Book: Наука дилетантов



Михаил Топтыгин


Наука дилетантов

С О Д Е Р Ж А Н И Е:


ГЛАВА I. Толкование прошлого


§ 1. Начало начал

§ 2. Доисторические события

§ 3. Египетские пирамиды

§ 4. Численность древних

§ 5. Продолжительность истории

§ 6. Неразбериха


ГЛАВА II. Роковые проблемы


§ 7. Парадоксы логики

§ 8. Мнимая разумность

§ 9. Желания

§ 10. Вражда и дружба

§ 11. Судьба

§ 12. Теория гениальности

§ 13. Ошибки Фрейда


ГЛАВА III. Границы знания


§ 14. Сомнения

§ 15. Реальность и мистика

§ 16. Разновидности знания

§ 17. О предсказаниях

§ 18. Рабочие и техника

§ 19. Производственные знания

§ 20. Жизненный опыт

§ 21. Дилетантские знания

§ 22. Основа математики


Литература


***


Простота – необходимое условие и признак истины.

Лев Толстой


И потом наука только развивается, а чем

кончится – неизвестно.

А.П.Платонов,

«Чевенгур».


Книга содержит новую философскую систему, которая основана на последних достижениях науки и не имеет аналогов в прошлом. Просчитана новая хронология древней истории, предлагается новое понимание основных проблем бытия, новый подход к морали, новая теория познания. Для историков, философов и любителей философии.

Автор


Попытка переосмыслить основные проблемы бытия, морали и теории познания с самостоятельной, но атеистической точки зрения. Книга интересна дилетантским – вполне в духе её названия – подходом к этим проблемам, если иметь в виду истинный смысл слова «дилетант»: человек, занимающийся чем либо из любви к предмету. Что не может не вызвать уважения.

Особый интерес, на мой взгляд, представляют исторические изыскания Автора, в которых излагаются аргументы в пользу пересмотра исторической хронологии – аргументы не только убедительные, но и скандальные, поскольку тот факт, что мимо них прошло такое количество авторитетных историков, вызывает изумление. В этой части его изыскания соприкасаются с теорией А.Фоменко.

В.К.


НАУКА ДИЛЕТАНТОВ


ГЛАВА I. Толкование прошлого


§ 1. Начало начал


Все животные и растения смертны, а потому жизнь может продолжаться только с помощью рождаемости. Относительно мира в целом нет такого впечатления, что он смертен, а потому и рождаться ему не надо. Мир – это нечто изначальное, хотя бы в масштабах человеческой истории. Древнейшие тексты упоминают Солнце, Луну и Землю, как будто всё это написано сегодня. И даже древнейший доисторический человек появился не в безвоздушном пространстве, а на планете Земля, когда химический состав атмосферы и прочие условия были приблизительно такими же, как и сейчас.

Но существует и другой подход к изначальному состоянию – космогонический. Создаются различные гипотезы о зарождении звёзд и планет, о первичном взрыве вселенной, о чём-то более изначальном, чем видимый в настоящее время мир. Обоснование у космогонических гипотез слабое, а общий объём работы по их созданию и изучению – немалый. Постулат об изначальности ныне существующего мира тоже не имеет надёжного обоснования, но он даёт преимущество в сравнении с космогонией, поскольку снимает недостаточно перспективную работу. Поэтому можно условиться, что современное мироздание – это начало начал, и чего-то более первичного не было. С этого ориентира и начинается дальнейшее исследование.


§ 2. Доисторические события


Жизнь на Земле, как обычно предполагается, появилась довольно давно. Однако индийский мыслитель Шрила Прабхупада с этим не согласен. В книге “Жизнь происходит из жизни” [99, с.54] он писал:

“Идея «возникновения» существует только у нас в уме, потому что мы живём в этом ограниченном мире, и видим, что у всего здесь есть начало. Поэтому мы думаем, что всё должно возникать”.

По его мнению, не жизнь возникает из безжизненной материи, а наоборот, жизнь первична и распространена везде, хотя на других планетах и звёздах она очень отличается от земной жизни:

“Солнце – это гигантский огненный шар, и сама мысль о существовании на нём жизни кажется нелепой, однако подобные представления о Солнце являются следствием нашей ограниченности. Из того, что мы сами не способны жить в огне, вовсе не следует, что на Солнце нет жизни. Мы не можем жить и в воде, однако там обитает множество живых организмов” [100, с.325].

Для такого представления имеются некоторые основания, то есть это не просто чистый полёт фантазии. Земная жизнь представляет собой круговорот химических превращений. Растения с помощью солнечной энергии синтезируют органические вещества из неорганических, а животные затем, поедая растения и других животных, постепенно разлагают эти органические вещества до неорганических. Всё живое хочет кушать, то есть живое от неживого отличается аппетитом. Различие состоит не только в структуре молекул, но ещё и в постоянстве физиологического процесса. Остановка этого процесса означает смерть.

Аналогичный круговорот возможен где угодно, если имеется приток энергии. Даже в раскалённой плазме звёзд может происходить что-то подобное на уровне элементарных частиц (поскольку атомов там нет или почти нет).

Под воздействием энергии материя не просто нагревается и остывает, а захватывает эту энергию и сильно замедляет последующий переход такой потенциальной энергии в кинетическую. На атомно-молекулярном уровне земная жизнь – это постоянный сравнительно медленный круговорот химических превращений – некоторое подобие циклона или антициклона, возникающего в атмосфере. При этом живое вещество находится не в однородном виде, как вещество циклона, а в виде дискретных накоплений – отдельных особей, аккумулирующих потенциальную энергию. Кинетическая энергия не требует ограничения массы, и в движении находятся даже галактики и скопления галактик, а потенциальная энергия определяется раздельностью масс, что и наблюдается в живом веществе. Внешне жизнь выглядит как совокупность физических объектов, хотя на самом деле это химический процесс. Любой биологический вид существует лишь постольку, поскольку его ферментативная система соответствует общему круговороту химических превращений. Если, например, белого медведя кормить свежими древесными побегами, то он умрёт с голода, а слон на такой пище разрастается до массы в 6-7 тонн. Особь тли мало годится для физического существования: она погибает даже от неосторожного прикосновения. Но несмотря на это, тля размножается в огромных количествах, потому что её ферментативная система вполне соответствует той живой природе, которая существует в настоящее время. А тиранозавр, живший в меловом периоде, вымер, несмотря на то, что был высотой с трёхэтажный дом, обладал огромной силой и являлся крупнейшим хищником из когда-либо существовавших на Земле.

Для живой природы в её современном виде, разумеется, требуются соответствующие физические и химические условия. Например, дерево какао погибает при понижении температуры ниже +10ºС и может расти только в тех местностях, где среднегодовая температура превышает +22ºС. Большинство из существующих в настоящее время биологических видов живёт в тропиках и обладает приблизительно такой же слабой устойчивостью к холоду. Поэтому во времена ледникового периода этих видов не могло существовать.

В юрском и меловом периодах в воздухе летали птерозавры, которые имели размах крыльев до 15 метров. В настоящее время для таких крупных животных полёт невозможен. Летающие животные должны обладать большой относительной мощностью, а эта мощность зависит от массы тела: чем животное массивнее, тем меньше его относительная мощность, хотя абсолютная мощность больше. Из-за этого невозможно создать воздушный велосипед (или мускулолёт), который летал бы благодаря физическим усилиям человека. Мощность на единицу веса у человека недостаточна. В настоящее время самым крупным летающим животным является южноамериканский кондор, который имеет размах крыльев до 3 метров и весит до 16 килограммов. Более крупные птицы страусы не летают. А в далёком прошлом животные такой же массы, как человек, летали, и значит физические или химические свойства окружающей среды были иными.

Химический состав окружающей среды изменяется. В каменноугольном периоде растения изъяли из атмосферы триллионы тонн углекислого газа и отложили содержавшийся в нём углерод в виде угля, горючих сланцев и нефти. В пермском периоде откладывалась каменная и калийная соль, уголь, медная руда. В триасовом – каменный и бурый уголь. В юрском – железная руда и фосфориты. В меловом – кальций (в составе мела). Одновременно вулканы выделяли немалое количество различных веществ. Соответственно изменялась и живая природа – происходили те самые перевороты на поверхности земного шара, о которых писал Кювье.

Поскольку живая природа – это круговорот химических реакций, жизнь на планете могла бы осуществляться по безотходной технологии. Однако на самом деле так не получается. В разные геологические эпохи были разные биологические виды-самоубийцы, которые изменяли химический состав окружающей среды, аккумулируя или выделяя различные вещества, что затем приводило к глобальным экологическим катастрофам. Кроме круговорота вещества шло постоянное разрушение той среды, в которой этот круговорот осуществлялся. Как внешне безобидная текущая вода постоянно точит камень, так и живая природа понемногу изменяла среду своего обитания.

Изменение химического состава и физических свойств окружающей среды, разумеется, продолжается и в настоящее время. В результате исчезают некоторые старые биологические виды и возникают новые. В 1957 году в Новой Гвинее обнаружен вирус куру, вызывающий смертельное заболевание человека; в 1967 году в Европе выделен вирус марбург, вызывающий опасное заболевание (смертность 30%); с 1964 года изучается новая болезнь иерсиниоз; в 1969 году началось изучение вирусного заболевания “лихорадка ласса”, в 1976 году в Судане зарегистрирован вирус “лихорадки эболы”, а в США – бактерия, вызывающая “болезнь легионеров”. В 1980 году появились первые сообщения о вирусе СПИДа.

Хотя в настоящее время любое живое существо имеет родителей, но всё же возникновение живого из неживого наверное возможно. Количественные изменения способны переходить в качественные, то есть свойства природы не одинаковы при разных масштабах процесса. В химической технологии есть даже такое понятие “масштабный переход”. Разработанный в лаборатории процесс при переходе к промышленному производству часто даёт совсем другие технико-экономи- ческие показатели, а иногда и другие химические результаты. Поэтому производство сначала налаживают на полупромышленных установках, чтобы выявить неожиданности, возникающие при увеличении масштабов, и только после этого переходят к крупномасштабному заводскому производству. А в природе масштабы “производства” во много раз больше промышленных. На Земле существует приблизительно 2 миллиона биологических видов, которые заключают в себе около 5 триллионов тонн живого вещества, если считать и содержащуюся в организмах воду. Здесь уже действуют не такие законы, как в химической лаборатории, и благодаря этому наверное возможно появление живого вещества без родителей. Вопрос “что было раньше, курица или яйцо?” исчезает примерно так же, как исчезает вопрос “что было раньше, день или ночь?”, если принять во внимание строение солнечной системы.




§ 3. Египетские пирамиды


Египетские пирамиды всегда считались первым из семи чудес света. Крупнейшие из них, весом в несколько миллионов тонн каждая, до сих пор относятся к самым массивным и самым прочным произведениям человеческих рук. Веками разрушались жилые дома, мосты, плотины и другие необходимые людям сооружения, а бесполезные пирамиды сохранялись почти без изменений. И в настоящее время они по-прежнему имеют больше всего надежды на дальнейшее сохранение. Некоторые специалисты полагают, что пирамида Хеопса смогла бы выдержать даже взрыв атомной бомбы, разрушившей Хиросиму [48, c.259].

И всё это было создано якобы из-за беспричинно возникших сверхъестественных представлений. Древним египтянам вдруг показалось, будто самый лучший подарок фараону – это гробница чудовищных размеров. Или же сами эти фараоны как-то все сплошь оказались отчаянными пессимистами, ни о чём кроме гибели не желали думать, и вместо того, чтобы беззаботно жить в роскоши, всё своё богатство и могущество затрачивали на приготовление к смерти. Причину строительства пирамид принято искать в тех мистических небылицах, которые египтяне сочиняли для маскировки своих истинных намерений, хотя уже давно стало общеизвестным изречение Талейрана: “Язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли”.

Наверное все чувствуют и понимают, какое желание проявляется, когда ещё живому человеку покупают гроб или копают могилу. Обычно, как бы стар или безнадёжно болен человек ни был, о похоронах начинают заботиться только после его смерти. Вроде для всех очевидно, что сообщить умирающему человеку о готовности похоронных принадлежностей – значит совершить дикую выходку.

Но древние египтяне как будто нарочно старались ничего этого не замечать. Они открыто проявляли исключительный интерес к похоронам ещё живого и здорового фараона. Прямо на глазах у своих правителей египтяне строили им гробницы, не обращая внимания на смысл и значение подобных действий. Как только фараон занимал свой трон, так сразу начиналось строительство его пирамиды. [51, c.109] Из-за огромного давления верхней части пирамиды, проходы в ней удобнее делать узкими. По таким проходам невозможно было пронести каменный саркофаг фараона, и поэтому его устанавливали в погребальной комнате заранее, пока ещё не было стен или потолка [80, c.79; 48, c.53]. Получалось, что для молодого и здорового фараона уже готов гроб, даже если гробница пока не достроена. Некоторые египтологи полагают, что в ранние времена египтяне не дожидались естественной смерти фараона, а как только он начинал слабеть, так убивали и хоронили. [30,c.19;64,c.337] И в то же время при упоминании о ещё живущем фараоне полагалось добавлять: “да будет он жив, невредим и здоров”.

Некоторые люди относятся отрицательно к медицинским вскрытиям умерших, особенно своих умерших родственников. Они стараются любыми способами добиться, чтобы вскрытия не было. Вересаев в “Записках врача” [18,с.178-179] рассказывает как во время вскрытия тела девочки, умершей в больнице, к ним случайно вошёл её отец. Возмущённого человека пришлось силой удалять из помещения, но и после этого он ломился в дверь и кричал “Караул!..”. А в Западной Европе в средние века вскрытие мёртвых было официально запрещено даже несмотря на то, что из-за этого невозможно было проверить диагноз, поставленный при жизни больного, и в результате создавалось тупиковое положение для роста медицинских знаний.

Однако древние египтяне считали вскрытие тела фараона не только допустимым, но и обязательным. Металлическим крючком через нос у мёртвого фараона извлекали часть мозга, а затем впрыскивали туда едкий раствор, который растворял остальную часть. [29, c.105] После этого в пустой череп вливали расплавленную смолу. Все внутренние органы груди и живота, кроме сердца, вынимали и хоронили отдельно в другом месте. Это делалось как будто для того, чтобы создать нетленную мумию, однако хоронить при этом сосуды с внутренними органами в каких-то других местах, наверное, необязательно.

Из наблюдений над семейными ссорами известно, что если один человек злится на другого, но не решается причинить ему вред, то от этого может пострадать посуда. Древние египтяне писали на глиняной посуде и статуэтках людей проклятия врагам фараона и затем всё это разбивали. [79,c.20; 62,c.36; 53,с.36-37] Оставшиеся от таких побоищ черепки египтологи теперь называют “черепками проклятий”, а Плутарх в гл.8 трактата “Об Исиде и Осирисе” [94,c.253] сообщает, что в храме в Фивах имелась каменная плита, исписанная проклятиями сáмому первому фараону Миносу. Согласно Диодору Сицилийскому [42,c.75], в фиванском храме имелись священные книги, в которые было внесено проклятие Миносу, чтобы его слава погибла в потомстве. Диодор [42,c.102] также рассказывает, что фараоны Хеопс и Хефрен, которым египтяне построили самые большие пирамиды, даже не надеялись на погребение в этих пирамидах, а поручили друзьям похоронить их в тайных местах, чтобы народ не смог найти и разорвать на части их тела.

Получается, что ненависть египтян к фараонам была необыкновенно сильной – сильнее, чем у других народов, не строивших пирамид. Никогда и нигде внутренняя напряжённость не доходила до такого состояния как в древнем Египте, и наверное в те времена существовали какие-то особые обстоятельства, вызывавшие такую повышенную неприязнь.

Хорошо известно, что общая опасность сплачивает и дисциплинирует людей. Когда каждый чувствует, что в одиночку или силами одной лишь своей деревни, города, округа выстоять или победить невозможно, то в результате происходит сплочение не только отдельных людей или частей государства, но и возникают объединения государств – коалиции. И пока есть надежда на победу, люди или государства держатся друг за друга. Но как только общая опасность миновала и ничего страшного больше не предвидится, так сразу же исчезает потребность строго согласовывать свои действия, подчиняясь единому руководству. Союзники, у которых раньше всё или почти всё было общее, начинают оберегать каждый своё. Коалиция государств или даже отдельное государство распадается, и возникающие на его территории княжества начинают подозревать друг друга в покушении на свои жизненно важные интересы. Между теми самыми людьми или государствами, которые раньше были во всём согласны, теперь возникают несогласия, противостояние, “холодная война”, а иногда и более крупные неприятности.

Так изменяются человеческие стремления и приблизительно таким бывает ход событий в современном мире. Однако в древнейшем Египте такого не могло быть, потому что никаких других государств тогда не существовало, во всяком случае их не было нигде поблизости. Если египтяне желали что-нибудь получить из дальних местностей за пределами Египта, то снаряжали войско, которое шло и брало. [75,c.133] Племена или общины, обитавшие в тех местностях, во избежание тяжких последствий старались угодить египтянам, обладавшим подавляющим превосходством в силах, – показывали дорогу и делились запасами продовольствия. [96,c.88; 23,с.180] В результате Египет разрабатывал рудники в Ливии и на Синайском полуострове и ввозил лес из Нубии и Ливана. То есть за пределами страны не было ничего такого, что могло бы представлять для египтян хоть какую-то опасность или хоть как-то ограничить их свободу и произвол. Фараон Х династии Хети III в поучении своему сыну Мерикаре писал [96,c.214; 146,с.34]:

“Страшится Египта кочевник, можешь не опасаться его – он крокодил лишь на своём берегу и грабит только на пустынной тропе, не хватает он в местности многолюдной”.

Египет не только был уединённым государством, но даже те слабые военные силы, которые имелись в сопредельных странах, находились от него на значительном удалении. С запада и востока от долины Нила, как известно, на сотни километров простираются мёртвые пустыни, дельта в те времена была заболочена, а на юге сообщение с другими странами затруднялось крупными порогами на реке. [147,c.43] Никакой внешней опасности для египтян не существовало. Единственной опасностью, единственным источником принуждения и ограничения свободы для них являлся фараон, который держал их в повиновении. Причём, это было абсолютно неоправданное принуждение. Страна не имела внешних врагов и не нуждалась в единстве, в сплочении и в общем руководстве. Она могла оставаться свободной и независимой без всякого фараона. Однако и уничтожение этого бесполезного принуждения было не простым делом, поскольку фараон содержал постоянную армию, в которой служили иностранцы из африканских и азиатских племён, в основном из Нубии и Ливии, а египтяне принимались в эту армию лишь выборочно. [96,c.81; 129,с.203; 23,с.276; 51,с.108]

После объединения Египта в одно государство – во времена I и II династий или так называемого Раннего царства – египтяне строили гробницы фараонам в форме прямоугольных параллелепипедов из необожжённого кирпича. Поскольку лесов в Египте почти нет, и дерево ввозилось из дальних стран, обжигать кирпичи было дорого. Когда затем удалось наладить массовую добычу камня и в качестве строительного материала стали применять небольшие каменные блоки, которые могли поднимать и переносить два человека [30, c.59], то гробницы стали строить в виде поставленных друг на друга параллелепипедов всё уменьшающихся размеров. Камень легко выдерживал увеличение высоты постройки, которого мог не выдержать сырцовый кирпич. Первую такую гробницу для основателя III династии Джосера построили в виде шести стоящих друг на друге параллелепипедов. Площадь основания этой так называемой ступенчатой пирамиды 1,4 гектара, первоначальная высота 61 метр. [48,c.236] Однако для вырубки из скалы множества маленьких блоков требуется во много раз больше труда, чем для вырубки одного большого блока такого же суммарного объёма. Большие блоки дают многократный выигрыш в работе, но при этом возникает затруднение с перевозкой и подъёмом их наверх. Египтянам удалось преодолеть это затруднение, и они перешли на блоки весом в 2 тонны и более. [56,c.64; 75,с.172] Из таких блоков построили пирамиду первому фараону IV династии Снофру с площадью основания в 3,4 гектара и высотой 92 метра. Угол наклона её боковых граней почти 51 градус, но на высоте 45 метров он резко меняется на 43 градуса [48,c.251]. Эту пирамиду называют “изломанной”.

Другая пирамида того же фараона имеет площадь основания 4,8 гектара и высоту 104 метра. У неё самый маленький из всех пирамид угол наклона боковых граней – 43 градуса. [48,c.254]

После Снофру фараоном Египта стал Хеопс, пирамида которого имеет основание в 5,4 гектара и первоначальную высоту 146 метров. [48,c.258] У пирамиды следующего фараона Хефрена площадь основания 4,6 гектара и высота 143 метра. [48,c.266] У пирамиды Микерина основание 1,2 гектара, высота 66 метров. [69,c.114] И последнему фараону этой династии Шепсескафу построили гробницу в форме параллелепипеда или саркофага длиной 100, шириной 75 и высотой предположительно 20 метров. То есть египтяне, по-видимому, не стремились строить именно пирамиды. Просто пирамидальная форма гробницы была наиболее удобной для тех технических строительных средств, которыми они располагали, а впоследствии эта форма стала традиционной и её как декоративный элемент использовали в своих склепах даже простые зажиточные египтяне. Во всяком случае, в те времена людям наверняка приходилось в значительно большей степени, чем теперь учитывать и ориентироваться на свои слабые технические средства. И чем крупнее постройка, тем больше они были стеснены ограниченностью технических возможностей, тем меньше могли исходить из других соображений.

Фараонам V и VI династий строили пирамиды значительно меньших размеров. Самая большая из них, сооружённая для третьего фараона V династии Нефериркара, имела менее 1,1 гектара в основании и 73 метра высоты [48,c.294], то есть не выше современного 25-этажного дома.

VI династия закончилась распадением государства на несколько десятков княжеств, и на этом так называемое Древнее царство прекратило своё существование. В наступивший после него первый Переходный период пирамид не строили, хотя в различных местах страны правили люди, которых принято по-прежнему объединять в династии фараонов.

Египетское государство распадалось не только во времена Переходных периодов. Кратковременные смуты происходили там в конце IV династии и даже после смерти некоторых фараонов. Но природно-географические условия Египта весьма неблагоприятны для сосуществования на его территории нескольких или двух государств. Страна представляет собой узкую однородную речную долину (некоторое подобие длинного коридора), где нет никаких естественных препятствий – гор, лесов, пустынь, морей. Река, как водная дорога, ещё больше облегчает досягаемость любой местности и является дополнительным обеспечением единства страны. В случае военного столкновения отдельных княжеств, более слабая сторона не может воспользоваться удалённостью или малой доступностью своего местоположения. А из-за уединённости Египта какая-нибудь одна его часть не могла получить поддержку иностранного государства и благодаря этому сохранить независимость от другой части. Так что Египет в конечном итоге был снова объединён, и во времена XI и XII династий снова стал единым государством, которое теперь принято называть Средним царством. При этом снова началось строительство пирамид.

Пирамиды Среднего царства крупнее пирамид V и VI династий, но таких крупных как при IV династии, больше никогда не строили. Семь первых пирамид ХII династии имеют в основании по 1,1 гектара, а две последние – по 0,28 гектара. [48,c.319-320 и 330]

Фараоны ХII династии заранее, ещё при жизни, назначали наследников престола своими соправителями и давали им свой титул. Однако в конечном итоге это не помогло, и ХII династия закончилась новым длительным распадением государства. Строительство пирамид снова прекратилось.

В этот второй Переходный период Египет впервые за свою историю подвергся иностранному нашествию. Гиксосы захватили северную часть страны, но впоследствии были полностью разгромлены и изгнаны фараоном Яхмосом, основателем XVIII династии, с которой начинается Новое царство. Во времена Нового царства Египет уже не был уединённым государством. По соседству с ним возникли Ассирия, Хеттское царство, государство на острове Кипр, царство Митанни в северной Месопотамии. И хотя Египет был сильнее своих соперников, но всё же теперь египтянам приходилось совершать не экспедиции за лесом, медью или золотом в почти ненаселённые места, а настоящие военные походы с битвами, осадами, победами и поражениями. Они были в мире уже не одни, и фараон для них был уже не единственной опасностью. Да и сама сплочённость Египта из бесполезной затеи фараона превратилась в очень нужное, жизненно необходимое средство для обороны страны. Возникло приблизительно то положение, при котором события происходят по привычным теперь правилам, и после фараона Яхмоса египтяне уже больше никогда не строили пирамид.

В современном мире общая направленность трудовых усилий и внутренняя жизнь любой страны в большой степени зависят от состояния международных отношений. Ни один народ не может теперь игнорировать остальной мир и заниматься чем вздумается. О строительстве пирамид или ещё каких-нибудь крупных бесполезных сооружений теперь странно и говорить, хотя, может быть, в значительной международной напряжённости, из-за которой миллионы людей постоянно заняты военным производством и военным строительством, тоже мало полезного и разумного.


§ 4. Численность древних


Филипп взял с оружием в руках пятьсот всадников, которые были преданы самими военачальниками: такого числа не брал ещё никогда никто из людей.

Демосфен, ХIХ, 267.


Армия спартанцев, которая должна была закрыть Фермопильский проход, предназначалась для очень важного дела, и Геродот обращает на неё особое внимание. Он настаивает и трижды повторяет, что она состояла из 300 человек. Ему были известны все их имена. Ни одно число в древней литературе не утверждалось автором с таким упорством. Но это было ещё не всё, что могла мобилизовать Спарта. Вслед за этой армией намеревались выступить и другие войска.

Пока вооружённые силы не вступили в сражение и не понесли больших потерь, между их численностью и рангом командира имеется приблизительное соответствие. Если, например, во главе каких-то войск стоит сержант, то их численность не может быть очень большой; если командует полковник, то количество его подчинённых должно быть другим; а если это главнокомандующий вооружёнными силами, то и силы у него должны быть соответствующие. Когда летом 1945 года готовилось наступление Красной Армии на Дальнем Востоке, то для маскировки масштабов этой подготовки главнокомандующий на Дальнем Востоке маршал Василевский не только действовал под псевдонимом, но и был понижен на две ступени в звании, так что его штаб обозначался как оперативная группа генерал-полковника Васильева.



Поскольку спартанской армией в Фермопилах командовал лично царь Леонид, то значит её численность соответствовала такому рангу командира. А самое маленькое количество войск, какое может находиться в подчинении у верховного главнокомандующего – это вся армия страны в мирное время.

В начале XX века сухопутная армия Германии составляла приблизительно 1% от численности всего населения, Великобритании – 1,3%, Франции – 1,5% (по данным Малого энциклопедического словаря Брокгауза-Ефрона). Но это в спокойное мирное время. А в случае осложнения международной обстановки приостанавливается увольнение выслуживших свой срок, производятся дополнительные учебные сборы, и в результате численность армии мирного времени ещё до объявления мобилизации может превысить 2% от общей численности населения страны, как это получилось во Франции в 1914 году или в СССР в 1941.

Международная обстановка перед походом Ксеркса, как известно, была неспокойной, и греки за полгода до этого договорились о совместных оборонительных действиях и разослали послов с просьбой о помощи в Сицилию, на Крит и в другие места. Значит боевая готовность Спарты перед войной наверняка несколько повысилась. Если войско царя Леонида и не было результатом мобилизации (затем намеревались выступить остальные войска), то всё же оно могло составлять 2% от общей численности населения или составляло 2% вместе с силами, которые Спарта направила в объединённый греческий флот. При таком соотношении поголовное количество жителей Спарты – женщин, детей, стариков, военнообязанных – было близким к 15 тысячам. У Геродота (VII, 234) ещё сказано, что в Спарте оставалось 8 тысяч мужчин, и эти сведения исходят от бывшего спартанского царя Демарата. В таком случае поголовная численность населения Спарты равнялась 16 тысячам человек.

Геродот (VII, 61-80) перечисляет 46 племён, которых Ксеркс вёл на Грецию, и описывает их вооружение – наконечники стрел из камня, наконечники копий из рога антилопы, журавлиные кожи вместо щитов, острия дротиков, обожжённые на огне, плетёные, кожаные и деревянные шлемы. Подобные первобытные племена к XX веку сохранились только в Австралии и в бассейне Амазонки. Австралийские племена были обследованы и оказалось, что в среднем такое племя имеет численность 450-500 человек [52, с.431].

При 2%-й мобилизации племя в 500 человек может выставить 10 воинов. Геродот (VII, 96) указывает, что каждый племенной контингент имел своего предводителя “и все они являлись не военачальниками, а простыми воинами”. То есть из-за отсутствия соответствующей терминологии он не смог сказать, что это были сержанты или ефрейторы. Предводители, которые являются простыми воинами, имеют, конечно, очень небольшое количество подчинённых.

Поскольку персы и мидяне объединили остальные 44 племени, они имели намного большую численность. Поэтому войско Ксеркса насчитывало намного больше 460 человек, хотя часть этого количества находилась во флоте. Только когда персы потерпели поражение на море, а спартанцы провели дополнительную мобилизацию, Спарта наконец добилась решительной победы.

Впоследствии, как известно, соперничество Афин и Спарты длительное время проходило с переменным успехом. Значит численность афинян была близкой к численности спартанцев. Однако для Афин есть и прямое сообщение Плутарха (Перикл, гл.37). За несколько лет до Пелопоннесской войны из Египта в подарок афинянам поступило значительное количество пшеницы, перед дележом которой решили уточнить численность граждан, и их оказалось 14240 человек. Списки военнообязанных, как известно, составляются по значительно более важному поводу, чем получение некоторого количества зерна, и воинский учёт ведётся с большой тщательностью. Если же кто-то уклонился от учёта, то вряд ли стоит заботиться, чтобы и он получил свою долю. Сама причина, по которой производилось это уточнение численности граждан, указывает на то, что здесь никак не может идти речь только о способных носить оружие мужчинах, тем более, что странно было бы ничего не давать на долю женщин и детей. Так что 14240 человек – это либо поголовная численность афинян, либо что-то близкое к тому. А относительно метеков и рабов надо учитывать, что таких людей, официально признанных инородными, невозможно полноценно использовать на войне, а рабам так и вообще опасно выдавать оружие. Для ослабления внутренней напряжённости и укрепления обороны необходимо, чтобы численность отверженных была как можно меньшей.

Библия (Исход, гл.21) обязывает отпускать раба на волю после 6 лет рабства, и в древности, как известно, вольноотпущенничество было обычным делом. Поэтому, исходя из данных Плутарха, общую численность свободного и несвободного населения Афин можно оценить в 15-16 тысяч или даже менее 15 тысяч.

В начале Пелопоннесской войны всё население Аттики переехало в Афины и оставалось там под защитой городских укреплений первые 10 и последние 9 лет войны. Размеры афинских укреплений наверное заранее были рассчитаны на то, чтобы вместить в себя всё население страны, а не какую-то его часть. Аристотель в “Афинской политии” (24,1) сообщает, что после строительства этих укреплений Аристид советовал гражданам переселиться из деревень и жить в городе, а Ксенофонт (О доходах, 2) писал, что “в пределах городских стен есть много участков пустующей земли”. Поэтому по величине города можно судить о численности населения всей Аттики, как на то косвенно указывает Фукидид (I,10,2), когда пишет, что спартанское государство состоит из отдельных селений и по внешнему виду не идёт ни в какое сравнение с афинским государством, где всё объединено в одном городе.

Так называемые стены Фемистокла, в пределах которых Афины существовали со времён греко-персидских войн до времён римского императора Адриана, заключали в себе территорию приблизительно в 2 квадратных километра. Если плотность населения при этом была такой же, как в современной Москве, то Афины имели 16 тысяч жителей. Город был соединён так называемыми Длинными стенами со своим портом Пиреем, в котором тоже жили люди. Поэтому, если средняя плотность населения в древних Афинах, где из-за отсутствия лифта и канализации жить в высоких зданиях было невозможно, существенно отличалась от этого показателя для современной Москвы, то всё же вместе с Пиреем там наверное можно было разместить 16 тысяч человек. Во всяком случае многолетнее пребывание на такой территории в несколько раз большего количества жителей при отсутствии многоэтажных домов, сомнительно. В придачу туда ещё согнали из Аттики быков и овец (Андокид, фр.4).

Фукидид (II, 13, 6-7) сообщает, что на начало Пелопоннесской войны Афины имели 13 тысяч тяжеловооружённых воинов, 16 тысяч гарнизонных войск, конницу и 300 триер, экипаж которых по современным представлениям должен был насчитывать 12 тысяч человек. Исследователи уже давно обратили внимание, что такого соотношения между численностью строевых и гарнизонных войск не могло быть, и соотношение между сухопутными и морскими силами тоже получается весьма странное. Немецкий военный специалист Ганс Дельбрюк в своей “Истории военного искусства” [37,с.52] по этому поводу писал:

“Самыми различными гипотезами пытались пролить свет на эти вопросы. Белох, не находя иного выхода, превратил 16000 гарнизонных гоплитов в 6000 и добавил 12000 граждан в качестве матросов на кораблях – средство отчаянное, но чрезвычайно показательное для состояния наших исторических преданий: единственное место во всей греческой литературе, дающее нам более или менее полные и систематические указания о численности военных ополчений, мы должны таким образом извратить, чтобы сделать его понятным”.

Однако всё это можно понять, ничего не извращая, если учитывать, что числа взяты из речи Перикла в народном собрании. Произносил же он свою речь до мобилизации, а не после неё (советовал “готовиться к войне”). Поэтому приводимые в ней сведения не могут выражать численности уже готовых к борьбе войск. Перикл говорил не о секретных военных данных, а о пока ещё не отмобилизованном гражданском потенциале. “Шестнадцать тысяч воинов, которые поставлены были вдоль стен” – это общая численность населения, спасавшегося за этими стенами. Всё это население, разумеется, было вынуждено оказывать всяческое содействие защите этих стен. А относительно гоплитов надо учитывать, что их набирали не только из афинян, но и из союзников, входивших в афинскую архе. В “Афинской политии” псевдо-Ксенофонта (II, 1) сказано, что афиняне даже и на суше превосходили всех своих союзников, вносивших подать в общую казну. То есть провинциальное население афинской архе имело меньше мужчин, чем Афины, – меньше 8 тысяч, и это косвенно подтверждается тем, что в конце войны, когда союзники начали переходить на сторону Спарты, афиняне некоторое время всё же побеждали их объединённый флот. В таком случае “тринадцать тысяч гоплитов, не считая стоявших в гарнизонах” – это поголовная численность мужского населения всей афинской архе. Из этого контингента сразу и впоследствии, по мере взросления мальчиков, можно было набирать гоплитов. “Тысяча двести человек конницы” – похоже на поголовную численность всаднического сословия, а об экипажах для флота Перикл ничего не сказал потому, что они должны были набираться из тех же 16 и 13 тысяч. Потому-то между родами войск и получилось невозможное соотношение, что Перикл подразумевал не наличные боевые силы, а наступательный и оборонительный потенциал на будущие годы. Но чтобы произвести более сильное впечатление и вдохновить народ, он выразил этот потенциал как реально воплощённую мощь.

На седьмой год войны афинянам удалось блокировать остров Сфактерию площадью 3,6 кв.км (по данным Фукидида ещё меньше), на котором находилось спартанское войско в 420 человек. Чтобы спасти этих людей, руководство Спарты заключило перемирие, выдало афинянам свой военный флот и отправило послов в Афины просить мира на сносных условиях. Но мира не получилось, и 72 дня борьбы и переговоров закончились разгромом этой армии. В Афины были доставлены 292 пленных спартанца (из них 120 спартиатов), и Фукидид написал, что это было величайшее поражение в истории Спарты (V, 14, 3) и что “из всех событий войны это было самое неожиданное для эллинов” (IV, 40, 1).

Если спартанская армия на Сфактерии действительно состояла из сотен воинов и события описаны в основном верно, то этим по существу опровергается большинство остальных чисел, приводимых Фукидидом. Он, например, называет самым крупным событием войны разгром 40-тысячной афинской союзной армии на Сицилии, и как следует из различных частей текста (ср. VI, 43; VI, 94, 4 и VII, 20, 2), при этом погибло одних только афинских воинов почти 3710 человек. Но это событие почему-то не имело военных последствий, соответствующих такой численности погибших и попавших в плен. Афиняне даже не запросили мира, и война продолжалась, как она продолжалась после поражения спартанцев на Сфактерии. Если 3,7 тысячи своих воинов и десятки тысяч союзников, потерянных на Сицилии, имели для военной мощи Афин такое же или даже меньшее значение, какое для Спарты имели сотни воинов на Сфактерии, то это означает настолько большое исходное превосходство Афин в людях, что не могло быть никакой Пелопоннесской войны. Получилась бы не война, а захват мелкого государства крупным. Значит либо сильно преуменьшена численность спартанских сил на Сфактерии и численность пленных, которых Фукидид мог лично пересчитать, поскольку был тогда ещё в Афинах и как состоятельный человек занимал заметное положение в обществе; либо сильно завышена численность афинских войск на Сицилии, о которых он мог знать только от других людей, поскольку уже давно был изгнан из Афин.

Из всех числовых данных, приводимых Фукидидом, не противоречат друг другу и общему ходу событий только 292 пленных спартанца, которые прожили в Афинах почти четыре года, то есть их численность можно было установить достоверно; 150 воинов, которыми командовал Брасид в битве под Амфиполем, и 7 человек убитыми, которых спартанцы там потеряли; 30 всадников в составе афинского войска, отправленного на Сицилию на 17-й год войны; правление «Четырёхсот» в Афинах и указание, что афиняне никогда не собирались в народном собрании в числе 5 тысяч человек. Остальные числа несовместимы друг с другом или с текстом. Например, Фукидид подробно описывает как великое событие отъезд на Сицилию 5100 воинов, которых собрали афиняне с союзниками, Аргос и Мантинея для завоевания Сиракуз. А в другом месте он сообщает, что после битвы при Мантинее на помощь побеждённым прибыли 3000 воинов из Элиды – небольшого полиса, несоизмеримого по своему значению с Афинами. Есть у него в первой книге и рассказ о том, как коринфяне отправили к Эпидамну 2000 воинов. То есть Коринф и Элида легко могли выставить те же 5000 воинов, но для них такая мощь лишь кратко упоминается как что-то совершенно незначительное.

В одном месте Фукидид и сам признаёт, что приводимые им числа недостоверны. Рассказывая о битве при Мантинее, он пишет (V, 68, 2):

“…Количество лакедемонян было неизвестно по причине скрытного характера, свойственного их государственному строю; нельзя было относиться с доверием и к количеству аргивян и их союзников, так как люди склонны преувеличивать свои силы”.

Если уж он написал, что числовым данным нельзя доверять, “так как люди склонны преувеличивать свои силы”, то сделал это наверное для того, чтобы читатели искали истину не в наибольших числах, а в наименьших.

Точно также отпадает 13-тысячная численность войска Клеарха, о котором Ксенофонт рассказывает в “Анабасисе”. И здесь общая численность армии противоречит другим данным, приводимым в том же сочинении. Ксенофонт упоминает между рядовым и главнокомандующим лишь три промежуточных воинских звания – стратег, таксиарх и лохаг. В Спарте, которая инспирировала этот поход, их вообще было четыре. Современная воинская масса в 13 тысяч человек имеет 12 промежуточных воинских званий. Один командир не в состоянии лично руководить большим количеством людей, и чем больше человеческая масса, тем больше в ней должно быть ступеней подчинённости. Известный лётчик-испытатель П.М.Стефановский в своих воспоминаниях [119, с.207] приводит такие слова Сталина:

“Со времён Римской империи известно, что один человек может плодотворно управлять не более чем пятью подчинёнными”.

Это конечно подмечено на практике задолго до всяких империй и было известно всегда. В результате во всех армиях самая маленькая группа воинов, подчиняющаяся одному командиру – звено в 3-4-7 человек или отделение в 6-8 человек. 2-4 таких отделения составляют взвод, 2-3 стрелковых взвода вместе с миномётным и пулемётным взводами и хозяйственным отделением составляют роту, 3-4 роты и несколько дополнительных взводов составляют батальон, и так далее. Всё организуется так, чтобы командир имел меньше десяти непосредственно подчинённых ему людей.

Спартанское войско, как известно, разделялось на 6 мор, или 12 лохов, или 24 полусотни, или на 48 эномотий. Поскольку эномотия была самым маленьким подразделением, имевшим своего командира эномотарха, её численность должна была составлять 6-8 человек. В таком случае вся спартанская армия, то есть все 48 полностью укомплектованные личным составом эномотии имели общую численность 288-384 человека – число, которое сообщает Геродот. А его рассказ о том, что после мобилизации к каждому спартанскому гоплиту приставили по семи илотов (кн.IХ, гл.10), означает, что численность эномотии была доведена до 8 человек. Слухи о том, будто эномотия имела 25-36-64 воина [76, с.1253пр.], не подразделяясь больше ни на какие группы, неправдоподобны, хотя и повторяются в современной литературе. И точно так же неправдоподобно укоренившееся в литературе мнение, будто римская центурия имела 60 воинов, а легион – несколько тысяч человек. Поскольку центурия была самым маленьким подразделением римских войск времён Цезаря, её численность не могла превышать 6-8 человек, несмотря на своё название. Вегеций не понимал, что понятие “не меньше” неприложимо к группам, получающим оружие, довольствие или ещё что-то в соответствии со штатным расписанием (да и писал он намного позже Цезаря), и поэтому на его “данные” не следует обращать внимание. Тогда исчезнет несовместимость типа:

“Звание центуриона соответствует примерно капитану, но по социальному положению центурионы принадлежали к солдатам” [114, с.631пр.].

В результате численность полностью укомплектованного манипула можно будет принять в 12-16 человек, когорты – 36-48 и легиона – 360-480 воинов. Цезарь начал гражданскую войну с 10 легионами, что согласуется с числом 4 тысячи человек, которое он указывает в своих записках (Гражданская война, III, 106).

Во время гражданской войны в России численность Красной Армии вместе с переданными ей формированиями других ведомств изменялась с 3 миллионов в 1919 году до 5,5 миллионов к осени 1920 года. А общая численность населения страны составляла тогда около 150 миллионов. При таком соотношении 4 тысячам солдат Цезаря в разгар гражданской войны должна соответствовать поголовная численность всего римского народа – женщин, детей, стариков и способных носить оружие – приблизительно 150 тысяч человек. А согласно переписи, которую провёл Цезарь после возвращения из Африки, как раз и оказалось 150 тысяч граждан. Причём это не может быть, как теперь принято подразумевать, численность одних лишь военнообязанных мужчин. Светоний прямо указывает, что эта перепись производилась по кварталам через домовладельцев, а переписи военнообязанных производились на Марсовом поле цензорами. Кроме того, учёт военнообязанных, как известно, невозможен без освидетельствования состояния здоровья, общих физических данных, наличия военной подготовки и других показателей. Поэтому перепись через домовладельцев по существу бесполезна, да и производилась она после окончания войны, когда потребность в уточнении численности военнообязанных отпала. То есть цель этой переписи была явно не военная.

Поскольку полноправным римским гражданам выдавался хлеб и иногда другая материальная помощь от государства, им было выгодно сохранять в своих списках умерших, включать туда ещё не родившихся, подставных лиц и прочих “мёртвых душ”, чтобы получать за них пособие. На то, что именно так римляне и поступали, указывает Светоний в жизнеописании Августа (42, 2). Благодаря этому и вышло, что до переписи Цезаря хлеб получали 320 тысяч человек, а после переписи – только 150 тысяч.

Плутарх сообщает, что перед этой переписью Цезарь устроил угощение для всех граждан на 22 тысячах столов. О том же упоминает и Светоний. Вряд ли эти 22 тысячи столов были изготовлены только по такому случаю, а затем остались бесполезной рухлядью. Поскольку каждая семья имеет свой обеденный стол, разумнее было воспользоваться именно этими столами. А тогда становится известной численность семейств – 22 тысячи, что тоже указывает на поголовную численность римского народа близкую к 150 тысячам.

В настоящее время трудно представить, чтобы все граждане какого-нибудь государства были лично знакомы друг с другом. Однако Аристотель (Политика, 1326 в) писал:

“Для того чтобы выносить решения на основе справедливости и для того чтобы распределять должности по достоинству, граждане непременно должны знать друг друга – какими качествами они обладают”.

А Плутарх в жизнеописании Фемистокла (гл.5) сообщает, что тот на память называл по имени каждого гражданина. Римляне тоже старались помнить имена сограждан и, согласно Светонию (Нерон 10,2), император Нерон называл по имени граждан всех сословий без напоминания (Плиний хвалил Траяна уже за то, что тот помнил имена всадников). Однако у Сенеки (Письма, 3,1) читаем:

“…Встречного, если не можем припомнить его имени, приветствуем обращением «господин»”.

Богатый римлянин не попадал в такое неловкое положение, потому что имел раба-номенклатора, который подсказывал ему имена. То есть знание граждан в лицо и по имени, которое в Греции было лишь составной частью повседневного опыта человека, в Риме превратилось в профессию. Наверное даже номенклатор знал не всех без исключения полноправных римских граждан, но сама идея номенклаторства косвенно указывает на численность римлян, а через них на численность греков и других древних народов.

Из-за отсутствия статистики населения и соответствующих публикаций, в древности не было общего представления о численности людей. Историки не знали чему верить, и им приходилось записывать по правилу Геродота (V, 86): “Я, правда, этому сказанию не верю, но кто-нибудь другой, быть может, и поверит”. В результате получилась хаотическая мешанина вычурных гигантоманических фикций и малозаметной системы правдоподобных чисел. Поскольку эта система всё же заметна, 13 тысяч гоплитов, упомянутых Периклом, можно толковать как всё мужское население афинской архе. Вместе с женщинами архе имела 26 тысяч жителей. Борьба со спартанским блоком десятилетиями шла с переменным успехом, что указывает на такую же численность населения и у спартанского союза. В самой Греции не все полисы участвовали в Пелопоннесской войне, но зато пришлось воевать сицилийцам и населению южной Италии. Поэтому можно принять, что на начало Пелопоннесской войны на территории современной Греции жило ориентировочно 52 тысячи человек, то есть столько, сколько участвовало в войне.


§ 5. Продолжительность истории


…В сроках царствованья, в том виде, как их приводят хронографы, произошли ошибки, притом отнюдь не описки, а преднамеренно ложные показания.

Дройзен. История эллинизма.


…Если только в сочинении обнаружена одна-другая неправда, притом неправда, допущенная намеренно, очевидно, нельзя уже полагаться ни на одно слово такого писателя.

Полибий. ХII0028,25а,1-2.


Сравнительно небольшая численность древних греков косвенно указывает, что Пелопоннесская война была очень давно. Население возрастает постепенно, и для многократного увеличения ему требуется немалое время. Зная величину прироста, можно сделать ориентировочную оценку этого времени.

Сейчас население Греции составляет более 10 миллионов человек. В 1829 году, после выхода из Константинопольской империи, там была проведена перепись, которая дала число 753 тысячи [38, с.102]. Но освободилась не вся Греция, а примерно половина её территории – Пелопоннес, Аттика, Беотия и часть островов. В этом основном ядре сосредоточивалось конечно большинство населения, так что для всей территории можно принять 1 млн. или немного больше, но вряд ли 1,5 млн. Можно посчитать по двум этим вариантам. По одному из них выходит, что за 171 год с 1829 по 2000 население увеличилось в 10 раз, а по другому – в 6,7 раза. Округлённо экстраполируя в прошлое, получаем:


2000 год 10 млн. 10 млн.

1829 1 млн. 1,5 млн.

1660 100 тыс. 225 тыс.

1490 10 тыс. 33,8 тыс.


В обоих вариантах выходит, что греки имели численность 52 тысячи в XVI веке, то есть Пелопоннесская война происходила на два тысячелетия позднее, чем принято её датировать.

Эта оценка конечно приблизительная, да к тому же малообоснованная, однако рукописи Фукидида и других античных авторов датированы на 15-20 веков позднее описанных в них событий, а Н.А.Морозов [84, с.494] писал о труде Фукидида:

“Здесь трудно отделаться от навязчивой мысли, что это произведение написано не ранее XV-XVI века…”

Если такой результат ошибочен, то его легко опровергнуть. Достаточно сделать из него соответствующие выводы, и они приведут к абсурду. К примеру, можно взять три таких вывода:

– календарная реформа Григория XIII, согласно которой между юлианским и григорианским календарями набежала разница в 10 дней, является хронологическим фальсификатом, с помощью которого история удлинена на 1280 лет (по 128 лет на каждый день разницы);

– труд Тита Ливия, где излагается якобы 760 лет римской истории, сильно удлинил эту историю; на самом деле она была значительно короче;

– полное солнечное затмение в Константинополе, которое описал византийский историк Лев Диакон, неправильно датировано 968 годом.

Чтобы сделать календарь более точным, достаточно всего лишь ввести правило, по которому он будет уточняться. Каждые 400 юлианских лет надо укорачивать на 3 дня, что достигается отменой високосности у 1700, 1800 и 1900 годов, поскольку эти числа не делятся на 400. И всё. Объявлять, что после 4 октября следует 15 октября, то есть изменять нумерацию дней, не требуется. И эта странность была подмечена:

“Но само создание нового стиля, т.е. перемещение дат календаря на десять дней в 1582 г. было объективно совершенно ненужным и даже вредным”. [22, с.27]

Все античные историки описывают сравнительно небольшие промежутки времени: Геродот – то, что видел и слышал сам, Фукидид – 20 лет, Ксенофонт – 49, Демосфен и другие ораторы – текущие дела, Курций и Арриан – жизнь Александра Македонского, Цезарь – свои походы, Тацит – 56 лет. Полибий (IV, 2,2-3) даже полагал, что иначе и быть не может:

“…События дальнейшие, те, которые входят в нашу историю, совершались в такое время, что принадлежат или нашей собственной поре, или времени отцов наших; благодаря этому мы или сами были свидетелями их, или узнавали о них от очевидцев. Напротив, при восхождении к более древним временам и при записывании одного предания на основании другого мы находили, что невозможно ни достоверно узнать что-либо, ни правильно оценить”.

Хронолог Э.Бикерман [8, с.71] подметил ещё одну особенность труда Тита Ливия:

“Эра ab urbe condita в действительности не существовала в древнем мире, и подобный способ отсчёта лет принят лишь в наше время”.

Ни один крупный специалист по римской истории не доверял первой декаде Ливия. Этторе Пайс отвергал её полностью. Первые 10 книг Ливия не являются надёжным материалом ещё и потому, что в них идёт речь о самых ранних временах. Остаются последние 25 книг, в которых вместо 760 лет изложено всего лишь 52 года римской истории. Но именно это число несколько раз повторяет Полибий (I,1,5; ср.III,1,9-10 и III,4,2):

“И в самом деле, где найти человека столь легкомысленного или нерадивого, который не пожелал бы уразуметь, каким образом и при каких общественных учреждениях почти весь известный мир подпал единой власти римлян в течение неполных пятидесяти трёх лет? Никогда раньше не было ничего подобного”.

К этим 52 великим годам приложена сомнительная декада, в конце добавлено 95 аннотаций-периохов, и всё это вместе взятое окутано иллюзорным внушением, будто здесь скрыто 760 лет истории. При осторожном подходе к таким странностям, 708 годов из 760 не заслуживают полного доверия.

Прибавив к этим 708 годам 1280 лет удлинения, сделанного Григорием XIII, получаем, что история удлинена на 1988 лет. Наиболее ранние даты отличаются от истинных приблизительно на такое число. Проверять конечно надо в первую очередь даты солнечных и лунных затмений, которые являются опорными для хронологии. Особенно важна при этом триада Фукидида, поскольку два солнечных и одно лунное затмение должны отделяться друг от друга определёнными интервалами и попадать в определённые времена года, что снижает вероятность случайного совпадения.

Триада Фукидида датирована 431, 424 и 413 годами до нашей эры. Прибавив 1988 (при этом надо учитывать отсутствие нулевого года), получаем, что она должна быть в 1558, 1565 и 1576 годах нашей эры. На самом деле оказывается, что она выпадает на 1560 (21 августа), 1567 (9 апреля) и 1578 (16 сентября) года. Таблицы затмений этого периода есть в пятой книге Морозова.

Относительно затмения 431 года до н.э. идут споры, что оно было кольцевым и потому не соответствует описанию Фукидида. А затмение 1560 года было полным, как и рассказывает Фукидид. Оно произошло в то лето, когда закончилось архонтство Пифодора, что позволяет датировать список афинских архонтов-эпонимов. Геродот (VII,37 и VIII,51) сообщает, что перед походом Ксеркса, с наступлением весны, произошло полное солнечное затмение, когда архонтом в Афинах был Каллиад. Архонтство Каллиада относят к 480 году до н.э., но затмения в том году не было. Оно произошло на два года позже – в 478 году. Это объясняют тем, что Геродот ошибся. Но на самом деле здесь, наверное, получились две ошибки, возникшие впоследствии – неточен список архонтов и неверна старая хронология.

В списке архонтов, приведённом у Бикермана, имя архонта-эпонима 476 года не указано, и вместо него стоит знак вопроса. Если ответить на этот вопрос так, что тут не было никакого архонта, то список сократится на одну единицу. Тогда выходит, что Каллиад сдал свою должность летом 1513 года, а затмение перед походом Ксеркса произошло 7 марта 1513 года. Пифодор вступил в должность летом 1559 года и сдал её летом 1560 года, когда затем 21 августа произошло первое затмение Фукидида. Получается полное соответствие между четырьмя затмениями и списком архонтов, и выполняются все указания источников.

Ксенофонт (Греческая история I,6,1) сообщает, что на 25-й год войны в архонтство Каллия было лунное затмение. Старая хронология не может его датировать, потому что подходящих затмений в то время не было. А по новой хронологии архонтство Каллия приходится на 1585/86 годы, и 3 мая 1586 года действительно было лунное затмение.

Пять затмений Геродота, Фукидида и Ксенофонта позволяют надёжно датировать список архонтов. В старой хронологии он отнесён к 496 (Гиппарх) – 293 (Олимпиодор II) годам до нашей эры, а истинная его датировка – 1497-1699 года нашей эры. По этому списку, как известно, датируется вся греческая и часть римской истории.

Н.А.Морозов приводит десять лунных и солнечных затмений, которые старой хронологией не датируются. Но поскольку затмения в источниках почти никогда не упоминаются вместе с архонтами и нет точного указания на соответствующее время, то иногда удавалось поблизости подобрать что-то подходящее, и получалась как бы надёжная астрономическая привязка. На таких натяжках старая хронология и держалась.

Лев Диакон в своей “Истории” (IV,11) так описывает затмение, которое он наблюдал в Константинополе:

“…Во время зимнего солнцестояния произошло такое солнечное затмение, какого прежде ещё не бывало… В двадцать второй день декабря, в четвёртом часу дня, при спокойной погоде тьма покрыла землю, и на небе выступили во всём блеске звёзды”.

В Х веке, когда якобы жил Лев Диакон, пользовались юлианским календарём (григорианский введён через 129 лет после падения Византии), и зимнее солнцестояние приходилось на 17 декабря. То есть Лев Диакон пользуется григорианским календарём, чего по старой хронологии быть не может.

Григорианским календарём пользовался и Титмар Мерзебургский, отнесённый к ХI веку. В своей «Хронике» (I,17) он утверждал, что Рождество Господне принято праздновать в январе, тогда как, по крайней мере, со времён Златоуста до 1582 года, когда якобы ввели григорианский календарь, Рождество отмечали 25 декабря по юлианскому календарю.

На третий год после затмения Лев Диакон участвовал в войне с русскими и в книге IХ гл.6 рассказывает, чтó он наблюдал у неприятеля ночью при полной луне. Из дальнейшего текста следует, что это была ночь с 22 на 23 июля. Однако в примечаниях к новому переводу “Истории” [70, с.209 и 212] предлагается её датировка с 20 на 21 июля (которая тоже не подходит), поскольку дни недели выпадают у Льва Диакона не на те числа, которые должны быть, и в эту ночь была не та фаза луны. Но совпадение чисел и фаз не могло осуществиться, потому что солнечное затмение, о котором упоминал Лев Диакон, было в 1715 году, а не в 968. Соответственно и война происходила не в 971, а в 1718 году.

“История” Льва Диакона рассказывает о событиях с 1706 по 10 января 1723 года, когда умер император Цимисхий. Михаил Пселл начинает свою “Хронографию” с упоминания о кончине Цимисхия, а потому считается продолжателем Льва Диакона. В таком случае “Хронография” доводит изложение событий до 1828 года, когда Греция вышла из состава Константинопольской империи, а не до 1081 года, как считалось раньше. Вот почему в “Энкомии” Льва Диакона (гл.13) встречается рискованная фраза “легче переплыть на дырявом судне Атлантический океан, чем рассказать, как следует, о силе и величии твоих добродетелей”, как будто о плавании за океан уже всем известно.

В словаре Ф.Любкера и в Советской Исторической энциклопедии можно прочитать, что Aттилa вёл победоносные войны с Константинопольской империей, а затем вмешивался в дела Запада. “В 452 году Аттила опустошил Северную Италию (разрушил Аквилею, взял Падую, Милан и другие города; Рим откупился)” (СИЭ). Вскоре после этого Аттила умер в возрасте 46 лет. Существует предположение, что он был убит.

Приск Панийский [116,с.459] рассказывает, что император Восточной Римской империи отправил к Аттиле посланника, который поплыл на корабле через Чёрное море в город Одессу (Όδησσòς). Одесса, как известно, была построена в 1792-93 годах и получила это название в 1795 году – за год до фактического вступления на престол Павла I. Формально царствование Павла начинается в 1762 году, когда убили его отца. Но сначала при 8-летнем ребёнке-правителе конечно возникло регентство его матери, которое затянулось на 34 года. При Павле I Екатерина II вела победоносные войны с Константинопольской империей, а сам он затем вмешался в дела Запада (Вторая коалиция). В Италию был послан Суворов, который вместе с австрийскими войсками занял Падую, Мантую, Милан и другие города. Вскоре после этого в возрасте 46 лет Павел I был убит, но насильственный характер его смерти не афишировался (все участники дела оставались безнаказанными, как будто никого не убивали). Историк Иорнанд (автор труда “Getica”), который больше известен под именем Иордан, оставил описание внешности Аттилы [цит. по: 116, с.494 прим.76]:

“Он был мал ростом, грудь широкая, голова большая, маленькие глазки, борода редкая, волосы с проседью, чёрен и курнос, как вся его порода”.

Павел I, как известно, отличался характерной внешностью, и о нём не скажешь, что таких людей было много.

В борьбе за старую хронологию, название города, в который отплыл посланник, прочитали как Одисс и приняли, что в прошлом так называли болгарский город Варну. Приск Панийский рассказывает, что посольство к Аттиле, в котором он участвовал, двигалось на север и оказалось в безлесной стране, где местные жители пользовались словом “мёд” [славянским]. По всем показателям, речь идёт о степях Украины, однако комментаторы сделали другой вывод: это Венгрия.

Текст Приска сохранился лишь в виде отдельных отрывков, наверное, потому, что содержал и другие указания на эпоху конца ХVIII – начала ХIХ века.

О действиях Аттилы в северной Италии упоминает Прокопий (Война с вандалами кн.I гл.IV,24,29-35).

У Иоанна Киннама (Краткое обозрение… кн.5 гл.7) есть ссылка на Прокопия. Феофан Византиец (который написал “Летопись от Диоклетиана…”) рассказывает о военных действиях и кончине Аттилы. О Прокопии есть упоминание и у Менандра Византийца. То есть в ХIХ веке нашей эры жил и писал не только Михаил Пселл (первое печатное издание его “Хронографии” вышло в 1874 году), но и другие византийские авторы. Значительная часть “средневековой” византийской литературы создана в ХIХ веке. А поскольку упоминаются нередко те же события с теми же датами, что и в средневековой западноевропейской литературе, то значит и западноевропейское средневековье наполнено материалом ХVIII-XIХ веков.

Человек в течение своей жизни может отсчитывать время от какого-нибудь события. Но если берётся точка отсчёта вне его жизни, то возникает обратный счёт. Дата выражает не количество лет, прошедших от начала эры, а предположительную удалённость начала эры от датируемого события. О далёком прошлом могут быть лишь теоретические соображения, которые у разных людей бывают разными, и в результате получается множественность эр даже одного названия.

«В александрийской эре, которая некоторое время была в ходу в Греции, а абиссинцами и коптами применялась вплоть до ХХ века, «сотворение мира» относилось к 5501 г. до н.э. В антиохийской эре «сотворение мира» было отнесено к 5969 г. до н.э., а в византийской эре «сотворение мира» соответствовало 5508 г. до н.э. Всего таких эр было придумано около 200.

В самой длинной из них «сотворение мира» относилось к 6984 г. до нашего летосчисления, в самой короткой – к 3483 г. до нашего летосчисления». [47, с.26]

Подобный разнобой заметен и в нашей эре. Например, Сикст из Оттерсдорфа написал “Хронику событий, свершившихся в Чехии в бурный 1547 год”. В тексте упоминается артиллерия, книгопечатание, куранты, турецкие императоры, панское и рыцарское сословия – время далёкое от античности. А год – за 13 лет до начала Пелопоннесской войны по новой хронологии. В предисловии переводчика [113, с.38] читаем:

“Оригинал хроники не сохранился. …Но дошла его копия, выполненная в 1775 г.”

В 1775 году в Чехии действительно происходили подобные события (восстание), и в результате становится вероятным, что во второй половине ХVIII века там пользовались какой-то эрой, отличающейся от нашей на 228 лет.

Разный счёт годов сохраняется до настоящего времени, только на более обширных пространствах. В Европе и Америке сейчас идёт ХХI век, а в мусульманских странах – ХV. То, что в Ростове и в Чикаго считается 1976 годом, в Тегеране обозначено как 1355 год солнечной хиджры, то есть ХIV веком. В Москве выходят книги, датированные ХХI веком, и почти никто не учитывает, что на Ближнем Востоке в это же время печатают книги, датированные ХV веком. Также и в ХVIII-ХIХ веках нашей эры никого не касалось, что где-то в Майнце или в Венеции печатали книги ХV-ХVII веков. Теперь эти эры воспринимаются как одна наша, из-за чего возникают парадоксы. Например, в истории медицины считается, что чесоточный клещ известен с 1558 года, а в 1683 году были сделаны рисунки чесоточных клещей, их ходов и яиц. “Позднее эти данные во многом были забыты”. Только в 1834 году наконец дано описание и изображение чесоточных клещей. [117, с.5]

В 1584 году в переводе Скалигера вышла “Книга Аристотеля, носящая в рукописи название десятой книги истории животных, ныне впервые переведённая на латынь”, относительно которой высказаны такие сомнения [4, с.59]:

“Неизвестно, что при этом Скалигер имел в виду: либо то, что его перевод является гораздо более критическим (снабжён комментариями, издан параллельно с греческим текстом) по сравнению с переводами М.Скота с арабского и Альберта с греческого? Или титульный лист составил не сам Скалигер: издание тоже посмертное? Или он не знал более ранних переводов, или не счёл их достойными Аристотеля, который «в философии для него был божеством»?”

Коперник умер в 1543 году по старой хронологии. А через 73 года в 1616 году его трактат “Об обращениях небесных сфер” был внесён в индекс запрещённых книг с резолюцией “впредь до исправления”, как будто автор благополучно здравствует и может ещё что-то исправить.

“В ХIV и ХV столетиях производились учёные исследования, последовательность которых не легко выяснить, потому что сочинения того времени большею частию издавались под псевдонимами Гебера, Альберта Великого, Раймунда Люлли и др.” [25, с.272]

То есть из-за различия в эрах имя одной и той же знаменитости попадало в разные века, и тогда это имя объявляли псевдонимом. В старой хронологии безвыходных положений не бывает.

Автобиография Б.Челлини, жившего якобы в 1500-1571 годах, была издана первый раз в начале ХVIII века. В предисловии к русскому переводу [152,с.19] читаем:

“Пролежав почти более полутораста лет где-то под спудом, она была опубликована лишь в 1728 году в Неаполе, да и то по очень несовершенному списку”.

То есть существовало по крайней мере два списка – совершенный и несовершенный, и после 150-летнего раздумья решили печатать по несовершенному. Причём это не какой-то единичный ляпсус, а общее правило. Даже тысячелетние раздумья не всегда приводили к другому результату:

“Первыми печатными изданиями Светония считаются два римских издания 1470 г. и венецианское 1471 г. В основе их лежали поздние, несовершенные рукописи… В 1564 г. Турнеб впервые опубликовал ряд чтений древнейшей и лучшей из сохранившихся рукописей…“ [108, с.364].

С “Географией” Страбона произошёл тот же случай [120, с.792]:

“«География» появилась в печати в 1472 г. сначала в латинском переводе, сделанном по плохой рукописи. (…) Первое издание греческого текста появилось в 1516 г. у Альда Мануция (на основании плохой рукописи)”.

То же с Тацитом [123, с.241-242]:

“Первое печатное издание Тацита вышло в Венеции около 1470 г. Оно содержало «Анналы» (ХI-ХVI)) с книгами «Истории» как их продолжением, «Германию» и «Диалог». «Агрикола» был присоединён лишь во втором печатном издании (около 1476 г.). Первая часть «Анналов» ещё не была известна.

В начале ХVI в. рукопись, содержавшая первые 6 книг «Анналов» (Медицейская I), какими-то, точно ещё не раскрытыми путями попала в Рим. В 1515 г. библиотекарь Ватикана Бероальд впервые издал Тацита в том объёме, в каком его произведения остаются известными и поныне”.

То же с Эвклидом [27, с.108]:

“«Начала» Эвклида были в первый раз на греческом языке напечатаны в 1533 г. в Базеле по двум позднейшим и малоценным рукописям”.

То же с «Сатириконом» Петрония [92, с.15]:

“Часть текста впервые издана в Милане около 1482 г.; наиболее полная рукопись, Скалигеровский список (L), впервые напечатана в Лейдене в 1575 г.”

В настоящее время автор печатного труда, совершенствуя своё произведение, вносит в последующие издания дополнения, изменения и уточнения. А в прошлом такой же результат достигался тем, что первое издание печатали с плохой, несовершенной и малоценной рукописи. То есть авторы, с которыми это происходило, жили во времена книгопечатания. Плиний Младший (Письма IV,7,2) упоминает об издании, которое было разослано в тысячах экземпляров. Это несомненно время начала книгопечатания, когда ещё не распространилась соответствующая терминология – набор, оттиск, печать, типография.

Челлини и люди, с которыми он встречался – Тициан, Микеланджело, Вазари – хотя бы концом своей жизни попадают в ХVIII век в эпоху Просвещения. А обе эпохи – Просвещение и Возрождение – это одно и то же время. То, что в этом времени датировали ХVIII веком (в основном науку), так и называли эпохой Просвещения. А то, что датировали более ранними временами (в основном искусство), становилось Возрождением. Поскольку произведения изобразительного искусства датировать труднее, чем тексты, они чаще попадают не в свои времена. Иногда наблюдаются удивительные вещи. Например, в книге И.Ефремовой и А.Червякова “Останкино” [46, с.158] приведён снимок со скульптуры “Амур и Психея” с подписью “Италия. ХVIII век”. А в “Словаре античности” [114, с.665] под той же скульптурой стоит подпись: “Римская мраморная копия эллинистического оригинала”.

Голова Цезаря, которую Э.Пауль [91,с.70] считает подделкой 1818 года (ХIХ век), во многих изданиях приводится как документальный портрет. Лицо Цезаря изображено подчёркнуто худым со впалыми щеками, хотя у Светония (Бож.Юлий 45,1) сказано: “лицо чуть полное”.

В русской хронологии считается, что Пётр I родился в 1672 году и в 1682 в возрасте 10 лет вступил на престол. По такому случаю принято помещать портрет монарха на монетах. В малом “Брокгаузе” в статье “Монета”, во втором издании Большой Сов. энциклопедии в статье “Рубль”, в третьем издании Малой Сов. энциклопедии и в журнале “Наука и жизнь” за 1981 год, № 7 с.109, помещено изображение рубля с детским портретом Петра I. Только год на этой монете стоит не 1682, а 1704. На медали 1702 года, изображение которой есть в той же БСЭ [10,т.26 с.605], Пётр выглядит ещё более молодым мальчиком. На унтер-офицерской медали 1709 года за победу при Полтаве [153, т.5 с.209] он уже изображён как мужчина средних лет. В результате становится неясной датировка Петра. Полтавская медаль подтверждает старую хронологию, а рубль 1704 года и медаль 1702 года указывают на его рождение в 1694 году. В этом году умерла его мать, но, согласно дворцовым разрядам [12,с.172-173], Пётр отсутствовал на её похоронах, а затем “на официальных заупокойных богослужениях по ней в девятый день – 3 февраля, в двадцатый – 13 февраля и в сороковой – 10 марта”. Для 22 летнего человека это конечно весьма странно, а для младенца вполне естественно.

Константин Михайлóвич участвовал в захвате турками Константинополя в 1453 году по старой хронологии (падение Византии) и оставил воспоминания, где отметил [61,с.116]:

“Эта хроника первоначально написана русскими буквами в лето от Рождества Божьего 1400”.

То есть книга датирована не по старой хронологии и не по нашей эре. А русские буквы, которыми она была написана, введены Петром I в 1708 году по старой хронологии (по новой это может быть на 22 года позже). До того на Руси пользовались славянскими алфавитами – кириллицей и глаголицей.

В начале XVIII века Константинопольская империя вела лишь одну войну со значительными последствиями – 1714-1718 годов. Константинополь, как известно, был взят 29 мая, а 5 июня 1718 года в городе Пожаревац открылся конгресс, завершивший борьбу.

Крестоносцы захватили Константинополь 12 апреля 1204 года. Через четыре дня, 16 апреля, произошло лунное затмение, которое должно было вызвать у них немалое впечатление. Однако ни источники (Виллардуэн, Клари), ни фундаментальные труды (Успенский; Всеобщая история, сост. под рук. Лависса и Рамбо) о нём не упоминают. Как будто его не было совсем. А Никита Хониат [85, с.255 и 266] дважды повторяет, что ни затмений, ни каких-то других знамений не было. Это вызывает сомнение в датировке четвёртого крестового похода, и приходится искать другую дату.

Ф.И.Успенский в своей “Истории Византийской империи” [130, с.307-308] со ссылкой на Михаила Акомината рассказывает, что около 1183 года в Афины прибыл претор “с обширными полномочиями”.

“Не дальше как через год после того митрополиту афинскому случилось приветствовать нового претора Димитрия Дрими”.

Претор – слово и понятие латинское, и в Греции его необходимо приспособить к местным условиям. Это что-то подобное городскому голове или афинскому архонту-эпониму. Словом “претор” римляне переводили персидское “сатрап”, то есть наместник центральной власти. Архонты сменялись ежегодно, а потому появление нового претора через год после предыдущего может означать назначение или избрание нового архонта. Этот Димитрий исполнял свои обязанности за 21 год до захвата крестоносцами Константинополя. В списке архонтов Димитрий приходится на 1683 год по новой хронологии, и в результате возникает версия: крестоносцы захватили Константинополь в 1704 году нашей эры. При этом надо ещё учитывать, что само понятие «крестовый поход» появилось через много лет после окончания этих походов, а современники называли их по-разному.

Получается, что от захвата Константинополя крестоносцами в 1704 году до захвата его турками в 1718 году прошло 14 лет. То же признаётся и в старой хронологии, только военный захват крестоносным воинством (что нехорошо) заменён там церковным захватом – Флорентийской унией. От этого возникает несообразность: после военного захвата Константинополя римский папа не упомянул об унии, хотя был самый подходящий момент об этом поговорить. А впоследствии, когда крестоносцев в Византии якобы уже давно не было, он начал отчаянную борьбу за унию. Насколько упорно на Флорентийском соборе папа боролся за унию, не считаясь даже с человеческими жертвами (умер патриарх Иосиф), настолько упорно он не желал о ней слышать после захвата Константинополя. Такое его странное поведение наводит на подозрение: события 1704 года были разделены на две части и помещены в 1204 и в 1439 года. На самом деле захват Константинополя и Флорентийская уния произошли в один год – 12 апреля взят Константинополь, а 6 июля греки согласились на Флорентийскую унию.

Список архонтов продолжается до 1699 года, когда последний архонт сдал свою должность. Поскольку имена архонтов-эпонимов были составной частью афинского лунного календаря, то значит с 1700 года перешли на другой календарь – юлианский. Юлия Цезаря убили через два года после введения этого календаря в возрасте 56 лет. Получаются даты жизни Цезаря (1646-1702), Цицерона (1640-1703), Брута (1661-1704) и других знаменитостей того времени (по данным Плутарха).

Помпеи, как известно, погибли после времён Цезаря (Цицерон имел там виллу), а систематические раскопки начались в 1748 году. Следовательно, извержение Везувия произошло между 1702 и 1748 годом. В малом «Брокгаузе» [77] в статье «Везувий» более значительные извержения датируются 1631, 1730, 1794 и более поздними годами. То есть Помпеи погибли в 1730 году. В книге о раскопках города [112, с.195] описывается одна из найденных там картин:

«…На заднем плане великолепно дан город, окружённый стеной с зубчатыми башнями и воротами, до странности напоминающий средневековый город».

Александр Македонский умер в архонтство Гегесия, то есть в 1668 году нашей эры. Цезарь был его младшим современником. Детство и юность Цезаря проходили во времена крупных завоеваний, о чём должно упоминаться в его биографии. Однако начало его жизнеописания, составленного Светонием, утрачено, и речь сразу идёт о том, что Сулла пытался развести его с женой. У Плутарха начало то же. Остальная римская литература пострадала ещё больше. В истории Александра, написанной Курцием, первые две книги утеряны, не сохранился конец V и начало VI книги, имеется четыре пропуска в Х книге. От 35 последних книг Полибия остались лишь отрывки, а от 24 книг Аппиана – VI-VIII и XII-XVII книги. Тацит, Дион Кассий, Диодор Сицилийский, Аммиан Марцеллин, Дионисий Галикарнасский сохранились лишь частично, а воспоминания Суллы в 22 книгах утрачены полностью (как и сочинения Пирра).

Но всё уничтожить не удалось. Истина кое-где проглядывает. Светоний (Божественный Юлий, 7) пишет:

“В должности квестора он получил назначение в Дальнюю Испанию. Там он, по поручению претора объезжая однажды для судопроизводства общинные собрания, прибыл в Гадес и увидел в храме Геркулеса статую Великого Александра. Он вздохнул, словно почувствовав отвращение к своей бездеятельности, – ведь он не совершил ещё ничего достопамятного, тогда как Александр в этом возрасте уже покорил мир…”

Александр Македонский, как известно, не имел никакого отношения к Испании. Итальянскому Риму тоже не требовалось насаждать в Испании культ уроженца Балкан. Появление там статуй Александра наиболее вероятно в те времена, когда Италия и часть Испании были захвачены Византией. В те же времена наверное появилась и та мозаика в Помпеях, на которой изображён Александр, и которую теперь воспроизводят в учебниках.

Отсюда следует, что Цезарь был византийским полководцем, а не деятелем итальянского Рима. На это же указывает и ход войны с Помпеем, которая проходила на территории Греции, а не Италии. В Италии не было ни одного сражения, и события развивались так, как будто итальянский Рим не имел политической и военной ценности.

Плутарх писал позже Светония и уже не допускал таких вольностей. О храме и статуе Александра он не упоминает (Цезарь, 11):

“В другой раз, уже в Испании, читая на досуге что-то из написанного о деяниях Александра, Цезарь погрузился на долгое время в задумчивость, а потом даже прослезился. Когда удивлённые друзья спросили его о причине, он ответил: «Неужели вам кажется недостаточной причиной для печали то, что в моём возрасте Александр уже правил столькими народами, а я до сих пор ещё не совершил ничего замечательного!»”

Когда собираются друзья, то они что-нибудь делают, обсуждают, играют в какую-нибудь игру или ещё как-то взаимодействуют. Не может быть такого, чтобы один читал и надолго задумывался, а другие на него смотрели. Лишь благодаря Светонию становится ясно, зачем появился этот неуклюжий эпизод.

После поражения во второй Пунической войне, Ганнибал по-прежнему считал италийцев лучшими союзниками в борьбе с Римом.

“А совет Ганнибала всегда был один: войну вести в Италии, ибо, когда придут враги-чужеземцы, Италия-де сама поставит им и припасы, и воинов”. (Тит Ливий ХХХIV,60,3-4).

Цицерон в речи в защиту поэта Архия (§ 23) говорил:

“…На греческом языке читают почти во всех странах, а на латинском – в ограниченных, очень тесных пределах”.

К русскому переводу дан комментарий:

“Международным языком, распространённом во всём римском государстве, был греческий”.

А в речи в защиту Публия Корнелия Суллы (§ 22) Цицерон воскликнул:

“…Почему ты сказал, что я чужеземец?”

Да по той же причине, по которой в испанском храме оказалась статуя Александра Македонского.

В третьем издании Большой Сов. энциклопедии в статье “Византия” читаем:

“Столицей Византии был Константинополь, основанный императором Константином I в 324-330 годах на месте бывшей мегарской колонии Византий (отсюда название государства, введённое гуманистами уже после падения империи). (…)

Сами византийцы называли себя римлянами – по-гречески «ромеями», а свою державу «Ромейской»”.

В таком случае возникает естественный вопрос: зачем давать покойнику имя, которого он не имел при жизни? Вещи надо называть своими именами, и если Империя больше тысячи лет обозначалась как Римская (Ромейская), то это вполне достаточный срок для закрепления названия. Дж.Тойнби [125, с. 109-110] перед первой мировой войной путешествовал по территории Греции и впоследствии писал:

“Даже сегодня, если вы спросите греческого крестьянина, кто он есть, и он на минутку забудет, что в школе его учили отвечать на это «эллин», то он скажет вам, что он «ромейос», то есть греческий православный подданный вечной и идеальной Римской империи со столицей в Константинополе”.

От трактата “О судьбе” сохранилось 18 страниц. Нет начала и конца, в середине две лакуны. Автором считается Цицерон. В параграфе 19 сказано:

“Так, всегда было истинным высказывание «Эпикур умрёт, прожив семьдесят два года, при архонте Пифарете», но вовсе не фатальны были причины, почему это произошло…”

Старая хронология датирует жизнь Эпикура 342-270 годами до н. э., а жизнь Цицерона – 106-43 годами до н.э. Цицерон родился через 164 года после смерти Эпикура.

По новой хронологии этого не получается. Диоген Лаэртский (Х, 14-15) сообщает, что Эпикур родился при архонте Сосигене и умер в возрасте 72 лет. Это 1650-1722 год. Цицерон (1640-1703) и Эпикур были современниками, и в том же трактате “О судьбе” в последнем параграфе читаем:

“По Демокриту, атомы получают некую силу движения от толчка, который он называет plaga, по-твоему, Эпикур, – от тяжести и веса. (…) Так проблема не решается. Потому что ты, Эпикур, не объясняешь отклонение и движение атома ни толчком извне, ни какой-нибудь иной причиной…”

Цицерон упоминает Эпикура и в трактате “О природе богов” (I,87 и I,112):

“Но если ты, Эпикур, (я обращаюсь сейчас уже к самому Эпикуру), если ты не смеешь отрицать бытие богов…”

“Поэты, те приготовили для богов (нектар и амброзию) пиршества, на которых бокалы подают им Юность и Ганимед. А ты, Эпикур, что будешь делать? Потому что я не представляю себе, ни откуда возьмутся все эти блага для твоего бога, ни каким образом он ими будет пользоваться”.

Цицерон упоминает Демокрита, Платона, Пифагора и других уже умерших к его времени философов, но ни к одному не обращается так, как к Эпикуру. Если они действительно были современниками, то, наверное, и Эпикур обращался к Цицерону так же и отвечал на его вопросы. Однако сочинения Эпикура не сохранились.

Поскольку затмение, упомянутое Львом Диаконом, наблюдал и Лиутпранд, то значит события, о которых он рассказывает, тоже надо приблизить к нынешнему времени на 747 лет. Оттон I был провозглашён императором, и Священная Римская империя была создана не 2 февраля 962 года, а 2 февраля 1709 года.

За несколько лет до этого власть в Риме наследовал Октавиан, которому было около 18 лет. Он к тому же занял папский престол под именем Иоанна ХII, но пользовался этим именем только при исполнении своих сакральных обязанностей. Он-то и короновал Оттона I.

Поскольку Цезарь погиб в 1702 году, то значит именно в этом году ему наследовал 18-летний Октавиан, получивший впоследствии имя Август. Оба юных Октавиана – античный и средневековый – это один и тот же человек, который жил в ХVIII веке нашей эры. Он датируется, как по затмениям Фукидида, так и по затмению Льва Диакона, одинаково – родился в 1684 году.

Православный император Павел I, которого убили заговорщики в ночь на 12 марта 1801 года, как известно, был великим магистром католического ордена иоаннитов (мальтийских рыцарей). Значит, разделение церквей ещё не произошло, хотя старая хронология датирует это разделение июнем 1054 года. Здесь получаются те же 747 лет разницы, что и в датировке затмения Льва Диакона.

Летописи и дневники помогают создавать исторические труды, в которых события изложены связно и продуманно. Для небольших периодов времени можно обойтись без летописей, если историк записывает современные ему события, как это сделал Фукидид. В древней Греции обобщающие исторические работы появились в самые ранние времена без накопления непомерного массива летописей. Хотя Геродот считается отцом истории, но уже до него Гелланик написал историю Аттики, а Гекатей Милетский составил 4 книги “Генеалогий”.

Длительное время копить исходные заметки без попытки обобщающего изложения было бы конечно странно. Однако именно такая странность и произошла на Руси. Восемь веков летописцы наращивали первичный материал, летописи первых двух столетий были полностью утрачены, и только в середине XVIII века появилась очень древняя мысль, что надо написать историю. Эту работу сделал наконец Карамзин в начале ХIХ века.

Так получается по старой хронологии. А в новой этого 800-летнего избегания истории нет. Русь, как известно, заимствовала письменность из Византии (через Болгарию), а Византия возникла после кончины Александра Македонского в 1668 году. Русскоязычных текстов, написанных ранее последних годов ХVII века, быть не может, и, соответственно, мысль о написании обобщённой русской истории не могла появиться ранее середины ХVIII века.

Летописание начинается, разумеется, после появления письменности. Русские летописи составлены в ХVIII-ХIХ веках. Поскольку солнечное затмение, которое наблюдал Лев Диакон, датировано 968 годом вместо 1715, а разделение церквей – 1054 годом вместо 1801, то значит весь отрезок времени 968-1054 годов датирован старой хронологией с разницей в 747 лет. Гибель Святослава по старой хронологии приходится на 972 год, и это означает, что все летописи, в которых Святослав упоминается как уже умерший монарх, написаны после 1719 года. Владимир I Святославич умер в 1015 году по старой хронологии. Значит, все летописи, в которых он упоминается уже умершим, написаны после 1762 года. Затем, хотя и не сразу, на престоле утвердился Ярослав Мудрый, который дожил до 1054 года. Прибавив 747 лет, получаем 1762-1801 года, то есть формальное (с 1762) и фактическое правление Павла I. Отсюда следует, что все летописи, в которых упоминается Ярослав Мудрый как деятель прошлых времён, написаны в ХIХ веке после 12 марта 1801 года. Летописцы упоминали вычисленные астрономами затмения, как в «Слове о полку Игореве», привязывали свои сообщения к неправильным датам византийских и других источников, давали реальным лицам вымышленные имена, искажали сами события. Например, они утверждали, будто после смерти Ярослава Мудрого Русь была разделена между пятью его сыновьями, хотя на самом деле после гибели Павла I распалась Вторая коалиция, куда входили Австрия, Англия, Неаполь, Турция и Россия. Также и призвание на Русь варягов. Во времена Петра I, когда только ещё появилась письменность, никаких квалифицированных кадров для организации государственного аппарата, финансов, офицерского корпуса в стране не существовало. И это при том, что после завоеваний Александра Македонского возникла мощная держава, которая представляла для соседей большую опасность. Пришлось спешно приглашать «варягов», которые образовывали целые иноземные слободы. В Немецкой слободе нередко бывал и сам Пётр. Ещё до его вступления на престол появились полки «иноземного строя» («нового строя»), где 10-15% офицеров были иностранцами.

Русская история начинается с Петра Первого. В ХIХ веке это было всего лишь мнением некоторых людей, а теперь это окончательно установленный надёжный факт. Скептическая школа (Каченовский, С.М.Строев и другие) правильно подметила, что 12-томник Карамзина – это пример ненаучного подхода к источникам.

Книгопечатание началось значительно позже эпохи Цезаря, и старая хронология датирует первую турецкую типографию 1727 годом. [11, т.26, стб.1136] По старой хронологии, Западная Римская империя исчезла раньше Восточной. И действительно, Наполеон ликвидировал Священную Римскую империю в 1806 году, а Греция вышла из состава Константинопольской империи в 1828 году. На этом и закончилась античность, хотя римское право действовало на территории Германии до 1900 года, а на территории Греции – до 1941.


§ 6. Неразбериха


Слово “решка”, обозначающее одну из сторон монеты, не все толкуют одинаково. В справочные издания это понятие попало ещё как “решётка” [77, вып. I, стб.21] и в таком виде распространилось в литературе. [153,с.355; 72,с.508; 104,с.254] Нумизмат А.А. Щелоков [156, с.12] высказал предположение, что “решка” – это синоним решета. Ожегов [88,с.626] объясняет “решку” как сторону монеты, “обратную гербовому изображению”. На царских монетах, начиная с 25-копеечной, там изображалось лицо царя, и поэтому при игре в орлянку спрашивали: орёл или ряшка? Какой-то “решки”, обозначающей решето или решётку, в русском языке не существует, а появилось лишь искажение слова ряшка.

Подобное недопонимание случилось и с монетой “копейкой”. Русская серебряная копейка первоначального чекана весила столько же, сколько и серебряный афинский обол времён античности – 0,7 грамма. “Обол” переводится на русский язык как металлический прут, вертел (на котором жарили мясо) или копьё. “Копейка” – это “обол” в русском переводе, а не изображение всадника с саблей или копьём.

Пётр II, по старой хронологии, вступил на престол в 1727 году в возрасте 12 лет и через 3 года умер от оспы. Но на рубле 1727 года почему-то изображён 40-летний западноевропеец с мешками под глазами. [77, статья “Монета”]

Иоанна VI Антоновича возвели на престол 18 октября 1740 года в возрасте трёх месяцев и свергли 25 ноября 1741 года. На рублях, отчеканенных в эти годы, написано: ИОАНН III. [там же]

Наполеонов, как известно, было два – Первый и Третий. В энциклопедиях Вторым называют Рейхштадтского герцога, который умер в возрасте 21 года и никогда не занимал никаких престолов. Рат-Вег [105, с.67) даёт этому случаю другое описание:

“Во фразе «Да здравствует Наполеон!!!», которой заканчивалось воззвание по поводу прихода императора к власти, три восклицательных знака наборщик принял за римскую цифру три, и в отпечатанном тексте получилось: Vive Napoleon III. Листовка была перепечатана всеми газетами. Так что тройку пришлось оставить, хотя императорский трон наследовал всего лишь второй по счёту Наполеон. Это, впрочем, оправдывалось аналогичным случаем с Людовиком XVIII, перепрыгнувшим через несуществовавшего Людовика XVII”.

О несуществовавших монархах упоминает и Кювье [68, с.182]:

“Один из пандитов, снабжавших Вильфорта сведениями, сознался, что он произвольно пополнял вымышленными именами промежутки между знаменитыми царями, и уверял, что его предшественники делали то же самое”.

Стендаль в приложении к своей книге “Прогулки по Риму” [118,с.533-535] даёт список римских императоров и их соправителей, где от Тиберия до Ромула-Августула перечислено 82 человека. Е.В.Фёдорова [133, с.349-355[ перечисляет 113 человек. В “Словаре античности” [114, с.680-681] приведено 117 имён. При этом не требовалось измышлять несуществующих лиц. Семью автократора или василевса обычно всю короновали, титулы цезарей и августов имели одновременно несколько человек, звание императора было подобным званию маршала или почётного генерала, так что даже Цицерон попал в императоры. Чем ближе к нынешнему времени, тем хуже известны римские правители. Затем идут и вовсе “Тёмные Века” (Dark Ages) – как выражаются англичане, когда почти ничего не происходило.

“В биографии Сократа удивляет то, что, несмотря на 2400 лет, отделяющие нас от него, мы знаем о нём несопоставимо больше, чем о некоторых знаменитых людях, живших намного позже”. [49, с.6]

И это не только о Сократе, а вообще история классической Греции известна лучше, чем тот материал, который отрывочно заполняет Тёмные Века.

Считается несомненным, что книгопечатание началось в ХV веке в Германии. Но заодно признаётся, что ксилографическая печать началась в Корее в VIII веке, а подвижными литерами (как у Гутенберга) – в Китае с ХI века (см. в энциклопедиях персоналию Би Шэна или Пи Шэна).

О Гутенберге в энциклопедическом словаре [59, с.163] читаем:

“…Свидетельства 15-16 веков об изобретении и изобретателе противоречивы… Издания с именем Гутенберга в качестве печатника не найдены”.

Дикое поле, как известно, всегда находилось в южной части Руси, а потому слово “поляки” не гарантирует западное направление. Лжедмитрий шёл на Москву с южного направления, что обозначено в любом школьном атласе.

Куликовская битва продолжалась 1 день, за который с обеих сторон погибло якобы 250 тысяч человек (в “Сказании о Мамаевом побоище” указывается даже 650 тысяч). Во второй мировой войне в среднем за день погибало около 23 тысяч человек. Даже при атомной бомбардировке Японии погибало меньше – в Хиросиме около 200 тысяч, а в Нагасаки более 73 тысяч [115, т.1, с.319-320]. О подобной неразберихе можно прочитать и у Тита Ливия (XXVI,49,1-6):

“Сципион велел позвать заложников-испанцев. Досада берёт называть их число: у одних писателей я нахожу, что их было около трёхсот, у других – три тысячи семьсот двадцать четыре; такое же разногласие и в остальном. Один пишет, что карфагенского гарнизона было десять тысяч, другой – семь, третий – не больше двух тысяч; в плен взято, согласно одному, десять тысяч, согласно другому, больше двадцати пяти. Силен, греческий писатель, говорит, что захватили около шестидесяти больших и малых «скорпионов»; Валерий Антиат – шесть тысяч больших и тринадцать тысяч малых: предела его вымыслам нет. Даже в именах полководцев есть расхождения: большинство считает начальником флота Лелия, но некоторые – Марка Юния Силана. Начальника карфагенского гарнизона, сдавшегося римлянам, Валерий Антиат называет Арином, а другие писатели – Магоном. Различно число захваченных кораблей, различны суммы захваченных денег и слитков золота и серебра”.

Во втором издании Большой Сов. энциклопедии к статье “Греция” приложена хронологическая таблица, в которой написано:

1396-1466 Завоевание большей части Греции турками.

1770 Первое крупное восстание греков против турецкого владычества.

Между этими двумя записями ничего больше нет, то есть 304 года там ничего не происходило. А вся классическая Греция от Ионийского восстания до битвы при Херонее – это 162 года.

Лев Толстой считал “Слово о полку Игореве” подделкой. Известно даже имя фальсификатора [28,с.12]:

“«Слово о полку Игореве» смущало покой многих. А.Бардин вошёл в историю подделкою этого произведения, в котором искусно и изобретательно сохранил внешние характеристики подлинной старинной письменности. Во всяком случае, на людей, мало сведущих в палеографии, рукопись Бардина производила впечатление подлинника”.

Хотя письменность на Руси существовала якобы очень давно, однако правители никаких бумаг не подписывали и автографов Рюриковичей не существует.

“Отсутствие автографов царя Ивана даже породило точку зрения о том, что он не был автором тех произведений, которые считаются принадлежащими ему. Этот взгляд отстаивает американский учёный Э.Кинан, автор ряда работ по истории русской средневековой письменности. Кинан отрицает не только авторство Грозного, но считает стилизацией ХVII века и произведения Курбского”. [60, с.140-141]

Анахронизмы и несоответствия, встречающиеся в исторической литературе, обычно получают какое-нибудь объяснение, позволяющее не затрагивать хронологию. Здесь действует презумпция истинности старых установлений, хотя некоторые исследователи не согласны с таким положением. На поддержку скалигеровской хронологии был направлен и так называемый радиоуглеродный метод датирования. В литературе появилась критика этого метода, но не все критики и сторонники радиоуглеродного датирования чётко представляют, о чём идёт речь.

В настоящее время в атмосфере содержится 60 тонн радиоактивного углерода С14, из которого самопроизвольно ежегодно распадается 10 килограммов. Радиоуглеродный метод исходит из предположения, будто так было всегда. Атмосфера всегда содержала 60 тонн С14 – не больше и не меньше, несмотря на его постоянное разложение. С14 создаётся в атмосфере космическим излучением, и его количество определяется мощностью этого излучения. Соответственно и количество С14 в археологических объектах определяется мощностью космического излучения в прошлом, но неизвестно в каком. Радиоуглеродный метод регистрирует не время, а мощность космического излучения.

Но это ещё не всё. В середине ХIХ века атмосфера содержала 2,1 триллиона тонн углекислого газа СО2, который является носителем атмосферного углерода, в том числе и С14. С тех пор за счёт сжигания минерального топлива, которое не содержит С14, в атмосферу было добавлено около 1,5 триллиона тонн СО2. При этом около 1 триллиона тонн растворилось в морской воде, и никто не знает, был ли это преимущественно старый СО2, содержащий С14, или новый без С14, или они ушли вместе в равном или каком-нибудь неравном соотношении.

Вот почему радиоуглеродный метод не годится не только для окончательного датирования, но сомнителен даже для первоначальной ориентировки исследователей. И любой другой метод датирования с помощью периода полураспада обладает аналогичными пороками.


ГЛАВА II. Роковые проблемы


§ 7. Парадоксы логики


Мышление человека изучается сразу двумя науками – психологией и логикой. Психология выделяет несколько видов мышления, классифицируя эти виды по разным основаниям: научное, поэтическое, музыкальное, абстрактное, конкретное, практическое и так далее. Логика подобного разделения не делает. Она исследует мышление лишь с точки зрения формальной истинности – правильное и неправильное.

Психология – наука описательная, и она описывает мышление, как то совершается в действительности. А формальная логика – наука нормативная, и она указывает правила и законы, которым мышление должно подчиняться, чтобы быть истинным. Поэтому для изучения мышления и необходимы две науки.

Прежде чем устанавливать законы какого-нибудь процесса, надо изучить этот процесс, как он осуществляется в действительности. Такой ход исследования считается абсолютно неизбежным, и никто не пытается воображать, будто можно сначала установить законы Кулона, Ома и Фарадея, а уж потом через несколько столетий приступить наконец к исследованию и описанию электрических явлений, как они происходят в действительности. Такое случилось только с человеческим мышлением. Сначала Аристотель установил законы правильного мышления, а затем появилась психология мышления и стала исследовать, как оно совершается на самом деле.

Если изучить психологию мышления, то исходя из полученного материала можно установить законы правильного и неправильного мышления (логические ошибки). Логика тогда должна быть составной частью психологии мышления. Однако на самом деле обе эти науки существуют каждая сама по себе независимо друг от друга. Психология, рассматривая мышление как оно есть, почему-то не может устанавливать законы мышления, а логика устанавливает такие законы, не интересуясь данными психологии.

После того, как установлены правила и законы какой-нибудь науки, этими законами можно пользоваться на практике. То есть сначала наука достигает какого-то результата, а затем следует его практическое применение. В формальной логике получилось иначе. Сначала было правильное мышление, а затем с его помощью открыли законы правильного мышления. Правильное мышление представляет собой первичное явление, без которого невозможно ни открыть, ни применить какие-то правила. Законами правильного мышления может воспользоваться только тот, кто уже заранее обладает правильным мышлением. В области мышления не заметно чего-то более первичного, чем здравый смысл человека. Человек, не изучавший формальную логику, мыслит не хуже знатока этой науки.

Общие понятия естественного языка не имеют строго фиксированного значения. Полная совокупность явлений, на которые указывает какое-нибудь слово, не только неизвестна, но и может изменяться. Ребёнок понимает это слово по-своему, взрослый – уже несколько иначе, и один человек не совсем так, как другой. Благодаря гибкости и растяжимости понятий, человек, приобретающий всё больший жизненный опыт, может выражать его теми же словами, которые знал и раньше, только теперь смысл этих слов будет для него несколько иным. И слушающие его люди тоже понимают слова и всю речь несколько различно в зависимости от личного опыта каждого. У кого личный опыт мал, тот мало извлекает из рассказов других людей, а у кого личный опыт большой, тот по словам другого человека может догадываться о том, чего не подозревает сам рассказчик. Некоторая расплывчатость понятий приводит ещё и к тому, что между текстом и его переводом на другой язык не возникает взаимно однозначного соответствия. Разные переводчики делают немного разные переводы, а при обратном переводе первоначальный текст не восстанавливается.

Отдельное слово естественного языка в разных случаях жизни может приобретать различное значение, и его можно употребить в переносном, юмористическом, ироническом, аллегорическом или ещё каком-нибудь непрямом смысле. Ему можно придать новый, ещё никогда не выражавшийся им смысл, и невозможно заранее предсказать всё, что оно способно выразить. Например, в январе 1871 года Лев Толстой писал Фету: “…Писать дребедени многословной, вроде «Войны», я больше никогда не стану”. Здесь слово «Война» обозначает не сражения и не походы, как ему положено по прямому смыслу, и даже не какое-то столкновение, борьбу или несогласие, что оно может обозначать в переносном смысле, а знаменитый роман Толстого, то есть письменную работу.

Одно и то же слово может обозначать собой и отдельную законченную мысль, и оказаться малой составной частью другой мысли, и символизировать огромную совокупность различных мыслей. Оно приобретает различный смысл в зависимости от сопровождающего его жеста, интонации, личности говорящего, количества слушающих, к которым это слово обращено, взаимоотношений между говорящим и слушающим и всего остального, что учитывается людьми кроме набора звуков, составляющих это слово. Даже целая фраза в зависимости от обстоятельств, а в письменной речи в зависимости от общего смысла текста, может и удивить, и рассмешить, и возмутить, и напугать, и выразить ещё какой-нибудь не всегда предсказуемый смысл. Человеческая речь является лишь дополнением к тому, что ясно без слов.

Смысл слов естественного языка возникает не из других слов, а из жизни, и понятия “определяются” личным опытом каждого человека. Если же при этом требуется особая точность выражения, то надо просто называть вещи своими именами. Точнее этого в естественном языке ничего невозможно “определить”. Когда приходится пояснять какое-то слово, то это крайнее средство. Это самый плохой способ восполнить пробел в знаниях. В таких случаях для частичной компенсации несовершенства применяют ещё иллюстрации, графики и чертежи.

Определений надо избегать, потому что они стремятся фиксировать то, что не должно быть фиксированным. Когда в геометрии дают “определение”, то на самом деле это не уточнение или фиксация какого-то понятия, а описание объекта исследования – эллипса, трактрисы, призмы, тора. Геометрические определения вводят новые понятия, для которых в естественном языке обычно нет соответствующих слов. Многие геометрические формы нечем обозначить кроме тех слов, которыми они назывались в древности.

Человеческая речь обладает таким свойством, что одну и ту же мысль можно выразить разными способами – намёком, кратким упоминанием, более обстоятельным изложением, конкретным примером, в общем виде, абстрактно, аллегорически. Если утверждение выражено в частной форме (Суворов – мужественный человек), то его можно понять как личное мнение говорящего, а если в общей (все великие полководцы – мужественные люди), то значит имеется в виду что-то общепризнанное или более авторитетное. Поэтому в тех случаях, когда требуется подчеркнуть надёжность сообщения, лучше выразиться в общей форме.

Частные суждения можно получать прямо из наблюдений, а чтобы утверждать то же самое в общем виде, требуются дополнительные исследования и умозаключения. Например, из нескольких смертных случаев не следует, что это общее правило, и каждый человек смертен. Тут приходится ещё учитывать, что постоянно рождаются всё новые люди, которые растут, взрослеют, стареют, дряхлеют, и такие возрастные изменения необратимы. В остальной живой природе тоже происходит постоянное отмирание растений и животных и замена их новыми. Если учитывать эти и другие относящиеся сюда наблюдения, то и получается умозаключение “все люди смертны”.

Переход от частных суждений к общему даёт новое знание, а потому является умозаключением. А обратный переход от общего к частному ничего нового не даёт. То есть силлогизм Аристотеля – это не умозаключение, а переход от одного выражения мысли к другому. В силлогизме одна и та же мысль повторяется сначала как авторитетное утверждение, а затем как частное мнение, согласное с этим утверждением.

Поскольку мнения человека связаны с его интересами и потребностями, о его взглядах можно судить по тому, кто он такой. Мнение друга и мнение врага – это не одно и то же, а от человека, который никогда не занимался каким-нибудь делом, не ожидают достаточно правильного понимания этого дела. Поэтому, вместо длительного изучения сочинений какого-нибудь мыслителя, о его мнениях можно быстро составить приблизительное представление по его принадлежности к какому-нибудь сословию и по особенностям его личности. Такое умозаключение будет вероятностным, но оно незаменимо для быстрой предварительной ориентировки. Однако в формальной логике эта “ссылка на личность” была признана логической ошибкой argumentum ad hominem.

Когда Цицерон в первой речи против Катилины (§ 2) восклицал “о, времена! о, нравы!”, то для формальной логики это ничего не выражает. Это вроде бы чисто эмоциональный всплеск, который не имеет никакого логического содержания. Формальная логика не считает эмоции мышлением, хотя все знают, что они могут сильно влиять на решения, принимаемые людьми. Именно те ораторы, которые затрагивают важнейшие проблемы и вызывают кипение страстей, имеют наибольший успех.


§ 8. Мнимая разумность


Чем больше живёшь, тем больше убеждаешься в том, что ум люди употребляют только на то, чтобы оправдывать свои безумные поступки.

Лев Толстой

(из письма брату 01.05.99 г.)


Разные виды животных обладают различными преимуществами над человеком – способностью летать, дышать жабрами, быстро бегать, жить в пустынях, в болотах, во вредном для человека климате. Они слышат ультразвук, воспринимают магнитное поле Земли, инфракрасное излучение, обладают значительно более сильным обонянием и более зорким зрением, чем человек. Пчёлы имеют по 5 глаз, различные виды пауков – по 7-11, а у тритона вырезанный хрусталик глаза вскоре заменяется новым. Относительно регенерации тканей и органов некоторые животные обладают очень большим превосходством над человеком. У земноводных заново отрастают ампутированные конечности и внутренние органы, а у многих беспозвоночных организм может полностью восстановиться из небольшого кусочка тела. Для человека же невосполнима не только потеря конечности, но даже пальца или глаза. И ещё хуже: если заболевает сердце, весящее всего лишь 200 граммов, то организм не может вырастить в себе другое здоровое сердце, хотя тот же организм иногда набирает по 20-30 килограммов лишнего совсем ненужного ему веса. Химическая природа человека явно несовершенна, и люди с больным сердцем гибнут по существу от этого несовершенства.

Человек во многом уступает другим биологическим видам, но зато, как принято считать, он имеет превосходство над ними в разумности. Люди обычно признают себя разумными существами и относят к биологическому виду «человек разумный». Разумность является природным свойством человека, хотя некоторые действия людей не всегда и не всеми считаются разумными. Гадание на кофейной гуще, вера в приметы, идолопоклонство, нашествие вандалов и названный по их имени вандализм, костры инквизиции, торговля индульгенциями обычно признаются неразумными. Немало людей относят к неразумным ещё уголовно наказуемые деяния, гонку вооружений и даже поспешное вступление в брак или отсутствие интереса к повышению по службе. Диоген Лаэртский (II,25) рассказывает, что Сократ, глядя на рыночные товары, говорил:

– Сколько же есть вещей, без которых можно жить!

То есть производство многих предметов он считал недостаточно продуманным.

Чтобы осмыслить жизнь, требуется время. Разумность, а тем более мудрость возникает лишь с возрастом, когда увеличивается объём знаний и человек приобретает солидный жизненный опыт. Чем больше человек живёт, тем более мудрым становится, и если бы не происходило старческого ослабления памяти и упадка сил, то древние старики были бы самыми мудрыми, а человек, проживший века, приобретал бы исключительную мудрость. Однако люди столько не живут. Столько живут деревья, которые считаются образцом отсутствия ума. Они могут набираться мудрости в десятки раз дольше человека.

Как только человек достигает такого возраста, когда его считают умудрённым опытом, так природа с помощью старческой дряхлости или даже смерти прерывает дальнейший рост его мудрости. Она по существу следит, чтобы человеческая мудрость особенно не возрастала, и люди всегда оставались ограниченными существами. Но каким бы ограниченным человек ни казался, некоторая разумность ему жизненно необходима, потому что без неё он не может существовать. Когда утром он жарит яичницу или вечером покупает в булочной хлеб, то эти действия вполне осмысленны и разумны. Без разума также невозможно добыть денег на выпивку, и не меньшая разумность требуется наркоманам для добывания или изготовления наркотических препаратов. Разум требуется также для производства оружия, для строительства лагерей смерти, для совершения уголовных преступлений. Одни люди сохраняют своё инкогнито и скрываются, проявляя выдающуюся находчивость, а другие с не меньшей находчивостью разыскивают их по всей стране и за границей и привлекают к ответственности. Одни служат богам, а другие отрицают существование богов и печатают целые библиотеки атеистической литературы. Люди ругаются между собой, называют друг друга дураками, а потом провозглашают как великую истину, что человек – существо разумное.

Когда утверждают, что медь электропроводна или вода текуча, то никто не ожидает, будто в любом куске меди постоянно проходит электрический ток или любая вода постоянно течёт. Эти свойства проявляются не сами по себе, а в зависимости от обстоятельств. И также получается с разумностью человека. Он разумен не сам по себе, а в зависимости от внешних условий, потому что для размышления требуется время. Приобретение исходных данных и их умственная обработка не может происходить сама собой мгновенно, а поглощает немало усилий. В крупных странах постоянно действуют миллионы работников умственного труда, и если их количество существенно сократить, то что-то останется неисследованным или недостаточно продуманным.

Но даже когда имеются время и силы, ещё необходимо, чтобы человек находился в сравнительно спокойном нормальном состоянии. Тяжкое горе, сильный испуг или сильный гнев, неожиданная огромная радость, безумная влюблённость и прочие аффекты лишают человека достаточной разумности.

Человек обладает не постоянно действующей, а потенциальной разумностью, и может в достаточной степени проявить свой разум лишь тогда, когда этому благоприятствуют обстоятельства. Если же невозможно либо некогда что-то исследовать, обдумать или о чём-то вспомнить, то в этой области человек становится неразумным. Поэтому утверждение, будто человек – существо разумное, необходимо ограничить. Он может быть разумным, но это зависит от обстоятельств и бывает не всегда. Человек может проявлять лишь эпизодическую разумность.

Чтобы жить, человек должен действовать. И действовать конечно надо как можно лучше, разумнее, дальновиднее. Но как бы умно человек ни поступал, в значительной степени остаётся неясным, польза будет от его действий или вред. Как отметил Дж. Кардано [55, с.65]:

“Никому не дано ясно видеть, к чему ведут его действия, но исход их ускользает от нас подобно тени сновидения”.

Иногда досадные упущения, оплошности или вредные привычки оказываются не просто полезными, а прямо бесценными для человека. Менделеев однажды в городе Орле опоздал на поезд, а с этим поездом затем через две станции произошло крушение. Горький много курил, что при его больных лёгких было нежелательно, но однажды на него напал какой-то неизвестный мужчина и ударил ножом в грудь в то место, где во внутреннем кармане лежал портсигар. Так курение спасло жизнь Горькому. Футболист Лев Яшин считал себя неплохим нападающим и был недоволен, когда тренер поставил его на ворота. Но впоследствии, как известно, Яшин стал самым знаменитым в мире вратарём. Наверное из-за подобных случаев Пифагор запрещал своим последователям молиться о себе, потому что человеку неизвестно в чём его польза.

Достаточно подробно предвидеть будущее никто не может, а потому никто до конца не ведает что творит. Спасая жизнь какому-нибудь австрийскому ефрейтору, люди не подозревают, что этим, быть может, обрекают на гибель миллионы себе подобных, в том числе и некоторых своих родственников и друзей. Ведь другой человек на его месте мог оказаться менее авантюристичным, более осторожным и сдержанным в своих устремлениях. Будущее скрыто от человечества, и люди просто делают, что умеют, независимо от результатов. То есть человеческая деятельность осуществляется именно так, как принято представлять инстинктивные действия. Люди делают не понимая что, движутся неизвестно к чему, живут не подозревая зачем, и полагают, что именно такими и должны быть разумные существа.


§ 9. Желания


Если человек умеет делать что-нибудь такое, чему его никто не учил, то говорят, что он самоучка. Однако для подобных случаев иногда применяется и другое название. Например, исследователи, изучающие поведение животных, производили такой опыт. Из улья удаляли всех взрослых пчёл, и через некоторое время оставшиеся в сотах куколки, превратившись во взрослых насекомых, продолжали строительство сот, хотя никто их этому не учил. Так доказывали, что строительство сот, в которых личинки и куколки пчёл растут до достижения зрелости, является для них инстинктивным действием. Как классический пример инстинкта иногда приводят поведение осы церцерис, которая впервые в жизни вылетая на охоту, отыскивает жука златку, ни с кем его не путая, и прокалывает ему нервный центр так, что жук не умирает, а остаётся парализованным. Описывая эту исключительную точность инстинкта, поясняют, что парализовать жука нужно для того, чтобы он впоследствии не разлагался и оставался свежей живой пищей для личинки осы. При этом всегда забывают добавить, что раз личинка съедает такого парализованного жука, то она видит и осязает как он устроен и где у него проколот нервный центр. Такая личинка, превратившись затем во взрослую осу, впервые в жизни вылетает на охоту именно со знанием внутреннего устройства жука и в каком месте его нужно проколоть.

Существует даже особый экспериментальный метод для выявления инстинктов. Обстоятельства, в которых животные действуют в своей природной среде обитания, изменяют так, чтобы совершаемые ими действия стали бесполезными. Если животное и после этого продолжает делать что умеет, то есть поступает согласно французской пословице «делай то, что должно делать, что бы ни случилось», то это считается доказательством инстинктивности действия. Ведь эти действия в новых обстоятельствах бесполезны, а потому они производятся чисто механически, то есть инстинктивно.

Чтобы понимать друг друга, людям постоянно приходится учитывать, что мысли и поступки человека всегда вызываются его желаниями и представляют собой всего лишь проявления этих желаний. При этом почти не бывает случаев, когда ничто не мешает удовлетворению, и желание может проявиться прямо и непосредственно: захотел есть – обед уже на столе, захотел приобрести редкую книгу – тут же её приносят, захотел помочь друзьям – и сразу появились необходимые для этого силы и средства. Так почти никогда не бывает, и для удовлетворения желания обычно приходится что-то делать, куда-то идти, ждать, преодолевать какие-то препятствия. Желания движут людьми, заставляют их действовать, а препятствия и вообще внешние обстоятельства изменяют направленность этих движений, и в результате для удовлетворения одного и того же желания в разных условиях приходится действовать по-разному. Соответственно и мысли из первоначального “хочу” превращаются в “необходимо сделать”, “выход должен быть найден”, “будем выяснять”, “переждём”, “нужно попробовать” и так далее. То есть мысли, выражающие какое-то первоначальное желание, могут искажаться до неузнаваемости, и иногда даже сам мыслящий человек не сразу соображает, к какому желанию надо отнести возникшую у него мысль. Если же люди совершают одинаковые действия, то это ещё не значит, что и желания у них одинаковые. Когда множество людей идёт по городской улице в одном и том же направлении, то все они, разумеется, идут каждый по своим делам в разные места. Но внешнее проявление всех этих желаний одно и то же.

Наблюдая поступки и слушая речи окружающих людей, человек старается угадывать их желания, а когда это не удаётся, то перестаёт их понимать, и возникает потребность в дополнительных разъяснениях или наблюдениях. Но как только желания людей становятся известными, так сразу появляется возможность читать их мысли как свои собственные. Разные люди мыслят и действуют одинаково, когда их желания одинаковы и одинаковы обстоятельства, в которых они находятся. Зная желания человека и обстоятельства, в которых ему предстоит действовать, можно предсказывать мысли, которые у него будут возникать.

Даже действия, которые человеку приходится исполнять против воли, вызываются его же собственными желаниями. Он отдаёт грабителю кошелёк не потому, что вдруг захотел расстаться с деньгами, а потому, что хочет сохранить жизнь. И вот такие сильные желания – желание жить, желание спасти людей, избежать мучений, обеспечить семью и так далее – и заставляют человека исполнять те дела, которые ему не хочется исполнять. Если же он очень не хочет выполнить какое-то требование, то для таких случаев существует особое выражение: только через мой труп!

Когда какое-то желание невозможно удовлетворить, то человек его подавляет и продолжает заниматься своими делами как ни в чём не бывало, как будто подавленного желания нет совсем. Однако такое полное подавление удаётся лишь тогда, когда желание слабое. Если же оно становится очень сильным, то может прорваться через любые разумные доводы и заставить человека действовать, хотя и очевидно, что желание неосуществимо, и никакие действия не приведут к цели. Такое очень сильное желание может даже полностью завладеть рассудком человека и заставить его работать на себя. Всё зависит от силы желания, а вернее от того, способен ли человек справиться со своим неосуществимым желанием или нет. Пока человек сильнее, всё идёт разумно. Но как только более сильным становится какое-то его неосуществимое желание, так сразу начинаются бесполезные, нелепые и даже вредные действия. Голодающие пытаются насытиться жмыхами, опилками и другими непитательными веществами; больные неизлечимыми болезнями ищут спасения у знахарей и шарлатанов; потерпевшие кораблекрушение, плавая долгое время на плотах или в лодках в открытом море и страдая от жажды, иногда начинают пить морскую воду, чем только ухудшают своё состояние. Уже вошло в поговорку, что утопающий хватается за соломинку, хотя она никогда не спасает.

Неосуществимые желания могут вызывать только бесполезные, нелепые действия и мысли. А поскольку осуществимость или неосуществимость желаний зависит от обстоятельств, то и разумность или неразумность человеческих действий и интеллектуальных проявлений тоже зависит от обстоятельств. Чем больше обстоятельства соответствуют желаниям людей, тем люди действуют разумнее, а чем это соответствие меньше, тем человеческие действия становятся неразумнее. То же самое можно наблюдать и у животных, изменяя обстоятельства, в которых они находятся, и для понимания этого явления не требуется никаких “инстинктов”.

Несомненно, что многие желания вызываются потребностями. В результате возникла тенденция усматривать за желаниями какие-нибудь потребности и смешивать эти два явления. Для психологии важное значение имеет осознание потребности, потому что только в таком случае она переходит в психологическое состояние. К этому приспособили и терминологию: неосознанная потребность там обозначается как нужда, а осознанная – как потребность.

Однако, если не ставить перед собой узкоспециальные цели, то нужно признать: потребность указывает на то, что необходимо для нормального хода жизни. Когда у человека возникает даже сильное желание закричать петухом или послушать новый анекдот, то это надо считать чудачеством, капризом или ещё чем угодно, но только не потребностью. Если все желания связывать с потребностями, то будет неясно, что такое прихоть, своеволие, самодурство и прочее подобное, без чего легко можно обойтись.

Хотя потребности могут вызывать у человека соответствующие желания, но не все желания вызываются потребностями. Желание жить – это не потребность, а первичное явление, которому подчинены все потребности. Но бывает ещё и желание умереть или желание отомстить врагу, хотя человек от этого не только ничего не выигрывает, но может получить дополнительные неприятности. Бывают желания помочь ближнему или сделать что-то из жалости без всякой даже косвенной пользы для себя.

Некоторые цели человек достигает ценой своей жизни. Во время второй мировой войны в Японии были подготовлены тысячи лётчиков камикадзе, и в других воюющих государствах тоже немалое количество воинов шли на самопожертвование. Если человек пытается чего-то достичь ценой своей жизни, то значит им движет очень сильное желание – самое сильное, какое вообще может быть у человека. А соответствующей потребности тут нет совсем, потому что все потребности внутрижизненны. Потребности удовлетворяются на пользу организму, а желания иногда бывают направлены на вред и даже на самоуничтожение этого организма. Желания выходят за пределы потребностей, и так получается наверное потому, что единичный человек не представляет собой отдельного самостоятельного природного явления. Это составная частица, временно исполняющая обязанности своего биологического вида, и чтобы исполнять эти обязанности, у неё должны быть желания, не выражающие индивидуальных потребностей. Само устройство этих частиц и разнообразие в строении (различие между мужчиной и женщиной, большой или маленький рост, неодинаковые пропорции тела, склонность к полноте или худобе) не зависит от потребностей отдельного индивидуума, а определяется генофондом биологического вида. И возникнуть индивидуально, без других людей, как возникают различные предметы и явления – камни, ручьи, грозовые разряды, тепло, свет, звук – человек не может. Зародиться от одних лишь благоприятных внешних условий, как например, зарождается облако, он не в состоянии. Дискретность биологического вида не является полной, и это обнаруживается желаниями, не основанными на индивидуальных потребностях. А поскольку биологические виды воспринимаются как строго дискретные множества, то, значит, человеческому восприятию окружающего мира свойственна какая-то иллюзия или дефект

.


§ 10. Вражда и дружба


Жизнь не приходится по совести,

совесть сгибается по жизни.

Лев Толстой


Жить человеку лучше среди друзей, а не среди врагов. Причём намного лучше, потому что среди врагов вряд ли вообще можно жить. Значит надо как-то подружиться с окружающими людьми. В результате любой человек, взрослея, начинает чувствовать, что нельзя доставлять людям неприятности. С друзьями так не поступают. Каждый собственным опытом доходит не только до норм, предписываемых уголовным законом, но и до правил этикета, вежливости и хорошего тона. Помогают конечно и подсказки воспитателей.

Взаимная симпатия и благожелательность необходима, но не всегда достигается, поскольку люди ограничивают друг друга в пространстве, в предметах потребления, в общественном положении. Взаимная уступчивость должна проходить по линии справедливости, а эту линию не все представляют одинаково.

Дружба и вражда обязательно возникают в достаточно больших группах людей. Симпатия и антипатия неизбежны. Причём антипатия может появляться даже там, где ей не место – среди самых близких родственников. Отдельные случаи наблюдались уже в отдалённой древности, и, согласно греческой мифологии, Орест убил свою мать Клитемнестру. Даже значительно позже, когда появились писаные законы, такие случаи казались невозможными. Цицерон в речи в защиту Секста Росция (§ 70), рассказывал про знаменитого Афинского законодателя Солона:

“Когда его спросили, почему он не установил казни для отцеубийц, он ответил, что, по его мнению, на такое дело не решится никто”.

Однако в римском праве возник особый термин parricidium, обозначавший убийство ближайших родственников.

В древнем Риме отец имел право убивать своих детей, если находил это по какой-либо причине необходимым. Позднее закон отнял такое право у родителей.

Знаменитый пионер Павлик Морозов разоблачил своего отца и выступил против него на суде. А когда впоследствии возникла инициатива поставить Павлику памятник, то первым откликнулся Горький и внёс 500 рублей. Памятники были установлены в Москве и в родном селе Павлика Герасимовке.

Мэри Шелли в романе “Франкенштейн” создала миф о смертельной мести потомков предкам, если эти потомки недовольны своей жизнью или своим появлением на свет.

Ещё худшее положение иногда складывается во взаимоотношениях посторонних людей.

“Все в этом мире мыслят категориями «я» и «моё». Народы, классы, общины и семьи сражаются друг с другом: «Это моё. Как ты смеешь вмешиваться в мои дела?» И начинается драка”.

“Я был свидетелем индо-мусульманских столкновений в Калькутте в 1947 году. Тысячи людей погибли в этих столкновениях, и всё только потому, что одни считали себя индусами, а другие – мусульманами!” [100, с.103 и 219]

Замена антипатии на симпатию между людьми – это дело огромной практической важности. Высказывалось нравственное правило, что к другому человеку надо относиться с любовью как к самому себе. Правило вроде бы очень хорошее, но любовь приказам не поддаётся. Любовью невозможно манипулировать, как какими-то пустяками. Фрейд в статье “Неудовлетворённость культурой” писал об этом так [135, с.298]:

“Моя любовь есть нечто настолько ценное, что я не могу ею разбрасываться без оснований. Любовь накладывает на меня обязательства, для выполнения которых я должен быть готовым идти на жертвы. Если я люблю кого-нибудь, он должен это как-то заслужить. (…) Но если этот человек мне чужд, если он не может привлекать меня к себе ни в силу каких-либо личных качеств, ни в силу уже приобретённого значения для жизни моих чувств, мне будет трудно его полюбить. Этим я даже допущу несправедливость, так как все мои близкие ценят мою любовь, как знак предпочтения; для них будет несправедливостью, если я наравне с ними поставлю чужого”.

Приказная “любовь” – это безнравственное пренебрежение теми людьми, которые действительно заслуживают любви и дружбы. К тому же здесь невозможно обойтись без градаций симпатии. Нелепо пылать любовью к человеку, которому требуется лишь добрососедство и взаимная выручка в трудный момент. Незнакомому человеку помогают лишь когда он об этом просит или видно его бедственное положение – тонет, горит, потерял сознание, плачет. Знакомому помогают независимо от бедствий. Родственникам и друзьям стараются угодить и пытаются догадаться даже о скрытых неприятностях при внешнем благополучии.

Школьники заучивали на память из книги Островского “самое дорогое у человека – это жизнь”, хотя все знают, что самоубийство – не такая уж большая редкость. И ещё чаще бывает самопожертвование на войне и даже в мирное время. При совместной борьбе существование единичного человека отодвигается на второй план, и бывали случаи, когда подразделение, охваченное противником, вызывало огонь на себя. Если возникала необходимость немедленно перейти минное поле при отсутствии миноискателей, то один доброволец шёл первым, а остальные за ним след в след. Всякая помощь боевыми действиями одних войск другим связана с человеческими жертвами, а вооружённые силы состоят из людей, которые идут на смертельный риск и нередко погибают, чтобы спасти мирное население от нашествия противника. Любовь – это не дубликат эгоизма (“как самого себя”) а самопожертвование по правилу “сам погибай, а товарища выручай”.

Без дружбы и симпатии обойтись невозможно. Однако насильно мил не будешь. Поэтому для управления любовью искали обходные пути.

Демосфен в речи против Мидия (ХХI,185, ср.ХХV, 81) говорил:

“Среди нас встречаются люди умеренные и человеколюбивые: им по справедливости все должны отвечать тем же, когда у них возникнет в этом необходимость и они окажутся в опасности. Другие же, напротив, отличаются бесстыдством и ведут себя наглым и насильственным образом по отношению к большинству остальных людей, называя одних нищими, других отбросами общества, третьих они вообще за людей не считают. Справедливость требует, чтобы к таким людям относились точно таким же образом, как они относятся ко всем остальным”.

А Диоген Лаэртский (V,21) рассказывает, что когда Аристотеля спросили, как вести себя с друзьями, он ответил:

“Так, как хотелось бы, чтобы они вели себя с нами”.

Некоторые моралисты вообразили, что такие случаи можно обобщить и сформулировать общее правило: не делать другому того, чего не хочешь себе (или: как хочешь, чтобы с тобой поступали люди, так поступай и ты с ними). Это назвали золотым правилом, хотя польза от такого правила сомнительная, и на него появилась даже пародия: «губи ближнего как самого себя».

Врачам и юристам уже давно известно, что человек иногда совершает действия, которые наказываются смертной казнью, только для того, чтобы таким способом покончить с собой. 29 июля 1846 года фабрикант стальных изделий Жозеф Анри во время концерта в Тюильрийском саду выстрелил из двух пистолетов в сторону короля Луи-Филиппа. От выстрелов никто не пострадал. Анри был приговорён к вечной каторге и после оглашения приговора сказал: “Не этого мне хотелось; я желал быть приговорённым к смерти и молю лишить меня жизни. Это будет для меня милость и благодеяние” [34, с.430. 89, с.379].

В декабре 1884 года в Шлиссельбургской крепости было два подобных случая. Сначала Минаков, а затем Мышкин нанесли служителям тюрьмы оскорбление действием с целью подвергнуться смертной казни. Мышкин заявил на первом же допросе: “Я не сделал это с намерением оскорбить смотрителя, но чтобы в этом был повод к достижению смертной казни”. [14, с.5] И его казнили.

Человек, который хочет жить, конечно не пожелает, чтобы самоубийца или наркоман поступил с ним, как с самим собой. Не каждый желает себе добра, и представление о добре не у всех одинаковое. Шрила Прабхупада писал об этом так [100, с.213-214]:

“В материальном мире люди всегда на что-то надеются. (…) Они думают: «Прежде всего я должен блюсти собственные интересы». Всё правильно, но в чём заключаются эти интересы? Этого-то они и не знают”.

В результате, действуя по “золотому правилу”, человек может наносить другим людям вред вплоть до лишения жизни.

“Золотое правило” хорошо лишь тем, что его не применяют на практике. Человек обычно без всякого правила бывает доброжелательным и не делает другим ничего плохого. В нормальных условиях в нормальном состоянии каждый имеет склонность к добру. Бескорыстие по поговорке “умирать собрался – а хлеб сей” свойственно человеку. Он может ошибаться, и говорят, что добрыми намерениями вымощена дорога в ад, однако в общей массе добрые намерения ведут к доброму результату.

Взаимоотношения между людьми определяются взаимной стеснённостью и тяготами жизни. В тайге или в полупустыне с единичными жителями, в заселённой сельской местности, в городе, в тюремной камере – во всех этих местах правила нравственности будут различными. А для отшельника всякая безнравственность исчезает, и от него даже грубого слова никто не услышит.

Особо хорошие взаимоотношения складываются на курортах и в домах отдыха, или когда достигается какая-то важная общая цель. Получается общий праздник. Но и в будни можно несколько улучшить взаимоотношения между людьми, если воспользоваться советами Дейла Карнеги, изложенными в его книге “Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей”.

Незаменимых людей нет. Но это только для производства, науки и других общих дел. А для единичного человека его родственники, друзья и нередко просто знакомые незаменимы. Они по существу являются частицами его жизни. Потеря жены или отца – это невосполнимая утрата, и такой умерший или погибший друг остаётся в памяти навсегда.

Поскольку каждый человек находится среди незаменимых людей, он физически не может относиться к ним без интереса. Их судьба волнует его автоматически, хотя временные трудности жизни, или болезненные состояния организма могут от этого отвлекать. Но как только восстанавливается покой и здоровье, так интерес к судьбам земляков выходит на первое место. А благополучие даёт резервы сил и средств, которые направляются на помощь тем родным и близким, которым в данный момент плохо. Так действует общая система незаменимости человека.

Человек от природы добр и благожелателен. Если ему хорошо, то он стремится и ближайшим людям сделать что-нибудь хорошее. “Как приятно оказывать услуги и помощь друзьям, знакомым и товарищам!” – писал Аристотель (Политика 1263 в). Если же жизнь утяжеляется или возникает угроза благополучию, то становится не до благодеяний и помощи другим людям. Обстоятельства могут сделать с человеком что угодно – вплоть до сумасшествия и гибели, и в таких условиях требовать, чтобы его совесть всегда оставалась неизменной – это значит впадать в волшебство. Об этом мастерски сказал Демосфен (ХХIII, 148):

“…Нужда и суровая необходимость лишают человека возможности выбирать, что он должен делать и чего не должен. Поэтому всякий, желающий остаться справедливым в своих суждениях на этот счёт, не должен добиваться здесь полной ясности и точности”.

Человек стремится к добру, а действовать приходится под диктовку не всегда хороших внешних условий. Они его как будто толкают под локоть, и результаты получаются нехорошие. А заодно и в мыслях возникает путаница. Одни мыслители утверждают, что человек добр, а люди – братья; другим кажется, что человек человеку волк и вообще люди злые; третьи усматривают в человеке и хорошее, и плохое. В нём будто бы есть разрушительные, низменные и прочие нехорошие инстинкты, которые как-то поразительно уживаются с возвышенными стремлениями и добротой. Внутренняя природа человека представляется в виде какого-то непостижимого хаоса, хотя на самом деле ей просто приписывается та мешанина добра и зла, которая получается в результате стремления человека к добру.

Вот, например, ложь. Она считается явлением безнравственным и предосудительным. Однако Вересаев в своих “Записках врача” рассказывает [18, с.280-281]:

“А как я могу держаться “честно” с неизлечимыми больными? С ними всё время приходится лицемерить и лгать, приходится пускаться на самые разнообразные выдумки, чтобы вновь и вновь поддержать падающую надежду. Больной, по крайней мере, до известной степени, всегда сознаёт эту ложь, негодует на врача и готов проклинать медицину. Как же держаться? (…) Больной сердится, когда врач не говорит ему правды; о, он хочет одной только правды! Вначале я был настолько наивен и молодо-прямолинеен, что при настойчивом требовании говорил больному правду; только постепенно я понял, чтo в действительности значит, когда больной хочет правды, уверяя, что не боится смерти; это значит: «если надежды нет, то лги мне так, чтоб я ни на секунду не усомнился, что ты говоришь правду»”.

Не всегда бывает ясно, как лучше поступить – строго по совести или не совсем благовидно. Вместо нравственности, соответствующей наилучшим обстоятельствам, приходится жить по другим ориентирам.

Некоторые мыслители (Ларошфуко, Паскаль) имели странное представление о дружбе. У них как будто никогда не было друзей. Они упоминали о друге, который предаёт, и советовали «обзавестись истинным другом», что на самом деле означает бессмыслицу. Дружба основывается на психологической однотипности людей по важнейшим показателям. Люди сдружаются в сравнительно раннем возрасте, проходит некоторое время, и потом ничего невозможно отменить. Пытками человека доводят до чего угодно, и проболтаться тоже может любой, но сознательное предательство друга исключено. Родственник предать может, потому что между родственниками иногда складываются враждебные отношения, а друзьями люди потому и считаются, что между ними отношения дружественные. Друг, предающий друга, – это бессмыслица, которую можно только придумать. Наверное, возможен случай, когда друзья отдаляются друг от друга и несколько «раздружаются», но и тут предательство невозможно, как оно невозможно между малознакомыми или незнакомыми людьми. Предательство исходит из вражды, и к дружбе оно не имеет отношения.


§ 11. Судьба


Даже самый страстный противник

детерминизма не станет утверждать,

что человек свободно выбирает эпоху.

Илья Эренбург


Всё, что происходит на свете, имеет свою причину. В естествознании это считается несомненным, а в философии признаётся принцип всеобщей причинной связи событий и явлений, согласно которому, без причины ничего не бывает и быть не может. Однако знания людей имеют ограниченный объём, который во много раз меньше того огромного количества предметов и явлений, какими наполнена вселенная. Люди не в состоянии знать всё без исключения, и тем более, что всё это имеет свою причину. Вполне возможно, что где-то были или бывают и беспричинные явления. Причины некоторых даже известных явлений в настоящее время неизвестны, и никто не знает, обнаружатся ли они когда-нибудь впоследствии. Если бы удалось точно установить, что некоторые явления вообще не имеют причин, то это облегчило бы дальнейшую научную работу: не пришлось бы напрасно искать причины этих явлений.

Но таких сведений никто не может дать, потому что нет признаков беспричинности. Некоторые причины, которые в прошлом были неизвестны (смотри, например, историю медицины) впоследствии удалось обнаружить. Отсутствие сведений о какой-то причине не означает, будто этой причины нет совсем. Кажущаяся беспричинность какого-то явления не опровергает принцип всеобщей причинности.

Хотя принцип всеобщей причинности не имеет бесспорного обоснования, но и отрицание этого принципа тоже не бесспорно. Однако принцип причинности обладает практическим преимуществом перед противоположной точкой зрения. Ведь если предположить, будто не существует причины какого-то явления, то значит бессмысленно её и искать. В результате получается отказ от исследования или запрет на попытку дальнейшего познания. Утверждение о беспричинности устанавливает необоснованную границу для познания, а принцип причинности снимает это ограничение. Поэтому он предпочтительнее, чем предположение о беспричинности. Смысл всеобщей причинности состоит не в том, будто люди исследовали всё на свете и везде нашли причины, а в том, что нерасчётливо отказываться от исследовательской деятельности. Причинность – это исходный принцип познания, а отказ от признания причинности – это отказ от дальнейшего исследования.

В физике, химии и других науках, нацеленных на производство, разговоры о беспричинности не допускаются. Эйнштейн не согласился даже со статистической квантовой механикой, которая несколько отошла от классического детерминизма. Наверное, не должно быть таких воззрений и относительно человеческих поступков. Действия человека обусловлены теми обстоятельствами, в которых он находится (в том числе и его общественным положением), жизненным опытом, его потребностями и желаниями. Без этого человек был бы неуправляемым. Даже второстепенные его проявления должны иметь причины, и существует пословица “смех без причины – признак дурачины”.

Однако некоторые мыслители обратили внимание, что если поведение человека строго обусловлено внешними и внутренними причинами, то он не ответственен за свои действия. Его тогда бессмысленно хвалить или порицать, как бессмысленно хвалить или порицать вагон, который катится по рельсам вслед за тепловозом. Что бы человек ни делал, и даже если он совершает противозаконные поступки, наказывать его нельзя, потому что он не виноват. К этому его привело стечение обстоятельств. Как писал Омар Хайям [90,с.96]:


Раз желаньям, творец, ты предел положил,

От рожденья поступки мои предрешил,

Значит, я и грешу с твоего позволенья

И лишь в меру тобою отпущенных сил.


Тогда придётся исполнять совет Льва Толстого: суды закрыть, тюрьмы открыть и будь что будет. “Нет в мире виноватых” – назвал он одну свою незаконченную повесть.

Если же общество так не поступает, а награждает отличившихся и наказывает провинившихся, то этим оно косвенно признаёт свободу воли. Значит, во власти человека поступать в соответствии или в противоречии с обычаями и законами независимо от обстоятельств и прочих причин. Человеческая воля не всегда обусловлена всемирной причинностью, а может хотя бы иногда самоопределяться.

О свободе воли спорили немало, и как-то не обращали внимания, что подобные рассуждения указывают не на свободу воли, а наоборот, сами основываются на предположении свободы воли. Ведь воля детерминирована не только у нарушителя закона, но и у остальных людей. Наказание – это не свободное волеизъявление общества, которое оно может отменить, снова ввести или как угодно изменить, а горькая необходимость, от которой люди стремятся, но не могут избавиться. Иногда случается, что человека наказывают и даже умерщвляют как опаснейшего преступника, а затем признают жертвой несправедливости, героем и даже образцом героизма. Гармодий и Аристогитон, которые уничтожили тирана в древних Афинах, сначала были убиты, а затем им поставили памятник, и также русские народовольцы сначала были казнены, а затем их именами назвали улицы в Ленинграде. В древности некоторые храмы имели право предоставлять убежище любому человеку, просившему о защите, и вот что об этом писал Тацит (Анналы III,60):

“…В греческих городах учащались случаи ничем не стесняемого своеволия в определении мест, служивших убежищами: храмы были заполнены наихудшими из рабов; там же находили приют и защиту преследуемые заимодавцами должники и подозреваемые в злодеяниях, наказуемых смертною казнью, и нигде не было достаточно сильной власти, способной справиться с бесчинством народа, оберегавшего заядлых преступников под предлогом почитания богов”.

В настоящее время отдельным нарушителям закона дают помилование, большому числу заключённых объявляют амнистию, смертную казнь как меру наказания иногда совсем отменяют, но до полного исполнения совета Толстого никогда не доходят. Исполнить этот совет невозможно, потому что действия детерминированы у всех. Обстоятельства воздействуют на людей не только хорошим климатом, наводнением, ударом молнии и другими безличными силами природы, но и руками других людей. Иногда они действуют на человека даже его собственными руками, когда например, воин, оказавшийся в безнадёжном положении, кончает самоубийством, чтобы не сдаваться в плен. Командир партизанского отряда в Белоруссии С.А.Ваупшасов в своих воспоминаниях [15, с.496] писал:

“Чекисту в плен попадать нельзя. Окажись я в гитлеровском застенке, сделал бы всё возможное, чтобы фашисты поскорее пристрелили меня, – напал бы на следователя, на стражу, но обязательно спровоцировал бы смертельный выстрел”.

Хотя противозаконные действия отдельных лиц весьма нежелательны, и для таких случаев общество устанавливает соответствующие наказания, но войны между государствами ещё страшнее, ещё опаснее и разрушительнее. Вместо единичных краж, единичных ограблений и единичных убийств, совершающихся в мирное время, во время войны происходит захват обширных территорий со всеми находящимися там ценностями и взаимное истребление больших человеческих масс. При этом наказанию всегда подвергается слабая сторона, независимо от того, виновата она в нападении или всеми способами старалась сохранить мир. Об искоренении войн люди уже давно мечтают, воевать почти никому не хочется, но постоянно производится оружие и осуществляется правило Вегеция: хочешь мира – готовься к войне. Если бы люди обладали свободой воли, то, наверное, в первую очередь им необходимо покончить с войнами. Но войны продолжаются, опасность войны (хотя бы региональной) сохраняется, и не все верят, что для человечества посильно сохранять мир. Вот, например, что писала в дневнике супруга Льва Толстого, проводив сына на войну (08.08.04 г.):

“Что такое война? Неужели один глупый человечек, Николай II, незлой, сам плачущий, мог наделать столько зла?

Мне вдруг представилось, что война, как буря – явление стихийное, и мы только не видим той злой силы, которая так беспощадно и несомненно крушит насмерть столько человеческих жизней. Когда человек палкой раскапывает муравейник и муравьи погибают, таскают яйца свои и разный сор, они не видят ни палки, ни руки, ни человека, разоряющих их; так и мы не видим той силы, которая произвела убийство войны”.

Относительно проблемы детерминизма нет полного единомыслия, хотя эта проблема была решена ещё в древности. Основоположник стоицизма Зенон Китийский был детерминистом, и однажды, когда он наказывал за кражу раба, тот надумал ему на это указать (см. у Диогена VII,23):

– Мне суждено было украсть! – воскликнул он.

– И суждено было быть битым, – ответил Зенон.

То есть Зенон дал понять, что детерминизм относится не только к нарушителям, но и к остальным людям тоже. Поэтому сторонниками учения о свободе воли являются не только те мыслители, которые усматривают у нарушителей свободную волю, но и те, которые под предлогом фатальной неизбежности человеческих поступков предлагают отменить все наказания.

Общество не может просто по доброте душевной признать всех безответственными из-за причинности и предопределённости человеческих действий. И те наказания, которые оно устанавливает, тоже зависят не от его строгости или сердобольности, а от обстоятельств. В счастливое мирное время, когда обстоятельства не очень стесняют людей и почти все живут сравнительно неплохо, наказания бывают менее тяжёлыми. И чем легче жизнь, тем легче наказания, потому что в благоприятных обстоятельствах выгода от нарушения закона менее соблазнительна. А в случае войны или ещё какого-то усиления тягот жизни, законы становятся более суровыми. То есть и здесь тоже заметен детерминизм.

Неизбежность будущего предопределена для человека не сама по себе, а с помощью его собственных действий. Однако фатальную неизбежность нередко представляют недостаточно связанной с деятельностью человека. Всё в мире причинно, всё детерминировано, но человек к этому как-то не совсем подключён, а потому, если захочет, может просто ждать неизбежного. Он волен либо участвовать в происходящем, либо не участвовать. Если он энергично добивается своих целей, то фатальный исход его деятельности якобы необязателен, а если он отказывается от борьбы и надеется на судьбу, то это будто бы и есть фатализм.

На самом же деле это не фатализм, а всё та же иллюзия свободы воли, только изложенная в виде рассуждения о фатализме. Фатальная неизбежность – это не умственный каприз человека, из-за которого он может вдруг махнуть на всё рукой, а строгая детерминированность его поведения, в том числе и этого махания или отказа от борьбы. Здоровый сильный человек естественно стремится добиться какого-то полезного результата и энергично действует, сообразуясь с обстоятельствами. А если он переутомлён или отчаялся достичь своей цели, то может на некоторое время отрешиться от деятельности, если позволяют обстоятельства. При этом возможно и соответствующее изменение взгляда на жизнь. Но не беспричинный взгляд определяет его поведение, а обстоятельства, прошлый опыт и состояние организма. От этого также зависят и его взгляды.

Принимая какое-нибудь важное решение, человек старается его получше обдумать, учесть все обстоятельства, предусмотреть все возможные случайности, просчитать все варианты. Тут хорошо видно, что поведение человека определяется обстоятельствами, в которых он находится, и прошлым жизненным опытом. В менее важных случаях детерминизм заметен менее, но даже в самой спокойной обстановке мышление человека детерминировано его прошлым. Фрейд в своей “Психопатологии обыденной жизни” [139, с.209] об этом писал:

“Мне уже давно известно, что нельзя вполне произвольно вызвать в своём воображении какое- либо число или имя. Если исследовать любое произвольное на вид, скажем, многозначное число, названное якобы в шутку или от нечего делать, то обнаружится столь строгое детерминирование, которое действительно кажется невозможным”.

В настоящее время это утверждение Фрейда по существу признаётся правильным. Однако случайные числа необходимы, например, при исследовании множества однородных предметов, когда судить о них приходится по отдельным образцам. Тогда отбирать такие образцы надо без всякого предвзятого предпочтения, то есть с помощью действительно случайных чисел. Поскольку человек детерминированностью своего мышления вносит в эту работу искажения, были созданы специальные таблицы случайных чисел, которыми пользуются в некоторых лабораториях и при так называемом выборочном методе статистического исследования.

Чтобы свободно проявлять свою волю, человек должен понимать что делает. Механические приспособления и автоматы действуют без соображения, и о свободе воли у них нет смысла и говорить. Также и дети, не достигшие зрелого возраста, считаются невменяемыми, потому что не могут в достаточной степени понимать последствия своих действий. Взрослый человек конечно понимает больше механического приспособления и даже больше ребёнка, но о полном понимании происходящего не может быть и речи. Краткое временное существование лишает его возможности достичь глубокого осмысления того, к чему ведут его действия. В результате “дела человеческие, подобно снадобьям, получают спасительную или губительную силу в зависимости от обстоятельств” – как отметил Плутарх (Лукулл, гл.16). Пословица утверждает: век живи, век учись, и дураком помрёшь. А Омар Хайям писал [90,с.44]:


Нам жизнь навязана; её водоворот

Ошеломляет нас, но миг один – и вот

Уже пора уйти, не зная цели жизни,

Приход бессмысленный, бессмысленный уход!


Психологи исследовали так называемую свободу воли экспериментально, и вот что рассказал об этом Альберт Молль в своей книге “Гипнотизм” [83, с.166]:

“Вот господин в гипнозе. Я приказываю ему после пробуждения взять горшок с цветами с подоконника, завернуть в платок, поставить на диван и затем отвесить горшку три поклона. Всё это он выполнил пунктуально. На вопрос, что побудило его так поступить, он отвечает следующее: «Знаете, после пробуждения я увидел там горшок с цветами, ну вот я себе сказал, что теперь холодновато, что хорошо бы согреть эти цветы, так как иначе они погибнут. Ну я и завернул их в платок; затем я подумал себе, что диван стоит так удобно возле печки, так возьму-ка я горшок с цветами и поставлю его на диван. Поклоны же я сделал больше из уважения к самому себе за прекрасную мысль, которая мне пришла в голову». Он прибавил также, что вовсе это не так глупо, как кажется, потому что у него на всё были свои резоны”.

Дальше (с.442) Молль пишет:

“Сознание свободной воли может быть вызвано после-гипнотическим внушением гораздо скорее при безразличных, маловажных поступках, чем при таких, которые сами по себе значительны и в то же время противоречат индивидуальности человека. Нечто подобное наблюдается и в нормальном состоянии бодрствования, где, как справедливо заметил Freud, чувство свободной воли скорее всего возникает как раз при безразличных поступках, но когда дело идёт о более серьёзных решениях, перевес почти всегда получает сознание, что поступать иначе невозможно”.


§ 12. Теория гениальности


Успех зависит от усилий, которые прилагаются для достижения цели. Как отметил в своём дневнике Лев Толстой (22.08.07 г.):

“Сосредоточить только все силы на малейшую точку – и ты совершишь великое”.

У талантливых людей заметно это сосредоточение сил в одном направлении. Для них мир как бы сошёлся клином на одной определённой профессии, а всё остальное интересно лишь постольку, поскольку содержит что-то полезное для этой профессии. Чарльз Чаплин рассказывает [151,с.71]:

“Я продавал газеты, клеил игрушки, работал в типографии, в стеклодувной мастерской, в приёмной врача и так далее, но чем бы я ни занимался… помнил, что всё это временно и в конце концов я стану актёром”.

А Михаил Булгаков, когда его пьесы были запрещены, отправил письмо правительству с просьбой предоставить ему должность режиссёра:

“Если меня не назначат режиссёром, я прошусь на штатную должность статиста. Если и статистом нельзя – я прошусь на должность рабочего сцены”. [13,с.449]

Любой человек имеет свои склонности и оказывает предпочтение некоторым видам деятельности, но у гения это предпочтение проявляется в особой степени.

“Простой человек может перейти от одного занятия к другому; он может быть и матросом, и заводским рабочим, и землекопом, и т.д. Он должен работать вообще, но никакой внутренний демон не заставляет его заниматься только чем-то одним и ничем больше, не заставляет его быть именно таким или погибнуть. Шаляпин должен быть Шаляпиным или ничем, Павлов – Павловым, Глазунов – Глазуновым. И пока они могут продолжать заниматься своим единственным делом, эти люди живут полнокровной жизнью”, – писал Герберт Уэллс [132,с.28].

Когда сын похож на отца или братья друг на друга, то здесь сказывается наследственность. А в тех случаях, когда сходства нет, упоминание о наследственности неуместно. Знаменитый генерал Н.Г.Столетов, участвовавший в обороне Шипки, был родным братом знаменитого физика А.Г.Столетова, прославившегося исследованием явления фотоэффекта, а из трёх братьев, сестры и детей Пушкина никто не проявил сильной склонности к поэзии. Сын поэта Гумилёва – историк, а сын Достоевского был крупным специалистом по лошадям. У всех гениев ближайшие родственники – обычные люди или проявившие способности в других областях. В результате становится загадочным, почему у сына седельщика Канта оказались исключительные способности к философии, а сын железнодорожного служащего Левитан “загорелся” живописью и стал корифеем пейзажа. Льву Толстому [128, с.268] приписывают изречение:

“Гении не происходят один от другого: гений всегда рождается независимым”.

В сравнительной психологии известно такое явление – запечатление (imprinting), когда у животного вскоре после рождения возникает устойчивая связь между каким-нибудь восприятием и поведением. Например, утята обычно везде следуют за своей матерью, но если первый движущийся предмет, который они увидят, будет другим (коробка из-под ботинок, которую тянут за шнур, футбольный мяч, подушка), то они следуют за этим предметом и впоследствии на движущихся уток не обращают внимания. У утят это запечатление происходит между шестым и тридцатым часом после выхода из яйца, лучше всего между 13-м и 17-м часом. А у обезьян, если их после рождения выращивать изолированно без других особей этого вида, возникает тяжкое необратимое нарушение психики.

“Импринтинг возможен лишь на определённом этапе раннего онтогенеза – в критический, или чувствительный, период, причём для разных типов импринтинга (половой, реакция следования и т.д.) и для стимулов разной модальности (визуальные, акустические, ольфакторные) чувствительные периоды могут не совпадать”. [9, с.228п]

Аналогичные явления заметны и у человека. Например, дети с первых лет жизни проявляют себя как правши или левши, и это свойство сохраняется пожизненно. Однако из наблюдений над однояйцовыми близнецами известно, что один из них может быть правшой, а другой – левшой [54, с.96]. Однояйцовые близнецы обладают одинаковой наследственностью, то есть любое различие между ними – приобретённое, а значит праворукость или леворукость возникает в очень раннем возрасте.

Человек, как известно, на втором году жизни начинает говорить, и первый язык, которым он овладевает, становится для него как бы родным. Национальность и даже раса при этом не имеет значения. Хотя в анкетах встречается графа “родной язык”, но на самом деле никто такого языка не имеет и перенимает тот язык, на котором говорят окружающие люди.

“Новейшие научные исследования показали, что в первые месяцы и годы жизни (до двух-трёх лет) ребёнка лучше воспитывать в семье, в домашних условиях. Именно в этот период закладываются основы эмоционального и интеллектуального развития ребёнка. Работники домов ребёнка могут привести немало примеров, когда бездетные супруги, усыновив полуторагодовалого ребёнка, который, по свидетельству врачей, нормально развит, через некоторое время отказываются от него, ссылаясь на замедленное умственное развитие. Но ребёнок действительно рождён нормальным. В Доме ребёнка его регулярно и качественно кормили, пеленали, за ним был неплохой уход. Ребёнку недоставало лишь материнской ласки, индивидуального общения, и это сказалось на темпах его развития”. [73, с.97-98]

Считается очевидным, что маленький ребёнок ещё ничего не понимает. Только в это правильное утверждение вкладывают неправильный смысл, будто на него ничто не производит впечатления. Как раз наоборот: человека, который всё знает и понимает, ничем не удивишь и не впечатлишь. Отсутствие опыта – это необходимое условие для сильных впечатлений.

Деятельность взрослых сложна и неподвластна уму двухлетнего ребёнка. Но чувству она подвластна, и это чувство затем всю жизнь направляет ум взрослого человека. Тенденции человеческой психики одинаковы у взрослых и у детей: то, что взрослые совершают на самом деле, у детей является игрой. Разница состоит в том, что взрослый человек имеет критерий желательного для него или нежелательного, а ребёнок сначала такого критерия не имеет, потому что он ещё ничего не понимает. Он рождается с универсальными возможностями и впоследствии мог бы заниматься любым видом деятельности. Но благодаря запечатлению в раннем детстве, возникают предпочтения. Человек начинает действовать преимущественно правой рукой, а не левой, и предпочитает говорить на “родном” языке, а не на каком-то другом. У него возникает стойкая пожизненная приверженность к целям определённого рода. Разные виды производства и службы, разные виды искусства и спорта, разные науки, путешествия и развлечения приобретают для разных людей различную ценность. Если в ребёнке запечатлеваются стремления, связанные с миром физическим, то впоследствии проявляется интерес к технике, к природе, к естественным наукам. А если происходит запечатление взаимоотношений с другими детьми и вообще с окружающими людьми, то получается практический или теоретический интерес гуманитарного профиля [пример: 135, с.349-351].

Человек становится физиком-теоретиком не потому, что в возрасте до двух лет ознакомился с соответствующей литературой, а потому, что в раннем детстве в нём зафиксировалось страстное стремление понять окружающий мир. Став взрослым, он обнаруживает, что теоретическая физика – это как раз то, что ему нужно. Если бы литературы по теоретической физике вообще не существовало, то он первым начал бы её создавать. В детской психике фиксируется не уравнение Шрёдингера или теория относительности, а направленность интересов. Двигаясь в этом направлении, человек затем знакомится с уравнениями и теориями.

Поскольку запечатление зависит от обстоятельств и не всегда бывает резко выраженным, склонности детей часто становятся подобными склонностям родителей. А поскольку возможна необычная фиксация, изредка происходят необыкновенные случаи, которые попадают в литературу [43, с.265-266, 385 и примечание 125 на с.469; 44, с.29].

На исключительное значение раннего детства первым обратил внимание Фрейд, хотя краткие упоминания об этом были и до него. В “Лекциях по введению в психоанализ” он подытожил [136, с,145]:

“Часто к четырёхлетнему или пятилетнему возрасту маленький человек уже готов и постепенно проявляет только позже то, что уже в нём заложено”.

Физиология даёт этому косвенное подтверждение: к концу третьего года жизни мозг ребёнка по размерам приближается к мозгу взрослого человека.

После того, как психологическая основа гениальности заложена, и ребёнок вырастает, требуется стимул к деятельности, чтобы задатки проявились в полной мере. Жизненные трудности, с которыми сталкивается человек, активируют гениальность, если эти трудности преодолимы. Наследственные богачи, которые располагают идеальными условиями для творчества (как Рокфеллер, купцы Демидовы, Савва Морозов) становятся не гениями, а меценатами.

Наиболее обеспеченным из всех гениев был Лев Толстой, но и он для содержания семьи в значительной степени рассчитывал на свою литературную работу. Творческие успехи дали ему немалые средства, однако обеспечить широкую жизнь и мотовство детей было невозможно. Софья Андреевна научилась у А.Г.Достоевской самой издавать книги мужа и для этого заняла 25 тысяч рублей. В своём дневнике она записывала [126, с.227,241 и 253]:

“Дала Илье 500 рублей. Ему не поможешь ничем; чувства меры в моих детях нет…”. “Тяжёлая сцена с Андрюшей из-за денег”. “Пробовала я не отказывать – вижу, что предела их требованиям нет, а мне теперь надо уплачивать за издание и жить, и на это не хватает. Самое тяжёлое в жизни – денежные дела”.

Вот почему Лев Толстой к старости призывал обеспеченных людей “опроститься” и ограничить свои расходы.

У других гениев положение было хуже. Пушкин перед гибелью имел долгов на 140 тысяч рублей, Достоевский расплатился с долгами незадолго до кончины, Чайковский 13 лет получал денежное пособие от Н.Ф. фон Мекк. Некоторые пережили бедственное положение: голодали Шуберт, Шаляпин, Мандельштам, Михаил Булгаков, Марина Цветаева.

Накануне своего 60-летия Горький писал одному из литераторов [33, с.73]:

“Знали бы Вы… сколько на путях моих я встретил замечательно талантливых людей, которые погибли лишь потому, что в момент наивысшего напряжения их стремлений – они не встретили опоры, поддержки”.

Да и сам Горький в молодости пытался застрелиться, но по счастливой случайности не попал в сердце и отделался тяжёлым ранением.

Гений имеет лишь один путь для преодоления жизненных трудностей – творческие достижения. В результате эти достижения приобретают исключительное значение, а всё остальное становится малозаметным. К.И. Чуковский, который хорошо знал Репина, рассказывает [155, с.585]:

“В течение многих лет я был в этой мастерской завсегдатаем и могу засвидетельствовать, что он замучивал себя работой до обморока, что каждая картина переписывалась им вся, без остатка, по десять-двенадцать раз…”

В январе 1872 года, когда Лев Толстой составлял свою “Азбуку”, он писал А.А. Толстой [36, с.385]:

“Гордые мечты мои об этой азбуке вот какие: по этой азбуке только будут учиться два поколения русских всех детей, от царских до мужицких, и первые впечатления поэтические получат из неё, и что, написав эту азбуку, мне можно будет спокойно умереть”.

А Моцарт во время создания “Реквиема” действительно умер.

От подобных перегрузок можно конечно и с ума сойти, так что Ломброзо верно почувствовал какую-то связь между гениальностью и помешательством.

Для творчества требуется обеспеченность и благоприятные условия. Но положение гения не может быть настолько роскошным, чтобы он давал себе какие-то поблажки. Чем острее жизненная борьба, тем ярче проявится гениальность, если, конечно, выдержит человеческий организм. Самоубийство или преждевременная смерть, как у Гоголя, Левитана, Чехова, Булгакова, Больцмана, Дунаевского, Высоцкого показывают, что организм выдерживает не всегда.


§ 13. Ошибки Фрейда


Фрейд был врачом невропатологом, и чтобы зарабатывать на жизнь, должен был успешно лечить обращавшихся к нему больных. В 27-й лекции по введению в психоанализ он отметил [136, с.219]:

“Тут открывается широкое поприще для действительной терапии, но такой должна была бы быть терапия, к которой прибегал, по словам венских народных преданий, император Иосиф, вмешательство как благотворителя могущественного человека, перед волей которого склоняются люди и исчезают всякие затруднения. Но что из себя представляем мы, чтобы включить такую благотворительность в арсенал наших терапевтических средств? Будучи сами бедными и беспомощными в социальном отношении, вынужденные добывать средства к существованию нашей врачебной деятельностью, мы не в состоянии отдавать наши силы неимущим, как это могут делать другие врачи при других методах лечения”.

То есть он чувствовал, что для лечения так называемых функциональных расстройств прежде всего необходима обеспеченность и покой больных. Сначала должны быть решены жизненно важные тревожащие человека задачи, о чём в “Записках врача” Вересаева (гл. ХIII) сказано ещё более прямо:

“Не может существовать такой науки, которая бы научила залечивать язвы с торчащими в них гвоздями…”

Издёрганный человек, который постоянно находится в тревожном положении, не может стать здоровым и весёлым. Поэтому лечение истерии и других неврозов, которыми занимался Фрейд, зависит не только от достижений медицины. Как при инфекционных болезнях человека освобождают от повседневных обязанностей и обеспечивают ему покой, так и при функциональных расстройствах требуется покой, сон и изменение тех обстоятельств жизни, которые вызывают сильную тревогу, травмирующую больного.

Фрейд не мог изменить важнейшие обстоятельства в жизни больных, и для него оставался только один способ лечения – воздействие на больного лекарствами, гипнозом или ещё какими-то чисто медицинскими средствами. Сначала он метался в поисках такого надёжного средства – ездил в Париж учиться у самого знаменитого в те времена невропатолога Шарко, затем с помощью Брёйера практиковался в его катартическом методе, потом снова поехал во Францию совершенствоваться в гипнозе у Бернгейма и пытался лечить с помощью гипноза. Но гипнотизёрских способностей у него не оказалось и в конечном итоге он пришёл к иллюзии, будто больных можно лечить разговорами и выслушиванием их исповедей. Это он назвал психоанализом. А поскольку немало обеспеченных больных, которых он предпочитал лечить, в конечном итоге, не имея особых жизненных проблем, сами выздоравливали, то, значит, психоанализ обладал сильным терапевтическим действием. Правда, Фрейд обратил внимание, что бесплатный психоанализ для бедных даёт скудные результаты.

По Фрейду, исповеди больных нужны для того, чтобы вскрывать и уничтожать так называемое вытеснение. Все понимают, что если какое-то желание невозможно удовлетворить, то человек вынужден его подавлять и временно терпеть до благоприятного случая. По Фрейду же, такое желание может уходить в сферу бессознательного и там как бы заклинивать. От этого и получаются невротические расстройства. Причём желания остаются вытесненными не потому, что человек находится в стеснённых обстоятельствах, а потому, что в нём самом неправильно срабатывают какие-то психологические механизмы. Если врач совместно с больным разберётся, что и как неправильно срабатывает, то наступит выздоровление. И Фрейд написал немало статей и книг об особых бессознательных процессах в человеческой психике, из-за которых якобы возникают невротические расстройства. Не отрицая решающего значения внешних воздействий на человека, он сосредоточился на внутрипсихических явлениях, которые не всегда правильно угадывал, и в результате получилось игнорирование обстоятельств и отход от первичных причин, определяющих здоровье или болезнь человека.

Фрейд обратил внимание, что обычно в семье наиболее доверительные отношения складываются у матери с сыновьями и у отца с дочерьми. Хотя дети конечно любят обоих родителей, но сыновья отдают предпочтение матери, а дочери – отцу. Он сопоставил это с древнегреческим сказанием об Эдипе, изложенном в трагедии Софокла “Царь Эдип”. Содержание мифа состоит в том, что несмотря на предупреждение, Эдип убивает своего отца, не подозревая, что это отец, и женится на своей матери, не подозревая, что она его мать. В “Толковании сновидений” [140, с.203’ Фрейд по этому поводу писал:

“Освещая преступление Эдипа, поэт приводит нас к познанию нашего «я», в котором всё ещё шевелятся те же импульсы, хотя и в подавленном виде. Как Эдип, мы живём, не сознавая противоморальных желаний, навязанных нам природой; сознав их, мы все отвратили бы взгляд наш от эпизодов нашего детства”.

Ученики Фрейда из так называемой цюрихской школы психоанализа предложили называть такие взаимосвязанные стремления комплексами, и в лекциях, которые Фрейд затем читал в США, он уже говорил [137, с.56]:

“Мы можем высказать предположение, что этот комплекс с его производными является о с н о в н ы м к о м п л е к с о м всякого невроза, и мы должны быть готовы встретить его не менее действительным и в других областях душевной жизни. Миф о царе Эдипе, который убивает своего отца и женится на своей матери, представляет собою мало изменённое проявление инфантильного желания, против которого впоследствии возникает идея и н ц е с т а”.

А в 21-й лекции по введению в психоанализ он продолжил эту мысль[136, с.124]:

“…Вы не сможете без улыбки вспомнить всего того, что говорит наука для объяснения инцестуозного запрета. Чего только тут не придумывали! Что половая склонность, благодаря совместному сожительству, с детства отклоняется от членов другого пола той же семьи или, что, во избежание вырождения, биологическая тенденция находит своего психического представителя во врождённом отвращении к инцесту! При чём совершенно забывают о том, что не было бы, конечно, необходимости в таком неумолимом запрете законом, правами и обычаями, если бы против кровосмесительных искушений существовали какие-либо верные естественные ограничения. Истина как раз в противоположном. Первый выбор объекта у людей всегда инцестуозен, у мужчины направлен на мать и сестру, и требуется самый строгий запрет, чтобы устранить из действительности эту детскую склонность, продолжающую оказывать влияние в жизни”.

Так Фрейд, сам того не замечая, исказил и реальные жизненные наблюдения, и древнегреческий миф о царе Эдипе. Согласно мифу, у Эдипа не было никаких подобных поползновений, и он, наоборот, всеми силами старался избежать предсказанных ему преступлений. Всё произошло случайно по незнанию. И так же в жизни: дети не имеют подобных стремлений. Исходной активной силой во взаимоотношениях являются не дети, а взрослые. Родители и прочие близкие люди непроизвольно отдают предпочтение детям противоположного пола, которые на искреннюю симпатию отвечают такой же повышенной симпатией. Эдиповa комплекса как первичного явления на самом деле не существует, хотя заметен вполне невинный иокастовский комплекс (Иокаста – мать Эдипа) или отцовско-колдовской комплекс в соответствии с содержанием повести Гоголя “Страшная месть”. Именно предпочтение родителей первоначально делит семью на маменькиных сынков и папенькиных дочек, а не какая-то исходная направленность детей в сторону инцеста. Строгие нравственные и юридические запреты инцеста существуют не для того, чтобы ограждать взрослых от посягательства детей, а чтобы дети были ограждены от ненормальности какого-нибудь взрослого.

Фрейд недостаточно продумал и решение некоторых второстепенных вопросов. Например, в статье “Массовая психология и анализ человеческого «я»” [135, с.123] он писал:

“…Требование равенства есть корень социальной совести и чувства долга. Неожиданным образом требование это обнаруживается у сифилитиков в их боязни инфекции, которую нам удалось понять с помощью психоанализа. Боязнь этих несчастных соответствует их бурному сопротивлению бессознательному желанию распространить своё заражение на других, так как почему же им одним надлежало заразиться и лишиться столь многого, а другим – нет?”

Боязнь инфекции имеет смысл лишь в том случае, если человек здоров. Поэтому такая боязнь у больного должна исходить из желания быть здоровым. От распространения инфекции больной ничего не выигрывает, а если бы диагноз оказался ошибочным, и никакого сифилиса у него нет – то это огромное счастье.

В статье Фрейда “Некоторые типы характеров из психоаналитической практики” есть параграф “Крушение в момент успеха”, где он пишет [141, с.173]:

“…Должно поражать и даже приводить в смущение, когда в качестве врача делаешь наблюдение, что люди заболевают иногда как раз в тот момент, когда в их жизни исполняется какое-нибудь давнее и глубоко обоснованное желание. Получается такое впечатление, как будто они были бы не в силах вынести своё счастье, так как не приходится сомневаться в причинной связи между успехом и заболеванием”.

И дальше на семнадцати страницах он пытается изложить психологический механизм этого явления. Дескать, силы совести, интимно связанные с эдиповым комплексом, заставляют человека впадать в болезнь в момент успеха.

Однако “крушение в момент успеха” известно не только из психоаналитической практики. Для достижения важных целей, от человека требуются усилия, которые не всегда бывают предельными, но иногда заходят за всякие пределы. Впоследствии это сказывается болезненным состоянием и даже смертью. Длительное нервное напряжение может привести к нервному срыву или самоубийству; физическое перенапряжение, например, во время спортивных соревнований, вызывает затем резкое ухудшение самочувствия; различные лишения подрывают здоровье и ведут к инвалидности. Немало подобных случаев упоминается в мемуарной литературе. Когда остатки Великой армии Наполеона вышли из России, то есть достигли успеха в своём спасении, то многие из этих людей вскоре умерли от перенесённых страданий. Прошлое добило их уже в нормальных условиях. Если бы обстоятельства всегда требовали от человека не свыше человеческих возможностей, то никакого “крушения в момент успеха” не было бы. Но в тех случаях, когда успех достигается ценой перенапряжения, крушение неизбежно.

Наверное каждому понятно и очевидно, что для богатой женщины богатый мужчина – это просто рядовой человек её сословия. А для бедной женщины тот же холёный беспечный любовник-аристократ, который освобождает её от повседневных забот и легко решает материальные проблемы – это большая ценность. Это двойное счастье. Поэтому любовные взаимоотношения аристократа с женщиной из низов народа должны быть более яркими и восторженными, чем с женщиной-аристократкой. И Фрейд это подметил в статье “Об унижении любовной жизни” [138, с.155]. Однако истолковал он такое явление искусственно: инцестуозная направленность детского возраста и отрицательное отношение общественной нравственности к интимным связям приводит будто бы к тому, что мужчине требуется униженный половой объект.

Фрейду вообще свойственно излишнее усложнение теоретических конструкций, которые к тому же не достигают тех целей, ради которых создавались: его толкование сновидений не совсем убедительно, теория полового влечения выглядит как неправдоподобная надуманность, рассуждения о бессознательном производят впечатление необоснованных фантазий, а в статье “По ту сторону принципа наслаждения” [135, с.29] он прямо сознавался:

“Однако до сих пор не достигнуто полное понимание как неврозов войны, так и травматических неврозов мирного времени”.

А ведь всякая болезнь вызывается каким-то неблагоприятным воздействием: даже “нетравматические” неврозы возникают от чего-то такого, что травмирует психику.

И при таких изъянах его исходной теории, он смело брался за толкование на её основе первобытной религии (см. его “Тóтем и табý”), за решение эстетических проблем (“Остроумие и его отношение к бессознательному”), за оценку современной культуры (“Неудовлетворённость культурой”).

В теориях Фрейда имеются крупные недостатки. То ли из-за суматохи напряжённой врачебной деятельности, то ли из-за ограниченности личного жизненного опыта, у него по существу получилась ещё одна система оторванного от жизни умозрения в придачу ко многим таким системам, созданным в прошлом. Однако, как мыслитель Фрейд обладал и большими достоинствами. Он был на редкость своеобразным и стремился найти новый необычный подход к изучаемым явлениям. То, что другим казалось очевидным и само собой разумеющимся, он старался перетолковать и понять как-то иначе. Фрейд утверждал детерминизм, скептически относился к беспочвенным умствованиям некоторых философов и отвергал схоластические классификации современной ему психологии. В нём было мощное стремление к истине, и наверное поэтому сочинения Фрейда вызывали любопытство у значительного количества людей.


ГЛАВА III. Границы знания


§ 14. Сомнения


Человек обычно воспринимает своё сновидение как реальность. Ему кажется, будто происходят какие-то события, он куда-то идёт, действует, спасается от смертельной опасности, бежит и в конечном итоге просыпается в холодном поту с одышкой и сильным сердцебиением. На самом деле ничего не было кроме деятельности его сознания, и сновидение, записанное после пробуждения, представляется странным набором нелепостей, хотя во сне всё казалось предельно естественным.

Возможно, что и бодрственное состояние точно также не является материальной реальностью. Это видение и ничего больше. В сознании появляются разные ощущения и комплексы ощущений, и всё это представляется осмысленным и логичным как во сне. Человек видит стол, то есть воспринимает комплекс ощущений. Для проверки видения он может этот стол потрогать или постучать по нему. В результате к прежнему комплексу прибавятся новые ощущения – осязательные и звуковые. Можно стол понюхать, поднять, разломать и бросить, но что бы человек с ним ни сделал, получатся только дополнительные ощущения и ничего больше. Выйти за пределы своих ощущений невозможно, а потому представление о каких-то самостоятельных вещах, которые не являются ощущениями? – это фантазия.

Чтобы воспринимать всё, что воспринимает человек, вполне достаточно, если у него будут возникать ощущения и их комплексы. Совсем не требуется, чтобы в придачу существовал ещё гигантский материальный мир, от которого исходили бы те ничтожные воздействия, которые якобы вызывают ощущения света, звука, запаха, вкуса и прикосновения. Представление о том, будто кроме ощущений существует ещё безбрежный океан материальных вещей, ни на чём не основано. Даже люди, якобы окружающие человека – это всего лишь комплексы его ощущений и ничего более.

С точки зрения солипсизма, человек, верующий, будто кроме его ощущений существуют ещё материальные предметы, неосновательно удваивает мир. Однако, если перейти на точку зрения солипсизма, то раздвоенность мира не исчезает в полной мере. Любой предмет всё равно существует в двух видах – как комплекс ярких ощущений (восприятие) и как менее яркое воспоминание об этом комплексе (представление). При этом представление о предмете не вызывает тех последствий, которые возникают от восприятия. Представляя пищу, невозможно насытиться, а от представления палочного удара не чувствуется боли. Представления можно вызывать по своему желанию, а восприятия волевым импульсам не подчиняются.

Не поддаётся волевым импульсам и восприятие собственного тела, но только иначе, чем другие тела: оно не исчезает просто по желанию. В него входят такие ощущения и чувства, которых нет во внешних предметах – боль, щекотка, сытость, усталость, сонливость, удовольствие, мускульное напряжение. Если дотронуться рукой до собственного тела, то получатся два осязательных ощущения, а не одно, как с внешними предметами.

Восприятие внешнего предмета возникает не как готовая картинка, а как результат обработки первого впечатления. Человек замечает вдали какую-то неопределённую дымку, а когда подходит ближе, то оказывается, что это горы. Он хочет пройти по заросшему травой полю, но, топнув ногой, замечает, что здесь болотная трясина. В сумерках ему кажется, будто по снегу бежит какое-то мелкое животное, но, вглядевшись, он убеждается, что это ветер несёт пустой полиэтиленовый пакет. Человек вынужден переделывать своё восприятие по какой-то независимой от него мерке и подгонять под что-то внешнее. Почти во всех случаях приходится узнавать воспринимаемое явление. Восприятие возникает не в виде готового комплекса ощущений, как во сне, а в результате работы по реставрации и распознаванию такого комплекса.

Солипсизм не так логичен, как кажется сначала, и И.И.Лапшин вроде бы полностью его опроверг. Это не столько логическая крепость, сколько антиномия, парадокс или ещё одна апория, подобная апориям Зенона Элейского, который доказывал, что движения не существует. Исследовать парадоксы необходимо, но они не должны перекрывать пути к дальнейшему размышлению. Как отметил Сенека (Письма 88,45):

“Если я поверю Протагору, в природе не останется ничего, кроме сомнения; если Навсифану – достоверно будет только то, что нет ничего достоверного; если Пармениду – останется только единое, если Зенону – и единого не останется”.


§ 15. Реальность и мистика


В настоящее время на производстве, в быту и в военном деле применяется множество различных автоматических приспособлений, устройств, станков, производственных линий и даже заводов-автоматов. Почти в любой квартире автоматически включается и выключается холодильник, звенит будильник, перекрывается поступление воды в бачок унитаза, отключаются пробки в случае короткого замыкания в электросети. На улицах работают автоматы по продаже газированной воды и некоторых других товаров, в метро автоматически перекрывается турникет, если пассажир забыл вставить проездную карточку, на вокзалах автоматические устройства продают билеты на пригородные поезда, а на почтамтах другие автоматические устройства сортируют письма. Всё это уже давно стало привычным и естественным, и почти никто не вспоминает, что каждый такой автомат по существу выполняет работу мыслящего человека, которому пришлось бы включать и выключать холодильник, в нужное время будить людей, перекрывать поступление воды, когда она наполняет бачок унитаза, продавать билеты на вокзалах и выполнять ещё множество разнообразных работ. Автомат действует как мыслящее существо и в этом отношении отличается от человека только своей узкой специализацией. Автомат может производить лишь одну или несколько операций в какой-то одной области человеческой деятельности, а человек способен выполнить любую операцию в любом жизненно важном для себя деле. К тому же он нередко решает такие задачи, для которых специализированных автоматов нет, и вряд ли они когда-нибудь будут созданы.

Кроме автоматов, которые производят различные физические действия и лишь внешне кажутся разумными, имеются автоматы, осуществляющие умственную деятельность человека в чистом виде. Обычный арифмометр, если повернуть его ручку нужное число раз, перемножит, разделит и произведёт другие математические действия с любыми не слишком большими числами. А электронно-вычислительные машины по заранее заданным программам могут последовательно производить большое количество математических действий и тем решать сложные задачи, затрачивая на это намного меньше времени, чем человек. Да и многие другие автоматы действуют, а этим как бы соображают быстрее человека. Человек своей универсальностью превосходит любой автомат, но зато почти любой автомат в своей узкой области превосходит человека.

Арифмометр, осуществляющий один из видов умственной деятельности, как известно, состоит из металлических деталей и не содержит ни одного (ни единого!) духовного элемента. Такого элемента нет и ни в каком другом автомате. Не обнаружен такой элемент и в человеке. Хирурги сделали миллионы операций на живом человеке, анатомы вскрыли огромное количество мёртвых тел, но ничего кроме вещества не обнаружили. Как в арифмометре известно только вещество и детали, из которых он собран, так и в человеке обнаруживается только вещество и внутренние органы, состоящие из вещества. Если арифмометр выполняет умственную работу без всяких духовных явлений, то и для умственной работы человека не требуется ярлычок духовного. Дух, духовное, духовность – это либо какое-то иносказание, либо просто выдумки, но ни в коем случае не реальность.

Когда работает арифмометр, то в нём крутятся соответствующие колёсики, поворачиваются рычаги, двигаются другие детали механизма. Всё это хорошо известно и не требует никакого иносказания. Но когда думает и решает человек, когда он радуется, огорчается, влюбляется и гневается, то ему неизвестно с такой же полнотой всё, происходящее в организме. Какие-то атомы, молекулы, прочие частицы, быть может, как-то крутятся, взаимодействуют, соединяются, но как именно и какие частицы – неизвестно. Кое-что удалось установить относительно повышенного выделения в кровь адреналина, кетостероидов и других веществ, относительно потребления кислорода мозгом и относительно прочих изменений в организме, но общего механического или химического описания человеческого мышления сделать не удаётся. В целом остаётся неясным каков механизм его мышления и вообще всей саморегуляции, и эта неясность подменяется понятиями духа и духовности. Неизвестное покрывается мистикой, как бывает и в других подобных случаях. Когда проверка невозможна, то фантазировать и сочинять можно смело.

Многие люди не размышляют ни о чём духовном и не верят ни в каких духов. И это не только не влияет на их жизнь, а и вообще ни на что не влияет. В практической деятельности дух нигде не требуется – ни в производстве, ни в развлечениях, ни в науке, ни в быту. В физике, химии, технических науках, математике, географии, астрономии, геологии понятие духа не применяется. Даже в античной религии понятие духа не пригодилось.

Все знают, что никакого Змея Горыныча или Бабы Яги не существует. Но это не в том смысле, будто люди обыскали всю вселенную и нигде их не нашли, а в том, что для практической деятельности и жизни они не требуются, как и любые другие несерьёзные фантазии. Их вполне можно заменить Аполлоном и Афродитой, Асмодеем и Вельзевулом, Шахразадой и Шахрияром или совсем без них обойтись. И в таком же смысле не существует духов или чего-то духовного. Без понятия духа и духовного вполне можно обойтись.

Известен такой пример нелепости: докажи, что ты не верблюд. Также можно “доказывать”, что не существует Бабы Яги и Змея Горыныча. И точно также нелепо какое-то доказательство, что не существует духов и духовного. Когда что-то действительно существует, то оно либо видимо и слышимо, как например, стена и гром, либо его приходится учитывать как невидимое, бесшумное и неосязаемое ионизирующее излучение. А то, что можно совсем не учитывать, не требует никаких доказательств. “Сущности не должны быть умножаемы сверх необходимости”, – писал Уильям Оккам. “То, что именуется душой, в сущности не заслуживает особого упоминания” (Ламетри). Можно сочинять сказки об эльфах, гномах, волхвах, духах и ещё о чём угодно, но не надо выдавать всё это за философию или за какую-то священную мудрость. Игра воображения не должна смешиваться с серьёзными размышлениями.

Когда говорят, что Амур пронзил сердце, что какое-то известие кануло в Лету, что Фортуна повернулась спиной, то в таких случаях реальные события выражают с помощью нереальных представлений. Если при этом учитывать, что Амура, Леты и Фортуны на самом деле не существует, а просто это персонификации любви, забвения и удачи, то никакого обмана в иносказательных выражениях не будет. Но если верить, будто действительно существует какой-то Амур или Фортуна, то получится ложь. Такая же ложь получается и в тех случаях, когда мысли и чувства человека обозначают как особые внепространственные духовные явления. На самом деле в человеке происходят лишь какие-то телесные изменения, которые в общем виде заметны даже внешне (когда он смеётся, хмурится, бледнеет, дрожит), а все музы, гении, духи, джины и прочие иносказания этого процесса нереальны, если их понимать дословно.

Все знают, что от волнения у человека учащается сердцебиение, повышается артериальное давление, выступает холодный пот. Итальянский физиолог А.Моссо экспериментально установил, что при умственном напряжении кровь приливает к головному мозгу. Психическое потрясение может вызвать инфаркт, инсульт, так называемые психогенные (функциональные) расстройства и прочие неполадки в организме, о которых говорят “на нервной почве”. То есть психические процессы чувствуются в различных частях тела и даже оставляют там следы. Как и вращение колёсиков в арифмометре, они происходят в пространстве, они захватывают некоторый объём живого вещества.

Мистики не отрицают действительность. Они просто добавляют к ней свои вымыслы и мешают всё в одну кучу. За спиной процессов, происходящих в организме, они усматривают ещё особую духовную реальность, которая находится вне пространства. Процессы, происходящие в организме – это физиологические процессы, а духовные (психические) процессы – это уже совсем другое дело, хотя они и сопровождаются физиологическими. Придумав такую дополнительную реальность, мистики затем решали вопросы о её первичности, о взаимодействии между духом и материей, о природе духовного и даже пытались осилить проблему: существует ли ещё какая-нибудь субстанция, кроме духовной? “Право же, какую можно высказать ещё нелепость, которая бы уже не была высказана кем-нибудь из философов!” – воскликнул однажды Цицерон (О дивинации. II,119).

Челпанов в своей книге “Мозг и душа” [154, с.90] писал:

“Вопрос о коренном различии между явлениями физическими и явлениями психическими есть один из очень существенных вопросов философии. Для того, кто не постиг этой разницы между физическими и психическими явлениями, знакомство с философскими учениями о том, чтò такое душа, существует ли духовная субстанция, существует ли взаимодействие между духом и материей, окажется невозможным; тот, кто не постиг этой разницы, не может приступать к изучению философии вообще; для того закрыт доступ к философии”.

То есть мистики убеждены, будто философия существует для обслуживания их фантазий. Они пытались монополизировать философию. По их мнению, основной вопрос философии – это вопрос об отношении духовного к материальному вообще. Если признать первичным духовное, то получится идеализм, а если первичным считать материальное, то будет материализм. Так они проповедовали, хотя на самом деле тут происходит не решение какого-то вопроса, а подмена действительности выдумками. Идеализм и материализм отличаются друг от друга не голословной первичностью какой-то одной субстанции, а примесью несуществующего. Как только допускается существование духа или духовной субстанции, так сразу получается идеализм, как бы настойчиво он ни проповедовал, что материя первична.


§ 16 Разновидности знания


Основа, фундамент знания дан человеку вместе с жизнью. Это принцип «из любого положения есть выход» (или: все жизненно важные задачи разрешимы), который постоянно подразумевается во всех важных делах. Относительно действительности, взятой в целом, этот принцип конечно ложен. Даже в спокойное мирное время некоторые люди попадают в безвыходные положения и погибают, а в военное время такие случаи становятся массовыми и систематическими. Но относительно благоприятных внешних условий этот принцип истинен. Жить можно лишь тогда, если удаётся выйти, хотя бы с потерями, из любого положения, в которое попадаешь. То есть любая жизненно важная проблема в основном разрешима, и в пределах жизни этот принцип неопровержим. Если ложность этого утверждения не приводит к гибели, то человек всю жизнь убеждается в его истинности. На собственном опыте можно убедиться лишь в том, что это правило всегда подтверждается, а если какие-то другие люди выхода не находят, то они, возможно, сами в этом виноваты.

Поскольку человек собирается жить, а не умирать, ему изначально в общем виде известно всё. Полного неведения не бывает, если между устройством человека и среды его обитания имеется достаточное для жизни соответствие. Даже когда ребёнок ещё ничего не может высказать, он уже готов к тому, что дальнейший ход событий будет в его пользу. И любой живущий постоянно убеждается, что так оно и есть.

Имея такое доопытное знание или предчувствие, человек затем расширяет его подробностями – получает первичное опытное знание. Он узнаёт окружающих людей и предметы, запоминает дорогу в места, которые посещает, пробует разные виды пищевых и непищевых веществ, исследует свои возможности в различных делах, приобретает запас воспоминаний. Эти знания неодинаковы у разных людей и не могут оформиться в виде науки. Это донаучные знания.

Поскольку между действиями людей обычно требуется согласованность, одного опытного донаучного знания им недостаточно. Необходимо ещё как-то условиться о взаимодействии не только в делах, но и в познании. В результате появляется знание условностей – условное знание. Это языки, математика, право, классификации и теории, обычаи и этикет, цензура, мифы и сверхъестественные представления. Усваивая эти условности, человек начинает мыслить и воспринимать окружающий мир по-другому. Мышление становится в основном словесным, а восприятие – выборочным. Старое бессловесное мышление теперь проявляется только в сновидениях, которые почти целиком состоят из зрительных образов и с трудом поддаются словесной передаче, и ещё в интуитивном чутье, когда человек угадывает верное решение задачи или какое-нибудь соотношение, но затрудняется выразить этот процесс словами.

Условности направляют внимание человека на одни ощущения, чувства и мысли и делают незаметными другие. В результате, например, многие философы не только не замечали, что 2+2=4 – это иллюзия, но даже считали подобные утверждения аподиктическими истинами. Если к двум центнерам прибавить два пуда, то не получится ни 4 центнера, ни 4 пуда: арифметические действия приложимы только к предметам одного названия, если к тому же эти предметы считаются одинаковыми. Поэтому, например, невозможно указать общее количество музыкальных произведений Чайковского, хотя каждое отдельное произведение хорошо известно – 10 опер, 3 балета, 6 симфоний, десятки других крупных произведений и больше 100 романсов. Но среди них есть циклы произведений, и некоторые произведения он переделывал. В результате неясно, считать ли первоначальные варианты за отдельные произведения и считать ли циклы произведений как одно произведение. Только чётко условившись, что считать отдельным произведением, можно указать их общее количество.

На самом деле безусловной одинаковости предметов не бывает, а потому 2+2=4 – это аподиктическое заблуждение, если требуется точное соответствие действительности. Но поскольку во многих случаях точного соответствия не требуется, математические утверждения признаются истинными, а математика получает титул точной науки.

Явления, изучаемые науками, выделяются и отделяются друг от друга условно. Например, граница между проступком и преступлением в разное время и в разных местах устанавливается по-разному, и юриспруденция это учитывает. В медицине известно, что болезненное состояние организма не всегда чётко отличается от здорового, так что человека иногда приходится считать здоровым лишь в некотором смысле или в некотором отношении. В географии широты, долготы, а отсюда и координаты любого пункта на Земле условны. В астрономии применяется несколько систем небесных координат, то есть несколько различных условностей.

Всё научное знание пронизано условностями и группируется вокруг них. Вот к примеру технические науки, в частности металловедение. Там всё установлено экспериментально – удельный вес, твёрдость, ковкость, электропроводность, способность к адсорбции, коррозионная устойчивость и вообще химическая активность и различные другие свойства металлов. Условиться вроде не о чем. Однако все эти свойства относятся только к таким металлам, которые соответствуют стандартам (ГОСТам) или тем техническим условиям (ТУ), по которым они производятся. Стоит лишь получить эти же металлы с нарушением технологии или в особо чистом виде, как их свойства резко меняются. К тому же внешние обстоятельства должны быть строго определёнными. При особо низких температурах, в раскалённом состоянии, при высоком давлении, в вакууме их свойства становятся не те. Существуют тщательно выверенные технические справочники, но полагаться на них можно только если учитывать способы производства металлов и состояние окружающей их среды.

Технология производства металлов выбирается не как попало. И точно также разные условности стараются сделать как можно более целесообразными для данного случая или для данной науки. В одних обстоятельствах удобны одни условности, в других – другие. Поэтому, например, ботаническая классификация плодов, употребляемых человеком в пищу, не совпадает с товароведческой классификацией, а температуру измеряют по Реомюру, по Цельсию, по Фаренгейту или по Кельвину. Условности могут быть более или менее удобными для какого-то случая, но они не могут быть истинными или ложными. Понятие истинности к условностям неприложимо.

Поскольку наука никогда не создаётся для единичного человека, создать её можно только на основе оценок или системы мер, признаваемых многими людьми. В физике это система единиц физических величин, в химии – система химических элементов, в истории – хронология, в богословии – канонизированные тексты. Всё познаётся в сравнении, или «наука начинается с тех пор, как начали измерять», – как утверждал Менделеев. А чтобы измерять, надо иметь общепризнанную мерку. В тех науках, где не удаётся ввести общепризнанные меры или ориентиры, познание подменяется фантазированием и фальсификацией.

Условное знание получается не только с помощью органов чувств, но ещё из предположения, что все люди устроены приблизительно одинаково. Мыслитель учитывает других людей как своё подобие и на этой основе разрабатывает условные науки, правила, нормы. А все остальные люди с ним соглашаются. То есть часть окружающего мира известна единичному человеку не только по внешним наблюдениям, но ещё по самонаблюдению и по согласию других людей.

Благодаря условностям, одни впечатления воспринимаются с повышенным вниманием, а некоторые другие не замечаются совсем. Внешний мир усваивается умом не так, как его усваивает киноплёнка или отражает зеркало, а в соответствии с условным знанием. Люди всё мерят своей меркой или, как утверждал Протагор, «человек есть мера всех вещей».

Первичное опытное знание и условное знание человек приобретает индивидуально и может использовать также индивидуально по своему желанию. А техническое экспериментальное знание можно добыть только усилиями больших масс людей и использовать тоже только для массовых усилий. Техническое знание добывается не просто органами чувств на глазок, как первичное опытное знание, а с помощью технических средств – ускорителей элементарных частиц и других установок и оборудования, экспериментальных заводов, на испытательных полигонах, где опробуется новая техника. При этом применяются сложные аппараты, чувствительные приборы и разные прочие устройства. А для создания всего этого необходима мощная промышленная база с миллионами рабочих. Экспериментатор может ничего не видеть и не чувствовать, а приборы показывают ему наличие электромагнитных колебаний, элементарных частиц высоких энергий, магнитного поля или ещё чего-нибудь неощущаемого. Он может находиться в лаборатории в единственном числе, но в окружающее его оборудование прямо и косвенно вложен труд огромного количества людей – рабочих, техников, инженеров, обслуживающего персонала. А чтобы заниматься такими исследованиями, требуется допуск в виде соответствующих документов об образовании, либо в виде разрешения административных органов. В любой момент в приказном порядке исследователь может быть отстранён от научной работы или само это экспериментальное исследование прекращено как якобы неперспективное или по другим причинам.

Разрабатывать условное знание – например, создавать новую физическую теорию – человек может в своём кабинете, не спрашивая ни у кого разрешения. А экспериментировать на дорогом новейшем оборудовании без согласия других людей нельзя. Единичный человек, даже если он изобрёл какую-то техническую новинку, не может также на своём письменном столе осуществлять её массовое производство, а потому это его знание остаётся при себе. Этим знанием может воспользоваться только большая масса людей, когда изобретение наконец «внедрено» в производство.

Техническое знание получается воздействием на окружающую среду (в том числе иногда и на единичного человека) больших масс людей. Благодаря промышленной мощи миллионов рабочих, создаются из ряда вон выходящие машины, установки, приборы и материалы, и затем всё это используется как инструмент, обладающий небывалой силой и свойствами. В результате человечество выявляет не устройство природы само по себе, а свои возможности – то, чего может достичь организованная масса людей.

Человек использует фотоэлементы, механические рецепторы, датчики, высокочувствительные приборы, но смотрит он на мир глазами своих желаний. С окружающими предметами ему приходится лишь считаться, а не изучать их от начала до конца. Когда ему, например, необходимо проникнуть внутрь какой-нибудь ограды, то он ищет лазейку, обходной путь или прикидывает, как бы её перелезть. Если не учитывать цель этих исканий, то можно вообразить, будто человек изучает ограду. Но если не забывать о цели, то становится ясно, что он исследует возможности для удовлетворения своего желания, а ограда при этом ему совершенно не нужна.

Поскольку масса промышленных рабочих постоянно возрастает, естествознание постоянно делает всё новые открытия. Оно постоянно фиксирует всё новые возможности, возникающие в результате роста численности людей, занятых производством техники. Но познаётся при этом не природа, а человек, точнее человеческая масса. Устройство природы не только непознаваемо, но оно не имеет практического значения. Людям требуется знание своих возможностей, а не каких-то бесполезных «тайн» природы. Приобретение технических знаний – это не игра в «мировые загадки», а серьёзное дело, на которое затрачиваются крупные средства и которое имеет большое, в основном военное значение. Природа здесь участвует лишь постольку, поскольку люди проявляют свои возможности в природной среде, освободиться от которой никак нельзя.

Знание, которым обладает взрослый человек, неоднородно. Одна его часть получается восприятием через органы чувств, другая в значительной степени исходит из самонаблюдения, третью даёт экспериментальное оборудование и испытательные полигоны. Ощущения при этом могут быть и источником познания, и лишь одним из его необходимых условий, а понятие истинности к некоторым практически полезным знаниям не имеет отношения. Представление о знании как об однородной массе, для которой всегда требуется критерий истинности – не соответствует действительности. А философские теории познания, которые исходят из такого представления, пытаются достичь успеха, двигаясь в неверном направлении.


§ 17. О предсказаниях


Хотя некоторые исследователи относятся отрицательно к теоретизированию и отдают предпочтение экспериментальным данным, но всё же многие согласны с изречением знаменитого физика Больцмана:

“Нет ничего более практичного, чем хорошая теория”.

Во всех отраслях естествознания используются не только результаты опытов и наблюдений, но и умозрения, с помощью которых создаются теоретические построения. Для этого придумывают какое-нибудь предположение-гипотезу, которое предсказывает результаты ещё не сделанных опытов и наблюдений, и затем делают эти опыты и наблюдения. Если предсказания не сбываются, то придумывают новую гипотезу, которую так же стараются подтвердить или опровергнуть экспериментами. Так гипотезы заменяют одну на другую, исправляют, дополняют, подгоняют, всё время проверяя экспериментами до тех пор, пока какая-то из них не начнёт предсказывать. Такую предсказывающую гипотезу называют теорией и при этом считается, что научные теории дают правильные предсказания потому, что они истинны, то есть верно выражают невидимое устройство природы.

Однако из истории естествознания известно, что даже в корне ошибочные теории могут давать верные предсказания. Когда появилась теория флогистона, то она правильно предсказывала, что зола, остающаяся от сжигания дров, угля, торфа, шерсти, бумаги и многих других веществ, должна весить меньше, чем исходное вещество, потому что при горении в воздух выделяется флогистон. Когда появилась теория теплорода, то она правильно предсказывала, что камень, железо, медь, воздух и многие другие вещества при нагревании должны расширяться, потому что они наполняются теплородом, проникающим в тело и увеличивающим его объём. Когда в ХIХ веке была возобновлена древнегреческая теория мирового эфира, то она правильно предсказывала, что не только свет, но и другие электромагнитные колебания могут распространяться в космическом пространстве, потому что всё это пространство заполнено эфиром. В прошлые времена гипотезы становились теориями тоже не просто так, а благодаря своим верным предсказаниям, но всё же в конечном итоге они были признаны ложными и заменены на новые.

В настоящее время распространено такое представление, будто надёжные предсказания может давать только наука, а гадалки, астрологи, да ещё сновидения лишь изредка случайно что-то угадывают. Этим будто бы и ограничивается область предсказаний. Но на самом деле наука, гадалки и астрологи дают лишь небольшую часть тех предсказаний, которые необходимы людям, да к тому же эта часть имеет лишь второстепенное значение. Намного важнее другие предсказания, которые каждый в отдельности и все вместе составляют ежедневно и постоянно всю жизнь. Любой человек заранее знает, где он будет находиться в своё рабочее время завтра, послезавтра или через неделю, и чем при этом будет заниматься. Ему с большой точностью известно, по какой улице он будет завтра утром проезжать, в какой час сядет обедать, во сколько вернётся домой и когда ляжет спать. Даже просто делая шаг, человек предвидит, что шагнёт не в грязную лужу, канаву или пропасть, а на сухое, ровное и достаточно прочное место. Куда бы человек ни шёл, что бы ни собирался делать, ему заранее известна цель этих действий и способы её достижения. Мысль предшествует почти любому поступку человека, предсказывая тот результат, который затем будет получен. А надёжность, которая достигается такими предсказаниями, не только не считается случайной, но наоборот, отклонение хода жизни от повседневных предвидений принято называть случайностями. Но и эти случайности тоже почти все заранее известны, и для них предусмотрены резервы сил, времени и средств и соответствующие юридические и прочие последствия. Человек движется в будущее так, будто он там уже был, но затем некоторое время отсутствовал, и там произошли изменения. Чем дальше будущее, тем дольше человек в нём отсутствует, тем более значительные изменения происходят, и тем менее определёнными становятся предсказания.

На повседневном предвидении держится сама жизнь, и потому не только человек, но и другие живые существа предвидят, где и в какое время они найдут пищу и воду, какой дорогой им безопаснее идти, куда можно в случае чего спрятаться и где лучше всего устроить своё логово или гнездо. Муравьи умеют предчувствовать дождь и при этом заранее замуровывают входы в своё жилище, чтобы туда не попадала вода. Заяц, ещё ни разу не побывавший в зубах у волка, заранее чувствует в этом что-то нехорошее и делает всё от него зависящее, чтобы никогда туда не попадать. Белка к зиме запасает орехи, а медведь строит себе берлогу, и ещё не было случая, чтобы они ошиблись, и зима не наступила.

Хотя желательно иметь надёжные научные предвидения, но без них люди могут жить и жили веками. А без повседневного предвидения жизнь вообще невозможна. Для бытия человека (и других живых существ) необходимо, чтобы между его мышлением и устройством окружающей среды было хотя бы приблизительное соответствие. Когда появляется мысль достичь какого-то жизненно важного результата, то эта мысль в основном должна осуществляться, чтобы можно было жить. Если, например, люди задумали вырастить неплохой урожай, но погода оказалась неудачной, то им должно повезти в следующий раз или в каком-то близком будущем. Если необходимы орудия труда, а их нет, то где-то в пределах человеческой досягаемости должен быть камень, металлические руды, дерево или ещё что-то, из чего можно изготовить такие орудия. Если нужна одежда, а её в готовом виде в природе не существует, то всё же обязательно должны быть какие-то звериные шкуры, лён, хлопок, синтетическое волокно или ещё что-то, из чего можно сделать одежду. Полный цикл человеческого существования возможен только в таких частях вселенной, где мышление людей обладает предсказательным свойством. Жизнь несовместима со сплошными неудачами, когда ничего из задуманного не получается или получается лишь по редкой случайности.

Существует такая пословица: если бы знал, где упал, соломки бы подстелил. То есть предвидеть необходимо не только хорошее, но и плохое, чтобы можно было заранее принять какие-то меры для избежания или смягчения будущих неприятностей. И человеческое мышление, в зависимости от обстоятельств, наполняется соответствующим содержанием. Когда человек молод, здоров, жизнь даётся легко и имеется избыток сил, то и мысли у него возникают радостные и приятные. Тут-то и осуществляются мечты о любви, счастье и всём самом лучшем. А когда он переутомлён, изнурён, запуган несчастьями и подавлен безысходностью своего положения, то и мысли у него возникают тяжёлые, воспоминания всплывают плохие, сновидения становятся неприятными и даже страшными. В таких условиях и начинают исполняться предчувствия о неудачах, болезнях и всём самом худшем. Поэтому правильно считается в народе, что увидеть во сне покойника – это нехорошо. Просто так мысль о смерти не возникает.

Поскольку существует неизбежное соответствие между мышлением человека и устройством среды его обитания, научной теории совсем необязательно быть истинной, чтобы обладать предсказательностью. Достаточно и того, чтобы она была основана на как можно более тщательном изучении соответствующих явлений. Вообще, чем лучше изучена какая-нибудь область жизни, тем точнее можно предсказывать то, что в этой области будет происходить. Поэтому научное предвидение осуществляется за счёт затраты большого количества сил и средств, направляемых на исследования. Миллионы людей участвуют в строительстве институтов, лабораторий и испытательных полигонов, в изготовлении научно-исследовательских установок, приборов и оборудования, в проведении экспериментов, наблюдений и вычислений и в обработке получаемой информации. Ежегодно в разных странах на научные исследования затрачиваются десятки миллиардов долларов, фунтов, юаней и других денежных единиц. На этом и основывается определённость и сравнительная точность научных прогнозов. Если бы гадалка располагала такой же исследовательской базой и такими же средствами, то, наверное, и она могла бы давать весьма определённые и надёжные предсказания. Но поскольку ничего подобного у неё нет, то выходить из положения приходится с помощью расплывчатости выражений. Чем более всеобъемлющим будет её предсказание, чем больше всяких возможностей оно охватит, чем сильнее уподобится шуточному прогнозу погоды:


То ли будет, то ли нет,

То ли дождик, то ли снег


– тем надёжнее оно осуществится. Поэтому гадалка даёт предсказания лишь в самом общем виде – денежные затруднения, хлопоты, дальняя дорога, казённый дом. Никаких точных дат, имён, названий и адресов в этих предсказаниях не может быть из-за огромного риска ошибиться. А поскольку и “бубновый интерес”, и удача, и письмо, и болезнь, и приятный гость бывают в жизни любого человека, то предсказание обязательно сбудется, хотя заранее и неизвестно когда. Когда-нибудь да сбудется.

Поскольку сам человек знает обстоятельства своей жизни намного лучше, чем гадалка, его сновидения могут давать значительно более определённые предсказания. Например, знаменитому историку Карамзину во время безнадёжной болезни жены приснилось, будто он стоит около вырытой могилы, через которую подаёт ему руку сестра поэта Вяземского Е.А.Колыванова. Впоследствии, когда Карамзин овдовел, именно на ней он и женился. Подобные предсказательные сновидения, исполнившиеся впоследствии, были у многих людей, как о том сообщается в мемуарах и в некоторых научных исследованиях о сновидениях.

Предсказательные результаты сновидения могут быть такими же, как и у бодрственного научного мышления, если оно располагает такими же исходными данными. То есть при равенстве прочих условий, сновидения по своей предсказательной способности не уступают науке. Например, у австрийского физиолога Отто Лёви во сне возникла мысль произвести опыт с нервом лягушки, благодаря которому он сделал крупное открытие и в 1936 году получил Нобелевскую премию. Немецкому химику Августу Кекуле приснилось, что молекула бензола имеет кольцевую форму, и теперь на этом открытии основывается теория строения всех так называемых ароматических соединений. Знаменитая таблица, выражающая периодический закон, приснилась Менделееву во сне. Проснувшись, он её сразу записал и исходя из этого впоследствии исправил атомные веса у семи из известных тогда 63-х элементов и предсказал существование ещё десяти элементов. Таблица приснилась ему конечно не внезапно, а после настойчивых попыток создать её в бодрственном состоянии. Но на этот раз сновидение оказалось более расторопным, чем бодрственная мысль.


§ 18. Рабочие и техника


Когда заходит речь о современной технике, то принято упоминать только о её достоинствах – что она более производительная, более скоростная, более мощная и во всех остальных отношениях лучшая, чем техника прошлых времён. Однако на самом деле это неверно. Хотя с помощью современной техники можно достичь значительно больших результатов, но зато технику прошлого было значительно легче изготовить. Лук, например, легче сделать, чем ружьё; каменный топор – легче, чем бензопилу; ветряную мельницу – легче, чем тепловую или атомную электростанцию, а телегу – легче, чем автомобиль или паровоз. В этом и заключалась причина низкого технического уровня прошлых времён. Для малочисленного населения прошлого было непосильно изготовить всё то, что изготовляет современное человечество, и поэтому люди пользовались такой техникой, которая сильно превосходила современную по простоте изготовления. Благодаря этому её достоинству, техника прошлого до сих пор является более экономичной при малых масштабах производства, и мелкие работы в быту исполняются молотками, топорами, лопатами, кирками, ножами и прочими инструментами, появившимися столетия тому назад.

Без исследовательской деятельности технический рост невозможен. Но эта истина нередко превращается в иллюзию, будто кроме открытий и изобретений для технического роста ничего больше и не требуется. Если люди стремятся познавать и изобретать, то обязательно происходит технический рост, а если технического роста нет, то значит произошло какое-то нарушение в познавательном процессе. Профессиональная сосредоточенность работника умственного труда на своей деятельности мешает ему чётко осознавать, что без рабочих рук невозможно никакое производство. Соотношение между численностью рабочих и техническим уровнем становится зоной вне исследования, и причину научно-технического застоя прошлых времён начинают усматривать в умозрительной направленности средневековой науки, в недооценке значения экспериментальных исследований, в консервативном воздействии католицизма и в любой другой области мышления и эмоций, но только не в рабочем факторе производства.

На самом деле технический уровень любой страны создаётся не менее чем двумя факторами. Исследовательская деятельность даёт соответствующие открытия, изобретения и технологические разработки, а рабочие непосредственно осуществляют производство и выдают готовые машины, приборы, аппараты и прочую технику. Каждый из этих факторов незаменим для роста технического уровня страны, а сам этот уровень в конечном итоге определяется состоянием того фактора, который оказался отстающим, как скорость эскадры определяется скоростью самого тихоходного корабля. Если исследования и изобретательские разработки не поощряются, то это конечно скажется отрицательно на техническом уровне страны. И наоборот: если наука, изобретательство и новые технологические разработки всячески поощряются и поддерживаются, но при этом численность рабочих настолько мала, что невозможно наладить соответствующее производство, то технический уровень страны опять же будет низким, как бы при этом исследователи и изобретатели ни старались. Исследователи и рабочие не могут действовать в отрыве друг от друга, и без достаточного числа рабочих технический рост не получится точно так же, как он не получится без исследователей и изобретателей.

При этом исследовательский фактор действует однократными достижениями, а рабочий – непрерывно. Если, например, изобретена и производится паровая машина, то для дальнейшего поддержания этого технического уровня от исследователей и изобретателей больше ничего не требуется. Они сделали своё дело. Им не нужно снова каждый год повторять все прошлые открытия и снова изобретать паровую машину. А рабочий фактор при этом должен действовать непрерывно. Постоянно каждый год, месяц или день должно продолжаться производство паровых машин, чтобы страна оставалась на том же техническом уровне. Если рабочие тоже вдруг сочтут, будто сделали своё дело, и займутся чем-нибудь другим (например, перейдут в сельское хозяйство), то производство паровых машин прекратится и технический уровень страны понизится.

Полное отсутствие исследователей и изобретателей не представляет никакой опасности для поддержания технического уровня страны. Прекращение всякой исследовательской деятельности может привести только к тому, что прекратится дальнейший технический рост. Но пока все шахты, рудники, заводы и фабрики работают по-прежнему, пока все рабочие продолжают делать своё дело, технический уровень страны останется неизменным. Только если численность рабочих станет убывать и начнут останавливаться заводы, технический уровень страны будет понижаться несмотря ни на какие усилия исследователей и изобретателей.

Самую простейшую технику, которую и техникой-то не часто называют, например, каменные топоры, наверное, можно производить и в одиночку. Но металлические топоры, ножи, молотки и прочие простые орудия в одиночку не изготовить. Для такого производства необходимы шахты, рудники, доменные и мартеновские печи, для строительства и работы на которых требуется большое количество людей. Любой вид техники, любое промышленное изделие люди могут производить только совместно. Человек ничего никогда не производит в одиночку, даже когда работает как будто один. Вскапывая грядку на своём огороде или отрезая кусок хлеба, он применяет металлические орудия, для создания которых необходим труд огромного количества людей. Лопата, гвоздь, иголка – это шахты для добывания руды и угля, доменные и мартеновские печи, заводы, оборудование для этих заводов, печей и шахт. И в каждой шахте, около каждой печи, на каждом заводе должны быть рабочие. Любое самое простое изделие – пуговица, лист бумаги – это опять же шахты, копи, лесоразработки или другие места добычи сырья, это заводы и фабрики, оборудование для этих заводов, металл для изготовления этого оборудования, и везде опять же должны работать люди. Какую бы незначительную работу человек ни делал в одиночку, это всегда лишь конечный результат труда огромного числа рабочих. Любое изделие производится не в одиночку и даже не одним заводом, а как бы всем народным хозяйством страны, если не больше. Шахты, копи и рудники дают сырьё, кирпичные и цементные заводы – строительный материал, из которого строят корпуса машиностроительных заводов, станкостроительные заводы – оборудование для этих корпусов, электростанции – энергию, нефтеперегонные заводы – бензин и смазочные масла. И всё это необходимо для производства даже сравнительно простой машины.

Какое-нибудь маленькое племя, имеющее две-три сотни работников, никогда не сможет наладить добычу руды и угля и выплавку металла. Оно вынуждено обходиться без металлов, если не получает металлические изделия из других стран. И никакая наука не поможет, потому что все научные открытия и изобретения обладают таким свойством, что ими можно воспользоваться только если в производстве занято большое количество рабочих.

Когда общество имеет достаточное количество рабочих, чтобы выплавлять металл, то это ещё не значит, что оно сможет изготовлять из этого металла, например, паровые машины. Для производства паровых машин нужны металлорежущие станки, а для их изготовления необходимы дополнительные рабочие руки.

Устройство двигателя внутреннего сгорания не намного сложнее устройства паровой машины, но для него необходим бензин, то есть дополнительные рабочие руки для строительства нефтеперегонных заводов и производства бурового оборудования для добычи нефти.

Двигатель внутреннего сгорания можно установить на самолёте, но для производства самолётов необходим алюминий, а для производства алюминия нужны электростанции, дающие дешёвую электроэнергию. И это тоже требует дополнительных рабочих рук.

Чем больше людей будет занято производством техники, тем более сложную, производительную, совершенную технику они смогут создать. Тем более впечатляющим будет технический уровень страны. Чтобы повышался технический уровень, требуются не только достижения науки, но в первую очередь наращивание численности рабочих, изготавливающих технику. Пока численность рабочих не увеличится от сотен человек до тысяч, затем до миллионов и десятков миллионов, до тех пор страна не двинется от каменного века к бронзовому, затем к веку пара и электричества и к веку космоса и атомной энергии. Малая численность рабочих является непреодолимым препятствием для технического роста.

Поэтому для создания сложнейших видов техники иногда приходится объединять усилия нескольких стран. Великобритания, Франция и ФРГ совместно создали сверхзвуковой пассажирский самолёт “Конкорд”, а для строительства ракет-носителей “Ариан”, способных выводить в космос искусственные спутники Земли, объединились 10 западноевропейских государств [63, с.29 и 108]. Чтобы создать термоядерный экспериментальный реактор, в конце 80-х годов решили объединить свои усилия страны Европейского сообщества, Япония, СССР и США [17, с.35].

Сотрудничество по повышению технического уровня можно осуществлять так: каждая из нескольких стран специализируется на производстве одного или нескольких видов техники и затем снабжает этой техникой остальные страны. Сравнительно небольшие государства, как Бельгия или Голландия, могут наладить производство самой высококачественной техники или деталей этой техники на заграничном оборудовании и затем оплатить это оборудование своей продукцией. То есть разные страны, торгуя между собой готовой техникой, оборудованием, комплектующими деталями, объединяют свои усилия по повышению технического уровня. Им тогда уже не требуется, чтобы каждая из этих стран сама производила все виды техники, все виды оборудования для производства этой техники, все детали, из которых складывается эта техника. Отдельная страна может сосредоточить своих рабочих на какой-нибудь одной части такого совместного производства, и в результате общий технический уровень этих стран повысится. Повышение же технического уровня означает ещё и повышение производительности труда, что позволяет объединившимся странам тем же количеством рабочих производить больше техники и другой промышленной продукции, чем если бы каждая из них всё производила сама. Поэтому выгодно создавать такие объединения как “Общий рынок” или “Совет экономической взаимопомощи” и выгодно налаживать взаимодействие между этими объединениями.

Хотя технический уровень определяется численностью рабочих, занятых в отраслях, непосредственно производящих технику, но сами эти отрасли не могут работать без прочих отраслей хозяйства. Прежде всего надо всех обеспечить продуктами питания, и потому без крестьян обойтись невозможно. Затем надо добыть сырьё – руду, слюду, бокситы, каучук, нефть и так далее – после переработки которого получаются те металлы, пластмассы, керамика, резина, полупроводники и прочие материалы, которые идут на производство техники или оборудования для производства техники. Здесь тоже требуется большое количество работников, без которых невозможно обойтись. Однако, если страна не стремится всё делать только своими силами, то она может закупать продовольствие и сырьё за границей и тем высвобождать для своей обрабатывающей промышленности большое количество людей. Великобритания закупает за границей 45% потребляемого в стране продовольствия и значительное количество сырья и топлива. В результате в сельском и лесном хозяйстве, рыболовстве и добывающей промышленности вместе взятых занято лишь 3,5% её самодеятельного населения, а остальные работают в других отраслях и больше всего в обрабатывающей промышленности. Подобное положение сложилось и в Японии. Она ввозит из-за границы 30% потребляемого в стране продовольствия, почти на такую же сумму закупает промышленное сырьё и ещё больше тратит на топливо. В результате в сельском хозяйстве, лесоводстве и рыболовстве у неё занято 8,5% самодеятельного населения и ещё 0,3% в горнодобывающей промышленности, а остальные работают в обрабатывающей промышленности, сфере услуг, строительстве и прочих несельскохозяйственных отраслях. Общая численность населения Японии в два с лишним раза превышает численность населения Великобритании, да к тому же Япония почти не имеет военного сектора экономики. Она тратит на военные цели лишь 1% валового национального продукта, то есть почти всё её население занято в гражданском секторе экономики. А Великобритания имеет мощную военную промышленность, то есть значительная часть её рабочих занята производством военных кораблей, танков, ядерных бомб и другого оружия. В результате для производства гражданской техники остаётся меньше людей, и в уровне и качестве этой техники между Великобританией и Японией возникают существенные различия, даже несмотря на выгоды, которые даёт Великобритании “Общий рынок”.

Великобритания и Япония – это такие промышленные страны, которые поддерживают свой технический уровень не только собственными силами. Большое количество рабочих и крестьян, без которых невозможно сохранение этого уровня и дальнейший технический рост, проживает не в этих странах, а за границей – там, откуда эти страны вывозят продовольствие и сырьё. Вообще, чтобы страна могла достичь самого высокого технического уровня, надо закупать за границей продовольствие, сырьё, посуду, мебель и все другие промышленные изделия, которые не являются техникой, а своих работников сосредоточивать в машиностроении, электронной промышленности и других производящих технику отраслях на конечных этапах производства техники. В Японии даже возник проект наладить производство отдельных деталей своей техники за границей. Япония при этом должна изготовлять лишь важнейшие детали или узлы и осуществлять конечную сборку и наладку готовой техники, а другие страны будут поставлять всё остальное. Таким способом численность рабочих, занятых изготовлением японской техники, можно увеличить в несколько раз и соответственно повысить технический уровень Японии.

Так сравнительно небольшие страны могут добиваться крупных технических достижений. Однако возникающая при этом зависимость от внешней торговли может приводить к весьма неприятным последствиям. Одним из источников неприятностей является то, что человеческий организм имеет более настоятельную потребность в продовольственных товарах, чем в промышленных, к которым относится и техника. Для поддержания жизни и здоровья человеку необходимо ежедневно потреблять приблизительно одинаковое количество пищи. Он не может в одно время съедать в несколько раз больше, чем обычно, а в другое время почти ничего не есть, сохраняя при этом силу, работоспособность и здоровье. Промышленных же изделий можно годами почти не покупать или в другое время покупать в несколько раз больше, чем обычно. Спрос на промышленные изделия зависит от того, насколько удовлетворена потребность человека в продовольствии. Если продовольствия не хватает, то выход состоит в том, чтобы временно отказаться от покупки промышленных изделий и все средства направить на приобретение достаточного количества пищи. Даже сравнительно небольшая нехватка продовольствия может вызвать почти полное исчезновение спроса на промышленные изделия, как будто их произведено непропорционально много в сравнении с потребностями людей. К тому же в таких случаях население пытается продать ранее приобретённые промышленные изделия, чтобы на вырученные средства купить продовольствие, и это ещё больше создаёт видимость перепроизводства. Если в странах, которые поставляют продовольствие за границу, урожай окажется несколько ниже обычного, то там невозможно будет продать промышленные изделия. Такие страны, чтобы смягчить последствия недорода, вынуждены будут прекратить вывоз продовольствия и перестанут закупать за границей промышленные изделия, в том числе и технику, до более благоприятных времён. Это означает, что в случае частичного мирового неурожая хуже всего придётся тем странам, которые закупают за границей много продовольствия. Они не только могут потерять часть собственного урожая от общего недорода, но в придачу ещё и всю ту часть, которую раньше ввозили из-за границы. Колебания мирового урожая представляют для них повышенную опасность.

Также повышенную опасность представляет для них блокада. Прекращение ввоза в Великобританию или Японию означает почти полную остановку промышленного производства и голодную смерть значительной части населения. Весной 1943 года, когда немецкие подводные лодки потопили уже слишком много британских кораблей, и водоизмещение британского флота, перевозившего импортные грузы, понизилось до 1/3 довоенного, Великобритания находилась на грани именно такой катастрофы. Поэтому странам, имеющим значительно больше населения, выгодно поддерживать свой технический уровень в основном собственными силами, чтобы не попадать в слишком большую зависимость от внешней торговли.

Численность населения США равна и даже немного превышает общую численность населения Великобритании, Франции и Японии, а по территории США превосходят эти три вместе взятые страны в 8 раз. Имея благодатный климат и большое количество плодородных земель на широте Крыма и южнее, янки ведут земледелие с помощью тракторов, комбайнов, косилок и другой сельскохозяйственной техники, заменяющей людей. В результате в сельском хозяйстве занято менее 4% работающих, и этого хватает, чтобы обеспечить население продовольствием. А остальные заняты в несельскохозяйственных отраслях, что позволяет в больших объёмах добывать сырьё и топливо, не отставать от Великобритании в области гражданской техники и превосходить её в ядерном оружии и ракетостроении.

Однако для механизации земледелия и перевода крестьян из сельского хозяйства в промышленность необходимо, чтобы обрабатываемые земли представляли собой обширные плоские равнины, на которых земледельческая техника могла бы свободно двигаться и легко разворачиваться. Холмистые и гористые местности, на которых ведётся так называемое террасное земледелие, для этого не годятся. Современная сельскохозяйственная техника не в состоянии заменить людей при обработке узких нависающих друг над другом террас, да и лазить по этим непрочным террасам тяжёлые машины не могут. А Китай как раз и представляет собой гористую страну, где лишь 12% территории имеют равнинную поверхность. На этих равнинах в основном выращивают рис, технология возделывания которого тоже препятствует замене людей машинами.

Рис – очень влаголюбивое растение, и поля, на которых он растёт, приходится заливать водой. После того, как почва размокнет, её вспахивают при слое воды в 7,5-10 сантиметров. При посадке риса слой воды должен быть меньше. Затем по мере роста риса, когда он кустится, выходит в трубку, вымётывает метёлку и так далее, всё время необходимо менять глубину водного слоя над полем. Делать же всё это можно только в том случае, если поверхность поля строго горизонтальна. Малейший наклон приведёт к тому, что над одной частью поля будет слишком глубокий слой воды, а другая часть окажется совсем на поверхности. Но строго горизонтальных полей в природе не бывает, и любая равнина имеет хотя бы небольшой наклон в строну ручья, озера, реки или ещё какого-то водоёма, куда стекают дождевые воды. Поэтому такие равнины приходится делить на множество горизонтальных ступенек-террас и каждую такую ступеньку огораживать глиняным валиком, удерживающим на ней воду. Получаются так называемые рисовые чеки, площадь которых редко превышает 0,4 гектара, а обычно бывает намного меньше. Часто на таких чеках невозможно развернуться не только с тяжёлым трактором, но даже с тягловым животным, и вместо вспашки приходится рыхлить землю вручную. При этом плуги и другие земледельческие орудия стараются делать как можно более лёгкими, чтобы их можно было переносить с одного чека на другой, не повреждая глиняные валики, удерживающие воду. Посадку и уборку риса тоже делают вручную. Сначала в питомниках выращивают рисовую рассаду, а потом высаживают её в поле. Чтобы за день посадить гектар риса (а сроки растягивать нельзя), требуется 30-50 человек.

Рис иногда выращивают по-другому, и можно даже не заливать поля водой, если летом выпадает очень много дождей. Но любое отступление от сложившейся технологии приводит к заметному, а иногда полутора-двукратному снижению урожая. Поэтому в тех странах, где рис является основным продуктом питания, точное соблюдение наиболее урожайной технологии – это вопрос жизни и смерти миллионов людей, хотя в других странах, где риса на душу населения выращивается мало, эту технологию можно менять на более поддающуюся механизации.

Где возможно, китайцы выращивают и другие злаки. Но всё же основной продовольственной культурой у них является рис, и изменить это нельзя по природным условиям страны. Китай находится в полосе муссонных ветров, которые приносят с океана до 2000 мм осадков в год. Для риса это благоприятные условия, а например, для пшеницы – совершенно невыносимые. Даже в сухом климате, где она возделывается (Европа, Америка), в дождливые годы распространяются гельминтоспориоз, фузариоз, корневая гниль и другие её заболевания, а при застое воды в почве она погибает. Так что рис для Китая незаменим, хотя из-за этого до 80% населения вынуждено проживать в сельской местности (китайская статистика относит население пригородных зон к городскому и даёт цифру 50%), а в фабрично-заводском производстве занято лишь 8% рабочей силы [157,с.129]. И в других странах, где по природно-климатическим условиям рис является главной продовольственной культурой (Индия, Вьетнам, Индонезия), тоже возникает затруднение с переводом людей из сельского хозяйства в промышленность.

И всё же благодаря исключительному общему количеству людей, даже та небольшая часть самодеятельного населения, которую Китаю пока удалось сосредоточить в промышленности, представляет собой огромную силу. Китай уже в 80-е годы занимал 5-е место в мире по добыче нефти, 4-е – по продукции чёрной металлургии и выработке электроэнергии, 3-е – по производству минеральных удобрений, 2-е – по производству телевизоров и железнодорожных локомотивов, 1-е – по добыче угля, производству цемента, хлопчатобумажных тканей, стиральных машин, выпуску книг. С 1970 года он своими ракетами-носителями выводит в космос искусственные спутники Земли, а с 1986 года начал продавать за границу гражданские самолёты.

В Китае проводятся мероприятия по снижению рождаемости, и это создаёт впечатление, будто там не нуждаются в приросте населения. Они занимают первое место в мире по населённости, а потому народа у них, дескать, хватает. Однако такое впечатление ошибочно. Здесь надо ещё учитывать, что количество рабочих, которое можно разместить в городе, зависит не только от величины этого города, но ещё и от количества детей в семьях. Если детей много, то город имеет в основном детское население, а если семьи малодетные или бездетные, то в городе живут в основном взрослые работники. Поэтому семью, в которой рождается третий ребёнок, в Китае принято отправлять в деревню, где проживает основная масса населения, и где о снижении рождаемости не заботятся. А в городе считается вполне достаточным иметь одного ребёнка на семью.

После окончания в 1949 году третьей гражданской войны, в Китае полностью отсутствовали тракторная промышленность, приборостроение, тяжёлое энергетическое, точное и другие виды машиностроения. Небольшие заводы занимались ремонтом или сборкой несложных механизмов и машин, а первые предприятия станкостроительной, автомобильной и авиационной промышленности были построены лишь в 1953-57 годах. С этого времени Китай быстро наращивал численность рабочих и в 1964 году создал собственное ядерное оружие. Устройство и технология производства этого оружия строго засекречены, так что китайским исследователям и изобретателям до всего приходилось доходить в основном своим умом. То есть исследовательский фактор способен действовать чрезвычайно быстро, и на весь путь от начала машиностроения до крупнейших технических достижений ему достаточно 15 лет, если нет затруднений с рабочей силой. А если численность рабочих не возрастает или возрастает очень медленно, то технический уровень может веками оставаться неизменным. Из-за нехватки рабочей силы все стремления исследователей и изобретателей обречены на провал. В прошлом тупиковое положение складывалось в самом начале любого естественнонаучного исследования, поскольку никакого лабораторного оборудования не существовало и изготовить это оборудование было невозможно. Любые опыты и экспериментальные проверки заранее исключались, и наука превращалась в словесные рассуждения и беспочвенные умозрения. Результат был сходным с тем, что можно наблюдать и в современной жизни. Уже давно изобретены паровые машины, автомобили, самолёты, телевизоры и другая техника, но подавляющее большинство из 171 государства мира ничего этого не производит. Вся техника, которой пользуется современное человечество, изготовляется лишь в нескольких промышленных странах, а остальные имеют только то, что получают из- за границы. Для промышленности небольших государств, имеющих мало рабочих, все научные открытия и технические изобретения современности остались пустым звуком.

Быстрота, с которой способен действовать исследовательский фактор, приводит к тому, что для технического роста время теряет значение по сравнению с численностью рабочих. В древнем Египте, Греции и Риме цивилизация процветала с незапамятных времён, а потом вдруг США, которые недавно отметили своё 230-летие, уже более века находятся на значительно более высоком техническом уровне. Гольденвейзер передаёт слова Толстого, сказанные летом 1905 года [31, с.165]:

“Япония, между прочим, показала, что всю прославленную тысячелетнюю европейскую цивилизацию можно усвоить и даже перещеголять в несколько десятков лет”.

Для технического роста не могут быть препятствием и секреты производства, если имеется достаточное количество рабочих. Пять великих держав независимо друг от друга создали ядерное оружие, и другая их военная техника тоже имеет приблизительно одинаковую боеспособность, хотя её изобретение и изготовление строго засекречены. И в то же время гражданская техника, изобретение и производство которой не засекречивают, в малых государствах не производится, как будто здесь заключена какая-то особо охраняемая тайна.


§ 19. Производственные знания


Кажется очевидным, что открывать новое можно лишь тогда, когда человек изучил всё старое, чтобы не повторяться. Однако на самом деле это неверно. Чтобы не повторяться в словах, действительно нужно помнить сказанное, а чтобы не повторяться в делах, в технологии, в производстве, совсем не нужно знать, каким оно было раньше. Ни один человек не догадается “усовершенствовать” производство изобретением менее производительных станков, введением более трудоёмкой технологии или приспособлений, утяжеляющих труд. Никто не ошибётся, что только станок, который работает быстрее и лучше, чем ныне существующий, является новейшим ещё не сделанным изобретением, или что только приспособление ещё больше облегчающее труд, является до сих пор пока не сделанным усовершенствованием. Только то, что лучше ныне существующего, что больше соответствует человеческим желаниям и потребностям, является чем-то новейшим, а отличать лучшее от худшего каждый готов прямо с рождения, и для этого совсем не нужно знать технологию производства в древнем Египте, в Римской империи или даже в ХIХ столетии. Эти знания настолько излишни, что во многих случаях они полностью утрачены, и в настоящее время никто не может делать такое же чёрное покрытие, какое делали на своих вазах древние греки, не в состоянии с полной уверенностью воссоздать метательные машины древних римлян, и даже почти никто уже не умеет плести лапти, хотя 80 лет тому назад для большинства населения России это было обычным делом. В производстве происходит не накопительство знаний, а замена одних технологий на другие и соответствующее замещение одних знаний другими. Происходит постоянная утрата уже ненужных знаний и одновременно постоянное выявление всё новых знаний, которые как раз теперь и нужны.

Существует лишь один путь для получения новых технических знаний – это создание доселе ещё небывалых экспериментальных установок, невиданных материалов, приборов и другого научно-исследовательского оборудования. Только пробуя все возможные комбинации с этим оборудованием и материалами, можно получить какое-то новое техническое знание. В лабораториях прошлых веков теперь уже нечего делать. Всё, что можно было открыть с помощью устаревшего оборудования, уже давно открыто и частично даже забыто как ненужное в современных условиях. Поэтому такое оборудование и считается устаревшим.

“Прошло время, когда главную роль играло остроумие учёного, придумывающего опыт, который можно выполнить с помощью кустарно собранной установки. Теперь исследователь компонует установку из готовых узлов, каждый из которых может быть изготовлен лишь заводским способом”, – писал физик С.Э.Фриш [142, с.413].

Новое исследовательское оборудование заранее заключает в себе все те результаты, которые на нём можно получить. То есть все технические открытия сначала материализуются руками рабочих в создаваемом ими исследовательском оборудовании, а затем выявляются научным персоналом, которому это оборудование передаётся для исследований. При этом не только рабочие, но и сам научный персонал не может заранее знать, подтвердит ли какая-нибудь установка то предположение, для проверки которого она создаётся, опровергнет ли или даст совершенно неожиданный результат. Если бы это было заранее известно, то стало бы бессмысленным создавать подобную установку. Исследователям нужны такие установки, материалы и оборудование, возможности которых являются тайной для них самих. Но получить такое оборудование они могут лишь в том случае, если рабочие в состоянии его изготовить или дать исходные материалы, узлы, либо детали для его изготовления. Все перемены в производственных знаниях в конечном итоге зависят от возможностей организованной массы рабочих. Если эти возможности возрастают, то можно заказывать всё более сложное из ряда вон выходящее оборудование, которое даст всё новые технические знания. А если эти возможности неизменны, то ничего принципиально нового рабочие не создадут, и исследователям нечем будет вести дальнейшую научную работу. Новое исследовательское оборудование – это пробная работа, по которой можно судить о возможностях мастеров, то есть о возможностях объединённой массы рабочих.

Те знания, которые получаются в лабораториях и на испытательных полигонах, выражают не столько свойства природы, сколько в первую очередь технические возможности людей. Вот почему, хотя никто не сомневается, что за последние столетия свойства природы остаются неизменными, представления об этих свойствах, выраженные научными теориями, всё время изменяются, доходя до полной несовместимости друг с другом. Например, во всех поршневых насосах, изготовлявшихся первоначально, вода поднималась вслед за поршнем на такую высоту, на какую поднимали поршень. В те времена считалось, что вода вынуждена заполнять освобождаемое поршнем пространство потому, что природа боится пустоты. Боязнь пустоты считалась законом природы. В таком случае межпланетное пространство тоже должно быть заполнено каким-нибудь веществом, и Декарт полагал, что вихрь этого вещества как раз и двигает планеты вокруг Солнца. Но затем во Флоренции построили насос для подъёма воды на 13 метров и оказалось, что вода следует за поршнем только до высоты 10 метров, а дальше природа уже перестаёт бояться пустоты. Итальянский физик Вивиани создал ртутный барометр, в верхней части которого тоже существует пустота, а бургомистр Магдебурга Отто фон Герике построил воздушный насос и с его помощью сделал опыт, который известен как опыт с магдебургскими полушариями. Если из пространства между ними откачать воздух, то оторвать их друг от друга не могут даже несколько лошадей, но если воздух в них снова впустить, то они распадаются сами собой. Для подобных опытов появилось толкование, что воздух притягивается к Земле и своим давлением толкает воду за поршнем насоса, поднимает ртуть в барометре, сжимает магдебургские полушария. В таком случае межпланетное пространство может быть пустым, а планеты могут удерживаться на своих орбитах той же силой притяжения, но только направленной к Солнцу. Так закон боязни пустоты был заменён законом всемирного тяготения, предполагающим отсутствие такой боязни. Всемирное тяготение, о котором лишь изредка смутно упоминали в прошлом (Цицерон, Плутарх, Иоанн Дамаскин), стало шире учитываться в человеческих делах и умозрениях.

В 1723 году немецкий химик Шталь создал так называемую теорию флогистона, согласно которой все горючие вещества при горении выделяют из себя особое вещество флогистон, в результате чего от них остаётся зола. Это по существу описание того, что каждый может наблюдать при горении спичек, дров, бумаги и других зажигаемых в быту веществ. В течение 60 лет существование флогистона считалось в Европе общепризнанным, пока не удалось создать аппаратуру для количественного анализа воздуха и установку для разложения воды, с помощью которых Лавуазье показал, что горение состоит в соединении горючего вещества с кислородом воздуха, а предположение о существовании флогистона является излишним.

Когда-то калийная и натриевая щёлочь, воздух и вода казались простыми, далее неразложимыми веществами. Затем с помощью новой исследовательской техники их удалось разложить на другие вещества, которые были признаны наконец-то самыми простыми далее неразложимыми элементами. Потом с помощью новейшей техники установили, что каждый такой элемент представляет собой смесь изотопов. Из чего состоят изотопы, пока неизвестно, и считается, что они-то уж наконец являются такими веществами, которые ни из чего другого не состоят, и все частицы которых совершенно одинаковы.

Мир выглядит по-разному, когда на него глядят в телескоп, невооружённым глазом, в микроскоп или изучают в инфракрасном, ультрафиолетовом, рентгеновском или ещё каком-нибудь излучении. Какова исследовательская техника, таков и мир, таковы и законы природы, таковы и научные теории. В настоящее время в химии считается законом природы, что все предметы состоят из химических элементов, которые не разлагаются и не превращаются один в другой. А в физике разложение этих элементов и превращение одних из них в другие осуществляется на практике. Химики располагают своей техникой, и законы у них свои, а физики пользуются другой техникой, и законы у них другие. Одна исследовательская техника позволяет фактами доказывать существование флогистона, теплорода и мирового эфира, а с помощью другой техники выявляются факты, которые всё это опровергают. Опровергнутые фактами теории сначала фактами были доказаны, и так получается потому, что теории физики, химии и технических наук создаются не для достижения отвлечённой истины, а для применения их к производству. Они должны соответствовать не тому, какова природа сама по себе, а тому, каково производство – какая технология наиболее эффективна при нынешней численности рабочих.

Основой естественнонаучных воззрений является ограниченное количество экспериментальных данных, полученных при исследовании ограниченного количества явлений. Теории производственных наук основываются не на всех без исключения явлениях природы, а только на таких, которые доступны для человеческого воздействия и представляют для людей интерес. В результате получается, что при попытке рассуждать с точки зрения общепризнанных теорий обо всей вселенной, возникают так называемые космологические парадоксы, и даже в повседневной жизни встречаются явления, несовместимые с современными естественнонаучными воззрениями.

Например, хорошо известно, зачем животное или человек ест, зачем пьёт, зачем дышит, почему двигается. Вещества, которые человек употребляет в пищу, впоследствии соединяются с кислородом воздуха, и выделяющаяся при этом энергия двигает его мышцы. Физика, химия и физиология убедительно всё это разъясняют, так что если бы человек совсем ничего не ел или не дышал и продолжал оставаться живым, то это противоречило бы основам современного естествознания. Однако кроме пищи, воды и воздуха человеку необходим ещё и сон. Люди треть жизни проводят в состоянии сна и без него умирают быстрее, чем без пищи, и всё же сон находится по существу вне научного понимания. Если бы человек никогда не спал и оставался живым и здоровым, то это не противоречило бы ни одной теории современного естествознания.

Также вне научного понимания находится и естественная смерть. Известно, что если в какой-нибудь машине или в любом предмете постоянно заменять все детали на новые, то такая машина всегда будет новой. Известно также, что благодаря процессу пищеварения в животном или человеческом организме именно это и происходит. Как же тогда ему удаётся, постоянно получая пищу, то есть постоянно заменяя все детали своего тела на новые, непрерывно изнашиваться, дряхлеть и умирать? Ведь этим ниспровергаются основы основ современного естествознания.

И всё же такая относительная несостоятельность науки не имеет значения до тех пор, пока эта наука приложима к производству. Только когда в каких-нибудь новейших станках, машинах, аппаратах, на заводах, электростанциях или с помощью специально изготовленных установок начнут возникать явления, несовместимые с современными естественнонаучными воззрениями, эти воззрения будут отброшены и заменены новыми.

Распространённым и живучим оказалось мнение, что исходным источником познания являются ощущения. Познание начинается с ощущений, которые складываются в восприятия и понятия, из понятий затем составляются суждения, а из суждений – умозаключения. Так якобы идёт процесс познания, продукция которого затем передаётся от поколения к поколению, и всё это не имеет ни конца, ни края. А поскольку исследовательская деятельность осуществляется ещё и на испытательных полигонах и в лабораториях, то нередко говорят, что эксперименты нужны для проверки знаний.

Однако эксперименты и испытания не только подтверждают те исходные предположения, ради которых они производятся, но и нередко указывают на их ложность. То, что проверяется в экспериментах – это не знания, а всего лишь предварительные догадки, которые в конечном итоге могут оказаться необоснованными фантазиями, как бы правдоподобно ни выглядели сначала. Знаниями эти догадки становятся лишь в том случае, если эксперименты их подтверждают. То есть эксперименты и испытания нужны не для проверки знаний, а для получения знаний (как это отмечается в философской литературе), потому что до эксперимента может быть только мысль, на истинность которой нельзя положиться. Источником производственных знаний являются эксперименты, испытания, действия людей, и никакие ощущения не могут этот источник заменить. Без экспериментов ощущения остаются безрезультатными, как и получалось в далёком прошлом.

Отдельный человек и различные массы людей обладают разными техническими возможностями. Но все эти возможности проявляются движением. Человек может двигаться сам, двигать какой-нибудь предмет, препятствовать движению, прекратить своё движение. Больше ничего. Проявить себя или хотя бы издать звук можно только через движение, а потому оно приобретает всеобъемлющее значение.

Движение двойственно. Оно имеет не поддающуюся усилиям составляющую, которую называют временем, и поддающуюся усилиям, которую называют пространством. Окружающий мир воспринимается в пространстве и во времени, то есть с точки зрения возможности движения. Причины нужных явлений тоже исследуются с помощью движения. Человек что-нибудь двигает или выжидает и одновременно отмечает, что было до начала действия, что получилось в конце и какие были сопутствующие изменения. В “Системе логики” Милля это излагается как 5 методов для выявления причинной связи. Если какие-то важные причины выявить не удаётся, то это обозначают как законы природы, то есть границы человеческих возможностей. А в этих границах затем создаются естественнонаучные теории, которые под видом проникновения в невидимое устройство природы выражают технические возможности человечества.


§ 20. Жизненный опыт


Если человек не читал книг и вообще неграмотный, то это не значит, будто он мало знает. Постоянно каждый день он занимался своими делами, действовал, наблюдал, слушал, ему выпадали удачи и неблагоприятные случайности судьбы. Часть этих впечатлений сохранялась в памяти и в результате общий объём знаний возрастал. Любой человек может многое рассказать о своей жизни и о тех событиях, в которых он участвовал или свидетелем которых оказался. Гомер был неграмотным, но его поэмы о Троянской войне и странствиях Одиссея оцениваются как крупные литературные достижения, и существует особая отрасль науки гомеристика, которая занимается его творчеством. Неграмотные люди создали и саму грамотность, потому что самый первый алфавит и самые первые иероглифы не у кого было перенять. Так что грамотность – это изобретение неграмотных. Лук со стрелами, праща, яд кураре, применяемый в современной медицине, духовое ружьё, добывание огня трением, выплавка металлов и даже само орудие мышления человеческая речь – всё это возникло до появления письменности, то есть создано и открыто неграмотными людьми.

Время невосполнимо, и его невозможно использовать дважды. Поэтому жизненный опыт человека или общий объём его знаний – это величина ограниченная, которая зависит в основном от возраста. Даже если человек заимствует знания из книг, то для их изучения тоже требуется время. А это означает, что для расширения своей начитанности он вынужден жертвовать непосредственными жизненными впечатлениями. Читая книги, он одновременно упускает те знания, которые за это время получил бы в других видах деятельности, а читая одни книги, он одновременно упускает другие. Человек не может просто увеличить общий объём своих знаний, а может лишь расширить осведомлённость в какой-то отдельной отрасли в ущерб остальным отраслям.

Деятельная часть человеческой жизни, то есть возраст примерно от 16 до 60 лет, составляет около 15 тысяч дней. За это время профессиональный исследователь может прочитать до двух тысяч книг объёмом по 0,5-1 миллиону знаков в книге. Это предел книжного знания, которым в пожилом возрасте может обладать отдельный человек. И любое другое знание лишь постепенно накапливается в течение жизни (а точнее в течение той её части, когда человек имеет достаточно прочную память) и в конечном итоге достигает некоторого предельного объёма, превысить который уже не успевает. Если обществу требуются знания сверх такого объёма, то для их освоения придётся выделить ещё одного или несколько человек. И чем больше знаний необходимо обществу, тем больше нужно носителей знания. Без увеличения численности людей общий объём их знаний возрастать не может. Просто записанный текст (чертёж, рисунок), содержание которого никто не помнит, выпадает из общего объёма знаний. Сначала надо узнать, что он вообще существует, а затем его надо разыскать, прочитать и осмыслить, то есть познать. Из-за этого нередко случается дублирование исследований и технических разработок, результаты которых уже опубликованы в печати.

В настоящее время каждый человек появляется на свет таким же неопытным, как и в любые другие времена, и ему также приходится всё познавать с самого начала. Старшее поколение старается помочь младшему в этом деле, но вложить в него опыт, как вкладывают бумагу в папку, не удаётся. Попытки внедрить в сознание юношества взгляды и рассудительность пожилых людей дают очень скудные результаты – несколько механически запомнившихся фраз, истинный смысл и ценность которых становится понятной лишь через много лет. Хотя человек выражает свой опыт с помощью речи, но сама эта речь не является опытом. Она лишь обозначает его для тех, кто достаточно опытен, чтобы это понимать. А молодые люди ещё не имеют того запаса впечатлений и переживаний, благодаря которому можно в полном объёме осмыслить мнения старшего поколения, и в результате даже самые опытные пожилые родители имеют таких же неопытных юных детей, какими сами были в юности. Опыт не передаётся от поколения к поколению, и следующее поколение опытнее не становится.


§ 21. Дилетантские знания


Я оплакиваю судьбу человечества, попавшего, если можно так выразиться, в столь плохие руки, как его собственные.

Ламетри


Знания, жизненный опыт, сообразительность и всякая разумность человека идёт прахом, если он не понимает, что вокруг него происходит. При страстном желании избежать вреда, он может сам себе навредить; пытаясь спасти близкого человека, он может его погубить; стремясь к какой-нибудь цели, он может от неё удаляться и закрывать пути к её достижению. Человеку всегда и везде требуется понимание происходящего, а если такого понимания нет, то он совершает нелепые действия – по существу лишается ума.

Каждая отдельная наука ориентирует человека в своей отрасли знания. Но кроме этого человеку ещё необходимо понимать общемировые процессы. Кругозор должен распространяться на весь мир, чтобы не возникало зашоренности и соответствующих иллюзий. Для всеохватывающего осмысления мира имеется междисциплинарная наука философия, которая занимается проблемой: что вообще происходит во вселенной?

Лев Толстой одно время склонялся к мысли, что в мире происходит регресс. Надежда Мандельштам полагала, что человечество больно какой-то болезнью и “нет никаких оснований для оптимистического прогноза” [78, с.208]. Многие мыслители провозглашали прогресс, а Римский клуб заявил, что в ближайшие десятилетия произойдёт коллапс. В этом и состоит основной вопрос философии. Если возникает опасность гибели человечества в термоядерной войне или от экологической катастрофы, то все остальные вселенские проблемы теряют значение.

Поверхностные, дилетантские знания не принято ценить. К ним относятся без особого почтения. Однако человек, пожелавший составить собственное мнение о сущности мирового процесса, может воспользоваться только дилетантскими знаниями, поскольку наук много, и чтобы углубиться в любую из них, требуется почти вся жизнь. Человек – существо ограниченное, а потому представления о безграничных возможностях, бесконечном прогрессе и беспредельном познании – это гротеск, нередко переходящий в мистику. Даже в математике бесконечность ошибочна, как на то указывал Пуанкаре [104, с.469]:

“Теорема должна быть проверяемой, но так как мы сами конечны, то мы можем оперировать только с конечными объектами; даже если в формулировке теоремы участвует понятие бесконечности, необходимо, чтобы при проверке его не употребляли, иначе проверка станет невозможной”.


§ 22. Основа математики


Лобачевский, как известно, заменил пятый постулат Евклида на утверждение, что через точку, находящуюся вне прямой, можно провести не менее двух параллельных ей линий. В результате прежние теоремы пришлось переделать, а некоторые совсем отбросить, и получилась новая геометрия. Итальянский математик Бельтрами показал, что на так называемых псевдосферических поверхностях верна не планиметрия Евклида, а планиметрия Лобачевского. Впоследствии математики пришли к убеждению, что и пространство Лобачевского тоже возможно.

Однако от этого геометрия Евклида не пострадала. Гильберт даже несколько уточнил систему её аксиом, чтобы она была получше обоснована.

Так получилось, что две взаимно исключающие друг друга геометрии признаны истинными. Этим нарушается один из четырёх основных законов логики – закон противоречия. Немецкий математик Риман совсем отбросил пятый постулат и заявил, что параллельных прямых вообще не бывает. Исходя из этого, он создал свою геометрию, которую тоже признали истинной, а физики указали, что гравитационное поле как раз и создаёт ту положительную кривизну пространства, благодаря которой осуществляется геометрия Римана.

И существование параллельных прямых, и их несуществование одинаково истинно. Так получается потому, что речь идёт о нереальных вещах. Параллельность или непараллельность обнаруживается при бесконечном продолжении линий, а все действия человека строго конечны. В математике подразумевается, будто люди могут знать, что происходит в бесконечности, но на самом деле бесконечность для них недоступна. О том, что там происходит, можно лишь условиться. И условиться можно по-разному. В результате для различных случаев больше подойдёт то одна, то другая, то третья из этих условностей. Геометрия – это вывод из условности, которая составлена так, чтобы быть более подходящей при некоторых обстоятельствах. В таком случае в геометрии не должно быть никаких доказательств, потому что условности не доказывают. Их принимают.

В арифметике доказательств нет. Там есть только правила. Но теоремы геометрии часто бывают неочевидными и нуждаются в пояснениях. Например, предложение 10 из ХII книги Евклида: “Всякий конус есть третья часть цилиндра, имеющего с ним то же самое основание и одинаковую высоту”. Здесь недостаточно заметна связь одного с другим, и такую связь необходимо показать. Причём показать надо не как-нибудь, а ясно и убедительно. От этого зависит мнение других людей о математике и отношение к математикам. Чем более достоверно и неопровержимо будут выглядеть математические утверждения, тем прочнее будет профессиональный престиж математиков и выше их самооценка.

Математики, как и другие люди, не могут воспринимать своё дело абсолютно беспристрастно. Они посвящают ему всю жизнь, оно даёт им соответствующее положение в обществе, от него зависит их материальная обеспеченность и в значительной степени радость бытия. Труды и жертвы они вкладывают сюда большие, а потому имеют право на уверенность, что и само это дело достаточно великое. Нередко употребляющиеся выражения “величественное здание науки” или даже “храм науки” относятся и к математике как к одной из наук. При этом любое мнение, которое способно ослабить такое уважительное впечатление, должно вызывать настороженность, как несправедливое отношение к тому, что создано самоотверженным трудом многих людей. Слава неопровержимой обоснованности и абсолютной достоверности, приобретённая математикой, должна не подрываться, а наоборот, укрепляться и усиливаться. Этого требует профессиональная гордость математиков и чувство симпатии у любителей математики.

В юриспруденции голословное обвинение не считается доказанным. Одни лишь слова, как бы логично они ни были соединены – это не доказательство. И в повседневной жизни одни лишь разговоры без дел и фактов вызывают скептическое отношение. Но по-другому получается в тех случаях, когда человек что-нибудь объясняет. Правдоподобные и логичные объяснения обвиняемого заступают место истины до тех пор, пока не будут опровергнуты. А если их так и не удастся опровергнуть, то они влекут за собой те же последствия, что и истина.

Математические доказательства представляют собой словесные рассуждения. Но как пояснения они логичны, правдоподобны и могут считаться истинными. Только название “пояснение” для них не применяется и вместо него уже давно укоренилось слово “доказательство”. Оно производит более лестное для профессиональной гордости впечатление и больше способствует укреплению престижа математики, чем слово “пояснение”.

Кроме термина “пояснение” предлагался ещё термин “довод”. Михаил Пселл, который считается сведущим в математике, рассказывая о своём образовании, писал [81, с.81]:

«Освоив учение о числах и познакомившись с доводами геометрии, которые иногда называют доказательствами, я посвятил себя музыке и астрономии и другим близким им наукам…»

В окружающем мире имеется такое огромное количество различных предметов, их качеств, свойств и состояний, что человек не в силах учитывать даже заметную часть этого разнообразия. Выход из такого положения состоит в том, чтобы отвлечься от несущественных для данного дела различий. Приходится условно признавать, что вроде бы сходные предметы или свойства тождественны между собой и их можно обозначить одним словом. В результате получаются общие понятия, благодаря которым несметное количество различных предметов обозначается сравнительно небольшим количеством слов. И без такого отождествления ориентироваться в огромном разнообразии окружающего мира вряд ли возможно. А к предметам, объединённым общим понятием, можно прилагать правила арифметики.

Поскольку общие понятия и классификации – это условности, в любом научном знании и в любом словесном выражении мысли содержится элемент условности. “Мысль изреченная есть ложь”, – писал Тютчев, и это не только верно, но иначе и быть не может. Мысль вынуждена всё выражать в обеднённом и сокращённом виде. Это одно из естественных проявлений ограниченности человеческого существа и человечества в целом. А условности, с помощью которых достигается такое сокращение, являются исходными фактами для математических теорий.

В физике и химии новые теории создаются как опровержение прежних воззрений. Они показывают, что старые теории были неверными или неточными и потому должны быть отброшены. По-другому получается в математике. Какие бы новые открытия в ней ни делали, старое остаётся неприкосновенным. Теорема Пифагора или арифметические правила древних вавилонян в настоящее время считаются не менее истинными, чем когда они появились. Математику можно изучать по сочинениям, написанным в далёком прошлом, и это даст сведения, приложимые к самым новейшим научным достижениям. Получается же так потому, что математические теории исходят из условностей. Если люди условились считать какие-то предметы тождественными, то независимо от времени, места и научных познаний, к этому случаю можно применять арифметические действия. А если люди согласны считать кучу песка конусом или шаровым сегментом, то к этой куче можно прилагать соответствующие формулы. Спорить и опровергать здесь приходится лишь то, что куча похожа именно на такую условную форму, а не на другую, или что в таком-то случае полезно считать одинаковыми именно такие предметы, а не другие. Но геометрических формул или арифметических правил эти споры не касаются. Условность неопровержима, потому что она стоит вне истинности и ложности. А неопровержимость создаёт впечатление аподиктической достоверности, которая и была приписана математике.

Точность математики тоже условна. Если из дюжины яблок отобрать пять подгнивших, или пять самых спелых, или пять самых крупных, то остаток во всех этих случаях будет различным. Но те же действия, записанные в числах 12-5=7, дают один и тот же безукоризненно точный результат. Достигается же это за счёт неточности, которая содержится в самом понятии числа, подразумевающем тождественность всех своих единиц, хотя такая тождественность нереальна.

Математика продолжает ту разработку условностей, которая начинается образованием общих понятий. Но прежде чем применять к чему-нибудь полезные условности, необходимо в достаточной степени изучить реальное положение дел в этой области. В таком изучении математика не может заменить другие науки. Проникая почти везде, она выполняет подсобную задачу – упрощает то, что можно упростить с помощью условностей. Это помогает и познанию, и производству, но не может заменить самого познания или производства.


Литература:


1. Авдиев В.И. Военная история древнего Египта. М., 1948, т.1.

2. Андокид. Речи, или История святотатцев. СПб., 1996.

3. Аристотель. Афинская полития. М., 1937.

4. Аристотель. История животных. М., 1996.

5. Аристотель. Политика. Сочинения в 4-х тт. М., 1984, т.4.

6. Беневоленский А. По следам древней тайны. 2-е изд. Ярославль, 1972.

7. Библия [синодальный перевод]. М.,2000.

8. Бикерман Э. Хронология древнего мира. М., 1975.

9. Биологический энциклопедический словарь. М., 1986.

10. Большая Советская энциклопедия. 2-е изд.

11. Большая Советская энциклопедия. 3-е изд.

12. Богословский М.М. Пётр I. Соцэкгиз, 1940, т.1.

13. Булгаков М.А. Собрание сочинений: В 5-ти томах. М., 1990, т.5.

14. Былое 1906, № 6.

15. Ваупшасов С.А. На тревожных перекрёстках: Записки чекиста. М., 1988.

16. Великобритания. М: Мысль, 1981.

17. Велихов Е. Исследования по управляемому термоядерному синтезу. Международная жизнь, 1997, № 7.

18. Вересаев В.В. Записки врача. Полное собрание сочинений. СПб., 1913, т.1.

19. Византийские историки: Дексипп, Эвнапий, Олимпиодор, Малх, Пётр Патриций, Менандр, Кандид, Ноннос и Феофан Византиец; Афиней. Пирующие софисты. Рязань, 2003.

20. Виллардуэн Ж. Завоевание Константинополя. М., 1993.

21. Виноградов В.Г., Гончарук С.И. Законы общества и научное предвидение. М., 1972.

22. Володомонов Н.В. Календарь: Прошлое, настоящее, будущее. 2-е изд. М., 1987.

23. Всемирная история: В 10-ти томах. М., 1955, т.1. Под ред. Ю.П.Францева.

24. Всеобщая история. Составлена под руководством Лависса и Рамбо. М., 1897, т.2.

25. Всеобщая история. Составлена под руководством Лависса и Рамбо. М., 1897, т.3.

26. Всеобщая история архитектуры. М., 1970, т.1.

27. Гейберг И.Л. Естествознание и математика в классической древности. М-Л.,1936.

28. Гениева Е.Ю. Дерзостный обман. Уайтхед, Джон. Серьёзные забавы. М., 1986.

29. Геродот. История. М., 1993.

30. Гонейм М.З. Потерянная пирамида. М., 1959.

31. Гольденвейзер А.Б. Вблизи Толстого. ГИХЛ, 1959.

32. Горленко М.В. Болезни пшеницы. М., 1951.

33. Горький А.М. Собрание сочинений: В 30-ти томах. М., 1955, т.30.

34. Грегуар Л. История Франции в ХIХ веке. М., 1894, т.2.

35. Грист Д. Рис. М., 1959.

36. Гусев Н.Н. Летопись жизни и творчества Л.Н.Толстого: 1828-1890. М., 1958.

37. Дельбрюк Г. История военного искусства. М., 1936, т.1.

38. Демографический энциклопедический словарь. М., 1985.

39. Демосфен. Речи: В 3-х томах. М., 1994, т.1.

40. Дженкинс Н. Ладья под пирамидой. М., 1986.

41. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М.,

1986.

42. Диодор Сикилийский. Историческая библиотека. СПб., 1774, ч.1.

43. Достоевская А.Г. Воспоминания. М., 1987.

44. Дурова Н.А. Избранные сочинения кавалерист-де- вицы. М., 1988.

45. Евклид. Начала: Кн.ХI-XV. М.; Л., 1950.

46. Ефремова И.К., Червяков А.Ф. Останкино. М., 1980.

47. Завельский Ф.С. Время и его измерение. 4-е изд. М.: Наука, 1977.

48. Замаровский В. Их величества пирамиды. М., 1986.

49. Зюзюкин И. Жизнь и смерть философа Сократа. Смена, 1997, № 6.

50. Иоанн Киннам. Краткое обозрение царствования Иоанна и Мануила Комнинов; Георгий Акрополит. Летопись великого логофета Георгия Акрополита. Рязань, 2003.

51. История древнего мира. М., 1982, т.1.

52. История первобытного общества: Сб.ст. М., 1986.

53.Источниковедение истории Древнего Востока. М., 1984.

54. Канаев И.И. Близнецы и генетика. Л., 1968.

55. Кардано Дж. О моей жизни. М., 1938.

56. Кинк Х.А. Как строились египетские пирамиды. М., 1967.

57. Китайская Народная республика в 1986 году. М., 1988.

58. Клари Р. Завоевание Константинополя. М., 1986.

59. Книговедение: Энциклопедический словарь. М., 1981.

60. Кобрин В.В. Иван Грозный. М., 1989.

61. Константин Михайлович из Островицы. Записки янычара. М., 1978.

62. Коростовцев М.А. Религия Древнего Египта. М., 1976.

63. Космонавтика: Энциклопедия. М., 1985.

64. Котрелл Л. Во времена фараонов. М., 1982.

65. Ксенофонт. Анабасис. Пер. М.И.Максимовой; Греческая история. Пер. С.Я.Лурье. М., 2003.

66. Ксенофонт. Анабасис. Пер. С.Ошерова. Историки Греции. М., 1976.


This file was created

with BookDesigner program

[email protected]

17.01.2009


home | my bookshelf | | Наука дилетантов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу