Book: Горькое лекарство



Горькое лекарство

Сара Парецки

Горькое лекарство

Рассудочна любовь людей обыкновенных.

В подлунном мире требует она

Для сохраненья чувств и мыслей сокровенных,

Чтобы всегда была ты не одна.

(Отсутствие предмета поклоненья

Лишает нас любовного томленья.)

А вот для нас любовь столь утонченна,

Что оба мы не чувствуем ее.

Без взглядов, без объятий опьяненных,

Без поцелуев мы берем свое.

Ведь души наши в ней убеждены

И даже в смертный час едины и послушны.

И не страшны страдальческие сны —

Они нам золото куют до тонкости воздушной.

Джон Донн«Прощальные слова: запрещение скорби»[1]

Кэтлин

Глава 1

По ту сторону аэропорта О'Хара

Жара и тошнотворное однообразие дороги подействовали так одуряюще, что все пассажиры молчали. Июльское солнце мерцающе обволакивало «Макдональдс», «Видео-Кинг», «Компь-ютерленд», автосалоны, «Бургер-Кинг», «Эрбис», «Колонель» и снова «Макдональдс». У меня болела голова от жарищи, бесконечного потока автомобилей, однообразия всего, всея. И лишь Господь один ведал, как чувствовала себя Консуэло. Когда мы покидали госпиталь, она была невыносимо перевозбуждена и без умолку болтала о работе для Фабиано, деньгах и детской колясочке.

– Ну, уж теперь-то маменька позволит нам встречаться, – радовалась Консуэло, нежно сплетая свои руки с лапами Фабиано.

Наблюдая за ними в зеркало заднего вида, я что-то не заметила на роже Фабиано взаимную радость. Кислый был у него видок... Подонок. Так называла этого парня миссис Альварадо, взбешенная тем, что Консуэло – гордость семьи – умудрилась влюбиться в такого И ведь надо же угораздить: понесла от него! А? Да еще настояла на том, чтобы аборт не делать... Консуэло, бывшая под вечным надзором (несмотря на то, что никто и никогда не стал бы похищать ее, а потом каждый день возить из школы домой), уж сейчас-то находилась буквально под домашним арестом.

Стоило ей заявить, что она ждет ребенка, мама Альварадо потребовала, чтобы свадьба, причем непременно «белая», состоялась в церкви Гроба Господня. Но даже когда амбиция была удовлетворена, мать не выпускала дочь из дому. А Фабиано, тот проживал у своей мамаши.

Все это было бы нелепо, если бы не грозило обернуться трагедией для Консуэло. И надо отдать справедливость маме Альварадо, она хотела этой трагедии избежать. Ей ничуть не улыбалось, чтобы Консуэло превратилась в рабу младенца и мужа, который даже не старался подыскать хоть какую-нибудь работенку.

Консуэло только что окончила школу (на год раньше, благодаря блестящим способностям), но каких-либо практических навыков и особых умений у нее не было. В любом случае миссис Альварадо требовала, чтобы дочка поступила в колледж. Лучшая ученица, староста, настоящая королева класса, победительница уймы конкурсов... Не бросать же все это, чтобы превратиться в замученную тяжким трудом прислугу! Альварадо-старшая вдосталь нахлебалась такой жизни. Воспитала шестерых детей, работая старшей официанткой в кафетерии солидного банка в центре города. Она уже все решила: дочь должна стать врачом, юристом или менеджером – это принесет семье Альварадо славу и деньги. Она не позволит этому злодею и хулигану загубить блистательное будущее дочки. Уж мама об этом позаботится...

Все это я выслушивала не один раз. Кэрол Альварадо, старшая сестра Консуэло, служила медсестрой у Лотти Хершель. Кэрол умоляла сестру сделать аборт: общее состояние здоровья Консуэло было не ахти какое. В четырнадцать лет она перенесла операцию на мочевом пузыре, а плюс к сему у нее был и диабет. И Кэрол и Лотти пытались внушить: эти обстоятельства могут привести к осложнениям при беременности, но Консуэло уперлась – хочу ребенка и все тут. В шестнадцать лет, да с диабетом, ну, тут уж ни одной беременной бабе не позавидуешь... А в августе, если у вас в доме нет кондиционера, особенно. Но Консуэло, худющая и больная, была счастлива. Наконец-то она избавится от гнета семьи и освободится от бремени надежд и славы, взваленного на нее родней.

Все, впрочем, знали, что лишь гнев братьев Консуэло толкал Фабиано на поиски работы. Его мать, казалось, была готова вечно содержать сынка. А он, видно, рассчитывал, если и дальше оставить все как есть, глядишь, выскользнешь и из жизни Консуэло. Однако Пол, Херман и Диего все это лето дышали ему в затылок. Однажды они его поколотили, рассказывала Кэрол, немного встревоженная, – Фабиано вроде бы водился с уличными бандитами. Но именно это подвигло его на какие-либо маневры по части трудоустройства.

А тут еще появилась реальная возможность; на фабрике, что вблизи Шомбурга, нанимали неквалифицированных рабочих. У Кэрол же был приятель, чей дядя подвизался там менеджером; без особого энтузиазма, но он согласился помочь. Конечно, в том случае, если Фабиано соизволит пожаловать для предварительной беседы...

Этим утром Кэрол подняла меня с постели в восемь утра. Она заявила, что хотя ей и претит беспокоить мою особу, но сегодня все будет зависеть от интервью, которое соблаговолит дать фабрикантам этот самый Фабиано. Увы, у него, видишь ли, «тачка» поломалась.

– Этот ублюдок, – сказала Кэрол, – наверняка сам ее изуродовал, только бы не ехать на фабрику... Лотти из клиники никак не вырваться. Мама Альварадо не водит машину. Все братья йа службе. Я знаю, Ви.Ай., какая это для тебя морока, но ты почти член нашей семьи, а мне не хотелось бы впутывать посторонних в дела Консуэло.

Я скрипнула зубами. Фабиано был из тех вялых и одновременно наглых панков, чьи «интересы» мне, как казенному адвокату, довелось защищать в суде чуть ли не всю мою сознательную жизнь. Я надеялась оставить их за бортом еще восемь лет назад, когда стала частным детективом. Однако члены семейства Альварадо обладали способностью бескорыстно жертвовать собой: на прошлое Рождество Кэрол весь день просидела возле меня, выхаживая после незапланированного купания в озере Мичиган. А Пол Альварадо буквально не отходил от Джил Тайер, когда ее жизнь была в опасности. Я могла бы припомнить множество других оказий, серьезных и не очень. Словом, выбора не было. Я согласилась забрать их из клиники Лотти в полдень.

Клиника была недалеко от озера, так что бриз слегка умерял ужасающую жару этого лета. Однако, когда мы выехали на скоростную магистраль и устремились к северо-западным окраинам, тяжелый душный воздух придавил нас. В моем автомобильчике нет кондиционера, и горячий вихрь врывался в окна, подавляя даже энтузиазм Консуэло.

Я видела в зеркальце, как она побелела и увяла. Фабиано отодвинулся от нее, кисло пробормотав, что такая женщина – помеха для тесного соседства. Мы подъехали к перекрестку с шоссе номер 58.

– Тут скоро должен быть поворот, – сказала я не оборачиваясь. – Куда нам?

– Налево, – буркнул Фабиано.

– Нет, – возразила Консуэло, – направо. Кэрол говорила – северная часть автострады.

– Наверное, именно тебе и надо бы потолковать с менеджером; – зло сказал Фабиано по-испански. – Ты устроила встречу, ты дорогу знаешь. Ну? Доверишь переговоры мне или хочешь сама?

– Прости, Фабиано! Пожалуйста! Ведь я же ради ребенка все делаю. И уверена, что ты сам прекрасно все устроишь.

Этот гад отшвырнул ее беспомощную, протянутую в умоляющем жесте руку... Мы выкатили на шоссе Осэйдж. Я повернула на север, проехала милю или две. Консуэло оказалась права: «Кэнэри и Бидвелл, производители красителей» гнездилась поблизости от дороги в модерновом промышленном квартале. Длинное белое здание было вкраплено в ландшафтик с искусственным прудом, где плескались утки.

Завидев их, Консуэло оживилась:

– Какая прелесть! Как славно тебе будет трудиться, имея под боком и деревья и этих милых уточек.

– Как же, славно, – саркастично согласился Фабиано. – Отмотав полста километров по жаре, я конечно же поддамся очарованию.

Я припарковала машину в закутке, отведенном для гостей.

– Мы с Консуэло полюбуемся прудом, пока ты будешь вести переговоры. Удачи тебе.

Я постаралась вложить в это пожелание предельный энтузиазм. Если Фабиано не поступит на работу до рождения ребенка, то, возможно, Консуэло бросит его, получит развод или аннулирует брак. Ну а госпожа Альварадо вопреки самой неистовой морали будет ухаживать за ребеночком. Возможно, его рождение освободит Консуэло от ее страхов и она наконец устроит свою жизнь.

Она робко попрощалась с Фабиано и даже вознамерилась чмокнуть его в щечку, но не встретила никакого взаимопонимания. Притихшая, она проследовала за мной по тропинке к пруду; седьмой месяц беременности делал ее медлительной и неуклюжей... Мы уселись в скупой тени деревцов и молча любовались птицами. Привыкшие к подачкам визитеров, те подплыли с требовательным карканьем.

– Если будет девочка, вы с Лотти должны стать крестными мамами, Ви. Ай.

– Ты хочешь назвать ее Шарлотта Виктория?! Тяжкая ноша для дитяти. Посоветуйся-ка с мамой, Консуэло. Может быть, это помирит вас.

– Помирит? Мама считает меня развратной негодницей. И Кэрол так думает. Только Пол мне малость сочувствует... А ты, Ви. Ай., тоже считаешь меня развратной?

– Да нет, дорогая, ты просто испугалась. Они хотели, чтобы ты отправилась в «Страну гринго» одна и завоевала им всем премии и призы. Но это не под силу одиночке.

Она взяла меня за руку, совсем как малый ребенок.

– Значит, ты согласишься стать крестной?

Не понравилось мне, как она выглядит: слишком бледная, с, красными пятнами на щеках.

– Видишь ли, я не христианка. И твой священник-католик выскажет мне недовольство на этот счет... Слушай, может, посидишь здесь одна, а я сбегаю в бистро и принесу чего-нибудь холодненького попить.

– Я... Не бросай меня, Ви. Ай. Странно себя чувствую, ноги отяжелели ужас как. Мне кажется... начинаются роды.

– Но этого быть не может. Ты же только в конце седьмого месяца!

Я пощупала низ ее живота, не зная точно, какие признаки нужно искать. Однако юбка у нее была вся мокрющая; я еще разочек попробовала, вроде бы действительно схватки. Не помня себя, оглянулась по сторонам: ни души! Это естественно, когда находишься в районе аэропорта О'Хара. Улиц нет, прохожих тоже, безлюдье полнейшее, лишь нескончаемые километры киосков и забегаловок.

Преодолев панику, я спокойно сказала:

– Сейчас оставлю тебя одну на несколько минут, Консуэло. Пойду на фабрику, узнаю, где ближайшая клиника, и тотчас же вернусь... Постарайся дышать размеренно: глубокий вдох, задержи его, сосчитав до шести, медленно выдохни.

Она вцепилась в мою руку, мы немножко попрактиковались. Карие глаза казались огромными на искаженном гримасой бледном лице, но Консуэло заставила себя улыбнуться.

Войдя в здание, я несколько ошалела. В воздухе пахло чем-то едким, над головой шумело, но ни конторки, ни вахтера не было. Таким мне виделся вход в ад. Я пошла на звуки по коридорчику. Справа оказалась огромная комната, набитая бочками и суетившимися людьми. Слева виднелась стальная решетчатая дверь, над ней надпись «Приемная». За дверью восседала дама средних лет в очках с крашеными волосами. Не жирная, нет, просто рыхлая – результат бедняцкого питания, без утренней зарядки. Дама трудилась над горами входящих и исходящих бумаг, это был прямо-таки сизифов труд.

Когда я обратилась к ней, она бросила на меня мимолетный обеспокоенный взгляд. Я обрисовала ситуацию как только могла выразительно.

– Мне надо срочно позвонить в Чикаго, поговорить с врачом и выяснить, куда ехать.

Стекла очков дамы сверкали, и я не могла увидеть выражения ее глаз.

– Беременная девица?! Там, у пруда? Убеждена, вы ошиблись.

Она говорила в нос, с акцентом, свойственным жителям южных окраин Чикаго, – туда ныне приблизилась более или менее фешенебельная Маркет-парк.

Я глубоко вздохнула и вновь постаралась объяснить:

– Ее муж сейчас здесь, ведет переговоры с мистером Муньозом. По поводу работы. А она приехала вместе с нами. Ей шестнадцать. Она беременна, и у нее начались схватки. Мне нужно созвониться с ее доктором и найти подходящую клинику.

С минуту рыхлое тело дамы как бы колыхалось.

– Не могу взять в толк, о чем вы, моя дорогая. Но если вам нужен телефонный аппарат, тогда войдите.

Она надавила на кнопочку, раскрывающую стальные врата помещения, показала, где телефон, и вновь увязла в горах документов.

Кэрол Альварадо откликнулась с удивительным спокойствием, возникающим у некоторых людей в кризисных ситуациях. Лотти сейчас в хирургии госпиталя «Бет Изрейэль». А сама Кэрол позвонит в тамошнюю акушерскую и выяснит, куда надлежит везти ее сестру Консуэло. Да, Кэрол знает, где я, несколько раз была там у Хектора. Я продолжала держать трубку.

Она взмокла в руках, подмышки вспотели, ноги дрожали. Я боролась с желанием закричать от нетерпения. Моя рыхлая «компаньонша» украдкой поглядывала на меня сквозь горы бумаг. Чтобы успокоиться, я несколько раз глубоко вздохнула. Когда Кэрол наконец-то вновь возникла на линии, я уже дышала довольно сносно и могла сосредоточиться на ее словах.

– Там где-то неподалеку от вас находится госпиталь «Дружба-5». Доктор Хэтчер из «Бет Изрейэль» сказал, что в этом госпитале наверняка есть отделение третьего уровня для недоношенных. Срочно везите ее туда, мы же отправим к ней доктора Малькольма Треджьера – помочь. А я постараюсь связаться с мамой и побыстрее разделаться с клиникой.

Малькольм Треджьер был партнером Лотти. С год назад Лотти без особой охоты согласилась на почасовую работу в родовспомогательном отделении «Бет Изрейэль», что, впрочем, сделало ее своего рода знаменитостью. Однако, коли уж вы беретесь быть повивальной бабкой, вам нужна поддержка. После открытия своей клиники Лотти пригласила коллегу-партнера. Малькольм Треджьер, дипломированный акушер, разделял ее взгляды на медицину и восхищался ее умением быстро найти ключ к сердцу пациентов.

Повесив трубку, я испытала чувство огромного облегчения и обратила вопрошающий взор к моей «компаньонше» с дряблым подбородком. В свою очередь, та смотрела на меня с нескрываемым возбуждением и любопытством. Да, ей известно, где это – «Дружба-5». «Кэнэри и Бидвелл» направляли именно туда своих случайно, знаете ли, пострадавших работников. Всего пару миль отсюда по шоссе, не ошибетесь, сразу увидите...

– А не могли бы вы позвонить туда сейчас же и предупредить о нашем приезде? Скажите им, что это диабет, молоденькая девушка...

Теперь, когда кризис миновал, дама была не только готова, но даже рада помочь...

Как спринтер, я ринулась к Консуэло. Та лежала под молодым деревцем, прерывисто дыша. Стоя перед ней на коленях, я потрогала ее лицо. Кожа холодная, набрякшая потом. Не открывая глаз, она пробормотала что-то по-испански. Убейте, я не могла понять что, поняла только несколько слов, обращенных к маменьке. Видимо, ей казалось, что она здесь.

– Да, да, детка, я здесь. Ты не одна. Все сейчас сделаем, как надо. Пойдем, доченька, пойдем, держись!

Я чувствовала, что вот-вот задохнусь, сердце в груди сжалось от сострадания.

– Держись, Консуэло! Только не умирай, ну, пожалуйста.

Не помню как, но мне удалось поставить ее на ноги. То ли я волокла ее на себе, то ли подталкивала, но мы прошли крестный путь к машине, каких-то сто ярдов... Больше всего я боялась, что Консуэло упадет в обморок... Когда мы были уже в автомобиле, мне показалось, что она потеряла сознание, но все свои силы я употребила на то, чтобы четко выполнять указания крашеной дамы из «Приемной». Та-ак-с, прямо по дороге, второй поворот налево, следующий – направо. Вот и госпиталь, распластавшийся на земле, точно огромная морская звезда. Я «вломилась» чуть ли не в самый приемный покой. Дама с фабрики хорошо сделала свое дело. Стоило мне открыть дверцу автомобиля, как носилки были уже у машины. Умелые руки профессионально выхватили Консуэло и уложили на каталку.

– У нее диабет, – сказала я дежурному ординатору. – И двадцать восемь недель беременности. Это все, что я могу сообщить.

Скоро сюда прибудет врач из Чикаго, который досконально знает историю ее болезни.

Металлические двери с шипением открылись, ординатор следовал за носилками, а я брела по холлу до тех пор, пока внутренний вход приемного покоя не поглотил Консуэло. Что ж, если она выдержит тяготы, связанные с этими катетерами и шлангами, до приезда Малькольма, все будет в порядке.

Я твердила себе это, бредя вслед за носилками. В конце коридора, наверное через милю, наткнулась на сестринскую палату. Две белые молодые женщины в белоснежных накрахмаленных шапочках энергично обменивались краткими фразами. Судя по внезапным взрывам хохота, они разговаривали явно не о только что поступившей пациентке.

– Извините, – обратилась я к ним. – Меня зовут Ви. Ай. Варшавски, я только что привезла женщину с преждевременными родами. К кому мне обратиться?

Одна из сестер заявила, что тут же свяжется с номером 108. Другая поправила свою шапочку, видимо, для того, чтобы убедиться: ее «медицинский облик» в полном порядке, и, надев на себя докторскую улыбку – безличную, но в то же время покровительственную, – проговорила:



– Боюсь, что к нам еще не поступала информация об этой больной. Вы ее мать?

Мать?! Ничего себе, подумала я, внезапно придя в ярость. Хотя для этих молоденьких бабенок я выглядела даже бабушкой.

– Нет, просто друг семьи. Ее доктор будет здесь в течение часа. Малькольм Треджьер, он из группы Лотти Хершель. Вы не могли бы сообщить это персоналу из блока интенсивной терапии?

Мне подумалось, что всемирно известную Лотти конечно же должны знать даже здесь, в Шомбурге.

– Кого-нибудь найду, чтобы им сказали. Естественно, как только освободится дежурная сиделка.

Она как-то тупо улыбнулась мне и продолжила:

– Ну а пока почему бы вам не подождать в посетительской? Это – там, в конце коридора. Здесь не место для посторонних. Разумеется, до времени, отведенного для посещений.

Каюсь, я растерянно заморгала. Какое отношение это имело к сведениям о здоровье Консуэло? Впрочем, лучше сэкономить силенки для настоящей драки. Я вышла и отыскала посетительскую.

Глава 2

Крещение инфанты

Комната отличалась особой стерильностью, которую в клиниках, очевидно, создают специально, дабы люди, мающиеся в ожидании плохих вестей, в максимальной степени почувствовали свою беспомощность. Дешевенькие ярко-оранжевые кресла, обитые искусственной кожей, чопорно выстроились вдоль молчаливых стен безликого желтовато-розового колера. На креслах и овальном металлическом столе были разбросаны старые номера журналов «Беттер хоумз энд гарденз», «Спорте иллюс-трейтед» и «МакКоллс». Единственной моей сотоваркой оказалась дама средних лет, смолившая одну сигарету за другой. Она сидела неподвижно, без каких-либо эмоций. А если и двигалась, то только для того, чтобы достать очередную сигарету и прикурить от золотой зажигалки... Небудучи курильщицей, я была лишена даже этого небольшого развлечения.

Я тщательно проштудировала каждое слово отчета о весьма спорном бейсбольном матче на первенство мира 1985 года, когда появилась мегера, с которой я разговаривала в сестринской палате.

– Это вы говорили, что приехали с беременной девушкой? – спросила она.

Кровь застыла в моих жилах:

– А что?.. Она... Есть какие-то новости?

Она покачала головой, издав легкий смешок.

– Мы только что заметили, что никто не заполнил ее карточку. Такой, видите ли, информационный листок. Не потрудитесь ли вы пройти со мной и сделать это?

Она провела меня сквозь длинный ряд запиравшихся на ключ коридоров к офису при входе в госпиталь.

Плоскогрудая увядшая блондинка приветствовала меня с нескрываемой злобой.

– Вам бы следовало явиться сюда, как только вы приехали, – раздраженно сказала она.

Я бросила взгляд на именной жетон, несколько увеличивавший бюст этой особы.

– А вам следовало бы вывесить специальные листочки-предупреждения с изложением здешних правил. Не умею читать чужие мысли, миссис Кеклэнд.

– Но мы ничего не знаем об этой девушке. Ни ее возраста, ни истории болезни, никого, с кем можно связаться в случае, если возникнут какие-то проблемы...

– Не кричите, пожалуйста, – попросила я. – Вот я – тут, перед вами. Я известила ее доктора и семью. И сейчас, воспользовавшись паузой, отвечу на ваши вопросы. На те, разумеется, что смогу.

Сопровождающая меня медсестра, у которой оставалось достаточно свободного времени, чтобы посмотреть «мыльное» шоу, примостилась у окна с безразличным видом, но явно подслушивала наш разговор. Миссис Кеклэнд торжествующе на нее поглядела. Уж она-то прекрасно работала на публику.

– Кэрол Эстерхази позвонила к нам в реанимационное отделение, и мы предположили, – продолжала она, – что эта девица с фабрики «Кэнэри и Бидвелл»; у нас с ними заключено нечто вроде страхового соглашения. Но когда я перезвонила ей и справилась относительно лицевого счета социальной помощи пациентки, то узнала, что эта девушка на фабрике не работает. Какая-то мексиканка, преждевременные роды... Да. Но мы здесь не занимаемся благотворительностью. Это не больничка для неимущих. А потому собираемся перевести данную пациентку в соответствующее медицинское учреждение, в обычный госпиталь.

Голова моя помутилась от гнева.

– А вам известно что-нибудь о здравоохранительном законе штата Иллинойс? Уж мне-то все доподлинно известно. Закон гласит: вы не имеете права отказать в неотложной помощи только на том основании, что клиент якобы не сможет заплатить. Мало того. Каждая клиника этого штата по закону обязана наблюдать за роженицей. Буду счастлива прислать вам точный текст вышеупомянутого закона. А плюс к сему повестку с вызовом в суд, если что-либо случится с миссис Эрнандез, поскольку вы отказали ей в помощи.

– Там ждут нашего, решения: будем ли мы перемещать больную? – сказала моя оппонентка, вытянув губы лодочкой.

– Вы что же, вообще не лечите ее? – Мне показалось, что моя голова вот-вот разорвется на части, и уж лучше бы мне воздержаться и не смазать по физиономии собеседницу. – А ну-ка, проводите меня к главному врачу. Немедленно!

Вероятно, накал моей ярости подействовал. А может, угроза предпринять активные судебные действия.

– Нет-нет, – торопливо выговорила миссис Кеклэнд. – Ее лечат. Оказывают помощь в данный момент. И если не требуется перевозить ее куда-либо еще, ей дадут постоянное место. И весь разговор.

– Сию же минуту позвоните и скажите, что больную переместят только в том случае, если доктор Треджьер сочтет это нужным. Но не ранее того.

Узенькая щелка ее губ как бы совершенно расклеилась.

– Вам все-таки придется переговорить с мистером Хамфрисом.

Она резко встала, очевидно, желая придать таким образом угрожающий характер своим движениям, но это выглядело всего-навсего так, как если бы разозленный воробей нападал на корку хлеба. Она нырнула в коридорчик справа от меня и скрылась за массивной дверью... А сестра, выступавшая в роли гида, воспользовалась этим, чтобы улизнуть. Кто бы ни был этот самый мистер Хамфрис, ей не-хотелось, чтобы он застал ее бездельничающей в рабочее время.

Я схватила запись поступления Консуэло в клинику, эту запись вела не иначе как сама миссис Кеклэнд. Имя, возраст, вес – ничего! Никаких данных. Одна графа, правда, была заполнена – «пол»: пошли ведь на риск... Разгадать же вторую загадку они не смогли: способна ли пациентка оплатить оказанные ей услуги? Это заставило их зачислить Консуэло в неимущие – слово, выглядевшее этаким припудренным ругательством. Что ж, американцы никогда не сочувствовали бедным, а с избранием Рейгана президентом, бедность с ее проблемами стала считаться почти таким же тяжким преступлением, как насилие над ребенком.

Я была занята тем, что вычеркивала все эти «неизвестно», вписывая нужную информацию о Консуэло, когда Кеклэнд явилась в сопровождении мужчины примерно моих лет. Его каштановая шевелюра была тщательно ухожена, каждый волосок уложен с предельной точностью. Только тут я представила себе, как выгляжу сама, с разметавшимися патлами, в простеньких джинсах и дешевенькой тенниске.

Он соизволил протянуть мне холеную руку с аккуратно наманикюренными розовым лаком ноготками.

– Я – Алан Хамфрис, исполнительный директор госпиталя. Миссис Кеклэнд говорит, что у вас возникли какие-то проблемы.

Моя рука истекала потом, поэтому я постаралась лишь дотронуться до его благоухающей ладони.

– Ви. Ай. Варшавски, друг семьи Альварадо и их адвокат.

Миссис Кеклэнд сообщила мне, что вы сомневаетесь, лечить либо нет миссис Эрнандез. На том основании, что предполагаете, будто «эта мексиканка» не сможет оплатить ваши счета.

Хамфрис воздел руки к потолку и, хмыкнув, изрек:

– Ну и ну! Разумеется, чувство некоторого беспокойства есть, не спорю, но только на тот счет, чтобы не принимать слишком много неимущих больных. Впрочем, нам прекрасно известно, что по законам штата Иллинойс мы обязаны помогать в особо сложных и срочных случаях.

– Так почему же тогда миссис Кеклэнд сказала, что вы собираетесь отправить мою подопечную в другую клинику?

– Уверен, это недоразумение. Слышал, слышал, что и вы и она погорячились. Да это и понятно. Трудненько вам сегодня пришлось!

– Что именно вы предпринимаете в отношении миссис Эрнандез?

Хамфрис засмеялся совсем по-мальчишески.

– Видите ли, я администратор, а не лечащий врач. Поэтому не могу посвятить вас в детали. Но если вы желаете переговорить с доктором Бургойном, то я попрошу его заглянуть сюда к вам. Конечно, только после того, как он покинет блок интенсивной терапии... Миссис Кеклэнд также сказала, что сюда едет личный врач пациентки. Как бишь его?

– Малькольм Треджьер. Он практикует вместе с доктором Шарлоттой Хершель. Мистер Бургойн, вероятно, слышал о ней. Она пользуется большим авторитетом среди врачей-акушеров.

– Не волнуйтесь, я обязательно дам вам знать, что сюда пожалует Треджьер... Ну а пока почему бы вам вместе с миссис Кеклэнд не заполнить вот эту анкету? Мы стараемся держать нашу отчетность на высоте.

Он улыбнулся ничего не значащей улыбкой, протянул на прощание холеную руку и удалился в свои Палестины.

Мы трудились с госпожой Кеклэнд, сохраняя, так сказать, вооруженный нейтралитет.

– Когда сюда приедет ее мать, – твердо заявила я, – она сможет представить вам карточку Консуэло о социальном страховании.

Я была уверена, что миссис Альварадо и ее дочь Консуэло, так же как и все их сородичи, обладают такими карточками. Именно семейными. Недаром же мама двадцать лет состоит в корпорации кафе и ресторанов.

После заполнения графы «поступившая, но не обязательно больная или увечная» я вернулась к входным дверям приемного покоя, ибо именно туда должен был подъехать Треджьер. Заодно запарковала свой автомобиль в надлежащем месте, проделав все это, с трудом передвигаясь и обдуваемая тяжелым июньским воздухом; со вздохом выбросила из головы грезы о холодной воде Мичигана, вышвырнула из сознания почти неотступные, привязанные ко мне сотнями трубочек и шлангов мысли о Консуэло. Каждые пять минут я смотрела на часы, словно торопя приезд Малькольма Треджьера.

Уже после того как минуло четыре, поблекший голубой «додж» заскрипел шинами невдалеке от меня. Треджьер вышел, дождавшись, когда движок окончательно заглох. Миссис Альварадо величественно выбралась из задней дверцы.

Поджарый спокойный негр Треджьер обладал огромным чувством собственного достоинства, столь присущим удачливым хирургам, правда, без обычно сопутствующего ему снисходительного высокомерия.

– Рад, что ты здесь, Вик, – сказал он. – Не запаркуешь мою «тачку»? А я пойду взгляну что и как.

– Имя доктора – Бургойн. Двигай по холлу прямо, попадешь в комнату медсестер, они тебя проводят.

Он кивнул и исчез внутри клиники. Я оставила миссис Альварадо в дверях приемной, пока переставляла «додж» поближе к моему «шеви-ситэйшн». Когда я присоединилась к ней, она скользнула по мне плоскими черными глазами, причем взгляд ее был настолько бесстрастен, что казался презрительным. Я пыталась ей что-то сказать, ну хоть что-нибудь о Консуэло, но тщетно, ее мертвенное молчание просто убивало все мои намерения. И потому далее я эскортировала ее по коридору молча. Она проследовала за мной в обезличенную стерильность посетительской, ее желтое форменное платье туго обтягивало мощные бедра. Она долго сидела, упершись локтями в колени, черные глаза ничего не выражали. Правда, через некоторое время она взорвалась:

– Нет, ты скажи, Виктория, что я сделала не так? Ведь только добра хотела дочке! Ну и что в этом плохого?

Попробуйте-ка ответить на такой вопросик.

– Каждый выбирает то, что ему по душе, – беспомощно проговорила я. – Конечно, нашим матерям мы кажемся маленькими. И все-таки мы все – разные люди.

Я не стала продолжать. Хоть и хотела сказать, что она сделала все наилучшим образом, но не для Консуэло. Впрочем, если бы Альварадо-старшая и прислушалась к моим словам, то это было не самое лучшее время для сентенций.

– И почему, почему именно этот ужасный парень? – запричитала она. – Ну был бы кто-нибудь другой, я бы поняла Консуэло. У нее, что, не было хороших парней? Такая прелестная, живая, она могла выбрать любого. Любого, кто хотел бы, хотел бы ее. Но вот вам: она выбрала этого подонка! Этот мусор! Ни образования. Ни работы. Благодарение Господу Богу, что ее отец не дожил до этих дней, не увидел все это.

Я ничего не сказала в ответ, зная, что благодарения Богу обернутся против Консуэло... «Да он бы в гробу перевернулся. Если бы не умер, уж это-то его бы доконало...» Сие «песнопение» я давно знала наизусть. Бедняжка Консуэло, в какую она попала передрягу... Мы посидели некоторое время в полном молчании. Что бы я ни сказала, ничто не утешило бы миссис Альварадо должным образом.

– А ты хорошо знаешь этого негра, этого доктора? – наконец произнесла миссис Альварадо. – Он хороший врач?

– Очень! Поверьте, уж раз не удалось привлечь Лотти, то есть доктора Хершель, то я выбрала бы только его...

Когда Лотти только открыла свою клинику, ее поначалу звали по-испански «эса юдиа» – «эта еврейка». Ну а потом не иначе как «доктор». Ныне же вся округа молилась на нее. К ней шли по всяким поводам: детский насморк, неурядицы на службе, увольнение... По моим предположениям, и Треджьер тоже станет «доктором».

Он вышел к нам в половине седьмого, сопровождаемый человеком в халате и священником. Лицо Малькольма посерело от усталости. Он подсел к миссис Альварадо и очень серьезно посмотрел на нее.

– Это доктор Бургойн, который занимался Консуэло, когда она сюда поступила, – представил он человека в халате. – Нам не удалось спасти ребенка. Мы сделали все возможное, но дитя было слишком слабенькое. Не могло дышать даже с респиратором.

Доктор Бургойн, белокожий, лет тридцати пяти, со слипшимися от пота черными волосами, не мог справиться с ходившими ходуном желваками. Свою серую докторскую шапочку он перекладывал из руки в руку.

– Мы подумали, – честно сказал он, что, если бы мы задержали роды, это причинило бы большой вред вашей дочери.

Мамаша проигнорировала его слова, хотя весьма категорически потребовала сказать, крестили ли ребенка:

– О да, да, – подтвердил священник. – Меня позвали тотчас же, как ваша дочь родила ребеночка. Она сама на этом настояла. Мы назвали девочку Викторией Шарлоттой.

У меня даже сердце екнуло. Кое-какие стародавние суеверия, связанные с именами и душами, приводят меня в трепет.

Я знала, что это нелепо, но почувствовала непонятную связь с умершей девочкой. И все оттого, что ребенок носил мое имя.

Священник сел в кресло рядом с миссис Альварадо и взял ее за руку.

– Ваша дочь – храбрая девочка, но она очень расстроена, в частности тем, что вы будете сердиться на нее. Не могли бы вы пройти к ней и сказать, что любите ее?

Миссис Альварадо встала, не сказав ни единого слова.

Она проследовала за священником и Треджьером в ту уединенную гавань, где нашла временное убежище Консуэло. Бургойн остался в посетительской, он не глядел на меня, вообще ни на кого не глядел. Он перестал тормошить шапочку, но его умное, я бы сказала, утонченное лицо выражало все, и это были неприятные мысли.

– Как она сейчас? – спросила я.

Звук моего голоса вернул доктора к действительности. Он слегка привстал.

– А вы их родственница?

– Нет, я их адвокат. А также их друг и приятельница доктора, лечащего Консуэло, – Шарлотты Хершель. Я привезла сюда девушку, потому что мы с ней ездили на фабрику. В дороге у нее начались схватки.

– Да, чувствует она себя неважно. Давление вдруг снизилось до такого уровня, что я испугался: как бы не умерла. Тогда-то мы и извлекли ребенка. Чтобы полностью сконцентрироваться на самой роженице, привести ее более или менее в норму. Сейчас она в сознании, положение стабильно, но я все же считаю, что кризис еще полностью не миновал.

Малькольм вернулся в посетительскую.

– Миссис Альварадо, – заявил он, – хочет забрать дочь в Чикаго, в госпиталь «Бет Изрейэль». Но я думаю, ее не следует сейчас перевозить. А вы как полагаете, доктор?

Бургойн поддержал его:

– Если состав крови и давление останутся на таком же уровне в течение суток, то тогда и можно о чем-то говорить... Но отнюдь не сейчас... Извините, у меня есть еще один пациент, и я должен взглянуть на него...

Он ушел, плечи опущенные, сгорбившийся. Какие бы чувства администрация этого госпиталя ни испытывала по отношению к дальнейшему пребыванию и лечению Консуэло, Бургойн явно воспринял все близко к сердцу.

Малькольм отозвался, словно эхо:

– Мне кажется, он сделал все как нельзя лучше. Но ситуация, понимаешь ли, то и дело выходила из-под контроля. Поверь, это трудно – приехать, когда все уже началось, в разгар событий и сразу установить, достигнуто ли улучшение. По крайней мере, для меня это трудно. Если бы Лотти была рядом...

– Ну, я думаю, она сделала бы то же самое, что и ты.

– У нее больше опыта. И она знает много всяких приемов. В этом разница. – Он устало потер глаза. – Мне нужно продиктовать отчет, пока помню детали... Ты сможешь присмотреть за госпожой Альварадо и ее семьей, когда они здесь появятся?.. У меня сегодня дежурство в госпитале, и я должен ехать туда. Я уже переговорил с Лотти, она будет наготове, если состояние Консуэло ухудшится...



Конечно, я согласилась – без радости. Я так хотела уехать отсюда, от моей мертвой тезки, от всех этих специфических запахов и звуков, свойственных медицинским учреждениям и столь привычных больным. Но я не могла бросить семейство Альварадо на произвол судьбы. Я проводила Малькольма через холл, отдала ему ключи зажигания, сказала, где найти машину. И в первый раз за все это время подумала о Фабиано. Так где же все-таки отец ребенка? И какое это облегчение для него узнать, что вообще никакого ребенка-то и нет, а потому и работы никакой искать не надо...

Глава 3

Горделивый отец

Я еще немного постояла в дверях приемного покоя, пока не уехал Малькольм. Это крыло госпиталя выходило на пустырь, где затевалось строительство жилья, всего в какой-нибудь четверти мили отсюда. Если смотреть сбоку, можно подумать, что ты вообще в пустыне. Я видела, как смягчалось ночное небо. Летние сумерки, их ласкающая теплота – лучшее для меня время суток.

В конце концов я поплелась снова в посетительскую, где у дверей столкнулась с доктором Бургойном. Он был уже в своем гражданском одеянии и шел, опустив голову, держа руки в карманах.

– Извините, – окликнула я. Он присмотрелся и узнал меня.

– Ах, это вы... Адвокат Альварадо...

– Да. Ви. Ай. Варшавски... Послушайте, вот что мне хотелось бы узнать. Ваша служащая сказала, что вы не лечите Консуэло на том основании, что считаете необходимым перевести ее в больницу для неимущих. Это правда?

Он озабоченно посмотрел на меня. Мне даже показалось, что на его лице, как на компьютере, отразилась «вспышка»: судебный иск из-за плохого ухода за больным.

– Когда она только-только поступила, я надеялся, что нам удастся настолько поправить ее дела, что она сможет переехать в Чикаго и лечиться у своего врача, под семейным присмотром. Но вскоре стало ясно, что улучшения не произойдет. И уж конечно, мне бы и в голову не могло прийти – допытываться у коматозной пациентки-роженицы насчет ее платежеспособности.

Он выдавил из себя улыбку и продолжал:

– Для меня всегда загадка, как слухи просачиваются из операционных блоков в административные круги? Но так было и есть. И всегда эти слухи на поверку выходят чепухой... Кстати, могу я угостить вас чашечкой кофе? Я зверски устал, мне просто необходимо немного расслабиться, прежде чем попаду домой.

Я заглянула в посетительскую. Миссис Альварадо еще не вернулась. У меня мелькнуло подозрение, что приглашение на кофе в большей мере объясняется желанием быть на дружеской ноге с адвокатом семьи, дабы снять опасения, связанные с возможным иском по поводу плохого ухода за больным. Но день, проведенный с семейством Альварадо, вывернул меня наизнанку, и я жаждала хотя бы нескольких минут общения с кем-нибудь другим.

Ресторан госпиталя превосходил подобные заведения при многих других больницах. Запах еды напомнил, что я не съела ни крошки после завтрака. Я заказала жареного цыпленка и салат, а Бургойн – бутерброд с индейкой и крепкий кофе.

Он спросил, что мне известно об истории болезни Консуэло и о всей ее семье, а также довольно корректно поинтересовался, каким образом завязались наши отношения.

– Я слышал о докторе Хершель, – отрывисто бросил он. – По крайней мере, знаю, кто она. Проходил практику в Нортвестерн, там же работал. Но «Бет Изрейэль» – лучшее заведение в области родовой патологии, особенно связанной с большим риском. Поэтому практика там просто неоценима. Меня приняли туда в штат после того, как я проординаторствовал четыре года. И хотя ныне доктор Хершель занята там неполный рабочий день, о ней ходят легенды.

– А почему вы не остались?

Он скорчил гримасу.

– «Дружба» открыла эту клинику в 1980 году. У них на юго-востоке и так уже около двадцати больниц. Но эта – их первое предприятие в гуще западной части, и они из кожи вон лезли, чтобы сделать «Дружбу-5» образцово-показательным заведением. О, они много мне предложили. Не только деньги. Возможность реализации некоторых моих задумок, всяческие новшества, вот я и не смог отказаться...

– Понятно, – сказала я.

Мы еще немного поболтали, но я и так уже покинула мой пост на сорок минут. И сколь ни претили мне мои обязанности, я подумала, что лучше бы вернуться к миссис Альварадо. Бургойн немного проводил меня, затем отправился к стоянке.

Когда я вошла, мама Альварадо недвижно восседала в оранжевом кресле. На мои расспросы о Консуэло она откликнулась сетованием о чудесном провидении и справедливости.

Я предложила ей пойти со мной в ресторан, что-нибудь съесть, но она отказалась. Вновь погрузившись в безмолвие, Альварадо сидела как вкопанная, ожидая, что кто-нибудь придет с новостями о дочери. У ее благопристойного спокойствия был привкус беспомощности, рвавшей мне нервы: нет, ни за что не пойдет она к сестрам справиться о Консуэло, будет сидеть здесь, пока не выгонят. Она не хотела ни о чем разговаривать; вообще не хотела ничего – только сидеть здесь, закутавшись в печаль, как в свитер, надетый поверх ее униформы.

Ну и облегчение же это было, когда примерно в девять прикатила Кэрол с двумя братцами. У Пола, толстяка лет двадцати, было тяжелое уродливое лицо гангстера. Когда он был еще школьником, мне множество раз доводилось вызволять его, особенно летом, из полицейских участков, куда его прихватывали из-за подозрительной внешности. И только когда он улыбался, во взгляде проступали присущие ему ум и благопристойность.

Диего был тремя годами моложе Пола и чем-то похож на Консуэло, невысокий, хрупкий. Кэрол ввела их в приемную и бросилась к мамаше. Поначалу тихий, спокойный разговор вдруг скандально взорвался криком:

– Как?! Ты говоришь, не видела ее после ухода Малькольма?! Но ты можешь ее повидать, ведь ты ее мать. Это безумие, мама, ждать, чтобы доктор разрешил ее посетить.

Она волокла мать из комнаты.

– Как Консуэло? – спросил Диего.

Я покачала головой.

– Не знаю. Малькольм не уезжал, пока не убедился, что ее состояние стабилизировалось. Знаю только, что он говорил с Лотти, и, вероятно, она выскажет собственное мнение.

Пол приобнял меня за плечи.

– Ты верный друг, Ви. Ай. Ты просто как член семьи. Почему бы тебе не поехать домой, немного не отдохнуть? А мы приглядим за мамой, что нам всем здесь делать?

В этот момент вошла Кэрол и тоже рассыпалась в благодарностях:

– Да, да, Вик, поезжай-ка сейчас домой. Консуэло все равно в блоке интенсивной терапии, а туда пускают только по одному человеку, и то лишь каждые два часа. Да и ходить будет только мама.

Я уже доставала из сумочки ключи от машины, когда за дверью в холле, словно разорвавшийся снаряд, прокатилось кресчендо вопля. В комнату влетел Фабиано, за ним едва поспевала медсестра. Фабиано сценически застыл в дверях и обратился к сестре:

– Да! Вот они – все тут! Эта замечательная семейка моей супруги, моей Консуэло, прячет ее от меня. Да, да. Именно прячет.

Он подскочил ко мне.

– А, и ты здесь? У, грязная тварь! Да ты хуже их всех. Это ты все подстроила. Ты, вместе с докторшей-еврейкой.

Пол схватил его за плечи.

– А ну-ка, извинись перед Викторией! И убирайся отсюда. Не хотим видеть здесь твою рожу.

Вырываясь из цепких рук Пола, Фабиано продолжал надрываться:

– Жена моя заболела. Почти умирает. А ты ее крадешь, увозишь тайком от меня. И что же? Я узнаю обо всем только от мистера Муньоза, когда ищу вас! Не выйдет! Ты нас с ней не разлучишь. Ты считаешь, что можешь лапшу мне на уши вешать, но – дудки. Вы все просто сговорились разлучить нас...

Меня едва не стошнило.

– О да, Фабиано, ты и вправду ужасно обеспокоен. Ведь сейчас уже почти девять вечера. Ты что же, пешком сюда шел две мили от фабрики или сидел у обочины, рыдая и умоляя кого-нибудь подвезти тебя?

– Да он в баре сидел, от него разит, – заметил Диего.

– Что-что?! Ты почем знаешь? Я-то знаю: главная ваша цель – не допускать меня к Консуэло. К моему ребенку.

– Ребенок умер, – сказала я. – А Консуэло так слаба, что не выдержит встречи с тобой. Вернись-ка ты в Чикаго, Фабиано, и как следует проспись.

– Ага! Ребенок мертвый? Это ты его убила. Ты и твоя распрекрасная подруга Лотти. И теперь вы радуетесь, что дитя померло. Вы же хотели, чтобы Консуэло аборт сделала, а она возьми и не сделай. Вот вы ее сюда и заманили и ребенка убили.

– Пол, – потребовала Кэрол, – сделай так, чтобы он заткнулся, и вышвырни его отсюда.

Медсестра, неуверенно топтавшаяся у входа, заявила категорично:

– Если вы не успокоитесь, всем придется покинуть клинику.

Однако Фабиано продолжал орать и буянить. Схватив его за руки, мы с Полом потащили его к выходу. Он упирался, но мы дотащили его до главного холла, где были кабинеты приемного покоя и Алана Хамфриса.

Фабиано выкрикивал всякие гнусности так громко, что можно было поднять на ноги даже Гумбольдт-парк в центре Чикаго, не то, что Шомбург. В холле собралось немало разных людей, желающих насладиться необычным зрелищем. К моему изумлению, показался и Хамфрис, крайне обеспокоенный скандалом. Я-то думала, что он уже давным-давно или тренируется в бассейне «Наутилус», или сидит себе мирно у аквариума с экзотическими рыбками.

Увидев меня, он даже споткнулся.

– Эй, вы там! Что здесь происходит?

– Это – отец умершего ребенка. Он так страдает! Я буквально задыхалась.

Фабиано перестал орать, со злобой рассматривая Хамфриса.

– Ты здесь главный, гринго?

Хамфрис поднял тщательно ухоженные брови.

– Да, я заместитель главного врача по административной части.

– Это хорошо. Мой ребенок здесь умер, гринго. А это, знаешь, каких денежек стоит?

Фабиано произнес все это с сильным испанским акцентом.

– Ты можешь говорить по-английски, – проворчал Пол, добавив испанское ругательство.

– Он хочет избить меня, потому что я ищу жену и ребенка, – плаксиво пожаловался Фабиано Хамфрису.

– Пойдем, – поторопила я Пола. – Давай выбросим этот мусор... Извините за беспокойство, мистер Хамфрис, сейчас мы его выкинем отсюда.

Администратор меланхолически помахал рукой:

– Да нет, нет, ничего. Все в порядке. Я же понимаю, это столь естественно, что он подавлен... Зайдите ко мне на минутку потолковать кое о чем, мистер, э-э...

– Эрнандез, – всхлипнул Фабиано.

– Ну а теперь послушай меня, Фабиано, – предупредила я. – Ты будешь говорить толькочот своего имени.

– Угу, – поддакнул Пол. – И чтобы мы твоей задницы нынче ночью не видели, понял? И я вообще никогда тебя видеть не захочу, ты, моллюск. Понятно?

– Но вы должны подбросить меня до Чикаго, – возмущенно запротестовал Фабиано. – У меня же нет моей «тачки».

– Доберешься домой пешком, – отрубил Пол. – Вдруг нам всем очень повезет и тебя переедет грузовик...

– Не беспокойтесь, мистер Эрнандез, я думаю, что мы найдем, на чем вас отправить после нашего разговора, – сладко произнес Хамфрис.

Мы с Полом наблюдали, с какой изысканной деликатностью Хамфрис проводил Фабиано в свой кабинет.

– Как ты думаешь, – спросил Пол, – что этот кусок дерьма предпримет?

– Хамфрис собирается его подкупить. Он воображает, будто сможет заставить Фабиано дать расписку в получении парочки тысяч и таким образом, возможно, избавит госпиталь от больших судебных расходов.

– – Но кто собирается их преследовать по суду? – Пол нахмурился. – Вроде бы они сделали все, что могли, для Консуэло и ребенка.

Кажется, миссис Кеклэнд что-то говорила сегодня, но весьма неопределенное, и я стояла, размышляя. «Не тронь дерьмо, вонять не будет», – так обычно говаривала Габриела, и этому совету я старалась хотя бы частично следовать.

– Видишь ли, мой юный друг, – сказала я наконец. – Всякий раз, когда при родах умирает ребенок, есть повод для потенциального предъявления иска. Никому, даже Фабиано, не по душе, когда умирают дети. А такой иск может обойтись больнице в несколько сотен тысяч «зеленых». Даже в том случае, если врачи так же невинны, как ты.

Вот почему, думала я, Хамфрис так задержался на службе, хотел подстраховаться на всякий случай.

Я поцеловала Пола в лоб на прощание, к нам подошли Кэрол и Диего.

– Господи, Вик, и после того, что ты сделала сегодня для всех нас, эта гадина посмела тебя так оскорблять. Прости, еще раз прости, – сказала Кэрол.

– Да не проси ты прощения. – Я поцеловала и ее. – Ведь не вы же его таким сделали. Как бы там ни было, я рада, что помогла. Еду восвояси, но весь вечер буду о вас помнить...

Они проводили меня к выходу и застыли в дверях – растерянный, но воинственный клан.

Глава 4

Десятичасовые новости

От обилия кондиционеров в госпитале я озябла и по телу побежали мурашки. Не райский уголок, конечно, но и духота снаружи не лучше: меня словно в носок засунули. Каждое движение стоило огромных усилий, да и дышать было трудно. Я еле тащилась, ласково приговаривая: «Двигайся, двигайся, работай мускулами».

Наконец добравшись до своего «шеви», минуту-другую я посидела, уронив голову на руль. События сегодняшнего дня так вымотали меня, что я просто перестала соображать. Рулить сорок миль в такую темень казалось мне сверхзадачей. В конце концов, вяло включив первую скорость, я двинулась в ночь.

Не было случая, чтобы я заблудилась в Чикаго. Если не могу обнаружить озеро или небоскребы Сирс[2], то на верную дорогу меня выведут объезды с литерой «Л» или улицы, помеченные в алфавитном порядке, приведут к цели. Но здесь, в полупустыне, никаких известных примет не было. Разумеется, территория вокруг госпиталя ярко освещалась фонарями на столбах, но за ними стоял мрак. Раз, дескать, нет преступности в северо-западном округе, то и освещение улиц не требуется. Конечно, я не запомнила их названий, когда бешено мчалась сюда, и теперь, в темноте, тупички и проезды, киоски и подъезды к автосалонам не служили ориентирами. Я ехала наугад, и страх, что так никогда и не попаду в Чикаго, овладел мной.

Я не видела Консуэло после того, как на каталке ее провезли сквозь металлические двери шесть часов тому назад. В моем представлении она казалась такой же, какой я когда-то видела свою мать – невысокую, хрупкую, скрытую тенью безликих равнодушных машин. И я никак не могла себе представить крохотную Ви., которая не могла дышать и умирала, окутанная копной черных волос.

Мои руки вспотели, когда я наконец-то выехала на знак, указывающий путь к вершинам Глендэйла. Благословляя эту путеводную звезду, я остановила машину на обочине шоссе и вытащила план города. Оказалось, что мой путь был более или менее правильным... Еще через десять минут я подъехала к платному тоннелю, пожиравшему ряды машин, стремившихся к восточной скоростной магистрали. Шум, скорость, сверкание неона восстановили мое равновесие. В конце Остин-авеню я свернула к центру.

Правда, где-то в подсознании вновь возникли смазанные образы Консуэло. Ну-ну, с ней все будет в порядке. А я перенервничала из-за жары, усталости и непривычной обстановки больничного учреждения.

Моя скромная кооперативная квартира на улице Расина северного Белмонта встретила меня кипами свежих газет и тонким налетом летней пыли. Это жизнь. Хороший душ смыл дневные тяжести. Добрый глоток «Блэк лейбл» и бутерброд с великолепным каштановым маслом завершили мое выздоровление. По телевизору я немного посмотрела повтор старого фильма «Коджак» и заснула сном праведницы.

Мне приснилось, что я брожу по старенькому дому моих родителей. Кто-то беспокойно кричит. В поисках этого крика я взбираюсь на второй этаж. Оказывается, храпит мой бывший муж. Я трясу его: ради всего святого, Ричард, проснись, таким храпом мертвого на ноги поставишь... Он отрывает голову от подушки, но странный звук не прекращается, и до меня доходит, что это кричит ребенок, лежащий рядом на кровати. Я стараюсь утешить дитя, но оно продолжает хныкать. И это дитя – Виктория, которая плачет беспрестанно из-за того, что не может дышать.

Мое сердце колотится, я сильно вспотела, а звук все продолжается. Недоумение длится секунду – я просыпаюсь. Трещит входной звонок. Оранжевые настенные часы показывают всего шесть тридцать – рановато для посещений.

Я нажала кнопку домофона и спросила сонным голосом:

– Кто там?

– Вик, открой. Это я, Лотти.

Другой кнопкой я открыла ей дверь и пошла в спальню накинуть на себя что-нибудь. Ночную сорочку я носила до пятнадцати лет. Когда умерла моя мама, никто уже не мог заставить меня носить ночные сорочки. В ворохе одежды отыскала старенькие шорты. Лотти вошла в тот момент, когда я втискивалась в тенниску.

– Я думала, ты никогда не проснешься, Виктория. Надо бы научиться пользоваться отмычками, как ты...

Лотти шутила, но лицо ее было искажено, этакая маска печального шута.

– Консуэло умерла, – сказала я.

Она кивнула.

– Я только что из Шомбурга. Мне позвонили в три. У нее опять упало давление, и они никак не могли с этим справиться. Я поехала туда, но было уже поздно. Поверь, Вик, вид у миссис Альварадо был ужасающий. Конечно, она меня ни в чем не упрекала, но ее молчание таило в себе укор.

– Тоже мне жертва, – не совсем к месту откликнулась я.

– Вик! У нее же дочь погибла. Трагически погибла.

– Да знаю, знаю... Извини, Лотти. Но эта бесстрастная женщина как автобус, переполненный бедой, и она катит его на первого встречного. Я думаю, что Консуэло не связалась бы с этим типом, если бы не постоянное жужжание матери: благодарение Богу, что твой отец умер, не дожив до той минуты, когда ты сделала то-то и то-то... Ради всего святого, не попади в ее невод. Консуэло не первая пациентка, угодившая в беду.

В глазах Лотти сверкнул гнев:

– Это убитая горем мать Кэрол, которая для меня больше, чем медсестра. Она хороший друг и незаменимый помощник.

Я подперла кулаками опухшее от сна лицо.

– Послушай, будь у меня голова чуть ясней, а сама я не такая уставшая и подавленная, я бы поискала выражения поделикатней. Но, Лотти, не ты же наградила Консуэло диабетом. И не по твоей вине она забеременела. Ты пользовала ее на обычном для тебя высшем уровне... Конечно, ты сейчас упрекаешь себя: а вот если бы я сделала это, а не то, если бы я была рядом с ней вместо Малькольма... Но ведь все это – химера! Ты не можешь спасти мир. Переживай, да. Поплачь. Можешь даже застенать, только не устраивай щоу с участием миссис Альварадо.

Ее черные брови резко сдвинулись, крупный нос заострился. Она повернулась на каблуках, я даже подумала: сейчас на меня набросится. Однако, прихрамывая, она подобралась к окну.

– Ты бы все-таки прибиралась здесь иногда, Вик.

– Права. Но в этом случае друзьям не останется поводов для жалоб и сплетен.

– Нам надо выяснить две вещи, Вик. – Она все еще стояла спиной ко мне. Затем обернулась, протянув ко мне руки. – Я правильно сделала, что приехала к тебе. Как видишь, я не плачу, это не мое амплуа. Но в подобных случаях я всегда переживаю и размышляю.

Я провела ее в гостиную, подальше от неубранной постели, и усадила в огромное кресло. То самое, где обычно мы размещались вдвоем с Габриелой, когда я была маленькой. Лотти долго сидела рядом со мной, ее голова покоилась на моей груди. Затем отрывисто вздохнула и выпрямилась:

– Как насчет кофе, Вик?

Она прошла за мной на кухню, где я вскипятила воду и смолола зерна.

– Малькольм звонил мне этой ночью, но у него было мало времени, и он рассказал только главное. Они давали ей ритодрин перед его приездом, для того чтобы ускорить роды. А также накачали ее стероидными гормонами для облегчения работы легких, хотя бы на сутки. Но ничего не сработало, состав крови ухудшался, и тогда они решили все-таки принять ребенка, чтобы затем полностью сконцентрироваться только на ее диабете. В целом все правильно. Вот только не понимаю, почему это не дало результатов.

– Я знаю, – сказала я, – что тебе известны многие методы, применяемые при родовой патологии, очень рискованной для конечного результата. И тем не менее не все же эти, даже самые современные, методы срабатывают.

– О да, ты только не подумай, что я чересчур занеслась, считая свое искусство всемогущим. И, кстати, могла сказаться операция на мочевом пузыре, которую она перенесла два года назад... Поверь, я провела ее очень тщательно... – Голос Лотти как бы потух, она устала, потерла лицо ладонями. – Не знаю, не знаю... Необходимо прочитать постмортем[3] вскрытия и отчет Малькольма. Он сказал, что надиктовал его еще в машине, по пути домой. Но хотел согласовать кое-какие детали с Бургойном, прежде чем закончить его. – Она коротко улыбнулась. – Прошлой ночью он дежурил в «Бет Изрейэль» после дня, проведенного в Шомбурге... Он что, помолодел, что ли? Хочет заполнить вакансию?..

После отъезда Лотти я бесцельно слонялась по квартире, собирая одежду и старые журналы, но все это делала машинально, испытывая внутреннее беспокойство. Я – детектив, профессиональный частный сыщик. Я занимаюсь тем, что расставляю точки над «и» и кое-что нахожу. Но сейчас нечего искать, не над чем ломать голову. Шестнадцатилетняя девушка умерла. Факт. Что к этому прибавишь?

День тянулся невыносимо медленно. Рутинные телефонные звонки, завершение отчета об одном деле, заполнение кое-каких счетов. Удушающая жара не спадала, превращая все мои действия в бессмысленные поступки. После обеда я нанесла визит соболезнования миссис Альварадо. Ее окружала толпа родственников. Здесь была и Кэрол. Поскольку еще не было получено свидетельство о смерти, похороны Консуэло и девочки перенесли на следующую неделю. В принципе это предприятие могло вполне обойтись и без меня, подумалось мне.

На следующий день я поехала в клинику Лотти – поддержать ее морально. Поскольку Кэрол отсутствовала, временно наняли сиделку из соответствующей фирмы, но, увы, у этой женщины не было таких же навыков и знания пациентов. Мне пришлось ставить градусники и взвешивать больных, но несмотря на мою помощь, работа затянулась почти до семи часов вечера.

Когда слабым голосом Лотти прощалась со мной, я не удержалась:

– Все убеждает меня в том, что я сделала правильный выбор, став юристом, а не медиком.

– Из тебя, кстати, получился бы классный специалист по патологии, Вик, – сказала она вполне серьезно. – Только вот темперамент не подходит для больничной работы.

Что бы ни означал такой комплимент, лестного в нем было мало: индивидуалистка, слишком отчуждена от людей, чересчур аналитична? Какая уж тут любовь к людям... Я поморщилась; такие комплименты мне не очень-то по душе. Я заехала домой, надела купальник и захватила ласты, а затем направилась в Монтроуз-авеню парк, но не на пляж, где спасатели неукоснительно следят за тем, чтобы вы не погружались в воду выше лодыжек. Нет, я проехала к скалам, где бурлила чистая глубокая вода. Поплавав полчасика в пространстве, огороженном буями, я легла на спину и смотрела, как солнце садится за деревьями. Когда оранжево-красные цвета приобрели пурпурный оттенок, я перевернулась и поплыла к берегу... Стоит ли стремиться обитать в модном Баррингтоне, скажите на милость, если под боком бесплатное купание в превосходной воде?..

Дома я продлила свое блаженное состояние продолжительным душем. Выудила бутылку шампанского из настенного шкафа, который служит мне баром, выпила не охладив и закусила фруктами. В десять, решив вновь настроиться на волну города, включила наиболее интересное чикагское телеобозрение.

Смышленое чернокожее личико Мэри Шеррод возникло на экране. Взгляд у нее был печальный, поскольку самая серьезная новость – грустная. Я вылила остатки шампанского в бокал.

– Сегодня вечером полиция сообщила, что пока подозреваемые по делу зверского убийства Малькольма Треджьера не установлены.

Крупным планом демонстрировалось тонкое умное лицо Малькольма, его фотография с медицинского диплома. Показали часть квартиры Малькольма. Мне приходилось там бывать, но я ничего не узнала. Его предки некогда приехали с Гаити, и уголки квартиры, которую он снимал на севере города, были декорированы гаитянскими масками и вазами. Теперь на телеэкране это походило на разбитую статую египетского бога Тета. Часть обстановки была разнесена в куски, а маски и картины-сорваны со стен и разбросаны по полу, смятые и разорванные.

Голос Шеррод безжалостно продолжал:

– Полиция подозревает, что взломщики застали доктора Треджьера после ночного дежурства в госпитале «Бет Изрейэль». Видимо, он спал, а соседние квартиры в дневное время пустовали. Его обнаружила приятельница, забитого до смерти, в шесть часов пополудни. Она зашла к нему, чтобы пригласить на ужин. К 22 часам полиции никого не удалось арестовать...

Лицо диктора исчезло, на экране появилась дама, взахлеб расхваливавшая достоинства сосисок. Малькольм. Но это невозможно, это не могло произойти! Я переключила на другой канал, нет, все было именно так, как была и эта сладко улыбающаяся домохозяйка, и ее дети, энергично поедавшие сосиски. Я выключила телевизор. Радиостанция Ви-би-би-эм в общечикагских новостях передавала то же самое.

У меня промокла левая нога. Глянув вниз, я заметила, что уронила бокал. Шампанское намочило джинсы, а осколки валялись на полу.

Наверное, Лотти еще ничего не знает, если, конечно, ей не позвонили из госпиталя. В ней был этакий европейский интеллигентский снобизм: она никогда не читала чикагских газет, не смотрела местное ТВ. Информацию о мире она черпала из «Нью-Йорк таймс» и «Нью-Йорк стэйтсмэн». Мы как-то поспорили на этот счет. Это хорошо, утверждала я, если ты живешь в Нью-Йорке или Манчестере. Но ты варишься в самом центре Чикаго! И вот ты идешь, задрав нос и витая в облаках, по городу, в котором живешь, ничего о нем не зная!..

До меня дошло, что я вне себя от ярости и кляну Лотти, а ведь дело не в какой-то там «Таймс". Не-ет, мне надо злиться на кого-то еще.

Лотти откликнулась по телефону тотчас же. Доктор Хэтчер недавно звонил ей из «Бет Изрейэль». Новость немного задержалась, так как человек, разыскавший Хэтчера, был не врачом, а артистом.

– Полиция хочет поговорить со мной утром, – сказала Лотти. – Я главный врач, я и доктор Хэтчер отвечаем за клинику. Полагаю, они хотят расспросить меня о знакомствах Малькольма, но, скажи на милость, кто из знакомых мог бы это сделать?.. Ты свободна? Сможешь со мной поехать? Понимаешь, не очень-то мне нравится вообще разговаривать с полицией...

Лотти выросла в Вене, когда там уже вовсю орудовали нацисты. Не знаю как, но ее родителям удалось переправить Лотти и ее брата к родственникам в Англию в 1938 году. И тем не менее люди в форме до сих пор вызывали у нее чувство неприязни.

Я согласилась с неохотой, не потому что не желала помочь Лотти, а потому что меня угнетало все, что имело отношение к семье Альварадо, мертвому ребенку. А подоплекой всему был Малькольм. Потом позвонила Кэрол:

– Диего, Пол и я много об этом говорили, Вик. И мы хотим узнать твое мнение. Вик! Ты, надеюсь, не думаешь, что это мог быть Фабиано? Не так ли? Конечно, той ночью он был не в себе, как чокнутый, но ты же не думаешь, что он убил Малькольма из-за Консуэло и ребенка, ведь правда?

Я сардонически улыбнулась самой себе: никто, никто не оставит тебя в покое после смерти Малькольма.

– Знаешь, Кэрол, я действительно не думаю, что это сделал Фабиано. Скажем прямо: много ли значила для него Консуэло? А ребенок? Ты же помнишь, что Фабиано громче всех выступал в пользу аборта. Не хотел он ребенка и лишней мороки, ответственности не хотел. Да он только рад, что выпутался из всей этой каши.

– Это в твоем духе, Вик, да, потому что твои суждения всегда рациональны. Но хотя некоторые отпускают шуточки насчет мужской гордости, она присуща многим мужикам. А Фабиано мог вообразить, что человек чести должен поступить таким образом, мог сорваться и – р-раз – проделать все это. Я покачала головой.

– Да нет, Кэрол, я вижу его насквозь, его дикие примитивные фантазии, но я не вижу его в качестве убийцы. Ну а уж если ты так хочешь, то я могу поговорить с ним. Это правда, что он крутится в одной уличной банде? Спроси-ка Пола, он знает.

– Это – «Львы». Он вообще-то не член банды, а так, «шестерка», у них на побегушках. А ты не думаешь, что он мог попросить их сделать это?

Я ничего не думаю. Завтра утром у меня разговор с полицией. А сейчас все, что я знаю, взято из ТВ. А это, может, вообще яйца выеденного не стоит.

Глава 5

В полицейском участке

Спала я беспокойно, преследуемая призраком ребенка Консуэло. Утром шел сильный дождь. Улицы южного Чикаго превратились в поток, и мне стоило больших усилий добраться до родительского дома. Когда я вошла в жилую комнату, увидела люльку, а в ней ребенка. Девочка лежала спокойно, не двигаясь, уставясь на меня большими черными глазами. Я осознала, что это – моя дочь, но у нее еще нет имени, и она оживет лишь в том случае, если я ее как-то назову...

Дрожа, я проснулась в пять, вся в поту. Я лежала чуть ли не час, уставясь в потолок воспаленными глазами, затем выбралась из дома – пробежаться до озера. Ну и двигалась же я: ни дать ни взять спущенная шина.

Солнце сияло на небосводе уже с полчаса. Озеро и небо цветом напоминали красную медь, этакий скучноватый тяжелый пейзаж – конец света да и только. Воздух уже давил во всю мочь, а вода была зеркально гладкая.

Метрах в десяти от меня расположился рыбак. Я сняла кроссовки и носки, оставшись в шортах и майке. За ночьхолодные глубины озера каким-то движением ветра и воды переместились поближе к поверхности, и я задохнулась, когда ледяная вода охватила меня, заморозив кровь. С трудом я выбралась на берег. Рыболов, без сомнения, втайне желавший бесславной кончины всем, кто сдуру беспокоил окуней, не удостоил меня никаким вниманием.

Несмотря на прогревшийся воздух, я задрожала, зато холодная вода прояснила голову. К тому времени, когда я забралась в машину Лотти, – это в полутора километрах от меня, в Шеффилде, – я чувствовала себя готовой соперничать с лучшими спортсменами Чикаго.

Мы доехали до штаб-квартиры Шестого полицейского округа в Белмонте. Лотти выглядела подчеркнуто элегантно в голубом шелковом костюме, который я у нее раньше не видела. Ее обычное одеяние – школьного типа белая блузка и темная юбка.

– Я купила этот костюм еще в 1965-м, когда получала гражданство. Ношу его только в официальных случаях, и поэтому он совсем как новый, – улыбаясь, пояснила Лотти.

Я также была одета соответственно: костюм, но пшеничного цвета, с блузкой такого же оттенка. Несмотря на нашу элегантную внешность, нам пришлось проторчать сорок пять минут в ожидании приема, наблюдая, как офицеры полиции приносят утренние рапорты. Я успела внимательно изучить доску с крупным объявлением «В розыске», затем приступила к чтению всевозможных похвальных грамот.

Настроение Лотти с каждой минутой улучшалось, нервозность улетучивалась. Она подошла к дежурному сержанту, напомнив ему, что от нас зависят человеческие жизни и мы не можем ждать долго. Затем снова уселась в пластиковое кресло, поджав губы.

– Это похоже – возможно, ты не знаешь – на обычное ожидание приема у гинеколога средней руки, – объяснила я. – Они ведь обслуживают только баб, а, по их мнению, время женщины не стоит и ломаного гроша, вот пациентка и мается в приемной.

– Что же ты раньше мне этого не говорила, – с укором произнесла Лотти. – Хотя я не заставляю людей долго ждать. Не то что эти кретины.

В конце концов к нам вышел молодой офицер:

– Детектив Роулингс весьма сожалеет, что заставил вас столько ждать, но он допрашивал другого подозреваемого.

– Другого подозреваемого?! А мы, что же, тоже подозреваемые? – спросила я, спускаясь вместе с Лотти за ним по винтовой лестнице.

– Не имею представления, мисс, о чем детектив хочет с вами говорить, – сухо ответил офицер.

Детектив Роулингс, упитанный чернокожий примерно лет тридцати, приветствовал нас в дверях скромной комнатушки, предназначенной для допросов. В здании не было кондиционеров, поэтому он подраспустил галстук и был без пиджака. Несмотря на раннее утро, его воротник и подмышки намокли от пота. Он протянул руку куда-то в пространство, не мне и не Лотти.

– Доктор Хершель? Очень сожалею, что заставил вас так долго ждать. Моя встреча, назначенная на семь тридцать, продлилась дольше, чем я ожидал.

У него был мягкий, слегка хрипловатый голос, с оттенком увещевания: мол, не бойтесь, братцы, отвечайте на мои бесхитростные вопросы, и все тут.

Лотти пожала его руку.

– Это – мисс Варшавски, она мой адвокат. Надеюсь, вы непротив, если она будет присутствовать.

Это звучало в ее устах скорее просьбой, чем требованием: ага, фанаберии поубавилось.

– Нисколько, нисколько. Говорите – Варшавски? – Он прищурился. – Это имя мне вроде бы знакомо....

– Вероятно, вы вспоминаете дело, связанное с продавцом автозапчастей, – резко проговорила я. Газеты тогда уделяли мне слишком много внимания. А поскольку полицейские недолюбливают, когда частные сыщики суют нос в их дела, мне не хотелось бы ссориться с Роулингсом. – Между нами нет ничего общего, кроме того, что наши фамилии кончаются на букву «и».

– Возможно. Но я подумал сейчас о другом.

Некоторое время он хмурил брови, затем покачал головой и ввел нас в комнатушку.

– Обстановка здесь, конечно, не самая лучшая, доктор, но у нас мало места. У меня, например, даже кабинета нет, и я пользуюсь каким придется.

Он задал Лотти множество вопросов о Треджьере – о его врагах, друзьях, любовницах, повседневной жизни, были ли у него ценности...

– У него нечего было красть, – сказала она. – Малькольм – выходец из бедной семьи, с трудом пробился в медицинский колледж. Бессребреник. Сейчас таких врачей не найдешь. Ну, разве кто и мог бы на что-то позариться, так это коллекционер, знающий толк в гаитянских и африканских масках, тотемах. Но, мне кажется, все они бессмысленно испорчены и разбиты.

– Некоторые – да. А вам известно, сколько всего их у него было? Тогда мы могли бы составить список и искать недостающие.

Лотти бросила на меня вопросительный взгляд. Я отрицательно помотала головой.

– Нет, детектив, я не знаю. Несколько раз он приглашал меня к себе, и всегда присутствовали еще гости. У него, на мой взгляд, только в гостиной было около двадцати предметов искусства. Не знаю уж, сколько в спальне. Но в целом примерно тридцать – сорок.

Роулингс старательно все записывал.

– Уверены, что у него не было врагов? Ну а, допустим, обиженные пациенты?..

– Ни врагов, ни обиженных пациентов! Они могут быть у грубых и высокомерных врачей. А доктору Треджьеру не были свойственны эти качества. – Лотти произнесла это несколько напыщенно, даже надменно. – И у него были золотые руки. Лучший умелец из всех, кого я когда-либо знала. Даже среди опытных специалистов высокого класса.

– Журналисты считают, что это могла быть банда уличных хулиганов, – добавила я.

Роулингс пожал плечами.

– Вообще-то большинство преступлений в этом районе действительно совершается уличными бандами. И не из-за каких-то специфических криминальных наклонностей, а потому, что те или иные подростки тусуются в определенном месте.

Он указал на огромную городскую карту, пришпиленную к стене.

– Традиционно центр «Гарбанзос», то есть смелых налетчиков, находится здесь. – Он ткнул пальцем в район Ригли-Филд. – «Белые властители» тусуются в местах, расположенных ближе к – северу. Но за последний год «Гарбанзос» тоже переместились на север, в испаноязычную часть города.

Массивный палец очертил ареал между Бродвеем и улицей Фостер.

– Еще одна шайка из Гумбольдт-парка «Львы» заявила, что это их суверенная территория. Возможно, те или другие возомнили, что Треджьер каким-то образом связан с ними. Ну, допустим, снабжает их наркотой или в том же духе.

– Нет! – Глаза Лотти сверкнули. – Выбросьте это из головы. Не оскорбляйте память Треджьера даже помыслами о подобном.

Роулингс сделал примирительный жест.

– Ну что вы, док. Я согласен с вами и разделяю ваши чувства. Нет ничего даже отдаленного, я бы сказал, специфического, что могло навести нас на подозрения в отношении Треджьера. Но, как полицейский, я должен принимать во внимание все обстоятельства.

Скорее всего, он имел в виду надписи-граффити – инициалы Треджьера, намалеванные на стенах в перевернутом виде. Полицейские знают, что означает эта «черная метка»: жизнь такого-то обречена, он погибнет. Я была знакома с Малькольмом не один год и знала: никаких связей с бандитами у него нет. Другое дело – извлечь пулю у раненого или составить постмортем. Но кто знает, чем он занимался в юности, когда родители из райских кущ Гаити пересадили его в джунгли Чикаго? Может, стоит поинтересоваться?

Роулингс расспросил Лотти о художнице Тессе Рейнольде, обнаружившей Малькольма убитым. Лотти снова разозлилась и отвечала высокомерно.

– Они были друзьями, а может, и любовниками. Но это не мое дело. Хотели ли они пожениться? Возможно. Но ординатор клиники – человек, чья жизнь почти полностью отдана больнице и в меньшей степени – друзьям и знакомым. Да и к кому ей было ревновать? Не к какой-то другой, хм, особе? У него бы на это просто времени не хватило.

– Уж не подозреваете ли вы ее, детектив? – спросила я, представив себе Тессу, высокую, порывистую, всем сердцем преданную Малькольму и своей работе. Она души не чаяла в своем творчестве – скульптуре из металла. Но не до такой же степени, чтобы сесть из-за предметов искусства в тюрьму.

– Она – крепкая молодая женщина, – продолжал Роулингс, – возится со своими железяками, и плечи у нее, что каменные. А кто-то именно с такой мускулатурой и укокошил хрупкого доктора. – Он веером разложил на столе фотоснимки: некто, уже не Малькольм, с выбитыми мозгами, просто труп.

Лотти, тщательно изучив их, передала мне.

– Вот головоломка, а? – сказала она спокойно. Если Роулингс и желал потрясти ее, то выбрал не лучший способ.

Тот, кто это натворил, – продолжила Лотти, – полон нечеловеческой ярости. Не Тесса.

Я не могла похвалиться стальными нервами, особенно при опознании изуродованных тел, хотя и довелось повидать многое, ведя защиту подозреваемых... Я тщательно рассмотрела каждую фотографию. Не знаю, что я искала там. Бело-черное крошево на затылке и левой части черепа – жуткая студенистая масса, пятна на плечах, хорошо увеличенные пятна крови на деревянном полу – у Малькольма не было ковров, только циновки.

– Его втащили из спальни в гостиную? – спросила я Роулингса.

– Да. Вы же знаете такие квартиры, стоит попасть внутрь, и одним ударом можно вышибить любую дверь. Так они и сделали.

Он достал другую пачку снимков. Разбитая дверь в спальню, разоренная кухня, на полу и на плите рассыпанный рис. Наверняка великие сыщики, такие, как, скажем, Пуаро или Мегрэ, немедленно установили бы необходимые совпадения и ключ к отгадке личности убийцы. Но для меня это была картина крушения.

– Отпечатки пальцев? Какие-нибудь следы? – спросила я.

Роулингс широко насмешливо улыбнулся, при этом во рту у него сверкнула золотая коронка.

– Все эти гады носят теперь перчатки. Они читать-то не умеют, но многому научились благодаря ТВ. Сейчас мы работаем с агентурой, с нашими осведомителями. Только они могут навести на какой-то след.

– Как вы думаете, сколько было налетчиков?

– По-моему, двое. – Он взял у меня кипу снимков, выбрал один из тех, что показывал широкий план. – Убийца номер 1 стоял здесь. – Он указал место мясистым пальцем. – В кроссовках «адидас» 10-го размера. Оставил-таки след на кухонном полу. У убийцы номер 2 ноги побольше, но, увы, этот не оставил нам на память имя изготовителя своей обуви.

– Значит, вы не подозреваете Тессу Рейнольде? – спросила я.

Золото в его челюсти снова сверкнуло.

– Послушайте, мисс Ви., вы же юрист, ну вам ли не знать простых вещей. Сейчас мы подозреваем всех. Даже вас и доктора Хершель, сидящую здесь.

– Не смешно, детектив. – Лотти высокомерно подняла брови. – Меня ждут пациенты. У вас есть еще ко мне вопросы?

Она встала и пошла к выходу, ее величественность отнюдь не выглядела фальшивой бравадой. Я медленно двинулась вслед, все-таки ожидая хоть какого-то замечания из уст полицейского. Когда оно последовало, вряд ли можно было назвать его обнадеживающим:

– Вот это – хладнокровие так хладнокровие! Волосок у нее не дрогнул от этакого убийства, а меня выворачивает наизнанку.

Вообще-то я была с ним согласна, но сказала только:

– Если схлопочете пулю, Роулингс, настаивайте, чтобы вас отвезли к доктору Хершель. Не пожалеете!

Я нагнала Лотти уже у выхода, В молчании шли к машине.

– Садись за руль. Отвезешь меня в клинику и поедешь к себе, – устало сказала Лотти.

Когда ехали по городу, она спросила:

– Ну и что ты думаешь?

– Ты имеешь в виду – найдут ли они этих негодяев? Сомнительно. Многое зависит теперь от их информаторов, скольких из них задействуют, кто больше всех дрейфит... А тебе – самое лучшее – ехать в госпиталь и вместе с Хэтчером попробовать надавить на комиссара Шестого округа полиции, у него есть кое-какие резервы. Вообще это похоже на бредовый домашний налет, а такие казусы поддаются только рутинной полицейской работе.

– А Фабиано?

– Да, и Кэрол и Пол подозревают, что он убил доктора, но только для того, чтобы доказать, что он настоящий мужчина и способен защитить свою женщину. Но этакий сморчок? Брось ты...

– Тем не менее,; Вик, окажи мне услугу: удели ему внимание.

Ее глаза были требовательны, так обращается не врач к своему коллеге, а старший хирург к новичку. Я немного занервничала.

– Ну, конечно, Лотти, слушаю и повинуюсь.

Она затормозила у клиники.

– Блуждаю в потемках, Вик? Возможно. Но Малькольм очень много для меня значил. Больше, чем неудачный ребенок или вышедший из-под контроля супруг. Занеси это в твою книгу неразгаданных преступлений.

– Не книга, а досье, – раздраженно поправила я, стараясь сосредоточиться. – Лотти, это как эпидемия холеры. Ты думаешь, что не справишься с ней и отдаешь дело в руки государственных здравоохранительных органов, потому что у них есть мощные средства, а у тебя их нет. Также и со смертью Малькольма. Я могу кое-что разузнать, но у меня нет людей, которые могут развернуть технологию вширь, следить за сотнями подозрительных происшествий. Гибель Малькольма – теперь уже действительно работа для властей штата.

Лотти окинула меня пронзительным взглядом.

– Что же, если следовать твоей логике, то я все-таки буду лечить умирающего друга, несмотря на то, что не могу справиться в целом с пандемией. Именно поэтому я прошу тебя: сделай все ради Малькольма! Возможно, ты не расколешь этот орешек, возможно, эпидемия бандитского насилия не по зубам даже государству, но я прошу тебя как друг. Сделай это во имя друга.

Я почувствовала, что задыхаюсь, воротничок моего шелкового костюма сдавливал шею. Образ младенца, глотающего воздух в последней попытке надышаться, опять потревожил душу.

– Ну конечно, Лотти, конечно, – пробормотала я. – Сделаю все, что в моих силах.

Я с нетерпением ждала, пока она не захлопнет автомобильную дверцу, после чего, взвизгнув шинами на повороте, с ревом углубилась в улицу Ирвинг-парк. Я пересекла дорогу отчаянно сигналящему грузовичку при въезде на Лейк-Шор-Драйв и устремилась прямехонько к северу. Встречные машины превращались в мигающих фантомов. Скрип тормозов и предупредительные сигналы еще больше возбуждали меня. Но постепенно осознание абсурдности смертельного исхода в обыкновенной колымаге не только отрезвило меня, но словно бы возвысило духом. Я свернула в переулочек, тихий такой, и дождалась момента, когда пульс пришел в норму.

Озеро лежало слева от меня. Его зеркально полированная поверхность, пронизанная светом, вдохновила бы Клода Моне. На какую-то секунду озеро показалось мирным, гостеприимным. Но его холодные глубины могли погубить вас беспощадно, безжалостно и равнодушно. Совсем отрезвев, я включила двигатель и медленно двинулась в Луп.

Глава 6

В архивах

Я запарковалась в южном гараже сада имени генерала Гранта, под самой Мичиган-авеню, и поднялась к себе в офис. Холл привычно благоухал заплесневелым кафелем и застоявшимся запахом мочи. Здание было старое, люди селились здесь веками, его лестницы и лестничные площадки даже в жару оставались холодными под надежной защитой толстых стен.

Разумеется, лифт был сломан. Такая оказия случалась с ним регулярно, раз в две недели. Мне пришлось прокладывать путь по горам обглоданных куриных костей и других, еще менее аппетитных огрызков, валявшихся на ступеньках. Я задумалась, почему давным-давно не послала все это к лешему и не переехала отсюда. Впрочем, вряд ли мои финансы позволили бы найти более приличное место, а тот факт, что офис находился как раз в районе, где преступления были живительной подпиткой моей профессии, служил основной причиной наплевательского отношения к бытовым неурядицам.

Я отперла кабинет и просмотрела недельную почту, валявшуюся на полу. В мою арендную плату входила обязанность оплачивать услуги шестидесятилетнего «мальчика»-почтальона, который вынимал письма из ящика, висевшего в холле, и разносил их по квартирам. Ни один мало-мальски уважающий себя почтальон не взялся бы ныне за такую работу – таскаться пешком наверх четыре этажа... Каждый день...

Включив вентилятор, вмонтированный в окно, я прослушала записи, оставленные телефонным автоответчиком. Со мной хотела переговорить Тесса Рейнольде. Набирая ее номер, я заметила, что фикус, которым я хотела освежить унылый интерьер, погиб оттого, что его не поливали.

– Ви.Ай.? Ты, конечно, слышала о Малькольме? – Глубокий тембр выдавал необычное напряжение ее голосовых связок. – Я... Я хотела бы нанять тебя... Хочу быть уверенной, что их найдут, этих бандитов.

Я постаралась ей все объяснить так же тщательно, как и в разговоре с Лотти.

– Вик! Но это так на тебя не похоже! Что ты подразумеваешь под словами «рутинная полицейская работа»? Я хочу убедиться вот в чем: если полиция, то есть «рутина», как ты называешь, говорит: нет возможности найти убийц, то значит, так оно и есть?

Я должна знать точно. Не желаю сойти в могилу с мыслью, что не смогли найти убийцу. Да вообще-то... они просто не хотят искать. Ведь Малькольм для них – еще один убитый негр. Разве не так?

Я постаралась вернуть ee к реальности, ведь именно это делало мою работу возможной. Тесса не нападала лично на меня. Она вела себя так, как ведут люди, убитые горем, гневно настаивая на разъяснении всех обстоятельств.

– У меня только что был такой же разговор с Лотти, милая Тесса. Попробую позондировать, задействовать кое-какие источники информации. Признаться, их у меня довольно мало. И я уже обещала Кэрол Альварадо переговорить с Фабиано. Но ты не должна дышать мне в спину, когда я работаю. Если наткнусь на что-нибудь, уверяю тебя – немедленно передам сведения полицейскому офицеру, ведущему расследование. Потому что только у него есть мощный аппарат для дальнейшего ведения дела.

– Малькольм так уважал тебя, Вик. А теперь ты отворачиваешься от него.

Рыдание, прорвавшееся в голосе, чуть не заставило меня зарычать на нее.

– Я не отказываюсь от него, – сказала я, впрочем, вполне уравновешенно, – но мои действия неадекватны усилиям полиции. Вы что думаете, я каменный истукан? Моего друга зверски забивают до смерти, а я объективна до равнодушия, как какой-нибудь Шерлок Холмс?.. Господи Иисусе, Тесса, ты и Лотти из меня просто какого-то болвана делаете.

– Если бы у меня были такой опыт и связи, как у тебя, Вик, я бы сама ринулась в бой вместо того, чтобы сиднем сидеть у себя в студии и лепить монумент, олицетворяющий горе.

Она бросила трубку. Я устало потерла лоб. Мои плечи хлипкого польского происхождения, очевидно, не годились для такой нощи. Я проделала небольшую гимнастику. Если рассуждать банально, Тесса, наверное, права: я решаю проблемы больше делом, чем словом. Это-то и превращает меня в хорошего детектива. Но почему, скажите на милость, это дело казалось мне столь несъедобным?

За окнами простучали колеса экспресса «Дэн-Райан-Эл». Я с трудом поднялась и повесила жакет в платяной шкаф. Вся мебель в офисе повидала-таки виды. Большой дубовый письменный стол перекочевал сюда с аукциона, устроенного полицией. Пишущая машинка «Оливетти» принадлежала еще моей маме. За столом возвышался металлический, цвета хаки, сейф для досье – подарок одного издательства, у которого не хватило денег на гонорар.

Я хранила в кабинете все до единой бумажонки еще с тех пор, как стала заниматься сыском с десяток лет назад. Правда, дела казенной адвокатской практики, с которой я рассталась, застряли в архиве графства. Но мне удалось сохранить гору заметок, записок, блокнотов, даже рецептов. Время шло, а я все больше убеждалась, что нет смысла рассортировывать бумажонки. Сдвинув в угол стола погибший фикус, я вывалила содержимое нижнего ящика. Чего там только не было! Счета за горючее, штрафы за превышение скорости, адреса и имена свидетелей, чей подлинный облик я не смогла бы уже вспомнить ни за что на свете... Вот, скажем, коротенькое заявление в суд в защиту женщины, убившей мужчину, изнасиловавшего ее после освобождения его под залог. Мои руки ворошили многолетнюю пыль, и шелковая блузка из светло-бежевой стала серой.

В час дня я пошла в ближайший гастроном и купила бутерброд с ветчиной, а также пару бутылок содовой для дома. Наконец к закату нашла то, что искала, – обрывок бумаги, стиснутый двумя страницами судебной повестки за февраль 1975 года.

Серджио Родригез, молодой хулиган, панк. За свою короткую жизнь неоднократно арестовывался за деяния, носившие все более опасный антиобщественный характер. В итоге уже в восемнадцать лет предстал перед судом по обвинению в квалифицированном разбойном нападении. Мне выпала «счастливая» участь защищать его в суде. Это был смазливый паренек с уймой обаяния, сдобренного высоким накалом агрессивности. У меня был номер телефона его мамочки, которая признавала обаяние сыночка, но не верила в его тягу к насилию. Впрочем, как мне тогда показалось, я сделала все, что могла, ради ее непутевого сына.

Поскольку это была первая судимость, Серджио схлопотал не десять лет, а два с половиной года. Он вышел из тюрьмы в то время, когда я занялась частным бизнесом.

Когда я защищала его, он слыл душой банды «Ядовитые чужаки», орудовавшей в Гумбольдт-парке. После освобождения Серджио, получивший хорошую закалку в тюремной школе, натаскивавшей руководство шайками, быстро выдвинулся в «авторитеты» преступного мира. Он сменил название банды на «Латинские львы», и ныне она претендовала на амплуа некоего джентльменского клуба. Я как-то увидела фото Серджио в газете «Геральд стар», которой он предъявил иск за то, что та назвала «Львов» уличной бандой. На нем был шикарный костюм-тройка, даже снимок не мог скрыть великолепные покрой и ткань. А со временем под его руководством «Львы» перебрались в район Ригли-Филд. И не так давно, по словам Роулингса, они вообще переместились в испаноязычную часть северного района Чикаго.

Я положила номер телефона миссис Родригез в сумочку и слегка прибралась на столе. Должно быть, пробил час все это разгрести: Хотя снова может понадобиться какая-нибудь важная бумага. Поэтому я сдвинула кипу в ящик стола и закрыла сейф с досье...

К вечеру небо затянулось тяжелыми хмурыми облаками; казалось, они вообще изгнали из города весь кислород. Когда я пришла домой, мой пшеничный костюмчик был влажным от пота. У меня было искушение выбросить его ввиду полной негодности.

Приняв холодный душ и нацепив пижаму, я решила потолковать с миссис Родригез. На мой звонок откликнулся какой-то ребенок и после долгих уговоров согласился пригласить бабушку к аппарату. В трубке послышался голос с сильным акцентом:

– Мисс Варшавски? Боже! Адвокат, столько сделавший для моего Серджио!.. Как вы поживаете? Как дела после всех этих долгих лет?

Мы чуть-чуть поболтали. Я разъяснила, что больше не занимаюсь адвокатской практикой, но с радостью узнала из газет, что дела Серджио пошли в гору.

– Да, да! Лидер целого сообщества. Вам бы его повидать. Он всегда говорит о вас с такой благодарностью.

Я в этом усомнилась, но зато появился повод получить его телефон.

– Видите ли, хочу поговорить о его клубе джентльменов. Мне, возможно, потребуется его «просвещенный» совет.

Она с энтузиазмом встретила это заявление, а я спросила о других ее отпрысках.

– У вас ведь уже внуки? Так?

– Да, муж Цецилии бросил ее, и она перебралась сюда с двумя детьми. Это хорошо. Славно опять иметь в доме молодых.

Пожелав друг другу всего доброго, мы разъединились. Любопытно, что же именно она думает о деятельности Серджио?.. Я набрала номер, данный ею, но никто по нему не ответил.

Бутерброд с ветчиной так забил мой желудок, что не хотелось даже думать об ужине. Я поставила стаканчик вина на подоконник. Из окна были видны аллеи сада и огородик, где жильцы выращивали всякие овощи. Старик Контрерас, жилец первого этажа, подвязывал пленкой свои помидоры. Он помахал мне рукой:

– Сегодня ожидают ураган. Вот и надо защитить моих маленьких друзей.

Я выпила вина и наблюдала за работой мистера Контрераса, пока не стемнело. В девять я опять попыталась дозвониться до Серджио. Снова безрезультатно... Эти деньки-вымотали меня вконец. Я добралась до постели и сладко заснула.

Как и предсказывал мистер Контрерас, ночью разразился шторм с дождем. Когда наутро я совершала утреннюю пробежку, солнце сверкало вовсю, листья блестели зеленью, небо было ярко-голубое, волны мирно плескались в скалах, а над водой то и дело вспенивались белые барашки, разбивавшиеся о мол.

Долгий сон и свежий воздух взбодрили меня. Какие бы суеверия ни одолевали меня вчера, сейчас они казались ничтожными. Уж в чем, в чем, а в сыске я была не простак.

Вернувшись домой, я убедилась, что мои магические силы полностью восстановились. Телефон Серджио откликнулся после третьего гудка.

– Да? – с тяжелой подозрительностью спросил мужской голос.

– Серджио Родригеза, пожалуйста, – сказала я. – Это Ви. Ай. Варшавски. Серджио меня знает.

Меня попросили подождать; минута шла за минутой, я лежала на полу, делая гимнастику для ног, а трубку прижимала правой рукой к уху. В конце концов тот же нелюбезный голос отозвался:

– Серджио передает, что ничего вам не должен. Ему не о чем с вами говорить.

– А разве я что-нибудь сказала о долгах? Нет, я прошу оказать любезность – дать мне возможность переговорить с Серджио.

На этот раз пауза была короче.

– Если хотите его повидать, будьте в десять тридцать вечера у дома номер 72 на Уоштено. Приходите одна, без оружия и без хвоста.

– Так точно, капитан!

– Эй, это еще что такое? – В голосе вновь прозвучала подозрительность.

– Это гринго так говорят: слушаюсь! – Я бросила трубку.

Я еще немножко повалялась на полу, разглядывая потолок...

Уоштено, центр «Львов». Туда бы идти не иначе как в сопровождении полицейского батальона да позади него. Но ведь если задумают убить, то сделают это не сегодня, так завтра... «Черная метка» – моя фамилия – будет выведена масляной краской на дверях моего гаража в Гумбольдт-парке. А может, орфография им будет не по силам. Скорее всего, выведут только мои инициалы.

Возможно, они убьют меня даже в том случае, если я буду строго придерживаться их указаний. Расстреляют при выходе из дома. А Лотти будет очень страдать из-за того, что втянула меня в это дело. Пожалеет, но будет уже поздно. Весьма красочно я мысленно нарисовала свои похороны. Лотти – мужественную, с каменным лицом, Кэрол, рыдающую навзрыд. Мой экс-муж придет со своей провинциалкой-женой. «Милый, да ты в самом деле на ней женился? На этой Вар-шав-ски? Грязное дело, кутерьма – иметь дело с гангстерами... Извини, просто невероятно...»

Я встала, сменила спортивный костюм на рабочий: джинсы и красная трикотажная блуза. Нацарапала записку, где подробно указала, куда еду, зачем, и вышла во дворик, где Контрерас с величайшим беспокойством обследовал свои томаты. Те заметно, налились соком.

– Ну и каково им пришлось ночью? – сочувственно полюбопытствовала я.

– О, они молодцы! Хотите, я вам дам немножко? Видите ли, у меня их слишком много, и я не знаю, что с ними делать. Рути вообще их не ест.

Рути, его дочь, часто приезжала сюда с двумя примерными, послушными детьми, уговаривая папашу переехать к ней.

– Конечно, давайте! – сказала я. – А я сделаю вам превосходный томатный соус. Вот уж зимой мы с вами до отвала наедимся спагетти... Кстати, не могли бы вы оказать мне одну любезность?

– Нет вопросов, госпожа повариха. Все, что хотите.

Он присел на корточки и вытер лицо носовым платочком.

– Видите ли, сегодня вечером я должна нанести визит панкам. Не думаю, что это опасно. Но на всякий случай записала адрес. Если завтра утром меня не окажется дома, передайте, пожалуйста, адрес лейтенанту Мэллори. Он работает в бригаде по расследованию убийств, это на Одиннадцатой улице...

Роберт Мэллори когда-то работал в полиции с моим отцом, был его лучшим другом. Ему не нравилось, что я занимаюсь детективным делом, но в случае моей гибели он сделает все, чтобы найти виновников.

Мистер Контрерас взял у меня конверт и оглядел его.

– А ты не хочешь, чтобы я с тобой пошел, моя сладость?

Контрерасу было почти семьдесят. Хорошо загоревший, здоровый и крепкий для своего возраста, он все равно не выдюжит, если будет схватка. Я отрицательно покачала головой:

– Мне поставили условие: прийти одной. Если я кого-нибудь прихвачу, они начнут стрелять.

Он вздохнул с сожалением.

– Шикарную жизнь ведешь, девочка. Мне бы скинуть годков двадцать... А ты, кстати, сегодня отлично выглядишь. Но вот тебе мой совет: если идешь к настоящим панкам, бери с ними на полтона ниже.

Я рассыпалась в благодарностях. Мы проговорили с ним до обеденного времени. Когда-то мистер Контрерас работал машинистом, на пенсию вышел лет пять назад. Мои рассказы о всяческих приключениях он предпочитал самому интересному шоу знаменитых актеров Кэгни и Лэйси. В свою очередь он потчевал меня пересказами жизненных перипетий дочки Рути и ее муженька.

После обеда я отправилась вверх по Уоштено-авеню и медленно проехала мимо места встречи. Мрачнее ничего нельзя было себе представить. Многие дома здесь выглядели словно после бомбежки. А те, в которых кто-то еще обитал, были обезображены огромными кривыми надписями. Консервные банки и битые бутылки заменяли растительность на бывших газонах. Старые, без колес, с разбитыми стеклами машины перегораживали улицу.

Место, где назначена встреча с Серджио, оказалось рядом с наглухо зашторенной не то забегаловкой, не то сараем. С одной стороны была разрушенная трехкомнатная квартира, с другой – заброшенный винный магазинчик. Когда я приеду сюда вечером, «Львы» наверняка будут прятаться в руинах, скорее всего неподалеку от винной лавки, получая возможность сигнализировать другим бандитам, находящимся поблизости.

Я свернула налево, за угол, и нашла проезд за домами. Три десятилетних паренька, игравшие в пинг-понг, очевидно, были юными членами шайки. Если я с ними хоть о чем-нибудь заговорю, все будет передано Серджио.

Я так и не нашла более или менее безопасного подъезда к месту нашего рандеву. Разве что проникнуть сюда по канализационной трубе и вынырнуть из люка прямо посреди улицы.

Глава 7

«Львиное» логово

До встречи оставалось восемь часов. Я подумала, что если останусь сегодня в живых, то пойду к Лотти, к Тессе, к семье Альварадо и скажу им: даю слово, я сделала все, что могла. Остальное – пожалуйте к детективу Роулингсу.

Я сделала изрядный крюк по пути в Милуоки, там, где скоростные шоссе опасно нависают на своих тонких бетонных ногах над жилыми кварталами. Где-то внизу находилась школа Святого Причастия, где когда-то училась Консуэло.

Она играла в теннис на искореженном асфальте, в восхитительных белых шортах и маечке, такая милая; ей приходилось дышать асбестовой крошкой, образованной шинами автомобилей, мчавшихся над головой. Я знаю, это было, было. Как-то смотрела матч с ее участием. И могла понять, что именно нашел в ней Фабиано. Он обычно болтался в баре напротив, ожидая, пока отыграет его сестра. А потом, когда Консуэло вошла в школьную команду, Фабиано вообще стал постоянно околачиваться поблизости, глазея на девчонок. Больше того: оплачивал их поездки на паромах на матчи в чикагских пригородах. Вот так оно начиналось. Я все это услышала от Пола, когда новость о беременности Консуэло впервые стала притчей во языцех.

У этого города определенные стандарты для всего, в том числе для баров и школ. Вообще-то они не должны соседствовать. Я прокатилась по всему району и отыскала пару питейных заведений, фаворитов Фабиано, неподалеку от школы Святого Причастия. Мне повезло сразу же. Фабиано потягивал пивко в баре некоего Эль Галло с грубо намалеванным петушком на вывеске. Он следил за бейсбольной схваткой команды «Соке» по миниатюрному телевизору, подвешенному к потолку на высоте, недосягаемой для обычного вора. Было еще человек пятнадцать, все жадно следили за игрой.

Я взяла стул и поставила его рядом с Фабиано. Бармен, болтавший с кем-то у стойки, не обратил на меня внимания. Я дождалась конца тайма и наклонилась над плечом Фабиано.

– Нам нужно малость потолковать кое о чем, сеньор Эрнандез.

Его рука дернулась, расплескав пиво; морда покраснела от злости, когда он увидел меня.

– Ну и дерьмо. А? Ну-ка, убирайся прочь, с глаз моих долой!

– Ну, ну, Фабиано, так не говорят со своей тетушкой.

Люди, сидевшие напротив, настороженно разглядывали меня.

– Я сестра его матушки, – объяснила я, сокрушенно пожав плечами. – Она не видела его уже столько дней. А он ей даже позвонить не хочет. Ну вот, она меня и попросила найти его, урезонить.

Он сплел ноги, пытаясь встать в узком пространстве между нашими стульями.

– Все это вранье, ты, сука! Никакая ты мне не тетка.

Какой-то тип в глубине бара нерешительно хмыкнул:

– Если он не желает, так можешь стать моей тетушкой, милая.

Эта реплика почему-то вызвала бурю восторга, но человек слева от Фабиано сказал:

– Может, она ему не тетка вовсе. Может, она из полиции, ищет его «тачку».

Это тоже вызвало смех.

– Конечно! Фараоны хотят вернуть авто его истинному владельцу...

– Да моя это «тачка»! – бешено рявкнул Фабиано. – Вот здесь, в этом кармане, все нужные бумаги.

Суетливо-драматическим жестом он полез в правый карман и вынул права.

– А может, он и их украл, – сказал человек слева.

– Новое авто, племянничек? – потрясенно спросила я.

– Я вовсе не твой племянник. – Он плюнул в мою сторону. Что и говорить, фантазия у него была канареечная.

– Ну а теперь кончайте базар, – заявил бармен. – Твоя она тетка, не твоя, но ты не должен так обращаться с дамой, Фабиано. Если, конечно, хочешь остаться посетителем моего бара и, кстати, я верю, что она – твоя тетушка. Потому что так вот, запросто никому не захочется прослыть твоим родственником. Иди-ка вон отсюда и объяснись с дамой. Твое место не займут и про матч все расскажут.

Фабиано неохотно вышел вместе со мной, сопровождаемый одобрительным гулом и кошачьим мяуканьем.

– Та-ак. Значит, ты меня перед всем баром оскорбила? Тебе это даром не пройдет, Варшавски.

– А что ты со мной сделаешь? Забьешь насмерть, как Малькольма Треджьера? – вкрадчиво спросила я.

Кислая скука на его лице сменилась тревогой.

– Эй! Еще и это на меня повесить хочешь? Не выйдет. Я его не трогал. Клянусь. Пальцем не коснулся.

Последняя модель «эльдорадо» ангельски-небесного цвета в отличном состоянии стояла неподалеку от бара. Поскольку другие авто в округе были старыми рьщванами, я догадалась, что в баре прохаживались именно насчет этого автомобиля.

– Твоя машина, Фабиано? Не слишком ли шикарно, если пару месяцев назад ты жене даже обручальное кольцо не мог купить?

Он задвигал губами, а я врезала ему по грязной роже так быстро, что он и сглотнуть не успел.

– Ну, хватит. Наслушалась всякого вранья от тебя. Давай-ка по-честному об автомобиле.

– Я ничего не обязан тебе говорить, – пробормотал он.

– Да, ты прав. Но полицейским все расскажешь. Я их сейчас позову, и ты объяснишь, откуда у тебя автомобиль стоимостью пять – десять тысяч... А им подскажу, что «Львы» отстегнули тебе долю за убийство Треджьера. Вот уж тогда легавые с тобой поговорят! Пока они будут вытряхивать из тебя душу, я потолкую с Серджио Родригезрм. А ему скажу, что у тебя колеса от «Гарбанзос», которым ты поставляешь наркоту. И после этого с наслаждением прочту колонку с твоим некрологом. Потому что к тому времени ты уже будешь свиной отбивной, Фабиано.

Я круто развернулась и пошла к своей машине. Фабиано схватил меня за локоть, когда я отпирала дверцу.

– Ты мне этого не сделаешь! – заявил он.

Я усмехнулась:

– Еще как сделаю. Повторяю, ей-ей, с наслаждением прочитаю твой некролог.

– – Но ведь все не так, послушай! Все не так! Машина досталась мне законно. Могу доказать. Я захлопнула дверцу.

– Ну так докажи!

Он облизал губы.

– Они, то есть этот тип в госпитале дал мне пять «косых» за Консуэло. Это чтобы показать: ах, как они переживают, что она умерла и беби тоже.

– Подожди-ка, пока я найду салфетки, слезы вытереть. Эта история разбивает мне сердце. Пять «косых», пять тысяч? Достойная же цена за твою леди и ребеночка. А что тебя попросили сделать взамен?

Он снова облизал губы.

– Ничего. Ничего я не должен был делать. Только подписать одну бумагу. Насчет жены и дочки.

Я кивнула: конечно, расписка. Я уже говорила это Полу. В общем, Фабиано купили с потрохами.

– Ты, поди, рассказал всем трогательную сказку. Слезу из них выжал. Никто здесь даже подумать не может, что тебе заткнут пасть за какие-то пять штук... Ну и что с тобой делать теперь, столкнуть со «Львами», пригрозить расправой, разоблачением, до смерти тебя напугать? Так ты и так со страху умрешь.

– Послушай, вы все время катите на меня бочку. Ты, твоя еврейка-докторша и Пол. И все вы обо мне только плохого мнения. А я ведь любил Консуэло. И она родила мне ребенка. И сердце мое разбито!

Я почувствовала, что вот-вот взорвусь.

– Оставь эти сказки для Шомбурга, мой милый. Их там легче дурачить.

Гаденькая улыбка скользнула по его лицу:

– Это ты такого мнения, сука.

Нога моя отчаянно чесалась, так бы и врезала каблуком в его ублюдочный пах. Но я сдержалась и сказала:

– А теперь вернемся к Треджьеру, Фабиано. Ты поклялся, что пальцем его не тронул.

Он изумленно глазел на меня.

– Да нет, конечно. Уж это-то на меня не повесишь.

– Однако ты видел, как его били.

– Но как? Как я мог видеть? Да я никакого отношения не имею к смерти этого черного фраера. У меня дюжина свидетелей есть, которые подтвердят, что видели меня в другом месте, когда его убивали.

– Ах, вот оно что, ты, стало быть, знаешь, когда его убивали? Или у тебя есть дюжина свидетелей, которые подтвердят, что это не важно – когда убивали. Важно, что видели тебя где-то еще, и все тут.

– Знаешь, Варшавски, я от тебя достаточно нахлебался всякого дерьма. Хочешь повесить на меня убийство? Ничего не выйдет.

Он резко повернулся и пошел к бару. Я минуту-другую разглядывала петушка, намалеванного на вывеске... Не нравилось мне все это. Мне бы другие рычаги – и я бы выдавила из Фабиано все, что он знает. Он явно что-то скрывал, но имело ли это отношение к смерти Малькольма, я не знала, никаких зацепок не было.

Я забралась в свой «шеви» и порулила на северо-восток, к дому... Должна я «сдать» Фабиано Роулингсу или нет?.. Я промучилась над этим вопросом весь день. И когда смотрела, как «Кабсы» проигрывают решающий матч Нью-Йорку, и когда вслед за этим лениво покачивалась на волнах гавани Монро. Я не могла пойти к Лотти и выговориться, поскольку с точностью ничего не было известно.

В 21.30 я оделась во все темное, но легкое, не стеснявшее движений. Вместо кроссовок надела туфли на толстой подошве, в них далеко не убежишь, но если кого-нибудь двинуть в низ живота, так это ой-ей-ей! Можно рассчитывать на успех.

В субботнюю ночь Гумбольдт-парк кишел народом. По Северной авеню мчались машины с зажженными фарами, из радиоприемников гремела музыка. Девчонки в туфлях на невероятно высоких каблуках и в прозрачных блузочках рука об руку прохаживались парочками и стайками. Молодые парни и пьяницы пугали их, орали, свистели и брели себе дальше.

Я подъехала к Кэмпбелл-стрит, в четырех кварталах от места рандеву. Это была тихая, пристойная улочка со знаками: звуковые сигналы, радио и граффити строго запрещены. Отлично ухоженные дома свидетельствовали о твердом желании защищать права обитателей. Я припарковалась у уличного фонаря, ни дальше, ни ближе: иначе жители могли бы даже вызвать полицию. Затем пошла пешком. Соседний квартал оказался значительно менее обихоженным, чем Кэмпбелл-стрит. Я тщательно выбирала дорогу, стараясь не наткнуться на битую посуду, банки, старые шины. В ночной тьме все это выглядело пугающе и гротескно. Здесь обитали в хижинах-бунгало, а не в обычных жилых многоквартирных домах. Многие бунгало стерегли собаки, свирепо взлаивавшие при моем приближении. Иногда из-за забора высовывалась чья-то голова – взглянуть, что это там за хулиганье шляется по ночам...

Когда я приблизилась к Уоштено, горло пересохло, сердце билось как при приступе тахикардии. Я почувствовала, как волосы на затылке встали дыбом. Затаившись в тени развалюхи, я пыталась разобраться, где расставлены часовые, а заодно унять дрожь в коленках. «Давай, давай, Варшавски, уди рыбку или режь леску» – подзуживала я себя.

Немного приободренная этими заклинаниями, я вышла из своего убежища, обогнула остовы автомашин и приблизилась к зашторенному окну. Никто в меня не стрелял. Правда, я интуитивно чувствовала присутствие «Львов» в-темноте.

Я постучала в дверь. Она тотчас приоткрылась, хотя дверную цепочку не сняли. Ага. Вот и «ствол» появился, дуло.

Ясное дело: началась любимая бандитами игра, навеянная скукой.?

– Это Ви. Ай. Варшавски, – отрапортовала я, как и было условлено. – Чиста в помыслах и поступках.

Кто-то приблизился ко мне сзади. Рефлекс самообороны диктовал немедленный защитный удар, но я от него воздержалась – меня просто обыскивали.

– – Все в порядке, приятель, – прогнусавил юношеский голос. – Она без оружия. За ней нет «хвоста». Я проследил.

Цепочку наконец сняли, и я вошла в темную прихожую. Дверь за мной закрылась. Стоявший у двери взял меня за руку и повел по голым половицам. Мои шаги отдавались эхом от голых стен. Мы подошли к двери, скрытой толстой драпировкой. Гид постучал условным знаком, и опали еще какие-то цепочки.

Серджио Родригез восседал в кожаном кресле. На нем была голубая шелковая рубашка, расстегнутая чуть ли не до пупа и являвшая взору массивные золотые цепи, обвивавшие шею. Перед Серджио – столик красного дерева, под ногами толстый ковер; воздух, сочившийся из окна, – свежий, прохладный.

Большая радиола в углу настроена на испанскую станцию. Когда я вошла, кто-то убавил громкость.

Трое молодых людей составляли свиту Серджио. На одном из них была футболка, открывавшая татуировки на обеих руках, сверху донизу. На левой наколка павлина, чьи распущенные крылья, вероятно, скрывали следы наручников. На втором парне красовалась не заправленная в брюки розовая рубашка, длинная, как хламида. И у того и у другого наверняка было оружие. Третьим в свите оказался Фабиано; насколько я могла судить – безоружный.

– Пари держу, ты не ожидала меня здесь встретить. – Он со значением ухмыльнулся.

– Ты что же, сразу к «папочке» побежал после нашего разговора? – спросила я. – Ты, видно, боишься Серджио? А ведь ему есть о чем спросить тебя! О твоем «эльдорадо», например.

Фабиано рванулся ко мне:

– Ну, сукина дочь, подожди: Я тебе покажу, что значит бояться. Я т-тебе покажу...

– О'кей, – хрипловато вымолвил Серджио. – Спокойней. Сейчас говорю я... Итак, Варшавски, много воды утекло? С тех пор, когда ты работала на меня, ха-ха?

Фабиано отступил в глубь комнаты. Розовая Рубашка угрожающе двинулся к нему. Ага. Значит, не очень-то банда доверяет этому Фабиано.

– Ты высоко взлетел, Серджио, – сказала я. – Все эти встречи с членами муниципалитета в министерстве социального развития. Твоя мать по праву гордится тобой.

Я старалась говорить максимально равнодушно – ни презрения, ни восхищения.

– Да, я знаю свое дело на все сто. Но вот ты... Я бы не сказал, что ты с тех пор разбогатела, Варшавски. Слышал, что водишь битую-перебитую «тачку», не замужем... А надо бы тебе остепениться! Пора!

– Серджио! Поверь, я тронута. После стольких лет... Я-то думала, тебе это безразлично.

Он улыбнулся. Той самой захватывающей дух ангельской улыбкой, что и много лет назад. Признаться, мы и срок-то тогда скостили благодаря его шарму.

– О, теперь я женатый человек, Варшавски. У меня милая жена, прекрасный ребенок, дом – полная чаша, дорогие машины. А что у тебя?

– Может, скажешь еще, что у тебя есть Фабиано? Этот ублюдок?

Серджио небрежно махнул рукой:

– Да он для всяких мелких поручений... Ну и кашу ты заварила с ним!

– Какую еще кашу! Правда, я не в восторге от его стиля жизни, но полна сочувствия к его утрате, к его горю.

Я подошла к вращающемуся креслу, причем Фабиано вновь злобно ощерился, а Розовая Рубашка успокоительно положил руку на его плечо. Придвинув кресло к столику, я села.

– Хочу знать точно, – заявила я, – что его горе не вылилось в уродливую форму. Что это не он вышиб мозги из Малькольма Треджьера.

– Малькольм Треджьер? Это имя мне что-то напоминает. Смутно.

Серджио цокнул языком, как дегустатор, старающийся вспомнить, какое же это было тогда вино... Какое...

– Это – врач, – продолжала я. – Убит пару дней назад. Он помогал в госпитале жене Фабиано и ее новорожденному ребенку в прошлый вторник. Когда они обе умерли.

– Ах да, врач! Теперь вспомнил. Чернокожий фраер. Кто-то взломал его квартиру. Так?

– Правильно. А вдруг ты случайно знаешь, кто бы мог это сделать? Случайно, повторяю.

Он покачал головой:

– Только не я, Варшавски. Я вообще ничего об этом не знаю.

Негр-врач. У него свои дела, у меня свои.

Это прозвучало как конец интервью. Я обернулась и посмотрела на остальных. Татуированный разглаживал павлиньи перья на левой руке. Розовая Рубашка отрешенно взирал в пространство. Фабиано ухмылялся.

Я повернула кресло таким образом, чтобы видеть их всех сразу.

– А вот Фабиано не согласен с тобой. Он думает, что ты об этом знаешь очень много. Правда, Фабиано?

Он отскочил от стены.

– Ты, с-сука подзаборная! Я ей ничего не говорил, Серджио, абсолютно ничего.

– О чем не говорил? – кротко спросила я.

Серджио пожал плечами:

– Да ни о чем, Варшавски. Действительно. Тебе бы давно надо научиться не совать нос в чужие дела. Десять лет назад я уже тебе все это сказал. И теперь повторяться не хочу. Теперь у меня классный адвокат, который не считает меня беспомощным слизняком и не ведет себя как шлюха, вынужденная зарабатывать на жизнь, потому что не может обзавестись мужем.

Меня вдруг как током ударило, нет, не из-за «мужа» или «слизняка». Неужели я и в самом деле так отношусь к своим клиентам? А ведь Серджио прав. В тот раз, когда он зверски избил старика и хныкал, я не нотации ему читала, нет, а словно бы флиртовала с ним.

Я утратила душевное равновесие и увидела татуированного лишь за секунду до того, как он меня ударил. Я соскользнула с кресла и покатила его к своему врагу, стараясь оттеснить его к столу. Затем вскочила на ноги, продолжая двигать кресло. Тут на меня навалился Розовая Рубашка, пытаясь скрутить мне руки. Но я с силой двинула его в голень. Он отпрянул со стоном и хотел нанести мне удар. Я приняла удар ладонью и вмазала ему коленкой в солнечное сплетение. Татуированный сзади схватил меня за плечи. Я как бы закрутилась в его ладонях, но тут же резко ударила локтем в грудь. Он отпустил меня, однако тотчас же в драку вступил Серджио. Он отрывисто отдал приказ Розовой Рубашке, мгновенно схватившего мой левый кулак. Серджио поднапрягся, перекинул меня через себя, – но упали мы вместе, я оказалась внизу, он – вверху.

Фабиано, до сих пор не участвовавший в схватке, ударил меня ногой по голове. Так, не удар, скорее показуха. Ударить сильней он не мог, иначе задел бы Серджио. Тот заломил мне руки за спину и встал.

– Ну-ка, поверните ее.

Я увидела ухмыляющуюся рожу татуированного, потом заметила, что Серджио улыбается своей загадочной улыбкой.

– Ты до сих пор думаешь, что сделала доброе дело тогда в суде, скостив мне срок с десяти до двух лет, да, Варшавски? Ну так вот что я тебе скажу: ты никогда не была в тюрьме. А если бы была, то поработала бы получше. Зато теперь ты видишь, что значит быть наказанной. Ты ведь ненавидишь действовать по чьей-то указке.

Мое сердце билось так часто, что я боялась задохнуться. Закрыв глаза и сосчитав до десяти, я постаралась говорить невозмутимо, с трудом выравнивая тембр голоса.

– А ты помнишь Бобби Мэллори, Серджио? Я оставила ему записку с указанием твоего имени и адреса. Так что, если мой труп окажется завтра где-нибудь на городской свалке, тебя уже ничто не спасет, даже твоя драгоценная улыбочка.

– А я и не хочу убивать тебя, Варшавски. Резона нет. Занимайся своими делами и не суйся в чужой бизнес. Я и сам, без тебя справлюсь... Ну-ка, Эдди, сядь-ка ей на ноги.

Татуированный повиновался.

– Я не хочу тебя совсем калечить, Варшавски, ведь у тебя, наверное, появится мужик. Но кое-какую памятку оставлю.

Он вынул кинжал. Ангельски улыбаясь, встал рядом со мной и поднес лезвие к моим глазам. Мне словно бумагой рот забили, а по телу пошел мороз. Шок, клинически определила я. Шок. Я заставила себя дышать равномерно: глубокий вдох, сосчитай до пяти, выдох, смотреть Серджио прямо в глаза. И хотя буквально тряслась от страха, заметила, что он выглядел обиженным. Нет, не испуганным, а именно обиженным до раздражения. Эта мысль меня приободрила, дыхание стало ровнее. Его рука исчезла из моего поля зрения. Он Медленно взмахнул ножом и встал.

Я почувствовала покалывание в челюсти и на шее, но боль в руках, туго связанных за спиной, заглушала все другие болевые ощущения.

– Так вот, Варшавски. Чтобы я тебя больше не видел.

Серджио тяжело дышал, весь взмыленный.

Татуированный поставил меня на ноги, мы проделали весь изысканный ритуал открывания и закрывания дверей. Так, со связанными руками, меня вывели в прихожую, а из нее через входную дверь в дебри Уоштено.

Глава 8

Филигранная работа

Было далеко за полночь, когда я вошла в вестибюль моего дома. Кровь запеклась на лице и шее – добрый признак. Я знала, что должна заняться, как подобает, врачеванием ран, однако думала не столько о будущем шраме, сколько о том, чтобы летаргия свалила меня с ног. Все, что я хотела, – залечь в постель и никогда больше не вставать. Ничего-ничего не делать, даже не пытаться что-либо сделать.

Когда я поднималась по лестнице, отворилась дверь квартиры бельэтажа, Из нее вышел мистер Контрерас.

– А-а, это ты, наконец, моя дорогая. Вообрази, я уже раз двадцать подумывал, не, вызвать ли легавых.

– Ну, вряд ли они смогли бы что-нибудь для меня сделать, – сказала я и опять поплелась наверх.

– Ты ранена?! Как же это я сразу не заметил. Что они с тобой сотворили?

Он побежал за мной, я остановилась, поджидая его, рука рефлекторно трогала запекшуюся кровь.

– Да ничего особенного. Они в штаны напустили. Понимаете, все это довольно сложно объяснить. Один парень имел на меня зуб все эти годы. – Я хихикнула. – Все зависит от того, как взглянуть на то или иное событие. У каждого своя точка зрения. Я вытащила этого говнюка из большой неприятности. Ему грозил солидный срок. Я пересилила неприязнь к нему, отнеслась как к человеку. А он думал, что я его презираю и стараюсь засадить. Вот и все.

Мистер Контрерас пропустил все это мимо ушей.

– Сейчас отправим тебя к докторам. Не можешь же ты оставаться в таком виде. Ну-ка, идем ко мне. Одной тебе быть нельзя. О Господи, зачем я тянул время? Нужно было сразу вызвать полицейских, как только почуял неладное.

Его сильные пальцы вцепились в мою руку. Я проследовала за ним в его квартиру, забитую видавшей виды мебелью. На полу стоял сундучок – домашняя аптечка. Контрерас усадил меня в кресло горчичного цвета, что-то ворча сквозь зубы.

– Как же ты домой-то добралась в таком виде, куколка ты моя? Ну позвонила бы мне, я бы пошел вместо тебя...

Он провозился со снадобьями несколько минут, затем вернулся с одеялом и кружкой горячего молока.

– Понимаешь, я навидался всяких происшествий, когда был машинистом... Ну-ка согревайся. Отвезти тебя в больницу или вызвать врача на дом?

Я чувствовала себя далеко-далеко... Не могла ни отвечать, ни мыслить. Врач или больница? Какая разница, не хотелось ни того, ни другого. Я сжимала кружку дрожащими пальцами и молчала.

– Послушай, радость моя. – В его голосе звучала обида. – Конечно, я не такой сильный, как раньше. Ну не могу же я тебя нокаутировать и нести на себе. Тебе нужна помощь. Ну давай же, поговори со мной немного. Хочешь, я позову полицию? Я и так должен это сделать, зачем тебя спрашивать? Я должен их позвать.

Это меня чуть-чуть оживило.

– Нет, подождите, не зовите. Пока не зовите. Есть у меня врач. Позвоните ей, она приедет.

Я столько раз набирала номер Лотти, что знала его наизусть. Так почему же сейчас не могла вспомнить? Я нахмурилась, отчего челюсть заболела еще пуще. В конце концов беспомощно выговорила:

– Найдите ее номер, он в справочнике есть. Шарлотта Хершель.

Я разместилась в кресле поудобней, потягивая молоко. Его теплота приятно согревала озябшие руки. Не урони кружку. В ней папин кофе. Он любит его попивать, когда бреется. Неси кружку осторожно, папе это нравится. Глаза озорно блестят жгучими островками в пенном облаке. Я знаю, что он улыбается. Улыбается мне...

... Мама велит отцу принести лампу, посветить на дочкино лицо. Ага, что-то случилось. Дочь сверзилась с велосипеда! Мать в ужасе: сотрясение мозга! Вот это ударчик, а йод жжет ранку, так жжет...

Я очнулась. Лотти ощупывала мое лицо, хмурясь, вся напряженная.

– Я сделаю тебе укол противостолбнячной сыворотки, Вик. И мы сейчас же едем в «Бет Изрейэль». Рана неопасная, но порез глубокий. Тебя осмотрит специалист по пластическим операциям. Зашьет так, что шрама не будет.

Она вынула из сумки шприц, сделала укол. Я встала, поддерживаемая ею с одной стороны и мистером Контрерасом – с другой. Он передал мне ключи от квартиры и голубой трикотажный пиджак.

Руки мои все еще болели. Я с трудом всунула их в рукава, не без помощи Контрераса. Как я была благодарна ему! Он бережно вывел меня на улицу и усадил в «датсун» Лотти. Стоял на углу и смотрел, как Лотти включила зажигание и с визгом помчалась по улице. Сумасшедшая скорость вовсе не означала, что я в опасности, просто Лотти всегда водит машину так, словно находится в состоянии безумного транса...

– Что с тобой стряслось? Старик сказал, что ты вышла на бой с панками.

Я скорчила гримасу, получив в ответ болевой шок.

– Фабиано. Один из его дружков. Ты хотела, чтобы я занялась обстоятельствами смерти Малькольма. Я и занялась.

– Одна? Без защиты? Оставила всего-навсего героическую записку для лейтенанта Мэллори... Какая муха тебя укусила?

– Спасибо за сочувствие, Лотти. Оно мне пригодится.

Целый каскад образов замелькал в моей голове: Серджио превращается в червяка, я сама – ведьма из «Серебряного кресла», тоже превращающаяся в червяка в темной комнате, страх перед тем, что останется шрам... Я безумно устала, все слова вылетели из головы. Наконец я заставила себя четко произнести:

– Я же тебе сказала, Лотти, это – дело полиции.

– Так что же все-таки заставило тебя идти туда одной; вместо того чтобы передать информацию полицейским? Ты знаешь, Виктория, порой от тебя спасу нет.

Ее венский акцент усилился, как всегда в тех случаях, когда она бывала рассержена.

– Да, да, возможно, ты права.

Раненое скованное лицо, сдавленные плечи соединились в этакий болевой синдром. Он усиливался с каждым рывком, вверх-вниз, словно колеса старинного парома-пароходика на Ривервью. С секунду мне казалось, что я и вправду плыву на таком пароме, но потом до меня дошло, что я ехала в клинику... Моя мать тяжело больна. Возможно, уже умирала, но мы с отцом старались не подавать виду, как нам больно... Однажды после победы, одержанной на школьном баскетбольном чемпионате, я и другие девчонки выхлестали несколько бутылок виски. Но что было потом! Вот это была боль! А я тогда должна была навестить маму. И предстать перед ней не вялой и разбитой, а энергичной, подвижной, без всяких признаков похмелья...

– Впрочем, мне иногда кажется, что я и сама тоже дура изрядная. – Острый голос Лотти прорезал туман. – Ты в ужасном состоянии. Что бы ни заставило тебя поехать сегодня туда к ним, не надо было с ними ссориться. Ну, пойдем, дорогая. – Она сказала это по-немецки: «либхен». – Ну-ка, на ноги, быстро. Вот так. Обопрись на меня.

Я медленно встала, зябко дрожа, несмотря на теплый воздух вокруг. Лотти вызвала дежурную бригаду. Прикатили кресло с колесиками, и я погрузилась в него. Мы заехали в клинику.

Я боролась со сном. Белые огни пятнами вспыхивали перед закрытыми веками. Что-то холодное обвевало лицо. Мускулы расслабились.

– Я буду жить, док? – промямлила я.

– Жить?! – Мужской голос отозвался во мне громким эхом. Я очнулась и присмотрелась к нему: пожилой мужчина с морщинистым лицом и сединой. – А кто вам сказал, что вы должны умереть, мисс Варшавски?

– Я не то хотела спросить. Лицо. Мое лицо. Как я буду выглядеть?

Он покачал головой.

– Ничегошеньки не будет заметно. Ну, конечно, придется несколько месяцев избегать яркого, солнечного света и соблюдать диету. И тогда ваш суженый, целуя вас, увидит узенькую полосочку. Впрочем, надеюсь, он будет так близко, что ему и в голову не придет что-нибудь скрупулезно рассматривать.

У-у, самец противный, подумала я. Впрочем, разве можно кусать руку, которая накладывает швы на ваше лицо?

– Я оставлю вас здесь до утра. Таким образом, вы хоть капельку поспите вместо того, чтобы болтаться в машине. С вами мечтает переговорить полиция, но я попросил их подождать до утра...

Возможно, он был не такой уж плохой человек, этот доктор. Я горячо поблагодарила его. Спросила, где Лотти. Уехала, ответил он, убедившись, что меня оставляют до завтра. Меня подняли по эскалаторам наверх, а потом отправили вниз, в палату. Нянечка раздела меня, дала халат и уложила в постель с такой легкостью, словно я была ребенком, а не детективом, весящим свыше 130 фунтов.

Только попросите их не будить меня утром, чтобы померить давление, – пробормотала я и провалилась в черную дыру сна.

Глава 9 Полицейские у «Бар-Би-Кью»

Благодаря доброй дозе хорошего снотворного я проспала в воскресенье почти до двух часов дня. Поверить не могла, когда наконец проснулась, – никто меня не разбудил. Невозмутимая рутина клиники обезоруживала, давая возможность побыть самой собой. Все-таки это неплохо, если у тебя верные друзья в надлежащих сферах.

В три пришла врач-интерн, понаблюдать как и что. Она подвигала моими ногами и руками так и эдак, приставила офтальмоскоп к глазам.

– Доктор Пирвиц, – сказала она, – отдал распоряжение: вы можете ехать домой, если чувствуете, что в состоянии это сделать.

Доктор Пирвиц? Я предположила, что это был тот самый седовласый хирург, имени которого я так и не узнала, когда мы общались.

– Отлично. Я в хорошем состоянии. – Мои челюсти все еще болели, а плечи ломило так, что я вздрагивала от боли, когда двигала руками. Но в домашнем уюте все быстрее заживет...

Она подписала мою историю болезни и справку о выписке: так делают всегда, даже в том случае, если больной заявляет, что с ним все в порядке.

– О'кей, – сказала врач. – Все формальности соблюдены, лечение проведено квалифицированно. Тем не менее передайте эту расписку дежурным медсестрам, они все оформят окончательно.

Она ободряюще улыбнулась и исчезла.

Я выбралась из постели и поплелась, как зомби, в душевую. Только когда одевалась, поняла, что тело состоит из мириад мышц. Кто бы только мог подумать, что их так много?

Я влезала в туфли, когда в дверях появился смущающийся мистер Контрерас. В руках он сжимал букетик маргариток. Он засиял, увидев, что я одеваюсь.

– Я приходил в час, но они сказали, что ты еще спишь. О, моя милая игрушечка, ты свое лицо видела? Выглядишь, словно после драки в пивной. Ну, ничего, все выяснится. Заберем тебя домой, приложим кранам сырого мясца. Знаешь, это просто делало чудеса, когда я был молод. Все «фонари» как рукой снимает.

Я тщательно старалась не смотреть на себя в зеркало, принимая душ. Но теперь...

– Прекрасно. Верю тебе, зеркало, – сказала я без особого энтузиазма. Но сейчас не могла удержаться от соблазна поглазеть в зеркальце, висевшее над рукомойником. В прошлую ночь мне не довелось полюбоваться «рукоделием» Серджио. Темная полоска бежала от левого глаза к подбородку. На нее были наложены пластиковые прозрачные швы. В принципе все выглядело не так уж и страшно. Правда, под глазом был фиолетово-черный синяк, что придавало мне вид проштрафившейся домохозяйки. На шее тоже была резаная рана.

– Цель оправдывает средства, – высокопарно сказала я, не комментируя, чьи это были цели и чьи средства, мои или Серджио.

– Не переживай, куколка, заживет как на кошке. Будешь как новенькая. Вот увидишь... А это я принес потому, что думал, вдруг тебя здесь оставят. – Он вручил мне маргаритки.

Я поблагодарила стариками сказала, что меня отпускают а потому возьму букет с собой.

Он провел меня через холл, сопровождая путешествие художественным описанием баталий, в коих ему доводилось участвовать, будучи машинистом. Как ему нос сломали. Да и зуб тоже! Он настоял на том, чтобы я осмотрела коронку... Ну а уж что ему наговорила хозяйка, когда он как-то вернулся домой в четыре утра, сильно выпивши, а под глазом – во-о-от такой синячище! Это ему один проводник врезал. Да, были, были времена...

Процесс выписки прошел гладко. Стараясь завлечь также и платных пациентов округи, «Бет Изрейэль» поддерживал высочайший профессионализм буквально во всем. По крайней мере, Лотти так утверждала. И дежурная сестра и клерк, заведовавший историями болезней, были обворожительны, не то что миссис Кеклэнд в «Дружбе-5». Они дали мне порошки, микстуру и велели явиться через неделю для снятия швов. Мистер Контрерас любовно настраивал радиоприемник. Мы ехали домой, с наслаждением слушая спортивный комментарий об эпохальной бейсбольной схватке сильнейших соперников-чемпионов страны.

Он захотел непременно подняться ко мне и убедиться, что у меня будет полнейший комфорт. К маргариткам он, оказывается, еще прикупил и гигантский бифштекс для гриля, и бутылку виски «Белл», которое, на мой вкус, слабовато. Я была тронута его великодушием и пригласила пропустить стаканчик-другой за компанию. Я сидела на задней веранде со стаканчиком виски и приемником, тоже настроенным на волну спортивной передачи, а мистер Контрерас жарил бифштекс на общем гриле во дворе. Пара малолеток-корейцев играли в мяч, когда он готовил еду, поэтому его энтузиазм несколько угас из-за непосредственной угрозы, нависшей над его помидорами и частной собственностью вообще.

Я прожевывала жаркое мелкими кусочками, запивая его глотками виски, когда прибыла полиция. Я лениво встала и нажала кнопку домофона. Детектив Роулингс назвался, и я вспомнила, что доктор Пирвиц говорил, якобы полиция жаждет встречи со мной. Больницы обязательно передают полицейским информацию о всех насилиях. Это облегчает работу полисменов и помогает жертвам.

Роулингс прямо-таки излучал фальшивую светскость. На нем были джинсы и тенниска, что не только не скрывало пистолет под пиджаком, но, напротив, гротескно выдавало его наличие. Роулингса сопровождал полицейский в форме, чувствовавший себя несколько скованно в присутствии старшего по званию.

– Ну что, немного порезались, мисс Варшавски? – осведомился Роулингс.

– Так ведь не очень заметно. Однако хирург, кажется, так не считает. Я сказала ему, что вас тоже не проведешь.

– Ох, сдается мне, что я вдоволь навидался всяких ножевых ранений на своем веку, меня и в самом деле не проведешь. Ну а теперь к делу. Вот что меня интересует: разница между частным детективом и адвокатом. Кто вы, мисс Варшавски? Юрист или детектив?

Мистер Контрерас приблизился ко мне, но в беседу не вступал. Я любезно представила его Роулингсу, прежде чем ответить на вопрос.

– Я и то и другое, детектив Роулингс. У меня есть официальная адвокатская лицензия штата Иллинойс по полной форме. Но у меня также имеется лицензия на право занятия частным следовательским сыском. Тоже в полном порядке. По крайней мере, в пределах этого штата.

Я села в кресло. Роулингс разместился на софе напротив меня. Человек в форме навытяжку стоял рядом с ним, держа блокнот наготове. Мистер Контрерас прикрывал мой тыл. Дуэлянты и секунданты. Когда бросают платок, дуэлянты должны выстрелить одновременно.

– Почему в тот день вы не сказали мне, Варшавски, что вы тоже детектив?

– А я в тот день таковым не являлась. Приехала с врачом Хершель в качестве ее адвоката. Она провела детские годы в окружении фашистских штурмовиков и с тех пор испытывает страх перед людьми в форменной одежде. Это необоснованно здесь, в Чикаго, но тем не менее...

Глянув мне в лицо, Роулингс сузил глаза.

– Вы же знаете, что вы популярны и ваше имя известно... Когда вы уехали, я справился у сержанта. Он помнил еще вашего отца. А вчера поговорил со своим дружком Терри Финчли, который служилв южной части города. Я упомянул вас при разговоре. Он-то мне и сказал, что вы занимаетесь частным сыском и все такое. И как его начальник, лейтенант Бобби Мэллори, вдруг начинает колыхаться, если вы влезаете в какое-либо дело. Конечно, я малость на вас разозлился. Подумал, не позвонить ли вам, не зачитать ли закон о неповиновении властям, чтобы вы не путались у меня под ногами.

– Ну, и почему не сделали?

– О, не знаю. Терри сказал, что вы – большая заноза в заднице, но добиваетесь результатов. Вот я и решил: а вдруг вы и для меня что-нибудь откопаете? Ну, теперь-то вижу, что насчет занозы он был прав... Перейдем ко второй части – результатам. В каком это салоне красоты вы вчера побывали?

Я закрыла глаза.

– Сто лет назад я подвизалась на ниве адвокатуры. Финчли вам об этом сказал? Ну так вот, прошлой ночью мне выпала честь встретиться с одним из моих бывших клиентов. А он, как оказалось, не оценил мой труд, оказанную мною когда-то помощь. Однако всем ведь не угодишь, я полагаю?

– Нет ли здесь связи со смертью Малькольма Треджьера?

– Не думаю. Возможно, ошибаюсь, но мне кажется, дело в личной обиде.

– Где это произошло?

– Около Северного округа.

– А точнее?

– Северная авеню. Уоштено.

– А, Гумбольдт-парк? Какого же лешего вы там делали, Варшавски?

Открыв глаза, я увидела, что Роулингс напрягся, даже заерзал на софе. Он выглядел обозленным, или мне это показалось. Мистер Контрерас бормотал что-то нечленораздельное. Возможно, ему не нравилось, что Роулингс ведет себя со мной так бесцеремонно, а может, думал, что не следовало бы легавому отчитывать меня.

– Так вот, я беседовала с моим разобиженным бывшим клиентом.

– Как бы не так! Да и не были вы там. Это же центр тусовки «Львов». Эти ублюдки ежедневно суют свой нос на мою территорию. И пусть меня повесят, если я позволю вам присоединиться к ним.

Мистер Контрерас вновь что-то пробурчал.

– Но это правда, Роулингс, – заявила я с предельной искренностью, словно клялась на Библии. – У врача Хершель работает медсестра. У нее сестра-подросток забеременела. От некоего Фабиано Эрнандеза, последнего негодяя. В прошлый вторник в госпитале Шомбурга обе умерли – и роженица и ребенок. Нет, нет, не убийство: осложнения, связанные с диабетом, с ранней беременностью... Так вот, с тех пор Эрнандез разъезжает в машине, которая ему явно не по средствам: он безработный. Вечно. Вот семья и решила разузнать что к чему. Это честная гордая семья, им не по нраву связь с Фабиано, во-первых. А во-вторых, ненавистна мысль, что он мог сделать деньги на смерти жены. А Фабиано бегает в «шестерках» у Серджио Родригеза и нажаловался ему. Серджио подумал, что я якобы какой-то должок хотела с него получить. Вот и вся история вопроса.

Роулингс выпустил воздух из надутых щек.

– И все это без какой-либо связи со смертью Треджьера?

– Насколько я знаю, да.

– Треджьер занимался той девушкой, что умерла?..

Такова уж полицейская работа – подозревать всех и вся. Либо Роулингс был себе на уме, либо раздобыл кое-какую информацию.

Я кивнула:

– Да. Видите ли, врачом девушки была доктор Хершель, но в Шомбург она послала Треджьера, сама не смогла поехать.

– И этот гад убил Треджьера за то, что он позволил жене умереть?

– Вы имеете в виду, что Фабиано так думал? Я так не считаю. Он вообще хотел улизнуть, уже собирался бросить ее, когда она не пожелала сделать, аборт. А не удрал потому, что боялся ее братьев. Они настоящие парни, смелые, сильные. А Фабиано не борец. Нагадить кому-нибудь исподтишка – да. Но открыто подраться? Нет. Силенок маловато.

– А как насчет братьев? Сдается, они были готовы за нее постоять.

Я подумала о Поле и его старшем брате Хермане. Конечно, каждый из них мог пальцем пришибить Малькольма, ну а Диего пусть и не такой здоровущий, но злобы в нем хоть отбавляй. Однако я отрицательно покачала головой:

– Они разумные люди. Уж если и могли кого-нибудь укокошить, так это Фабиано. Но они и пальцем его не тронули, когда их сестра от него забеременела. А уж Треджьер... Они видели, как он боролся за ее жизнь, любили его и знали: он сделал все, что было в его силах.

Роулингс хихикнул:

– Ох, не будьте такой наивной, Варшавски. Да сейчас в морге двадцать пять трупов тех людей, которых любили, – Он встал. – – – Мы задержим Родригеза. Хотите написать жалобу?

Не по вкусу пришлась мне эта идея.

– Да нет, не очень хочу, – сказала я. – Умножать старые обиды? И потом, вы же знаете, он окажется на улице через сутки.

– Послушайте, Варшавски, конечно, окажется. Именно через сутки. И обидится на вас еще больше. Но меня тошнит от подонков вроде Серджио. Чем больше я его буду тормошить, тем осторожней он станет.

Я инстинктивно потрогала челюсть.

– Возможно, вы правы. Валяйте. Задерживайте. А я приду и произнесу пару фраз из своей роли в этой пьесе.

Я довела его до двери; полицейский почтительно следовал сзади. На пороге Роулингс, обернувшись, в упор посмотрел на меня.

– Если я установлю, что вы скрываете факты, связанные со смертью Треджьера, то зажгу спичку и ваша лицензия сгорит так быстро, что вы и очнуться не успеете. За сопротивление властям, за препятствия, чинимые их действиям и расследованиям.

– Да, да, да... Только ведите машину поосторожней...

Я закрыла дверь и накинула цепочку.

Мистер Контрерас укоризненно покачал головой: – Противно было его слушать, моя сладость. А ты сидишь и все это глотаешь. Тебе бы адвоката пригласить для такого разговора.

Я рассмеялась, причем раны отозвались резкой болью.

– Не принимайте близко к сердцу, – сказала я. – Да я минуты не проживу на свете, если на меня губительно подействует крутой разговор.

Мы снова взялись за ужин, остывший, но еще вкусный. Вместе с мясом Контрерас поджарил несколько помидоров. Их было легко жевать, да и вкус у них был совсем домашний, не из какой-нибудь овощной лавчонки. Я съела три штуки, когда зазвонил телефон. Лотти напоминала, что завтра – похороны Консуэло и крошки Виктории Шарлотты.

Потом позвонил Пол, за ним Тесса, узнавшая от Лотти о моей столь богатой приключениями ночи. На этот раз Тесса была очень мила.

– Господи Иисусе, Вик, если бы я знала, что тебя ранят, ни за что бы не втравила в это дело. Я просто ни о чем думать не могла, а надо бы сообразить, что зверь, способный разнести голову Малькольму, не задумываясь изуродует и тебя.

Со всей твердостью, на которую была способна, я заявила, что это хороший симптом – адекватная реакция на происшествие. Это означает бить в самую точку, в самый нерв... Возможно, сие звучало патетически, но, в сущности, ничего не означало. На самом деле я не думала, что «Львы» убили Малькольма. А если и убили, не знала почему...

Когда Тесса повесила трубку, я сказала мистеру Контрерасу, что порядочно выдохлась и мне надо чуточку отдохнуть. Он покорно вымыл посуду и забрал остатки жаркого для своей кошки.

– А теперь послушай, моя куколка. Может, мне скоро и стукнет сто лет, но у меня хороший слух. Не дай Бог, кто-нибудь придет по твою душу, я услышу и головы всем оторву.

– Если кто-нибудь придет сюда с оружием, вызовите лучше полицию. И не выходите из своей квартиры.

Он горделиво выгнул бровь, готовый спорить и спорить без конца. Я пожелала ему спокойной ночи, заперла дверь на все замки и засовы. Вообще-то, если кто-нибудь очень этого хочет, он может сломать любую дверь, но когда я въехала, то вставила бронированную. С прекрасными замками. Ведь уже столько раз пытались брать дома штурмом...

Глава 10

Врач в трауре

Я лежала навзничь, радио все еще было настроено на волну спортивной передачи. Стадион бурлил. Комментатор буквально надрывался, стараясь перекрыть шум. Постепенно я впала в забытье, и все звуки слились в одну сплошную какафонию. Сон у меня был лихорадочный, беспокойный. Мне снилось, будто я стою у забора, ограждающего школьную бейсбольную площадку. Мой дружок Билл Бакнер увидел меня и пригласил на поле брани. Я начала перебираться через забор, но тут у меня отнялась нога. Я глянула вниз и увидела грустное лицо ребенка, старавшегося стянуть меня со стены. Я не могла отцепиться, хотя вся сцена и ландшафт вдруг изменились. Затем такое изменение произошло не раз и не два, но дитя вцепилось в меня, как клешней, и не отпускало.

Я знала, что сплю, старалась выбраться из кошмара. Но то ли виски так подействовало, то ли микстура, которой меня снабдили в клинике, проснуться не могла. Трезвонивший телефон тоже стал частью кошмара; теперь почему-то в нем участвовали эсэсовцы. А ребенок все тянул меня вниз и хныкал, хныкал... В конце концов мне удалось вернуться к реальности; одеревеневшей рукой я взялась за телефонную трубку.

– Привет, хэлло, – пробормотала я.

– Мисс Варшавски?

Легкий тенорок показался мне знакомым. Я боролась со своим телом, пытаясь подняться, наконец прочистила горло:

– Да. Кто говорит?

– Питер Бургойн из госпиталя в Шомбурге. Я не вовремя позвонил?

– Ничего. Я спала, но пора и подниматься. Не могли бы вы подождать у телефона?

Я неуклюже встала и потащилась в ванную комнату. Сняла одежду, в которой заснула, и встала под холодный душ, так что струи ударили по волосам и носу.. Я знала, что Бургойн ждет у телефона, но не могла удержаться от искушения проволынить еще минутку, промыть слипшиеся волосы шампунем. Чистые волосы – ясные мысли.

Закутавшись в плед, я уже более энергично перебралась из душевой в спальню. Бургойн, как оказалось, действительно не бросил трубку.

– Извините, заставила вас ждать. Я попала в аварию прошлой ночью, а потому меня накачали в клинике снотворным.

– Авария? Автомобильная? Надеюсь, не очень серьезная?

– Да нет, это было не авто. Меня слегка порезали ножом. Вид ужасный, но не смертельно.

– Ну, может быть, мне лучше перезвонить, – нерешительно предложил он.

– Нет, нет, все в порядке. В чем дело?

Он сказал, что был поражен, прочитав в газетах о смерти Малькольма.

– И какой удар для вас, особенно после смерти девушки и ребенка. А теперь и вам досталось. Я очень сожалею.

– Спасибо. Очень мило, что позвонили.

– Послушайте... Я хочу пойти на похороны девушки. Возможно, мне не следовало бы этого делать, но я искренне огорчен тем, что мы не смогли ее спасти.

– Это – завтра, – уточнила я. – Храм Гроба Господня, в Кеннеди. В час дня.

– Да, я знаю, уже звонил им домой. Дело в том, что мне как-то неловко идти одному. Вот я и подумал... Послушайте, а вы не собираетесь пойти?

Я скрипнула зубами.

– Разумеется, да. Я пойду с вами, – сказала я без особого энтузиазма. – Как вы хотите – встретиться прямо в церкви или заедете за мной?

Он решил, что лучше, если он заедет за мной в половине первого. Не разглядывать же в церкви всю толпу: родных, священников, соучеников... Я дала ему свой адрес и повесила трубку.

Сколько же пациентов умерло на его операционном столе? Если много, то переживает ли он так сильно всякий раз? Возможно, довольно высокий уровень жизни в районе расположения госпиталя в Шомбурге не так часто поставлял патологических рожениц с высокой степенью риска в его чистенькое родовспомогательное отделение. Возможно, Консуэло была первая с преждевременными родами с тех пор, как Бургойн перебрался из Чикаго. А если он и вправду затянул с началом лечения из-за того, что она мексиканская иммигрантка?

Я позвонила Лотти и сказала, что поеду не с ней, а потом вновь улеглась в постель. На этот раз спала крепко, без кошмарных сновидений и проснулась около пяти утра.

Я облачилась в шорты и свитер и пробежала километра четыре до гавани полюбоваться рассветом. Тот же самый или похожий рыбак снова пытался что-то выудить из сонной воды. А удавалось ли ему вообще поймать кого-нибудь? По пути домой я вознамерилась немного попрыгать, но резкие движения тотчас дали о себе знать щемящей болью в подбородке. Ладно, пусть еще неделька пройдет...

Мистер Контрерас открыл мне парадную дверь.

– Хотел проверить, – заявил он, – свои идут или чужие. Ты сегодня получше себя чувствуешь?

– Значительно. Спасибо!

Я поднялась по лестнице. Не скажу, что утро – мое самое любимое время суток. Тем более что в течение лета я в первый раз встала так рано. А потому и настроения для светских бесед не было.

Я подошла к сейфу, встроенному в один из стенных шкафов, вынула револьвер. Редко его ношу, но если Роулингс захомутал Серджио, а я напишу жалобу, оружие может понадобиться. Я тщательно почистила, смазала и зарядила «смит-и-вес-сон». С полной амуницией револьвер весил два фунта – без практики непривычная тяжесть. Я заткнула револьвер за пояс и немножко потренировалась, быстро вынимая оружие и вновь укладывая его на место. Конечно, хорошо бы регулярно посещать стрельбы, но когда у вас миллион других забот...

Затем я прошла в кухню. Ягодный йогурт пришелся кстати, я с легкостью съела два стаканчика, перелистывая «Геральд стар». Там был спортивный отчет, который я уже знала... Я бросила стаканчики в посудомойку. Благодаря стараниям мистера Контрераса это была единственная грязная посуда в доме. Наверное, стоит почаще приглашать его ужинать...

Я оглядела жилую комнату. Беспорядок страшный, но все удобно, комфортно. И я вовсе не думала прибираться только потому, что Бургойн пригласил меня на похороны Консуэло. Следуя той же логике, я не прикрыла покрывалом постель, а шорты и свитер швырнула в кучу другой одежды, валявшейся в кресле.

Пройдя в ванную, я вновь постаралась трезво взвесить ущерб, нанесенный моему лицу. Красно-пурпурные тона уже наливались желтизной и голубизной. Когда я прижимала язык к внутренней стороне ранки, то боли не было, хотя ощущались скрепки швов. Пирвиц был прав: до свадьбы все заживет. Мне показалось, что макияж лишь подчеркнет ужас моей физиономии, поэтому ограничила свой туалет тщательным ее промыванием и присыпкой, которой меня снабдили в «Бет Изрейэль».

Для похорон я выбрала темно-синий костюм, его пиджак-болеро был достаточно длинен, чтобы спрятать револьвер. В белой батистовой блузке, новых колготках телесного цвета и туфлях на низком каблуке я выглядела подготовишкой воскресной школы.

Бургойн прикатил примерно в 12.30. Впустив его в дом, я вышла на лестничную площадку посмотреть, что предпримет мистер Контрерас. Он выбежал быстро, как паук. Я тихо посмеивалась, слушая:

– Извините, молодой человек, куда это вы направляетесь? Бургойн был потрясен.

– Я иду с визитом к леди с третьего этажа.

– Варшавски или Каммингс?

– А вам-то зачем это знать? – Бургойн пустил в ход интонацию доктора при разговоре с истеричным пациентом.

– У меня есть на то причины, молодой человек. Не ждите, пока я вызову полицию. Итак, к кому вы идете?

Еще до того как Контрерас потребовал предъявить водительские права, я крикнула ему, что знаю визитера.

– О'кей, куколка! – Мистер Контрерас сбавил тон. – Хотел убедиться, что он не из тех дружков, которые тебе не угодили и ты не хочешь их видеть.

Я торжественно поблагодарила его и дождалась Бургойна у двери в квартиру. Он легко взлетел наверх, дыхание ровное-ровное. В синем летнем костюме и с хорошо уложенной шевелюрой, он смотрелся нарядней и красивей, чем тогда, в госпитале.

– Привет, – сказал он. – Приятно вас видеть снова... Кто этот старик?

– Сосед. Хороший друг. Настроен биться из-за меня насмерть. Из самых лучших побуждений, пусть это вас не огорчает.

– Да нисколько. Вы готовы? Поедем в моей машине?

– Одну минутку.

Я забежала к себе и надела шляпку. Вовсе не из религиозных побуждений. Просто решила твердо придерживаться рекомендации – не держать лицо на солнце.

– О, да у вас настоящий порез. – Бургойн присмотрелся к ране. – Выглядит так, словно резануло летящим осколком.

В принципе это было бы не странно, учитывая нынешнее состояние ветровых стекол в автомашинах.

– Нет, меня порезали не стеклом, а металлом, – объяснила я, запирая замок на два оборота.

У Бургойна был «ниссан-максима», комфортабельная машина с кожаными сиденьями, кожаной передней панелью и конечно же с радаром и телефоном. Я уселась. Городские звуки не проникали внутрь, да и кондиционер действовал бесшумно. Если бы я всерьез занималась адвокатурой и побольше помалкивала, у меня был бы такой же автомобиль. Но зато я никогда не встретилась бы с Серджио и Фабиано. Всего не охватишь.

– Как вам удалось уйти с работы в понедельник? – праздно осведомилась я.

Он улыбнулся.

– Видите ли, я старший там, как бы заведующий персоналом. Поэтому говорю: я ухожу. Без комментариев.

Это произвело на меня впечатление, и я ему об этом сказала:

– Смотрите-ка, такой молодой, а так быстро продвинулись!

Он покачал головой:

– Не совсем. Мне кажется, я вам уже говорил, что пришел в «Дружбу-5», когда они только-только налаживали родовспоможение. Я потому и стал старшим.

Нам и десяти минут не потребовалось, чтобы преодолеть три мили до церкви. Никаких проблем парковки в почти доисторических улицах. Бургойн любовно защелкнул замки «ниссана», включив противоугонное устройство, которое отпугнет не очень-то поворотливых местных злоумышленников, да еще в дневное время...

Храм Гроба Господня построила лет шестьдесят назад довольно большая польская местная община. В лучшие времена на воскресной мессе присутствовали чуть ли не тысяча человек. А сейчас вся армия Альварадо, священники и служки, а также дюжина школьниц не могли заполнить даже маленький притвор. Стройные колонны уходили ввысь, к расписному нефу. У алтаря, правда, было зажжено много свечей. Гроб Господень стоял твердо, выдержав все извивы политики Ватикана... Окна были зарешечены, дабы защитить верующих от осколков битых бутылок, насылаемых на них хулиганствующими подонками. Решетки также помогали сохранить уцелевшие витражи. В целом царила грозно-приподнятая храмовая атмосфера, чинная и строгая.

Единственным цветовым пятном были школьницы, одетые в платья светлых пастельных тонов. Мне по душе католический канон, воспрещающий носить траур на похоронах ребенка.

Лотти сидела одна в нескольких шагах от бокового придела, вся в черном, что придавало ей необычайно строгий вид. Я прошла по рядам и присела рядом с ней. Бургойн нерешительно проследовал за мною. Шепотом я наскоро представила их друг Другу, Лотти коротко кивнула.

Орган зазвучал тихо и плавно, когда присутствовавшие двинулись преклонить колени перед гробами, утопавшими в цветах. Миссис Альварадо сидела в первом ряду вместе с пятью детьми. Я видела, как ее затылок тяжело склонялся каждый раз, когда люди выражали ей свои соболезнования.

Органист поднял уровень звука на несколько децибел. Воспользовавшись этим, Лотти склонилась к моему уху и пробормотала:

– Вон так, впереди, сидит Фабиано со своей мамашей. Взгляни на него.

Я посмотрела в ту сторону, куда Лотти простерла свой указующий перст, но смогла разглядеть только плечи и малую часть лица Фабиано. Я вопросительно подняла брови.

– Иди к гробу, а когда будешь возвращаться, рассмотри его физиономию.

Я послушно пролезла позади Бургойна и присоединилась к процессии, чинно следовавшей туда, где стояли гробы. Бросив мимолетный взгляд на цветы и фото Консуэло и не посмотрев на крохотный ящичек, стоявший рядом, я повернулась к миссис Альварадо. Она выслушала мои соболезнования с грустной улыбкой. Я быстро пожала руку Кэрол и вернулась в боковой придел.

По пути я бросила косой взгляд на Фабиано и была так изумлена, что чуть не потеряла самообладание. Кто-то здорово его отделал. Морда была исковеркана, вся в «фонарях» и шишках. По сравнению с его ранами моя казалась пустячной.

Бургойн дал мне дорогу.

– Кто это сделал? – спросила я Лотти.

Она подняла плечо.

– Я думала, что ты могла бы знать. Его мать заявилась сегодня в клинику за снадобьями для него, но поскольку он сам не пришел, то я ничего ей не дала. Зато она заставила его прийти на похороны, хотя Кэрол говорила, что он собирался их проигнорировать.

Одна из монахинь, сидевших впереди, повернулась и бросила на нас испепеляющий взгляд василиска, прижав палец к губам. Мы покорно замолчали, но когда началась заупокойная месса, Лотти вновь забормотала:

– А пистолет у тебя есть с собой?

Я молча ухмыльнулась, сосредоточив внимание на священнике.

Он вел мессу на испанском языке с такой быстротой, что я почти ничего не понимала. Друзья Консуэло запели псалом, а священник произнес литанию[4], снова по-испански, так что я поняла лишь отрывки. Имена Виктории Шарлотты и Консуэло произносились неоднократно. Я уразумела, что священник в целом высказался так: мы оплакиваем жизни, не успевшие расцвести, но Бог все видит и воздаст каждому свое. Несколько позже. Да будет так. Я была поражена мудростью резюме, несмотря на его мрачность, зато миссис Альварадо, казалось, была полностью удовлетворена.

В общем, вся процедура заняла минут сорок, не более. Это включало также причастие, полученное всеми расфранченными девчонками, и членами семьи Альварадо. Орган, захрипев, заглох, храм начал пустеть. Бургойн отправился к миссис Альварадо. Я наклонилась и вытерла глаза.

– Я сделала все, что мне было по силам, – сказала я Лотти. – Ты едешь на кладбище?

– Не думай, что я без ума от этого парада жалости больше, чем ты; кроме того, мне надо возвращаться в клинику. Понедельник всегда напряженный день, а сегодня у меня не будет Кэрол... Кстати, ты выглядишь лучше. Как себя чувствуешь?

Я сморщилась.

– Понимаешь, он ранил душу больше, чем тело. И потом мне немного боязно: что предпримет Серджио после задержания? Кроме того, противно сознавать, как я заблуждалась на его счет. Думала, что он будет рад меня видеть после стольких лет, а он, видишь... таил все эти годы обиду. У него своя точка зрения. И потом: если бы я все это могла предугадать, я бы ни за что не поехала к нему одна... Да... Меня угнетает собственное недомыслие.

Бургойн появился у соседней колонны, вежливо ожидая, пока мы с Лотти укладывали сумочки. А у Лотти, представьте себе, оказались там еще и хирургические перчатки... Мы вышли. Бургойн боязливо глянул на Лотти.

– Мне очень жаль, доктор Хершель, что нам не удалось спасти Консуэло. Я вот о чем думал... Впрочем, убежден, что Треджьер представил вам свой отчет. Но, очевидно, у вас есть какие-то вопросы? Если бы я смог просмотреть его, мне удалось бы заполнить возможные пробелы. Насчет, кстати, того, что именно было сделано нами до его приезда... Лотти окинула его оценивающим взглядом.

– Доктор Треджьер был убит до того, как представил мне отчет. Поэтому вы меня очень обяжете, если пришлете по возможности полное описание всех ваших действий.

Она выудила из сумочки визитку, подала ему, затем ободряюще потрепала меня по плечу.

С тобой будет все в полнейшем порядке, Вик. Ты генетически очень здорова. Верь в свои силы!

Глава 11

Лицензия на артистичность

Я перехватила Пола Альварадо прежде, чем он забрался в лимузин, отправлявшийся на кладбище. Он и Диего, такие нескладные в строгих черных костюмах, ждали, когда мать закончит разговор с одной из монахинь. Пол наклонился и поцеловал меня в щеку, прикрытую соломенной шляпкой. Он воспользовался этим, чтобы проинспектировать состояние моего лица.

– Лотти рассказала Кэрол, что произошло, Вик. И, поверь, мне жаль, что ты угодила в эту кучу мусора из-за нас.

Я покачала головой.

– Не из-за вас. Я старалась что-нибудь узнать о Малькольме, ради Лотти... Я видела Фабиано. Ваша работа?

Пол торжествующе посмотрел на меня.

– Ну, ясно, – откликнулась я. – Ты конечно же ничего об этом не знаешь. Так? И Диего тоже?

Диего ощерился.

– Ты правильно все поняла, Вик.

– Послушайте, мальчики. Я очень ценю ваш боевой дух. Но боюсь Серджио и не скрываю этого. Что-то он подумает, когда Фабиано прибежит рыдать ему в жилетку?

Пол приобнял меня за талию:

– Есть у меня такое чувство, что этот парень не побежит к «Львам». Я вот слышал, вышло все так: Фабиано вел свой «эльдорадо» с дикой скоростью, а когда резко затормозил, то ударился рожей о ветровое стекло. Могу поклясться, что именно это он и расскажет Серджио, если тот его спросит.

Изумленно нахмурившись, Бургойн прислушивался к разговору. Не успел он спросить, кто все эти незнакомые ему люди, как монахиня смогла наконец отделаться от миссис Альварадо, и та царственной поступью двинулась к лимузину. Бургойн взял ее под руку, снова принес соболезнования и усадил в машину. Пол и Диего горячо пожали мне руку и присоединились к матери, Херман, Кэрол и еще одна их сестра, Алисия, ехали во второй шикарной наемной машине. Толпа родственников тоже расселась в лимузинах. Вот это процессия!.. Бургойн и я взирали на нее по пути к его «ниссану».

– Ну что, вам теперь легче? – саркастически спросила я.

– Миссис Альварадо замечательно держится, а ведь она – убитая горем мать, – серьезно ответил он, выезжая на Фуллертон-стрит. – И потому людям легче общаться с ней в такие минуты.

– А вы что же, ожидали всплеска латиноамериканских эмоций? Она очень достойная женщина...

– Вы с ее сыновьями беседовали? Я хотел бы знать... Может быть, это не мое дело, но... кто-то напал на вас? Я сначала думал, что вы угодили в автоаварию.

Я ухмыльнулась.

– Вы правы. Это не ваше дело. Один мой бывший клиент точил на меня зубы из-за старой обиды и нанес рану ножом. Это не имеет никакого отношения к Консуэло, а посему не заставляйте ваше сердце горевать обо мне.

Он был искренне удивлен:

– Я действительно выгляжу таким в ваших глазах? Слишком драматично отношусь к смерти пациента? Впрочем, может, так оно и есть. Но это – первая роженица, скончавшаяся за все время моей работы в «Дружбе-5»... Считается, что врачи легко к этому привыкают, а вот я – нет.

Он свернул к Белмонт-авеню...

Несколько кварталов мы проехали молча. Я чувствовала себя неловко после моих язвительных замечаний, а он, вероятно, все еще был погружен в думы о смерти Консуэло.

– Как она действительно умерла? Я имею в виду Консуэло, – спросила я.

– От сердечной недостаточности. Ее сердце просто перестало биться. Я был в это время дома. Мне позвонили, но к тому времени, когда я приехал, она была уже мертва. Вскоре подъехала доктор Хершель. Я живу в четверти часа езды от клиники.

– А разве вскрытия не было?

Он сделал гримасу.

– Было, было. Теперь уже вмешались власти графства, они тоже настаивают на отчете. Правда, администрация штата пока не в курсе... Я бы мог посвятить вас в детали, но они столь неприятны... Правда, косвенно они отражают причину остановки сердца. Какая жалость – молодая девушка... Я просто не понимаю. Возможно, причина – диабет...

Он покачал головой. Когда мы остановились у моего дома, он погладил рулевое колесо, помолчал, затем сказал:

– Я понимаю, что мы познакомились не при идеальных обстоятельствах, но мне хочется узнать вас поближе. Может быть, пообедаем вместе? Например, сегодня вечером? Я освобожусь после визита в центр и подхвачу вас здесь, скажем, в половине седьмого.

– Ну что ж, – легкомысленно откликнулась я. – Это было бы неплохо!

Осторожно, стараясь не зацепить колготки, я выбралась из машины. Мистер Контрерас не появился. Очевидно, занят своими помидорами. Ну и славно, проведу хоть пару минут в молчании. Зайдя в квартиру, я вытащила револьвер, положила его на комод и разделась до нижнего белья. Несмотря на то, что мой костюмчик был летний и легкий, револьвер сильно нагрелся.

Я улеглась на полу в гостиной, размышляя, какие следующие действия надлежит предпринять в расследовании смерти Малькольма. После субботней встречи с Серджио голова моя была в тумане от боли, обиды и снотворных. Зато теперь мне представилась наконец возможность мыслить четко и ясно.

Серджио был очаровательным социопатом, врагом общества. В восемнадцать лет, когда я защищала его в суде, он рассказывал ужасающие, омерзительные небылицы с огромной степенью убедительности. Хорошо, что у меня имелось подробное полицейское досье на него, иначе из-за его баек нас просто бы растерзали в судебном заседании. Он делал хорошую мину при плохой игре: втайне клокотал от ярости, когда я его о чем-нибудь расспрашивала. Он то и дело менял показания на ходу, и прошло немало времени, пока мы не выработали нечто, имеющее под собой основу, а именно то, что могло выдержать перекрестный допрос.

Серджио, без сомнения, был способен убить Малькольма ни за понюшку табаку, а потому приказал кому-нибудь из дружков убить Треджьера. Возможно, так он и сделал. Но не иначе как по просьбе Фабиано.

Тем не менее в отличие от Серджио жалкий хлюпик Фабиано не выглядел психопатом. Он не был также в чести у «Львов».

Я просто представить себе не могла, что Серджио мог убить Малькольма по просьбе Фабиано. Нет уж, наверняка сунься он с такой просьбой ко «Львам», то подвергся бы оскорблениям и унижению. Однако у меня было ощущение, что Фабиано кое-что знает о смерти Малькольма, не прямо вовлечен, но знает. И скорее всего взбучка, которую он получил, его обескуражила и значительно смягчила. Надо бы еще раз потолковать с ним... Я встала, включила телевизор, надела джинсы, желтую хлопчатобумажную накидку, засунула револьвер в наплечную сумку и вышла из квартиры. На прощание я бросила взгляд во двор, где Контрерас возился со своими питомцами... Студия Тессы Рейнольде располагалась в так называемой украинской деревне, неподалеку от Гумбольдт-парка. Этот район наряду с рабочим людом населяют представители свободных профессий – художники, музыканты... Этакое чикагское Сохо. Получив муниципальный кредит, Тесса купила здесь большую трехкомнатную квартиру и полностью, с большой тщательностью ее переделала. Две верхние комнаты сдавала художникам и студентам. А весь первый этаж отвела под свои хоромы и студию.

Выбив южную и западную стены, она заменила их пуленепробиваемыми стеклянными панелями. Эта работа унесла два года ее жизни, заставила влезть в долги. Тесса была должна всем – друзьям-дизайнерам, конструкторам и, естественно, сантехникам. Зато получилась грандиозная, небывалая студия, идеально подходящая для демонстрации ее работ – монументальных скульптур из металла. Покупателям только и оставалось подгонять грузовики к студии по аллее, ведущей к роскошным кирпичным блокам.

Я припарковалась у фасада и пошла вдоль кирпичной стены, не заботясь о том, что могу отвлечь вечно занятую работой Тессу. Как я и предполагала, Тесса была дома; двери открыты настежь, чтобы пропускать побольше вечернего воздуха. Секунду-другую я неподвижно стояла у входа. Вдохновение Тессы было столь интенсивным, что грех был бы нарушить его. Она держала кисть, глядя в Невидимое. Голова была повязана шарфом с настоящим африканским узором. Он прекрасно подчеркивал утонченные черты лица высокоскулой представительницы славных Ашанти[5].

Увидев меня, она уронила кисть и пригласила войти.

– Не работалось мне эти дни, – сказала она. – Поэтому занималась уборкой. Подметала, чистила и все думала: что же мне захочется теперь делать? Потом решила: набросаю несколько эскизов, пока они в голове. Хочешь чаю, кофе?

Она подошла к этюдной доске и некоторое время пыталась испещрить ее углем. Я бродила по студии, любуясь артистическим хаосом бронзовых и стальных проволок, более массивными заготовками и кое-какими законченными работами. Одна из них, десятиметровая глыба с острыми углами, навевала ощущение энергичного волевого порыва.

– Это для одного банка, – объяснила Тесса. – Называется «Экономика в действии».

Она перестала возиться с эскизом и подошла ко мне. Тесса выше меня головы на три, если не больше. Она взяла меня за плечи и посмотрела в глаза. Создавалось впечатление, будто меня осматривают как возможную участницу-дебютантку какого-то шоу.

– Они тебя здорово искромсали, крошка. Ну а ты-то следы своих когтей оставила на них?

– Увы, нет. Ну, может, парочку синяков... Скажи: могли бы мы поговорить о Малькольме? Чувствую я, что один из панков, напавших на меня, знает больше, чем говорит. Но прежде чем я снова за него возьмусь, мне хотелось бы обзавестись кое-какой информацией.

Она поджала губы:

– Например?

– Малькольма привезли в Чикаго, когда ему было девять лет, не так ли? Может быть, ты знаешь, не контактировал ли он в юношестве с какой-нибудь уличной бандой?

Ее глаза опасно сверкнули.

– Послушай, но ты же ведь не служишь в полиции! Пусть они возятся с грязным делом. Жертвы этих банд, кстати, сами за себя.

– Послушай, Тесса. Мое терпение вот-вот лопнет от общения с тобой и Лотти. Вы обе хотите, чтобы я занялась расследованием убийства Малькольма. И тут же начинаете указывать: что и как я должна делать. Если Малькольм был связан с уличными бандами, этот груз мог висеть на нем всю оставшуюся жизнь. А если нет, то с плеч долой эту неприятную, изнурительную возню, и я смогу сосредоточиться только на сегодняшних проблемах. Согласна?

Она продолжала зло смотреть на меня. О, Тесса не из тех, кто любит проигрывать в схватке.

– Это хорошо, – продолжала я, – что тебя не видит детектив Роулингс. Он бы решил, что ты достаточно сильна, чтобы вышибить чьи-нибудь мозги и у тебя хватило бы на это воли и желания.

Она натянуто улыбнулась.

– Ну, ладно, ладно, Вик. Будь по-твоему.

Мы уселись у чертежного стола.

– Я знакома с Малькольмом уже двенадцать лет. Мы оба были студентами. Я занималась художественным творчеством, он – наукой. Он всегда любил высоких женщин, поскольку сам мелковат. Я знала его прекрасно во всех смыслах... Его мать была истинной леди. Говорят, она умела ворожить, ведьмой была. Она очень не хотела, чтобы Малькольм водился с плохими ребятами, и он ее слушался. Да что там он, ее вся округа слушалась. Поэтому ты должна быть уверена: Малькольм не был связан с бандитами.

– Когда его убили, ты к нему заезжала. Он тебя ждал?

Она подняла брови, посуровела, но решила не кипятиться.

– Да, ждал. Понимаешь, если у парня такое дикое расписание на работе, трудно рассчитывать на то, что застанешь его дома, когда тебе заблагорассудится.

– Значит, ты днем с ним разговаривала? Он тебе дал понять, что ждет кого-нибудь еще?

Она отрицательно помотала головой:

– Нет, я с ним не говорила. Позвонила в госпиталь, там сказали, что он дома. Тогда звякнула ему туда, отозвался автоответчик, который он включал, чтобы не будили звонками. Но Малькольм всегда уточнял время, в которое сам кому-то позже перезвонит. У нас был с ним такой уговор, чтобы я знала, когда он будет у себя, и, таким образом, строила свои планы относительно встречи.

– Значит, если бы позвонил кто-нибудь еще, то и он тоже знал бы, когда его можно застать дома?

Она кивнула.

– Но, Вик, так и мы бы узнали, кто преступник.

Я выгнула бровь.

– Ты говоришь – мы? Нет уж, давай в единственном числе, говори сама за себя.

Она твердым пальцем провела линию по моему лбу.

– Почему он тебя порезал, девочка? Ты его спрашивала о Малькольме? Спрашивала?

– Тесса, мы вернулись к началу. Если Серджио убил Малькольма, значит, у него должен был быть мотив. А ты мне только что красочно повествовала, что Малькольм никогда не связывался с бандитами, а потому Серджио слышать о нем не слыхивал. Резона убивать у него не было. Никакого.

Она нетерпеливо передернула плечами.

– Может, действительно, резона не было. Может, он просто вломился в дом и наткнулся на Малькольма. Или думал, что у Малькольма есть морфий. О, в том районе общество очень открытое, каждый знает цену каждому. Они и знали, что Малькольм – врач...

Слава Богу, ко мне вернулось чувство юмора.

– Но, Тесса, у меня нет связей в кругах вуду[6], ведьм, леших, вещунов. И я не могу преследовать парня только потому, что у тебя есть «второе видение» и ты волшебным образом осведомлена о его поступках.

Тесса бросила на меня величественный взгляд королевы Ашанти, довольно наглый и угрожающий.

– Ну и что ты собираешься делать? Хныкать и жаловаться?

– Делаю, что могу. А это, прежде всего, договор с копами. Пусть бросят Серджио в подвал по обвинению в разбойном нападении. Но у нас нет ни одной улики, свидетельствующей о том, что он встречался с Малькольмом. И в глубине души я уверена в том, что этого не было.

Глаза Тессы вновь зажглись злым огоньком.

– Значит, будешь сидеть на заднице, как болванчик? Послушай, мне впрямь за тебя стыдно, Вик. Я думала, что в тебе больше куража, а ты, выходит, цыплячье дерьмо.

Кровь бросилась мне в голову.

– Протри глаза, Тесса. Цыплячье дерьмо? Да я жизни своей не пощадила той ночью. У меня на физиономии места живого нет, а ты меня обзываешь по-всякому. Я не Сильвестр Сталлоне. Не могу сначала пальнуть по комнате, набитой людьми, а уж только потом задавать вопросы... Боже!

Я соскользнула со стула и направилась к выходу.

– Вик?

Ее слабенький, робкий голосочек остановил меня. Все еще кипя от негодования, я обернулась. Тесса вытирала слезы.

– Вик, извини. Ну, правда. Очень прошу. Я голову потеряла из-за Малькольма. Не знаю почему, но словно бы вообразила, что, если буду орать на тебя, вызову его к жизни.

Я подошла к ней, обняла.

– Ну, конечно, я все понимаю, малютка.

Мы молча постояли, обнявшись.

– Тесса! Я действительно хочу сделать все, чтобы раскрыть это убийство. Но все так запутано. Может, мне следует прослушать автоответчик, если он еще там? По крайней мере, узнаем, кто звонил. Кстати, где его личные вещи?

– Я думаю, – сказала она, – все так и осталось в квартире. Ключи есть у Лотти. Она, кстати, его душеприказчик или как это там называется. – Тесса улыбнулась. – Вероятно, она, по его мнению, была ему ближе всех после смерти матери. Я, впрочем, всегда удивлялась, что же его так влекло к Лотти.

– А я нет. – Я легко высвободилась из объятий. – У меня сегодня встреча с богатым доктором. Тем самым, который трудился над Консуэло вместе с Малькольмом.

Ее глаза сощурились в печальной улыбке.

Беру все свои слова обратно, Вик. Ты снова на линии огня, девочка. – Она чуть-чуть поколебалась, затем серьезно проговорила: – Будь осторожней с теми ребятами, Ви. Ай. Ведь лицо у тебя только одно...

Глава 12

Домашний визит

Бургойн привез меня в испанский ресторанчик, который знал еще со студенческих лет. Экспансивный хозяин с женой встретили его точно блудного сына.

– Мы так давно вас не видели, сеньор Бургойн! Думали, не переехали ли вы куда-нибудь?

Они сами подавали нам изысканные, великолепно приготовленные блюда. Когда были принесены кофе и испанский коньяк, хозяева удалились, дав нам возможность поговорить наедине.

Бургойн был не такой, скованный, как днем. Он извинился за то, – что был тогда слишком погружен в свои мысли, и объявил запрет на медицинские темы на весь вечер. Я спросила, как ему живется в северо-западном пригороде.

– Реклама не лжет, – сказал он, улыбаясь. – Все так и есть: чисто, пристойно, элегантно, красиво... Но – скучища! Если бы пригородные электрички не были таким кошмаром, я бы в один момент вернулся в центр... Я не женат, поэтому мне нет дела до новых современных школ, парков и прочего в том же духе. Кроме того, я не вписываюсь в местный образ жизни. Главная тема разговоров – аэробика и гольф, а я не интересуюсь ни тем, ни другим...

– Вот ведь проблема! Почему не наплевать на амбицию и не вернуться в городскую клинику?

Он скорчил кислую гримасу.

– Мой отец говаривал, что никто не родился в сорочке. Но к ней можно привыкнуть позже. И, в «Дружбе» я быстренько уразумел, как легко породниться с высоким уровнем жизни и как тяжко потерять его.

– Но вы получали раньше больше, чем сейчас. Конечно, с голоду вы не умрете, и, кроме того, я уверена, найдется прекрасная дама, которая оценит ваши достоинства.

Он допил коньяк.

– Наверное, вы правы. Кроме замечания относительно того, как дорого или дешево меня ценят в «Дружбе»... Ну так что, в путь? Не хотите ли прогуляться по пляжу при луне?

По дороге к озеру Мичиган Бургойн поинтересовался, есть ли у полиции какие-нибудь сдвиги в расследовании убийства. Я сказала, что дело затяжное, особенно потому, что Треджьер не был знаком с убийцами. По мнению полиции, терроризм относится к наиболее сложно раскрываемым категориям убийств... Впрочем, в ход будут пущены все ресурсы. А Роулингс, руководитель бригады, упрям, как буйвол. И, кстати, ни одно дело об убийстве никогда не считается закрытым. Всегда что-нибудь может обнаружиться: кто-нибудь «расколется», либо агент, либо случайный свидетель. А может, повезет лично мне.

Он направился к стоянке машин в районе Монтроуз. Мы ехали медленно, высматривая свободное местечко... Весь город высыпает на набережную в такие теплые вечера. Отовсюду звучит музыка радиоприемников, мальчишки дикими криками вспугивают притаившиеся парочки. Юноши постарше охотятся за одинокими дамами.

Бургойн отыскал место рядом с ржавым фургоном. Дождавшись, когда мотор заглохнет, он спросил:

– А вы занимаетесь убийством Треджьера?

– Нечто вроде того. Если это случай терроризма, то полиция найдет отгадку. А если убил кто-нибудь из его знакомых, то, возможно, мне удастся разгрызть этот орешек... Кстати, он ни о чем важном не обмолвился, когда вы вместе спасали Консуэло?

Я почувствовала, как пристально он смотрит на меня сквозь ночной мрак.

– Это что, шутка? – в конце концов спросил он. – Видите ли, я не настолько хорошо знаю вас, чтобы сразу понять, когда вы шутите, а когда нет... Все, о чем мы тогда говорили с Малькольмом, касалось сердечной аритмии пациентки.

Мы спустились по скалам к дюнам. Народу на пляже было меньше, чем на набережной. Я скинула сандалии и вошла в воду. К вечеру она стала очень теплой и нежно ласкала Ноги.

Бургойн пожелал узнать, как далеко я продвинулась в моем расследовании.

– О, я пока разговариваю с людьми, с теми, с другими. Когда они злятся, мне кажется, что им что-то известно. Я расширяю круг, говорю с другими людьми. И наконец, когда образуется сырой материал, начинаю проторять тропинку. Боюсь, не очень-то все это по науке, знаете ли...

– Очень похоже на медицину. – Я смотрела, как он сидел на песке, поджав ноги, обхватив руками колени. – Несмотря на то, что у нас совершенная аппаратура, большинство диагнозов ставится на основе расспросов, изучении тех или иных казусов, бывших ранее... Ну а с кем вы говорили относительно смерти Треджьера?

– С людьми, которые его знали, с теми, кто мог знать его с самой неожиданной, парадоксальной, возможно, даже с дурной стороны.

– И поэтому нарвались на нож?

– Собственно, да. Впрочем, мне наносили раны пострашнее этой. Другое дело – лицо. Кому хочется щеголять со шрамами?

– А какие отношения были у него с доктором Хершель? – загадочно спросил Бургойн. – Он был ее партнером?

– Вроде бы так. Он оставался за старшего в клинике трижды в неделю, по утрам, с тем чтобы Лотти могла ездить с визитами. И у него был кабинет для приема своих пациентов. Малькольм имел диплом по акушерству, но был также полноправным членом общества патологоанатомов.

– Стало быть, она очень переживает его кончину?

– Да, можно сказать, так. И потом ее работа значительно усложнилась.

Я отогнала комаров, начавших виться у моего лица, издавая тонкий, пронзительный писк.

С минуту Бургойн молча смотрел на озеро, потом отрывисто сказал:

– Надеюсь, она не очень винит нас в смерти Консуэло.

– Вы слишком близко принимаете это к сердцу, – выговорила я, стараясь рассмотреть его лицо. – Пошлите ей заключение, которое она у вас просила, и выбросите все из головы.

Комары принялись за меня всерьез. Сгусточки крови, очевидно, служили аппетитной приманкой. Я отогнала их и сказала, что пора возвращаться. Бургойн помог мне подняться и поцеловал меня. Что ж, это было естественно. Я пришлепнула парочку кровососов и ответила на поцелуй.

Когда рука об руку мы взбирались по скалам, он спросил, многие ли опасности еще ждут меня в деле расследования.

– Не знаю, – ответила я. – Я вообще не мыслю такими категориями. Парочку раз меня пытались убить, причем не очень приятным способом. Моя работа состоит в том, чтобы соображать быстрей, чем преступники. Когда я не смогу думать или двигаться быстро, значит, пробил час лечь на дно и брать уроки аэробики.

– Таким образом, – не без ехидства произнес он, – нельзя представить, чтобы вы бросили это дело из боязни снова налететь на нож или пулю?

– Представляйте все, что хотите, – сказала я, высвобождая руку. – Но вы не втграве «качать права», да притом я очень разозлюсь, если вы полезете не в свое дело.

– Нет, нет, я вовсе не хочу, чтобы вы злились. Совсем наоборот. Может, мы забудем последнюю часть разговора?

Он снова обнял меня, я засмеялась и не стала вырываться...

Мистер Контрерас появился в холле, едва я открыла дверь. В руках у него был металлический шланг, он взглянул на наши сплетенные руки и нарочито обратился ко мне, игнорируя Бургойна.

– Сегодня у нас гостей не было. – Понимаешь, о чем я, куколка? Хорошо провела время?

– Очень. Спасибо.

Я демонстративно вновь вырвала руку из ладони Бургойна, что, вероятно, выглядело довольно глупо.

– Ну, так вот, я и вышел поглядеть, добралась ты домой или нет... А вас, молодой человек, я попрошу как следует захлопнуть за собой дверь, когда будете возвращаться. Дверь запирается туго, и я не хочу утром спотыкаться в прихожей о кучи мусора. Хулиганья вокруг полным-полно.

Он свирепо осмотрел Бургойна с головы до пят, со вкусом помахивая шлангом, пожелал мне спокойной ночи и удалился в свою квартиру.

Бургойн с облегчением присвистнул, когда мы поднялись на мой этаж.

– Я уж испугался, не пойдет ли он за нами свечу держать.

– Да, он такой. – Я сделала невинное лицо, открывая квартиру. – Давно себя так не чувствовала. С шестнадцати лет. Это когда мой папа меня поджидал...

Я достала два маминых бокала красного венецианского стекла, налила коньяку. Мы взяли бокалы в спальню. Там я кое-как смела весь свой хлам с постели в кресло; мы легли, укрывшись тонким покрывалом. Либо Бургойн был истинным джентльменом, либо настолько потрясен и возбужден моими чарами, что ни словом не обмолвился о беспорядке, царившем в квартире...

Мы выпили, обнялись, но меня жгла мысль о маминых бокалах: не надо было их доставать. Кончилось тем, что я забрала один у Питера и вместе с моим поставила под кровать.

– Это все, что досталось мне от мамы, – объяснила я. – Она ухитрилась вывезти их в чемодане из Италии. Один чемодан... Единственное, что было ей под силу. При виде их меня охватывают самые грустные воспоминания... И я начинаю беспокоиться за их целость.

– Ты знаешь, – пробормотал он, прижимаясь губами к моей щеке, – я тоже не могу думать одновременно о разных вещах...

В течение следующего часа он продемонстрировал, что такое прекрасное знание анатомии, если она в умелых руках. Мой детективный опыт тоже пригодился.

Мы уснули беспокойным сном. Рация Бургойна разбудила его в три: пациентка начала рожать, но ассистент был на месте. В шесть будильничек его часов требовательно и громко запищал, даже врач цз комфортабельного пригорода обязан прийти на работу вовремя, причем очень рано.

Я закрыла за ним дверь и снова легла. В девять, проделав несколько гимнастических упражнений, я облачилась в джинсы, кроссовки, свободную рубашку, не забыла револьвер и соломенную шляпку и вышла поприветствовать новый день. Перед тем как начать охоту на Фабиано, я заехала к Лотти в клинику, чтобы взять ключи от квартиры Малькольма.

Глава 13

Открытая клиника

Клиника Лотти находится неподалеку от склада на Дэймен-авеню. Дэймен пересекает весь город, и поездка по этой «артерии» означает путешествие в сердце Чикаго, в его подноготную. Если ехать на север, то мимо проплывут строго обособленные этнические общины: литовские, негритянские, испаноязычные, снова негритянские – вот в таком порядке. Клиника Лотти расположена там, где авеню, уставшая от самой себя, превращается в мешанину разностильных домишек и лавчонок, барахтающихся на краю пропасти и распада. Большинство обитателей – пенсионеры, живущие в хижинах из милости властей, занимающихся социальной помощью. Это довольно спокойный район, кровавые драмы здесь нечасты. И всегда есть место для парковки. Однако не сегодня.

Полицейская машина блокировала перекресток, мигая проблесковыми огнями, когда я хотела свернуть направо. Повсюду стояли толпы людей – на улицах и в переулках, везде! Фургон телевизионщиков преграждал толпе путь к клинике, других автомашин не было. Я подумала, что происходит чествование кого-нибудь из местных святых; возможно, Лотти даже и клинику не открывала.

Высунувшись из окна автомобиля, я спросила водителя полицейской машины:

– Что здесь происходит?

С обычной полицейской готовностью давать информацию он ответил:

– Улица закрыта, мэм. Придется вам ехать вниз, к Сили авеню.

Я остановилась четырьмя кварталами ниже, нашла телефон-автомат. Позвонила Лотти домой и, не дождавшись ответа, набрала номер клиники. Линия была занята.

Подходя к зданию с юга, я увидела, что толпа здесь не такая плотная, зато стоял еще один полицейский автомобиль. Слышались крики, усиленные мегафоном, и какое-то неразличимое пение. Звуки эти знакомы мне с юношеских лет – демонстрация. Я с беспокойством отметила, что чем ближе к клинике, тем гуще толпа.

И речи не могло быть о том, чтобы войти через парадные двери, поэтому я свернула в аллею, которая вела к боковому входу. Толпа, с наслаждением позирующая перед телекамерами у фасада, сюда еще не добралась. Долго я кричала и стучала, пока наконец ко мне не вышла регистратор миссис Колтрейн. Она боязливо сняла дверную цепочку и просияла, увидев, что это я, собственной персоной.

– Никогда не была так рада видеть именно вас, мисс Варшавски! У мисс Хершель рук не хватает, а полиция даже не думает помочь. От них помощи не дождешься, никакой! Хорошо, что я знаю, в чем дело, а то можно подумать, что полицейские присоединились к демонстрантам.

– В чем дело? – спросила я, входя и помогая приладить цепочку.

– Все они там орут ужасные вещи! Что доктор Хершель – убийца, что все мы скоро сгорим в аду. И бедняжка Кэрол, сразу после похорон сестры.

Я нахмурилась.

– Это те, кто выступают за запрещение абортов?

Она озабоченно кивнула.

– Я вырастила шестерых и, если надо, рожу еще столько же. Хорошо, что муж зарабатывает так, что мы можем всех прокормить... Многие женщины, поступающие сюда, по сути, еще маленькие девочки. Им себя бы прокормить, не говоря уж о ребенке... И теперь, выходит, я – убийца?

Я успокаивающе похлопала ее по руке.

– Никакая вы не убийца. Я знаю, что сама идея абортов лично вам не очень-то по душе, и восхищаюсь вами из-за вашей преданности Лотти. Хотя ей и приходится делать аборты. И восхищена вашей готовностью встать на ее защиту... А кто собрался снаружи: выступающие против абортов общества «Орлиный Форум», «Ик-Пифф»?.. Не знаете?

– Ох, не знаю. Сегодня в восемь поступила одна молоденькая пациентка, а они уже были наготове. Ждали! Откуда узнали, что она у нас? И сразу же начали бесноваться...

Задняя часть клиники служила складским помещением, здесь все было аккуратно, стерильно. Я проследовала за миссис Колтрейн в регистраторскую, где отдельные крики различались совсем явственно:

– Наплевать вам, если ребенок умрет! Свобода выбора – это большая ложь!

– Убийцы!

– Нацисты!

Кто-то, по-видимому, миссис Колтрейн, наглухо зашторил окна приемного покоя. Я сделала крохотную щель – понаблюдать что и как.

Перед клиникой болтался тщедушный мужичонка с мегафоном. Его лицо отражало самые неподдельные чувства. Никогда раньше я с ним не встречалась, но много раз видела его фотографию в газетах. Дитер Монкфиш – глава общества «Иллинойский комитет в защиту прав человеческого зародыша». Своих ближайших сторонников он ковал из особей студенческих возрастов. По-видимому, они были готовы довести собственные беременности до славного завершающегося аккорда. Вокруг мужчинки ошивались и женщины средних лет. На их лицах было написано: «Материнство не сделало мою жизнь счастливой, но да будет так у всех».

Лотти подошла ко мне.

– Я рада тебя видеть, Вик. Ну и сволочи! Иногда я сталкивалась с их листовками, но чтобы такое!.. Как ты об этом узнала?

– Я приехала за ключами от квартиры Малькольма. Увидела толпу вокруг клиники, забеспокоилась. Почему здесь собрались? Что-нибудь случилось в клинике?

Ее густые брови сдвинулись над переносицей.

– Сегодня утром я произвела так называемый терапевтический аборт. Ничего особенного. Такое бывает два-три раза в месяц. Девчонка восемнадцати лет, уже имеющая ребенка, хочет устроить свою жизнь... И, конечно, уже на третьем месяце. Что-нибудь сделать можно было только в клинике... Но скажу тебе, Вик, мне страшно. Однажды ночью нацистские ублюдки собрались у нашего дома в Вене. Они были похожи на этих, исходили звериной ненавистью, разбили все окна. Мои родители и я с братишкой пробрались через сад, спрятались у соседей и видели, как наш дом сожгли дотла... Вот уж никогда бы не подумала, что столкнусь с чем-то подобным в Америке...

Я взяла ее за плечо.

– Сейчас позвоню лейтенанту Мэллори. Может, ему удастся прислать сюда более активных коллег. А что с твоими пациентами?

– Миссис Колтрейн всех обзвонила, перенесла встречи. Наверняка завтра этого дерьма здесь и в помине не будет. Срочных больных будем направлять в «Бет Изрейэль». Правда, две женщины с детьми все-таки прорвались сюда. Мне кажется, я не должна закрывать клинику. Мой долг – помогать больным в любом случае. Кроме того, у нас на руках молодая женщина, из-за которой, видимо, и разгорелся весь сыр-бор. Она в порядке, но не настолько, чтобы пробиться сквозь толпу этих бесноватых. А полиция? Сидит себе спокойно! Говорит, что нет особой проблемы, нет нарушения общественного порядка. Ну а жители соседних домов считают, что это зрелище – почище любого цирка.

Из посетительской вышла Кэрол. За последние дни она очень похудела, и медицинский халат болтался на ней бесформенным балахоном.

– Привет, Вик. Видимо, Господь наслал на нас этих демонстрантов, чтобы мы забыли о личных горестях. А ты как думаешь?

– Сейчас они просто задирают, играют перед телекамерой. А предупреждали они вас как-нибудь? Гнусные письма, звонки были?

Лотти покачала головой:

– Пару раз заходил Дитер Монкфиш, раздавал листовки, но, поскольку большинство пациентов – женщины, он, видимо чувствовал себя в глупом положении. Читать им лекции? Ну нет. Некоторые «смельчаки» посылают нам анонимные письма с проклятиями каждый – месяц, но никаких бомб или чего-либо в этом роде. Здесь не абортарий в конце концов. Поэтому в принципе внимания к нам мало.

Я прошла к телефонному коммутатору. Все городские линии были отключены. Миссис Колтрейн включила для меня одну из них.

– Понимаете, я специально это сделала, чтобы не отвечать на грязные угрозы. Надеюсь, никто не старается дозвониться к нам по серьезному поводу.

Я набрала номер штаб-квартиры полицейского участка на. Одиннадцатой улице и попросила лейтенанта Мэллори к аппарату. После долгих звонков и щелчков Бобби взял трубку. Сначала я расспросила его, как поживает Айлин, как дети, внуки, затем объяснила, почему его беспокою:

– Они перепугали всех пациентов, а местный участок прислал только две машины. Просто так, поглазеть... У тебя есть возможность отогнать хулиганье от больницы?

– Нет, Вик, это не моя территория. Они сами должны решать на месте. Пора бы тебе знать, что полиция не может быть у тебя на побегушках.

– Бобби, милый! Лейтенант Мэллори. Я тебя не об этом прошу. Я прошу о защите налогоплательщиков, больных. Многие нуждаются в помощи, а пройти в больницу не могут. Им угрожают физической расправой. Сейчас здесь собрался всяческий сброд, и честному гражданину близко не подойти.

– Извини, Вики, но мне это не кажется серьезной проблемой. А если и так, то все равно ты должна позвонить в местный участок. Вот если они попытаются кого-то прикончить, я прилечу тотчас же.

Я предположила, что это шутка, попытка сострить. Надо же! Речь идет о женщинах и детях, а для него это несерьезно. Взбешенная, я соединилась с детективом Роулингсом. Когда я закончила свою взволнованную речь, он саркастически хмыкнул.

– Помочь нам расследовать убийство вы не расположены, а еще хотите, чтобы мы бросились вам на помощь? Как это свойственно вам, Ви.Ай.! И вообще типично. Горожане не хотят нам помогать, но стоит кому-то попасть в беду, как они истошно взывают к нам, чтобы мы подсобили. «Полиция! Что думает эта полиция? Где она?»

– Избавьте меня от нравоучении, детектив. Насколько мне помнится, я согласилась подкрепить обвинения против вашего подопечного – Серджио. А, ведь не хотела... Схватили вы его?

– Нет мы еще только обдумываем, взвешиваем. Но он далеко от нас не убежит. Мне сказали, что маленький Фабиано жестоко избит. Вы что-нибудь об этом знаете?

– Я слышала, что он мчался как оглашенный и врубился физиономией в ветровое стекло своего «эльдорадо». Мне об этом вчера на похоронах сказали... Ну, так что же? Очистим улицу?

– Сейчас поговорю со старшим дежурным, Варшавски. Не ждите чуда. Вот если они камнями начнут швыряться...

– И это будет как раз тот момент, когда помощь окажется весьма своевременной, – тоже саркастически заметила я и повесила трубку. – Нам осталось только обратиться к мэру Чикаго, – сказала я Лотти и Кэрол. – Но, может быть, что-нибудь придумаем? Надо защищаться. Пол и Херман смогут помочь? И, разумеется, Диего?

Кэрол отрицательно помотала головой.

– Они и так из-за похорон несколько дней не были на работе и могут ее потерять.

Я кусала пальцы, размышляя.

– Мы можем встречать пациентов в начале улицы и сопровождать их по аллее до бокового входа.

Лотти подняла плечо:

– Это лучше, чем ничего. Хотя не знаю, как люди догадаются, где можно пройти.

– Расскажем по телефону. Включайте подстанцию, а мне дайте пару часов, я постараюсь что-нибудь устроить.

Следующие полчаса я висела на телефоне. Позвонила кое-каким друзьям, никого не оказалось на месте. Против воли вспомнила о мистере Контрерасе. Как я с опаской и думала, он пришел в экстаз от одной мысли об уличной схватке и пообещал прихватить с собой надежных дружков-машинистов. Да, они тоже на пенсии, но будут счастливы поразмять мышцы.

Большую часть времени я провела, отвечая на звонки. Многие абоненты волновались о клинике, а не обращались за медицинской помощью. Больных я переключала на миссис Колтрейн. Если проблема была пустяковая, абонента просили позвонить через неделю. – В случае необходимости трубку брала Лотти, выслушивала, какие у больного симптомы, и давала рекомендации. Экстренных больных направляла в «Бет Изрейэль».

Я наслушалась много гнусностей. В полдень сбегала в супермаркет, приобрела свисток. Теперь вместо ответа на непристойность я оглушала звонившего негодяя резким свистом. Очень действенная штука. Заодно я накупила еды на случай длительной осады.

В полдень прибыл первый эскорт: мистер Контрерас в рабочем комбинезоне и со шлангом на ремне. Он представил мне своих друзей – Джейка Соколовски и Митча Крюгера, вооруженных примерно так же. Они были одного возраста с Контрерасом, но физически менее подготовлены для баталии: у Митча – «пивное» брюхо, как у беременной слонихи, а Джейк слегка покачивался, да и нос покраснел от подпития.

– Сделайте одолжение, парни, – попросила я, – не провоцируйте толпу. Здесь, медицинское учреждение, и не годится, чтобы маньяки кидали в нас бутылки и кирпичи. Мы хотим одного: чтобы вы обеспечивали проход пациентов в клинику. Кэрол пойдет с вами и покажет, кого надо встречать и сопровождать.

План был такой: миссис Колтрейн объясняла звонившим пациентам Лотти ситуацию. В том случае, если они все-таки настаивали на встрече с врачом, то машинисты должны были эскортировать желающих по аллее. Кэрол увела наших помощников, а я стала на боевой пост у «черного» хода: если что не так, приду на выручку.

Сначала все шло гладко. Мы вызвали такси и проводили домой пациентку, прооперированную утром. Но толпа продолжала увеличиваться, и больные, пробравшиеся в клинику, нервничали все заметней. В половине второго осаждавшие догадались, что мы пользуемся боковым входом, и хлынули в аллею с плакатами и мегафонами. Лотти с неохотой решила все-таки закрыть клинику до вечера.

Когда одну женщину, бывшую на шестом месяце беременности и страдавшую от интоксикации, грубо оттолкнули от входа, Лотти вышла к демонстрантам, чтобы как-то их урезонить.

На мой взгляд, шаг этот был фатальным. Она выпрямилась во весь свой крохотный рост и обратилась к разбушевавшейся толпе с прочувствованной речью. И действительно, вначале они присмирели.

– Эта женщина, – объяснила Лотти, – пытается сохранить не только свою жизнь, но и жизнь ребенка. Если вы препятствуете ей в получении помощи, вы можете стать причиной смерти обоих. Но ваша же философия диктует: надо помогать, а не убивать!

Ее слова были встречены визгом, улюлюканьем, криками «Убийцы!». Какой-то мерзавец подошел и плюнул в нее.

В кабинете Лотти я отыскала «Полароид» и вышла в аллею, чтобы заснять некоторые эпизоды и особенно гнусные физиономии. Подонки растерялись и отступили на несколько метров. Анонимные подстрекатели не любят красоваться перед публикой.

Кэрол, воспользовавшись замешательством толпы, усадила беременную женщину в такси и отправила в «Бет Изрейэль».

– Лучше рискнуть и убраться отсюда сейчас, иначе будет беда, с которой нам не справиться, – сказала я Лотти.

После некоторых размышлений она согласилась. Миссис Колтрейн вздохнула с облегчением, хотя и была готова испить горькую чашу до дна. Зато машинисты отнюдь не ликовали.

– Слушай, детка, – воинственно бормотал Контрерас, – не покидай корабль слишком рано. Пусть их больше, чем нас, но мы им дадим прикурить!

– Соотношение – один к пятидесяти, – устало отозвалась я. – Знаю, что вы даже полицию на колени поставите. Но мы то слабые женщины, и нам не улыбается перспектива оказаться с переломанными руками и ногами. Нам требуется поддержка закона, а ее нет и, кажется, не предвидится.

Лотти закрыла шкафы с препаратами и аппаратурой. Мы вывели из здания миссис Колтрейн и Кэрол и остановились, чтобы включить электронную систему охраны. Когда толпа увидела, что мы ретируемся, раздались триумфальные крики, улюлюканье. Построившись клином, мы двинулись вперед.

– Убирайтесь в свои норы, убийцы детей, и не смейте возвращаться! – раздался крик.

Толпа приблизилась к нам, размахивая бутылками и палками. Никто из нас не успел остановить мистера Контрераса, когда он выхватил из-за пояса шланг и ринулся к одному из хулиганов. Соколовски и Крюгер с энтузиазмом последовали за ним. Было что-то почти комичное в том, как рвались в бой эти старики, но в их лицах светилось вдохновение. Толпа яростно набросилась на них, взяв в кольцо наших героев, потрясая камнями и палками.

Аллея стала полем битвы. Я постаралась оттащить миссис Колтрейн, но поскользнулась на гравии. Ее рука выскользнула из моей, когда я падала. Но тут же рывком я поднялась на ноги.

Прикрывая лицо руками, с трудом вырвалась из этой свалки. Огляделась, но не увидела ни Лотти, ни Контрераса.

Я глубже засунула револьвер за пояс и пошла в обход здания к его фасаду. Двое полицейских в специальных штурмовых касках-шлемах мирно беседовали, в то время как Дитер орал что-то в мегафон.

– Там толпа избивает троих стариков, – сказала я парням в шлемах.

Один из них с подозрением посмотрел на меня.

– Вы уверены в этом? – спросил он.

– Вам достаточно пару шагов сделать, чтобы убедиться. Лейтенант Мэллори обещал приехать, если дело обернется смертоубийством. Хотите подождать, пока это не случится?

Второй с неохотой снял с ремня портативную рацию и что-то сообщил по ней.

– Останься с ней, Карл, а я пойду взгляну.

Он пошел по узенькой тропинке, отделявшей клинику от соседнего дома. Через пару секунд ожила рация Карла. Тот выслушал коллегу и начал вызывать подкрепление. Через несколько минут весь район уже кишел полицейскими в касках и бронежилетах.

Глава 14

Бойня у клиники

Едва Дитер Монкфиш увидел множество полицейских, он окончательно обезумел. Крикнув в мегафон своим верным последователям, что их атакует полиция, Дитер бросился к аллее.

Если бы я не была так обеспокоена судьбой Лотти и друзей-мишиниетов, то наверняка двинулась бы в противоположную сторону. Мне уже приходилось бывать в озверевшей толпе, которую пытается сдержать полиция. Паникуют абсолютно все, полицейские без разбора молотят дубинками, а вы сами подвергаетесь опасности как со стороны врагов, так и друзей.

Прикрывая лицо руками, я лихорадочно соображала. Если меня схватят и обнаружат револьвер, никто не будет тратить время на то, чтобы выяснить, есть ли у меня разрешение носить оружие и кто я по профессии. А мне вовсе не улыбалась перспектива еще раз получить по зубам.

Съемочная группа телевидения, взбодренная яростно-красочным развитием событий после долгого скучного дня, кинулась вслед за Дитером. Я побежала рядом с оператором пятого канала, используя его как прикрытие.

Полиция образовала прочный кордон в северной части и подталкивала всех, кто попадется под руку, к южной стороне, к Корнелиа-стрит, где уже стояли наготове фургоны для задержанных. Люди вопили, стонали. Кирпичи и палки взлетали в небо. Банка кока-колы со свистом врезалась в шлем полицейского, жидкость вылилась на лицо и ослепила его. Воспользовавшись этим, кто-то сбил полицейского с ног. Ширина аллеи не давала места для маневра, а потому блюстители порядка беспорядочно смешались с обезумевшими людьми.

Я пристально рассматривала толпу, не рискуя, впрочем, угодить в мешанину, но не видела ни Лотти, ни машинистов. Прижавшись к стене, я все высматривала, когда вдруг раздался оглушительный вой системы охраны. Пробившись через ряды телевизионщиков, я метнулась к дверям клиники. Громилы швыряли камни в застекленный холл здания. Электронный вой бил по ушам. Чуть не сойдя с ума от ярости, я схватила руку хулигана, собравшегося кинуть кирпич в холл, вывернула кисть. Он выронил камень, а я ударила его коленкой в солнечное сплетение. Затем с легкостью выхватила кусок цемента из рук женщины средних лет.

– Хочешь, чтобы твои внуки полюбовались тобой на телеэкране? Посмотрели, как ты орудуешь тут камнями? – крикнула я женщине.

Мое соло представлялось абсолютно безнадежным. Толпа была огромней, сильней и безумней меня. Окончательно разгромив фасад, она ворвалась в холл. Я привалилась к стоявшей по соседству автомашине, натужно хватая ртом воздух и дрожа.

– Кажется, вы правы, Варшавски. Я должен был прислать помощь уже давным-давно.

Этот баритон с нотками ироничности принадлежал детективу Роулингсу: он незаметно подкрался ко мне и стоял рядом.

– Ну а что теперь? – с горечью отозвалась я. – Несколько эпизодов нарушения общественного порядка? Не преступления, а проступки? И никакого судебного преследования...

– Вероятно. Правда, мы арестовали несколько человек за нападение на офицера полиции. Его ранили в аллее.

– Прекрасная новость! Жаль, что напали только на одного. В противном случае было бы произведено больше арестов вместо банальных задержаний.

– Ну, не злитесь так, Варшавски. Вы же дока в этом деле, знаете все от начала до конца. Знаете, каково правосудие в этом городе.

– О да, знаю. Надеюсь, что вы не порадуете меня новостью об аресте Серджио? Вряд ли теперь я смогу вам помогать.

Два полицейских автобуса, мигая синими лампами, с визгом остановились неподалеку, из них на ходу посыпались полицейские в шлемах, с дубинками наперевес. Они исчезли в дверях клиники й через минуту уже выводили задержанных в наручниках. Пленные, ошеломленные такой развязкой, все-таки не удержались от того, чтобы не покрасоваться перед телекамерами. Некоторые возбужденно кричали, другие молча складывав ли пальцы литерой – знак победы.

Я оставила Роулингса и подошла к телеоператору.

– Постарайтесь эффектней подать материал. В этой клинике уже семь лет лечат бедных и слабых, взимая символическую плату. Причем их пользует один из лучших врачей Чикаго. Поэтому сделайте так, чтобы все увидели: вот как эти «благонамеренные» люди разгромили оплот здоровья самых бедных слоев нашего города.

Кто-то протянул мне микрофон. Мэри Шеррод, с тринадцатого канала: – Вы работаете здесь?

– Нет, я адвокат доктора Хершель. Сегодня утром заехала сюда по рутинному вопросу и увидела, что клиника в осаде. Мы приложили все усилия к тому, чтобы нормально функционировать, пользовать бедных женщин и детей, которые целиком за висят от клиники. Одна беременная подверглась зверским нападкам толпы, и мы счастливы, что удалось спасти женщину и ее еще не родившегося ребенка. Поэтому прежде чем вы продемонстрируете бдительность «Ик-Пифф», выступающего против абортов, пожалуйста, сфокусируйтесь на «плодах» разгрома. Покажите, что именно произошло.

Я замолчала, подавленная мыслью о том, насколько слаб мой голос, чтобы пересилить ярость трехсот безумцев-фанатиков. И пошла прочь.

Толпа рассеялась. Полицейские машины уехали. Остались разбитые вдрызг окна и следы погрома. Улица была усеяна битым стеклом, кирпичами, листовками, банками пепси-колы, бумажными салфетками, огрызками и прочей дрянью. Та-ак-с, значит, городские власти понесут кое-какие расходы – придется раскошелиться на расчистку округа. Возможно, придется. В этом округе такое случалось не раз.

Роулингс испарился, но двое офицеров оставались на страже. Я чувствовала себя слишком уязвимой, находясь здесь. Не лучше ли найти телефон-автомат и вызвать стекольщиков, подумала я, но в этот момент появилась Лотти. Ее белый халат был весь в грязи и разорван. На руке виднелась царапина, но в целом она осталась невредимой.

– Благодарение Богу, Вик, что ты еще здесь Я боялась, что тебя забрали в участок вместе с другими. Но задержали и увезли твоего бравого друга, мистера Контрераса. Хуже того, он ранен в голову. Я не смогла пробиться к нему, помочь; его усадили в один из этих фургонов... Знаешь, все как в 1938 году...Страшно, страшно. Невероятно!

Я взяла ее за руку, мне нечего было сказать.

– А где Кэрол и миссис Колтрейн? – спросила я наконец.

– К счастью, им удалось ускользнуть. Бедная миссис Колтрейн, она мужественно пытается принять мою концепцию медицины, которую, увы, не разделяет.

– Кажется, – сказала я, – мне удастся выяснить, куда всех увезли, и вызволить мистера Контрераса: Ты будешь подавать жалобу и выдвигать обвинения? Если нет, эти преступники отделаются штрафами и шлепками по заднице.

Ее лицо исказила неуверенность.

– Пока не знаю. Посмотрю, сколько времени на это потребуется... Вот что с окнами-то делать?

Я заверила ее, что нет проблемы вызвать экстренную ремонтную бригаду и вставить стекла. Лотти подошла к офицерам полиции и объяснила, кто она и что ей нужно пройти в здание. Они принялись было возражать, но тут появился Роулингс:

– Все нормально, офицер. Я знаю этого доктора. Пропусти ее внутрь.

Я плелась за Лотти, Роулингс следовал по пятам. Внутри был ужаснейший, невыносимый разгром. Окажись я на месте Лотти, вообще прикрыла бы клинику и начала все заново... Мебель, усыпанная осколками стекла, была перевернута. В кабинетах тоже хорошо потрудились, опрокинув все вверх ногами. Истории болезней были выброшены из шкафов и валялись на полу. Инструменты исковерканы... Лотти, искавшая телефонный шнур, обнаружила под горой бумаг стетоскоп и долго протирала его полой халата.

– Нам необходимо сделать фотоснимки для страховой компании до того, как будет наведен порядок, – предупредила я Лотти. – Почему бы тебе не дать мне координаты твоего агента? Я позвоню в компанию, они возьмут на себя ремонт помещения.

– Да. Прекрасно. Если ты это сделаешь, будет замечательно, Вик.

Ее голос прерывался от волнения. Я повернулась к Роулингсу:

– Сделайте доброе дело, детектив. Отвезите Лотти домой. Хватит ей тут дерьмо разгребать. А я подожду стекольщиков.

– Слушаюсь, мисс Варшавски! – Его золотой зуб сверкнул в иронической улыбке. – Для того мы и работаем в полицейском департаменте города Чикаго, чтобы услужить вам и прийти на помощь.

Он убедил Лотти поехать с ним.

Ночью меня дома не будет, – сказала я. – А ты – живехонько домой в горячую ванну. Расслабься... хотя бы на время...

Глава 15

Неожиданные встречи ночью в суде

К половине пятого экстренная ремонтная бригада застеклила окна первого этажа. Страховой агент Лотти некая Клаудиа Фишер приехала сразу же после моего вызова, чтобы воочию убедиться в размерах ущерба, нанесенного клинике. Она прихватила с собой «Полароид» и сделала многочисленные снимки как в клинике, так и на близлежащих улицах.

– Вот уж действительно шокирующее зрелище, – сказала она. – Ни в какие рамки не лезет. И я добьюсь, чтобы страховая компания взяла на себя издержки по расчистке и приведению помещения в порядок. Но доктору Хершель лучше всего заручиться более квалифицированной помощью. Тут нужен специалист, знающий толк в ведении истории болезней и разбирающийся в стоимости лекарств. Он поможет не только все привести в надлежащий порядок, но и получить компенсацию. В одиночку Лотти хлопот не оберется.

Я утвердительно кивнула:

– Уже думала об этом. Сейчас же предложу ей позвонить в «Бет Изрейэль», чтобы прислали, группу медсестер, санитарок и ординаторов. Полагаю, они смогут управиться со всем этим до конца дня.

Когда стекла были наконец вставлены и кое-что расчищено, я разыскала автоответчик и записала следующее послание: клиника будет закрыта на неделю. В случае крайней необходимости пациенты должны звонить доктору. Хершель домой.

Я провела Клаудию Фишер через «черный» ход и отправилась на поиски мистера Контрераса. Правда, сначала заехала домой принять ванну, поужинать и позвонить. К тому времени, когда я добралась до дома, энергия, бушевавшая во мне днем, улетучилась. На чугунных ногах я поднялась по лестнице, наполнила ванну горячей-прегорячей водой и легла, стараясь снять мышечное напряжение. Пар смягчил щеку, и теперь я могла даже улыбаться или хмуриться, не заботясь о том, что швы разойдутся.

Я чуть не заснула в остывающей воде и лежала в полудреме, когда зазвонил телефон. С трудом выбравшись из ванны и завернувшись в банное полотенце, я сняла трубку. Звонил Бургойн. Он видел события по телевизору и беспокоился обо мне и Лотти.

– Мы в порядке, – заверила я. – Хотя в клинике царит полнейший хаос. А бедному старику Контрерасу разбили голову; его увезли в тюремном фургоне. Сейчас поеду выручать старину из беды.

– Не хотите ли завтра вечером доужинать в пригородном ресторане в Баррингтоне?

– О, мне придется сначала позвонить вам. После сегодняшних событий у меня в мыслях сумбур, и я пока не определила мои дальнейшие шаги.

– Может быть, мне заехать и побыть с вами? – обеспокоенно спросил он.

– Спасибо. Но я не знаю, сколько времени потрачу на судебные процедуры. Постараюсь связаться с вами завтра днем. Дайте мне номер вашего служебного телефона.

Я записала номер и повесила трубку. Облачившись в хлопчатобумажное платье золотистого цвета, более или менее подходящее для участия в заседании так называемого ночного суда[7], я принялась за серию телефонных звонков. Сначала – в соответствующий полицейский участок, затем – в городское управление полиции, с которым мне неоднократно приходилось иметь дело. Наконец удалось выяснить, что мистер Контрерас находится в амбулатории графства, где медики зашили рану на голове, а затем оттуда его отправят в ночной суд. В конце концов я дозвонилась до старой приятельницы, так и не выбившейся из разряда муниципальных адвокатов. – Клео, говорит Ви.Ай. Варшавски.

Мы поболтали о том о сем, обменялись новостями, затем я объяснила суть проблемы:

– Их скопом бросили в районную камеру предварительного заключения, а оттуда сегодня вечером отвезут в суд. Ты не могла бы узнать, кто из адвокатов дежурит этой ночью? Я собираюсь поехать и выступить в качестве свидетеля и поручительницы.

– О Боже, Вик. Мне надо было догадаться, что ты присутствовала при штурме клиники. Какой ужас! Я-то думала, что Чикаго избежал волны сумасшедших массовых беспорядков.

– И я так думала. Надеюсь, это не «первый звонок», не сигнал к массированной атаке на клиники, где делают аборты. Поверь, Лотти очень подавлена, все это так живо напомнило сожжение фашистами ее дома в Вене.

Клео пообещала перезвонить и назвать фамилию дежурного адвоката... Горячая ванна сняла усталость, но я все еще чувствовала себя немного одурманенной. С самого утра у меня маковой росинки во рту не было.

Осмотрев холодильник, я нашла всего-навсего яйца. Еще бы, целую неделю не приносить в дом еды!.. Я сделала яичницу с луком, помидорчиком соседа и стручком зеленого перца.

Телефон зазвонил, когда я дожевывала остатки. Клео сообщила, что сегодня ночью дежурит некий Мануэль Диаз. В южной части Лупа, где располагался суд, в эту пору не возникает проблем с парковкой. Днем здесь ведется грошовый, хотя и оживленный, бизнес в скромных магазинчиках и на складах, и торговый люд наравне с покупателями утоляют голод и жажду в древних, чуть ли не антикварных кафешках. Но ночью лишь центральная полицейская штаб-квартира подает признаки жизни. А большинство ее посетителей – передвигаются не в машинах, а на своих двоих.

Я припарковала мой «шеви» у здания и вошла внутрь. Залы и стены, остро воняющие карболкой, навеяли на меня ностальгические воспоминания о временах, когда я приходила сюда к отцу, сержанту полиции, скончавшемуся четырнадцать лет назад.

Мануэль Диаз покуривал сигарету в кабинетике рядом с заседательской комнатой. Это был плотно сбитый тяжеловесный мексиканец. Наверняка он работал в те времена, когда и я тоже подвизалась в качестве защитника для бедных. Следы оспинок на его лице выглядели веснушками. Я представилась и объяснила, в чем суть моей просьбы.

– Мистеру Контрерасу уже под семьдесят. Он бывший машинист, не может забыть дни профсоюзных боев и сегодня как бы переживал вторую молодость. Я не знаю, в чем его обвиняют. Да, у него был с собой кусок шланга, но и ему голову отделали не дай Бог как...

– Нам еще не приносили обвинений, – сказал Диаз, – но его, вероятно, задержали за нарушение общественного порядка. Сегодня арестовано восемьдесят человек, поэтому не слишком вдавались в подробности обвинений.

Мы немного поговорили. Он служил государственным адвокатом уже двадцать лет; некогда – в Кантри-Лейк, а теперь здесь, в городе.

– И тем не менее, – признался он, – я порой тоскую о старых добрых временах. Изнурительно? Да. Но интересно.

Я сделала легкую гримасу.

– А я не проработала защитником и пяти лет. Слишком нетерпелива, слишком эгоистична. Кстати, люблю на ощупь потрогать плоды тяжелой работы. А быть адвокатом – что ж, порой в конце процесса остаешься такой же бесчувственной, инертной, как и в его начале. А порой даже хуже.

– Значит, вы ударились в собственный бизнес? И потому вам так физиономию украсили?.. Да-а... результаты налицо, хм, точнее, на лице. Бывали и у меня буйные клиенты, но чтобы кинуться с ножом, слуга покорный...

Я не успела ответить: явился клерк с обвинительными протоколами. Мануэль рассортировал их с многоопытной быстротой, отделив проступки – нарушения общественного порядка и бродяжничество, например, – от более тяжких деяний. Он попросил судебного пристава принести в зал заседаний сразу все обвинения в мелких преступлениях.

Ввели девять человек, среди них были Контрерас и Джейк Соколовски – самые старые в этой группе. Митча Крюгера с ними не было. Как мне позже сказал Контрерас, он не был арестован.

С лейкопластырем на голове и в разорванном комбинезоне Контрерас казался этаким допотопным тормозным башмаком, но нынешняя потасовка, очевидно, влила новые силы в его боевой дух. Он триумфально заулыбался, увидев меня:

– Пришла мне на выручку, сладкая моя? Я знал, что могу рассчитывать на тебя в беде... Ты, поди, думаешь, что у меня видок тот еще... О! Если бы ты видела того типа, которого я шлангом отделал...

– Послушайте, – прервал его Мануэль, – меньше всего мне хотелось бы, чтобы кто-нибудь из вас хвастался своими, хм, достижениями... Пожалуйста, держите язык за зубами в течение разбирательства и тогда, с Божьей помощью, переночуете в своих постелях, а не в кутузке.

– Так точно, шеф! Как скажете, – согласился Контрерас.

Он ткнул Джейка кулаком в живот, оба засияли и принялись перемигиваться, ну прямо подростки, впервые обратившие внимание на девичью юбку...

Шестеро других подсудимых тоже были арестованы в клинике за баталию во славу человеческого зародыша. А еще одного, человека задержали, когда он распевал песни на крыше трастовой компании «Диаборн». Никто понятия не имел как он cумел туда пробраться через цепочку охранников, и когда Мануэль спросил, каким образом это ему удалось тот счастли во улыбаясь, объяснил, что прилетел по воздуху.

Мануэль допросил Соколовски и Контрераса в один прием и решил, что им следует держать такую линию: они, дескать вели необходимую самооборону, старались помочь Лотти принимать больных и были атакованы озверевшей толпой Контрерас возмутился столь пассивной линией защиты, но я поддержала Мануэля в том смысле, чтобы старик не перечил и больше молчал.

– Вы и так вели себя героически, – сказала я, – и не окажете никакой услуги никому, если в присутствии судьи станете разглагольствовать о ваших подвигах, схлопочете месяц тюрьмы. Поверьте, ваше мужество не будет ущемлено ни капельки, хотя судья и не узнает о ваших боевых заслугах.

В конце концов он с неохотой согласился, но лицо его тем не менее выражало поистине ослиное упрямство, и это вызвало во мне невольное сочувствие к его давно почившей в бозе жене. Соколовски был не такой стойкий, как его товарищ; собирался предстать крутым парнем, но когда Контрерас изъявил готовность считать аргументом самооборону, Джейк последовал тому же.

После того как судебный пристав увел машинистов в КПЗ, я стала разгуливать по зданию в надежде повидаться с лейтенантом Мэллори. Мимо стола дежурного сержанта я прошла в отдел по расследованию убийств.

Мэллори не оказалось на месте, зато присутствовал Финчли дружок детектива Роулингса. Худощавый спокойный негр любезно встал, когда я вошла в кабинет.

– Рад вас видеть, мисс Варшавски. Что с вашим лицом?

– Порезалась во время бритья, – устало объяснила я – Я думала ваш закадычный друг Конрад Роулингс все вам уже рассказал Заодно спасибо за выданную вами мне характеристику.

Не кто иной, как Финчли, назвал меня «занозой в заднице» хотя правда, что я таки добиваюсь ощутимых результатов.

– А что лейтенант Мэллори уже уехал домой? Я-то надеялась поговорить с ним о том, что произошло сегодня в клинике.

Финчли пообещал, что передаст мое пожелание лейтенанту Мэллори и, посмотрев на меня в упор, сказал:

– А вы действительно заноза в заднице, мисс Варшавски. Смотрите-ка, режетесь, когда бреетесь. Ха?! Но вы не бросаете друзей в трудные минуты, и мне это в вас нравится.

Удивленная и даже обрадованная таким комплиментом, я с удвоенной энергией направилась к залу судебных заседаний. Мне потребовалось немало усилий, чтобы втиснуться на одну из скамеек. Дневные заседания обычно привлекают много праздных зевак, но вот ночные – нет: неудобное время для развлечения... Однако этой ночью зал был набит до отказа; «антиабортники», все с розами в руках, с нетерпением ожидали появления судьи.

Поскольку многие арестованные обвинялись, в разгроме клиники, целая толпа адвокатов расселась в первых рядах в ожидании своих клиентов. Присутствовали десяток полицейских в форме, а также несколько газетных репортеров. С одним из них я была знакома: младший сотрудник отдела уголовной хроники из «Геральд стар». Увидев меня, он протиснулся сквозь толпу и кое-как сел рядом. Я рассказала ему об эпизоде с мистером Контрерасом в надежде с его помощью «выбить» заметку на первой полосе, хотя и газеты, и телевидение Чикаго стараются держаться беспристрастно при подаче материалов.

Наконец судебный пристав пробормотал что-то нечленораздельное, все встали, заседание началось, судье не так уж часто приходилось встречаться здесь с «платными» подзащитными.

Я была несколько рассеянна, то и дело обращала взор на затылок одного из адвокатов, казавшийся до жути знакомым. Мне хотелось, чтобы он повернулся и я увидела его лицо. И тут он раздраженно передернул плечами. В памяти тотчас всплыло: Ричард Ярборо, старший партнер одной из наиболее престижных адвокатских контор в Чикаго. Я привыкла к этому раздраженному подергиванию плеч за те полтора года, что была замужем за ним.

Я чуть было не присвистнула. Час рабочего времени Дика оценивался в 200 долларов! Должно быть, сегодня арестовали какую-то важную птицу. Тщетно я гадала, кто бы это мог быть, когда услышала свое имя. Я промаршировала по залу к судье, изложила свидетельские показания и бьша весьма удовлетворена тем, что мой строптивец сосед отпущен с миром, хотя и с серьезным предупреждением.

– Если, – сказал судья, – вас еще раз увидят на улице со шлангом, равно как с иным, сходным по размерам и весу инструментом, вас обвинят в преступном намерении осуществить насильственные действия. И приплюсуют сегодняшний арест. Вы меня понимаете, мистер Контрерас?

Старина скрипнул зубами, но мы с Мануэлем угрожающе посмотрели на него, и он сказал:

– Да, сэр.

Он явно намеревался продолжить речь, но я утащила его за руку к скамье, где с облегчением услышала, что дело закрыто. Тем не менее он не закрывал рот, тихо бормоча, что уж лучше бы он сел за решетку, не то люди подумают, что он обкакался, как цыпленок... Я оборвала его:

– Довольно! Сейчас отвезу вас домой. Но здесь находится мой бывший муж, и мне хотелось бы из вульгарного любопытства узнать, чем он тут занимается. Подождете немного?

Как я и надеялась, эта новость тотчас вытеснила из его упрямой башки все другие заботы и огорчения.

– Я и не знал, что ты была замужем. Как я недогадлив! Что, этот паренек тебе в подметки не годился? В следующий раз прошу ко мне. Надо учиться на ошибках. Я имею в виду того молодчика, которого ты притащила прошлой ночью. На мой взгляд, он просто слабак...

– Ну, он врач, у него просто нет времени для драк в пивных... А этот, первый, сейчас самый дорогой адвокат. Если бы я осталась с ним, у меня были бы сейчас палаццо, «феррари» и трое детей.

Контрерас с сомнением покачал головой.

– Ох уж нет, детка. Тебе это не по нраву. Ты и так лучше всех!

Пристав грозно посмотрел на нас, поэтому я вынудила старика замолчать. Мы прослушали еще несколько дел, среди них фигурировал человек, прилетевший на крышу трастовой компании «Диаборн». Его отправили на психиатрическую экспертизу. Затем пристав огласил дело номер 81523 – «Народ против Дитера Монкфиша». Дик поднялся и подошел к скамье подсудимых. Я была несколько ошарашена: Монкфиш и его жалкое общество «Ик-Пифф» под защитой такого дорогостоящего адвоката? Было плохо слышно, о чем вели беседу судья, Дик, полицейский и Дитер, но резюме понятно! Последнего выпустили на свободу в результате добровольного признания вины с условным месячным сроком. После чего дело вновь будет рассмотрено и все обвинения могут быть сняты. В том, конечно, случае, если Дитер еще раз чистосердечно раскается в содеянном – в нарушении общественного порядка и подстрекательстве. Он промямлил, что согласен, его кадык дергался. На этом спектакль был закончен. Мистер Контрерас вышел вместе со мной и оставил меня у входа в закуток для адвокатов. Дик появился через четверть часа. Я остановила его, когда он направился к выходу.

– Привет, Дик! Можем мы поговорить минуту-другую?

– О, Вик! Что ты тут делаешь?

Он воззрился на меня. До сих пор не мог мне простить того, что я не оценила его настолько, насколько он сам себя ценил.

– Так что ты здесь делаешь? – повторил он вопрос.

– Стараюсь, чтобы колеса правосудия крутились гладко. А это – Сальваторе Контрерас. Один из твоих подзащитных пробил ему сегодня голову.

Мистер Контрерас сунул Дику сморщенную руку, тот ее пожал с великой неохотой. Зато Контрерас тут же его проинформировал:

– Вы здорово ошиблись, молодой человек, упустив эту сладость. Она – великая личность. Номер один в моем списке. Будь я на тридцать, даже на двадцать лет моложе, уж я бы на ней точно женился.

Лицо Дика затвердело, верный признак сильнейшего раздражения.

– Благодарю, Контрерас, – сказала я. – Но нам обоим так лучше. Не могли бы вы отойти ненадолго? Хочу его спросить кое о чем. Вряд ли ему понравится отвечать при посторонних.

Контрерас послушно пошел к выходу, Дик сурово посмотрел на меня.

– Раз уж ты допустила, чтобы этот старик меня оскорблял, не уверен, что захочу отвечать на твои вопросы.

– О, не принимай его слова близко к сердцу. Понимаешь, он как бы назначил себя моим отцом. Иногда допускает ляпы, но вовсе не намерен кого-нибудь поддеть... Я была поражена, увидев тебя в обществе Дитера Монкфиша.

– Мне известно, Вик, что ты не согласна с его взглядами, но это не означает, что он не имеет права на защиту.

– Что ты, что ты, – запротестовала я. – Уверена, ты абсолютно резонно так считаешь. И я уважаю твое желание представлять его интересы в суде. Но мне кажется, он не самый подходящий клиент для тебя...

Дик позволил себе осторожно улыбнуться.

– Разумеется, он не из тех, кого бы я мог пригласить в свой клуб. И думаю, до этого никогда не дойдет. Действительно – не тот клиент.

– Мне кажется, я определила, какого сорта этот клиент. Смотри. Вот ты – вершина адвокатской корпорации. И вот он – фанатик из паршивой организации, которая гроша ломаного не стоит. Ну и как же она может позволить себе такую роскошь, как услуги адвокатской конторы «Кроуфорд и К0»? Дик покровительственно улыбнулся:

– Не твое это дело, Вик. Даже у фанатиков есть друзья.

Он бросил взгляд на свои часы «Ролекс» и возвестил, что должен уезжать. Едва он удалился, ко мне приблизился мистер Контрерас.

– Прости за грубое выражение, золотце, но этот парень – хрен моржовый. Он ответил на твои вопросы?

– Не на все. И правда: хрен он моржовый и есть...

Мы подошли к моему «шеви» именно в тот момент, когда Дик демонстративно прошелестел мимо нас шинами своего спортивного «мерседеса»... Да, парень, ты многого добился... И дал понять: была бы я послушной девочкой, раскатывала бы сейчас в шикарном лимузине, а не тряслась в битой-перебитой обшарпанной «тачке»...

Я раскрыла дверцу и помогла старику усесться. Его несло от счастья, а я рассуждала трезво. Итак, это не Монкфиш потратился на дорогого адвоката, не свои деньги он платил. Хотя Дик был прав, не мое это дело. И тем не менее любопытство снедало меня.

Глава 16

Кто такая Розмари Химинез?

Следующая неделя была поглощена бешеной активностью. Я присоединилась к бригаде профессионалов-медиков, помогавших Лотти восстанавливать клинику. Пока те систематизировали истории болезней и составляли полный список наркотических лекарств, миссис Колтрейн и я занимались черновой работой: убирали осколки, расставляли кресла и стулья, обрабатывали столы в смотровом кабинете мощными дезинфектантами. В пятницу страховая компания прислала первоклассного стекольщика. Суббота прошла в общей уборке здания.

Тесса приехала в воскресенье, чтобы произвести малярные работы на высочайшем уровне. Группка ее сподвижников превратила приемную в подобие африканского оазиса – вельта, орнаментированного красивыми цветами и травами, а также изображениями антилоп, испуганно принюхивающихся к появившимся на горизонте львам. Смотровые кабинеты напоминали теперь подводные гроты, на стенах кувыркались разноцветные, дружески скалившиеся рыбешки.

Лотти открыла клинику во вторник, пригласив репортеров, чтобы те спросили пациентов: чувствуют ли они себя здесь в безопасности? Не гложет ли их тревога о детях, приведенных в то самое место, что недавно подверглось нападению?

Поднялась мексиканка.

– Без доктора Хершель у меня бы не было ребенка, – сказала она с сильным акцентом. – Она спасла мою жизнь, жизнь моего ребенка, когда ни один доктор не хотел меня лечить, потому что я не могу заплатить. Всегда я иду к ней.

Мое лицо горело. Доктор Пирвиц снял швы, когда мы открыли клинику. Щеку уже не саднило при улыбке или даже смехе, я вновь занялась бегом и плаванием, не опасаясь за швы.

Я продолжала встречаться с Питером Бургойном время от времени. Забавный и многознающий компаньон, он тем не менее так часто придавал значение мелочам, что это делало общение с ним трудным. Госпиталь «Дружба-5» проводил семинар по теме: «Лечение перемежающейся эмболии[8] околоплодного пузыря с участием всей предродовой бригады». Собственно, это была персональная выставка Бургойна, демонстрация успехов, достигнутых им в этой области, всего, чего он добился. Однако меня утомляло постоянное беспокойство о том, как будет отражен семинар на газетных страницах, окажется ли секретарша достаточно компетентна, чтобы представить грамотный отчет о методах, способах и анализах... Его по-прежнему грызло чувство беспокойства, связанное с Лотти и Консуэло, причем до такой степени, что я уже стала расценивать это как пунктик. И несмотря на всю благожелательность ко мне, заботу о моем здоровье и состоянии клиники Лотти, я виделась с ним через раз, если не реже. А звонил он часто.

Мой пыл расследования обстоятельств смерти Малькольма поостыл, да и результатов никаких не получалось... Как-то вечером я взяла у Лотти ключи и поехала к нему на квартиру. Там по-прежнему властвовал хаос, из которого я никак не могла извлечь никакой разгадки. Я вновь и вновь прослушивала ленту автоответчика, чудом уцелевшего при погроме. Несколько человек звонили Малькольму, но вешали трубку, не оставив какого-либо сообщения. Впрочем, это ведь часто бывает. Я покинула квартиру в подавленном настроении, не найдя никаких новых следов.

Детектив Роулингс специально задержал Серджио в субботу, чтобы тот посидел за решеткой, а не болтался на свободе, до тех пор, пока поздним воскресным вечером ему не найдут адвоката. По обвинению в нанесении тяжких телесных повреждений был назначен залог: пятьдесят тысяч долларов. Серджио с легкостью внес залог, и его отпустили до суда, который был назначен на 20 октября. Собственно, заседание этого суда могло длиться с бесконечными проволочками, пока я не смогу подтвердить свои показания. В противном случае Серджио оказывался на свободе. Роулингс сказал: пятеро «Львов», включая татуированного, готовы поклясться, что в ту злополучную ночь гуляли вместе с Серджио на свадьбе одного из дружков.

Я прикидывала, во что могла вылиться месть Серджио, а потому никогда не отлучалась из дома, не захватив револьвер. Но дни шли за днями без всяких происшествий, и я подумала, что Серджио решил затаиться до суда.

Я взяла еще одно «интервью» у Фабиано в баре Рустера, неподалеку от церкви Гроба Господня. Его лицо посвежело, лишь кое-где остатки синяков расплывались бледно-желтыми пятнами. Завсегдатаи бара сердечно приветствовали меня:

– Ага, Фабиано, вот и тетушка твоя вернулась!.. Когда он заявился сюда с «фонарями», мы подумали, что он тебя сильно обидел... Иди-ка сюда, тетушка, поцелуемся... Уж я-то тебе цену знаю, не то что этот дерьмак...

Я вывела Фабиано из бара, подошла к небесно-голубому «эльдорадо» и придирчиво его осмотрела.

– Слышала, что ты слишком быстро водишь машину и даже морду себе всю разбил? Но машина, как я вижу, в полном порядке. Должно быть, она покрепче, чем твоя харя!

Он бросил на меня убийственный взгляд.

– Ты же хорошо знаешь, сука, кто меня разукрасил. Но и ты выглядишь не лучше. Скажи этим мерзавцам Альварадо, чтобы оставили меня в покое, иначе тебя утопят, как котенка. В другой раз ты так легко не отделаешься.

– Послушай, Фабиано. Если хочешь избить меня, избей. Но не бегай жаловаться Серджио. Ты же становишься посмешищем. Итак: хочешь убить меня, давай. Здесь же. Голыми руками, без оружия.

Он кисло поглядел на меня, но промолчал.

– Ладно. Не хочешь драться. Хорошо. Нас двое сейчас – ты и я. Все, что мне от тебя нужно, – это информация. О том, имеют ли твои дружки «Львы» какое-нибудь отношение к смерти Треджьера.

По его лицу пробежала тревога.

– Эй, слушай, только это на меня не вешай. Не выйдет. Я там не был, ничего не видел.

– Но знаешь кто.

– Не знаю ничего. Мы блуждали вокруг до около минут пять. Я была убеждена, учитывая его тревогу и страх, что ему кое-что известно о смерти Треджьера. Но говорить он не собирается.

– О'кей, парень. Придется мне, наверное, пойти к детективу Роулингсу и заявить, что ты – соучастник убийства. Он тебя бросит в каталажку как очевидца и уж тогда-то ты запоешь...

Но и это не подействовало. Было что-то, чего он боялся больше, чем полиции. И не удивительно. Что полиция? Ну, подержит в подвале несколько суток, но ноги или череп не изуродует.

Фабиано не мог похвалиться физической силой. Я схватила его за ворот рубашки и с силой нашлепала по щекам – посмотреть, что будет. Но и это ничего не дало: он знал, что придушить его я не смогу. Я плюнула на все и отпустила его в бар. Он поплелся, бормоча неясные угрозы, что-то там о мести. Начхать мне было, но вот его альянс с Серджио...

Я остановилась у Шестого полицейского участка. Роулингс оказался на месте, и я рассказала о разговоре с Фабиано.

– Уверена, что щенок что-то знает о Малькольме, но слишком боится, чтобы даже намекнуть... И это все, чего я добилась за две недели. Не думаю, что мне вообще удастся узнать что-нибудь Новое.

Роулингс улыбнулся недоброй улыбкой.

– Это хорошая новость, Варшавски. Теперь я наконец-то могу целиком сосредоточиться на следствии, вместо того чтобы постоянно тревожиться из-за вас, где это вы там ползаете, за каким углом. Но я задержу Эрнандеза – посмотрю, сумею ли заставить его попотеть.

Тем вечером я ужинала с Лотти и сказала ей, что сделала все возможное, чтобы разузнать что-то о смерти Малькольма.

– Если не считать моих и Фабиано синяков и шишек, я бы сказала, что результаты отсутствуют. Очевидно, мне вскоре придется искать хорошего клиента-плательщика.

Она неохотно согласилась со мной и перевела разговор в другую плоскость – о ее усилиях в поисках достойной замены Малькольму. Когда она уходила от меня примерно в половине одиннадцатого, мистер Контрерас даже носа не высунул. Две спокойные недели убедили его в том, что наш бастион уже не подвергается опасности.

Меня все-таки грызло любопытство: где Дитер Монкфиш раздобыл деньги для оплаты адвокатских услуг Дика Ярборо? Я решила позвонить Фримэну Картеру – одному из партнеров той самой адвокатской конторы «Кроуфорд, Мид», который занимался в основном ведением не очень сложных криминальных дел. Я познакомилась с ним, когда была замужем за Диком, и убедилась, что он единственный партнер фирмы, не считавший, будто изменяет мир к лучшему только благодаря тому, что благосклонно снисходит до оказания ему юридической помощи. Учитывая ставки его гонораров, я прибегала к услугам Фримэна лишь в тех случаях, когда была убеждена, что в одиночку не одолею мадам Фемиду.

Фримэн, как всегда, сделал вид, что в восторге от моего звонка. Он пожелал узнать, не требуется ли мне помощь в драке с Серджио Родригезом, и заявил, что мне давно пора уяснить себе следующее: не звонить, если я хочу выведать у него, Фримэна, профессиональные тайны его партнеров.

– Эй, Фримэн! Если бы я всегда считала, что мне никто и ничего не расскажет, то давно бы уж была дома, залегла в постельку и надолго. Зато сейчас я подумываю: не попытаться ли сейчас? Он рассмеялся и попросил позвонить ему в том случае, если я откажусь от судебного преследования Серджио.

В четверг у меня появился вполне реальный клиент, бизнесмен: ему нужно было покончить с продажей наркотиков на его фабрике. Перед тем как отправиться туда, я решила еще раз попытать счастья в разгадке тайны Дитера Монкфиша. Адрес общества «Ик-Пифф» свидетельствовал, что оно располагалось рядом со скоростной автострадой в районе, мало привлекательном для поездки на автомобиле. Мне пришлось объезжать разверстые люки и завалы шлакобетонных блоков; наконец удалось припарковаться, правда, не доезжая целого квартала до искомого здания.

Было очевидно, что золотой дождь не осыпал лигу «Ик-Пифф». Ее штаб-квартира каким-то образом уцелела в ряду домов, обреченных на снос, и была похожа на елку, случайно забытую на лесоповале.

У подъезда торчали закоренелые алкаши, жмурясь от лучей августовского солнца. Я переступила через чьи-то ноги и вошла в вонючий подъезд.

Записка, аляповато приклеенная к стене холла, извещала, что головная организация общества располагается на третьем этаже. Среди других контор в здании располагались шоу-агентство, турагентство лилипутской африканской страны и телемаркетинговые фирмы. Лифт – миниатюрный ящик в стене – был заперт амбарным замком. Никто не встретился на пути, когда я поднималась на третий этаж. Вероятно, было еще рано для появления сотрудников фирмочки, занимавшейся вербовкой талантов шоу-бизнеса.

Слабый свет пробивался сквозь стеклянную панель дверей общества. Плакат с намалеванным на нем подобием человеческого зародыша сопровождался истерическим лозунгом: «Остановите руку убийцы...» Я ткнула кулаком в «зародыш», дверь подалась. Интерьер помещения представлял собой шаг вперед по сравнению с убожеством холла и лестницы. Дешевенькие металлические столы и ящики для досье; длинный заседательский стол, заваленный листовками: добровольцы могли ставить на них свои пламенные призывы. Кроме того, имелось довольно много телефонных аппаратов, очевидно, предназначенных для организационных связей с провинциальными отделениями. Основной же декорум составляли гигантские, во всю стену, плакаты, красочно клеймившие чудовищное Зло – аборты – и воспевавшие Добро – защиту женского плода.

Полная седовласая женщина вытирала пятно масляной краски на окне, когда я вошла в комнату. На женщине была синтетическая бежевая юбка, вздувшаяся пузырем на животе и открывавшая резинки трусов. На сильно опухшие ноги были надеты эластичные чулки и пластиковые сандалии. Я с невольным сочувствием представила себе, каково этой женщине ежедневно преодолевать три этажа.

Она без интереса скользнула по мне заплывшими жиром глазами и спросила, что я хочу.

– От администрации штата Иллинойс. Аудиторская проверка. – Издали я показала ей мою лицензию частного детектива. – Вы зарегистрированы как благотворительная, не приносящая дохода организация? Так? – Все это я произнесла резко и сухо.

– Да, – подтвердила незнакомка. – Так и есть.

Ее вязкий гнусавый говор выдавал обитательницу южной части Чикаго.

– Я должна просмотреть список ваших спонсоров. Возникли сомнения: не делятся ли они средствами с «Ик-Пифф», избегая таким образом уплаты налогов.

Я молилась, чтобы она не оказалась бухгалтершей. Произнесенная мною ахинея была бы вмиг разоблачена молоденьким студентом финансового колледжа.

Она горделиво выпрямилась:

– Нет, мы – настоящая благотворительная организация. А если вас послали сюда убийцы, чтобы досаждать нам, я немедленно позвоню в полицию.

– Да нет, нет, – увещевательно произнесла я. – Лично я восхищена вашим делом, великими целями. И мой визит не носит частного характера. Но что поделаешь: служба есть служба – четкое взимание налогов, проведение аудиторских проверок и так далее. Нe можем же мы допустить, чтобы ваши спонсоры злоупотребляли вами? Согласны со мной?

Она поплелась к столу, еле переставляя ноги.

– Но я все-таки позвоню мистеру Монкфишу. Ему не понравится, если я покажу наши бумаги посторонним лицам.

– Но я не посторонняя! – с колоссальной убедительностью отозвалась я. – Ваша же государственная служащая. И потом на это всего минута уйдет.

Тем не менее она крутила телефонный диск. Зажав трубку ладонью, дама переспросила:

– Как, вы сказали, вас зовут?

– Химинез, – ответила я. – Розмари Химинез.

К несчастью, мистер Монкфиш сразу же подошел к телефону. Дама обрисовала ему ситуацию и, перед тем как повесить трубку, с облегчением несколько раз кивнула.

– Если вы немного подождете, миссис, э-э, как ваше имя... Он скоро придет.

– А сколько ему на это потребуется времени?

– Не больше получаса.

Я озабоченно посмотрела на часы:

– У меня ровно в полдень свидание кое с кем из губернаторского окружения. Если мистер Монкфиш не появится здесь без четверти двенадцать, мне придется покинуть вас. Но поскольку я вернусь на службу, не имея нужной информации, мой босс может наложить арест на вашу документацию. Вам это будет не по душе? Так отчего же тогда не позволить мне, пока я жду, взглянуть на бумаги?

Она колебалась, и я в качестве прессинга как бы невзначай упомянула полицию, ФБР, вызовы в суд... Кончилось тем, что она, выдвинула ящик со спонсорскими карточками – их адресами – и разрешила присесть за стол. Документация, заполненная от руки, была в ужасающем беспорядке. Я решила просматривать карточки, начиная с дальнего конца ящика, в надежде наткнуться на гонорар, выплаченный персонально Дику, либо на крупную сумму, коей мог поживиться Монкфиш, но вскоре поняла, что трачу время впустую. Безнадежно. На это потребовались бы часы и часы, а у меня оставались считанные минуты... Хорошо еще, что сведения о спонсорах были разложены по алфавиту, но я понятия це имела, кого именно выбрать для изучения среди нескольких тысяч персон.

На всякий случай нашла Дика Ярборо, его адрес и телефон с припиской, тоже от руки, – «счета направлять непосредственно спонсору».

Я захлопнула ящик и встала.

– Боюсь, нам придется прислать сюда аудиторскую бригаду, мадам. Ваши бумаги, я позволю себе так выразиться, содержатся крайне неаккуратно.

Я перебросила сумку через плечо и направилась к выходу, правда, к несчастью, проделала все это чересчур медлительно. У самой двери на меня буквально натолкнулся Дитер Монкфиш, его горящие выпуклые глаза прожгли меня до костей.

– Это вы – девушка из администрации штата? – спросил он гнусавым баритоном: такой тембр никак не соответствовал его габаритам. Он неприятно оглушил меня.

– Не девушка. Женщина, – поправила я автоматически. – В ваших бумагах трудно разобраться. Поэтому, как я уже сказала вашей служащей, мы пришлем аудиторскую бригаду.

– Ваши документы! Кстати, Марджори, вы просили ее показать документы?

– Конечно, просила, мистер Монкфиш.

– Мы все это проделали, – умиротворяюще проговорила я. – А теперь мне пора идти. У меня обед с одним из высокопоставленных чиновников штата.

– И все-таки я хочу посмотреть на ваше удостоверение, миссис.

Стоя в дверях, он полностью меня блокировал. Я была в нерешительности. Он был выше ростом, но тщедушный. Однако Марджори могла вызвать полицию и, кто знает, чем бы все это кончилось... Я вынула из сумочки простую визитку и протянула ему.

– Ви. Ай. Варшавски. – Он нарочито исковеркал произношение. – Но где удостоверение, выданное штатом Иллинойс?

Я конфузливо взглянула на него:

– Боюсь, что я немного солгала, мистер Монкфиш. На самом деле я не государственная служащая. А дело вот в чем. – Я умоляюще простерла к нему руки. – Могу я на вас положиться? Я чувствую, что вы – как раз тот мужчина, который умеет по-настоящему оценить всю трудность женских проблем. Это подтверждает ваше редчайшее понимание женщины и невзгод, связанных со статусом нежеланного ребенка.

Он промолчал, но мне показалось, что его маниакальный накал несколько поостыл. Я вздохнула и продолжила, слегка заикаясь:

– Дело в моем муже. Бывшем муже, признаюсь. Он ушел от меня к другой женщине, бросил меня, когда я в последний раз забеременела. Настаивал на аборте, но я, конечно, отказалась. А он – очень богатый юрист! Двести долларов в час получает, каково? Но не тратит ни цента на благородную задачу – защиту детей. Мы нажили с ним пятерых очаровательных детишек. Но у меня нет денег, и он знает, что мне не под силу преследовать его по суду.

Все это я произнесла так душещипательно, что чуть сама не разревелась.

– Если вы пришли сюда за деньгами, молодая леди, я не могу вам помочь.

– Нет, нет, я не о том прошу. Но мой муж – Ричард Ярборо. Я знаю, что он представляет ваши интересы. Я и подумала, что если найду его счет, то смогу убедить заплатить мне хоть немного, чтобы прокормить маленькую Джессику, и Монику, и Фреда, и других...

– А почему ваша фамилия не Ярборо? – спросил он, сосредоточившись на наименее важной стороне мелодрамы.

– Когда он бросил меня, я вновь взяла отцовскую фамилию.

Его лицо выразило гамму неопределенных чувств. Как все фанатики, он мог рассуждать о событиях более или менее здраво, только если они касались его непосредственно.

Возможно, он уже был готов назвать мне какого-нибудь анонимного спонсора, но Марджори не удержалась от того, чтобы не внести свою лепту. Она подтащилась ко мне и взяла визитную карточку.

– А я думала, – проскрипела она, – что вас зовут как-то по-испански, нечто вроде Розмари Хим... что-то в этом духе...

Тут я дала слабину:

– Я... Мне... Мне не хотелось без лишней надобности раскрывать мое настоящее имя.

Глаза Монкфиша буквально выкатились из орбит. Я даже испугалась, что они выстрелят мне в лоб. Если Марджори не разобралась в названном мною имени, то уж Монкфиш великолепно разобрался. Розмари Химинез была первой погибшей в результате подпольного аборта, после того как власти штата срезали социальную помощь неимущим женщинам, и стала таким образом неким расхожим символом в схватке двух противоборствующих сил.

– Вы! Вы! Вы всего-навсего грязная защитница абортов!..

Звоните в полицию, Марджори. Она, наверное, что-нибудь тут украла.

Он схватил меня за запястье, пытаясь затащить в глубь комнаты. Я нарочито упиралась так, чтобы очутиться рядом с открытой дверью. Поровнявшись с ней, я вырвалась из его клешней и сбежала по лестнице.

Глава 17

Досье лиги «Ик-Пифф»

Все послеобеденное время я провела на картонной фабрике, выслушивая ужасающие истории о творившемся там подпольном наркобизнесе. Хозяин очень внимательно вник в план действий, предложенный мною: негласное наблюдение моими силами, подкрепленное участием доверенных лиц с самой фабрики. В таких акциях мне обычно помогают братья Стритер. У них и транспорт есть свой, и люди для наружного наблюдения. Хозяин отнесся к идее с энтузиазмом, каковой, впрочем, сильно поубавился, стоило мне объявить сумму гонорара: десять тысяч ежемесячно; он сказал, что обдумает все как следует за субботу. Я улыбнулась в душе: конечно, хотел сравнить прибыли и потери от операции.

Несмотря на то, что август уже вливался в сентябрь, было еще удушливо и жарко. Особенно если застрянешь в уличной пробке. Дома я переоделась, натянула купальник и отправилась на целый вечер к озеру.

В контору «Ик-Пифф» я поехала ближе к полуночи. Учитывая, что алкоголики становятся агрессивнее, когда собираются вместе, я не взяла с собой сумочку; револьвер засунула за пояс джинсов, а бумажник положила в наружный карман. Прошлой зимой я потеряла свой набор отмычек, но теперь у меня, была сделанная на заказ комбинация наиболее стандартных, часто употребляемых ключей и пластмассовая короткая линейка.

По дороге я раздумывала: почему для меня так важно знать, кто оплачивает счета Дика? И уж конечно во мне до сих пор кипела ярость оттого, что Монкфиш безнаказанно разгромил клинику Лотти. Впрочем, был бы мой расследовательский жар так силен, если бы Дитера защищал другой адвокат? Мне ненавистна мысль о том, что после стольких лет я все еще невольно страдаю от ощущения горечи и досады.

Я припарковалась далеко от конторы и оставшийся квартал прошла пешком. Негоже женщине находиться в этих местах после наступления темноты: в жаркую душную ночь вся нечисть выползает из щелей подышать. Разумеется, я была уверена, что смогу убежать от этих потерявших человеческий облик существ, а в крайнем случае пущу в ход оружие. И тем не менее облегченно вздохнула, когда невредимой добралась до лестницы в обители Монкфиша, если, конечно, не считать непристойных выкриков в мой адрес.

На лестнице было темно. Я включила крошечный фонарик. Шорох мягких шажков позади свидетельствовал, что крысы лакомились дневными объедками. На площадке второго этажа лежал навзничь мужчина. Его обильно вырвало. Блевотина стекала по ступенькам, и как я ни старалась, все-таки угодила в омерзительную лужу, перешагивая через неподвижное тело.

Несколько минут я постояла перед дверью Монкфиша, прислушиваясь: нет ли кого в конторе. Вряд ли там меня ожидала церемония встречи: никто, будучи в здравом рассудке, не стал бы ошиваться здесь в такое время во мраке. Хотя даже самый благожелательный поклонник Дитера, очевидно, не удержался бы от внесения ему иска за антисанитарию.

Я вытащила набор ключей и линейку. Не очень-то заботясь о тишине, стала возиться с замком, располагавшимся под плакатом с изображением человеческого зародыша. Спасаясь от соседей, Монкфиш поставил усиленный двойной замок, который долго не поддавался. Потребовалось десять минут на то, чтобы его открыть. Войдя в комнату, я зажгла верхний свет. Никто из встреченных мною на подходе к дому не вспомнит ни того, как я выгляжу, ни тем более того, когда это было.

Конверты с написанными от руки почтовыми кодами и адресами лежали кучками на столе. Зачем приобретать компьютер, если есть Марджори? Кстати, никакой компьютер в таком воровском месте и недели не простоит. Так что Марджори была плодом трогательной смекалки. Я раскрыла один из конвертов – взглянуть, каков боевой клич Монкфиша на неделю.

«Мельница абортов перестала махать крыльями!» – провозглашалось в одном тексте... «Группка смельчаков, посвятившая себя служению ЖИЗНИ, рисковала ею и была брошена в тюрьму за то, что пыталась уничтожить концлагерь СМЕРТИ, более чудовищный, чем Освенцим»...

Так Дитер романтизировал погром клиники Лотти. Меня чуть наизнанку не вывернуло. Большое было искушение присовокупить к моим ночным деяниям – взлому помещения и грабежу – еще и поджог.

В комнате трудно было спрятать что-либо надежно. Я нашла бухгалтерские книги и список спонсоров в верхнем ящике стола Марджори. Финансовая деятельность отражалась в довольно объемистых гроссбухах. Приходы и расходы. По крайней мере, хоть какая-то система. Но это только так казалось. Все было зафиксировано вперемешку. Например:

3.26. Приобретено крышек для ящиков на 21,13 долл.

3.28. Заплачено за телефон – 198,42 долл.

4.2. Получено почтовых переводов – 212, 15 долл.

И так далее.

Правда, сначала Марджори пыталась аккуратно заполнять графы, а потом поехало, что под руку попадется: «расходы» или «приходы» – все едино... Так, видно, было быстрей.

Я в задумчивости повертела авторучку. Да у меня десятки часов уйдут на дешифровку гроссбухов... А я и минуты не хотела оставаться здесь, вблизи алкашей и крыс. Разумеется, ксерокса в, конторе не было. У Монкфиша имелись мой адрес, телефон... Если я украду обе книги или хотя бы вырву несколько страниц, Дитер сразу догадается, где их искать. С другой стороны, раз уж я здесь...

Я взяла гроссбухи и поставила на них ящичек с карточками спонсоров. Затем заглянула в мой кошелек. Там была двадцатка одной бумажкой и семь однодолларовых купюр. Я зажала пять штук в кулаке, две положила в наружный карман, а двадцатку поместила поверх ящичка. С этим грузом, не выключив лампу и не закрыв дверь, я вышла на лестницу. Мой «друг» со второго этажа все еще был на месте. На этот раз мне с занятыми руками перешагнуть через него было еще трудней. Я задела его голову ногой, но он не проснулся.

Трое пьяниц сидели на полу в вестибюле. Они с подозрением посмотрели на меня, но не шевельнулись. Я разжала кулак, купюры высыпались, и тогда-то алкаши ринулись за ними.

– Эй, эй, братцы, они мои, – захныкала я. – Это я их нашла. Если вы, ребята, хотите подзаработать, так и зарабатывайте сами.

Я поставила груз у ног и сделала неловкое движение в попытке собрать долларовые бумажки. Один алкаш увидел деньги в карманчике и выхватил их.

– Ну же, парни! Миленькие! Отдайте. Там наверху их целая куча. Хотите взять? Идите берите сами.

При этих словах они замерли и уставились на меня.

– Ты что, их наверху достала? – спросил один, неопределенного возраста и, кажется, белый.

– Там офис наверху, – канючила я. – Они там свет оставили и все... А это я в ящике нашла. Там было больше, незапертые... А я не воровка, просто мне на бутылку надо...

Все еще глядя на меня с подозрением, они пошептались. Затем увидели ящик с картотекой.

– У нее там деньги! – объявил белый.

Не успел он опрокинуть или схватить ящик, я открыла его и показала содержимое.

– Ну, и какие же тут деньги?

– Ладно, забудь, – прохрипел он, одетый в необъятную шубу.

Его компаньоны потеснились, явно указывая мне на дверь. Иначе, мол, хуже будет. Я метнулась к выходу, когда они уже взбегали по лестнице, отпихивая друг друга локтями и сквернословя.

По дороге к автомобилю мне пришлось миновать двух спорщиков. Один носил элегантный костюм-тройку явно с чужого огромного плеча, на другом была безрукавка, кое-как заправленная в грязный комбинезон.

– А я тебе говорю, ни у кого нет такой силы удара, как у Билли Уильямса, – безапелляционно изрек Костюм, угрожающе сближая пасть с носом Комбинезона.

– Эй, мальчики! – крикнула я. – Там офис открыт, а в нем «бабки». Я их нашла, но те ребята меня прогнали.

Пришлось несколько раз повторить эту тираду, прежде чем до них дошло, в чем дело, и они бросились к конторе Монкфиша, а я устремилась к машине. Полицейские патрульные довольно часто навещают этот район, и мне ничуть не светило, чтобы меня тут подловили.

Забравшись в «шеви», я сбросила воняющие блевотиной кроссовки и ехала домой босая. При подъезде к дому увидела стоявший наискось от него автомобиль Питера. Мне стало неловко, я вспомнила, что мы должны были вместе поужинать. Монкфиш и поездка в его штаб-квартиру начисто вымели что-либо из головы.

Я вошла в вестибюль, надеясь встретить там Питера, но, не увидев его, начала взбираться по ступенькам на свой этаж. Дверь мистера Контрераса тотчас же отворилась.

– А вот и ты, моя куколка! Я вместо тебя развлекаю доктора.

Я вернулась и вошла в загроможденную мебелью квартиру соседа. Питер сидел в том же кресле, где сидела я, когда Контрерас отпаивал меня молоком, и пил граппу – виноградную водку, любимый напиток Контрераса.

– Привет, Вик. Я думал, что у нас назначено свидание. Твой сосед сжалился надо мной и пригласил на рюмочку граппы. И вот уже довольно долго мы обсуждаем роковую сущность женщин.

Он даже не приподнялся. Я так и не догадалась почему – то ли от злости на меня, то ли это был паралич, типичный эффект граппы.

– Ты прав, мы назначили свидание. Извини тысячу раз. Какая-то муха меня укусила: очень хотелось выяснить, откуда у Монкфиша деньги на выплату гонорара моему бывшему мужу-адвокату. И так увлеклась поисками, что забыла о наших планах...

Я предложила принести чего-нибудь поесть, но мистер Контрерас зажарил во дворе шашлык на ребрышках, и оба, Питер и он, были вполне этим удовлетворены.

– Ну и как? Добилась чего-нибудь? – вопросил Контрерас.

– Надеюсь. Вот бухгалтерские книги, мне пришлось сцепиться из-за них с алкашами. Что-нибудь я из этих гроссбухов обязательно выкопаю.

Питер пролил граппу на брюки.

– Ты что же, ограбила Монкфиша, Вик? Украла их у него?

Резкость его тона задела меня за живое.

– А ты что же, я не пойму, член легиона святош или чего-нибудь в этом духе? Я хочу узнать только одно: кто оплачивает чудовищные счета, предъявленные Диком? Монкфиш не скажет. Вот я и ищу, как могу. Потом верну им их гроссбухи. И пусть они и далее принадлежат этим чокнутым, я в их книгах ни одной записи не сотру, ни одной странички не вырву. Хотя есть огромное искушение – напустить на них аудиторов. Такого хаоса в финансовых бумагах мне видеть еще не приходилось...

– Но, Вик. Ты не должна была этого делать.

– Вызывай полицию. Или отведи меня завтра в церковь для покаяния.

Когда я выбегала из комнаты, Контрерас выговаривал Питеру с настоятельностью:

– Иди, немедленно проси у нее прощения. Она делает свое дело, а ты можешь испортить отношения из-за такого пустякового инцидента.

Вероятно, до Питера дошло, что это был мудрый совет. Он догнал меня у лестницы.

– Извини, Вик. Вовсе не хотел наводить критику. Видишь ли, просто я чуточку перебрал. Это документы? Дай-ка я их понесу, тяжелые же...

Он взял книги и потащился позади меня. Я отнесла вонючие кроссовки в кухню, обдала их кипятком и обсыпала стиральным порошком. И правда, была вне себя от злости. Надо же, он полез с критикой, а я не дала должного отпора. Никогда и никому не говорите, что добыли информацию незаконным путем. Ни к чему хорошему не приведет... Если бы во мне не боролось столько эмоций сразу: стресс, чувство вины, благодарность мистеру Контрерасу, раздражение, вызванное Диком, – я бы, конечно, ни одним словечком не обмолвилась, но поди знай, как оно обернется...

Питер примирительно приник пьяным поцелуем к моему уху.

– Ладно, Вик, хорошо... Четное скаутское слово даю, никогда больше нчего не скажу о твоих методах... О'кей?

– Да, да. О'кей.

Я разделалась с обувью. Теперь мои руки пахли порошком «Клорокс», не так противно, как блевотиной, но все равно отвратно. Я обмыла пальцы лимонным соком. Не Нина Риччи, но...

– Питер, – сказала я. – Никто не любит критику и меньше всего я. Особенно если это касается моей работы.

– Ты права. – Он немного протрезвел. – А я тебе говорил когда-нибудь, что я прямой потомок генерала Бургойна, который так здорово всыпал британцам под Саратогой? О, теперь я понимаю его чувства. Американцы использовали недостойные приемы, и вот в Бургойне взыграла этакая щепетильность. Прошу отнести мои выпады против грабежа именно на счет щепетильности. О'кей, генерал Вашингтон?

– О'кей. – Я не удержалась от смеха. – Забудем... Я есть хочу, сил никаких нет, а под руками – ничего. Ты в состоянии добраться до какой-нибудь ночной забегаловки? Он обнял меня.

– Конечно, доберусь. Идем. Может, кстати, на воздухе и голова прояснится.

Перед уходом я позвонила в отдел происшествий редакции «Геральд стар» и сказала, что орда пьяниц громит штаб-квартиру «Ик-Пифф». Мне показалось этого мало, и я выдала звонок в полицию. Не дежурному, а прямо в Главное управление.

Весьма довольная собой, я пошла с Питером – его слегка пошатывало – в закусочную, где хозяйка, миссис Биллей, сама печет торты. Я едва принялась за холодный помидорный суп, как Питер извинился и заявил, что ему надо позвонить по телефону. Он вернулся заметно встревоженный, когда я уже расплачивалась.

– Плохие новости на акушерском фронте?

– Да нет, так... Личные проблемы.

Его лицо наконец прояснилось, и он выговорил бодрее:

– Знаешь, у меня есть яхта на озере Пистаки. И озеро не большое, да и яхта невелика, однопарусная. Поплаваем на ней завтра? Весь день! Я свободен от дежурства, а визиты отменю.

Жара стояла такая, что перспектива провести денек за городом мне понравилась. А если картонная фабрика наймет меня, то вообще это будет мой последний свободный день. Мы вернулись домой в хорошем настроении. Мистер Контрерас конечно же высунул голову из своего обиталища, заслышав наши шаги.

– А-а, очень хорошо. Стало быть, ты ко мне прислушался, молодой человек. И не пожалеешь.

Питер вспыхнул. Я и сама немного смутилась. Мистер Контрерас торжественно наблюдал за нами, пока мы рука об руку шагали по лестнице, и закрыл свою дверь только тогда, когда мы исчезли из его поля зрения на площадке моего этажа. Нас разобрал приступ смеха. То был отчасти виноватый смех...

Глава 18

Прогулка на яхте

«Геральд стар» поместила изящную коротенькую заметку под заголовком «Вандалы громят офис „Ик-Пифф“. Я боялась, что ее задвинут на вторую полосу вместе с информацией о происшествиях, имевших место накануне, но газета дала так называемый свисток, то есть начало заметки с названием на видном месте первой страницы. Дитер Монкфиш свалил все на злодеев-детоубийц, мстивших за разгром клиники Лотти, однако полиция категорически заявила, что застала на месте преступления пятерых передравшихся вдрызг пьянчуг, живо описав, как они швыряли друг в друга ящики досье и порванные документы.

Им было предъявлено обвинение во взломе помещения, хулиганстве и вандализме. Заметка – любо-дорого почитать, хотя и скромных размеров. Более того, в ней, к счастью, не нашлось места для упоминания о некоей таинственной леди, послужившей наводчицей для взломщиков...

Газету я купила в ближайшем супермаркете вместе с кое-какой едой. А в это время Питер отсыпался после граппы. Он ввалился в кухню, когда я допивала вторую чашку кофе. В одних трусах и в моем халате, со слипающимися глазами, он молитвенно воздел руки и простонал:

– Кофе!

Я налила ему чашку.

– Надеюсь, что ваше самочувствие лучше, чем вид, генерал Бургойн. Отложим поездку на озеро?

– Нет, – прохрипел он. – Приду в себя. Только надо привыкнуть к мысли, что я не умер. Иисусе Христе, каким пойлом потчевал меня этот парень ночью?

Он зловеще насупился и замолчал, прихлебывая кофе и вздрагивая от отвращения при одном упоминании о еде. С сердечным сочувствием, характерным для убежденного трезвенника в присутствии друга, терзаемого муками похмелья, я уминала сандвич со швейцарским сыром, томатами, салатом и горчичкой. Питер никак не реагировал на новость о том, что «его» бейсбольная команда «Кабсы» наголову разбила врагов – «Смельчаков» – в Атланте с разгромным счетом, а потому я бросила его на кухне и пошла в гостиную – позвонить Лотти:

– Я прочитала утром, что контору Дитера разгромили, и он считает, что это месть за тебя. Хочешь дам тебе своих охранников? Пусть они пробудут у тебя на случай, если бандиты Дитера вернутся, чтобы повторить такой же погром. Согласна?

Она тоже прочла заметку.

– Не надо. Дай мне их телефон. Если кто-нибудь появится, я им тотчас же дам знать... А что тебе известно о налете на Монкфиша? Ты знаешь что-нибудь?

– Я, босс?! Никак нет! В газете сказано, что там застали пятерых алкашей, готовившихся к торжественному параду.

Я бросила взгляд на украденные мною досье. Питер водрузил их на номера «Уолл-стрит джорнэл», служившие скатертью на кофейном столике.

– Да, Вик, я умею читать. Но и тебя могу вычислить. Спасибо за звонок. Должна бежать. Пока!..

Скрестив ноги, я сидела на полу, держа ящик с картотекой на коленях. Судя по раздавшимся сзади звукам, Питер решил восстановить жизненно важные системы с помощью душа. Я начала с буквы «А». На глазок в досье насчитывалось не менее шести тысяч персоналий. Даже если просматривать штук десять в минуту, это займет часиков этак с десяток. Впрочем, это мое излюбленное занятие, и жаль, что феминистское движение не расцвело в то время, когда мой университетский диплом позволил бы мне стать секретаршей.

Я добралась до каких-то Эдны и Билла Аттвудов, жертвовавших ежегодно пятнадцать долларов в течение последних четырех лет. Но тут притащился Питер. Он был уже одет и приобрел более или менее человеческий вид, хотя вряд ли я доверила бы этому существу мои медицинские проблемы.

– Ну что, нашла что-нибудь интересное в досье? – спросил он.

– Я только приступила. И мне кажется, закончу эту работу в лучшем случае и при более подходящих обстоятельствах ко Дню благодарения.

– Слушай, бросай это занятие! Уже половина десятого, а мне еще домой надо заехать, переодеться, так что на озеро попадем лишь в полдень.

– Годится. Подождет картотека до завтра, никуда не денется...

Я вскочила на ноги в один прием, меня этому еще в детском саду научили, а ведь не всякий так сможет. Несмотря на то, что шрама уже почти не было, доктор Пирвиц не уставал вбивать мне в голову: я должна беречь лицо от яркого солнца еще несколько месяцев. Поэтому в моем гардеробе появилась шапочка для игры в гольф с огромным козырьком. Эта шапочка, белые джинсы, белая тенниска, купальник и, на случай прохлады, спортивная куртка – таков был мой туалет в то утро.

Питер вяло взглянул на меня:

– Этот жакет и зеленая шапочка? Ради Бога, Вик! Мне этого просто не вынести...

Он также возразил против моей оснастки револьвером. Я подумала, что он, в общем, прав. Зачем зря носить его на себе туда-сюда; ну что, скажите на милость, может случиться такое экстраординарное... Если Серджио и решил мстить, то прошло уже много времени, а это не по бандитским законам. Я взвесила револьвер на ладони и пошла на компромисс: согласилась запереть его в «бардачке» до конца путешествия.

Я вела автомобиль Питера до его дома в Баррингтон-Хиллз. У него был красивый коттедж, небольшой, комнат на восемь, но с огромным участком и даже ручейком. Птицы щебетали, воздух был чист, без примеси бензина. Я пришла к заключению, что действительно трудно все это бросить ради престижной практики в городе.

Собака Питера, золотой ретривер, пышно именовавшаяся принцессой Шахразадой и охотно отзывавшаяся на кличку Пеппи, радостно бросилась нам навстречу. У Питера имелась дозированная электронная самокормушка, а потому собака вряд ли могла пожаловаться на длительные исчезновения хозяина.

Я уже бывала тут, Пеппи почти так же радовалась мне, как и хозяину. Пока Питер переодевался, я играла с собакой во дворе. Через полчаса он появился в джинсах-«варенках», футболке и с портативным холодильничком.

– Уложи в него сыр и кое-что еще, – сказал Питер. – Ты не против, если Пеппи поедет с нами?

Даже и думать было нельзя, чтобы оставить собаку одну. Увидев, во что одет хозяин, она чуть с ума не сошла от радости, возбужденно лая, лупя хвостом по борту автомобиля, а когда дверца открылась, вскочила в машину и по-хозяйски в ней уселась.

Озеро Пистаки располагалось примерно километрах в тридцати к северу. Мы медленно катили по проселкам, роскошный горячий воздух позднего лета обволакивал нас ароматным блаженством. Пеппи нервно поскуливала, высунув морду в окно, а когда подъехали к озеру, резво выскочила и помчалась к воде.

Я шла к эллингам вслед за Питером. День был не воскресный, народу почти никого, так что озеро было в нашем полном распоряжении. Лодка Питера представляла собой парусную яхту с двухместной крытой каютой.

Мы провели восхитительный день на воде, купались, закусывали, забавлялись с Пеппи, которая делала вид, что собирается напасть на стаю уток. Город, Серджио, убитые и Дитер Монкфиш остались далеко-далеко... Подчас Питер впадал в некое подобие транса, мрачно молчал, но ни словом не обмолвился о том, что его тревожило.

С заходом солнца, около семи вечера, мы вернулись к эллингу. Он уже был полон всевозможного люда. Детишки радостно визжали, моторки испускали короткий рев и выхлопы бензина; Мы отъехали от озера и отыскали небольшой ресторанчик, не очень шикарный, где подавали посредственный бифштекс, а также ужасные квазифранцузские блюда с охлажденным красным «Ингленуком». Я выпила чуточку виски, а Питер удовольствовался пивом. Кусок бифштекса мы завернули для Пеппи и поехали к Питеру.

Пока он справлялся по телефону, как дела в госпитале, я по другой линии прослушала ленту моего автоответчика. Лотти просила меня позвонить ей.

С бьющимся сердцем я набрала ее номер: неужели на нее снова напали? И все из-за моей дурацкой выходки... Она отозвалась после первого же гудка со столь несвойственным ей остервенением:

– Вик!.. Нет, нет... С клиникой все в порядке, никто не врывался. Зато в полдень позвонил адвокат. Человек по имени Джеральд Рутковски. Он требует историю болезни Консуэло.

– Так. Это иск. Наверняка обвинение в небрежении к лечению пациента. Но кто подал иск? Кэрол знает?

– О да. – В голосе Лотти звучала горечь, подчеркнутая усилившимся венским акцентом. – Это Фабиано... Она думает, что он мстит за неприятности, причиненные ему тобой и братьями Консуэло. Вик! Проблема в том, что история ее болезни исчезла!

Я резонно возразила:

– Не может этого быть. На прошлой неделе мы привели в порядок все досье. Вероятно, ее бумаги попросту слиплись с чьими-то еще.

– Сначала и я так подумала. Миссис Колтрейн, Кэрол и я перерыли буквально все, рассортировали все документы. И ни одной строчки касательно Консуэло!

Мне было трудно воздержаться от скепсиса: ведь бумаги легко теряются в общей куче... Я так и сказала Лотти, пообещав заехать утром и самой заняться розыском. – Вик, повторяю: ее истории болезни нет в клинике, так же как нет истории болезни Фабиано, его матери. Моя единственная надежда, что ты вспомнишь, куда положила документы, когда занималась там делами на прошлой неделе. Конечно, я посмотрю в машине, поищу у себя дома. Но ведь это не иголка в стоге сена, это целая кипа бумаг. Не думаю, что могла их просто так взять, унести и не знать об этом. Если их нет, значит, кто-то из вандалов украл их...

Тогда, разбирая завалы, мы отделяли бумаги от битого стекла, дезинфицировали их специальным составом, вытаскивали каждую бумажку или записку из-под шкафов и отопительных радиаторов. Но ни разу не натолкнулись на порванный или нарочно изуродованный документ. Ничто не свидетельствовало о том, что кто-то уничтожил записи во время оголтелого разгула.

– Кому понадобилось красть бумаги Эрнандеза? – со значением спросила я. – А истории болезни других пациентов целы?

Оказалось, что Лотти чуть ли не с лупой просмотрела документы, но поскольку одних историй болезни в наличие чуть ли не две тысячи, трудно сказать, пропали ли чьи-нибудь еще.

Питер, зашедший на кухню, заговорил было о чем-то, но заметил, что я висела на телефоне. Услышав о пропаже нескольких досье, он забеспокоился. А я продолжала разговор с Лотти:

– Что тебе инкриминируют? Действие или бездействие?

– Иска пока нет. Им нужны истории болезней. Но это значит, что они собираются предъявить иск. Если, ознакомившись с бумагами, придут к заключению, что есть резонные основания, вот тогда они и выдвинут обвинение. Правда, не знаю какое. Очевидно, в комплексе: небрежное, недостаточное лечение в период беременности, а также отсутствие тщательного надзора за пребыванием и лечением Консуэло в «Дружбе-5». И если я не смогу предъявить документы, мне придется выкинуть белый флаг без боя. Представляю ликование прокурора-обвинителя.

Я тоже представила это. Примерно так: «А вот скажите-ка нам, доктор Хершель, вы действительно надеетесь, что присяжные поверят в то, что ваша память, не подкрепленная никакими документами, – о да, мы понимаем, что вы их, хм-хм, потеряли, – столь же надежна и адекватна, как свидетельство ученого эксперта, доктора Икс?..»

– Послушай, – сказала я, – эта дискуссия не для телефона. Я нахожусь сейчас в Баррингтоне, но могу подъехать к тебе около одиннадцати.

– Если ты подъедешь сегодня, я буду счастлива, Вик!

Я повесила трубку и повернулась к Питеру.

– У Лотти пропало несколько медицинских карт. Среди них – история болезни Консуэло. Похоже, что Фабиано Эрнандез собирается подавать на Лотти в суд. Обвинение в халатной небрежности при лечении... Скажи, а нет ли у тебя эпикриза Консуэло, отчета о ее пребывании в «Дружбе»? Как ты думаешь, можно ли снять копию и передать ее Лотти? Она попадет в ужасный судебный переплет, если не предъявит свои собственные записи. Но если в ее распоряжении будет хотя бы твой отчет о ходе лечения, то все-таки это лучше, чем ничего.

– Он подает на нее в суд? – гневно переспросил Питер. – Этот маленький мерзкий шакал? Да я позвоню Хамфрису. Мы же дали этому ублюдку деньги именно за молчание, с тем чтобы избежать судебных осложнений. Это – просто невероятно! Проклятый ублюдок!

– Да, да, все это как шило в заднице, нахальство какое! Но есть у тебя возможность снять копию ваших записей? Или нет? Я сейчас же еду к Лотти. И мне хотелось бы сказать ей что-то обнадеживающее.

Не ответив, он подошел к телефону. Поначалу я не поняла, кто такой Хамфрис, но когда Питер назвал его Аланом и извинился за поздний звонок, вспомнила. Алан Хамфрис, прилизанный обходительный администратор «Дружбы». Это он сунул Фабиано взятку, пять тысяч долларов подстраховки. Что же, возможно, Фабиано и не будет предъявлять претензий к клинике. Или он решил, что, хотя «эльдорадо» и лакомый кусочек, стоит вернуться к пирогу и заполучить еще один?

Питер бросил трубку на рычаг.

Насколько Алан в курсе дела, мы вышли из-под удара. Но раз доктор Хершель начинала лечение, то для нас будущее в тумане. До тех пор пока не предъявлен иск.

Мне очень захотелось съездить ему по носу.

– Ты способен хоть на минутку подумать о ком-нибудь, кроме себя? Я хочу знать: можешь ты достать копию для Лотти или нет? Ты хотя бы сказал об этом Хамфрису? Или по уши погружен только в свои треклятые заботы?

– Эй, Вик, легче на оборотах. В таких делах, как эти, берется ружье слоновьего калибра и выстреливает во всех, кто имел дело с пациентом. Извини, что в первую очередь я думаю о моем госпитале. Но ведь мы также уязвимы, как Лотти. Более того, юристы набросятся именно на нас, потому что у нас пахнет монетой. – Поколебавшись, он протянул мне руку. – Скажи, а ты сама способна проявить такое же беспокойство обо мне, как о Лотти?

– Я знакома с Лотти уже двадцать лет. Она мне заменила мать, а потом мы подружились, хотя это не то слово. Необыкновенно сблизились, если хочешь. Возможно, лет через двадцать я буду относиться к тебе так же.

Посмотрев на него, я поразилась: бледный, как смерть, глаза лихорадочно блестят.

– Надеюсь, Вик. Начнем отсчет времени с сегодняшнего дня.

Я поцеловала его.

– Ты выражаешься слишком трагично. А почему бы и не прожить этот срок? Я ничуть не настроена умирать по заказу и немедленно. Но сейчас я должна отправиться к Лотти, она во мне очень нуждается. Раз уж попросила приехать, зная, что для меня это дальний путь...

– О'кей, – неохотно отозвался он. – Я все понимаю. Все.

– А поищешь для нее копию?

– Ну, конечно. В понедельник. Езжай осторожнее.

Он поцеловал меня на прощание. Полагая, что мы опять едем на озеро, Пеппи радостно бежала за мной к машине. Я не пустила ее внутрь, и она высокомерным взглядом провожала меня до тех пор, пока я не скрылась из виду...

Глава 19

Ночной блюз на городской окраине

Кончилось тем, что я притащила Лотти снова в клинику, чтобы самой убедиться в пропаже досье. Это какая-то иррациональная маниакальная идея: если кто-то что-нибудь потерял, вы уверены, что сумеете это найти, что разини проворонили какое-то укромное местечко, а уж вы-то триумфально извлечете из него искомое... Я свернула ковры, еще раз проверила под радиаторами, обыскала каждый ящик, протрясла, держа на весу, все медицинские карточки, дабы убедиться в том, что бумаги Консуэло и семьи Эрнандеза случайно не оказались в чужих документах. После двухчасовых скрупулезных поисков я была вынуждена признать: досье исчезли.

– А что Малькольм наговорил после того, как наблюдал Консуэло в «Дружбе»? У тебя пленка сохранилась?

Она покачала головой.

– У меня ее и не было. Когда громили его квартиру, наверняка украли диктофон.

– Вот странно, почему именно диктофон? Ведь не унесли ни телевизор, ни факс.

– Ну, – пассивно отозвалась Лотти, – возможно, им телевизор оказался не по силам, тяжелый, старого образца. Он купил его у кого-то из профессоров. По правде говоря, будучи в шоке, я забыла про диктофон. Что, если поехать и посмотреть, вдруг он еще там.

– Почему бы и нет? Все равно мне сегодня не до сна, хотя и надо бы отоспаться...

Мы проехали с ней всего несколько километров до бывшей квартиры Малькольма. Даже эта шумная городская окраина стихает к: утру. По улице слонялись пьяницы; какой-то старик медленно выгуливал собаку, у обоих ревматические конечности. Никто не обратил на нас внимания, когда мы вошли в вестибюль и поднялись на второй этаж.

– Мне вообще придется заниматься этой квартирой, – сказала Лотти, вынимая ключи. – Арендную плату надо внести еще за месяц, потом, полагаю, придется очистить помещение. Не знаю, почему он назвал меня правопреемницей. Не очень-то я сильна в этих делах...

– Попроси Тессу, – предложила я. – Она решит: что оставить, а что выкинуть. Или просто открыть дверь настежь – все тотчас испарится!..

В квартире Малькольма твердо устоялся запах запущенного помещения. Как ни странно, этот запах и слои пыли превращали хаос в нечто более или менее терпимое, сносное. Теперь это был уже не жилой дом, но развалины, остов затонувшего корабля, еле различимый на глубине.

Обычно пышущая энергией и задором, Лотти безвольно стояла в дверях, пока я занималась поисками. Слишком много на нее ударов обрушилось: гибель Консуэло и Малькольма, погром в клинике, а теперь еще и грядущие обвинения. Если бы эти события не были столь разнородны, я могла бы подумать, что кто-то специально подстраивал гадости из-за гнева на Лотти; возможно, Монкфиш: сумасшедший-то сумасшедший, но выбирал он самые болезненные точки, с тем чтобы Лотти удалилась от дел... Я присела на корточки и тщательно взвесила все обстоятельства. Выходило, что Фабиано заключил пакт с Монкфишем, но в это было трудно поверить. Или Монкфиш нанял крутых парней, чтобы сокрушить Малькольма, но это тоже мало вероятно и смехотворно. Я встала.

– Нет здесь диктофона, Лотти. Или он уже в ломбарде, или Малькольм оставил его в машине. Будь у нас ключи, мы бы проверили.

– Разумеется. Но, знаешь, у меня голова уже раскалывается. А ведь мы первым делом должны были бы посмотреть в машине, он всегда там наговаривал на пленку то, что не успевал записать в клинике.

Улица была освещена скверно, мы брели медленно, разглядывая все автомобили. Ревматик с собакой уже ушел домой, да и пьяницы убрались – проспаться; правда, под одним фонарем ссорилась супружеская чета. Неподалеку от них стоял автомобиль Малькольма, разбитый, проржавевший насквозь. Он так вписывался в местный колорит, что никому не пришло в голову раскурочить его – колеса на месте, стекла целы, багажник не взломан.

Я открыла водительскую дверцу. Лампочка не горела, поэтому я включила свой фонарик. На сиденье и в «бардачке» было пусто. Я залезла под сиденье, нащупала кожаный футлярчик и вынула из него диктофон. Мы отправились к моей машине. Лотти взяла диктофон, вскрыла.

– Пусто! Он использовал пленку для чего-то еще.

– Или она была в квартире, и убийцы украли ее. Так же как и все стереозаписи.

Мы были так измождены, что говорили с трудом. Пока ехали домой, Лотти сидела, сгорбившись, в уголке, закрыв лицо руками. Столько лет я ее знала, но ни разу не видела в таком то ли угнетенном, то ли летаргическом состоянии: ни думать о чем-либо, ни пальцем шевельнуть не могла...

Было почти четыре утра, когда мы приехали к ней домой. Я помогла подняться по лестнице, согрела молока и добавила добрую порцию коньяка, единственное, что она держит из спиртного. Лотти была настолько подавлена, что выпила не протестуя.

– Позвоню в клинику, – заявила я, – сообщу, что ты придешь позже, чем обычно. Сейчас тебе нужен сон как ничто другое.

Она тупо посмотрела на меня.

– Да, наверное, ты права, Вик. Да и тебе нужно поспать. Извини, что украла у тебя эту ночь. Приляг где-нибудь, я отключу телефоны.

Я забралась под тонкие, благоухающие лавандой одеяла. Кости мои болели, я рассыпалась на куски. Сумбурные происшествия суток прокручивались в моем мозгу. Монкфиш. Гонорар Дика. Досье «Ик-Пифф». Где пленка Малькольма? Досье Консуэло?

Они были у беби, она сидела-на высоких дюнах озера Мичиган и держала папку из манильской бумаги в хрупких розовых пальцах. Я старалась взобраться к ней, но всякий раз сползала вниз. Взмыленная, изнемогающая от жажды, я кое-как поднялась на ноги. Увидела, что к беби сзади подкрадывается Питер Бургойн. Он вцепился в папку, попытался вырвать ее, но хватка у беби была что надо. Он оставил папку в покое и принялся душить девочку. Она не произнесла ни звука, но смотрела на меня умоляющими глазами...

Я проснулась вся в поту, задыхаясь, не зная, где нахожусь. Убедившись, что не в своей постели, я запаниковала, но тут в памяти всплыли вчерашние события. Ах да, ведь я же у Лотти... Будильник не был заведен, я глянула на мои часики: семь тридцать.

Вновь легла, постаралась расслабиться, не удалось. Встала с кровати, приняла холодный душ. Приоткрыла дверь спальни, Лотти еще спала. Тихонько закрыла дверь и покинула квартиру. Я сразу же почувствовала недоброе, едва начала подниматься по ступенькам к моему жилищу. Везде были разбросаны бумаги, и на площадке второго этажа виднелось нечто похожее на сгусток крови. Недолго думая, я выхватила револьвер и взбежала наверх. У дверей моей квартиры лежал мистер Контрерас. Дверь скорее всего прорубили топором. Я убедилась, что в квартире никого нет, и, вернувшись к соседу, встала на колени. Так. Череп раскроен, но кровь на ране запеклась. Контрерас дышал часто, прерывисто. Жив! Я тут же позвонила в «Скорую» и в полицию, затем вынесла одеяла и закутала старика. Осторожно пощупала рану, слава Богу, не очень глубокая, сильный ушиб. Знаменитый шланг валялся в двух шагах...

Первыми приехали пожарные[9] – молодой человек и женщина средних лет, оба в темно-синих халатах, мускулистые и неразговорчивые. Выслушали меня, укладывая Контрераса на носилки. Через минуту они уже несли старика к машине. Я подержала для них дверь, они поместили носилки в фургон и повезли раненого в «Бет Изрейэль».

Минуты через две с воем и визгом примчались две «бело-голубые». Трое полицейских в форме выскочили из машин; один остался у рации. Я вышла, поздоровалась и назвала себя:

– Я – Ви. Ай. Варшавски. Это мою квартиру взломали.

Один из полицейских, пожилой полноватый негр, на ходу записывал мою фамилию, пока двое других бежали к квартире.

Я подверглась рутинному допросу: во сколько приехала домой, где была ночью, пропало ли что-нибудь в доме?

– Не знаю. Я только что вернулась. Мой сосед лежал без сознания у двери, поэтому меня куда больше встревожило его состояние, чем какие-то паршивые шмотки...

Мой голос срывался. Гнев, шок доконали меня, я никак не могла свыкнуться с мыслью о взломе и ране, нанесенной мистеру Контрерасу.

Самый молоденький из полицейских пожелал узнать, кто такой Контрерас.

– Ваш любовник?

– Думайте головой, а не чем-нибудь еще, – отрезала я. – Ему скоро семьдесят. Он машинист, на пенсии, но до сих пор мнитсебя этаким крепышом, каким был лет сорок назад. Кроме того, он сам назначил себя моим отцом. Живет на первом этаже и вся кий раз при моем приходе выпрыгивает взглянуть, все ли со мной в порядке. Без сомнения, он погнался за кем-то, кто ворвался в дом, пытаясь огреть его шлангом. Старый дуралей...

К ужасу моему, глаза наполнились слезами. Я глубоко вздохнула и приготовилась отвечать на следующий вопрос:

– Он ждал кого-нибудь конкретно?

– Видите ли, недели две назад у меня была ссора с Серджио Родригезом, одним из «Львов». Детектив Роулингс из Шестого участка в курсе этого дела. И мистер Контрерас, видимо, решил устроить засаду и посмотреть, не нагрянут ли они ночью. А ведь я твердила ему: едва заслышав что-либо, сейчас же звоните в полицию... Сдается мне, он чересчур возомнил себя героем.

Тут они набросились на меня с расспросами о Серджио. Я поведала им ставшую стандартной историю наших отношений. Один из полицейских радировал коллеге, оставшемуся на улице, и попросил его доложить Роулингсу. Пока они составляли протокол и ждали прибытия Роулингса, я расхаживала по квартире, оценивая размеры катастрофы. Телевизор и стереосистема были не тронуты, но все мои книги, пластинки и бумаги кучами валялись на полу.

Кое-каких мелочей я не досчиталась, но главный предмет моих забот – мамины бокалы – стояли целехоньки в посудном шкафу. Крохотный сейф не был взломан, а в нем находились бриллиантовые серьги и подвески. Мне и в голову никогда не приходило – носить столь деликатные ювелирные изделия, но я ни за что не рассталась бы с ними. Кто знает, вдруг у меня будет дочь... Случались вещи и покурьезней.

– Ничего не трогайте! – предупредил молоденький полицейский.

– Нет, нет, не буду.

Конечно, проформа... Если ежегодно приходится расследовать девятьсот убийств, а также кровавые побоища, насилия и грабежи, у банального взлома нет приоритета. И тем не менее все делали вид, что в таких случаях снятие отпечатков пальцев приведет к результатам....

Единственное, к чему я жаждала незаметно прикоснуться, были гроссбухи «Ик-Пифф». Я прошла как бы невзначай в гостиную, бросить на них взгляд исподтишка, и тут же сообразила, что именно было не так. Мой кофейный столик обычно завален старыми номерами «Уолл-стрит джорнэл», корреспонденцией, ответить на которую у меня вечно не оставалось времени, всякими мелкими безделушками. Питер положил гроссбухи на кипу журналов. Уезжая сегодня утром, я поставила картотеку поверх всего. И вот теперь исчезли не только бухгалтерские книги и ящик с картотекой. Унесли все бумаги: журналы, почту, даже пару рваных напяточников, которые я собиралась выбросить вместе с прочим хламом.

– Что-нибудь не так? – спросил брюхастый чернокожий полицейский. – Здесь что-либо пропало?

Не смела я об этом говорить. Не смела даже сказать, что старые журналы и те украдены. Потому что, если кто-нибудь крадет ваши старые журналы, это значит: этот кто-то полагает, что в них нечто спрятано...

Право, еще не знаю, офицер. Думаю, что настоящая атака только началась...

Глава 20

Родственные узы

Роулингс появился около девяти, привезя бригаду следователей. Он расспросил полицейских, отпустил их и прошел в гостиную. Я села на кушетку.

– Так-так-так, мисс Ви. Никогда не думал, что домашнее хозяйство и содержание помещения в порядке является вашей сильной стороной. Но чтобы до такой степени!.. Нечто особенное.

– Благодарю, детектив Роулингс. Я устроила это специально для вас.

– Вижу, вижу.

Он прошел к стеллажу, где я хранила пластинки и книги. Теперь они валялись на полу, диски вынуты из альбомов, на каждом шагу растрепанные книжки... Он взял наугад два тома.

– Примо Леви? Это еще что за имя – итальянец? Вы читаете по-итальянски?

– Да. Кстати, полицейский предупредил: ничего не трогать до прибытия бригады.

– Ага. Но вас вдруг одолела напасть навести в доме порядок и чистоту. Я вас понимаю. И кстати, мои отпечатки пальцев есть в досье. Так же как и ваши. И теперь детективы бросят все дела и накинутся на изучение вашей пыли, чтобы отделить наши отпечатки от отпечатков пальцев взломщиков. Чудесно. Вопрос: что искали взломщики?

– Убейте, не знаю, – покачала я головой. – Сижу сейчас без работы. Ничем не занимаюсь. Нет причины искать у меня хоть что-нибудь.

– Ну конечно! Это так же достоверно, как я – король Греции... Пропало что-нибудь?

– Ну, я еще не успела пересчитать все книги. Поэтому не знаю, сохранились ли драгоценные романы «Маленькая леди» и «Красавица негритянка». Еще мама подарила мне их на день рождения, когда мне исполнилось девять лет. И мое сердце будет разбито, если кто-нибудь их украл. А мои любимые диски «Озари дивным светом мой путь» и «Поездка в аббатство». Мысль о том, что их тоже похитили, ненавистна мне.

– И все-таки: кто мог подумать, что вы что-то прячете, а детка?

– Вы к кому это обращаетесь? – Я оглянулась.

– К вам, мисс Ви.

– Нет, не ко мне. Я вам не детка!

Он чопорно поклонился:

– Ох, извините меня, миледи Варшавски. Мадам! Позвольте перефразировать: кто все-таки мог подозревать, что вы здесь прячете нечто?

Я пожала плечами:

– Сама бьюсь над этим вопросом с того момента, когда застала квартиру в таком виде. Думаю, это Серджио. Пару дней назад я виделась с Фабиано. Он что-то знает, но молчит. Я так довела его расспросами, что он даже разрыдался. А вчера подрядил какого-то стряпчего предъявить иск доктору Хершель по обвинению в халатности. Вот я и провела целую ночь с Лотти, стараясь ее чуточку приободрить. Возможно, «Львы» решили отомстить за его мужскую неполноценность и явились сюда поразмять мускулы.

Роулингс вынул сигару из внутреннего кармана пиджака.

– Да, – сказала я, – возражаю против вашего курения здесь. И это, кстати, уложило бы наповал всю вашу бригаду.

Он с невыразимой тоской посмотрел на сигару и спрятал ее.

– Это не вы так жестоко избили малютку Фабиано?

– Не так уж и жестоко. А что, он всем рассказывает, что это я?

– Никому он ничего не рассказывает. Но мы видели его в синяках после похорон жены. И слышали, что он попал в автомобильную аварию. Хотя, на мой взгляд, это автомобиль попал в аварию, ударившись о его голову.

– Честно, детектив, это не я. Тоже сомневалась, но, по моим сведениям, он ударился физиономией о ветровое стекло.

– Итак, сестренка, – тьфу, извините, мадам, – давайте помолимся о скорейшем выздоровлении вашего соседа. И если это был Серджио, то у нас есть шанс прижать его к ногтю.

Я с ним согласилась, не потому что хотела, чтобы Серджио сцапали. Бедный мистер Контрерас... Всего два дня минуло, как у него сняли те швы. А теперь еще и это. Я помолилась, чтобы его голова оказалась так же крепка, как он всегда хвастался.

После того как бригада разделалась со всеми формальностями, я подписала множество всяческих протоколов и форм, потом позвонила смотрителю дома и попросила прислать ремонтников починить дверь.

Я также хотела набрать номер Лотти, но у нее и своих забот было по горло, ей не до меня... Я бесцельно бродила по квартире. Нельзя сказать, что ущерб был непоправимый. Несколько струн в пианино порвано, но сам инструмент уцелел. Разбросанные вещи было нетрудно собрать и поставить на свои места. Не как у Малькольма, там все было разнесено на куски. И тем не менее это оголтелый, бешеный налет. Противно! А если бы я оказалась дома... Треск взломанной двери разбудил бы меня, и, вероятно, я бы кого-нибудь подстрелила. Да, худо, что меня тут не было...

Я легла, не в силах заниматься уборкой. Форс-мажорные события последних дней вымотали меня вконец. Какие уж тут занятия по дому... Заснуть я тоже не могла, голова раскалывалась от мыслей. Допустим, старина Монкфиш обнаружил пропажу досье. И вообразил – как он уже сказал газетчикам, – что это дело рук злокозненных поборников аборта. Он нанял кого-то, допустим, тех молодчиков, которых я видела у клиники Лотти, чтобы они ворвались ко мне, устроили погром и забрали досье, под видом банального ограбления.

Это казалось весьма вероятным, даже реальным. Но кто мог догадаться, что бумаги у меня? Не Монкфиш. В любом случае он не знал наверняка. Единственным, кто знал точно, был Питер Бургойн.

Кому он звонил из закусочной? Сказал, что это было нечто личное. Ладно. Но он увез меня на целый день из города! И если связан с этим происшествием, то почему? И кого он мог задействовать с ходу?

Я кружила, кружила, как исступленная; шрамики на лице вновь стали пощипывать от мышечного напряжения... Конечно, я могла бы позвонить ему. Еще лучше – встретиться. По телефону он может вывернуться, но вот лицо у него настолько выразительное, что тет-а-тет я сразу бы смекнула: лжет или нет.

Можно было позвонить Дику. Узнать, есть ли причины у «Дружбы» или Питера бояться, что документы «Ик-Пифф» находятся у меня. Весьма вероятен факт, что Дик представляет интересы «Дружбы». Но что им так уж заботиться о несчастном дурачке Дитере? Впрочем, ясно, какой прием устроил бы мне Дик, обратись я к нему с расспросами.

Итак, действовать – девиз каждого сыщика. Я встала и позвонила Питеру домой. Мне показалось, что его голос звучал обеспокоенно.

– У тебя все в порядке?

– В порядке. А почему ты спрашиваешь? – осведомилась я несколько агрессивно.

– Мне кажется, ты возбуждена. Что-нибудь случилось с Хершель? Иск?

– Пока ничего. Могу ли я приехать сегодня в Баррингтон и забрать у тебя для нее копию истории болезни Консуэло?

– Вик, дорогая, я ведь уже сказал тебе, что займусь этим в понедельник. Даже если мне удастся уладить это с госпиталем сегодня, все равно за уик-энд Лотти не управится ни с чем.

Я попыталась назначить свидание на субботу, но он сказал, что зверски занят с конференцией, даже отгул взял в пятницу, ведь больше свободного времени у него не будет всю неделю.

– Ну, так и быть, – сказала я, – только не забудь о копии для Лотти. Понимаю, это не так важно, как твоя конференция и репутация, но для нее это жизненно необходимо.

– Ох, ради всего святого, Вик. Мне кажется, мы все уже обговорили прошлой ночью. Займусь этим делом в первую очередь в понедельник утром.

Он резко бросил трубку на рычаг.

Внезапно я ощутила неловкость и устыдилась своей подозрительности, чрезмерной прямоты и беспардонности, хотела даже перезвонить и извиниться. Потом подумала: раз уж нет настроения заняться уборкой и не спится, не лучше ли поехать в «Бет Изрейэль» – навестить соседа.

Я уже одевалась, когда позвонил Дик: просто телепатия какая-то. Сотни лет назад, когда мы только познакомились, такой звонок вызвал бы трепет в моем сердце: А теперь меня едва не стошнило.

– Дик? Вот это сюрприз! Стефания знает, что ты звонишь мне?

– Проклятье, Вик. Ее зовут Терри. Могу поспорить, ты нарочно зовешь ее Стефанией, чтобы разозлить меня.

– Нет, нет, Дик. У меня и в мыслях такого никогда не бывало и не будет. Злить тебя! Ха... Что ты от меня хочешь? Не задержалась ли я с выплатой тебе алиментов?

Он раздраженно ответил:

– Офис моего клиента разбили вдребезги двое суток тому назад.

– Какого клиента? У тебя, что, теперь один только остался?

– Дитер Монкфиш, – выпалил он. – Полиция утверждает, что к нему ворвались местные алкаши. Но дверь не была взломана, ее открыли отмычкой.

– А вдруг он просто забыл ее запереть. Такое с людьми бывает, ты же знаешь.

Он проигнорировал мой полезный совет.

– У него пропали кое-какие вещи. Картотека с именами спонсоров и бухгалтерские книги. Он сказал, что ты была у него в четверг, интересовалась этими документами, однако он тебя выгнал. Он думает, что сейчас они находятся у тебя.

– А ты считаешь, что это я открыла дверь отмычкой? Скажу тебе: нет у меня ничего, принадлежащего Дитеру Монкфишу. Даже его мозгов, которые у него набекрень. Клянусь девичьей честью. Ручаюсь головой, что, если ты обзаведешься ордером на обыск и прочещешь помещения, как мое, так и моих друзей, ты и клочка бумаги от документов Дитера или его чокнутых дружков не сыщешь. Понял?

– Ну, может быть, и так, – зло сказал он, не зная, верить мне или нет.

– А теперь, раз уж ты мне позвонил и, в сущности, обвинил в грабеже, что само по себе оскорбительно и преступно, позволь и мне спросить: кто из твоих клиентов оплачивает счета Монкфиша?

Он швырнул трубку. Его манеры настолько «оригинальны» и отличаются таким «вкусом», что диву даешься, как его могла взять партнером фирма, столь ревниво относящаяся к своей репутации.

Я отправилась в «Бет Изрейэль». Полиция не позаботилась снабдить Контрераса охраной. Они посчитали, что он застал взломщиков на месте преступления и угодил под горячую руку. Никто, дескать, не пытался уничтожить именно его. Оспаривать это было трудно, но я подумала, что уж лучше бы с ним кто-нибудь был рядом до тех пор, пока он не придет в себя и не опознает мародеров.

В клинике мне сказали, что он еще без сознания лежит в реанимации, но его жизнь вне опасности. Дежурный ординатор пояснил, что рана неглубокая: больной может прийти в себя в любую минуту, а может остаться в бессознательном состоянии еще некоторое время... Нет, видеть его нельзя: в этот блок пускают лишь близких родственников, по одному, да и то с двухчасовым интервалом.

Сколько раз я горячо доказывала Лотти, что такая практика порочна. Что больной нуждается в присутствии близких, особенно в тяжелые минуты. Аппаратура спасет твое тело, а не дух. Но уж раз я упрямицу Лотти не переспорила, куда уж там было тягаться с ординатором. Все они строго придерживались установленных медициной правил. Кончилось тем, что ординатор просто-напросто ушел из посетительской, тем самым оборвав дискуссию.

Я тоже собралась отбыть, когда вошла перегруженная косметикой женщина лет сорока. Ей бы скинуть килограммов десять лишнего веса – она напоминала раздувшуюся резиновую куклу. В ее фарватере неохотно плыли двое мальчишек, одному лет двенадцать, другому около десяти. На них были хорошо выстиранные джинсы и белые рубашечки для торжественных случаев.

– Я – миссис Маркано, – заявила дама с сильным акцентом. – Где мой отец?

Ну ясно: дочь мистера Контрераса – Рути. Сколько раз я слышала ее пронзительный голос, долетавший с первого этажа, но встретилась с ней впервые.

– Он там. – Я показала на сестринскую палату, примыкавшую к блоку интенсивной терапии. – Дежурная вызовет вам врача.

– А вы кто? – спросила она.

Большие карие глаза мистера Контрераса были пересажены на лицо леди, но в них не было свойственной старику теплоты.

– Ви. Ай. Варшавски, его соседка с верхнего этажа. Это я нашла его утром.

– Ясно, вы та самая, которая втравила его во все эти ужасные передряги. Хм, я должна была бы сразу это понять. Это из-за вас ему голову разбили две недели назад? И вам этого показалось мало? Надо было постараться, чтобы его вообще укокошили! Так?

– Ма, пожалуйста, не надо, – сказал старший из мальчиков; его одолевала неловкость, которую только подростки испытывают при виде родителей, устраивающих дурацкие сцены на людях. – Она вовсе не старалась убить дедушку. Детектив сказал, что она спасла ему жизнь. Ты же знаешь, он так и сказал.

– И ты, ты веришь легавому, а не мне?!

Впрочем; она тотчас повернула борт фрегата с пушками ко мне:

– Он же старый человек! Он должен жить у меня. У нас такой славный дом. В спокойном районе. Не то что в вашем Шанхае, на севере. Там, где на него нападают, высунь он только нос наружу...

И я его единственная дочь! Но он мотается за вами по пятам, как послушная овечка. Всякий раз я от него только и слышу: мисс Варшавски – то, мисс Варшавски – другое. Да я взорваться от злости готова, когда слышу ваше имя... Ну, ладно, говорю, если уж ты ее так любишь, женись на ней! Вот что я ему говорю. Можно подумать, что семьи у него нет. И мой Джо, и я ему уже не подходим? А подходит эта юристка с высшим образованием? Та-ак. И мама ему тоже не подходила!

Старший сын напрасно повторял: «Ма, не надо». И он, и его брат держались поодаль, на лицах – нескрываемое сомнение во всем. Такой вид частенько бывает у посетителей в больнице.

Я была смята ее словоизвержением. Факт, она унаследовала – у папаши его ораторские наклонности.

– Меня к нему не пускают, – сказала я. – Но если вы скажете, что вы его дочь, сестры позовут ординатора, и он вас проведет. Пока. Было очень приятно познакомиться... Я сбежала из клиники, чуть ли не улыбаясь, но Рути выразила словами чувство вины, которое я испытывала. Ну почему, проклятье, старина лез не в свое дело? Зачем потащился наверх? Чтобы там ему череп раскроили?... Его ранили при попытке защитить меня. Прекрасно! Но это означало, что теперь-то я непременно должна найти громил. Стало быть, соревноваться с полицией на том поле, где у нее были все преимущества. Правда, они ничего не знали о досье. И мне? надлежало выяснить, кто же платит моему бывшему мужу.

Если бы меня не знали в его конторе, я могла бы устроиться там секретаршей. И речи нет о том, чтобы выудить что-либо у сотрудников. Начни я копать, сейчас же будет доложено Дику...

Моя квартира выглядела ужасающе, беспросветно, невыносимо. Это был не просто разгром. Без мистера Контрераса дом вообще казался безжизненным. Я постояла у окна. Юные корейцы играли в мяч, лихо гоняя его прямо по помидорным кустикам, благо хозяина не было. Я взяла доски, вырубленные из моей двери, и отнесла их в садик. Под немигающим взглядом мальчишек соорудила импровизированный заборчик вокруг кустиков.

– Больше здесь не играйте, ребята. Поняли?

Те молча кивнули. Я поднялась к себе, чувствуя себя значительно лучше, все-таки что-то сделала, хоть какой-то внесла порядок. И снова погрузилась в размышления...

Глава 21

Прочно связанные

Мистер Контрерас пришел в сознание к вечеру в воскресенье. Поскольку его оставили в реанимационном отделении еще на сутки, я не смогла с ним повидаться. Мне сказали, что он почти ничего не помнит из того, что произошло. Ему вспомнился лишь привычный вечерний уклад: как он готовил ужин, читал газету – результаты гонок, – но хоть его застрели, в памяти – никаких подробностей о происшедшем на лестнице. Не помнил даже, как бежал по ступенькам к моей квартире.

Ни Лотти, ни психоневролог, осмотревший Контрераса, не дали полиции обнадеживающие сведения: не осталось надежды на то, что он вообще когда-нибудь опознает налетчиков. Такое случается, когда резко травмирующий сознание эпизод блокирует кусочек памяти, – временная амнезия. Детектив Роулингс, на которого я наткнулась в клинике, был обескуражен. А я благодарила небо за то, что Контрерас остался жив.

В понедельник утром мой клиент с картонной фабрики решил наконец согласиться с предъявленным мною тарифом. Кто-то из рабочих въехал бульдозером прямо в стену одного из цехов и сокрушил ее, причинив ущерб на сумму в пять «штук». Создалось впечатление, что водитель был полностью невменяем из-за употребления крэка – сырого кокаина. Хозяину фабрики пришлось не по вкусу то; что я приступлю к работе не раньше, чем через неделю, но он согласился на приглашение братьев Стритер. Уже на следующий день двое из них были готовы приступить к работе.

Обеспечив себе таким образом постоянного клиента, я смогла наконец полностью посвятить себя решению собственных проблем. Подозрения по отношению к Питеру смущали меня, а вспомнив о последнем телефонном разговоре, я чуть было не всплакнула. Но вопросы оставались. Я должна была доказать самой себе, что Питер не имел отношения к исчезновению документов Дитера из моей квартиры.

Итак, секретарша Дика. Лежа на полу в гостиной, посреди неубранных книг и пластинок, я закрыла глаза... Ей под сорок, замужем, стройная, элегантная, учтивая, деловая. Регнер. Харриет Регнер.

В десять я позвонила в Шомбург, в «Дружбу-5», и попросила к телефону Алана Хамфриса, исполнительного директора. Женский голос возвестил, что меня соединяют с его офисом.

– Доброе утро, – сказала я, как мне казалось, приятным полуофициальным голосом. – Говорит Харриет Регнер, секретарь мистера Ярборо.

– О, привет, Харриет! Это Джеки. Хорошо провела уик-энд? Кажется, ты немного простудилась?

– Ах, Просто сенная лихорадка, Джеки, этакая сезонная аллергия.

Я покрепче прижала носовой платок к ноздрям, чтобы сделать тембр голоса более гнусавым.

– Знаешь, мистеру Ярборо нужна небольшая информация от мистера Хамфриса... Нет, нет... Не надо меня с ним соединять. Ты наверняка в курсе и можешь мне ее передать. Мы не совсем уверены: оплата счетов Монкфиша занесена на общий счет «корпорации» или должна прийти отдельной платежкой непосредственно доктору Бургойну?

– Минуточку, не вешай трубку... – Я глядела в потолок, мечтая о возможности повидать Дика в тот момент, когда он узнает о нашем разговоре. – Харриет, ты слушаешь? Мистер Хамфрис сказал, что уже утряс эти вопросы с мистером Ярборо. Счет должен поступить Бургойну, но сюда, прямо в госпиталь, на его имя... Алан хочет переговорить с тобой.

– Конечно, конечно, Джеки... О, извини, меня зовет мистер Ярборо, могу я перезвонить через секунду? Отлично...

Я положила трубку. Все ясно, и есть подтверждение данному факту. «Дружба» оплачивала счет, предъявленный Монкфишем. Но почему, ради всего святого, почему?! Вдруг Алан Хамфрис сам фанатичный член безумного общества. Или «Дружба» также занималась пресловутыми «терапевтическими» абортами, как многие другие клиники, особенно на поздних стадиях беременности. И скорее всего именно это беспокоило Хамфриса, тяжким бременем легло на его душу. А в результате он оплачивал счета Монкфиша сам, не внося их в приходную кассовую книгу госпиталя.

Но один болезненный вопрос оставался неразъясненным. Какое отношение имел к происшествию Бургойн? Питер был у меня дома в ту ночь, когда я притащила досье лиги Монкфиша. Но Питеру-то какое до этого дело?

Я с неохотой позвонила в его кабинет в «Дружбе». Секретарь сказала, что он в операционной. Хочу ли я что-нибудь ему передать? Я едва удержалась, чтобы не сказать: «Да. Желаю уточнить, кого он нанял, чтобы избить мистера Контрераса и ограбить мою квартиру». Однако спросила, лишь, как обстоят дела с историей болезни Консуэло.

Запнувшись, она ответила:

– Доктор не дал мне никаких указаний на этот счет. Как ваше имя?

Я назвалась и попросила передать Питеру, чтобы он тут же перезвонил мне, как только вернется из операционной. Я нервно выхаживала по моему оскверненному жилищу, готовая к бою, к действиям. Но к каким? В конце концов позвонила Мюррею Райерсону, заведующему отделом криминальной хроники газеты «Геральд стар», той самой, что дала заметку об ограблении Монкфиша под рубрикой «Пульс Чикаго»...

Весть об ограблении моей квартиры докатилась до отдела в пятницу. Мюррей надеялся на публикацию первополосной статьи, но я сказала, что игра не стоит свеч: ничего пикантного...

Этим утром я поймала его в отделе городской хроники:

– Тебе известны подробности о налете на штаб-квартиру «Ик-Пифф»?

– Ага, значит, ты хочешь покаяться, – тут же реагировал он. – Но это уже история с бородой, Ви. Ай... Зато всем известно, что ты женщина, дающая грандиозное развитие сногсшибательным новостям.

Ему, очевидно, казалось, что он необыкновенно остроумен. Хорошо, что в этот момент он меня не видел.

– Дик Ярборо, – продолжала я, – адвокат Дитера. Это тебе известно? Минуту назад я посмотрела в свой волшебный хрустальный шар, и он подсказал мне, что примерно в конце сегодняшнего дня Дик сам недосчитался кое-каких досье. Ты мог бы расспросить его об этом...

– Вик, какого лешего ты мне это плетешь? Подумаешь! У «Ик-Пифф» досье пропали – невелико дело. Неинтересно. Даже если ты их украла, а потом подкинула адвокату, как там его, это не сенсация.

– Ну что ж, ладно. Я-то думала, что это может стать художественным обрамлением при подаче всей истории со взломом... Но у меня нет материала и неизвестно, у кого он есть. Хотя у Дика он будет самое позднее завтра. Бай-бай.

Я собралась отключиться, но Мюррей вдруг заявил:

– Погоди секундочку. Монкфиш вел толпу на приступ клиники Лотти две недели назад, так? А этот Ярборо – тип, который вытащил его под залог. Ну да! Все это у меня на мониторе есть. А потом и Дитера разгромили, так? Объясни, Варшавски, что происходит?

– Послушай, Мюррей. Объяснений не будет. Ты прав: досье Дитера – не Бог весть что. Ну что ж, как хочешь... Позвоню в «Трибюн».

Я засмеялась, услышав его возбужденное кудахтанье, и повесила трубку, а потом поехала в клинику Лотти посмотреть, как она держится. В первые дни после разгрома было совсем мало работы, но постепенно все вошло в норму, и сейчас приемный покой оказался забитым до отказа. Дети, матери с орущими новорожденными, пожилые дамы с взрослыми дочками, а также одинокий мужчина с дрожащими руками, твердо взиравший в никуда.

Миссис Колтрейн управлялась с этой публикой так же лихо, как опытный бармен с возбужденной толпой алчущих. Она одарила меня профессиональной улыбкой, от ее паники и следа не осталось.

Лотти пообщалась со мной на бегу. Должно быть, за две недели она похудела, хотя и незначительно: скулы заострились, брови энергично сдвинуты. Я поделилась с ней моими хлопотами по добыванию истории болезни Консуэло.

– Еще раз свяжусь с Питером сегодня вечером. Если откажет, то, возможно, ты позовешь на помощь своего юриста Морриса Хэзлтайна?

Лицо Лотти скривилось:

– Он не представляет моих интересов в этой сфере. Придется обратиться к страховой компании. Я им скажу, что пропали документы, это их очень встревожит.

Внезапно она хлопнула себя ладошкой по лбу:

– Стресс дурно действует на сообразительность. Власти штата! А именно: департамент экологии и людских ресурсов. Ведь они производят неожиданные проверки в клиниках, где имела место смерть матери или ребенка. У них должен быть весь материал, касающийся Консуэло. В любом случае – записи, которые делал Малькольм.

– Ну и что ты предпримешь, Лотти? Вот так запросто позвонишь и попросишь их? Мой личный опыт свидетельствует, что власти не очень-то расположены кому-либо помогать...

Лотти высокомерно улыбнулась.

– Обычно – да. Но у меня стажировалась одна дама из этого департамента, Она сейчас там заместитель директора. Филиппа Барнс – мой первый стажер в «Бет Изрейэль». Очень умна и превосходный специалист. Но это было так давно... Женщине трудно получить частную практику, а она к тому же черная. Вот и пришлось ей пристраиваться в казенном учреждении... Послушай. Мне работы еще часа на четыре. Давай-ка позвоню ей, предупрежу. Пойдешь к ней?

– С удовольствием. Буду рада предпринять что-то. А так мы с тобой выглядим как две подставные уточки на стрельбищах в Ривервью...

Я вкратце рассказала Лотти о связи между Дитером и Диком Ярборо.

– Что ты об этом думаешь?

Ее густые брови резко сдвинулись.

– Извини, но всегда ломала себе голову, почему ты вышла за него замуж, Вик?

Я ухмыльнулась:

– Комплекс неполноценности иммигрантки. Он – чисторовный белый, протестант, англосакс... Но почему связь с «Дружбой»?

Лотти подтвердила мои предположения:

– А может, деньги, не уплаченные в виде налога за аборты, производимые в «Дружбе»? У людей разные бывают заскоки...

Ее мысли вновь были заняты работой.

– Сейчас позвоню Филиппе, – торопливо сказала она. Сжала мою ладонь и устремилась к кабинету. Словно кошка: только что была здесь и нет ее. Какое облегчение – убедиться, что Лотти вновь стала сама собой...

Глава 22

Здоровье общества

Мои друзья-налогоплательщики и я некогда финансировали один из самых чудовищных проектов в северо-западной части городского центра. А именно: собрали благотворительные взносы, не облагаемые налогом, а губернатор Томпсон направил 180 миллионов долларов из них на возведение главного административного здания штата Иллинойс. Созревший в шальной голове архитектора Хельмута Джана проект вылился в небоскреб, составленный из двух концентрических стеклянных кругов. Внутренний представляет собой ротонду, открытую семи ветрам во всю высоту здания. Таким образом, мы все разорились не только на реализацию проекта, но и на обогрев либо охлаждение практически ничем не защищенного помещения. Тем не менее шедевр снискал почтенные архитектурные лавры премии 1986 года, что, на мой взгляд, позволяет однозначно судить о компетенции и вкусе критиков и жюри конкурса.

Я поднялась на лифте – почти сплошь из стекла – на восемнадцатый этаж и углубилась в коридор, опоясывающий ротонду. Двери всех кабинетов открывались в этот коридор. Похоже, у штата не хватило денег именно тогда, когда дело дошло до установки дверей, а потому служебные обязанности осуществляются в этаких полухоллах. Вероятно, это рассчитано на то, чтобы создать атмосферу максимальной открытости между слугами народа и самим народом. Но если у вас на руках ценные бумаги или вы работаете в поздние часы, то, вероятно, ностальгически мечтаете о более надежной преграде, поставленной на пути разного люда, кишащего по вечерам в Лупе.

Очутившись наконец перед табличкой «Департамент экологических ресурсов», я вошла в некое подобие приемной, представилась чернокожей матроне, сказав, что меня ждет доктор Барнс.

Матрона испустила досадливое «уф-ф» – свидетельство неудовольствия занятого человека, которого насильно отрывают от неотложных дел, и набрала номер. Не глядя на меня, объявила:

– Доктор Барнс сейчас вас примет. Посидите немного.

Присев, я тщательно изучала плакат, описывающий симптомы СПИДа, а также другой, предупреждающий о проблемах, с которыми сталкиваешься на ранней стадии беременности, но тут появилась Барнс, высокая стройная женщина примерно лет пятидесяти. Она была до невозможности чернокожа. Короткая стрижка, открытая тонкая шея делали Филиппу похожей на черного лебедя. У нее были плавные движения, как у существа, чья природная стихия – вода. Она пожала мне руку, взглянув на золотые часики.

– Мисс Варшавски? Я только что говорила с Хершель. Она рассказала мне об умершей девушке и об иске... Извините, мне приходится принимать вас между двумя важными встречами, поэтому будем кратки. Я хочу направить вас к Айлин Канделериа, она – общественная сестра милосердия и именно она обычно назначает экстренные проверки на местах.

Мы с Филиппой были почти одного роста, но мне понадобилось чуть ли не бежать, поспевая за ней. Из кольцевого коридора открывался помпезный вид на Центральный автовокзал компании «Грэйхаунд». Да, наших миллионов чуть-чуть не хватило ни звукоизоляцию: рев автобусов с легкостью долетал до самых верхних этажей.

У доктора Барнс был стандартный канцелярский стол, заваленный бумагами. Она села во вращающееся хлорвиниловое кресло, тщетно пытаясь освободить от документов хоть немного места. Барнс вызвала сестру по внутреннему телефону и, пока мы ждали, бегло обрисовала деятельность департамента.

– На нашем учреждении лежит огромная ответственность. Мы не только выдаем сертификаты и лицензии больницам, но и следим за экологической охраной школ, предупреждаем загрязнение асбестовой пылью, смогом и так далее. Персонально я занята в отделе здравоохранения и оказания населению медицинских услуг... Я проходила практику у Лотти Хершель по акушерскому делу, но теперь в моем ведении надзор за государственными клиниками и госпиталями. У нас есть еще один заместитель, он занимается контролированием и апробацией школ. Сестра Канделериа назначает инспекционные бригады, направляемые туда, где, по нашему мнению, требуются проверки.

Сестра Канделериа располагала к себе умным волевым лицом, в ее глазах искрился неподдельный юмор. Она принесла толстую папку, начав прямо с порога:

– Синди сказала мне, Фил, что ты хотела поговорить о «Дружбе», вот я и принесла их досье. Какие проблемы?

– Там погибли мать и новорожденная...

– Когда это произошло, мисс Варшавски?

– Завтра четыре недели будет. Вы посылали туда инспекционную бригаду? Могу я взглянуть на отчет?

Госпожа Канделериа поджала губы.

– Я получила уведомление об этих смертях две недели назад, назначила проверку на конец этой недели. – Но Том сказал, что произведет инспекцию сам, отменил мое распоряжение да и бригаду тоже. Я хотела поговорить с ним на следующий день, но его не оказалось на службе.

– Это – Том Коултер, – уточнила Барнс. – Выдает сертификаты госпиталям и специализируется главным образом на здравоохранении, хотя и не медик. Отсутствие диплома доктора медицины придает ему комплекс неполноценности, поэтому он не в ладах с женщинами-профессионалами.

Она быстро нажала кнопки телефона.

– Говорит доктор Барнс. Синди, попроси мистера Коултера...Том! Не мог бы ты заглянуть ко мне? У меня есть вопрос, касающийся «Дружбы»... Ну и что, что ты занят? Я тоже занята. У меня здесь двое граждан, ты бы не мог облегчить им жизнь, подойдя ко мне?.. Да побыстрее.

Она положила трубку.

– Бюрократия в таком месте, как здесь, смертоносна. Если бы я стояла во главе всей программы...

Чтобы доказать, что он не подчиняется требованиям чиновницы, равной ему по рангу, Том заставил нас ждать добрых десять минут. Айлин хмурилась, просматривая досье «Дружбы». Филиппа воспользовалась паузой и занималась корреспонденцией. Я сидела в неудобном креслице, стараясь не задремать.

Коултер, одетый в легкий летний костюм, элегантно вплыл этаким бризом.

– В чем дело, Фил?

– Материнская и детская смертность в родильном отделении «Дружбы-5» в Шомбурге. Четыре недели назад, Том. Когда мы сможем взглянуть на описание обоих случаев?

– Знаешь, Фил, мне непонятно, почему тебя это интересует. Филиппа указала на меня:

– Мисс Варшавски, адвокат, представляющая одну из сторон, вовлеченную в этот конфликт. У них вполне достаточные основания ознакомиться с вашим отчетом.

Коултер, бросив на меня взгляд, нагло улыбнулся.

– Судебное преследование, так я полагаю? Иск «Дружбе» уже предъявлен?

Я постаралась, как можно рельефней воспроизвести адвокатскую заносчивость Дика.

– Но я еще ни с кем не провела ни одной беседы в этом госпитале, мистер Коултер.

– Слушай, Фил, – заявил Том. – Я там тоже еще не был, но ты не беспокойся, мы держим это на контроле.

Она окинула его испытующим взором:

– Мне нужны точные данные. Ставлю срок: в конце этого дня.

– Ну конечно, Фил! Сейчас же скажу Берту, что тебе необходимы эти данные.

Она хлопнула карандашом по столу.

– Постарайся сделать это, Том!

Не глядя на нее, Коултер обратился ко мне:

– Итак, кто же ваш клиент?

Не успела я слова вымолвить, как вмешалась Барнс:

– Я покажу госпоже Варшавски, как тебя найти, если ты хочешь поговорить с ней до ее ухода.

Она вымолвила это так категорично, что Коултеру ничего не оставалось, как удалиться. Правда, он вновь одарил меня наглой улыбкой:

– Я тут за углом, налево. Загляните по дороге... Пока. Заметив твердо сжатые губы Филиппы, я спросила:

– Что все это значит?

– Берт Мак-Майкле – наш общий босс. Он добрый старый малый, а Том его излюбленный дружок-собутыльник. Не понимаю, почему Том так затягивает визит в госпиталь, но, видимо, я не смогу представить никаких документов для Лотти в ближайшее время... Извините, я должна поторопить вас, меня ждут посетители. Передайте Лотти мои извинения.

Я поблагодарила обеих за потраченное на меня время; куда бы я ни обращалась, дружелюбие и любезность у меня всегда при себе... Выйдя из кабинета, я состроила гримасу и пошла на поиски Коултера. Контраст его кабинета с офисом Филиппы был разительным. Модная мебель из добротного дерева располагалась на красно-черном шведском ковре ручной работы, словно демонстрируя мужское превосходство. Коултер представлял собой тип чиновников, исповедующих древнее правило: письменный стол должен быть таким же пустым, как мысли его владельца.

Он звонил по телефону и, бодро сделав мне ручкой, пригласил сесть. Я выразительно посмотрела на свои часики. После того как Том минуты три демонстрировал свою занятость, я встала, сказав, что он может узнать номер моего телефона у Филиппы Барнс.

Он схватил меня за руку при выходе из кабинета.

– О, простите, мисс Варшавски! Кого вы представляете? Ведь не госпиталь же?

Я улыбнулась.

– Мои клиенты тотчас потеряли бы ко мне всякое доверие, узнай они, что я болтаю об их делах на публике. Разве не так, мистер Коултер?

Он игриво похлопал меня по руке.

– Вот уж не знаю. Уверен, что такой красивой, очаровательной леди они простили бы все.

Я продолжала улыбаться.

– Вы угодили в самую точку, мистер Коултер. Не смею возражать, когда мне говорят, что я красива. И все же, даже если ты умопомрачительно красива, это не дает повода использовать такое преимущество для пренебрежения законами. Согласны? Или нет?

Он замигал, испустив короткий смешок.

– А что, если я приглашу вас позавтракать и вы мне все это разъясните более подробно?

Я оглядела его с ног до головы: что же он хочет узнать?

– Решено, но только в темпе.

Мы спустились на лифте в холл; полы его пиджака развевались, как паруса корвета, набирающего скорость. По пути он объяснил, причем заговорщически подмигнув: в здании не имеется укромного места для приватной беседы. Что, если отправиться в уютный ресторанчик, совсем неподалеку?

– Мне вовсе не требуется никакое особое место для разговора с вами, мистер Коултер. Да и времени в обрез. Я заинтересована только в вашем засвидетельствовании смерти Консуэло Эрнандез в Шомбурге. Постмортем. Или в объяснении, почему вы не хотите его составить?

– Ну, ну, ну... – Он под руку вывел меня из лифта. Свободной рукой я хлопнула по сумке с револьвером так, что, качнувшись, она ударила Коултера в бок. Он выпустил мою руку, с подозрением посмотрел на меня, и мы направились к дверям, выходящим на Кларк-стрит.

Здание, занимаемое администрацией штата, соседствует со штаб-квартирой властей графства, унылой бетонной коробкой, растянувшейся на квартал, а также с автовокзалом и его адской толкучкой, образуемой толпами алкашей, шлюх, сутенеров, безумцев... Я справедливо предположила, что поблизости просто нет подходящего места для взыскательного Коултера, и оказалась права: он предложил взять такси и поехать на север.

– Нет у меня времени, – отказалась я. – Обойдусь какой-нибудь закусочной.

Мы прошли пешком два квартала, Коултер оживленно разглагольствовал, затем свернул к маленькому ресторанчику. В нем стоял гул голосов и плавал густой табачный дым.

Разведя руками, Коултер спросил:

– Вы уверены, что здесь будет удобно?

Я дерзко взглянула на него:

– Послушайте! Что именно вы от меня хотите, мистер Коултер?

Он снова нагловато улыбнулся.

– Хочу знать, с какой целью вы притащились в наш департамент. Вы же частный сыщик, а не адвокат, мадам. Не так ли?

– Я юрист, мистер Коултер. Член коллегии адвокатов штата Иллинойс со всеми необходимыми полномочиями. Можете справиться, позвонив туда. И мне действительно требуется заключение о кончине Консуэло и ее новорожденной дочери.

Взъерошенный официант в грязном фартуке усадил нас посреди зала, бросил на стол меню и умчался. Другой официант подъехал с каталкой, уставленной закусками. Бутерброды с ветчиной, картофель-фри... Я предпочитаю завтрак, богатый протеинами, – масло, сало, обильный белок. Решилась и на сыр по-деревенски. После того как сделали заказ, Коултер не прекращал щериться в бесстыдной усмешке:

– Но вы же не практикующий юрист! Разве не так? Стало быть, что-то расследуете. Я хочу знать что.

Я покачала головой:

– А я хочу знать, почему вам это интересно.

Мне было также любопытно, где и как он выяснил, что я частный детектив, но, если бы я спросила в лоб, то в ответ получила бы удовлетворенную ухмылку. Только и всего.

– На этот вопрос нетрудно ответить, – сказал он. – Наш департамент придерживается строгой конфиденциальности. И я не имею права разрешить вам рыться в документации, пока сам ее не просмотрю.

Я удивленно подняла брови:

– А я и не подозревала, что доктор Барнс работает под вашим началом.

Он быстро оправился от смущения:

– Не она. Айлин Канделериа.

– Мой клиент проявляет настойчивую заинтересованность в вашей проверке госпиталя «Дружба-5». Если это досье подпадает под действие Билля о свободе информации, я убеждена, что смогу отозвать его судебной повесткой. И очень любопытен тот факт, что вы не только отменили внезапную инспекцию, входящую в обязанности сестры Канделериа, но и сами не собираетесь ее проводить. Это создает почву для всякого рода предположений. Уверена, что смогу заинтересовать в этом одну из газет. Не многим известно, что государство обязано строго следить за материнской и детской смертностью. Но материнство – это весьма волнующая и пикантная тема, и ручаюсь, что «Геральд стар» и «Трибюн» конфетку из нее сделают. Как жаль, что у вас одутловатое лицо, оно не будет хорошо смотреться на фотографиях...

Официант шлепнул на стол блюда с едой. Коултер едва притронулся к своей порции и озабоченно посмотрел на часы:

– Рад, что вы отказались от более дорогого ресторана. Я вдруг вспомнил, что должен повидаться с одним человеком. Было приятно поболтать с вами, мисс Варшавски...

Он вышел, оставив меня рассчитываться за завтрак...

Глава 23

Невидимая связь

Около двух часов я снова позвонила Бургойну. Он уже пришел из операционной, но говорил по другому телефону; дежурная сестра сообщила мне это бесстрастным голосом. Я сказала, что подожду.

– Но он будет долго занят, – предупредила сестра.

– Тогда я буду долго ждать.

Я сидела у себя дома перед горой необработанной корреспонденции, а потому в ожидании занялась тем, что отделяла страховую и прочую рекламу от деловой почты. Четыре-пять писем.

Голос у Питера был хриплый, что свидетельствовало о его усталости.

– У меня сейчас нет времени для разговора, Вик. Позвоню позже.

– Что-то подсказывает мне, что ты вообще не настроен со мной разговаривать. Но это займет немного времени. История болезни Консуэло. Ты можешь найти ее сегодня? В противном случае Лотти придется обзавестись судебным ордером, чтобы взглянуть на бумаги.

– Ох, – голос у него совсем сел, – к нам уже поступило утром требование – представить постмортем. И поэтому досье Консуэло занесено в разряд конфиденциальных и держится под замком. Боюсь, что у Лотти Хершель есть только один путь для ознакомления с ним – судебная процедура.

– Под замком? Ты имеешь в виду, что власти штата или кто-то еще пришли и заперли его в сейфе?

– Нет, – нетерпеливо отозвался он. – Мы сами это делаем. Берем из регистрационной и убираем, чтобы никто не мог прочитать рапорт.

– Ну что же, извини за беспокойство. Сдается, что тебе лучше всего лечь и поспать.

– Я просто должен это сделать. Я тебе позвоню, Вик. Через несколько дней.

– Питер! Подожди-ка, последний вопрос... Насколько близко ты знаком с Ричардом Ярборо?

Он слишком долго медлил, прежде чем ответить:

– Как ты сказала – Ричард Ярборо? Боюсь, ничего о нем не слышал, никогда...

Повесив трубку, я сосредоточенно рассматривала стол. Спрятали, а? Надо же! Не медля позвонила Лотти:

– Ты можешь сегодня со мной пообедать? Хочу поговорить о досье Консуэло.

Она заказала столик в ресторанчике «Дортмундер» – погребке в отеле «Честертон». Условились на семь.

Я отшвырнула почту. Закрывая за собой дверь, услышала телефонный звонок. Это был Дик, кипящий от злобы.

– Какого черта ты напустила на меня газеты?

– Дик, разговор с тобой всегда очень возбуждает! Ты мне звонил так часто лишь в ту пору, когда я давала тебе списывать конспекты лекций. Пятнадцать лет назад!

– Да будь ты проклята, Вик. Ты сказала этому паршивому шведу из «Геральд стар», что досье Дитера у меня. Ведь ты сказала? Ты?

– По-моему, еще и шести часов не прошло, как ты звонил мне и обвинял в том, что досье находятся у меня. И зачем так убиваться, если кто-то предъявил тебе такое же обвинение?

– Не в этом дело. Досье моих клиентов конфиденциальные. Так же как сами клиенты и их проблемы.

– Да. Для тебя. Но, сердце мое, я же не сотрудница твоей фирмы. Я не обязана хранить их секреты...

– Раз уж мы заговорили о секретности: это ты, прикинувшись моим секретарем миссис Харриет, звонила сегодня Алану Хамфрису в «Дружбу»?

– Харриет?! Ты же всегда твердил, что она – Терри. Или ты у нее третий?

Я в буквальном смысле слова почувствовала, как по проводам ко мне устремился поток его бешенства, и улыбнулась.

– Ты отлично, знаешь, черт бы тебя побрал, что Харриет – моя секретарша. И Хамфрис в полдень поинтересовался, почему она ему не перезвонила. А потом мы определили, что она вообще никуда не звонила. Боже, как бы мне хотелось увидеть тебя в суде привлеченной за кражу досье «Ик-Пифф»!

– Да на здоровье. Если у тебя есть хоть какой-нибудь шанс это доказать. И я с наслаждением полюбовалась бы «Дружбой», дающей показания, что они вернули всю эту канцелярию тебе. – Я выговорила свою тираду с большим энтузиазмом. – А уж газеты отметят этот день красной краской в своих календарях. Большой день! Им столько работы будет – ой-ей-ей!.. Суди сам: ты обвиняешь меня, а твои старшие партнеры меня защищают. Каково? Или Фримэн удалится от дел на это время? Ну-ка, переключи меня на него, я заранее узнаю, пока ты не...

Он оборвал меня на полуслове, я просто захохотала от счастья. Несколько минут с надеждой смотрела на аппарат, и он конечно же зазвонил.

– Мюррей, – сказала я в трубку, не дожидаясь, пока абонент что-нибудь произнесет.

– Вик! Ох, не нравится мне это. Не люблю, когда ты дергаешь кукол за ниточки, пусть, мол, танцуют. Как ты догадалась, что это я?

– Психическая мощь, волевая потенция, – легкомысленно откликнулась я. – Ну, если без шуток, то я только что разговаривала со своим бывшим муженьком. Он был несколько удручен агрессивностью твоих вопросов и учтиво назвал тебя «проклятым шведом».

– Ярборо – твой экс-супруг?! Боже, никогда бы не подумал, что ты была замужем. И за такой патентованной сволочью? Ты потому меня на него и натравила? Месть за мизерные алименты?

– Знаешь, Мюррей, мне бы трубку надо бросить. Ну к чему такая безвкусица? Пошли алименты моей тете Фанни. И, кстати, мы уже десять лет как в разводе.

– О, ты знаешь куда больше, чем хочешь сказать, розанчик.

Проведать о том, что документы Дитера у Ярборо, не составило бы труда для газетчика, он выудил бы это у его секретарши, не имеющей опыта общения с прессой. Но я должен быть в курсе всех событий. Ведь его реакция оказалась сверх всяких ожиданий. Начать с того, что он обвинил тебя в краже документов! Можешь прокомментировать, прежде чем я отдам полосу под пресс?

Я чуточку поразмыслила:

«Мы застали мисс Варшавски, знаменитого частного детектива, в ее элегантном офисе после обеда. Услышав о подозрениях, выдвинутых адвокатской конторой „Кроуфорд, Мид“, госпожа Варшавски откликнулась классическим латинским из-, речением „Уби аргументом?“ – „Где доказательства?“. И предложила, чтобы ее ученые коллеги не доверяли ушам своим»...

– Довольно, Вик. Что стоит за обществом Монкфиша? Почему такой дорогой адвокат представляет интересы нищего замухрышки Дитера?

«Конституция США дает право на защиту каждого гражданина», – трубно начала я.

Мюррей тут же прервал меня:

– Знаешь, Варшавски, ты мне этим юридическим дерьмом голову не морочь. Я хочу переговорить с тобой строго по делу. Увидимся в «Голден глоу» через полчаса.

Бар для вдумчивых пьяниц «Голден глоу» – место моих конфиденциальных встреч. Сэл Бартель – хозяйка – подавала двадцать сортов пива, почти столько же виски, а также непременно что-нибудь экзотическое. Стойко продержавшись с таким ассортиментом года два, она сдалась: обзавелась минералкой «Перрье», но никогда сама не подавала ее. Только через официанток.

Сэл восседала за подковообразной стойкой красного дерева и читала «Уолл-стрит джорнэл». Она серьезно относится к своим капиталовложениям, поэтому так много времени проводит в баре, тогда как давно могла бы удалиться от хлопот и жить в деревне. Она намного выше меня ростом, и у нее поистине царственная осанка. Никому даже в голову не придет повысить голос, если Сэл на своем рабочем месте...

Я подошла к ней, мы немного поболтали в ожидании Мюррея. Между ним и Сэл вспыхнула горячая симпатия в первый же раз, когда я его сюда привела. У нее есть запас пива «Хольстен», специально для него... Войдя, он поздоровался, лицо пылало жаром над курчавой рыжей бородой.

Мы унесли за наш столик напитки – пару бутылок пива для Мюррея, стакан воды и двойную порцию виски для меня. На столике включили лампу с широким абажуром, разбрасывающую вокруг мягкие блики, – подлинный Тиффани, действительно «Золотое сияние».

– Господи! – простонал Мюррей, вытирая лицо, – подумать только: конец лета! Когда-нибудь эта проклятая жара спадет?

Я выпила воды, потом виски – желанное тепло разлилось по телу.

– Ничего, – сказала я. – Зима не за горами. Так что наслаждайся погодой, пока можно.

Какая бы лютая жарища ни стояла в Чикаго, я прекрасно чувствую себя летом. Наверное, жароустойчивые итальянские гены моей матери берут верх над генной структурой отца-поляка. Мюррей опустошил бутылку едва ли не одним глотком.

– О'кей, мисс Варшавски. Я требую правды, всей правды и ничего, кроме правды. А не те ее жалкие крохи, кои ты соблаговолишь мне бросить.

Я отрицательно покачала головой.

– Да нет ее у меня, этой правды. Я ею просто не владею. Что-то раскручивается подозрительное, да. Но я только уцепилась за один рычажок, чтобы прокрутить для себя всю мизансцену. И если я тебе кое-что расскажу, то не для печати. И ты мне это пообещаешь. А нет – давай лучше поговорим о погоде.

Мюррей слегка отхлебнул пивка из второй бутылки.

– Двое суток!

– Нет. Не для печати до тех пор, пока у меня не будет полной ясности, что в действительности происходит.

– Хорошо, неделю. Но если «Трибюн» или «Сан таймс" первыми получат от тебя информацию, мы тебе никогда больше ничего не дадим из нашего морга1.

Не очень-то мне это понравилось, но я нуждалась в его помощи и поэтому согласилась:

– Договорились. Неделя... Ну, так вот. Тебе известно, что Дитер возглавил крестовый поход против клиники Лотти. Я поехала в ночной суд, чтобы вызволить моего донкихотствующего соседа, мистера Контрераса. И наблюдала за тем, как Дик вытащил из-за решетки Дитера Монкфиша... Как ты гениально выразился, Дик абсолютно не по карману этому замухрышке. – Сделав большущий глоток виски – напиток не по такой породе, – я продолжила: – Какой-то добрый ангел оплачивал его счета, и мне стало весьма любопытно: кто именно? Попробовала выцарапать сведения из конторы Дика, а также из общества Дитера. Никто не сказал ни полслова. Вот тогда-то я проникла в офис Дитера и стащила все досье в надежде наткнуться на разгадку. Разумеется, я собиралась вернуть их обратно...

У Мюррея был весьма сосредоточенный вид. Для него не секрет, что когда я знаю, о чем говорю, то говорю это серьезно, а потому он не прерывал меня своими обычными остротами.

– Два человека знали, что досье у меня. Мой сосед Контрерас и врач из северо-западного пригорода. Так, легкий флирт, встречаемся иногда. Доктору все очень не понравилось – взлом помещения, незаконное проникновение в него, кража досье... Он пригласил меня прогуляться на яхте по озеру. Вернувшись к себе рано утром в субботу, я обнаружила, что квартира взломана. Контрерас, пытаясь остановить налетчиков, получил сотрясение мозга, а все досье «Ик-Пифф» исчезли.

– Врач? – сказал Мюррей. – Или, возможно, Контрерас, которого втянули в заговор?

– Ты бы на него посмотрел. Ему под семьдесят, машинист на пенсии. А его идеал действий – жахнуть кого-нибудь стальным шлангом. Нет, это, должно быть, доктор. И вот утром я, назвавшись секретарем Дика, позвонила в госпиталь «Дружба-5» и наткнулась на сногсшибательную информацию: оказывается, они – клиенты конторы «Кроуфорд, Мид». И оплачивают счета Дитера Монкфиша.

Рыжие брови Мюррея резко сдвинулись:

– Но с какой стати?

– Не знаю. Кроме того, есть еще кое-что похлеще. Я в общих чертах обрисовала ситуацию с иском против Лотти, требование к ней представить историю болезни Консуэло, которую похитили из ее клиники.

– Таким образом, я отправилась в департамент здравоохранения и узнала, что они даже не планируют расследовать обстоятельства смерти, а ведь обязаны проводить его в любом подобном случае. Один тамошний лощеный тип, Том Коултер, знаком с людьми из «Дружбы». Он также знает, почему не организована проверка.

Я прикончила свою порцию, но отказалась от второй, предложенной Сэл: мне предстояло ужинать с Лотти. Мюррей выпил еще бутылку «Хольстен». Но он – здоровенный малый, истинная пивная бочка.

– Так что же все-таки происходит? Существует какая-либо связь, соединительная ткань между досье Дитера и небрежением властей? Что, Мюррей, что?

Принимаясь за третью бутылку, он очень серьезно посмотрел на меня.

– Я ничего не вижу. Мрак, неизвестность. Пока мы не выясним с достоверностью все детали, нет никакого смысла давать материал...

Я была счастлива услышать местоимение «мы». Мне требовалась лишняя пара ног.

– Как ты смотришь на мою поездку в «Дружбу»? Постараюсь разобраться на месте в этом деле. А ты за это время сможешь установить, знаком ли Том Коултер с Питером Бургойном? И если это так, то с какой стати он оказывает ему такие деликатные услуги?

Тебе стоит лишь приказать, о Ты, Которой Должны Повиноваться Все. Конечно, сделаю это. Но не хотелось бы, чтобы хоть струйка пара вылетела из чайника раньше времени...

Глава 24

Как избавляться от мусора

Лотти должна была ждать меня в ресторане «Дортмундер». Я поехала домой – принять душ и переодеться, но кончилось тем, что свалилась в постель и наверстала три часа недосыпания. Затем, наскоро облачившись в шелковую блузку и легкую юбку, направилась в ресторан. Стены погребка в отеле «Честертон» увиты виноградными гроздьями, дюжина деревянных столов разместилась посреди зала. Виски в жаркий полдень отбили у меня желание выпить вечером, и я наотрез отказалась от вина.

Лотти с недоверием посмотрела на меня:

– Должно быть, тебе нездоровится, дорогая. Впервые вижу, что ты легко обходишься без алкоголя.

– Благодарю вас, доктор. Весьма рада видеть, что вы обрели свойственный вам боевой дух.

Я не доела днем сыр по-деревенски, а потому позволила себе пиршество, фирменное блюдо ресторана – отбивную телятину с картошкой, обжаренной до хруста, но тающей во рту. Лотти заказала салат из омара и кофе.

Во время еды я посвятила ее в мои дневные изыскания.

– Как ты считаешь, могут они спрятать историю болезни, если на них заведено дело?

Лотти поджала губы:

– В принципе да. Но в каждом монастыре, то есть в клинике, свой устав. Мне не приходилось сталкиваться с юридической подоплекой, но я могу позвонить Максу Левенталю в «Бет-Изрейэль» и спросить его. Макс там заместитель директора.

Я поежилась.

– Главное, что мне нужно знать, если, например, я ударюсь в поиски истории болезни, где она может находиться? В архиве или, допустим, в сейфе Алана Хамфриса?

– Позвоню-ка я лучше Максу. И не тревожься. Скажу, что дело Консуэло интересует только меня.

Она пошла к телефону. Ей действительно настоятельно требовалось досье Консуэло. Обычно она встает на позиции высокой морали, если я веду расследование не совсем законным порядком. Ну а теперь, наоборот, сама просит и помогает... Я рассеянно заказала миндальный торт. Вернувшись, Лотти сообщила:

– Все законно. Они могут держать документы на замке. И вот я думаю, Вик, вряд ли ты сумеешь найти историю болезни, если она все еще хранится вместе с другими.

– Ну и что? Примусь за поиски в алфавитном порядке.

– Э-э, нет. В большинстве клиник истории болезни закодированы. Тебе необходимо знать, под каким номером пациент поступил в клинику. Искать надо по двум последним цифрам. Если ты не знаешь порядкового номера Консуэло, ничего не найдешь. Придется пересматривать всю картотеку, а на это уйдет уйма времени.

– Итак, какова все-таки рутина? Не заказывают же номера выборочно в компьютер? Значит, я должна проникнуть в систему. Найти сначала номер, затем раскусить систематику. Но, мне кажется, это займет больше времени, чем перебрать их вручную.

Она покачала головой:

– Ну что ж, Вик, похоже, ты уже все продумала. Поступай по своему усмотрению.

– Спасибо, Лотти. В моем шатком положении любой вотум доверия принимается с благодарностью.

Расплатившись, мы поехали в госпиталь. Лотти под свою ответственность провела меня к Контрерасу. Его голова была забинтована, но он бодро сидел на кровати и наслаждался бейсбольным матчем – «Кабсы» играли в Хьюстоне. Увидев меня, он широко заулыбался и вырубил «ящик».

– Какое счастье видеть тебя, куколка, среди всех этих безжизненных мумий. Это я тебе говорю... Как ты себя чувствуешь, моя красавица? Я дал маху, да? Ты оставила меня на страже, а я подкачал. Уж не этот ли доктор с анютиными глазками всему виной? Я подошла к постели и поцеловала его. – Вы не дали маху. Это я чувствую себя стервой из-за того, что вам так досталось при защите моего дома. Как вы сами-то себя чувствуете? Наверняка вам сделали череп из нержавеющей стали, когда вы уходили на пенсию. Два таких удара за две не дели, и живехонек, крепок, как дуб, даже не дрогнул!

Он засиял.

– Ну, все пустяки. Ты бы меня видела в пятьдесят восьмом... О-о... Мы тогда бастовали. Сейчас этого никто даже, и представить не может. К нам штрейкбрехеров подослали. Это я тебе говорю: Вторая мировая война меркнет. А ведь я побывал на острове Гуам. Сотрясение мозга – раз, нога сломана – два! И три ребра в придачу, а? Клара была уверена, что пришло время посмертную страховку получать... Лицо его несколько затуманилось:

– Не понимаю. Как такая баба, как Клара, могла произвести на свет Рути? Я тебя спрашиваю. Клара была нежнейшим цветком, а ее дочь – колючий еж! Все старается утащить меня к себе домой. Твердит, что я уже не смогу сам себя обслуживать. Хуже. Она, дескать, меня по суду к себе водворит. Ха! Если не она, так ее треклятый мужичишка, которого она на себе женила, этот Джо Маркано все обтяпает. Ну и фруктик, этот, с позволения сказать, мужчинка. Где работает-то? В салоне дамского платья! Подкаблучник несчастный. И у кого под каблуком? У горластой Рути, которая у него на шее висит. Это ничего, что она моя дочь. И это я тебе говорю: если ты пожилой человек, с тобой не должны обращаться, как с ребенком.

Я улыбнулась ему.

Возможно. Доктор Хершель и я поможем вам в этом вопросе. Если больница сочтет, что вам необходима сиделка, я временно заберу вас к себе. Конечно, если вас не страшит парочка-другая грязных тарелок.

– О! Я буду мыть, тебе посуду. Никогда палец о палец в доме не ударял, считал, что хозяйство – чисто женское дело, еще, когда Клара была жива. Но скажу откровенно, обожаю домашние заботы. И я неплохо готовлю, ты же сама знаешь. Берешь рецепт и...

Явившиеся в палату сестры прервали его словесные извержения. То, что они пришли вдвоем – лучшее свидетельство в пользу популярности того или иного больного. Сестры любят пообщаться с милыми интересными пациентами, и Бог им судья. Они шутили без умолку, умоляя его заснуть хоть на минутку. Нет, нет! Не ради его здоровья, отнюдь. Просто, чтобы другие больные малость отдохнули... Я поцеловала его, пожелав спокойной ночи, нашла Лотти в родильном отделении и попрощалась с ней.

Я осторожно пробиралась к своему дому. Если его громили лишь из-за бумаг Монкфиша, я вряд ли подвергалась реальной опасности, но береженого Бог бережет... И потому не выпускала револьвера из рук до тех пор, пока не подошла к двери квартиры. На лестнице никто мне не встретился, а специальная метка в дверном проеме оказалась нетронутой.

Я легла в постель и тут же заснула, надеясь, что вера Лотти в мои способности воплотится в блестящую идею, которая осепит меня во сне. Трудно сказать, было ли то озарение, но я старалась подольше не просыпаться, стараясь вспомнить свой сон, но неожиданно раздался телефонный звонок. Я машинально нащупала будильник, взглянула на светящийся циферблат: шесть тридцать. Да уж, этим летом я встретила восходов солнца больше, чем за все последнее десятилетие.

– Мисс Варшавски? Надеюсь, не разбудил? – сказал Роулингс.

– Именно разбудили. Но я буквально задыхаюсь от счастья, что это сделали вы, а не кто-нибудь еще, детектив Роулингс.

– Я тут неподалеку, за углом. Решил, что лучше предупредить, чем поднять на ноги весь дом. Очень нужно вас видеть.

– Бедняга! И вы прождали целую ночь ради этого?

– Я действительно на ногах всю ночь, и не вы первая в моем списке.

Я потащилась на кухню вскипятить воду для кофе. Быстро умылась, натянула джинсы и безрукавку, а поскольку предстояла встреча с полицейским, не забыла надеть бюстгальтер: так оно будет официальней. Роулингс ввалился в кухню, когда я молола кофейные зерна. Ему не надо было сообщать мне, что он провел сутки без сна. Его черное лицо осунулось и казалось серым от усталости. Рубашка, надетая, по-видимому, еще позавчера, была измята.

Я подняла брови.

– Не очень-то шикарно вы выглядите, детектив. Хотите кофе?

– Еще как! Но только в том случае, если вы присягнете, что не вымыли чашку супом. – Он рухнул в кресло и отрывисто спросил: – Где вы были между одиннадцатью вечера и часом ночи сегодня?

– Начинаются любимые мною вопросы. Поди оправдайся без видимых причин.

Я подошла к холодильнику, чтобы извлечь хоть какую-то еду: безнадежно!

– Варшавски! Мне известно о том, как вы работали с лейтенантом Мэллори. Вы начинаете кривляться, а он пышет негодованием и принимается за пустые угрозы. Со мной такие номера не пройдут. Чертовски не хватает времени.

Я нашла банку с ягодами; они могли бы спасти мир, если бы у человечества вдруг кончились запасы пенициллина. Пришлось выбросить в мусорное ведро.

– Если у вас родилась в голове такая картина, то вы ничего не знаете о нашем действительном сотрудничестве с Мэллори. Вы, парни из полиции, имеете обыкновение наезжать покруче и сразу задавать вопросы. И что же? Некоторые дрожат от страха и отвечают, не зная, что имеют право не отвечать. А когда нарываетесь на человека, мало-мальски знакомого с юриспруденцией, приходите в ярость, потому что он осведомлен о своих правах... И если у вас имеются достаточно веские причины задавать мне подобные вопросы, то буду счастлива ответить. Знаю только, что мой бывший супруг пытается оклеветать меня. И вы ему в этом помогаете. Или вы сгораете от страсти ко мне и ревнуете меня – к моим поклонникам, коим я назначаю свидания? Он закрыл глаза, потер лоб, отхлебнул глоточек кофе. – Фабиано Эрнандеза застрелили сегодня ночью. Судмедэксперт считает, что это произошло в течение указанного мною промежутка времени. И я допрашиваю всех, у кого был зуб на этого маленького негодяя: где и чем они занимались в этот отрезок времени... Вы, например?

– А может, это кровавая бандитская разборка. Его передернуло:

– Кто знает, возможно. Хотя я так не считаю. Почерк не тот. Он был застрелен в упор, наповал, при выходе из бара, где он всегда околачивался. Стрелял знакомый. Это мог быть Серджио. Мы проверяем его... А возможно, братья скончавшейся Консуэло. Их мы тоже допрашиваем... Да и вы, Варшавски, не были с ним на дружеской ноге. Вот поэтому я и задаю все эти вопросы.

– Признаю. Каюсь. Взбешенная его преследованием доктора Хершель, я убила Фабиано. В надежде на то, что его семья не сможет продолжать судиться от его имени.

– Смейтесь, смейтесь, Варшавски. Кто-то же должен развлекаться, если прихлопнули панка и полиция валится с ног. Вы, например. Но если бы я действительно считал; что это дело ваших рук, мы бы сейчас беседовали не здесь, а в участке. И не за чашкой кофе. Кстати, кофе неплох.

– Мерси. Это по-венски... Послушайте, я была здесь. Спала. Конечно, хлипкое алиби, так как спала одна. Никто ко мне не приходил.

– Это вы-то?! Ранняя пташка? Как-то не соответствует вашему темпераменту.

– Как правило, да. Но из-за недавних стрессов я все никак не могла отоспаться. Свалилась в половине десятого и – до вашего звонка.

– У вас есть оружие? Какой системы?

– «Смит-и-вессон», калибр 9 миллиметров, полуавтоматический.

Он безмятежно посмотрел на меня.

– Я должен взглянуть.

– Только не говорите, зачем это вам. Догадываюсь. Фабиано был застрелен из такого же револьвера – «смит-и-вессон», 9 миллиметров, полуавтомат.

Он не отрывал от меня взгляда, потом неохотно подтвердил: именно так.

Я вынесла револьвер из спальни, передала ему.

– Из него уже довольно давно не стреляли. Последний раз – на прошлой неделе, когда я тренировалась в тире. Но вы должны убедиться сами. Могу я получить расписочку?

Он торжественно написал ее и вручил мне.

– Я ведь не должен предупреждать вас, чтобы вы не покидали город?

– Конечно, не должен, детектив. Правда, в том случае, если имеете в виду Чикаго и его окрестности.

Его улыбка стала гримасой:

Спасибо за кофе, Варшавски.

Глава 25

Медицинские архивы

Меня тошнило от завалов мусора на моей кухне. Не разживешься завтраком, если ты не крыса или таракан. Ну что, скажите, было у меня накануне на ужин? Картошка жареная. Я закрыла кухонную дверь и отправилась в закусочную «Белмонт». Я вдоволь наелась блинчиков с ягодным желе, проглотила два куска бекона, гору масла, сироп и кофе. Когда умрешь, разверзшаяся перед тобой вечность будет идеальной диетой.

Фабиано Эрнандез застрелен. Как говаривал обозреватель Стюарт Олсоп, ему давно надлежало умереть, еще перед смертью. Ничего тут не попишешь. Я прочитала о его гибели малюсенькую заметку в «Геральд стар», даже не заметку – абзац в рубрике «Пульс Чикаго», да и то не на видном месте. В городе ежедневно кого-то убивают, а Фабиано – не баскетбольный чемпион и не именитый ученый, чьей памяти могли бы посвятить душещипательный материал.

Расправившись с блинчиками и третьей чашкой кофе, я продумала план проникновения в святилище «Дружбы-5». Вряд ли этот план отличался гениальностью, но я надеялась, что он сработает. Расплатилась и вернулась домой.

Если за мной велось наблюдение, тем лучше: мне все равно, пусть знают, хчто я не намерена голодать от вины или горя.

Я облачилась в бледно-оливковый летний костюм, надела мою знаменитую «золотую» блузку, в которой была накануне. Коричневые кожаные туфли, на высоком каблуке, кожаный портфель – и вот я уже похожа на манекенщицу из рекламного путеводителя.

Не очень-то меня устраивало – путешествовать без оружия. Если Фабиано «замочили» в упор, да одним лишь выстрелом, это свидетельствовало не о случайном насилии. Не то что с Малькольмом... Фабиано скорее всего занимался такими грязными делишками, о которых я даже понятия не имела. Но он бегал в упряжке «Львов», он подал иск на «Дружбу», и оба эти, так сказать, ведомства прекрасно меня знали и плевать хотели на то, что моя персона обычно внушает ненависть, перемешанную с любовью. Поэтому следовало держаться вдвойне осторожно: перебраться в отель на пару дней и уж, конечно, притормозить мистера Контрераса в клинике. Меня не согревала мысль, что пулю, предназначенную мне, он преградит своим телом...

Спускаясь по лестнице, я ностальгически вспоминала о моем обычном рабочем одеянии – джинсах. Теперь же, в колготках и туфлях на высоком каблуке, я чувствовала себя как корова на льду. Тем более что нейлон мерзко лип к сокровенным частям тела, прикрывая доступ воздуха к коже. Садясь в машину, я чувствовала себя так, словно только что побывала на сковородке.

Вряд ли полиция решила приставить мне «хвост»: меня знают как законопослушную, ответственную особу, и Роулингс в действительности отнюдь не считает, что я пристрелила Фабиано, несмотря на то что убит он был из револьвера той же системы, что и мой. На всякий случай я заехала в клинику и попросила Лотти поменяться автомобилями на целый день.

Она была встревожена, почти испугана при моем появлении:

– Вик, что творится? Теперь еще и Фабиано убит. Тебе не кажется, что братья Кэрол убили его, чтобы защитить меня?

– О Боже. Надеюсь, что нет. Кроме того, вряд ли тебе это поможет. Закон расценивает такой иск как дополнительный козырь, а отсуженные деньги пойдут ему в наследство. Но наверняка все его состояние вложено в «эльдорадо». Нет, братья Альварадо – ребята довольно смышленые. Не думаю, что они стали бы рисковать своим будущим из-за подонка Фабиано... Кстати, я его тоже не убивала.

Она слегка порозовела:

– Нет, нет, Вик. У меня и в мыслях этого не было. И конечно же ты можешь взять мою машину.

Я прошла в ее кабинет за ключами.

– Заодно одолжи мне твой лабораторный халат. Или халат Кэрол, он мне больше подходит по размеру. А также пластиковые перчатки.

Ее глаза сузились.

– Не хочу знать, зачем они тебе, но, пожалуйста, бери.

Она достала стерильно чистый халат и вручила мне две пары лабораторных перчаток.

Ее почтенный «датсун» был запаркован позади клиники. Лотти пошла проводить меня, напоследок окинув обеспокоенным взглядом:

– Ты должна соблюдать крайнюю осторожность, Вик. Это лето было для меня очень тяжелым. Я не выдержу, если и с тобой что-нибудь случится...

Обычно мы не проявляем столь бурно наши чувства, но на этот раз я бросилась к Лотти и расцеловала ее.

– Слушай, я ведь и сама немножко боюсь. Постараюсь дать о себе знать, хотя вернусь поздно. Ну а если я попадусь по глупости или неосторожности, уведомь Мюррея о моем местонахождении. О'кей?

Она согласно кивнула и пошла к больным, плечи опущены, словно внезапно состарилась.

Лотти хвастается, что может соперничать со Стерлингом Моссом, и водит свою машину небрежно с космической скоростью. Увы, ее бесстрашие отнюдь не заменяло класс вождения, а потому все части автомобиля разболтаны сверх меры, особенно коробка скоростей. От меня потребовались большое умение безопасно нырять в поток автомобилей, а также напряженное внимание: не ведется ли за мной наблюдение? Проехав пару миль, я резко затормозила. С облегчением отметив, что больше никто не остановился, я вновь безмятежно влилась в бесконечный поток машин. Нет, «хвоста» не было.

На северо-западе жара была ощутимее. Вдали от озера температура подскакивала градусов этак на пятнадцать. Наплевательское отношение Лотти к комфорту состояло также в отсутствии кондиционера. Я сбросила жакет, но подмышки уже вспотели.

Когда я свернула южней и взяла курс на «Дружбу-5», вид у меня был такой, словно три дня шла пешком по Долине Смерти. Я проникла в госпиталь через парадный вход. В прошлый раз меня видели здесь только люди из приемного покоя и Алан Хамфрис. Четыре недели назад я была в джинсах, так что сегодня могла сойти за обычную посетительницу.

Пройдя в комнату отдыха, я умылась и причесалась, стараясь придать себе облик профессионального медицинского работника. Убедившись, что мне это более или менее удалось, возвратилась к справочной в главном вестибюле.

Чистенькая седовласая дама, облаченная в розовый халат добровольной помощницы, улыбнулась мне и спросила, может ли быть чем-нибудь полезной.

– Не подскажете, как мне пройти в помещение архива?

– Конечно, пойдете прямо по вестибюлю, свернете налево и там подниметесь на второй этаж. Это легко найти.

– Ах! Вот ведь незадача, – смущенно сказала я, – у меня назначена встреча с заведующей, а я забыла записать ее имя в блокнот.

Дама понимающе улыбнулась: все мы время от времени проявляем забывчивость. Она сверилась со справочником:

– Рут Энн Мотли.

Я поблагодарила и двинулась в путь по вестибюлю. Правда, вместо того чтобы подняться по лестнице, направилась к входу в приемную «Скорой помощи», куда в тот день привезли Консуэло. Надела халат Лотти, извлеченный из портфеля, и сразу же стала как бы деталью окружающей обстановки.

По левую сторону от входа находилась посетительская «Скорой помощи». В отличие от других клиник, здесь это помещение не было забито людьми, слоняющимися в ожидании «своего» доктора. В посетительской находилась всего одна женщина. Когда я порывисто проходила мимо, та поднялась, хотела, видно, что-то спросить, но вновь молча уселась.

Внутренний телефон висел неподалеку от дверей реанимационного отделения. Я позвонила дежурной телефонистке и попросила передать Рут Энн Мотли, чтобы она подошла к приемной «Скорой помощи». Через минуту моя просьба была передана по громкоговорителю.

Я стояла в том месте, откуда могла наблюдать за посетительской и входом в приемную «Скорой помощи». Минут через пять быстрым шагом в посетительскую вошла высокая стройная женщина, темноволосая, средних лет, в светло-голубом халатике. Нахмурившись, она огляделась и вышла.

Я следовала за ней, сохраняя разумную дистанцию. Женщина поднялась на второй этаж, вошла в архивный кабинет, а я, держа портфель на коленях, села в кресло шагах в тридцати. Вероятно, здесь было помещение для приезжих больных. Человек десять, в основном женщины, восседали в дешевеньких креслах в очереди к врачу.

Я сняла белый халат, сложила его и убрала в портфель. Примерно в четверть первого Рут Энн Мотли вынырнула из архива. Она пошла в моем направлении, но не ко мне, а к ванной комнате. Выйдя оттуда, Мотли зашагала к лестнице. Я подождала еще пять минут и предположила, что Мотли отправилась позавтракать.

Я быстро пересекла холл и устремилась к архиву, стараясь выглядеть как можно официальнее. Архив являл собой, по-видимому, самое кипучее поле деятельности всего госпиталя. Полдюжины столов были завалены горами досье, на каждом имелся компьютерный терминал. Стены увешаны полками, уставленными разноцветными папками.

Здесь работали две сменные дежурные – женщины. Одна из них приблизительно моего возраста, другая молоденькая, видимо, недавняя студентка. Я подошла к старшей, застенчивой особе, одетой в желтовато-розовое платье-рубашку. Коротко улыбнувшись улыбкой очень спешащего человека, я представилась:

– Элизабет Фелпс из администрации штата Иллинойс. Мы проводим внеплановую инспекцию по всем больницам с целью убедиться, что досье находятся в безопасных местах.

Женщина замигала покрасневшими глазами. По-видимому, у нее был насморк или сенная лихорадка.

– О, вы должны были бы обратиться к заведующей. Рут Энн Мотли.

– Прекрасно! – отозвалась я. – Проводите меня к ней.

– Видите ли, у нее сейчас перерыв. Можете подождать, она придет через сорок пять минут.

– К сожалению, не могу, должна быть еще в одной клинике ровно в час. Я не намерена подробно знакомиться с историями болезней, хочу лишь убедиться в надежном сохранении врачебной тайны. Помогите мне, взгляните на досье сами, я захватила с собой несколько фамилий пациентов, поступивших к вам.

Я порылась в портфеле.

– Ну, например, некая Консуэло Эрнандез. Надеюсь, вы не думаете, что миссис Мотли стала бы возражать. Мне надо лишь ознакомиться с общей постановкой дела, хотя бы на одном примере.

Женщины переглянулись. Старшая сказала:

– Я думаю, вреда в этом никакого нет. У каждой из сотрудниц есть свой пароль. И вся система построена на зашифровке. Свой код я вам назвать не могу, так как не имею права разглашать его посторонним.

Я встала за ее спиной. Она напечатала несколько строк, но они не появились на дисплее. Очевидно, это был пароль; зато нарисовалось «меню», выбор функций.

– Могу, – сказала она, – получить только две функции. Номер пациента – по его имени – и местонахождение досье. Пожалуйста, продиктуйте по буквам данные пациентки, разыскиваемой вами.

Я послушно исполнила ее просьбу: «Консуэло Эрнандез». Она аккуратно впечатала имя и нажала клавишу. Еще миг, и на дисплее поползли строчки: имя, фамилия, дата поступления в клинику, номер истории болезни: 610342. Я запомнила цифру и спросила, может ли леди показать движение досье.

Она сделала несколько ударов, и экран ответил: досье, закодированное под номером 8-25, передано администрации.

– Огромное спасибо, – широко улыбнулась я. – Вы мне очень, очень помогли, миссис...

– Дигби.

– Да, да, миссис Дигби! Думаю, не будет нужды нам снова обращаться сюда. Можете передать госпоже Мотли, что на нас произвело самое благоприятное впечатление состояние безопасности в вашем отделе.

Я бегом спустилась по лестнице и выскочила из госпиталя. Без четверти час. Следующий пункт повестки дня намечался значительно позже, а обедать не хотелось. Я бесцельно прокатилась по окрестностям госпиталя и наткнулась на красивый, олимпийских размеров бассейн.

Зайдя в небольшой магазинчик, купила купальник, полотенце, кое-что из предметов туалета и надежный противосолнечный козырек. Обладая всем этим, а в придачу детективной повестушкой, я была готова совсем по-курортному провести послеобеденную пору.

Глава 26

Секретная суть досье

Я вернулась в «Дружбу» вечером около одиннадцати. В темноте звездообразное строение переливалось огнями, как гигантское морское чудо-юдо. Правда, освещенных окон было немного – недоброжелательные, злые глаза чудовища. Гостевая стоянка была пуста, я поставила машину у центрального входа.

Набросив халат Лотти и озабоченно хмурясь, вошла в здание быстрыми шагами: врач спешит к пациенту, нельзя докучать ему вопросами. Народа почти не было. В справочной никого. Двое ассистентов степенно беседовали в уголке. Посреди зала санитар подметал пол. Яркие неоновые огни, сообщения, то и дело передаваемые по звукодинамикам, и опустевшие холлы напоминали мне аэропорт О'Хара в ночное время. Нет более удручающего места, чем обезлюдевшее помещение, для которого привычно скопление огромных толп.

Кабинеты администрации, где я некогда общалась с миссис Кеклэнд и Аланом Хамфрисом, примыкали к лестнице, по которой сегодня утром я поднималась в архив. Дверь в анфиладу офисов была заперта на простой замок, поверни ручку, толкни и откроешь. Я извлекла мою коллекцию ключей, выбрала наиболее подходящий и вставила его в скважину. Мне пришлось повозиться две-три минуты, я боялась, что меня засекут либо ассистенты, либо невесть откуда взявшиеся медсестры. Слава Богу, дверь наконец открылась.

Передо мной закуток миссис Кеклэнд. Черная табличка с белыми буквами извещала ее звание: «Директор приемного покоя». Надев перчатки Лотти, я из любопытства повертела дверную ручку: комната была закрыта намертво. Вдоль кабинета шел коридор, упиравшийся в офис Хамфриса.

Обособленность этого помещения давала возможность перевести дух. Офис Алана я открыла играючи. «Предбанник» явно принадлежал секретарше – Джеки Бейтс, с ней я разговаривала утром. На спартанском столе были водружены новейший аппарат текстового редактирования и персональный ксерокс. Задняя стена была сплошь занята полками с досье. Если в кабинете Хамфриса нет документов Консуэло, мне придется проглотить эту пилюлю и ворошить все папки подряд.

Дверь его кабинета, святая святых Алана, была изготовлена из массивных ценных пород дерева. Вскрыв замок и войдя внутрь, я тотчас ощутила, что нахожусь именно в той части клиники, где пахнет большими деньгами.

Вместо обычного линолеума – паркет карельской березы, почти во весь пол ковер, не иначе как персидский, не какая-нибудь там подделка, антикварный письменный стол, двухтумбовый, покрытый не сукном, а тончайшей замшей, на ножках и ящиках золотые монограммы, роскошные тяжелые итальянские драпри на окнах. Хорошо, что ящики стола не были заперты, а то было бы крайне досадно корежить такое красивое старое дерево. Я уселась в просторном кожаном кресле и начала перебирать ящик за ящиком, стараясь укладывать бумаги на их прежнее место. Эта сфера сыскной деятельности всегда была для меня самой трудной и неприятной.

Среди несекретных бумаг не оказалось документов Консуэло, но я нашла организационно-структурную и коммерческую схему «Дружбы». Рядом с ней покоилась папка с наклейкой «Месячные оперативные отчеты». Я сложила обе папки в одну. Конечно, у меня было искушение просто украсть их, а не возиться с копиями, но добродетель восторжествовала. Я прошла к Джеки и включила фотокопировальную машину.

Пока она нагревалась, я обратила внимание на скромный подвесной шкаф для бумаг, вделанный в стенку позади стола Хамфриса. Он был заперт, но поддался с той же легкостью, что и все замки клиники. Если вы обитаете в Шомбурге и не ожидаете налета взломщиков, работа сыщика становится здесь пустяком.

Досье Консуэло лежало на верхней полке шкафа. Затаив дыхание, я открыла первую страницу. Конечно, мне мнились драматические нюансы: сгинувшие записи Лотти или слишком откровенный отчет о лечении Консуэло. Увы... Всего-навсего несколько скудных страничек фиксировали ее поступление в клинику. Буквально: испаноязычная особа женского пола, шестнадцати лет от роду, поступила 29 июля в коматозном состоянии с начавшимися родовыми схватками... Далее следовала чисто медицинская бессмыслица, в которой, конечно, должна будет разобраться Лотти. Три странички напечатаны, очевидно, под диктовку Питера. Он же поставил подпись и дату.

Сдвинув брови, я взвешивала бумаги на ладони. Разумеется, я ожидала наткнуться на нечто более интересное.

Медленно прошла в «предбанник», сняла копии обеих схем госпиталя, а также только что найденных страничек.

Когда я складывала их в папку, то заметила обрывок алановского календаря для памятных заметок. Да, именно так: «Меморандум Хамфриса». Там значился только телефонный номер, без указания междугороднего кода (наверное, все-таки Чикаго). Но – ни имени, ни адреса. Я переписала номер, аккуратно оставила записку в том же положении. Затем выключила ксерокс, освещение и пошла в холл: не наткнуться бы неожиданно на кого-нибудь. Проскользнув в основное крыло, увидела, что навстречу мне, оживленно болтая, идут две медсестры. Они не обратили внимания на то, что я была в закрытой для посетителей части здания, даже не посмотрели в мою сторону. А я – живей, живей – юркнула к акушерскому отделению.

Вполне могло статься, что Питер принимал ночные роды. Уж лучше не рисковать!.. Поэтому я отыскала городской телефон и набрала номер его квартиры. Он ответил тотчас же, словно вообще не отходил от аппарата. Значит, не спал. Я молча повесила трубку, пусть думает, что кто-то ошибся, такое сплошь и рядом случается...

Я никогда не бывала в кабинете Питера, но знала из разговоров, что он размещался в главном корпусе, там же, где родильное и предродовое отделения, на третьем этаже. Я взлетела по ступенькам.

Холл был пуст, его мягко освещали аварийные лампочки. Он служил офисом; если повезет, никто сюда не сунется до утра. Неподалеку от меня стояла большая фотокопировальная машина. В кабинет Питера вела четвертая дверь слева. На стеклянной панели висела табличка с титулом: «Заведующий акушерским отделением». Я вскрыла замок и вошла.

Как и у Хамфриса, в кабинете Питера имелся закуток для секретаря. Но если Джеки и ее босс купались в солидной опрятной роскоши, то здесь главенствовал калейдоскопический яркий хаос. Весело раскрашенные брошюры призывали стать матерью под всеобъемлющим руководством акушерской команды «Дружбы». С многочисленных стенных плакатов сияющие мамы протягивали мне лучезарно улыбающихся детишек.

Связка ключей висела на стене рядом со столом секретаря. Один ключик был от кабинета, другой – от ксерокса. Стол секретарши был завален кипами всевозможных документов. Они хаотично валялись также на полках нескольких шкафов. Я окинула их внимательным взором, прежде чем взять ключ от кабинета Питера.

Паркет был явно фирменным знаком высшей администрации «Дружбы». Линолеум закутка секретарши резко обрывался перед офисом Бургойна, там начиналось дорогое дерево. Это выглядело комично, но всяк сверчок знай свой шесток... Правда, обстановка у Питера была менее роскошна, чем у Хамфриса. Обычный модерновый стол, тоже заваленный бумагами, стоял в центре комнаты. Несколько кресел предназначалось для посетителей, а кресло Питера представляло собой вертящееся сооружение. Личность хозяина проявлялась лишь в висевшей на стене фотографии собаки Бургойна, создавая некий более или менее человечный декорум.

Снова натянув перчатки, я принялась за стопку бумаг на письменном столе, тщательно их рассортировывая, стараясь не пропустить записок, относящихся к Консуэло. Покончив с ними, я взялась за ящики.

Питер сохранил все: карточки принятых им младенцев, переписку с лекарственными фирмами, старые кредитные карточки... В папке с надписью «Личное» я нашла оригинал его трудового соглашения с «Дружбой», заключенного пять лет назад. Прочитав параграфы с условиями, я подняла брови. Ну и ну! Стоило ли удивляться, что эти условия были куда привлекательнее, чем в договоре с «Бет Изрейэль». Я отложила контракт в сторону, чтобы снять копию.

Отчет о болезни Консуэло, написанный мелким почерком, лежал на дне ящика. Моему некомпетентному взгляду все это предстало совершенной абракадаброй: В 14.30 позвонил д-ру Эберкромби. В 15.00 начато четвертое вливание сульфата. Я кое-как продралась через каракули, прочитала, как шли роды, о попытках спасти ребенка. Смерть в 18.30. Смерть Консуэло на следующий день в 5.30.

Я нахмурилась, не зная, что дальше делать. Но это же материал для Лотти! Я взвешивала шансы, что предпочтительней: забрать оригиналы? Но это большой риск, Питер непременно заметит. Или сесть перед ксероксом в холле, а там большая вероятность нарваться на докторов или медсестер. Попробуй объясни, зачем ты тут болтаешься... Я с досадой подумала, что красть документы не годится, ведь не смогу же я их вернуть по почте?

Я взяла ключ от фотокопировальной машины, выключила свет и притворила дверь, не запирая ее на ключ.

В холле было по-прежнему пусто, я прошла к служебному ксероксу. В задней панели имелось несколько входов, вероятно, каждый был закреплен за какой-то определенной службой. Я стала пробовать ключ во все подряд, и на четвертом машина ожила. Чтобы нагреться, ксероксу нужно пять минут или чуть больше. Пока он нагревался, я поискала ванную комнату. Женская кабина оказалась рядом с лестницей, но едва я стала открывать дверь, как услышала голоса людей, поднимавшихся в холл. И думать было нечего, чтобы ринуться и вырубить ксерокс; столь же нелепо я бы выглядела с кипой документов в руках. Не зажигая света, прошла в кабину.

Шаги миновали меня, проследовали в холл. Судя по всему, шел мужчина. Я приоткрыла дверь и вгляделась: Питер! Какого черта притащился он сюда глубокой ночью?

Я напряженно следила, как он достал ключ, рассеянно повертел им в замочной скважине... Нахмурившись, вошел в кабинет, зажег свет, его полоски вырвались из-под двери. Ожидание стало для меня вечностью. Вызовет он охрану, если убедится, что кто-то побывал в его офисе?

Я мысленно проиграла фрагмент из «Дона Джованни» – тамтам, там-там-там... На это ушло несколько минут. Повторила пассаж – еще пять минут. Всего десять – и ничего!.. Проигнорировав импульс тревоги, загнавшей меня в ванную комнату, я выскользнула оттуда, вытащила наполовину ключ из ксерокса и сбежала на первый этаж. Промчавшись по коридору, выскочила из здания, села в машину и некоторое время кружила в поисках служебной стоянки. Та была до отказа заполнена машинами дежурных ночной смены.

У меня не было пластиковой карточки, дававшей возможность въехать на стоянку, я прошла туда пешком и отыскала автомобиль Питера. После этого вернулась к своей машине и проехала по шоссе, соблюдая надежную дистанцию, но так, чтобы было возможно следить за воротами стоянки. Питер появился после трех ночи. Я дождалась, пока он забрался в свою «максиму», и некоторое время ехала за ним – убедиться, что он на пути к своему дому.

Моя шелковая юбчонка взмокла от пота. Ну и дура, кляла я себя. К чему такое упрямство – вырядиться в шелка, когда предстоит тяжелое задание летней ночью... Теперь, правда, я уже не опасалась, что кто-нибудь перехватит меня по дороге. Я осторожно проделала весь обратный путь к офису Питера. По-прежнему безлюдно. Снова задействовала ксерокс. Когда зажглась сигнальная лампочка, сняла копии, сунула их в портфель, а потом положила оригиналы в тот ящик, откуда брала.

Вешая ключи на крючок у секретарского стола, внезапно догадалась, что привело Питера в офис. Он неустанно работал над подготовкой конференции, посвященной вопросам спонтанной эмболии.

К пачке бумаг была пришпилена записка: «Теперь можно приступить к изготовлению слайдов. 35 мм. Извини, что унес материал, дополнение передам по факсу». До конференции оставалось два дня, столько же времени было у бедняги секретарши для возни с кучей слайдов...

Повинуясь внезапному импульсу, я схватила несколько проспектов и засунула их в мой и так уже разбухший портфель. Очень тщательно закрыла на замок все двери и была такова.

Пришло время выпить виски, принять душ и лечь спать. У въезда на автостраду я нашла мотель «Мариотт». Здесь даже в эту пору с охотой пошли навстречу всем моим желаниям. Я прихватила из бара двойную порцию «Блэк лейбл», унесла к себе в номер, к тому времени, как я закончила мокнуть в тесной ванне, на донышке не осталось ни капли.

Практика – все-таки великая вещь при отработке хорошо спланированных акций. Я свалилась в постель и заснула безмятежным сном честной труженицы.

Глава 27

Исчезающий след

Проснулась я в одиннадцать, свежая и хорошо отдохнувшая. Некоторое время бездумно валялась на широкой постели, не желая нарушать покой блаженного, ленивого бытия. Утверждают, что такое чувство обычно присуще злодею, совершившему удачное преступление. Впрочем, среди тех, кого я защищала, будучи адвокатом, таких везунчиков я никогда не встречала.

Наконец я выпрыгнула из постели. Стены ванной были сплошь в зеркалах, и мне не очень понравился вид моих располневших бедер и живота. Пора, пора расставаться с блинчиками и непомерно толстыми кусками бекона... Я позвонила в бюро обслуживания, заказала фрукты, йогурт и кофе и уж только потом набрала номер клиники Лотти.

– Вик! Уже целых полчаса я думаю, не пора ли позвонить Мюррею Райерсону! С тобой все в порядке?

– Да, да. Все прекрасно. Я разделалась с госпиталем только в четыре утра, а потому сняла номер в мотеле. Приеду после обеда. Ты вечером свободна? Сможем мы просмотреть кое-какие бумаги?

Мы условились встретиться в ресторане «Дортмундер». Затем я прослушала записи моего домашнего автоответчика. Оказалось, что меня разыскивали и Райерсон, и Роулингс. Для начала позвонила Райерсону.

– Ну, добыла что-нибудь? – спросил он вместо нормального приветствия.

– Пока толком не знаю, но Лотти сможет все оценить сегодня вечером. У нас с ней встреча в ресторане «Дортмундер». Хочешь стать участником?

– Постараюсь... Ну-ка, обожди секундочку...

Пока я ждала, принесли завтрак. Я сидела, завернувшись в одеяло, когда вновь послышался голос Мюррея:

– Господи, Вик! Я очень волновался за тебя все это время. Гадал, куда посылать морских пехотинцев.

– Шомбург. А тебе в чем-нибудь подфартило?

– Мне было бы весьма полезно знать, что конкретно ищу. Даже если твой дружок Бургойн – старый добрый приятель Тома Коултера из департамента здравоохранения, я все равно не могу это доказать, нет подтверждения. В офисе Коултера никто якобы не слышал о Бургойне. И жена Тома с ним не знакома. И вообще она не распространялась насчет своего муженька. Кажется, он только тем и занимается, что беспрестанно поддает со своим боссом – Бертом Мак-Майклсом.

– Кто этот Мак-Майклс? – резко спросила я, давясь земляничным желе.

– Я же сказал, босс Коултера. Что произошло с твоей головкой в Шомбурге? И не ешь, когда разговариваешь. Тебя этому в детстве мама учила?

– Да. – Я поспешно запила ягоды глотком кофе. – Я имела в виду, какое положение занимает Мак-Майклс.

Мюррей замолчал, вероятно, сверяясь с записью в блокнотике.

– Он первый заместитель в общем отделе. Подчиняется доктору Стречи, главе департамента экологии и людских ресурсов.

– Как они отхватили эти должности? Их выбирали?

– Нет, назначали. Сам губернатор на основе законно заверенных аттестаций.

– Ясно.

Я с тоской разглядывала остатки фруктов. Смутная идейка забрезжила у меня в голове. Значит, придется опять тащиться в госпиталь ночью. Но как?

– Эй, Варшавски! Тебя там часом удар не хватил?

– Да нет, я понимаю, надо поторапливаться. Послушай, но ведь кто-то же рекомендовал этих людей? Допустим, призывает губернатор к себе медицинскую общественность штата и говорит: ну-ка, признавайтесь, какие, по вашему мнению, десять человек – лучшие в царстве здравоохранения? Я из них выберу одного и назначу властителем в княжестве людских ресурсов! Живо!!

– Спустись на землю, Вик. Ведь это же Иллинойс. Какой-нибудь фрукт заседает в комитете общественного здравоохранения, или как он там называется согласно закону; у этого типа есть приятель, которому нужна работа. И вот... – Мюррей запнулся.

– Ага! – восторжествовала я. Швед с угнетенным мозгом идет вровень с польской недотепой. – Надеюсь увидеть тебя вечером у Дортмундера...

Он молча повесил трубку. Я усмехнулась и набрала номер Шестого полицейского управления. Роулингс незамедлительно взял трубку.

– Где вас черти носили, Варшавски? Вы же обещали мне не покидать Чикаго.

– Извините. Была ночью в пригороде, ехать домой было уже поздно. Думаю, вам неприятна такая картина: один из ваших дружков-патрульных снимает ошметки моего тела с фонаря на шоссе Кеннеди... Что случилось?

– Ничего особенного, я-то считал, вы должны знать, что случилось, миледи Варшавски. А именно: судя по состоянию вашего револьвера, мы пришли к заключению, что вы не использовали его, чтобы «замочить» Фабиано.

– Ах! У меня камень с души свалился. Ночами спать не могла. Что насчет Серджио?

Он фыркнул:

– У него непробиваемое алиби. Конечно, это ничего не значит. Но мы прочесали его гнездышко в Уоштено и нашли столько кокаина, что любой судья скажет: да, он не подарок для общества... Увы, «смит-и-вессон» не обнаружили.

Я слишком хорошо помнила это гнездышко и пожалела, что не участвовала в обыске, о чем и сказала Роулингсу.

– Вот уж не знал, что могу быть вам хоть чем-то полезен. Зайдите к нам и заберите вашу пушку. Если хотите. И на будущее: коли проводите ночь не в Чикаго, ставьте в известность.

– И что же, это навсегда? А вдруг я весной в Англии захочу побывать, вам это тоже интере...

Он бросил трубку, оборвав меня на полуслове. Бывают же такие люди, всегда чем-нибудь недовольны.

Я принюхалась к моей рубашке, вряд ли удастся доехать в ней до дому, не задохнувшись. К счастью, при мотеле был магазинчик, где я приобрела белую рубашку-безрукавку и черные джинсы. Засунув грязные вещи в сумку, рассчиталась с портье. Ночное удовольствие влетело в двести долларов. И поехала в город, благословляя клиента с картонной фабрики.

В Чикаго я первым делом заехала за револьвером. Роулингса не было, но он оставил распоряжение дежурному офицеру. Пришлось подписать кучу бумаг, зато получила расписку.

Дома, сбросив колготки и туфли на каблуках, я переоделась, после чего отправилась в деловую часть города, в свой офис.

Было довольно прохладно, так что я не стала включать кондиционер, но открыла окно, впустив в комнату городские звуки и запахи. Они и грохочущий шум надземки, проходившей несколькими этажами ниже, создавали приятный фон моей работе. Сначала я набрала номер, списанный с календаря Хамфриса. Никакого ответа.

Я вынула бумаги из портфеля и разложила их в стопки: врачебные материалы для Лотти, а финансово-административные для меня. Сортируя бумаги, я весело насвистывала мотивчик из «Белоснежки и семи гномов»...

Сначала я внимательно перечитала контракт Питера. Ого! Базовый ежегодный оклад составлял 150 000 долларов за работу в качестве главного акушера плюс два процента прибыли, получаемой от коммерческой деятельности на этом поприще. Кроме того, участие в общих прибылях клиники в зависимости от личного вклада и соответственно количеству персонала. И наконец – льготы в почтовых расходах и некоторые другие привилегии. Не работа – мечта...

Имелось также письмо некоего Гарта Холлингсхеда, председателя Национальной компании. В заключительном абзаце он подчеркивал: «Рекомендации, полученные нами из Норт-вестерна, свидетельствуют, что в свое время Вы были выпускником № 1. Есть также подобные хвалебные отзывы об искусстве, проявленном Вами в акушерской сфере. Все мы очень хорошо понимаем Ваше стремление и в дальнейшем повышать уровень мастерства! Надеемся, что наши условия в данной области будут достаточно адекватны общенациональному фону...»

Ну и ну! Напиши мне кто-нибудь такое письмишко, предложи такие деньги и участие в прибылях, да тут всерьез задумаешься, отказаться или нет... Итак:

«Дорогая госпожа Варшавски. Учитывая, что Вы являетесь непревзойденным шилом в попе полиции, а также Ваши необыкновенные способности к дедукции, мы от всей души желаем, чтобы Вы и в дальнейшем оставались частным детективом с заработной платой две-три тысячи долларов в год, плюс отсутствие страхования жизни, плюс раненая физиономия и, кроме того, регулярный взлом вашего жилища...»

Я обратилась к материалам Хамфриса. В них были документы о структурной организации клиники. Выяснилось, что Хамфрис – глава «Дружбы-5» с окладом и премиями в сумме 200000 долларов ежегодно в том случае, если коммерческая деятельность выполняет свои задачи по получению барыша. Кроме того, большая доля от прибыли, какой бы высокой она ни была... Я присвистнула: ничего себе!

Оказалось, что «Дружба» – корпорация закрытого типа. Большинство ее госпиталей действовало в «кукурузных» штатах, то есть там, где не требуется предъявлять так называемый сертификат необходимости. В большинстве остальных штатов настаивают на официальном согласии – города, графства или других клиник – для открытия нового госпиталя либо вхождения административной единицей в уже существующую больницу. Отделение «Дружбы» в Шомбурге стало первой ласточкой в стране Великих озер.

По мере того как шло время, я обзавелась разнообразным ассортиментом полезных сведений. «Дружба-5» была восемнадцатым госпиталем в цепи ему подобных, но пятым, который строился «с нуля», а потому сохранил родовое имя. Перед каждым подразделением были поставлены конкретные задачи по извлечению коммерческой выгоды. План этих задач разрабатывался и утверждался административным комитетом, состоявшим из Хамфриса и заведующих отделениями. Плюс к сему головная организация добавляла ориентировки на сверхприбыли, получаемые буквально от всего. Было довольно мерзко натыкаться на словесный блок «купля-продажа» в контексте с заботой о здоровье человека.

Хамфрис периодически направлял подразделениям «меморандумы», в которых советовал избрать те или иные подходы к бизнесу в рамках законодательства штата. В этих ориентировках, он определял сроки пребывания пациента в госпитале и уровень ухода за ним. Это зависело от статуса больного. В том случае, если больной подпадал под действие социальных программ для неимущих – «Медикейд» и «Медикэр», Хамфрис особо подчеркивал, сколь важно не превысить собственные расходы госпиталя, чтобы не потерять на разнице при расчете с государством.

Вот уж никогда бы не подумала, что в таком богатом пригороде, как Шомбург, приходится пользовать больных, защищаемых социальной программой, но оказалось, что тут лечились многие старики. Правда, Хамфрис зорко, словно паук, следил за тем, чтобы такой пациент и часа лишнего не задержался в клинике. А одному заведующему отделением с раздражением направил такую записку: «Очень прошу помнить, что у нас не филантропическая, а коммерческая организация...»

К концу дня я завершила свой крестный путь по документам госпиталя. Специально выписала вопросы, которые должна была задать Лотти, несколько сленговых словечек и выражений, а также специфических терминов. Хотя в целом документы были доступны главным образом из-за рутинного, довольно несложного содержания, тем не менее подход к лечебной практике в госпитале показался мне шокирующим и отвратительным. Не здоровье человека было у них на первом плане, а барыши. Правда, внешне казалось, что «Дружбу» нельзя упрекнуть в халатном отношении к лечению пациентов либо в грубых финансовых нарушениях, таких, например, как предъявление завышенных счетов за процедуры или что-нибудь в этом роде.

Итак, у «Дружбы-5» – честное лицо. Это должно было радовать меня, особенно в мире, пораженном коррупцией. Но почему все-таки особой радости я не испытывала? Да, я решила поудить рыбку в мутной воде. Выудила записки о Консуэло, правда, скорей для Лотти, чем для суда, А на что же еще я надеялась? На шантаж лиги Дитера, за которую платил мой бывший супруг? Или просто мне нужен был козел отпущения как компенсация за все срывы и огорчения прошедшего месяца?

Я старалась преодолеть депрессию, но она не отпускала меня, была все время со мной. И когда я укладывала бумаги в портфель, и когда ехала к ресторану «Дортмундер».

Глава 28

Падение на дно

Лотти пригласила в ресторан «Дортмундер» Макса Левенталя, исполнительного директора «Бет Изрейэль». Низкорослый крепкий мужчина лет шестидесяти, с вьющимися седыми волосами, он был влюблен в Лотти, с которой познакомился еще в Лондоне. Макс тоже был беженцем из Австрии. Он неоднократно, но тщетно пытался затащить Лотти под венец, а та всегда заявляла, что не создана для брачных уз. Однако они частенько вдвоем посещали оперу и симфонические концерты, и не один раз Лотти путешествовала по Англии в обществе Макса.

При моем появлении он встал, улыбаясь проницательными серыми глазами. Мюррея еще не было.

– Мне подумалось, – объявила Лотти, – что Макс сумеет ответить на вопросы, касающиеся административной деятельности госпиталя. Если, конечно, они возникнут.

Лотти не любительница алкоголя, зато Макс оказался знатоком вин и был рад тому, что не останется с бокалом один на один. Он подошел к буфетному стеллажу, вытащил бутылку «Кос-д'Эстурнеля» урожая 1975 года и благоговейно наблюдал, как ее откупоривали. После этого Макс настроился на беседу. Мы не стали ужинать сразу же, я решила сначала выговориться.

– У меня есть досье Консуэло. Но если вы хотите, чтобы суд принял его для ознакомления, вам придется получить санкцию на получение этих документов законным путем.

Я вытащила две стопки бумаг, касавшихся лично Консуэло, и вручила их Лотти.

– Та, что напечатана на машинке, – пояснила я, – была заперта в офисе Хамфриса. Другая, от руки, – у Питера Бургойна в столе.

Водрузив пенсне, Лотти принялась за изучение документов, сначала отпечатанных, затем рукописных. Ее густые брови сдвинулись, резкие складки обозначились вокруг рта.

Я повертела свой бокал в руках и потянулась за бутылкой. Макс, державшийся немного напряженно, и слова не сказал, когда вино было разлито доверху.

– Кто этот доктор Эберкромби? – спросила Лотти.

– Не знаю. Его упоминает Питер в своей записке. Он пишет, что звонил ему.

Я вспомнила о проспектах, прихваченных мною в офисе, и выудила их из портфеля. В них мог находиться штатный список сотрудников госпиталя.

«Дружба» осуществит ваше всестороннее акушерское обслуживание» – провозглашал один из весьма живописных буклетов... Ого, сколько же денег в него вбухали?! Какие богатые краски, изысканные шрифты и яркие фото. Обширные газетные цитаты... На обложке цветущая дама баюкает новорожденного. Их лица излучают неизбывный восторг... На внутренних полосах можно было прочитать следующее: «Вы рождаете еще одну жизнь! Это самое важное событие Вашей жизни. Разрешите нам сделать все Так, чтобы это стало для Вас также наиболее радостным событием!..»

Я перелистала проспект. Чуть дальше значилось: «У большинства женщин роды проходят без каких-либо осложнений. Но если Вам требуется дополнительная помощь в предродовой или родовой период, наш опытнейший акушер, специалист в области патологии в любое время к Вашим услугам...»

В самом низу страницы сосредоточенный, уверенный в себе мужчина держал какую-то штуку, напоминавшую электрическое стимулирующее одеяло, в низу живота беременной женщины. Та взирала на него со всемерным доверием. Подпись к фото гласила: «Кейт Эберкромби, д. м., перинатоложист[10], пато-логоспециалист, применяет ультразвук для лечения одной из пациенток».

Я показала текст и фотографию Лотти:

– Не можешь перевести на человеческий язык?

Она ознакомилась с подписью под снимком:

– Он манипулирует звуковолнами, чтобы ребенок продолжал продвигаться вперед. Кроме того, этот прибор осуществляет контроль за нормальным сердцебиением. Можно определять вес и размеры ребенка. На поздних стадиях иногда определяется и пол... «Перинатоложист» – это акушер, специализирующийся на патологических аномалиях и осложнениях при беременностях. А уж если дитя появилось на свет и у него проблемы, прибегают к помощи неонатоложиста, специалиста-педиатра. Консуэло как раз нуждалась в перинатоложисте. Если бы он появился вовремя, то маленькой Виктории необходима была помощь неонатоложиста. Но, как видно, и его не оказалось...

Она сняла пенсне, положила рядом с проспектом и продолжала:

– Проблема Бургойна очевидна и красноречива. Вот почему он не хочет показывать мне свои записи. Но почему он их просто-напросто не выбросил? Ведь машинописный отчет носит пояснительный характер, но не указывает на явное небрежение при уходе за больной.

– Лотти, это тебе видно, но не нам. О чем ты говоришь? – спросил Макс с неистребимым венским акцентом. Он взял бумаги и углубился в них.

– В машинописном тексте разъясняется, что Консуэло поступила незапланированно, ургентно, не будучи амбулаторной больной. У нее начались роды, она была в коматозном состоянии. Ей сделали массивную инъекцию глюкозы, чтобы восстановить уровень сахара в крови и поднять давление... Там же говорится, что применили ритодрин, дабы замедлить роды. Затем перед ними встала проблема: могли ли они вообще остановить роды, не подвергнув Консуэло риску летального исхода? И решили идти напролом – приняли ребенка. Но Консуэло все равно скончалась из-за серьезнейшего общего осложнения как беременности, так и родов... А Бургойн в своих записках в значительной степени рисует другую картину.

– Да, я вижу. – Левенталь оторвался от чтения записок Питера. – Бургойн детализирует всю ситуацию. Буквально расшифровывает.

Я чуть не заорала от нетерпения:

– Ну так расшифруйте и мне! Вместо этого Лотти спросила:

– В каком часу вы приехали в клинику?

– Ох, трудно вспомнить, уже ведь месяц прошел.

– Но ты же детектив, то есть хорошо натренированный наблюдатель. Думай. Думай.

Закрыв глаза, я вспомнила жаркий день, фабрику красителей...

– Так. Мы приехали на фабрику в час. Фабиано была назначена беседа на час. А примерно через пятнадцать минут у Консуэло начались схватки. Четверть часа отняла у меня беготня по фабрике: куда везти Консуэло? Еще четверть часа ушло на езду в госпиталь. Стало быть, приехали туда без пятнадцати два.

– Теперь посмотрите! Только в три они вспомнили о вызове Эберкромби, – сказал Макс. – Так что сидели добрый час сложа руки, ничего не предпринимая для спасения Консуэло.

– Ну да! Когда я препиралась с этой негодяйкой в приемном покое, они и не думали лечить Консуэло! – воскликнула я. – Черт бы меня побрал, мне бы скандал тогда следовало закатить. Представляете, держали ее на каталке, судили-рядили, заниматься ею или нет...

– Дело не столько в этом, – поправила меня Лотти, – а в том, что они утверждают, будто давали ей ритодрин. Модное нынче средство, и уж, конечно, Эберкромби его применил бы, если бы оказался на месте. Но Бургойн в своих записках отмечает, что сделал инъекцию сульфата магния. Это может вызвать понижение давления, паралич дыхательного центра и сердечную недостаточность. Что и произошло в случае с Консуэло... Питер пишет, что сердце перестало биться, они приняли ребенка и реанимировали Консуэло. Увы, она перенесла столько шоков, что ночью сердце снова остановилось, и ничего сделать они больше не смогли...

Ее брови сдвинулись:

– Когда Малькольм туда приехал, он сразу же понял, в чем проблема. Впрочем, возможно, он не сразу узнал, что ей не давали ритодрин...

Голос Лотти прерывался, когда она старалась воссоздать картину происшествия. Винные полки ресторана вдруг сдвинулись и стали валиться на меня, я уцепилась за край стола.

– Нет, – громко сказала я. – Это невозможно.

– В чем дело, Вик? – Острые глаза Макса не упускали ни одного моего движения.

– Малькольм! Не стали бы они убивать его только с той целью, чтобы заткнуть рот, не дать возможности обнародовать все, что он там узнал. Нет!

– Довольно! – властно потребовала Лотти. – Сейчас не время для словоблудия. Да, они, конечно, допустили весьма серьезную ошибку. Но – убить человека? Причем таким зверским способом?! Так или иначе, когда мы с ним говорили, он сказал, что в «Дружбе» употребили нужное лекарство. А может, он просто не знал. Или разузнал позже у медсестер. Возможно, именно это и хотел перепроверить, прежде чем изложить дело мне. Но вот что мне непонятно: где был этот Эберкромби? Бургойн пишет, что неоднократно звонил ему, но он так и не явился.

– Я думаю, можно было бы поискать в его офисе, – предположила я. – Посмотреть, нет ли чего-либо, проясняющего ситуацию, каких-нибудь записей...

– Не думаю, что это необходимо предпринимать. – Макс все еще изучал проспект. – Давайте рассуждать логично. Здесь утверждается, что Эберкромби в распоряжении госпиталя круглосуточно. Больше того, он – штатный сотрудник учреждения.

– Ну и что?

Макс усмехнулся:

– Вот где не обойтись без моего компетентного специального знания предмета. Вы, наверное, гадаете, зачем меня Лотти сюда привезла. Говорите себе, почему этот старый маразматик нарушает мои гениальные дедуктивные...

– Давайте ближе к делу, – не удержалась я.

Он посерьезнел.

– За последние десять лет женщины сменили возраст, в котором они предпочитают рожать детей. В основном образованные женщины. Они стараются оттянуть это как можно дольше, не то что раньше. О, образованные знают, что такое риск. И они желают попасть в тот роддом, где опытнейший эксперт окажет квалифицированную помощь при осложнениях.

Я подтвердила, что знаю таких женщин – мучаются: либо родить, либо новый автомобиль купить...

– И для того, – продолжал Макс, – чтобы успешно конкурировать в акушерской сфере, госпитали непременно обзаводятся патологическими отделениями с классными специалистами в штате. Также необходимо иметь новейшую родовспомогательную технику, сканирование зародышей, специализированные реанимации н так далее. Но чтобы все это окупалось, требуется ежегодное появление на свет в клинике около трех тысяч младенцев. – Он улыбнулся совершенно по-волчьи. – Вы об этом знаете? Это, так сказать, нижняя черта – красная кредитная линия. Меньше уже нельзя: мы же, дескать, не можем оказывать бесплатные услуги.

– Ясно, – сказала я.

Картина предстала передо мной с удручающей ясностью, за исключением деталей. Например, Фабиано, Дик и Дитер Монкфиш. Но и на этот счет у меня были кое-какие соображения.

– Стало быть, доктор Эберкромби – фантом, химера? – спросила я. – Они, что же, нанимают актеров позировать с зародышевыми мониторами?

– Нет, – рассудительно возразил Макс. – Уверен, что этот Эберкромби действительно существует. Но состоит ли он в штате госпиталя? «Дружба» расположена в весьма фешенебельном районе. Для нее не типичен прием родов, связанных с большим риском, как у Консуэло, например. Молоденькая, с неполноценным питанием и так далее. Если кто-нибудь из пациенток Бургойна оказывается в таком положении, ее непременно должен наблюдать и вести Эберкромби. Но какой прок платить четверть миллиона долларов в год человеку, чьи услуги требуются в лучшем случае раз в месяц?

Лотти нахмурилась.

– Но, Макс, они же истово рекламируют универсальные акушерские услуги. Ты знаешь, это так называемый третий уровень. Потому мы и посоветовали Кэрол направить Консуэло туда. Кэрол советовалась также с Сидом Хэтчером, он-то со всей рекламой знаком, даже на каком-то совещании у них был. И тоже порекомендовал «Дружбу».

– Значит, если Эберкромби не числится у них на постоянной работе, они и рекламы такой не имеют права давать? – скептически высказалась я. – Правдивость рекламы – закон.

Лотти напряженно подалась вперед.

– Власти штата должны сами убедиться во всем и выдать лицензию-сертификат. Я знаю, мы это уже проходили в «Бет Изрейэль». Явились чиновники, дотошно обследовали оборудование, препараты. Все. Все, все...

Я осушила бокал. Густое терпкое вино согрело меня, немного ударило в голову. А ведь мне не хватало именно теплоты и покоя при столкновении с сегодняшними гадостями жизни.

– Если сюда подскочит Мюррей, у него найдутся ответы на все вопросы. – Я выразительно потерла пальцем о палец – символ славного города Чикаго.

– Не поняла, – созналась Лотти.

– Подкуп, – доброжелательно объяснил Макс. – А еще это называется так: отстегнуть «бабки» кому-либо.

– Взятки? – отозвалась Лотти. – Нет, этого не может быть! Уж только не Филиппа. Ты ее помнишь, Макс? Теперь она чиновница.

– Но ведь она в департаменте не одна, – сказала я. – Хм, чиновница. Есть у нее босс, занимается общими вопросами, регулированием здравоохранения и тому подобным. И есть у нее молодой коллега, этакий наглец, бражничающий с этим боссом каждый божий день. Нам надо установить, не на казенные ли денежки они гуляют. И все ляжет на свое место.

– Не шути так, Вик, я этого не люблю. Ты же о жизни людей говоришь, о Консуэло и ее ребенке. И сколько еще таких! А ты намекаешь, что больница и государственные служащие заботятся только о том, как бы карманы себе набить... Это уже не шутка.

Макс положил ладонь на руку Лотти:

– Вот почему я тебя люблю, Лоттхен. Пережить такую ужасную войну, быть врачом тридцать лет и невинности не лишиться...

Я в третий раз наполнила свой бокал. Итак, все скатилось в пропасть, к нижней черте. Хамфрис и Питер – партнеры-хозяева госпиталя. Для них лично самое важное – прибыль. Важно, чтобы каждая служба клиники делала деньги. Возможно, это несколько важней для Хамфриса. Его потенциальная доля больше. Вот они и рекламируют всеобъемлющее обслуживание. Но доктора Эберкромби практически используют лишь частично и полагают, что все будет шито-крыто в том районе, где не так уж часто возникают экстренные патологические казусы...

Палата «Скорой помощи» в «Дружбе»? Я ведь была там дважды. Ну и что?! Никто ею не пользовался. И была она лишь показухой для поддержания имиджа всемогущества, приманкой для обладателей тугих кошельков... И вдруг появляемся мы с Консуэло. И, возможно, не лечили ее не только по той причине, что эта «туземка» ни гроша им не принесет. Нет, они действительно разыскивали Эберкромби.

– Но где же он все-таки был? – внезапно воскликнула я. – Этот самый Кейт Эберкромби? Ведь наверняка где-то неподалеку. Они не смогли бы задействовать его, служи он, допустим, в Чикагском университете или более отдаленном районе.

– Ну, это-то я выясню. – Лотти встала. – Он, видимо, значится в именном Всеамериканском указателе. Позвоню-ка я Сиду, если он дома, то непременно разыщет...

Если вы правы, – Макс покачал головой, – какой ужас навевает эта мысль. Убить такого блестящего молодого человека? И из-за чего, Бог мой?.. Только для того, чтобы сохранить прибыльность, удержаться на плаву...

Глава 29

Хорошее вино к ужину

Едва Макс замолчал, как прибыл Мюррей. Рыжая борода блестела от пота. По-видимому, еще днем он распустил галстук и расстегнул все пиджачные пуговицы. Рубашка, сшитая на заказ с учетом необъятного живота, выбилась из брюк. Подходя к столику, он делал безуспешные, отчаянные попытки заправить ее за пояс.

– Какой еще там блестящий молодой человек? – требовательно заорал он вместо приветствия. – Надеюсь, это вы не меня отпевали?

Я представила его Максу, уточнив:

– Друзья Мюррея очень пекутся о нем, говорят, что он чересчур застенчив и стыдлив. Как тут выживешь в джунглях журналистики?

Мюррей ощерился:

– Да, это большая проблема.

Подбежала официантка, Мюррей заказал бутылку пива.

– А лучше принесите сразу две, – добавил швед. – И что-нибудь закусить. Один из ваших изысканных сыров, а также фрукты... Я вас не заставляю ждать, ребята?

– Нам было не до еды, – покачала я головой. – Но пора и закусить. Как вы считаете, Макс?

Он согласно кивнул и сказал:

– Лотти вряд ли захочет чего-либо существенного. Но давайте отведаем паштеты, они лучше всего подойдут к сыру.

После того как принесли пиво «Хольстен», мы пересказали Мюррею предшествующий разговор. Его глазки возбужденно заблестели. Он держал бокал в левой руке, а правой лихорадочно записывал что-то в блокнот.

– Вот это бомба! – радостно воскликнул он, закрывая блокнот. – Я уже влюблен в статью. Так-так... Заголовок – «Жажда наживы толкает на зверское умерщвление девочки-подростка: такова цена прибыльности?».

– Вы это не напечатаете, – сказала Лотти. Вид у нее был понурый.

– Но почему? Это же потрясающая статья!

Лотти основывала свое утверждение на том, что грех нарушать покой Консуэло. Мюррей не был в этом убежден. Подождав, когда они утихнут, я убедительно сказала:

– Да, это очень важная часть программной статьи. Но у нас нет неопровержимых доказательств.

– Я же все это поставлю в кавычках. Суд не придерется, если мы будем цитировать «очень надежный источник информации». – Мюррей провокационно подмигнул мне. – Не так ли? Подчеркиваю: очень надежный.

– Согласна, что в качестве обвинения суду это предъявлять бесполезно. А вот Лотти придется объясняться. Ее обвиняют в преступном небрежении, в отказе лечить Консуэло. А досье было украдено во время разгрома клиники...

Я хлопнула себя по лбу.

– Конечно. Ну, не опростоволосилась ли я? Как же так?! Смотрите: Хамфрис подбивает Дитера на организацию марша протеста. Затем подсылает своего человека в ряды громил и заставляет украсть досье. Кто бы ни был этот человек, особенно разбираться ему на месте некогда, он сгреб все бумаги, где значилась фамилия Эрнандез. И ясно, что искали также отчет Малькольма. Вот почему адвокат «Дружбы» взял на себя защиту Дитера Монкфиша. Отношение Хамфриса к абортам тут вообще не имеет никакого значения. Это – частичная оплата долга Дитеру.

– Ну а нападение на Малькольма? – грустно спросил Макс.

Я заколебалась на какой-то миг, поскольку не могла себе представить, что Хамфрис или Питер могли убить кого-то. Но если это было так, если «Дружба» старалась таким образом скрыть неспособность и нежелание оказать всестороннюю акушерскую помощь, которую они столь яро рекламировали…

Не ответив, я резко повернулась к Мюррею.

– Ну а ты что сегодня раскопал?

– Ничего более жареного, чем у тебя, деточка. – Он снова полез в блокнот. – Так, Берт Мак-Майклс, заместитель директора департамента экологии и людских ресурсов. Возраст – 50 лет, на государственной службе очень давно. Сначала работал в сфере экологии, потом – в здравоохранении, причем его подсадили на эту лошадку в последнем туре конкурса. Особой поддержки в медицинских кругах у Мак-Майклса нет, зато обширные связи в государственных учреждениях, сфере финансов, правительстве штата и так далее.

Он отхлебнул пива, вытер губы ладонью и продолжал:

– Ну, ладно. Для вас, ребята, конечно же представляют интерес его связи в Спрингфилде. Так вот, Берт тесно связан с Клэнси Мак-Доуэллом. Это средней руки депутат от северо-западного округа. Но у него масса шакалов-лоббистов. Они собирают ему голоса избирателей, а он пристраивает их на теплые местечки. Таким образом, он и сам становится значительным поставщиком голосов, а потому у него очень крепкое положение в правительстве.

Лотти пыталась что-то возразить, но Мюррей поднял руку:

– Я понимаю, это отвратительно. Ужасно. Шокирует безмерно. Такому типу, как Мак-Майклс, нельзя давать возможность решать вопросы об организации больниц или выдаче им лицензий. Но, увы, тут вам не какая-нибудь Миннесота. Это – Иллинойс.

Казалось, он не очень-то расстраивался по этому поводу. Да и как можно убиваться по ситуации, привычной еще со школьных лет?

Мюррей говорил не останавливаясь. Уж зачем он при этом то и дело сверялся с блокнотом, неизвестно. Все ведь и так знал наизусть. Может, таким приемом утверждал себя как журналист...

– Как бы то ни было, – заявил он, – ваши приятели в «Дружбе» внесли весомый вклад в переизбрание Клэнси Мак-Доуэлла в течение компаний 80, 82 и 84-го годов. Каждый раз по десять тысяч монет. Конечно, не ох какие суммы, но дороже депутат и не стоит, главное – сама идея, конструкция. – Он с треском захлопнул блокнот. – Хочу что-нибудь съесть. И еще пива.

«Дортмундер» не блещет быстротой обслуживания, поэтому считается подходящим местом для неспешного семейного ужина. Вас не стараются побыстрей спровадить, а вы не поднимаете крик, если блюдо приносят через какой-то часок...

Лотти была очень подавлена.

– Я понимаю, что вы и Вик считаете это в порядке вещей. А я не могу воспринимать все с такой легкостью. Да как они смеют – подкупать политического деятеля с целью сэкономить пару долларов?! Да еще подвергать риску жизни людей! Такой подход к медицине? Ну, знаете, это все равно как если бы автомобильная компания решила выпускать машины без тормозов...

Все промолчали из уважения к ее чувствам. Какой удар для нее – наткнуться на гниль в своей гуманной профессии. И никогда ей не укрыться под панцирь цинизма!

В конце концов Макс нерешительно сказал мне:

– А вдруг это дружки Клэнси или Берта решились убить Малькольма? Чтобы не допустить разоблачения, не рисковать лицензией? Или, возможно, права полиция – спонтанный, неспровоцированный взлом?..

– Не думаю, – возразила я. – Сомневаюсь, чтобы Мак-Майклс пошел на такой риск, даже из-за лицензии. Он же присягнет, что принял рекламу клиники за чистую монету либо его обманули. Нет, тут ставку делали сами люди из клиники. Они не могли допустить, чтобы отчет Малькольма попал на глаза Лотти. Когда не нашли его дома, устроили налет на клинику...

И все-таки, где этот отчет? Мы нашли диктофон, но без пленки... Так кто же в действительности убил Малькольма? Вряд ли Хамфрис решился бы на такую грязную работу. Тем более Питер, с его чувствительностью и комплексами...

Макс снова взял Лотти за руку.

– Дорогая, сколько раз я говорил тебе: обращайся ко мне, если очень трудно пришлось. Я знаю, где отчет.

Мы хором потребовали, чтобы он объяснился, но тут подплыла официантка с подносом, где возвышались сыры, салями, паштеты и фрукты. Мюррей немедленно воспользовался оказией, чтобы потребовать пива, а я сказала Максу, что выпью еще вина.

Он любезно согласился.

– Только не «Кло д'Эстурнель», Вик. Меня с души воротит, когда ты его глотаешь, словно воду.

Он поднялся и торжественно прошествовал к стеллажу с бутылками, а Лотти набросилась на меня:

– Сумасшедшая! Зачем тебе потребовалось вино? Ты же знаешь, что он теперь провозится там целую вечность...

Я отхватила добрый кусок паштета по-деревенски и принялась уплетать его с горчицей и корнишонами. Лотти обкусывала яблоко, она так нервничала, бедная, что ей было не до еды. Мюррей уже слопал чуть ли не полкило сыра «бри» и с вожделением поглядывал на «чеддер».

Макс принес бутылку бордо. Пока официантка священнодействовала, открывая его, он распространялся на тему, как следует правильно и научно вкушать тонкие вина.

– Ты выбрал не ту профессию, – съязвила Лотти, когда официантка удалилась. – Тебе бы в актеры надо было податься. Довести людей до безумия и держать их в напряжении. Теперь серьезно: если предсмертные записки Малькольма у тебя, то почему я их не видела?

– Но, Лотти, я же не сказал, что они находятся у меня. Я знаю, вернее подозреваю, где они. Малькольм принес пленку в «Бет Изрейэль», чтобы ее переписать на машинке. Удивлен, что ты об этом не подумала. Скорее всего копия сейчас в канцелярии, в конверте на его имя. Ждет, когда Малькольм ее заберет.

Лотти вознамерилась тотчас ехать в «Бет Изрейэль», но я ее удержала, напомнив:

– Мы же хотим узнать, что Сид Хэтчер выяснил об Эберкромби. А Мюррея попросили пока не публиковать материал.

Голубые глаза Мюррея гневно сверкнули:

– Слушай сюда, Варшавски. Я очень ценю подсказки и наводки. Но ты не мой редактор и не ты редактор газеты. Мои сегодняшние изыскания и сведения, почерпнутые у вас, это же сенсация, первополосная, с гигантскими заголовками и продолжением на всю следующую неделю.

– Ну, будет, будет, Мюррей. Ведь недаром говорят, что поляки – упрямцы. Иисусе! Ты только подумай своей головой. Вот – Лотти, ее тащат в суд за преступную халатность. Раз. Два: мы незаконным путем добыли разоблачительные документы. Ты печатаешь статью, и что? Они уничтожают оригиналы записей Питера, отрицают все на свете, и тогда мы беззащитны. Тебе это подходит?

Я отпила вина. Оно не было таким густым, как «Кло д'Эстурнель», поэтому я приготовилась проглотить его залпом, как «Кул-Эйд», не потому, конечно, что этот напиток очень нравился мне. Затем я вернулась к своим аргументам:

– Конечно, есть шанс, что они пока оставили досье Консуэло. Но если что-либо напечатаешь, оно исчезнет быстрей, чем демократия в Чили. А я хочу застать их врасплох.

– Все правильно. – Мюррей ершился недолго: его добрая душа и здравый рассудок взяли верх. – Но что ты все-таки собираешься делать, ловкачка?

– Есть у меня одна идейка. – Я пропустила мимо ушей его ехидство и отправила в рот кусочек паштета. – Макс! Они знают фамилию Лотти, но не твою, устраивают конференцию по эмболии, или как ее там, в эту пятницу. Ты можешь им позвонить и записаться? И сказать, что приведешь с собой еще четверых. Ты пойдешь, Лотти? А ты – Мюррей?

Макс улыбнулся.

– Разумеется. Почему нет? Скажу с ужасающим акцентом, что звоню из Нью-Йорка, вылетаю сразу же...

– А тебе и не надо там показываться, – сказала я. – Просто зарезервируешь пять мест. Пойдем под псевдонимами, не дай Бог, Питеру вздумается заранее просмотреть состав участников. Он знает меня и Лотти, а Мюррея и детектива Роулингса – нет.

– Роулингс? – переспросил Мюррей. – Зачем нам там полиция? Она вечно все портит.

– Я не уверена, что Роулингс пойдет, – нетерпеливо отозвалась я. – Но мне бы хотелось, чтобы он увидел картину своими глазами. Уж слишком она невероятна. Ну как, сделаешь, Макс?

– Обязательно. И хочу сам присутствовать. Вдруг там фейерверк будет, а я не полюбуюсь? Плюс к сему – великолепная возможность увидеть тебя в деле. Всегда был любопытен.

– Никакого триллера не будет, Левенталь, – заявил Мюррей. – Вик относится к расследованию, как классный игрок в кегли. Сильнейший удар по противнику – бац! – и смотрит, кто остался на ногах. Если вы рассчитываете насладиться рафинированной интеллектуальной работой в стиле Шерлока Холмса, забудьте.

Спасибо за характеристику. – Я церемонно поклонилась. – Она будет по достоинству оценена и послана Муамару Каддафи, который конечно же с энтузиазмом откликнется... Как бы то ни было, Мюррей, ты можешь отказаться. Я просила Макса включить тебя из чистой любезности. – Ну уж нет! Пойду! Если основные события начнут разворачиваться в пятницу, хочу быть на месте этих событий. Кроме того, мне надо настроиться на статью, найти нужную тональность, поймать момент, когда твой дружок Бургойн взглянет на тебя честным, но смущенным взором и провозгласит: «Вик! Ты убедила меня сдаться!» Впрочем, вдруг он зовет тебя Викторией? Или так: О Ты, Которой Все Должны Повиноваться.

Глава 30

Голос из могилы

Наше появление в госпитале «Бет Изрейэль» и поход в регистрационный центр канцелярии вызвали чуть ли не парализующий эффект. Операторы ночной смены были поражены столь поздним визитом Макса. Громкие смешки и язвительное хихиканье, доносившиеся в холл, пока мы подходили к регистрационному центру, мгновенно смолкли. Каждая сотрудница воззрилась на экран своего дисплея с напряженностью, характерной для операторов, следящих на радарах за неуклонно приближающимися межконтинентальными баллистическими ракетами.

Макс вел себя так, будто приход главы учреждения в офис глубокой ночью был самым естественным явлением на свете. Он попросил старшую дать все документы, принадлежащие Малькольму Треджьеру. Та отправилась к стеллажу с досье, нашла букву «Т» и вытащила папку с конвертом и именем Малькольма на бирке.

– Мы-то удивлялись, почему он за ним не идет. Ведь висит уже целый месяц.

Я взглянула на Лотти, ей стоило огромных усилий сохранять самообладание.

– Он мертв, – отрывисто выговорила она. – Возможно, вы здесь прохлопали эту новость, а также разговоры в госпитале.

– Ой, Боже мой, простите. Мне в самом деле очень жаль. Он был прекрасный человек, с ним так славно работалось...

Когда Макс направился к выходу, унося папку с конвертом, старшая нерешительно сказала:

– Извините, мистер Левенталь, пожалуйста. Нам велено передавать копии только тем, кто их надиктовывал. Не могли бы вы оставить маленькую расписку? Для моей начальницы. Ну, знаете, с указанием, что Малькольма Треджьера нет в живых и вы берете ответственность за сохранность бумаг на себя.

– Вот уж никак не думал, – иронически пробормотал Макс, – что руковожу столь высокодисциплинированным персоналом.

Однако послушно взял кусочек бумаги и расписался в получении папки.

Мы шли за ним по пятам, стараясь не выглядеть крадущимися за газелью тиграми. По пути Макс вынул бумаги из папки и стал их разглядывать.

– Вот оно! Здесь. Консуэло Эрнандез. Далее следует: «По просьбе доктора Хершель я поехал в госпиталь „Дружба“ 29 июля, куда в 13 часов 52 минуты была доставлена Консуэло Эрнандез. По утверждению дежурной сестры, она была в коме, у нее шли схватки...»

Макс передал бумагу Лотти.

– Я не понимаю, – пробурчал Мюррей, – почему ребятки из «Дружбы», если уж так сильно хотели убить Малькольма только из-за этих записей, попросту не приехали сюда, так же как вы, и не забрали их...

Лотти на секунду оторвалась от чтения.

– Они не знали, что Малькольм здесь в штате, – сказала она. – Знали, что он мой партнер, и только. А я об этом тогда не подумала. Обычно мой секретарь, миссис Колтрейн, печатала надиктованные им материалы о пациентах клиники. Мне и в голову не приходило, что он давал ей не все записи и пленки. Конечно, глупо с моей стороны, но у меня просто мозги не работали после его смерти и погрома в клинике. Не узнай я об иске, до сих пор не ожидала бы получить его записи о Консуэло...

Мы прошли в кабинет Макса; он закрыл дверь и зажег свет. Комфортабельное помещение, хотя далеко не такое роскошное, как у его коллеги Алана в «Дружбе», но заполненное всякими изящными вещицами, безделушками и предметами искусства, собиравшимися всю жизнь. Здесь тоже был персидский ковер, но старый и изрядно потрепанный. Когда Максу было двадцать пять лет, он купил его в какой-то лондонской комиссионке. Полки уставлены книгами, многие из них по организации здравоохранения и финансам, но были также и посвященные искусству Востока, которые он любил.

Лотти сидела в выцветшем кресле, читала. Мюррей не отрывал от нее взгляда, будто хотел телепатически поглотить материал. Усталость накатилась на меня: слишком много вина, слишком много еды, горькие мысли о Бургойне... Я закрыла глаза и, когда Лотти наконец-то заговорила, так и не открыла их.

– Здесь есть все. Часовое промедление с началом лечения. Скорее всего они приступили к инъекциям сульфата магния лишь после того, как ты, Вик, предупредила, что к ним едет Малькольм... А он пишет: ему сказали, что давали ей ритодрин... Он мне это и по телефону говорил. Но Малькольм приехал туда вскоре после первой остановки сердца. Его беспокоило, чем это вызвано... И вот, уже возвратясь в «Бет Изрейэль», он позвонил главной медсестре и добился от нее истины: сестра была так озабочена состоянием Консуэло, что не могла ни отпереться, ни смолчать... Наоборот. Эберкромби приехал сразу же вслед за Малькольмом. В шесть.

– Эберкромби? – насторожился Мюррей.

– О да. А вы не знаете? Он специалист в области патологических родов; «Дружба» рекламно возвещает, что он состоит в их штате. На самом же деле, Эберкромби занят также в одном из учебно-медицинских комплексов в Баррингтоне. А в «Дружбе» элементарно расписывается в получении денег после вызова...

Все некоторое время молчали. Я заставила себя очнуться, думать, открыть наконец глаза.

– У вас сейф есть? – спросила я Макса. Он кивнул. – Я буду лучше себя чувствовать, если все сведения окажутся под замком. Но сначала надо сделать фотокопии... Мюррей, сможешь изготовить 35-миллиметровые слайды отчета Малькольма и записок Бургойна?

– Так я и знал, – зловеще сказал он. – Это влетит в кругленькую сумму. Работа на сутки. А техническая возня! Ой-ой. У тебя шестьсот долларов есть, Варшавски?

Не было их у меня. И он это прекрасно знал. Но тут слово взял Макс.

– Мы используем нашу проекционную и сделаем слайды, мистер Райерсон.

Я поднялась.

– Спасибо, Макс. Я это никогда не забуду... Но пора и домой, слишком уж день затянулся. В голове пусто.

– Ты поедешь со мной, дорогая, – постановила Лотти. – Тебе нельзя вести машину. И мне не хочется, чтобы ты тащилась к своему пепелищу. Кроме того, взломщики могут полагать, что у тебя найдется еще что-нибудь разоблачительное. Мне будет легче, если ты останешься, у меня.

Вот уж никто не застрахован от гибели, если Лотти ведет машину, да еще ночью, но сама идея была неплоха. Мысль о мучительно одиноком вползании домой по лестнице не давала покоя. Мы подождали, пока Макс снимал фотокопии. У него в столе был крохотный сейф (хотя, по словам Макса, абсурдно противодействовать городской преступности), однако сегодня он сослужил хорошую службу.

Мюррей схватил копии с остервенением голодного волка, напавшего на овцу. Я с трудом удержалась от смеха, увидев его крайне разочарованную мину, когда он пытался что-либо понять в документах. Да уж, жаргон профессионалов кладет некомпетентных на обе лопатки...

– Вот черт, – сказал он. – Если бы вы с Лотти столько не распинались, что это – опасные для жизни документы, я бы сам ни за что не догадался. Но надеюсь, Варшавски знает, что делает. Да предъяви мне такие бумажонки, ни за что не поднимусь со скамьи подсудимых и не провозглашу трубно со слезой: «Судите меня. Это я убил Малькольма Треджьера».

– Ну а разве не благо взорвать эту петарду в газете «Стар» наряду с другими фактами? – гнусным голосом спросила я. – Да и вообще, я не уверена, что убил Питер. Не знаю кто.

Мюррей живо изобразил крайнее удивление:

– Как, ты еще не все выдумала?

Макс с наслаждением любовался нами, но Лотти сочла нашу перепалку непристойной. Она с трудом выставила нас за дверь, едва не забыв помахать Максу рукой на прощание.

В машине Лотти я вновь дала волю апатии. Если она избрала эту ночь специально для того, чтобы вмазаться в столб, уж мой-то страх ее никак не остановит. Мы молчали. Где-то в самой глубине подсознания я ощутила потребность Лотти в покое и комфорте. Да с ее знаниями и умением любая клиника предложила бы ей баснословный оклад. Но – нет. Свое мастерство она сделала досягаемым для любого, кто нуждался в ней.

Иногда, когда Лотти уж слишком меня разозлит, я упрекаю ее в приверженности сверхценным идеям. Она, видите ли, считает своим призванием спасение нашего мира. И я подозреваю, что ее цель – действительно очищение общества от зла, оздоровление человека. У меня, частного детектива, таких высоких идеалов нет. И я не только не считаю, что могу спасти мир, но всерьез полагаю: переделать человека нельзя. Кто я? Просто мусорщик, разгребаю кучи грязи; глядишь, кусочек мира и очистится... Или тут, или там. Взять того же Бургойна... Он знал, что виновен в смерти Консуэло. Был ли причиной тому метод лечения, который он применил, мне невдомек, я не настолько компетентна, чтобы судить с предельной точностью. Но вот работая в этой клинике, участвуя в бесстыдной рекламе неприменяемых методов, он создал ситуацию, которая привела к смерти...

В свое время он был хорошим врачом, весьма многообещающим. Это, кстати, было отмечено председателем корпорации, когда Бургойна приглашали на работу в «Дружбу». Вот, очевидно, по какой причине он сохранил свои записи о ходе болезни Консуэло – самобичевание. Он знал бы, что именно следовало предпринять, будь он таким врачом, как Лотти. Но у него духа не хватило признать свою некомпетентность в этом сложном случае, свою неправоту. А потом терзался в одиночестве не исповедуясь. Мистер Контрерас прав: Питер был слабаком.

Глава 31

Полночный демонстратор

Засыпая в благоухающей лавандой постели Лотти, я вспомнила о номере телефона, найденном в бумажнике Алана Хамфриса. Шатаясь, встала, набрала его. После пяти гудков я уже собиралась повесить трубку, как вдруг откликнулся заспанный женский голос.

– Извините, я звоню вам от Алана Хамфриса, – сказала я.

– Кого? – переспросила она. – Не знаю такого. – Она говорила с испанским акцентом, было слышно, как где-то в комнате настырно кричал младенец.

– Мне нужно поговорить с человеком, который помогал Алану Хамфрису.

Короткая пауза. Судя по звукам в трубке, женщина с кем-то тихо переговаривалась. Когда она опять заговорила, ее голос звучал тревожно и беспомощно.

– Он... Его сейчас здесь нет. Вам придется перезвонить позже.

Детские крики усилились. Внезапно в моей памяти ожили куски давнего разговора... «О, я теперь женатый человек, Варшавски... У меня прекрасная жена, прелестный ребенок...»

Неудивительно, что женщина чувствовала себя крайне встревоженной и беспомощной. Ангельская красота Серджио когда-то, очевидно, нокаутировала ее. Теперь ее муж такой важный человек, дома почти не бывает – дела, на короткой ноге с полицией, они постоянно его вызывают. Ну и большие деньги, которые он приносит в дом и о происхождении которых она и заикнуться не смеет!..

– А нельзя ли застать его дома завтра, миссис Родригез?

– О-о, не знаю, право... Я... Я думаю, что да. Повторите, от кого вы звоните?

– Алан Хамфрис.

Хорошо, что я не забыла положить трубку, а то так бы и свалилась в постель. Когда проснулась, солнце уже пробивалось сквозь гардины. Я почувствовала, что судорога отвращения опять сжала желудок. Питер Бургойн. Райское яблочко с виду, однако сгнившее внутри до кожуры. Но это Хамфрис, а не Питер вызвал Серджио, навел на квартиру Малькольма, организовал охоту на диктофон. Возможно, избиение Малькольма до смерти было финальным аккордом самого Серджио, не предусмотренным программой, не включенным в прейскурант всего предприятия.

Я схватила часы – половина восьмого. Рано звонить Роулйнгсу. Поднялась и прошла в кухню, где Лотти уже сидела за чашечкой кофе, просматривая свежий номер «Нью-Йорк таймс". Лотти никогда не делает зарядку, полагаясь на силу воли и строжайшую диету. Она уже позавтракала и вымыла посуду. Я нацедила чашечку себе и присела.

– Как себя чувствуешь? – справилась Лотти, отложив газету.

Я улыбнулась:

– Все о'кей. Правда, на душе не очень-то весело. Не люблю иметь дело с людьми, которые используют тебя ради корысти.

Она похлопала меня по руке.

– Ты – человек, Виктория. Разве это плохо?.. А теперь поделись планами на сегодня.

Я сделала легкую гримаску.

– Пока буду ждать. Узнаю, поедет ли Роулингс на конференцию. Да, кстати, можешь сделать для меня одно одолжение? Подержи Контрераса в больнице до субботы. Его дочь жаждет заполучить его к себе, вырвав из смертоносного города. А он упирается, как бык, не хочет и нервничает, боится, что доктора заставят. Я сказала, что забрала бы его к себе для присмотра, но не хочу то и дело дрожать: как бы в мое отсутствие он не сцепился с Серджио.

Она пообещала выполнить просьбу, взглянула на часы, охнула и заторопилась. Лотти всегда появляется в клинике до утреннего врачебного обхода.

Я несколько удрученно бродила по квартире. Я – гуманна? Я – человек? Наверное, она права, это не так уж и плохо. Будь я сама более покладистой, мне было бы легче относиться к людским слабостям. В принципе ее слова звучали шикарно, но сомнительно... Я поехала домой переодеться. В десять позвонила секретарь Макса, сказала, что для конференции все подготовлено.

– Он записал вас так: Виола да Гамба. – Секретарша повторила имя по буквам. – Такое может быть?

– Да, – угрюмо подтвердила я. – Надеюсь, они глупы именно до такой степени, как считает Макс. А под каким именем идет Лотти?

В голосе секретарши прозвучало еще большее сомнение:

– Доменика Скарлатти.

Я решила, что у меня не хватит душевных сил для препирательства с Максом, а потому попросила секретаря поблагодарить его и напомнить, что тонут обычно наилучшие пловцы.

– Я ему это передам, – вежливо-сухо сказала она. – Конференция состоится в аудитории на втором этаже главного крыла «Дружбы». Подсказать, как туда пройти?

Я ответила, что разберусь сама, и повесила трубку. Роулингс оказался на своем рабочем месте.

– Что вам угодно, дражайшая мадам Вик?

– Вы в пятницу утром свободны? – спросила я как можно более беззаботно. – Не хотите ли съездить за город, поработать на природе?

– Что это вы затеваете, Варшавски?

В пятницу в Шомбурге будет проходить медицинская конференция. Предчувствую, они обнародуют интересные статистические данные, касающиеся смертности и заболеваемости.

– Заболеваемости и смертности? Не запутывайте меня. Я уверен, что вы говорите конкретно о смерти. И вам кое-что известно об убийстве Фабиано. У вас есть улики, вы их скрываете от правосудия, а это уголовное преступление, Варшавски. Вам надлежит это знать.

– Я ничего не скрываю насчет Фабиано. – Боже, а ведь я про него совсем забыла... Я помолчала, с трудом стараясь попасть в прежнее русло... А вдруг Серджио застрелил Фабиано, подумав, что тот его обвел вокруг пальца?.. Затем продолжила: – Нет. Речь о Малькольме Треджьере. И детали мне тоже неизвестны. Все наугад. Но на конференции может открыться один интересный документ, который, возможно, прольет свет на истинный ход событий: что в действительности произошло с Малькольмом.

Роулингс тяжело задышал в трубку.

– Ха, возможно, прольет?! А возможно, и не прольет. Так?

– Вот я и подумала, что уж лучше бы вам поехать в Шомбург. Совершенно случайно я внесла вас в список участников. Начало в девять, кофе и пирожки в полдевятого. Бесплатно.

– Будь проклято ваше ослиное упрямство, Варшавски. Да мне двух центов не понадобится, чтобы притащить вас сюда как свидетельницу.

– В таком случае вы прохлопаете конференцию, детектив, да так и сойдете в могилу, не будучи уверенным, что установили нечто реальное в деле об убийстве Треджьера.

– Да, неудивительно, что Бобби Мэллори багровеет при одном упоминании вашего имени. Его беда в том, что он слишком джентльмен, чтобы применить к вам полицейские методы... Так вы говорите, в девять, в Шомбурге? Заеду за вами в семь тридцать.

– Я буду уже там. Но почему бы вам не подвезти Лотти Хершель. А она отведет вас прямо в конференц-зал.

– У вас несокрушимая логика, госпожа Варшавски, – проворчал Роулингс.

– Всегда готова исполнить свой гражданский долг – оказать всемерную помощь полиции в поддержании правопорядка, детектив! – торжественно заявила я.

Мне оставалось только одно – ждать. Я использовала время, чтобы закончить восстановительные работы в квартире. Один из друзей, помогавших мне в этом предприятии, вызвался приделать к двери еще один стальной засов. Всего, знаете ли, за какие-то пятьсот долларов...

Я нацепила солнцезащитный козырек и побежала на пляж, где провела остаток дня. Сентябрь был уже совсем близко, и в эту пору озеро штормит, вода становится холодной для купания. Однако я воспользовалась последним теплом и, наслаждаясь, долго плавала на спине.

В четверг днем позвонила секретарь Макса, сообщив, что слайды готовы. Я поехала за ними в «Бет Изрейэль». Макс заседал на каком-то совещании, но специально оставил для меня аккуратно запечатанный конверт.

Вечер. Четверг. Снова вырядилась в «официальную» одежду. Правда, сверху накинула докторский халат, взятый у Лотти. Сегодня я заблаговременно уложила дорожную сумку и заказала номер в отеле «Мариотт». Лотти и Роулингс встретят меня в восемь тридцать утра. Макс и Мюррей договорились ехать вместе и присоединятся к нам у входа в «Дружбу».

В полночь я проникла на территорию госпиталя. Прежде чем заехать на стоянку, долго кружила, дабы убедиться, что «максимы» Питера там не было. Затем, вся в белом, профессиональным шагом прошла через парадный ход и поднялась на второй этаж. Конференц-зал находился в конце коридора, как раз над служебной автостоянкой. Входные двери были закрыты, но я вновь прибегла к помощи моего стандартного наборчика и с легкостью их отомкнула. Закрыв за собой двери, посветила фонариком.

Это был как бы миниатюрный зал театра – идеальное помещение для собраний в тесном кругу. Примерно двадцать пять рядов вертящихся кресел с плюшевой обивкой полого спускались к сцене. В центре ее был установлен широкий киноэкран, а рядом – трибуна с микрофоном. Звукоаппаратура помещалась в проекционной будке позади амфитеатра. Я отомкнула будку трясущимися руками – нервы – и принялась прокручивать вращающуюся стойку со слайдами.

Глава 32

Конференция смертности

Макс и Мюррей поджидали нас на гостевой автостоянке. В отличие от Лотти с ее омраченным тревогой лицом и Роулингса, являвшего собой олицетворение беззаветного стража порядка, Макс был сама беззаботность. Облаченный в легкий летний костюм и цолосатую оранжевую сорочку с галстуком янтарного цвета, он лучился благожелательностью и, расцеловав меня и Лотти, бодро и долго тряс руку полицейскому.

– А у тебя, Вик, – прокомментировал Макс, – крутой вид. Очень профессионально.

На мне был брючный комплект и темно-зеленая хлопчатобумажная рубашка. Свободный покрой пиджака скрывал револьвер, а туфли на низком каблуке позволяли бегать так быстро, как необходимо.

Мюррей, рубашка которого уже взмокла от езды в нагревшемся автомобиле, мрачно пробормотал: «Лишь бы пронесло». Он тут же избрал Роулингса в союзники по духу и мыслям. Тот капельку приободрился, узнав, что никто из собравшихся, так же как и он, понятия не имеет, что ждет нас всех. Поначалу-то Роулингс думал, что я специально затащила его в эту кутерьму, чтобы еще больше досадить полиции.

Без пяти девять мы вошли в госпиталь, где присоединились к большой группе людей, шествовавших в конференц-зал. У меня вдруг разыгрались нервы, руки окоченели, затем вспотели. Лотти целиком ушла в свои мысли, зато Макс бережно взял меня под руку и дружески подмигнул.

У двери конференц-зала Макс купил билеты для всех нас у двух приветливых молодых женщин. Они снабдили его пластиковыми жетонами, где были обозначены наши фамилии. В гуще толпы я рассмотрела Питера и Алана Хамфриса в центре зала. Они с кем-то беседовали. Зачесанная назад темная шевелюра Питера открывала бледное, напряженное лицо; он почти не принимал участия в разговоре.

Мы с Лотти проскользнули в зал, пока Макс возился с жетонами и программами. Уселись все пятеро в укромном уголке, на самом верху амфитеатра. Я надеялась, что лучи софитов не позволят Питеру разглядеть нас в помещении, которое хорошо просматривалось с просцениума.

Роулингс нервно ерзал по креслу слева от меня. Его простецкий спортивный пиджак из синтетической ткани резко выделялся в обществе шестисотдолларовых черных костюмов. Он с огромным недоверием бормотал:

– Что-что? М-м... Перемежающаяся эмболия околоплодного пузыря?.. Ишь ты... И, стало быть, лечение бригадным методом? Так?.. Послушайте, Варшавски, какого черта вы меня втравили в это дело?

Я здорово трусила, но заплетающимся языком пробормотала:

– Подождите несколько минут.

Заглянула в программу. Она начиналась приветственным словом Алана Хамфриса, исполнительного директора «Дружбы-5». Затем шло выступление Питера Бургойна, ведущего акушера госпиталя, далее – краткий обзор шести различных методов, применяемых выдающимися специалистами страны при лечении больных, подверженных эмболии. Программа предусматривала также второй завтрак, а после него – обсуждение разных казусов и семинарские занятия в узком кругу. Завершалось все общей дискуссией.

Я обратила внимание на то, что входной билет стоил двести долларов! Макс – шикарный тип, это он, оказывается, оплатил наше «участие» в конференции. Я не удержалась, с благодарностью погладила его морщинистую руку, он ухмыльнулся и с этаким налетом бравады успокоительно потряс головой.

В девять двадцать конференц-зал заполнился на две трети, в основном мужчинами. Я заметила, что Роулингс был единственным чернокожим среди собравшихся. Алан Хамфрис одарил последней лучезарной улыбкой группу медиков, с которыми болтал, стоя у просцениума, показал им места в амфитеатре и направился к миниатюрному президиуму. Питер сел в первом ряду напротив Алана.

– Доброе утро, господа! – начал тот. – Я – Алан Хамфрис, исполнительный директор этого госпиталя. Горячо приветствую вас в этот красивейший, благодатный день, который вы, насколько я понимаю, охотней провели бы на площадке для игры в гольф... Ох, разумеется, я хотел сказать, у постелей своих больных...

В зале раздался громкий смех, и Алан продолжал приветственный спич. Он позволил себе еще несколько шуток и анекдотов с бородой, затем перешел к делу – докладу о специфических трудностях и проблемах, возникающих при ходе и лечении эмболии околоплодного пузыря. Не забыл Хамфрис умело поддержать имидж госпиталя – всестороннее обслуживание пациентов. А в заключение представил гостям Питера Бургойна.

– Уверен, что все вы его знаете. Умение, мастерство, святая приверженность благородному делу родовспоможения – такое не везде ныне сыщется... Мы здесь счастливы оттого, что он всегда с нами, в нашей команде. И это именно он инициатор бригадного метода лечения, и не только в сложных случаях акушерства, но во всестороннем обслуживании пациентов, наших рожениц и их потомства.

Встреченный вежливыми аплодисментами, Питер встал и направился к трибуне, а Хамфрис сел на его место. Зашторили окна, камера проектора выдала первый слайд на экран. Мой желудок так сжался, что я прокляла съеденный завтрак...

Демонстрируя один слайд за другим, Питер вскоре добрался до основной темы дискуссии. Он показал таблицу с кривой смертности в акушерстве за несколько лет.

– На следующем слайде, – уточнил он, – показан случай, ставший, так сказать, чемпионом в ряду причин летальных исходов.

Когда он начал рассказывать о гипоксиях, недостаточном кислородоснабжении – зародыша и разрыве пуповины, аудитория как-то неестественно притихла. Затем по рядам собравшихся прокатился ропот. Питер вдруг стал заикаться. Он смотрел на экран и видел на нем собственную, сильно увеличенную запись: «Встретился с пациенткой в 14.58... Ввиду отсутствия доктора Эберкромби было принято решение вводить больной по 4 грамма сульфата магния в час, внутривенно, стационарно, капельно; в 15.50 вновь наблюдал больную, та все еще была без сознания, кома-2: отсутствие рефлексов и оттока мочи. Увеличил дозу сульфата магния до 7, по-прежнему внутривенно».

Питер, казалось, был сражен громом, затем, опомнившись, быстро нажал кнопку ручного пульта. На следующем слайде продолжилось беспощадное самообличение, признание беспомощности, проявленной им при лечении Консуэло...

Я узрела тень, вырвавшуюся из первого ряда и ринувшуюся к аппаратной. Экран потух, шторы разъехались. Из аппаратной раздался призыв Алана:

– Минутку, джентльмены! Просим прощения за заминку. Вероятно, кто-то из технических работников случайно вложил слайды, не относящиеся к конференции. Будьте любезны, доктор Бургойн, идите сюда, мы вместе отберем нужные кадры.

Вряд ли Питер слышал Алана. При ярком свете софитов его лицо выглядело пожелтевшим. Не обратив внимания на шум голосов, он выронил пульт и зашагал, – но не к аппаратной, а мимо, на выход, к входным дверям конференц-зала.

Хамфрису потребовалось несколько мгновений, чтобы убедиться в том, что Питер не собирается зайти к нему в будку. Быстро оправившись от шока, он предложил устроить небольшой перерыв и объяснил, как пройти в кафетерий, где можно выпить кофе и перекусить за счет госпиталя.

Едва Хамфрис покинул конференц-зал, я выразительно посмотрела на Роулингса, он вскочил на ноги, и мы бросились к выходу. Я услышала протестующие крики Мюррея, но не остановилась. Роулингс несся за мной по коридорам, ведущим к акушерскому крылу здания.

Мы наткнулись на надпись – «Вход только в халате и с маской»; я поколебалась долю секунды, но решила пренебречь правилами и вихрем влетела в анфиладу палат. Разъяренная медсестра пыталась задержать нас, но мы проигнорировали ее так же, как не обратили внимания и на двух рожениц и врача, выскочившего, будто чертик из коробочки, с пронзительным криком.

Пробежав через вестибюль, набитый различным людом, мы ворвались в кабинет Питера. У его секретарши, одной из тех женщин, что утром регистрировали участников конференции, слащавая улыбка мгновенно сменилась паническим выражением лица, когда мы подбежали к двери ее босса.

– Его там нет! – взвизгнула она. – Он на совещании! Его весь день сегодня не будет.

Тем не менее я заглянула в кабинет, тот был пуст. Секретарша все еще блеяла в приемной, но, видимо, не была обучена искусству вышвыривать посетителей вон. – А теперь что? – отрывисто спросил Роулингс.

– К нему домой, – отозвалась я и обратилась к секретарше: – Алан Хамфрис был здесь? Отвечайте, был или не был? Нет?.. Значит, он более скор на ногу, чем я. И лучше знает Бургойна.

– А вы прекрасно ориентируетесь на местности, – саркастически заметил Роулингс. – Знаете, где живет Бургойн? – Я кивнула, он иронически прохрипел: – Вы и док, кажется, были друзьями? Не боитесь, что он обидится, если вы на него накинетесь со скандалом?

– Ни в чем не уверена, – парировала я, чувствуя, что нервы мои вот-вот сдадут. – Если уж охотиться вслепую, то неплохо было бы заставить мэрию Чикаго оплатить все утренние часы вашей работы, да и мне вы можете счет представить.

– Ну будет, будет, расслабьтесь, мисс Ви. Если это вас беспокоит, то сумма такая пустячная, что и думать о ней нечего. И вообще мы приятно проводим время. Едем в моей машине или в вашей?

– В вашей, конечно. Если кто-нибудь из патрульных задержит нас за превышение скорости, вы всегда можете воззвать к гуманным чувствам коллеги...

Он рассмеялся, и мы направились к его «монте-карло». Автомобиль покатился прежде, чем я захлопнула дверцу.

– О'кей, мисс Ви. Я весь в ваших очаровательных руках. Показывайте дорогу.

Ехал он быстро, но осторожно; я немного расслабилась. По дороге представила Роулингсу мой обобщенный анализ той показухи, что культивировали в госпитале, а также поделилась соображениями по поводу смерти Малькольма.

С минуту он молчал, обдумывая, затем с энтузиазмом заявил:

– Да будет так. Прощаю вас. Если бы вы рассказали мне об этом во вторник, я бы подумал, что напускаете дыма, дабы завуалировать картину. Правда, я до конца ни в чем не убежден, но у этих парней в госпитале явно рыльце в пуху, и они мне весьма подозрительны. Кстати, кто-нибудь из ваших знакомых водит «пон-тиак-файэро»? Идет за нами хвостом с начала автострады...

Я ухитрилась обернуться.

– А-а, это Мюррей. Видимо, следил за нами и поехал следом. Не хочет прозевать кульминацию, смазать конец своей статьи.

Роулингс свернул на малую дорожку к дому Питера. Мы увидели его «максиму» и темно-серый «мерседес» последней модели... Мюррей затормозил, чудом не врезавшись в нашу машину.

– Послушайте, Варшавски, что это значит? – свирепо заорал он, с силой захлопнув дверцу. – Бросить меня как раз в ту минуту, когда разгорелся настоящий сыр-бор!

Я помотала головой. Попробуй объясни с ходу. Роулингс уже подходил к дверям дома.

– Поберегите свои эмоции, Райерсон, – сказал он. – Ваша душевная ранимость сейчас абсолютно ни к чему.

Нам навстречу выбежала Пеппи. Узнав меня, начала ластиться, прижимать морду к передним лапам... Ее невинная, чистая радость вызвала спазмы в горле. Я ее приласкала...

Мы попали в кухню – подлинное чудо электроники, где безукоризненная нержавеющая сталь отливала блеском под солнечными лучами, затем прошли в элегантную, со вкусом декорированную столовую, а из нее – в холл, примыкавший к кабинету Питера. Дверь была закрыта. Роулингс прижался к стене рядом с дверным проемом, я встала за ним. С силой распахнув дверь, детектив вбежал в кабинет. Держа револьвер наготове, я устремилась вслед. Натиск оказался таким гармоничным, словно мы репетировали его не один раз. Убедившись, что никто в нас не выстрелил, Мюррей последовал за нами.

Питер сидел за письменным столом, сжимая револьвер, точно такой же, как у меня. Алан Хамфрис расположился в кресле напротив. Дуло было направлено в сторону Алана, и при нашем появлении рука Бургойна с оружием не дрогнула. Лишь лицо было искажено, на нем неестественно резко выделялись глазные белки.

Наше неожиданное появление, казалось, нисколько не поколебало Питера: ни удивление, ни шок не были властны над ним.

– А, Вик, это ты.

– Да, Питер, это я. А это – детектив Роулингс из чикагского департамента полиции, Мюррей Райерсон из газеты «Геральд стар». Мы хотим поговорить с тобой о Малькольме Треджьере.

Он еле заметно улыбнулся.

– Действительно, хочешь? Очень мило. С удовольствием. Он был хорошим врачом. Из него получился бы такой же доктор, каким должен был стать я сам – первым учеником и преемником Лотти Хершель, исцелителем боли, защитником бедных и слабых.

– Заткнись, Питер, – резко прервал его Хамфрис. – Ты просто выжил из ума.

– Если так, то вовремя и в подходящем месте, Алан. Ты ведь знаешь, что деньги – еще далеко не все. Стоило тогда Малькольму появиться у нас в госпитале, я понял: это конец! Он сразу же оценил, что мы сделали, и главное, чего мы не сделали. Из вежливости он ничего не сказал, просто включился в работу и сделал все, что еще можно было сделать. Увы, было слишком поздно.

Питер говорил словно во сне. Я взглянула на Роулингса, но тот был полицейским высочайшего класса, с многолетней практикой и потому прекрасно понимал: ни в коем случае нельзя прерывать чью-то исповедь.

– Я знал, Малькольм будет докладывать Лотти Хершель, а потому предупредил Алана, что мы должны быть готовы к серьезным неприятностям. Но Алан не пожелал готовиться к чему-либо. Ведь так, Алан? Так, старина? Ну разве можно препятствовать потенциальному росту прибыли, или как это там называется в мире денег... Вот Алан и задержался в госпитале допоздна, чтобы как следует все обдумать. Это было еще до того, как мы упустили девчонку, Консуэло. Но она скончалась, а все из-за этих инъекций сульфата магния: критическое у нее было состояние...

В течение всего разговора Питер держал Алана на мушке. Сначала тот пытался прервать его, делал знаки, что следует разоружить Питера, но, увидев, что мы не реагируем, оцепенел.

– А потом Алану вдруг повезло, не так ли, Алан? Ночью объявился муженек девчонки. О, Алан – тонкий психолог, знает, где искать у людей сильные и слабые стороны. Он, например, и со мной хорошо поработал в этом плане. Достаточно мне было заглотнуть денежную наживку, как я увяз по уши в его сетях. Разве не так, Алан? ... Ну ладно, явился муж Консуэло. И Алан всучил ему пять тысяч, чтобы осчастливить его и заткнуть глотку. А заодно выведал, что у того есть дружки, которые за деньги вам что угодно могут сделать. Допустим, взломать квартиру Малькольма и украсть его записи, а заодно – выбить из него мозги... Да, да, Алан, конечно, ты просил их подождать, выждать время, когда Малькольма не будет дома. Но что бы это тебе дало, Алан? Да ничего. Ведь Треджьер всегда смог бы восстановить записанное. Нет, ты приговорил его к смерти...

– Ты бредишь, Бургойн! – побледнев, воскликнул Хамфрис. – Разве вы не видите, детектив, что он совершенно не в себе? Если вы отнимете у него револьвер, мы сможем поговорить на всякие деликатные темы. Ясно же, Питер съехал с рельсов. Но вы-то умный человек, Роулингс! Офицер полиции! Я уверен, что сообща мы бы кое-что конструктивное придумали.

– Бросьте, Хамфрис, – сказала я. – Мы знаем, что номер телефона Серджио Родригеза имеется в вашем кабинете. И можем сделать так, что детектив сейчас же пошлет туда людей, и улика окажется в распоряжении полиции.

Он с жадностью вдохнул воздух – первый ощутимый признак бреши в защите. А Питер продолжал как ни в чем не бывало:

– Итак, Треджьера убили. Но нам было известно, что Варшавски – частный детектив с превосходной профессиональной репутацией. И я стал следить за ней. Ну, понимаете, молодой красивый доктор с кучей денег, масса женщин попалась бы на удочку. А вдруг, мол, и она клюнет? Кроме того, у Алана все еще не было пленки с надиктованными записями Малькольма. Не исключено, что Треджьер ухитрился передать эту пленку ей. А обыскать квартиру Варшавски, когда она спала, было парой пустяков.

Он уставился на меня глазами, полными подлинного безысходного отчаяния.

– Ты нравилась мне, Вик. Возможно, я бы полюбил тебя, не дави на мои плечи груз содеянного – убийство. И потом ты становилась все более и более подозрительной, а я не мастер притворяться, скрывать что-нибудь. Поэтому стал сторониться тебя. Да еще весь этот кавардак с досье лиги «Ик-Пифф»...

Голос у него дрогнул. Я глубоко вздохнула.

– Все правильно, Питер, я об этом знаю. Алан вошел в контакт с Дитером Монкфишем и уговорил его устроить демонстрацию противников абортов у клиники Лотти. И кому-то из них было поручено украсть историю болезни Консуэло... А ты, Питер, и не подозревал, что юрист «Дружбы-5» Дик Ярборо – мой бывший муж. Мне было ясно, что он не по карману Монкфишу, а потом я захотела узнать, кто же платил гонорары Дику за то, чтобы снять Дитера с крючка правосудия, когда он был арестован за погром, учиненный в клинике Лотти.

Заметив, что Питер отвлекся, Алан сделал попытку выскочить из кресла. Однако Роулингс направил на него револьвер, давая понять, чтобы Хамфрис угомонился.

– Позвольте доктору закончить, мистер, – сказал Роулингс. – Так, значит, это вы подстрекали Серджио взломать квартиру мисс Варшавски и унести досье? Так? Да при этом еще сосед-старик пострадал! С разбитым черепом его увезли в больницу. К счастью, не умер. Эта сторона дела нам ясна. Но вот как насчет Фабиано? Он-то за что получил пулю?

– А, этот! – Питер взглянул на свой револьвер. – Алан заплатил ему за молчание. Мы подумали, что такой суммы он в руках никогда не держал и не будет подавать иск на госпиталь. Но он сбрендил, когда его стали тормошить братья Консуэло и Вик. Всем известно, как они близки с Хершель, а сотрудница Лотти – родная сестра погибшей Консуэло. Таким образом, любой, кто захотел бы докопаться до истины, обязательно уперся бы в Хершель. Правильно я говорю? – Роулингс и я молча утвердительно кивнули. – И вот Фабиано, – продолжал Питер, – все-таки вчинил иск Лотти Хершель, обвиняя ее в халатности при лечении беременной Консуэло. Сначала, правда, он старался держать свое слово – не выдавать «Дружбу»... Знаете, остатки кодекса чести... Но уж раз заваривается такая каша, трудно себя контролировать. И, разумеется, адвокат Фабиано мигом учуял, где пахнет большими деньгами. В «Дружбе», естественно...

Алан буквально рассудок потерял. Заставил меня разузнать, какой модели и калибра револьвер у Варшавски, и купил точно такой же. Он договорился о встрече с Фабиано в баре для дружеской, отеческой беседы. Я ехал впереди, на машине. Ты взял меня, чтобы еще больше впутать, не так ли, Алан?.. ... Он обнял парня и выстрелил ему в голову. Разумеется, оставил гильзу в барабане. Видимо, думал: полиция, так или иначе, столкнется с Вик, а уж если установит, что Фабиано застрелен из такого револьвера, то не миновать ей ареста. Он дал мне этот револьвер на сохранение. Дескать, дома – жена, дети, опасно держать оружие. Так, Алан?

Он снова навел дуло на Хамфриса и рассмеялся коротким смешком.

Роулингс, по-видимому, собирался сказать что-то о баллистической экспертизе, но передумал.

– О'кей, док, – сказал он. – Вы отнюдь не желали зла Варшавски. Вы бы приносили ей в тюрьму букеты цветов, наняли лучшего адвоката; возможно, им стал бы этот денежный мешок, ее бывший муж-юрист. Ну а теперь я вынужден просить вас сдать оружие. Это – улика в деле об убийстве, и я должен отвезти его в Чикаго.

Роулингс говорил спокойным, увещевательным голосом, и Питер скользнул по детективу затуманенным взглядом.

– Ах да, детектив, оружие.

Подняв револьвер, он посмотрел на него. Прежде чем я сообразила, что Питер собирается делать, он приставил дуло к виску и выстрелил.

Глава 33

Скорбь ретривера

Гром выстрела вибрировал в кабинете, наполнившемся запахом горелого пороха и крови. Вероятно, ноздри наши не чувствовали запаха крови, но мы ясно видели ее – это яркое пурпурное пятно на столе. А вот те белые осколки – это кости. И более темная мягкая кашица – мозг.

– Только извольте не падать сейчас в обморок, мисс Ви. Нам предстоит работа.

Крепкая черная рука подхватила меня, не давая упасть. Грохот в ушах постепенно стихал, тошнота, подкатывавшая к горлу, отступила. Я медленно выпрямилась, стараясь не касаться стола. Мюррей подошел к окну и застыл там, опустив плечи. Хамфрис неуверенно поднялся на ноги.

– Бедняга Питер... Не мог себе простить кончину той девочки, казнил себя за то, что не спас ее... И вы знаете, в последнее время он вел себя чрезвычайно странно, мы все обратили на это внимание и были весьма обеспокоены. Не в обиду скажу вам, мисс Варшавски, но думаю, на него губительно подействовали слишком частые встречи с вами. Да-да, постоянный наплыв тягостных, пагубных для рассудка воспоминаний о девушке, ее ребенке, о проблемах доктора Хершель. Очень безрассудно с его стороны, очень...

Он поглядел на часы.

– Да не покажусь я вам бессердечным, но мне необходимо срочно ехать в госпиталь. Обдумать, как преподнести персоналу печальную весть, также подыскать кого-то для замены Питера на несколько недель.

Роулингс двинулся к двери, загородив ее.

– Мне кажется, что если кто-то и рассуждает странновато и безрассудно, так это вы, мистер Хамфрис. Сейчас мы должны вместе с вами отправиться в Чикаго... для «милой светской беседы».

Брови Хамфриса поползли вверх, к кромке хорошо уложенной прически.

– Если вам нужно мое заявление, детектив, я его сегодня же надиктую и пошлю своему адвокату для передачи вам. Самоубийство Питера ставит нас в тяжелое положение. Я должен немедленно переговорить с моим секретарем. Видимо, нам придется работать в течение всей субботы и воскресенья.

Роулингс еле слышно вздохнул и вынул наручники.

– Вы меня не поняли, мистер Хамфрис. Я арестовываю вас за подстрекательство к убийству Малькольма Треджьера и убийство Фабиано Эрнандеза. Вы имеете право не отвечать на вопросы. Все, что вы теперь скажете, может быть использовано в суде против вас. У вас есть право посоветоваться с адвокатом, пока мы не начали вас допрашивать, а он может присутствовать при допросе. У вас есть право...

Хамфрис, боровшийся с Роулингсом, который надевал ему наручники на запястья, прорычал:

– Вы еще об этом пожалеете, детектив. Я устрою так, что ваше начальство выкинет вас из полиции.

Роулингс обратился к Мюррею:

– Вы делаете записи, Райерсон? Я хотел бы получить дослоный текст всего, что мистер Хамфрис говорил здесь. И полагаю, что в обвинение войдут также и угрозы полицейскому при исполнении им служебного долга. Полагаю, что сейчас самое время уведомить местных представителей закона о самоубийстве. Пусть приедут и поговорят с нами, пока мы не уехали в город.

Хамфрис продолжал бушевать, но Роулингс, не обращая на него внимания, прошел к телефону и соединился с ответственным дежурным в Чикаго. Когда, воспользовавшись этим, администратор «Дружбы» попытался выбежать из кабинета, Мюррей и я преградили ему путь, блокировав дверь.

– Да отпустите же! – высокомерно заявил Хамфрис. – Я хочу найти еще один телефон. Считаю, что у меня есть право позвонить моему адвокату.

– Подождите, – вмешалась я, – пока детектив закончит разговор.

– Послушайте, мисс Варшавски, – быстро сказал Хамфрис. – Вы очень часто виделись с Бургойном за эти несколько недель. И вы знаете, что он был сам не свой...

– Не знаю, – прервала я. – Вообще не понимаю, каким именно вы хотите представить Бургойна в глазах публики...

– Но весь этот бред собачий, вся эта чушь, которую он нес обо мне и каком-то мексиканце. Как бишь его? Да, Серджио. Мы могли бы заключить очень выгодную для вас сделку, если бы вы согласились засвидетельствовать психическую неполноценность Бургойна. Какая жалость, что мне ни разу в голову не пришло просить нашего психиатра обследовать его. А ведь он наверняка заметил бы изменения в поведении Питера, хотя бы во время наших совещаний. Серьезно подумайте об этом, мисс Варшавски. Ведь именно вы чаще всех встречались за последнее время с Бургойном...

– Вот уж не знаю, что и сказать, мистер Хамфрис. И потом, что вы вкладываете в понятие «выгодная сделка»? Кабинет в здании госпиталя? Или ежегодная доля прибылей Питера?.. А ты как думаешь, Мюррей?

– Думает о чем? – немедленно подхватил Роулингс.

– О, мистер Хамфрис готов пригреть меня под теплым крылышком в своем госпитале, если я дам свидетельские показания о том, что доктор Бургойн сошел с ума за этот месяц.

– Ах, вот оно что? Жаль, что вы – частный следователь, а не государственная служащая. Иначе мы могли бы включить в обвинение еще и попытку дать взятку официальному лицу.

В ожидании приезда местных полицейских мы разместились в гостиной. Роулингс известил Хамфриса, что тот сможет вызвать адвоката после того, как в Чикаго будут выполнены все формальности. Администратор воспринял это с напускным равнодушием и некоторой долей юмора, пытаясь подольститься к Роулингсу. Однако его лесть не произвела на Роулингса никакого впечатления.

Местная полиция прикатила на трех машинах с мигающими красными лампами и воем сирен. Выскочившие из машины полицейские бросились к дому. Пеппи встретила их бешеным лаем, стараясь отогнать от дверей. Я держала ее за ошейник, давая возможность офицерам войти в помещение.

– Хорошая девочка, – бормотала я в нежное мягкое ухо. – Ты очень хорошая собачка, очень. Но что ты теперь будешь делать? Твой хозяин умер, знаешь ли. Кто тебя теперь будет кормить, играть с тобой?

Я сидела с ретривером недалеко от входа, прижимая собаку к себе, перебирала пальцами длинные шелковые завитушки шерсти. Напуганная сверканием ламп и людьми в форме, Пеппи, дрожа, жалась к моим ногам.

Минут через десять со скрежетом подъехал фургон «Скорой помощи». Показав санитарам дорогу, я осталась с собакой на улице... Через некоторое время вынесли тело Питера в черном мешке. Едва санитары появились на улице, Пеппи задрожала еще сильнее, заскулила. Она вырвалась из моих рук, отчаянно лая, бросилась вслед уезжавшему фургону и бежала за ним до выезда на шоссе. Когда «Скорая» исчезла из виду, Пеппи медленно вернулась, морда и хвост обвисли. Тяжело дыша, она легла, уткнув морду в лапы.

Роулингс и полицейские вывели Хамфриса, Пеппи с надеждой подняла голову, но вновь ее уронила, не увидев Питера... Мы расселись по машинам. Мюррей и я решили отправиться в «Дружбу» к Максу и Лотти, а один из местных офицеров присоединился к Роулингсу, чтобы конвоировать Хамфриса в департамент полиции. Мы осторожно объехали собаку. Когда мы сворачивали на магистраль, я оглянулась и заметила, что Пеппи так и осталась лежать...

Мюррей соблаговолил не срывать машину с места, пока я из нее выходила, затем молниеносно включился в сумасшедшее уличное движение Чикаго. Макс и Лотти ждали меня в кафетерии. Раздраженная вынужденным двухчасовым сидением, Лотти сменила гнев на милость, с симпатией взглянув мне в глаза. Я вкратце поведала о ходе событий.

– Теперь разреши мне отвезти тебя домой, а я должна ехать в Шестой полицейский участок давать показания.

Лотти взяла меня под руку и не сопротивляясь пошла к машине. По дороге мы молчали. Правда, Макс кратко осведомился, устоят ли, по моему мнению, обвинения, выдвинутые против Хамфриса.

– Не знаю, – устало ответила я. – Он избрал такую линию защиты: Питер сошел с ума, а его заявление о том, что Серджио наняли для убийства Треджьера, – бред. Как я полагаю, все будет зависеть от того, куда метнется эта хитрая лиса – Серджио...

Я оставила Лотти в ее квартире и поехала в полицейское управление. Прежде чем покинуть машину, спрятана револьвер в «бардачке»: полиция не очень-то приветствует вооруженных визитеров... Только я начала подниматься по ступенькам подъезда, как подкатил, шелестя шинами, спортивный «мерседес». Я обернулась: мой экс-супруг буквально взлетел по лестнице.

– Приветик, Дик, – доброжелательно сказала я. – Вижу, что Хамфрису удалось наложить на тебя лапы. Без тебя там, в Баррингтоне, он себе могилу рыл своими же руками: угрожал, пытался дать взятки, ну и все в таком духе.

– А, это ты! – Его лицо опасно побагровело. – Черт бы тебя побрал! Мне надо было догадаться, что ты стоишь за всем этим.

Я галантно пропустила его, открыв перед ним дверь:

– Ну, на этот раз ты оказался прав. Практически это я все задумала и выстроила. Не будь меня, твой клиент сошел бы в могилу, не отсидев в тюрьме и минуты за убийство Малькольма. Лично мне наплевать на Фабиано Эрнандеза, но властям далеко не безразлично любое убийство, кто бы ни был жертвой.

Дик пробежал мимо, я проследовала за ним. Он старался сохранять величественную мину оскорбленного достоинства, но, по сути, совершенно растерялся, не зная, куда идти. Не очень-то часто клиенты таскали его по полицейским коридорам... Я участливо подсказала:

– Оперативный дежурный – прямо вперед!

Он важно направился к столу дежурного, я старалась не отставать.

– Меня зовут Ричард Ярборо, – возвестил он. – Здесь содержится мой клиент Алан Хамфрис. Я должен его видеть.

Сержант попросил предъявить удостоверение личности, затем сказал, что вынужден произвести досмотр вещей адвоката.

Дик страшно разгневался.

– Офицер! Мало того, что было нарушено право моего клиента на немедленный вызов адвоката, – его держали под арестом целый час. Теперь еще и я подвергнут унижению только потому, что стремлюсь восстановить клиента в его законных правах.

– Дик, – тихо пробормотала я. – Здесь дела делаются именно таким образом. Откуда им знать, что ты чист, как стеклышко, вне подозрений. Бывали случаи, когда адвокаты, менее щепетильные, чем ты, проносили оружие своим клиентам... Простите его, сержант. Мистер Ярборо обычно вращается лишь в высших судебных сферах.

Дик окаменел от гнева, когда его обыскивали. Поскольку сержант предположил, что я – спутница Дика, он досмотрел мою сумочку и похлопал меня по карманам, после чего мы получили временные пропуска и углубились в недра здания.

– Тебе в самом деле следовало прихватить с собой Фримэна, – сказала я Дику на лестнице. – Уж ему-то все пути-дорожки известны в полицейских участках. Ни в коем случае нельзя ссориться с дежурным сержантом, ведь он – твой источник информации. От него ты узнаешь, какие пункты обвинения предъявлены клиенту, как он себя ведет, где сидит...

Дик царственно молчал, пока мы не подошли к кабинету, где находился Хамфрис, но тут дал себе волю, обрушившись на меня.

– Не знаю, что ты состряпала, чтобы утвердить полицию в мысли о том, что Алан виновен в убийстве. Но и себе вырыла юридическую яму. И благодари Бога, если мой клиент снизойдет до жалости к тебе и не обвинит в клевете.

– А вот это будет зависеть от времени, которое он проведет за решеткой до того, как на него накатит эта самая жалость, – весело отозвалась я. – Послушай, Дик, Лотти Хершель допытывается, как так получилось, что я вышла за тебя замуж. Но, хоть убей, я и сама не знаю. Ведь не мог ты быть таким же остолопом, когда мы с тобой учились в юридическом колледже?

Он круто отвернулся от меня и постучал в дверь. Человек в форме приоткрыл ее посмотреть, кто идет. Дик показал ему пропуск и получил разрешение войти.

Вскоре оттуда вышел Роулингс перекинуться со мной парой фраз.

– Благополучно отвезли доктора Хершель домой? Она мне потребуется в качестве свидетеля-эксперта по медицинским вопросам. У нас есть полицейский врач, но он ничего не смыслит в новорожденных и тому подобном.

– О, я уверена, что Лотти сделает все как надо. Особенно если это касается смерти Малькольма... Очевидно, вы не собираетесь держать Хамфриса под стражей? Ну а насчет Фабиано, то тут, я думаю, все верно: это Алан его застрелил.

Роулингс поморщился.

– Так-то оно так, но в качестве доказательства мы располагаем лишь показаниями Бургойна. А Бургойн мертв. Я надеялся устроить все так, чтобы Хамфриса не выпускали под залог, но в дело вклинился этот грузовик с деньгами, его адвокат. Он намерен доказывать, что сам Бургойн купил револьвер и стрелял из него. Разумеется, мы это экспериментально опровергнем, но не до того, как состоится предварительное слушание в суде. А Ярборо, похоже, держит судейскую когорту в кумовьях. И мне еще повезло, что сегодня в ночном суде рассматривать дело будет один мой старый знакомый... Мы очень нуждаемся в дополнительных уликах и показаниях. У вас еще что-нибудь имеется в загашнике? Какие-то доказательства, что-то конкретное?

– Вы могли бы потеребить Коултера, парня из департамента людских ресурсов. Но тогда войдите в тайный сговор с акушерскими кругами, где у него имеется прикрытие... А как относительно Серджио?

Роулингс покачал головой.

– У меня есть ордер на его арест. Но это может обернуться двояко. За приличную сумму Серджио поклянется, что Хамфриса никогда в глаза не видел...

Я думала так же.

– М-да, у вас серьезная проблема. Разрешите мне дать показания и убраться отсюда. Глядишь, и откопаю что-нибудь стоящее.

– Варшавски! Если вы... – Он запнулся. – Ладно, не обращайте внимания. Если у вас есть конструктивная идея, ничего знать о ней не желаю, пока вы ее не реализуете. Так мне будет спокойнее жить.

Я сладко улыбнулась:

– Ну вот, видите? Да ведь со мной любо-дорого сотрудничать.

Особенно когда вы наконец догадались, как ко мне подступиться.

Глава 34

Предварительное слушание

Мне пришлось проехать несколько кварталов, прежде чем я отыскала телефон-автомат. Испуганная женщина откликнулась на пятый звонок, причем где-то в глубине снова послышался детский плач.

– Миссис Родригез? Я звонила вам двое суток назад, по поводу Серджио. Он дома?

– Он... Нет. Его нет дома. Не знаю, где он.

Я помолчала. Мне показалось, что кто-то воровато взял отводную трубку.

– Дело вот в чем, миссис Родригез. Алан Хамфрис только что взят под стражу, сидит в Шестом участке. Можете позвонить и проверить, если хотите. Но они постараются освободить его от судебной ответственности. Понимаете? Это значит, его не посадят в тюрьму до тех пор, пока он будет утверждать, что не кто иной, как Серджио, действительно убил Малькольма Треджьера и Фабиано Эрнандеза. Обязательно передайте Серджио это сообщение. До свидания.

Я оставалась на телефонной линии, когда она повесила трубку. И конечно же вслед за щелчком последовал еще один. Я мрачно улыбнулась, вернулась в машину и снова поехала к полицейскому зданию посмотреть, что будет дальше. К этому часу телекомпании уже вцепились в события. Фургоны пятого и тринадцатого каналов припарковались у подъезда.

Примерно в 4.30 взметнулась волна активности. Телеоператоры живо нацелили камеры на полицейских в форме и в штатском: окружив плотным кольцом Алана Хамфриса, они провели его к конвойному фургону и заперли там с тремя типами в наручниках. Операторы метались туда-сюда, создавая грандиозное шоу из эффектного шествия Алана Хамфриса к тюремному фургону. Да, в сегодняшних десятичасовых новостях это станет сенсацией: сама Мэри Шеррод на фоне полицейской машины комментирует происходящее с разных точек зрения...

Дик вышел через несколько минут. Элегантно маневрируя, он отвел «мерседес» от тротуара и направился по Уэстерн-авеню к Дворцу правосудия. В своем «шеви» я медленно поспешала за Диком, стараясь держаться в хвосте тюремного фургона, который, используя импульсные мигалки, запросто преодолевал запруженные автомобилями перекрестки. Слишком часто мне приходилось посещать здание суда, где рассматривались уголовные дела, чтобы прозевать нужный подъезд. Значительно важнее для меня было оглядываться назад: не преследует ли кто-нибудь мой рыдван? Я не заметила никого – по пятам фургона следовал только Дик.

Здание уголовного суда было воздвигнуто в двадцатых годах. Его роскошные расписные потолки, великолепные резные двери и светлые мраморные плиты курьезно контрастировали с темными делами, которые здесь слушались. При входе меня тщательно обыскали, вытряхнули из сумочки и карманов буквально все – кучу старых рецептов, даже «тампакс», а заодно серьгу, каковую я считала навсегда потерянной на пляже. Судебный пристав знавал меня еще по старым временам, когда мне выпадала доля болтаться здесь в течение долгих часов судебных слушаний. Мы поговорили о его внуках, затем я поднялась на третий этаж, где заседал ночной суд.

Предварительное слушание по делу Хамфриса представило Дика во всем его утонченном блеске. Жемчужно-серый сюртук застегнут на все пуговицы. Светлые волосы расчесаны так, будто он всего секунду назад выпрыгнул из парикмахерской. Дик олицетворял собой импозантность. Рядом с ним Хамфрис выглядел приземленно и озабоченно: этакий законопослушный гражданин, случайно угодивший в шестеренки не очень понятных ему событий, но изо всех сил старающийся расставить их в правильном и справедливом порядке.

Прокурор Джейн Ле Маршан была хорошо подготовлена. Она выступала в качестве государственного обвинителя, умело и бегло ориентируясь во всех обстоятельствах дела. Однако не поддержала требование не выпускать обвиняемого на свободу под залог, учитывая, что свидетельство об убийстве исходило от человека, которого уже не было в живых. Судья постановил, что есть основания судить Хамфриса судом присяжных. Залог был определен в сумме ста пятидесяти тысяч долларов, а дело занесено в компьютер для будущего судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Дик с большим изяществом выписал чек на десять процентов суммы залога и вместе с Хамфрисом появился в прожекторном море теле – и фотовспышек. А я не удержалась – дала репортерам домашний телефон и адрес Дика. Скромновато, но мне ужасно не хотелось, чтобы он отделался слишком легко, без дополнительных осложнений.

Роулингс прихватил меня у выхода из зала.

– Ну что ж, мисс Ви., нам придется выстроить прочный бастион доказательств, когда дело дойдет до суда.

– Вы имеете в виду, до первого заседания такого суда, – с горечью сказала я. – А это произойдет через пять лет. Хотите биться об заклад?

Он устало почесал лоб.

– Забудьте про это. Мы старались уговорить судью дать нам возможность задержать Хамфриса еще на сутки для углубленного допроса. Ах, как мне хотелось, чтобы он хоть одну ночь провел за решеткой! Но ваш пронырливый экс-муж оказался нам не по зубам. Хотите, пойдем куда-нибудь выпьем? Или поедим?

Это застало меня врасплох.

– О, я бы не против... что-нибудь легкое... Увы, у меня полно неотложной работы. Глядишь, выявится что-либо полезное для нас в этой истории...

Я не договорила, что, может быть, наоборот, все расстроится окончательно. Он сузил глаза.

– Послушайте, Варшавски, вы и так ночь превратили в день. Разве сегодня мало было сделано?

Я засмеялась, но ничего не сказала. Мы пробились через толпу репортеров и частокол видеокамер к выходу. Там Дик покровительственно держал руку на плече Хамфриса. Не иначе в свое время он прошел курс занятий по теме: как держать себя на телевидении. Для полноты драматического эффекта он встал на самую верхнюю ступеньку.

– У моего клиента, – вещал Дик, – сегодня выдался долгий и трудный день. Я верю, что мисс Варшавски, будучи вполне объективным и благожелательным детективом, невольно допустила некоторые крайности, вызванные эмоциональной вовлеченностью в жизнь врача, который, к несчастью, сегодня покончил с собой.

У меня в глазах помутилось. Кровь застучала в висках; я продралась сквозь толпу к Дику. Увидев меня, он напрягся и подтащил Хамфриса поближе к себе. Кто-то услужливо сунул мне микрофон чуть ли не в нос. Я собрала всю свою волю в кулак, чтобы улыбнуться, а не грохнуть Дика аппаратом по черепу.

– Это я – эмоциональная мисс Варшавски, – пояснила я с максимально возможной бодростью. – Поскольку мистеру Ярборо пришлось покинуть гольф и мчаться в суд, у него, к несчастью, не было времени ознакомиться с фактами. Когда он прочитает завтрашнюю газету и узнает о конфликте, в который вступил его клиент с законом штата Иллинойс, мистер Ярборо, возможно, пожалеет, что не остался на спортивной площадке. В толпе раздался взрыв смеха. Я нырнула в темноту, увертываясь от града вопросов, но все же не удержалась и оглянулась через плечо на Дика, пытавшегося восстановить самообладание. Идя к машине, я поискала глазами Роулингса, но того нигде не было видно.

Дик тотчас свернул пресс-конференцию и повлек Хамфриса к «мерседесу»... Я заметила, что они взяли курс на север, к скоростным автострадам. Мне понадобилось выжимать все силенки из моего «шеви», чтобы не отстать от быстроходного спортивного автомобиля. Выскочив на шоссе Кеннеди, ведущее к аэропорту, О'Хара, «мерседес» прибавил газ и, то и дело выбиваясь из общего потока, обгонял машины, ехавшие впереди.

Наступили сумерки – не самое лучшее время для погони. Если бы не мощные яркие огни «мерседеса», я потеряла бы его из виду. Когда выехали на магистраль, параллельную взлетному полю О'Хара, которая шла по той самой земле, что вне его досягаемости, я неожиданно заметила, что коричневый «бьюик-ле сабр» прицепился ко мне неотвязным хвостом. Эта магистраль платная, надо замедлить ход, чтобы бросить монетки в автоматический «сборщик подати». Я остановилась, «бьюик» обогнул меня. Устремившись вперед, он через несколько километров догнал «мерседес», обошел его спереди, неподалеку от Алгонкин-роуд, но потом вернулся и снова последовал за мной на небольшом расстоянии.

Мы все держали скорость свыше ста двадцати километров; моя колымага отчаянно вибрировала и если бы, не дай Бог, внезапно остановилась, «бьюик» меня просто бы переехал. Мои руки, сжимавшие «баранку», дрожали от напряжения.

Не посигналив Дик свернул с магистрали. Меня занесло вправо, когда я сворачивала за ним. На какую-то долю секунды колеса «шеви» оторвались от бетона, я увидела, как «бьюик» почти впритирку объехал два тормозящих, свирепо сигналивших экипажа, затем каким-то непостижимым образом приблизился к «мерседесу», успевшему удалиться примерно на полмили.

Я похлопала по рулевому колесу. Давай газуй, старушка. Покажи, на что способна. А ну-ка, жми, крошка!.. Что из того, что ты стоишь на сорок «штук» дешевле, ведь ты же от этого не хуже?.. «Шеви» возмущенно задрожал, но выжал сто сорок и сократил дистанцию между мной и «мерсом».

Тем временем «бьюик» продолжал гнаться за мной на расстоянии примерно тридцати метров. Мой револьвер по-прежнему лежал в «бардачке», но я не могла себе позволить хотя бы на миг оторвать пальцы от руля, чтобы достать его. Хотя было уже очевидно, что дорожно-патрульная служба не даст всем троим далеко уехать на такой скорости.

Я вся взмокла, когда мы уже значительно медленнее въехали на Нортвест-хайвей. Мчаться здесь было невозможно из-за частых светофоров и патрульных мотоциклистов, которые постоянно курсировали в округе.

Затормозив у светофора, я сняла с цепочки ключик от «бардачка». При следующей краткой остановке я открыла его, выхватила револьвер и сунула в карман пиджака.

Хамфрис обитал в Баррингтоне, а это – добрых пятьдесят миль от центра Чикаго. Дик гнал машину с такой скоростью, что мы преодолели расстояние за рекордно короткий срок и вскоре уже подъезжали к коттеджу Хамфриса. Дик свернул на малую дорогу, ведущую прямо к дому, а я и «бьюик», не сбавляя хода, проехали мимо. Едва «мерседес» скрылся из виду, «бьюик», газанув, сделал полный резкий разворот и, объехав, меня, повернул в обратную сторону, к шоссе.

Я остановила машину и замерла, уронив голову на руль; руки противно дрожали, мне необходимо было поесть. За целый день – ни крошки во рту. Казалось, что изматывающие перипетии сожгли весь сахар в моей крови. Будь у меня напарник, я послала бы его за едой, а сама осталась бы в засаде. Но факт оставался фактом: пришлось рискнуть и отправиться на поиски ближайшей закусочной. Я наткнулась на придорожный буфет, взяла двойной гамбургер, стаканчик шоколадного крема и картофельные чипсы. Поглощенная пища властно повелевала не двигаться, выспаться.

Я пробормотала нечто вроде того, мол, дело есть дело и, поборов сонливость, вернулась к жилищу Хамфриса. У него был большой участок земли. Укрытый пышными кронами особняк с дороги был едва различим. В темноте виднелся лишь кусочек облицованного туфом фронтона, освещаемого фонарем. Я свернула в небольшую аллейку и стала ждать. Сама не зная чего. Развалилась на сиденье, закрыла было глаза, но тотчас открыла, видимо, оттого, что появилась машина с зажженными фарами. Это был черный «бьюик». В темноте освещая себе дорогу, он направлялся к шоссе. Я озябла, все тело напряглось до предела. С большим трудом удалось развернуть «шеви» и догнать «бьюик», когда тот уже сворачивал на магистраль. Через несколько миль я догадалась, что мы держим путь в госпиталь. Я поубавила ход: какой смысл покупать билет, если фильм давно и хорошо известен, а кроме того, я отнюдь не претендовала на первую премию в авторалли...

Часы на автомобильной панели показывали полночь, когда я подкатила к гостевой стоянке «Дружбы». Приближаясь к воротам, я не вынимала руку из кармана, где лежал револьвер. Внимательно, очень внимательно осматривала вереницы автомобилей, но «бьюика» среди них не было.

Ярко, освещенные пустые холлы были знакомы так же хорошо, как мой собственный офис. У меня создалось полумистическое ощущение, что вот-вот смотритель здания вскочит со своего стульчика, дабы поздороваться со мной, а стайка медсестер подбежит проинформировать о состоянии таких-то и таких-то больных.

Нет... Никто не заговорил со мной, пока я шла по коридорам административного крыла. Правда, на этот раз дверь не была заперта на ключ. Я осторожно приоткрыла ее: холл был пуст. Медленно пошла вперед, прислушиваясь, но не слыша ни единого звука. Ручка двери «предбанника» Джеки тоже повернулась свободно. Лампочка не горела, однако огни автостоянки отбрасывали внутрь помещения яркие блики, так что мебель была хорошо различима. Из-под двери кабинета Хамфриса струился свет, хотя трудно было сказать, был ли там кто-нибудь.

Сдерживая дыхание, я медленно повернула ручку и слегка приоткрыла дверь, стараясь сделать это так, чтобы она не скрипнула. Щель не давала возможности разглядеть что-нибудь в офисе, зато теперь он хорошо прослушивался. Кто-то хриплым голосом произнес:

– Нам ведь что интересно, братец? Нам интересно, что ты там болтаешь легавым. Плевать мы хотели на твоего кореша доктора, плевать нам на то, что он наговорил. Он сдох, с него взятки гладки. Но мой стукач сказал, что ты показываешь на меня. Ну-ка, расскажи мне об этом...

Это был Серджио, я узнала бы его голос из тысячи при любых обстоятельствах. Я лихорадочно рассуждала: разумеется, следовало дать знать полиции. Но, во-первых, было бы трудно заставить их прислушаться ко мне, не говоря уже о том, что вряд ли удалось бы убедить их нагрянуть бесшумно, без литавров и фанфар, словно при Втором Пришествии. Во-вторых, мою голову сверлила мысль: почему Хамфрис приехал для встречи с Серджио именно в госпиталь, вместо того чтобы уладить все по дороге, в каком-нибудь укромном местечке? И если в «бьюике» был Серджио, почему он не убил меня, когда я спала, уронив голову на руль?..

Тут послышался голос Хамфриса:

– Вот уж не знаю, кто ваш информатор и почему он так осведомлен в этой истории. Но могу вас заверить, что я полиции ничего не сказал. Судите сами: они же меня отпустили.

Кто-то ударил его, он застонал. А может, они с силой выкручивали ему руки, чтобы он был пооткровеннее и рассказал то, что им хотелось от него узнать.

– Я же не вчера родился, приятель. Тебя выпустили не потому, что ты не проходишь по делу об убийстве. Легавые отпустили тебя, потому что ты им сказал то, что они желали услышать... И они будут на седьмом небе, если какая-нибудь мелкота возьмет убийство на себя, а шикарный деляга-богатей сорвется с крючка... Усек?

– Я думаю, – заявил Хамфрис, – что мы могли бы поговорить лучше, если вы уберете нож от моей шеи. – Надо было отдать Хамфрису должное: он не терял хладнокровия под нажимом и продолжал: – Видите ли, у нас есть одна проблемка. Что там ни говори, но убили Малькольма Треджьера вы, а не я.

– Может, убили, а может, нет... Но даже если убили, так ведь по твоему приказу. А это означает пособничество в убийстве. И тебе по, такому обвинению намотают столько лет... Страшно подумать! И уж ты поверь, мы тебя с собой потащим, если пойдем ко дну. Ну а кроме всего прочего, есть еще один пустячок – Фабиано. Мой человек. Да-да, братец. Это ты его замочил. В тебе совесть есть? Это подобные тебе, шикарные деловые, так поступают с несчастными дурачками... Ну вот. Прежде чем опять будешь о чем-нибудь толковать с легавыми, заруби себе на носу: мы в кусты прятаться не будем, мы за тебя не в ответе!

Хамфрис помолчал, потом снова тихо застонал.

– Какого черта вам нужно?

– Ага, приятель, вот это уже разговор. Что мне нужно? Хочу услышать, как ты скажешь магические слова: я убил Фабиано Эрнандеза.

Снова молчание, затем опять стон.

– Ну, телись, телись, братец. Времени у нас полно, вся ночь. Никто не услышит, если даже визжать будешь.

Сдавленным голосом Хамфрис наконец сказал:

– О'кей. Я пристрелил этого парня. Но он же был подонком, неудачником, негодяем. И если вы сюда пожаловали, чтобы отомстить за его смерть, то зря потратили время из-за кучи дерьма, которая гроша ломаного не стоит...

Я перевела дыхание и, выхватив револьвер, с силой толкнула дверь в офис.

– Не двигаться! – заорала я, целясь в Серджио.

Он стоял с ножом напротив Хамфриса, а татуированный скручивал руки Алана за спиной. Двое других «Львов» торчали по бокам, у каждого – револьвер. Окно позади письменного стола, очевидно, было разбито вдребезги сразу же после прихода Хамфриса, которого они застали врасплох.

– Бросай оружие! – рявкнула я.

Куда там... Они прицелились в меня. Я выстрелила, свалила одного, но промазала в другого. Тот тоже выстрелил, однако я молниеносно нагнулась, и пуля ушла в пол. Серджио отпрянул от Хамфриса. Краешком глаза я увидела, что он занес руку, чтобы метнуть в меня нож, но пуля достала его раньше; перевалившись через кресло, он рухнул на ковер. Я еще раз выпалила по второму бандиту, тот выронил револьвер, когда Серджио валился с ног.

– Не стреляй! Не стреляй! – взвизгнул он фальцетом.

Роулингс пробрался в – офис по осколкам оконного стекла.

– Черт бы вас побрал, Варшавски. Вам было мало того, что вы уже натворили?

Я чуть не потеряла равновесие, руки тряслись.

– Роулингс! Так это вы были в «бьюике»! А я-то думала... Серджио. Но ведь утром вы же вели «шеви», разве не так?

Блеснули золотые коронки.

– «Бьюик» – это моя машина. Надеялся, что вы ее не узнаете. Ну и поскольку вы – дама решительная, счел за лучшее погоняться за вами, посмотреть, что же именно вы предпримете...Почему, как вы думаете, вам сошло с рук сумасшедшее превышение скорости? Хо-хо! Ведь вас лично эскортировал полицейский... Ну ладно. Теперь к вам, Хамфрис. Простите, впрочем, мистер Хамфрис. На мой взгляд, у нас уже столько материала, что вам не отвертеться. Как я сказал вам несколько часов назад, у вас есть право молчать, не отвечать на вопросы. Но если вы пренебрежете этим правом...

Хамфрис покачал головой. Кровь вытекала из ножевых ранок на шее.

– Не трудитесь, – сказал он. – Я эту сказку наизусть знаю. И кстати, если вы все время были поблизости, то почему не вмешались, когда этот ничтожный подонок грозил перерезать мне горло?

– Будьте спокойны, Хамфрис. Несмотря на то, что мне очень хотелось, чтобы он это сделал, я бы этого не допустил. Видите ли, я как бы уподобился ему, тоже хотел услышать, как вы произнесете магические слова. А именно: что это вы убили Фабиано Эр-нандеза. Мисс Варшавски тоже это слышала. Так что, уверен, у нас есть все необходимое, чтобы убедить судей.

Я подошла к Серджио. Пуля Роулингса попала ему в плечо. Оружие такого калибра может сильно покалечить, но Серджио выдюжит... «Лев», которого подстрелила я, валялся на персидском ковре, стеная и портя ворс сгустками крови. Татуировка и другой телохранитель-застыли рядом, погруженные в мрачное молчание.

Мне кажется, Хамфрис, – сказал Роулингс, – это даже хорошо, что вы будете сидеть в тюрьме. Каждый день взирать на кровавые пятна, изгадившие ковер и письменный стол?! Да ведь это напрочь разобьет ваше сердце... И кстати, есть в этом доме врач?

Глава 35

Последний заплыв летом

Предосеннее солнце сияло вовсю, согревая песок и танцуя бликами на воде. Дети галдели, прощаясь с последним днем летних каникул. Супружеские пары расправлялись с содержимым корзинок, набитых едой для прощального пикника на пляже. Кто-то из отдыхающих настраивал транзисторные приемники на бейсбольный матч, кто-то – на рок-музыку. Казалось, что спортивный комментатор состязался в эфире с диск-жокеем. Я тупо смотрела на окружавшую меня мешанину.

– В чем дело, куколка? Отчего бы тебе не пойти в воду? Лови последний шанс, пока погода не изменилась...

Мистер Контрерас возлежал в пластиковом шезлонге под огромным зонтом. Я взяла его с собой в Пентуотер, прибрежный городок на озере Мичиган, поставив нерушимое условие: все время быть только в тени. И надеялась, что он будет спать, как сурок. Увы, с выздоровлением машинист стал куда более несносным, чем в прошлые времена.

– Ну что, так-таки не можешь выкинуть этого доктора из своего сердечка, моя куколка? Но поверь мне, он твоего мизинца не стоил. Это я тебе говорю.

Я повернулась к нему, сделав бессильный жест правой рукой, но ничего не сказала. Мои чувства не складывались в обычные слова. Не так уж и хорошо знала я Питера, чтобы тот занозой сидел в моей душе. Последняя сцена еще жила в моей памяти. Это было ужасно. Но это не было тяжким бременем.

Я с полным основанием могла бы считать себя героиней, мировой чемпионкой, если хотите. Хамфриса и Серджио надежно упрятали за решетку, отказав в просьбе внести залог, да к тому же Серджио угодил в тюремный госпиталь, где ему подлечивали плечо. Субботний номер «Геральд стар» стал грандиозной сенсацией; в ней весьма рельефно отобразилась помпезная напыщенность Дика... Он позвонил мне после того, как в течение суток мы во второй раз арестовали Хамфриса, и пообещал откусить мне голову. Я веселилась, как дитя. По крайней мере, Лотти так определила мою реакцию на угрозы Дика. Бедняга, его слишком занесло от ярости! Убежденность в том, что он несравненный знаток уголовного права, совсем вскружила ему голову, и он не хотел признать, что в этой области я не меньший знаток, чем он...

Субботним вечером, перед моим отъездом за город, мне нанесла визит Тесса. В ней смешались разнородные чувства. Благодарность за то, что я таки загнала в угол убийц Малькольма, а также неловкость из-за неверия в меня. Она приехала в одно время с Роулингсом; тот хотел не только проведать меня, но также поработать над нашими показаниями в суде. Я была и рада и не рада тому, что он пригласил меня поужинать. Правда, Тесса утащила его на обед, и это тоже не очень тронуло меня. Конечно, Роулингс был занятным компаньоном, но частному детективу не годится поддерживать чересчур тесные отношения с полицией... Вот я и чувствовала себя так, словно меня спеленали, завернули в кокон беспамятства... Что это? Летаргия, которую почти невозможно стряхнуть с себя?

Мистер Контрерас наблюдал за мной с возрастающей озабоченностью.

– Жизнь продолжается, крошка, – изрек он наконец. – Когда Клара умерла, я было подумал: ну, парень, это – конец. Ведь мы же пятьдесят один год были женаты! Ей-богу, мы ведь еще в школе женихались. Ну, ясное дело, я учиться бросил, но она-то – нет. И вот мы ждали, когда она закончит учиться. Чтобы свадьба была как надо. А потом?.. И дрались же мы с ней, моя радость. Ух, как дрались! Да тебе такое даже присниться не может... Зато, я подчеркиваю, мы всегда с ней жили очень счастливо...

Вот это-то тебе и нужно, куколка моя. Тебе необходим твердый парень, с которым можно подраться всласть, но добрый. Милые дерутся – только тешатся. Конечно, он должен быть таким добрым, чтобы тебе всегда жилось с ним счастливо. И уж, конечно, не таким, как этот твой, бывший. Вот уж чего в толк никак не возьму, как тебя угораздило выйти за него замуж... Э, да что там говорить, и этот твой доктор... Сказал же я тебе, что он – слабак. Сразу сказал. Стоило мне на него лишь раз посмотреть...

Я окаменела. Знал бы Контрерас, что душу мою грызли отнюдь не мысли о докторе... Возможно, душа просто опустошена, выгорела. Слишком много было огромного города, слишком долго возилась я с таким дерьмом, как Серджио и Алан Хамфрис. Кто знает, вероятно, мне следовало бы бросить сыскное дело, продать квартиру и удалиться на покой куда-нибудь в Пентуотер. Я постаралась нарисовать такую картину: вотя в этом захудалом городишке, где жителей раз-два и обчелся, и все друг друга знают, всю подноготную. Что ж, добрая бутылка виски каждодневно скрашивала бы жизнь... Сама идея вызвала у меня короткий смешок.

– Вот это правильно, куколка. Слава Богу, в конце концов ты над собой подсмеиваться стала. Если бы я, например, залег пластом, не вставая, и только бы и делал, что слезы лил по всем своим жизненным ошибкам, да я ведь в своих же слезах и утоп бы. Не-ет, ты взгляни на жизнь с другой стороны. Собака у нас теперь есть. Ну, хорошо, хорошо, у тебя есть собака. Не спорю. Но, скажи, кто будет ее кормить и выгуливать, когда ты будешь часами где-нибудь шляться? А? Вот мне и компаньон, если не будет писать на мои помидоры, конечно! Что ты скажешь, девочка? Ну?

Пеппи поняла, что эти слова были обращены непосредственно к ней. Она оставила палку, которую пыталась разгрызть, и лизнула руку Контрераса. Затем вернулась, схватила палку и положила рядом со мной, описывая хвостом круги. Пересилив себя, я встала. Пеппи тоже вскочила и стала прыгать и бегать, не помня себя от восторга. Я подобрала палку и швырнула прямо в заходящее солнце.

Примечания

1

Перевод В. Дробышева

2

Здания торгового дома «Сирс и Робэк», до недавнего времени считавшиеся самыми высокими в мире.

3

Постмортем – заключение о смерти.

4

Литания – молитва у католиков.

5

Ашанти – каста жрецов ангольского племени.

6

Вуду – колдун (афр.).

7

В США такие суды рассматривают неотложные дела без участия присяжных.

8

Эмболия – закупорка сосудов (мед.).

9

В США первую медицинскую помощь оказывают полицейские и пожарные.

10

Доктор медицины, акушер.


home | my bookshelf | | Горькое лекарство |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу