Book: Обещание любви



Обещание любви

Карен Рэнни

Обещание любви

Посвящается Труди

За смех, не затихавший всю жизнь, за понимание, за неизменную любовь, всегда бывшую моей опорой; за то, что ты научила меня делиться и отдавать; за то, что открыла мне радость учения, наслаждения чтением, потребность самовыражения; за то, что мы вместе сидели за столиками уличных кафе и пытались определить национальность прохожих по обуви; за то, что согласилась не петь для публики, что спрашивала мое мнение, что была мне лучшим другом и самым надежным ангелом-хранителем.

Мне не хватает тебя, мама.

Пролог

– Господи, неужели опять! – Уильям Кутбертсон гневно посмотрел на старшую дочь. – Ты появляешься чаще, чем камешек в моем башмаке, дочка! Что произошло на этот раз?

Джудит Кутбертсон Уиллоуби Хендерсон перевела взгляд с отца на каменные ступени. Перо на ее шляпке намокло и поникло, краска капала с его кончика и смешивалась с грязной водой в луже у самых ног. Дождь наконец прекратился, но теперь это уже не имело значения. Туфли безнадежно испорчены, чулки промокли, подол ее лучшего синего платья весь в грязи.

Путешествие длилось три дня. У Джудит не было денег заплатить за ночлег на постоялом дворе, поэтому она спала забившись в угол экипажа и прижавшись к стенке. Несмотря на отправленное заранее письмо, на перекрестке ее никто не встречал. Она прождала целый час в надежде, что вот-вот появится повозка, потом зажала под мышкой небольшую деревянную шкатулку, подобрала платье двумя руками и направилась вдоль дороги, по которой столько раз ходила в детстве.

На полпути к дому зарядил дождь, словно природа не хотела, чтобы она возвращалась.

Сейчас, стоя на ступеньках родной усадьбы, Джудит подумала, что еще никогда ее не встречали так неприветливо, как на этот раз.

Она не удивилась, что отец требует объяснения. Вполне естественно, он злится, оттого что она заставила его думать о ней. Она всегда приводила его в ярость уже только тем, что дышала.

Ей было больно, но она привыкла к этой боли и не обращала на нее внимания.

– Тебе нечего сказать, дочка? Ты старшая из моих дочерей и единственная вернулась домой, как монета с изъяном, которую никто не хочет брать! – прорычал отец.

Он замахнулся на нее кулаком, но она не пошевелилась, только закрыла глаза, чтобы не видеть его руки. У самой ее щеки просвистел воздух, отец промахнулся самую малость.

Джудит долго стояла неподвижно, потом подняла глаза и встретила грозный взгляд отца невозмутимо и спокойно: наконец-то она научилась этому.

– Семья Мэтью эмигрировала в колонии, сэр. У них не было денег заплатить за мой проезд. – Девушка произнесла эти слова мягко и тихо. Ее синие глаза, ясные и бесхитростные, не выражали ничего, кроме усталости, скрывать которую у Джудит уже не было сил. Невозможно было догадаться, что она сочинила все это, пока шла домой.

– Тебе должны были дать бумагу. – Отец покраснел и смотрел на нее все с той же яростью.

Джудит опустила глаза и уставилась на небольшую шкатулку, перевязанную бечевкой. Там хранились все ее пожитки. Жалкое зрелище.

Джудит не стала развивать ложь, лишь тихо проронила:

– Я не стану обузой, сэр. Надеюсь, мне удастся найти другое место.

Сквайра Кутбертсона слова дочери не успокоили. Опять вернулась! Это уже слишком. Неужели она – наказание, ниспосланное свыше? Отец молчал.

– Значит, для меня угла не найдется? – наконец спросила Джудит, призывая на помощь все свое мужество. Куда идти, если отец не разрешит остаться? Замужние сестры не примут ее – слишком боятся родителя. Да ей и самой не хочется стучать в двери их нищих домов. Но что же делать? Принять предложение Хайрама Мэтью и пойти на панель?

Нет, это больше не повторится.

Уильям Кутбертсон смотрел в лицо дочери, зная, что как ни крути, а выхода у него нет. Ее возвращение – позор, однако, если он откажет ей в крове, то даст пищу соседским сплетницам, которые только и ждут повода, чтобы перемыть ему косточки.

Наконец он нехотя кивнул и отступил в сторону, позволяя дочери подняться по ступеням и войти в дом, очутиться в тепле, обнять мать и сестер-трещоток.

У дверей Джудит обернулась и взглянула на отца. Так было всегда. Она уже давно поняла, что отец холоден к ней. В детстве она молилась, прося Господа: пусть окажется так, что она вовсе и не дочь сквайра Кутбертсона, а ее принесла в дом фея. Было легче поверить, что она не его дочь, чем принять отцовское равнодушие.

Он молча смотрел, как она закрывает за собой тяжелую дубовую дверь. Итак, она опять вернулась. Она совсем не походила ни на мать, ни на сестер, в ней не было ничего и от него. Не знай Уильям свою жену так хорошо, решил бы, что та нагуляла Джудит на стороне, а он все эти годы пригревал чужого ребенка. В отличие от сестер, Джудит выросла очень высокой, что само по себе необычно для женщины. У нее были каштановые волосы, а не светлые, как у всех Кутбертсонов, и такие темно-синие глаза, что ему становилось не по себе, когда он встречался с дочерью взглядом.

Но отличала девушку не только внешность. Была в ней какая-то сдержанность, которая свидетельствовала не о душевном спокойствии, а скорее о двойственности натуры. Иногда в ее необычных глазах вспыхивал огонь и тотчас исчезал, сменяясь безмятежностью, которой отец не доверял.

Джудит отнеслась к замужеству совсем не так, как полагалось девушке ее круга: сопротивлялась с самого начала. Отец выдал ее за соседа, однако через несколько месяцев она вернулась. Тогда отец вторично выдал дочь замуж, но уже за военного, чей суровый и властный вид, давал надежду на то, что он положит конец ее упрямству. Однако теперь, спустя несколько лет, она снова свалилась на его голову, превратившись почти в тень. Видно, покоя ему на старости лет не дождаться. Овдовев дважды, она могла вернуться домой хотя бы с деньгами или с землей, так нет же, ему еще придется тратиться на ее стол и кров.

Ладно, это возвращение последнее. Ей уже двадцать четыре года, похоже, здесь ей и доживать свой век, если он не придумает, как сделать, чтобы она больше никогда не возвращалась.

При этой мысли он усмехнулся. Маделин Кутбертсон крепко обняла старшую дочь, словно прося прощение за то, что Джудит пришлось одной разговаривать с отцом. Когда-то она была привлекательной женщиной. В семнадцать лет вышла замуж, частые беременности состарили ее так, что она стала похожа на хрупкий полевой цветок. Из двенадцати детей выжили только пять, и, как не раздумывая отметил сквайр, все – никчемные дочери.

Как и у мужа, волосы у Маделин Кутбертсон поседели. Природа мягко побелила светлые пряди волос вокруг лица, и теперь казалось, что вокруг ее головы светится нимб. Все, кто знал ее, считали, что она обладала твердостью духа и характером под стать ангелу Господню. В доме, стены которого частенько сотрясались от хозяйского гнева, она умела восстановить мир и покой, утешить дочерей, поскуливавших от страха тоненькими голосами. Эта женщина была ласковой и нежной в далеко не ласковой, хотя и обеспеченной, жизни.

Джудит крепко сжала руки матери, расцеловала ее в щеки и нехотя отстранилась, чтобы ответить на вопросы сестер. Они все собрались вокруг нее, даже Салли и Джейн, вышедшие замуж год назад. Сестры жили неподалеку и поэтому часто навещали мать, принося с собой маленьких сыновей, которых баловали и над которыми суетились, как и должно быть в семье, где много женщин.

Джудит отметила, что за те два месяца, пока она не видела Дороти, свою третью сестру, та почти не изменилась. Пожалуй, в облике ее появилось спокойствие, которого не было раньше. Казалось, она не только не боится предстоящего замужества, но, напротив, ожидает его с нетерпением.

Элизабет, самая младшая из сестер, в свои пятнадцать лет являлась полной противоположностью остальным девочкам, которые созрели рано. В ней навсегда останется что-то детское. По негласному договору Джудит всегда поддерживала Элизабет, охраняла от резких и не всегда справедливых суждений отца. Он отлично понимал, что Элизабет не похожа на своих сестер, и при этом отказывался поверить, что ее нельзя переделать строгостью и тяжелым трудом. Он терпел поражение, но скорее из-за нездоровья Элизабет, чем от заступничества Джудит.

– Расскажи мне, что случилось, Джудит, – ласково попросила мать, ведя ее к кушетке у камина.

Даже весной в старом доме было промозгло и сыро. Джудит уселась у огня, позволив Элизабет забрать шкатулку, а Салли – шляпку, с которой капала вода, затем расстегнула две верхние пуговицы на платье, но остановилась, решив, что еще немного потерпит мокрую одежду. Она вынесла и худшее.

Наконец до нее дошло, что мать о чем-то спрашивает, но не о том, как встретил ее отец.

– Мистер Мэтью с семьей решил эмигрировать в колонии, мама, – спокойно проговорила Джудит, повторяя ту же ложь. Она надеялась, что мать не станет расспрашивать и вдаваться в подробности.

Хайрам Мэтью, у которого она служила после смерти второго мужа, отличался чрезмерной любвеобильностью и старался выказать ей внимание при каждом удобном случае, даже когда она выводила его детей на утреннюю прогулку. Однажды он изъявил желание, чтобы она сопровождала его в длительной поездке, которая, однако, закончилась в первой же придорожной гостинице. Хозяин Джудит, похоже, был уверен, что в ее обязанности входит не только нянчиться с его детьми, быть компаньонкой его жены, но и разделять с ним постель всякий раз, когда представится возможность.

Маделин Кутбертсон понимала: дочь многое не договаривает. Она отлично знала, что если Джудит не захочет сама рассказать все, то выпытывать у нее что-либо бесполезно. Остальные девочки делились с ней тем, что было у них на уме, тогда как старшая всегда держалась несколько настороженно, стараясь не столько привлечь к себе внимание, сколько наблюдать жизнь вокруг. Став взрослой, Джудит по-прежнему оставалась такой же неприступной, как в детстве, держась особняком. Маделин подозревала, что молчание дочери скрывает куда больше, чем простое нежелание говорить о себе. В прошлом бывали моменты, когда Маделин могла бы разрушить стену, окружающую старшую дочь, но она этого не сделала. А потом стало поздно, время было упущено, она так и не решилась наладить отношения.

Элизабет тихо сидела рядом и развязывала узел на бечевке, перетягивающей шкатулку сестры.

– По-моему, тебе лучше уйти в монахини, Джудит, – сказала Салли с нескрываемым раздражением. – Тогда не придется больше ни с очередным мужем мучиться, ни искать места.

– А я не виню Джудит в том, что случилось. Сначала Питер, потом Энтони. – Доротея поежилась, невольно радуясь, что ее собственный жених красив и полон здоровья.

– Питер Уиллоуби был просто Питером Уиллоуби, пока Джудит не вышла за него замуж, – язвительно заметила Салли. – А теперь все называют его не иначе как бедняга Питер.

– Ты считаешь, что в его смерти виновата Джудит? – спокойно спросила Доротея, так, словно старшая сестра не сидела в пяти футах от нее.

– Нет, полагаю, она не виновата, – с явной неохотой проговорила Салли, – но все утверждают, что женитьба ускорила его кончину.

– Будем справедливы, эти слухи распространяет его мать. – Неожиданная поддержка пришла со стороны Джейн. Он подняла взгляд от клубка, в который сматывала шерсть. – Она до сих пор обвиняет Джудит в том, что Питер подхватил воспаление легких.

– Да и мать Энтони ничем не лучше, но она по крайней мере не носится по округе, утирая слезы куском сыновьего одеяла, как миссис Уиллоуби, – пояснила Джейн и прищурилась, вспомнив собственную свекровь. – Никто не спрашивает миссис Уиллоуби о самочувствии, зная заранее, что она заявит, что «жизнь потеряла для нее всякий смысл после смерти бедного Питера».

– Он всегда был слабого здоровья, – поддержала разговор Маделин. – Да к тому же единственный сын. Неудивительно, что она так убивается.

– Да, но Энтони отличался отменным здоровьем, мама. Он был военным.

– Он подавился куриной косточкой, Салли. С таким же успехом Энтони мог погибнуть и за короля Георга.

– И все же, кажется, что Джудит приносит несчастье. Скажи, сестра, ты и нам принесла невезение или опять ищешь мужа? – усмехнулась Салли. – Надеюсь, ты не думаешь, что в Англии найдется человек, который захочет взять тебя в жены? Правильно, Джудит, что ты стала заботиться о чужих детях. Я бы, пожалуй, и сама тебя наняла. Я опять в положении, – объявила Салли, расплываясь в улыбке. В следующий миг она уже принимала поздравления от бросившихся к ней с объятиями матери, Доротеи и Джейн.

«Хорошо, что у меня не осталось ребенка ни от Питера, который каждый раз краснел и извинялся в постели, ни от Энтони с его жестокостью», – подумала Джудит. Ребенок навсегда привязал бы ее к семье одного или другого покойного мужа. А так нет нужды заговаривать с матерью Питера, которая над гробом сына бросила ей в лицо обвинение; не надо смотреть в суровое лицо брата Энтони. Джудит благодарна судьбе за это.

Она перевела взгляд на весело пляшущие языки пламени в камине и пожалела, что дом, в который она вернулась, не на небесах. Она всегда чувствовала себя здесь чужой и одинокой. Казалось бы, сестры ей самые близкие люди, а в действительности у них с ней очень мало общего, словно они едва знакомы. Нет, даже малознакомые люди более вежливы и тактичны друг с другом. А родственники умудряются вцепиться в кровоточащие раны близких с остервенением и сладострастием. Несмотря на кровные узы, Джудит не походила на сестер ни характером, ни привычками. Подобно узникам, живущим в общей камере, они вместе существовали под одной крышей, и это было единственное, что их объединяло. Впрочем, у Джудит возникло ощущение, что отец не позволит ей надолго остаться в этой далеко не самой худшей тюрьме.


Джудит на мгновение задержалась перед дверью в кабинет отца, судорожно отерла о юбку внезапно вспотевшие ладони и открыла дверь. Вся комната была завалена бухгалтерскими книгами, пожелтевшими счетами, письмами из разных уголков Англии. Даже в солнечное утро комната имела безнадежно унылый вид.

Дождь, который ознаменовал ее возвращение под родимый кров, наконец прекратился. Яркое весеннее утро дышало надеждой и радостью. Однако, когда Джудит узнала, что отец хочет ее видеть у себя в кабинете, она упала духом и уже не замечала прекрасной погоды.

Сквайр Кутбертсон кивнул дочери, окинул ее быстрым взглядом, не скрывая презрения к убогому платью, затем опять повернулся к мужчине, стоявшему у окна.

Джудит с тревогой посмотрела на незнакомца, не понимая, зачем отец хочет видеть ее в присутствии этого человека.

Лицо мужчины было мрачно и изрезано шрамами. Нос с небольшой горбинкой, волосы – каштановые с проседью. Он был широкоплеч и крепок, на тонких коротких ногах, странно не сочетающихся с верхней частью, словно туловище и ноги были от разных людей. Скорее всего он чувствовал себя увереннее в седле либо на палубе качающегося на волнах судна, чем в этой комнате.

Малкольм Маклеод наблюдал за отцом Джудит с плохо скрываемым нетерпением. Он вызывал у него недоверие: сладкоречивый англичанин, с которого нельзя спускать глаз, иначе надует при первой же возможности. Малкольм вообще не любил Англию. Последний раз он был далеко на юге в рядах войска Прекрасного Принца[1] во время набега на Карлайл, когда шотландцы занимались делами, весьма далекими от закупки овец.

Однако на первом месте у Малкольма были не собственные пристрастия, а клан Маклеодов с его предводителем. И долг Малкольма заключался в том, чтобы по возможности доставить домой овец. Он не беспокоился из-за того, что сквайр отказался обсудить детали сделки, хотя и злился: у него было ощущение, будто его водят за нос, как лосося, попавшего на крючок. Сквайр Кутбертсон откинулся на спинку стула, не в состоянии далее скрывать своей радости. Наконец-то он избавится от неприятностей. Обойдется это недешево, разумеется, зато Джудит раз и навсегда покинет его дом.

– Малкольм, друг мой, – начал он приветливо, не замечая, как напрягся человек у окна. – У меня к вам деловое предложение.

Прищурившись, Малкольм Маклеод наблюдал за хозяином кабинета. Ни один англичанин еще не называл его своим другом. Он не сомневался, что предложение, которое ему предстояло услышать, таит угрозу: не встречалось еще англичанина, который поступил бы с шотландцем по справедливости. Разве тысячелетняя история не доказывает этого?

– Обойдемся без кредита. Я никогда не торговал в кредит и сейчас не буду. Постойте! – проговорил сквайр, приподнимаясь в кресле, когда Малкольм направился к двери.

– Сразу бы так и сказали. Или вы думаете, что у Маклеодов бочки набиты золотом, чтобы расплачиваться за ваших овец?

– Вы получите сотню прекрасных овец, не торопитесь, – продолжил Уильям Кутбертсон, против воли глядя в лицо разозлившегося шотландца, – но в обмен…

– Чего вы хотите в обмен? Говорите, – резко отозвался Малкольм. Ладно, он доиграет в эту нелепую игру, но если англичанин собирается надуть его, Малкольм не задумываясь вспорет ему кишки спрятанным в сапог ножом.



Уильям повернулся к дочери, неподвижно стоявшей у двери, и равнодушно заметил, как внезапная бледность разлилась по ее лицу.

– Забирайте овец с моей дочерью в придачу, – проговорил сквайр Кутбертсон, переводя взгляд с Джудит на шотландца и довольно улыбаясь.

Малкольм взглянул на молодую женщину, на чье появление он не обратил особого внимания: высокая, худая, с отливающими медью волосами. Он видел семью сквайра, и эта девушка так же мало походила на своих родных, как горный шотландский олень на овцу. Она не была малышкой с полными округлыми формами, как ее сестры. Напротив, тонка и гибка, как молодое деревце. Не видно, чтобы она трепетала от страха. Нет, просто стоит и ждет в молчании.

Джудит, почувствовав на себе любопытный взгляд, подняла глаза. Они напомнили Малкольму глубокие шотландские озера. И подобно водам этих озер, глаза девушки были совершенно холодные, пустые и безжизненные, как у покойника.

– Я не особенно ценное приобретение, – бесстрастно произнесла она, обращаясь к Малкольму. – Лучше вам поискать жену в другом месте.

Отец беспокойно заерзал в кресле, впившись в нее взглядом так, будто хотел пронзить насквозь.

– Черт побери, – в гневе бросил он, – мне наплевать, женится он на тебе или сделает своей судомойкой!

Джудит опустила глаза и уставилась в дубовый пол, словно узор на половицах внезапно заинтересовал ее. Малкольм нарушил затянувшуюся тишину:

– Мне не нужна жена. Одна жена на одну жизнь, большего мне не требуется. – В его голосе звучала доброта, а глаза смотрели так мягко, что Джудит отвела взгляд.

– У вас есть жена? – тихо спросила она.

– Была. Целых двадцать лет. Больше не хочу.

– Либо уйдешь ты, либо Элизабет, – властно проговорил отец. – Выбирай. В доме слишком много женщин.

– Элизабет? – Джудит не успела скрыть под равнодушной маской ужас, который охватил ее.

Сквайр злорадно улыбнулся:

– Ей пора замуж, дочка. Бог свидетель, я старался устроить твою жизнь. Не можешь выйти замуж ты, так пусть Элизабет найдет себе мужа.

Джудит подумала о сестре, которая весь день занималась только тем, что переходила из комнаты в комнату, прижимая к груди тряпичную куклу. Элизабет, которая и одеться сама не умела, которая любила цветы и пение, которая вздрагивала и сжималась, словно от удара, когда повышали голос, не важно, радуясь или ссорясь. Элизабет, так и оставшаяся ребенком, несмотря на все их усилия и молитвы… Джудит не позволяла себе даже думать о том, что может принести сестре замужество.

– Отец, дайте мне время, я постараюсь найти место. – Она умоляюще сложила перед собой ладони, чтобы не было видно, как они дрожат.

– Итак, Джудит, – сурово проговорил отец, пропуская ее слова мимо ушей, – решай, которая из вас двоих.

– Если я соглашусь, – начала Джудит, впервые глядя отцу прямо в глаза, – вы оставите Элизабет в покое? Пообещаете не выдавать ее замуж?

– Я ничего не обещаю. – Сквайр Кутбертсон поднялся из кресла, уперся обеими руками в крышку стола и наклонился вперед, пронизывая дочь маленькими глазками. Малкольм отметил, что в этом отцовском взгляде не было ни малейшего следа любви, тревоги или сострадания, никакого чувства вообще. Ему вдруг стало жаль девушку. – Либо ты уйдешь, либо Элизабет через месяц выйдет замуж.

Джудит поняла, что отец готов на все, лишь бы избавиться от нее. Поняла, что в Англии ей рассчитывать не на что.

Глава 1

– Тайнан.

Молчаливый шотландец указал в сторону замка, словно Джудит была не в состоянии сама разглядеть место, куда они направлялись.

Сгущались сумерки, небо и море потемнели и слились на горизонте в одно целое – огромный фон для огромного черного замка, мрачно возвышавшегося на вершине холма на самом берегу. Чем ближе они подходили, тем отчетливее различала Джудит очертания замка: убежище самого дьявола не могло выглядеть более устрашающе. Замок напоминал молчаливого стража, охраняющего небольшую бухту и спуск к морю. Одна из двух его башен была полностью разрушена, другая – устремила зубчатую кромку в небеса. Входные ворота под аркой были распахнуты, словно пасть древнего чудища.

Джудит поежилась.

Ее спутник не произнес больше ни слова, только сделал знак быстрым движением головы. Джудит выпрямилась, стараясь подавить страх, и перевела жеребца на шаг, следуя за Малкольмом Маклеодом по узкой дорожке, огибающей бухту, мимо ласково набегающих на каменистый берег волн.

За ними под присмотром близнецов Дэвида и Даниэля шли овцы. Обернувшись, Джудит подумала, что стадо овец больше походило на белое облако тумана. В сгущающихся сумерках они своим непрерывным блеянием раздражали больше, чем исходящий от них запах. Джудит никогда не любила овец: упрямые и глупые животные совсем не те милые пушистые создания, какими представляются большинству.

Малкольм наблюдал за ней краешком глаза. В седле Джудит держалась спокойно, горделиво расправив плечи, однако ее руки сжимали поводья чуть крепче, чем нужно. Она настороженно вслушивалась в каждый звук, словно за любым деревом ей мерещилась опасность. Она была немногословна, но он успел привыкнуть к ее молчанию, был даже благодарен за него. За все время нелегкого путешествия она ни разу не проявила слабости и не пожаловалась на трудности. Такая стойкость вызвала у Малкольма невольное уважение.

Гнать стадо овец на север, из Англии в горную Шотландию, было очень непросто. Приходилось спать на холодной земле, вставать до рассвета, когда солнце еще не осветило даже верхушки деревьев, весь день ехать верхом, пока не спускалась темнота. Почти ежедневно их поливал мелкий моросящий дождь, глубокая грязь мешала продвигаться вперед даже овцам.

И все же Джудит ни разу не пожаловалась на трудности. Она совсем не отвечала представлению Малкольма об англичанках. Даже сейчас, когда любая другая на ее месте давно свалилась бы без чувств или насквозь промочила слезами не один носовой платок, она бесстрастно смотрела на него. Малкольм подумал, что эта женщина держится скорее как настоящая шотландка, что весьма странно для дочери английского сквайра.

Они подъезжали к замку Тайнан, и Малкольм искренне радовался удачной сделке. Он не только приобрел сотню овец для клана, но и сделал нечто более важное.

Он получил овец бесплатно.

То, что ему навязали еще и Джудит, не очень тревожило его: у него были определенные виды на девушку.

Малкольм обернулся и посмотрел на дорогу за спиной. Они уже почти в замке, однако не годится забывать об угрозе англичан, отряды которых объезжали местность. Они рыскали по горам, выискивая тех, кто нарушал Акт о разоружении. Малкольм дотронулся до ножа, спрятанного в сапог, отлично сознавая, что нарушает закон. Однако только полный глупец отправился бы в такое далекое путешествие без оружия. Впрочем, ему не впервой нарушать этот дурацкий закон. У него под рубашкой, у самого сердца, был спрятан кусочек ткани, который он оторвал от своей клетчатой юбки, национального костюма шотландцев, прежде чем закопать ее в потайном месте.

Они проехали сквозь узкую арку мимо сторожевого домика в большой двор, уже почти полностью погрузившийся в темноту. Замок оказался из темно-розового, а не черного камня, как почудилось Джудит издалека. Когда-то внутренние строения окружали высокие стены со смотровыми башнями, горделиво возвышавшимися над головами. Полностью сохранилась только одна башня, вторая была разрушена почти до основания. Каменные ступени вели к бронзовому порталу, покрытому толстым слоем копоти – следу голодного пламени.

Кругом царила разруха.

Из темноты, предупредив о своем появлении уверенным постукиванием палки о камни, медленно выплыла фигура – крошечная, сгорбленная временем старуха в черном. Блестящие белоснежные волосы напоминали корону.

Сначала она подошла к спутнику Джудит и постучала палкой по его колену. Он посмотрел на нее сверху, не спешиваясь, и на его усталом лице появилось некое подобие улыбки, хотя Джудит не была в этом уверена: ведь за прошедшие недели он не улыбнулся ни разу.

– Малкольм Маклеод, – проговорила старуха. Голос ее скрипел, как железные петли двери, которую давно не открывали. – Ты совсем голову потерял: приезжаешь, когда уже почти темно. Мы могли принять тебя за слугу дьявола или за англичан, которые любят навещать нас.

– Софи, – проговорил Малкольм сурово, но не зло, – ты только взгляни за ворота на это блеющее отродье сатаны.

Несмотря на усталость и тревогу, Джудит усмехнулась.

Тут старуха заметила незнакомку. Она пристально вгляделась в нее, а потом вопросительно посмотрела на Малкольма.

Он не торопясь спешился, наклонился и быстро поцеловал ее в щеку.

– Успокойся, Софи, – произнес он, ласково обнимая маленькую сгорбленную женщину. – Ты по-прежнему моя единственная любовь.

– Малкольм, угомонись, – строго отозвалась Софи, но Джудит видела, что она осталась довольна тем, что Малкольм отнесся к ней так тепло. – Ну а ты кто? – спросила она, адресуя свой вопрос Джудит.

– Терпение, Софи, скоро все узнаешь.

Когда Джудит попыталась спешиться, Малкольм жестом велел ей оставаться в седле. Она подавила стон, готовый вырваться из груди. Если придется ехать дальше, она не выдержит – сил больше нет. Она и так уже почти срослась с лошадью. Путешествие верхом было, конечно, безопаснее, но несколько недель, проведенных в седле, еще долго будут сказываться на определенных частях тела, которые лучше не называть вслух.

Внезапно с шумом открылась бронзовая дверь, и по ступеням вниз спустился мужчина в белой рубашке. Он радостно обнял Малкольма, а потом отодвинул от себя, внимательно рассматривая, цел ли тот.

– Отличная работа, Малкольм! Я видел их сверху. Прекрасные овцы! – Он перехватил взгляд Малкольма и посмотрел в ту же сторону.

Сумерки почти сменились тьмой, и только по движению белой рубашки Джудит догадалась, что незнакомец повернулся к ней. Она вдруг смешалась. Малкольм быстро встал между ними. Одной рукой он схватил за рукав подошедшего, а другой зажал подол платья Джудит. К несчастью, она или слишком увлеклась разглядыванием белых зубов, сверкавших в темноте, или просто измучилась за длинную дорогу, чтобы встревожиться. Однако прозвучавшие в темноте слова Малкольма сразу заставили ее позабыть об усталости.

– Джудит, встречай лорда Тайнана, Алисдера Маклеода, твоего мужа. А ты, – торопливо добавил он, прежде чем кто-либо из двоих успел промолвить хоть слово, – Алисдер, встречай свою жену Джудит.

– Жену? – изумился Алисдер.

– Мужа? – Джудит сжала поводья с такой силой, что рукам стало больно.

– Ты слышала, Софи? – спокойно обратился Малкольм к старухе.

– Да, Малкольм, все слышала. – Ее тонкие губы сложились в улыбку. – Что ж, поздравляю. По шотландским законам теперь вы муж и жена.

Глава 2

– Все в порядке, дитя? – участливо спросила Софи.

Джудит кивнула, немало озадаченная. Как объяснить, что она не в состоянии поверить в происходящее, что все это ей кажется сном?

– Это просто шутка, да? Такое странное приветствие? Разве так женятся? – Лицо Джудит побелело. Софи испугалась, что девушка лишится чувств. Джудит так крепко сжала ладони перед собой, что костяшки пальцев побелели.

Софи передала Джудит свечу, стоявшую на подставке за двойными бронзовыми дверями. Слабый огонек едва освещал огромный зал, куда они вошли. Язычок пламени дрожал на сквозняке, отбрасывая причудливые тени на почерневшие стены.

Старуха повела Джудит в заднее помещение на первом этаже, жестом указала на стул, стоявший у камина, в котором ярким пламенем горели и потрескивали поленья, и, опершись всей тяжестью своего маленького тела на палку, принялась пристально рассматривать молодую женщину. Темные глаза Джудит ничего не выражали. Она сидела напрягшись, плотно прижав локти к бокам и сложив ладони на коленях.

Было ясно, что она испытывает ужас.

Софи деловито нагнулась и сунула в огонь длинную тонкую лучину, при помощи которой зажгла несколько свечей над камином. Похоже, она тянула время, прикидывая, как лучше держаться с незнакомкой.

– В Шотландии люди женятся разными способами, дорогая моя, – проговорила она после довольно длительного молчания. – Дают обет в церкви, обещают женщине взять ее в жены и делят с ней ложе или просто живут как муж и жена. – Софи разглядывала девушку, которую теперь хорошо освещали зажженные свечи. Ее темно-синие глаза ничего не выражали, однако она дрожала, словно только что появившийся на свет жеребенок. Софи приняла окончательное решение: – Или объявляют о брачных узах в присутствии двух свидетелей.

Бледное лицо девушки запылало огнем.

Неужели шотландцы такие варвары, что до сих пор соблюдают древние обычаи? Венчание с Питером проходило в маленькой деревенской церкви; свадьба с Энтони состоялась у нее дома. Церемонии проводил священник, как положено освятивший оба союза и благословивший их от имени Господа.

А сейчас… просто дурной сон.

Джудит опустила глаза и уставилась на свои ладони: исцарапанные, грязные. Она сознавала, что выглядит ужасно. Она давно не мылась, от нее дурно пахло. Хороша невеста. Однако, если верить этой доброй старой женщине, именно невеста.

– Я здесь и двух минут не провела, но успела заполучить мужа, – удивилась Джудит. Нет, это обычный ночной кошмар. Правда, от холода кожа покрылась мурашками, веки от тяжести не поднимаются, в глазах – резь, а пальцы, как их ни сжимай, все равно заметно дрожат. И почему-то пахнет репой. Странно, во сне репой не пахнет…

– Согласна, – тепло призналась Софи, – мы встретили тебя довольно необычно. Но ведь и твое появление здесь тоже неожиданно для нас.

Слова Софи прозвучали мягко и вкрадчиво, в них скрывалось тонко преподнесенное приглашение. Позднее Джудит недоумевала, почему она вообще заговорила и тем более рассказала правду. Потому, что страшно устала, или потому, что оказалась одна в чужой стране со странными, незнакомыми обычаями? Она вдруг чуть не расплакалась. Пожилая женщина с непривычным слуху, но очень ласковым говором, с лицом, густо испещренным морщинками и тем не менее припудренным и нарумяненным, с живыми, блестящими голубыми глазами казалась просто доброй, а не властной. Джудит словно прорвало, и она рассказала Софи о том, какую сделку отец предложил Малкольму.

– А что ты думала о жизни, которая ожидает тебя здесь? – спросила Софи, когда Джудит умолкла.

Об этом Джудит не позволяла себе думать. Каждый день она занималась насущными делами, стараясь не замечать тягот путешествия, стойко выдерживая бесконечные дожди, живя только сегодняшним днем, словно само путешествие было куда важнее его конечной цели. Она не позволяла себе размышлять о будущем, покрытом непроницаемым мраком, без единой искры надежды.

– Я рассчитывала найти какое-нибудь место, – наконец отозвалась Джудит. – Но сейчас, – продолжила она, разглядывая горшки, сложенные в углу, остатки ужина на кухонном столе и на полу, – похоже, работы хватит с лихвой. Однако, чтобы справиться с ней, необязательно выходить замуж. Неужели это настоящий брак и ничего нельзя сделать?

Софи решила, что глаза девушки похожи на два глубоких колодца, на дне которых можно разглядеть душу. И опять, прежде чем заговорить, она прислушалась к голосу сердца.

– Боюсь, дорогая моя, что единственный способ избавиться от здорового супруга – это изменить ему или покинуть его на четыре года.

Софи положила руку с выступающими синими венами и кожей, покрытой ужасными бурыми пятнами, на молодую, гладкую руку Джудит. Разница между ними не меньше пятидесяти лет… Она – древняя старуха, Джудит – в начале жизненного пути. И все же когда-то Софи очень походила на эту молодую женщину, так же твердо знала, чего хочет.

А судьба не скупилась, уверенно ведя жизнь вперед.

Особенно когда ей немного помогали.


– Старый осел, кто просил тебя вмешиваться в мою жизнь?!

Алисдер Маклеод испытывал непреодолимое желание выплеснуть гнев, и побыстрее. И хотя Малкольм был на двадцать лет старше его, у Алисдера чесались руки – так хотелось схватиться с кем-нибудь, устроить хорошую потасовку, чтобы кости трещали.

Малкольм настороженно смотрел на Алисдера. Спустились сумерки, но еще можно было разобрать выражение лица лорда. Алисдер был вне себя от ярости.

Малкольм не сразу решился на то, что сделал. Он обдумывал этот шаг на протяжении всего путешествия. Последние два года для обитателей замка Тайнан прошли нелегко. Поначалу они думали только о том, как бы выжить, и для печали не оставалось времени. Но постепенно воспоминания просачивались сквозь трещины повседневных забот. Невольно он все чаще и чаще вспоминал Анну. Юная жена лорда была чудесной девушкой, но не обладала огнем и здоровьем, которые так нужны молодому здоровому мужчине. Малкольм не раз видел, как молодой лорд, плотно сжав губы и с грозным блеском в глазах, бросался с берега в холодную воду бухты и подолгу плавал, сжигая нерастраченную энергию. Не слишком ли часто это происходило?



Малкольм прекрасно сознавал, что Алисдер будет злиться на него, что придется несладко. И хотя Алисдер не был так горяч, как его брат Айан, он принадлежал к роду Маклеодов, а значит, отличался чудовищным упрямством.

У Малкольма было достаточно времени, чтобы понять: эта молодая англичанка не такая уж отличается от шотландских женщин. Он понял это по тому, как она, словно молодой олень, принюхивалась к незнакомым запахам, с каким стоическим терпением переносила неудобства, просыпаясь по утрам на мокрой, стылой земле точно так же, как он сам и близнецы. Как знать, возможно, эти двое и подойдут друг другу?

– Я бы свернул тебе шею, Малкольм, – произнес Алисдер, наблюдая, как старший родственник держится от него на расстоянии, несмотря на все попытки Алисдера приблизиться. В его замке, или, вернее сказать, в том, что от него осталось после набега войска графа Камберлендского, находится женщина, с которой, благодаря дурацкой выходке старого друга, он теперь связан брачными узами!

Сейчас ему абсолютно не нужна жена. Лучше уж столкнуться с отрядом англичан, лучше чума или оспа, чем женитьба.

– А ты не торопись, мой мальчик. Поговорим обо всем утром, – миролюбиво предложил Малкольм.

– Зачем ты сделал это, Малкольм? Тебе не хватает трудностей? Так хочется сражаться, что ты собираешься устроить поле битвы прямо здесь, в замке? Зачем тебе это?

– Она – то, что тебе надо, Алисдер, – спокойно возразил Малкольм.

– Да она почти с меня ростом, Малкольм!

Это было недалеко от истины. После того как Малкольм провозгласил их мужем и женой, Алисдер помог девушке спешиться. Она была очень высокой. Он заметил это, когда она резко повернулась на лестнице, едва не сломав ему нос.

– Ей нужна защита.

– Пусть наймет вооруженную охрану. – Алисдер взъерошил пальцами волосы. Малкольм не понимает, в какое сложное положение поставил его!

– Ей пришлось нелегко, Алисдер. Она бедная вдова.

– Господи, ну и рекомендация! Если уж задумал женить меня без моего согласия, то нашел бы хоть девственницу!

– Девственности придают непомерно большое значение, Алисдер. И потом, как бы я нашел ее? Объявления развешивать, что требуется девственница-англичанка?

Алисдер внезапно замер и недоверчиво посмотрел на старшего друга. Темнота мешала ему рассмотреть выражение лица Малкольма, но белозубую улыбку он различил. Алисдер приказал себе сохранять спокойствие.

– Так она ко всему еще и англичанка? – с недоверием спросил он.

– Да, я получил ее вместе с овцами.

– Что? Она погонщица? Пастушка? Ягнят принимает или шерсть стрижет? А может, чешет шерсть? Что значит, ты получил ее вместе с овцами? – Алисдер говорил резко, возбужденно.

– Сотню лейстерских овец, правда, нескольких мы потеряли в пути. Бесплатно, Алисдер.

– Кто предложил эту сомнительную сделку?

– Ее отец. Сквайр. Настоящий англичанин. – Гримаса на лице Малкольма точно отражала его отношение к отцу Джудит, сквайру Кутбертсону.

– Ее отец?

– Да.

– Хочешь сказать, что отец таким образом избавился от нее?! – Несмотря на все усилия, Алисдер не удержался и почти прокричал эти слова.

– Весьма неприятный тип, скажу тебе, Алисдер.

– Она что, калека? – Алисдер толком не рассмотрел в темноте Джудит, только ощутил сильное сопротивление ее тонкой фигурки, когда они столкнулись на лестнице и девушка ударилась головой о его нос. Алисдер осторожно дотронулся пальцами до переносицы.

– Успокойся, не калека. Просто немного худовата.

– И ты притащил ее сюда, чтобы откормить на репе, капусте и оладьях из картошки? – ехидно спросил Алисдер.

– Вот именно, и еще на баранине.

Алисдер изумленно уставился на старого друга, который в темноте казался просто черным пятном, и постарался сдержать смех, однако безуспешно. Не выдержав, он расхохотался, хотя так и не понял почему.

Глава 3

Голова трещала, но Алисдер был готов заплатить эту цену.

Они с Малкольмом продегустировали уже несколько бутылок бренди сквайра Кутбертсона. Алисдер не стал выяснять, как старый шотландец заполучил их: бывали вещи, которые он предпочитал не знать. Сквайр, сам того не ведая, устроил им этой ночью самый настоящий мальчишник. Они славно выпили, ничего не скажешь. Вересковый эль, конечно, хорош, но бренди – напиток настоящих мужчин. До шотландского виски ему, разумеется, далеко, но послевкусие у него отменное. В молодости в Эдинбурге и в Бельгии Алисдер перепробовал немало горячительных напитков, не думая, по карману они ему или нет. Но теперь напитки, как и многое другое, без чего, казалось в молодости, нельзя прожить, требовали двойной платы: и похмелья с болью во всем теле, и звонкой монеты, которой так не хватало в хозяйстве.

Алисдер чувствовал себя на свои тридцать два года.

Он пошевелился, удивляясь, что кровать такая жесткая. Потом с трудом приоткрыл один глаз и взглянул на бледные лучи рассветного солнца, проникающие через настежь распахнутые ворота. Господи, да он же проспал всю ночь во дворе. Он осмотрелся по сторонам, но Малкольма рядом не увидел.

Алисдер поморгал, морщась от боли, вызванной этим простым движением. Господи, как паршиво! В голове непрерывно крутится какая-то мысль… Ах да, женщина… Жена… Он и позабыл о ней.

Алисдер с трудом встал на колени и представил, что боль в голове сейчас пройдет. Захотелось зажать ладонями виски. В желудке творилось нечто невообразимое, казалось, вот-вот его содержимое вырвется наружу. Вот обидно, бренди-то отличный.

Наконец ему удалось выпрямиться и прислониться к стене. Он подождал, пока не перестала кружиться голова и немного не полегчало. Да, староват он уже для таких развлечений. Интересно, а как выдерживает Малкольм? Алисдер злорадно подумал, что тот страдает не меньше.

Однако тут он услышал веселый свист Малкольма и последним стоическим усилием оторвался от стены, надеясь, что выглядит лучше, чем себя чувствует.

– Доброе утро, Алисдер, – радостно приветствовал его Малкольм. – Отличное утро!

Алисдер с трудом кивнул в знак согласия и поинтересовался, где женщина.

Малкольм пробурчал что-то нечленораздельное, прищурил глаза и внятно спросил:

– А тебе зачем это знать?

Алисдер подивился осуждению, которое прочел в глазах старого шотландца.

– Хочу побить, разумеется, – язвительно ответил Алисдер, пристально всматриваясь Малкольму в лицо.

Многие члены его клана хорошо знали этот взгляд-предупреждение. Однако запугать Малкольма было трудно.

– Лучше оставь девушку в покое. Она, наверное, сейчас спит как убитая.

– Где? – Немногословность помогала терпеть жуткую головную боль.

– А как по-твоему? Целых четыре крошечных комнаты.

Накануне вечером Малкольм нашел Джудит спящей в кресле у камина. Он разбудил ее и отвел в комнату, которую прежде занимал Айан. В других комнатах дверей не было – выгорели дотла, и ничем не загороженные дверные проемы зияли пугающей пустотой, являя взору лишь обгоревшие стены. Женщины клана привели комнату Айана в порядок, словно надеясь, что брат Алисдера не погиб в Каллоденской битве и еще вернется домой.

Алисдер снова грозно взглянул на Малкольма, но тот отвернулся, пряча широкую улыбку. Если бы он прошлой ночью не перебрал привезенного Малкольмом бренди, сейчас в голове у него не гремел бы барабанный бой. Алисдер собирался сегодня возводить крышу над новой прядильней, однако пришел в ужас от одной только мысли, что придется карабкаться на высоту двадцать футов, и это когда содержимое желудка упорно просится наружу, в голове шумит, а руки и ноги не желают слушаться. Теперь он точно не притронется к бренди в течение нескольких месяцев.

Сначала Алисдер осмотрел овец, осмотрел внимательно, не торопясь. На вид животные крепкие, здоровые, однако их шерсть должна быть золотой, чтобы компенсировать неожиданную утрату его свободы.

Впрочем, как только Алисдер вскарабкался на остов недостроенной прядильни в деревне, где проживали фермеры, он забыл обо всем, кроме благополучия своего клана.

Фермерам необходим доход. Твердый и постоянный, который не пострадает от чрезмерных налогов или войны. Они скрестят лейстерских овец, которых привел в замок Малкольм, с местной черномордой породой и получат потомство с более длинной шерстью. В результате появится возможность производить прекрасную шерстяную ткань. Англия дорого платит за ирландское полотно, и Алисдер уже давно дал себе слово, что она будет не меньше платить и за шотландскую шерсть.

Он прибивал доски, составлявшие решетку для крыши, и не думал ни о чем, кроме работы. Но Малкольм позаботился о том, чтобы он не забыл о своей новой жене.

С высоты двадцати футов Алисдер видел, как по направлению к строящейся прядильне идет Малкольм в сопровождении англичанки. И не просто идет, а останавливается у каждого домика и знакомит их обитателей с Джудит. По взглядам, которые они бросали в его сторону, Алисдер представил себе, что там говорят. Весть о его новой жене распространилась по деревне за считанные минуты.

Черт бы побрал Малкольма!

Алисдер посмотрел вниз на женщину, залитую ярким солнечным светом. Темнота сослужила ей плохую службу. Сейчас в ее волосах играло солнце, они отливали золотом и медью, уже не казались тусклыми и бесцветными, как в сумерках. Она была выше, чем большинство женщин его клана, и, хотя отличалась худобой, грудь так и выпирала из выреза платья. За то, чтобы потрогать такую грудь, мужчины наверняка отдали бы последнюю монету.

«В ее лице читается какое-то обещание», – подумал он, наблюдая за ней с бесстрастностью лекаря. Кожа ее была бледна до прозрачности. Лицо слишком худое с широкими скулами, аристократически прямой нос, полные бледно-коралловые губы.

«У нее черные глаза, – с удивлением заметил он, когда она подняла голову и посмотрела на него вверх, сжав губы. – Нет, синие. Темно-синие, как штормовое море».

Алисдер подтянул к себе длинную лестницу, ступил ногой на верхнюю перекладину и ловко спустился вниз, напоследок перепрыгнув сразу через три ступеньки. Приземление отдалось в голове неприятным колокольным гулом.

Чем ближе он подходил, тем больше волновалась Джудит.

Накануне в сумерках она толком не разглядела его. Только почувствовала длинное, крепкое тело, когда он помогал ей спешиться. То, что она увидела сейчас, внушало тревогу.

Алисдер Маклеод был крупным, высоким мужчиной. Штаны, заправленные в сапоги, подчеркивали мощные мускулы широко расставленных ног. Белая рубашка, с распахнутым воротом и закатанными до локтей рукавами, не скрывала сильных рук и широких плеч.

Он с легкостью мог переломить ее пополам.

Джудит сделала крошечный шаг назад, а он улыбнулся. «Лучше бы он был уродом», – подумала Джудит. Она обвела взглядом его мощную шею, выступающую из распахнутого ворота рубашки; решительный, упрямо вскинутый подбородок с небольшой ямочкой; красиво очерченные губы, подрагивающие от сдерживаемой улыбки; нос, о который она стукнулась вчера головой, и, наконец, глаза: карие, с золотыми искорками. Сейчас в солнечном свете они сияли скрытой глубиной, как самого лучшего качества бренди сияет в блеске сотен свечей, и смотрели на нее с прямотой, от которой захватывало дух. Волосы у него были черные, длинные и вьющиеся. Он отбросил их с лица нетерпеливым движением сильной руки.

Джудит поежилась.

– Так страшно? – спросил Алисдер, закончив молча рассматривать ее, и по какой-то необъяснимой причине почувствовал себя очень неуютно. С чего бы ей пугаться? У всех бывают трудные времена, однако он сейчас чист, насколько возможно при данных обстоятельствах. Он бреется каждое утро, каждый день меняет одежду, чистит зубы крошечной щеточкой, которую макает в специальную соль, часто моется, даже если ванной служит морской залив.

Он сердито посмотрел на нее, но она не отвела взгляда. Члены клана стояли поблизости и тихо переговаривались. Малкольм, будь он неладен, улыбался.

– Я не хочу быть твоей женой, – сказала Джудит ясным звенящим голосом.

«Наверное, ее слышно в Эдинбурге, – подумал Алисдер. – И выговор у нее чересчур английский». Он почувствовал, как напряглись и замерли все вокруг.

– Отлично, я тоже не хочу этого.

– Вот и хорошо. Дай мне немного денег, и я покину тебя на четыре года. Этого ведь достаточно? – Она взглянула на статного шотландца, ожидая подтверждения.

– Да, девушка, этого достаточно. Малкольм, – обратился Алисдер к старшему другу, который стоял поблизости и посмеивался, – раз уж замечательные идеи бьют из тебя фонтаном, может, подскажешь, что мне использовать в качестве денег? – Он сказал это как бы между прочим, ничем не показывая, что ему вдруг захотелось перейти на крик.

– Да, девушка, с деньгами у него туго. – Малкольм, печально кивнул.

Джудит крепко сжала руки.

– А у тебя есть деньги, Малкольм? – торопливо спросила она.

Он на мгновение задумался, потом ответил:

– Нет, детка, у меня денег нет.

Вокруг собралось много народу, все молчали, не сводя глаз с Джудит. Даже глава клана стоял, широко расставив ноги и скрестив руки на груди, и внимательно разглядывал ее. Молчание угнетало Джудит, пристальное внимание было неприятно.

Она отлично знала, как выглядит со стороны: высокая и тощая, с длинными ногами и узкими бедрами. Энтони однажды сказал, что у нее такой вид, словно ее растянули между двух деревьев. Плечи у нее были чересчур широкими, а грудь слишком велика, будто природа, обделив ее складной фигурой, решила возместить недостатки размером груди.

Прямой нос выделялся на бледном лице, губы припухли, глаза необычного цвета, длинные каштановые волосы. Сейчас Джудит почувствовала себя еще более уродливой, чем всегда, стоя рядом с потрясающим красавцем, который не потерял привлекательности даже в мокрой от пота рубашке и пыльных штанах.

От мимолетной улыбки на его загорелом лице Джудит стало еще хуже. Она повернулась, чтобы уйти, но он остановил ее, ухватив за локоть.

На секунду Джудит показалось, что она прочла в его лице сострадание, но она тут же вспомнила уроки прошлого: чувствами легко управлять и надежнее не верить никому.

– Отпусти меня сейчас же. – Джудит потянула руку, но он сжал пальцы еще крепче.

– Следи за своими словами, женщина, – проговорил Алисдер, увидев изумление на лицах собравшихся. Никто не осмеливался приказывать главе клана.

Неожиданный блеск в глазах Джудит удивил его почти так же, как то, что она сделала потом. Она посмотрела ему в лицо, словно пытаясь отыскать в нем что-то, а потом опустила взгляд к земле и уставилась на свои пыльные башмаки, словно они внезапно заинтересовали ее.

– Прости меня, – сказала она. Ей было легко и привычно произносить эти слова. Они ничего не значили для нее. Она говорила их много раз в жизни, будто прося прощения за свое существование.

Алисдер подумал, что не стоит придавать особого значения тому, как она вдруг вздрогнула и задрожала, надеясь, что он не заметит этого. Он отпустил ее руку, невольно заинтригованный тем, как вдруг изменилась ее кожа, покрывшаяся мурашками, будто она стояла на холодном ветру.

Он протянул руку и приподнял ее подбородок. Ей такой осмотр был неприятен, но Алисдер отличался настойчивостью: держал ее подбородок куда крепче, чем это могло показаться со стороны, без намека на нежность. Впрочем, о какой нежности могла идти речь между женихом и невестой, которых силком подталкивали друг к другу?

Уступая его настойчивости, Джудит наконец подняла на него глаза. Если он ждет от нее покорности – пожалуйста, она покорна. Однако в ее видимой покорности не было признания его превосходства. Джудит плотно сжала губы и побледнела. Только шея, выступающая из ворота уродливого платья, внезапно начала розоветь.

Почему она так спокойно уступила? Да и уступила ли? Или эта женщина умеет прятаться от опасности с ловкостью кролика? Кто она? Почему сумела избавиться от него, несмотря на то что он продолжал крепко держать ее за руку?

Алисдер считал себя здравомыслящим образованным человеком, но он был шотландцем. Все его предки, давно ушедшие в мир иной и лежащие в земле, которая окружала сожженный замок, завещали ему свою тысячелетнюю веру в предзнаменования, приметы и в ощущения, которые он сейчас испытывал всей своей кожей.

Женщина стояла перед ним молча и неподвижно, от нее исходила опасность, и в то же время в ней крылась загадка, которую она умоляла решить. Алисдер знал, что лучше сразу забыть, что он дотрагивался до нее: ведь она несет с собой слишком много хлопот, а у него нет лишнего времени.

Он услышал предупреждение в порыве ветра.

Глава 4

Беннет вытер кровь, вытер тщательно, аккуратно. Он был разочарован, хотя за последние два года неудачи случались часто.

Жаль, что удовольствие закончилось так быстро, но ему надоели ее нудные мольбы, пришлось заткнуть ей рот ее же собственной нижней юбкой. Однако без ее крика ощущения потеряли прежнюю остроту.

Он закончил завязывать свой галстук, благословляя тот день, когда три года назад от него ушел камердинер, неудовлетворенный тем, что давно не получал жалованья. За прошедшее время Беннет научился обслуживать себя сам. А в обстоятельствах, в которых он оказался сейчас, это было даже на руку.

Беннет с безразличием ткнул ногой распростертое на земле тело. Сначала промелькнула мысль похоронить его, но Беннет только пожал плечами. Что значит еще один труп на земле, усеянной скелетами? Он надеялся, что отлично развлечется с этой потаскухой. Правда, зад у нее оказался маловат, да и грудь тоже, зато самое главное было что надо, а от ее истошного крика его плоть поднялась и отвердела не хуже, чем скалы, окружающие это забытое Богом место.

Он надел жилет, расправил его, и длинными тонкими пальцами привел в порядок блестящие белокурые волосы. «Мой золотой мальчик», – называла она его. Он усмехнулся. Жаль, конечно, но иначе нельзя: все его жертвы были безмозглыми дурами. Господи, до чего же они наивны, эти шотландские потаскушки, если так легко попадались на его удочку.

Сколько их было? Шесть? Семь? Нет, с этой уже восемь.

Первая Мойра. Ей только-только исполнилось семнадцать, у нее была бледно-молочная кожа и еле заметные веснушки. Волосы – цвета рассветного неба, так он ей по крайней мере говорил; каштановые, иногда почти медные. Пальцы – длинные и тонкие, что они только не выделывали с его возбужденной плотью, с жадностью лаская ее. Она была так благодарна ему, что с радостью выполняла любую его просьбу. Возвращаясь к прошлому, Беннет подумал, что, пожалуй, Мойра была лучшей из всех.

Впервые он повстречал ее в густых зарослях вереска, где она собирала в фартук фиолетовые цветы странного вида. «Для верескового эля», – позже пояснила она.

– Если ты, красавица, собираешь цветы, то много пропустила.

Девушка обернулась на его голос и долго молча разглядывала его, потом покачала головой и широко улыбнулась – вид у него был действительно забавный.

Он не был настолько глуп, чтобы выискивать жертвы, нацепив на себя мундир. Ему нравилось строить из себя этакого простака, чтобы вызвать улыбку у своих потенциальных жертв, а иногда и жалость. Сейчас он был одет как закупщик овечьей шерсти из Инвернесса: ярко-зеленые штаны, мышиной расцветки рубашка и длинное пальто неопределенного цвета. Сапоги покрыты грязью, а широкополая шляпа напоминала одну из тех, что носили в прошлом веке кавалеры.

– Это все погода, – произнес Беннет, будто извиняясь за свой вид. Девушка изумленно смотрела на него, продолжая улыбаться. – Вечно мерзну, даже летом, особенно в этих зарослях. – Он медленно приближался к ней. – Споткнулся недавно, – дружелюбно заметил он. – Наступил на кролика или на что-то другое.

– Вы – англичанин, – сказала она, и привычная шотландская настороженность вернулась к ней.

– Наполовину. Только наполовину. Отец – англичанин, а мать – шотландка, из Инвернесса.

– А говор у вас нездешний.

– Англичане тоже так говорят. А мне что делать? – Его губы сложились в забавную улыбку.

Он сжал ее пальцы обтянутой перчаткой рукой и поцеловал воздух над ее ладонью. Потом широким жестом снял с головы шляпу и, отведя ее в сторону, склонился, почти касаясь земли пером. Девушка улыбнулась, он ответил ей тем же.

Ах, Мойра, как хорошо было с тобой! Она даже поверила, что он женится на ней. Она не догадывалась, что он никогда бы не допустил, чтобы его ребенок родился от шлюхи. Она сильно кричала и плакала, когда он лишил ее невинности, однако ему ничего не стоило утешить ее пустыми, ничего не значащими для него словами, намекнув на светлое будущее.

Бедная Мойра! Наверное, он слишком далеко зашел с ней и слишком поторопился. Несмотря на свою хрупкость, она протянула еще целых два дня. Он вспоминал о ней с самым теплым чувством.

Последние два года их полк нес службу в этой дыре на краю света. Патрульные разъезды занимали довольно много времени, а развлечения однополчан наводили скуку. Свой досуг он заполнил тем, что терпеливо выискивал женщин, увещевал их сладкими словами и нежным подходом. Обработка очередной жертвы занимала все свободное время. Обмануть деревенскую простушку не составляло особого труда: прикинуться дурачком, улыбнуться раз-другой, и вот она уже готова встретиться с ним в безлюдном уголке вроде этого, где и находила свой последний приют среди утесника и вереска.

Одинокие шотландки попадались в его сети, как рыба в пруду, и гибли из-за собственной глупости. Он становился их другом и любовником, а главное, спасителем: избавлял их от однообразного серого существования. Такая роль ему нравилась.

А эта… как же ее звали? Ах да, Мери сама охотно пришла в это безлюдное место. Он уже несколько недель обрабатывал ее невинными поцелуями и нежными прикосновениями. Она упала на землю, задрав юбку и заранее расшнуровав лиф, ища его губы. Она снова и снова бормотала, что любит его, повторяла эти слова как заклинание.

Такая податливость не устраивала Беннета, и девушка почувствовала неладное, как только заметила в его руке нож. Но даже тогда не поверила, не смогла. И только когда у нее на груди появилась алая полоска, соединившая два соска подобно мостику, до нее наконец дошло, что он не нежный соискатель ее руки и сердца, что ему не нужны ее мольбы и покорность.

Ему нужен ее ужас.

Ничто не возбуждало его так, как животный страх жертвы. При виде этого страха он наполнялся жаждой крови, слепой страстью, от которой кружилась голова и все плыло вокруг, когда он кончал их, кричащих от ужаса, взывавших о помощи, словно кто-то мог помочь им.

Разумеется, помощь никогда не приходила.

Мери не выдержала боли, пришлось прикончить ее раньше, чем ему бы хотелось. Глупая корова, сколько у него ушло усилий на то, чтобы в ее глазах появился страх. Почти до конца она сохраняла изумленное выражение. В мягких карих глазах сначала промелькнуло удивление, шок и, наконец, появился ужас, словно она никак не могла взять в толк, что он делает.

Беннет опять улыбнулся и застегнул штаны, оправляя опавшую плоть. Он безучастно посмотрел на тело, быстро остывающее на кустиках вереска. Кровь уже почти перестала течь, но добрая сотня резаных ран – поначалу алых, а потом почти черных от свернувшейся крови – свидетельствовала о том, что здесь произошло. Он вытер нож о траву и подумал, что надо будет заточить его. Просто удивительно, как тупится нож от такой работы!

Интересно, что сказала бы жена брата о его очередном подвиге? Жена любимого брата, которую Беннет часто одалживал у него. Господи, как он возбуждался с ней! Всегда такая молчаливая, малоподвижная, пока он до нее не добирался. Стоило ему улыбнуться, как она начинала скулить. Поначалу он ее связывал, но позднее необходимость в этом отпала. Он еще не успевал притронуться к ней, как она начинала кричать. Однако у нее хватало сил вынести все, что он с ней проделывал. Но до ножа ни разу не доходило. Интересно, что бы она сделала, если бы дошло? Занятная мысль. Он грубо выругался, глядя на мертвое, безжизненное, ни на что больше не годное тело женщины, распростертое на земле.

Жаль, что невестки нет поблизости. Очень жаль.

Ему так не хватает Джудит.

Глава 5

– Рад видеть тебя, красавица.

Джудит хотела сказать Малкольму, чтобы он приберег свои комплименты для тех, кто им поверит, однако промолчала.

Весь день ее никто не трогал, она бездельничала, раздумывая над нелепостью своего положения, но так и не придумала, как из него выпутаться. Друзей нет, денег тоже, о возвращении в родительский дом не может быть и речи. Что же делать?

Наконец, уверившись, что выхода нет, а ответов на свои вопросы она не найдет, Джудит занялась более насущными делами. К концу дня она убедилась, что горячая ванна в Шотландии роскошь. Она подняла по стертым ступеням три ведра воды, готовая преодолеть все, что угодно, лишь бы смыть с себя неприятный запах. И только вымывшись, она использовала остатки воды для волос. Среди жалкого содержимого ее дорожного саквояжа нашлась щетка, которой она стала расчесывать их.

Джудит не испытывала тщеславия от того, что ее волосы спадали до пояса, были густыми и вьющимися, отливали медью и золотом. Зеркала не было, и она не могла посмотреть, как сидит платье и к лицу ли оно. Ей было безразлично, что губы у нее совсем белые, а в щеках ни кровинки. Джудит уже давно старалась пореже смотреться в зеркало: слишком больно видеть свое отражение. Лиф туго зашнурован, волосы зачесаны назад – больше ничего не требуется.

Если у нее иногда и появлялось желание выглядеть иначе, то это были пустые мечтания. Какой смысл притворяться, что ее жизнь вдруг изменится. Джудит навсегда останется такой, как сейчас, и душой и телом. Сколько ни мечтай, ничего не изменишь.

Она как раз раздумывала, стоит ли ей выходить из своей комнаты, когда позвали к ужину. Увидев стоящего внизу лорда Маклеода, гневно глядящего на нее, Джудит едва не вернулась к себе. Только мучительное чувство голода заставило ее все же последовать за Малкольмом на кухню. Позднее Джудит пожалела об этом: лучше было бы остаться в своей комнате и попросить принести воды с хлебом. По крайней мере было бы съедобно.

Она уселась между Малкольмом и Софи и с подозрением поковыряла вилкой прозрачные овощи и жидкую овсянку, которая отдавала мыльной водой. Каждый накладывал себе сам, и Джудит с удивлением наблюдала, как Малкольм вновь и вновь возвращается к котелку над огнем. У него, должно быть, железный желудок. Сама она с трудом заставила себя проглотить одну водянистую картофелину. Даже лорд Маклеод, сидя на противоположном конце широкого дубового стола, придирчиво ковырял в тарелке, словно опасаясь есть приготовленное.

Осторожно расспросив, Джудит выяснила, что ужин приготовила одна из женщин клана. Теперь девушка начинала понимать, чем объясняется желание Малкольма найти жену для лорда Маклеода. Однако резать овощи соломкой и кубиками, тушить, варить и жарить она прекрасно могла бы оставаясь и незамужней. Для этого совсем не обязательно приковывать ее к лорду Маклеоду и этим развалинам цепями брака.

Лорд не замечал ее присутствия так же старательно, как ей бы хотелось не замечать его. Ее взгляд невольно возвращался к высокой фигуре, сидящей напротив, отмечая широкие плечи, загорелые руки, большие, загрубевшие от работы, все в царапинах и порезах ладони. Он склонился над тарелкой и сосредоточенно расправлялся с ужином. Своими манерами он заметно отличался в лучшую сторону и от Питера, и от Энтони.

Впрочем, Алисдер Маклеод отличался от ее предыдущих мужей не только этим.

От него исходил не запах лекарств, постоянно преследовавший хрупкого здоровьем Питера, и не запах крови и пота, как от Энтони. Лорд Маклеод источал свежий терпкий запах, отдававший сосной и бескрайними просторами. Его густые черные волосы, отливавшие синевой, совсем не походили на тонкие светлые волосы Питера или редеющие волосы Энтони. Маклеод был выше их обоих. Поношенная белая рубашка плотно обтягивала его широкие плечи, а штаны облегали бедра так, что воображению уже ничего не оставалось. Сильное, волевое лицо прорезали две складочки на подбородке, упираясь в немного полную, но четко очерченную нижнюю губу. Солнце, ветер, а может, и сама жизнь испещрили мелкими морщинками уголки глаз, однако они не только не портили общего впечатления, а напротив, добавляли глубины и значимости его лицу. Взгляд Маклеода служил ему грозным оружием: казалось, он проникает в самую душу, в ее тайные уголки. Когда лорд улыбался, на его мужественном загорелом лице сверкали ровные белые зубы, а у Джудит внутри все начинало дрожать от страха.

Старая Софи отчетливо ощущала тайные токи, незримо соединившие ее внука и Джудит.

– Малкольм, – обратилась она к члену клана, шумно и с явным удовольствием расправлявшемуся с ужином, – будь добр, оставь нас одних.

Малкольм взглянул на лорда Маклеода, который едва заметно кивнул, потом на Джудит, которая сосредоточенно склонилась над тарелкой, и, наконец, перевел вопросительный взгляд на Софи. Прежде чем покинуть кухню, Малкольм подошел к котлу и еще раз наполнил тарелку, чем вызвал у Джудит гримасу отвращения и улыбку у Алисдера.

Весь день Софи обдумывала то, что собиралась сказать сейчас. Возраст и мудрость придавали ей решимости, а понимание того, что времени у нее оставалось все меньше, укрепляло мужество. Теперь Софи вспоминала свое детство в поместье отца во Франции куда яснее, чем то, что произошло час назад. Это весьма забавляло ее и доказывало, что пришла настоящая старость, что она такая же древняя морщинистая старуха, какой была когда-то ее бабушка. Невероятно, но бывали времена, когда она вовсе не чувствовала себя старой, напротив, ей казалось, что она – молоденькая девушка, и только воспоминания о долгой хорошо прожитой и полной любви жизни напоминали о прошедших годах.

О, Джеральд, осталось совсем немного. Ей уже не казалось странным, что она молится покойному мужу чаще, чем Господу. Она очень любила его, гордого, энергичного человека, который стал ее мужем, ее жизнью. Правда, не без борьбы.

Еще многое надо сделать, прежде чем они соединятся, многое завершить. У нее есть обязанности, и счастье внука – не последняя из них. Он такой упрямец. Почти как дед. Софи вздохнула и чуть заметно улыбнулась. И такой же любящий…

Джудит очень напоминала Софи, какой та была в далекой молодости. Софи приехала много-много лет назад в Шотландию тоже не по своей воле, тоже была против брака, к которому ее принуждали. Семью Ажинкуров во Франции связывали давние узы с Маклеодами, и брак Софи должен был обеспечить преемственность этой связи. Со временем земля отважных шотландцев стала казаться ей прекрасной, а одиночество, которое она испытывала, покинув родину, скоро сменила глубокая, преданная любовь.

Как бы она хотела передать такие же чувства этой молодой паре!

Софи оперлась обеими руками о палку. Она видела, что они ждут ее слов, видела, что каждого мучает свой страх. Джудит почти уткнулась лицом в тарелку, но Софи не нужно было смотреть ей в глаза, чтобы знать: они потемнели и полны сомнений. Она понимала и то, что выражает решительно выдвинутый вперед подбородок внука. Какие упрямые!

– Даю вам три месяца, дети, – негромко, но четко проговорила Софи, смягчая слова доброй улыбкой, – чтобы вы поняли, подходите ли друг другу. В конце этого срока, если вы почувствуете, что не уживаетесь, я пересмотрю свои слова. Вполне возможно, я ошиблась и не сказала ничего такого, что могло бы навсегда привязать вас друг к другу, когда Малкольм призвал меня в свидетели. – Она не спускала глаз с Алисдера.

Своими действиями сегодня, представив Джудит всему клану как жену лорда Маклеода, Малкольм ясно показал, что Алисдер охотно принял этот союз. По обычаям клана они уже считались мужем и женой.

Воцарилось молчание. Алисдер и Джудит молча обдумывали сказанное Софи. Когда девушка заговорила, ее слова повторили мысли Алисдера. Совпадение только усугубило его раздражение.

– Незачем напрасно тратить время, – тихо произнесла она. – Я знаю, мы не подойдем друг другу.

Алисдер кивнул, полностью соглашаясь.

– Если вы не желаете даже попробовать, значит, с памятью у меня все в порядке. Малкольм объявил вас мужем и женой при свидетелях.

– Бабушка, как бы я ни стремился положить конец этому фарсу, я не прошу тебя лгать.

– Алисдер, мое самое страстное желание – увидеть, что твоя жизнь устроена. Жизнь слишком коротка, чтобы растрачивать ее на сожаления или боль. Я бы все отдала, чтобы ты обрел покой, даже если ради этого придется кое-что забыть. – Софи ласково улыбнулась ему. Он так напоминал любимого Джеральда! – Никогда не сомневайся в одном, дорогая моя, – проговорила она, обращаясь к Джудит, – даже если будешь сомневаться во всем остальном. Эта земля рождает отважных людей. Упрямых, верных до конца, верящих в идеалы, от которых готов отказаться весь остальной мир. Мой внук воплощает все лучшее, что есть на этой земле. Тебе могло повезти куда меньше с мужем.

«Точнее сказать, лорду Маклеоду могло бы больше повезти с женой», – подумала Джудит, не отрывая глаз от стола. Только один раз она взглянула на хрупкую маленькую женщину, лицо которой было полно решимости, и заметила, как покраснел Маклеод. Неужели смутился, услышав похвалу в свой адрес? Вряд ли.

– Если в конце этого времени, – продолжила Софи, словно не замечая изучающего взгляда Джудит, на секунду остановившегося на лице Алисдера, – ты здесь не приживешься, считай себя свободной, можешь уйти. Правда, с деньгами у нас туго, но у меня есть кое-какие драгоценности. Какое-то время ты продержишься.

– Нет-нет, я на это не пойду, – возразила Джудит.

– А я и не позволю, – резко вставил Алисдер.

Последние два года, несмотря на все трудности, голод и лишения, которые пришлось вынести клану, он не прикоснулся к драгоценностям бабушки. Не из гордости. Гордость умерла, когда он впрягся в плуг. Она исчезла, когда пришлось ломать мебель, чтобы зимой топить камин, когда снег толстым покрывалом укрывал землю, а проникающий ледяной ветер завывал в стенах замка. Гордость ушла, когда он вернулся домой в Тайнан, сломленный горем и отчаянием, и с ужасом увидел, что осталось от клана. Остатки былой гордости умерли, когда пришлось ковыряться в земле, отыскивая случайно не выкопанные картофелины, любые съедобные коренья для умирающих от голода людей. Нет, в лорде Маклеоде говорила не гордость, а, скорее, странная, неуместная чувствительность.

У них мало что осталось от прошлого. Им запретили жить по-своему. Остались только память да отдельные безделушки. Продав драгоценности Софи, конечно, можно было какое-то время существовать без забот, но их потеря стала бы невозвратной утратой. Броши, ожерелья, несколько золотых браслетов, переливающиеся драгоценные камни, никогда не знавшие оправы, были подарены Софи ее мужем, дедушкой нынешнего лорда Маклеода. Софи не цеплялась за них и, если надо, не стала бы возражать против их продажи. Однако Алисдер видел, как иногда она вынимала их из тайника, внимательно разглядывала, гладила, а из ее глаз беззвучно текли слезы. Нет, он не отнимет у бабушки ее воспоминания и тем более не позволит сделать это англичанке.

– В определенное время мы все делаем то, что должны, дети, – проговорила Софи с упрямством не меньшим, чем у Алисдера. – Драгоценности принадлежат мне, и я вольна распоряжаться ими, как сочту нужным. И потом, кажется, ты кое-что забыл. Ваше расставание еще под вопросом. Решать буду я. Если мне покажется, что вы не очень старались, вы останетесь мужем и женой. – Софи замолчала и повернулась к Джудит. – Детка, – обратилась она к ней, – мы живем не в обычное время, да и ты не девушка. Иначе такой договор был бы невозможен. Ты уже была замужем, поэтому несколько месяцев, которые проведешь с Алисдером, никак не повлияют на твою репутацию. Ты понимаешь?

– По-моему, ты намекаешь на более близкие отношения, бабушка, – перебил ее Алисдер, – но этого не случится. – Он не испытывал ни малейшего желания дополнительно осложнять свою жизнь, разделив постель с англичанкой.

Джудит не отрывала взгляда от изрезанной поверхности дубового стола.

– Но вы ведь попробуете? Это все, о чем я прошу, – взывала к ним Софи, – а иначе готовьтесь провести вместе всю жизнь.

От этих слов Джудит стало не по себе. Она посмотрела прямо в глаза Алисдеру. Угроза бабушки сильно подействовала и на него. Он тоже пристально посмотрел на Джудит.

«Часто крошечная искра разжигает огромное пламя», – подумала Софи и улыбнулась.

Глава 6

Больно.

Глаза никак не открыть. Что-то не так. Джудит попробовала приподнять веки, но, налитые свинцовой тяжестью, они не слушались. Захотела поднять руку и прижать к глазам ладонь, освободиться от повязки, но поняла, что руки крепко связаны за головой. Она попробовала подтянуться, но только туже затянула веревку, которая стягивала запястья. Ужас охватил ее, заполнив липким потом каждую пору на теле.

Она вскрикнула от неожиданности, когда у самого уха раздался мужской голос.

– Так,– произнес он тихо, почти сочувственно, и тут же чья-то рука зажала ей рот,– значит, ты проснулась. Хорошо. Было бы очень жаль, если бы ты пропустила следующую часть.

– Не надо, – молила она сквозь сжимавшие ее рот пальцы.

– Не надо? А как же мы? Так и не повеселимся? – Беззвучная усмешка. – Ну уж нет.

Руку сменили губы, горячие и влажные. Она едва не задохнулась, когда его язык резким движением ворвался ей в рот. От него несло табаком и бренди. От отвращения она крепко сжала зубы. Он тотчас отскочил, вскрикнув от боли, – единственная награда за крошечный мужественный поступок, а потом нанес ей сильнейший удар по голове. Она закричала – громко, пронзительно, но ее крики вызвали у них только смех. Казалось, он лишь еще больше возбуждает этих зверей, веселящихся при виде чужого страха. С нее сорвали одеяло, и холодный воздух охватил взмокшее от испарины обнаженное тело. Она брыкалась несвязанными ногами, но эти движения еще больше забавляли мужчин и не остановили руку, которая не торопясь, бесстыдно изучала ее. Джудит выгнулась вверх от боли, когда чьи-то пальцы вошли в нее, однако это непроизвольное движение вызвало только дополнительные похабные замечания собравшихся.

Матрац прогнулся под тяжестью мужчины, навалившегося на нее. Она кожей ощутила его волосатое тело. Джудит дернула согнутой ногой вверх, пытаясь скинуть его. Послышался приглушенный стон и ругательства, она поняла, что сделала ему больно.

– Вытяни ей ноги, Энтони, и привяжи к спинке кровати.

Джудит сопротивлялась как могла. Однако сил, рожденных страхом и гневом, было явно недостаточно. Веревки, которыми привязали ее раздвинутые ноги, стали красными от крови, прежде чем она, обессилев, замерла на матраце. Но даже теперь она не собиралась облегчать им задачу.

Она извивалась от отвращения при прикосновении губ и рук, которые делали с ее телом все, что хотели, дергалась то в одну сторону, то в другую, но веревки надежно держали ее, а мужчины довольно смеялись, перемежая смех сальными шутками.

– Уверен, ей даже нравится! – крикнул кто-то.

– Твою сучку надо приручить, Энтони, – захохотал другой.

Словно в наказание за непокорность, чьи-то грубые пальцы схватили ее груди и сильно сжали их. Джудит застонала от боли, но слабый звук только подзадорил мучителя, который тут же больно укусил ее сосок. Увы, эта боль была ничто по сравнению с мукой, которую пришлось вынести ей дальше.

Бесстыдные пальцы сменил огромный фаллос. Он безжалостно вошел в Джудит, разрывая сухую нежную ткань и смазывая свой путь ее кровью. Приглушенные крики Джудит сопровождались стонами животного удовольствия ее мучителя.

Но и этим дело не кончилось.

Получив свое, первый мужчина оставил Джудит для того, чтобы его место занял другой. Затем – еще один. Тело ее покрылось следами укусов и синяков от засосов. Боль внизу живота, была теперь пустяком по сравнению с тем, как болело все тело.

Разум Джудит не принимал участия в этой битве за выживание. Казалось, сознание отделилось от плоти и со стороны с ужасом наблюдает за тем, что происходит с ее телом. Она чувствовала, как между ног у нее струится теплая липкая жидкость. Джудит понимала, что истекает кровью. Каждое новое движение насильника ранило не только тело, но и душу.

* * *

Джудит проснулась и сразу подумала, что кошмар, от которого она все еще дрожала, теперь часть прошлого. Воспоминание. Энтони умер, а брат его далеко. В выгоревшем замке она в безопасности. И в этом заключается ирония: отправив дочь сюда, отец, сам того не ведая, избавил ее от мучений.

Но Софи Маклеод предложила невероятную сделку.

Удивительно, как уважительно шотландцы относились к очень странному обряду бракосочетания во дворе. В прошлой жизни Джудит уважение ценилось не очень высоко. Отец считал, что такие понятия, как честь и уважение, существуют только для слабых, сам же он привык жульничать и обманывать, особенно если это сулило хорошую прибыль. Ни один из ее бывших мужей не обладал тем, что можно назвать характером.

Джудит сидела на краю просевшего матраца, ее руки все еще дрожали. Уже несколько месяцев кошмар не повторялся, впрочем, понятно, почему он опять приснился прошлой ночью: этот разрушенный замок с обгоревшими стенами и вечным запахом гари, наверное, притягивал привидения и воспоминания.

Джудит подошла к окну. Занимался рассвет.

Пейзаж перед ее глазами был странен и поразительно не похож на то первое впечатление, которое произвел на нее Тайнан. В нем не осталось ничего мрачного. Казалось, природа решила показать ей здешние места с лучшей стороны, дразнила глаз спокойствием и красотой. Серые остроконечные пики дальних гор с белыми вершинами походили на шоколад со взбитыми сливками. Высокие сосны слева от замка взмывали в небо, их густые ветви плотно закрывали его. Утесы обрывались в море, белые гребни ленивых волн медленно накатывали, разбивались об огромные валуны и успокаивались в небольшой, окруженной с трех сторон скалами бухте. Краски были до невероятности чистыми в это великолепное утро: синева воды и неба, изумрудная зелень леса, белизна морской пены и дальних заснеженных вершин, приглушенно-серый цвет гор и глубоких волн – все звучало единой волшебной симфонией цвета.

Джудит закрыла глаза и глубоко вздохнула. Пряный морской аромат ничем не напоминал резкие запахи Лондона. Здешний воздух, свежий и приятный, отдавал запахом морской соли и недавно вспаханной земли – запахом живой природы, а не человека.

Три месяца – сравнительно небольшой отрезок времени, особенно если учесть, что ее замужняя жизнь с Энтони длилась четыре бесконечных года. Три месяца – почти ничто, зато после ее ждут свобода и безопасность. Через три месяца наступит осень, но дороги будут еще проходимы. Она не вернется в Англию. Она начнет новую жизнь, начнет все сначала, и ее новая жизнь будет чиста, как сегодняшнее утро.

Джудит с удовольствием бы умылась сейчас холодной водой, не забудь она накануне наполнить кувшин. Она слишком торопилась улизнуть из-за кухонного стола, чтобы думать о подобных пустяках. Теперь она с сожалением вздохнула, надела то же платье, что осторожно сняла накануне вечером, и, аккуратно расчесав волосы, уложила их узлом на затылке. Потом расправила плечи, сделала глубокий вдох и открыла дверь, ведущую в холл.

Она едва не столкнулась с главным героем своих размышлений. Маклеод остановился и, не произнеся ни слова, оглядел ее взглядом, в котором отсутствовали насмешки или одобрение. Его глаза вообще ничего не выражали, словно она и не стояла перед ним, а он изучал стену у нее за спиной.

Ни один не произнес ни слова, хотя они могли бы многое сказать друг другу.

Джудит хорошо понимала, что он думает о ней. Мужчины, подобные Маклеоду, наделенные утонченной внешностью, скрытой силой и твердостью духа, обычно хотят от женщин только одного. И без труда получают это. Джудит поблагодарила Небо, что он, кажется, ничего не хочет. Однако что, если он передумает? Вполне возможно, судя по взгляду, который остановился на ее груди. Он тоже начнет отпускать сальные шутки в адрес Джудит? Начнет как бы случайно касаться ее, сравнивать с кобылой, которая только и ждет, чтобы ее покрыли?

Так и не сказав ни слова, Маклеод исчез, спустившись по винтовой лестнице.

Несколько мгновений спустя она последовала за ним и, прежде чем войти, осторожно заглянула на кухню. Никого. Джудит схватила неаппетитного вида репу, из которой состоял весь ее завтрак, и уселась на выскобленную деревянную скамью.

Интересно, она будет чувствовать то же, что и сейчас, все три месяца? Сердце ушло в пятки, кровь застыла от страха. Как выдержать? Целых три месяца? Они растянулись перед ней, уходя минутами в бесконечность. Разве у нее есть выбор?

Она мысленно рассмотрела все возможные варианты, словно лавочник, прикидывающий прибыль. В конце концов, выбирать не из чего.

Сидя в полной тишине на скамейке в кухне, Джудит Кутбертсон-Уиллоуби-Хендерсон-Маклеод неохотно признала, что ей остается только одно. Как это ни страшно, придется остаться здесь в качестве жены Маклеода.

Правда, ненадолго.

Глава 7

– Ну давай, давай, у нас почти получилось! – кричал Алисдер Маклеод одному из своих старейших соплеменников.

Геддес, с трудом стоя на плохо слушающихся ногах, едва ли был в состоянии справиться с плугом, взрезающим заросшую сорняками почву. Еще через несколько мгновений Алисдер сбросил кожаные лямки, врезавшиеся в плечи и грудь, и устало подошел к Геддесу, который сгорбился от возраста и стыда. Алисдер, прекрасно понимая, какие муки испытывает гордый старик, ободряюще похлопал его по плечу и ткнул ногой металлический лемех с такой силой, что тот ушел в землю. Крепко ухватившись огрубелыми ладонями за деревянные ручки плуга, он еще раз показал Геддесу, как надо держать их.

Алисдеру не хотелось, чтобы старик выполнял столь тяжелую работу, но Геддесу надо было чувствовать, что он еще нужен. Это соображение, да еще тот факт, что с подобной работой все равно бы никто не справился, подавили угрызения совести у Алисдера.

Проклятая англичанка никак не выходила у него из головы, сколь ни тяжела была работа.

Алисдер не мог припомнить ни одного случая из своей жизни, чтобы он напугал женщину. Во время учебы в университете, когда он был еще совсем молодым, на него не жаловались. Девушки в Эдинбурге и Брюсселе находили его вполне галантным кавалером, с которым было приятно коротать длинные зимние ночи и который вполне соответствовал их летним фантазиям. А Анна оказалась самым деликатным созданием из всех. Он ни разу не внес в ее жизнь беспокойства. Бедняжка Анна!

Даже позднее, когда заботы и тревоги не покидали его ни на минуту, он был мягок и нежен с женщинами своего клана. Никогда не пугал их, даже Фиону, которой хорошая взбучка пошла бы только на пользу.

Однако же он напугал англичанку. Она прямо-таки подпрыгнула, когда он встретил ее сегодня утром, отпустила юбки, которые приподнимала правой рукой, и так побледнела, что он испугался, что она вот-вот упадет без чувств. Сердце у нее бешено колотилось. Он, как врач, сразу заметил это и понял, что она сильно напугана и угнетена.

Когда утром негромко скрипнула дверь в комнате Айана, сердце Алисдера на мгновение остановилось. Однако вместо своего златокудрого брата он увидел Джудит. В то мгновение Алисдер почувствовал, что она испытывает настоящий ужас, он будто ощущал его запах.

Он опять впрягся в плуг, натянув на себя упряжь, предназначенную для четырехногого животного. Сейчас он снова превратился для своего клана в тягловую лошадь. Это началось с того времени, когда Малкольм увел их единственную лошадь на юг Англии. Бедняга честно заслужила свой отдых и сейчас отъедалась вместе с другой клячей, на которой приехала англичанка. Алисдер искренне изумился тому, что несчастное создание выдержало такой длинный путь. О ком он думает: о женщине или о лошади? Да, женщину тоже можно подкормить.

И приласкать.

Алисдер нагнулся над чуть заросшей вереском землей и поднатужился, пока у Геддеса из-под плуга не полетели комья. Вспахана одна полоса, другая, третья… Мышцы на плечах и спине напряглись и болели, но Маклеод не останавливался.

Не мог остановиться.

Привычка и сила воли заставляли его не обращать внимания на боль в спине и в плечах. Физические неудобства ведь ничто по сравнению с угрызениями совести, которые он испытывал бы, если бы не выкладывался полностью.

Волею судьбы он – господин этих людей. Он не станет усугублять трагедию, вознесшую его на эту должность, тем, что будет плохим господином; не откажется от своих обязанностей, продав своих соплеменников в рабство, как, если верить слухам, делали другие вожди; не будет требовать ренту с фермеров, которые едва в состоянии прокормить свои семьи скудным урожаем корнеплодов.

– У меня есть стойло, где ты можешь принять божеский вид, брат, – обычно шутя говорил его брат.

Интересно, что после всего, что Алисдер вытерпел от Айана, их жизни спасло именно его образование. Не то образование, которое он получил в Эдинбурге и на континенте, постигая азы врачебной профессии, а конкретные знания, приобретенные у одного профессора. Доминик Старн считался известным биологом и питал страсть к изучению съедобных корнеплодов и любовь к земле Шотландии. Алисдер часто копал землю в небольшом дворе своего профессора в Эдинбурге, одновременно выслушивая лекции по мышцам, артериям, венам и костям. То же самое он проделывал и здесь, в Тайнане, под насмешками брата. Однако именно это увлечение, знание того, что съедобно, в конце концов и позволило прокормить клан, не дать умереть старикам, срок которых еще не подошел, и молодым, которые еще не познали жизнь.

Они с Анной вернулись в Тайнан, поддавшись призыву Прекрасного Принца поддержать его дело. Оставили дом в Эдинбурге и вернулись в горы, потому что он был Маклеодом, а не потому что жаждал сражаться. После Каллоденской битвы он забрал жену и бежал на континент, надеясь, что там его ребенок родится в безопасности, не увидит крови, которая залила любимую Шотландию. Но этому не суждено было сбыться. Он опять вернулся в то место, что называл своим домом.

Герцог Камберлендский поставил своей целью полное уничтожение шотландцев, однако, раз в дело вмешался Алисдер Маклеод, на успех нечего было рассчитывать. Пока он дышит, пока его руки способны удерживать тяжелую конскую упряжь, а спина выдерживает тяжесть плуга, он будет сражаться за своих людей. Когда-то ему казалась настоящим адом бесконечная зубрежка перед экзаменами, а нескончаемые лекции – скучными и пустыми, но теперь это все поблекло по сравнению с последними двумя годами жизни на родине.

Иногда по ночам он плакал от смертельной усталости или от подлинной радости, что наконец-то смог вытянуться на кровати. В такие мгновения из-под плотно сомкнутых век катились слезы, которых в темноте никто не видел. Алисдер не стыдился этих слез – он слишком уставал, чтобы стыдиться или горевать. Или испытывать тысячу других эмоций, которые только бы помешали его всепоглощающему стремлению стать хорошим вождем своего измученного, натерпевшегося клана. Он сожалел лишь о том, что в прошлом не удосужился понять, как бесценна жизнь. Как врач он был подготовлен к смерти, однако теперь Алисдер понимал, что никогда прежде не жил так полно, как в эти последние два года; никогда раньше не замечал, как прекрасны цветущие заросли вереска. Он понял это только сейчас, согнувшись в три погибели под тяжестью плуга. Никогда раньше он не ощущал моря так остро, как сейчас, когда каждая новая волна приносила свой неповторимый солоноватый запах, а с ним надежду на хороший улов. Никогда прежде Алисдер так не ценил прелести свежей чистой полотняной сорочки, как сейчас.

Он научился дорожить, как бы странно это ни звучало, ежедневной борьбой за выживание. Трудности только доказывали, что он все еще дышит, все еще жив. Поэтому отдельные досадные мелочи, которые в прошлом вполне могли отравить жизнь, теперь не трогали его. Он приводил в порядок прогнившие крыши, не проклиная Господа за ниспосланный дождь, не жалуясь тянул тяжелый плуг вместо лошади. Когда в желудке урчало от голода, он с нетерпением ждал скудной еды и был благодарен, что она есть. Он уже не мучился вопросами несправедливости жизненного устройства, просто жил, принимая плохое и хорошее как должное, одинаково встречая радости и разочарования.

Питать или нет надежду было делом личного выбора, одной из немногих свобод, которые у него оставались. Надежда заставила его принять все условия освобождения, заставила не думать о том, что он предал свою страну, заветы предков, свою историю, поставив подпись под документом, который привязал его к английским условиям справедливости. Если повезет, и он не умрет от голода и не навлечет на себя гнев англичан, то, дожив до глубокой старости, когда-нибудь будет жить воспоминаниями, которые с годами становятся все более яркими. Но пока он льнет к слабому лучу надежды, прикрывая его, как огонек свечи от ветра, руками и сердцем, предпочитая не вспоминать, а мечтать.

Только теперь, когда прошло достаточно времени, воспоминания перестали вызывать острую боль. Бедняжка Анна, он не сумел помочь ей, несмотря на все свои знания. Отец, словно игравший в жизнь, веселый и беспечный, смеявшийся при одной мысли о смерти, продолжавший цепляться за проигранное дело и упорно не признававший действительности. Айан, старший брат, стоявший на расстоянии вытянутой руки от девяти тысяч отлично вооруженных и вымуштрованных солдат армии графа Камберлендского, заполнивших долину. Ярость шотландцев в тот день была слабой подмогой.

Возможно, именно поэтому он так много делал сейчас, чтобы прокормить своих людей, помочь фермерам выжить, подготовить их к будущему, научить их заново жить, надеяться и верить на земле, где даже надежда была выжжена из людских сердец.

Голос его слился с жалкими голосами меньшинства, которое призывало к осторожности, умоляло Лохиэля и вождей других влиятельных кланов выждать, пойти на переговоры, выяснить, что стоит за обещаниями Прекрасного Принца.

Даже Айана не тревожило, что человек, претендующий на трон, является слабохарактерным двадцатитрехлетним эгоистом.

– Для него ничего не стоит пожертвовать жизнью пяти тысяч плохо вооруженных солдат, которые покинули свои дома и семьи и пошли за обреченной мечтой, Айан. Твой принц еще ни разу не прислал обещанную помощь. – Алисдер помнил тот разговор во всех подробностях.

Айан только улыбнулся в ответ с терпением человека, который не собирается возражать.

– Помощь придет, Алисдер. Нужно верить в наше дело. – Очень похоже на брата – с готовностью верить, отдать себя без колебаний безнадежному и опасному делу.

– Он требует атласа и шелков в походной палатке вместо грубого полотна. Жалуется на простую шотландскую пищу. И это человек, которого ты хочешь видеть своим королем?

– Одно его имя объединит кланы.

– Он хнычет оттого, что никто не помогает ему разрабатывать стратегию, словно это игра с оловянными солдатиками, не желает слушать даже собственных генералов.

– Если у него столько недостатков, что ты здесь делаешь, брат? – Айан осмотрел его сверху донизу, хотя Алисдер еще с детства был крупнее и выше старшего брата.

Как объяснить Айану ужас, который он предчувствует, ужас не только перед предстоящим сражением и бессмысленными убийствами, но и перед будущим?

– Я здесь потому, что ты – мой брат. Потому что я – Маклеод.

Они долго смотрели тогда друг на друга, понимая, что их мысли и взгляды разделяет пропасть, но любовь друг к другу всегда будет мостом, соединяющим их прочными узами.

В конце концов Алисдер встал плечом к плечу с Айаном, и вместе с отцом сыновья Маклеода пошли на врага. Алисдер стоял под пулями, и ужас охватывал его. Он слышал звуки волынки, которые словно эхо повторяли его желание закричать и броситься наутек. Алисдер смотрел в лицо ухмыляющейся белозубой смерти, но, вместо того чтобы бежать с места кровавой бойни, принялся убивать во имя свободы.

Жизнь, которой он жил теперь, была настоящим раем маленьких радостей по сравнению с тем сражением.

Алисдер начал обретать покой.

Пока не появилась эта женщина.

И что это нашло на бабушку? С чего она решила, что они с англичанкой подходят друг другу? Почему он сразу же не положил этому конец? Он уважал ее, ведь она была единственным родным человеком, единственным лучиком света в его безнадежной жизни. Ужас еще не отступил.

Причина, по которой Алисдер отказался от роскошной жизни в Париже и сам пахал землю и убеждал людей клана забыть о прошлом, была той же, по которой он сейчас не мог притвориться, что никакой брачной церемонии не было. Честь. Совесть. Наследие, которое досталось ему, обязывало и требовало многого. Старые порядки сломать несложно, но что тогда станет с ним? Клан воспротивится англичанке, но человек, нарушивший слово и солгавший однажды, солжет и во второй раз. Даже если он забудет об обычаях предков, как он заглушит собственную совесть? Надежда и честь – все, что у него осталось.

Он помнил, как она испуганно вздрогнула, побледнела, какими безжизненными вдруг стали ее глаза. А ведь никогда в жизни он не испугал ни одной женщины.

Глава 8

Софи Элизабет Ажинкур Маклеод тяжело оперлась на клюку с ручкой из слоновой кости. Ее глубоко запавшие, но все еще блестящие синие глаза следили за тем, как Джудит поднималась по небольшому склону, направляясь к домикам фермеров.

Первая часть ее плана воплощена в жизнь: они согласились на ее условия.

Вторую часть плана удалось тоже осуществить, но не так легко. Джудит оказалась на удивление строптивой: вела себя так, будто кто-то убедил ее, что она – некрасивая, и теперь делала все, чтобы оправдать это мнение. Роскошные каштановые волосы, сравнимые красотой цвета с закатом солнца на фоне горных вершин, она гладко зачесывала назад и собирала в унылый пучок на затылке. Софи распустила их, расчесала щеткой до блеска и в конце концов сумела убедить Джудит, что простая лента удержит их не хуже бесчисленных заколок. Если бы Джудит удалось настоять на своем, она до сих пор ходила бы в выношенном темно-синем, казавшемся почти черным платье, висевшем на ней и будто специально скроенном так, чтобы скрыть все достоинства фигуры.

Мать Алисдера закричала бы от возмущения, узнав, что ее наряды наденет другая женщина, но гардеробная Луизы стала первым местом, куда направилась Софи в поисках подходящей одежды, которую можно было бы перешить. Увы, здесь следы насилия были заметны так же отчетливо, как и в других частях замка. Софи помнила, сколько шиллингов ушло на покупку отделанных ручной вышивкой портьер с тяжелой золотой нитью и стульев с красно-золотой обивкой. Теперь вся мебель сгорела, а с окон свисали остатки обгоревших и почерневших от копоти портьер. Но вандалы, разграбившие весь замок, не смогли унести все платья Луизы.

– Софи, мне не нужно новое платье, – твердила Джудит в то утро, решительно цепляясь за свое старое темно-синее одеяние.

С самого детства в доме сквайра Кутбертсона все ее платья шились из грубой прочной ткани, практичного коричневого или темно-синего цвета, на которой не видно грязи и которая носилась очень долго. Мать Питера тряслась над каждым пенни, не желая тратить деньги на невестку, а все, что оставалось от жалованья Питера, уходило, как правило, на выпивку и азартные игры, а не на платья для жены.

Джудит уже давно поставила крест на хороших платьях, кокетливых шляпках и других аксессуарах, которые могли бы подчеркнуть ее природную привлекательность. Все эти уловки предназначены для женщин с приятными глазу округлостями фигуры и хорошеньким личиком. А ее лицо уже ничем не исправить, так же как ничто не поможет ей стать не такой высокой, не укоротит рук и ног, не изменит цвета волос. У одежды всего одно утилитарное назначение – прикрывать наготу, а не подчеркивать воображаемые прелести. Именно с этими убеждениями Софи спокойно и упрямо повела борьбу.

– Одно дело, если темные тона ношу я, детка, – спокойно говорила она, проводя рукой по ткани. – Я стара, у меня за плечами вся жизнь. Но ты должна носить яркие, живые цвета, которые подчеркивали бы твою привлекательность. Знаешь, – улыбнулась она, – ты выглядишь совсем как хорошенькая шотландская девушка.

В ответном взгляде Джудит смешалось недоверие к словам Софи и нежность к этой хрупкой женщине, которая в силу природной доброты говорила явную ложь. За прошедшие недели она успела понять, как щедра душа Софи. Старая женщина передала ей ключи от замка, научила управляться с огромной плитой, хвалила ее старание приготовить что-то съестное. Она ни разу не повысила голоса, не высказала неодобрения. Джудит очень ценила общение с Софи, их бесконечные разговоры, за исключением разве что постоянного восхваления бесчисленных достоинств Алисдера Маклеода.

– Другого человека можно измерять его словами, Джудит, но Алисдера надо измерять его делами. Он не говорит о долге, но на его плечах лежит большая ответственность. Не говорит о справедливости, но всегда стремится к ней. Ты могла бы сделать куда худший выбор, – закончила она, рассудив, что и так сказала много. Она взглянула на платье в своих руках. Подол придется немного выпустить, но это гораздо легче, чем отыскать ткань на новое платье. – Дорогая, не забывай, солнечные дни в Шотландии не так уж часты. Впереди ненастье, Джудит, поэтому спеши насладиться солнцем, пока оно светит, – поучала она Джудит тихими словами с ясной, безмятежной улыбкой.

И вот сейчас Джудит стояла на вершине холма. Ее расчесанные до блеска волосы и перешитое Софи платье трепал ветер, налетавший с запада. Щеки молодой женщины разрумянились.

Джудит смотрела в сторону горизонта, где на расстоянии нескольких миль от Тайнана зарождались грозные грозовые тучи. Неужели здесь всегда идет дождь? В воздухе пахло грозой, ветер шумел в зарослях вереска, колыхал сосновые ветви.

По берегу защищенной от ветра бухты вилась тропа, серпантином уходившая на вершину холма, где заканчивалась ровной поросшей травой крохотной площадкой шириной не более пяти футов. Отсюда Джудит хорошо видела синие воды узкой бухты, вытянувшейся к океану. Стоило лишь немного повернуть голову, и взгляду открывалась долина, спускающаяся к деревне. Прямо перед ней тропа делилась на три направления. Средняя вела к широким обработанным полям.

Джудит смотрела на ряд домиков, вдоль извивающейся змейкой тропинки, на неулыбчивых женщин, стоявших у домов в одинаковых по цвету и фасону платьях, на ворон, сидевших на ветках.

Малкольм долго следил за ней, прежде чем подойти. Когда он заметил ее на вершине холма, смотрящую на горизонт, то потихоньку отошел от остальных и направился к ней. Джудит приветливо улыбнулась, когда он зашагал рядом. Так, бок о бок, они прошли через всю деревню. Малкольм привел сюда молодую женщину еще в первый день ее появления в замке. Останавливаясь у домиков, он представлял ее как жену хозяина. Сегодня на нее смотрели дружелюбнее, чем в первый день, когда Джудит хотелось рукой зажать рот Малкольму, чтобы остановить поток его красноречия.

Она в горах уже три недели, и не случилось ничего плохого. Однако Джудит отлично знала, как обманчив внешний покой, особенно здесь, в краю вечных штормов и серебряной дымки тумана.

– Женщины внимательно рассмотрели меня, – тихо произнесла Джудит, глядя на женщин, которые сухо кивали ей, когда они с Малкольмом проходили мимо. – Последнее время к Софи зачастили гости, думаю, они приходят не столько навестить ее, сколько посмотреть на диковинку в этих краях. Подозреваю, здесь не часто встретишь англичанку.

Джудит росла в окружении четырех сестер, ей было не привыкать к женскому обществу, не всегда желанному, но не нравилось быть предметом их пересудов. Только две женщины из всех приняли ее приветливо – сестры Мегги и Джанет. Джанет скоро должна была родить и во всем полагалась на помощь Мегги, без чьей поддержки она с трудом вставала и ходила. Однако она принимала свое положение не жалуясь, с гордостью поглаживая ладонями твердый округлый живот.

– Он будет такой же здоровяк, как отец, – с гордостью говорила Джанет.

Позднее Джудит узнала, что муж Джанет утонул тремя месяцами раньше. Мегги робко улыбнулась и пригласила Джудит зайти к ним. От неожиданной доброты Джудит захотелось обнять ее.

– А почему бы и не зайти? – подтолкнул ее Малкольм. – Ты – жена их господина, да к тому же англичанка. Тебе не приходило в голову, что в деревне тебя просто боятся? Ты должна переубедить их, Джудит.

– Я не в состоянии изменить того, что я англичанка, Малкольм, – отозвалась Джудит. – И брак мой – дело совсем еще не решенное, если помнишь.

– Да, но все же они боятся тебя, и с этим ничего не поделаешь. Ведь англичане сожгли замок и опустошили землю вокруг. Англичане убили их мужей, по милости англичан голодают их дети. Ты знаешь закон Мясника, Джудит? – Она посмотрела на Малкольма, но тот быстро отвел глаза. – Он не разрешал никому из своих людей помогать врагам, то есть шотландцам. – Рот Малкольма скривился. – Если кто-нибудь из жалости давал что-нибудь ребенку, Джудит, даже младенцу в колыбели, ему грозила публичная порка, а то и смерть на виселице. Они сидели и ели, набивая свои желудки, а матери в это время молили, чтобы их детям позволили выпить хотя бы крови животных, убитых англичанами. – Он встретился с Джудит глазами, и на этот раз она опустила голову. – Так что если они смотрят на тебя с подозрением и опаской, это куда милосерднее того, что с ними сделали твои соотечественники. В нашем клане, Джудит, было более семисот человек, крепких и здоровых, а теперь едва ли наберется сотня.

– И несмотря на это, ты все-таки решил поженить нас с Маклеодом, решил, что мы подходим друг другу?

– А ты, детка, не очень-то на англичанку похожа, так мне показалось. Смотри не разочаруй меня теперь. Я вижу, ты его избегаешь, прячешься, словно улитка. Только он войдет, ты тотчас уходишь, будто боишься, что он дотронется до тебя. Вся как на иголках, не доведет это до добра. У тебя нет причин бояться Алисдера.

Хорошо ему говорить! А сколько ночей Джудит с замиранием сердца прислушивалась к тяжелым, размеренным, словно удары метронома, шагам Маклеода у себя над головой, в такт которым она дышала. Когда они затихали, дыхание у нее останавливалось и возобновлялось, только когда шаги слышались снова.

Он ни разу не позволил себе ни малейшей вольности.

И тем не менее в Маклеоде было нечто, что не позволяло Джудит забыть об осторожности. Странный трепет охватывал ее, когда он улыбался, дрожали руки и ноги, когда он подходил ближе. Нет, Малкольм заблуждается. У нее тысяча причин опасаться Маклеода.

Осталось уже совсем немного, и она наконец сможет насладиться настоящей свободой. Еще два месяца и одна неделя, и сердце ее перестанет в ужасе замирать от тяжелой поступи шагов по деревянному полу. Не придется больше сжиматься при звуке открывающейся двери. Громкий мужской голос уже не будет вызывать страх, а его гнев – парализовать от ужаса. Она станет хозяйкой своей жизни, перестанет подчиняться внезапным, непредсказуемым капризам мужа. Но рассказать об этом Маклеоду – значит раскрыть множество других темных тайн. Лучше хранить молчание.

Они миновали уже не менее сорока фермерских домов. Крыши, покрытые соломой и вереском, незаметно для глаз сливались с окружающими холмами. Только каменные стены выдавали творение рук человеческих. Джудит подивилась многочисленности и опрятности домиков, но заметила несколько пустых строений.

– Уехали навсегда, – коротко пояснил Малкольм, когда она спросила, – или не пережили последних тяжелых лет. Не выдерживали прежде всего дети. С сорок пятого года родилось всего двое, один у меня, Дуглас.

– Твой сын?

– Господь с тобой, детка, – улыбнулся старик, – мой внук. Странно, что ты еще не видела его. Фиона в нем души не чает. Хочешь, зайдем к ним сейчас?

Джудит кивнула и пошла вслед за Малкольмом по тропинке, сворачивающей влево к распаханным полям. Она едва не остановила его, сказав, что передумала, но было уже слишком поздно: Маклеод увидел их.

– Он работает все время? Без отдыха? – спросила Джудит, не догадываясь, что выдает свое растущее любопытство.

– Да, – отозвался Малкольм. – Он всегда был жаден до работы, этот Маклеод. А работы у нас в горах – непочатый край, детка.

Алисдер Маклеод стоял на краю поля и стягивал с себя рубашку. Его широкая загорелая спина блестела на солнце от пота. Рука молодой женщины, стоявшей рядом, прошлась по ней, собирая капельки пота, а потом крепко обняла за талию. Они хорошо смотрелись вместе. Голова женщины едва доходила ему до подбородка, отчего Маклеод казался еще больше и выше. Он нагнулся и что-то тихо сказал женщине на ухо. Она расплылась в улыбке. Заметив Джудит, женщина не отрывала от нее взгляд.

Фиона подняла руки кверху, притянула к себе голову Алисдера и жарко поцеловала. «Вот уж некстати», – подумал Алисдер, мягко отстраняя ее. Внезапный румянец на лице Джудит сменился бледностью.

По просьбе Малкольма Фиона принесла сына. Она шла широко покачивая бедрами, походка ее показалась Джудит вызывающей.

А Маклеода происходящее ничуть не смущало.

У сына Фионы были такие же темно-янтарные глаза, как у Маклеода, в них поблескивали золотые искорки. Было видно, что не только Фиона не чает души в ребенке. Малкольм охал и ахал над малышом, которого с гордостью показывала мать. На лице у Фионы играла победная улыбка.

Однако тянулся Дуглас не к Малкольму, а к Маклеоду, который с готовностью взял его на руки и прижал к груди. Его родительские чувства нисколько не интересовали Джудит. Какое ей дело до того, что его лицо смягчилось, а в глазах засияла любовь? Алисдер был так нежен и осторожен с малышом, словно одно неловкое движение могло навредить тому. Он привычно держал мальчика на руках, и было видно, что ему не впервой делать это.

Нет, ее это совершенно не касается!

Фиона забрала сына, положила его в корзинку и, не удержавшись, посмотрела на замершую, неподвижную фигуру англичанки. Джудит заметила ее насмешливую улыбку и тотчас придала лицу непроницаемое выражение. Глаза ее стали безжизненными, превратились в два озера с гладкой как зеркало поверхностью.

Это раздражало Алисдера.

Он ведь все время старался держаться с Джудит как можно дружелюбнее, но она оставалась неприступной. Вылетала из комнаты, как только он туда заходил, отказывалась отвечать, когда он из вежливости заговаривал с ней, разглядывала его, когда думала, что он не замечает этого.

Если уж Малкольму захотелось связать его жизнь с англичанкой, хоть бы выбрал такую, которая не покрывалась бы мертвенной бледностью в присутствии мужчины, грозя вот-вот свалиться без чувств, похоже, она скорее умрет, чем позволит приласкать себя. Уж об этом-то старый сводник мог подумать. Так нет же, такие мелочи Малкольма ничуть не тревожили, и теперь Алисдер связан с бесчувственной холодной статуей, хотя она и была замужем не один раз.

Благодарение Господу, узы связывают их ненадолго. Надо все время помнить об этом. Однако безжизненное лицо Джудит вызвало в нем другие мысли, которые лучше вслух не высказывать. Видимо, ее волосы слишком уж сияли, даже в мрачности приближающейся бури, губы были слишком пухлы, а большая упругая грудь словно призывала ласкать и нежить, опровергая холодность женщины.

– Тебе не кажется, что мальчик слишком худ, Джудит?

Какой у него мягкий и вкрадчивый голос, нежный, словно бархат. Ветер трепал его волосы, загорелый торс великолепно смотрелся на фоне темных сгущающихся туч. Он казался Джудит божеством бури и гнева.

Она шагнула назад, совсем чуть-чуть, так, чтобы он не заметил, но он заметил. Заметил, как колыхнулись юбки, как учащенно забилось сердце, словно он коснулся ее не только в мыслях. Она стояла молча и неподвижно, но в воздухе повисла напряженность.

– Я думал, при виде младенца все женщины тают, и в них просыпается материнский инстинкт. Англичанки не такие, как все? Или это потому, что Дуглас шотландец? И для вас, англичан, – недочеловек?

Она не ответила, он схватил ее за руку и притянул к себе. Наверное, ей не следовало приближаться к нему, надо было вырваться. Тогда Джудит не почувствовала бы тепла его ладони, которая легла ей на руку, мягкости его кожи. Не ощутила бы ее так близко.

Алисдер с силой приподнял ее подбородок, пристально посмотрел в глаза и резко отпустил. Синие глаза Джудит оставались совершенно безжизненными. Возникало ощущение, будто у его жены-англичанки исчезла какая-то важная часть, будто она отгородилась от него невидимой стеной, оставалась недосягаемой, что бы он ни делал.

Ему захотелось разрушить это безжизненное, ничего не выражающее спокойствие. Любая эмоция лучше пугающей пустоты в глазах!

– У тебя нет никаких материнских чувств, Джудит? Дважды была замужем, а детей нет. А ведь, – продолжил он с жестокой улыбкой, – у тебя бедра предназначены для рождения детей. Ты бы рожала, как выплевывала, глазом не моргнув.

Джудит не затруднила себя ответом. Слова Алисдера не удивили ее, насмешки не тронули. С самого детства отец не уставал высмеивать ее внешность. Мать Питера с утра до вечера как заведенная бубнила о ее недостатках, и Энтони под стать им не жалел язвительных слов, осуждая ее внешность и способности. Слова Маклеода были самыми мягкими из того, что она слышала в свой адрес в прошлом.

Гром приближался, подчеркивая молчание Джудит.

– Верно говорят, на льду ничего не вырастишь, – жестко проговорил Алисдер. – Неужели ты никогда не испытывала желания, всегда такая холодная? Если так, тогда понятно, почему не приживается мужское семя в твоей английской утробе.

Бледное лицо Джудит покрылось красными пятнами, безжизненное выражение в глазах внезапно сменилось такой яростью, что Алисдер едва не отскочил от нее. И тем не менее она так и не заговорила. Алисдер по-прежнему не сводил с нее глаз; на смену ярости пришло другое выражение, которое он не смог описать. Молчание становилось затруднительным для обоих. Казалось, оно клокочет, как подземный источник.

Джудит намеренно вызвала его гнев: повернулась и пошла прочь.

Все, с него хватит!

Джудит почувствовала, что еще мгновение, ноги ее подогнутся и она упадет, но в этот момент Алисдер подхватил ее и перекинул через плечо. Она завизжала, но этим только рассмешила тех, кто следовал за ними по деревне. Джудит колотила Алисдера по обнаженной спине, однако он только крепче обхватил руками ее ноги и свесил так низко, что ее длинные рассыпавшиеся волосы касались земли.

Пошел бесконечный горный дождь, удары больших полных капель сопровождали раскаты грома. «Странное зрелище мы представляем, – подумал Алисдер, – особенно вместе с этой природной музыкой». Нос Джудит находился на уровне его коленок. Ее юбки свесились вниз, и взорам тех, кто решительно следовал за Маклеодом, несмотря на его быстрый и уверенный шаг, предстали ее обнаженные ноги. Джудит прекратила колотить по спине Алисдера, сменив эти бесполезные действия на более эффективные. Она укусила Алисдера. Он вскрикнул и уронил ее.

Джудит грохнулась на спину и на миг у нее перехватило дыхание. Она посмотрела в рассерженное лицо Маклеода и поняла, что у его сдержанности тоже есть предел. Джудит перевернулась и встала на четвереньки, убрала волосы с лица мокрой рукой. Она не сводила глаз с Маклеода, настороженно следя, как он растирает ту часть своего тела, что оказалась самой мягкой и самой близкой к ее зубам. Когда он шагнул к ней, Джудит проворно вскочила на ноги, посмотрела влево, а метнулась вправо.

Они помчались по направлению к замку. Джудит догадывалась, что придется платить за глупую выходку, но поклялась, что это произойдет не на глазах доброй сотни жителей деревни. Она подобрала юбки нового платья, забыв о всякой скромности, которую охраняла минутой раньше, подтянула их выше колен и что было духу бросилась бежать.

Гроза бушевала вокруг, но Джудит не замечала капель дождя, думая только о том, как бы избежать возмездия Маклеода. Тропинка, по которой она спокойно прошла некоторое время назад, стала скользкой, словно русло ручья, но она бежала не останавливаясь ни на секунду.

Алисдер решил, что, если догонит ее, убьет на месте. Подумаешь, велика потеря – одной англичанкой меньше! Особенно такой, как эта. Проклятие, бегает она отлично. Холодный дождь колотил по его обнаженным спине и груди, но он не замечал такой мелочи.

Алисдер настиг Джудит в бронзовых дверях и, несмотря на ее отчаянное сопротивление, подхватил на руки. Толпа кричала и улюлюкала, когда он исчез из виду с женой-англичанкой, которую наконец одолел. «Что ж, – подумал Маклеод, – хоть какое-то развлечение».

Он слегка покачнулся на каменных ступенях, которые вели в жилую часть замка. Джудит не переставала сопротивляться, но у Алисдера уже не было сил перекинуть ее через плечо. Он с самого рассвета работал в поле, пока она копила силы для этого поединка. Алисдер злобно посмотрел на нее. Любой другой человек на месте Джудит прекратил бы всякое сопротивление, но только не она. Жена-англичанка оказалась на удивление упорной и сильной.

– Замолчи, женщина! – наконец прокричал Алисдер. Звуки его голоса отразились от каменных стен и эхом прокатились по длинным коридорам замка.

– Отпусти меня! – завопила в ответ Джудит. Терять ей было нечего, она догадывалась, какое наказание ожидает ее в комнате наверху. Если бы только хоть немного оттянуть время, она успела бы подготовиться к боли, которая неизбежно ожидает ее.

Алисдер не понимал Джудит: ненавидит так же сильно, как шотландцы, и одновременно дрожит от страха. Как бы старательно она ни прятала свои чувства, он ясно прочел их на ее лице.

Мокрые от дождя волосы Джудит прилипли ко лбу. У нее были длинные, загибающиеся кверху ресницы, пухлые и влажные губы. Алисдеру вдруг захотелось сказать ей, для чего могут служить такие губы и что голос должен быть тихим и нежным. Он остановился и уставился на нее, удивляясь тому, что слышит, как бьется ее сердце, как неровно и прерывисто дышит сам.

Лестница не имела ни перил, ни какого-либо ограждения. Перила считались ненужной роскошью в таких замках. Когда-то очень давно лестница строилась с расчетом на оборону, поэтому по крутым высоким ступеням подниматься было довольно трудно, особенно если ты устал, или болен, или немощен и стар, как Софи.

Алисдер оступился и чуть не упал на четвереньки. Несмотря на дрожь в руках, он все-таки удержал жену у самого края.

– Ну, так как? – прошипел он.

Джудит почувствовала дрожь в руках Алисдера и вцепилась ему в обнаженную грудь. Лицо его скорчилось от боли, когда ногти Джудит впились ему в тело.

– Ну, так как же? – негромко повторил он.

– Нет, – тихо отозвалась Джудит.

– Ты хорошо подумала? Это так просто. – Он слышал, как громко бьется собственное сердце. Наверняка ей тоже слышны эти удары. Алисдер испытывал соблазн скинуть Джудит вниз с лестницы.

Она покачала головой, и он, отступив назад, устало прислонился к стене. Потом медленно опустил ее, продолжая крепко держать за руку и потащил в комнату Айана, где резко развернул, словно она была легкой как перышко. Грязные мокрые юбки взметнулись вокруг ног Джудит. Красивое синее платье, с растительным узором, лучшее из всего, что когда-либо было у нее, оказалось безнадежно испорченным.

Алисдер стоял, уперевшись руками в бока, глаза Джудит горели огнем, но это все же было лучше, чем безжизненность, которую они выражали раньше.

Он усмехнулся, чем и подстегнул Джудит к словам, которые лучше бы вслух не произносить. Однако раз уж ее ждет наказание, пусть хоть будет за что.

– Ты хочешь, чтобы я восторгалась твоим ублюдком, Маклеод? Чтобы восхищалась тем, какой ты здоровый самец? Отлично, я восхищена. Ты сделал ребенка. Поздравляю.

– Я не отец Дугласа.

– Значит, я – король Англии, Маклеод.

– Ты хочешь сказать, что я лгу? – Голос его зазвучал угрожающе.

Сердце Джудит бешено заколотилось, она понимала, что следует соблюдать осторожность.

– Нет, – отозвалась она, еще дальше отодвигаясь от него.

– Мне до смерти надоело, что ты все время бежишь от меня, – проговорил Алисдер сквозь зубы. – Я не чудовище и не безумец. У тебя нет причины бояться меня. – Он испытывал раздражение и смущение от тех чувств, которые охватили его на лестнице. Он сурово посмотрел на Джудит, стараясь, чтобы сострадание не смягчило его слов и не навело на опасные мысли. – Если твои мужья набрасывались на тебя, сгорая от похоти, так это потому, что не видели другой женщины месяцами! – Ему стало стыдно от такой жестокости, но сейчас в нем говорил отверженный мужчина, и он уже не выбирал слова. – Ты не троянская Елена и не создание дивной красоты. Ты – моя жена-англичанка, костлявая злюка с мерзким языком.

Горя от ярости, Алисдер выскочил из комнаты. Джудит удивленно глядела ему вслед.

Она вдруг почувствовала резь в глазах, будто туда попал перец.

Но это были всего лишь слезы.

Глава 9

– Совсем плохо, Алисдер? – спросила Софи. В ее тихом голосе звучало сочувствие, а в усталых глазах светилось беспокойство.

Джудит настороженно следила за Маклеодом. Они не разговаривали друг с другом с той самой размолвки несколько дней назад. Она ухитрялась избегать Алисдера, не желая иметь ничего общего ни с самим Маклеодом, ни с его бесценным Тайнаном. Оба были ей совершенно безразличны.

Точно так же, как и то, что он не ночевал в замке все эти ночи. Несомненно, занимается где-то разбоем и грабежом. Глаза у Алисдера покраснели и ввалились, под ними залегли черные круги. Многодневная щетина придавала давно небритому лицу зловещий вид, вид настоящего разбойника.

Джудит наложила ему полную миску овсянки, которую он молча съел, не подумав даже присесть за стол. Он ни разу не взглянул на Джудит, сосредоточенно пережевывая кашу, словно ничего не ел уже несколько дней. По непонятной причине шотландцы, говоря об овсяной каше, употребляли не местоимение «она», как, например, про баранью ногу или говядину, а «они» и считали, что овсянка лучше усваивается, если ее есть стоя. Это была одна из странностей шотландцев, которую Джудит просто приняла. Объяснения пусть выслушивает тот, кому это интересно.

Алисдер вернул пустую миску Джудит и, не сказав ни слова, прошел в кладовую, где налил себе порцию бренди, оставшегося еще от отца, и залпом выпил.

Только после этого он заговорил, глухо и подавленно. Он тер глаза, которые закрывались сами собой.

– Худо, – просто сказал он. – Ребенок не сделал ни одного вдоха.

Софи с грустью смотрела на него. Как ей хотелось избавить его от мучительных воспоминаний, но, увы, это не в ее силах. Со временем образ Анны потускнеет, разумеется если он не будет вспоминать о ней вновь и вновь.

Джудит с любопытством посмотрела на них. Непонятный разговор подстегнул ее интерес, хотя она и пыталась убедить себя, что ей совершенно безразлично, о чем они говорят.

– А Джанет? – спросила Софи.

Какое-то время Алисдер задумчиво молчал. Он стоял, прислонившись к косяку и плотно закрыв глаза: слишком яркий свет. Длинная бессонная ночь оказалась мучительной, он все время молился, пытаясь спасти хотя бы одну жизнь. Но все напрасно.

– Она была безнадежна с самого начала, – пробормотал он. – Постоянное недоедание, тяжелая работа, столько горя.

Софи с трудом встала. Да, на своем веку она повидала немало горя. Она шаркающей походкой отправилась к себе и тихо затворила за собой дверь.

Низко склонившись над столом, Джудит начала яростно скрести его. Она подумала, что Софи не любит эту землю. Здешняя земля вытянула из людей все соки, потребовала непомерно высокой цены. Правда, и в Англии молодые женщины часто умирают во время родов. И все равно, Шотландия кажется намного суровее, словно жизнь здесь лишена всякой красоты и есть только самое необходимое. Здесь нет места мягкости и хрупкости. Мягкотелые здесь не выживают, хрупкие ломаются под тяжестью ежедневной суровой жизни. Дикая, неприрученная, похожая на разрушенный Тайнан, эта земля будто насмехается над недавней победой англичан.

Джудит уже изучила каждый уголок замка настолько хорошо, что могла бы нарисовать его план по памяти. Большинство комнат стояли пустыми и запертыми, в некоторых сгоревшие двери так и не заменили на новые, в проемах зияли черные обгоревшие останки, безмолвно свидетельствовавшие о том, какой силы пожар здесь бушевал. Обеденный зал сохранился в целости, но был так мрачен и темен, что Джудит понимала, почему обитатели замка едят на кухне. Кроме ее собственной комнаты и небольшой ниши Софи при кухне, была приведена в порядок комната Маклеода, из которой наверх к бойницам уходила винтовая лестница – единственный путь, по которому туда можно было попасть. Замок представлял собой лабиринт комнат, в нем легко было заблудиться, что поначалу часто и случалось с Джудит, особенно на втором этаже. На третий этаж она вообще поднималась всего один раз.

Она боялась заходить в комнату к Маклеоду. Только стояла в дверях, окидывая испуганным взглядом огромное помещение. Здесь тоже все окна выходили на море, но в их проемах не было стекол. Громадная кровать занимала целую стену, от балдахина, некогда укрывавшего ее, осталась одна опора. Джудит легко представила на ней вытянувшегося во весь рост и занявшего половину Маклеода. Оставалось вполне достаточно места и для жены. Она спешно ретировалась. Нелегко было выбросить из головы мысли о хозяине этой комнаты.

Алисдер медленно открыл глаза и посмотрел на свою жену-англичанку.

Он убеждал себя, что его тревожат не угрызения совести, а чувство справедливости, нечто совершенно другое. Каждый фермер его клана знал, что может спокойно прийти к нему с жалобой и будет внимательно выслушан. Взрослые тщательно оберегали детей, потому что жизнь здесь ценилась очень высоко. Мужья и все мужчины клана Маклеодов в деревне относились к женщинам с большим уважением, о старых заботились и не позволяли заниматься тяжелой работой, больных и убогих защищали. Тех, кто ошибался, совершал нечто недостойное, поправляли и наставляли на путь истинный, но не стыдили.

Алисдер отлично сознавал, что поступил не по справедливости и очень жестоко. В тот раз он намеренно хотел ранить Джудит словами и по выражению ее глаз понял, что это ему удалось сверх всякой меры.

И хотя возглавлять жизнь целого клана было куда легче, чем просить прощения, Алисдер заставил себя посмотреть Джудит в лицо и произнести слова, которые никогда не собирался говорить английскому подданному.

– Прости меня, – сказал он ровным измученным голосом, – за то, что я сказал. – Он поддерживал веки пальцами, пытаясь уменьшить резь в глазах, поэтому и не заметил удивленного взгляда, которым посмотрела на него Джудит. – Ты не заслужила моей жестокости.

От изумления она не знала, что сказать, но ее молчание, как обычно, вызвало у Алисдера раздражение.

– Бабушка значит для меня очень много, – проговорил он.

Эти слова застали Джудит врасплох. Она перестала скрести стол, выпрямилась и настороженно посмотрела на Алисдера. Он по-прежнему стоял опершись спиной на косяк, закинув голову назад, словно с бесконечным терпением изучая потолок. Его негромкий голос звучал странно торжественно, и это впечатление усиливалось тишиной в кухне. Джудит услышала дыхание Маклеода и громкие удары собственного сердца.

– Я не допущу, чтобы ей сделали больно, – сказал он. – Она хочет только добра.

Его лицо прорезали суровые морщинки, черты были неподвижными, словно он запрятал свои чувства глубоко-глубоко. Это невольно вызывало сочувствие.

– Я не причиню ей боли, Маклеод. – Сосредоточить взгляд на тряпке, которую она крепко сжимала в руках, было значительно легче, чем посмотреть ему в глаза. Однако она каждой клеточкой ощущала его присутствие. Казалось, кухня уменьшилась, а Алисдер стал гораздо больше. Возможно, потому что их разделяет всего несколько дюймов?

Алисдер протянул руку и легко провел по ее волосам там, где они выбивались из узла, в который она по привычке затягивала их на затылке. Кончики его пальцев коснулись ее шеи, вызвав в Джудит незнакомое ощущение, от которого по всему телу побежали мурашки. Медленно, слишком медленно она отодвинулась.

Джудит посмотрела Алисдеру прямо в глаза, сложив руки на груди, словно ограждая себя. Этот жест говорил о многом. Алисдер заметил его с досадой. Он предпочел бы не замечать в этой женщине ничего.

– Будем считать это перемирием? – спросил он, улыбаясь одними губами. – Спи спокойно, Джудит, не надо бояться меня. Лучше провести ночь в воздержании, чем с ледяной английской статуей.

– А что тогда подразумевает твое перемирие?

Алисдер рассмеялся. Насмешливые звуки его голоса эхом отозвались в комнате, больно кольнув Джудит.

– Чем, интересно, твои бедные мужья заслужили такую враждебность? Давали мало денег на расходы? Не обращали на тебя внимания? Требовали отчета о тратах? Если да, то ты с тех пор ничего не выиграла. Мы живем бедно, денег у нас нет совсем, только те, что отложены на зерно и семена.

Джудит посмотрела на Алисдера так, словно у того выросла вторая голова. Господи, если бы это было все, чего хотел от нее Энтони! Она сжала зубы.

– Скажем так: жена я не самая хорошая. А если говорить доступными пониманию фермера словами, назови меня глупой, как овца, и упрямой, как коза.

– А ты, случаем, не верна, как любимая лошадь, безмятежно-спокойна, как корова, умна, как свинья? – Алисдер усмехался, позабыв об усталости и печали, очарованный иронией своей молчаливой жены. Джудит очень хотелось убрать ухмылку с его лица.

– Нет, – просто ответила она.

– Значит, в ближайшие недели хорошего не жди?

Они долго молча смотрели друг на друга. Внезапно Джудит разглядела в его лице тяжесть ежедневных забот, печаль, вызванную смертью Джанет и ее ребенка, смертью Анны и всей разрушенной жизнью.

– Тогда заключим мир, – проговорил он, – ради бабушки.

– На каких условиях, Маклеод?

– Ты будешь хотя бы изредка улыбаться. Перестанешь все время молчать и постараешься говорить без враждебности. Если я войду в комнату, потерпишь мое общество, а я не посягну на твое целомудрие.

После долгого молчания Джудит кивнула.

– Мне хочется услышать твое слово, женщина.

– Слово? – резко повторила она. – Ты бы поверил слову своей лошади? Или ты можешь заставить свинью дать клятву? – Глаза у Джудит расширились, она прижала пальцы к губам, словно испугавшись этих слов.

Алисдер широко улыбнулся. Значит, у его жены-англичанки все-таки есть чувства, особенно если ее разговорить.

– Если ты не ценишь собственное слово, женщина, – тихо произнес он, – значит, оно действительно ничего не стоит.

– Обещания шотландки стоят больше? – Тон Джудит ясно говорил, что она думает по этому поводу.

– Ты совсем ничего не знаешь о нас. Я вижу, тебе не приходилось близко общаться с нашими женщинами, иначе ты не сказала бы такой глупости. Шотландка – друг и помощник своему мужу, она работает бок о бок с ним, делит все тяготы его жизни. А если надо, возьмет в руки оружие и встанет рядом, чтобы умереть вместе с ним.

– Я согласна умереть с тобой, Маклеод, – сказала Джудит, не сдержавшись и выдавая свои чувства, – это не страшно. Я жить с тобой не хочу.

Ответом ей стал раскатистый хохот Маклеода.

Глава 10

Беннет Хендерсон осторожно обошел лужу рвотной массы. Молодой Хартли оказался слабаком: не смог пить всю ночь напролет. Самый молодой в отряде, еще почти мальчишка, естественно, тянулся к Беннету, старался во всем подражать ему, даже пить начал. А то, что это у него не очень получалось, только забавляло Беннета. Своим обожанием Хартли напоминал щенка.

Беннету нужен был друг для души, такой, кто понял бы все его самые тайные желания, самые запретные мечты. Который стал бы пособником в самых ужасных делах. Такой, как Энтони.

Милый Энтони был на два года моложе его и мог сделать для него все. Чего только они не вытворяли вдвоем, какие дебоши не устраивали! Впрочем, воспоминания слишком тяжелы. Они рождают желания, от которых трудно избавиться.

Последние годы без Энтони были уже не те. Он потерял не просто брата, но лучшего друга, товарища. Сколько раз они делили одну женщину на двоих! Сколько раз смотрели друг на друга с бесконечным пониманием через разделявшее их, использованное, покрытое холодным потом женское тело! Энтони – его вторая половинка…

Хартли, слишком пьяный и неспособный найти горшок, помочился в углу и теперь, качаясь, шел через комнату. Вонь в общей комнате становилась почти невыносимой, но никто из присутствующих не обращал на это никакого внимания – еще одна черточка, которая отличала его от других членов отряда.

В тот год царствования его величества короля Георга II самой почетной обязанностью являлась военная служба. За небольшое состояние можно было купить звание капитана, большинство офицеров в армии короля Георга были вторыми и третьими отпрысками из благородных семей или сыновьями менее знатного дворянства, подобные им с Энтони. Поэтому английские офицеры не столько стремились изменить мир, сколько остаться в живых. Они стояли во главе своих людей так же, как сотни поколений до них: со спесивым превосходством и врожденной уверенностью в собственной правоте и правоте Англии, в правоте дела, которому служили.

Если шотландцы и пострадали в результате их вторжения, то только потому, что имели дерзость бросить вызов величайшей силе мира. Их поля жгли, дома сравнивали с землей, женщин насиловали, а они все бунтовали.

Беннету до смерти надоел пьяный треп товарища. Его неподвижный взгляд был устремлен на угасающий огонь, который затухал не потому, что стало теплее, а потому, что никто не потрудился подбросить в него дров.

«Кучка лицемеров, но и у них есть свое место в этом мире», – усмехнулся Беннет. В его улыбке, похожей на оскал, без труда читались жадность и ненасытность. Верхняя узкая губа говорила о жестокости, холодные голубые глаза злобно щурились. Случайный прохожий, ощутив на себе подобный взгляд, постарался бы побыстрее закрыться на все замки и опустить шторы.

– Куда же подевался наш дорогой Лоренс? Почему он не подложил дров в огонь? – В голосе Беннета слышалось приглашение, словно он пальцем манил всех желающих принять участие в отвратительной оргии.

Они, конечно, были туповаты, но смысл уловили отлично.

Юный офицер пришел в ужас. Бормоча что-то нечленораздельное, он с жалким видом приблизился к Беннету. Тот улыбался. Хартли и Беннет вдвоем не торопясь раздели беднягу, стараясь нежными поглаживаниями унять его страх. От волнения, охватившего Лоренса, его мужская плоть безжизненно повисла, он был не в состоянии испытывать никакого возбуждения.

Но его ягодицы были так прелестно округлы, так свежи. Милый Лоренс – единственное доступное развлечение, когда бури в этом забытом Богом краю не давали возможности патрулировать местность, а дождь обещал только наводнения и вечный шотландский холод.

Беннет откинулся на стул и наблюдал, как его товарищи целуют и подготавливают жертву. Он щелкнул пальцами, и ему тотчас подали орудие, которое он выбрал. Беннет встал и осмотрел добычу – дрожащего молодого человека, еще не покрывшегося пушком растительности, перепуганного настолько, что от его страха, казалось, воздух раскалился докрасна.

Беннет глубоко вдохнул запах страха и улыбнулся.

А потом без предупреждения рассек хлыстом воздух. От резкого свистящего звука краска отлила от лица парня, он стал белее зимней луны.

Беннет всегда смаковал подобные мгновения, жаждал их так же страстно, как некоторые его собратья офицеры жаждали овладеть девственницей. Вкус чужой крови возбуждал, а предвкушение этого действовало почти так же сильно, как само обладание.

Почти.

Улыбка его была отвратительна, взгляд тверд, ноги широко расставлены. Беннет расстегнул брюки, подготавливаясь. Если бы не выскочившая из расстегнутых брюк отвердевшая плоть, его можно было бы принять за выигравшего сражение воина, возбужденного нелегко давшейся победой. Да это и есть сражение, считал Беннет, только победитель в нем определен с самого начала.

Он подошел ближе, увидел слезы, текущие по лицу парнишки, и почувствовал сладковатый запах страха, который возбуждал его еще больше. Беннет подошел почти вплотную, с нежностью поставил подчиненного в нужное положение, затем несколько раз легонько стеганул по ягодицам. Его товарищи только смеялись, скука сменилась нетерпеливым ожиданием. Мужеложство – оригинальное развлечение в дождливую ночь.

Когда парень застонал от боли, Беннет рассмеялся. В этот миг он испытывал подлинное блаженство. Однако крик был слишком мужским, ему не хватало настоящего ужаса. Беннет закрыл глаза и вошел в него, продолжая яростно стегать парня по спине хлыстом, свист которого сливался с его собственными криками наслаждения.

«Джудит!» – едва не сорвалось у него. Ярость, внезапно охватившая Беннета, вернула его к действительности.

Это она, Джудит, должна сейчас лежать и извиваться под ним, это ее крики он должен слышать, ее кровь проливать.

Ничего, придет день, когда он ее отыщет. А до этого времени она будет жить в его памяти, наполняя экстазом длинные ночи.

Экстазом и своими криками.

Глава 11

– Лучшая шерсть, – поясняла Джудит, – располагается за лопатками и вдоль передних ног. Здесь и здесь. – Несколько ловких движений, и бедная овца потеряла половину своего одеяния. – Стричь всегда надо от ног к спине, и не важно, делаете ли вы это одним движением или несколькими. Шерсть потом придется раздирать и сортировать. Желательно делать это сразу во время стрижки. – Она бросила одну прядь шерсти в небольшую кучку справа от себя, а другую – в быстрорастущую кучку слева.

Пока появление Маклеода заметили только близнецы, а его жена-англичанка, увлеченная показом, и не подозревала о его присутствии.

– Лучше всего, конечно, вымыть овцу перед стрижкой, хотя потом шерсть все равно нужно стирать.

Алисдер всякого ожидал от Джудит: опасался, что она навлечет на себя неприязнь клана, возможно, даже гнев. Не исключено, что она действует на них так же, как на него. Но он не мог даже вообразить себе сцену, которую наблюдал сейчас, по возвращении из Инвернесса.

Его английская жена, сидела верхом на овце.

Юбка ее была заткнута за пояс, обнаженные ноги крепко сжимали с боков покрытую густой шерстью овцу. Рукава платья закатаны до локтей, волосы затянуты в небольшой узел, но отдельные пряди выбились и в беспорядке спадали на плечи, словно у хорошо потрепанной шлюшки на исходе удачной ночи. Руки Джудит утопали в длинной шерсти, лицо блестело от пота, а ко лбу пристала грязь, о происхождении которой Алисдер предпочитал не думать.

У загона собрались мужчины, поддерживая Джудит советами, а внутри ее тесным кольцом окружили женщины, обменивающиеся впечатлениями. Алисдер взмахнул рукой, делая мужчинам знак разойтись, для женщин хватило одного только взгляда, от которого они словно мыши разбежались кто куда. Близнецы стояли по обе стороны от его жены, каждый из них держал по две ноги несчастной овцы, пока Джудит делилась опытом непростого дела стрижки.

Заметив, что оба ее помощника плохо справляются с работой, она толкнула локтем в бок одного из них, кажется, Даниэля, а может, и Дэвида. Только потом она подняла голову и поняла, что их отвлекает.

В улыбке Маклеода было больше удивления, чем насмешки.

От изумления Джудит не могла вымолвить ни слова. Вместо того чтобы отвести глаза, как поступил бы на ее месте любой благоразумный человек, она впилась взглядом в Алисдера.

Штаны на нем были не новые, но плотно обтягивали стройные мускулистые ноги. Никаких прокладок, которыми пользовались англичане для исправления природных недостатков, ему не требовалось. Белая старая рубашка, сшитая из лучшего полотна, сидела на Алисдере с небрежной элегантностью. Поверх рубашки на нем был синий сюртук, сапоги до блеска начищены. Алисдер Маклеод беззаботно стоял у изгороди, опираясь на нее одной рукой, вторая свободно висела вдоль тела. Его никак нельзя было назвать элегантным: он был слишком высок, слишком крепок и слишком загорел для настоящего денди. Внезапно у Джудит промелькнула в высшей степени странная мысль. Она подумала, что, хотя Алисдер всего-навсего глава обедневшего клана, а замок его сгорел, он все равно смотрит на мир с герцогской гордостью и королевским высокомерием.

– Могу ли я поинтересоваться, чем здесь занимается моя жена? – спросил он тоном не полудикого горца, а утомленного скукой, изнеженного завсегдатая лондонских светских салонов.

На мгновение Джудит представила его студентом-медиком в Брюсселе или Эдинбурге, половину времени занятого изучением анатомии человеческого тела, а другую половину гораздо более близким изучением особенностей устройства женского организма.

– Стригу твою овцу, – наконец отозвалась Джудит, распрямляясь и прижимая руки к бедрам.

Дэвид и Даниэль по-прежнему стояли у нее по бокам, держа блеющую овцу.

Рядом громким блеянием сердито выражали недовольство не менее двадцати остриженных овец, выглядевших беспомощно без привычной густой шерсти.

Одно еле заметное движение головы Алисдера – и близнецы испарились. Овца обрела свободу и заторопилась прочь. Джудит освободила юбку и опустила ее до самой земли, старательно не замечая Маклеода. Однако с таким же успехом можно было не замечать приближающуюся бурю – Алисдер был слишком высок и широк в плечах.

Что бы она ни испытывала по отношению к этому человеку, в его присутствии эти чувства резко обострялись. Он оказался загадкой, этот неожиданный и нежеланный муж. Обращался он с ней вежливо, но без чрезмерной сердечности, почтительно, без тени насмешки. При встрече по утрам улыбался вроде бы искренне, вот только в глазах горели подозрительные искорки. Всегда осведомлялся о ее самочувствии, спрашивал, чем она будет заниматься, будто это его действительно интересовало, каждый вечер желал ей спокойной ночи. Однажды они даже разговорились о Брюсселе, его путешествиях по континенту, занятиях. Алисдер ни разу не нарушил мира, ни разу не дал Джудит повода для страха. Прошел месяц, она чувствовала себя в безопасности.

И хотела отблагодарить его за это.

Когда она взглянула на него, то увидела странно оценивающий взгляд, словно он судил ее по каким-то тайным критериям. Джудит почувствовала, что краснеет от кончиков пальцев на ногах до щек.

– Зачем?

– Уже лето, Маклеод, шерсть у овец хорошо отросла.

– Я хотел нанять людей для этой работы, – заметил он негромко.

Ни один из них не стал говорить, что наемным рабочим придется платить, а если бы деньги на это были, Джудит давно покинула бы Тайнан.

– Сомневаюсь, что ты нашел бы много охотников так далеко на севере, – проговорила она, отчасти чтобы успокоить его гордость, отчасти чтобы нарушить тяжелое молчание. Впервые оно вызвало у нее чувство неловкости. Даже неумолкаемое блеяние овец стало вдруг далеким и приглушенным, словно стеклянный купол отгородил их от остального мира. – Я знаю про овец очень много, Маклеод, больше, чем мне бы хотелось. Отец позаботился об этом.

Сквайр Кутбертсон всегда настаивал на том, что его дочери обязаны отрабатывать свое содержание, хотя уход за овцами требовал большой физической силы. В девять лет Джудит уже самостоятельно пасла этих глупых созданий, переходя с ними с холма на холм в обширных отцовских владениях. Она научилась стирать и расчесывать стриженую шерсть еще до того, как ей исполнилось двенадцать лет.

– Значит, ты учила других тому, что умеешь сама?

– Да, я и прясть умею, могу и этому научить, если надо.

В ее семье пряли все, даже Элизабет, и если Джудит и любила что-то из всех своих обязанностей, так именно прясть. Она часами могла сидеть на жесткой скамье у большого прядильного станка, давя ногой на длинную узкую педаль, в то время как руки сами собой теребили шерсть. Она так наловчилась в этом ремесле, что могла прясть долгими часами, углубившись в свои мечты, словно завороженная мерным постукиванием деревянного станка.

На Алисдера увиденное произвело сильное впечатление.

Лицо Джудит испачкалось, волосы перепутались и покрылись пылью, от нее пахло овцами и трудом праведным.

«Глаза ее мерцают как огоньки свечей», – подумал Алисдер, размышляя, чем вызван ее испуг: то ли тем, что он все-таки сумел победить ее молчание, то ли тем, что новая, неожиданная сторона в ней так покорила его.

Джудит подняла глаза на Алисдера и поняла, что не в силах оторваться от его взгляда: властного и даже сердитого, но в то же время… беззащитного. Словно ему очень нужно было понять, кто она и что задумала, и это любопытство делало его уязвимым.

– Но зачем тебе это, Джудит? – негромко спросил он, приближаясь к ней.

Заставив себя очнуться и вернуться к действительности, она заговорила тихо, будто мир вокруг внезапно замер и прислушивался к их интимному разговору.

– Если ты не можешь нанять стригалей и прядильщиц, значит, надо научить своих людей делать это, Маклеод. Женщины более терпеливы, им сподручнее прясть, а мужчины сильнее, у них лучше получится стрижка.

Джудит хотела отвернуться, но не успела, и Алисдер обхватил ее за талию.

– Зачем, Джудит? – повторил он, подняв за подбородок ее лицо так, чтобы заглянуть в глаза.

Джудит чувствовала дыхание Алисдера на своих щеках, его руку у себя на талии.

«Ее ресницы трепещут, словно крылья пойманной пташки, – подумал Алисдер. – Да и сердце бьется часто и сильно». Не бойся он, что Джудит бросится бежать от его прикосновения, прижал бы ладонь к тому месту на ее шее, где пульсировала жилка. Он бы подул на нее, чтобы остудить жар, губы его были у самой ее кожи, нежной и бархатистой. Он стряхнул шерстинку с лифа ее платья, раздумывая, испытывает ли она сейчас то же самое от его прикосновения.

– Ты сдержал слово, Маклеод, ни разу не нарушил нашего перемирия. Мне захотелось отблагодарить тебя, вот и все. – Она посмотрела вниз на землю, потом вдаль на темнеющее небо. Только бы не встречаться с ним взглядом.

Алисдер смотрел на нее так же, как на маленького Дугласа: с нежным терпением и лаской.

Джудит едва не рассказала ему все до конца. Этому человеку трудно лгать, в его присутствии она чувствовала, что надежно защищена в чужой незнакомой стране. Сумерки постепенно сгущались, и вдруг она осознала, что он не похож на тех мужчин, которых она знала в своей прежней жизни, что и она стала совсем другой. Однако миг пролетел, серебряная искорка откровения погасла, краткий миг, бесценный и невозможный, как невозможна радуга на ладони. Каково это – говорить правду? Джудит взглянула на него, раздумывая, представится ли еще такая возможность.

– Да и время пойдет быстрее, Маклеод.

Он коснулся пальцем ее переносицы и затем неспешно перевел его на висок. Жест был странный, необъяснимый, особенно для такого великана шотландца, как Маклеод. На секунду она забыла, что стоит близко к нему, что еще чуть-чуть, и ее губы прикоснутся к его загорелой коже в вырезе рубахи, что опасность приходит с близостью, а под маской доброты часто скрывается жестокость. Мягкость. Нежность. Две самые худшие лжи.

Джудит напряглась в его руках. Именно такой реакции Алисдер ожидал от нее с того мгновения, как его рука легла ей на талию и прикоснулась к бедру. Однако его порадовало, что случилось это не сразу, не так быстро, как раньше. Возможно, этого английского ежика удастся приручить?

– Я рад, что ты стремишься помочь, – проговорил он, отпуская ее, и улыбнулся – неотразимо, обаятельно.

Джудит судорожно сглотнула, сжала ладони и кивнула, не глядя на Маклеода. Новое, неведомое прежде ощущение, быстрое и неуловимое, охватило ее, на миг замерло сердце в груди. Она не произнесла ни слова.

От солнца у нее покраснел кончик носа, длинные ресницы почти касались щек, на губах застыла полуулыбка. Сам не зная почему, Алисдер Маклеод вдруг подумал, что красота – не просто правильные черты, что она идет из души. Красота – больше, чем пышные, туго затянутые корсетом формы, стройные и длинные ноги, безупречное лицо древнегреческой статуи. Не просто улыбка. Красота – это доброта и внимание. Материнская забота, дружба, любовь. Пожалуй, в душе Джудит есть все, что необходимо для подлинной тонкой красоты, а он не замечал этого до сегодняшнего дня.

Опасные мысли для мужчины, подсчитывающего дни, оставшиеся до своего освобождения.

Глава 12

В первый же день, когда Маклеод собрал женщин, их пришло не менее двадцати. Джудит уже знала некоторых: они часто появлялись на кухне в Тайнане. Одни разглядывали ее из дверей, когда она приходила в деревню, другие следили за Маклеодом в тот день, когда он гнался за ней до самого замка. Но были и такие, кого она видела впервые.

Мегги тоже пришла, и женщины улыбнулись друг другу, как старые знакомые.

* * *

На следующий день после того, как Джудит узнала о смерти Джанет, она отнесла Мегги котелок с едой. Она опасалась, что ее добрый жест не примут, но Мегги встретила ее тогда очень приветливо.

В домике Мегги было темно. Единственным источником света служило дымовое отверстие в крытой соломой крыше. Джудит задержалась на крыльце, не уверенная, стоит ли ей заходить. Но все-таки вошла, заметив грустную улыбку на лице Мегги.

– Спасибо, – тихо поблагодарила та, забирая котелок из рук Джудит, которая удивленно разглядывала убогое жилище.

Как вообще в таких условиях можно жить? Из просторного отцовского дома она переехала к Питеру. Затем они с Энтони снимали небольшой домик в Лондоне. Но где бы она ни жила, нигде не было так тесно и мрачно, как в хижине Мегги.

В единственной комнате утоптанный земляной пол был чисто выметен неким подобием метелки. Узкая доска, прибитая к раме, служила столом. Кроме одного небольшого стула и койки, другой мебели не было. На полках ровными рядами хранились все вещи Мегги. Комната содержалась в чистоте и выглядела очень опрятно.

Джудит ничего не оставалось, как сесть на непрочный стул, который ей торопливо подвинула Мегги. Она не знала что сказать. Разве можно помочь словами? Но все же сделала попытку сблизиться.

Мегги поведала Джудит, что ее муж был из рода Маклеодов, словно объясняя теперешнее свое присутствие в клане. А сама она из рода Макдугалов. Ее карие глаза загорелись от воспоминаний, когда она рассказала Джудит о том дне, когда один из Маклеодов пришел к ним в клан в поисках женщины с волосами, золотыми, как солнце, и глазами, синими, как небо.

– А получил, – улыбаясь продолжила Мегги, – женщину с темно-каштановыми волосами и глазами цвета земли, но ни разу не высказал недовольства.

Джудит не поняла радостного оживления собеседницы, но порадовалась, что Мегги хоть ненадолго забыла о своем горе, печаль ушла из ее глаз. Впрочем, грусть никогда по-настоящему не покидала шотландцев, однако не мешала им жить полной жизнью. Они просыпались с рассветом и, принимая вызов природы, работали в поле как подневольные. Дни складывались в недели, недели в месяцы. Они гордились своим наследием, своей непохожестью на других, даже своим упрямством. Любили свои песни, свой язык и себя, хранили веру предков, передававшуюся из поколения в поколение, верили в силу клана, легенд и волынки.

Чтобы понять все это, надо было оказаться среди них, собственными глазами увидеть, как они принимают все обрушившиеся на них беды и никогда не склоняются под их тяжестью.

Джудит не знала, сумеет ли когда-нибудь понять этих людей. Вряд ли она сможет стать такой же сильной, жизнерадостной и упрямой. Даже сейчас, когда она всей душой стремилась как-то помочь клану, на нее смотрели с подозрением.


– Я знаю, что вы пришли сюда, чтобы научиться прясть, а те, кто уже умеет, – узнать что-то новое. Я с радостью поделюсь с вами всем, что знаю. Среди вас есть такие, кто работал на этой прялке? Судя по виду, ею пользовались изрядно. – Джудит сурово посмотрела на прялку, словно она была виновата в своем теперешнем состоянии.

Вверх взметнулась натруженная рука, Джудит вытянулась вперед, чтобы увидеть, кто ее поднял.

– Я умею работать за этой прялкой, – проговорила Гризелла, и Джудит едва не застонала вслух, когда женщина встала.

На вид ей было не менее девяноста лет, возраст сгорбил ее, однако походка, несмотря на немощную наружность, оставалась твердой. Старуха медленно прошла по проходу между скамейками и остановилась перед старой прялкой. Большие узловатые пальцы ласково погладили дерево, нетерпеливо натянули старые, почти истлевшие нити, оставшиеся на изящно вырезанных зубьях. Несмотря на почтенный возраст, руки Гризеллы сохранили прежнюю ловкость.

– Она и двадцать-то лет назад работала еле-еле, не думаю, чтобы за это время что-нибудь изменилось, – проговорила Гризелла скрипучим недовольным голосом. – Давно надо было сжечь ее, но в жизни почему-то всегда получается наоборот: хорошие уходят первыми, а никудышные цепляются за жизнь.

Женщины робко рассмеялись, вместе с ними улыбнулась и Джудит.


Время летело, рассвет сменялся закатом, дневной свет внезапно исчезал, растворяясь в сумерках. День за днем Гризелла учила женщин хитростям прядильного дела на старой прялке, а Джудит направляла их неумелые пальцы и хвалила даже за самые незначительные успехи.

В хижине, где пряли шерсть, всегда было тепло, порой даже душно. Воздух был полон мелких шерстяных волокон, но оживленный незатейливый разговор помогал в работе женщинам, которые знали друг друга всю жизнь, вместе делили радость и горе. Обстановка в хижине всегда была спокойной и приветливой, женщины работали с удовольствием.

Джудит просыпалась по утрам, предвкушая удовольствие от предстоящего дня. Наконец через две недели, в пятницу, первая партия шерсти была переработана. Нить получилась неровная, вся в узлах, но, главное, получилась. Женщины очень гордились своим достижением.

– По-моему, это дело надо отметить, – проговорила Сара, доставая бутыль с элем и передавая Джудит. – Я сама его делала, лучшего не найти.

Эль оказался на удивление сладким. Вкус бренди навевал слишком много воспоминаний, поэтому Джудит не переносила его. Вино она не любила за терпкость. Вересковый эль не был похож ни на бренди, ни на вино. Она отпила несколько глотков.

Только когда Джудит начала не переставая хихикать и ничего не могла с собой поделать, она поняла, что эль очень крепок. Она зажала рот ладонью и широко раскрытыми глазами посмотрела на женщин, которые почему-то начали раскачиваться и странно раздваиваться, хотя по-прежнему сидели на своих местах. Вскоре вся комната наполнилась двойняшками.

Ее подхватили сильные мужские руки, это был Маклеод. Он что-то бормотал про англичан, которые не умеют пить, но для Джудит вдруг все потеряло значение, разве это не замечательно?

Ей очень понравилась дорога назад в Тайнан, когда она свернулась клубочком на груди у Алисдера. А как замечательно они поднимались по лестнице! Как приятно было прижиматься к груди Алисдера и обнимать его за шею! От него веяло полем, солнечным светом и почему-то вереском.

Или вереском пахнет от нее самой?

Голова Джудит легла на руку Алисдера. Джудит несколько раз глубоко вздохнула. Почему от одних мужчин всегда так отвратительно пахнет, а от других – никогда, хотя, казалось бы, должно? Она потерлась головой о руку Алисдера и услышала престранный звук, похожий на раскаты грома.

Джудит приподняла голову, осмотрелась по сторонам и затем решила, что безопаснее держать голову ровно. Тогда и головокружение становилось не таким сильным и желудок немного успокаивался. Ей очень нравилось, что Маклеод такой сильный, не пыхтит и не раздражается. Она хихикнула. Он что-то сказал, она взглянула на него, чуть приоткрыв глаза, но так и не разобрала ни слова.

Как он красив, с гривой черных волос, золотисто-карими глазами и темным от загара лицом! А его губы. Такие наверняка перецеловали тысячу женщин.

Джудит очень захотелось дотронуться до его губ, но сначала она промахнулась. Во второй раз ей повезло больше, она быстро коснулась пальцами его губ. Они оказались мягкими, похожими на бархат или гусиное брюшко. Она счастливо вздохнула.

Алисдер открыл дверь к ней в комнату и осторожно поставил Джудит на пол. Она держалась на ногах только благодаря тому, что намертво вцепилась в его рубашку, не замечая, что при этом крепко зажала в руке и часть волос на его груди. Алисдер поморщился, но руку Джудит не убрал.

Ему понравилось, что его жена-англичанка оказалась такой веселой и общительной в легком подпитии. А ведь вполне могла оказаться плаксивой, или, еще хуже, вредной и скандальной. Она совершенно не соображала, что делает, и это придавало пикантность его действиям, когда он осторожно опустил ее на кровать. Джудит хотела что-то сказать, но слова не приходили на ум, в голове все перепуталось, да и комната вдруг закружилась и потемнела.

Алисдер снял с Джудит башмаки. Она хорошо повеселилась, его жена-англичанка. Две недели он наблюдал, как она поднималась с рассветом и возвращалась затемно, устало поднимаясь по лестнице, и за все время ни разу не пожаловалась.

Сегодня он видел, какой веселой и счастливой она была с женщинами. Сейчас она ничего не соображала, рот у нее приоткрылся, лицо раскраснелось от выпитого. Утром она возненавидит себя, а жаль. Алисдер от души смеялся над ее выходками, она была так не похожа на обычную Джудит!

Он не стал говорить ей, что восхищен ее усилиями.

Однако, когда проходил мимо хижины, где женщины пряли, именно ее смех остановил его. Он звучал нежно, подобно серебряному колокольчику. Алисдер впервые слышал такой смех. И если потребовалась бутыль эля, чтобы превратить жену-англичанку в милую шотландскую девушку, он с готовностью будет варить бочку каждый день.

Он не стал раздевать ее, только укрыл полотняной простыней и тонким одеялом. Этот полный нежности жест не предназначался для посторонних глаз.

Он не ошибся, когда подумал, что она осложнит его жизнь. Почему она ненавидит так же сильно, как боится? Почему так редко улыбается? Почему уверена, что недостойна доброго отношения к себе? И как случилось, что для него вдруг стало так важно получить ответы на все вопросы?

Через несколько недель они расстанутся. Конечно же, он потерпит. Очарование Джудит вызвано просто тем, что он очень долго был без женщины, ничего другого за его чувствами не стоит. После смерти Анны он вел почти монашеский образ жизни, но однажды не выдержал и воспользовался услугами одной пышечки в Инвернессе. Однако в свой последний приезд туда не стал наведываться к ней. Почему бы это?

Он не был слабаком настолько, чтобы кто-то, а уж тем более англичанка с синими озерами глаз и пухлой нижней губой, заставил бы его потерять контроль над своими чувствами. Такой власти у нее над ним нет.

Однако почему же ему безумно хотелось закрыть ей рот, и не только руками, когда она начинает говорить со своим ужасным акцентом? Почему, черт побери, хочется узнать, отчего ее глаза иногда становятся почти черными, а взгляд устремляется туда, куда, как он подозревал, никому нет доступа? Почему, ради всего святого и Шотландии, его не покидает ощущение, что ему сейчас лучше уехать в Инвернесс и остаться там, пока не пройдут три месяца его женитьбы?

Алисдер принял для себя решение работать с удвоенной энергией. Тогда ненужное любопытство и праздные мечты растворятся в безумной усталости.

Он долго стоял в дверях, оперевшись рукой о косяк и устремив взгляд на кровать. Джудит спала очень крепко и негромко посапывала. Алисдер весело улыбнулся.

Лучше бы ему не видеть, как она улыбается.

Лучше бы никогда не слышать ее смеха.

Глава 13

– Ты слишком много работаешь. Я никогда бы не подумал, что кто-то может сравниться со мной по усердию, но ты превзошла меня, – сказал Алисдер утром следующего дня, когда спустился в кухню к завтраку. Он улыбнулся, увидев нетронутую миску с овсяной кашей, стоявшую перед Джудит. Он представлял, что творится у нее желудке. Вересковый эль не только сильно ударял в голову, принявший его на следующее утро жалел, что остался в живых.

– Я не жду жалости, Маклеод. Сама виновата. – Джудит встала и вывалила кашу назад в котел.

– Неужели ты никогда не позволяешь себе расслабиться, Джудит?

Она, смешавшись, посмотрела на него:

– Очень много дел и совсем мало времени.

– Всех дел не переделаешь, а времени никогда не будет больше.

– И это говорит Алисдер Маклеод? Человек, который встает с восходом солнца и ложится спать в полночь? – Джудит обезоруживающе улыбнулась. Однако глаза ее, обведенные темными кругами, смотрели по-прежнему настороженно.

Интересно, снился ли ей ночью кошмар, или эль подействовал так сильно, что она спала вообще без сновидений? Уже много недель Алисдер слышал по ночам ее плач, привык к нему так же, как к звуку морских волн за окном. Еще один вопрос без ответа.

Алисдер протянул руку, загрубевшую от работы, всю в мозолях, ладонью вверх – молчаливое приглашение подойти ближе. Какое-то время Джудит переводила глаза с ладони на его лицо и наконец шагнула к нему и осторожно положила свою ладонь поверх его.

Она и сама не знала, чего ждет от него, но удивилась, когда Алисдер улыбнулся и обнял ее за талию.

– Нам надо успеть увидеть восход, бабушка, – сказал он, обращаясь к Софи, ни на секунду не сводя глаз с раскрасневшегося лица Джудит.

Софи подумала, что это хороший знак. Алисдер начинает смотреть на Джудит с интересом. Несмотря на все свои труды и заботы, он оставался одиноким человеком. Ему нужно с кем-то поговорить, разделить свои заботы, нужно чтобы кто-то внес в его жизнь немного радости и уюта.

Время еще есть, она успеет.


Пока они поднимались на вершину холма, Алисдер держал Джудит за руку. «Странное ощущение, – думала она, – но надо признать, не неприятное». Они шли молча, каждый углубился в свои мысли, невысказанные желания, им обоим было хорошо в этом молчании. Он вел ее по тропинке влево, за поля, к месту, усеянному огромными валунами, поблескивавшими в лучах восходящего солнца. От горизонта ветер гнал в их сторону черные тучи с неизбежным дождем, предупреждая о чем-то и что-то обещая…

Джудит высвободила руку, подошла к самому большому валуну и провела кончиками пальцев по странным знакам, вырезанным на его поверхности.

– Я понял бы, что ты англичанка, даже если бы ты не произнесла ни слова, – раздался голос Алисдера за спиной. – Ты коснулась рукой камня, к которому ни один шотландец даже подойти не решится, – сказал он с улыбкой.

Она сделала шаг назад, все еще протягивая руку к валуну. Ничто, кроме нескольких странных знаков, не говорило о назначении камня. Джудит надеялась, что это не древняя могила. Наверное, ужас, который она испытала, отразился у нее на лице, потому что Алисдер рассмеялся и повел ее к другому камню, гладко обкатанному временем и силами природы, а не руками человека. Они сели рядом и устремили взгляд вниз, где волновалось белое море овец, и дальше, на дорогу, ведущую в Тайнан.

– Нет, – начал Алисдер, рассеивая очевидные страхи Джудит, – это не священное место, просто таинственное. Мы – загадочный народ, полный суеверий. Это несчастливое место. В деревне уверены, что здесь из земли выходит Черный Дональд, а эти знаки на камнях – следы его копыт.

– Кто-кто? – переспросила Джудит.

– Черный Дональд. Англичане называют его дьяволом. Только большой вопрос, кто чернее. Ты когда-нибудь вешала у себя в доме подкову? – быстро спросил Алисдер, до того как она съежилась при упоминании своей национальности.

– Да, конечно, на счастье. – Она взглянула на Алисдера, пойманная врасплох неожиданной мягкостью в его голосе и неотразимой улыбкой. Сердиться было невозможно.

– Мы тоже так делаем. Только англичане вешают ее проемом вверх, а нам все равно, но есть причина, по которой вы вешаете ее именно так. Хочешь услышать? – Его мальчишеская улыбка светилась обаянием, о котором она давно догадывалась, но увидела только сейчас. Перед ней был незнакомец, чей взгляд, устремленный на землю, раскинувшуюся перед ними, являл странную смесь печали и властности.

Она кивнула.

– Однажды, – начал он, словно отец, рассказывающий сказку на ночь своей зачарованно слушающей дочке, – Черный Дональд вытащил кузнеца из постели. Ему нужно было срочно подковать копыто. Кузнец страшно испугался, но и рассердился, что его подняли ночью. Поэтому, забивая в копыто первый гвоздь, он всадил его слишком глубоко. Гвоздь пробил копыто и впился в плоть Черного Дональда. Тот в ярости запрыгал на одной ноге, крича от боли, и потребовал, чтобы кузнец закончил свою работу более осторожно, иначе он нашлет страшное несчастье на него и на всю его семью.

Джудит сидела неподвижно, склонив голову и сложив на коленях руки, словно боялась пропустить слово. Алисдер решил, что она слушает его, и улыбнулся:

– Так вот, услышав такую угрозу, кузнец понял, что лучше ему заключить с дьяволом сделку. Он сказал, что не закончит работу до тех пор, пока Черный Дональд не согласится выполнить одно его условие. А условие было такое: где бы дьявол ни увидел подкову, не важно где, на земле или висящей на гвозде, он не станет делать зла. Черный Дональд, который по-прежнему прыгал на одной ноге, нехотя согласился. И, прежде чем закончить свою работу, кузнец обвешал весь свой дом подковами. Из-за этой сделки Черный Дональд оставил семью кузнеца в покое. Вот почему нам все равно, в каком положении висит подкова, важно, что она есть и, значит, Черный Дональд не сделает ничего плохого.

Джудит улыбнулась. Хорошо бы она улыбалась почаще – тогда в ее глазах появлялись веселые искорки, а на щеках – забавные ямочки.

– Я думаю, это знаки пиктов, – проговорил Алисдер, указывая на камень, – но, подозреваю, никто уже никогда этого не узнает наверняка.

– Пиктов?

– Да, пикты – древний народ. Наверное, от них и пошли шотландцы. По крайней мере они были здесь задолго до римлян.

– Первый раз слышу, что римляне захватили Шотландию.

– Нет, не захватили, – улыбнулся Алисдер. – Пытались, но тщетно. Похоже, чуть не половина всех захватчиков в истории пытались покорить Шотландию и терпели поражение. По крайней мере до англичан.

Как хорошо, как спокойно вот так сидеть рядом!

– Нет, Джудит, – успокоил ее Алисдер, – не надо сердиться. Я не ставлю тебе в вину твою национальность. Она от тебя не зависит. Я виню английское правительство и свору волков, которую выпустил на волю граф Камберлендский, виню каждого зверя из этой стаи.

Ветер развевал волосы Джудит вокруг плеч, она крепко сжала руки на коленях.

Алисдеру нравилось, когда волосы у нее свободно падали, как у дикарки или у шотландской девушки.

Алисдер рассеянно взял длинную прядь волос, потер ее между пальцами, наслаждаясь их шелковистостью и насыщенным каштаново-золотистым цветом.

– У твоих волос сотня оттенков, – негромко проговорил он, не обращая внимания на то, что она с каждым мгновением отодвигается от него все дальше. «Еще немного, – подумал Алисдер, – и она упадет с валуна».

Джудит высвободила прядь из его ладони и пригладила волосы, пытаясь придать им опрятный вид.

– Ты ведешь себя… непрактично, – отозвалась она, хмуро сводя брови.

– Ах, это слово. – Он мягко улыбнулся. – С ним связано столько обязанностей, – сказал Алисдер, поднимаясь с валуна и протягивая руку Джудит, – например, практичность требует, чтобы я не забывал, что у меня полно работы. Греться на солнышке в скалах, конечно, приятно, но у меня есть обязанности и обязательства.

– У меня тоже, – нехотя призналась Джудит, удивляясь нахлынувшему сожалению. С одной стороны, она хотела удержать его здесь еще хоть немного, а с другой – радовалась, что их уединение скоро закончится. Джудит дивилась своим противоречивым желаниям, не понимала себя и старалась держаться на расстоянии от Алисдера.

– А ты знаешь, – словно между прочим начал он, – существует история о пиктах и вересковом эле. Напомни мне, я как-нибудь расскажу ее тебе, когда последствия его пройдут.

– Этот вересковый эль очень коварен, Маклеод. – Джудит широко улыбнулась, блеснув ровными белоснежными зубами.

«Интересно, догадывается ли она, как хороша, когда улыбается?» – подумал Алисдер.

Они опять прошли мимо мирно пасущихся овец, но, прежде чем расстаться, Алисдер остановился, взял руку Джудит и задержал в своей ладони, рассматривая ее тонкие пальцы. Джудит выдернула руку, прежде чем он сказал что-либо о волдырях.

– Я не поблагодарил тебя, Джудит, – тихо произнес Алисдер, – за твои усилия, за твой труд, за то, что тебе не все равно. – Он едва заметно улыбнулся, заметив ее смущение.

– В работе время летит быстрее.

– Ах да, время. Его осталось совсем немного, да? – Он смотрел на нее так пристально, словно пытался разгадать ее мысли.

– Всего месяц. – В голове у нее словно зазвучала радостная мелодия капели. Кап-кап – весело стучали капли одна за другой. Осталось провести лишь месяц в развалинах замка Тайнан. Как странно, ведь каждый новый день приносит что-то, с чем ей жаль расставаться. Например, Софи… Джудит никогда не забудет ее искрящихся голубых глаз, ее неизменно смеющихся или улыбающихся губ. Ей будет не хватать доброй мудрой женщины, которая не с каждым днем, а с каждым часом становилась все прозрачнее, словно таяла прямо на глазах.

Еще месяц она может наслаждаться закатом над бухтой, сладковатым запахом сосен, который долетал до ее спальни сквозь открытое окно. Месяц, за который она должна научиться жить без ставшего уже привычным говора Малкольма, без ласкового ветерка, обдувающего Тайнан, словно нежный любовник.

– Двадцать восемь дней, – поправил ее Алисдер, – я тоже умею считать.

Казалось, когда он обращался к ней, голос его звучал мягче и тише – так он говорил только с ней. Именно в этом голосе для Джудит и таилась опасность: от него она покрывалась мурашками, словно ее щекотали нежнейшим перышком.

Значит, через двадцать восемь дней она опять будет принадлежать только себе, некому будет внушать ей опасные мысли. Больше никаких глупостей и детских мечтаний! Она перестанет думать о нем!

Знает ли он, как мало похож даже на своих соплеменников? Его чисто выбритое лицо так же странно смотрится среди бородатых шотландцев, как корова среди овец. Однако ему очень идет быть чисто выбритым и очень идет его улыбка. Джудит насчитала за прошедшее время до десяти различных улыбок: нежная, с которой он прижимал к груди Дугласа; улыбка, которой он улыбался бабушке, когда она говорила нечто из ряда вон выходящее; усмешка, которой он отвечал Малкольму, когда старик отказывался сдаваться; довольная улыбка, с которой он обозревал урожай, поля и овец. И странная, ласковая улыбка, которую Джудит не раз замечала на его лице, когда оборачивалась и видела, что он внимательно рассматривает ее.

Двадцать восемь дней, четыре недели… И не надо будет больше гадать, как сложилась бы ее жизнь, будь Джудит другой. Не надо будет притворяться, что прошлого, нанесшего ей незаживающие раны, не было. И не будет мгновений, в которые захочется, чтобы все сложилось иначе, чтобы они встретились в другое время и в другом месте. Возможно, тогда они бы поздоровались, как воспитанные люди, и даже стали бы друзьями. И тогда она смогла бы задать ему запретные вопросы…

«Скоро она уйдет из моей жизни, – подумал Алисдер, – и странные отношения, которыми нас связали слова Малкольма и наилучшие намерения бабушки, закончатся».

Вроде надо бы радоваться, однако вместо радости он вдруг испытал страшное раздражение.

Причиной резкого ухудшения настроения была, разумеется, его жена-англичанка. Сейчас уже совершенно ни к чему замечать, что ее лицо то и дело озаряет улыбка, а ночью ее глаза становятся почти черными и напоминают штормовое море. Он не хотел вспоминать ее великолепные длинные ноги, которые не могло скрыть старое поношенное платье.

Не хотел Алисдер вспоминать и предыдущую ночь, когда ее смех возбудил его интерес и кое-что еще, а улыбка озарила ее лицо, и она стала прекрасна. Он не желал поощрять эти порывы и предчувствие, будто он один в состоянии изгнать печаль из ее глаз, которая, казалось, поселилась в них навсегда, и страх, порой мелькающий в глазах Джудит. Глупая мысль и неразумная, как и любопытство: почему она до сих пор смотрит на него так настороженно, словно она – горная лань, а он – искусный охотник. Зачем открывать двери, которые будет нелегко закрыть?

А ведь он – не худший из мужей. Он образован, у него есть принципы. И хотя он не Адонис, но не пугает своим видом детей. Да, конечно, у него нет легендарного опыта его старшего брата, но все же он знает, как доставить женщине удовольствие. Верно, он стареет, но сила в руках пока все та же и работает он так же много, как раньше. Вредных привычек у него нет, разве что пропустит время от времени стопочку бренди. Бесспорно, наследство в виде Тайнана висит у него на шее тяжелым камнем. Это не то наследство, которое делает людей счастливыми, но все же он – владелец замка, многие ли могут этим похвастаться?

Нет, он далеко не худший из мужей.

Он сухо кивнул, отпуская ее. Взгляд его был полон недовольства.

Джудит безмолвно следила, как он спускается по направлению к деревне, раздумывая, чем вызвано его неудовольствие. Она заметила, как плотно обтягивают штаны его сильные, длинные ноги, как блестят на солнце его черные волосы, как натянута на широкой спине рубашка.

Что за человек этот лорд Маклеод, который с таким обаянием рассказывает ей об истории своего народа, а через секунду вдруг обращается к ней с ледяным высокомерием?

Кто он на самом деле?

Она не желает знать.

Глава 14

До окончания срока оставалось четырнадцать дней, когда появились англичане.

Малкольм влетел через боковую дверь, крича обеим женщинам, что англичане во главе с полковником Харрисоном собираются на холме. Следом за Малкольмом появился Алисдер и торопливо сорвал с крючка рядом с кухонной дверью чистую рубашку.

– Они соберут весь клан, – предупредил Малкольм, – будут искать запрещенное.

– Они всегда ищут волынки, Джудит, – тихо пояснила Софи, заметив недоумение Джудит.

– Они запретили волынки, – коротко добавил Алисдер.

– Да, и наше оружие, – вставил Малкольм и помог Софи подняться со стула.

– И наши юбки – национальный костюм, – добавила Софи с улыбкой.

– Почему? – Вопрос прозвучал невинно, но стал толчком к разговору, непохожему на обычные беседы об урожае и овцах.

– Они – символ нашего наследия, Джудит, – начал Алисдер, стоя в дверях. На горизонте появились конные англичане, солнце светило им в спину. Отсюда было трудно разглядеть их красные мундиры. – Без него мы не так опасны для них и быстрее смешаемся с англичанами. Еще немного, и все наши поэты, ученые и выдающиеся люди начнут называть себя англичанами, а историческое наследие шотландцев превратится в мизинец на мощной руке Англии.

– Верно, – поддержал его Малкольм, – на кулаке Англии. Нам запрещено слушать волынку, потому что она волнует кровь. А оружие запрещено, чтобы мы не восстали против тирании.

– А мужчинам запретили носить национальный костюм – килт, – пробормотала Софи, – потому что нет более потрясающего зрелища, чем мужчина без штанов. – Ее нежный смех немного разрядил мрачное настроение, охватившее мужчин.

– Софи, – Малкольм крепко обнял ее, – будь я на несколько лет моложе, я показал бы тебе…

– Ну и скандал получился бы! – поддразнила его Софи.

Первым во двор через бронзовые двери вышел Алисдер. Малкольм помог Софи спуститься по ступеням. За ними неохотно последовала Джудит.

Вдали, на вершине холма, там, где дорога спускалась к Тайнану, вереницей растянулись всадники-англичане в алых, как кровь, мундирах.

Все собрались очень быстро, не осмеливаясь прогневать англичан ожиданием. Весь клан, около сотни оторванных от повседневных дел человек, сгрудился во внутреннем дворе замка. Хромая и опираясь на изогнутую клюку, пришел старик Геддес. Он был единственным старейшиной клана, за ним молча тянулись остальные мужчины. Хеймиш, почти ослепший от катаракты, медленно шел, поддерживаемый Алексом, который, не скрывая ненависти, смотрел на приближающихся англичан. Из стариков только Геддес казался благоразумным. Тяжело ступая, он подошел к стене и устало прислонился к ней. Женщины пришли группой; возглавляла ее Сара в старом, изрядно поношенном шерстяном платье, поверх которого она надела накрахмаленный белый фартук. Остальные женщины клана пришли в сопровождении детей, цепляющихся за материнские юбки, или совсем еще маленькими на руках. Пришла даже Гризелла, с трудом передвигаясь и опираясь на Мегги. Фиона изо всех сил прижимала к груди маленького Дугласа, пытаясь успокоить его. Ее обычную улыбку превосходства сейчас сменило выражение, такое же, как на лицах всех женщин.

Страх.

Джудит видела в Лондоне триумфальное возвращение графа Камберлендского, испытывала радостный трепет при звуках победного марша, когда обычно равнодушные жители столицы горячо приветствовали победителей. Колонны солдат в парадной форме маршировали вдоль улиц, заполненных ликующими толпами. Вся страна отмечала важную победу.

Сейчас Джудит с ужасом смотрела на приближающихся солдат в красных мундирах, воспоминание об их победном возвращении в Лондон померкло перед тревогой в глазах шотландцев.

В середине двора стоял Алисдер Маклеод. Он спокойно натягивал рубашку, словно это не к нему направлялся английский полковник и не полковничий жеребец властно стучал подковами по булыжнику, которым был вымощен двор.

Полковнику не пришлось протискиваться сквозь толпу: люди молча расступались перед ним, словно боясь испачкаться.

Только Маклеод стоял неподвижно, глядя вдаль, где появлялись все новые и новые солдаты, а потом взглянул прямо в глаза подъехавшему полковнику.

– Маклеод.

– Полковник.

Ни один из них не улыбнулся. Джудит почувствовала, как напряглись все вокруг, пока Маклеод и полковник молча разглядывали друг друга.

– У вас есть о чем сообщить? – спросил полковник, окидывая взором высокую мускулистую фигуру Маклеода.

Полковнику Харрисону до чертиков надоело нянчиться с этой кучкой отщепенцев. Из-за них пришлось проделать бесконечно длинный путь от форта Джордж, и все только затем, чтобы дать возможность этим побитым шотландцам признаться в нарушении закона. Слухи распространяются здесь со скоростью пожара в вересковых зарослях, перелетая из деревни в деревню, но ему не доставляло удовольствия выслушивать донесения предателей. Он знал, что Алисдер Маклеод участвовал в Каллоденской битве и дошел со своим отрядом до самой Англии. Условия сдачи были особенно унизительны для человека, чьи родственники по мужской линии погибли от рук англичан.

– Мы добропорядочные подданные английской короны, полковник.

Демонстрация превосходства полковника не произвела на Маклеода ни малейшего впечатления, однако с его кланом дело обстояло иначе. Он чувствовал, как людей охватывает страх. Полковник не походил на людей Мясника, которые грабили, жгли и насиловали на своем пути. Он по долгу службы следил за соблюдением закона и за порядком на вверенной ему территории, подавляя малейшие проявления неповиновения, особенно тех кланов, которые возглавляли условно освобожденные предводители.

Алисдер давно уже понял, что им могло повезти значительно меньше.

– Разумеется, Маклеод, но являетесь ли вы послушными подданными?

– Мы маленькая безобидная горстка людей, – спокойно отозвался Алисдер, – и не ищем неприятностей на свою голову. Сомневаюсь, что у кого-то из моих людей хватит сил, а уж тем более дерзости, не повиноваться Акту о разоружении.

– Ваши волынки уничтожены, а юбки сожжены? – Полковник окинул взглядом группу людей, окружающих его. Все они были одеты очень бедно, следы постоянного голода только недавно покинули их лица. Детишки уставились на него широко раскрытыми глазами, их матери смотрели со страхом. «Чего они боятся? – с раздражением подумал полковник, – что я сейчас отниму у них детей и отправлю на службу королю?»

Джудит старалась отодвинуться как можно дальше назад, но в плотной толпе это было нелегко. Лицо ее побелело, губы плотно сжались, в животе бурлило. Она сжала в кулак левую руку и прижала ее ко рту с такой силой, что поранила губы, а правой рукой подобрала юбки, готовая в любую секунду броситься бежать. Но сейчас она стояла неподвижно, загипнотизированная наглой улыбкой человека, с которым не виделась уже два года.

Джудит скорее предпочла бы оказаться в аду, чем встретить Беннета Хендерсона среди людей полковника Харрисона. Только Хендерсон заметил, как Джудит попятилась назад, к разрушенной башне, обогнула ее и бросилась наутек в отчаянной попытке скрыться.

Беннет Хендерсон едва не расхохотался. Вот так подарок! Похотливая улыбка заиграла на его лице, заостряя худые черты и без того вытянутого лица с ледяными бледно-голубыми глазами. Он отъехал от толпы, окружавшей его командира и вожака собравшегося клана, и сделал круг по двору.

«Господи, – думала Джудит, – почему он? Из всех людей в мире, которые могли появиться в замке, почему появился именно он?»

Джудит не пришло в голову укрыться в замке: ей была невыносима мысль остаться в четырех стенах, в то время как снаружи будет терпеливо поджидать этот негодяй. Она бросилась на открытое пространство, побежала сквозь заросли вереска. Сердце бешено билось у нее в груди, дыхание сделалось неровным, прерывистым. Лишь на секунду ее силуэт обрисовался на склоне, но этого оказалось достаточно всаднику. Еще несколько мгновений, и он без труда настиг бы ее и обязательно сбил бы с ног, если бы она не обернулась.

Беннету было ужасно интересно посмотреть, на сколько ее хватит. Погоня затягивалась, вид Джудит, пытающейся обогнать его жеребца, был почти комичен. Под Беннетом был настоящий скакун, он не раз выигрывал хозяину пари. Впрочем, не стоило забывать и о полковнике. Но Беннет решил, что он уже достаточно далеко от замка и женские крики там не услышат.

Он наклонился к шее жеребца и крепко схватил беглянку за руку. Джудит резко дернулась и со всей силой вонзила зубы в его руку. Вознаграждением ей послужила временная свобода и приглушенные проклятия. Она изменила направление и помчалась назад к замку.

– Сука. – Губы Беннета сложились в издевательскую улыбку. Он приложил ко рту укушенную руку. Ну ладно, теперь уж он потешится вволю, подчиняя ее себе вновь.

Беннет без труда нагнал Джудит. Она сопротивлялась что было сил, хотя и не издала ни звука. Своенравный жеребец с которым справлялся только Беннет, то и дело вставал на дыбы, ему явно не нравилось все происходящее. Джудит воспользовалась моментом и придвинулась ближе к задним ногам животного, одновременно пытаясь оттолкнуть наседавшего на нее Беннета.

Чистое самоубийство! Беннета больше волновало благополучие жеребца, нежели жертвы. Он спрыгнул на землю, прежде чем Джудит снова бросилась бежать, и повалил ее. Она ударилась о землю животом и набрала полный рот земли, не в состоянии сделать вдох.

Джудит застонала, когда Беннет перевернул ее на спину и навалился всем своим телом. Даже ее ярость и страх не могли сравниться с его звериной силой. Он засмеялся, возбужденный ее сопротивлением и воспоминаниями о других случаях, когда она давала ему такой рьяный отпор.

– Сучка Энтони, – тихо произнес он.

Улыбка на его лице странно противоречила жестокому выражению холодных сверкающих голубых глаз. Он крепко зажал между ног молодую женщину, которая изо всех сил брыкалась.

– А я-то думал, ты обрадуешься нашей встрече, Джудит. – Одной рукой он без всякого усилия сжимал ей руки, другую положил ей на грудь. – Скучала без меня, сучка?

Джудит плюнула ему в лицо. В ответ он небрежно ударил ее, и голова Джудит откинулась в сторону. Она почувствовала кровь там, где его перстень рассек ей губу.

– Подумать только, Джудит, я совсем отчаялся найти здесь, в этой забытой Богом дыре, хоть какое-то развлечение. Но ты ведь всегда удивляла меня, правда? Скажи, ты грустила без меня эти два года?

– Отпусти меня, Беннет, – пробормотала Джудит таким слабым голосом, что сама едва признала его.

– Что? Лишить себя общества единственной родственницы? Джудит, да как тебе в голову пришло такое? По-моему, ты мне кое-что должна, разве нет? За то, что я не высказал вслух свои подозрения насчет безвременной кончины моего любимого брата. Англичане всегда добиваются справедливости, Джудит. Даже здесь. – Он вытянул из кармана мундира кружевной платок и затолкал ей в рот. Жаль, конечно, он очень любил, когда она кричала, однако сейчас они недалеко от полка, нельзя забывать об осторожности. Сейчас он быстро овладеет ею, а уж потом договорится о более длительном и неторопливом свидании. – Полно тебе, Джудит, мы же не раз занимались этим раньше, или нет? – Не обращая внимания на ее отчаянное сопротивление, Беннет начал расстегивать брюки.

Джудит крепко закрыла глаза и молила об освобождении. И оно пришло вместе с тихим насмешливым голосом Маклеода:

– У вас, офицеров, так принято встречать тех, кто пожаловал в Шотландию, полковник? Если да, то я вынужден исправить ваши манеры.

Только что Беннет сидел верхом на Джудит, а в следующее мгновение уже катился по земле. Ярость сверкала в его глазах, в зловещей усмешке, скривившей губы. Когда Беннет поднялся, Маклеод повернулся, словно прося разрешения у полковника, и изо всей силы ударил Беннета своим огромным кулаком. Англичанин упал навзничь. Повторять удар Маклеод не стал. Он поднял Беннета и швырнул под ноги лошади полковника, который смотрел на своего офицера с нескрываемым отвращением.

Алисдер протянул руку Джудит. Он не наклонился, чтобы помочь ей подняться, не посмотрел на нее. Она вытащила изо рта платок, кое-как поднялась и встала рядом с Алисдером, все еще не веря в свое спасение.

Сама того не замечая, она придвинулась к Маклеоду и положила ладонь ему на руку, в первый раз коснувшись его по своей воле. При других обстоятельствах она бы обязательно заметила, как он вздрогнул. Возможно, в другое время она бы заметила, какая сила исходит от его гладких мышц, но сейчас она думала только о том, как возненавидел бы ее Алисдер, знай он всю правду.

– Капитан Хендерсон, – строго обратился полковник к Беннету, – что все это означает?

Взоры всех присутствующих устремились на капитана, который успел подняться и теперь неподвижно стоял рядом со своим жеребцом и глядел на Джудит с такой ненавистью, что она сжалась. Она отлично понимала, что обещает этот взгляд.

– Недоразумение, сэр, – заговорил наконец Беннет медленно, не отрывая взгляда от Джудит. – Эта женщина, сэр, моя родственница. Представьте, как я счастлив, что встретил ее здесь. Однако вместо того чтобы разделить горе по поводу смерти моего брата, ее мужа, она набросилась на меня, словно разъяренная кошка. Могу только предположить, что у нее помутился рассудок.

– Ваш брат, капитан? – Гнев полковника сменился удивлением. Он находился в Шотландии для того, чтобы восстановить мир, а не нападать на беззащитных женщин. Ему не нравился Беннет Хендерсон, в этом человеке было что-то зловещее, однако он был офицером его величества. – Ваш брат служил в войске графа?

Джудит и представить не могла, какое возмущение вызовет этот вопрос у всего клана. Похоже, все собравшиеся во дворе замка двинулись за Маклеодом и видели, как Беннет напал на Джудит. Алисдер почувствовал, как напряглась Джудит. Он посмотрел на ее застывшее побледневшее лицо и снова перевел взгляд на полковника Харрисона. Тот выпрямился в седле и сурово посмотрел на Джудит. От него не укрылось то, что она искала защиты у Маклеода.

– Мадам, что делает вдова орденоносного ветерана в этой дыре?

Джудит почувствовала, как вздрогнул, будто от удара хлыстом, Маклеод, а люди, стоящие у нее за спиной, испустили невольный вздох. Такая реакция не удивила ее. Будь она шотландкой, она ощутила бы то же самое. Энтони много рассказывал ей о Каллоденской битве, с подробностями живописуя неслыханную жестокость. Он хвалился, что приканчивал раненых шотландцев, но на этом его зверства не кончались: он лично убивал женщин и детей, не испытывая к ним ни малейшей жалости, ничего, кроме презрения. Он говорил обо всем этом с леденящим душу наслаждением. За это Англия и наградила его орденом.

Джудит не двигалась и молчала.

– Это моя жена, полковник, – коротко произнес Алисдер. Он явно предпочел бы, чтобы это было не так.

– Не верю, – скептически отозвался полковник. Очень похоже на шотландца: женился на вдове-англичанке, чтобы защитить себя. Да еще на вдове одного из солдат графа! – Как могло случиться, что ты вышла замуж за шотландца, женщина, если твой муж сражался в Каллоденской битве? Ты и вправду его жена?

Джудит убрала ладонь с руки Маклеода и чуть-чуть отодвинулась от него. Достаточно одного ее слова, и союзу с Алисдером конец, но что это даст? Надежда на свободу испарилась. Это она поняла, как только увидела Беннета.

Но сейчас приходилось думать не только о Беннете. Ярость, которую Маклеод едва сдерживал, скоро вырвется наружу. И обрушится на нее. Однако ярость Маклеода – ничто в сравнении с жестокостью Беннета.

– Так что? – настаивал полковник, которого начинала раздражать нерешительность Джудит. Он ощущал недовольство собравшихся вокруг людей.

Джудит взглянула на Маклеода, который мужественно и молчаливо стоял рядом с ней, устремив глаза вдаль. Она сделала глубокий вдох:

– Да, я жена Алисдера Маклеода, – твердо проговорила Джудит.

– Очень хорошо, – резко отозвался полковник Харрисон, делая Беннету знак вернуться в седло. – Маклеод, оставляю жену на ваше попечение. Это даже забавно. И, – он наклонился к Джудит так низко, что она разглядела прожилки в его серых глазах, – как английская подданная, вы дадите мне знать, если здесь что-то будет не так. Надеюсь на вас, миссис Хендерсон.

Джудит выдержала его пристальный взгляд.

– Маклеод, – резко поправил его Алисдер. – Ее фамилия Маклеод.

– Обязательно, полковник. Я так и сделаю, – ответила Джудит, намеренно отодвигаясь от своего мужа.

– Вы отвечаете за ее безопасность, Маклеод, – добавил полковник, прежде чем выпрямиться. – Полагаю, с вашей женой не случится ничего плохого. А если я что-нибудь узнаю, ни вам, ни вашему клану несдобровать. Она – подданная Англии и находится под защитой короны. Помните об этом.

Беннет Хендерсон, подражая своему начальнику, низко наклонился к Джудит. Она стояла уже на расстоянии нескольких ярдов от Алисдера, поэтому он не расслышал слов, которые прошептал ей английский офицер, но увидел, как внезапно переменилось ее лицо. Широко раскрытыми, полными ужаса глазами она смотрела вслед отъезжающему, который вскоре присоединился к полку.

Никто не двигался. Люди стояли оцепенев, словно ожидая сигнала. Все взоры были устремлены на Джудит. Малкольм не произнес ни слова, не посмотрел в ее сторону. Он помог дрожащей Софи вернуться к замку: той вдруг стало трудно передвигаться без посторонней помощи.

Маклеод крепко сжал локоть Джудит, и она словно очнулась. Ну вот, сейчас последует наказание. Джудит повернула голову и взглянула на него. Она готова ко всему. Внезапно она сникла, бравада ушла, оставив после себя лишь усталость. Он молча сжимал ей локоть и подталкивал по направлению к замку. Джудит обмякла, будто разом лишилась сил. И только когда они наконец добрались до крутых ступеней и поднялись к нему в комнату, Алисдер резким движением оттолкнул жену от себя. Массивная кровать заколыхалась, когда Джудит ударилась о стойку, поддерживающую полог.

Она не сопротивлялась, ничего не пыталась объяснить, и именно это безразличие распаляло его все больше.

– Почему ты не рассказала мне? – закричал он, и его услышали даже на кухне Малкольм и Софи, наливавшие по стаканчику бренди, чтобы прийти в себя.

– Я не виновата, что он воевал, Маклеод, – устало проговорила Джудит. У нее не осталось сил на объяснения, все ушли на борьбу с Беннетом.

– А твой зять, Джудит? Тебе не пришло в голову, что такая мелочь может быть очень важна? Какая трогательная семейная встреча! Только мне показалось, ты не очень-то обрадовалась своему родственнику.

Она не желала говорить о Беннете. Ни сейчас, ни потом. Вообще никогда. И все же Маклеод заслуживает, чтобы знать правду, хотя бы частично.

– Я не знала, что он в Шотландии.

Ему хотелось накричать на нее, предупредить, что молчание опасно и это не выход. Он ждал ответов, а ее уклончивость только подливала масла в огонь. Он сдерживался из последних сил.

– Господи, женщина, да ты хоть понимаешь, что натворила? Имеешь хоть малейшее представление?

Он наступал на Джудит. Она прислонилась к стойке полога и обреченно смотрела ему в лицо широко раскрытыми синими глазами, которые с каждой минутой становились все более темными и блестящими. Он хотел, чтобы она возразила ему хоть что-нибудь, чтобы его ярость получила оправданный выход. Но она лишь склонила голову и опустила плечи, словно защищаясь от грозящего удара.

– Бабушкин план растаял как дым, женщина, – проговорил Маклеод. – Я добивался освобождения не для того, чтобы быть повешенным из-за женщины. Ты сейчас замужем, нравится тебе это или нет, моя дорогая вдовушка. И замужем за мной, своим врагом!

– Ты мне не враг, Маклеод, – отозвалась Джудит так тихо, что он с трудом разобрал ее слова.

– Еще не закончится сегодняшний день, а ты уже будешь так считать, – отрезал он.

Маклеод не сдержался и перешел на крик. Он не виноват в этом, его довели! Мало того, что она солгала ему, так она еще, не сопротивляясь, лежала под английским солдатом! Он хотел наказать ее за это, наказать за бесконечное проклятое молчание.

Алисдер не прислушивался к голосу разума, который советовал ему посмотреть на происходящее спокойно и хладнокровно, понять, что говорят глаза Джудит, ее молчание. Он был слишком возбужден, слишком зол. Он знал, что не следовало сжимать ей руки так сильно, притягивать ее так близко к себе. Он чувствовал, как она дрожит, и это только больше бесило его. На него нашло временное умопомрачение.

Впоследствии он не раз упрекал себя – несмотря на все веские причины, он обязан был сдержаться и не делать того, что сделал.

– Пора тебе стать моей настоящей женой, – сказал он, и лицо его перекосилось от гнева, от ревности и от возмущения, как он считал, ее предательством. Одним рывком он сорвал с нее платье, сорвал почти всю одежду.

Джудит стояла, вцепившись руками в стойку полога над кроватью, лицом к стене, обнаженная и охваченная страхом, какого еще не испытывала никогда в жизни.

Алисдер непонимающе смотрел на нее, и его гнев постепенно сменялся растерянностью, суровость – ужасом.

Ему хотелось плакать.

Глава 15

Похоже, в жизни Джудит много тайн.

Ее спина и ягодицы были испещрены глубокими красными рубцами, от ярко-алых, около дюйма шириной, переходящих в лиловатые, до нежно-розовых, которые огибали бока почти до самого живота, словно ее поскребли железной губкой или отхлестали плеткой с металлическим концом. И не один, а много раз.

Джудит спокойно отошла от кровати и стянула с себя оставшуюся одежду. Она вела себя так, будто Маклеода вообще не было в комнате: подняла вещи, которые он сорвал с нее и, не произнеся ни слова, аккуратно сложила стопкой на небольшую тумбу рядом с кроватью. Так же молча она обогнула кровать, не замечая своей наготы, и подошла к длинному ряду окон, выходящих на море. Она стояла там и смотрела на склонившееся к закату солнце. Его оранжевый круг медленно опускался и наконец исчез в темно-синих морских просторах.

Джудит ни о чем не думала. Она никогда не думала в такие мгновения. Отключила все чувства и мысли и спряталась туда, где не было ни боли, ни терзаний, ни унижения. Ни стыда. Она не станет молить. Она давно поняла, что мольбы только ухудшают положение, продлевают пытку.

Джудит услышала тихие шаги у себя за спиной и, несмотря на свою решимость, едва заметно вздрогнула.

Алисдер ничего не сказал, только провел ладонью по ее изуродованной спине. Ладонь его спустилась от шеи до ягодиц, нежно поглаживая их, словно пытаясь облегчить боль воспоминаний.

Должно быть, жизнь ее была настоящим кошмаром.

– Кто это сделал? – спросил Маклеод, не замечая, что голос выдает его чувства. – Отец?

Она покачала головой.

Значит, муж.

– За что?

Как ответить ему? Сколько раз она представляла себе это мгновение, это признание! И каждый раз все заканчивалось этим вопросом. Она так и не придумала, как на него ответить, и сейчас могла предложить только ложь.

– Муж имеет право наказывать жену, Маклеод, – отозвалась она тихим ровным голосом. – Вот и весь закон Англии.

– Но что же должна совершить жена в Англии, чтобы подвергнуться такому наказанию? – Ему было трудно дотронуться до нее, а она молча стояла и мужественно ждала, что еще мгновение, и ей опять причинят боль. Его переполнял гнев на чудовище, которое принесло столько боли ее душе и телу. Увиденное объясняло ее ненависть и ее страх…

– За то, что я женщина, Маклеод. Вот и все, до смешного просто.

Теперь он понял отношение Джудит к браку. Она сопротивлялась их союзу и ему из отчаяния. Что знала она о супружестве, кроме страдания и боли? Она не испытала радости от близости с любимым человеком, удовлетворения, утешения, которые приносит союз любящих сердец. Возможно, он не любил Анну так, как она того заслуживала, но брак с ней принес ему покой и в какой-то мере счастье.

В это мгновение, когда Алисдер молча стоял рядом с Джудит, положив руку ей на спину, словно пытаясь стереть шрамы, он со стыдом признал, что и сам причинил ей немало боли.

Он называл ее костлявой, а она была лишь худенькой. Дразнил ее клячей. А она была лишь измучена. Говорил, что она слишком остра на язык. А она ужасно боялась…

Алисдер задумался над тем, как бы он повел себя, если бы его вытолкали из родного дома и отправили через всю страну неизвестно куда, женили, а потом бы ждали, что он за одну ночь примет чужие обычаи.

Впрочем, подумал он, обстоятельства не так уж отличаются, как может показаться на первый взгляд: ему тоже пришлось пересечь всю страну. Только свою собственную. Алисдеру предстояло вместе с отцом и старшим братом примкнуть к восставшим, хотя лично он был категорически против такого безумия. Его подтолкнули к женитьбе, когда это совсем не входило в его планы. А теперь англичане ожидают, что он растворится в их культуре и полностью забудет о своих корнях.

Каков же его ответ на все это? Гнев.

Он превратился в решимость, но это ничего не меняло. Он все еще не мог без гнева вспоминать об убитых отце и брате, о своей стране, бросившей людей на произвол судьбы. Он злился на Малкольма: он втянул его в этот брак, который Маклеод вынужден признавать. Его охватывал гнев оттого, что от него требовалось стать англичанином и забыть о своей шотландской душе.

Гнев заставил его бросить вызов окружающему миру. Таким образом он справлялся с переменами в своей жизни, с потерями и горем. Новый мир, навязанный англичанами, можно изменить только решимостью. Он устоит под натиском этого мира!

Алисдер посмотрел на свою жену новыми глазами. Джудит боролась за выживание, защищаясь единственным доступным ей способом: окружила себя стеной молчания. Даже сейчас она стояла перед ним обнаженная и не пыталась прикрыться. Словно спряталась туда, где ни боль, ни унижение не могут добраться до нее. И стена эта прятала ее так же надежно, как темнота. Только так можно выжить в ужасе, который наполнял ее жизнь.

Алисдер осторожно повернул Джудит лицом к себе. Из ее пораненной губы все еще сочилась кровь. Он осторожно коснулся ранки пальцем, желая вытереть кровь. Джудит не подняла глаз, даже когда он подошел к кувшину, смочил салфетку и нежным прикосновением смыл алую струйку.

Он обнял ее, и она сжалась, хотя объятие было легким и осторожным. Джудит стояла в его руках выпрямившись, пока он не склонил ее голову себе на плечо.

Нежность была ей незнакома, сочувствие вызывало подозрение.

– Я не буду бить тебя, Джудит, – тихо-тихо произнес Алисдер в ответ на ее невысказанные вслух мысли. – Я всегда касался женщин, только чтобы доставить им наслаждение и радость. Моя жена никогда не боялась меня, у нее не было на то причин.

– Я не знала, что ты был женат, Маклеод.

– Мы очень многого друг о друге не знаем. В твоей жизни есть еще какие-то тайны? – спросил Алисдер, пытаясь хоть немного разрядить напряжение.

– Я стою перед тобой нагая, Маклеод. Если бы у меня оставались еще какие-то тайны, ты бы их тотчас увидел. – Глаза Джудит блеснули в тусклом вечернем свете. Она ничего не рассказала о других темных тайнах, которые жгли ей душу. О них знает только Господь.

Алисдер подошел к кровати, стянул простыню и с бесконечной нежностью обернул ею Джудит.

Он осторожно опустил ее на кровать, тщательно укрыл и вышел из комнаты. Только сейчас он с изумлением понял, какие преимущества дает жена-англичанка. Он работал не покладая рук, делал все, что мог, чтобы его клан выжил, чтобы англичане не трогали их. Условное освобождение висело на нем как удавка на шее, которую в любой момент могли затянуть. Однако жена-англичанка гарантировала им определенную меру свободы и безопасности.

Бабушка, с ее-то проницательностью, наверняка поняла это.

Глава 16

– Я схожу, – вызвалась Джудит, когда старая Софи заявила, что им нужны яйца и молоко.

Джудит вовсе не радовала перспектива отправиться в деревню, где теперь смотрели на нее как на врага, но только таким способом можно было хоть на некоторое время ускользнуть от Малкольма.

Пребывание за общим столом с остальными обитателями замка во время повседневных трапез стало для Джудит сущим наказанием. Малкольм не спускал с нее глаз, словно она воплощала в себе все зло, что принесли с собой англичане. Говорил он редко, просто смотрел на нее, набычившись над тарелкой, будто ее прошлое было для него личным оскорблением, да и для Алисдера тоже. Ведь именно он, Малкольм, навязал Джудит ему в жены.

Она понимала, чем вызван его гнев, но ничего не могла поделать. Старик шотландец, судя по всему, считал ее ответственной за преступления, которые совершил граф Камберлендский со своими солдатами. Малкольм ведь не знал, что она презирала Энтони с самого начала и со временем презрение и ненависть к нему только усилились.

Замуж за Энтони Хендерсона она вышла по настоянию отца, сквайра Кутбертсона, сразу по прошествии шести месяцев после смерти Питера и возвращения домой. Полк, в котором служил Энтони, успешно подавил продовольственные бунты в Йоркшире, где ее отец без всяких угрызений совести продавал товар по завышенным ценам. У Джудит тогда создалось впечатление, что отец просто вручил ее как награду солдату, который помог ему в торговых махинациях. Иначе как объяснить, что он выбрал себе в зятья человека без состояния, без перспектив. Вполне вероятно, как и с ее высылкой в Шотландию, сквайру было совершенно безразлично, что представляет собой будущий муж дочери, лишь бы поскорее спровадить ее из дома.


Впервые Джудит увидела нового мужа в день свадьбы, и, хотя сестры отмечали его интересную внешность и военную выправку, она увидела в глазах Энтони только нескрываемое презрение к дочери торговца. Она не ошиблась и в первую же брачную ночь испытала это презрение на себе сполна, познакомившись с дикими, необузданными инстинктами Энтони. Она уже побывала замужем, но Питер овладевал ею осторожно и стеснительно, словно извинялся за то, что делает что-то нехорошее и неподобающее. Джудит оказалась совершенно неподготовленной к зверствам второго мужа. Следующим утром она появилась на пороге небольшого гостиничного номера с глазами, полными ужаса. Теперь Джудит знала, что ее ожидает.

Самыми худшими были воспоминания о длинных месяцах, когда полк Энтони квартировался в Лондоне. Новое назначение не устраивало его, и он перенес свою злость и неудовольствие на Джудит, мучая, издеваясь и насилуя ее ежедневно. Из ее памяти стали выпадать целые куски времени, по нескольку дней кряду. Ей казалось, что весь этот ужас происходит не с ней, она словно смотрит на происходящее со стороны.

Еще ребенком Джудит любила скатывать бумажный лист трубочкой и через нее смотреть на мир. Расстояние искажалось, предметы казались дальше, чем на самом деле. Точно так же она воспринимала и свою жизнь с Энтони. Отдаленно, словно это была не она, а кто-то другой, словно она тайком проникла в чужую память, чужие воспоминания.


Природа позаботилась о выживании Джудит, укутав плотным облаком тумана те страшные дни. Прежние ужасы возвращались к ней только в ночных кошмарах.

Когда женщины в деревне узнали о ее прошлом, с ней перестали общаться, хотя перед этим они уже почти подружились. Джудит не грубили, ее просто не замечали, причем так упорно, что она сама стала ощущать себя невидимой.

Когда кто-нибудь из деревни навещал Софи, он скользил по Джудит взглядом, словно она не стояла рядом, приветливо улыбаясь. Если ей приходилось по делу покинуть пределы замка, деревня встречала ее таким молчанием, что, казалось, можно услышать шуршание ветра в вересковых зарослях. В прядильне больше никто не прял, будто само присутствие Джудит оскверняло шерсть, которую чесали и пряли. «Глупые женщины. Глупые и упрямые, – думала она. – Они делают хуже не мне, а себе!»

Джудит считала, что привыкла к неприветливости окружающих, но ледяное молчание женщин клана Маклеода больно отозвалось у нее в сердце и показало, что она еще способна обижаться.

Только Мегги оставалась по-прежнему дружна с ней. И когда Джудит приходила в хлев, встречала ее теплой улыбкой, рассказывая о животных.

Вот и сейчас Джудит рассчитывала, что Мегги поможет ей собрать из-под наседок яйца, которые потребовались Софи. Сама она очень торопилась, опасаясь острых клювов, и часто вытаскивала вместо яиц подложенные под куриц камни.

– Камни кладут, чтобы курица сообразила, что надо делать, – объясняла Мегги, со смехом возвращая камни на место и вытаскивая яйца.

– Да, в Лондоне гораздо проще сходить в лавку и купить их, – признала Джудит, улыбаясь, – а ведь я – фермерская дочь.

– Ну-ну, – вдруг раздался у них за спиной голос Алисдера. – Я хорошо помню фермерскую дочку, у которой просто талант к бритью овец.

– К стрижке, – поправила Джудит оборачиваясь, хотя догадывалась, что он просто дразнит ее.

Алисдер улыбнулся Мегги, поблагодарил ее и вместе с Джудит направился в замок.

– Ты хорошо себя чувствуешь? – спросил он, заметив, как вдруг зарделось лицо жены.

– Полагаю, вполне хорошо, – коротко ответила она.

– Я почти не видел тебя в последние дни, – продолжил он, улыбаясь тому, что ее глаза смотрят куда угодно, только не на него. – Ты избегаешь меня?

Все эти дни Джудит выходила из своей комнаты только после того, как Алисдер отправлялся в поле, не появлялась даже к ужину, чтобы лишний раз не встретиться с ним. Она бродила по замку так, чтобы ненароком не оказаться лицом к лицу с мужем. За пределы замка она выходила редко, и когда терпение Алисдера наконец вознаграждалось и он видел свою жену, он оставлял общество мужчин, говоря, что ему надо немного размять ноги. Он не обращал ни малейшего внимания на их недоверчивые взгляды.

– Да, – честно призналась Джудит. – Я – нежелательное добавление к твоему клану, Маклеод. Поэтому и стараюсь поменьше мозолить тебе глаза.

Она не сказала ему, что провела последние дни, разрываясь между надеждой и смятением. У него имелось предостаточно причин наказать ее, но этого не произошло. Напротив, он утешал ее, прижимая к груди так нежно, словно родное дитя.

– Сожалею, что мои соплеменники столь упрямы, – улыбнулся Алисдер.

«Лучше бы у него были гнилые зубы, обвисшая кожа и лысина, – подумала Джудит. – Почему он такой привлекательный и неотразимый?» Они подошли к вершине холма. Маклеод держал корзину с яйцами с небрежной элегантностью, как держат дамские покупки на улицах Лондона. Джудит старалась сосредоточить внимание на тропинке, от которой у них под ногами поднималась пыль.

– Это вполне естественно, – пробормотала она. – В Англии их бы приняли точно так же. Но от Малкольма я этого не ожидала, думала, он-то в состоянии понять, что я ни в чем не виновата.

– Он тебе досаждает?

Наконец Джудит взглянула в лицо Алисдеру. Ему захотелось сказать ей, что цвет ее глаз напоминает дымку тумана в горах перед самым рассветом: такой же глубокий, насыщенный и загадочный. Однако он ничего не сказал, а просто улыбнулся, решив, что сумеет сдержаться еще немного.

– Малкольм считает, что я ничуть не лучше подружки Черного Дональда, Маклеод.

– Да, это в духе Малкольма, – рассмеялся Алисдер. – Старый медведь, настоящий шотландец. Родился на этой земле, привязан к ней до конца. Он и еще горстка таких же упрямцев не сдадутся до самой смерти.

– А разве себя ты не считаешь настоящим шотландцем? – неожиданно вырвалось у Джудит.

– О да, разумеется. Но мне повезло, я путешествовал и видел мир, Джудит. И знаю: то, что у нас здесь происходит, никого не тревожит. А иначе Папа давно бы уже признал притязания Прекрасного Принца и его отца. Малкольм и такие, как он, хотят, чтобы мы надели свои национальные юбки и гордым маршем прошли от деревни к деревне, призывая кланы к восстанию, пока вся Шотландия не захлебнется в крови.

– Ты говоришь как человек, который ненавидит войну, Маклеод.

– Мне не стыдно признаться в этом. Нет, лучше готовиться к будущему, чем оплакивать прошлое.

– Ты правда считаешь, что ваше будущее связано с Англией? Странная точка зрения для шотландца.

– Однако совершенно практичная. Разве я не говорил, что я – очень практичный человек? Наша единственная надежда – торговля с Англией. – Алисдер предпочел бы иметь в партнерах любую другую страну, однако это было невозможно не только в силу географических причин, но и потому, что английские торговые суда уже стояли у берегов Шотландии, ожидая, что торговля вот-вот начнется.

Алисдер не стал говорить жене, что никогда не сможет забыть Каллоденскую битву, потерю друзей и семьи. Однако эти воспоминания – помеха на пути к будущему. Они мешают ему так же, как воспоминания Джудит, которые не дают ей спать по ночам, вызывая кошмары.

– Теперь понимаю, почему ты так стремился закупить овец у отца. Он тоже очень верит в свободное предпринимательство, – сказала Джудит. – Для него абсолютно все является товаром. Даже дочери хороши настолько, насколько на них будет спрос на рынке.

– Он не первый отец, который стремится выдать дочерей замуж с выгодой для себя, Джудит, – осторожно заметил Алисдер. – А что бы ты сама сделала, если бы он не нашел тебе мужа?

– Осталась бы свободной, Маклеод. Делала бы что хочу, когда хочу и как хочу. – Она не хотела, чтобы эти слова отдавали горечью, впрочем, Алисдер понял ее.

– Свобода. Разве она есть у кого-нибудь из нас? – Он огляделся вокруг, вбирая взглядом бескрайние просторы, сбегающие к морю. – Я ведь не свободен. – У меня обязательства и обязанности, которые не заканчиваются даже тогда, когда я ложусь спать.

– Ты – мужчина, тебе этого не понять. – Она посмотрела на него взглядом, который он заметил впервые и который совершенно очаровал его.

«Интересно, знает ли она, что в ее глазах порой сверкают молнии?» – подумал он и вслух добавил:

– Я – мужчина с головой. – В его усмешке таился вызов. – Объясни мне, Джудит. Думаю, я пойму, если ты доходчиво разъяснишь, что имеешь в виду, а не будешь брезгливо морщить свой симпатичный носик.

Она на секунду задумалась, подбирая нужные слова.

– Мужчины способны прожить жизнь… подобно острову, Маклеод. Они ни от кого не зависят. Мужчина – либо дворянин, либо военный, либо торговец. Он сам решает, где и как ему жить: в Йоркшире или в Кенте, хочет – женится, хочет – нет. Хочет – имеет одного ребенка, а хочет – десяток или вообще не заводит ни одного. А для женщины все это невозможно. Весь наш выбор в том, что можно стать женой, проституткой или остаться старой девой. Во всех случаях мы зависим от прихоти мужчин: не можем отказать мужу в его желаниях, предотвратить рождение очередного ребенка, седьмого или семнадцатого. Мужчины – острова. А женщины – птицы в клетке. Свобода? У некоторых ее все же больше, чем у других, Маклеод.

Он впервые слышал, чтобы она произнесла так много слов сразу. Он возражал очень осторожно, опасаясь, чтобы она опять не спряталась в свою раковину, в которой устроилась с тех пор, как попала в Тайнан. Незнакомая, такая словоохотливая Джудит доставила ему огромное удовольствие.

– Однако ты сама сказала: мужчина ни от кого не зависит. Если он добивается успеха, то исключительно благодаря своему труду. Если терпит неудачу – вина тоже на нем. Женщина избавлена от этой ноши. О ней заботятся. По-моему, сделка справедливая.

– Интересно, сколько женщин обменяли бы своих мужей на свободу и сами бы заботились о себе? – спросила Джудит, и Алисдер неожиданно понял, что для нее это далеко не риторический и не праздный вопрос.

– Да, полагаю, ты в какой-то мере права. – Алисдер вспомнил ее изуродованную спину и постоянно темные от тревоги глаза. – И все же ты не обменяла своего мужа на свободу, Джудит. Достаточно было одного твоего слова, и полковник Харрисон взял бы тебя под защиту полка, я в этом не сомневаюсь. Почему ты промолчала? – Алисдер пытливо смотрел ей в глаза: лгать или утаивать что-либо было невозможно.

Но как объяснить Алисдеру, что для нее он представляет меньшую опасность, нежели Беннет?

– Наверное, я не способна заботиться о себе.

Ответ был далеко не полный, но Алисдер не стал настаивать. «Ключиком к душе Джудит является умение ждать», – подумал Алисдер. Он узнавал о ее прошлом маленькими обрывками, да и те приходилось вытаскивать из нее едва ли не силой.

– А твой деверь? Разве он не в состоянии позаботиться о тебе?

Вопрос, вполне естественный и заданный ровным голосом, испугал Джудит: не прочитал ли муж ее невысказанные мысли?

– Он мне не нравится.

Лучше всего недоговаривать. Если приукрасить действительность, рано или поздно попадешься на лжи. Она не расскажет ему ни о Беннете, ни о своей жизни. Пусть эти тайны останутся в ней. Иначе она обречет себя на чистилище при жизни на земле. Хватит и того, что ей уже уготована дорога в ад.

Алисдер внимательно наблюдал за ней. Глаза Джудит стали пустыми. Точно такой же вид был у нее, когда она ожидала, что он ее накажет. Здесь есть какая-то тайна… Алисдер не собирался отступать. Благодаря англичанам теперь у него много времени, чтобы разгадать загадку Джудит.

Алисдер отступил в сторону, пропуская жену через входную бронзовую дверь. Они молча прошли на кухню, где он поставил корзину с яйцами на большой дубовый стол. Алисдер улыбнулся бабушке и обернулся к жене. Без видимых усилий он подхватил ее, одной рукой поддерживая под коленками, а другой – вокруг плеч, и стал медленно подниматься по лестнице в свою комнату. Джудит подумала, что точно так же он переносит овец – осторожно, но с упрямой настойчивостью.

– Сейчас же день, Маклеод. – Она напомнила ему об этом совершенно равнодушно. Разве она не ожидала этого мгновения с тех пор, как он спас ее от Беннета? Вот цена, которую ей придется заплатить за то, чтобы их брак не распался.

– И то правда, – отозвался Алисдер, словно только сейчас заметил, что солнце стоит высоко в небе.

– У меня полно дел.

– Разумеется. И главное из них – слушаться мужа. – Губы его дрогнули.

– Что я должна выполнить? – Голос ее прозвучал тихо и сосредоточенно.

Алисдер отлично видел страх, написанный на ее лице, – глаза Джудит сразу расширились и потемнели, как море. Она судорожно сжала пальцами рубашку на его груди.

– Сейчас? Для начала перестань сопротивляться.

Она повернула голову в сторону, оторвав щеку от его теплой груди, и уставилась в потолок.

Яркий солнечный свет заливал комнату через высокие стрельчатые окна, и именно к окнам поспешила Джудит, как только Алисдер опустил ее на ноги. Полной грудью она вдохнула пряный морской запах, который приносил с собой ветер с моря.

– Неужели тебе никогда не бывает холодно зимой, Маклеод? – спросила она, испытывая неловкость от затянувшегося молчания. Она старалась отложить то неизбежное, что должно было произойти между ними. В последнее время в ее отношении к Алисдеру Маклеоду произошел очевидный сдвиг, появились какая-то теплота, уважение, которого она не испытывала еще ни к одному мужчине. Это чувство было ценно для Джудит, и она стремилась сохранить его как можно дольше, уберечь хоть на какое-то время, прежде чем оно будет безвозвратно разрушено.

– Зимой я никогда не ночую здесь, – спокойно отозвался Алисдер.

Она посмотрела на него, едва заметно нахмурившись. А он готов отдать половину своих овец за одну ее улыбку, за то, чтобы она вот так стояла у окна, а солнце играло в ее волосах!

Комната была хозяйской, а до гибели отца и брата Алисдер являлся младшим сыном. Джудит пожалела, что задала вопрос.

– Зимой я ночую в комнате Айана, Джудит, по крайней мере ночевал там, пока у меня не появилась мягкая, теплая жена, с которой уже не будет так холодно.

Он приблизился к ней, медленно повернул ее лицом к себе и принялся расшнуровывать платье. Джудит не шевелилась, просто стояла, закрыв глаза. Он улыбнулся бесконечно нежно, но она не увидела этой улыбки…

Как здорово будет сорвать это безобразное платье с ее тела, но тогда она останется в уродливом нижнем белье, которое совсем не украшает ее. Алисдер мечтал иметь хоть немного лишних денег, чтобы купить Джудит красивые вещи, шляпку, которая подчеркивала бы цвет глаз и оттеняла необычный цвет волос, прелестное платье, которое не затягивало бы так грудь. Алисдер очень хотел побаловать жену: он справедливо подозревал, что такое обращение ей незнакомо.

– Не бойся, – сказал он, окончив расшнуровывать платье и обнажив грудь Джудит.

Нежные округлости и большие розовые соски невольно приковывали взгляд. В другое время он не задумываясь бы прижал ладонь к восхитительным холмикам, ощутил тепло и твердость нежного соска. Алисдер протянул Джудит руку и подвел ее к креслу, стоящему перед окнами. Он улыбнулся, читая сомнение на ее лице.

Она села, положив руки на колени, а он одним движением стянул с себя рубашку. Грудь его была покрыта густой черной растительностью. Джудит поймала себя на том, что с интересом разглядывает его, и тотчас перевела взор на море. Алисдер улыбнулся ее деланному безразличию, движения его были размеренными и неторопливыми.

У Джудит пересохло во рту. Почему это должно произойти? Почему мужчинам так важно излить свое семя, подобно собакам, помечающим свою территорию? Почему женщины в этой вечной борьбе с мужчинами не могут выбросить белый флаг, чтобы не подвергаться физическому насилию, подобно диким зверям?

Алисдер уселся на край кровати, снял башмаки, чулки и, наконец, встал и расстегнул штаны. Он не отрывал глаз от Джудит, не произнес ни слова. Она сидела как неживая, совершенно не шевелясь, если не считать глаз, которые метались из стороны в сторону, и трепещущих ресниц. Алисдер понимал, что она хочет уйти в себя, спрятаться, но любопытство пересиливает, и она наблюдает за ним, как следит побитый щенок за движениями жестокого хозяина.

Глаза ее расширились настолько, что, казалось, могли поглотить его целиком.

Он снял штаны, жалея, что на нем не шотландская мужская юбка: снимая штаны, мужчина выглядит слишком уж неуклюже. Как можно сохранить мужское достоинство, вытаскивая ногу из штанины? Он улыбнулся своим не очень изящным движениям, но Джудит не заметила этой улыбки.

Обнаженный, он приблизился к ней, а она лихорадочно искала глазами, куда бы скрыться. Пути к отступлению не было. Джудит издала невнятный негромкий звук, когда Алисдер положил свою ладонь ей на руку и осторожно приподнял с кресла. Одного беглого взгляда ей хватило, чтобы рассмотреть его наготу. Он был весь бронзовым от загара, за исключением узкой светлой полоски на бедрах. Джудит плотно закрыла глаза, чтобы не видеть всего остального. Впервые в жизни Джудит видела полностью обнаженного мужчину при ярком солнечном свете, который вливался в комнату через высокие стрельчатые окна. В ярких лучах света танцевали и поблескивали крошечные пылинки. Руки Джудит дрожали, колени стали ватными. Воспоминания о боли и унижении превратили полуденный свет в темную полночь, дышать становилось все труднее. Джудит едва сдерживалась, чтобы не закричать.

Сумеет ли она выдержать боль?

Тем временем Алисдер освободил ее от лифа и нижней юбки. Только лихорадочно бьющийся на шее пульс выдавал ее страх. Она не оказывала ни малейшего сопротивления, пока он заканчивал раздевать ее, лишь еще плотнее закрыла глаза.

Казалось, сейчас Джудит была обнажена до самой души. Кожа у нее была белая-белая, как молоко, груди тяжелые и чуть обвисшие, с гордо торчащими сосками, похожими на крошечные пальчики. Ее талия переходила в совершенные бедра, от которых начинались длинные стройные ноги. Небольшой треугольник каштановых завитков внизу плоского живота неудержимо манил.

У Алисдера буквально чесались пальцы от желания дотронуться до нее, убедиться, что она и в действительности такая мягкая, как кажется. Ему не терпелось изучить ее тело, увидеть, как отвердеют и увеличатся в размерах от прикосновения его губ розовые соски. Алисдер мечтал провести ладонью по округлости ее бедра и посмотреть, охватит ли Джудит дрожь от его прикосновения.

Однако вместо этого он опустился в мягкое кресло и притянул Джудит к себе на колени. Она открыла глаза и с удивлением посмотрела на него.

Одной рукой Алисдер обнял жену за шею и пригнул ее голову, пока она не оказалась у него на груди. Он вздрогнул от неожиданного выражения ее глаз – в них застыли обида, боль и страх, беззвучные и оттого еще более пугающие.

Джудит свернулась калачиком, подтянула колени и прижала руки к груди, словно пытаясь спрятаться от любопытного взгляда Маклеода. Она, разумеется, ощущала, как щекочут щеку волосы у него на груди, какое тепло исходит от его бронзового тела.

Алисдер положил руки на подлокотники кресла и посмотрел в окно, жалея, что не видно моря. Оно хоть немного отвлекло бы его от ощущения тела Джудит, прижавшейся к нему. Страх, как броня, окружал ее.

Его сердце билось у самого ее уха подобно молоту. Сейчас он примется за дело, начнет мучить ее…

Джудит не шевелилась, не потому, что Алисдер держал ее, а потому, что чувствовала себя совершенно беззащитной в залитой солнцем комнате, даже более беззащитной, чем когда стояла перед ним обнаженной.

– Ты знаешь, что я учился в Эдинбурге? – вдруг спросил он.

Джудит не ожидала такого вопроса и рассеянно кивнула, вспомнив его рассказ.

Он неожиданно схватил ее ступню, да так быстро, что Джудит не успела помешать ему и чуть заметно нахмурилась. Пальцы Алисдера слегка щекотали ее. Алисдер отметил, что Джудит в последнее время хмурится все чаще. Под маской невозмутимости, которую она носила с тех пор, как попала в замок, проступило лицо женщины, способной испытывать гнев, радость и сотни других эмоций.

– В ступне больше косточек, – рассеянно проговорил он, будто не замечая ее наготы, – чем в любой другой части тела. Ты знала об этом?

– Нет.

Он легко погладил ступню от лодыжки к пальцам.

– У тебя длинные пальцы, – сказал он с улыбкой. – Твоя нога смотрится очень аристократично. – Джудит вытянула шею и посмотрела на свои ступни, словно видела их впервые. – А вот у меня волчьи ступни, – продолжил Алисдер, вытягивая ногу. Даже пальцы у него на ногах были покрыты черными волосками. Они доходили до лодыжек и шли выше по икрам. – Одна из женщин клана говорила, что мои стопы выглядят так, словно их растянули келпы[2] при моем рождении.

Джудит подумала, что это похоже на правду: пятку и пальцы разделяло огромное расстояние без всякого намека на прогиб.

Он осторожно опустил ее ступню и опять положил ее голову к себе на грудь. Они долго сидели молча. Джудит слышала только биение сердца Алисдера, да еще его дыхание. Волоски на груди Алисдера щекотали ей щеку, тогда Джудит рассеянно почесывала ее и опять замирала.

Как мучительно ждать боли. Возможно, он не будет мучить ее так сильно, как Энтони, и унижать, как Беннет, но все равно она была бы рада избежать выполнения супружеской обязанности. Ощущение его тела, прижатого к ее телу, особенно твердость и тепло, которые она ощущала под своими ягодицами, смущало ее.

Там было не так много шрамов, поэтому кожа осталась чувствительной.

– Может, ты не будешь делать этого, Маклеод? – наконец нарушила молчание Джудит.

– Меня зовут Алисдер, – рассеянно поправил он ее.

– Хорошо, Алисдер, – быстро согласилась она. – Ты не будешь делать?

– Чего? – улыбаясь спросил он.

– Забираться на меня. Изливать свое семя. Получать удовольствие.

– Боже правый, Джудит! – рассмеялся он. – Сколько у тебя названий для этого действия. Жаль, что ни одно из них не верно.

– А как бы ты назвал это? – Она посмотрела на него сквозь прищуренные веки.

Алисдер улыбнулся:

– Любовью, слиянием двух людей, разделяющих страсть. Все эти слова более подходят, чем твои нелепые определения.

– Отлично, называй это как хочешь. Только заканчивай побыстрее.

– Моя цель не в этом, Джудит, – негромко проговорил он, стараясь успокоить страх, светящийся в глазах Джудит. Казалось, он заморозил ее, хотя она и сидела, окутанная теплом: солнце ласкало ее кожу, Маклеод обнимал ее.

Джудит пошевелилась, и Алисдер подумал, что лучше бы она не делала этого. Невозможно сосредоточиться на своих мыслях, если она елозит на коленях! Алисдера порадовало, что ее бывший муж был никудышным любовником. Он понял это из того презрения, с которым Джудит относилась к занятиям любовью. Если бы Энтони, замаливая свои грехи, научил Джудит получать удовольствие, тогда бы она смогла уравновесить этим удовольствием боль. А так, познав муки, она не познала страсти. Даже сейчас она словно застыла, чтобы, не дай Бог, не пробудить в нем спящее до времени желание. Впрочем, его желание уже давно не спит.

Они сидели, залитые ярким солнечным светом, уже больше часа. От солнечных лучей и от тепла, шедшего от Алисдера, Джудит разморило и начало клонить ко сну. Она тяжело вздохнула и позволила себе немного расслабиться. Он улыбнулся и потерся подбородком о ее затылок. Это мягкое движение не встревожило ее, как и то, что он положил руку ей на колено.

Алисдер провел своей широкой ладонью по ее ноге, от колена до лодыжки. Джудит пошевелилась, было щекотно. Алисдер обвел колено пальцем, так легко и нежно, словно мотылек коснулся его. Коленка Джудит чуть дернулась, словно желая освободиться от его прикосновения. Алисдер усмехнулся и осторожно, чтобы не спугнуть Джудит, обнял ее правой рукой, потом левой, так, что она оказалась зажатой в кольцо. Она приоткрыла глаза и с укором посмотрела на Алисдера. Но он не убрал рук, правда, и дальше не пошел.

Он перевел взгляд в окно на бегущие облака, сгущавшиеся над замком. Из окна были видны лишь верхушки елей.

– Анна была очень молода, когда мы поженились, – сказал он, будто отвечая на вопрос. – Почти ребенок. Все мое умение не смогло спасти ее. Наш ребенок тоже умер во время родов.

Джудит не отрываясь смотрела на его профиль с выдвинутым вперед подбородком, который красноречиво свидетельствовал об упрямстве. А нос, похоже, когда-то ломали. «Интересно, как это случилось», – подумала Джудит. Волосы на голове слегка вились, а на щеках цвета расплавленной меди и подбородке проступала щетина. Но больше всего притягивали глаза, в которых она читала нежность и боль.

– Ты не виноват в их смерти, Маклеод. Это происходит очень часто. Вот и Джанет умерла при родах, – напомнила она ему.

– Слишком часто, Джудит. Не думаю, что таков замысел нашего Господа. Он милостив. В случае с Анной это произошло из-за того, что ей пришлось покинуть жилище, которое она уже считала своим домом, из-за бегства среди ночи, из-за молодости еще несозревшего тела. Не говоря уж о моей неспособности помочь. Для нее все это оказалось непосильной ношей…

Джудит хотела спросить, почему он покинул Шотландию, потом сообразила, что это случилось вскоре после Каллоденской битвы. Хотела спросить, почему он вернулся сюда, в это глухое место, когда ему были бы рады где угодно, с его-то образованием! Но тут же поняла, что сама знает ответ. У Маклеода сильно развито чувство долга: он не мог бросить людей, которые уже много поколений жили под защитой своего господина. Джудит не могла даже представить себе, чтобы Алисдер вел беззаботную жизнь, в то время как те, кто целиком зависел от него, бились за выживание. Нет, он приведет их к победе или умрет вместе с ними.

– Ты очень ее любил? – Ответ вдруг стал важен для Джудит.

Алисдер тяжело вздохнул.

– Потому я и чувствую себя виноватым, что, возможно, не любил Анну так, как она того заслуживала. Такая правда тебя устроит? – Джудит кивнула. – А Энтони? Ты любила его? – Ответом послужил полный ужаса взгляд Джудит. – Я рассказываю тебе об Анне только по одной причине, Джудит. Я сожалею о том, что с ней случилось, хотя понимаю, что сделал все, что мог. Человеку свойственно корить себя, даже когда не многое зависит от него. Я думаю, то же самое произошло и с тобой. Но вины твоей в этом нет.

Он имел в виду рубцы на ее спине, но не знал о шрамах в ее душе… Часто Джудит просыпалась, исполненная отвращением к самой себе.

– Твой союз с Анной совсем не походил на мое замужество!

Джудит замолчала. Возможно, этого резкого замечания оказалось достаточно: она выплеснула свой гнев. Алисдер держал Джудит в объятиях, и она вдруг с удивлением отметила, что боится уже не так, как раньше.

– Я еще могу уйти, еще не поздно, – медленно сказала она. – И ты станешь свободным.

Алисдеру понравилось, как решительно вскинулся вверх ее подбородок. Он был готов аплодировать любому проявлению хоть каких-то эмоций. Он догадывался, что она слишком долго не разрешала себе ничего чувствовать, чтобы выжить. Но, чтобы излечиться, Джудит придется признать чувства, которые она подавляла.

– Если ты сейчас уйдешь, Джудит, – произнес он беззаботно, – наш добрый полковник обвинит меня в твоем исчезновении. Конечно, жизнь в Тайнане не так приятна, как хотелось бы, но все же это жизнь. Мне как-то не хочется быть повешенным.

Она посмотрела на него темными глазами:

– Ты мог бы найти кого-нибудь получше меня, Маклеод.

– Алисдер, – непроизвольно поправил он. – А что в тебе такого плохого, почему я должен от тебя отказаться?

Вот прекрасная возможность, пусть даже и немного странная, поскольку она сидит на коленях Маклеода совершенно нагая, рассказать ему все до конца, все тайны, которые могли бы поставить под угрозу и его самого, и весь клан! Однако мгновение прошло, и Джудит удивилась чувству облегчения, которое она испытала, оттого что вся правда так и осталась невысказанной.

– Я бездетна, Алисдер, – произнесла она.

– Мы живем в неспокойное время, Джудит, сейчас небезопасно появляться на свет, – спокойно отозвался он.

– Ты последний в роду, Маклеод. Тебе нужен наследник.

– А может быть, мне нужно просто выжить? Пусть другие основывают династии. Я вовсе не жажду увидеть свою копию.

Конечно, зачем тебе хотеть того, что у тебя уже есть? Дуглас – вылитый ты!

– Я слишком высока для женщины. Не так изящна, как должна быть женщина. Мои глаза странного цвета, а волосы не завиваются, как бы горячи ни были щипцы. – Джудит уставилась на свои сжатые в кулаки пальцы. Она старалась быть с ним предельно честной, но не хотела увидеть признание своих недостатков у него в глазах.

Алисдер не понимал, почему ей так нравится говорить и верить в худшее о себе. Его странности тоже не раз высмеивали, особенно его брат со своими друзьями. Однако все их насмешки натыкались на каменную стену. С самого юного возраста его хвалили за то, что он был. Ведь он – Маклеод! Его первые шаги привели в восторг если не мать, так отца, которого он с возрастом начал боготворить, и весь клан. Даже когда он совершал ошибки, они легко прощались ему. Чего не бывает, когда человек растет. Его постоянно баловали. Детство его прошло среди фермерских лачуг, хозяева которых стали ему вторыми родителями. Они помогали ему, ругали, когда он заслуживал того, но, главное, любили. Он всегда очень бережно относился к своему наследию, но сейчас, когда особенно остро понял, что значит для него клан Маклеодов, вдвойне оценил поддержку этих людей. Они принимали его безоговорочно.

Неужели она не испытывала ничего подобного? Неужели ее никогда не любили?

– Что заставляет тебя так страстно перечислять свои недостатки, Джудит?

– Ты сам захотел, чтобы я о них рассказала.

Алисдер долго молчал, прежде чем заговорил вновь.

– Ты помнишь того ягненка, что мы видели на пригорке на днях?

– Да, – осторожно ответила она, не понимая, к чему он клонит.

– Он был абсолютно черный, хотя остальные ягнята – белые. – Но ведь он все равно ягненок?

– Ты сам отлично знаешь это.

– Тогда и ты пойми, Джудит, – сказал Алисдер и опять потерся подбородком о ее затылок, – все, что ты перечислила как свои недостатки, не очерняет тебя, а просто делает такой, какая ты есть. Придет день, и ты начнешь воспринимать себя по-другому, обещаю. Научишься принимать себя и все, что с тобой произошло, всего лишь как часть своей личности, так же как я воспринимаю свое прошлое, настоящее и надежды на будущее.

– Знаешь, Маклеод, я бы предпочла быть ягненком, – ответила она, невольно улыбаясь.

– Упрямства для этого у тебя достаточно, я уверен, – усмехнулся Алисдер. Он наклонился и поцеловал ее в губы, и она не отпрянула. Это был легкий, нетребовательный поцелуй, скорее скрепляющий дружбу, чем любовь. Когда Алисдер вернулся в прежнее положение, Джудит в удивлении прижала к губам два пальца. Он улыбнулся ее жесту.

Потом Алисдер нежно сжал левую грудь Джудит. В ответ она вздрогнула, но не от страсти.

– У тебя очень красивая грудь, Джудит, – тихо проговорил Алисдер, нежно поглаживая пальцами бархатную кожу. – Полная, упругая, она всегда притягивает мой взор. А твои соски устремляются вперед решительно и гордо.

Джудит задрожала от его прикосновения, особенно когда он прижал палец к соску. Алисдер улыбнулся и поцеловал Джудит в лоб, спокойно и нежно.

Его правая рука спустилась ей на талию, он притянул ее ближе к себе, так что она почувствовала на щеке его дыхание.

– Твое тело – тело настоящей женщины. Мягкое, нежное, желанное. Верно, ты высока, но мне не нужны куколки. Я ведь и сам очень высокий, по росту мы прекрасно подходим друг другу. Мне не придется сгибаться в три погибели, чтобы войти в тебя. – Алисдер легко коснулся губами ее щеки, ощутив неожиданный жар. Не переставая улыбаться, Алисдер спускал руки все ниже. – Твои ноги так длинны, Джудит, что свободно обнимут меня, – шептал он. – Они красивые, стройные. – Он опять обнял ее руками. – Догадываешься ли ты, какое желание вызываешь во мне?

Глаза Джудит опять расширились.

– Маклеод…

– Джудит, – нежно прервал он, – можешь одеться.

– Что?!

Он едва заметно дотронулся губами до кончика ее носа.

– Можешь одеться, – спокойно повторил он, не переставая улыбаться.

Она смотрела на него так, будто он потерял рассудок. В ее глазах промелькнуло разочарование, или ему это только показалось? Алисдер надеялся, что нет.

– Что ты задумал, Маклеод? – спросила с опаской Джудит.

– Думаю, раз уж мы решили, что ради моей безопасности нам лучше оставаться мужем и женой, будет неплохо, если ты станешь называть меня по имени. Согласна?

– И ты раздел меня догола только ради того, чтобы я называла тебя по имени?

– Нет, Джудит, – рассмеялся Алисдер. – Я раздел тебя, чтобы ты перестала бояться меня. И чтобы выслушала. Мне надо многое сказать тебе…

– Уши мои готовы выслушать тебя, Алисдер. – Джудит указала на свои уши.

– Какие они красивые! Но смогла бы ты выслушать меня спокойно, если бы думала только об одном, что вот-вот я навалюсь на тебя?

Джудит вспомнила свои чувства, когда он раздевал ее. Она была не в состоянии даже сглотнуть, так велик был слепой ужас.

– Ты прав, не смогла бы, – неохотно признала она.

Он медленно встал с кресла, продолжая держать Джудит на руках, подошел к кровати и медленно опустил на нее жену. Потом он склонился над ней, приложив ладони к ее щекам.

– Выслушай меня, Джудит, выслушай внимательно. На счастье ли соединила нас судьба, или это произошло случайно, но теперь мы семья. Благодаря англичанам наша временная сделка потеряла силу. Теперь мы – муж и жена, одно целое, а постель – часть семейной жизни. – Он с нежностью провел рукой по груди Джудит и заглянул ей в глаза. Она не закрыла их, не отвела в сторону, но удивилась чувству, которое пробудило в ней его прикосновение. – Или ты думала, что мы так и проживем остаток жизни, не прикоснувшись друг к другу? Неужели ты не станешь искать моего тепла и не согреешь меня своим? Твои слова выдают тебя, а не твое тело. Ты умна, проницательна, иногда неуравновешенна. Я могу создать рай для тебя в стенах Тайнана, но не в состоянии обещать жизнь без мужчины, особенно если это означает лишение меня супружеских прав.

Алисдер положил руку ей на левую грудь и почувствовал, как сосок уткнулся в его ладонь. Алисдеру безумно захотелось припасть к нему губами, но он только улыбнулся и склонился над Джудит. Провел кончиком языка по контуру ее губ, едва укусил нижнюю губу, словно призывая поддаться ему. Глаза Джудит были широко открыты, в них сквозило нескрываемое изумление, но Алисдер не стал настаивать на более серьезном поцелуе. Даже когда его язык раздвинул ей губы, он устоял против призывного тепла ее рта и продолжал ласкать ее легко и нежно, лишь намекая на настоящее наслаждение.

Только когда веки Джудит опустились, он позволил себе на миг ощутить жар и влагу ее рта и языка. Джудит широко открыла глаза и недоуменно посмотрела на Алисдера, облизывая языком губы.

Алисдер с трудом подавил стон желания и, оторвавшись от Джудит, встал.

Она молча смотрела, как он оделся и вышел из комнаты. Джудит немного злило то, что все время он не переставал улыбаться и что-то насвистывать. Разумеется, только по этой причине ладони у нее вдруг стали влажными, а сердце забилось часто-часто.

Глава 17

Благодарение Богу, свет в комнате совсем тусклый, только на каминной полке слабо горит лампа. В самом камине остались тлеющие угольки, которые светятся алыми пятнами среди черной с серым золы. Джудит замерзла, но это уже не имеет значения. Холод не только охватил ее тело, но и проник глубоко в душу, ледяным страхом сковал рассудок.

Она часто заморгала, зная, что Беннет будет недоволен, если она закроет глаза и не станет наблюдать за его действиями, а значит, причинит ей дополнительную боль. Он либо зажмет ей сосок между пальцами и начнет выкручивать его до тех пор, пока боль не станет невыносимой, либо вставит пальцы в сухое влагалище и примется издеваться, что она не испытывает никакого желания. Будто она могла желать его. Будто вообще могла чувствовать что-нибудь, кроме животного страха.

Если повезет, боль в первое мгновение будет такой сильной, что она сразу потеряет сознание и не примет участия в его играх, но такой поворот всегда вызывал разочарование Беннета. Если повезет, он сегодня будет один, и тогда издевательства продлятся несколько минут вместо нескольких часов. Повезет? Какое отношение это имеет к везению? И что толку молиться? Если бы Бог услышал ее молитвы, она бы не проснулась утром среди собственной блевотины, с безнадежностью встречая новый день.

Беннет подошел ближе к краю кровати, Джудит опять заморгала, всей душой желая, чтобы в глазах у нее не было страха, потому что Беннет только и жаждет увидеть его. Что-то звякнуло у него в руке, какая-то очередная игрушка, и Джудит невольно сжалась. Он довольно рассмеялся и ритмично постучал хлыстом для верховой езды себя по руке. Что бы такое придумать сегодня? Воткнуть длинную широкую рукоять ей во влагалище до самой матки и с наслаждением наблюдать, как у нее между ног хлещет кровь? Или представить, что она норовистая кобыла, и войти в нее сзади, между ягодиц? Она начнет извиваться и кричать от боли, но это только еще больше распалит его извращенную похоть и воображение. Не меньше возбуждали его и отметины, которые он оставлял на ее теле.

Джудит едва слышно застонала, и не только от отчаяния. Еще немного, и ее стоны сменятся криками, она перестанет соображать от боли.


Она опять плачет.

Интересно, она делает это намеренно, чтобы разозлить его?

Ему необходимо выспаться, он очень устает, а вместо этого должен часами лежать без сна, уставившись в потолок, и молиться, чтобы плач прекратился. Звуки свободно проникали сквозь толстые стены его комнаты. Алисдер приподнялся на локте и вдруг подумал, что, если бы у шотландцев было принято оплакивание умерших, то оно звучало бы именно так – тихий женский плач, полный горя и скорби.

Он не мог выносить его дольше. Каждую ночь одно и то же: многие часы полурыдания, полуплача, а потом жуткие крики, которые внезапно обрываются, будто Джудит просыпается от ужаса.

Сегодня ночью все будет не так.

Луна тонкой серебристой дорожкой отражалась в тихо набегающих на берег бухты волнах. Именно в этом слабом таинственном свете Алисдер и увидел Джудит.

Она лежала с поднятыми над головой руками. Они будто были связаны в запястьях. Заметив его приближение, она часто-часто заморгала и опять громко закричала. От напряжения на шее у нее четко обрисовались мышцы. Будто от невидимого прикосновения Джудит изогнулась и задергалась, словно стараясь увернуться от чего-то. У Алисдера на затылке зашевелились волосы.

– Ну-ну, Джудит, успокойся, – пробормотал он, уверенный, что ее напугало его внезапное появление.

Очевидно, он показался ей призраком из прошлого – обнаженный мужчина с сильными руками и широкими плечами, один вид которого способен напугать кого угодно. Когда Алисдер попытался опустить ее руки, она застонала. Ее широко раскрытые невидящие глаза впились в него так, словно он был самим дьяволом.

Только одно слово вырывалось сквозь стиснутые зубы. Звук его пронзил Алисдеру сердце. Он сел на край кровати, обхватил Джудит руками, притянул к себе и усадил на колени, забыв, что на нем ничего нет. Именно его нагота и наводила ужас на Джудит.

– Пожалуйста, – не переставая твердила она, словно это было волшебное заклинание. – Пожалуйста… – Теперь ее руки оказались зажатыми между их телами. Джудит напряглась как тетива лука, безумный взгляд упирался ему в грудь, покрытую густыми темными волосками. – Пожалуйста… – повторила она, когда он положил левую руку ей под голову и ощутил шелковистость распущенных волос.

Алисдер осторожно прижал ее голову к своей груди, ее пылающая щека плотно прижалась к его прохладной груди. Другой рукой Алисдер обнял жену, будто защищая от невидимого врага. Он ощутил шероховатость домашнего полотна, из которого была сшита ее ночная рубашка, а под ней – мягкое женское тело.

Джудит поежилась. Алисдер улыбнулся одними губами. Джудит нечего бояться. Еще никогда он не хотел женщину меньше, чем сейчас.

Он укачивал ее на своих коленях, как укачивал бы напуганного ребенка. Она невнятно бормотала «пожалуйста», а Алисдер тихо шептал «ш-ш-ш». Он не находил слов утешения и только не переставая гладил и прижимал ее к себе. Похоже, это помогало.

Алисдер не знал, сколько прошло времени, пока Джудит успокоилась и расслабилась. Постепенно она обмякла, умолкла, и только редкие всхлипывания нарушали тишину ночи.

Не произнеся ни слова, Алисдер поднял жену, перенес к себе в комнату и осторожно опустился с ней на край кровати. Джудит обвила руками его шею и уткнулась ему в грудь, как сонный ребенок. Слезы ручьем текли из ее глаз.

– Ты расскажешь мне обо всем? Мне не нравится, что ты так кричишь, жена, – бесстрастно произнес Алисдер. Его переполняла нежность, и он, не выдержав, провел ладонью по спине Джудит. Она все еще дрожала.

– Прости меня, – прошептала она приглушенно, почти касаясь губами его плеча.

Алисдер всегда спал голышом, как все настоящие шотландцы.

– Мне не нужны твои извинения, Джудит. Я хочу услышать объяснения.

– Я не могу предложить тебе никакого объяснения, Маклеод, – прошептала Джудит сквозь слезы.

Алисдер вдруг понял, что нежность, которую он испытывал, не так уж далека от страсти. Он хотел целовать эту женщину, ощущать вкус и мягкость ее губ.

– Не можешь или не хочешь? – уточнил он.

Ответа на вопрос не последовало. Джудит сидела у него на коленях, молчаливая и напряженная. Все повторялось, как и неделю назад, когда потребовался почти час, прежде чем она перестала бояться его, расслабилась и немного успокоилась. Алисдер вздохнул. Они с Джудит продвигаются вперед со скоростью улитки.

– Неужели близость с мужчиной не принесла тебе ничего, кроме боли, Джудит? – прозвучал в темноте ночи шепот Алисдера.

Очень непросто вести с ним разговор, когда ночная рубашка сбилась и задралась. Обнаженные ягодицы Джудит прижались к мускулистым ногам Алисдера. Как тогда. Она помнила каждое мгновение: как сидела у него на коленях, ощущая его твердую плоть под собой, все оттенки своих чувств, прикосновение его волос к своей коже, нежные поглаживания и теплоту его рук. Она слышала и чувствовала, как отдаются в ее груди звуки его голоса. Она смотрела, как он выходит из комнаты, и вспоминала его длинные, обнаженные ноги. Иногда она вдруг краснела, думая о его наготе, о тепле его тела.

Сейчас они опять сидели так же, разница заключалась в том, что они сидят на кровати Алисдера глубокой ночью, а тишину нарушает только слабый шум прибоя и крики ночных птиц…

Хорошо бы он поскорее сделал то, что хочет, и оставил ее в покое. Она не хотела бесконечно говорить об этом.

– Какое это имеет значение?

– Большое, – задумчиво ответил Алисдер. – Я считаю, что большое. Неужели ты никогда не испытывала наслаждения, даже с первым мужем.

– Нет, – отозвалась Джудит, когда поняла, что он не отстанет. – Никакого.

Господи, да она едва замечала робкие усилия Питера! Он всегда приходил к ней украдкой, далеко за полночь. Длинная плотная сорочка всегда скрывала его тщедушное тело. Даже в первую брачную ночь Джудит испытала любопытство и разочарование, но не боль. Желание близости у Питера возникало намного реже, чем у Энтони. Он воспринимал ее скорее как сестру, чем как жену.

Алисдер невесело рассмеялся. Он осторожно уложил Джудит на кровать и, не говоря ни слова, лег подле нее и прижал к себе. Они лежали совершенно неподвижно, и Алисдер ощущал малейший трепет Джудит.

– Расскажи мне о своей семье.

– О моей семье? – удивилась она. – А какое отношение имеет моя семья к моей постели, Маклеод?

– К постели?

– Конечно, – серьезно отозвалась она. – Если тебе не терпится залезть на меня, Маклеод, пожалуйста, заканчивай побыстрее. Я устала и хочу спать. – Он усмехнулся, подумав, что она и не подозревает, как похожа на напуганного ежика, ощетинившегося колючками.

– Тогда спи, – тихо сказал он, касаясь пальцами ее век. Они тотчас взметнулись вверх.

– Но я готова.

– А я – нет.

– О! – облегченно вздохнула Джудит и хотела встать с кровати, но он схватил ее за руку и остановил.

– Куда это ты собралась?

– К себе в кровать, спать. Разве ты не отпустил меня?

– С этой ночи, Джудит, ты будешь спать здесь, в моей постели. – Воцарилось молчание. Джудит оценивала серьезность его слов. Он понимал это и упрямо молчал. – Со мной, – ответил он на вопрос, который она не задала.

– Я старшая из пяти дочерей, – начала Джудит, неохотно подчиняясь, когда он опять уложил ее рядом с собой. Теперь ей было неприятно прикасаться к нему. У нее возникло ощущение, что ее кожа покрылась изнутри мурашками. – У нашей семьи нет длинной истории, – продолжила она, решительно не обращая внимая на громкие удары сердца у самого своего уха и на тепло, исходящее от Алисдера. – По нашему дому вечно гуляли сквозняки, в нем было холодно, даже летом. Правда, расположен он в очень живописном уголке.

– А что тебе больше всего в нем нравилось? – спросил Алисдер, уткнувшись подбородком ей в волосы.

Джудит предпочла бы, чтобы он этого не делал. А еще ей не нравилось то, что она лежит совсем рядом с ним и не только слышит, но и чувствует его голос.

– У меня было тайное место. О нем не знал никто, кроме погонщиков скота. Небольшое углубление в склоне холма. Я приходила туда, когда мне было грустно и одиноко.

– Странно, искать уединения, когда чувствуешь себя одиноко. – Алисдер едва ощутимо касался губами ее лба.

Джудит сморщила брови от легкого щекотания.

– Одиночество только усиливается, когда ты окружен людьми, – сказала она.

Алисдер вспомнил чувство, которое испытал в Каллоденской битве. Он был страшно одинок среди тысяч людей.

– Ты была одиноким ребенком? – тихо спросил он, дотрагиваясь до ее губ пальцем.

– Мама часто говорила, что я была странным ребенком. – Джудит отвернула лицо в сторону, не желая, чтобы Алисдер касался его. – Всегда хотела то, чего не могла иметь.

– А что это было?

Он притянул Джудит к себе еще ближе, так, что ее губы волей-неволей касались его груди. Она мгновенно потерлась о нее, прежде чем осознала, что делает. И тотчас опять отодвинулась. На этот раз Алисдер не стал ей перечить.

Как выразить словами чувства, которые она испытывала в детстве? Она хотела быть нужной, любимой, но среди не закрывающих рта сестер, среди шума и гомона родного дома она ощущала себя чужой. Ей хотелось найти свое пристанище, где она не казалась бы странной, не такой, как другие. Но больше всего Джудит хотелось, чтобы кто-нибудь принял ее такой, как она есть, и увидел бы, что она не так уж плоха.

Теперь эта мечта недостижима. Она сама не может смириться с тем, какой стала.

Не в первый раз Алисдеру хотелось проникнуть в ее молчание. Джудит – натура сложная, глубокая. Хоть она и противилась их союзу, однако ни разу не пожаловалась на свое положение. Каждый день в поте лица трудилась вместе с остальными обитателями Тайнана, ни разу не высказала недовольства тем, что работы много, ни разу не сказала, что ей нечего надеть, что руки у нее все в мозолях, что жизнь в Тайнане полна лишений. Она была крайне скупа на проявление чувств.

Джудит прибыла в Шотландию с весьма сомнительным приданым: вместо денег привезла с собой воспоминания, догадки и боль. Жизнь в Тайнане была ежедневной борьбой за существование, но Алисдер отдавал себе отчет в том, что проблемы будут всегда, даже в самом совершенном из миров. И все же, несмотря на бесконечные трудности, каждый день согревали радость и смех, любовь и солнце. Ради этого стоило жить.

В темноте, рядом с прижавшейся к нему и сонно зевающей Джудит, Алисдер Маклеод признался себе наконец, что рад появлению в Тайнане полковника Харрисона.

Глава 18

Джудит просыпалась с ощущением, что ее ласкает великан. Она лежала обнаженная на кровати, уткнувшись носом в подмышку Алисдера, ее рука обнимала его широченную грудь, а нога была переброшена через твердое, мускулистое бедро. Джудит осторожно приоткрыла один глаз и обнаружила, что его твердая плоть, живое напоминание, что ее муж-шотландец настоящий мужчина с ног до головы, находится в опасной близости от того места, где у нее сходятся бедра.

Она медленно отодвинулась, боясь разбудить его, но Алисдер лежал с открытыми глазами и молча наблюдал за действиями Джудит. Он ничего не говорил, не шевелился, пока она осторожно передвигалась к краю кровати. Джудит хотела встать, но ее смущала собственная нагота. Она осматривала себя, удивляясь тому, как умудрилась потерять рубашку, которую, она точно помнила, надела вечером накануне. Оглянувшись по сторонам, она увидела ее висящей, словно белый флаг поражения, на единственной сохранившейся стойке полога. Джудит нахмурилась и прикрылась одеялом. Алисдер по-прежнему хранил молчание, ничего не объясняя и не спуская с нее глаз.

Наконец он улыбнулся, на лице у него появилось выражение, которого раньше Джудит никогда не видела. Глаза его смотрели еще сонно, волосы спутались. Утренняя щетина рождала у Джудит желание пощупать, такая ли она колючая, как выглядит. Сейчас Алисдер и бесконечно привлекал ее, и немного пугал. Джудит смотрела на мужа с подозрением, но он продолжал усмехаться, словно обещая, что не оставит ее в покое.

Алисдер протянул руку и сдернул одеяло с Джудит. Она снова попыталась прикрыться, но он засмеялся и столкнул ее с кровати. Прежде чем она успела покраснеть и смутиться, увидев его мужскую плоть и белые ягодицы, Алисдер схватил ее за руку и потащил вниз по лестнице.

Не обращая ни малейшего внимания на отчаянные протесты Джудит, он втащил ее в большой холл, а затем открыл дверь во двор, уже ярко освещенный лучами утреннего солнца. Джудит как могла старалась прикрыться руками, но тщетно. Алисдер крепко держал ее за руку. Джудит чувствовала, что он полон несгибаемой решимости.

– Маклеод, мы же совершенно голые! – лихорадочно прошептала Джудит, оглядываясь, нет ли кого поблизости. Она старалась не замечать его наготы, но сделать это, будучи прижатой к его спине, было непросто. Джудит показалось несправедливым, что обнаженный Маклеод выглядит так же великолепно, как и одетый. И почему у него на пояснице такая соблазнительная ямочка?

Он тянул жену все дальше, не обращая внимания на ее протестующие вопли. Ее нагота входила в его план и была не случайной. Он всю ночь мечтал о вкусе ее пышной груди, шелковистой коже, о том, чтобы она прижималась к нему с любовью, а не просто ради удобства. Он потихоньку, дюйм за дюймом, стянул с нее ночную рубашку, когда она наконец крепко уснула, испытывая адские муки, оттого что приходится сдерживать себя.

Алисдер уснул под утро, а когда проснулся, увидел, что она прильнула к нему словно теплый, довольный котенок. Во сне она перекинула ногу через его бедро. От этого прикосновения плоть Алисдера мгновенно набухла и отвердела.

Алисдер принял решение: сегодня Джудит станет его женой.

– Маклеод! На нас ничего нет! Нас могут увидеть!

Алисдер притянул Джудит к себе, поднял на руки, чтобы она не поранила ноги об острые камни, и направился по тропинке к бухте. Он не остановился на берегу, а сразу же вошел в воду. В двадцати футах от берега, где дно резко обрывалось, Алисдер отпустил Джудит. Она камнем погрузилась в ледяную воду, потом вынырнула, беспомощно шлепая руками по воде и ловя ртом воздух.

– Маклеод, – прокричала она, – я не умею плавать!

Именно это он и подозревал, когда заметил, что она всегда старательно обходит бухту. Он протянул руки, подхватил Джудит и прижал к груди. Руки ее невольно обвились вокруг шеи Алисдера, она крепко вцепилась в него, чтобы не утонуть.

Он хотел, чтобы она зависела от него, хотел, чтобы проигрывала в уме различные варианты поведения, но не забывала одного – без него она пойдет ко дну.

Тело Маклеода было твердо как скала, как уже не раз отмечала Джудит. Она впилась ногтями ему в плечо. У любого другого остались бы отметины, только не у него. Озорство в глазах Алисдера сменилось чем-то серьезным, почти торжественным. Алисдер был выше Джудит, поэтому без труда доставал ногами до скалистого дна. Однако он не стал говорить жене, что спасение совсем рядом. Он хотел, чтобы она держалась за его плечо, глядя ему в лицо синими глазами, потемневшими, как грозовое небо.

Прилив очистил берег от мусора. Прозрачная вода казалась черной из-за эбонитовых скал у них под ногами. Рассветное солнце окрасило небо за спиной Джудит в розово-желтые тона. Возвышающиеся слева на берегу сосны еще оставались черными, словно ждали солнца, чтобы заиграть всеми оттенками зеленого. Все вокруг просыпалось, природа наполнялась радостными звуками, весело защебетали птицы, приветствуя новый день. Заново рождавшийся мир завораживал душу божественной красотой.

– Давай представим, Джудит, будто мы – создания вне времени. Будто мы только-только нашли друг друга. Ты не была замужем, я не был женат. – Он улыбнулся, заметив на ее лице смущение.

Она не отозвалась, но Алисдер и не ждал ответа. Он уже давно заметил, что, если Джудит растеряна, уходит в себя, молчит.

– Мы с тобой удивительно похожи. – Он положил свои руки поверх ее рук, покоившихся у него на плечах. – У тебя такие же ладони и руки, – продолжал он, гладя их по всей длине. – Твои плечи не очень отличаются от моих, разве только более округлые и мягкие и словно призывают к поцелуям. – В подтверждение своих слов он поцеловал ее, ощутив теплоту плоти и холод воды, самую суть жизни. Алисдер опустил руки в воду и обнял Джудит за талию. – Твоя талия много уже моей, твои бедра круглы там, где прямы мои, хотя ноги наши созданы для одной цели – ходить по земле. На этом различия заканчиваются. Если бы я был новым творением, исполненным любопытства в этом райском саду, я бы решил, что Создатель совершил ошибку.

– О чем ты, Маклеод? – Джудит не понимала его, не понимала, что за каприз пришел ему в голову этим утром.

– Называй меня Адамом, а ты будешь Евой. Вместе мы станем первыми обитателями мира, будем сгорать от любопытства, память наша будет чиста и пуста, готовая запечатлеть наше счастье. Прошлого нет, Ева. Вчерашнего дня не было. Есть только это прекрасное мгновение и такое будущее, какое захотим мы.

Она не хотела играть в эту игру, но вдруг увидела в его глазах затаенную боль, когда он посмотрел на разрушенный замок. Она поняла, что он очень уязвим и беззащитен. Да, он без смущения прошел по всему дому и до самого берега бухты совершенно голым, но обнажить душу ему было так же непросто, как и ей. Скорее всего, он тоже мечтал хотя бы на время забыть о прошлом. Он был добрым, этот Маклеод, который решил стать Адамом. Увы, она уже не могла стать Евой после всего, что с ней случилось.

Длинные лучи рассветного солнца расходились за головой Джудит подобно короне, подчеркивая на фоне темной воды молочную белизну ее кожи. Алисдер отдал бы все, только бы убрать с лица Джудит выражение стоического терпения и обреченной готовности вынести неизбежное. Интересно, догадывается ли она о том, как внимательно он изучал ее все прошедшие недели? Он видел на ее лице удовольствие, сомнение и тревогу, которую она так старательно скрывала от других.

А еще Джудит, наверное, не догадывалась, что он уже давно приучает ее к своим прикосновениям. Утром, когда она подавала ему миску с овсянкой, он благодарил ее теплой улыбкой, которая таила обещание. Проходя мимо нее он на миг обнимал ее, и Джудит уже не вздрагивала от неожиданности. В те вечера, когда он работал допоздна и не успевал к общему ужину, бабушка рассказывала ему, что глаза Джудит то и дело обращались к двери, ожидая его появления.

Да, во всем этом есть какое-то обещание.

Алисдер склонил голову к ее мокрому запястью и лизнул его. Он поражался собственной сдержанности. Он безумно хотел Джудит с того самого мгновения, как проснулся утром и почувствовал тепло ее тела, доверчиво прижавшегося к нему. Ее случайное прикосновение сделало то, что не приснится ни в одном сне, впрочем, все его сны теперь заполнила Джудит.

Руки его по-прежнему поддерживали ее за талию, но глаза не отрывались от соблазнительной груди, которая держалась на воде подобно двум белым островам с розовыми сосками-вершинами.

– По-моему, творец проявил здесь особую деликатность, – сказал Алисдер и, подведя руку под одну грудь Джудит, приподнял ее. Вода тонкими струйками устремилась вниз, только на самой вершине соска осталась одинокая капля, которая в лучах утреннего солнца сверкала как маленький драгоценный камень. Зрелище это заворожило Алисдера, он не мог оторвать взгляд от порозовевшей кожи Джудит. – Никогда не видел ничего подобного, – восхищенно прошептал он, – какая симметрия, как сгущаются краски вот здесь. – Он коснулся окружья соска, который в воде казался еще темнее.

Он без труда приподнял Джудит в воде. От прохладного утреннего воздуха влажные соски отвердели еще больше. Алисдеру потребовалось одно едва уловимое движение, чтобы наклониться вперед и взять сосок губами. Господи, как ему удавалось так долго сдерживать себя? Вкус ее кожи был ни на что не похож, это была Джудит. Ему безумно захотелось уткнуться носом в ее тело и вдыхать его аромат.

Губы его были теплыми, рот – горячим. Джудит опиралась руками о его плечи. Увидев его губы у себя на груди, она окаменела. Губы и зубы Алисдера ласкали и дразнили ее, и… ничего больше. Боли не было, зато появилось совершенно неведомое прежде ощущение. Алисдер посмотрел ей в лицо, крошечные золотистые искорки согревали его взгляд. Он припал к другой груди. Джудит покраснела и отвернулась, однако вид Алисдера, наслаждающегося ее плотью, стоял перед глазами.

Со спокойствием, которого на самом деле Алисдер не чувствовал, он прижал к соску язык. Это сильное и в то же время нежное прикосновение причинило ей невыносимую муку. Язык его обжигал, сосок Джудит боролся, подобно гордому воину, пытаясь подняться, несмотря на мягкую силу, прижимающую его. И только когда Джудит застонала, Алисдер, не сводя взгляда с ее лица, втянул сосок в рот. Казалось, он ждет какого-то проявления чувств с ее стороны, движения, звука.

Он опустил Джудит, пока ее грудь не оказалась почти целиком в воде. Алисдер наклонился к самому ее уху и прошептал нечто из ряда вон выходящее:

– Знаешь, Ева, ты очень вкусная. Потрясающие ощущения пронзили мое тело. Показать где?

Джудит облизнула губы, но по-прежнему молчала.

Она всегда стеснялась своей груди, а сестры смотрели на нее осуждающе, чуть ли не с презрением. Энтони постоянно отпускал в ее адрес похабные шуточки. Даже здесь, в бухте, где ее омывает морская вода и ласкают губы Алисдера, она бы предпочла, чтобы груди ее были невидимы. Однако, похоже, Алисдер наслаждался ими, их пышностью, вкусом. Для него это был настоящий праздник плоти. Он пощипывал пальцами сосок, ласкал грудь и вдруг застонал, когда Джудит внезапно отстранилась от него, не выдержав напряжения. Соски у нее набухли и потемнели, стали горячими, ощущение было новое, но на удивление приятное.

Алисдер снова поднял Джудит над водой, его горячий и влажный язык скользнул с груди вниз.

– О Ева, я благословляю наши различия, – лукаво улыбнулся он и положил вторую руку на грудь Джудит.

Мурашки покрыли ее кожу от холодной воды, а не от его прикосновений.

Алисдер улыбнулся и лизнул углубление между плечом и шеей. На языке остался вкус утреннего моря и Джудит – природы и женщины. Большего и желать нельзя! Алисдер чувствовал, как напрягается его плоть. Он подхватил ягодицы Джудит, наслаждаясь их мягкостью.

– Как прекрасны изгибы твоего тела, Ева! Мне хочется погрузиться в него, вонзить в него свои зубы.

У Джудит широко раскрылись глаза, она ударила ладонями по воде, чтобы брызнуть ему в лицо.

– Хватит, Маклеод, отпусти меня.

Алисдер так и сделал, и она тут же пошла ко дну. Он схватил ее за запястье, вытащил и крепко зажал в руках.

– Видишь, Джудит, – проговорил он с улыбкой, – я всегда выполняю твои просьбы. Тебе стоит только попросить.

– Я хочу назад, в Тайнан, – сказала Джудит, сердито глядя на него.

Одной рукой она обтерла лицо, но крошечные капельки воды, оставшиеся на ресницах, переливались всеми цветами радуги, сверкали на ее щеках и губах. Алисдер подумал, что в жизни не видел женщины прекраснее, чем его жена-англичанка!

В последнее время, находясь в безопасности, Джудит изменила отношение к жизни, сама того не подозревая. Иной стала ее походка, расправились плечи, а бедра соблазнительно покачивались. Она перестала сутулиться, словно исчезло желание казаться ниже, и прижимать руки к телу, будто защищаясь от кого-то. Теперь она ходила высоко подняв голову, а ее рост и стройность только подчеркивали женственность ее фигуры.

Когда раскаленный диск солнца висел позади Джудит над горизонтом, а ее бездонно синие глаза метали молнии от беспомощности, Алисдер Маклеод понял, что жена у него не просто хорошенькая – она обладает той же величественной красотой, что и родная Шотландия, красотой уникальной, а потому особенно ценной.

– Обязательно, милая. Еще одно мгновение, – проговорил Алисдер, вновь сосредоточив внимание на груди Джудит.

От его осторожного прикосновения сосок мгновенно стал твердым, будто он запомнил испытанное ранее наслаждение и теперь только ждал его повторения. Алисдер с удовольствием поглаживал кожу вокруг соска, запоминая, какая нежная и шелковистая она на ощупь и как вздыхает при этом Джудит.

Внезапно ее коленка коснулась чего-то невероятно твердого и длинного. Глаза у нее округлились, а Алисдер хитро улыбнулся.

– Поцелуй меня, Ева, – проговорил он, накрывая ее губы своими.

Она повиновалась. Это был короткий, почти мгновенный поцелуй, в котором страсти и тепла было не больше, чем в холодной снежинке.

Алисдер усмехнулся. Черт возьми, ну и упряма же она! Он опять прильнул к ее губам и поцеловал со всей изголодавшейся за многие недели страстью. Губы его были одновременно мягки и тверды и отдавали морем. Они настойчиво раздвигали ее губы, стремясь открыть дорогу горячему языку. Джудит оставалось только держаться за его плечи и надеяться, что она не утонет. Однако уже через мгновение у нее все-таки появилось ощущение, что она тонет. В поцелуе Маклеода.

Она не боялась его. У Джудит было достаточно времени, чтобы изучить Алисдера, узнать его. Она очень боялась одного – что не в состоянии испытать того, что Маклеод называл страстью. Ей казалось, что душа ее выжжена дотла и она уже не способна ничего почувствовать.

И все же Джудит вздрагивала, когда Алисдер языком проводил по контуру ее губ, слизывая капельки воды. Ей было и жарко, и холодно.

– Наши губы распухнут от поцелуев, Ева. Разве они не предназначены для того, чтобы любить и ласкать? – Голос Алисдера звучал приглушенно и хрипло. Он приподнял ее лицо за подбородок и притянул к себе. Язык его снова ворвался в ее рот.

Он за талию притянул ее к себе, что было несложно – в воде Джудит почти ничего не весила, – и прижал к себе так, чтобы она почувствовала степень его желания.

– Ты так прекрасна, Ева, – тихо проговорил он. – Ты совершенное творение Господа в это первое утро мироздания. – Он вновь поцеловал ее.

В ответ Джудит издала непонятный звук, не удержалась и провела языком по его золотистой коже, ощутив вкус соли и тепла. Она обвила руками его шею и с наслаждением закрыла глаза.

Алисдер прижал Джудит еще сильнее к себе, расправив по воде ее длинные волосы, словно играя с ними. Потом он намотал их на руку и оттянул ее голову назад. Когда лицо Джудит оказалось перед ним, он с жадностью прильнул к ее губам, окончательно лишая ее последней возможности к сопротивлению.

Рука его скользнула вдоль живота вниз, пока не коснулась шелковистого треугольника волос, там, где сходятся бедра. Джудит вздрогнула, но Алисдер лишь сильнее привлек ее к себе, успокаивая. Пальцы его раздвинули теплую плоть и нашли то, что искали. Джудит была горячая и влажная, и Алисдер понял, что источник этой влаги не только море. Он немного приподнял Джудит и продвинул палец глубже, а потом начал медленно двигать им. Губы его нашли сосок и втянули его в рот.

– Эта разница между нами самая восхитительная, Ева.

Алисдер твердо стоял ногами на каменистом дне. Он немного отстранил от себя Джудит, и она почти легла на воду, поддерживаемая его сильными руками за бедра. Она невольно развела ноги в стороны. Тогда он притянул ее к себе и одним плавным движением вошел в нее.

– Это самый бесценный дар Творца, милая Джудит, благодаря которому мы можем соединиться, дарить друг другу наслаждение.

Одной рукой Алисдер удерживал Джудит за бедра, а другой приподнял ее голову и смотрел в лицо.

Он заполнил ее до конца. Джудит ощущала в себе его горячую и твердую плоть, но при этом не испытывала даже намека на боль, которой опасалась. Когда она закрыла глаза, Алисдер перестал двигаться и дождался, чтобы она посмотрела на него. Джудит пронзал жар, исходящий от мужа, его серьезный и торжественный взгляд, страстный и сосредоточенный.

Он двигался в ней не спеша, широко расставив ноги для устойчивости. Джудит охватил небывалый жар, она крепко обняла ногами его бедра, прильнув к Алисдеру так плотно, будто от этого зависела ее жизнь. Негромкий звук похожий на стон вырвался из ее приоткрытых губ. Он вышел из нее, чуть наклонился вперед и поцеловал их, его пальцы опять нырнули в заветное место между ее ног.

Алисдер заскрежетал зубами, когда почувствовал, что она сама прижалась к нему. Губы Джудит распухли от поцелуев и приоткрыли, белоснежные зубы. Она часто-часто дышала, возбуждая его все больше.

Он пытался думать о стрижке овец, о том, что надо починить крышу, и еще о миллионе ненужных и отвлекающих забот. Однако все мысли снова и снова возвращались к Джудит. Руки ее безвольно покоились на его плечах, пальцы ласкали его волосы на затылке, теплые, влажные губы касались ключицы. Иногда язык Джудит вырывался наружу и ласкал его кожу. Вода была ледяной, но тело Джудит горело, пламенем отдавали золотисто-каштановые волосы, раскраснелись щеки.

Она провела по его губам влажным пальцем, и Алисдеру опять захотелось поцеловать ее. Он так и сделал, Джудит пошевелилась, отчего он едва не взорвался. Он застонал, не в силах оторваться от ее рта, и опять вошел в нее, заполняя собой. Джудит отозвалась тихим ответным стоном.

Когда Алисдер оторвался от ее губ и свободно вздохнул, он чуть-чуть подвинулся в сторону берега, чтобы ноги Джудит тоже доставали до дна.

Дрожа от холода, она склонила ему на плечо голову. Ей не было больно от близости с Маклеодом. И как это не похоже на все, что она знала раньше! Джудит не ожидала, что Алисдер способен на такую игру. Когда он, охваченный сладкой истомой, оторвался от нее, она вдруг непонятно почему рассердилась, ощутив странную пустоту. Джудит подумала, что теперь не сможет смотреть в сторону бухты не краснея.

Алисдер вздохнул, зная, что Джудит не испытала экстаза. Черт побери, не женщина, а сплетение противоречий. У нее тело сирены и детская непорочность. Неужели их первая близость ничего в ней не изменила.

Она посмотрела на него, словно удивляясь его внезапной усталости, затем перевела взгляд на берег, за его плечо. Алисдер заметил, как удивление на ее лице сменяется ужасом.

Он обернулся посмотреть, чем вызвана такая перемена.

На берегу собрался почти весь клан.

Глава 19

Унижению Джудит не было предела.

Алисдер только широко улыбнулся.

Он вышел из воды с Джудит на руках, словно они и впрямь были Адамом и Евой. Собравшиеся на берегу, особенно мужчины, подмигивали в знак одобрения.

– Им что, делать нечего? Уставились… – прошептала Джудит, припав лицом к груди Алисдера. Она попыталась сделать вид, что не слышит натянутого приветствия Малкольма и легкомысленного ответа мужа.

– Доброе утро, бабушка! – прокричал он, увидев, как Софи с улыбкой покачивает головой.

Джудит простонала что-то похожее на «О Боже!» и зарылась головой в подмышку Алисдера. Она плотно-плотно сжала веки в надежде, что еще мгновение – и она проснется в собственной постели, а все это окажется кошмарным сном.

Софи с улыбкой смотрела, как ее полностью обнаженный внук несет по лестнице свою нагую жену. Прошлое Джудит не привело к катастрофе, напротив, сблизило этих двоих.

Когда они вошли в комнату Алисдера, он опустил Джудит на пол. Она бросилась к кровати и накрылась одеялом. Спокойствие пришло к ней только после того, как она поняла, что надежно укрыта от посторонних глаз.

– Ты настоящий варвар, Маклеод, – сердито проговорила она.

– Вполне возможно, Джудит, – безмятежно ответил Маклеод.

– Неужели надо иметь близкие отношения при свете дня, да еще на глазах у других?

– Я отказываюсь брать всю вину на себя. Ты тоже не очень-то смотрела на берег, я прав? – Он повернулся, на его губах играла улыбка. Потом он начал умываться, не обращая внимания на то, что вода в кувшине была ледяная. – И потом, Джудит, мы не «имели близкие отношения», мы любили друг друга, – добавил он, глядя ей прямо в глаза. Он подошел к кровати, опустился на край и притянул ее к себе. – При свете дня или во мраке ночи, Джудит, стыдиться этого нечего.

– Но в бухте, Маклеод?

– Да, Джудит, и в бухте. Думаю, ты так боялась утонуть, что перестала бояться меня, так?

Она посмотрела на него, и Алисдер понял, что угадал. Разумеется, Джудит не верила, что он дал бы ей утонуть, но тем не менее она была охвачена паникой, оттого что не чувствует под собой дна.

По крайней мере сначала.

Краска смущения залила ее лицо, и Алисдер подумал, что она никогда еще не выглядела прелестнее, чем сейчас. Мокрые пряди волос спутались и прилипли к лицу, губы распухли от поцелуев, кожа порозовела, хотя Алисдер точно не знал от чего – то ли от его ласк, то ли от смущения. Но сердце его радостно екнуло, когда он увидел, что в ее синих глазах больше нет страха.

Она всего лишь сердилась на него.

Он наклонился и крепко поцеловал жену. Она раскрыла губы навстречу поцелую и потом быстро отпрянула. Алисдер довольно усмехнулся.

– Привыкай, Джудит, – тихо сказал он, – думаю, мы будем заниматься этим часто. А сейчас, – добавил он, вставая, – одевайся. У меня сегодня много дел, и я хочу, чтобы ты была все время рядом.

– Занимайся своими делами без меня, Маклеод, у меня свои обязанности, – ответила она, вставая с кровати и заворачиваясь в простыню.

– Нет, – возразил он, не переставая улыбаться. – Не сегодня. – Он не стал объяснять ей, почему хочет, чтобы она провела день рядом с ним: так ей некогда будет думать о том, что произошло утром.

Она увидела упрямо вскинутый подбородок Алисдера и вздохнула.

– Отлично, Маклеод, – произнесла Джудит ледяным голосом, – только ты не надейся, что я случайно споткнусь в зарослях вереска.

– Джудит, твоя изобретательность восхищает меня. Как ты думаешь, овцы не будут против?

Джудит искренне пожалела, что у нее под рукой не оказалось ничего, чем было бы можно швырнуть в мужа.


У Джудит не оказалось времени испытывать унижение, оттого что все станут разглядывать ее после утреннего происшествия в бухте. Маклеод человек занятой, поспевать за ним оказалось для Джудит делом не простым, а уж времени на переживания совсем не осталось. Она чуть ли не бежала за ним по тропинке, стараясь не отставать, но Маклеод не замедлял шага и не ждал ее. Наконец она все-таки нагнала его, остановилась и подождала, пока он рассказывал мужчинам, как ухаживать за только что остриженными овцами. Первые несколько дней с них нельзя спускать глаз, ведь они лишились своей теплой шубы. В любой ранке, царапине мгновенно могли завестись паразиты, а Маклеод не хотел терять ни одной овцы. Она с Алисдером обошла прядильню, в которой сейчас никого не было, но не стала обсуждать причину, по которой женщины клана все еще отказывались прясть.

Джудит последовала за Маклеодом в хижины рыбаков, которые располагались поодаль, в стороне от деревни. В воздухе остро пахло рыбой и морскими водорослями, разложенными вокруг для просушки.

Некоторые члены клана смотрели на Джудит с негодованием, другие презрительно хмыкали. Маклеод делал вид, что ему все это абсолютно безразлично.

На первый взгляд в его действиях не было ничего необычного, однако он то и дело на глазах у всех обнимал жену, знакомил ее с теми, кого она еще не встречала. И эти действия говорили о его намерениях яснее ясного, и Маклеода поняли все.

Они встречались с ним взглядом поверх головы Джудит, или когда она отворачивалась. Не произнося ни слова, Маклеод ясно давал понять всем: она – его жена, и их отношение к ней – отношение к нему.

Кто-то вспоминал сцену в бухте и с любопытством рассматривал Джудит в скромном платье, которое тщательно скрывало от назойливых взглядов ее фигуру. Вспоминали, как Маклеод нес ее на руках к замку, будто она ничего не весила. Впрочем, позволяли себе высказываться об этом, только когда хозяин был уже далеко, а его жена устремлялась за ним, стараясь не отстать. Кто-то припоминал сцену с англичанами, когда Джудит призналась, что она вдова английского офицера, и дивился поступкам Маклеода. Конечно, недовольство не высказывали вслух, так как слишком многие в деревне были обязаны своим выживанием Алисдеру.

Джудит показалось странным, что они не встретили Фиону. Или у нее нет определенных обязанностей? Когда Джудит спросила об этом Алисдера, он только широко улыбнулся – уж не ревность ли горит в глазах жены, ярким румянцем играет на ее щеках?

– Она уехала в Инвернесс, Джудит, навестить тетушку. А что, ты соскучилась?

– Для незамужней женщины она пользуется большой свободой. Это заведено в Шотландии?

– Мне жаль, что вы не подружились, – отозвался Алисдер, пропуская вопрос мимо ушей.

Он не собирался обсуждать семейное положение Фионы. Их с Фионой родственные связи вовсе не означают, что он несет ответственность за ее моральные устои. Алисдер понятия не имел, кто отец маленького Дугласа, но он не осуждал женщину за то, что она родила без мужа. За последние несколько лет жизнь сильно потеснила жесткую, непреклонную мораль церкви. И пока действия Фионы не затрагивали Алисдера, хотя он знал, что ей-то как раз хотелось бы этого, его мало тревожили ее планы на будущее. Он не сомневался, что в конце концов она найдет человека, который охотно расплатится за ее услуги предложением жениться.

– Подружились? – Джудит в изумлении уставилась на Алисдера. Как можно быть таким наивным?

Алисдер опять улыбнулся, не удержался и подлил масла в огонь.

– Она считает, что ты – малахольная, – проговорил он ровным голосом, ожидая вопроса. Поскольку он сказал по-шотландски, ждать пришлось недолго.

– Что это такое?

– Простофиля.

– Я ей покажу «простофилю»! – возмутилась Джудит и решительно зашагала впереди Маклеода, сопя от злости.

Он решил, что она бесподобна, когда сердится.

Джудит подумала, что еще не встречала человека более удивительного, чем Алисдер. Он не сумел бы защитить ее от насмешек лучше, если бы завернул в одеяло и переносил с места на место. Держа ее весь день при себе, он показал всем, что его с женой связывают прочные узы. Она – не из их клана, и даже не с их земли. И честно говоря, не знает, сумеет ли когда-нибудь стать здесь своей. Но она принадлежит Маклеоду, и это сегодня осознал не только каждый член клана, но и сама Джудит. Как безоговорочно и великодушно принял ее в свою жизнь этот человек!

Кто он?

Он не похож на ее отца, чье презрение она чувствовала с самого раннего детства. Она подозревала, что Алисдер будет обращаться со своей дочерью так же нежно, как обращался с Дугласом. И на Питера муж-шотландец ничуть не похож, нежность Питера только прикрывала его слабости. Маклеод вовсе не старался казаться нежным, но его поступки за последние дни доказали, что он может проявить доброту и сострадание. Он не похож на Энтони, который с чудовищной жестокостью действовал шпагой и с такой же жестокостью обращался с Джудит. А ведь Маклеод тоже сражался и выжил, хотя многие погибли на поле брани. Он кричал на нее, часто сердился, но он же и прижимал ее к груди, чтобы успокоить. Он умен, обаятелен, терпелив и в то же время язвителен, резок и зол.

Он сказал ей, что она прекрасна…

К вечеру Джудит понимала мужа не лучше, чем на рассвете. Когда они вернулись в Тайнан, уже наступила ночь, а с ней пришел и вопрос: что сейчас произойдет?

Алисдер замечал взгляды, которые бросала на него Джудит, когда думала, что он не смотрит на нее. Он видел, как сдвигались ее брови, как морщился нос. Его ничуть не удивило, что ее унижение растаяло как дым. После всех миль, что они прошагали за день, кроме усталости, вообще ничего не чувствовалось.

Джудит с беспокойством вглядывалась в небо, словно старалась задержать наступление ночи, и неуверенно вошла во внутренний двор замка.

Алисдер понял, что избавить Джудит от страха можно единственным способом. Он ведь испытывал подобное, когда вернулся домой к разоренному очагу, к сильно поредевшему клану. Тогда он осознал, что невозможно жить дальше так, как жил он раньше. Вернувшись в Тайнан, Алисдер решил: чтобы смириться с прошлым, надо изменить настоящее. Каждая комната в замке вызывала воспоминания, и он сознательно не стал использовать их так, как они использовались раньше. Он и близко не подходил к покоям, которые занимал вместе с Анной. Не сидел больше у камина в главном зале, как бывало, с отцом и старшим братом. Не использовал по назначению и обеденный зал, где в прошлом вся семья собиралась за ужином и завязывались жаркие беседы. Он даже перестал пользоваться дверью, выходящей к морю, которой часто пользовался в детстве.

Он постарается никогда не возвращать Джудит в прошлое. Страх ее расцветал в безмолвии, но он покажет ей, что слова способны излечивать. Она боялась наказания за свои чувства, следовательно, он должен поощрять даже самые неприметные их проявления. Надо доказать ей, что все, что вызывает у нее неловкость, на самом деле совершенно естественно. Все, к чему Джудит привыкла в прошлом, больше не должно повториться, пообещал он себе.

Глава 20

Шлюшка в Шотландии.

Улыбка на его лице вовсе не означала веселое расположение духа Беннета Хендерсона. За прошедший год его однополчане поняли это хорошо.

Просто великолепно, что она здесь, думал он. И как похоже на нее – найти себе покровителя. Она не из тех, кто легко сдается, это признавал даже Беннет. Именно по этой причине он овладевал ею с особым наслаждением. Беннету всегда хотелось смеяться, когда он знал, что одолел ее, сломил, победил ярость в ее глазах, заставил бояться.

Она опять расхрабрилась.

Что ж, он оставит ее ненадолго в покое, пусть думает, что она в безопасности, пусть считает, что шотландец в состоянии защитить ее, пусть поверит, что Беннет не думает о возмездии. И только потом, когда у нее появится надежда, когда она перестанет бояться, он появится снова.

Возможно, тогда он познакомит однополчан с новым развлечением, покажет им, какое сокровище скрывают эти безлюдные холмы и вересковые заросли.

А до тех пор ему до боли необходима другая женщина, которая удовлетворяла бы его до возвращения Джудит. Временная замена, только и всего, чтобы унять похоть, пока его разум предвкушает возвращение Джудит.

Джудит.

Он ее ждет не дождется.

Глава 21

За весь день Маклеод не сказал ей и двух слов, а сейчас вдруг разговорился!

Джудит перевернулась на другой бок, однако не только слова Алисдера, но даже звук его голоса невольно привлекал внимание. Она подумала, что голос его очень звучен и соблазнителен, несомненно, это результат долгих тренировок. Она взбила подушку и подвинула ее к краю кровати. Без толку. Маклеод слишком большой, а кровать слишком мала. Каждый раз, когда она отодвигалась, он следовал за ней.

Она крепко зажмурила глаза, пытаясь в очередной раз уснуть, но свет горящих, по настоянию Алисдера, свечей на ночном столике мешал. Наконец, не выдержав, Джудит повернулась к мужу:

– Маклеод, ты угомонишься когда-нибудь? Или ты сверхчеловек и можешь обходиться без сна?

Алисдер притянул ее к себе, и Джудит шумно вздохнула. Она бы предпочла спать отдельно, но Алисдер запретил ей возвращаться в комнату, которую она занимала раньше.

– Джудит, – посетовал он, – ты совсем не слушала меня? А я-то был уверен, что ты внимаешь каждому моему слову.

– Я не желаю говорить об этом, Маклеод.

– Алисдер, – тихо поправил он.

– Отлично, Алисдер. Я не желаю говорить об этом. – Она отвернулась, увидев, что он хочет поцеловать ее.

Тогда он потерся о ее щеку.

– Но, Джудит, эта тема так согревает меня, еще бы немного поддержки с твоей стороны…

– По-моему, ты и без моей поддержки отлично разогрелся, – хмуро отозвалась Джудит.

– Знаешь, – усмехнулся Алисдер, – у тебя замечательная грудь, а талия очень плавно и красиво переходит в бедра.

– Ты прекратишь или нет?

От внимания Алисдера не укрылось, что Джудит покраснела. Свечи освещали ее пухлые губы, отражались в волосах, согревали теплым золотистым светом розовые соски грудей, просвечивающие сквозь тонкую ткань ночной рубашки.

Джудит не хотелось, чтобы Алисдер смотрел на нее вот так. От его взгляда ночная рубашка становилась совсем прозрачной. Надо было сразу отказаться от этого подарка, но бабушка так давно трудилась над ним, что у Джудит не хватило духу не принять его. А теперь она чувствует себя совершенно обнаженной, будто зазывает Алисдера. Он протянул руку и через тончайшую ткань коснулся пальцем ее соска. Джудит резко дернулась и натянула простыню до самого подбородка. Только разве спрячешься от его слов?

– У твоих сосков божественный вкус, Джудит, – проговорил Алисдер, едва заметно улыбнувшись. – Мне было так приятно держать их во рту, но, думаю, тебе было еще приятнее, когда я вошел в тебя. Ты была такая горячая, мягкая, влажная.

Джудит отодвинулась от мужа еще дальше. Господи, да замолчит он наконец? Она просто вся горит от смущения.

– Тебе, похоже, доставляет удовольствие словами описывать все, что случилось, Маклеод!

– Да, это было прекрасно, Джудит, хоть ты и не испытала такого удовольствия, как я, – тихо произнес он, прижимаясь к ней и убирая в сторону простыню. Он перевернул Джудит на спину, медленно провел ладонью по бедру и скользнул под тонкую ткань ночной рубашки.

– Маклеод! – воскликнула Джудит, положив свою ладонь поверх его и остановив изысканную пытку. – Что ты делаешь?

– Алисдер, – со спокойной улыбкой поправил он.

Она чувствовала кожей каждый из его пяти пальцев, пять точек, которые жгли исходящим от него жаром. Она будто играла с огнем. Боль, вызванная ожогом, потом еще долго будет напоминать о себе. Его рука спокойно лежала под ее ладонью, дразня прикосновением. Ведь он послушен лишь потому, что сам хочет этого, а не потому, что у Джудит хватит сил помешать ему.

Однако он сам сказал, что сделает все, что она захочет. А честна ли она с собой? Действительно ли она хочет, чтобы он остановился?

Близость с Алисдером несла в себе много нового: приглушенный смех, едва уловимое поддразнивание. Прежде Джудит не знала этого и не понимала. Но было что-то еще, намек на более сильное чувство, которое распирало сердце и заполняло душу.

Хочет ли она, чтобы Алисдер оставил ее в покое?

Он улыбнулся ей, весело, озорно, и медленно наклонился, так чтобы у Джудит осталось время увернуться, если она того пожелает. Он проверял ее искренность. Оттолкнет ли она его, начнет сопротивляться, откажет ли ему в близости?

Он тепло и нежно прикоснулся губами к ее рту, словно приглашал ее ступить на дорогу, по которой ей еще не приходилось ходить. Она лежала спокойно, не двигаясь. Время шло, Алисдер не шевелился, не обнял ее крепче, и тогда Джудит облегченно вздохнула. Воздух легко сорвался с ее губ, обдавая теплом его губы. Алисдер приоткрыл их и глубоко вдохнул…

Близость через дыхание.

Джудит поежилась.

Алисдер немного отодвинулся, внимательно рассматривая ее. В его глазах, цвета густого меда, читалась сдержанность и еще что-то необузданное, пугающее. Но самый большой страх вызывала нежность, которую они излучали.

Против этого Джудит оказалась бессильна.

Глаза ее стали огромными, как море, голубыми и загадочными из-за пелены слез. Слезинка покатилась по щеке Джудит. Он слизнул ее языком, потом погладил жену по голове, прижался к ее виску губами, с наслаждением вдыхая ее аромат и стараясь заглушить охватывающую его ярость. Не к ней. Ни в коем случае не к Джудит. К человеку, который сделал с ней это.

Джудит повернула голову, нашла его щеку и нежно поцеловала. Алисдер пытливо вгляделся в лицо жены. Он безошибочно понял значение этого поцелуя: она принимает его и разрешает ему идти дальше.

– О, Джудит, – только и смог вымолвить Алисдер, гнев его угас под напором более мощных ощущений.

Длинным тонким пальцем он провел по краешку ее губ. Не испугается ли она, когда поймет, как сильно он ее хочет?

– У тебя красивые губы. – Он не дал ей сказать ни слова, приложив два пальца к ее губам. – Для поцелуев, Джудит, не для слов.

Он поцеловал ее так же, как утром в бухте, голодным поцелуем, который требовал ответа, а не подчинения. Алисдер задавал тон, но не торопил Джудит. Приподнявшись на локте, он увидел, что губы ее приоткрылись, нежное прикосновение его языка увлажнило их. С широко открытыми глазами, с пылающими щеками, она судорожно сжимали плечи Алисдера, словно опять боялась утонуть.

Рука его продолжала осторожное движение под рубашкой, будто и не было этих заставляющих все забыть поцелуев.

Они смотрели в глаза друг другу, разделенные всего несколькими дюймами; его глаза светились озорством, ее – чем-то похожим на страх, вызванный неопытностью. Алисдер был готов остановиться по первой ее просьбе.

– Я не доставил тебе наслаждения в бухте, Джудит, – еле слышно прошептал он.

Звук его голоса ласкал ей кожу подобно прикосновению крыльев бабочки. Неужели можно покраснеть еще больше? Джудит стала похожа на созревшее яблоко – вот-вот сорвется с ветки. Алисдер улыбнулся ее смущению и прижался губами к шее.

Быстрым движением он скинул на пол простыню, укрывавшую Джудит, и поднял ее ночную рубашку до талии вверх, обнажив ноги, бедра и живот Джудит в золотистом свете свечей. Когда она попыталась оттолкнуть его руки и прикрыться, Алисдер опять поцеловал ее так, что в голове у нее все мгновенно смешалось.

Только что он ласково улыбался ей, поддразнивая, проводил пальцем по подбородку, а теперь – целовал ей живот, рубцы на боках.

– Маклеод…

Мольба не оказала на Алисдера ни малейшего воздействия. И все же Джудит продолжала лежать спокойно, не двигаясь, словно связанная, но не веревками, а необычными ощущениями, которые рождались где-то в глубине ее тела от нежных прикосновений мужа.

Его пальцы дерзко спустились к треугольнику шелковистых завитков внизу живота, стали гладить и ласкать их.

– Прости, что утром я был таким нетерпеливым любовником, – проговорил он и склонился к ее бедрам.

Джудит попыталась сопротивляться, извиваясь всем телом, но Алисдер настойчиво и осторожно раздвинул ей ноги.

– Маклеод! – потрясенно воскликнула она.

Он словно не слышал.

– Тише, Джудит.

Она бессильно откинулась на подушку, устремив взгляд в потолок. Странные и необыкновенные ощущения захлестнули ее. Алисдер пробовал ее плоть на вкус. По всему ее телу побежали мурашки. Каким могуществом надо обладать, чтобы вызвать подобные ощущения?

Алисдер раздвинул ноги Джудит еще шире, словно желая открыть доступ к ее сути. Она не сопротивлялась: не из-за страха, и даже не из-за жара, от которого будто таяла, а из-за странного, неодолимого любопытства.

Она отдалась во власть Алисдера. Казалось, в его распоряжении бездна времени, чтобы вот так дразнить и возбуждать ее, нашептывая о том, как сладка ее плоть, какое наслаждение он испытывает. Теперь его язык касался ее везде то короткими резкими толчками, то медленными и плавными движениями. Прикосновения не успокаивали, наоборот, зажигали и возбуждали еще больше, словно раздували внутри пламя. Похоже, Алисдер был доволен ответной реакцией Джудит, ее негромкими стонами, которые против воли срывались у нее с губ.

– Алисдер, – едва слышно бормотала она.

Тихий звук музыкой звучал в ушах Алисдера. Она открылась ему навстречу, как влажный восхитительный цветок в золотистом свете свечи. Алисдер крепко держал Джудит за бедра, чувствуя ритм ее тела, желая удержать ее в своем нежном плену, заставить испытать высшее наслаждение в его объятиях…

Алисдер на мгновение оторвался от разгоряченной пульсирующей плоти и посмотрел на Джудит. Ее темно-синие глаза стали чернее, чем прежде. Он вдруг испугался, что не справится со своим желанием: до боли захотелось погрузиться в ее плоть, увидеть ее глаза в наивысший миг блаженства, как она зовет его, почувствовать, как содрогается ее тело…

Но Алисдер продолжил ласкать ее плоть, пока не ощутил, что Джудит захлестывает волна экстаза. Она стонала и дрожала. Он вцепился в матрац обеими руками, удерживая себя от желания овладеть ею, разделить с ней это наслаждение, раствориться в ней. Впереди у них будет еще много времени, чтобы вместе испытать сладостные мгновения, а сегодняшняя ночь принадлежит Джудит, и только ей.

Когда Алисдер справился с собой, он опять прижался к Джудит.

– Спокойной ночи, жена, – проговорил он, наклоняясь через нее, чтобы загасить свечи. На мгновение он замешкался, раздумывая, не поцеловать ли эти сладкие пухлые губы, и понял, что не может доверять себе.

Тихий вздох стал единственным ответом ему. Он прозвучал для него райской музыкой. Джудит словно очнулась, молча повернулась к Алисдеру спиной и до плеч натянула одеяло.

Алисдер, напротив, обнажил спину. Он безумно хотел Джудит. Он поцеловал ее в затылок так неуловимо легко, что она решила, будто это ей показалось. Она лежала молча, не шевелясь, пока он целовал рубцы на ее плечах. Потом он опять укрыл ее и прошептал в темноте:

– Это знаки твоего мужества, Джудит, а не позора. Он погладил ее волосы, рассыпавшиеся по подушке.

Джудит долго не могла заснуть.

Глава 22

– То, чем мы здесь занимаемся, – настоящая глупость, Малкольм, – пробормотал Геддес.

Тишину комнаты нарушали только звуки его шаркающей походки. Возможно, так казалось Геддесу, но не Малкольму, который злился все больше и больше. Сейчас нужна осторожность, а не жалобы, не протесты горе-конспираторов, собравшихся здесь за неимением лучшего выбора. Да и о каком выборе может идти речь? Здесь собрались старейшины клана, но даже их почтенный возраст не мешал Малкольму со злостью смотреть на них.

Они представляли собой весьма жалкое зрелище. Старый Геддес, согнутый артритом так сильно, что ходил не разгибаясь. Хеймиш, единственный уцелевший глаз которого затянут бельмом и плохо видит даже в яркие солнечные дни. Но самым немощным из троих был Алекс. Если их поймают, это случится из-за его увечья – вместо одной ноги у него кривой деревянный протез-палка, который при ходьбе не только стучал по полу, но и причинял нестерпимую боль своему владельцу, отчего старик непрерывно постанывал.

– Тише! – прошептал Малкольм, хмуро сдвинув брови.

Мудрейшие в клане жаловались и сетовали, как старухи выживающие из ума.

Но доконало его не это, а обвинение Алекса. Малкольм резко повернулся к нему и гневно бросил в лицо:

– По-вашему, лучше, если все заберут англичане?

– Что они не забрали, так это наши жизни, – упрямо отозвался Алекс. – Решили, что мы уже опасности для них не представляем.

– Не думал услышать голос труса.

– Труса? Это я-то трус? Я, который потерял родного сына? А его дочка умерла от голода, потому что, кроме червей с выжженных полей, есть было нечего? Я откликнулся на твой призыв сразу же, не раздумывая. – Он произнес эти слова шепотом, но не менее горячо, чем если бы говорил в полный голос. И сверкнул на Малкольма таким взглядом, который не остался незамеченным даже в слабо освещенной комнатушке.

– Тогда ты должен понимать больше, чем другие.

– А что тут понимать, Малкольм? – устало проговорил Алекс. – Ты хочешь, чтобы мы вчетвером выступили против всей английской армии? – Слова его прозвучали насмешливо и одновременно грустно.

– Вот именно, Малкольм. Ты призываешь к бунту? – Это заговорил Хеймиш, стоявший чуть поодаль от остальных. Он тоже похоронил родных и до сих пор оплакивал их потерю.

Пусть даже ненадолго, но Малкольм хотел бы вернуться к тем славным дням. Он понимал нелепость желания, но ничего не мог поделать. Он собирался затеять такое же безнадежное дело, как их поход на Карлайль, который они будут вспоминать до конца жизни. Во главе с Прекрасным Принцем они дошли до Англии, полные надежды и воодушевления, зная, что на этот раз шотландцы заняли английскую землю, а не наоборот. На протяжении нескольких благословенных дней сыны Шотландии определяли ход событий. В эти несколько дней даже воздух стал другим, Шотландия перестала быть досадной помехой, назойливым ребенком. Да, Хеймиш отлично понимал, почему Малкольм призывает к восстанию. Но славные дни Карлайля были до Каллоденской битвы, до того как бунт был подавлен, до того как большинство шотландцев в расцвете сил сложили головы в неравном бою. Англии требовалось полное поражение Шотландии, и она его получила благодаря усилиям графа Камберлендского, прозванного Мясником.

– Бунт? О каком бунте ты говоришь? Разве это бунт – хотеть, чтобы в Шотландии жили шотландцы, жили по собственным законам, а не по правилам, которые диктуют англичане? – ответил Малкольм. Его распирало от обиды, он не ожидал такого от старых друзей. – Я сейчас говорю не о бунте против нашего лорда. Или вы забыли, чего он хочет? Забыли, на каких условиях его освободили?

Согласный шепот остальных стал поддержкой его тихим словам.

Идеи Алисдера об экономической самостоятельности поддержали многие в клане. Конечно, грустно признаться себе, что Англию им не одолеть, но нет смысла отрицать очевидное. Мечты о восстании так и останутся мечтами. Принц покинул Шотландию и скрылся на континенте, а те, кто с готовностью поддержал его, либо погибли, либо остались разоренными, без титулов и поместий и, подобно Алисдеру, влачили жалкое существование.

Мечта о торговле с Англией на равных была их единственной надеждой. Страшно даже подумать, что случилось бы с Алисдером и со всем кланом, если бы попытка поднять восстание была доказана. Ведь главным среди условий, на которых освободили Алисдера, значилось именно это: никаких тайных сговоров, никаких попыток к бунту.

– Малкольм, а как насчет жены-англичанки, которую ты сюда привез? Это тебе пришло в голову поженить их. – Хеймиш высказал вслух то, о чем подумали все.

– Буду сокрушаться об этом до самой смерти. Вы это хотели услышать?

Хеймиш не ответил.

– Пора вооружаться, у каждого члена клана должно быть оружие для защиты от англичан. Вы согласны? – спросил Малкольм, переводя твердый взгляд с одного на другого.

Хеймиш вздохнул и вытянул вперед руку, которую сжал Алекс. Старик Геддес, с трудом волоча ноги, подошел к ним. Казалось, его медленная походка вторит его нежеланию.

Малкольм пересек комнату быстрее остальных, отодвинул камышовую подстилку, обнажив металлическое кольцо, спрятанное в полу.

– Мы с тобой, Малкольм, – проговорил Хеймиш, видя, что остальные молчат. – Господи, сделай так, чтобы это решение не принесло грозы на наши головы.

Глава 23

Алисдер и Малкольм повезли первую партию шерсти в Инвернесс. Алисдер уехал не попрощавшись, не сказав ни слова, просто исчез. Джудит не могла сказать, что ей не хватало Малкольма, но Алисдер мог бы сказать ей о своих планах.

– Цыпленок уже мертв, Джудит, – мягко заметила Софи.

Джудит только громче стукнула по доске. Она держала нож так, что Софи вдруг подумала, что Джудит хочется, чтобы на доске сейчас лежал не цыпленок, голову которого вот-вот отделят от туловища, а кто-то другой.

Джудит посмотрела на доску, глубоко вздохнула и закрыла глаза. Она ненавидела это занятие. Но есть-то надо, а выносить одни протертые овощи и картофель уже нет сил. Лучше уж рубить голову курице, чем готовить пареную репу!

Джудит мелко резала лук, когда открылась боковая дверь, выходящая к морю, и, не дожидаясь приглашения, как к себе домой, вошла Фиона. По правде говоря, женщины, приходившие в замок, никогда не стучали, просто входили, считая обитателей Тайнана своей семьей. В конце концов, это их клан. Родственники или нет, все члены клана считают себя одной большой семьей.

Но Джудит все же нахмурилась при виде молодой женщины, которая вторглась к ней на кухню.

– Хочешь сварить бульон из курицы? – начала Фиона приторным голосом, странно противоречащим с презрительной ухмылкой.

Она намеренно утрировала свой говор, словно желая оскорбить им англичанку Джудит. Впрочем, Фиона раздражала Джудит с самого начала их знакомства, словно заноза. Так и липла к Алисдеру, терлась о него, как мурлыкающая кошка.

Даже сейчас, когда Алисдер уехал в Инвернесс, она перед приходом в замок вырядилась в свободную алую блузу с широкими присборенными рукавами и глубоким вырезом, открывающим взору пышную, не затянутую корсетом грудь. Шерстяная юбка не прикрывала лодыжек, ноги ее были босы. Черные вьющиеся волосы взбиты, словно она только что проснулась. От нее исходили тепло и зов женской плоти.

На руках она держала Дугласа, который радостно шлепал крошечной ручкой по щеке матери. Фиона не остановила его, только с любовью улыбнулась малышу. Глядя на Дугласа, трудно было сомневаться в отцовстве: сходство с Алисдером бросалось в глаза.

– Дуглас пришел поздороваться со своим лордом, – усмехнулась Фиона.

– Алисдера нет, – отозвалась Джудит, подражая выговору Фионы.

Одной рукой Джудит сжимала большую луковицу, другой – нож. Любая другая женщина на месте Фионы поспешила бы ретироваться, однако Фиона подошла ближе. На ее губах играла улыбка. Она опустила Дугласа на пол, взяла со стола кусок хлеба и дала его малышу.

– Придет день, и лордом станет мой Дуглас.

Джудит не затруднила себя ответом, только с утроенной яростью взялась за несчастного цыпленка.

– Алисдер говорит, что Дуглас не его сын.

Фиона в ответ лишь пожала плечами и многозначительно посмотрела на прикрытый фартуком живот Джудит.

– Других у него никогда не будет, или я ошибаюсь? Ты-то пустоцвет. Два мужа до Алисдера – и ничего?

Это было уже слишком. Джудит схватила цыпленка за шею, которую еще не успела отрезать, и с силой швырнула его в Фиону.

Цыпленок угодил точно в цель. Фиона завопила во все горло, ее лучшая блуза была безнадежно испорчена кровью и жиром. Шум разбудил Софи, дремавшую в кресле у камина. Дуглас, услышав вопли матери, тоже заорал во всю мощь своих легких, вторя ей.

Джудит окончательно потеряла самообладание. Фиона кричала, а Джудит швыряла и швыряла в нее все, что попадало под руку. Какая дрянь! У нее хватило наглости хвастаться перед ней своей связью с Алисдером! Вслед за порезанным луком в Фиону полетела зелень, потом остатки утренней овсянки и черствый хлеб. С каждым попаданием Джудит улыбалась все шире и шире. Лицо Фионы покрылось пятнами куриной крови, по волосам стекала овсянка, а к груди прилипли кольца лука.

Фиона вцепилась Джудит в горло. Та не осталась в долгу.

Маленький Дуглас орал все громче и громче.

Софи начала смеяться, издавая странные скрипучие звуки, и вдруг остановилась от неожиданности.

В дверях стояли Алисдер и Малкольм.

Алисдер быстро поднял с пола Дугласа и посадил его на колени к Софи. Потом подошел к женщинам, ни одна из которых, как он сокрушенно заметил, не собиралась отпускать горло другой. Фиона была ростом поменьше, но плотнее и тяжелее, зато ярость придала Джудит силы.

– Хватит! – закричал Алисдер, но даже это не остановило соперниц.

Пришлось вмешаться и разнять их силой. Малкольм старался утихомирить свою дочь, а Маклеод крепко прижал Джудит к себе.

– Надо вернуть ее англичанам! – кричала Фиона. – Она чужая, ей нет места в Тайнане, она не для тебя!

Она улыбнулась пухлыми губами и опустила ресницы, изображая глубокую обиду. Конечно, она бы выглядела куда более соблазнительно, если бы у нее в волосах не застряли куриные потроха и остатки овсянки с луком.

Увы, все ухищрения Фионы были тщетны. Алисдер никогда не обращал на нее внимания.

– С каких это пор ты знаешь, что для меня лучше, а что нет, Фиона? – грозно спросил он.

– Еще с тех пор, когда ты был мальчишкой, Алисдер, – отозвалась она грудным голосом, который навевал приятные мысли о теплом женском теле и прохладных ночах. – Я всегда знала, чего ты хочешь.

Алисдер признал, что в этом она, пожалуй, права. Когда-то он неизменно краснел при ее появлении. Ее пышногрудая красота разжигала его юношеские фантазии. Он мечтал увидеть ее тело, начинал тяжело дышать, когда она жеманно потягивалась или обнажала ногу. Рядом с ней он всегда думал об одном: поместится ли ее грудь у него в руках и какова эта грудь на вкус.

Впрочем, это было давным-давно, когда он был еще подростком и жаждал прикоснуться к женщине, все равно какой.

С годами он стал разборчивее. Теперь в женщине ему была важна не только грудь, но и ум, который светился в темно-синих глазах, длинные стройные ноги и улыбка, таящая молчаливый вызов. Он жаждал услышать грудной смех, приветствовал несгибаемое мужество, не уступающее мужскому. Он хотел верности, страсти, любви. И подозревал, что только одна женщина способна дать ему все это…

Алисдер посмотрел на Фиону не так сердито, как следовало бы, и не так осуждающе, как хотелось бы его жене. Фиона не просто одна из женщин клана, она – друг юности. Однако взгляд Алисдера оказался настолько равнодушен, что даже Фиона почувствовала это.

– Вот уж не думала, что доживу до того дня, милорд, – произнесла она с видом оскорбленной гордыни, – когда вы предпочтете, чтобы вашу постель согревала английская сучка. Интересно, англичанки делают это по-другому?

– Не злоупотребляй нашим родством, Фиона, – ответил Алисдер, его голос был спокоен и бесцветен, как хмурый день, и не выражал никаких эмоций. Именно это спокойствие заставило Фиону остановиться.

– Так вот, значит, как, – проговорила она, вглядываясь в его янтарные глаза.

– Да, значит, так, – согласился Алисдер.

С сегодняшнего дня между ними все будет уже не так, как раньше. Оба прекрасно поняли это. Он уже не сможет принимать ее заигрывания, как прежде, ибо заигрывание это далеко не невинно. А она, находясь рядом с ним, всегда будет помнить, что Алисдер отверг ее, променял узы, связывающие их, на более сильные чувства: любовь, гордость, желание.

Алисдер сожалел, что все сложилось именно так.

Фиона высвободилась из отцовских рук.

– А жаль, – сказала она, поправляя блузку на груди. – Просто стыд, какая она страшная.

Красота Фионы никогда не подвергалась сомнению. Она выросла с сознанием, что именно она – первая красавица в клане. Для нее это было так же естественно, как для другого – цвет глаз.

Алисдер встретился взглядом с Малкольмом, тот кивнул в знак понимания и силком вытащил Фиону из кухни. Вскоре он вернулся за внуком, который все еще хныкал.

Только после этого кухня снова стала напоминать оазис мира и спокойствия, каким она была всегда, если, правда, не считать цыпленка и овощей, разбросанных по всему полу.

Алисдер повернул Джудит к себе лицом. Она раскраснелась, влажные пряди волос прилипли к груди.

В глазах Алисдера загорелись золотистые огоньки, хитрая улыбка заиграла на губах. Он не отрывал взгляда от лица Джудит. Заметив щетину у него на подбородке, она невольно подняла руку и кончиками пальцев провела по ней.

– Фиона – своя, она просто родня, – тихо проговорил он.

Прикосновение Джудит сразу разожгло в нем желания, которые никогда не угасали, когда она была рядом. Достаточно было вдохнуть ее запах…

Джудит высвободилась из его рук, повернулась спиной и часто-часто заморгала, ощутив резь в глазах. От лука, разумеется, а вовсе не оттого, что Алисдер заступился за нее в присутствии Фионы.

– Родня не родня, а только пусть убирается отсюда! Это моя кухня, Маклеод. – Джудит наклонилась, подобрала цыпленка, собрала зелень и лук с пола. – И только мне решать, кому можно сюда входить. – Джудит намочила тряпку и принялась сосредоточенно протирать забрызганный кровью пол.

Алисдер долго ждал этого дня, ждал, когда Джудит наконец почувствует себя в безопасности настолько, что не побоится выразить свою злость. Алисдер знал, что рано или поздно это должно произойти, и он терпеливо дожидался этого дня. В разбушевавшейся мегере, которую он увидел, войдя на кухню, было трудно признать молчаливую замкнутую женщину, какой он знал Джудит.

Алисдер издал какой-то неопределенный звук, с большим трудом сдерживая внезапно накативший на него смех, и потянулся к Джудит, но та ловко увернулась.

Ей не понравился подозрительный блеск в глазах мужа. Ничего смешного нет. Фиона для нее как заноза.

– Подойди ко мне, жена, – произнес Алисдер, не переставая улыбаться. В его голосе появились совсем новые нотки. Он уже не дразнил, а обещал.

Джудит медленно начала пятиться от него назад к двери, ставя ноги точно по прямой, так что мысок одной стопы касался пятки другой. Она пыталась улизнуть, однако Алисдер разгадал ее замысел.

– Подойди ко мне, Джудит, – повторил он, все тем же ровным, рассудительным голосом.

Только Джудит ему уже не доверяла. Каждый раз, когда Алисдер говорил так, он замышлял нечто из ряда вон выходящее. Она невольно сжалась, когда он хотел положить руки ей на плечи. Алисдер не отрываясь смотрел на нее, и Джудит медленно подняла на него глаза.

За эти нескончаемо длинные секунды они, не произнося ни слова, сказали друг другу много. «Верь мне, – говорил его взгляд, – я не сделаю тебе больно». «Я знаю, – отвечала она, – но иногда просто забываю». Ей страшно хотелось закрыть глаза и спрятаться, но она пересилила себя и позволила Алисдеру заглянуть к себе в душу, обнажив ее как никогда прежде.

«Понимает ли она, что глаза с головой выдают ее?» – подумал он. Сейчас Алисдер мог измерить глубину ее чувства по выражению синих глаз. В их глубине читалась неуверенность, прикрытая чем-то похожим на браваду. Он улыбнулся, кончиком указательного пальца приподнял лицо жены за подбородок и, быстро наклонившись к губам, крепко и горячо поцеловал ее.

– Иди наверх, Джудит, жди меня.

Она слышала эти слова много раз в жизни, но никогда прежде они не вызывали у нее радостного нетерпения, только страх. Алисдер прижал к ее губам палец, не давая ничего сказать.

– Я жду послушания, моя упрямая жена. – Глаза его блестели, он еще раз ласково поцеловал Джудит.

Джудит попыталась сдержать улыбку, но не сумела и улыбнулась – робко и счастливо.

– Хорошо, Маклеод, на этот раз я подчинюсь.

Софи решила, что у ее внука бесподобный смех. Она сидела в кресле, откинувшись на спинку, и думала, что для такой старухи, как она, вечер получился уж слишком насыщенный. Смех Алисдера услаждал ее слух: так когда-то смеялся ее Джеральд.

Глава 24

Алисдер притащил из чулана старую ванну, предварительно вытряхнув картошку, которую обычно хранили в ней, и принялся ее нещадно тереть. Эта ванна была одной из экстравагантностей, которые обожала его мать. Зачем ей понадобилась ванна, покрытая бронзой, он так и не узнал. Странные, фривольные покупки Луизы объединяло одно – они все были сделаны исключительно для ее личного удовольствия и удобства. Подсвечники из сандалового дерева для украшения покоев матери изготовили по ее заказу в Эдинбурге. Из Франции ящиками выписывалось виноградное вино для ее нарушенного пищеварения, никто из всей семьи не имел права прикасаться к нему. Из Германии она выписывала нежнейшее мыло для своей чувствительной кожи, которая грубела на воздухе Шотландии. Правда, ее экстравагантные приобретения не превышали доходов Тайнана. Ну а в 1845 году Луиза забрала все имеющиеся наличные деньги и уехала во Францию. Вспоминая прошедшие годы, Алисдер пришел к выводу, что, если бы мать осталась в Тайнане, она бы наверняка не вынесла трудностей нынешней жизни.

Отмыв ванну, Алисдер с величайшим трудом затащил ее наверх по лестнице. Да и наполнить ее горячей водой оказалось не проще. Результат, однако, стоил потраченных усилий.

Не обращая внимания на протесты Джудит, он через голову стянул с нее грязное платье, а затем и нижнее белье. Она, не переставая, возмущалась, но Алисдер словно не слышал.

– Ты собираешься сварить меня, Алисдер? – проворчала она, когда он помог ей залезть в ванну.

– Перестань, Джудит, вода не такая уж и горячая, – мягко успокоил ее Алисдер.

– Это своего рода раскаяние, Маклеод?

Он был поглощен созерцанием ее обнаженной фигуры. Не дождавшись ответа, она медленно уселась в воду и согнула в коленях ноги, чтобы хоть как-то прикрыть наготу. Конечно, горячая вода очень приятна, но не собирается же она мыться у него на глазах! Если ему доставляет удовольствие ходить голышом, это еще не означает, что она так же бесстыдна.

Алисдер дал ей полотняную салфетку, которой она стала мыть лицо, и поэтому не заметила, как он встал на колени позади нее с такой же салфеткой в руке.

От первого прикосновения Джудит вздрогнула. Алисдер тер ей спину уверенно и твердо. Это совсем не было похоже на прикосновение его нежных губ.

– У тебя болит спина в сырую погоду? – спросил Алисдер, видя, что мышцы ее спины напряжены.

Она повернулась и посмотрела ему прямо в глаза, их разделяли всего несколько дюймов.

– Иногда.

– Ты не лечила эти рубцы?

– Нет, – коротко ответила она. Алисдер подумал, что иногда она ведет себя чересчур по-английски, будто окутывает себя защитным коконом молчания. – Я должна была вести себя так, будто ничего особенного не произошло. Если бы я хоть как-то проявила неудовольствие, мне стало бы только хуже.

В глазах Алисдера промелькнуло выражение, которого она не поняла.

– В Англии все ведут себя с женщинами подобным образом?

– Не знаю, Маклеод. Уверяю тебя, я этим не хвасталась.

– А твоя семья? Разве не могла поддержать тебя?

– Не знаю, я им никогда ничего не рассказывала.

– Ты настоящий стоик, – сказал Алисдер, намыливая салфетку. Он поднял волосы Джудит и принялся тереть ей плечи и шею.

Как странно, он моет свою жену!

Да, надо признать, Маклеод – человек необычный.

Не в первый раз в жизни мужчина говорит с ней ласково и предлагает утешение. Но только Алисдер утешал ее, когда впервые увидел рубцы. Не в первый раз в жизни мужчина с нежностью гладит ее, но только Алисдер делает это, не требуя ничего взамен и вызывая у нее странные ощущения. Не в первый раз в жизни мужчина проявляет любопытство относительно ее прошлого. Но только Алисдер с самого начала их знакомства замучил ее вопросами.

Всегда Алисдер, и только он.

Джудит даже не заметила, что стала говорить о своих рубцах без слез на глазах, тоном, в котором хоть и слышались нотки прошлого страдания, но уже не было ужаса и боли, как несколько недель назад. А вот Алисдер это заметил. Она также не поняла, что, переведя разговор на прошлое, он искусно освобождает ее от смущения и стыда, которые Джудит испытывала из-за своей наготы.

– Ничего стоического в этом не было, – отозвалась Джудит после непродолжительного молчания, вспоминая дни, наполненные жгучей ненавистью к Энтони и его брату.

– А как же назвать это? – спросил Алисдер. – Ты не искала ни помощи, ни защиты…

– У кого? У отца? Он отослал бы меня назад к мужу. У матери? Она такая же пешка, как и я. У сестер? Они бы меня и близко не подпустили.

– Поэтому ты страдала молча.

– Я не страдалица по характеру, – отозвалась она, и Алисдер улыбнулся, подумав, что Джудит права. – Тебе было легко убивать, Алисдер? – вдруг спросила она. От этого вопроса руки Алисдера замерли над ее круглыми плечами. – Ты ведь учился лечить людей. – Она повернула голову и пристально посмотрела на него. Ее прелестные синие глаза выражали тревогу, но у Алисдера возникло странное ощущение, что сейчас не стоит пытаться разгадывать, что скрыто в их глубине.

– Нет, Джудит, это было очень нелегко. Но жить с памятью об этом еще труднее.

Странно было слышать эти слова от человека, который жил так, словно выжимал каждый час досуха, смотрел на небо и видел облака и ширь горизонта, кивал головой, будто удовлетворенный работой Создателя. Она видела, как он наклоняется к цветку, растущему на краю каменистой тропы, восхищенный его красотой и живучестью. Она видела, как он делает это и многое другое, и это не походило на поведение человека, который хотел бы забыть о своих поступках.

Какой была его жизнь в прошедшие два года? Как хотелось ей побольше узнать об Алисдере…

Однако у Маклеода были свои планы. Оставаясь по-прежнему у нее за спиной, Алисдер выпустил салфетку, которая медленно опустилась на дно ванны, взял кусок мыла, провел им по ее плечам, спустился к груди.

– По-моему, иногда стоическое терпение – лучший выход, – сказал он, переходя к соскам и потирая их мыльными пальцами. Он подхватил в ладони груди Джудит, ощутив их приятную упругость и тяжесть. – Но порой такое поведение не очень привлекательно.

– Когда, например? – спросила она дрожащим голосом, опять изумляясь его необычности – касаться ее самых интимных мест и одновременно говорить так, будто они беседуют в гостиной за чашкой чаю.

– Ты не заметила?

Он наклонился к ней, она повернула голову и увидела нежную улыбку у него на губах и блеск озорных огоньков в глазах. Пальцы его скользнули вниз на бедра и ниже. Она опять попыталась избавиться от его рук, но они держали ее крепко и не желали отпускать.

– Я уже чистая, Маклеод, – сказала она сквозь зубы, стараясь не думать о внезапно появившемся ощущении тепла там, где касались его пальцы.

– Да? Ты хочешь, чтобы мы продолжили в другом месте?

Он почти улыбнулся ее быстрому кивку. Она бросила на него гневный взгляд.

«У Алисдера странная тяга к воде», – решила Джудит. Сейчас она старалась думать о чем угодно, только не о том, где находятся его руки. Но не думать об этом было нелегко. Лицо ее пылало, но, конечно, от горячей воды, а не от его ласковых ладоней. Его губы легко и нежно сжали мочку ее уха, потом медленно опустились на разгоряченную шею.

Джудит закрыла глаза.

Нет, она ни за что не прижмется к нему спиной, позволяя целовать свою шею… Нет, она не будет гладить его внезапно ослабевшими руками…

– Тебе больше не нужно быть стоиком, Джудит, – сказал он чуть хриплым голосом. – Я никому не позволю обижать тебя.

– Тогда перестань, Маклеод, – еле слышно попросила она.

– Ты правда хочешь, чтобы я перестал? – прошептал Алисдер, скользя губами по влажной коже ее плеча.

Она ничего не ответила, но само молчание стало ответом.

Пальцы Алисдера перебирали шелковистые завитки волос между ее ног, касались под водой складок ее лона. Джудит вздрогнула и напряглась, но он держал ее своей пленницей, нежно покусывая шею.

– Все хорошо, любимая, – прошептал он.

Ладони его теперь снова покоились у нее на груди. Джудит откинулась назад и прижалась к нему спиной, больше не сопротивляясь. Алисдер коснулся мочки ее уха кончиком языка и выдохнул слова, которые наверняка смутили бы Джудит в другое время.

Но сейчас она потеряла способность думать, взвешивать и оценивать свои действия и поступки. Она только ощущала его знающие, опытные пальцы…

Джудит опустила голову и плотно закрыла глаза, но чувствовала его близость как никогда: губы Алисдера нежно целовали ее шею, язык скользил по плечу, руки сжимали бока, а длинные тонкие пальцы ласкали ее плоть, вызывая глубоко внутри сладкую боль.

Алисдер переместил руку на грудь Джудит, слегка сжимая двумя пальцами набухший сосок. Он наклонился к ее уху и стал нашептывать соблазнительные слова.

– Пожалуйста, – еле слышно выдохнула она, не в силах выносить ожидания.

– Еще чуть-чуть, – так же тихо прошептал Алисдер, продолжая осыпать поцелуями ее шею и ласкать грудь нежными дразнящими движениями.

Его ладонь вернулась к ее набухшей в предвкушении наслаждения плоти. Алисдер поцеловал жену, вкушая страсть, переполнявшую Джудит, провел языком по ее губам и остановился на уголках губ. Джудит выгнулась навстречу, ее грудь, подобно двум белоснежным островам, поднялась из воды. Алисдер снова положил руки ей на грудь. Она впилась руками в его запястья с такой силой, словно от этого зависела ее жизнь, и обессиленно упала на край ванны. Алисдер улыбнулся. Джудит приоткрыла глаза, и его улыбка стала еще шире.

– У вас, шотландцев, такая ванна принята? – спросила Джудит. В ее глазах блестели озорные огоньки.

Алисдер поднял Джудит из ванны, осторожно обтер полотенцем, подхватил на руки, отнес на кровать и тщательно укутал одеялом. Затем быстро разделся и лег рядом с женой.

– Странные у вас обычаи, Маклеод.

– Хочешь перенять? – Одна бровь у Алисдера взлетела вверх, и от откровенного выражения его глаз Джудит смущенно уткнулась в подушку.

Алисдер засмеялся громко, от души, наполнив смехом всю комнату. Потом подложил под голову Джудит руку и крепко прижал ее к себе.

– Хочешь послушать историю о пиктах и вересковом эле? – спросил он вдруг, откидывая волосы с ее лица.

– Рассказывай свою историю, Маклеод, – согласилась Джудит, чувствуя что тает. «Это, наверное, из-за горячей ванны», – рассеянно подумала Джудит и позволила Алисдеру еще крепче прижать себя.

– Так вот, – начал Алисдер, – я уже говорил тебе, что римляне дошли до наших гор, но покорить пиктов им не удалось. Однако другое племя, возможно одно из первых шотландцев, решило повторить попытку римлян. Они слышали рассказ о таинственном вересковом эле, обладающем редким чудесным букетом и сладким пряным вкусом. Секрет эля передавался от короля пиктов его первенцу-сыну и сохранялся в тайне много-много лет. Но однажды шотландский король взял в плен короля пиктов и потребовал, чтобы тот раскрыл ему секрет. Король пиктов согласился, но только с одним условием: король шотландцев должен убить его старшего сына. Понимаешь, зачем? Тогда уж точно секрет эля не узнал бы никто и никогда. Про это даже стихи написаны:

Пускай его крепко свяжут И бросят в пучину вод – А я научу шотландцев Готовить старинный мед!..

Джудит поежилась. «Странная история на ночь», – подумала она, но Алисдер только крепче привлек ее к себе.

– Шотландский король согласился и убил молодого человека. Потом вернулся к королю пиктов, сказал, что убил его сына и теперь ждет, чтобы король пиктов открыл ему секрет эля. Король пиктов спокойно посмотрел на него и ответил, что теперь можно убить и его самого – тайна никогда не будет раскрыта.

А мне костер не страшен.

Пускай со мной умрет

Моя святая тайна —

Мой вересковый мед.[3]

Так тайна и умерла вместе с ним, а эль, который мы готовим теперь, всего лишь бледная копия того эля. Тебе понравилась история?

– По-моему, твой рассказ точно отражает характер шотландцев, Маклеод, – засмеялась Джудит. – Кровожадные, твердолобые и глупые.

– Ах, Джудит, – мягко возразил Алисдер, – мы ведь умеем быть еще верными и храбрыми. Сметливыми и быстрыми. – Он приподнялся на локте и заглянул ей в лицо. – Мы ценим мужество и отличаем честь. – Он прильнул к ее губам в долгом поцелуе.

Алисдер держал жену в своих объятиях до тех пор, пока она не уснула. Ей не снились ни тени прошлого, ни пытки. Они перестали сниться ей с того времени, как они стали спать в одной постели. «Понимает ли она это? – задумался Алисдер. – Догадывается ли, как тепла, мягка и соблазнительна, когда вот так прижимается ко мне во сне?»

Глава 25

– Ты отлично справишься, Мегги, – терпеливо объясняла Джудит уже в пятый раз. – Самая большая опасность в том, что ты можешь заснуть, а не в том, что у тебя не получится, – сказала она, успокаивая Мегги. – Хищники в окрестностях Тайнана не водятся, а браконьерам сюда не добраться.

Мегги неохотно шла следом за Джудит по тропинке, которую протоптала за прошедшие недели сотня овец. Взгляд ее был так мрачен, будто она шла на виселицу, а не бралась за новую работу. Нескольких молодых парней, которые могли бы заняться этим, срочно направили на другую работу, где была нужна физическая сила, – чинить огромные рыбацкие сети, разложенные на берегу, или помогать в новом строительстве. Старейшины клана, а проще – старики, которые сидели на лавочках у своих лачуг, наблюдая и комментируя все происходящее, и слышать не хотели о том, чтобы находиться в компании овец. Поэтому женщины по очереди пасли их, следя за тем, чтобы животные не уходили очень далеко от владений Маклеода.

– Ягнят до следующей весны не будет, – говорила Джудит, – а к тому времени ты уже научишься справляться с ними. Я нисколько не удивлюсь, если ты станешь главной овечьей повитухой в Тайнане.

Слева от них на вершине холма громоздился Тайнан, словно страж, охраняющий клан Маклеодов. Сейчас он уже не казался Джудит таким черным и мрачным, как в тот день, когда она впервые увидела его, но по-прежнему замок стоял полуразрушенным и не радовал глаз. Зато все остальное переменилось.

Мегги без энтузиазма воспринимала свою новую обязанность, но хотя бы перестала отпускать насмешливые шуточки о стычке Джудит с Фионой. До сих пор, вспоминая о том случае, Джудит краснела.

Женщины спокойно шли по тропинке, как вдруг Джудит схватила Мегги за руку и резко пригнула к земле. Высокая трава, доходившая до пояса, скрыла их с головой. Мегги уже открыла рот, чтобы возмутиться непонятными действиями, но тут увидела охваченное ужасом лицо подруги.

На вершине холма, четко вырисовываясь на фоне светло-синего неба, остановились шесть всадников в ярко-красных мундирах английской армии. Пятеро всадников спокойно стояли, а шестой держал в руках вырывающегося ягненка, который своей непокорностью причинял ему немало хлопот, да к тому же громко блеял, призывая на помощь мать.

Мегги посмотрела на Джудит, которая велела ей молчать, прижав палец к губам и не сводя глаз с конного патруля. Левой рукой она указала влево от себя, где в земле виднелось углубление, похожее на отпечаток ноги огромного великана, заросшее по краям густой травой. Больше укрыться было негде. В любую секунду англичане могут оставить несчастного ягненка в покое и посмотреть в их сторону.

Джудит и Мегги начали осторожно передвигаться влево, стараясь, чтобы колышущаяся трава не выдала их присутствия. Жалобное блеяние ягненка становилось все громче, но тут уж они ничего не могли поделать. Ягненка зарежут, и дай Бог, чтобы его одного. Даже в лучшие времена двум молодым одиноким женщинам не стоило тягаться с шестью мужчинами. Ведь едва минуло три года после Каллоденской битвы, а эти шестеро – английские солдаты.

Возглавляет их Беннет Хендерсон. Джудит сразу узнала его по светлым волосам и хищному лицу. Его голубые глаза холодно блестели, на тонких губах играла жестокая улыбка – он наблюдал, как один из его подчиненных молниеносным ударом острого ножа отрубил ягненку хвост.

Стоило англичанам сделать несколько шагов в направлении скрывающихся женщин, и они тут же заметили бы их. Тайнан был далеко, вокруг ни одного работника. Оставалось только надеяться, что, если они будут сидеть тихо, англичане проедут мимо и вся их жестокость на сей раз обрушится на бедного ягненка.

Подруги приникли к земле. Джудит тряслась от страха, она скрестила руки на животе и прижалась спиной к земле с такой силой, будто хотела зарыться в нее.

Кошмар повторился, но только ярким солнечным днем. В снах Джудит никогда не удавалось одолеть Беннета, убежать от него. Сейчас оставалось только молиться, чтобы действительность не повторила сны.

Блеяние ягненка становилось все громче, как и мужской смех. Джудит зажала уши руками и прижалась щекой к земле, вдыхая ее чистый здоровый запах. Ее сердце бешено колотилось, она задыхалась. Боже, только бы оказаться подальше от Беннета!

Рядом с ней неподвижно застыла Мегги, страх которой только возрос от выражения неописуемого ужаса на лице Джудит.

Все стихло. Умолкли птицы, исчез шум прибоя, доносимый ветром, даже прекратилось испуганное блеяние ягненка. Как будто все замерло в ожидании. Женщины затаили дыхание, мгновения казались вечностью. Что они несут? Свободу или насилие?

Их заметили.

Джудит первой увидела сквозь траву приближающийся красный мундир и тотчас, дернув Мегги за руку, выскочила из укрытия и стремглав понеслась по направлению к Тайнану.

– Беги, Мегги, беги! – хотела крикнуть она, но голос словно застрял в горле.

Однако Мегги не двигалась, черт бы ее побрал. Замерла как вкопанная при виде окруживших ее пятерых солдат, ухмыляющихся в предвкушении удовольствия. Потом она медленно попятилась, в ее широко раскрытых глазах застыл страх.

Джудит хотела закричать на подружку, стукнуть по спине, что угодно, лишь бы Мегги очнулась и побежала туда, где могут помочь, но обтянутая кожаной перчаткой рука с силой зажала ей рот, а другая подтянула в седло и прижала к мужскому телу, которое она знала слишком хорошо. Сопротивление, увы, бесполезно.

– Милая Джудит. – Беннет Хендерсон дышал ей прямо в лицо. Странно, дыхание его было свежим и отдавало мятой, а должно было бы смердить. – Как я соскучился по тебе! Сказать как?

Джудит закрыла глаза, чтобы не видеть его, не видеть, как пятеро солдат окружают Мегги. Они громко смеялись, подбадривая друг друга скабрезными шуточками.

Боже, помоги! Пустая мольба. Сколько ночей Джудит напрасно взывала к Богу?

– Давай посмотрим, дорогая Джудит. Хотя смотреть больше любил Энтони, а не я. Признайся, милая, – продолжал Беннет, запуская руку в вырез ее платья и сжимая мягкую грудь, – тебе не хватало наших развлечений?

Джудит попыталась вырваться, но рука тут же отпустила грудь и резко схватила ее за горло. Грубая ткань мундира содрала кожу, а слова ненависти заглушила ладонь.

Резкий визгливый крик Мегги прорезал воздух. Джудит опять попробовала высвободиться, но что бы ни делала, задеть насильника не могла. Это было самое ужасное! Если бы она сумела причинить ему боль, даже самую незначительную, она бы уже не чувствовала себя беспомощной жертвой. Но ее удары не достигали цели, как и ее молитвы.

Беннет развернул ее так, чтобы она могла видеть Мегги. Солдаты успели повалить девушку на землю, задрали юбки. Двое широко раздвинули ей ноги, держа их за колени, а третий, спустив штаны, устроился на Мегги сверху, сжимая руками освобожденную от лифа грудь. Еще один солдат удерживал запрокинутые за голову руки Мегги, чтобы она не сопротивлялась, а последний терпеливо ожидал, пока товарищ закончит.

Рот Мегги заткнули куском ткани, оторванной от ее нижней юбки, но даже кляп не мог полностью заглушить наполненные ужасом крики.

– Ты следующая, милая, – произнес Беннет, подталкивая Джудит в спину. – Я не эгоист, люблю делиться.

Ненависть – слишком слабое чувство, чтобы вместить все, что испытывала Джудит. Если бы чувства имели цвет, ее ярость была бы черной, цвета шабаша и спекшейся крови. Неужели можно жить с такой ненавистью? Но насколько бессильно это чувство! Ее ненависть пуста, она не спасла Мегги. Не поможет и ей самой.

Как ни странно, Джудит спасла овца. Блеяние ягненка насторожило его мать, она отделилась от стада в поисках пропавшего дитя. Стадо, тупо следующее за чем угодно, свернуло с пути, по которому шло, и направилось следом за овцой. Будто огромная белая волна накрыла склон, ее-то и заметил Малкольм, работавший в замке.

– А ну-ка, посмотри, парень, – произнес он, обращаясь к Маклеоду и сопровождая свои слова мощнейшим ударом. Он помогал Маклеоду чинить крышу, стоя на стремянке, когда заметил неладное. Маклеод тоже почуял беду.

– Малкольм, – начал Алисдер, странно напряженным голосом, – мы закончили изгородь у юго-восточного края пастбища?

– У меня всего две руки, – ворчливо отозвался старик. – Я не забыл, обязательно доделаю. – Он не выдержал тяжести связки соломы, которой покрывали крышу, и уронил ее на землю.

– Тогда, – сказал Алисдер, собираясь спуститься, – нам лучше поторопиться, а то овечки сожрут наш урожай, прежде чем мы их остановим.

Одно упоминание об угрозе их будущему продовольственному запасу подстегнуло Малкольма, который позвал на помощь других работников.

Английские солдаты, храбро напавшие на двух беззащитных женщин, решили не связываться с тремя десятками взбешенных шотландцев, вооруженных палками и молотками, и поспешили ретироваться.

Однако спасти Мегги не успели.

Глава 26

– Как она сегодня, Алисдер? – тихо спросила Джудит, стараясь не разбудить спящую на кровати Мегги. Она смотрела на съежившуюся под одеялом женщину и с трудом сдерживала слезы.

В комнате, которую раньше занимал Айан, а сейчас отдали Мегги, Джудит провела последние полмесяца. Софи было тяжело подниматься сюда по крутым ступеням, а Малкольм боялся помешать. Здесь Джудит пряталась от презрения клана.

Мегги замкнулась, ушла в себя, погрузилась в черную пучину, и Джудит не знала, вернется ли бедняжка из этого путешествия.

– Ни лучше, ни хуже, боюсь, – прошептал Алисдер.

Он не был уверен, что Мегги поправится. Телом – да, а вот душой? Как объяснить это Джудит? Засыпая, Мегги проваливалась в бездну, которая всегда заканчивалась ужасным кошмаром. Просыпалась она со страшным криком, словно отбивалась от кого-то. Она очень напоминала Алисдеру Джудит, которая тоже уходила в пустоту, куда ему не было доступа, где он был не в состоянии помочь ей.

Когда Мегги не спала, она лежала в постели Айана, уставившись в потолок широко раскрытыми глазами. Она ничего не говорила и, казалось, не слышала увещеваний Джудит.

Алисдер не сводил с жены взгляда, который выражал тревогу врача и мужа. Происшествие подействовало не только на Мегги.

Он сжал кулаки, вспоминая сцену, представшую тогда перед его глазами. У него остановилось дыхание, когда он увидел, что Мегги насилуют, а английский офицер крепко держит Джудит. Увидев большую толпу приближающихся шотландцев, англичане повскакивали на лошадей и помчались прочь. Алисдер уже схватил Беннета Хендерсона, но тому все же удалось скрыться благодаря резвости своего жеребца. Алисдер хотел броситься вслед за всадниками, хотя они были англичанами, а в Шотландии правили английские законы. Он был готов убить тех, кто посмел прикоснуться к его жене и изнасиловать одну из женщин клана. Но тот же закон не разрешал ему вооружать своих людей, да и лошадей у них не было, чтобы преследовать английский патруль. Его национальность не позволяла требовать справедливости. Английская справедливость не распространялась на жителей Шотландии.

Джудит находилась в ужасном состоянии, она не сводила глаз с Мегги, которая лежала на траве, как сломанная и выброшенная кукла. Джудит сжалась, когда Алисдер коснулся ее руки.

– Они ушли, Джудит, – сказал он.

Лицо его исказила тревога и боль. Прошло несколько мучительно долгих мгновений, прежде чем она пошевелилась и шагнула к мужу. Джудит предпочла бы заползти в открытую могилу, только бы не встречаться с Беннетом Хендерсоном.

Алисдер обнял ее за плечи, крепко прижал к себе и держал так, пока она не успокоилась. Потом он отвел ее к огромным валунам, которые громоздились в стороне, а Мегги накрыли и медленно понесли в Тайнан. Только когда Джудит перестала дрожать, он взял ее на руки и понес к дому. Гневное бормотание сопровождало их до самого замка, но Алисдер крепко держал жену на руках, стараясь оградить ее от любопытных глаз и злобных слов.

При чем тут национальность? Будь женщина англичанкой или шотландкой, она все равно остается женщиной, а жестокость содеянного не меняется: ведь сильный сделал своей жертвой слабого. Случившееся не имеет отношения к политике или национальной вражде. Это извечное столкновение мужчины и женщины.

С того дня Джудит почти не разговаривала, в ее синих глазах застыло отчаяние, она похудела. Один раз Алисдер уже сумел победить ее страх, поэтому очень чутко чувствовал ее состояние. Джудит, правда, не вздрагивала, как прежде, от его прикосновений, но снова погрузилась в кошмары воспоминаний.

За это Маклеод проклинал англичан.

– Она сегодня ела?

– Немного бульона и хлеба. Больше ничего. – Алисдер поправил одеяло и отошел от кровати.

Джудит стояла так неподвижно и напряженно, что со стороны казалась хрупкой стеклянной статуэткой. Возможно ли пробиться через ее броню? Примет ли она когда-нибудь его как мужчину? Он чувствовал себя ненужным и лишним, и как врач и как муж. Даже как глава клана он сейчас бессилен. Алисдер прекрасно осознавал это и еще больше мучился.

Он обнял жену, утешая без слов и предлагая защиту, а она молча стояла в его объятиях, застывшая и неподвижная. Алисдер по-отечески поцеловал Джудит в лоб и направился к двери.

– Ей нужно только время, – проронил он, хотя хотел сказать много больше, чтобы рассеять ужас в глазах Джудит.

Джудит восприняла его слова так, как она приняла бы букет ядовитых цветов из рук ребенка, с лаской и нежностью, ценя, если не сам подарок, то внимание. Алисдер не понимает, не может понять, но говорит от всего сердца и очень тревожится…

Время. Можно подумать, оно в состоянии залечить раны. Время. Какое значение оно имеет? Бег стрелок на циферблате ничего не меняет. Да, конечно, внешние раны со временем затягиваются, ссадины исчезают, кости срастаются. А как насчет душевных ран, которые не видно глазом, но которые не менее глубоки и болезненны? Они пожирают душу.

Джудит устремила взор на море.

Время. Панацея, которую предлагают отчаявшимся. Проживи сегодня, и завтра наступит облегчение. Но завтра не становится лучше, надежда снова ускользает. Ладно, потерпи до послезавтра, тогда уж точно полегчает. И так без конца, пока время не превращается в способ измерения глубины страданий. Боже, прошу тебя, облегчи мои страдания.

Время не залечивает раны.

Джудит знала это лучше других.

Время не изменяет ничего, разве что притупляет боль насилия, но оно не в силах стереть ее из памяти. Время не избавляет от сознания, что плоть предала уже тем, что приняла насильника. Будто в силах Джудит было помешать этому вторжению. Время не уменьшает ужаса насилия над духом. Оно в силах успокоить и помочь с этим ужасом жить.

Джудит сидела на краю кровати и смотрела в бледное лицо Мегги.

– Ты когда-нибудь видела зло, Мегги? – спросила она спокойным бесстрастным голосом, словно подруга не спала, а слушала ее. Впрочем, Джудит понимала, что Мегги слышит ее, знала, потому что когда-то испытала то же самое. Девушка спала, но ей был нужен не столько сам сон, сколько возможность забыться. Через какое-то время плоть отдохнет, но дух останется в белом облачке сознания, которому израненная душа не дает проснуться.

Такой сон никогда не бывает достаточно глубоким.

Поэтому Джудит поделилась с подругой единственным, что могло помочь той. Она рассказала ей всю правду.

– Я хорошо знаю это, – тихо начала Джудит, уставившись в свои ладони, чуть огрубевшие и покрасневшие от работы. В большом пальце у нее была заноза. Алисдер вытащил ее и промыл ранку чем-то щиплющим, при этом прочитал ей целую лекцию об опасности открытых ран…

Джудит говорила запинаясь, слова слетали с губ медленно, но не потому, что она не хотела говорить, а потому, что вытаскивала их со дна пропасти. Однажды ей приснилось, что она падает в черноту, в бездонную пустоту, не за что ухватиться, чтобы остановить падение. Отравляющий душу стыд, который она испытывала к себе, жил в этой бездне, словно создание ночи, боящееся света дня. Было очень трудно выговаривать слова, рассказывать, как все происходило. Она говорила о себе в третьем лице, как о женщине, которую хорошо знала, как о близком друге. Словно это случилось не с ней, а с кем-то другим, с какой-то несчастной, которую теперь можно только пожалеть.

Однако через некоторое время голос Джудит зазвучал уже не так обреченно. Она часто забывалась и говорила «я» вместо «она». В интонации стала прорываться печаль. Она судорожно сглатывала стоящий в горле комок, по щекам текли слезы, которых она не замечала. От слез лицо стало мокрым, как от дождя, который омывал и очищал ее душу изнутри. Джудит впервые рассказывала постороннему обо всем, что с ней произошло. О жизни с Энтони, об ужасе, который охватил ее, когда она поняла, что представляет собой ее новое замужество, о Беннете и страхе, который сковывал ее при наступлении вечера.

Когда Мегги открыла глаза и посмотрела на подругу, Джудит не заметила этого. Она была слишком поглощена своим рассказом, заново переживая прошлое.

– Впервые Энтони познакомил меня с братом в ту ночь, когда мы приехали в Лондон. Энтони и Беннет были очень близки и делились абсолютно всем. Сначала это были мелочи, такие как рубашки, воротнички, башмаки. Потом покрупнее: лошади, должности, шлюхи. И наконец, жена.

Энтони особенно нравилось смотреть, как Беннет бьет ее хлыстом, пока кровь не начинала течь потоком. Крики и стоны Джудит доставляли Беннету гораздо большее наслаждение, чем молчаливое принятие происходящего. Джудит стала игрушкой для его беспокойных ночей, когда шлюхи и официантки из бара были разобраны, заламывали слишком высокую цену или просто наводили на него скуку своим тупым молчанием. Она стала жертвой его садистских экспериментов.

– В первый раз им пришлось связать меня. Во второй – они насильно влили мне изрядную дозу бренди. А где-то в пятый раз, точно не помню, им уже было достаточно слегка связать мне руки! Я и сама бы уже никуда не убежала. Я была переполнена отвращением к тому, что они сделали с моим телом, с моей душой, боялась выйти на улицу, столкнуться с соседями. Когда я случайно встречалась с кем-нибудь взглядом, то всегда первой отводила глаза. Я была слишком грязная.

Сначала Джудит думала, что умрет. Она призывала в молитвах смерть, когда муж с готовностью помогал привязывать ее к кровати, а потом с возбуждением наблюдал, как Беннет насилует ее. Ночи Джудит были наполнены ужасом, днем она впадала в оцепенение, сгорала от стыда. Но она не умерла. Тело не сдавалось, душа разлагалась много быстрее.

Джудит разъединила крепко сомкнутые пальцы, подняла глаза к открытому окну.

– Какая-то часть меня словно закрылась в раковине. Я перестала быть личностью, стала не более важна, чем стул, свеча, любая вещь. Когда они издевались надо мной, я не позволяла себе ничего чувствовать.

В одно ужасное утро Джудит едва не лишилась рассудка, уподобившись потерявшим разум бедняжкам из больницы Святой Марии. Она была одна дома, тишина окутала ее облаком. Вместо того чтобы подняться с рассветом, она осталась у себя в спальне. Сидела посередине постели, нечесаная, со спутанными волосами, скрестив руки над головой, и медленно раскачивалась взад-вперед, а с губ ее срывались звуки, подобные стонам попавшего в западню животного. Душа словно отделилась от тела и повисла рядом, не в силах заставить Джудит замолчать, не в силах исцелить ее. В таком состоянии она провела все утро, пока постепенно, капля за каплей, не вернулась ясность разума.

Тогда она была очень похожа на Мегги, загнанная в мир без мыслей, без воспоминаний, закутанная в белый туман, который поглощал боль и отчаяние. Но потом она поняла, что этот мир требует взамен слишком много, если хочешь стать его постоянным обитателем. В этой молочной пустоте сверкнула искра, надежда на спасение, шанс выжить.

С того дня Джудит стала воплощать свой план в жизнь.

– Прости меня, Мегги. Прости, что причинила тебе боль, что притащила его сюда.

Мегги изнасиловали из-за нее. Из-за нее Алисдер теперь в опасности. В опасности весь клан. Невольно, сама того не желая, она принесла опасность, причем в самой одиозной форме – в виде настоящего зла, которое не изменилось, не зависело от места и времени. Оно оставалось прежним, как оса в корзине, готовая ужалить, стоит лишь открыть крышку.

– И как же ты спаслась? – раздался издалека голос Малкольма.

Джудит повернула голову и увидела, что старик стоит в дверном проеме, а лицо его ничего не выражает. В любое другое время, при иных обстоятельствах она бы испытала страшный стыд, оттого что он услышал ее рассказ. Но сейчас ею правили только два чувства – вина и горе.

Джудит улыбнулась грустной улыбкой и посмотрела прямо ему в глаза. Что бы сказал Малкольм, если бы она сказала правду, если бы он узнал, что последнее слово, последняя жестокость остались за ней, а не за Энтони или Беннетом?

Она терпела их жестокость до тех пор, пока не перестала сопротивляться, и именно эта покорность судьбе однажды дошла до ее сознания и побудила к действию. Ушел целый год, чтобы вырастить маленькое растение с серебристыми листьями, год, за который она накопила достаточное количество бутонов, высушила их, растерла в порошок. А потом приготовила жареного цыпленка и посыпала его смертельной отравой.

Убийца. Она убийца.

Она никогда не забудет, как Беннет шептал ей в тюрьме это слово.

Но Малкольм этого не поймет. Да и кто поймет?

– Он умер, – коротко ответила она.

Когда она отошла от застывшего и окоченевшего тела мужа и смотрела, как заколачивают крышку гроба, ее радость объяснялась не только смертью Энтони, но и подарком, который сделал ей король Георг II, отправив полк, в котором служил Беннет, куда-то очень далеко. В Шотландию. Но Джудит об этом не знала.

Глава 27

Софи просыпалась медленно. В ее снах было больше вещественного, чем в реальности. Она поморгала. Ее окружали воспоминания, наполненные лицами и голосами тех, кого уже нет в живых. Она горько вздохнула, опять почувствовав боль потери.

Софи отказалась от тарелки, которую ей предложила Джудит.

– Спасибо, дитя, я не голодна.

Софи выглядела очень бледной, с красными пятнами на морщинистом лице. Джудит наклонилась и поцеловала ее в лоб, почувствовав губами сухую, напоминающую пергамент кожу.

Джудит отнесла тарелку назад на кухню. Потом она предложила еду Мегги, но та только отвернулась, когда Джудит поставила поднос рядом с кроватью.

Мегги спала уже меньше, а когда бодрствовала, лежала с открытыми глазами и смотрела в окно. Но по-прежнему хранила молчание. Джудит знала, что молчание одновременно и лечит, и держит в плену. Самой Мегги решать, чем оно станет для нее. Они ни разу не говорили о признании Джудит неделю назад. Иногда их взгляды встречались, и тогда в глазах Мегги Джудит читала невысказанные вопросы.

Джудит вернулась в комнату к Софи с тазиком теплой воды и хотела помочь ей снять ночную рубашку, черную, французскую, отделанную старинными кружевами, но Софи отмахнулась.

– Я могу позволить себе поспать сколько хочется, дитя, – улыбнулась она. – А вот на тебя времени не хватает. Надо бы больше оставаться с теми, кого любишь, а не дремать, как кошка на солнышке.

Джудит не знала что ответить. В новой жизни многое не устраивало Джудит, но без доброты и ласки Софи она бы уже не смогла обойтись.

– В кухне еще остался кто-нибудь? – спросила Софи, распрямляя ноги.

– Алисдер помогает овце разродиться, трудный случай, – отозвалась Джудит.

Малкольм перестал есть с остальными в замке с того дня, как узнал о прошлом Джудит. Как ни странно, он никому не рассказал о том, что услышал тогда. Джудит ожидала, что он со злорадством разнесет по всей деревне степень ее падения, но, похоже, он держал язык за зубами, что немало удивило Джудит.

Сама она не стала дожидаться, пока в клане сменят гнев на милость. Каждый день всю прошедшую неделю она приходила в прядильню под охраной одного из близнецов – так распорядился Алисдер. И каждый день ее встречало враждебное молчание женщин. Она садилась за старенькое клацающее веретено, еле слышно напевая себе под нос и делая вид, будто этот скромный вклад в общественный труд что-нибудь изменит. Ничего она этим не изменит, и все это прекрасно понимали, однако продолжали свою нехитрую игру.

Джудит хотелось бы думать, что одинокие часы в прядильне дают ей пищу для размышлений, отвлекают от мыслей о Мегги. Но это было неправдой. Полное уединение, размеренный шум веретена стали привычно необходимы, и только собственная вина занимала все мысли. Остальные немногие чувства были связаны с Маклеодом.

– Помоги-ка мне, дитя. Старые кости говорят, что мне недолго осталось.

Джудит взяла Софи под локоть и помогла подняться. В ответ старушка благодарно улыбнулась, вынула свечу из подсвечника и протянула Джудит.

– Должна тебе кое-что показать, дитя. Ты – единственный человек, который может выполнить мою последнюю просьбу. Я доверяю тебе, как никому другому, знаю – ты защитишь Алисдера, когда меня не будет.

– Ну что вы, – отозвалась Джудит, стараясь придать голосу неподдельную искренность. – Вы еще всех нас переживете, бабушка.

– Сейчас не время притворяться, детка, будем говорить начистоту, – твердо отрезала Софи, опираясь на Джудит. – Каждую ночь смерть стоит на пороге моей комнаты. Я вижу ее, но прошу подождать до следующего дня, прежде чем эта карга успевает призвать меня к себе. Она садится у меня в ногах и считает каждый мой вдох. Я не в состоянии увидеть будущее, но я предвижу его. Чувствую, у меня осталось совсем немного времени.

Джудит опять не нашлась что ответить. Она молча помогала Софи идти туда, куда та указывала своей клюкой. Силы старой Софи убывали, поэтому лучшей помощью со стороны Джудит было не спорить со старухой, а просто вести через еще темный двор в покинутую башню замка.

Две лошади умиротворенно жевали сено в помещении, напоминающем церковный придел. Когда-то здесь была семейная часовня. Сквозь разрушенный верх башни проглядывало серое небо, стены покрылись толстым слоем копоти и плесени. Запах стоял ужасный. Сохранился только большой каменный алтарь: видимо, не хватило сил разрушить. Все металлические части либо оплавились в огне пожара, либо были безнадежно покорежены. Сейчас алтарь использовался как огромная полка для хранения различной мелочи. Воздух пропитался запахом животных и сырости, но все эти запахи забивал запах гари. Не сохранился и пол, выстланный разноцветными керамическими плитками. Во многих местах плитки были разбиты, а кое-где вообще отсутствовали. Короче говоря, в бывшей часовне царили те же разруха и запустение, что и в замке.

Они прошли дальше и вскоре остановились перед сохранившейся массивной дубовой дверью, ведущей в другую башню. Софи знаком попросила Джудит открыть ее. Джудит отодвинула засов. Они оказались в круглом заброшенном помещении в основании сохранившейся башни замка. Здесь не было ничего, кроме остатков сена, раскиданного по каменному полу, пауков и вездесущих мышей, с писком разбежавшихся по норам. Джудит очень надеялась, что свечи хватит надолго и ее не задует сквозняком.

– Закрой дверь, дитя, – сказала Софи, отпустив Джудит и прислонившись к стене. Она тяжело дышала и рассеянно оглядывалась по сторонам. У Джудит промелькнула мысль, что Софи забыла, зачем они пришли сюда. – Мне уже тяжело хранить тайну одной, – прошептала Софи. Она хорошо знала, что в этой комнате сильное эхо, которое отражается от стен и возвращается к говорящему. – Я посвящу тебя в нее сегодня, прежде чем смерть лишит меня голоса. – Она медленно повернулась к Джудит, но разглядела только контур ее бледного лица. Одной свечи явно не хватало, чтобы осветить помещение. – Поклянись, что никогда никому постороннему, не из клана Маклеодов, не расскажешь о том, что сейчас увидишь и узнаешь. – Голос ее походил на голос привидения из могилы.

Джудит молча кивнула, немало озадаченная торжественным тоном Софи.

– Тогда пойдем, дитя.

Старушка с трудом прошаркала к стене с высоким окном, затем медленно подошла к двери. Джудит показалось, что Софи считает шаги. Наконец она остановилась и подозвала Джудит. Та опустилась на колени там, куда указывала клюка Софи, и начала разгребать сено. Под ним Джудит обнаружила едва заметное в тусклом свете горящей свечи, скрытое в полу железное кольцо. Довольная результатом, Софи отошла в сторону. Память не подвела ее.

– Здесь вход, Джудит. Потяни за кольцо, увидим, что ждет нас впереди.

Джудит сделала, как просили, однако это оказалось не так-то просто. Крышка была из того же камня, что пол и стены замка. С большим трудом Джудит удалось приподнять и чуть-чуть сдвинуть крышку с места. Она просунула в образовавшуюся щель руки и, поднатужившись, откинула ее. Раздался тяжелый удар, слегка приглушенный сеном. Они с Софи посмотрели друг на друга, замерев в ожидании, но снаружи по-прежнему не доносилось ни звука, никто не примчался посмотреть, что происходит в башне.

Софи передала свечу Джудит и указала на ведущие вниз ступени. В неярком мерцающем свете Джудит видела, как тревога исказила лицо Софи. Эта тревога да еще быстро убывающие силы старушки заставили ее подавить страх и спуститься по лестнице. Ступени были вырезаны прямо в земле, мокрые и скользкие.

Поначалу в открывшемся проеме ничего не было видно. И, только спустившись до конца лестницы и подняв свечу высоко над головой, Джудит поняла, где находится. Старинные мечи, кинжалы и шпаги висели ровными рядами на стенах. На грубо сколоченных полках громоздились ржавые от времени щиты многих поколений Маклеодов. На полу рядами стояли серебряные кувшины, миски и другая посуда, почти почерневшая и лишенная привычного блеска, отдельно лежало столовое серебро, отражая пламя свечи. Справа у стены стояли резные стекла и витражи из окон в комнатах замка, а почти под самыми ногами Джудит разглядела длинные камышовые трубочки с небольшими дырочками по всей длине, прикрепленные к кожаному мешку.

Джудит мгновенно поняла, что предстало перед ней.

Сокровища Маклеодов. Но не серебро, не резные стекла и даже не спрятанная волынка несли смертельную опасность клану. Оружие. Целый арсенал. Его берегли как зеницу ока. Увиденное долго стояло у Джудит перед глазами после того, как она покинула тайное хранилище, передала свечу Софи и как можно тише вернула каменную крышку на место.

– Зачем? – Это был единственный, пришедший ей в голову вопрос. Она вспомнила английских солдат во дворе замка, всего в нескольких шагах от этого места.

– В клане есть люди, дитя мое, которые мечтают о возврате к прежним временам. Дням славы, – грустно отозвалась Софи. – Наверное, горе позволило мне думать, что их мечты имеют под собой какую-то почву. А может быть, я просто глупая старуха. Когда они пришли ко мне, я показала им это место, а теперь не могу успокоиться. Я хочу попросить тебя кое о чем, дитя, – торжественно произнесла Софи. В темноте, с прыгающими по стенам причудливыми тенями, отбрасываемыми одинокой свечой, Софи подробно объяснила притихшей молодой женщине, которую хорошо узнала и успела полюбить, чего от нее хочет. Джудит внимательно слушала, время от времени кивая головой. Хотя сердце у нее в груди билось быстро-быстро, а дыхание участилось, она наконец согласилась.

Софи погладила Джудит по щеке высохшей ладонью, потом поцеловала ее в щеку сухими губами.

– Сделать то, о чем я прошу, очень нелегко, я знаю, – добавила она.

– Я попробую, но меня могут не послушать, – засомневалась Джудит.

– Послушают, Джудит. Они отлично знают, что я никогда не доверила бы тебе этой тайны без особой причины.

– А почему вы пошли на это?

– Ты еще спрашиваешь, Джудит? Из-за выражения твоих глаз, когда ты смотришь на моего внука. Из-за улыбки на твоем лице, когда ты думаешь, что никто не видит тебя. Из-за румянца на твоих щеках, когда он объявляет, что уже поздно и пора ложиться, а твои глаза загораются радостным предвкушением. Вот почему, дитя мое. Из-за твоего бесконечно доброго сердца и способности любить.

– Но как узнать, что я способна любить, бабушка? Как это узнают?

В голосе Джудит прозвучала боль и разочарование. Софи ласково потрепала молодую женщину по щеке, загадочно улыбнулась и тихо произнесла:

– Когда ты просыпаешься утром и с нетерпением ждешь наступающего дня, Джудит, или когда тебе до боли хочется поговорить с одним человеком, особенным для тебя, или когда обстоятельства вдруг перестают быть безнадежными и ты видишь, что чудеса возможны… Это любовь все переменила. В любви есть обещание, Джудит, оно-то и озаряет ярким светом все вокруг. Ищи это обещание, дитя мое, и ты узнаешь любовь. Я благословляю тот день, когда ты появилась во дворе замка, – тихо произнесла Софи. – А ты счастлива, что приехала сюда?

– У меня не было выбора, – с горечью ответила Джудит.

– А что бы ты сделала, если бы выбор появился сейчас?

Повисло неловкое молчание. Джудит задумалась об опасности, которую она представляла для Алисдера и всего клана. Она не смеет думать о любви. Разве она достойна этого чувства?

– Не борись с любовью, когда она настигает тебя, дитя, – ласково проговорила Софи. – Алисдеру нужна твоя любовь. И особенно понадобится, когда меня не будет.

Джудит ласково обняла Софи, крошечную и хрупкую, но источающую жизненную силу.

– Не спешите покинуть меня, бабушка, – тихо пробормотала Джудит, чувствуя, что слезы наполняют ее глаза. – Мне так нужны ваши советы.

– Это уж как Богу будет угодно, дитя, – ласково улыбнулась Софи. – Всегда помни, что я люблю тебя, как свою дочь. Моя любовь останется с вами, с тобой и с Алисдером, после того как земля Тайнана примет мои кости.

Но как можно любить ее, зная правду?

Глава 28

В темноте мерцали свечи, отбрасывая длинные тени на стены.

Джудит зябко повела плечами и посмотрела в черный проем массивного камина в комнате хозяина замка. В его глубине легко поместилось бы шестифутовое полено, но сейчас там было голо и пусто. Последний раз огонь в камине разжигали солдаты графа Камберлендского.

Впрочем, сейчас Джудит было не до ее отношений с армией графа, не до Беннета или Энтони. Она думала о поручении Софи, о том, что она говорила о любви.

Улыбка Джудит показалась Алисдеру печальной и странной. Англичанка околдовала его! Приворожила своей загадочностью, намеком на не находящую выхода страсть. Он подозревал, что Джудит – натура глубокая, неординарная, но не представлял, что однажды будет охвачен желанием защитить, уберечь ее, что от полуулыбки жены у него радостно забьется сердце.

С тех пор как английские солдаты изнасиловали Мегги, он был очень заботлив и внимателен к жене, чувствуя в ней безмерную и глубокую скорбь, которую она не собиралась делить с ним. Или она думает, что он бессердечный чурбан и ничего не понимает? Достаточно было взглянуть в глаза Джудит, чтобы увидеть застарелую боль, понять, что случившееся с Мегги когда-то произошло и с ней самой. Теперь все стало на свои места: ночные кошмары, приглушенные крики, ужас. Джудит боялась не брака, она боялась власти мужчины над собой.

– Вот уж не думал, что ты из тех, кто наказывает сам себя, – начал Алисдер, сразу отбрасывая желание шутить. – Здесь же очень холодно. – Джудит робко посмотрела на него через плечо. – Или уже готовишься к зиме? – спросил Алисдер, заметив, что Джудит покрылась мурашками и пытается обхватить себя руками, чтобы согреться. Для шотландца ветер, дувший в окна, не был холодным, но для человека непривычного к нему, вполне мог показаться таковым.

– Не уверена, что выдержу зиму, Маклеод, – откровенно призналась Джудит. – Я и сейчас уже замерзаю.

– Тогда позволь согреть тебя, – произнес Алисдер, подойдя сзади и крепко прижав Джудит к себе. В первый раз после очень длительного перерыва она позволила дотронуться до себя, и он не собирался ее отпускать.

– Ягненок родился?

– Да, дорогая, у нас теперь на одного производителя шерсти больше. Весь мокрый, беззащитный и не закрывая рта зовет мать.

От Джудит веяло свежестью и редкими английскими розами, волосы ее были мягки, как пушок на голове Дугласа, а кожа нежна как шелк под огрубевшими от работы ладонями Алисдера.

Джудит будто растворилась в его нежности, что немало удивило ее. Маклеод человек необычный… Он без видимого усилия помогает Геддесу подняться по крутой лестнице и подбрасывает в воздух Дугласа до тех пор, пока тот не начинает визжать от восторга.

Он стал ей небезразличен, такого с ней в жизни еще не случалось. Стоило ему закашлять во сне, как она тотчас просыпалась и долго лежала без сна, прислушиваясь к его дыханию и волнуясь, не лихорадка ли у него или какая-либо другая скоротечная болезнь. Когда он во сне потел, она щупала его лоб, чтобы убедиться, что у него нет жара, будто он – маленький ребенок. Она баловала, нянчила, холила его, полагая, что этого никто не замечает.

Теперь ей хотелось держать Алисдера в своих объятиях, покрывать его широкую спину поцелуями, ласкать его теплую кожу. Глубина своих чувств пугала Джудит так, как никогда не пугал ни Энтони, ни даже Беннет.

Неужели это то, что бабушка называла любовью? Джудит не знала. Как распознать любовь, если никогда не испытывал ее прежде?

Джудит догадывалась, что любить Алисдера Маклеода означает полностью отдаться ему, не только телом, но и душой. Довериться полностью и безоговорочно. Поверить в добро и справедливость, благородство и честь. Так легко и так трудно для того, кого мучает вина, кого коснулось зло.

Она тяжело вздохнула. Он тут же повернул Джудит лицом к себе так, словно она была легкой как перышко. Его янтарные глаза искрились, кончиком пальца он приподнял ее лицо и улыбнулся.

– Анну все любили?

Неожиданный вопрос так изумил Алисдера, что он замер.

– Анну? – переспросил он удивленно.

– Да, твою жену.

– Я понимаю, о ком ты спрашиваешь, Джудит, – ответил Алисдер, чувствуя, как его охватывает раздражение. Вечно она делает что-то непредсказуемое. Джудит полна сюрпризов. Пожалуй, в предстоящие двадцать лет скучать не придется. Он улыбнулся.

У Джудит что-то сжалось внутри, когда она увидела нежно-мечтательное выражение на лице мужа, вызванное, как она решила, воспоминанием об Анне. Она посмотрела на свои сжатые кулаки и подивилась, как у нее хватило смелости задать вопрос. За исключением того дня, когда он с непринужденной нежностью держал ее у себя на коленях, имя Анны не упоминалось в их разговорах. Джудит попыталась мысленно представить ее портрет. Нежное милое лицо, излучающее терпение и доброту, чистоту Мадонны. Подходящая пара для хозяина замка, лорда Маклеода.

– Анна тоже мерзла зимой. Ты об этом хотела спросить? – Алисдер озадаченно нахмурил лоб.

– Я не говорила, что хотела о чем-нибудь спросить, Маклеод.

– Не буду спорить, Джудит, но я еще не потерял память, как Геддес. Я слышал твой вопрос. Только не могу понять, почему это тебе так важно?

– Я спросила просто так, Маклеод, чтобы поддержать разговор, как о погоде.

– А по-моему, нет, – возразил он, не позволяя ей выскользнуть из его рук. – А что касается обожания, никогда не слышал, чтобы о ней сказали что-нибудь плохое.

– Даже Фиона? – пробормотала Джудит, прижимаясь лбом к широкой груди Алисдера. Ни за что на свете она сейчас не взглянула бы в его проницательные глаза!

– Даже Фиона, – подтвердил Алисдер без тени насмешки, но с таким пониманием, что Джудит мгновенно почувствовала всю нелепость своей ревности.

– Мне кажется, тебе бы Анна понравилась, – произнес Алисдер, желая загладить неловкость Джудит. – Она была милой и доброй, никогда не думала о себе. Но оказалась слишком хрупкой для здешней жизни. Иногда мне кажется, что она была и слишком добродетельна для этой жизни.

Алисдеру нелегко было жить со святой женой. Анна, робкая, тихая, никогда не повышала голоса, у нее никогда не возникало желания первой прикоснуться к мужу, первой начать любовную игру. Обычно она неподвижно лежала, не столько изображая из себя жертву, сколько пытаясь сохранить подобающее даме ее ранга положение, занимаясь столь малодостойным делом, как близость с мужчиной. Да, в Тайнане она пользовалась всеобщей любовью, но это была любовь к тому, кто слабее других.

Джудит, несмотря на все ее злоключения, имела душу борца, не ангела. Она была полнокровной женщиной, которая смотрела на него потемневшими, почти черными глазами.

В отличие от потрепанной жизнью жены-англичанки с разъедающей душу тайной, Анна была слишком хороша для этой жизни.

Как можно было не любить такое воплощение добродетели? Как не обожать такого ангела? Непонятно, почему Маклеод не воздвиг в ее честь памятник.

Святая Анна.

– Прости меня, – сказала Джудит, сострадая мужу всей душой.

Она произнесла слова торопливо, как-то уж очень по-английски и довольно холодно. Джудит выскользнула бы из его объятий, однако избавиться от общества Маклеода можно было, только когда он хотел этого сам. Он еще крепче прижал жену к себе, легко поднял и отнес на кровать.

Джудит лежала не двигаясь. Алисдер пристроился рядом. Когда он обнял ее, она не стала сопротивляться, но оставалась все в том же напряженном положении, неохотно положив голову ему на руку. Его пальцы легко касались волос на ее висках. Она глубоко вздохнула, признавая свое поражение.

– В чем дело, моя маленькая жена-англичанка?

– Никогда не называй меня так! – сурово отрезала она. – Никогда! – Она смотрела ему прямо в глаза с таким раскаянием и болью, что он не выдержал и прижал ее к себе.

– Ты ни в чем не виновата. – Он проговорил это с такой глухой яростью, словно его кто-то мог услышать. – Англичане причинили нам много зла, но это не твоя вина.

«Хотелось бы мне быть невинной», – подумала Джудит, но ничего не сказала. Не хватило смелости. Она только позволила Алисдеру еще крепче обнять себя, ощутила тепло его тела, словно только так можно было оградиться от всего мира. Как жаль, что она не чиста, как Анна, не деликатна, как она. Жизнь изрядно потрепала ее.

Будто сами по себе ладони Джудит прижались к груди Алисдера, наслаждаясь исходящим от него теплом. Он поцеловал ей кончик носа. В этом жесте не было ничего опасного. Джудит потянулась к мужу и подставила губы для поцелуя.

Не изучи Алисдер ее хорошенько за прошедшие месяцы, не научись он понимать выражение бездонных синих глаз Джудит, не знай, когда они скрывают чувства, а когда обнажают их, он бы сейчас решил, что Джудит испытывает такое же страстное желание, как и он, что она жаждет наслаждения, которое заставит ее позабыть обо всем. Но в глазах Джудит он увидел и отчаянный призыв, и непонятное смятение. Он порывисто привлек ее к себе, будто боялся потерять.

Безмолвие ночи окутало их. Жизнь в Тайнане замирала, слышались последние пожелания доброй ночи, негромкие шаги по лестнице и скрип закрывающихся дверей. Алисдер Маклеод вдруг понял: к нему пришло новое чувство. Он любит Джудит Кутбертсон Уиллоуби Хендерсон Маклеод! Острота чувства пронзила его от макушки до кончиков пальцев на ногах.

Губы их слились в страстном настойчивом поцелуе, который закончился слишком быстро. Руки Джудит впились в плечи Алисдера, словно она боялась потерять его.

От слов, произнесенных человеком, от которого она не видела ничего, кроме ласки и нежности, у Джудит на глаза навернулись слезы.

– У тебя самые мягкие на свете губы, Джудит, – говорил он голосом, от которого у Джудит по всему телу пробежали мурашки. Ей хотелось целовать его, говорить ласковые, полные любви слова. Пусть и он ощутит силу и глубину ее чувства!

Палец Алисдера коснулся ее щеки, пробежал по носу и спустился к губам. Алисдер наблюдал за своим пальцем, словно тот двигался сам по себе.

– Моя красавица Джудит, – тихо пробормотал он.

Джудит ничего не ответила. Она не сводила глаз с его губ, смотрела, как слетают с них слова. Разве бывают у мужчин такие соблазнительные губы? Почему он говорит так, что ей хочется коснуться его рта кончиком языка, будто попробовать его речь на вкус?

Алисдер перекатился на другой бок, поднялся с кровати и быстро разделся, не замечая холода, не обращая внимания на свою наготу, освещенную слабым пламенем свечи.

– Маклеод, ты больше похож на Пана, чем на шотландского лорда, – сказала она, не сводя с него глаз.

– Греческое лесное божество? Только ведь у Пана козлиные ноги, рога и ослиные уши, а мне как-то больше нравятся мои, спасибо. – Он лег на постель и притянул одетую Джудит к себе.

Ей нравилось смотреть на мужа, сейчас он непринужденно лежал на спине, подложив руки под голову. Она откинула прядь черных волос с его лба. От ее мимолетной улыбки у Алисдера зашлось сердце.

Джудит перевернулась на живот, положила ему на грудь руки и уперлась в них подбородком. Алисдер не заставил себя долго ждать и принялся освобождать ее от одежды. Расшнуровал лиф, стянул с нее чулки, дюйм за дюймом обнажая Джудит.

– Видишь, я не сопротивляюсь, – проговорила Джудит, желая отвлечь его, чтобы он не заметил, как от его прикосновений она вся трепещет. Еще бы – от этого возбудились бы даже мертвые!

– Значит, ты чему-то научилась за то время, что живешь здесь, любовь моя. Замечательно.

Она не знала, от чего покраснела: то ли от того, что он назвал ее «любовь моя», то ли от его волшебных пальцев. Заметив румянец, Алисдер рассмеялся. Она хотела отодвинуться от него, но он не отпустил ее. Джудит уже давно подозревала, что ее муж настоящий знаток женщин.

Когда он схватил ее за руку, Джудит не вздрогнула. Алисдер держал ее ладонь крепко, но почтительно, как человек, прекрасно сознающий свою силу, но не позволяющий себе злоупотребить ею. Он поднес руку Джудит к своим губам, нежно подул на ладонь. Так молодой жеребец ласкает руку конюха. Он действовал ловко, этот Маклеод. Хотел, чтобы она покорилась ему. Доверилась. Чтобы поверила в него. Это уже случилось. Однако Алисдер не знал, что Джудит не верила в себя.

– Я способен поднять тяжелое стропило на крышу, Джудит, – проговорил он, неотрывно глядя ей в ладонь. – Я способен поднять над головой огромный старинный меч, пройти много миль без устали. – Он оторвал взгляд от ладони Джудит и посмотрел ей в лицо. В его глазах отразилось пламя свечи, поблескивая янтарным огнем, как бренди в бутылке. – И все же здесь, в этой комнате, мы равны по силе.

– Равны?

– А разве ты не знаешь, что есть одно место, где мужчины и женщины равны?

Ночи, заполненные садизмом, промелькнули в памяти Джудит. Произнеси это кто-нибудь другой, не Маклеод, она тотчас дала бы отпор словами или кулаками, так разозлила бы ее ложь, скрытая в его высказывании.

– То, что случилось с Мегги, похоть, Джудит. Ей нет места в любовных играх. – Он улыбнулся ласковой поддразнивающей улыбкой, будто желая успокоить ее, умиротворить. Он говорил так тихо, что она невольно придвинулась к нему, чтобы лучше слышать. Его дыхание коснулось ее щеки – будто горячая искра проскочила между ними. – В любви, Джудит, мужчины и женщины равны.

Теперь тишина комнаты измерялась ударами сердца Джудит, этим живым метрономом. Она не знала, сколько секунд или минут пролетело, прежде чем она опять заставила себя посмотреть в опушенные длинными ресницами глаза с золотистыми огоньками. Сердце, ее верное сердце, билось ровно, только чуть учащенно, словно пытаясь наверстать все упущенное в жизни, когда время останавливалось, а сейчас вновь закружилось вокруг Алисдера Маклеода и его нежности.

– В любви делят все, Джудит, – продолжал Алисдер, теперь уже серьезно. Он смотрел ей прямо в глаза, и от этого взгляда было невозможно увернуться, но и выдержать его было так же трудно, как смотреть на яркое солнце.

Оголенная спина Джудит замерзла, но самой ей не было холодно, наверное, потому, что Алисдер согревал ее своим взглядом. Он, казалось, был очарован ее наготой, хотя уже много раз видел ее обнаженной. Его руки, удивительно нежные для такого гиганта, обжигали ее кожу. Она вдруг вся зарделась.

– Я жду твоих приказаний, Алисдер, – тихо сказала Джудит, послушно прижимаясь щекой к подушке, рядом с его лицом. Что он собирается делать, зачем говорит такие слова?

– Мне не нужна в постели исполнительная и послушная женщина, Джудит, – прошептал он в ответ, запечатлевая на ее губах мимолетный поцелуй. – Мне нужна женщина, которая хочет быть со мной сама, а не та, что лишь выполняет тяжкий супружеский долг.

– Для меня это не обязанность. – Она проговорила эти слова очень тихо, но Алисдер услышал их и радостно улыбнулся.

– Ты уверена?

Джудит приподняла голову и серьезно посмотрела на него. Она все еще боится, понял Алисдер. Однажды наступит день, и боязнь исчезнет. Он провел пальцем по ее подбородку, по шее, спустился к плечу и погладил его. Джудит задрожала.

Алисдер стал ласкать ее грудь, целовал и, наконец, коснулся соска. Когда он припал к нему губами, у Джудит перехватило дыхание. Ей показалось, что ее пронзила молния, жар которой узкими ручейками мгновенно разлился по всему телу.

– Я не знаю, чего ты хочешь, Алисдер.

– Я хочу того, чего хочешь ты, Джудит. Делай все, что пожелаешь.

Ей хотелось поцеловать его, и она так и поступила. Поцеловала не по-детски, как он того ожидал, а страстно и настойчиво. Поцелуй ударил ему в голову словно красное бургундское вино, огонь разлился в крови. Ее язык искал его язык, раздвинул сомкнутые губы и ворвался внутрь, требуя безоговорочной капитуляции за доли секунды до того, как он сам был готов признать свое поражение. С трудом оторвавшись от Алисдера, Джудит приподнялась и посмотрела на него. Губы ее покраснели, будто она сама пила бургундское.

– Насладись мной, Джудит. Насладись своей силой.

Джудит едва не рассмеялась. Когда это она обладала силой? Колени ее коснулись чего-то твердого и горячего. Она нахмурилась. Он уже возбужден, но ничего не предпринимает. Она встретилась с ним взглядом и опять первая отвела глаза в сторону. Ее осторожное движение вызвало у него невольный стон.

– Не лишай меня главного, любовь моя, – проговорил Алисдер улыбаясь. – Делай со мной что хочешь, только не мучай или хотя бы мучай недолго.

Странное, незнакомое доселе чувство… Джудит поняла, какой дар он принес к ее ногам. Сильный и мужественный, он хотел, чтобы она в его объятиях почувствовала себя в полной безопасности. Он не подгонял ее, не взгромоздился на нее сверху, а позволил ей самой решать и делать. Она ничего не брала у него, он все отдавал сам. Ее поразила не его сила, а то, что он этой силой не пользовался.

Только руки Алисдера не желали оставаться неподвижными. Пальцы его дразнили ее столь легкими прикосновениями, что Джудит не понимала, касаются ли они ее или это игра воображения. Эти необыкновенные пальцы выискивали самые чувствительные места. Ощущения, неведомые ей ранее, накатывали волнами, она ждала их с нетерпением, выгибаясь навстречу, так чтобы ему было легче проникнуть в нее. Алисдер улыбался, ощущая пальцами влагу, бессознательную ритмичность движений Джудит.

Она была уже готова принять его, нежные складки плоти набухли и увлажнились, будто омытые внутренним дождем, ожидая высвобождения накопившегося напряжения. Она встала на колени. Он крепко взял ее за бедра, а она запрокинула голову назад, закрыла глаза и начала медленно раскачиваться, подчиняясь внутреннему ритму, который Алисдер понимал, как зов. Большими пальцами Алисдер раздвинул покрытые золотистыми завитками складки ее лона и начал поглаживать его. Он надеялся, что она разделит с ним высшее наслаждение.

Пламя страсти все больше охватывало обоих. Алисдер мечтал войти в нее, вонзиться своим твердым копьем в мягкую манящую плоть, утонуть в ее бездонной глубине. Ему хотелось налететь на нее, овладеть, испытать облегчение. Исчезли все мысли об обольщении, ласковом соблюдении любовной игры. Эта женщина высвободила в нем неукротимую жажду обладания, которая изумляла даже самого Алисдера, но одновременно доставила какую-то языческую радость. И опять словно молния пронзила Джудит. Голос Алисдера зазвучал хрипло и прерывисто.

Джудит не помнила, как одним движением перебросила ногу через лежащего Алисдера, не помнила, как направила его горячую плоть в себя. Она не слышала собственного голоса, не слышала своих стонов. Она лишь ощущала – его внутри себя и желание, переходящее в сладкую боль, желание прекратить боль и одновременно продолжить безмерное наслаждение…

Алисдер держал Джудит за бедра, направляя и поддерживая, не изменяя ритма, который она сама выбрала. Она гладила его грудь, ласкала пальцами соски. Голова ее запрокинулась, волосы рассыпались по спине и груди. Огонь желания пожирал Алисдера. Ему хотелось не только почувствовать облегчение, но и видеть, как Джудит взлетает к вершине экстаза, взлетает вместе с ним.

Руки Джудит судорожно сжимали его плечи, ногти царапали кожу, словно желая оставить след. Она боролась с двойственностью собственных чувств, пытаясь подавить новую, незнакомую, потребность. Мужчины прежде приносили ей только боль. Мужчины, с их силой и угрозами. Но не этот человек. Он – никогда. Алисдер показал, что можно кричать от наслаждения, а не только от ужаса и боли, что в глазах могут стоять слезы радости, а не унижения.

Джудит склонилась к мужу, слегка покусывая его плечо зубами, наслаждаясь близостью и сердясь одновременно.

Он – мужчина, и этого она не может простить ему!

Ее ярость удивила его и в то же время освободила. Он полностью подчинился ее ритму, не вздрагивал, когда ее ногти вонзались в него чуть глубже, вызывая боль, или зубы кусали чуть сильнее, чем хотелось бы.

Она сосредоточилась на новом ощущении, зачарованная им. Она чувствовала себя в безопасности, потому что знала, что каждое мгновение уводит ее все глубже и глубже внутрь себя, но Алисдер рядом. Когда тяжелое дыхание Джудит сменилось протяжными стонами, восхитительное чувство вознесло ее к небесам. Она в бессилии упала ему на грудь, зная, что Алисдер рядом, он охраняет ее от самой себя и, как всегда, от остального мира.

Лицо Джудит было мокро от слез, щека, прижатая к подушке, стала липкой. Алисдер гладил ее от ягодиц до плеч. Он стиснул зубы, чтобы не нарушить это прекрасное мгновение каким-нибудь неуместным словом.

Некоторое время спустя Джудит пришла в себя и различила около своего уха дыхание Алисдера, глубокое и ровное. Но это не было дыхание мужчины, который расслабился и заснул, это было дыхание того, кто делает вид, что заснул.

Джудит приподнялась и обнаружила, что она по-прежнему сидит верхом на муже. Он улыбнулся ей одними губами, но взгляд его глаз был не удовлетворенный и не приветливо-веселый. На нее смотрел самец. Джудит распрямилась, наслаждаясь тем, как он жадно рассматривает ее грудь, живот, всю ее.

Она начала двигаться, постепенно убыстряя темп и демонстрируя свое желание с откровенностью самых опытных куртизанок. Их близость была яростная и изматывающая, омытая слезами очищения. Алисдер с радостью открыл, что жена у него необычайно изобретательна и скучать с ней вряд ли придется.

А Джудит пришла к заключению, что святых переоценивают.

Глава 29

Джудит постучала в дверь и, когда услышала голос, приглашающий войти, вошла в комнату, ничему не удивляясь. Она уже разговаривала с Лореной, одной из деревенских женщин, которая приносила Мегги поесть, когда Джудит была занята работой в прядильне. Именно Лорена сказала ей, что Мегги наконец начала говорить, не отворачивается больше от бульона и даже поддразнивает Лорену, жалуясь, что ее морят голодом.

– Похоже, эта милая девочка все же решила остаться с нами, – удовлетворенно сказала Лорена.

Сейчас Джудит пришла, потому что Мегги сама позвала ее. Джудит поплотнее закрыла за собой дверь и молча ждала, когда подруга заговорит. Мегги стояла у окна спиной к Джудит, взгляд ее был прикован к бескрайнему морскому простору. Точно так же и Джудит часто подолгу не отрывала глаз от моря, будто оно могло дать ответы на множество вопросов. Почему такое случилось со мной?

Как легко их задать и как трудно получить на них ответы…

На Мегги было то же самое простое платье, что и в день, когда на них напали, только выстиранное и починенное. Справить обнову в Шотландии было делом нелегким.

Мегги обернулась и увидела в руках Джудит кувшин с элем. Ее серьезное лицо расплылось в улыбке.

– А ты, я вижу, стала настоящей шотландкой, верно?

Джудит улыбнулась ей в ответ, хотя губы у нее дрожали.

– Это тебе прислала Софи, но прошу, не злоупотребляй. Я на собственном опыте убедилась в его коварности.

– Как же, хорошо помню!

Джудит обрадовалась, что Мегги вспомнила что-то веселое и теперь улыбается. «Интересно, в деревне все помнят, как я тогда по незнанию выпила больше, чем нужно, и что со мной было потом?» – подумала Джудит. В деревне трудно сохранить что-либо в тайне, поэтому в ближайшие месяцы Мегги придется нелегко.

– Иди сюда, давай немного попробуем, – предложила Мегги.

– Только один стаканчик, Мегги, – предостерегла Джудит. – Не хочу еще раз потерять голову или мучиться завтра.

– Вот и мой Робби говорил то же самое, – печально проговорила Мегги.

– Твой муж?

Мегги молча кивнула и опять отвернулась к окну, будто вода притягивала ее. Так оно и было. Небо и земля. Суша и море. Чувствует ли Мегги то же, что чувствовала Джудит, стоя у этого открытого окна? Собственные беды казались ничтожными по сравнению с огромным миром снаружи, она казалась себе песчинкой по сравнению с величием волнующегося моря.

– Странная штука жизнь, правда? Никогда бы не подумала, что моя жизнь будет совсем другая, не такая, как мамина или бабушкина, что я буду чем-то отличаться от остальных женщин в деревне. Я всем сердцем любила Робби, ненавидела англичан за то, что они убили его, отца и братьев. А потом появилась ты, Джудит, и я подумала, что, возможно, англичане и не так уж плохи. Просто была война. Ты старалась спасти меня, и я понимаю, ты делала это не потому, что ты – англичанка, а потому, что ты – Джудит.

Мегги обернулась, посмотрела на Джудит и протянула ей руку. Джудит поставила кувшин с элем на пол, взяла ладонь Мегги в свою и встала рядом с ней у окна. Мегги грустно улыбнулась.

– Ты не должна винить себя, – проговорила Мегги, заметив в глазах Джудит слезы.

– Мне очень жаль, Мегги. – «Жаль» – какое беспомощное слово. Безнадежное.

– И мне тоже, – сказала Мегги, имея в виду вовсе не то, что ее изнасиловали.

Джудит опустила голову, ее взгляд скользнул по подоконнику и замер на стиснутых руках. Значит, она все-таки слышала.

Одно дело рассказывать в пустоту, сидя рядом со спящей Мегги, и совсем другое – увидеть сейчас выражение ее лица. Ужас, смешанный с состраданием. Наверное, такой же вид был бы у Джудит, если бы подобную историю ей рассказала Мегги.

– Я лежала с закрытыми глазами, думала, как жить дальше, умирала от стыда. Мне казалось, сам дьявол поселился во мне. Но твои слова дошли до моего сердца, Джудит. Я никому не скажу, не бойся.

– Я знаю, Мегги, – отозвалась Джудит, по-прежнему не сводя глаз со своих рук. Как объяснить Мегги, что рассказать обо всем нетрудно, трудно жить с этим? Что иногда она чувствует себя древнее, чем океан, что кажется, еще один шаг – и конец, а следующий вдох – последний?

– Ну вот, сейчас мы с тобой расплачемся как дети, – улыбаясь сказала Мегги. – А это глупо, потому что вересковый эль очень хорош. – Она обняла Джудит.

– Что ты будешь делать, Мегги?

– Делать? А что я должна делать? Я все та же, Джудит, ничуть не изменилась.

– Так ты останешься здесь?

Мегги улыбнулась:

– От себя не убежишь. Легче не станет. Все мои воспоминания здесь – Робби и Джанет. Как я допущу, чтобы англичане выжили меня из моего собственного дома? Я думала об этом, пока лежала на этой кровати. Рано или поздно, но проснуться придется.

– Ты гораздо мудрее меня, Мегги, – произнесла Джудит.

– Да нет, – отозвалась та, крепко сжимая руку Джудит и улыбаясь. – Я уже и так много потеряла, не могу позволить потерять еще и себя, Джудит. Я сама – это все, что у меня осталось.

Джудит поняла, что с Мегги все будет в порядке, она поправится, потому что окружена любящими людьми, потому что здесь – ее дом и корни. Ей не придется прятаться и притворяться, она не будет знать отчаяния и страха.

И всю жизнь скрывать ужасную тайну.

Глава 30

Выдался изумительный осенний день. И даже несмотря на то что горизонт, как обычно, омрачали черные тучи, небо над Тайнаном было ясное и голубое. Несильный, но очень холодный ветер с океана продувал до самых костей. Однако Джудит никогда бы не смогла вспомнить, какой в тот день была погода и затягивали ли небо облака. Для нее этот день навсегда остался в памяти волшебным временем, когда ее ничуть не тревожило прошлое.

Если бы ее спросили, что в тот день доставило ей больше всего радости, она бы не задумываясь ответила: быть с Алисдером. С Алисдером, который смеялся и радовался как мальчишка, но в то же время оставался мужчиной. С Алисдером, который восхищался ее ногами, целовал ей руки и говорил, что она прелестна. С Алисдером, который повалил ее в высохший вереск и поздние цветы и щекотал, и целовал ее так, что смех ее был слышен далеко-далеко.

Тот день начался с нежного поцелуя мужа, разбудившего ее.

– Что бы ты сказала, жена, если бы сегодня мы сбежали от всех дел?

– А чем бы мы занялись?

– Ну, всем, но этим – обязательно, – ответил он, хитро сощурив глаза. – Мне кажется, сегодня будет солнце час или два. Побездельничаем, как богачи, представим, что у нас сундуки набиты золотом?

Джудит уже знала, что Алисдер бывает неотразимо обворожителен, но что он может быть таким весь день – это было для нее неожиданностью. Они будто вернулись в детство, смеялись и резвились как дети, наслаждаясь обществом друг друга.

Джудит открылся свободный человек, чей смех вызывал ответную улыбку на ее лице, человек, который рассказывал ей сказки о карликах и гномах, живущих в горах, и даже попытался обучить ее гэльскому языку, древнему языку его народа.

Начал он с тоста, который на этом древнем языке звучал совершенно нечленораздельно.

– Нет-нет, – рассмеялся Алисдер и, протянув руку, попробовал придать ее губам нужное положение.

– Напрасный труд, Алисдер, я никогда не выговорю этого!

Они сидели на краю обрыва, за спиной у них тянулись ввысь огромные деревья. Алисдер и Джудит вытянули ноги. Джудит шевелила замерзшими пальцами ног, наслаждаясь, что, несмотря на холод, можно сбросить обувь. Алисдер время от времени окидывал взглядом окрестности, убеждаясь, что поблизости нет английских солдат и их рай никто не нарушает.

– Я даже не знаю, что это значит, – сказала она.

– Пусть будут, – перевел Алисдер, перемежая свои слова поцелуями, – все твои дни светлыми, друг мой! Ну ладно, – добавил он, признав наконец, что гэльский явно не дается Джудит. – Буду учить тебя говорить по-шотландски.

– Но ты сам не говоришь по-шотландски, Маклеод. – Джудит с трудом сдерживала улыбку.

Алисдер рассмеялся и произнес длинную фразу, отлично копируя Малкольма:

– Непослушная нога, идущая сама по себе, обязательно или колючку подцепит, или палец сломает.

– Ах вот как! Постараюсь не забыть, когда ты в следующий раз разозлишься из-за чего-нибудь.

– Лучше уж запомни вот это: «Только лентяй не работает в Шотландии».

– Верные слова, Маклеод!

– А как тебе нравится: «Мышка радуется глупости кошки», или вот это: «Тот, кто сует свой длинный нос…»

– Хватит, хватит! – смеясь закричала Джудит, поднимая руки, чтобы остановить его. – Верю, верю, по-шотландски ты говоришь не хуже Малкольма. Нет-нет, – тут же поправилась она, когда Алисдер набросился на нее, чтобы опять щекотать, как утром. – Лучше! Ты говоришь гораздо лучше, чем Малкольм. Ты говоришь по-шотландски лучше всех в мире! Ну прекрати, Алисдер! Хватит!

Он отпустил Джудит, когда ее крики эхом отозвались вокруг. Потом крепко прижал к себе, и они еще долго сидели рядышком, глядя на серо-голубые океанские волны.

– Алисдер, – тихо произнесла Джудит, – расскажи мне о своей семье.

Чтобы задать такой вопрос, требовалось определенное мужество. Он никогда не рассказывал ей об отце, о брате. Все, что ей было известно о семье Маклеод, Джудит узнала от старой Софи и Малкольма.

Сразу он не ответил. И только когда она повернула голову и посмотрела на него, тихо заговорил:

– Нас было двое – Айан и я. – Глаза его по-прежнему были устремлены на океан, словно безбрежный простор отражал его прошлое. – По-моему, отец был бы рад иметь больше детей, но Луиза, моя мать, не желала портить свою внешность, – насмешливо продолжил он.

– Какой был твой отец? – Она прижалась к Алисдеру, он обнял ее и положил подбородок ей на макушку.

– Отец? – Он на мгновение задумался. – Сколько я помню, он всегда смеялся. Хотя теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что у него не было причин для печали. Он имел все, что хотел, – молодую красивую жену родом из Франции, двух сыновей, огромные владения, состояние, которое позволяло выполнять любые капризы.

«Совсем не как сын, – подумала Джудит, – которому достался в наследство разрушенный замок, сильно поредевший клан, пустые лачуги без фермеров, но который, несмотря на все это, не разучился смеяться и улыбаться».

Каким было детство Алисдера, когда Тайнан сверкал роскошью? Наверное, здесь неделями гостили друзья и соседи, факелы освещали путь экипажам, звук обитых железом колес оповещал хозяев о прибытии очередных гостей. Женщины – в шелках и муслинах, жестких кринолинах и башмачках из мягкой кожи, а их мужья – в национальных юбках, сюртуках и сорочках с жабо и кружевами. Наверное, маленький Алисдер с братом с любопытством подглядывали, как прибывают бесчисленные коляски. Была ли у него любимая собака, которая стояла рядом и с обожанием смотрела на него, пока он ласково чесал ее за ухом? Играли ли они с Айаном мальчишками вот на этом месте, где они сейчас сидят? Читал ли он здесь свои любимые книги или мечтал, что станет врачом?

Сколько всего не знала Джудит о своем муже! А хотела знать все.

– По-моему, любимчиком отца был Айан, – спокойно и без обиды продолжил Алисдер. – Когда я вспоминаю отца, я всегда вспоминаю Айана.

– Вы были близки с братом?

Айан… Алисдер всегда видел в нем свое отражение. Они были очень похожи, хотя у Айана волосы были светлые, а у Алисдера почти черные.

– Он был моим лучшим другом, пока я не уехал учиться. – Алисдер не стал рассказывать, что Айан частенько напивался до чертиков, что не мог спокойно пропустить ни одной юбки, что с той же страстью, которую испытывал к женщинам, присоединился к восставшим. – Бабушка говорила, что он не доживет до старости. Наверное, он тоже знал это, и каждую минуту жил полной жизнью, на всю катушку. – В улыбке Алисдера сквозила печаль.

– Тебе не хватает его?

– Да, – тихо согласился Алисдер. – Я очень жалею, что мы так и не помирились. Трудно вспоминать, что последние слова, которые мы сказали друг другу, были полны гнева. Айан был ярым приверженцем восстания, а я – противником. Он любил Принца, восхищался им, а я – нет. Казалось, мы каждую секунду готовы были вцепиться друг другу в горло. Даже в то последнее утро…

– А твоя мать, Алисдер? Почему ты никогда не говоришь о ней?

«Какое любопытство! – с улыбкой подумал Алисдер. – Прекрасная Луиза? Да, это уже совсем другая история. Капризная, избалованная дочь графа считала, что муж ей неровня. Только шелк был достоин ласкать ее молочную кожу, а нежные поцелуи ребенка были слишком грубы для нее. Она выписывала себе скрипачей для услады слуха, но запрещала языческие звуки волынки. Она оглядывалась на величественную красоту принадлежащей ей земли и не замечала ее, как не замечала любовь младшего сына, который был слишком похож на ее мужа, а не на нее. После гибели мужа и старшего сына она носила траур, но только до тех пор, пока не появилась возможность сбежать из Шотландии в более безопасное место. Через неделю после Каллоденской битвы она была уже далеко от Тайнана, начисто забыв о клане, который своими жизнями защищал ее».

– Ты не хочешь говорить о ней?

Алисдер вздохнул:

– Не то что не хочу, просто не знаю, Джудит. Как объяснить тебе? Она настаивала на том, чтобы говорили дома по-французски, хотя отец был против. Тратила огромные деньги, устраивала пышные приемы и здесь, и в Эдинбурге.

– А твой отец когда-нибудь выражал недовольство?

Алисдер задумался, вспоминая прошлое.

– Нет, пожалуй. Я уже говорил, он был счастливым человеком.

– А ты не думаешь, что она делала его счастливым?

– Теперь это уже не имеет значения, она очень быстро оправилась после его смерти. С того дня ни разу не произнесла его имя, и, Бог свидетель, сразу после его похорон уехала во Францию. – В словах его слышались обида и горечь.

– Возможно, – сказала Джудит, желая успокоить Алисдера, – ей было тяжело оставаться здесь? А вдруг горе разрывало ее сердце и она не могла оставаться со своими воспоминаниями?

– Может, ты и права. – Он потерся щекой о ее волосы. – Ты иногда слишком сердобольна, Джудит. Не думаю, что Луиза достойна твоего сострадания.

– Но ведь она – твоя мать, Алисдер, – тихо произнесла Джудит, – а значит, достойна.

Он улыбнулся и быстро поцеловал ее.

– А какой ты был в детстве?

– Ага, наконец дошла очередь и до меня?

– Конечно, а ты думал, тебя минует? Представляю, какой ты был плут, – улыбнулась Джудит.

Алисдер подумал, что в это мгновение она сама как ребенок. Он пожалел, что не в силах остановить время, чтобы она всегда вот так же светилась счастьем, чтобы искрились весельем глаза, а лицо смягчала радость.

– Ты шалил и не слушался? Целовался с девчонками и заставлял мечтать о себе?

– Целовал всех. Меня единственного отправили отсюда в закрытую школу, все мои подружки рыдали, уткнувшись в колени нянькам.

– Нетрудно поверить.

– Еще бы, – обиженно сказал Алисдер. – Но должен сказать, я был и лучшим из детей. Я всех слушался, с уважением относился к старшим, покорно ел овсянку и все, что ставили передо мной.

– Ты вырос в прелестного человека.

– Прелестного? Женщина, ты говоришь обо мне, будто о цветке. Полагаю, можно сказать, что я красивый, храбрый, решительный, неотразимый, отчаянный, только не прелестный, прошу тебя.

– Нет, прелестный! – тоном, не терпящим возражения, произнесла Джудит. – Я так решила. С этого мгновения ты – Алисдер Прелестный.

На этот раз Алисдер щекотал ее до тех пор, пока она не признала свою ошибку.

– Ладно, ладно! Ты такой, как сказал о себе, – засмеялась Джудит.

Потом они спустились к океану, и Алисдер показал ей свое любимое убежище, где он частенько прятался в детстве: небольшую выемку в скалах на берегу, прикрытую со стороны воды густым кустарником. Попасть туда можно было только во время отлива. Джудит энергично покачала головой, когда он спросил, не хочет ли она исследовать это убежище.

Они шли по берегу, усеянному огромными валунами, такими же, как и те, из которых был сложен Тайнан. Джудит и Алисдер как дети играли с набегавшими волнами, а потом одним махом взобрались по крутому берегу наверх и остановились, чтобы перевести дыхание.

Алисдер показал жене дерево, на котором еще в детстве сделал отметку, и место, где убил своего первого оленя, хотя даже сейчас, спустя много лет, вспоминал об этом с сожалением и стыдом.

– Мне и тогда было неприятно, – чистосердечно признался он, – особенно когда помазали щеки кровью. Я старался держаться как настоящий мужчина, но так и не пристрастился к охоте. Зато пристрастился к кое-чему другому. – Он резко изменил тему разговора.

Джудит хихикнула и залилась стыдливым румянцем, когда Алисдер положил ей руку на грудь и зашептал на ухо:

– Вернемся в нашу спальню?

– Ты больше ни о чем не думаешь? – возразила Джудит, делая попытку отстраниться от него.

– Думаю, но об этом думаю больше всего, – с улыбкой сознался он. – И в этом виновата ты, Джудит.

– Как это?

– Если бы ты не была так восприимчива к моим ласкам, не загоралась бы в моих руках мгновенно, я бы еще мог подождать несколько часов.

Джудит смущенно опустила голову. Алисдер остался доволен воздействием своих слов. Он подхватил ее на руки, словно новорожденного ягненка, и понес в противоположную от деревни сторону.

Джудит всегда нравилась Алисдеру, но он не подозревал, что она окажется столь пленительна. Он испытывал к ней не только сострадание и жалость, но, как ни странно, понимание и влечение. Он наслаждался ее близостью. Он знал, когда она входила в комнату: будто сияние исходило от нее. Он чувствовал ее боль, когда рядом заговаривали о детях, помнил ее взгляд, когда она следила за тем, как женщины, лаская и тиская, передавали с рук на руки маленького Дугласа. По выражению глаз знал, что она сердится, видел, когда она испытывает обиду. Как бы он хотел, чтобы она всегда смеялась, как сейчас, чтобы заливалась румянцем от пальцев ног до кончика носа.

Держа жену на руках, Алисдер вошел в заброшенную фермерскую хижину из глины и камня, одну из тех, что прилепилась к склону невысокого пригорка. Внутри было темно и пахло сыростью. Свет проникал через дымовое отверстие и множество мелких прорех в старой соломенной крыше. Из мебели осталась только старая продавленная кровать в углу.

Насколько возможно, Алисдер прикрыл покосившуюся дверь, но все равно любой прохожий мог заглянуть в щель и увидеть, что происходит внутри. Это место едва ли подходило для любовных утех. Но когда Алисдер покружил Джудит на руках, а потом прижал к своей груди, сырость, мышиная возня и не до конца прикрытая дверь вдруг перестали иметь значение.

Алисдер ласково взял ее лицо в ладони. Даже в тусклом свете хижины было видно, как оно светилось желанием: глаза искрились от счастья, а губы изогнулись в ожидании поцелуя.

Алисдер наклонился и кончиком языка обвел их контуры. Джудит прижалась к нему, вцепившись пальцами в его плечи. Алисдер поцеловал ее, их языки встретились, и Алисдер понял, что она испытывает такое же нетерпение, что и он. С губ Джудит слетел тихий стон.

Она обвила шею Алисдера руками, словно внезапно ощутила необходимость в опоре. Он положил ей на грудь ладони. Даже сквозь грубую шерстяную ткань платья Джудит почувствовала тепло, исходящее от них.

Она услышала раскаты грома, но не обратила на них внимания. Здесь, в горах, всегда идет дождь. Алисдер поцеловал ее закрытые глаза, нос. Пальцы его нежно перебирали пряди шелковистых волос. Джудит испытывала спокойную радость, а не страх.

Первые капли дождя не нарушили безмятежности Джудит. Сейчас только одно имело значение – вкус губ Алисдера, пьянящее ощущение его силы, его мускулистые ноги, плотно прижатые к ее бедрам. Страх от одной мысли о мужском прикосновении сменился трепетным, радостным ожиданием.

Дождь продолжался, не мягкий тихий дождик, привычный для Англии, а настоящий ливень, который очень быстро превратил тропинку, по которой они пришли, в грязный водяной поток. Дождь барабанил по соломенной крыше, с шумом падал со скалы. Хижину потому и покинули когда-то, что ее постоянно заливало и жить в ней стало невозможно.

Дымовое отверстие служило отличным входом для потоков дождевой воды, которые мгновенно залили утрамбованный земляной пол лачуги.

Алисдер видел, как хлещет сверху вода, но был слишком увлечен жаждущими губами, теплым влажным ртом, ответной страстью Джудит, распускающейся подобно цветку. Платье мешало Алисдеру, а память подсказывала, как горяча, влажна и нетерпелива ее плоть. Но сквозь туман желания вдруг пробилось какое-то постороннее ощущение. Джудит немного отстранилась от Алисдера и с досадой поняла, что промокла уже насквозь.

Она сделала шаг назад и едва не упала в воду, доходившую уже до лодыжек. Алисдер протянул ей руку, чтобы поддержать, и опять притянул в свои объятия. Она прижалась лбом к его груди, ощутив мокрую ткань рубашки, и едва слышно рассмеялась.

– Похоже, я выбрал не самое удачное место, – расхохотался Алисдер. Насквозь промокшие штаны подобно перчатке обтягивали его мускулистые ноги и выделявшуюся плоть, напоминая, что он уже с трудом владеет собой. – Правда, могло быть и хуже.

– Хуже? – задыхаясь от смеха, переспросила Джудит.

– Ну, – начал Алисдер и на секунду задумался, – могла бы стоять зима. – Джудит застонала. – Или, – прошептал он, – мы могли бы быть голыми.

Она с подозрением покосилась на него, сделала шаг назад, наступила на мокрый подол платья и упала навзничь, едва не ударившись о спинку старой кровати.

Смех Алисдера сотрясал стены хижины не хуже самой бури. Он опустился на колени рядом с Джудит и помог ей подняться, не замечая, что и сам уже весь в грязи. Джудит была покрыта слоем скользкой, с едким запахом грязи. Алисдер обнюхал ее и опять расхохотался.

Грубая ткань платья намокла, юбки тянули книзу, жижа под ногами мешала двигаться. Джудит отмахнулась от рук Алисдера и попыталась встать, но он притянул ее к себе.

Она опять хотела подняться, но Алисдер ухватил ее за воротник и слегка потянул. Выношенная ткань не выдержала и порвалась вместе с нижней сорочкой. Вид обнаженной Джудит, покрытой с ног до головы грязью, уже не вызывал смеха.

Алисдер прижал ее к себе и стал целовать. Джудит постепенно успокоилась, забыв, что происходит вокруг. Она раскрыла губы и приняла поцелуй Алисдера. Он немного отступил от жены, снял мокрую насквозь рубашку и отшвырнул ее в сторону. Сквозь дырявую крышу вместе с потоком воды сыпались листья и травинки, которые прилипали к мокрым телам Алисдера и Джудит. Скользкая от дождя грудь Джудит прижалась к покрытой волосками груди Алисдера, которые приятно покалывали соски и возбуждали ее еще больше. Джудит застонала, Алисдер поцелуем заглушил стон.

Капли дождя безжалостно стучали по обнаженным плечам Джудит. Алисдер наклонился и начал слизывать языком капли воды, стекающие с ее отвердевших сосков. Джудит выгнулась навстречу его рту.

Алисдер отодвинулся от нее и, не обращая внимания на приглушенные протесты, снял с себя оставшуюся одежду и отшвырнул в угол, где ее тут же подхватил поток грязной воды.

Он повернулся к Джудит и приподнял ее так, чтобы ее талия оказалась на одном уровне с его талией.

– Обними меня ногами, любимая, – прохрипел он, чувствуя, как она открывается ему навстречу.

Он немного опустил Джудит и вошел в ее горячее, жаркое лоно. Вода поднималась все выше, идти было некуда, но двигаться – можно. Джудит держалась за Алисдера, крепко обнимая его сильное тело ногами и руками, а он медленно двигался внутри нее. Дождь стекал по ее спине, но Джудит не замечала его, сосредоточившись на восхитительных ощущениях, которые вызывал в ней Алисдер.

Он был единственным источником тепла в промокшей и остывшей хижине. Она склонилась к его плечу, зубами впилась ему в кожу. Алисдер едва не потерял остатки самообладания, поняв, насколько Джудит возбуждена. Но он решил сдержаться: пусть она испытает наслаждение первой.

Алисдер прижал жену спиной к стене, превратившейся из-за потоков воды в раскисшую грязь. Дождь накрывал их словно простыня. Большими пальцами Алисдер стал ласкать ее соски. Он прижимался к ней все сильнее, двигая вверх и вниз бедрами. Она стала частью земли, частью его. Вдруг он замер, Джудит впилась ему в плечи ногтями, и оба содрогнулись от накатившего на них экстаза. Время остановилось.

Наконец Алисдер пошевелился. Он подхватил ладонями ягодицы Джудит и, крепко держа ее, осторожно перенес на кровать и положил посередине мокрого матраца. Сам он лег рядом и притянул ее к себе. Они молча лежали и следили, как через неплотно прикрытую дверь хижины вода вытекает наружу, унося с собой мусор.

Алисдер Маклеод, глава клана Маклеодов, последний оставшийся в живых представитель древней знатной воинской династии, лежал на промокшей кровати со своей женой-англичанкой и громко смеялся. Ему только что пришло в голову, что его штаны давным-давно выплыли из хижины вместе с соломой и листьями и теперь их уносит потоком все дальше и дальше.

Джудит искоса посмотрела на мужа и, не сдержавшись, улыбнулась в ответ. Алисдер очень заразительно смеялся! Как ей хорошо сейчас! Алисдер стер рукой грязь с ее щек. От нее воняло. Ужасно. Алисдеру показалось очень странным то, что он хотел ее с такой страстью, хотел грязную, пахнувшую хлевом. А может, и вовсе не странно? Он ласково поцеловал Джудит:

– Помнишь, как мы возвращались в Тайнан голые?

Джудит поежилась.

– На глазах всего клана? Отлично помню, Маклеод, во всех подробностях. Такое нелегко забыть.

– Боюсь, Джудит, сегодня нам придется повторить то же самое, – проговорил он, дьявольски усмехаясь.

Джудит посмотрела широко раскрытыми глазами сначала на него, потом в угол, куда они бросили мокрую одежду. Конечно, старое платье без труда разорвалось, но хоть как-то могло бы прикрыть ее наготу. Увы, оно уплыло вместе со штанами Алисдера.

– Не может быть, – простонала она.

– Поверь мне, Джудит, – усмехнулся он. – А когда ливень закончится, приготовься увидеть множество любопытных глаз.

Она в сердцах ударила его кулаком по руке, лежащей у нее на животе.

– Тебе хорошо, Маклеод, тебе не так много прикрывать, – проговорила она с досадой.

Алисдер рассмеялся так раскатисто, что, казалось, крыша у них над головами задрожала.

– Ах, Джудит, – сказал он, не переставая смеяться, – ты еще не все знаешь о мужчинах.

Алисдер встал, и Джудит поняла, что он имеет в виду. Она оценивающе посмотрела на мужа и нахмурилась:

– Неужели ты не можешь справиться с собой?

– Здесь приказы не помогают, мой маленький генерал, – улыбнулся он.

– Так сделай что-нибудь.

– Сделать можно, к счастью, только одно.

Джудит была по натуре человеком добрым, поэтому помогла ему. Она обнаружила, что Маклеод обладал чудесной способностью быстро восстанавливать силу, которую превосходила разве что ее собственная. А еще она обнаружила, что Алисдер способен заставить ее забыть о самых невероятных обстоятельствах, даже таких, как грязь, стекающая по спине, и мерно капающая с дырявой крыши вода.

Маклеод прошел через всю деревню совершенно голый, с женой на руках. Он не мог сдержать улыбки, озарившей его лицо, приветствуя стариков, которые с завистью смотрели на них, вспоминая свою молодость. Улыбался женщинам, которые от смущения прикрывали фартуками лица и торопливо забегали в дома.

Да, жена-англичанка имеет свои преимущества.

Глава 31

Джудит опустилась на колени рядом с кроватью старой Софи, взяла ее тонкую руку в свою и зарыдала, остро ощутив потерю. Слезы ручьями текли по ее щекам, но она не пыталась стереть их. Бабушка умерла тихо, во сне, без шума и суеты, как и хотела.

Из оцепенения Джудит вывел Алисдер, который встал на колени рядом и коснулся ее плеча. Слова не приносили утешения, Джудит просто хотелось побыть немного здесь. Она положила ладонь на руку Алисдеру, а другой продолжала держать руку бабушки, ощущая ее хрупкость и невесомость. Софи первой приветила Джудит на новой земле, стала ее надежнейшим союзником. Джудит очень любила эту маленькую женщину с несгибаемой силой духа, которая намного превосходила ее физическую силу. «Если так плохо мне, то каково сейчас Алисдеру?» – подумала Джудит.

– Как бы я хотел спасти ее, – проговорил он тихим безнадежным голосом. – Но я не знаю лекарства от старости.

– Она была готова к уходу, Алисдер, я знаю.

– Откуда тебе это известно? – Алисдер повернулся и вопросительно посмотрел на Джудит.

Она едва не разрыдалась снова, увидев неподдельную печаль в глазах мужа.

– Вот откуда, – ответила Джудит и достала шкатулку с драгоценностями, которую должна была по просьбе Софи передать Алисдеру. – Она хотела, чтобы это перешло к тебе. – Джудит протянула шкатулку ему. Боковая поверхность ее была искусно инкрустирована жемчужинами, а на круглой крышке переливались крошечные кусочки стекла.

Алисдер взял шкатулку в руки и улыбнулся одними уголками губ.

– Мальчишкой мне всегда ужасно хотелось узнать, что в ней, – с нежностью проговорил он и нажал на круглый блестящий камушек.

Из стенки выскользнул потайной ящичек. Алисдер долго не отводил глаз от содержимого ящичка. Туда бабушка когда-то убрала две очень дорогие для нее вещи: с одной стороны в мешочке, перетянутом шнурком, хранилась бабушкина коллекция драгоценных камней, а с другой – лежало ее обручальное кольцо. Она не снимала его с тех пор, как новобрачной приехала в Шотландию. Алисдер ни разу не видел бабушку без кольца. Алисдер задвинул ящичек на место. Он хорошо понял последнюю просьбу бабушки.

И очень сожалел, что понял.

Однако Джудит еще не закончила. Она подошла к небольшому туалетному столику, которым бабушка пользовалась всю жизнь. Из верхнего ящика она вынула какой-то небольшой предмет и вернулась к Алисдеру. Джудит не сумела сдержать слез, в горле у нее стоял комок.

– Я возлагаю на тебя, Алисдер Маклеод, – торжественно начала она, – главу клана Маклеодов, лорда своих людей, честь и долг, соответствующие твоему положению. Клянешься ли ты, Алисдер Маклеод, защищать и беречь своих людей, заботиться о них по мере своих возможностей и как того требует твое положение?

– Что это? – Алисдер протянул руку к блестящему предмету, лежавшему у Джудит на ладони, но та отдернула руку.

– Прошу тебя, Алисдер, ответь мне.

Он помнил эти слова с детства. Это была ритуальная клятва, произносимая во время торжественной церемонии на следующую ночь после смерти главы клана. У Алисдера просто еще не было времени на эту церемонию, да он и не думал о ней после Каллоденской битвы. Он кивнул.

– Ты должен ответить вслух, Алисдер, – не скрывая слез, попросила Джудит.

– Клянусь, да будет так, – произнес Алисдер.

– Тогда надень и носи этот знак с гордостью. – Джудит повторяла слова, которым научила ее бабушка и которые она выучила наизусть. – Да защитит тебя кровь твоих отцов, да окружит тебя любовь твоих матерей, да поддержит тебя гордость твоего клана. – Она приколола родовой знак на его рубашку.

Алисдер молча и взволнованно посмотрел сначала на поблескивающий знак, потом на Джудит. Он не видел символа их клана с тех пор, как отец последний раз надел его, готовясь к сражению. Алисдер считал, что знак утерян безнадежно и навсегда. Он не знал, каким образом он оказался у бабушки, но хорошо понимал, что означают действия Джудит. Устами Джудит бабушка говорит, что считает его достойным встать во главе клана.

Это придавало особую важность ее последней просьбе.

Он выполнит ее, но дух и сердце его восстали против того, что придется сделать.


Джудит очень хотелось остаться одной, но это было нелегко в тот вечер. В конце концов ей все же удалось незаметно скрыться от всевидящих глаз Алисдера и бдительной Мегги. Опасаться им нечего: Джудит не настолько глупа, чтобы в одиночку бродить по окружающим Тайнан тропинкам. Она потеряла невинность в Англии, но не собиралась терять жизнь в Шотландии. Она уже потеряла здесь свое сердце.

Хотя у Джудит и не лежала душа к тому, что ей предстояло сделать, она накануне разыскала старика Малкольма и передала ему последнее желание Софи.

– Она не имела права просить меня об этом. Это святотатство.

– Это ее последняя воля. Оружие должно быть похоронено вместе с ней. Все оружие: и то, что вы уже вынули из тайника, и то, что там еще осталось.

У Малкольма от удивления открылся рот.

– Она знала?

– Что ты хотел вооружить деревню? Да, знала.

– Вот что я скажу: не стоило ей посвящать англичанку в тайну Маклеодов.

– Так ты предпочитаешь, чтобы маленький Дуглас умер, Малкольм? Или Фиона? – Джудит говорила резко, и старик буравил ее взглядом. – Сколько стоит жизнь ребенка, Малкольм, – продолжала она, – или женщин твоего клана, или мальчиков, которые еще не стали мужчинами? Скажи, Малкольм, кем ты пожертвуешь ради абсолютно безнадежного дела? А потом пойди и собственными руками перережь им горло, потому что это будет милосерднее того, что с ними и со всеми остальными сделают англичане, если узнают об оружии.

Они молча смотрели друг на друга. Малкольм не стал говорить, что помнит ее рассказ; не в состоянии забыть, что совсем недавно сделали английские солдаты с молодой женщиной их клана, у которой глаза цвета Шотландии. Джудит не стала говорить ему, что дала слово Софи, и, несмотря на то что прошлое ее хранит много тайн, а душа изранена, доверие Софи очень важно для нее.

Наконец Малкольм неохотно кивнул.

Поэтому-то Джудит и хотелось сейчас побыть одной, не слышать болтовни женщин. Утро выдалось нелегкое, похороны никогда не бывают легкими, но во время ритуала Джудит узнала, что шотландцы чрезвычайно суеверны. Они с искренней глубокой скорбью оплакивали смерть Софи, но эта скорбь была перемешана с очень странными, как показалось Джудит, обычаями.

Каждая из женщин, призванных подготовить тело Софи к погребению, старалась объяснить Джудит происходящее, забыв на время о презрении к ней. Смерть своей значимостью отодвигала все личное.

– Один для тела, а другой для духа, – сказала Лорена, поставив деревянную тарелочку на грудь Софи. На тарелочке возвышались два холмика – один из земли Тайнана, другой из соли.

– Да, – добавила Мегги, которая помогала Джудит одевать хрупкое тело Софи в черное платье из жесткой ткани. – Мы верим, что на небесах человеку хорошо. Лучше, чем здесь, на земле. – Она печально улыбнулась и поцеловала Софи в увядшую щеку.

Все женщины обязательно целовали Софи. Они говорили, что этим действием отгоняют от себя сны о покойной и доказывают всем живым, что не имеют отношения к ее смерти. Судя по рассказам, можно было подумать, что каждая из них заранее предвидела неизбежную кончину Софи.

– Петух прокукарекал до рассвета, – горячо заявила Сара.

– У старого Вилли собака выла прошлой ночью, – серьезно добавила Мегги.

Еще одна женщина слышала, как в окно постучала птица, а потом начался непонятный стук по крыше.

Джудит подумала, что если она услышит еще что-нибудь подобное, то не выдержит и закричит. Если шотландцы и вправду наделены даром предчувствовать будущее, как же они не сумели остановить ужас и страдания прошедших четырех лет? Она все же смогла выдавить из себя вежливую улыбку и сделала вид, что слушает с интересом, все время мечтая об одном – как бы поскорее вырваться и побыть в одиночестве.

Она шла по тропинке, не отдаляясь от Тайнана, который мрачно возвышался у нее за спиной. Отходить далеко небезопасно. Но, увидев одного из близнецов, Джудит успокоилась. Дэвид, а может, Дэниэль, помахал ей рукой от изгороди, и она помахала в ответ. Даже сейчас, в горе, надо было выполнять определенные обязанности. Джудит прислонилась к изгороди и смотрела на огромное стадо овец. Их жалобное блеяние не раздражало слух, напротив, успокаивало. Из-за этих овец и случайной щедрости отца у клана Маклеодов появилась надежда на будущее.

Ей будет очень не хватать Софи. За эти месяцы она заняла место матери Джудит. Джудит доверяла ей свои сердечные тайны, чего раньше с ней не случалось. Софи никогда не судила и не критиковала, будто ничего худого Джудит не могла совершить. Впервые в жизни молодая женщина испытала безоговорочную любовь со стороны Софи, какой никогда не испытывала у себя в доме, где ее считали странной, не такой как все. Даже ее любящая мать впадала в отчаяние от старшей дочери. Джудит поняла это очень рано. Привязанность к ней Питера длилась до первой гневной тирады его матери, а что касается Энтони, Джудит сомневалась, что он вообще был способен любить кого бы то ни было, кроме своего брата Беннета.

Джудит вспомнила, как впервые встретилась со старой Софи, когда та, шаркая и властно постукивая клюкой, подошла к ней во дворе замка. Она улыбнулась, вспоминая решимость Софи и упрямство Алисдера, договор на три месяца, который заключили по настоянию бабушки. Вспомнила их разговоры, когда теплота и сочувствие Софи помогли Джудит преодолеть страх перед будущим и отчаяние, ее искрящиеся от смеха старые мудрые глаза. Как чудесно было сидеть у камина рядом с Софи, пока та перешивала ей платье – знак любви и внимания.

– Вам бы лучше вернуться в замок, хозяйка, – посоветовал один из близнецов и махнул рукой брату.

Поразительно, но тот повернулся в его сторону именно тогда, когда рука первого брата взметнулась вверх, словно он почувствовал, что в нем нуждаются.

Джудит понимала, что спорить глупо. Нападение на нее и Мегги английских солдат еще очень свежо в памяти, еще жжет душу. Но сегодня Беннет отошел на второй план, сегодня все мысли только о бабушке…

В сопровождении одного из близнецов Джудит вернулась в замок. Она вошла в главный зал и встала рядом с Алисдером. Он посмотрел на нее сверху вниз, увидел, что с ней все в порядке, обнял за плечи и продолжил разговор. С другого конца зала ей кивнула Мегги, словно успокоенная ее появлением.

Весь клан собрался для первой части траурной церемонии. Джудит огляделась вокруг и вспомнила, когда вот так вместе клан собирался последний раз. Тогда в каждой паре глаз сквозило подозрение и ненависть: выяснилось, что Джудит – вдова английского офицера-ветерана, служившего под началом графа Камберлендского. Если сейчас кто-нибудь все еще испытывал ненависть, то хорошо скрывал, или просто Джудит уже научилась не замечать ее. И потом, Алисдер так крепко прижимал ее к себе, что, если ненависть и оставалась, она быстро таяла. Пришел старик Геддес, Малкольм, к стене прислонился Алекс, опираясь костылем и своей деревяшкой на ступеньку. Под руки в зал ввели Хеймиша. В углу Сара что-то рассказывала собравшимся вокруг нее женщинам, наверное, опять какую-то безошибочную примету, возвещающую близкую смерть. Она говорила без остановки, не давая никому раскрыть рот. Фиона держала на руках Дугласа, малыш крутился и вырывался, ему ужасно хотелось, чтобы его спустили на пол – он только что начал ходить.

Джудит и Алисдер должны были первыми провести ночное бдение у тела Софи. В комнате Софи погасили огонь в камине, и, только когда пепел остыл и был выметен, женщины покинули ее. Они убрали из комнаты все, что блестело, включая небольшое бронзовое зеркало, которым бабушка пользовалась каждый день. Джудит дали свечу и еды на ночь, а еще небольшую бутылочку виски, которую один из фермеров выменял на отрез полотна.

Они с Алисдером должны были оставаться в комнате бабушки до рассвета, пока их не сменят. В темноте всякие хождения прекращались.

– Из страха перед тем, что можно увидеть, – пояснила Мегги, медленно закрывая за собой дверь.

Скоро Алисдер присоединится к ней, и тогда они вдвоем молча воздадут должное женщине, которая любила их обоих. Джудит казалось, что дух Софи присутствует рядом в холодной комнате, и в том не было ничего странного.

Джудит почувствовала прикосновение Алисдера и улыбнулась только уголками губ. Он нагнулся и поцеловал ее, потом опустился на колени рядом и крепко сжал руку Джудит.

Когда на рассвете их сменили, Алисдер привел Джудит в свою комнату, и они по винтовой лестнице в углу комнаты, сметая по пути паутину сотен прилежных пауков, покой которых давно никто не тревожил, полезли вверх.

– Осторожно здесь, – предупредил Алисдер, показывая на дыру в полу. Они поднялись еще на один уровень и увидели розово-желтое рассветное небо над замком через отверстие лаза. Наконец они оказались на самом верху башни, откуда открывался вид на много миль вокруг.

Вдоль тропинки, соединяющей замок с деревней, горели костры. Алисдер объяснил Джудит, что этот обычай уходит корнями еще во времена викингов.

– Наша земля раньше тянулась, насколько хватает взгляда, – произнес Алисдер, протягивая руку, будто хотел достать до горизонта. – А теперь она заканчивается с другой стороны мыса и за дальним концом рыбацкой деревни.

Джудит не стала спрашивать, кому принадлежит теперь земля. Либо англичанам, либо сбежавшим сквайрам, которым нет дела ни до земли, ни до людей, живущих на ней.

Алисдер повернулся к Джудит и обнял ее одной рукой, прижав к себе. В этом жесте проявлялась скорее не страсть, а желание согреть Джудит, сделать так, чтобы ей было хорошо и уютно рядом с ним.

– Она любила тебя и доверяла, – тихо проговорил он. – Иначе ни за что не рассказала бы тебе о тайнике.

– Так ты знал? – Джудит посмотрела мужу в глаза.

– Я здесь хозяин, Джудит, мне положено знать все. Но я все же не подозревал, как много оружия оттуда забрали.

Алисдер не сомневался, что прошедшая ночь была заполнена таинственной деятельностью. К утру Малкольм и его сторонники принесли оружие и сложили его в гроб бабушки. Со странной просьбой обратилась старая Софи к Джудит, и та выполнила ее, что нисколько не удивило Алисдера.

Софи похоронили среди камней, которые стояли на могилах предков Алисдера, рядом с ее любимым Джеральдом. Человек десять помогали Алисдеру нести гроб с почти невесомыми останками Софи. Мужчины с трудом удерживали тяжелый деревянный гроб, но никто ничего не спросил.

Священника не было, некому было сказать последние слова, соответствующие церемонии прощания. Когда могилу Софи Ажинкур Маклеод засыпали землей, Алисдер просто сказал:

– Ее любили все. – Голос его заметно дрогнул, а глаза подозрительно заблестели.

Джудит решила, что бабушке наверняка понравилась бы такая эпитафия.

Алисдер крепко обнял Джудит. Он выполнит свой долг! Нарушить волю бабушки он не может.

Глава 32

Джудит вошла в комнату хозяина замка без какого бы то ни было предчувствия.

Мегги передала, что Алисдер хочет видеть ее. Не задумываясь, что в этом есть какая-то странность, она поднялась по лестнице, довольная представившейся передышкой. В Тайнан непрерывным потоком тянулись люди. Женщины не ушли после поминок, а остались вымыть посуду и навести порядок, а мужчины все еще продолжали пить за помин души Софи, за честь клана Маклеодов, за прошлое, настоящее и покрытое мраком будущее.

Заздравные тосты сменяли друг друга, хотя нет-нет да кто-нибудь смахивал украдкой набежавшую слезу, или вдруг гасла веселая улыбка и лицо становилось печальным. Это внезапно накатывали горькие, но милые сердцу воспоминания.

Жизнь продолжается.

Если за прошедшие месяцы Джудит и научилась чему-нибудь в Шотландии, так это твердости человеческого духа. Гибли мужья, исчезали любовники, болели и умирали дети, но жизнь не прерывала своего цикла. Она продолжалась. И будет продолжаться всегда, так же как океан не перестанет биться волнами о скалы, а древний, как само время, прилив – медленно накатывать на берег.

Алисдер незаметно покинул большой зал, где были накрыты столы для поминок, во время дерзкого и опасного тоста за Прекрасного Принца.

Сейчас он стоял у окна спиной к Джудит, сложив на груди сильные руки. Войдя в комнату, она сразу заметила ссутулившуюся спину мужа, его поникшие плечи и подумала, что он очень устал за эти дни.

Алисдер слышал, как жена вошла в комнату, но не обернулся.

Похороны, а затем поминки лишь оттянули тягостное мгновение, но не помешали ему. Настал миг, когда придется принимать решение. Пока они стояли ночью у тела Софи, Алисдеру пришло в голову, что бабушка права. Джудит никогда не имела выбора. Дважды она выходила замуж по прихоти отца, и по его же прихоти оказалась в Шотландии. И за него вышла не по собственной воле. Если она останется в Тайнане, пусть сделает это добровольно, а не в силу обстоятельств или прихоти английского сквайра Кутбертсона.

Будет только справедливо предоставить ей выбор сейчас.

А вдруг она захочет уйти?

– Алисдер? – вопросительно окликнула его Джудит, когда он так и не повернулся и не заговорил, продолжая неподвижно стоять у окна.

Джудит подошла к нему и обняла, прижавшись щекой к спине. Как тепло и надежно ей с мужем! Она тихо вздохнула и закрыла глаза, с наслаждением вдыхая запах свежевыстиранной рубашки.

Алисдер высвободился из ее рук и придвинулся ближе к окну. Джудит растерянно посмотрела на него. Когда он так и не обернулся к ней, до нее наконец, дошло, что что-то не так…

– Что случилось Алисдер?

– Бабушка умерла, Джудит, – сказал он ровным голосом. – Теперь остался только один свидетель нашего брака. – Он по-прежнему стоял к ней спиной. Наверное, это лучше, чем видеть его лицо. Она не хотела видеть лицо человека, который сейчас говорит с ней таким холодным тоном.

– О чем ты?

Как раз когда Джудит подумала, что лучше бы он не оборачивался совсем, Алисдер повернулся. Она вопросительно смотрела ему в лицо, но оно ничего не выражало. Алисдер молча подошел к большому шкафу и достал из него шкатулку с драгоценностями Софи. Он открыл потайной ящичек и вынул из него маленький, затянутый шнурком мешочек с драгоценными камнями и обручальное кольцо Софи.

Джудит молча и неподвижно наблюдала за действиями мужа. Она побледнела, а ее широко раскрытые глаза стали совсем темными.

– Ты оказалась здесь не по своей воле, и замуж за меня вышла тоже не по своей воле, – сказал Алисдер после долгого молчания, стараясь не смотреть в глаза Джудит, наполненные смятением. Сейчас важен не его, а ее выбор. – Я предоставляю тебе право самой сделать выбор относительно твоего будущего. – Он развязал мешочек и высыпал на дрожащую ладонь Джудит его содержимое.

С нескрываемым изумлением Джудит уставилась на переливающиеся драгоценные камни на своей ладони: небольшие бриллианты, изумруды, прекрасно ограненные рубины, яркие, как капельки крови. Она быстро-быстро заморгала, но не нарушила молчания.

– Если ты сейчас примешь решение уйти отсюда, ты сможешь продать все это и безбедно прожить несколько лет. Может, купишь магазин или уедешь в Америку.

Время вдруг замедлило свой бег, почти остановилось. Одно движение руки заняло несколько болезненно длинных секунд. Один вдох – целую неделю. Джудит облизнула пересохшие губы и почувствовала их горячую сухость. Но ни чувства, ни время сейчас не имели значения…

– А как же английский полковник? Что он подумает, когда узнает о моем исчезновении? – Слова звучали словно откуда-то издалека, потребовалось огромное усилие, чтобы произнести их.

Алисдер улыбнулся бесконечно грустной улыбкой:

– Уверен, милейший полковник поймет твое желание навестить семью. Зачем ему знать, что ты едешь навсегда?

– А если я не хочу уезжать?

– Тогда, – ответил Алисдер, тщательно подбирая слова, чтобы его собственные чувства и желания не повлияли на ее решение, – тогда мы скрепим наш союз.

Он хотел положить что-то ей в другую руку, но Джудит быстро отступила назад. Она так сильно сжала в ладони камни, что они впились в кожу, но она была рада почувствовать боль: ведь это свидетельствует, что она жива, что дышит, что все это не сон.

Черные волосы упали на лоб Алисдеру, четко очерченный подбородок был опущен, он смотрел ей на руку, боясь посмотреть в глаза. Джудит видела его невообразимо длинные ресницы, благородный овал лица. Алисдер притянул к себе свободную руку Джудит и осторожно положил ей на ладонь золотое обручальное кольцо Софи. Потом сжал пальцы жены в кулак и быстро отвернулся, чтобы она не видела выражения его лица.

– Пожалуйста, не торопись, Джудит, – произнес он голосом, который, несмотря на все усилия, выдавал его внутреннее волнение. – Подумай хорошенько. Если ты выберешь меня, ты выберешь Тайнан, покрытое мраком неизвестности будущее, суровую красоту Шотландии. Если выберешь свободу – выберешь покой, родину и будущее, которое устроишь сама.

Он не хочет, чтобы она покинула его! Радость была мгновенной и безмерной, она пронзила Джудит, словно молния, воодушевила. Он хочет, чтобы она осталась! А она не может остаться…

– Ты однажды сказал мне, что никто не свободен. – Почему ее голос звучит так странно?

– Но ты будешь хуже, чем несвободна. Ты будешь женой шотландского лорда и потеряешь свои привилегии как англичанка из-за нескольких слов брачного обета.

– А как тебе хочется, чтобы я поступила? – Для нее это было очень важно, может быть, важнее всего на свете. Она не сказала ему, что его ответ – все, что у нее останется на память от него, слова, которые она будет вспоминать всю жизнь.

– Когда-то ты очень искренне сказала, – тихо заговорил Алисдер, в горле у него вдруг запершило, – что многие женщины променяли бы своих мужей на свободу… Я даю тебе эту свободу, Джудит. Ты должна сама сделать выбор, если хочешь этого.

Джудит смотрела на Алисдера, не в состоянии вымолвить ни слова.

Она перевела взгляд на обручальное кольцо у себя на ладони. Выбор. Он предлагает ей сделать выбор. Сделать самой. Одинокое будущее или жизнь с ним. На первый взгляд тут и выбирать нечего.

Алисдер предлагает ей свой дом, свою жизнь. И хотя внешне он не сделал этого жеста, ей казалось, что он протянул к ней руки, раскрыл объятия, предлагая свое царство и будущее. Такая щедрость заслуживает вознаграждения, разве не так? А что она может предложить Алисдеру взамен? Она не успела очутиться в Шотландии, как открыла дверь и пригласила к чаю самого дьявола. Будто призвала Беннета Хендерсона в Тайнан одним своим присутствием здесь.

Одно слово – и она навсегда останется, но это же слово решит участь Алисдера. У Джудит не осталось иллюзий относительно характера Беннета. Питательной средой для него являются несчастья и страдания других, чужое отчаяние будто вдохновляет его. Он не остановится, пока не уничтожит то, что составляет ее покой и счастье.

Беннет не колеблясь отомстит за брата.

Боже милосердный, не дай этому случиться! Сколько раз Джудит молилась об этом! Сколько раз заключала с Небом сделки, чтобы все происходящее оказалось лишь фантазией ее разгоряченного воображения, результатом чтения дешевых романов! Но все было на самом деле, и, сколько ни желай, ничего не переменишь. Страшные воспоминания выжжены у нее в памяти. От прошлого не отречешься.

Что бы сказал Алисдер, знай он всю правду? Он обнимал и оберегал ее, защищал и от своего клана, и от англичан, любил ее так сильно, что предоставил право выбора. А если бы он знал, какова она на самом деле?

Вместе с Алисдером в ее жизнь вошла надежда. Благодаря ему она опять почувствовала себя чистой и цельной, а ведь она уже не надеялась, что это возможно. Джудит не представляла, что мужчина может быть нежным, но Маклеод проявлял свою нежность тысячью способами. Она не думала, что мужчина способен на бескорыстие, однако Алисдер не жалуясь трудился в поте лица ради того, чтобы его соотечественники смогли поверить, что на этой истерзанной и прекрасной земле у них есть будущее. Она не предполагала, что мужчина может быть так умен, красив и при этом не самовлюблен. Но главное, она не ожидала, что у мужчины может быть в такой степени развито чувство ответственности за семью.

Много месяцев назад она поняла, что он совершенно особенный человек, которого нельзя не полюбить, не оценить.

Ей безумно хотелось погладить его волосы, коснуться плеча, утонуть в его объятиях и сделать вид, что никакого выбора он ей не предложил. Потому что, в конце концов, никакого выбора у нее нет.

Принести такую жертву сейчас – тяжело вдвойне. Покинуть Алисдера, после того как она узнала, что такое настоящая любовь, выше ее сил. Или именно в этом и заключается настоящая любовь? Бросить сейчас Алисдера, когда она узнала его так хорошо, все равно что отправиться прямиком в ад.

Но ведь настоящая любовь не выдвигает условий, не ожидает ничего взамен. Если она действительно любит Алисдера, она принесет в его жизнь покой и радость, простые удовольствия, не омрачит ее опасностью, неуверенностью, страхом за будущее.

Но как проститься с ним? Как вырвать из своей груди сердце? Как уйти и бросить единственное счастье в жизни, которое она познала?

Решение пришло. Джудит любила Алисдера больше всего на свете, больше себя. Поэтому она поступила так, как поступила. Неслышными шагами она подошла к нему, притянула к себе его руку и с силой разжала сложенные в кулак пальцы. Она заглянула прямо в глаза мужа и улыбнулась дрожащими губами. В этой улыбке было столько любви, что у Алисдера на мгновение закружилась голова.

– Я люблю тебя, Алисдер, всегда буду любить, – с нежностью проговорила Джудит и положила ему на ладонь бабушкино обручальное кольцо.

Неверной походкой она направилась к выходу, слезы застилали глаза. За дверью она остановилась и бессильно прислонилась к стене, спускаться вниз по крутым ступеням не было сил.

Она не слышала звука, раздавшегося из комнаты: удара сжатого кулака о каменную стену.

Глава 33

Джудит покидала Тайнан такая же бледная и осунувшаяся, как в тот день, когда приехала сюда впервые. На этот раз Малкольм сопровождал ее один, без овец.

Поручение Малкольму пришлось не по душе, но Алисдер и Джудит настояли на том, чтобы он проводил ее уже этой ночью, ибо каждый час пребывания в замке превращался для обоих в пытку.

В распоряжении клана имелось всего две тщедушные, еле переставляющие ноги клячи, иначе, Малкольм ничуть не сомневался, Алисдер послал бы весь клан сопровождать Джудит в Инвернесс. А так, эту обязанность доверили Малкольму: ночью на дорогах небезопасно, кругом английские патрули. Спорить с Маклеодом Малкольм не стал, достаточно было взглянуть в его упрямое, непроницаемое лицо, чтобы понять: бесполезно. «И вовсе не из-за того, что Алисдер так убивается по бабушке», – решил старик.

Он посмотрел на Джудит и подумал, что она больно уж спокойна. Ее самообладание, в общем похвальное, сейчас наверняка скрывало тайну. Нет, во всем происходящем кроется куда больше, чем кажется на первый взгляд.

Джудит ехала рядом с Малкольмом, ничего не замечая вокруг, погрузившись в свои мысли. Когда-то от одной мысли о свободе начинала кружиться голова, а сейчас все ей представлялось по-иному. Без Алисдера она пройдет дорогу жизни в одиночестве. Она будет свободна, но какой ценой? Боже, от чего пришлось отказаться, чтобы получить желанную свободу!

На этой земле с ее суровой красотой она впервые узнала безмерную радость. Здешние люди подарили ей воспоминания, которые будут согревать ее до конца дней. Старая Софи с первой встречи отдала ей свою любовь и привязанность, всегда поддерживала ее, до последнего вздоха была рядом. А Мегги, истинное воплощение духа Шотландии, стойко принимающая все, что дает жизнь, никогда не сопротивляющаяся и тем не менее все преодолевающая, передала Джудит свою земную мудрость. От Алисдера она научилась надежде и мужеству.

Как много она теряет! Она не представляла, как пережить это. И даже то, что она – жена знатного лорда, только добавляло страдания. Она чувствовала себя слишком порочной и грязной, чтобы быть женой такого человека. Однако в глубине души она понимала, что сделала правильный выбор. Единственно возможный выбор. Увы, от понимания этого легче не становилось. Джудит хотелось развернуть клячу, вернуться в Тайнан, взбежать по ступеням в комнату Алисдера, молить его о прощении.

Но она не в силах изменить свое прошлое, в котором таилась опасность для будущего. Она – не заколдованная принцесса, не фея-волшебница, несмотря на всю сказочность прошедших месяцев. Да, Алисдер околдовал ее, но чары быстро растаяли.

Теперь ее глаза будут просто синими, а не цвета полночи, как шептал ей когда-то Маклеод. Они больше не будут искриться от счастья, широко раскрываться от изумления. Волосы станут просто каштановыми, без золотистого отлива, который так нравился ему. Ноги станут просто ногами, а не восхитительными мраморными колоннами, как он однажды, смеясь, сравнивал. Она подняла к глазам руки и увидела вовсе не тонкие аристократические пальцы, как однажды сказал Алисдер, а огрубевшие, красные от работы руки. Джудит поднесла ладони к самому лицу и глубоко вдохнула, словно хотела снова ощутить запах мужа. Она вспомнила, как эти пальцы гладили широкую спину Алисдера, нежно ласкали его мужскую плоть, как перебирали его черные волосы, игриво таскали его за нос. Она вспомнила, как держала его за руку, и они смеялись как дети, бегая по лесам, окружающим Тайнан. Но с этого мгновения теперь это просто руки.

А жизнь – только существование, как и раньше, до встречи с Алисдером.

Часы сменяли друг друга, лошади держались середины дороги, мерный стук их подков убаюкивал, говорил, что все вокруг в порядке. Впрочем, ночь таила в себе много опасностей, тем более что они ехали по оживленной в дневное время дороге, ведущей в большой шотландский город.

Услышав, как Малкольм в сердцах крепко выругался, Джудит поняла: что-то произошло. Она посмотрела вправо от себя и только тогда увидела англичан. Их красные при дневном свете мундиры в бледном лунном свете почернели. Джудит и Малкольм так увлеклись своими размышлениями, что не заметили английский патруль, пока почти не столкнулись с ним.

Омерзительную ухмылку Беннета Джудит разглядела даже при бледном свете луны, тускло блеснула шпага, вынутая из ножен. За Беннетом ехали еще пятеро всадников с одинаковым выжидательным выражением лица. Охотники наткнулись на добычу. Возможно, они те самые солдаты, которые изнасиловали Мегги, но вполне вероятно, что Беннет менял товарищей по развлечениям как перчатки. Неужели таковы все английские солдаты, расквартированные в Шотландии?

Ужас, в котором она прожила не один год и который благодаря усилиям Алисдера почти забылся, сейчас вновь охватил ее, поднявшись из тайников сознания. Он заполнил ее, словно рвотная масса, готовая вырваться наружу. Беннет не спеша подъехал к ней и без труда остановил ее клячу, которая, казалось, даже обрадовалась этому.

«Как странно, – подумала Джудит, – что я до сих пор спокойна». Страх ушел, осталась одна уверенность, такая же твердая, как то, что утром взойдет солнце. Она чувствовала, что ей грозит опасность, может даже смертельная, наверняка – боль. Но кошмар, в котором она постоянно жила раньше, исчез. Больше она не будет проводить дни в ожидании прихода Беннета с его мучениями. Не будет жить, охваченная паникой от одной только мысли, что он снова прикоснется к ней. Что бы ни произошло, что бы ни случилось с ней дальше, чем бы ни закончилась эта ночь, прошлое никогда больше не повторится, так плохо не будет уже никогда.

Она отказалась от Алисдера, и внутри образовалась пустота, телесная оболочка, которую уже не заполнял дух. Из-за Беннета она отказалась от Алисдера, который стал ей дороже всего в жизни. Она оставила позади любовь, кров, покой, возможность примириться с прошлым, надежду на новую жизнь. Она пожертвовала всем из-за жестокого, извращенного мерзавца, потому что хотела обезопасить человека, которого полюбила по-настоящему, впервые в жизни. Теперь она не боится. Что тогда сказала Мегги? «Я уже потеряла слишком много, чтобы потерять еще и себя. Я сама – все, что у меня осталось». Джудит потеряла Алисдера, надежду на завтрашний день, обещание радости, чуда. Она потеряла возможность прощения, обещание любви.

Страх, который вызывал в Джудит Беннет, потерял свою зловещую власть над ней – ей больше нечего терять.

– Дорогая Джудит, – насмешливо протянул Беннет, – вот мы и встретились.

Джудит не ответила, а смотрела в его лицо со всем презрением и отвращением, которые прежде тщательно скрывала. Она презирала и ненавидела его так, как разве еще только Энтони, потому что в отличие от других пьяных насильников Беннету доставляли особое удовольствие крики жертвы и ее сопротивление. Он смаковал их, как орел – добычу, когда пища намного вкуснее, если жертва еще жива.

Презрительным взмахом руки Беннет подозвал остальных подъехать ближе. Всадники подъехали, и по их стеклянным глазам и небрежно надетым мундирам Джудит поняла, что это не обычный патруль. Слишком уж сильный запах спиртного исходил от них, а глаза похотливо блестели даже у самого юного из пятерых, почти мальчика.

Малкольм прищурился. Хорошего не жди. Встреча с английским патрулем, черт бы его побрал, – это одно, а встреча с пьяным патрулем, да еще когда их главный явно положил глаз на жену хозяина, – совсем другое. Малкольм остановил свою лошадь вплотную к Джудит и едва заметным движением сунул ей в ботинок один из кинжалов, которые тайно таскал с собой повсюду. Конечно, со стороны покойной Софи было очень мило рассуждать о мире в горах, но есть вещи, которые настоящий мужчина хранит… хотя бы из сентиментальных соображений.

Джудит почувствовала движение Малкольма, но не отрываясь продолжала смотреть в лицо Беннету.

– Ты остановил нас по какой-то причине или просто заблудился? – Ее полный презрения тон объяснялся двумя причинами: во-первых, она отчаянно пыталась отвлечь внимание Беннета от того, что делает Малкольм, и во-вторых, ей уже было безразлично, понимает ли этот мерзавец всю глубину ее ненависти. Теперь Алисдер в безопасности.

– Я – воплощение английского правосудия, дорогая Джудит.

– Ты и английское правосудие как-то плохо сочетаетесь, Беннет. – Она холодно улыбнулась. – Ты, скорее, воплощение английской похоти.

Малкольм подумал, что надо обладать немалым мужеством, чтобы произнести эти слова. Беннет решил, что она просто хорохорится и набивает себе цену, что ее дерзость не больше чем бравада. Джудит знала, что это просто слова, и ничего больше. Они не способны передать ее ненависть.

– Посмотрим, что ты скажешь после посещения магистратуры, дорогая моя, – вкрадчиво отозвался он, глаза его маслено блестели от предвкушения. Если Джудит и противилась, то только поначалу, так было всегда. А столь редкое проявление мужества, как сейчас, только больше распаляло его.

– Интересно, что скажет ваша английская магистратура по поводу обвинения в изнасиловании, Беннет, или английское правосудие уже не наказывает за это?

– Если похотливая шотландская шлюшка развлекла нескольких английских солдат, какое же это преступление, Джудит? Это в порядке вещей, за это не наказывают.

Его равнодушие взбесило Джудит. Он никогда не думал о других, только о себе.

– Неужели ты способен только насиловать женщин?

– А ты стала смелой, Джудит. Я восхищен твоей храбростью, это добавит свежести и остроты нашим развлечениям.

– А ты стал трусом, Беннет, прикрываешься своим мундиром.

Пожалуй, Джудит следовало более осторожно выбирать слова, все-таки за спиной ее мучителя стояли пятеро английских солдат. Да, численный перевес на их стороне. Против них только она и старый шотландец, который возмутился бы, узнай, как мысленно охарактеризовала его Джудит. Однако Джудит знала то, что было неизвестно им. Она больше не позволит издеваться над собой!

Лучше умереть.

Беннет жестом приказал остальным отъехать в сторону, и только его нецензурная брань убедила их, что он в состоянии сам справиться со стариком и потасканной шлюхой.

У него были свои виды на Джудит. Свидетели ему не нужны. А если сначала отдаст Богу душу эта старая развалина, что ж, так тому и быть. Подумаешь, одним шотландцем меньше, невелика потеря. Беннет Хендерсон не позволит своей невестке улизнуть живой.

Он так долго вынашивал свои планы, что теперь с болезненным наслаждением разглядывал Джудит, смертельно бледную в лунном свете. Она стала еще привлекательнее, чем в Лондоне, не такая тощая, как прежде. Интересно, а как на ощупь? Кожа все еще такая же шелковистая, как тогда? А крики ее по-прежнему будут возбуждать его? Он мечтал выяснить это, а потом, насытившись ее телом, медленно убить. Так же медленно, как умирал в агонии его брат.

Малкольм стоял рядом с Джудит, их лошади касались друг друга. Он начинал терять терпение. Если их хотят арестовать, пусть попробуют. Если же Беннета интересует что-то другое, пусть только сунется.

Малкольм посмотрел на Джудит и увидел, как она бледна. Открытым у нее было только лицо, все остальное прикрывало плотное черное платье. Она слегка повернула голову в сторону Малкольма, увидела, как он сдвинул брови, и едва заметно кивнула в сторону своего ботинка, куда он сунул кинжал. Оружие хотя бы уравняет шансы.

Шпага Беннета просвистела в воздухе, словно разрезая ночь и удивив Джудит почти так же, как внезапная острая боль – Малкольма. Он прижал руку к плечу и удивленно уставился на англичанина, который пролил кровь первым, без предупреждения. Он пришпорил клячу, освобождая дорогу Джудит, чтобы та могла спастись бегством, но она не сдвинулась с места.

Внезапно тишину ночи прорезал жуткий вопль – Малкольм бросился на Беннета. В лунном свете блеснуло лезвие кинжала. Боевой клич Маклеодов последний раз звучал в Каллоденской битве, пятисоткратно усиленный, но и звука, изданного одним рассвирепевшим стариком, было достаточно, чтобы Джудит покрылась гусиной кожей, а по спине пробежал холодок.

Она выхватила кинжал из ботинка внезапно вспотевшей рукой. Его острое лезвие порезало ей кожу, с руки закапала темная кровь.

Малкольм был не соперник молодому Беннету, вооруженному шпагой. Беннет взмахнул ею еще раз, и на лице старика появился длинный кровавый след. Малкольм по-звериному зарычал и замахнулся кинжалом. Беннет опять поднял шпагу и с нескрываемым презрением отсек Малкольму ухо.

Рассудив за имевшуюся в ее распоряжении долю секунды, что боль жеребца – небольшая плата за спасение Малкольма и собственную свободу, Джудит сделала единственное, что могла. Сжав двумя руками рукоять кинжала, она закрыла глаза и со всей силой глубоко вонзила его в заднюю ляжку жеребца Беннета. Животное заржало от боли, встало на дыбы, и даже отлично державшийся в седле Беннет не смог удержаться. Он неуклюже выскользнул из седла, упал спиной на землю, но ловко увернулся от брошенного в него Малкольмом кинжала.

Однако увернуться от убийственной силы копыт собственного жеребца, ошалевшего от боли, ему не удалось. Конь, сбросив седока, снова встал на дыбы, грозным силуэтом возвышаясь на фоне ночного неба, настоящий демон агонии и ярости. Джудит навсегда запомнила звуки этой ночи – жуткий крик Беннета, треск ломаемых костей и ржание раненого животного.

Прошли часы, а может, и минуты, пока взбешенный конь унесся прочь один, с дикими от боли глазами, перепуганный запахом человеческой крови, брызнувшей на него из-под копыт.

Малкольм с трудом сполз со своей лошади, посмотрел на раненого англичанина, потом на Джудит, которая все еще сидела в седле на своей кляче.

– Иди сюда, Джудит, – позвал он ее тихо и мягко.

Она никогда не слышала, чтобы Малкольм говорил так раньше. Ему пришлось дважды повторить свои слова, прежде чем их смысл дошел до Джудит. Она, дрожа всем телом, соскользнула с кобылы и на мгновение прислонилась к ней, пытаясь овладеть собой.

Малкольм потянул ее за руку вниз, пока она едва не упала на распростертое неподвижное тело Беннета. Жеребец пробил ему грудь. Малкольм приподнял голову англичанина: в уголках губ застыла кровавая пена, глаза закрылись.

– Этот человек принес тебе много горя, детка, – пробормотал Малкольм, притягивая Джудит еще ниже. – Помоги ему умереть.

Он дал ей кинжал, рукоять которого была покрыта кровью, может, его собственной, а может – Беннета. В лунном свете кровь казалась совсем черной.

Джудит взяла кинжал, насухо вытерла рукоять подолом платья и крепко сжала дрожащей рукой. Сколько раз она являлась беспомощной жертвой? Сколько ночей молилась, чтобы представилась именно такая возможность?

Малкольм тряс умирающего, пока его глаза не открылись. Джудит заставила себя посмотреть на Беннета. В его глазах стояла смерть. Джудит могла ускорить ее приход. Быстрым коротким ударом она может убить его, отправить прямо в ад, отплатив за все мучительные ночи, за каждую ссадину, каждую рану на теле и в душе, за каждое мгновение унижения. Сейчас она может заставить его искупить вину.

Но какой ценой для своей израненной души?

Рука Джудит застыла в воздухе. Она сама словно превращалась в труп.

Малкольм молчал, следя за ней из-под полуприкрытых век. Джудит оставалась неподвижной, даже когда Малкольм опять начал трясти умирающего Беннета. Она заметила последний проблеск сознания в его глазах: он узнал ее. Потом взгляд его медленно начал гаснуть, и голова Беннета бессильно откинулась.

Джудит долго молчала. Потом медленно встала, все еще сжимая в руках кинжал, который дал ей Малкольм. Старик с трудом поднялся вслед за ней, осторожно взял у нее кинжал и сунул его в сапог. Все так же молча Джудит оторвала полоску ткани от нижней юбки, перевязала раны Малкольму и, насколько возможно, стерла кровь с его лица. Все происходило в полнейшей тишине под бледным светом луны.

Оказав помощь Малкольму, Джудит заплакала. Слезы текли по лицу ручьями, и только теперь старый шотландец раскрыл ей свои объятия. Джудит упала ему на грудь, прижалась к окровавленной рубашке и зарыдала в голос.

Малкольм, почти теряя сознание, подумал, что не ошибся, когда привез эту женщину в Тайнан. В ней действительно было какое-то обещание.

Глава 34

«Вид у этой парочки довольно подавленный и несчастный», – подумал Алисдер, заметив в предрассветной мгле въезжающих во двор замка.

Малкольм держался в седле из последних сил. Рядом с ним верхом на тщедушной кобыле ехала Джудит, совершенно измученная и тревожащаяся за старого шотландца. Путешествие до Инвернесса в таком состоянии исключено, раненый Малкольм далеко не уехал бы. Дважды он едва не выпадал из седла, обессилев от потери крови, и упал бы, если бы не своевременная помощь Джудит, которая вовремя подхватывала его. Всю обратную дорогу они опасались встречи с английскими патрулями, но Малкольм здраво рассудил, что ночью их вряд ли будут искать. Обратный путь казался нескончаемым и мучительным.

Но старик не терял времени понапрасну.

– Детка, сомневайся во мне сколько угодно, но только не сомневайся в Маклеоде. Кого ты боишься? Его или себя? – Джудит озадаченно смотрела на старика. – Шотландца любить нелегко, – добавил он, как бы объясняя.

– Ты же давно хотел, чтобы я оставила Тайнан, Малкольм. Почему сейчас уговариваешь меня остаться?

– Думаю, Маклеоду могло повезти намного меньше, – пробормотал старик. Это был самый большой комплимент женщине в его жизни, да разве Джудит оценит?

Впрочем, она молодец, не сдавалась, хотя последние недели он только и делал, что бросал на нее осуждающие взгляды. Она платила ему тем же, как настоящая шотландка. Малкольм слышал рассказ Джудит у постели Мегги, видел ее непритворное горе, когда отошла в мир иной Софи. А когда она не задумываясь безошибочно вонзила кинжал в жеребца Беннета, он был готов целовать ее ноги. Она куда больше шотландка, чем англичанка, и, уж конечно, достойна Маклеода. Теперь оставалось только убедить в этом двух упрямцев.

– Ты не знаешь, Малкольм, – подавленно отозвалась Джудит, – я совсем не такая, как ты думаешь.

– Потому что была замужем за бессердечным мерзавцем, Джудит? Который бесстыдно использовал тебя? Мне сейчас плохо, но не настолько, чтобы я забыл об этом. – Джудит понуро опустила голову. – Дай ему шанс, Джудит. – Он уже не раз повторял эти слова, пока они возвращались в замок.

У ворот Тайнана Малкольм сделал еще одну попытку:

– Тебе нет никакой нужды уходить отсюда, детка, теперь этот негодяй мертв. – Малкольм поморщился от невыносимой боли. Как он не хотел, чтобы Джудит покинула замок! – Ты не можешь так поступить, детка. Ему нужна жена.

– Инвернесс в противоположной стороне, – произнес вместо приветствия Алисдер с верхней площадки лестницы, показывая на запад.

– Верно, парень, а мы и не знали.

Чувство, которое охватило Алисдера по возвращении Джудит, немедленно сменилось тревогой, как только он разглядел перевязанную кое-как голову Малкольма. Он сбежал вниз по ступенькам, пристально вглядываясь в лицо старого друга. Кровь пропитала повязку и перед рубашки.

– Джудит? – Алисдер оглядел ее, но не увидел ничего опасного.

– Со мной все в порядке, Алисдер. Помощь нужна Малкольму.

На секунду Джудит позволила себе забыться. Она возвращается из длинной поездки, и Алисдер встречает ее. Он чуть хмурится от долгой разлуки, радуется, что они снова вместе. Протягивает руки, чтобы обнять ее, а не подхватить Малкольма с седла. Он сердится скорее для порядка. Какое счастье вернуться домой, а когда они останутся наедине, Алисдер подарит ей свою любовь!

Алисдер не успел ни о чем спросить, Малкольм начал первым:

– Раны нанес англичанин, Маклеод. Еще повезло, что этот безмозглый дурак не отхватил мне нос. Уверен, он метил в сердце.

– Как это случилось? – Алисдер помог другу слезть с кобылы, снял повязку и внимательно осмотрел рану.

Старик не только застонал. Он начал ругаться, смачно и громко. Джудит молча шла следом за ними.

– Ты уехал в целости, а вернулся без уха. Поздравляю тебя с этим ловким трюком, но хотел бы все же узнать, что произошло.

– Я тебе все расскажу, только вот выпью бренди, – устало ответил Малкольм, силы быстро покидали его.

– Бренди лучше употребить на промывку раны, Малкольм.

– Лучше внутрь, больше пользы.

Он снова выругался, когда Алисдер заставил его лечь на кухонный стол, и недовольно уставился на стропила. Однажды Джудит пристыдила его за грязь и паутину на них. Ему пришлось притащить стремянку и обмахнуть их. Сейчас Джудит стояла рядом со столом, держала шляпу Малкольма и пропитанную кровью повязку.

– Мы наткнулись на английский патруль, парень.

Алисдер метнул взгляд на Джудит. Она не смотрела на него. Она должна многое сказать Алисдеру, но не сейчас, сейчас все внимание Малкольму.

– Ты и с одним ухом прекрасно проживешь, старый дурень, – беззлобно сказал Алисдер, промокая кровь на голове старика.

– Ага, легче будет мимо одного уха твои слова пропускать, – так же беззлобно пробурчал тот.

«Хорошо, что старик не ловелас», – подумал Алисдер, зашивая рану. Остаток бренди ушел не на обработку раны, а на успокоение пациента. Процедура оказалась не из приятных: Малкольм проявлял свое неудовольствие громко и действенно. Алисдер и не подозревал, что он может быть столь красноречивым и на стольких языках.

Закончив с раной на голове, Алисдер придирчиво осмотрел свою работу. Изрядно пострадавший в сражениях, Малкольм уж точно не блистал красотой. Со второй раной Алисдер управился довольно быстро, шпага только слегка задела плечо.

Старого шотландца уложили в комнате Айана. Алисдеру вдруг пришло в голову, что последнее время эта комната стала весьма часто посещаемой, так же как при жизни брата, когда он потихонечку приводил сюда своих бесчисленных подруг.

– Ты расскажешь наконец, что случилось, или придется вытягивать из тебя по словечку? – Алисдер говорил беспечно, хотя на самом деле очень встревожился.

– Думаю, тебе лучше поговорить об этом с женой, Маклеод. – Выпитое бренди смягчило слова Малкольма. Алкоголь, тепло и мягкая постель сделали свое дело.

Он не заметил ни испуганного взгляда, который бросила на него Джудит, ни пристального взгляда Алисдера.


Сосновая скамья, на которой сидела Джудит, была грубая, еще не отполированная – один из немногих предметов обстановки большого зала, где вся остальная мебель сгорела во время пожара.

Раньше Джудит никогда не задерживалась здесь подолгу: стены были толстыми, потолки – высокими, углы скрывались во мраке. В зале такого размера трудно почувствовать себя уютно и в безопасности. На почерневших от копоти стенах торчало множество чугунных крюков, на которые когда-то вешали щиты и боевое оружие Маклеодов. Теперь хранение оружия карается законом, и стены оголились. Остались только копоть на стенах и запах обгоревшего дерева – немые свидетели адского пламени, бушевавшего в замке по приказу графа Камберлендского.

Идеальное место для предстоящего разговора.

Алисдер не двинулся с места, продолжая стоять около окна. Стекла потрескались от жара, оплыли, потом их вновь спаяли, и теперь они представляли собой странную картину из кусочков, через которую в комнату проникало утреннее солнце, расколотое на тысячи лучей. Алисдер не отрывал взгляда от Джудит с того мгновения, как она вошла в зал. Она не была готова к столь пристальному вниманию с его стороны.

– Ты, наверное, проклинаешь судьбу за то, что она вернула тебя в Тайнан? – Ясно, что Джудит вернулась, лишь подчинившись обстоятельствам, а не собственному желанию.

– Малкольму нужна была помощь.

Слова повисли в воздухе. Алисдер удивился боли, которую он вдруг испытал, будто его пронзили кинжалом.

– А тебе, Джудит, уже никто не нужен? – Гнев лучше, чем отчаяние, для гнева более чем достаточно оснований.

Алисдер не знал, правильно ли он поступает, идя сейчас на обострение ситуации. Он был уверен только, что обязательно должен понять поступок Джудит. Почему она так легко покинула Тайнан, так легко отказалась от него? Когда получит исчерпывающие ответы на эти вопросы, он оставит ее в покое. Забыть, задвинуть в уголок сознания, где находились остальные призраки прошлого. Более мудрый человек отпустил бы ее, более здравомыслящий – не спрашивал бы, почему она ушла. Более гордый – не надеялся бы убедить ее остаться.

В жизни, однако, не все разложено точно по полочкам. Жизнь – это бездна, в которую бросаешься головой. Алисдер не мог любить Джудит наполовину, как никогда не смог бы оставить свой клан и Тайнан.

Она не ответила. Он не удивился ее молчанию, привык к нему. Джудит не понимала, что у Алисдера достаточно времени и терпения, но ее молчание лишь разжигает ярость.

Она сидела, плотно сжав колени и поставив ступни одна к другой. Спина прямая, подбородок вперед и немного вверх. Именно так должна сидеть истинная леди, но сейчас это мало волновало Алисдера, пусть хоть доску к спине привязывает!

Руки Джудит сжались в кулаки. Во всей ее застывшей фигуре чувствовалась напряженность: задень ее сейчас, и она рассыплется на крошечные кусочки. Она научилась не выдавать своих чувств, придавать лицу непроницаемое выражение, но непроницаемым оно было для всех, кроме Алисдера.

Джудит сейчас выдавали глаза, в которых горели боль и решимость.

Ему хотелось подойти к ней, обнять, но она сидела с таким отстраненным достоинством… Алисдеру хотелось отвести ее в уютный уголок поближе к камину, где она бы согрелась и почувствовала себя в безопасности.

Но Алисдер не сделал ни того, ни другого. На него внезапно нашло предчувствие чего-то неизбежного, и неприятный холод охватил его, как в то утро, когда он стоял рядом с Айаном на поле в ожидании приближающегося сражения.

Алисдер заметил полуулыбку, с которой Джудит оглядела комнату, и ему ужасно захотелось крепко встряхнуть ее. Ведет себя как настоящая англичанка!

Понимает ли он, чего ей стоит сохранять самообладание? Она догадывалась, что понимает, а еще подозревала, что он мечтает, чтобы она потеряла это самообладание.

– Чего ты хочешь от меня, Алисдер? – спросила Джудит, заговорив наконец о том, ради чего они встретились.

– Ответа на загадку, Джудит. – Она вопросительно вскинула голову, и он продолжил: – Почему ты бросила меня?

Не «почему ты покинула Тайнан», не «почему выбрала свободу». Он построил вопрос очень лично, сделал его очень болезненным.

Джудит закрыла глаза, чтобы не видеть его сжатых кулаков и гордого выражения лица. Впрочем, умоляющее выражение глаз странно противоречило решимости, которую выражал весь его вид. Даже в этом огромном зале Алисдер казался великаном, внушал ей благоговение одним своим присутствием. Но, в конце концов, не его рост, не его недюжинная сила и даже не его красота заставили ее сказать правду, а мягкий изгиб губ, сострадание во взгляде. Сострадание, которого она не заслуживала.

Джудит долго смотрела на потрескавшиеся плитки пола, однако видела не их, а дальнее видение, запечатлевшееся в ее душе. Она собирала на помощь все свое мужество, расколотое на кусочки, как оконное стекло.

«В ней всегда присутствует какая-то недоговоренность, – подумал Алисдер, – словно она прячет какую-то часть души от меня». И в ней была сдержанность, которая не покидала ее даже в мгновения их близости, словно она боялась, что он прочтет ее мысли. Как Алисдер хотел пробиться сквозь эту стену, через ее молчание, вытянуть настоящую Джудит из скорлупы, в которую она себя заключила!

– А Хендерсон? – спросил он, когда она так и не ответила. – Почему он так ненавидел тебя?

Почему Хендерсон все время старался причинить Джудит боль? Алисдер не понимал, чем была вызвана вражда между ними. Он долго ждал того момента, когда она сама расскажет ему обо всем.

Джудит искоса посмотрела на Алисдера. Сейчас она должна сказать ему правду. Алисдер наконец должен узнать все.

– Потому что знал, что я убила его брата, – проговорила она. Слова падали с ее губ, как большие капли дождя в тишине. – Я убила своего мужа. – Алисдер не пошевелился, будто и не слышал. – Точнее сказать, убила бы, если бы не вмешалось Провидение, которое покончило с ним в ту ночь.

Джудит глубоко вздохнула, сглотнула комок в горле и ощутила на губах вкус слез. По ком эти слезы: по ней самой или по Энтони? Боже правый, а сейчас она не может солгать себе! Она не пролила ни слезинки по Энтони. Даже тогда.

Джудит помнила то мгновение в мельчайших подробностях, словно эта сцена сейчас разворачивалась перед ее мысленным взором: взметнувшиеся вверх руки, полный ужаса взгляд Энтони, когда он понял, что подавился и задыхается. Он раздирал себе горло, пока не истек кровью, – эта немая картина была постоянной частью ее ночных кошмаров. Она стояла, сложив руки поверх фартука, и смотрела на его мучения, вспоминая, как он уступал ее своим друзьям, расплачиваясь таким образом за долги, либо молча смотрел, как ее насилуют. Она вспоминала, как Энтони бил ее ремнем или цепью только потому, что она чем-то не угодила ему, а может, не угодил кто-то другой, и тогда она становилась козлом отпущения. Вспоминала все случаи, когда Энтони наблюдал, как издевался над ней Беннет и смеялся, слыша ее крики.

Только позднее она узнала, что умер он не от яда.

Джудит с трудом сдержала истерический смех, когда полковой хирург осмотрел горло Энтони и объявил, что смерть наступила из-за того, что тот подавился куриной косточкой, которая застряла в горле. Несчастный случай, не убийство…

Глаза Джудит почти почернели, в них стояли слезы. Она говорила бесстрастным, ровным голосом, словно все ужасы происходили с кем-то другим, не с ней, словно садизм совершался по отношению к постороннему лицу.

– …Больше я выносить этого не могла, – сказала Джудит, теряя самообладание, оттого что Алисдер молчал. За все время ее рассказа он не пошевелился, не вымолвил ни слова. Чем дольше она говорила, тем легче становилось. Она очень долго скрывала правду о своем замужестве, а за последние три недели рассказывала ее уже второй раз.

Беннет все время подозревал ее.

– Признаюсь, я замыслила убить Энтони, да простит Господь мою грешную душу. Если бы яд не сработал, я перерезала бы ему во сне горло. – Взгляд у нее был затравленный, выражал муку, отголоски которой Алисдер всегда читал в глазах Джудит, отвращение, которое она питала к себе.

Мужество – это не бесстрашная храбрость, это когда оказываешься один на один с глубочайшим ужасом и не отступаешь. Алисдер видел множество примеров мужественного поведения в бою, видел и тех, кто от страха бежал с поля брани, и тех, кто, потеряв в бою шпагу, подбирал окровавленное оружие убитого друга и снова бросался в атаку. Даже сейчас, когда Джудит храбро ждала, что он откажется от нее, осудит, Алисдер подивился, сколько нужно мужества, чтобы изо дня в день жить в подобном страхе.

Джудит склонила голову и так крепко сжала руки, что костяшки пальцев побелели. Она ждала, что он скажет.

Алисдер подошел ближе, шагая очень осторожно, словно боялся спугнуть ее. Он протянул руку, словно выстраивал мост через бездну, которая разделяла их, и опустился перед ней на колени. Алисдер взял холодные ладони Джудит в свои, согревая их, словно это могло сблизить их, и коснулся лбом ее колен.

Она не верила своим глазам: Алисдер стоит перед ней на коленях, словно она – королева, а он один из подданных.

Прогони он ее сейчас, это было бы справедливо, она заслужила наказание. Никогда больше не видеть этого человека, единственного, кого она любила в жизни, несомненно, будет приговором, достойным ее преступления. Не взглянуть больше на него, не коснуться его иссиня-черных как вороново крыло волос, не почувствовать прикосновения его загорелых сильных рук, не вдохнуть его мужского запаха – это будет самой тяжелой пыткой.

Лучше бы уж Бог лишил ее памяти, ослепил, чтобы она больше не видела красоты мира, отнял у нее чувства. Боже, отними у нее память, чтобы она навсегда забыла об Алисдере Маклеоде! Только так можно уменьшить ее страдания.

– Алисдер, – снова заговорила Джудит. Ладонь ее замерла в дюйме от его склоненной головы, совсем-совсем рядом. Она сжала пальцы в кулак и отдернула руку, хотя до боли жаждала прикоснуться к нему. – Алисдер, – повторила она полным слез голосом, – я не стою этого. – Она говорила, что он не должен стоять перед ней на коленях, говорила о его доброте, человечности. О любви и сострадании в его глазах с того дня, когда англичане появились в Тайнане.

– Тогда я должен был выгнать и Мегги, так? – Он поднял голову и напряженно ожидал ответа.

– Что? – Опять он озадачил ее.

– Ее ведь тоже изваляли в грязи, Джудит, ведь ее касались посторонние мужчины, а не муж. Значит, ее надо за это выгнать?

– Мегги не виновата. Она ничего не могла поделать.

– И ты тоже.

Но Мегги не убивала…

Алисдер до боли сжал ее руки в своих, в его словах, когда он заговорил, сквозило нетерпение, возможно, даже страх.

Он чувствовал, как она ускользает от него, намеренно отметает от себя прошедшие месяцы, не желая вспоминать о них. Словно не было ночей, когда они лежали в объятиях друг друга, смеялись, наслаждались близостью, любили друг друга…

– Хочешь услышать признание, Джудит? Тогда слушай. Я сознаюсь сам, по доброй воле, до конца. Я человек, который давал клятву исцелять людей, но все же я убивал. Я помню лицо каждого, кто пал от моей руки, помню глаза каждого, у которого я отнял жизнь, будущее, надежду. Я думаю о женщинах, которые стали вдовами, о матерях, чьих сыновей я убил, о детях, оставшихся без отцов. Каждый раз, когда я убивал, я совершал самое ужасное в своей жизни. Но я бы сделал это снова, чтобы выжить. Я хотел жить, у меня не было выбора! Я провел много лет, учась использовать эти руки для милосердия, но за пять часов они превратились в орудие убийства. – Алисдер протянул руки вперед ладонями кверху и внимательно всмотрелся в них, словно видел там кровь. – Что касается отпущения грехов, я в этом мало понимаю. Так же как в вечности и в проклятиях. Я всего лишь человек. Оставим право судить нас другим, у кого это лучше получается, кто лучше разбирается в таких истинах, или ангелам, мне все равно.

Когда Алисдер поднял голову, в его глазах стояли слезы. Он убрал с лица Джудит волосы и осторожно взял его в ладони. Он заглянул так глубоко в ее глаза, что она испугалась, что он проникнет к ней в душу. Голос его звучал тихо, но твердо и искренне.

– Каждый из нас был на войне, Джудит. В Шотландии нет ни одного мужчины, ни одной женщины, которые не пострадали бы от нее. Разве ты не понимаешь, что и ты была на войне. Только у нас было разное оружие и разные враги, а в остальном мы все старались выжить, каждый по-своему. Я уже говорил однажды, что не думаю о тебе хуже только потому, что у тебя на теле рубцы. И в душе – тоже.

Алисдер с трудом сдерживался, он безумно хотел обнять Джудит, прижать ее к себе. Он приблизился к ней, и она спрятала лицо у него на груди. Здесь Джудит и должна быть всегда, рядом с его сердцем.

– Кто знает, может, наше искупление как раз в том, что мы вместе? Два человека, которые не могут простить себя? Но возможно, мы простим друг друга. Кто мы такие, чтобы задаваться такими вопросами?

Алисдер умолк. Повисло молчание. Слова, которые он хотел произнести, должны быть безошибочными и настолько убедительными, чтобы она могла без колебаний связать свое будущее с кланом Маклеодов.

– Шотландия – суровая земля, Джудит, – сказал Алисдер после долгого раздумья, и его теплое дыхание коснулось ее уха. – Наш народ упрямо, вопреки всякой логике держится за старое. Мы выжили, хотя на нашем месте это мало кому бы удалось. Шотландии нужны сыновья и дочери, которые борются за жизнь. По-моему, ты – именно из таких.

Алисдер не знал, что еще сказать, чтобы облегчить положение Джудит, жалея, что не в состоянии найти мудрые доходчивые слова. Хорошо бы рассказать ей об их жизни. Он будет плавать с ней в бухте, стоять на башне замка и наслаждаться закатом. Переживут зиму и будут радоваться наступлению весны. Он будет любить ее до самой старости. Но это все останется пустыми мечтами, если Джудит не захочет разделить их с ним. Жизнь – не просто отсутствие боли и страха.

Но в конце концов, важно не то, чего хочет он, а то, что выберет она.

– Я не буду торопить тебя, Джудит, – прошептал Алисдер ей на ухо. – Есть много способов убеждения, но я не воспользуюсь ими. Ты должна выбрать сама. Я не сделаю этого за тебя. – Слезы застилали глаза Джудит, она была не в состоянии вымолвить ни слова. Алисдер приподнял ее лицо и заглянул в полные слез прекрасные синие глаза. – Решать тебе, Джудит, только решай свое будущее, а не прошлое.

Джудит всмотрелась в его лицо, полное доброты и любви, которую он сейчас так отчаянно старался скрыть. Она читала в нем дразнящий смех, нежность, глубокую страсть.

Сердце Джудит билось все учащеннее, она боялась, что Алисдер услышит его удары, но этого не случилось, потому что он нежно улыбнулся ей и быстро покинул большой зал.


Джудит нашла мужа у надгробных камней, где на небольшом огороженном пространстве расположились могилы его отца, Айана, Джеральда и Софи. Алисдер стоял неподвижно, склонив голову, внешне напоминая статую, вырезанную из камня, но с гордым и решительным видом.

Он обернулся. Взгляд его был так пронзителен, что Джудит отшатнулась, но только на секунду. Она собрала оставшееся мужество и заставила себя держаться спокойно.

– Алисдер… – осторожно проговорила она и протянула руку. В лице ее была решимость, в глазах – ответ, который он так боялся в них прочесть.

В этот момент Алисдер ненавидел ее со всей страстью, которую так старательно сдерживал. Ненавидел за то, что она причинила ему столько боли, и именно в то время, когда он так страдал от потери единственного родного ему человека – Софи. Ненавидел за то, что она не желала разделить с ним жизнь, не верила в его любовь, в способность преодолеть любые трудности.

– Иди подожди во дворе. Я вызову близнецов, они проводят тебя до Инвернесса. – Голос Алисдера звучал хрипло, в нем слышалась ярость. Его удивило, что слова эти не сопровождались огнем, хотя его самого они буквально обжигали.

Джудит побледнела как полотно, но не отвернулась, не прислушалась к его невысказанному предостережению. Джудит не сознавала, насколько Алисдер близок к тому, чтобы перестать сдерживаться. Человек, который сейчас стоял перед ней, не был добрым. Он вышел из Каллоденской битвы со шрамами на теле и в душе, он много миль вез в разбитой телеге тела убитых отца и брата, чтобы похоронить на земле Тайнана. Он уже ни на что не надеялся, расстался с мечтами. Но она стояла неподвижно, эта упрямая англичанка, хотя глаза ее почернели от слез, а весь вид говорил о смертельной усталости.

– Вчера я услышал смех женщины, и мне показалось, что это ты. – Джудит ожидала каких угодно слов, но только не этих. – Я вслушиваюсь в речь и жду услышать английский акцент, я начинаю сходить с ума. – Он отвернулся к надгробным камням. – Ты нарочно все еще здесь, чтобы увидеть мое унижение?

Он мечтал о ней, как мальчишка, хотел ее так, словно у нее в руках была веревочка, привязанная к его сердцу, и она дергала за нее, все время напоминала о себе. Он ценил каждый день, проведенный с ней. Не знал, как будет существовать недели, потом месяцы без нее. Она так много значит для него.

– Я люблю тебя, Алисдер.

– Да, я знаю, – хрипло отозвался он. – Когда мы расставались в последний раз, ты говорила то же самое, а хватило бы всего одного слова «до свидания».

– Прости меня.

В ответ он только вздохнул, но так и не обернулся.

– Когда я была совсем маленькой, мне очень хотелось иметь свой дом. – Голос Джудит ласковым ветерком обдувал душу Алисдера. Но он не хотел смягчаться, не хотел, чтобы гнев его утих. – Всю жизнь я была не такой, как все, чужой среди своих. Даже отец считал так. – Она робко шагнула в сторону Алисдера. Он вздрогнул. Если она прикоснется к нему, он не выдержит. – После смерти Энтони я ушла в себя, зная, что никто никогда не поймет того, что случилось, что Господь никогда не простит меня, что никто никогда не посмотрит на меня так, как ты сейчас.

Невыносимо слышать слезы в ее голосе! Он повернулся и хотел закричать, чтобы она перестала мучить его, но, увидев выражение ее лица, замер.

Джудит словно светилась внутренним светом. По ее щекам непрерывно текли слезы, но она улыбалась. Алисдер почувствовал, как сжалось его сердце, гнев и боль, словно по волшебству, превратились в любовь и надежду.

– Я всем сердцем хотела бы прийти к тебе чистой, без темных пятен в душе, без сожалений, без воспоминаний, без прошлого. – Она протянула руки к Алисдеру ладонями вверх.

Алисдер не удержался и шагнул к ней.

– Разве ты не слышала моих слов, Джудит? Люди никогда не бывают чисты, как ангелы. – Он крепко держал ее за самые кончики пальцев, она держала его своим взглядом.

– Прошу тебя, не отсылай меня, Алисдер. – В ее глазах слабо блеснула искорка надежды, но этого было достаточно, чтобы разжечь пламя.

– Я бы не вынес этого, – тихо сказал он.

Это и мечтала услышать Джудит.

Он раскрыл ей навстречу объятия, и она прильнула к нему, словно он – якорь, который не даст ей уплыть в никуда.

Глава 35

Малкольм Маклеод был не из тех, кто просит Всевышнего вмешиваться в свою жизнь. Он предпочитал сам разбираться со своими делами, как ему заблагорассудится, и обращался к Богу только в исключительных случаях. Одним из таких редких случаев была смерть жены, да еще, пожалуй, утро Каллоденской битвы. У Малкольма с Богом было заключено соглашение: Малкольм, хорошо ли, плохо ли, сам справится со своими трудностями, а Бог оставит его в покое. В силу этого соглашения старый шотландец с огромным раздражением обратился к Творцу с просьбой защитить его от одной очень решительной англичанки.

Он вздохнул, пытаясь не замечать вони, исходящей от ног, покрытых мокрой свежеостриженной овечьей шерстью. Его, Малкольма Маклеода, который считался настоящим разбойником в дни своей юности, принимал участие во многих сражениях, не падал без чувств при виде крови и вывороченных наружу кишок, чуть не стошнило от запаха этой чертовой шерсти! С самого рассвета он топтался в огромном дубовом корыте, куда попеременно вываливали шерсть для первой стирки и вынимали из побуревшей воды выстиранную.

Надо же, что придумала эта Джудит. Спросить перед лицом двадцати женщин! Заявила, что им нужен храбрый сильный мужчина, и не согласится ли он помочь им. Ну конечно, он не устоял и попался на удочку, как мальчишка.

– Малкольм, поешь немного лепешек, а то от твоего кислого вида шерсть испортится!

Еще не обернувшись, Малкольм уже знал, кому принадлежит этот голос.

– Сара, еда мне не поможет, – сказал он, опуская голову на грудь.

Сара осмотрела его глазками-бусинками, затем перевела взгляд туда, куда смотрел он. Клочья мокрой шерсти прилипли к его ногам, плавали по поверхности воды. Время от времени одна из женщин приносила ведро мыльной воды и уносила выстиранную шерсть. В целом занятие малопочтенное для настоящего воина.

Если Сара и нахмурилась, Малкольм этого не заметил. Лицо женщины постоянно имело кислое выражение, словно еще в младенчестве она вдохнула противный запах, да так и не сумела забыть его до самой старости.

– Я сварила для тебя цыпленка, Малкольм, – сказала она и указала на покрытую салфеткой миску, стоявшую на возвышении неподалеку. До Малкольма донесся запах варева, и он опять почувствовал приступ тошноты. – Учти, времени у меня совсем нет, полно работы, но я все-таки постаралась для тебя, – произнесла Сара, не замечая, что Малкольм побледнел.

– Спасибо тебе, Сара. – Он еле заставил себя улыбнуться.

Хуже Сары в деревне не готовил никто, но, не желая обидеть, ей никогда не говорили об этом. А Сара была рада накормить всех и каждого, поэтому перед кланом Маклеодов всегда стояла дилемма – то ли съесть, то ли потихоньку выбросить приготовленное ею. Малкольм сейчас был не настолько голоден, чтобы проглотить ее стряпню. Особенно после того, как еще раз вдохнул запах варева.

– Я положила туда картошку и зелень. Хлеб испечь не было времени. Не представляю, как можно успеть сделать все, что делает Джудит, да еще оставаться хорошей женой?

– Уверен, суп очень вкусный, Сара. Спасибо, что вспомнила обо мне.

– Ха! Вспомнила! – отозвалась она, вглядываясь туда, где виднелась фигура Джудит. – Это она мне велела. Сказала, что шерсть прежде всего. Раскомандовалась! А все-таки из нее получилась хорошая жена, точно говорю.

Еще много лет назад Малкольм понял, что самый простой и надежный способ избавиться от Сары – соглашаться со всем, что она говорит. Но сегодня этот способ не сработал. Сара сидела перед ним, не собираясь уходить. А он стоял с закатанными вверх штанинами, обнажив белые ноги, покрытые клочьями прилипшей вонючей овечьей шерсти, и боролся с тошнотворным запахом стряпни Сары.

– В деревне только о ней и говорят, – начала Сара, не сводя глаз с фигуры Джудит. – Упрямая, это точно. Такая же, как хозяин. Работает без продыху. – В ее незлобном ворчании чувствовалась явная похвала. Сара, которая первой ругала Джудит, стала ее яростной защитницей!

В тот далекий день Малкольм и не подозревал, что женил своего хозяина на дьяволе в юбке. Неплохо бы Маклеоду приструнить ее немного. За последние месяцы она стала просто неуправляемой. Сначала переделала загоны, над которыми Малкольм и Алисдер трудились не покладая рук столько времени. Потом выпустила овец свободно пастись, терпеливо объясняя, что они никогда не наберут жира, если не дать им есть вволю. Потом поручила Алексу (тоже нашла кому!) обучать щенят пасти отару. Ничего глупее, чем эти собаки, с лаем бегающие вокруг овец, Малкольм в жизни не видел!

Но и на этом она не успокоилась. А Маклеода нет дома всего лишь месяц.

Она приказала разобрать на дрова старый прядильный станок и купить два новых. Вместе с Мегги она переходила от хижины к хижине, говорила со старухами, рассматривала их старинные веретена, образцы тканей, выясняла рецепты составления красителей для шерсти, которые готовили из мхов, коры ольхи, папоротника, плодов самбука.

Умом тронуться можно от ее вопросов! Да еще эти проклятые слезы, которые не прекращаются с тех пор, как Маклеод уехал сначала в Инвернесс, а потом в Англию. Малкольм за всю свою жизнь не видел, чтобы женщина пролила столько слез. Джудит постоянно пребывала в одном из двух состояний: либо плакала, либо сердилась, а когда сердилась, то отказывалась готовить и изливала свой гнев на того, кто подворачивался под руку, и чаще всего попадался именно Малкольм.

Характер у нее оказался под стать Маклеодам, да и злилась она не хуже Маклеодов.

Алисдер ни за что бы не уехал, если бы патрули англичан не стали объезжать Тайнан стороной. Объяснение с полковником Харрисоном было не из приятных, но англичанин вполне удовлетворился проведенным расследованием. Невозможно было подвергнуть сомнению следы подков на теле Беннета Хендерсона. Малкольму даже показалось, что смерть капитана не очень огорчила полковника Харрисона. Ходили слухи о странных смертях молодых женщин именно в тех местах, которые патрулировал Хендерсон. И невольно возникла мысль, что полковник оставил Маклеодов в покое, словно хотел извиниться за капитана Беннета Хендерсона.

И хотя Малкольм понимал, что рано или поздно придется смириться с господством англичан в Шотландии, он все же мстил им по мелочам – обманывал английских торговцев, когда мог. Тогда-то Маклеод и уехал на месяц, оставив хозяйство на Малкольма.

Ха-ха! На Малкольма!

Джудит потребовалась всего неделя, чтобы войти в роль полновластной хозяйки.

Старый шотландец пробурчал что-то нечленораздельное, мечтая, чтобы Сара поняла намек и оставила его в покое. Но по ее решительному выражению понял, что обречен разделить с ней дневную трапезу и слушать ее жалобы еще неизвестно сколько.

Уж лучше вонючая мокрая шерсть.

Заметив, что обычно насупившийся Малкольм сегодня выглядит особенно мрачно, Джудит объяснила это натиском Сары. Стоит ли говорить старику, что Сара имеет на него виды. Джудит улыбнулась и решила не делать этого, хотя в глубине души любила упрямого старого шотландца и считала, что будет совсем неплохо, если Сара за ним присмотрит. Это отвлекло бы его от перемен, которыми она сейчас занята.

А перемены Джудит осуществляла точно по задуманному плану. Оставшись в Тайнане, поначалу она трудилась вместе с деревенскими женщинами на сборе картофеля, вилами разрыхляя вскопанную другими землю и выбирая клубни. Руки ее покрылись мозолями и болели, вызывая невольные слезы, но это мало тревожило ее, с такой радостью она работала.

Потом, согнувшись, Джудит выдергивала репу, отрывала от нее зеленую ботву и вместе с другими женщинами перетаскивала к погребу, который придумал Алисдер для хранения овощей.

Каждое утро Джудит надевала чистый фартук и встречалась у колодца с остальными женщинами. Она не жаловалась, не пыталась объяснить свое поведение, и со временем они начали воспринимать ее как свою, одну из них. Джудит работала день изо дня не покладая рук, не обращая внимания на косые взгляды, на приглушенное бормотание, но, когда однажды Мегги подошла к Джудит и увела на поросший мягкой травой пригорок, дала выпить свежей прохладной воды и вытерла пот с ее лица, Джудит поняла, что ее секрет всем известен.

– Нельзя так много работать, Джудит, – сказала Мегги тоном, не терпящим возражений. – В твоем положении это небезопасно.

– Нет, Мегги, – упрямо возразила Джудит. – Я буду работать, как все. Джанет ведь работала без поблажек…

– И потеряла ребенка, Джудит, – прервала ее Мегги. – И вполне возможно, умерла поэтому. Ты хочешь, чтобы и с тобой то же случилось?

– Этот ребенок упрям, как его отец.

– Или мать, – добавила Мегги.

Работать было неизмеримо лучше, чем сидеть в стенах Тайнана и гадать, по какому такому таинственному делу Алисдер уехал через несколько недель после начала весны.

Джудит согласилась оставить тяжелую работу другим, однако не сказала об этом Малкольму, который стоял тогда перед дверью и не хотел выпускать ее, пока она не пообещает, что не станет заниматься тяжелым трудом, а займется прядением, что совпадало с намерениями самой Джудит. Постоянное присутствие и решимость Джудит сделали свое дело и пробили сдержанность деревенских женщин, сблизили ее с ними. Сначала только одна Мегги сидела с ней в прядильне, затем к ним присоединилась Гризелла, за ней – Сара. К концу второй недели большинство женщин клана так или иначе были уже заняты шерстью, а по смеху и разговорам, доносившимся из прядильни, трудно было догадаться, что между Джудит и другими женщинами в прошлом случались разногласия.

Постепенно Джудит начала понимать, что означает для этих людей жертва Алисдера. Если ее еще и не полюбили столь же преданно, как любили хозяина, то хотя бы приняли как свою. Старухи иногда беззлобно ворчали на нее, а женщины помоложе могли и поспорить. Джудит выслушивала их советы, рассказы о своей жизни и начинала чувствовать себя членом одной большой и любящей семьи.

Ее приняли в этой странной земле. Сначала – хозяин, который, узнав о ее прошлом, не отшатнулся в ужасе. Наоборот, окружил ее любовью, сочувствием, защитил своими сильными руками. Затем ее принял и весь клан Маклеодов. Теперь она больше не чувствовала себя одинокой, проходя по деревне. Она улыбалась всем, и все улыбались ей в ответ.

Хотя клановая структура в горах Шотландии медленно, но верно сдавала свои позиции из-за правления англичан и новых экономических условий, здесь клановое устройство жизни еще сохранялось, и Джудит подозревала, что будет сохраняться еще и в будущем, пока в Тайнане останется хоть один Маклеод.

Крошечные тесные хижины сносили, на их месте строили дома с окнами, совсем небольшими, но они уже пропускали внутрь свет и воздух. Дома стали значительно удобнее прежних, потому что в них ставили печи с дымоходами.

В одном из переделанных пустующих домов Алисдер устроил подобие больницы. В деревне насчитывалось более трех сотен обитателей, и не проходило дня, чтобы кто-нибудь не заболел или не поранился.

Для обучения деревенских детей из Эдинбурга выписали учителя. Однако перед его первым уроком Джудит изъяла из его учебных пособий розги и пригрозила, что, если он воспользуется ими хоть раз, его отправят назад.

В Тайнане оседали многие, кто отправлялся на север в поисках работы. Алисдер нанял несколько человек управляться с овцами. Эти молодые люди легко справлялись с работой, которую он им поручал. Мегги собиралась вскоре выйти замуж за одного из Маклеодов, а Сара строила планы в отношении Малкольма. Даже Фиона перестала быть досадной помехой и поселилась у тетушки в Инвернессе, где начала приглядывать себе мужа.

Джудит не замечала ее отсутствия.

Ей не хватало Софи. Могилы Маклеодов обнесли невысокой каменной изгородью, и Джудит часто навещала их, разговаривала с бабушкой, не обращая внимания на беглые, полные сострадания взгляды, которые бросали на нее. После таких посещений ей становилось легче, так же как после слез, которые она проливала, когда никто не видел.

Странное место, эта Шотландия, с холмами и горными вершинами, покрытыми снежными шапками, и с морем, доходящим, казалось, до самого неба, с изумрудно-зелеными долинами, непрекращающимся дождем, который делал страну серой и мрачной, согреваемой только отважными сердцами ее жителей.

Джудит полюбила промозглые дни и суровую красоту моря. Она часто поднималась на вершину холма и с радостью встречала смену времен года, предвкушая тепло Алисдера даже в самые холодные зимние ночи, наслаждалась весенней красотой пробуждающейся природы, летними запахами плодородной земли и терпким прощанием осени.

Она полюбила эту прекрасную землю и с каждым днем все больше понимала: это – ее дом.


Когда несколько недель спустя во двор замка, гремя и раскачиваясь на булыжнике, въехал фургон, Джудит была вне себя от радости, Малкольм ликовал.

Алисдер сбросил вниз несколько сундуков, привязанных к первому фургону. Для второго фургона места во дворе практически не оставалось. Оба фургона были переполнены, да в придачу сопровождались целым зверинцем, будто сошедшим с Ноева ковчега.

Малкольм бросился к Алисдеру, обнял его, изо всех сил прижал к себе. Никогда прежде старик не выражал своих чувств столь откровенно. Он долго тряс руку друга и отпустил ее только по настоянию последнего.

– Все в порядке, Малкольм? – спросил Алисдер.

– А как же, раз ты вернулся, конечно, теперь все в порядке! – проговорил он. Он подождет, попозже расскажет Алисдеру, что с его женой нет сладу, хоть и ходит с животом. Упрямая.

В клетках заливались лаем щенки овчарок, вместе с ними здесь были и котята, любимцы его спутницы. Алисдер прикрикнул на животных. Джудит рассмеялась, осторожно спустилась по ступеням и бросилась в объятия мужа.

Под глазами у него залегли темные круги, будто он совсем не спал, лицо заросло многодневной щетиной, но выглядел он таким же высоким, сильным и крепким, как всегда, одетый в обычную белую полотняную сорочку и черные штаны. Джудит потянула носом. Чистый, свежий запах.

– Что ты делаешь, жена? – Он приподнял и закружил ее.

Джудит рассмеялась и подставила лицо для поцелуя.

Малкольм отошел к входной двери и, прислонясь к косяку, прикрыл глаза. Он долго стоял так, но, когда открыл глаза, они все еще целовались, а молоденькая девушка, сидящая на козлах, выглядела несколько растерянно. Малкольм вздохнул, подошел к фургону и помог девушке спуститься.

– Элизабет! – воскликнула Джудит, вырываясь из объятий Алисдера. Она обнимала сестру, крутила ее и так и эдак, рассматривала и снова обнимала. – О, Алисдер, как же это? Неужели! – Глаза Джудит наполнились слезами.

Малкольм с отвращением фыркнул. Чего-чего, а этих слез он уже насмотрелся.

– Полностью разделяю мнение Малкольма о твоем отце, дорогая, – сказал Алисдер, заметив недовольный взгляд старика.

Он представлял себе, что тот сейчас думает. Но Элизабет не просто еще одна англичанка, она навсегда останется ребенком, удивительно изящное и очаровательное создание. Сквайр Кутбертсон был все тем же глупцом. Он заключил еще одну сделку с шотландцами. На днях вернутся близнецы, а с ними сотня бесплатных овец, в придачу к которым клан Маклеодов получил еще одну из его дочерей.

Малкольм оставил всех и медленно понес в замок один из самых тяжелых чемоданов. Вокруг его ног крутились щенята, разыскивая котят.

– Мне не справиться с этим одному, – прорычал он хозяину. – Помог бы! А то лезут под ноги, шагу ступить не дают!

Алисдер не сдержал улыбки. В обычно тихом дворе сейчас все лаяло, шипело и мяукало.

– Если ты заглянешь в этот зеленый сундук, Малкольм, – крикнул он, широко улыбаясь, – то найдешь хороший запас бренди и еще кое-какие напитки, которые принадлежали раньше отцу Джудит! – Он не стал говорить Малкольму, что купил все это специально для него. Почему-то незаконно добытое бренди всегда вкуснее.

Малкольм рассмеялся, его раздражение, как по волшебству, сменилось восторгом. Да, похоже, все не так уж и плохо!


Прошло более пяти часов после возвращения Алисдера, но только теперь ему удалось остаться наедине с женой. Надо ведь поздороваться по-настоящему, да и округлившийся живот осмотреть. Пока Джудит устраивала Элизабет, Алисдер разгружал фургоны и отчитывался перед старейшинами клана о том, что привез. Когда наконец были даны ответы на все вопросы, все, что нужно, сделано или отложено на потом, Алисдер отправился на поиски жены.

Он нашел ее в хозяйской комнате, она склонилась над постелью, взбивая подушки. Когда Джудит заметила его стоящим в дверях, она распрямилась, продолжая сжимать в руке подушку. Ослепительное солнце заливало светом большую кровать и стул в углу. С моря веяло прохладой и терпким морским запахом.

Алисдер нетерпеливо притянул Джудит к своей груди. Она тихо рассмеялась, подняла голову и заглянула ему в глаза, потом осторожно провела ладонью по заросшей щетиной щеке мужа. Алисдер закрыл глаза, наслаждаясь прикосновением. Глаза Джудит стали еще темнее, губы задрожали.

Слезы медленно текли по ее щекам. Она коснулась шеи Алисдера, подбородка, легко дотронулась до длинных пушистых ресниц, провела пальцами по бровям, носу и губам. Она встала на цыпочки и поцеловала ямочку на подбородке. Она словно впервые изучала лицо мужа, внимательно рассматривая его широко раскрытыми глазами.

Джудит склонила голову набок, обвила шею Алисдера руками и приблизилась к его губам. Он языком слизал ее слезы, и Джудит улыбнулась – щекотно. Однако улыбка была недолгой: Алисдер прильнул к ее губам в жарком поцелуе.

– Алисдер, – прошептала Джудит, – Алисдер. – Это прозвучало как признание в любви.

Он провел языком по краешку ее губ и ощутил вкус слез. Как только его язык прикоснулся к губам Джудит, они раскрылись. Он гладил ее роскошные, отливающие медью волосы, откинул их назад и поцеловал в лоб. Джудит не помнила, как они разделись. Да это было и не важно, главное – прикосновение его обнаженного тела к ней. Она не протестовала, когда он подхватил ее на руки и понес к огромной кровати посередине комнаты.

Они стояли на коленях, равные в любви. Она положила ладони на его плечи, а он сжал ее локти руками. Их разделяли всего несколько дюймов, дыхание смешалось, его улыбка стала отражением ее улыбки. Сердце у Джудит колотилось как сумасшедшее.

До темноты было еще очень далеко, но она ничего не говорила, пока он рассматривал ее, не сопротивлялась, когда взгляд его карих глаз скользил по ее телу. Она и сама с жадностью изучала его, словно выискивая изменения, которые могли случиться за время разлуки.

Алисдер осторожно положил руку на ее уже начавший округляться живот, в его глазах горели радость, изумление, страх.

– Ты не сказала мне. – Он провел пальцем по ее коже. Его ребенок.

– Я не знала. – Она наклонила голову и уперлась лбом в ключицу Алисдера. – Я думала, у меня не может быть детей, – прошептала она. – Не надеялась, что забеременею от тебя. – Она откинула голову назад и улыбнулась ему.

На всем белом свете нет ничего прекраснее влюбленной Джудит!

– Тут главное – почаще заниматься этим, – улыбнулся Алисдер. – Ну и еще, конечно, важно, что я – шотландец.

Он коснулся ее груди кончиками пальцев, потом губами. Джудит тихо застонала, когда он провел языком по нежной округлости соска. Алисдер обнял жену за талию и положил на спину. Джудит гладила ладонями его спину, ощущая твердость крепких мышц, ласкала упругие волоски на его груди. Он приник губам к ее рту, будто хотел выпить ее до дна.

Алисдер за плечи притянул Джудит к себе, пока ее голова не уперлась ему в грудь. Щекой она чувствовала, как тяжело, словно молот, бьется его сердце. Когда он отстранился, Джудит недовольно потянулась к нему. Он улыбнулся, поцеловал ее в кончик носа и пошел в дальний конец комнаты. Джудит наблюдала за мужем и восхищалась его телом. Разве есть на свете кто-нибудь, кто мог бы сравниться красотой с Алисдером? Яркое солнце высветило бы малейший недостаток, если бы он был, но, внимательно разглядывая Алисдера, Джудит не нашла ни единого изъяна.

Он вернулся к постели.

– Хочешь, чтобы я повернулся? Тогда рассмотришь меня со всех сторон.

– Я уже насмотрелась на тебя, – отозвалась Джудит, нежно улыбаясь. – Я ничего не хотела бы изменять в тебе.

– Убедись в этом хорошенько, любовь моя, – сказал он, и его игривый тон вдруг стал серьезным. – Другой возможности у тебя не будет. – Он раскрыл ладонь, в ней лежало обручальное кольцо Софи.

– Что это значит, Алисдер? – шепотом спросила она.

– То, что я должен был сделать давным-давно, Джудит, – пояснил он. – В Шотландии есть четыре способа заключить брак. Церкви поблизости нет, о намерении стать мужем и женой мы уже объявили, а значит, поженились и живем как муж и жена. Думаю, нам надо скрепить наш брак еще раз. – Он улыбнулся. – Поэтому, моя милая, обожаемая жена, мы сейчас совершим последний обряд, скрепляющий наш брак. Заявим о своих намерениях и совокупимся. Согласна ли ты жить со мной, быть моей женой? Будешь ли ты любить меня, мой клан, мой дом? Без сожалений и по доброй воле? – тихо спросил Алисдер, и только чуть заметная хрипотца в голосе выдавала его волнение.

Джудит кивнула, сердце ее было переполнено любовью, в горле стоял комок, она была не в состоянии говорить. Алисдер надел кольцо ей на палец.

Потом он уложил ее на постель и сам вытянулся рядом, положив одну руку на грудь Джудит и подперев второй голову. Он долго лежал так, словно давал Джудит время прийти в себя.

Но ей не нужна была передышка.

Джудит притянула его голову к себе, пытаясь без слов отблагодарить за доброту. Она осыпала его лицо легкими поцелуями, счастливо бормоча что-то. Они стали одним целым, купаясь в золотых лучах солнца, познали совершенство чувств.

Ощутив горячую влагу между ног Джудит, Алисдер медленно вошел в нее, заполнил собой и замер, давая ей время приспособиться. Она соединила руки на его бедрах, прижимая их к себе и побуждая Алисдера войти еще глубже. Это вторжение не делало ее ни победительницей, ни побежденной. Она просто любила.

Каждое движение этого танца любви было старо как мир, но они будто открывали все заново. Алисдер навис над женой, лаская языком ее язык. Она выгнулась, будто умоляя его заполнить ее вновь. Изумленный крик сорвался с ее уст, когда он принялся ласкать пальцами открытую навстречу ему жаркую влажную плоть. Джудит наслаждалась его близостью, вдыхала аромат его тела, ощущала вкус его кожи. Движения Алисдера внутри нее были медленными, неторопливыми. Они сводили Джудит с ума и дарили ощущение блаженного единения. Каким-то непостижимым образом она знала, что Алисдер сейчас испытывает то же, что и она: горит огнем и в упоении проваливается в блаженную бездну.

– Алисдер, – прошептала она.

– Да, любовь моя?

– Я восхищаюсь шотландскими традициями и не сомневаюсь, что теперь наш брак совершенно законен, но я бы не отказалась и от священника.

Алисдер усмехнулся, представив, как удивится Джудит прибытию в Тайнан гостя из Инвернесса. Священник должен приехать через несколько дней, чтобы окончательно освятить их брак. И тогда уже не будет пары, которая прошла через большее число брачных обрядов, чем они с Джудит.

Она вздохнула и плотнее прижалась к Алисдеру.

– Не бросай меня, – пробормотала она, смотря на него затуманенными глазами.

– Я никогда не покину тебя, любовь моя, – проникновенно произнес он.

Эпилог

– Ты похожа на молоденькую девушку, готовую лечь в постель, – сказал Алисдер, поглаживая рукой шелковистые, только что расчесанные волосы Джудит.

На ней была чистая рубашка, простыни только что сменили. Он улыбнулся ей. Джудит откинулась на подушки, как маленькая девочка, а не прелестная, но утомленная родами женщина.

Алисдер не хотел, чтобы Джудит догадалась, как сильно он тревожится, но она все равно поняла это и не сказала ему, что схватки уже начались. Алисдер узнал об этом, когда их сын уже почти родился. А к тому времени ему уже некогда было вспоминать ни об Анне, ни о Джанет, ни о других трагедиях, связанных с родами. Он был слишком занят, утверждая свои права, как хозяин, врач и муж, хотя, возможно, и в другом порядке. Однако волновался он напрасно, роды прошли легко и быстро.

– Это все шотландцы, – улыбнулась ему Джудит, когда он сообщил ей, что все благополучно закончилось.

Джудит откинулась на подушки и вздохнула. Она сильно измучилась и чувствовала, что вот-вот заснет крепким здоровым сном.

Она понимала, что ее присутствие как матери наследника сейчас не так уж и важно. За прошедшее время она узнала, что шотландцы умеют веселиться так же самозабвенно, как работать. Сейчас они наверняка собрались в большом зале и ждут появления Алисдера, чтобы начать отмечать рождение наследника. Элизабет, ставшая всеобщей любимицей, тоже была с ними, возбуждение собравшихся передалось и ей.

Джеральд Малкольм Маклеод родился на рассвете, что, по словам Гризеллы, которая считалась знатоком в подобных вопросах, означало, что сын Маклеода будет таким же умным и упрямым, как его отец.

Алисдер с гордостью понес его по винтовой лестнице наверх в башню, чтобы он подышал прохладным воздухом. Только после этого малыша отнесли в теплую кухню, где выкупали и подготовили к первому кормлению. Во время купания его правую ручку не мочили, чтобы он не знал бедности, а каждый посетитель, пришедший взглянуть на него, должен был положить в нее монетку на счастье. Малыш так крепко сжимал монеты, что собравшиеся женщины смеялись и говорили, что он будет прижимистым, необузданным и деловым человеком.

Джудит вздыхала и надеялась, что сумеет справиться с ним. Когда Джеральда вернули в колыбельку, поставленную рядом с ее кроватью, она повернулась и полными любви глазами посмотрела на сына. Это была колыбелька Джанет, потому что уснуть первый раз ребенок должен в чужой колыбельке, а не в своей. Пока Джудит рожала, Алисдер семь раз обошел вокруг замка, чтобы оградить рождающегося ребенка от злых духов. Сейчас в ногах малыша с этой же целью лежал нож, и каждая из женщин, что ухаживала за Джудит, знала, что, пока малышу не исполнится неделя, из дома нельзя выносить огонь. А сама Джудит ни в коем случае в течение месяца не должна выходить из дома после заката, иначе ее могут выкрасть злые волшебницы, чтобы она кормила молочком их больных детей.

Джудит считала, что все эти суеверия, сопровождающие рождение ребенка, сложнее, чем сама действительность.

Вначале, когда начались схватки, она почти не испытывала боли, но к концу родов она стала нестерпимой. Джудит окружили любопытные женщины из клана, которым хотелось узнать, какая же она на самом деле: слабовольная англичанка или мужественная шотландка. Она вела себя, как настоящая шотландка, и теперь не собиралась позволить им забыть об этом.

Сын стоил перенесенных страданий и боли.

Пока Алисдер держал ее в своих объятиях, они вместе не спускали глаз с новорожденного Маклеода.

– Я не ожидала, что могу родить, Алисдер, – призналась Джудит, – пока не попала в Шотландию. Я много чего о себе не знала.

– Например? – улыбнулся ей Алисдер.

– Например, что у меня крутой характер.

– Да, Джудит, это верно. – Он не скрывал улыбки. В гневе Джудит превращалась в настоящую дьяволицу.

– Но ты всегда позволял мне свободно говорить.

– Да, уж такие мы шотландцы, – отозвался он, откидывая волосы с ее лица. – Мы ценим независимость суждений. И еще мужество и гордость. У нас есть все эти качества и еще множество других.

– А я когда-нибудь стану шотландкой, Алисдер? – спросила она, прижимаясь щекой к его груди и испытывая безумную радость.

Алисдер закрыл глаза, чувства переполняли его.

– По-моему, ты всегда была ею, любовь моя, – тихо произнес он и прижал ее к себе. Несколько мгновений спустя он вздохнул и поцеловал ее в макушку. – Я хочу построить тебе дом, моя шотландка, – нежно продолжил Алисдер. – Небольшой, двухэтажный, с соломенной крышей.

– Мы уедем из Тайнана? – Джудит посмотрела ему в лицо, освещаемое пламенем свечи.

Он вызывал возмущение у женщин клана тем, что отказывался спать отдельно от жены даже в последние дни ее беременности и сегодня собирался спать рядом. Он пожаловался, что в горы еще не пришла весна, и ему необходимо тепло жены. Однако это объяснение женщины встретили очень скептически.

Сейчас его янтарные глаза блестели.

– Я хочу, чтобы в нашем доме не пахло горелым, Джудит. Хочу, чтобы это был новый дом, в котором мы начнем новую жизнь. – Алисдер серьезно посмотрел на жену. – Только тогда ты уже не будешь хозяйкой замка. Ты не станешь скучать по нему?

– По бесконечному шороху и писку мышей? Не думаю.

– В Тайнане нет мышей, – ворчливо возразил Алисдер.

– Конечно нет, Алисдер, – ласково улыбнулась Джудит, сворачиваясь калачиком в его руках.


В поисках своих детей Джудит часто приходила в Тайнан. Это была непослушная англо-шотландская орда со старшим братом во главе, готовая к любым проказам. Джеральд обожал изображать из себя Роберта Брюса, а старинный замок лучше всего подходил для этой цели. Его младшие братья и сестры с восхищением слушали его рассказы, сочиняемые на ходу.

Джудит молча стояла и смотрела на опустевшее помещение, которое когда-то было кухней. На полу лежал толстый слой пыли, которую тревожили только мыши. Она улыбалась и проходила в комнату, которую Софи называла своей. Теперь здесь не было громоздкой французской мебели и тонких кружев. Здесь не водились привидения, хотя порой Джудит казалось, что она слышит отзвуки глухих ударов палки Софи.

Ступени наверх были все такими же неровными и крутыми. Джудит медленно взбиралась по ним, проходя комнату Айана, потом хозяина замка. Сейчас они были пусты и покрыты пылью, только открытые окна, казалось, нашептывали о чем-то, вспоминая былое, а может, это просто свистел ветер.

В тишине замка Джудит испытывала полнейший душевный покой, ее будто окутывало золотистое теплое одеяло. В такие мгновения удивительная нежность и умиротворение снисходили на Джудит. Казалось, само Небо отвечало на ее мольбы, обещая будущее, полное радости и любви.

От автора

Надеюсь, история Джудит и Алисдера доставила вам удовольствие. Время, последовавшее после битвы при Каллодене, было полно лишений и трудностей для обитателей гор. И все же, хочется думать, что даже тогда в отдаленных уединенных местах, подобных Тайнану, люди не теряли надежду на светлое будущее.

Однажды я стояла на развалинах древнего замка и наблюдала, как меняется цвет морской воды при начинающемся шторме. Неудивительно, что сердце мое уготовило счастливую судьбу двум его обитателям, которых соединили отчаяние и надежда.

Примечания

1

Одно из прозвищ принца Карла Стюарта (1720–1788). – Здесь и далее примеч. пер.

2

В шотландском фольклоре злые водяные в образе лошади.

3

В шотландском фольклоре злые водяные в образе лошади.


home | my bookshelf | | Обещание любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу