Book: Платье от Фортуни



Платье от Фортуни

Розалинда Лейкер

Платье от Фортуни

Глава 1

Николай Карсавин вряд ли заметил бы ее, если бы не уличная пробка на Пьер Каррон. Что-то привлекало взгляд… Легкие, быстрые шаги по тротуару, залитому апрельским солнцем? Чемодан с дорожными наклейками? Видимо, она только что приехала в Париж.

Девушка с любопытством поглядывала по сторонам, но не обратила внимания на Николая, лениво развалившегося на заднем сидении новенького «Роллс-ройса».

Карсавин улыбнулся. Наблюдать за ней было интересно. Париж всегда что-нибудь да предложит… Николай направлялся в русское посольство на встречу, назначенную им самим, но не имеющую ничего общего с его дипломатическими обязанностями. Если бы машину вел он сам, то никогда не поехал бы по этой улице, поскольку именно здесь располагались престижные ателье – haute couture[1] – Пуаре и Ландель, и из ворот особняков часто выезжали экипажи, запряженные чистокровными лошадьми. Устойчивые заторы в движении стали закономерностью, не составил исключения и сегодняшний день.

Продолжая рассматривать девушку, Николай с удовлетворением отметил отличную фигуру, подчеркнутую хорошо сшитым кремовым жакетом. Длинная юбка скрывала ноги, но высокий рост предполагал их стройность. Природа щедро наградила девушку умением, впрочем, нередким для француженки, придавать стиль и элегантность любой одежде.

Лицо нельзя назвать красивым в общепринятом смысле слова, но своеобразие черт предполагало неординарность натуры: тонкий нос, четко очерченный подбородок, карие глаза и чувственный рот. Волосы цвета светлой меди скрыты шляпкой, но несколько непослушных прядей соперничали с солнечными бликами.

На небольшом кожаном чемодане Николай разглядел инициалы: Ж.К. Ему захотелось узнать имя незнакомки…

* * *

Жюльетт была рада, что решила оставить вещи на Лионском вокзале, и пошла пешком. Какое облегчение обнаружить – город, где она родилась, почти не изменился. Ведь она не была здесь восемь лет – все время, пока обучалась в школе при монастыре, а последний год исполняла обязанности учительницы вышивания. Но Париж не утратил ни грана своего удивительного умения сочетать несочетаемое! Жюльетт радостно вдыхала аромат жареных кофейных зерен, изысканных вин, цветущих деревьев, дорогих сигар, тонких духов и острый запах чеснока. Париж! В мире нет лучшего города, когда тебе всего лишь восемнадцать, и жизнь готова распахнуть перед тобой любую дверь!

Заметив цветочницу, Жюльетт решила купить букетик фиалок. Она так и не заподозрила, что за ней неотрывно наблюдают глаза незнакомца. Девушка поднесла фиалки к лицу и, закрыв глаза, блаженно вдохнула весенний аромат. Глядя на свое отражение в витрине парфюмерного магазина, укрепила фиалки на шляпке, подсунув стебельки под ленту, и вдруг почувствовала, что за ней наблюдают. Машинально поправив волосы, Жюльетт бросила быстрый взгляд влево, вправо и только потом взяла в руку чемодан.

Тут, наконец, дорожная пробка рассосалась, «Роллс-ройс» тронулся с места. Николаю пришлось повернуть голову, чтобы в заднее стекло машины следить за девушкой, которая могла в любую минуту исчезнуть в толпе.

* * *

Жюльетт шла по улице, всматриваясь в номера домов. Она еще никогда не бывала в особняке – доме моделей haute couture своей сестры. Дениза, на шестнадцать лет старше Жюльетт, вдова безвременно ушедшего из жизни барона Клода де Ланделя, сумела выбрать подходящее место, чтобы обеспечить себе богатую клиентуру.

Жюльетт знала – Дениза вряд ли обрадуется неожиданному появлению сестры. А если еще станет известна причина…

Впереди ее ожидало немало сложностей, но как все-таки здорово оказаться дома! Нет, Жюльетт больше никогда не покинет Париж! По крайней мере, на такой срок. Пребывание в школе вдалеке от очарования родного города казалось ей сейчас просто ссылкой. Недели, месяцы она будет бродить по знакомым с детства местам, хотя они напоминают о горькой утрате – смерти родителей.

Жюльетт остановилась у входа в особняк, рассматривая роскошный фасад, предполагающий атмосферу дорогих вещей и богатых клиентов под крышей этого дома. Когда девушка сделала еще один шаг к подъезду, швейцар широко распахнул золоченую дверь.

Коридор плавно переходил в широкую мраморную лестницу. Открывая свое дело, Дениза увлеклась стилем, который традиционно называли art nouveau,[2] и, надо сказать, немало преуспела… Стены украшала медная чеканка с повторяющимся рисунком – прекрасными ирисами. Живые цветы, источавшие нежный аромат, заполняли вазоны, по форме напоминающие вытянутые духовые трубы.

По лестнице с узорчатыми перилами Жюльетт поднялась на первый этаж, где располагалась приемная. Примерочные салоны отделялись друг от друга непрозрачным маликским стеклом. Оно поблескивало, отражая свет ламп под шелковыми абажурами, которые держали в руках серебристые скульптуры женщин. Жюльетт слышала отдаленные голоса из примерочных. У входа в один из салонов оживленно беседовали две женщины. Тонкое белое кружево, обрамляющее их шеи, придавало собеседницам сходство с лебедями. Впечатление усиливалось общим стремлением к S-образному силуэту, начиная с выпуклого корсажа и заканчивая подолом юбки. Жюльетт могла только гадать, на какие ухищрения пошли модельеры, чтобы добиться нужного эффекта – благо, ей самой никогда не требовались никакие сложные манипуляции с безжалостными булавками.

– Bonjour, мадмуазель! – к ней обратилась улыбающаяся женщина в элегантном платье из серого шелка.

Должно быть, это мадам Мийо, директриса и правая рука Денизы во всех делах. Именно она, видимо, та точка опоры, вокруг которой вращается их маленькая вселенная – модельеры, клиенты, ткани, серебристые скульптуры… Мадам, которая всегда величественно и с достоинством встретит даже конец света, если он настанет.

Жюльетт объяснила, что она приехала издалека и хотела бы повидаться с сестрой, в заключение добавив:

– Но я не предупредила о своем приезде.

– Баронессы сейчас нет, но, надеюсь, она не будет против, если я сообщу вам, где ее можно найти. Она направилась на встречу с подругой, приехавшей в Париж из Америки, кажется, из Луизианы, и остановившейся в отеле «Бристоль» на Вандомской площади.

Лицо Жюльетт осветилось улыбкой.

– Может быть, это мадам Гарнье?

– Да, насколько я знаю, именно так. Жюльетт повернулась и заторопилась к выходу.

Люсиль Гарнье была давним другом родителей. В семье считали ее тетей Денизы и Жюльетт, даже, когда муж Люсиль уехал из Парижа, чтобы представлять коммерческие интересы Франции в Новом Орлеане. За долгие годы мадам Гарнье только один раз приезжала в Париж, и то в связи с трагическими обстоятельствами, но теперь, видимо, решила восстановить старые дружеские связи.

Пока Жюльетт училась в школе, Дениза нечасто писала ей, поэтому письма Люсиль девушка читала, не отрываясь, ведь они приходили издалека, оттуда, где так много нового и волнующего, но где все же пытаются сохранить традиции старой Франции.

Жюльетт села в омнибус, идущий к Вандомской площади. С очередным поворотом омнибуса ее мысли также приняли другое направление. Девушка вспомнила о времени, когда Дениза впервые объявила младшей сестре о своем намерении открыть собственное дело. Это случилось после похорон Клода Ланделя – Жюльетт тогда уже год, как училась в монастырской школе. Дениза была просто вне себя от ярости, когда узнала, что основную часть состояния покойный муж завещал детям от первого брака. Денизе же досталось умеренное содержание и поместье в окрестностях Сен-Жермен, да и то при условии, что она не выйдет замуж вторично.

– Как я смогу жить на эти гроши! – бушевала Дениза, изливая душу младшей сестре. Горе безутешной вдовы она уже в полной мере продемонстрировала друзьям и знакомым. – Клод отомстил мне! О, как он был щедр в самом начале нашей совместной жизни, а затем превратился в зануду, день и ночь возмущающегося тем, что называл «эта твоя экстравагантность»! – закусив губу, она быстрыми шагами мерила комнату для посетителей монастырской школы. Было прохладно, и Дениза не сняла черную соболью шубу, подол которой чуть не со свистом рассекал воздух при резких поворотах, шелковая юбка шуршала, касаясь колен. – К счастью, я была достаточно умна, чтобы немного скопить для начальных капиталовложений, когда он был еще достаточно щедр и тратился на меня без оглядки. Да, я всегда по возможности стремилась получить в подарок не какую-нибудь безделушку, а брошь или серьги от Картье!

– Ты собираешься еще раз выйти замуж? – спросила Жюльетт, сидя за столом, на котором лежали образцы вышитой ткани. Монахини полагали, что сестра Жюльетт, возможно, заинтересуется ими, но Дениза даже не взглянула на вышивку.

– Еще раз замуж?! – Дениза даже остановилась. – Никогда! Эти престарелые джентльмены ужасно ревнивы и видят в тебе только свою собственность, а молодые – все до одного неверны. Уж я-то знаю, – в ее голосе зазвучали горькие нотки. – Хочу сказать тебе, такого брака, как у наших отца и матери, больше не найдешь во всем Париже, – Дениза глянула на часы. – Мне пора. Не бойся, я вполне могу оплатить твое обучение. Клод немало пожертвовал этой школе, а когда ты ее окончишь, то получишь небольшую сумму – в соответствии с его завещанием. Одно крашеное яйцо из большой корзины.

Жюльетт любила Клода, его добрые глаза. Возможно, с тех пор, как она последний раз видела мужа сестры, в глазах Клода появилась грусть, которую стерла только смерть.

– Очень трогательно с его стороны.

– Однако он мог быть более трогательным по отношению к своей жене! – Дениза тряхнула волосами. – Но я не собираюсь прозябать в нищете до конца жизни.

– И что ты будешь делать?

– У меня есть чутье деловой женщины и вкус. Я знаю, что такое мода. А уж если ты чем-то обладаешь, то стоит пустить это в ход.

– Но как?

– Больше я пока ничего не хочу говорить, но позже сообщу, как идут дела.

Жюльетт знала, что теперь очень не скоро получит хоть какую-нибудь весточку…

Когда письмо все-таки пришло, обратный адрес был: «Ателье Ландель». Дениза без малейших сожалений продала несколько живописных полотен, полученных от мужа в качестве подарков на дни рождения. Одно из них Клод купил на аукционе в Лувре, и теперь картина принадлежала какому-то американскому миллионеру, после того, как он расстался с весьма кругленькой суммой. Дениза вложила почти все деньги в устройство Дома Ландель. Используя возможные знакомства, она обеспечила появление в своем ателье нужных людей, которые, если и не делали заказы, то увеличивали престиж заведения. Покрой «от Ландель» затмил славой дневные платья от Борта, а роскошные вечерние туалеты были вполне достойны сравнения с великолепными ансамблями от Паквин. Книга регистрации заказов оказалась заполненной буквально за неделю, а штат портних и закройщиц увеличен вдвое.

– Ты шьешь дешевле, чем другие? – наивно спросила. Жюльетт во время одного из внезапных визитов Денизы.

– Нет! – рассмеялась Дениза. Теперь она ничем не напоминала ту разъяренную женщину, что приехала к Жюльетт после смерти мужа. – Как раз наоборот: немного дороже. Это позволяет считать наши модели более престижными. Мы начали также шить и нижнее белье. Парижанки готовы дать руку на отсечение, лишь бы заполучить эти чудесные вещицы! – она достала из сумки сверток. – У меня есть для тебя подарок.

Когда сверток развернули, перед глазами Жюльетт предстала изящнейшая ночная сорочка, украшенная красной лентой и тонким кружевом.

– Это великолепно! – у девушки перехватило дыхание. – Но… сестры никогда не позволят мне надеть ее, – она замахала руками.

– Что случилось?

– Она такая красивая, – прошептала Жюльетт, не отрывая изумленного взгляда от сорочки. – И вы шьете белье… э-э… прозрачное?

Дениза снисходительно улыбнулась, складывая сорочку.

– Я сохраню ее. Заведу для тебя отдельный ящик. И ты почувствуешь себя новорожденной, когда однажды наденешь то, что окажется в нем.

– А когда я вернусь в Париж?

– Для начала ты должна окончить школу.

* * *

Омнибус остановился на Вандомской площади. Жюльетт сошла и направилась к отелю «Бристоль». Это роскошное аристократическое здание предпочитали представители дворянских фамилий. В огромном вестибюле – мраморные колонны, пальмы в красивых вазонах, удобные диваны полукругом. Слышалась английская речь. Если бы Эдуард Седьмой решил посетить Францию, то, скорее всего, увидеть его можно было бы именно здесь.

Жюльетт подошла к стойке администратора и попросила, чтобы о ее приходе известили мадам Гарнье. Клерк позвонил по телефону, затем обернулся к девушке с почтительным поклоном.

– Мадам Гарнье ждет вас на втором этаже в номере четырнадцать.

Жюльетт хотела воспользоваться лифтом, но передумала. В отеле было все так прекрасно, что она решила насладиться каждой минутой пребывания здесь. Девушка направилась к лестнице. Интересно, что ощущала Люсиль, когда прибыла в «Бристоль»? Радость предвкушения встречи с мадам Гарнье несколько омрачилась тревожным предчувствием реакции Денизы. Но вряд ли старшая сестра может что-либо изменить в планах Жюльетт.

Пока девушка пересекала бледно-розовый ковер, устилавший лестничную площадку, она порадовалась, что пошла пешком, выиграв время, чтобы собраться с духом и достойно встретить ледяную враждебность Денизы.

Жюльетт вспомнила последний день пребывания в монастыре: сестры желали ей успеха в новой жизни, не без сожаления расставаясь с лучшей вышивальщицей, не изъявившей ни малейшего желания присоединиться к монашескому ордену.

Положив руку на позолоченные перила, Жюльетт помедлила, глянула вниз. Какая роскошь! Женские шляпки, напоминающие изысканные цветы, украшали напудренные прически а-ля мадам Помпадур. Какие ленты, вуали! Были, конечно, шляпки и без украшений. Или же – как печально – ставшие последним пристанищем для экзотических птиц, чучела которых, поблескивая стеклянными глазками, распластались на широких полях. Жюльетт даже сумела рассмотреть небесно-голубого зимородка и разноцветного какаду.

Что касается мужчин, в основном, их головы венчали цилиндры или деловые котелки, а также панамы – у тех, кто вернулся после прогулки под ярким солнцем по парижским бульварам. Иногда мелькали экзотические головные уборы иностранцев, им Жюльетт вряд ли смогла бы подобрать название.

Взгляд девушки неожиданно остановился на высоком молодом человеке, одиноко стоявшем у одной из колонн. Шляпа закрывала верхнюю часть лица, но Жюльетт хорошо видела: он читает газету, сложенную так, что виден оставался только один столбец. Девушка хорошо рассмотрела красиво очерченный тонкий нос, широкие скулы с ямочками, чувственный рот и подбородок, свидетельствующий о твердости характера.

Прочитав заинтересовавшую его статью, Николай Карсавин сунул газету в карман пальто. Нахмурившись от плохо скрываемого нетерпения, он поднял голову и посмотрел на часы над столом администратора.

Теперь Жюльетт было хорошо видно, что его брови и ресницы такие же темные, как и кудрявые волосы. Она почему-то не сомневалась, что он ждет женщину. Жену? Невесту? А может быть, актрису из театра драмы Фолье? Или певицу Гранд Опера? Жюльетт надеялась, что эта дама должна появиться очень скоро – до того, как ей придется подняться выше. Неожиданно девушка ощутила приступ жгучего любопытства… Но тут незнакомец поднял голову и его глаза встретились со взглядом Жюльетт.

У девушки перехватило дыхание. Густые ресницы, как вначале подумалось, должны свидетельствовать о задумчивом, усталом взгляде, но она ошиблась. Стального цвета глаза, смотревшие прямо на нее, были напряженными, пронизывающими. Такому человеку лучше ни в чем не перечить. Когда их взгляды скрестились, девушка внезапно ощутила необъяснимое влечение к этому мужчине.

Фигура Жюльетт, залитая солнечным светом, проникающим через окно, четко вырисовывалась на фоне обоев, расписанных геральдическими лилиями. Солнце золотило рыжеватые волосы… Нет, она не была кокеткой, но Николай мог с уверенностью сказать, что девушка не в силах отвести глаз, впрочем, как и он сам, словно не желая разорвать тонкую нить, связавшую их. Если бы Николай мог сейчас коснуться руки Жюльетт, то, наверное, она ощутила бы электрический разряд.

Жюльетт, словно в тумане, услышала голоса – по лестнице поднималась какая-то парочка. Затем глаза девушки вновь встретились со взглядом молодого человека. Николай усмехнулся, улыбка чуть тронула губы. Жюльетт не смогла не улыбнуться в ответ, подавая знак взаимного молчаливого понимания. Затем она почти побежала наверх…

Уже невидимая из вестибюля, девушка тряхнула головой, прогоняя наваждение. Как опасно! Она была убеждена: если бы незнакомец не ждал кого-то, то не дал бы ей уйти.

С молоком матери она впитала привычку отворачиваться от таких хищных взглядов, но сегодня пренебрегла этим правилом. И была рада этому – несмотря ни на что, теперь она сама распоряжается своей судьбой!



Глава 2

Номер Люсиль Гарнье находился в самом конце длинного коридора, наверняка, из окон открывался великолепный вид на Вандомскую площадь. Жюльетт постучала, и девушка в опрятном платье горничной открыла дверь. За ее спиной сверкали зеркала в золоченых рамах.

– Мадам Гарнье ждет вас, мадмуазель, – горничная произнесла это по-французски, но акцент выдал в ней жительницу Луизианы. Девушка взяла чемодан Жюльетт и проводила гостью в роскошный салон с хрустальными канделябрами и мебелью в стиле Луи Квинз.

Люсиль тут же встала с кушетки и приветственно всплеснула руками. Коричневый шелк платья зашелестел, на шее задрожала нитка жемчуга.

– Дорогое мое дитя! – с чувством воскликнула хозяйка.

– Тетя Люсиль! – это обращение, привычное с детства, сорвалось с губ Жюльетт, когда она бросилась в объятия мадам Гарнье. Они поцеловались и вновь сжали друг друга в объятиях. – Как дела у дяди Родольфа? Он с вами?

Люсиль покачала головой.

– Он все еще занят делами и не смог приехать. Если учесть, что Родольф относится к путешествиям без особой любви, то он остался дома не без удовольствия, – Люсиль оглядывала девушку, продолжая обнимать ее. – Ты так похожа на свою милую maman, когда она была столь же юной. Я узнала бы тебя, где бы мы ни встретились!

– А я сразу бы узнала вас! Вы совсем не изменились.

Мадам Гарнье вздохнула не без облегчения:

– Ах, если бы зеркало говорило такие же комплименты.

Невзирая на то, что возраст Люсиль приближался к шестидесяти, ее лицо сохраняло моложавость. Умелая косметика скрывала морщины – заметными они оставались лишь вокруг голубых глаз, словно лучики разбегаясь по лицу, когда она смеялась. А пошутить Люсиль любила! Густые, тщательно уложенные волосы, не без некоторых ухищрений сохраняли первоначальный золотистый оттенок, не допуская никаких намеков на седину. Мадам Гарнье нельзя было назвать хрупкой женщиной, но, благодаря усилиям модельеров и помощи корсета, ее облик в соответствии с требованиями самой современной моды стремился к S-образному силуэту.

– Почему ни в одном из писем вы не написали о своем возвращении во Францию? – в голосе Жюльетт звучали счастливые нотки. Девушка наконец-то сняла шляпу и перчатки.

– Я хотела сделать тебе сюрприз. Приехать в твою школу и увезти в Париж, – Люсиль усадила Жюльетт на софу, обитую желтым шелком, и села рядом. – Я хотела и хочу, чтобы ты осталась со мной. Именно поэтому и заказала номер с двумя спальными комнатами.

Жюльетт была несказанно рада такому замечательному сюрпризу в добавление к своим радужным надеждам.

– Я знала, что вы когда-нибудь приедете. Но именно сегодня! Я с трудом поверила своим ушам, когда в ателье Ландель мне сообщили, что Дениза уехала на встречу с вами! – Жюльетт оглянулась вокруг. – А где она?

– Дениза ушла за несколько секунд до того, как позвонил администратор и сообщил о твоем приходе. Странно, что вы не встретились.

– Должно быть, она спустилась на лифте, пока я поднималась по лестнице.

– Я позвоню администратору – если она еще не ушла.

Люсиль уже протянула руку к телефону, но Жюльетт остановила ее, робко коснувшись локтя.

– Не обязательно. У меня теперь будет много времени, чтобы общаться с Денизой. А сегодня очень хочется поговорить с вами.

Люсиль удивленно приподняла брови.

– Ты пытаешься избавить меня от сцены, которую может устроить Дениза, встретившись с тобой? Но я знаю о телеграмме, которую она получила сегодня утром из школы. Ты вполне можешь довериться мне и объяснить, почему все произошло так внезапно? Ведь Дениза сказала, что все организовала бы, как только ты захочешь покинуть монастырь.

Лицо Жюльетт выражало сомнение.

– Так ли? Дениза ни разу не высказала радости по поводу моего возможного возвращения. Поначалу меня вполне устраивала должность учительницы.

На это были причины. Во-первых, в свободное время я училась шить и решила получить профессиональные навыки. Одна из монахинь любезно согласилась помочь в этом. Во-вторых, сестра Берта, которая всегда была очень добра ко мне, пригласила меня помочь ей закончить алтарное облачение для Собора Шартре: эту работу она начала десять лет назад, а потом стала терять зрение – бедная сестра Берта уже в годах.

– Я помню, ты писала в одном из писем.

– Когда вчера я сделала последний стежок, мои чемоданы уже были упакованы, – Жюльетт просияла. – По моей просьбе настоятельница уже давно нашла на мое место другую учительницу, и больше ничто меня не удерживало! Но вы не знаете, как все всполошились, когда узнали, что со мной не будет компаньонки! Путешествовать без наперсницы! Сестры тут же начали подыскивать мне компанию, но я уже была не в силах ждать, так мне хотелось домой, в Париж! Даже часа не хотела медлить!

– Вполне тебя понимаю.

– Хотелось бы, если можно, послать телеграмму в школу, чтобы знали – я добралась благополучно.

– Не стоит сразу брать на себя так много. Пусть это сделает Дениза. Как только она доедет до своего ателье, я позвоню и сообщу, что ты у меня. Если хочешь, можешь тоже поговорить. А сейчас лучше расскажи о своем немолодом поклоннике, получившем разрешение Денизы и матери-настоятельницы посещать тебя в присутствии одной из монахинь.

Жюльетт вздохнула.

– Денизе он понравился, поскольку человек весьма обеспеченный, имеет роскошный особняк, в котором когда-то она побыла в гостях. Но он намного старше меня, и я никогда бы не согласилась выйти за него замуж. К сожалению, чем откровеннее я выказывала свое безразличие, тем вдохновеннее он становился. В конце концов он решил, что я хочу остаться старой девой, и его это жутко разозлило.

– Влюбленные мужчины так переменчивы! Дениза довольно долго описывала мне достоинства такого замужества, жаловалась, что ты так бездумно отворачиваешься от удачи. Я думаю, его разочаровал не столько твой поспешный отъезд из школы, сколько сам факт, что ты не мечтаешь о союзе с ним. Честно говоря, я давно подозреваю, Дениза хочет переложить ответственность за тебя на кого-нибудь другого, поэтому она отправила тебя в школу на таком приличном расстоянии от Парижа сразу после смерти матери.

– Я это знаю и понимаю, почему она так поступила, ведь у нее никогда не было детей, отрывающих ее от дел и требующих забот. Хоть мы и сестры, но никогда не были близки – ни до, ни после ее замужества. Нет, я ни в чем ее не виню. Мне было хорошо в школе до того, как начала испытывать ужасную тоску по Парижу! Нет, Денизе не стоит бояться: я уже решила, чем буду заниматься.

– Итак, ты собираешься работать! – Люсиль одобрительно всплеснула руками. – Будь я молода, поступила бы так же. Но – прежде, чем мы продолжим беседу, – как давно ты ела?

– Я перекусила в полдень.

Люсиль тут же потянулась к телефону и заказала в номер кофе и пирожные.

– Уверена, ты уже выбрала дело по душе. Рада, что ваше поколение более благоразумно, чем наше. Мы мечтали только о том, чтобы выйти замуж и воспитывать детей. Но каждая женщина – и это самое главное – должна сама распоряжаться собой.

– Если судить по ученицам моей школы, то я – исключение.

– Тогда считай, что ты – удачное исключение, но идти тебе придется по лезвию бритвы. Для деловой женщины сейчас открывается все больше и больше возможностей. Нет, ты меня нисколько не удивила, как развивается твой характер, я видела по письмам. Должна сказать, мне было приятно, что тебя не считают послушным ребенком, и ты не скрывала от меня свои проступки.

В глазах Жюльетт появились озорные искорки.

– Конечно, в детстве я выслушивала немало колкостей от сестер, хотя проступки были весьма невинны. И я знала, вы никогда меня не осуждали.

– Конечно, нет! Не удивляюсь, что ты была лихим сорванцом… Дениза так ни разу и не пригласила тебя на каникулы в Париж?

– Но она делала все, что могла. Я не нуждалась ни в одежде, ни в книгах, у меня всегда были карманные деньги. Сестра навещала меня три-четыре раза в год.

Это не произвело особого впечатления на Люсиль:

– Надеюсь, что так!

– Когда я повзрослела, мы несколько сблизились. Дениза нередко делилась со мной своими проблемами. А что касается каникул, то ведь мне повезло: родители школьной подруги, Габриэлы Руссе, часто приглашали меня к ним домой, а потом я бывала на их вилле в Антибе, где мы купались, катались на лодках под парусом. Но в последнем классе Габриэлу перевели из нашей школы в Швейцарию. Мне так ее не хватало!

– А вы собирались встретиться вновь?

– Конечно. Как только это станет возможным. Тут принесли кофе в серебряном кофейнике. На подносе поблескивали золотыми разводами чашки из нежно-голубого китайского фарфора, а пирожные, казалось, сами просились в рот. Жюльетт наслаждалась каждым кусочком. Люсиль вернулась к беседе:

– К счастью, я еще не успела принять ни одного приглашения на сегодняшний вечер, хотя и мечтаю встретиться со старыми друзьями. Надеюсь, ты останешься со мной в отеле «Бристоль» на все шесть недель. Но конечно, если сама этого хочешь. Ты совершенно свободно можешь уходить и приходить, когда начнешь искать место или захочешь увидеться с друзьями.

Жюльетт радостно вздохнула, поставила пустую чашку на поднос.

– Вы балуете меня, а я просто в восторге от этого. Остаться здесь с вами – что может быть лучше!

– Отлично!

Золотые часы пробили три, это напомнило Люсиль, что пора позвонить Денизе. Разговор оказался недолгим. Голос Денизы был хорошо слышен, даже Жюльетт ясно разбирала слова.

– Пусть Жюльетт останется с вами, Люсиль, я сообщу в школу, что она прибыла благополучно. Нет, я не хочу говорить с ней и, вообще-то, не очень тороплюсь встретиться. В любом случае, я завтра уезжаю из Парижа по делам на два дня. Когда вернусь, сообщу. До свидания!

Люсиль положила трубку.

– Итак, Жюльетт, у тебя есть отсрочка в сорок восемь часов.

Девушка кивнула.

– Очень кстати. Прежде всего, мне хотелось бы найти работу. Когда сестра вернется, постараюсь увидеться с ней.

– Итак, чем же ты хочешь заняться? Это связано с твоим талантом вышивальщицы?

Жюльетт кивнула.

– Я надеюсь работать в Доме моделей, нет, не у Ландель, уверяю вас. Я хотела бы получить место у Борта.

– Неплохое решение.

– Если судить по итогам выставки, в которой принимали участие мои работы, мне вряд ли нужно становиться ученицей. Я рассчитываю получить работу швеи второго класса, а затем уже постараться добиться большего. Образцы моих изделий у меня с собой.

Люсиль с интересом посмотрела на Жюльетт.

– И какова же конечная цель?

– Открыть свое собственное дело. Нет, я не хотела бы соперничать с Денизой. Если удастся встать на ноги, хочу поселиться где-нибудь в большом городе, но чтобы до Парижа можно было добраться без труда.

– Но не Дом моделей?

– Для этого нужно остаться в Париже.

– Где бы ты ни была, я – твоя первая клиентка. Возможно, это нарушит мои традиции – шить у Паквин, но пока не стану слишком стара, буду сама посещать твое ателье вместо того, чтобы отсылать мерки из Луизианы, а потом получать посылки из Парижа.

– Вы никогда не постареете! – горячо заверила Жюльетт.

Люсиль рассмеялась.

– Ты просто мое лекарство. Но, однако, напоминаешь, как мне не хватает двух моих сыновей, живущих в противоположных концах света. Как я соскучилась по внукам, которых мы с Родольфом так редко видим! Даже не знаю, что скажет Дениза, когда узнает, что ты хочешь стать швеей. Ты была когда-нибудь в Доме моделей? Или сегодня только успела посетить особняк Ландель?

– Когда maman посещала ателье Борта, я была слишком мала, и ее сопровождала Дениза, а потом сестра сама делала там заказы.

– Тогда давай завтра отправимся в ателье Паквин. Я хочу посмотреть последние модели, заказать что-нибудь новенькое. А ты сможешь почувствовать, какова атмосфера самой современной моды.

Жюльетт вся засветилась от радости – это то, что нужно! Увидеть весь процесс с точки зрения клиента! Этот опыт будет очень полезен, когда она будет искать работу.

– Замечательно! Дениза нередко рассказывала о своих проблемах, но мне всегда так хотелось увидеть все самой!

– Раз уж речь зашла об одежде, что у тебя с собой?

– В моем чемоданчике спальные принадлежности и пара туфель. Большой чемодан я оставила на Лионском вокзале и собиралась забрать его только завтра, когда сниму жилье. К тому же, если бы Дениза увидела меня со всем багажом, то решила: я приехала, чтобы сесть ей на шею.

– Дай мне квитанцию. Я поручу Мэри, моей горничной – о, это такое сокровище, без которого я просто не могу обходиться! – организовать доставку багажа, – Люсиль взяла маленький серебряный колокольчик, стоявший у телефона, и комнату наполнил мелодичный звук. Тут же появилась Мэри, которой отдали квитанцию. Когда та вышла, Люсиль продолжила: – Я думаю, мы пообедаем у Фоуйе. Уверена, кухня и обслуживание там по-прежнему на высоте.

– Родители часто обедали там… Это был их любимый ресторан.

– Я знаю. Думаю, тебе тоже понравится. Наверное, хочешь посмотреть свою комнату, принять ванну и отдохнуть после дороги? Я всегда любила полежать часок, прежде, чем переодеться к вечеру.

Комната Жюльетт была так же великолепна, как и все остальное в апартаментах Люсиль. В вазах – живые цветы, на столе – корзина с фруктами и коробка шоколадных конфет – презент от администрации гостиницы. Какой разительный контраст с серыми стенами и голыми полами, которые окружали девушку восемь лет! И хотя Жюльетт не ощущала усталости, она упала, широко раскинув руки, прямо на шелковое покрывало, украшавшее широкую кровать. Как здорово! Очень скоро послышался звук льющейся воды – Мэри готовила ванну.

Когда Жюльетт, проблаженствовав в ароматной пене изрядное количество времени, вернулась в комнату, там уже стоял ее большой чемодан, который Мэри распаковывала. Увидев пакет с образцами своих вышивок, девушка попросила горничную не разворачивать его, а аккуратно положить в ящик комода. Жюльетт подошла к шкафу, где уже висели костюмы и платья. Весь ее гардероб – продукция ателье Ландель. И пусть покрой прост, но сшито все отличными портнихами. В какой-то мере причастная к секретам создания одежды, Жюльетт по достоинству оценила хорошую работу.

Когда горничная помогла ей одеться к вечеру и покинула комнату, Жюльетт подошла к окну, за которым светился огнями Париж. Сейчас она вспомнила о незнакомце, которого видела в вестибюле: где он? Проводит вечер вместе с женщиной, которую ждал в холле отеля «Бристоль»? Девушка надеялась, что его не будет в ресторане: это взволновало бы ее. Незнакомец состоятелен, если судить по холеной внешности и хорошо сшитому костюму, вполне может отправиться обедать куда пожелает. Возможно, он поведет свою спутницу в один из ресторанов на верхних этажах, а если женщина из театральной богемы, они вполне могут отправиться в какое-нибудь более пикантное место, например, в Мулен Руж. Как там, наверное, интересно!

Родители Жюльетт – Мишель и Катрин Кладель – когда были молодоженами, однажды посетили Мулен Руж. На стене в спальне висел рисунок, вставленный в рамку – не очень четкие, но выразительные линии. Благодаря ему Жюльетт и узнала об этом обеде родителей, которые очень любили шампанское. Катрин, всегда готовая улыбнуться, однажды рассказала дочери, как весело и легко им было в тот вечер:

– Мне пришлось долго убеждать papa, чтобы он отвел меня туда, – Катрин держала дочь за руку и смотрела на рисунок. – Потому что леди туда не ходят. Но я была столько наслышана о скандальном канкане, что просто умирала от любопытства! Говорят, там его танцуют до сих пор, но уже не так откровенно, как несколько лет назад.

– А кто нарисовал эту картину, maman?

– Художник Тулуз-Лотрек. Мы видели его в ресторане, но даже не подозревали, что он изобразит нас. Два года спустя твой отец увидел этот набросок в художественном салоне и купил его. Я подобрала рамку, и теперь он напоминает нам о том чудесном вечере.

У супругов Кладель были и другие незабываемые вечера, они имели собственную ложу в Гранд-Опера, всегда посещали лучшие представления, а их собственный дом во время званых ужинов заполняли музыка и смех. Одежда Катрин всегда была от Борта. Жизнь текла настолько легко и приятно, что никто не мог предположить трагического конца.

Только когда Жюльетт побывала на каникулах у родителей Габриэлы, то поняла, что браки не всегда наполнены взаимной любовью и согласием, как в семействе Кладель. Месье и мадам Руссе вращались в тех же кругах, но во время своего первого визита в Антиб Жюльетт была поражена, что родители Габриэлы часто ссорятся и вовсе не ищут общества друг друга. Широко раскрытыми глазами девушка смотрела на откровенную неприязнь во многих семейных парах, посещающих дом Руссе. На поверхности же царило бодрое, наигранное дружелюбие, все, кажется, были довольны и счастливы. Однажды Жюльетт увидела, как Габриэла выбежала из комнаты, обхватив голову руками, а из-за двери слышались голоса ссорящихся родителей. Жюльетт тогда бросилась за подругой и нашла ее сидящей на камнях у самой кромки моря. Было ясно, что Габриэла прибежала сюда не в первый раз.



– Не знаю, Жюльетт, как бы я перенесла все эти скандалы, если бы тебя не было здесь. Но, по крайней мере, мы предоставлены самим себе, и не болтаемся у них под ногами.

– Именно поэтому меня пригласили? – здраво заметила Жюльетт, снимая носки и туфли и опуская ноги в воду.

Круглолицая кареглазая Габриэла резко отбросила с лица прядь мягких каштановых волос.

– Благодарю Бога за это! Быть со мной – лучшее, что ты можешь сделать для меня.

Ежегодное пребывание в Антибе давало Жюльетт много пищи для размышлений, особенно, когда она повзрослела и немало часов провела, занимаясь вышиванием. Интересно, а как относилась Дениза, всегда желавшая быть в центре внимания, к тому, что родители так преданы друг другу? Вряд ли это радовало ее. Стоит только представить – Денизе шестнадцать, и вдруг maman в возрасте сорока трех лет решается на рождение явно незапланированного, но желанного ребенка! Дениза, уже успевшая позабыть, что сама когда-то была объектом нежнейшей заботы, наверняка не без ревности наблюдала, как младшая сестра купается в лучах родительской любви. Жюльетт еще в детстве начала осознавать, что Дениза считает ее преградой на пути к безраздельному владению материнским сердцем. Вспыльчивость Денизы причиняла немало беспокойства всем, кто жил в доме Кладель.

Жюльетт посчитала крайне странным, что Дениза, желавшая быть любимой и придававшая этому чувству большое значение, решилась в возрасте двадцати четырех лет выйти замуж исключительно по расчету за человека вдвое старше себя. Жюльетт присутствовала при той невеселой беседе, которая состоялась, когда Дениза стояла в своей комнате в подвенечном платье, а на Жюльетт был захватывающий дух наряд из голубой органди[3] с изящным кружевом.

– Уже слишком поздно, чтобы заставить тебя передумать, дорогая, – maman была в отчаянии, не в силах примириться с этим браком без любви.

– Я уже не раз говорила тебе, мама, Клод очень богат, его уважают в правительстве и ценят в высших кругах, – голос Денизы звучал убежденно и резко. – В его венах течет голубая кровь, и не будь он так предан Республике, с полным правом носил бы титул, – ее глаза сверкали. – Со временем я постараюсь, чтобы так оно и было. В любом случае, меня станут приглашать на важные приемы, я смогу делать, что хочу. И это многое изменит в моей жизни. Насколько я знаю, papa все с меньшей охотой оплачивает счета.

– Да как ты можешь говорить подобные вещи! Прекрасно знаешь – у него сейчас финансовые трудности, но на твою роскошную свадьбу он ничего не пожалел!

– Только потому, что счастлив избавиться от меня!

– Как ты жестока! И это в такой день… Жюльетт глазами загнанного зверька следила за матерью и сестрой, все удовольствие от наряда подружки невесты улетучилось. Кто-то из слуг сообщил, что карета для девушек уже ждет. Жюльетт пошла к двери и, оглянувшись, увидела на глазах матери слезы. Maman впервые упомянула о том, что в делах Мишеля Кладеля не все в порядке.

Через восемнадцать месяцев у отца Жюльетт случился сердечный приступ, вызванный крахом его финансовой империи. Приехала Люсиль, чтобы утешить вдову. Но в глазах Катрин навсегда поселилась печаль. Люсиль пробыла рядом, сколько смогла, но ей было необходимо возвратиться в Луизиану. Мама так и не оправилась от удара, и не в силах бороться за жизнь, стала жертвой воспаления легких. В самом начале болезни Дениза взяла на себя всю заботу о матери… Несколько лет спустя, анализируя прошлое, Жюльетт пришла к выводу, что старшая сестра сделала для матери все возможное и барон Клод де Ландель (он стал использовать титул после долгих настояний жены) обеспечил наилучший уход. Но безуспешно…

Раздался тихий стук в дверь. Жюльетт отвернулась от окна. Вошла горничная.

– Вы готовы, мадмуазель? Мадам хотела бы отправиться к Фоуйе.

– Да, конечно, – Жюльетт поспешно взяла шаль и маленькую сумочку, расшитую бисером.

Люсиль уже сидела в гостиной в платье из нежно-розовой парчи, сверкая рубинами. Она одобрительно кивнула девушке.

– Ты прекрасно выглядишь, дорогая. Мы можем идти.

Когда они пересекали вестибюль, стуча каблуками по мраморному полу, Жюльетт украдкой огляделась. Нет, незнакомца не видно.

В ресторане его тоже не было.

Жюльетт не решила, рада она этому или разочарована.

Глава 3

– Мне очень интересно, почему вы предпочитаете ателье мадам Паквин, это же главная соперница Денизы? – спросила Жюльетт на следующее утро, когда они сидели в экипаже, который вместе с кучером в цилиндре Люсиль наняла на весь срок пребывания в Париже.

– У Денизы я закажу что-нибудь из белья. Она не раз говорила, что в этом ей нет равных, но о других моделях отзывается более сдержанно. Я одна из первых заказчиц мадам Паквин, уже много лет она шьет для меня. Я всегда уверена, что получу удобную и элегантную вещь. Как правило, мадам Паквин сама носит новые образцы моделей, как бы для проверки, и только потом их предлагают клиентам.

– Дениза тоже поступает именно так.

– Да? Я не знала, – ироничный тон Люсиль ясно давал понять, что она не собирается менять модельера. Радуясь обществу Жюльетт, мадам Гарнье попросила девушку отложить на один день поиски работы, на что та охотно согласилась, в свою очередь, не скрывая радости от общения с «тетей Люсиль».

Утро выдалось чудесное. Молодая листва, еще не тронутая летней пылью, сверкала нежно-зеленой свежестью.

Карета проехала мимо памятника Наполеону – бронзовые барельефы, рассказывающие о бесчисленных победах императора, ярко сверкали на весеннем солнце. Копыта лошадей звонко цокали по мостовой. Автомобили, конечно, передвигались быстрее, предупреждающие гудки доносились со всех сторон, но все же элегантный конный экипаж – лучшее средство передвижения, если хочешь все увидеть (и себя показать). А вокруг есть на что посмотреть!

Высокие старые дома нуждались в покраске, ставни, почерневшие от дождей и непогоды, обрамляли затянутые тюлем окна, ярко-красные и розовые цветы на подоконниках дополняли картину. Полосатые радужные зонтики укрывали от солнца людей, сидящих за столиками уличных кафе и созерцающих круговорот парижской жизни. Салоны модисток на Елисейских Полях предлагали миру пену вуалей на соблазнительных шляпках, напоминающих воздушные пирожные из лучших кондитерских, в витринах кафетериев – коробки конфет, горки миндаля в синеватой глазури, дорогие магазины завлекали сверкающими драгоценностями и роскошными тканями.

– Я так рада, что мы поехали к мадам Паквин кружным путем, – сказала Жюльетт, когда, повинуясь указаниям Люсиль, кучер направил лошадей к улице Мира.

– Я не меньше твоего хочу посмотреть на Париж, дорогая.

Ателье Борта Жюльетт увидела еще за квартал. Завтра она принесет сюда образцы своих вышивок.

Не прошло и трех минут, как они вошли в особняк Паквин, мадам Гарнье лично встретила и тепло поприветствовала директриса, затем девушка – служащая ателье, провела Люсиль и Жюльетт по роскошным салонам. Жюльетт тут же отметила, что ателье Паквин – любимое место встреч парижанок из высших слоев общества. Беседующие дамы расположились на обитых бархатом диванах, разукрашенные шляпки почти соприкасались, когда новости были особенно пикантными. Некоторые клиентки рассматривали образцы новых тканей, другие советовались с модельерами и портнихами. Маленькие собачки, с которыми хозяйки не захотели расстаться, стучали коготками по полу, разгуливая туда-сюда, подрагивая разноцветными бантами. Иногда крохотное существо попадалось кому-нибудь под ноги, что вызывало возгласы отчаяния у леди и бурю сочувствия к несчастной жертве. Что касается молодых людей, то они, стоя у окна или сидя на диванчиках, со скучающим видом теребили в руках шляпы и трости. Несколько чрезвычайно красивых девушек-манекенщиц (слово вошло в обиход совсем недавно) прогуливались грациозной походкой по залам в моделях ателье Паквин.

Люсиль и Жюльетт отвели в небольшой салон, где личная закройщица мадам Гарнье показала модели, отобранные специально для почетной клиентки.

– Вы писали, что хотели бы кружевной пеньюар, мадам. Вот образец венецианских кружев, которые мы рады вам предложить.

Она подала почти неуловимый сигнал, и появилась первая манекенщица в бирюзовом пеньюаре. За ней последовали другие. Девушки грациозным жестом отодвигали занавес и появлялись из небольшой арки. Они продемонстрировали пеньюары, затем платья и костюмы разного назначения: для прогулки по парку, верховой езды, поездки в автомобиле, костюмы для дневного чая и ужина. Завершали демонстрацию вечерние туалеты, а уж тут мадам Паквин не было равных – казалось, каждый последующий наряд превосходит предыдущий.

Жюльетт больше всего понравились пеньюары с венецианскими кружевами, но она предпочла бы не перегружать модели жемчугом, золотом и серебряным шитьем – кружево было прекрасно само по себе. Девушка ничего не сказала – эти модели не для нее, хотя, наверное, на ее фигуре Юноны они выглядели бы отлично.

Когда все модели были внимательно осмотрены Люсиль, повторного изучения удостоились те, что особенно привлекли внимание мадам Гарнье. Поскольку планировалось заказать сразу несколько вещей, за один визит это сделать было просто невозможно. Окончательный выбор – только после личных консультаций с мадам Паквин, когда каждая понравившаяся модель будет согласована с индивидуальными особенностями мадам Гарнье.

– Преимущество одежды, заказанной в ателье haute couture, в том, что все шьется по твоей фигуре, вплоть до охвата запястья, – пояснила Люсиль, когда они с Жюльетт сидели за столиком в ресторане Войзин. – Конечно, приходится не менее трех раз ходить на примерки, иногда больше. Но все окупается с лихвой, ведь результаты превосходны. Ни одна швея мира не сравнится с парижской портнихой. Жаль только, что мы ничего не присмотрели для тебя. Мне хотелось бы заказать тебе несколько милых вещиц, но я боюсь, что Дениза будет в ярости, когда увидит на тебе одежду от Паквин.

Жюльетт рассмеялась.

– Да, ты права! Но, в любом случае, я скоро превращусь в скромную служащую, и мне вряд ли понадобится что-либо из таких великолепных нарядов, которые мы видели сегодня.

Часть дня Люсиль и Жюльетт провели в Булонском лесу. Большинство парижан прогуливались в изящных экипажах, запряженных породистыми лошадьми, головы которых украшали султаны из перьев всех цветов радуги. Были и пешеходы под зонтиками – руки в ослепительно белых перчатках бережно держали эти огромные купола пастельных тонов.

В соседнем экипаже оказались старые знакомые Люсиль, и довольно долго они ехали рядом, а пассажиры обменивались любезностями. Люсиль и Жюльетт, которую тут же любезно представили, получили приглашение на обед. Мадам Гарнье уже была приглашена на несколько вечеров к близким друзьям, которые прислали карточки по почте и с нетерпением ждали дорогую гостью, но, справившись в записной книжке, Люсиль решила, что в первую очередь примет предложения, касающиеся не только ее, но и Жюльетт.

– Я ведь вам говорила! – восторженно воскликнула девушка после того, как они распрощались с очередными знакомыми Люсиль. – Вы совсем не изменились! Вас узнают с первого взгляда.

Жюльетт была очень рада, что ее тоже включили в число гостей. Обсудив все приглашения, они решили: на сегодняшний вечер – ужин в особняке старых знакомых, в конце недели – званый вечер в театре Фрэнкайз, еще через два дня – приглашение в Опера.

У Жюльетт было чувство, что Париж готов дарить своей блудной дочери праздник за праздником. Неожиданно девушка вздрогнула – по дорожке шел тот самый молодой человек, которого она видела в вестибюле отеля. Жюльетт совершенно забыла о нем. Рядом с молодым человеком шествовал хорошо одетый мужчина средних лет с короткой, аккуратно подстриженной бородкой. Их беседа явно носила деловой, серьезный характер. Хотя ее вряд ли заметили, Жюльетт почувствовала, как сильно забилось сердце.

Совершенно неожиданно мужчина с бородкой бросил взгляд на их экипаж, увидел Люсиль и тут же приветственно поднял шляпу. Мадам Гарнье поклонилась в ответ. Молодой человек тоже посмотрел в их сторону. Его напряженный взгляд остановился на Жюльетт с тем же странным вызовом, который был брошен ей в отеле «Бристоль». Экипаж проехал мимо мужчин. Жюльетт не оглянулась, но была уверена, что глаза незнакомца продолжают следить за ней.

– Это князь Вадим из Санкт-Петербурга и его племянник, граф Николай Карсавин, – Люсиль не заметила странного обмена взглядами. – Они в родстве с Романовыми. Я знала жену князя, Августину. Мы дружили с детства, когда я покинула Францию, переписывались много лет. К сожалению, четыре года назад она умерла. Недавно он женился.

– Князь приезжает в Париж на отдых?

– Нет, он живет здесь, зимой обычно уезжает в Монте-Карло, нередко бывает в России, когда чувствует себя обязанным появиться при дворе.

– А чем занимается граф Карсавин? – в ожидании ответа у Жюльетт даже перехватило дыхание.

– Насколько я знаю, он связан с русским посольством, какие-то дипломатические обязанности. Когда я прошлый раз посещала Париж, граф был учеником в студии Родена.

– Он скульптор?!

– Это был своего рода каприз, к которому князь Вадим относился снисходительно. По крайней мере, так считала Августина. Я не замечала за графом никаких странностей. Зато знаю, что он бывает в весьма неординарных компаниях.

– Вы хотите сказать, вращается в богемных кругах?

– Что-то в этом роде. Пропадает на Монмартре. Августина очень беспокоилась за него. Но сейчас он повзрослел. Наверное, ему лет двадцать пять, – Люсиль в упор посмотрела на Жюльетт. – Тебе все это интересно?

Девушка постаралась принять безразличный вид.

– Мне он понравился, очень симпатичный молодой человек.

Люсиль постучала пальцем по запястью Жюльетт.

– Внешность обманчива, дитя мое. Люди подобного типа, как правило, эгоцентричны. Легко меняют взгляды. Молодые люди попроще, но с добрым сердцем, намного лучше. Главное в жизни – надежность. В наше время и так далеко не все гладко, никогда не стоит искать на свою голову неприятности, – Люсиль тяжело вздохнула.

Вторая половина дня прошла без особых событий. Прежде чем вернуться в отель, они в небольшом кафе выпили чаю с пирожными.

В отеле администратор подал мадам Гарнье письмо с гербовой печатью на конверте. Люсиль распечатала его в номере.

– Это от князя Вадима. Он извиняется за то, что не знал о моем приезде и приглашает нас обеих сегодня на обед.

– Откуда он узнал, где вы остановились?

– О, это очень легко. В Париже всего два-три отеля, где останавливаются люди моего положения. Удивительно, что он знает твое имя, впрочем, это можно было спросить у администратора. Мне придется отклонить приглашение князя, ведь мы уже приглашены на сегодня. Я немедленно пошлю ответ, – Люсиль села за бюро и положила перед собой лист бумаги. – Полагаю, он хочет познакомить меня с новой женой, но мне будет так не хватать Августины! Люди, подобные князю, всегда были баловнями женщин, у бедняжки Августины порой возникали проблемы.

Придя в свою комнату, Жюльетт не могла не думать о том, знает ли Николай Карсавин о приглашении, какую роль сыграл, чтобы оно было послано… Нет; вряд ли молодой человек влиял на своего дядю, возможно, он вообще не будет на обеде. Но все же Жюльетт не могла отделаться от мыслей, каков будет следующий шаг графа. В том, что он будет, девушка не сомневалась.

Уже одетая в лучшее шелковое платье от Ландель, Жюльетт в ожидании Люсиль решила приготовить образцы своих изделий на завтра, чтобы пойти к Ворту. Услышав стук в дверь, она отложила вышивку. Появилась Мэри с небольшой коробкой, перевязанной красивой лентой.

– Это только что прислали для вас, мадмуазель, – горничная поставила коробку на столик и удалилась.

Заинтригованная, Жюльетт присела на диван, развязала ленту… Залилась краской от удовольствия.

Внутри была прекрасная белая орхидея с жемчужными прожилками – она словно улыбалась Жюльетт. Отсвет от свежей зелени, обрамляющей цветок, придавал особую яркость лепесткам.

Девушка взяла сопровождающую карточку.

«Мадмуазель Кладель! Поскольку, к сожалению, мы не сможем встретиться сегодня вечером на ужине, прошу вас уделить мне несколько минут. Я жду вас в вестибюле. Николай Карсавин.»

От неожиданности Жюльетт вскочила с дивана. Если взять на вооружение предупреждение Люсиль, она просто должна разорвать записку и выбросить цветок. Само предложение Карсавина – вне всякого этикета.

Она посмотрела на часы. Люсиль вряд ли соберется раньше, чем через двадцать минут. Итак, десять минут на то, чтобы заставить Карсавина поволноваться, пять – провести в его обществе, а потом успеть вернуться в номер до того, как Люсиль станет задавать ей вопросы.

Мадам Гарнье вряд ли понравится встреча подобного рода, однако, Жюльетт не хотела ее пропустить.

Она укрепила орхидею на корсаже платья, глянула в зеркало, поправила волосы. Глаза от волнения сверкали.

Девушка посмотрела на часы. Десять минут прошло. Даже Мэри не видела, как Жюльетт выскользнула из номера. Николай наверняка думает, что она будет спускаться по лестнице. Девушка выбрала лифт, желая увидеть его раньше, чем он заметит ее. Сердце бешено колотилось.

Дверь лифта с шумом распахнулась. Николай стоял у колонны, там, где Жюльетт увидела его в первый раз. Как девушка и думала, граф смотрел в сторону лестницы, и был виден только профиль. Она неторопливо пошла в его сторону, внимательно рассматривая прямой нос, красиво очерченный рот, смуглый оттенок кожи – такой обычно бывает у людей, увлекающихся верховой ездой и популярным сейчас спортом – катанием на лыжах. Его напряженная поза свидетельствовала о сдерживаемом нетерпении. Еще несколько шагов, и ей придется окликнуть его…

– Жюльетт!

Девушка резко повернула голову. Дениза! Страусовые перья на шляпке слегка колышутся, бледно-розовый шелковый шарф волнами лежит вокруг шеи, руки раскинуты для объятия.

– Я не думала, что ты уже вернулась, – не без отчаяния в голосе воскликнула Жюльетт, уголком глаза заметив, что Николай смотрит в их сторону.

Дениза настолько тепло обняла сестру, что создавалось впечатление – ее раздражение напрочь улетучилось.

– Ну, разве не чудесно? Моя поездка была очень успешной, я быстро уладила дела и вернулась в Париж на сутки раньше, чем планировала, – отступив на шаг, Дениза оценивающе оглядела сестру. – Такая прическа сейчас в моде, очень идет тебе. Ты изящна, как всегда, – она оглядела вестибюль. – А где тетя Люсиль?

– Наверху.

– Тогда давай поднимемся. Она будет рада узнать, что я вернулась.

До того, как двери лифта закрылись, Жюльетт увидела: Николай улыбнулся ей и с сожалением пожал плечами.

Всю дорогу от лифта до номера Дениза щебетала о своем новом «мерседесе», доставленном во время ее отсутствия. Именно в нем сейчас она приехала в «Бристоль». Жюльетт почти не слушала, злясь на себя за то, что не спустилась вниз сразу же, как получила записку, а еще больше злясь на сестру за преждевременное возвращение в Париж. Как странно, ее волнует эта несостоявшаяся встреча – скорее всего, возможность легкого флирта, свидание, о котором стоило бы беспокоиться в последнюю очередь.

Женщины вошли в номер и присели на диван. Наконец-то появилась Люсиль в вечернем туалете. Шумные приветствия, торопливые рассказы Денизы об удачной деловой поездке отвлекли Люсиль от вопроса, почему сестры встретились в вестибюле.

Затем Дениза снисходительно взглянула на Жюльетт и без вступлений перешла к теме, которая неизбежно должна была нарушить гармонию вечера.

– Жюльетт, прощаю тебе внезапный и неумный отъезд из школы. Заранее зная о своей поездке, я собиралась потом заехать за тобой. Что касается месье Пеллитьера, не имею желания принуждать тебя к браку с человеком, которого ты не любишь. Я, конечно, надеялась, что ты оценишь его и поймешь: он может стать отменным мужем. Ну, да Бог с ним. В океане много разной рыбы. Нужно проследить, чтобы ты встречалась с самыми достойными из холостых мужчин Парижа. А сейчас нужно заняться твоим гардеробом… Приходи с утра в ателье Ландель.

– Сожалею, но не смогу, – голос Жюльетт был спокойным. – Ты очень великодушна, и, надеюсь, не обидишься, но я решила, что буду сама зарабатывать себе на жизнь, сниму жилье – пусть это будет просто комната.

– Работать? – Дениза прищурилась. – А что ты можешь делать?

– Я умею вышивать, шить, в Париже это пригодится. Мне кажется, у меня есть вкус, но я хотела бы поучиться, а потом уехать из Парижа и открыть свое дело. Завтра утром я отнесу образцы своих изделий в ателье Борта.

Дениза буквально взвизгнула – трудно было бы подобрать другое слово, чтобы описать тот звук, который она издала, вскочив с диванчика. Создавалось впечатление, что еще мгновение – и она начнет биться в истерике. Люсиль тоже встала, готовая потушить разгорающийся пожар. Но все же не успела. Раздался резкий звук пощечины. От неожиданности Жюльетт откинулась на спинку дивана.

– Ты – маленькая предательница! – в голосе Денизы звенели высокие ноты. – И это после всего, что я сделала для тебя! Какая черная неблагодарность! Бессердечность! – она ударила бы сестру еще раз, но Люсиль перехватила ее руку.

– Нет, Дениза! Прекрати! Так ничего не решают! У Жюльетт есть право самой выбрать себе дорогу!

– Но не такую же! Просто удар в спину!

Жюльетт тоже встала, глядя в лицо сестре. Девушка была рада, что Дениза довольно спокойно восприняла ее отъезд из школы, но пощечина… Это уже слишком.

– Я хочу сама зарабатывать себе на жизнь! – тон Жюльетт был резким.

– Но за мой счет, – Дениза, увидев, что перегнула палку, несколько притихла, но явное раздражение горело в ее глазах по-прежнему.

– Почему? Ты дала понять, что хочешь избавиться от меня, выдав замуж, но я выбрала иной путь и избавлю тебя от ответственности за мою судьбу. Я знаю, ты считаешь мадам Паквин своей соперницей, но я не собираюсь работать на нее, ателье Борта кажется мне нейтральной территорией, не так ли?

– Нет, дело не в этом, – глаза Денизы затуманились от предвкушения удара по надеждам сестры. – Я хочу сказать тебе кое-что. Как бы ты ни старалась, ни одно ателье haute couture не возьмет тебя на работу!

– Ты хочешь дать мне соответствующие характеристики? – в голосе Жюльетт слышалась ярость.

– Нет, это не понадобится, но любая дверь и так захлопнется перед твоим носом!

– Почему?!

– Подумай сама! Мы обе – дочери одного отца. О нем до сих пор говорят с уважением, невзирая на финансовый крах его карьеры. Все знают, до замужества я носила фамилию Кладель. Моментально станет известно, что мы родные сестры.

– И что в этом дурного?

– Тебе никто не будет доверять. Новые модели сезона – всегда строгий секрет до того самого дня, когда их продемонстрируют! Как только станет известна твоя фамилия, тебя станут считать моей шпионкой! Ни один кутюрье не захочет взять на работу младшую сестру владелицы другого ателье. И первый вопрос, который тебе зададут: почему ты не работаешь на меня? И в пример приведут братьев Ворт – образец семейной поддержки.

– Ты сама знаешь, предательство здесь не при чем! – Жюльетт была в отчаянии. Ей никогда не приходило в голову, что на все можно взглянуть с такой точки зрения.

Дениза глубоко вздохнула. Ее продолжало трясти, но понемногу она обретала контроль над собой.

– Я верю, ты не замышляла предательство по отношению ко мне, но боюсь, никто другой не поверит. Хочешь проверить сама – пожалуйста! Лучшего унижения для меня и не придумаешь! Все модельеры Парижа в один миг начнут считать, что я решила заслать шпионку! – то ли у нее сорвался голос, то ли она намеренно сделала паузу, но следующая фраза прозвучала не без торжественности. – Никогда не думала, что ты способна так поступить!

Жюльетт была в отчаянии: на глазах рушился карточный домик ее надежд. Она еле слышно прошептала:

– Ты права. Ничто на свете не заставит меня предать тебя подобным образом. Я уеду и найду работу там, где никто меня не знает, где не буду опасаться, что нас сочтут за сестер.

Дениза постаралась не выдать своего удовлетворения, но победа явно не окончательна. Новости распространяются быстро – если ее сестра будет работать даже далеко от Парижа, это, в конце концов, станет известно, все заподозрят, что между сестрами серьезные трения. А если Жюльетт сумеет добиться известности в мире моды… До сих пор на ателье Ландель не было ни одного черного пятна, и Дениза во что бы то ни стало хотела сохранить репутацию. О своей сестре, которая учится в школе, она всегда отзывалась крайне доброжелательно, стараясь, чтобы никто не обращал внимания, что Жюльетт во время каникул не бывает в Париже.

– Жюльетт, если ты хочешь работать в мире моды, работай у меня.

– Нет! Это невозможно! Не хочу казаться неблагодарной, но ни за что не соглашусь! Я хочу добиться успеха самостоятельно. Для меня это очень важно!

– Послушай, ты станешь работать как обычная служащая ателье Ландель. Твои способности – вне сомнения. Если ты сможешь продвинуться вверх по служебной лестнице, то познакомишься с самыми разнообразными видами работы, узнаешь основы швейного дела, моделирования. Постепенно научишься всему – разве ты не этого хочешь?

– Да, но…

– Не будет никаких привилегий, тебе придется подчиняться жесткой дисциплине. Зарплату будешь получать, как все. Это даст тебе возможность сделать карьеру, но жить необходимо у меня, иначе нас не поймут в обществе. Вне рабочих часов мы будем общаться, как сестры, но не в ателье.

Жюльетт хотелось верить Денизе, но жить в доме старшей сестры, работать под ее началом – это просто невыносимо.

Люсиль словно прочитала мысли Жюльетт.

– Главное, хорошо все обдумать. Не торопись принимать решение, Жюльетт. Уверена, Дениза прекрасно понимает, как все непросто для тебя, но ты ведь и не собиралась искать легкие пути.

Люсиль права. Жюльетт отвернулась, стараясь скрыть огорчение. Дениза смотрела на нее, в свою очередь делая попытку не выдать, как важно для нее решение младшей сестры. Вряд ли владелица ателье Ландель была готова принять отказ.

Дениза сменила тему.

– Я знаю теперь, как ты относишься к идее раннего брака, и не собираюсь настаивать. Я никому не позволю преследовать тебя, тему брака не будем больше затрагивать до тех пор, пока ты сама не захочешь. Начнем все сначала. Союз двух сестер Кладель.

После долгой паузы Жюльетт встретилась взглядом с Денизой.

– Ты никогда не хотела, чтобы я жила в твоем доме. Почему такая перемена?

– Я никогда не умела и не хотела возиться с детьми – для тебя было лучше оставаться в школе. Но теперь ты взрослая и не должна жить в другом месте. Это просто позор! Пойдут сплетни.

– По крайней мере, ты откровенна.

– Давай вернемся в прошлое. Разве я не делилась с тобой своими проблемами, когда ты стала старше? Я старалась дать тебе понять, что когда-нибудь мы сможем стать ближе друг другу. Если бы ты не вернулась в Париж, мы бы вряд ли часто виделись. Но ты здесь, и у нас родственные обязательства друг перед другом. Даже, если у тебя другое имя!

– Я никогда не собиралась рвать родственные связи! – в голосе Жюльетт звучало отчаяние. – Лишь хотела быть самостоятельной!

– Вне работы ты будешь принадлежать самой себе безраздельно. Единственное, о чем я прошу: веди себя достойно. Не отвергай того, что тебе предлагают. Будь терпеливой и снисходительной.

Жюльетт глубоко вздохнула, стараясь унять дрожь в голосе:

– Итак, ты обещаешь, что в ателье со мной будут обращаться, как с обычной служащей?

– Обещаю. А тетя Люсиль – нам свидетель. Жюльетт расправила плечи.

– Тогда я буду работать у тебя, так же, как работала бы у любого другого модельера.

Сестры не заметили, как Люсиль перевела дух. Мадам Гарнье искренне опасалась, что Жюльетт откажется работать у сестры и выберет жизнь вдалеке от Парижа, чтобы шить платья провинциалкам. Трудно считать такой выбор правильным, не говоря уже об ущербе для здоровья. Так много портних умирают молодыми от туберкулеза из-за плохих условий труда!

– Прошу тебя об одном одолжении, – продолжала Дениза, – я хочу, чтобы ты носила туалеты только от Ландель. Это явится своего рода рекламой, что очень важно, – она одобрительно всплеснула руками. – У тебя хороший вкус, посмотреть хотя бы на орхидею на корсаже, как прекрасно подобран цветок! Я заметила эту деталь еще в вестибюле. Год-два назад, по-моему, я говорила тебе, что ты, наверное, как и я, унаследуешь фигуру maman и возможность носить любую одежду, сохраняя элегантность. Papa тоже всегда был на высоте. Думаю, это умение нам передали они оба.

Люсиль согласно кивнула.

– Твоя сестра права, Жюльетт. Нет, лесть здесь не при чем, – в глазах мадам Гарнье появился странный огонек. – И я совершенно согласна, цветок подобран просто изумительно.

Жюльетт почувствовала: Люсиль догадалась, что цветок от поклонника и почему сестры встретились в вестибюле. Но в глазах не было осуждения – мадам Гарнье была романтичной женщиной.

На сердце у Жюльетт полегчало.

– Если в платьях от Ландель я буду выглядеть вполовину так хорошо, как maman в ансамблях от Ворта, то стану гордиться своими нарядами.

– Конечно! – Дениза уже ощутила вкус победы и могла быть великодушна. – А сейчас я покину вас, чтобы вы с Люсиль провели вечер в соответствии со своими планами. Завтра пришли вещи в мой дом, и хорошо, если утром ты появишься у служебного входа в ателье Ландель.

– Да, я приду, но пока тетя Люсиль здесь, я останусь в отеле «Бристоль».

Тут быстро вмешалась мадам Гарнье, стараясь не допустить очередной ссоры между сестрами.

– Жюльетт, дорогая, обстоятельства изменились, тебе нужно многому научиться, поэтому лучше, если ты будешь проводить время с Денизой, обсуждая каждодневные дела. Но мы обязательно посетим тех, чьи приглашения уже приняли, а также проведем вместе все свободное время, которое ты будешь готова мне уделить.

– О, конечно, очень часто! Дениза надела перчатки.

– Итак, решено, – она расцеловалась с Люсиль и покинула номер.

Лицо мадам Гарнье омрачилось. В словах Денизы крылось что-то, вызывающее недоверие. Но что? Неожиданно Жюльетт указала на орхидею.

– Вы хотите знать его имя? – резко спросила она. На лице девушки читалась решительность. Не так-то легко дался ей отказ от планов, взлелеянных долгими раздумьями в монастырской школе.

– Думаю, что смогу догадаться сама, если вспомнить о том, как быстро пришло приглашение от русских. Будь осторожна, я уже говорила, как порой опасны красивые мужчины, особенно типа Карсавина.

– Не волнуйтесь, я ищу в Париже работу, а не утес, о который разобью свое сердце.

Спускаясь в лифте, Дениза улыбалась: во время только что окончившегося спора она довольно ясно представила себе, как использовать сестру к наилучшей выгоде ателье Ландель. Единственное сожаление, что у нее нет детей, было связано с невозможностью основать семейный бизнес. Дениза втайне завидовала братьям Ворт. Но, если Жюльетт получит соответствующие навыки, удачно выйдет замуж, то у ателье Ландель будет свой преемник. Без сомнения, неожиданное возвращение сестры – вовсе не яблоко раздора, а сладкий плод согласия.

Глава 4

Когда Жюльетт вошла через служебный вход, ей тут же показали, где оставить шляпку и плащ, вручили белый накрахмаленный фартук с цветным нагрудником и лямками, завязывающимися на шее. Потом представили мадам Табард, заведующей портняжным цехом.

– Баронесса известила меня о вашем приходе, мадмуазель Кладель. В будущем вы должны приходить в семь часов, а не в восемь, как сегодня. Фартук следует оставлять на стуле в раздевалке, чистота очень важна, когда речь идет о дорогих тканях. Можно мне взглянуть на ваши руки?

Жюльетт протянула ладони, мадам Табард одобрительно кивнула головой.

– Хорошо, я вижу, вы заботитесь о ногтях, как я и ожидала. Некоторым девушкам в первый день приходится давать урок профессионального маникюра. Если новенькая ученица или портниха делает затяжки на ткани или оставляет жирные пятна, ей грозит увольнение. Итак, чистые руки, аккуратные ногти. Понятно?

– Да, мадам.

– Ваш рабочий день заканчивается в шесть часов, за исключением тех случаев, когда перед началом сезона очень много работы, или же возникает необходимость закончить изделие к определенному сроку. Тот факт, что вы сестра баронессы, не меняет требований, предъявляемых к остальным служащим, единственное исключение: к вам будут обращаться «мадмуазель Кладель», чтобы подчеркнуть ваше будущее положение владелицы ателье.

– Разве это необходимо? Я не хочу ничем выделяться среди остальных служащих.

– Необходимо. Как вы сможете потом сохранить уважение к себе и поддерживать дисциплину в ателье, если сейчас не заложить основ? По этой причине, например, должность директрисы стремятся получить не в том ателье, где сделали первые шаги. Не исключено, что вас встретят враждебно.

– Я надеюсь, этого не случится.

– Все зависит от вас. Мне сказали, вы отлично вышиваете и брали уроки шитья у монахини. Считайте тот период временем ученичества. Здесь вы ознакомитесь со всеми стадиями создания костюма. А сейчас покажите образцы, которые принесли с собой.

Просмотрев вышивки, мадам Табард пришла к выводу, что мадмуазель Кладель прекрасно владеет иглой. Потом, в соответствии с традицией, заведующая провела Жюльетт по всем цехам: каждая новая работница должна увидеть весь процесс пошива одежды – от создания выкройки до последнего стежка на готовом платье. Девушке продемонстрировали выкройки с пришпиленными образцами тканей. Затем они перешли в цех покроя, где работали, в основном, мужчины-закройщики и их помощники.

Рядом, за стеклянной перегородкой, трудились вышивальщицы, погруженные в создание весьма сложных узоров. На всех – белые фартуки, такие же, как у Жюльетт. Посередине комнаты – длинный стол. Ученицы разносят иголки, булавки, нитки. Все замолчали, когда появились мадам Табард и Жюльетт.

По пути к вышивальному цеху к мадам Табард подошла одна из служащих и сообщила: в ателье уже известно, что сестра баронессы Ландель будет здесь работать.

– Представляю вам мадмуазель Кладель, – объявила мадам Табард.

Жюльетт улыбнулась.

– Доброе утро.

Девушки по-разному отреагировали на приветствие. Некоторые просто пробормотали что-то себе под нос, другие – улыбнулись в ответ, остальные посмотрели с любопытством. Жюльетт тут же почувствовала, что ее присутствие может смущать некоторых девушек.

Мадам Табард обратилась к старшей швее.

– Ада, хочу, чтобы мадмуазель Кладель на несколько недель заняла место рядом с вами.

– Да, я могу переместить Франческу на конец стола, – отозвалась женщина. Затем дружески кивнула Жюльетт. – Я приготовлю для вас работу к тому времени, как вы вернетесь.

Затем Жюльетт отвели в гладильную, кладовую, и, наконец, в упаковочную, где шуршала тонкая бумага, а дорогие платья укладывали в фирменные бело-зеленые коробки ателье Ландель, чтобы доставить клиентам.

– Как вы сами видите, – говорила мадам Табард, пока они поднимались по лестнице наверх, – все, что непосредственно связано с пошивом одежды, располагается на нижнем этаже, куда клиенты никогда не заглядывают. Они также не бывают в студии, где разрабатываются модели – на самом верхнем этаже. Эту студию вам покажет сама баронесса. Там ее владения, а также главного модельера – месье Пьера.

Жюльетт знала, что Дениза, не имея большого опыта, во многом полагается на месье Пьера Клемона, однако, нередко сама предлагала новый покрой, делала наброски, определяя характерный силуэт «от Ландель» в очередном сезоне.

Скромность помещений нижних этажей, роскошь демонстрационных салонов и примерочных… Контраст был разительным! Мадам Табард и Жюльетт миновали комнаты, в которых манекенщицы готовились к показу моделей. Сидя у зеркал в изысканном неглиже[4] производства Дома моделей Ландель, они накладывали грим. Легкая пудра буквально кружила в воздухе. Жюльетт заметила, что у двух девушек волосы такие же рыжие, как у нее самой. Все улыбались новой служащей и желали успеха. В глазах читалось любопытство и дружелюбие – манекенщицам уже было известно, что сестра мадам Ландель будет работать в цехе вышивальщиц, и их интересы не пересекаются.

Потом Жюльетт спустилась вниз и заняла место рядом с Адой, которая подала ей розовую бархатную юбку и объяснила, что нужно сделать.

– Если у вас возникнут вопросы, – добавила Ада, – обратитесь ко мне или к Джейн, она от вас по правую руку. Джейн тоже швея первого разряда.

Голос Ады единственный слышался в комнате, все девушки прекратили перешептываться, как только появилась Жюльетт. Отматывая нитки с катушки, которую ей принесли ученицы, девушка украдкой глянула на склоненные головы. Ей стало ясно, что стоит только отвести глаза, как все будут наблюдать за ней из-под ресниц.

– Надеюсь, что все привыкнут ко мне, потому что я намерена здесь работать. Если, конечно, не сделаю затяжку, или – упаси Бог – не оставлю жирных пятен на новом изделии.

Неожиданное заявление заставило нескольких девушек хихикнуть. Значит, и над сестрой мадам Ландель висит угроза увольнения, как и над всеми новенькими?

– Неужели и вас могут уволить? – спросила одна из девушек. – Вы ведь…

Жюльетт резко оборвала ее.

– Я всего лишь новая служащая, и как я буду – и буду ли – продвигаться по службе, зависит только от моей работы.

– А вы уже были ученицей? – раздался чей-то голос.

Жюльетт рассказала о монахине, дававшей ей уроки. Постепенно напряжение спало, и начался общий разговор, в который, впрочем, никто не пытался втянуть Жюльетт.

Наступило время ленча, и все отправились в небольшую комнату, в центре которой стояла плита, с кипящим на ней кофе. Когда Жюльетт открыла свой пакет, у нее даже перехватило дыхание. В отеле «Бристоль» ей выдали завтрак, состоящий из печеночного паштета, сваренных вкрутую яиц ржанки,[5] сладких булочек и куриной грудки в остром соусе. Почти у всех девушек был только хлеб с сыром. Завтра Жюльетт уже не будет заказывать себе ленч в отеле.

Во второй половине дня одна из девушек с дерзким взглядом, явно подстрекаемая подружками, задала Жюльетт животрепещущий вопрос.

– Скажите, а на вас – одежда от Ландель? Кажется, я узнаю покрой воротника.

Жюльетт посмотрела ей прямо в лицо.

– Да, это одно из тех платьев, в которых я ходила в школу.

– А дальше? Будем ли мы когда-нибудь вышивать один из ваших вечерних туалетов?

– Надеюсь, – спокойно ответила Жюльетт. – Вряд ли я смогу это сделать сама – из-за недостатка опыта и времени.

Жюльетт почувствовала волну враждебности, но она не станет хитрить и подыгрывать кому бы то ни было. Ада отложила иголку и громко произнесла:

– Думаю, нам повезло: мы видим человека, который будет носить наши изделия. Мы ведь не знаем никого из клиентов. Надеюсь, мадмуазель Кладель даст нам возможность увидеть итог наших трудов.

Все замолчали, а Жюльетт с удивлением посмотрела на старшую швею, благодарная за своевременное вмешательство.

– Я буду рада.

Девушки одобрительно зашептались. Ада удовлетворенно кивнула.

– Спасибо, мадмуазель Кладель.

Единственным развлечением во второй половине дня было появление закройщицы с двумя платьями, которые нужно было исправить в соответствии с пожеланиями клиентки.

Прежде чем отправиться домой, Жюльетт поблагодарила Аду за поддержку в трудные моменты.

– Мне не хотелось бы обсуждать свои перспективы, я надеюсь получить здесь профессиональные навыки, и только, – сказала Жюльетт. – Но, кажется, это невозможно…

Ада посмотрела на нее с сочувствием.

– Не беспокойтесь. Не так уж необычно, когда сын владельца фирмы начинает с должности подмастерья, но сестру владелицы модного ателье вряд ли ждет та же судьба, что и многих женщин: пьяницы мужья, больные родители, дети, требующие заботы. Перечислять можно до бесконечности.

– Они делятся с вами своими бедами?

– Да, довольно часто. Когда речь идет о разбитом сердце, иногда достаточно просто нескольких добрых слов. Но бывает всякое. Например, девушка беременна… Так что, если вы столкнетесь с завистью или необоснованной враждебностью, то просто вспомните, что другие служащие идут к себе домой, где редко царит благополучие, и постарайтесь быть терпеливой и снисходительной. Со временем все уладится. Не думаю, что вы высокомерны, – иначе я не вмешалась бы в разговор – все будет хорошо. Постепенно вы завоюете их уважение.

– Надеюсь, и очень ценю вашу доброту.

Вечером Жюльетт прямо с работы направилась в дом Денизы на холмах Сен-Жермена. Сестра уже была дома и вышла навстречу Жюльетт в огромный холл с хрустальными канделябрами и персидскими коврами красновато-коричневого цвета.

– Итак, ты благополучно нашла дорогу. Как прошел первый день в ателье?

– Довольно интересно, все, что я сделала, было одобрено.

– Хорошо, пойдем со мной наверх, я покажу тебе твою комнату. Ты спала в ней несколько ночей после похорон maman до отъезда в школу, но сейчас там все по-другому.

Жюльетт огляделась, поднимаясь по шикарной лестнице.

– Насколько я помню, здесь изменилось очень многое.

– Да. Клод терпеть не мог декораторов, и я отослала его на виллу в Тоскане, пока не закончили отделку. Сейчас вилла принадлежит мне. Во время нашего медового месяца мне удалось заставить его подписать контракт, но у меня нет времени наведаться туда, – Дениза открыла дверь спальни. – У тебя будет своя ванная. В этом доме ванные комнаты есть при каждой спальне.

Верх роскоши – Дениза очень гордилась этим. Даже в лучших отелях не во всех комнатах есть отдельные ванные, и совсем немного домов в Париже могут предоставить гостям индивидуальные удобства.

– Сегодня же воспользуюсь, – обрадовалась Жюльетт.

Ее щетка и зеркало уже нашли себе место на туалетном столике, чемодан распаковали. Комната была светлой, обои салатового цвета придавали ей нарядный вид – резкий контраст с серыми стенами, которые окружали Жюльетт в течение восьми лет, когда она ложилась спать, не в силах забыть об утратах.

– Помнишь сорочку, которую я привозила в школу? – Дениза открыла один из ящиков высокого комода. – Ты найдешь ее здесь, а также многое другое: ночные рубашки и белье. Я готовила все это как приданое, но раз уж ты в Париже… Экономка выбросит белье, которое ты носила до сих пор в пансионе, а после ужина поговорим о новой одежде. Я принесла домой несколько образцов.

На какое-то время у Жюльетт перехватило дыхание, зубы сжались. Дениза вела себя так, будто мнения сестры вовсе не существовало. Девушке пришлось напомнить себе, что все это – часть заключенного между ними соглашения. Но когда кончится этот начальный этап, ей вернут свободу. В конце концов, Дениза руководствуется добрыми намерениями, и Жюльетт только и остается, что быть благодарной.

Но краска, залившая щеки девушки, выдала ее чувства. Неожиданно Дениза проявила удивительную чуткость:

– Если иногда я кажусь тебе невыносимой, извини, такая уж я есть. Сама прекрасно знаешь. Хочу, чтобы ты стала частью ателье Ландель. Когда ты покинула школу, я, честно говоря, не знала, какие у тебя намерения. Но сейчас очень рада тому, что моя сестренка здесь, – Дениза направилась к двери. – Спускайся вниз, как только будешь готова.

Приняв ванну, Жюльетт примерила новое белье из мягчайшей ткани, украшенной кружевом и шелковыми лентами. После тяжелых хлопчатобумажных сорочек прошлого кожу приятно радовала изысканность новой одежды.

Жюльетт нашла сестру в салоне, драпированном лионской парчой с набивными цветами. Дениза просматривала рисунки, видимо, с упомянутыми моделями. На одном из столиков лежали образцы тканей разнообразной фактуры и расцветки.

– Пьер сегодня сделал несколько набросков специально для тебя, поэтому ни у кого нет ничего подобного. Я внесла небольшие изменения, – увлеченного говорила Дениза, – а ты сможешь предложить что-нибудь свое. Попозже мы все обсудим.

За ужином разговор касался только ателье Ландель. Люсиль была права, вечером сестры будут обсуждать события дня, и сейчас Жюльетт смогла выговориться, уверенная в заботливом внимании Денизы и сохранении тайны. До этого девушка могла излить душу только во время редких визитов гостей в школу.

После ужина они обсудили модели. Жюльетт выбрала несколько рисунков, с трудом убедив Денизу сократить количество складок и оборок на некоторых костюмах, но, в конце концов, сестры нашли разумный компромисс. Исключение составили вечерние платья: Дениза была непреклонна, заявив, что главное – поддерживать репутацию ателье, способного сшить запоминающееся вечернее платье, в котором простота неуместна.

– Все с любопытством будут смотреть, что надевает моя сестра на приемы. Хочу, чтобы ты поразила всех. Это ведь великолепная реклама. Я сама ношу изделия только своего ателье, но на твоей стороне – юность.

Перечить Денизе было невозможно, к тому же вечерние туалеты оказались великолепны, и Жюльетт согласилась.

– Отлично, – удовлетворенно вздохнула Дениза. – Еще одно преимущество – ты держишься с достоинством, словно принцесса!

– Разве? – Жюльетт улыбнулась. – Наверное, эту привычку я унаследовала с тех школьных дней, когда пыталась удержать книжку на голове!

Дениза знала о проделках и похуже, но сменила тему.

– А теперь выбери ткани и расцветки.

Когда Жюльетт сделала выбор, Дениза не стала спорить, поскольку сестра проявила удивительное чувство вкуса. Дениза не скрывала одобрения.

– Я научилась этому у тебя, – сказала Жюльетт.

– У меня?

– Я была слишком мала и не помню одежду maman. Только помню, что она всегда выглядела замечательно и была окутана нежным ароматом тончайших духов. В школе меня окружали серые цвета и темные одежды монахинь. Яркие одеяния там казались вычурными – словно разряженные павлины среди воробьев. Но твои платья – изысканные, пастельных тонов… А шелковистый мех зимой! Или летние вуалетки на шляпках! Именно ты привила мне любовь к одежде.

– Ты никогда не говорила мне этого! – воскликнула Дениза, удивленная, что послужила таким вдохновляющим примером.

– Моя любовь к шитью станет реальностью, когда я смогу войти в мир haute couture.

Денизу охватила радость, ее мечта сбывается! Ателье Ландель станет семейным домом. Как ей хочется, чтобы Жюльетт поскорее окончила этап обучения, а потом нашла себе подходящего мужа, богатого человека, снисходительного к тому, что наряду с уходом за домом и детьми, жена продолжает заниматься бизнесом; человека, который мог бы стать директором, чтобы дело передавалось из поколения в поколение. А она, Дениза Ландель, стала бы легендой. Такой же, как модельер Борт!

Переполненная чувствами, Дениза всплеснула руками.

– Великолепно, что у тебя волосы золотистого оттенка – как с картин Тициана!

Интересно, какое впечатление произведут вечерние платья «от Ландель», когда Жюльетт появится в обществе?

* * *

На следующее утро перед началом работы с Жюльетт сняли мерки. Девушка отметила удивительную скрупулезность закройщицы и вспомнила слова Люсиль, что в престижных ателье измеряют даже обхват запястья.

Когда стало ясно, что, как ни торопись, ни один из туалетов не будет готов в вечернему походу в театр, Жюльетт выбрала из коллекции Ландель платье из синего шифона, которое подогнали по ее фигуре.

Жюльетт переоделась в своей спальне и уже была готова спуститься вниз, но тут вошла Дениза с небольшой шкатулкой в руках. Мерцая и переливаясь, в ней лежали жемчужные серьги и ожерелье.

– Это украшения maman. Я хотела передать их тебе в день свадьбы, но решила, что теперь ты можешь носить их в подходящих торжественных случаях.

Жюльетт, глубоко тронутая, обняла сестру.

– Я даже не знала, думала, все продано для покрытия долгов отца! А у тебя самой осталось что-нибудь?

– Да, рубиновая брошь maman. И это все, что удалось сохранить.

– Я буду всегда хранить этот жемчуг. Люсиль тут же заметила новое украшение, когда они встретились.

– На тебе серьги Катрин, – сказала мадам Гарнье по пути в театр.

– Вы помните их?

– Конечно. Это подарок твоего отца maman в день твоего рождения. Я рада, что теперь этот жемчуг принадлежит тебе.

Жюльетт с нежностью коснулась ожерелья. Дениза не сказала, что это подарок. Может быть, просто забыла. В фойе театра их встретил месье де Бурд и проводил в ложу. Мадам де Бурд уже была там. После представлений и приветствий все заняли свои места. Жюльетт передали бинокль из слоновой кости, и она могла обозревать не только сцену, но и ложи напротив и почти весь зал. Николая среди зрителей она не увидела.

Жюльетт так погрузилась в происходящее на сцене, наслаждаясь чудесной музыкой, что не заметила нескольких опоздавших, занявших места в третьем ряду партера. Наибольшее удовольствие она получила перед концом первого действия, когда стремительные движения танцоров, задрапированных в удивительную, подобную паутинке, шелковую ткань, расписанную асимметричными узорами необычайных тонов, превратились в трепещущий ручеек, и сцена медленно погрузилась в темноту.

Жюльетт присоединилась к буре оваций. Когда опустился занавес, она повернулась к мадам де Бурд.

– Чудесный спектакль! Какая очаровательная ткань!

– Ее создатель – Фортуни – называет эти паутинообразные накидки кносскими[6] шалями. Впервые я увидела их на балете в частном театре графини де Биарн, здесь, в Париже. Слышала, что вуали и шарфы из этой материи сейчас очень популярны у модниц.

– Не удивительно. Поразительное изящество, – Жюльетт развернула программку, нашла имя костюмера. – Мариано Фортуни вай Мадрацо. Он к тому же автор световых эффектов. Имя, кажется, испанское?

– Да, он родился в Гренаде, в семье выдающегося художника. Это недалеко от того места, где мы с мужем отдыхали летом. В Испании ребенку дают не только имя отца, но и матери. В Париже его принято называть просто Фортуни.

– Он женат? – Жюльетт испытывала непреодолимое желание узнать об этом талантливом человеке как можно больше.

Мадам де Бурд прикрыла губами веер и еле слышно прошептала:

– Он живет с разведенной женщиной!

Итак, Мариано Фортуни не боится шокировать общество!

Розоватые огни в зале вновь начали гаснуть. Жюльетт решила утром за завтраком расспросить сестру об этом человеке. К глубокому разочарованию девушки, кносских шалей на сцене больше не было.

В фойе толпилась публика, все прощались друг с другом, ожидая свои экипажи. Неожиданно Жюльетт услышала, что обращаются к ней:

– Добрый вечер, мадмуазель Кладель. Вам понравился спектакль?

В голосе ясно слышался акцент, придающий ему глубину и своеобразие. И хотя Жюльетт никогда не слышала этот голос раньше, но сразу же поняла, кому он принадлежит.

Ее губы невольно раскрылись, выдавая затаенное дыхание. Она обернулась – Николай был совсем рядом, удивительно притягательный, отличающийся яркой мужской красотой. Он улыбался ей так, будто не прошло тех нескольких дней, когда они впервые встретились в отеле.

– Да, – быстро ответила девушка. – Особенно сцена с кносскими шалями.

– Ах, Фортуни! – Карсавин одобрительно кивнул. – Удивительный мастер. Я всегда восхищался световыми эффектами, которые он создает для сцены.

– Я ничего не знала о нем до сегодняшнего вечера.

– С удовольствием расскажу. Надеюсь, вам было бы интересно узнать, почему его иллюминационные приборы, особенно театральные лампы, используются в передовых театрах всего мира? – его глаза не скрывали, что эта тема – только предлог для встречи. Жюльетт улыбнулась.

– Я плохо разбираюсь в технике. Мне интереснее его работа с тканью. Вы здесь потому, что над световыми эффектами работал Фортуни?

– Нет, хотя, как правило, он работает с самыми лучшими постановками, например, с Дягилевским Русским балетом в Ла Скала. К сожалению, я очень опоздал сегодня из-за друзей, они никак не могли вовремя собраться.

Жюльетт вспомнила, с каким нетерпением он ждал кого-то в отеле «Бристоль».

– Я полагаю, вы никогда не опаздываете? Николай усмехнулся.

– Как вы догадались? Да, не опаздываю, за исключением тех случаев, когда время уже не имеет значения.

Жюльетт решила, что он имеет в виду свое увлечение скульптурой.

– Большую часть представления вы пропустили?

– Всего минут десять.

Николай неожиданно взял девушку за руку. Кто-то прошел за спиной Жюльетт, она невольно сделала шаг вперед и вдруг осознала, что они застыли, словно остров, среди бурной толпы. Удивительно, но это не смутило девушку. Ни она, ни Николай не сделали попытки отстраниться. Почти шепотом он сказал:

– Я видел вас во время спектакля. Если бы знал кого-нибудь из ваших спутников, зашел бы к вам в ложу.

– Чтобы нас официально представили друг другу? – с иронией спросила Жюльетт.

Он тихо рассмеялся.

– Боюсь, что считал это уже свершившимся, поскольку мы с дядей знакомы с мадам Гарнье.

– Она тоже была в ложе.

– Я не видел ее! – Николай даже взмахнул рукой от разочарования. – Если бы заметил, непременно подошел бы к вам. Но вместо этого пришлось ждать вас в фойе.

– И дали мне возможность поблагодарить вас за прекрасную орхидею.

– Та попытка встретиться с вами потерпела фиаско. Кто была леди, помешавшая нам?

– Моя сестра, у которой я теперь живу. Если бы она знала, что я собираюсь на встречу с незнакомцем без матроны… – Жюльетт не закончила фразу, выразительно закатив глаза. Николай рассмеялся.

– С точки зрения высшего общества мой поступок непростителен. Но я боялся потерять вас навсегда. Ваше имя я узнал у администратора.

– И настояли на приглашении на ужин? – улыбнулась Жюльетт.

– Да. И очередное придет очень скоро. Я не люблю ждать.

– Вы слишком откровенны.

– А вы очень снисходительны. Поскольку обе мои попытки увидеться с вами потерпели неудачу, как вы отнесетесь к третьей? Я, безусловно, попрошу согласия вашей сестры.

– Это облегчит дело.

– Тогда давайте…

Но тут мадам де Бурд, даже не обратив внимания, что девушка не одна, вторглась между ними.

– Мадмуазель Кладель! Мы уже испугались, что потеряли вас. Идите скорее! Все уже ждут. Экипаж, который должен отвезти нас на ужин, сейчас будет причиной дорожной пробки! О, как я ненавижу эти толпы!

Жюльетт растерянно посмотрела на Николая.

– Где вы живете? – спросил он.

Девушка быстро назвала адрес, но не поняла, расслышал ли он. Карсавин усмехнулся и с иронией покачал головой: еще одно несвоевременное вмешательство. Затем Жюльетт потеряла его из виду: чей-то шелковый цилиндр заслонил лицо Николая. Но девушка была уверена, он вскоре найдет ее.

На следующий день за завтраком Жюльетт упомянула имя Фортуни. Дениза, увлеченная клубничным десертом, не выказала особого энтузиазма.

– Признаю, что кносские шали очень милы, но не годятся в аксессуары к дамскому туалету. Они слишком большие. Не каждая женщина захочет обматывать себя на манер греческих богинь. А что касается способностей Фортуни в театре… – Дениза пожала плечами, – ну что ж, он хорошо разбирается в лампах, поскольку занимался фотографией. Теперь сама видишь – мастер на все руки. Люди такого типа редко добиваются большого успеха. Слишком разбрасываются.

Жюльетт подумала, что Дениза немного завидует Фортуни.

– Не могу согласиться с тобой. Я видела его работу только один раз, но готова признать, что у него талант.

Дениза снисходительно улыбнулась.

– Естественно, спектакль произвел на тебя впечатление. Все кажется для тебя новым, но ведь нет ничего необычного в том, что на сцене взмахивают шалями. Айседора Дункан только тем и занимается. Кстати, на следующей неделе она будет танцевать в Париже. Мы пойдем на спектакль и пригласим тетю Люсиль.

Вечером Жюльетт думала об известной танцовщице, как она – босоногая, в свободной тунике, грациозно движется по сцене, а в руках, словно живой, длинный шарф. Все замечательно. Но ее шарф – это не шаль Кносса, и нет удивительного эффекта светлой дымки, паутинки, сна…

Что же представляет собой этот Фортуни?

Глава 5

Два письма с гербовой печатью Карсавиных были доставлены Люсиль с промежутком в полчаса. Первое – от князя Вадима, в нем содержалось приглашение на обед, планируемый через две недели, второе – от графа Николая. И именно оно заставило мадам Гарнье глубоко задуматься. Нервно меряя шагами комнату, Люсиль несколько раз прочитала сопроводительную записку, в которой Николай просил передать Жюльетт прилагаемое тут же письмо и выражал свои извинения по поводу того, что обременяет мадам Гарнье просьбой, но вынужден это сделать, поскольку не знает адреса мадмуазель Кладель.

Люсиль, глубоко задумавшись, опустилась на стул. Как поступить? Записка была очень краткой, но, на взгляд Люсиль, весьма откровенно демонстрировала глубину эгоизма Николая. Главное – это Жюльетт. Нужно исходить из интересов девушки. Люсиль уже предупредила ее об опасных красавцах-мужчинах, но не предполагала, что человек как раз подобного типа, словно тень, так быстро возникнет на пути.

Люсиль попыталась вспомнить все, что связано с Николаем. Итак, орхидея… Нет, этот скромный презент вполне приемлем – Карсавины-мужчины знают толк в красивых женщинах и вполне могут позволить себе подобный жест. Но Жюльетт была рада, может быть, даже чрезмерно взволнована? До этого – встреча в Булонском лесу… Тон девушки, даже если она сама этого не заметила, был крайне заинтересованным, когда она расспрашивала о Карсавиных. А как странно осветилось ее лицо, когда девушка упомянула о встрече с Николаем в фойе театра! Вроде бы, ничего особенного. Но Люсиль всегда помнила слова Виктора Гюго о том, что даже один взгляд способен превратить чье-либо сердце в пламенный цветок.

Ну почему на Жюльетт обратил внимание именно Николай, а не кто-нибудь другой? Люсиль вспомнила, что в одном из своих писем Августина сетовала на бездушие Николая Карсавина: слишком красив, слишком богат, слишком испорчен – так она отзывалась о племяннике мужа.

Люсиль медленно встала со стула – как долго она принимала решение! Войдя в спальню, мадам Гарнье открыла коробку с драгоценностями, положила письмо на самое дно, вновь повернула ключ. Пусть ее мучает совесть, но благополучие и спокойствие Жюльетт важнее. В юности сама Люсиль после нескольких невинных романтических влюбленностей стала жертвой красавца-соблазнителя, чтобы потом – с разбитым сердцем – выйти замуж за доброго, стеснительного и скучноватого Родольфа. Нет, она не отрицает: время лечит раны, но не заполняет пустоту в сердце.

* * *

Жюльетт была очень довольна, ее вечерний туалет сшили вовремя, до визита в дом Карсавиных. На розовом атласе – более темные набивные розы, сзади складки, переходящие в небольшой шлейф, соблазнительное декольте – в пределах приличия.

– Эти капризы моды, которая вдруг изъявила желание стремиться к скромности, заставили женщин чувствовать себя так, словно они состоят из одной груди. Главное, не стать похожей на набитую перьями подушку в наволочке! – как-то пошутила Жюльетт во время примерки.

Девушка-закройщица, на коленях закалывающая подол, тихо отозвалась:

– Вы никогда такой не станете. Платье от Ландель не испортит того, чем вас одарила природа.

Стоя перед зеркалом в своей спальне, Жюльетт вполне могла согласиться, что наряд только подчеркнул достоинства ее фигуры.

Служанка Денизы неторопливо застегивала крошечные крючки на спине платья. Жюльетт только сейчас поняла, что это значит: платье, сшитое по индивидуальному заказу в модном ателье. Ее простые школьные костюмы и те платья, которые она носила на каникулах – все было сделано по ее размерам, но Жюльетт никогда не бывала в Париже на примерках. К тому же, нынешний наряд – совершенно иного рода. Тонкая талия плотно обтянута атласом – нигде ни одной морщинки. Наверное, сейчас она могла бы стать моделью для скульптора. Для Микеланджело? Или… Николая? При этой мысли глаза Жюльетт вспыхнули радостью. Меньше, чем через час, она увидит его!

Но когда они вошли в дом князя, а затем прошли в салон, зеленый с золотистыми узорами на стенах, Жюльетт, даже не глядя вокруг, почувствовала: Николая здесь нет. В глубине души это сильно ее задело, мысленно она не раз представляла, как он выходит ей навстречу! Он опаздывает! Возмутительно! Должно быть, на улицах Парижа опять пробки.

Жюльетт улыбалась, пока ее представляли гостям, обменивалась с ними учтивыми фразами, но душа ее словно затаилась, ожидая прихода Николая.

Казалось, свет померк, когда князь невзначай упомянул, что его племянник уехал в Санкт-Петербург в связи с неотложными семейными обстоятельствами.

– И когда он вернется? – Жюльетт словно со стороны услышала свой вопрос.

– Кто может сказать что-нибудь конкретное, когда речь идет о молодых людях? – с кокетством в голосе отозвался князь Карсавин. Он не без основания считал себя знатоком искусства и красивых женщин, и с довольным видом взирал на соблазнительную девушку с великолепной фигурой и невинным, но чувственным ртом.

Жюльетт чуть было не сказала, что ей должны были оставить записку, но сумела остановить себя – это выглядело бы ужасно глупо. Возможно, она слишком возомнила о себе, и на самом деле интерес Николая к ней – не более, чем минутный каприз избалованного красавца. Девушка подавила тяжелый вздох.

– А занятия скульптурой? Разве это не приведет его обратно в Париж?

– Для Николая скульптура – всего лишь увлечение, хотя он удивительно талантлив. В России у него есть обязанности, которыми он никогда не пренебрегает.

– Выставляются ли где-нибудь его произведения?

– Сейчас нет, хотя раз пять-шесть он выставлял свои работы в салоне Гранд-Палас по приглашению Национального Общества Любителей Изящных искусств, что считается большой честью для художника.

– Безусловно!

– Если вас интересует скульптура, я могу показать бюст, который Николай слепил с меня и отлил в бронзе два года назад, – не дожидаясь ответа, князь Карсавин взял руку девушки, затянутую в белую перчатку, и нежно сжал в своей ладони. С улыбкой глядя сквозь пенсне в черной оправе, он добавил: – Мне доставит большое удовольствие попозже показать вам этот бюст.

Но такой возможности судьба ему не предоставила. Жена князя – с глазами зоркой орлицы, двадцатью годами моложе мужа – явно не имела желания повторять судьбу бедной Августины, страдавшей от измен мужа. После ужина дам организованно повели смотреть работу Николая. Жюльетт подошла поближе, а остальные проявили только вежливый интерес. Чувствовалось, что смелая рука племянника не скрыла ни достоинств, ни слабостей дяди – аристократа со всеми присущими этому классу чертами. Бронзовый бюст удивительно походил на свою модель.

– Нужно другое освещение! – непроизвольно воскликнула Жюльетт. Бюст был установлен в нише, где даже днем было темно.

Хозяйка дома сделала едва заметный протестующий жест.

– Не могу сказать, что князю нравится этот бюст, он ценит его лишь как талантливое произведение искусства.

Безусловно, работа вряд ли могла польстить самолюбию князя: невзирая на то, что в уголках глаз крылась улыбка, а челюсть свидетельствовала о решительности, крупный рот выдавал чрезмерную чувственность, а впадина на подбородке несколько искажала правильные черты лица.

Жюльетт увидела на основании бюста подпись Николая и с трудом удержалась, чтобы не коснуться рукой витиеватых букв.

На обратном пути в гостиную разговор вновь зашел о скульптуре.

– У Николая Карсавина есть индивидуальный стиль, – сказала Люсиль, – однако, все же сильно чувствуется влияние Родена. Было всего несколько великих мастеров, подобных Родену, которые стремились передать художественную правду, создавая реалистические портреты мужчин и женщин. Племянник князя идет по этому же пути.

Когда экипаж доставил Жюльетт к дому сестры, Люсиль, оставшись одна, тяжело вздохнула. Слава Богу, что вечер кончился. Не нужно было обладать чрезмерной наблюдательностью, чтобы заметить, как помрачнело лицо Жюльетт при известии об отъезде Николая. Будто задули яркую свечу… Ну что ж, пусть это будет ей уроком. Когда Николай вернется, Жюльетт уже обретет опыт разочарования и, наверное, еще не раз убедится, как безответственны мужчины.

Служанка Денизы помогла Жюльетт снять вечернее платье. Усевшись перед зеркалом за туалетным столиком, девушка принялась медленно расчесывать волосы, с трудом сохраняя спокойствие. Как только служанка вышла, Жюльетт закрыла лицо руками. Все кончилось, не успев начаться… Что именно? Не важно. Но Жюльетт дала себе слово никогда не позволять себе быть столь уязвимой.

* * *

Люсиль покидала Париж с тяжелым сердцем. Совесть продолжала мучить ее по поводу письма, спрятанного в шкатулке с драгоценностями. Но лучше этому посланию оставаться там…

Жюльетт и Люсиль нежно простились на платформе Северного Вокзала – обе с влажными глазами. Дениза, уже сказавшая свое adieu,[7] нервно поглядывала на часы, стоя у открытой двери вагона. Мэри, взволнованная предстоящим возвращением, сидела в купе. Впереди – долгий путь по морям и океанам. Рядом на сиденьи лежала шкатулка с драгоценностями.

– Не покидай нас надолго, тетя Люсиль! – взмолилась Жюльетт, когда они разомкнули объятия.

– Конечно. Если все будет зависеть от меня… – голос мадам Гарнье сорвался от волнения. – Пиши мне. Обязательно.

– Обещаю.

– Прежде, чем войти в вагон, Люсиль вновь повернулась к Жюльетт, и, не обращая внимания на стоявшую рядом Денизу, сказала:

– Помни, если тебе захочется покинуть Париж, ты всегда можешь приехать к нам с Родольфом. Жить в нашем доме.

Неужели Люсиль догадалась, какое разочарование постигло Жюльетт оттого, что Николай уехал, не оставив ей письма? Постаравшись скрыть удивление, девушка покачала головой.

– Вы говорили мне, что искать легкие пути – плохая привычка. Я их не ищу.

Неожиданно вмешалась Дениза:

– Я тоже так думаю. По себе знаю, легко ничего не дается.

Поезд унес Люсиль – только прощальный взмах платочка промелькнул за окном. Жюльетт продолжала махать рукой, прощаясь с тетей, даже, когда поезд скрылся из виду.

* * *

Когда новый гардероб Жюльетт был подготовлен, Дениза решила ввести сестру в круг своих друзей и знакомых. И потянулись приглашения за приглашением, званые ужины и изысканные вечера. Сыновья и дочери друзей Денизы быстро приняли девушку в свой круг. Все знали, что она получает специальную подготовку в ателье Ландель. Некоторые девушки, желающие заняться чем-то более конкретным, чем ожидание выгодного замужества, заявляли, что завидуют Жюльетт, однако она не без оснований подозревала: никто из них толком не знает, насколько нелегка стезя портнихи.

Жюльетт пользовалась успехом у молодых людей. Стоило ей прибыть на званый вечер, где планировались танцы, как ее программка тут же заполнялась именами кавалеров. Хотя Жюльетт и отдавала предпочтение двум-трем поклонникам перед другими, не возражая против легкого поцелуя, никаких более серьезных отношений последовать не могло, поскольку по традиции девушки не встречались с кавалерами наедине.

После отъезда Люсиль из Парижа, приглашений от князя Вадима не поступало. Иногда Жюльетт встречала его с женой в отеле или ресторане. Все официально раскланивались, но беседы не возникало, и никаких новостей о Николае девушка не имела. Вряд ли он вернулся, иначе их пути где-нибудь бы пересеклись. Жюльетт удивлялась самой себе: почему его образ не стирается у нее из памяти? Мысль о том, что Николай забыл ее, была мучительна. Однажды она даже укололась во время шитья, когда размышляла об этом. Пришлось послюнить палец, чтобы исчезло кровавое пятнышко, появившееся на ткани.

В письмах к Люсиль Жюльетт довольно подробно описывала свою работу в ателье и светскую жизнь, что, как правило, занимало несколько страниц. Больше всего в работе ее поразило, что ателье оказалось далеко не спокойным местом. Когда появлялась новая клиентка, между закройщицами начиналось настоящее соперничество: каждая хотела стать личным мастером посетительницы. Весть о том, что предпочтение было отдано кому-либо не совсем справедливо, обычно вызывало бурю кулуарных обсуждений. Директрисе приходилось самой браться за дело, когда нетерпеливые клиентки начинали кричать от возмущения, если, по их мнению, новый наряд им не подходил. За швейными столами шли горячие споры, в гладильных сплетничали, портные приходили в ярость, если без их согласия в модели вносились изменения, порой, из-за мельчайших деталей в примерочных разгорались скандалы.

По цехам, подобно шторму, могла пронестись Дениза, оставляя за собой только «обломки кораблей». Жюльетт превратилась в своего рода зрителя, она казалась себе посетительницей цирка, увлеченной представлением.

Поначалу ее работа была простой и монотонной, несмотря на разнообразие расцветок и материалов. Но Жюльетт не успевала соскучиться. Она находила удовольствие в работе и очень гордилась изящными стежками и узорами, которые оставляли ее иголка и нитка. Вскоре девушку перевели на другое место: теперь она имела дело с шелком, бархатом, а также турецкими тканями, расшитыми серебряными нитями. Работала она и с гофрированными материалами, напоминающими бумагу, которые использовались для воротников. Самой интересной была творческая задача правильно расположить и укрепить на новом изделии весь набор украшений – от вычурных кружев до цветных оборок различных размеров.

Чем сложнее становилась ее работа, тем большее удовлетворение чувствовала Жюльетт. Пройден еще один этап… Иногда девушка обнаруживала, что обрабатывает детали собственного туалета – Дениза охотно использовала сестру для рекламы новых фасонов от Ландель.

– Замечательно! Ты всех вдохновляешь! – как-то воскликнула Дениза, когда ателье получило несколько заказов на фасон платья, в котором Жюльетт была на приеме.

Порой Дениза сожалела, что сестра показывалась в обществе только в выходные дни или вечером после работы, но тут уже ничего не поделаешь: от подготовки Жюльетт зависит будущее не только самой девушки, но и судьба ателье Ландель.

– Я думаю, что новое платье, в котором мы отправимся на Лонгчемпские скачки, лучше всего сшить из мягкого зеленого шелка.

– А не слишком ли я буду сочетаться с цветом трека? – пошутила Жюльетт. – Меня даже никто не заметит.

– Ты права, – тут же отозвалась Дениза, даже не поняв, что сестра шутит (у хозяйки ателье Ландель не очень-то развито чувство юмора). – Лучше, наверное, будет персиковый. Все теплые цвета в сочетании с твоими волосами смотрятся очень выразительно.

Новый персиковый туалет Жюльетт прежде всего продемонстрировала коллегам. Она решила так поступать со всеми нарядами. Если платье было со шлейфом, то его тут же помогали укрепить так, чтобы он не зацепился за столы или стулья.

Однажды, когда Жюльетт надела только что сшитый костюм из голубого шифона и ждала, когда ей кто-нибудь поможет со шлейфом, к ней подошла одна из девушек-манекенщиц, рыжеволосая Ивонна Рубанд. До этого они только издали улыбались друг другу, но никогда не разговаривали.

– Голубое очень идет вам, мадмуазель Кладель! – сказала Ивонна. Сама она выглядела весьма привлекательно в новом полосатом платье.

– Спасибо. А нравится вам розовое или красное? – спросила Жюльетт.

– Здесь я редко вижу эти цвета, – с улыбкой отозвалась Ивонна. – Но дома часто ношу алое. И есть любимая ярко-розовая блузка.

– Я тоже очень люблю алое. А розовый вам, наверное, очень идет.

– Спасибо!

Что касается Жюльетт, она была уверена – Ивонна выглядит сногсшибательно во всем, что бы ни надела, даже в самой скромной одежде, в которой приходит на работу. Правильные черты лица Ивонны, ее прекрасная фигура – высокая грудь, изящные бедра – делали ее одной из лучших манекенщиц.

– Сейчас я иду вниз, в цеха, – продолжала Жюльетт. – Не согласитесь ли вы дать мне несколько профессиональных советов, как лучше продемонстрировать этот костюм? Я знаю, это развлекло бы девушек.

– С удовольствием. Хотя вряд ли вы нуждаетесь в инструкциях. Но, если вы настаиваете… Самое главное для манекенщицы – походка. Медленно пройдитесь по коридору, на середине поверните голову, бросьте взгляд через плечо. Еще три-четыре шага и сделайте полуоборот головы в другую сторону. Поскольку речь идет о демонстрации одежды на небольшом пространстве – между столами работниц, то посоветовать можно не так уж много. На подиуме в больших залах возможностей гораздо больше.

– Правильно? – спросила Жюльетт, выполнив все инструкции Ивонны.

– Замечательно! Проделайте это еще раз, но теперь чуть-чуть подберите юбку при повороте, слегка качните бедром, а затем пусть материя колышется свободно.

В последующие дни Жюльетт научилась у Ивонны элегантно взмахивать шалью, небрежно набрасывать шарф на плечо, склонять голову так, чтобы стала полностью видна шляпка, специально сшитая для демонстрируемого костюма, даже, как держать зонтик, чтобы наилучшим образом показать фасон рукава. При каждой встрече девушки теперь оживлено беседовали.

Однажды, когда Жюльетт работала в цехе обработки, она услышала, как две портнихи с острым язычком обсуждают Ивонну.

– Я точно знаю, что она какое-то время была натурщицей. Гордится фигурой, будто павлин своим хвостом. Мало ей показывать платья, она любит еще и показываться без них! Обе захихикали.

– Откуда вы знаете? – спросила одна из девушек, сидящая на противоположном конце стола. – Новый кавалер моей сестры знает Ивонну. Он работает в одной из галерей Монмартра. Несколько картин с обнаженной Ивонной уже кто-то купил!

– И как она соглашается! Я бы умерла от стыда!

– И я!

Все вновь захихикали. Жюльетт, не отрывая глаз от работы, подумала, что девушки, возможно, завидуют Ивонне, ее отличной фигуре. Отрезав ножницами нить, Ада склонилась к уху Жюльетт.

– Если бы эти девушки жили не дома, не с родителями, тоже были бы рады каждому лишнему франку, будь возможность заработать честным трудом. Ивонне приходится платить за комнату, и я знаю, она откладывает деньги, чтобы вызвать в Париж сестру.

– Она же лучшая манекенщица ателье Ландель. Неужели ей так мало платят?

– Возможно, больше, чем другим, но все манекенщицы зарабатывают не слишком много.

В этот же вечер Жюльетт завела разговор с Денизой.

– Почему манекенщицы получают так мало?

– Странная мысль! – брови Денизы поднялись вверх. – А почему они должны получать много? Вся их работа состоит в том, чтобы прогуливаться в лучших платьях Парижа! Mon Dieu![8] Как я хотела бы иметь такую работу!

– Но ведь не все так просто. Наверное, им приходится сталкиваться с весьма капризными клиентками, готовыми взорваться в любую минуту!

– Не буду спорить. Некоторые клиенты просто невыносимы. Но многие девушки соглашаются работать манекенщицами даже бесплатно.

– Что ты хочешь этим сказать? Дениза цинично посмотрела на Жюльетт.

– Я думаю, ты уже слышала все эти разговоры, что девушка, будучи манекенщицей, может познакомиться с весьма состоятельными мужчинами. А другие, кстати, и не приходят в демонстрационные залы. Три моих манекенщицы живут в роскошных апартаментах, хотя до сих пор не вышли замуж.

У Жюльетт перехватило дыхание:

– Надеюсь, начисляя зарплату, ты не берешь в расчет подобные обстоятельства?

– Конечно, нет! Как глупо так думать! Я плачу примерно такую же сумму, как и в других домах couture, а в некоторых зарплата даже меньше. Если ты просишь о повышении собственного заработка, то все будет очень скоро, – Дениза резко подняла руку, словно прерывая возможные возражения. – Хорошо. Я вижу, у тебя другое на уме. Давай закончим дискуссию, пока не поссорились. Все не так уж плохо.

Жюльетт покраснела. Мир был сохранен, отчасти благодаря тому, что она не высказала и половины того, что накопилось на душе. Девушка напомнила себе: они заключили с Денизой соглашение. Если начнутся постоянные споры, ничего хорошего из этого не получится.

Глава 6

Жюльетт не сразу заметила, что за ней следят. Из-за пораненного пальца ей дали выходной, и девушка решила отправиться в мастерскую Родена на Университетской улице, надеясь увидеть там работы Николая.

Остановившись, чтобы переждать поток машин, Жюльетт краешком глаза заметила женщину, которая что-то рисовала в блокноте. В Париже много художников, и сначала Жюльетт не придала этому значения, но потом увидела, что незнакомка, пересекая улицу и поглядывая именно на нее, продолжает что-то рисовать.

Теперь у Жюльетт возникло подозрение. Эта женщина – шпионка из другого ателье и зарисовывает новый фасон осеннего костюма, разработанный в ателье Ландель. Возможно, женщина даже знает, что Жюльетт – первая, кто надел эту модель. Подобного рода шпионская информация помогает модельерам, обладающим ею, разработать новую модель, учитывая достижения конкурентов и экономя время.

Надеясь, что мелкие детали костюма – форму петель, отстрочку на жакете и юбке – женщина не могла изучить подробно, Жюльетт ускорила шаг, почти побежала. Оглядываясь, она увидела, что лицо шпионки исказилось от досады. Прохожие удивленно смотрели на бегущую элегантную девушку. Через широко открытые створчатые двери Жюльетт буквально влетела в мастерскую.

Переведя дыхание, Жюльетт с изумлением огляделась. Она всегда предполагала, что в мастерской должна царить тишина. Здесь же – суета, шум. В огромном помещении сновали ассистенты, одетые в рабочие темные халаты. Среди них была только одна женщина, волосы которой прятались под треугольной кепкой. Она обрабатывала небольшой кусок мрамора, белая пыль кружилась в воздухе. Каждый занимался своим делом.

Как отметила Жюльетт, только двое лепили с натуры. Моделями служили старик и женщина с ребенком. Удивительно, но малыш преспокойно спал, невзирая на грохот воздвигаемых лесов, шум передвигаемых скульптурных изделий, стук колес тачки по каменному полу, крики, свист. Ужасная какофония отражалась от высоких стропил, порождая не одно эхо. Над всем этим господствовали «Врата Ада» – творение самого Огюста Родена. Об этом произведении не раз писали газеты, так как средства в его создание вложило государство, однако, работа пока так и не была завершена, хотя прошло уже несколько лет с ее начала.

Яркий костюм Жюльетт составил резкий контраст с приглушенными тонами, царящими в огромной мастерской, походившей на пещеру. Пшеничного цвета жакет и юбка выделялись на фоне белых, серых и коричневых тонов.

Один из мастеров глянул на Жюльетт: рыжеватые волосы, шляпка с яркими перьями – как язычок пламени в сумраке пещеры. Мастер расставлял ширмы, чтобы оградить свою модель, которая, видимо, собиралась раздеться и стояла в кимоно, накинутом на обнаженное тело.

– Мадмуазель? – обратился скульптор к Жюльетт, в тоне прозвучал вопрос. Вряд ли он мог принять ее за натурщицу, скорее, за одну из поклонниц Родена. Несмотря на солидный возраст и седую бороду мэтра, многие женщины находили его весьма привлекательным. – Меня зовут Антон Гасиль. Могу я вам чем-нибудь помочь? Если хотите увидеть мэтра, идите в одну из студий, но здесь его сегодня нет.

– О нет. Я пришла в надежде повидать некоторые работы.

– Тогда вы пришли по верному адресу, – сухо отозвался Антон.

Жюльетт улыбнулась.

– Я хочу увидеть не шедевры Родена, а работы одного из скульпторов, он русский, мы недавно познакомились.

– Насколько я знаю, сюда приходит только один русский. Вы имеете в виду Николая Карсавина?

– Да. Значит, вы знаете его? – девушке было приятно слышать, как кто-то произносит имя Николая.

– Мы нередко собирались, чтобы распить бутылочку вина и обсудить наши проблемы за столиком в каком-нибудь кафе. Иногда споры длятся всю ночь, – Антон Гасиль понял, что перед ним поклонница Карсавина, а не Родена. – Но сейчас он в отъезде. Вам это известно?

Девушка кивнула, чувствуя, что упоминание об отсутствии Николая усиливает ее тревогу и печаль.

– Да, но я хотела бы посмотреть его работы.

– Понятно.

Жюльетт уловила в его тоне насмешливые нотки.

– Значит, мой визит напрасен? – решительно спросила она.

– Я не уверен, – Гасиль обратился к одному из подмастерьев, который нес корзину мокрой глины. – Марсель, есть ли сейчас в студии работы Карсавина?

– Да, «Атлет» и еще две-три.

– Поставь свою корзину и проведи эту даму к ним, – Антон улыбнулся. – Только не поскользнитесь на мокрой глине, мадмуазель. Ее тут много на полу. Пока мы работаем, уборщики не очень торопятся выносить отходы.

– Спасибо. Я буду осторожна.

Жюльетт последовала за Марселем, оглядываясь и удивляясь всему, что ее окружало, – этому совершенно новому для нее миру. Когда девушка задала Марселю вопрос о глыбах мрамора, которые лежали на полу студии тут и там, юноша рассказал, что их доставляют из разных мест, некоторые легче подвергаются обработке, другие труднее. Особенно величественной показалась Жюльетт глыба каррарского мрамора, походившая на огромный айсберг. На полках вдоль стен лежали совершенно, кажется, забытые бронзовые и глиняные руки, ноги, торсы, а также ноги и головы лошадей. Эти стеллажи производили впечатление фрески, выполненной в приятных бледно-коричневых тонах.

– Вот они! – воскликнул Марсель, указывая рукой вперед. – Это – «Атлет», а рядом с ним – «Купальщица». Третья работа полностью не завершена.

– Но материя совсем мокрая. Когда должен вернуться Карсавин? – робкая надежда заставила голос Жюльетт задрожать.

– Я не знаю, мадмуазель. В мои обязанности входит увлажнять материю на неоконченных работах, чтобы глина не рассохлась. И я буду делать это до тех пор, пока мэтр или кто-нибудь еще не даст указание прекратить. Я оставлю вас здесь. Вы ведь сможете сами найти дорогу обратно?

Оставшись одна, Жюльетт почувствовала, что время для нее остановилось. Студия словно исчезла, она видела только две бронзовые фигуры. Атлет застыл в тот момент, когда перед ним – финишная линия. Мускулы лица мучительно напряжены, от обнаженного тела исходит энергия и сила. Еще секунда – и он сорвется с места, чтобы завершить свой победный бег.

Вторая скульптура – изящная юная женщина, полная неги и соблазна, словно застыла, сидя на берегу пруда со скрещенными ногами. Спина изогнута, острые локти замерли в воздухе, бронзовые пальцы отводят со лба пряди волос. Фигура была полна спокойствия и безмятежности, что создавало резкий контраст с яростной мощью атлета.

Противоположные по изображенному душевному состоянию, обе работы Карсавина не затмевали друг друга. Жюльетт рассмотрела скульптуры с разных сторон. В отличие от живописи, каждая новая позиция давала совершенно новый эффект.

Восхищенно вздохнув, Жюльетт бросила взгляд на закрытую неоконченную работу. Интересно, что скрывается под покрывалом? Потом девушка пошла к выходу. Миновав несколько студий огромной мастерской, она остановилась только перед «Вратами Ада» Родена, чтобы вдохнуть в себя муку и красоту гениального творения.

На обратном пути Жюльетт не встретила Антона Гасиля. Скорее всего, он работал с обнаженной моделью за ширмой. Она вышла из здания и огляделась – женщины, шпионившей за ней, не было видно. Можно спокойно идти домой, предаваясь воспоминаниям о прекрасных скульптурах.

* * *

Несколько дней спустя во время работы Жюльетт понадобились кусочки ткани для прокладки под шов. Все ученицы были заняты, и девушка сама отправилась на поиски нужного материала. Все обрезки складывались в огромные ящики, поэтому Жюльетт рассчитывала без труда найти подходящую ткань.

Перебирая разноцветные лоскутки, девушка обнаружила узкую полоску шелковой ткани, которая вначале показалась ей медного цвета, но, когда лента, будто змейка, обвила руку, поверхность ткани заискрилась золотыми и розоватыми оттенками. В ателье Ландель нередко плиссировали шелк, но здесь складки были настолько мелкими, что возникал эффект воздушной ряби на чистой воде. Нет, Жюльетт явно не приходилось видеть платье из этой ткани – она бы ее не забыла. С каким-то странным чувством девушка прижала ленточку к щеке, ощутив удивительную мягкость материи.

Завороженная, Жюльетт начала перебирать весь ящик. Ей удалось найти довольно крупные куски – целые детали костюма. Эффект был настолько необычным – нечто подобное могла носить знатная женщина Древней Эллады. Жюльетт предположила, что перед ней раскроенные части новой модели месье Пьера, хотя и ткань, и покрой (насколько можно судить по отдельным деталям) – не в его стиле.

Захватив с собой все, что удалось найти, Жюльетт вошла в портняжный цех.

– Знает ли кто-нибудь, что это за ткань?

Все отрицательно покачали головами, но через мгновение женщина, специализирующаяся на изготовлении плиссе, сказала:

– Я вспомнила: примерно год назад мадам баронесса вызвала меня в свой кабинет, где они вместе с месье Пьером разбирали, как можно добиться таких мелких складок. До этого я никогда не видела подобного материала. Кто бы ни изготовил это плиссе, нам, к сожалению, не известен процесс его создания.

– Здесь есть несколько дырочек… Был какой-то шнурок?

– Да, очень тонкий, скрученный из этой же материи.

Жюльетт вернулась к ящикам и обыскала их содержимое в надежде найти что-нибудь еще из интересовавшей ее ткани. Безуспешно. Наверное, остальное уже пропало.

– Что вы делаете, Жюльетт? – раздался голос мадам Табард.

Девушка встрепенулась.

– Я пришла за кусочком для прокладки под шов, но меня заинтересовал вот этот плиссированный шелк.

– Не стоит тратить время. Положите его в ящик и возьмите то, что нужно. В следующий раз пошлите ученицу.

Жюльетт не хотелось расставаться с заинтересовавшим ее материалом – кто-нибудь мог взять его до того, как она придет сюда вновь. Девушка быстро скрутила ткань и засунула ее под кипу обрезков, на самое дно сундука.

Девушка с трудом дождалась конца работы, чтобы расспросить Денизу о загадочном шелке. Переодевшись к ужину, она спустилась в зимний сад, где Дениза, устроившись в мягком кресле, читала газету. Открытая дверь выходила на зеленый газон, сквозь стекло были видны разноцветные клумбы, пахло вечерней свежестью.

Дениза отозвалась на приветствие сестры, не отрываясь от газеты.

– Как много печальных событий за последние дни. Бешеная лошадь убила женщину на улице Рояль, в Японии землетрясение, кайзер увеличивает численность своей армии, в России вновь крестьянские волнения.

Жюльетт села рядом в плетеное кресло. Она читала все заметки о России, но ни разу не встретила упоминания о семье Карсавиных. Зато немало узнала об этой странной стране. «Фигаро» не раз отмечала многочисленность арестов и жестокость приговоров, обрекающих на смерть или каторгу бунтовщиков, которые во Франции нередко представлялись в романтическом свете. Весьма мрачное чтиво. Русский царь еще не усвоил урок, преподанный Людовику Шестнадцатому, хотя вряд ли революция, подобная французской, может вспыхнуть с такой же силой где-то еще.

– Сегодня, – сменила тему Жюльетт, – я нашла несколько кусков плиссированного шелка.

– Да? – без интереса отозвалась Дениза, переворачивая страницу. В газетах она обычно искала упоминания о своих клиентах.

– Мне сказали, что способ, каким было изготовлено это плиссе, остается загадкой.

Дениза, опустив газету, внимательно посмотрела на сестру.

– Ты, наверное, говоришь о платье Фортуни. Мне удалось заполучить один экземпляр из его венецианской мастерской. Конечно, действовать пришлось через подставное лицо – не хотелось, чтобы пошли слухи, что я интересуюсь его изделиями. Но разговоров о его костюмах было очень много, поэтому меня заинтересовало: что же в них такого?

– О, я не знала, что он шьет не только для сцены, но и по заказам клиентов.

– Он и не шьет. Все это – бесформенная чушь, на которую его вдохновили статуи в Дельфосе. Любой, занимающийся haute couture, скажет, что подобные изделия не имеют ничего общего с современной модой. В любом случае, можно ли быть модным кутюрье, если живешь в Венеции? Никто не поедет туда из Парижа, чтобы заказать одежду много хуже той, которую предлагают парижские ателье. Лично я считаю, что венецианский воздух дурно влияет на Фортуни.

– Мне хотелось бы купить такой шелк, – сказала Жюльетт. В ателье Ландель было принято продавать служащим по заниженной цене остатки дорогих тканей, которые вышли из моды или по каким-то причинам перестали пользоваться спросом. – Мне кажется, что лоскутки пролежали в ящике не меньше года.

– Не важно. Их давно пора сжечь. Не понимаю, почему этого не сделали. Пусть мадам Табард найдет остатки и назначит цену. Что касается меня, то я совершенно не желаю лицезреть эти тряпки. Не знаю, сможешь ли ты сшить из этих обрезков какую-нибудь изящную сумочку, но, если хочешь, используй на мешочек для обуви. Или на чехол для пальто. Главное, чтобы все это не попадалось мне на глаза.

Жюльетт улыбнулась.

– Обещаю.

Она прекрасно знала, что Дениза не любит, когда ее в чем-то превосходят, и одно только напоминание о плиссированном шелке, тайну которого она не могла разгадать, наверняка ей глубоко неприятно.

Несколько недель шелк пролежал в ящике комода. Нет, Жюльетт не забыла о нем. Этот шелк странным образом напоминал ей удивительную, неземную красоту кносских шалей, а также вечер, когда Жюльетт в последний раз видела Николая.

* * *

Жюльетт сама не знала, хочется ли ей попробовать соединить куски ткани. Однажды Дениза отправилась на какой-то прием, и девушка, поужинав в одиночестве, подошла к комоду и достала шелк. Она аккуратно разложила все детали на кровати. Теперь более-менее можно было составить впечатление, каков фасон изделия.

Соединить все вновь оказалось нелегко. Жюльетт сложила куски по прежним швам. В результате получилось что-то наподобие платья. Прямой силуэт. Если через крошечные изящные дырочки на талии протянуть шнурок, то вырез на шее примет треугольную форму, а рукава уподобятся крыльям летучей мыши.

На следующий вечер она принесла шелковый скрученный шнурок, проложила прочные швы. Верх корсажа сохранил вышивку венецианских мастериц.

Затем Жюльетт сняла свое платье. Заколебалась, прежде чем надеть новый наряд. Нижняя юбка наверняка сделает подол бесформенным. Девушка резко сняла ее, в порыве избавилась от остального белья и скользнула в новое платье. Взглянув на себя в огромное, от пола до потолка, зеркало на противоположной стене, она невольно застыла в восхищении. Нет, такого эффекта никогда еще не было, даже, когда она впервые надевала одежду ателье Ландель, как бы хороша та ни была. Загадочная плиссированная ткань чуть поблескивала, обволакивая фигуру Жюльетт, без намека на вульгарность подчеркивала женственность и раскованность обнаженного тела.

Шали Фортуни – только начало, а потом модельер создал это великолепное, удивительно простое, и в то же время поразительно изысканное платье, подчеркивающее чувственность его обладательницы. Материя настолько тонкая, что, как говорится, ее можно продеть сквозь игольное ушко.

Платье Фортуни – гимн женскому телу… При каждом движении шелк сверкал медью и золотом, подол соблазнительно колыхался, складочки облегали бедра, и тогда Жюльетт напоминала русалку со сверкающим хвостом. В самом низу юбка расширялась, создавая эффект воздушности каждого движения.

Это платье затмило все, что Жюльетт носила до сих пор, все ее костюмы с костяными корсетами и вульгарными лентами казались сейчас убогими.

Но она никогда не сможет надеть подобное платье… Мало того, что это обидит Денизу, но ведь Жюльетт сама обещала держать этот шелк подальше от глаз сестры. Еще раз повернувшись перед зеркалом, девушка сняла платье и аккуратно убрала его в ящик комода. К безмерному удивлению, шелк вновь собрался в четкие мелкие складки – это загадочное плиссе обладает удивительными свойствами!

Утром Жюльетт снова обыскала ящик с лоскутами. Она надеялась, что вместе с кусками шелка могли положить клеймо модельера. К сожалению, ничего больше не нашлось.

Глава 7

Иногда Жюльетт писала Габриэле Руссе. Обмен письмами между школьными подругами не был регулярным, ведь каждая занималась своими делами. Что касается Габриэлы, ее обязанности носили в основном светский характер. В одном из писем она сообщила, что в Монте-Карло познакомилась с Дереком Таунзендом, английским банкиром тридцати одного года, и сейчас не представляет своей жизни без него. Молодой человек отвечает ей взаимностью.

Жюльетт была очень рада за подругу, хотя, к сожалению, все шло не так гладко: обязанности Дерека требовали его частого присутствия в Лондоне – иногда даже по несколько недель. Против брака неожиданно выступила мать Габриэлы, возможно, из привычки ссориться с мужем, который весьма одобрительно отзывался о таком замужестве дочери.

Через год после поступления в ателье Ландель, Жюльетт заслужила звание портнихи первого разряда. Основное отличие от ее предыдущей работы заключалось в том, что теперь она получала указания от самих закройщиц и выполняла сложную работу, поручая простые вещи новичкам.

– Мадам Табард высоко ценит твои способности, – заметила Дениза однажды за ужином, будучи в хорошем настроении, что бывало не так уж часто. – Она бы повысила тебя в должности уже сейчас, но опасается, как бы это не вызвало недовольства двух-трех портних, которые тоже ждут повышения.

– Она правильно рассудила, – Жюльетт обрадовалась, что ей не предоставляют никаких привилегий. У нее были хорошие взаимоотношения с коллегами, но в любой момент могли начаться осложнения.

На следующий день пришло письмо, полное радостного восторга, в котором Габриэла сообщала, что выходит замуж за Дерека благодаря поддержке отца, запугавшего жену тем, что предоставит молодым людям возможность бежать и стать любовниками, если та будет противиться браку. Перед угрозой скандала возражения мадам Руссе сразу улетучились.

«Мы скоро увидимся, – писала Габриэла, – вместе с матерью я приеду в Париж заказать свадебное платье и новое белье. Мать теперь решила сама организовать мое замужество, чтобы доказать всем подругам: свадьба ее дочери – нечто из ряда вон выходящее. Крайне сожалею, что мы все должны заказать в ателье Борта, а я так надеялась, что именно ты сошьешь мне подвенечное платье! Но мать настаивает на нарядах от Ворта, и отец рекомендует больше ей не перечить».

Дениза не смогла скрыть своего возмущения, хотя Жюльетт ей все объяснила.

– Я всегда считала, если уж вы дружите, то заказ должен поступить в наше ателье. А когда вспомнила, что позволила тебе провести несколько каникул в семействе Руссе, моему удивлению просто не было предела!

Жюльетт не нашла слов, чтобы возразить сестре.

* * *

Жюльетт и Габриэла назначили встречу на четыре часа дня, в субботу, в Английской чайной возле Гранд-Опера. Июньское солнце рассыпало светлые блики по столику, за которым сидела Жюльетт, ожидая приятельницу. Габриэла появилась в розовом муслиновом платье, элегантной шляпке, глаза ее радостно заблестели, когда она увидела Жюльетт, тут же бросившуюся навстречу подруге. Они нежно обнялись, счастливо смеясь, что-то говоря и почти не слыша друг друга.

– Как долго мы не виделись, Жюльетт!

– Как замечательно!

– Словно вчера, а произошло уже так много событий!

Жюльетт хотела заказать чай с лимоном, но Габриэла отрицательно покачала головой.

– Я хотела встретиться с тобой именно здесь, чтобы выпить чаю по-английски, – она обернулась к официантке. – Чай на двоих без лимона, с молоком, булочки, фруктовый джем, пирожные, – на ее лице появилась смущенная улыбка. – Я стараюсь приобрести навыки англичанки еще до отъезда в Лондон, хотя Дерек говорит, что не хочет никаких изменений. Ему нравится мой французский акцент. Боже, как я жалею, что с должным вниманием не относилась к урокам английского языка! Хотя, по его словам, ему нравится во мне все.

– Уверена, что это так! Мой английский тоже не на высоте.

– Нет, у тебя способности к языкам – ты ведь знаешь не только английский, но и итальянский, и испанский.

– Ты преувеличиваешь, ведь испанский мы учили всего лишь полсеместра, когда из Испании приехали две монахини, чтобы ознакомиться с вышивками сестры Берты. Но другие языки я учила с удовольствием. Ты уже встречалась со своими будущими родственниками?

– Еще нет, но мать Дерека и его братья с женами приедут на свадьбу. Я так хотела, чтобы ты была моей свидетельницей, но… – на лице Габриэлы появилось печальное выражение, которое так хорошо знала Жюльетт. – Я должна пригласить шестерых кузин и никого больше. Иногда приходится идти на компромиссы.

– Я все понимаю, – сочувственно отозвалась Жюльетт. – Но самое худшее позади.

Габриэла улыбнулась.

– А ты? Ты никогда не писала мне, что тебе тоже кто-то интересен?

– Пока – никто. Я надеюсь, что когда-нибудь… Однажды мне показалось, но ничего не вышло.

– Ты влюбилась?

Жюльетт отрицательно покачала головой.

– Я ничего не говорила о любви. Но был человек, который мне показался интересным.

Габриэла внимательно выслушала рассказ Жюльетт о встрече с русским графом.

– По крайней мере, ты знаешь, что иногда один человек может стать для тебя целым миром. Даже, если ты и хотела посвятить себя карьере.

– Я и сейчас хочу!

Габриэла недоверчиво всплеснула руками.

– Когда мы с Дереком поженимся, я уговорю тебя приехать к нам в гости. У Дерека множество друзей, и уж я прослежу, чтобы ты познакомилась с привлекательным холостяком. Жюльетт рассмеялась.

– Ты решила превратиться в сваху? Мне всегда казалось, что эту роль должна играть толстая солидная матрона. Но… – в глазах девушки загорелись озорные огоньки, – я думаю, у тебя есть шанс, если ты в Англии каждый день будешь предаваться подобным чаепитиям.

Девушки встречались еще несколько раз до того, как Габриэла с матерью после последней примерки покинули Париж. Когда Жюльетт все-таки получила приглашение на свадьбу, обиженная Дениза использовала свой единственный шанс отомстить.

– Свадьба будет накануне открытия осеннего сезона – самые горячие дни. Ни одна портниха первого разряда не может получить отпуск в это время. Когда мы заключали наше соглашение, ты сама настаивала, что тебе не должны предоставляться никакие привилегии.

Жюльетт не стала возражать, но и она сама, и подруга испытали горькое разочарование.

* * *

Сентябрь действительно оказался месяцем, когда работы было очень много, как и предвидела Дениза. Жюльетт заканчивала одно из вечерних платьев, когда случайно посмотрела через стеклянную перегородку в цех раскроя тканей. Она увидела девушку, удивительно похожую на Ивонну. Видимо, это ее сестра, совсем недавно приехавшая в Париж. Юная красавица, должно быть, пришла, чтобы поискать место, поэтому Жюльетт, не обратив внимания, вновь погрузилась в работу…

Вечером по тону Денизы она угадала, что у той что-то на уме, но никак не связала вкрадчивый голос сестры с тем, что в ателье приходила сестра Ивонны.

– Завтра в ателье придет очень важная клиентка – из России. У нее светлые каштановые волосы, почти как у тебя. Она любит смотреть модели на манекенщицах, у которых такой же цвет волос, как и у нее.

– У тебя есть Ивонна и Изабель.

– Да. Но, к сожалению, Ивонна заболела, а ты как-то говорила, что она учила тебя демонстрировать одежду. Я хочу, чтобы ты помогла нам.

– Так вот почему я видела сегодня сестру Ивонны! Она объяснила, что случилось?

– Официальная версия – грипп, но директриса давно заподозрила, что Ивонна беременна. Несколько точных вопросов – и девушка не смогла скрыть, что сестра избавилась от беременности.

– Бедняжка! – сочувственно воскликнула Жюльетт.

Дениза недовольно нахмурилась.

– Не будь сентиментальной. В этом вопросе не может быть никаких оправданий. При желании, любая женщина может сказать «нет», чтобы не навлечь на себя неприятности.

– Ты собираешься уволить ее?

– Скорее всего. Не хочу, чтобы она бродила по ателье в слезах. К тому же, она еще долгое время не сможет быть на ногах по многу часов. Когда с манекенщицами происходит подобное, я считаю – лучше избавиться от них. И не будет никаких подозрений у клиентов.

– Но если Ивонна не сразу появится в ателье, а некоторое время побудет дома, то никто ни о чем не догадается. Я могу работать за нее, пока она не поправится!

– Нельзя быть такой мягкосердечной, когда речь идет о бизнесе. Я смогу найти соответствующий парик для любой другой манекенщицы.

– Не думаю, что это понравится твоей клиентке.

– Ладно. Ивонна научила тебя некоторым приемам – пусть это пойдет в ход. Ты будешь демонстрировать одежду только этой клиентке. Ее дядя – русский князь Вадим. Хотя ты и была на приеме в его доме, но вряд ли видела графиню Анну Долохову, последний раз она приезжала в Париж два года назад.

У Жюльетт перехватило дыхание. Конечно, у князя может быть несколько племянников. Возможно, эта женщина – сестра Николая? Хотя глупо до сих пор интересоваться его судьбой.

Часто Жюльетт, мечтая, думала о Николае. Ей казалось, что он тоже вспоминает о ней, и ее мысли – ответ на его далекий призыв.

– Расскажи мне об этой графине.

– Вернувшись в Россию два года назад, она потеряла мужа. Сейчас Анна очень богата. Русские аристократы, если могут себе позволить, не считаются с деньгами. Графиня уже оставила в моем ателье целое состояние, поэтому я очень хочу сохранить ее, как клиентку. И на этот раз рассчитываю на большой заказ. Возможно, она захочет поменять весь гардероб, поскольку у русских принято соблюдать траур, длящийся три года. Поэтому мы подберем приглушенные тона с преобладающей темной гаммой, но никаких ограничений на фасоны, вплоть до декольте.

– Я сделаю все, что смогу, – заверила Жюльетт.

– Надеюсь.

* * *

Утром Жюльетт примерила несколько платьев, которые обычно демонстрировала Ивонна. Пришли директриса, личная закройщица графини и портниха. Они хотели убедиться, что все пройдет без срывов. К счастью, пропорции фигуры Жюльетт в основном совпадали с мерками Ивонны, и все остались довольны.

Пока закройщица помогала Жюльетт снять платье, остальные ушли.

– Элен, что за человек эта графиня? – спросила девушка.

Элен всегда была приветлива и спокойна, поэтому выполняла заказы для самых престижных клиентов. Хотя в ателье Ландель учитывался не только темперамент, но и профессионализм служащих, Элен обслуживала двух английских принцесс, трех княгинь королевской крови, русских дворянок царской фамилии. Члены английских королевских семей, чьи титулы были не столь благозвучны, занимали следующую по значимости строчку. Исключение составляли француженки, чьи титулы золотыми буквами были вписаны в историю Франции, и поэтому в домах haute couture их ценили как исключительно важных клиенток.

Элен повесила платье на вешалку с подплечниками.

– Графиня – очаровательная, достойная женщина, но, если чем-то недовольна, тут уж не знаешь, что и делать! Будьте осторожны!

– Спасибо за предупреждение.

Настало время визитов клиенток. Жюльетт направилась в примерочную, где манекенщицы готовились к выходу. Девушки-ассистентки застегивали на моделях крючки, разглаживали морщинки, закрепляли манжеты, продевали крохотные пуговки в петли. Вокруг суетились ученицы, подбирая туфли нужного цвета, доставая одежду и все аксессуары из шкафов. Но даже в этом хаосе был свой порядок, изредка нарушаемый вскриком манекенщицы, если шляпную булавку воткнули слишком усердно или принесли перчатку не того цвета.

Заведующая костюмерной заметила Жюльетт:

– Идите сюда! Вас ждет парикмахер. Волосы девушки расчесали так, что она думала – еще немного, и их вырвут. К ее великому сожалению, парикмахер использовал накладные букли, чтобы придать пышность прическе. Длинные золотистые пряди заплели в косы и уложили короной на голове.

Затем к Жюльетт подошла девушка по имени Софи.

– Мадмуазель Кладель! Вот дневные платья для вас и Изабель.

Когда девушек одели, все с нетерпением стали ждать визита графини Долоховой. Изабель, в сероватой парче, нервно сжимала руки. Жюльетт, одетая в шелковое платье коричневых оттенков, наблюдала за маленькими драмами, разыгрывающимися в костюмерной: то выяснялось, что жмут туфли, то ломался прутик в корсете, то прибежала манекенщица, с трудом сдерживающаяся от резких проклятий в адрес клиентки, перед которой она уже более часа демонстрировала модель, но без особого успеха.

Наконец появилась Элен и сообщила, что графиню Долохову уже проводили в лучший демонстрационный салон.

Жюльетт встала.

– Всего хорошего! – прошептала Изабель. Жюльетт благодарно улыбнулась. Вместе с Элен они пересекли коридор. Не успела Жюльетт отодвинуть занавес, закрывающий арку, которая вела в демонстрационный зал, как по всему телу невольно пробежала волна дрожи: стоя спиной к арке, держа в руке шляпу и трость, Николай беседовал с графиней, в грациозной позе сидевшей в кресле и ожидавшей появления манекенщицы. На плечах Анны Долоховой искрился соболий мех. Черное платье подчеркивало пышные золотистые волосы, обрамлявшие лицо с высокими скулами, тонким носом, красиво очерченными дугами бровей. Пушистые темные ресницы придавали выразительность небесно-голубым глазам.

– Анна, я скоро навещу тебя, – говорил Николай. – Будет очень приятно вновь встретиться с Борисом, да еще в Париже! – он усмехнулся. – А теперь ты можешь предаться оргии лицезрения нарядов.

– Какие нелепые предположения! – игриво воскликнула графиня, делая вид, что хочет стукнуть Николая туфелькой по ноге. – Ты никогда не меняешься!

– Это уж точно, – ответил молодой человек тем же тоном. – Adieu! Увидимся позже.

Николай повернулся, собираясь покинуть демонстрационный зал, но неожиданно застыл, краем глаза уловив движение Жюльетт, наполовину отдернувшей штору. Его реакция была совершенно неожиданной. Повернувшись к арке, он в течение нескольких секунд смотрел на Жюльетт, словно не веря своим глазам. Затем в его взгляде промелькнули обида и ярость.

– Вы так и не написали мне!

Эта неожиданная реплика более чем поразила графиню.

– Николай! – прошептала она. – О чем ты?! Он, кажется, не слышал этих слов и шагнул к Жюльетт:

– По крайней мере, могли бы сообщить адрес этого ателье, чтобы я никогда не заглядывал сюда, когда вернусь!

Жюльетт была настолько удивлена подобным тоном, что уже не могла сдержать нарастающий гнев:

– Не понимаю, о чем вы говорите! Куда я должна была писать? У меня не было вашего адреса! Да я и не знала, что вы уехали, и собираетесь ли возвращаться в Париж. Даже ваш дядя этого не знал!

– Но я же послал вам письмо, в котором объяснил причину своего срочного отъезда, и просил мадам Гарнье… – он запнулся, понимая, что письмо, видимо, не попало в руки адресату. – Значит, вам не передали мою записку?

– Нет, – тихо отозвалась Жюльетт. Неужели тетушка Люсиль сыграла такую злую шутку, пусть даже с лучшими намерениями?

Николай не смог скрыть удивления и разочарования. Заметив, что ни разу не обратился к ней по имени, он неожиданно спросил:

– Жюльетт, я очень хочу знать, писали бы вы мне, если бы получили мое письмо?

– Да! – воскликнула Жюльетт, только сейчас осознав, что прошло уже восемнадцать месяцев, но ни она, ни Николай не забыли друг друга.

Графиня тихо кашлянула, напоминая о своем присутствии. Николай тут же очнулся, и взяв Жюльетт за руку, подвел к графине.

– Я хочу представить вас моей сестре Анне, графине Долоховой.

Жюльетт ясно видела, что за светской любезностью сестры Николая кроется искреннее изумление. Вряд ли когда-либо ее представляли манекенщице. Для графини это все равно, что раскланяться с лакеем. Николай, заметив реакцию сестры, тут же сообщил, что во время последней встречи с Жюльетт в театральном фойе, они обсуждали спектакль.

– Мы говорили о Фортуни, не так ли, Жюльетт? Он хотел подчеркнуть, что хорошо помнит все, связанное с их короткими встречами. Жюльетт кивнула.

– Я ничего подобного раньше не видела.

– Я тоже. Но мы сможем это компенсировать – в Опера на следующей неделе новая постановка со светоэффектами Фортуни. Он также занимается костюмами. Это вам, наверное, особенно интересно? Анна будет сопровождать вас, не правда ли, Анна? – он бросил этот вопрос через плечо, считая, что это само собой разумеется. Затем вновь обратился к Жюльетт: – И дадите мне адрес вашей сестры, чтобы я мог – как и в прошлый раз – попросить у нее разрешения сопровождать вас. Будет ли она дома, если я отправлюсь прямо туда?

Жюльетт, глаза которой блестели от волнения, все же смогла уловить весьма своеобразное выражение на лице Анны Долоховой, которую попросили выступить спутницей манекенщицы.

– Нет, сестры нет дома. Но ее нетрудно найти. Дениза – владелица ателье Ландель, и сейчас находится в своем кабинете.

– Вы имеете в виду баронессу де Ландель? – удивленно спросила Анна. – Я прекрасно ее знаю! Но никогда не слышала, что у нее есть сестра! – тон несколько потеплел.

– Я училась в школе, довольно далеко от Парижа. Когда мы впервые встретились с Николаем, это был мой первый день в Париже после возвращения, – Жюльетт также пояснила, что сегодня заменяет заболевшую манекенщицу, а сама работает портнихой, и в ее обязанности не входит демонстрировать одежду.

– Но зачем вам это? – изумленно спросила графиня. – Думаю, баронесса могла бы подобрать вам что-нибудь более подходящее, чтобы вы скоротали время!

– Дело не в том, чтобы скоротать время. Речь идет о моей карьере.

– Полагаю, вы принадлежите к новой категории: деловая женщина.

Тут вмешался Николай, хорошо знавший, как угнетало сестру замужество, отсутствие свободы, и опасавшийся, чтобы приличествующий траур по мужу не перерос в едкую насмешку в адрес деспотичных мужчин.

– Жюльетт, я восхищаюсь вами! Женщинам давно пора обрести права, свободу!

Анна несколько утомилась от столь долгой беседы.

– Николай, тебе пора идти. Пока ты здесь, мы никак не можем приступить к своим делам. Лучше пойди к баронессе Ландель. Мадмуазель Кладель и так уже довольно надолго отложила демонстрацию того, что я хотела бы увидеть.

Николай повернулся к Жюльетт:

– Надеюсь, вы не заняты сегодня и сможете пообедать со мной и Анной? Возможно, будет еще один старый друг, если только успеет вернуться в Париж.

– Да, смогу, – ничто не заставит Жюльетт отказаться.

Николай записал домашний телефон и адрес Денизы. Покидая демонстрационный зал, чтобы отправиться в кабинет мадам Ландель, он оглянулся и смеющимся взглядом посмотрел на Жюльетт. Его радость от встречи с нею была столь же очевидна, как и волнение девушки.

– А теперь, – сказала Анна, когда дверь затворилась, – надеюсь, не будет задержек. Я с удовольствием взгляну на новые фасоны, мадмуазель Кладель.

Пока Жюльетт демонстрировала одежду, Анна думала не только о новых платьях. Она была глубоко поражена поведением брата. Он вел себя, как влюбленный мужчина. Но ведь в его жизни было много других женщин, очень привлекательных, но Николай никогда не выдавал своего волнения так откровенно. Возможно, Жюльетт бросила ему своего рода вызов, отказавшись отдать то, что другие отдавали столь охотно? Один раз Николай даже заговорил об этой девушке, не называя имени – это было зимним вечером, в России. За окном шел снег. Угнетенный обстоятельствами, взявшими над ним верх на какое-то время, он работал в своей мастерской, занимавшей одну из трехсот комнат в роскошном дворце отца, где у Николая были собственные просторные апартаменты. Анна тогда только что продала дом под Петербургом, где прошло немало мучительных лет с покойным нелюбимым мужем. Выданная замуж вопреки своему желанию, графиня Долохова не раз сожалела, что ее воля оказалась недостаточно сильной. Николай лепил из глины женскую головку. Заметив, что Анна принесла почту, он даже перестал работать и взволнованно спросил:

– Есть что-нибудь из Парижа? Анна перебирала письма.

– Нет. А ты ждешь что-то важное? Николай вернулся к работе, словно не расслышав вопроса. Затем сказал:

– Я очень хочу вернуться во Францию. Там, в мастерской, я оставил незаконченной одну работу. А вдохновение исчезает, если проходит много времени…

– Как только отец убедится, что не будет серьезных волнений крестьян, ты сможешь спокойно уехать.

– Спокойно! – с горечью в голосе воскликнул Николай. – Я так же не свободен, как любой из крестьян.

Анна искренне сочувствовала брату, но считала, что ее собственное положение долгое время было еще более мучительным, пока смерть мужа не освободила ее, к тому же оставив богатой вдовой. По крайней мере, вдали от дома Николай наслаждался свободой – этой привилегией мужчин – и даже мог заниматься скульптурой. Анна хорошо знала, отец считает это занятие сына временным капризом, простым предлогом, чтобы провести молодые годы в самом притягательном из городов мира, прежде чем жениться и начать размеренную жизнь.

Но неожиданно Николай оказался преданным своему увлечению. Анна, как никто, понимала, сколь мучительно для брата разрываться между творчеством и обязанностями, предложенными дядей – князем Вадимом, ведущим чрезвычайно активную, деятельную жизнь. Посольские обязанности были для Николая своего рода компромиссом, предложенным самим государем, его крестным отцом, когда отец Анны и Николая обратился к нему за советом, опасаясь полностью потерять контроль над сыном.

Анне захотелось приободрить брата.

– Все не так уж плохо. Знать ситуацию самому в твоих собственных интересах, поскольку когда-нибудь ты унаследуешь все. Я знаю, что вы с отцом часто ссоритесь из-за твоих радикальных взглядов, однако в трудную минуту отец обратился именно к тебе, зная, что твои обращения к недовольным крестьянам намного более действенны, чем его или кого-то другого.

Николай нетерпеливо передернул плечами, вытер тряпкой руки, прервав работу.

– Если бы отец следил за ходом событий в последние годы, использовал свое влияние при дворе, чтобы уменьшить налоги, возможно, этих волнений не было бы вообще.

Анна устала от политических разговоров. Опасаясь, что Николай начнет углублять тему, она быстро произнесла:

– Все меняется в этом мире. Иногда нужно просто перетерпеть. Жизнь полна неожиданностей, – она расправила манжет платья. – Кто мог предположить, что Леонид умрет так кстати?

Николай, всего на год старше сестры, с детства был поверенным всех ее тайн.

– Я никогда не спрашивал тебя… – в его голосе прозвучала ирония. – Ты отравила его?

Она искренне рассмеялась.

– Нет, конечно же, нет! – затем печально добавила: – Хотя нередко испытывала такое желание. Если бы знала, как отвести от себя подозрение, наверное, не удержалась бы.

– Он вполне этого заслуживал. Когда я вижу тебя в трауре по этому чудовищу, мне становится не по себе.

Анна передернула плечами.

– Мне тоже. Но я должна соблюдать приличия ради отца, тетушек и семьи. Когда окончится траур, я выпорхну из этой черной робы, как бабочка из кокона, – она встала и подошла к незаконченной работе. В ее голосе послышалось любопытство.

– Получается нечто своеобразное. Кто послужил тебе моделью?

– Это не профессиональная натурщица, просто девушка, с которой я познакомился в Париже перед самым отъездом. Леплю по памяти.

Николай стряхнул с себя оцепенение и вернулся к работе, стараясь придать нужную форму нежным чертам лица…

* * *

Когда Анна внимательно рассмотрела лицо Жюльетт, она узнала в ней ту самую девушку, головку которой Николай лепил по памяти. Затем появилась вторая манекенщица, и Анна переключилась на созерцание одежды. Какие скучные эти костюмы!

После того, как Жюльетт и Изабель продемонстрировали изрядное количество моделей, стало ясно, что графиня разочарована. Элен прочла это по глазам Жюльетт, приунывшей после очередного переодевания. Появившаяся в костюмерной Изабель тоже скорчила красноречивую гримасу. Все знали, как рассердится Дениза, когда узнает, что графиня так ничего и не заказала.

И неожиданно, в тот момент, когда одна из девушек застегивала крючки на спинке платья, Жюльетт стало понятно, что они все допустили ошибку. Анна Долохова уже устала от траурных тонов и приглушенных оттенков. Может быть, для себя графиня решила, что достаточно выражать скорбь по умершему мужу? И те печальные тона, которые так настойчиво предлагали графине – как раз то, от чего она жаждет избавиться?

Жюльетт уже не смогла сменить платье, но быстро огляделась и, увидев манекенщицу в алом костюме, плечи которой покрывала шаль такого же цвета с золотыми нитями, сказала ассистентке:

– Быстро! Найдите что-нибудь яркое такого же типа, когда я вернусь!

Жюльетт почти побежала в демонстрационную комнату, на ходу выхватив алую шаль из рук только что пришедшей манекенщицы. Не обращая внимания на возгласы протеста, девушка набросила на плечи, затянутые в темно-зеленый шелк, накидку, сверкающую золотым кружевом.

Когда Жюльетт в таком виде появилась перед Анной, у Элен широко раскрылись глаза, зато графиня радостно всплеснула руками:

– Очаровательно! Почему все предшествующее такое серое? Эта шаль прекрасно сочетается с вашими волосами, а следовательно, подойдет и к моим, – Анна впервые напрямую обратилась к Жюльетт.

– Очень подходит красное, особенно, если есть оранжевый оттенок, – Жюльетт сняла накидку, грациозно взмахнула ею в воздухе словно огромным лепестком розы. Платье, открывшееся взору Анны, было воспринято одобрительно.

– Один из прогулочных костюмов, который я уже демонстрировала, выполнен не только в серой, но и в красновато-коричневой гамме. Может быть, показать его вам? Есть еще изумрудная гамма, а также другие ансамбли – ярко-голубого, персикового, розового и оранжевого цветов.

– Я посмотрю все.

Жюльетт подумала про себя, что графиня – женщина, любящая лицезреть сад в цвету. Элен все еще не могла прийти в себя от изумления, но постепенно успокоилась, видя, что дело Пошло на лад.

Денизе не очень-то хотелось признавать, что она допустила ошибку, но главная цель достигнута. Во второй половине дня она вызвала сестру к себе в кабинет.

– Ты быстро сообразила, что к чему. Завтра графиня придет вновь, чтобы обсудить детали. Похоже, ее заказ, по сравнению с прежним, будет в три раза больше. Но я хотела также сообщить следующее. Ко мне приходил граф Карсавин, как ты сама догадываешься, – Дениза заколебалась, встала из-за стола и подошла к Жюльетт. – Мне бы очень не хотелось, чтобы ты куда-то шла с ним. Он не тот человек, с которым стоит встречаться. Наверняка, в твоем кругу есть другие люди, которым ты симпатизируешь?

– Но почему? Почему он не нравится тебе?

– Карсавины – эгоистичные, экстравагантные люди, которые любят поступать только по-своему. Феодальные законы их родной страны наделили Карсавиных особой властью, а богатство позволяет им чувствовать себя как рыбы в воде в любом месте. Я боюсь за тебя.

– Нет никаких причин опасаться, – заметила Жюльетт.

– Но все же я запрещаю тебе идти. Жюльетт знала: невзирая на искреннюю заботу о будущем сестры, чувствам Денизы не устоять, если речь зайдет о том, что графиня может обидеться. На что Жюльетт и намекнула, добавив:

– Дениза, не стоит так волноваться. Чтобы уверить тебя в невинности происходящего, я до мелочей расскажу, куда мы ходили, что делали. Поверь, почти все, – добавила она с заискивающей улыбкой.

Но Дениза не улыбнулась в ответ.

– Я приду домой даже позже, чем ты. Меня пригласили на банкет вместе с месье Нуаре. После ужина будут танцы, которые завершатся лишь под утро завтраком с шампанским. Ты расскажешь мне обо всем утром.

В семь часов вечера за Денизой заехал месье Нуаре – состоятельный банкир лет пятидесяти. Когда они уехали, Жюльетт направилась в свою комнату, чтобы переодеться. Служанка Денизы уже подготовила вечерний туалет, туфли и все аксессуары. Но Жюльетт велела ей убрать приготовленные вещи.

– Я не стану надевать этот костюм. Нет, вам не нужно мне помогать. Все, что я выберу, будет с застежками, с которыми я справлюсь сама.

Служанка несколько удивилась, но в гардеробе было еще не менее четырех вечерних туалетов с застежками спереди.

– Не ждите меня, – сказала Жюльетт, – поставьте будильник, чтобы проснуться к приезду баронессы.

– Хорошо, мадмуазель.

Как только служанка вышла, Жюльетт подошла к двери и заперла ее. В тот самый момент, когда Николай пригласил ее, девушка знала, что она наденет в этот вечер. И в то же время сдержит обещание, данное Денизе. То, что сестры нет дома, даже облегчает задачу. Жюльетт быстро открыла ящик комода и вынула платье Фортуни. Она прижала материю к груди, ощущая необъяснимую радость.

На этот раз платье показалось еще более прекрасным, крошечные складки отливали различными оттенками – от кораллово-красных до нежно-золотистых – в зависимости от того, как падал свет. Если чуть подсобрать верхнюю часть корсажа, то вырез не такой уж откровенный, но шея и верхняя часть груди оставались открытыми. Единственным украшением стала пара золотых сережек, которые когда-то Люсиль подарила ей на день рождения:

У Жюльетт было много вечерних накидок и шарфиков от Ландель, но ей не хотелось, чтобы какой-нибудь аксессуар выглядел чужеродным. Вместо этого девушка набросила шаль из прозрачного шифона, которую купила по случаю, поскольку материал напоминал ей кносские шали. Чрезмерно волнуясь, Жюльетт пошла вниз, чтобы подождать Николая в холле. Еще не дойдя до нижней ступеньки, услышала дверной колокольчик.

Глава 8

Николай увидел ее сразу же, как только вошел в холл. Девушка застыла на лестнице – свет канделябра золотил волосы, платье переливалось, обтекая фигуру искрящимся потоком. Он не сдержал своего восхищения.

– Вы великолепно выглядите, замечательно!

– Это платье от Фортуни! – Жюльетт счастливо засмеялась, делая полный оборот на каблучках.

В его глазах засветилось обожание.

– И вы сегодня, после нашей утренней встречи проделали путь до Венеции и обратно?

– Мысленно, – отозвалась девушка, подыгрывая.

– Хочу знать об этом все, – Николай протянул коробку, в которой лежала точно такая же орхидея, какую он послал когда-то. Его лицо осветилось радостью, когда девушка приколола цветок к корсажу.

– Это мои самые любимые цветы! – воскликнула Жюльетт, подумав, что Николай догадался: орхидеи стали любимыми после его первого подарка полтора года назад.

– Я должен сказать, что планы несколько изменились. Моя сестра не может пойти с нами.

– Да? – она встретилась с ним взглядом. Дениза особенно настаивала на том, что у Жюльетт сегодня должна быть компаньонка, но, кажется, Николай не сомневался, что девушка все равно пойдет с ним.

– Тогда у нас нет необходимости ждать кого-либо еще, – тихо сказала Жюльетт.

Николай быстро вывел ее на улицу, где их ждало такси, и через минуту они уже ехали в машине – только уличные огни пробегали по лицам.

– Я заказал столик у Лару на улице Рояль.

– Никогда не была в этом месте!

– Не удивительно. Не так давно там был другой хозяин, но после того, как ресторан купил месье Нигнон, долгое время работавший шеф-поваром, теперь здесь лучшая в Париже кухня. Есть и русские блюда.

– Мы будем обедать a la Russe?[9] – радостно спросила Жюльетт.

– Если вы хотите.

– Конечно!

Когда они прибыли в ресторан, их встретил сам месье Нигнон – с черными гладкими напомаженными волосами и красной гвоздикой на лацкане пиджака.

– Добрый вечер, граф Карсавин! Мадмуазель! – он дважды поклонился. – Какая честь! Вас ждет наш лучший столик.

Оркестр наигрывал какую-то легкую мелодию. Множество зеркал, роскошные стулья, обитые розовым бархатом, бело-золотистые стены… Повсюду сверкали драгоценности дам.

Пока их вели к столику, Жюльетт не сразу заметила, какое впечатление произвело на окружающих ее появление. Она уже привыкла, что на нее смотрят, даже, когда она в костюмах от Ландель, но сегодня эффект был необычный: тихое постукивание ножей и вилок прекратилось, бокалы с вином замерли в воздухе, перешептывание становилось все громче. Люди просто не сводили глаз с ее платья. При входе в ресторан Жюльетт сняла накидку и сейчас свет переливался на мелких складках, создавая своеобразный эффект.

Молодые офицеры, ужинавшие в мужской компании, вскочили при ее приближении, подняв бокалы в честь девушки. Великодушно улыбнувшись, Жюльетт приняла приветствие. Николай отнюдь не был удивлен, что его спутница многих поразила, а некоторых даже шокировала: ее платье без корсета, нижних юбок и подплечников подчеркивало естественную красоту фигуры.

Они заняли место за столиком, устроившись в уютной нише среди вазонов с цветами. Николай заказал аперитивы.

Жюльетт не ожидала, что ее платье вызовет такой фурор. Наверное, кто-нибудь из присутствующих знаком с Денизой и, рано или поздно, баронессе Ландель станет известно о сногсшибательном наряде сестры, но сейчас это казалось несущественным. Ничто не должно омрачать сегодняшний вечер.

Подали аперитивы. Когда девушка подняла бокал, Николай сказал:

– За вас, Жюльетт, за то, что вы вошли в мою жизнь.

Прекрасное начало.

Через положенный промежуток времени появился месье Нигнон, чтобы обсудить меню. Были выбраны: черная икра в сопровождении крошечных стаканчиков водки со льдом, борщ, поскольку Жюльетт никогда его не пробовала, а у месье Нигнона, готовившего его по собственному рецепту, это было фирменным блюдом, перепелиное жаркое. При упоминании последнего блюда месье Нигнон причмокнул губами, закатив глаза, словно не в силах описать его достоинства.

– Любимое блюдо Александра Третьего, отца нынешнего царя, – обратился он к Жюльетт, поскольку Николай уже слышал эту историю. – Я подавал это жаркое каждый раз, когда царь приходил ужинать в ресторан, где я работал в молодости. Ах, Санкт-Петербург! Однажды меня пригласили составить меню императорского банкета! – его глаза заблестели при упоминании об этом событии, которое питало гордость месье Нигнона в течение столь долгих лет. – Но я отвлекся. Вернемся к меню на сегодняшний вечер – могу также предложить телятину в белом винном соусе с подслащенными дикими яблоками.

На десерт Николай заказал свежие ягоды со сливками, которые подавались в серебряных вазочках – подарке царя Александра Третьего шеф-повару после банкета, удавшегося на славу. Было решено, что Николай сам подберет букет вин.

– А почему вы покинули Россию? – спросила Жюльетт. – Ваши способности так высоко ценили.

– Ах, мадмуазель! – месье Нигнон склонил голову на бок, выражая некоторое сожаление. – Меня манил Париж. Париж! Я уже просто не мог жить без него.

– Я вас прекрасно понимаю. Меня так тянуло сюда, пока училась в школе.

Когда месье Нигнон ушел, Жюльетт обратилась к Николаю:

– Знаю, вы приехали сюда, чтобы заниматься скульптурой, но, наверное, тоже скучаете по родине?

– Иногда, – он нахмурился. – Но я очень не люблю внезапно покидать Париж. К сожалению, в последний раз у меня не было другого выбора.

Николай рассказал девушке о тех неотложных проблемах, которые заставили его вернуться в Россию. И надолго.

– Вы поступили правильно. Но как вам удается сочетать творческую работу в мастерской и обязанности в русском посольстве?

– Это компромисс, пойти на него меня заставили. Не обошлось без вмешательства царя. А сейчас я обязан исполнять свой долг.

Жюльетт посмотрела сочувственно:

– Я тоже иду на компромиссы. Трудно, но возможно. Однако, я не смогу всю жизнь соглашаться с Денизой.

Он, казалось, заколебался, желая продолжить тему, но потом передумал и широко улыбнулся:

– Достаточно мрачных тем. Мы здесь, чтобы получать удовольствие от общества друг друга. Что вы хотели рассказать мне о своем платье от Фортуни?

Николай искренне смеялся, пока Жюльетт описывала историю платья, сшитого из выброшенных кусков.

– И сегодня, – радостно закончил она, – я надела его в первый раз!

– Прекрасный способ отметить праздник! Брови Жюльетт удивленно поползли вверх.

– Да! Сегодня мы вновь нашли друг друга!

Хотя его слова прозвучали как закономерное продолжение светской беседы, в интонации прозвучала глубина чувств.

Два официанта принесли икру и крошечные стаканчики с водкой.

Каждое блюдо оправдывало ожидание. Николай и Жюльетт неторопливо наслаждались закусками, поглощенные общением друг с другом, и не замечали никого вокруг.

Жюльетт рассказала о том, что ходила в мастерскую Родена и смотрела работы Николая.

Тот был удивлен.

– Я не знал!

– Но, надеюсь, вы не в обиде?

– Нет, как раз наоборот. Когда это было?

– Через несколько месяцев после вашего отъезда. Я встретила там Антона Гасиля, который сказал, что знает вас. Думаю, он просто забыл о моем приходе.

– Он недавно переехал во Флоренцию… Вы видели обе моих скульптуры?

Жюльетт знала: Николай не ждет от нее похвалы. Он даже передернул плечами, считая свой труд не очень-то заслуживающим внимания. Наверное, как и Роден, всегда не удовлетворен собственной работой.

– Мне они понравились, – спокойно сказала Жюльетт. – Полны жизни и чувств. «Купальщицу», казалось, только что ласкал Посейдон или омыли воды доброго моря.

Если Николай и был удивлен, то ничем не выдал этого. Только веки на мгновение приглушили смятение красивых глаз, будто он был не согласен с ее оценкой.

– А «Атлет»?

– Кажется, что победа для него – своего рода еще одно рождение.

Николай вздохнул, чувствуя удивительное умиротворение. Жюльетт произвела впечатление человека, способного понять его искусство. Неожиданно он понял – раньше ему мешали сомнения. Какая самоуверенность! Нет, Жюльетт никогда не разочарует его, чего бы ни коснулся разговор. Сейчас ему так хотелось быть с нею рядом, с ее обнаженным телом…

– А скульптура под покрывалом? Вы теперь сможете ее закончить?

– «Вакханка»? Она закончена.

Жюльетт не смогла скрыть удивления. Она полагала, что Николай приехал вместе с Анной, прибывшей из Санкт-Петербурга всего несколько дней назад.

– Вы давно в Париже, а мы так и не встретились! – невольно воскликнула она.

Брови Николая сошлись на переносице.

– И слава Богу! Я был твердо уверен, что вы не хотите меня видеть. Иначе перевернул бы весь город, чтобы найти вас. Окунулся в работу, почти ничего не ел и без отдыха трудился, стараясь выбросить вас из головы.

Жюльетт справедливо предположила, что его гордость была сильно уязвлена: возможно, впервые в жизни Николай ощутил, что такое отказ женщины.

– В будущем вам не стоит столь быстро принимать решения. И больше думать о предоставленных возможностях.

Николай усмехнулся, откинувшись на спинку стула.

– Вы правы. Хотите увидеть «Вакханку» до того, как ее отправят на выставку?

– Конечно. Вы занимаетесь только скульптурой? А живописью?

– Я мечтал только о скульптуре, когда приехал в Париж. Естественно, делаю наброски. Прежде, чем слепить скульптуру задуманной величины, стараюсь найти ее вариант на бумаге, а потом в гипсе. Пока не найду желаемое, приходится изготовлять множество уменьшенных копий. Но давайте вернемся к вам. Когда вы ощутили в себе интерес к шитью?

Жюльетт описала свое пребывание в школе, каникулы в доме Габриэлы. А потом недавний визит подруги в Париж за свадебными покупками.

– Сейчас она живет в Англии, приглашает меня приехать, но мне предстоит подождать, пока не закончу обучение. А вы бывали в Лондоне?

– Пару раз. Я был там две недели назад, но крайне недолго – хотел купить обычный спортивный автомобиль, но вместо него приобрел Grand Prix Benz.[10]

– Он ездит быстро? Николай рассмеялся.

– Для меня недостаточно быстро. Хотите, я научу вас водить машину?

У Жюльетт широко раскрылись глаза. Лично она не была знакома ни с одной женщиной, умеющей водить автомобиль, хотя представительниц прекрасного пола можно не так уж редко увидеть рядом с водителем.

– Да! – радостно воскликнула девушка. – А когда первый урок?

– Когда пожелаете.

Замечательным завершением ужина стали ягоды в сахаре. Во время кофе Николай спросил:

– Не хотите ли отправиться куда-нибудь потанцевать?

Николай уже знал, что сестра Жюльетт вернется только утром. Девушка нетерпеливо всплеснула руками:

– Отведите меня в Мулен Руж. Мне всегда хотелось там побывать!

Брови Николая изумленно поползли вверх, он от души расхохотался.

– Дорогая Жюльетт! Если вы хотите именно туда, мы отправимся немедленно.

Мулен Руж встретил их морем огней. Хотя ресторан был переполнен, метрдотель предоставил Николаю столик на двоих недалеко от сцены. Появление Жюльетт привлекло внимание нескольких мужчин. Чувствуя пьянящую радость, девушка послала им воздушные поцелуи.

Николай заказал шампанское. Жюльетт была счастливо возбуждена, вокруг море цветных огней, смех, шум, синеватый дымок сигар… Публика, как и у Лару, была в вечерних туалетах, хотя за несколькими столиками мужчины остались в шелковых цилиндрах – знак, что с ними женщины не из высшего общества. Официанты в белых передниках озабоченно сновали с перегруженными подносами. Пробки шампанского то и дело выстреливали в воздух. Повсюду царила атмосфера веселья, а зажигательная музыка заставляла отбивать такт ногой.

Жюльетт была уверена, что здесь мало что изменилось с тех пор, как сюда приходила maman. И по сей день Мулен Руж считался местом, куда джентльмен не поведет леди. Жюльетт взглянула на Николая: он, кажется, потакает ей во всем.

– Итак? – Карсавин улыбнулся, радуясь ее восхищению. Жюльетт уже успела рассказать ему о своих родителях, побывавших здесь. – Оправдал ли Мулен Руж ваши ожидания?

– О да! Мне здесь очень понравилось! Не удивительно, что maman была в восторге. Мне кажется, мы сидим за тем же столиком, где были мой родители, – последнюю фразу она почти прошептала.

– Возможно, – он накрыл ладонью ее руку. – Я тоже рад, что мы пришли сюда.

– Спасибо.

– Хотите потанцевать?

Под звуки вальса Штрауса кружились пары.

Разноцветные платья дам, белые перчатки и черные фраки мужчин… Николай положил руку на талию Жюльетт, и они уже готовы были закружиться в вальсе, но оркестр неожиданно смолк. Вальс кончился. Зато музыканты заиграли танго. Николай уверенно повел девушку, ее платье переливалось – словно жемчужные волны пробегали по телу. Несколько пар отступили в сторону. Через пять минут Николай и Жюльетт танцевали в центре большого круга под восхищенными взглядами посетителей. Мужчины пытались уловить миг, когда взметнется удивительная радужная ткань, и взорам предстанут изящные лодыжки девушки, затянутые в шелковые чулки. Она, как и Николай, поначалу не замечала, что они стали центром внимания. Люди за столиками вытягивали шеи, чтобы разглядеть танцующую пару.

Жюльетт раньше танцевала танго на вечеринках – оно было весьма популярно среди молодежи, но сегодня звучала своеобразная вариация – с более Медленным темпом, которую не уважали ни Дениза, ни ее знакомые, считая подобный танец слишком смелым, слишком эротичным. Но как он чудесен! А Николай – великолепный танцор. Их тела двигались так слаженно, будто превратились в единое целое. Его улыбающиеся глаза не отрывались от глаз Жюльетт, казалось, он знал все ее мысли, мечты. Жюльетт ощутила, что их движения наполняются удивительной страстью.

Гром аплодисментов увенчал финал танца. В Мулен Руж приходили развлечься, и любого рода удовольствия шумно приветствовались без особых стеснений. Несколько женщин вскочили со своих стульев, надеясь стать партнершами Николая в следующих танцах. Через аплодирующую толпу он провел Жюльетт к столику. По дороге ярко-рыжая девушка обратилась к Николаю по имени и поцеловала в щеку, оставив розовый след помады, который он стер салфеткой, когда они сели за столик.

– Вы всегда производите такой фурор, когда танцуете? – дразнящим голосом спросила Жюльетт.

– Mon Dieu,[11] конечно, нет! Это вы околдовали сегодня всех везде, где бы мы только ни появились!

– Это платье Фортуни! Возможно, оно обладает магической силой!

– Вы сами обладаете достаточной магией…

По лицу Николая девушка видела, что на этот раз он не шутит.

Они больше не танцевали. Беседа текла легко. Прозвучала танцевальная полька, а затем наступило время ночного кабаре. Дополнительные огни осветили сцену. Шоу было очень завлекательным – комедианты умели смешить, жонглеры талантливы, а подвиги акробатов казались непревзойденными. Певцы и певицы – с чудесными голосами, танцовщики и балерины точны и артистичны. На всех: замечательные костюмы. Канкан стал завершающей нотой – оркестр буквально выплескивал музыку на публику. Затянутые в черные чулки ноги танцовщиц в пене кружев взмывали вверх. Когда девушки по ступенькам сбежали со сцены в зал, продолжая соблазнительный танец, публика вскочила со своих мест с криками «Браво!» и рукоплесканиями. Даже среди столиков канкан не потерял своей зажигательной силы. Когда одна за другой танцовщицы стали исчезать за портьерами в противоположном конце зала, казалось, публика обрушит потолок.

Когда Николай и Жюльетт покинули знаменитый ресторан, начало светать. Но Париж был полон жизни – уже гудели рожки автомобилей, цокали копыта лошадей, впряженных в нарядные экипажи. Цветочницы предлагали прохожим букеты, витрины магазинов сверкали, ожидая покупателей.

– Давайте пойдем пешком, – предложила Жюльетт.

Николай собирался нанять кэб, но, услышав слова девушки, сжал ее руку.

В свой первый приезд в Париж он снял недалеко от Мулен Руж на холмах La Butte маленькую студию и прилегающую жилую комнату. Вместе с друзьями Николай любил посидеть в кафе «Lapin Agile», любимом местечке парижской богемы. Пикассо, Утрилло, Ван Донген и еще дюжина художников, пытающихся снискать себе славу, были его компаньонами.

– А вы бываете в этой мастерской? Мне бы хотелось ее увидеть.

– Я обязательно отведу вас.

Обсуждая дальнейшие планы – куда пойти и что посмотреть, они вошли в небольшой сквер. Когда рядом не оказалось прохожих, Николай взял Жюльетт за плечи. Спиной девушка почувствовала ствол дерева. Неотрывно глядя друг на друга, они стояли в тени ветвей, сквозь которые уже просвечивало солнце.

– Вы прекрасны, Жюльетт, – в голосе Николая позвучали чувственные нотки. – Никто не знает, что нам готовит судьба, но я хочу видеть вас вновь и вновь.

Девушка замерла. Только легкое дыхание и едва заметное покачивание сережек выдавали ее волнение. Он смотрел на нее с такой нежностью…

– Я тоже этого хочу.

Николай ласково притянул девушку к себе, осторожно коснувшись губами щеки, затем со всей страстью прижал к себе всем телом. Жюльетт, охваченная желанием, которое никогда раньше не испытывала, прижалась к нему сама. Когда его губы оторвались от ее чувственного рта, девушка так и не открыла глаза, блаженно ощущая, как пальцы Николая касаются ее волос, скользят по щеке.

Волны любви уносят ее, уносят…

Словно очнувшись ото сна, она открыла глаза. Николай улыбнулся и вновь поцеловал. Больше не нужно было слов.

Они долго шли молча, рука Николая лежала на ее талии, голова Жюльетт склонилась к его плечу. У дома Денизы она передала ему ключ. Николай открыл дверь. Жюльетт помедлила на пороге.

– Это был чудесный, незабываемый вечер!

– Вы сделали его таким для меня.

– Доброе утро, Николай!

Жюльетт поднялась по лестнице, вспоминая его слова о том, что будущее нельзя угадать. Возможно, он имел в виду, что они чуть было не потеряли друг друга из-за непереданного письма, а, может быть, что чувство долга порой крадет людей друг у друга… Жюльетт старалась не думать о себе, о том сильном чувстве, которое сможет захватить (или уже захватило?) ее. Возможно, их воля – ее и Николая – поможет им насладиться каждым мгновением жизни, о которых потом не придется жалеть.

Глава 9

Жюльетт ушла на работу в обычное время. Дениза еще спала, как бывало нередко после затянувшихся приемов. Сестры встретились только в ателье около часу дня, когда Жюльетт сообщили, что ее вызывает баронесса. Дениза стояла у окна, рассматривая что-то на улице, но по всему ее виду было ясно: она с трудом сдерживает ярость. Пальцы барабанили по подоконнику.

– Дениза, ты хотела меня видеть?

Та резко повернулась, в глазах сверкал гнев, губы сжаты.

– Что, черт побери, на тебе вчера было надето? Мне позвонили приятельницы и сказали, что ты выглядела почти неприлично.

– Это неправда! – в голосе Жюльетт звучало возмущение.

Дениза оставила ее фразу без внимания.

– Но тебе даже этого мало. Как раз сейчас директриса пытается умиротворить двух клиенток, которые видели тебя у Лару и требуют платья из той же радужной плиссированной ткани, из которой было твое во время ужина в компании графа Карсавина. Как ты осмелилась надеть что-то, сшитое не в ателье Ландель? Я полагаю, это твое собственное произведение?

– Это дельфийское платье от Фортуни.

– Откуда оно у тебя?

– Я же рассказывала тебе, что нашла раскроенные детали в ящике для образцов. Ты разрешила мне их взять. Я вовсе не собиралась сшивать куски, но однажды не смогла преодолеть искушения.

– Да как ты посмела! – Дениза ухватилась за спинку стула, будто готовясь использовать его против сестры. – Это же скандал и позор для меня! Разве ты не знаешь, что в таком платье ты как в en deshabille?[12] Уважающая себя женщина никогда не наденет подобное! Даже дома оно годится только для ужина в обществе мужа!

– Ты преувеличиваешь! Нет ничего неожиданного, что женщины появляются в кафе и ресторанах в платьях без корсажа и всяческих ухищрений!

– Какие женщины? Только те, кто ведет богемную жизнь и давно забыли, что такое мораль!

– Ты слишком быстро и легко судишь о тех, кто хочет свободы и раскованности движений!

– Не спорь со мной! – прошипела Дениза. – Хочу напомнить, что я не только твоя сестра и опекунша, но и твой работодатель. Кроме Лару, ты была где-нибудь еще?

– Да. В Мулен Руж. У Анны Долоховой была назначена встреча. Иначе Николай вряд ли бы отвел меня туда.

Дениза только замахала руками, на мгновение потеряв дар речи.

– Итак, достаточно. Ты больше не увидишь графа Карсавина и немедленно уничтожишь эту тряпку от Фортуни.

В голосе Жюльетт прозвучала решительность.

– Я не сделаю ни того, ни другого.

– Ты сделаешь это, если хочешь остаться здесь!

– Значит, я должна уйти!

– Нет! – Дениза пыталась обрести контроль над собой, неожиданно осознав, как легко она может упустить возможность осуществить свои планы. – Я не позволю тебе работать в другом ателье. Тебя готовили не для чужого дяди. Я знаю, ты хочешь изучать моделирование одежды. Сегодня же с тобой займется месье Пьер.

Брови Жюльетт поползли вверх от удивления.

– О чем ты, Дениза? Все это похоже на сделку. Я с удовольствием останусь, если ты этого хочешь, но не смогу выполнить твои требования в отношении Николая и платья Фортуни.

– Понятно, – Дениза опустилась на стул. – Ты всегда была упрямой. Но, по крайней мере, пообещай, что не будешь носить это платье на людях.

– Могу только пообещать не причинять тебе беспокойство в связи с этим платьем.

Прежде, чем Дениза успела ответить, раздался стук в дверь, и вошла встревоженная директриса.

– Мадам! Клиенты настаивают! Что бы я ни говорила…

Дениза вновь в ярости набросилась на Жюльетт:

– Вот! Посмотри, что ты наделала! Я могу потерять два очень важных заказа и даже больше, когда начнутся разговоры!

– Почему не сказать им правду? – воскликнула Жюльетт. – Найдутся какие-нибудь красивые переливающиеся шелка, которые сейчас не в моде. Они несколько отличаются от шелка Фортуни, но будут смотреться крайне элегантно, если я их заплиссирую.

Дениза вновь вскочила на ноги, лицо горело злорадством.

– Ты можешь взять любой шелк из кладовой и поговорить с клиентами. Предоставляю тебе шанс проявить свои дипломатические способности!

Директриса всплеснула руками:

– Мудро ли это? Мадам, они хотят видеть именно вас!

Но Жюльетт уже выбежала из кабинета. Когда директриса бросилась за девушкой, Дениза остановила ее:

– Не мешай! Пусть сама попробует! Независимо от того, каков будет результат, это ей послужит хорошим уроком.

Жюльетт добилась своего. Клиентки с интересом отнеслись к ее предложению, забросав вопросами о платье, которое было на девушке. Она объяснила, что это платье разработано модельером Фортуни, а затем предложила несколько видов шелковых тканей осенних тонов.

– Я могу представить ряд новых моделей, которые разработала сама.

Клиентки остались довольны. Жюльетт доложила Денизе, что они пообещали прийти завтра. Но выражение лица сестры не утратило своей холодности.

– Очень хорошо, иди со своими идеями к месье Пьеру и расскажи, что ты там наобещала. Как я и сказала, будешь работать в его студии.

Месье Пьер был человеком весьма спокойного нрава – иначе он просто бы не смог работать у Денизы. Он знал от хозяйки, что когда-нибудь ее сестра займет ее место, поэтому появление Жюльетт не вызвало особого удивления модельера. Девушка принесла отрезы шелковых тканей, выбранных беспокойными клиентками. Месье Пьер оторвался от примерки рукава на предплечье манекена. Манекены в ателье были все одинаковые – куклы из красного дерева с полированной безликой болванкой вместо головы. Месье Пьер – мужчина средних лет, коренастый, довольно подвижный, со светлыми волосами, тронутыми сединой, и короткой острой бородкой. Он глянул на Жюльетт поверх очков в золотой оправе.

– Положите ткань на спинку стула и расскажите, что происходит внизу.

Выслушав рассказ, месье Пьер кивнул:

– Сделайте наброски платьев из плиссированного шелка, которые хотите предложить заказчицам, а потом мы поработаем вместе.

Они трудились допоздна, чтобы успеть к утру. Прежде, чем отправиться домой, Дениза наведалась наверх. Только месье Пьер знал, что Дениза впервые в жизни не предложила никаких изменений, когда увидела завершенные модели.

Вернувшись домой, Жюльетт узнала от служанки, что Дениза уже легла спать, а граф Карсавин звонил дважды. Девушка попыталась связаться с ним, позвонив в особняк на улице Лийе, но слуга сообщил, что граф еще не вернулся с приема.

Девушка готовилась ко сну, когда услышала под окном шум. Осторожно открыв раму, Жюльетт увидела Николая, стоящего на газоне.

– Вы с ума сошли? – удивленно прошептала девушка. – Что вы делаете здесь в такое время?

– Я пришел пожелать вам спокойной ночи.

В ответ раздался радостный, с трудом подавляемый смех, от которого у Николая просто закружилась голова.

– Сколько водки вы выпили? – голосом строгой классной дамы спросила Жюльетт.

Он пожал плечами.

– Уйму.

– Я так и думала. А сейчас идите домой.

На его лице отразилось искреннее огорчение. Девушка почувствовала, что Николай тоже хотел ее видеть, поэтому не смог не прийти. Видимо, ушел со званого вечера раньше, чем остальные чтобы прийти к ней.

На фоне освещенной комнаты волосы Жюльетт золотисто-красноватым ореолом обрамляли лицо. Хотя на плечи была наброшена шаль, Николай ясно видел очертания ее тела.

– Спускайтесь вниз, – совершенно серьезно попросил он.

Жюльетт заколебалась, раздираемая сомнениями. Затем покачала головой.

– Идите домой, – повторила она, закрыла окно и опустила портьеру. Затем погасила свет – пусть Николай думает, что она легла спать. Потихоньку раздевшись и накинув ночную рубашку, девушка наконец коснулась головой подушки. Шестым чувством Жюльетт ощутила, что Николай отошел от окна. Несколько секунд спустя она услышала, как за ним захлопнулась створка ворот.

* * *

На следующий день слухи о платье, которое было на сестре баронессы Ландель, разнеслись по городу еще дальше. Поток посетителей хлынул, как вода весной. Директриса не знала, как реагировать на просьбы клиенток увидеть это удивительное платье, которое почему-то не вошло в коллекцию. Наиболее отважные посетительницы жаждали его примерить, хотя никто пока не выражал желания носить что-либо подобное в обществе.

Опять послали за Жюльетт, перед которой встали еще более трудные задачи, но ее сообразительность и на этот раз сослужила хорошую службу. Она попросила пятерых девушек-помощниц пройти с ней в кладовую, где они перебрали множество шелков, выдержанных в золотистой, красноватой и коричневой гамме. Некоторые из этих тканей пролежали на складе не один год. Жюльетт вручила девушкам искрящиеся отрезы. Когда они гордо шли по коридору, груда переливающегося шелка вызывала в памяти венецианскую живопись эпохи Возрождения.

– Любой из этих шелков, – говорила Жюльетт, обращаясь поочередно к каждой из клиенток, – можно заплиссировать, – помощницы собирали ткань в складки, взмахивали ею в воздухе. – И тогда создается впечатление свободы. Конечно, у Фортуни свой, секретный метод плиссировки, остающийся тайной. Но, – добавляла Жюльетт, понижая голос до шепота, – у дельфийского платья есть один секрет, который мне удалось раскрыть.

– Какой же? Расскажите!

– Оно без корсета!

Раздавались смешки, ахи, руки в перчатках прикрывали рты, готовые безудержно улыбаться от удивления, а у некоторых в шоке просто перехватывало дыхание. Но никто в гневе не покинул ателье: все, пришедшие сюда, были сильно заинтригованы. Надо же! Благородная леди, сестра самой баронессы Ландель, осмелилась во имя моды…

Посетители вполне справедливо решили: все было сделано для того, чтобы привлечь внимание к ателье Ландель. Так оно и вышло.

В воскресенье, как и условились, Жюльетт отправилась на свой первый урок вождения. Когда Николай появился в новом автомобиле, девушка уже была готова. Увидев в окно подъезжающую машину, она сбежала по лестнице.

– Великолепно!

Спортивная двухместная машина была действительно великолепна: сверкающая темно-желтая краска, на удлиненном корпусе изящный медный радиатор, прозрачное стекло… Николай выскочил из автомобиля, чтобы поприветствовать Жюльетт, затем вновь занял место шофера, причем ему пришлось забраться в машину первым, поскольку руль и тормозные педали загромождали пространство со стороны дверцы водителя.

Не без сомнения на лице Дениза наблюдала всю эту сцену из окна.

Жюльетт с удовольствием рассказала о фуроре, вызванном ее платьем от Фортуни. Николай уже слышал об этом от Анны, но теперь им предоставилась возможность посмеяться вместе. А как много других тем!

Они выехали из Парижа и добрались до тихой деревушки. И только здесь Николай приступил к первому уроку.

– Давайте изучим, как заводить мотор. Николай и Жюльетт поменялись местами, но девушке так и не удалось вдохнуть жизнь в замолкнувший автомобиль, как она ни нажимала на дрожащий под ее рукой рычажок. Одно движение Николая, и…

– Мы едем! – Жюльетт нажала на нужные педали.

Довольно быстро девушка научилась обращаться с рулем из красного дерева, «утихомиривать» машину после начальных толчков. Пешеходы и велосипедисты, мимо которых проносился автомобиль, с удивлением смотрели на молодую женщину за рулем необычной машины; медные волосы развеваются на ветру, лицо светится улыбкой, а рядом – красивый мужчина.

Мягкий сентябрьский день одаривал их солнечным теплом. На берегу реки они устроили пикник – Николай прихватил с собой вино, а Жюльетт – корзину с едой. Счастье казалось полным. Прежде, чем отправиться домой, Николай поцеловал свою спутницу – так же нежно и страстно, как и по возвращении из Мулен Руж.

* * *

Салоны ателье Ландель в последующие дни были переполнены. Посыпались новые заказы, наконец-то появились образцы туалетов, разработанные месье Пьером и Жюльетт. Каждое платье отличалось хорошим вкусом, сочетая в себе изящество и респектабельность. Весь осенний Париж признал шуршащие коричневые плиссированные шелка последним криком моды.

В ателье Ландель работали, не покладая рук. Хотя, конечно, возникали проблемы. Некоторые клиентки жаждали изменить цвет ткани или фасон воротника, но все благополучно разрешалось.

Дениза не верила своим глазам – неосмотрительность сестры принесла настоящую удачу. Появилось не только много новых клиентов, но и необыкновенно вырос престиж ателье. Другие дома моделей покорно согласились, что ателье Ландель разработало новое направление в моде, определившее наиболее популярную цветовую гамму зимнего сезона.

Дениза поговорила с месье Пьером. Тот высоко отозвался о способностях Жюльетт и предложил привлекать мадмуазель Кладель к обсуждению всех новых фасонов.

– У нее прирожденное чувство вкуса, а также умение уловить то, что словно носится в воздухе.

Дениза также обладала этим чувством, оно объединяло их с месье Пьером и позволяло находить наилучшие решения.

– Вы уверены? – спросила Дениза.

– Да, – модельер кивнул. – Только вчера она показала мне несколько новых набросков. Как сказала мадмуазель Кладель, S-образный силуэт господствовал слишком долго, нужно изменить основную тенденцию с учетом пожеланий – порой инстинктивных – тех женщин, которые сейчас, как никогда, хотят обрести свободу в движении и в обществе.

– Хорошо, Пьер. Мы будем приглашать ее на обсуждения. Если все пойдет благополучно, я предоставлю ей возможность вплотную ознакомиться с делами.

* * *

Довольно быстро Николай признал Жюльетт прекрасным водителем. И вот настал момент, когда она рискнула впервые проехать по улицам Парижа. Особенно девушке понравилось нажимать на клаксон: громкий, но удивительно выразительный звук разгонял кэбы, готовые помять бока спортивной машине.

Работа Жюльетт в ателье и обязанности Николая в посольстве не позволяли им видеться так часто, как хотелось бы, но это делало их встречи еще более желанными для обоих.

Однажды они попали на спектакль, костюмы для которого были выполнены Фортуни. А потом посчастливилось увидеть знаменитого Нижинского в одной из постановок Русского Балета. Они посетили выставку скульптур, где демонстрировалась «Вакханка», ее уже успел купить коллекционер из Америки, и через несколько недель скульптура будет отправлена в Соединенные Штаты.

В солнечные воскресные дни они отправлялись в Лувр или на Монмартр. Особенно полюбились прогулки по Королевским Садам, теряющим свою листву, но все еще полным осенних красок. Нередко молодых людей можно было видеть в парке Люксембургского Дворца или на набережной Сены.

Если начинался дождь, они заходили в крошечные кафе, где за мраморным столиком наслаждались кофе. Жюльетт решительно отвергла протесты сестры, требовавшей, чтобы девушку сопровождала компаньонка. Время, проведенное с Николаем, было столь ценным для нее, что девушка не могла представить никого третьего рядом с ними. Нередко они ужинали не у Лару, а в небольших ресторанах, где царило относительное спокойствие.

Жюльетт особенно полюбила ресторан, в котором играли балалайки, и мужчины в костюмах казаков отплясывали какой-то бесшабашный танец. Однажды к танцорам присоединился Николай, его голос влился в дружное уханье, а Жюльетт вскочила из-за стола, изо всех сил хлопая в ладоши. Когда танец закончился, все разразились аплодисментами. По русской традиции, Николай тоже зааплодировал.

Когда он вернулся за столик, Жюльетт обвила рукой его шею:

– Николай! Прекрасно! Я даже не подозревала, что ты умеешь так танцевать!

Он обнял ее за талию, глаза загорелись чувственным огнем.

– Ты очень многого не знаешь обо мне, Жюльетт, – повернувшись к публике, продолжающей аплодировать, Николай помахал рукой.

В этих маленьких ресторанчиках Жюльетт иногда видела кого-либо из своих коллег по ателье: девушек-закройщиц, помощниц, манекенщиц, но ни разу не встретила никого из высшего класса. Жюльетт нередко приходила мысль, что никогда раньше она не была столь счастлива.

* * *

Жюльетт не держала зла на Люсиль, не передавшую записку от Николая. Девушка ни разу не упомянула об этом в письмах, только сообщила Люсиль, что вновь встретилась с графом Карсавиным и очень рада его обществу. Как и ожидала Жюльетт, мадам Гарнье вложила в свое очередное письмо нераспечатанный конверт без всяких объяснений. Переписка продолжалась, словно ничего не случилось. Инцидент был забыт. Если у Люсиль и имелись возражения по поводу общения Жюльетт с Николаем, она никогда о них не упоминала.

В отличие от Денизы:

– Ты забыла всех старых друзей. Нельзя так часто встречаться с мужчиной, если не помолвлена с ним, – голос сестры звучал резко.

– Он в Париже не навсегда, – Жюльетт передергивала плечами. – Вопрос не в помолвке. Нам нравится вместе проводить время. А что касается друзей, то, когда могу, я вижусь с ними. Но они прекрасно знают, у меня мало свободного времени.

– В любом случае, граф не собирается на тебе жениться. Это, по-моему, достаточный повод быть благоразумной.

Жюльетт покраснела.

– Я знаю. Семья Николая в родстве с Романовыми, и он должен жениться на аристократке, а в моих жилах нет ни капли голубой крови. Не исключено, что мои предки когда-то приветствовали каждое падение ножа гильотины!

– Не смей! – завизжала Дениза, закрывая руками уши.

Жюльетт спокойно улыбнулась, мягко коснувшись запястья сестры.

– Я только хочу подчеркнуть, что понимаю, какая пропасть между мной и Николаем. Законы общества нарушить не так легко, особенно человеку, принадлежащему к высшему слою. Я ведь вижу людей этого ранга среди клиентов ателье.

Жюльетт ничем не выдала, как непросто для нее смотреть в лицо реальности и не предаваться глупым мечтам.

Но Денизу ей удалось убедить. Старшая Кладель уже не раз имела шанс понять, что недооценивает сестру, и ей не нужно опасаться за будущее ателье Ландель – практицизм Жюльетт поможет, девушка не поддастся чувствам. Может быть, Жюльетт с самого начала все понимала, когда Анна Долохова не смогла пойти с молодыми людьми в их первый совместный вечер? Дениза решила, что графиня просто не хотела вмешиваться в роман своего брата и сестры хозяйки ателье. Всегда обстоятельная и доброжелательная, Анна Долохова ни разу не пригласила Жюльетт на вечера, которые устраивала в своем парижском особняке. Дениза должна была признать, до нее не доходило слухов, что там бывает Николай. Возможно, он не хотел идти один, без Жюльетт.

Дениза надеялась, что Анна Долохова постарается проследить, чтобы ее брат не наделал глупостей и вынужден был потом проявить чрезмерное благородство. Но ее беспокоило не только будущее ателье. Она искренне привязалась к Жюльетт, в той мере, в какой могла любить кого-либо вообще, и очень гордилась их совместными усилиями, направленными на процветание ателье Ландель.

Будучи в хорошем настроении, уверенная в том, что в ателье – все под контролем, Дениза решила накануне Рождества отправиться в Англию. Она была уверена, что Жюльетт сможет быть хорошей помощницей директрисе. Основная цель поездки – посещение ткацкой фабрики в Масслесфилде, традиционно считающейся сердцем британского производства шелков, а также фабрики в Лондоне, владелец которой как-то прислал Денизе весьма привлекательные образцы своей продукции.

– Если возникнут трудности, тут же вышли мне телеграмму, – настаивала Дениза.

– Все будет хорошо. Поезжай спокойно, посмотри Щелка, но не забудь отдохнуть в Лондоне как следует.

– Пришли мне копию бального платья, которое ты смоделируешь. Хочу посмотреть заранее. Не забудь!

– Конечно.

Такси увезло Денизу. Жюльетт поднялась по лестнице, слегка поеживаясь: было раннее утро, в воздухе чувствовался легкий морозец.

Благодаря Николаю, сестры были приглашены на новогодний бал в русском посольстве. Будучи в добром расположении духа, Дениза предложила Жюльетт самой моделировать бальный наряд, который пойдет под маркой изделия ателье Ландель. Было, правда, поставлено условие, чтобы платье не напоминало изделие Фортуни.

Ходили слухи, что один из модельеров, месье Пуаре, подражая Фортуни, изготовил несколько платьев из плиссированного батика, но были ли они куплены – никто не знал, поскольку ни одна дама так и не появилась в обществе в подобном туалете.

После беседы с Денизой о Николае, Жюльетт неожиданно поняла, как много для нее значит время, проведенное с графом Карсавиным, как все это неосмотрительно, и что она по уши влюблена. На работе, к счастью, это пока не отражалось, но все же Жюльетт не раз ловила себя на том, что, стоя за столом модельера, поглядывает на часы, ожидая встречи с Николаем.

Нет, пора положить этому конец. У нее сильная воля, она сможет… Сегодня Жюльетт идет в кинематограф, затем – ужин в ресторане. В воскресенье они собираются в его старую мастерскую на Монмартре. В детстве отец водил Жюльетт на Монмартр. Они посетили одну из галерей, где малоизвестные и совсем неизвестные художники выставляли свои работы в надежде привлечь покупателя, а на вырученные деньги купить пару бутылок абсента и достаточно закуски. Жюльетт помнила, что она тогда очень устала, ей хотелось пить, и отец купил ей лимонада. А также одну из картин. Маленькой Жюльетт очень нравились изображенные на ней балерины, надевающие балетные тапочки. Видимо, картину продали во время банкротства отца, потому что в доме Денизы ее не было.

В воскресенье Жюльетт и Николай припарковали машину и, взявшись за руки, начали подниматься вверх по узким улочкам Бутте. Вершину холма украшала ветряная мельница. Ночные кафе и бордели остались внизу, и Монмартр обрел черты сельской улицы прошлого века. Теперь, когда старые дома, мощеные мостовые предстали в своем первоначальном очаровании, стало ясно, почему многие художники предпочитают делать наброски, ставя мольберты прямо у порога мастерской, а не ищут экзотических пейзажей.

Деревья уже сбросили листву, воздух казался удивительно прозрачным. Николай остановился и указал на ряд убогих домиков, прилепившихся к подножию холма. Здесь располагались мастерские художников – Bateau-Lavoir.

– Вон то узкое окно на втором этаже слева – это и есть моя мастерская, где я работал и жил, когда впервые приехал в Париж после года обучения в Петербургской школе искусств. Здесь я слепил две головы и одну фигуру в полный рост, что позволило мне стать учеником Родена.

Николай также хорошо помнил, что именно здесь он поселил свою первую любовницу, приобрел немало друзей среди богемной молодежи (с которыми вполне можно было распить бутылочку чуть ли не под столом какого-нибудь кафе), узнал многое об искусстве, жизни, женщинах, узнал, как можно прожить, имея в кармане всего несколько франков. Он даже не делал попытки воспользоваться деньгами, лежащими в банке на его имя, предпочитая жить, если не как все, то, во всяком случае, как многие.

Жюльетт искоса посмотрела на него. Казалось, Николай забыл о ней, устремившись мечтами в свое прошлое. День был прохладным. Он стоял рядом в теплом твидовом пальто, шарфе, шляпе с опущенными полями. Девушка легко представила себе, как Николай, еще совсем юноша, идет по этим улицам, готовый стать частью богемной жизни Парижа. Она не выдержала и тронула его за рукав.

– У вас такой ностальгический вид. Вы слишком молоды для этого.

Он рассмеялся, сжал ее руку.

– Ты права! – Николай повернулся к Жюльетт. – Все было так давно, я жил здесь всего несколько месяцев. Но столь многое произошло с тех пор, столь важное… Я встретил тебя… А сейчас мы поедем обедать в «Lapin Agile» и выпьем по стаканчику вина.

По пути им попался уличный фотограф, несущий на плече треногу, а в руках – камеру. Он только что закончил серию зимних снимков Монмартра и предложил Николаю и Жюльетт сфотографироваться на память. Когда молодые люди живо отозвались на его предложение и были запечатлены вместе, Николай попросил фотографа сделать снимок одной Жюльетт на улицах Монмартра. Девушка стала возражать, отказываться, но все же снимок был сделан: Жюльетт, держащая в руках шляпу, в развевающемся шарфике, юбке, взметнувшейся от внезапного порыва ветра. Фотограф мысленно поздравил себя с удачей. Он дал Николаю свою карточку и заверил, что фотографии будут готовы через пару дней.

Показались зеленые ставни «Lapin Agile». Тепло внутри помещения показалось блаженством после уличной прохлады. Они уселись за один из столиков, и Жюльетт с интересом огляделась. Народу было много, дымились сигареты, голоса наполняли зал, стены которого украшали произведения самых различных жанров: гипсовые барельефы, картины маслом в духе «Арлекина» Пикассо и многое другое. Некоторые полотна настолько потемнели от времени и сигаретного дыма, что было ясно: их создатели, скорее всего, давно расстались с Монмартром.

Заказывая вино, Николай встретил двух молодых художников, которые радостно приветствовали старого знакомого. Граф Карсавин пригласил давних друзей и их дам к своему столику. Приглашение было принято с восторгом, куплена еще пара бутылок. После представления всех друг другу, женщины атаковали Жюльетт вопросами о моде, в то время как мужчины увлеклись политической дискуссией. Жюльетт была бы не против присоединиться к беседе мужчин, но это оказалось невозможным. Узнав, что молодые женщины – натурщицы, она спросила, знают ли они Ивонну. Одна из женщин мрачно сказала:

– У нее было много проблем, когда этот негодяй соблазнил ее, а потом бросил. Но все же, когда он умирал от пьянства в больнице для бедных, Ивонна пришла и была с ним до самого конца.

– Я не знала. Бедная Ивонна. Она все время так мила, а у нее столь непростая жизнь, – в голосе Жюльетт слышалось сочувствие.

– Раньше этот негодяй забирал у нее все деньги. Теперь она может тратить все на себя, так как ее сестра вышла замуж за мясника. Сейчас у Ивонны маленькая уютная квартирка.

Девушка знала, что Ивонна поменяла адрес, когда вернулась в ателье после болезни. Жюльетт сделала все возможное, чтобы добиться повышения оклада для лучших манекенщиц. Непросто было убедить Денизу, но все же это удалось. И две отличные манекенщицы из других домов моделей перешли в ателье Ландель, привлеченные более высокой заработной платой.

Беседа мужчин, в конце концов, свелась к обсуждению кубизма, становившегося все более популярным. Женщины присоединились к беседе.

На улице стемнело, подходили еще знакомые и незнакомые люди, обменивались приветствиями, соответственно заказывалось все больше бутылок вина. Вначале беседа текла непринужденно, но постепенно воздух пропитался табачным дымом и винными парами, многие высказывания становились весьма бессвязными. Компания разрасталась. Понемногу все переместились за большой прямоугольный стол у самой стойки, вокруг которого могла разместиться целая свадьба. Николай заказал для всех хлеба с сыром.

Часть посетителей, и среди них Жюльетт и Николай, устремились в танц-холл в «Moulin de la Galette», где все было крайне просто, входная плата почти символическая. Никаких вечерних туалетов, шляпы снимать было не принято. Перья, ленты на женских шляпках чередовались с высокими котелками и цилиндрами мужчин.

– Тебе здесь нравится? – спросил Николай, ведя девушку в танце под быструю музыку.

Жюльетт радостно кивнула.

– Замечательно!

Уже совсем стемнело, когда молодые люди, держась за руки, покинули танцзал. Жюльетт спросила:

– Почему ты так редко бываешь здесь? Николай нахмурился:

– Не так-то легко быть художником лишь время от времени среди тех, кто посвятил всю жизнь искусству. Я никогда не смогу вернуться сюда в полном смысле этого слова.

Жюльетт схватила его за рукав пальто:

– Но ты ведь в душе художник! И это самое главное!

Он положил руки ей на талию, нежно глядя в глаза.

– Дорогая Жюльетт! Значит, не удивительно, что я люблю тебя!

Девушка замерла.

– Мне показалось, что ты сказал…

– С первого взгляда.

– Но почему ты молчал?

– Я надеялся: все изменится, какой-нибудь поворот судьбы уничтожит то, что мешает мне жить так, как я хочу. Но этого так и не произошло…

Девушка легко коснулась рукой его щеки.

– Я все равно люблю тебя, что бы ни случилось. Николай сжал ее в объятиях.

– Я не хочу потерять тебя!

Он поцеловал ее так страстно, как будто они расставались навеки.

Когда Николай получил фотографии, то подарил Жюльетт ту, на которой они были вместе. Она поместила ее в серебряную рамку и повесила над столиком в своей комнате. Снимок Жюльетт в развевающейся юбке и со шляпой в руках Николай положил в свой бумажник.

Глава 10

Новогодний бал в русском посольстве считался знаменательным событием. Дениза воспользовалась возможностью продемонстрировать в новой среде роскошный вечерний туалет, расшитый жемчугом. Как правило, богатые иностранки предпочитали ателье Борта, поэтому было очень важно представить туалеты от Ландель.

Поездка в Англию прошла благополучно. Зря Дениза беспокоилась и по поводу платья Жюльетт, которое девушка смоделировала сама. Танцуя с графом Карсавиным последнее танго, мадмуазель Кладель была великолепна в кремовом, нежнейшего оттенка платье с персиковым шелковым шлейфом.

Неожиданно музыка оборвалась. Все танцоры замерли. После паузы оркестр грянул триумфальную мелодию в честь нового, 1911 года. Во всем городе зазвонили колокола, загудели автомобильные рожки, в небо – даже выше Эйфелевой башни – взлетели фейерверки. В главном зале Посольства над головами гостей зажглась радуга огней. Дениза отыскала глазами Жюльетт. Та стояла рядом с Николаем, который сжимал ладонями ее руки и неотрывно смотрел в глаза – оазис для двух влюбленных среди шумного бала. Николай наклонил голову, и они поцеловались. Дениза ощутила приступ страха. Это – любовь. И все опасения в отношении будущего Жюльетт вспыхнули с новой силой. Нужно срочно что-то предпринимать, пока дело не зашло слишком далеко. Сейчас, конечно, не время и не место…

В течение почти трех недель Дениза не могла ничего придумать. Идею подал месье Пьер, когда сказал, что мадмуазель Кладель великолепно «чувствует шелк». И если бы ей удалось в совершенстве познать тонкости изготовления шелковых тканей, это принесло бы большую выгоду ателье.

– Прекрасно! – обрадовалась Дениза. – Я представлю ей такую возможность.

Оставшись одна, Дениза тут же вызвала секретаря и продиктовала письмо своим знакомым в Лионе.

* * *

Николаю удалось выкроить пару недель свободного времени, он снял собственную мастерскую и переехал в нее вместе со всеми инструментами и материалами, в том числе, и несколькими глыбами мрамора, приобретенными в разное время для будущих работ. Он, как и Роден, вначале делал скульптуру из глины, а затем отливал в бронзе, хотя нередко использовал и мрамор.

Когда Николай освоился в новой мастерской, его посетил сам мэтр. Роден давно выбрался из нищеты, о чем красноречиво свидетельствовал шелковый цилиндр, прекрасно сшитый костюм и розовые замшевые перчатки. Это был весьма плотный мужчина с внушительными бровями и густой седой бородой, в которой еще мелькали рыжеватые волоски. Очки в черной оправе венчали орлиный нос.

– Не прекращайте работу! – сказал он Николаю, когда тот приветственно взмахнул рукой. Роден небрежно отодвинул стул, поставленный для него ассистентом Николая, подошел к глыбе каррарского мрамора, над которой и работал граф Карсавин – только крошка летела из-под резца. Планировалась скульптура молодого человека, стоящего на одном колене, голова повернута назад. Натурщик уже занял соответствующее положение. Поза позволяла показать напряженные мышцы шеи, плеч и бедер. Роден одобрительно кивнул: в фигуре, рождающейся под резцом, казалось, пульсировала жизнь.

– Когда вы сможете избавиться от этого крючкотворства в посольстве, Карсавин? – Роден никогда не скрывал своего отрицательного отношения к тому, что талантливый скульптор вынужден заниматься какими-то посторонними делами. – Вы не хуже меня знаете, как быстротечно время. Любой дурак сможет выплясывать перед высокопоставленными посетителями и написать несколько глупых писем, но, как я уже не раз говорил, талант скульптора – божий дар, и вы не имеете права растрачивать его.

Лицо Николая застыло.

– Разве я сам не хочу быть свободным? Но ничего не изменилось с тех пор, когда мне было семнадцать, я страстно желал стать вашим учеником и ради этого готов был отдать все, что угодно.

Роден понимающе кивнул. Жаль, что талантливые руки этого русского часто должны держать не резец, а перо и бумагу. Никто лучше мэтра не знал, как болезненно разрываться между зовом таланта и обязательствами перед семьей, родиной. И сейчас было ясно, что его бывший ученик сильно истосковался по работе с мрамором.

– Обещайте мне, Карсавин, обещайте, если эти проклятые обязательства потребуют от вас оторваться от скульптуры, вы не пойдете искать утешение на дне бутылки, как уже было однажды. Вы тогда пошли по плохой стезе, связались не с той компанией. От этого страдало ваше творчество.

Николай передернул плечами.

– Никогда, мэтр. Я был тогда моложе. Мне самому это принесло больше бед, чем кому-либо. Вы были готовы вышвырнуть меня из мастерской… Я всегда буду благодарен вам, что подобного не случилось.

– Это было бы неразумно. А дома, в России, вы работали? Я не помню, задавал ли я вам такой вопрос, когда мы беседовали после вашего приезда в Париж.

– Я сделал несколько маленьких скульптур в бронзе.

– Хорошо. По крайней мере, стараетесь не терять навыки. И, надеюсь, что в России вы не утратите своего дара. Ваша родина подарила миру великую литературу, музыку, прекрасный балет, немало художников, среди них – монахи, писавшие иконы. И мир ждет великих скульпторов, рожденных на просторах России. Помните это.

Николай усмехнулся.

– Я помню.

Когда Роден ушел, Николай продолжал работать. Чуть позже ушел и натурщик.

Граф Карсавин остро ощущал отсутствие Жюльетт в Париже. Несколько дней назад она сообщила:

– Я должна познакомиться с тем, как делается шелк, – Жюльетт была рада представившейся возможности. – Поэтому еду в Лион.

– И надолго?

– На месяц. Может быть, на два.

– Так много! – в голосе Николая прозвучало отчаяние.

Жюльетт обвила руками его шею.

– Очень хочу всегда быть рядом с тобой, но эта поездка важна для меня. Я буду писать. А ты займешься работой в своей мастерской и совсем-совсем не успеешь соскучиться.

Он понимал, что девушка старается не выдать собственную боль от разлуки, и ответил ей тем же тоном.

– Значит, ты не хочешь, чтобы я приехал навестить тебя?

Жюльетт прижалась к нему.

– Если ты не приедешь, я умру!

Николай приехал, и провел в Лионе три холодных мартовских дня. Жюльетт была очень рада его видеть. Но месье и мадам Дегранже, друзья Денизы, у которых жила Жюльетт, весьма внимательно следили, чтобы девушку всегда сопровождала компаньонка. Дегранже были гостеприимными людьми, Николай с удовольствием принимал приглашения отужинать у них дома: это было единственной возможностью провести с Жюльетт весь вечер.

В доме также гостил зять супругов Дегранже – Марко Романелли, итальянец, имеющий собственное дело – он занимался дорогими тканями. Марко овдовел еще четыре года назад, когда умерла старшая дочь Дегранже, Франсуаза. Когда-то он познакомился с ней во время деловой поездки на одну из фабрик Лиона. И теперь Романелли нередко приезжал из Венеции и по делам, и навестить родителей покойной жены.

Жюльетт в первый же вечер представила его Николаю.

– Николай, тебе будет интересно познакомиться с одним человеком, – сказала она, когда Марко вошел в гостиную. – Синьор Романелли хорошо знает Фортуни и нередко продает ему неокрашенные ткани.

Мужчины пожали друг другу руки. Итальянец был так же высок, как и Николай, но более широк в плечах и груди, напоминая певца Ла Скала. Смуглый, с прямоугольным лицом и квадратным подбородком, в свои тридцать лет Романелли был в ладу с собой и со всем миром. Он хорошо говорил по-французски, что было очень кстати – Николай не знал итальянского.

– А почему именно неокрашенный шелк? – с интересом спросил Карсавин.

– Фортуни использует только собственные краски и наносит собственные узоры. Я импортирую также и окрашенные лионские шелка, но не для Фортуни. Неокрашенные шелка для него я закупаю в Японии, других он не использует. Мадмуазель Кладель сказала, что вы оба интересуетесь работами Фортуни.

– Я давно восхищаюсь световыми эффектами, которые он изобретает для театральных постановок, а совсем недавно начал восхищаться талантами Фортуни и в другой области, – Николай усмехнулся и глянул на Жюльетт, одетую в платье Фортуни, поверх которого, она, правда, накинула вечерний жакет, чтобы не шокировать хозяев дома. Но Николай хорошо знал, что это платье надето в честь его приезда. Ее лицо зарделось.

– Я рассказала синьору Романелли, как нашла раскроенные части этого платья и вновь сшила их.

Николай без труда догадался, что Жюльетт не могла распространяться по поводу попыток Денизы раскрыть секреты Фортуни.

– Замечательная находка!

– Согласен, – быстрая, почти мальчишеская улыбка осветила все лицо Романелли, вокруг карих глаз собрались морщинки. – Вы разрешаете рассказать эту историю Фортуни?

– Конечно, – улыбаясь, отозвалась Жюльетт. – Если вы считаете, что это может его позабавить.

– Убежден. И он наверняка захочет узнать, каково мое впечатление, – Марко сделал шаг назад, шутливо раскинул руки. – Я скажу – belissimo![13]

Николай согласно кивнул. Довольная Жюльетт дважды сделала оборот на каблучках, подражая манекенщицам. Все весело рассмеялись. Трио прекрасно нашло, чем занять себя до ужина.

Подошли и другие гости. К разочарованию Николая, за столом Жюльетт усадили рядом с Марко Романелли. Общая беседа носила довольно мрачный тон. Отставной французский генерал предсказывал печальное будущее: кайзер Германии реорганизует и значительно увеличивает армию. Николай тоже считал, что дело в Европе принимает критический оборот, но мысли Карсавина были настолько сосредоточены на Жюльетт, что он с трудом мог поддерживать общую беседу. Иногда девушка бросала на него нежный взгляд и награждала легкой улыбкой. Сердце Николая билось сильнее при виде ее жемчужной кожи, выгодно оттеняемой переливающимся плиссированным шелком.

Раздражение Николая возрастало, к тому же, на него, в свою очередь, поглядывали сестры-близнецы супругов Дегранже. Стараясь привлечь внимание русского, девушки хлопали ресницами и отпускали неумные замечания, отчего казались еще более глупыми, чем обычно юные дамы шестнадцати лет.

Изысканные блюда и вина не спасли положения, ужин показался Николаю весьма утомительным. Затем все прошли в салон, где подавали кофе. Здесь разговор оживился, развернулась дискуссия о политике, искусстве. К концу вечеринки все трое называли друг друга просто по имени.

На следующий день Марко отвел Николая на фабрику Дегранже. Жюльетт уже была там с самого утра. Она сидела за прядильной машиной и, казалось, не замечала стоящего вокруг шума. Увидев мужчин, девушка одарила Николая радостной улыбкой.

– Если мне удастся изготовить этот шелк, я сошью тебе из него галстук.

Вторую половину дня Николай провел с Марко. Они наняли экипаж и проехали по исторической части старого города, а также поднялись на возвышенность, чтобы полюбоваться окрестностями. Николай узнал, что Марко, младший сын в большой дружной семье (пять мальчиков и одна девочка) преуспевающего финансиста, родился в Милане. Отец умер, когда он был еще ребенком, мать не намного пережила супруга, и дети разлетелись в разные стороны света. Три брата Романелли эмигрировали в Америку, где успешно основали собственные дела, еще один из братьев получил должность армейского капитана, но был убит при трагических обстоятельствах.

Они сидели в баре отеля. Марко вновь наполнил стакан.

– А что касается моей сестры, она стала сестрой милосердия. Сейчас вместе с миссионерским госпиталем находится в Африке.

– А как ты решил заняться шелковыми тканями?

– Почти случайно. Я всегда мечтал стать врачом, но не получилось. Дело в том, что у моего дяди не было сыновей, хотя он дважды женился, поэтому, отец, в свое время, обещал дяде, что один из его мальчиков будет обучаться его бизнесу – производству шелков. К счастью, меня заинтересовало это дело. В возрасте двадцати пяти лет я уже стал управляющим фабрикой. А чуть позже мой овдовевший Дядя женился на женщине много моложе себя, – Марко выразительно пожал плечами. – Я нашел ее слишком привлекательной…

– И что же произошло дальше?

– Когда начались проблемы, я ушел с фабрики. Но еще до этого несколько раз встречал Фортуни и поставлял ему шелк для театральных костюмов. Позже Фортуни увлекся японскими неокрашенными шелками. После ухода с фабрики я решил заняться торговым бизнесом. Уехал в Венецию, там встретился с Фортуни, он подсказал, что один из торговцев уходит на покой и продает свое дело – импорт и экспорт дорогих тканей. Я навел справки и понял, что смогу значительно расширить бизнес, обладая некоторым капиталом и инициативой. Все это произошло лет шесть назад, и я рад, что мои надежды оправдались. Вот и все о моей карьере.

– И вы ни о чем не жалеете? – Николай отпил глоток вина.

– Сейчас – нет. Я встретил свою любимую жену, когда приезжал в Лион за шелком, и очень благодарен судьбе за это, хотя наш брак был недолгим…

– Простите, – искренне посочувствовал Николай. Этот человек был ему очень симпатичен.

– Мне часто ее не хватает. Почти каждый день я вспоминаю… – Марко потряс головой, как будто стараясь отогнать воспоминания. Затем глянул на гостя. – Допивайте вино! Мы же обещали встретить Жюльетт у ворот фабрики.

На второй день после того, как Марко договорился о поставках, все трое отправились на ферму, где сотни шелковичных червей прожорливо прогрызали дорогу в листьях шелковицы, чтобы затем опутать себя прочной нитью в плотный кокон. Коконы шелкопрядов использовались для изготовления лучших тканей в мире. Николаю все это показалось довольно интересным.

А вот на третий день экскурсия была менее приятной. Втроем они отправились в небольшую деревушку под Лионом на красильный завод, где Жюльетт должна была ознакомиться с окраской шелков и попытаться получить определенный оттенок. Марко помогал ей советами. Но запах на заводе был просто тошнотворным. Все с облегчением покинули его.

– Как быстро пролетело время, – печально сказала Жюльетт во время последнего ужина.

Николай договорился с Марко как-нибудь встретиться в Париже, поскольку синьор Романелли тоже покидал Лион.

– А ты? Как скоро ты вернешься? – спросил Николай девушку.

– Точно не знаю. Мне еще нужно научиться наносить узоры на ткань. Хотелось бы также попробовать новый метод переплетения нитей.

Когда пришло время прощания, Николай поцеловал Жюльетт таким долгим и страстным поцелуем, что мадам Дегранже в растерянности отвела глаза, а две ее дочери захихикали.

– Жюльетт, я буду скучать по тебе каждый день.

– Я думаю о тебе всегда, – она посмотрела на него с нескрываемой любовью в глазах. – Буду писать часто-часто.

Жюльетт сдержала слово, но пробыла в Лионе еще месяц.

* * *

Наконец-то пришла добрая весть: Жюльетт возвращается на следующей неделе. Пришло также сообщение из посольства: важные дипломатические обстоятельства требуют присутствия графа Карсавина. Поскольку роль, которую он играл в политике, была крайне незначительна, Николай крепко выругался вслух, чувствуя, что им овладевает ненависть к «важным обстоятельствам», отрывающим от более серьезной для него работы.

* * *

Николай ждал прибытия поезда. Жюльетт вышла из вагона, и они бросились друг другу в объятия. Николай приподнял девушку, крепко обхватив за талию, страстно поцеловал, глядя в глаза.

По дороге домой они все время разговаривали. Жюльетт хотелось знать, закончил ли Николай последнюю работу, которую назвал «Затаившийся человек». С сочувствием узнала, что его призвали на службу в посольство.

– Еще немного, и скульптура была бы закончена. Как только позволяет свободное время, я сразу же иду в мастерскую.

– Мне очень хочется увидеть твою новую работу и мастерскую в самое ближайшее время. А вот подарок из Лиона.

Николай развернул сверток: шелковый галстук!

– Замечательно! Но мне казалось, тогда ты ткала изумрудный шелк…

– Так и было. Но я заметила, что ты поморщился при виде этого цвета и решила сшить серый галстук, как ты любишь.

– Само совершенство! – Николай тут же сорвал с шеи галстук и повязал новый.

Жюльетт с гордостью поправила узел, Николай успел поцеловать руку, нежно расправляющую складки.

Дениза пришла домой пораньше. Жюльетт в это время весело болтала по телефону, восстанавливая старые знакомства. Увидев сестру, она тут же попрощалась с подружкой и бросилась в объятия Денизы. Баронесса де Ландель даже удивилась самой себе: она не ожидала, что будет до такой степени рада видеть Жюльетт.

– Хочу услышать все, – заявила старшая сестра. – Твои письма рассказали о многом, но все равно – я хочу задать немало вопросов.

На Денизу явно произвело впечатление то обилие информации, которое Жюльетт почерпнула в Лионе, но еще большее впечатление произвели образцы шелков, которые девушка сама изготовила в Лионе и привезла в Париж. Рисунок был необычным: перистые узоры, похожие на листья папоротника, выполненные серебристыми нитями на небесно-голубом фоне, светло-розовыми на черном, бежевыми на розовом. На некоторых образцах расцветали бледно-алые лилии или фиолетовые колокольчики, были и фантастические узоры цвета янтаря, спелой пшеницы или тыквы.

– Месье Дегранже скоро напишет тебе, – Жюльетт была очень рада, что сестре понравились ее работы. – Он хочет использовать разработанные мною модели узоров и цветов. Мне кажется, у нас есть авторское право на восемнадцать месяцев или даже в течение двух лет – нужно уточнить. Лишь потом можно пустить разработки в широкое производство.

Глаза Денизы сощурились.

– Когда-то мануфактурщики обслуживали вначале тех, чьи головы украшали венценосные короны, предоставляя право леди из королевских семей выбирать материалы, которых больше ни у кого нет…

– Именно так. И что очень важно, это добавит престижа ателье Ландель, если шелка будут иметь авторскую маркировку.

– Я подумаю, – Денизу явно увлекла идея. – Но не уверена, что хочу продавать модели шелков во Франции. Небольшие шелкопрядильные фабрики под Лондоном – очень неплохое местечко. Там цены ниже, качество – на высоте.

Выяснение конкретных деталей – в скором будущем. Дениза поздравила себя с тем, как дальновидно поступила, подключив сестру к делу. Но что послужило основной причиной отъезда Жюльетт в Лион? Ах, да, Николай Карсавин! Лицо Денизы помрачнело, когда она узнала, что Николай встретил Жюльетт на вокзале, и в их отношениях ничего не изменилось. Будто и не расставались. Если разлука не повлияла на это увлечение, нужно испробовать другие средства. Но какие? И очень важно, чтобы Жюльетт потом не держала зла. Дениза задумалась, пытаясь найти решение…

* * *

Когда Жюльетт впервые пришла в мастерскую Николая, тот был там в одиночестве: во второй половине дня натурщик больше не требовался. Николай дорабатывал то, что успел сделать утром. Ассистент тоже только что ушел.

Николай открыл девушке дверь. На нем был льняной халат, на ресницах осела мраморная пыль, волосы забраны под темно-синюю повязку.

В руках Жюльетт держала корзинку, накрытую красно-белой клетчатой салфеткой, из-под которой выглядывало горлышко бутылки.

– Я принесла нам ужин. Думаю, мы сможем поесть прямо здесь, ты будешь работать, сколько захочешь, а я с удовольствием понаблюдаю, если не возражаешь.

Николай поблагодарил Жюльетт за предусмотрительность. Взяв у нее корзинку, поставил на стол. Жюльетт сняла перчатки, вынула жемчужную булавку, закреплявшую шляпку. Жакет и шляпку Николай повесил на крючок. Девушка тут же подошла к «Затаившемуся» и оглядела скульптуру восхищенным взглядом.

– Что я могу сказать? – ее голос сорвался от волнения. – Ты заглянул в душу человека и отобразил то, что мучает ее.

Николай взял Жюльетт за плечи, повернул к себе.

– А может быть, я заглянул в свою душу?

Сочувствие захлестнуло Жюльетт. Нельзя отрывать художника от дела, которое является его призванием. Она коснулась кончиками пальцев его щеки.

– Я здесь не для того, чтобы отвлекать тебя от работы. Хочу посидеть молча.

Николаю показалась забавной мысль, что в присутствии Жюльетт он может не думать о ней.

– Ты можешь говорить, сколько хочешь, – Николай взял кусок пемзы и начал полировать скульптуру. Рядом стояло ведро с водой для смывания мраморной пыли.

– Это долгая работа? – спросила девушка.

– Да. Если использовать пемзу. Генри, мой ассистент, работал все утро, полируя поверхность, а потом так устал, что я отослал его домой. В любом случае, мне хочется закончить самому, сейчас, когда совершенствуется поверхность, очень важна работа с пемзой.

– Никогда не слышала ничего подобного. Могу я осмотреть мастерскую?

– Конечно. И не стесняйся задавать вопросы.

Жюльетт заинтересовалась множеством инструментов в сундучке. Молотки, резцы различной формы, скребки, долото, рашпиль… Она задала немало вопросов о назначении каждого инструмента. Что касается многочисленных мотков проволоки, то Жюльетт уже знала – ее используют для укрепления арматуры, которая потом обрастает глиной или терракотой. Полки, похожие на гнезда ласточек, были завалены различными деталями: моделями рук, ног, голов и многим другим – нечто подобное она уже видела в мастерской Родена. За занавеской пряталась крошечная кухня со старой плитой и желтой цинковой раковиной с единственным краном. На плите стоял чайник, видавший виды кофейник, в небольшом буфете – дешевая посуда, купленная, видимо, по случаю у уличного торговца. Дверь из кухни выходила прямо в крошечный дворик, примыкавший к мастерской.

Жюльетт обошла всю мастерскую. В большой нише стоял стол, знававший лучшие дни, рядом – лавка, приколоченная к стене.

– Я накрою ужин чуть позже, – сказала Жюльетт. – Эта мебель уже была здесь, когда ты снял мастерскую?

– Да. Единственное, что я принес сюда по настоянию Анны: русские покрывала и наволочки с национальным узором – они на кушетке.

Кушетка была единственной вещью, свидетельствующей о попытке навести уют. Розовые, пурпурные и алые нити привезенных из России покрывал и наволочек создавали яркое, веселое пятно на фоне сумрачной, без всяких излишеств комнаты. Наверное, такой же была первая студия Николая на Монмартре.

Осмотрев мастерскую, Жюльетт уселась на кушетку. Наступил вечер, и Николай зажег электричество. Свет падал в основном на него и скульптуру, Жюльетт осталась в тени, порожденной округлым, абажуром, но все же в медных волосах отражались красноватые блики, а белая блузка и черная юбка контрастировали на фоне расшитого покрывала и ярких подушек. Николай улыбнулся девушке, потом продолжил работу. Ему было приятно, что она рядом. Для обоих это – новые, волнующие ощущения. Жюльетт попросила Николая рассказать о своем детстве, она только знала, что у него нет братьев, Анна – единственная сестра. Мать Николая часто болела и умерла незадолго до его первого приезда в Париж.

– Брак моих родителей был спланирован заранее, дело касалось только наследства – недвижимости и земли. Помолвка состоялась, когда отцу было пятнадцать, а матери – четырнадцать. Они поженились через восемь лет.

– Но, наверное, этот архаичный обычай сегодня уже изжил себя?

– Не совсем. На молодых людей и по сей день оказывается большое давление, если они хотят жениться вопреки воле родителей.

– А твои родители? Были они довольны своим браком?

– Несмотря ни на что, думаю, были. В наш дом часто приходили гости: тети, дяди, кузены и кузины. По сути, именно у нас отмечалось большинство праздников – начиная с дней рождений и кончая общенациональными торжествами. Наше детство было полно светлых дней.

– Расскажи мне.

Пока Николай говорил, Жюльетт представляла себе огромную зеленую лужайку, цветочные клумбы и детей, играющих в жмурки, в пиратов, казаков и путешественников. Мальчики – в матросках, а девочки – в платьях с оборками. Если же светило солнце, девочки надевали шляпки из белых кружев. Потом в жизни Николая появились стрельба по мишеням, теннис, танцы, балы, а также охота. Николай обожал лошадей и нередко уводил из стойла самых норовистых жеребцов, что приводило в огромное волнение домочадцев. Пару раз лошади сбрасывали его, но, к счастью, без серьезных последствий.

– И когда вся эта жизнь – такая яркая и кипучая – бурлила вокруг, как ты увлекся скульптурой? – заинтересованно спросила девушка.

– Классический ответ был бы: когда лепил пирожки из грязи. Но это не совсем так. У меня есть дядя, в свободное время писавший картины и лепивший статуэтки. Когда мне было лет десять, он дал мне кусок глины и разрешил вылепить, что хочу. Помню, решил слепить одну из наших гончих. Когда фигурка была готова, дядя так долго смотрел на нее, что я подумал: сотворил что-то ужасно безобразное, и дядя боится задеть мои чувства. Но вместо этого он схватил меня за руку и потащил к столу, на котором лежала глина, и велел сделать что-нибудь еще. Не знаю, насколько ему понравились мои первые попытки, но дядя убедил моего отца, что я должен учиться в Санкт-Петербургской Школе Изящных искусств, чтобы развить задатки. А когда мне исполнилось семнадцать, дядя отвез меня в Париж.

– А сейчас он занимается живописью или скульптурой?

– К сожалению, нет. Интерес к искусству в нем по-прежнему жив, но у него развился артрит, плохо слушаются руки. Когда я приезжаю в Россию, всегда навещаю его.

– У него есть твои работы?

– Да. Бюсты из бронзы – его самого и жены. В последнем письме дядя предложил купить у меня одну из самых ранних работ – «Волк», он видел ее, когда приезжал в Париж. На следующей неделе я хочу морем отправить ее в Петербург.

– Я никогда не видела ее.

– Она здесь, в шкафу, покажу тебе позже.

Когда Николай закончил полировать скульптуру, Жюльетт задернула занавески, зажгла плиту и поставила чайник. Николай снял свою рабочую одежду, повязку с головы, повесил все это на крюк, затем тщательно вымыл руки и лицо. Жюльетт расстелила на столе красно-белую салфетку, разложила еду на тарелки, которые нашла в буфете. Она принесла паштет, холодную говядину, сыр, салат и соус для него, французскую булку. Сервировку стола увенчала фруктами и найденной на кухне свечой, которую укрепила в блюдечке в самом центре стола. Резкий электрический свет почти не проникал в сумрачную нишу.

Из кухни появился Николай, на ходу надевая жилет.

– Настоящий праздник! – восхитился он. Николай наполнил стаканы вином…

Они ужинали долго, иногда он протягивал руку и накрывал запястье Жюльетт. После ужина девушка вымыла посуду. Николай протер стол, достал из шкафа бронзовую статуэтку и поставил ее на столик под лампой. Как все работы Николая, фигурка была наполнена дыханием жизни: животное затаилось, чувствуя опасность, шерсть на холке вздыбилась.

Когда Николай ставил статуэтку обратно в шкаф, девушка увидела кипу набросков. Верхний изображал ее саму…

Не произнося ни слова, она подошла и взяла рисунок, под ним был еще один набросок, еще и еще. Николай молча следил за девушкой, когда она вынула рисунки и разложила их на столе. Жюльетт. Сидящая, стоящая, опустившая глаза вниз – она знала, что этот жест характерен для нее в момент напряжения, если ей хочется скрыть свои мысли.

– Когда ты сделал эти наброски? – в голосе девушки прозвучало неподдельное удивление.

Николай поднялся и встал за ее спиной.

– Пока тебя не было. Помнишь, я как-то говорил, что всегда делаю наброски, прежде, чем начать новую скульптуру.

– Значит, я буду твоей следующей моделью?

– Уже не в первый раз. Когда был в России, по памяти сделал твой бюст.

Девушка оглянулась на Николая.

– И он там до сих пор?

– Да, отлит в бронзе. Занимает почетное место в моем кабинете.

Жюльетт, улыбаясь, повернулась к рисункам.

– Значит, я буду позировать для тебя? Это не так-то просто – выкроить время, но можно попытаться. Я буду рада приходить сюда и быть с тобой, когда рядом нет других людей, – девушка весело рассмеялась. – Но я вижу по наброскам, что новая скульптура будет сильно отличаться от предшествующих – я повсюду в одежде.

Николай нежно поцеловал ее в щеку. – Я бы выбрал иное, – его голос был мягким, обволакивающим.

Жюльетт затаила дыхание, словно что-то изменилось в окружающем мире. Она тихо прижалась к нему, счастливо закрыла глаза. Рука Николая нежно коснулась ее корсажа, нашла очертания груди под тканью, губы ласково пробежали по волосам.

Его прикосновения заставили девушку задрожать, тонкий шелк нижней сорочки и шифон блузки поднялись над возбужденной плотью. Николай уже не в первый раз целовал ее, но никогда они не были уверены, что никто не нарушит их уединение.

Она медленно подвинулась к нему, позволяя его губам завладеть ее ртом, радостно отвечая на поцелуи. Руки Николая сжимали ее талию, Жюльетт обняла его за шею.

Страсть пришла, словно бурный поток, которому невозможно противостоять. Ничего не существовало: только желание Жюльетт пойти ему навстречу и его жажда открыть ей неизведанное. Девушка даже не заметила, как он выключил свет, оставив только свечу, без усилия поднял ее на руки и отнес на кушетку.

Он быстро расстегнул ее блузку, которая распахнулась, сверкнув перламутровыми пуговицами. Его сильные пальцы, язык касались нежной кожи, розовой груди, порождая незнакомые чувства, от которых девушка выгнулась всем телом, а ее пальцы впились в плечи Николая. Каждое прикосновение несло щемящую радость. Николай медленно раздевал ее, целуя каждую обнажающуюся часть тела. Когда он на несколько секунд отстранился, чтобы сбросить с себя одежду, Жюльетт призывно протянула руки, ожидая его возвращения. Николай возвышался над ней, в мерцающем свете свечи похожий на одну из своих полных жизни скульптур. Он притянул к себе ее нежное, теплое тело, закрыл рот поцелуем…

Его обожание, уничтожившее последние всплески стыдливости, повело Жюльетт в новые, неведомые земли, где радость чувства правит свой бал…

Ее тело было таким любящим, податливым, страсть такой изысканной и тонкой, что Николай не стал ждать, войдя в ее лоно со стоном невыносимого удовольствия. И ритм их близости породил счастливый, ни с чем не сравнимый экстаз.

Радостные и измученные они лежали рядом. Их тела так еще и не разомкнулись. Николай прижал губы к ее ладони, рукой лаская рассыпавшиеся по спине волосы, давно выбившиеся из прически. Через несколько мгновений его страсть разгорелась вновь, и Жюльетт, в объятиях сильных рук, таяла от нежности любимого мужчины.

Свеча, казалось, сейчас погаснет, язычок пламени исчезнет в горящем воске…

Жюльетт неожиданно проснулась. Рука Николая обнимала ее. Он еще спал, раскинувшись на кушетке, одно бедро касалось ее тела, другая нога свисала на пол.

Жюльетт, стараясь не разбудить, выскользнула из его объятий. В мастерской не было настенных часов. Среди разбросанной на полу одежды она нашла свои золотые часики. Три часа ночи. Жюльетт быстро оделась. Поколебавшись, решила не будить Николая, но, продвигаясь в полутьме к двери, невольно задела стул.

– Ты уходишь! – Николай сразу же проснулся и вскочил, непроизвольно приглаживая волосы.

– Мне нужно идти.

Он подошел, взял ее за плечи, притянул к себе:

– Я хочу, чтобы ты всегда была со мной. Ночью он шептал ей, что никто не заставит их расстаться.

– Дай мне уйти сейчас! – Жюльетт боролась с собственным желанием остаться.

Увидев, что ее не убедить, Николай неохотно отпустил девушку.

– Подожди, пожалуйста, я оденусь. Позволь, хотя бы проводить тебя.

На улице Николай остановил экипаж. Пока он провожал девушку до входа, кэб ждал на дороге. Николай поцеловал Жюльетт, она приникла к нему. Проведенные вместе часы еще крепче связали их души.

– До завтра, дорогая, – прошептал он.

– До завтра, – эхом откликнулась она. Внезапно завтрашний день обоим показался нереальным.

Глава 11

Позировать для Николая оказалось не таким простым делом, как вначале думала Жюльетт, надеясь, что он сделает ей скидку, поскольку она не претендует на звание профессиональной натурщицы. Жюльетт собиралась просто сидеть в кресле. Но – ничего подобного.

По телефону Николай спросил, что собирается надеть Жюльетт. Помня о своем обещании, данном Денизе, та ответила, что не собирается надевать платье Фортуни, поскольку – кто знает? – скульптура потом может попасть на выставку.

– Итак, что же? Может быть, что-нибудь простое? – предложил Николай.

– В греческом стиле?

– Было бы прекрасно.

Жюльетт быстро сшила из розового шелка тунику без рукавов с округлой горловиной. Положив ее в простую коробку без всяких надписей, девушка отправилась в мастерскую.

Николай уже ждал. Жюльетт зашла за ширму, чтобы переодеться. Когда она вышла, Николай удовлетворенно улыбнулся.

– Отлично! Лучшего и придумать нельзя.

Он взял ее лицо в ладони и дважды поцеловал. Затем подвел к постаменту для натурщицы.

– Позволь мне причесаться, – после поцелуев несколько прядей выбилось из-под заколок.

– Мне нравится и так. Оставь.

Затем он придал ей нужное положение. Локти отведены назад, подбородок чуть вздернут. Жюльетт подумала, что, если встать на цыпочки, создастся впечатление: она собирается расправить крылья и взлететь. Но, к счастью, Николай ничего не сказал о полете. Более-менее удовлетворенный, он наполовину задернул штору, объяснив, что тени подчеркивают рельефность фигуры. Какое-то время он продолжал менять положение постамента на колесиках, поскрипывающих о каменный пол. Затем, сделав два шага назад, резко крутанул подставку. Брови Жюльетт удивленно взметнулись вверх, она чуть не упала.

– Ты хочешь, чтобы я потеряла равновесие?

Его сосредоточенный взгляд утратил свою серьезность, и он посмотрел на Жюльетт не как на модель, а как на любимую женщину.

– Нет, – он улыбнулся. – Я просто хотел увидеть тебя с разных сторон.

Николай взял карандаш и сделал несколько зарисовок. Жюльетт только сейчас поняла, как трудно сохранять неподвижность. Она уже дважды опускала подбородок, оба раза Николай подходил и нежным движением пальцев возвращал его в прежнее положение. Но карандаш весело плясал по бумаге, довольно скоро несколько эскизов были закончены.

– Хватит на сегодня, – Николай отложил блокнот. – К следующему сеансу я постараюсь изготовить гипсовую модель. Потом мы примемся за работу по-настоящему. Я планирую скульптуру в натуральную величину.

– Могу я посмотреть эскизы? – спросила Жюльетт, сходя с постамента.

Она ожидала, что увидит себя застывшую, словно прилипшую к бумаге. Но Николаю удалось запечатлеть женщину, которая дышит, полна энергии и ждет.

Чего она ждет? Жюльетт хотела задать Николаю этот вопрос, но удержалась.

– Конечно, я буду позировать тебе, когда только смогу. Но ты помнишь, что Дениза посылает меня в Лондон?

Баронесса де Ландель в конце концов решила, что лондонские шелкопрядильные фабрики, а также завод под Масслесфильдом – наиболее подходящие предприятия для размещения заказов на изготовление шелков по дизайну, разработанному Жюльетт.

Николай тяжело вздохнул, обнимая свою модель.

– Разве я могу об этом забыть? Но, надеюсь, там ты пробудешь не так долго, как в Лионе?

Жюльетт нежно коснулась пальцами его щеки.

– Конечно, нет. Как только на ткацком станке появятся первые образцы, можно решить, что именно будем использовать для широкого производства.

– Наверное, я ненадолго отправлюсь домой, пока ты будешь в отъезде. Есть ряд дел, которые необходимо уладить.

– Конечно. Значит, когда я вернусь, ты будешь в Париже?

– Надеюсь. В конце недели Анна уезжает на несколько месяцев, хочет обставить недавно купленный дом. Я поеду с ней. Ты получила какие-нибудь вести от Габриэлы?

– Да. Она и ее муж ждут моего приезда в Лондон.

Николаю больше не хотелось говорить о предстоящей разлуке. Он подошел ближе и страстно поцеловал девушку. Вскоре его тело вновь наслаждалось нежностью и теплотой Жюльетт. Он даже и не мечтал, что сможет когда-нибудь так любить женщину. И оба, возможно, не понимали до конца, как редко в этом мире пересекаются жизни людей, составляющих единое целое.

* * *

Дениза испытала некоторое удивление, когда ей доложили, что графиня Долохова хочет пройти в кабинет баронессы де Ландель для личной беседы. Русская графиня увозила на родину немало платьев и костюмов, все примерки, переделки и изменения в моделях уже позади, туалеты упакованы и доставлены в парижский особняк Анны Долоховой. Дениза, честно говоря, рассчитывала увидеть графиню в следующий раз только по весне. И первой мыслью баронессы было: Анна Долохова решила поспорить о расценках. К Денизе не раз приходили весьма богатые женщины, которые требовали, когда дело доходило до оплаты, взять в расчет их «особые отношения» с ателье Ландель. Подобного рода столкновения в домах haute couture случались довольно часто, и Дениза вместе с мадам Табард научилась достойно встречать противника во всеоружии улыбок и выражений глубочайшего уважения.

Но увидев входящую графиню, Дениза сразу поняла: речь пойдет не о деньгах. Эта женщина просто не станет интересоваться ценой каждого туалета. Анна Долохова при всем своем очаровании никогда не утрачивала природной надменности. Дениза встала из-за стола, чтобы приветствовать гостью. Заняв место в кресле, Анна сразу перешла к делу.

– Как вы знаете, я уезжаю в Санкт-Петербург, но перед отъездом должна поговорить с вами о вашей сестре и моем брате.

– Я не понимаю, – Дениза встревожилась.

– Разве, мадам баронесса? – в голосе графини прозвучало раздражение. – Николай сказал мне, что любит вашу сестру и хочет на ней жениться. Я вижу, вы поражены и вполне разделяю ваши чувства. Поверьте, я ничего не имею против Жюльетт, но подобный брак просто невозможен. У Николая есть определенные обязательства на родине, и он не имеет права пренебрегать ими.

– Насколько я знаю, Жюльетт не собирается покидать Париж. Может быть, они хотят жить здесь, а ваш брат будет приезжать в Россию? – Дениза прекрасно понимала, что цепляется за соломинку.

– Наш отец очень плох последнее время, но из гордости не признается в этом. Николай очень скоро вынужден будет вернуться в Россию. Его дом – там. Существует несколько проблем, их нельзя разрешить, живя во Франции. Мой брат – талантливый скульптор, но ваять он сможет и на родине. Париж – Мечта любого молодого художника, но молодость проходит, мечты уступают место реальности.

– Вы говорили ему об этом? – Дениза чувствовала, что ее мечты о будущем готовы рухнуть, словно карточный домик.

Анна вздохнула. Искренне озабоченная будущим брата, она напрямую говорила с Николаем, но только усилила его раздражение. Он ждет ее поддержки, а родная сестра готова занять сторону тех, кто и так стоит на его пути.

– Все мои слова брат пропускает мимо ушей. Он непоколебим в своем решении съездить со мной в Россию, все уладить дома, чтобы организовать брак с Жюльетт. Я чувствую себя обязанной обсудить все это недоразумение с вами, поскольку мы обе – заинтересованные лица. Если бы Жюльетт была разведенной или очень опытной женщиной – а таких немало, я бы знала, что для Николая это всего лишь увлечение, но на этот раз все совершенно по-иному.

– Что вы имеете в виду?

– Жюльетт молода, красива и верит всем обещаниям Николая. Он сейчас кажется очень последовательным, но я уверена, что для обоих подобный союз – просто катастрофа. Пока не поздно, нужно принимать меры.

Дениза почувствовала, что ей трудно подобрать слова:

– Почему вы так считаете?

– Он же крестник царя, мадам! Отец попросит своего старого друга вмешаться. Однажды он уже прибегал к помощи царя, когда Николай вознамерился стать скульптором и навсегда остаться в Париже…

– Влюбленные могут пропускать мимо ушей упреки любого человека. Николай не захочет слушать ничьих возражений.

Анна передернула плечами, откинулась на спинку кресла.

– Тогда жизнь Николая превратится в пытку: старые друзья в России и во Франции отвернутся от него. Жюльетт не будет счастлива, увидев, в какое положение она поставила любимого человека. Когда пройдет всплеск чувств, он начнет воспринимать ее, как обузу, преграду к общению с теми состоятельными людьми, которые для него привычны. Дело в том, что русское дворянство никогда не примет Жюльетт в качестве жены графа Карсавина. Простите мою откровенность, но я хотела бы подчеркнуть: в настоящий момент Жюльетт всего лишь портниха. Несомненно, вы хотите, чтобы в вашем деле она играла видную роль, но все равно, она останется служащей или рабочей. Я навела справки о ваших родителях. О них, конечно, говорят, как о людях уважаемых, но ведь всем известно, что они занимались торговлей. Мой брат за время своего пребывания в Париже приобрел весьма либеральные и современные взгляды, которые неприемлемы для России.

Дениза никогда не испытывала такой ненависти к клиентке. Их деньги, формальная вежливость, заставляли баронессу де Ландель частенько закрывать глаза на надменность, кичливость, но от слов Анны Долоховой краска бросилась ей в лицо. Дениза совершенно забыла о собственном снобизме по отношению к тем, кто стоял на социальной лестнице ниже ее. Сейчас кто-то пытается посмотреть на баронессу де Ландель сверху вниз. Холодная ярость закипела в ней.

– Графиня, вы хотите сказать, что будь Жюльетт не француженкой, а русской, она вполне могла бы оказаться в толпе тех голодных, а среди них было немало девушек-служащих, не так ли, которых несколько лет назад расстреляли у ворот царского дворца, куда они пришли безоружные, чтобы, встав на колени, молить о помощи?

Анна вскочила, в глазах сверкал гнев.

– Как вы смеете? Ноги моей больше здесь не будет! Я отказываюсь от всего, что заказала у вас! И не смейте даже упомянуть об оплате!

Графиня широко распахнула дверь и вышла из кабинета, не заметив ни директрису, ни собственную приятельницу, поджидавшую на диванчике в коридоре. Бледная, с поджатыми губами, она промаршировала по лестнице и заняла место в экипаже, стоявшем у порога ателье.

– Ателье Паквин! – бросила она кучеру. Когда колеса застучали по мостовой, с лица Анны так и не сошло гневное выражение. Сложенный зонтик отстукивал дробь по полу экипажа, словно отбивая такт лихорадочным мыслям. Что-то она хотела сказать еще, но уже поздно. Даже по телефону она никогда не снизойдет до беседы с подобной нахалкой.

Более, чем когда-либо, графиня была полна решимости заставить Николая порвать с Жюльетт. Если бы брат встретил девушку из хорошей семьи, Анна всеми фибрами души желала бы этого брака. Но предать свою собственную кровь… Все проблемы России связаны с тем, что крестьяне жаждут права голоса, понижения налогов, образования и тому подобного. Принадлежащее людям с голубой кровью не должно быть доступно тем, у кого нет ни воспитанности, ни манер. А эти нищие готовы бороться не на жизнь, а на смерть…

Ее мысли переметнулись к великолепным туалетам, сшитым в ателье Ландель. Единственная надежда – мадам Паквин заставит своих служащих работать день и ночь, чтобы они успели приготовить самые необходимые туалеты до отъезда Анны в Санкт-Петербург. Вечерние и дневные. И многое другое. Безусловно, увидев столь выгодный заказ, мадам Паквин сделает все возможное.

Анна перестала стучать зонтиком. Лицо прояснилось. Как приятно выбирать новую одежду!

* * *

Когда Дениза закрыла за графиней дверь, то буквально упала в кресло, прижав ладони ко лбу. Ее всю трясло. Ужасно! Один господь Бог знает, сколько русских клиенток она потеряет, когда пойдет слух об этой скандальной сцене в кабинете баронессы де Ландель.

А Жюльетт! Это же кошмар! Из всех молодых людей, увивающихся за ней на протяжении двух с половиной лет после возвращения в Париж, она выбрала иностранца, да еще и русского! Поостыв, Дениза поняла, что графиня пришла к ней за помощью, чтобы они вдвоем придумали, как спасти Николая от ложного шага. А вместо этого… Она вспомнила, как когда-то родители советовали ей отказаться от брака с Клодом де Ланделем. Чем больше они старались, тем упрямее становилась Дениза. В молодости иначе не бывает.

Дениза метнулась к своему столу, взяла карандаш. Повертев его руках, постучала по крышке стола. Итак, Жюльетт уезжает в Лондон. В прошлый раз разлука не подействовала, но на это раз Анна Долохова приложит немало усилий, чтобы переубедить брата. Хоть слабый, но шанс…

Но как понять отказ графини от получения заказанных платьев? Русская клиентка казалась такой довольной. Придется все объяснять не только Жюльетт, но и месье Пьеру, и мадам Табард. Нужно приказать дворецкому доставить коробки прямо в ее кабинет, а потом, по окончании рабочего дня, Дениза сама снимет метки, ценные украшения и опять упакует, а потом отошлет в провинцию одной из своих знакомых, которая охотно платит за непроданные вещи ателье Ландель и переделывает их на благо своих сельских клиенток.

Приняв это решение, Дениза подошла к зеркалу. Пятна гнева на лице потихоньку бледнели. Она вызвала секретаря. Счет нужно отослать немедленно, графиня должна заплатить хотя бы за обслуживание в ателье.

Но вечером счет был возвращен с запиской от адвоката, который сообщал, что ни одно из изделий ателье Ландель не понравилось графине Долоховой, в случае других попыток потребовать оплату, дело будет передано в суд. Дениза была готова рвать на себе волосы. Ни одно ателье не будет рисковать, требуя немедленной оплаты по счету, если речь идет о престижных клиентах. А если уж такая модная женщина, как Анна Долохова, говорит, что одежда никуда не годится…

Нет, даже этого оказалось мало. Графиня отослала заказ обратно не в коробках, перевязанных лентами, а все платья в одном парусиновом мешке. Последний удар! За закрытыми дверями своего кабинета Дениза разразилась рыданиями.

* * *

Когда отъезд в Лондон был назначен на более ранний срок, чем предполагалось, Жюльетт не удивилась. Она знала, что Дениза будет вести свою линию до конца. Габриэле тут же послали телеграмму о том, что в интересах дела дата прибытия в Лондон изменена. Жюльетт решила позвонить Николаю, все это означало, что она сможет позировать до отъезда только один раз, в субботу днем.

Когда Жюльетт постучала в дверь мастерской, ей открыл Генри, ассистент Николая – простоватый дружелюбный юноша с копной светлых, непокорных волос. Николай уже нанес глину на проволочный каркас, и изделие начало приобретать некоторое сходство с моделью. Радостно улыбаясь, он показал маленькие гипсовые статуэтки – прообразы будущей скульптуры. Даже несколько непослушных прядей, выбившихся из прически в тот незабываемый вечер, вились надо лбом девушки из гипса. Подойдя к зеркалу, Жюльетт постаралась придать прическе тот же вид, с такими же выбившимися прядками.

– Отлично, – отозвался Николай, когда она заняла нужную позу на постаменте. – Только подбородок чуть повыше. Вот так.

Жюльетт восхищенно следила за тем, как глина под сильными длинными пальцами приобретает ее черты. По мере надобности Генри подносил свежий материал, убирал куски, неизбежно падающие на пол, подавал необходимые инструменты: деревянный молоток, ножницы для проволоки…

Жюльетт попросила отдохнуть, и Генри приготовил кофе, но Николай отпил только один глоток, а потом продолжал работать, несмотря на отсутствие натурщицы.

Было уже довольно поздно, когда он объявил об окончании рабочего дня. Генри, ждущий разрешения отправиться домой, быстро убрал в мастерской и ушел.

Николай запер дверь и, вернувшись в комнату, увидел, что Жюльетт уже сняла шелковую тунику и стоит обнаженная, удивительно прекрасная с распущенными волосами. Николай встал перед ней на колени, обнял изящные бедра, страстно целуя гладкую кожу…

Накануне разлуки Николай повел Жюльетт в ресторан Лару – туда, где она впервые появилась в платье Фортуни. Жюльетт повязала кносскую шаль, подарок Николая ко дню рождения – нежно-зеленый шелк переливается, словно морская дымка, геометрические узоры в стиле эллинского искусства, выполненные золотыми и темно-зелеными нитями…

Когда они заняли свой любимый столик рядом с огромным вазоном, в котором стояли изящные искусственные цветы, Николай достал маленькую серебряную коробочку в стиле Фаберже, поставил на стол перед Жюльетт.

– Открой, пожалуйста.

Девушка медленно нажала на рычажок, крышка откинулась, явив взору мерцание бриллиантов. Губы Жюльетт задрожали:

– О Николай! Ты знаешь, я не хочу, чтобы мы торопились. У нас так много проблем, которые нужно решить, так много трудностей…

– Но все это не может помешать мне подарить тебе знак моей любви. И я очень хочу, чтобы ты знала его значение, – он вынул кольцо из коробочки, устланной алым бархатом, и объяснил, что кольцо изготовлено из сплава трех видов золота, и это придает ему особую красоту. Такова русская традиция, если речь идет о кольцах для обрученных.

– Кольца для тех, кто помолвлен? – спросила Жюльетт.

– Кольца для тех, кто любит и любим, – отозвался Николай с улыбкой, так и не ответив на вопрос.

Жюльетт ясно видела, что Николай искренен, но руки девушки судорожно сжались. Они уже не раз говорили и спорили по поводу брака. Здравый смысл подсказывал девушке, что все против их союза, но Николай был неумолим. Жюльетт прекрасно понимала, что значит снобизм, голубая кровь, принадлежность к высшему свету – она каждый день в ателье Ландель видела все это. Даже тот факт, что она сестра баронессы, не позволит ей быть принятой в старинных аристократических кругах Франции. Тем более – в России. Жюльетт знала, что ее визит в дом князя Вадима объяснялся только тем, что князь – давний друг «тети» Люсиль… Любовь не заставила девушку закрыть глаза.

Но ей не хотелось портить последний вечер, какой бы короткой ни была разлука.

– Давай немного подождем. Ты поедешь домой, поговоришь с отцом. Я не хочу стать поводом для семейных споров.

– Ты и не будешь, – тон Николая был решительным. – Отец стал к старости более терпелив и снисходителен ко мне.

Жюльетт подумала про себя, что Николай заблуждается.

Граф Карсавин надеялся увезти Жюльетт в Россию, но планировал каждый год три-четыре месяца проводить в Париже, это помогло бы сгладить социальные трудности, которые неизбежно возникнут на их пути. У Николая был двоюродный брат весьма либеральных взглядов, который мог в отсутствие графа Карсавина обеспечивать порядок в поместье. Жюльетт, стараясь не задевать патриотических чувств Николая, никогда не говорила о том, что более просвещенные нации считают русского царя тираном. Она была уверена, Николай и сам хорошо знает о бедственном положении русского крестьянства. Его желание изменить положение крестьян в собственном поместье, когда оно перейдет к нему по наследству, казалось Жюльетт нереальным – капля в океане безграничных земель огромной страны. Ситуация казалась девушке просто неразрешимой.

Николай протянул руку, коснулся ее сжатых пальцев.

– Я люблю тебя, Жюльетт, и этого достаточно, чтобы надеть мое кольцо – знак того, как много ты для меня значишь.

Девушка позволила ему взять свою руку, и кольцо скользнуло по пальцу. На какое-то мгновение Жюльетт показалось, что она видит Николая словно сквозь пелену. Игра света, отражающегося от великолепных бриллиантов? Или слезы, вернувшиеся на глаза?

Вернувшись домой, Жюльетт, стоя у окна, долго смотрела на кольцо. Сняв с пальца, она положила его обратно в коробочку, убрала в ящик комода. Пусть оно лежит здесь. Может быть, когда-нибудь она и наденет это кольцо, чтобы доставить удовольствие Николаю. Возможно, будет и другой случай, но пока Жюльетт не видела никаких предпосылок, чтобы этот случай стал реальностью.

Глава 12

Над проливом дул порывистый ветер. Жюльетт сидела на палубе, укутав колени в дорожный плед, потом откинула его и подошла к перилам, придерживая на ветру шляпу. Белые скалы Дувра появились на горизонте. Девушка с интересом всматривалась в приближающийся пейзаж.

Ее мысли перенеслись к Николаю, уже несколько часов едущему поездом в Россию со своей сестрой. Путешествие Николая будет более продолжительным, его задачи резко отличаются от ее цели. Николай сказал, что его ожидает весьма утомительная дорога, потому что они с Анной сейчас не в лучших отношениях. Он не объяснил причины разлада, но Жюльетт догадывалась. Николай был уверен: никто не может посягать на его право жениться, кого бы он ни выбрал, и неважно, если его намерения вызовут неудовольствие отца и других членов семьи. Но не это было главным.

– Сообщить отцу о моем намерении жениться на тебе, – сказал Николай перед отъездом, – мой сыновний долг, который я с удовольствием выполню. Мы не на все смотрим одинаково, и до сих пор у нас немало разногласий. Когда я был ребенком, он был чрезмерно строг со мной, но справедлив. Я очень надеюсь на его чувство справедливости, чтобы теперь, когда он стар, между нами не возникло отчуждения.

Жюльетт понимала, Николай пытается уверить ее, что семейных разногласий не будет, при этом казалось, он не слышал или не хотел слышать ее возражений. Но сейчас, тем не менее, он уже в пути, едет в роскошном семейном купе, заказанном Анной. Жюльетт не сумела подавить слабую надежду, что каким-то непостижимым образом все проблемы будут решены. Его действия заронили ту искру оптимизма, о наличии которой девушка прежде у себя не подозревала. Но теперь, находясь на борту корабля, словно в заточении, она могла посмотреть на все как бы со стороны.

Можно ли сказать, что она видит ситуацию в розовом свете? Если отец Николая доживет до глубокой старости, а все Карсавины – долгожители, пройдут годы, прежде чем возникнет необходимость поселиться в России. Может быть, к тому времени юный цесаревич унаследует трон и, кто знает, какие реформы введет для блага своих бедных, униженных подданных? Все в этом столетии стремительно меняется как никогда. Мужчины уже поднялись в воздух, а женщины стали работать в областях, которые раньше считались чисто мужскими. Конечно, должно наступить время, когда любовь двоих, принадлежащих к разным классам, будет восприниматься терпимо.

Жюльетт мучительно размышляла, а белые утесы значительно приблизились. Она отошла от перил, чтобы приготовиться к выходу на побережье. Судно пришвартовалось. Ни при предъявлении паспортов, ни при переходе через таможню не возникло никаких задержек. Ожидался лондонский поезд. Скоро Жюльетт уже любовалась зеленым побережьем Кента. Бледно-золотистый солнечный свет озарял крыши ферм, сады и поля, а также красные и коричневые кирпичные строения. Бегло взглянув на доки Чэтема, где стояли корабли королевского флота, девушка начала рассматривать станцию Виктория и вскоре заметила Габриэлу. Они тепло поздоровались.

– Жюльетт, наконец-то ты здесь! Кажется, прошла вечность после нашей встречи в Париже!

– Почему же ты не вернулась?

– Это было невозможно! Дерек стал директором банка, он так занят! Слишком занят, чтобы отлучаться надолго, а я никуда не езжу без него. К тому же, это помогает мне держаться на безопасном расстоянии от матери.

– А твои родители приезжали повидаться с тобой?

– Дважды, – Габриэла выразительно округлила глаза.

К этому времени они уже уселись в сверкающий «даймлер» с шофером в ливрее за рулем.

– Я всегда рада повидать отца, да и он меня, но с матерью трудно ладить.

Габриэла болтала, болтала, пока не выехали на дорогу в Лондон. Внезапно она указала на что-то за стеклом.

– Смотри! Вот Букингемский дворец! Дерек и я приглашены туда на банкет и на другие церемонии, где будут присутствовать король и королева. Должна сказать, что королевские особы придают всему особое очарование.

Посмотрев на дворец и на ярко одетых стражей у ворот, Жюльетт снова откинулась на спинку сиденья. «Даймлер» мчался по окаймленным деревьями улицам. Девушка с иронией взглянула на подругу.

– Что за речи я слышу от французской республиканки? В этой стране ты стала роялисткой?

Габриэла расхохоталась и прижала веер ко рту.

– Вероятно, это так. Может быть, вскоре ты увидишь меня со знаменем. Но не как суфражистку, марширующую по Даунинг-стрит, а на Елисейских полях с лозунгом: «Верните Бурбонов! Все прощено!»

Жюльетт поняла шутку, ей было приятно видеть Габриэлу такой раскованной.

– Ты так изменилась, как будто гора упала с плеч. Я рада видеть тебя счастливой.

– Да, я счастлива, – живо произнесла подруга. – Замужество все еще кажется мне чудом. Дерек вошел в мою жизнь, как рыцарь на белом коне и увез от всего, что делало мою жизнь такой несчастной.

– Я очень, очень рада за тебя.

– Знаю, – голос Габриэлы смягчился. – Вот почему для меня так много значит твой приезд. Иностранке нелегко найти подруг среди англичанок. Единственные мои новые друзья тоже французы, остальные – просто знакомые.

Внезапно ее глаза предательски увлажнились.

– Нельзя сказать, что англичане недружелюбны. Хорошенькое личико и французский акцент притягивают их, как магнит. Ты хорошо повеселишься в Лондоне! Я устраиваю в твою честь прием и уже получила множество приглашений для нас троих. У Дерека ложа на лучшие шоу и на новое ночное галапредставление «Тристан и Изольда» в Королевской Опере на Ковент-Гарден.

Жюльетт была потрясена, в своем письме она просила только о возможности пожить в Англии, пока уладит дела.

– Ты забываешь, что я приехала работать?

– Конечно, нет, – небрежно отмахнулась Габриэла. – Это все можно совместить.

Резиденция Таунзендов была расположена на линии элегантных домов на Беркли Сквер. Когда Дерек пришел домой, они с Жюльетт встретились впервые. Девушка подумала, что он выглядит старше своих лет, но, поскольку занимал высокое и важное положение, моложавая внешность ему даже повредила бы. Пепельные волосы, по цвету напоминающие седину, придавали солидность не по летам, но кожа была чистой, свежей; мягко очерченный подбородок, изящная худощавость делали Дерека крайне обаятельным молодым человеком.

– Мне так приятно видеть вас в своем Доме, Жюльетт!

Габриэла взяла его под руку, счастливо улыбаясь:

– Разве это не прекрасно? Мы просто посадим ее под замок, если она заговорит о возвращении во Францию. Пройдет много-много недель, прежде, чем мы отопрем дверь.

Дерек посмотрел на Жюльетт, затем поймал взгляд жены.

– Я надеюсь, Жюльетт пробудет с нами так долго, как сможет. Но она приехала по делу, и не настолько свободна, как ей самой, может быть, хочется. Мы – ты и я – все понимаем. Но отпустим ее, как только она сама почувствует, что необходимо уезжать.

Габриэла схватила руку подруги.

– Ты действительно останешься с нами, сколько сможешь?

– Конечно, останусь, возможно, даже на несколько дней после того, как закончу дела. Но я обязательно приеду еще раз – уже в отпуск.

Чуть позже Дерек поговорил с Жюльетт наедине:

– Моя жена все еще тоскует по родине. Она так ждала вашего приезда! И не только потому, что вы ее лучшая подруга, но и потому, что вы из Франции, страны, где она родилась, где прошло ее детство. Первые годы после разрыва с родиной особенно тяжелы.

Он не знал, как близко к сердцу приняла его слова Жюльетт. Она вновь подумала, как тяжело было бы жить в России.

– Вы так хорошо понимаете Габриэлу. Она не раз говорила мне, что вы – единственный человек, которому она может доверять. Я не могу назвать ее юность счастливой, – Жюльетт тряхнула головой. – Думаю, Габриэла часто преувеличивает роль, которую я сыграла в ее жизни. Ей просто нужна была опора. Тогда я этого не понимала. А сейчас у нее есть эта опора в вашем лице.

– Я постараюсь быть ей поддержкой во всем. Жюльетт решила, что перед ней человек, который умеет держать слово.

Ночью Дерек, лежа рядом с женой, увидел на ее глазах слезы. Он тут же включил лампу на ночном столике.

– Что случилось, дорогая? – Дерек заботливо склонился над ней.

– Я так беспокоюсь за Жюльетт! У меня ужасное предчувствие – когда она покинет Англию, то будет очень далеко! И неизвестно, что ее ждет.

– О чем ты? Жюльетт вернется в Париж. И все, – в его голосе звучали успокаивающие нотки. Жена просто боится разорвать нити, связывающие ее с родиной. Нужно обязательно выкроить время и отвезти Габриэлу в Париж. Хотя пока трудно что-либо обещать. – Постарайся уснуть, не волнуйся. У тебя просто разгулялось воображение.

– Ты уверен? – она умоляюще посмотрела на мужа, желая поскорее избавиться от страхов.

– Конечно. А теперь закрой глаза, – он поцеловал ее закрытые веки. Габриэла прижалась к мужу, пытаясь отогнать тревогу.

Дерек выключил лампу. Он засыпал быстро и не знал, что жена еще долго лежала без сна. Впервые в жизни Дерек не смог успокоить ее. Габриэла постаралась уверить себя, что Жюльетт умеет встречать трудности, но чувство тревоги за будущее подруги так и не покинуло молодую женщину.

* * *

Еще до отъезда из Парижа Жюльетт связалась с шелкопрядильными фабриками в Лондоне и Масслесфильде, договорившись о деловых встречах, но, попав в Лондон, только спустя неделю смогла вырваться из круговерти, в которую ее вовлекла Габриэла.

Лондонская фабрика располагалась на берегу Темзы. Жюльетт очень плодотворно побеседовала с владельцем предприятия, одобрила образцы. Некоторые ткани изготавливались из материалов, поступавших с ферм Британии, где выращивали шелкопрядов, но основная часть шелка-сырца импортировалась из Китая и Индии. Жюльетт была готова разместить заказы на лондонской фабрике, но Дениза настаивала, чтобы сестра посетила фабрику в Масслесфильде, что давало некоторую отсрочку решения. Завтра же нужно отправиться в Масслесфильд!

– Но ты не можешь поехать завтра! – воспротивилась Габриэла. – Вечером у нас заказана ложа. Новая опера Вагнера!

Поездку пришлось отложить. На премьеру Жюльетт надела платье Фортуни. Такое замечательное событие требовало лучшего вечернего туалета! Поверх него Жюльетт накинула шелковый жакет – также, как когда-то в Лионе в гостях у супругов Дегранже, чтобы не шокировать хозяев.

Королевский Театр сверкал множеством огней. Публика блистала драгоценностями, дамы – кольцами, серьгами, браслетами, мужчины – бриллиантовыми булавками на отлично сшитых костюмах. В королевской ложе появилась принцесса со свитой, что добавило торжественности моменту.

Во время перерыва Жюльетт с Дереком и Габриэлой прогуливались по огромному красному ковру, устилающему фойе. Они остановились, приветствуя знакомых. Неожиданно кто-то обратился прямо к Жюльетт:

– Жюльетт, какой сюрприз!

Еще не видя, она тут же узнала голос. Ее спутники, увлеченные беседой с друзьями, даже не заметили, как Жюльетт повернулась, чтобы поприветствовать Марко Романелли.

– О Боже, Марко! Увидеть вас именно здесь! Вы в Лондоне? Мы же собирались встретиться в Париже!

Он рассмеялся, сам пораженный неожиданной встречей.

– Я в Лондоне по делам, – Марко оглянулся. – А где Николай?

– Уехал в Санкт-Петербург. Как ему хотелось бы оказаться здесь, с нами! Какое трио мы вновь составили бы! Я в Англии тоже по делу, и в то же время в гостях у своей лучшей подруги и ее мужа. Я представлю вас, – она хотела подозвать Габриэлу и Дерека, но Марко остановил ее.

– Подождите минуточку. Есть один человек, который хочет познакомиться с вами. Как только я заметил вас, сразу сообщил ему, что вы здесь.

Жюльетт увидела высокого, удивительно красивого мужчину, который шел по направлению к ним. Еще до того, как Марко представил этого импозантного человека, девушка догадалась, кто перед ней…

– Жюльетт, разрешите представить вам дона Мариано Фортуни.

Жюльетт словно со стороны услышала, как выражает радость от встречи с человеком, творчеством которого давно восхищалась. Она вспомнила, что Марко еще в Лионе говорил ей, как Фортуни ценит музыку Вагнера, нередко служившую ему источником вдохновения. Видимо, именно поэтому он приехал на премьеру в Лондон. Весь облик Фортуни – статная фигура, правильные черты лица, светло-голубые глаза, темные, хорошо уложенные волосы, аккуратные усы и борода, превосходный фрак – производил впечатление человека, рожденного в более романтическую эпоху, чем современный прагматический век.

Фортуни поклонился. Если его поклон показался кому-нибудь вычурным, то для него подобное выражение восхищения было естественным.

– Я так рад познакомиться с вами, мадмуазель Кладель. Марко рассказал мне, как вы обнаружили дельфийское платье в раскроенном виде и сшили его снова. Мне бы очень хотелось поблагодарить за элегантность и изящество, которое платье приобрело благодаря вам.

В устах Фортуни комплимент не показался напыщенным.

– Это платье очень дорого для меня. Он удовлетворенно кивнул.

– Насколько я знаю, вы сами моделируете одежду.

– Да, у меня есть небольшой опыт подобной работы, но в Англии меня интересует воспроизводство рисунка на ткани.

– Завтра я уезжаю в Венецию. Если вам когда-нибудь доведется там побывать, свяжитесь со мной. Я покажу вам ткани, раскрашенные по моему дизайну и с удовольствием послушаю о ваших успехах.

– Спасибо.

– Простите, сейчас я должен присоединиться к своим друзьям. Рад был познакомиться. До свидания, мадмуазель.

Жюльетт повернулась к Марко.

– Как удачно! За несколько минут – два сюрприза! Встретить вас, познакомиться с Фортуни! А сейчас я бы хотела представить вас Дереку и Габриэле.

Остальную часть перерыва Марко провел вместе с новыми знакомыми. Узнав, что Жюльетт в сопровождении Габриэлы завтра едет в Масслесфильд, он выразил желание присоединиться.

– Я собирался туда в конце недели, но ради того, чтобы поехать с вами, готов отправиться когда угодно.

Габриэла искренне обрадовалась, она не любила уезжать далеко без мужского сопровождения.

Когда прозвенел звонок, Дерек пригласил Марко на ужин в честь Жюльетт. Синьор Романелли тут же согласился.

* * *

Поездка в Масслесфильд оказалась очень плодотворной. Жюльетт и Марко управились с делами за один день. Заказ ателье Ландель Жюльетт все же решила разместить на лондонской фабрике, там предлагали более удобные сроки и несколько лучшие условия.

Вечером Марко, который остановился в том же отеле, пригласил Жюльетт и Габриэлу на ужин, а потом все отправились в кинематограф. На третий день они вернулись в Лондон.

– Я полагаю, – сказала Габриэла после того, как они простились с Марко на вокзале в Хьюстоне, – что синьор Романелли неравнодушен к тебе.

Жюльетт со смехом покачала головой.

– Ты говоришь это о каждом, с кем мне удалось здесь побеседовать.

Габриэла улыбнулась, но ничего не ответила.

В лондонском доме Таунзендов Жюльетт ждало письмо, написанное незнакомым почерком. Когда она распечатала конверт, из него выпал кусочек шелка. Жюльетт подняла его, затем прочитала письмо.

«Мне сказали, что когда вы нашли дельфийское платье, то среди кусков не хватало шнуровки и марки модельера. Вы сами заменили шнуровку. Я же добавляю последнюю недостающую деталь. И выражаю свое восхищение.

Искренне ваш, Фортуни».

Жюльетт бросилась к Габриэле.

– Он никогда не прислал бы мне свое клеймо, если бы увидел, что я ошиблась, сшивая платье! Теперь оно завершено.

Габриэла вслух прочла надпись на шелковом кружке: «Мариано Фортуни. Венеция».

– Как великодушно!

– Габриэла, мне так хочется поблагодарить его лично, но, насколько я знаю от Марко, сейчас Фортуни уже в пути.

Жюльетт пришила маркировку на спинку платья с внутренней стороны, рядом с горловиной. Затем написала Николаю об этой удаче.

С Марко она увиделась только на ужине накануне его отъезда. Марко уже знал о письме Фортуни. Его глаза радостно засверкали, когда он увидел, с каким энтузиазмом Жюльетт приняла подарок.

– Я отправила ему в Венецию письмо с благодарностью. Палаццо Пезаро дегли Орфей. Звучит грандиозно!

– Это один из лучших особняков в Венеции. Бывший дворец, построен еще в тринадцатом веке богатейшим родом Пезаро. Сегодня его называют Палаццо Орфей.

– Он на Большом Канале?

– Нет, но недалеко. Фортуни, вернее, дон Мариано, он любит, чтобы к нему так обращались, живет там уже несколько лет. С тех пор, как переехал из дома матери на берегу Большого Канала – Палаццо Мартиненго.

Во время приема Жюльетт пользовалась необычайным успехом и не могла танцевать с Марко так часто, как ей хотелось бы. Но синьор Романелли легко находил общий язык с самыми разными людьми. Когда бы ни посмотрела на него Жюльетт, он всегда увлеченно беседовал. Женщины находили его итальянскую внешность более чем привлекательной.

Последний танец перед ужином Жюльетт оставила для Марко.

– Будете ли вы заезжать в Париж по дороге домой? – спросила девушка, когда вальс окончился, и все направились в столовую.

– На этот раз – нет, у меня слишком много дел на родине.

– А вы были в Японии на шелкопрядильной фабрике?

– Да, три года назад. Что вы думаете о шелках, которые я поставляю Фортуни?

– Мне хотелось бы, чтобы его дельфийские шелка снискали себе ту славу, которую они заслуживают.

– О Фортуни не стоит беспокоиться. Он индивидуалист и не интересуется общественным признанием. Он влюблен в прошлое, в богатые, роскошные ткани, искусство и архитектуру ушедших веков. Древние связи Венеции с Востоком, возможно, сыграли свою роль. Он обожает свой город и был бы счастлив, если бы мог одеваться как Марко Поло.

– Как интересно и увлекательно все, что вы говорите о нем.

В конце вечера Жюльетт простилась с Марко.

– До встречи в Париже!

– До встречи! – отозвался он. – Передайте мой привет Николаю.

– Обязательно.

Все дела Жюльетт улажены и можно уезжать домой. Но Габриэла не хотела отпускать подругу, ведь в Лондоне еще можно посмотреть очень многое! К тому же, было неизвестно, когда возвращается Николай. Жюльетт получила от него только одно письмо. Кроме искренних выражений любви, оно содержало менее радостные вести: ситуация в России со времен его предшествующего визита сильно ухудшилась. По распоряжению отца у ворот особняка Карсавиных установлена охрана, но сам старик с печалью смотрит на вооруженных людей, вспоминая светлые годы детства и юности. Николай ничего не писал о том, как семья Карсавиных отнеслась к его идее брака, но Жюльетт и так поняла, что ее опасения оправдались. Больше, чем когда-либо, ей хотелось вернуться в Париж и встретиться с любимым.

– Мне нужно уехать в пятницу, – твердо сказала девушка за завтраком. – Я узнала расписание паромов в Дувр. Вечером буду в Париже.

Габриэла и Дерек отправились проводить Жюльетт. На вокзале Виктория Габриэла разрыдалась, умоляя подругу быть осторожной и заботиться о себе.

– В любом случае, ты всегда можешь приехать и жить с нами в Лондоне, – голос ее срывался.

Пораженная Жюльетт не понимала причины такого поведения подруги. Она посмотрела на Дерека. Тот только пожал плечами.

– У Габриэлы возникла странная мысль: если ты не будешь здесь, с нами, то обязательно произойдет что-то плохое. Жюльетт, я уверен, что ты умеешь находить свою дорогу в жизни.

– Конечно, – девушка улыбнулась, глядя в озабоченное лицо подруги. – Не волнуйся за меня. В мире моды волчьи законы, но эти волки скорее пугают, чем кусают.

Ее фраза возымела некоторый эффект – Габриэла улыбнулась сквозь слезы.

* * *

Когда Жюльетт прибыла домой, Париж уже светился первыми вечерними огнями. Дениза еще не вернулась из ателье. В коридоре на подносе для писем лежала записка от Николая. Жюльетт вскрыла конверт – письмо написано три дня назад. Николай в Париже, но уже получил указание от дяди отправиться в Брюссель по дипломатическим делам. Николай сообщал, что пытается оттянуть отъезд, чтобы увидеться с Жюльетт. Она тут же позвонила в его номер в отеле. Слуга Николая, узнав ее имя, сообщил, что граф Карсавин уезжает из Парижа завтра в полдень, а сейчас находится в своей мастерской. Даже не переодевшись, прямо в дорожном платье, Жюльетт выбежала из дома и наняла экипаж.

Задыхаясь от волнения, она увидела светящиеся окна мастерской. Жюльетт бросилась к двери, широко распахнула ее.

Николай стоял у завершенной скульптуры. Резко повернувшись, он радостно улыбнулся.

– Боже, ты вернулась! – воскликнул он охрипшим от волнения голосом.

Жюльетт бросилась к нему в объятия. Они поцеловались так страстно, словно пытались утолить голод разлуки. Одежда упала на пол, и через мгновение два тела, казалось, слились воедино. Их охватила такая страсть, что Жюльетт не смогла сдержать стонов почти невыносимого удовольствия. Они закончили одновременно…

Нежась в объятиях друг друга, они улыбались, вновь целовались, наслаждаясь прикосновениями тел, чувствуя, что только вдвоем могут быть счастливы.

– Ты – моя жизнь, – прошептал Николай, – моя единственная любовь.

Она прижалась губами к его рту, боясь, что Николай снова заговорит о будущем. Сегодняшний день принадлежит ей, ничто во внешнем мире не имеет право проникнуть сквозь запертую дверь, сквозь окно с задернутыми шторами.

Николай вновь любил ее, уже неторопливо, успокаивая поцелуями и лаской, от которых страстная натура Жюльетт словно поднималась к небесам. Так прошла ночь. Только под утро они уснули в объятиях друг друга. Ее медные волосы опутали его плечи и шею.

Утром Жюльетт еще спала и не слышала, как Николай вышел на кухню и приготовил кофе. Девушка проснулась, когда он вернулся в комнату с двумя дымящимися чашками в накинутом на плечи халате натурщика.

– Здравствуй, cherie.[14]

Жюльетт привстала в кровати, отбросив со лба волосы, и улыбнулась.

– Который час? – спросила она, уютно подоткнув подушку под спину.

Николай протянул ей чашку.

– Девять. Рано, не хотел тебя будить, но должен еще побывать в посольстве до того, как уеду. Сегодня в полдень, с вокзала Сент-Лазар, – его лицо стало серьезным. – Мы не говорили об этом ночью, может быть, стоит сейчас…

Она неохотно кивнула, зная, что пришло то время, которое несет им тревогу, беду. – Да.

Его откровенные слова заставили девушку вздрогнуть.

– Я должен вернуться домой в конце следующей недели прямо из Бельгии. Мои дни в Париже… Их больше нет.

Жюльетт, потрясенная, неотрывно смотрела на него.

– Я многое понял, – хмуро продолжал Николай. – Во Франции я жил, словно в раю – раю для глупцов, стараясь не замечать, как нужен на родине.

– Твой отец болен? Николай покачал головой.

– Нет, хотя уже далеко не молод. Доктор уверил меня, что при наличии ухода и заботы, отец протянет еще много лет.

– И ты принял решение? – Жюльетт боялась услышать ответ. Взгляд Николая стал жестким.

– Дело в том, что в России неспокойно, – он провел по лицу рукой, словно стремясь отогнать сцену, свидетелем которой стал. Казаки на лошадях разгоняли толпу голодных людей. Николай навсегда запомнил испуганные лица, вопли женщин, плач детей, стоны раненых. А он не мог им помочь, не мог вмешаться. – На второй день моего прибытия в Петербург я отправился во дворец, к царю, когда улицу неожиданно запрудили обезумевшие люди, пытающиеся уклониться от казаков с саблями. Я выпрыгнул из автомобиля, но ничего, ничего не мог… Одна женщина погибла прямо у меня на глазах. На лице Жюльетт застыл ужас.

– И когда кончится все это?

– Не знаю. Нужно что-то менять. Я должен вернуться, не могу оставаться здесь, пока там… Я знаю многих важных людей в государстве, некоторых – с детства. У меня есть, как говорят, влияние, но только, если буду в России, мой голос может иметь вес. Нет, я предан царю, но честно хочу сказать: он слабый человек, под сильным влиянием своей жены, которая, в свою очередь, находится под воздействием страшного человека – Распутина, она считает, что этот дремучий монах спас жизнь бедного царевича, больного гемофилией,[15] – Николай взял руку Жюльетт, сжал ее пальцы. – Скажи, что ты готова поехать со мной. Я не смогу уехать без тебя.

Жюльетт задрожала всем телом.

– Все случилось так быстро. Как твоя семья отнеслась к идее жениться на мне?

– Плохо, – честно ответил Николай, – но это не имеет значения для нас. Впереди – трудности, грядут перемены. Когда ситуация в России станет стабильной, мы сможем надолго приезжать в Париж, – он нежно сжал ее плечо. – Конечно, все будет непросто. Я не смогу предложить тебе ту жизнь, о которой когда-то мечтал, но хочу, чтобы ты всегда была со мной.

Жюльетт отстранилась, чувствуя, как сердце разрывается на части:

– Что хорошего может получиться, если твоя семья отвернется от тебя?

На какое-то мгновение он заколебался, но быстро опомнился: нет, он не может отпустить ее.

– У меня много хороших друзей. России сейчас нужны мужчины. Я смогу быть связующей нитью между правительством и простыми людьми, я понимаю их. В предыдущие приезды мне удавалось найти нужные слова. Рабочие, крестьяне доверяют мне, – он наклонился к Жюльетт, глядя прямо в глаза. – Итак, что ты ответишь, любимая? Я люблю тебя. Ты – все для меня. Я не уеду из Парижа до тех пор, пока ты не пообещаешь приехать в Брюссель на следующей неделе, а потом мы отправимся в Петербург.

Ее губы дрожали, в глазах застыло отчаяние. Сердце, казалось, кричало от боли. Нет, она не сумеет ему отказать. Жюльетт ясно видела, как потрясла его сцена убийства, свидетелем которой он стал в России. Здесь, на Западе, его жизнь была простой и легкой. Странно, но Жюльетт гордилась, что надвигающиеся грозные события уже пробудили в нем силу и мужество. Николай уверен, что нужен сейчас своей стране. И уверен, ему нужна она, Жюльетт! Разве может она отвернуться от любимого человека во имя собственного эгоизма? Даже привязанность к Франции уступит место любви к этому русскому…

Закрыв глаза, Жюльетт попыталась представить себе, как встретит ее семья Николая, как все будут поворачиваться спиной, как на лице Анны Долоховой появится презрительная улыбка… Но на другой чаше весов – разлука. Которую невозможно перенести. И он просит ее о помощи в своем крестовом походе против предрассудков.

Жюльетт медленно подняла голову. Любовь должна светить, даже если дорогу жизни окутала полночь.

– Я приеду в Брюссель.

Николай крепко обнял ее, нежно целуя. Он понимал: Жюльетт многим жертвует ради него.

– Ты никогда не пожалеешь! Клянусь!

Жюльетт сказала, что должна подготовить сестру к мысли об отъезде. Они говорили еще о многом. По словам Николая, жить в Петербурге они будут не во дворце отца, а в городском доме, принадлежащем лично графу Николаю Карсавину. В нем – множество комнат, и Жюльетт может любую превратить в мастерскую моделирования одежды. Николай уже договорился, чтобы его инструменты, скульптура Жюльетт, все материалы были отправлены по этому адресу.

Одевшись, оба еще долго стояли молча, не в силах разомкнуть объятия, стараясь продлить светлые мгновения накануне важных жизненных перемен. Жюльетт знала, что всегда будет помнить эту комнату – гавань их любви, где каждый забывал о своих делах – о дипломатической службе и о мире моды.

– Когда-нибудь, – тихо сказала девушка, – на стене этого дома появится мемориальная доска, свидетельствующая, что русский скульптор Николай Карсавин создавал здесь свои ранние работы, принесшие ему известность.

Он рассмеялся.

– Очень сомневаюсь в этом.

Жюльетт внимательно посмотрела ему в глаза.

– Но так может быть! Что бы ни случилось, но скульптурой ты все равно будешь заниматься!

– Ну, хорошо. Если даже и появится такая доска, все равно никто не будет знать, почему эта мастерская была так дорога мне.

– Пусть это будет нашей тайной.

– Хорошо, – он поцеловал ее.

Они вышли из дома, и Николай запер дверь мастерской.

Глава 13

Жюльетт оборвала стенания Денизы по поводу отсутствия сестры всю Ночь сообщением об отъезде в Санкт-Петербург вместе с Николаем, за которого собирается замуж. К счастью, кабинет баронессы находился в пристройке, поэтому ее возмущенные крики не всполошили служащих ателье. В конце концов, Дениза, вся в слезах, упала в кресло. Глубоко огорченная, Жюльетт попыталась утешить ее, обняв за поникшие плечи, но сестра решительно отстранилась.

– У меня были такие планы! – сквозь слезы прошептала она. – Я хотела, чтобы ателье Ландель перешло к тебе, твоим детям, внукам. Чтобы век за веком…

– Но на это никогда нельзя рассчитывать, – возразила Жюльетт. – Дети вырастают и сами решают свою судьбу.

– Но я бы сделала все возможное, чтобы твои дети пошли по той дороге, которую я…

– Послушай! – оборвала ее Жюльетт. В голосе младшей сестры звучало искреннее сочувствие. – Отъезд из Парижа разорвет мою связь с ателье Ландель, хочу я этого, или нет. Я больше не смогу следить за модой во Франции. Если мне придется заниматься тканями, моделированием, это будет предназначено для русского рынка. Все, что я могу обещать, – присылать тебе новые наброски, фасоны, которые сгодятся для одежды «от Ландель».

Дениза подняла глаза, в которых светилась ярость.

– А откуда ты будешь черпать вдохновение в этой Богом проклятой стране?

– В иконах, где переливаются золотые и темно-синие краски. В великих полотнах русских художников. Разве не русские подарили нам идею, которая стала событием в зимнем сезоне – стоит только вспомнить казацкие бурки, меховые шапки и свободные шубы? Ты не должна думать, что я порываю с Францией навсегда. Николай обещал, что мы будем подолгу жить в Париже. До отъезда в Брюссель осталось десять дней. Не стоит тратить время на бесполезные споры. Я должна завершить множество дел. И начать стоит с обсуждения моей лондонской поездки.

Дениза знала: если Жюльетт захочет, то просто уйдет, хлопнув дверью после всех ссор и раздоров. Нет, она не ощущала ни капли сочувствия – ее собственные планы рухнули, отчаяние было столь велико, что у нее не осталось сил быть снисходительной к Жюльетт, которая хочет выйти замуж за любимого человека. Но все же одна мысль проникла в сознание. Коллекция одежды в русском стиле, казацкие мотивы. Даже в момент отчаяния это произвело впечатление. От подобной идеи нельзя отвернуться.

Блеснул еще один луч надежды: Жюльетт и Николай будут часто приезжать в Париж. Вместе с детьми. Она сама познакомит племянников и племянниц с миром моды, выберет одного из детей, наиболее способного и заинтересованного в игре красок и очаровании силуэтов… Дениза представила себя в роли любящей тети, договаривающейся с сестрой о том, чтобы один из детей – для его же блага – остался в Париже. Но краска гнева еще не сошла с ее щек.

– Согласна, мы в полной мере должны использовать время, оставшееся до отъезда. Надеюсь, мы будем переписываться. Хотелось бы, чтобы в Санкт-Петербурге ты начала разработку моделей по казацким мотивам. А сейчас расскажи о поездке в Лондон.

Жюльетт облегченно вздохнула.

* * *

В последующие дни Жюльетт была ужасно занята. Дениза настояла на том, чтобы сестра взяла с собой весь свой гардероб. Идея рекламы «от Ландель» продолжала жить. Были закуплены еще два дорожных сундука. Николай прислал билеты первого класса до Брюсселя с сопроводительным письмом, полным пылких заверений в любви.

Утром того дня, когда Жюльетт должна была отправиться в Брюссель, Дениза прислала девушку, которая попросила мадмуазель Кладель пройти в кабинет баронессы. Жюльетт уже закончила все дела и занималась наведением порядка на рабочем столе. Она решила, что Дениза в последний момент придумала еще какое-нибудь поручение. Всего несколько часов отделяют Жюльетт от новой жизни. Со счастливой улыбкой она спустилась вниз, полная радужных надежд.

К удивлению Жюльетт, Дениза не сидела за столом, а стояла у окна. Выражение лица сестры поразило девушку, сердце забилось от тревожного предчувствия.

– Что случилось?

Дениза заколебалась, но все же в ее голосе прозвучала нотка торжества, когда она сообщила:

– Приготовься, Жюльетт. Ты не уезжаешь ни в Бельгию, ни в Россию, вообще никуда. Невеста Николая Карсавина вместе со своей мачехой приехала из Санкт-Петербурга, чтобы заказать подвенечное платье.

Жюльетт застыла на месте, смертельно побледнев. Дениза бросилась к ней, опасаясь, что сестра упадет в обморок, и усадила на стул. Жюльетт села, словно окаменев, неестественно выпрямившись, глядя перед собой невидящими глазами. Руки судорожно сжались. Удар слишком жесток.

Дениза подошла к двери, выглянула в коридор и велела секретарю принести кофе. Поднос с чашками Дениза приняла прямо в дверях. Жюльетт так и не шевельнулась.

– Выпей! – потребовала Дениза, подавая чашку сестре.

Какое-то время Жюльетт смотрела на кофе, словно не понимая, что ей предлагают. Затем взяла чашку, сделала два глотка и спросила:

– Как ее зовут?

– Наташа Берберова.

– Она давно здесь?

– Двадцать минут. Мне сообщила о них директриса – она так всегда поступает, когда важные клиенты приходят впервые.

– Ты ее видела?

– Да. Мне доложили, что наше ателье им порекомендовала графиня Долохова, – Дениза ничего не сказала о том, что от Анны Долоховой она вряд ли ожидала положительной рекомендации. – Русская клиентка сообщила, что выходит замуж за графа Карсавина, который сейчас находится в Бельгии, а потом едет в Россию.

– Когда свадьба?

– Она не сказала, но просила выполнить заказ не позднее, чем через шесть недель. Они с мачехой остановились у князя Вадима.

Жюльетт поставила чашку и встала.

– Где они сейчас?

– В Голубом салоне, просматривают модели подвенечных нарядов. У девушки есть какие-то собственные соображения по поводу платья, – Дениза быстро пересекла комнату и закрыла дверь. – Надеюсь, ты не собираешься повидаться с ней? – в голосе баронессы прозвучала тревога.

Жюльетт, лицо которой так и не потеряло меловой оттенок, посмотрела на нее с удивительным спокойствием.

– А что еще я должна делать?

– Обещай мне не устраивать сцен. Подумай о клиентах, которые все это услышат…

– Сцены? Зачем? Я никогда не устраиваю сцен. Не исключено, что Наташа Берберова не знает о моем существовании так же, как я не знала о ней.

– Ты уверена?

– Я не собираюсь раскрывать ей глаза. Просто скажу, что мы не сможем выполнить этот заказ за несколько недель. Предложу отправиться в другое ателье. То, что я узнала, касается только меня и Николая.

– Ты ведешь себя неразумно. Сама не знаешь, что говоришь и делаешь!

Жюльетт на секунду закрыла глаза, пытаясь унять бешено колотящееся сердце.

– Знаю. Отойди, пожалуйста.

Дениза неохотно отошла от двери. Она вышла следом за сестрой и смотрела ей в спину, пока та не исчезла в конце коридора.

* * *

Наташа Берберова просматривала журнал с моделями, сидя рядом с мачехой – женщиной с высокомерным взглядом, но простоватой внешностью, которая изучала фасоны в лорнет. Закройщица, обслуживающая гостей, сделала шаг в сторону, когда увидела Жюльетт. Поглощенная изучением моделей, Наташа не сразу заметила вошедшую, что дало Жюльетт возможность рассмотреть молодую женщину примерно одного с ней возраста с соблазнительным бюстом и тонкой талией. Волосы пшеничного цвета заплетены в косу, уложенную узлом на затылке. Широкие поля шляпы скрывали миловидное лицо с бровями вразлет, длинными ресницами вокруг опущенных глаз. Вздернутый носик и упрямый подбородок.

– Добрый день. Меня зовут Жюльетт Кладель. По реакции женщин стало ясно, что это имя им известно. Наташа вся напряглась, правда, так и не оторвав глаз от журнала. Ее мачеха автоматически подняла глаза, но, когда смысл услышанного дошел до нее, краска залила высокие скулы. Женщина хотела встать, даже открыла рот, готовая что-то сказать, но Наташа схватила ее за руку.

– Но… – только и успела произнести женщина.

– Пожалуйста! – рука Наташи сильнее сжала руку мачехи. Она положила журнал на колени и медленно подняла глаза, почти прозрачные от ненависти. – Могу ли я поговорить с вами наедине?

– Да. Пройдемте со мной.

Жестом, полным презрения, Наташа сбросила журналы с колен, радуясь этой маленькой возможности выразить свои чувства. Мачеха только покачала головой, но не посмела перечить падчерице, так и не встав с кресла, когда две молодые женщины удалились.

В небольшой демонстрационной комнате Наташа несколько раз пересекла расстояние от двери до окна, не в силах успокоиться. Жюльетт села на стул.

– Если бы я знала, – начала Наташа, – что это тот самый дом моды, в котором вы работаете, то никогда не пришла бы сюда. Я всегда восхищалась туалетами графини Долоховой, а когда решила сшить подвенечное платье в том же ателье, Анна не предупредила…

– Без сомнения, она хотела сделать мне больно. Вряд ли она предполагала, что мы найдем возможность поговорить. Как давно вы помолвлены с Николаем?

– Очень давно. Решение приняли наши отцы, – Наташа наконец села. – Я люблю Николая с тех пор, как помню себя. Официально мы были помолвлены пять лет назад, получив благословение царя.

Сердце Жюльетт мучительно сжалось.

– Поскольку вам известно обо мне, значит, он хотел разорвать помолвку?

– Просил. Но я отказала.

– Он любит меня.

– Сейчас – да, но это пройдет. Я не так глупа, дорогая мадмуазель. Трудно было ожидать, что в Париже Николай будет вести монашескую жизнь. Но мы все считаем, что он мог бы более разумно обставлять свои amities amoureuses.[16] Конечно, я без особого удовольствия узнала, что планируется нечто более серьезное, но отец и мачеха не раз говорили, что Николай – не первый и не последний мужчина, теряющий голову из-за хорошенького личика иностранки, – в ее голосе прозвучало сочувствие. – Он очень скоро забудет вас, мадмуазель.

– Мне так не кажется.

Наташа подалась вперед, словно стараясь подчеркнуть важность своих слов.

– Но вы будете здесь, в Париже, а я, его жена, буду с ним рядом в Петербурге. Он всегда считал меня красивой, и память о вас быстро сотрется, когда он окунется в радости семейной жизни со мной, а потом займется воспитанием детей – наших с Николаем, – Наташа поняла, что нанесла сокрушающий удар. Глаза Жюльетт расширились, в них была боль и печаль. Но в момент торжества уже было не до жалости. – Ваша любовь с самого начала была обречена. Даже, если бы я согласилась отпустить Николая, мой отец не допустил бы этого: чтобы его дочь уступила место какой-то портнихе! Абсурд!

Наташа вышла из комнаты. Жюльетт осталась сидеть на стуле, опустив голову, сжав руки, подавленная отчаянием. Она стала вспоминать все, о чем говорил Николай во время последней встречи. Нет, о браке речи не было. Он только выражал сожаление, что не сможет предложить ей ту жизнь, о которой мечтал, что впереди – масса трудностей. Теперь девушка понимала, Николай боялся потерять ее, боялся, что она не уедет с ним, узнав о невозможности брака. Николай просто собирался отвезти ее в Петербург, возможно, по дороге рассказав правду, надеясь, что чувства не позволят ей оставить любимого. Карсавин привык получать желаемое, и просто не хочет ее потерять.

Уединение Жюльетт нарушила закройщица, пришедшая осмотреть демонстрационный зал перед приходом клиентки. Жюльетт улыбнулась, покинула салон и через несколько минут вошла в кабинет Денизы.

– Могу я уехать на какое-то время?

– Да, конечно. Куда? Хочешь вернуться в Англию и пожить у Габриэлы?

Жюльетт покачала головой.

– Нет. Хочу тишины. Мне нужно привыкнуть… ко всему. Я вернусь в школу, поживу какое-то время у монахинь. Там тихо.

– Хорошо, – Дениза кивнула. Сестре нужно отдохнуть, а затем вернуться, полной новых сил и энергии. Любовь проходит. – Когда ты хочешь ехать?

– Завтра утром.

– Не нужно ходить за билетами. Я уеду утром на работу, а затем отошлю «мерседес» в твое распоряжение. Мой шофер отвезет тебя в монастырь.

Это был великодушный жест. Дениза тут же пожалела о нем, вспомнив те неудобства, которые несет поиск такси. Но было уже поздно.

По пути домой Жюльетт зашла на почту и отослала две телеграммы. Одну – в школу. Другую – Николаю, в которой сообщила, что встретила Наташу и не приедет в Брюссель. Всего несколько слов, которые быстро посчитал почтовый служащий, но в этой краткости крылось что-то решительное, однозначное. Жюльетт расписалась за телеграммы. С удивлением отметила, что действует машинально. В душе – боль и пустота. Она с трудом воспринимала окружающее. Ночью девушка почти не сомкнула глаз.

Когда шофер отвез Денизу на работу и вернулся за Жюльетт, она уже была готова к отъезду. Заколов шляпку булавкой с жемчужной головкой, бросила последний взгляд на комнату, проверяя, все ли вещи отнесены вниз.

Шофер вошел в комнату, взял багаж и понес к машине. Через несколько минут в дверь неожиданно постучали, вошла горничная.

– Граф Карсавин хочет видеть вас, мадмуазель.

Жюльетт замерла. Ее охватила паника. Но девушка постаралась сохранить хладнокровие. Должно быть, получив телеграмму, он ехал всю ночь, чтобы добраться до Парижа.

– Передайте графу, что я не могу с ним говорить, потому что уезжаю.

Горничная ушла. Жюльетт дрожащими руками стала застегивать пальто, натянула перчатки, взяла сумочку.

– Жюльетт! – раздался с лестницы голос Николая. – Я не уйду, пока не поговорю с тобой!

Глубоко вздохнув, девушка вышла из комнаты и остановилась у лестницы. Она смотрела сверху вниз прямо в широко распахнутые глаза Николая. Он был небрит. Правая нога – на нижней ступеньке, рука на перилах – готов бежать и искать Жюльетт в верхних комнатах. Шофер, вынося вещи и поджидая выхода Жюльетт, оставил входную дверь открытой, поэтому Николай беспрепятственно вошел в дом. Прежде, чем девушка смогла произнести хоть слово, вновь раздался гневный голос:

– Куда, черт возьми, ты уезжаешь? Жюльетт с трудом сдерживала слезы, чувствуя, как ее душа буквально разрывается на части. Увидев любимое, искаженное мукой лицо, она была готова разрыдаться.

– Николай, все кончено.

– Это невозможно! Мы – одно целое в этой жизни.

– Нет!

– Я не позволю тебе!

Дворецкий, обеспокоенный гневной речью посетителя, хотел послать горничную за другими слугами, но Жюльетт подняла руку и покачала головой, отменяя распоряжение и делая ему знак удалиться. Присутствие посторонних в этот мучительный миг – невыносимо.

Оставшись один на один с Николаем, она начала медленно спускаться с лестницы. Остановилась на ступеньках.

– Неужели ты считаешь, что я смогу делить тебя с кем-либо? – напряженно спросила она.

– Нет, этого не будет. Брак, который мне хотят навязать, будет только формальным. Обещаю. Ты – самое главное в моей жизни. До конца моих дней.

– Должно быть, ты любил Наташу, если согласился на помолвку.

– Боже праведный! Все было оговорено, когда я еще был мальчишкой. Да, она мне нравилась. Да, я был помолвлен, когда мы достигли подходящего возраста: мне девятнадцать, ей шестнадцать. Любовь в таких случаях в расчет не берется. Супруги считают, что им повезло, если они хотя бы ладят друг с другом. Мы с Наташей всегда были друзьями. Именно поэтому я пошел к ней, надеясь разорвать нашу помолвку.

– Но она любит тебя! Конечно, она не дала согласие.

– Не предполагал, что ей взбредет в голову приехать в Париж! Я слишком люблю тебя, чтобы думать о препятствиях! Ее отказ был неожиданным ударом. Я даже отправился к царю с просьбой, чтобы он поговорил с Наташей.

– И что?

– Ушел ни с чем. Окончательное решение осталось за ней.

– Ты должен был рассказать мне все это раньше! – крик вырвался, казалось, из самого сердца Жюльетт.

– Я никогда не лгал! Искренне надеялся, что вернусь в Париж, и мы поженимся! Потом все рассказал бы тебе. А сейчас, если мы хотим быть вместе, есть только один путь…

– Если бы ты был свободен, я бы поехала с тобой куда угодно, неважно, женаты мы, или нет, – произнося эти слова, Жюльетт медленно спускалась по лестнице. Она резко остановилась, когда Николай преградил ей дорогу.

– Я буду приезжать в Париж так часто, как только смогу. И время здесь будет принадлежать нам, как будто ничего не случилось!

– Оставь подобные мечты, Николай! – в ее голосе послышались истерические нотки. Жюльетт опасалась, что ноги перестанут слушаться ее, и он подхватит ее на руки, как бывало не раз. – Возвращайся к женщине, которая ждет тебя уже пять лет! Я не хочу больше видеть тебя!

– Ты не можешь так говорить! – в его голосе звучала такая любовь, страсть и мука, что Жюльетт почувствовала: еще немного, и воля покинет ее. Она уже не могла сдержать слезы.

Ничего не видя перед собой и размахивая сумочкой, она пошла вниз, нанося удары по его лицу, плечам. Николай в изумлении попятился. Жюльетт бросилась к двери. Заурчал мотор автомобиля, шофер распахнул дверцу.

– Быстрее! – крикнула Жюльетт. – Скорее! Поезжайте скорей!

Шофер захлопнул дверцу, быстро тронул машину с места. Жюльетт разрыдалась, но все же обернулась, когда автомобиль набрал скорость. Сквозь заднее стекло она увидела, что Николай бежит следом, размахивая руками, пальто развевается на ветру, но все же он безнадежно отставал от быстро удаляющейся машины. Наконец он остановился, беспомощно опустив руки. И только сейчас она в полной мере осознала: это конец их любви. И слезы скрыли от нее фигуру Николая еще до того, как другие автомобили заслонили дорогой силуэт.

Глава 14

Жюльетт провела в монастыре шесть недель. Все это время одна из комнат оставалась свободной на случай, если приедут родственники и останутся на ночь. Девушке хотелось быть уверенной, что, вернувшись в Париж, она не застанет там ни Николая, ни Наташи, ведь вполне возможно, они вместе уедут в Санкт-Петербург.

Монастырь оказался значительно менее тихим местом, чем она предполагала, так как всех монахинь взволновал ее приезд и им страшно хотелось поболтать. Даже те, кому девушка в школьные годы не особенно нравилась и кого раздражала ее вызывающая, по их мнению, независимость, радовались, тем не менее, ее визиту, как дуновению свежего ветерка в душной атмосфере старого, изолированного от мира монастыря. Милая, добрая и уже очень немолодая сестра Берта, наверное, больше всех растрогалась и сразу же бросилась показывать Жюльетт фотографии алтарного покрова, который они когда-то вместе вышивали, и который теперь находился на алтаре Шартрского собора. По просьбе настоятельницы Жюльетт дала ученицам монастырской школы несколько уроков рисунка по ткани. В общем, дни пролетали быстро. Ночи же казались бесконечными и мрачными. Девушка никак не могла заснуть, воспоминания о Николае были столь ярки, что в отдельные моменты ее удивляло, как она вообще способна жить в такой изнуряющей душу тоске.

Где-то в конце пребывания в монастыре, Жюльетт немного усомнилась в своем состоянии, но вскоре перестала тревожиться, объяснив все эмоциональным потрясением, через которое ей пришлось пройти. На обратном пути домой девушка решила полностью отдаться работе, любимое дело было единственным противоядием от ощущения жгучей пустоты Парижа, из которого уехал ее любимый.

Дениза с нетерпением ждала возвращения Жюльетт и сразу же загрузила ее работой. Из Лондона прибыли шелка и бархат с ее рисунками, и нужно было решить, какие из них шить платья.

Через неделю после возвращения в Париж, встав с постели, Жюльетт внезапно ощутила сильный приступ тошноты. Едва она успела добраться до ванной, как началась рвота. Вернувшись в спальню, Жюльетт бессильно опустилась на табурет у трюмо. Не осталось никаких сомнений. Она беременна! Более того, девушка знала, когда это произошло. В те безумные мгновения встречи после ее возвращения из Лондона они были настолько охвачены страстью, что впервые забыли о всякой предосторожности. Ни в тот первый, бесконечно счастливый момент их соединения, ни позже, когда они снова и снова предавались любви, забыв обо всем на свете. Любовь полностью поглотила ее, может быть, в глубине души Жюльетт верила, что они вскоре поженятся, и эта надежда делала ее еще менее осторожной.

Внезапно дрожь от новой, жуткой мысли пробежала по телу – рано или поздно Николай поймет, чем могла кончиться та ночь. Одна за другой кошмарные мысли возвращались в ее сознание, по мере того, как со все большей остротой и болью Жюльетт понимала, что это означает для нее. Николай будет рассматривать беременность как еще один способ властвовать над ней, заявив о родительских правах видеться с собственным ребенком. Он станет снова и снова возвращаться в ее жизнь, и, в конце концов, растопчет все будущее и лишит себя всякой надежды на счастье. Жюльетт сжала кулаки, глядя в зеркало. Этого нельзя допустить.

С трудом ей удалось одеться. Предстояло подумать не только о том, что связано с рождением ребенка, но и что за этим последует. Дениза не потерпит младенца в идеальной чистоте своего дома, да и сама Жюльетт не захочет здесь оставаться. С внезапной благодарностью она вспомнила о сумме, которую завещал ей покойный муж Денизы и которую она до сих пор сохранила в неприкосновенности. Ей не могло и в голову прийти, когда впервые услышала о завещании, что оно окажется так кстати в самый трудный момент. Деньги позволят какое-то время жить независимо и решить главные проблемы, которые возникнут сразу же после рождения ребенка.

Жюльетт прижала пальцы к вискам. Как может разум с такой поразительной быстротой выстраивать все эти планы, хотя она едва поняла весь ужас, ожидавший ее? Возможно, уверенность, что она беременна, пробудил стремление любым способом защитить еще не рожденное дитя? По крайней мере, пройдет еще несколько недель прежде, чем возникнут подозрения по поводу ее положения. Еще есть время выбрать момент для разговора с сестрой, которая, конечно же, воспримет новость с отвращением и громоподобными вспышками гнева.

Целый день, сидела ли Жюльетт на рабочем месте или беседовала с клиентами, мысли то и дело с завидным постоянством и независимо от ее желания возвращались к случившемуся. И все же в этой агонии чувств она не могла до конца осознать, что это все-таки значит – быть матерью ребенка Николая Карсавина. Слишком многое из того, что хранила память, было постоянным источником боли, страданий и разочарования, чтобы она могла однозначно заключить, чем будет для нее ребенок: утолением любовной тоски или повседневным мучительным напоминанием о невозвратном, особенно, если у сына или дочери со временем проявится сходство с отцом.

Утренняя тошнота продолжалась довольно долго, но ей пока удавалось скрыть от окружающих свою тайну.

И только во время примерки нового платья Жюльетт поняла, что настал момент рассказать обо всем Денизе. В зеркало она заметила, как нахмурилась портниха, измеряя ее талию, видимо, не поверив, что сделала это достаточно точно, и стала мерить снова. К счастью, корсет, который стала носить Жюльетт, сделал свое дело, и разница оказалась слишком незначительной, чтобы портниха обратила внимание.

Для серьезного разговора Жюльетт выбрала один из вечеров, когда сестры, как это бывало часто, уединились после обеда за чашкой кофе. И в первый раз за долгое время реакция Денизы очень отличалась от той, которую ожидала Жюльетт. Сестра просто и безропотно кивнула головой и продолжала молча помешивать кофе.

– Я так и думала.

Жюльетт удивленно взглянула на сестру.

– Как ты догадалась?

– Последнее время ты очень бледна, когда выходишь к завтраку, стала отказываться от жирного соуса за обедом. Но, кроме этого, я, вероятно, быстрее всех остальных замечаю едва уловимые изменения в лице и фигуре. Профессия модельера развивает остроту зрения.

– Я думала, ты рассердишься.

– Ну, конечно, это меня совсем не обрадовало, – почти огрызнулась в ответ Дениза, ее глаза сверкнули опасным огнем. Но она глубоко вздохнула, взяла себя в руки и продолжала обычным голосом. – И вообще, почему меня должно удивлять случившееся? Граф Карсавин – красивый молодой человек, сильный, притягательный. Я всегда понимала, он не из тех мужчин, кого в отношениях с женщинами устраивают платонические прогулки под луной и слушание соловьиных трелей… Да и ты с самого начала была столь очевидно безумно влюблена. Я предвидела, что это произойдет, с первых дней вашего знакомства. Вот почему так не одобряла ваши отношения, но ты ведь не слушала меня.

– Я не жалею.

– Гм… возможно, пока действительно не жалеешь, но должна понять, что значит быть одинокой женщиной с ребенком на руках.

– Я понимаю.

– Николаю придется выплачивать тебе солидное содержание, он обязан заботиться о своем отпрыске.

– Нет, – гневно запротестовала Жюльетт. – Николай не из тех, кто легко сдается. Боюсь, он скоро приедет в Париж, чтобы удостовериться, не беременна ли я, – ее голос срывался. – Никогда не смогу начать жизнь заново, если не сумею освободиться от него.

– Ты думаешь отдать ребенка в приют?

– Нет! Я никогда с ним не расстанусь.

– Отдашь кормилице?

– Нет! – снова решительно воскликнула Жюльетт. – Я собираюсь растить своего ребенка сама вдали от Парижа, там, где Николай никогда не найдет нас. На деньги, доставшиеся мне от Клода, сниму квартиру, найму хорошую няню, чтобы заботилась о ребенке, когда я буду на работе.

– О какой работе ты думаешь?

– Стану преподавать рисунок на ткани. Мне очень понравилось учить молодых монахинь, когда я снова была в монастыре. Кроме того, могу давать уроки английского и итальянского.

– Весьма похвально, – сухо заметила Дениза. – Но совершенно непрактично.

– Что ты хочешь сказать?

– На деньги Клода ты долго не продержишься, и тебе никогда не удастся найти работу, чтобы хорошо зарабатывать.

– Но почему?

– Ни в одну приличную школу тебя не возьмут. С ребенком на руках и без обручального кольца тебя повсюду будут воспринимать, как источник дурного влияния на учениц. Вы оба – ты и ребенок – станете отверженными. О таком будущем ты мечтаешь для него? Жестокость этого мира неизбежно преследует того, на ком лежит печать незаконного рождения.

– Я куплю обручальное кольцо, если это так необходимо! – ответила Жюльетт, решив держаться до конца. – Ребенок не должен страдать за мои грехи.

Дениза вздохнула.

– Смелые слова. Ну и какую же роль ты собираешься играть? Брошенной жены? Молодой вдовы? Супруги моряка, которая много лет безнадежно ожидает возвращения своего «летучего голландца»? Владелицы школ, ателье и другие работодатели знают наизусть все эти сказочки. Мне самой часто приходится их выслушивать.

Жюльетт сжала руки на коленях.

– Единственное, что я знаю точно: не могу больше оставаться в Париже, – сказала она решительно.

Дениза несколько мгновений помолчала перед тем, как продолжить.

– Почему ты так уверена, что граф Карсавин не будет преследовать тебя, если ничего не узнает о ребенке?

– Потому что тогда у него не будет оснований требовать встреч со мной, объясняя их необходимостью общения с дочерью или сыном. И он ведь понимает, что другой возможности удержать меня нет.

– Ты так уверена в себе.

Жюльетт кивнула головой, бросив печальный взгляд на свои руки, где уже не было прекрасного кольца, подаренного Николаем. Она тщательно упаковала его, написала на коробочке адрес и отнесла в русское посольство, попросив, чтобы послание вручили лично графу Карсавину в Санкт-Петербурге. Ее весьма вежливо заверили, что это будет сделано безотлагательно. Жюльетт поняла: после расставания с нею Николай отправился в посольство и попросил всю корреспонденцию без задержки направлять ему в надежде, что Жюльетт, возможно, решится написать ему.

Голос Денизы вторгся в ее размышления.

– К счастью, пока ты строила свои планы, я тоже не сидела сложа руки и кое-что придумала. Тебе нет необходимости покидать ателье Ландель.

Жюльетт удивленно подняла голову.

– Но ты же боишься скандала. Я думала, что буду уволена в ту же секунду, как только сообщу о моей беременности.

Дениза продолжала говорить, словно не услышала сказанного сестрой.

– Я полагаю, ты хотела бы родить там, где тебя никто не знает, но не хочу, чтобы роды принимала какая-нибудь неуклюжая сельская повитуха с красными грубыми руками. Этот ребенок слишком важен для будущего ателье Ландель. У меня есть превосходный вариант решения. Ты поедешь на мою тосканскую виллу.

– Я думала, в Каза Сан Джорджо кто-то живет.

– Недавно она освободилась. Управляющий и его жена – Антонио и Кандида Бонини – позаботятся о тебе. Когда однажды опасно заболел Клод, местный молодой доктор Морозини спас ему жизнь. Из писем Кандиды мне известно, он все еще практикует в близлежащем городке Лукка, и позаботится, чтобы ты удачно разрешилась от бремени.

Жюльетт поразило, как многое подробно продумано без ее участия. Ясность мысли, все эти дни помогавшая строить планы на будущее, казалось, покидала ее, вместо этого появилась растерянность и неуверенность в себе. Она почувствовала, что не может сопротивляться.

– Думаю, это разумное предложение и отправлюсь туда.

– Ну конечно! – Дениза поняла, что одержала верх и продолжала наступать. – Можешь сразу ехать в Италию. А твое отсутствие я объясню тем, что ты имела в Лондоне большой успех и теперь находишься в специальной поездке по ряду стран, чтобы выяснить, где можно открыть магазины модной одежды. Многим известно, меня давно интересует эта идея и я часто о ней упоминаю.

– Какие ужасные увертки, – с отвращением прошептала Жюльетт.

– Все это делается ради твоего ребенка. Не ради тебя! – резко сказала Дениза, и с удовлетворением заметила, что на какое-то время ей удалось подавить сопротивление сестры. – По той же причине у ребенка должна быть другая фамилия, так как твое имя в будущем может вызывать нежелательные ассоциации и стать для него неприятной помехой в жизни. Смена имени должна произойти как можно раньше, если ты действительно хочешь, чтобы его отец никогда не узнал правду.

Жюльетт чувствовала, как под жестким психологическим и физическим давлением она превращается в пешку в руках Денизы, но была не в силах сопротивляться, ведь все делалось в интересах ее ребенка. Ей приходилось помнить об этом, несмотря на унижение, которое она испытывала, соглашаясь участвовать в спектакле, режиссером которого была Дениза. Благополучие еще не рожденного малыша представлялось самым важным в ее жизни.

– И хотя тебе не хочется отдавать ребенка на попечение чужим людям, – твердо продолжала Дениза, – будет разумно хотя бы на некоторое время оставить его у Антонио и Кандиды. Это даст тебе возможность восстановить парижские связи.

В намерения Денизы входило как можно дольше продержать малыша на вилле, но она понимала, что полностью открывать Жюльетт свои планы небезопасно.

– Итальянцы любят детей, особенно младенцев. Бог их знает, почему. Национальная черта.

Жюльетт вскочила, пытаясь вырваться из-под власти железной логики Денизы и хоть в чем-то настоять на своем.

– Я никогда не отдам своего ребенка незнакомым людям!

– Ну конечно же, нет! Но Бонини станут самыми близкими людьми для тебя, когда ты проведешь с ними несколько месяцев и поймешь, какие они милые и добрые, – Дениза поднялась и нежным, осторожным жестом обняла сестру за талию, понимая, что должна быть крайне осторожна, иначе Жюльетт заартачится и все испортит. – Кроме того, дорога от Парижа до Италии занимает не так уж много времени. Прекрасные поезда… Как только у тебя возникнет желание повидаться с малышом, я сразу же отпущу тебя.

Это было обещанием, которое Дениза вовсе не собиралась выполнять, ибо считала, чем меньше Жюльетт будет видеться с ребенком, тем лучше. Но пока пыталась кружить сестре голову самыми радужными надеждами.

– Пойми, это самый надежный способ обеспечить твоему отпрыску безопасное будущее. Конечно, ради этого стоит пойти на определенные жертвы, не так ли?

– Но разве все это действительно необходимо? – Жюльетт ощущала себя в ловушке.

– Ну, а как же иначе! Вначале мы отдадим малыша в монастырскую школу – таковые безусловно существуют в Лукке – где он получит начальное образование. Потом привилегированный частный пансион во Франции, и, наконец, подготовка к блестящей карьере в ателье Ландель с перспективой со временем стать его владельцем или владелицей. Что может быть лучше?

Дениза едва могла сдержать свое страстное желание рисовать будущее ребенка в соответствии со своими представлениями о счастье и благополучии. Не играло никакой роли, какого пола будет малыш – мальчик или девочка – для обоих найдется блистательное место в мире моды. А ведь у Жюльетт может больше никогда не быть детей, возможно, она не найдет в себе сил оправиться от потрясшей ее душу трагедии с Николаем.

Жюльетт прижала ладони к вискам, полная сомнений и все же благодарная Денизе, что та не изгнала ее с негодованием, а стремится всячески помочь.

– Прости, но я чувствую себя сейчас не в состоянии принимать какие-либо решения и давать обещания.

– А я и не требую этого, – весело согласилась Дениза. – Сейчас ты сильно нервничаешь, и это вполне естественно, но нервное напряжение может помешать тебе принять действительно продуманные решения. Не торопись. Доверься мне. Все, о чем я прошу – всегда помни, что мы с тобой родные сестры, одна плоть и кровь, и можем, вернее, должны поддержать друг друга в этот кризисный период. Хорошенько и без торопливости обдумай все, пока будешь нежиться под итальянским солнышком.

Затем она добавила последний штрих, окончательно сокрушивший, по ее мнению, остатки сомнений Жюльетт.

– Граф Карсавин никогда не найдет твоего ребенка на вилле, если, как ты предполагаешь, и в самом деле возвратится в Париж. Можешь быть в этом уверена.

В течение следующей недели все знакомые Жюльетт узнали от Денизы о важном поручении, которое девушка должна выполнить для ателье Ландель. Сама Жюльетт никому ни о чем не говорила. Но в Каза Сан Джорджо управляющий и его жена получили информацию об истинной причине ее визита.

* * *

Прежде, чем отправиться на виллу, Жюльетт несколько дней провела во Флоренции. Ей нужно было какое-то время побыть одной, чтобы привыкнуть к внезапной перемене в жизни. Все это случилось так неожиданно, что она не успела по-настоящему осмыслить произошедшие перемены и привыкнуть к ним. Девушка нашла недорогую квартирку неподалеку от Понте Веккио, на еду тратила тоже очень немного, так как с некоторых пор могла обходиться фруктами и макаронами, к которым у нее появилось своеобразное пристрастие. Была ранняя весна, и среди ренессансного великолепия распускались пышные цветы северной Италии. Город наводнили иностранцы, и Жюльетт понимала, что в любую минуту рискует встретить парижских знакомых. Выходя из дому, она надевала шляпку с вуалью, защищавшей от чужих взглядов, а зонтик служил дополнительным «щитом». Кроме того, она старалась посещать достопримечательности рано утром или в другое время дня, непопулярное для туристов из-за границы.

Ей хотелось послать открытку с видом Флоренции Габриэле и Дереку, которые провели здесь часть медового месяца, но перед тем, как уезжать из Парижа, она написала им, не уточняя причин, что уезжает ненадолго, и просила не беспокоиться. Она не могла рисковать, открывая свое местонахождение кому бы то ни было, и по той же причине пообещала Денизе высылать всю корреспонденцию до востребования на одно из почтовых отделений Парижа.

Сообщив Бонини письмом, что ее приезд на виллу задерживается, Жюльетт ежедневно посещала музей или галерею. В молчаливом восторге она взирала на прославленные скульптуры из флорентийских коллекций – от «Давида» Микеланджело до волнующего символа раскаяния «Марии Магдалины» Донателло, тронувшей ее до слез и глубокого потрясения. Чувства так переполнили ее душу, что любое легкое прикосновение заставляло сердце сжиматься от боли. Все остальное время она тратила на совершенствование своего итальянского, с удовольствием отмечая, что школьные уроки в монастырском пансионе не прошли даром.

Жюльетт, вероятно, осталась бы во Флоренции еще дольше, но однажды ей показалось, что впереди идет Николай. Она спускалась по ступенькам Дуомо, когда внезапно заметила рослого широкоплечего мужчину с густыми черными волосами. На мгновение ей показалось, что сердце перестало биться, и она схватилась за горло, охваченная безумной паникой. Но мужчина повернул голову, профиль был совершенно незнаком. Почти ничего не видя вокруг, Жюльетт снова вернулась в собор и села на ближайшую скамью, чтобы хоть немного прийти в себя от жуткой ошибки. Больше всего ее поразило, что, если бы это действительно был Николай, она бросилась бы к нему, ни на минуту не задумываясь, не способная справиться с собой. Вновь выйдя на залитые солнечным светом ступеньки храма, Жюльетт решительно направилась домой и стала собирать вещи, чтобы как можно скорее, в тот же день, отправиться на виллу.

Жюльетт села в поезд до Лукки, а затем на остаток пути наняла экипаж. Это было неторопливое путешествие по извилистой пыльной дороге, окруженной прелестным сельским пейзажем с виноградниками, редкими группами домиков с красновато-коричневыми черепичными крышами, древними каменными мостами, густыми рощами, и все это на фоне величественных, незабываемо прекрасных гор. Время от времени виднелись ворота вилл, окна которых сверкали на солнце, но большинство из них скрывалось за высокими стенами.

Она никогда не видела фотографий виллы сестры, но так как Дениза всегда стремилась повыгоднее сдать ее, а сама посещала крайне редко, Жюльетт заключила, что в доме нет ничего особенного ни с точки зрения величины, ни с точки зрения удобств. Однажды Дениза сказала, что на вилле множество цветов, и когда экипаж въезжал в ворота, Жюльетт поняла – сестра совсем не преувеличивала. Ее встретили аллеи прекрасных деревьев, за которыми последовал участок парка с множеством цветов на клумбах – все это богатство, словно персидские ковры, устилало холмы вокруг виллы, теряясь где-то вдали. Но вот перед Жюльетт предстало и само здание.

Против ожиданий, это оказался не скромный домик, как она представляла, а настоящий маленький дворец с фасадом, богато украшенным балконами и статуями в нишах. Но тут Жюльетт вспомнила, что покойный Клод де Ландель был богатым человеком, стремившимся получить от жизни все самое лучшее. Вилла буквально покорила девушку. Уже с первых мгновений пребывания здесь ее притягивал прекрасный, заключающий в себе мудрость многих поколений старый дом, в котором прозвучит первый крик ее ребенка.

Вилла находилась на небольшом холме, с которого открывался величественный вид. Приближающийся экипаж заметили на вилле задолго до того, как он въехал в ворота. Когда кучер остановил лошадь, Бонини уже ожидали гостью на ступеньках под аркой при входе в дом. Они приблизились к Жюльетт: он – с поклоном, она – с реверансом.

– Добрый день, синьорина, – произнесли оба одновременно. Антонио – мужчина крепкого сложения и добродушного вида с веселым взглядом добрых глаз, а его жена – пухленькая итальяночка с видом заботливой мамаши огромного семейства, круглолицая, улыбающаяся, с гладкими черными волосами, зачесанными в узел на затылке. За супругами стояли две девушки, по виду еще не достигшие двадцатилетия, в белоснежных накрахмаленных фартуках, улыбающиеся и приседающие в реверансе, когда их представляли как дочерей четы Бонини – Лючетту и Катарину – помогавших родителям по дому. Жюльетт, задержавшись на ступеньках, обернулась, чтобы еще раз окинуть взглядом сад, а затем спросила Антонио, кто здесь садовник.

– Я, синьорина, но каждый день из деревни приходит старик, который ухаживал за цветами с тех пор, когда еще мальчиком стал помощником садовника. Он и меня научил этому делу, а теперь помогает и следит, чтобы я правильно исполнял все его рекомендации.

Жюльетт улыбнулась его шутливому тону. Кандида ждала девушку, чтобы показать ей виллу. Гостья проследовала за женой управляющего в зал с полом из розового мрамора и стенами, обитыми панелями. Все вокруг было наполнено светом и воздухом, на окнах висели прозрачные белые шторы и жалюзи, опускавшиеся в полдень. В спальне ее восхитил расписанный фресками потолок и херувимы, держащие гирлянды над причудливо украшенным изголовьем кровати. Позже Кандида показала еще одну спальню, попроще, с узкой постелью. Эта комната предназначалась для родов.

За первые недели, проведенные на вилле, Жюльетт завершила несколько новых моделей и сразу же отослала Денизе. И пока лето полностью не вступило в свои права, несколько раз съездила в Лукку. В первый визит она посетила доктора Морозини, который должен был принимать роды. Доктор, в очках в золотой оправе, был очень внимателен и серьезен, что несколько ее успокоило.

– Не столь уж необычно, – сказал он, откинувшись на спинку кресла, – для молодой женщины из хорошего семейства, из какового вы, несомненно, происходите, уехать на время беременности и родов на отдаленную сельскую виллу, но меня удивляет другое – вас оставили в совершенном одиночестве. Как правило, роженицу сопровождает опытная сиделка или кто-нибудь из родственников. Неужели баронесса де Ландель не могла никого прислать с вами?

– Нет.

– А отец ребенка?

– У него другая жена, – ее голос был совершенно лишен всяких эмоций. Ничто не указывало на сильнейшую сердечную боль, мучительное страдание, усиливавшееся с каждым днем.

– Итак, какая же судьба уготовлена вашему ребенку?

– Я сама буду его воспитывать! – она даже не заметила, что выкрикнула эту фразу громко и зло, словно уже сейчас их пытались разлучить.

– Прекрасно, – это было единственным комментарием. – Больше двигайтесь: ежедневные прогулки рано утром и не очень поздно вечером, если, конечно, не будете чувствовать себя слишком усталой. В полдень, во время сиесты – обязательный отдых. Хорошее питание, но без излишеств, и забудьте, пожалуйста, эти старушечьи сказки насчет еды за двоих.

Девушка с удовольствием выслушала советы. Лукка с ее бесчисленными сокровищами, обширными, залитыми солнцем площадями, величественными церквями была городом, который можно осматривать в течение целой жизни и все равно так и не узнать, но лето все больше вступало в свои права – жара становилась нестерпимой, это удерживало Жюльетт от частых прогулок. Ее вполне устраивал отдых на вилле. Вернувшись с утренней прогулки, она начинала работу над новыми моделями и рисунками, завершая их с завидной для ее положения регулярностью. Кроме того, нужно было приготовить одежду для новорожденного и кое-что для себя, так как ее фигура менялась с каждой неделей, и приходилось подыскивать более свободные платья. От корсетов, с помощью которых пыталась скрыть свою беременность, Жюльетт отказалась еще накануне отъезда из Парижа. В Лукке она купила материал и сшила несколько удобных широких платьев. Время от времени Жюльетт садилась за книгу или играла на рояле, который в свое время привез на виллу Клод. У Кандиды, обожавшей карты, научилась нескольким новым видам пасьянса. Дочери Бонини имели граммофон, и Жюльетт обучила их модным парижским танцам.

Теперь она уже не могла ездить в Лукку, и доктор Морозини стал сам приезжать на виллу. Деньги, полученные по завещанию Клода, позволяли оплачивать не только свое содержание, но и медицинские счета, впрочем, счета доктора Морозини оказались довольно невелики по сравнению с тем, что ей пришлось бы платить в Париже. Из природного великодушия врач не брал с нее плату за те визиты, которые наносил по случаю, проездом от какого-нибудь больного, живущего неподалеку от виллы.

Обычно Морозини заставал Жюльетт в саду, и первый вопрос обязательно был: «Как вы себя чувствуете?» Она всегда отвечала, что превосходно, и это соответствовало истине. Иногда они неторопливо гуляли по кипарисовой аллее, перед уходом врача Жюльетт предлагала ему перекусить, и Морозини никогда не отказывался. Жюльетт полагала, что цель посещений доктора – скрасить ее одиночество, как-то предотвратить возможную в ее положении депрессию. Он ничего не знал о постоянных приступах сердечной боли, с которыми ей приходилось бороться. Жюльетт радовалась его обществу, так как доктор несомненно был интересным человеком, начитанным, хорошо разбиравшимся в международной политике, что позволяло обсуждать любые проблемы. Жюльетт не пропускала ни единого слова, касающегося ситуации в России.

Когда все книги, привезенные ею из Парижа, были прочитаны, Жюльетт с благодарностью приняла предложение доктора воспользоваться его библиотекой, в основном состоящей из классики. Многие книги были на французском, им Морозини владел сравнительно неплохо. Не раз он высказывал свою мечту так же свободно говорить на французском, как Жюльетт на итальянском. Та всегда замечала, что с тех пор, как приехала в Италию, говорит только по-итальянски, и это весьма усовершенствовало ее знания.

В отличие от школьных лет, когда письма от Денизы приходили довольно редко, теперь Жюльетт получала их регулярно – сестра стремилась держать ее в курсе всех событий ателье Ландель. При этом личная информация была сведена к минимуму. Письма заполнялись бесконечными коммерческими новостями, подробностями изменения моды на ткани, а также перечислением новых важных клиентов. Из ткани, присланной из Лондона, были изготовлены модели в самом последнем, свободном стиле развевающихся «многослойных» туник, надеваемых на нижние юбки. Спустя несколько недель Дениза прислала восторженное письмо с известием, что эти модели произвели настоящую сенсацию, и парижские модницы атакуют ателье заказами. К этому времени Жюльетт уже четыре месяца жила на вилле и была на седьмом месяце беременности. Она продолжала посылать сестре новые модели и начала работать еще над двумя, когда от сестры пришло очередное письмо.

Получив его, Жюльетт оставила работу и удалилась в лоджию, из которой открывался великолепный вид на горы. Усевшись в одно из плетеных кресел и облокотившись на подушки, вскрыла конверт и обнаружила, что это письмо значительно короче предыдущих. Она сразу же поняла, что это – одно из личных писем и, не медля ни мгновения, начала читать.

Хотя Жюльетт понимала, что когда-нибудь такое письмо обязательно должно прийти, она оказалась совершенно не готова к новостям, которые оно принесло. Дениза сообщала, что Николай вернулся в Париж.

«Я слышала, граф Карсавин буквально рыщет по городу в поисках тебя, – писала Дениза, – как будто забыл, что он теперь – женатый мужчина. Но когда он пришел ко мне, я была вполне готова к его визиту. В твоих интересах, дорогая, я солгала ему. И эта спасительная ложь, как мне представляется, решит наши главные проблемы. Я сказала, что ты избавилась от ребенка и уехала на несколько месяцев за город для выздоровления, поэтому никому не известно твое местонахождение. По реакции графа Карсавина на мои слова я поняла, что с этой минуты ты свободна от него навеки. Говорят, что сразу после разговора со мной он покинул Париж. Я понимаю, как ты благодарна мне».

Жюльетт отбросила письмо, крик отчаяния вырвался из груди. Она закрыла лицо руками и тихо зарыдала, волна безнадежности и тоски накатилась на нее, сменяясь волной страсти и сочувствия к Николаю.

Через полчаса в этом же подавленном настроении ее застал доктор Морозини. Его очень обеспокоил этот беззвучный плач. Он поставил свой чемоданчик, придвинул стул и сел рядом.

– Я могу вам чем-нибудь помочь? Скажите, что вас так расстроило?

Вначале она даже не пошевелилась, но несколько мгновений спустя опустила руки, и все еще не глядя на него, почти ослепшая от слез, нащупала письмо у своих ног и протянула доктору. Тот взял конверт и увидел, что она отворачивается, не желая показывать всю глубину личной трагедии. Врач прочел письмо, аккуратно вложил письмо в конверт.

– Не перечитывайте это письмо, – посоветовал Морозини.

Ее голос звучал неуверенно, в нем чувствовалась печаль.

– Я ощущаю страдания Николая, как свои собственные.

Доктор Морозини вздохнул, почувствовав силу любви, которая владела этой женщиной. Немногие способны сохранить в себе такое великодушие по отношению к мужчине, бросившему их. Большинство предавалось бы бессильным рыданиям и животному неистовству, но в случае его горя были бы вне себя от нескромного, яростного торжества.

Словно прочитав его мысли, Жюльетт, наконец, повернулась к доктору и пристально взглянула прямо в глаза.

– Мы с Николаем хотели прожить вместе всю оставшуюся жизнь. И знаете, ничто не способно ни в нем, ни во мне поколебать это решение.

– В таком случае, для вас настало время сосредоточиться исключительно на благополучии будущего ребенка. Слабая надежда, что может свершиться какое-нибудь чудо, которой вы тешили себя до сих пор, теперь окончательно рухнула.

Девушка неуверенно покачала головой, смахнув слезы, которые все еще текли у нее по щекам.

– Неужели у меня действительно оставались какие-то надежды, где-то там, на дне моей души, несмотря ни на что? Не уверена. И, наверное, никогда не узнаю, – она медленно поднялась, подошла к балюстраде лоджии, рассеянно всматриваясь в бескрайний горизонт итальянского пейзажа, открывающийся перед ней.

Доктор Морозини продолжал сидеть в кресле, пока она пыталась до конца осмыслить послание сестры и свое собственное состояние, вызванное им. Но заметив, что беззвучный плач не прекратился, и слезы по-прежнему текут по ее щекам, Морозини встал и подошел, протягивая носовой платок. Она вытерла глаза. Доктор понял, что подошел как раз вовремя: Жюльетт приняла какое-то решение. Сложив руки на груди и опершись на край каменной балюстрады, он ждал, пока она заговорит.

– Теперь я свободна, – сказала Жюльетт спокойно. – Не от Николая, как полагает сестра, ибо, как он сам однажды сказал, мы связаны с ним навеки, и я знаю, что это так. Моя свобода – это возможность вырастить ребенка в тех идеалах, за которые борется Николай в своей стране, – она слегка пожала плечами, как будто извиняясь. – Вам, наверное, кажется, что я говорю загадками, но вы ведь так мало знаете о моей жизни до приезда сюда.

– Я примерно представляю, хотя, конечно, не могу знать подробности, – он старался избегать каких-либо намеков, что ему хотелось бы услышать эти подробности, но в тайне надеялся: когда-нибудь Жюльетт расскажет ему все. С самого начала доктор воспринимал девушку как притягательную загадку, и интерес к ней с каждым днем усиливался.

– Теперь я знаю наверняка, что не могу вернуться в Париж, – в голосе прозвучала твердость, – не могу оставить своего ребенка. Для меня это совершенно неприемлемо, и я никогда не изменю своего решения.

– Но ведь что-то вызывало в вас сомнения. Что?

– Я боялась, что Николай может предъявить такие требования, которым не смогу противиться, – она заметила, как на лице доктора появилось озадаченное выражение. – Наверное, мне следует кое-что рассказать вам о тех обстоятельствах, которые изменили его и мою жизнь. Очень хотелось, чтобы вы поняли. Вы так добры ко мне.

– Жюльетт, вы моя пациентка. И все, что я делаю – для вашего же блага.

Когда Жюльетт коротко пересказала основные факты своей жизни, доктор согласился, что возвращение в Париж будет ошибкой. Кроме того, у Морозини были и свои причины так думать. Он не любил баронессу де Ландель за высокомерие и вечную раздраженную неудовлетворенность всем и вся, он жалел ее несчастного мужа, выздоровлению которого помешало желание баронессы вернуться в Париж. Деревенская тишина и покой ее не устраивали. Жюльетт тоже слишком долго находится в ее власти. Нетрудно предвидеть, что всю будущую жизнь ребенка баронесса свяжет с интересами ателье Ландель, он превратится всего лишь в еще одно средство процветания ее любимого детища. Какие бы этот ребенок ни лелеял мечты и ни строил планы, вступая в сознательную жизнь, все будет беспощадно и цинично уничтожено баронессой, не побрезгующей для этого ничем.

– Ну что ж, теперь, когда Париж остался позади, где же вы думаете начать все заново?

Жюльетт бросила взгляд в сторону гор.

– Это зависит от ряда вопросов, которые мне еще предстоит решить. Но, доктор, – добавила она с улыбкой, но вполне серьезно, – я обещаю, вы будете первый, кто об этом узнает.

Когда Морозини ушел, Жюльетт написала два письма. Первое было адресовано Денизе, в нем Жюльетт настаивала на своем первоначальном решении никогда не расставаться с ребенком и попытаться зарабатывать на жизнь самостоятельно. Она также умоляла сестру не разрывать родственные отношения, так как эта связь за время, проведенное вместе, стала значить для нее очень много. Запечатав письмо, Жюльетт подумала, что теперь Дениза может в любую минуту появиться в Каза Сан Джорджо, преисполненная гнева, но какой бы ни была буря, она все равно со временем утихнет. Денизе не удастся добиться своего.

Второе письмо предназначалось для Фортуни. В нем Жюльетт сообщала о своих обстоятельствах и спрашивала, не найдется ли для нее место швеи в его ателье, надеясь, что Фортуни, знакомый с ее мастерством, не откажется принять на работу. Написав адрес на конверте, она добавила: «Лично в руки», так как понимала – письмо должно быть прочитано только маэстро, и надеялась, что он отнесется к ней с уважением, и, хотя бы в течение какого-то времени, согласится сохранить инкогнито Жюльетт.

В тот же день Антонио, отправившись на своей повозке в Лукку за продуктами, отослал оба письма.

Глава 15

Каждый день Жюльетт ждала ответа на свои письма. Первым пришло послание от Денизы, совершенно проигнорировавшей все, что написала сестра, и посвятившей свой ответ исключительно деловым вопросам, кроме последней строки. В ней Дениза сообщала, что слышала о странных фантазиях беременных женщин, но как только родится ребенок, к Жюльетт снова вернется ее природное благоразумие. В постскриптуме Дениза просила сестру как можно скорее выслать ее последние модели.

Жюльетт вздохнула, она быстро утомлялась в последний месяц беременности, и почувствовала себя не в силах писать что-либо еще по этому поводу. Как Дениза может так слепо верить во всесилие своей железной воли, настолько, чтобы даже отбросить, как не имеющее никакого значения, возможно, самое важное из писем, когда-либо написанных Жюльетт?

Девушка продолжала работу над моделями, которые требовала Дениза, и не теряла надежды, что придет ответ от Фортуни. Но письма все не было.

Понимая, что время уходит, Жюльетт вернулась к плану, впервые пришедшему ей в голову еще во Флоренции. В городе было несколько элегантных магазинов одежды, и как только она немного оправится после родов, съездит туда на денек и попробует найти работу. Жюльетт понимала, нужно приготовить образцы своих моделей, к тому же, у нее были несколько превосходно сшитых платьев, привезенных из Парижа. Эти размышления невольно заставили вспомнить дельфийское платье, она не смогла оставить его в Париже, несмотря на мучительные воспоминания, которые оно вызывало. Теперь это платье подошло бы идеально, множество мелких складок удачно скроют раздавшуюся за последние месяцы фигуру, но она не могла представить себе, что когда-нибудь снова наденет его.

Хотя обилие цветов в садах, спускавшихся террасами по склонам холма, все еще радовало взор разнообразием красок, в природе уже чувствовалось осеннее томление. Дни становились прохладнее, часто с утра и до позднего вечера шли затяжные дожди. После недели сырой дождливой погоды вновь наступило несколько теплых дней. Светило скудное послеполуденное солнце. Жюльетт медленно прохаживалась по ступенькам Каза Сан Джорджо, держась за каменную балюстраду парапета. Она соскучилась по свежему воздуху за те дни, когда безвылазно сидела на вилле, поспешно завершая последние модели, чтобы отослать их в Париж. До родов оставалось всего несколько дней.

Жюльетт дошла до середины лестницы, когда внезапно увидела такси, подъезжающее к воротам. Ее сердце бешено заколотилось: должно быть, Дениза передумала и все-таки решила приехать. Пока такси въезжало во двор, Жюльетт приготовилась к самому неприятному. Но, к ее удивлению и ужасу, из автомобиля вышел Марко, приветствуя ее широкой улыбкой.

Дурные предчувствия заставили бессильно прислониться к парапету. Письмо было адресовано лично Фортуни. Модельер не имел никакого права разглашать информацию, касающуюся ее местонахождения кому бы то ни было. Единственное, на что она могла рассчитывать: Марко еще не успел написать Николаю, но ей было прекрасно известно, что они переписывались по поводу книг, которыми обменивались.

– Ну вот, мы и снова встретились, Жюльетт, – Марко направился к ней, как только отъехало такси. Его лицо сияло от радости, казалось, он вообще не замечает изменений ее фигуры. – Нам никак не удается повидаться в Париже.

– Теперь, по-видимому, никогда не удастся, – произнесла с чувством. – Но вам не следовало сюда приезжать. У меня до сих пор не было возможности попросить ничего не сообщать обо мне Николаю. Я жду его ребенка и не хочу, чтобы он знал об этом.

Марко сразу стал серьезным.

– Я уже несколько месяцев не имел известий от Николая и не писал ему, – но не добавил, что от знакомых русских в Венеции узнал о пышном венчании в Петербурге.

Жюльетт почувствовала некоторое облегчение.

– Вы долго находились в дороге?

– Я выехал из Венеции сегодня утром. Фортуни и Генриетта некоторое время отсутствовали, поэтому свою личную корреспонденцию открыли только вчера. Когда Фортуни прочел ваше письмо и обсудил его с Генриеттой, та решила взять это дело в свои руки. Она настояла, чтобы дон Мариано позволил обо всем рассказать мне. Я ведь много раз прежде беседовал с ней о вас, и сразу же решил поехать сюда.

– Надеюсь, вы останетесь здесь на ночь?

– Будет ли это удобно? Номер в отеле в Лукке уже заказан.

– Но мне хочется, чтобы вы все-таки остались. Пошлю Антонио за вашим багажом, – Жюльетт уже повернулась, чтобы войти в дом, но тут появилась Кандида, заметившая отъезжающее такси. Та сразу же позвала мужа. Жюльетт вновь обратилась к Марко:

– Вы не возражаете, если мы немного прогуляемся?

– Конечно, нет. Обопритесь на мою руку. Жюльетт взяла его под руку, благодарная за помощь, и они медленно пошли по тропинке, ведущей в сад.

– Как вы догадываетесь, – сказала Жюльетт, – я с нетерпением жду известий, может ли Фортуни предложить мне какую-нибудь работу.

– Да, для вас нашли место в ателье Палаццо Орфей.

И вновь она чуть было не лишилась чувств от облегчения, и чтобы не упасть, прижалась лбом к его плечу, не в силах ничего сказать. Через несколько мгновений, немного овладев собой, сумела продолжить разговор:

– Как он добр! И как вы добры ко мне, проделали такой долгий путь, чтобы побыстрее рассказать об этом!

– Я хотел снова увидеться с вами.

– Даже с такой? – спросила Жюльетт, словно защищаясь и сознавая, насколько беременность испортила ее фигуру.

– Да. Возможно, за исключением того, что, конечно, был бы более рад видеть вас счастливой женой отца ребенка. Я никогда не мог предположить, что вы расстанетесь с Николаем.

– Я тоже никогда об этом не думала, но судьба разлучила нас.

Марко понимал, со временем Жюльетт все ему расскажет, и поэтому вел беседу на незначительные, нейтральные темы, спросил, как она проводит время на вилле, немного рассказал о собственных путешествиях.

В тот вечер снова шел дождь, они уютно сидели у пылающего камина, и Жюльетт рассказывала Марко о том, что произошло, и почему она вынуждена жить в уединении на вилле. Сейчас ей особенно нужны были доброта и понимание. Хотя доктор Морозини тоже успел стать другом, которому она доверяла, но отношения с ним, тем не менее, были более деловыми, а, кроме того, Морозини никогда не был знаком с Николаем.

Казалось естественным, что Марко должен остаться на вилле, по крайней мере, дня на два. Жюльетт хотелось побольше узнать о той работе, которую предстоит выполнять для Фортуни. Ей придется начинать простой швеей, но модельер собирался перевести ее в один из цехов, когда она окрепнет после родов, ведь работа там подразумевала многочасовое стояние на ногах.

– Палаццо Орфей – это гигантская мастерская с магазином Фортуни на первом этаже, демонстрационным залом, ателье и примерочными на верхних этажах. Дон Мариано и Генриетта живут рядом.

– Расскажите мне о Генриетте. Какая она?

– Очаровательная и очень дружелюбная женщина, во всем помогает Фортуни. Очень жаль, что вы не познакомились в лондонской опере, а у вас была такая возможность. Она огорчилась, что не увидела вас. Ей очень понравился рассказ, как вам удалось спасти дельфийское платье.

– В Венеции мне придется остановиться в какой-нибудь дешевой гостинице, пока не найду квартиру. Вы не могли бы мне что-нибудь порекомендовать?

– Да, конечно, но есть еще кое-что, – Марко замолчал. Они опять вошли в сад. День стоял солнечный, теплый и тихий, дождя как будто никогда и не было. Они сели на скамейку, скрывавшуюся среди высоких кипарисов. – Я ведь приехал сюда еще по одной причине, а не только, чтобы сообщить о предложении Фортуни.

В то же мгновение Жюльетт поняла, что собирается сказать Марко, и нервно сжала руки. С самой первой встречи в Лионе она понимала, что нравится ему так же, как нравилась многим мужчинам, знакомившимся с ней. Возможно, он сам не осознавал, как часто его взгляд задерживается на ней, как проворно и любезно спешит оказать любую, даже самую мелкую услугу, как по-особому улыбается, когда их глаза встречаются, все в нем было зримым отражением невысказанных чувств. Марко бросил взгляд, полный преданной любви и взял ее за руку.

– Жюльетт, я люблю вас. Благодаря встрече в Лионе я снова задумался над своим будущим, и хотя добрые воспоминания о счастливом прошлом навсегда останутся со мной, но только как память о том, что больше никогда не вернется. Потом приехал Николай. Увидев вас вдвоем, я сразу же понял, что вы любите друг друга. Я смирился, мне не на что было надеяться, но ваш образ постоянно преследовал меня в снах и воспоминаниях.

– Марко… – начала Жюльетт, но он умоляющим жестом сжал ее руку.

– Пожалуйста, выслушайте меня. Позже мы встретились в Лондоне, и мне посчастливилось провести с вами какое-то время. Понимаю, для вас я всего лишь друг, но ведь дружба – прекрасное и надежное основание для любого брака. Я прошу вас стать моей женой и позволить дать мое имя ребенку, который будет для меня родным с момента рождения. Я всегда буду любить вас, Жюльетт.

Ее тронули слова и искренность Марко, его удивительная чистосердечная готовность усыновить чужого ребенка, в то время как большинство мужчин воспринимали бы это, как неприятную обузу. Он ей нравился. В каком-то смысле Жюльетт даже была привязана к нему, но эта привязанность никогда, ни на одно мгновение, не выходила за рамки дружеских отношений. Сама мысль о браке с ним представлялась странной и ненужной.

– Я не могу принять ваше предложение, мой дорогой Марко. Для меня существует только Николай.

– Но, может быть, со временем вы сумеете полюбить меня, ведь то, что было в прошлом, постепенно уходит, удержаться в этой жизни можно, лишь живя настоящим. Мы оба пережили трагедию утраты самого дорогого на свете. И это позволит лучше понимать друг друга, когда мы станем мужем и женой. У других семейных пар нет такого объединяющего печального опыта.

– Вы преувеличиваете, – Жюльетт отрицательно покачала головой. – И теперь мне кажется, что с моей стороны будет ошибкой принять предложение Фортуни. В этом случае нам придется слишком часто видеться, вам будет тяжело.

– Но я хочу, чтобы вы работали у Фортуни! Очень многие итальянцы желали бы видеть вас своей женой и матерью своих детей, но вы художник, вам нужна свобода для творчества. Я все это понимаю, и ваши интересы в этом отношении полностью совпадают с моими. Я готов предоставить вам необходимую свободу. Кроме того, Жюльетт, подумайте о ребенке! Подумайте, что значит для него и его будущего иметь отца, которым он может гордиться, семейный очаг, хорошее воспитание – все то, что никто и никогда у него не сможет отнять.

Марко понял: на этот раз ему удалось поколебать уверенность Жюльетт в своей правоте. Ее взгляд стал менее твердым, она начинала понимать: с помощью этого брака ей удастся дать ребенку родительскую любовь и уверенность в будущем. Совесть не позволяла ей отбросить мысли о счастье пока еще не рожденного человеческого существа. Жюльетт, не в силах больше сопротивляться его предложению, медленно кивнула, словно смиряясь с неизбежностью.

– Ты хороший человек, – сказала она тихо. – Я поняла это при первой же нашей встрече. Ты заслуживаешь лучшей жены. Я никогда не смогу стать по-настоящему хорошей супругой.

– Мне больше никто не нужен.

На лице Жюльетт появилась улыбка.

– По крайней мере, могу пообещать, что всегда буду благодарна за твою любовь. Буду ценить все, что ты делаешь для меня и моего ребенка.

– Я готов отдать жизнь за тебя! – с жаром воскликнул Марко. Наклонился к ее руке и на какое-то мгновение, охваченный чувствами благодарности и любви, прижал ее к губам. Жюльетт подалась вперед и поцеловала его в лоб.

Она поженились еще до конца недели. Брачная церемония проходила в церкви четырнадцатого века Санта Лючия Мария делла Роза. На Жюльетт было темно-синее бархатное платье свободного покроя в виде туники и плащ, сшитые ею самой во время уединения на вилле, а также широкополая шляпа, которую она привезла из Парижа. В руке Жюльетт держала букет цветов, собранный Лючеттой и Катариной в саду виллы. Девушки пришли в церковь со своей матерью. На всех были очаровательные шляпки и воскресные платья. Антонио, высокий, с военной выправкой, в своем лучшем выходном костюме, с нафабренными усами, выступал вместе с доктором Морозини в качестве свидетелей. В конце церемонии Марко впервые поцеловал Жюльетт в губы.

После венчания все снова отправились в Каза Сан Джорджо, где две служанки расставляли на столах свадебный обед, большую часть которого приготовила Кандида. Жюльетт просила ее сесть за стол среди гостей, но та, надев фартук, решительно отказалась и приняла на себя более привычную роль прислуги.

Торжество прошло очень тихо, все разошлись сразу же после окончания обеда. Жюльетт предалась своему обычному послеполуденному отдыху. Марко и доктор Морозини отправились в сад, где еще некоторое время беседовали о делах и последних международных событиях. Антонио с облегчением снял накрахмаленный стоячий воротничок и занялся обычной работой.

Тем же вечером, сидя у камина, Марко рассказал Жюльетт о доме, который недавно приобрел в Венеции.

– Я въехал в него три месяца назад, но до сих пор он практически не обставлен, ведь почти все это время я был за границей. Буду рад, если ты обставишь его по своему вкусу. Хочу, чтобы ты с ребенком провела там некоторое время, пока не почувствуешь себя в силах приступить к работе в Палаццо Орфей.

– Я хотела приступить к работе сразу же, как только оправлюсь от родов, но теперь думаю, что мне действительно нужно несколько недель, – призналась Жюльетт. – Но почему ты оставил квартиру, в которой жил раньше?

Еще в Лионе он рассказал, что продал свой первый дом вскоре после смерти жены: оказалось совершенно невыносимо жить там.

– Квартира никогда не казалась мне по-настоящему удобной, но я приобрел ее вскоре после того, как овдовел, у меня тогда не было ни времени, ни сил заниматься поисками чего-либо более приемлемого. Окна выходили на мост Риальто, и это на первых порах привлекало. Хотя, может быть, теперь это только кажется. Новый дом, принадлежащий теперь нам обоим, не в столь блистательном районе Венеции, и окна не выходят на Большой канал, но зато он расположен в маленьком уютном дворике неподалеку от Палаццо Орфей. Когда ты начнешь работать, дорога от ателье до дома займет не более двух минут.

Они еще немного погуляли, но вскоре Жюльетт почувствовала сильную усталость от событий этого дня и решила пойти отдыхать. Марко проводил ее до дверей спальни, нежно прикоснулся к лицу и пристально взглянул в глаза.

– Ты будешь счастлива в той жизни, которую начинаешь сегодня. Возможно, пройдет еще какое-то время, прежде, чем мы оба это поймем.

Сейчас она не могла даже вообразить, что когда-нибудь снова будет счастлива, но все же выслушала его глубоко прочувствованные слова серьезно. Марко поцеловал Жюльетт с любовью, но без страсти, за что она была очень благодарна. Она пожелала ему спокойной ночи и вошла в спальню.

Жюльетт решила не посылать Денизе телеграмму с известием о браке, хотя Фортуни они сообщили о свадьбе. Сестре было известно, кто такой Марко, по рассказам Жюльетт о встречах в Лондоне, но короткая телеграмма с сообщением о венчании могла вызвать у Денизы сильный шок. Поэтому Жюльетт написала письмо, рассказала о свадьбе и пообещала продолжить высылку новых моделей. Заканчивалось письмо искренней надеждой, что Дениза посетит их в Венеции, где всегда будет желанной гостьей.

Жюльетт также написала Люсиль, которая была в курсе всех событий. Люсиль и Родольф приглашали ее к себе в Нью-Орлеан, но она не хотела вмешиваться в их жизнь, нарушать ее сложившийся порядок, особенно теперь, когда Родольф отошел от дел.

Проснувшись рано утром, Жюльетт ощутила боль внизу живота. Шел дождь. Когда в спальню вошла Лючетта с завтраком на подносе – последнее время Жюльетт завтракала в постели – она попросила девушку позвать Кандиду.

Жена управляющего вбежала в комнату с сияющим лицом.

– Неужели началось? – радостно воскликнула она.

– Думаю, нет причин сомневаться, – ответила Жюльетт с усмешкой.

Роды оказались нелегкими, только на следующий день, перед самым рассветом, ей удалось разрешиться от бремени. Марко, большую часть ночи меривший шагами холл внизу, бросился к лестнице, услышав крик младенца. Казалось, прошла целая вечность, прежде, чем на площадке появилась Кандида с торжествующей улыбкой на лице и провозгласила:

– Мальчик!

Марко закрыл глаза дрожащей рукой, охваченный ощущением невероятного облегчения. Его первая жена умерла при родах, ребенок тоже умер. Всю ночь его мучил страх за Жюльетт. Когда на лестнице раздались шаги доктора Морозини, Марко пришел в себя.

– Как Жюльетт? – спросил он, не скрывая напряжения и страха.

– Все превосходно! Она хочет вас видеть. Вприпрыжку, перескакивая через две ступеньки, Марко побежал вверх по лестнице.

* * *

Денизе была послана телеграмма с сообщением, что Жюльетт родила сына. Марко на короткое время вернулся в Венецию, отдать распоряжение управляющему, чтобы тот приготовил дом к приезду его жены и сына – истинное положение дел было известно только Фортуни и Генриетте.

Ребенка решили назвать в честь отца Жюльетт – Мишель. Она получила по почте толстый конверт, вскрыв который, не смогла сдержать возглас горького разочарования: из конверта посыпались клочья последних моделей, посланных Денизе. И хотя в конверте больше ничего не было, Жюльетт поняла: Дениза прекращает все родственные отношения между ними.

Глава 16

Жюльетт впервые увидела Венецию лишь две недели спустя в сумерках. Она стояла на борту «вапоретто»,[17] выдыхавшего из трубы клубы густого дыма, с маленьким Мишелем на руках, тепло укутанным от холодного ветра. Высокие волны поднимались на мерцающих водах Большого канала, разбиваясь о подножия старинных зданий. Но даже в эти ночные часы город покорил ее своим сказочным очарованием. Электрические огни, от которых, вероятно, было не больше света, чем от фонарей прошедших столетий, блуждающими бликами мелькали из средневековых двориков и арок. Улицы, столь узкие, что по ним не могла проехать ни одна повозка, еще более узкие проходы, называемые «калли». То тут то там вспыхивали яркие огоньки свечей в тяжелых канделябрах, отражавшиеся в причудливых окнах дворцов Ренессанса. Однажды Жюльетт почудилось, что она слышит голос женщины, поющей под лютню, – и возникло ощущение остановившегося времени, как будто она возвратилась в великую эпоху могущественных дожей.

– С этим городом нужно знакомиться при ярком солнечном свете, – произнес Марко извиняющимся тоном, понимая, что жена очень устала от длительного путешествия.

– Отнюдь! – возразила Жюльетт не задумываясь. – Он не похож ни на один из знакомых мне городов. Венеция волнует меня, она просто великолепна.

– Я рад, что тебе нравится. Мы выходим на следующей остановке.

На станции они пересели и поплыли на гондоле по длинному каналу мимо моста Риальто. По дороге Марко показывал особенно интересные достопримечательности, но заметил, что самое впечатляющее – еще впереди, где Дворец дожей выходит на лагуну.

– Я пообещал Генриетте, что завтра утром вместе с тобой приду в Палаццо Орфей, – продолжал он. – А после этого мы отправимся ко мне, туда, где я занимаюсь делами.

– С нетерпением жду знакомства со всем. Марко заранее заказал носильщика, и тот уже ждал их, когда супруги вышли из гондолы при скудном свете уличного фонаря. Носильщик погрузил багаж на тележку, остальные чемоданы предстояло забрать с вокзала утром. Жюльетт показалось странным, что добраться до дома Марко можно только пешком, она привыкла к парижскому транспорту. Однако, превосходной компенсацией служила удивительная для столь большого города тишина без скрежета и визга колес и завывания клаксонов. Марко шел впереди по одному из «калли», которые она увидела еще с парохода. Носильщик с тележкой тащился позади. Время от времени они проходили мимо маленьких, встроенных в стены домов, часовен со свечкой, пылающей у ног Пресвятой Девы и Младенца Иисуса. Наконец они вышли на большую площадь Кампо Сан Бенето.

– Вот и Палаццо Орфей, – Марко указал на огромное здание с изящным орнаментом на фасаде, величественно вздымающееся на фоне звездного неба. Дворец занимал почти половину площади. Великолепные готические окна во всю стену от пола до потолка отбрасывали золотые прямоугольники света на плиты мостовой.

– Какое величественное здание! Марко улыбнулся.

– Тебе оно понравится и внутри. Ну, пойдем. Наш дом находится всего в нескольких шагах отсюда.

Жюльетт всматривалась в старинные здания, расположенные на площади, следуя за Марко в маленький дворик, и думала, есть ли в Венеции хоть одно строение, на котором не лежала бы печать художественного гения мастеров прошлых столетий.

– Вот и твой новый дом, Жюльетт, – Марко указал на высокое здание, выросшее перед ними из темноты. И прежде, чем она успела что-то ответить, широко раскрылась дверь, обдав их волной тепла и света, и на пороге появилась экономка Лена Реато, с минуты на минуту ожидавшая их прихода.

– Buona sera, Signor y Signora Romanelli![18] – Лена, невысокая, полногрудая пятидесятилетняя толстушка с седеющими волосами и ловкими руками женщины из народа, радушно улыбаясь, пригласила войти. – Ах! Ребеночек! Позвольте мне взять его, синьора!

Как только она взяла малыша, Мишель открыл глаза и заморгал, чем привел ее в совершенный восторг.

– О, какое чудесное дитя! Как он похож на всех Романелли, вылитый отец!

Жюльетт бросила взгляд на Марко, не зная, как сильно задевают его эти добродушные замечания. Но он, казалось, не обратил на них никакого внимания. Возможно, уже сумел вычеркнуть Николая из памяти, словно тот никогда не существовал. Жюльетт поняла: для Марко это единственный способ без страха смотреть в будущее.

Жюльетт с облегчением узнала о двух приготовленных спальнях – очевидно, Лена предположила, что Марко не захочет слышать по ночам детский плач.

– Я поставила кроватку малыша рядом с вашей постелью, – она проводила Жюльетт в спальню. – Это очень удобно, не придется бежать далеко, когда мальчик начнет плакать. Вы, наверное, хотите выбрать няньку на свой вкус, но я могу порекомендовать свою племянницу, очень надежную и добросовестную девушку.

– Мы поговорим об этом завтра, – Жюльетт огляделась по сторонам, снимая пальто и шляпу. Марко предупредил, что дом почти не обставлен. Действительно, на окнах только наружные ставни, а мозаичные полы не покрыты коврами, но ей понравилось то немногое из обстановки, что увидела вокруг. Величественная кровать с легкомысленными цветами на бледно-зеленом фоне и поблекшей позолотой, окаймляющей изголовье, несомненно, восходит к восемнадцатому веку. Рядом с кроватью стоял удивительно точно соответствующий ей по форме и стилю старинный комод и изящное кресло у витого туалетного столика с вращающимся зеркалом на позолоченной подставке. Само здание с резными дверями, потемневшими от времени, конечно же, было значительно старше этого антиквариата, столь подходившего ему, старинных безделушек, которые сразу бросались в глаза, когда поднимаешься по лестнице. Лена заметила, что дом понравился новой хозяйке.

– Синьор Романелли унаследовал эту мебель от своей бабушки. Все находилось на складе, когда он приехал в Венецию и сообщил, что вскоре здесь поселятся его жена и сын.

– Вы знали его бабушку? – спросила Жюльетт, расстегивая блузку. Наступило время кормления, послышались всхлипывания проголодавшегося Мишеля.

– Я много лет проработала у нее. После ее смерти мне пришлось наняться на не слишком приятное место, и я почувствовала себя по-настоящему счастливой, когда синьор Романелли предложил стать экономкой в его новом доме. Я, конечно, давно знала: он постоянно разъезжает по делам, но такая приятная неожиданность узнать, что он привозит в Венецию жену и новорожденного сына!

– Да, это и в самом деле неожиданность, – задумчиво произнесла Жюльетт, усаживаясь и принимая из рук экономки Мишеля. – Это как-нибудь повлияет на ваше положение здесь?

– Ни в коей мере, синьора. Я рада, что у Марко появилась семья и буду изо всех сил стараться, чтобы вам понравилась моя работа.

– Ну, конечно же… Я уже слышала, что вы замечательная кухарка, с вами трудно соперничать в этом искусстве.

Лене очень польстили слова новой госпожи.

– Превосходный ужин уже приготовлен, спускайтесь вниз, как только покормите маленького Мишеля, а я тем временем распакую ваши вещи.

Она вышла из комнаты, тихонько притворив за собой дверь. Жюльетт посмотрела на сосущего младенца и кончиками пальцев нежно погладила его по темным волосикам. До самого момента его появления на свет она не понимала, что найдет в нем новый источник любви, заполнивший пустоту, возникшую с уходом Николая.

Когда Мишель уже удовлетворенно посапывал в кроватке, она спустилась в большой зал, где ее ожидал Марко, расположившийся на широком диване с высокой спинкой в венецианском стиле. Кроме дивана в комнате стоял только резной буфет и несколько столиков у стены.

– Я не могла предположить, что здесь такая восхитительная мебель, – с восторгом сказала Жюльетт. – Ты говорил о пустом доме. Но ведь эти вещи требуют пространства, чтобы видеть их прелесть. Это достояние твоей семьи, по завещанию перешедшее к тебе от бабушки?

– Да. Думаю, комнаты казались мне полупустыми из-за тех коробок с часами, картинами и другими вещами, которые стоят нераспакованные на верхнем этаже, – он налил в бокалы белый аперитив.

– Ты разрешишь мне самой распаковать их? – попросила Жюльетт, с нетерпением желая увидеть все старинные вещи, которые до сих пор скрыты в ящиках и сундуках.

– Да, конечно. Я только на это и рассчитывал, – Марко протянул ей бокал. – Посмотрим, как тебе понравится эта «тень». Неплохое сухое вино.

Брови Жюльетт удивленно поднялись.

– Почему ты называешь вино «тенью»?

– Его так всегда называли в Венеции. В старину, когда торговцы продавали вино на площади Святого Марка, покупатели уходили пробовать его с палящей летней жары на середине площади в тень зданий, – взгляд Марко задержался на жене, он поднял бокал. – Я хочу выпить за то, чтобы в этом доме между нами не пролегли никакие тени.

Жюльетт сделала глоток, повторив про себя его тост. Все тени – в прошлом. Ради Марко и ради нее самой они должны остаться там навсегда.

Ужинали, сидя в одном конце длинного стола на двух изысканных стульях с высокими спинками, остальные десять стульев были придвинуты к стене. Жюльетт подумала, что сидеть на таком стуле нужно в одеянии из бархата и с прической, убранной драгоценными камнями, как у венецианок эпохи Тициана. Когда она сказала об этом Марко, тот рассмеялся и ответил, что в Венеции поражает не древность, а современность, которая встречается крайне редко. Эта шутка развеселила Жюльетт и немного уменьшила чувство неприятного напряжения от пребывания в чужой обстановке. Как обычно, он поцеловал ее на прощание у дверей спальни. Интересно, сколько времени он будет довольствоваться поцелуем у двери?

* * *

Утром Жюльетт выглянула из окна спальни и впервые увидела Венецию при дневном свете. Зимнее солнце ярко светило, небо было ясным, из окна открывался непритязательный вид на дворик внизу, замкнутый стенами расположенных вокруг зданий, единственным выходом из него оказалась дорожка, по которой они пришли с площади. Жюльетт взглянула на маленький садик, деревья которого распростерли ветви над патио. Среди деревьев были расставлены статуи. Она вспомнила рассказ Марко, что в Венеции множество роскошных садов, спрятанных от взглядов прохожих за высокими стенами, перед ней был один из таких укромных уголков. Жюльетт чувствовала, как тенист и прохладен бывает этот сад летом, когда горячее итальянское солнце буквально выжигает город.

Спустившись к завтраку, она увидела только один прибор. Лена, принесшая кофе, пояснила:

– Синьор уже ушел на работу, но зайдет за вами чуть позже. Он подумал, вы захотите подольше отдохнуть после путешествия.

– О, у меня было больше чем достаточно отдыха в течение последних недель беременности, – ответила Жюльетт, разворачивая льняную салфетку и кладя ее на колени. – Теперь я собираюсь наилучшим образом воспользоваться временем, которым располагаю. Конечно, насколько мне позволит маленький Мишель.

Жюльетт выкупала и накормила малыша, снова уложила его в кроватку и начала исследование дома. Наверху она отыскала коробки и ящики, но с распаковкой решила подождать до следующего дня. Еще не было десяти, когда Жюльетт, одетая для прогулки, попросила Лену присмотреть за Мишелем, а сама направилась в Палаццо Орфей, где надеялась встретить Марко.

На площади она остановилась у похожего на гриб колодца и долго рассматривала величественное здание дворца, блуждая взглядом по витым перилам балконов, поддерживаемых гордо восседающими на постаментах каменными львами. Над великолепной входной дверью находился герб могущественного семейства Пезаро, много столетий назад построившего этот дворец. В одном из зданий, расположенных на противоположной части площади, кто-то играл на фортепиано, музыка легко порхала над площадью, сливаясь с атмосферой чисто венецианского изящества. В лучах утреннего солнца Жюльетт заметила то, что ускользнуло от ее взгляда ночью: окна дворца были составлены из кусочков средневекового стекла, отливавшего в солнечном свете голубизной, золотом и серебром. Жюльетт, захваченная красотой Палаццо, не сразу заметила двух модно одетых дам, которые подошли к крыльцу и позвонили.

Им открыла очаровательная женщина с чертами римской патрицианки, великолепными темными глазами и густыми каштановыми волосами, причесанными в греческом стиле. На ней была зеленая бархатная юбка, жакет средней длины с вышитым арабским узором, рукава жакета напоминали крылья свободно парящей птицы, что сразу указывало на создателя модели: несомненно, жакет вышел из мастерских Фортуни. Приветствуя вошедших, женщина назвала их по именам, но достаточно официально, и Жюльетт сделала вывод, что дамы – клиентки.

Впустив клиенток и собираясь закрыть дверь, женщина заметила Жюльетт, на мгновение задержалась, потом сделала шаг вперед и улыбнулась:

– Вы, должно быть, жена Марко. А я – Генриетта Негрен.

Жюльетт приблизилась к ней с радостной улыбкой.

– Да, вы правы. Но как вы догадались? Полагаю, Марко сказал, что у меня рыжие волосы.

– О нет, он описал, что у вас волосы, как у женщин с картин Тициана. Но заходите же. А где Марко?

– Он собирался привести меня сюда немного позже, но мне так хотелось увидеть Палаццо при свете дня, – ответила Жюльетт, когда Генриетта провела ее в здание.

– Это дает мне приятную возможность самой показать вам Палаццо. Очень рада узнать, что моей соседкой теперь является парижанка, как и я, притом, столь очаровательная. Думаю, мы откроем друг в друге много общего. Марко часто говорил о вас. Сейчас мы находимся в магазине, но вряд ли вы видели что-нибудь подобное.

Жюльетт поразило все, что окружало ее в эту минуту. Ткани выставленных моделей Фортуни, украшенные самыми экзотическими узорами и орнаментами, притягивали переливами роскошных расцветок эпохи Ренессанса: сапфирового, рубинового и изумрудного, с тончайшими оттенками золотого, серебристого, медного или бронзового. Каждый дюйм стен под немыслимо высокими потолками был покрыт многоцветными тканями, либо под стеклом, либо во всю длину открытыми пристальному взгляду покупателя. Жюльетт шла среди неподвижного океана тканей, замечая, что даже шторы, свисавшие с тонких перекладин, одновременно служили для разделения зала на отсеки и были тканями, выставленными на продажу.

– Никогда в жизни не видела такого количества восхитительных шелков и бархата! – воскликнула Жюльетт.

– Ну, конечно же, нет. Все они уникальны, ведь Мариано долгое время исследовал технологии древних венецианских ткачей, и теперь мы пользуемся теми же растительными красителями, что и они, для создания божественных цветовых сочетаний.

– Какой удивительный успех! – Жюльетт прикоснулась к алой с золотым ткани и подумала, что в одеждах из нее мог ходить какой-нибудь из первых дожей.

– Марко рассказывал о ваших удивительных способностях модельера, – сказала Генриетта, – поэтому я хорошо понимаю ваш интерес к подобным тканям. Ведь, – добавила она с лукавым блеском в глазах, – вернувшись из Лиона, он почти ни о чем другом и не говорил.

Генриетта повела Жюльетт за первую из занавесей, на которой был выткан хитроумный стилизованный персидский узор. За ней взору открылись новые восхитительные образцы творчества Фортуни: множество платьев и туник в дельфийском стиле, надетых на манекены. Это поразило Жюльетт, так как ни одно ателье haute couture не выставляло свою продукцию подобным образом. Из других выставленных на продажу товаров, были подушечки, расшитые в стиле Фортуни, шелковые кносские шали и шарфы, ослепительной красоты вечерние платья.

– Я никогда не видела подобных магазинов, – заметила Жюльетт, оглядываясь по сторонам.

Среди пышных драпировок были расставлены длинные античные столы, служившие прилавками, за которыми находились продавцы. Юные итальянцы в костюмах из черного бархата с длинными галстуками, и итальянки, тоже в платьях из черного бархата с широкими кружевными воротниками. Жюльетт видела во всем удивительный вкус тех исторических эпох, которые жили в тканях, одежде и людях.

– Buon giorno,[19] – отвечала она на приветствия и поклоны молодых людей. В магазине было всего три покупателя: Генриетта объяснила, что клиенты будут приходить, как только туристы и просто приезжие прослышат о Палаццо Орфей.

– На ткани и другую продукцию Фортуни всегда есть спрос. Дамы с хорошим вкусом давно обратили внимание на его модели, но большинство носит их только дома. Некоторые актрисы, правда, уже появлялись в них на сцене. Кроме вас в Париже и меня здесь, первыми оделись в творения Фортуни американки и не побоялись появиться в обществе. Но до сих пор они опасаются носить вечерние платья и мантильи.

– Я горжусь, что наравне с вами оказалась первой, кто надел платье без нижней юбки и корсета, хотя только однажды появилась в нем без шифоновой накидки, и это сразу же вызвало громкий скандал. Сестра заявила, что я появилась на публике в дезабилье!

Генриетта рассмеялась.

– Но, слава Богу, вкусы, кажется, меняются. Мариано создал стиль вне времени, он не подвластен диктату моды. Думаю, что вы это тоже поняли с самого начала.

– Да, без сомнения, – призналась Жюльетт. – По множеству причин я никогда не откажусь от него.

– Полагаю, когда вы увидели платье от Фортуни при каких-то необычных обстоятельствах, – мне неизвестно каких и где – вам не вручили маленькую круглую коробочку, предназначенную для аксессуаров к нему, которую обычно получает каждый покупатель.

– Нет, не получила.

– Нашим покупателям всегда вручают такие коробочки. Вы тоже получите, – Генриетта подошла к одному из юношей-продавцов, затем возвратилась. – Вы заберете ее, когда будете уходить.

– Благодарю вас, – Жюльетт остановилась у одной из дельфийских туник и коснулась шелка, отметив, что его, вероятно, красили несколько раз, чтобы добиться серебристого и одновременно голубовато-зеленого оттенка.

– Это необычайно красиво. Мне уже приходилось видеть другие плательные шелка, которые окрашены по такой технологии.

– Это – еще один метод, усовершенствованный Мариано. Часто ткань приходится красить много раз, чтобы добиться в точности той изысканной комбинации оттенков, к которой он стремится.

Жюльетт поняла, что осмотрела только часть магазина, хотя провела здесь уже довольно много времени, рассматривая всю эту роскошь. Она уже потеряла счет отделениям, которые они прошли.

– Как огромен ваш магазин! В нем можно заблудиться.

– Это один из самых обширных залов Венеции, – Генриетта рассказала многовековую историю Палаццо Орфей. Могущественное семейство Пезаро провело в нем два столетия, после чего переехало в другой дворец, но и после отъезда хозяев Палаццо на протяжении многих десятилетий продолжал оставаться местом многолюдных торжеств, банкетов, балов, концертов и спектаклей. Со временем особняк купил Фортуни, и при нем блестящая история здания приобрела новый размах и новое великолепие.

Не прерывая рассказа, Генриетта провела Жюльетт к драпированным дверям, по обеим сторонам которых в великолепных восточных вазах стояли огромные цветущие растения. В ту минуту, когда она объясняла предназначение дверей, служивших «черным» входом в дом, со стороны одного из входов зазвенел звонок, и продавец поспешил к дверям, встречая покупателей, выходивших из гондолы.

– Какой романтичный способ ездить за покупками, – заметила Жюльетт, когда они с Генриеттой отправились в обратный путь по магазину.

– Мне тоже так казалось, когда я только что приехала в Венецию, но очень скоро вы будете воспринимать все виды водного транспорта как поездку на такси или омнибусе в Париже. А сейчас мы осмотрим остальную часть Палаццо, и начнем с ателье-салона. Мариано нравится заниматься живописью в одной его части, а развлекаемся и устраиваем вечера – в другой, которую называем «салон». Наше жилище примыкает к Палаццо и по сравнению с ним очень маленькое. В салоне-ателье вы увидите несколько картин, гравюр и скульптур Мариано. Он также интересуется фотографией и имеет свою фотолабораторию.

– Что же он любит фотографировать?

– Все – от семейных портретов до городских пейзажей. В библиотеке есть несколько альбомов его работ. Мне едва ли стоит добавлять, что большая часть фотографий – виды Венеции с присущей им чудесной сменой освещения, и мои портреты в одежде от Фортуни.

Женщины поднялись по лестнице, заглянули в демонстрационный зал, где было выставлено еще большее число моделей, затем вошли в комнату, столь же обширную, как и торговый зал. Множество дверей вели в боковые комнаты, а широкая стеклянная дверь открывалась в лоджию. Зал также разделяли занавеси, выполненные из старинного бархата экзотических расцветок. Многие занавеси раздвинули, и эту обширную, поистине дворцовую залу можно было увидеть во всю ее величину до той части, которая называлась ателье-салон и располагалась в противоположном конце. Там виднелся мольберт с холстом, залитый потоком света из высоких готических окон, в идеальной симметрии соответствовавших тем, что сейчас находились за спиной Жюльетт. Она стояла, околдованная красотой окружающего интерьера.

С потолка свисали лампы, изготовленные по рисункам самого Фортуни, напоминавшие планету Сатурн с его кольцом. Мебель потемнела от времени, но уютно оттенялась обитыми шелком стенами. Здесь были и крытые бархатом кушетки с обилием разбросанных на них подушек, своим видом обещавшие приятную беседу и добрые воспоминания в кругу милых и добрых друзей.

– Я чувствую себя так, словно попала во дворец к великому восточному владыке, – с восторгом заметила Жюльетт. Впечатление усиливалось роскошно украшенными и усыпанными драгоценностями старинными одеждами на манекенах и шелками, мягко облекавшими поверхность столов из красного дерева.

Генриетта пояснила, что многое, включая занавеси, оружие, а также венецианское стекло и персидские ковры, унаследовано Фортуни от отца, и он до сих пор продолжает дополнять эту редкостную коллекцию новыми и новыми экспонатами.

Собственные полотна и скульптуры Фортуни находились в этом дворце в самом изысканном из возможных окружений. Жюльетт, с интересом рассматривавшая каждую деталь обстановки, внезапно обратила внимание на большую картину в раме, стоявшую отдельно. У нее перехватило дыхание, когда она поняла, что на ней изображено.

– Как называется эта картина?

Генриетта, присевшая на кушетку, заметила странную реакцию Жюльетт на полотно, ее внезапно остановившийся завороженный взгляд.

– Это одно из произведений вагнеровского цикла Мариано: Зигмунд, обнимающий Зигмунду. Вы, конечно, помните, это сцена из первого акта «Валькирии».

Жюльетт продолжала, не отрываясь, всматриваться в картину. Пара соединилась в страстном поцелуе, подобном неудержимому альпийскому ветру, что разметал волосы Зигмунды и вздымал плащ Зигмунда. Герой с такой силой прижимал к себе любимую, что буквально раздирал ее одеяния в клочья, обнажая упругое крупное тело воительницы. Жюльетт почувствовала, что дрожит. Вот так же прижимал ее к себе Николай в тот вечер, когда она возвратилась домой из Лондона и безумная от счастья вбежала к нему в мастерскую. Ей казалось, что она снова чувствует рядом это сильное мускулистое тело, рот, жаждущий поцелуя.

– Что-нибудь случилось? – вопрос Генриетты вывел ее из состояния транса.

– О нет, ничего, – поспешно ответила Жюльетт, не желая, чтобы ее поведение вызвало любопытство и удивление. – Просто мне никогда раньше не доводилось видеть столь живописное воплощение страстного свидания любящих людей.

– Да, это прекрасное полотно. Вы можете рассказать Мариано о своем впечатлении. Сейчас он, скорее всего, обсуждает картину Тициана, которую его попросили реставрировать. Он часто принимает участие в реставрационных работах для церкви и города. Вы сможете встретиться с ним немного позже, когда придут его мать и сестра. Вам представится превосходная возможность увидеть всех троих одновременно, – Генриетта состроила комическую гримасу. – Они редко наносят нам визиты. Донье Сесилии Фортуни не нравится ни то, что я разведена, ни то, что я так откровенно демонстрирую свои отношения с Мариано.

Хотя Генриетта говорила об этом Легко, Жюльетт поняла, как много неприятных сцен и семейных скандалов кроется за этой короткой фразой.

– Мне так жаль, что я не могу избежать уловок и конспираций по поводу Мишеля, – откровенно призналась она.

Лицо Генриетты стало серьезным, она нахмурилась и встала с кушетки.

– У вас все по-другому. Вы прибегаете к обману ради ребенка, а не ради себя самой. Мир полон злых людей, и незаконнорожденный ребенок навеки заклеймен с момента рождения. Мне самой пришлось испытать на себе всю тяжесть презрения окружающих, поэтому и хотела, чтобы вы смогли начать новую жизнь в Палаццо Орфей. Но теперь узнала, что у Марко другой, гораздо более лучший план в отношении вас.

Жюльетт задумчиво наклонила голову.

– Я буду вечно благодарна за все, что Марко для меня сделал.

Генриетта положила руку ей на плечо.

– Он заслуживает большего, чем просто благодарность. Человек, подобный Марко, достоин настоящей, преданной любви.

Жюльетт высвободилась из объятий Генриетты и отвернулась.

– Знаю, вы хотите мне только добра, – голос дрожал, она нервно сжимала руки. – Но прошу вас больше не говорить на эту тему.

Генриетта ответила извиняющимся тоном:

– Простите, я слишком далеко зашла, не имея на это права. Но поверьте, я ваш искренний друг, хотя и совсем недавно.

– О, я вовсе не чувствую себя оскорбленной. Уверяю вас, – и все же Жюльетт продолжала стоять спиной к хозяйке Палаццо Орфей.

– Но вы расстроены, – Генриетта обняла Жюльетт за талию. – Когда мы лучше узнаем друг друга, вы поймете, что иногда я бываю излишне откровенна. Поднимемся на следующий этаж. Вы увидите портних за работой, людей, упаковывающих готовые изделия, и все прочее, что вам так хорошо знакомо еще с парижских времен. На верхнем этаже находятся цеха окраски тканей вручную, точно так же, как в Лионе. Вы готовы?

– Да, конечно, – Жюльетт решительно расправила плечи.

На верхнем этаже они прошли по лабиринтам рабочих комнат и цехов. Только на одной двери висела табличка: «Вход воспрещен».

– Здесь происходит процесс плиссировки, – пояснила Генриетта. – Его секрет известен только самым доверенным сотрудникам Мариано, которые поклялись хранить тайну.

– Вы уверены, что ни один парижский кутюрье не сможет сам открыть секрет создания такого мелкого плиссе?

В смехе Генриетты прозвучало торжество:

– Не смог и не сможет. Будет множество подражателей, но метод Фортуни принадлежит только ему, – она взглянула на украшенные бриллиантами часики, приколотые к платью. – Полагаю, Марко уже пришел. Пойдемте, поищем его.

Но Марко уже сообщили, что Жюльетт в Палаццо, и он сам искал ее. Они встретились на лестнице.

– Жюльетт, как тебе понравился Палаццо Орфей? Он не обманул твои ожидания?

– Наоборот, превзошел! Генриетта кивнула.

– Ваша жена увидела все, что только можно увидеть. Донья Сесилия пришла?

– Да, именно поэтому я и искал вас. Она и Мария Луиза сейчас у дона Мариано, и все ждут нас.

Генриетта сжала губы в молчаливом жесте смирения с неизбежным.

– Ну что ж, мы идем.

Жюльетт показалось, что Марко несколько разочарован, что не сам познакомил ее с великолепием этого здания, и даже пожалела о своей торопливости, которая слишком рано привела ее в Палаццо Орфей. Из стремления немного утешить мужа, Жюльетт вложила свою руку в его, и увидела, как обрадовался Марко этому незначительному жесту. Он ласково пожал ее ладонь. Резкое ощущение вины пронзило Жюльетт – ведь она абсолютно ничего не способна почувствовать к нему. Бедный Марко.

Все трое проследовали через дверь из ателье-салона в большую комнату, художественное изящество которой поразило Жюльетт. Стены комнаты были расписаны фресками, создававшими иллюзию итальянского парка, вплоть до мраморных статуй среди роскошной листвы и цветов. Как она позже узнала, комнату расписал сам Фортуни. И тут, радостно приветствуя Жюльетт, появился он сам, изысканный, безупречно одетый с головы до ног, в обычной повседневной одежде, которую носил независимо от времени года и погоды так, словно всегда было лето – великолепного покроя темно-синий костюм из тончайшей саржи с белым шелковым галстуком. Сегодня на нем были черные кожаные туфли, но иногда он надевал и красные сандалии, сшитые по его собственным рисункам. Во всем для Фортуни существовал только один закон – он сам. По мнению Жюльетт, это главная отличительная черта настоящего гения.

– Как поживаете, синьора Романелли? – весело и дружелюбно спросил Фортуни. – Можно мне называть вас просто Жюльетт?

– Ну конечно, дон Мариано.

– Вы уже полностью ознакомились с моим учреждением? Хорошо. Ну, а теперь хочу представить вас матери и сестре.

Донья Сесилия была привлекательной, хотя и весьма суровой дамой. В элегантном приталенном платье из черного шелка, явно не принадлежавшем к числу творений ее сына; глаза, такие же темные, как и у него, украшали овал приятного лица чистокровной итальянки с классическими очертаниями скул, сужавшихся к подбородку, и длинным тонким аристократическим носом.

– Надеюсь, вы скоро освоитесь в Венеции, – обратилась она к Жюльетт, – и не будете скучать по Парижу. Но синьор Романелли слишком долго скрывал вас от своих друзей.

– На это были веские причины, – ответила Жюльетт тоном, подчеркнувшим нежелательность подобных вопросов. – Что же касается Парижа, полагаю, любой, родившийся там, никогда не забудет этот город. Но Венеция очень нравится мне, здесь есть все, что я когда-либо могла пожелать.

– Превосходно! – одобрительно воскликнул Фортуни, взял Жюльетт под руку и подвел к сестре, сидевшей в некотором отдалении. – Думаю, что не перепутал порядок твоих имен, Мария Луиза. Надеюсь, вы подружитесь с Жюльетт.

Мария Луиза была настолько же неприметна, насколько красив и ярок ее брат. Казалось, вся красота, которую следовало бы поделить поровну между двумя отпрысками семейства Фортуни, досталась лишь ему и его творениям. Девушка была вежлива и дружелюбна, пригласив Жюльетт сесть рядом.

– Вы любите музыку?

– Мне нравится слушать музыку, иногда я сама немного играю на фортепиано, – ответила Жюльетт, – но это только увлечение.

– Как жаль! Я способна выносить только блистательное исполнение. Когда-то я и сама играла для публики, но прекратила выступления, как только поняла, что настанет день, и я утрачу то совершенство, каким обладала вначале. Теперь все свои силы и энергию вкладываю в кампанию по защите живых существ. Мы протестуем против уничтожения даже комаров и ос.

Жюльетт поняла, что Мария Луиза одержима этой идеей, ее глаза пылали огнем фанатизма и безумного стремления к преобразованию несовершенного мира.

Только появление официанта с закусками прервало поток ее слов, и беседа перешла на более общие темы. Довольно скоро Марко и Жюльетт распрощались с хозяевами. Перед уходом Жюльетт вручили маленькую коробочку для дельфийского платья. Марко нес коробочку, пока они шли к его офису. Жюльетт делилась своими наблюдениями о странностях Марии Луизы.

– Она сказала, что по-настоящему выспаться можно только сидя всю ночь в кресле, как это делает она.

Марко пожал плечами.

– Ее эксцентричность стала заметной после ухода человека, которого она страстно любила, но Мария Луиза при всех ее абсурдных чертах совсем не злая женщина.

– Ты знаешь, я ведь обратила внимание на ироничное замечание доньи Сесилии по поводу нашего брака.

– Надеюсь, это тебя не очень задело?

– Вовсе нет. Генриетта уже намекнула, что она непростая женщина.

– Мне кажется, ты понравилась донье Сесилии больше, чем представляешь. На нее произвело впечатление, как терпеливо ты выслушала Марию Луизу. Она пригласила нас на один из тех «салонов», которые устраивает во французском стиле. Фортуни рассказывал, что в прошлом их дом всегда был местом интеллектуальных собраний. Некоторые из известных парижских художников, поэтов и романистов посещали ее «салоны». После смерти мужа Париж утратил для нее очарование. С его уходом многое изменилось, лишилось для нее смысла. Она переехала в Венецию, захватив с собой дочь. Хотя, к тому времени Фортуни уже приобрел известность в театральных кругах Парижа, он все бросил и последовал за матерью. Здесь, в Венеции, он сначала арендовал, а потом купил Палаццо Орфей.

– Мне показалось, у синьоры Сесилии трудности с Марией Луизой.

– О да, положение дочери угнетает ее. Кроме того, ей очень тяжело, говоря ее собственными словами, что Фортуни и Генриетта живут во грехе.

– Она винит во всем Генриетту? Брови Марко удивленно поднялись.

– Естественно. Матери редко винят сыновей. Фраза Марко озадачила Жюльетт.

– Мне стоит это запомнить. Не хотелось бы испортить Мишеля своей любовью.

Если бы отношения между ними были иными, Марко обязательно бы заметил, что мальчик не вырастет испорченным, если со временем у него появятся братья и сестры. Его итальянская кровь, воспитание и представление о семейном счастье внушали желание иметь как можно больше детей. Но он не мог признаться в этом вслух. По крайней мере, сейчас… До тех пор, пока жена не поймет, что у него есть не только юридическое, но и моральное право разделять с ней брачное ложе. Но он должен быть терпеливым, ждать, пока к ней не придет желание. И больше всего он боялся, что каким-нибудь неловким, необдуманным жестом или словом убьет в ней то теплое чувство, которое, пусть слабое, пусть очень далекое от того, что называют любовью, но живет в сердце Жюльетт. И все же Марко было невыносимо тяжело сознавать, что она стала его женой только благодаря страданиям, выпавшим на ее долю.

Жюльетт, все это время болтавшая о том, что ей довелось увидеть в Палаццо Орфей и о гостеприимстве Генриетты, даже не представляла, какие мысли терзали душу Марко. Его офис располагался неподалеку от Большого канала, подобно многим другим учреждениям подобного рода, в здании с трехсотлетней историей. Расписные потолки и настенные росписи в кабинете Марко и других комнатах офиса свидетельствовали о блистательном прошлом здания, но все вокруг, включая обширные склады на верхних этажах, было умело и достаточно эффективно организовано. Во всем чувствовался современный подход к делам.

Марко показал Жюльетт некоторые экзотические ткани, привезенные с Дальнего Востока. Среди них она увидела кружева Бурано, тонкие, как паутинка.

К тому времени, когда она вернулась домой, с вокзала доставили ее чемоданы. Жюльетт сама распаковала их и положила в коробку дельфийское платье. Накрыла крышкой, перевязала лентой и несколько минут стояла, прижав коробку к груди, перед тем, как спрятать. Это было подобно еще одному прощанию с Николаем, ничто не могло унять боль невосполнимой утраты.

Глава 17

Еще до конца недели Жюльетт взяла племянницу Лены Арианну няней для Мишеля. Это была симпатичная румяная девушка лет двадцати. На третье утро своей службы в семействе Романелли она влетела на кухню, где Жюльетт с Леной обсуждали меню.

– Синьора, у дверей носильщик с двумя огромными чемоданами.

– Но все мои чемоданы уже прибыли, – с удивлением ответила Жюльетт. – Должно быть, это какая-то ошибка.

Она вышла к носильщику, тот показал ей квитанцию, и Жюльетт поняла, что чемоданы присланы Денизой из Парижа. В них лежали ее платья из ателье Ландель, аккуратно упакованные и переложенные папиросной бумагой. Она обрадовалась любимым платьям, ей не хотелось думать о причинах присылки: сестра, несмотря на все обстоятельства и разрыв отношений между ними, не могла упустить шанс сделать из нее живую рекламу Дома моделей Ландель в Венеции. Жюльетт сразу же села писать ответ, в котором горячо благодарила сестру за посылку и обещала постоянно носить эти платья, хотя прекрасно знала, запечатывая конверт, что эта «оливковая ветвь мира» не будет принята, и она вряд ли когда-нибудь получит ответ на свое письмо.

Последние недели перед Рождеством Жюльетт провела, осматривая Дворец дожей и другие величественные достопримечательности Венеции. Тепло одевшись на случай холодного и сырого ветра, она гуляла по тихим переулкам и площадям, потеряв счет множеству маленьких арочных мостов, пересекавших каналы. В нескольких милых церквушках, редко посещаемых туристами, она обнаружила массу живописных сокровищ, испытав при этом не меньшее удовольствие, чем при знакомстве с шедеврами венецианской Академии.

В церкви Скальци, мимо которой люди пробегали второпях, спеша на вокзал или с вокзала и не обращая никакого внимания на храм, Жюльетт обнаружила росписи невероятной духовной силы, сделанные самим Тьеполо. Все сложное подкупольное пространство церкви было расцвечено яркими, поражавшими воображение красками. Целый день сидела она на скамье, запрокинув голову, рассматривая неземную красоту старых фресок. И впоследствии, всякий раз, проходя мимо этой церкви, Жюльетт обязательно заходила и некоторое время сидела на скамье в безмолвной задумчивости. Особенно, когда старые тревоги начинали с новой силой терзать ее сердце.

Марко целые дни проводил в офисе, а возвращаясь, всегда хотел знать, что нового Жюльетт увидела в Венеции. По вечерам они часто ходили на концерты или в театр. В «Ла Феличе», где у них были закуплены отличные места, нужно было плыть на гондоле. Два театра уже переделали в кинематограф, который они тоже посещали время от времени. Затем отправлялись ужинать к «Даниели», ресторан с видом на лагуну, мерцающую огоньками кораблей и яхт, иногда заходили к «Флориану» выпить горячего шоколада со взбитыми сливками. Вечерняя жизнь пьянила Жюльетт, почти унося воспоминания о прошлом.

Супруги друзей Марко жаждали увидеть Жюльетт, поэтому наперебой приглашали на обеды и вечеринки. В результате у нее появилось несколько новых подруг, некоторые из них тоже имели детей.

Накануне Нового года у доньи Сесилии собрался ее «салон». Жюльетт приняла приглашение, хотя Романелли получили множество других, на которые Марко откликнулся бы с большей охотой. Но, как всегда, уступил желанию жены. Она не объяснила, почему предпочитает вечер у синьоры Сесилии, но для себя решила: ей не хочется больше встречать Новый год так, как это было в прошлый раз с Николаем. Она надела один из парижских нарядов, украшенный жемчугом кремовый шелк нежно струился по фигуре, почти восстановившей первоначальные прелестные пропорции.

Марко, уже полностью одетый, ожидал жену в холле. Спустившись по лестнице, она заглянула в ярко освещенный зал. Из ящиков уже были извлечены канделябры из венецианского стекла, портреты предков Марко, изысканно тонкий фарфор и другие безделушки, которыми Жюльетт украсила зал. Все это дополнялось новыми шторами из лучших тканей Фортуни.

– Ты прекрасна! – восхищенно воскликнул Марко, глядя на жену. – Ты никогда раньше не надевала это платье. Думал, что сегодня будет дельфийское.

Он взял у нее бархатную накидку, и Жюльетт с облегчением подумала, что, помогая ей одеться, Марко не видит ее лица: она никогда не знала наверняка, насколько точно он способен угадывать ее чувства по выражению лица.

– У меня есть и другая одежда от Ландель. Дельфийское платье я носила слишком долго и теперь решила сделать перерыв, – Жюльетт пожала плечами, встретившись взглядом с мужем, уверенность и спокойствие вернулись к ней. – Пойдем. Нам не следует опаздывать.

В Палаццо Мартиненго на Большом канале, где жила донья Сесилия, в трех смежных, просторных комнатах собрались люди самых разных национальностей. Стены были увешаны бесценными старинными гобеленами, цвета которых потускнели от времени, но все еще блестели золотыми и серебряным нитями. Фортуни был один, Генриетту никогда сюда не приглашали. Но он пробыл у матери очень недолго, в своем дворце они с Генриеттой устраивали собственный вечер. Перед уходом Фортуни взял Жюльетт под руку и повел по комнатам, рассказывая о происхождении наиболее интересных тканей и о картинах отца, которыми были увешаны стены дома.

Марко знал некоторых из присутствующих. Вместе с Фортуни он представил Жюльетт всем гостям. Кое-кто по роду занятий имел отношение к искусству, другие – к политике, большинство же были просто богатыми иностранцами, их состояние позволяло избрать для проживания любой уголок земного шара, и они выбрали Венецию. Жюльетт вовлекла Марию Луизу в оживленную беседу. Ей удалось тактично перевести разговор с безумно-утомительных тем старой девы, вызывающих у окружающих плохо скрытое раздражение, на более нейтральные и легкие предметы. Эта психологическая проницательность и дипломатичность Жюльетт не ускользнули от внимательного взгляда доньи Сесилии. Та заметила, как в дочери вновь вспыхнула искра женского очарования, привлекавшая поклонников. Позднее их отпугивали ее странность и эксцентричность.

– Мне нравится жена Марко, – заметила донья Сесилия сыну, когда их разговор никто не мог слышать, – но по поводу их брака я уже сделала выводы.

– О? И что же это за выводы?

– Они согрешили, и когда Марко узнал, что она ждет ребенка, решил спасти ее репутацию. Тем не менее, это не помешает мне и впредь приглашать ее в свой дом.

– Но ведь ты такой столп нравственности, мама, – съязвил Мариано.

– В настоящее время, сын мой, она являет собой пример респектабельной женщины, жены и матери, – резко парировала она, делая ударение на каждом слове. Донья Сесилия не упускала ни малейшей возможности уколоть сына намеком на его «недостойную связь» с Генриеттой. – Мне очень импонирует и она, и ее ребенок. Ты же знаешь, я отношусь к числу тех обделенных судьбой женщин, у которых нет ни достойной невестки, ни внуков.

Широко взмахнув испанским кружевным веером, донья Сесилия вернулась к гостям. Фортуни со вздохом облегчения покинул дом матери.

С приближением полуночи стали наполнять бокалы шампанским, и Марко пошел искать Жюльетт. Та подошла к нему в сопровождении Марии Луизы. Часы пробили двенадцать, и по всей Венеции начали бить колокола. Звон бокалов смешивался со смехом и шумом поздравлений. Наступил новый, 1913 год.

Жюльетт захотелось пройти до дома пешком, а не плыть на гондоле. По всему Большому каналу шла яркая торжественная встреча Нового года. Лодки были расцвечены огнями, пассажиры на борту, одетые в разноцветные костюмы, дули в свистки и дудки, приветственно махали каждой проплывающей гондоле. Небо освещали многочисленные залпы фейерверков, смешивающихся с густыми хлопьями снега. Снегопад усиливался. На площадях люди танцевали под аккомпанемент маленьких уличных оркестров, и Жюльетт с Марко пришлось присоединиться к танцам, прежде, чем они дошли до дома.

Они тихо вошли, не желая будить Мишеля, спавшего в детской рядом с комнатой Арианны. Марко зажег в холле лампу. Жюльетт, держа в руке накидку, на которой все еще сверкали тающие снежинки, стала подниматься по лестнице.

– Постой, Жюльетт! Давай выпьем шампанского перед тем, как пожелаем друг другу «спокойной ночи»!

Она обернулась. Марко сбросил пальто и шляпу на кресло и протянул ей руку. Жюльетт заколебалась.

– Кажется, я выпила и так слишком много шампанского. У меня кружилась голова во время последнего танца.

Рука Марко бессильно опустилась.

– Тогда сделай для меня кое-что другое, – произнес он так же спокойно. – Выброси свое дельфийское платье. Сегодня вечером, сейчас же. Я хочу, чтобы мы начали этот новый год свободными от пут, связывающих нас с прошлым. Я куплю тебе другие платья от Фортуни. Любого цвета и стиля, какие только пожелаешь. По крайней мере, буду уверен, что ни одно из них не имеет для тебя того же значения, как это платье.

Жюльетт напряглась, откинув голову назад. Она никогда раньше не замечала в Марко ревности, и это было понятно, ведь он знал, что Николай потерян для нее навсегда. Но она никогда прежде не видела его рассерженным. Ничто в этом доме не напоминало ему о покойной жене, и Марко ожидал от Жюльетт такого же разрыва с прошлым. Она выдала себя, признавшись, что сохранила платье, когда он задал вопрос о выборе туалета.

Жюльетт стояла молча, накидка бесшумно упала на ступеньки лестницы, когда она начала спускаться в зал. Остановилась, повернувшись спиной к Марко. Свет из передней освещал бутылку шампанского во льду и два бокала, которые он, должно быть, попросил Лену оставить для них внизу. Марко последовал за женой и зажег свет в зале. Только после этого она заговорила.

– Моя сестра однажды потребовала от меня избавиться от платья. Я не сделала этого тогда и не сделаю сейчас.

– Тогда отдай его мне.

– Нет! – глаза Жюльетт горели, она резко повернулась в его сторону. – Ты уничтожишь его!

– Могу поклясться, что не сделаю этого.

– Но тогда зачем оно тебе?

– Хочу убрать его из нашей жизни до того времени, когда оно утратит для тебя все болезненные ассоциации, когда наше счастье вытеснит их из твоей памяти.

– То, что ты предлагаешь, совершенно бессмысленно. Платье давно лежит в коробке, вдали от моих и твоих глаз, но ведь есть еще и Мишель, живое и гораздо более яркое напоминание о прошлом. И он там, наверху, в своей кроватке!

Сильнейшее душевное напряжение отразилось на лице Марко, вена пульсировала у его виска.

– Он мой сын! Он стал моим с момента рождения. Я люблю этого ребенка, он не только твой, но и мой. Никогда больше не говори мне ничего подобного! – Марко глубоко вздохнул. – А теперь выпей со мной этот бокал!

Он мрачно извлек изо льда бутылки, откупорил и разлил шампанское в два бокала. Жюльетт взяла один из его рук. И если вначале Марко собирался произнести тост, то теперь передумал. Он сделал всего один глоток и, прищурив глаза, пристально наблюдал за женой. Жюльетт выпила свой бокал, словно это была вода. Ей показалось, что под его пристальным взглядом шампанское немного пролилось на пол, но он, не отрываясь, продолжал всматриваться в ее лицо. Жюльетт швырнула пустой бокал на пол, ответив ему таким же пристальным и полным уязвленного самолюбия взглядом, и выбежала из комнаты.

Она бросилась вверх по Лестнице, схватив по пути накидку. Добежав до своей комнаты, закрыла за собой дверь и заперла ее на ключ, чего никогда раньше не делала. Пытаясь ни о чем не думать, расстелила постель и легла, напряженно прислушиваясь ко всем звукам в коридоре, в страхе, что сейчас услышит шаги, приближающиеся к двери ее спальни, и что затем Марко попытается открыть дверь.

Действительно услышав звук шагов на лестнице, Жюльетт вскочила и села в постели, тяжело дыша, но Марко прошел по коридору мимо ее двери, не останавливаясь.

* * *

Последствия ссоры внешне не проявлялись никак. Ни Жюльетт, ни Марко не вспоминали об этом случае, но каждый в глубине души чувствовал – между ними возникла пропасть, которая казалась непреодолимой. Это был единственный раз, когда он не поцеловал ее на ночь, а она заперла дверь своей спальни. И хотя вскоре добрые отношения между ними возобновились, так словно никогда и не прерывались, но его поцелуй стал еще более сдержанным, чем прежде.

И все же Марко продолжал страстно желать ее. Жюльетт понимала с первого дня пребывания в Венеции, он ждет только намека с ее стороны на готовность принять его как супруга в полном значении этого слова. Но Жюльетт была не способна на это даже и до ссоры, ее ужасала сама возможность подобных отношений. Легко было оправдать такое поведение всепоглощающим материнским чувством, пробудившимся в ней в это время. Жюльетт и раньше доводилось слышать, что многие женщины после рождения ребенка на долгие месяцы утрачивают интерес к занятиям любовью. Но здесь все было совсем не так. Еще со времени пребывания в Лионе Жюльетт остро ощущала мужскую привлекательность Марко, но…

Внешне Жюльетт и Марко продолжали поддерживать иллюзию полного благополучия. Они болтали, как и раньше, обмениваясь новостями, легко и непринужденно смеялись, когда один из них рассказывал что-нибудь веселое. Оба очень ценили время, проводимое с маленьким Мишелем. Марко, как истинный итальянец, невероятно гордился малышом, забывая о сходстве мальчика с Николаем черными кудряшками и голубизной глаз, не имевших ничего общего с карими глазами Романелли.

Марко и Жюльетт вели яркую и разнообразную светскую жизнь. Когда Марко уезжал по делам в Лион, Жюльетт не оставалась в одиночестве.

Супруги часто обедали с Фортуни и Генриеттой, посещали вечера в Палаццо Мартиненго, участвовали в других светских развлечениях. Донье Сесилии нравился Мишель, и когда было не слишком холодно, Жюльетт посещала ее вместе с ребенком.

Когда Мишель внезапно заболел, донья Сесилия ежедневно присылала слугу, чтобы справиться о его здоровье. Это было очень тяжелое время для Жюльетт и Марко. Врач с большим вниманием отнесся к ребенку, но прописанные лекарства не дали результата. Состояние Мишеля стало критическим, пришлось отвезти его в больницу. Жюльетт и Марко, сменяя друг друга, днем и ночью дежурили у его кроватки. Они старались не терять надежду, но удрученные, изможденные лица выдавали их самые страшные опасения. Кризис, казалось, длился бесконечно, прежде чем появились первые признаки улучшения. Однажды утром доктор радостно улыбнулся – произошли перемены к лучшему.

– Мишель – настоящий борец, и не сдавался ни на минуту. Он все еще слаб, но температура понизилась, появились очевидные признаки улучшения.

Мишель быстро выздоравливал, но Жюльетт продолжала больше находиться в больнице, чем дома. Марко также делил свое время между работой и больничной палатой. Но, наконец, наступил долгожданный день, и супруги забрали ребенка домой.

Арианна, очень переживавшая из-за болезни малыша, умоляла Жюльетт позволить ей ухаживать за ним в первую ночь после возвращения из больницы.

– Вы так мало отдыхали все это время, синьора. Вам нужно поспать. Я присмотрю за Мишелем.

Жюльетт согласилась, рано легла спать и думала, что мгновенно уснет, но, наоборот, спала очень мало, то и дело просыпаясь от внезапных приступов ужаса. В полночь Жюльетт набросила халат и пошла в детскую. И обнаружила, что Арианна, сидя в кресле рядом с кроваткой, давно дремлет. Легкий скрип двери мгновенно разбудил девушку, она испуганно заглянула в кроватку, еще до того, как поняла, что пришла Жюльетт. Они немного пошептались. Жюльетт убедилась, что Мишель спит спокойным и мирным сном, и на цыпочках ушла из комнаты.

Возвращаясь к себе в спальню, она услышала звук приглушенных рыданий. Жюльетт остановилась и прислушалась, но звук повторился. И так как комната Лены находилась этажом выше, плач мог доноситься только из одного места. Жюльетт подошла к двери Марко и несколько мгновений внимательно вслушивалась, и наконец поняла, что не ошиблась. Открыла дверь и вошла в комнату.

Как и Арианна, он не заметил ее присутствия, но причиной этому был не сон. Марко, одетый, сидел, закрыв лицо руками, сильные рыдания сотрясали его тело. Жюльетт прошла дальше, он услышал шорох одежды и поднял измученное, полное отчаяния лицо.

– Ну, ну, все прошло, – она положила руку на его плечо. – Мишель снова здоров, и больше нет причин для беспокойства.

Марко ответил срывавшимся от волнения голосом:

– Я знаю, но это последствия страшных дней в больнице. Мне вдруг стало невыносимо тяжело. Показалось, что я теряю его так же, как потерял тебя.

Жюльетт ощутила сострадание и даже нежность.

– Ты не потерял меня! И никогда не потеряешь! Мне было необходимо время, чтобы понять это. Должно быть, значительно больше времени, чем и ты, и я предполагали вначале. Я здесь, с тобой, и всегда буду рядом.

Марко застонал, казалось, что этот стон вырвался из самых глубин его души. Он обнял жену за талию и по-мальчишески прижался к ней головой. Коснувшись его волос легким движением руки, Жюльетт прошептала несколько ласковых и нежных слов. Произнесла его имя. Марко поднял голову, и она обняла его.

– Марко, – сказала Жюльетт мягко, но настойчиво, – я хочу быть твоей.

Единственное, чего, как ей казалось, она хотела – успокоить его, отдавшись, наконец, но для себя не рассчитывала ни на что, ни на какое удовольствие. Все сексуальные желания давно оставили ее, вначале их полностью подавили тяжелые душевные муки, а затем и материнские чувства. Кроме того, в ней не было никакого стремления возвратить их.

И когда рядом с ней в постели оказался Марко, обнаженный, сильный и по-мужски притягательный, она приняла его в свои объятия, сделав над собой усилие, попытавшись отбросить прошлое. Жюльетт приготовилась подчиниться всему, чего бы он ни пожелал, но ничего подобного не потребовалось. Не было ни жадного утоления сексуального голода, ни грубых желаний истомленного долгим ожиданием мужчины, но только бесконечная нежность внимательных и осторожных прикосновений, и ее напряжение вскоре прошло. Слезы катились из-под закрытых век, все это время Жюльетт думала о его нежности и своей неспособности хоть как-то ответить на эту нежность. И только теперь обнаружила всю глубину своего чувства, сложного и противоречивого, мучившего своей неоднозначностью. Чувства, которое она все это время скрывала не только от него, но и от себя.

Жюльетт дрожала от его прикосновений. Все его искусство любовника было направлено на то, чтобы пробудить в ней угасшую чувственность, вернуть восприятие того, что представлялось навсегда утраченным. Жюльетт удивилась, но спустя некоторое время желание внезапно проснулось и захватило ее. Она теряла контроль над собой, молодость тела победила тот холодный аскетизм, в котором она жила уже много месяцев. Его страсть захватила и ее, унося все другие чувства, мысли и воспоминания.

Когда все закончилось, Жюльетт продолжала лежать, отвернувшись, но Марко не разжимал объятий. Наконец она повернулась и прямо взглянула ему в глаза, полные любви.

– Ты был так терпелив, Марко, – ее голос дрогнул, – все эти месяцы… – не закончив фразу, она снова отвернулась.

Кончиками пальцев Марко нежно повернул ее лицо к себе.

– Любовь можно доказать множеством разных способов, моя возлюбленная жена.

И вновь Жюльетт подумала, какой он удивительный человек, как неблагодарна и жестока по отношению к нему она была все это время.

С этой ночи они стали спать вместе. Жюльетт понимала, не его вина, что с ним она не испытывает того высшего наслаждения, которое ей подарил Николай.

* * *

Размышляя над своей теперешней жизнью, Жюльетт могла точно определить момент, когда перестала оглядываться в прошлое и начала думать о будущем. Это произошло после той ночи, когда, открыв дверь комнаты Марко, она застала его в полном отчаянии.

Постепенно Жюльетт привыкла к жизни в Венеции. Письма от Денизы не приходили, но это молчание восполнялось вестями от Люсиль и Габриэлы. Люсиль вскоре собиралась приехать в Европу и хотела обязательно навестить Жюльетт. Однако, не было никакой надежды на встречу с Габриэлой, которая, наконец, после четырех лет замужества, ждала ребенка.

Жюльетт мечтала о том, что покажет Люсиль Венецию, ставшую ей уже такой знакомой, как и родной Париж. Она слышала, что о Венеции говорят, как о городе, слишком занятом своей собственной вечной красотой, чтобы обращать внимание на преходящие проблемы всего остального мира. И хотя именно такое впечатление возникало у впервые приезжающего в город, она уже успела понять, это впечатление – ложное. Венецианцев не меньше других европейцев волновало растущее напряжение на континенте, безумная гонка вооружений и ощущение надвигающейся войны. На вечерах и приемах разговор обязательно переходил на вопросы войны и мира, лица гостей становились мрачными.

Среди менее серьезных тем, обсуждавшихся венецианскими модницами, были узкие юбки, мода на которые недавно возникла в Париже. Юбки отличались несомненной элегантностью, но при этом были крайне неудобны. Подобные разговоры и другие упоминания о haute couture пробуждали в Жюльетт все более острое желание вернуться к любимой работе. Однажды она заговорила об этом с Марко.

– До нашей женитьбы я не рассчитывала, что после родов буду так долго сидеть без дела. Мишелю уже больше шести месяцев.

Они находились в комнате, которую Жюльетт совсем недавно сделала библиотекой. У Марко всегда было много книг, а тут еще в чемоданах из Парижа прибыли и ее книги.

– Ты вправе решать сама, – Марко предпочитал, чтобы жена не работала, и уже жалел об обещании, данном накануне брака, но был человеком слова.

Жюльетт прислонилась к книжным полкам, проводя пальцем по корешкам книг.

– Должна признаться, мне нравится проводить с Мишелем так много времени, нравится посещать дневные приемы и просто гулять по городу, не имея ни перед кем никаких обязательств, но теперь я чувствую потребность заняться работой и обязательно в мире моды.

– Мы можем устроить для тебя небольшую мастерскую на верхнем этаже, – Марко смирился с неизбежным. – Я и не рассчитывал, что ты долго будешь просто любоваться видами Венеции, и был уверен, настанет день, и ты снова вернешься к созданию моделей.

Она продолжала испытующе всматриваться в его лицо.

– А ты не против?

– Если быть честным до конца, теперь у меня несколько иное мнение по этому вопросу, чем до женитьбы, но я не стану тебе мешать.

– Нет причин для беспокойства, Марко. Если Фортуни согласится, я буду работать всего по несколько часов. Полный рабочий день для меня совершенно исключен. Никогда, даже ради любимого дела, я не смогу забыть о тебе и Мишеле. Вы для меня навсегда останетесь главным в жизни.

– Я и не сомневаюсь в этом.

В Палаццо Орфей Фортуни внимательно выслушал ее просьбу. Оба прекрасно понимали: Жюльетт не может начинать работу простой швеей, об этом нет и речи. Фортуни уже видел несколько рисунков на ткани, которые она создала, и заметил в них врожденное чувство формы и поверхности, свидетельствующее о таланте модельера. Он ценил Жюльетт и как тонкого критика, особенно во время обсуждения его собственных произведений. Ему нравился энтузиазм молодой женщины. Фортуни был уверен, что Жюльетт будет превосходным работником.

– Генриетте нужна помощница при нанесении рисунков, но, посмотрев ваши работы, я понял, что совершенно несправедливо занимать вас только воспроизведением моих рисунков. К сожалению, сейчас у вас нет возможности реализовать собственное творчество. Работа, которую я могу предложить, очень далека от того, чего действительно заслуживает ваше дарование.

– Не в первый раз мне приходится менять направление интересов. Я начинала швеей, потом была манекенщицей, и затем занялась разработкой моделей и рисунков на ткани. В настоящее время для меня вполне достаточно просто иметь какое-то отношение к миру моды.

– Ну что ж, хорошо. Как вы, наверное, знаете, скоро в Венеции начинается туристический сезон, сюда приезжают очень богатые и очень знаменитые люди, приток туристов создает особый сезонный спрос на нашу продукцию. Готовы ли вы заняться продажей одежды моего ателье?

Предложение удивило Жюльетт, но она согласилась.

– В ателье Ландель мне не приходилось торговать, но там я многому научилась. А теперь буду рада попробовать себя и на этом поприще.

– Отлично. Вы должны рассматривать себя исполняющей обязанности директора, так как будете руководить демонстрационным отделом, распоряжаться некоторым числом помощников.

– О, вы облекаете меня слишком большим доверием!

– У вас опыт работы в одном из лучших парижских ателье, и Генриетта обратила гораздо больше внимания на ваши рассказы о Доме моделей Ландель, чем вы предполагали.

– Что же произвело на нее большее впечатление? – с улыбкой спросила Жюльетт.

Фортуни усмехнулся.

– Например, как вы проявили инициативу с дамами, которые пришли в Дом моделей с требованием платьев от Фортуни.

Жюльетт тоже рассмеялась.

– Ну, по крайней мере, здесь я смогу продать столько платьев, сколько им захочется!

– Да, конечно, но хочу кое о чем вас попросить. Завтра утром я буду фотографировать Генриетту в новых моделях. Она предложила, чтобы в нескольких позировали вы. Согласны?

Жюльетт колебалась. Впервые за много месяцев ей снова придется надеть платье от Фортуни, впервые с тех пор, как она обедала с Николаем. Будет нелегко, но это именно то препятствие, которое необходимо преодолеть, чтобы начать новую жизнь.

– Да, согласна.

– Благодарю вас. В таком случае, приходите завтра около десяти утра и прихватите ваше дельфийское платье. Мне бы очень хотелось иметь его фотографию в своих архивах, – Фортуни широко улыбнулся. – Это единственная модель, которая переделывалась, – он даже не выслушал ответ. – Уверен, вам захочется оставить себе несколько фотографий и с удовольствием сделаю их для вас.

У Жюльетт кружилась голова от его предложения, в котором сам Фортуни не видел ничего особенного, но которое потрясло ее до глубины души. Нет, она не может такого сделать! Это уж слишком! Но не успела Жюльетт собраться с духом, чтобы решительно отказаться, как вошла Генриетта.

– Мариано! Ты мне срочно нужен! – заметив Жюльетт, извинилась за столь неожиданное появление. – Я не знала, что вы здесь. Там, внизу, появились кое-какие проблемы.

– Генриетта завтра определит ваше рабочее время, – бросил Фортуни, выходя из комнаты.

Покинув Палаццо Орфей, Жюльетт направилась в офис Марко, где сообщила ему, что должна приступить к работе уже завтра.

– Ну что ж, ты хотела именно этого, и я согласен.

– Спасибо, Марко, – Жюльетт сидела у его стола. После паузы, глядя прямо ему в глаза, она продолжила: – Мне нужно сказать еще кое-что. Завтра утром Генриетта и я будем фотографироваться в новых платьях Фортуни. И дон Мариано хочет сделать мою фотографию в дельфийском платье.

Брови Марко поднялись, он откинулся в кресле.

– И что ты ему ответила?

– Ничего. Но не хочу этого делать. Марко встал.

– Я хочу, чтобы ты выполнила эту просьбу. Нас больше ничего не разделяет. И меньше всего то, что случилось в Париже.

Жюльетт еще сомневалась. Но если Николай действительно больше не является помехой ее отношениям с Марко, может быть, стоит попытаться сделать еще один шаг к забвению – взглянуть на дельфийское платье как на обычную изящную модель от Фортуни?

– Я бы хотела приобрести для себя еще один туалет от Фортуни – платье, плащ и сумочку.

Марко спокойно и внимательно всматривался в лицо жены.

– А почему бы не два? Это разнообразит твой гардероб, и не придется носить только ансамбли, разработанные тобой же. Мне доставит огромное удовольствие оплатить счет.

– О, ты так щедр, Марко! Спасибо.

Он поднял ее с кресла, Жюльетт обняла мужа, их губы соединились в поцелуе. Он стал значить для нее гораздо больше, чем Жюльетт могла предположить раньше. Когда она сказала ему об этом, то была поражена силой его любви и, в какой-то степени, способностями любовника. Казалось, не она отдалась ему после долгих размышлений, а он покорил ее силой своей любви и желания. До этого Жюльетт часто задавала себе вопрос, а что, если бы ей никогда не довелось встретить Николая и пережить такое полное слияние душ, возможно, она смогла бы познать с Марко какую-то иную любовь, которую не с чем было бы сравнивать, которая была бы прекрасна сама по себе. Но его страсть в ту ночь доказала Жюльетт – она ошибалась. Возможно, ни она сама, ни Марко не понимали, что его цель состояла не в том, чтобы быть первым, но в том, чтобы быть равным в любви.

Вот и сегодня, несмотря на то, что во время беседы в библиотеке он откровенно признался в изменении своих взглядов, Марко продолжал демонстрировать абсолютное отсутствие эгоизма в тех случаях, когда вопрос касался его личного счастья, и Жюльетт была благодарна, хотя и сомневалась, что это продлится долго. Но она слишком хорошо сознавала собственные недостатки, чтобы осуждать мужа за его грехи.

Глава 18

Утром Жюльетт приехала фотографироваться. Генриетта только что закончила позировать и уже переоделась в свое платье. Она показала туалеты, подходившие Жюльетт по размерам, висевшие за ширмой для переодевания.

– Как вы сами увидите, все они – лишь небольшие вариации одной и той же модели, в основе повторяющей силуэт дельфийского платья, ведь Мариано в принципе не способен изменить любимому детищу. В новых туалетах используются такие же шелковые шнуры, украшенные бисером из венецианского стекла.

Оставшись за ширмой одна, Жюльетт сняла с вешалки платье, казавшееся совершенно бесформенным, пока она не завязала все шнуры. Платье было изготовлено из черного тончайшего бархата, нежного, как кожура персика. Золотистый шелк лифа украшал орнамент из сверкающего бисера.

– Вы готовы? – позвала возвратившаяся Генриетта.

– Да, – Жюльетт появилась из-за ширмы. – Я вполне подхожу для фотографии?

Генриетта усмехнулась про себя. Эта молодая дама, только что возившаяся с бесчисленными шнурами и критически рассматривавшая себя в большое зеркало, всегда ухитрялась придать всему, что надевает, особый, только ей свойственный стиль.

– Думаю, вы выдержите экзамен, – сухо заметила она.

– О, прекрасно. Марко хочет, чтобы я выбрала два туалета, которые больше всего понравятся. Он знает, как я восхищаюсь всем, что делает Фортуни.

Жюльетт была благодарна Марко за разрешение свободно выбрать любые модели, которые раньше ассоциировались для нее исключительно с дельфийским платьем.

– То, что сейчас на вас, – моя любимая модель. Ее создание вдохновлено одним из туалетов, появившимся в Палаццо Орфей в шестнадцатом веке, когда супруга одного из знатных горожан прибыла на представление в платье из золотистой ткани и черных кружев. Говорили, что ничего более прекрасного в Венеции никогда не видели.

– Возможно, лишь до нынешнего времени, – сказала с воодушевлением Жюльетт, поглаживая мягкий бархат платья.

– Мариано оценит ваш комплимент. Но не стоит задерживаться. Он ждет вас в фотомастерской. Я подойду немного позже. Удачи!

Кайма платья плескалась у ног, подобно морским волнам при легком бризе, пока она спешила в мастерскую. Когда Жюльетт вошла, Фортуни скрывала черная ткань, наброшенная на фотокамеру, но при звуке ее шагов он сразу же выглянул.

– Ну вот и вы, Жюльетт, – Фортуни одобрительно кивнул при ее появлении. – Очень хорошо, как я и ожидал. Встаньте перед этой шторой и поднимите руки в молитвенном жесте греческой жрицы. Эта поза прекрасно продемонстрирует рукава в стиле «летучая мышь».

Сделав несколько фотографий, Фортуни попросил Жюльетт надеть жакет, с которым нужно было носить платье. Генриетта внесла жакет из такого же черного бархата с золотистой шелковой подкладкой. Вскоре Жюльетт потеряла счет количеству снимков в различных платьях и жакетах. Затем стала позировать в длинных вечерних туалетах, столь богато украшенных серебром по сапфирово-синему бархату, бронзой по лиловому, золотом по малиновому, что каждый мог бы стать великолепным одеянием с картин Беллини. Снова и снова перед ней проходили яркие примеры вдохновения Фортуни, которое он черпал у великих венецианских мастеров и в восточном искусстве.

Последний снимок был сделан, когда Жюльетт надела свое дельфийское платье. Она боялась возвратить воспоминания навсегда ушедшего прошлого. Прикосновение тонкого шелка к телу напоминало о том единственном, кого она любила, ласкала и боготворила. Странным образом все опасения исчезли, как только она увидела в зеркале свое отражение. В ней проснулись только приятные воспоминания о времени, проведенном с Николаем. Жюльетт надеялась: ей наконец-то удалось победить в себе тоску и сожаления о прошлом, и теперь она сможет полностью посвятить себя семье и собственному будущему.

Положив дельфийское платье в коробку и надев обычное, Жюльетт выбрала новые туалеты: черное с золотом бархатное платье и зеленую шелковую тунику с плиссированной шелковой нижней юбкой. Оба наряда дополнялись роскошными длинными жакетами. Марко, приехавший на деловое свидание с Фортуни, обнаружил, что Жюльетт и Генриетта выглядывают из окна в самый большой из внутренних двориков Палаццо.

– Что-нибудь интересное? – он тоже взглянул вниз, но не увидел ничего необычного.

Генриетта пояснила:

– Жюльетт купила платье. Я показываю место, где женщина в подобном наряде вызвала настоящую сенсацию.

– О, да! На большом представлении «Miles Gloriousus», – Марко тоже был хорошо знаком с историей Палаццо. – Полагаю, дворик был подобен ателье-салону, ведь по случаю подобных событий все стены увешивались роскошными гобеленами.

Жюльетт со вздохом выпрямилась.

– Я ощущала то же самое. Когда рядом Фортуни, кажется, что прошлые столетия совсем близко.

– Тебе это нравится, не так ли? – заметил Марко. Она кивнула.

– Хотя я сама слишком современна по взглядам, чтобы черпать вдохновение в прошлом, но прекрасно понимаю Фортуни, почему ему нужно жить именно в Венеции. Не думаю, что его удовлетворил бы какой-нибудь другой город.

Марко вопросительно взглянул на Генриетту.

– Вы согласны?

– Совершенно точно. Ничто в этом мире не сможет вырвать его из венецианской почвы.

Никто в эту минуту не заметил в этой фразе ничего пророческого, но много времени спустя. Жюльетт пришлось вспомнить слова Генриетты.

* * *

Фортуни оказался совершенно прав, предсказывая шумный сезон для Венеции. Иностранные туристы всех национальностей буквально наводнили город, заполнили лучшие отели, концертные залы и кинематографы. Местным жителям стало трудно достать билеты куда бы то ни было, но Марко как-то всегда удавалось заранее закупить места на те представления, которые предпочитала Жюльетт, даже на художественные фильмы, которые Италия начала производить в огромных количествах, хотя сам предпочитал театр.

Жюльетт часто казалось, что Палаццо Орфей сам по себе великолепная сцена, на которой могли бы разыгрываться драмы. Множество роскошных драпировок и гобеленов (некоторые из них украшали даже потолки) придавали дворцу сходство с великолепной и очень дорогой декорацией. Любая звезда-вамп кинематографа могла бы возлежать на тигровой шкуре, раскинутой поверх шелковых подушек какого угодно из многочисленных диванов Палаццо, и воспринималась бы как часть этой величественной стилизации. Единственное, что совершенно исключал Фортуни из оформления дворца, были меха, их великий модельер почему-то не любил.

В Палаццо Орфей приходили только богатые дамы. Некоторые были столь же откровенно вздорными и невыносимыми, как и те, кто в свое время атаковали ателье Ландель. Но ничто в словах и поступках этих женщин не могло вывести Жюльетт из равновесия, она всегда рассматривала их как достойное испытание своему профессионализму. Как только привередливая покупательница начинала со свойственными подобному сорту женщин капризными интонациями отвергать предложенную модель на том основании, что ей не подходит цвет, Жюльетт с удивительным спокойствием демонстрировала образцы такого же шелка или бархата в тончайших вариациях оттенков, подбираемых Фортуни для каждой модели. Никаких других цветовых изменений он не допускал, каковы бы ни были прихоти клиента.

– В конце концов, – с удовлетворением поясняла Жюльетт, – каждая из этих моделей – шедевр. В ней ничего нельзя убрать или добавить, так как ничего нельзя изменить в полотнах Тициана или Рембрандта.

После таких слов никто, обычно, уже не спорил, и платье покупали.

Многие клиентки признавались по секрету, что с удовольствием отказались бы от жестких корсетов, если бы очертания их груди были ближе к идеалу, при этом совершенно не замечая, что туалеты от Фортуни способны не только подчеркивать достоинства, но и скрывать недостатки. Одна молоденькая американка сообщила: некая жительница Нью-Йорка по имени Мери Фелпс Джекобз сделала из двух носовых платков хорошую замену корсету, столь же успешно улучшавшую форму груди, но в продаже ее изобретение так и не появилось. И женщинам приходилось довольствоваться жестким и крайне неудобным корсетом.

В магазин Фортуни частенько наведывались в сопровождении гувернанток девицы из Штатов, завершающие школьное образование туром по Европе, неизменно испытывая непреодолимое желание приобрести одну из моделей, предлагаемых Жюльетт. И всякий раз дуэньи запрещали им делать покупки, считая, что подобные платья будут смотреться слишком вызывающе на порядочной юной американке.

Когда это случилось впервые, и шумная группа девушек с разочарованным щебетанием удалилась, продавщица, помогавшая Жюльетт, убирая платья, бросила на ходу:

– Эти покупательницы еще вернутся, синьора. Вот увидите.

– Что вы хотите сказать? – удивилась Жюльетт.

– А вы разве не заметили, что две-три девицы не спорили и никак не выражали досаду? Они придут за покупками, как только смогут сбежать от своих церберов.

Жюльетт рассмеялась.

– На их месте я сделала бы то же самое.

Она не работала во второй половине дня, но утром узнала, что три девушки действительно вернулись и купили платья, точно так же поступила одна из гувернанток. К счастью, они приходили в разное время. После этого Жюльетт научилась сразу замечать таких покупательниц и откладывала выбранные ими туалеты до повторного визита.

Однажды утром она наряжала манекен, когда Генриетта потянула ей большой конверт.

– Вот ваши фотографии в дельфийском платье. Мариано также вложил сюда несколько тех, что будут напечатаны в газете, ему показалось, вам будет приятно оставить их.

– Да, конечно, спасибо.

Тем же вечером Жюльетт показала фотографии Марко. Тот выбрал одну, где она была в своем новом зеленом наряде от Фортуни, который надевала уже дважды и оба раза с огромным успехом. Фотографию вставили в серебряную рамку, и Марко поставил ее на рабочий стол рядом с портретом Жюльетт с Мишелем на руках.

Жюльетт уже проработала у Фортуни около двух месяцев, когда однажды они с Марко решили сходить в кинематограф посмотреть Мери Пикфорд в «Нью-Йоркской шляпке». Перед фильмом демонстрировалась хроника с королем Италии, совершавшим обход войск, с победителем автогонок в Бугатти, папой Римским, и, наконец, с русским царем и царицей, которые в сопровождении всего своего обширного семейства принимали участие в торжественном праздновании трехсотлетия дома Романовых. Следом за императорским семейством шли представители российской знати с супругами. Один из них резко и неожиданно повернул голову, словно почувствовал опасность, возможно, даже попытку покушения на государя, так как незадолго до этого бомбой террориста был убит председатель кабинета министров России. Жюльетт мгновенно узнала этого человека, еще до того, как камера выхватила крупным планом его лицо и, как ей показалось, задержалась на нем целую вечность. В действительности, это были лишь секунды. Перед ней снова был Николай.

Она напряглась и подалась вперед, вцепившись в подлокотники кресла. Марко тоже узнал Николая, взял Жюльетт за руку и нежно пожал, ощущая дрожь, сотрясавшую тело жены.

– С тобой все в порядке? – спросил он шепотом. Хроника закончилась под томные звуки русской мелодии, очень удачно подобранной пианистом и скрипачом, сидевшими в оркестровой яме.

– Да, – поспешно ответила Жюльетт, откинувшись на спинку кресла. – Я просто удивилась. Редко можно встретить знакомое лицо на экране кинематографа.

– Может быть, нам лучше уйти?

Жюльетт отрицательно покачала головой и вынула руку из ладони мужа. Пианист и скрипач заиграли мелодию, сопровождающую фильм. Жюльетт смотрела на экран, но будто ослепла: перед ней мелькали какие-то тени. Всеми силами пыталась она совладать с оглушительной силой любви, столь неожиданно охватившей ее. Этот кадр кинохроники заставил понять страшную истину – время не может убить ее любовь к Николаю, как бы она ни обманывала себя, полагая, что совладала со своей страстью. На экране Мери Пикфорд получила от молоденького священника в подарок шляпку, что породило целый ураган смеха, но Жюльетт продолжала видеть лицо Николая, прекрасное, как и прежде, только ставшее более суровым. Ей казалось, она заметила какую-то женщину, опиравшуюся на его руку. Скорее всего, Наташа, принимавшая участие в императорских торжествах так же, как теперь разделяла всю его жизнь. Мысль о Наташе несколько отрезвила Жюльетт, к концу фильма она смогла взять себя в руки.

Когда они с Марко возвращались домой, Жюльетт как бы невзначай заметила, что, по ее мнению, Николай неплохо выглядит и очень близок к царю – это, несомненно, проявление особого благоволения высокородного крестного. Марко согласился, но не мог без ревности думать о ее реакции на появление Николая на экране. Больше они не вспоминали об этом случае, но Марко не забыл о нем.

* * *

Приехала Люсиль, и Жюльетт пришла встречать ее. После первых объятий Люсиль испытующе и тревожно всмотрелась в лицо Жюльетт.

– Ты простила мне тот случай с письмом графа Карсавина?

– Ну конечно! – Жюльетт вздрогнула при упоминании имени Николая, но не могла противиться желанию услышать какие-нибудь новости о нем. – Ты видела в Париже князя Вадима?

– Нет. Он продал парижский особняк и вместе с женой вернулся в Санкт-Петербург. Хочет поддержать государя в это неспокойное время. Несколько других известных русских вернулись домой по той же причине. О, дорогая, как я рада снова видеть тебя!

Тем же вечером Люсиль с огромным удовольствием приняла участие в купании Мишеля. Этим всегда занималась Жюльетт. И только они успели уложить ребенка, как с работы возвратился Марко, впервые встретившийся с Люсиль. Они решили пойти пообедать в ресторан. Мадам Гарнье отправилась переодеться и вернулась с пакетом из папиросной бумаги. На плечи она набросила тончайшую накидку, стиль которой ясно указывал на ее происхождение. Жюльетт, появившаяся в черно-золотом туалете, безошибочно угадала место приобретения накидки.

– Можно мне спросить тебя, где ты ее купила?

– Подарок Денизы. Эти накидки – новое направление деятельности ателье Ландель, – Люсиль протянула Жюльетт сверток. – А вот посылка для тебя.

Жюльетт села и вскрыла сверток. Еще одна накидка, другого цвета, чем у Люсиль, но Жюльетт не могла не узнать собственного произведения.

– Но это – последние модели, которые я послала Денизе, – прямо сказала Жюльетт. – Узнав, что я выхожу замуж за Марко, она прислала мне их, разорванными в клочья.

Люсиль со вздохом присела рядом.

– Как ты плохо знаешь Денизу, дорогая. Она никогда не выбросит ничего стоящего, предварительно не сняв нескольких копий, даже, если хочет, чтобы все думали – она уничтожила все без следа.

– С тех пор Дениза не написала мне ни строчки.

– Она говорила. Я ведь приехала не только для того, чтобы повидаться с тобой, познакомиться с твоим мужем и ребенком, но и как посланец мира от имени Денизы.

Выражение лица Жюльетт стало более жестким.

– Ты можешь считать меня циничной, но я твердо уверена, Дениза делает это не из христианских чувств – ей что-то надо от меня.

– О нет! Она хочет лишь примирения и сожалеет о вспышках гнева и поступках, которые совершила. Я понимаю, у тебя есть все основания швырнуть эти предложения о примирении ей в лицо. Дениза, скорее всего, заслужила именно такой ответ, но пойми, сейчас она в очень тяжелом положении. У месье Пьера недавно был сильный сердечный приступ, вполне вероятно, он никогда не оправится и не сможет вернуться к работе. Человек, занявший его место, оказался ни на что не способным, из-за него Дениза уже потеряла нескольких ценных клиентов.

Жюльетт махнула рукой.

– Не нужно больше ничего рассказывать. Дениза хочет, чтобы я снова делала для нее модели, но вместо того, чтобы сказать об этом прямо, пытается смягчить меня фальшивыми заверениями, как сильно скучает по мне.

Люсиль снова глубоко вздохнула.

– Я вовсе не пытаюсь защитить Денизу, но совершенно искренне считаю, что она уже давно, еще до этих катастроф, написала бы тебе, если бы не ее гордость. И мое решение поехать к тебе предоставило долгожданную возможность, которую она ждала с таким нетерпением. Она ведь зависела от тебя гораздо больше, чем можно было предположить вначале. Ты была ее главной надеждой.

– Думаю, она понимает, что я никогда не вернусь в ателье Ландель? Моя жизнь теперь связана с Венецией.

– Я попыталась объяснить ей все это. Она признает, вернуть прошлое невозможно. Единственное, о чем просит – чтобы ты снова занялась разработкой для ее ателье моделей и узоров для тканей.

– Единственное, о чем она просит! – гневно повторила Жюльетт, вскочив с кресла и сделав несколько шагов по комнате. – Теперь я работаю на Фортуни. Неужели ты не сказала ей об этом?

– Конечно. Я говорила, что твои письма исполнены энтузиазма и восторга по поводу возвращения в мир моды. И не думай, она уважает Фортуни как выдающегося модельера. Дамы из самого высшего общества носят его туалеты, некоторые из них – ее клиентки.

– Но как я смогу работать на ателье Ландель? Когда предполагалось, что мне придется уехать в Россию, я предупредила Денизу, что окажусь слишком далеко от центра моды, чтобы оставаться полезной для ее ателье. Конечно, итальянки – большие модницы, но ведь Венеция все-таки не Париж.

– Она надеется, что от этого твои идеи приобретут свежесть и оригинальность.

– Но каждое утро я работаю в Палаццо Орфей. Это же совершенно аморально – разрабатывать модели для одного ателье, оставаясь сотрудницей другого.

– Твоя сестра все это прекрасно понимает, но сейчас она в очень сложном положении. Никогда не видела ее такой подавленной. Мне кажется, ее привычная страсть к работе исчезла после того происшествия.

Жюльетт резко повернулась к Люсиль и взглянула ей в глаза.

– Что случилось?

– Ее автомобиль потерял управление на скользком шоссе и врезался в стену. У Денизы переломы обеих ног, она все еще ходит на костылях.

– Но почему же ты мне сразу не сказала?

– Когда я приехала во Францию, Дениза была еще в больнице. Я сразу навестила ее, и с тех пор, как ее выписали, жила с ней, а не в отеле «Бристоль». Вот почему так долго не приезжала в Венецию и отложила возвращение домой. Отсюда снова поеду в Париж.

Жюльетт молчала, уставившись на перстни, нервно теребя их на пальцах. Наконец заговорила.

– Чего же ждет от меня Дениза?

– Она хочет новую коллекцию к следующей весне и ждет от тебя рисунков и идей.

– Ничего не могу ответить, не поговорив с Фортуни.

– А как насчет Марко? Он отпустит тебя со мной во Францию?

Брови Жюльетт поднялись.

– Я делаю для Марко все, что в моих силах, но не являюсь его собственностью. Если решусь приняться за эту работу, то, конечно, поеду в Париж, – она улыбнулась. – Тем временем, хочу показать тебе Венецию, хотя нужно провести здесь много лет, чтобы увидеть хотя бы четверть всех сокровищ.

Когда Жюльетт рассказала Фортуни о просьбе сестры, тот внимательно выслушал, отложив в сторону палитру и кисти, – он как раз работал над новой картиной.

– Я не считаю себя частью парижского мира моды, – сказал Фортуни вполне дружелюбно, – поэтому не рассматриваю вашу сестру, как конкурента, и не нахожу ничего дурного в том, что вы примете ее предложение. Главное – ваше желание. Если вы хотите работать на ателье Ландель – почему бы и нет. Я не желаю быть помехой в ваших отношениях с сестрой.

– Вы очень добры, – Жюльетт вспомнила Марко, воспринявшего ее новое предприятие с явной неохотой.

– У вас уже появились какие-нибудь идеи для новой коллекции ателье Ландель?

– Да, – лицо Жюльетт осветилось радостью. – Естественно, мои модели будут совершенно отличаться от ваших, но, наверное, на них неизбежно будет чувствоваться ваше влияние.

– О, для меня это несомненный комплимент. Жюльетт знала, что может доверять ему, и что ее слова не выйдут за пределы мастерской.

– Я уже несколько раз бывала на острове Бурано, там, где производят кружева, и теперь хочу захватить с собой Люсиль. Нужно изучить некоторые методы изготовления кружев, так как у меня появилась идея создать коллекцию дневных и вечерних кружевных туалетов. Кроме того, хотелось бы воспользоваться чудесными оттенками венецианского стекла для зимних шерстяных тканей и бархата. Я думаю о насыщенном синем и густом красном!

Фортуни улыбнулся.

– Понимаете вы или нет, но это возвращение к вашему истинному предназначению в жизни. Такому творческому уму, как ваш, нельзя застаиваться.

– Это не грозит человеку, работающему у вас.

– Но, конечно же, вас должно было угнетать, что туалеты, с которыми вы работаете, не ваши творения.

– Отнюдь. Ведь я счастлива уже от того, что продаю женщинам вещи, делающие их красивее и счастливее.

– Всегда буду рад видеть вас, Жюльетт, в Палаццо Орфей. Надеюсь, мы с Генриеттой будем встречать вас и Марко не реже, чем прежде. И помните, если при разработке моделей потребуется какой-нибудь совет, я всегда к вашим услугам.

– Вы – настоящий друг, дон Мариано.

* * *

Люсиль получила огромное удовольствие от посещения Бурано. Оно началось с краткого путешествия по каналам и заливу с водой, голубизна и чистота которой могла сравниться лишь с голубизной и чистотой неба. Женщины на острове занимались плетением кружев, а их дочери и внучки учились этому прихотливому мастерству в школах кружевниц.

Пока Жюльетт изучала процесс изготовления кружев, обсуждала цены и проблемы поставки продукции с владельцами мастерских, Люсиль успела приобрести кружевные шали, вуали, манжеты, платочки – подарки для друзей и близких. В конце концов она решилась на покупку фаты для подвенечного платья своей внучки. Фата была длиной три метра, со сказочным узором в виде переплетенных роз.

– Я рада, что в твоей жизни все так хорошо устроилось, – Люсиль и Жюльетт сидели рядом на деревянной скамье на палубе парохода, возвращавшегося в Венецию. – Марко – прекрасный человек, и у тебя очаровательный сынишка. Скоро вы с Денизой помиритесь, и это тоже меня очень радует, – она по-матерински сжала руку Жюльетт. – Знаешь ли, дорогая, граф Карсавин никогда не сделал бы тебя счастливой, – тут ей пришлось отдернуть руку, потому что Жюльетт резко повернулась и посмотрела на нее глазами, полными тоски и боли.

– Неужели ты полагаешь, что я могу быть счастливой без него?

– Но ведь твоя жизнь полна всем, что может сделать женщину по-настоящему счастливой, – неуверенно произнесла Люсиль.

– О да, я это прекрасно понимаю и благодарна судьбе за все, что она подарила, но то счастье, которое я познала с Николаем, приходит только раз в жизни и никогда не повторяется, – голос Жюльетт смягчился, она сделала попытку улыбнуться. – Извини. Не хотела тебя расстраивать после такого чудесного дня. Мне не следовало говорить об этом.

Наступила пауза, прежде чем Люсиль ответила:

– Напротив, я очень рада, что ты сказала это. Когда-то, кажется, я рассказывала, как в юности полюбила человека, буквально перевернувшего всю мою жизнь. Но позже поняла, что никогда бы не смогла удержать его рядом с собой, даже выйдя за него замуж.

– Ты встречалась с ним во время визитов в Париж?

– Нет, он умер, когда ты была совсем маленькой девочкой.

Наступила неловкая пауза.

– Ты любила моего отца? – недоверчиво спросила Жюльетт.

Люсиль устало кивнула.

– В юности он был совершеннейшим донжуаном. А я буквально обезумела от любви к нему. У нас был бурный роман, но в один роковой день я познакомила его со своей лучшей подругой. О нет, нет, твоя мать никогда ничего не подозревала, и не имела ни малейшего представления о моих чувствах. Они обменялись только одним взглядом, и с того мгновения все другие женщины перестали для него существовать. Я видела, как на глазах рушились мои мечты, надежды.

– Ты ведь была подружкой невесты на их свадьбе.

– О да, это оказался самый тяжелый день в моей жизни. В тот же вечер Родольф во второй раз сделал мне предложение, и я приняла его.

– Но любовь к моему отцу все-таки прошла?

– Нет, но это вовсе не значит, что я не стремилась сделать Родольфа по-настоящему счастливым человеком. Если это способно утешить тебя, то могу сказать, что со временем такая любовь растворяется в повседневной жизни, заботах и теряет остроту, а годы залечивают любую тоску и боль.

Жюльетт глубоко тронул этот рассказ.

– Я всегда ощущала особое родство душ между нами несмотря на разделяющий нас возраст, но до сих пор не понимала, почему ты так боялась, что я полюблю Николая.

– Ну что ж, значит, сегодняшний день оказался очень полезным для нас обеих. И настало время сказать тебе, дорогая, чтобы ты перестала называть меня «ma tante».[20] Когда ты так говоришь, кажется, что мне сто лет! Впредь зови меня по имени.

Женщины рассмеялись, настроение у обеих улучшилось. Гудок парохода сообщил о прибытии в Венецию.

* * *

Жюльетт решила взять с собой в Париж Мишеля. Марко на это же время уезжал по делам, и ей не хотелось оставлять ребенка одного на попечение прислуги. Но Марко решительно воспротивился.

– Дорогая, изменение обстановки может неблагоприятно отразиться на здоровье Мишеля. Это совершенно бессмысленно и опасно, а кроме того, он отнимет у тебя массу времени.

– Я объяснила, почему не хочу оставлять его здесь. И потом, Арианна может поехать с нами. Это разумно.

В конце концов, Марко пришлось смириться, но только после попытки изменить сроки собственной поездки, чтобы остаться дома с Мишелем. Но это оказалось невозможным.

Они вполне благополучно добрались до Парижа. Мишель в свои десять месяцев был очень спокойным ребенком и чувствовал себя хорошо.

Жюльетт обещала Марко телеграфировать сразу же, как только они приедут. В прихожей дома Сен-Жермен их встретила Дениза, опирающаяся на трость, хотя уже могла передвигаться без костылей. В общем, ее здоровье шло на поправку. Успокоенная письмом Жюльетт, полученным до их приезда, и воодушевленная, что ей снова удалось сделать по-своему, Дениза крепко обняла сестру.

– Вот мы и начинаем все снова! Больше между нами не возникнут разногласия! – поздоровавшись с Люсиль, она взглянула на Мишеля, которого Арианна держала на руках. Первое, что бросилось ей в глаза, было несомненное сходство с Карсавиным. – Он вырастет настоящим красавцем, – задумчиво произнесла Дениза.

– О, он не доставит вам больших хлопот, синьора, – сказала Арианна по-итальянски. Она не поняла французской фразы Денизы, и в то же время не заметила в глазах этой дамы ни теплоты, ни расположения к ребенку. Взгляд баронессы, брошенный в сторону Мишеля, был холодно оценивающим, словно та прикидывала, сколько можно получить за эту очаровательную безделушку.

Дениза повернулась к Жюльетт.

– Не знаю, что сказала нянька, но я приготовила две комнаты наверху для нее и ребенка, – и снова ее лицо расцвело улыбкой. – Как только вы с Люсиль приведете себя в порядок после утомительной поездки, мы немного перекусим и поболтаем. Не забудь захватить с собой рисунки и список идей, который привезла с собой. Мы не можем терять время попусту.

Поднимаясь по лестнице в свои комнаты, Жюльетт и Люсиль обменялись понимающими взглядами. Дениза не изменилась и не изменится никогда.

* * *

Наступила суматошная пора. Жюльетт посетила месье Пьера и обнаружила, что тот почти выздоровел и с нетерпением желает приступить к работе. Он уже слышал от Денизы, что Жюльетт снова будет работать на ателье Ландель, и его очень вдохновила идея «кружевной коллекции». Эта мысль понравилась и Денизе. Жюльетт вскоре поняла, почему модельер, заменяющий месье Пьера, не способен включиться в работу. Дениза не сообщила ему с самого начала, что он принят временно, лишь до тех пор, пока выздоровеет месье Пьер. Жюльетт прекрасно понимала состояние молодого модельера. Дениза обманывала всех: молодого человека, ее, Люсиль и даже порой саму себя. Жюльетт обнаружила обман вскоре после приезда: Дениза ни разу не воспользовалась тростью, и в течение первого же часа бесследно исчезла ее хромота.

– Мне следовало бы догадаться раньше, что Дениза пошла на свои старые уловки, чтобы манипулировать всем и вся для достижения своих целей, – сокрушенно заметила Жюльетт, обращаясь к Люсиль. – Как жаль, что она никогда ничего не способна высказать прямо, а всегда прибегает к этим отвратительным уверткам.

– Ты будешь права, если откажешься от своих обещаний.

Жюльетт улыбаясь, покачала головой.

– Слишком поздно. Дениза прекрасно понимает: если бы я даже не дала обещание снова работать на ателье Ландель, меня все равно покорит очарование парижского мира моды, как только я возвращусь сюда.

Именно во время обсуждения новых моделей с Денизой, Жюльетт упомянула об идее американки по замене корсета специальным и значительно более легким приспособлением.

– Вместо металлических полос, поднимающихся от бедер, сжимающих живот и поддерживающих грудь, можно создать две совершенно самостоятельные части нижнего белья. Это позволит женской груди сохранить естественные очертания и будет соответствовать мягким Линиям современной моды. Я нарисовала несколько моделей такого современного бюстгальтера и даже изготовила несколько штук для себя. Форма груди поддерживается только благодаря особому покрою.

Дениза была явно заинтригована.

– Расскажи подробнее.

Жюльетт расстегнула блузку и спустила ее на плечи, затем то же самое проделала с нижней рубашкой, продемонстрировав плод своего творчества сестре. В изготовлении бюстгальтера она использовала придуманную ею шелковую основу. Дениза, гордившаяся выпускаемым ее ателье соблазнительным бельем, не сомневалась, что изобретение Жюльетт с восторгом встретят молоденькие девушки и дамы с красивыми формами.

– Я хорошенько обдумаю это, – она поняла, что сестра предложила еще одну, в высшей степени выгодную идею и решила ни в коем случае ее не упустить.

Уже в течение первого дня пребывания Жюльетт в Париже подруги и знакомые узнали о ее приезде и захотели встретиться. У нее было мало свободного времени, но все-таки удалось увидеться с некоторыми друзьями. С остальными Жюльетт поговорила по телефону. Всем хотелось знать, как ей нравится Венеция, скучает ли она по парижской жизни. Но куда бы Жюльетт ни приходила, всюду звучали тревожные разговоры об угрозе для Франции со стороны Германии, постоянно наращивающей военную мощь. Все молодые люди говорили о своем желании пойти добровольцами в армию в том случае, если начнутся военные действия.

– Мы будем сражаться насмерть, – слышались разгоряченные восклицания.

И все-таки Жюльетт продолжала надеяться, что ужасную катастрофу удастся предотвратить.

В свой последний день в Париже Жюльетт пришла в мастерскую Николая. Город был полон воспоминаний. Сидя в новом автомобиле Денизы, купленном взамен того, который она разбила, Жюльетт печальным взглядом провожала остающиеся позади рестораны, где они с Николаем обедали и танцевали, кафе, в которых сидели за чашкой кофе или рюмкой вина, беседуя обо всем на свете, и, конечно, о своей всепоглощающей любви. Она проехала мимо театра, где, прохаживаясь по фойе, Николай говорил о своем отношении к искусству, и где они видели незабываемые балеты с Нижинским и спектакли с Сарой Бернар. На дверях его мастерской висел замок, на окнах – опущенные жалюзи. Все вокруг вызывало ощущение заброшенности и опустошения.

Жюльетт прижала ладони обеих рук к двери, не в попытке открыть, а просто желая немного передохнуть. Она закрыла глаза и опустила голову – так хотелось повернуть время вспять, оказаться в недавнем, но так безвозвратно утраченном прошлом. За внешним спокойствием скрывался ураган чувств. Жюльетт чудилось, что с внутренней стороны к двери приближается Николай, сейчас она распахнется, и любимый примет Жюльетт в свои сильные, горячие объятия.

Люди, проходя мимо, бросали на нее удивленные взгляды. Она не замечала. Но когда наконец отвернулась и отошла от этой двери, то поняла: она больше никогда сюда не вернется.

* * *

Когда парижский поезд прибыл в Венецию, Марко уже ожидал жену на вокзале. Она заметила его раньше, чем он ее. Окно купе промелькнуло мимо него на перроне, но Марко не заметил ни жену, ни Арианну. Жюльетт вышла из вагона с Мишелем на руках, полагая, что сейчас муж повернется к ней с улыбкой, но вместо этого он поспешил по платформе в противоположном направлении. Ей показалось, что его лицо было как-то особенно мрачно, и Жюльетт поняла: несмотря на то, что о дне ее возвращения было известно заранее, еще до отъезда из Венеции, Марко боялся, что в последний момент она могла передумать. Жюльетт поспешно передала Мишеля Арианне.

– Подождите здесь, – она поспешила вслед за Марко, пробираясь сквозь толпу пассажиров, вышедших из поезда. Когда Жюльетт разглядела встревоженное лицо мужа в толпе, волна жалости захлестнула ее. Она поняла, что его нежелание отпускать ее в Париж вместе с Мишелем объяснялось тайными опасениями, что любимая жена не вернется. Неужели Марко еще сомневается в ней? Возможно, ее потрясение при виде Николая в кадрах хроники произвело на него значительно большее впечатление, чем показалось поначалу.

– Марко! – позвала Жюльетт и побежала к нему, размахивая рукой, чтобы привлечь внимание. Но тот продолжал всматриваться в окна вагонов, и, не находя жену, приходил во все большее волнение. Она прибавила шагу, сталкиваясь с прохожими, почти падая, спеша положить конец его мукам. О, как радовалась Жюльетт в эту минуту, что не позволила Люсиль и Денизе уговорить себя задержаться в Париже.

Только дойдя до конца состава и повернув в отчаянии назад, Марко заметил жену. Облегчение и радость осветили его лицо. Он бросился к Жюльетт и сжал ее в объятиях.

– Слава Богу, ты вернулась!

Жюльетт чувствовала, как дрожат его руки, когда он касался ее лица и целовал.

В ту ночь она решила обойтись без того простого метода предохранения от беременности, которому научил ее доктор Морозини. Жюльетт пока не хотела заводить второго ребенка, но пришло время заверить Марко, что ничто не способно отнять у него любимую.

Глава 19

Весной 1914 года Дениза представила на рынок свою «кружевную» коллекцию туалетов, которая дополнялась шелковыми плащами цветочных оттенков и простыми шляпками с изысканно загнутыми полями. Коллекция имела ошеломляющий успех, и женщины валом повалили в магазины фирмы Ландель. Поставками кружев из Бурано для Денизы и разных видов шелка, который Жюльетт отбирала для плащей, занимался Марко. У Денизы еще оставались ткани с узорами, выполненными по рисункам Жюльетт в Англии, оттуда же приходили и новые партии, изготовленные по старым заказам. Но основную часть тканей она получала от Марко. Сделки с ним были очень выгодны для Денизы из-за сравнительно невысоких цен.

Жюльетт не смогла присутствовать на презентации коллекции, так как в это время была на последних месяцах беременности. Дениза прислала ей номера «Фигаро» и другие парижские газеты, писавшие об успехе новой коллекции ателье Ландель. Но в них Жюльетт обнаружила и не столь радостные новости. Как и в итальянской прессе, в публикациях парижских газет звучала зловещая интонация предчувствия катастрофы. Гонка вооружений в Европе набирала темп. В России десять тысяч рабочих приняли участие в стачке, возникла опасность войны между США и Мексикой после столкновения у Вера Круса.

Марко вошел в комнату, когда Жюльетт складывала одну из газет. Она рассеянно улыбнулась мужу, все еще занятая новостями, о которых только что прочла.

– Ничто не может сравниться с чтением национальной прессы, – заметила Жюльетт. – Основные заголовки новостей одинаковы во всех странах, но подробности обнаруживаешь только в «своих» газетах. Не думаю, что визит английского короля Георга Пятого во Францию может рассматриваться в качестве горячей новости, и, действительно, в венецианских газетах нашла всего несколько слов об этом, зато «Фигаро» в мельчайших деталях расписывает, как весь Париж приветствовал королевскую чету, – ее лицо стало серьезным. – Это показывает, насколько тесным становится союз Франции и Великобритании перед лицом угрозы Германии.

– Я бы тоже хотел просмотреть эти газеты до того, как их выбросят. Тебе понравились сообщения о презентации весенней коллекции ателье Ландель?

Жюльетт поднялась с дивана.

– Да, хотя и показались довольно легкомысленными среди всех этих мрачных новостей, но, возможно, эти новости как раз одна из причин успеха коллекции. Женщинам хочется убедить себя в том, что оставаясь красивыми и элегантными, они могут помочь впадающему в безумие миру сохранить хоть частичку здравого смысла. И этот кошмар возник исключительно по вине мужчин.

– Будем все-таки надеяться, что здравый смысл победит.

– В твоем голосе не слишком много оптимизма, – усомнилась Жюльетт.

– Дорогая моя, никто не знает, что должно случиться, – Марко обнял жену, осторожно прижал к себе, стараясь не причинить неудобство значительно увеличившейся фигуре, пристально взглянул в глаза. – Но до тех пор, пока какой-нибудь идиот не сделает первого выстрела, существует возможность решить проблемы мирным путем.

– Ты хочешь сказать, любая маленькая пограничная стычка может зажечь большой пожар? – Жюльетт не нужен был ответ, она и так знала его. – Именно об этом я думала сама. Постоянно слежу за политическими новостями, а во времена такие, как наше, это не способствует спокойному сну по ночам, – Марко увидел тревогу в глазах жены. – Я волнуюсь за тебя. Как ты думаешь, если начнется война, Италия тоже вступит в нее?

– О, это маловероятно! Большая часть населения против того, чтобы Италия ввязывалась в конфликт. По крайней мере, за нашу страну тебе нет причин волноваться.

– Судьба Франции может оказаться не столь спокойной, – задумчиво произнесла Жюльетт.

– Нужно всегда надеяться на лучшее, – Марко поспешил сменить тему. – Кстати, я пришел к тебе, чтобы показать некоторые образцы новой партии восточных шелков, прибывших по твоему заказу.

– Чудесно! – не без усилия Жюльетт заставила себя вернуться в мыслях к новой зимней коллекции для ателье Ландель, над которой работала в своей мастерской.

– Думаю, тебе понравятся шелка с отделкой.

– Где они?

– Я отнес их наверх в мастерскую. Надеялся отыскать тебя там.

– Просто решила передохнуть, – она улыбнулась, заложив руки за голову, потянулась. – Я становлюсь лентяйкой.

– Напротив, мне кажется, ты слишком много работаешь, – последнее время Марко не упускал возможности убедить жену отказаться от работы для ателье Ландель.

– Я просто сижу и вовсе не занимаюсь никаким физическим трудом, – но Жюльетт тут же пожалела об излишне легкомысленном замечании. – Пойду посмотрю образцы.

Оставив мужа, она поднялась по лестнице в свою мастерскую. Несмотря на желание Марко помочь, Жюльетт понимала, он предпочитает, чтобы жена полностью посвятила себя домашним заботам. Он очень изменился за время их брака, возвращаясь к своим корням. Жюльетт сознавала, с каким усилием он в свое время разрешил ей работать на Фортуни, но поступил, как человек слова. Ей казалось, что со временем Марко смирится с тем, что она работает, но происходило как раз обратное – его неприятие ее деятельности росло. Возможно, он даже сам не замечал, как это проявляется в самых разных ситуациях, когда никто другой, кроме Жюльетт, не заметил бы ничего особенного. Именно понимание настроения Марко не в последнюю очередь подтолкнуло ее принять предложение Денизы. По крайней мере, теперь у Жюльетт даже не было необходимости выходить из дома, чтобы поддерживать связь с любимым миром моды. И все же она начала замечать – Марко не нравились и ее отношения с ателье Ландель. Жюльетт прекрасно понимала: несмотря на радость, что она ждет его ребенка, теперь он вряд ли отпустит жену в Париж одну, без него.

Образцы тканей лежали на столе в мастерской. Часть образцов были именно того оттенка, какой ей был нужен, остальные слишком бледны, хотя шелком насыщенного жемчужно-розового цвета можно было воспользоваться. Жюльетт пробежала пальцами по тканям. Ей казалось, зимняя коллекция, работа над которой сейчас завершалась, была лучшей из того, что она до сих пор сделала. По крайней мере, если начнется война, ее модели помогут французской моде устоять, и Париж по-прежнему будет с глубоким презрением взирать на любого агрессора.

В мае 1914 года Жюльетт родила девочку. С первого мгновения, как Марко увидел ребенка, он полюбил дочку со всей нежностью отцовского сердца, но от этого его любовь к Мишелю ничуть не уменьшилась. Марко пожелал назвать ребенка в честь своей покойной матери, и потому по достижению одного месяца девочку должны были окрестить Сильваной.

Марко наконец-то был полностью доволен жизнью. После длительного периода неудобств, которые доставляла ему Жюльетт своими попытками вырваться за пределы дома, теперь она настолько погрузилась в домашние дела, что любые желания заниматься чем-либо за его пределами, были совершенно исключены. Когда же появятся другие дети, останется еще меньше времени заниматься разработкой моделей, и, в конце концов, Жюльетт придется совсем от этого отказаться. Теперь, в своем новом отношении к жене, Марко размышлял, как могло получиться, что тогда, на вилле, он дал поспешное обещание позволить ей сохранить отношения с миром моды. Но тогда, в отчаянном желании во что бы то ни стало сделать ее своей женой, он даже не подозревал, насколько неприятна может стать для него в будущем ее свобода. Это становилось все более ощутимым камнем преткновения в их семейных отношениях. Жюльетт ощущала растущее неодобрение мужем ее деятельности, а он – раздражение жены от его столь очевидного стремления ограничить ее свободу.

Но все закончилось. С этого момента все должно было пойти хорошо. Марко чувствовал даже некоторую благодарность к Денизе, которая, по крайней мере, вогнала клин между Жюльетт и ее работой в Палаццо Орфей. У него пробудились еще более добрые чувства к золовке при мысли, какое разочарование ее постигнет, когда она перестанет получать новые модели от Жюльетт.

– Давай попросим Денизу быть крестной матерью Сильваны, – предложил Марко за их первым совместным завтраком после родов. – Все отчуждение, которое еще существует, пройдет.

Его предложение понравилось Жюльетт.

– Я рада, что тебе это пришло в голову. Сегодня же напишу.

Получив приглашение, Дениза поняла, что наконец настало время сыграть роль щедрой тетушки. Возродились надежды, что со временем кто-нибудь из детей Жюльетт свяжет свою карьеру с ателье Ландель. Первая победа – когда она уговорила сестру снова приняться за любимое занятие. Главное сделано. Теперь, несмотря на большое расстояние, разделяющее их, ей казалось, что стоит приложить еще одно небольшое усилие, и дети станут частью ее плана. И вновь Дениза мечтала, как увлечет их идеями о блестящем будущем в мире haute couture.

Она никак не могла придумать, какой же подарок выбрать для крестницы. В прошлом в подобных случаях Дениза преподносила младенцам кольца для салфеток с гравировкой, но ребенку Жюльетт хотелось подобрать что-нибудь особенное. Внезапно ее осенило. Ателье Ландель необходимо превратить в частную компанию. Она поделит акции между Сильваной, Мишелем и Жюльетт. Марко придется выкупить свою долю, подобные взаимоотношения с мужем сестры представлялись Денизе вполне допустимыми, единственное условие – акции не могут продаваться за пределами семьи. Ее адвокаты все тщательнейшим образом организуют. Дениза ликовала. Сети раскинуты!

Очень скоро после прибытия в Венецию Дениза поняла, что брак Жюльетт весьма удачен. Если бы не это, она, без сомнения, сделала бы еще одну попытку уговорить сестру вернуться в Париж. Но сейчас, взглянув на их семейную жизнь, поняла, что это невозможно. Еще одно препятствие возникло, когда Марко решительно отверг ее предложение о распределении акций.

– Это очень щедро с вашей стороны, дорогая Дениза, – сказал он, – но я предпочел бы, чтобы вы подождали с реализацией вашего предложения до совершеннолетия детей. Не буду возражать, если Жюльетт желает принять предложенные ей акции, что касается меня самого, то я в настоящее время не могу позволить себе никакие капиталовложения за пределами Италии.

– Но это же абсурд! – взорвалась Дениза. – Мое ателье – одно из самых популярных в Париже со дня его основания!

Тут вмешалась Жюльетт.

– Дениза, не расстраивайся. Не будем ссориться. Марко ни в коем случае не хотел оскорбить тебя. Я с благодарностью возьму акции, но Марко прав: детям не следует принимать такие подарки, сам же он пусть поступает, как считает нужным.

Дениза боролась с охватившим ее разочарованием. Не слишком ли призрачным оказался ее план? Ну, по крайней мере, удалось заманить в ловушку Жюльетт. Пока следует удовлетвориться этим, когда же прекратятся пересуды о скорой войне, Марко, конечно же, примет ее предложение. Любой ценой следует сохранить его дружбу.

– Ну что ж, я хотела как лучше.

На следующий день Дениза купила алмазную подвеску для Сильваны и золотые карманные часы для Мишеля. Подарки предполагалось вручить детям по достижению совершеннолетия.

И хотя Дениза могла рассчитывать на самый теплый домашний прием в особняке Романелли, тем не менее, предпочла остановиться в «Гранд отель де Бэн» на Лидо. Она не любила семейные шум и суету. К тому же, здесь можно было показать свои кружевные туалеты из последней коллекции ателье Ландель, так как этот отель часто посещали богатые и значительные люди. Многие клиенты говорили ей, что чувствуют себя в новой одежде подобно грациозным лебедям, и у нее самой возникало такое же ощущение, когда тонкие кружева вздымались подобно утреннему туману и нежно охватывали фигуру. На крестины она надела светло-коричневый кружевной туалет, радуясь не только тому, что стала крестной ребенка сестры, но и возможности не держать его на руках во время церемонии. Эту обязанность приняла на себя другая крестная – венецианская подруга Жюльетт. Присутствовали также Фортуни и Генриетта. Дениза почувствовала некоторую неловкость при мысли о встрече с ними, но Жюльетт успокоила ее.

– Фортуни ничего не знает, каким образом я стала обладательницей дельфийского платья. Единственное, что я рассказала – это как нашла его.

Дениза вздохнула с облегчением. Ей очень хотелось посетить Палаццо Орфей и взглянуть на представленные туалеты и ткани, но это оказалось бы невозможным, если бы Жюльетт рассказала правду. Генриетта, узнав о ее намерении, прислала Денизе специальное приглашение.

– Я все покажу вам сама.

Но, к великому разочарованию Денизы, она не увидела, как делалось волшебное плиссе, хотя почти со всем остальным ей удалось познакомиться. И в ней с новой силой вспыхнула зависть к Фортуни. Она видела какую-то высшую несправедливость в том, что ателье Ландель приходилось внимательно присматриваться к новым веяниям на горизонте моды и в соответствии с ними выстраивать свою деятельность в постоянном страхе перед конкуренцией. А Фортуни держался за свой древний прототип, и у него все шло прекрасно. Дениза узнала, что он даже запатентовал его, рассматривая этот прототип в качестве нового революционного изобретения в моделировании. И все же у Денизы были все основания полагать, что его клиентура была несравненно более малочисленной, чем клиентура ателье Ландель и других парижских модельеров, несмотря на определенный интерес, проявляемый к его туалетам, и на хвалебные отзывы в прессе. Но одно было совершено ясно – Фортуни может стать для всех опасным соперником.

Незадолго до отъезда из Венеции Дениза в ответ на гостеприимство хозяев Палаццо Орфей пригласила Фортуни и Генриетту отобедать с ней, Жюльетт и Марко в «Гранд отель де Бэн». Выдался чудесный вечер, обед оказался превосходным. Потом они долго сидели на террасе и пили кофе. Играла музыка, волны Адриатики нежно касались берега всего в нескольких шагах от отеля. Беседа продолжалась, когда какой-то француз лет пятидесяти, прогуливавшийся с сигарой по саду после обеда, решил возвратиться в свой номер. Поднимаясь по ступенькам террасы, он обратил внимание на группу за столом и с улыбкой остановился. Генриетта заметила его первой.

– О, кого я вижу! Посмотри, Мариано! Жак Берне! Это наш старый друг из Парижа. Мы так давно не виделись, – пояснила она остальной компании.

– Тогда пригласите его за наш столик, – предложила Дениза. Она уже успела разглядеть незнакомца. Высокий седой мужчина, далеко не красивый, но со стройной моложавой фигурой, в безупречном вечернем костюме, бесспорно вышедшем из мастерских «Совил Роу». Жены таких мужчин обычно также знают толк в одежде. Дениза не упускала ни малейшей возможности сделать рекламу своему ателье.

Пока представление шло своим чередом, официант принес еще один плетеный стул, и Жак уселся между Генриеттой и Денизой. Гость был слишком светским человеком, чтобы в его присутствии можно было продолжать разговор на личные темы. Дениза узнала, что Жак является главой крупной машиностроительной компании в Нормандии, но его офис и квартира находятся в Париже. Он ни словом не упомянул, что живет в отеле вместе с женой, и вообще ничего не говорил о жене, из чего Дениза сделала вывод – у него обязательно где-нибудь есть любовница, а ателье Ландель одевало также и любовниц всех выдающихся парижан.

– Вы гостите в Венеции, баронесса? – спросил Жак.

– Да, приехала на крестины племянницы. Трудно было бросить дела, но это слишком значительное семейное событие, просто не могла его пропустить.

– Ну, конечно, нет. Итак, вы тоже занимаетесь бизнесом, – гость выглядел весьма заинтересованным. – Могу вас спросить, каким?

После этого беседа потекла очень легко. И хотя в основном обсуждались общие вопросы, было очевидно, что Дениза произвела на Жака сильное впечатление, несколько раз он пытался узнать ее мнение по обсуждавшимся проблемам. Когда Марко предложил немного посидеть за картами, так как было еще рано расходиться, Дениза вместе с Генриеттой проследовала в отель.

– Месье Берне, кажется, не упомянул о своей супруге? – произнесла она как бы между прочим.

– Потому, что они разведены. Он женился на юной американке, когда посещал Нью-Йорк на университетских каникулах, и привез ее во Францию. Это был очень неспокойный брак, и продержался он где-то около десяти лет, затем она уехала в Америку и дала ему развод. С тех пор Жак живет один, но вовсе не потому, что обойден вниманием женщин, многие с радостью вышли бы за него.

Дениза улыбнулась. Цепочка сменяющих друг друга любовниц устраивала ее даже больше, чем одна постоянная возлюбленная. Ведь по своему опыту она знала, если состоятельный человек открывает счет в каком-нибудь ателье каждой женщине, появляющейся в его жизни, то будет обязательно рекомендовать его другим. В каком-то смысле, мужчины, по мере того, как стареют, становятся рабами привычек.

Комната для игры в карты, куда отправилась вся компания, потрясала изысканностью. В свое время для ее оформления был приглашен Фортуни. Стены в ней обили красным шелком с золотым античным узором по его рисункам. Оглядывая комнату, Дениза подумала: Фортуни может позволить себе держаться за старые прототипы для моделей в своем ателье, ведь огромную часть его заработка составляли подобные заказы. А Марко уже рассказывал, что во многих музеях и картинных галереях поняли, насколько ярче смотрятся экспонаты на фоне тканей от Фортуни. Даже церкви стали заказывать у него материал для украшения алтарей и храмовых интерьеров. Несколько самых престижных парижских театров приобрели кулисы, сделанные по его рисункам.

Вечер оказался особенно удачным для Денизы и Жака, остальные проиграли. Это еще больше сблизило их.

– Мы, видимо, приносим друг другу удачу, – пошутил Жак. – Не хотите ли поучаствовать в игре и завтра вечером?

– Конечно! – согласилась Дениза.

Жак пригласил и всех остальных, но у Фортуни были какие-то дела, Марко тоже оказался занят. Естественно, Жюльетт и Генриетта тоже отклонили приглашение. Дениза поняла, что ей следовало бы провести два последних вечера в Венеции с сестрой, но было уже слишком поздно отказываться от приглашения Жака. И все же удалось немного поправить ситуацию.

– Возьми завтра Мишеля с собой, и мы проведем целый день на пляже. У меня есть собственный тент на закрытом пляже отеля, мы сможем искупаться. Я купаюсь здесь ежедневно, – Дениза повернулась к Жаку. – Может быть, вы тоже придете познакомиться с моим племянником?

– О, это доставит мне огромное удовольствие! Но до полудня Жак так и не появился. Сестры купались с утра, затем обедали среди высоких зеленых растений в прохладе гостиничного ресторана. Мишель спал под тентом, утомившись игрой на песке и шлёпаньем по воде, держась за мамину руку. Когда пришел Жак, служащий поставил шезлонг рядом с шезлонгами Жюльетт и Денизы. Берне сел со вздохом удовлетворения.

– Какой превосходный день! Не жарко, и с моря дует такой приятный ветерок. Я провел утро в церкви Фрари и в знаменитой Салюте. Поистине потрясающее впечатление.

– Это ваш первый визит в Венецию? – спросила Дениза.

– Нет, я бывал здесь много раз за прошедшие годы, но есть места, которые невозможно забыть, которые заставляют возвращаться к ним снова и снова.

– Вы всегда путешествуете один? Жак мило улыбнулся.

– Нет, но на этот раз решил, что лучше поехать одному, – тут он заметил приближающегося официанта с напитками. – Я заказал для всех охлажденный лимонад.

Четвертый стакан был приготовлен для Мишеля, и Жюльетт объяснила, что малыш спит под тентом.

– Он скоро проснется. Я поставлю стакан к нему под тент.

– Уверен, что вы не помните, – вдруг сказал Жак, когда она вернулась и села в шезлонг, – но мы с вами уже встречались.

– Неужели? – Жюльетт была поражена. – Где же мы с вами встречались?

– На новогоднем балу в русском посольстве три года назад. Вы были с графом Карсавиным.

Жюльетт растерялась.

– Да, – призналась она осторожно. – Но почему я не могу вспомнить нашу встречу?

– Я находился среди группы приглашенных, когда шло представление. И потом, почему вы должны помнить меня, ведь мы с вами не танцевали и даже не беседовали. Но должен признаться, синьора Романелли, однажды встретив, вас невозможно забыть.

Несмотря на то, что Дениза была довольно завистлива, интерес, проявляемый знакомыми мужчинами к другим женщинам, никогда не беспокоил ее. Никогда в жизни она никого не любила, ни к кому не питала хоть малейшей привязанности и потому никогда не завидовала подобным чувствам, но, с другой стороны, ей не хотелось упускать внимание гостя.

– Вы хорошо знакомы с графом Карсавиным? – спросила она, прекрасно понимая, что эта тема будет крайне неприятна сестре.

– Нет, но я знал его через его тетушку, вторую жену князя Вадима. Она парижанка.

– Я встречала ее на том же балу, – холодно заметила Дениза.

– О, вы тоже там были! – воскликнул Жак извиняющимся тоном. – Но мы просто не встретились, иначе, конечно, я запомнил бы, уверяю вас.

– Я прощаю вас, – Дениза смягчилась. – Там присутствовало, по крайней мере, шестьсот человек. Но вы встречались с графом Карсавиным с тех пор, как он уехал из Парижа?

– Да, совсем недавно я видел его в Вене.

– Графиня была с ним?

– Нет. Насколько мне известно, они живут раздельно.

– Боже мой! – краем глаза Дениза взглянула на Жюльетт и увидела, как сестра отвернулась, опустила голову и закрыла лицо руками. Дениза внезапно пожалела, что затеяла весь этот разговор: Жак вполне мог обратить внимание на русские черты во внешности Мишеля и, возможно, даже на сходство с Николаем. Но этого нельзя допустить. Она помахала рукой у лица.

– Мне кажется, я начинаю страдать от жары. Вы не проводите меня в отель, месье Верне?

– Да, конечно, – тот сразу же вскочил на ноги и подал ей руку. Жюльетт тоже тяжело поднялась из шезлонга, но Дениза остановила ее успокаивающим жестом.

– Оставайся здесь, Жюльетт. Не тревожь Мишеля. Увидимся завтра.

Проводив Денизу до номера, Жак вернулся на пляж, но Жюльетт и ее сына там уже не было.

Жак уехал из Венеции одновременно с Денизой, вместе они ехали до самого Парижа. Берне понравился ее цепкий ум, инициативность, способность завоевать себе место в жестоком мире бизнеса и удерживать его, несмотря на острую конкуренцию. Но самым необычным было полное отсутствие того кокетства в общении с ним, которое Берне часто встречал у вдовушек ее возраста. И это делало их отношения еще более непринужденными и свободными. В общем, Верне признал в Денизе человека, не менее эгоистичного и расчетливого, чем он сам, и стал с нетерпением ожидать новой встречи. Пока же Жаку пришлось отправиться прямо на свои заводы, полностью переключившиеся на выпуск военной продукции для правительства. Франция активно готовилась к неизбежному.

Глава 20

После отъезда Денизы все в доме Романелли вернулось на круги своя. Жюльетт снова могла распоряжаться своим временем. У нее появилась масса идей для новой весенней коллекции, которую она успела обсудить с сестрой, но пока не нужно было торопиться с детальной проработкой, и потому Жюльетт проводила много времени с новорожденной и Мишелем. Июнь выдался особенно жарким и неприятным. Друзья, отправившиеся за границу, предложили на целое лето снять их виллу на реке Бренте, и Жюльетт с радостью воспользовалась бы этой возможностью ради детей, если бы не вмешался Марко.

– Подожди до начала августа, – предложил он, – и тогда мы сможем провести там время вместе.

– Но ведь ты можешь приезжать по пятницам на выходные, – возразила Жюльетт, мечтая о том, какая восхитительная прохлада ждет их в деревне по сравнению с нестерпимой жарой, царящей в городе.

И как полезно будет Мишелю находиться на природе, а младенцу подышать здоровым деревенским воздухом! Но Марко оставался непреклонным. Он не хотел каждый день возвращаться в пустой дом и неуютную постель. Отъезд отложили до августа.

До отпуска Марко оставалось уже немного времени, когда однажды за завтраком он взял газету, положенную рядом с его прибором и в ужасе уставился на заголовок.

– Какая катастрофа! Жюльетт поставила кофейник.

– Что случилось? – тревожно спросила она.

– Эрц-герцог Франц Фердинанд, наследник австро-венгерского трона убит сербским террористом в столице Боснии Сараево! Его жена тоже погибла. Пожар вспыхнул! Балканы давно стали источником политических проблем.

– Но что же теперь будет?

– Здесь сказано, – ответил Марко, продолжая просматривать газетные столбцы, – Австрия собирается принять самые жесткие меры в отношении Сербии, не принимая во внимание риск осложнить политическую ситуацию в Европе, – опустив газету, он мрачно взглянул на жену. – Если это подразумевает использование военной силы, я боюсь худшего, ведь Германия – союзник Австрии, Россия же в свою очередь не останется безучастной и не допустит оккупации Балкан.

По лицу Жюльетт Марко понял, как сильно испугало ее это известие, и попытался немного успокоить жену.

– Но в любом случае, Италии это не касается. Мы можем быть уверены в этом.

Но думала она совсем не об Италии, ее мысли в этот момент были очень далеко. Жюльетт понимала: если начнется война, Николай одним из первых окажется на фронте.

Каждый день газеты сообщали о нарастающем ухудшении ситуации. К концу июля Сербия отвергла условия австрийского ультиматума и объявила мобилизацию. В тот день, когда Австрия объявила войну Сербии, Марко работал в своем офисе. Вошла его секретарша. Марко был очень занят и лишь мельком взглянул в ее сторону, оторвавшись от бумаг.

– Что случилось, синьорита Массари?

– Синьор, какой-то господин хочет поговорить с вами.

Марко продолжал писать.

– Я же говорил, что сегодня не могу никого принять без предварительной договоренности. Узнайте его имя и попросите прийти завтра.

– Синьор, я так и сделала. Но он весьма настойчив. Представился, как граф Карсавин.

Перо застыло в руке Марко, но он не сразу поднял голову.

– Что ему нужно? Он сказал вам?

– Только, что его вопрос личного плана, и он уверен, вы его примете.

Марко медленно положил ручку в письменный прибор и откинулся на спинку кресла.

– Попросите графа Карсавина войти.

Как только секретарша вышла, Марко быстро открыл ящик стола и положил туда обе фотографии Жюльетт в серебряных рамках. Он не знал, что ему предстоит услышать, но единственное, о чем думал в эту минуту, – необходимость защитить Жюльетт от прошлого. Он захлопнул ящик и встал, когда неожиданный гость вошел. Николай, одетый весьма неофициально, улыбнулся, направляясь к рабочему столу Марко.

– Как поживаешь, Марко? – спросил он, протягивая руку. – Рад снова увидеться с тобой.

С внутренним сопротивлением Марко ответил на крепкое рукопожатие. Он заметил, что Николай практически не изменился, мужскую красоту подчеркивал летний загар, атлетическое телосложение, широкие плечи и совершенное отсутствие лишнего веса. Это вдруг напомнило Марко о тех килограммах, которые он прибавил за последние годы, что особенно было заметно по его округлившемуся животику.

– Довольно приятная неожиданность. Садись. Боюсь, что не смогу уделить тебе много времени, – подчеркнутым жестом Марко извлек из жилетного кармана золотые часы и, прищурившись, взглянул на циферблат, снова усаживаясь за стол.

– Я знаю. Твоя секретарша сказала мне, – Николай взял стул, на который указал Марко. – Но я не задержу тебя. Ты хорошо выглядишь.

– Так же, как и ты. Приехал с женой?

– Нет, Наталья дома, в имении родителей, – Николай не добавил, что теперь она проводит со своей мачехой больше времени, чем до замужества. У нее появилась необходимость в сочувственном слушателе всех ее слезных жалоб на трагедии семейной жизни, реальные и надуманные. – Я уже три месяца за границей один. Сначала в Будапеште, затем в Вене.

– С какой целью? Это дипломатическая поездка?

– Нет. Я в числе многочисленных иностранных наблюдателей на различного рода приемах в посольствах и дворцах.

– Какова ситуация в Вене в настоящее время?

– Всплеск военного психоза. Солдат и офицеров принимают с распростертыми объятиями. Патриотические ленточки украшают шоколадные торты, венские вальсы сменились военными маршами. Я видел императора Франца Иосифа вскоре после похорон эрц-герцога, он постарел лет на двадцать.

– Это, конечно, чудовищное преступление. Ты был в этом году в Париже? – Марко боялся, что Николай уже слышал о его женитьбе на Жюльетт. При любых обстоятельствах он решил во что бы то ни стало не допустить их встречи. Столь же твердо он решил, что Николай ничего не должен знать о Мишеле, в противном случае, вся их семейная жизнь может пойти прахом. Хотя по своей природе Марко был весьма честным человеком, но в деловых вопросах умел лгать без зазрения совести и при этом очень убедительно. Без всякого стеснения он решил лгать и сейчас.

– Ты ведь обычно проводил там большую часть года, не так ли?

– Да, но это прекратилось, когда семейные обязанности заставили возвратиться домой, а потом я женился на Наташе. Я не был в Париже с тех пор, как приехал туда в поисках Жюльетт, но не смог ничего узнать о ней, кроме того, что она исчезла, практически в прямом смысле этого слова. Баронесса де Ландель решительно отказалась что-либо сказать о ее местонахождении. А ты? Ничего не знаешь?

Марко покачал головой.

– Запланированный визит в Париж не состоялся. Только несколько деловых поездок в Лион – вот и все, чем ограничивались мои деловые посещения Франции, – с огромным облегчением он понял, что Николай ничего не знает о его женитьбе на Жюльетт. Требований о встрече с ней не предвидится, но опасность все-таки не миновала. Необходимо сегодня же вечером отправить Жюльетт с детьми на виллу. Карсавин никогда их там не найдет. – Ты надолго приехал?

Николай пожал плечами.

– Нет. Возможно, это мой самый короткий визит в Венецию. Всего на двадцать четыре часа. Вынужден уехать уже завтра утром.

Марко расслабился и вздохнул более свободно, при этом изобразив на лице глубокое разочарование.

– Так скоро? Ты у нас тоже со своеобразной миссией?

– Отнюдь. Это исключительно частная поездка. Вот почему я прямо направился к тебе, как только устроился в отеле, – Николай сунул руку в карман пиджака и вынул сложенную журнальную страницу. Положил на стол перед Марко.

– Взгляни на эту фотографию из журнала мод. Но Марко уже видел ее. Это был один из тех снимков, которые сделал Фортуни и которые появились во многих популярных журналах.

– Я полагаю, это Жюльетт.

– Да, это она!

– Подпись по-французски. Эта фотография сделана в Париже? – Марко прочел заметку, хотя прекрасно знал ее содержание. В ней не упоминалось ни имя Жюльетт, ни имя фотографа, лишь информация о том, что это – дельфийское платье, созданное венецианским модельером Фортуни, и несколько слов о его деятельности. – Нет, здесь ничего об этом не сказано, – ответил Марко на свой собственный вопрос, откинувшись на спинку кресла. – Но почему тебя так интересует Жюльетт? Ведь я слышал, между вами все кончено.

Николай отрицательно покачал головой.

– Это не будет кончено, пока мы живы. Марко внезапно ощутил страшную вспышку ярости при виде такой вызывающей наглости этого русского. И на какое-то мгновение ему даже пришло в голову воспользоваться первым, что попадется под руку, чтобы показать этому самоуверенному негодяю его место. Когда же он немного овладел собой, то понял, что чуть было не сломал карандаш, который вертел в руках. Марко отбросил его в раздражении.

– Насколько я помню, Жюльетт была несколько иного мнения. Мы обменялись рядом писем, но довольно давно, и с тех пор я ничего о ней не слышал. Тогда она писала, что собирается уехать из Франции и поселиться у своих друзей в Новом Орлеане.

Глаза Николая недоверчиво сузились.

– Ты имеешь в виду Люсиль Гарнье и ее мужа?

– Да. У тебя есть их адрес? – Марко вдруг испугался, что не следует давать Николаю столь точное направление поисков.

– Нет. В любом случае, в мои намерения не входит вести переписку. Я приехал, чтобы найти Жюльетт. Понимаю, она не пожелает видеться со мной, но был уверен, что ты знаешь, где она. Не ожидал услышать, что она действительно находится так далеко, – Николай вскочил со стула и встал посередине кабинета, сжав кулаки и нахмурившись.

– Вижу, ты разочарован, – Марко тоже встал, словно для того, чтобы выразить сочувствие. – Я не видел Жюльетт с тех пор, как был в Лондоне. Она гостила у своей подруги Габриэлы. Но почему ты решил, что найдешь ее в Венеции?

– Мне показалось вполне логичным, что Фортуни, который известен не только как художник, модельер и кто угодно, но и как фотограф, должен делать фотографии своих произведений. Но где же еще ему их делать, как не у себя в мастерской?

– Боюсь, ты зря потерял время на это путешествие. Жюльетт здесь нет.

Николай рассеянно кивнул.

– Но где бы она ни находилась, хочу, чтобы она была счастлива. Единственное, на что надеялся – еще один раз увидеть ее.

Постучав, вошла секретарша.

– Синьор, вас ожидает синьор Торризи. Марко быстрым жестом выразил ей свою признательность.

– Граф Карсавин уже уходит, – он дружески похлопал Николая по плечу. – Дела, мой друг, дела, спешка, – теперь, когда все так благополучно завершилось, Марко уже ощутил что-то вроде жалости, ведь они действительно были друзьями, и остались бы ими, если бы не эти странные обстоятельства. – Давай пообедаем вместе. Зайдем к Даниели и выпьем чего-нибудь перед обедом.

– Да, это меня вполне устраивает, – казалось, Николай собирался с мыслями. – Я как раз там остановился.

– Ну вот и прекрасно. Я даже не спросил, бывал ли ты раньше в Венеции? – Они остановились у открытой двери в приемную.

– Один раз, еще гимназистом.

– О, тогда тебя просто протащили по достопримечательностям, не дав ничего разглядеть по-настоящему. Послушай меня и посвяти следующие два-три часа осмотру Академии. Там удивительная тишина и несколько величайших шедевров мировой живописи. А потом возвращайся к себе в отель, через некоторое время я найду тебя там.

– Это великолепное предложение, у меня нет никакого желания разгуливать по тропам, проложенным банальными путеводителями. До встречи.

Марко закрыл за Николаем дверь кабинета. Та дорога, по которой этот русский аристократ проследует в Академию, а затем в отель, довольно безопасна: случайная встреча с Жюльетт исключена. А его жена сейчас после прогулки по магазинам, вероятно, вернулась домой, так как сегодня к ним должны зайти донья Сесилия и Мария Луиза.

Возвратившись к столу, Марко заметил, что Николай забыл журнальную фотографию. Он в ярости скомкал листок и швырнул его в корзину. Каким же он был идиотом, когда позволил Жюльетт позировать для рекламных снимков! Нет никакого сомнения: он был слишком либерален в прошлом, слишком терпим. Больше походил на влюбленного школьника, чем на главу семьи, помнящего о своих правах.

Он открыл ящик стола и достал фотографии. Старый снимок Жюльетт с Мишелем заменила новая фотография жены с обоими детьми. Взгляд Марко смягчился. Да, конечно, он и впредь будет делать для нее все, что в его силах, но никогда не позволит ускользнуть из счастливого семейного гнездышка, которое он создал для них обоих, никогда не допустит ее встречи с бывшим любовником. Теперь Жюльетт принадлежит только ему, она его собственность. Всякий раз, когда Марко замечал в других мужчинах излишнее внимание к жене, в нем просыпалась страшная убийственная ярость собственника.

Осторожным заботливым движением он разместил обе фотографии на столе под тем углом, который ему больше всего нравился. Затем уселся и перед тем, как нажать кнопку и попросить секретаршу пригласить посетителя, решил позвонить по телефону.

* * *

Жюльетт играла с Мишелем в тени под деревом в патио, когда вошла Арианна и сказала, что звонил Марко предупредить об обеде. Муж обычно очень четко планировал свой день и задолго знал о времени встречи со своими партнерами, но она подумала, что возникла какая-то серьезная проблема, которую потребовалось срочно обсудить. Марко частенько говорил, что хорошее вино и еда могут скрепить любую сделку и из невыгодной превратить в выгодную.

Арианна взяла Мишеля и понесла в детскую для послеполуденного сна. Сильвана уже спала в своей кроватке. Перед тем, как заняться чем-либо еще, Жюльетт решила возвратить Генриетте книгу, которую брала почитать. И хотя до Палаццо Орфей было совсем недалеко, Жюльетт надела соломенную шляпу, так как июльское солнце в послеполуденные часы палило нещадно. Магазин Фортуни в это время был закрыт, поэтому она решила войти с черного хода.

Жюльетт пересекла обожженные солнцем камни Кампо Сан Бенето, прошла мимо величественного входа в Палаццо Орфей по узенькому проулку, примыкавшему одной стороной ко дворцу, вошла в старинную дверь под величественной аркой и оказалась во внутреннем дворике, обрамленном цветущими деревьями у древних полуобвалившихся стен, обступавших нижний пролет великолепной каменной лестницы. Жюльетт быстро поднялась в лоджию на втором этаже и оказалась в салоне-мастерской.

– Генриетта! – позвала она весело, снимая шляпу и бросая ее на кожаное кресло.

– О, ты здесь! – воскликнула Генриетта, появляясь из-за роскошных драпировок.

– Я прочла с большим интересом… – голос Жюльетт сорвался. Войдя с улицы, залитой ярким солнцем, она не сразу заметила напряжение и замешательство подруги. И тут всем своим женским существом поняла причину. – Здесь Николай! – выдохнула она, и ее сердце неистово забилось.

– Он пришел десять минут назад, – Генриетта говорила очень тихо. – Вначале был у Марко, тот соврал, что ничего о тебе не знает, но Николай Карсавин не из тех, кто так просто сдается.

– Ты?.. – Жюльетт не смогла продолжить вопрос.

– Не беспокойся. Я ничего не сказала кроме того, что знаю, где ты живешь. Но когда отказалась дать твой адрес, Николай стал настаивать, чтобы я позвонила тебе. Я уже собиралась сделать это и спросить, готова ли ты встретиться с ним. У тебя еще есть время уйти. Эти драпировки полностью поглощают звук, я находилась рядом с дверью, и поэтому услышала, как ты вошла. И даже, если он услышит наш разговор, то совершенно ничего в нем не поймет и не узнает твой голос.

Внезапно Жюльетт, к собственному удивлению, полностью овладела собой и отрицательно покачала головой.

– Он знает, что я здесь, – сказала она спокойно. – Для этого ему нет необходимости слышать меня. Он ждет.

Машинальным движением она вложила книгу в руки Генриетты и прошла мимо нее в ту часть огромной залы, которую привычно называли мастерской. Николай находился в противоположном конце, их разделяло большое расстояние, но он увидел Жюльетт, так как стоял лицом к ней и спиной к огромному мозаичному окну, заливавшему комнату причудливыми бликами света.

– Жюльетт, я нашел тебя, – Николай говорил без торжества, скорее, с каким-то облегчением. Она стояла неподвижно, вспоминая, с каким пламенным нетерпением они раньше бросались друг другу в объятия. Время и все, что оно принесло с собой, сделали свое дело. Они стали сдержанны так, словно между ними никогда не было страсти и всепоглощающей любви.

– Тебе не следовало приезжать сюда, – сказала Жюльетт спокойным, равнодушным голосом. Услышав звук закрывающейся двери, поняла, что Генриетта оставила их одних.

– Я не мог не повидаться с тобой хотя бы еще один раз, – он поднял руки в жесте примирения, но тут же опустил их.

– Почему ты стал искать меня именно в Венеции? – Жюльетт медленно приближалась, ее лицо было совершенно лишено всякого выражения, она сохраняла полный контроль над собой.

– Я увидел твою фотографию в дельфийском платье в журнале.

– В Санкт-Петербурге?

– Нет, в Вене. Совершенно случайно. Какая-то женщина уронила стопку журналов как раз в тот момент, когда я входил во французское посольство. Я помог поднять их. Но один журнал открылся на странице с твоей фотографией. И когда я уставился на нее, не в силах отвести взгляд, дама отдала мне его. Так я получил первую нить. Мне кажется, это не случайность. Нам было суждено встретиться снова.

Жюльетт ничего не ответила. Замедлила шаг и наконец совсем остановилась. Между ними все еще сохранялось определенное расстояние. Теперь Николай видел ее, полностью освещенную солнцем, пряди волос, выбившиеся, когда она снимала шляпу, отливали бронзой и золотом.

– Генриетта сказала, что ты беседовал с Марко.

– Он не хотел, чтобы мы с тобой встретились. Полагаю, ты попросила его об этом, как и Генриетту Негрен.

– Мне не нужно было этого делать. Они оба прекрасно знают, что все кончилось между нами еще в Париже.

– Не говори этого МНЕ! – взорвался Николай с неожиданной горячностью. – Мы принадлежим друг другу навеки!

– Ты, кажется, совсем забыл, что женат на Наташе, – холодно возразила она.

– Этот брак ничего не значит, ведь я же говорил тебе! – воскликнул Николай. – Одному Богу известно, на какие жертвы я шел ради того, чтобы сохранить его, но все напрасно, из этого супружества ничего бы не получилось, даже, если бы я не любил тебя.

– Но ты сделал выбор, – Жюльетт казалось, что эти резкие слова произнесла не она, а какой-то чужой и совершенно равнодушный человек. Она не хотела мстить, просто желала помочь обоим начать новую жизнь, в которой они не зависели бы друг от друга. На лице Николая отразилась страшная мука. То же выражение, которое было в тот день, когда автомобиль уносил от него Жюльетт. И вновь показалось, что ее сердце вот-вот остановится от боли, пронзившей его.

– Почему ты избавилась от нашего ребенка? – выкрикнул он сорвавшимся голосом. – Я бы позаботился о вас обоих. Ты бы ни в чем не нуждалась!

– У тебя будут другие дети.

– Нет, это был единственный шанс. У меня никогда не будет наследников. Врачи говорят, Наташа бесплодна. Этот ребенок, мальчик или девочка, получил бы все, чем я обладаю. И я бы ни на что не претендовал, даже, если бы ты решилась бросить меня, как и сделала. Я бы уважал твой выбор.

– Ты говоришь это сейчас! – крикнула Жюльетт. – Тогда ты так не говорил!

– Ты права, – признал Николай. – Я стал мудрее. Менее самоуверенным. Теперь бы смог любить тебя и ребенка на расстоянии, если бы ты только позволила мне.

Николаю почти удалось сломить ее. Жюльетт подумала о Мишеле, который находился всего лишь в нескольких минутах ходьбы, возможно, в эту минуту он открывает серые карсавинские глаза, просыпаясь, как всегда, с прелестной улыбкой. И конечно же, Жюльетт не могла позволить себе совершить столь жестокий поступок, оставив Николая в неизвестности по поводу сына, который так много для него значит. Но не осмелилась сказать правду, Она должна внимательно обдумать, какие последствия это будет иметь для нее, так как Николай обязательно пожелает хоть один раз увидеться с ребенком, и Марко ей этого никогда не простит. Это разрушит тот уютный маленький мирок, который Жюльетт создала для сына и дочери.

– Ты и я, мы оба должны пойти своей дорогой и попытаться найти свое счастье. И нужно идти, не думая, какое счастье могли бы найти на других путях, – комок подступил к горлу, голос Жюльетт дрожал. – Все решения, которые я приняла тогда, оказались правильными.

Николай думал, что она расстроена воспоминанием о сделанном аборте. Он подошел ближе и мог уже коснуться ее рукой, но не делал этого, продолжая держать руки за спиной. Жюльетт отвела глаза, пытаясь совладать с нахлынувшими любовью и состраданием, которые в любую минуту грозили поглотить ее.

– Посмотри на меня, – прозвучал его тихий, но настойчивый голос.

Жюльетт испугалась, что он узнает все ее тайны по выражению глаз. Настало время воспользоваться последним средством, которое еще оставалось. Слезы блеснули на ресницах, когда он повторил свою просьбу.

– Я вышла замуж за Марко, – Жюльетт наконец посмотрела в глаза Николаю.

Он горестно сжал губы, но лицо его не отразило никаких признаков удивления.

– У меня возникли подозрения еще в кабинете Марко. И потом, его неуклюжие попытки управлять моим передвижением по Венеции укрепили мои сомнения. Я не намерен отбирать тебя у него, хотел увидеться с тобой только, чтобы попрощаться. Ведь ты лишила меня этой возможности в Париже. Я должен был удостовериться, что с тобой все в порядке.

– Неужели это так много для тебя значит? – Жюльетт волновало его спокойствие и смирение.

– О, я бы поехал ради этого на край света! И тогда Жюльетт поняла, в чем дело.

– Ты уверен, что Россия вступит в войну? Николай решительно кивнул.

– Именно поэтому сразу отсюда еду на родину. Меня вызывают. Государь объявил мобилизацию. Я предвижу большие и страшные события.

– Этот конфликт будет быстро улажен, – запротестовала Жюльетт. – Ведь и раньше между государствами возникали проблемы подобного рода, но все быстро разрешалось.

– Это были не более, чем мелкие стычки. Но сейчас все иначе.

– Ты говоришь, будто все это совершенно неизбежно, – Жюльетт попыталась перевести разговор в шутку. – Помнишь мои слова о традиционном русском пессимизме?

Он схватил ее руки, глядя прямо в глаза.

– Я помню все о тебе. Твой смех, те часы, что мы провели вдвоем, твое тело в минуты любви…

– Не надо! – Жюльетт резким движением высвободила руки, подхватила край драпировки и прошла, низко наклонив голову. Николай последовал за ней, но не прикасался, чтобы дать время прийти в себя.

– Попытайся не сердиться, как это было во время нашей последней встречи в Париже, – совершенно спокойно попросил он. – Не теперь. Не сегодня.

Жюльетт задыхалась. С трудом переведя дыхание, она произнесла:

– Мы ведь говорили о возможности войны, – ей хотелось, чтобы беседа возвратилась в то русло, которое позволило бы сохранять контроль над собой. – России нечего бояться. Никто не осмелится напасть на нее.

– А как же наполеоновское нашествие?

– Но ведь это было больше ста лет назад! – Жюльетт повернулась, чтобы взглянуть ему в лицо.

– Подобные уроки быстро забываются. Теперь опасность для России исходит от Германии. Меня беспокоит, что при наличии достаточных людских ресурсов мы отстали в вооружении.

– Ты пойдешь в армию?

– Да, конечно, как только вернусь домой. Теперь ей стало ясно: Николай хотел еще раз повидаться с ней потому, что не надеялся выжить в ужасной надвигающейся катастрофе. Его слова окончательно убедили Жюльетт в неизбежности самого страшного. Она поняла: каждый из них в глубине души был уверен, что настанет день, и их пути снова пересекутся. И когда ему показалось, что надежда ускользает, он бросился на поиски, забыв обо всем.

– Я буду молиться о тебе, Николай, – Жюльетт не могла отвести от него глаз.

– Я счастлив, что мне не нужно волноваться за тебя. Знаю, здесь ты будешь в безопасности. Даже Наполеон не осмелился повернуть пушки против Венеции, – улыбка коснулась его губ.

На этот раз ей тоже удалось улыбнуться. Еще несколько мгновений они продолжали смотреть друг на друга. Затем любовь, которую, как она полагала, ей удалось победить еще во время пребывания на вилле в Тоскане, взяла верх над самообладанием, здравым рассудком, над мыслями о благополучии семьи. Их губы слились в страстном поцелуе, бесконечном от столь долгого ожидания, от почти утраченных надежд, от множества неудачных попыток обмануть себя.

Вернувшись в салон-мастерскую, Генриетта увидела, что стеклянная дверь открыта, прошла к балюстраде лоджии и увидела, что Николай и Жюльетт прощаются. Он держал ее в объятиях с такой любовью и нежностью, как прощаются навеки. Генриетта отвернулась, чтобы не мешать, но они еще раз поцеловались и разошлись. Николай отворил калитку в переулок, еще раз повернулся, чтобы бросить последний взгляд на любимую, и ушел. Жюльетт не двинулась с места, прислушиваясь к звуку его шагов. Затем бросилась к калитке, прижалась к ней щекой и оставалась так некоторое время, словно прикованная цепью.

Первым побуждением Генриетты было поспешить к подруге, но она вовремя остановилась. Что можно сделать, чтобы утешить и смягчить терзающую боль? На Жюльетт обрушилось прошлое со всеми страстями и муками, ей необходимо время, чтобы собраться с силами, начать жить снова и прожить по-новому следующее мгновение, следующий час, следующий день. В конце концов, всю оставшуюся жизнь.

Вернувшись в салон-мастерскую, Генриетта начала мерить шагами зал в ожидании подруги. Жюльетт вошла через несколько минут. Ее лицо имело сероватый оттенок, но глаза были совершенно сухими. Генриетта ласково обняла ее за плечи.

– Может быть, чашку кофе? Или чая?

– Нет, спасибо, ничего не нужно. Мне уже пора домой, – Жюльетт взяла шляпу, но не надела. Вместо этого начала вертеть ее в руках.

– Николай пошел в отель забрать вещи. У него назначен обед с Марко, но он оставит записку, что обстоятельства не позволили остаться. Будет лучше, если Марко никогда не узнает, что Николаю все-таки удалось отыскать меня. Это только причинит ему лишнее беспокойство.

– Безусловно, ты права.

– Мы с Николаем больше никогда не встретимся. Сейчас он, должно быть, уже на «вапоретто», который везет его к железнодорожной станции, – Жюльетт благодарно взглянула на Генриетту. – Я так счастлива, что мы с Николаем встретились именно в этой прекрасной комнате, вдали от всего, что могло пробудить тяжелые воспоминания. И это тем более символично, ведь именно наш общий интерес к искусству и мое дельфийское платье когда-то сблизили нас.

– Я тоже рада за тебя, – Генриетта взяла Жюльетт под руку и направилась по лестнице к главному входу, не желая, чтобы подруга мучила себя воспоминаниями, проходя по двору, где только что прощалась с любимым.

Жюльетт уже почти перешла Кампо Сан Бене-то, когда вдруг остановилась, взглянула в сторону переулка у боковой стены Палаццо Орфей. Он вел к мосту, а затем, через несколько кварталов к причалу гондол на Большом канале. Она могла бы увидеть там Николая, отъезжающего на «вапоретто».

Еще один короткий прощальный взгляд, самый последний перед тем, как он будет потерян для нее навсегда.

Нет, она не пойдет туда одна! Николаю ничего не известно о Мишеле, но почему ее сын не может хоть одним глазком взглянуть на отца? Мишель ничего не поймет и ни разу потом об этом не вспомнит, но она будет счастлива от того, что подарила сыну единственное мгновение встречи с отцом.

Жюльетт побежала и через несколько минут уже была дома.

– Мишель! – крикнула она из передней. – Где ты? Она бросилась вверх по лестнице в детскую. Но Мишеля не было, и постель аккуратно заправлена. Полагая, что отыщет его в патио, Жюльетт поспешила вниз по лестнице во внутренний дворик. Но когда оставалось всего несколько последних ступенек, появилась Арианна.

– Синьора… – начала было няня.

– Где Мишель?

– В салоне, синьора. Донья Сесилия принесла новую игрушку. Они ждут вас уже целый час.

Жюльетт остановилась в отчаянии.

– Я совершенно забыла, что они должны прийти! – слишком поздно она вспомнила, что намеревалась отсутствовать не более десяти минут. Просто отнести книгу и вернуться домой. – Лена накормила их?

– Да, синьора.

Увидев, что все еще держит шляпу в руках, Жюльетт отшвырнула ее, перебегая прихожую, поправила прическу. Мишель бросился к матери, как только заметил, что та вошла в комнату.

– Мама, посмотри! – он поднял на палочке маленькую деревянную обезьянку, выделывающую умопомрачительные кувырки.

Мишель прыгнул на руки к матери.

– Какой ты счастливчик! – затем она повернулась лицом к гостям. – Прошу извинить, что не смогла встретить вас. У меня оказалось совершенно неотложное дело.

Донья Сесилия сидела с Марией Луизой на одном из диванов, отделанном кружевами. Серебряный поднос с изысканными угощениями, поданными на лучшем хрустале и тончайшем фарфоре, был нетронут.

– Да, конечно, мы так и поняли, – слова доньи Сесилии прозвучали как снисходительное прощение, хотя чувствовалось, из-за этого ожидания она ощущала некоторую неловкость. Никто и никогда до сих пор не заставлял ее ждать. Но, кроме того, Поразил внешний вид хозяйки. Волосы Жюльетт были в совершеннейшем беспорядке, вместо принятой в подобных случаях домашней одежды на ней была полосатая юбка и простенькая блузка.

– Нас все это время развлекал Мишель, – весело воскликнула Мария Луиза. – Мы ждали вас, чтобы приняться за еду.

– Боюсь, мне придется снова покинуть вас, – проговорила Жюльетт смущенно. – Я постараюсь не задержаться, – она стрелой вылетела из комнаты. Оставалось очень мало времени. Мишель уронил новую игрушку и начал всхлипывать. Арианна бросилась поднимать ее, но опоздала – Жюльетт уже выбежала из дома с ребенком на руках. Озадаченная, Арианна повернулась и тупо уставилась на гостей, которые, в свою очередь, так же тупо смотрели друг на друга, будучи не в состоянии осмыслить очередное вопиющее нарушение этикета их хозяйкой.

Жюльетт мчалась с плачущим Мишелем через площадь к переулку у Палаццо.

– Все хорошо, малыш, – на бегу пыталась она успокоить сына. – Когда мы вернемся, обезьянка будет ждать тебя дома. Мы немножко посмотрим на гондолы и пароходы.

Мальчику нравились пароходы, он перестал плакать и крепко обхватил шею матери, а та уже перебежала мост и приближалась к причалу.

Добежав до маленького деревянного мола, Жюльетт усадила ребенка на перила и немного перевела дыхание.

Она не опоздала. «Вапоретто» только отошел от причала и двигался в их сторону. Мишель, сидевший спиной к пароходу, с интересом разглядывал проплывающие мимо гондолы. Заслонившись рукой от солнца, Жюльетт всматривалась в пассажиров на борту, но маленький пароходик был еще слишком далеко, чтобы она могла различить Николая. О, если бы он стоял где-то посередине палубы, этого было бы достаточно, чтобы они с Мишелем могли в последний раз взглянуть на него. Ей, конечно, не хотелось, чтобы он их заметил, да это было и маловероятно. Они находились в тени от тента. Вокруг так много яркого и живописного, начиная от блеска солнца на воде и кончая величественными дворцами со всех сторон, баржами и гондолами, снующими по Большому каналу, что могло бы привлечь внимание Николая.

И вот она увидела его. Николай стоял на передней палубе, выделяясь светлым костюмом и черными кудрявыми волосами. К счастью, он склонился к перилам правого борта и смотрел в сторону, противоположную от Жюльетт и Мишеля, и поэтому она решила пройти немного ближе по причалу, чтобы лучше рассмотреть его. Она повыше подняла сына и посадила себе на бедро.

– Большой корабль! – крикнул мальчик, показывая на «вапоретто». Ему нравились суда с дымящимися трубами, и он запрыгал от радости.

Когда «вапоретто» оказался на самом близком расстоянии от них, Николай вдруг прошел по палубе, чтобы лучше рассмотреть великолепные палаццо, фасады которых возвышались за спиной Жюльетт. Она затаила дыхание, понимая, что если сделает какое-нибудь резкое движение, попытается скрыться в толпе, он тут же заметит ее. Но когда просто сделала шаг назад, то сразу же увидела, как Николай схватился за перила, пристально всматриваясь в нее и ребенка. Жюльетт больше не сопротивлялась неизбежному, она подняла Мишеля повыше и сказала:

– Помаши тому дяде, у которого такие же черные волосы, как у тебя, Мишель.

Мальчик с удовольствием выполнил просьбу и радостно рассмеялся, когда увидел, что с парохода ему машут в ответ. Жест Николая был поначалу медленным и словно вопрошающим, но как только кивок и взмах руки Жюльетт подтвердили догадку, что перед ним их сын, жест сделался одновременно и радостным, и обреченным. Он сложил ладони рупором и крикнул:

– Как его зовут?

– Мишель! – крикнула она в ответ, зная, что Николай поймет – имя дано мальчику в честь ее отца. – Ему будет два года в сентябре!

Николай запрокинул голову, его переполняла радость: у него есть сын, сын, которого родила Жюльетт, и эта радость заставила забыть обо всем на свете. «Вапоретто» ускорял ход, и она заметила, как Николай стал пробираться сквозь толпу пассажиров в сторону кормы. И оставался там, махая им до тех пор, пока «вапоретто» не скрылся из виду.

– Прощай, любовь моя, – прошептала Жюльетт, слезы струились по ее щекам.

Мишель внимательно смотрел на мать, лицо малыша посерьезнело, нижняя губа начала дрожать, он был вот-вот готов заплакать от вида слез матери.

– Не плачь, мама, – попросил он, и слова прозвучали звонким эхом словам его отца. Неуклюжим детским движением ладошки мальчик попытался стереть слезинки с лица матери. До этого мгновения он никогда не видел мать плачущей, это испугало малыша.

Жюльетт нежно прижала сына к себе, вытерла глаза тыльной стороной ладони, и ей даже удалось улыбнуться, чтобы немного успокоить ребенка.

– Ну вот! Теперь все хорошо. Тебе понравилось махать?

– Да, – к Мишелю сразу же вернулось хорошее настроение, как только он увидел, что мать перестала плакать. И пока Жюльетт несла сына по причалу, он, не переставая, махал всем проплывающим мимо судам.

– Мишель скоро придет сюда снова, – лепетал малыш. – И мама тоже.

– Да-да, обязательно, – пообещала Жюльетт.

И несмотря на то, что дома ее ждали гости, она не торопилась. Ей требовалось время, чтобы прийти в себя. Мысли путались, ураган чувств бушевал в душе.

Неожиданное возвращение Николая… их встреча… Николай узнал о существовании Мишеля… Она почувствовала, что все было предопределено и радовалась этому. Каким утешением для него в самые страшные минуты боя будет воспоминание о встрече на Большом канале и сознание того, что у него есть сын от женщины, которую он столь страстно любит.

Жюльетт поставила Мишеля на ноги, и он засеменил рядом, без умолку болтая о гондолах и «вапоретто». Речь мальчика отличалась большим словарным запасом для его возраста, но звучала странно, так как он часто путал французские и итальянские слова – Жюльетт хотела, чтоб он знал оба языка, поэтому, оставаясь с ним наедине, говорила только по-французски. Подойдя к дому, она взяла сына на руки, ласково поцеловав в щеку. На лестнице их встретила встревоженная Арианна, обрадованная возвращением госпожи после столь необычного бегства.

– С вами все в порядке, синьора? – спросила она с тревогой в голосе.

– Да, конечно, – Жюльетт заметила лежащую на столике в прихожей деревянную обезьянку, взяла ее и протянула Мишелю.

– Подожди меня немного, и мы пойдем к нашим гостям.

Она бросила торопливый взгляд на свое отражение в зеркале, времени причесываться не было. Жюльетт убрала несколько выбившихся прядей и просто пригладила волосы руками. Взяв Мишеля за руку, вошла в гостиную. Но гости уже ушли, а поднос с угощением убрали. Дверь за ней закрылась, Жюльетт повернулась и увидела, что рядом стоит Марко. Мишель бросился к нему.

– Папа, посмотри на обезьянку!

Марко улыбнулся мальчику.

– Какая смешная! Иди, поиграй. Мне нужно поговорить с мамой, – ребенок с игрушкой уселся на полу, а Марко подошел к жене. Его взгляд был полон злого раздражения. – Черт побери, где ты была все это время? Я пришел домой вскоре после того, как мне сообщили, что одна из моих встреч отменена, и столкнулся с доньей Сесилией и Марией Луизой, которые собрались уходить. Они были в высшей степени расстроены и оскорблены твоим поведением. Мне самому было известно, что ты пригласила их в гости, а когда они пришли, самым вызывающим образом сбежала!

– Знаю. Забыть о том, что принимаешь гостей, – вопиющее нарушение правил приличия со стороны хозяйки, но это как раз именно то, что произошло. Завтра позвоню и попрошу прощения, – Жюльетт дрожащей рукой поправила выбившуюся прядь.

– Но должна же быть хоть какая-то причина у такой совершенно невероятной забывчивости, – настаивал Марко.

– Я возвращала книгу Генриетте и за болтовней забыла и о времени, и обо всем остальном.

– Донья Сесилия сказала, что, появившись в конце концов, ты схватила Мишеля и бросилась куда-то бежать, сломя голову.

– Да. Я взяла Мишеля посмотреть суда на Большом канале.

– Суда?! – воскликнул Марко в предельном недоумении. – Когда в твоем доме гости?

Мишель радостно возился с игрушкой на полу, лепеча:

– Мишель махал кораблям. Мама махала. Мама плакала. Сильно-сильно.

Марко нахмурился и сурово взглянул на жену, затем подошел к ребенку и взял его на руки.

– Я хочу, чтобы ты пошел наверх к Арианне, – открыв дверь, он подвел мальчика к лестнице и смотрел, как тот поднимается, затем закрыл дверь и вновь подошел к жене. – Скажи мне, кого ты встретила у Фортуни, кроме Генриетты.

– Николая Карсавина, – Жюльетт опустилась на стул, чувствуя, что силы оставляют ее. – Я не буду лгать тебе, как ты лгал ему.

Лицо Марко перекосилось от ярости, он сжал кулаки и, подойдя к ней, крикнул:

– Как ты посмела увидеться с ним снова! Я лгал Карсавину, чтобы защитить тебя от прошлого, от новых мучений. Боялся, что он заберет вас с Мишелем с собой!

– Неужели ты так мало веришь моему обещанию никогда, ни при каких обстоятельствах не оставлять семью?

– Но я знал, когда-нибудь он придет за тобой! Как я мог быть уверен в чем бы то ни было, если он считает, что ты навеки принадлежишь ему?

Жюльетт бессильно склонила голову.

– Прошлое невозможно изменить, но будущее принадлежит только тебе и мне. Когда родилась Сильвана, я надеялась, что, наконец, ты отбросишь все свои сомнения на этот счет. Ты достаточно хорошо меня знаешь, чтобы понимать: я никогда не принесу в жертву счастье своих детей.

– Но ты могла забрать с собой Мишеля! – воскликнул Марко.

Гнев и возмущение переполняли Жюльетт. Она вскочила.

– Я не собираюсь больше выслушивать этот ревнивый бред. Какие угодно разумные доводы вряд ли способны убедить тебя в абсурдности подобных подозрений, – она резко повернулась и направилась к двери, но Марко схватил жену за руку.

– Но ведь ты унесла сегодня Мишеля из дома! Утверждаешь, что хотела только посмотреть на отплывающие суда, но могла на том же «вапоретто» доплыть вместе с Карсавиным до вокзала. И я уверен, в глубине души именно это ты и собиралась сделать!

– Нет! – Жюльетт попыталась вырваться, но не смогла: он все крепче сжимал ее руку в своей, намеренно причиняя боль.

– Почему ты рыдала? Потому, что опоздала? Он уже уехал из Венеции? Ты упустила такой шанс!

– Нет! Нет! Нет! – Жюльетт пыталась бороться в безуспешной попытке освободиться. – Я считала, что Мишель имел право увидеть своего настоящего отца, пусть издалека, но все-таки увидеть.

– Карсавин видел его.

– Да.

Он ударил Жюльетт с такой силой, что та упала на пол, ударившись головой о край столика из черного дерева, и осталась лежать на полу безжизненно и неподвижно в какой-то глупой и неуклюжей позе. Сделав шаг назад, с еще неутоленным гневом Марко ждал, что жена откроет глаза. С языка готовы были сорваться любые угрозы: что он вышвырнет ее на улицу, и пусть она ищет своего русского, что никогда больше не позволит видеться с детьми и множество других безумных и совершенно бессмысленных слов, которые порождались захлестнувшей его ревностью, доводившей до полного безумия.

– Вставай! – заорал он.

Но Жюльетт не шевелилась. Наклонившись, Марко с ужасом заметил кровь на ее волосах. Он тотчас опустился на колени, уже терзаемый муками совести и осторожно усадил жену, поддерживая ее голову обеими руками.

– Дорогая моя! Что же я наделал!

Подняв Жюльетт на руки, Марко поспешил к двери. С трудом повернув ручку, он открыл ее и бросился в прихожую. Марко кричал, и эхо оглашало весь дом.

– Лена! Арианна! Позвоните врачу! Вашей хозяйке плохо!

Услышав семенящие шаги служанок, он побежал вверх по лестнице, внес бесчувственное тело Жюльетт в спальню и положил на кровать. Поспешно выдвинув ящик комода, схватил накрахмаленный носовой платок и приложил к ране на ее голове. Затем сел на край кровати и взял безжизненно повисшую руку жены. Никогда еще он не чувствовал себя более беспомощным и постыдно жалким, чем сейчас. Доктор жил всего в нескольких шагах от их особняка, но Марко показалось, что прошла вечность, прежде, чем тот появился.

Глава 21

– Доктор, моя жена скоро поправится? – спросил Марко дрожащим голосом, когда они с врачом спускались по лестнице. Жюльетт четыре часа пролежала без сознания, теперь за ней ухаживала сиделка.

– Давайте пройдем в гостиную, где мы можем спокойно поговорить, – ответил доктор.

Марко провел его через прихожую. Он все еще пребывал в состоянии глубокого шока от содеянного.

– Вы не откажетесь от бренди?

Ему было необходимо выпить, чтобы немного прийти в себя. Врач отказался, но предложил хозяину не стесняться и выпить одному. Наливая коньяк, Марко бросил быстрый взгляд в ту сторону, куда упала Жюльетт, с облегчением заметив, что прислуга уже успела убрать следы крови.

– Я стараюсь не вмешиваться в семейные проблемы, столь часто возникающие между супругами, – начал доктор, – но причиной большого синяка в правой части лица синьоры Романелли мог быть только сильный удар кулаком, а порез на щеке, без сомнения, – след перстня. У нее массивная подкожная гематома, к счастью, надеюсь, без травмы глаза.

Марко застонал и одним глотком выпил рюмку коньяка.

– Я никогда раньше не бил ее. Не знаю, что на меня нашло.

– Неуправляемый гнев – обычная причина подобных ситуаций, – сдержанно прокомментировал доктор. – Быстрота ее выздоровления полностью зависит от вашего терпения и понимания. Вы должны забыть о том, что явилось причиной сегодняшней семейной драмы. В течение нескольких дней вашей жене будет нужен полный покой и столь же полное отсутствие всяческих отрицательных эмоций.

Когда доктор ушел, Марко позвонил в цветочный магазин и заказал букет красных роз. Когда цветы привезли, он поднялся к Жюльетт. Та открыла глаза, прошептала, что цветы прекрасны, и снова отвернулась.

На следующий день, когда друзья узнали, что с Жюльетт произошел несчастный случай, ее спальня стала напоминать беседку, увитую множеством цветов. Она захотела увидеть детей. Ей позволили несколько минут подержать на руках дочь, а Мишеля заинтересовала повязка на голове матери. Он расплакался, когда Арианна забрала его, вырвался от няни, убежал из детской и стал изо всех сил барабанить в дверь, требуя, чтобы его впустили. Этот стук резкой болью отдавался в голове Жюльетт, огорчение ребенка расстроило еще больше. Она испугалась, что сына вообще не будут пускать к ней, и попросила, чтобы Мишелю разрешили поспать после обеда рядом с ней. К Жюльетт не пускали никаких посетителей, и Марко был вторым, кроме врача, кто мог зайти. Он только что возвратился из конторы. Уходя утром, он не видел жену, зато четыре раза за день позвонил домой, чтобы справиться о ее состоянии.

Марко сел рядом с кроватью на стул, который для него освободила сиделка, тактично удалившаяся из комнаты. Не прошло еще и суток с тех пор, как Жюльетт получила травму, и его все еще терзали невыносимые муки совести, а кроме того, еще одна тревожная мысль, не переставая, сверлила голову.

– Тебе лучше? – спросил Марко, осторожно, но нежно касаясь руки жены.

– Да, – прошептала Жюльетт с большим трудом, опухоль с правой стороны лица мешала говорить. Шторы на окнах были задернуты, ее глаза болезненно реагировали на свет. В полутьме комнаты она все-таки видела муку и отчаяние во взгляде мужа, но пока не чувствовала в себе никакого сострадания и способности простить. – Я скоро совсем поправлюсь.

– Да-да, конечно, – согласился Марко с какой-то преувеличенной уверенностью, которую часто можно услышать у постели больного. Но затем безнадежно покачал головой, не в силах больше совладать с потоком чувств, захлестнувших его. Глаза наполнились слезами.

– Ведь я мог убить тебя в ту минуту!

– О, меня не так-то просто отправить на тот свет. Я нисколько не жалею о своем поступке и считаю, что ты не имел ни права, ни основания бить меня. Это больше никогда не должно повториться в наших отношениях, – Марко увидел в ее взгляде предупреждение.

– Я не владел собой.

– Я знаю, и могу отчасти понять, и все-таки ты ошибаешься. Николай никогда не станет предъявлять никаких прав на Мишеля. И я пыталась убедить тебя в этом вчера в гостиной. Если Николай переживет войну, которая надвигается на нас, – а я буду молиться за него каждый день – он никогда больше не вернется ни в мою, ни в твою жизнь. Глаза Марко недоверчиво сузились.

– Но он видел Мишеля! Ты же сама это сказала! Ведь он все понял.

– Да, это так, но, также понял, что теперь мы идем в жизни разными путями. Наше прощание было окончательным. Ему довольно сознания того, что со мной все в порядке, и у него есть сын.

Марко понимал, ему не следует больше задавать вопросы и нужно оставить жену в покое, но разум и душу продолжало мучить нечто такое, что заставило произнести этот вопрос:

– В Палаццо Орфей ты оставалась с Карсавиным наедине?

Жюльетт устало закрыла глаза. Как она сможет избавить его от мучительного, неизбывного подозрения?

– Когда я пришла, там была Генриетта, но вышла, чтобы дать нам возможность поговорить.

– Где вы оставались?

– В салоне-мастерской.

Жюльетт понимала, что сейчас в голове Марко мелькают образы плотных драпировок и мягких бархатных диванов.

– Я вошла через дверь лоджии.

– Сколько времени ты оставалась наедине с Карсавиным? – Марко чувствовал, что засыпает жену грубыми и бестактными вопросами подобно какому-нибудь прокурору на суде, но, как и за день до этого, им владела безумная ревность, буквально сводящая с ума.

Она снова открыла глаза и пристально взглянула на мужа.

– Я утратила чувство времени. Забыла о том, что дома меня ждут гости. Но почему же ты прямо не задашь мне вопрос, изменила ли я тебе с ним?

Марко еще не утратил способности смущаться. Жюльетт была настолько слаба, что он едва смог расслышать произнесенный ею вопрос.

– Мы поговорим на эту тему, когда ты поправишься.

– Нет. Давай расставим все точки над «i» сейчас же, – ей с большим трудом, преодолевая резкую боль, удалось привстать. – Я могу уверить тебя, что того, чего ты больше всего боишься, между нами не было. Я твоя жена. Николай не смог ничего изменить в наших с тобой отношениях. И Мишель остался прежде всего твоим сыном.

Она снова упала на подушки, закрыв глаза рукой, словно защищаясь от возможных подозрений и вопросов. Марко вскочил и с тревогой склонился над женой.

– Я верю тебе. Просто хотел, чтобы ты еще раз сказала это для меня вслух, – он отвел ее руку и поцеловал в закрытые глаза. – Тебе нужно отдохнуть от меня!

Когда Марко вышел, Жюльетт открыла глаза, но ее взгляд был печален. Она сказала правду, но сможет ли он когда-нибудь полностью освободиться от этого подозрения? Она видела, как в здании их брака возникла трещина, пока еще маленькая. Жюльетт пообещала себе сделать все, что в ее силах, чтобы исправить положение. Как бы ни менялись взаимоотношения с Николаем, чувства благодарности и привязанности к Марко оставались неизменными.

* * *

Жюльетт впервые вышла из спальни и спустилась вниз по лестнице в тот августовский день, когда во всех газетах было объявлено о решимости Италии сохранять нейтралитет. Кроме того, сообщалось, что Германия объявила войну Российской империи и уже имели место первые столкновения. Жюльетт с особым чувством понимания подумала о всех тех женщинах в Германии и России, которые прощались со своими любимыми так же, как несколько недель назад она простилась с Николаем.

Зазвонил телефон, и Жюльетт взяла трубку. Как она и ожидала, звонил Марко, узнать, не слишком ли она утомилась, одеваясь и спускаясь по лестнице. Жюльетт успокоила его, однако, он настаивал, чтобы жена прилегла на диван и немного отдохнула. Перед тем, как попрощаться, Марко успел сказать, что новости очень плохие, но, в любом случае, Италия не вступит в войну.

Жюльетт вернулась на диван. На голове еще была повязка, швы удалили только накануне, и она надевала на голову легкий шифоновый шарф, скрывающий следы неприятного инцидента. Опухоль на лице прошла, но оставалась легкая синева, скрыть которую помогал слой крем-пудры. Навестить больную собиралась Генриетта, но несколько раньше, в полдень, должна была зайти та величественная дама, которой столь вызывающе пренебрегли во время ее последнего визита. Жюльетт очень не хотела встречаться с ней, но донья Сесилия письменно попросила разрешения навестить ее.

Появившись, донья Сесилия сразу вежливо оборвала поток извинений, в которых рассыпалась Жюльетт, продемонстрировав лучшую сторону своей натуры, чаще всего остававшуюся скрытой от окружающих.

– О, прошу вас, Жюльетт, больше ни слова об этом. Размышляя о происшествии, я вспомнила, что многие молодые матери после родов ведут себя несколько странно, а Сильване было в то время всего несколько недель от роду. Не удивительно, что день у вас кончился таким неприятным инцидентом. Мне сказали, вы поскользнулись, упали и сильно разбили голову. Поэтому я попросила Марию Луизу подождать с визитом. Одного гостя в день в подобной ситуации вполне достаточно.

– Может быть, вашей дочери будет удобно зайти завтра? – Жюльетт не хотела, чтобы Мария Луиза чувствовала себя брошенной и на этот раз.

– Хорошо. Ей будет очень приятно, – донья Сесилия улыбнулась.

Возникшее недоразумение было устранено. Жюльетт надеялась, что, по крайней мере, в ее обыденной повседневной жизни все возвращается на круги своя. Марко чувствовал себя в обществе жены превосходно, в его поведении не было заметно никаких отголосков разговора в спальне в первый день после случившегося, и она начала думать, что первоначальные дурные предчувствия, к счастью, не оправдались.

На следующее утро перед уходом на работу Марко зашел к жене, чтобы рассказать о последних событиях, не предвещающих ничего хорошего. При этом он был предельно внимателен и осторожен. Жюльетт закончила завтрак в постели, роскошь, от которой собиралась отказаться, как только позволит доктор, и была еще в неглиже, так как готовилась принять ванну.

– В утренней газете есть новости, которые, боюсь, могут тебя огорчить, – мрачно сказал Марко. – Я хочу, чтобы ты была готова к ним.

На ее лице отразились дурные предчувствия.

– То, чего я больше всего боялась? Он печально кивнул.

– Германия объявила войну Франции.

– Моя несчастная страна! – прошептала Жюльетт в ужасе.

Она была благодарна за слова утешения, за нежное объятие, за то, что могла видеть в нем надежную опору в эти тяжелые дни.

Следующим ударом было известие, что кайзер пренебрег заявлением Великобритании при любых обстоятельствах защищать нейтралитет Бельгии и побережье Франции. Вторгшись во Францию, войска вошли на территорию Бельгии. Англия объявила войну Германии. Австрия сделала то же самое по отношению к России, Сербия тоже объявила войну Германии. Создавалось впечатление, что из долгого заточения на свободу вырвался демон всеобщего безумия.

Иностранцы покидали Венецию, словно стаи перелетных птиц в предчувствии осенних холодов. Все суда, отплывающие из венецианского порта, буквально атаковались гражданами той страны, куда направлялся корабль. Отели опустели, официанты стояли без дела по углам ресторанов в безнадежном ожидании посетителей, сувениры не раскупались, над гондольерами нависла тень нищеты. И даже те венецианцы, кто отрицательно относился к ежегодному наплыву иностранцев, приезжавших посетить музеи или провести медовый месяц, были потрясены подобным всеобщим исходом. Большинство иностранцев, не желающих покинуть Венецию, давно переселились сюда и ни при каких обстоятельствах не представляли себя где-нибудь в другом месте. Фортуни был одним из таких. И хотя он весьма гордился испанским происхождением, своими предками и оставался гражданином Испании, ему уже было сорок три года, он уже перешагнул верхнюю границу призывного возраста даже в том случае, если бы Испания решила вступить в войну, но пока ничто не вынуждало его возвращаться на родину.

– Преданность Мариано Венеции, – сказала Генриетта в беседе с Жюльетт, – иссякнет только с его последним вздохом.

Как только доктор разрешил выйти из дома, Жюльетт сразу же направилась в церковь Скальци. К этому времени война активно велась уже на нескольких фронтах, и все стороны несли тяжелые потери. Под вдохновенными фресками Тьеполо Жюльетт молилась о спасении от смерти Николая и тех молодых знакомых французов, которые, без сомнения, ушли на фронт.

Думая о недавних угрозах Италии со стороны Германии и Австрии из-за нейтралитета, она молилась о скорейшем возвращении мира и взаимопонимания между народами.

Проведя какое-то время среди церковной тишины, Жюльетт вновь вышла на залитые солнцем венецианские улицы. Она договорилась о встрече с тремя подругами – Анжелиной, Изабеллой и Еленой – у Квадри, на площади Святого Марка. В обычное время в разгар сезона там невозможно было найти свободный столик, туристы любили этот ресторан, отсюда можно созерцать восхитительный вид собора Святого Марка, отливавшего золотом, и его ни с чем не сравнимую колоннаду. Но сегодня большинство столиков оказались свободными. Подруги Жюльетт уже были там. Они помахали ей, так как заметили ее еще издалека на площади среди взлетающих и кружащихся голубей.

– Что ты будешь? – спросила Изабелла, обменявшись приветствиями. – Мороженое или кофе?

Она была первой, с кем Жюльетт подружилась в Венеции, живая, очень подвижная женщина, брюнетка с пышными формами. Жена процветающего бизнесмена и мать пятерых детей.

– То и другое! Я сегодня свободна.

– Ты пока не занимаешься созданием новых моделей? – поинтересовалась Анжелина, художница, всегда одетая в восхитительные свободные платья, которые ей очень шли. Старшая из подруг – ей уже было за сорок – обладала проницательным умом, имела взрослого сына, учившегося на медицинском факультете, и мужа, служившего капитаном в итальянском флоте. Анжелина была подругой Генриетты, и Жюльетт познакомилась с ней в Палаццо Орфей.

– Вовсе нет. Я уже давно отправила в ателье Ландель модели зимней одежды и внесла кое-какие изменения в первоначальные эскизы весенней коллекции.

– Что за изменения? – Изабелла заказала официанту мороженое, кофе должны были принести позже.

– Я подумала, к весне война так или иначе наложит свой отпечаток на стиль жизни большинства клиенток ателье. Широкие длинные юбки обречены. В моих новых моделях юбки узкие, но со складками или плиссе сзади, это дает возможность свободно двигаться. Все предметы коллекции отличаются простотой линии, за исключением вечерних платьев. Не знаю, как война воздействует на людей, но почему-то думаю, что мужчины, приезжающие в отпуск с фронта, будут искать в женах не только красоту, но и женственность, то, чего им больше всего не хватало на фронте.

– Естественно, ты права, – сказала Елена, хорошенькая молодая женщина, ровесница Жюльетт, чем-то напоминающая птичку. Она всегда одевалась по последней моде. Длинная юбка, надетая сегодня, была настолько узка, что женщина едва могла передвигаться мелкими шажками. Мачеха двоих детей, до сих пор не имеющая своих, Елена была счастливой женой крупного венецианского инженера, вдвое старше ее. Ей не терпелось поделиться новостями.

– Жюльетт, сегодня мой муж встречается с твоим. Будет какое-то собрание с участием представителей всех музеев, картинных галерей и церквей.

– Марко говорил мне, что предстоит тяжелый день, но он почти не открывает рта за утренней газетой.

Елене было известно больше.

– Так как Марко является специалистом по тканям, ему предложено поставить целые километры особой защитной ткани для всех произведений искусства, которыми располагает город.

Изабелла, собиравшаяся поднести ко рту ложку с клубничным мороженым, испуганно опустила руку.

– Что это значит?

Жюльетт, заметив, как расстроила подругу эта новость, поспешила успокоить ее.

– Это разумная мера предосторожности. Угрозы со стороны Германии и Австрии, скорее всего, просто бряцание оружием, но нужно быть готовым ко всему.

– Но я читала, Европа убеждена, что война закончится к Рождеству.

– Европа, но не кайзер, – коротко ответила Жюльетт, вспомнив слова Николая.

– Я согласна, – решительно поддержала ее Анжелина. – Наша страна сейчас разделилась на тех, кто считает, что мы должны присоединиться к Германии и таким образом спасти себя, и на тех, кого можно назвать оппозиционерами, не желающих новых унижений Италии. Мы не должны забывать, Австрия в любой момент вновь готова своими когтями вцепиться в сердце Венеции. Мы ведь так уязвимы, находясь под боком у нашего старого врага.

Изабелла побагровела, оттолкнув от себя мороженое, судя по выражению ее лица, у нее совершенно пропал аппетит.

– Им не следует уповать на то, что их имперский орел вновь будет простирать крылья над Венецией! Еще не прошло и пятидесяти лет, как закончилась их мрачная оккупация. Моя мать хорошо помнит, как они ввели комендантский час и как ее не пускали сюда, на площадь Святого Марка, когда здесь играл военный оркестр. Какая наглость! А бабушка рассказывала еще более страшные истории о годах своей молодости. Изнасилования, заключения в тюрьму без суда и следствия и прочее. Судя по газетам, немцы также ведут себя с бедными бельгийцами, а вчера они взяли Брюссель.

Елена пожалела, что стала инициатором разговора о войне. Эта тема постепенно начинала портить всем настроение.

– Теперь все должно измениться, ведь там высадились англичане. Как твои дети, Изабелла? Лоренцо поправился, простуда прошла?

Изабелле нравилось болтать о своих детях. Выражение ее лица изменилось, она вновь вернулась к своему мороженому. И когда женщины в конце концов разошлись, они чувствовали себя значительно веселее.

* * *

Против всех ожиданий война не закончилась к Рождеству. 1915 год начался ожесточенными боями. Менялся и облик Венеции, так как угроза вовлечения в конфликт становилась все более вероятной. С фасада собора Святого Марка сняли четверку бронзовых коней – символ Венеции – впервые с тех пор, как Наполеон увез их в качестве военного трофея, возвращенного затем Францией обратно.

Жюльетт и Марко находились среди молчаливой и мрачной толпы, наблюдавшей за тем, как опускали лошадей одну за другой на канатах с огромного фронтона храма. В то же утро они пошли во Дворец Дожей, и Жюльетт увидела, как покрывались тканью бесценные росписи потолков перед началом сложной и кропотливой работы по их снятию. Ткань поставлял Марко.

– Что будет с фресками Тьеполо в церкви Скальци? – Жюльетт решила, что следует посмотреть их еще раз перед тем, как их снимут.

– Они останутся, – ответил Марко. – Их осмотрели эксперты и пришли к выводу, что они нанесены на слишком тонкую штукатурку и рассыплются при любой попытке снять. По той же причине невозможно снять еще множество росписей.

Когда с фасада собора опустили лошадей, начались работы по его защите. Постепенно фасад исчез под покрывалами и мешками с песком. Жюльетт и многим другим казалось, что вместе с исчезновением блистательного венецианского храма погасло вечно пылавшее сердце Венеции. Другие здания тоже маскировались, но не столь тщательно. Все крылатые львы Святого Марка и другие скульптуры на улицах были закрыты мешками с песком. Неповторимое средневековое стекло вынесли из церквей и собора.

В городе, построенном на воде, без подвалов и погребов, эвакуация бесценных произведений искусства и церковных реликвий в относительно безопасное место за пределами города казалась неразрешимой задачей. Для упаковки использовались сухие водоросли, и их требовалось огромное количество. Большие полотна скручивались в рулоны и укладывались в специальные цилиндры, картины меньшего размера упаковывались в плоские ящики. Ценные предметы необычной и неудобной для транспортировки формы, которые могли быть повреждены в дороге, оставлялись на хранение в Палаццо Орфей под опекой Фортуни.

Все более привычным зрелищем становились специально изготовленные понтоны, которые после полуночи тянули буксир по Большому каналу. При дефиците другого водного транспорта эти суда перевозили грузовые вагоны до ближайших наземных станций, откуда бесценные сокровища транспортировались далее по железной дороге.

Возвращаясь под утро домой после вечеринки у Анжелины, Жюльетт остановилась у моста Академии, чтобы взглянуть на один из таких вагонов, который в этот момент везли на понтоне. Как и во всех подобных случаях перевозки ценных грузов, его сопровождал взвод солдат. Стояла теплая майская ночь, Жюльетт некуда было торопиться, и она остановилась, облокотившись на деревянный парапет.

Марко, продолжавший спускаться по ступенькам, заметив, что идет один, повернул назад и поднялся к жене. На ней было золотисто-черное платье от Фортуни, она сбросила накидку, и мелкий бисер отделки загадочно мерцал в ночи, а прекрасные руки отливали молочной белизной в свете фонарей.

– Почему ты остановилась? – спросил он с нетерпением.

Марко не понравилась вечеринка. На ней присутствовал муж Анжелины, его судно стояло на приколе в заливе, и на вечеринку он пригласил еще троих своих товарищей-офицеров. Все трое уделяли Жюльетт слишком много внимания, а один из них, по мнению Марко, вел себя просто вызывающе, приглашая ее на танец при каждой возможности. И хотя Марко не в чем было упрекнуть жену, ревность вспыхнула с новой силой, пробудив старые, дремлющие, но никогда полностью не исчезающие подозрения. Часто он целыми неделями не вспоминал о них, особенно оставаясь наедине с Жюльетт. Марко видел в ней искренне любящую и преданную жену, но что-то в этом морском офицере, в его фигуре и чертах лица напомнило ему Николая, и Марко сразу же почувствовал ужас от того, что и Жюльетт могла заметить сходство, способное пробудить в ней воспоминания. И вот уже все поведение Жюльетт на вечеринке, ее улыбки, смех, толковались Марко весьма однозначно.

Жюльетт подошла к мужу.

– Я наблюдала за одним из вагонов, вот и все. Чтобы немного успокоить, она взяла его за руку.

Там, у Анжелины, он казался совершенно безумным, когда всякий раз, как она начинала танцевать с офицером, не отрываясь, смотрел на них. Прекрасный вечер был безнадежно испорчен. И это происходит уже не впервые. Жюльетт делала все, зависящее от нее, чтобы спасти брак, и когда начинало казаться, что она уже близка к успеху, Марко взрывался из-за какого-нибудь пустяка.

Они дошли до дома, не сказав друг другу ни слова, между ними словно выросла стена молчания. Жюльетт ощущала отчаяние и безнадежность. Поднимаясь по ступенькам лестницы, она шла немного впереди. Что-то незримо изменилось в ней. Как только дверь спальни за ними закрылась, и Жюльетт могла говорить без страха быть услышанной прислугой, она резко повернулась к мужу и бросила ему в лицо полный боли и горечи вопрос:

– Когда ты прекратишь наказывать меня? Ему не нужно было спрашивать, что она имеет в виду. Смерив ее злобным взглядом, Марко бросил плащ в кресло.

– Итак, ты вспоминала о нем! Жюльетт была поражена.

– О чем ты говоришь?

– Этот русский никак не выходит у тебя из головы, не так ли?

– Мне кажется, эти слова ты должен с большим основанием обратить к самому себе, – ответила она с нескрываемым возмущением. – Неужели вся наша жизнь, наше будущее должны стать жертвой твоей неспособности примириться с прошлым?

– Я пытался все забыть, когда привез тебя из Тосканы, – ответил Марко. – Но ведь ты, ты сама вернула в нашу жизнь прошлое. Снова встречалась с этим русским! Более того, ты взяла Мишеля на встречу с ним! – он отвернулся, голос был полон горечи. – Только не говори мне, что прошлое ушло. Ты свято хранишь его, оно всегда будет живо для тебя!

Жюльетт решительно подошла к мужу. Остановилась между ним и комодом, на который он собирался положить жемчужные запонки.

– Теперь я вижу, ты никогда не перестанешь использовать происшедшее тогда в качестве оружия против меня.

– И никто не осмелится сказать, что я не прав, – Марко прошел мимо жены, снял запонки и положил их в бархатную коробочку.

– Я осмелюсь сказать, что ты не желаешь слышать и видеть правду! Но это ничего не меняет. Я останусь с тобой, и тебе не удастся избавиться от меня, что бы ты ни говорил и ни делал! Я не могу позволить, чтобы наши дети росли в распавшейся семье! Мишель и Сильвана не должны страдать из-за наших разногласий. Мы обязаны вести себя как цивилизованные люди, независимо от того, до какой степени ты ненавидишь меня.

– Что ты такое говоришь? Разве я способен ненавидеть тебя? – слова жены совершенно обескуражили Марко. Он сразу же представил свой дом без Жюльетт. Лишиться ее – все равно, что лишиться собственного сердца. – Неужели ты думаешь, что я желаю твоего ухода? – что было сил закричал Марко. Схватив жену за руки, начал трясти до тех пор, пока не почувствовал, что она вот-вот упадет. – Я люблю тебя! О, если бы я только мог до конца верить тебе!

И в это мгновение раздался телефонный звонок, пронзивший ночную тишину, заставший их врасплох и прозвучавший подобно удару колокола, что знаменовал кульминацию их семейного кризиса. Он отпустил Жюльетт, сделав шаг назад.

– Дети могут проснуться, – сказала она, совершенно неожиданно вернувшись к нормальному состоянию.

Марко кивнул и поспешил вниз по лестнице ответить на настойчивый звонок. Жюльетт подошла к туалетному столику, села за него, сняла изумрудное ожерелье и серьги, которые Марко подарил ей на свадьбу, и положила в верхнюю часть шкатулки для драгоценностей. Она сказала то, что думала на самом деле.

Она уже была в ночной рубашке и решила, что Марко задержался, чтобы выкурить сигарету, когда услышала на лестнице его шаги. Увидев мужа, она сразу же поняла: он получил какое-то страшное известие, и мгновенно догадалась, что произошло.

– Звонила Анжелина, – глухо произнес Марко. – Ее мужа и других отозвали на корабль. Италия больше не нейтральная страна. Мы вступили в войну с Австрией.

Жюльетт бросилась к нему, обняла.

– Это мужественный шаг, но мне так жаль, что его пришлось совершить.

Марко прижал ее к себе.

– Так и должно было случиться. По крайней мере, теперь все более или менее определено. Всегда легче прямо смотреть в лицо даже самой страшной правде, чем мучиться предположениями и сомнениями, как мы это делали последнее время.

– Перед этим ты напомнил о том, как привез меня из Тосканы, – она настойчиво пыталась возобновить прерванный разговор. – Чувство благодарности, зародившееся в тот момент, когда ты сделал мне предложение, переросло в зрелое чувство к тебе. Кроме того, тот факт, что мы прошли долгий и трудный путь, делает наши отношения еще более значимыми для обоих. Мы просто обязаны устранить недоразумения, которые сохраняются в наших отношениях, раз и навсегда. И теперь в еще большей степени, чем когда-либо, нас должна объединить любовь.

Это была глубоко прочувствованная мольба. Марко пристально взглянул в глаза жене, рассеивались последние сомнения. И он так надеялся, что настанет день, когда они рассеются полностью.

– Да, Жюльетт, – ответил Марко едва слышно, привлек ее к себе, и они слились в долгом и страстном поцелуе. Потом занимались любовью так, словно это была их первая ночь.

Глава 22

В течение нескольких следующих дней Марко приходил на работу только для того, чтобы отдать соответствующие распоряжения в связи со своим уходом в армию. Все заказы на защитные ткани были выполнены, благодаря чему его бизнес пережил определенный подъем, но со времени вторжения немецких войск в Бельгию начался резкий, почти катастрофический спад в делах фирмы. Большинство сотрудников-мужчин уже ушли добровольцами на фронт. Оставалось только одно – закрыть фирму до окончания войны. Марко советовался по этому поводу с Фортуни, чьи доходы за последние месяцы также резко упали, но великий модельер мог найти массу других занятий на время кризиса. Палаццо Орфей на период войны превратился в испанское консульство, а сам Фортуни был назначен почетным консулом Испании.

Марко сообщил Жюльетт о своем намерении уйти в армию.

– Я получу офицерский чин, так как в юности прошел военную подготовку. А ты еще не отказалась от своего намерения пойти в госпиталь сестрой милосердия?

Жюльетт разочарованно покачала головой.

– Мою кандидатуру отклонили, потому что у меня нет опыта, да и практически все сестры милосердия в госпитале – монахини.

– Но ты сможешь выполнять какую-нибудь другую работу.

Когда жена села, Марко взял ее за руки.

– Я хочу, чтобы ты знала: все мои денежные дела в полном порядке, и, если что-нибудь случится, ни у тебя, ни у детей не будет причин беспокоиться за свое будущее.

– О, не говори так, – прервала мужа Жюльетт. – Ты вернешься к нам, когда закончится война.

– Ну, конечно, вернусь! – его голос звучал успокаивающе.

Открылась дверь и вошла Арианна с Сильваной на руках, прижимавшей к груди маленькую тряпичную куклу, расстаться с которой ее не могло бы заставить ничто на свете. Марко широко улыбнулся и протянул руку дочери. Девочку опустили на пол, та сделала несколько неуверенных шажков к отцу. Он подхватил малышку, усадил к себе на колени и поцеловал. Сильвана была хорошенькой девчушкой с бронзовым отливом темных волос и такими же темно-карими глазами, как у Марко.

– Когда ты собираешься уезжать? – спросила Жюльетт, ощутив внезапный страх при мысли о его отъезде.

Марко взглянул на жену.

– Как можно скорее, но у нас еще есть немного времени.

– Мы постараемся не упустить ни одной минуты! – воскликнула Жюльетт в надежде, что время не пролетит для обоих слишком быстро.

В последние несколько дней, когда вступление Италии в войну стало неизбежным, начался следующий этап отъезда иностранцев, на этот раз тех, кого могли рассматривать как представителей враждебных стран. Какой-то местный шутник прикрепил на ворота эвакуированных консульств Германии и Австрии объявление: «Сдается внаем».

Венецию необходимо было защищать. В городе разместили противовоздушные батареи, а залив заминировали (на случай проникновения вражеских подводных лодок) большим количеством подводных мин, управляемых с помощью телефонного кабеля. На крыше Дворца Дожей и в других важных точках города посменно дежурили наблюдатели. Вскоре Венецию наполнили солдаты и моряки, как в прежние времена наводняли туристы. Был введен комендантский час и общее обязательное затемнение.

В Венеции, никогда не отличавшейся яркостью освещения, за исключением кафе, ресторанов и ночных заведений, в безлунные ночи стало настолько темно, что первыми жертвами войны в городе оказались те, кто заблудившись, падал с моста или парапета в канал и тонул прежде, чем зловещий всплеск воды и крики о помощи были кем-то услышаны. Топки «вапоретто» гасились после захода солнца, а на гондолах запретили зажигать какой-либо свет. Это повлекло за собой множество несчастных случаев в результате столкновений, когда встречные не отреагировали вовремя на предупреждающие крики. Жюльетт принадлежала к числу тех, кто ощущал себя крайне неудобно по вечерам в доме с закрытыми ставнями. Она так привыкла к окнам, распахнутым настежь навстречу прохладному морскому ветру.

Спустя несколько дней после вступления Италии в войну многие жители города проснулись от незнакомого звука, словно к Венеции приближалась несметная стая каких-то насекомых. Вскоре пришла разгадка: это был звук австрийских аэропланов, бомбивших Арсенал. Хотя бомбежки не причинили почти никакого ущерба, но город охватил шок, так как все готовились к артиллерийским обстрелам. Нападение с воздуха представлялось чем-то непонятным и оттого во много раз более страшным.

– Нам следовало бы кое-чему поучиться на опыте того, что случилось с Ипром и другими бельгийскими городами, – мрачно заметил Марко. – Жюльетт, а как ты смотришь на то, чтобы отвезти детей к Люсиль, пока еще есть возможность добраться до Америки морем?

Жены его братьев из США прислали письма с приглашением Жюльетт и детям провести самое опасное время за океаном. Люсиль в своих посланиях тоже настаивала на приезде Жюльетт.

Но она решительно покачала головой.

– Я уже сказала, что никуда не поеду. Италия и Франция – мои страны. Никогда не стану беженкой и – самое главное – хочу быть с тобой, когда ты будешь приезжать в отпуск.

Марко не пытался разубедить ее, понимая, что жена приняла окончательное решение. Вместо этого он сделал все возможное, чтобы обеспечить семью безопасным убежищем на случай налетов. В малой гостиной, которую он обычно использовал в качестве кабинета, было всего одно окно рядом с письменным столом, ставни на нем плотно закрыли, с внутренней стороны для защиты от возможных осколков стекла укрепили плотную ткань, использовавшуюся для защиты фресок.

Настал день отъезда Марко. Прежде всего он попрощался с детьми, затем с плачущими Леной и Арианной. Наконец пришел к Жюльетт, та ожидала его в гостиной. С облегчением отметил, что глаза ее сухи, однако, во взгляде было заметно напряжение. Жюльетт протянула руки ему навстречу, он принял ее в объятия. Они улыбались друг другу, каждый хотел ободрить другого.

– Поскорее заканчивай войну, Марко. Я хочу снова видеть тебя дома.

– Можешь на меня положиться.

Они не помнили других слов, сказанных в последние минуты прощания между поцелуями и объятиями в стремлении как можно дольше продлить эти мгновения. Жюльетт прошла с мужем в переднюю, и, открыв дверь, он поцеловал ее еще раз. На площади Марко обернулся и помахал жене.

Когда он ушел, Жюльетт закрыла дверь и прошла в патио, где играли дети. Ради них она должна скрывать свои чувства. Очень скоро Марко окажется на фронте. Она лишилась обоих мужчин, которые, каждый по-своему, так много значили для нее.

Вскоре после отъезда Марко город подвергся еще двум налетам, во время одного из них вражеский аэроплан летел так низко, что без бинокля можно было видеть, как авиатор сбрасывает бомбу через боковую стенку кабины. Пострадали многие храмы. В Тироле разворачивались ожесточенные бои между итальянскими и австрийскими войсками, в город начали поступать раненые. Жюльетт снова предложила свои услуги в качестве сестры милосердия, и ей снова отказали. Среди людей, покидавших город и переезжающих с детьми в более безопасные места, были ее подруги Изабелла и Елена, совсем недавно обнаружившая, что беременна.

Жюльетт из оставшихся в Венеции подруг и знакомых организовала группу, которая занималась свертыванием бинтов, вязанием теплых шарфов, носков и пуловеров для солдат. Они собирали ценности для аукционов в пользу Красного Креста, а также пожертвования для различных благотворительных организаций, созданных для помощи армии. Участвовала Жюльетт и в деятельности Женских Рабочих Сил – организации, штаб-квартира которой размещалась в величественном здании «Ла Феличе». Там она распределяла среди женщин плотный серо-зеленый материал, предназначенный для военного обмундирования. Женщины дома шили солдатскую форму. Эта работа оплачивалась правительством, и Жюльетт не шила сама, оставляя возможность заработать огромному количеству простых женщин, до этого работавших в отелях, ресторанах и других подобных местах. Среди них были и те, кто прежде работал у Фортуни, все они очень нуждались.

Новости с фронта были очень мрачны. Жюльетт с тревогой прочла сообщение об успехе австро-германских сил, оккупировавших Сербию и прорвавшихся на русский фронт на территории Польши, захватив большое количество пленных. Ей оставалось только надеяться, что там не было Николая. Лондон страдал от частых налетов авиации. В Бельгии шла изнуряющая окопная война между англичанами и немцами. Италия находилась в состоянии войны с Турцией.

В октябре на Венецию был совершен еще один воздушный налет. Бомба упала на церковь Скальци, и великолепные фрески Тьеполо были утрачены навеки. Жюльетт не могла заставить себя взглянуть на следы разрушения. И когда все-таки пришла, то увидела: обширная Дыра в крыше закрыта брезентом, а неф все еще не расчищен. К счастью, обошлось без человеческих жертв, хотя ранило четырех женщин. Жюльетт подумала, что их могло быть пятеро, если бы в тот день она, как и намеревалась, пошла бы в церковь. Но дети выздоравливали от скарлатины, особенно много хлопот доставляла Сильвана, и Жюльетт решила остаться дома.

Когда появилось правительственное воззвание ко всем владельцам пустующих зданий отдать их под госпитали для раненых, Жюльетт одна из первых откликнулась на этот призыв, предложив здание офиса Марко. После осмотра особняк был признан пригодным. Она посоветовалась с управляющим, и тот предложил перенести ценное имущество и документы на верхний просторный этаж, тем самым освободив большую часть здания. Времени, чтобы просить разрешения у Марко, не оставалось, почта часто задерживалась, случалось, недавно отправленные письма приходили раньше отосланных за несколько недель до них. Тем не менее, она написала мужу о своем решении, но прежде, чем от него пришло письмо с одобрением, особняк уже активно использовался как госпиталь. Основное лечение раненые проходили в главном стационаре, а сюда направлялись для долечивания, так как в Центральный госпиталь каждый день прибывали новые пострадавшие, и для них срочно нужны были койки.

Жюльетт часто посещала выздоравливающих, приносила книги и журналы, сидя у кроватей, писала под диктовку письма. Ей приходилось заниматься этим не только для тяжело раненых, которые не могли сами держать ручку. Большинство солдат были попросту неграмотными крестьянами, до Призыва в армию жившими в отдаленных селениях, сохранявших на протяжении столетий первобытную неизменность. Они не понимали причин, приведших к войне и заставивших их бросить родные места. Все скучали по своим виноградникам, фермам, скоту не меньше, чем по женам и семьям.

Жюльетт поделилась своими мыслями о солдатах с Анжелиной.

– С обеих сторон в этой жуткой войне есть подобные люди, их тысячи, тех, кто не способен причинить ни малейшего вреда другому человеческому существу. Но родина призвала, и они стали невольными убийцами. В какой же ад ввергли нас те, для кого главным в жизни является власть! – она ударила кулаком по ручке кресла, в котором сидела. – Когда же все это кончится!

Наступил 1916 год, но конца войне все еще не было видно. Поток раненых достиг таких масштабов, что повсюду появились объявления о краткосрочных курсах медицинских сестер. Жюльетт, не раздумывая, записалась, несколько ее подруг, включая Анжелину, сделали то же самое.

Занятия проходили успешно. Монахиня обучала их делать перевязку, измерять температуру, обмывать больных и другим несложным обязанностям сиделки. Жюльетт прошла соответствующую практику и, к радости наставницы, получила необходимую квалификацию. Впервые надев форму сестры милосердия, она и несколько других выпускниц отправились в палаты нового госпиталя, размещенного в бывшем отеле «Виктория». К каждой была приставлена монахиня, которая должна была помогать начинающим сестрам, пока они не наберутся достаточного опыта. Наставницей Жюльетт была сестра Урсула.

– Вы можете начать, сестра Романелли, со смены бинтов на ноге этого пациента.

Жюльетт взглянула в ту сторону, куда указывала монахиня, и сердце сжалось от сострадания. Юноша, почти мальчик не старше семнадцати лет, с мертвенно-бледным лицом и ввалившимися глазами, в полосатой ночной рубашке, которая была слишком велика. Его ноги закрывал плед. Жюльетт взяла бинты, на которые указала монахиня, и положила на стерильно чистую простыню рядом с кроватью.

– Вы только начинаете работу здесь, не так ли? – улыбнулся юноша. – Это ваш первый день?

– Верно, – с улыбкой ответила Жюльетт. – Но меня хорошо научили накладывать бинты, вам не стоит волноваться.

На его лице отразилась смесь лукавой усмешки и боли.

– О нет, я вовсе не боюсь, а вот за вас поручиться не могу.

Жюльетт сняла плед и едва сумела скрыть потрясение. Ниже колен у молодого человека не было ног.

– Где это случилось? – спросила она, встав на колени, чтобы приступить к делу, стараясь не выдать своего ужаса.

– В Тироле.

Старые повязки присохли к телу, и Жюльетт попыталась осторожно снять их. Она увидела, как сжимаются кулаки, как побледнели костяшки пальцев мальчика, но не услышала ни единого стона. Вместо этого парень продолжал подтрунивать над ней.

– Не пройдет и минуты, как вы упадете в обморок!

– Могу поспорить, нет!

– Та, что была здесь до вас, не выдержала. Растянулась прямо на полу.

Когда Жюльетт полностью обнажила раны, то чуть было не последовала примеру своей предшественницы, но продолжала упорно выполнять работу, сохраняя контроль над собой благодаря непрерывной болтовне с раненым. Это помогло обоим перенести нестерпимую муку подобной процедуры.

Для Жюльетт это был очень тяжелый день. Перед ней прошло много искалеченных людей, их мужество потрясало, и то, что при других обстоятельствах могло вызвать отвращение и ужас, теперь выполнялось с охотой и желанием хоть немного облегчить страдания несчастных. Мучения многих раненых усугублялись многочисленными обморожениями в Альпах. Некоторые находились в полубессознательном состоянии от невыносимой боли и практически не реагировали на происходящее вокруг. Благодарность других раненых трогала до слез, кое-кто даже имел самообладание шутить над собственными ранами. Вскоре Жюльетт привыкла проводить в госпитале три полных дня в неделю. От нее, как от матери маленьких детей, большего не требовали. Когда она предложила руководству госпиталя больше привлекать ее к работе, ей довольно сурово заметили, что дети не меньше нуждаются в материнской заботе, чем раненые в заботе медицинской сестры.

Мартовским утром Жюльетт с Мишелем отправились в магазин Фортуни. Она наконец решилась заменить картину на стене столовой гобеленом от Фортуни. Эта картина ей давно не нравилась. Гобелены дона Мариано были самых разных размеров, и Жюльетт хотела выбрать новый чуть больше картины. Мишель не любил ходить с матерью по магазинам, но всегда с радостью сопровождал ее в Палаццо Орфей, где мог без конца играть в прятки среди штор и драпировок. В три с половиной года он был уже довольно рослым мальчиком крепкого сложения, его ангельское личико вводило в заблуждение многих, не знавших о его шалостях.

– Не балуйся здесь, – попросила Жюльетт, входя в магазин.

– Да, мама.

Кроме нее, посетителей не было. Две продавщицы, утомленные бездельем, были рады поиграть с ребенком. Все продавцы-мужчины ушли на фронт, из-за отсутствия наплыва посетителей в магазине оставалось всего несколько сотрудников.

Жюльетт уже почти остановилась на гобелене кремового цвета в персидском стиле, когда внезапно услышала вой сирен. Начинался налет.

– Мишель, скорее! – крикнула она, протягивая сыну руку. – Идем домой.

Вверху послышался топот ног – несколько человек, еще работавшие в мастерской, оставили свои занятия и спешили укрыться в более безопасном месте. Жюльетт с Мишелем поспешили пересечь площадь перед Палаццо Орфей. Слышались выстрелы артиллерийских орудий, паливших в бледное мартовское небо. Навстречу им шел офицер с костылем. Это был Марко.

– Жюльетт! Мишель!

Она пробежала расстояние, разделявшее их.

– Что с твоей ногой? – тревожно спросила она, когда Марко поцеловал ее и мальчика.

– Ничего серьезного, но благодаря ей я получил отпуск. Мы можем радоваться!

Дома Мишель, безумно счастливый из-за возвращения отца, как только Жюльетт сняла с него курточку, бросился в комнату с закрытыми ставнями. Там сидели Лена и Арианна с малышкой на руках.

– Папа приехал! – кричал он подпрыгивая. – Сильви! Папа приехал домой!

Арианна и Лена радовались счастью мальчика и не хотели портить его восторг сказав, что они видели Марко и сами направили его в Палаццо Орфей.

– Ну не чудесно ли! – Арианна взяла Сильвану на колени, так как, казалось, девочка Немножко стесняется отца после столь долгого его отсутствия.

Вприпрыжку Мишель возвратился к родителям, державшим друг друга в объятиях. В это время раздался взрыв бомбы, зазвенели стекла. Марко с улыбкой повернулся к мальчику и взял его за руку.

– Пойдем, Мишель. Поздороваемся со всеми, – повернувшись к Жюльетт, он спросил: – Эти налеты бывают по ночам?

– Очень редко. Говорят, вода венецианских каналов хорошо высвечивает цели бомбежки, но, к счастью, они никогда не бывают достаточно точны.

То же можно было сказать и об этой бомбежке. Позже они узнали, что на одном из складов перебиты окна, остальные бомбы попадали в залив. К этому времени Жюльетт уже знала историю ранения Марко. Пуля прошла ногу насквозь, к счастью, не задев кость, своевременное и эффективное лечение дало результаты, опасность миновала.

– Самое ужасное, что это случилось накануне моего отпуска. Мне пришлось задержаться, – Марко решил не говорить жене о том количестве крови, которое потерял, и насколько близок был к смерти. Его выздоровление заняло значительно больше времени, чем она могла предположить.

– Но где же ты проходил лечение? – спросила Жюльетт, немного разочарованная из-за того, что его не привезли в Венецию.

– Вначале в полевом палаточном госпитале, а затем в госпитале в маленькой деревушке. А как ты справляешься с обязанностями медсестры? Ты не писала подробно.

– Только потому, что большинство подробностей крайне мрачны. Твоя жизнь на фронте, я полагаю, тоже далеко не весела.

Марко задумчиво кивнул головой. Подобно всем солдатам, находящимся в отпуске, ему не хотелось говорить ни о чем, даже отдаленно связанном с ужасами войны, и поэтому, ограничился сообщением сведений об офицерах, знакомых Жюльетт.

– А как дела с созданием новых моделей? Есть что-нибудь новое?

– Переписка с Парижем стала крайне ненадежной, письма могут идти несколько недель, а некоторые вообще не доходят. Но, конечно, работа над моделями очень успокаивает нервы, поэтому стараюсь заниматься каждую свободную минуту. Я хочу, чтобы мои модели дневной одежды были как можно практичнее.

– Наверное, Денизе трудно находить нужные ткани.

– Да, скорее всего. Если судить по письмам сестры, – с улыбкой добавила Жюльетт, – можно подумать, что кайзер объявил войну специально для того, чтобы причинить ей все эти страдания. Как и у Фортуни, ее товар практически не раскупается. Некоторые из наиболее знаменитых кутюрье Парижа ушли в армию и сейчас на фронте.

– Боже мой! К каким жизненным контрастам им теперь приходится привыкать! – воскликнул Марко.

Жюльетт села рядом с мужем на диван, обняла и нежно поцеловала. Ей хотелось отогнать прочь все его жуткие воспоминания о войне. Ночью Марко дважды просыпался от кошмаров, размахивал руками и выкрикивал команды. Жюльетт снова пришлось успокаивать его поцелуями, отгоняя ужасы прочь. Как-то он разрыдался, склонив голову на грудь жене, вдыхая соблазнительный аромат ее тела. Он не мог представить, что скоро наступит момент, когда снова придется оставить Жюльетт.

И все-таки этот момент наступил. К этому времени Марко уже мог обходиться без костылей, и один из врачей Венеции подтвердил его годность для строевой службы. Жюльетт постаралась сделать дни, которые он провел дома, одними из самых счастливых в его жизни. Она продолжала выполнять работу медицинской сестры, но часы, когда жена отсутствовала, Марко проводил в веселых забавах с детьми, иногда выезжая с ними на «вапоретто» посмотреть на огромный военный корабль, пришвартованный в заливе. Подобные экскурсии, конечно, производили на Мишеля больше впечатления, чем на Сильвану. В магазинах игрушек дети сами выбирали подарки, а перед возвращением домой обязательно заходили в кафе, где угощались пирожными. В результате он совершенно избаловал малышей, их аппетит бывал испорчен на целый день. Это возмущало Арианну гораздо больше, чем Марко мог себе представить, ведь она понимала: будет трудно возвратить детей к обычному режиму после того, как уедет отец.

Иногда Марко брал с собой детей и шел встречать Жюльетт, но по вечерам всегда приходил за ней один. И именно когда они однажды возвращались домой вдвоем, произошел неприятный инцидент, совершенно неожиданный для нее. Марко задал вопрос, заставший Жюльетт врасплох.

– У тебя есть какие-нибудь известия о Карсавине? Жена взглянула на него в полном недоумении.

– Нет. Это уже давно прошедшее. Он не станет писать мне, даже, если отбросить, что почти невозможно получить письмо из России в разгар войны через несколько фронтов.

– Насколько мне известно, это иногда возможно по каналам Красного Креста. Кроме того, у Карсавина, несомненно, есть доступ к дипломатическим каналам.

– Не думаю, если он сейчас находится где-нибудь на боевой позиции на весьма неустойчивом восточном фронте. Нет, я не получила никаких писем и полагаю, что никогда не получу.

Внешне Марко был удовлетворен ответом, но Жюльетт понимала: подобные сомнения будут мучить его на протяжении всей жизни. Они постоянно будут возникать в темных уголках их семейного счастья.

Чтобы провести последний день отпуска мужа вместе с ним, Жюльетт поменяла время дежурства. Они были в этот день с детьми – все вместе посетили представление кукольного театра. Вечером пообедали вдвоем, ночью в последний раз занимались любовью.

Когда Жюльетт утром проснулась, Марко уже не было. На столике рядом с кроватью лежала записка. Она села, отвела волосы от лица и внимательно ее прочитала. Марко писал, что она не должна расстраиваться и обижаться, но прощаться перед уходом выше его сил. Записка завершалась словами, что уходя, он целует ее и детей.

Жюльетт откинула одеяло и бросилась к окну в надежде, что Марко не успел далеко уйти, но улица была пуста, его уже не было видно.

Глава 23

Когда пришло сообщение о новом наступлении австрийцев в Тироле, Жюльетт охватила тревога за Марко. Иногда не в силах дождаться утренней газеты, она шла на площадь Святого Марка, где каждый вечер собиралась толпа людей и слушала последние сведения с фронта. Она присоединялась к слезам и крикам радости и облегчения, услышав известие, что итальянские войска прорвали оборону австрийцев под Трентино. Затем последовали сообщения о новых успехах итальянской стороны, но погребальным колоколом прозвучали списки погибших. Среди раненых, прибывших в Венецию, были и австрийские военнопленные. К ним проявляли не меньшую заботу и участие, чем к соотечественникам, но помещали в отдельные палаты, у входа которых стоял часовой.

С приходом лета сообщений о победах Италии становилось больше. Жюльетт читала о самых последних, сидя в своей мастерской с ногами на диване, совершенно одна в доме. Дети гуляли с Леной, а Арианна незадолго до этого вышла замуж за моряка, с которым уже давно была обручена. На венчании присутствовали все. И хотя муж сразу же после свадьбы вернулся на корабль, Арианна переехала из особняка Романелли в собственную квартиру и поступила на работу на маленькую фабрику при Арсенале.

Жюльетт услышала звонок в дверь и отложила газету, с удивлением подумав, кто бы это мог быть. Она прошла по зеленому мрамору пола передней и широко распахнула входную дверь перед женщиной, одетой в траур. На какое-то мгновение ужас сковал сердце Жюльетт, она инстинктивно почувствовала, что перед ней вестник печали. Но женщина улыбнулась, и испуг прошел. В лице гостьи была какая-то особая мягкость, подчеркнутая возрастом, – ей было за шестьдесят. Волосы давно поседели, черты отличались изысканным аристократизмом. В облике и манерах присутствовало достоинство патрицианки.

– Bonjour, – сказала гостья и дальше продолжала говорить по-французски. – Если не ошибаюсь, я имею честь беседовать с синьорой Романелли? Меня зовут синьора Оттони, я вдова покойного Карло Оттони из Венеции. Мне сказала о вас донья Сесилия. Простите, что позволила себе явиться без предупреждения, но мне просто необходимо познакомиться с вами как можно скорее.

– Входите, пожалуйста, – Жюльетт отступила, чтобы дать гостье дорогу.

– Прошло много времени с тех пор, как я в последний раз была в Венеции, – пояснила вдова. – Не по своей воле, конечно, я была так долго разлучена с любимым городом. В свое время мы обычно три месяца в году проводили в нашем Палаццо Оттони на Большом канале. К несчастью, здоровье моего мужа начало резко ухудшаться, и по совету врачей мы поселились в Швейцарии. Горный воздух считается очень полезным для больных. И хотя я давно была внутренне готова, но недавняя кончина супруга глубочайшим образом потрясла меня.

– Примите мои самые искренние соболезнования.

Вдова наклонила голову в знак признательности. Несмотря на итальянское имя, во французском женщины не слышалось никакого акцента, но все же Жюльетт была уверена: перед ней не француженка.

– Карло был заядлый путешественник и искатель приключений, – продолжала вдова. – И при любой возможности мы путешествовали вдвоем. Я частенько говорила, что он, должно быть, потомок Марко Поло.

По лукавой улыбке гостьи можно было заключить – эта шутка пользовалась у супругов большой популярностью.

– Но где бы мы ни находились, в какую страну ни приезжали, его сердце всегда оставалось в Венеции. Он очень огорчился, когда Италия вступила в войну, но, с другой стороны, гордился тем отважным шагом, на который страна, в конце концов, решилась, и пожертвовал крупные суммы на военные нужды. Я прибыла в Венецию с тем, чтобы выполнить его последнюю волю: организовать в Палаццо Оттони госпиталь для раненых, все оборудование от кроватей до операционной будет закуплено на средства, выделенные по его завещанию. Распорядителем средств являюсь я.

– О, как это великодушно со стороны вашего мужа! – воскликнула Жюльетт. – Это такая огромная помощь, я говорю по собственному опыту, потому что три дня в неделю работаю в госпитале в отеле «Виктория».

– Мне говорила об этом донья Сесилия. Вчера, сразу же по приезде в Венецию я нанесла ей визит. Много лет тому назад мой муж познакомился с доньей Сесилией и ее покойным мужем Фортуни-и-Марсал, который, без сомнения, был одним из известнейших испанских художников. Карло приобрел несколько его картин, он завещал их музею Прадо в Мадриде, в допол