меня, остальные — для вас и наших сотрудников, и иностранных коллег.

— Иностранные коллеги? Кто такие?

— Вам необязательно это знать, наша задача вам помочь, ваша — ни с кем никогда больше этого не обсуждать, даже после окончания. Вы, надеюсь, осознали серьезность происходящего.

Десант

Мы будем преследовать террористов всюду.

Если в туалете поймаем, то и в сортире их замочим.

В. В. П.

Лиза, счастливая, катается на новой тачке, занимается упорно изменением интерьера моей квартиры. У меня страх пропал, но волнение сохранилось. Приятно, когда кто-то за тебя готов постоять, за деньги. Любе сообщил, что все будет решено до конца месяца, но разумно было бы задержаться на отдыхе еще на несколько дней, на всякий случай. Игорю поверил, когда он сказал, что все решится положительно… Но черт его знает, как все выйдет!

В самолете я попытался поговорить с моим советником по безопасности и хранителем о чем-нибудь отвлеченном. Но после первых его слов понял, что лучше просто поспать. В аэропорту нас забрала машина, еще две тачки сели на «хвост».

— Виталий, вам нужно расслабиться, все идет по графику, машины с нами, за ужином я вас познакомлю со всеми участниками.

В ресторане к нам присоединились два Шрека, Джеймс Бонд и седой мужик, как оказалось, американец. Шреки — такие братцы-гладиаторы два на два с огромными голубыми глазами и сверкающими бошками. Жду не дождусь реакции зверей. Попляшут у меня, суки! Англичанин — веселый и общительный, говорит на множестве языков, только словарный запас ограничивается выражениями «стоять, лежать, бежать, молчать» и т. п. Американец посидел с нами немного, потом встал и ушел. Больше я его не видел, а Игорь объяснил, что свою часть тот уже выполнил и больше нам не нужен. У Бритиша — роль огневой поддержки, у братьев — силовая огневая задача в случае мочилова.

— Какова моя роль?


Лола. Молчать, идиот!


— Ваша роль — что бы ни случилось, молчать, даже когда к вам будут обращаться. Веду переговоры только я. Понятно?

— Да-да, конечно.

На следующий день Игорь сам поговорил по телефону с Арсеном, предложил провести переговоры у него в номере. Они согласовывали это часа два, не меньше. Что сказать, он — специалист, но я узнал, что на встрече будет еще этот таинственный главарь бандюков Владимир.


Лола. Не бойся, скоро все закончится, и мы уедем обратно.


В номер первым вошел элегантно одетый мужик средних лет, за ним — мудак Арсен со зверьми Тимуром и Асланом. Братья встали по углам комнаты, а у Бритиша за спиной оказалась входная дверь. Игорь оделся скромно, сдержанно, дорого. Мне велели сидеть, молчать и, если я правильно понял, смотреть в потолок. У всех, за исключением Игоря, стволы. Откуда взяли, не ясно.


Лола. Не твоего ума дело, смотри в сторону!


Мужчина представился Владимиром и сел напротив Игоря.

— Владимир, меня зовут Игорь, Виталий наш клиент. Мы оба знаем, по какой причине здесь собрались. Предлагаю два варианта. Первый: будем считать эту ситуацию недоразумением и прощаемся. Второй: мы прощаемся, и каждая из сторон поступит так, как посчитает нужным. Выбирать вам.

— Я знаю, кто вы, поэтому выбираю второй вариант, но вы должны знать, что ваш клиент — нечестный человек.

— Мне все равно, я делаю свою работу.

Разборка заняла две минуты. Звери напоминали детишек, у которых отняли шоколадку. Я даже не заметил, как они ушли. Долгожданное облегчение наступило. Налил Игорю и себе «Dewars» и спросил, что дальше.

— Мы пробудем в городе еще два дня, потом уедем. Как ты слышал, все закончилось благополучно.

— Спасибо, Игорь, и вам, ребята, тоже огромное спасибо. Предлагаю всем вместе отпраздновать мое спасение! Вы не представляете, что я сейчас чувствую!


Любе и родителям сказал, что все закончилось, и они могут спокойно дальше отдыхать. Я улетаю, какая крутизна, блядь! Не жаль бабла ради такого ощущения победы!


Лола. Не путай удар мордой об асфальт с полетом!


Голос в голове продолжал меня лечить. Мне-то похую, я ее не слушаю. Все ее советы приходят не вовремя, наверно, после того как пропал мелкий придурок, ей стало скучно в моей башке.

Бухал с десантом два дня. За это время узнал от Игоря, что происходило без моего ведома. Оказывается, до прилета он обнаружил родителей этого главного где-то в Сибири и направил туда специально обученных товарищей. Одновременно америкос пообщался с силовиками в Венгрии. Бритиш на ломаном русском объяснил, как мог, Арсену, что, скорее всего, ошибся он, а не я. Дальше все происходило быстро…

Перекресток

Мужчины любят женщин, женщины любят детей, дети любят хомячков, хомячки никого не любят.

Эйлис Эллис

— Виталий, когда вернешься?

— Сегодня ночью. Что-то случилось?

— Мне нужно тебе кое-что сказать с глазу на глаз.

— Любимая, все будет прекрасно, я решил то, что меня беспокоило последнее время. Что скажешь, если поедем куда-нибудь отдохнуть?

— Виталий, я беременна…

— Что это значит? Это точно? Ох…

— Я беременна! У нас будет ребенок, думаю, восьмая неделя уже.


Лола. Пиздец тебе, друг!


— Я тебя люблю, буду вечером дома, у нас есть шампунь в холодильнике, надо отпраздновать, поводов уже больше чем достаточно.

Надо же, как жизнь со мной играет! С Любой мы пытались родить второго много раз. Все безуспешно, а в последний раз случился выкидыш с тяжелыми последствиями для обоих. У меня — комплекс, что все из-за меня не получается, у нее — страх из-за того, что она не способна родить. После таких перипетий речь о полноценной счастливой совместной жизни не могла идти. А вот Лиза сумела исполнить мою тайную мечту — забеременела. Если будет мальчик, назову Феликсом, а если девочка — тогда Люба.


Лола. Ты что, совсем заболел?


Нет, если девочка, — тогда Тамара. Какое счастье, какой подарок Судьбы! Хочу со всеми поделиться своей новостью, но лучше промолчать. Я пока еще женат, и Лиза для окружающих — любовница. Подарю ей кольцо, квартиру, яхту, подарю все, что захочет! Хочу, чтобы мать моего ребенка была счастливой! В самолете мне приснилось, что я познакомил дочь с сыном, и они вместе болтают, гуляют, играют. Люба плачет от радости и повторяет, какой я молодец, родители приходят в гости с подарками, знакомятся с Лизой. Идиллию испортила Елена Сергеевна, которая орала, что подаст на меня в суд за сексуальные домогательства. Все вокруг улыбаются, а Лола вопит все громче и громче.


Лола. Проснись! Тебе пора выходить, достаточно пофантазировал. И цветы купи по дороге!


Нам понадобится няня с высшим образованием и знанием как минимум двух иностранных языков. Нужна еще охрана, чтобы к моей милой никто не мог приблизиться. И отдых — это очень важно: где-нибудь на юге Европы, ведь Лизины ножки должны быть в тепле… Квартиру ей куплю в самом центре Москвы. Деньги есть, так что я это сделаю на днях.


Лола. Угомонись, ты не из Тюмени!


В «Садах Сальвадора» целый час промучил бедную флористку. Зашел в квартиру и увидел любимую, сидящую на полу. Одетая в мою рубашку, пострадавшую от творческого полета трансвестита, она плакала навзрыд, как ребенок.


Лола. Дай ей букет и спроси, проверилась она или какая-нибудь ложная беременность, как у кошек?


— Любимая, почему ты на полу?

— Мне страшно! Я не знаю, что ты думаешь по этому поводу и что скажут родители, когда узнают!..

— Я тебя люблю, у нас будет ребенок, это же прекрасно! Чего ты боишься?

— Боюсь, что ты меня бросишь… у тебя уже есть семья… а мы с ребенком тогда кто?

— Мы будем вместе. Я разведусь, и мы создадим нашу семью. Мы начнем все сначала, а сейчас пошли в постель, я хочу тебя.

— Я тоже тебя люблю, а вот… этим заниматься неопасно?


Лола. Было опасно, теперь нет.


— Нет, неопасно, любимая, даже немного выпить можно. Тебе больше нельзя расстраиваться, нужен отдых, любовь, хорошее питание и оптимизм. Ты веришь мне?

— Да, верю и люблю очень сильно.


Лола. А я не верю. Старик, нам необходимо поговорить, но сутра. Сейчас ты весь в соплях, поймешь меня неправильно.

Минус миллион

О жизни и деньгах начинают думать, когда они приходят к концу.

Эмиль Кроткий

В агентстве недвижимости оставил заявку на покупку жилья с примерной стоимостью в миллион. Разумеется, по их словам это безумно трудно, но тем не менее подобрали три варианта от миллиона до полутора. Купил ей квартиру побольше, навырост, как в детстве мне покупали брюки. Выбрал трешку за миллион на Маяковке. Бумаги оформил на Лизу, ключи положил под подушку и стал ждать реакции. Снова заплакала, на этот раз от радости…


Лола. Нам нужно поговорить, придурок!


— О боже, ты купил нам квартиру, почему так поторопился?

— Твоя — маленькая, моя — съемная, у нас теперь своя. Будешь с пузиком ходить и заниматься интерьером, оформишь детскую комнату по своему вкусу.

— Я тебя люблю! Скажи, что любишь меня, скажи, пожалуйста!


Лола. Скажи, иначе не успокоится! Пошли говорить, пока ты еще не все похерил! Дорогой мой, хочу, конечно, тебя поздравить с размножением, но, думаю, причин радоваться у тебя мало. Люба тебя порвет, настроит всех против тебя. Кстати, умник, ты хоть помнишь, сколько раз твоя Лиза не ночевала дома, а? Ничего против девочки не имею, пойми правильно, но стоит пару вещей по-современному обговорить с ней. Для начала обсуди тему брачного контракта и между делом намекни на тест на генетику. Тебе спокойнее будет, и мне тоже. Это нормально же, XXI век, понимаешь?


…Пригласили двух Лизиных подружек на ужин в ресторане «Недальний Восток». Лиза бросила курить, все время гладит живот, пьет не больше бокала красного вина в день и все время рассказывает истории про свое детство. Мне, блядь, скучно, я ее, конечно, люблю и рад, что у нас будет бамбино, но в бабском окружении прикидываться, что эти разговоры забавны, просто мучительно. Подружки убежали на очередную тусовку, хотя два часа твердили, насколько это пустая трата времени, и что Лизе повезло, раз она меня нашла, и как они рады за нашу настоящую любовь и светлое будущее…

— Когда скажешь жене?

— Скоро. Это непросто, поеду и заодно поговорю по поводу развода. Надеюсь, что все пройдет гладко, вернусь, распишемся и уедем на медовый месяц.

— Она будет меня ненавидеть, она, твоя дочь, твои родители, и мне надо будет с этим жить до конца моих дней!

— Не думай об этом, главное — наша любовь. Скажи мне, любимая, как ты отнесешься, если я предложу тебе брачный контракт?

— Мне от тебя ничего не нужно, я тебя люблю… Если хочешь контракт — пожалуйста, я не против.


Лола. Молодец, теперь про ДНК давай!

Развод

Развод, вероятно, почти столь же стар, как и брак. Хотя я полагаю, что брак на неделю-другую древнее.

Вольтер

Пора призадуматься как безболезненно разойтись с Любой. Понимаю, что маленькая трагедия разыграется в любом случае, но я почти готов на любые разумные уступки. Зачем мне тратить свои нервы, когда можно потратить бабки? С дочерью встречусь отдельно, родителям лучше узнать в последнюю очередь.

— Люба, я хочу развода.

— Понятно, все гадала, когда сообщишь. Или считаешь меня полной идиоткой? Я все знаю про твою подружку, про ребенка, про то, что ты купил этой бабе квартиру, когда у нашей дочери ничего нет. Тратил все это время бабки на гулянки да на себя, а домой приезжал на два дня с веником! Занятой типа!

— Я уже решил. Я не хочу ругаться. Мы прожили столько лет вместе, давай постараемся решить все мирно!

— Не мечтай, что я буду тебя переубеждать. Если ты мужик — сам должен предложить достойный вариант.

— Оставляю тебе этот дом и предлагаю каждый месяц фиксированную сумму помимо затрат на дочку. Все, что ей понадобится, буду оплачивать, как и сейчас.

— Подачки оставь для своей хитрой крольчихи! Дом — понятно, или ты думал, что мы останемся на улице, когда ты будешь кайфовать с девицей?

— Люба! Что тебе надо? Скажи сразу, без крика, нам проще быстрее закончить все это. Я хочу материальную часть решить и все-таки желаю, чтобы мы продолжали общаться.

— О как заговорил! Тогда слушай. Дом и две машины отдаешь мне плюс половину того, что ты заработал за этот год. Думаю, что несколько миллионов ты припрятал. Или ты думал, что Миша никому не расскажет про то, как ты его обманул? Так что, родной, сколько денег ты нам оставишь?

— Люб, я не в курсе, что Миша про меня говорит. Мне нужно выпить. Дам тебе миллион, больше нет. У меня будет другая семья, я не хочу остаться без гроша, лишь бы тебе угодить!


Лола. Молодец, так держать!


— Ты предатель и тварь!

— Давай без криков, у меня и так дохуя проблем!

— Ты предал меня, дочь, все, что мы создавали с огромным трудом! И ради чего, интересно? Считаешь, что я не мечтала о другой жизни? Ошибаешься. Я не могу больше плакать потому, что у тебя крыша поехала из-за какой-то пизды. Если ты в своем возрасте не понял, что все они одинаковы, — это твоя проблема. НИКОГДА не позволю твоей тряпке познакомиться с нашей дочерью, даже не мечтай! Чем быстрее разведемся, тем лучше. Меня тошнит от одной мысли, что нам еще придется встречаться, чтобы обсудить материальную часть. Ты мне противен!


Лола. Ее несет не в ту сторону. Пиздуй в гостиницу — мало ли что она за ночь может сделать, горло перерезать во сне, например! Женская месть — вещь жуткая, вали, не время рисковать!


— Я заберу собаку в Москву, я ее купил, в конце концов.

— Еще чего, кто тебе позволит? Чтобы твоя минетчица ее отравила? Собака остается здесь. Купил новую жену, не экономь на собаке!


В тот же вечер я уехал в Будапешт. Решил, что для обоих будет унижением встретиться с утра на кухне. Новая жизнь, новая семья, старый добрый «Dewars» рядом. Не знаю, как у других, но мой развод немного грубоватым получается. Хочу в Лондон повидаться с дочерью. Что сказать — придумаю по пути, хотя по-любому не смогу подобрать правильных слов… За последний год мы встречались всего пару раз, и то я в своем репертуаре занимался только запоздалым воспитанием. Развожусь — и вдруг у меня желание увидеться с ней! Не просто поговорить на тему «почему папа уходит», а узнать, как она живет в чужом городе, нравится ей или нет, с кем общается, о чем мечтает и что я могу сделать для нее как отец…


Лола. Накинь сто и расслабься! Не забыл про ДНК?


Меня преследуют неудачи одна за другой, это внушает мне оптимизм в том, что я нужен Судьбе. Самое время для «Dewars». Неподалеку от гостиницы зашел в бар, где играла песня «Wonderful» Paolo Conte. Этот бар мне казался всегда вонючим, грязным, бордельного типа. Пока трудился здесь, даже переходил на противоположную сторону каждый раз, проходя мимо. Боялся выстрела в спину от какого-нибудь местного сутенера. В самом баре, кроме двух проституток с клиентами и бармена, никого. Сел за стойкой и попросил «Dewars». Старый сморщенный хрен глянул на меня, как на врага народа, сообщил, что виски нет, и достал с полки темную бутылку с неизвестным содержимым: «Это глен чего-то, — сказал, — пей, первый шот угощаю!»

— У тебя не все в порядке, brother.


Лола. Зачем ты сюда зашел, тебе улетать утром!


— Все о'кей! Как тебя зовут?

— Chi Chi… бар мой, приехал из Италии 15 лет назад. Я вижу, когда у людей проблемы. У тебя, например, их море. Женщина?

Судя по глубоким шрамам, хриплому голосу и седине, он хорошо разбирался в барной психологии. Он без устали наливал эту дрянь из темной бутылки. Чувак явно нацелился слить в мой желудок самую неликвидную жидкость из ассортимента бара.

— Женщины — это демоны. Они пришли на землю, чтобы пить нашу кровь. Они все продажны, стоимость только разная и ценники у одних на лбу, а у других между ног. Я предпочитаю второй вариант, с ними проще.


Лола. Пошли нахуй этого философа, спать пора!


— Когда-то я любил одну-единственную, потом полюбил чужую, но с возрастом понял, что мне нравятся общие. У тебя какой сейчас период?

— Я люблю только одну.

— А чего тогда бухаешь, будто кто-то умер?


Лола. Ты, идиот, наливаешь свою гадость, вот мы и бухаем!


Бутылка закончилась, я уже было собрался уходить, как почувствовал липкую лапу на шее. Одна из профильных бросила своего спутника и, подойдя к стойке, взялась меня ласкать. Бармен отошел (типа занят), чтобы не мешать. Инга, так ее тут звали, оказалась тоже неплохим философом, хотя в коматозном состоянии мне было все равно, кто про что пиздит.

— Полюби меня сегодня, на одну ночь. Ты хороший, это видно, и ты меня хочешь. Сидишь один уже долго и ни разу не посмотрел в мою сторону. Ты не любишь таких, как я?

Хотел ответить, как Клинт Иствуд в роли Грязного Гарри: «Извините, я сплю только с людьми, но не был готов к драке.

— Люблю всех и тебя тоже, только не сегодня…


Лола. Слушай, все, уходим, самолет в семь утра, и не обнимай ее, она вся потная!

Письмо другу

У кого вой? У кого стон? У кого ссоры? У кого горе? У кого раны без причины? У кого багровые глаза? У тех, которые долго сидят за вином.

…И скажешь: «Били меня, мне не было больно, толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же».

Царь Соломон

Дома — только трансвестит. Лиза, как сказала злодейка Елена Сергеевна, уехала с мамой за покупками, просила позвонить. Зашел в спальню, упал на кровать и заснул одетым. Перед сном выделил каждому из персонажей моей жизни по секунде. Вспомнил Любу, дочку, бармена из будапештского кабака, Ингу, Кацнельсона, даже собаку. О Лизе думал чуть больше, секунды три. Меня разбудил Вадим, спросил, может ли он сегодня получить зарплату. Я к нему привык и решил после ухода из конторы оставить себе вместе с машиной. Второй звонок от мамы помог протрезветь:

— Виталий, зачем ты так со своей семьей поступаешь! Мы тебя так не воспитывали! Какой позор! Отец даже не хочет с тобой разговаривать, боюсь, что сердце не выдержит. Ради чего все это?!

— Мама, я тебя очень прошу, не сейчас. Я только прилетел, тебе-то что беспокоиться? Будет на одного ребенка больше. Я люблю Лизу, так получилось. Не хочу говорить, устал.


Лола. Ты что бросил трубку, совсем дурак? Это твоя мать!


— Не вмешивайся, сучка, сам разберусь!

Налил себе бальзама и позвонил любимой. Разумеется, соскучился, да и хочется поделиться с ней донесениями с фронта. Предложил поужинать в «Пушкине»: хорошо помню, как тамошняя романтическая обстановка помогала Алене убеждать меня спонсировать непонятные театральные постановки. У меня на вечер тоже план простой: убедить Лизу сдать анализ на ДНК. Думаю, согласиться на такую мелочь довольно легко, если свадьба вопрос решенный. Очередной триумф желания над жизненным опытом! Вначале я завоевал ее доверие в честном бою, отбил всех ухажеров, а потом подкрепил ситуацию — шопинг, тачка, квартира, баблос… Мои затраты росли прямо пропорционально эмоциям.


Лола. Решился! Правильно, иначе всю жизнь проживешь в догадках типа сколько бабла и чувств израсходовано, а ребенок похож на какого-нибудь бармена из «Дягилева»!


В «Пушкине» все стараются выглядеть элегантно, за исключением приезжих фирмачей. Они вечно в кроссовках, меховых шапках и полном разочаровании, что не увидели в этот день ни одного медведя в Москве. Из всего информационного багажа туристов всего мира только одно абсолютная правда: Президент России Владимир Путин.

…Лиза, как обычно, здорово опоздала и, увидев меня, сразу набросилась, крепко обняла и принялась жадно целовать. Я оделся просто — джинсы, белая майка, спортивные часы «Bvlgari». Считаю, что так выгляжу молодым и расслабленным. После поцелуев, нежных слов и ста капель «Dewars» медленно перешел к теме генетики.

— Лиза, ты меня любишь?

— Люблю, дурачок, а ты сомневаешься?

— Нет-нет, просто у меня мелочная просьба до нашего брака. Не знаю, как отнесешься, боюсь обидеть, хотя мы оба современные и прогрессивные люди.


Лола. Умница, научился пиздеть красиво!


— Я согласна, только давай обсудим цвет стен в квартире.

— Ты не знаешь, о чем я. Как тебе сказать… Ты можешь сделать тест на ДНК?

— ЧТО? Хочешь узнать, ты ли отец? Я тебе не шлюха, и нашел ты меня не на помойке! Я ухожу, это мой ребенок, как-нибудь без этих унижений обойдусь!

— Лиза, постой!..


Лола. М-м-м, ушла… Ничего, вернется!


Я остался и продолжил пить. Лиза ушла в слезах. Для начала она бросила мне в лицо кольцо. Тварь в голове подтолкнула меня к идиотскому поступку, а теперь молчит. Ладно, что-нибудь придумаю, куплю цветы, кольцо побольше, зажгу свечи, закажу еду на дом… в общем, легкий романтик. На пятом виски подобрал даже слова к вечеру: «Лиза, я так сильно люблю тебя и волнуюсь, что иногда теряю контроль над собой! Прости меня!» Звучит неплохо.


Лола. Подкаблучник!


— Заткнись, мерзкая тварь, все пошло через жопу благодаря твоим советам!

Вернулся домой с профессионально подобранным веником. На коврике поблескивали Лизины ключи — уронила, наверное. В квартире темно. Лизы нигде нет, все шкафы открыты, на полу хрустит стекло, Включил свет в спальне и увидел ворох тряпок вместо костюмов на кровати, причем рядом валялись огромные ножницы. Лиза поразрезала всю мою одежду на мелкие куски! Инструмент стопудово подбросила трансуха. В ванной обнаружил свое нижнее белье вперемешку с именными носками, а по полу перекатывается пузырек из-под «зеленки». Не понял? Звоню — не отвечает. Звоню подругам — тоже молчание. ЧТО ЗА ХУЙНЯ?


Лола. Сам виноват! Балуешь своих самок, пусть теперь сама звонит, истеричка!


— Заткнись, скотина, у меня шок!

На третий день после бабского разгрома набрался смелости и позвонил будущей теще. Она не стала со мной говорить и передала трубку мужу, известному суровому коммерсу с партийным прошлым. Между матерными оборотами он сообщил, что я Лизу больше не увижу, а если продолжу их всех беспокоить, он сделает так, что родная мать не узнает меня в гробу. На вопрос, где Лиза, он ответил, что вчера она сделала аборт. Дальше опять включился несусветный мат. Как же так? Что происходит?


Лола. Ты неудачник, прощай, говнюк!


Позвонил Игорю: уж если он сумел опустить наглых пацанов в Венгрии, то ему ничего не стоит найти мою любовь в Москве. Он справился, конечно, и через два часа я узнал, что Лиза действительно сделала аборт в клинике на Севастопольском. Игорь по-дружески посоветовал мне не лезть в эту семью никогда, просто забыть о них. У меня даже температура поднялась до 39°! Если я не выйду на улицу, то сам продолжу разгром квартиры!

Вадим отвез меня в «Бар-7». Я был настолько сам себе противен, что, взяв бутылку «Dewars», стал пить прямо из горла. Я обливался потом, меня трясло от озноба. Отпустил Вадима, решил пройтись до дома — нехуй подчиненным видеть меня в таком состоянии. Бар переполнен, у всех веселье, а у меня катастрофа. Я Лизу не любил… Нет, до сих пор люблю… Голоса пропали, и мне не с кем поговорить. Звоню Андрею в Краснодар:

— Дружище, здорово! Это Виталик. Короче, с Любой развелся, Лиза убила нашего ребенка, сижу один бухаю… Помнишь, как мы с тобой отрывались? Было же время прекрасное, бабы только для ебли, никакой любви, бля… а сейчас ад, а не жизнь! У тебя чего?

— Абонент недоступен, оставьте сообщение после сигнала… пи-и-и-п…

Оказывается, я общался с автоответчиком, вот дурь! Перезвонил:

— Андрей! Звонил сказать, что ты мой единственный друг. Напишу тебе письмо. Будет время — звони. Пока…

Попросил у бармена ручку, лист бумаги и решил написать письмо своему другу, положить в бутылку и бросить в реку так, чтобы никто не нашел. Такое читать нельзя…

«Дорогой Андрей!

Пишу тебе из Москвы. У меня все хорошо, приглашаю тебя в гости. Все бабы бляди. Я развелся. Купил суке Лизе квартиру, и она меня бросила. Приезжай, погуляем по полной. Выгляжу я очень хорошо, хожу к косметологу, в солярий, отбелил зубы. Хочу купить собаку. Люба мою оставила себе. Короче, все как у людей.

Прости, хочу ссать. Письмо положу в бутылку и выброшу в реку, надеюсь, не дойдет до тебя. Жду в гости.

Виталий.

Адрес ты знаешь. Город Москва. Центр жопы, большие неприятности направо, третий пиздец налево, второй этаж, квартира 158».

Засунул бумагу в бутылку из-под «Dewars», вышел из бара и добрел до набережной. Не помню, сколько стоял и любовался видом города… Ночью Москва безумно красива! Бросил бутылку, задержался на минуту, вспомнил Любу. Больше всего меня мучило то, что она за меня не стала бороться. С Лизой все теперь ясно, но от того, что жена так легко отпустила, ужасно обидно. Даже не истерила, посуды не била, шмоток не резала… Любу люблю больше, хочу уехать из Москвы и вернуться в семью. Только собрался уходить, как ко мне подошел какой-то добрый молодец и ухватил за шею. Телка за его спиной вопила: «Юра, не надо его бить!», но он, к моему несчастью, не послушал и оболванил меня так, что у меня целый час не было сил встать. Одежда в крови, ботинок валяется в метре, один глаз еще ничего, второй — как слива. В темноте искал ботинок и свой зуб, но безрезультатно. «За что?!» — кричал я, а он меня пиздил и не отвечал. Пока он меня полностью и беспощадно не отхуячил, я не понял, в чем дело. Оказывается, влюбленные нежно целовались у реки, и тут на башку этого парня приземлилась бутылка из-под «Dewars»!

Моя дурь помогла мне встать на ноги, на все четыре. Как я дополз до дома, точно останется самой большой тайной моей жизни. Антон Викторович, консьерж, человек в возрасте, увидев меня в крови с одним ботинком и лицом как у рядового, всем привычного московского бомжа, не сразу узнал меня и позвонил в милицию. В Европе обратились бы сначала в «скорую помощь», а потом уж к ментам. Дело не в гуманности, старичок не врубился, что, отдай я концы на его глазах, пришлось бы ему сутки париться в отделении с протоколом. Он пропустил бы пару серий «Бедной Насти», и ему было бы не о чем говорить со своей старухой. Менты вели себя настолько вежливо, что я убедился в двух вещах: во-первых, очень жалко выгляжу, а во-вторых, костюм «ISAIA» сохранил элегантность, будучи даже полностью изгаженным. Сказал, что меня отпиздил ревнивый муж с друзьями, чтобы добавить себе каплю мужского героизма. «Повнимательнее, Дон Жуан!» — сказал лейтенант и с улыбкой свалил охранять город дальше.

Дома я разделся догола, сложил одежду и одинокий ботинок в мешок для мусора. Умываться было больно, но все же я обрадовался, рассмотрев себя в зеркале. Зубы на месте, а я в панике решил, что у меня минус один. Правда, передние шатаются и болят, но никуда не делись. Позвонил Вадиму и Елене Сергеевне, чтобы никто из них меня не дергал две недели как минимум. Заснул. Мне приснились пицца пепперони, кола со льдом и тирамису.

Меня разбудил зверский голод: желудок, казалось, буквально приклеился к позвоночнику. Заказал по телефону обычный набор, только в двух экземплярах, — для меня и дедушки консьержа. Оставил ему денег и попросил, если ему нетяжело, поднять мою долю в квартиру. Что за жизнь, блядь! Жевать не могу, весь рот — сплошная рана. Но зачем человеку здоровые зубы, когда есть умная голова? Включил блендер, бросил туда пиццу и превратил ее в пасту, как у космонавтов. Ложкой, по чуть-чуть, съел все примерно за час, потом опять заснул. На этот раз ничего не увидел.

Спалось неплохо. Все еще длилось утро, прохладный ветер пытался вынести из комнаты запах моих ночных перипетий. Тоска… Надо же было так напиться, превратиться в фарш и опуститься до животного состояния, чтобы осознать собственное одиночество! Самокритикой я вообще-то занимаюсь постоянно, но в то утро впервые признал, что я лох. Семья — это хорошо, и всегда было хорошо, пока я не начал ставить все что ни попадя под сомнение. За год умудрился стать вечным критиком всего и вся, а теперь стою перед зеркалом и любуюсь собой. У меня на лице отчетливо читается подтверждение хорошей боевой подготовки молодежи России. Вздумай вчерашний малыш еще немного на мне поупражняться, я бы увидел белый свет истины в конце туманного коридора. У моего давнего приятеля такое случилось: мелкий чиновник, он выгуливал себя по самым грязным притонам города в компании проституток и наркоманов, борцов за здоровый образ жизни типа «курить табак вредно, а гашиш — другое дело». Менты остановили его машину и попросили предъявить документы, они, бедные, не знали, что именно в их смену по Москве катается обдолбанный Наполеон. Выйдя из машины, он бросил им в лицо ксиву, положил руки на плечи сотрудника и с криком «ты не достоин своего звания» вырвал ему погоны. Родные и близкие искали его пару дней, нашли в ИВС, но это был уже другой человек. Его так отхуячили, что он сподобился увидеть Иисуса. С трудом откупился от ментов, построил церквушку, финансирует монастырь. Теперь он гуляет так же, как и до встречи с Богом, но по выходным ездит к Нему на переговоры в храм.

Позвонил дочери в Лондон.

— Привет, это папа. Как ты? Собирался приехать, да приболел немного, думаю, через пару недель буду в Лондоне.

— Пап, у меня все хорошо, завтра мама приезжает.

— Тебе мама что-нибудь говорила?

— Пап, я знаю, что у вас проблемы, ты не волнуйся, я тебя буду любить, и тебя, и маму. Все будет хорошо.

— Ладно, расскажи, как школа. Друзья появились?

— Мне нравится, здесь со всего мира студенты, со мной язык учат двое ребят из России. По выходным немножко скучно, но мама обещала приезжать два раза в месяц.

Хотя мы проговорили целый час, мне показалось, что прошла всего лишь минутка. Я не видел своего ребенка чуть меньше года. Отец я бестолковый, мне нужно исправляться. Морда заживет, первым делом поеду в Лондон. Положил трубку и принялся за квартиру, точнее, взял пылесос неповрежденной левой рукой и почистил пол в спальне. Хотел всю квартиру убрать, но для этого требуется не только желание убить время, но и навыки. Включил телевизор: кроме рекламы пива и прокладок, ничего интересного. Во всей квартире одна книга Менегетти, пришлось прочесть. Попросил консьержа приносить мне до конца недели журналы и прочую прессу. Убивать время в одиночку — тяжелое занятие, но все же можно (правда, недолго) при наличии двух бутылок «Dewars». Я даже подумал, что у меня есть шанс восстановить отношения с Любой. Для этого потребуется мужество, наглость, любовь и Фортуна, а ведь все эти таланты у меня в достатке. М-м-м, думаю, лучше вернуться домой с фингалом под глазом: бабы любят жалеть своих мужиков, иногда — чужих. Люба скажет: «Эх ты, дурачок, поиграл в шейха — хватит! Теперь будешь больше ценить семью!» Нелегко все восстанавливать, но мне нужна МОЯ семья!

Коллапс

Мы абсолютно уверены только в том, чего не понимаем.

Эрик Хоффер

Пять дней прятал свои болячки в квартире. Если я все правильно помню, обещал Любе вернуться в эту субботу, чтобы обговорить детали развода и подписать соглашение в ближайший понедельник. Мне нужно вернуть ее доверие или купить. Я прилечу на день раньше, закажу фургон цветов, новое кольцо и путешествие в Венецию. Решился на такой отважный поступок, в конечном счете, мне больше ничего ни оставалось. Просить прощения буду в гондоле, итальяшке дам побольше денег, чтобы он пел, как канарейка, и одновременно плакал (видел в немом кино: актер поет и плачет, и все бабы в зале тоже ревут). Кстати, сделаю вид, что у меня болит нога, стану хромать, куплю трость, а Люба меня будет поддерживать и жалеть. Разумеется, при появлении маленьких детей разыграю сцену из арсенала американских президентов во время избирательной кампании, возьму на руки и выдавлю скупую мужскую слезу. Любимая супруга точно сломается. Для самолета купил пару книжек из серии «Как вернуть мужа, за 30 дней» и «Семейный секс. Плюсы и минусы». Издатели упустили мужиков как целевую аудиторию. С другой стороны, какой пацан купит книгу «Меня бросила жена! Как мне жить»? Моя задача заключалась в выявлении бабских секретов или ключевых фраз для предстоящей встречи, чтобы примерно знать, чего ждут от своих спутников обиженные жены. Чтиво не для слабонервных. Мне больше понравилась статья в одном из глянцевых журналов про то, как женщине пережить развод. Тоже пригодилась! Много возражений возникло по теме секса, но, думаю, не время выебываться. Вышел из такси чуть раньше, чтобы проанализировать свою стратегию. Люба называла мои букеты вениками, так что от цветов отказался. План следующий: захожу в дом, здороваюсь, извиняюсь, что без предупреждения, обещаю с утра проверить договор, уезжаю типа в город, покупаю кольцо и путевку. По возвращении на коленях прошу прощения, открываю коробочку, смотрю, как она рыдает, обнимаю, целую и достаю конверт с путевкой. Если суке Лизе подарил кольцо за 30 тысяч, то Любе нужно минимум за 60. Важно не забыть во время романтического отдыха прикинуться виноватым дурачком, сказать: «Любочка, я идиот, слепой и наивный! Не прощай меня никогда, только позволь быть рядом, все буду делать, как ты скажешь» и прочую хуйню. Правда, меня насторожило, что в одной из книжек написали, что женщины никогда не прощают измен. Ну и пусть, лишь бы пустила! Я не смогу прожить без семьи! Успокоил самого себя этим блестящим планом и простил себя за все содеянное, вздохнул и ускорил шаг. Во дворе, кроме моих тачек, стоял черный «Toyota Land Cruiser» с водителем. Наверняка подруга прилетела или родственник, чтобы посочувствовать Любе в этот тяжелый период. Да уж, такова природа женщины — ей трудно страдать в одиночку! Только приезжие лохи могут брать в аренду джип, тем более с водилой. В доме играет моя любимая Nina Simone, могу поспорить, что Люба лежит у камина и рассказывает про нас подруге… В комнате с камином темно, я включаю свет. Решил строго придерживаться своего стратегического плана: захожу, потом — бла-бла-бла, и иду спать.

У меня начался нервный смех, да такой, что я не мог остановиться. Понимаю, что нужно немедленно прекратить, но не могу, будто мое тело ржет само по себе. Ржу с открытым ртом, и слюни летят. Представил себя со стороны: стою в пальто, важный такой, на лице огромный синяк и царапины, а на полу у камина лежит Люба с мужиком, причем хорошо мне известным.

— Виталий?

— Да-да, блядь! Виталий!

Наконец-то перестал ржать и смог кое-как говорить. Полуголым принцем оказался Володя — глава зверей! Вот ведь как, в разборке не удалось меня выебать, а мою жену рвать вроде бы получается лучше!

— Я собиралась тебе сказать… с Володей вы уже знакомы… прошу — только без скандалов… Что у тебя с глазом?

— То же, что у вас у обоих будет прямо сейчас, только на все четыре.

Около этих голубков лежала моя собака. Я молча подошел, поднял ее и хотел забрать с собой в гостиницу. Жалко, что не смогу забрать в Москву, придется вернуть Любе на следующий день. Этот мудак молчал. Может быть, и правильно, — я мог бы и наброситься, опыт пиздить лежащих уже имеется… Все бабы — бляди, мне кажется. У меня теперь все, как у реальных лузеров, типа пришел гордый, ухожу рогоносцем. Потерял всех баб и почти все бабло. Вот это успех!

— Оставь собаку, все кончено, слышишь?

— Собака моя, не хочу, чтобы она смотрела, как вы тут ебетесь. Из бабла тебе не получить нихуя, пусть тебя кормит это чмо. Можно было и не решать нашу проблему деньгами, а тебя отправить на переговоры. И тебе приятно — и мне выгодно. Шлюха!

Уже через час сидел в гостинице из моего прошлого. Если бы персонал меня не знал, меня бы не пустили никогда, тем более с собакой. Тоже мне мужик, с псом да с разбитой и заплаканной мордой! Да только как в такой ситуации не заплакать — не знаю. Выходя из дома, еле добежал с собакой в обнимку до ближайшей скамейки, где потемнее. Бежал и повторял, как попугай: «Не может быть, не может быть!» Состояние свое могу описать так: вначале нервный шок, потом нервный смех, слезы с соплями и в конце — нервный понос. Хуже того, что я пережил за этот год, не бывает, поэтому слабости кишечника я не удивился. В номере заказал бутылку «Dewars» и две порции каре ягненка. Собака проглотила еду за секунду, а мой желудок отказывался принимать что бы то ни было, кроме бальзама. Пока бухал, объяснял собаке, что так нельзя жить, что я, конечно, знаю, что провинился, но она могла и простить меня, а не броситься в объятия к врагу.

— Как она так могла?

— Гав!

Я, конечно, пьян, но я не верю, что собаки все понимают и отвечают хозяевам. В эту минуту я пока еще контактирую с реальностью. Если бы псина понимала меня, то убежала бы сразу. Ей было все равно, что со мной, и через пять минут после кормежки она уже спала… Тогда я решил зайти в гости к старому бармену. За барной стойкой — другой чувак, такой же оборванец, как Chi Chi, но моложе лет на двадцать. Тихо звучала песня Difenente «Gotan Project», дежурные бляди на месте. Инги не обнаружилось, и я решил пропустить пару стаканов с философом Chi Chi, пока она не вернулась.

— Эй, позови Chi Chi, скажи, друг из России пришел!

— Его нет, теперь здесь работаю я. Чего тебе налить? Глаз у тебя смешной, что, теперь так модно?

— Где он?

— Chi Chi умер, сердце слабое. Ты давно его знал? Так скажешь, что наливать, или нет?

— Налей мне то, что любил Chi Chi, и я пойду…

Правду ли говорят про барменский заговор или нет, но молодой наглец налил мне ту же дрянь, что мы бухали с покойным.

— За Chi Chi!

Бросил в глотку шот, вышел в сторону гостиницы и хотел верить, что сегодня выпил любимый виски Chi Chi, а еще больше хотел, чтобы там он встретил всех своих телок. Заснул в надежде не проснуться, а встретить Chi Chi. С утра попросил сотрудника отеля связаться с моей, как ее теперь звать — не знаю, типа матерью ребенка, и вернуть собаку. Сам уехал в Москву. Правда, мать звонила, но я не ответил.

Так нечестно

Вашу жизнь портят не те люди, которых вы уволили, а те, которых вы не уволили.

Харви Маккей

Говорят, беды обычно приходят парами, а у меня автобусами. Забыл прошлое, потерял будущее, значит, надо учиться хотя бы управлять настоящим. Так жить нельзя, но по-другому пока не получается…

Решил отказаться от алкоголя хотя бы на некоторое время. Мечта о больших деньгах сбылась, но когда я получил то, что хотел, оно оказалось вовсе не тем, чего я ожидал. Пока заливал спиртом свой организм, не осознавал полноту моего жизненного коллапса. Лиза пропала — так и черт с ней, жена — в постели с врагом, дочь не жаждет общения с папочкой. Доходы нулевые из-за того, что не успел запустить совместную компанию с Лелеком и Болеком. Они не звонили целых два месяца, да и я чересчур был занят амурным отдыхом. Сколько бабла на счете — не знаю, полезно бы уточнить. Новый офис все еще в ремонте, жополизы отремонтировали только мой кабинет. У меня не кабинет, а общага: Ева, два молодых трейдера и коммерческий сидят и развлекаются чаем за моим столом.

— Ева, привет! Соедини меня с USS.

— Рады вас видеть, Виталий Юрьевич! Давно не заходили! С нетерпением ждем начала работы. Прораб обещал закончить через неделю.

— Ольга Петровна, скажите, Андрей закрыл счета по аренде, ремонту и штатному расписанию?

Ольгу Петровну нанял по рекомендации агентства, она мне обошлась дорого, но, похоже, стоит того. Умная баба с огромным послужным списком в нашей деликатной области.

— Нет? Как нет? А из каких денег мы платим аренду, ремонтируемся, и, в конце концов, зарплату кто платит?

— Вы положили на счет новой компании семьсот тысяч, вот откуда. Счет почти пустой, нужны еще деньги.

— Я не понял. Андрей должен был еще два месяца назад вернуть то, что я положил, и продолжить финансирование до запуска. Мои бабки — временная мера.

— Я звонила, но он просил не беспокоить, пока вы с ним окончательно не договоритесь.

У олигархов с чувством юмора в порядке. Сомневаюсь, что Лелек забыл о нашем договоре.

— Андрей, привет, это Виталий. У нас запуск через неделю, а ваши деньги еще не поступили. Надо решать.

— Виталик, у нас произошли некоторые изменения, мы с Колей приняли решение не иметь в собственности торгующую компанию. Вроде выгодно, но политически нецелесообразно. Можешь оставить компанию себе, а мы тебе поможем с объемами.

— Андрей, у вас с Колей все в порядке с головой? Мне кажется, у вас мозговое воспаление. Я за свой счет финансирую всю затею, а ты сейчас гонишь что-то про политику. При чем тут политика? Я, конечно, не политтехнолог, но знаю, что Путин будет у руля лет сто. Вам не хватит? Мы всего лишь торгуем и не лезем в недра!

— Ты че возбудился так, Виталий? Ты меня не уговаривай, это же бизнес, все уже решено.

— Что за бизнес, блядь? Это не бизнес, а парабизнес, как параолимпиада. А мои бабки как?

— Ну как-как? Продолжай, нужно будет финансирование сделок — поможем.

— Ты че, Андрей, издеваешься, что ли? Я потратил семьсот косарей, нанял людей и не планировал создавать в одиночку компанию, мне удобнее наемным. Ты меня подставил!

Договорились о встрече, но Лелек и Болек исчезли из моей жизни навсегда. Попав на круглую сумму, уволил весь персонал, кроме Вадима.


— Добрый день, Виталий Юрьевич, вы хотели уточнить состояние вашего счета.

— Да-да!

— Шестьсот двенадцать тысяч сто тридцать четыре доллара США на сегодняшний день, платеж вашей супруге был произведен вчера.

— Блядь, как?

— Что-то не так?

— Конечно, не так, я подписал бумаги на лимон, но вы мне говорили, что раньше понедельника деньги не уйдут. Сегодня понедельник!

— Простите, Виталий Юрьевич, в нашем отделении мелкие суммы отправляются по пятницам, и мы подумали, что для вас важна скорость.

Сказав персональному менеджеру, что ей вредно думать, бросил трубку. Хотя и решил отказаться от бухла, накатил пол-литра «Dewars». Лежал в полном одиночестве, в темноте, предаваясь мыслям, что таким идиотам, как я, деньги иметь противопоказано. Мое моральное падение притормозил звонок мамы, пришлось ответить. Бухим я смело могу впитывать любой воспитательный урок.

— Виталик, это мама.

— Мама, привет, не говори ничего по поводу развода, любовниц и прочее, мне и так нехорошо. Я тебя очень прошу.

— Нет-нет, родной, мы с папой хотим тебе кое-что рассказать. Мы от тебя все это скрывали и, как я прочла в газете, напрасно. Если бы ты все знал о себе, твоя жизнь могла бы сложиться по-другому.

— Короче, мам, говори, что?

— Ты приемный. Я не могла родить, и мы решили усыновить тебя. Любим тебя больше, чем родного, но скрывать нехорошо…

Я бросил трубку в телевизор, вслед за телефоном полетела бутылка «Dewars». Начал крушить мебель, посуду, а напоследок, разбил пару окон.

Управление гневом

Будущее уже наступило.

Роберт Юнг

И что теперь? Ничего хорошего. Объявил голодовку, правда, только до вечера. Как только успокоился, дошел до ближайшей палатки за алкоголем, чипсами и шоколадом: ассортимент настоящего лузера. Продержался двое суток, целых сорок восемь часов не разговаривал даже с собой. Единственные звуки, напоминавшие мне о цивилизации — это сигнализация соседа во дворе и треск льда в бокале с бальзамом. Хожу голым по квартире, и маршрут мой самый простой из возможных: диван — туалет — и обратно. Не помню, в какой по счету день кто-то постучал в дверь. Это был Вадим. Как позднее выяснилось, меня не искал никто, кроме верного Вадима, да и он пришел за зарплатой. Трансвеститка передала через него, что нашла другую работу, и желает мне всего самого-самого. Вот тварь! Увидев своего талантливого Вадима, вспомнил одну из любимых фраз: «страдать нужно в дорогом ресторане», и нафуфырился как прежде.

— Вадим, едем в «GQ»!

У меня обозначилась склонность к одиночеству. Сел один за шестиместный стол, заказал бутылку «Dewars» и принялся медленно перебрасывать содержимое в кровь. Я поплыл на середине, и вокруг сразу стало веселее. Какие здесь приятные люди! Яркие дамы… Эх, Москва, город успеха и славы! Только теперь заметил, что, когда гулял в окружении дам, почти ни одна самка не смотрела в мою сторону. Теперь будто на лбу написано, что я разведенный лох и жду предложений. Бабы тут, правда, красивые и ухоженные, некоторые орут с хохляцким акцентом, но это их не портит. Наоборот, придает пикантности полуобнаженным аппетитным телам, переполненным страстью и силиконом. Но эти красотки мне не нужны, даже верный добрый «Dewars» не помогает. Не нужны они мне. Еще несколько разводов, и я стану гомосексуалистом. Денег мне хватит года на два холостяцкой жизни, при условии, что найду работу как можно скорее. Вообще-то лучше квартиру купить, пока есть возможность, да и стимул появится, как только бабла станет меньше. За соседним столом два мужика вроде как общались, но их головы беспрестанно поворачивались то вправо, то влево, как у судей большого тенниса, следящих за мячиком. Хотя у меня и синяк под глазом, мужики смотрятся комичнее меня. Только было решил немного пострадать, вспоминая свои жизненные успехи, как две телки начали таранить меня взглядами. Пришлось улыбнуться, буквально заставить себя сделать это, потревожив больные зубы. Я улыбаюсь, а они не реагируют. В алкогольном бреду понял, что обе смотрели на известного футболиста за моей спиной. Что ж, это знак, пора бежать. На следующий день встретился с владельцем квартиры, в которой живу, чтобы предложить купить ее.

— Ско-о-о-лько? Эта халупа?

— Семьсот тысяч. Думаете, дорого?

— Да я вообще в этом городе перестал понимать, что почем. Могу на сто тысяч меньше, зато сразу и наличными. Идет?

Я решил не привередничать: лучше уж разгромленную квартиру, но в собственность, чем никакую. Купил, и у меня осталось чуть больше десяти косарей. Я прозрел, что живу, возможно, в лучшем городе мира, и похоже, это прозрение будет мне дорого стоить.

Как и ожидал, у меня появился стимул, только не к поиску работы, а к самоубийству. Бабла нема, зато хата есть. Утром, совершив покупку, поехал в «Кофеманию» на Садовом. Выпил чашку кофе и, выходя, прихватил (типа случайно) газету «Элитный персонал».

— Вадим, едем домой.

Прочитав газетку в машине, познал очередную истину: в нефтебизнес принимают не по заслугам и объявлениям, а по протекции. Ни одного вакантного места! Вернулся к идее самоубийства, но передумал из-за того, что, может, я и дурной, но все-таки охота попасть в рай. Нарисовался второй вариант: продать только что купленную квартиру и уехать жить к родителям в Краснодар. Гулять, бухать, устроиться в продуктовый магазин закупщиком, найти себе бабу деревенскую и неопытную, чтобы не сразу поняла, что я лузер. Хотя нет, у них теперь новая мулька появилась, ложное чувство вины престарелых родителей называется. Нет-нет, видеть их не хочу! Как только узнал, что я приемный, у меня сразу возникла целая куча дополнительных комплексов. Мои прекрасные голубые глаза и дурная карма могли быть подарком матери-проститутки, умершей после очередного группового изнасилования. Покатые плечи и тупой характер — от отца, грузчика местной плодоовощной базы. После всех перипетий я не мог рассчитывать на то, что мои настоящие родители были врачами, учеными или, на худой конец, артистами. Впрочем, если подумать, мой отец мог быть бездарным клоуном, который спился и к концу жизни работал сторожем на каком-нибудь заводе, где и встретил мою беззубую мать-алкоголичку. Гены не выбираем, к сожалению, вот Адам не имел ни отца, ни матери, и ничего — выжил. Я бы так и продолжал издеваться над собой, если бы не лобовой удар. Среди белого дня в центре города опоздавший на стройку водитель непонятной национальности решил, что мой Вадим испугается габаритов и скорости грузовика и пропустит его на красный свет! Вадим поступил правильно, поехал на зеленый в полной уверенности, что грузовик увидит солидную тачку, подумает о финансовых последствиях и остановится. Но грузовик остановился только после того, как уменьшил на несколько сантиметров наш капот! Хорошо, что немецкое качество осталось на ходу и уберегло нас от телесных повреждений. Пока ждали гаишников, решил выйти на улицу. Мне так везет последнее время, что я встал подальше от своей машины, ожидая, например, падения метеорита.

— После оформления машину в сервис, Виталий Юрьевич?

— Нет, припаркуем во дворе, пусть стоит, а ты пока ищи себе другую работу.

Вадим решил, что уволен из-за аварии, но я не стал говорить ему, что не могу позволить себе ремонт, а разъезжать на разбитой тачке противно и опасно. Нельзя поручать водилам оформление страховки, в моем случае этот дебил на страховке сэкономил, и я должен был сам оплачивать ремонт, а страховая типа все компенсирует потом. Красивый кидняк! По дороге домой купил новый мобильник, ноутбук, много виски и продуктов. На карте осталось тысяч пять. Обосновался на кухне, спал на полу, играл в компьютерные игры. На звонки не отвечал. Перед сном смотрел новости и засыпал одетым. Писал стихи, посвященные доллару, потом жене и себе. Таланта у меня нет, это точно, зато кайф поймал какой!

Доллар!

Зеленая тварь, уводишь меня

Далеко туда, где разуму места нет.

Сучка заокеанская, уводишь меня,

А я не сдаюсь, зеленая тварь.

Жечь тебя жалко,

Жопу подтереть тоже.

Эх ты, зеленая тварь, манишь меня.

Жена!

Продажная шкура твоя!

Не можешь любить.

Шлюха родила мне чудо.

Где правда?

Продажная шкура твоя,

Правда, что ты шлюха?

Я…

Кругом дебилы, а я один.

Кругом кидняк и твари,

А я один.

Я принц,

Я умру Ван Гогом.

Сучки, плачьте,

Ждите меня на небесах…

Не брился, лень. Ногти стриг, только заметив грязь под ними. Снов никаких не наблюдалось, кроме эротических после передачи «Секс с Анфисой Чеховой». Пил экономно, по полбутылки «Dewars» в день, ел только полуфабрикаты. Покрылся прыщами и, наверно, заработал язву. Однажды наш консьерж Антон Викторович упорно стучал в дверь на протяжении пяти минут.

— Да, чего надо?

— Виталий Юрьевич, где ваша машина?

— Там, где всегда. А что?

— Ее там нет, вчера ночью угнали со двора два автомобиля, один из них — ваш.

— Спасибо, старик, за новость!

В квартире я заперся во вторник, а вышел на улицу только потому, что кончилась туалетная бумага. На улице посмотрел на свое опустевшее парковочное место, и мне стало еще более безразлично все происходящее, да и сам я тоже. Вчера по телику говорили, что дорогие машины угоняют по заказу с Кавказа, хотя я не верю. Зачем горцам разбитая тачка? Чтобы далеко не ходить, зашел в «McDonald’s», купил пару килограммов химической еды, собрал у кассы все салфетки и украл из сортира рулон туалетной бумаги. В палатке не оказалось «Dewars». Так я перешел к водке. Пару дней еще побухал в одиночестве, но потом пригласил Антона Викторовича в гости. Слегка охуел, узнав, что он — математик по образованию, а я думал, что у старика не все дома. Жаль, не знал раньше, а то бы подарил ему новую кровать в каморку, делал бы подарки по праздникам… Но когда мне было об этом думать! Я жил от минета до минета, пока жизнь не трахнула по полной! Он заходил ко мне после смены, выпивал сто грамм и уходил. Приносил прессу и старался меня убедить, что страшнее войны ничего не бывает, а я еще молодой и вся жизнь впереди. У кого-то — впереди, у него позади, а у меня — сбоку. Перестал открывать ему дверь, мне и одному хорошо, без лекций. В полном уединении я пробовал рисовать, правда, получалось не очень, только геометрические фигуры в определенной последовательности. Когда думал о жене, рисовал треугольники, когда о себе — круги, остальное время — рыбок. Принимал душ каждое утро, чтобы немного протрезветь перед тем, как снова начать бухать. В душе пел вначале негромко, но со временем вошел во вкус и стал орать. Менты приходили, я извинялся, правда, один раз не сработало, и мне пришлось заплатить штраф в пятьсот рублей, кажется. На вопрос, кто жаловался, милиционеры отвечали, что очень важные люди из соседей. Я-то знаю, что министр снизу. Отомстил. Включил воду на кухне и создал на полу мини-бассейн. С утра его жена прибежала с криками о потопе.

— Ой, простите, у меня сломалась стиральная машина! Больше не повторится, могу дать денюшку на ремонт. Не волнуйтесь, ваш муж — министр, и вам все сделают быстро…

Министр-то министр, но с народом бороться и ему тяжело. Пускай себе живет в Белом доме, сука! Еще раз позовет ментов — получит в подарок Каспийское море!

У меня кончилась водка. Хотел было отправить за бухлом нашего доктора наук, но решил привести себя в порядок и выползти за покупками, пока на улице светло. Надел белую рубашку, пиджак от старого костюма и джинсы, все почти чистое, только немного мятое. Я теперь — как бородатый хиппи, вылитый John Lennon, но в поношенном костюме «ISAIA», без очков и Yoko Ono.

Не все бабы — бляди

Раз в жизни Фортуна стучится в дверь каждого человека, но человек в это время нередко сидит в ближайшей пивной и никакого стука не слышит.

Марк Твен

Пересчитал деньги и понял, что, если не продам почку за границу, через неделю не на что будет купить еду. За мобильный давно не плачу, да и не нужен он мне. Из десяти звонков девять — с плохими новостями, а каждый последующий день мрачнее предыдущего. В палатке около дома кончилась водка, я устроил скандал продавцу. Сообщил ему, что из-за таких, как он, рухнул Советский Союз, и спустился в сторону набережной. Мало того что Деда Мороза не существует, вы попробуйте, купить водку в палатке в День города! Здесь много машин и мало пешеходов. Я отвык от людей, я их боюсь, а самое главное — понимаю, как выгляжу со стороны.

Дорогу перегородил «Lexus RX330».

— Виталий!

Стараюсь обойти джип, но неудобно, пришлось повернуть обратно и ускорить шаг. Как выяснилось, для меня прямая линия — не самый короткий путь, даже в таких простых вещах, как поход за водкой.

— Виталий?!

— Я не Виталий, вы ошиблись, девушка…

— Виталий, это я, Настя! Постой, давай поговорим немного!

— Я тебя не знаю, ты меня с кем-то путаешь, милая…

— Нет, не путаю! Если хочешь, я уеду, только не говори, что не узнаешь. Это я с трудом тебя узнала, ты очень сильно изменился. Не хочешь — тогда пока, рада была тебя повидать.

Настя закрыла окно, но не уезжала. Я тоже стоял, не понимая, как мне поступить, как реагировать, ведь она — призрак недавнего прошлого, а я — призрак самый настоящий. В полной изоляции от мира я решил, что должен забыть весь свой прежний образ жизни, включая родню, друзей и знакомых, или подохнуть. Но когда я точно знаю, как поступить, всегда ошибаюсь. Подошел к машине, постучал в окно…

— Не уезжай, пожалуйста!

Мне было стыдно, что я в таком виде, да и зря сел в машину Насти. В салоне приятный запах женских духов вперемежку с моим перегаром. Она решила отвезти меня домой и удивила тем, что помнит адрес. Спросил ее, как дела, в ответ — сухое «Все хорошо». Припарковалась, вышла из машины и дошла со мной до подъезда.

— Открывай, чего ждешь?

— А… м-м-м, ты хочешь зайти ко мне? У меня бардак… может, в следующий раз?

— Попов, давай открывай.

Квартира напоминала Нагасаки после атомной бомбы. До прихода Насти я ничего такого не замечал, ощущая некий свой порядок в этом хаосе. Мой микромир! Я знал, где бросил пустые бутылки, в каком пакете среди мусора находится еда, где мои рисунки, помнил, что, подстригая ногти перед уходом, не досчитался одного, и целый час потерял в поисках десятого обрезка…

Не знаю, чем объяснить поведение Насти в этот день — то ли моим печальными гнусным видом, то ли материнским инстинктом, но она действовала решительно.

— Короче, Попов, пока я буду звонить, ты прямиком идешь в ванную и бреешь эти лобковые волосы с лица. У тебя есть что-нибудь чистое из одежды?

— Зачем?

— Давай быстрее, не собираюсь весь вечер тебя уговаривать.

— Я не хочу… у меня период поиска внутреннего равновесия, сижу в одиночестве и ловлю мощные потоки космического сознания. Материя меня не интересует.

— Не еби мозг, отправляйся ловить космос в ванной с мылом.

Раньше она не выражалась матом, а я всего лишь хотел, чтобы она отстала. Умные фразы из телепередачи «Необъяснимо, но факт» не сработали. Делать нечего, я молча ушел вспоминать основы гигиены. Пока я боролся с внешностью, Настя погладила рубашку, нашла чистые джинсы, почистила туфли. Эта офицерская дочь стояла и ждала меня с суровым видом, нервно постукивая каблуком по полу. Я впал в детство, вспомнил мою, как оказалось, неродную мать, каждое утро, кроме первого сентября, грузившую меня точно так же — резко и сурово.

Я мало соображал в тот день, очень хотел нарисовать очередной треугольник. Было желание выпить, а еще больше — поспать. Тишина в машине раздражала, уж если она решила со мной поиграть в мамочку, то могла бы и музыку включить. Под приемником лежала коробка от диска Nina Simone.

— Послушаем что-нибудь?

— Зачем?

Я не обиделся, предпочел заткнуться и наслаждаться поездкой в никуда с прекрасной и молчаливой дамой. Еще месяц назад устроил бы Бейрут после такого ответа, теперь, пораженный переменой ролей, просто молчал. Оказавшись в ее квартире, разулся и попытался на глазок определить размеры комнаты. По-моему, чуть меньше площади Маяковского.

— Ого!

— Попов, садись на диван и жди меня, встречу человека и вернусь.


Пока ее не было, я успел побывать во всех комнатах, на балконе, проверить все шкафы и комоды и поссать в одном из двух огромных туалетов. Услышав шум лифта, побежал занимать свое место на диване. Торопясь, споткнулся и в полете мордой вниз встретил бронзовую статуэтку кошки. Все обошлось без крови, но на лбу образовалась шишка размером с грецкий орех. Жизненный успех все еще не покинул меня. Открывается дверь, и первым входит какой-то гомосек…

— Это Саша, мой стилист, он приведет тебя в порядок!

— Не опасно?

— Вы не в моем вкусе, Виталий!

Талантливый Саша меня мучил около часа. Пока он стриг мои лохмотины, до меня дошло: Настя чистит мои перышки для полового акта. Я ей устрою спектакль в ответ на все ее прежние отказы. Выпьем, поговорим по душам, и я уйду. Она переоделась в домашнюю пижаму «Juicy Couture», розовую, заказала суши и сама открыла бутылку вина. Я лениво подумал, что, может быть, стоит и остаться. Саша притащил с собой несколько модных журналов. Пролистав только фотоотчеты модных тусовок, я еще больше убедился в собственной тупости. Почти на каждой странице — моя Лиза, причем с разными чуваками. Наконец-то я увидел своих молочных братьев. Сучка!

— Неужели ты из-за Лизы довел себя до такого состояния?


Настя настроена на серьезный разговор, только тема ошибочна. Прошло то время, когда я был готов обсудить с телкой все, от астрологии до отдыха на Гоа, лишь бы ночью дала. Она продолжала, и постепенно у меня появились проблески разума.

— Саморазрушение ни к чему не приводит. Если б кто-нибудь узнал, в каком ты состоянии, или, не дай бог, увидел, можно забить на бизнес в Москве. Твоя Лиза успела пол-Москвы по секрету проинформировать, какой ты подонок. У тебя, кстати, ребенок растет, ты об этом думай, а не об упущенной телке. Она того не стоит. Ведешь себя, как примитивный лох! Вроде умный, образованный, но наивный — аж смешно. Ты на работу ходишь в таком виде?

Лекцию слушал долго, постепенно включился в беседу и рассказал ей все, как было. От трагедии самого моего рождения до катастрофы. И наступило облегчение, прямо как по телику говорили — внутренняя гармония и согласие с самим собой. Меня уже не надо было убеждать в том, что смысл моей жизни — дочь.

— Ладно, поиграл в оскорбленного, и хватит. Бомжам не положено иметь детей, тем более воспитывать. Деньги — еще не все, я тебе дам свою «Toyota Camry», катайся, сколько нужно, пока все не образуется. У меня лежат 50 тысяч долларов на черный день. Возьми, но обещай, что вернешь, и без «спасибо» и «не могу». Ты мне помогал долгое время, теперь моя очередь. Чтобы начать новую жизнь, нужно для начала выжить.

Мне стало стыдно не от того, что принял помощь, а от ложного убеждения, что Настя высасывала в свое время у меня деньги ради принципа. Мое примитивное мышление не допускало вероятности серьезных финансовых проблем с ее стороны.

I am back

Человек, которому повезло — это человек, который делал то, что другие только собирались сделать.

Жюль Ренар

Ночь без секса в одиночестве в одной из трех огромных спален… Честно признаюсь, мысль о половом акте меня не покидала ни на секунду, но я не мог себе позволить такой цинизм. Все же некрасиво взять у бабы одновременно машину, бабки, да еще и трахнуть. У многих телок это обычный процесс юзерства любимых, но надежда на то, что Настя сама ко мне придет глубокой ночью, умерла под утро. Проснулся другим человеком, кажется, даже более нормальным, и до сих пор не знаю почему. Просто в то утро я по-настоящему возненавидел себя. Ведь никто не виноват, что я ниже плинтуса закопался, сам постарался, ну и помогли, конечно. Я сам себе на собственную задницу приключения нашел, к Лизе меня никто не волок под дулом автомата, и чуть больше думать, а не бухать по-свински, мне тоже никто не запрещал.

В общем, после оч-ч-ч-ень странной ночи в Настиной квартире я понял: или поднимусь, или — все, полные кранты. Настя дело говорит и слюни не распускает, а я и впрямь, как сопляк, разнюнился. Говорят, жизнь — полигон, так что или я, или меня. Вариантов нет.

С того самого утра мой дневной график изменился. Я возобновил старые контакты, не спрашивал и не просил о работе, а нефтеноиды сами стали предлагать разные схемы и комбинации, от самой порожняковой до невозможной. Я внимательно выслушивал каждого и, не теряя надежды, продолжал искать свое место под нефтесолнцем. Почти каждый день ужинали вместе с Настей, иногда у нее, чаще в моей, теперь чисто прибранной квартире. Перестал обращать внимание на ее красоту: не то чтобы ослеп, наоборот, мужское зрение у меня теперь настоящее. Я стал воспринимать и видеть людей такими, какие они есть (оказывается, для этого вполне достаточно побольше наблюдать и не суетиться). Проще говоря, бляди и в золоте — все равно бляди, а жемчужина и в дерьме остается таковой. Конечно, жемчуг в дерьме вообразить тяжеловато, но это я себя имел в виду. Видимо, восстановилось самоуважение, и теперь я перефразировал чужую мысль: я — та самая драгоценность в болоте, и кто из баб первой найдет, та и победит. А пока я радовался обществу Насти, сидящей напротив меня каждый вечер. Когда ее не было рядом, я думал о ней, хотел наслаждаться ее обществом ежедневно.

В дождливый понедельник, ничем не отличавшийся от предыдущих, затрезвонил мобильник, высветив непонятный, но очень знакомый венгерский номер. Не дай бог, жена или ее хахаль! Я не ответил и на последующие двадцать звонков, но эсэмэску прочел: «Hi, this Is Michael, call me back please!» Перезвонил на другой день, пока ожидал заказа в «Кофемании»:

— Майкл, привет, рад тебя слышать! Это Виталий Попов из Москвы.

— Виталий, как ты? Слышал, что ушел из компании и собираешься открыть свою. Это правда?

— Ну да, правда, а откуда ты узнал, интересно?

— Люба сказала месяц назад. Может, не будешь торопиться свое дело открывать, а поможешь нам хотя бы годик?

— С радостью! Только чем могу помочь, не понимаю?

— Открыть нам представительство в Москве и возглавить его, руководство тебе доверяет. Скажи честно, это возможно?

— Майкл, спасибо, но сразу ответить не смогу, нужно подумать.

— Думай-думай! Ты же был одним из лучших наших сотрудников… Если не захочешь, тогда предложи другого кандидата. Буду в Москве через два дня, можем встретиться.

Я не знал, кого благодарить — Судьбу, Настю или Майкла. Выпил сто «Dewars», медленно и с кайфом, заказал кофе espresso и сигареты «Davidoff». Не курил десять лет, но сегодня особый день. Набрал Насте:

— Настя, привет! Мы победили! Мне предложил хорошую работу мой старый босс из Будапешта! Я тебя люблю, спасибо тебе, ты — мой ангел!


С Майклом встретились в «Пушкине». Весь вечер я пил только минералку без газа, с умным видом намекал на сложность работы в России (прямо как Кацнельсон) и, разумеется, открыл тайну моих деловых связей. Более уверенно рассказывал про то, что нельзя проверить, например, про встречу с Дерипаской на прошлой неделе. После ужина я уже имел новую руководящую должность с контрактом на три года, зарплату 250 тысяч в год, служебную машину, и был счастлив, как никогда. Вернул себе Вадима, Еву и всех, кого уволил раньше. Нашел скромный офис на Таганке, поближе к дому, и работал с семи утра до глубокой ночи. Насте вернул машину и деньги, подарил кольцо «Tiffany», но по ее инициативе наше общение прервалось почти сразу после того, как мы отпраздновали официальное открытие филиала компании. Иногда разговаривали по телефону, но она избегала встреч. Вскоре я перестал звонить, с головой уйдя в работу.

При первой возможности поехал к дочке в Лондон. Она меня познакомила с друзьями, мы целыми днями гуляли и общались, как старые добрые приятели. Моя дочь растет на глазах, еще немного — и у меня появятся внуки.

— Папа, ты с мамой не общаешься?

— Давно не разговаривал с ней. А она часто к тебе приезжает?

— Два раза в месяц. Она выходит замуж, говорит, что Володя хороший человек, но ты, папочка, все равно лучше всех.


…Вернулся в Город Большой Надежды. Из полезных и существенных изменений в моей жизни могу отметить:

— бросил пить виски и перешел на шампанское, но не более пары бокалов в день, и только во время еды;

— оформил квартиру на дочь, открыл ей страховку, езжу в Лондон в гости каждый месяц;

— начал читать книгу Алексея Петрухина «Мысли вслух, или Эффект карусели»;

— начал писать книгу о себе;

— купил той-терьера, за ним ухаживает Елена Сергеевна, у них взаимная любовь, ко мне оба относятся ровно;

— продлил контракт на работе;

— подарил дезодорант и два своих «Brioni» Вадиму, теперь он выглядит лучше Кацнельсона;

— стал ходить раз в неделю в театр, в кино и на концерты, слушаю любую музыку, кроме шансона;

— перестал материться (за исключением рабочего дня);

— записался в секцию айкидо, где научился красиво и стильно падать;

— трахнул Еву: приятно, но повторять не собираюсь;

— уволил Еву, поскольку после случившегося она моментально обнаглела;

— на всякий случай сходил в церковь;

— позвонил матери.

Happy end

Жизнь богаче воображения.

Азамат Цебоев

— Виталий, ты меня слышишь? Виталий, милый, скажи что-нибудь, это мы.

— Папа, ты можешь говорить?

Открываю глаза, а возле кровати стоят Люба и дочь. Не могу повернуть шею, вижу только свою ногу в гипсе, висящую передо мной. Болит все тело, хочу ответить, но мне мешает прозрачная маска на лице. Я в палате, надеюсь, не для душевнобольных. Что тут делает Люба — понятно, наверняка пришла мириться при помощи дочки. Правой рукой снял маску, левая вся в трубках, даже в член одну засунули.

— Пусть Вадим принесет мой мобильный.

— Кто такой Вадим? — удивилась Люба.

— Мой водитель.

— У тебя нет водителя, ты в больнице в Будапеште. После аварии ты пробыл без сознания три дня. Чудом выжил, машина всмятку. Тебе больно? Я сейчас позвоню родителям и скажу, что ты пришел в себя. Бедные, они так переживали, еле их отговорила приезжать, соврала, что ты не сильно пострадал, просто спишь после наркоза. Я тебя люблю.

— Авария?

С каждой секундой в памяти небольшими порциями восстанавливались события последних дней. Я действительно по дороге из своей деревни в Будапешт, раздумывая о возвращении в Россию и о больших деньгах, попал в аварию. В меня врезался таксист, потерявший управление из-за разлитого на дороге масла. Он же меня вытащил и позвонил в «скорую помощь». Сам он не пострадал, эта радость полностью досталась мне. Помню, как еще до приезда врачей он накрыл меня вонючим одеялом и, перепуганный, что-то говорил на своем языке. Хороший мужик с чугунной головой… Врачи так торопились довезти меня до больницы, что, кажется, половину переломов я получил с их доброй помощью. В больнице за миг до того, как потерять сознание, обратил внимание на одну из медсестер, бежавшую за моей каталкой вместе с врачами к операционной. Ее сиськи шестого размера так сильно натянули верхние пуговицы халата, что он вот-вот мог лопнуть и накрыть мое разбитое лицо.

Пару месяцев пролежал в больнице, потом стал ходить, опираясь на трость (Люба привезла какую-то старинную из своей галереи). Мне кажется, элегантно, по крайней мере, необычно, как граф Монте-Кристо. Трахались осторожно, как ежики, выбрали безопасную позу «она сверху», но как-то она переборщила, и у меня сместились позвонки. На время мы ограничились оральными ласками. Теперь мне нужен еще костоправ, но хорошие специалисты только в России.

Позвонил друг детства Миша Кацнельсон и предложил работу в Москве.

Дежа вю…

Через неделю мы с Любой прилетели в Шереметьево, нас встретил сотрудник компании по имени Вадим. На выходе увидел женщину, очень похожую на Лизу из моего сна. Это точно была она, с маленьким ребенком на руках, а рядом мужчина с коляской. Была так же красива, как и в моем сне, только выражение лица искренне счастливое и одета гораздо скромнее. Ее радость передалась мне, я сел в машину, обнял Любу и проводил их взглядом через окно. Я рад за нее и за то, что жизнь — не кошмарный сон, и, чтобы жить, надо иметь мужество выбирать честный путь. Честный по отношению к себе самому. Прекрасная Лиза — больше не героиня моего сна, я предпочту самый увлекательный изо всех возможных снов: саму ЖИЗНЬ.

— Виталий Юрьевич, у компании две квартиры для вас, одна на Патриарших Прудах, вторая на Таганке, абсолютно одинаковые. Какую выбираете?

— Патриаршие.


home | my bookshelf | | Антилузер |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу