Book: Ее тайна



Ее тайна

Голди Росс

Её тайна

1

Обширное пространство главного помещения редакции журнала «Престиж» было оформлено в ультрасовременном стиле с большим количеством темного дерева и сверкающего серебром металла. Обычные конторские столы отсутствовали. Сотрудники сидели за изящными, в форме запятой или полукруга, конструкциями, которые больше походили на модные нынче журнальные столики. Стулья очень напоминали те, что встречаются у стоек баров. Кроме того, в офисе находилось множество зеркал, и все, что только возможно, перемещалось на колесиках.

– Движение, динамика, ощущение свежего ветра, вот чего мы добиваемся, – пояснила Джейн Дейвенпорт, глава отдела по сбору информации, представляя новенькую, Мэнди Макмиллан, остальным сотрудникам.

Это происходило в ноябре, а к Рождеству Мэнди успела стать негласным организатором тайных состязаний, участники которых включались в гонку, сидя в креслах на колесиках. Курс пролегал по помещению отдела, а задача заключалась в троекратной пробежке от одной стеклянной стены до другой. Под конец нужно было три раза обогнуть две возвышавшиеся в центре зала колонны. Призом для победителя становилось посещение какого-нибудь ночного клуба в компании и под руководством Мэнди. Все сотрудницы знали, что счастливице предстоит пережить в своем роде уникальное событие. Как сказала Энн Стоун, штатный адвокат издательства, Мэнди никогда не станет ледяной красавицей, подобной прохладной во всех отношениях Снежной Королеве, зато озорства ей не занимать. И список людей, с которыми девчонка успела свести знакомство, просто фантастический.

В пять часов вечера Мэнди сидела за своим довольно неудобным, в виде скобки, столом, пытаясь одновременно беседовать по телефону с находящимся в Нью-Йорке всемирно известным стилистом и делать заметки. При этом она старалась не сбросить на пол другие записи. У Мэнди затекло плечо, которым она прижимала трубку к уху, и потому так необходимое для разговора с капризным существом на другом конце провода терпение быстро улетучивалось. Мэнди так старательно изображала любезность, что даже не услыхала зова одной из сотрудниц.

– Мэнди! – кричала та. – Эй, шотландка, я к тебе обращаюсь!

Наконец Мэнди обернулась. За ее спиной Синтия Вудро одной рукой махала в воздухе, а другой указывала на телефон.

– Твоя сестра!

Мэнди потребовалось не менее двух секунд, чтобы сообразить, что по другой линии ее вызывает из Эдинбурга Лайза.

– Ой, извините, Стив! – произнесла она, обращаясь к собеседнику в Нью-Йорке. – Тут что-то случилось. Придется мне перезвонить вам позже.

– Возьми трубку в кабинете Джейн Дейвенпорт, – сказала Синтия. – У нее сегодня интервью с миллионером месяца, так что в редакцию она не вернется.

– Хорошо, спасибо.

За столом Джейн стоял обычный, неподвижный и очень удобный стул. Мэнди опустилась на него и сняла трубку с красного телефонного аппарата.

– Привет, Лайза! Как дела?

– Здравствуй сестренка! – послышался радостный голос. – У меня все в порядке. А как ты? Как тебе Лондон? Не скучаешь по дому?

– Все чудесно. А скучать просто некогда.

– Работа нравится?

– Не то слово. Правда, за последнее время случилась пара стычек с руководством из-за стиля моих статей, но я доказала свою правоту. Мисс Дейвенпорт, моя начальница, говорит, что у меня необычное, шотландское, чувство юмора. С недавних пор оно начало ей нравиться. Это означает, что моей работой довольны. Мне даже было обещано проведение самостоятельного интервью с одним миллионером, которого Джейн приберегала для себя. Ведь ты знаешь, что мы печатаем материал в основном о преуспевающих личностях. Так что, если я и впредь буду паинькой, успех мне здесь обеспечен. Впрочем, нет, не так – если я и впредь буду остроумной и язвительной.

– Вот как? – слегка растерялась Лайза. – Насчет остроумия я согласна, но злословия за тобой прежде не замечалось.

– Я над этим работаю, – весело пояснила Мэнди, кладя длинные стройные ноги на стол начальницы. Особой необходимости в этом не было, но Мэнди просто не могла отказать себе в подобном жесте. К тому же он был символичен. Устроившись со всем возможным удобством, она сказала: – Давай лучше поговорим о тебе. Как продвигается подготовка к свадьбе?

– Ужасно. – В голосе Лайзы прозвучали мрачные нотки. – Я совершенно не ожидала, что событие окажется столь людным.

Мэнди усмехнулась.

– А ведь я тебя предупреждала! Наша мамочка не представляет, что такое тихая свадьба.

– Не могу поверить, что я в самом деле облачусь в пышное белое платье и эту дурацкую фату! Подобный наряд полностью противоречит моему характеру. Но мама даже слышать ничего не желает. Представляю, что было бы, если бы я приходилась ей родной дочерью! Может, ты с ней поговоришь?

– Я тоже не родная, – с улыбкой напомнила Мэнди.

– Но вы с Эстер более близки. Ты младше меня и проводила с ней больше времени.

– Потому-то и знаю, что Эстер ничем не прошибешь. Уж если ей что втемяшится… – Мэнди старалась сделать тон как можно более легким, хотя на самом деле ей было не до веселья. Предстоящая свадьба сестры лично для нее была грустным событием.

Похоже, Лайза ничего не замечала.

– Да уж… – протянула она. – Кстати, именно поэтому я и звоню.

Мэнди непроизвольно стиснула трубку. Ее вдруг обуял приступ паники.

Нет, нет, умоляю, только не приглашай меня на торжество. Пожалуйста, сестричка, прояви милосердие!

– Да?

– Мне нужна твоя помощь.

Если бы, вместо того чтобы произнести эти слова, Лайза ударила ее, Мэнди отнеслась бы к этому более спокойно.

– Не проси меня, – сказала она, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие. – Я никогда не организовывала свадеб. Если не доверяешь Эстер, попроси заняться подготовкой мать Теда или его самого, ведь это же он женится, в конце концов!

– Дело в другом, – произнесла Лайза с бесчувственностью женщины, знающей, что возлюбленный ее обожает. – Ты нужна мне не как организатор, а как единственная родная сестра.

Горло Мэнди сжалось настолько сильно, что несколько секунд она не могла выдавить ни звука. Ее сердце разрывалось на части.

Это несправедливо! – хотелось крикнуть ей. Так нельзя!

– Мэнди? Ты там? Алло! Слышишь меня?

– Да, – произнесла Мэнди надтреснутым голосом. Затем прокашлялась. – Я здесь. Просто слышимость пропала…

– Ну, что скажешь?

Мэнди закрыла глаза. Ею овладело такое чувство, будто она тонет.

– Лайза, разве ты не знаешь, как долго я добивалась своей нынешней работы? Потерять такое место очень легко. У меня здесь заключен контракт. Если я сейчас уеду, неизвестно, не расценят ли это как нарушение условий договора, – импровизировала Мэнди на ходу. – Нет, я не могу рисковать!

В трубке повисла разочарованная тишина. Мэнди чувствовала себя ужасно, однако решила держаться до конца. Вместе с тем сил у нее явно было недостаточно. По щекам уже скатывались слезинки, хотя она даже не заметила, когда начала плакать.

Это глупо! – сказала себе Мэнди.

Сестре она по-прежнему не говорила ничего.

– Что ж, не можешь, так не можешь, – вздохнула наконец Лайза. Ее голос звучал глухо.

Дьявол, ясно, что она обиделась! Но ничего, пусть лучше так, чем если бы Лайза дождалась радостного дня, а потом неожиданно поняла, что он безнадежно испорчен, потому что родная сестра рыдает взахлеб, убиваясь по ее жениху.

– Послушай, мне пора бежать на важную встречу. Я как-нибудь позвоню, и ты мне все расскажешь в деталях. Ладно? Или сама позвони. Ведь для этого и придуман телефон! – оживленно-фальшиво произнесла Мэнди. И поморщилась, потому что неестественность этих слов резала ухо даже ей самой.

– Да, конечно. Позвоню.

Лайза повесила трубку.

Мэнди сделала то же самое, потом вынула из кармана джинсов носовой платок и тщательно высморкалась.

Все было бы гораздо проще, если бы речь шла не о Лайзе, которая в детстве помогла ей смириться с появлением в доме нового человека, когда отец женился второй раз. И которая тихонько рассказывала Мэнди сказки по ночам, а днем играла с ней и учила всему, что знала сама. Позже она одалживала младшей сестренке косметику. А потом, когда обе повзрослели, только Лайза всегда верила в свою сестру, хотя многие считали ту легкомысленной и не способной ни на что путное девчонкой.

Все было бы просто чудесно, если бы они с Лайзой не влюбились в одного и того же человека.

А Теду Раффорду, молодому банкиру, четыре года назад принявшему дела у отца и взявшему на себя управление семейным бизнесом, стоило лишь раз увидеть Лайзу, и остальные девушки перестали для него существовать. Младшую сестру своей избранницы он замечал разве что из вежливости.

Впрочем, Тед все делал правильно. Именно Лайза была той, в которую следовало влюбиться. А Мэнди считалась сумасбродной девчонкой, больше всего на свете любившей веселиться на разного рода вечеринках. Сколько у нее было романов – не счесть!

Однако вовсе не означает, что отъявленная прожигательница жизни не может полюбить всерьез. Ей только не следовало ожидать, что ее чувства будут восприняты всерьез. А так как этого в самом деле не произошло, то Мэнди осталось лишь поскорее избавиться от наваждения.

И она старалась. Иногда ей даже удавалось не думать о Теде целый час. Это обстоятельство вселяло надежду, что со временем она полностью искоренит из сердца ненужные эмоции. В связи со всем вышесказанным поездка в Эдинбург на свадьбу представлялась Мэнди совершенно немыслимой. Там у нее может случиться нервный срыв, и тогда попытка предать неудавшуюся любовь забвению будет отодвинута на бесконечно долгий срок. Нет, она еще не готова спокойно лицезреть, как Лайза шествует к алтарю, чтобы обвенчаться с человеком, который является предметом ее, Мэнди, тайных грез.

К счастью, она никому не говорила, что влюблена, свято храня свой секрет. Ей хотелось, чтобы Лайза и Тед были счастливы. На устроенном в честь их помолвки вечере Мэнди танцевала как ни в чем не бывало, но при каждом взгляде на влюбленную пару у нее больно сжималось сердце.

Любовь! – подумала она, поднимаясь со стула Джейн Дейвенпорт. И кто только это выдумал?

Ничего, подумала Мэнди, я искореню эту дурь. Но пусть Лайза с Тедом остаются в Эдинбурге, а я здесь, в Лондоне. Авось, время и расстояние мне помогут!

– Лайза, мне необходимо, чтобы ты отправилась со мной в Лондон, – заявил Дэн Макгриди без всяких предисловий.

Дело происходило в офисе его компании, с которой Лайза в течение последнего года сотрудничала в качестве юриста. Погруженная в изучение документов, она вздрогнула и удивленно подняла голову.

– Что?

Дэн улыбнулся, что бывало довольно редко.

– Ты нужна мне в качестве камуфляжа.

Лайза вдруг почувствовала себя неуютно. Ей было хорошо известно состояние дел принадлежащей Дэну Макгриди фирмы, однако она понятия не имела о его личной жизни. Знала лишь, что ему тридцать три года и что он холост. И недурен собой – это мог видеть каждый. Кроме того, некоторым женщинам нравится, когда мужчину окутывает аура постоянной деловой занятости. Они находят ее чрезвычайно притягательной. Кто знает, скольких женщин Дэн соблазнил в те редкие часы, когда бизнес ненадолго отпускал его? Взять, к примеру, прошлую неделю. Макгриди отсутствовал три дня. Где он был, чем занимался? Неизвестно. А Лайзе не хотелось становиться невольной участницей семейных баталий Дэна. Поэтому она твердо произнесла:

– Я могу дать тебе любой юридический совет, но для участия в маскараде с переодеванием лучше поищи кого-нибудь другого. Макгриди с минуту обдумывал ее слова, а потом пояснил: – Понимаешь, кто-то хочет прибрать к рукам мою компанию. – Его голос был лишен малейших эмоциональных оттенков, и в первую секунду Лайзе показалось, что она ослышалась. Но спустя мгновение Дэн добавил: – Это конфиденциальная информация, которую я не должен был разглашать.

– Понимаю, – ошеломленно произнесла Лайза. – А ты… догадываешься, кто это?

– Интересный вопрос, – все так же бесстрастно заметил Макгриди. – Могу лишь сказать, что эти люди действуют извне.

Лайза мысленно пробежалась по структуре компании. У Дэна три младших партнера, каждый из которых давний проверенный друг.

– Вероятно, у них есть внутренний агент, действующий против тебя, – произнесла она, словно размышляя вслух.

– Скорее всего.

Лайза сочувственно взглянула на Макгриди. Если ее предположение верно, то это предательство войдет в противоречие не только с деловой этикой.

– Ох, Дэн, понимаю, каково тебе сейчас… – вздохнула Лайза.

Он пожал плечами.

– Думаю, с этим можно справиться. Мне лишь нужно съездить в Лондон, не возбуждая чьих-либо подозрений. Обычно я предпринимаю подобный вояж в апреле, но сейчас можно объявить, что из-за предстоящей свадьбы тебя как моего юридического консультанта подобные сроки не устраивают. Таким образом, нынешняя поездка окажется оправданной. Со стороны все будет выглядеть так, будто ты хочешь закончить все дела до своего бракосочетания.

– Ах вот какой камуфляж ты подразумеваешь! – догадалась Лайза.

– Именно. Согласна?

Она замялась. В ее планы не входило покидать Эдинбург до свадьбы, ведь столько всего нужно успеть!

В то же время в Лондоне находится Мэнди. Если встретиться с сестренкой лично, вряд ли она отвертится от участия в семейном празднике. И, если повезет, можно будет даже уговорить ее на роль подружки невесты. Лайза пока не говорила Эстер о телефонном разговоре с Мэнди. Вот прекрасная возможность все уладить!

– Хорошо, – произнесла она с внезапной решимостью. – Когда?

– Завтра. В семь утра.

Лайза разинула рот.

– Сюзи уже забронировала места в самолете, – невозмутимо добавил Макгриди. – Так что тебе остается лишь захватить паспорт и зубную щетку.

– И портфель, чтобы камуфляж выглядел натурально, – едко заметила она, спускаясь с небес на землю.

Позже Лайза подошла к секретарю Дэна.

– Сюзи, ты в самом деле заказала для меня билет на завтрашний лондонский рейс?

Та улыбнулась.

– И даже такси, которое доставит тебя утром в аэропорт. А также выписала некоторую сумму денег на текущие расходы. Номер в лондонской гостинице тоже зарезервирован. Мистер Макгриди всегда все тщательно обдумывает. – Сюзи вынула из стола конверт и подала Лайзе.

– Да, ваш босс умеет обделывать дела! – кивнула та.

– Интересный человек, правда? – подхватила Сюзи, не заметив подвоха. – Жаль, пропадает зря, – вздохнула она. – Такой симпатяга, но вечно весь в заботах. Даже на Рождество не может позволить себе отдохнуть.

– И другим покоя не дает, – тихонько проворчала Лайза. – Ладно, поеду домой собираться.

На следующий день, едва приехав с Дэном Макгриди из аэропорта Хитроу в гостиницу, она позвонила в редакцию журнала «Престиж».

– Лайза? – удивилась Мэнди. – Ты в самом деле здесь?

– Собственной персоной. Только что прилетела. Но через пару часов у меня деловое свидание. Не могли бы мы встретиться за ланчем?

– Конечно. Я только пальто накину. Буду ждать тебя в том кафе, неподалеку от Пикадилли-серкус, помнишь?

– Да, еду.

Они встретились около одиннадцати. К этому времени Мэнди успела немного прийти в себя после неожиданного и взбудоражившего ее звонка сестры. Она нежно поцеловала Лайзу в щеку и усадила за столик.

– Почему ты не сказала, что собираешься в Лондон, когда мы разговаривали в прошлый раз?

– Тогда я еще ничего не знала. Сейчас мне приходится сотрудничать с одним бизнесменом, который не жалеет ни своего, ни чужого времени. Он сообщил о поездке только вчера.

– Я тебя не узнаю. Прежде ты никому не позволяла распоряжаться своим временем.

– Просто ты не знаешь Дэна. Этот человек переводит целеустремленность на некий новый уровень.

– Надеюсь, это относится только к работе, – улыбнулась Мэнди, желая слегка поддеть сестру и сразу понимая, что попытка не удалась.

Однако Лайза не обратила внимания на дразнящие интонации Мэнди. Она просто улыбнулась в ответ.

– Повторяю, ты не знаешь Дэна. На самом деле с ним очень интересно работать. Просто он поглощен своими техническими идеями.

– Ясно. – Все, что имело отношение к технике, навевало на Мэнди смертельную скуку. – Подозреваю, что этот Дэн жуткий зануда.

Лайза рассмеялась, вспомнив в этот момент Сюзи.

– Его персонал так не думает.

Но сестра уже потеряла интерес к ее деловому партнеру. После того как обе сделали заказ, она окинула Лайзу пристальным изучающим взглядом и осталась довольна.

– Хорошо выглядишь.

– Это влияние Теда. Он заставил меня пересмотреть мой гардероб.

– И вообще, он, по-моему, неплохо заботится о тебе, – одобрительно заметила Мэнди. Мысль о том, что Тед Раффорд сделал ее обожаемую сестру счастливой, почти приглушила гнездящуюся в глубине души боль.

– Так и есть, – признала Лайза. Она вновь улыбнулась, невольно демонстрируя любовь, которую дарит будущему супругу сама и которую получает от него.



– Чудесно.

– Мэнди… – начала было старшая сестра, но ее прервало появление принесшего заказ официанта, и то, что она собиралась сказать, развеялось, пока он откупоривал бутылки минеральной воды и вина. – Ну как ты здесь вообще? Выглядишь вроде бы неплохо. И как всегда красива…

«Но» Лайза не произнесла, однако это повисло в воздухе.

Мэнди знала, что подразумевает сестра. Только вчера она побывала у стилиста, который красиво завил ее длинные золотистые волосы. Мэнди по-прежнему была стройной длинноногой красоткой, способной произвести впечатление на любого мужчину, в жилах которого течет красная кровь. Но она знала, что видит Лайза. Младшая сестренка похудела, ее плечи стали хрупкими, как у птички, и этого не скрывает даже элегантный джемпер из ангорской шерсти.

– Понемногу привыкаю к здешней жизни, – осторожно пояснила Мэнди. – Конечно, вначале пришлось понервничать…

– Ясно, – произнесла Лайза в тон. – Какие у тебя отношения с начальством?

– Я его впечатляю, – озорно улыбнулась Мэнди. – Вернее, ее, Джейн Дейвенпорт. А эту особу, насколько я успела понять, трудно чем-нибудь удивить.

– О, должно быть, ты преуспела в написании журнальных статей!

– Ко мне это имеет лишь косвенное отношение. Скорее, я должна благодарить тебя.

– То есть?

– Видишь ли, мисс Дейвенпорт не очень-то хотела брать новую сотрудницу, даже с испытательным сроком. К тому же она коренная уроженка Лондона и не жалует иностранцев.

– Какая же ты иностранка?.. – начала было Лайза, но сестра перебила ее.

– Подозреваю, что чужаками она считает всех, кто живет дальше лондонских предместий. Однако ей нравятся люди, достигшие в жизни определенных высот. Потому-то я и считаю, что своим успехом обязана тебе. И конечно, нашему отцу. Когда Джейн Дейвенпорт услыхала мою фамилию, она моментально вспомнила недавнюю статью, в которой упоминались миллионер Макмиллан и успешно продвигающаяся по карьерной лестнице его старшая дочь. – Мэнди хохотнула, увидев выражение лица Лайзы. – Видишь, редакторы «Престижа» интересуются не только кинозвездами. В журнале существует регулярная рубрика, посвященная так называемому миллионеру месяца. Если твои дела и впредь буду продвигаться столь же хорошо, обещаю напечатать материал о тебе.

– Спасибо, – сказала Лайза.

Мэнди от души рассмеялась.

– Что ты! Я пошутила. У меня пока нет в «Престиже» подобного влияния. Но я над этим работаю. Мисс Дейвенпорт велела мне написать о том, каково начинать карьеру в Лондоне.

Статья будет называться «Гость города» и выйдет в апреле. Я пришлю ее тебе.

– Лучше я куплю журнал.

– Не стоит заходить так далеко. Мне прекрасно известно, что ты читаешь только юридическую периодику.

– Твои сведения устарели, дорогая, – усмехнулась Лайза. – Тед планомерно расширяет мой кругозор.

При упоминании имени Раффорда Мэнди непроизвольно втянула голову в плечи – она просто ничего не могла с собой поделать. Слово «Тед» проскользнуло в разговоре совершенно неожиданно, его появления ничто не предвещало, и Мэнди оказалась застигнутой врасплох.

К счастью, Лайза в этот момент была занята разрезанием отбивной на своей тарелке и на сестру не смотрела.

– Ладно, тогда ты должна будешь написать мне письмо с отзывом о прочитанном, – сказала Мэнди.

– Обещаю. – Лайза проглотила кусочек баранины. – Послушай, сестренка, мне не хочется вмешиваться в твою работу, но моя свадьба…

Мэнди внутренне напряглась, но Лайза, похоже, говорила больше для себя, чем для нее.

– Не знаю, как это произошло. Мы с Тедом планировали маленькое семейное торжество с участием ближайших друзей, но с недавних пор мне постоянно попадаются люди, которые говорят, что обязательно придут на свадьбу, хотя ни я, ни Тед их не приглашали. Кроме того, мы получаем подарки от знакомых, которых лично я не видела лет десять. – Незаметно для себя Лайза повысила голос: – Эстер говорит, что, мол, ничего страшного, у нее все под контролем. На самом же деле она просто не слушает меня. – Лайза серьезно взглянула на Мэнди. – Поэтому, говоря, что ты нужна мне в Эдинбурге, я не шутила.

В эту минуту – возможно, совершенно не к месту – Мэнди припомнилось, как однажды Лайза помогала ей спуститься с яблони, хотя сама всегда боялась высоты. Но она мужественно уговаривала Мэнди не плакать и не смотреть вниз, а позже, когда они благополучно спрыгнули на землю, ей стало дурно. Тем не менее, страх за младшую сестренку заставил Лайзу забыть о собственной боязни.

Разве могла Мэнди сейчас отказать ей?

В то же время, не окажется ли для Лайзы лучше, если влюбленная в ее жениха сестра будет держаться подальше от места бракосочетания?

– Ох, Лайза… – простонала Мэнди.

– Я хочу сказать, что, если ты не можешь приехать заранее, это ничего. В крайнем случае я поплачусь тебе по телефону. Но мне необходимо знать, что ты тоже являешься частью событий. И что в назначенный день окажешься рядом.

Мэнди разрывалась на части.

– Ну, не знаю… – вздохнула она. – Все это так сложно.

– Но мы хотя бы можем обсудить твой приезд?

– По-моему, именно это сейчас и происходит.

– Нет, как следует. Не поглядывая поминутно на часы. Скажем, сегодня вечером. Ты свободна после работы?

Мэнди состроила гримасу.

– Нет. Мне велено сопровождать нескольких важных персон в прогулке по городу. Считается, что из всех сотрудников я наилучшим образом справлюсь с подобной задачей. Надо показать гостям главные достопримечательности Лондона.

– Вот как… – Было видно, что Лайза разочарована, однако сдаваться не собирается. – Тогда знаешь что… Я тоже весь день занята со своим деловым партнером, но вечером, часов в десять, мы можем где-нибудь встретиться и все обговорить спокойно.

– Если ты подразумеваешь ужин в каком-нибудь ресторане, то получится то же, что и здесь, – пожала Мэнди плечами.

– Нет, мы только встретимся в городе, а потом отправимся к тебе домой, идет?

Произведя в уме несложный подсчет, Мэнди сообразила, что у нее будет достаточно времени, чтобы придумать убедительную отговорку, которая позволит ей не ездить на свадьбу.

– Чудесно. Позвони мне часов в пить, и мы договоримся о месте встречи. А сейчас расскажи, как там дела у нас в Эдинбурге. Сгораю от желания услышать последние сплетни!

Время, оставшееся до конца ланча, Мэнди удалось провести, удерживая беседу в безопасной отдаленности от свадебной темы, однако она знала, что вечером ей придется туго. В редакции все обратили внимание, что Мэнди как-то странно притихла. Она по-прежнему поддразнивала мальчишку-рассыльного и не упустила случая поддеть Синтию Вудро, вернувшуюся со съемки моделей одежды с розовыми блестками на скулах. Однако мысли Мэнди витали далеко.

– Влюбилась, шотландка? – спросила Синтия.

Мэнди смешно сморщила нос.

– Я влюблена постоянно.

Однако у Синтии создалось впечатление, что собеседница не шутит.

– Твоему парню не нравится, что сегодня вечером тебе придется сопровождать по городу японцев? Мужики иногда бывают жуткими собственниками.

Мэнди со смехом покачала головой. Но как только Синтия отвернулась, кончики ее губ опустились. Единственным, что слегка подбодрило Мэнди, оказался звонок сестры, которая сообщила, что намеченная на сегодня встреча не состоится.

– Что-то случилось? – спросила Мэнди, испытывая смешанное чувство беспокойства и облегчения.

– Ничего страшного. Просто желудок меня подводит. Наверное, съела что-то несвежее. Завтра все будет в порядке. Сможем мы перенести встречу?

– Разумеется.

Вечером японцы с радостью согласились посетить «Цветущий вереск», ночной клуб в Челси, владельцем которого являлся Рой, чьи предки некогда переселились в Лондон из Шотландии. Здесь всегда было шумно и весело. Кроме того, заведение славилось отличным дансингом.

Мэнди отплясывала рок-н-ролл так, будто в нее дьявол вселился. Ее внутреннее напряжение искало выхода. Душа словно пыталась освободиться от тяжкого груза эмоций. Самое печальное заключалось в том, что Мэнди ни с кем не могла поделиться своим секретом, ведь единственным человеком и лучшим другом, которому она обычно поверяла тайны, была ее сестра. Но стоит только сказать Лайзе о любви к Теду, и добрым отношениям придет конец.

Вот почему с некоторых пор Мэнди предпочитала помалкивать о своих чувствах и переживать их в одиночестве. Так было проще. И легче.

Особенно если можно раствориться в музыке, вот как сейчас, и забыть обо всем на свете…

2

Когда Дэн Макгриди вошел в клуб, здесь уже было очень людно. Он протолкнулся к стойке и обратился к бармену:

– Добрый вечер! Как бы мне встретиться с Роем? Он меня ждет.

– А, привет, профессор! Поднимайтесь на верх и ищите дверь с табличкой «Частное помещение». Босс там устроил себе кабинет. – С этими словами бармен распахнул дверь, находившуюся за его спиной.

Дэн поднялся по темной дубовой лестнице. Роя он обнаружил сидящим за письменным столом. При виде старого приятеля тот сразу вскочил на ноги.

– Дэн! Дружище, рад тебя видеть. О, как официально ты выглядишь! Костюм, галстук… Джинсы больше не носишь?

– Ну почему… Всему свое время.

– А, понимаю! Имидж. Как там нас учили в колледже: маркетинг – понятие емкое.

Дэн усмехнулся, с теплой грустью вспомнив времена, когда они с Роем подрабатывали официантами в кафе. Теперь Рой сам владелец ночного клуба.

– Вижу, твой бизнес процветает, – заметил Дэн, оглядывая дорогую остановку кабинета.

– Грех жаловаться. Но, насколько я слышал, у тебя тоже дела идут неплохо.

Дэн быстро взглянул на приятеля.

– Что именно ты слышал?

Роя несколько удивили напряженные интонации в голосе однокашника.

– Только то, что ты создал собственную компанию и осваиваешь применение нескольких открытий в области высоких технологий. Но почему ты так всполошился? – Он прищурился и пристально взглянул Дэну в глаза. – Постой-ка, кажется, я догадываюсь. Тебе пришлось столкнуться с промышленным шпионажем! Из-за этого ты приехал в Лондон, верно?

Макгриди медленно опустился на стул.

– Неужели по мне все так заметно? Я-то думал, что умею сдерживать эмоции…

– Эй, да что с тобой такое? Я просто болтаю! Надо же о чем-то говорить…

Дэн хмуро взглянул на приятеля.

– Мое пресловутое неумение разбираться в людях в очередной раз меня подвело.

– Вот оно что, – протянул Рой.

– Да. Если тебе кажется, что небезызвестная Кора Слейтон в свое время достаточно просветила меня относительно женского двуличия, то ты ошибаешься.

– А, так все дело в женщине? Это случайно не та, с которой ты собирался прийти сюда?

– Нет, речь идет о моем исполнительном директоре. Она была с нами с самого начала, и я думал, что это друг.

Рой сочувственно прищелкнул языком.

– Всем нам время от времени приходится сталкиваться с чем-то подобным.

– Она предала всю команду, – удрученно добавил Дэн.

– Это можно как-то уладить?

– Да. Только придется на время отложить главное направление исследований, найти дополнительные источники финансирования, потратить массу драгоценного времени на беседы с юристами и все время врать, иначе эта дама догадается, что ее хотят обвести вокруг пальца.

Рой усмехнулся.

– Таковы развлечения в мире бизнеса. Как бы то ни было, от души желаю тебе успеха. Ты заслуживаешь его больше, чем кто-либо иной из нашего выпуска. – Он немного помолчал, потом спросил: – Чем ты намерен заняться сейчас? Останешься здесь или вернешься в гостиницу улаживать проблемы?

– Это подождет до завтра. А сегодня, мне нужно выплеснуть излишки адреналина, – заметил Дэн, поднимаясь со стула.

– Очень правильная постановка вопроса, – кивнул Рой. – Одобряю. Ешь, пей, веселись. До утра забудь обо всех неприятностях!

Он отвел Макгриди в отдельный кабинет, где был накрыт столик. Шеф-повар лично подал друзьям блюда, которые приготовил собственными руками. Рой разлил по высоким узким стаканчикам виски.

Они долго наслаждались общением и прекрасной едой. Вспомнили почти всех старых товарищей, много шутили и смеялись. Тем временем шум в общем зале нарастал, а музыка становилась все ритмичнее.

Наконец Рой отодвинул стул и поднялся.

– Пора мне показаться в зале. Да и тебе не мешает размяться. Идем к публике.

Не успели они выйти из отдельного кабинета, как сразу с нескольких сторон раздались приветствия завсегдатаев. Здоровались, разумеется, с Роем, но и Дэн получил свою долю внимания. По-видимому, посетители считали, что друг хозяина заведения их друг. Это развеселило Макгриди. Когда совершенно незнакомый человек приятельски хлопнул его по спине, он сделал то же самое по отношению к нему и радостно рассмеялся, впервые за последние несколько недель.

– Развлекайся, – сказал ему Рой, а сам отправился поговорить с барменом.

Рок-н-роллы в зале звучали вперемежку с блюзами и латиноамериканскими ритмами. Подхваченный общим весельем, Дэн двинулся к дансингу. Сначала он танцевал с темноволосой красоткой, потом со стриженой светленькой девушкой, похожей на секретаршу, позже – с рыженькой.

А затем Дэн увидел ее. Это была кудрявая блондинка со словно сияющей в полумраке кожей. Невысокая и сложения не атлетического, в отличие от некоторых заядлых любительниц рок-н-ролла – танца, как известно, требующего едва ли спортивных навыков. Но как грациозно она двигалась!

Дэн застыл на месте. Его горло сковал странный спазм.

Незнакомка танцевала одна и была полностью поглощена своим занятием. Казалось, ей безразличны взгляды окружающих. Телом она всецело отдалась музыке, ее белокурые кудри метались от одного обнаженного плеча к другому. Девушка словно гневалась на кого-то, – может, на себя саму? – в эту минуту чем-то напоминая красивую сильную лошадь, к которой даже подходить страшновато. Наблюдая за обворожительной танцовщицей, Дэн почувствовал, что от волнения покрывается испариной. Спустя несколько минут ему пришло в голову, что Рой должен знать, кто эта неистовая блондинка. Ведь он здесь хозяин. И, судя по всему, хорошо знает своих клиентов.

Поглощенный этой мыслью, Дэн поспешил к стойке бара, где находился Рой, который тоже наблюдал за танцующими.

– Кто такая? – спросил Дэн, чуть понизив голос.

Рою не нужно было объяснять, о ком идет речь. Его приятель даже на секунду не мог оторвать глаз от притягательной блондинки. Впрочем, большинство мужчин тоже пожирали ее глазами, что весьма нетипично для искушенных лондонцев.

Девушка была похожа на белокурый смерч, если можно так выразиться; подвижностью напоминала ртуть, а зажигательностью – пламя. И вместе с тем ей были совершенно безразличны жадные мужские взгляды.

Дэна, напротив, очень задевало повышенное внимание к самозабвенной танцовщице. Он видел, как вспыхивают глаза парней, узнавал особого рода жажду, и это, с одной стороны, злило его, а с другой – побуждало схватить девчонку за плечи, тряхнуть как следует, чтобы пришла в себя, и заставить понять, что она делает. Самозабвение и страсть в таком количестве – вещь взрывоопасная. Неужели она этого не понимает?

Рой еще раз окинул кудрявую блондинку взглядом и повернулся к Дэну.

– Девчонка появилась недавно, месяца полтора назад, точнее не скажу. Большая модница. Имени не знаю. Возможно, танцовщица.

Дэн все смотрел на девушку, а та по-прежнему не останавливалась ни на миг.

– Похоже на то, – медленно произнес он, вдруг словно охрипнув.

Рой многозначительно поднял бровь.

– Хочешь, наведу справки?

Дэн усмехнулся: приятелю не удалось скрыть удивления. И он знал почему. Рою было прекрасно известно, что Дэн Макгриди не из тех, кто мгновенно загорается страстью.

Впрочем, этого не произошло и сейчас, хотя, что скрывать, кровь быстрее побежала по жилам Дэна. Однако танцующая красавица представлялась ему чем-то большим, нежели просто объектом мужских желаний. Он чувствовал, что к ней не так-то легко подступиться. И еще она словно содержала в себе некий вызов…

Моя! – вдруг подумал Дэн. Он пребывал в необъяснимом состоянии: был сильно взбудоражен и одновременно как-то странно спокоен, почти уверен. В чем?

– Так я разузнаю о ней? – вновь предложил Рой.

Не сводя глаз с незнакомки, Дэн потянулся рукой назад и нашарил на стойке бара небольшую бутылку минеральной воды.

– Думаю, пора мне самому этим заняться, – произнес он, залпом опустошив сосуд.

Затем, даже не взглянув на приятеля, Макгриди направился к танцевальному пятачку.

Мэнди чудесно проводила время. Впрочем, так с ней бывало всегда. Именно этим своим умением – чудесно проводить время – она и славилась среди друзей и знакомых. Мэнди словно была рождена для развлечений на вечеринках. Она была готова к любому повороту событий, много смеялась сама и смешила Других. Всем было известно: если вы идете на какой-нибудь прием, зная, что туда приглашена Мэнди Макмиллан, отличное времяпрепровождение вам обеспечено. В ее магическом присутствии не оставалось места мрачному или грустному настроению.



Сегодня группа японцев постепенно расслаблялась, поддаваясь беспрестанно сменявшим друг друга музыкальным ритмам. Напряжение дневных деловых переговоров медленно покидало их. Под конец они уже лихо отплясывали кто во что горазд не очень близкие им по духу танцы. Видя, что ее подопечные от души веселятся, Мэнди тоже позволила себе расслабиться.

Когда ритм в очередной раз сменился, ее схватил за руку один из танцевавших с ней накануне парней, и они принялись слаженно двигаться под звуки музыки. Оба были настолько хорошими танцорами, что со стороны могло показаться, будто накануне они долго тренировались. Партнер Мэнди засмеялся от восторга. Она ответила тем же.

Я развлекаюсь. Это то, что получается у меня лучше всего!

Так-то оно так, но в последнее время Мэнди все труднее и труднее было предаваться любимому занятию. Как и прежде, она могла подолгу оставаться в клубе с приятелями, но неизменно наступал момент, когда нужно было возвращаться домой, в арендуемую ею лондонскую квартиру. Отопительная система работала исправно, но апартаменты все равно казались Мэнди холодными. Впрочем, она понимала, что батареи здесь ни при чем. Ее донимала промозглая зябкость одиночества. Сегодня, накануне завтрашней встречи с Лайзой, сковывающий душу холод будет особенно невыносим.

Но пока она здесь, не нужно думать о грустном.

Мэнди тряхнула светлыми кудрями и направилась в танце вокруг своего партнера, словно дразня его.

Однако на ее своеобразную провокацию откликнулся другой человек.

На обнаженный участок спины Мэнди повыше талии легла чья-то теплая рука. От неожиданности она едва не сбилась с ритма. Оглянувшись через плечо, она смерила наглеца негодующим взглядом.

– Привет, – сказал тот. Вернее, можно было лишь догадываться, что он произнес именно это слово, потому что из-за музыкального грохота ничего не было слышно, а полумрак скрадывал очертания лица, мешая прочесть сказанное по губам. Однако Мэнди видела, что глаза незнакомца оживленно поблескивают. Его губы выглядели чувственными, однако вместе с тем словно выражали внутреннюю сдержанность. По всей вероятности, перед Мэнди стоял человек страстный, но хорошо владеющий собой.

Тем временем ее прежний партнер, вероятно, сочтя себя лишним, помахал ей рукой и переместился к другой девушке. Незнакомец же осторожно, но уверенно притянул Мэнди к себе. Когда они соприкоснулись, ей показалось, что этот человек сделан из стали. Ахнув от неожиданности, она попыталась отстраниться, но не тут-то было. Незнакомец не собирался ее отпускать. Слегка растерявшись, Мэнди пропустила несколько тактов, чего с ней ни разу не случалось за последние десять лет.

Новый партнер наклонился к ее уху и произнес:

– Позвольте мне вести.

Это противоречило обычным правилам Мэнди, но она согласилась. В ту же минуту незнакомец придвинулся вплотную, их тела слились. Он словно подсказывал Мэнди, что следует делать, и она охотно откликалась на немой призыв. Они идеально подходили друг другу.

Когда мелодия закончилась, Мэнди и незнакомец, оба взволнованные, одновременно спросили:

– Кто вы?

Он улыбнулся.

– Сначала вы.

Мэнди усмехнулась.

– Ну, скажем, сегодня я Дженни, танцовщица. А вы?

– Сегодня?

Она покачала головой, и ее белокурые кудри словно заструились по плечам.

– Это Лондон. Почему я должна называть свое имя первому, кто подцепит меня на дансинге?

Незнакомец, казалось, удивился.

– Но вы похожи на девушку, которой нравится ходить по лезвию ножа.

Мэнди поморщилась. Так о ней думают все. Даже ближайшие родственники уверены, что Мэнди справится с чем угодно. И уж конечно не станет горевать по какому-нибудь парню. Люби их, а потом бросай – в этом вся Мэнди. Веселая любительница приключений, не слишком близко принимающая к сердцу неприятности жизни.

Жаль только, что на самом деле она совсем не такая. Абсолютно.

– Лезвие ножа далеко не всегда бывает привлекательным. Между прочим, сами вы тоже не очень-то спешите назвать свое имя.

– Дэн.

– Просто Дэн?

Несмотря на все внешнее спокойствие, взгляд собеседника Мэнди застыл на ее обнаженных плечах с явно жаждущим выражением. Она отметила сей факт, равно как и волну легкого трепета, прокатившуюся по ее телу.

– Если вы танцовщица Дженни, то я просто Дэн, – последовал невозмутимый ответ.

Мэнди понравилось скрытое пламя чувственности, бушующее в стоявшем рядом человеке. Подобно звучащей музыке, мигающему в помещении клуба свету и улицам холодного полуночного Лондона за стенами заведения, оно заставляло ее ощущать себя живой.

– Ладно, не возражаю, – улыбнулась Мэнди, приготовившись и дальше наслаждаться вечером.

В эту минуту в динамиках вновь забился пульсирующий ритм. И Мэнди мгновенно уловила его, задвигавшись всем телом – плечами, бедрами, длинными стройными ногами.

Дэн тоже принялся танцевать, причем было совершенно ясно, что новую знакомую он отпускать не собирается. Каждый раз, когда Мэнди немного отдалялась, Дэн притягивал ее поближе.

Мэнди его действия наэлектризовали. Она стала танцевать с еще большим энтузиазмом и оттенком вызова. В какой-то момент, чувствуя железную поддержку мужской руки, она перегнулась назад так далеко, что ее золотистые кудри коснулись пола. Спустя секунду она со смехом выпрямилась.

Когда мелодия утихла, Мэнди слегка задыхалась и чувствовала себя очень разгоряченной. В отличие от нее Дэн совсем не запыхался. Его дыхание даже не ускорилось.

Должно быть, парень в отличной спортивной форме! – подумала она.

К ним приблизился представитель японской группы. Даже несмотря на отсутствие галстука, снятого в разгар веселья, он держался с подчеркнутой вежливостью.

– Вы были очень любезны. Мы благодарим вас, – произнес он с легким поклоном, обращаясь к Мэнди.

Та поняла намек.

– Вы готовы покинуть клуб?

Японец с сожалением развел руками и пояснил, что рано утром делегации надо быть в аэропорту.

– Нет проблем, – улыбнулась Мэнди, отстраняясь от Дэна. – Я только возьму пальто.

Она была слегка задета тем обстоятельством, что новый знакомый не попытался удержать ее.

Подчеркнутая властность Дэна во время танца заставляла предположить, что он по крайней мере попросит у Мэнди номер телефона.

Разумеется, она не стала бы сообщать о себе подобную информацию, однако Дэн мог хотя бы попытаться получить эти сведения. Но, когда спустя минуту Мэнди оглянулась, высокой худощавой фигуры нигде не было видно.

Она пожала плечами и постаралась выбросить мысли о Дэне из головы.

В гардеробе у зеркала прихорашивалась Элис, частая гостья клуба «Цветущий вереск». Девушки были хорошо знакомы.

– Кто тот красавчик, с которым ты танцевала? – спросила Элис.

Мэнди покачала головой.

– Понятия не имею.

– Вот как? Мне показалось, что ты собираешься позволить ему проводить тебя. Разок.

– Да нет, мы просто потанцевали, только и всего. Ты же знаешь, я легко схожусь с людьми и так же легко расстаюсь.

– Вы так смотрелись вместе – просто блеск!

Мэнди бросила на клубную приятельницу ироничный взгляд.

– Из этого еще ничего не следует.

Элис рассмеялась.

Получив длинное теплое пальто из толстой шерстяной ткани и кашемировый шарф, Мэнди сбросила босоножки и надела сапожки на меху.

– А встретиться с ним собираешься? – спросила Элис.

– Он не назначал мне свидания.

– Ну и что? Кто мешает сделать это самой?

Ведь ты современная девушка.

Мэнди немного сникла.

– Да вроде того. Но мне как-то неловко самой навязываться.

– Э, подруга, так ты постоянно будешь оставаться ни с чем! Почему бы тебе хотя бы разок не проявить инициативы? Такой красавчик вполне для этого подходит.

Я с ним больше никогда не увижусь! – мелькнуло в голове у Мэнди.

– Может, я и попробую, но не сегодня. Мне нужно отвезти японцев в гостиницу, иначе на работе меня по головке не погладят.

С этим Элис спорить не стала, потому что сама трепетно относилась к своей карьере.

– Жаль, – обронила она, взбивая напоследок волосы. – Ну тогда до субботы?

По субботам в «Цветущем вереске» бывало особенно интересно. Обнаружив вскоре после приезда в Лондон этот клуб, Мэнди посещала его почти каждый уик-энд.

– Да, увидимся.

Возле отеля японцы долго рассыпались в благодарностях. Мэнди улыбалась и отвечала на рукопожатия, чувствуя, что начинает замерзать. Наконец делегация скрылась внутри здания, позволив продрогшей провожатой вернуться в лимузин, который должен был доставить ее домой. Не успела она сесть, как водитель Джек, произнес, обернувшись:

– Что это за парень?

– Который?

Тот кивком указал, куда следует смотреть.

– Вон, только что вышел из такси. Кажется, сюда идет.

Мэнди повернула голову и увидела, что такси отъезжает, оставив посреди пустынного тротуара одинокую темную фигуру в длинном пальто. Человек действительно двигался в сторону лимузина. Его начищенные до блеска ботинки поблескивали в свете фонарей.

– Этот тип мне незнаком, – сказала Мэнди, присмотревшись.

Однако спустя мгновение незнакомец наклонился к окошку именно с ее стороны.

Джек не стал опускать стекло. Вместо этого он спросил:

– Неприятности?

И тут Мэнди узнала высокого человека. Это был тот, кто не пожелал попросить у нее номер телефона.

– Не думаю, – сказала она шоферу. – Я вспомнила, парень был в клубе.

– Не знаю, что у него на уме, но пальтецо его стоит порядка тысячи фунтов, не меньше.

Хочешь поговорить с ним?

Мэнди вспомнила, как приятно было танцевать с Дэном. Пока она находилась в его объятиях, в ее голове не возникло ни единой мысли об одиночестве.

– Да, – сказала Мэнди и вышла из лимузина, сопровождаемая настороженным взглядом Джека.

– Это не совпадение, верно? – произнесла она, кутаясь в пальто и чувствуя себя бесшабашной лондонской девчонкой, с юмором относящейся к неожиданным встречам с, не лишенными определенного шарма чужаками.

– Конечно, – кивнул Дэн. – Просто я завтра уезжаю…

– Неужели это может служить поводом для преследования девушки?

– Не поводом, а причиной.

– Игра слов! – качнула Мэнди головой, еще туже запахивая полы пальто. – Насчет домогательства существуют статьи Уголовного кодекса, знаете ли. – В последней фразе содержалось больше любопытства, нежели угрозы, и Мэнди сама это осознавала.

Дэн несколько мгновений озадаченно смотрел на нее, потом запрокинул голову и расхохотался.

– Об этом я как-то не подумал. В вашем городе сильны параноидальные тенденции?

– Дело не в этом, то же самое я сказала бы и в Нью-Йорке, и в Париже.

– Если вы считаете, что я вас преследую, то почему вышли из машины?

Мэнди и сама не знала. Она притопнула ногой по асфальту, не столько из-за холода – хотя соседняя лужица была подернута ледком, – сколько от досады, что не может разобраться в себе.

– Вышла, потому что не хотела, чтобы вы устроили сцену.

– Зачем же мне выставлять себя в дурацком свете? – невозмутимо произнес Дэн.

– Меня больше волнует, в каком свете предстану я. Со мной было несколько важных персон. Мне не хотелось, чтобы они подумали, будто я… – Она резко умолкла, сообразив, куда может увести ее высказываемая мысль.

– Такая девушка, которая способна выйти из автомобиля в два часа ночи, чтобы поболтать с практически незнакомым человеком, – услужливо подсказал Дэн.

Мэнди смерила его гневным взглядом, но он был сама невинность.

– А что такого? – В конце концов она Сдалась. – Ладно, чего вы хотите?

– Поговорить.

– Считайте, что это уже произошло.

– Ничего подобного, – мрачно возразил Дэн. – Мы лишь обменялись эротическими импульсами. А сейчас мне бы хотелось зайти в какое-нибудь теплое помещение и побеседовать.

Мэнди припомнился мимолетный разговор с Элис в гардеробе «Цветущего вереска». Неужто этот человек и впрямь вообразил, что если они хорошо танцевали вдвоем, то она позволит ему забраться в ее постель?

– Нет! – сердито отрезала Мэнди.

Дэн удивленно моргнул, но спустя мгновение ободряюще улыбнулся.

Ободряюще! Как будто она, со всей своей уверенностью и умением обращаться с любым оказавшимся в поле ее зрения мужчиной, в этом нуждается!

– Я же не сказал, что помещение непременно должно быть частным, – добавил Дэн. – Можно зайти в какую-нибудь круглосуточную закусочную, если желаете.

Мэнди иронично огляделась по сторонам.

– Разве вы видите где-нибудь подобное заведение?

– Давайте зайдем в этот отель. У них должен быть кафетерий.

– Великолепно! Чтобы кто-нибудь из моих японцев заглянул туда и застал меня болтающей с давешним партнером по танцам? Нет, благодарю.

Она взялась за ручку дверцы, но Дэн напряженно произнес:

– Не уезжайте!

Это остановило ее, но только на мгновение. Не глядя на него, она произнесла:

– Вам следовало попросить у меня номер телефона, как делают все нормальные люди.

Он в сердцах стукнул себя правой обтянутой перчаткой рукой по ладони левой.

– Не успел!

Мэнди открыла висевшую на плече сумку и принялась шарить в ее недрах, натыкаясь на острые каблуки босоножек. Наконец она протянула ему визитную карточку.

– Попробуйте такой способ.

Однако тот не стал брать карточку. Вместо этого он умоляюще посмотрел Мэнди в глаза.

– Говорю же вам, у меня мало времени. Завтра я весь день буду заниматься делами, а вечером мне нужно срочно вылетать домой, потому что там возникли некоторые проблемы. Свободен я только сейчас.

Звучало это довольно мелодраматично, но Мэнди поняла, что в нормальных условиях Дэн ведет себя иначе. Кроме того, она ощутила вокруг него ауру одиночества. Подобное состояние ей было хорошо знакомо.

– Ладно. Джек подбросит нас до какой-нибудь закусочной. Садитесь.

Мэнди сказала «до какой-нибудь», но на самом деле дала водителю адрес ночного кафе, располагавшегося в ее районе.

В случае чего быстро добегу до дому, объяснила она это решение себе самой.

Джек что-то неодобрительно проворчал, но так как сам находился на работе с раннего утра, то не удивительно, что ему тоже хотелось поскорее забраться в теплую постельку, к жене под бок. Поэтому он постарался побыстрее доставить Мэнди и ее странного спутника к кафе в двух шагах от дома, где она проживала.

Там Мэнди обнаружила, что новый знакомый обладает манерами джентльмена. Он придержал для нее входную дверь, а затем, когда они вошли и приблизились к свободному столику, отодвинул стул и помог сесть. Кроме них в небольшом помещении находилось несколько посетителей, в основном одетых в джинсы водителей грузовиков, которые, перекусив, вновь отправляются на пустынные предрассветные дороги.

Дэн сел напротив Мэнди и улыбнулся толстой официантке с набрякшими веками. Та неспешно приблизилась.

– Что будете заказывать? – спросил Дэн у своей спутницы. – Может, завтрак?

В его выговоре проскользнули странно знакомые интонации. Они заставили Мэнди впервые посмотреть на ночного спутника чуть пристальнее, и ее вдруг осенило.

– Вы шотландец!

Дэн улыбнулся.

– Пожалуйста, не ставьте мне это в вину.

Итак, кофе, вода или что-нибудь еще?

Похоже, Мэнди он считал англичанкой. Сказывалось ее правильное произношение.

– Побольше воды и травяной чай.

– Ясно. – Официантка даже не спросила, какие именно травы следует заваривать. Она знала Мэнди, потому что та частенько забегала в кафе, возвращаясь после ночных развлечений или внеурочной работы. – А вам что?

Дэн заказал кофе. Когда официантка удалилась, он наклонился вперед.

– Ну что же, танцовщица Дженни, карты на стол?

Непонятно почему, но желудок Мэнди сжался, будто она находилась в падающем лифте.

– Наконец-то! – слетело с ее уст громче, чем требовалось. Таким образом она словно хотела заглушить неприятное ощущение.

– Когда я увидел вас в клубе, мне показалось, что мы знакомы.

– Не может быть. Если бы мы когда-либо встречались, я бы вас запомнила.

– Разумеется, вы правы, – несколько нетерпеливо заметил Дэн. – Я бы тоже вас запомнил. Возможно, я неправильно выразился. Мне лишь хотелось сказать, что, увидев вас, я захотел познакомиться. – Он быстро взглянул на Мэнди, которая не успела отвести глаза. – У вас тоже возникло подобное желание, – уверенно констатировал он.

– Нет, я…

– Возможно, не сразу. Но уж позже – точно. Когда? – Он помолчал, словно прокручивая в памяти события вечера. – Возле отеля. Да-да. Именно там вы тоже ощутили наше взаимное притяжение.

Мэнди решительно покачала головой. Она хотела забыть ту секунду, когда ей показалось, что Дэн, несмотря на всю свою внешнюю привлекательность, очень одинок. Подобные мысли заставляли ее вспомнить о собственном одиночестве.

Официантка вернулась с заказанными напитками.

– Какой ароматный кофе вам подали! – с улыбкой заметила Мэнди.

– Не нужно менять тему разговора. Вы почувствовали то, о чем я сказал, верно?

Имбирный чай с лимоном был слишком горяч. Решив подождать, пока он остынет, Мэнди откинулась на спинку стула и устремила взгляд на чашку – только бы не смотреть на собеседника. Никогда еще она не чувствовала себя настолько выбитой из колеи. Флиртовала Мэнди виртуозно, в приличном обществе держалась очень непринужденно, с людьми сходилась с чрезвычайной легкостью, причем с самыми разными. Одни были ей интересны, другие – не очень, но неуверенности она не испытывала в обоих случаях. Однако сейчас у нее путались мысли, а сердце стучало так, будто происходило Бог весть какое волнующее событие.

Или как будто она боялась самой себя. Вернее, того нового, что в ней появилось.

– Я знаю одно: вы хороший танцор, а я люблю потанцевать.

Он вновь потянулся вперед, вынуждая Мэнди взглянуть на него. Она ощутила его взгляд и почти физически, и у нее возникло странное чувство, будто они давно вместе и составляют пару. Мэнди уже давно не испытывала ничего подобного.

– Вот и все, – решительно добавила она, спеша развеять наваждение.

– Нет, – мягко возразил Макгриди, словно прочтя ее мысли, – не все. Вы это знаете. И я тоже. Так что обман ни к чему.

Мэнди молча посмотрела на него, и он поспешил развить свою мысль.

– Мы сегодня не просто танцевали. Думаю, за то время, пока звучала музыка, мы умудрились пропустить несколько традиционных стадий ухаживания и подойти к самой сути отношений мужчины и женщины.

Мэнди напряженно выпрямилась.

– Ничего мы не пропускали. Все это существует только в вашем воображении.

– Ошибаетесь, – тихо возразил Макгриди. – И не думайте, что я играю. Я вообще не игрок, – добавил он поморщившись.

– А кто же вы?

– Человек, у которого очень мало времени ответил Дэн очень серьезно. Он взял руку Мэнди в ладони, будто желая таким образом убедить ее в искренности своих слов. – Вообще, у меня сейчас очень напряженный период. И не только из-за завтрашнего отъезда. Все словно сошлось в одну точку. Вы не представляете, сколько всего мне нужно уладить, прежде чем я смогу начать ухаживать за вами как следует. Мэнди убрала руку и произнесла с едва уловимым оттенком разочарования:

– Вы женаты.

Дэн в первую секунду не понял того, что она сказала.

– Что?

Отсутствие у Дэна сообразительности в столь важном вопросе необъяснимым образом придало Мэнди сил. Почувствовав, что вновь обретает контроль над ситуацией, она высказала предположение:

– Ваша жена вас не понимает? – С подобными вещами ей уже приходилось сталкиваться и успокаивать, хотя бы временно, удрученных гнетущей семейной атмосферой мужчин. – Увидев меня, вы, вероятно, решили, что я та, кто способен понять, как много и тяжело вам приходится работать. Или разъезжать по делам. Или общаться с клиентами.

Дэн молчал.

Блеснув глазами, Мэнди спросила:

– Как по-вашему, это похоже на одну из стадий, которые мы пропустили?

Он впервые посмотрел на нее как на постороннего человека.

– Вы часто встречаетесь с женатыми мужчинами, верно? – медленно слетело с его уст.

– Мне не обязательно с ними встречаться, чтобы знать, какие перипетии бывают в их жизни.

Лицо Дэна прояснилось. Чувственные губы изогнулись в улыбке, которая своим сиянием могла бы соперничать со светом неоновых огней на вывеске кафе. Он стал походить на человека, способного произнести вслух все, что думает.

Так и вышло.

– Скажите, вы циничны по своей природе или вас кто-то крепко обидел?

Услышав подобный вопрос, Мэнди вздрогнула, словно нечаянно загнав иглу под ноготь. Дэн внимательно наблюдал за ней.

– До сих пор переживаете? – вновь поинтересовался он.

Мэнди поджала губы.

– Не ваше дело.

– Да не волнуйтесь вы так. Вам удастся с этим справиться. Со всяким такое бывает.

Внезапно ей расхотелось продолжать разговор. Общение с Дэном угрожало ее душевному спокойствию. Она быстро выпила остывший чай и посмотрела на часы. Заметив это, он вздохнул.

– Ладно, будем считать, что я недостаточно тактичен. Водится за мной такой грех. Но я стану очень бережным и внимательным. Позже. Когда придет время. А нынешним вечером…

– Утром, – поправила она с широкой искусственной улыбкой. – Кстати, уже в самом деле очень поздно. Мне пора. – Мэнди поднялась.

– Останьтесь, – быстро произнес он. – Хоть на пять минут.

Однако Мэнди не смотрела на него. Ни в его глаза, где слишком быстро сменялись выражения – от трепетного обожания до откровенной насмешки. Ни на красиво очерченный, выразительный рот. Ни на руки, на которых уже не было перчаток.

– Ведь мы так ничего и не узнали друг о друге, – добавил он.

– Не скажите! По-моему, с меня вы сняли несколько слоев кожи. Чего же вам еще нужно?

– Чтобы вам тоже стало кое-что известно обо мне.

– С меня достаточно и того, что я знаю. – С этими словами Мэнди протянула руку, чтобы попрощаться с Дэном.

Он тоже поднялся и, словно не замечая ее жеста, бросил на стол банкноту.

– Позвольте хотя бы поймать для вас такси.

Она покачала головой.

– Не нужно. До моего дома пара минут ходу. Вы лучше подумайте, как сами будете добираться.

– Хорошо. Но сначала провожу вас.

Мэнди пожала плечами, и они с Дэном вышли на улицу.

– Похоже, вас совершенно не волнует мое присутствие, – немного удивленно заметил он. – Вы уверены, что в случае чего справитесь со мной, верно?

Мэнди подняла воротник, пряча уши. В эту минуту она остро осознавала, что под пальто на ней надето только платье, не закрывающее ни плеч, ни спины.

– Вы же не наброситесь на меня посреди улицы. К тому же сегодня холодно.

– Холод убивает страсть?

Дыхание Дэна мгновенно превращалось в туман. Глядя на белесые облачка пара, слетающие с мужских губ, Мэнди чувствовала, что внутренне настраивается на исходящие от этого человека биотоки.

– Как правило, – произнесла она едва слышно.

Она шагала быстро, почти бежала, пытаясь убедить себя, что просто хочет разогреться. И все же подспудно Мэнди понимала, что удирает от обескураживающего ощущения, что если она сейчас позволит Дэну обнять ее, то с этой минуты всегда будет находиться в тепле и безопасности.

Тем временем рослый спутник без труда поспевал за ней. Еще в клубе Мэнди испытала чувство удивительной слаженности их действий, и сейчас это повторялось.

Он на ходу продолжал монолог:

– Мне тридцать два года. Не женат, ни от кого не завишу. Живу в Шотландии, но разъезжаю по всему свету. Мне не нравится быть привязанным к одному месту.

– Чем вы занимаетесь? – спросила Мэнди неожиданно для себя самой.

– Внедрением некоторых научных открытий.

– А… – протянула она. – Какая скука! – Мэнди ясно увидела, что ее замечание задело Дэна. Вернее, почувствовала, потому что на лице у того ничего не отразилось. – Злитесь, что вам не удалось произвести на меня никакого впечатления? – усмехнулась она.

– По-моему, наоборот, – возразил Дэн, останавливаясь. – И вы это прекрасно понимаете.

Мэнди тоже остановилась. – Позволю себе напомнить, что большую часть вечера пытаюсь отвязаться от вас. – Они стояли прямо у входа в особняк, где она жила на верхнем, втором, этаже. – Между прочим, я уже пришла. Так что всего хорошего.

Мэнди вновь протянула руку, желая обменяться с Дэном ироничным рукопожатием. Однако все обернулось по-другому. Сначала он вежливо сжал ее пальцы, но в следующую секунду схватил за запястье и резко притянул к себе.

Мэнди успела увидеть, как расширились его зрачки. Потом его глаза остановились на ее губах и потемнели от желания.

Спустя еще мгновение Мэнди узнала, что целоваться можно и на холоде. Причем со страстью, вспышка которой, казалось, осветила окрестности. Поцелуй получился настолько интимным, что кровь забурлила в жилах Мэнди, вновь напоминая, что на ней под пальто, кроме очень открытого платья, больше ничего нет.

За те несколько секунд, пока длился поцелуй, она испытала череду совершенно новых, небывалых ощущений. Они потрясли ее и лишили дара речи. Когда Дэн отстранился, она молча посмотрела на него.

Похоже, он и сам был ошеломлен случившимся.

– Это безумие… – прошептал он без следа улыбки на лице.

– Да.

Он бегло оглянулся на ступени подъезда.

– Позволь мне подняться к тебе.

Мэнди едва не согласилась. Причем совсем не потому, что ей не хотелось встречать утро в одиночестве.

Но потом она взглянула на красивые губы Дэна и будто опомнилась.

– Думаю, не стоит развивать это сумасшествие. – Блеснув глазами, она побежала к дому, стуча каблучками по мерзлому асфальту. Она ни разу не оглянулась, это было делом чести. Наверху, захлопнув за собой дверь квартиры и прислонившись к ней спиной, Мэнди пробормотала, обращаясь неизвестно к кому: – Чем скорее он сядет в самолет, тем будет лучше.

3

Ночь выдалась странной во всех отношениях.

В течение нескольких последних месяцев всякий раз, укладываясь в постель и закрывая глаза, Мэнди не видела ничего, кроме множества своих ошибок. Однако сегодня в ее сознании присутствовали мысли о другом человеке. Они были столь упорны, словно тот, о ком она думала, поселился в ее голове собственной персоной. Снова и снова Мэнди вспоминала каждое произнесенное Дэном слово.

Бред какой-то! Почему вдруг возникло столько эмоций после обыкновенного танца? В жизни своей я не реагировала на мужчину так бурно! А ведь мне сейчас не нужна новая связь. Сначала нужно изжить чувства к Теду Раффорду. Если получится…

И все-таки, что происходит?

Ответа не находилось, поэтому примерно в половине седьмого Мэнди отбросила попытки что-либо понять. В этот час небо было еще темным, но полуночный мрак, казалось, отступил.

Вскоре улицы наполнились шумом городского транспорта.

Забудь все, сказала себе Мэнди. Его поцелуй, сегодняшний отъезд в Шотландию и все остальное. Мало в твоей жизни сложностей?

С этой мыслью она встала с постели. Затем, умывшись и приведя себя в порядок, принялась готовить себе завтрак. Это немного отвлекло ее от размышлений о том, что же все-таки произошло вчерашней ночью.

С утра у Макгриди состоялся деловой ланч с адвокатами, специализирующимися на патентном праве. Во время этой встречи он обнаружил, что еще никогда ему не было так сложно сосредоточиться.

Дэн думал о том, что вчера ему следовало бы вести себя понастойчивее. И уж конечно он должен был взять визитную карточку танцовщицы Дженни. Каким идиотом надо быть, чтобы вот так, запросто, позволить девушке ускользнуть?

Дэн смотрел на страницы документов, но будто наяву видел там не отпечатанные строки, а танцующую грациозную фигуру.

Возьми себя в руки! – повторял он снова и снова. От тебя сейчас зависит будущее множества людей. Танцовщица Дженни подождет до более удобного времени.

С одной встречи Дэн отправился на другую, на сей раз с банкирами. Лайзу он захватил с собой, потому что ему мог потребоваться совет юриста.

В такси она спросила:

– С тобой все в порядке?

Он вздрогнул от неожиданности.

– Да. А что?

– Ты как-то заметно изменился, – с сомнением произнесла Лайза.

Этому Дэн не удивился. Со вчерашнего вечера он и сам чувствовал себя другим. Более живым, что ли.

Танцовщица Дженни, я тебя обязательно разыщу! – мысленно поклялся он.

– Волнуюсь из-за того, что происходит в моей фирме, – пояснил он вслух. – Кстати, ты выглядишь какой-то грустной.

– Это из-за сестры. Признаюсь, эту поездку я использовала для улаживания семейных дел. Хочу, чтобы сестра присутствовала на моей свадьбе, а она упирается. Говорит, нельзя бросить работу. Мэнди самое прелестное существо на свете, но порой бывает сущим наказанием. И все из-за ее упрямства. – Она вздохнула. – Ладно, это к делу не относится. Лучше расскажи, чего конкретно ты ждешь от предстоящей встречи.

Дэн усилием воли отогнал соблазнительный образ белокурой красавицы и сосредоточился на том, что в создавшейся ситуации было приоритетным.

На удивление успешно проведя переговоры с банкирами и получив от них предварительное согласие на участие в финансировании некоторых проводимых его фирмой разработок, Макгриди повел Лайзу к лифту. Спустя пару минут они вышли на тротуар.

– Учти, до отлета домой я обязательно должна еще раз повидаться с сестрой, – предупредила Лайза.

– Ну что ж, тогда до встречи в аэропорту. Доберешься сама?

– Конечно. – Она взглянула на него, уже высматривающего с кромки тротуара свободное такси, и что-то побудило ее произнести: – Что ты затеял, Дэн?

Он удивленно повернулся к ней.

– Почему ты спрашиваешь?

– Как тебе сказать… Переговоры прошли успешно, но, по-моему, ты не из-за этого так сияешь. С тобой определенно вчера что-то произошло. Может, в том клубе, куда ты ходил, тебе повстречался какой-нибудь технический гений?

– Немножко подожди, и все узнаешь, – загадочно улыбнулся Макгриди. После чего прыгнул в притормозившее возле него такси и был таков.

Лайзе не осталось ничего иного, как повернуться и отправиться в другую сторону, в гостиницу.

Дэну не удалось добиться больших успехов у дома обворожительной блондинки. Консьержка в очках с толстыми линзами оказалась особой чрезвычайно подозрительной и наотрез отказалась назвать фамилию Дженни. Всего у входной двери висело шесть табличек, и ни одно имя не начинались с буквы «Д».

Значит, танцовщицу зовут не Дженни. Впрочем, Дэн об этом догадывался. Он зашел в круглосуточное кафе, где они сидели ночью, но там тоже никто не знал девушку по имени Дженни. А может, официантки просто не хотели говорить. Выходя из заведения, Дэн пропустил внутрь парня и девушку. В руках девушка держала цветы. Увидев букет, Дэн усмехнулся и пробормотал:

– Отличная идея!

В редакции на Мэнди с утра навалилась куча дел, так что некогда было грезить о вчерашнем знакомстве. К вечеру, несмотря на изрядную усталость, она отправилась в гостиницу, где договорилась встретиться с сестрой.

Лайза ждала сестру в вестибюле. У ее ног стояла дорожная сумка.

– Собираешься переночевать у меня? – удивилась Мэнди.

– Нет, прямо из ресторана, где мы будем ужинать, я отправляюсь в Хитроу. Так что мы сможем посидеть подольше.

– Чудесно, – произнесла Мэнди без особого энтузиазма. Она догадывалась, что ее ждет.

Однако свадебную тему за столом подняла отнюдь не Лайза. Разговор зашел об их приемной матери, и Мэнди спросила:

– Как ты допустила, чтобы Эстер прибрала к руками подготовку к бракосочетанию? Ведь вы с Тедом не хотели устраивать пышное торжество.

– Тут уж ничего не поделаешь, – вздохнула Лайза. – Наш папа человек состоятельный, а Тед… – Ее взгляд потеплел. – В конце концов он решил рассматривать это как своеобразный общественный долг.

Мэнди улыбнулась. Далось это ей с трудом, но ситуация того требовала. Ведь не могла же она сделать вид, будто Тед ей совершенно безразличен. Сестра могла бы что-то заподозрить.

– Да, Тед человек обязательный. Наверняка он не хочет никого разочаровывать.

– Хорошо бы все так рассуждали, – подхватила Лайза, многозначительно глядя на Мэнди. – Половина Эдинбурга будет рассматривать свадебные фотографии, выискивая, кто отсутствует. Тебе не хуже моего известно, что газеты раздуют эту тему до невообразимых размеров. Представляешь, какие сплетни пойдут насчет того, что родная сестра невесты проигнорировала столь важное семейное событие?

Мэнди как-то об этом не задумывалась. А ведь Лайза права. Наверняка найдется какой-нибудь дотошный писака, который выдвинет на страницах газеты предположение, что младшая сестра отсутствовала по причине заурядной ревности. Мгновенно возникнет вопрос: кого она ревнует и к кому?

Эта мысль вызвала у Мэнди сильнейшее беспокойство. До сих пор ей неплохо удавалось скрывать свою тайну, но что будет дальше?

– Газетчиков ведь можно и не приглашать, – тихо заметила она.

– Как будто они нуждаются в приглашении! – с досадой воскликнула Лайза. – Кроме того… дело ведь не только в представителях прессы и шумихе, которую они поднимут. Ты моя сестра, и я хочу видеть тебя на моей свадьбе.

Мэнди стиснула зубы так крепко, что они заныли.

– Да, понимаю. Я и сама всегда мечтала, что буду рядом с тобой во время твоего венчания. Это очень трогательно, и вообще… – Она умолкла, глядя в тарелку.

Лайза пристально наблюдала за ней.

– Ну если так, то почему бы тебе в самом деле не оказаться рядом со мной?

Мэнди вдруг впервые спросила себя, правильно ли поступает, скрывая свои чувства. Может, стоит облегчить душу и тогда все станет намного проще?

Сестра заметила ее сомнения, но истолковала по-своему.

– Пойми, если ты не приедешь, это навсегда отразится в семейных фотоальбомах. Все присутствуют, а Мэнди нет. – В глазах Лайзы появилось отчаянное выражение. – Ну пожалуйста!

Что Мэнди могла поделать?

– Я подумаю, – пообещала она.

– Мне не хотелось поднимать этот вопрос раньше времени, но больше медлить нельзя. Свадьба на носу. Ты всегда мечтала быть подружкой невесты на моем венчании – так в чем проблема? Разве может работа быть важнее семейного праздника?

– Да, ты права, – выдавила Мэнди. Затем протянула руку и нежно сжала пальцы сестры, которая, несмотря ни на что, все равно продолжает оставаться самым большим ее другом. – Ладно, поешь немного, иначе все остынет. И знаешь что? В следующий раз остановишься не в отеле, а у меня. Не представляешь, как я рада тебя видеть!

Мэнди говорила совершенно искренне. К тому времени, когда Лайзе пришла пора отправляться в аэропорт, они болтали, как школьные подружки, и чувствовали себя так, будто и не разлучались никогда.

Это волшебное ощущение не покидало Мэнди всю дорогу домой. Даже поднимаясь по ступенькам парадного входа, она думала о том, что добрые отношения с Лайзой не закончатся с замужеством той.

– Здравствуй, Мэнди! – прозвучало над ее головой.

Вздрогнув, она едва не поскользнулась на покрытом инеем крыльце. Затем взглянула вверх и увидела миссис Брэдли, свесившуюся с подоконника своей квартиры. Мэнди разинула рот от удивления: кто рискнет высовываться из окна в такой холод?

– Я тебя давненько жду, – пояснила миссис Брэдли. – Тебе сегодня кое-что доставили, и я забрала это к себе. Поднимайся скорее!

Среди жильцов дома миссис Брэдли имела негласное прозвище Проныра. Она всюду совала свой нос и вдобавок слыла большой любительницей перемыть косточки ближним.

Мэнди постаралась скрыть неудовольствие.

– Хорошо, иду.

Кивнув, миссис Брэдли захлопнула окно.

Поднявшись на второй этаж, Мэнди направилась в противоположную от своей двери сторону. Соседка уже ждала ее на пороге.

– Такой красивый мужчина, – затараторила она, впуская Мэнди в квартиру. – Явно разыскивал тебя. Я вошла в дом и застала его разговаривающим с консьержкой. Разумеется, никаких сведений о тебе я ему не сообщала. Он признался, что вы встретились один-единственный раз. Боже, как в кино! Все это так романтично…

Мэнди внутренне напряглась, начиная догадываться. Тем временем, ни на секунду не умолкая, миссис Брэдли привела ее в забитую старой мебелью гостиную.

– Наверняка он лично выбирал каждый цветок!

– Кто? – настороженно спросила Мэнди.

– Сама взгляни. – Миссис Брэдли сделала широкий жест рукой.

Глаза Мэнди расширились. Никогда в жизни она не видела такого огромного букета. И такого красного.

Вполне можно было поверить, что неизвестный поклонник сам подбирал цветы, потому что ни один профессиональный флорист не составил бы подобной композиции из алых, малиновых и оранжевых оттенков. Присутствовали все оттенки красного – кроваво-красный, винно-красный, темно-бордовый, кирпичный, розовый, рубиновый и даже цвета ржавчины. Кем бы ни был этот человек, умеренностью он не грешит. И уж явно не относится к числу тех людей, которые пришлют три розы и считают, что отделались.

– Ой, даже смотреть больно! – зажмурилась Мэнди.

Миссис Брэдли ухмыльнулась.

– Вероятно, он думает, что это твой любимый цвет.

Мэнди больше не спрашивала, кто такой «он». В этом не было нужды: в середине букета находилась сложенная записка.

«Мы еще обязательно станцуем. Если не найду вас до вечера, позвоните мне. Позвоните в любом случае!»

Далее следовал ряд цифр и подпись «Дэн». Фамилия отсутствовала.

Мэнди на всякий случай перевернула листок, но на обратной стороне было пусто.

– Чашечку кофе? – предложила почуявшая интригу миссис Брэдли.

– С удовольствием, – ответила Мэнди, хотя изначально не собиралась здесь задерживаться. Она понемногу начинала закипать.

Как он смел оставить столь властное послание, даже не потрудившись подписаться полным именем? И еще эти цветы! Они сами по себе свидетельствуют о многом.

– Тебе действительно нравится красный цвет? – спросила миссис Брэдли, возвращаясь из кухни с кофе и ванильным печеньем.

– Я его терпеть не могу! – резко произнесла Мэнди.

Увидев, что хозяйка квартиры удивленно заморгала, она пожалела о своей несдержанности. Ведь миссис Брэдли не виновата, что Дэн передал такую записку.

– Мужчина сказал, что специально побывал на цветочном рынке, – сообщила соседка. – Искал самые яркие цветы.

– Напрасно. От этих красок режет глаза, – проворчала Мэнди.

Миссис Брэдли вздохнула.

– Цвет любви. Страсти… Помню, когда я еще была молоденькой, мой Джордж…

Вполуха слушая рассказ об ухаживании покойного мистера Джорджа Брэдли, Мэнди думала о своем.

Какая любовь? Ну страсть, еще куда ни шло. Разве можно ожидать иного после единственного танца и поцелуя?

О том, какой это был поцелуй, Мэнди старалась не вспоминать. Даже сейчас, спустя несколько часов, она трепетала от отголосков мощной чувственной волны, прокатившейся по ее телу, когда их с Дэном губы соприкоснулись. И еще от мысли о том, с какой легкостью она и ее новый знакомый вчера могли бы освободиться от единственного разделяющего их препятствия – одежды.

Можно ли это назвать страстью?

Если да, то Мэнди не хочет иметь с подобным чувством ничего общего. Она уже однажды поддалась своим инстинктам в случае с Тедом Раффордом. И вот куда они ее завели! Теперь ей приходится собирать в кулак все свое мужество, чтобы отправиться домой для участия в свадьбе сестры.

Нет, больше такому не бывать. Пора научиться контролировать эмоции. Страстные поцелуи – хорошо, но они не сулят никакого будущего. А только на нем Мэнди сейчас и следует сосредоточиться. На своей карьере.

Странно, но именно в квартире миссис Брэдли она приняла решение относительно трех пунктов. Во-первых, ей просто необходимо участвовать в брачной церемонии в качестве подружки невесты. Во-вторых, она никогда не позвонит человеку, который не потрудился даже сообщить свое полное имя. И, в-третьих, букету в ее доме не место. Завтра Мэнди унесет его на работу.

Так она и сделала.

На Синтию цветы произвели сильное впечатление. Даже Джейн Дейвенпорт не осталась равнодушной к подобной роскоши.

– Тайный обожатель? – задумчиво произнесла она. – Может, напишешь статейку обо всем этом? Разумеется, если этот парень не банальный клубный волокита.

– Ничего тайного в этом нет, – суховато возразила Мэнди. – А что касается статьи… – Она засучила рукава и за полдня написала небольшой очерк о вечере в «Цветущем вереске».

Мисс Дейвенпорт взяла его к себе для просмотра.

С этого момента жизнь Мэнди усложнилась. Патронессе понравилось написанное, но так как право на самостоятельную статью еще нужно было заслужить, автору пришлось немало потрудиться на ниве рутинной редакционной работы. Мэнди участвовала в фотосъемках, посылала цветы знаменитостям, держала микрофон во время интервью и делала еще массу всего.

Что касается внерабочего времени, то она выслала Лайзе свои размеры, по которым предстояло сшить платье для свадьбы, а потом постаралась выбросить из головы мысли о предстоящем торжестве. И стала жить как прежде. Только «Цветущий вереск» обходила стороной.

4

Сколько же всего ей предстоит сделать!

Джейн Дейвенпорт согласилась предоставите Мэнди неоплачиваемый отпуск, но взамен навалила столько работы, что стол утонул под стопками бумаг. Увидев молящий о пощаде взгляд молодой сотрудницы, начальница улыбнулась и пообещала взять у нее статью объемом в три тысячи слов.

– Как будто у меня мало дел! – простонала Мэнди, кося взглядом на Синтию.

– Нечего плакаться, – безжалостно заметила та. – Тебя взяли с испытательным сроком. Знаешь, сколько штатных сотрудников ждут возможности напечататься в нашем журнале под своим именем?

Мэнди смирилась с судьбой. В свободное время она ходила по магазинам, выбирая новую одежду и подарок для молодоженов. Хотя что можно подарить возлюбленному, который вступает в брак с другой женщиной?

Словом, забот было много, и Мэнди удавалось вспоминать о таинственном Дэне не более трех-четырех раз в день. К тому времени, когда она, наконец, за несколько суток до свадьбы прилетела в Эдинбург, ей практически удалось забыть о клубном знакомстве.

Почти.

Едва прибыв, Мэнди отправилась к Лайзе. Самолет приземлился в десять утра, но она знала, что эту встречу откладывать нельзя. С собой у Мэнди была лишь небольшая дорожная сумка, нести которую было не тяжело. Гораздо труднее оказалось настроиться на предстоящее свидание. Мэнди вновь овладело ощущение, будто она направляется не к родной сестре, а к совершенно постороннему и даже опасному человеку.

Возможно, все дело в квартире Лайзы, которая за последние недели, несомненно, претерпела изменения. Конечно, в это время дня Тед находится на работе, но следы его присутствия, скорее всего, окажутся налицо.

– Я справлюсь, – твердила Мэнди сквозь стиснутые зубы. – Все это глупости! – Перед тем как сесть в такси, она на всякий случай позвонила сестре из аэропорта. – Я приехала рановато. Ничего, если загляну к тебе прямо сейчас?

– Непременно. – Чудесный голос Лайзы был теплым и веселым и благотворно повлиял на натянутые нервы Мэнди. – Правда, ко мне за ехал клиент, делами которого я сейчас занимаюсь, но к тому времени, когда ты доберешься, мы с ним решим все текущие вопросы.

Клиент, судя по всему, друг Лайзы, потому что она очень не любит пускать посторонних в свою уютную квартиру.

– Ты уверена?

– Абсолютно. Поспеши, я начинаю варить кофе.

Мэнди почти успокоилась.

– Я по тебе соскучилась, – невольно вырвалось у нее.

– Я тоже. Не могу дождаться, когда увижу тебя.

Прокручивая короткий разговор с сестрой в такси, Мэнди даже прослезилась, хотя лицо ее не покидала улыбка. Добравшись до многоэтажного дома Лайзы, она танцующей походкой пересекла вестибюль, дружелюбно кивнув консьержу. Они были хорошо знакомы. Прежде Мэнди частенько заглядывала сюда.

Поднимаясь в лифте, она тихо напевала. Когда Лайза открыла дверь, Мэнди с визгом бросилась ей на шею, обняв одной рукой, потому что во второй находилась дорожная сумка.

– Наконец-то! Мне кажется, что мы не виделись сто лет. Скажи, а ты… – Слова застыли на ее губах. Позади Лайзы с бесстрастным выражением на лице стоял тот, чей поцелуй Мэнди столь старательно пыталась забыть.

– Нет! – воскликнула она, от неожиданности уронив сумку на пол.

Разумеется, Лайза ничего не поняла, ее брови изумленно поползли вверх. Мельком взглянув на своего гостя, она поспешно произнесла:

– Все в порядке, ты нам не помешала. Дэн уже уходит, Дэн. Похоже, неожиданная встреча ничуть не затронула его.

Мэнди всмотрелась в его глаза.

Он ждал меня! – с внезапной уверенностью пронеслось в ее голове. Интересно, сколько времени он знает, кто я?

– Мэнди? – неуверенно произнесла Лайза. – Та судорожно глотнула.

– Э-э… да, понятно. Простите.

Она сама не знала, за что извиняется, но чем-то ведь надо было заполнить ужасную паузу, во время которой Дэн стоял и молча смотрел на нее. В то же время его голос словно звучал в мозгу Мэнди. Она нагнулась за сумкой, подняла ее и стала смотреть куда угодно, лишь бы не на гостя Лайзы.

В следующую секунду тот заговорил:

– Дэн Макгриди, – протянул он руку.

Мэнди не шелохнулась. Да, это тот самый голос, который мерещился ей в ночные часы чаще, чем хотелось бы. Она словно загипнотизированная смотрела на протянутую руку Макгриди.

Совершенно обескураженная, Лайза произнесла:

– Моя сестра, Мэнди Макмиллан.

– Рад познакомиться, – сказал Дэн нейтральным тоном.

Но все равно у него был тот самый голос, который каждую ночь шептал Мэнди на ухо: «Вы тоже ощутили наше взаимное притяжение».

Ей казалось, что она переживает кошмар наяву.

Дэн сам взял руку Мэнди и коротко пожал. Затем повернулся к Лайзе.

– Я позвоню тебе, когда получу известие от банкиров.

– Хорошо, – ответила та, забирая у сестры сумку. – Позже мы можем встретиться, если захочешь.

– Да? – скептично усмехнулся Дэн.

Лайза расплылась в широкой улыбке.

– Моя свадьба состоится только в субботу. А до тех пор я вся твоя!

Услыхав подобное заявление, Мэнди непроизвольно втянула голову в плечи, почему-то сильно смутившись. Макгриди, напротив, ничуть не удивился.

– Думаю, Мэнди ожидает, что все твое свободное время будет занято разговорами о предстоящем бракосочетании.

– Ну нет, – возразила Лайза. – Я не собираюсь отказываться от карьеры, несмотря ни на что.

– Похвально. Ну, до свидания. – Дэн легонько тронул Лайзу за плечо и прохладно – даже равнодушно – кивнул Мэнди. – Рад был познакомиться.

Почему он так безразличен?

Ты преподнес мне букет, который полыхал всеми оттенками красного – цвета страсти. Ты называл меня танцовщицей Дженни. И жаждал провести со мной ночь!

Мэнди едва не выкрикнула все это в лицо Макгриди.

Однако спустя мгновение опасный порыв миновал. Она знала, почему сейчас Дэн не проявляет к ней никакого интереса. В тот вечер Мэнди была бесшабашной любительницей потанцевать, а сейчас вдруг превратилась в сестру уважаемого юридического консультанта.

– До свидания, – вежливо произнесла она.

Когда за Дэном закрылась дверь, Лайза с беспокойством повернулась к сестре.

– С тобой все в порядке?

– Более или менее. Вчера я допоздна работала, плохо выспалась, а утром чуть не опоздала на самолет.

Лайза удивленно подняла бровь. Все это совершенно не походило на ее младшую сестру.

– Что, интересная работа?

Мэнди рассмеялась. На ее лицо постепенно возвращались краски.

– Просто необходимость. Чтобы получить отпуск на несколько дней, мне пришлось как следует потрудиться. И то моя патронесса согласилась предоставить его лишь потому, что очень трепетно относится к свадьбам. Признаться, я не ожидала, что она столь сентиментальна. Но здесь присутствует и практический интерес. Мисс Дейвенпорт надеется, что я привезу очерк о торжественном событии в эдинбургском высшем обществе.

Лайза поманила сестру на кухню, откуда доносился аромат крепкого кофе.

– В таком случае тебе придется напрячь воображение, потому что на церемонии будут присутствовать только родственники и ближайшие друзья.

– Это радует.

Лайза обняла Мэнди за тонкую талию и легонько сжала.

– Я просто счастлива, что ты приехала. Признаюсь, как-то страшновато мне идти под венец! Но теперь ты будешь рядом.

– То есть ты надеешься, что я перекрою тебе путь к отступлению? – усмехнулась Мэнди.

– Вроде того. – Лайза разлила кофе по чашкам.

Младшая сестра с благодарностью взяла у нее чашку. Мэнди еще до сих пор не согрелась. Ее руки словно превратились в ледышки. Но, скорее всего, виной тому был пережитый минуту назад шок.

– Странно слышать, что ты чего-то боишься. Судя по тому, как продвигается твой бизнес, тебя не так-то легко напугать. Причем ты всего добилась сама, без помощи отца.

Лайза пожала плечами.

– Это другое.

– Да, наверное…

– Может, перейдем в гостиную?

– Отличная мысль. – Мэнди захватила чашку и первая направилась в другую комнату. Там она сбросила туфли и с ногами забралась на диван. – Так кто приглашен на торжество?

Лайза поморщилась.

– Венчание назначено в маленькой церкви, так что Эстер поневоле пришлось умерить пыл. Гостей наберется сотни две, не больше. У Теда много родственников, некоторые прилетят из-за океана.

– Ясно, – кивнула Мэнди. – А Дэна Макгриди ты пригласила?

– Да. – Лайза пристально взглянула на сестру. – А что? Он тебе не нравится?

Мэнди пожала плечами.

– Не понимаю, чем он может приглянуться.

Выглядит, как обыкновенный нудный бизнесмен. Мне такие парни не по вкусу. – Мэнди самой понравилось безразличие, с которым она это произнесла.

Лайза ничего не заподозрила. Она рассмеялась.

– Ты бы послушала, как его превозносят сотрудники. Для них он нечто среднее между Робин Гудом и Аполлоном!

– Правда?

– Видишь ли, в настоящий момент он пытается спасти свою компанию и сохранить рабочие места.

Казалось, пояснение сестры разочаровало Мэнди.

– Выходит, речь идет о каком-то захудалом бизнесе.

– Ошибаешься. Фирма Дэна занимается разработками в области высоких технологий. Причем его специалисты получают такую зарплату, которая и не снилась их коллегам в сходных сферах деятельности. Лично я тоже очень высокого мнения о Макгриди.

Мэнди ничего не ответила, предпочтя уткнуться носом в чашку. Отчасти ей была приятна похвала сестры, но, с другой стороны, у нее почему-то появилось ощущение неловкости.

– Ладно, расскажи лучше о платье, в котором я буду исполнять обязанности подружки невесты, – попросила она, вновь переходя на легкий тон.

– Оно такое же длинное и узкое, как и мое, только розового цвета.

– Розовое? – недовольно протянула Мэнди. – Такое, в каких водят на детские праздники маленьких девочек?

– Что ты! – улыбнулась Лайза. – Ничего похожего. Это очень изысканный цвет.

Мэнди капризно надула губки.

– Ну… надеюсь, на платье нет кружев и тому подобных украшений?

– Нет и в помине, – заверила ее Лайза.

– Ладно, тогда надену. Правда, я привезла из Лондона платье, но его можно приберечь для второго дня. А танцы вы планируете?

– Мы с Тедом нет. А Эстер – да. Она выслушала наши пожелания и сделала все наоборот. Так что не беспокойся, танцы будут.

– Чудесно! – оживилась Мэнди. Море музыки и возможность потанцевать с давними знакомыми помогут ей свести общение с Тедом к минимуму.

Лайза улыбнулась.

– Узнаю свою младшую сестренку. Между прочим, Эстер говорит, что некоторые из приглашенных заранее справляются, будет ли на свадьбе Мэнди. Предвкушают возможность по веселиться. И еще спрашивают, надолго ли ты приедешь.

Мэнди покачала головой.

– В воскресенье я возвращаюсь обратно в Лондон. Мне приходится думать о карьере. Кстати, покажи-ка это платье. Предупреждаю сразу: малейший намек на слащавость – и я надеваю свое.

Однако ее опасения оказались напрасными. Наряд был вполне элегантен.

– Ничего… – довольно заметила Мэнди, крутясь перед зеркалом. – А теперь мне бы хотелось увидеть твое платье.

Лайза вынула свадебный туалет цвета слоновой кости, лиф которого был расшит жемчугом.

– Шикарно, – сказала Мэнди без всякой зависти. – Я знала, что ты выберешь такой вариант, а не традиционный белый убор невесты с пышной юбкой.

– Кстати, мне нужно кое-что тебе сказать… – Договорить Лайзе не удалось, так как прозвучал телефонный звонок. Она извинилась и взяла трубку. Последовал непродолжительный разговор, из которого Мэнди поняла только то, что кому-то потребовался срочный совет. – Это Дэн, – пояснила Лайза спустя минуту. – Боюсь, мне придется срочно отправиться к нему в офис.

– Вот оно что… – нахмурилась Мэнди, удачно изображая недовольство.

– Вижу, ты невзлюбила Макгриди. Вообще-то, он неплохой парень, только жаль, что не в твоем вкусе.

Мэнди оставила это замечание без ответа.

– Ладно, мне пора домой. – Здесь, в Эдинбурге, она все еще продолжала останавливаться у отца и Эстер.

– Как же? Ведь мы даже толком не поговорили, – растерянно произнесла Лайза.

– Все равно тебе нужно уходить.

– Да. Извини, сестричка. Все так неудачно складывается…

– Ничего, еще успеем наговориться.

Лайза смутилась еще больше.

– Даже не знаю, как тебе это сказать. Проблема в том, что приехали родители Теда. Нам нужно срочно познакомиться. Ты наверняка не захочешь принять участие в семейном ужине?

– Только не это! – в искреннем ужасе воскликнула Мэнди.

Лайза с пониманием кивнула.

– Конечно.

Телефон снова зазвонил.

– Возьми трубку, – произнесла Мэнди, аккуратно складывая розовое платье. Захватив наряд, она направилась в прихожую, где осталась ее дорожная сумка. – Встретимся, когда у тебя появится свободное время.

Впервые она уходила, а сестра не провожала ее. Это казалось странным.

Но еще более непривычным показалось Мэнди то, что, когда она приехала домой, Эстер едва улучила минутку, чтобы запечатлеть на щеке приемной дочери приветственный поцелуй. Супруга отца явно собралась устроить бракосочетание века. Позже Мэнди узнала, что Эстер задумала венчание в центральном соборе, а затем торжественный прием в средневековом замке с последующим балом для тысячи гостей. Когда ее планы встретили категорический отпор со стороны невесты, жениха и собственного супруга, она решила направить усилия на организацию самой стильной миниатюрной свадьбы, какую только можно было выдумать. В ее представлении двести приглашенных являлись очень скромным количеством народу.

Мэнди выиграла первый раунд, погрузившись в ванну именно в тот момент, когда отец и Эстер собрались на ужин, где им предстояло знакомство с родней будущего зятя. Вынырнула она лишь в последний момент, чтобы, обернувшись полотенцем, пожелать родителям удачи.

– Ты уверена, что справишься здесь без нас? – с беспокойством спросила Эстер.

– Вполне. Я собираюсь пораньше лечь спать, – улыбнулась Мэнди.

Когда супруги удалились, улыбка сползла с ее лица. Эта свадьба оборачивается для нее большими сложностями, нежели можно было представить. А для Мэнди она и прежде была нелегким испытанием.

Накинув старый халат, она направилась в комнату, которая прежде являлась их с Лайзой детской. Там ее сразу потянуло к полкам, на которых хранились полюбившиеся с давних времен книги. Взяв одну наугад, Мэнди принялась с удовольствием листать истертые страницы, пестревшие множеством рисунков…

Дверной звонок прозвучал совершенно неожиданно.

Поначалу у Мэнди возникло желание проигнорировать чей-то незапланированный визит, но потом ей пришло в голову, что это за чем-то вернулись родители. К тому же звонили очень уверенно, вновь и вновь нажимая на кнопку.

Шлепая босыми ногами по полу, Мэнди сбежала в холл.

– Оставили дома что-то важное? – лукаво улыбнулась она, распахивая дверь. И второй раз за день столкнулась лицом к лицу с Дэном Макгриди.

– Ой!

Увидев, кто изображен на одной из фотографий в доме Лайзы, Дэн поначалу просто не поверил собственным глазам. Он даже засомневался, не начались ли у него галлюцинации вследствие чрезмерной погруженности в размышления о встреченной в Лондоне девушке.

Однако очень скоро Дэн сообразил, что это не мираж. Более того, ему пришло в голову, что он уже несколько месяцев время от времени посещает эту комнату в квартире своего юридического консультанта, не обращая особого внимания на стоящие на письменном столе снимки. Наверняка образ этой девушки отложился в его подсознании, и именно благодаря данному обстоятельству при встрече в лондонском клубе она показалась ему знакомой.

Сегодня Дэн взял в руки вставленную в рамку фотографию и присмотрелся внимательнее.

Снимок, очевидно, был сделан на пикнике. Дэн узнал родителей Лайзы, с которыми был знаком. Сама она тоже там присутствовала, в джинсах и майке. А рядом с ней находилась его таинственная знакомая. Она выглядела совсем юной и со своей озорной улыбкой и копной светлых волос походила на старшеклассницу. Тем не менее, Дэн безошибочно определил в ней кудрявую блондинку, с некоторых пор ставшую предметом его грез.

– Твоя сестра? – спросил он у Лайзы как бы между прочим.

– Да, это Мэнди.

Мэнди. Вот как ее зовут на самом деле! Моя Мэнди, подумал Дэн. Теперь он знал, как ее найти.

Сестра Лайзы непременно приедет на свадьбу. И тогда он сможет постучаться к ней – в дверь такого знакомого особняка – и убедить в том, что они созданы друг для друга. Разумеется, Дэн предоставит ей немного времени, чтобы она успела привыкнуть к нему, а потом они начнут готовиться к свадьбе.

Разработав столь четкий план, Дэн наконец успокоился и сосредоточился на спасении своей компании.

Правда, он плохо представлял, какой окажется реакция Мэнди при неожиданной встрече с ним.

Когда та приехала, Дэн не счел возможным затевать серьезный разговор в присутствии Лайзы. Тем более что Мэнди явно была потрясена.

Да, его танцовщица Дженни определенно не обрадовалась неожиданному повороту событий.

Поэтому Дэн постарался придать лицу нейтральное выражение и сократил беседу до обычных любезных формальностей.

Когда за ним закрылась дверь, он улыбнулся про себя. Сегодня. Сегодня!

Взбежав по ступенькам крыльца, Дэн секунду помедлил, прежде чем нажать на кнопку звонка. Как Мэнди встретит его? Не слишком дружелюбно, это ясно.

Однако, когда Мэнди отворила дверь, на миг он потерял дар речи.

Старенький халатик? Босая? Неужели это та самая белокурая красотка, которая так лихо отплясывала в клубе Роя?

На Мэнди не было даже косметики, то есть никакой защиты, пусть по большей части воображаемой. Вдобавок она радостно улыбалась. Но не Дэну.

Он увидел, как улыбка медленно сошла с лица прелестной блондинки. Она словно с размаху налетела на стену. Во всяком случае, именно такое выражение появилось в ее глазах.

Дэн первым пришел в себя.

– Я тоже рад тебя видеть, – произнес он.

Мэнди взяла себя в руки и машинально поправила растрепанные волосы. Она была ошеломлена неожиданным появлением Дэна.

– Что вы здесь делаете? – спросила Мэнди с нотками раздражения в голосе.

На него это не произвело ни малейшего впечатления.

– Должно быть, вы поняли, что я явлюсь сразу, как только смогу.

– Нет, ничего подобного я не ожидала, – резко возразила она.

– Тогда вы еще более наивны, чем о вас думает ваша сестра, – спокойно заметил Дэн. – Ну что, пригласите меня войти или мы будем кричать друг на друга, стоя на пороге?

– Я вовсе не кричу! – крикнула Мэнди.

Он улыбнулся.

Глядя на него, Мэнди потуже запахнула халат и крепче взялась за дверь.

– Не понимаю, что вам здесь нужно, но…

– Все вы прекрасно понимаете, – перебил ее Дэн.

Она проигнорировала его замечание.

– Но в любом случае у меня был трудный день, и я собираюсь пораньше лечь в постель.

Дэн лукаво ухмыльнулся.

– Звучит заманчиво.

Однако Мэнди давно привыкла к мужским провокациям и научилась с ними справляться. И хотя не так-то легко дать наглецу отпор, находясь в стареньком халатике и при полном отсутствии макияжа и тапочек, она все же предприняла попытку, – Помечтайте!

– Я только тем и занимаюсь. А вы?

– Что я?

Дэн оперся плечом о дверной косяк, будто собираясь проболтать всю ночь.

– Вы мечтаете?

– Мои мечты никого не касаются, ясно?

– Хорошо, расскажете мне о них, когда сами захотите, – вежливо произнес Дэн. – А сейчас, может, все-таки впустите меня?

– Зачем мне это нужно?

– Ну, теперь вы уже меня знаете, так что можно бы и рискнуть.

Мэнди прищурилась.

– Не хотите ли вы сказать, что если бы в прошлый раз я знала вас лучше, то впустила бы?

– Конечно.

– Почему?

– Потому что такое случается раз в жизни.

– Подозреваю, что ваша жизнь бедна событиями.

Дэн пропустил ее слова мимо ушей.

– Вот танцовщица Дженни поняла бы, о чем я говорю. – Он чуть наклонился к Мэнди и понизил голос до интимного шепота. – Не скажете, куда она подевалась?

Их взгляды встретились. Что-то в глубине глаз Дэна уничтожило колкое замечание, вертевшееся на кончике ее языка. Она затрепетала.

Заметив это, Дэн выпрямился и произнес совершенно другим тоном:

– Вы замерзли.

– Я… – Отрицание замерло на ее устах. Холод ведь служит лучшим оправданием дрожи, чем истинные причины ее возникновения. Мэнди отступила на шаг. – Пожалуй, вам действительно следует войти.

Она привела его в элегантную, уставленную мягкими кожаными диванами гостиную Эстер. Стены здесь были украшены множеством картин.

Дэн не удостоил их даже взглядом, чем немало смутил Мэнди. Обычно гости восхищались этим домом.

– Итак? – произнесла Мэнди, прокашлявшись.

– Почему вы не позвонили мне?

– Разве я обязана была это делать?

– Но ведь между нами кое-что осталось незавершенным.

Мэнди искоса взглянула на него.

– Что-то не припомню.

– Вы получили мои цветы и записку с номером телефона. Неужели трудно было связаться со мной? Ведь я об этом написал.

– Вы только что сами ответили на свой вопрос.

Дэн непонимающе уставился на нее.

– Каким образом?

– Видите ли, я не выполняю ничьих приказов, – пояснила Мэнди.

По правде сказать, сейчас она не понимала себя, так как обычно была более покладистой. Это Лайза упиралась что есть мочи, если ей пытались что-то навязать. А Мэнди, наоборот, старалась быть полезной окружающим.

– Я обратился к вам с обычной просьбой.

– Ну да! – фыркнула она. – Вы вообще достаточно бесцеремонны: пытались уговорить меня пустить вас в мою квартиру.

– А, значит, вы все помните!

Мэнди потупилась. Нет, ни за что! Этот человек не заставит меня краснеть!

– Думаю, вам пора идти, – произнесла она вслух.

Дэн не шелохнулся. Зато мягко произнес:

– Трусиха.

Мэнди по-прежнему избегала его взгляда.

– Не в этом дело. Просто мои родители…

– Ужинают с родителями жениха. И еще долго не вернутся.

Она вновь смущенно кашлянула.

– Откуда вам это известно?

– Лайза сказала.

Мэнди забегала глазами по комнате.

– Вы шпионите за мной! – наконец выдавила она после затянувшейся паузы. Причем возмущенный тон показался наигранным даже ей самой.

– Нет, просто собираю некоторую информацию. Честно говоря, у меня сейчас совершенно нет времени для более детальной слежки.

На сей раз негодование Мэнди было совершенно искренним.

– Нет времени! Вы вроде извиняетесь за то, что не можете быть полноценным шпионом?

– Ну, насколько я понимаю, вам в самом деле очень хочется, чтобы я извинился за что-то.

– Ничего подобного! – процедила она сквозь зубы, гордо выпрямившись. – Знаете, что? Я отправляюсь в постель, а вы…

– Пока нет, – прервал ее Дэн. – Блестящая идея, но еще рановато.

Своим замечанием он настолько ошеломил Мэнди, что несколько мгновений она просто смотрела в смеющиеся карие глаза, забыв о том, что ей следует рассердиться.

Дэн добродушно усмехнулся.

– Мы туда обязательно отправимся, обещаю.

Только не сегодня.

Мэнди едва не швырнула в него драгоценную фарфоровую вазу. Макгриди вовремя схватил ее за руку и увлек в сторонку, подальше от бьющихся предметов.

– Вы согласитесь со мной, если хорошенько поразмыслите, – добавил он так же доброжелательно.

– Я совершенно не хочу…

– Спешки, – подсказал Дэн. – Разумеется. Все следует делать основательно.

– Я не это имела в виду! – крикнула Мэнди. – И вы прекрасно меня понимаете!

– Ладно, оставим пока бесплодные споры.

Лучше покажите, где у вас тут кухня. Вы продрогли, поэтому вам нужно выпить чего-нибудь горячего.

Мэнди сердито вырвала локоть из его пальцев.

– Мне не холодно, и я не желаю ничего пить. Разве вы не поняли того, что я только что сказала? Вам пора отправляться домой.

– Вы так думаете?

– Послушайте, вы вообще в своем уме?

– То есть?

– Папа говорит, что некоторые клиенты Лайзы явно страдают помешательством. Они настолько гениальны, что обычным людям кажутся душевнобольными. Вы, часом, не из их числа, мистер Макгриди?

Их взгляды схлестнулись. Повисла напряженная пауза.

Спустя минуту гость рассмеялся.

– Зови меня просто Дэном. Гораздо легче оскорблять человека, когда обращаешься к нему на «ты».

Мэнди изобразила изумление.

– У меня даже в мыслях не было никого оскорблять.

– Было, было! – Он обезоруживающе улыбнулся.

Мэнди взглянула на него, и ей показалось, что она смотрит на солнце, настолько ослепительна была эта улыбка. Ее вдруг потянуло к своему нежданному гостю, и она стала клониться к нему медленно, медленно…

В последнюю секунду Мэнди остановилась и прерывисто вздохнула.

– Чего вы добиваетесь? – слетел с ее губ неровный шепот.

– Тебя.

Произнеся короткое слово, Дэн посмотрел ей прямо в глаза, и она поняла, что он в самом деле это подразумевает. В такую минуту соврать было просто невозможно.

Мэнди судорожно глотнула воздух.

– Не очень хорошая идея, – сказала она, но взгляд отвести не смогла.

В следующее мгновение Дэн по-настоящему потряс ее.

Он протянул руку и убрал волосы с лица Мэнди. Жест был немного неуклюжим и машинальным. Он будто и не собирался делать ничего подобного, просто так получилось.

Но шокирующей была не неуклюжесть, а нежность. Она превратила Мэнди в изваяние.

– Дорогая… – произнес он, скользя взглядом по ее лицу.

– Дэн, ты не знаешь меня, – громко произнесла Мэнди. Ей необходимо было как-то разрушить лирический настрой.

– Что? – переспросил он, разглядывая ее губы.

– Ты разок потанцевал со мной. Потом поцеловал. Подарил цветы. Но ты не знаешь меня. – Она была почти в отчаянии.

Глаза Дэна блеснули. Он не отодвинулся, но и не поцеловал Мэнди, хотя той безумно этого хотелось. Она не понимала, что с ней происходит. Ей случалось целоваться много раз, однако с Дэном все было как-то по-другому. Она таяла при одном лишь взгляде на него.

– Тебе ничего обо мне не известно, – вновь пролепетала Мэнди, но не добавила, что сейчас сама является для себя загадкой.

– Так расскажи мне.

– Я?

– Напугана, да? – Похоже, Дэн был немало этим удивлен.

Его тон слегка отрезвил Мэнди. Она была не настолько наивна, чтобы не понять: весь их разговор вертится вокруг секса. А давать парням от ворот поворот Мэнди умела.

– Ни капельки, – покачала она головой.

– Тогда расскажи мне то, чего я не знаю о тебе.

Мэнди усмехнулась.

– Дорогой мой, я бы с радостью, но мое пребывание в Эдинбурге продлится только до воскресного вечера. Моя сестра выходит замуж, знаешь ли.

Дэн проигнорировал ее иронию.

– Чудесно. В таком случае позволь мне отвезти тебя к месту бракосочетания.

Мэнди растерялась.

– Нет, это невозможно. Венчание состоится в деревенской церкви, завтра. И… я буду нужна матери.

– Испугалась, – негромко констатировал Дэн. Она скрипнула зубами.

– Я не боюсь ни тебя, ни кого-либо другого.

– Не меня. А себя.

– То есть я опасаюсь, что не устою перед твоими чарами, это ты имеешь в виду? – насмешливо произнесла Мэнди. – У тебя богатое воображение!

– Тогда докажи, что я ошибаюсь.

Она понимала, что ею манипулируют, но отказываться от вызова было не в ее правилах.

– Ладно, – гордо вздернула Мэнди подбородок. – Будь здесь завтра в три часа. Опоздаешь – сама доберусь.

Если верно утверждение Лайзы о том, что Дэн Макгриди сейчас очень занят, он, безусловно, не сможет вырваться из города на весь вечер пятницы.

Однако Дэн не усомнился ни на секунду.

– Я подъеду.

5

Ровно в три перед родительским особняком остановился автомобиль.

– Вот и он, – произнесла Эстер с явным облегчением. Она с самого ланча перетаскивала в холл сумки и коробки с платьями, шляпками и тому подобным.

– Все-таки ему удалось вырваться, – обронила Мэнди странным тоном.

Эстер удивленно взглянула на нее.

– Ты не ожидала, что мистер Макгриди приедет?

– По идее этого не должно было случиться. Утром я беседовала по телефону с Лайзой, и та сказала, что Макгриди весь день будет занят. Отсюда следовало, что он не сможет заехать за мной. Интересно, чего же это ему стоило? – задумчиво произнесла Мэнди.

– Может, данное девушке слово для него дороже любых дел?

Мэнди смотрела на выходящего из лимузина Дэна.

– Мне еще не попадались такие парни, – пробормотала она больше для себя самой.

Эстер поправила съезжавшую с кучи вещей обувную коробку.

– Не знаю, мы с твоим отцом, например, рады, что мистер Макгриди предложил доставить тебя в деревню.

– Воображаю! – сухо отозвалась Мэнди.

Ее давно мучило подозрение, что Эстер – единственная из всей семьи – догадывается, какие чувства она испытывает к жениху сестры. Беспокойство приемной матери по этому поводу было вполне ощутимым.

Но оказалось, что сейчас у Эстер на уме совсем другое.

– Нам с твоим отцом показалось, что мистер Макгриди вообще не явится на свадьбу.

Мэнди быстро повернулась к приемной матери.

– Почему?

– Ну, он ничего такого не говорил. И мы можем ошибаться, но…

– О чем это ты?

Дэн направился к крыльцу.

Увидев это, Эстер поспешно произнесла:

– Мы просто решили, что мистера Макгриди несколько задевает предстоящее бракосочетание Лайзы. Например, на торжества по случаю помолвки он не пришел.

Разумеется, подумала Мэнди. Иначе я узнала бы его в Лондоне.

– Намекаешь, что Дэн Макгриди влюблен в Лайзу? – хмуро произнесла она.

Во входную дверь позвонили.

– С уверенностью утверждать не могу, – быстро ответила Эстер. – Дэн известен тем, что обычно не слишком сближается с женщинами. Однако для Лайзы он сделал исключение. Поговаривают, что… Впрочем, теперь это уже не имеет никакого значения. Открой дверь, дорогая, а я пока принесу последнюю коробку.

– Что поговаривают? – крикнула Мэнди вслед удаляющейся Эстер, однако та лишь отмахнулась на ходу.

Вновь раздался звонок, и Мэнди поспешила к двери. На пороге стоял улыбающийся Дэн. Он чудесно выглядел в темном строгом костюме. Его волосы отрасли чуть больше общепринятой нормы и были немного взъерошены. Глаза сияли.

– Готова? – коротко спросил он.

Мэнди мысленно отметила тот факт, что Дэн не стал целовать ее в знак приветствия.

– Да, я собралась. Кроме того, Эстер хочет, чтобы мы захватили кое-что с собой. Но если в автомобиле не найдется места, это можно оставить.

– Места предостаточно, – кивнул Дэн на лимузин.

– Вижу. Ты любишь путешествовать с комфортом.

Он тихонько рассмеялся.

– Почему это звучит как оскорбление? Нет, обычно я обхожусь более компактным автомобилем. А этот арендован. Мне пришло в голову, что у тебя, скорее всего, будет много вещей.

– Весьма благоразумно, – заметила Мэнди. – Я впечатлена. Войдешь или желаешь, чтобы мы отправились не мешкая?

– Чем скорее, тем лучше.

Означает ли это, что он не склонен тратить время на разговоры с Эстер, так как сообразил, что она проникла в его тайну?

Однако, когда Эстер спустилась, неся перед собой большую коробку с фатой, Дэн не выказал ни малейшего смущения…

Эстер вручила ему коробку.

– Дэн, как мило с вашей стороны, что вы предложили подбросить Мэнди. Я была бы рада пригласить вас переночевать в нашем деревенском коттедже, но он будет полон гостей.

– На этот счет не волнуйтесь. Я буду на мальчишнике, который состоится в местной гостинице.

– Вот и ладно. Только не позволяйте парням устраивать Теду глупые подвохи.

– Ни за что, Эстер. Будьте уверены.

Он отнес коробку к лимузину и открыл багажник. Мэнди отправилась следом, захватив свою дорожную сумку и несколько легких свертков.

– Я только попрощаюсь с Эстер и сразу можно отправляться.

Эстер, с подозрительно сияющими глазами, обняла ее на верхней ступеньке крыльца.

– Не теряйся, детка. И не забывай, что вечером мы соберемся за столом. Последний семейный ужин.

Мэнди шмыгнула носом, но ответила задорно:

– Вот и хорошо. Давно тебе пора сбыть дочерей с рук. – Она чмокнула Эстер в щеку и сбежала со ступеней.

Дэн придержал для нее дверцу, потом сел на водительское место.

– Не теряйся? – хмыкнул он.

– Семейная шутка, – пояснила Мэнди, а сама подумала с досадой: интересно, что Эстер подразумевает под этим двусмысленным пожеланием? Неужели ей не терпится взяться за организацию второй свадьбы?

Дэн вывел лимузин на трассу, и некоторое время они ехали, болтая о всякой всячине. Мэнди поддерживала ничего не значащий разговор, не желая затрагивать тему возможной тайной влюбленности Дэна в Лайзу.

– Ты совсем не похожа на свою сестру, – вдруг произнес Дэн, словно прочитав ее мысли.

Она вздрогнула.

– Что?

– Ты очень веселая. А Лайза как-то призналась, что еще в детстве старалась быть примерной девочкой.

Последняя фраза Дэна была окрашена теплыми тонами. Может, даже любовью? Мэнди не могла точно определить.

– Конечно, я не такая собранная, как Лайза, – кивнула она.

Дэн рассмеялся.

– Верно, в этом смысле с твоей сестрой никто не сравнится.

Снова в его тоне сквозит обожание! Но разве подобные вещи говорят о возлюбленных?

– Как вы познакомились? – осторожно спросила она.

– Я был теоретиком с массой идей и полным отсутствием практического опыта. Лайза показалась мне даром небес. – Он улыбнулся своим воспоминаниям. – Она явилась ко мне с таким количеством советов, которое в ту пору я даже не в силах был переварить. Нынешних высот моя фирма во многом достигла благодаря участию в ее деятельности твоей сестры.

– Выходит, у вас давнее знакомство?

– Нет, короткое, но весьма… интенсивное. Интенсивное?

– Понятно…

Кто знает, может, Дэн и впрямь неравнодушен к Лайзе. Или раньше был неравнодушен.

Мэнди размышляла об этом весь остаток пути. При этом у нее создалось впечатление, что он облегченно вздохнул, когда она умолкла.

Въехав в деревню, он спросил у Мэнди направление, и вскоре они остановились у большого трехэтажного коттеджа. Выключив двигатель, Дэн повернулся к спутнице и тихо спросил:

– Что случилось?

– Ничего, – с притворной беззаботностью пожала Мэнди плечами. – Спасибо, что подвез.

– Вечером увидимся?

Она покачала головой.

– Ты же слышал, что сказала Эстер: сегодня последний семейный ужин. Я не могу его проигнорировать.

– Конечно. А позже?

– После ужина?

– Почему ты так испугалась? Ведь не продлится же он до полуночи.

– Нет, но…

Макгриди взял ее руки в свои.

– Которая комната твоя?

О, нет! – подумала Мэнди. Снова начинается! Сейчас он попросит разрешения зайти.

– Хочешь забраться ко мне на балкон? – с деланной иронией спросила она. Одна только мысль о подобной возможности ввергла ее в трепет.

– Да, если это поможет.

– Чему?

– Тому, что ты согласишься поговорить со мной.

Мэнди вынула руки из его ладоней. ~ Я только тем и занимаюсь, что разговариваю с тобой.

– Речь идет о другом.

Она молча отвернулась.

– Вот видишь, – сказал Дэн. – Одно слово правды, и ты замыкаешься в себе.

– Прости, если мое общество тебе наскучило, – гордо произнесла Мэнди.

В следующее мгновение она едва не подскочила на сиденье, потому что он с размаху хватил кулаком по баранке.

– Ты мне не наскучила! – процедил он сквозь зубы.

Мэнди покосилась на его кулак.

– Тогда почему ты так сердишься? – Ее голос дрожал.

С минуту Дэн сидел молча, потом заметил:

– Ты не уступишь ни дюйма, верно?

Она вновь сделала вид, будто ничего не понимает.

– Разве не такова наша девичья привилегия?

– Но почему?

Она пожала плечами, глядя в сторону.

– Против нашей встречи кто-то будет возражать? – требовательно спросил он.

Разумеется, Дэн подразумевает другого мужчину. Мэнди мгновенно это поняла и напряженно выпрямилась.

– В этом все дело, верно? – продолжил он. – Причина, по которой ты не подпускаешь меня к себе?

Она неестественно рассмеялась.

– Чушь!

На него это не произвело никакого впечатления.

– Второй вариант: ты боишься, что я тебя обижу.

– Тем более полный вздор! – яростно возразила Мэнди.

– Правда?

– Разумеется!

Дэн с сомнением посмотрел на нее и сокрушенно покачал головой.

– Интересно, что же я такого сделал? – произнес он, обращаясь по большей части к себе самому.

– Ничего, – отрезала Мэнди. – Все это существует лишь в твоем воображении.

– А может… – начал Дэн и остановился.

– Что?

– Может, дело не во мне, а в тебе? Кто-то нечестно обошелся с тобой, да?

– Нет! – Это прозвучало почти как стон отчаяния. В следующую секунду Мэнди взяла себя в руки и повторила более спокойно: – Нет.

Дэн испытующе вгляделся в ее лицо.

– Ты уверена?

– Конечно.

– Никто из парней тебя не обманывал?

Какая настойчивость! Возможно, подобный напор помогает ему в делах?

Мэнди сделала над собой усилие и сохранила спокойствие, хотя ей очень хотелось съязвить.

– Нет. Разве я похожа на девушку, которая даст обвести себя вокруг пальца?

Дэн на минутку задумался, тем самым предоставив Мэнди прекрасную возможность упорхнуть. Разумеется, она не преминула этим воспользоваться. Прежде чем он успел что-то сказать, Мэнди быстро расстегнула ремень безопасности.

– Мне пора. Родители уже здесь, – кивнула она на стоящий чуть поодаль семейный «бентли», – и, если я задержусь, Эстер хватит удар.

Она волнуется из-за любой мелочи.

Не рискнув еще хотя бы раз посмотреть ему в глаза, Мэнди открыла дверцу и покинула лимузин. Дэн молча сделал то же самое.

Не успел он ступить на гравий, как дверь коттеджа распахнулась.

– Что это? – удивленно спросил Дэн. – У вас тут все механизировано?

– В каком-то смысле, – усмехнулась Мэнди. – Это экономка. Сколько я помню, она работает у моего отца, и он ее вышколил до автоматизма.

К тому же миссис Брикстоун редко кому попадается на глаза: папе нравится, когда слуги держатся в тени.

Взбежав на крыльцо, она распахнула дверь еще шире и заключила экономку в объятия.

– Здравствуйте, миссис Брикстоун!

Та погладила Мэнди по спине.

– Мой зайчонок! Дай-ка взглянуть на тебя. Все такая же красавица.

– Я теперь работаю в Лондоне, в журнальном издательстве, – похвасталась Мэнди.

В ответ экономка ущипнула ее за щеку.

– Но твои глазенки блестят так же озорно, как в детстве. Я очень рада, что ты все-таки решила приехать на свадьбу.

Вошедший с коробками Дэн, услышав последние слова, удивленно поднял бровь.

– Миссис Брикстоун, вы знаете мистера Дэна Макгриди?

На лице экономки отразилось сильнейшее беспокойство.

– Лайза упоминала ваше имя, мистер Макгриди, но я не ожидала, что вы приедете сегодня…

– Не волнуйтесь, – успокоил ее Дэн. – Я лишь доставил сюда Мэнди. Скажите, куда отнести коробки, и я отправлюсь дальше.

Однако, разгрузив лимузин, он уехал не сразу. Мэнди осталась в холле, чтобы проводить гостя, но тот принялся рассматривать картины с таким видом, будто он турист, у которого полно времени.

– Послушай, – сказала она наконец, – не хочу выглядеть негостеприимной, но мне еще предстоит куча дел.

Дэн отвернулся от изображения уверенно сидящего на вороном жеребце всадника и окинул ее пристальным взглядом.

– Не нужно испытывать на мне свое озорное очарование, детка, – произнес он несколько напряженно. – Я не растаю.

Мэнди заморгала.

Дэн шагнул к ней и несколько секунд молча смотрел на нее сверху вниз с таким видом, будто оценивал противника.

– Запомни одно, дорогая, – наконец тихо произнес он. – Я видел, как ты танцевала. Более того, я это чувствовал. И неважно, как тебя воспринимают другие люди, я тебя знаю.

Мэнди вспыхнула, но ей удалось произнести спокойно:

– Звучит как угроза.

– Считай это напоминанием.

– О чем? – спросила она опрометчиво.

Дэн выразительно взглянул на ее губы и рассмеялся.

Сейчас он поцелует меня, пронеслось в мозгу Мэнди.

Ей вдруг безумно захотелось этого. Захотелось, чтобы Дэн заключил ее в объятия как тогда, стылой лондонской ночью. Чтобы пробудил в ее душе бурю эмоций и заставил жаждущую ласки плоть настроить разум на волну чувственности. Хотя бы ненадолго.

Сила своего внезапного порыва шокировала ее.

Однако Дэн отвернулся.

Отвернулся!

– Увидимся, – небрежно слетело с его уст.

После чего он уехал.

Глядя вслед удаляющемуся лимузину, Мэнди обессилено прислонилась к дверному косяку. Из-под ее ног словно выбили почву.

Она страстно желала, чтобы Дэн поцеловал ее, а он уехал.

Мэнди понимала, что это было сделано намеренно. Она сама не раз поступала подобным образом с парнями, но никак не ожидала испытать подобную тактику на себе.

Нет, этому нужно положить конец. Дэн Макгриди больше не будет играть с ней в кошки-мышки. Вообще, ему очень повезет, если она еще хотя бы раз заговорит с ним.

Мэнди кипела негодованием, однако в предсвадебной суматохе этого, к счастью, никто не заметил. Всех больше волновала Лайза, которая была вялой и очень бледной. Она приехала позже назначенного времени и резко ответила Эстер, попытавшейся проявить беспокойство:

– Не суетись. Терпеть этого не могу.

– Но мы ожидали тебя к чаю. И волновались.

– Я успела бы, если бы Дэн Макгриди находился там, где ему следовало быть. Но вы навязали ему роль шофера, и в итоге я полдня решала вопросы, которыми он и сам мог бы заняться.

Выпалив это, Лайза вдруг расплакалась и убежала в свою комнату.

– Переутомление, – констатировала Эстер в наступившей тишине.

Ужинать должны были десять человек, большинство из которых слышали разговор Лайзы и Эстер. Все являлись ближайшими родственниками и сделали вид, что ничего особенного не произошло, однако некоторая неловкость все же осталась.

Эстер многозначительно взглянула на Мэнди.

– Дорогая, не могла бы ты…

Та встала и отправилась на второй этаж. Комната Лайзы располагалась в конце коридора. Мэнди негромко постучала в дверь.

– Кто там? – донесся голос старшей сестры. Он звучал глуховато, но слез в нем больше не ощущалось.

– Я, Можно войти?

Раздался звук поворачивающегося в замке ключа.

– Прости, что-то я расклеилась, – сказала Лайза, пропуская Мэнди.

– С тобой все в порядке?

К ужасу Мэнди, глаза сестры вновь наполнились слезами.

– Сама не знаю, что со мной происходит.

– Ну-ну, не плачь. – Мэнди нежно обняла Лайзу. – Это предсвадебная нервозность, своеобразная часть ритуала. Каждая невеста переживает нечто подобное.

Старшая сестра отстранилась и нашарила в кармане носовой платок.

– Я не знала. Все, что мне приходилось читать о свадьбах, было полно цветов и счастливых улыбок. А мое бракосочетание напоминает кошмар.

– Глупости.

– Вовсе нет, – высморкалась Лайза. – Мое платье выглядит странно, туфли великоваты.

Боюсь, как бы не потерять их по дороге к алтарю.

– Ничего, я подберу. Для того и существуют подружки невесты.

– Ну тогда я споткнусь, непременно.

– В этом случае Тед тебя поддержит. Все предусмотрено.

Лайза шмыгнула носом.

– Послушай, откуда ты все знаешь? Ведь ты младшая сестра!

– Я немного подросла в Лондоне.

– Интересно, кто этому способствовал? Как его зовут?

– Кого?

– Похоже, ты кого-то встретила.

– Чушь! – произнесла Мэнди гораздо более возмущенно, чем требовалось.

Лайза улыбнулась и вдруг стала выглядеть гораздо бодрее. Взглянув на сестру, Мэнди решила, что отпираться нет смысла.

– Ладно, ты угадала. Я действительно встретила одного человека.

Лайза ласково похлопала ее по руке.

– Надо было привезти его с собой.

– Незачем, – пробормотала Мэнди, отводя взгляд.

Сестра пристально всмотрелась в ее лицо.

– Ладно, буду держать рот на замке. Ты сама всех оповестишь, когда будешь готова.

– Спасибо. Я подумаю.

Дальше беседа плавно перетекла к свадебной теме. Позже, спустившись в гостиную и устроившись в кресле у камина, Мэнди заверила Эстер, что с Лайзой все в порядке.

– Она сегодня ляжет рано. Я приготовила ей омлет и какао.

В эту минуту дверь гостиной отворилась. Повернув голову на звук, Мэнди застыла.

На пороге стоял Дэн Макгриди.

Придя в себя, Мэнди вскипела от возмущения. Ведь она же сказала Дэну, что не хочет видеть его вечером!

Однако Эстер, быстро встав с кресла, улыбнулась вновь прибывшему, словно желая показать, что он здесь самый дорогой гость.

– Да-да, запонки! – воскликнула она. – Сейчас принесу. Я вынула их тотчас, как позвонил Тед. А вы пока развлеките Мэнди.

– Это не так-то просто, – вполголоса пробормотал Дэн.

Тем не менее, он занял место Эстер в кресле у камина и улыбнулся Мэнди, пальцы которой все еще продолжали впиваться в подлокотники. При этом рукав его пиджака скользнул по ее обнаженной руке.

Мэнди вздрогнула, словно от удара током, и произнесла первое, что пришло в голову:

– Ты ледяной! Пешком, что ли, шел сюда?

– Нет. Просто у вас в доме никто долго не слышал дверного звонка. Пришлось войти через кухню.

– Зачем ты явился? – подозрительно поинтересовалась Мэнди.

– Тед умудрился сломать одну из запонок, которые приготовил на завтра. Из нас никто этих штук не носит. Вот и пришлось ему позвонить твоему отцу с просьбой об одолжении. Я выступаю лишь в качестве посыльного.

Подобное пояснение лишь усилило недоверие Мэнди. Видя это, он наклонился к ней и тихо произнес:

– Если бы я пришел к тебе, то сейчас стоял бы под твоим окном, распевая серенады.

Мэнди затаила дыхание, но внешне на ней это никак не отразилось. Напротив, она заметила с иронией:

– В самом деле?

– Я подумывал об этом, но потом мне пришло в голову, что сначала ты захочешь разделаться со свадьбой.

– Сначала? – прищурилась Мэнди.

– Ну да, прежде чем мы станем любовниками, – пояснил Дэн.

Она едва не свалилась с кресла.

– Осторожнее, – поддержал ее Дэн.

Руки он так и не убрал. Она была словно капкан.

Мэнди быстро обвела взглядом гостиную. Бренди ее отца творило привычные чудеса. Гости расслабились, расстегнули верхние пуговицы рубашек. Крестная Лайзы сбросила туфли и с ногами забралась на диван.

Все оживленно беседовали. Никто не обращал внимания на попавшую в ловушку Мэнди.

Ничего, обратят, когда я подниму шум!

– Любовниками мы не будем никогда! – произнесла она только для ушей Дэна.

– Почему ты так думаешь? – Вопрос был задан с искренним интересом.

Мэнди скрипнула зубами.

– Я имею право голоса или нет?

– Разумеется. – Он явно удивился.

– В таком случае, – с триумфом произнесла она, – я голосую против.

Дэн улыбнулся. Он находился так близко, что были видны лучики мелких морщинок у уголков глаз.

– Но ведь моя кампания еще даже не начиналась.

Мэнди резко встала. Пальцы Дэна на миг сильно сжали ее запястье, но потом его рука упала. Он откинулся на спинку кресла и посмотрел Мэнди в лицо. Она ответила уверенным взглядом.

– Никаких кампаний.

Дэн вновь улыбнулся, но произнес вполне серьезно:

– Боюсь, что это решение остается за мной.

Мэнди вздрогнула, и улыбка Макгриди стала еще шире.

– Обычно они исполняли твои капризы, верно? Те парни, которым ты кружила голову.

Она не нашлась с ответом.

– Вижу, общение с взрослым человеком – новый опыт для тебя.

Он не прикасался к Мэнди, да в этом и не было необходимости. Она и так смотрела на него во все глаза.

Вернулась Эстер, неся маленькую коробочку. Дэн поднялся, и она вручила ему запонки, которые он положил в карман.

– Спасибо. До завтра. – Кивнув обеим дамам, он удалился.

– Какой приятный человек! – произнесла Эстер.

Мэнди демонстративно промолчала.

Утром не было времени думать ни о чем, кроме предстоящего венчания.

– Мне казалось, что, если мы поженимся в деревне, все пройдет очень спокойно, – жаловалась Лайза, сидя у себя в комнате.

Ее волосы были красиво уложены парикмахером, который напоследок закрепил на ее голове фату с золотым венчиком. Лайза осталась в свадебном головном уборе, но в клетчатой шерстяной рубашке и выцветших голубых джинсах. Она явно нервничала и была очень бледной.

– Без суматохи в таком деле не обходится, – сказала Мэнди, которой уже не раз доводилось выступать в роли подружки невесты. – Двести гостей или две тысячи – все равно. Неизменно присутствует следующее: невеста на грани паники, сказочное свадебное платье и женщина, которая вот-вот станет тещей.

Лайза покачала головой.

– Эстер будет великолепна.

– Бесспорно. А сейчас выпей кофе и сосредоточься на предстоящем медовом месяце, – посоветовала Мэнди.

Однако при упоминании о кофе Лайзу передернуло.

– Ладно, как хочешь, – удивленно произнесла Мэнди. – А я выпью чашечку, ведь потом некогда будет.

Лайза тоже решила спуститься в кухню. Гам в поте лица трудились трое местных поваров. И, разумеется, здесь же находилась Эстер, которая кружила вокруг них, как присматривающая за стадом овчарка.

– Успокойся, Эстер, – не выдержала Мэнди. – Эти люди знают, что делают. Лучше займись чем-нибудь полезным. – Дождавшись, пока Эстер удалится, она повернулась к сестре. – Когда я буду выходить замуж, близко ее не подпущу к организации свадьбы. Лайза? Куда ты?

Не отвечая, Лайза опрометью скрылась в туалете, из-за двери которого тотчас раздался ужасный звук. Мэнди опешила.

– Лайза?

Спустя пару минут та вышла, показавшись сестре еще бледнее, чем прежде. Сдвинувшийся набок венчик придавал ей вид этакой подвыпившей дамочки.

– Что ты? Разве можно так нервничать! – воскликнула Мэнди.

Сбегав к холодильнику, она откупорила бутылку минеральной воды и подала Лайзе полный стакан.

– Спасибо, – выдавила та.

Мэнди решила взять дело в свои руки.

– Сделаем так: сейчас ты поднимешься к себе и постараешься заснуть. – Она взглянула на наручные часы. – У тебя есть час и пятнадцать минут. К алтарю успеешь.

– Но моя прическа…

– Не беда. Я видела, что делал парикмахер. Все поправим. Приляг и ни о чем не беспокойся, я тебя разбужу.

Они вернулись наверх и разошлись по своим комнатам. Мэнди решила воспользоваться свободным временем, чтобы спокойно переодеться.

Облачившись в розовое платье, она взяла щетку для волос, пригладила чересчур круто завивавшиеся кудри и закрепила их с одной стороны у виска брильянтовой заколкой, которую подарил отец, когда ей исполнилось восемнадцать лет.

Ну просто олицетворение красоты и невинности! – улыбнулась Мэнди своему зеркальному отражению. Такой и оставайся.

Однако проблема заключалась в том, что внутренние ощущения Мэнди не соответствовали тому, как она выглядела. Дэн Макгриди привел ее в смятение. Мэнди очень сожалела, что вчера не дала ему полной и недвусмысленной отставки. Его присутствие пробуждало в ней нежелательные эмоции. Она никогда не думала, что будет следовать за Лайзой по церковному проходу с непреодолимым желанием дать в глаз мистеру Макгриди.

Милая и невинная, подумала Мэнди. Уж это точно – милая!

Она приготовила букеты, вновь изгнала Эстер из кухни и вернулась наверх, чтобы разбудить Лайзу. Следующие сорок минут Мэнди только тем и занималась, что бегала вверх-вниз по лестнице, выглядывала во двор, проверяя готовность автомобилей, и докладывала отцу о том1, как продвигаются дела у невесты.

Наконец бесчисленные пуговицы на платье Лайзы были застегнуты, и Мэнди в последний раз поправила на ней фату.

– Готова?

– Да. – Глаза Лайзы сияли. Короткий отдых явно пошел ей на пользу.

Мэнди обняла сестру.

– Ты просто обворожительна!

– Счастье украшает женщину лучше любой косметики. А я сейчас на седьмом небе от счастья!

Так как Мэнди была единственной подружкой невесты, то ехать в церковь ей пришлось в одиночестве. Она воспользовалась этой возможностью, чтобы прийти в себя. Ей не хотелось, чтобы во время венчания по ее щекам покатились сентиментальные слезы.

Впрочем, Мэнди напрасно волновалась. Ей просто некогда было вдаваться в сантименты. Свадебную церемонию не репетировали, поэтому Мэнди пришлось постоянно быть начеку. Она то поправляла подол платья Лайзы, то держала ее цветы, то помогала еще в каких-то мелочах. А потом появилась чья-то маленькая дочурка, которой захотелось присоединиться к свадебной процессии. Так что проливать слезы Мэнди не пришлось.

Но была одна минутка…

Жених и невеста произнесли положенные клятвы, надели друг другу кольца, затем Лайза взглянула на своего новоиспеченного супруга. Сегодня он был красив, как никогда. Его черные как смоль волосы переливались в радужном свете, льющемся внутрь церкви сквозь цветные витражи. Когда Мэнди увидела, как он смотрит на Лайзу – будто не веря, что это сокровище отныне действительно принадлежит ему, – ее сердце словно сжала чья-то ледяная рука.

Тут грянул орган, и на минуту для Мэнди исчезло все окружающее: и украшенная цветами церковь, и священник, и чинно сидящие на скамьях гости. До этой минуты Мэнди держалась, но сейчас все ее притворство куда-то подевалось. Никогда в жизни она не испытывала столь промозглого одиночества. Тед выглядел таким гордым…

К счастью, Мэнди быстро удалось взять себя в руки. Она улыбнулась и с этого мгновения стала душой общества.

Мэнди рассмеялась, когда на выходе из церкви порыв ветра швырнул ей в лицо золотистые кудри. Затем расхохоталась еще сильнее, поскользнувшись на влажных после дождика ступенях. Чтобы не упасть, она схватилась за руку свидетеля со стороны жениха. Потом фату Лайзы раздуло ветром, превратив в подобие воздушного шара, и справляться с этим пришлось, конечно, Мэнди. Причем, воюя с вышедшими из подчинения кружевами, она не забывала строить смешные рожицы перед фотокамерами.

Словом, представление удалось на славу. Никому даже в голову не пришло, что в душе Мэнди царит холод и тоска одиночества. Да и странно было что-то заподозрить, глядя, как самозабвенно она флиртует со свидетелем Теда.

– Девочка хорошеет день ото дня, – услыхала Мэнди слова своей крестной, когда все вернулись в дом и в большом парадном зале гостей стали обносить шампанским. – Никогда не думала, что Лайза выйдет замуж первой.

– Просто Мэнди еще молода и ей нравится разнообразие, – ответил муж крестной. – Уверен, она быстро успокоится, когда поймет, что ей нужно.

Да уж, подумала Мэнди.

Она почувствовала на себе взгляд и обернулась. На нее во все, глаза смотрел Дэн Макгриди. На миг Мэнди испытала странное облегчение, что это не кто-то из людей, знающих ее с детства, и лучезарно улыбнулась ему. От неожиданности он заморгал.

В ту же секунду Мэнди опомнилась и отвернулась. Ведь она сама запретила Макгриди начинать какую бы то ни было кампанию!

Осторожнее, сказала себе Мэнди.

Она попыталась затеряться среди гостей, постоянно краем глаза следя за Дэном, но общения с ним ей избежать не удалось.

– Привет, – раздалось за ее спиной. – Хочу сказать, что из тебя получилась прелестная подружка невесты.

Мэнди не осталось ничего иного, как обернуться и ответить со светской улыбкой:

– Спасибо.

Все было бы хорошо, если бы она не посмотрела Дэну в глаза. Они сияли, и в них присутствовало нечто такое, от чего Мэнди испытала легкое головокружение.

– Ты… – начала она, толком не зная, что хочет сказать. – То есть… я… – Мэнди окончательно сбилась. В эту минуту она почувствовала себя влюбленной девочкой-подростком, чего с ней не случалось уже давно. А ведь флирт всегда давался ей без всякого труда. И парней у нее было столько, что всех не упомнишь. Однако ни с одним из них она не разговаривала, беспомощно лепеча и заикаясь, как сейчас.

А ведь Макгриди и не особенно-то ее интересует. Да, был тот жаркий поцелуй в Лондоне, но следует учесть, что Мэнди чувствовала себя одинокой. К тому же неожиданный приезд сестры вывел ее из равновесия. Сама того не подозревая, Лайза напомнила Мэнди обо всем, что хотелось поскорее забыть. Поэтому в каком-то смысле поцелуй не имел прямого отношения к Дэну Макгриди. Просто все сошлось воедино: темпераментный танец, странная нереальность ночного города, одиночество…

И страсть, подсказала себе Мэнди. Не забывай об этом.

Тут она вспомнила, что в какой-то момент практически решилась впустить Макгриди к себе, и почувствовала, что задыхается.

– Не нужно, – прошептала она.

Дэн впился в ее лицо напряженным взглядом.

– Что с тобой?

– Я люблю одного человека, – тихо призналась Мэнди. – Мне бы хотелось, чтобы все было иначе, но дело обстоит именно так.

Лицо Макгриди словно окаменело. Он молчал. Мэнди даже засомневалась, осознал ли он смысл ее слов.

– Не трать времени понапрасну, – добавила она. – В моей душе нет места для другого.

Дэн по-прежнему безмолвствовал. И непонятно почему Мэнди вдруг почувствовала, что вот-вот расплачется.

– Ох уж эти свадьбы! – всхлипнула она, отворачиваясь. – У всех глаза на мокром месте… – С этими словами Мэнди убежала.

С той минуты она вертелась как заведенная. То целовалась с давними приятельницами, то мчалась за чистым бокалом, то играла в ладушки с трехлетней девчушкой, давая возможность ее родителям спокойно поесть. Она шутила и смеялась, но ни разу, даже на миг, не встретилась взглядом с Дэном Макгриди. К тому времени, когда наконец был торжественно внесен свадебный торт, силы Мэнди почти иссякли.

И, похоже, не у нее одной. Лайза вновь сильно побледнела. Она улыбалась перед объективом фотоаппарата, держа вместе с мужем нож. Однако Мэнди была совершенно уверена, что резал торт один Тед, потому что рука его новоиспеченной супруги дрожала.

Что такое творится с Лайзой? Уж не заболела ли, часом?

Эта мысль мгновенно заставила Мэнди забыть о собственных проблемах. Заметив, что сестра, прошептав несколько слов Теду на ухо, выскользнула из гостиной, она отставила бокал с шампанским и двинулась следом.

Лайза сидела в своей комнате на подоконнике, прижавшись щекой к стеклу и закрыв глаза. Ее бледность приобрела зеленоватый оттенок.

– Лайза! – в испуге воскликнула Мэнди.

Та даже не открыла глаз.

– Все в порядке. Это долго не продлится. Через несколько минут я буду в норме.

И тут Мэнди внезапно сообразила в чем дело. Вот откуда усталость, раздражительность и вялость Лайзы!

– Так это не нервы?

Старшая сестра молча покачала головой.

– Понятно… – Мэнди принесла Лайзе стакан воды. – Могу я что-нибудь сделать?

Та усмехнулась.

– Возьмешь на себя обязанности круглосуточной няньки? – Она открыла глаза. – Не тревожься, сейчас все пройдет.

Мэнди вяло улыбнулась. Кошмар продолжается. Сейчас к нему прибавилось известие о том, что Тед скоро станет отцом.

– Ладно. Тебе нужно что-нибудь?

– Только небольшой отдых.

– Тогда я удаляюсь.

Это было похоже на бегство. Мэнди всю трясло. Ничего подобного она не испытывала с той поры, когда узнала, что Тед и Лайза влюблены друг в друга. В тот день все ее радужные мечты рухнули в одночасье. Хорошо, что никто этого не заметил.

Она удрала в кабинет отца, куда гостям вход был заказан. Здесь перед камином находилось кресло с высокой спинкой, под которое Мэнди еще ребенком забивалась, играя с сестрой в прятки. Сейчас она забралась в кресло с ногами. Если кому-нибудь случится заглянуть в комнату, Мэнди они не увидят.

Что со мной происходит? – звенело в ее голове. Почему меня так потрясло известие о том, что Тед и Лайза ждут ребенка? Я давно потеряла Теда. Да мы никогда и не были вместе. Как только он увидел Лайзу, мои шансы свелись к нулю. Так что будущий малыш здесь никакой роли не играет.

И все же…

Мэнди закрыла лицо руками и замерла.

Однако ее одиночество продлилось недолго. Дверь тихонько отворилась, и кто-то вошел. Мэнди притаилась, надеясь, что незваный гость удалится. Но тот прикрыл дверь и остался стоять на месте.

Мэнди сидела, пока хватило терпения, а когда оно кончилось, резко спрыгнула с кресла, чтобы встретиться лицом к лицу с нарушителем ее спокойствия.

– В чем дело?

– Так я и знал! – с триумфом произнес Дэн Макгриди.

– Ну хорошо, ты нашел меня. Что дальше?

– Почему ты прячешься?

Мэнди пожала плечами.

– Я с утра верчусь как белка в колесе. Можно мне хотя бы немного отдохнуть?

К своему ужасу, она услышала, что ее голос дрожит. Дьявол, недоставало еще разреветься перед Макгриди!

От того тоже не укрылось состояние Мэнди. Решительно шагнув вперед, он как-то очень естественно обнял ее. И прежде чем она успела что-либо сообразить, их губы слились.

Возмущенный возглас Мэнди не нашел выхода. Она быстро сообразила, что противиться нет смысла. Руки Дэна были тверже стали, хотя и слегка дрожали от мгновенно вспыхнувшей в нем страсти.

Мэнди даже запаниковала, ощутив столь мощное проявление чувственности.

Но спустя минуту цивилизованность победила. В обоих.

Дэн отпустил Мэнди. Он был бледен, его губы сжались в ровную линию.

– Не здесь.

– Не… – Мэнди изумленно взглянула на него. – О чем это ты?

Во взгляде Дэна появилась ирония.

Мэнди не стала делать вид, будто не поняла ее значения.

– Забудь.

– Не думаю, что мне это удастся, – искренне произнес он. – А тебе?

Мне тоже, прозвучало в ее подсознании.

Вздрогнув, Мэнди с ужасом взглянула на Дэна. Прежде чем она успела что-либо сказать, тот произнес:

– Знаю, тебе кажется, что ты влюблена в другого. Так где же он? Если бы этот парень дорожил тобой, то был бы сегодня рядом!

Его замечание вызвало у Мэнди истерический смешок.

– Знает ли он тебя такой, какой знаю я? – добавил Дэн.

– Ты ничего не понимаешь…

– Понимаю. Я весь день наблюдал за тобой.

Горло Мэнди так сжалось, что она лишь смогла вымолвить:

– Дэн…

– Как подружка невесты ты была очаровательна. И как дочь своих родителей тоже. Но мне больше по душе танцовщица Дженни. Где она, Мэнди? – Он коснулся ее лица дрожащими пальцами.

Этого оказалось достаточно. По щеке Мэнди поползла слезинка. Вероятно, Макгриди увидел ее, но отворачиваться не стал.

– Вспомни свой пыл, страстность, – продолжал он. – А сейчас? Взгляни на себя! Что мне сделать, чтобы вернулась моя Дженни?

Слезы уже лились ручьем. Мэнди приходилось усилием воли держать глаза открытыми, чтобы в них не попала тушь для ресниц.

– Прекрати! – крикнула она, пятясь к двери. – Ты совершенно ничего не понимаешь. Этого вообще никому не понять…

Дэн не стал удерживать Мэнди, и она с грохотом захлопнула за собой дверь.

Скрывшись наверху, в своей комнате, Мэнди некоторое время стояла, стиснув кулаки. Это помогло ей успокоиться. Потом, чтобы скрыть следы слез, она умылась холодной водой и заново нанесла макияж. Напоследок пристально оглядев себя в зеркало, Мэнди направилась обратно в гостиную.

Первым встреченным ею человеком оказался Тед.

– Привет, красотка, – улыбнулся он.

Тед никогда не воспринимал меня всерьез, подумала Мэнди. Странно, но эта мысль не показалась ей болезненной.

– Привет, – дружелюбно кивнула она.

– Где моя ненаглядная женушка?

– Отдыхает.

– Ее снова тошнит? – сочувственно поморщился Тед. – Бедняжка, нелегко ей сейчас приходится. К тому же сегодня такой напряженный день. Я предлагал Мэнди обвенчаться где-нибудь потихоньку и не устраивать свадьбы, но ей не хотелось разочаровывать Эстер.

– Узнаю свою сестричку, – с гордостью улыбнулась Мэнди, причем для этого ей совершенно не пришлось делать над собой усилий.

– Подозреваю, что, даже родив ребенка, она не бросит работу, – задумчиво произнес Тед.

– Ничего, не переживай, вы справитесь.

– Ты хороший друг, малышка.

– Стараюсь, – буркнула Мэнди.

– И притом красавица. По-моему, старина Дэн от тебя без ума. Вчера вечером он замучил меня расспросами о тебе.

Она мгновенно насторожилась.

– Правда?

– Я сказал, что ты многим вскружила голову, но они так и не добились твоего расположения.

– Благодарю.

– Но, похоже, на Макгриди мои слова не произвели особого впечатления.

Ничего удивительного, подумала Мэнди. Ведь он вообразил, что знает меня лучше, чем кто бы то ни было. Несмотря на то что у нас был всего один танец, путешествие в автомобиле да пара поцелуев.

Она негромко рассмеялась.

– Так всегда бывает на свадьбах. Они заставляют неженатых и незамужних задуматься о создании семьи.

– Ты полагаешь, что Дэн тоже стал жертвой свадебной лихорадки?

Разумеется, Мэнди так не думала. Никакая брачная церемония не влияла на Макгриди той ночью в Лондоне. Но признаваться себе в этом не хотелось.

– Да, – ответила она, осознавая, что лжет.

Тед рассмеялся.

– Ладно, пусть будет по-твоему! – Он взглянул на наручные часы. – Пойду переоденусь, потому что нам с Лайзой пора уезжать. Чем скорее я увезу ее из этого сумасшедшего дома на теплое море, тем лучше.

– Теплое море… – мечтательно повторила Мэнди. – Звучит как обещание райского блаженства.

– Если тебе это нравится, обратись к Дэну. У него в Испании есть участок земли на побережье. Ты можешь чудесно провести время, решая, принять ухаживания Макгриди или нет.

– Я подумаю, – со смехом пообещала Мэнди.

– Подумай. Дэну тоже отдых не повредит. Лайза говорит, что он работает как вол. К тому же он еще не окончательно пришел в себя после неудачного романа.

Мэнди сразу вспомнила намек Эстер на тайную любовь Дэна к Лайзе.

– Это моя сестра тебе сказала? – осторожно спросила она.

– Нет. Я уже не помню, с кем говорил об этом. Кажется, женщина, которой увлекся Дэн, работала с ним. Но они расстались.

Мэнди невольно посочувствовала Дэну. Тем не менее, она продолжала избегать его. Возможно, он то же самое делал по отношению к ней. Как бы то ни было, Мэнди не видела Дэна до того момента, когда Лайза спустилась по лестнице под руку с Тедом, чтобы попрощаться с гостями. Новобрачная вновь сияла. Отдых помог ей восстановить силы. Она любовно клонилась к плечу супруга.

Видя это, Мэнди вновь испытала болезненный укол в сердце. Она осталась на месте, когда радостная толпа двинулась провожать молодоженов к автомобилю.

– Что собираешься делать? – произнес над ее ухом знакомый голос.

– Попрощаюсь с сестрой.

– А потом?

Мэнди вдруг подумала, что с нее достаточно. Специально купленное в Лондоне вечернее платье останется лежать в дорожной сумке. И танцы пройдут без подружки невесты.

– Переоденусь и отправлюсь в Эдинбург, – решительно произнесла Мэнди.

– Я тебя отвезу, – сказал Дэн. – Доставил сюда, доставлю и обратно.

– В этом нет необходимости. – Мэнди двинулась за последними из провожающих.

Ее собеседник не отставал.

– Есть. Ты даже не представляешь себе, как это необходимо.

Мэнди пожала плечами.

– Нам не о чем говорить.

– Хоть в чем-то наши мнения совпадают, – заметил Дэн, тем самым заставив Мэнди удивленно взглянуть на него.

Они вышли на крыльцо. Во дворе Тед и Лайза готовы были сесть в белый лимузин. Их почти целиком скрывала толпа гостей.

– Букет! – вдруг крикнул кто-то. – Брось букет!

Разумеется, уходя из своей комнаты, Лайза не забыла захватить свадебный букет, который по традиции должна была бросить в толпу перед отъездом. Она выпрямилась, вглядываясь в лица и словно ища кого-то.

– О нет! – прошептала Мэнди. – Только не это.

Но сестра уже увидела ее. И удивилась, когда оказалось, что Мэнди стоит позади всех. Она что-то сказала Теду. Тот оглянулся на крыльцо, широко улыбнулся и взял у Лайзы букет.

О Боже! – вспыхнуло в мозгу Мэнди. Неужели это сделает тот, которого я так…

Тед уверенно размахнулся и запустил букет поверх голов собравшихся. Описав плавную дугу, цветы угодили прямо Мэнди в лицо. В последнюю секунду она попыталась избежать этого, но лишь пошатнулась и упала бы, если бы ее не подстраховал Дэн, другой рукой успевший еще и поймать букет.

Гости весело зашумели, зааплодировали, кто-то пронзительно свистнул.

Дэн улыбнулся, взмахнув цветами над головой.

– Мне повезло!

Потрясенная случившимся до слез, Мэнди сделала вид, что лепестки задели ее по глазам. Дэн дал ей носовой платок. Когда провожающие вновь повернулись к новобрачным, она смогла перевести дыхание, хотя все еще продолжала дрожать как камертон.

Лимузин сделал прощальный круг по двору. Когда он поравнялся с крыльцом, Мэнди успела заметить, как в пассажирском салоне Лайза взяла руку Теда и положила себе на живот. Они обменялись взглядом, полным любви и взаимопонимания.

Мэнди прикусила губу.

Вот и все. Тед так ничего и не узнал о моих чувствах. Он их даже не заметил.

Однако рядом с ней находился Дэн Макгриди, от внимания которого не ускользнуло ничего.

Мэнди повернулась к нему. Ее тело еще сотрясала нервная дрожь, но подбородок уже был высоко поднят.

– Я согласна.

– Что?

– Можешь отвезти меня домой, – лучезарно улыбнулась она, подразумевая гораздо больше того, что было произнесено вслух. – И, если можно, поскорее.


6

Уехать удалось на удивление легко. Мэнди ожидала протестов Эстер, но их не последовало.

– Мы не в претензии, – сказал ей отец, крепко держа жену за руку. – Конечно, парни будут разочарованы, но мы скажем всем, что ты должна успеть на самолет.

Получив неожиданную поддержку, Мэнди быстро переоделась в кашемировый свитер и джинсы, после чего наскоро расцеловалась с родственниками, не забывая улыбаться.

– Бери пример с сестры, – сказала ей крестная.

– Обязательно, – блеснула Мэнди глазами.

– Я позвоню тебе, когда буду в Лондоне, – пообещал молодой человек, с которым она флиртовала за праздничным столом.

– Непременно.

– Не хочу, чтобы ты уезжала! – заявила девчушка, с которой Мэнди играла в ладушки.

Мэнди отпустилась на одно колено и обняла малышку.

Затем Дэн положил сумки в багажник, а Мэнди поцеловала родителей. Отец взъерошил ей волосы, как, бывало, делал, когда она в детстве отправлялась в школу.

Фил и Эстер, держась за руки, долго махали отъезжающим с крыльца.

– Вы все очень близки, – заметил Дэн, взглянув в зеркало заднего вида.

– Да. Но они особенно.

Уже стемнело. По крыше лимузина барабанил дождь. Деревья за окошком гнулись от ветра. Но в салоне было тепло и уютно.

– Почему твоя крестная посоветовала тебе брать пример с Лайзы? – спросил Дэн как бы между прочим.

Мэнди покосилась на него.

– Можно подумать, ты не понял.

– Намек на замужество?

– Разумеется. Все ждут не дождутся, когда бесшабашная младшая сестренка Лайзы остепенится. Разве ты не слышал сегодня разговоры? «Мэнди не из тех, кому спешат делать предложение…» – Она саркастически усмехнулась.

Дэн задумчиво глядел на дорогу. Потом спросил:

– А тебе хотелось бы обратного?

– Чего?

– Выйти замуж.

Мэнди пожала плечами.

– Точно сказать не могу. – Она посмотрела на проплывающий за окошком сумрачный сельский пейзаж. – Паршивый сегодня вечер.

В этот момент автомобиль тряхнуло.

– Дьявол! – выругался Дэн.

– Что случилось?

– Пока ничего. Просто нужно быть внимательнее на трассе. Ты являешься для меня отвлекающим моментом, Мэнди Макмиллан.

– Благодарю.

Дэн бросил на нее быстрый взгляд, который та почувствовала даже несмотря на то, что в этот момент смотрела сквозь ветровое стекло.

– Это комплимент, – пояснил Макгриди.

– Ну да, конечно.

– Правда-правда. В твоем присутствии мне чертовски трудно сосредоточиться.

– Я польщена, – вежливо произнесла Мэнди.

Дэн сдержанно вздохнул. Однако ему поневоле пришлось переключить внимание на дорогу, потому что впереди показался встречный автомобиль, который мигал фарами.

– Или на дороге ухабы, или что-то случилось, – пробормотал Дэн, притормаживая.

Встречный автомобиль тоже сбросил скорость. Когда он поравнялся с лимузином, его водитель опустил стекло.

– Не высовывайся, – велел Дэн Мэнди и тоже опустил стекло со своей стороны.

В салон сразу ворвался холодный влажный воздух.

– Там упавшее дерево перегородило дорогу! – крикнул водитель. – Вдобавок река вышла из берегов. Объездной путь накрыло водой, глубина фута три, никак не проехать. Я возвращаюсь обратно. Думаю, утром дорогу расчистят.

– Спасибо.

Дэн поднял стекло и взглянул на Мэнди.

– Хочешь вернуться?

Она подумала, что сейчас, наверное, уже начались танцы. Все веселятся.

– Нет!

Дэн спорить не стал, но заметил:

– Интересное решение для девушки, которая больше всего на свете любит веселиться.

Он минутку подумал, потом аккуратно развернул лимузин.

– Я же сказала, что не хочу ехать обратно! – запротестовала Мэнди.

– Не кипятись. Я тут знаю одно местечко, где можно переночевать. Как-то раз мне пришлось играть в крикет в одной здешней деревне. В тамошнем трактире сдаются комнаты, остается только разыскать его.

Дэн молча вел лимузин до тех пор, пока слева не показались огни. Он свернул на деревенскую улицу, по обеим сторонам которой тянулись густо усаженные плодовыми деревьями участки с коттеджами. Через некоторое время впереди засияла неоновая вывеска.

– Здесь! – радостно воскликнул Макгриди.

Дождь лил как из ведра. Под порывами ветра вывеска покачивалась и мигала. Мэнди поежилась.

– Какая-то дыра…

– Чушь. Ненастье здесь переждать можно. Уж лучше находиться под крышей, чем посреди дороги.

Он был прав.

В трактире было два камина, у одного шла игра в покер, у другого – оживленные дебаты относительно весенней сельскохозяйственной выставки. Казалось, завсегдатаям неведомо, что за стенами заведения разыгралась настоящая буря. Они просто не обращали на это внимания. Зато пристроили Мэнди у камина, пока Дэн вел переговоры о ночлеге.

Мэнди закинула волосы за спину и протянула руки к огню.

– Издалека едете? – добродушно поинтересовался один из местных сквайров.

Она бросила взгляд через зал. Дэн был погружен в разговор с хозяином. Его волосы поблескивали в свете каминного пламени, и он казался настолько же не принадлежащим к этому времени, как начищенные медные кувшины и полированное дерево вокруг. И еще в нем явственно ощущалась сила.

В душе Мэнди словно что-то шевельнулось.

– Мисс?

– Ммм?

Будто почувствовав ее взгляд, Дэн повернул голову. В тот же миг земля словно покачнулась. То, что спало в глубине ее души, пробудилось. Мэнди вдруг бросило в жар.

Хозяин заведения что-то сказал, и Дэн отвернулся, вновь сосредоточившись на беседе. Однако она заметила, как вздымается его грудь. Вероятно, он тоже не остался равнодушен к безмолвному обмену взглядами.

– Да, – тихо ответила Мэнди сквайру. – Я проделала немалый путь.

Дэн вернулся к ней. Его дыхание успело успокоиться. Он улыбнулся сквайру и разговорился с ним. Внешне все выглядело обычно, но Мэнди видела, как поблескивают глаза Дэна. Она знала, что внутри он натянут как струна, потому что и сама пребывала в подобном состоянии.

– У них есть комната. Возможно, потребуется ее немного подготовить, так как постояльцев здесь не ждали. Туристический сезон начнется только весной. Я сказал, что нас это устраивает.

Мэнди внимательно слушала. Дэн не сказал, что им придется разделить ночлег. Но и обратного он тоже не говорил. Возможно, выбор за ней? Желает ли она сделать его?

Она вдруг почувствовала неуверенность. Словно села не на тот самолет, но покинуть его не могла, пока он не приземлится. Предстоящее одновременно и интриговало, и пугало ее. И еще она не знала, как будет выбираться из всего этого.

Мэнди глотнула воздух.

– Да, хорошо. – Собственный голос показался ей чужим.

– Мэнди… – Дэн произнес ее имя так тихо, что наверняка никто больше не услышал.

Она коротко рассмеялась, наполовину восторженно, наполовину истерически. Хотя какая истерика может быть у девушки, которая привыкла смотреть на жизнь как на сплошное развлечение?

Заставив себя успокоиться, Мэнди произнесла:

– Не мог бы ты узнать, накормят ли нас здесь?

– Так и знал, что ты об этом спросишь.

– Правда? – Она улыбнулась Дэну и увидела, как его взгляд потемнел от желания. Между ними словно происходило два параллельных разговора. Но только один из них был словесным. – Почему?

– Потому что за праздничным столом ты почти ничего не ела. Так ковыряла то, что было на тарелке, и все.

– Ты наблюдал за мной? – Мэнди не знала, как отнестись к этому открытию. Это ощущение оказалось слегка тревожным: за тобой следят, а ты ни о чем не догадываешься.

– Все время. И чертовски завидовал малышке, с которой ты играла.

– Почему?

– Потому что в тот момент твое внимание всецело принадлежало ей. А мне хотелось, чтобы оно было моим.

Дыхание Мэнди участилось.

– Надо было присоединиться к нам.

– Нет. – Он понизил голос. – Я хотел безраздельно владеть тобой.

Мэнди глотнула воздух. Он заметил это и улыбнулся. В ту же секунду по ее телу пробежал трепет, похожий на легчайшую рябь на поверхности озера.

От его глаз не укрылось и это. Однако он как ни в чем не бывало продолжил словесную часть беседы.

– Нам могут предложить что-нибудь простое. Домашний суп или жаркое… – Его взгляд ласкал Мэнди.

Она затаила дыхание. Все это оборачивалось большими трудностями, чем можно было представить.

– Хорошо, – с усилием произнесла она.

– Что ты выберешь?

Мэнди не могла думать о еде. Да и вообще не могла думать.

– Выбери сам.

– Ты мне доверяешь?

Повисла небольшая напряженная пауза.

– Мы ведь говорим о еде, верно?

– О чем же еще? – невинно улыбнулся Дэн.

Дьявол, как ловко у него все получается!

– Ты человек искушенный, да? – суховато обронила Мэнди.

– Трудно сказать с полной уверенностью. – Взгляд Дэна вдруг стал очень пристальным. – А ты?

Вот те на!

– Суп, – громко сказала Мэнди. – Этого будет достаточно. Я не очень голодна.

Дэн не стал настаивать, но по выражению его глаз было заметно, что он еще вернется к прерванному разговору. У него еще остались вопросы. У Мэнди сложилось впечатление, что Дэну обычно удается узнать все, что его интересует. Постепенно.

Ужин для приезжих сервировали в столовой, которую специально открыли по такому случаю. Хозяин зажег свечи, принес тарелки с супом, хлеб с хрустящей корочкой и вернулся в бар, прикрыв за собой дверь.

Сидя за столом, Дэн и Мэнди посмотрели друг на друга.

– У тебя голубые глаза, – тихо произнес он. – Я только сейчас увидел.

Испытывая необъяснимую робость, Мэнди опустила взгляд и принялась помешивать ложкой наваристый бульон.

– Ты велел оставить нас наедине?

– Нет. – Удивление Дэна было неподдельно.

– Тогда почему мы оказались в одиночестве?

– Откуда мне знать? Может, у них так принято. Мы побудем здесь, а тем временем жена хозяина приготовит пару комнат…

Мэнди вздрогнула.

– Пару?

Дэн пристально посмотрел ей в глаза. – Да.

– Но я…

Он протянул руку и сжал пальцы Мэнди.

– Дорогая, послушай…

Невероятно!

– Ты не хочешь меня, – прошептала она.

– Конечно, хочу.

Мэнди покачала головой и произнесла больше для себя самой:

– Снова игры.

Дэн сильнее сжал ее руку.

– Нет. Послушай. Это важно.

Она испытывала такое унижение, что почти не слышала слов Дэна. Тот тряхнул ее руку.

– Посмотри на меня!

Мэнди через силу подняла голову.

– О, детка! – потрясенно воскликнул Дэн, увидев выражение ее глаз. Потом поспешно продолжил: – Я очень тебя хочу, поверь. И был бы счастлив, если бы мы легли в одну постель. Надеюсь, что это произойдет. Но сегодня тебе выпал очень трудный день. Я не уверен, что ты сама точно знаешь, чего хочешь.

Мэнди изумленно уставилась на него.

Не сводя с нее глаз, он поднял ее руку и поцеловал легонько, невесомо. Но даже этого было достаточно, чтобы по телу Мэнди прокатилась волна трепета.

– Я просто хочу, чтобы ты знала: у тебя есть выбор, – тихо произнес Дэн. – И он будет у тебя всегда.

Его слова потрясли Мэнди.

Дэн взял ложку и принялся преспокойно есть суп, как будто ничего особенного не произошло. Впрочем, руку Мэнди он все же не отпустил.

– Вероятно, ты считаешь меня полной идиоткой, – заметила Мэнди, постепенно придя в себя.

Дэн удивленно вскинул глаза.

– Нет. Почему?

– Ну… судя по тому, как ты все это изложил…

– Изложил? – Он на минуту нахмурился, соображая, потом усмехнулся. – Вообще-то я не мастер по словесной части, водится за мной такой грех. А насчет отдельных комнат, так это в основном нужно мне. Привычнее, знаешь ли.

Мэнди забыла об обиде.

– Ты что же, не встречаешься с женщинами?

– Можно и так сказать, – согласился Дэн, подумав.

– А как бы ты сам сказал?

– Видишь ли, я совершенно не разбираюсь в людях. Человеческая природа для меня тайна за семью печатями.

Мэнди внимательно вгляделась в его лицо. Дэн спокойно выдержал ее взгляд, хотя у нее и возникла догадка, что для него это чувствительная тема.

– Хочешь поговорить со мной об этом? – мягко спросила Мэнди.

– Да говорить-то особо не о чем, – пожал он плечами. – К десяти годам я был признанным вундеркиндом. И мое воспитание и обучение было довольно специфичным. В нем отсутствовало то, что обычным людям кажется естественным.

– Например? – недоуменно спросила она.

Дэн обвел глазами столовую.

– Ну хотя бы свечи, романтика, такого рода вещи. Становясь взрослыми, люди уже знают все это. Такие люди, как ты, например. Я тоже должен был получить подобные знания, только не в вербальной форме.

– В вербальной форме! – Мэнди не удержалась от смеха. – Что это за форма такая?

– Ну, скажем, мне следовало не прочитать или услышать о некоторых вещах, а испытать их самому. Я имею в виду танцы, поцелуи… секс.

Мэнди едва не поперхнулась супом.

– Секс? Это для тебя тайна за семью печатями? – Она непроизвольно скользнула взглядом по чувственным губам Дэна.

– Да, если рассматривать его как средство общения. – Его тон был сух и бесстрастен.

– Невероятно… – пробормотала Мэнди.

Он пожал плечами.

– Секс вовсе не средство для чего бы то ни было, – заметила она. – Он просто должен доставлять удовольствие.

– Разве?

– Вот, посмотри. – Мэнди выпятила губки и заморгала, томно глядя на Дэна.

Тот некоторое время наблюдал за ней, потом с его губ слетел вздох.

– Ну что? – спросила Мэнди.

– Тебе не нужно нарочно со мной кокетничать, – сухо произнес он. – Я реагирую на проявления женской сексуальности так же, как любой нормальный мужчина.

– Ах вот как! – Мэнди мгновенно залилась краской от смущения.

– Просто я не всегда точно понимаю, что означают эти сигналы.

Мэнди прижала ладони к пылающим щекам. Почему Дэн всегда с такой легкостью ставит ее в дурацкое положение?

– Посмотри на меня, – вновь попросил тот.

Она нехотя выполнила его просьбу.

– Меня многие считают гением. Я действительно умею много такого, что недоступно другим людям. Например, могу производить в уме сложнейшие вычисления… Но они не приводят меня к пониманию человеческой натуры.

Мэнди вгляделась в его лицо. Было заметно, что эта тема очень волнует Дэна. Но…

– Я не понимаю, – честно призналась она.

Дэн вздохнул.

– В качестве примера могу привести собственный бизнес. Моя команда подобрана в основном из друзей и соратников. И все же я чуть не потерял компанию, потому что не разглядел того, что творилось под самым моим носом.

Мэнди попыталась мысленно перевести сказанное в более доступную для нее форму, но потерпела неудачу.

– У тебя был роман с сотрудницей?

– Нет, к данному случаю секс не имел отношения. Но все равно… Понимаешь, я не распознал того, что любому другому было ясно как белый день. Лайзе, например.

Мэнди быстро взглянула на него.

– Разумеется, я слышал, что мне говорили, но значения этих разговоров не понял. – Улыбка Дэна была болезненной. – Наверное, мне нужен переводчик. Такой, как ты.

– Я?

– Ты в этой жизни чувствуешь себя как рыба в воде, – пояснил он.

Она вздохнула.

– Не всегда, к сожалению. Иногда и мне приходится несладко.

Дэн помолчал, обдумывая ее слова.

– По тебе не заметно, – произнес он на конец.

Мэнди пожала плечами.

– Значит, я хорошая актриса.

Дэн грохнул кулаком по столу. От его удара подскочила не только посуда, но и Мэнди.

– Это именно то, о чем я говорю! Она изумленно воззрилась на него.

– Что-то я не…

– Я не понимаю мужчин, – нетерпеливо пояснил Дэн. – Вернее, большинство из них. Но женщины для меня полная загадка. С ними я постоянно оказываюсь в тупике. – Его слова были полны презрения к самому себе.

Мэнди больше не могла этого выносить.

– Ничего подобного. В случае со мной ты проявил завидную прозорливость.

На сей раз Дэн уставился на нее. Она горько усмехнулась.

– Разве не ты несколько минут назад сказал, что у меня был трудный день? А как ты думаешь, сколько еще людей это заметило? Я с самого утра старательно изображала веселье, но даже мои родители не поняли, что больше всего на свете мне хочется удрать с этой свадьбы.

Глаза Дэна расширились. В пламени свечей они были темно-карими с золотистыми искорками. В эту минуту он больше не думал о своих проблемах, а видел только Мэнди. Она заметила, как смягчилось, потеплело выражение его глаз, и почувствовала, что ее начинает бить дрожь. Говорить вдруг стало трудно, но Мэнди все-таки произнесла:

– А вот ты понял мое состояние.

Наступила полная тишина. На этот раз Мэнди взяла руку Дэна.

– Благодарю за отдельную комнату, – тихо заметила она, – но я ею не воспользуюсь.

Ненастье разгулялось вовсю. Дождь барабанил по стеклам, словно автоматными очередями. Казалось, трактир пошатывается под порывами ветра. В довершение всего погас свет.

– Вовремя я развел огонь в ваших каминах, – сказал хозяин, принеся свечи. – Центральное отопление теперь до утра не заработает. Но мы заправили кофе два больших термоса, так что будет чем согреться.

– Спасибо, кофе мы пить не будем, – сказал Дэн, обменявшись с Мэнди взглядом. – Сразу отправимся спать.

– Хорошо. Тогда я вас провожу.

Хозяин вручил им по свече и повел по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж. Всю дорогу Мэнди держалась за руку Дэна.

Их комнаты располагались рядом. Несмотря на огонь в каминах, в обеих было холодно.

– Вы уж простите, – сказал хозяин. – Тот из вас, кто займет большую супружескую постель, пусть задернет вокруг нее полог. Это поможет сохранить тепло. – И, пожелав постояльцам спокойной ночи, он удалился.

Оставшись наедине, Дэн и Мэнди посмотрели друг на друга.

Мэнди смущенно хихикнула.

Смущенно? Это она-то, которой всегда все нипочем?

Однако Мэнди в самом деле испытывала неловкость. Ей хотелось поскорее оказаться в объятиях Дэна, но она не знала, как это сделать.

Глупо, конечно. Всего-то и нужно – шагнуть вперед, взять его лицо в ладони, прижаться к губам и целовать до тех пор, пока он не забудет обо всем на свете.

Но что-то мешало Мэнди так поступить. Некое шестое чувство подсказывало ей, что не она должна сделать первый шаг, иначе все может быть испорчено.

Как же быть?

Дэн – который утверждал, что секс для него является загадкой, – нашел отличный ход.

– Похоже, нам не остается ничего иного, как всю ночь согревать друг друга, – негромко заметил он.

И Мэнди, сообразительная, искушенная в делах флирта девушка, взволнованно затрепетала.

– Пойдешь ко мне? – хрипловато произнес он.

Даже сейчас это прозвучало как вопрос. Похоже, Дэну действительно хотелось, чтобы у Мэнди до последней минуты оставался выбор.

В конце концов, шагнуть в его объятия оказалось не так уж трудно.

Позже, когда свечи догорели и в тишине слышался только звук постукивающих по стеклу веток, Мэнди лежала рядом с Дэном, положив голову ему на плечо и глядя на язычки пламени в камине. Она легонько поглаживала его руку, нежно сжавшую ее грудь. У нее создалось странное ощущение, будто нечто подобное происходило уже не раз. Она легонько вздохнула.

– Ты счастлив?

Дэн лениво потянулся, хотя руки с груди не убрал.

– Я доволен.

– Доволен? – повторила Мэнди с деланным гневом. – Мы пережили нечто совершенно умопомрачительное, а ты всего лишь доволен?

Дэн провел пальцем по ее губам.

– Для меня это прогресс. – Затем он крепко прижал Мэнди к себе и натянул одеяло на ее обнаженные плечи.

Его заботливость показалась ей очень трогательной.

– Что ты сейчас чувствуешь? – спросила Мэнди, после того как Дэн нежно поцеловал ее в висок.

Тот застонал с досады.

– Нет, ну правда?

– Мне кажется, что все правильно.

– Как? – Мэнди приподнялась на локте, чтобы видеть его глаза.

Дэн улыбнулся ей.

– Правильно, – мягко повторил он. – Когда все сходится и проблема решена.

– А! – Она вновь уютно устроилась в его объятиях.

Ей тоже хотелось сказать ему, что она испытывает нечто подобное. Что никогда в жизни не ощущала такого покоя. И счастья.

Но дневная усталость взяла свое. Веки Мэнди сомкнулись. Пару раз она выплывала из дремы с желанием сказать Дэну, что любит его, но сон был сильнее. В конце концов, ее дыхание замедлилось и стало почти беззвучным.

Дэн прислушивался к нему, глядя в темноту. Он хмурился. Нынешним вечером ему довелось узнать о Мэнди нечто такое, о чем он прежде даже не догадывался. У его страстной танцовщицы был секрет, мысль о котором вызывала в ее сердце тоску. Дэну хотелось отыскать способ помочь ей понять, что какие бы неприятности ни произошли с ней, они уже в прошлом. А будущее принадлежит им двоим. И оно будет великолепным. Дэн об этом позаботится.

Я буду оберегать ее, пообещал он себе. Изо всех сил.

Утром все изменилось.

Проснувшись в незнакомой постели, Мэнди поначалу не поняла, где находится. Она лишь ощутила холод. Хотя вообще-то ее кто-то должен был обнимать. Нынешним утром она не должна была пробудиться в одиночестве. Мэнди не сомневалась в этом, даже несмотря на то что деталей пока вспомнить не могла.

Потом чей-то насмешливый голос в ее голове произнес: «Мы обменялись эротическими импульсами!»

Мэнди быстро села на постели. Конечно, она не должна быть одна! Где Дэн? Возможно, у него возникли некие подспудные мысли?

Нет, не может быть. После такой ночи…

Сообразив, что больше не уснет, Мэнди отправилась искать Дэна.

Она нашла его на деревенской улице, которую за ночь завалило различным мусором, ветками, кусками черепицы. Кроме того, здесь ветром повалило пару деревьев. С десяток взволнованных местных жителей расчищали все это под руководством Дэна. Сам он был абсолютно спокоен.

Дэн покинул Мэнди в постели и, ни словом не предупредив, отправился организовывать общественные работы. Он находился в гуще событий, подбадривал и даже веселил народ. Словом, делал все, чтобы по улице возобновилось движение транспорта.

Увидев Мэнди, он помахал ей рукой и улыбнулся. Но его улыбка была всего лишь дружественной. В ней не было даже намека на интимность. Точно так же Дэн мог улыбнуться любому из окружающих. После событий минувшей ночи он даже не поцеловал Мэнди. Вместо этого он произнес:

– А, ты проснулась! Отлично. Еще одна пара рабочих рук нам не помешает.

Мэнди похолодела.

– Я схожу за пальто, – очень тихо ответила она.

7

Собирая упавшие ветки, Мэнди сломала все ногти, которые так красиво покрыла лаком для торжества. Однако поначалу она этого даже не заметила, потому что все время исподтишка следила за Дэном. И чем дольше она этим занималась, тем больше понимала, что, несмотря на всю обнажающую интимность прошлой ночи, ей так и не удалось как следует узнать его.

Когда один из фермеров уволок на своем тракторе последнее дерево с дороги, она устало присела на пенек. Ноги у нее дрожали.

Дэн приблизился, неся толстые сучья. Его волосы были взъерошены, рубашка порвана, и сквозь прореху виднелось мускулистое плечо. Впрочем, для Мэнди здесь не было никакого сюрприза, потому что на этом плече она проспала всю ночь.

Но сейчас уже утро, напомнила она себе. Пора вернуть весь свой здравый смысл!

Дэн бросил ношу на землю.

– Почему ты хмуришься? Что-то случилось? Мэнди отвела взгляд.

– Я ногти сломала.

– Это для тебя так важно? – удивился Макгриди.

– Я работаю в модном журнале и обязана выглядеть соответственно. Иначе мне нельзя будет выходить на работу.

Дэн улыбнулся ей с высоты своего роста. Его правая щека была измазана, карие глаза блестели. Он выглядел чрезвычайно притягательным.

– Ну и не выходи.

Мэнди пристально взглянула на него. На миг ей показалось, что он просит ее остаться с ним. Однако через секунду она сообразила, что это не так. То есть Дэн хотел ее, но ему вовсе не требовалось, чтобы она находилась с ним постоянно.

Что ж, Мэнди не могла его за это винить. Почему он должен желать ее постоянного присутствия? У них вовсе не такие отношения. Они провели страстную ночь, а утром выяснилось, что им нечего сказать друг другу. Собственно, этого и следовало ожидать. В конце концов, Дэн гений, а она просто веселая девчонка.

– Не думаю, что это хорошая идея, – спокойно заметила Мэнди.

Глаза Дэна потускнели.

– Да… – В очертаниях его фигуры вдруг явственно проступила усталость.

Пока они завтракали, утренние посетители трактира только и говорили о том, как дорожные службы расчищают путь к Эдинбургу. Дэн жадно впитывал каждую новость. Спустя некоторое время он пристально взглянул на Мэнди.

– Похоже, тебя не так уж и волнует, можешь ли ты вовремя вернуться на эту свою дурацкую работу?

– Она не дурацкая! – резко возразила та. – Это моя первая серьезная работа, и она мне нравится. Я очень счастлива, что получила ее.

– То есть, если я попрошу тебя остаться, ты откажешься?

Мэнди усмехнулась.

– Я не отвечаю на гипотетические вопросы.

Дэн прищурился.

– Хорошо. Выражусь прямо: останься со мной.

Но Мэнди больше всего хотелось побыть одной. Это помогло бы ей собраться с силами.

– Завтра утром мне нужно быть на работе. Я обещала.

Все кончилось тем, что Дэн доставил ее прямо в аэропорт. В зале он повернул Мэнди лицом к себе и спросил напряженно:

– Дорогая, что происходит? Что случилось?

Она молчала, безучастно глядя мимо плеча Дэна на суетящихся пассажиров. Он легонько тряхнул ее за плечи.

– Мэнди!

– Ничего не случилось. Спасибо, что подвез меня сюда.

– Это все? – В глазах Дэна мелькнуло нечто похожее на угрозу.

Заметив это странное выражение, Мэнди на миг вынырнула из кокона фатальности, в котором находилась уже несколько часов.

– Что?

– Небольшой вояж по окончании торжеств, затем «спасибо» и «до свидания»?!

Она удивленно моргнула. Что с ним творится? Разве не этого он хотел?

Однако Дэн не оставил ей времени для раздумий, продолжая говорить:

– Впрочем, чему я удивляюсь? Ведь ты сама сказала, что не знаешь, хочется ли тебе замуж. Для Теда и Лайзы это не было вопросом. Но тебя их пример оставил безразличной!

Если бы он не упомянул о Теде, возможно, ничего бы и не произошло. Мэнди почувствовала себя так, будто ее окунули в ледяную воду.

– Так ты хочешь знать, что случилось? – гнев но произнесла она. – Хорошо, я тебе скажу. – Передернув плечами, чтобы освободиться от его рук, она отступила на шаг и произнесла высоким напряженным голосом: – Я была влюблена в Теда. Он тогда едва был знаком с Лайзой, и мне не приходило в голову… Ладно, это не имеет значения… Я думала, что Тед считает меня молодой и глупой. И мне захотелось убедить его в обратном, показать, что я со временная девушка. И вообще, что толку ходить вокруг да около? Если хочешь чего-то, пойди и возьми. – Мэнди издала полный иронии смешок.

Дэн смотрел на нее горящим взглядом.

– Короче говоря, я явилась к нему в полночь. Приехала на последнем автобусе, так что добираться домой было не на чем. И белье у меня под платьем отсутствовало.

Дэн издал странный сдавленный звук.

– Не беспокойся, Тед об этом так и не узнал. – Мэнди судорожно глотнула воздух и горько улыбнулась. – Он вызвал такси и оплатил мой обратный путь домой. Причем сделал это весьма галантно.

Лицо Дэна словно окаменело.

– Хочешь сказать, что вчерашняя ночь была попыткой бегства от Теда Раффорда? – сухо спросил он.

Не глядя на него, Мэнди пожала плечами.

– Я тебе не верю, – сказал Дэн.

Мэнди заметила, что на табло замигало название ее рейса. Накинув ремень дорожной сумки на плечо, она произнесла:

– Сожалею.

– Не верю! – громче повторил Дэн.

Мэнди подняла голову и взглянула ему прямо в глаза.

– Ведь ты сам признался, что не понимаешь женщин, не так ли?

Дэн застыл.

Воспользовавшись паузой, Мэнди повернулась и ушла.

В самолете она уснула. Вероятно, ей что-то снилось, потому что, когда незадолго до приземления она проснулась, по ее лицу текли слезы.

Следующие два месяца прошли словно в лихорадке. Мэнди с головой погрузилась в работу, но облегчения это не приносило. По ночам ей грезилось лицо Дэна, сраженного ее последним замечанием. И зачем только она это сказала!

Дэн несколько раз звонил, но, услышав его голос, она вешала трубку. Тогда он стал слать телеграммы одинакового содержания. Они состояли из слова «позвони», за которым следовал ряд цифр, каждый раз разный. Дэн разъезжал по всему миру.

Потом поток телеграмм прекратился. Мэнди старалась убедить себя, что испытывает от этого облегчение.

Позже ситуация прояснилась благодаря Лайзе. Та прислала письмо, в котором вкратце описывала, как протекает ее беременность, и советовала прочесть прилагавшуюся журнальную вырезку. Развернув листок, Мэнди увидела фотографию Макгриди. Он был великолепен. Фотограф запечатлел его на яхте. Дэн был в одних шортах и с отросшими, развевающимися на ветру волосами. Все мускулы его тела резко выделялись, благодаря чему он выглядел очень живым.

В статье говорилось, что Дэн Макгриди недавно сделал первый миллион благодаря удачному внедрению в практику высоких технологий. В интервью журналистам он выразил огромную благодарность своему юридическому консультанту Лайзе Макмиллан, которая помогла ему и его компании добиться столь головокружительного успеха.

Мэнди положила статью в свой блокнот и на работе время от времени украдкой любовалась снимком Дэна.

И однажды поплатилась за это.

– Симпатичный, – сказала Синтия, заглядывая ей через плечо.

Мэнди так и подпрыгнула на стуле.

– Кто это? – спросила приятельница.

– Да так, клиент моей сестры.

– Повезло сестричке…

Мэнди покачала головой.

– Ей это безразлично. Она без памяти влюблена в мужа.

– Это она прислала тебе журнальную вырезку? – спросила Синтия.

– Да.

– Жаль, что не догадалась присовокупить и телефонный номер этого красавца.

– Он у меня и так есть, – брякнула Мэнди.

Синтия пристально взглянула на нее, потом усмехнулась.

– В таком случае поздравляю! И завидую.

Мэнди швырнула в нее скрепку для бумаг. Синтия ловко поймала ее, заливаясь смехом.

– Ты со мной поосторожнее! Иначе расскажу нашему бухгалтеру Тиму о том, что у него появился соперник, – в свою очередь рассмеялась Мэнди.

Однако рассказала она не Тиму, а Джейн Дейвенпорт. Причем при всем отделе.

Это произошло на собрании, посвященном следующему выпуску журнала.

– Что касается раздела «Миллионер месяца», то тут мы должны напрячься. Прошлая статья совершенно невыразительна. Думаю, наши подписчики скучали, читая ее, а это совершенно недопустимо.

Сотрудники приглушенно зашумели, но в конце концов вынуждены были согласиться.

– Ему за семьдесят, как и большинству из них, – подала голос дама, написавшая раскритикованную статью. – Что интересного можно здесь откопать? Вот если бы попался миллионер помоложе…

– По-моему, кое у кого есть на примете подобный парень, – заметила мисс Дейвенпорт, которая в эту минуту походила на кошку, которой удалось-таки сцапать любимую хозяйскую канарейку. – Правда, Мэнди? Не хочешь ли рассказать нам о статье?

Мэнди в этот момент машинально рисовала чертиков в блокноте. Услышав свое имя, она вздрогнула.

– Что? О статье? Ее… э-э… прислала мне сестра.

– Зачем?

– Ну, чтобы я прочла об… одном нашем общем знакомом.

– То есть ты знаешь этого миллионера? – подхватила Джейн Дейвенпорт. – И каков он?

Тут не удержалась Синтия.

– Красавчик! Вдобавок у Мэнди есть номер его телефона.

Глаза патронессы блеснули.

– Великолепно. Расскажи-ка, чем конкретно занимается этот парень.

– Но я толком не знаю! – тревожно воскликнула Мэнди.

– Ну так узнай. Ведь ты журналист, верно? К концу дня жду результатов. – С этими словами мисс Дейвенпорт перешла к другой теме.

Мэнди поневоле пришлось заняться этой работой. Она посмотрела гору периодической литературы, выписывая или вырезая все, что имело отношение к Дэну Макгриди и его компании.

Ближе к вечеру Мэнди положила на стол Джейн Дейвенпорт увесистую папку.

– Так, Дэн Макгриди… – протянула начальница. – Кажется, недавно на одном приеме кто-то упоминал его имя. Если не ошибаюсь, этот человек добился успеха в такой области, где простому смертному трудно в чем-либо разобраться. Мы непременно должны напечатать о нем статью. Нашим читательницам он поправится. Тем более что от него так и веет сексуальностью.

– Потому что в его делах никто ничего не понимает? – хмыкнула Мэнди.

Мисс Дейвенпорт взглянула на нее как на несмышленыша.

– Потому что мистер Макгриди молод, хорош собой, неженат и недавно заработал первый миллион. Это более чем сексуальность, дорогуша. Это сказка!

Мэнди предпочла промолчать.

– Я хочу, чтобы ты сделала следующее: позвони ему, расскажи, что тебе удалось раскопать. – Джейн кивнула на папку. – Спорь или очаровывай его, как ты умеешь, но добейся, чтобы он согласился дать интервью. Поняла?

О, еще бы! Все естество Мэнди протестовало против этого задания, но за время работы здесь она уже набралась достаточно опыта, чтобы открыто не возражать начальнице. Если Джейн Дейвенпорт узнает, что у Мэнди была какая-то история с мистером Дэном Макгриди, она сделает все возможное – и невозможное, – чтобы половчее использовать этот материал в статье.

– Хорошо, – бесстрастно произнесла Мэнди.

– Вот и ладно. Уверена, что у тебя все получится как надо. Ты умеешь держать руку на пульсе времени. Так что постарайся написать хорошую статью. Ты ведь заинтересована в постоянной работе?

– Я? Здесь? – Мэнди мгновенно насторожилась.

– Скорее всего, в Эдинбурге, но тебе придется выполнять наши заказы, – пояснила Джейн, разглядывая свои ногти. – На твоем месте я бы воспользовалась представившимся шансом.

– Иными словами, мне нужно написать статью про миллионера или я упущу шанс получить постоянную работу?

– Нужно хорошо написать статью, – спокойно поправила мисс Дейвенпорт, сделав ударение на слове «хорошо». – У тебя здесь много конкурентов.

Мэнди гордо подняла подбородок.

– Ясно. Хотя, признаюсь, эта работа кажется мне скучной.

– Лишь бы это не нашло отражения в твоем материале.

Так как говорить больше было не о чем, Мэнди взяла папку и вышла из кабинета.

Она не стала звонить Дэну, хотя номеров, по которым его можно было застать, у нее накопилось более чем достаточно. Вместо этого Мэнди связалась с сестрой.

Она объяснила Лайзе идею своей начальницы о создании углубленного портрета новоиспеченного миллионера. Причем старалась говорить так, чтобы задача показалась сестре неприемлемой. Она надеялась, что Лайза, ценившая право на частную жизнь превыше всего, не станет советовать своему клиенту соглашаться на это интервью.

Однако реакция сестры оказалась неожиданной.

– Хорошо, я поговорю с ним, – спокойно произнесла она.

Мэнди выругалась про себя.

Утром в редакцию позвонил секретарь Дэна.

– На следующей неделе мистер Макгриди будет в Лондоне. Он заглянет в вашу редакцию во вторник или среду, в зависимости от того как будут складываться его дела.

Мэнди побежала к Джейн Дейвенпорт.

– Мы не можем позволить ему это. Он нарушает наши правила.

Начальница с интересом взглянула на нее.

– Твои правила, милая. Советую тебе устроить свои дела таким образом, чтобы ты ни в коем случае не разминулась с этим парнем. Выжми из него как можно больше информации, вплоть до того, что он ест на завтрак. Или это тебе и так известно?

Мэнди сочла за благо промолчать.

– Отлично, – сказала мисс Дейвенпорт. – Когда выйдешь, закрой за собой дверь, пожалуйста.

Мэнди удалилась, дав себе обещание, что приезд Дэна не повлияет на ее личную жизнь. Она будет веселиться по-прежнему и как-нибудь переживет вторник, сохранив при этом здравый рассудок. Только бы Макгриди не стал тянуть до среды.

В ночь с субботы на воскресенье Мэнди забрела в клуб «Цветущий вереск». Разумеется, она не искала здесь Дэна. Нет, конечно. Просто ей захотелось потанцевать.

Удовлетворив это желание, Мэнди направилась в бар и заказала бутылку минеральной воды. Увидев ее, бармен хитро блеснул глазами.

– Рой! – крикнул он своему боссу. – Тут появилась звезда!

Владелец заведения не заставил себя долго ждать.

– Вот это да!.. – удивленно протянул он при виде белокурой посетительницы. – Добро пожаловать. Кажется, вас зовут Мэнди, верно? И вы лишили сна моего старого друга Дэна Макгриди.

К счастью, в полумраке не было заметно, как сильно она покраснела.

– Насчет бессонницы вы, пожалуй, хватили через край.

– Почему же? Ведь вы знаете Дэна…

– Не так уж хорошо.

– Да? А он регулярно звонит, спрашивает, не появляетесь ли вы у нас. И если да, то с кем.

– Вот как? – Мэнди быстро взяла себя в руки, но слова Роя тронули ее. – Наверное, ему не впервой справляться о женщине?

Хозяин клуба как-то странно посмотрел на нее.

– Не припомню, чтобы прежде такое случалось. – Рой мог бы добавить, что прежде бывало наоборот: женщины разыскивали Дэна, а тот лишь благосклонно принимал их знаки внимания. – Так что ему передать?

Мэнди ответила не сразу. Она выпила воды и вдруг почувствовала, что страшно зла на Макгриди, хотя причина возникновения этого чувства даже ей самой не была ясна.

– Передайте, что, мол, пусть все узнает сам! с вызовом произнесла она, поставив бутылку на стойку. После чего повернулась и ушла.

Есть! – взволнованно подумал Рой. Крошка явно неравнодушна к старине Дэну. Может, он и впрямь знает, что делает.

Утром, когда друг позвонил вновь, Рой дословно передал ему разговор с Мэнди.

– Так что действуй, – сказал он напоследок. – Узнай все сам, как предлагает девушка. Может, тебе повезет.

– Обязательно повезет! – Дэн был настроен весьма решительно.

Однако Рой догадывался, что блондинка тоже девушка с характером. Об этом он сказал Дэну.

– Знаю, – ответил тот.

– Что ж, тогда желаю удачи.

– Спасибо. Она мне понадобится.

В понедельник Мэнди намеренно легла в постель пораньше, но спала плохо. Во вторник, сидя в редакции, она подпрыгивала под потолок всякий раз, когда звонил телефон. К концу дня ее нервы были вконец издерганы. Однако Дэн Макгриди так и не позвонил.

Ночью она не спала совсем.

В среду, взглянув в зеркало на свое измученное лицо, Мэнди порадовалась, что на свете существует косметика. Даже ее совершенная кожа не выдерживает бессонницы.

Нанеся макияж, Мэнди вновь придирчиво оглядела себя. Результат ей понравился.

Станет ли Дэн приглядываться к ней?

Появится ли он сегодня?

На работе Мэнди пила одну чашку кофе за другой.

– Что с тобой? – спросила Синтия. – Нервничаешь из-за миллионера?

Мэнди со стуком поставила чашку на стол.

– Эта косметика никуда не годится! Подумать только, я заплатила за нее больше ста фунтов, а люди продолжают спрашивать, что со мной случилось. Наверное, я выгляжу как сама смерть.

Синтия усмехнулась.

– Ты выглядишь как Мадонна Рафаэля, шотландка. Этот парень решит, что у него сегодня день рождения. Но, если ты пьешь офисный кофе в таких количествах, значит, что-то действительно не в порядке.

В этот момент зазвонил телефон.

– Мистер Макгриди к мисс Макмиллан, – услышала Мэнди голос девушки из приемной.

Она тихонько взвизгнула и уронила трубку. Затем подняла и положила на аппарат, чувствуя, что сердце выскакивает из груди, а дышать просто невозможно…

Потом Мэнди поднялась и направилась навстречу Дэну.

Девушка в приемной стояла, склонившись над столом и чертя что-то на карте для Макгриди. Она словно невзначай касалась своими золотисто-каштановыми локонами пиджака симпатичного посетителя. Он же, естественно, против этого не возражал. Мэнди приблизилась.

– Привет! – Откуда взялся этот оживленный, радостный тон? Так разговаривают воспитательницы детских садов, когда хотят показать, что полностью владеют ситуацией. Мало того, Мэнди бодро, хоть и несколько механически, протянула руку и обменялась с Макгриди коротким, чересчур энергичным рукопожатием. – Рада снова видеть тебя, – произнесла она так, чтобы это слышала златокудрая красавица за столом.

До сего момента Мэнди видела Дэна в деловом костюме всего однажды. На свадьбе он был, подобно остальным мужчинам, в смокинге. В остальное время Дэн одевался как заблагорассудится. Сегодня же, в слегка переливающемся темно-сером костюме, он выглядел чужим и был похож на очень собранного, проницательного бизнесмена. Словом, на человека, которого Мэнди не знала.

Настоящий миллионер месяца, подумала она. Джейн Дейвенпорт будет довольна. Эта мысль почему-то заставила ее испытать острый укол разочарования.

– Мы можем поговорить? – произнесла Мэнди, указывая на соседнее помещение, где стояла мягкая мебель.

– Для этого я и приехал, – ответил Дэн слегка удивленно.

Она изо всех сил старалась сохранять спокойствие.

– Спасибо, что нашел для меня время. Мы здесь горим энтузиазмом по поводу интервью с тобой.

Макгриди поднял бровь.

– Мы?

Мэнди проглотила комок, застрявший в горле. Как он умудряется выглядеть таким чувственным, будучи одетым, точь-в-точь как ее отец, когда тот утром отправляется в свою фирму? Это не честно!

Придерживаясь официального тона, она произнесла:

– Впрочем, возможно ты предпочтешь, что бы я задала тебе вопросы по телефону? Ведь ты наверняка выкроил время между двумя деловыми встречами?

Однако Дэн избрал личную форму общения. Он не отказался от кофе, послушно сел на кожаный диван и даже прослушал краткий набросок будущей статьи. Потом он поудобнее откинулся на спинку дивана, и они начали беседу.

Разве можно как ни в чем не бывало разговаривать с женщиной, которую не так давно держал в объятиях, сгорая от страсти? Мэнди встревожилась, обнаружив, что ее задевает спокойствие Дэна. Она просмотрела список вопросов, выискивая, с какого начать, но потом задала первый попавшийся:

– Тебя удивило, что предложения твоей компании нашли столь бурный отклик?

– Нет. Почему ты ушла от меня в аэропорту?

Мэнди скрипнула зубами и ничего не ответила.

– Когда у тебя впервые возник интерес к тому, чем ты сейчас занимаешься?

– Лет в шесть, – пожал Дэн плечами. – Почему ты не отвечала на мои звонки?

– Не хотела, – с вызовом произнесла она. – Зачем мне это?

Кончики его губ поползли вверх. Он улыбается? Дьявол, какое право он имеет смеяться над ней?

– Почему ты бросил преподавание в университете? – резко спросила Мэнди. – Из-за маленькой зарплаты?

– Я до сих пор время от времени читаю лекции. Просто мне больше нравится изобретательство. Ты по-прежнему веселишься по вечерам? Тебе нравится Лондон?

– Лондон чудесен, – процедила Мэнди сквозь зубы.

– Интересно, чем он тебя так привлекает? – Дэн больше не смеялся.

– Мне повезло, что я здесь оказалась. Для меня открылись прекрасные возможности. Такое выпадает не каждому, я в этом уверена. Взять, к примеру, это интервью. Подобное поручение доверяют даже не каждому штатному сотруднику.

– Оно настолько важно для тебя? – бесстрастно поинтересовался Дэн.

– Скорее, для моей деловой репутации, – пояснила Мэнди. – Если бы не было интервью, я сразу могла бы распрощаться с надеждой на получение постоянной работы. Это своего рода испытание, понимаешь?

– Да. – Дэн нахмурился.

Мэнди украдкой взглянула на него. Спустя секунду он пошевелился, по-видимому приняв какое-то решение.

– В таком случае ты получишь это интервью. Только не здесь. И не сейчас.

Она насторожилась.

– Если ты задумал пригласить меня на свидание, забудь об этом!

– Ты противница свиданий? – усмехнулся Дэн. – Да, Рой что-то такое говорил. Только верится с трудом.

– Я хожу на свидания, если мне того хочется.

Это была не вся правда. С некоторых пор она отказывала парням, приглашавшим ее куда-нибудь. Взять хотя бы вчерашний вечер. Мэнди вернулась домой после одинокого ужина в ресторане, а потом не спала всю ночь, предаваясь воспоминаниям.

Боже, что она вспоминала! Вовсе не этого, сидящего сейчас напротив бизнесмена, холодного и насмешливого. Нет, ей грезился образ другого человека. Того, в которого она влюбилась. Который превосходно танцевал, последовательно добивался своей цели, самозабвенно спорил и был сказочным любовником.

Стоп! Выходит, я и впрямь в него влюбилась? Мэнди замерла, будто пораженная молнией, во все глаза глядя на Дэна.

Не потому ли она сердилась на него? Страстно желала, чтобы он позвонил, но отказывалась разговаривать? И мучительно переживала тот факт, что в трактире ей пришлось проснуться утром в одиночестве?

Мэнди вдруг ярко представила себя лежащей в той теплой постели посреди холодной спальни и, находясь еще в полудреме, мечтающей рассказать Дэну о своей любви.

Да, конечно, она любит его.

А он?

О, ему нравилась танцовщица Дженни со всей ее жизнерадостностью и очарованием уверенной в себе городской красотки. Но он не любил ее. В противном случае утром они проснулись бы вместе.

– Нам есть что обсудить, – произнес Макгриди.

– Что, например? – машинально спросила Мэнди.

– То, что ты сказала моему другу Рою.

Мэнди вздохнула. Разве можно быть такой глупой? Что ей известно о Дэне, в конце концов? Только то, что он хорошо танцует и, по мнению Эстер, влюблен в Лайзу?

Еще один! – усмехнулась Мэнди про себя.

Еще один умный, достойный, высокоразвитый человек, который естественно сочетается по характеру с ее здравомыслящей и рассудительной сестрой. Ясно, что у него нет и не может быть ничего общего с взбалмошной девчонкой, постоянно кочующей по разного рода вечеринкам и тому подобным увеселительным мероприятиям. Даже несмотря на то, что ему понравилось с ней танцевать. И заниматься еще кое-чем.

Глаза Мэнди защипало от слез. Пришлось их раскрыть пошире, предотвращая появление предательской влаги.

Какая же она дура!

– И что же такого я сказала твоему другу?

Дэн несколько секунд изучал выражение ее лица.

– Ты посоветовала мне самому все узнать. – А!

– Да. И вот я здесь. С этой целью.

– Я не обязана снабжать тебя информацией о себе. – Усилием воли ей удалось загнать слезы обратно.

Дэн едва заметно кивнул, будто услышав больше, нежели можно было ожидать.

– С тобой будет трудно.

– Со мной не будет никак, – произнесла она сквозь зубы.

Он улыбнулся, словно показывая, что заранее все ей прощает, чем породил у нее желание дать ему пощечину.

– Не беспокойся, мне нравятся трудные женщины.

– Так меня еще никто не называл.

– Это потому что ты рта не давала раскрыть своим приятелям, – весело заметил Дэн. – Ясно, что они, бедолаги, пасовали перед такой красоткой. Но со мной этот номер не пройдет. Так что советую тебе свыкнуться с подобной мыслью.

Мэнди заморгала, не понимая, куда он клонит.

– Что тебе нужно? – напряженно спросила она.

Он улыбнулся.

– Это тебе нужно провести со мной интервью. А я лишь хочу помочь в осуществлении твоих амбиций.

– Правда?

– Да, наряду с кое-чем другим. Так что одним выстрелом мы убиваем нескольких зайцев. Завтра я отправляюсь в свои испанские владения. Поедем со мной.

– Что?

Дэн спокойно повторил приглашение, которое больше напоминало приказ.

– Не могу, – ответила Мэнди, следуя инстинкту самосохранения.

– Почему? Ради такого случая начальство отпустит тебя с радостью. Хочешь, я сам поговорю с твоим боссом?

– Нет! – Джейн Дейвенпорт ни за что не позволит ей отвертеться от подобного предложения. Напротив, еще и поможет вещички уложить.

– Свиданий ты избегаешь, – усмехнулся Дэн. – Так что в этом смысле тоже все в порядке: никто из твоих возможных ухажеров против поездки возражать не будет.

Их взгляды встретились. Дэн тихонько рассмеялся, но в его глазах застыло странное выражение. Мерцавшее в их глубине пламя заставило Мэнди внутренне вздрогнуть. В этот миг она вдруг во всех деталях вспомнила прячущееся под темно-серым деловым костюмом тело, которое знала не хуже, чем свое собственное.

– Это нечестно, – произнесла Мэнди едва слышно.

– Что ж, тогда мы квиты.

– В каком смысле? – ошеломленно спросила она.

– Разве с твоей стороны честно было обрушить на меня бомбу в аэропорту и преспокойно удалиться на посадку, зная, что я не могу за тобой последовать?

Дэн произнес это настолько жестко, что Мэнди потупилась.

– Не понимаю, – сказала она, явно лукавя.

– Хорошо, я объясню, – пообещал он. – Но не здесь, а в Испании.

Против подобной решимости Мэнди была беззащитна. Тем более что частью своего разума была на стороне Дэна. И частью сердца тоже.

В конце концов, она сдалась.

– Ладно. Ничего не поделаешь, отправлюсь в Испанию.

Дэн погладил ее по щеке жестом собственника.

– Чудесное решение. В два часа я заеду за тобой.

Мэнди почудилось, что земля качнулась под ее ногами.

– Сегодня?! – ахнула она.

– Конечно. Думаю, мы и так долго ждали, верно? – Он коснулся кончиками пальцев ее приоткрытых губ, потом повернулся и, прежде чем она успела как-то среагировать, ушел, обронив напоследок через плечо: – Сегодня.

Это было обещание.

8

Как Мэнди и предполагала, Джейн Дейвенпорт была только рада отправить ее в Испанию. Она выдала Мэнди командировочные, фотоаппарат и несколько советов.

– Не забывай искать секреты. Именно пиши делают миллионера более человечным.

– Великолепно, – пробормотала Мэнди.

Дома она собрала в сумку те немногие вещи, которые могли сойти за летние. Весь гардероб у нее здесь был зимний. Так что купальник Мэнди не захватила. Равно как и крем для загара.

– Какая погода сейчас в Испании? – спросила она Дэна по пути в аэропорт.

– Достаточно теплая, чтобы твои щечки порозовели, – ответил он. – Ты очень бледная.

– Я запишу твои слова и отошлю косметической фирме, чьей продукцией пользуюсь, – хмыкнула Мэнди.

К тому времени, когда они прибыли в Картахену, ее запал прошел. Она лишь смогла устало улыбнуться пограничнику, проверявшему ее документы.

Видя усталость Мэнди, Дэн быстро перевез ее в порт, где их ждала яхта, на которую уже чудесным образом был доставлен багаж.

– Быстро ты освоился с жизнью миллионера, – пробормотала Мэнди, у которой сонно слипались глаза.

– У меня врожденная склонность к адаптации, – улыбнулся Дэн. – После чего без дальнейших разговоров подхватил ее на руки и отнес вниз, в каюту.

Мэнди почти ничего не запомнила о морском путешествии. Когда примерно через час она проснулась и поднялась на палубу, яхта входила в маленькую бухту. Поначалу Мэнди показалось, что она пустынна, но затем ее взгляд нащупал спрятавшееся среди скал бунгало. Путь к нему пролегал через раскинувшуюся чуть ниже оливковую рощицу. Вверх нужно было подниматься по ступеням.

– Добро пожаловать в мое уединенное гнездышко, – раздался за спиной Мэнди голос Дэна.

Обернувшись, она увидела, что он успел переодеться в шорты и свободную майку. Теперь он выглядел почти так же, как на снимке, напечатанном в высланной Лайзой журнальной вырезке. Его волосы поблескивали в лучах клонящегося к закату солнца, загорелые руки были обнажены.

Ух ты! – подумала Мэнди. Ее сердце взволнованно застучало.

– Вся эта бухта принадлежит тебе? – спросила она, чтобы хоть что-то сказать.

– Строго говоря, мой только дом. Но и бухтой пользуюсь практически я один.

Мэнди склонила голову набок, глядя в направлении бунгало.

– Туда попробуй доберись…

– Тебе это не составит труда, – улыбнулся Дэн. – Ведь ты любишь потанцевать, а значит, у тебя тренированное тело.

Ну вот, подумала Мэнди, вновь замаячил призрак танцовщицы Дженни!

– Да, придется продемонстрировать все, на что я способна, – мрачно заметила она, подразумевая не только предстоящий подъем по крутой каменной лестнице.

К тому времени, когда они достигли площадки, на которой располагалось бунгало, Мэнди думала лишь о том, как бы преодолеть следующую ступень. Часть лестницы была почти вертикальной. Последние несколько ярдов движущийся впереди Дэн подтягивал Мэнди за руку. У нее давно уже кололо в боку и сбилось дыхание. Дэн, напротив, дышал словно после легкой прогулки.

Когда Мэнди заметила это, у нее взыграло чувство собственного достоинства и последние две ступени она преодолела самостоятельно, мужественно отвергнув руку помощи.

– Спасибо, – сказала она, отводя его ладонь.

– Не переживай. Больше тебе не придется взбираться сюда.

Мэнди замерла, спрашивая себя, уж не вознамерился ли Дэн держать ее здесь в качестве пленницы. Но все оказалось проще.

– Фуникулер, – пояснил он, указывая на небольшую синюю кабинку. – Мы добрались, и теперь я могу включить его. – Он направился к деревянному сарайчику, где находился механизм подъемника.

Пока Дэн шел, Мэнди украдкой наблюдала за ним, прислонившись к стволу дерева и переводя дух.

Этот парень более чем привлекателен, мелькнуло в ее голове. Он находится в гармонии с окружающими скалами, морем и этим теплым воздухом. От него веет спокойствием и силой. Рядом с ним можно ничего не бояться.

Господи, помоги мне!

На самом деле Мэнди совершенно не чувствовала себя в безопасности. Нет, разумеется, ей ничто не угрожает. Однако она постоянно была настороже относительно того, что может случиться, и не была уверена, сможет ли справиться с грядущими событиями.

Впрочем, от нее почти ничего не зависит. Она приехала сюда, и ей лишь остается подчиниться общему ходу вещей.

Мэнди отделилась от ствола, на который опиралась, и подошла к Дэну.

– Может, нужна моя помощь?

Возившийся с механизмом Дэн молча взглянул на Мэнди, и она вдруг словно разглядела, как он высок. Ее макушка достигала лишь его загорелого плеча. Интересно, почему Мэнди заметила это только сейчас? Ведь они танцевали, просто стояли рядом, занимались любовью, наконец.

Дьявол, а эта мысль откуда взялась? Сейчас вовсе не время думать о подобных вещах! Мэнди перевела дыхание и громко добавила:

– Наверняка я могу быть чем-то полезна.

К счастью, Дэн не догадывался о направлении ее мыслей. Он следил за приближающейся корзиной, которую еще внизу наполнил багажом. Мэнди тогда не поняла, зачем он это делает. А сейчас их сумки неспешно поднимались к ним.

– Обычно я так поднимаю провизию. Это проще, чем гонять фуникулер. А потом отвожу пакеты в дом в садовой тачке, – усмехнулся Он. – Она где-то возле кухонной двери. – Он кивнул в направлении дома.

Мэнди впервые как следует рассмотрела бунгало. Оно представляло собой одноэтажную постройку из светлого камня, крытую красной черепицей. Ставни на окнах были закрыты, что придавало дому сонный вид. Вдоль стен стояли большие глиняные горшки, в которых буйно разрослась герань.

– И здесь красные цветы, – машинально заметила Мэнди. – Нравится тебе этот цвет, правда?

Наверное, не следовало этого говорить, потому что Дэн тотчас блеснул глазами.

– Цвет страсти. А ее не так уж много в моей жизни.

– Поэтому ты ищешь ее на дансингах? – с горечью спросила Мэнди. – Отправляешься туда, когда вконец одолевает скука?

Дэн замер.

– Вот как ты думаешь обо мне? – медленно произнес он спустя секунду.

Мэнди отвела взгляд.

– Но это же очевидно, не так ли?

– Что я захотел тебя с той минуты, когда увидел?

Мэнди вздрогнула.

– Что?

– Да, думаю, это очевидно, – спокойно продолжил он. – Но ты, должно быть, привыкла к подобным вещам.

Она прижала ладони к пылающим щекам.

– Как ты можешь говорить такое?

– А что, разве не правда?

– Просто так не принято. Обычно люди не произносят такого вслух.

Дэн кивнул, будто получив новую для него информацию.

– Ты имеешь в виду тех людей, которые считают секс забавой? – вежливо уточнил он.

Мэнди снова вздрогнула, на сей раз даже сильнее. Выходит, Дэн запомнил и ночь в трактире, и все то, что они говорили друг другу, прежде чем ими овладело чувственное безумие. В его памяти запечатлелись все глупости, которые Мэнди наболтала ему. Но винить ей в этом некого, кроме себя самой.

– Да, – сдавленно произнесла она, не глядя на него.

– А как в этом смысле обстоят дела у тебя? В твоей жизни присутствует страсть? – спросил он таким тоном, будто они рассказывали друг другу разные забавные случаи, относящиеся к этой сфере.

Мэнди похолодела. Она остро ощущала на себе взгляд Дэна. Ее кожу даже покалывало.

Вот оно! Дэн сделал первый ход в игре, а я оказалась совершенно к этому не готова.

– Знаешь что, я лучше схожу за твоей тачкой, – поспешно произнесла она. И удрала, отсрочив на некоторое время важный момент.

Оказалось, что главный вход расположен с другой стороны дома. Здесь же, под увитым виноградом навесом, находилась терраса. В небольшом садике буйствовали травы. Чуть поодаль зеленела лимонная рощица, а за ней карабкались по скалам карликовые сосны. По периметру двора росли кремовые розы. Неподвижный, напоенный зноем воздух был пропитан их изысканным ароматом. Казалось, это летний дворец султана, терпеливо ожидающий прибытии хозяина.

Общее ощущение ожидания подействовало на Мэнди странным образом. Словно я тоже чего-то жду, подумала она.

Что не соответствовало истине. Современные женщины не ждут, во всяком случае не так и не этого. Им незнакомо трепетное предвкушение прикосновения некоего мифического героя. Современные женщины сами идут и ищут то, что им нужно. Проявляют инициативу. И не превращают в своем воображении обычных мужчин в сказочных богов.

Мэнди усмехнулась своим мыслям. Такое могло прийти в голову только в результате быстрого перемещения из одного климатического пояса в другой.

И все-таки ей не хотелось одной заходить в пустой дом. К счастью, тачка обнаружилась у боковой двери, за которой, по-видимому, и находилась кухня. Мэнди взялась за ручки и прикатила одноколесное средство доставки к Дэну.

Багажа оказалось на удивление много.

– Все самое необходимое, – коротко пояснил Дэн. – В нынешнем году я еще сюда не приезжал. Тут нужно кое-что подремонтировать, да и провизия нам понадобится.

– Ты сам делаешь ремонт? – удивилась Мэнди.

Дэн покатил нагруженную тачку к кухне.

– Разве миллионерам запрещены развлечения такого рода? – усмехнулся он. – Или такова политика твоего журнала?

– Дело не в этом. Просто мне казалось, что у тебя существуют более достойные дела. Ты же гений.

– Но, как и все, я нуждаюсь в пище и крыше над головой, – фыркнул Дэн. – Основы жизни одинаковы для всех независимо от того, гениален человек или нет. – Он принялся деловито разгружать сумки.

Мэнди сдалась и наконец последовала за ним в дом.

Дэн быстро прошелся по комнатам, открывая ставни и окна, впуская внутрь свежий запах моря и ароматы сада. Затем он вернулся в кухню и принялся что-то искать в ящике с инструментами.

Наблюдая за ним, Мэнди сделала открытие.

– Этот дом не каприз миллионера, верно?

Ты давно им владеешь.

Он повернулся к ней с отверткой в руке.

– Это гнездышко досталось мне в наследство. Его построил мой дед.

– Дед?! – недоверчиво воскликнула Мэнди.

Дэн усмехнулся.

– Это романтическая история. Будучи студентом, дед посетил чудные здешние края и влюбился в дочь местного философа. Он не уехал до тех пор, пока не добился, чтобы родня девушки позволила ему жениться на ней. – Его глаза блеснули. – Члены нашей семьи часто впадают в крайности, когда речь заходит о любви.

Мэнди судорожно глотнула воздух. Заметив это, Макгриди усмехнулся шире.

Однако он не дотронулся до гостьи. Вместо этого он нырнул в какой-то высокий шкаф и принялся что-то там отвинчивать или привинчивать. Несколько раз он чертыхался себе под нос, пока наконец не издал ликующий возглас.

– Все! Теперь и в доме есть свет.

Вынырнув из шкафа, Дэн провел рукой по волосам. Заметив, что к ним прилипла пыльная паутина, Мэнди машинально сняла ее.

Дэн замер.

На миг их взгляды встретились.

Это второй ход в игре, пронеслось в голове Мэнди. Но чей? Его или мой?

Дэн осторожно взял ее руку, которой она едва могла пошевелить. Разговаривать ей тоже было трудно. И даже дыхание на миг прекратилось.

– Дорогая, извини, – тихо произнес Дэн, – но я смотрю на секс не так, как большинство твоих приятелей. Для меня это не развлечение. И я не могу сделать вид, что разделяю подобную точку зрения.

Мэнди не нашлась с ответом, и он отпустил ее руку. Затем положил отвертку обратно в ящик и продолжил обычный разговор, будто ничего не произошло.

Но дыхание его выдавало. Он дышал так, словно только что бегом преодолел путь туда и обратно по убийственной каменной лестнице.

Возможно, в самом деле был сделан второй ход. Однако Мэнди понятия не имела о том, что произойдет в следующую минуту. Похоже, и Дэн ни в чем не был уверен.

Это волновало. Будоражило. Современная женщина лишена опыта в подобных вещах.

Мэнди не знала, что теперь следует делать.

Она ничего и не делала. Вернее, поступала так, как положено вести себя в гостях воспитанному человеку. Следовала за хозяином по дому, запоминая, где находятся спальни, ванные, выключатели и тому подобное. Кроме того, она прилежно ахала на открывающийся из окон вид и разглядывая различные предметы искусства.

– Может, хочешь немного отдохнуть перед ужином в своей комнате? – наконец спросил Дэн.

Мэнди с радостью ухватилась за эту возможность.

Окна ее спальни выходили на лимонную рощицу. Здесь было очень тихо, спокойно и стояла широкая низкая кровать. Дэн не стал сюда заходить, оставшись на пороге.

– Здесь у тебя есть душ, но если захочешь принять ванну, то знаешь, где ее искать. Разберешься?

Он говорил как сердечный, но слегка утомившийся хозяин. Одно лишь воображение Мэнди было виновно в том, что она мгновенно представила себя принимающей совместную с Дэном ванну среди лопающихся пузырьков пены.

– Конечно, – ответила Мэнди, усилием воли отгоняя назойливый образ.

– Если что-нибудь понадобится, позови меня. Я буду в саду.

– Хорошо.

– Или буду плавать в море. Обычно я купаюсь перед ужином. Вода замечательная. Если захочешь, можешь присоединиться ко мне.

Мэнди покачала головой и произнесла с оттенком облегчения:

– У меня нет купальника.

Дэн проявил вежливое безразличие.

– Думаю, редакция обеспечила тебя всем необходимым. Наверняка здесь найдется не сколько купальников.

Он кивнул на чемодан вдвое больших размеров, чем ее скромная дорожная сумка. Мэнди только сейчас его увидела.

– Это мой?

Дэн пожал плечами.

– Его прислали прямо в аэропорт.

Мэнди догадалась, кого следует благодарить.

Синтию, конечно!

– Хорошо, позже я посмотрю, что там есть. А сейчас мне хотелось бы отдохнуть. Так что если не возражаешь…

– Да, разумеется, – вежливо ответил Дэн, словно все это очень мало его интересовало.

Впрочем, Мэнди отметила, что его дыхание до сих пор не пришло в норму. Она с триумфом усмехнулась про себя.

– Отдыхай как следует. – С этими словами хозяин бунгало покинул ее.

Когда Мэнди проснулась, было уже темно и звучала музыка. Она быстро сполоснулась под душем и оделась в джинсы и хлопковую рубашку. Это была ее собственная одежда. Мэнди не решилась проверить, какие искусительные туалеты упаковала для нее Синтия.

Она направилась в сторону доносящейся музыки. Ее источник находился на террасе. Здесь было еще не так темно, как в спальне Мэнди. Дэн сидел под увитыми виноградом сводами, положив ноги на мраморный столик и с бокалом вина в руке. Где-то над его головой прятались в листве динамики.

– Что это? – спросила Мэнди, очарованная льющимися сверху звуками.

Дэн поставил бокал и встал.

– Чайковский. Обожаю его. – Он взял второй бокал и плеснул в него вина из бутылки, на которой отсутствовала этикетка.

– Я плохо разбираюсь в классике, – призналась Мэнди.

И тут Дэн ее удивил.

– Это чудесно, – заметил он. Мэнди опешила.

– Почему?

– У тебя впереди столько радостных открытий. – Дэн протянул ей бокал. – Вот, попробуй. Вино изготовлено моими здешними родственниками и настояно на травах.

Мэнди послушно пригубила напиток. Он отдавал базиликом, орегано и еще чем-то непередаваемо приятным. Она сказала об этом Дэну.

– Ты очень чувствительна к вкусовым ощущениям, – улыбнулся тот. – По мне, так это обычная продукция Мигеля.

Стоявшие на террасе кресла были сплетены из лозы, но сидеть в них было очень удобно. Мэнди вольготно откинулась на спинку.

– Кто такой Мигель?

– Муж дочери сына моего двоюродного дедушки, – произнес Дэн с такой легкостью, будто ему не раз приходилось отвечать на подобный вопрос.

Заметив удивление Мэнди, он рассмеялся.

– Степень родства здесь имеет очень большое значение. Например, в свое время этот дом моему деду разрешили построить только благодаря тому, что он был женат на моей бабушке. Она родилась на мельнице, которая находилась неподалеку отсюда.

– Ты ее знал?

Дэн покачал головой.

– Она умерла, когда родился мой отец. – Немного помолчав, он добавил: – В нашем доме не было женщин. Моя собственная мать погибла в автокатастрофе, едва мне исполнилось три года. Конечно, были няньки, но они не в счет. В общем, я получил истинно мужское воспитание. Возможно, в этом кроется причина того, что я не понимаю женщин, – задумчиво и слегка смущенно произнес Макгриди.

– Можно задать тебе вопрос? – поинтересовалась Мэнди.

– Какой только захочешь, – серьезно ответил Дэн.

Она помолчала, потом не без усилия произнесла:

– Скажи, та женщина, которую тебе не удалось понять… насколько она для тебя важна?

Дэн тоже выдержал паузу.

– И как это ты догадалась, что речь идет о конкретной персоне?

Мэнди очень хотелось спросить, не Лайза ли это. Она почти решилась, но в последний момент не смогла произнести вопрос вслух.

– Так что же?

Дэн заерзал в плетеном кресле.

– Она была гораздо более важна, чем мне хотелось бы. – Он хмуро взглянул на вино в бокале. – Если уж говорить начистоту, она узлы из меня вязала. Я должен был понимать ее без слов. Но настроение моей пассии постоянно менялось, и это сбивало меня с толку.

На Лайзу не похоже.

– В конце концов я сдался. – На его скуле задергалась мышца. – Правда, некоторое время еще держался. Не в моем характере сдаваться без борьбы. Так что я продолжал биться лбом об стену, пока моя подруга не сказала, что любит другого. Человека, который ее понимает.

А вот это могла быть Лайза.

Судя по болезненным ноткам в голосе Дэна, произошедшая с ним история не такая уж давняя. Если бы у Мэнди хватило мужества спросить! Сразу бы все прояснилось…

– Понятно, – неуверенно протянула она, так и не решившись на большее.

Он быстро взглянул на нее.

– Теперь мы квиты?

Мэнди не поняла вопроса.

– Ну, ты сказала, что никому не говорила о своих чувствах к… известному тебе человеку. Сейчас я поведал тебе свою тайну, которую тоже не открывал никому.

Ее сердце сжалось.

– Мне очень жаль, – сдавленно произнесла она.

Дэн промолчал. Из динамиков над их головой лилась негромкая музыка, в саду стрекотали цикады, внизу шумел морской прибой. В темной бархатистой вышине загорались первые звезды. Из-за движущихся потоков воздуха создавалось впечатление, что они дрожат.

Мэнди тоже трепетала, но не из-за свежести бриза.

– Спасибо за сочувствие, – произнес наконец Дэн.

Она ощутила, как ее глаза наполняются слезами. Странно, причин для их появления не было.

– Обычно я запекаю пойманную за день рыбу, но сегодня мне рыбачить не пришлось, так что наш стол будет вегетарианским. Ничего?

– Вполне, – ответила Мэнди, прокашлявшись.

– А потом мы обсудим твое редакционное задание. – Дэн встал. – Наслаждайся вином и музыкой. А я пока все приготовлю.

После его ухода Мэнди уставилась в темноту сада, чувствуя себя более взволнованной, чем когда-либо в жизни. Музыка лилась на нее словно водопад.

Спроси его! – требовала более отважная часть ее подсознания. Что ты теряешь?

Не смей! – испуганно умоляла другая.

Беззвучный диалог продолжался в мозгу Мэнди до тех пор, пока Дэн не вернулся с большим подносом.

– Что мне делать? – спросила она.

– Зажги свечи. – Он подал ей подсвечник и спички, а сам принялся переставлять на мраморный столик чистые тарелки, а также блюда с салатом, сыром и хлебом. Затем он подал гостье вилку. – Приступай!

Мэнди ожидала, что за столом Дэн заведет обычный в таких случаях ничего не значащий разговор, однако все вышло иначе.

– И все-таки я хотел бы узнать насчет истории с Тедом, – начал Дэн, когда с едой было покончено и они стали пить кофе, поглядывая на пляшущие на ветерке огни свечей. – Это было всерьез? Ты в самом деле приехала к нему, что бы отдаться?

– Конечно, – сказала Мэнди. Ее тон был спокоен, и она поздравила себя с этим.

– И на тебе в самом деле не было белья?

– Ни единой нитки.

Дэн зачарованно покачал головой.

– Счастливчик.

– Тед имел на сей счет иное мнение, – сухо заметила Мэнди. – Поставь себя на его место.

– Я бы с радостью, – произнес Дэн даже суше, чем она.

Смысл его слов сразу поверг ее в чувственный трепет, но пока она держалась.

– Но ведь ты сам не так давно заявил, что не считаешь секс забавой. Почему же тогда этот случай представляется тебе более приятным, чем в свое время Теду?

Дэн вздохнул.

– А ты как думаешь?

Мэнди ошеломленно уставилась на него. Ее дрожь усилилась.

Однако Дэн так и не прикоснулся к ней. Его сдержанность определила дальнейший ход событий.

Днем Дэн ловил рыбу или работал в саду вне поля зрения Мэнди. По вечерам он угощал ее вином и обсуждал будущую статью, поощряя делать записи или снимки. Затем он оставлял Мэнди слушать музыку, а сам отправлялся готовить ужин.

И каждую ночь, пожелав друг другу приятных сновидений, они расходились по разным спальням.

Мэнди не знала, сколько еще сможет выдерживать подобный уклад жизни. Синтия положила в чемодан не только шикарные наряды, но и обратный билет с датой вылета. Если Мэнди решит отправиться в Лондон раньше указанного срока, ей придется оплатить поездку из собственного кармана. Но не это ее пугало. Если она вернется раньше, придется объясняться. А хуже этого Мэнди ничего представить себе не могла.

Поэтому она осталась. Понемногу писала статью, гуляла и совершенствовала познания в классической музыке. Однажды она решилась. Надев самый скромный купальник из четырех, Мэнди спустилась на пляж. Дэн находился там – он удил рыбу. Поглощенный наблюдением за поплавком, он лишь мельком взглянул на Мэнди.

Обрадовавшись, что он не разглядывает ее, она сбросила надетую поверх купальника рубашку и с разбегу бросилась в воду, нырнув с головой. А когда вынырнула и открыла глаза, то увидела рядом довольно улыбающегося Дэна.

– Я знал, что рано или поздно ты не выдержишь! – сказал он. И поцеловал Мэнди.

У нее создалось ощущение, будто она тонет. Происходящее было выше любых рассуждений. Мэнди вдруг поняла, что это навсегда.

– Я люблю тебя, – сказала она, потрясенная до глубины души.

Но произнесено это было одними губами. А Дэн стоял зажмурившись. И остался в неведении.

Ну и хорошо, подумала Мэнди, трепеща в его объятиях.

Море колыхалось вокруг них, поминутно подталкивая словно огромное, игриво настроенное животное.

Дэн хрипло рассмеялся и открыл глаза.

– Мы утонем, если останемся здесь.

Я уже почти утонула.

– Не хотелось бы, – произнесла Мэнди вслух.

Она позволила Дэну помочь ей выйти на берег и сразу направилась за полотенцем. Кое-как вытеревшись, она набросила рубашку прямо на мокрый купальник и застегнула до самого горла.

– Фуникулер работает или снова придется взбираться по ступенькам? – Вопрос прозвучал фальшиво даже для ее собственных ушей.

Дэн пристально взглянул на Мэнди. Он больше не делал попыток прикоснуться к ней.

– Работает. Идем, я покажу тебе, как им управлять. – Он помог ей подняться в кабинку и продемонстрировал, на какие кнопки следует нажимать. Сам же спрыгнул на песок. – Я отправлюсь пешком. Кажется, вдвоем нам тесновато. Проведем несколько минут порознь.

Конечно, он был прав, но Мэнди ехала наверх, дрожа так сильно, что пришлось прислониться к стенке. Колени у нее подгибались.

Добравшись до площадки, она первым делом сбегала в дом за фотокамерой – это был своего рода защитный рефлекс, напоминание им обоим, что она выполняет здесь редакционное задание. Она надеялась, что фотоаппарат поможет ей справиться с опасным напряжением, охватившим все ее естество.

Впрочем, надежды оказались тщетными. Тело обману не поддалось. Мэнди дрожала так сильно, что камера плясала в ее руках, когда она направилась к ступенькам, чтобы встретить Дэна.

Когда тот наконец поднялся, то выглядел настолько понурым, что невыносимо было смотреть.

Мэнди тихим хрипловатым голосом позвала его. Он быстро поднял голову, распознав скрытый знак. Их глаза встретились. В его взгляде сквозило недоверие.

Мэнди машинально сфотографировала его. Потом аккуратно положила камеру на траву и направилась к Дэну.

Он стоял неподвижно, глядя на нее. Она судорожно глотнула воздух и принялась расстегивать промокшую на груди рубашку.

Взгляд Дэна полыхнул пламенем.

До дома они не добрались…

9

Конечно, потом все было не так романтично. Вид двух влажных, вывалянных в пыли тел не шел ни в какое сравнение со смущением Мэнди. Ведь она фактически набросилась на Дэна. И это после его заявления о том, что он не способен относиться к сексу с легкостью. Что же он теперь думает о ней?!

Мэнди кожей чувствовала, что что-то не так. Дэн все время с ожиданием смотрел на нее, будто она должна была что-то сказать. Может, извиниться?

Как только подвернулась возможность, Мэнди скрылась в своей комнате. Сюда он не войдет. Не такой он человек, чтобы нарушать уединение гостьи.

Признаться, Мэнди была этому рада.

Вечером она не нашла Дэна ни на террасе, ни на кухне. На мраморном столике во дворе как обычно стояли бокалы и бутылка вина, но хозяин бунгало отсутствовал.

Она покричала, зовя его, однако он так и не появился. Тогда она отправилась на поиски. Вскоре ее внимание привлекла дверь, которая вела прямо внутрь скалы. Мэнди прежде не замечала ее.

Она открыла дверь и произнесла в темноту:

– Дэн!

В глубине каменного помещения замелькал свет, и спустя минуту вышел Дэн – со свечой в руке.

– Я тебя напугал? Прости. У нас сел аккумулятор. Боюсь, нынешний вечер придется провести без света. Горячей воды тоже пока не будет, и в постель тебе придется лечь при свечах.

– Чудесно! – Голос Мэнди прозвучал более хрипло, чем ей хотелось бы.

Не успели они вернуться на террасу, как горевшая здесь лампочка мигнула и погасла.

– Вот и все, – сказал Дэн.

Он обнял Мэнди, чтобы она не упала в темноте, и повыше поднял свечу. Во мраке его теплое тело казалось надежным как скала. Именно о таком мужчине всегда мечтала Мэнди.

Он говорит, что в его жизни мало страсти. Но сможет ли Мэнди восполнить эту брешь? Конечно, между ними немало различий, однако она полюбила его. В этом уже можно не сомневаться. Ведь любовь имеет какое-то значение, не так ли?

– Хочу, чтобы ты занялся со мной любовью, – сказала Мэнди. – Прозвучало это почему-то очень грустно.

Обнимавшая ее плечо рука упала. Дэн остановился.

– Ох, детка! – произнес он так, словно ему невыносимо трудно было говорить. – Должно быть, я кажусь тебе ужасно глупым, но повторю еще раз: секс для меня не развлечение. Тем более что между нами стоит кое-кто другой. Я просто не могу…

Мэнди показалось, что она сейчас умрет. Даже неважно было, о ком говорит Макгриди – о Лайзе или другой женщине. Просто она существует в его сердце, памяти, и Мэнди не в силах ее затмить. Здесь ее любовь оказалась бессильной.

Поэтому она сдалась.

Два оставшихся дня они провели как обычно. В последний вечер Дэн взглянул на нее поверх бокала и сдавленно произнес:

– Между нами возникла проблема, Мэнди, и я хочу быть честным с тобой. У нас не может быть будущего, пока не исчезли воспоминания о прошлой любви. Понимаешь?

Она пожала плечами.

– Ты мог бы этого и не говорить.

– Да, наверное…

Не в силах больше оставаться с ним, Мэнди встала.

– Иными словами, совместного будущего нам не видать вообще. Что же… мы ведь очень разные люди, правда? Пойду-ка я спать. Завтра предстоит обратное путешествие… – С этими словами она убежала.

Вернуться на работу было облегчением. Спустя три дня на редакторский стол легла статья.

Джейн Дейвенпорт в основном осталась ею довольна, равно как и снимками.

– А где же секреты? – спросила она. – Ты провела с этим парнем целую неделю. Не может быть, чтобы он не признался тебе в чем-нибудь этаком…

– Нет, не признался. Джейн прищурилась.

– Разве?

– Да.

– У тебя с ним роман?

Мэнди медлила с ответом чуть дольше, чем следовало.

– Разумеется, нет!

– Роман, – уверенно констатировала мисс Дейвенпорт. – Именно то что нам нужно. Вечером мы с тобой вместе сядем и…

– Нет! – крикнула Мэнди, вскакивая со стула.

– Тебе нужна постоянная работа или нет? – В голосе Джейн появились металлические нотки.

Да, Мэнди очень заинтересована в этой работе, но только не такой ценой. Предавать Дэна она не собирается.

– Это я описывать не буду!

– Тогда убирайся. Ты уволена.

Мэнди кивнула. На глазах у всех, кто сидел за длинным редакторским столом, она собрала свои бумаги и ушла.

– Прости меня, если можешь, – сказала вы бежавшая следом Синтия. – С другой стороны, расстраиваться рано. Каждого из нас Джейн увольняла как минимум по три раза. Может, пойдешь на компромисс? Скажем, согласишься описать один романтический поцелуй при луне?

– Нет, – отрезала Мэнди.

Синтия тайком улыбнулась.

– Тогда все. Заказывай музыку на похороны.

Мэнди складывала свои вещи в коробку из-под машинописной бумаги, когда остальные работники в зале как-то странно притихли.

Наверное, Джейн вошла, подумала Мэнди.

– Ну все, я уже собираюсь! – с досадой произнесла она, оборачиваясь.

И на миг онемела.

Перед ней стоял Дэн Макгриди. Он вновь был в деловом костюме, но Мэнди почти не обратила на это внимания. Она видела только карие глаза. Они были очень серьезны.

Шагнув вперед, Дэн взял руки Мэнди в свои.

– Послушай, сумасшедшая девчонка! Мне безразлично, что тебе кажется, будто ты все еще влюблена в другого. Я знаю, что это не так. Возможно, ты грустишь по утраченному детству, но мы с этим справимся. То, что возникло между нами, слишком хорошо, чтобы от него отказываться. Ты выйдешь за меня за муж?

Мэнди показалось, что эту речь Дэн готовил несколько дней. Во всяком случае, так прозвучали его слова. В них не было чувства.

Наблюдая за разворачивающейся драмой, весь зал затаил дыхание.

Это было словно в дурном сне.

– Ты несешь полную чушь, – резко произнесла Мэнди.

– Ошибаешься. Ничего важнее этого я не говорил за всю жизнь.

Мэнди попыталась высвободить руки, но Дэн не отпускал.

– Прекрати! – прошипела она.

– Стань моей женой.

На миг Мэнди почти возненавидела его.

– Послушай, с меня довольно. Хватит того, что я в тебя влюбилась. Чего тебе еще нужно? Глупостей и так сделано предостаточно. Я только тем и занимаюсь, что влюбляюсь в мужчин, которые сходят с ума по моей сестре!

Дэн настолько изумился, что даже ослабил хватку.

– Благодарю, – сказала Мэнди, поспешно отступая на несколько шагов.

– Детка, – тихо произнес Дэн, – ты в третий раз собираешься уйти от меня. Если это произойдет, я за тобой не побегу. Тебе самой придется вернуться ко мне.

Это было уже слишком.

– Убирайся прочь! – крикнула Мэнди. И убежала.

– Ты и впрямь сумасшедшая, шотландка! – заметила Синтия в дамской комнате. – Какой шикарный парень! Ты настолько нужна ему, что он не постеснялся выставить себя дураком перед дюжиной охочих до жареного журналистов. Что тебе еще нужно?

– Чтобы он любил меня, – всхлипнула Мэнди.

Синтия закатила глаза к потолку.

– Да с чего ты взяла, что он тебя не любит? Парень примчался сюда сломя голову. Ему нужно было спешить на какую-то деловую встречу, но он ни секунды не сомневался. Все бросил и прибыл по первому моему звонку!

– Ты позвонила ему?

– Разумеется.

– Но…

– Кто-то ведь должен позаботиться о том, чтобы ты не испоганила лучшее, что есть в твой жизни! – грубовато пояснила Синтия.

– Почему лучшее? Дэн Макгриди просто очередной миллионер, о котором нужно было написать статью…

– Ах так? Почему же ты таскаешь в сумочке его фотографию? Я видела, она вся истерлась. Не потому ли, что ты только и делаешь, что любуешься ею?

Мэнди задрожала.

– Ведь ты не сказала ему об этом?

– Я – нет, – хмыкнула Синтия. – Но, если ты не скажешь, будешь полной дурой.

– Не могу. Он любит другую.

– Ну да. Именно поэтому парень просил тебя выйти за него замуж перед кучей свидетелей!

– Но…

– Если хочешь знать мое мнение, то, похоже, что это он думает, будто ты влюблена в другого.

Мэнди смотрела на Синтию во все глаза.

– Ты полагаешь? – робко произнесла она, не смея надеяться.

– На твоем месте я бы утерла нос Джейн Дейвенпорт. Села бы в самолет и отправилась в Эдинбург. А там отыскала бы Макгриди и все выяснила. Знаешь, где он живет?

Мэнди потерла лоб, ее вдруг охватило желание немедленно начать действовать.

– Э-э… Моя сестра знает.

– Отлично, – кивнула Синтия, комкая в кармане клочок бумаги, на котором Дэн Макгриди написал по ее просьбе свой адрес. – Действуй, шотландка! Желаю тебе удачи…

Коттедж находился поодаль от дороги, за изгородью из нуждающегося в стрижке кустарника. Мэнди остановила автомобиль и несколько минут продолжала сидеть за баранкой, набираясь храбрости. Смеркалось, и в одном из окон горела настольная лампа. Значит, он там.

Теперь Мэнди вовсе не испытывала уверенности в себе. Дэн может отнестись к ее визиту как к вмешательству в его личную жизнь. К тому же, возможно, он не один. И вообще…

Но что толку сидеть здесь и рассуждать? Не для этого она приехала.

Мэнди вышла из своего «силвер шадоу» – подарок отца на последний день рождения, – захлопнула дверцу и решительно направилась к коттеджу.

Поднявшись на крыльцо, Мэнди сделала глубокий вдох и нажала на кнопку звонка.

Дэн отворил дверь. Он выглядел ужасно. Мэнди сообразила, что никогда прежде не видела Макгриди небритым. Его рубашка была расстегнута, глаза покраснели, он выглядел усталым. Несколько мгновений он молча, без улыбки смотрел на Мэнди.

– Можно мне войти? – робко спросила она.

Дэн пожал плечами и отступил в сторонку.

В гостиной на полу валялись бумаги. Среди них стояла откупоренная бутылка виски. Стакана не было. Похоже, Дэн пил скотч прямо из горлышка. Мэнди не могла в это поверить. Она прокашлялась.

– Думаю, мне следует извиниться перед тобой.

Боже мой, как глупо! Разве нельзя было придумать что-нибудь получше?

Дэн вновь пожал плечами и отвернулся.

– Насчет этого не беспокойся. Ты не хочешь выходить за меня замуж, но тут нет твоей вины. Ведь не можешь же ты одновременно любить двоих.

Мэнди обошла его, чтобы видеть лицо.

– Точно. Именно этого я и боялась.

Дэн изумленно взглянул на нее.

– Что?

– Мне казалось, что ты влюблен в Лайзу, – пояснила Мэнди.

Он по-прежнему ничего не понимал.

– Это все Эстер, – сказала Мэнди. – У нее сложилось подобное впечатление. И я с ней поневоле согласилась, потому что у вас с Лайзой много общего. Вы оба очень умны. По сравнению с вами я просто дура набитая…

– Не хочешь ли ты сказать, – произнес Дэн с убийственным спокойствием, – что заставила нас пройти через все это только из-за ревности к сестре?

– Я ее люблю, – возразила Мэнди. – У меня чудесная сестра.

– Бесспорно, – нетерпеливо кивнул Дэн. – Можно без преувеличения сказать, что Лайза спасла мой бизнес. Кроме того, она очень душевный человек. Но взгляни на себя. Ведь это из-за тебя на улице останавливается транспорт. Потому что ты красавица.

– Тебя я почему-то не остановила, – с горечью заметила Мэнди.

– О чем это ты?

– Ты бросил меня. В то первое утро, помнишь? Мы всю ночь занимались любовью, а, проснувшись, я тебя не обнаружила. И когда позже ты увидел меня, то даже не поцеловал.

Дэн провел рукой по лицу.

– Господи, да что же это такое?!

– Почему ты так поступил? Я почувствовала себя очень одинокой, – грустно призналась она.

Дэн опустил руки. В его глазах на миг появилось дикое выражение.

– Ты права, я не должен был тебя оставлять. Боже, почему я так глуп? Детка, дорогая моя, ведь я предупреждал тебя, что плохо понимаю женщин. Ни за что на свете я не обидел бы тебя. Но мне показалось, что ты захочешь побыть в одиночестве!

– Почему? – удивилась Мэнди.

– Потому что так меня учили, – угрюмо произнес Дэн. – Помнишь, я рассказывал тебе об одной своей женщине? Это было еще в мои студенческие годы. Я учился на первом курсе, а она уже заканчивала университет. У нас были странные отношения, но тогда я этого не понимал. Всякий раз, когда я обнимал ее, она говорила, что это проявление мужского шовинизма. Так что я взял за правило после занятий любовью сразу убираться восвояси.

– Так ты тогда был студентом? – радостно произнесла Мэнди.

Выходит, Лайза тут в самом деле ни при чем!

– Да. Можешь спросить у Роя при случае. Он подтвердит, что у моей подруги была неимоверно завышенная самооценка. Наверняка у нее даже существовали проблемы психического порядка. Но я этого не понимал и просто впитывал в себя все ее бредовые идеи. И вот сейчас, через столько лет, это отозвалось.

Мэнди задумалась.

– Но тебе хотелось бы заботиться обо мне?

– Еще бы! В ту ночь, пока ты спала в моих объятиях, я поклялся, что буду беречь тебя. Утром мне неимоверно трудно было уйти. Но я полагал, что не должен утомлять тебя своим присутствием.

– Ну, я не так-то легко утомляюсь, знаешь ли, – улыбнулась Мэнди.

Дэн порывисто шагнул к ней.

– Да, знаю. Ты просто чудо! – Он приблизился к ней вплотную, и Мэнди притихла. – Ни в одной женщине я не встречал столько страсти.

– Правда?

– А в постели тебе просто нет равных.

Она смущенно потупилась.

– Без тебя я словно без воздуха, – тихо произнес Дэн. – Конечно, я всего лишь зануда-математик, но ты можешь это исправить.

Мэнди расплылась в улыбке. Она просто не могла сдержаться.

– Правда?

– Конечно. Когда ты рассказала мне о Теде, я разрывался между двумя желаниями: свернуть ему шею и выразить признательность. Я просто счастлив, что он тогда отправил тебя домой. Но это также означает, что с тех пор ты стала более осторожной.

– Да? – Мэнди позволила шелковому шарфу упасть с ее плеч на пол.

– Как ты думаешь, со мной сможешь рискнуть?

Мэнди взяла руку Дэна и помогла ему снять со своего плеча бретельку платья.

– Раз уж об этом зашла речь…

Глаза Дэна расширились. Он взял Мэнди за плечи, и она почувствовала, как дрожат его руки. Тем не менее, это не помешало ему рывком стянуть с нее маленькое черное платье.

– Мэнди! – хрипло выдохнул Дэн. – Счастье мое…

– Правда? – она напряженно всматривалась в карие глаза. – Ты счастлив?

– Безумно! Потому что я люблю тебя. – Он увлек Мэнди на заваленный бумагами ковер, который в эту минуту показался им мягче пуховой перины…

– Кстати, – заметил он спустя довольно длительный промежуток времени, – тут перед твоим приездом звонила некая мисс Дейвенпорт. Мэнди подняла голову с его обнаженного плеча.

– Неужели? Но откуда она знает, что я…

– Этого я так и не понял. Но она сказала, что ты должна немного переделать свою статью.

– То есть как? Ведь Джейн Дейвенпорт меня уволила!

– Наверное, в конце концов, она передумала.

Довольно улыбнувшись, Мэнди вновь прижалась щекой плечу Дэна.

– Кажется, я все-таки вытянула счастлив билет. У меня есть ты и возможность сделать карьеру. Но самое главное знаешь что?

Он вопросительно поднял бровь.

– Я люблю тебя! – сказала Мэнди. И сразу прильнула к его губам.


home | my bookshelf | | Ее тайна |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу