Book: Тест на подлость



Тест на подлость

Евгений Малинин


Тест на подлость

Из цикла «Жизнь на Земле»


Было уже поздно, и она никого не ждала… Собственно говоря, она никого не ждала уже много лет, но этим поздним вечером на переломе времен года гость был просто невозможен! И все-таки именно этим вечером прозвучал мелодичный звонок и из седоватой дымки, клубящейся рядом с входом в ее жилище, проглянуло совершенно незнакомое мужское лицо.

- Кого вам?.. - немного растерянно спросила она, не включая обратную связь.

- Вас, Бархатные лапки… Вас! - с едва заметной улыбкой ответил мужчина, и она от удивления чуть приоткрыла рот - уже очень давно ее никто не называл студенческим прозвищем.

- Но… Кто вы?! - чуть запнувшись, переспросила она.

- Неужели я так сильно изменился?.. - Мужчина улыбнулся шире. - И неужели я так отличаюсь ото всех своих столь многочисленных плакатов?!

И тут она узнала его! Его лицо действительно сильно отличалось от виденных ею изображений - предвыборная компания была в самом разгаре и конечно же один из шести кандидатов на пост Верховного координатора был известен всему миру! Вернее было известно его лицо, то, которое утвердили специалисты предвыборного штаба для предвыборной же агитации.

Мгновенно в ее голове снова возникли те же сумбурные мысли, которые всколыхнулись, как только она услыхала имя этого кандидата. В ее далекой молодости был человек с таким именем, и он был для нее очень дорог… Был!..

Теперь она снова постаралась успокоиться и взять себя в руки. Ему явно необходимо было с ней поговорить, и она знала о чем. Именно это знание тронуло ее губы горьковатой усмешкой.

- И что же вам от меня понадобилось, господин кандидат?

Ее голос прозвучал ровно, сработали профессиональные навыки, спрятавшие ее импульсивную реакцию. А вот его ответ прозвучал неожиданно напряженно:

- Завтра тест… Я узнал, что его будет проводить тво… ваша лаборатория, ну и… и решил, что ты можешь подсказать мне, как себя вести!

Она едва заметно вздохнула, приложила ладонь к пластине электронного замка и, незаметно для себя переходя на «ты», коротко произнесла:

- Входи…

Спустя три минуты в комнату вошел высокий, чуть грузноватый мужчина, одетый строго и изысканно. Его породистое, чисто выбритое лицо сохраняло привычную, чуть пренебрежительную невозмутимость, и только острый, внимательный взгляд выдавал внутреннее напряжение. Она встретила его в полумраке комнаты, стоя, и сразу же указала на пустое кресло, стоящее у окна. Только после того, как мужчина расположился в этом кресле, она устроилась на стоящем у противоположной стены диване, облокотившись на подлокотник и поджав ноги.

С минуту в комнате висело молчание, а затем раздался его добродушный голос:

- А у… тебя вполне… э-э-э… уютно… - И после едва заметной паузы: - …Ты по-прежнему одна?..

- Я думаю, нам лучше сразу перейти к твоим проблемам. - негромко ответила она. - Тебе моя жизнь безразлична, а мне говорить о ней не хочется. Итак, что именно тебя интересует?..

Мужчина чуть поворочался в кресле, словно бы раздумывая, а не обидеться ли ему на столь прямую постановку вопроса, однако дело всегда было для него выше каких-либо обид, поэтому он начал, осторожно нащупывая верный тон первого своего вопроса:

- Ты, конечно, знаешь, что я вошел в шестерку кандидатов на пост Верховного координатора?.. Все мы, все шестеро прошли весьма строгий отбор… Ты даже представить себе не можешь, насколько строгим он был. Но, видишь ли, вся предыдущая процедура была для меня понятна, критерии оценок и отбора были предельно ясны, так что мне не представляло труда выстроить правильную стратегию поведения и… прохождения этого… кхгм… отбора. А вот теперь… Этот тест! Если бы я представлял, что именно мне предстоит, как именно себя надо вести…

Он замолчал, недоговорив, то ли потому что все сказал, то ли потому что не мог более четко изложить свою просьбу.

Она выдержала небольшую паузу, а затем с едва заметной иронией спросила:

- Что же тебя так… встревожило?.. Ты опытный политик, знаешь все в делах управления… социумом!.. Почему тебя так встревожил какой-то там тест на альтруизм?!

- Меня встревожил не сам тест!.. - немедленно отозвался он, и в его голосе проскользнуло легкое раздражение. - В конце концов я всей своей жизнью доказал способность сострадать людям, ставить их интересы выше своих собственных! - Она быстро вскинула на него глаза, однако он не заметил этого мгновенного взгляда. - Меня встревожила, во-первых, неизвестность… неопределенность… ну… технологии что ли… прохождения этого теста, а во-вторых…

Он вдруг замолчал, затем коротко, нервно вздохнул и продолжил совсем другим, мягко-доверительным тоном:

- Понимаешь, мои люди подготовили мне справку об этом самом тесте… Так вот, в первую очередь меня поразило то, что положительного результата добивается не более десяти процентов участвующих в тестировании людей. Получается, что… э-э-э… наш мир, наша цивилизация погрязли в эгоизме! Но этого не может быть, ни одно общество, состоящее на девяносто процентов из эгоистов, просто не может существовать! Да и исследования в детских учреждениях показывают, что это не так.

Он внимательно посмотрел на свою молчаливую собеседницу и продолжил:

- Далее. Тест на альтруизм проводится только для кандидатов на высшие государственные должности, для людей, входящих в высшую исполнительную и законодательную власть. Я поднял документы и узнал, что он был введен законодательно около ста лет назад, но!.. Вопрос о необходимости тестирования других категорий социума даже не ставился! - Он сделал мгновенную и очень многозначительную паузу перед тем, как задать свой первый вопрос. - Почему, если такая проверка столь существенна?!

Снова последовал внимательный, пристальный взгляд, вписанный в короткую паузу.

- Кроме того, ни в законе о тестировании на альтруизм, ни в подзаконных актах мы не нашли ни описания процедуры тестирования, ни указания на секретность технологии этой процедуры! Ты не хуже меня знаешь, что социологические тесты очень легко превратить в… э-э-э… орудие манипулирования человеческим сознанием… - Она едва заметно улыбнулась, но он не обратил внимания на эту улыбку. - …Да и вообще, насколько процедура тестирования… ну… небезопасна для здоровья?!

Опять последовал короткий вопросительный взгляд, и он закончил:

- Вот я и подумал, может мне следует как-то специально подготовиться к прохождению этого теста?!

В затемненной комнате повисла тишина. Фигура сидевшей на диване женщины совершенно утонула в полумраке, и только чуть более плотная тень выдавала ее присутствие. Мужчина нетерпеливо пошевелился в кресле раз… другой, замер, снова пошевелился, и наконец до него донесся негромкий, мягкий голос:

- Почему ты пришел ко мне без охраны?.. Разве кандидатам на должность Верховного координатора разрешается хоть куда-то ходить без охраны?..

Мужчина поднял удивленный взгляд, но лицо женщины по-прежнему пряталось в полумраке, так что он не смог понять, зачем был задан этот вопрос. Чуть помедлив, он ответил:

- Ну… вообще-то, нет… Но мне удалось… убедить наблюдателей, что встреча со своей однокурсницей, известным социологом вряд ли таит для меня опасность.

- Да, мы с тобой действительно вместе учились, и, насколько мне известно, ты закончил курс… на три года раньше меня. Значить ты такой же социолог, как и я… Значит ты тоже можешь хотя бы прикинуть направленность поведенческих векторов для отдельно взятого индивидуума, помещенного в конкретную социальную среду…

Мужчина пожал плечами и перебил ее довольно натянутой усмешкой:

- Ну, говорить, что я такой же социолог, как ты, было бы слишком смело!.. Я не занимался социологией с тех самых пор, как получил диплом, так что успел забыть все, что знал об этой науке, а уж отстал от ее современного уровня!.. - Он не договорил, вяло махнув рукой.

Женщина молча выслушала его возражение, несколько секунд помолчала, словно ожидая каких-то дополнительных слов, а затем продолжила свою речь, как будто последних слов мужчины и не было:

- Мои расчеты показывают, что я могу представлять для тебя очень серьезную опасность!..

И снова мужчина удивленно поднял глаза на свою собеседницу, и снова не увидал выражения ее лица, а потому импульсивно задал вопрос, к которому искусно подвела его женщина:

- Ты что же, до сих пор не… э-э-э… не забыла… не простила?! Я, право, думал, что спустя столько лет… Что…

- В моей магистерской диссертации… - мягко перебила его женщина, - …однозначно доказывается, что морально-этическая организация женского индивидуума гораздо тоньше и разветвленнее, а потому время резонанса для нее в три-четыре раза протяженнее, чем для индивидуума мужского. Кроме того, по той же причине реакция женщины на объект-камертон при входе в обратнорезонансное восприятие изменении социоструктуры зачастую не гасится временным разрывом между событиями, вне зависимости от длительности этого разрыва…

Сказано это было профессорско спокойным, чуть насмешливым тоном, но у мужчины вдруг появилось ощущение, будто ему… угрожают! Он резко наклонился вперед и проговорил с плохо скрытой угрозой:

- Я, как ты наверное догадалась, защищал магистерскую диссертацию по другой специальности, но тем не менее вполне могу защитить себя от женщины. А кроме того, мне кажется, что ты, даже войдя в «обратнорезонансное восприятие изменений социоструктуры» вряд ли забудешь о том, какое наказание полагается преступнику, поднявшему руку на кандидата в Верховные координаторы!

Мужчина помолчал, ожидая реакции своей собеседницы, но она молчала. Тогда он, уже гораздо спокойнее, продолжил:

- Да, конечно, я поступил с тобой…

Последовала пауза, словно он подыскивал подходящее слово, и женщина это слово вставила почти шепотом:

- Подло…

Мужчина дернулся в своем кресле и торопливо поправил свою собеседницу:

- Некрасиво! Но ты теперь, по прошествии почти полутораста лет, должна была бы понять, что я не мог тогда поступить иначе! Передо мной открылись такие перспективы, такие… возможности, а ты… Ну чем могла ты мне помочь?.. Девчонка на три года моложе меня!

- Да, у меня не было ни связей, ни состояния… ничего, что могло бы тебя удержать… - едва слышно согласилась женщина, но мужчина, казалось, не слышал её.

- Да, я, конечно, виноват перед тобой, но моя вина уже достаточно заглажена тем, что я сделал для человечества!

- Для человечества?.. - все также тихо переспросила женщина, и в ее голосе промелькнул оттенок иронии.

- Именно! - решительно подтвердил мужчина. - Для человечества!

- А что ты сделал для… Родра? - неожиданно спросила женщина.

Мужчина чуть растерялся, а затем деланно рассмеялся:

- Ты знаешь и об этом сумасшедшем?!

- Я многое знаю… - едва слышно произнесла женщина, но мужчина ее не услышал, продолжая говорить:

- Я сделал единственное, что мог, - поместил его в элитное лечебное заведение, где он благополучно умер…

- А тебе досталось его изобретение… - уже громче продолжила женщина, заставив своего собеседника замолчать. - Именно с этого изобретения началось твое восхождение к вершинам делового успеха?! И еще с твоей женитьбы.

- Да, я могу гордиться!.. - немного нервно заявил мужчина, т- Именно я открыл изобретение Родра человечеству! Если бы не я, оно, возможно, никогда не узнало бы дубликаторов! Ведь сам Родр, несмотря на всю его гениальность, был совершенно неспособен… э-э-э… реализовать свои идеи!..

- Ну-да, ну-да… А Кларк был неспособен управлять своими предприятиями, и потому ты с помощью своего тестя отобрал их у него! - В голосе женщины была уже не ирония, а сарказм. - Но самое главное, это было сделано во имя прогресса и во благо человечества!

- Именно так! - воскликнул мужчина, подавшись вперед. - Под моим управлением концерн Кларка на двенадцать процентов повысил объем производства!..

- Потому что ты через своего тестя получил государственные заказы! - закончила женщина его фразу. - Только почему всего на двенадцать?! Судя по расчетам, рост должен был составлять не менее двадцати пяти процентов!

В комнате повисла тишина. Мужчина был явно обескуражен, он не ожидал такой осведомленности в экономических вопросах от какого-то, пусть и довольно известного социолога. Наконец он снова заговорил, но теперь его голос звучал спокойно, даже ласково:

- Я смотрю, ты довольно подробно знаешь историю моей жизни. Откуда такой интерес?.. Неужели я все еще тебе небезразличен?!

- Да, ты мне небезразличен… - неожиданно согласилась женщина. - Небезразличен в двух аспектах: во-первых, как типичный представитель так называемого крупного делового мира, а во-вторых, как довольно редкий индивидуум, вокруг которого формируются социальные узлы, до предела обостряются социальные противоречия.

- То есть, я интересую тебя только как некий социальный тип?.. - все так же спокойно, с доброжелательной улыбкой на губах поинтересовался мужчина.

- Именно, - подтвердила женщина его догадку, - как тип, при приближении к которому любой индивидуум в той или иной мере испытывает социологический шок. И при этом источник ?того шока убежден, что приносит неоценимую пользу социуму в целом!

- Угу… угу… - Мужчина задумчиво покивал головой, а затем быстро взглянул на хозяйку дома. - Значит, можно считать, что ты противница моего избрания на пост Верховного координатора и никакой помощи мне не окажешь?..

- Ну почему? - Пожала узкими плечами женщина. - Ты не хуже и не лучше других кандидатов… А потом, информация, которая тебе нужна не содержит государственной тайны. Тест на альтруизм действительно проводится в моей лаборатории… - Женщина интонацией подчеркнула слово «моей» и сделала крошечную паузу, чтобы ее собеседник смог оценить это подчеркивание. - …Это единственная лаборатория, которая имеет специально созданный полигон для обкатки, опробования, так сказать в натуре, предварительно рассчитанных моделей развития социума и влияние на это развитие значимых личностей…

- А можно попроще?.. - с улыбкой перебил ее мужчина. - Ты забыла, что специальная терминология социологии мною давно забыта.

Несколько секунд женщина молчала, а затем вздохнула:

- Попроще?.. Хорошо, пусть будет попроще. Последовало еще несколько секунд молчания и наконец женщина заговорила:

- Ты напрасно пришел ко мне. Ни я, ни ты повлиять на этот тест не в силах…

Мужчина чуть приподнялся в кресле, но женщина подняла ладонь, останавливая его:

- Не думай, что я от тебя что-то пытаюсь скрыть, в данном случае это совершенно бессмысленно. Наш полигон представляет собой целый мир, самый настоящий мир с очень похожей на нашу социальной структурой. Когда возникает какая-то социологическая проблема или задача, мы… как бы это сказать точнее… организуем похожую ситуацию на нашем полигоне и прослеживаем все возможные варианты развития социума. Тест на альтруизм для нашей лаборатории весьма простая и далеко не главная работа - с каждого из кандидатов на высокий управленческий пост снимается психосоматическая матрица, которая внедряется, как ты понимаешь, в виде конкретного индивидуума в мир полигона. Поскольку время на нашем полигоне протекает значительно быстрее истинного времени, результаты деятельности этой психосоматической матрицы позволяют сделать вывод о пригодности каждого из кандидатов с точки зрения развития нашего общества.

Женщина подняла взгляд на своего гостя и осторожно спросила:

- Тебе понятно?..

- Вполне! - быстро ответил тот и добавил: - У меня возникает лишь один вопрос…

- Какой?

- Если вы для своих опытов используете целый мир, то как обстоит дело с альтруизмом у вас самих? Как социолог может ставить опыты, пусть даже и социологические, над целым… человечеством?!

- Ты забываешь, что этот мир создан нами… мною… именно для этой цели! - мягко ответила она. - Ты же не задумываешься о том, что покупаешь себе компьютер с целью его безудержной эксплуатации?.. И тебя никто не обвинит в бездушии, если ты выбросишь его, когда он придете негодность!..

- Ах, вот как ты представляешь себе это дело! - С легкой усмешкой кивнул собеседник.

Женщина снова пожала плечами и отвернулась к окну:

- Теперь ты понимаешь, что результаты теста нельзя ни спрогнозировать, ни подделать. Тем более их нельзя использовать для «манипулирования общественным сознанием». Если, как ты говоришь, твои специалисты провели анализ прохождения этого теста в прошлом, то ты должен знать, что ответ по тесту очень прост - «альтруист», «не альтруист». Никакой степени альтруизма у испытуемого не обнародуется.

- Однако, «не альтруист» ни разу за все существование теста не избирался на руководящую должность! - резко бросил гость и поднялся из кресла. - Спасибо за помощь и… прости, что потревожил тебя!..

Он уже повернулся к входу, но вдруг задержался и с некоторым напряжением спросил:

- Может быть я могу что-то сделать для тебя?.. Женщина в ответ только молча покачала головой.



- Тогда прощай!

Мужчина энергичным шагом направился к выходу, однако у самой двери его остановил негромкий голос хозяйки:

- Знаешь, как мы сами называем этот тест?.. Мужчина оглянулся и услышал короткое:

- Тест на подлость!..

Он наклонил голову то ли в раздумье, то ли в коротком поклоне и быстро вышел, а женщина осталась сидеть на диване, глубоко задумавшись.

Спустя трое суток на стол руководителя лаборатории глобального социального прогнозирования лег доклад о готовности всех служб лаборатории к проведению теста на альтруизм для кандидатов на пост Верховного координатора. Она раскрыла нетолстую папку, Неторопливо перелистнула ее содержимое и задержалась на последнем листе.

«Психосоматическим матрицам испытуемых предлагается присвоить следующие полигонные псевдонимы: Елизавета Тюдор, Жанна д'Арк, Иосиф Джугашвили, Адольф Шикльгрубер, Александр Ульянов, Николай Романов».

«Иосиф Джугашвили, - медленно прочитала женщина про себя и подумала. - Посмотрим, на что ты способен… Иосиф Джугашвили».


© Евгений Малинин, 2008


This file was created

with BookDesigner program

[email protected]

10.02.2009




home | my bookshelf | | Тест на подлость |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.1 из 5



Оцените эту книгу