Book: Вкус победы



Вкус победы

Кэрол Хови

Вкус победы

Глава 1

Свежие капли грязи забрызгали сапоги и уже промокшую под дождем юбку от костюма для верховой езды Эллин Кэмерон, скакавшей галопом на жеребце через Быстрый Ручей. Эллин ехала без седла, прижавшись к темно-коричневой шее жеребенка, взбирающегося на вершину утеса. Девушка всегда удивлялась его скорости, но ей стало смешно, когда она поняла, что боится больше, чем жеребенок.

Как только наездница и конь достигли вершины, их встретило раннее утреннее солнце. С прирожденным бесстрашием гордой чистокровной породы Шейк понесся вниз по отвесному, предательски крутому склону, а его столь же отважная наездница откинулась назад так, что почти лежала на спине жеребца. Эллин отпустила поводья: пурпурно-розовое небо кружилось над ней и вокруг нее, к горлу подступила тошнота.

Шейк продолжал свой стремительный спуск, а девушка пыталась овладеть собой. Она смотрела на бесконечные горные цепи, усеянные зарослями молодых сосен, простиравшихся вниз к небольшому двухэтажному дому, из полуразвалившейся трубы которого легкой струйкой вился серый дымок, туда, где побледнев и замерев от страха, их поджидал старший рабочий.

Теперь они достигли равнины. Жеребец пронесся мимо рабочего, и Эллин уже сидела в седле, когда Шейк замедлил шаг. Только сейчас, впервые почувствовав сырую промозглость апрельского утра, она задрожала. Рабочий подбежал к ним и взял Шейка под уздцы. Шейк протестующе замотал головой, и Эллин, прежде чем спрыгнуть со взмыленного жеребца, потрепала его по глее.

– Молодец, Шейк, – сказала она, спрыгнув на землю. – Быстро мы ехали, Берт? – Эллин обратила внимание на рабочего, переведя дыхание. – Ну, и как мы справились?

Выражение лица Берта не изменилось. Эллин в изумлении подумала, что он похож на одну из кукол Кьюпи с широко раскрытыми глазами, которую она часто видела в универмаге перед Рождеством, и усмехнулась.

Его низкий голос стал тихим, когда он сказал:

– Надеюсь, что парни из салуна позволят мне удвоить ставки, дорогая!

Эллин нетерпеливо помахала рукой в грязной перчатке.

– Время, Берт, время! Не говори о деньгах сейчас!

– Минута пятнадцать. Черт побери, минута пятнадцать! Эллин, это чертово животное – самое быстрое из всех, время пробега которых я имел честь засекать!

Вздох Эллин перешел в улыбку, потом в смех. Затем засмеялся Берт, и облачка выдыхаемого ими пара слились и растворились в воздухе, пока они обнимались.

– Мисси будет очень гордиться, Берт! – сказала Эллин, еще задыхаясь от дикой гонки. – Она сделала это! Ты понимаешь, что это значит?

Берт, к удивлению девушки, скорчил гримасу и отпустил ее.

– Это ничего не значит, пока он не выиграет гонку, – напомнил Берт, ослабляя подпругу на седле Шейка.

Эллин не знала, бранить ей Берта за его цинизм или благодарить за то, что он помог ей оценить свои силы. Иногда Берт был таким же невыносимым, как Мисси.

– Он выиграет, – упрекнула она главного рабочего, потирая руки от холода. – Что может его остановить?

– О, тысяча вещей, – промычал Берт, снимая седло со спины спокойно стоящего жеребца.

– Эти гонки спекулятивны, милая, и тебе это известно. Но всего лишь на прошлой неделе беспроигрышный мерин Джеминсона подвернул ногу в рощице. Им пришлось…

– Я знаю, знаю, – перебила Эллин, не желая еще раз выслушивать эту историю, которую она целую неделю слышала в салуне столько раз, что в конце концов сбежала к себе в офис и не появлялась до конца дня.

Мерина Джеминсона пришлось пристрелить. При мысли об участи Шейка, если такое случится в этой гонке волей случая, у нее внутри все похолодело. Шейк был породистым жеребцом, ее первым воспитанником, первым шансом испытать на практике знания, которых она по крупицам набралась у своего отца, тренировавшего лошадей. Ее труды, судя по всему, оправдывали ожидания. Но Мисси вложила слишком много времени и денег в это великолепное животное, чтобы все так трагично закончилось на этих грязных скачках с препятствиями прекрасным апрельским днем.

Шейк фыркнул у нее за спиной, как бы насмехаясь над ее мрачными мыслями.

– Лучше тебе вернуться в дом, – посоветовал Берт Эллин, когда они перестали обнимать друг друга. – Тебя будет искать Мисси. Я хочу немного попасти Шейка, а потом дадим ему отдохнуть.

– Сколько у нас времени? – спросила Эллин у старшего рабочего, сжав промокшие под дождем плечи.

Берт поднял глаза и сощурился от проглянувшего яркого солнца.

– Достаточно, – ответил он, – чтобы вытереть досуха и почистить лошадь, дать ей отдохнуть, напоить и накормить.

Эллин довольно хихикнула, стараясь отогнать от себя мрачные мысли и подумала: «Вижу тебя насквозь».

Она еще раз хлопнула Берта по спине, похлопала Шейка по крупу и повернулась к дому. Выбрав дорогу посуше, Эллин обогнула загон, обходя большие лужи и слушая, как хлюпает под ногами грязь. Вокруг еще летали остатки осевшего мокрого снега, сброшенного с березовой кровельной дранки. Его сгребали в небольшие холмики так, чтобы можно было входить в дом, в котором было четыре комнаты, и выходить из него долгой зимой. К звуку капающей воды и хлюпающей грязи присоединился доносившийся из конюшни тенор Берта, визгливо фальшививший мелодию «Барбара Эллен». Девушка улыбнулась и поморщилась от шума.

Вытирая ноги о кучку мягкого снега возле двери, она уловила соблазнительный аромат блюда, которое готовила Мисси. Несомненно, Мисси вся была в работе, готовя завтрак в громадных кастрюлях. У Мисси Кэннон была мания, что у всех окружающих, как и у нее самой, ужасный аппетит, когда они расстроены, и результатом этой привычки явилась откровенная полнота Мисси. А с таким великолепным поваром, как Мисси, любой был бы склонен оправдать ее ожидания. Но в это утро Эллин не собиралась есть больше, чем ей требовалось, чтобы не умереть от острых приступов голода.

– Минута пятнадцать! – выкрикнула Эллин, входя в чистый, темный дом. – Нам надо было назвать его Линас, Мисси, или Леопольд. Он бесстрашен. Он абсолютно бесстрашен!

Эллин шлепнулась на один из кухонных стульев из грубого дерева и стала снимать грязную обувь.

Бант, на который был сзади завязан накрахмаленный фартук Мисси, весело подпрыгивал, когда молодая женщина разливала кашу по тарелкам.

– Мне бы Просто хотелось, чтобы это не были скачки с препятствиями, – высокий голос Мисси заглушался звоном и лязгом ее кухонной утвари. – Один неверный шаг и карьера Шейка закончится, не успев начаться.

Эллин не ответила ей. Мисси, большую часть времени проводившая в уединении на ранчо, не слышала о мерине Джеминсона. По крайней мере Эллин надеялась, что Мисси не слышала об этом. Мисси была паникершей, и поэтому не стоило подливать масла в огонь. И для нее будет страшной трагедией, и в личностном плане, и в финансовом, если подающий надежды трехлетка станет хромым по ошибке или по воле случая. Мисси почти больше года обучала его бегать по плоскогорью и, вопреки всему, надеялась, что из него вырастет соперник, достойный участия в скачках в Дакоте. Мисси никогда не осмеливалась выразить свою надежду, что Шейк мог пойти дальше, до участия в забеге в Кентукки.

«Совершенствуйся шаг за шагом!» – Эллин всегда руководствовалась этим принципом. И первым шагом на пути к дерби была скоростная городская гонка с препятствиями – стипль-чез. Шейк должен был сегодня победить. Они обязаны победить. Иначе все это время и затраченные деньги пропадут даром. Не говоря уже о самоуверенности Мисси. Возможно, что и ранчо Мисси придет в упадок.

Берт и Мисси уже завтракали, когда через десять минут Эллин спустилась по узкой лестнице, умывшись и переодевшись в свой любимый коричневый костюм. Она уже отчистила от грязи свои дорожные сапоги из мягкой кожи и зачесала темные волосы, завязав на затылке узлом. Эллин опустилась на стул, небрежно отодвинув чашку и полную еды тарелку.

– Можешь забрать половину, – сказала она Мисси и слегка заволновалась, увидев кулак, который показала ее подруга. – Я просто не могу съесть даже часть этого, чтобы не быть слишком тяжелой для Шейка.

– А я не езжу верхом. Давай, накладывай это сюда, – изъявил желание Берт, потянувшись через стол за ее колбасой. Эллин помогла ему, выложив кашу в его миску. Мисси нервно звякнула посудой, убирая со стола пустые тарелки, и Эллин посмотрела на нее. Взгляд взволнованных серых глаз Мисси метался от Берта к Эллин и обратно, как будто она наблюдала игру в теннис.

– А как ты управляешь Шейком? – Казалось, Берт не замечает, что Мисси нервничает. Он твердой рукой накладывал себе в тарелку массу всякой еды. Эллин задумчиво откусила кусок горячего бисквита, вяло покачивая чашкой кофе, которую держала в правой руке.

– Так же, как и на тренировках, – начала она, уставившись на чашку с кофе. – Я отпускаю его на старте, а на спусках придерживаю. Я не хочу, чтобы он упал и сломал себе ноги.

– Или убил тебя, – согласился Берт, криво усмехнувшись. – Как насчет Кориандра? Ты видела его? Я слышал, что Боланд отвез его…

– В действительности, я не ожидаю многого от соревнований, – сказала Эллин, снисходительно улыбаясь и пытаясь поддержать уверенность в себе и в Мисси.

– Эллин, дорогая, – Берт покачал головой, по-отцовски улыбнувшись ей в ответ.

– Никогда не ошибайся в оценке своих возможностей, – Эллин очень любила Берта, но терпеть не могла, когда ее опекали и давали советы. Она скорчила ему гримасу, потому что не могла достать его ногу, чтобы лягнуть под столом. – Вы ведь видели его время, ваша предусмотрительность, – сказала она. – Не говорите глупости!

– Эллин Кэмерон, следи за своей речью! – Мисси всегда говорила с особо подчеркнутой медлительностью, когда бранила Эллин. И Эллин, увидев жалкое выражение лица Мисси, неохотно улыбнулась и согласилась с ее упреком.

– Так что ты говорил о Кориандре, Берт? – обратилась Мисси к старшему рабочему и в типичной для нее манере повернулась к Эллин. – Есть у нас шанс?

Берт с ожиданием посмотрел на жокея. Эллин, переведя взгляд с одного лица на другое, вздохнула.

– Кто-нибудь из вас помнит, когда я не выходила победителем из безнадежной ситуации?

– Да, – дерзко ответила Мисси. – Дважды. Один раз со мной и на ранчо.

Молодая женщина встала и начала убирать со стола, громко звеня чашками и тарелками. Берт ничего не сказал. Эллин поджала губы и уставилась на остатки кофе. Она не хотела думать о безнадежных ситуациях в которых оказывались другие люди. Она знала, что их ранчо было больным местом Мисси. Но почему Мисси беспокоило то, что Эллин помогала поддерживать ранчо материально, девушка не могла понять. В конце концов, ранчо частично принадлежало и ей тоже, и было вполне естественно, что прибыль, с трудом получаемая от «Голден Вил», ее пивной, шла на поддержку ранчо. Эта гордость Мисси всегда злила Эллин.

Ранчо было наследством Мисси, полученным от брата ее отца. Оно было прекрасным убежищем для Эллин, которая не хотела жить со своей семьей, а Мисси выросла с ней и была ее горничной.

Но собственность облагалась налогами, которые из каких-то средств нужно было платить. Эллин покрывала эти долги из собственных средств, а остатки пускала на дело – пивную «Голден Вил». Она считала необходимым и дальше платить за ранчо, питание и жилье. Но Мисси была другого мнения.

– Давайте не будем больше об этом, – сказала Эллин, вставая. – Сегодня я еду верхом на Шейке. Так? Это разрешит наши противоречия, действительные и мнимые. Денег не очень много, но я поставила сто долларов на нас, а это значит… – Эллин, не закончив мысли, перешла на другую тему. – А сколько ты поставил, Берт?

Берт кивнул с понимающей усмешкой.

– Месячный заработок.

– Ты пожалеешь, что так мало поставил! Ах ты неверящий! – колко заметила Эллин, хлопнув рабочего по плечу перчаткой.

– Насколько я понимаю, деньги надо ставить на Боланда и его лошадь, – сказал Берт. – Если мы выиграем, то, по меньшей мере, это будет пять к одному.

– Ты слишком много болтал в пивной, – пожурила Эллин и погрозила пальцем. – Должно быть, десять к одному.

– И место в дерби, – мечтательно вздохнула Мисси за их спинами. – Ах, Эллин, ты думаешь, мы…

– Да, я думаю, что мы должны справиться, – прервал Берт ее.

Эллин заговорщицки улыбнулась ему – Берт вообразил, что он дурачит двух женщин, пытаясь угадать исход данной ситуации, – и ей не хотелось его разочаровывать.

Берт и Мисси шли впереди легкой двухместной коляски с откидным верхом, которую Эллин обычно привозила к пивной, а сама Эллин шла немного поодаль и любовалась красивым ухоженным жеребцом. День был солнечным и многообещающим для гонок. Шейк вдохновенно и оживленно бежал рысью, а Эллин мастерски им управляла. Она чувствовала на себе критические взгляды прохожих. Многие смотрели даже с завистью. Это были ее соседи, большинство из которых прошли большое расстояние с одной целью: посмотреть городские скачки с препятствиями. Эллин льстило их внимание, и она отвечала на все приветствия, независимо от того, знает она их или нет. Они все знали ее, но это было не удивительно. Она была единственной женщиной от Пиеры до Ларами, которая содержала пивную, и единственной женщиной, у которой хватило дерзости принять участие в городских гонках с препятствиями за всю семилетнюю историю города.

Эллин ласково потрепала Шейка, пустив его галопом. Если жеребенок оправдает ожидания, то его сегодняшний успех обеспечит средства для существования ранчо на целый год, и это будет означать поддержку их собственности – ранчо. Перспективы казались потрясающими даже для Эллин.

Быстро пронеслись те пять лет, которые Эллин провела в доме Мисси. Она уже тысячу раз пересекала эту дорогу, с тех пор как Мисси получила в наследство ранчо, и Эллин всегда испытывала благоговейный трепет от контраста красоты просторной дикой Дакоты и тесно населенного города, который они покинули с Мисси. Теперь Эллин могла весело вспоминать о том ужасе, который она испытала вначале.

Сама идея о том, что она будет жить вместе с Мисси в беспорядочном, разрушенном месте, казалась ей комичной и в то же время ужасающей. Но за пять коротких или долгих лет, смотря о каком из них говорить, Мисси своим настойчивым трудом преобразила ветхие развалины в респектабельное место. Это был их «дом в дикой местности», как любила называть его Эллин. Природа вокруг была безгранично богата и полна жизни, как океан, всегда меняющий цвета и оттенки. Вначале Эллин скучала по лесам, в которых росли дубы, клены и березы на своей родине в Филадельфии. Она тосковала по шелесту листьев на ветру, по цветущим азалиям весной и огромным белым розам летом. Но суровое засушливое лето Дакоты и холодные снежные зимы научили ее ценить такие незначительные вещи, как тепло камина, когда в окно бьет холодный ветер. И даже такое, происходящее каждый год событие – скачки с препятствиями – не оставляло ее равнодушной.

Когда они подъехали ближе к городу, им начали встречаться прохожие, идущие по грязной дороге. Эллин почувствовала негодование этой разношерстной толпы, мимо которой она проезжала: и это ощущение казалось таким же назойливым, как стая мух.

Местных жителей возмущал тот факт, что она владеет пивной, а как считало большинство из них – женщина не имеет права заниматься таким делом. А теперь Эллин Кэмерон еще будет жокеем в стипль-чезе. Эллин представляла, как завистники будут шептаться по этому поводу. Они, без сомнения, будут говорить, что участие Эллин Кэмерон в скачках недопустимо.

И как считала Эллин, у нее хватит дерзости и заносчивости выиграть эту гонку. Правда, тот парень, несколько лет работавший у них на ранчо, сбил с нее спесь. Он здорово осадил ее. Эллин вздохнула, презирая себя. Почему она не могла забыть Райфа?

– Доброе утро, мисс Эллин. Вы сегодня прекрасно выглядите, – спокойный баритон Билла Боланда заставил ее покраснеть.

Он был их ближайшим соседом, несмотря на то, что его большое ранчо было в десяти милях от них. Эллин изобразила на лице вежливую улыбку, которую обратила к высокому человеку крепкого телосложения, чьи белокурые волосы отливали серебром в свете утреннего солнца. Грубые черты его красивого лица напоминали Эллин потрепанную погодой гранитную статую. Он тоже улыбался ей, сидя на своем сером в яблоках любимце Кориандре. Как всегда, ранчер, кажется, не обращал внимания на ее преднамеренно вежливую манеру обращения с ним. Он был сорокалетним вдовцом, и все в округе знали, что Билл надеялся стать супругом своей молодой высокомерной соседки. Эллин еще несколько месяцев назад узнала об этом, но не сделала ничего поощряющего его внимания, что, по мнению наблюдавших, поставило ухажера в тупик. Билл в достаточной мере нравился Эллин как порядочный и трудолюбивый сосед, но она, естественно, не собиралась выходить за него замуж. Кроме того, она его не любила.



Несмотря на то что Райф, в отличие от Билла, не обладал ни одним из положительных качеств, Эллин любила его до безумия.

– Доброе утро, Билл, – ответила она наконец, надеясь выбросить из головы мысли о Райфе. Эллин придержала Шейка, чтобы поравняться с его идущей легким шагом маленькой лошадью. Шейк протестующе замотал головой, как будто ревнуя хозяйку за внимание к меньшему собрату.

– Шейк сегодня кажется шаловливым, – сказал Билл, пытаясь завязать разговор.

Эллин не ответила. Она оглянулась, надеясь, что он проедет вперед. Но он этого не сделал.

– Кто управляет им в сегодняшних скачках? – продолжал он.

Тут Эллин, даже не пытаясь скрыть свое удивление, уставилась на него.

– Вы ведь, наверняка, знаете о скандале, Билл, – невозмутимо ответила она. – Я.

Его голубые глаза удивленно посмотрели на нее, и Элин получила огромное удовольствие, увидев их выражение.

Мисс Эллин, вы, должно быть, сошли с… то есть, я имею в виду, вы считаете это нормальным? – его голос оборвался, как будто он боялся, что кто-то мог подслушать его слова. Эллин с трудом сдержала гнев.

– Вы думаете, что я стала бы так рисковать, если бы не была уверена в победе? – она подчеркнуто выделяла каждый слог, словно основным языком, на котором говорил Билл, был не английский, а какой-то другой.

Она не знала, что именно в Билле постоянно выводило ее из себя. А как-то Мисси высказала предположение, что это могло быть от того, что Билл относился к Эллин с уважением и почтением. Жители Рэпид-Сити, за редким исключением, всегда недолюбливали девушку, и Мисси казалось, что это ее беспокоит. Ну, может быть, так и было. Особенно когда Эллин позволила Райфу запятнать свою репутацию. Лишь один Билл, из всех обоюдных знакомых, с тех пор никогда даже не упоминал имени Райфа. Она могла быть благодарной ранчеру хотя бы за это, или, по меньшей мере, уважать его. Но чаще всего ей хотелось избегать встреч с ним.

– Я уже прошла и по более тернистому пути, Билл, – наконец ответила Эллин, вновь подумав о Райфе. – Поэтому, если вы беспокоитесь за меня, то советую вам не переживать понапрасну.

И без того зардевшееся лицо Билла стало багровым от такого явного намека.

– Ну да, я беспокоюсь за вас, – пробормотал он. – Я не имею в виду ничего плохого. Это чертовски неверный путь, и я прошу прощения. Хотя для мужчин и бывалых ездоков это вполне нормально, но позволить женщине…

– Женщине, – кратко прервала она его, – которая управляет породистым жеребцом, чьи возможности намного превосходят соперников, участвующих в скачках, включая и вас. Даже если бы я и была худшей наездницей в округе, Шейк не позволил бы мне совершить ошибку. Поэтому, когда мы выиграем, мистер Боланд, вы вместе со всеми остальными должны будете отдать должное Шейку. Надеюсь, это смягчит ваше уязвленное самолюбие. До свидания.

Она послала Шейка галопом, оставив позади удивленного и растерянного ранчера. Билл Боланд видел, как она исчезла в толпе, и уныло потер щеку. Наконец на его лице появилась запоздалая улыбка. Не могло быть сомнений, Эллин Кэмерон была дьявольской женщиной, и если бы она выиграла скачки, то она этого заслуживала. Но, наверняка, этого не случится. В любом случае, выиграет она или проиграет, решил Билл, он женится на ней.

Глава 2

Звук воды, плещущейся в тазу, разбудил Джошуа Мэннерса, видевшего приятные сны. Он потянулся и открыл глаза. Ему понадобилось лишь одно мгновение, чтобы понять, где он. Джошуа проделал довольно большой путь, и этот городок – как там его, Рэпид-Сити? – да, так именно он назывался – был третьим на его пути за эту неделю. Он снова закрыл глаза, надеясь досмотреть сон и еще немного вздремнуть. Но прикосновение теплой, влажной мочалки ко лбу лишило его этих удовольствий.

– Уже поздно, Джошуа, – сказали ему низким слащавым альтом. – Ты опоздаешь на скачки.


Джошуа лениво улыбнулся, вспоминая прошедшую ночь. Как ее звали? Лотти? Нет, Летти. Именно так. Он, не открывая глаз, потянулся к умывающей его руке. Рука была теплой и полной. Он с глухим стоном сжал ее.

– Принеси мне, пожалуйста, завтрак, дорогая, – растягивая слова, попросил он. – Я бы мог съесть слона.

Она засмеялась, как будто никогда не слышала ничего более остроумного.

– Вряд ли у меня найдется кусок мяса, – ответила она, и Джошуа услышал, что девушка пошла к двери. – Но я постараюсь сделать все возможное.

– Это все может сделать любой из нас, – сказал он вслух больше самому себе, чем ей. Девушка закрыла за собой дверь.

Когда Джошуа убедился, что остался один, он встал с уютной постели, мягкой и чистой, лучшей чем в большинстве гостиниц, где ему доводилось останавливаться, и быстро оделся.

Джошуа повязал шарф, выглядывая из окна комнаты на оживленную улицу, вновь сосредоточившись на деле, которое привело его в этот старинный горный городок. Джошуа был послан губернатором столь же отдаленной местности Дакота в городке Пиерре.

Такие путешествия, как это, частенько преподносили пару сюрпризов, которые, как это было в прошлом, приводили к получению премий от губернатора, который рад был поставить в свою конюшню еще одного лучшего скакуна в округе, если не в стране.

Приехав в город прошлым вечером, Джошуа услышал об одном таком потенциальном сокровище: обычно ходившие в столь маленьком городишке сплетни подтвердили несколько развязанных вином в ближайшей пивной языков, назвавших имя Шейка. Кажется, мнения по поводу жеребца разделялись на два противоположных лагеря, но единодушно сходились в неодобрительных отзывах об его жокее, Эллин Кэмерон, владелице пивной. Не желая оказаться предвзятым в своих оценках, Мэннерс покинул это заведение, не навлекая на себя враждебности и предпочитая найти успокоение в женщине, не имеющей твердого мнения по поводу предстоящей гонки.

Летти Осборн оказалась именно такой женщиной, управляющей весьма представительным борделем под маской пансиона. Она была таким же хорошим поваром, как и партнершей в постели, и его ночь завершилась великолепным завтраком. Когда Мэннерс вышел из ее дома, он был удовлетворен во всех отношениях и с интересом ожидал начала скачек.

Рэпид-Сити лихорадило в предвкушении крупнейшего события, которое ежегодно праздновал город. Это был типичный муниципальный город с населением около пятисот человек, но его численность увеличивалась вдвое с приближением скачек. Утопающая в грязи главная улица, по которой проходило большое число зрителей, была украшена протянувшимся с одной стороны улицы от здания коммерческого банка на другую сторону до здания почты плакатом, объявлявшем о том, что «Городская гонка с препятствиями состоится 1 апреля 1898 г.». Последняя цифра года неоднократно исправлялась на другую, и ткань на этом месте была потрепанной и изношенной. Граждане, облаченные в свои лучшие пасхальные убранства, толпились в конце улицы, они несли флаги, хлопушки и кричащих детей.

Наметанным глазом Мэннерс оценивал прибывших на стипль-чез людей, которые проходили мимо него, пока он стоял на переднем крыльце дома Летти. Там были скотники, молодые и старые, на крепких, надежных лошадях, не желавших разделять мнение своих хозяев по поводу скорости езды. Были также и молодые будущие денди на недавно объезженных жеребцах и меринах, чей пыл и возбудимость соответствовали извилистому треку гонок.

Мэннерс хотел бы знать, кто из них, если только они здесь присутствовали, были Эллин Кэмерон и Шейк.

– Ты вернешься к ужину? – с надеждой в голосе спросила появившаяся за его спиной Летти.

Он извлек солидные золотые часы из жилетного кармана, взглянул на них и, положив обратно, не оглядываясь, покачал головой.

– Нет, если, мое дело пойдет хорошо. Может быть, в следующий раз.

– Я буду здесь, – уверила она его заискивающим голосом.

Даже не попрощавшись, он сошел по оставшимся ступенькам на обочину и неторопливо побрел по направлению к толпе. Через несколько минут он уже протискивался сквозь толпу к веревке, которую натянули, чтобы предотвратить несчастный случай – людей могли затоптать насмерть копыта двадцати неукротимых лошадей. Толпа взволнованно напирала на Мэннерс. «Отличное место для воров-корманников», – отметил он и с радостью подумал о том, что все его ценные вещи в безопасности лежали в нагрудном кармане. Мэннерс удивленно осмотрелся вокруг. Все эти люди, в лучшем случае, лишь несколько секунд увидят гонку, а будут думать, что они получили большое удовлетворение. Он про себя усмехнулся над особенностями человеческой природы и устремил взгляд на поле.

Двадцать наездников толпились кучкой, по-видимому, они тащили жребий перед стартом. Наездники друг за другом появлялись на поле, приветственно махая регистрационными номерами своим болельщикам в толпе.

Мэннерс вздрогнул и поднял руку, чтобы защитить глаза от солнца – он не хотел верить – это не могла быть женщина! Он был настолько ошеломлен, что не заметил, как произнес эти слова вслух, а стоявший рядом с ним парень, с толстым, как у свиньи, лицом, сказал ему низким дискантом:

– Может. Так оно и есть. Это Эллин Кэмерон, – потом, перейдя на шепот, чтобы не оскорбить присутствующих женщин, он добавил: – Сука. Надеюсь, что она разобьется.

Мэннерс пропустил мимо ушей оскорбительное и гадкое замечание этого низкорослого человека, очарованный видом женщины с копной золотисто-каштановых волос, завязанных узлом на затылке. Для женщины она была высокого роста, но ее движения были настолько отточены и изысканны, как будто она была хозяйкой на светском приеме, а не жокеем на стипль-чезе. Глаза были подобны сверкающим изумрудам в обрамлении камеи и выделялись на фоне белой кожи. Ее утонченная красота говорила об аристократическом происхождении и воспитании, и казалось, что этими качествами она обладала с величественным пренебрежением.

Одетая в укороченный ковбойский костюм, женщина и в самом деле собиралась участвовать в гонке, а не наблюдать за ней. Она рассматривала полученную регистрационную карточку, потом подняла голову и какое-то мгновение смотрела прямо на Мэннерса. Дрожь, пробежавшая по его телу, когда она перевела взгляд на неизвестный третий объект, ошеломила Мэннерса.

Ее бледное выразительное лицо загорелось от удовольствия, свидетелем чего он имел честь оказаться.

– Мисси! Берт! – позвала она звонким голосом, прорвавшимся сквозь шумевшую толпу. – Я вытащила третий номер!

Мэннерс вцепился в натянутую перед ним веревку, подавшись вперед, чтобы лучше видеть Эллин. Привлекающая поразительной красотой женщина подъехала ближе к нему, двигаясь с грациозностью, которую трудно было найти в женщинах этих мест. Она подъехала достаточно близко, и он с трудом подавил в себе желание протянуть руку и коснуться ее.

– Третий. – повторила она более радостно, чем в первый раз.

Очевидно, ей в ответ сказали что-то, что ее успокоило, так как напряженный взгляд ее холодных зеленых глаз сменился улыбкой, которую можно было назвать только самодовольной. Она собралась развернуться и отъехать, и ему надо было заговорить с ней.

– Удачи, мисс Кэмерон, – как бы со стороны услышал Мэннерс свой собственный голос: в конце концов, он отважился развязать язык.

Она повернулась на каблуках и пленительным взглядом, сощурившись, посмотрела прямо ему в лицо. Ее настороженное выражение говорило о том, что она, по крайней мере, остерегалась незнакомцев.

– Спасибо, – через минуту ответила она кратко и недовольно, совсем не таким переливающимся колокольчиком-голосом, каким разговаривала со своими знакомыми.

Потом она ушла, робко ступая по грязному полю к стартовому столбу. Ее осторожность заставила Мэннерса улыбнуться. Он представил, что она будет целиком покрыта грязью еще до завершения гонки, независимо от того, закончит она ее или нет. Потом она исчезла в скоплении людей и лошадей.

«Какого черта такая женщина-леди как Эллин Кэмерон участвует в скачках, тем более в стипль-чезе?» – подумал Мэннерс. А она была леди. Ошибки быть не могло. В ней было нечто большее, чем ее поразительная красота и грациозные утонченные движения. Во всех ее манерах чувствовалась порода, и к тому же образованность и культура в обхождении. Это была тепличная роза в пустыне среди перекати-поле. Это была находка!

Женщина, на которую сразу же обратил внимание Джошуа Мэннерс, через мгновение уже сидела верхом на статном большом породистом жеребце шоколадного цвета, как нельзя более подходившем ей. В самом деле, выправка коня подчеркивала ее красивую осанку. Он был достойным представителем своей престижной породы. Жеребец норовисто мотал головой с чувством собственного достоинства. Он унаследовал породистую узкую морду, узкую спину и длинные сильные конечности. В его великолепном сложении чувствовалась сила. Он был рожден, чтобы побеждать!

Эллин Кэмерон склонилась к своему жеребцу, приведя его в готовность. Ее изогнутые маленькие губы неподвижно застыли, а глаза были устремлены вперед, на трек. Джошуа Мэннерс чувство-нал напряжение в каждой клетке ее тела. Возможно, и он, бесспорно, обрадовался этой мысли, у него будет возможность встретиться с ней в конце скачек и сделать ей предложение, пока она еще будет верхом на лошади. Наблюдая за решительной женщиной-жокеем, он вдруг понял, что это будет адская гонка.

Под видоизмененным костюмом Эллин не было заметно, как крепко она прижалась к Шейку. Эллин вся превратилась в слух в ожидании выстрела, с которого начнется гонка, и она чувствовала, что ее собственная энергия слилась в единое целое с энергией Шейка. Сердце ее готово было выскочить из груди, и в тот самый момент, когда она почувствовала, что больше не может ждать, прогремел выстрел.

Двадцать лошадей рванули вперед с силой, которой хватило бы, чтобы сдвинуть с места локомотив. Послышались выкрики и стоны… судья безумно размахивал руками. Эллин забыла об осторожности.

Она не видела других лошадей. Дикими выкриками, о которых потом не могла вспомнить, она подгоняла Шейка и неслась по гремящей от топота копыт дороге в погоне за победой.

Шейк был прирожденным прыгуном. Первым препятствием был глубокий овраг, дренажный котлован, оставшийся после шахты и огражденный забором, который ранчеры поставили, чтобы их скот не попал в воды котлована Блэк Хилз. Забор был окружен зарослями ежевики, но в апреле он просто был похож на живую черную изгородь. Эллин знала то самое место, откуда нужно было прыгать. Девятнадцать лошадей отстали от них на несколько ярдов, и она могла осуществить свой план.

Там было возвышение, которое обрывалось в ров, откуда Шейк, набрав скорость, мог спокойно перепрыгнуть через карьер. Она привстала в седле, подавшись вперед к черной гриве царственно скачущего коня, который с разгона взвился в воздух, заставив наездника задрожать всем телом.

– Молодчина! – выдохнула Эллин, выпрямляясь в седле, когда жеребец понесся по плато к следующему препятствию, отмеченному красными флажками. Остальные наездники немного отстали к тому моменту, когда Шейк добрался до флажков. Эллин решила не тратить времени на подсчет соперников, оставшихся в живых после взятия первого препятствия. Вторым препятствием была скалоподобная возвышенность около четырех-пяти футов, ведущая от необработанного поля в рощицу, где неразумный наездник на самой красивой, сильной лошади мог сломать себе шею. Это было место, где всем известный жеребец Джеминсона встретил свою судьбу.

Эллин не собиралась повторять ошибку Джеминсона. Она решила спешиться и повести Шейка вверх по склону до того места, где была вытоптана узкая тропинка другими наездниками, такими же осторожными, как и она сама. Шейк полностью подчинился ей. Она придержала Шейка, снисходительно повиновавшегося ей, и легко спрыгнула с седла, прежде чем шоколадный, несшийся молнией жеребец остановился.

Эллин слегка подтолкнула Шейка и повела его за собой по крутому, грязному, но большому склону в лесок, где она снова быстро вскочила на него верхом. Она рискнула оглянуться назад и увидела скачущих по плато наездников, устремляющихся к рощице. Билл Боланд и Кориандр опередили остальных. Поле разжижалось. Ее пробрала дрожь. С криком подстегнув Шейка, она пригнулась к его шее, пока он мчался сквозь деревья как на бреющем полете, в третий раз бросая всем вызов.

Быстрый Ручей был нешироким в этом месте, но достаточно глубоким, и поэтому кое-где его необходимо было переплывать. Ранняя весенняя оттепель вздула и изменила его берега. Эллин не могла пересечь ручей в своем излюбленном месте. Шейк, к счастью, был страстным пловцом, в отличие от своей хозяйки, которая по возможности избегала плавания. Она помедлила, изучая территорию.

Приглушенный топот копыт вдалеке напомнил ей, что нельзя терять времени. Она сделала выбор, быстро помолилась про себя и направила ждущего с нетерпением Шейка в быструю, темную, ледяную воду.



Шейк был сильным пловцом, но течение было на редкость мощным. Окоченев от холода, Эллин едва держалась в седле и с трудом удерживала поводья. Их несло вниз по течению, пока Шейк не смог встать на ноги. Он выбрался из воды, встряхнув головой. Эллин промокла до нитки и замерзла, а самое трудное было еще впереди.

У нее было мало времени, чтобы размышлять о безрассудстве своего решения: участвовать в стипль-чезе. Проскакав немного галопом, Шейк грациозно взял еще два препятствия одно за другим. Затем было еще одно плато, по которому наездник с лошадью пронеслись легко и свободно.

Поводья даже сквозь перчатки болезненно впились ей в руки. Шейк был сильным, и Эллин знала это, но даже она не ожидала от него такой прыти и неутомимой энергии на дороге с препятствиями. Он чувствовал победу, и он должен получить ее. Мисси так хотела этого. Эллин только молилась о том, чтобы как можно дольше удержаться в седле.

Показалось последнее препятствие. Эллин сосредоточилась и еще раз пошевелила больными пальцами. Потом, пришпорив Шейка каблуками, она пустила жеребца вниз по извилистому склону, склону настолько большому и крутому, что из-за одного неверного движения они могли покатиться прямо в ад.

В конце концов, трое наблюдавших за Эллин зрителей удивились тому, что лошадь бежала без особых усилий, а наездница управляла ею с такой ловкостью.

Вкус долгожданной победы наполнил Эллин новой силой и энергией, когда они порвали ленту на финише. Наконец, ликуя, она пустила Шейка рысью. Эллин оглянулась вокруг, ожидая почестей, положенных победителю.

В толпе зрителей появилось смятение. Сердитые игроки, сделавшие крупные ставки на других лошадей, заявляли о том, что старт был неправильным. Сквозь толпу пробрался Берт, несущий на руке одеяло. Тяжело дыша, он подбежал и схватил Шейка под уздцы.

– Великолепно, Эллин! Но заявлен протест, кажется, был неверный старт. Что-то со стартовым пистолетом. Некоторые из этих парней требуют пересмотра жеребьевки и даже грозят расправой.

Эллин, вся дрожа, сошла с лошади и тяжело вздохнула. Берт накинул одеяло ей на плечи, и они вместе наблюдали, как Кориандр пересек линию финиша.

– Вряд ли будет еще одна жеребьевка. Сведут вничью, – сказала она, стуча зубами. – Пройдись с ним, Берт, – сказала Эллин, передавая ему поводья.

Толпа бесновалась. «Все верно», – подумала Эллин. Бесновалась не только от того, что она имела наглость участвовать в этой гонке, но и от того, что у нее хватило дерзости выиграть ее. Эллин оставила Шейка на попечении Берта, а сама пошла через площадь к судье, по пути готовя убедительные аргументы.

Она незаметно шла вдоль толпы, слыша обрывки разговоров.

– Все лошади перешли за линию до того, как прозвучал выстрел…

– Надо, чтобы они бежали еще раз…

– Должно быть, был пропущен прыжок…

Она не хотела больше ничего слышать. Ей было обидно больше всего за Шейка. Эллин понимала, что эти люди могли не уважать ее. Чувство это было более или менее взаимным. Но лишить Шейка и их ранчо так тяжело доставшейся победы из-за какой-то мелочной злобы!

Эллин подошла к платформе, когда мэр призвал толпу к порядку. Билл Боланд стоял на подиуме с невысоким толстым человеком и выглядел очень оскорбленным после этой трудной гонки так же, как и она сама. С ними был еще один человек, которого она тоже узнала. Это был тот симпатичный мужчина, который обратился к ней перед гонками. Заинтригованная этим трио, Эллин забыла о своей просьбе, так как ей было любопытно, что скажет мэр Черчилль.

– Леди и джентльмены, – начал дородный мэр своим зычным голосом. – Этот человек, – он хлопнул мясистой рукой по широкому плечу темноволосого привлекательного незнакомца, – приехал к нам от губернатора, и он говорит, что все лошади стартовали одновременно. А этот человек, – здесь он указал таким же жестом на рыжеволосого Боланда, – которого вы все знаете, мистер Билл Боланд говорит, что Шейк, которым управляла мисс Эллин Кэмерон, не пропустил ни одного препятствия. Билл Боланд утверждает это наверняка, так как он всю дорогу глотал пыль из-под его копыт!

Все, кроме Эллин, засмеялись. Она была сбита с толку сутью происходящего перед ее глазами.

– В результате, – продолжал мэр, – победил Шейк. Где мисс Эллин?

Она вдруг почувствовала, что обращает на себя внимание промокшим, грязным костюмом и старой, наброшенной на плечи, попоной. В самом деле, Билл заметил ее, и она увидела, как его лицо расплылось в приятной улыбке. Ей захотелось просто спастись бегством, но она стояла как вкопанная.

Билл вышел вперед, протянул к ней большие сильные руки, и, не успела она запротестовать, как он взял ее за тонкую талию и легко перенес на подиум, поставив между собой и мэром Черчиллем. Мэр пожал ей руку под редкие вежливые аплодисменты и жестом предложил обратиться к толпе. Она покачала головой, но склонилась и что-то прошептала ему на ухо. На его круглом гладком лице просияла одобрительная улыбка.

– Мисс Эллин приглашает всех в свою пивную отпраздновать победу. Выпивка бесплатная!

Это предложение смягчило протесты толпы, которая сразу хлынула к «Голден Вил», к большому неудовольствию владельцев других пивных. Все обиды, реальные и вымышленные, были забыты. Эллин, уставшая до изнемождения, очень хотела уйти отсюда.

– Поздравляю! – прошептал Билл ей на ухо. – Я горжусь тобой.

Его рука обнимала ее за талию. Она не могла припомнить, чтобы он когда-нибудь осмеливался на такой интимный жест. И самым страшным было то, что это ее возбуждало. Он повел ее вниз по ступеням, но она пришла в себя и остановила его.

– На меня все смотрят, Билл, – сказала Эллин извиняющимся голосом. – Может быть, попозже пройдемся вместе, а сейчас иди впереди меня. – Она проворно освободилась от его объятий, и он понял, что перешел все границы.

– Тогда до встречи, – пробормотал он, беспомощно глядя на нее.

Билл пошел вперед, но она не стала терять время на размышление. В расходящейся толпе она заметила Мисси, Берта и Шейка. Мисси кричала от радости, повиснув на шее у жеребца, который казался готовым принять участие еще в одной гонке. Она не могла не улыбнуться при виде этой живописной сцены и поспешила присоединиться к ним.

– Поздравляю, мисс Кэмерон, – настиг ее другой голос, который она слышала перед гонками. От этого глубокого, звучного и твердого голоса у нее невольно по спине побежали мурашки. – Трудную гонку пришлось выдержать вам сегодня.

Даже не оглядываясь, она знала, что этот интригующий голос принадлежал человеку, который обращался к ней перед стартом. Его манера называть ее имя сердила Эллин, хотя в то же время она чувствовала какую-то признательность к нему. В конце концов, сам мэр – этот глуповатый человек – поверил незнакомцу и объявил о победе Шейка. Могла ли она, как наездница Шейка, тоже поверить в его добрые намерения?

Эллин повернулась, чтобы обратиться к нему вежливо и радушно, но, к своему разочарованию, увидела, что он стоит всего лишь в трех шагах от нее, беззастенчиво оглядывая ее с ног до головы своими кофейного цвета глазами. Болезненно осознавая, что облезлое одеяло едва скрывает мокрый костюм, волосы и сапоги, она могла только тупо посмотреть на его безупречный с иголочки костюм в полоску и серый шелковый галстук. Он вежливо приподнял свою черную фетровую шляпу, из-под которой показались иссиня-черные волосы, которые не были уложены в обычную прическу, а свободно спадали до плеч и не были залакированы. Ей захотелось поправить его волосы. Он улыбнулся раздражающей ее улыбкой, как будто догадался об этом скрытом желании.

– Меня зовут Джошуа Мэннерс, мисс Кэмерон, – любезно сказал он, без сомнения, пытаясь очаровать ее, что ему, надо сказать, удалось.

Джошуа Мэннерс, как почувствовала Эллин, производил впечатление на всех, с кем он знакомился, и это впечатление зависело от того, какую пользу он собирался извлечь. Ей казалось, что мужчины относились к нему с уважением и осторожностью. Он не был человеком огромных размеров, но был, однако, выше многих, и его широкие плечи и красивое телосложение выдавали силу, скрывающуюся под безупречно сшитым костюмов, Она была уверена, что он твердо и решительно пожимал руку при приветствии, а его темные, глубоко посаженные, пытливые глаза могли легко оценить, что представлял из себя стоящий перед ним человек.

С другой стороны, в нем было что-то нежное, перед чем не могли устоять женщины. У него был большой чувственный рот и выступающие скулы, переходившие в подбородок с ямочкой, который сочетался с небольшим вздернутым носом. Густые темные брови подчеркивали его лоб и аккуратно уложенные, но постоянно выбивающиеся пряди черных волос, а покрывавшая и сверху черная фетровая шляпа с великолепным эффектом завершала ансамбль.

– Я представитель губернатора Артура Меллетта, – продолжал он приятным и даже почтительным тоном. – Я ищу подающих надежды жеребцов для его конюшен.

Так вот в чем дело. Эллин слегка расслабилась. Но только слегка. Этот человек, очевидно, увидел, что Шейк превосходит других посредственных жеребцов, и это возвысило незнакомца в ее глазах. Но в то же время, он был слишком обворожительным, чтобы ему полностью можно было доверять. Спасибо уроку, который преподнес ей Райф. Она сделала свое лицо непроницаемым под его пытливым внимательным взглядом и ответила:

– Мы рады, что наш губернатор интересуется местными событиями, – заметила Эллин ничего не выражающим тоном, похожим на его собственный. – И как мы рады, что у его посла такой наметанный глаз.

«И властные начальственные манеры», – подумала она, но вслух не произнесла.

– Я был рад вмешаться… – сказал он. Напомнив ей специально, решила Эллин, чтобы она его еще раз поблагодарила. Ее лицо покраснело, и девушка впервые обрадовалась тому, что у нее грязные щеки. Эллин, натянув одеяло, поняла, что плечи ее были голыми под этим одеялом. Голыми. И беззащитными.

– Мы, – промямлила она, по какой-то причине не смея встретиться глазами с его пытливым взглядом, – мы у вас в долгу, мистер Мэннерс. Извините, пожалуйста…

– От имени губернатора я хотел бы поговорить о покупке животного, – продолжал он, как будто не замечая ее попытки уйти от него. – Конечно, я уверен, что сейчас не самое лучшее время для таких разговоров, но мы могли позднее встретиться у вас на ранчо.

Эллин не удержалась и уставилась на него. Джошуа Мэннерс, по ее мнению, становился опасным. Он близок к нарушению границ обычной вежливости. Нужно было обладать достаточной наглостью, чтобы предложить ей и Мисси развлекать его на собственном ранчо, даже если он и был представителем губернатора. Его нахальство напомнило ей другого приезжего, которого она слишком надолго запомнила.

– Шейк, – отчетливо произнесла она, посмотрев ему в глаза, – не для продажи.

Ее разъярило то, что он осклабился и покачал головой.

– Самоуверенное и оригинальное заявление, мисс Кэмерон, – сказал он, подходя поближе к ней. – Валюта, как нам обоим известно, редкий и дорогостоящий товар в этих местах, чтобы от него отказываться без веской на то причины. И, как показывает мой опыт, все продается, если цена достаточно высока, особенно в этих забытых богом местах.

Ей отчаянно захотелось убежать от него, но она продолжала отстаивать свою позицию. Из всех самоуверенных, нахальных типов, которых ей удавалось встречать в Рэпид-Сити, этот превосходил всех в своей наглости. Конечно, может быть, в большинстве случаев Мэннерс был прав. Но, по ее мнению, это не мешало тому факту, что вел он себя как грубый политический сутенер. Потом он начнет угрожать ей!

– Боюсь, – начала она, героически пытаясь сдержать гнев и страх, – что вы напрасно теряете время, свое и вашего губернатора. Шейк не продается.

Мэннерс на секунду склонил голову, задумчиво приложив палец к губам и скрестив на груди руки.

«Теперь иди!» – подстегнул ее внутренний голос. Но по какой-то причине она осталась, плененная неотразимым и сильным очарованием Джошуа Мэннерса, назло себе.

– Ваша гордость мешает вам трезво мыслить, мисс Кэмерон, – сказал он тихим голосом. И у нее на мгновение сердце ушло в пятки. Мэннерс бросил на нее недружелюбный взгляд своих карих глаз.

– А ваше тщеславие мешает вашему благородству!

Она попыталась закрыть рот рукой, когда увидела, что у него оскорбленно распахнулись глаза. Растерянная, она думала о том, как извиниться за слова, что сорвались с языка.

– Мое тще… Извините, мисс Кэмерон, – мягкий баритон Мэннерса стал холодным, как дакотская зима. – Но я преклоняюсь перед вами. Я никогда не видел, чтобы скромная женщина когда-либо осмелилась принять участие в стипль-чезе.

Его слова больно обожгли ее, но Эллин выше подняла голову.

– В таком случае, мне очень жаль, что у вас такой ограниченный опыт, – сказала она, сжав кулаки, стараясь унять дрожь в руках. – И даже, если бы мой жеребенок продавался, я не думаю, что стала бы иметь дело с таким подхалимом, как вы.

С чувством собственного достоинства Эллин отвернулась. За последнее время она не могла припомнить случая, чтобы ее разговор с мужчиной не закончился ссорой. Конечно, за исключением Берта.

– Вы собираетесь сами продавать Шейка? – бросил он ей вслед.

– Мои планы – это не ваше дело, – ответила Эллин, не оглядываясь. – До свидания!

– Вы многим рискуете, – крикнул Мэннерс. – Дорога, плата за въезд и за таможню. И если он не окупит этих расходов…

Она сама думала обо всем этом. И ее раздражало, что посол губернатора сказал обо всем этом именно сейчас. Она осмелилась опять обернуться к нему, так как знала, что он находится, по крайней мере, в нескольких ярдах от нее.

– Ваша забота о моем благосостоянии трогательна, – резко сказала она, чувствуя, что к ней приближаются Мисси и Берт, ведущие Шейка. – Нам не о чем говорить, мистер…

– Мэннерс, – напомнил он.

Вспомнив его колкие слова, она не могла не сказать ему на прощание:

– Очевидно, у вас ничего не получится! До свидания.

Джошуа Мэннерс смотрел, как Эллин уходит со своими знакомыми, ведя Шейка, и проклинал себя за жестокость. Он не привык иметь дело с женщинами в такого рода бизнесе, тем более с леди. А вернее, он вспомнил, что встречал так мало леди, с тех пор как переехал в эти дикие места с востока, что начал забывать, как нужно общаться с ними. Из этого закончившегося конфликтом разговора он понял, что его страхи не безосновательны.

Наблюдая, как Эллин Кэмерон в своей грязной, нелепой одежде уходит, Мэннерс задумчиво потер щеку, как будто почувствовал боль от удара. И, черт побери, она могла это сделать сегодня.

Неужели она считала его таким? Пока он смотрел, как Эллин едет на Шейке со своими друзьями, Мэннерс попытался вспомнить кого-либо из своих знакомых, так раздражавших или настолько интригующих его, и не смог. Ее реплики не могли не запомниться. Он позволил этой женщине проникнуть под кожу, и в этом не было ничего хорошего.

Эллин рысью поскакала домой, не желая участвовать в пьяном шумном празднестве, которое происходило в ее пивной. Стычка, произошедшая с представителем губернатора Меллетта, потрясла ее не только из-за очевидного желания этого человека купить Шейка, но и из-за ее непредвиденной реакции на этого самого привлекательного из всех мужчин, которых она встретила с тех пор, как Райф бросил ее. А то, что он был привлекательным, она должна была признать, хотя вместо голубых у него были темные глаза, и он говорил цивилизованным европейским языком, а не растягивая слова, как говорили жители Кентукки.

Эллин пожала плечами. «Райф уехал», – повторила она самой себе. Райф отнял у нее любовь и репутацию, оставив от них лишь тлеющие угли, как беспечный ребенок, поигравший с огнем. Ей хотелось принять теплую ванну, переодеться в сухую одежду и в уединении насладиться своей победой. Победа, бесспорно признанная мужчинами, после разгоревшегося спора имела горьковато-сладкий вкус. Шейк был непревзойденным победителем. Он был бы им, даже если бы им управлял кто-нибудь другой. Она имела в виду любого мужчину.

Глава 3

– Нам надо успеть много сделать, Люциус, – Эллин покачала головой, просматривая вчерашние счета. В результате ее щедрости «Голден Вил» понес значительные потери. За окном ее офиса размеренно моросил дождь. Комнату освещала единственная лампа, стоящая на столе, за которым сидела Эллин. Его поверхность была загромождена квитанциями и счетами.

– Я еще раз говорю вам, босс, нужно разбавлять виски – это единственный выход.

Люциус был человеком пятидесяти лет приятной наружности, и обслуживание бара было делом его жизни. Он был крепким и сильным, хорошо сложенным и был абсолютно лишен как волос, так и совести. Эллин любила и уважала его, но не доверяла ему так, как Шейку.

– Ты знаешь мое мнение по этому поводу, – строго сказала она. – Если я не смогу зарабатывать деньги честным путем, то я уйду из бизнеса. Деньги легко заработать мошенничеством, но я…

– Знаю, знаю, – посмеиваясь, прервал ее Люциус, покачивая головой. – Вы живете самостоятельно. Честно говоря, мисс Эллин, я не знаю никого, кто обходится без помощи отца. А вы как будто расплачиваетесь за его грехи, которые с того места, где я сижу, не кажутся такими уж тяжкими. А он вел две расходные книги, и никто от этого не пострадал.

Эллин не смогла сдержать горькую усмешку.

– Но это еще не все, – вспомнила она и задрожала, хотя прошло много времени. – Дом на улице Делансей. Молодая женщина держит за руку своего ребенка…

– Что, что вы сказали? – вопрос Люциуса вернул ее в настоящее. Она доверила Люциусу только один секрет, остальные она доверяла Мисси. Ее доверие слишком много раз предавали. Она сменила тему разговора.

– Не смей разбавлять виски, – приказала она бармену тоном, не терпящим возражений. – Я приказываю, Люциус!.. Если я обнаружу… – ее голос звучал все более грозно и становился похожим на рев одинокого волка в пещере.

– Мисс Эллин, я не знаю, как вам удалось продержаться в бизнесе эти четыре года. Это просто чудо.

Она вздохнула, стерпев его насмешливый упрек, как не стерпела бы ничей другой. Он годился ей в отцы, и она это понимала. Люциус напоминал ей отца, особенно его моральные устои. Любопытно, часто думала она. Она убежала от своего отца и его отвратительного бизнеса, от его ужасных моральных устоев. Но все это она постоянно видела в Люциусе.

– Но это не может тебя так сильно удивлять. Ты находишь такие способы украсть, что они потрясли бы любого мага.

Люциус ничего не ответил. «Молчание, – ответила она про себя, встретив его холодный взгляд, – знак согласия». Эллин снова вздохнула. Его грехи она считала и своими. Она считала так, знала о них, и несмотря на это, не выгоняла его. В конце концов, решила Эллин, она была дочерью своего отца. Без сомнения, Люциус крал и у нее, и его грех был и ее карой.

– Значит, вы собираетесь в Дедвуд? – спросил Люциус, мудро изменив тему разговора. Его вопрос не удивил ее, так же как и то, что он спросил об этом как бы между прочим, как будто ожидал от нее утвердительного ответа.

– Ну нет, – ответила она, испытывая угрызения совести. – Почему ты так решил?

Теперь настала его очередь выразить удивление.

– Ты имеешь в виду, что поедет Мисси и Лимей?

– Мисси – владелица Шейка, – напомнила она ему, – а Берт помогал тренировать его.

– А вы им управляете.

– Я управляю так же, как этим заведением. Или ты забыл об этом?

– В этом заведении, – начал Люциус, вскинув при этом ногу и опершись ею на стол, – дела идут лучше без тебя, и ты об этом знаешь. Если ты хочешь узнать мое мнение, то ты должна ехать в Дакоту.

– Ты просто хочешь избавиться от меня.

– Черт побери, конечно! – в конце концов честно признался Люциус, – но это не меняет дела. А дело в том, что в этом пекле сможешь выстоять только ты. У тебя есть сноровка в этом деле и достаточно спеси. Мисси не глупа, но она раскрошится, как старый торт, в этой толпе, и ты об этом знаешь. А Берт довольно милый парень, но никто не доверяет Лимею.

«Он прав», – сказал ей непослушный, упрямый голос, но не насчет Берта, а в том, что он знает, чего хочет. Там будет достаточно дел и развлечений, чего не хватает в Рэпид-Сити. Эллин бросила ручку на гору бумаги, с которой ей предстояло поработать, и потерла глаза. Она не хотела признаться даже самой себе, что желала поехать в Дедвуд с Шейком. Ей отчаянно хотелось этого. Ей хотелось смотреть, как он бежит и побеждает. Ей хотелось оказаться среди других людей, которые жили совершенно иной жизнью. С тех пор как уехал Райф, Рэпид-Сити превратился в бесконечную череду сменяющих друг друга скучных рабочих дней.

– Иди работай, Люциус, – сказала она ему, и голос показался ей усталым. Ей захотелось снова побыть одной. Мысли о Райфе вызывали в ней чувство одиночества.

Не сказав ни слова, бармен выскользнул из комнаты, и Эллин вздохнула. Прошло уже три года, а эти мысли все еще вызывали у нее боль. Правда, эта боль была значительно сильнее в первые месяцы после его отъезда. А теперь стала тупой и ноющей, похожей на зубную боль, но только она была в ее сердце.

Она ничего не могла поделать, чтобы выбросить его из памяти. Он терзал ее, как безжалостный паразит, поджидая удобного момента, чтобы Эллин почувствовала его присутствие, или точнее, его отсутствие. Она была его узником и знала, что эту тюрьму построила сама, но у нее не было сил освободиться.

Иногда помогала работа. Хотя со временем Эллин все меньше интересовало ее благосостояние. Она неоднократно завидовала Мисси и е«. целеустремленности: у Мисси было ранчо, ее лошади – и все это она любила и старательно, по-матерински заботилась об этом. Но в пивной, да и во всем Рэпид-Сити, можно было любить лишь немногое, обреченно подумала Эллин. Она складывала цифры в столбик, когда ее пре рвал хриплый голос Люциуса, донесшийся из-за двери.

– К вам посетитель, мисс Эллин.

Цифры были забыты. Она подняла голову, по смотрела на дверь и почувствовала, как учащенно забилось сердце. Этого не может быть, упрекнула она себя.

Этого и не случилось.

Это был всего лишь Билл Боланд.

В ней боролись смущение и разочарование, когда в ее кабинет вошел высокий сорокалетний вдовец, беспомощно пожимавший плечами. На нем были фланелевая клетчатая рубаха и грязные джинсы. В одной руке он нес промокшее пончо, а в другой была коричневая фетровая шляпа, с которой стекала вода.

Эллин не могла вымолвить ни слова, и Билл воспользовался этим. Он закрыл дверь, за которой осталось любопытное лицо Люциуса, и направился к ее столу.

«Для его возраста в нем энергии на двоих человек», – подумала она, наблюдая за ним.

– Что тебя привело, Билл? – вслух поинтересовалась она, удивляясь естественному звучанию своего голоса.

Билл был человеком привлекательной наружности, и его мужественные черты лица с возрастом не изменились. Будучи обычно серьезным, он немного смущался, когда улыбался, как сейчас.

– Можешь считать, что по делу, – начал он, весьма довольный собой. – Надеюсь, я не помешал?

Эллин взглянула на свой заваленный стол, едва скрывая раздражение за жалкой улыбкой.

– Помешал. Что привело тебя в город в такой дождливый день?

Он грузно опустился на старое деревянное кресло, положив руки на подлокотники.

– Прежде всего, хочу тебе сказать, что ты выиграла великолепную гонку, – начал он, приведя ее в замешательство своей запоздалой оценкой.

Она благодарно кивнула, не в силах что-либо ответить.

– Во-вторых, я хочу знать… – он замешкался и покраснел, затем прокашлялся. – Черт побери, Эллин, я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж!

Неожиданно ей стало душно. Если бы ей не мешал стол, за которым она сидела, она тотчас бы выскочила из комнаты. Она могла только догадываться о выражении своего лица, но, по крайней мере, ей нужно было выразить хотя бы удивление, потому что ее поклонник улыбался в нервном ожидании.

– В чем дело? Ты не знала, что я собирался сделать тебе предложение?

Эллин сглотнула застрявший в горле ком и постаралась успокоиться.

– Я… я не знаю, Билл, – наконец, выдавила она из себя, – это настолько неожиданно…

По-видимому, он расценил ее слова как добрый знак, потому что с энтузиазмом продолжал.

– Не так уж неожиданно, – сказал он. – Я знаю тебя уже пять лет. Два года как я вдовец. Я знаю, что я не самый романтичный человек в мире, и я не ставлю целью втягивать тебя во что бы то ни было. Но прошло время, и я выкладываю карты на стол. Я никогда не встречал такой женщины, как ты. Первая миссис Боланд была, бесспорно, великолепной леди. Но ты… в тебе есть что-то еще. Мне сорок пять, у меня есть хорошее ранчо, деньги в банке, и еще лучшие годы жизни впереди. А ты – та самая женщина, с которой мне хотелось бы их прожить. Я надеюсь, ты скажешь «да»?

Он прожигал ее взглядом кристально-ясных голубых глаз. Она мимолетом вспомнила о Райфе и его чувственных, ласковых глазах. Ее щеки запылали, как будто Билл мог прочитать ее мысли. Она встала и подошла к окну, чтобы избежать его внимательного взгляда.

– Я не знаю, что сказать, Билл, – ответила Эллин, надеясь, что ее голос звучал не так напряженно, как она себя чувствовала. – Я не знаю, какая из меня выйдет жена. Я не умею готовить. Я не слишком хорошо шью, и в саду не работаю, я не делаю ничего такого, что должна уметь хорошая жена ранчера. Сделай предложение Мисси. Я… я просто не могу представить, почему ты хочешь жениться на мне.

Неожиданно он подошел к ней, и, почувствовав на шее его горячее дыхание, она затрепетала.

– Я думаю, что сможешь, – сказал он нежным голосом, взяв ее за плечи и повернув к себе.

К ее изумлению, он страстно поцеловал ее приоткрытый рот. Это был поцелуй опытного мужчины. Поцелуй, выходящий за рамки приличий. Он обнимал ее своими сильными руками, а ее руки лежали на его груди. Она знала, что должна была запротестовать, но вместо этого она подалась к нему. Эллин почувствовала, что не может сопротивляться. Уже несколько лет ее так не целовали, и ей захотелось того, о чем она заставляла себя не вспоминать.

Он остановился, и Эллин отвела глаза от его млеющего взгляда. Она почувствовала себя одновременно взволнованной, удивленной, рассерженной да и слегка испуганной. Она призналась себе в том, что хочет его. Она хотела, чтобы он заменил ей Райфа. Было ли этого достаточно?

– Ну, что ты скажешь? – выдохнул Билл, все еще прижимая ее к себе.

– У вас довольно-таки убедительные методы, мистер Боланд, – залпом выпалила она наконец. Эллин пыталась овладеть собой и дышать ровнее.

– Значит ли это, что вы согласны?

Он был настойчив – она позволила ему это.

– Да, – неожиданно для себя самой услышала она свой шепот как бы со стороны.

Он приподнял ее голову за подбородок, заставив посмотреть ему в глаза. Ей показалось, что он хотел сказать: «Посмотри на меня. Я – Билл Боланд. Я никогда не буду никем другим». И, конечно, он и не мог им быть. Даже если до него и дошли несколько лет назад сплетни, было не похоже, что он помнил об этом. Даже если он и знал, он никогда не упоминал об этом ни прямо, ни косвенно.

– Ты уверена?

– Да, – снова прошептала она, пытаясь прийти в себя.

Он слабо улыбнулся с выражением, которое она сочла триумфом.

– Когда?

Эллин почувствовала головокружение и головную боль в затылке.

– Я не знаю, – наконец, она отошла от него, но недалеко. – Мисси уезжает. Мне надо обсудить с ней отъезд. Мы поговорим в воскресенье.

Казалось, он остался доволен и снова приблизился к ней. В последний момент она повернулась к нему щекой, не веря в то, что сможет ответить на второй поцелуй, как на первый. После этого Билл ушел.

Что она сделала? Эллин нащупала стул и опустилась на него, ошеломленная. Она сказала, что выйдет за него замуж. Но действительно ли ей этого хотелось? Ну, он нравился ей. И его поцелуи тоже понравились, отметила она про себя, и ей снова стало жарко. Но выйти за него замуж?

Конечно, бывали прецеденты. Люди, не любящие друг друга, вступали в брак во все времена. Фактически, она не могла припомнить ни одной помолвки, на которой она была, или свадьбы, в которой бы какое-либо значение играла любовь. Убеждение – возможно. Логика – конечно. Но не любовь.

Миссис Билл Боланд.

Она почувствовала, что ей безразлично это имя, потом ей стало грустно. Ей было двадцать пять лет, печально осознала она. Райф никогда не вернется. А ей, честно призналась она себе, нужен мужчина. Возможно, даже будет лучше, если она не будет его любить…

Неожиданный порыв ветра распахнул окно за ее спиной, и она задрожала, хотя температура в комнате не изменилась.

К тому времени, когда Эллин пошла домой, дождь прекратился. Пока она ехала, иссиня-черные тучи рассеялись, уступив место ясным весенним сумеркам. Когда легкая двухместная коляска остановилась, подошел Берт, и они обменялись приветствиями. Эллин бросила ему поводья и спрыгнула с козел. Берт повел лошадь в стойло, а Эллин зашагала к крыльцу, на ходу снимая свои изрядно поношенные перчатки. Ее туфли тихо застучали по сырому крыльцу, заглушаемые шорохом ее поплинового серого костюма. Старое кресло, расположенное на крыльце, приветливо смотрело на нее, как бы приглашая взглянуть на звезды. Это было слишком соблазнительно. Она расслабилась, опустилась на сиденье, которое приветственно заскрипело. С этого места она могла наблюдать, как на бездонном жемчужном небе постепенно блекнут последние золотистые полоски солнечного света.

Пронизывающий ветерок ловко и довольно стремительно выхватил прядь огненно-рыжих волос из ее аккуратной прически и, играя с ними, трепал их по щекам. Она застегнула воротник и, дрожа, обхватила себя руками, не желая идти в дом.

Эллин смотрела в бесконечное небо, где над темнеющей линией горизонта дрожала вечерняя звезда. Ее наметанный взгляд не спеша находил знакомые созвездия: Орион, в отдалении – Стрелец, Большая и Малая Медведицы. В один прекрасный вечер, так похожий на этот, в ее жизнь вошел Райфорд Симмс.

Окружающий мир разочаровал ее в двадцать один год и привел в уныние сразу же после побега из-под семейного крылышка в процветающей Филадельфии в поисках чего-то неизведанного. Что она хотела найти, убежав в Дакоту со своей подругой и бывшей служанкой Мисси Кэннон? Эллин искала простоты и честности. Но что она нашла здесь, так это тяжелую работу, море работы, и немногословных соседей, живущих довольно далеко. Здесь она почувствовала, что у нее страстная, граничащая с деформированной, потребность любить и быть любимой. Мисси была ее подругой и сестрой, но с течением времени Эллин обнаружила, что она страстно желала чего-то большего, нежели просто дружеского участия.

Мисси занималась хозяйством на ранчо, так как она привыкла к такому труду. Она была ребенком из семьи ранчеров, и только преждевременная смерть отца привела ее в семью Кэмерон, где она вначале играла с маленькой Эллин, а потом стала личной служанкой молодой женщины. Мисси в какой-то мере и до сих пор заботилась о ней, несмотря на все ее протесты. Эллин использовала свои средства на содержание «Голден Вил», и так привыкла всем вокруг давать распоряжения, что нанимала помощников для Мисси.

Чаще всего это были временные рабочие, нанимавшиеся на несколько недель или месяцев, и их планы были сначала конкретны и не шли дальше того, как в субботу вечером истратить свою заработную плату. Все они казались Эллин одинаковыми до того самого апрельского вечера.

Однажды у них на пороге в поисках работы появился южанин, с мягким выговором, обходительный, но судя по его потрепанной одежде и исхудавшему телу, нуждающийся. И сразу она стала жертвой его нежных взглядов, чувственной линии рта, когда он улыбался, и его обходительных манер. С самого начала Райф дал ей ясно понять, что увлечен ею, и принять его в постель и испытать экстаз от превращения в женщину было делом всего лишь нескольких недель.

Как мужчина, Райф был красивым, сложенным, по ее представлению, как языческий бог, которому девственницы охотно принесли бы в жертву свою невинность. У него были мягкие, золотистые, почти рыжие волосы, а кожа, кроме загорелого бронзового лица, была светлой и такого же золотистого цвета, как волосы. Его греховные глаза были голубые, как сапфиры, и, когда в чувственном наслаждении их наполовину прикрывали пушистые ресницы, они могли превратить Эллин в безвольную тающую массу желания.

Как любовник, Райф был нежным и страстным, искусным и опытным в достаточной мере, чтобы будить в ней желания, известные немногим женщинам. Одно его присутствие уже действовало на нее, как наркотик, никогда не ослабляющий своего влияния.

Он подчинил ее себе, он вызвал в ней пагубную потребность в физическом удовлетворении. Их связь продолжалась несколько месяцев, пока он работал на ранчо, и Эллин закрывала глаза на поползшие вокруг них сплетни и слухи, и на становившийся все более очевидным факт, что Райф, неутомимый скиталец, вновь собирался уехать. Она даже не слушала Мисси, которая с самого начала была категорически против этой связи, так как она насквозь видела этого ложного бронзового бога.

Как человек, он был, в лучшем случае, ненадежным. Он много говорил о возвышенных идеалах и строил нереальные величественные планы, ждал чего-то важного, что когда-нибудь произойдет. Эллин сразу же поняла, что это были лишь мечты, так как у него явно не было никакой смекалки, именно практической смекалки, необходимой для их осуществления. Но для нее это не имело никакого значения. Он любил ее.

Так она думала.

Он уехал так же внезапно, как и появился, даже не попрощавшись, бросив незаконченные дела и опустошив Эллин до боли, подобной укусу безжалостного паразита. Она даже не удивилась нисколько. К счастью, Эллин не осталась беременной, но все равно она была убита горем, и решила, если сможет, не доверять больше сердце ни одному мужчине.

За три прошедших с тех пор года, ее мнение на этот счет не изменилось. Она не любила Билла, и даже после свадьбы ее будет устраивать такое положение дел. Если у него не будет власти над ее сердцем, он никогда не сможет обидеть ее, решила она. Он не обидит ее, как отец, так жестоко предавший ее мать. Он не обидит ее, как Райф. А она была уверена, что еще раз не перенесет такой боли.

На быстро сменившем цвет темно-голубом небе появился туманный Млечный Путь. Стало холодно. Дрожа и скорчив гримасу, она встала, и тут же до нее донесся пронзительный голос Мисси.

– Я здесь, Мис, – зевая, отозвалась Эллин. – На улице.

Последовал град ругательств. Эллин вздохнула.

– Холодно. Я уже иду, – перебила Эллин.

В доме было тепло, сумеречно и вкусно пахло выпечкой. Берт и Мисси о чем-то спорили на кухне, и Эллин улыбнулась при виде этой знакомой домашней сцены, оставив свои неприятные мысли вместе с пальто, которое она повесила на крючок у двери. Как только она вошла на кухню, разговор смолк, как будто она была предметом этого спора. Эллин подозрительно перевела взгляд с одного виноватого лица на другое.

– До меня дошли какие-то слухи, – строго начала она, пытаясь сдержать улыбку. – Покончим с этим.

– Я не могу, Эллин, – жалобно выпалила Мисси. – Я превратилась в сплошной комок нервов. Я не думаю, что смогу обеспечить должный уход Шейку, а если уеду, то на ранчо все развалится. Что мне делать?

Эллин склонила голову и посмотрела на Мисси.

– Что ты имеешь в виду?

– Эллин Кэмерон, ты не поняла ни слова из нашего разговора! – взорвалась женщина.

– Это потому, что я не слушаю тебя, Мисси. Билл Боланд сделал мне предложение.

Жалобные стоны Мисси превратились в возбужденный визг:

– Не может быть! Что ты говоришь!

– Так и есть, – подтвердила Эллин, стараясь говорить бодрым голосом. – Но мне надо обдумать это. Я не хочу необдуманно бросаться в семейную жизнь.

– Твои мысли об «необдуманном предложении» иногда кажутся смешными, – заметил Берт, с удовольствием приступая к еде. – В это даже труднее поверить, чем в то, что Мисси – сплошной комок нервов.

О чем говорили эти двое? Сбитая с толку Эллин раздраженно уставилась на них.

– Мисси считает, что ей не следует ехать в Дедвуд, – продолжал Берт, как бы отвечая на ее озадаченное выражение лица. – Она думает, и я согласен с ней, что ты можешь намного лучше управиться с делами в Дакоте. Я, конечно, поеду, но если бы ты смогла выкроить время и оторваться от своей пивной, то Мисси осталась бы на ранчо. Ты подходишь для этого Дела, Эллин. Это ясно всем.

Эллин изумленно смотрела на него. Это было ясно к тому же и Люциусу, а Берт, в отличие от Люциуса, был вовсе не глуп. Ей нужно было время, чтобы обдумать свою помолвку и, наконец, она призналась себе, ей хотелось поехать туда с Шейком. И вот Мисси и Берт предоставляют ей обе возможности.

Трудно было поверить в то, что ей повезло.

– Хорошо, – она пыталась не выдать голосом своего волнения. – Может быть, на этот раз смогу.

Мисси захлопала в ладоши, а потом, взвизгнув, повисла на шее у Эллин.

– Благословит тебя Бог, Эллин! Я знала, что ты согласишься! Я, конечно, приеду в день скачек, но Шейку надо там быть послезавтра. Берт уже все подготовил. Ты можешь сейчас собраться?

– Я уже готова, – заявила Эллин, в ответ крепко обняв Мисси.

Джошуа Мэннерс разместился поудобнее в большом, обитом кожей кресле-качалке, которое было похоже на толстую проститутку. Сцепив руки, он отказался от сигареты, предложенной ему губернатором Артуром Меллеттом.

– Что у вас есть для меня, Джош? – поинтересовался небольшого роста коренастый человек, сидящий за столиком красного дерева, метнув на него жадный взгляд своих заплывших глаз.

Джошуа покачал головой, вспомнив о породистом Шейке и его очаровательной хозяйке, раздражающей его.

– Ничего, губернатор.

– Никаких подающих надежды лошадей? – разочарованным голосом продолжал допытываться он.

Мэннерс покусывал губы.

– Я этого не сказал, – и заерзал на месте. – Там был породистый жеребец. Я все глаза проглядел, любуясь им. Он так величественно скакал по полю, как будто владел им.

– Тогда, черт побери, почему он еще не мой? – гаркнул Меллетт, ударив кулаком по полированной поверхности стола.

Но Мэннерса ничуть не смутила столь бурная вспышка гнева.

– Потому что его владельцы не захотели вести дела.

– Чепуха, – энергично воскликнул Меллетт. – Вы ведь знаете мою установку. Что вы им предложили?

Мэннерс покачал головой.

– Вы не понимаете. Они не продали его. Ни за какую цену. Эта лошадь может чертовски свободно стать лучшей в стране, и этим двум дамам отлично это известно.

Он смело произносил последнюю фразу, когда губернатор округлил глаза, задетый его словами.

– Женщины? – спросил он. – Две? Участвовали в скачках?

Мэннерс медленно и убедительно кивнул.

– Женщины, – подтвердил он. – Одна из них управляет ранчо, другая – пивной. Деловые женщины, так сказать.

Взгляд губернатора стал похотливым. Он злобно посмотрел на Мэннерса. Выражение его лица показалось Джошуа отвратительным.

– Деловые женщины, – Меллетт потер свой двойной подбородок, и его голос стал хриплым от непристойного выражения. – Но у женщины может быть только одно «дело». Значит, вы не пытались воздействовать на их женскую сущность? Или вы не произвели на них впечатления?

Непристойные замечания губернатора раньше не действовали на Джошуа, но на сей раз он почувствовал, что его работодатель ужасно досаждает ему.

– Мне показалось, что я понравился ей, – не осознавая, Мэннерс стал говорить в единственном числе. – Но они говорили, как… – он остановил себя, не успев произнести «упрямые ослицы, – как леди, строго и правильно, а одна из них даже отругала меня за то, что я обратился к ней по имени до того, как нас должным образом друг другу представили, – он невольно усмехнулся при этом воспоминании.

Губернатор, наоборот, взорвался громоподобным смехом.

– Отругала на чем свет стоит? Должно быть, какая-нибудь важная дама. Не иначе как вы становитесь старым для такой работы, – он снова засмеялся.

Джошуа нахмурился. Ему было тридцать три, губернатору – пятьдесят. Однако губернатор подписал оправдательный документ и рассчитался с ним сполна по счетам в эти дни.

– Думаю, у нас еще будет шанс в Дакоте на следующей неделе, – сказал более молодой из них, меняя тему разговора. – Позвольте мне заняться этим, – он встал, дав понять, что интервью закончено. – А пока я рекомендую вам ставить на Шейка.

Губернатор проводил его до двери, весело хлопнув по плечу.

– Довольно откровенно. Но, может быть, вы пошлете Реда Симмса за этими «дамами»? Может быть, они смягчатся, увидев его достоинства.

Мэннерс не возражал, когда насмешки губернатора относились на его счет. Но он испепелил этого коротышку взглядом.

– Я сказал, что они леди, а не проститутки, – на прощание упрекнул он Артура Меллетта, а потом удалился, закрыв за собой дверь.

Мэннерса насторожило чье-то присутствие за дверью, которое он почувствовал, прежде чем увидеть. Он внутренне собрался, инстинктивно приготовившись к атаке. Но это было нелепо. Он находился в доме губернатора, и был далек от бесконечных интриг прошлой жизни в секретной службе. Мэннерс заставил себя расслабиться, глубоко вздохнув, и тут обнаружил прямо перед собой презрительный взгляд голубых глаз еще одного служащего губернатора Меллетта, никого иного, как небезызвестного Реда Симмса.

– Подслушиваем у замочной скважины? – спросил Мэннерс с такой любезностью, как будто справился о его здоровье. – Это занятие как раз достойно вас, не так ли, Ред?

На лице Реда появилась едкая улыбка. Еле тлеющий огонь в холодном металлическом взгляде его голубых глаз выдал его гнев, что порадовало Мэннерса.

– Да, – медленно растягивая гласные, как это делали все южане, произнес он. – Кто знает, может быть, когда-нибудь я, как и вы, буду торговать жеребцами.

Ред в открытую обижался, что Мэннерс занимал более высокий пост в окружении губернатора, чем он сам, и никогда не делал из этого тайны. Три года назад он бродил, хвастаясь своими знаниями о породистых жеребцах, своим кентуккским наследием, которые, Мэннерс вынужден был признать, подтвердились с течением времени. Но что касалось Мэннерса – он считал его непорядочным. Любой мужчина, который хвастался бы своими сексуальными победами, как это делал Ред, был достоин только презрения, даже если из какого-то такта он не упоминал имя женщины. В свое время Мэннерс имел дело с враждебно настроенными «мелкими сошками», и так как он предпочитал, чтобы было наоборот, он никогда не давал им спуску. Все остальные люди, находившиеся под его руководством, знали об этом и не высказывали своего уважения к нему ни в лицо, ни за его спиной. Фактически, они не хотели этого.

Он надеялся, что Реду надоест и он вскоре оставит свои занятия. Но, кажется, это было в его стиле. Было больше слов, чем дела, конечно, за исключением женских будуаров. Но через три года Ред все еще был здесь и выжидал. Мэннерс предположил, что тот ждет, когда он откажется от дел и уйдет. Его оскорбления после третьего или четвертого раза подорвали даже бесстрастное терпение Мэннерса. Но губернатору нравился Ред, и он оставался.

– Поправь воротничок, – посоветовал ему Мэннерс, потом поморщил нос. – Боже, Ред, от тебя пахнет, как от дешевой проститутки. Когда ты в последний раз принимал ванну?

Руки Реда автоматически потянулись к воротничку. Потом, раздраженный тем, что его конечности поспешили выполнить то, что приказал Джошуа, он отдернул их. Его загорелое лицо покрылось медно-красными пятнами и исказилось в сердитой гримасе под небольшими усами.

– Я не могу целый день ждать твоего остроумного ответа, – сказал Мэннерс, наслаждаясь его яростью, но скрывая это за непроницаемым выражением лица. – Я думаю, тебя ждет губернатор. В течение двух дней я никуда не поеду. Если до тех пор ты решишься прийти с ответом, то ты знаешь, где меня найти.

Мэннерс сделал пять неторопливых шагов в противоположном направлении, когда услышал шипение Реда:

– Будь проклят, Мэннерс! Джошуа даже не обернулся.

– Это знакомая песенка, а ты даже не можешь ее как следует сыграть, – сделал он выговор своему подчиненному. – Попытайся еще раз позднее, когда будешь пьяным.

Коридор снова опустел, все возможные помощники и секретари губернатора были где-то заняты. Мэннерс быстро забыл о Реде и поймал себя на том, что размышляет над грубыми жестами Меллетта и вспоминает чересчур нелюбезные и холодные слова Эллин Кэмерон. На следующий день после гонки он думал об этой женщине больше, чем надо, и, в конце концов, решил, что должна быть какая-то основательная причина для такой ледяной стены. Потом ему стало интересно, почему он вообще дважды вспомнил о ней, помимо того, что у нее была пара, подобных сверкающим изумрудам, зеленых глаз и бесспорное, прирожденное воспитание леди. Нет, конечно же, Эллин Кэмерон стоила того, чтобы о ней подумать во второй раз, и в нем вспыхнула надежда, что ему представится возможность растопить ледяную стену на предстоящих дерби в Дедвуде.

– Джошуа Гекумсе Мэннерс! – еще один знакомый голос назойливо прервал его праздные мечты. – Ты собирался уйти, не попрощавшись со мной?

Морган Меллетт, некогда его любовница, а теперь блистающая страстная жена губернатора, появилась в дверном проеме напротив лестницы. А может быть, и стояла там все это время и ждала, когда он подойдет, а он просто не заметил ее, занятый своим самоанализом. Мэннерс не знал, так ли это. Да практически и не хотел знать. Их краткая, беспорядочная связь закончилась где-то три месяца назад, незадолго до того, как Артур Меллетт сделал скандальное предложение вдове Пьерре, и она стала его второй женой, а первая умерла несколько лет назад. Мэннерс задержался на выходе. На его губах появилась натянутая улыбка, когда он поприветствовал, бесспорно, желанную женщину.

– Я появился не поздоровавшись, – сухо заметил он, не в силах оторвать взгляда от соблазнительного разреза в этом красном халате, который она так свободно носила. Она рассмеялась мелодичным трепетным контральто. Ему казалось, что Морган не хотела своего мужа, который был вдвое старше ее и не мог удержать ее от флирта, если даже не от чего-то худшего. Эта опасность горела в глубине ее темных глаз и делала их взгляд ненасытным.

Но губернатор, ее муж, был работодателем Джошуа. Кроме того, Джошуа не видел смысла в том, чтобы продолжать встречаться с замужней женщиной, даже такой очаровательной, когда вокруг полно незамужних, готовых разделить с ним его страсть. Все было очень просто, и поэтому не стоило рисковать. Он повернулся, чтобы уйти.

– Джошуа, подожди.

Она поймала его за рукав, и некоторое время он смотрел на ее руку, как будто на ней сидел тарантул. Он снова встретился с ее нежным взглядом, почувствовав только раздражение от того, что она пытается его обольстить.

– Морган, все что мы можем сказать друг другу, можно сказать в гостиной или на банкете за столом, когда на тебе будет надето что-нибудь, кроме этой твоей легкомысленной кошачьей улыбки. Пока.

Он быстро выдернул свою руку и направился к лестнице, даже не оглядываясь.

– Я слышала, что у нее мужской характер, Джошуа, – заскулила она за его спиной. – И я знаю, что ты привык к подвязкам.

Не веря своим ушам, Джошуа, уже поднявшийся по лестнице, вновь обернулся к ней. Как она узнала про Эллин Кэмерон? Или она просто пыталась попасть пальцем в воздух?

– Верно подмечено, что человек может привыкнуть к чему угодно, – удалось ответить ему, лишив ее возможности насладиться его рассерженным видом. – Но нельзя заставить мужчину делать то, чего тот не хочет.

Ее внезапно покрасневшее от ярости лицо показало, что намек был не таким уж непонятным, и он, улыбнувшись про себя, пошел по лестнице.

Глава 4

Было холодно. Клубы пара выходили изо рта Берта, пока он закреплял привязь Шейка сзади к экипажу. Наблюдая за ними из окна, Эллин поплотнее закуталась в свое серое дорожное пальто.

– По крайней мере, – дрожащий голос Мисси повторил ее мысли, – ты хорошо проведешь там время.

– Если дорогу не размыло после зимы, – вынуждена была добавить Эллин.

До Дедвуда было тридцать миль по прямой линии и около сорока по дороге. Берт выразил желание добраться в Дедвуд до наступления темноты, поэтому им предстояло выехать пораньше, чтобы спокойно добраться туда на Шейке.

Неожиданно Мисси хихикнула.

– Ты начинаешь говорить, как я, – пожурила она Эллин, улыбнувшись ее замечанию. – Ты ведь не передумала насчет этого предприятия, а?

– Я? – Эллин удивилась вопросу своей подруги. – Вовсе нет. Я немного нервничаю, должна признаться. Это будет первой гонкой Шейка по равнине. Я не могу успокоиться и…

– Через месяц ты выходишь замуж.

Эллин не смогла сдержать вздох. Билл, вспомнила она, не радовался тому, что она уезжает в Дедвуд, поэтому Эллин, чтобы умиротворить его, вынуждена была угодить его желанию о ранней дате свадьбы.

– Через три недели, – поправила она, натягивая перчатки. Эллин не хотела думать о свадьбе. Дерби состоятся через неделю, и она хотела сосредоточиться на этом. Для ранчо было важным, чтобы Шейк показал себя в этой гонке, и теперь она отвечала за то, чтобы это обеспечить. Она не могла подвести Мисси.

– Эллин, я не могу так поступить с тобой, – воскликнула Мисси неожиданно, наконец полностью обратив на себя внимание Эллин.

Она сказала с сожалением, ее голос был несчастным.

– Оставайся дома. Я поеду в Дедвуд.

– Не глупи, – упрекнула ее Эллин. – Я так хочу поехать!

Мисси смотрела на свою подругу с явным сомнением.

– Ну да, действительно, – вновь заверила ее Эллин, и ей даже пришлось улыбнуться.

Мисси насупила темные брови.

– Я начинаю думать, что все это – не слишком хорошая затея, – женщина отмахнулась рукой как от назойливых мух. – Шейк даже никогда не бегал по равнине. Эта поездка, и оплата за въезд, и участие обойдутся для ранчо в целое состояние. Может, продадим его сейчас, перед дерби? Если он плохо покажет себя в Дедвуде, то цена, конечно же, упадет. Мы бы прямо сейчас могли использовать те деньги, Эллин, оплатить по счетам и починить крышу в сарае. А через несколько лет появится еще какой-нибудь, похожий на Шейка жеребец, и я его использую в качестве производителя для своих кобыл.

Эллин ждала. Мисси не могла поверить в удачу и в прошлом году, вспомнила Эллин, когда за бесценок она подцепила Шейка на аукционе в городе. Она хвасталась телосложением Шейка, его родословной, почти всем, кроме его огромных карих глаз. Шейк был животным, которое им повезло встретить раз в жизни. С этим они обе были согласны.

– Может, нам связаться с тем человеком от губернатора Меллетта и попросить его предложить цену, – продолжила Мисси, как показалось Эллин, менее убедительным голосом, чем минуту назад. – Мы слишком рискуем…

Эллин начала считать про себя. Обычно она досчитывала до десяти, и Мисси меняла свое мнение. Но на этот раз она успела досчитать только до восьми, услышав знакомый признак того, что Мисси уступила.

– Нет, – выдохнула она наконец. – Он наш, и мы рискнем.

– И будем пожинать плоды победы, – добавила Эллин, пытаясь придать своему голосу побольше уверенности. – Положись на меня и Берта, Мис. Мы приведем тебе обратно домой победителя, – она импульсивно крепко обняла свою разнервничавшуюся подругу, которая ответила ей таким же любящим жестом.

– Будь осторожна, – прошептала ей на ухо Мисси. – Билл никогда не простит мне, если что-нибудь случится…

Эллин прервала ее восторженным смехом.

– Ну что может случится? – подвела она итог, держа Мисси за плечи и отстранив ее на расстояние вытянутых рук. – Кроме того, да простит меня Бог, если он так волнуется, пусть приедет в Дедвуд и сам присмотрит за мной.

– Может быть, он и приехал бы, но Баттеркап вот-вот отелится.

Эллин смаковала эту мысль. Билл в своей страсти так явно заботился о благополучии скота Мисси, что забывал про свой собственный.

– Может быть, – ответила она, не глядя на свою подругу, – он женится на ней.

В дом вошел Берт, стряхивая грязь с сапог о дорожку возле двери.

– Все готово, – сообщил он, его и без того красное от выпивки лицо стало бурым от холода. Он взглянул на Эллин. – Где твои сумки?

Эллин указала на небольшой саквояж у двери.

– Это все? – он скептически улыбнулся.

– А сколько нужно, чтобы слоняться там, Берт? – вызывающе сказала она, удивившись. – Пожалуйста, пойдем. Я хочу добраться туда засветло и посмотреть трассу.

Через несколько минут Берт уложил их вещи и большую корзину с едой. И вот Эллин и старший рабочий ранчо уселись на сиденье и прощально помахали рукой.

– Я напишу! – пообещала Эллин, улыбаясь, чтобы не выдать, как у нее защемило сердце.

– Надеюсь, в Дедвуде достаточно бумаги! – поддразнила Мисси.

Эллин скорчила ей гримасу и в последний раз помахала рукой, когда Берт пустил деревянную повозку по грязной дороге. Солнце, выглянувшее к полудню, согрело их, но они очень устали ехать на твердых сиденьях повозки. Эллин искушала себя мыслями о теплой ванне в гостинице после дороги. Утомительный путь по этим бесплодным землям смягчался веселой болтовней Берта и нечастыми встречами с почтовыми каретами или с нарочными. Шейк добродушно покорился своей участи и обрадовался, когда им стала управлять Эллин.

Эллин никогда не бывала в Дедвуде. Она попросила Берта рассказать об этом незнакомом ей месте. И, кажется, его удивило ее очарование этим городом. Расположенный в Черных Горах, среди разнообразных приисков, Дедвуд приобрел репутацию грубого и нецивилизованного места, прибежища преступников, рабочих приисков, эмигрантов и разнообразного множества других сомнительных элементов. Говорили, что борделей и салунов здесь больше, чем приличных заведений, и что самой популярной достопримечательностью была могила некого Джемса Батлера Хихока, которого застрелили в пивной десяток, а может более, лет тому назад. Конечно же, ту пивную спалили дотла после смерти Дикого Билла.

Это обычный город, похожий на большинство городов, уверил ее Берт, изобилующий всякого рода пороками и извращениями. Это был город, как ему нравилось повторять, полностью оправдывающий свое название.[1]

После полудня они уже подъезжали к окраине города. Дедвуд лежал среди сосен на склоне горы и походил на груду хлама, набросанного на зеленую бархатную ткань. Эллин сразу же почувствовала разочарование, обозревая беспорядочные нагромождения из досок, кирпича и брезента. Берт высадил ее перед отелем «Черные Горы», как говорили, лучшим отелем в городе, и поехал посмотреть убежище Шейка в конюшне.

Фойе было небольшим, но в нем были некоторые намеки на цивилизацию, как заметила Эллин. Издав неглубокий облегченный вздох, она пошла с саквояжем по изношенному, но чистому персидскому ковру к полированному резному столу красного дерева. Служащий был высоким, худым белокурым человеком с незагорелым, но обветренным лицом, он учтиво и оценивающе посмотрел на нее.

– Две комнаты, пожалуйста, заказанные на имя Эллин Кэмерон и Альберта Эммета. Я полагаю, вы получили наш заказ по телеграфу в прошлый понедельник.

Лицо мужчины просияло, он понял о чем идет речь.

– Вы мисс Кэмерон? – спросил он несколько удивленным голосом.

Он говорил с германским акцентом.

– Ниле Нилссон, мисс Кэмерон, – представился он. – Вы владелица пивной в Рэпид-Сити? Это правда? Это вы выиграли ту гонку?

Эти вопросы ошеломили Эллин.

– Я, да, – все, что она смогла ответить, растерявшись от неожиданности.

Он потянулся к одной из десятка ячеек на стене и вместе с ее ключом достал пачку записок.

– У меня здесь есть для вас несколько посланий. А комнаты ваши – тринадцать и четырнадцать – вверх по лестнице. Распишитесь здесь. Двенадцать долларов в неделю. Я позабочусь о вашем чемодане.

Не успела она вымолвить ни слова, как он вышел из-за стола, Ей ничего не оставалось делать, как расписаться, оставить на столе расчетный чек и пойти за ним.

Ее комната была обычной и небольшой. В ней вмещались довольно большая кровать, две тумбочки, кресло, шкаф, а также ванная и туалет. Она была чистой и тихой, спокойной, несмотря на то, что единственное окно выходило на главную оживленную улицу. Эллин сдержанно поблагодарила мистера Нилссона и закрыла дверь, не предложив ему войти.

Расстегнув пальто, она просмотрела корреспонденцию, изумившись идентичности посылавших ее. Одно письмо, с удивлением обнаружила она, было от агента губернатора, Джошуа Мэннерса. Пока она открывала его, у нее дрожали руки, и это ужасно разозлило ее.

Эллин не могла понять своего разочарования, когда прочитала краткое формальное сообщение, приветствующее ее приезд в город.

Остальные были от официальных лиц дерби, требующие немедленной оплаты по различным пунктам. В двух анонимках были низкие и жестокие угрозы.

«Добро пожаловать в Дедвуд», – слегка вздрогнув, подумала она.

Следующие несколько дней Эллин держалась рядом с Бертом, проводя все время в конюшне, обхаживая Шейка и тренируя его. Они, как могли, старались экономить на еде, а по вечерам Эллин закрывалась в своей комнате и писала длинные письма Мисси, удивляясь, почему, она до сих пор не натолкнулась на Джошуа Мэннерса. Она предоставляла Берту свободу в поисках жокея и развлечений.

Эллин не рассказывала ему об угрожающих официальных письмах. Она не хотела отрывать Берта от работы. Анонимные угрозы, как подсказывал ей опыт, писали трусы, и были, в конечном итоге, чаще всего пустыми словами. Однако осторожность не мешало соблюдать. Ей не нравились взгляды, которые бросали мужчины этого города на нее, особенно жокеи, рабочие и их прихлебатели в конюшне. Они сами, как и их взгляды, вызывали в ней отвращение. Они смотрели на нее голодными глазами, как будто она была шикарным обедом из семи блюд. Эллин избегала их откровенных взглядов, думая о том, кто из них мог послать эти отвратительные письма.

– Эллин, я нашел для нас жокея, – за два дня до начала гонки сообщил ей за завтраком Берт. – Можем ли мы позволить себе заплатить триста долларов?

– Ха, – ответила она, невесело усмехнувшись. – Может ли верблюд пролезть в игольное ушко?

Берт остался недовольным ее ответом.

– Я говорю серьезно, Эллин! – мрачно сказал он ей. – У нас есть только…

– Я знаю, я знаю, Берт. Пожалуйста, постарайся.

Берт поморщился.

– Ты не могла бы поработать одна несколько часов? – спросил он. – У меня есть еще один парень для проверки.

При этой мысли у Эллин засосало под ложечкой, но она нашла в себе силы, чтобы ответить.

– Конечно, – бодро сказала она. – Иди. Я пройдусь до телеграфа и дам телеграмму Мисси. Встретимся днем в конюшне.

Он улыбнулся, и ей показалось, что его не обманула ее попытка бравировать.

– Выше голову, детка. Они всего лишь мужчины, а не волки в пещере. Я тебе обещаю.

Она сердито посмотрела на него, чтобы скрыть смущение.

– Да ну тебя, – проворчала Эллин, и, толкнув его рукой, прогнала из-за стола.

Телеграф находился недалеко от конюшни. Это было небольшое здание, коробкой пристроенное к почте. Она специально шла скромной походкой, стараясь не привлекать внимание.

В офисе было полно народу, но ей удалось протиснуться к столу и послать Мисси сообщение: «Ничего нового. Жокея нет. Работаем много. До скорого. Эллин».

Телеграфные сообщения всегда бывали такими сжатыми из-за оплаты. «Все, – подумала она, – сводится к деньгам». Неожиданно она подумала о том человеке, Мэннерсе, и его предложении купить Шейка. Мог ли он послать ей эти угрожающие записки? Она с неприязнью окинула взглядом кабинет. В нем было полно неприятного вида неряшливых мужчин. Впервые захотев очутиться одной на улице, она услышала знакомое имя.

– Шейк. Он что, рысак для конюшен Мел лет – та? – сказал голос.

Эллин вздрогнула. Похоже, это был голос Берта, пытающегося, принизив достоинства их воспитанника, осуществить свой авантюрный проект? Но нет, британский акцент Берта отличался от этого голоса, как шелк от мешковины, несмотря на то, что незнакомец тоже глотал некоторые звуки. Этот голос был ровным, как большая равнина. Она не могла определить его источник.

– Меллетт хочет, чтобы это было так, – грубый знакомый голос произнес в ответ. – Я видел, как этот жеребец бежал в стипль-чезе, и я гарантирую…

Эллин выскочила из офиса, не в силах дослушать.

Жеребец шоколадного цвета в шестнадцать ладоней высотой переминался под ходившей по нему щеткой, от которой его кожа становилась лоснящейся, и от нее шел пар. Работая, Эллин тихо напевала себе под нос незатейливую песенку, несмотря на свою тяжелую работу:

Любимый, что оставишь на память о себе?

Побольше серы, милая, чтоб дотла сгореть тебе…

– Шейк, стой смирно. Вот так, умница. Какие стройные ноги! Ты настоящий скакун, дружок. А…

Щетка выскользнула у нее из рук и упала на солому к ним под ноги. Она потянулась за ней и испугалась, когда увидела, что ее схватила огромная волосатая рука с толстыми мускулистыми пальцами, похожими на связку сосисок. Она тотчас выпрямилась и за широкой спиной Шейка увидела перед собой незнакомца, человека, которого, она, кажется, видела где-то на конюшне. Глупая улыбка на его широком, плоском лице испугала ее.

– Что вам надо? – холодно и требовательно спросила она, надеясь запугать его.

Мужчина еще шире улыбнулся. Он поднял щетку и показал ей.

– Мне нужна вот эта вещица, – он говорил медленно и с трудом.

Она решила, что он пьян.

– Это моя, – сказала она ему, глядя прямо в глаза. – Отдайте ее мне.

Пьяницы, насколько ей было известно из опыта работы в «Голден Вил», обычно подчинялись простым ясным командам, когда сталкивались с дерзким и властным человеком. Она не отводила от этого человека тяжелого взгляда, пытаясь вспомнить, когда она видела ««того противного типа. Его оскорбительная усмешка раздражала ее.

– Вам она нужна? – спросил он с преувеличенной любезностью. – Вот, возьмите.

Человек протянул ей орудие для чистки лошадей, но когда Эллин потянулась за ней через спину Шейка, он отдернул руку и бросил щетку через ее голову. Она обернулась и увидела еще двух типов, таких же, если не более грязных и уродливых, стоящих в двух шагах от нее. Один из них поймал щетку и посмеивался глухим, ровным, очень противным смехом. Неожиданно она почувствовала себя беспомощной мухой, пойманной пауком.

– Вам здесь нечего делать, – собравшись с духом, выдавила она из себя, подобравшись. – Уходите. Займитесь своим делом.

– Не слишком дружелюбно это звучит, – упрекнул ее третий, усмехнувшись и обнажив редкие серые зубы, похожие на ряд могильных камней на заброшенном кладбище.

Она содрогнулась от этой мысли и лишь потом заметила, что он на шаг приблизился к ней. От них доносился запах, как от старой вонючей шкуры. Чтобы унять дрожь в руках, она сжала кулаки.

– А мы не друзья, – холодно подчеркнула она, желая унять колотившееся, как молот, сердце.

– Ну да. Это как раз то, что нам было надо услышать.

Голос первого мужчины прозвучал прямо у нее за спиной. Снова повернувшись назад, она чуть не задохнулась. Он уже не улыбался, а между ними не было Шейка. Он приблизился так, что до нее донесся этот отвратительный запах. От него воняло виски и табаком. Ее затошнило.

– Уходите, – услышала она свой голос, но этот голос был пустой насмешкой по сравнению с тем, каким он был раньше. Ей стало страшно, Эллин попыталась вспомнить, попадала ли она когда-либо в подобную ситуацию, может быть, в пивной, но с испугом поняла, что в данный момент она едва может вспомнить собственное имя. Эллин подумала о том, чтобы позвать на помощь, но тут же отказалась от этой мысли. Она приложила все усилия, чтобы остаться безызвестной и незаметной, насколько можно. Кто придет на ее защиту? В отчаянии, она повернулась к мужчине, завладевшему ее щеткой и неистовым жестом потянулась за ней. Он снова засмеялся, перебросив ее человеку с зубами, похожими на надгробия. Тот, в свою очередь, подбросил ее, намереваясь послать опять этому навязчивому негодяю, стоящему возле Шейка. Эллин ничего не оставалось, как снова повернуться к нему, и, как только она это сделала, ее схватили за талию.

Эллин недолго пришлось кричать, так как четыре пары глаз уставились на пятого, теперь держащего щетку высоко в воздухе, где он поймал ее на лету. Высокий темноволосый человек в голубых джинсах выглядел совсем по-другому, его стройное сильное тело скрывала широкая фланелевая коричневая рубаха. Настолько по-другому, что если бы не черная фетровая шляпа, она бы его не узнала. Он стоял, неподвижно застыв, и, как святой, возвышался над публикой с убийственно спокойным взглядом в очаровательно темных глазах. Не спеша, он опустил руку. В следующий момент Эллин поняла, что он предлагает ей щетку.

– Убирайтесь отсюда, – он обратился к онемевшим мужчинам спокойным тоном, полным скрытой силы. – И никогда не возвращайтесь.

Грубо, до боли сжимавшие руки тут же отпустили ее, как будто и никогда не дотрагивались до нее. Она почувствовала, что они попятились от нее. Эллин, слишком шокированная, не могла оторвать завороженного взгляда от высокого человека, сердито стоящего перед ними.

– Джош, да мы только пошутили, – пробормотал кто-то из них, направляясь к дверям конюшни.

– Дама не смеется, – грозно сказал он в ответ на не убедительную реплику.

В следующий момент мужчины исчезли, даже не оглянувшись. Ее спаситель не произнес ни слова, а спокойно ждал, когда она возьмет щетку из его рук. Она глубоко, с надрывом, вздохнула и усилием воли пыталась унять дрожь в руках, прежде чем взять ее.

– Они больше не побеспокоят вас, – наконец сказал он ей более мягким голосом, чем только что говорил с ее мучителями.

– Спасибо, – выдохнула Эллин, при этом почему-то отводя взгляд в сторону.

Его магическое появление в самый необходимый момент разрушило ее намерение не доверять ему. Конюшня вдруг сжалась до небольших размеров, хотя воздух стал намного чище после бесцеремонного массового изгнания этих троих.

– Они причинили вам боль? – мягкий баритон, который она с удивительной ясностью помнила, звучал отрывисто. Его деловитость придала Эллин уверенности в себе. Она дважды тряхнула головой, но все еще не могла встретиться с его испытующим взглядом, который она тоже ясно помнила.

– Нет, – ответила Эллин, чувствуя, что у нее снова задрожали руки под пыльными складками костюма.

«Почему, – подумала она, неожиданно застеснявшись, – я всегда такая растрепанная в его присутствии?»

Наступило гнетущее молчание. Оно длилось недолго. Эллин почувствовала, как быстро заколотилось ее сердце, как у птички, которую посадили в клетку, как из-за близости этого обходительного, самоуверенного и приводившего ее в смущение представителя мужского пола, стоящего в трех шагах от нее, так и от ужасных событий, которые предшествовали его своевременному вмешательству.

Может быть, очень своевременному. Эллин мельком взглянула на него, надеясь, что выражение его лица может выдать соучастие в этом деле. Она различила еле заметную улыбку на его больших, так раздражавших ее, губах. Гнев вытеснил страх, который она ощущала до этого.

– Мистер…

– Мэннерс, – напомнил он, расплываясь в улыбке, не представив ей возможности показать, что она не помнит его имени. – Я не смел надеяться, что вы помните меня.

Эллин ответила ему своей улыбкой особо ядовитого сорта.

– Конечно, лакей губернатора Меллетта.

Он вздрогнул от этого, или это ей только показалось?

Должно быть, она вообразила это, потому что он тихо хихикнул и скрестил внушительных размеров руки на своей широкой груди. Щетка исчезла в мягких складках ее костюма.

– Как сегодня дела у Шейка? – продолжал он. Его речь и соответствующие жесты подавили в ней всякую надежду на то, что он собирается уходить.

– У Шейка все прекрасно, – ответила она, не доверяя его самонадеянности. – Мистер Мэннерс, я не знаю, чего вы хотите и зачем вы здесь, но вас здесь не ждали. Не могли бы вы уйти…

Он оборвал ее искренним смехом, отчего у нее быстро покраснели щеки. Он театральным жестом поднял свои, крепкие, с длинными пальцами руки.

– Успокойтесь! Уверяю вас, что у меня нет никаких злых намерений ни по отношению к вам, ни по отношению к вашей лошади. Я просто подумал, что вы можете оценить знакомое лицо во вражеском окружении.

Она презрительно фыркнула, заставив себя не вспоминать о сцене, разыгравшейся здесь до его появления.

– Мы с вами едва знакомы, и я не собираюсь менять этот факт. Я поблагодарила вас за вмешательство, и теперь я…

– Я слышал, у вас проблемы с поисками жокея, – Мэннерс продолжал говорить, как будто не слышал ее замечания. Он погладил Шейка, который при этом негромко заржал и в знак благодарности повернул к нему свою массивную голову. Боже, да его самонадеянность приводила в бешенство! Она сурово смотрела на него, надеясь своим гневом заставить его уйти, но Мэннерс продолжал осматривать Шейка, не подавая вида, что он это заметил.

– Какое вам до этого дело? – сказала Эллин. Ее голос с сомнением затих, как и ее негодование и бравада. В конце концов, это так и было, и она была вынуждена это признать.

– Никакого.

Эти соболиные брови, карие глаза, которые Эллин так хорошо запомнила, вдруг поднялись на нее, и их откровенный взгляд заставил ее в смущении отвести глаза.

– Абсолютно никакого, – сказал он легко и задушевно. – Будет только нестерпимо жаль, если это прекрасное животное не ошеломит всех участников дерби своей победой, как это должно быть, если будет выбран верный жокей.

При этих снисходительных словах Эллин нашла в себе мужество вызывающе посмотреть ему в глаза.

– Что, если я скажу вам, что собираюсь сама управлять им, мистер Мэннерс? – ответила она, надеясь тем самым противостоять его наглости. – Я буду «верным жокеем»?

– Это будет глупостью, – Мэннерс от удивления заморгал глазами, хотя его большой рот не позволил себе улыбки. – Это ведь не Рэпид-Сити, а наездники на этих гонках – профессионалы, а не те, кто один раз в году или раз в жизни садится на лошадь. Эти жокеи зарабатывают себе на жизнь своими победами и не обязательно на самой быстрой лошади. Даже если официальные лица разрешили вам участвовать, то вы отстали бы из-за простого незнания. И, кроме того, вас могли бы убить в придачу. Но, как вы заметили, это не мое дело.

Шейк всхрапывал и бил копытами, явно злясь от того, что он не является предметом спора. Это отвлекло внимание Мэннерса, и он с любовью потрепал его по холке.

– Прекрасная лошадь, – пробормотал он, и выражение его лица смягчилось, когда Шейк посмотрел на него своими бархатными глазами. – Я не виню вас в том, что вы так привязаны к нему.

Эллин ничего не ответила. Его небрежно брошенные слова напугали ее. Она с подозрением смотрела на всех, кто приближался к Шейку, и особенно на этого человека, этого лакея. Как далеко он мог зайти, с ужасом думала она, чтобы добыть Шейка для губернатора Меллетта? Или для себя? Инстинктивно Эллин отвела от него Шейка, дернув его под уздцы.

– До свидания, мистер Мэннерс.

Мэннерс в ответ любезно улыбнулся и приподнял свою фетровую шляпу.

– До свидания, мисс Кэмерон.

Она проследила за ним глазами, как он, неторопливо ступая своими длинными ногами, вышел из конюшни и пошел по загону. Эллин задрожала, как будто в захолустной деревне в Черных Горах неожиданно наступила зима. Она не верила Джошуа Мэннерсу. Эти мужчины, столкнувшиеся с ней, явно знали его. Может быть, даже он руководил всем произошедшим. Ее могли убить при заключении сделки? Она не сомневалась в этом. Она подозревала, что он был опасным человеком, который шел к своей цели, как хищный тигр, выбравший в стаде жертву и безжалостно преследовавший ее. А он преследовал Шейка. Эллин нежно потрепала жеребенка по шелковистой длинной холке, он кивнул и ударил копытом в покрытый соломой пол.

– Мы победим их, сокровище мое, – тихо и проникновенно прошептала она ему на ухо, все еще глядя вслед Мэннерсу, который только что исчез. – Мы всем еще покажем!

Мэннерс, не замедляя шага, направился к бару, нехотя обмениваясь приветствиями с жокеями и рабочими конюшен, которых он знал. Он положил руку на потертую стойку бара, удобно уперся каблуками модельных ботинок в зеленоватую медную подставку под ногами и заказал двойное виски. Он опрокинул его одним залпом и жестом дал понять, чтобы налили еще. Мэннерс смаковал, но глядя на свое отражение в зеркале, он чувствовал себя неуютно.

Эллин Кэмерон.

Он привыкал к этому имени, как к неизвестному вкусу хорошего вина. С тех пор как он приехал из Рэпид-Сити, это имя, неразлучное с именем известной лошади, занимало все его мысли. За последние две недели он почти не прекращал думать о ней. Вот она бешено скачет на своем мощном скакуне. Вот она грубо укоряет Мэннерса в его собственной грубости. Он вспомнил о том, свидетелем чего явился сегодня в конюшне: эти неотесанные рабочие конюшни вокруг нее, как пчелы вокруг цветка. Это зрелище очень сильно разозлило его. Оно привело Джошуа в такую ярость, в такое состояние, что он получил бы огромное удовольствие, убив того мужчину, который голыми руками держал ее за талию. Мэннерса очень беспокоила история с этой женщиной и ее откровенная враждебность к нему. Ее нелюбезные ответы не удивляли и не волновали его. «Могла ли она в самом деле думать, что он руководил этим грязным делом?» – думал он и, поморщившись, выпил еще один глоток янтарной жидкости, стоящей перед ним. Вспомнив ее едкие слова в Рэпид-Сити и вопиющее недоверие в этих очаровательных изумрудных глазах, он понял, что могла.

Серьезно ли она собиралась быть жокеем в дерби или нет? Временами ему казалось, что это был каприз маленького ребенка, но сейчас он в этом не уверен. Понимая, что ему следовало бы быть ко всему этому безучастным, Мэннерс думал, почему так неожиданно она стала столь важной для него. Он знал других, более красивых и более элегантных женщин. Мэннерс улыбнулся, припомнив ее несколько грубых замечаний в их разговоре. Он лениво думал о том, что могло бы превратить полный ненависти взгляд ее зеленых глаз во взгляд влюбленный?

При этой мысли у него предательски подкосились ноги. Он подумал: послышался ли ему тревожный звон или он его вообразил? Мэннерс закрыл глаза и помотал головой, как пробуждающийся жеребенок.

– Лошадь или женщина, Джош? – допытывался у него бармен.

– Все вместе, – криво усмехнувшись, признался он, пытаясь сконцентрировать взгляд, чтобы не двоилось в глазах. Он повернулся, расплатившись по счетам. «Горячая ванна, – подумал он, бодрым шагом ступив в сгущающиеся сумерки, – а потом страстная проститутка».

Берту не повезло. То ли он разучился общаться, то ли стал очень привередлив, общаясь с Эллин и Мисси, он и сам не знал. Как бы то ни было, в подавленном настроении он должен был сообщить эту новость Эллин, вернувшись в отель.

– Боже мой, Берт, что мы празднуем? – спросила Эллин, встретив его в двери и заметив его удрученное лицо, что очень взволновало ее.

Берт не ответил, пока она не закрыла дверь и не обратила на него все свое внимание.

– Лучше присядь, дорогая, – начал он таким серьезным голосом, какого Эллин никогда не слышала.

– Неужели что-то с Шейком? Я только была с ним час назад? Он не…

– Нет, нет, нет, – Берт замахал руками. – Дело не в Шейке, а во мне. Мне не повезло: здесь для нас не нашелся жокей, Эллин.

Эллин опустилась на стул, с облегчением расслабившись.

– Это все? – ей захотелось рассмеяться. – Ты напугал меня.

Берт уставился на нее, как будто у нее выросла еще одна голова.

– Эллин дорогая, кажется, ты меня не поняла. У нас с тобой нет жокея, чтобы участвовать в дерби. Мы вынуждены отказаться.

Эллин рассмеялась, чем еще больше сбила с толку своего британского друга.

– Это нелепо! Смехотворно! Я сама буду им управлять, – мысль застряла у нее на губах в высказывании: «Будь проклят Мэннерс!»

– Эллин?!

– Ну, а почему бы и нет? Я управляла им в стипль-чез, дерби немногим отличается. Пожалуй, даже легче.

Берт открыл рот, потом снова закрыл его. Ее заявление подтвердило, что она ничего не знала о тех навыках и знаниях, которые необходимы для гонки по ровной поверхности. Для стипль-чез нужно было одно: способность чувствовать, сущие нервы – и гора, обладающая инстинктом, смогла бы это сделать. Но в гонке по равнине было слишком много тонкостей.

Правда, Шейк был исключительной лошадью. Он мог бы попробовать свой шанс с Эллин, если она будет жокеем. Берт с тоской подумал о деньгах, которые они получили бы, если бы Шейк участвовал в гонке и выиграл вопреки всему. Он вцепился в руку Эллин.

– Ты, несчастный невинный младенец! Ты знаешь о таких гонках с гулькин нос! Но могло бы это и пройти. У нас есть еще два дня до начала гонок. Завтра можно потренироваться. Я научу тебя всему, что знаю сам, а ты, слава Богу, способная ученица. Но…

– Разрешат ли официальные представители женщине участвовать в скачках? – спросила она, уверенная в том, что этот же вопрос задавал себе и Берт.

– Лучше не говорить об этом, – вслух решила она. – Мне придется потрудиться – но немного – чтобы замаскироваться. Если кто-нибудь спросит, то мы скажем, что жокеем будет мой брат Э. Кэмерон. Я считаю, это вполне допустимо, Берт. По крайней мере, надо попробовать.

Где-то внутри нее донеслось предостережение Мэннерса: «Тебя могут убить в этой сделке». «Ну, – подумала она мрачно, – для начала я должна эту сделку заключить».

Накануне дерби в голове у Эллин было столько информации о скачках, что, ей казалось, она сойдет с ума. И хуже всего, подавленно подумала она, натягивая брюки для верховой езды, она не сможет во время скачек все быстро принять в расчет.

За день до этого они с Бертом целый день тренировались на беговой дорожке.

– Наклонись вперед! Прижми ноги! Придержи его! Черт побери, у тебя ноги выскакивают из стремян!

Ей казалось, что Шейк с трудом бежит по треку и посмеивается над ее неумелыми командами.

После проработки Берт определенно выглядел подобно смерти. Он не сказал ей ни слова, и умчался на железнодорожную станцию встречать Мисси.

Ну, в любом случае, что будет, то будет. Что она знала, то знала. Чего она не знала, даст Бог, знает Шейк. Застегнув свободную белую рубашку, Эллин решительно поджала губы, пытаясь походить на мужчину. У нее заурчало в животе, и она вспомнила, что голодна. Ни первого завтрака, ни второго. Сегодня у нее не должно быть лишнего веса.

Мисси вошла в ярко-желтом платье, которое шло ее полной фигуре, но не соответствовало ее обычной нервозности.

– Ты прекрасно выглядишь, Эллин. Завяжи волосы, тут уж ничего не поделаешь, – она говорила бодрым голосом. Мисси хорошо восприняла новость о жокее. Она, как обычно, верила в способности Эллин.

– Я хочу есть, – проворчала Эллин. – Никогда так не хочется есть, как в тот момент, когда нельзя.

Она затянула ремень на подчеркнуто узкой женской талии, все еще глядя на свое отражение.

– Я знаю, Мисси, – продолжала она. – Мне кажется, что на этот раз я могу испортить все дело.

Мисси раскатисто рассмеялась.

– Ерунда! Ты справишься! Ты справишься с чем угодно!

Эллин улыбнулась тому, что ее подруга так безоговорочно верила в нее. Мисси действительно верила ей. На этом принципе держалась их дружба с тех пор, как они пять лет назад упорхнули из Филадельфии, когда Мисси перестала быть ее служанкой и стала просто подругой.

– Тем не менее, – с мольбой в голосе настаивала Эллин, – если Шейк простит мне то, что я буду управлять им в этой гонке, я обещаю ему в кентуккских дерби настоящего жокея.

– Шейк простит тебя. Ах, кстати, – Мисси направилась к двери, обернувшись к своей подруге. – Билл просил передать тебе, что свадьба откладывается еще на несколько недель. Ему надо уехать по делам, касающимся ранчо. Он хотел приехать в Дакоту, но… – она выразительно пожала плечами и исчезла из комнаты, как последний луч солнца. С ее уходом в комнате в самом деле стало темнее. Эллин подавила вздох, почувствовав себя как узник, получивший отсрочку в исполнении приговора. По праву ей надо было рассердиться из-за того, что ее будущий муж осторожно сообщил эту новость через доверенное лицо. Но вместо этого она почувствовала неимоверное облегчение. По крайней мере, она на какое-то время освободилась от связывающих ее уз.

День выдался мрачным и облачным, дождь мог пойти в любой момент. Берт упорно вертелся вокруг Эллин в подготовке к скачкам. Эллин ни с кем не заговаривала, так как боялась, что ее сопрано выдаст секрет. На любой, обращенный к ней вопрос, отвечал Берт, иногда слегка привирая. Она вела и чувствовала себя как глухонемая.

На определении весовой категории, Эллин наблюдала за тем, как жокеи шли и несли седла, и она изо всех сил пыталась походить на них. Она стояла поближе к Берту и в очереди старалась не смотреть по сторонам. Очередь продвигалась вяло, а у весов была давка и толкотня. Когда подошла ее очередь, она ловко поставила седло возле себя.

Немногословный лысеющий человек, делающий записи, не поднял головы, когда они вышли вперед.

– Имя?

– Э. Кэмерон, – быстро ответил Берт. Мужчина с сомнением взглянул на них.

– Не может отвечать за себя?

Эллин покачала головой, сурово глядя на него и изо всех сил стараясь походить на мужчину.

– Глухонемой. Не может сказать ни слова, – спокойным голосом сказал Берт.

Мужчина потер подбородок, и Эллин показалось, что он что-то заподозрил. У нее стало тяжело на душе: его нельзя было обмануть.

– Кэмерон, да? Становитесь на весы. Эллин подчинилась, угрюмо стоя на платформе, пока они взвешивали ее.

– Один двадцать восемь, – пронзительным тенором крикнул взвешивающий ее человек. Эллин повернулась, готовая сойти с платформы, как вдруг заметила удивленную ироническую усмешку на лице Джошуа Мэннерса. Она замерла, расширив от ужаса глаза. Обман был раскрыт.

Мэннерс, стоявший рядом с жокеем губернатора, посмотрел ей прямо в глаза. Она почувствовала себя так неловко, как будто с нее сорвали всю одежду, и она стояла перед ним совершенно голая. К ее удивлению, он ничего не сказал. Ее перепуганный взгляд стал умоляющим. Конечно, печально подумала она, он знал, зачем мы здесь. Проклятье, мы в его власти сейчас! Если он нас выдаст…

– Следующий! – выкрикнул раздраженно человек за столом.

Эллин не отводила взгляда от его симпатичного лица, вызывающего в ней раздражение, а он не отрывал свой взгляд от нее. Берт твердо сжал ее руку, не подозревая о грозившей ей опасности. Ее умоляющее выражение лица стало удивленным, когда Мэннерс, продолжая ошеломленно смотреть на них, не произнес ни слова.

– Пронесло, правда, дорогая? – выдохнул Берт, когда они отошли настолько, что их не было слышно.

– Просто удача, Берт, просто удача, – она знала, что Мэннерс мог их разоблачить перед самым стартом. Это как раз, решила она, было в его коварном характере. Если он это сделает, она точно убьет его.

Эллин, сидя верхом на ставшем вдруг чудовищно огромном жеребце, съежилась не только от промозглого апрельского воздуха. Оглянувшись вокруг на временные трибуны для зрителей и поле, у которого толпились люди, ожидая, и даже желая, чтобы Шейк проиграл, она была поражена от сознания того, что ей тут не было места. Какой наглостью и глупостью надо было обладать, чтобы сесть на призового жеребца среди профессиональных наездников и еще осмеливаться думать, что она закончит гонку? Жокеев, которые участвовали и побеждали, как сказал ей Мэннерс, в десятках, если не в сотнях, скачек, как эта, и то ждали различные непредвиденные обстоятельства. И в ее искаженном сознании была ужасающая уверенность в том, что Джошуа Мэннерс, агент губернатора Артура Меллетта выжидает, когда она будет у стартового столба, и тогда выдаст ее организаторам скачек.

Шейка подвели к столбу. Пункт за пунктом она прокручивала в голове уроки: твердая рука, плотно прижатые ноги, наклониться вперед… Эллин съежилась и наклонилась к шее Шейка, надеясь исчезнуть, чтобы избежать разоблачения. Она вцепилась в поводья. Она, как молитву, повторяла команды…

Раздался выстрел.

Небо прорвалось. Стремительный поток с шумом обрушился вниз, подобно десятку лошадей на поле. Дождь заливал лицо Эллин, ослепляя ее. Рядом с ней было тело лошади. И впереди ее. Ее прижало, как живыми, тисками. Из ее горла вырвался хриплый крик, подгоняющий Шейка, а все остальное происходило интуитивно.

Обогнув поворот, они оказались возле ограды. Эллин не знала сама, как они туда попали. Ограда быстро неслась мимо них, как карусель, и у Эллин закружилась голова. Она еще сильней вцепилась в поводья, плотнее прижалась и громче молилась, а Шейк несся на прямую дорожку.

Грохот затих, и в ее ушах остался только равномерный цокот копыт ритмично и легко бегущего Шейка. Она пригнулась ниже, не смея оглянуться назад и увидеть, что поле осталось позади. Они приближались к последнему витку, и остальные спешили к финишу.

Трек погряз в лужах. От каждого шага Шейка потоки грязных брызг попадали на жокея, и это мешало Эллин сосредоточиться. Поле вновь стало сходиться на беговую дорожку, а лошадь губернатора нагоняла их.

Услышав сзади своего соперника, Эллин зажмурилась и прижалась лицом к разогревшейся от быстрого бега шее Шейка и окриком подстегнула его.

Шейк легко несся вдоль ограды. В один момент четыре объекта пересекли линию финиша. Эллин почувствовала, что что-то вытолкнуло ее ногу из стремени, и она тут же кувырком полетела вниз.

Глава 5

На ночном столике возле кровати Эллин стоял потрясающий букет цветов. Первой мыслью Эллин, когда она открыла глаза, было полное непонимание: откуда такое экзотическое чудо природы могло взяться в Дедвуде. Следующим ее ощущением было то, что она больше не управляет Шейком, а лежит в постели в своем номере гостиницы.

– Эллин! – это был тихий восхищенный шепот Мисси.

Эллин повернула голову и увидела, что ее подруга встала со стула и, подойдя к кровати, положила возле ног свое шитье. Ее улыбка была смущенной и неземной.

– Не надо шептать, – заметила Эллин, неприятно удивившись слабости своего голоса. – Я проснулась.

– Да, я вижу. И, как всегда, неподатливая! – восхищенно заметила Мисси. – Как ты себя чувствуешь?

Эллин сделала глубокий прерывистый вдох и опять закрыла глаза.

– Слабой. Больной. Несчастной. Мисси, извини, что я не выиграла для тебя эту гонку.

– Не выиграла!!!

За этим «взрывом» последовал каскад буйного смеха.

– Не выиграла! Ах ты, несчастный, невинный младенец! Ты лежишь здесь лежнем и думаешь, что ты… Эллин, неужели такие цветы могли послать в утешение проигравшему?

Эллин стало раздражать то, что Мисси явно забавляла ее непосвященность.

– Но как… Мисси, прекрати смеяться! Я не…

– Конечно! – Мисси великодушно смилостивилась. – Откуда тебе помнить? Ты перелетела через ограду, голова в голову с Биг Боем. Но ты закончила гонку, да благословит тебя Господь, а Биг Бой был дисквалифицирован.

– Дисквалифицирован! – Эллин села на кровати. Мисси весело кивнула, довольная своим знанием. – Незаконное действие жокея. Он был очень умным, и у него бы это прошло. Но твой друг заявил протест, и судьи его поддержали.

– Друг? – Эллин наморщила нос, тщетно пытаясь что-либо понять. – Мой? – Эллин раздражал направленный в сторону взгляд Мисси.

– Джошуа Мэннерс, – по-кошачьи промурлыкала Мисси, что очень соответствовало ее знающему взгляду. – Он донес тебя до экипажа и там представился мне. Он, кажется, проявлял, гм… личную заинтересованность в твоем благополучии.

– Он не мой друг, – презрительно фыркнула Эллин. – Он сказал тебе об этом?

Мисси восхищенно замурлыкала.

– Да, сказал. Он очень беспокоился о тебе, и я не вижу причины, чтобы сомневаться в его правдивости. Кроме того, когда я сказала ему, что победителем объявлен жеребец губернатора, он тут же извинился и ушел. Не прошло и полчаса, как мы получили известие, что официально объявили победителями тебя и Шейка, несмотря на твой, ох, небольшой маскарад. Ты можешь поверить в это?

– В то, что Шейк – победитель, да. Но в то, что к этому имеет какое-нибудь отношение Мэннерс – нет, – едко ответила Эллин, надеясь прекратить дальнейшие намеки. – Он замышляет что-то против Шейка. Я удивляюсь, как он не попытался купить его у тебя, пока я была без сознания.

Мисси скептически посмотрела на нее.

– Если хочешь знать мое мнение, то он ничего против Шейка не замышляет, – сказала Мисси в своей резкой манере. – В любом случае, я думаю, ты ошибаешься. Я уверена, что это он заявил протест. Бог знает, что это был точно не Берт. Он не осмелился и носа высунуть после того, что вы с ним придумали. Нет, я уверена, что это был мистер Мэннерс. Несмотря на то, что ты говоришь, я считаю его в высшей степени порядочным. И симпатичным.

– Есть одна хорошая поговорка, Мисси, может быть, ты ее слышала? Личиком гладок, да делами гадок, – Эллин подсластила свои саркастические слова. – Если бы ты хоть немного времени провела с ним, ты бы поняла, что он нестерпимо заносчив, груб, неискренен и…

– Почти как Райфорд Симмс, – закончила за нее Мисси таким же ледяным голосом.

– Перестань! – Эллин набросилась на нее, наконец, потеряв самообладание, – я не понимаю, какое он имеет к этому отношение.

– Только такое, что каждый мужчина, который тебе попадается, кажется, удостаивается сравнения с этим!.. – отрубила Мисси, и взгляд ее серых глаз стал холодным. – Когда ты забудешь о нем, Эллин? Когда ты позволишь себе снова поверить другому мужчине? Ты не веришь Билли – это более чем очевидно. Ты собираешься верить ему, когда выйдешь замуж? Или будешь нести это как безнадежный крест, всю оставшуюся жизнь?

Эллин захотелось швырнуть ей в ответ что-нибудь веское, как камень, но ей ничего не пришло в голову. Мисси, как обычно, попала в самую суть дела. Эллин сравнивала Джошуа Мэннерса с Райфордом Симмсом во многом. И, к своему удивлению и недовольству, она поняла, что у них было много общего. Например, то, что ей отчаянно хотелось, чтобы он прикоснулся к ней там, в конюшне, в тот день…

Неожиданный отрывистый стук в дверь положил конец разыгравшейся буре.

– Спорим, я знаю, кто это, – самодовольно прошептала Мисси и громко спросила: – Кто там?

Знакомый голос из-за двери ответил:

– Джошуа Мэннерс, мэм. Могу ли я видеть мисс Кэмерон?

От неожиданности у Эллин пересохло во рту. Чего ему, в конце концов, нужно? Мисси бросила на нее торжествующий взгляд, а она покачала головой.

– Скажи ему… скажи, что я все еще без сознания. Скажи ему, что я…

– Со вчерашнего дня он уже в третий раз приходит сюда. А я – несчастная обманщица. Ты сама так сказала. Кроме того, – добавила она, строго посмотрев на нее, – я хочу сама убедиться, действительно ли он такой плохой, как ты о нем говорила.

Не успела Эллин что-нибудь возразить, как Мисси подошла к двери и широко распахнула ее.

– Мистер Мэннерс! Наш самый настойчивый посетитель. Да, она уже очнулась. Я как раз рассказывала ей о том, как вы помогли нам. Пожалуйста, проходите.

Джошуа Мэннерс уже дважды стоял у этой двери и чувствовал облегчение, когда ему отказывали. Он, в самом деле, каждый раз не переставал удивляться, что приводило его сюда вообще, и почему он вмешался в дерби и исправил ошибку в ее пользу. Он чувствовал себя ужасно. Он был растерян, как в тот раз, когда ударил в челюсть незадачливого жокея, который согласился помешать Шейку и Эллин Кэмерон. Потом он сложил свои полномочия у губернатора и уволился со службы, и поплыл по течению.

Уволился! И неожиданно почувствовал неуверенность в данный момент. Почему же он чувствовал себя в долгу перед этой обидчивой, смущающей его своими прекрасными зелеными глазами женщиной, которая просто поддерживала с ним разговор из вежливости? Он ожидал извинения? Благодарности?

Теперь, когда она пришла в себя, стало невозможным избежать «очной ставки». Он снял свою черную фетровую шляпу и отдал ее Мисси, когда та закрыла за ним дверь.

Он не был готов к зрелищу, представшему перед его глазами. Он привык видеть суматошную женщину, одевавшуюся в мужские костюмы для участия в дерби и стипль-чезе, он был очень удивлен спокойствием фарфоровой фигурки, полусидевшей в постели в кружевной сорочке. Мэннерс молча подошел к кровати.

– Добрый день, мистер Мэннерс. Как нам понимать то, что вы удостоили нас чести своим посещением? – ушибы явно не нанесли ущерба ее мерзкому характеру. Мэннерс сразу же почувствовал себя не в своей тарелке.

– Мое беспокойство о вашем благополучии, моя дорогая мисс Кэмерон, – ответил он, едва заметно весело усмехнувшись. – Что же еще?

Она вскинула темные, прекрасно очерченные дугой брови.

– Можно подумать, что вы пришли завершить дело, которое не смог закончить ваш жокей.

Он усмехнулся над этой абсурдной репликой, полагая, что она, возможно, шутит.

– Убийство женщин не в моем стиле, – поддразнил он ее, надеясь, что ей станет стыдно. – Кроме того, как нам обоим известно, я бы спокойно мог исключить вас из этой гонки, если бы захотел.

– И почему же вы этого не сделали? – в бархатном голосе Эллин послышался надрыв, режущий ухо, как острые ножницы, спрятанные под мягкой салфеткой.

Мэннерс, сам удивляясь этому, покачал головой.

– Все очень просто, как и тот факт, что я хотел, чтобы Шейк выиграл гонку, – задумчиво сказал он, уставившись на белое покрывало на ее кровати. – Или так сложно, как тот факт, что я хотел, чтобы вы узнали и почувствовали, во что вы влезли.

Фигурка на кровати издала короткий горький смешок.

– И вы хотели, чтобы я многому научилась у вашего смертоносного жокея?

«Я не в силах принести извинения», – подумал он ошеломленно, наконец встретившись с ней взглядом.

– Подождите, мисс Кэмерон, – попытался он снова. – Неужели вы думаете, что я действительно разыграл это представление, чтобы обеспечить победу нашему славному губернатору?

Вопрос не произвел должного впечатления, и он не знал, почему так удивился этому. Может быть потому, что он очень хотел, чтобы она выразила нежную признательность, позволила ему взглянуть на более мягкую сторону, которую, как ему казалось, она полностью скрывала.

– А почему бы и нет? – вызывающе бросила она ему, пошатнув все его надежды. Больше она не казалась нежной и хрупкой. – Было слишком просто выдать нас перед гонкой, когда вы раскрыли наш план. Намного лучше было вашему жокею сделать грязное дело, а самому остаться чистым. Не пытайтесь прокладывать себе путь такими гаденькими трюками, мистер Мэннерс. Мы оба знаем, что вы способны на это.

Мэннерс кусал губы, пытаясь сдержать гневный ответ, который бы все равно не помог. Он хотел знать, что было бы, если бы он шлепнул ее по губам или поцеловал в это же место.

– Я способен на многое, – согласился он, еще раз обдумав свой ответ. – В том числе и на убийство, уверяю вас. Я думаю, мы все способны на него в определенных обстоятельствах.

Эллин ждала, что он скажет дальше. Он молчал, и она с подозрением обратилась к нему:

– Что вы хотите сказать?

– Только то, что сказал, – он вплотную приблизился к ней и уставился прямо на нее. – Если бы мне нужен был ваш жеребец для своих собственных целей, я бы сумел завладеть им. Если бы я хотел вас убить, я сам бы сделал это. Но… – он коснулся ее щеки согнутым пальцем. – Вы все еще живы, а Шейк по-прежнему принадлежит вам. – Мэннерс отдернул руку, как будто обжегся. – И единственное, что я сделал, чтобы снискать ваше «доброе» расположение к себе – это предложил вам продать лошадь, мисс Кэмерон, чего вы так боитесь. Избавьте меня от объяснений, что вы – единственная женщина, у которой хватило смелости участвовать в дерби, чья самонадеянность, поспешу напомнить вам, чуть не стоила вам проигрыша и жизни. Вы – трусиха.

– Вы все сказали? – выдавила из себя Эллин, пытаясь смотреть непроницаемым взглядом и говорить ледяным голосом.

– Да, – наконец ответил он, откинувшись назад.

– До свидания, мистер Мэннерс.

– До свидания, мисс Кэмерон.

Он выхватил шляпу из дрожащих рук Мисси и еще раз оглянулся на Эллин, взявшись за дверную ручку.

– Удачи вам в Кентуккском дерби. Меня там не будет, чтобы очистить вас от грязи еще раз, – его остервеневший взгляд смягчился, когда он обратился к Мисси. – До свидания и всего доброго, мисс Кэннон.

Опомнившись после его ухода, женщины несколько минут не разговаривали. Они все еще находились в его власти, и прошло достаточно времени, пока это впечатление ослабло.

– Он потрясающе очарователен, – наконец с благоговейным трепетом произнесла Мисси.

– Я думаю, что он достоин презрения, – дрожа, выдохнула Эллин. – И я не верю ему.

Мисси с любопытством посмотрела на нее.

– У нас на юге есть поговорка, Эллин, может быть, тебе приходилось ее слышать? – сказала она, подражая тону и мимике Эллин, которая чуть раньше говорила ей то же самое, чем страшно рассердила Мисси. – «Леди слишком много протестует». В этом человеке есть больше, чем ты думаешь, Эллин. Я не удивляюсь, что ты не видишь этого. У тебя всегда отношение к мужчинам носит ограниченный взгляд. Но я не верю, что ты виделась с Джошуа Мэннерсом в последний раз. И, конечно, надеюсь, что я его тоже еще увижу.

Эллин в ярости швырнула в нее подушку.

Через день Эллин совсем поправилась, если не считать ее гордости, доставлявшей ей невыносимую боль, когда она вспомнила слова Мэннерса. Она старалась не подавать вида Мисси, да и Берт не подозревал о том, что произошло в комнате отеля. Квартет, довольный своим триумфом, ехал домой – Шейк принес им доход, в тридцать раз окупив все расходы.

Умеренная сумма, на которую поставила Мисси, принесла ей большие деньги, которые она отложила на «приданое», как она в шутку называла его. Всем заинтересованным казалось, что только ранчо будет единственным, кто получит выгоду от этого. Берт добродушно подтрунивал над Эллин насчет ее собственного приданого, и Эллин, ошеломленная, поняла, что она едва ли вообще думала о свадьбе с тех пор, как уехала в Дедвуд.

В конце концов, по дороге домой она поняла, почему. Она была трусихой. Мэннерс сам это сказал, коснувшись пальцем ее щеки. Она боялась даже думать о том, что было неизбежно. Она позволит желаниям своего тела руководить ею и заставить ее выйти замуж: честный способ каждую ночь иметь рядом мужчину. Она, также чувствуя свою беспомощность, которая обычно сопровождает неизбежное, поняла, что в дальнейшем ее физическое желание просуществует недолго. После подчинения этим желаниям и догматам общества, она будет в растерянности. Не потому, что Билл Боланд может ее во многом ограничить, но скорее всего потому, что она потеряет право на чувство собственного достоинства.

Экипаж сотрясался на ухабах, и Эллин оглянулась на Берта и Мисси: никто из них не смотрел на нее. Они были заняты своими мыслями. Эллин обрадовалась этому.

Они не заметили, что Эллин погружена в раздумья. Да они и не смогли бы догадаться, о чем она думает.

– Ты поедешь с Шейком в Кентукки, да, Эллин? – так Берт одним вопросом в конце длительного монолога про себя выдал свои мысли. – В конце концов, ты ведь не знаешь, сколько будет отсутствовать Билл…

Эллин поджала нижнюю губу, не отводя глаз от прекрасного заката.

– Поделом ему, да? Будет знать, как оставлять меня перед самой свадьбой. Ты этого хотела, Мисси?

– А? – Мисси слышала разговор лишь наполовину. – Ах, Эллин, я бы не осмелилась просить тебя взять на себя такую ответственность, но смогла бы ты? Пожалуйста?

– Мисси, ничего другого я сильнее не желаю, – тут же ответила она, почувствовав неимоверное облегчение.

Когда они ехали через город, к своему удивлению, они встретили Билла Боланда, выходившего из «Голден Вил», и казалось, что он только и ждал их возвращения. Странный мимолетный страх овладел Эллин при виде его, стоящего у входа, и она обрадовалась, что Мисси заговорила первой.

– Билл! Так быстро вернулся?!

Он улыбнулся своей ослепительной улыбкой, и страх Эллин отступил. Она почувствовала себя глупой.

– Еще не уезжал, – признался он и посмотрел на Эллин, которой стало жарко от этого взгляда. – Я должен был поздравить эту обаятельную молодую даму. А также побранить ее.

Берт остановил экипаж перед ним, и не успела Эллин возмутиться, как Билл обхватил ее за талию и поднял перед собой. Черты его мужественного лица смягчились, когда он восхищенно посмотрел на нее и поцеловал в губы. Это был поцелуй нежного любовника. Против ее воли тело Эллин ответило на него.

– Вы воспользовались этим шансом, мисс Кэмерон, – сказал он с упреком и нежностью в голосе.

– Я победила, не так ли? – сказала она, позволяя ему не выпускать свою талию из рук. – И, кроме того, там ведь некому было остановить меня, чтобы я этого не сделала?

Она скорее почувствовала, чем заметила, что его шея начала заливаться краской, и он засмеялся, как ей показалось, самоуверенно.

– Я заслужил это, – признался он. – Извини, я не смог приехать, дорогая. Баттеркап ожеребилась как раз в день скачек. Милая гнедая лошадка. Очень похожа на нее. Назвали ее Шеба, в честь Шейка.

Эллин невольно улыбнулась.

– А не Эллин в честь Эллин?

– Это имя для дочери, а не для лошади, – он еще больше улыбнулся. – На будущий год.

Его слова рассердили ее, но она не могла понять, почему.

– А сейчас ты уезжаешь? – она специально повернула разговор в другое русло.

Он кивнул, пойдя у нее на поводу.

– К Ларами. По делам на ранчо. Так что твоей прекрасной головке не о чем беспокоиться.

Она сделала вид, что не обратила внимание на его последнюю реплику, зная, что она по непонятным причинам для самой себя манипулирует этим разговором.

– А когда ты вернешься? – продолжала она, поглаживая его рукав правой рукой. Он еще крепче обнял ее и посмотрел с теплым блеском в глазах, который, она была уверена, могла понять только она.

– Две недели, максимум – три. Извини, дорогая. Я думал, что мы к этому времени поженимся, но…

Эллин изобразила на своем лице тревогу.

– А Мисси попросила меня повезти Шейка на весеннее зрелище! Билл, похоже, что мы сможем связать себя брачными узами только к середине лета!

У Билла отпала челюсть.

– Зрелище! Но почему нельзя…

Эллин жестом дала понять Биллу, чтобы он говорил потише.

– Мисси так редко обращается ко мне с просьбами. Я не могла ей отказать. Кроме того, разлука заставляет любить сильнее. Кажется, так говорится? – Эллин сама удивлялась своему кокетству. Ей было стыдно. Но ее импровизированное представление достигло желаемого результата.

– Ну… – Билл сдался и даже выдавил из себя улыбку.

– Эллин, почему бы тебе не поехать с Биллом? – предложила Мисси, вмешавшись в их разговор тет-а-тет. – Мы поедем за вами. Так вы поговорите, не заставляя нас ждать.

– Грандиозная идея, – восхитился Берт. – Идет, Билл?

Билл посмотрел на них таким взглядом, как будто он даже не подозревал об их присутствии здесь.

– Конечно, – согласился он и, взяв Эллин за руку, повел к своей карете. Билл помог ей войти и дал себе волю, взобравшись на сиденье рядом с ней и обняв ее покрепче.

То ли его жест, то ли ощущение сдержанной силы мускулистых рук наполнили ее нежелательными воспоминаниями о Райфе. Она зажмурилась. Коляска, покачиваясь и поскрипывая, покатилась по дороге, убаюкивая, и Эллин погрузилась в дрему, опершись на Билла Боланда…

Это Райф был рядом с ней, высокий и сильный. Она почувствовала, как обнаженные руки кентуккийца обнимают ее во сне, и, вздохнув, вздрогнула. Стон истощал ее силы, ей надо было, чтобы он покрепче держал ее, чтобы он удержал ее от падения. От желания…

Коляску еще раз тряхнуло, и Эллин пробудилась от предательских воспоминаний, чувствуя себя разбитой. Она потерла глаза и огляделась вокруг, даже не понимая, где находится. Билл сверху вниз смотрел на нее, и она вспомнила. Эллин прерывисто вздохнула, чувствуя знакомое возбуждение в нижней части тела, которое говорило ей о том, что ей придется выпить сегодня перед тем, как лечь спать, так как у нее не было Райфа…

– Замерзла, милая? – Билл покрепче обнял ее, а сзади до них донесся негромкий свист.

– Хорошо, что вы имеете сопровождение, – громко сказал Берт, находящийся в нескольких ярдах от них.

Эллин не засмеялась. Чувствуя на своей талии сильную руку Билла у нее неожиданно появилась шальная мысль. Может быть, ей не понадобится сегодня пить виски. Ничего, что он не Райф. Ничего, что она не любит его. Ничего, что они не женаты. Она понимала, что сегодня ночью ей отчаянно нужен мужчина, как это было у нее много раз в прошлом, и она не собиралась упустить этот шанс.

Мисси и Берт, доехав до ранчо, вышли из экипажа, но Эллин осталась сидеть в коляске даже после того, как Билл подошел с ее стороны, чтобы помочь ей сойти.

– Я хочу немного посидеть, – сказала она, надеясь, что ее голос звучит естественно. Мисси подошла и удивленно посмотрела на нее.

– Эллин, уже поздно! – воскликнула она, подходя поближе, чтобы мужчины, по возможности, не видели выражение ее лица. Эллин посмотрела на свою подругу пустым взглядом.

– Ты иди в дом, Мисси, – ответила Эллин, не обращая внимания на лицо доведенной до отчаяния Мисси. Мисси прекрасно все понимала, и Эллин знала это, но покачала головой.

– Я скоро приду.

Мисси выглядела несчастной. Эллин опрометчиво совершала ту же ошибку, которую она уже совершила с Райфом, а она, Мисси, не могла ее предотвратить. Все, что она могла сделать – это надеяться, что на этот раз все закончится по-другому. Она отступила.

– Хорошо, – промямлила Мисси, чувствуя себя беспомощно проигравшей. – Я не буду гасить свет.

Берт повез экипаж к загону, а Мисси исчезла, до этого рассыпавшись в благодарностях и пожеланиях спокойной ночи. Билл Боланд остался с нежностью смотреть на свою будущую невесту.

– Что ты замышляешь, дорогая? – спросил он, и его обычный твердый, как кремень, голос стал таким мягким, что она его не узнала. Он подошел к коляске и, опершись на край, смотрел, как подумала Эллин, со всей наивностью сорокапятилетнего вдовца на двадцатипятилетнюю женщину, едва сдерживающую свое желание.

Она не ответила ему. Твердо глядя в его вопросительные голубые глаза в свете полумесяца, она подняла руку и коснулась его щеки. Она ладонью ощутила его жестковатую щетину, выросшую за день, и у нее мелькнула мысль, что Райф был постоянно чисто выбрит. Огромная рука Билла легла на ее руку в этот самый момент. Рука была сильной и крепкой. Эллин почувствовала его огрубелые мозолистые ладони и подумала о том, как много лет ему пришлось трудиться. Райф всегда надевал перчатки, когда работал, и у него ладони были гладкими, как у женщины. Гладкими и сильными, обладающими невероятной способностью – одним" прикосновением приводить ее в состояние неудержимого желания.

Она сглотнула и вспомнила, что перед ней Билл Боланд. На мгновение Эллин почувствовала, что она нарушает супружескую верность, занимаясь любовью с одним мужчиной и думая о другом. Это беспокоящее ее чувство вытеснило желание. Но Билл сжимал ее руку, и его губы прожигали ей ладони. Сейчас ему нельзя отказать, поняла она, глядя в его поблескивающие, как металл, глаза. И она не станет этого делать.

Эллин облизала пересохшие губы. Охваченная желанием, которое трудно было сдержать, она скользнула свободной рукой по отвороту воротника к его мощной, бронзовой от загара шее. В одно мгновение он положил ее перед собой. Это было с ней так давно, что она едва могла поверить, что наконец это происходит снова.

– Пойдем, – прошептала она, не смея говорить громко. – Есть одно местечко…

Она взяла его за руку и быстро повела подальше от дома, в темноту, чтобы снова прийти в себя. Дровяной сарай был неподалеку, а в середине апреля было довольно-таки холодно, так что пауки, или другие насекомые не будут их беспокоить. Рука Билла сжимала ее ладони, пока она вела его сквозь темноту к небольшому сооружению, в котором кроме поленниц дров, согревающих ее и Мисси в холодную погоду, ничего не было. Темнота была ее союзником, потому что как только Билл, как в живые тиски, зажал ее в объятия и страстно впился в ее жаждущий рот, она смогла забыться в своей невыносимо прекрасной фантазии. Для нее он стал Райфом, и это пальцы Райфа настойчиво расстегивали ее пуговицы, и это его сладкое горячее дыхание она чувствовала на своей шее. Это сильные руки Райфа осторожно положили ее на землю, это Райф вошел в нее, наполняя ее своим экстазом. Это Райф наконец-то удовлетворил ее острую потребность в любви, которую он внезапно унес с собой так надолго. Потом, когда она лежала в темноте и слушала учащенное дыхание своего любовника, она подумала о том, куда вообще девался Билл Боланд?

Эллин не закрывала глаза на тот факт, что она лежала с Биллом. Она закрыла дверь в ответ на его… улыбку во сне. Было темно и вокруг никого не было. Тихо ступая, она взошла на крыльцо, где ее встретил мягкий свет лампы Мисси. Эллин попыталась рассмотреть перед собой лицо женщины. В свете лампы это лицо казалось старым и сморщенным, как высохшее яблоко. Она помнила это выражение. Она видела его в то утро, после первой ночи, проведенной с Райфом, и почувствовала всю полноту своей вины. Эллин заставила себя встретиться взглядом с печальными глазами Мисси.

– С тобой все в порядке? – Мисси залпом выпалила вопрос.

В ответ Эллин кивнула, стараясь отогнать дурное предчувствие. Свет лампы сопровождал ее в комнату. В этом полумраке она начала раздеваться.

– Зачем, Эллин? – горестно прошептала Мисси.

Эллин еле сдержалась, чтобы не крикнуть: «Просто так, Мис! Отстань, пожалуйста!»

Мисси молчала. Эллин продолжала раздеваться, пытаясь дрожащими пальцами расстегнуть крошечные пуговицы.

– А вдруг у тебя будет ребенок, – вскоре сказала Мисси.

Слова рассыпались как тончайшие серебряные булавки на мраморный пол. Эллин фыркнула:

– Не будет.

– А вдруг Билл изменит свое решение?

– А вдруг, – выпалила Эллин в ответ, – я изменю свое?

– Ты не любишь Билла?

Эллин сидела на кровати и пальцами ног возила по коврику. Она ясно видела лицо Мисси и знала, что та не видит ее глаз.

– Нет, – выдохнула Эллин, радуясь тому, что темно и Мисси ее не видит.

Мисси на секунду задумалась над этим.

– Ты не выйдешь за него замуж?

– Возможно.

Эллин спустила плечики сорочки и сняла ее через бедра.

– Надо иметь хладнокровие, – прокомментировала Мисси, и ее голос лишился мягкости. – Это выше моих сил, и я бы не осмелилась выйти замуж за человека, которого не люблю.

– Для этого совсем не надо смелости, – устало сказала Эллин, вставая с кровати, чтобы убрать одежду. – Дело просто в том, что у меня не хватает смелости и дальше одной идти по жизни, думая о… впрочем, ты знаешь.

– Райфе, – с отвращением прошептала Мисси это имя.

– Мисси, я ужасная дура, – вздохнула Эллин, бросая одежду на пол.

– Нет, – заявила Мисси, неожиданно обняв ее.

Эллин, застигнутая врасплох, позволила ей сделать это. Она почувствовала себя как беззащитный ребенок в нежных объятиях.

– Ты вовсе не дура, – продолжила Мисси, отпустив Эллин, и ее голос стал твердым и сердитым. – Райф был дураком. А ты – жертва. В душе у тебя есть что-то, к чему ты никому не позволишь прикоснуться после того, как тебя бросил Райф. Может быть, Билл со временем… – она замолчала, почувствовав, как догадалась Эллин, что ее слова не принимаются во внимание.

– Ну, – деловито начала Мисси снова. – Он нужен тебе. Если не он, то кто-то другой. Он хороший человек, и я думаю, что у вас все будет хорошо. Если ты не позволишь Райфу встать между вами.

Каждый раз, когда Мисси называла имя Рай-фа, Эллин чувствовала горько-сладкую ранящую боль, как будто его имя было ножом в руках ее подруги.

Глава 6

Они добрались до Чикаго по Тихому океану и там пересели в поезд до Луизвилла. Они провели в пути почти четыре дня с пересадками, и у Эллин было достаточно возможности в прокуренном трясущемся вагоне пожалеть о своем обещании рискнуть и поехать в Луизвилл. Возможности, вероятно, но не намерений: дорога напомнила ей о любви к путешествиям, о возможности видеть новых людей и новые достопримечательности. В последние пять лет окружающий ее мир замкнулся на Рэпид-Сити, а сейчас ей напомнили, что этот мир был достаточно маленьким.

Луизвилл, на реке Огайо, находился в зеленой долине и был похож на прекрасный самоцвет. Наступил уже конец апреля, и его тепло позволило кизилу, азалиям и рододендронам показать все свое царственное великолепие. Даже вид покрывающихся нежной зеленью лесов наполнял застывшее сердце Эллин радостью.

Поезд едва успел остановиться в Луизвилле, как Берт исчез, чтобы нанять извозчика для перевозки их саквояжей. Эллин пожелала ему удачи, думая, что для этого нужно проявить достаточно ловкости, судя по толпе высаживающихся пассажиров. При виде такого количества людей она почувствовала себя очень маленькой и ужасно одинокой. Эллин тут же захотела, чтобы перед ней возникло самодовольное, вызывающее в ней раздражение, лицо Джошуа Мэннерса. Эта мысль и удивила и позабавила ее. Но нет. Он сказал, что не поедет в Луизвилл. Подобравшись, она двинулась сквозь толпу к вагону для скота, где в компании других животных ехал Шейк. Там было не так много народу, и она спокойно стояла и ждала, пока разберут более мелкие породы и подойдет ее очередь на предъявление своего жетона. Наконец грузчики вывели ее шоколадного жеребца. Эллин изумленно смотрела на него.

Поездка отрицательно сказалась на животном. Его огромные глаза, обычно яркие и живые, запали и потеряли блеск. Он уже не лоснился и нетвердо стоял на ногах, как будто недавно родившийся жеребенок. Эллин сердито выскочила вперед и выхватила поводья из рук рабочего.

– Я возьму! – воскликнула она, сунув жетон под нос худому, как скелет, рабочему. – Вы уже довольно навредили, спасибо. Если это образец того, как содержат и ухаживают за животными в компании «Норфолк Энд Вестерн», то пусть об этом узнает президент компании!

Рабочий пришел в замешательство от ее резких слов, и ему ничего не оставалось, как промямлить какие-то извинения и оставить своего подопечного, всеми возможными способами пытаясь смыться. В результате Эллин осталась на платформе одна вместе с тем, что осталось от ее трехлетнего жеребца высотой в десять ладоней[2] и с пакетом провизии в руках.

Ничего не оставалось, как оседлать Шейка и поехать верхом к дороге. Сокрушенно покачав головой при виде своего великолепного жеребца в столь плачевном состоянии, она бросила плащ и закатала рукава своего дорожного костюма. Неудобная одежда стесняла движения, и она долго провозилась, седлая жеребца. Лишь немногие обратили внимание на разыгравшуюся сцену среди оживленной толпы прибывающих пассажиров и носильщиков, спешащих по своим делам. Фактически, ее аудиторией был лишь один зритель лошади.

Хорошо одетый мужчина, ведущий серую в яблоках кобылу рядом с носильщиком, с нескрываемым интересом наблюдал за сценой с безопасного, как он считал, расстояния. С минуту он наблюдал за ней, затем улыбнулся при мысли об очередной встрече с женщиной при столь пикантных обстоятельствах, потом передумал и повернулся в другом направлении.

Английское седло было далеко не дамским, но Эллин была достаточно хорошей наездницей, чтобы приспособиться к нему, а Шейк был в достаточной мере «джентльменом», чтобы позволить ей сделать это. Придерживаясь главных улиц, следуя кратким указаниям директора станции, она через полчаса добралась до Черчиль Даунса. Эллин страшно обрадовалась, увидев Берта, ожидающего ее у кабинета начальника конюшен, а улыбка выдала то, что произошедшее его позабавило.

– Браво, милая, – воскликнул он, захлопав в ладоши. – Но… послушай… – его голос сник и лицо стало серьезным, когда наметанным взглядом он оценил состояние жеребца.

Эллин слишком устала, чтобы еще раз выразить свое возмущение.

– Да, я знаю, он в ужасной форме. Я не надеюсь, что можно было бы сегодня днем попросить Джека немного потренировать его? – с надеждой спросила она, имея в виду жокея, которого Берт на всякий случай вызвал телеграммой из дома.

Англичанин сморщился, взглянув на заходящее солнце.

– Вечером, ты имеешь в виду. Нет, я очень сомневаюсь, что это возможно. Придется подождать до утра.

Как он и ожидал, «утро» ее не устраивало.

– Тогда придется мне самой это сделать. К треку, Берт, – она скрывала свою усталость, сказав это легким и бодрым голосом.

Испитое лицо Берта выразило озадаченность и гнев. Он резко сделал шаг вперед и взял Шейка под уздцы.

– Эллин, ты не сделаешь этого. Эллин сдержанно улыбнулась.

– Не глупи, Берт. Ты со своим тяжелым задом, конечно, не сможешь. Если Джек Рилей не может сделать этого, то кто еще сможет, кроме меня?

Берт не выпускал из рук уздечки.

– В этом месте все всё видят и слышат, – предупредил он, действительно изумленный. – Сейчас прессе известно, что ты сама была жокеем на скачках для Шейка. Если ты сейчас поведешь его на трек, где полно жокеев и всяких отбросов, они разнесут в пух и прах твое имя и имя Шейка в газетах!!!

Эллин рассмеялась.

– Не будь такой ворчливой старухой! – она попыталась взять на мушку предупреждение англичанина. – Кто узнает, да и кому есть дело до того, что я тренировала Шейка? В Дедвуде у нас не было проблем. Луизвилл – большое место, а мы всего лишь незаметные людишки. Я даже сомневаюсь, знают ли они, кто мы такие! – она подстегнула Шейка и рысью пустила его к треку, оставив Берта, ворчащего ей вслед:

– Да, они узнают, и очень скоро. Ты сама об этом позаботишься, милая.

Она несколько раз прогнала довольного жеребца по треку вначале шагом, потом рысью, затем галопом, великолепно держась в седле и с любовью управляя им. Берт, с восторгом наблюдавший за ними, забыл о своей усталости и тревоге, думая, что наконец-то сплетни распространятся об опытной женщине-наезднице.

Но самой Эллин эта разминка не принесла облегчения. Она позволила конюху отвести в конюшню взбодрившегося Шейка и последовала за ним, чтобы дать ему указания по поводу ухода за жеребенком. Она посоветовала ему обращаться с ним побережнее, так как он привык к хорошему уходу. Тот взялся за работу, и Шейк довольно заржал. После того, как Эллин проследила, чтобы Шейка напоили и устроили отдыхать, Берт наконец-то смог вытащить ее оттуда.

В экипаже по дороге в отель «Ланград» Берт осторожно сообщил ей неприятную новость, которую не сказал раньше, потому что она была занята Шейком: из-за канцелярской ошибки для них была заказана только одна комната. Он поискал, пока она была на треке, но все комнаты были заняты. Казалось, что ни в отеле, ни в салуне нет свободного места.

Эллин вздохнула и откинула голову назад. «Что еще могло случиться?» – думала она. Почему она позволила Берту и Мисси втянуть ее в это? Она знала ответ, поэтому сменила направление мыслей.

– Тогда позволь мне принять ванну, переодеться и съесть горячий обед, затем вернуться на трек. Я и переночую в конюшне, – она заявила это решительным тоном.

Берт прервал ее:

– Это же Луизвилл, дорогая, – удалось вставить ему. – Южане терпеть не могут эксцентричных янки. К тому же, если кто-нибудь и пойдет ночевать в конюшню, то это буду я. Нет, дорогая, у меня есть более практичное решение, и владелец отеля уже работает, чтобы осуществить его. Он, спрашивает джентльменов, снимающих отдельные номера, не согласиться ли кто-нибудь из них переселиться к кому-либо в комнату на двоих. Кажется, он уверен, что нам удастся это.

Эллин вздохнула, впервые за все время почувствовав усталость.

– Если он уверен… – уступила она, пытаясь не выдавать своей радости. Мысль о горячей ванне и теплом ужине была действительно заманчива, но она ни за что на свете не поддалась бы Берту, если бы не была уверена в осуществлении его плана.

Берт был уверен. Он проводил ее в комнату, и она увидела, что он пошел вверх по лестнице в клуб отеля.

Берт зашел к ней через несколько часов, когда она уже отдохнула и ожила, и застал ее за тем, что она небрежно и быстро писала письмо Мисси, чтобы успеть отправить его с утренней почтой. Со стуком Берта она вспомнила о том, что голодна, и поспешила как можно быстрее закончить свое послание.

– Ну, дорогая, не заставляй ждать моего соседа по комнате! – нетерпеливо обратился он к ней. – Уже девять часов. Мы ничего не успеваем.

Эллин, просияв, открыла ему дверь.

– Наконец-то ужинать! Я умираю с голоду!

– Французское блюдо – форель под миндальным соусом, – сообщил Берт, подавая ей руку. На нем был новый костюм, который он купил в Дедвуде на выигранные деньги. Он был сшит из серого шерстяного габардина, и Берт выглядел франтоватым в хорошем смысле этого слова. – Мой сосед по комнате уверяет меня, что его надо отведать обязательно.

– И мы присоединимся к этому соседу по комнате? – осведомилась она, пока он вел ее по лестнице.

– А как я мог не принять предложение от джентльмена, в чьей комнате и компании мне придется находиться целую неделю? – оправдывался Берт. – Хотя я должен признаться, что если бы дело касалось меня одного, я уверен, что такого приглашения не последовало бы.

Они начали спускаться в столовую.

– Что ты имеешь в виду? – спросила она, всматриваясь в отделанный стеклом и деревом зал.

– Ну, мы, естественно, разговаривали, и я сказал ему, что приехал в компании с молодой красивой женщиной. Женщиной особого склада характера, решительной и умной. Женщиной, которая…

– О, замолчи! Ты не мог такого наговорить!

– Я сделал это, – заверил он ее с улыбкой. – И мистер Мэннерс был очарован. Он…

Берт продолжал говорить, но Эллин дальше ничего не слышала. Она остановилась как вкопанная.

– Кто? – выдавила она из себя.

– Мэннерс, – повторил Берт, ничуть не смутившись. – Джошуа Мэннерс. Мой любезный сосед по комнате. Что случилось, Эллин? Ради Бога, давай не останавливайся на этой проклятой лестнице. Обедать, дорогая, обедать! Мы голодны, или ты забыла об этом?

Джошуа Мэннерс в Луизвилле. Ее переполняли разнообразные эмоции, верх среди которых одержали подозрение и тревога. При мысли о том, что ей придется предстать перед ним после их ссоры в Дедвуде, у нее неприятно засосало под ложечкой. Она очень ясно помнила его открытый взгляд, приводивший ее в смущение, и нежное волнующее прикосновение его пальцев, как трепет крыльев бабочки на своей щеке. Воспоминания переполнили ее чувствами, в которых она сама себе не хотела признаться. Интуитивно Эллин чувствовала, что ему нельзя верить. В какое-то мгновение ее осенила мысль: случайно или намеренно были внесены изменения в их с Бертом заказ на комнаты. В любом случае, присутствие Мэннерса в Луизвилле было для нее достаточным доказательством того, что губернатор Меллетт еще не отказался от мысли завладеть Шейком.

Она тяжело посмотрела на Берта, пытаясь понять глубину его осведомленности. Эллин знала, что он никогда не встречался с мистером Мэннерсом, и, возможно, Мэннерс не побеспокоился углубить его знания. Тогда ей надо попытаться понять, какую неожиданную шутку сыграет на сей раз лакей. Эллин собралась с духом.

– Ничего не случилось, – кратко бросила она, внимательно оглядывая комнату. – Я просто… я встречалась уже с мистером Мэннерсом. Не слишком много рассказывай, особенно когда остаешься с ним один на один. И никогда, никогда не разговаривай о Шейке, – порекомендовала она ему, пока он вел ее между столиками.

– А о чем же тогда, черт побери, нам разговаривать? – проворчал Берт.

Эллин не ответила. Она только что заметила недостойный предмет их обсуждения: он сидел один за столиком на троих. В нем не было ничего примечательного, с некоторым удивлением заметила она. Ничего стильного не было в его простом коричневом костюме, хотя он безупречно сидел на его высокой выразительной фигуре.

В помещении Эллин заметила еще несколько мужчин, лица которых были не настолько мужественны. Но они были даже симпатичнее его. Однако, к своему неудовольствию, она признавала его притягательность. Он создавал атмосферу спокойной элегантности, неопределенную ауру, которая говорила, что он мог быть настолько утонченным, насколько и вульгарным. И, как обычно, при встречах с ним, она почувствовала себя в опасности, как под электрическим напряжением. «Что представляет собой этот человек?» – впервые спросила она себя, когда наконец его темные глаза поймали ее взгляд.

Он поднялся из-за стола, когда они с Бертом подошли. Знакомая ей отвратительная самодовольная улыбка заиграла на его чрезмерно больших, но чувственных губах, а его глаза довольно заискрились.

– Добрый вечер, мисс Кэмерон! Рад встретиться с вами снова.

Его голос был мягким и бархатным, таким как она запомнила его. От этого голоса она ощутила неприятное покалывание в затылке. Эллин не улыбнулась ему в ответ, а заняла предложенное ей место.

– Мистер Мэннерс, если бы я была тщеславной, то я бы подумала, что вы каким-то образом спровоцировали это… эту встречу.

Она надеялась, что до него дойдет смысл сказанного. Он встретил ее взгляд так же смело, как и всегда.

– Вы несправедливы к себе, – заметил он, как будто делай ей комплимент.

Она была уверена, что он вложил двойное значение в свои слова. Ее угрюмый взгляд стал хмурым, и она почувствовала, как Берт протестующе пнул ее ногой под столом, пытаясь успокоить. Она взглянула на него, но у него хватило ума смотреть совсем в другую сторону.

– Мистер Эммет рассказал, что вы совсем поправились после того несчастного случая в Дедвуде, – продолжал он, опуская свое долговязое тело на стул и не отводя от нее взгляда.

Эллин уставилась на свой пустой бокал, почувствовав, как у нее покраснели уши при упоминании о Дедвуде. Она помнила их разговор в Дедвуде и, она знала, что он помнил тоже.

– Что еще рассказал вам мистер Эммет? – спросила она в ответ на его вопрос. – Я не получила смертельных увечий. А впрочем… – она попыталась пронзить его взглядом. – Вам это известно.

– Как хорошо, – избежал он прямого ответа, и по выражению лица невозможно было догадаться о его действительной реакции.

Берт, кажется, почувствовал напряжение, возникшее между его спутницей и соседом по комнате. Он пытался пошутить, заерзал на стуле, но не нашел что сказать. В это время появился официант с вином, которое уже заказал Джошуа Мэннерс, и принял заказ на обед. Когда он снова исчез, Берт нашел что сказать. К несчастью, это было совсем не то, что надо:

– Я рассказал мистеру Мэннерсу все о ранчо, «Голден Вил» и о всех твоих успехах после возвращения домой, Эллин, – британец говорил веселым голосом, улыбаясь в надежде.

– Да, – подтвердил Мэннерс, грациозным движением расправляя на коленях салфетку. – Думаю, что вас следует поздравить. Вы собираетесь замуж, насколько я понимаю.

Эллин едва сдержала едкий ответ, сосредоточив все свое внимание на британце.

– Почему ты так много говоришь о других и так мало о себе? – набросилась она на незадачливого Берта, безуспешно пытаясь говорить тихим голосом.

– Я вижу, что я не единственный, к кому мисс Кэмерон обращается с «нежными» словами. Я рад, – открыто рассмеялся Мэннерс, тем самым еще больше разъярив ее. – Мистер Эммет, без сомнения, гордится вашими способностями. И, я бы сказал, кажется, ваши способности действительно значительны. Мне остается лишь надеяться, что ваш дакотский ранчер сможет по достоинству оценить то, что ему достанется.

Если даже Мэннерс и удивился, что она покраснела при этих словах, он не подал вида. Тем не менее, при этом замечании она почувствовала себя разоблаченной, как будто ее саму вместе с мотивами ее поведения выставили на всеобщее обозрение. Это было в высшей степени неприятное чувство. Она попыталась что-нибудь ответить, но тут снова появился официант, избавив ее от этой необходимости. Он слегка кивнул Мэннерсу и предложил очень дорогое шампанское.

– Губернатор и миссис Меллетт передают вам наилучшие пожелания, – сказал он им негромко, слегка растягивая слова.

Эллин с интересом заметила, что спокойное самоуверенное лицо Мэннерса нахмурилось. Ее заинтриговало, если не удивило, его недовольство таким подарком.

– Ваш босс подбросил вам угощение, мистер Мэннерс, – подсказала она ему, откидываясь на стуле и спокойно опершись локтем в перчатке на ручку стула. – Как вы выразите свою признательность?

Неожиданно Мэннерс издал короткий смешок, как будто обрадовался ее попытке разозлить его.

– Он никогда не относился ко мне так любезно, пока был моим боссом, – сухо заметил он. Потом, обращаясь к официанту, он добавил: – Передайте, что мы благодарим их двоих.

Официант вежливо кивнул, откупорил бутылку и удалился. Джошуа Мэннерс обернулся, пытаясь найти место губернатора. Оно было в другом конце комнаты, и тот тут же заметил его взгляд. Его бывший работодатель кивнул и улыбнулся типичной улыбкой патрона, а его бывшая любовница соблазнительно подняла свой бокал. Он приветственно помахал им рукой, выдавив из себя улыбку, за которой скрывалось недовольство. Морган Меллетт, обнаружил он, была похожа на своего мужа. Они оба были важными и влиятельными, а он пресытился и тем, и другим. Однако Морган не спешила понимать намеков, несмотря на его продолжительные отказы. Он никогда не испытывал затруднений в том, чтобы найти красивую женщину, которая была не против вступить с ним в связь, и которая бы не пыталась его удержать на поводке для показа, и которая не была бы чьей-то женой. Он переключил внимание на свою компанию, пытаясь выбросить из головы эти неприятные мысли.

– Ну, – выдохнул Мэннерс, отлично зная, что за ним наблюдает Эллин Кэмерон. – Я не вижу причины, чтобы не насладиться столь необычной для губернатора щедростью. Мисс Кэмерон. Мистер Эммет. Приступим? – с наигранной торжественностью он начал наполнять бокалы этим пенящимся, искрящимся золотистым напитком.

Эллин начала вставать. Берт молниеносно схватил ее за запястье.

– Сядь, Эллин, – тихо и коротко сказал британец. – Это нехорошо.

Эллин колебалась. Потом, к удивлению Мэннерса и, честно говоря, Берта, она села на место. «Итак, – подумал Джошуа Мэннерс, – Морган окончательно забыта. А мисс Кэмерон, в отличие от ее Шейка, нужно слегка обуздать». Он невольно улыбнулся, припрятав эту информацию до следующего раза. Мэннерс поставил наполовину опустошенную бутылку в ведро со льдом, стоящее рядом, и поднял свой бокал.

– За что мы выпьем? – вслух спросил он, и его взгляд заблудился в загадочных зеленых глазах Эллин Кэмерон. Его восхитил нежный румянец, тронувший ее бледное до этого момента лицо.

– За удачу, – предложил Берт, неожиданно набравшись мужества. – За то, что нам повезло и мы нашли джентльмена, согласившегося поделиться с нами своей комнатой.

Джошуа с благодарностью посмотрел на Берта, но не мог сконцентрировать внимание на загадочной мисс Кэмерон. Он смотрел, как она с неохотой, как бы делая одолжение, подняла свой бокал. Когда она поднесла бокал ко рту, он понял, что ее губы похожи на нежные лепестки роз. Неожиданно Мэннерсу пришло в голову, что он бы очень хотел превратиться в бокал, который она к ним подносила.

– За Эллин Кэмерон, – услышал он свой собственный голос, и ему вновь захотелось увидеть, как краска заливает ее щеки. – И ее будущего мужа. Пусть они наслаждаются своим супружеским счастьем.

Она действительно еще раз покраснела, еще сильнее, чем в прошлый раз, и даже сильнее, чем он мог себе представить. Он понял, что испытывает приступ зависти к этому парню, за которого она собралась замуж, и которого он смутно помнил со скачек стипль-чез. Забавно, размышлял он, рассматривая ее. Он не считал, что она относится к разряду «невест-скромниц». Однако в замужестве могло быть нечто большее, или меньшее, чего нельзя увидеть невооруженным глазом. Подбодренный этой мыслью, он решил узнать побольше о данной ситуации у болтливого Берта.

Обед был для Эллин катастрофой. При первой же представившейся возможности она принесла свои извинения, не в силах больше терпеть ни проницательные взгляды Мэннерса, ни свою непредсказуемую реакцию на них. Она заперлась в своей комнате и начала писать еще одно письмо Мисси, пытаясь выбросить из памяти образ чертовски привлекательного лица Мэннерса.

Он не мог знать, что она не любит Билла, но все равно его тост показался ей язвительным намеком. «Какого черта тебе нужно, Джошуа Мэннерс?» – спрашивала она, вертя в руках ручку. Может быть и хорошо, что этим закончилось все дело с комнатами. Таким образом, можно наблюдать за ним и проследить, чтобы он действовал честно.

«Когда ты сможешь поверить другому мужчине? – Мисси задавала этот вопрос. – Может быть, пришло время поверить этому обаятельному и отвратительному мужчине – Джошуа Мэннерсу? Может быть, по крайней мере, пришло время использовать представившуюся возможность?»

Глава 7

Печальные предсказания Берта, увы, сбылись. Просматривая газету «Луизвилл Тайме Интеллигенсер» за шикарным завтраком в своей комнате, Эллин заметила передовицу об «уверенной бесстыдной женщине», которая скакала на лошади «как Иезавель[3] по приличным улицам Луизвилла» верхом на «неизвестном новичке», заявившем о себе в дерби. Автор статьи не кто иной, как публицист Дж. Виктор Ле Вите, был убедителен в своем приговоре, хотя определения его были весьма сомнительны. Прочитав дальше, она с изумлением узнала, что «она соответствовала распутным отбросам общества в Черчиль Даунсе, но открыто претендовала на Почетное Звание Леди».

Буйный смех был ее немедленной реакцией. Что там говорил Берт: что-то о южанах и эксцентричных янки? Она вырезала статью из страницы и, сложив, спрятала в карман своего костюма, чтобы по дороге в Черчиль Дауне насладиться ею вместе со своим другом-британцем.

Она написала полписьма Мисси, когда Берт через полчаса зашел за ней. Он был в рабочей одежде. Его бледно-голубые глаза строго осмотрели ее, когда она открыла ему дверь.

– Я тебя предупреждал, – первое, что сказал он.

Значит, он уже видел статью. Тем лучше. Эллин тут же пошлет ее Мисси, которая, бесспорно, чрезвычайно высоко оценит ее.

– Послушай, Эллин, – бранил ее Берт, пока они ехали в экипаже в Дауне. – Ты знаешь, что я желаю тебе добра, а также Мисси и Шейку, и я бы не стал с тобой так разговаривать, если бы не был уверен, что это пойдет тебе на пользу. Эллин, черт побери, такое поведение не годится для Луизвилла. Попомни мое слово, такие выходки тебе только навредят. А если ты будешь упорно продолжать, это только ухудшит положение дел, и газеты будут неудержимы. Пожалуйста, будь благоразумна. Одним крутым жестом ты навлекла на свою голову ярость жителей Луизвилла. Это должно быть твоей последней поездкой в Дауне с рабочими целями. Ты должна оставить Шейка на попечение служащих и отныне и навсегда начать вести себя так, как ожидают от тебя жители Луизвилла: ходить на балы и вечера, и все такое прочее.

– Но это же нелепо, Берт! Кто позаботится о Шейке? – она знала, что это был глупый вопрос, но правда заключалась в том, что она не любила эти светские приемы, только что упомянутые Бертом. Сама мысль об официальном приеме бросала ее в дрожь. Действительно, она так давно не посещала их и боялась, что забыла, как на них вести себя.

– Я, – непреклонно заявил Берт, – я сделаю все, что ты пожелаешь, и я буду счастлив работать с утра до ночи, если только…

Эллин тепло улыбнулась «бывалому солдату». Боже, это был великолепный день!

– Я знаю, Берт, – заверила она его. – Но подумай, я никуда не могу пойти без сопровождения, чтобы не вызвать сплетен. На вечера? Одной? Подумай, что начнется! Нет, Берт, я буду просто делать то, что я делаю, но в твоей компании.

– Но у меня есть решение получше, дорогая!

Несмотря на все ее упрямство, он, кажется, решил настоять на своем. Она уже знала, что если Берт проявляет такую решительность, то лучше всего было дать ему возможность высказаться, после чего спокойно могла продолжать делать все по-своему. Эллин склонила голову и выжидательно посмотрела на него.

Он сделал глубокий вдох и бросился в атаку.

– У нас есть сопровождение для тебя. Тот, кто больше подходит для дружбы с общественной элитой, чем я, старый конюх. Его зовут Джошуа Мэннерс.

Эллин рассмеялась.

– Джошуа Мэннерс, – повторила она нарочито обрадованно. – Но почему я не подумала об этом? Я могу представить, как мы пререкаемся и бросаем друг на друга сердитые взгляды на том или ином светском рауте. О, это слишком, Берт. Но, – неожиданно ей пришла в голову ужасная мысль, – ты… – ты не спрашивал его об этом, правда?

– Н-нет, – запинаясь, ответил Берт, смущенный ее словами. – Он сегодня утром сказал, что был бы рад…

– Слава Богу, что, по крайней мере, это так, – выдохнула она, почувствовав легкую слабость. – Я не позволю тебе толкать меня в руки к мужчине. Особенно к Джошуа Мэннерсу. Даже если бы я верила ему, а этого никогда не будет. Но ответ остается все равно – нет.

– Эллин, – овладев собой, вновь начал Берт вкрадчивым голосом. – Ты же знаешь, что я обожаю тебя и уважаю. Короче, я бы сказал – к черту твоих клеветников, но ты не понимаешь, насколько это важно для Шейка.

– Шейк! – она была озадачена.

– Если к Шейку будут относиться серьезно, – пояснил Берт, взяв ее за руку, – верь этому или нет, то с его стороны потребуется нечто большее, чем победить. Мы со своей стороны несем обязательства, чтобы его приняли во «внутренних кругах». Ты ведь знаешь, как обычно все происходит, Эллин. Шейк может спокойно победить во всех скачках, но пока ты не станешь вести себя благородно, он не будет допущен к ним. И это отразится на ранчо.

Конечно, Берт прав. Она была представителем владельца Шейка, а потому обязана была вести себя так, чтобы это шло на пользу Шейку и Мисси. Ей просто надо доверить Шейка на попечение Берту и приступить к исправлению той прискорбной ошибки, которую она совершила вчера, поехав на Шейке верхом в Черчиль Дауне. Ей придется преодолеть в себе свое упрямое стремление к независимости ради Шейка и с сегодняшнего дня вести себя с большей осмотрительностью. Настало время сменить свой дорожный костюм на пышный наряд.

– Это будет мое последнее посещение конюшни перед дерби, – немного подумав, спокойно сказала она, глядя в окно, чтобы не видеть ликования Берта.

Не одно, а несколько приглашений ждало ее по возвращению в отель днем. Она обещала Берту, что не пойдет без сопровождения дальше гостеприимного фойе, внутренне кипятясь от несправедливых ограничений, налагаемых на нее общественными традициями. Мужчины могли развязно расхаживать по городу везде, где хотели, а женщина должна выполнять свой долг, иначе ей грозили неприятности. Ей казалось, что ей привязали цепь к ноге, а на другом конце было привязана тяжелая гиря с надписью «Правильность». «Если бы я была замужем, – с горечью подумала Эллин, – и меня сопровождал муж, я была бы защищена от нападок». Ей оставалось одно: «вести себя должным образом», как сказал Берт, или же страдать от общественных репрессий.

Свадьба с Биллом Боландом перед лицом всего этого стала казаться не таким уж угрожающим событием. Она не только получит удовлетворение плотских безудержных желаний, она еще приобретет свободу поведения. Эллин знала, что Билл в определенной мере был податливым, и догадывалась, что в большинстве случаев она будет поступать по-своему. Что касалось пивной, то она будет продолжать содержать ее. Слава Богу, что Рэпид-Сити не настолько осуждал, как обладающий чувством собственного достоинства чванливый Луизвилл. Замужняя или нет, леди, управляющая пивной, всегда будет несносной для этих южан, чье представление о леди было совершенно отличным от представления Эллин Кэмерон.

Одетая в более представительное платье насыщенного розового цвета, больше всего соответствующего краскам дня, Эллин пошла отправить свое длинное послание Мисси. Разговоры окутывали гостиничное фойе как воздушное покрывало, но едва она ступила на мраморный пол, как они резко оборвались.

– Могу я чем-либо помочь, мисс Кэмерон? – лицо молодого клерка было совершенно озадачено. Эллин поняла, что разговор прекратился, и почувствовала устремленные на нее взгляды десятков пар глаз, похожие на рой насекомых. Она смогла шепотом попросить отослать письмо.

– Конечно, – он спрятал письмо. – Что-нибудь еще?

Эллин совсем не могла говорить. Она была парализована атмосферой враждебности, возникшей вокруг нее. Она не могла ничего ответить, даже не могла сдвинуться с места.

– Мисс Кэмерон! Рад видеть вас здесь. Я бы хотел вас кое-кому представить.

Джошуа Мэннерс как по мановению возник перед ней, своим слегка насмешливым, но вежливым тоном, как бритвой, обрезав враждебность. С удивлением и облегчением она посмотрела на него. Он был одет в превосходно сшитый костюм-тройку, серой с древесным оттенком шерсти. Его единственным украшением были бриллиантовый зажим для часов и неизменная черная фетровая шляпа.

– Пожалуйста, – продолжал он, побуждая ее к действию своим откровенно изумленным взглядом. – Пойдемте со мной.

Подавленная и смущенная, она, не сопротивляясь, позволила ему взять себя под локоть, повернуть и повести по просторному фойе.

– Я потом все объясню, – вполголоса сказал он, и его легкое дыхание щекотало ей ухо. – Просто постарайтесь быть очаровательной.

– Кого я должна очаровывать? – спросила она, сбитая с толку его своевременными инструкциями, чтобы рассердиться или заподозрить что-то.

Он повел ее к груде пышно набитых стульев рельефного вида, где сидели две почтенные женщины и плешивый мужчина, который походил на элегантную статую, контролировавшую их приближение. Как будто не обращая внимания на откровенные холодные взгляды, направленные на них, Мэннерс приподнял шляпу и поклонился молчаливому трио.

– Мистер и мисс Фостер, миссис Пемберли. Я хотел бы представить вам мисс Эллин Кэмерон, мою дорогую кузину.

Эллин выдала свое удивление в ответ на такое представление лишь тем, что вскинула дугой брови. Его кузина? Последовало минутное молчание, и Эллин ждала, что же будет дальше? С лицами, высеченными как из камня, миссис Фостер и миссис Пемберли протянули руки в белых перчатках, а мистер Фостер встал и поклонился. С легкой улыбкой Эллин приняла приветствие. Их с Джошуа Мэннерсом пригласили присесть и выпить чая.

Потом Эллин даже не смогла вспомнить, о чем был разговор в этом неприятном обществе. Фостер и миссис Пемберли, как она поняла, относились к элите Луизвилла и, по какой-то странной случайности, были хорошо, или фактически близко знакомы с Джошуа Мэннерсом. Надеясь узнать, как мог возникнуть этот нелепый союз, она решила при первой же представившейся возможности спросить у него. А пока Эллин следовала его указаниям. Она была просто очаровательна. Она очаровала их своим сдержанным разговором и неизменной улыбкой, не возражая против нелепой истории Мэннерса о том, что она его дальняя родственница. Постепенно ледяные взгляды теплели, и вскоре они уже одобрительно кивали головами. После чая, который скорее был закончен не из-за того, что был выпит весь напиток, а из-за того, что пора уже было его закончить, «сливки» Луизвилла извинились, тепло пожали Эллин руку и пожелали удачи в дерби.

Эллин как во сне смотрела, как они уходят, и чувствовала на себе уважительные взгляды.

– Это было относительно безболезненно, не так ли? – Джошуа Мэннерс все еще говорил приглушенным тоном, улыбаясь ей как мальчик, которому только что удалось отколоть шутку.

Она постепенно начинала приходить в себя после шока.

– Мистер Мэннерс, не будете ли вы так любезны объяснить мне…

– Говорите потише, пожалуйста! – приказал он ей почти шепотом, и его темные глаза вдруг стали серьезными и настороженными. – Садитесь, и допьем чай. Я все вам объясню.

Она наблюдала, как он с неторопливой грациозностью вновь сел на свое место. Все еще чувствуя на себе взгляды, она сделала то же самое.

– Я хочу знать, что дает вам право впутывать меня в ваши нелепые притворства, – ее застывшая улыбка, обращенная на публику, даже не дрогнула.

Он не улыбнулся иронически, как она этого ожидала.

– Мисс Кэмерон, когда вы научитесь не подозревать меня в плохих намерениях? – размышляя вслух, сказал он. – Я пытаюсь исправить тот ущерб, который вы нанесли себе вчера, проехавшись верхом до Черчиль Даунса.

– Зачем? – вызывающе спросила она тихим голосом. – Кажется, вы постоянно в гуще всех событий. Когда вы впервые познакомились со мной в Рэпид-Сити, вы сказали мне, что вы агент губернатора Меллетта. В оправдание, в Дедвуде вы выступаете на нашей стороне против интересов губернатора. И заявив, что вы ушли со службы у губернатора, появляетесь здесь, в Луизвилле, несмотря на свое замечание, брошенное мне на прощание, что вы здесь не будете – как там говорили – отмывать меня от грязи? Я требую, мистер Мэннерс, объяснить, что привело вас в Луизвилл, и какое это имеет отношение ко мне, Берту и Шейку. И я больше не стану участвовать в этих ваших розыгрышах до тех пор, пока не получу удовлетворительный ответ.

Мэннерс не ответил тут же, а испепелил ее невозмутимым и не дрогнувшим взглядом. Она заметила, что он не отвел глаз и не сделал никакого другого жеста, по которому она могла бы догадаться о его реакции. Когда он наконец заговорил, его взгляд был неподвижен, и Мэннерс очень тщательно подбирал слова:

– Это правда, – начал он, подвинувшись поближе к ней, чтобы их не услышали. – Когда мы попрощались в Дедвуде, я не собирался ехать в Луизвилл. Я изменил свои планы, думая о том, что мужчина с моими способностями сможет найти перспективных работодателей здесь, во время дерби. В конце концов, сюда приехали все, кто мало-мальски интересуется скачками без препятствий. Как вы понимаете, у меня чисто практические цели, незлые. Я ушел со службы. Я ищу работу.

– Как же, – немного подумав, не сдаваясь продолжала Эллин: – вы собираетесь найти работу, когда вы заняты тем, что галантно ухаживаете за мной?

Он улыбнулся своей широкой, во весь рот, улыбкой, которой она по какой-то причине не доверяла.

– Для меня это лучший способ дать понять обществу, желающему знать о моих специфических особенностях, о моей пригодности. Любой, кто заинтересуется моими услугами, будет посещать те самые вечера, на которых вам понадобится респектабельное сопровождение. Итак, вы понимаете, что у нас естественный союз.

Эллин лишь могла изумленно уставиться на него. Обстоятельства явно сделали их необходимыми друг для друга союзниками. Кажется, на данный момент будущее Шейка зависело от прихоти этого непостижимого наемника, который весело заявлял о своей готовности продаться любому, кто предложит более высокую цену.

Ее, между прочим, могли осудить в этом обществе за то, что Мэннерс ухаживает за ней, чтобы исполнить благородные обязательства, и она горько улыбнулась этим жестоким шуткам судьбы.

– А мистер Фостер – один из этих «перспективных» работодателей? – спросила она, вновь обведя взглядом комнату, не в силах больше смотреть на его самодовольное лицо.

– Нет, – кратко ответил он. – Но миссис Пемберли – да. Она занимает высокое положение в луизвилльском обществе, – он не добавил: «несмотря на меня», но это подразумевалось.

Эллин скрыла злость за очаровательной улыбкой. Она всегда могла улыбаться, ожидая какой-нибудь выходки.

– Я уверена, что как работодатель, миссис Пемберли приберет вас к рукам, – мило улыбаясь, заверила она его.

Кажется, ее реплика привела его в замешательство, с радостью поняла Эллин, но он осмелился ответить:

– Я уверен, что ей хотелось бы попытаться это сделать, – не успела она выразить своего возмущения по поводу такого заявления, как он встал. – Сегодня вечер у Медфордов. Я встречу вас здесь в восемь часов, – он демонстративно поклонился, приподнял шляпу и оставил ее размышлять о том, откуда только выродилось такое высокомерное существо.

Вечера стояли теплые, хотя был еще ранний май, а вокруг от луны исходило свечение. Небесное чудо необычным светом озаряло разбросанные по Черчиль Даунсу конюшни. Одинокая фигура украдкой шла по треку к ряду конюшен, в которых находились среди других лошадей участники Кентуккских дерби. Высокий тонкий силуэт выбрал третью конюшню в третьем ряду, в которой был коричнево-шоколадный жеребец по имени Шейк. Отперев висячий замок, фигура зажгла керосиновую лампу и посветила ею на животное.

Шейк заржал, потом вновь занялся едой. Пришелец улыбнулся себе под нос, затем начал пробираться к кормушке, чтобы отвязать коня.

В то же самое мгновение он бултыхнулся в холодную воду и понял, что не споткнулся. Протерев глаза, он посмотрел прямо перед собой в то место, где находилась намеченная жертва, взмахнувшая длинным шелковистым хвостом. Неудачливый самозванец выбрался из кормушки, выжимая низ рубашки. Он с неприязнью повернулся к жеребцу.

А в следующую секунду он уже лежал, скорчившись на соломе, зажав пах, и смотрел на звезды, пляшущие у него в глазах, открыв рот в безмолвной попытке вскрикнуть от ослепляющей боли. Прошло порядочно времени, прежде чем он смог собраться с силами и, пошатываясь, уйти из конюшни, оставив на сегодня даже мысль о краже коня.

Эллин Кэмерон была пунктуальна. Джошуа Мэннерс отметил это качество, добавив его к положительным чертам характера Эллин, и хотя это было отнюдь не самым привлекательным ее свойством, но очень ценным качеством любой женщины. Он глубоко затянулся сигаретой, которую только что зажег, наблюдая, как объект его внимания спускается по мраморной лестнице. Его внимание привлекло не платье, надетое на ней, хотя это было обычное платье из изумрудного муара, которое обнажало довольно соблазнительную часть ее груди. И это было не прохладное, явно аристократическое, выражение превосходства на ее несомненно прекрасном лице, или ее богатые каштановые локоны, уложенные мягким «французским узлом», который так и напрашивался быть развязанным рукой мужчины. Это, решил он, сама Эллин Кэмерон обращала на себя внимание: ее грациозность, ее плавные движения, ее спокойное, уверенное осознание того, кем она была и где было ее место в мире. Погасив сигарету о латунную пепельницу, он вышел из клуба, предвкушая завладеть сказочным созданием на целый вечер.

– Мисс Кэмерон, вы выглядите еще великолепнее, чем вчера, – сказал он ей, когда она приблизилась, заметив, что ее лицо стало сразу же настороженным, как будто он вывел ее из состояния задумчивости. – Пошли?

Его заинтриговали эти бездонные зеленые миндалевидные глаза. Их взгляд постепенно пробуждал в нем желание узнать, о чем она думает, и даже мысль о том, что она могла думать о нем, будила в нем множество прекрасных возвышенных чувств. Когда она спустилась с лестницы, он подал ей руку. С секунду она колебалась, потом, не сказав ни слова, взяла его под руку. Тепло ее маленькой ручки переполняло чувствами его сердце.

Он заказал карету, и она ждала с извозчиком у переднего крыльца вместе с каретами, заказанными для этой же цели другими постояльцами гостиницы. Невольно, вопреки всякому здравому смыслу, он почувствовал гордость, когда заметил, что на них оборачиваются. Взглянув на Эллин, он увидел, что она смотрит прямо перед собой, не обращая внимания или просто игнорируя эту публику. Когда Эллин садилась в карету, она эффектным грациозным движением подняла подол своего муарового платья. Он поддержал ее под руку, а другой рукой за талию, прекрасно понимая, что ему очень хотелось до нее дотронуться.

В карете он приказал извозчику трогаться. Эллин сидела чуть поодаль от него, сдержанно сложив руки на коленях.

– Дорога туда займет не очень много времени, – заметил Мэннерс, учитывая то, что в наступающей темноте движение на улице будет редким. – Ферма Медфордов находится к востоку от Луизвилла.

– Ферма? – ее голос выражал удивление. Это было первое слово, которым она обмолвилась с ним за последнее время.

Он кивнул, наблюдая за игрой света и тени на ее обворожительном лице.

– В деревне Блю Грасс все называется фермами. Некоторые земли площадью около миллиона акров их владельцы тоже называют фермами. Довольно неудачная попытка выразить недовольство собой. Что вы на это скажете?

Ее губы тронула едва заметная улыбка, так знакомая ему. Он приготовился принять то, что последует за ней.

– Все же некоторым из нас иногда такая манера приносит определенную пользу, да?

Она была восхитительна. Он не мог сдержать улыбки.

– Как Биллу Боланду удалось добиться вашего согласия, Эллин, несмотря на ваш острый язык? – покачав головой, спросил Мэннерс.

Эллин это не понравилось, и хотя из-за тусклого света он не видел точно, но ему показалось, что она покраснела.

– Я не собираюсь обсуждать с вами свою личную жизнь, мистер Мэннерс. И я не позволяла обращаться вам ко мне по имени.

– Да, действительно, не позволяли, – успокоил он ее. – И если бы я мог допустить мысль о том, что вы когда-нибудь позволите мне это, то я бы подождал до этого времени. Но вы бы этого никогда не сделали. Мы уже пережили несколько вех в конюшне и в номере гостиницы в Дедвуде, которые вы, несомненно, помните. Поэтому, пожалуйста, называйте меня Джошуа. Кроме того, мы ведь предполагаемые родственники.

– Сомневаюсь, что кто-нибудь верит в это, – она говорила презрительно.

– А почему бы и нет? – он был невозмутим. – Я из хорошей семьи старинного рода из Мэриленда. А вы из прекрасной семьи старинного рода из Филадельфии.

– Да как вы… – ее лицо на миг вспыхнуло.

– Генеалогия в таких делах имеет очень важное значение, Эллин, – немного подумав, позволил сказать себе он. – А вы никогда не держали в секрете своего прошлого. Вы не читаете газет? Вес знают, что вы – Кэмерон из Филадельфии. Вот почему никто не осмелился оскорбить вас в лицо.

Он не добавил, что его стараниями пресса узнала о том, что она является ветвью столь престижного семейного дерева. Ее возмущение по поводу вторжения в свое прошлое было вполне естественно.

Эллин ничего не сказала, и ему пришло в голову, что она могла испугаться. Он почувствовал комок в груди и неожиданную потребность обнять ее, но сдержался.

– Мы все исправим сегодня вечером, – мягко сказал он. – Не волнуйтесь.

Когда карета прогрохотала с четверть мили, она заговорила снова:

– Зачем вы это делаете, мистер Мэннерс? – спросила она. Ее голос был тихим. Ему захотелось обнять ее и защитить от всего на свете, но он знал, что не сделает этого. – Что вы с этого имеете?

– Лучше начните называть меня Джошуа, – беспечным голосом ответил он. – Я уже говорил вам сегодня днем. Я ищу работу. Вам надо научиться использовать все средства, что в вашей власти, себе на пользу. Большинству людей это так просто не дается.

Это было неполной правдой, и звучало немного бесцеремонно, даже для него. Но он сказал это, и ничего изменить уже было нельзя. Мэннерс услышал, как она вздохнула.

– Тогда мы ничем не обязаны друг другу, – прохладно заметила Эллин. – Я вижу, что могу многому у вас научиться, Джошуа, в том числе вашему сомнительному искусству использовать людей.

Его имя прозвучало в ее устах как насмешка, и он молча прикусил язык. Давненько он не разговаривал с истинной леди. В Рэпид-Сити он совершил такой же промах, когда попытался забрать у нее Шейка. Он знал, что ему придется возместить ущерб, который он нанес самому себе, и дальше продолжать действовать осторожнее. Мэннерс знал, что она не верит ему, и отчаянно хотел понять, почему.

Ферма Медфордов была украшена снаружи яркими бумажными фонариками, а изнутри – пышными хрустальными канделябрами. Оркестр из шестнадцати музыкантов играл на балконе большой комнаты, где уже толпились десятки богато одетых супружеских пар. Они пили шампанское из великолепных фужеров и закусывали вкусной едой, которую им подносили официанты-негры, одетые в шелковые костюмы.

Джошуа проводил Эллин по ряду, представляя ее там, где она мастерски вела светскую беседу. Пройдя сквозь это препятствие, он ввел ее в большой бальный зал, где, к своему удивлению, увидел Морган Меллетт, устраивавшую прием во все разраставшемся кругу своих обожателей.

Она была красива. Об этом даже не стоило спорить. Она ярко сияла, как солнце, в своем платье золотистого сатина, сшитого так, что оно обнажало всю ее спину и пышную грудь цвета спелого персика (на ощупь она была такой же, уж он это знал). Ее черные кудри были собраны пышным облаком во «французские локоны» и были усыпаны крошечными сверкающими бриллиантами. Она устремила на Мэннерса взгляд своих дымчатых бархатистых глаз, и ее обаятельное лицо заманчиво пригласило его.

Он отвернулся, собираясь повести Эллин в другом направлении, но сзади послышался густой гортанный голос Морган, позвавший его:

– Джошуа! – окликнула она, и он спиной почувствовал взгляды всех ее обожателей. – Джошуа Мэннерс! Подойдите сюда и представьте нам вашу кузину.

Ему ничего не оставалось, как исполнить эту просьбу.

– Она может устроить сцену, – шепнул Джошуа Эллин, вопросительно уставившейся на него. – Не позволяй ей этого удовольствия.

«Даже в аду нет фурии хуже, чем оскорбленная женщина», – пришло ему в голову вместе с мрачным предчувствием, когда они приблизились к «королеве» в толпе поклонников, на лице которой была подозрительно приятная усмешка.

Джошуа официально поздоровался с ней, назвав ее титул, и представил державшуюся уверенно, если не высокомерно, Эллин Кэмерон своей бывшей любовнице.

– Как интересно познакомиться с другой кузиной Джошуа, – промурлыкала она подобно злой кошке, играющей со своей добычей. – Боже, у него их оказывается так много! И все они такие хорошенькие!

– Это обычное дело в таких больших старинных родах как наши, – игриво ответила Эллин Кэмерон, своей скромной улыбкой затмив улыбку своей противницы. – Как странно, что это удивляет вас, миссис Меллетт.

«Два, нет, три-ноль в пользу Эллин», – подумал Джошуа, неуместно улыбаясь. Предположение Эллин о том, что Морган не имела отношения к старинным родам, его удивляло, и то, как она подчеркнула слово «миссис», как будто хотела сказать ей: «Прикройся своим титулом – это единственное, что у тебя есть».

Морган поняла, что ее пронзили пикой. Джошуа поспешил вмешаться.

– А где губернатор? Не болен, надеюсь? – спросил он, заставив себя говорить веселым тоном, который был далек от того, что он чувствовал. Он надеялся произвести на Эллин Кэмерон благоприятное впечатление сегодня вечером, но он знал, что представление ее своей бывшей любовнице было огромным шагом в противоположном направлении.

Морган обратила на него свое внимание, на мгновение, кажется, забыв об Эллин Кэмерон.

– Артур Меллетт? Болен? – она засмеялась, интимным жестом коснувшись его руки, который, он был уверен, не ускользнул от Эллин. – Нет, он вышел и беседует с другими политиками, курит, пьет коньяк и болтает. Вы знаете эти комнаты, Джошуа. Вы провели в них достаточно много времени.

Ее откровенный взгляд, кажется, добавил, что в других комнатах он тоже провел достаточно времени.

Не дав ему продолжить, она снова обратила внимание на Эллин, на этот раз с улыбкой сказав:

– Какое очаровательное платье, мисс Кэмерон. Муар, не так ли? Ноский материал. И цвет подходящий. Однако, неужели в прошлый раз мы не видели вас в шелках?

«Очаровательное. Ноское. Подходящее. Сомнительные комплименты, которые только можно сказать о платье Эллин. Очаровательное – значит, вышедшее из моды. Ноское – уместно к лексикону мужской моды. А в «шелках» – он был уверен – относилось к жокейскому наряду Эллин в Дакоте. Четыре – в пользу Морган», – подумал Джошуа.

Он оживленно взял Эллин за руку.

– Извините, пожалуйста, – быстро сказал он, посмотрев в сторону. – Думаю, нам нужно…

Эллин по-прежнему осталась невозмутимой ч безмятежно улыбалась.

– Ваше платье тоже милое, – сказала она, едва заметно подражая напористому тону той. – Как жаль, что вы не в состоянии найти портниху, которая сшила бы его по вашей фигуре.

Морган Меллетт не смогла скрыть своего потрясения. Джошуа справедливо выдернул Эллин из этой ошеломленной толпы, крепко держа за руку так, чтобы она не смогла от него вырваться. Он был и озадачен, и изумлен, но нельзя было позволить Эллин увидеть, чем все закончится. Он повел ее прямо к дверям и вывел во внутренний дворик, где было прохладно, темно и безлюдно. Он, наконец, отпустил ее, и она отошла на два шага от него, пока он не оглянулся.

Ее зеленые глаза горели гневом, и она потирала руку, которую он ей так крепко сжимал.

– Что вы хотели показать, представив меня этой… этой женщине? – выдохнула она, задыхаясь от ярости. – И так понятно, что она питает к вам нечто большее, чем просто интерес! Как вы осмелились представить меня этой?..

– Извините, Эллин, – начал он, подняв руки в защите от этой гневной тирады. – Но она заметила нас, и мне ничего не оставалось иного. Она была груба, должен признать. Но вам не следовало делать этого последнего замечания. Вы уже и без этого набрали достаточное количество очков. Я предупреждал вас, что она способна устроить сцену. Я не мог допустить, чтобы она начала выцарапывать вам глаза прямо там, в бальном зале.

– Ха! Хотела бы я посмотреть, как у нее это получится, – голос Эллин задрожал, и она попыталась проскользнуть мимо него к двери. Он снова схватил ее за руку, привлекая к себе настолько близко, что почувствовал ее неуловимый аромат.

– Нет, вы не сделаете этого, – прошептал он, чувствуя, что теряет рассудок вопреки самому себе. – Она злобная и порочная женщина, Эллин. Вы – леди. Меня не волнует, сколькими пивными вы управляете или в скольких дерби участвуете. Это не меняет вашей сути. Ее уловки так же далеки от вас как луна.

– И как это, – вызывающе спросила Эллин суровым голосом, глядя ему прямо в глаза, – вы смогли это определить?

Ему казалось, что она точно знает, откуда он смог это определить, и в этот момент он с горечью осознал, что отдал бы все, чтобы это было по-другому.

– Я знаю, – все, что он сказал ей просто и убедительно. – Теперь давайте вернемся и поднимем себе настроение. Влияние Морган в этом городе незначительно. Фактически, я уверен, что многие даже хотели бы, чтобы с нее сбили немного спеси, – он улыбнулся, вспомнив произошедшую сцену. – Все же, вы действительно что-то представляете из себя, Эллин Кэмерон. Хотелось бы мне знать, подозревает ли Боланд, с кем собирается иметь дело.

Эллин попыталась уйти, но он все еще держал ее за руку, и она не смогла этого сделать.

– Должна попросить вас: сдерживайте себя и не упоминайте его имени, – сказала она приглушенным голосом. – Я призываю ваше благоразумие как… как джентльмена уважать мои пожелания в этом отношении.

Он вдруг почувствовал, что нежданно-негаданно в его шелковую сеть попалась очень редкостная и прекрасная птичка. От ее просьбы у него странно защемило сердце.

– Вы не любите его, да? – шепотом сорвалось у него с языка.

«И не верите», – подумал он. Она отбросила его руку и сердито взглянула на него, что тут же привело его в чувство.

– В последний раз предупреждаю, Джошуа, этот вопрос не для обсуждения! – произнесла она холодно и даже с угрозой.

Ее гнев не тронул Джошуа. В ее глазах, столь близких от него, он прочел ответ.

Было уже далеко за полночь, когда Эллин выразила желание уехать с вечера. Ее представляли, и она беседовала со многими влиятельными людьми, главами семейств, которые, как казалось Джошуа, были не против поставить на ее жеребца. Он согласился уехать, почувствовав, что она устала, и с большим облегчением покинул это место, где Морган все еще могла отыграться.

На улице лакей вызвал карету. Через несколько минут она возникла из темноты и Джошуа помог Эллин взобраться в нее. Он уже собрался взобраться туда вслед за ней, как его настиг голос:

– Джошуа! – это была Морган, а ее голос был драматическим шепотом. – Подожди!

Его внутренний голос подсказывал ему не обращать внимания на эту просьбу, но какие-то другие чувства предостерегали, что Морган Меллетт похожа на тигрицу, к которой нельзя человеку поворачиваться спиной. Не рискнув взглянуть на свою спутницу, он выполнил просьбу и даже на пару шагов отошел от кареты, чтобы Эллин не слышала, о чем они говорят.

– Чего ты хочешь? – спросил он сдержанно и тихо. Ее кожа, как и платье, отливала желтизной в приглушенном свете фонарей, а на лице было выражение интимности.

– Я думала, что дала это понять, – пробормотала она, опять коснувшись его рукава, как она это делала и раньше.

Он почувствовал, что его губы недовольно скривились.

– А я думал, что ясно дал понять тебе, что устал от этой игры, – сказал он. – Спокойной ночи, Морган.

Неожиданно она громко рассмеялась.

– Ш-ш-ш! – шепотом взмолился он, возмущенно добавив: – Ты хочешь, чтобы все в этом доме узнали, что ты здесь?

– Еще одно, пока ты не уехал со своей потерпевшей фиаско кузиной, – сказала она, не ответив на его вопрос.

– Что? – едва сдерживаясь, спросил он.

К его полному изумлению она прыгнула вперед и оставила приторный поцелуй на его онемевших от удивления губах, прижав к нему свое теплое мягкое тело. Он, потрясенный, не мог пошевелиться. В следующее мгновение она уже отстранилась от него, и на ее торжествующее лицо стоило посмотреть.

– Я буду ждать, – сказала она ему отчетливо, шепотом добавив: – но не долго.

И она снова исчезла в темноте.

– Все в порядке, сэр? – обратился к нему извозчик.

Единственным его ответом было то, что он вошел в карету и закрыл за собой дверь. Они тронулись. Он подумал, что лучше ничего не говорить Эллин. Мэннерс надеялся, что Эллин не видела этой сцены. Это была слабая надежда, он знал, но она укрепилась в нем, пока они возвращались ночью в молчания г, отель.

Если это было все, что могла сделать в отместку Морган, то, утешал он себя, это не самое худшее, что он мог от нее ожидать.

Однако по прибытии его надежды рухнули. Как только он помог Эллин выйти, она холодно сказала:

– Мы больше не встретимся с вами в обществе, мистер Мэннерс. Если из меня надо сделать дуру, то это сможет вполне закончить, как это начали вы, какая-то жена губернатора с сомнительной репутацией. До свидания!

С этими словами она выдернула свою руку и взлетела по лестнице в отель. Он сразу же понял, что месть Морган избрала своей целью его, а не Эллин Кэмерон.

Глава 8

Эллин отказывала на следующий день всем посетителям, включая Берта и неизвестного посыльного, который заявил, что у него для нее цветы.

Она была рассержена, унижена и смущена, и ни с кем, кроме Мисси, не хотела делиться этими чувствами. Она начала писать ей письмо в пять утра, оставив тщетные попытки заснуть, и просидела над ним, не заметив, целый день, в промежутках всхлипывая и разбрасывая вещи по комнате. Морган Меллетт выиграла, и Мисси Кэннос получит целое послание на десяти страницах, обильно политое слезами Эллин.

К обеду она устала и проголодалась. Эллин приняла ванну, оделась и причесалась. У нее было желание спуститься в столовую, найти укромный столик и поесть, не привлекая к себе внимания. Нежелательно было для нее во время обеда встречать Джошуа, который был, к несчастью, вездесущ, или Морган Меллетт.

Она рискнула остановиться возле администратора, чтобы отослать письмо. Там был тот же служащий, который в прошлую встречу очень холодно с ней обращался, но на этот раз он тепло улыбнулся, поприветствовал и спросил о здоровье.

Ошеломленная, она вежливо ответила, но ее прервала миссис Пемберли, с которой Джошуа Мэннерс познакомил вчера за чаем.

После радушного приветствия величественная престарелая дама, пожавшая ей руку, спросила:

– Дорогая, вы обедали? Мы будем рады, если вы составите нам компанию.

Эллин, запинаясь, поблагодарила ее, подбодренная мыслью о таком сплочении общества на ее стороне.

По-новому внимательный клерк предложил ей отправить письмо и передал стопку писем и открыток. Как будто на облаке, Эллин быстро захватила с собой миниатюрная и удивительно энергичная миссис Пемберли в свою компанию из десяти человек, обедающих в небольшой отдельной комнате, отходившей от главной столовой. Там были Фостеры, которые так же радушно встретили ее, как и другие присутствующие, которых Эллин не знала.

Такое внимание со стороны незнакомых людей все больше сбивало Эллин с толку, пока миссис Пемберли, которая настояла на том, чтобы Эллин села рядом с ней, прошептала ей на ухо:

– Вы поставили эту наглую девицу на свое место, моя дорогуша. Стокарды сегодня днем чуть не высмеяли ее. И как хитро с вашей стороны, что вы избегаете общества сегодня. Без сомнения, нам придется терпеть ее завтра у Филсонов, но будет так забавно видеть ее неприятно задетой.

Поразительно голубые глаза пожилой женщины заискрились от удовольствия.

Эллин начала кое о чем догадываться.

– Вы говорите о Морган Меллетт? – изумленно спросила она.

– Конечно, – с веселым упреком ответила ее собеседница. – О, Джошуа Мэннерс был прав. Вы восхитительны.

Неудовольствие Эллин при упоминании этого имени, должно быть, не ускользнуло от внимания миссис Пемберли, так как она вскинула белоснежные брови дугой.

– Ох! Я сказала не то. Пожалуйста, извините. Видите ли, у меня создалось впечатление, что он… ну впрочем…

– Миссис Пемберли, я должна признаться, – Эллин с отчаянием поняла, что она вот-вот расплачется. – Джошуа Мэннерс не мой кузен. По крайней мере, насколько я…

Миссис Пемберли прервала ее оживленным смешком:

– Пуф! Конечно, вы не его кузина. Я хорошо знаю Мэннерсов Аннаполиса. Фактически, мы с ним дальние родственники по мужу сестры его бабушки. Он, должно быть, обожает вас. Его семья очень много для него значит.

– Так, значит, вы хорошо его знаете?. Миссис Пемберли сделала глоток шампанского.

– Довольно хорошо, чтобы удивляться, зачем он бросил многообещающую карьеру в правительстве, чтобы работать с этим выскочкой-политиканом. В его роду достаточно сенаторов и конгрессменов, хотя все они не достигли дворца губернатора. Может быть, он поэтому решил заняться политической карьерой. У него есть способности к этому, и это, конечно же, понравилось бы его семье.

– Значит, они все… умерли? – громко спросила Эллин, пытаясь узнать побольше, выразив любопытство.

– О да, – миссис Пемберли воодушевилась. – Его мать и отец были моими близкими друзьями, они умерли уже пятнадцать лет назад. Он был единственным ребенком, поэтому они его ужасно баловали, а потом его баловал дядя. Но все равно, он – очаровательный молодой человек. Хорошо образован. Вполне привлекательной внешности. Вам так не кажется?

Эллин повела разговор в другом русле, ничего не ответив.

– А что он делал в правительстве? – спросила она, пытаясь не показаться слишком заинтересованной, наблюдая за официантами, разносившими блюда на больших серебряных подносах.

Седая голова миссис Пемберли склонилась еще ниже, и Эллин ответила ей тем же жестом.

– Секретная служба, – торжественно-таинственно прошептала пожилая женщина так, будто это все еще являлось секретом. – Он работал в Белом Доме. Он получал задания от самого президента.

– Президент! – Эллин не могла скрыть своего удивления. – Но почему… в общем, как случилось, что он стал работать на губернатора Меллетта в Дакоте?

– Дядя Джошуа был порядочным выродком, – ответила ее собеседница, жестом подозвав официанта, предложившего им поднос с бисквитами. – Он остепенился, так сказать, на Западе. Очевидно, Джошуа взял себе в голову проследить за этим лично. Я всегда думала, что он вернется.

Многие дебютанты Вашингтона тосковали по нему, это уж точно.

Дебютанты… Эллин сразу же представила молоденьких женщин, бросающихся на Джошуа Мэннерса, который был намного привлекательнее, чем это было нужно. В ее уме тут же возникли дополнительные вопросы, но она не осмелилась больше ни о чем спросить. Эллин чувствовала, что миссис Пемберли обожает Джошуа, и ей хотелось, чтобы до него не дошла новость о ее чрезмерном любопытстве.

– Он будет сопровождать вас на вечере у Филсонов? – полюбопытствовала миссис Пемберли, нарезая рыбу мелкими кусочками.

– Н-нет, – выдавила Эллин, ошарашенная вопросом. – Мы… мы поссорились.

Дама, кажется, обиделась.

– Но неужели вы не приедете на вечер? – воскликнула она шепотом. – Вы не должны! Это самое важное событие в светских кругах. Даже более важное, чем само дерби!

– О нет! – заверила ее Эллин, обрадовавшись этой информации, хотя она никогда не призналась бы в своем незнании. – Я там буду!

Было трудно, до невозможности утомительно убедить Берта в том, чтобы он сопровождал ее на вечер. Берт сдался только потому, что ему не удалось убедить Эллин позвонить Мэннерсу и тем самым позволить ему выполнить свои обязанности, его доводы оказались для Эллин неубедительными. Он согласился, а она, в конце концов, не должна была пропустить этот вечер.

Берт заехал за ней немного поздно, извинившись, что его подвел галстук. Заметив его бледность. Эллин всплеснула руками. В своем сером шерстяном костюме он выглядел просто приятно, а она выбрала простое, но элегантное платье цвета запылившихся роз. У нее не было желания накануне дерби привлекать к себе внимание, если только это не касалось благополучия Шейка. Ее репутация висела на волоске в Луизвилле. Появление сегодня вечером вместе со своим тренером еще больше натянет этот волосок, но порвать его окончательно все же не сможет.

Владения Филсонов были в два раза больше, чем ферма Медфордов. Площадка перед домом была покрыта голубой травой и обсажена кустарником, подстриженным в форме животных. Вход и ступени были отделаны итальянским мрамором цвета слоновой кости с багряными прожилками, а канделябры были сделаны в форме ирисов, с золочеными листьями и хрустальными цветами. Берт нервно теребил пальцами воротничок. Эллин глубоко вздохнула и почувствовала в воздухе едва уловимый запах цветущих азалий. Она заставила себя улыбнуться, чтобы с этой улыбкой явиться к обществу.

– Ей-Богу, дорогая, в твоем роду была королевская кровь, – в голосе Берта было явное восхищение, когда они «прошли сквозь строй». – Я уверен, что ты даже в обществе королевы чувствовала бы себя как дома.

Эллин сдержала смех, вместо этого тепло улыбнувшись своему сопровождающему, к которому возвращался естественный цвет лица.

– По мнению мистера Ле Витта, я была бы недостойна быть скамеечкой для ее ног, – сказала она с некоторым облегчением от того, что они прошли первое испытание. Следующим испытанием будет обед и бал. Пока что, к ее удивлению, не было никаких признаков Джошуа Мэннерс?

– Мисс Эллин Кэмерон! – зычный тенор за ее спиной привлек внимание. – Какая удача, что мы наконец-то встретились снова!

Резко обернувшись, Эллин похолодела от изумления при виде – или скорее – при зрелище, которое представляли собой губернатор Артур Меллетт и его удивительно красивая молодая жена, подходившие к ней. Ее первым желанием было повернуться назад и уйти, но она быстро подавила его в себе. Уверенная в том, что удача не сыграла никакой роли в этой встрече, она изобразила ослепительную улыбку (если не хищную) и так стиснула руку Берта, что тот сморщился от боли.

Они представились. Маленький мясистый человечек взял ее руку и пожал.

– На нас с женой большое впечатление произвело ваше представление в Дакоте, – сказал губернатор.

– Да, – переспросила Эллин, желая заставить их замолчать. – Ваш Мэннерс дал нам понять, что вы…

Берт, сжавший ей руку, сдержал ее от грубых слов, которые она чуть было не сказала, – …заинтересовались им, – она говорила это губернатору, но лукаво смотрела на его жену, которая с такой же наглостью оценивающе разглядывала ее.

Губернатор, кажется, ничего не замечал.

– Было-было, – он откровенно рассмеялся, в опровержение подняв руки. – Я бы, честно говоря, чувствовал на вашем месте себя неловко сейчас, когда пресса наблюдает за каждым вашим действием, готовясь осмеять вас перед всем городом, если вашей лошади не повезет. Будучи губернатором, я хорошо знаю эту пакостную прессу, при этом я не допускаю их до своей конюшни.

Кроме того, – добавил он, как будто это только что пришло ему в голову, – Джошуа Мэннерс больше не работает на меня.

– О? – удивление Эллин, если не недоверие, было предельно искренним.

– Нет, действительно, – повторил губернатор для большей убедительности.

– Сразу же после Дакоты он подал в отставку. Все еще не объяснил, кстати, почему. А вы совсем оправились после того падения?

Улыбка Эллин исчезла. Это «падение» было неслучайным, и губернатор об этом знал. Эллин почувствовала, как Берт сильно сжал ее руку, и она с большим трудом сдержалась, чтобы не сморщиться от боли.

– О да, – легко и бесцеремонно ответила она. – Пустяки, в самом деле. Между прочим, большое спасибо вам и миссис Меллетт, – Эллин кивнула в ее направлении, – за то шампанское, что вы нам прислали.

Морган Меллетт, в шелковом платье цвета аметиста, снисходительно кивнула, отчего Эллин вскипела. Губернатор, по-прежнему не обращающий внимания на напряжение, существующее между женщинами, картинно поклонился.

– Наше почтение. Мэннерс служил нам несколько лет, и мы ничего не имеем против, правда, дорогая? – он потрепал свою жену по окольцованной руке. Морган, как заметила Эллин, не ответила. Тотчас же Эллин насторожилась. Мэннерс говорил ей, что она злобная и порочная женщина.

Меллетты извинились и растворились в толпе гостей. Эллин и Берт вновь остались одни.

– С этой шлюхой твой дружок Мэннерс таскался в Медфорде, – сквозь зубы процедила Эллин, глядя вслед удаляющейся чете.

– Должен сказать, что у него превосходный вкус, – самопроизвольно вырвалось у Берта, и он слегка причмокнул губами, провожая взглядом соблазнительно покачивающую бедрами Морган.

– Ах, тише! Ты думаешь, губернатор лгал? – вполголоса спросила Эллин, пока они с Бертом подходили к столовой.

– Насчет Шейка? – задал встречный вопрос Берт, наконец оторвав взгляд. – Я не знаю. Он мог все-таки…

– Нет, насчет Мэннерса. Ты думаешь, твой сосед по комнате все еще шпионит для него?

Берт вытаращился на нее с неподдельным изумлением. Она вынуждена была отвести взгляд.

– Нет, дорогая, не думаю. Твои янки – сомнительные, это уж точно. Мэннерс, возможно, не очень честен, но он не шпион. Кроме того, я не могу себе представить, что он шпионит для такой темной личности, как губернатор.

– Может быть, тебе и лучше знать, – сказала Эллин, как будто она сомневалась в этом. – Обед ждет. Навряд ли я смогу переварить его после такой встречи.

Возникло некоторое недоразумение с номерами карточек на посадочные места. Официант уронил их и перепутал, в результате Эллин и Берт оказались в разных концах стола в совершенно незнакомых компаниях. Берт был озадачен столь неожиданным поворотом событий, но Эллин попыталась подбодрить его, улыбнувшись и помахав рукой. Потом она поняла, что Морган Меллетт, сидевшая неподалеку, перехватила этот жест, истолковав его по-своему и изумленно уставившись на нее. Эллин нахмурилась и тут же переключила внимание на свое окружение. Ее сосед казался приятным парнем. Это был человек небольшого роста, средних лет, который открыто признавал свои недостатки – лысую голову и полноту. Она немного поболтала с ним, и он представился ей. После этого она стала относиться к нему с меньшим почтением.

Рядом с ней сидел Виктор Ле Витте, тот самый редактор, на котором лежала ответственность за ту едкую, уверенную в своей правоте, статью, которая одновременно позабавила и смутила ее. Взяв за правило соблюдать на вечере этикет, она, холодно и с укором взглянув на него, назвала свое имя, что подзадорило его сделать замечание.

Он принял негласный вызов, открыто рассмеявшись, отчего сидящие в конце стола застыли от любопытства.

– Не та ли самая Эллин Кэмерон, которая, согласно легенде, привела изумительного Шейка к победе в Дакотских скачках? Боже, я нахожусь в присутствии такой величины! – он снова рассмеялся, качая головой.

– Кажется, единственной величиной в этой компании является ваш язык, – заметила Эллин, решительно отхлебнув бульон и прекрасно понимая, что за ней и ее громогласным соседом, который, кажется, хватил лишнего шампанского, наблюдают.

– Наоборот! Вы демонстрируете свою наглость, осмелившись появиться на этом приеме. Ну, мисс Кэмерон, вы – лучший представитель рода человеческого, нежели я.

– Недостаток ума вы компенсируете глупостью, – заметила Эллин с достойной восхищения любезностью, как она надеялась, сконцентрировав внимание на капельках жира, плавающих на поверхности бульона.

– А вы недостаток изысканности компенсируете грубостью.

Наконец, не в силах больше сдерживать свою ярость, Эллин повернулась к нему:

– Если так считает газета «Тайме», то, должно быть, так и есть на самом деле, – любезно и нараспев произнесла она и одним ловким движением, которое свидетельствовало о ее большом опыте в подобного рода делах, она вывернула ему суп на колени.

С невозмутимым спокойствием, демонстрировавшим ее воспитание, Эллин продолжала трапезу, как будто это сотворил кто-то другой. Тем временем ошеломленный и ошпаренный журналист отряхивался и обмахивался, а официанты, поспешившие ему на помощь, едва сдерживали улыбки. Присутствующие за обедом последовали манере Эллин и продолжали трапезу.

Берт издалека услышал суматоху и как журавль стал вытягивать шею, грубо и недостойно, готовый отдать свою жизнь, чтобы защитить честь Эллин. Ничего не понимая, он уже начал вставать, но его остановил спокойный совет Джошуа Мэннерса.

– Она в безопасности, Берт. Я бы сказал, что она прекрасно справляется. Давайте не будем усугублять сцены.

Берт снова сел и, нахмурившись, заметил напротив своего соседа по комнате.

– Но что случилось? – требовательно спросил Берт.

Мэннерс покусывал нижнюю губу:

– Она только что сделала горячую ванну редактору, но это был всего лишь Дж. Виктор Ле Витте. Не о чем беспокоиться. Ваши места поменяли не случайно, Берт. Но я не могу точно сказать, кто виновен в этом, поэтому лучше я пока помолчу. Пусть будет, что будет. С ней все в порядке.

– Эллин, дорогая, ну что такого мог сказать этот человек, что спровоцировало такой… такой спектакль? – бранил Эллин Берт, ведущий ее в танце на поворот.

Обед прошел без дальнейших происшествий, и теперь друг-британец держал Эллин в плену прекрасного тустепа.[4]

– Он попробовал на мне испытать одну свою статейку, – с праведным безразличием заметила она, – а я ее раскритиковала.

– Что ты имеешь в виду?

– Мне она не понравилась, Берт.

– Но это чертовски ясно всякому.

– Не ругайся.

– Извини.

Начался другой танец, и Эллин с радостью покинула бы танцевальную площадку, чтобы не слышать упреки Берта, но он твердо держал ее и закружил в вальсе.

– Ты, конечно, понимаешь, что обо всем этом будет написано в газетах?

– Да? – Эллин была пресыщена его упреками.

– Конечно! – выкрикнул он, заставив ее высокомерно вскинуть на него брови.

– Берт, неужели ты думаешь, что меня это сколько-нибудь волнует? После того, как все уже и так напечатали? В конце концов, я сделала хоть что-то, оправдывающее те титулы, которыми меня наградили в той статье. Я чувствую глубокое облегчение в целом. Просто забудь об этом. Он…

– Мне не придется этого делать, – проворчал Берт, прервав ее. – Он был свидетелем всей этой сцены.

Эллин вздрогнула.

– Он… что?

– Да, действительно, мэм, – заверил ее Берт, скорчив мину. – Он сказал, что замена карточек на места была не случайна.

– Этому я могу охотно поверить, – сказала она, неизвестно почему впервые почувствовав смущение. – Ну, ничего не поделаешь. Что сделано, то сделано. И, – добавила она с такой решимостью, как будто говорила самому Мэннерсу, – я бы сделала это еще раз, даже если бы тысяча подобных ему стояли и наблюдали. Действительно, я бы даже не удивилась, что это он несет ответственность за все.

Она ощутила; как какая-то невидимая сила нахлынула на нее, как волна, и вдруг слишком знакомая высокая худощавая фигура нависла над Бертом и схватила его за плечо.

– Правда? – самонадеянно заметил учтивый насмешливый баритон.

Не успела Эллин каким-либо образом отреагировать на вмешательство, как Берт ускользнул, а ее руку взял Джошуа Мэннерс. Эллин холодно смотрела на сильную фигуру, которая повела ее б вальсе.

– Если бы тысяча подобных тому стояла и наблюдала за чем? – спросил он с небрежной, очаровательной улыбкой. Его рука была прохладной, но ей стало невыносимо жарко.

– Я вам уже сказала, что я больше не хочу появляться в обществе с вами. Так что же вы делаете по-вашему? – сказала она, не ответив на вопрос, надеясь, что ее голос звучит строго.

Его широкая усмешка подвергла ее танталовым мукам и заставила отвести глаза.

– Вмешиваюсь. Чудная привычка. Позволяет человеку танцевать с партнершей, которая никогда бы не стала с ним танцевать, если бы он был вынужден ее пригласить.

– Неожиданная чувствительность, – заметила она, нахмурившись. – Я имела в виду, почему вы должны знать, что вы – последний в мире мужчина, с кем я хочу…

– Осторожно, милая мисс Кэмерон. Ваше замечание может быть понято двояко.

Его темные глаза заискрились от смеха, а она не могла придумать ответа, чтобы побольнее задеть его. Его рука поплотнее обхватила ее талию, когда он выполнял головокружительную серию поворотов. Эллин прильнула к нему, чтобы не упасть. Он был, она должна была это признать, прекрасным танцором.

– Должна быть причина тому, что вы выбрали на танец женщину, которая так презирает вас, – удалось вставить ей, когда они стали танцевать помедленнее. – Что вы хотите мне сказать?

– Только то, – ответил он, наклонившись поближе к ее уху, и она почувствовала на щеке его теплое мягкое дыхание и легкий запах хорошего коньяка, исходивший от него. Эллин инстинктивно попыталась отстраниться, но он еще ближе прижался, и у нее бешено заколотилось сердце.

– Спокойнее, моя дорогая, – зашипел он ей на ухо. – Вы знаете, что за вами все наблюдают? За обедом вы разыграли целый спектакль. Я уверен, что вы очень гордитесь собой. Но это дорого обойдется вам.

– Что вы знаете об этом спектакле за обедом? – требовательно спросила она, с вновь зародившейся в ней подозрительностью.

– Совсем мало, к несчастью. Но теперь это не имеет значения. Утром вас опорочат в два раза сильнее, и газеты будут к вам в два раза более жестоки.

– Какое вам дело, если…

– Пожалуйста, перестаньте перебивать меня, мисс Кэмерон! – его голос стал более мягким, но он не ослабил своего дерзкого объятия. – Вам надо поучиться вести себя в обществе.

Она вскинула брови.

– Слепой ведет слепого. Как странно!

– Замолчите и не умничайте. Это важно. Слушайте внимательно.

Он больно обхватил ее. Эллин распирало от желания оставить его остыть посреди танцевальной площадки, но для этого ей потребуется проявить ловкость и силу Геркулеса, потому что он слишком крепко держал ее, а также Эллин разжигало любопытство узнать, что он скажет еще. Последнее победило, и она откинула голову назад в позу, как он заметил, удобную для поцелуя, и с неприязнью и чувством собственного достоинства посмотрела на него. Он усмехнулся.

– Вы красивая женщина, Эллин, – рассмеялся он, еще раз осмеливаясь обратиться к ней фамильярно. – Завтра вы никому ничего не должны говорить. Как будто сегодня вечером не произошло ничего из ряда вон выходящего. Когда вы осмелитесь рискнуть в дерби в Даунсе, держите Берта под рукой. Не позволяйте ему отходить от вас ни на шаг. Вы уже достаточно неприятностей навлекли на себя в Луизвилле, хотя осмелюсь заметить, этого и следовало ожидать.

– Это все? – враждебно спросила она.

– Вообще-то нет, – заметил он, холодно глядя ей в глаза. – Пока вы сосредоточенно слушаете, я бы хотел извиниться за события прошлого вечера.

Без малейшего труда она изобразила удивление.

– Это не существенно, – ответила Эллин, притворяясь безразличной. – Я научилась не ожидать от вас большего. Что-нибудь еще?

– Нет, – ответил он невозмутимо, – пока вы не доставите мне удовольствие станцевать с вами еще один танец.

– Черта с два! – прошипела Эллин, улыбкой выдав свое ложное безразличие, когда закончился вальс.

Он мелодраматически вздохнул.

– Ах, ну тогда до свидания!

Мэннерс отпустил ее и картинно раскланялся, потом растворился в толпе. Ей надо было найти стул, чтобы присесть.

Стук разбудил Эллин намного позже, чем она собиралась проснуться. Она резко пробудилась, как будто упала с большой высоты, и в желании спастись, ухватилась за подушку. Снова послышался стук, и мягкий мужской голос назвал ее имя. Эллин неохотно слезла с кровати и открыла слипшиеся глаза. Волосы выбились из узла и теперь в хаотическом беспорядке рассыпались по плечам и лицу. Она нащупала ногами шлепанцы и сунула руки в рукава халата. Мягкими шагами проходя по комнате и протирая на ходу глаза, она с треском распахнула дверь.

Это был посыльный. Он принес газету, большой букет красных роз, букет амброзии и несколько писем. Чихнув, Эллин заставила его ждать, пока она постепенно избавляла его от этой ноши, начиная с захватывающих дух роз. Он не ждал чаевых и обрадовался им.

Три письма. Первое было написано быстрым и небрежным почерком – это был счет за прачечную от жертвы вчерашней непредвиденной горячей ванны и сопровождалось букетом увядающих амброзии. Эллин усмехнулась, подумав о своем ответе. Второе было извинением от Филсонов, которое требовало от нее ответа такого же рода. Эллин открыла третье и прочла:

«Цвет этих лепестков не может сравниться с огнем, которым горело ваше лицо, когда вы «окунули в воду» своего неудачливого противника. Это было зрелище, подобное которому я даже не мечтаю увидеть снова. Я могу только отблагодарить Господа, стоя на коленях, что вашим соседом за столом оказался не я, как это должно было быть согласно карточкам, если бы не произошло изменений».

Оно было подписано: «Дж. М.»

Эллин швырнула розы на пол и стала топтать их, морщась от боли, так как она напоролась на слишком большие шипы.

Эллин предложила навестить Шейка до начала скачек, но Берт удержал ее, предупредив об окончательной порче ее белого платья и очаровательной шляпки после такой миссии.

Программа скачек на день была разумно короткой. Скачки начинались примерно в полдень, и возле Берта собралась большая толпа, по меньшей мере, в несколько тысяч человек. Эллин представляла собой образец женской безмятежности, с безразличием отпивая молочный пунш, но Берт был уверен, что это всего лишь лицевая сторона медали. Он знал, что напряжение, которое он чувствовал, распространялось откуда-то извне.

– Эллин, дорогая, с тобой все в порядке? – Берт говорил притворно спокойным голосом.

Эллин выглядела изумленной.

– Конечно, – ответила она. – А почему ты спрашиваешь?

Берт скорчил мину.

– Потому, что ты так чертовски спокойна. Я никогда полностью не верю тебе, если ты спокойна. Кроме того, – добавил он, оглянувшись вокруг и говоря более тихим голосом, – эта толпа бросает меня в дрожь. А тебя?

Она улыбнулась.

– Ты наслушался своего соседа по комнате. А я молчу, – закончила она, – потому, что мне нечего сказать.

– Хорошо, если бы тебе нечего было сказать вчера вечером, – проворчал Берт. – Сегодня я чувствую себя как под дулом пистолета. Однако, о чем разговаривал с тобой Джошуа Мэннерс? Вы вдвоем представляли интересное зрелище. Ты знаешь, было несколько моментов, когда я не был уверен – то ли вы собираетесь расцеловать друг друга, то ли – убить.

– Иди вниз и сделай ставки, – предложила Эллин, не обращая внимания на его вопрос и доставая из рукава векселя. – Чтобы выиграть, конечно. Я присмотрю за Шейком.

– Следи за ним отсюда, – Берт погрозил ей пальцем, решив, наконец, сказать, что хотел: – Не вздумай убегать. И не делай нас больше врагами в Луизвилле, пожалуйста.

– Я ни одной душе и слова не скажу, – сладко пообещала Эллин. – Иди.

Он послушался. Эллин отставила свой стул и подвинулась к краю балкона, уставившись вниз на пустой круг победителей.

Шейк в Кентуккском дерби. Кто бы мог поверить? Длинноногий жеребец проделал довольно долгий путь вместе со своей решительной хозяйкой из штата Джорджия. Чисто символически Мисси предложила Эллин выступать с жеребцом в обмен на заем, который Эллин отдала за жеребца в прошлом году, и чисто символически она согласилась. Она и не мечтала, что жеребенок достигнет этого. Эллин улыбнулась себе, вспомнив, как она, между прочим, сказала Берту: «Делай ставки».

Они могли выиграть двенадцать тысяч долларов, и все это могли проиграть на лошади.

«Кто не рискует, тот не выигрывает». Это была ее любимая поговорка. Мисси была намного консервативней, но Мисси оставалась в Рэпид-Сити. И если Шейк будет продолжать побеждать здесь в Кентукки тридцать к одному, то он может принести ей четверть миллиона долларов. Настоящее приданое. А если он проиграет… ну, если он проиграет, она просто приедет домой. Разоренная и в немилости. И выйдет замуж за Билла Боланда.

Из группы людей на поле донесся уверенный голос Фостера, выводивший слова песни «Мой старый Кентуккский дом», ее мысли прервались. Множество восхитительных голосов вторили Фостеру. В другой части клуба Эллин увидела миссис Пемберли с затуманенными от искренних чувств глазами. Она была со своей свитой. Эллин посмотрела в сторону, не желая встречаться с ней взглядом. Она не знала слов песни. Кроме того, ее домом была Дакота, а не Кентукки.

Райф был из Кентукки.

На поле выводили участников соревнований и водили их вокруг по треку. Она тут же нашла Шейка и с гордостью заметила, что он прекрасно выглядит и находится в своей лучшей форме.

Джек Рилей, жокей, одетый в зеленое, казался смущенным, но он был готов к скачкам. Преимуществом этого невысокого человека было то, что он тоже любил Шейка, хотя не испытывал никакого расположения к его хозяйке.

Она послала жеребенку воздушный поцелуй, и впервые за сегодняшний день у нее от волнения пробежала дрожь по телу.

– Эллин Кэмерон.

Мужской голос за ее спиной был странно и ужасно знакомым. Звук этого голоса заставил сосредоточиться. Еще один незваный журналист, решила она, нахмурившись. Не удостоив нового незваного гостя полным вниманием, она ответила:

– Я выслушаю все, что вы хотите сказать мне, после скачек, сэр. Пока они не закончатся, пожалуйста, молчите. А если вы не можете молчать, тогда уйдите, пожалуйста.

– Эллин, милая. Не надо со мной так разговаривать!

Голос, теперь зазвучавший прямо за ней, был настойчив. Раздражение дало бы выход непристойному замечанию, но благоразумие погасило это желание. Надеясь заставить замолчать незваного гостя вежливым притворством, она изобразила сладкую улыбку и обернулась к нему. Улыбка застыла и исказилась, затем полностью исчезла в ее несмутившемся, но явно шокированном взгляде. Там, на расстоянии протянутой руки, стояло ее прошлое, и оно обрушилось как приливная волна, угрожая унести с собой способность рассуждать.

Напряженный взгляд прекрасных голубых глаз, каждая мельчайшая темная крапинка которых отпечаталась в ее памяти, казалось, поглощал ее с томлением, которое было парализующим. До боли знакомое янтарное лицо медленно расплылось в улыбке, разрывающей сердце, и она почувствовала, как рукой схватилась за горло. Его полные чувственные губы открылись, чтобы что-то сказать ей, но время остановилось, и он ничего не сказал, как будто в данный момент слова были не нужны.

В ответ на ее губах застыло его имя, которое она так и не смогла произнести, выдав тем самым ливень переполнявших ее чувств. «Скажи что-нибудь ты, идиотка! – увещевала ее совесть. – Ты хочешь, чтобы он заподозрил правду? Что ты ждала его возвращения все эти три ужасных года?»

Но она не издала ни звука. Она поглощала его взглядом, отмечая, что Райфорд Симмс показался ей более свободным, более худощавым и более жестоким, если можно быть более жестоким с тех пор, как ее бросили.

Ему, должно быть, тридцать лет, подумала она, и на его широких плечах, подобно бархатной накидке, покоился отпечаток расцвета его мужского достоинства. Его рыже-золотистые волосы были коротко подстрижены и зачесаны назад, а такого же цвета усы были не по моде короткими, но, тем не менее, очень красивыми. Его белый хлопчатобумажный костюм явно сиял новизной, а длинные пальцы лежали на талии, подчеркивая его стройно сложенный торс, облаченный в белый шелк. В сокровенны! воспоминаниях Эллин думала об этом обнаженном торсе и об одной из этих сильных рук на своей груди. Она сочувствовала, что силы и здравый ум покидают ее, и ей захотелось громко позвать на помощь.

– Как давно это было? – пробормотал он соблазнительным голосом, который она слишком хорошо знала, медленно растягивая слова. Кажется он не понимал, какое оказывал на нее воздействие. Время поползло вперед черепашьим шагом. Эллин собралась с духом, чтобы здраво ответить ему.

– Давно, – беспечным голосом сказала она. Эллин знала, как давно, с точностью до часа.

– Как ты жила? – продолжал он.

– Хорошо. Нормально. А ты?

Несколько глупый разговор, капризно подумала она. Было очевидно, что ему сопутствовала удача, к он выглядел бодрым и преуспевающим.

– А я так себе, – признался он и сократил расстояние между ними. Неожиданно Эллин поняла, что он завладел ее похолодевшими руками. Она ли подала их, или он взял их сам? Конечно, он взял их, потому что она больше не чувствовала своей воли. Высокий кентуккиец заглянул ей в глаза, в которых были все ее чувства. Ее захлестнула лихорадка желания.

– Я скучал по тебе, милая, – прошептал Райф, согревая ее сладкой медлительностью своей речи, как кентуккским солнечным сиянием. – Ты не можешь себе представить, как сильно я скучал.

Несмотря на то, что он бросил ее, оставил в отчаянии так давно, несмотря на бесконечные, серые будни и ночи, лишенные любви, она хотела сдаться в его плен. Снова отдаться ему, почувствовать объятия его рук, и поклясться, что она принадлежит ему навсегда…

Вдалеке протрубили сигнал, заставивший ее вернуться из прошлого в настоящее. Некоторое время она была в безопасности. Оторвавшись от него, Эллин повернулась и посмотрела на трек, где возле стартовых столбиков лошади застыли в ожидании, как отличные пистолеты наготове на дуэли. Прогремел стартовый выстрел, и двенадцать жеребцов выпустили из-за ограждения. Райф исчез для нее.

Шейк и его наездник скакали с внешней стороны, но они взяли мощный старт. Эллин с восхищением любовалась удалью профессионального жокея, сдерживавшего мощные скачки молодого Шейка и удерживая позицию на первом повороте. Когда они вышли на ровную дорожку, жеребец продвинулся на четвертое место, которое удерживал, пока скакал по прямой. На последнем повороте он поднялся до третьего места, и толпа взревела. Когда осталась одна четверть мили, шоколадный жеребец, несшийся молнией, сделал последний рывок.

Не скрывая волнения предвкушаемой славы, дакотский энергичный жеребенок прорвался вперед, своей ужасающей скоростью и выносливостью забивая остальных участников. Он пересек линию финиша, опередив на четыре скачка лошадь, которая, казалось, вот-вот свалится с ног. Эллин закричала от радости, она снова повернулась к Райфорду Симмсу и обвила руками его шею. Вокруг все бушевало, как в аду, но он обхватил Эллин и непристойно поцеловал. Его настойчивые твердые губы сделали ее удивленный дрожащий рот податливым, и она снова почувствовала, что слабеет от желания, когда он привлек ее поближе к себе.

– Я снова нашел тебя, Эллин, – выдохнул он над ее ухом, и у нее по спине пробежала дрожь. – И я не хочу терять тебя никогда, никогда…

Она была на седьмом небе. Наконец-то осуществилась ее несбыточная и самая заветная мечта после горьких трех лет одиночества. Но как она могла поверить ему? «Никогда не говори никогда», – старая глупая поговорка возникла у нее в голове. Она прижалась к нему, пытаясь рассеять неожиданные сомнения.

– Эллин!

Снова громко окликнули по имени, но на этот раз это был разъяренный голос Берта, и она отличила его в этой суматохе. Она рванулась от Райфа, неожиданно почувствовав себя неловко и смущенно.

Берт не знал Райфа. Он было шокирован, увидев ее в интимных объятиях незнакомого мужчины, но вкус победы смягчил этот шок.

– Эллин, давай спустимся вниз! Шейк ждет тебя на кругу победителей!

– Я… я должна идти, Райф, – она смотрела на него, хотя ноги уже сделали шаг вперед. – Там внизу мой конь. Мой Шейк.

Райф потянулся за ее рукой.

– Останься, Эллин, – чувственно и умоляюще прошептал он. – Шейк может подождать!

Эллин покачала головой и отдернула руку, как бы освобождаясь от его чар.

– Подожди здесь, – решительно сказала она ему. – Я вернусь.

– Эллин, останься!

Эллин изумленно на него посмотрела. Его симпатичное лицо было мрачным и растерянным. Кажется, он явно решил оставить ее здесь, с собой, как будто если она уйдет, он потеряет ее навсегда. Почему Райф не хотел отпускать ее вниз к Шейку за заслуженным выигрышем?

– Эллин, какого черта ты слушаешься этого человека, кто бы он ни был? Давай спустимся вниз к Шейку, ради Бога, пока этот сорванец не устал и не ушел без нас!

В ее понятии шутка Берта звучала странно и пугающе. Неожиданно ее охватил беспричинный ужас, как будто она осталась одна на незнакомой темной улице. В последний раз отвернувшись от Райфа, она побежала, и даже Берт вынужден был догонять ее.

Море людей, казалось, потекло в обратном направлении, но Берт пробивался вперед, прокладывая дорогу эксцентрично одетой в белое женщине. Как могла так сокрушительно исчезнуть вся прелесть дня? Теперь, когда она больше не с Райфом, она почувствовала, как на нее навалилась тяжесть. Было невозможно пробиться в такой густой толпе. Шейк на круге победителей. Она пыталась думать, но ее мысли безнадежно путались.

Круг победителей был пуст. Толпа там рассеялась, так как Шейк не был фаворитом, и даже репортеры расходились. Конь и розы пропали. Эллин дернула стоявшего поблизости судью в голубых лентах.

– Где Шейк? – на одном дыхании потребовала она ответа. – Где мой конь?

– Кто? – человек спешил и, кажется, не понял. – Шейк победил, да.

– Где он? – повторила Эллин, охваченная паникой, не обращая внимания на то, что несколько человек неодобрительно смотрели на нее.

– Его увели, – раздраженно ответил мужчина. – Пожалуйста, мадам, я занятой человек.

– Увели! – беспричинная паника овладела Эллин. – Мой конь ушел, – закричала она этому человеку, в отчаянии схватив его за руку. – Кто его забрал? И куда? Сэр, я требую, чтобы вы его нашли! А деньги? Кто получил деньги на мое имя?

Не успел он ответить, как Эллин повернулась к ошеломленному Берту, ослабев от ужаса.

– Иди к конюшне и посмотри, отвели ли его туда, – приказала она старшему рабочему, чувствуя, что у нее кружится голова. – Я поищу его здесь.

Если один из конюхов взял Шейка, то он будет в конюшне или же будет прохаживаться по треку. Эллин поняла, что бежит в направлении трека, не обращая внимания на состояние своего белого платья и на то, что оно ограничивает движения.

Трек был пуст. Ни лошади, ни человека не было в поле зрения. Она не могла поверить и застыла на месте. Шейк только что выиграл Кентуккское дерби и теперь исчез. Пропал. Кто-то просто взял его под уздцы и увел.

Ей захотелось закричать, позвать животное, как будто он мог ей ответить. Ей захотелось сесть прямо здесь, в грязь, и заплакать. Вместо этого она побежала к передним воротам.

Подбежав к входу, она приостановилась, тяжело дыша. Эллин заметила вокруг себя движение обычного рода. Стояли кареты, они заполнялись и уезжали, и было много людей, нуждающихся в их услуге. Лошади, впряженные в кареты, были понурыми от долгого ожидания или, с одним лишь исключением, от длительной работы. Она не могла ясно видеть жеребца, потому что он был в самом конце длинного ряда, и другие кареты загораживали его, но животное казалось резвым и даже выражающим протест. Подойдя поближе она увидела, что несколько человек пытаются усмирить разгоряченного, взволнованного коня ударами по морде.

Неожиданно она онемела. Прямо у них из-под носа!

Не тратя время на раздумья, она стремительно рванулась к карете и закричала:

– Шейк! Шейк!

Группа ничего не понимающих свидетелей уставилась на нее в явном изумлении.

Роскошь белой органзы опустилась на встревоженный кеб как снежный вихрь. Молотя руками и крича охрипшим голосом, Эллин набросилась на трех незнакомых мужчин, только что запрягших Шейка в кеб.

– Помогите!!! – пронзительно закричала она. – Это мой Шейк! Мой Шейк! Они украли его!

Действительно, Шейк заржал в ответ, начал грызть удила и бить копытом, мотнув головой, когда один жилистый мужчина попытался покрепче взять его под уздцы. Эллин стала взбираться на сиденье извозчика, отчаянно вцепившись в него руками. Мужчина поднял руки, чтобы сбросить ее, а третий сзади сдернул ее вниз и отшвырнул в сторону. Она упала на сырую землю: потрясенная, побитая и все еще взывающая о помощи.

Несколько полицейских, которые, очевидно, регулировали движение за Даунсом, подбежали к ней. Ошеломленная, она смотрела, как двое мужчин убегали с места происшествия, а извозчик совершил ошибку, взмахнув кнутом на запряженного жеребца. Шейк встал на дыбы, взметнув в воздух упряжь, кеб и извозчика. Извозчик приземлился в нескольких шагах от Эллин и лежал неподвижно. Полицейские схватили и стали успокаивать Шейка, а Эллин оперлась на протянутую ей руку помощи, чтобы встать.

– Я вижу, что мой совет был дан глухому.

Эллин вздрогнула. Рука принадлежала Джошуа Мэннерсу.

– Джошуа, – простонала она, чувствуя острую боль в спине и в ноге. – Они… они…

– Я знаю, – он так грубо прервал ее, что она удивленно посмотрела ему в лицо. Оно было недовольным. – И чего вы надеялись достичь, побежав за ворами?

Его упрек причинил ей большую боль, чем ее нога.

– Кавалерии нигде не было видно, кони не бросались в глаза нигде, – пролепетала что-то она, потирая бедро.

– Где Берт?

Эллин снова посмотрела на него, тяжело дыша. Кто такой, в конце концов, этот Джошуа Мэннерс, что она должна отвечать на его вопросы? Он устремил на нее свой взгляд, как бесстрастный мифический Бог.

– Берт пошел в конюшню, – неохотно ответила она ему, не в силах выдержать этот взгляд. – Поискать там Шейка.

– Почему вы раньше не спустились на круг победителей? – он говорил грубым голосом. – Эти парни сработали быстрее, и им как раз нужна была эта задержка.

Она хотела ударить его за беспардонность.

– Причина моей задержки не ваше… – она замерла и посмотрела ему прямо в темные, ждущие ответа, глаза. Она не смогла продолжать. Райф был виноват в задержке. Райф хотел задержать ее там, наверху, рядом с собой, подальше от Шейка. Подчинившись бескомпромиссному взгляду Джошуа Мэннерса, у нее закружилась голова от ясного сознания того, чему она позволила произойти. Райф одурачил ее. Еще раз! Он не соскучился по ней. Он не любил ее. Он охотился за Шейком, и этот хам был уверен в том, что нравится ей в достаточной мере, чтобы сбить ее с толку, пока его сообщники пытались увести Шейка.

И самой ненавистной была мысль о том, что его обман почти сработал!

Она больше не могла выносить неподвижный взгляд Джошуа Мэннерса и его прикосновение. Эллин стряхнула его, вместо этого обратив внимание на полицейских, которые слегка привели в порядок этот хаос. Один из них козырнул ей и подошел.

– Что здесь произошло, мэм? – почтительно спросил он, растягивая слова как ножницы, спокойно глядя на нее.

– Трое мужчин, – начала она, сдерживая дрожь в голосе, – собирались уехать с моим конем Шейком, победителем в дерби. Это он впряжен в кеб.

Офицер, кажется, сомневался.

– Идите осмотрите лошадь, офицер, – голос Мэннерса был, как всегда, уверенным. – Вы обнаружите, что это Шейк. И вам лучше посмотреть, что там с извозчиком.

Он снова сделал это, поняла она, тут же рассердившись и почувствовав неописуемое облегчение. Джошуа Мэннерс полностью завладел ситуацией. Казалось, что он не способен был вести себя по-другому ни при каких обстоятельствах. Офицер послушал его совет, снова оставив их одних, за исключением толпы любопытных, соблюдающих благоразумную дистанцию.

– Должно быть, утром это платье было красивым, – заметил Джошуа.

Он не засмеялся, но она чувствовала в его голосе веселые нотки. Поникнув, Эллин опустила глаза. Платье, некогда белое, теперь было заляпано кентуккской грязью. Ей захотелось умереть, не сходя с этого места, но прежде убить Джошуа Мэннерса, у которого хватило наглости сказать ей об этом.

– А какую роль, – начала она, чувствуя, что злость распухает в ней как кровоточащая рана, когда она вспомнила о розах и записке, – сыграли вы в этом позорном спектакле, мистер Мэннерс?

– Вы поспешили сделать неправильный вывод, мисс Кэмерон, – уроженец Мэриленда спокойно выдержал ее взгляд и говорил негромко, чтобы его слышала только она одна. – Я не имею к этому никакого отношения. Если вы будете настаивать на своем, то навлечете на себя массу ненужных осложнений. Это я позвал полицию. С вашей стороны будет явной глупостью считать меня соучастником.

Джошуа Мэннерс взял ее за плечи повелительным жестом. В его темных глазах она прочла, что он теряет с ней терпение. У нее онемел язык.

– Извозчик мертв, мистер Мэннерс, – безжизненно доложил офицер, избавив Эллин от необходимости отвечать. – Должно быть, сломал шею, когда его сбросили.

При этих словах Эллин почувствовала удовлетворение. Она подошла к Шейку, взяла его под уздцы и заворковала над ним, успокаивая. Эллин ненавидела себя за то, что в своей ослепляющей страсти чуть не допустила очередную глупость по отношению к себе и к Шейку. Она была охвачена почти что непреодолимым желанием причинить самой себе телесную боль.

– С ним все в порядке? – рядом с ней снова был Мэннерс.

Эллин повернулась к нему и увидела, что он тщательно осматривает животное. Она забыла о своей злости и повернулась к жеребцу, который нетерпеливо бил копытом. К ее радости, животное оказалось в порядке.

– Я думаю, да, – ответила она, проведя рукой по гладкому крупу Шейка.

С ним было все в порядке. На нем не было никаких признаков дурного обращения, и он, как всегда, был нетерпелив и энергичен. Эллин смотрела, как офицеры распрягают жеребца, отдавая себе отчет в том, что Мэннерс стоит рядом с ней настолько близко, что она чувствует его дыхание. Она снова оказалась у него в долгу. Это чувство тревожило ее.

– Кажется, я снова должна поблагодарить вас, мистер Мэннерс, – сказала она ему, не смея даже посмотреть на него.

– Это становится для вас привычным, не так ли? – согласился он, и она уловила улыбку в его голосе.

К своему неудовольствию, Эллин покраснела. Снова.

– Лучше всего, чтобы ваши люди отвели сейчас Шейка в его стойло, – обратился Мэннерс к главному офицеру властным голосом. – И вызовите кеб для мисс Кэмерон.

– Да, сэр.

Однако прежде чем мужчина смог уйти, Эллин заявила свой протест.

– А как насчет остальных? – требовательно спросила она, рассерженная самонадеянным поведением Мэннерса. – Вы собираетесь ловить тех, кто скрылся?

Молодой офицер поджал губы и покачал головой.

– При всем уважении, нет, мэм, – ответил он, растягивая слова. – Однако окажем содействие расследованию. Мы опросим власти здесь, в Даунсе. Мы приносим извинения за то, что вы попали в беду, и мы будем рады оказать вам посильную помощь.

Он откланялся.

Эллин глубоко втянула воздух, сдержав желание дать ему пощечину.

– Тогда не определите ли вы местонахождение денег, если вы больше ни на что не способны?

– Эллин, почему вы не едете обратно в отель? – вмешался Мэннерс с такой властностью, что она вынуждена была снова встретиться с ним глазами. Он смотрел смущающим знакомым ей взглядом. В какой-то момент она хотела принять во внимание его предложение лишь для того, чтобы сбежать от него.

– Мистер Мэннерс, – начала она, раздражаясь слабому звуку своего голоса. – Спасибо еще раз за усилия, приложенные вами. Я думаю, что дальше я сумею обойтись без вмешательства, даже с самыми благими намерениями.

Джошуа Мэннерсу оставалось только смотреть, как Эллин Кэмерон с чувством собственного достоинства, несмотря на грязь и синяки, пошла вслед за полицейскими, которые повели Шейка.

Мэннерсу стало почти жаль Билла Боланда.

Берт дожидался, медленно расхаживая по конюшне. Эллин приказала ему ждать, именно это он и делал, хотя страшно не любил ждать. Эллин бесстрастно отметила, что он хорошо выполняет приказы. Когда Берт заметил небольшой подозрительный караван, движущийся в его направлении, он выронил трубку и галопом понесся им навстречу.

– Эллин! Какого черта… – его голос упал. Эллин прихрамывала, потеряв каблук в рукопашной схватке. Трое мальчиков-конюхов выскочили из конюшни, чтобы забрать победителя у офицеров.

– Можете сказать официальным лицам, что я ожидаю получить деньги, вернувшись в отель, – так отблагодарила перепачканная женщина хмурых полицейских, которые уже уходили. Берт осторожно взял ее за руку и отвел в сторонку к стулу.

– Лучше присядь, дорогая. Ты выглядишь разбитой, – сказал он ей негромко. – Что, черт побери, случилось?

– Они чуть не увели его, Берт, – сказала она, стуча зубами. – Они запрягли его в кеб. Можешь себе представить, наш Шейк запряжен в кеб? И…

– Кто, будь он проклят?

Она изумленно уставилась на него, как на идиота.

– Мужчины, – ответила Эллин, все больше раздражаясь. – Воры.

Берт помотал головой, как будто хотел выбросить из головы ее непонятные слова.

– Эллин, дорогая, начни все с самого начала.

Терпеливо и подробно Эллин начала излагать свою историю от отчаяния на треке и до перепалки с загадочным вездесущим Джошуа Мэннерсом. Берт слушал с неподдельным вниманием, держа в руках ее руку, и это умиротворило до того, что хотелось заплакать.

– Что говорил Мэннерс? Кто, в конце концов, были эти мужчины? Поймали ли их? – настойчиво расспрашивал Берт.

– Он говорил, – продолжала она, отвечая на его первый вопрос, не желая краснеть и выдать себя, – что задержка нашего выхода на круг победителей была спровоцирована. Поэтому мы можем предположить…

– Что парень, который тебя задержал, в сговоре с этими негодяями, которые пытались украсть Шейка, – Берт вздохнул, и это внезапной острой болью и сожалением отозвалось в ее сердце. – Извини, дорогая. Больно, что этот не… что он так много для тебя значит.

Эллин нахмурилась, тщетно пытаясь скрыть правду, которая была в словах Берта, и подняла руки, надеясь сдержать подкатившиеся слезы.

– Тебе не стоит жалеть меня, – она встретила его взгляд, хотя на ресницах у нее дрожали слезинки. – Иди и попробуй его найти, так? – продолжала Эллин, надеясь, что не выдала своего желания доказать, что их худшие мысли были неверными. – Я буду ждать тебя здесь, я обещаю.

Понимание показалось в голубых глазах Берта. Понимание и жалость.

– И если я найду его? Арестовать его? – осторожно спросил он.

Эллин высказалась:

– Если он все еще на трибуне – да, а если вышел за ворота – убей его.

На губах Берта появилась улыбка, но глаза были печальными. Он кивнул и ушел. Понимая, что Берт не исполнит свою миссию, Эллин смотрела ему вслед, все еще пытаясь побороть в себе глупое и бесполезное желание заплакать.

«Дорогая Мисси!

Твой конь принес мне массу неприятностей. После победы, уверяю тебя, сногсшибательной, мы чуть не потерпели катастрофу, когда трое неизвестных и, по-видимому, один знакомый попытались увести нашего прославленного жеребенка под видом упряжной лошади. Вдобавок к моральным оскорблениям я получила ушибы, когда один из этих неотесанных сбросил меня вниз. Я потребую возмещений убытков из твоих выигранных денег, которые чудом дождались нас. Один вор умер после того, как Шейк сбросил его. Все это было довольно волнующим, но было бы намного лучше обойтись без этого.

Известным сообщником, о котором я упомянула, был Райфорд Симмс, чья явная цель в этой шутке (страшной шутке) заключалась в том, чтобы подольше задержать меня, пока его сообщники уведут Шейка. После того, как их план провалился, Берт не смог разыскать его. Но дело еще не закончено. Никого еще не поймали, а у властей есть причины полагать, что преступники уехали на Восток.

Однако есть одна хорошая новость. Губернатор и миссис Меллетт не поедут в Балтимор, поэтому нам не придется терпеть ни их самих, ни их лакея Джошуа Мэннерса. Мы с Бертом уже заказали комнаты в отеле «Кантигтон», считающиеся лучшими в городе. Мы наняли удачливого Джека Рилей на остальные скачки и решили, что теперь Шейку необходима постоянная охрана.

Утром мы с радостью уезжаем. Можешь продолжать собирать статьи из газет Южных Штатов. Эта вырезка как раз такая «щадящая», о какой я могла только мечтать.

Я скоро напишу тебе еще. По-прежнему твоя многострадальная подруга Эллин».

Эллин вложила статью, написанную Дж. Виктором Ле Виттом, появившуюся в «Таймс Интеллигенсер» в то утро, когда состоялись дерби. Она запечатала его, отложила письмо в сторону и набросала ответ на оскорбительную и жестокую статью автору:

«Милостивый сэр, мужчина с таким глубоким и ясным пониманием человеческой натуры поймет, что женщина моего воспитания никогда не станет платить по счету джентльмену.

С наилучшими пожеланиями, Эллин Кэмерон».

Глава 9

Первый класс очень отличался от экипажа, заметил Берт, подложив руки под голову и откинувшись на своем месте. Салон, заказанный для него и Эллин в вагоне из Луизвилла до Балтимора, стоил в три раза дороже, чем долгая дорога из Рэпид-Сити, но он стоил этого. Было намного лучше расслабиться в шикарных сиденьях и в уединении комнаты, быстро смекнул он, чем соперничать с массами в наполненной и неудобной карете экипажа. Кроме того, что значило несколько лишних долларов? Эллин сдерживала себя, чтобы не пользоваться всевозможными удобствами, и если это соответствовало разборчивому вкусу Эллин, то и для него это тоже было хорошо. Кроме того, он снял неплохой урожай со ставок в дерби. Он заработал эти удобства тяжелым трудом и мудро поставленными ставками.

Эллин, заметил Берт, была необычайно сдержана. Большую часть первого дня путешествия она провела, глядя на занавешенное окно на проливной дождь, и редко выходила из салона. Она была неизменно вежлива с ним и всегда отвечала на его вопросы, но сама не предложила ни одной темы для разговора, даже если он сидел молча, дремал или часами читал. Берт не настаивал. Он видел, что она вне себя, и не предполагал, что он может довольно проницательно догадаться почему. Он хотел, чтобы она сказала хоть слово или посмотрела на него, или хотя бы заплакала. Хоть что-нибудь. У него разрывалось сердце от мысли, что она молча страдала из-за того парня, кто бы он ни был. И кто бы он ни был, Берт уверен, что Эллин Кэмерон была слишком хороша для него.

Ему было трудно поговорить с Эллин наедине, особенно когда он понял, что ничего не может для нее сделать. Она отказалась пойти с ним в вагон-ресторан, вместо этого предпочитая обедать в своем салоне. Вагон-ресторан был для Берта радостным облегчением. Это было чисто мужское владение, прокуренное и оживленное от хриплого смеха. Контраст с холодной атмосферой салона, которую Берт разделял с Эллин, был разительным. Здесь он мог получить удовольствие за трубкой, бренди и болтовней с совершенно незнакомыми людьми, которых потрясало его английское произношение и свободное обращение с приобретенной в дерби добычей. Когда вечером в первый день путешествия Эллин легла спать, он вернулся в вагон-ресторан, чтобы расслабиться подобающим образом.

Отличный коньяк нагрелся в стакане, который держал Берт, размышляя об Эллин и загадочном рыжеволосом незнакомце, который обнимал ее в Луизвилле.

Ни она, ни Мисси не упоминали о нем за время его сравнительно недавнего сотрудничества с ними. До него доходили время от времени слухи, связывающие Эллин с каким-то непростительным оскорблением, но он считал это завистью.

Все же это давало какое-то объяснение, почему Эллин, во всех отношениях привлекательная женщина, казалось, не проявляла романтического интереса ни к кому, даже очень обаятельному Биллу Боланду, за которого собиралась замуж.

Бедняжка уже отдала сердце негодяю. Берт уставился на янтарную жидкость в стакане, покачав головой.

– Не думал, что внезапно полученное богатство может вот так влиять на людей, Берт.

Черная фетровая шляпа завершила фигуру Джошуа Мэннерса, появившегося за столиком, где сидел Берт. Ошеломленный, но довольный, Берт вскочил и протянул руку своему бывшему соседу по комнате.

– Ей-Богу, Джошуа, как я рад тебя видеть! Какого черта ты здесь делаешь? Садись и доставь мне удовольствие угостить тебя рюмочкой спиртного.

Поблагодарив, Джошуа сел.

– О чем ты сейчас размышлял? – поинтересовался Джошуа, заговорчески улыбнувшись широкой улыбкой. – Ты был похож на Аристотеля, созерцающего бюст Гомера.

Берт усмехнулся, не уверенный в том, кто такой Аристотель и лишь понаслышке едва знакомый с Гомером.

– Как раз о том, что ты сказал. Внезапно полученное богатство. На прошлой неделе – зачуханный рабочий ранчо в отпуске в Луизвилле. На этой неделе – еду в вагоне первого класса и пью чертовски дорогой коньяк. Почти как в сказке, что ты на это скажешь?

Джошуа согласился.

– К тому же множество интересных способов промотать состояние в Балтиморе. Я знаю несколько отличных… нет, пожалуй, оставим это на время. Как реагирует на это мисс Кэмерон? Берт сдержанно ответил:

– Ох, – он махнул рукой, в которой держал трубку. – Относится к этому спокойно. Женщине нетрудно привыкать к деньгам, а? А теперь скажи-ка мне, мой дорогой друг, какого черта ты делаешь здесь?

Молодой мужчина прикусил губу, постеснявшись улыбнуться.

– По-прежнему ищу работу, – он заказал бренди официанту в белом пиджаке.

– Много потерял в дерби? – заговорчески улыбнулся Берт.

– Наоборот, – Джошуа подмигнул ему. – Может быть, поэтому я еду в Балтимор. Еще одна такая выплата, и можно уйти на отдых. Все же нужно куда-то девать время, мне кажется.

Во время непродолжительного затишья вернулся официант, принесший бренди. Джошуа понюхал его.

– Эллин в порядке после инцидента в Даунсе?

Берт был сбит с толку вопросом. Он неловко себя чувствовал, обсуждая свою работодательницу и друга с Джошуа Мэннерсом. Эллин, он знал, открыто заявляла, что не доверяет этому человеку. Он сам был склонен относиться к нему с симпатией, но убеждения Эллин вызывали в нем противоречивые чувства.

– Она немного… я думаю, она винит себя, – ответил он осторожно, чтобы не выдать своих мыслей. – Но в остальном у нее все нормально. Она… она настоящая леди. Я очень уважаю ее.

– Могу сказать, – заявил его спутник, – ей очень повезло, что она имеет такого преданного друга, – он поднял свой стакан и вдруг почувствовал его внимательный взгляд. – За преданную дружбу.

Берт согласился.

– За неумирающую дружбу, – произнес он и приказал, чтобы ему принесли еще одну бутылку.

Проснувшись, Эллин лежала на своем спальном месте, спокойно прислушиваясь к непрерывному грохоту поезда. Она устала и не могла избавиться от образов в своем воображении. Она представляла Райфа, появившегося в Луизвилле. Настоящий дьявол в белом одеянии. Представила себя, отчаянно пытающейся сдержаться и быть хладнокровной, с чувством собственного достоинства, когда она стояла в испорченном платье перед Джошуа Мэннерсом в Черчиль Даунсе. Представила Билла Боланда, которого, к своему удивлению, она едва могла вспомнить.

У нее больше не было видов на предстоящее замужество. Появление Райфорда Симмса лишило ее способности к здравомыслию.

Из-за давности их прекратившихся отношений постепенно боль стихла. Огонь ее любви, зажженный для этого негодяя, сгорел дотла. Только когда, наконец, она вновь начала размышлять о нем, любовь снова вспыхнула неистовым костром, ослепив и опалив ее пламенем. Эллин была ослеплена, но не до конца, и помешала украсть Шейка. Но… но ему удалось все.

Даже одна в постели она покраснела от стыда и от сознания этого. Билл Боланд был в сто раз лучше ее прежнего любовника. Билл был добрым, порядочным, честным человеком, который будет любить ее и относиться к ней с уважением и почтением, даже возможно большим, чем она этого заслужила.

Билл был таким человеком, чьи самые низменные и неискренние мысли не могли сравниться с самыми достойными мыслями Райфа по своей подлой сути.

Но она не любила Билла. Она любила Райфа. Как удобно было бы, если бы она смогла перенести всю силу любви от Райфа к Биллу Боланду. Жизнь, решила она, и любовь были несправедливы и приносили разочарование. И она была бессильна что-либо изменить. Если бы только Райф мог измениться, с тоской подумала Эллина. Если бы он мог любить ее так же, как она любила его. Но этого не произойдет никогда. Тем более сейчас. Она была уверена в этом, и эта реальность была невыносима.

Как могла она заботиться об этом мерзавце, если его не заботило ничего, кроме своей личной выгоды? Она любила его и ненавидела за это. Но теперь, спасибо Райфу, она вынуждена была в довершение ко всему столкнуться с необходимостью выйти замуж за человека, которого она уж точно никогда не полюбит.

Эллин уже была в салоне к тому времени, когда Берт сумел пошевельнуться после вчерашнего вечера. Она сидела, держа на коленях дощечку и, как он догадался, писала очередное длинное письмо Мисси. Эллин улыбалась уже более радостно, с тех пор как они уехали из Луизвилла, и ему стало легко на душе, несмотря на головную боль.

– Доброе утро, дорогая! – поприветствовал он ее, заходя в салон. – Сегодня чувствуешь себя получше?

– Да, – согласилась она. – Чего нельзя сказать о тебе.

Берт уныло усмехнулся.

– Я в порядке. Немного хватил лишку коньяка за свое благополучие вчера вечером.

Она понимающе улыбнулась и возобновила письмо.

Берт не решался задать следующий вопрос.

– Эллин, – начал он, присев напротив нее. – Кто был тот парень в Даунсе?

Она перестала писать, но не подняла глаза.

– Его зовут, – сказала она, помолчав, тихим и неторопливым голосом. – Райф… – Эллин колебалась. – Райфорд Симмс.

Берт переварил это сообщение, открыв для себя, что он хотел бы узнать побольше, но боялся того, что она могла ему рассказать. Как будто его заставили быть свидетелем бойни, произошедшей по нелепой случайности.

– Ты никогда не упоминала о нем.

Он знал, что это провоцирующее замечание, но не мог удержаться. Эллин странно и незаметно улыбнулась, но в глазах была пустота. Она отвела взгляд.

– Райф уехал… задолго до того, как ты стал работать с нами, – последовала долгая пауза. – Он работал у Мисси на ранчо, – она сидела очень тихо. – Мы… мы были любовниками. – Эллин снова посмотрела в окно, покусывая нижнюю губу. – Он уехал.

Берт не осмеливался спрашивать дальше. Ему стало стыдно за то, что он вообще стал задавать вопросы.

– Я… я прошу прощения.

В салоне стало тихо, тишину нарушал лишь мерный стук колес.

– Извини тоже, – вздохнула она. Вдруг Эллин обратила на него уверенный и смелый взгляд зеленых глаз, такой, каким он его видел в Рэпид-Сити на стипль-чезе.

– Теперь ты все знаешь, Берт. Во всех сплетнях, которые ходят дома вокруг меня больше правды, чем вымысла.

Его взгляд побуждал посмотреть на нее, и он молил Бога, чтобы не выглядеть таким убитым, как он себя чувствовал.

Ему стало невыносимо тоскливо. Берт стал вспоминать отдельные сцены, связанные с ней, с Мисси, с рабочими на ранчо, с жителями города, и к каждой сцене он добавлял новое значение.

У него возникла мысль, приведшая его в ужас, и он не удержался и выпалил:

– А Билл знает?

Она, кажется, испугалась этого вопроса, а он испугался, что задал его.

– Единственные люди, которые знают об этом – Мисси, я и ты. И Райф, конечно, – ее голос был тверд, как белый мраморный пол у Филсонов.

В маленьком салоне стало душно и невыносимо жарко.

Ему захотелось выйти на свежий воздух, он не хотел знать того, что она только что ему сказала. Эллин неожиданно улыбнулась, как будто догадалась, о чем он думает. Это выражение ее лица очень расстроило его.

– Я разочаровала тебя, Берт?

Ее голос дрожал, или ему показалось?

– Эллин, – выдавил он из себя. – Ты никогда не разочаруешь меня. Я только расстраиваюсь сам.

Он извинился, испуганный и пристыженный своей реакцией на ее слова, и понимая, что теперь их отношения никогда не будут прежними.

Эллин немного вздремнула. После полудня поезд остановился в Моргантауне, небольшом городке в штате Западная Вирджиния, Берт извинился и пошел покупать табак, а Эллин решила проведать Шейка и опустить письмо, написанное Мисси.

Первая миссия была исполнена к ее великому удовольствию. По дороге в Балтимор с Шейком обходились достойно его имени и звания. Благодаря деньгам, которые он выиграл в дерби, Шейк ехал один в вагоне в сопровождении двух сильных, верных и высокооплачиваемых охранников. Довольная тем, что жеребенок в надежных руках, Эллин пошла назад по оживленной платформе к почтамту.

Она с испугом и с некоторым удивлением заметила в толпе хорошо знакомую ей фигуру Джошуа Мэннерса, разминающего свои длинные ноги и лениво зажигающего одну из своих длинных сигар. Его присутствие здесь могло означать лишь одно: он направлялся в Балтимор, как и она с Бертом.

«Но зачем?» – подумала Эллин, глядя, как он глубоко затягивается. Неожиданно она поймала себя на мысли, что стала приводить в порядок волосы и тут же почувствовала себя глупо. Она даже не хотела видеть этого человека, еще меньше – производить на него какое-то впечатление. Но почтамт был позади него. С упавшим сердцем она поняла, что единственный путь туда проходит мимо него. Твердо зажав письмо в правой руке, она глубоко вздохнула и двинулась вперед. Если она обойдет его, то, возможно, он ее и не заметит, или же она скроется в скучающей толпе, если он ее окликнет.

Эллин шла по самому краю платформы, где люди, казалось, шли в обратном направлении. Глядя прямо перед собой, она пробивалась вперед.

– Мисс Кэмерон! – она услышала его чистый баритон у себя за спиной. Эллин напряглась и продолжала идти вперед, решив не оглядываться. Вдруг кто-то позади с силой врезался в нее, выбив письмо из рук.

– Ах, – вскрикнула Эллин и обернулась, чтобы поднять его. Она беспомощно смотрела, как маленький белый прямоугольник пинали в спешащей толпе по платформе, не замечая его. Эллин, запинаясь, приносила извинения, тщетно пытаясь подхватить его и видя, как оно всякий раз ускользает от нее. Наконец его оставили в покое, и она накрыла его рукой в тот же самый момент, как и другая рука с маникюром, который она с досадой узнала.

Не выпуская письма из рук, они оба выпрямились.

– Добрый день, мисс Кэмерон.

Опять Джошуа Мэннерс. Его широкий рот, казалось, делил на две части его худое лицо, а в темных глазах было обычное насмешливое выражение. Она потупилась, с досадой чувствуя, как краска заливает ее лицо, и еще крепче вцепилась в ту часть письма, которой владела.

– Добрый день, мистер Мэннерс, – выдавила она с трудом.

Эллин собиралась взять письмо и спастись бегством, но он успел схватить его.

– Вы собирались отправить его, наверное, – просто сказал он раздражающе вежливым голосом. – Пожалуйста, позвольте мне.

Быстрым рывком он вытащил депешу из ее дрожащих пальцев.

– Нет такой необходимости…

– Но это пустяки, мисс Кэмерон! – заверил он ее, просунув ее руку себе под руку. – Мне это не доставит никаких хлопот.

В его голосе слышалась насмешка. Она хотела бы вновь очутиться в салоне и совсем не выходить оттуда. От него некуда было убежать, не было способа ускользнуть. Ей пришлось пойти с ним на почтамт, держа его под руку. Когда они подошли к лестнице, она снова попыталась высвободиться.

– Спасибо, мистер Мэннерс. Я уверена, что сама суме…

– Да, да, я знаю. Вы сумеете справиться сами, спасибо. Вы говорите мне это с первого дня нашего знакомства, и я действительно верю, что вы сможете. Но неужели вы никогда не позволяли никому сделать для вас что-нибудь приятное просто потому, что им этого хочется?

– Конечно, позволяла! – ответила она, потом прикусила язык и пожалела о таком ответе.

– Ну вот, – кажется, он был доволен ее признанием, а она возненавидела себя за то, что представила ему такую возможность. – Я так и думал, – он придержал дверь, позволяя ей пройти. – После вас.

Эллин была вынуждена посмотреть на него, хотя она все бы отдала, чтобы этого не делать. Она удивилась, увидев, что он улыбался своим чрезмерно широким ртом, но его темные глаза при этом были очень грустными. Она продолжала в замешательстве смотреть на него, пока он не отправил письмо. Это был такой короткий жест, но она не стала бы отрицать, что в том, как он это сделал, было что-то галантное. Эллин быстро овладела собой. «Джошуа Мэннерсу не стоит верить, – упрекнула она себя, пытаясь приспособиться к его уверенным шагам, вновь оказавшись с ним. – Зачем же этот человек поехал в Балтимор?»

– Ну вот, – снова сказал он ей, улыбнувшись. – Берт говорил, что вы – «алчный» корреспондент. Поистине восхитительное качество.

Эллин почувствовала, что ее лицо нахмурилось. Он снова говорил знакомым космополитическим тоном, который она презирала за снисходительность. Почему получалось так, что как только она начинала думать о Джошуа Мэннерсе хорошо, он всегда портил это раздражающей атмосферой надменности?

Он снова предложил ей руку, и когда она сразу не взяла ее, он ей помог. Она подумала, что бесполезно, а, скорее всего, невозможно сопротивляться ему. Платформа начала очищаться, так как пассажиры садились в поезда. Он так не спеша вел ее к поезду, как будто сам начальник готов было задержать сигнал.

– Интересно, мисс Кэмерон, – сказал он у самой подножки вагона, – составите ли вы мне компанию за обедом сегодня вечером? Я знаю, что вы сгораете от любопытства узнать причину моей поездки в Балтимор, а так как воспитание не позволяет вам это спросить, то я бы сам хотел рассказать мою историю.

Он помог ей войти, и она обдумывала достоинства такого заманчивого приглашения, пока он провожал ее до салона. Эллин обратила к нему одну из своих самых очаровательных улыбок.

– Очень любезное приглашение, мистер Мэннерс, – она бархатным голосом выразила свое восхищение. – Я с радостью приму его. Можете зайти за мной в полвосьмого.

Мэннерс согласно кивнул. Эллин сочла приятной победоносную улыбку на его лице.

Неожиданно он поднес ее руку к своим губам и поцеловал, не отрывая от нее глаз. Она была слишком ошеломлена и даже не покраснела.

– До вечера.

Учтивый баритон стал тихим и шокирующе греховно-интимным. Она внешне отреагировала кивком головы и легкой улыбкой, а внутри – у нее остановилось сердце. Она смотрела, как он прогулочным шагом высокомерно идет по вагону, и несколько раз вздохнула. Скользнув в свой салон, она улыбнулась себе и стала думать о приглашении.

Когда она вошла, ее взгляд упал на корзину весенних цветов, и Мэннерс был на время забыт. На виду лежала открытка. Эллин открыла ее и прочитала:

«Хотя ты и не нуждаешься в моем хорошем мнении, ты тем не менее его имеешь».

Она была подписана Бертом.

Берт был рад отказаться от компании Эллин за обедом, когда узнал причину ее дезертирства. Его обрадовало, что его друзья пришли к какому-то соглашению. Когда Джошуа постучался в семь-двадцать пять, Берт увидел, что Эллин выходит, и погрозил им обоим пальцем.

– Не бросайте меня одного надолго, – добродушно-шутливо предупредил он их, и в ответ получил лишь улыбки.

Мэннерс, как всегда, выглядел безупречно в своем черном, как смоль, костюме. Он предложил ей руку со словами:

– Я, несомненно, буду иметь честь пообедать с самой красивой женщиной в вагоне.

Эллин ответила на его улыбку своей улыбкой, которая выражала явное недовольство собой.

– Я так не думаю, – ей понравилось ее двусмысленное замечание почти так же, как и его комплимент.

Все оборачивались, когда пара проходила залу к столику в углу, где их ожидал уже наготове официант. Джошуа придержал для нее стул, и она приняла это с улыбкой. Он занял место напротив, и Эллин наслаждалась видом преувеличенного самодовольства на его гладко выбритом лице.

– Мы будем пить вино? Или шампанское? – спросил он, внимательно изучая список вин.

– Шампанское, пожалуйста, – сразу же ответила она.

После того как официант, получив заказ, удалился, Мэннерс бросил на нее пытливый взгляд, ярко подчеркнувший его живую красоту.

– Мисс Кэмерон, вы меня удивляете, – заявил он, изумленно улыбнувшись одним уголком рта. – Я почти не ожидал, что вы примете мое приглашение, и вот вы здесь. Вы всегда ставите людей в тупик подобным образом?

Она улыбнулась ему в ответ.

– Сейчас? – спросила Эллин. – Нет. Пока нет. Но мне говорили об этом, да.

Мэннерс закрыл эту тему взмахом руки.

– Я поступаю нечестно. Я пригласил вас сюда не для того, чтобы задавать вам вопросы. Я сказал вам сегодня днем, что объясню причины своей поездки в Балтимор и Прикнесс. Приступим.

– Мистер Мэннерс, – как бы между прочим начала Эллин, пряча под стол свои дрожащие руки. – Честно говоря, меня не волнует, зачем вы едете в Балтимор. Я просто пришла сегодня сюда, чтобы поблагодарить вас за вашу добрую заботу в Луизвилле у Медфордов и у Филсонов накануне дерби.

Ее голос становился все более напряженным, но Эллин ничего не могла поделать. Она встала и зацепила стол, который неприятно задребезжал.

Эллин помолчала, наслаждаясь потрясением, отразившимся на его лице.

– Но больше всего за то, что вы урегулировали вопрос с местами за столиком в тот вечер. И, наконец, я не хотела бы забыть о тех прекрасных розах. Скажите мне, как только вам удалось отыскать розы с такими длинными шипами?

Единственное, о чем она пожалела, устроив эту сцену, которая заставила замолчать небольшой, но полный народу вагон-ресторан, так это то, что не могла видеть выражения его лица, когда она пронеслась по вагону назад, в купе первого класса.

Глава 10

Эллин сразу же полюбила Балтимор в штате Мэриленд. Даже больше, чем в Луизвилле, присутствие цивилизации чувствовалось в великолепных каменных домах, выстроенных аккуратными рядами, великолепных мраморных ступенях и вымощенных булыжником улицах, наводненных множеством кебов, кабриолетов, фургонов и экипажей. Ее восхитил, даже испугал, экипаж без лошадей, прогрохотавший мимо, когда они подъехали поближе к отелю «Хантингтон». В Балтиморе была какая-то основательность, дух длительно складывавшихся устоев и основ. Это напоминало ей Филадельфию, и она затосковала по родным местам.

В любом таком большом городе, разумно решила она, никого не заинтересует дело одного незначительного человека, даже если этому человеку случилось оказаться владелицей самого известного жеребца на весенней ярмарке.

Швейцар помог ей спешиться, а одетые в красные костюмы носильщики быстро унесли багаж, который увеличился с тех пор, как она уехала из Рэпид-Сити. Кроме заботы о Шейке, делать покупки было одним из любимых занятий Эллин. Она шла вверх по мраморной лестнице и радовалась тому, что ступила на твердую землю после трех дней езды в поезде. Все, чего ей хотелось, – это принять теплую ванну, выспаться и иметь возможность провести полторы недели на Прикнессе без дальнейших вмешательств Джошуа Мэннерса и без дальнейших попыток украсть Шейка.

Джошуа Мэннерс, Билл Боланд, Берт, Райф. Все мужчины. Только одна женщина в ее жизни обладала над ней такой же властью, если, конечно, не большей, и это была Мисси, оставшаяся за тысячи миль отсюда. «Да, – позднее подумала Эллин, погружаясь в ванну, – это был мужской мир. И пока что я в нем довольно неплохо преуспевала», – подумала она не без гордости.

Берт обещал проследить, чтобы Шейка беспрепятственно проводили в конюшни в Пимлико, и позаботиться об обеспечении его безопасности. Старший рабочий был очень расстроен поражением Джошуа Мэннерса. Ни Берт, ни Эллин больше не произнесли ни слова, точнее, его имени, за время поездки, хотя Эллин знала, что Берт провел с ним много времени в вагоне-ресторане. «Без сомнения, – думала Эллин с облегчением, к которому примешивалось сожаление, – Джошуа Мэннерс больше не побеспокоит меня после «представления» в вагоне-ресторане». Она совершила, по ее мнению, самый жестокий поступок в своей жизни и, к своему разочарованию, поняла, что ее реванш не радовал, как она этого ожидала. На самом деле ей было очень стыдно. Он был так любезен, в конце концов… Но это он был организатором ее фиаско в Луизвилле, напомнила она себе. Иначе зачем бы он посылал эту записку с розами? Только самый самонадеянный грубиян мог признаться в содеянном таким наглым образом.

Получасовая езда верхом по переполненным оживленным улицам, разнообразие окрестностей убедили Эллин в том, что она должна будет возобновить тренировки Шейка подальше от общественной цензуры. Еще два препятствия: Прикнесс и в Нью-Йорке – Белмонт.

Уютные сумерки окутывали ее как коконом, и она сдалась кровати с балдахином, чтобы вымолить у нее сон.

Эллин действительно немного поспала, даже слегка похрапывая. Проснулась она в темноте и не могла понять, который сейчас час. Потом она судорожно металась по большой мягкой постели, прислушиваясь к ночным звукам в уютной темной комнате. Это были: экипажи, катившиеся по булыжной мостовой под ее окнами, отдаленный свисток полицейского, звон пожарного колокола вдалеке. Даже когда она спала, ей снилось, что она не спит, а всматривается в темную странную комнату, понимая, что тоскует по дому. Ей страстно хотелось сидеть на своем старом стуле и смотреть на жемчужное небо Дакоты по вечерам. Теперь уже весна осмелела. Она хотела бы знать, вернулось ли семейство певчих птичек с синей спинкой в свое гнездо под крышей дома на ранчо.

Во сне она очутилась на борту корабля, плывущего по кругу, прислушиваясь к всплеску весел за бортом. Потом она внезапно проснулась и испугалась темноты. Стучали ли в ее дверь? Она неохотно встала, чтобы проверить замок. «Надо быть осторожней», – подумала она. Эллин на цыпочках, босая, спотыкаясь подкралась в предрассветных сумерках к двери своей комнаты. Но дверь была прочно заперта. Убедившись в этом, она вздохнула с облегчением.

На полу возле двери лежал длинный белый конверт, как будто его подсунули под дверь из холла. На нем ничего не было написано. «Наверное, это был Берт, – решила она, – пришел поздно, понял, что я сплю, и сунул мне под дверь послание». Неловкими ослабевшими руками она зажгла лампу и вскрыла конверт.

«Моя милая Эллин!

Так приятно было вновь встретить тебя в Луизвилле, но у нас было слишком мало времени, чтобы побыть вдвоем. Ты так быстро унеслась, что не стала слушать то, что я должен был сказать.

Наши близкие отношения хранились в великой тайне. Если Шейк пройдет Прикнесс, тайна больше не будет принадлежать лишь нам. Цена моего молчания – передать Шейка мне безоговорочно. Я вскоре свяжусь с тобой».

Подписи не было, но Эллин знала, кто его написал. Письмо выпало у нее из рук, и она побежала в клозет: ее затошнило.

Солнце стояло высоко. Эллин в спокойном раздумье сидела в ожидании на диване с раннего утра. Она не пошла прямо к Берту. Старший рабочий опять жил в одной комнате с Мэннерсом, но на этот раз по собственному желанию, а ей не хотелось делиться этим неприятным поворотом событий с деятельным мэрилендцем. Она как можно раньше отослала посыльного в их комнату с просьбой, чтобы Берт зашел к ней как можно быстрее. Берт пришел к Эллин, когда прошло около часа. Она ждала неспокойно, но терпеливо, не шелохнувшись. Эллин боялась того, что она может натворить, если сдвинется с места.

Эллин открыла Записку и перечитала ее в пятый раз, но на этот раз она смогла сдержать свой желудок от рвоты. Безоговорочно передать Шейка Райфорду Симмсу! Цена – его молчание.

«Он принесет тебе неприятности», – Мисси давно предупреждала ее об этом. Но Эллин не ожидала таких неприятностей. Она снова отложила письмо и пальцем неторопливо погладила мохнатую подушку. Расчетливо и беспристрастно Эллин обдумывала некоторые возможные выходы из положения, но в любом случае не собиралась жертвовать Шейком. Если Райф сдержит свое грязное обещание, – а она не видела причин, которые могли бы его остановить, – то полосы газеты «Балтимор Сан» будут пестреть репортажами об Эллин Кэмерон, блуднице, пробравшейся в высшие круги общества и участвовавшей в скачках на известном жеребце. Она будет публично осуждена, изгнана из общества и, возможно, вынуждена будет отказаться от Прикнесса. В одно мгновение весть донесется до Рэпид-Сити, и с ней будет покончено. По крайней мере, там. Подтвердится то, о чем уже давно догадывался весь город. Единственный способ не дать Райфу разрушить ей жизнь – отдать Шейка или же убить Райфа до того, как он осуществит свои угрозы. Но, прежде чем она убьет его, если она еще сможет это сделать, она должна найти его.

«Другой выход – вызвать сюда Мисси, – понуро подумала Эллин. – Поехать сейчас домой, и пусть Берт и Мисси проведут Шейка по остальным скачкам». Она подумала о таком выходе и не захотела этого. Мысли о доме не принесли ей мирных и спокойных предчувствий. На ранчо было адски тихо. В Рэпид-Сити – утомительно спокойно. Дом вызывал мысли о возвращении в рутину каждодневной жизни, где Билл Боланд ждал, чтобы окольцевать ее, где волнующие события были чем-то, о чем можно только прочитать в газетах.

Волнение? Она презрительно фыркнула. Можно ли было так непристойно использовать чувства для шантажа? Эллин усиленно думала, но не смогла придумать ничего, чем бы она пожертвовала, чтобы спасти свою репутацию, за единственным исключением – жеребенок – победитель Мисси. Сам Шейк был слишком невинным, чтобы его отдать такому подлому негодяю, как Райф. И ради такого ничтожного дела – ее репутации.

Несколько слезинок скатились по щекам. «Как долго же мне придется расплачиваться за одну ошибку? – мрачно подумала Эллин. – И сколькими разными способами?» «Ты должна играть по правилам, – сказал ей Берт в Луизвилле. – Даже если кто-то, какой-нибудь человек решит изменить правила в середине игры. И ставки».

Стук в дверь заставил ее очнуться. Быстро смахнув позорные слезы, она негромко спросила:

– Кто там?

– Я, – это был голос Берта, спокойный и безмятежный.

– Дверь открыта.

Берт, с живостью человека в два раза моложе своих лет, после основательного ночного сна выглядел посвежевшим и крепким, готовым к борьбе с новым днем. Он тут же задал вопрос, как она и предположила, так как ее лицо, вернее, выражение, было разительным контрастом, вызывавшим такую резкую реакцию.

– Что такое, дорогая? – спросил он, закрывая за собой дверь. – Мне лучше не задерживаться, иначе будет серьезный разговор.

– Я не стала бы беспокоиться об этом, – натянутым голосом заметила Эллин.

На лице Берта появилось озадаченное выражение. Он осторожно подошел к дивану и смотрел, как она протягивала ему письмо. Берт перевел взгляд с бумаги на ее лицо и обратно.

Потом он взял его из дрожащей руки.

Эллин отвела взгляд от окна, застыв в ожидании неизбежной реакции Берта. Стиснув зубы, чтобы не заплакать от неминуемого сочувствия, она прислушивалась к песенке торговца сдобой на улице. Таким образом Эллин не обратила внимания, сколько времени Берту потребовалось, чтобы осмыслить письмо и то, что в нем подразумевалось. Следующее, что она почувствовала, это то, как его мясистая рука сжала ей плечо. Она закрыла глаза.

– Райф, – сказал он, его голос был спокойным.

В ответ она кивнула, не доверяя собственному голосу.

– Ну, – отрывисто начал Берт, кажется, уловив ее настроение. – Чертовски неблагородно, я бы сказал. А ты как думаешь?

Эллин встала и подошла к окну, чтобы избежать его нескрываемой жалости.

– То, что я думаю, не относится к делу.

Она притворилась спокойной.

– Что делать мне? Вот на какой вопрос надо искать ответ. Берт, что может сделать с Шейком Райф так или иначе?

Берт помрачнел.

– Только с Шейком – ничего. Но с Шейком и с документами, ну, то же самое, что и ты. Проводить его в скачках здесь и за границей. Сделать племенным жеребцом или же продать на торгах по высокой цене.

Сама мысль об этом повергла Эллин в дрожь. Она ничего не сказала.

– Как ты думаешь, сколько у нас в распоряжении времени? – через некоторое время спросил старший рабочий.

Эллин пожала плечами, забирая у него письмо.

– Если бы я была на месте Райфа, я бы побыстрей сделала дело. Учитывая это, я уже набросала черновик телеграммы для Мисси, но я бы хотела, чтобы ты прочитал его, прежде чем отослать. Если она приедет сюда, то я уеду домой…

– Он будет преследовать тебя, – возразил Берт, встретив ее решительный взгляд, который его испугал. – Пока не встретишься с этим человеком лицом к лицу и не остановишь, он будет изводить тебя всю жизнь. Если не из-за Шейка, то из-за денег или еще чего-нибудь.

В его голосе послышались горестные нотки, а лицо стало задумчивым и что-то рассчитывающим. Она оценила его практицизм.

– Остановить? Как? – спросила Эллин. – Единственное решение – отдать ему Шейка, но это остановит его только на время, или же убить его. Но о первом нечего даже и думать. Второе невозможно, пока мы не выясним, где он скрывается.

Что-то в испытующем взгляде Берта заставило ее вновь отвести глаза.

– Кто спустит курок, если мы найдем его, милая? Ты веришь в то, что говоришь?

Она горько улыбнулась, чувствуя, что он знает о ее муках.

– После этого, – пожала она плечами, покачав головой, – если я не смогла бы убить его, то я убила бы себя. Но, конечно, если нам не удастся его найти, дело примет совсем другой оборот. Ему удавалось скрываться где-то в течение трех лет, Берт, – она отвернулась от своего друга и посмотрела в окно, где внизу на улице старушка только что купила полную корзину горячей сдобы. – Нет, я не думаю, что смогла бы нажать на курок, – наконец сказала Эллин. Острая боль пронзила ей грудь, и она с трудом сделала вдох. – Что мне делать?

– Единственный выход, который я вижу сейчас, – Берт, слава Богу, говорил ясно и разумно, – подыграть ему. Возможно, он совершит ошибку, и мы сможем иметь с ним дело в открытую.

Эллин кивнула, осмеливаясь вновь посмотреть в его сторону.

– Это, кажется, имеет смысл. Интересно…

– Что?

– Райфу Симмсу Шейк нужен для себя самого или для кого-то другого? – задумчиво сказала она, уставившись в пустоту.

Глава 11

Джошуа Мэннерс упорно работал весь день, но его работа не выходила за пределы игровой комнаты в отеле. Он удобно устроился на вращающемся стуле, обшитом красной кожей, вытащил длинную тонкую гаванскую сигару из своего золотого портсигара, размышляя о новых знакомых, которых он приобрел сегодня днем, и о разных интересных предложениях, которые обещал рассмотреть в течение нескольких дней. И он их рассмотрит, когда прекратит думать о недавней неприятной встрече с Эллин Кэмерон.

Как бы он ни хотел признавать этого, но его гордость все еще страдала при воспоминании о том из ряда вон выходящем спектакле, который она устроила, уходя из ресторана. Он решил немедленно отказаться от своей компании, но от Эллин Кэмерон не так легко было отказаться. Поэтому он неожиданно для себя самого пригласил Берта Эммета жить с ним в комнате в Балтиморе. Берт составлял хорошую компанию, но больше всего Мэннерс ценил в нем тесную связь с раздражающей своей неприступностью мисс Кэмерон.

Берт, выглядевший, как подумал Мэннерс, одновременно изнеможденным и успокоившимся, вошел в клуб. Он выждал, пока коренастый британец посмотрел в его направлении, потом махнул ему рукой. Берт подошел, и его испитое лицо расслабилось в улыбке. Как и все в этом исключительно мужском владении, он надел костюм, галстук и до блеска начищенные парадные туфли, показывая всем своим видом, что он не работает с Шейком в Пимлико. Берт опустился на стул, стоящий напротив Мэннерса, с тяжелым вздохом, соответствовавшим его приземистой фигуре. Мэннерс позвал официанта.

– Эллин гоняла тебя по городу? – приветственно спросил он, вдыхая коньячный аромат.

Берт поморщился.

– Кажется, мы побывали у всех проклятых модисток, торговцев трикотажем, портных и обувщиков, начиная отсюда и до Чезпика, – вздохнул он, поправляя воротничок. – Женщины любят тратить деньги.

Мэннерс согласно кивнул, пока Берт делал заказ официанту.

– Как у тебя дела? – продолжал Берт. – Удача улыбнулась? – в жизнерадостно звучащем голосе Берта было что-то неестественное, и Мэннерс поймал себя на мысли, что пристально изучает своего друга.

– Фактически, да, – ответил он весело. Сейчас ему не хотелось говорить о себе. Он хотел узнать, что скрывается за показной веселостью Берта. Но он предполагал, что нельзя спрашивать напрямик и получить откровенный ответ. После неспешно выпитого глотка бренди и длинной затяжки сигары Берт стал беспокойно осматриваться в переполненной комнате, неизвестно чего пытаясь найти, и Мэннерс снова заговорил:

– Балтимор мне подходит. После пяти лет в Дакоте я мечтал о цивилизации: вымощенных улицах, водопроводе и о проститутках, которые моются каждый день. Я люблю, чтобы женщина имела запах женщины. Что ты на это скажешь, Берт? – он откровенно улыбнулся своему другу и похлопал его по руке тыльной стороной ладони.

Оживление Берта сменилось глубоким вздохом облегчения.

– Я надеялся, что ты вспомнишь свое обещание, – выдохнул он, вытирая пот со лба своим безнадежно помятым платком. – Конечно, мне нужно какое-то… хм-м… развлечение. Эллин там наверху дремлет и…

Он резко остановился, и его лицо снова омрачилось. На этот раз Мэннерс не удержался, чтобы не сделать замечания по поводу его выражения.

– И что? – задал наводящий вопрос Мэннерс, внимательно наблюдая за ним, но поддерживая атмосферу обычного интереса. – Давай, Берт, выкладывай.

– Мы заняты, но…

– Мы не торопимся, – с вежливой немногословностью ответил Мэннерс. – Я понимаю, что Люцилла и Присцилла все еще здесь. Мы бы хотели засвидетельствовать почтение. Но это может и подождать. Вначале – бренди и место, где мы можем поговорить и полюбоваться «пейзажем».

Он протянул женщине чек, она энергично кивнула и облизала свои накрашенные губы.

– О Боже, – услышал он позади себя бормотание Берта, когда женщина ускользнула, чтобы выполнить их просьбу, жестом показав, чтобы они следовали за ней.

Комната, в которую она их привела, могла быть когда-то и столовой, но сейчас в ней находился дубовый резной бар, который проходил вдоль одной стены, и несколько небольших столиков красного дерева с обитыми черной кожей вращающимися стульями, которые напоминали стулья в гостинице.

Она провела их к столу, который стоял вдалеке от других, и забрала шляпы. Джошуа с любопытством наблюдал, как дымчатые подведенные глаза женщины скользили по приземистому крепкому телу его друга. Берт казался смущенным, но ему льстило ее внимание.

– Лучший публичный дом в Балтиморе, – заметил Джошуа, после того как женщина оставила их одних. Официант-негр принес бутылку старого отличного бренди и два стакана и удалился, когда мужчины сели за стол.

– Что у тебя на уме, Берт? – заинтересованно начал Джошуа спокойным и вежливым тоном, откупоривая бутылку и наливая ароматный прозрачный напиток. – Мы можем сейчас это обсудить. У меня такое чувство, что потом мы будем очень заняты и нам некогда будет поговорить об этом.

Берт оглянулся по сторонам, явно борясь с искушением. Джошуа с интересом отметил, что он не хихикал и не казался робким. По мнению бывшего агента секретной службы, это было признаком того, что дело очень серьезное. Мэннерс наблюдал, ожидая ответа Берта. Наконец затуманенный взор серых глаз Берта, покусывающего нижнюю губу, встретился со взглядом Мэннерса.

– Проклятье! Мне придется нарушить слово, – еле слышно прошептал Берт низким и пронзительным голосом. – Но не здесь. Давай пойдем к женщинам, и я тебе все об этом расскажу.

Любопытство Джошуа достигло своего пика, и он едва сдерживался во время короткого перехода к небольшому публичному дому на улице Логан. По всем внешним признакам это место было чистым, пристойным домиком, ничем не выделявшимся в ряду других домов, но на этом сходство заканчивалось.

Внутри оно представляло собой роскошно, элегантно оборудованный салон, обитый сатином и отделанный хрустальными зеркалами и литьем в форме золотых листьев. Мебель была обита бархатом и мохером такого же сорта, а ковры были от Аубусона – этими, а также другими атрибутами славилось это место. Более важно, по мнению многих джентльменов, большое количество элегантно убранных комнат, а также роскошное разнообразие полуобнаженных доступных молодых женских тел, вешавшихся к ним на руки и плечи, как жемчужные ожерелья.

– Послушай… – благоговейный голос Берта затрепетал от удивления. Джошуа не без изумления заметил, как от этого зрелища у его друга округлились глаза.

– Смотри-ка, – шепнул он на ухо Берту, когда к ним робко подошла вычурно одетая женщина приятной полноты.

– Добрый день, джентльмены, – пробормотала она густым контральто, приукрашенным ирландским провинциальным акцентом. – Чего желаете?

Берт поморщился, держа обеими руками бокал бренди, как будто пытался унять внезапную дрожь.

– Эллин не захотела бы, чтобы ты знал, – настороженно начал Берт, чувствуя себя неловко. – И не только потому, что тебе не верит. Я не сомневаюсь, что она скорее бы умерла, чем позволила бы тебе или кому-либо еще услышать то, что ты сейчас узнаешь, особенно после того, что она устроила в поезде. Но, будь я проклят, это получилось экспромтом.

Джошуа подвинул свой стул поближе, чтобы сохранить разговор в секрете. Болтовня на заднем плане создавала уместный защитный фон предстоящему разговору. Джошуа с тревогой, которую собирался не показывать, внимательно глядя в глаза своего друга, приготовился выслушать его. «Мужественная Эллин Кэмерон предпочла бы умереть?» Новость, должно быть, и в самом деле печальная.

– Сегодня утром Эллин получила шантажирующее письмо, его подсунули под дверь. Кажется, у нее… ох… несколько лет назад был роман с одним подлым негодяем. Теперь он угрожает выдать все это, если она не отдаст ему Шейка со всей упряжью, – Берт недоверчиво покачал головой. – Как только Эллин могла связаться с этим негодяем и распутником, не могу понять! – продолжал он.

Но Джошуа слышал его лишь наполовину, сквозь неожиданно возникший в ушах шум, напоминающий отдаленный прибой. В конце концов, Эллин Кэмерон была из плоти и крови. Оставить взгляды, о которых он сам мог только мечтать, и эти нежные ласки, которые он мог только представить… Какой-то негодник воспользовался ее молодостью и вернулся, чтобы изводить ее душу, угрожая тому драгоценному сокровищу, которым так дорожит порядочная женщина, – ее репутации. Он помрачнел. Образ действия был неуловимо знакомым.

– Ты слушаешь меня, Мэннерс? – возбужденный голос Берта заставил его очнуться.

– Извини, о чем ты только что говорил?

– Этого человека зовут Райф Симмс. Он пытался украсть Шейка в Кентукки, стараясь задержать Эллин, пока…

– Райфорд Симмс!!!

Берт действительно был удивлен такому взрыву, но Мэннерс быстро овладел собой, поморщившись из-за собственного неблагоразумия.

– Ты его знаешь? – недоверчиво спросил Берт.

– Возможно, – у Джошуа пересохло во рту. – Человек, которого я знаю, действует под именем Ред. Как он выглядит?

– Я… точно не помню, – запинаясь, пробормотал встревоженный Берт. – У него точно были… ярко-рыжие волосы.

В мозгу Джошуа пронеслась молнией яркая вспышка. Он специально разочарованно опустил уголки рта.

– Это не тот человек, – пробормотал он, отлично понимая, что это именно он и должен быть.

Эллин Кэмерон и Ред… Райф… Симмс…

Насколько он знал младшего оперуполномоченного губернатора Меллетта, это было похоже на него. Сжав кулаки под столом, Джошуа думал, какую же награду Меллетт предложил этому беспринципному мерзавцу, чтобы заполучить это животное. Вспоминая многочисленные случаи, когда Симмс хвастался своими сексуальными похождениями, Мэннерс поймал себя на том, что пытался представить Эллин Кэмерон в этих грязных, низких сценах. Он быстро встряхнул головой – он не хотел видеть этого. У него стоял ком в горле даже если он думал об этом. Мэннерс опрокинул стакан бренди и почувствовал обжигающий поток', потекший ему в горло.

Ред и Элли. Закрыв глаза, он увидел образы, всплывшие сами собой: гипсовую фигуру леди и бронзовую волка. Незнакомец, одетый в белое в Черчиль Даунсе, державший ее в объятиях, затевающий катастрофу…

– Джентльмены?

Это была мадам, и она звала задумавшегося Мэннерса и его английского друга. Джошуа очнулся и почувствовал какой-то дискомфорт в желудке, подобно его мрачным мыслям. Он, непонятно почему, потерял аппетит.

– Продолжай, Берт, – ему удалось сказать это обычным голосом, и он помахал своему другу рукой. – Думаю, мне нужно поразмыслить над этой информацией не отвлекаясь. Если меня здесь не будет, когда ты закончишь, то я встречусь с тобой в гостинице.

Кажется, Берт на некоторое время расстроился и вскоре ушел. Джошуа удобнее устроился на стуле и огляделся вокруг, пытаясь выбросить из головы образы, нарисованные его болезненным воображением и вызванные откровением Берта. Он видел, как похотливые мужчины наслаждаются обществом чувственных женщин этого заведения, как будто они были дешевыми, но необходимыми безделушками, привлекая в витрине магазина. Совсем неожиданно он вдруг понял, что никогда не получит, да и не станет искать утешения в таком месте.

Эллин даже не притворилась, что спит. Как только они с Бертом расстались, она ушла в свою комнату, но не дремать, как ему сказала, а чтобы переодеться в рабочую одежду и убежать на Пимлико. Это был короткий переезд в закрытом кебе, который занимал не более получаса. Она была уверена, что у нее будет предостаточно времени, чтобы улизнуть и вернуться к обеду, предоставив Берту свободу для каких-либо занятий. Ему не надо даже знать, решила Эллин, что она уехала.

Ипподром Пимлико был не таким большим как Черчиль Дауне, но за Шейком ухаживали значительно лучше, чем в Луизвилле. В значительной мере это зависело от изобилия средств, но, от начальства до рабочих конюшен и конюхов, все относились к нему с большим уважением. Помещение было почти таким же, но было ясно видно, что теперь Шейк пожинал плоды своего труда. Два конюха чистили пустое стойло, а двое рабочих, чистящие лошадей, ждали, пока Шейк вернется с разминки. Довольная и гордая тем, что увидела, Эллин продолжала гонять Шейка по разминочному треку, где ее жеребенок, выбивая глину из-под копыт, скакал в своей обычной мощной манере. С восхищением наблюдая за ним, она вспомнила о других днях, когда скакала на нем верхом по полям и дорогам у себя дома. Она вспомнила, с каким усердием Мисси пыталась укротить становившегося на дыбы разгоряченного жеребенка.

Шейк был первым жеребенком, которого Мисси тренировала для скачек без препятствий. Ее дядя растил лошадей для армии, но с годами потребность армии в лошадях отпала, а точнее говоря, уменьшилась. Мисси всегда мечтала растить и воспитывать лошадей, как это делал ее дядя, и Шейк должен был стать производителем целого поколения лошадей на ранчо. Правда, климат был несколько суровым, чтобы воспитывать таких скакунов, сознавала Эллин. Но она верила, что это можно осуществить. Эллин делала оговорки, но Шейк был исключительным конем и вселял в нее надежду. И Мисси, хорошо обучившаяся этому делу у рабочих своего дяди, знала, что делает.

Шоколадный жеребец несся как молния по просторам, разбивая глину в пыль. На выходе всадник остановил Шейка по команде. Перед ней стоял Джек Рилей – неразговорчивый жокей. Он хмуро поздоровался. Его отношение к женщинам на треке не изменилось после Луизвилла.

– Похоже, что он немного щадит свою правую ногу, Джек, – предупредила она его, осматривая круп лошади. – Давайте посмотрим.

Невысокий мужчина спешился, и Эллин стала обследовать ногу Шейка, пока жеребенок безмятежно остывал после пробежки. Рилей взял повернутую вверх копытом ногу жеребенка без комментариев.

– Где Эммет? – холодно спросил жокей, не глядя на девушку.

– Его здесь нет, – терпеливо ответила Эллин.

– Я охотно подожду его, – немногословный жокей бесцеремонно отпустил ногу.

– А я охотно откажу вам, – отрезала Эллин, чувствуя глубокую неприязнь к этому человеку. – Мистер Рилей, я не нуждаюсь ни в вашем одобрении, ни в любви, но я требую, чтобы мои приказы выполнялись. Запомните, вы не единственный жокей в Балтиморе, но Шейк, слава Богу, – единственный и неповторимый. Давайте посмотрим ногу.

– Да, мэ-эм, – он подчеркнуто обратился к ней и выпустил клуб дыма ей под ноги.

Несмотря на то, что между ними возникла стена неприязни, Эллин решительно пошла к конюшне, и вновь в ее мыслях завертелась угроза шантажа. Райф был в Балтиморе. Может быть, он болтался где-нибудь неподалеку от конюшни. Может быть, даже наблюдал за ней в этот самый момент. Она вздрогнула и оглянулась через плечо.

Ей придется ждать его следующего действия.

«Никуда не ходи одна», – предупреждал ее Мэннерс в Луизвилле. А она прошла через весь город, даже не предупредив Берта, куда едет.

Эллин встряхнулась, избавляясь от охватившей ее паники. «Глупо, – подумала она. – Ничего не случится», – и прислонилась к стене, наблюдая, как конюхи засуетились вокруг жеребенка.

Длинный шелковистый хвост Шейка размахивался из стороны в сторону, когда его чистили, а бархатистая кожа подергивалась то на плечах, то на крупе. Эллин даже согнула руку, с радостью вспомнив о тех временах, когда делала это сама. Она поняла, что если все будет идти так же, то, возможно, ей никогда не придется делать это самой, если, конечно, она не захочет этого.

Приказав конюхам осмотреть беспокоившую Шейка ногу, Эллин обратила свое внимание на загон.

К своему удивлению, ей вспомнились события в Дедвуде несколько недель назад, когда Джошуа Мэннерс своевременно вмешался. Эллин не могла вспомнить, что она тогда сказала ему по этому поводу, только помнила, что это была их вторая встреча и она сказала что-то не очень лестное.

Какого черта Мэннерс делал в Балтиморе? Эллин лукаво улыбнулась, припомнив, что произошло в поезде, когда он хотел объяснить причину своей поездки. Мимолетно она подумала, что хотела бы остаться там подольше, чтобы услышать его ответ. Конечно, можно спросить Берта, но Берт мог неправильно понять ее заинтересованность и… ах', зачем все усложнять? В любом случае, если дело касалось Джошуа Мэннерса, она не была уверена в достоверном ответе.

Джошуа приехал в Луизвилл несмотря на то, что собирался не делать этого. Эллин не верила тому, как он объяснил причины своего пребывания в Дедвуде, но теперь у нее закрались сомнения.

Берту нравился этот человек, раз он снова согласился жить с ним в одной комнате, а Берт не был дураком в оценке людей. Эллин закрыла глаза и вздохнула, потрогав кончиками пальцев переносицу. Казалось, что их пути неизбежно пересекутся. Все, на что можно надеяться, так это на то, что за его симпатичным, искренним лицом, на котором так часто играла радостная улыбка, не скрывалось никаких дурных намерений.

Проблема Шейка оказалась всего лишь в потерянной подкове. Это было тут же исправлено.

Уже смеркалось, когда Эллин ушла от своего очаровательного жеребца.

В спешке она обрадовалась кебу, ожидавшему за воротами. Эллин взобралась в него и приказала ехать в отель «Хантингтон». В закрытом кебе было душно, и окна не открывались. В Балтиморе климат был влажным и даже в мае стояла жара. Эллин расстегнула воротник и откинулась назад, закрыв глаза.

В половине восьмого Берт, полностью обновленный, зашел к Эллин, чтобы позвать ее на обед. Он тихо постучался, стараясь не привлекать ненужного внимания, но Эллин не ответила. Подумав, что она спит, Берт постучался громче и приглушенным голосом позвал ее по имени.

Ответа не было.

Его охватила паника, подобно языкам пламени, которые попадают на сухое дерево. Он стал трясти дверь и, к удивлению, обнаружил, что она не заперта. Берт вошел внутрь.

Комнату обыскивали. Двери клозета были распахнуты, ящики с одеждой выдвинуты, а другие предметы разбросаны по комнате как после нашествия урагана. И никаких признаков Эллин. Как загнанное дикое животное, Берт побежал вон из комнаты, спасаясь от страха, чтобы найти Джошуа.

С тяжелым сердцем Джошуа шел за своим взволнованным и что-то невнятно лопотавшим соседом по комнате назад, чтобы посмотреть на царивший там хаос.

– …оставил ее подумать… – говорил Берт, заламывая руки. – Что могло…

Джошуа не слушал, а обследовал комнату. По всей видимости, это не могла быть обычная кража со взломом. Но этот пришелец явно искал что-то определенное. Саму Эллин? Нет, это было бы нелепо. Надо обладать невероятной наглостью или невероятной глупостью, чтобы попытаться увезти насильно с собой кого-нибудь, еще менее вероятно – увезти такого волевого человека, как Эллин Кэмерон, из ее собственной комнаты в отеле среди бела дня. Было более вероятно, что эта упрямая женщина ушла сама, думая, что она неприкосновенна перед фактом угрозы. Но куда? И что могло случиться с ней по дороге?

– …и если с ней что-нибудь случилось, то я никогда себе этого не прощу! – закончил Берт, готовый заплакать.

– Жди меня в фойе, на случай если она придет, – строго приказал Джошуа. – Я пойду вниз.

Когда через несколько минут он увидел Берта в фойе, тот измерял шагами вдоль и поперек персидский ковер, плохо скрывая свое мрачное настроение.

– Где ты был? – требовательно спросил Берт хриплым голосом.

Джошуа посмотрел на него с укором, чтобы не выдать своих переживаний.

– Обеспечивал себе защиту, – ответил он, продвигаясь к выходу.

Берт недоуменно смотрел на него, пока Джошуа не показал ему выступ у себя на боку. Его служебный револьвер, как понял Берт, подстрахует их.

Джошуа позвал кеб, и они понеслись в Пимлико с огромной скоростью.

От трека в сумерках поднимался пар: земля остывала после жаркого не по сезону дня. Запах лошадиных тел и навоза был настолько сильным, что Джошуа еще раз удивился: какая женщина могла бы терпеть такие условия ради любви к лошади? Когда они поспешно пошли по двору, играющие в крокет смолкли, но как только Берт и Джошуа прошли, за их спинами снова возникло оживление, как будто они прошли сквозь двери, открывшиеся и со скрипом захлопнувшиеся за ними. Почти всем своим существом Джошуа был убежден, что Эллин здесь или же была здесь. Но его меньшая часть, которая все еще была агентом секретной спецслужбы, подозревала худшее.

На тренировочном треке оживление стихло, но на конюшне стоял гул как от огромных восточных слепней, так и от вечерней работы: лошадей кормили, поили, чистили. Внимательно глядя на тропинку и ожидая увидеть на ней одинокую фигурку Эллин, Джошуа все больше начинал беспокоиться, так как их поиски не принесли положительных результатов. Последней надеждой было стойло Шейка и информация, которую они могли получить от конюхов.

Уже зажгли фонари, и Берт начал звать ее неистово и громко. Он побежал вперед, и конюхи, и сторожа вышли из конюшни со смущенными лицами.

– Мисс Кэмерон была здесь и уехала, – сказали они. – Она уехала больше часа назад. Сторож видел, как она села в кеб.

В мозгу Джошуа боролись гнев и страх, он в отчаянии кусал губы.

«Как Эллин могла совершить такую глупость и поехать одна по Балтимору, как будто это была деревня с двумя домами, которую она называла своим домом? – думал он, желая задать ей взбучку. – Особенно после того письма?!»

Дальнейший опрос конюхов ничего не дал. Они не видели или не могли вспомнить ничего и никого необычного поблизости днем. Опрос извозчиков кебов, стоящих за воротами, оказался тоже бесполезным. Они только что подъехали, а днем не были здесь. Также извозчики не знали, кто был здесь раньше. Уцепившись за слабую надежду, что они разошлись по дороге, Джошуа предложил Берту поехать назад в «Хантингтон» и посмотреть, вернулась ли Эллин.

Пока Берт и Джошуа добрались назад, было уже девять часов. Они направились прямо в комнату Эллин. Она ответила на их стук настолько спокойно, как будто ничего не произошло. Джошуа подумал, что Эллин была слегка бледная, хотя если бы он не знал об угрожающей опасности, то мог бы и не заметить.

– Где тебя черти носили? – взорвался Берт, схватив ее за руки. – Мы искали тебя по всему городу!

– Неужели? – она, кажется, удивилась. – А я оказалась всего-навсего здесь!

Мэннерс ничего не сказал. Посмотрев через нее, он увидел, что она была приведена в порядок, как будто ничего не случилось. Он внимательно посмотрел на нее, но Эллин не выдала себя ни взглядом, ни вздохом.

– Но ты все же ездила на конюшни! – слегка встряхнув ее, упрекнул Берт. Джошуа подумал, что он бы встряхнул ее посильнее. – Почему ты не сказала мне, что собираешься ехать в Пимлико?

Эллин прохладно посмотрела на Берта и взглянула на Джошуа так, как будто хотела, чтобы он ушел.

– Потому, что ты даже отдаленно не напоминаешь няньку, – она сносно сымитировала британский акцент Берта, что привело его в бешенство. – Ну, а как насчет обеда?

– Я представляю, – вмешался Джошуа, – что у вас сейчас солидный аппетит. В вашей комнате был такой кавардак.

Теперь она действительно побледнела, но ее глаза гневно сверкнули.

– Я буду благодарна вам обоим, если вы будете держаться от моей комнаты подальше, за исключением маловероятного случая, когда я могу пригласить вас! – воскликнула Эллин, потеряв самообладание. – И я при сем предлагаю вам, мистер Мэннерс, не совать нос в мои дела!

Мэннерс улыбнулся. Он не оскорбился.

– Как мило с вашей стороны пригласить меня пообедать с вами, мисс Кэмерон. Однако я в любом случае уже приглашен вечером. Увидимся позже, – сказал Джошуа Берту и, приподняв шляпу, предоставил обитателей Рэпид-Сити самим себе.

– Эллин, ты была необычайно груба! – хмуро пожурил ее Берт, после того как ушел Мэннерс. – Этот человек желает тебе только добра. Ну, так что ты затеяла?

Не проронив ни слова, Эллин втянула его в комнату и закрыла дверь.

– Я действительно ездила на конюшню, Берт, – прошептала она, и Берт с удивлением отметил, что выражение ее лица изменилось: вместо высокомерия на нем появился откровенный страх.

– И меня… – она помедлила, подбирая слова, – похитили.

Берт схватил ее за руки и заглянул в глаза. Она вся дрожала, руки были как ледышки.

– Я зашла в кеб, и меня отвезли в какое-то отдаленное место… я понятия не имею куда, и двое мужчин приказали мне выйти, – продолжала она, уставившись на его галстук. – Они… они пугали меня отвратительными угрозами. Потом сказали, что Райф… Ред, так они его называли… знает, где я нахожусь, и может воспользоваться случаем.

– Потом? – выдохнул Берт, опасаясь услышать самое страшное.

– Потом, – она вздохнула, – они засунули меня обратно в кеб и отослали сюда, сказав, что скоро свяжутся со мной по поводу Шейка.

– Ас тобой все в порядке? – Берт крепче сжал ее маленькие холодные ладошки.

Она кивнула, как будто боялась, что голос подведет ее.

– Ты не говорил Мэннерсу о письме, нет?

– Нет, – Берту стало неловко, оттого что он сказал неправду. – Но, что касается твоей комнаты… боюсь, что я обезумел, когда увидел, что тебя нет и что комнату обыскивали. Что они искали?

Эллин высвободила руки.

– Документы на Шейка, возможно, – ответила она, подходя к окну. – Берт, я боюсь.

У него свело желудок.

– Я тоже, дорогая, – шепотом признался он.

Глава 12

На следующее утро сильный ветер и густой дождь изменили планы Эллин. Вместо того, чтобы поехать с Бертом на конюшню или ходить по магазинам, ей пришлось сидеть в отеле, как в заточении, вместе с Бертом и бесконечно играть в вист и монте. До завтрака она написала несколько писем Мисси, потом забраковала их, не отослав ни одного. Эллин пока что не хотела сообщать ей эти неприятные новости. Мисси и без того паниковала, частенько не имея на это оснований. Эллин прочитала свою последнюю попытку и сочла ее соответственно успокаивающей, неосведомительной и нечестной. За каждой строчкой было чувство вины. Она специально вводила свою подругу в заблуждение, пытаясь заставить ее думать, что в Балтиморе все шло хорошо, когда на самом деле все это даже отдаленно не напоминало правду. Эллин молилась, чтобы Мисси не распознала ложь на его страницах.

Берт зашел за ней необычно рано, и Эллин заподозрила, что он боялся, что она ускользнет до его прихода, как ребенок, не выполняющий свои обязанности. Эта мысль раздражала ее. В столовой «Хантингтона» было полно народу, возможно, потому, что никто не рискнул выйти на улицу в такую погоду. Эллин попросила место за столиком у выступа в стене с окном, которое выходило на серое небо и еще более серый город. Столик к тому же был расположен в стороне от прохода, что обеспечивало видимость некоторого уединения.

– Дни, подобные этому, – заметил Берт, – наводят меня на воспоминания о моем детстве в Брайтоне.

– Я думала, что ты провел свое детство в Реддингтоне, – поддразнила его Эллин.

Берт сел напротив и улыбнулся при виде горки горячих бисквитов.

– Тогда я справлялся с ними.

Эллин должна была ему улыбнуться, такой он был чудак.

– Я не думаю, что у тебя есть план, да? – она снова стала серьезной, коснувшись темы шантажа.

Берт задумался.

– Только один, – признался он, отведя от нее взгляд.

– Какой?

Берт сделал глубокий вдох и выдох.

– Заручиться поддержкой нашего друга Мэннерса.

– Об этом не может быть и речи! – отрезала она, почувствовав, что при этой мысли кровь отхлынула от ее щек. – Я не позволю посвящать его в свои дела, Берт. И я надеюсь, что в последний раз слышу об этом.

– Как бы не так, моя девочка, – вспылил Берт в ответ с необычайной страстностью. – За последние несколько дней я достаточно хорошо узнал Мэннерса и уверен, что ему можно верить, несмотря на то, что ты думаешь, и он именно тот человек, который разберется с этим негодяем и его подручными. Эллин, я хочу, чтобы ты была благоразумной. Я не знаю, кто вбил тебе в голову, что Мэннерс – мерзавец, но это вовсе не так.

Эллин покачала головой, чувствуя, как горький смешок вот-вот вырвется из горла.

– Почему ты считаешь, что он вообще захочет нам помогать? – вызывающе спросила она, откидываясь на спинку стула. – После того, как я с ним обошлась?

Берт пожал плечами.

– Он хороший человек, Эллин. Это все, что я хотел сказать. Я знаю, что если бы мы сами пошли к нему и…

– Я так и думала, что ты не поймешь, – прервала Эллин, поняв, что даже при одной мысли об этом у нее подкашивались ноги. – Я хочу сохранить это в тайне. Давай даже не обсуждать…

– Интересно, как ты сохранишь это в тайне, если Симмс начнет осуществлять свой план? – возразил Берт, доставая из нагрудного кармана кисет с табаком. – Ты не отдашь Шейка. Ты не увезешь его из Прикнесса. И ты не будешь просить о помощи. Черт побери, Эллин, что же остается делать?

Она знала ответ на этот вопрос. Наблюдая, как Берт проверяет содержимое кисета, Эллин почувствовала, что ей тесно в стенах этой ниши.

Вдруг Берт резко встал.

– Я пойду за табаком, – спокойно сказал он. – И скоро вернусь. Не вздумай уйти!

Британец вышел.

После того как он исчез из виду, Эллин позволила себе тяжело вздохнуть. Официант налил ей кофе с пастеризованными сливками и оставил кофейник. Еще в Луизвилле она начала пить много кофе, и иногда у нее бывало расстройство желудка, которое, она считала, происходит из-за местной воды. Поэтому Эллин употребляла только прокипяченные напитки. Она сцепила руки и указательными пальцами задумчиво касалась своих поджатых губ.

Может быть, Берт был прав. Не было речи о том, чтобы угроза, которая замаячила над ними, была более опасной катастрофой, чем все то, с чем она сталкивалась раньше. Бесспорно, им нужна была помощь. «Возможно, – думала Эллин, уставившись в чашку с кофе, – придется обратиться к Мэннерсу…»

Закрыв глаза, она попыталась вызвать в воображении образ этого человека, и перед ней возникли его темные сердитые глаза в комнате гостиницы в Дедвуде.

«Мисс Кэмерон, – сказал он тогда, – чего вы так боитесь?»

«Я думаю, что он очарователен», – сказала Мисси.

А как она, Эллин, унизила его перед всеми в вагоне-ресторане! Отряхнувшись от этих воспоминаний, Эллин изменила декорации. Она просит его о помощи, а он насмехается над ней, требует объяснить, почему она изменила свое отношение.

«Что может тебе настолько угрожать, что ты просишь у меня помощи?» – спросит Мэннерс. И Эллин, отведя взгляд от его пронзительных глаз, должна будет рассказать ему…

Нет. Она бы не пережила этого. Лучше умереть от унижения, чем доверить свою тайну этому человеку. Ей стало жарко, и, когда Эллин открыла глаза, чтобы избавиться от видения, которое вызвала в своем воображении, она почувствовала, как чья-то грубая рука больно сжала ей локоть. Эллин слишком испугалась, чтобы закричать. Она повернулась к своему мучителю, наполовину уверенная в том, что увидит самого Джошуа Мэннерса. Но это был не он.

Это был один из тех мужчин, которые похитили ее в кебе. Эллин удивленно отдернулась, но этот безобразный высокий мужчина быстро схватил ее. Такая сила и решительность повергли ее в оцепенение от страха, а он наклонил к ней свое мерзкое лицо.

– Избавься от своего дружка-англичанина. Ред хочет встретиться с тобой сегодня вечером, – его дыхание угнетало.

– Ред? – слабо выдавила она из себя.

Негодяй вывернул ей руку жестом, который, Эллин была уверена, предназначался, чтобы причинить ей боль, а не привлечь внимание.

– Райф Симмс. Ты помнишь его? – пронзительный голос стал злобным. Эллин съежилась от страха. – Мы будем ждать тебя на перекрестке улиц Логан и Хагес в десять часов.

«Тайное свидание! Боже, неужели Райф считает ее настолько глупой?» Она напряглась и попыталась выдернуть руку.

– Я просто не могу…

– Тебе лучше прийти, – угрожающе произнес он, и его пальцы больно впились ей в руку. – Если ты не хочешь, чтобы твое имя пестрело в газетах. Десять часов. И принеси документы на жеребца.

Боль в руке отпустила. Человек ушел. Эллин хотела убежать, но как будто пристыла к стулу. То ли комната стала больших размеров, то ли Эллин уменьшилась. Трудно понять.

– Ваш друг?

Джошуа Мэннерс, полнейшая противоположность ее предыдущему гостю, одетый в серый костюм, опустил свое тело в шесть футов высотой на место Берта. Неторопливым и эффектным жестом он вытащил сигару из золотого портсигара. Затаив дыхание, не смея пошевельнуться или что-нибудь сказать, Эллин наблюдала, как Мэннерс приступил к обычному ритуалу зажигания.

– Нет, – наконец выдавила она, отчаянно пытаясь овладеть собой. Воспоминания об этом человеке были еще так свежи, так близко. Ее сердце стучало, как набирающий скорость поезд.

Эллин потянулась за чашкой кофе, надеясь успокоить свой желудок, но рука сильно задрожала, и от нее задрожал фарфор. Эллин оставила эту попытку и положила руку на стол, как ненужную перчатку.

– Вы похожи, – продолжал Джошуа своим вежливым голосом, который всегда ее раздражал, – на ребенка, которого только что застали возле тарелки с печеньем. Что мог сказать вам этот мерзкий скользкий тип?

Эллин не смогла ему ответить. На своей руке, которая лежала на столе, она почувствовала теплое давление. Эллин удивленно посмотрела на руку и увидела, что Джошуа Мэннерс накрыл ее своей широкой ладонью.

– Он угрожал вам? Да? – его спокойный тихий голос оказывал на нее гипнотическое воздействие. – Что он вам сказал?

Слова были готовы сорваться у нее с языка. Оставалось только открыть рот, и они выскочат сами по себе. Эллин могла снять груз проблем со своих плеч и переложить на его широкие плечи. На плечи Джошуа Мэннерса, который желал помочь ей. И тогда можно будет вздохнуть легко и свободно. Неожиданно ее взгляд скользнул вверх по рукаву его красивого костюма, по плечу, по мужественным скулам и заглянул в необычно серьезные карие глаза, с пониманием смотревшие на нее и беспомощно приковывающие взгляд.

– А, Джошуа! Доброе утро!

Голос Берта развеял чары. Эллин выдернула свою руку и потупилась. Это было близкое, интимное прикосновение. Со спасением или с провалом? Она не могла быть уверенной. Джошуа поднялся во весь рост.

– До свидания, Берт. До свидания, мисс Кэмерон, – мэрилендец отвесил легкий поклон и исчез из комнаты.

Берт не способен был убедить Эллин в глупости ее решения – она согласилась с требованием Райфа. Эллин считала, что это шанс вызвать его на разговор. Поэтому без пяти десять Берт наблюдал из аллеи на пересечении улиц Логан и Хагес, как Эллин ожидает на углу. В своем простеньком костюме из серого поплина она могла показаться служанкой, ожидающей автобус.

Единственным просветлением, мрачно отметил Берт, было то, что дождь кончился. Мостовая блестела, а в лужах отражался бледно-желтый свет, мерцающий в газовых фонарях в форме шара на длинной ножке, стоящих вдоль улицы.

Берт был уверен, что эта шальная выходка была большой ошибкой. Со своего скрытого наблюдательного пункта он обозревал всю площадь и был готов в любую минуту прийти на помощь Эллин. Берт молился, чтобы все обошлось, но не имел понятия, как им может так повезти. Единственное, в чем он был уверен, так это в том, что если кто-нибудь тронет Эллин хоть пальцем, он выйдет и будет стрелять. Берт посмотрел на свои карманные часы.

Десять часов.

Улица по-прежнему была пустынна.

Прошла еще одна минута.

Прошло две минуты.

Эллин посмотрела в сторону аллеи: на лице у нее была написана готовность к отступлению.

Прошло три минуты.

По мокрой мостовой задребезжал закрытый кеб, который остановился перед ней. Берт смотрел и вслушивался в то, о чем они говорили: извозчик и леди. Никто не вышел из кеба, и на мгновение Берт подумал, что это ложная тревога. Потом, к его удивлению, Эллин подошла к двери и, посмотрев через плечо ничего не выражающим взглядом, открыла ее и вошла внутрь.

С ловкостью кошки, противоречащей его внешности, Берт быстро побежал и незаметно вспрыгнул на багажное место на задке кеба.

В кебе было темно. Окна были закрыты черной бумагой, как в катафалке. Эллин не полезла внутрь, предпочитая сесть возле двери, которую она плотно закрыла. Кеб тронулся, и ее охватила паника. Что, если Берту не удалось пробраться вслед за ней? Было поздно беспокоиться. Она плотно сцепила руки на коленях, сжавшись в углу и пытаясь казаться как можно менее заметной.

Путь казался длинным и медленным, полным поворотов и остановок. Даже если бы Эллин знала Балтимор, она бы не смогла определить, в каком направлении они ехали. Молясь о том, чтобы Берту как-нибудь удалось следовать за ней, она усилием воли пыталась сохранить спокойствие. От нее потребуется собрать всю до капли силу и здравый смысл, чтобы выдержать этот вечер.

Эллин не имела представления, сколько времени ушло на дорогу до того, как кеб сделал последнюю остановку. Она потянулась к дверной ручке, но затем резко отдернула руку, с вызовом ожидая, что кто-нибудь скажет, что ей делать дальше. Вскоре скрип старого кожаного сиденья, плачущего по смазке дерева, и неожиданный наклон кеба сказали ей, что извозчик спрыгнул вниз. Больше она не уловила ни звука, ни движения.

– Выходи, – резкий незнакомый голос испугал ее чуть ли не до потери сознания, и Эллин захотелось очутиться подальше от этого чуть не лишившего ее сознания голоса. Она ухватилась за ручку и, распахнув дверь, выпала из кеба на грязные, острые камни темной и глухой аллеи. Ни извозчик, ни «призрак» в кебе не предложили ей помощи, когда она поднималась на ноги.

– Сюда, – «призрак» вышел вслед за ней из кеба и жестом указал в темную пасть аллеи. Эллин по-прежнему не могла видеть лица этого человека и даже сомневалась, что ей хотелось его увидеть. Она стала исполнять приказания, когда неизвестно откуда возник пытавшийся казаться бесстрастным голос:

– Минуточку! Кто…

– Иди! – снова зарычал голос, приставив для большей выразительности к ее ребрам какой-то твердый тупой предмет, скорее всего, оружие.

Бравый голос быстро смолк, и Эллин сделала так, как ей велели, неловко спотыкаясь о камни. Шаги двух людей сопровождали ее, направляя к тусклому свету в конце аллеи. Когда они приблизились, то оказалось, что свет пробивался из-за двери.

Дверь открылась, когда они подошли, как будто кто-то наблюдал за ними. С бьющимся сердцем она думала о том, мог ли это быть сам Райф? Не дожидаясь приказания, Эллин вошла в кирпичное сооружение, а ее похитители двигались за ней по пятам. Это оказалась комната, где хранился корм в платной конюшне или же что-то вроде товарного склада. На стенках были рядами развешаны уздечки и сбруи, рассортированные по виду неисправности. Бочки и бочонки использовались вместо мебели: на них стояли тусклые и грязные фонари, освещавшие мрачным желтым светом маленькую тесную комнатку. В конце комнаты находилась арка, которая вела, по ее предположению, в другую комнату, но в темноте нельзя было ее рассмотреть. Может, это Пимлико? Инстинктивно Эллин почувствовала, что нет, но это нельзя было утверждать наверняка.

– Садитесь, – из темной арки появился третий человек. Он был толстым и приземистым, как Берт, и, возможно, того же возраста. Человек улыбался. От выражения его лица у Эллин по телу пробежали мурашки.

– Где Райф? – удивительно спокойным голосом требовательно спросила заложница.

– Очень скоро ты его увидишь. Садись, – для большего эффекта он положил свою увесистую руку на ее хрупкое плечо. «Призрак» из кеба развязной походкой подошел к ней и занес ногу над одним из бочонков, собираясь присесть. Теперь Эллин рассмотрела его лицо, но лучше бы она его не видела. Это было неприятное рябое лицо, все в шрамах, как будто этот человек с гордостью, как значки, носил на нем свои грязные делишки.

– Райф хотел, чтобы мы немного побыли с тобой, – начал этот человек, похлопав ее по щеке своей грязной огромной лапой. – И заранее бескомпромиссно уладили некоторые вопросы.

Эллин резко отдернула голову и посмотрела на него с презрением, на какое-то время вытеснившим страх.

– Например?

– Ред знал, что ты предпочтешь умереть, чем быть опозоренной.

Эллин содрогнулась. Неужели все эти люди знали о них с Райфом? Похоже, что да. Но неожиданно это стало так не важно перед тем фактом, что она сейчас была полностью в их власти, явно не имея поддержки ни с чьей стороны. Эллин полностью осознала, что ей не позволят уйти отсюда, пока в качестве расплаты не получат Шейка. «Ах, почему я не послушалась Берта, Мэннерса?»

Притворившись, что она не обратила внимания на замечание этого типа, Эллин настойчиво повторила свой вопрос:

– Какие «вопросы» нужно уладить? – ее голос был суровым и твердым, страх ушел в сторону. – Я поняла, что это будет встреча, и не собираюсь передавать вам Шейка.

Небольшая аудитория наградила ее минутой недоумения. Потом тесная комната изверглась гиканьем и улюлюканьем, как будто здесь были дикие совы.

– Забавно звучит, да? – третий человек, который до сих пор молчал, ткнул в бок «призрака» и неприятно хохотнул.

– «Я не собираюсь передавать…» – усмехнулся в ответ «призрак», вздернув кверху свой плоский нос.

– Придурки, – прошипела Эллин, вставая со стула. Гнев совершенно вытеснил страх. – Кретины слабоумные! Мне нечего вам сказать! Отведите меня к Райфу Симмсу!

«Я смогу его убить, – подумала она, – даже голыми руками, при необходимости».

– Ред встретится с тобой в свое время, красотка, – тип, который встретил их, пихнул ее на стул ничуть не с меньшей силой, чем в первый раз. – А пока я бы на твоем месте пересмотрел свое отношение.

– Предполагается, что вы втроем запугаете меня, чтобы я согласилась? – Эллин сказала это с сомнением и высокомерием.

– Ладно… – тип, сидевший на бочке, встал и подошел, затаив злобную усмешку. – Ред предоставил нам свободу действий по этому вопросу.

Было, без сомнения, понятно, что он имел в виду. Почувствовав слабость и тошноту от отвращения, Эллин опустилась на место.

– Не иначе, как хорошая девочка стала плохой, я скажу. А если верить Реду, ты хороша, – голос «призрака» стал пронзительным. – Не хочешь ли дать мне самому попробовать?

Крики на улице отвлекли его внимание. Эллин снова вздохнула.

– Похоже, что Гарри вернулся. Открывай! – рявкнул он человеку, который вел кеб. Тому не понравился тон приказа, но тем не менее он подчинился.

Скорее всего, на улице были еще люди Райфа. Первого человека Эллин узнала, когда он появился в дверях. Это был тот самый, который прервал ее спокойный завтрак. Другого она тоже узнала. У нее сердце ушло в пятки. Это был Берт, насупившийся, подавленный, с заломленной рукой и без оружия. Третий человек держал его под прицелом. Теперь в тесной комнате было пятеро мужчин, не считая Берта.

Гарри, который подходил к Эллин за завтраком, не поздоровался, а пошел прямо на нее с таким выражением лица, от которого она оцепенела.

– Я предупреждал тебя наедине! – заревел Гарри. Его здоровая рука мощным ударом настигла женскую голову, и Эллин полетела на пол.

– Ты, проклятый… Эллин! С тобой все в порядке?

Эллин услышала, как Берт борется, чтобы прийти к ней на помощь, но не смогла ответить ему, так как изо всех сил пыталась остаться в сознании. Шатаясь от удара, она медленно поднялась с расщепленного пола и с трудом встала на ноги, пытаясь остановить головокружение. Чувствуя себя отвратительно, тяжело дыша, она повернулась и заметила, как «призрак», насмехавшийся над ней, коротко кивнул Гарри. Последний быстрым движением вытащил из-за пояса охотничий нож и всадил его Берту между лопаток с дикой силой. Она не могла оторвать взгляда. Берт медленно осел, и его удивленное лицо исказилось от боли. Убийца вытащил оружие, и его рука и рукав окрасились кровью.

Кровью Берта!

С криком Эллин бросилась к убийце, но чья-то грубая рука отшвырнула ее назад.

– Надо было играть с нами в открытую, – прорычал «призрак». – Гарри не любит, когда его водят за нос. Сбрось труп в залив, – приказал он мужчине, который привел Берта под прицелом. – Ты помоги ему, Сай. И быстрее назад, а то потом хлопот не оберешься.

Онемев от ужаса, Эллин смотрела, как двое мужчин подняли безжизненное, ставшее вдруг бесформенным тело Берта Эммета и перебросили через плечо Сая, покрыв его грязной рогожей. Ее затошнило.

– Мы поедем на конюшню, – сказал «призрак», когда они тащили Берта через дверь. – Ред уже там. Как только мы получим жеребца и возьмем его документы, мы выпустим тебя по дороге. А пока ты сможешь рассказать кому-нибудь, мы будем уже далеко.

«Вот здесь все кончится», – подумала Эллин, все еще не опомнившись от ужаса. У нее омертвели йоги, и ей показалось, что она находится в этой душной комнате всю свою жизнь. Эллин подумала о Берте и о его теле, затерянном в сырой и неизвестной могиле. Она подумала, что больше никогда не увидит его испитого лица, и чуть не задохнулась от боли. Не успела Эллин опомниться, как ее подтолкнули к арке, за которой стоял закрытый экипаж. Она знала, что эти типы и не думали ее отпускать, даже если и в самом деле она отдаст им Шейка. Эллин обречена последовать за своим несчастным другом на дно Чезпика.

Она импульсивно рванулась вперед и вырвалась у охранника. Несколько прыжков со скоростью дикого зверя – и она уже возле двери, но какая-то сила сбила ее с ног, и беглянка бездыханно рухнула на пол. Задохнувшись, Эллин хваталась за пол, пытаясь уцепиться за что-нибудь, когда ее оттаскивали. Все еще хватая воздух ртом, она набросилась с кулаками на голову своего захватчика, со всей силой барабаня по ней руками.

Второй мужчина заломил ей руки, а двое других грубо и резко вздернули ее на ноги, ругаясь и чертыхаясь.

– Озорница. Ред был прав, – слова больно ранили ее. – Как ты думаешь, может, мы ее… – голос оборвался.

«Призрак» пристально и плотоядно посмотрел на девушку и потер свой грязный небритый подбородок немытой рукой. Эллин отчаянно извивалась.

– Лучше не надо, – посоветовал он. – Слишком долго будет сопротивляться. Мне нравятся покорные женщины.

– Она быстро смирится, когда ты покажешь ей свое достоинство, – возразил первый.

Эллин лягнула его ногой, и он скорчился от боли. Его крик прервал грохот в дверь. Испуганная, но ободренная, Эллин посмотрела в направлении двери, ожидая, что будет дальше. И в следующий момент сокрушительный удар втолкнул в комнату высокую мощную фигуру, которую она сразу узнала.

Джошуа Мэннерс не терял ни времени, ни слов. С оружием наготове он не встретил сопротивления.

– Добрый вечер, джентльмены, – его вежливый надменный тон вызвал в ней раздражение. – Я освобожу вас от этой дамы, – Мэннерс двинулся к Эллин, не глядя на нее. Больно сжимающие руки сразу же отпустили девушку. Освободившись, Эллин чуть не упала, но смогла удержаться на ногах.

– Становитесь лицом к стене, руки вверх, – приказал Мэннерс мужчинам, стоявшим возле экипажа.

«Какого черта он делал здесь?» – подумала Эллин, увидев, как ее бывшие захватчики полностью подчинились четким командам Джошуа. Она не могла отрицать, что еще раз была невыразимо признательна ему за своевременное вмешательство.

Эллин, не отрывая взгляда, смотрела на Джошуа и ждала дальнейших приказаний.

Его самоуверенность восхищала. Ей казалось, что всю свою жизнь он справлялся с подобными ситуациями. Рука Мэннерса крепко сжимала длинными пальцами оружие, даже когда мужчины встали у стены в этой нелепой позе «орла».

– Где Берт? – услышала она краткий вопрос. Мэннерс не отводил взгляда от своих заложников. Только потом Эллин поняла, что вопрос обращался к ней.

– Мертв, – услышала она свой собственный неестественно сдавленный голос, который вначале даже не узнала. Эллин попыталась снова заговорить, рассказать ему всю историю, но лишь смогла повторить: – Берт мертв.

Она упала на колени. Мэннерс вздрогнул и посмотрел на нее, пытаясь определить степень ее ушибов и повреждений. В этот момент один из заложников выскочил вперед и схватил оружие.

Застигнутый врасплох, Джошуа, проклиная свою глупость, нажал спусковой курок и прострелил левый висок незадачливому парню. Однако к этому времени двое оставшихся присоединились к атаке.

Оружие было выбито у Мэннерса из рук, и все, что он мог сделать, – это надеяться, что займет этих двоих настолько, что они не смогут поднять оружие. Преимуществом Джошуа были рост и мастерство, хотя вес был значительным преимуществом его противников. Обрушившиеся удары угрожали лишить сознания, а этого, он понимал, допустить было нельзя. Если он потеряет сознание, то больше уже никогда не придет в него. И Эллин будет в любом случае тоже мертва.

Один из двух нападавших упал от представленного правым кулаком Джошуа апперкота[5] и больше не встал. Пошатываясь, Джошуа набросился на другого, который уже отступал, поняв опасность момента. Мужчина покачнулся и рухнул как срубленный дуб. После его падения в комнате повисла гробовая тишина. Мэннерс выпрямился, тяжело дыша, и стер струйку крови, вытекающую из губы, тыльной стороной ладони. Он оглянулся назад на распростертые тела, коротко поблагодарив своего создателя.

Посмотрев в направлении Эллин, Джошуа увидел, что она пытается подняться, отталкиваясь руками. Он пересек комнату, держась на уже окрепших ногах, и опустился возле нее на колени.

– Тебе больно?

Их взгляды встретились. Мэннерс посмотрел в усталые глаза, которые сегодня слишком много увидели. На ее щеке и виске был внушительного вида и размеров синяк, но она покачала головой. Он хотел взять ее на руки, но засомневался, хватит ли у него в данный момент на это сил.

– Вставай, Эллин, – Джошуа сделал ей знак, предлагая руку. – Нам надо выбраться отсюда.

К его удивлению, Эллин тяжело повисла, опираясь на него, когда вставала. Поднявшись, она все еще держалась, вцепившись в его руки, как будто боялась, что ее оставят одну; а ее зеленые глаза были как у беспризорного ребенка: широко распахнутые, испуганные и печальные. Мэннерс прижал ее к груди и вспомнил, что никогда не обнимал ее раньше. Джошуа стоял, ошеломленный силой чувств, которые она в нем пробудила. Невероятно, но Эллин не сопротивлялась. Она спрятала голову у него на груди и тихо всхлипнула:

– Берт…

Ей пришлось увидеть, как он умер, а до этого момента она никогда не видела смерть. Мэннерс знал, что такое смерть, и, сопереживая, сжал ее в объятиях и тихо забормотал что-то успокаивающее, зарывшись в мягких пышных волосах.

– Все хорошо, Эллин, – сказал он шепотом, желая вобрать в себя всю ее печаль. – Все будет хорошо.

Всхлипывания стихли, и успокоилось сотрясавшееся в рыданиях тело. Мэннерс знал, что Эллин берет себя в руки. В какой-то момент Джошуа почувствовал смущение от того, что так близко прижимает ее, и руки неуклюже разжались сами собой. Он поймал себя на мысли, что удивлялся тому, как женщина может заставить мужчину чувствовать себя уверенным в какой-то момент, а в следующий – неопытным юнцом. Она оттолкнула его, и его руки отпустили ее. Эллин тут же посмотрела ему прямо в глаза ничего не выражающим взглядом.

– Я готова, мистер Мэннерс. Куда нам надо идти?

Джошуа почувствовал странное облегчение: она снова казалась самой собой.

Официальной и неприступной. Такой, с какой он знал как себя вести. Джошуа поискал глазами свое оружие, чтобы отвести от нее взгляд.

– Уйти отсюда, – сказал Мэннерс ей, не желая думать о том, что будет потом. – Дружки Райфа могут вернуться сюда в любое время.

Он наклонился, чтобы поднять оружие, а когда выпрямился, заметил, что Эллин неподвижно уставилась на пол. Последовав за ее взглядом, Джошуа увидел расползшееся по полу пятно темно-красного цвета, похожее на разлитое вино. Он видел, что у нее перехватило дыхание. Хрупкие плечи снова вздрогнули от пронзившей ее боли, от сознания того, что Берт умер. Убит. Эллин медленно подняла глаза на Мэннерса.

«Если она еще так немного посмотрит на меня, то мы никогда не выберемся отсюда».

– Эллин, – мягко сказал Мэннерс, даже, скорее, попросил ее. – Нам надо идти. Быстро.

Он с решительной властностью взял ее руку и потащил за собой через дверь вверх по длинной темной аллее. Эллин не сопротивлялась.

«Остальной личный состав Симмса вернется в любое время», – думал Джошуа. Он вел ее по узкой темной тропинке, осторожно держась в тени, наметанным взглядом обозревая освещаемый лампами участок улицы впереди. Мэннерс поднес ко рту свободную руку, чтобы сплюнуть свежую кровь. С тремя он справился. Но с двумя еще не смог бы.

Еще двое были бы для них смертельны.

Оглянувшись на Эллин, он шепнул ей подбадривающе:

– Держись, Эллин. Мы почти…

Не успел он договорить, как заметил не два, а четыре силуэта у входа в аллею. Джошуа подтянул Эллин поближе к себе и наблюдал, а его сердце бешено колотилось в груди.

– Что там? – шепотом спросила Эллин.

– Ш-ш-ш, – посоветовал он ей замолчать, не отрывая взгляда от незнакомцев.

Глава 13

Фигуры слонялись, кажется, выжидая время. «Может быть, – надеялся Джошуа, – они были местными и вышли поискать приключений на ночь». Но, скорее всего, это была шайка Симмса.

Мужчины все еще стояли у входа в аллею.

«Что они ждут?» – думал Джошуа. Он нащупал рукой узкую нишу и проскользнул туда вперед плечом, поближе прижимая Эллин, которая посмотрела через его плечо на караульных.

Женщина уклонилась от его крепких объятий. Джошуа обернулся к ней и даже сумел быстро улыбнуться.

– Прекрати сопротивление, милая моя, – прошептал он. – Признаюсь, что в других обстоятельствах я мог бы воспользоваться этой компрометирующей ситуацией, но в данном случае твоя честь в безопасности.

Мэннерс без улыбки встретил ее сердитый и испуганный взгляд. Эллин потупилась, не желая встречаться с ним взглядом. Джошуа скорее почувствовал, чем увидел ее смущение, и снова отвернулся, посмотрев на темную дорожку в аллее и отложив свое удивление на другое, более подходящее время.

Четверка оживилась. Двое из них медленно пошли по аллее и оказались в каких-то десяти шагах от того места, где стояли Джошуа и Эллин. Джошуа хотел потихоньку уйти, не применяя силы, но возникшее затруднение предложило свое собственное решение.

– Иди за мной, – тихо пробормотал Мэннерс Эллин, и не успела она переспросить, что он сказал, как Джошуа повернулся и втиснул ее в углубление между сырой кирпичной стеной и своим телом. Он услышал ее вздох. Эллин отвернула от него лицо.

– Давай, дорогая, – сказал Джошуа громко и неразборчиво, глотая слова. – Ты думаешь, я привел тебя сюда подышать свежим воздухом?

Он сказал это, чтобы мужчины поняли, что в аллее кто-то есть. Услышав их хихиканье, Мэннерс понял, что преуспел. Эллин повернула к нему разъяренное лицо, и он почувствовал, что она будет протестовать. Надеясь, что другие не услышат ее протеста, а также для большей убедительности, Джошуа быстро закрыл ей рот своими губами. Он вспомнил, с силой целуя ее приятные соленые губы, что никогда с ней не целовался. Она корчилась, тщетно пытаясь высвободиться от его поцелуя. Этот порыв был пылким, скорее, от страха, чем от желания, и вскоре ее протест был подавлен его настойчивой, если не отчаянной страстью. Когда вдруг на стену сзади упала тень от осветившего их фонаря, который как будто высветил для нее его план, сопротивление ослабло.

Когда Мэннерс убедился, что Эллин не закричит, он, в конце концов, освободил ее от своего поцелуя и отвернулся, ладошкой защищая свои глаза и лицо Эллин от самозванцев.

– Что такое? Идите к своим девушкам! – рявкнул он таким же громким голосом, еще ближе прижимая Эллин к себе. Четверо мужчин (еще двое присоединились к своим товарищам во время суматохи) заржали над тем, что, как надеялся Мэннерс, было с их стороны заблуждением.

– Веди ее в постель, дружище, – посоветовал один из них Мэннерсу. – Аллея не место для… хм… ха, леди.

Мужчины грубо загоготали. Эллин пыталась что-то сказать, но он остановил ее предостерегающим взглядом.

Негромко бормоча что-то себе под нос, Джошуа крепко взял Эллин за руку, осторожно повернув ее так, чтобы те не видели ее лица. Они, спотыкаясь, свободно пошли прочь из аллеи.

Ночь опустилась на город. Эллин держалась поближе к своему спасителю – этот факт Мэннерс счел очень забавным, если не ошеломляющим. Только смерть Берта заставила ее повернуться к нему. Человек должен был умереть, а кто-то чертовски выиграл на этом. Неожиданно Мэннерс разозлился на нее. Как она осмелилась играть с жизнью другого человека ради своей гордости, ради своего тщеславия?

С ловкостью кошки, легко и бесшумно, он продвигался от угла до фонарного столба, от ниши до сточной канавы, к концу квартала, где их ждал кеб. Перед ними промелькнула темная тень огромной черной птицы, вспорхнувшей и улетевшей. Джошуа остановился и освободил руку, которую она держала. Он дотронулся до ее мягких, нежных рук и, не отрывая взгляда, посмотрел в широко раскрытые от испуга глаза.

– Ты вернешься в гостиницу. Иди в мою комнату. Когда эти люди узнают, что ты ушла, они придут в твою. Вот мой ключ, – Джошуа позвенел перед ней ключами.

– В твою комнату! – запротестовала Эллин. – Но как это…

– Речь идет о твоей жизни! Ты выбрала подходящее место и время, чтобы начать волноваться об общественном мнении! – яростно сказал он, встряхнув ее так, чтобы до нее скорее дошел смысл сказанного.

Эллин задохнулась. Потом кивнула. Джошуа понял, что она вне себя. «Ну, может быть, это пройдет, пока она доберется назад, – удовлетворенно подумал Мэннерс, – и Эллин будет следовать моим указаниям». Он отпустил ее и открыл дверь кеба.

– К-ку… куда ты пойдешь? – пробормотала она, внимательно изучая его лицо своими несчастными глазами.

Его взгляд потеплел. Почему она была так чертовски красива? Рука непроизвольно потянулась к ее лицу, желая коснуться щеки и смыть боль воспоминания об убийстве Берта…

Мэннерс выпрямился, вспомнив о своей задаче.

– К Шейку.

– А как же Берт? – всхлипнула она, и им овладело неожиданное, почти ненормальное желание снова заключить ее в свои объятия.

– Слишком поздно для Берта, – грубо ответил он, чтобы преодолеть те чувства, которые застигли его врасплох. – Этим людям нужен Шейк, и они не станут терять времени. Теперь поезжай, иначе я опоздаю.

Эллин сжала его руку.

– Позволь мне поехать с тобой! – умоляюще сказала она. – Я…

Непонятно почему, ему захотелось ее ударить.

– Мы теряем время! – взорвался Мэннерс. – Заходи!

Эллин потупила взгляд и снова тяжело сглотнула. С помощью Джошуа она забралась в кеб.

– Обратно в «Хантингтон», – сказал он извозчику, протягивая ему десятидолларовую золотую монету вместо положенных двух.

Извозчик резко тронулся, не дав Мэннерсу договорить. Джошуа смотрел на уезжающий экипаж и тяжело, но с облегчением, вздохнул.

До Пимлико была всего одна миля, и Мэннерс преодолел это расстояние пешком. Как он и ожидал, Ред расставил у ворот часовых, поэтому Мэннерсу пришлось обойти их с тыльной стороны и перелезть через десятифутовую ограду, предназначенную для защиты от таких, как он. Больно ударившись о землю, Джошуа решил, что времена, когда он мог перелезть легко через ограду, прошли. Убедившись, что у него нет внутренних повреждений, Мэннерс смиренно захромал в темноте к ряду стойл, в одном из которых находился знаменитый, но причиняющий столько беспокойств Шейк. В конюшнях было тихо. В конце каждого ряда горел фонарь. Мэннерс скользнул на другую сторону с ружьем наготове, ожидая самого худшего. У самого его уха вдруг раздался щелчок.

– Было бы лучше, если бы у вас была причина, чтобы красться к этой конюшне с ружьем наготове, мистер.

Мэннерс почувствовал облегчение. Это был охранник Шейка.

– Вы поверите мне, если я скажу, что именно так я и сделал? – сказал Джошуа, сбрасывая ружье перед собой в освещенный на земле круг.

– Нет, – признался тот человек, который был старше его. – Выходите на свет вслед за ружьем и становитесь. Руки вверх!

Мэннерс послушно поднял вверх руки, как ему было приказано. Секретная служба дала хорошую выучку.

– Достаточно. Не двигайтесь, если вы хотите себе добра.

Мэннерс стоял в центре освещенного круга, в который попадало и стойло Шейка. Вытянув шею, он смог разглядеть, что Шейк цел и невредим, мирно жевал корм и обмахивался своим массивным хвостом. Охранник, человек неопределенного вида, позвонил, и этот звук пронесся по территории как выстрел, нарушая холодную тишину. Видимо, он с явным недоверием относился к своему пленнику.

– Кто дежурит? – как у близкого друга, поинтересовался Мэннерс.

– Заткнись, – последовал любезный ответ.

После этого Джошуа закрыл рот и стал спокойно ждать. Через несколько минут появилось три сторожа Пимлико. Мэннерс с облегчением вздохнул, узнав одного из них – Дэна Харгана, своего давнего знакомого.

– Джош Мэннерс! – воскликнул высокий стройный Харган, появившись в конюшне. – На старости лет стал воровать лошадей?

Мэннерс печально усмехнулся, опуская занемевшие руки.

– Похоже на то, правда? – согласился он. – Но нет. Я… меня послала Эллин Кэмерон. У нее есть основания полагать, что кто-то сегодня попытается украсть Шейка.

– Поэтому она наняла меня, – проворчал личный охранник Шейка, наконец положив в кобуру свое оружие.

Харган нахмурился.

– Это уже интересно, – покачав головой, задумчиво сказал он. – В женской интуиции что-то есть. Оказалось, что где-то с десяти часов двое парней чего-то дожидаются у входа. Сказали, что ждут мисс Кэмерон.

– Они назвали себя? Они все еще там? – Мэннерс буквально ухватился за эту информацию.

– Да, они там. По крайней мере, были, когда мы уходили.

– Я видел двоих мужчин у входа, – сообщил ему Джошуа. – Давайте пройдемся до ворот. Я хочу взглянуть на них.

Оставив Шейка и его охранника с дополнительным караулом, Джошуа пошел с Дэном Харганом.

Подойдя к боковым воротам и оставаясь в тени, они получили преимущество. Двое мужчин, ожидавших с улицы, стояли в свете фонаря. Джошуа остался доволен, что одним из них оказался Райф Симмс. Мэннерс приостановил Дэна и обратился к нему шепотом, не отводя взгляда от Райфа:

– Ты когда-нибудь видел их до сегодняшнего вечера, Дэн? Особенно этого рыжеволосого?

Дэн неотрывно смотрел на них, покачивая головой, как будто хотел убедиться в достоверности своего ответа.

– Нет. Но это ни о чем не говорит. Я здесь бываю только по ночам. А ты его знаешь?

Мэннерс не ответил ему прямо. Он припоминал тот момент в Луизвилле, когда в последний раз видел этого рыжеволосого – тот подстригал ногти охотничьим ножом. В Луизвилле на нем был нарядный костюм, а женщина в белом таяла в его объятиях. Теперь этот же человек был одет в голубые джинсы, черную фетровую шляпу, а вокруг шеи, как у преступника, был повязан темно-зеленый платок, и рядом с ним не было любящей женщины, которую он предал.

Мэннерс прикусил губу. Он узнал своего бывшего подчиненного и пытался понять этого человека, у которого была возможность любить такую женщину и который теперь ее мучил. Если бы рядом с Джошуа не стоял Дэн Харган, то он получил бы огромное удовольствие, пустив в этого негодяя пулю.

– Да, я знаю его, – наконец сказал Мэннерс, не отводя глаз от Райфа. – Ты бы сослужил мне службу, если бы отдал мое ружье и позволил подойти к ним поближе. Мисс Кэмерон была бы очень признательна.

– Я сделаю еще лучше, – заверил его Дэн тоже шепотом. – Я прикрою тебя отсюда.

Джошуа оценил поддержку, хотя и подозревал, что она означала: Дэн сомневался в его словах. Положив в кобуру оружие, которое вернул ему Дэн, Мэннерс медленно пошел к воротам, больше не скрываясь.

Райф и его человек обернулись на звук приближающихся шагов. Мэннерс приблизительно догадывался, какой прием устроят ему эти люди, и знал, что это будет далеко не теплая встреча. Ему никогда не нравился Ред, и он знал, что это чувство было взаимным. Джошуа ледяным взглядом смотрел на рыжеволосого негодяя, который всматривался в темноту.

– Гарри? – протяжно позвал кентуккиец, вкладывая нож в ножны. – Она с тобой?

Джошуа вскипел от злости. Ред был так уверен в успехе своего плана! Не торопясь вступать в полосу света, Джошуа заговорил первым:

– Ред, я всегда считал тебя подонком, подлым ублюдком, а теперь я в этом уверен.

Он говорил тоном сдержанного родителя, упрекающего своего заблудшего ребенка. Его слушатели вскинули оружие и повернулись спиной друг к другу. Райф наморщил свои белесые брови, удивившись.

– Мэннерс? – в недоумении спросил Симмс.

– Скажи губернатору, – продолжал Джошуа уже с другого места, не ответив на вопрос Райфа, – что один из ваших вонючих псов сегодня убил человека. Интересно, как будет доволен твоими методами Меллетт? Ред, ответь мне, ты идешь на все эти неприятности ради губернатора? Или ради себя?

Когда Райф повернулся, его лицо было искажено от бешенства, но, с сожалением и даже с удивлением, Мэннерс заметил, что Симмс не настолько глуп, чтобы открыть огонь.

– Так я и думал, – заметил Мэннерс уже с другого места. – Когда Меллетт узнает об этом, ты будешь трупом.

Лицо рыжеволосого исказилось от страха. Потом на нем появилась бескровная улыбка, он поднял ружье и выстрелил в висевшую над ним лампу.

Эллин почувствовала на своем лице что-то влажное и прохладное. Во сне ей показалось, что это язык Шейка. Она потянулась, чтобы отмахнуться от него и поймала чье-то запястье. Девушка похлопала глазами, не пробудившись окончательно. В один ужасный момент ей показалось, что ее хотят схватить. Она дернулась, издала слабый крик и села на кровати как раз в тот момент, когда ее хрупкие плечи обняли две сильные руки и негромкий голос стал успокаивать ее:

– Успокойся, Эллин. Это всего лишь я, Джошуа.

В темноте ее взгляд остановился на веселых глазах и широких неулыбающихся губах своего спасителя.

– Что случилось? – спросила она, опершись на локоть и сжимая его руку. Мэннерс осторожно освободился от ее руки и за плечи положил Эллин обратно на подушку.

– Четыре часа утра, – начал он, – ты в моей комнате. У тебя на лице ужасный синяк. На конюшне никого не было. Шейк в безопасности… – Джошуа помолчал и тихо прошептал: – Берт умер.

Эллин тихо зарылась в постели. «Неужели не наступит утро? Неужели ее ночной кошмар никогда не кончится?»

– Расскажи мне все, – слабо выговорила она, понимая, что на самом деле ей не хотелось этого знать.

– Не сейчас, Эллин, – сказал он. – Подожди до утра.

Она снова погрузилась в дремоту.

Украдкой, почти как преступник, Джошуа накрыл ее одеялом, погладил по щеке и ушел от соблазна, пересев в мягкое кресло у подножия кровати и удовлетворенно расслабившись от охватившей его нежности. Он откинулся назад и медленно поднял вначале одну, потом другую ноги и, не снимая ботинок, оперся ими о спинку латунной кровати, подложив руки под голову. Глядя на нее с каким-то удовольствием, Джошуа не хотел вспоминать события сегодняшнего дня.

Он глубоко зевнул, вспоминая то, о чем никогда не расскажет Эллин. Ей лучше не знать, что произошло между ним и ее бывшим любовником. Будет лучше, если она вообще никогда не узнает, что он знаком с Райфом. Мэннерс с грустью понял, что ему придется хранить в тайне все, что он знал об этом деле, если только раскрытие этого секрета не будет полезным, либо необходимым.

Джошуа поймал себя на том, что улыбается, вспоминая сцену в аллее. Ее явное смущение. Ее явные попытки освободиться из объятий. Вкус ее губ. Ему понравилась эта короткая сцена. «Убедительный розыгрыш, – решил он, задумчиво проведя пальцем по губам. – Любовники. Любовники в аллее». Подумав об этом, Мэннерс еле сдержал смех. Не станет ли это заголовком в передовице? Эллин Кэмерон и Джошуа Мэннерс…

Неожиданно, совершенно случайно, у него в голове возник план.

Глава 14

Джошуа Мэннерс спал одетым в своем мягком кресле, скрестив обутые ноги у подножия кровати. Его симпатичное вдохновленное лицо было спокойным, а широкая грудь мерно вздымалась во сне. Эллин находилась в его комнате. Его и Берта. Эта мысль вызвала воспоминания об ужасных событиях прошедшей ночи.

«Берт мертв», – вспомнила Эллин, и от этого воспоминания ее стали душить слезы. Жестокая грубость убийцы, глубоко всадившего свой охотничий нож в Берта. Алая кровь, просочившаяся сквозь сатиновую рубаху Берта и запачкавшая рукав убийцы.

Выражение боли и недоумения, исказившие приятное лицо…

Эллин вздрогнула, ей хотелось выбросить эти образы из головы. Но она не могла.

Эллин чувствовала, что попалась в сеть и каждая бесплодная попытка еще больше запутывает ее, привлекая смертоносного паука.

Эллин резко отбросила влажную губку, которой протирала щеки, и вскочила с постели, чувствуя себя пойманной в ловушку. Хозяин комнаты, приютивший ее, зашевелился, когда она прошла к единственному окну и обхватила плечи руками. Эллин услышала, как он зевнул за ее спиной. Это был громкий звук здорового человека. Она услышала скрип его кресла и поняла, что он потягивается. Эллин представила, как его высокое крепкое тело вытянулось, словно у хищника, пробуждающегося на охоту.

Боже, как она его ненавидела! Как она ненавидела его надменность, его ум, его насмешливую обходительность! Как она презирала самодовольную улыбку, всепроникающий взгляд темных глаз, его неторопливые изысканные жесты! Как ее возмущало то, что он совершенно не связывал себя обязательствами, то, что он свободно делал все, что хотел, не волнуясь о благе и репутации других и своей собственной!

Неожиданно ей захотелось уйти из комнаты. Она больше ни минуты не могла вынести его присутствия. Эллин повернулась к двери и сделала два шага, когда услышала голос.

– Куда ты? – лениво, но выразительно спросил Мэннерс. Она не смогла заставить себя обернуться, поэтому говорила в дверь.

– Мне надо… на свежий воздух, – выдохнула Эллин, чувствуя на себе взгляд его глаз, как будто он нежно прикоснулся к ней руками.

– Открой окно, – посоветовал Джошуа, зевнув снова. – Кто-то за вами охотится, мисс Кэмерон, и, если можно так сказать, вы – легко достижимая цель.

– Кто-то… Райф? – кровь прилила к ее лицу.

Он знал о Райфе. Или он просто из любопытства пошел вчера за Бертом, еще раз вмешиваясь в ее дела? Она никак не могла узнать этого, и не могла спросить.

– Я не определяла вас в свои тюремщики, – холодно ответила Эллин, все еще не глядя на него.

Одним рывком он оказался у нее за спиной. Она почувствовала на своих плечах его сильные руки. Мэннерс повернул ее к себе. Его помрачневшее от гнева лицо было в нескольких дюймах от Эллин.

– Теперь послушайте меня, – тихим и грозным голосом сказал Джошуа. – И послушайте внимательно. Потому что я не собираюсь это повторять. Ты убила Берта в той подсобке – все равно что вонзила нож ему в спину. Ты занималась не своим делом, как рыба, вынутая из воды, с теми типами, и ты знала это. Однако ты полезла вперед и пожертвовала жизнью Берта из-за своего высокомерия и тщеславия вместо того, чтобы обратиться к властям за помощью. Ты сильная женщина. Но у тебя нет ни капли здравого смысла, когда надо вести себя так, лучше для тебя и для людей, которые заботятся о тебе. Что ты собираешься делать?

Вопрос застал ее врасплох. Она не знала, что собиралась делать. Его лицо выражало презрение.

– Понятно, что я имею в виду? Но я предупреждаю вас, мисс Кэмерон, и это последнее, что я делаю для вас, пока меня ни о чем не попросят. Я обещаю. Я собираюсь сообщить полиции, что пропал Альберт Эммет. И скажу, что он собирался с кем-то встретиться вчера вечером и не вернулся. Вряд ли его тело всплывет. А если когда-нибудь и всплывет, то вряд ли его узнают. А если узнают, то нас сразу накроют. Кроме того факта, что Берт ходил на встречу, мы ничего не знаем. Кто-нибудь видел, как вы выходили из отеля вчера вечером?

Эллин покачала головой. Они вышли через служебный вход и были переодеты до неузнаваемости. Когда она вернулась, холл был пуст. Кажется, Мэннерс остался доволен таким ответом.

– Я вернусь через несколько часов. Вы, пожалуйста, оставайтесь здесь, в моей комнате, и дождитесь меня. Если вы предпочтете уйти – что ж, отлично, но имейте в виду, что на этом наша дружба закончится, пока вы сами ко мне не придете.

С минуту Мэннерс сурово смотрел на девушку. Он пробуравливал ее взглядом, и она отвела глаза.

Кажется, Джошуа был удовлетворен, так как он отвернулся от нее и вышел из комнаты, захлопнув за собой дверь.

Некоторое время Эллин стояла посреди комнаты и ждала. Ждала откровения. Потом, почувствовав, что паук приготовился запутать ее, стала спасаться бегством.

Отмокая в теплой ванне в своей комнате несколько часов спустя, Эллин пересмотрела свое поведение.

«Наша дружба закончена», – сказал Мэннерс.

«Прекрасно», – подумала она, но ее удивила неуверенность этой мысли.

Как бы она ни была против, Джошуа Мэннерс был ее спасительной сетью еще в Дедвуде. Нет, даже в Рэпид-Сити. В конце концов, это он вместе с Биллом Боландом сообщил организаторам соревнований о победе Шейка. Потом его вмешательство в Дедвуде и, конечно, в Луизвилле…

Эллин подумала о том, что дальше ей придется обходиться без Берта. Она представила презрение и унижение общества, которые ей придется выдержать, когда Райф исполнит свою угрозу, а он, конечно же, сделает это. От этой мысли она похолодела как смерть. Эллин подумала о Берте, который лежал на дне пруда или же в брюхе какой-нибудь голодной акулы. Она подумала о Мисси, которой придется все это рассказать. Мисси, которая месяц назад проводила их со светлой надеждой и безоговорочной верой в победу. Эллин подумала о Шейке, замечательном, необычном животном, который заслужил право использовать шанс и победить в Прикнессе и Белмонте.

Она вышла из ванны и вытерлась полотенцем. Что ей делать? Даже после того, как Райф сделает общественным достоянием их отношения, глупо с ее стороны надеяться, что на этом все закончится.

Райфу нужен был Шейк. О планах Райфа она могла только догадываться, а также о способах его осуществления. У нее были только деньги, она сама… и Шейк. И жуткая неопределенность, что этого недостаточно, чтобы защитить себя.

Эллин переоделась в накрахмаленную белую блузку и голубую поплиновую юбку. Она заметила, что у нее дрожат пальцы, застегивающие пуговицы. Воротник сжимал ей горло, как будто это был не воротник, а петля. Наконец она поняла, что ей нужна помощь. Необходима. И был всего один человек, с которым ей удалось установить кое-какие взаимоотношения, и хотя это был не лучший вариант, но другого выбора не было. Ей нужно навязаться к нему, потому что Шейк должен участвовать в скачках.

Расчесывая темно-каштановые волосы, Эллин поняла, что не– уверена ни в ком, кроме Шейка. Он должен был бежать Прикнесс и Белмонт. Она должна ему это обеспечить ради Мисси, ради Берта. И сейчас была только одна надежда осуществить эти мечты.

Ей нужен Джошуа Мэннерс.

Прежде чем ее гордость возродилась, как феникс из пепла, Эллин совершила паломничество в комнату Мэннерса, молясь, чтобы он не уехал из Балтимора. Не успела Эллин придумать мириады причин, почему она обращается к нему за помощью, как уже стучалась в его дверь.

– Да? – раздалось из-за двери.

Радость от того, что он не ушел, сменилась недовольством и страхом предстоящей беседы. Эллин снова постучала.

– Кто там? – нетерпеливо спросил голос за дверью. Она пыталась что-то сказать, но не смогла отозваться и еще раз постучала. Дверь открылась порывом теплого весеннего ветра, показав огромного, как ягуар, мужчину. На нем не было ни пиджака, ни галстука. Джошуа был одет в черные брюки без стрелок и ослепительно белую рубашку, к которой еще не успел пристегнуть воротничок. Эллин заметила, что раздражение на его лице сменилось удивлением.

– Я бы хотела поговорить с вами, мистер Мэннерс, – просто начала она, сохраняя спокойное выражение лица. – Можно мне ненадолго войти?

Он не отвечал целую минуту, которая показалась ей вечностью. Кажется, Джошуа оценивал ее, взвешивая важность прихода. Она решила не выдавать, что так сильно нервничает, даже взглядом. Мэннерс не должен заподозрить ее слабость, иначе он обязательно ею воспользуется. Прошла вечность, когда, наконец, Джошуа, отступив в сторону, жестом пригласил ее в комнату.

Оглядевшись, Эллин заметила, что Джошуа упаковывал в коробку вещи Берта. Коробка была небольшой упаковочной клетью и явно напоминала гроб. Эллин сглотнула пересохший ком в горле. Это единственный гроб, который будет у Берта.

– О чем ты думаешь, Эллин? – тихий баритон Мэннерса звучал с уважением, как будто человек, произнесший их, не хотел тревожить ее мысли.

– О Берте, – вяло ответила Эллин, дотронувшись до серебряной фляжки, которую она так часто видела приложенной к губам англичанина. Она повернулась к Джошуа, но не встретилась с ним взглядом и не подошла.

– Я хотела поблагодарить вас за все, что вы сделали, – начала Эллин как заученное стихотворение, сжимая и разжимая кулаки. – И спросить вас, могу ли я положиться на ваше… на вашу добрую волю?

Джошуа стоял, положив ухоженные руки на пояс.

– Вы используете любопытные словосочетания, если принимать во внимание ваше мнение обо мне, – слова были суровыми. Голос – нет.

Эллин вздрогнула.

– Я поняла, что была не совсем справедлива с вами. Я ужасно вела себя в поезде и надеюсь, что вы… не будете использовать это против меня.

– Вы знаете, я этого так и не понял, – удивленным голосом заметил Мэннерс. – Вы говорили что-то в тот вечер о розах и записке.

Эллин почувствовала, как кровь отхлынула у нее от лица. Он понятия не имел, о чем она говорила! «Морган Меллетт, – вспомнила Эллин его слова, – злобная и порочная женщина… Не могла ли она разработать это происшествие?»

– Я… – Эллин сглотнула неожиданно застрявший у нее в горле комок и продолжала: – Меня ввели в заблуждение, и я должна была поверить, что… что вы виноваты в…

Эллин не могла продолжать. Как она могла допустить, что ее ввели в заблуждение хитрые планы этой женщины? Ее щеки загорелись, и она тупо уставилась на его цепочку для часов. Надо постараться убрать этот извиняющийся тон из своего голоса.

– Я знаю теперь, что у меня сложилось о вас неверное представление, и раскаиваюсь, – наконец Эллин встретилась с ним взглядом, и ее расстроил какой-то неприятный блеск в его глазах.

– Вы выбрали удобный момент, чтобы изменить свое отношение, мисс Кэмерон. Вы знаете, я считаю, что все то, о чем вы можете меня попросить, предстает в дурном свете?

Его широкая грудь, облаченная в белую сорочку, часто вздымалась. Если бы он не стоял между ней и дверью, то Эллин могла бы воспользоваться моментом к отступлению. Она затаила дыхание и сглотнула, вновь собираясь с силами, чтобы отпарировать удар.

– Так или иначе, теперь этому не поможешь, мистер Мэннерс. Я только могу попросить вас. А вам решать, что делать, – она не стала извиняться. Свирепый взгляд смягчился.

– Очень правдиво, – сделал вывод Мэннерс, отступая в удобную позицию. Он положил руки за голову, откинувшись на взбитые подушки и исследуя ее внимательным проницательным взглядом. – Пожалуйста, продолжайте.

Лучше бы он не садился. Теперь Эллин была вынуждена смотреть ему в лицо. Чтобы избежать этого, что было легко сделать, когда он стоял перед ней и ее взгляд упирался ему в грудь, ей придется повесить голову и смотреть на коврик или же рассматривать люстру.

Но так как Эллин собиралась обратиться к нему со всей серьезностью, то ни одна из этих поз не устраивала ее.

– Шейк должен бежать Прикнесс в субботу, – начала она, испуганная его холодным взглядом, – и на приз Белмонта через две недели в Нью-Йорке. Так как я… теперь одна, мне нужно сопровождающее лицо.

– Зачем? – вызывающе и насмешливо спросил Джошуа. Выражение его лица не изменилось. Эллин подумала, что он решительно настроен не помогать ей.

– Конечно, чтобы защитить мою репутацию, – сдавленным шепотом произнесла она, чувствуя, что краснеет.

– Как может пригодиться репутация? – фальшивым голосом удивился Мэннерс. – Вы так мало о ней думали, когда бросили меня за обедом на прошлой неделе.

– Я знала, что вы мне выскажете это! – ей захотелось его ударить. – Как вы можете, после того, что вы… – она остановилась, чтобы окончательно не испортить дело. Нелегко было проглотить свою гордость вместе с комом, застрявшим в горле. Ее следующие слова были более мягкими. – Извините, – выдавила Эллин, не в силах встретиться с его проницательным хищническим взглядом. – Это было нехорошо с моей стороны.

– И недостойно леди, – поучительно добавил он.

– И недостойно леди, – это повторила она, полностью подчиняясь.

Мэннерс улыбнулся, и ей захотелось стереть это выражение с его лица, швырнув в него что-нибудь.

– Вы восхитительны, мисс Кэмерон, – он ухмыльнулся. – Что вас могло так напугать, что вы пришли ко мне за помощью?

Эллин тяжело вздохнула. Он был опасно близок к тому, чтобы выжать из нее правду, и она попыталась уклониться от ответа.

– Мистер Мэннерс, вы, конечно, понимаете, что мне нужен надежный сопровождающий здесь и в Нью-Йорке. Вместе с тем, что я думаю о своей жизни и о жизни Шейка, я думаю еще и о своей репутации, – эти слова она произнесла почти шепотом. – О том немногом, что останется после откровенного разговора с вами в этой комнате.

– И, – вкрадчиво добавил Мэннерс, почесывая щеку указательным пальцем и выкладывая свои козыри, – после того, как Райф Симмс исполнит свое обещание и разделается с вами.

Реальность поразила ее с силой падающей кометы. Она была совсем уничтожена.

– Вы знали! – выдохнула Эллин, задохнувшись своей яростью и смущением, пытаясь осмыслить тот факт, что он знал об этом.

Этот пиратский наемник, который как на троне возвышался на своей постели подобно какому-то злому Гению, знал, что она спала с мужчиной, имея с ним любовную связь. Это было невыносимо.

– Берт рассказал мне. Успокойся, Эллин, что ты смотришь так шокированно? Ты думаешь, мне не все равно, не один черт, спала ты с одним мужчиной или с несколькими? – его карие глаза были действительно неприятными: они наслаждались сценой ее уничтожения.

– Ты, мерзкий хам! – выдохнула Эллин, отведя взгляд. – Ты точно знал, зачем я пришла сюда, но заставил меня выворачиваться наизнанку! Я тебя ненавижу!

Эллин сделала движение, чтобы выскочить из комнаты в бесплодной попытке драматического ухода, который она уже однажды продемонстрировала, но Мэннерс одним быстрым движением вскочил на ноги и твердо, до боли, сжал ей руку.

– Не делай глупостей, Эллин, – встряхнув ее, бесцеремонно сказал он. – Момент, когда ты уйдешь отсюда, довольная своим величием, будет делом прошлого. Да, я знал, почему ты пришла ко мне. Но я твердо верю в смирение, и оно пришло к тебе. Если ты собираешься закончить скачками на приз Тройной Короны, то тебе для этого понадобится моя помощь, а если бы ты не была такой самоуверенной с самого начала, то не завязла бы по самые уши в неприятностях!

– Отпусти меня! – потребовала Эллин, вырывая руку.

Она больше не собиралась уходить.

Мэннерс едко улыбнулся.

– Хорошо. Я вижу, что ты способна мыслить здраво. Обойдемся без мелодрамы и обсудим дальнейшую стратегию?

Эллин колебалась. Если бы не Шейк и не ее желание закончить гонки Тройной Короной, она бы воспользовалась случаем послать его ко всем чертям. Но при таких обстоятельствах это было равносильно самоубийству. Ей нужен был сопровождающий не только для того, чтобы обеспечить безопасность Шейку и своей репутации, но и для того, чтобы остаться в живых. Уйти сейчас – значит обеими руками отбросить этот шанс. Эллин спасалась от прямого пристального взгляда, отойдя к туалетному столику, на котором стоял графин с виски. Мэннерс знал о ней все самое худшее. Не было смысла притворяться дальше.

– Что ты предлагаешь? – спросила Эллин, понимая, что согласится на все, только бы быстрее уйти из этой комнаты. Тонкой струйкой она налила янтарную жидкость в стакан.

– Тебе нужно большее, чем просто сопровождающий, чтобы защититься от угрозы Райфа.

– Может быть, армия? – язвительно предложила Эллин, позволив себе горестно усмехнуться.

Мэннерс покачал головой.

– Тебе нужен муж.

Она сделала глоток, потом залпом выпила все как лимонад.

– Билл Боланд вряд ли сможет приехать…

– Я говорю не о Билле Боланде, – тщательно подбирая слова, сказал Джошуа.

Его намерение было очевидно. Эллин повернулась к нему, пораженная внезапным поворотом событий. Стакан вдребезги разбился, выпав из ее рук.

– Ты имеешь в виду себя…

– Да, я пожертвую своей холостой жизнью, – Джошуа уверенно посмотрел ей в глаза.

Она икнула.

– Я скорее выйду замуж за Шейка.

Мэннерс иронически ухмыльнулся.

– Скорее, значит бесспорно. Но Шейк не может защищать тебя. Билл Боланд не поймет. А если и поймет, то, скорее всего, расторгнет вашу помолвку. Кроме того, нет времени. Все, что тебе нужно, Эллин, это новое и уважаемое имя, каковым, можешь мне поверить, в этих краях является фамилия Мэннерс. Свадьба должна быть оглашена, и сделать это нужно поскорее. Я не буду… – он замолчал, кисло усмехнувшись, – …требовать… как бы это сказать? Осуществления брачных отношений. Если ты, конечно, не будешь настаивать на этом. Таким образом, после Белмонта мы сможем расторгнуть свой брак, и ты вернешься в Дакоту к своему ранчеру, если, конечно, сумеешь ему объяснить.

Эллин с неприязнью посмотрела на Джошуа, стоявшего в пяти шагах от нее, с трудом скрывая свое отвращение.

– Я полагаю, ты ожидаешь каких-то компенсаций за все эти мероприятия? – спросила она самым саркастическим тоном, на который только была способна. Его дразнящая ложными надеждами улыбка расплылась еще шире.

– Я так понимаю, что буду лишен… хм… твоего общества. В этом случае, я думаю, все будет по справедливости. Моя цена – тридцать процентов от всех выигрышей, которые ты получишь.

– Тридцать процентов! – Эллин чуть не задохнулась.

– Это очень дешево, сама поймешь, – сказал он, уже не улыбаясь. – Конечно, будет еще одно дополнительное условие.

Эллин уставилась на него. Мэннерс уже сказал, что не станет требовать осуществления брачных отношений. Что же он имеет в виду?

– Поцелуй, – ответил он на ее немой вопрос, и теперь его лицо стало непроницаемым, как глухая стена. – Один поцелуй за каждый день нашего брака. И чтобы было оплачено по моему требованию – либо в один день все сразу, либо… как-нибудь по-другому, как я сочту нужным.

– Это самое абсурдное, самое оскорбительное, что я слышала в своей жизни! – отпарировала Эллин шепотом, приходя в бешенство, и ей стало жарко от одной мысли об этом. – Я не стану этого делать!

Мэннерс пожал плечами, по-прежнему не улыбаясь.

– Тогда удачи вам, мисс Кэмерон.

Он повернулся к ней спиной и направился к двери, чтобы проводить ее.

Не мог же он говорить серьезно? Или мог?

– Мистер Мэннерс, – Эллин довели до белого каления, и она не замечала, что говорит сдавленным от отчаяния голосом. – Джошуа…

Когда он на этот раз повернулся к ней, его взгляд был серьезным и абсолютно бескомпромиссным. Эллин отступила на два шага.

– По этому вопросу не может быть никаких переговоров, мисс Кэмерон! – сказал Мэннерс с угрозой, которая была видна в его взгляде. – Это безоговорочно. Поцелуй за каждый день, пока мы будем мужем и женой. Ни больше ни меньше.

Он тяжело дышал, как будто само это утверждение было проявлением усилия. Эллин почувствовала, что ей нужно опереться на что-нибудь. Но она стояла посреди комнаты и поблизости ничего не было, что могло бы ее поддержать.

– Решено? – спросил он, испугав Эллин. Что оставалось делать?

Она кивнула, тяжело сглотнув.

– Решено, – сумела только прошептать Эллин. – Но если ты думаешь, что я…

– Никаких условий, Эллин, – напомнил он ей более мягким голосом, все еще глядя на нее своим непроницаемым взглядом, выбивающим ее из колеи. – Запомнила?

– Чему я обязана столь безграничной щедрости? – отважилась она спросить настолько чопорно, насколько умела.

– Моей доброте, – беспечно ответил Мэннерс, как будто специально желая обидеть ее. – И моей слабости перед слабым полом.

Это был предел. Расплачиваться с человеком, который на ней женится из-за денег, поцелуями. «Самой лучшей шуткой, – печально подумала Эллин, – будет, если Шейк не выиграет деньги и, таким образом, лишит Мэннерса шанса набить свой кошелек. Но это не касалось поцелуев».

Она быстро подсчитала. Двадцать три дня до Белмонта. Двадцать три поцелуя. Глядя на его откровенно плотоядный взгляд, она знала, что эти поцелуи не будут ни невинными, ни дружескими.

– Я… я, пожалуй, пойду, – прошептала Эллин, отводя от него глаза.

– Минуточку.

Он поднял руку и загородил ей дорогу, даже не прикасаясь к ней. Эллин подумала, что не сможет больше ни минуты находиться с ним в одном комнате.

– Что еще?

– Завтра я приду к тебе в три часа, – сказал Мэннерс, теперь его негромкий баритон был лишен резкой насмешки. – Судья будет ждать нас в четыре, и я позволил уже заказать себе в гостинице свадебный костюм. Помни, что все должно выглядеть вполне естественно, Эллин. Никто даже не должен догадываться о реальных причинах, почему нам нужно больше, чем одна комната.

Эллин усмехнулась над иронией судьбы.

– Ты ведь прекрасно знал, что я приду к тебе, – с удивлением заметила она, почувствовав, что попала в ловко расставленную ловушку, и посмотрела в его невыразительные глаза. – Я ненавижу тебя; Джошуа Мэннерс.

– Ты начинаешь повторяться, – заметил он скорее устало, чем обиженно. – Пожалуйста, оденься к завтрашней церемонии. И ради Бога, да и ради себя самой, постарайся быть лучшей актрисой, чем из тебя может получиться жена. Ах, постой. Еще одно.

Она посмотрела на Джошуа, понимая, что он имеет в виду, и стараясь быть как можно менее привлекательной в его глазах.

– Что?

Мэннерс слабо улыбнулся. Если бы сна хотя бы на миг закрыла глаза, то не заметила бы этого довольно соблазнительного выражения. Джошуа стоял совсем рядом, хотя Эллин не знала, как ои мог очутиться так близко, разве что по мановению волшебной палочки. Его сильные руки легли ей на плечи с такой силой, которая напомнила ел, что он – мужчина. Эллин вздрогнула и отступила.

– Ты говорил о поцелуях, – упрекнула она его враждебным голосом. – Но ничего не говорил о прикосновениях или объятиях.

Мэннерс прикусил губу и мотнул головой, как будто сожалея о своей непростительной оплошности.

– Ты – ярая сторонница мелочей, – прошептал он медленным и чувственным голосом, который вдруг захлестнул горячей волной все уголки ее женского существа. – Пусть будет по-твоему.

Джошуа отнял руки и опустил их вниз, как послушный деревянный солдатик. Эллин плотно сжала губы. Она неподвижно застыла, вся дрожа от страха, что может поддаться ему.

Он коснулся губами щеки как раз возле самого рта и задержался так на мгновение, как будто испытывая ее.

«Пожалуйста, – мысленно умоляла она, вдруг почувствовав, что ее страх был небезосновательным. – Пожалуйста, не делай этого. Пожалуйста, сделай это…»

Его губы были нежными, но Эллин чувствовала, что он сдерживал свою силу, когда слегка приоткрыл их. Ее тело превратилось в огромный город, в котором все дома содрогались от землетрясения или еще какой-то силы природы, которой невозможно было противостоять. Самый кончик его языка, только кончик, прочертил линию, зажегшуюся огнем у ее дрогнувшей нижней губы.

Эллин не могла дышать. Наконец у нее не осталось другого выхода, как открыть рот и набрать воздух в грудную клетку.

Мужской язык закончил прогулку по очертаниям ее губ. «Дотронься до меня, пожалуйста», – мысленно заклинала Эллин.

Наконец витки мерцающих волн отпустили ее рот, и она больше не могла сопротивляться. Он почувствовал победу и торжествующе слился с ней в поцелуе.

Мэннерс прикоснулся только губами. Униженная, Эллин поняла, что тело выдало ее. Она почувствовала, что прижалась к нему. Его тело было твердым, почти неподвижным: Джошуа сдерживал себя. Ее руки оставались неподвижными, а пальцы вытягивались в немой мольбе. Тепло его тела и слабый, соблазнительный пряный запах табака были разрушительными. Эллин еле сдержала стон. Он выиграл этот раунд, точно соблюдая условия – с опущенными руками.

Его поцелуй исчез, как будто его никогда и не было. Для Эллин это был мучительно сладкий сон, из которого она усиленно пыталась запомнить каждую деталь.

Она была вынуждена постоять немного, касаясь лбом его подбородка, пока, наконец, не набралась сил и смелости посмотреть ему в глаза.

– Это было не так уж плохо, – шаловливо прошептал Мэннерс, поддразнивая ее взглядом, – Правда?

Кое-как Эллин добралась до своей комнаты, хотя ее всю трясло. «На этот раз ты выдержала», – сказала она себе, войдя внутрь и прислонившись к двери, как будто не хотела никого впускать.

«Нужно ли выходить замуж за Билла Боланда, если я его не люблю? Я не могу сейчас думать о нем. Этот предмет вышел из игры».

Эллин нашла другой, более эксцентричный, который выжидает, чтобы занять место Билла Боланда.

Миссис Джошуа Мэннерс. От одного лишь этого имени у нее стало кисло во рту: она вспомнила свои позорные спектакли. Яростно расстегивая воротник, Эллин поняла, что Мэннерс был прав. Она сама попалась в эту ловушку супружества. Но, в конце концов, супружество было меньшей жертвой, чем смерть. Если Берт смог умереть ради своей преданности ей и Мисси, и ради своей веры в Шейка, она, конечно же, сумеет выдержать брак с этим Джошуа Мэннерсом.

В конце концов, если не считать поцелуев, их брак будет фиктивным. Эллин отбросила в сторону блузу и юбку и съежилась на стуле, ухватившись за кончики пальцев ног, с которых так и не сняла чулки.

Миссис Джошуа Мэннерс. Тут же ее захватило воспоминание о его мастерски исполненном поцелуе. Джошуа сумел сломить ее сопротивление одними губами. Эллин вспомнила об их импровизированном спектакле и о его мускулистом теле, которое прижималось к ней, чтобы спрятать от опасных людей. Она вспомнила нежное прикосновение руки к ее лицу, когда он трогал синяк, поставленный одним из захватчиков.

Формальный брак? Эллин смахнула со лба испарину, остро ощутив неприятное чувство в пояснице, которое ей слишком хорошо было знакомо. Бедствие, обрушившееся на ее голову с тех пор, как она связалась с этим обычным преступником Райфом Симмсом, закончилось. Эллин представила себя в постели с Джошуа Мэннерсом и, к своему удивлению, обнаружила, что от этой мысли у нее перехватило дыхание и пересохло во рту…

Нет. Это уж слишком. Эллин любила Райфа и уважала Билла Боланда, который нравился ей. К Джошуа Мэннерсу она питала только недоверие и негодование. Негодование из-за того, что он не боялся ее капризов. Из-за того, что Мэннерс был одним из тех мужчин, которые самодовольно вели себя, не заботясь о репутации. И из-за того, что только он один из всех мужчин был до жестокости откровенен с ней, до умопомрачения самоуверен, и только он мог беспардонно выносить ей приговоры. Джошуа смеялся над ней. Он провоцировал ее. Он позволял ей спорить с ним. У них будет брак только по названию, поклялась Эллин, и она его расторгнет сразу же, как только Шейк останется в безопасности. Недоверие плюс унижение, которому Мэннерс подверг ее, будут держать его на расстоянии.

Вдруг Эллин поняла. Мэннерс держал ее на расстоянии сегодня днем, но это не мешало ей хотеть его безумно… Она захлопнула дверь воспоминаний перед этим ошеломляющим открытием. Больше ей не хотелось думать о Джошуа. Растянувшись на диване, Эллин представила Берта, ожидающего своего выхода из-за кулис ее совести. Она вспомнила их поездку в Дедвуд, их разговор и их согласованность, вспомнила цветы в вагоне и то, как он бранил ее на танцевальной площадке в Луизвилле. С разрывающимся сердцем она вспомнила о том, что больше никогда не увидит Берта. Эллин позволила себе минуту бесслезной скорби по своему усопшему другу и по своей невинности, которую она когда-то имела.

Глава 15

Без четверти три на следующий день карие глаза Джошуа смотрели в бездонную пропасть зеркала. Он не улыбался, его длинные пальцы неуклюже повязывали галстук. Недовольный первой попыткой, Мэннерс изверг проклятия и развязал узел. Узел легко поддался, и мужчина предпринял еще одну попытку. Новый результат соответствовал его требованиям, и Мэннерс занялся прической.

Копна непослушных русых волос оказалась на удивление податливой. Пригладив их сзади расческой, он нахмурился своему отражению в зеркале, чувствуя себя идиотом. Ему не потребовалось много времени, чтобы засомневаться в мудрости своего легкомысленного дополнения к контракту с мисс Кэмерон.

Поцелуй с Эллин показался ему блаженством. Мэннерс пожалел, что вчера вечером был таким жестоким в своих вопросах к ней.

Никогда раньше свадьбы особо не радовали его, и Джошуа не придавал им особого значения. Почему же он сам решил отправиться в это путешествие на ненадежном корабле, с женщиной, которая не только не любила его, но и, предположительно, не доверяла ему? Впервые Мэннерс начал задумываться, как далеко зашло его благородство. Конечно, не деньги заставили его склониться к мысли сделать Эллин Кэмерон своей женой. Тогда что?

Теория воплотилась в практику, и это терзало его мысли. Возможно ли было то, что в смешении чувств, которые вызывала в нем эта вспыльчивая и загадочная женщина, была любовь? Признав, что это маловероятно, Мэннерс отвернулся от зеркала, не желая больше видеть в нем свой ответ, который был отчетливо выгравирован на его лице. Почему вчера утром, глядя на спящую Эллин, его план казался ему таким разумным и рациональным? Печально, что женитьба будет… временной.

Мэннерс закончил одеваться, надев свое темно-серое пальто и черную фетровую шляпу. Он вышел из комнаты и мерным шагом отправился за своей упрямой невестой, бесстрастно думая о том, согласна ли она на эту женитьбу. Джошуа боялся, что Эллин исчезнет, забрав с собой Шейка. Он понял, что, испытав всю гамму чувств, его уже не удивит никакой результат, и постучал в дверь.

Джошуа застыл, забыв опустить руку и уставясь на свою невесту. Первоначальный шок прошел через минуту, и он вспомнил, что не до конца опустил руку.

– Мисс Кэмерон, я всегда ценил вашу пунктуальность, – небрежно бросил он с легким ироническим намеком, направленным на самого себя. – Вы выглядите потрясающе!

Эллин коротко улыбнулась. Как ему показалось, неохотно. Ее миндалевидные глаза не улыбались.

– Спасибо, – пробормотала она в ответ, и ее голос зазвучал лирически. Ему показалось, что Эллин специально выбрала одно из своих очаровательных платьев изумрудно-зеленого цвета с интригующим, однако весьма приличным разрезом. Платье удивительно шло к ее лицу и фигуре. На короткое мгновение улыбка вздернула уголки его губ, когда Джошуа позволил себе посмотреть на вырез ее платья. Их соглашение, вспомнил он, не оговаривало, на какую часть ее персоны можно наносить поцелуи.

Мэннерс поднял глаза. Ее богатые каштановые кудри были зачесаны назад, и только несколько непослушных локонов нежно ласкали ее щеку и шею. Эта белоснежная шея, как будто вылепленная из гипса, ожидала, когда его губы оставят на ней след… Джошуа нахмурился, потом снова широко открыл глаза, наконец, встретившись с ней взглядом. В ее холодных зеленых глазах было явное самодовольство, но она не могла знать, что была воплощением одной из его причудливых фантазий. Это откровение было парализующим. Джошуа быстро овладел собой.

– Вы опаздываете, – продолжала Эллин, поднимая руку, чтобы поправить один из локонов, имеющий счастье прильнуть к ее шее.

– Ты права, – наконец ответил Джошуа, вспомнив, что надо что-то говорить. – Пойдем?

– Мне надо надеть шляпу.

Мэннерс послушно шагнул к двери и смотрел, как его мечта прикалывает великолепную, но не слишком вычурную дамскую шляпку к своей женственной прическе. Он попытался сосредоточиться на своих тщательно разработанных планах, но к нему не пришло ни одной мысли, за исключением того, что Эллин Кэмерон Мэннерс была самой красивой, самой соблазнительной женщиной среди тех, на которых он когда-либо обращал внимание.

– Теперь я готова.

Когда Эллин снова повернулась к нему, она казалась какой-то другой. Как будто вместе со шляпкой появилась совершенно другая личность. Выражение ее лица было по-прежнему дерзким, а взгляд – вызывающим и непокорным. Но этот вызов, как показалось Мэннерсу, она бросала не ему. Скорее, вызов был обращен к ней самой.

Эллин не желала ничего чувствовать, и три штофа выпитого бурбона позволили ей эту роскошь, правда, весьма сомнительную. По дороге в здание суда она вела себя слишком осмотрительно, не вступала в разговор, а только кратко отвечала, если к ней обращался Джошуа Мэннерс. Выходя из экипажа в назначенном месте, Эллин была удивлена, даже сбита с толку, увидев трех мужчин, атаковавших кеб. Они набросились на нее с вопросами, которые она в своем состоянии легкого опьянения не могла понять. Повернувшись к Джошуа, который уже вышел и помогал ей сойти, Эллин с раздражением заметила, что он улыбался своей ненавистной вежливой улыбкой и давал краткий, но доходчивый ответ по поводу предстоящей свадьбы. Она тут же поняла, что эти досадливые существа – журналисты, без сомнения, представители каких-либо местных скандальных газетенок. Возможно, даже тех, с которыми угрожал связаться Райф. Будь проклят этот Джошуа, но он так умно сыграл! Это должно быть сделано публично и как можно скорее, говорил он. До того, как Райф сможет осуществить свою угрозу, поняла Эллин.

Не в состоянии что-либо сказать этим людям, она не слышала их вопросов. Эллин смогла выдержать защитившее ее от журналистов объятие Джошуа, пока он вел ее мимо них. Ей даже удалось выглядеть довольной.

– Ты был невыносим, – сказала она ему, когда эта свора сплетников оказалась позади.

– Так нужно, – напомнил он ей.

– Конечно, – фыркнула Эллин. – Тебе лучше знать. Джошуа всегда знает…

– Говори потише! – предупредил он шепотом, пока они поднимались по лестнице.

– Убери свои руки подальше от меня, – мило ответила она.

– С удовольствием.

Он убрал руки, и в этот предательский момент она закачалась, поняв, что выпила слишком много бурбона. Эллин надеялась, что Мэннерс не заметил этого, но ее надежды быстро рухнули, когда он добавил:

– Странное желание для женщины, которая явно не может скрыть, что пьяна.

– Я не удостою это замечание ответом, – сказала она с таким спокойствием, на которое только была способна.

– Можешь повторить это еще раз, – проворчал он, открывая для нее дверь.

Вдруг Эллин вспомнила неприятный сон из своего детства, в котором она стояла посреди комнаты с незнакомыми людьми, и они говорили с ней обычными словами, смысл которых она не могла понять. Эллин вспомнила миф о докторе Фаусте, который продал душу Дьяволу в обмен на дар, но какой? – она не могла вспомнить. Судья был деловым человеком, лишенным чувства юмора, заунывно говорившим неумолимо монотонным голосом. Двое людей были привлечены в свидетели, и они стояли рядом, как бездомные псы, надеющиеся, что их угостят объедками.

Рука Джошуа снова обнимала ее за талию, и он держал ее под правый локоть. Эллин уставилась на небольшую книжечку в руках судьи, неожиданно испугавшись. «Кто, в конце концов, такой Джошуа Мэннерс? И зачем он это делает? Не скажется ли что она, пробудившись от этого ночного кошмара, как говорится, попала из огня да в полымя?»

Тут в комнате все стихло. Судья смотрел на нее. Свидетели, молодые мужчина и женщина, тоже уставились на невесту, и Эллин почувствовала на себе взгляд Джошуа, хотя и не решалась взглянуть на него. Они все смотрели на нее и чего то ждали. Но чего? Эллин попыталась думать, но в голове не было ни одной мысли. Ее бросило в дрожь.

Джошуа осторожно пожал ей руку, и, как по волшебству, дрожь унялась. Эллин осенило, что Мэннерс послал ей ответ через пожатие руки.

– Да, – сказала она почти шепотом.

Через несколько минут, после многих слов, Эллин услышала, что мужчина рядом с ней дал тот же ответ сдержанным, но уверенным баритоном.

Потом у нее на пальце появилось кольцо, тоненький золотой обруч, заблестевший на солнце. Она не поняла, как оно там оказалось, и, наконец, удивленно взглянула на Джошуа.

Он улыбнулся ей, и на его красивом мужественном лице появилось выражение, которого она никогда не видела раньше. Ей захотелось подольше смотреть на Джошуа. Его темные глаза непреодолимо притягивали, и Эллин поняла, что он собирается ее поцеловать. Вдруг ее осенило, что она ждет этот поцелуй. Ошеломленная этим нежелательным чувством, она могла лишь беспомощно смотреть, как к ней приближается его лицо. Эллин закрыла глаза, пытаясь защититься от этого приближения, и подняла подбородок, застыв в сладком пронзительном ожидании…

Она упала духом, когда получила лишь целомудренный дружеский легкий поцелуй. Это было явное оскорбление. Ее глаза открылись, и она убийственным взглядом посмотрела на Джошуа. Темные глаза ответили ей демонической усмешкой, вдохновившей ее на некоторый комментарий. Эллин открыла рот и закрыла его – здравый смысл подсказал ей, что сейчас не время. Потом, пообещала она себе, и даже улыбнулась при мысли о своем отмщении.

– Ну, миссис Мэннерс, – обратился к ней Джошуа, когда дело было сделано и они вернулись в кеб, чтобы ехать назад.

Эллин бросила на него быстрый презрительный взгляд.

– Не смей называть меня так наедине, – предупредила она его, рассвирепев и почувствовав, что готова сотворить с ним все, что угодно. – Плохо, что придется терпеть это обращение на людях.

– Не вешай нос, моя дорогая жена. Это всего лишь на несколько недель.

Несколько недель. Эллин застонала про себя. Это было равносильно тому, как если бы он сказал: сто лет.

– Какие у тебя еще есть в запасе сюрпризы для меня, интересно знать? – продолжала она слащавым голосом. – Репортеры возле гостиницы? Может быть, грандиозный прием?

– Не такой уж грандиозный, – небрежно ответил Мэннерс. – Предвосхищая твой сдержанный юмор, я организовал небольшой свадебный обряд в нашем номере-люкс. Несомненно, что известный отель Хантингтон преподнесет несколько дополнений своего изобретения.

– Я ненавижу сюрпризы.

– Для меня это вовсе не сюрприз.

Эллин приподняла бровь и посмотрела на него с искренним возмущением. Его невыразительное лицо готово было выслушать большее, тем самым подзадоривая ее. Она сдержанно и тяжело вздохнула, почувствовав мучительное разочарование. Если бы только он обиделся или разозлился, или сделал бы что-нибудь, доказывающее, что она имеет над ним власть! Но Эллин знала, что Мэннерс никогда не доставит ей такого удовольствия. Негодяй!

Хантингтон, в самом деле, удивил ее. По возвращении в отель молодожены увидели, что на ступеньках собралось довольно много служащих, и когда Джошуа вышел и помог высадиться жене, улыбаясь, как чеширский кот, на них обрушился дождем стремительный поток риса.

«Чего можно было ожидать худшего», – думала Эллин, смеясь, когда ей в лицо попадали эти маленькие твердые крупинки, которые швыряли на их пути люди, абсолютно уверенные, что делают доброе дело. Эллин подхватила с двух сторон свою юбку из прозрачного зеленого шелка и позволила Джошуа взять себя под его защиту, в то время другой рукой он приподнял шляпу и держал ее против падающих зерен, как щит. Они прошли между выстроившихся в колонны доброжелателей и поднялись к своему номеру. Там Джошуа выпустил ее из-под своей опеки, и Эллин стала отряхивать цепкие зерна риса с одежды и с волос. Она все еще занималась этим, когда Джошуа нашел ключ и отпер дверь.

– Мадам, – торжественно произнес он, взмахнув рукой. – Проходите. Я должен был бы, как вы понимаете, взять вас на руки и занести в номер, но я не стану этого требовать, чтобы вы не страдали.

– О, тише, – предупредила Эллин, почувствовав, что краснеет от мысли про это. Она вошла в комнату, надеясь, что этот кошмар наконец-то закончился.

За ней с грохотом захлопнулась дверь. Эллин удивленно обернулась.

Ее супруг стал, небрежно прислонившись к двери, в позе, которую нельзя было назвать иначе, как надменной. Взгляд ее зеленых глаз медленно продвигался вверх по его поджарому мускулистому телу и на мгновение остановился на скрещенных на широкой груди, элегантно облаченных в серый шерстяной габардин, руках. Она неохотно посмотрела на его мужественное, гладко выбритое лицо. Уголки его губ опустились в иронической усмешке, а выступающие скулы напряглись, и темные ровные ресницы опустились на ненавистные карие глаза.

Казалось, что он выжидал. Эллин стерпела его пустой, оскорбительный взгляд и поняла, что одинока, как это и должно было быть. Мэннерс ждал, пока Эллин поймет, что связана с ним законными узами. Он ждал, пока она поймет, что теперь у нее то же имя, что и у него, ждал, пока краска, начавшая заливать ее щеки за дверью, полностью завладеет ее лицом.

Сдержанным изящным жестом Джошуа снял шляпу и расстегнул костюм.

Все еще владея ситуацией, Мэннерс встряхнулся от своей ленивой позы и сократил расстояние между ними.

– Я должен извиниться, моя дражайшая супруга, перед тобой, – начал он с некоторой прохладной учтивостью, – за мое поведение во время церемонии.

Эллин позволила себе, открыв рот, ошеломленно посмотреть на него, на мгновение забыв, что он подошел к ней совсем близко.

– Действительно, было непростительно с моей стороны, – продолжал Джошуа с улыбкой на лице, – проигнорировать тот факт, что ты ждала поцелуя. Я надеюсь, что ты сможешь простить меня и принять запоздалый знак… моего глубочайшего преклонения., перед твоей красотой… – он закончил шепотом, и Эллин почувствовала, что зачарована его словами.

Джошуа обнял ее, и все еще захваченная его взглядом, Эллин откинула голову. Она была беспомощна перед поцелуем, которым непременно должна была завершиться его речь.

Это не был поцелуй украдкой. Поцелуй не был и неопытным. Это был просто поцелуй. Поцелуй, который не вымаливал прощения. Поцелуй, который был положен ему и который она ждала на церемонии. Только теперь, в номере, они были наедине, и ничто не могло помешать этому поцелую перерасти в нечто большее…

Эллин закрыла глаза и ощутила знакомый трепет, сдаваясь на его милость, как это было вчера. Сегодня, однако, его руки вступили в сражение и свободно скользнули по мягкому податливому шифону на спине. Он бесстыдно массировал ее лопатки, даже скользнув одной рукой вниз к талии, где его большой палец погладил изгиб, переходящий в бедра. Его язык проник внутрь и осторожно и властно завладел ее ртом. Эллин ослабла и переполнилась восхитительным ощущением, почувствовав приятное возбуждение. Ее губы дрожали от волнения точно так же, как это было за день до этого в его комнате.

Как он смеет?

Эллин вырвалась из его объятий и отвесила жалкую слабую пощечину. Джошуа отступил на шаг, прикрыв рукой наказанную щеку. Его глаза расширились от удивления.

– Когда мне понадобятся комплименты, – выдохнула Эллин, дрожа всем телом, – будь уверен, я обращусь к тебе.

Она отвернулась, и не потеряв ни капли достоинства, которое только что находилось под страшной угрозой, удалилась и свою новую спальню, хлопнув дверью для большей выразительности.

«Несносный хам!» – думала Эллин, взбешенная, отказывающаяся понимать, что ее тело охватила неудержимая дрожь. Он застиг ее врасплох этим возмутительным проявлением симпатий. Чего он надеялся достичь, целуя ее таким вот образом? Конечно же, не извинения, которое просил. Извинения? Это больше походило на оскорбление.

Может быть, так оно и было. Может быть, таким способом он хотел напомнить ей, что она не девственница? Что он знал ее непристойное прошлое и поэтому решил устанавливать правила. Одним из которых является это нелепое, если не сказать опасное, условие поцелуя.

Ее щеки горели огнем, а сердце беспрерывным галопом громко стучало, как тревожный сигнал в груди. Что, если он войдет и потребует оплаты сразу за все дни вперед? От этой мысли у нее закружилась голова, и она глубоко вздохнула, пытаясь овладеть собой. Эллин села за небольшой письменный стол и дрожащими руками вытащила ручку, бумагу и чернила. Ей нужно было написать Мисси, как для того, чтобы рассказать обо всем, так и для своего успокоения.

Она набрала чернил в ручку и начала писать, уже рассматривая недавно произошедшие события в другом свете. Ни один мужчина, решила Эллин, описывая все прелести своей жизни, не стал бы целовать женщину, если бы не хотел ее. Если бы она не была для него желанной. Эллин, не обманывай себя! Она считала себя достаточно обаятельной, и у нее был опыт с другими мужчинами, и Эллин догадывалась, что обладает определенной притягательностью. Мысль о том, что она привлекательна для Джошуа Мэннерс одновременно пугала и в то же время приятно возбуждала ее. Хотелось бы, размышляла Эллин, использовать эту привлекательность в своих целях, имея дело с Мэннерсом.

Нет. Это не поможет. В том, чтобы использовать свою привлекательность как оружие было что-то низменное. Конечно, это ничуть не лучше, чем проституция. Может быть, даже намного хуже. По крайней мере проститутка и клиент точно знают, что они хотят получить друг от друга. Между ней и Джошуа были только недоверие и неприязнь.

Эллин остановилась и задумалась. Недоверие и неприязнь были только с ее стороны. Но как же Джошуа Мэннерс? Каковы были его истинные чувства к ней? Конечно, подумала Эллин, невольно представив его руки и губы, Джошуа хотел ее. Она содрогнулась: те типы, работавшие на Райфа, тоже этого хотели. Джошуа, вспомнила Эллин, говорил не раз, что она упряма, самонадеянна и малодушна.

И все же… и все же он рисковал собственной жизнью, чтобы спасти ее из рук наемников Райфа. Он защитил ее в дерби, не позволил оскорблять в Дедвуде.

Короче говоря, Мэннерс исправлял ее малейшие ошибки. Зачем? Должно быть, он питает к ней какие-то нежные чувства. А если нет? Ну, были другие способы объяснения. Надо учиться использовать любое средство, которое есть у тебя, в своих целях. Так сказал об этом сам Джошуа.

Эллин тут же отбросила эту мысль. Это всего лишь фантазии школьниц, верящих в то, что что-то может заставить мужчину влюбиться в них. Райф Симмс преподнес ей хороший урок.

Кроме того, одному только Богу известно, на что был бы способен Джошуа, если бы действительно любил ее.

Эллин писала:

«В это трудно, почти невозможно поверить, но я себя связала узами супружества, как ты удивительно выразилась, с первоклассным Джошуа Мэннерсом. Я уже представляю твою улыбку, но спешу тебя успокоить: наш брак – чистая формальность без всяких романтических привязанностей и без супружеских отношений. Ты видишь, в какой омут бросилась я ради нашего жеребенка, которого, я уверена, никто так не может любить».

Дальше Эллин просила Мисси не рассказывать об этом событии Биллу Боланду, так как это только очень многое запутает, являясь на самом деле всего лишь временным мероприятием. Эллин посвятила этому два предложения, потом продолжила писать о Берте. О нем было тяжело писать, потому что он умер. Умер. Умер, и у него не будет могилы, которая отметила бы факт его смерти. Эллин подумала, что Мисси уже прочла телеграмму, которая была послана после смерти Берта. Без сомнения, Мисси обезумела от горя, и Эллин быстро помолилась о том, чтобы ее подруга нашла в себе силы пережить все это, и чтобы рядом с ней оказался кто-нибудь, хотя бы Билл, который мог бы ее утешить.

Билл Боланд. Милосердный Боже. Нет, она вовсе не станет думать о Билле, решила Эллин, отложив мысль о своем женихе на другой раз, и продолжила писать, находя утешение в потоке слов, вытекающих из-под пера. Писать письма было одним из немногих ее развлечений. Это давало ей возможность создать иллюзию жизни, реального участия в странных событиях последних дней.

Несколько страниц было написано, и прошло какое-то время, прежде чем ее усердие прервалось негромким почтительным стуком в дверь.

– Эллин? – голос Джошуа, в котором отсутствовал обычный насмешливый тон, донесся до нее из-за двери. – Обед подан.

Обед. Свадебный обед в тесном кругу, «который состоится в нашем номере-люкс», – ухом отозвались слова, которые он говорил раньше.

– Насколько тесном?

Эллин дописала предложение и отложила письмо. Выйдя из-за стола, она постояла перед зеркалом, чтобы утешить свое самолюбие. Подготовив себя к предстоящей встрече, она с напускной холодностью вышла в комнату.

Джошуа уже сидел за обеденным столом, когда Эллин вышла. Он снял пиджак, и его широкие плечи загораживал официант со свежевыбритым лицом, приготовясь их обслуживать. Эллин не понравилось, что за обедом будет присутствовать кто-то еще. Она была настроена наслаждаться трапезой в одиночестве, насколько это позволит ситуация.

Как избавиться от этого парня?

Эллин глубоко вздохнула и изобразила на своем лице улыбку, которая, она надеялась, очень походила на улыбку влюбленной женщины.

– Можете идти, – промямлила Эллин, подходя бочком к столу Джошуа. Она стала за его спиной и коснулась широких плеч. – Я хочу сама обслуживать своего мужа.

Официант, с изумлением заметила новоиспеченная жена, почувствовал себя неловко перед такой откровенной интимностью. Вдохновленная успехом, Эллин решила продемонстрировать свои чувства, поцеловав Джошуа в макушку. Ее заворожил свежий запах его "мягких черных локонов.

– Я… – молодой человек, стоящий перед ней, запнулся и проглотил комок в горле. – Конечно, миссис Мэннерс, – пролепетал он, сосредоточив свой взгляд на столовых серебряных приборах. – Я уверен, что вы найдете все необходимое…

– О, – наслаждаясь его смущением, сказала Эллин интимным голосом. – Я в этом не сомневаюсь.

Теперь она ласкала щеку Джошуа своей правой рукой. Неожиданно он взял ее руку, и Эллин испугалась, не заметит ли ее муж, как участился ее пульс. Официант закрыл за собой дверь, и Эллин быстро выдернула свои руки и села напротив Джошуа. Эллин стала по порядку снимать крышки с тарелок, стараясь не смотреть на Джошуа. Вскоре она подумала о том, что прошло несколько минут, а Джошуа Мэннерс не изрек ни единого слова. Она взглянула на него и с удивлением, даже с недоумением, заметила, что он, открыв рот, изумленно смотрел на нее.

– Ну, Джошуа, – сказала Эллин, наслаждаясь его явной раздосадованностью. – Кажется, ты сбит с толку. Я действительно доказала, что из меня получится лучшая актриса, чем жена?

Она не могла не уколоть его. Эллин сочувствовала, что за несколько минут преодолела значительную дистанцию, чтобы свести счеты, и собиралась насладиться этим.

– Я знаю, что ты – женщина, обладающая многими достоинствами, – спокойно и сдержанно ответил Мэннерс.

Будь он проклят! Он никогда не полезет в карман за словом. Эллин не ответила. Вместо этого она стала порциями накладывать разные блюда, в том числе и восхитительные блюда из крабов, которых в Балтиморе было в изобилии.

Джошуа открыл шампанское и наполнил этим золотистым прозрачным напитком два высоких фужера. Эллин поставила перед ним тарелку, а он, тем временем, поставил бутылку в ведро. Джошуа поднял свой фужер на длинной ножке и некоторое время смотрел на него. Эллин притворилась, будто бы занята обедом, но украдкой взглянула на мужа, сбитая с толку его мрачным настроением.

– За нас, моя дорогая жена, – наконец сказал Мэннерс, поднимая фужер в ее направлении. – Или за глупость в каждом из нас.

Он одним залпом осушил свой бокал.

У Эллин от такого тоста пропал аппетит. Его сменила дрожь в подложечной области, как будто она проглотила снежный ком. Эллин не собиралась вызывать его на словесный поединок. По сути, она чувствовала себя неловко – ей пришло время выразить свою признательность. Она держала свой бокал, не собираясь пить напиток и ощущая взгляд Джошуа. Ей трудно было заставить себя еще раз взглянуть на него.

– Пожалуйста, извини, – Эллин старалась говорить обычным голосом, но у нее получился лишь сдавленный шепот. – Я люблю уединение.

Его негромкий смешок заставил Эллин встретиться с ним взглядом.

– Я бы о тебе этого не сказал, – слегка насмешливым тоном произнес Мэннерс. Он поднялся, буравя ее черными глазами, и ей захотелось выбежать из комнаты.

– Спокойной ночи, – пробормотала Эллин, понимая, что ждет от него какого-то знака, позволяющего ей уйти. Возможно, поцелуя. Он просто кивнул, и на его лице появилась скука, даже отвращение. Эллин подавила в себе желание убежать и робкими шажками дебютантки пошла к дверям своей комнаты. Очутившись внутри, она лишь секунду колебалась, потом закрыла дверь. Громкий лязг замка вызвал за дверью смех, который она с трудом стерпела.

Эллин быстро разделась и забралась в кровать, умоляя спасительный сон прийти к ней побыстрее. Однако сон, мрачно обнаружила она, имел несговорчивый характер. Лежа в темноте, Эллин почувствовала движение в соседней комнате. Послышался звон разбитого бокала. В щели двери показалась бледно-желтая полоска света, который быстро зажегся и также быстро пропал. Потом Эллин услышала звук двери, захлопнувшейся со стуком, обращенным в пустоту.

Глава 16

Выражение спокойствия, которое репетировала Эллин, одеваясь в привычную рабочую одежду, исчезло, когда она вышла из своей комнаты решительным шагом и увидела, что одна в номере. Джошуа не было.

Завтрак, очевидно принесенный недавно, был накрыт на одного. Мэннерс, видимо, отзавтракал раньше. Удивляясь, куда мог уйти Джошуа до девяти часов утра, Эллин потянулась к наполовину опустошенной тарелке с бисквитами. Они были холодными, но все еще мягкими. Значит, он ушел не больше часа назад.

Пламя под кофейником было маленьким, и Эллин принялась за завтрак. Одиночество оказалось неожиданным сюрпризом. Когда Эллин собиралась выпить третью чашку кофе, к ней наконец присоединился ее предприимчивый муж. Он без стука вошел в номер, держа под мышкой газету «Балтимор Сан».

– Ты поела? – спросил Мэннерс вместо приветствия, удобно устраиваясь на кресле рядом с Эллин. – Хорошо. А то после этого ты можешь потерять аппетит, – он расчетливым жестом швырнул газету, которая упала ей на колени.

Эллин нахмурилась и отставила чашку, подозрительно посмотрев на его спокойное лицо.

– Ничего неожиданного, – добавил он ей в поддержку. – Данные общественных корреспондентов и знакомство с Райфом.

Эллин нахмурилась, потому что его высказывание можно было истолковать двояко, но решила, что сейчас неподходящий момент для ответа. Газета была важнее, чем дальнейший спор. Эллин взяла газету. Ей не потребовалось долго искать статью и заголовок, о которых говорил Джошуа.

Эллин быстро просмотрела статью, как будто поспешность могла облегчить ее терзания. Ярким событием дня была сама свадьба с колкой ссылкой на Джошуа Т. Мэннерса и Дж. Дж. Мэннерсов из его рода. Эта статья обрисовала в общих чертах, в уместных консервативных неопределенных выражениях, что его невеста» Кэмерон из рода Кэмерон из Филадельфии, «сомнительной характеристики», как известно из «достоверных источников». Эллин с ненавистью швырнула газету на пол.

– Будь он проклят! – прошептала она. – Будь проклят!

– Успокойся, Эллин, – нежно успокаивал ее Джошуа, складывая руки на груди и раскачиваясь в кресле. – Будет довольно-таки легко положить конец скандалу.

– Как? – спросила она. – Это ведь легко для тебя, не так ли, Джошуа? Это игра. Развлечение. Это моя репутация, черт побери!

Как она его презирала!

Мэннерс не обратил внимания на ее вспышку.

– Мы просто будем вести себя как добропорядочная чета, с любовью и осмотрительностью. А я объясню этим газетам и любому другому, что не потерплю клеветы насчет моральных качеств моей жены. В настоящее время, – поддразнивая ее, Джошуа улыбнулся, как будто действительно собирался насладиться этим случаем, – я со своей стороны переоценил Райфа Симмса.

– Я презираю тебя, – бросила она ему в лицо, и ее сердце бешено заколотилось. – Ты не лучше, чем он, и я не хочу думать о… о моей репутации, зависящей от твоих прихотей.

– Ты бы предпочла, чтобы она по-прежнему зависела от прихотей Райфа? – резко сказал он, явно желая закончить на этом, но не добавил: «А ведь это можно было устроить», – хотя его взгляд выразил эту мысль.

В ответ Эллин встала, опрокинув стул.

– Я собираюсь в Пимлико проведать Шейка, – заявила она, свирепо глядя на него.

Он подпер кулаком щеку, затем подбородок, набираясь терпения.

– Я думаю, ты не поняла меня, – расставляя слова отчетливо произнес он, как будто говорил с ребенком. – Я сказал: «с любовью и осмотрительностью». Отныне, дорогая жена, мы повсюду будем ходить вместе.

– Ах, в самом деле? Интересно, – прохладно заметила Эллин, – осмелился бы ты взять меня туда, где был этой ночью?

Но ее триумф был скоротечным. Он посмотрел ей в глаза, и его отеческий взгляд сменился выражением сожаления. Жалость была вторым чувством среди эмоций, которые были для нее непостижимыми. Снова разозлившись, Эллин сжала кулаки в складках костюма, страстно желая ударить Джошуа. Его губы тронула мимолетная улыбка, как будто он догадался об этом желании.

– Давай, Эллин, – позвал он негромким голосом. – Поедем навестим Шейка.

Когда они приехали в конюшню, то сразу стало очевидно, что что-то не так. Возле стойла жеребенка, как плакальщики вокруг гроба, толпилась небольшая группка конюхов и разного обслуживающего персонала конюшни. При виде этого и Эллин, и ее муж пустились вперед, но Джошуа опередил ее. Как только он оттолкнул стоявшего последним наблюдателя, его догнала Эллин, задыхаясь от быстрого бега.

– Шейк! – с ходу позвала она. – Где Шейк? Что случилось?

В ответ угрюмый сторож распахнул ворота стойла: ее величественный жеребец лежал, распростершись на соломе. Радость от того, что он здесь, сменилась тревогой, когда она с плачем присела на колени возле его головы.

– Он заболел вчера вечером, – озабоченно объяснил ночной сторож. – Не ел. Стоял очень тихо и потом… рухнул, похоже от слабости.

– Почему не послали за мной тотчас же? – требовательно спросила Эллин, с ненавистью глядя на всех по очереди.

– Это должно быть понятно, – кратко заметил Джошуа, довольно тихо, чтобы слышала только она, и присел возле Шейка, чтобы обследовать его глаза. – Никто не хотел тревожить нас в первую брачную ночь.

Испуганная его объяснением, она уставила свой сердитый взгляд на него, но он продолжал осматривать Шейка, не обращая на нее внимания.

– Вы послали за врачом? – спросила Эллин, снова повернувшись к конюхам.

Кто-то из них энергично кивнул.

– Около часа назад, – пояснил ночной сторож.

– Что он ел? – Джошуа окинул взглядом встревоженных, но беспомощных служащих. Один из них принес пригоршню корма. Джошуа взял его и обследовал: обнюхал и даже попробовал варево на вкус. Эллин погладила шею Шейка, который был весь в испарине, с ожиданием посмотрела на мужа.

Джошуа нахмурился, потом поднес корм к морде Шейка. Шейк жалко посмотрел на корм и вяло опустил голову на колени своей хозяйки.

– Джошуа? – Эллин для успокоения посмотрела на своего мужа, но не нашла утешения на его мрачном лице.

Доктор прибыл через час. Это был утомленный человек неопределенного возраста, и самым запоминающимся во всем его облике был старомодный, плохо сидевший на нем костюм и плохо выбритое лицо. Казалось, он нервничает, так как его глаза бегали туда-сюда, от взволнованных наблюдателей к несчастному животному. Доктор осмотрел Шейка, который на этот раз оказался менее сговорчивым, чем другие, осматривающие его. Эллин стояла рядом, расстроенная и беспомощная, пока Джошуа не указал ей рукой на стул.

Если доктор и пришел к каким-то заключениям во время обследования, то он сразу не подал вида. Вместо этого он стал задавать вопросы.

– Что ел Шейк? Какой у него был стул? Как он себя вел?

Эллин подробно осветила все физиологические функции организма Шейка, не обращая внимания на смущение наблюдающих. Без всяких эмоций врач достал из чемоданчика большую коричневую бутыль.

– Колики, – кратко пояснил он. – Давайте ему вот это. Одна чашка на галлон воды, и следите за тем, чтобы он пил побольше жидкости, – посоветовал доктор. – И держите его в тепле.

– Сколько он будет… – вопрос Эллин оборвался, она испугалась ответа на него.

– Все не так плохо. Он поправится через несколько дней.

– Но он должен бежать в Прикнессе послезавтра! – воскликнула Эллин, ухватившись за свободно болтавшийся рукав доктора.

Доктор посмотрел на нее так, как будто у нее выросла вторая голова.

– Не этот конь.

Когда доктор ушел, Эллин почувствовала, что у нее сердце в пятки ушло. Нет! Это несправедливо! Она слышала, что вокруг все снова засуетились, но не могла сдвинуться с места. Эллин с ужасом думала об этом. Вот к чему свелись все ее планы и жертвы.

Джошуа наблюдал за удаляющимся доктором со смешанным чувством. Он подошел к Эллин и обнял ее за плечи в надежде утешить* Она посмотрела на него так, как будто потеряла своего второго друга на этой неделе.

– Ох, это я виновата, – услышал Мэннерс, как она прошептала с надрывом в голосе.

– Это не твоя вина, Эллин, – мягко ответил Джошуа, желая, чтобы она повернулась к нему, как это было несколько дней назад в подсобке, где убили Берта. Эллин и впрямь повернулась к нему, но не потеряла самообладания. Подозрение исказило ее прекрасное лицо.

– Ты не думаешь, что его могли отравить? – спросила она.

Это было не обвинение. Это был просто вопрос.

Он покачал головой.

– Что можно выиграть, убив его? Или даже сделав больным? – логично размышлял Джошуа, надеясь ее утешить. – В его пище ничего не было. Вода свежая. И сторож был здесь всю ночь. Нет, Эллин, он не отравлен, просто болен.

Эллин вырвалась и пошла обратно к жеребенку с ужасным выражением лица, которое не ускользнуло от ее мужа.

Просто болен. Это было равносильно тому, как если бы он сказал: «Просто умер».

– Бедняжка Шейк, – пробормотала Эллин, опускаясь на колени, чтобы почесать больную голову. – Это я упустила тебя! Пожалуйста, постарайся! Что скажет Мисси?

Эллин снова посмотрела на Джошуа, и он с ревностью заметил, что ее лицо не выражало никаких чувств к нему.

– Я останусь здесь с ним, – сказала Эллин напряженным голосом, не совсем успешно пытаясь скрыть от него свое подавленное настроение. – Тебе нет смысла здесь тоже оставаться.

Джошуа подошел к ней поближе, не в силах удержать порыва убрать каштановый локон с ее щеки. Его восхитила нежность ее кожи, и он изумился, что она не отстранилась от него. Он нежно положил ее локон на плечо.

– Ты забыла, – через минуту сдержанно сказал Джошуа. – Шейк не только твоя проблема. Нет, милая моя. Ты моя жена и в радости и в горе, в болезни и в здоровье, – он улыбнулся при этих словах, понимая, что шутит только наполовину. – И я уверен, что забота о Шейке как раз относится к этому. Кроме того, мы должны остановить сплетни. Помнишь?

Эллин отвернулась, и Мэннерс догадался, что она не хотела, чтобы ей напоминали об этом. Кроме того, какое это будет иметь значение, думал Джошуа, наблюдая, как Эллин губкой вытирает с жеребенка испарину, если Шейк не будет участвовать в Прикнессе?

Он работал с Эллин все утро: вытирал, давал лекарства, чистил и наблюдал за Шейком. Джошуа казалось, что жеребенку после лечения стало даже хуже, чем было, и он сказал об этом. Эллин устало села на чистую солому и посмотрела на него с презрением.

– Джошуа, если ты не в состоянии подбодрить меня, то, может быть, сможешь помочь на деле, – сварливо сказала Эллин.

– Какие-нибудь предложения? – он вопросительно посмотрел на жену.

– Единственное, что мне приходит на ум, – ответила Эллин, глядя на жеребенка, – это то, что я хочу есть. Ох, – добавила она тоном, полным самого едкого сарказма. – Ты можешь совершить чудо? Ты ведь явно не согласен с диагнозом, поставленным врачом.

Ее красивые губки презрительно скривились. Джошуа вздохнул при таком упреке, невольно восхитившись ее самообладанием перед лицом новой непредвиденной неудачи, но не удивился этому.

– К вашим услугам.

Мэннерс вынырнул из конюшни, надеясь обдумать некоторые тонкости. Эллин хотела, чтобы произошло чудо. Возможно, с сомнением думал Джошуа, он сумеет ей угодить. Мэннерс был не согласен с оценкой доктора. Он и раньше видел лошадей в таком состоянии, но это ничего не имело общего с коликами. Джошуа несколько раз прокручивал это в мозгу, пытаясь найти подсказку. Он медленно и печально шел к продовольственному магазину, с горечью сознавая, что любимый жеребенок Эллин не побежит в Прикнессе. Она, конечно же, тоже понимала это, но и намеком не выдавала своего разочарования, которое, должно быть, чувствовала. Эллин просто подставила свои хрупкие плечи под третью, нет, уже четвертую беду, включая их брак, и боролась с ней, никогда не выпуская из виду единственной цели – сделать своего жеребенка чемпионом. Такой другой женщины просто не могло быть. Мэннерс раздумывал, не посоветоваться ли ему с несколькими знакомыми тренерами, которых он встретил в продовольственном магазине, о состоянии Шейка, но потом решил этого не делать. Лучше не распространять слухов о жеребенке из Рэпид-Сити. Достаточно было тех, которые ходили о его владелице. Набрав разной провизии, он пошел назад, не желая надолго оставлять Эллин и Шейка одних.

«Ответ был прямо у него под носом, – размышлял Джошуа. – Какая-то элементарная вещь, которую они не учли».

Прошло более получаса с тех пор, как он ушел, но Эллин была поглощена все той же работой. Ему не надо было спрашивать о состоянии лошади. Состояние несчастного жеребенка не улучшилось. Его жена ничего не говорила, поэтому Джошуа стал выкладывать свои покупки на перевернутый бочонок.

– Я думаю, что нельзя ожидать быстрого действия этого лекарства, – осмелилась сказать Эллин. – Все же, я надеялась… что он немного поправиться к этому времени, – она прерывисто вздохнула, погладив холку на поникшей голове Шейка.

– Если бы здесь была Мисси или Берт, – ее голос с дрожью оборвался.

– Иди сюда и поешь немного, – позвал Джошуа, надеясь отвлечь свою жену.

Эллин посмотрела на него, и ее несчастное лицо неожиданно просияло улыбкой.

– Мисси тоже сказала бы что-нибудь в этом роде. Я помню, как она усиленно пыталась накормить меня в то утро, когда состоялся стипль-чез. В тот день, когда я с тобой познакомилась.

Если по какой-то причине Эллин вспомнила о знакомстве с Мэннерсом, как будто для нее это было так же важно, как и стипль-чез, то она об этом не сказала. Она бросилась помогать ему разворачивать свертки с едой, которые он принес, включая головку сыра, зачерствевший несвежий хлеб, несколько апельсинов и глиняный кувшин. Эллин откупорила кувшин и с подозрением принюхалась.

– Что это?

– Вино из ягод бузины, – ответил Джошуа, подавая ей стул. – Это лучшее, что я мог принести. Я знаю, ты бы предпочла шампанское…

Эллин нахмурилась. Так как он намекал на сцену в поезде, бросила сомнительный взгляд на кувшин и села. Она отломила кусок сыра и откусила его.

– Я не голодна, – сказала Эллин со вздохом.

– Но нельзя не соблазниться таким удовольствием, – ненавязчиво перебил Джошуа, опуская свое крепкое тело на солому. – Буханка хлеба, кувшин вина…

Он не мог удержаться, чтобы не взглянуть на нее, и не мог закончить стихотворение.

Эллин опасалась его взгляда и посмотрела на Шейка.

– Ты даже не подозревал, что мы здесь, в этом стойле, с Омар Хайамом, правда, заслуженный Шейк?

Мэннерс очнулся от чар, под которые нечаянно попал, не удивившись, что ей знакома эта фраза. Он протянул кувшин, который она грациозно приняла в руки и поднесла к губам, чтобы попробовать. Джошуа знал, что это не очень хорошее вино. Оно было приторно-сладким, но с привкусом горечи. Сделав два глотка, Эллин протянула кувшин обратно, закашлявшись до слез.

Он позволил себе усмехнуться, принимая кувшин из дрожащих рук.

– Принести тебе немного воды? – предложил Джошуа, вставая. – Больше не из чего выбирать.

– Это единственное, что ты можешь выбрать. Эллин покачала головой:

– Городская вода мне не подходит.

– Ой!

Осененный внезапной догадкой, Мэннерс подпрыгнул от радости, посмотрев на распростершегося жеребенка. Эллин вздрогнула в этот же момент.

– Городская вода! – как эхо повторил Мэннерс. Его переполняло чувство ликования, и он в восторге повернулся к ней.

– Эллин, ты сделала чудо!

Эллин тоже встала, вскинув от изумления свои красивые брови.

– Сделала что? – спросила она. – Джошуа, о чем ты…

Внутри его охватил смех, и он выплеснул его наружу, радостно схватив ее в объятия.

– Все утро я пытался вспомнить, где и когда я видел лошадей в таком состоянии, как Шейк.

И ты мне напомнила. Я не знаю, почему не подумал об этом раньше!

– Где? – сбитая с толку, она не противилась объятию.

– В Дакоте! – сказал Джошуа, обнимая ее за плечи. – Все лошади, которых мы привезли назад, где-то через неделю вот так же заболели. Мы перепробовали все, но в конце концов, они через неделю, или две, сами поправились. Потом мы вычислили это, когда купили у соседа пони.

– Какое отношение это имеет к Шейку? – Эллин взяла его за руки и безрезультатно трясла, пытаясь понять.

– Дело было в воде, Эллин! – он специально произнес его по слогам. – Твой жеребенок заболел от смены воды!

С минуту Эллин смотрела на него так, как будто он выжил из ума. Потом просияла.

– Готова держать пари, что ты прав! – через минуту с энтузиазмом сказала она.

– Я знаю, что прав.

– Но что можно с этим поделать? – спросила Эллин, наконец отпустив его. – Знание – это не всегда сила.

– Сейчас уже, может быть, слишком поздно, – пробормотал Джошуа, снова осматривая глаза Шейка. – Я имею ввиду подготовить его к Прикнессу. Но можно попробовать. Нужно вскипятить всю воду, но ему не надо пить, пока не станет лучше. Судя по тому, как он выглядит, нам пока не нужно спешить.

На глазах у Эллин мэрилендец оживился. Он позвал конюхов, чтобы те принесли дров для костра и треножник, чтобы вскипятить чайник. Мэннерс взял все одеяла и вытряс их, развесив на двери конюшни, как флаги. Он даже начал вычищать стойло, попросив конюха принести свежего сена. Обескураженная таким всплеском энергии, Эллин опустилась на колени возле Шейка. Она возобновила уход за больным животным, наблюдая, как Джошуа проявляет организаторские способности, которые всегда, как она поняла, достигают результата.

Кормушку Шейка вымыли и выскоблили. Прописанное лекарство вылили на землю. Солому принесли и заменили проветренные одеяла. Треножник установили, и тут же большой черный котел с водой грелся на костре.

Все, что оставалось делать Эллин, так это наблюдать, как рабочие и ее муж справляются с задачами. Даже когда она попыталась помочь, Джошуа мягко приказал ей посидеть рядом с Шейком, хотя Эллин поняла, что он не хочет, чтобы она мешала. Оказавшись не у дел, так как у нее был мужчина, принявший на себя руководство всем происходящим, Эллин испытала смешанные чувства. Она почувствовала неожиданное облегчение от того, что могла разделить это бремя последнего несчастья с добровольным партнером. Но ей было обидно, что вмешавшийся в ее дела человек позволил взять бразды правления в свои руки. Пока был жив Берт, они делились мнениями, решениями и работали наравне. Дома она сама управляла пивной.

И так было всегда. Впервые Эллин задумалась над тем, что будет с пивной, когда она выйдет замуж за Билла, и быстро отбросила эти мысли. Лучше считаться с мужьями в порядке их поступления.

Одного на это время было вполне достаточно. И этот один, Джошуа Мэннерс, доказывал, что больше она не вынесет. Итак, как он предложил ей, Эллин наблюдала.

Но она наблюдала не за Шейком. Хотя она вытерла у жеребенка испарину, и даже спела ему. Эллин бросала свой взгляд на высокое, мужественное и сильное тело человека, который энергично руководил и сам выполнял работу, необходимую сейчас. Она наблюдала за игрой мускул сильных рук, за пульсом на спине и на плечах, который был виден, когда рубашка облегала тело. Эллин зачарованно смотрела на своего мужа. Его темные глаза метали молнии, когда он руководил конюхами, а мужественный выразительный профиль интриговал, когда Джошуа отдавал четкие приказания. Свои непослушные соболиные волосы Джошуа приглаживал рукой, время от времени пробегая по ним длинными пальцами, но одна прядь противилась, и Эллин самой захотелось пригладить ее. Несколько конюхов сняли пропотевшие рубашки, и Эллин поймала себя на мысли, что хочет чтобы Джошуа сделал то же самое, хотя она скорее умерла бы, чем предложила это сделать.

Было около семи часов, когда они увидели первые результаты своего труда. Шейк целый день пил понемногу новую воду и перестал потеть. Вдруг, встряхнув головой, с энергией, которую он обычно проявлял будучи здоровым, жеребенок оттолкнул пытавшуюся ему помочь Эллин и с трудом поднялся на ноги под восхищенные разбросанные аплодисменты своих опекунов. Джошуа быстро взял его под уздцы и пощупал шею и горло Шейка.

– Жар прошел, – сообщил всем Джошуа.

Сердце Эллин сильнее забилось от радости. Джошуа посмотрел в ее направлении и на минуту поймал взгляд зеленых глаз. Потом он порылся в кармане, вынул оттуда золотую монету, сунул ее в руку главному конюху и с улыбкой сказал:

– Это вам на бифштексы пообедать. Вы это заработали. А нам принесите просто пару бутербродов, идет?

Трое рабочих с радостью согласились. Кажется, они были чересчур довольны своими «чаевыми». Поблагодарив их обоих, троица исчезла в сумерках, оставив мистера и миссис Мэннерс наедине со своим пациентом.

– Спасибо, Джошуа, – поблагодарила Эллин, стоявшая с другой стороны лошади, своего мужа, – похоже, что ты сотворил чудо.

Мэннерс рассматривал ее. Улыбка, которую он подарил конюхам, пропала. Ее место заняло выражение, которое Эллин не могла понять, но почувствовала себя необычайно уютно. В конце концов она не смогла выдержать этот взгляд и, чтобы скрыть свое смущение, обратила внимание на Шейка.

– Не стоит благодарности, – услышала Эллин тихий голос. Джошуа издал тяжелый вздох… и начал собирать разбросанные вокруг одеяла. Странным образом, желая оказаться рядом с ним, Эллин обошла вокруг Шейка и стала помогать ему трясти их.

– Ты действительно много знаешь о лошадях, да? – размышляла она, взявшись за другой конец одеяла, чтобы помочь сложить его.

– Как и ты, я обладаю многими талантами, – ответил Джошуа, складывая концы. – Может быть, я расскажу тебе когда-нибудь о них. Между прочим, я не давал гарантии, что Шейк теперь в полной безопасности.

– Нет, но ему уже лучше. Если завтра он сможет бегать… – она замолчала, подавая ему концы сложенного с ее стороны одеяла. Джошуа взял у нее одеяло, накрыв ее руки своими. Этот жест был удивительно интимным. У нее сжалось сердце, когда она с изумлением посмотрела на супруга.

– Эллин, не надейся на слишком многое, – предупредил он, и взгляд его стал очень серьезным. – Шейку еще далеко до выздоровления.

Эллин наморщилась, отдернув от него руки, и притворилась раздраженной. Она не хотела, чтобы Мэннерс догадался о ее скрытых чувствах, о том, что она очень надеется на поцелуй.

– Сегодня утром у тебя тоже было полно мрачных мыслей и предсказаний, насколько я помню, – напомнила она ему, глядя на одеяло, разделявшее их. – Шейк побежит, Джошуа! Он поправится! Он побежит!

«Откуда появилась эта уверенность?» – думала Эллин, пытаясь унять скачущее сердце. Это не имело никакого отношения к Шейку. Что с ней творилось?

– Послушай меня! – настаивал Джошуа. Он взял ее за плечи и легонько встряхивал на каждом слоге. – Шейк нездоров. Он не может бежать. Возможно, он не побежит в скачках. Я знаю, – его голос смягчился, и Мэннерс перестал встряхивать ее, но не выпускал, – что ты хочешь, чтобы он побежал, и я знаю, через что тебе пришлось пройти. Милая, ты должна понять…

– Понять? – повторила она, наконец встретившись с ним взглядом. – Ах, я понимаю. Я глупая женщина и возлагаю нереальные надежды на больную лошадь. Мне нужно, чтобы рядом был мужчина, который бы руководил делами, и который бы постоянно вдохновлял меня, как Райф…

Эллин закрыла рот рукой и покраснела от смущения. Кажется, она сказала больше, чем собиралась. Ошеломленный ее откровением, Джошуа ничего не ответил. Внимательно глядя на ее красивое взволнованное лицо, он думал о том, чего она еще не сказала, и неожиданно для себя почувствовал, что его руки уже обнимают ее, и что ее приоткрытый от изумления рот находится в нескольких дюймах от него.

– Я не Райф, Эллин, – услышал Джошуа свой умоляющий шепот. – Он губит тебя, он подтачивает тебя изнутри. Неужели ты этого не видишь? Он взял все самое прекрасное в твоей душе и превратил это в злость и недоверие. Не позволяй ему делать этого! Он не стоит этого, милая. Он никогда не был достоин тебя.

Эллин смотрела на него со странным выражением в глазах, с выражением, которое и напугало и взволновало его. Потом он целовал ее. Он изголодался по вкусу и мягкой упругости ее нежных губ, которых он так страстно желал…

Боже, он был влюблен в нее!

От этой мысли Джошуа резко отпустил Эллин. Он весь обмяк от потрясения, встретившись с ее остекленевшим взглядом.

– Оставь меня, – сказала она мрачным дрожащим голосом, отвернувшись.

Эллин выплеснула ему эти слова, как ведро ледяной воды. Он не смог ответить на них сразу.

– Не искушай меня, – наконец предупредил Джошуа полушепотом, спасаясь от нее бегством в дальний угол конюшни и бросаясь на солому.

Глава 17

Джошуа проснулся и вскочил, услышав скрип дверных петель и стук двери. Он поморгал слипшимися глазами и с любопытством посмотрел на конюха, который распахивал двери конюшни для выполнения своих утренних обязанностей. Неожиданно помещение залил солнечный свет. Неуклюже защищая рукой глаза от солнца, Джошуа сел и поздоровался с конюхом:

– Доброе утро, – сказал Мэннерс, протирая занемевшую шею. – Вы не видели жену и Шейка?

Мужчина указал на тренировочный трек.

– Работают, – последовал краткий ответ.

Поблагодарив его, Джошуа опустил обутые ноги на пол. Он не очень любил ночевать в загонах и конюшнях, но потворствовал капризу своей жены.

Как и на скачках, Шейк был у Эллин на первом месте. Фактически он занимал второе и третье тоже. Но тогда не оставалось места для Мисси, Берта, Билла Боланда и остальных людей вообще. Может быть, за исключением Райфа. «Райфа?» – подумал Джошуа, разминая замлевшую спину. Нет, для Райфа не должно было быть места нигде после того, что он с ней сделал. Но женщины были непостижимыми существами и, судя по тому, как Эллин целовалась с Райфом в Луизвилле, – она не была исключением. Он не хотел об этом думать, не больше ему хотелось вспоминать и о событиях вчерашнего вечера. Джошуа с усилием поднялся на ноги и не спеша пошел на улицу, чтобы увидеть Эллин и жеребенка.

До тренировочного трека было недалеко, и Мэннерс сразу же выделил шоколадного выхоленного жеребенка и его прекрасно сложенную хозяйку. Они шли неспешными шагами, как молодые любовники на свидании. Шейк выглядел намного лучше, но Джошуа сомневался, что конь пригоден для участия в завтрашних соревнованиях.

Мэннерс подождал у барьера, пока странные влюбленные не сделали круг и не оказались на его стороне. Он помахал Эллин, которая тут же насторожилась, но подвела Шейка.

– Доброе утро, – официально, без улыбки, сказала она. – Ты хорошо спал?

– Да, нормально. – Джошуа пожал плечами. – Для этих условий. А ты?

Эллин молча кивнула. Она выглядела усталой.

– Мы не хотели будить тебя, когда уходили.

– Когда это было?

– На рассвете.

– Вы, наверное, проголодались, – заметил он.

– Можно было бы поесть.

Джошуа пригласил ее жестом, и они побрели к воротам. Он протянул руку за поводом, и Эллин автоматически отдала его. Как будто она верила ему. Он хотел бы знать, сознательно ли она это сделала, но не посмел спросить.

– Давай вернемся в отель, – предложила Эллин. – Я бы хотела принять ванну.

Джошуа согласился.

– Думаю, что сегодня персонал позаботится о Шейке.

– Погоди минутку! – она остановилась, и ее глаза прищурились. – Я не сказала этого! Я хочу сразу же приехать назад днем, когда Шейку нужно разминаться!

Не было смысла спорить с ней. Они вернулись в Хантингтон, где приняли ванну, позавтракали и меньше всего говорили о выздоравливающем жеребенке. Джошуа не хотел начинать спор, он был уверен, что Эллин не желала и слышать его предостережения. Она довольно скоро, сегодня же днем, убедится, что Шейка придется вычеркнуть из списка участников Прикнесса.

Сытые и отдохнувшие, они вернулись на трек к полудню, когда Шейку положено было бегать. Жеребенок был в хорошем настроении, он оживленно закивал головой, приветствуя свою хозяйку; и никто не стал возражать, когда Эллин приказала вывести коня на пробежку. Но Джек Риллей был сердит больше, чем обычно, и не спешил исполнять желание Эллин. Замечания Риллея были колкими и резкими, и Джошуа заметил, что мускулистый приземистый жокей неоднократно бросал на него подозрительные взгляды. Джошуа удивился, что Эллин безропотно терпела грубое обращение жокея. Мэннерс украдкой наблюдал за поведением мужчины и реакцией своей жены, думая, могло ли его присутствие повлиять на них обоих.

Шейк побежал. Он бежал неохотно и вяло, но бежал. Наблюдая за ним, Эллин все больше и больше мрачнела. Время его пробега ухудшилось, и она просигналила, чтобы Шейк возвращался. Эллин кратко приказала Риллею увести коня. Мужчина, ничего не говоря, подчинился, и заметно поникшая Эллин молча последовала за ним. Джошуа шел рядом с ней.

– Ну что скажешь, Эллин? – спокойно спросил он. Единственное, что он получил в ответ, так это отрицательный кивок головы. Эллин устало тащилась, тяжело дыша. Она замедлила шаг, и Джошуа, с ожиданием посмотрев на нее, тоже стал идти медленнее. В тот момент, когда ему показалось, что Эллин вот-вот заплачет, она тихо выругалась так, как, он думал, могли ругаться только мужчины. Джошуа едва сдержался, чтобы не расхохотаться.

Когда они вернулись на конюшню, он наблюдал, как Эллин медленно расхаживает туда-сюда. У нее была интересная привычка играть пальцами, как на невидимом фортепиано. Джошуа устал от всего этого, и сегодня вечером ему хотелось только горячей ванны, горячего ужина и мягкой постели. Возле него Шейк небрежно отгонял мух, помахивая своим роскошным хвостом.

– Тебе придется отказаться от участия в скачках, – предложил Джошуа, охваченный жаждой деятельности.

– У нас еще есть время, – в ответ проворчала Эллин, уставившись в пространство.

Он сомневался, действительно ли она верила в это или же просто искала повода, чтобы отложить окончательное решение.

– Да, а мы должны жить, – напомнил он ей, шумно хлопнув перчатками об ногу. – Тогда обедать. И я не хочу проводить еще одну ночь в конюшне возле Шейка! Даже ради самого Господа Бога.

Эллин испепелила его взглядом, как будто нашла решение.

– А если я решу остаться? – наперекор сказала она, презрительно прищурившись.

– Ты будешь ужасно глупо выглядеть у меня за плечами, – устало огрызнулся он. – Кроме того, сегодня ты Шейку не нужна, ты только побеспокоишь его.

По дерзкому выражению ее лица он понял, что она представляла, как он перебросит ее через плечо и понесет из Пимлико. Эллин думала, действительно ли он сможет это сделать? Джошуа знал, что его непреклонный взгляд заставил ее в это поверить.

– Возможно, ты прав, – согласилась она, отведя глаза.

В тот вечер за запертой дверью Эллин писала письмо Мисси. Вернее, несколько писем сразу. В первом она описала все причины, по которые Шейка пришлось вычеркнуть из списка участников Прикнесса. Следующие два письма объясняли, что Шейк побежит, и все идет относительно хорошо. Каждое послание проделывало путь i мусорную корзину. Отчаявшись в своей попытке написать, Эллин пошла спать, надеясь, что соя поможет ей избавиться от тяжкого бремени нерешительности. Потом она долго не могла заснуть и лежала, уставившись в темноту и пытаясь решить судьбу жеребенка.

Наконец Эллин оставила всякие попытки заснуть и вышла из спальни в общую комнату. В халате и тапочках она не стала зажигать свет, а неслышно ступала по полу к графину с вином. Неслышным движением она открыла бутылку и налила щедрую порцию красного вина в стакан, издав только легкий звон, когда горлышко бутылки коснулось края ее фужера.

– Я бы тоже выпил стаканчик, Эллин.

Она чуть не выронила и то и другое, услышав мягкий баритон. Это был, конечно, только Джошуа, который сидел где-то в темноте за ее спиной.

– Ты чуть не напугал меня до смерти, – пожурила она его. – Однако, что ты тут делаешь?

Последовало короткое молчание.

– Я тоже не могу заснуть, – ответил Джошуа. – И я не против посидеть в компании.

Эллин не отозвалась. Раздосадованная реакцией на его нежданное присутствие, она налила еще один фужер вина и закрыла крышку. Держа в руке два фужера, Эллин повернулась и вошла в комнату в тот момент, когда Джошуа зажигал маленький фонарь-«молнию». Она снова чуть не выронила оба фужера. На нем были только чисто выстиранные голубые джинсы, и Эллин бросилась в глаза его обнаженная грудь. Пламя лампы оттенило его смуглую кожу и темные волосы на груди.

Если Джошуа и заметил ее замешательство, когда он, выполнив свою задачу, выпрямился, то предпочел не подавать вида. Эллин пыталась заставить себя сдвинуться с места. На необычно серьезном лице не было и намека на насмешку. Она остановилась перед ним на расстоянии вытянутой руки и протянула один из наполненных фужеров, приложив все усилия, чтобы не выразить своих чувств взглядом. Джошуа не спеша взял стакан из ее рук и обхватил ножку так, что его пальцы коснулись руки Эллин. Против воли, ее рука осталась неподвижной, но потом наконец выпустила фужер. Эллин поспешно села в кресло-качалку в середине комнаты, свернувшись на нем, как кошка.

– Ты хочешь поговорить? – спросил Джошуа мягким и легким баритоном.

Он устремился в другое кресло и беспечно развалился в нем. Эллин покачала головой, пробуя рубиновое вино. Сама того не желая, она умоляюще сказала:

– Скажи мне, что он побежит, Джошуа.

Он не сразу ответил ей. Казалось, что он испытывает ее взглядом своих глубоких темных глаз, задумчиво потягивая вино.

– А как ты думаешь? – спросил Мэннерс, устраиваясь на подушках и что-то тихо промычав.

Он знал, что в действительности Эллин не хотела слышать его мнение. Однако этот вопрос и разозлил и обрадовал ее. Джошуа Мэннерс имел свои недостатки, но он заставлял ее думать, это уж точно.

– Я уже не знаю, что и думать, – Эллин покачала головой, чувствуя себя изрядно усталой.

– Я хочу, чтобы за меня приняли решение. Джошуа привстал на сиденье.

– Ты хочешь, чтобы я это сделал для тебя? Эллин послала в его сторону усталый взгляд.

– Конечно, нет! – ответила она и тут же заметила, как его широкий чувственный рот растянулся в широкой усмешке.

– Ты невыносим.

– Ты постоянно говоришь так, – согласился Джошуа в своей потрясающей вежливой манере. – Но это часть моего обаяния, не так ли?

Его обаяния! Эллин прикусила губу.

– Я думаю, Морган Меллетт лучше знать, – сказала она, глядя в свой фужер.

Эллин услышала тяжелый вздох на другом конце комнаты.

– Она была Морган Браун в Пиерре, – сказал Джошуа тихим голосом. – Вдова, на которой можно было жениться, – он потер скулу свободной рукой, и его темные глаза уставились в ночную тьму. Эллин смотрела на него, сгорая от любопытства, но боялась спрашивать, чтобы он не истолковывал ее интерес неправильно. – Я никогда не хотел жениться, и она это знала, – продолжил он, к ее облегчению, без подсказки. – Потом подвернулся губернатор, и Морган использовала шанс приобрести некоторую респектабельность. Но она, как избалованный ребенок. Морган хотела, чтобы, как говорится, и волки были сыты и овцы целы. Кажется, она понимает, что я бы такого не сделал даже с моим злейшим врагом, тем более с моим работодателем.

Его слова и тон были искренними. Эллин почувствовала тяжесть в груди, как будто рыдание хотело вырваться наружу и не смогло.

– А Райф бы смог, – подумала она вслух, потом в ужасе зажала рот рукой. Вино. Вино развязало ей язык и ее сдержанность. И ее здравый смысл. Эллин была рада тусклому свету, потому что надеялась, что Джошуа не мог заметить, как густо она покраснела.

– Я уже говорил тебе, я не Райф, – сказал он ей таким тихим и нежным голосом, что ей захотелось заплакать.

Эллин встала из кресла-качалки и поставила фужер на стол. Ей надо было взять себя в руки, а она знала, что не сможет этого сделать, пока чувствует на себе ласковый взгляд Джошуа. Высокие окна были завешаны задрапированными шторами, и Эллин отодвинула одну из них в сторону, сделав вид, что ей интересно посмотреть на ночной Балтимор.

– Кто ты, Джошуа Мэннерс? – прошептала она в парчовую портьеру и, почувствовав рядом с собой легкое дыхание ветерка, поняла, подавив тяжелый вздох, что Джошуа подошел к ней.

– Джошуа Мэннерс, – тихо ответил он, – человек, который прошел долгий путь в поисках чего-то, что он нашел в своей собственной комнате в отеле теплой майской ночью.

Его мягкий баритон был бархатным и таким же нежным, как портьеры, касавшиеся ее щеки. Внутри у нее что-то оборвалось, что-то, что она почти услышала. В какой-то момент Эллин испугалась, что это могло быть ее сердце. Она почувствовала невесомое прикосновение на плече и боялась смотреть на своего мужа, но, в конце концов, обернулась. Эллин с трудом видела его в темноте, но чувствовала, как он мягко окутывал ее, как одеялом. Когда она склонила голову на его теплую, обнаженную грудь, он заключил ее в объятия, и к ее глазам подкатили слезы.

– Я не могу, Джошуа, – от боли Эллин едва смогла произнести эти слова. – Я не могу любить тебя. Я собираюсь замуж за Билла. Я обещала ему. Я обещала ему.

Джошуа почувствовал физическую боль: как будто она дала ему под пах. Он не мог отпустить ее, потому что боялся, что боль одолеет его.

– Ты не можешь любить меня? – несмотря ни на что, его голос был ясным и даже скептическим. – Или не любишь?

– Я не могу, – ответила Эллин подавленно. – И не люблю.

– Дай себе шанс, – робко сказал Джошуа, прижавшись щекой к ее мягким волосам. – И дай мне шанс показать, как я люблю тебя.

– Нет!

Эллин вырвалась и подбежала к свету. Она пошатывалась, тяжело дыша, и ее глаза широко распахнулись от злости и боли.

– Я не проститутка, – яростным шепотом сказала она, и ее взгляд был на удивление бесстрастным. – И я ею не буду. Если из-за того, что у меня была любовная связь с человеком, которого я любила…

– Дура несчастная, – выдохнул он сгоряча. – Ты несчастная маленькая глупышка!

Джошуа услышал, как она тяжело задышала, как будто ее ударили кулаком. Он хотел сказать что-то еще, возможно извиниться, но слова сжали ему горло.

Она почти бегом бросилась в свою комнату и быстро закрылась изнутри. Джошуа был бессилен что-либо сделать, он просто смотрел на дверь.

В тот же час он ощутил на себе агонию раненного, но не убитого на охоте зверя.

Глава 18

Победа была одержана в Прикнессе. Джошуа вел Эллин на круг победителей под рев огромной толпы зрителей. Она увидит, как награждается вера. Они дошли до круга, а там, верхом на Шейке, облаченный в черно-зеленые шелка, восседал Райфорд Симмс.

Джошуа вскочил на кровати в занимающемся бледно-розовом свете зари в своей комнате, где он заснул на диване. Это был сон. Его глаза уставились на неясный силуэт перед ним. Вначале он подумал, что это часть другого сна, но видение вдруг заговорило:

– Джошуа! – настойчивым шепотом скомандовало оно. Это Эллин звала его.

Джошуа протер глаза кулаками. После их краткой восхитительной интерлюдии вчера вечером, он не смог закрыть глаз, чтобы не увидеть это выражение откровенного желания на ее чертовски красивом лице и не смог протянуть к ней руки, распахнутые в ожидании объятия. Ему только что удалось задремать после тяжелой ночи, и вот она здесь, и вот она будит его.

– Джошуа! – повторила Эллин чуть громче. В ее обращении была нетерпеливость.

Он усиленно помотал головой.

– Сколько времени? – сонно проворчал Джошуа.

– Шесть часов, – бодрым голосом ответила Эллин. – Я должна проверить, готов ли Шейк бежать в скачках сегодня.

Сегодня. Прикнесс. Туман в его голове рассеялся, и Мэннерс увидел ее в истинном свете. На Эллин он увидел костюм, а на ее лице спокойное деловое выражение, не выдающее никаких признаков вчерашней нежности. «Возможно, – кисло подумал Джошуа, – ему это тоже приснилось. Нет, – решил он, в конце концов, вставая. – Если бы это был сон, то у него был бы более приятный исход».

– Дай мне пять минут, – сказал Джошуа, направляясь в свою комнату.

Через шесть минут он вернулся, позаботившись об утреннем туалете, и добавив красную фланелевую рубашку и рабочую обувь к своим голубым джинсам. Джошуа застал ее стоящей возле окна и смотрящей на улицу отсутствующим взглядом. Он с болью вспомнил о вчерашнем вечере. «Я не могу любить тебя. Я не люблю». Его охватило непреодолимое желание подойти к ней сзади и обнять, может быть, убрать этот аккуратный локон темных волос с шеи и заменить его поцелуем…

Боже, что с ним происходит? – думал он, ужасно недовольный собой. Она ясно выразила вчера свои чувства. Или нет? Он сам понятия не имел, как очутился рядом с ней. Что это за власть, которую она имела над ним?

Эллин удивленно повернулась к нему, и он, смутившись, понял, что положил руки на ее плечи. Она легонько отстранилась, ее лицо было взволнованно.

– Боже мой, ты напугал меня! – упрекнула Эллин Джошуа, прижимая руки к груди.

– О чем ты сейчас думала? – спросил он, и его руки безвольно опустились.

Она вздохнула:

– Шейк должен бежать, Джошуа, – выдохнула Эллин, снова выглядывая из окна. – Что я скажу Мисси? Что бы сказал Берт?

Он припомнил множество случаев, когда она говорила ему о его самонадеянности. Невольно Джошуа почувствовал, что из его горла вот-вот вырвется смешок.

– Есть старая поговорка, – сказал он ей, припомнив что-то из своей молодости, – о том, что надо иметь спокойствие, чтобы принимать то, что не можешь изменить, иметь мужество, чтобы изменить то, что можно изменить, и иметь ум, чтобы чувствовать между ними разницу. Нет ничего такого, что ты могла бы сделать и не сделала, и ничего такого, что тебе не надо было делать, но ты бы сделала. Теперь все зависит от Шейка, не так ли?

Эллин посмотрела на него с выражением, которое свидетельствовало о том, что она полностью согласна с ним.

– Что? – настойчиво спросил Джошуа, не сдержав своего любопытства. – Что случилось?

Эллин слабо улыбнулась, и из-за темных туч показалось солнце.

– Иногда Вы бываете прекрасным человеком, мистер Мэннерс, – сказала она ему с некоторым удивлением.

Шейку, кажется, стало заметно лучше. Он ел и казался резвым, и рад был видеть свою любящую хозяйку. Джошуа с ревностью относился к тем знакам внимания, которые Эллин оказывала своему жеребенку. Он помог ей оседлать его, и они вместе вывели Шейка на тренировочный трек.

– Где Риллей? – вслух подумала Эллин, недовольно оглядываясь. – Он должен был ждать меня здесь. Как Шейк побежит без жокея?

Джошуа осмотрелся вокруг и, не увидев никого, кроме конюхов и тренеров, в ответ предложил ей:

– Почему бы тебе самой не управлять им? Ее удивленные зеленые глаза встретились с ним взглядом. Она улыбнулась с тем лихим и вызывающим выражением, которое ему так нравилось.

– Почему бы и нет? Джошуа помог ей взобраться.

– Вначале прогони его не спеша, – посоветовал он. – Я буду наблюдать, не видно ли каких признаков болезни.

В ответ Эллин кивнула и пустила шоколадного жеребенка легким галопом.

Джошуа во второй раз удивлялся, как лихо она управляет животным. Какая жалость, думал он, что Эллин сама не может быть жокеем Шейка. Ему приходилось видеть многих мужчин, которые в таком же положении не показывали таких навыков, и инстинкт был у них послабее.

– Он хочет бегать, – сообщила Эллин. – Я позволю ему это.

В самом деле, Шейк не на шутку разошелся. Не успел Джошуа пустить секундомер, и конь понесся по полю, как одержимый.

Время оказалось приемлемым для животного. Конечно, не самым лучшим, но оно значительно улучшилось по сравнению со вчерашним днем. Эллин рысью подогнала Шейка к барьеру, и ее зеленые глаза сияли надеждой.

– Минута четыре, – доложил Джошуа, не в силах скрыть улыбку. – Неплохо, принимая во внимание жокея.

– Или балтиморскую воду, – добавила Эллин, не обратив внимания, или сделав вид, что не заметила его колкость. Она спрыгнула, и Мэннерс взял Шейка под уздцы. – Он побежит. Он может не выиграет. – Эллин с обожанием посмотрела на жеребенка, потрепав его шею, от которой шел пар. – Но он побежит.

Джошуа облегченно вздохнул. Вопрос был решен.

– Конечно, – продолжала Эллин, – я бы хотела испытать его до скачек.

Она пошла к конюшне, на ходу снимая перчатки. Джошуа пошел за ней следом, ведя Шейка «на буксире» и чувствуя приближающуюся бурю.

– Нелегко будет уйти из клуба, – сказал он, предвосхищая ее реакцию.

– Из клуба? – повторила Эллин, как будто не поняла его. Джошуа с Шейком догнали ее, потому что она застыла на месте, как вкопанная.

– Из клуба, – подтвердил он, заставляя Эллин взять его под руку. – Нам важнее появиться на Прикнессе, чем Шейку участвовать в нем. Ты забываешь об этом.

– А ты никогда не упускаешь случая мне напомнить! – тяжело дыша, огрызнулась Эллин. – Я нужна Шейку, Джошуа. Я не думаю, что ты поймешь, но для меня это более важно, чем появиться в обществе.

– Ты не нужна Шейку, – возразил Джошуа, не посмев смеяться над ее чувствами. – Но тебе не надо бояться клуба. Я тебя буду защищать.

– Бояться? – ее смех звучал немного неестественно. – Мне?

– Да, тебе, – тихо ответил он, чувствуя, как теряет терпение. – Не будь такой упрямой. Конечно, ты боишься. Любой на твоем месте боялся бы. Любой в здравом уме, конечно.

– Ты подразумеваешь…

– Но я обещаю, – продолжал Джошуа, перебив ее. – Я не отойду от тебя ни на секунду. И не дам никому возможности нападать на тебя. Поэтому довольно этой чепухи о Шейке.

– Как будто меня волнует эта… общественная роль! – фыркнула Эллин. – Я… боюсь. А ты, – она презрительно усмехнулась… защищаешь меня. Я не знаю, что может быть абсурднее!

Джошуа почувствовал, как в нем распаляется гнев на ее фальшивую браваду. С какой легкостью она пренебрегает им! Презирает его защиту? Поделом будет, если Эллин показать, насколько ей нужна его защита. Усилием воли он погасил эту вспышку. Пока они оставляли ожившего жеребенка с конюхами, Джошуа успокоился. А по дороге в отель его уязвленное самолюбие вновь вспыхнуло. Он не помог ей выйти из кеба и получил некоторое удовольствие от звука догоняющих его шагов.

Пока они шли по холлу, поднимались вверх по лестнице в номер, он не проронил ни слова. И только когда они оказались наедине, Джошуа заговорил:

– Будь готова через полчаса, – холодно сказал он, даже не взглянув на нее, и вошел в свою комнату, захлопнув дверь с такой силой, что она чуть не соскочила с петель.

Страх, он знал, заставлял загнанное в угол животное бороться. Но этого знания, оказывается, было недостаточно, чтобы вдохновить его на прощение. «Эллин была, как избалованный ребенок», – сердито подумал он, надевая свой костюм угольно-серого цвета. И нужен был гнев Божий, чтобы вселить в нее праведный дух. К несчастью, Боги были, в известной мере, избирательны к тем, на кого они ниспослали свой гнев или свое благословение. Богам, решил он, посмотрев в зеркало на завершенное творение, могла сегодня понадобится помощь от Джошуа Мэннерса.

Когда он вышел, ее не было в комнате. Джошуа посмотрел на карманные часы. Полчаса прошло.

– Ты еще не готова? – обратился он к ней с нескрываемой враждебностью в голосе.

– Ты иди, – последовал ответ, слишком спокойный, из-за двери. – Я же сказала тебе, что должна быть с Шейком.

Это был предел. Он стукнул кулаком по двери.

– Черт побери, Эллин, выходи оттуда! – взорвался Джошуа. – И если ты выйдешь не так одетой…

– Как ты смеешь кричать на меня! – вскипела она в ответ из-за закрытой двери. Ты женился на мне, а не купил. Я буду делать то, что хочу, а я хочу присматривать за Шейком.

Это было последней каплей. Намереваясь воспроизвести гнев Божий и показать его своей жене, Мэннерс ударил обутой ногой в дверь, сбив замок, за бесполезностью его функции – защищать честь.

При таком драматическом и бесцеремонном вторжении Эллин вцепилась в спинку кровати, широко распахнув от изумления еще горевшие презрением глаза. Она, как и он подозревал, была одета в свой костюм.

– Сними его немедленно, – отрезал Джошуа и в гневе повернулся к шкафу. Покопавшись в ее гардеробе, он выбрал голубое шифоновое платье и швырнул его на кровать.

– Надевай вот это и побыстрее. Потому что, если через пять минут ты не выйдешь, я приду и сам одену тебя.

– Ты не испугал меня, – дрожащим голосом сказала Эллин, пытаясь скрыть правду за этим утверждением.

– Эллин, не испытывай мое терпение, – предупредил Джошуа спокойно и отчетливо, приблизившись к ней. – Я пытался мягко обращаться с тобой, спокойно убеждал тебя, кричал на тебя. Ничего, кажется, не помогло, поэтому придется применить силу.

С молниеносной быстротой Джошуа схватился за лацканы двумя руками. Вдруг резким движением он разорвал их, как будто распростер крылья несчастной птицы. Материал затрещал, и через секунду на руках уже висели клочья. Эллин онемела от изумления и прижала оголенные руки к кружевному белому лифчику на груди. Но Джошуа не был доволен творением своих рук. Он быстро подхватил бледно-голубое платье, которое выбрал из гардероба, и нашел его вырез. Он набросил платье на ее голову, и юбка каскадом слетела вниз, как быстрый голубой водопад. Снизу Джошуа схватил юбку от костюма и тянул ее, пока не разошлись швы. Костюм превратился в воспоминание.

Когда снова показалось ее лицо, оно горело от унижения.

– Я думаю, теперь я справлюсь сама, спасибо, – дрожащим голосом сказала Эллин.

– Я не верю тебе. И в любом случае, не оставлю тебя здесь одну утешать свою оскорбленную гордыню, – он потянулся за рукавом, чтобы вдеть в него ее руку.

– Не трогай меня! – прошипела Эллин, пытаясь вырваться, но у нее ничего не получилось.

– Это, моя милая, полностью зависит от твоего поведения. Повернись.

Он сказал это таким голосом, что его невозможно было не послушаться. Когда Эллин поправила лиф и рукава, он застегнул его на спине, только немного повозившись с петлями и пуговицами. Застегивая верхние пуговицы, он подавлял желание придушить ее.

Дрожащими от бешенства пальцами Эллин приколола воротничок и брошь в виде камеи, вздрогнув от того, что поранила палец. Она яростно обсосала его, обратив на Джошуа самый хмурый свой взгляд, и прошествовала мимо такого же хмурого Цербера выбрав пару туфель для завершения ансамбля. Никто и никогда в жизни не ставил ее так быстро на свое место. Она хотела ударить Джошуа, но побоялась – он казался таким грозным, что мог ударить в ответ.

– Можешь идти, – выдавила Эллин, задыхаясь от ярости. – Под это платье нужна нижняя юбка, а в этом вопросе я тебе не доверяю. Я сомневаюсь, что Морган Меллет вообще их носит.

Джошуа засмеялся громким искренним смехом, что еще больше разъярило ее.

– Ну, моя милая миссис Мэннерс, – откровенно заявил он, и лицо его оживилось от радости. – Мне кажется ты ревнуешь!

– Ты невыносим! – закричала Эллин, и так как под рукой не оказалось воды, она швырнула в него свой кошелек.

Мистер и миссис Джошуа Т. Мэннерс приехали в Пимлико в самый разгар солнечного дня, сиявшие и удивительно довольные, как две воркующие голубки. Любящая жена была красива, а снисходительный муж вежливым и внимательным. Любому, кто их не знал, а единственными знающими была эта счастливая чета, Джошуа Т. Мэннерс казались истинным портретом супружеского счастья, опровергая неприятный случай, напечатанный до этого.

Они держались на переднем плане, откуда открывался вид на круг победителей в самом оживленном общественном месте. Наспех оформившуюся пару приветствовали и поздравляли все приходящие, и за ними следили очень внимательные и бдительные сплетники. Мэннерс успешно прошли осмотр, несмотря на отсутствие репетиции.

Блаженное выражение лица Эллин оживляли сверкающие зеленые глаза, но единственным человеком, который понимал истинный смысл этого блеска, был ее молчаливый смущенный муж. Только он знал, что этот блеск нацелен на него, как отравленные стрелы. Но он торжествовал и был доволен тем, что репутация Эллин спасена.

Начали делать ставки на Прикнесс. До этого момента Эллин принципиально делала вклады в каждую выигрышную совокупность ставок без сомнений.

Однако здесь, в Балтиморе, с такой потрясающей суммой для ставок, она не сомневалась в том, что ее можно проиграть из-за болезни животного.

Когда у ставочных окон собралась толпа, Эллин почувствовала на себе испытывающий взгляд Джошуа. «Пожалуйста, не говори ничего, – думала она, чувствуя, как ей свело скулы. К счастью, он ничего не сказал.

– Я ставлю на победу Шейка, Джошуа, – услышала она свой уверенный голос, который удивил даже ее саму.

– Все деньги?..

– Все!

Она услышала, как он сделал глубокий вздох, потом резкий выдох.

– Я сейчас вернусь.

Джошуа ушел, а она смотрела ему вслед, вдохновляясь его бодрой и уверенной походкой.

– Ах ты, Фома неверующий, – сказала она Берту – теперь ей казалось, что это было несколько веков назад. – Ах ты, неверующий Фома, – повторила она себе, проглотив ком в горле. – Ты подумай, что будет, если он станет чемпионом…

Но, Боже, если он проиграет? Если он проиграет?

– Дело сделано, – Джошуа, исполнив свою миссию, возвратился. Эллин не подняла глаз. Ее руки неподвижно лежали на коленях, и она чувствовала себя маленькой и одинокой. Джошуа сел рядом. Она не смотрела на него, но ей, бесспорно, было легче от его присутствия. Как будто понимая ее чувства, Джошуа подвинул стул поближе и положил твердую, вселяющую уверенность ладонь, на ее руку. Его рука была теплой и сухой. Вскоре ее пальцы сплелись с его пальцами, как виноградная лоза.

На треке участников соревнований выводили к стартовому входу. Встав, Эллин отпустила сжимавшую руку и напряженно смотрела на Шейка. Стало ли ему лучше? Не было ли у него рецидива?

Готов ли жеребенок из Дакоты, победитель в Луизвилле, представить себя должным образом перед тысячами зрителей, сделавших ставки?

Шейк выступал против восьми соперников, но слух о его болезни все же распространился. Две лошади, на которых поставила публика, не соревновались в дерби, поэтому нельзя было предвидеть, как они возьмут старт. Шейк был седьмым от столба, не в самой удобной, по мнению Эллин, позиции.

Трек был мягким из-за сырой погоды на этой неделе и затруднял быстрое движение. А из трех разных скачек – Кентуккского дерби, Прикнесса и Белмонта – в Прикнессе была самая короткая дистанция – миля и три шестнадцатых. Все это благоприятствовало Шейку.

Но Шейку, оправляющемуся после такой болезни? Прозвучал стартовый выстрел. Эллин сжалась, наблюдая, как лошадей выпустили из загона. Джек Риллей держал жеребенка с наружной стороны трека и только на повороте, чтобы сократить расстояние, подогнал его к внутренней стороне перегородки. К этому моменту Шейк уже вырвался на четвертое место, показывая силу и настроение, как и утром на тренировке. Не похоже было, чтобы он перенапрягся. После поворота Шейк сохранил эту позицию, опять выходя к наружной стороне трека.

Огибая большой поворот, жеребенок вышел вторым, и у него еще оставалась энергия для последнего рывка. Показавшись из-за поворота, Риллей отпустил поводья, и конь понесся вперед к линии финиша.

Даже если впереди трехлетнего Шейка ждали большие победы, ни одна из них не могла бы принести Эллин столько удовлетворения и радости, как тот момент, когда ее конь в шестнадцать ладоней высотой пересек линию финиша перед жеребцом, на которого многие возлагали надежды.

Смеясь, плача и бормоча что-то бессвязное, Эллин обхватила Джошуа за шею. Он охотно обнял ее. Даже если это объятие произошло благодаря Шейку, это все же было объятие. Соединение. Он неохотно прошептал ей на ухо:

– Эллин, нам надо сойти на круг победителей. Ему не пришлось напоминать ей о том, что произошло в Луизвилле.

В отличие от Черчиль Даунса, на почетном круге в Пимлико их приветствовали аплодисментами и радостными криками толпы зрителей. Эллин была слегка ошеломлена таким вниманием. Она видела вокруг море лиц, и все они смотрели на нее и на Шейка. Некоторые из них улыбались, другие просто смотрели с любопытством. Она вспомнила угрозу Райфа и подумала о том, сколько из этих людей прочло эту ничтожную статью в газете. Сколько из них пришло сюда, чтобы посмотреть на «блудницу», которую они раньше не видели.

Эллин вздрогнула при этой мысли и нерешительно подошла к своему жеребенку, обсыпанному маргаритками желтого цвета, чьи сердцевины делали их похожими на черноглазых Сюзанн.

– Вперед, милая, – Джошуа подтолкнул ее, подбодрив невыносимо гордой улыбкой. Эллин тоже попыталась улыбнуться, взяв Шейка под уздцы, и импульсивно поцеловала взмыленного жеребенка прямо в морду. Публика рассмеялась и сильнее зааплодировала, а Эллин отступила назад к мужу. Она почувствовала его руку на талии, как поддержку.

– Все в порядке, Эллин, я здесь, – прошептал он, и ей захотелось спрятать лицо у него на груди, как застеснявшемуся ребенку.

Публика настаивала. Эллин видела самые разнообразные лица, которые ей улыбались. Позади было ощутимое присутствие Джошуа. Фигура в миниатюре на Шейке была Джеком Риллеем. Шум был непрерывным и приглушенным, как звук моря в морской ракушке. Официальные лица начали презентацию, а Эллин не могла слышать их слов. Она видела их смеющиеся в морщинах глаза, их движущиеся губы и качающиеся головы. Потом она поняла, что сейчас упадет в обморок, и никто и ничто этого не предотвратит. Другой дух внутри нее закричал и умолял продержаться еще несколько минут. Все еще улыбаясь, Эллин искала обезумевшим взглядом поддержку у толпы. Холодные насмешливые голубые глаза встретили ее взгляд, огненно-рыжие усы неприятно дернулись – ей улыбалось лицо Райфорда Симмса всего в нескольких шагах от нее. Сжав поводья Шейка, Эллин, в конце концов, упала в объятия своего мужа.

Глава 19

Эллин проснулась и почувствовала мягкую постель и твердую мускулистую руку возле щеки. Она попыталась пошевелиться и открыть глаза, но это требовало многих усилий, а ей было так удобно и спокойно. Она услышала где-то в отдалении стон.

– Ш-шш, Эллин, – это был голос Джошуа, глубокий и мягкий, он говорил ей в ухо: – Лежи спокойно. Мы едем назад в отель. Все хорошо.

– Нет, не все, – захотелось закричать ей. Шейк в страшной опасности. – Райф… – это все, что она смогла прошептать.

Сердце Джошуа постепенно заледенело. Вдруг ему стало невыносимо тяжело теперь, ее голова стала давить ему на руку.

Райф. Неужели Райф будет всегда, несмотря на то горе, что он ей принес?

– Нет, – выдохнул Джошуа, наконец обретя свой голос. – Это Джошуа. Успокойся. – «Потому, что я не могу слышать, как ты снова произносишь его имя», – он подумал, но не сказал последнего.

В Хантингтоне он пронес ее, все еще находящуюся в обморочном состоянии, через холл, не обращая внимания на посыльного, который зычным голосом громко выкрикнул имя Эллин Кэмерон. Всем, кому она нужна, кто бы они не были, придется подождать, пока он приведет в себя свою «ношу».

В их номере было душно. Джошуа положил Эллин на ее кровать поверх белого кружевного покрывала. Ее кожа была бледной, дыхание неглубоким, и она не двигалась. Он открыл окна, опустил жалюзи. В темной комнате сразу стало прохладней. Джошуа сбросил свою шляпу и пиджак, развязал галстук, расстегнул воротник и снова вернулся к ее кровати. Эллин пыталась сесть и ослабевшими руками нащупывала шифоновые завязки на шляпе. Он сел возле нее, принуждая себя не испытывать к ней никаких чувств. Джошуа осторожно убрал ее пальцы и сделал это за нее.

– Что случилось? – спросила Эллин слабым, как у котенка, голосом.

Джошуа снял с ее головы широкополую шляпу и швырнул в подножие кровати.

– Ты упала в обморок, – сказал он ей. – Должно быть, от жары. Или, может быть, потому что не ела. Я собираюсь заказать ужин и вызвать врача. Повернись. Дай я расстегну тебе пуговицы.

Повинуясь, она повернулась к нему спиной. И тотчас же Эллин поняла, что не может вспомнить, как они добрались назад до гостиницы, и даже откуда они приехали. Это было ужасающее ощущение.

– Джошуа, что случилось? – спросила она настойчивым шепотом. – Я не помню…

– Что?

Его голос так успокаивал!

– Ничего, – призналась она, почувствовав себя глупой.

Джошуа вздохнул за ее спиной.

– Шейк выиграл Прикнесс, Эллин. Ты упала в обморок на почетном кругу, и я привез тебя назад сюда.

Его слова вернули ей память, смутную, отдаленную и рассеянную. Но было что-то еще. Что-то… ужасное.

– Нет, Джошуа, – вздохнула Эллин, вытаскивая руки из рукавов, – есть еще что-то… я не могу…

Она остановилась, до нее дошло, что Джошуа сидит всего в нескольких дюймах от нее, и разделяет их только ее лифчик. Его взгляд был серьезным и проникновенным, в глазах не было и намека на насмешку и в чувственном рте – тоже.

«Как это было?» – подумала Эллин, увидев, что он облизывает губы кончиком языка. У нее закружилась голова при воспоминании о том, как этот язык возбуждал ее губы, и она слегка покачнулась по направлению к нему. Он взял ее за руки чуть выше локтей и держал так некоторое время, хотя, к ее удивлению, не издал ни звука.

Джошуа резко отпустил Эллин, встал с кровати и направился к окну. Ее охватило разочарование. Она хотела позвать его назад, но не могла найти слов. Вдруг Эллин услышала, что ее позвал какой-то женский голос за дверью. Вначале она подумала, что ей показалось, но Джошуа тоже резко повернулся на этот звук. Кто-то отчетливо постучал в дверь четыре раза, и раздался тот же голос. Как неожиданной вспышкой в пещере, Эллин осенило.

– Мисси! – воскликнула она, забыв о своем состоянии, и, поспешно натянув рукава, побежала к двери. – Мисси!

Полное, довольное лицо Мисси было образцом радости и усталости одновременно. Ее знакомая усмешка дала Эллин почувствовать, как ей этого не хватало. Эллин схватила свою младшую подругу и обняла с такой поспешностью, как будто это был призрак, который в любой момент мог исчезнуть в тумане. Мисси обняла ее в ответ, и Эллин почувствовала на спине, где были расстегнуты пуговицы, ее холодные руки.

У Эллин не было слов, чтобы выразить всю радость при виде своей подруги, и поэтому она то плакала, то смеялась и изо всех сил обнимала Мисси. Вдруг Эллин почувствовала, что Мисси насторожилась. Смутившись, она отстранилась и увидела на лице Мисси выражение полного недоумения. Эллин проследила за взглядом Мисси, которая уставилась на возвышавшуюся на другом конце комнаты фигуру Джошуа, появившегося в полураздетом виде, без сомнения, чтобы узнать, что там происходит.

– М… мистер Мэннерс! – запинаясь, пробормотала Мисси еле слышным шепотом. – Ох… Боже!

– Добрый день, мисс Кэннон, – Джошуа улыбнулся одной из своих самых очаровательных улыбок. – Как приятно снова видеть вас.

Судя по реакции Мисси, Эллин поняла, что возможно ее подруга уехала из Рэпид-Сити после того, как получила известие о смерти Берта, но не получила следующего письма о свадьбе. «Боже мой, – подумала она, смущаясь перед подругой. – Как все, должно быть, выглядит».

– Мисси, – с усилием начала Эллин срывающимся голосом. – Джошуа и я… мы поженились три дня назад. Я послала письмо, объясняющее…

Выражение лица Мисси изменилось, мгновенно превратившись в сплошное ликование.

– Ах, как замечательно! – заворковала она, – я же говорила тебе…

– Мисси, тихо! – яростно перебила ее Эллин, схватив свою подругу за плечи. – Все не так! Помолчи и дай мне объяснить!

Тщательно подбирая слова, без прикрас, Эллин пересказала события, приведшие ее к брачному процессу. Под конец Мисси сильно погрустнела, но возбуждена была не меньше. Еще раз обратив внимание на Джошуа, Мисси обратилась к нему тоном, который Эллин знала, как самый ее вежливый и учтивый.

– Мистер Мэннерс, это так благородно, что вы пришли на нашу… на защиту Эллин, не думая о себе, – начала она, лишь слегка сверкая серыми глазами, – какое счастье, что ваше великодушное вмешательство принесло нам такую пользу.

Джошуа, к изумлению Эллин, только пожал широкими плечами и опустил глаза, явно чувствуя некоторое унижение, но ничего не сказал. Эллин скорее ожидала от него напыщенной речи, отрицающей заслуженность такой похвалы. Вместо этого, Джошуа чувствовал себя неловко перед лицом такой открытой благодарности. У Эллин возникло непреодолимое и своеобразное желание спасти его из этой ситуации.

Джошуа, извини, но, кажется, ты собирался заказать ужин? – мягко спросила она. – Я вдруг почувствовала ужасный голод. И, я уверена, Мисси с дороги тоже хотелось бы что-нибудь съесть.

Это побудило его к действию.

– Да, и я собирался вызвать врача, – заметил он оживленно, застегивая воротник. – С вашего разрешения, мисс Кэннон, я узнаю насчет комнаты рядом с нашим номером на ночь. Завтра мы, конечно, едем в Нью-Йорк. Я полагаю, вы поедете с нами?

Мисси, Эллин заметила это с оттенком изумления и, как ни странно, зависти, казалась полностью была во власти бесспорного очарования Джошуа.

– Вы очень любезны, да, – пробормотала она. Джошуа удалился, и Мисси снова повернулась к Эллин.

– Доктор! – шепотом воскликнула она, и ее южный акцент совершенно пропал. – Что за необходимость вызывать доктора? Он что, болен?

Эллин покачала головой и растянулась на диване.

– Для меня, – зевнула она, потягиваясь. – Я упала в обморок на треке после скачек. Можешь себе представить?

Мисси, к удивлению Эллин, заметно побледнела.

– Ты упала в обморок? Эллин кивнула, махнув рукой.

– Я уверена, что это пустяки. Я целый день ничего не ела. Было жарко… В чем дело, Мисси?

Похоже было, что Мисси не считала это пустяком. Она вскочила и тыльной стороной ладони потрогала лоб и шею Эллин, выражение ее лица было озабоченным.

– Эллин, – начала она, слегка дрожащим сопрано. – Может ли быть что… что ты… что ты ждешь ребенка?

Эллин почувствовала, как краска мгновенно сошла с ее лица. Она поняла, это могло быть. Принимая во внимание события перед Кентуккским дерби и то, что произошло с тех пор, с упавшим сердцем Эллин пришла к выводу, что это было вполне возможно.

Даже похоже было на то.

– О Боже, Мисси, – пробормотала она, пытаясь думать и совершенно потеряв эту способность. – Что если так и есть?

Эллин знала, что Мисси, так легко впадавшая в отчаяние, перед лицом действительной напасти сохраняла на редкость здравый смысл. Эллин с нарастающей тревогой следила, как лицо Мисси стало задумчивым и отключенным.

– Ребенок Билла, конечно, – начала Мисси, как школьница, декламирующая наизусть, – но он может не поверить, когда узнает об этом замужестве, что вероятнее всего так и будет. И если то, что ты сказала мне о своем браке с Джошуа правда…

– Да, – отрезала Эллин с некоторым раздражением.

– Тогда Джошуа может быть уверен, что ребенок не его. В любом случае…

– В любом случае, – снова перебила Эллин, которую все больше окутывал страх. – У меня будет ребенок без отца, заявляющего о своих правах, и который вряд ли их получит. Боже мой, Мисси, это уже выше моих сил. Что мне делать?

Мисси попыталась уверенно улыбнуться, но Эллин ее выражение показалось слишком страдающим. Ладонь Мисси лежала на ее руке, и Эллин готова была заплакать.

– Первое, что мы не должны допустить – это осмотра врача, – сказала Мисси тихо и быстро. – Мы должны держать это в секрете, пока не решим, что делать. Я не думаю, что есть какой-то шанс остаться замужем за Джошуа?

Эта мысль застала Эллин врасплох. Некоторое время она смотрела на Мисси, думая над содержанием ее слов. Если предположить, что можно остаться замужем за Джошуа, то это будет означать, что она родит ему не его ребенка, а позволит считать своим. Но это возможно только если допустить, что Джошуа Мэннерс не умеет считать до девяти.

У Эллин свело желудок. Нет. Если думать об этом обмане, неприятно даже на время, то всю жизнь – будет невыносимо. Двуличность не была ей присуща. Но, как говорил Джошуа, нужно научиться использовать все средства, которые в твоих силах, для своих целей. Эллин содрогнулась.

– Я не знаю, – прошептала она, закрывая глаза. – Я не знаю.

– Ну, – оживившись после долгого молчания, начала Мисси, – Билл без ума от тебя. Он может по-другому взглянуть на брак с Джошуа, если нам удастся убедить его, что ты никогда… ну, ты понимаешь. Билл будет очень рад, узнав про ребенка. Ты ведь знаешь мужчин.

– Да, – сухо ответила Эллин, проведя пальцем по щеке. – Кажется, я знаю слишком хорошо.

Должно быть, Эллин выглядела несчастной, потому что неуверенная улыбка подруги стала реальной, и Мисси потрепала ее рукой по щеке.

– Не терзай себя, – сказала она Эллин. – Ты знаешь, что можешь рассчитывать на меня в любом случае. Мы ведь всегда стояли друг за друга, правда?

Эллин через силу улыбнулась своей подруге. Все было действительно так, хотя теперь Эллин начинала видеть их взаимоотношения в другом свете. Когда Мисси была осторожной, Эллин была смелой. Где Мисси высказывала сомнение, она, Эллин, шла на риск. За все их вместе прожитые годы, Эллин считала себя силой и фундаментом, а теперь оказалось, что Мисси постоянно оберегала ее.

– Спасибо, Мисси, – только и смогла шепнуть она своей подруге, пожав большую пухлую ладонь.

Мисси удивленно поморщилась:

– За что?

– За то, что ты не сказала свое «я тебя предупреждала», – со вздохом ответила Эллин.

Джошуа вернулся в номер вскоре после этого, доложив об успешном осуществлении своих миссий.

– Ужин скоро принесут, – сообщил он Мисси, которая сидела с иголкой и что-то зашивала, и Эллин, которая сидела на диване и читала книгу.

Эллин все еще чувствовала слабость, скорее от беспокойства, чем от усталости. Джошуа, должно быть, заметил, потому что спросил о ее состоянии.

– Ох, – сказала она, нетерпеливо махнув рукой, – я в порядке. – Мне просто надо поесть. Я надеюсь, ты не стал вызывать врача.

Его внимательный взгляд был реальным или вымышленным? Эллин не знала. В любом случае ей было все равно. Она отвернулась от его пытливых глаз и посмотрела на Мисси, которая бросила на нее предупреждающий взгляд.

– Вызвал, – он говорил удивленно. – Никакого вреда не будет, если он осмотрит тебя.

– Ха, – фыркнула Эллин, надевая одну из своих презрительных усмешек. – Доктор, осматривающий Шейка, знал свое дело, не правда ли? Нет, после того печального опыта, я не доверяю балтиморским врачам. Кроме того, я сейчас прекрасно себя чувствую. Когда он придет, просто отошли его назад.

Джошуа продолжал внимательно рассматривать ее, и от этого Эллин чувствовала себя ужасно неловко.

– Эллин, ты упала в обморок! – напомнил он ей с некоторым изумлением.

Она нахмурилась и притворилась, что поглощена книгой.

– Ради Бога, Джошуа, женщины все время падают в обморок. Это же не значит, что они больны или… что-нибудь другое!..

Эллин чуть не выдала себя. Она задрожала, захлопнула книгу и, встав, бросила ее на пол.

– Извини, – игриво сказала она, величаво проходя мимо. – Мне нужно одеться к ужину. И я не собираюсь встречаться ни с каким балтиморским доктором, – потом, оглянувшись через плечо и хмуро глядя на него, она добавила: – Ты знаешь, они не все обучаются у Джона Хопкинса.

Эллин вошла в свою комнату, с силой хлопнув дверью.

Джошуа некоторое время смотрел на дверь: поведение его жены окончательно сбило его с толку. И только он хотел вздохнуть, как все понял. Он погрузился в мягкое кресло, стоявшее напротив стула, на котором сидела Мисси, подпер рукой щеку и уставился на книгу, которую отбросила в сторону Эллин. Так он сидел очень долго, сколько именно – он не знал. Джошуа не обращал внимания на время, пока не услышал, как заговорила Мисси негромким голосом, который нарушил тишину комнаты, как будто брошенный камень разрушил гладкую поверхность воды.

– Вы любите ее.

Джошуа сразу же понял, что это не вопрос. Он встретился с ней глазами и увидел, что Мисси изучает его проницательным, твердым и каким-то непостижимым взглядом своих серых глаз.

– Это так заметно? – спросил он громко, чувствуя себя так, как будто его вывернули наизнанку. Джошуа заставил себя посмотреть на нее снова, и его удивила ее сочувствующая улыбка на ясном лице.

– Мне, да, – тихо и сдержанно ответила Мисси, ее легкое сопрано украшал акцент. – Я подозревала о ваших чувствах еще в Дедвуде. Но Эллин об этом не догадывается. У Эллин есть… – тут Мисси бросила взгляд на дверь Эллин, и стала говорить еще тише. – В глубине души Эллин плохо разбирается в мужчинах.

– Райф, – через силу сказал Джошуа. Мисси сморщилась и утвердительно кивнула:

– Эллин – гордая женщина, как вы наверняка заметили. Эта любовная связь с Райфом, – она замолчала и покачала головой, как будто не могла до сих пор поверить, что это было на самом деле, – спалила ее дотла. Разрушила до основания. Конечно, она никогда не рассказывала вам.

– Не так подробно, – признался Джошуа, удивляясь, что испытал такое облегчение от того, что поговорил с человеком, который так близок Эллин. – Но об этом нетрудно было догадаться.

Кажется, Мисси осталась довольной его реакцией, и она энергично качнула головой.

– Конечно, Эллин никогда ему не простит то, что случилось…

Джошуа тихо рассмеялся горьким и глухим смехом.

– Кого ты думаешь она позвала, когда упала в обморок?

Ему следовало бы прикусить язык, но он уже признался в этом. В конце концов это было правдой и, может быть, даже лучше, что он это понял. Может быть, сейчас как раз настало время признать, что он был для Эллин мужем по расчету и ни кем другим.

Глава 20

Первый день в Нью-Йорке был посвящен устройству Шейка в конюшне. Эллин все больше полагалась на предложения Джошуа в этих делах, возмущаясь его командирскими замашками, но с неохотой признавая и восхищаясь его опытностью в вопросах безопасности. Мисси, к удивлению Эллин, кажется, безоговорочно верила Джошуа. Она хотела осмотреть достопримечательности Нью-Йорка и была рада предоставить Джошуа управление делами. Едва ли ее заботили какие-то организационные вопросы.

Приглашения мистеру и миссис Мэннерс стали загромождать их почтовый ящик в отеле «Пельер», где они обитали в Нью-Йорке. На большинство из этих приглашений Эллин отвечала отказом, так как их было слишком много. Она полагалась на мнение Джошуа, так как он выбирал наиболее выгодные визиты для продвижения карьеры Шейка.

Джошуа стал относиться к Эллин со спокойным, но отчужденным уважением, чего она и хотела еще в Луизвилле. Получив то, что она хотела, Эллин неожиданно, по непонятным причинам, стала скучать по его колким и раздражающим замечаниям, к которым уже так привыкла. Он больше не требовал и не получал поцелуев, и по подсчетам Эллин отстал на несколько дней. Может быть, думала она с немалым сожалением, Джошуа потерял к ней всякий интерес. Тайный страх, что она ждет ребенка, связывал ее, и неожиданная перемена в нем привела к расколу в их отношениях. Эллин чувствовала, что бессильна что-либо изменить.

Ситуация требовала коренных изменений. Театр, опера, симфония и покупки. Единственным утешением Эллин во всем этом были роскошные магазины, в которых она могла растратить деньги, полученные в дерби в Прикнессе. Не проходило дня, чтобы Эллин не вытащила Мисси, относившуюся к этому с неохотой, и Джошуа, которому было все равно, в магазины, где она выбирала для себя «приданое». Как холодно и серьезно заметил Джошуа, эти пышные наряды хорошо подошли бы в «Винтер Гарден» и «Дельмонико», но вряд ли эти пышные бальные платья пригодятся жене ранчера из Дакоты.

Первая неделя прошла, наступила следующая, и она приблизила Белмонт. После завтрака Эллин попросила, чтобы ее отвезли в конюшню. Она еще не навещала Шейка на новом месте. Фактически она не видела его с тех пор, как они уехали из Балтимора. С некоторым удивлением Эллин поняла, что соскучилась по животному, особенно с тех пор, как Джошуа стал относиться к ней как посторонний.

Джошуа бесспорно согласился. Кажется, он потерял интерес спорить с ней в эти дни. Мисси отказалась, и Эллин, которая хорошо знала свою подругу, поняла, что та хочет помочь им наладить отношения.

Отель «Пельер» находился в часе езды от ипподрома «Джером-парк». В течение этого часа Эллин одну за другой предлагала темы для разговора, но после кратких ответов Джошуа вновь впадал в молчание. Даже красота майского утра не могла повлиять на его настроение.

Шейку, по всей вероятности, нравилось, что условия его содержания улучшились. Его конюшня стала больше и светлее. За ее чистотой следила целая бригада конюхов. Два вооруженных «пинкертона» в новой военной форме стояли в каждом конюшном ряду, и один – сзади. За деньги можно купить даже самых лучших мужчин, отметила про себя Эллин, – вспомнив, на каких условиях она купила себе Джошуа в качестве сопровождающего.

Сам Джошуа оставил ее с Шейком, выразив желание поговорить с охранником возле входа. Эллин смотрела, как он уходил, и обрадовалась тому, что осталась одна, так как в последнее время чувствовала себя напряженно в его компании.

– Привет, дружище, – поздоровалась она с жеребенком, входя в стойло, похожее на комнату, где ее воспитанник стоял и спокойно жевал овес. Шейк повернул к ней свою массивную голову, и Эллин потрепала его по бархатной шее, заглянув в безмятежные карие глаза. Она хотела поговорить с ним или спеть, но не смогла подобрать слов. Так много изменилось за эти несколько недель. Когда-то она чувствовала себя легко и спокойно в конюшне в присутствии Шейка, а теперь ей казалось, что она не в своей тарелке. Эллин чувствовала себя, как незваный гость на вечере, и, что еще хуже, в своем прозрачном платье цвета персика она казалась выряженной не к месту. У нее не нашлось для Шейка воркующих слов одобрения, и ей нечего было ему сказать. Эллин впервые в Шейком почувствовала себя одинокой.

Прошло пятнадцать минут. Неожиданно стукнула входная дверь, как будто посетитель ожидал увидеть в стойле одного только Шейка. Испугавшись, Эллин посмотрела через Шейка и увидела жокея, Джека Риллея, на неприятном, сморщенном лице которого появилось недовольное выражение.

– Я думал, что отделался от тебя, – пробормотал он с нескрываемым отвращением, швырнув на пол корм Шейка. Джек поставил руки в боки и холодно посмотрел на нее. – Что ты хочешь?

– Я хочу, чтобы ты помнил, кто тебе выписывает чеки на зарплату, – ответила Эллин резким голосом, на какой только могло быть способна перед лицом такой грубости.

– Твое место не здесь, – огрызнулся он. – Или я тебе помогу.

– Нет, ты этого не сделаешь, – заявила она ему, самодовольно засмеявшись. – Не сейчас, когда у тебя есть шанс быть жокеем победителя «Тройной короны». Ты – неслыханная мразь, Джек, но ты не настолько глуп, кроме того, – это Нью-Йорк. Здесь на каждом углу полно жокеев. Я думаю, даже намного лучших, чем ты.

Он осмелился глумиться над ней отвратительным выражением, от которого она съежилась:

– Проститутки тут тоже на каждом углу, – уколол Джек. – Но это же не значит, что я должен слушаться их приказов.

От лица Эллин отхлынула кровь, и язык застыл во рту. В такую минуту, она думала, что упадет в обморок. Даже этот ничтожный человек знал о ее позоре и насмехался над ней!

– Как… как ты осмелился… – с большим трудом Эллин выдавила из себя.

Однако третье слово заглушил звук захлопнувшейся двери конюшни. И она, и жокей обернулись, чтобы увидеть Джошуа Мэннерса с горящими от ярости глазами, который со всей скоростью шел прямо на Джека Риллея. В немом изумлении Эллин смотрела, как ее муж поднял Риллея и припер к стене.

– Извинись перед моей женой, – услышала она низкий и грозный голос Джошуа. – Сейчас же!

Риллей кашлянул, и Эллин поняла, что он задыхается. Она в ужасе подбежала к Джошуа и обеими руками ухватилась за его рукав. Лицо Риллея уже посинело.

– Джошуа! – воскликнула Эллин дрожащим голосом. – Ты убьешь его, Джошуа!

В ответ Джошуа опустил Риллея на пол, но по-прежнему держал его за грудки.

– Извинение, Риллей, как положено. Эллин представила бескомпромиссный взгляд темных глаз мужа. Ей приходилось несколько раз самой видеть его. Она посмотрела на лицо Риллея, которое теперь исказилось от ужаса. Он дрожащим языком облизал свои тонкие губы.

– Из… вини, – выдавил он, мельком взглянув на Эллин, как будто не осмеливался оторвать взгляд от Джошуа.

Очевидно, это не устроило ее мужа, и он еще сильнее схватил жокея. Нога Риллея опять повисла в воздухе.

– Я извиняюсь, – задыхаясь, сказал Риллей еще более громким голосом. – Миссис Мэннерс.

Джошуа отпустил Риллея, и он рухнул на пол, как бесформенная куча грязного белья. Эллин была уверена, что Джошуа собирается пнуть его ногой, и ее затошнило от этой мысли. Вместо этого, Мэннерс заговорил низким голосом, от которого пробирала дрожь.

– Я надеюсь, ты веришь в Бога, Риллей, поэтому тебе лучше благодарить его каждый день своей жалкой никчемной жизни за то, что у моей жены доброе сердце, умеющее прощать. Если бы не она, ты бы не остался в живых.

Медленно, как раненое подстреленное животное, с затравленным взглядом, Риллей попятился назад.

– Если я когда-нибудь услышу, что ты так говоришь о моей жене, я убью тебя, – пообещал Джошуа, открывая дверь конюшни. – А теперь, кретин, убирайся отсюда навсегда.

Как будто Риллей нуждался в помощи, Джошуа схватил его одной рукой за пояс, а другой – за воротник и выбросил из конюшни. Незадачливый жокей поднялся и побитый ушел, не оглядываясь назад.

Некоторое время единственным звуком в помещении было мерное почавкивание Шейка. Эллин чувствовала, что она задыхается, а ее сердце трепещет, как у птицы. Она посмотрела на Джошуа, чья мощная грудь вздымалась скорее от гнева, чем от затраченных усилий. Вдруг он посмотрел на Эллин, и они на мгновение встретились взглядами. Эллин взглянула на его руки, которые только что с такой легкостью чуть не задушили Джека Риллея, и поняла, что не может смотреть на них без смущения, которое волнами накатывалось на нее. Она тяжело и прерывисто вздохнула, вся дрожа от гнева и возмущения.

– Я… – начала она, но у нее получился сдавленный шепот.

– Держи меня, – наконец умоляюще выдавила Эллин. – Пожалуйста, держи меня, Джошуа.

Ее тихие слова ранили сердце Джошуа. Он с готовностью подошел к Эллин и нежно прижал ее хрупкое, мягкое тело к своей груди в бесстрастном, покровительственном объятии, уверенный в том, что это для него самое важное в жизни.

Он знал, что она не плачет, но чувствовал ее ужасную боль-, как будто его самого ранили. Эллин держалась за лацканы его пиджака, глубоко и прерывисто дыша. Джошуа погладил ее мягкие волосы и поцеловал их, он искал слова, но не смог найти такие, которые успокоили бы ее больше, чем его объятие. Он знал, что любит ее. Отчаянно. Безнадежно. Даже больше, чем ожидал от себя. Джошуа понял, что в любом случае останется с ней так долго, как только ухитрится.

– Мне жаль, Эллин, – наконец прошептал он.

– Тебе не о чем жалеть, – услышал он ее голос и понял, что Эллин овладела собой. Ее сила удивляла его. – Мне единственной должно быть жаль. Я любила его, Джошуа. И посмотри, что со мною стало. Сколько же мне придется расплачиваться?

Она набрала воздуха, как будто собиралась сказать что-то еще. Он ждал. Когда Эллин заговорила, Джошуа почувствовал, что это совсем не то, что она собиралась сказать.

– Ты любил когда-нибудь, Джошуа?

Ее вопрос застал его врасплох.

– Я… да, – ответил он нерешительно. – А в настоящее время считается?

Эллин отстранилась от его груди, но он еще крепко держал ее, обнимая. На ее надменном лице появилось недоверчивое выражение, но она не попыталась освободиться от его объятий.

– Кого? – с сомнением спросила Эллин. – Морган?

Джошуа мягко усмехнулся, надеясь что она не сможет прочесть его чувства в глазах.

– Нет. Не Морган. Но если ты попытаешься уточнить, то я понимаю, что ты имеешь в виду: отдать свою любовь, чтобы тебе швырнули ее назад в таком искалеченном виде, что ее трудно узнать. Да, я могу понять, через что ты прошла. Чего я не могу понять, так это… – он остановился, не желая продолжать, и отпустил ее, отвернувшись и надеясь, что Эллин не станет докапываться до сути. Его надежды быстро разрушились следующими словами.

– Чего? – Эллин коснулась пальцами его руки, и он наклонился и обнял ее снова. Джошуа глубоко вздохнул и, прежде чем снова посмотреть на нее, придал своему лицу непроницаемое выражение.

– Чего я не могу понять, – сказал он спокойно и незаинтересованно, как только мог под проницательным и неотступным взглядом этих прекрасных зеленых глаз, – почему ты звала его, когда упала в обморок в Пимлико. «Райф», – сказала ты.

Вот. Наконец он сказал это. Джошуа мысленно молился, что бы не выдать себя. Сейчас, чувствовал он, не время. И не место. Ее реакция испугала его. Эллин поднесла руку ко рту, и ее глаза расширились от ужаса. Через минуту она стала белой, как призрак.

– Вот в чем дело, Джошуа! – выдохнула она, ухватив его за рукав пиджака. – Вот чего я не могла вспомнить, когда упала в обморок! Райф был там, на почетном кругу в Балтиморе. Я видела его. Он улыбнулся мне, и я… ох, Джошуа, я знаю, что он снова попытается украсть Шейка! Что нам делать?

Джошуа почувствовал, что с его плеч свалилась тяжесть, и ему захотелось засмеяться. Он рискнул снова прижать ее к себе, но сказал просто:

– Мы справимся с Райфом, дорогая, – сказал он, чувствуя себя снова так, как будто ему все по плечу.

Они вернулись в отель к завтраку, и когда Джошуа предложил пообедать в ресторане, Эллин охотно согласилась. Она чувствовала себя в своей тарелке и даже радовалась, когда они изучали меню, и у Джошуа было легко на сердце. Он хотел, чтобы Эллин была счастлива. Но еще больше ему хотелось быть тем, кто дал бы ей это счастье. Когда они о чем-то болтали, он снова поймал себя на том, что мечтает о ней, как это было до свадьбы. Джошуа представлял, что эта замечательная женщина, сидевшая напротив, иногда серьезная, иногда веселая, принадлежит ему, только ему одному. Что никакие условия не ограничивают их отношений, и что ничто не угрожает этим отношениям ни извне, ни изнутри.

Это была мечта, от которой обычно Джошуа чувствовал сожаление, но тем не менее продолжал мучить себя надеждой.

Они засиделись за кофе, и Джошуа подписал чек. Он помог Эллин подняться и заметил, как она напряглась.

– Что такое? – спросил он, потом проследовал за ее взглядом через зал, к столику администратора.

Губернатор Артур Меллетт и его самоуверенная жена регистрировались в окружении своей свиты и чемоданов. Морган, по всей видимости, создала переполох среди помощников, так как носильщик за носильщиком забирали чемоданы и саквояжи, унося их, по-видимому, в номер Меллетт.

– Как интересно, – услышал Джошуа спокойный официальный голос Эллин, который, как он знал, выражал беспокойство. – Из всех отелей Нью-Йорка губернатор и его очаровательная жена выбрали именно этот. Я имею в виду, без всякой помощи?

То, что она имела в виду, было понятно.

– Эллин, ты не можешь думать, что я…

– Не могу, – когда она повернулась к нему, ее глаза сверкали, как жгучие изумруды. – Что еще я обязана думать?

Эллин даже не собиралась слушать его ответ, даже если ему было что ответить. К ее глазам подступили слезы, но она придала лицу спокойное безмятежное выражение, чтобы не устраивать сцен, и как можно быстрее ушла от него. Она даже не знала куда и зачем. Она просто знала, что не может находиться с ним в этом наполненном ресторане и смотреть, как в жизнь Джошуа возвращается его бывшая любовница.

Эллин очнулась и поняла, что идет по улице возле Пельера. Под тенистым вязом была скамейка, там обычно ждали экипажей, и она присела на нее, чувствуя себя ужасно несчастной.

Сколько дней прошло с тех пор, как Мисси предположила, что она ждет ребенка? Неделя? Может быть, десять дней? Ребенок рос. Сколько осталось до того, как ее стройная фигура начнет расплываться? – думала Эллин. Она вспомнила Джека Риллея и его отвратительные высказывания, вспомнила яростную реакцию Джошуа и не могла не подумать о том, была бы его реакция такой же, если бы он узнал, что она носит ребенка Билла Боланда…

Эллин закрыла глаза и опустила голову, не в силах вынести ослепительный солнечный свет. У нее вот-вот покатятся слезы. Вдруг ей подумалось о том, что лучше бы она не затевала эту одиссею с Шейком. Берт был бы жив. В Рэпид-Сити она бы вышла замуж за Билла Боланда задолго до того, как заподозрила, что носит ребенка, и ее кратковременная стычка с Джошуа Мэннерсом вспоминалась бы ей как досадная неприятность, не более того. Она бы носила в душе воспоминание о Райфе, в то же время в руках у нее был бы Билл Боланд. Она бы могла просматривать свои воспоминания как забавную книжку с картинками, и избегала бы жизненных жестокостей, трудностей, и сумела бы защититься от любви так же спокойно, как запирает дверь своей спальни каждую ночь…

«Ты трусиха», – обвинил ее когда-то в горячем споре Джошуа Мэннерс. «И даже от этого я имею одни неприятности», – добавила Эллин сама себе. Все, что она могла сделать, – это оказаться в тяжелом положении: убить Берта, и – ее рука с тревогой поднялась ко рту – влюбиться в Джошуа Мэннерса.

«О Боже, – подумала Эллин, чувствуя, что ее душит рыдание. – Что я с собой наделала?»

К полудню движение возле отеля Пельер становилось более оживленным. Кебы, повозки, экипажи, тележки и несколько карет без лошадей. Эллин слышала, что их называют «ураганами». Шумные, странной внешности, они мчались среди неторопливо проезжающих экипажей, как шеренги. Испуганные пешеходы не осмеливались даже соступить с мощеного тротуара, в страхе быть сбитыми и раздавленными тем или иным средством передвижения…

«Действительно ли собьет насмерть? – подумала Эллин, и ею овладело бесстрастное спокойствие. – Или же просто будет ушиб, от которого может быть выкидыш?»

Эллин встала. Она прикинула: двадцать шагов, чтобы перейти улицу. Может быть, ей не придется сделать больше десяти.

Глава 21

– Теплый денек, правда? – источник бархатистого баритона, который Эллин тотчас же узнала, был рядом с ней, как будто он выкристаллизовался из пара. Слова Джошуа покоробили ее, и в какой-то момент она не могла вспомнить, почему очутилась здесь на улице.

– Да, – промямлила она в ответ. Эллин ясно осознавала, что одна ее часть хотела, чтобы он ушел, а другая, значительно большая, – чтобы он остался. Она продолжала смотреть на улицу, не смея поднять на него глаз. Эллин боялась, что он поймет ее чувства и раскроет ее тайны.

– Нам нужен другой жокей, – сказал Джошуа, и Эллин обрадовалась этой новой теме, за которую можно было зацепиться.

– У тебя есть предложения? – со вздохом спросила она.

– Несколько, – он говорил деловито и, слава Богу, она сумела взять себя в руки. – Ты доверяешь мне?

Джошуа пытался рассердить ее, как поняла Эллин, но она не собиралась вставать на дыбы.

– А что, есть какая-то причина не доверять тебе? – спросила она.

– Если я скажу «нет», ты мне поверишь?

Несмотря на свое мрачное настроение, Эллин рассмеялась.

– Ты невыносим, Джошуа. Куда нам надо идти?

Наконец она почувствовала в себе силу, чтобы на него посмотреть. Джошуа покусывал нижнюю губу и изучающе посматривал на нее.

– Это не место для леди, Эллин, – сказал он ей. – Тебе лучше остаться в отеле с Мисси. Я вернусь через несколько часов, и мы сможем все обговорить. Возвращайтесь в номер. Я думаю, отдых пойдет тебе на пользу.

Его голос был настолько нежным, что ей захотелось закутаться в него, а в темных глазах не было и тени насмешки. Эллин захотелось остановить время и навсегда сохранить этот момент. Она поняла, что никогда в жизни не испытывала такого чувства. Это было прекрасное пугающее чувство, и она не хотела, чтобы оно прошло.

– Джошуа… – это она произнесла? Это был ее голос, такой бездыханный и невесомый?

– Что такое, милая?

– Я…

– Что ты надумала, милая?

Прошлое выступило из темноты и охватило ее, как хищник, вонзивший когти в свою несчастную жертву. Она любила того, кого не имела права любить. Билл Боланд мог теперь притязать на нее. Более того, ей казалось, что даже Райфорд Симмс мог когда-то. Ошибки прошлого выстроились перед ее глазами, как на парад и плясали, как грубые и насмешливые шуты. Эллин была опустошенной.

– Увидимся позже, – смогла произнести она и исчезла, чтобы он ничего больше не успел сказать, что могло добавить ей только боли.

Мисси восприняла новость об уволенном жокее, как будто это не имело никакого значения.

– Джошуа найдет нам нового, – жизнерадостно сказала она, помогая Эллин раздеться. – Хорошо, что избавились от Джека Риллея. Он очень неприятный, и мы ловко от него избавились. Эллин, у меня есть хорошая идея.

Эллин в одном нижнем белье улеглась на кровать прямо на покрывало, наблюдая, как Мисси вешает платье. С тех пор как они вернулись к городской жизни, Мисси заняла свое прежнее место ее горничной. И Эллин позволяла ей это делать. Она вздохнула и подумала, что надо не забыть поговорить с Мисси о таком неожиданном повороте событий. А сейчас Эллин была вынуждена терпеливо следовать за быстрым течением мысли своей подруги.

– Я даже боюсь спрашивать, – зевнув, ответила Эллин.

– В чем дело? – Мисси прекратила заниматься гардеробом Эллин, подошла и села возле нее на кровати. Она сложила руки на коленях и проницательным взглядом, от которого у Эллин по спине побежали мурашки, взглянула ей прямо в глаза.

– Сегодня вечером, – тихим голосом сказала Мисси, как будто боялась, что кто-нибудь мог подслушать, хотя они были совершенно одни, – ты должна пойти к Джошуа и… соблазнить его.

– Что! – Эллин чуть не подпрыгнула на кровати, шокированная, что услышала такое из уст своей старой подруги. – Мисси, ты сошла с ума?

Мисси не покраснела и не отвернулась.

– Он любит тебя, Эллин. Он сам мне об этом сказал. И я подозреваю, что ты тоже его любишь, или я ошибаюсь?

Предчувствия Мисси были неоспоримы, как всегда. Эллин почувствовала, как у нее зарделись щеки, она не могла отрицать того, что было правдой.

– Мисси, какое отношение ко всему этому имеет любовь? – спросила Эллин, откидываясь назад и глядя на кружевной полог над головой. – Я ношу ребенка Билла Боланда. Даже если бы я ненавидела Джошуа, я не смогла бы обмануть его, чтобы он остался женатым на мне. Я должна оставить свои чувства, пусть рядом со мной будет Билл Боланд. И если я не могу…

– Эллин, ты такая упрямая! – раздраженно воскликнула Мисси. – Если ты не можешь, то что тогда будешь делать? Родишь незаконного ребенка и будешь страдать от насмешек и унижений жителей Рэпид-Сити? Людей, которые годами ждали твоего грехопадения? Как ты можешь отказаться от возможности, которой у тебя никогда не было, стать счастливой?

Аргументы Мисси были как всегда убедительны, особенно, если они были разумны.

Эллин почувствовала, как ее грудь вздымается от тяжелого вздоха.

– Ты помнишь, – тихо спросила она, – почему я ушла из своей семьи?

Теперь настала очередь Мисси вздыхать.

– Эллин…

– Помнишь? – повторила она, по-прежнему глядя на полог. Мисси встала с кровати и подошла к окну.

– Небольшой домик на улице Делансе, – пробормотала Мисси, как будто читала детский стишок. – Любовница твоего отца и ее… их мальчик. Да, я помню.

– Тогда ты можешь понять, – продолжала Эллин, садясь напротив сделанной в виде арки передней спинки кровати, – почему я не смогу сделать этого с Джошуа. Или с ребенком. Или с собой.

– Нет, – твердо сказала Мисси. – Не могу. Не могу. Это совсем другое дело. Ты замужем за Джошуа. Ты даже не знаешь точно, беременна ли ты. Ты любишь Джошуа. Он любит тебя. Мне кажется, все это так просто. Оставайся с ним и будь счастлива. Или оставь его и будь несчастной и к тому же, может быть, обесчещенной.

– Очень тяжелый выбор, – саркастически поддела ее Эллин.

Эллин не могла поспорить с ней. В конце концов, в том, что говорила Мисси, была значительная доля логики. Дети часто рождались преждевременно. Она не сомневалась, что Джошуа станет прекрасным отцом. А она, без сомнения, была бы счастлива остаться миссис Джошуа Мэннерс. Однако, был другой выбор.

– Предположим, что я скажу ему о ребенке? – начала она, закинув ногу на ногу. – Что бы он сделал, как ты думаешь?

Мисси резко повернулась к ней, и ее стального цвета глаза недоверчиво уставились на нее.

– Интересно, кто из нас сошел с ума? Случится одно из двух, если ты ему скажешь: его самолюбие пострадает настолько, что он тебя отвергнет совсем, или его порядочность принудит вернуть тебя Биллу. Ты готова к таким последствиям?

Эллин сразу же вникла в значение сказанного подругой. Мисси очень четко обрисовала три разных сценария, два из которых подразумевали отсутствие Джошуа Мэннерса в ее жизни. Третий и, скорее, самый страшный, подразумевал обман. Эллин сомневалась, что она способна на такой обман. «Может быть, со слабой надеждой, – подумала она, – Джошуа отреагирует на новость не так, как предположила Мисси.

«Может быть, – снова подумала Эллин, – его реакция будет еще хуже».

– Я не могу этого сделать, Мисси, – вздохнула она, понимая, что приближались плохие времена. – Я не смогу так обмануть Джошуа. Я знаю, что эта ложь мешала бы мне.

Мисси подошла к ней и твердо, но осторожно, подняла лицо Эллин вверх за подбородок. Ее взгляд был бескомпромиссным:

– Спроси у себя, Эллин: ты сможешь этого не делать?

Эллин отдернула голову, не желая видеть в ясных глазах Мисси обрисованные ею очень невеселые сценарии.

Темнота окутывала комнату Джошуа, как густой черный туман. Эллин тихо проскользнула сквозь нее, без малейшего страха размышляя о своем предстоящем деле. Она побольше запахнула халат, под которым ничего не было. Эллин дрожала, но не от холода.

Джошуа вернулся перед обедом с именами трех кандидатов, которым могла быть оказана честь стать жокеем Шейка. Кажется, он остался доволен успехом и сильно удивился, когда Эллин отклонила его предложение поехать познакомиться с ними. Ее сердце было переполнено тем, что ей предстояло совершить.

Мисси посоветовала Эллин выпить немного вина или шампанского. Но Эллин хотела иметь ясную голову и крепкие нервы. Ей понадобится приложить все усилия, если она рассчитывала на успех.

Джошуа спал в своей кровати. Она слышала его неглубокое ровное дыхание. Это был успокаивающий звук. Эллин даже могла бы полюбить этот звук, если бы не ожидание сущего уродства, которое она собиралась с ним сделать. Мысль об этом превратила ее внутри в массу расплавленного искореженного металла, как после крушения поезда.

Она тихо нащупала лампу на ночном столике возле кровати. «Зажечь ее? Нет», – решила Эллин. Она не готова выдержать его проницательный взгляд сейчас. Лучше, если Джошуа не будет отчетливо видеть ее. Конечно же, ее вероломство написано у нее на лице, и он сразу же разгадает ее намерения.

Эллин еще немного помедлила, желая в последний раз посмотреть на него невинными глазами. Металлический стержень терзал, и дергал, и жег ее изнутри. Она любила его, и знала это. Такой же всепоглощающей любовью, какой любила Мисси, и такой же страстной, какой она любила Райфа. И Эллин готова была поставить на карту все, и всю жизнь ходить под грузом обмана и надувательства. Она чуть не запятнала эту любовь, называемую ложью…

Она сделала глубокий тяжелый вздох. «Я не могу сделать этого», – подумала Эллин, и, мысль об этом, безмятежно спящем в темноте, болью отозвалась у нее в сердце.

«А ты можешь не сделать этого?» – вспомнила Эллин слова Мисси.

Она присела на его кровать, и резкий скрип пружин разбудил Джошуа, который спал с чуткостью кошки.

– Эллин! – воскликнул он негромким шепотом, схватившись за сердце. – Что ты здесь делаешь? Что случилось?

Она проглотила ком в горле, отчаянно пытаясь подавить в себе чувства.

– Нет, – тихо сказала она. – Я… Куда исчезла ее четкость речи?

Джошуа повернулся и вскоре уже сидел рядом с ней на кровати.

– Я… я должна… – она снова замолчала и почувствовала, что Джошуа смотрит на нее так, как раньше. От этого взгляда ей раньше хотелось убежать из комнаты. Но теперь ей хотелось наслаждаться этим взглядом всю жизнь. Эллин не могла говорить.

– Боже, как ты прекрасна, – прошептал он в темноту, нежно убирая волосы у нее со щеки своей сильной рукой. Рука задержалась на скулах, и Эллин инстинктивно наклонилась, чтобы еще раз почувствовать это прикосновение, по которому так истосковалась, хотя она до сих пор не позволяла себе думать об этом.

Джошуа поцеловал ее, нежно захватив губами рот. Постепенно ее заполнила нежная сладкая пена, которая была желанием, и она уже обвила руками его шею. Его поцелуй все продолжался, и она позволяла это, желая понять вкус поцелуя и его самого так, как никогда не знала раньше. Его губы были сильными и настойчивыми, а язык разжигал ее, как факел.

Тихий стон испугал Эллин, и она поняла, что это ее собственное желание нарушило тишину. Его другая рука была у нее на воротнике и неспешной медлительностью, равносильной пытке, скользнула за мягкую синель[6] по плечу. Ее халат, уступая место его руке, скользящей по ключице, и легкая испарина, которой покрылось тело после первого прикосновения, облегчали путь к мягкой округлости ее груди. Желание переполнило Эллин, когда он стал нежно ласкать ее внезапно отвердевший сосок.

«Он любит тебя, – сказала Мисси. – Он сам так сказал. И ты любишь его. Лучшее, что ты сделаешь…»

Все тепло внутри нее превратилось в лед. Она не могла сделать этого. Эллин с усилием опустила голову, нарушая единство, созданное их губами. Кажется, Джошуа неправильно истолковал ее жест: теперь он целовал ей глаза, висок, все, к чему мог прикоснуться губами. Другой рукой он взял полу халата, собираясь, она знала, отбросить ее назад.

– Джошуа, подожди, – сказала Эллин, и перед лицом возникшей задачи ее желание отступило.

– Я ждал слишком долго, – прошептал Джошуа, лаская губами ее ухо и доводя до безумия. – Милая моя, любимая…

В этот захватывающий своей потрясающей нежностью миг ей ничего так не хотелось, как ответить ему такой же нежностью и ощутить то, что влекут за собой эти пьянящие поцелуи. Ей потребовалась вся воля, чтобы отстраниться, освободиться от чар этого страстного желания и отвернуться от Джошуа. У нее на глаза навернулись слезы, и чувства переполнили ее так, что ей казалось, она вот-вот задохнется от них.

– Пожалуйста, не надо, Джошуа, – попросила Эллин, поднимаясь с кровати, чтобы быть от него подальше. – Ты ведь не знаешь всего.

Он был рядом с ней и одержимо, страстно обнимал Эллин за талию, наклонив лицо к ее шее.

– Я знаю, что люблю тебя, – сказал он голосом, перевернувшим ее внутри и превратившим в дрожащую массу.

Ее рука невольно поднялась к его щеке, очертив мягкую линию на мужественных скулах.

– И я люблю тебя, – смогла прошептать Эллин и всхлипнула: – И это все осложняет. Пожалуйста, выслушай меня.

Он убрал от нее руки, и на мгновение ей показалось, что она может упасть. Проглотив комок в горле, она повернулась к нему лицом и увидела, что он зажигает на столе лампу. Комната озарилась бледным прозрачным свечением. Джошуа снова повернулся к ней, стоя от нее в трех шагах и глядя темными серьезными глазами, полными ожидания.

– Я слушаю, – сказал он сдавленно.

«О Боже мой», – взмолилась Эллин. Она так давно уже не молилась, что не смогла вспомнить слов мольбы. Потом наступила долгая пауза, когда в ее воображении не было ничего, кроме желания вновь очутиться в его объятиях. Но она не должна просить об этом. Она должна сама с этим справиться.

А Джошуа ждал.

– Боюсь, что я, возможно… жду ребенка, – еле слышно прошептала наконец Эллин, желая отвести взгляд, но не осмеливаясь это сделать.

Он моргнул. Его глаза широко раскрылись, потом прищурились. Джошуа сделал глубокий вдох, потом – резкий выдох.

– Райфа? – спросил он вызывающе.

Слова пронзили ее, как острый нож. Она думала над ответом. Будет ли лучше солгать, и он будет думать о ней, как о дуре, или же сказать правду, и он будет думать о ней, как о проститутке.

– Билла, – выдохнула она, чувствуя, что сгорает со стыда, – Билла Боланда.

Эллин хотела ему все сказать. Как она не любит Билла. Как была сломлена Райфом, и как боялась на всю жизнь остаться одна. Но заметив, как в его глазах исчезли все чувства, и взгляд стал опустошенным, Эллин поняла, что ее объяснение будет бесполезно.

Джошуа ускользнул от нее, как свежая вкусная вода через сито, и у Эллин пересохло во рту.

– Зачем ты пришла ко мне сегодня? – от этих тихих слов она вздрогнула и призвала все свое мужество, чтобы ответить ему.

– Думаю, ты знаешь, – ответила Эллин шепотом. – Извини, Джошуа. Я не хотела причинять тебе боль. Я не смогла сделать это. Я не смогла солгать тебе.

Слабая улыбка тронула его губы, но это было неприятное выражение.

– Ты не смогла солгать, – как эхо повторил он, и в его голосе послышалась явная насмешка. – И предполагается, что этого достаточно? Предполагается, что это все уладит?

Его слова были маленькими острыми камешками, брошенными в нее с большой силой. Эллин хотела прикоснуться к нему. Она хотела все исправить. Но теперь их разделяло гораздо большее, чем три шага на персидском ковре. Теперь их разделяло нечто большее, чем на стипль-чез в Дакоте. Она рассеянно подумала, не убьет ли он ее, и можно ли просто умереть.

– Спасибо, – продолжал Джошуа чересчур громко и дерзко, – за твое признание. Ты не хотела причинять мне боль? Это трогательно. В самом деле. И я бы даже мог в это поверить, если бы не слишком часто повторяющиеся признания в твоей ненависти.

Он помолчал и с горькой усмешкой покачал головой.

– Я позволил вам один раз чертовски помучить меня, леди, и не могу придумать ни одной причины, почему я должен давать вам шанс выходить на «бис».

Эллин почувствовала, что у нее отвисла челюсть, и кровь отхлынула от лица.

– Что ты…

– Я говорю, – перебил он, подбоченясь, – ты слишком далеко зашла в любовных делах со своим дакотским самцом.

Ей захотелось уйти из комнаты. Ей захотелось убежать. Она подумала, что бежит, но это просто сердце ее билось, как дикая птица в клетке. Она все еще стояла с ним вне собственного тела. Внезапно Эллин услышала звук, как порыв ветра над ухом. Это, как она поняла, было его дыхание. Его обнаженная грудь, украшенная россыпью темных волос, вздымалась и падала от быстрого дыхания.

– Убирайся, – выдохнул Джошуа, глядя на нее холодным убийственным взглядом.

Эллин оказалась в своей комнате без всякого представления, как она там очутилась. Она прислонилась к двери, нащупала там замок, проклиная ослепившие ее слезы. Эллин чувствовала рыдания в душе, но они так и не вырвались наружу, а застряли в ее груди и в горле. Эллин съехала по двери на колени и рухнула в полном отчаянии.

Некоторое время Джошуа стоял, уставившись на дверь, через которую недавно прошла Эллин Кэмерон Мэннерс.

В его желудке острой болью застрял нож. В его груди. В его животе. Он рассеянно пытался вспомнить, когда раньше чувствовал такую же боль, и понял, к своему изумлению, что не помнит.

Джошуа попытался сдвинуться с места. Его ноги свело от боли, и они как будто приросли к полу. Он посмотрел вниз, ожидая увидеть, что они истекают кровью. Но этого не было. Они просто окаменели, как все его тело, кроме сердца.

Будь она проклята, подумал он. Будь она проклята. Будь проклят Билл Боланд. И Райф Симмс. И будь проклят Джошуа Мэннерс. В комнате стало душно от того, что испарились все его надежды и мечты. Ему надо было уйти, иначе он задохнется.

Глава 22

На следующий день Эллин не поднялась с постели, и через день тоже. Джошуа также не было видно. Из этих двух фактов Мисси поняла, что ее план провалился. С присущей ей дальнозоркостью она догадалась почему. Ей даже не понадобилось для доказательств упадническое настроение все время молчавшей Эллин. На третий день утром Эллин была еще более печальной, чем даже в первые дни после уезда Райфа много лет назад. Тогда Эллин не разговаривала и не ела, но автоматически выполняла свою работу и, по крайней мере, хотя бы внешне казалась нормальной.

Сейчас она не говорила и не ела, пила только воду и не вставала с постели.

Мисси была в отчаянии, что мог сказать или сделать Эллин Джошуа? Ей не удалось добиться ответа у Эллин, даже когда Мисси со спокойной настойчивостью поставила эти вопросы перед ней. Эллин просто качала головой и избегала смотреть ей в глаза.

А Джошуа? Что стало с ним? Конечно же, это откровение причинило ему боль, но если он действительно любил Эллин, как он утверждал, то мог бы быть выше этого. Мог ли? Мисси вздохнула и подвинула свой стул ближе к кровати Эллин. Мисси вытащила мочалку из кувшина на ночном столике, выкрутила ее и положила на лоб своей подруге. Глаза Эллин были закрыты, она ровно дышала, но трудно было сказать, спала она или нет.

Будь проклят этот Джошуа, сердито подумала Мисси. Она часто думала о том, как должно быть с любимым человеком, но если это был лучший способ поведения любящего мужчины, то, возможно, ей было не так уж плохо без любви.

Мисси услышала, как закрылась дверь, и чьи-то шаги в комнате их номера. Эллин не пошевельнулась. Мисси оставила мочалку на ее лбу и пошла посмотреть, вернулся ли Джошуа.

Он вернулся. Мисси вошла в комнату и увидела Джошуа, развалившегося в кресле-качалке, которое он развернул так, чтобы видеть дверь, ведущую в спальню Эллин. Его голова была откинута назад, а шляпа валялась на полу, воротник был расстегнут, а галстук свободно болтался на шее. Джошуа не брился, по крайней мере, целый день, его глаза были закрыты, а руки безвольно свисали с подлокотников кресла.

Эта картина разозлила Мисси. Она с шумом захлопнула за собой дверь, получив некоторое удовлетворение от того, что Джошуа вздрогнул при этом звуке. Он поднял голову и широко открыл глаза. Они казались налитыми кровью.

– Ты выглядишь ужасно, – не думая, сказала Мисси.

Джошуа был разочарован, что это была всего лишь она, или это ей показалось?

– Я чувствую себя ужасно, – безразлично ответил он, и его голова снова мертвым грузом упала на спинку кресла.

– Должно быть, – сказала ему Мисси.

Она решила ничего ему не говорить об Эллин и о той ночи, пока ее не спросят. Мисси уселась на стул в стиле королевы Анны возле комнаты Эллин, посылая в его направлении враждебные взгляды, значение которых, она надеялась, ему понятны.

– Где моя жена?

Кажется, он приложил немало усилий, чтобы снова поднять голову, и неподвижно уставился на Мисси.

– Почему тебя это интересует? – с вызовом спросила Мисси. – Ты снова собираешься запугать ее?

Джошуа сурово посмотрел на нее.

– Она тебе все рассказала? – спросил он тихим голосом.

– Ты – ублюдок, – выдохнула Мисси, не в силах больше сдерживать себя. – Ты это сделал только что! Эллин в течение двух дней не сказала ни слова, и если бы тебя это действительно заботило, то следовало бы знать.

Он сощурил глаза и выпрямился.

– Что ты имеешь в виду? Где она?

– Эллин в постели, – в сердцах огрызнулась Мисси срывающимся шепотом. – Она лежит без движения. Она не заслуживает этого, Джошуа. Что ты с ней сделал?

В ответ он вскочил с кресла, чуть не опрокинув его, и бросился к двери Эллин. В ту же секунду. Мисси вскочила и преградила ему дорогу.

– Но ребенок! – воскликнул он, насупив темные брови. – Мисси, она не ходила… ах, милостивый боже!

Джошуа начал отталкивать ее, и его красивое лицо исказилось от ужаса.

– Нет, не ходила! – сказала ему Мисси, грубо схватив его за руку, чтобы задержать. – А чего тебя это волнует? Ты уже и так достаточно навредил, – зашипела она на него, продолжая настаивать на своем, несмотря на его внушительные размеры.

– А как насчет вреда, который она причинила мне? – его облегчение быстро смешалось с болью. – Тебе об этом тоже известно?

– Ты дурак! – снова набросилась Мисси на него. – В ту ночь я сказала ей пойти к тебе и велела не рассказывать о ребенке, потому что это принесло вам страдания обоим, но Эллин не смогла солгать тебе, Джошуа, даже насчет того, что произошло задолго до вашего знакомства! Она должна была сказать тебе. В Эллин намешано много всего, и не все из этого хорошее, но такого благородного и честного человека ты никогда не встретишь.

Джошуа был сбит с толку.

– Ты сказала ей? – с удивлением пробормотал он. – Зачем?

– Потому что счастье Эллин для меня важнее всего на свете, – ответила Мисси без хитрости и гордости. – А ты, Джошуа Мэннерс, имеешь значение только потому, что это касается ее счастья. Или ты думаешь, я не смогла бы убить тебя, чтобы сделать Эллин счастливой… Я разочарована в тебе, Джошуа, – презрительно сказала Мисси. – Ты не тот человек, за которого я тебя приняла.

Он отвернулся, притворившись, что не обратил внимания на ее последнее замечание. Однако Мисси знала, что ее слова достигли цели.

– Отступи, пожалуйста, Мисси, – тихо сказал Джошуа, сжав кулаки.

Она не двинулась с места и с ненавистью смотрела на него.

– Она – моя жена, – продолжал он с такой настойчивостью, какой Мисси никогда не слышала в его голосе. – Дай мне пройти.

Против своей воли она почувствовала к нему какое-то сочувствие. Заглянув в его глаза, полные боли, Мисси поняла, что он любит Эллин, и что только его чувство собственного достоинства не заставило оттолкнуть ее. Мисси отступила от двери, обвиняя себя в глупости, хотя прекрасно знала, что он мог зайти, не спрашивая разрешения.

– Если ты снова причинишь ей боль… – начала она, надеясь, что говорит угрожающе.

– Даю слово, – мрачно ответил Джошуа. – Не причиню.

Он не мог избавиться от тяжести в душе в течение двух дней, и заметил, что ему не стало легче, когда дрожащей рукой он взялся за ручку двери, ведущей в комнату Эллин. Джошуа знал, входя в комнату, что ему невыносимо видеть ее. Он знал, закрывая за собой дверь, что не может поступить иначе.

В комнате было темно и тихо. Занавески и жалюзи были опущены. На кровати под грудой одеял лежало что-то неподвижное. Его охватил страх. Могла ли Мисси не сказать ему что-то? Может быть, Эллин пыталась что-то сделать с собой? От этой мысли у него защемило сердце, и когда он подошел ближе к кровати, то понял, что не может говорить.

Эллин спала, или, по крайней мере, так казалось. Она лежала ничком, наполовину зарывшись в перьевых подушках. Ее темные волосы были разбросаны по лицу, как опавшие осенние листья, а слегка открытые губы побледнели. Джошуа вспомнил ту ужасную ночь, и злость прошла, осталась только боль. Он не был уверен, но ему казалось, что часть этой боли, которую он чувствовал, была и ее болью. Пожалуйста, Боже, думал он, прикоснувшись пальцем к ее щеке, пожалуйста, пусть с ней будет все хорошо.

Ее кожа была прохладной и сухой. Эллин зашевелилась от его прикосновения, и он отдернул руку, глядя, как она повернулась на спину и открыла глаза.

Ее взгляд был стеклянным и пустым. В какой-то момент Джошуа испугался, что она его не узнала. Он облизал пересохшие губы.

– Эллин, – сказал он, вновь обретая голос. – Это я, Джошуа. Я… с тобой все в порядке?

Он увидел, как ее глаза наполнились слезами, я она снова отвернулась от него.

Когда на следующий день Эллин встала с постели, она чувствовала себя ужасно опустошенной. Никогда в жизни она не чувствовала такой слабости, хотя ей не следовало этому удивляться, она знала, что не ела два дня. Мисси заказала для нее обед и наполнила ванну, и Эллин, окруженная галлонами теплой воды, мыла голову душистым мылом. Чудо бегущей воды было роскошью, которой она будет лишена на ранчо Билла Боланда.

Эллин прерывисто вздохнула от боли. Возможно, подумала она, в конце концов, надо быть многому благодарной. Джошуа Мэннерс с радостью подтвердит, что не прикасался к ней за время их кратковременного брака. Билл, она была уверена, как говорила Мисси, будет рад заиметь сына. Все, что ей оставалось делать, так это превратить свою любовь к Джошуа Мэннерсу в ненависть. И это, подумала Эллин, содрогнувшись, будет нетрудно сделать благодаря боли и унижению, от которых она из-за него страдала.

Нет. Со слезами покончено. Эллин плеснула воды в лицо, потом вылила целый кувшин воды на голову. Она вышла из ванны и энергично растерлась полотенцем, желая с такой же легкостью стереть Джошуа Мэннерса из своей души. «Я покончила с любовью», – сказала Эллин себе, все больше привыкая к пустоте в душе. Через неделю с небольшим она расстанется с Джошуа Мэннерсом и со всем этим странным, изматывающим приключением. Она сможет снова приоткрыть свою душу, или то, что от нее осталось, и стать миссис Билл Боланд.

Вдруг Эллин затаила дыхание и бросила полотенце на пол.

– Мисси! – позвала она как можно громче, зная, что в комнате за дверью сидит Джошуа.

Из спальни появилась Мисси, насупившись от изумления.

– Что…

Эллин просто указала на полотенце на полу. Глаза Мисси расширились.

– Ты делаешь успехи, – прошептала ее младшая подруга. – Ох, Эллин, после всего этого я от тебя такого не ожидала.

– Не говори ему, – коротко скомандовала Эллин.

– Эллин, ради…

– Дай слово, Мисси! – настойчиво сказала Эллин, устремив на подругу суровый взгляд.

– Даю слово, – как эхо слабо повторила несчастная Мисси. – Я и мой болтливый рот, подумать только, сколько мы натворили бед!

Мисси готова была заплакать. Эллин молча согласилась с ней, но тем не менее улыбнулась своей добросердечной подруге.

– Еще неделя, – успокоила ее Эллин, – и это все закончится. Мы поедем вместе назад в Рэпид-Сити. Билл и я поженимся, и все станет на свои места.

От собственного заявления у нее перехватило дыхание, и Эллин онемела. Мисси выглядела несчастной.

– Но Джошуа…

Эллин подняла руку и жестом прервала ее.

– Я вычеркиваю Джошуа Мэннерса из своего словаря сразу же после Бельмонта, – решительно заявила Эллин своей подруге. – А до тех пор мы о нем не будем говорить. Понятно?

Мисси кивнула, глядя на нее глазами беспризорного ребенка.

– Ты собираешься сегодня на Котильон?[7]

Вопрос Мисси расстроил ее. С этим ничего нельзя было поделать. Она и Джошуа приняли это приглашение, как и приглашение накануне Бельмонта.

– Помоги мне одеться, – вздохнула Эллин в ответ. – Я думаю, что лучше поговорить с ним.

У Джошуа болела голова. Это была тупая непроходящая боль, от которой у него, казалось, лопнет голова. Это была как раз та боль, к которой он шел все эти дни. От этой ужасной боли у него вся жизнь пошла насмарку.

Лениво развалившись в кресле-качалке, Джошуа смог бы дотянуться до бутылки с бурбоном, стоящей рядом с ним на столе. А если он сосредоточится, то сможет наклонить ее и налить янтарную жидкость в стакан, не расплескав. Он молча осуществил все эти действия, безгранично радуясь успешному завершению. Трудная задача ожидала впереди, подумал он в пьяном угаре. Как заменить эту бутылку новой, когда кончится эта, уже наполовину опустошенная?

Джошуа осушил стакан, который только что наполнил, и отрешенно подумал о том, действительно ли его голова стала больше, или ему только так кажется. Он встал и подошел к зеркалу, висевшему над камином, чтобы выяснить этот вопрос. Джошуа отбросил эту мысль и удивился, как он смог осуществить такой сложный переход.

Он поставил стакан на стол, громко стукнув им, и снова потянулся к бутылке. Одним залпом опустошил стакан и осторожно поставил его на место, но не наполнил. С Джошуа было достаточно. В его воображении, затуманенном алкоголем и болью, больше не возникал образ чертовски красивого лица Эллин Кэмерон Мэннерс, когда она сказала ему, что ждет ребенка от другого мужчины.

Что было хуже всего в этом паршивом деле, так это то, что он был бессилен. Он был ошеломлен степенью своего провала. Одной переменной величиной в этом сложном уравнении, которое Джошуа не мог решить. Факт, что он все еще любил Эллин вопреки здравому смыслу, выходил за рамки его понимания. Эллин могла быть его женой по закону, но теперь она принадлежала другому человеку.

Все кончилось, думал Джошуа, играя с пустым стаканом, не успев начаться. Эллин вернется в Рэпид-Сити к своему дакотскому ранчеру и будет довольна жизнью, а, может быть, даже счастлива. А он, Джошуа Мэннерс, останется на развалинах прошлого и так и состарится, вспоминая несколько кратких, чудесных мгновений, когда ее сердце принадлежало ему.

При этом Джошуа снова наполнил стакан, расплескав немного жидкости, поднес его к губам, удивляясь его тяжести, и выпил все содержимое. Сквозь шум в ушах он услышал, как открылась дверь. Сквозь толстое стекло на дне сосуда он увидел неясное очертание, входящее в комнату. Джошуа поставил стакан на стол, почувствовав значительное облегчение от того, что Эллин больше не прикована к постели. В то же время его резанула боль в груди, такая сильная, как будто кто-то хотел вытащить у него сердце. Эллин закрыла за собой дверь и сделала несколько шагов к Джошуа, и тут их глаза встретились. Она онемела от изумления, как будто не ожидала здесь его встретить. Джошуа вцепился в ручки кресла – это было единственное, что могло удержать его от порыва заключить в свои объятия Эллин.

Твой голос, взор, и рук твоих касанье, Прельщая, не смогли б меня увлечь… вспомнил он шекспировские строки.

Она не заговаривала с ним, и через некоторое время он решил к ней обратиться.

– Тебе лучше? – спросил Джошуа ровным голосом, несмотря на алкогольное опьянение.

Она вскинула голову и выпрямилась, словно кол проглотила. Эллин внимательно изучала Джошуа холодным взглядом.

– Как будто тебя это волнует, – ответила она тихо и сдержанно.

Эллин перевела взгляд с его лица, о выражении которого можно было только догадываться, на стакан и бутылку на столике рядом с ним. Джошуа пожалел, что выпил слишком много бурбона, который сделал его слишком откровенным и опасно уязвимым. Но, конечно, было уже слишком поздно.

– Меня это волнует, – услышал он со стороны свой монотонный голос. – Если бы меня это не волновало, то я бы воспользовался тобой в ту ночь, а потом бросил бы тебя, пока ты спала или ударил бы вместо того, чтобы наказывать себя. Меня это заботит, Эллин. И всегда будет заботить, и это мой бич.

Эллин сощурилась, и он понял, что она ему не поверила. Может быть, так было лучше для каждого из них.

– Тебя заботит, – презрительно усмехнулась она, – твоя гордость и тщеславие, как и любого мужчину.

Он вяло и горько усмехнулся.

– Если у меня и были гордость и тщеславие, то ты меня давно от них излечила.

Она, кажется, задумалась над этим, и ее взгляд потеплел, а плотно сжатый рот расслабился. Джошуа вспомнил, как целовал ее губы, их нежность и сладость, и как Эллин отвечала на его поцелуи. Его потянуло к ней так, что он вынужден был отвести от нее взгляд.

– Я пришла, – сказала Эллин уже менее бесстрастным тоном, – напомнить тебе, что мы сегодня должны пойти на Котильон.

Черт! подумал Джошуа, закрыв глаза, и тяжело вздохнув. Он чувствовал, что не может даже подняться с кресла, не говоря о том, чтобы в течение нескольких часов «светиться» в общественном месте.

– Я не забыл, – солгал он, протирая глаза большим и указательным пальцами правой руки. – Неужели я не выполняю свои обязанности мужа? Конечно, я имею в виду, не в библейском смысле?

Джошуа набрался мужества снова посмотреть на нее и, как он и предполагал, увидел упрек в ее изумрудных глазах.

– Тебе лучше знать ответ на это, – Эллин говорила негромко и манерно, своим тоном ясно напомнив ему их последний поединок с Морган Меллетт. От этого намека он почувствовал, как с новой силой в нем закипает гнев.

– Да, – сказал Джошуа, чувствуя, что от количества выпитого бурбона у него развязался язык.

– Я знаю и могу сказать, что в большинстве случаев вел себя, как джентльмен, за исключением тех нескольких раз, когда я был опьянен твоим очарованием. И кто может меня в этом упрекнуть? Никто, даже Билл Болланд, готов поспорить, конечно, не Билл Болланд! В конце концов, он сам поддался искушению…

– Ты лицемер! – прошипела Эллин. – Ты осмеливаешься осуждать меня и Билла, когда сам так бесстыдно развлекался с женой другого человека! Я хочу… Я не хочу больше тебя видеть!

Она отвернулась от него, и Джошуа обрадовался, потому что чувствовал себя так, как будто его порезали разбитым стеклом, и он истекал кровью. Тем не менее, он чувствовал, что не может удержаться от очередной порции бурбона. – Я бы хотел, чтобы в апреле в Рэпид-Сити отправился бы кто-то другой, а не я.

Глава 23

Котильон в Нью-Йорке отличался от вечера в Луизвилле и даже от вечера в Балтиморе, как жизнь в обществе квакеров[8] из Филадельфии отличается от жизни пивной Рэпид-Сити. Отель Балтимор, по слухам самый красивый в городе, устраивал это событие, украшая его разноцветной иллюминацией, но Эллин даже не думала о том, что ей могло там понравиться.

Она знала, что в своем новом платье, представлявшем смелое сочетание черного кружева и роскошного голубого сатина, она выглядит великолепно. Платье в достаточной мере выигрышно обнажало ее плечи, а также некоторые другие интригующие части тела. Этот наряд восхитил даже Джошуа, хотя он не сказал об этом. Эллин поймала его взгляд, несколько раз искоса посмотрев на него. Это даже принесло ей удовлетворение, хотя она не знала почему.

Джошуа сам выглядел франтовато, с завистью отметила Эллин, в своем черном фраке, цилиндре и накидке. Было также заметно, что у него не осталось и следа от выпитого бурбона. Без сомнения, с горечью подумала Эллин, Мэннерсы сумеют пустить пыль в глаза на этом вечере.

Они почти не разговаривали друг с другом. В этом не было необходимости. После того как Мэннерсы прошли испытание приема, Эллин окружили разодетые в пух и перья матроны, а Джошуа исчез, к ее удивлению, убежал содействовать карьере Шейка. Она радовалась музыке и веселью, пышно украшенным платьям и остроумным живым разговорам вокруг. Это был такой праздник слуха и зрения, что Эллин сумела на время забыть о своей разрушенной жизни.

Шампанское тоже было в опасном изобилии. Кажется, у нее под рукой всегда был полный фужер, и вскоре она почувствовала в голове гудение, как будто в комнату впустили рой пчел. Пары закружились в танце, и постепенно пышные звуки струнного оркестра заглушили разговоры. Эллин наблюдала за этим, отпивая из фужера искрящееся вино, понимая, как ее охватывает знакомое неприятное чувство одиночества, вызванное, она была уверена, количеством выпитого шампанского. Эллин протянула пустой стакан, чтобы опустить его на стол, и пронесла бы его мимо, если бы ее руку вдруг не накрыла сильная теплая ладонь.

Она не испугалась, расслабившись от вина, но какая-то ее часть, на которую не успело подействовать шампанское, поняла, что рядом с ней Джошуа, помогающий ей дотянуться стаканом до стола и избежать неприятной случайности.

– Шампанское потихоньку действует, да? – голос Джошуа был негромким и густым, как горько-сладкий шоколад. Она повернулась, чтобы дерзко ответить ему, но ответ замер на ее губах. Он смотрел на нее с такой нежностью, которой она уже много дней не видела на его лице. Из-за этого ей захотелось плакать.

Это показалось из-за шампанского, тут же подумала Эллин. Или, может быть, это игра на публику. Обе мысли были невыносимы, и поэтому Эллин отвернулась от него и посмотрела на скопление кружащихся в танце красок на танцевальной площадке.

– Потанцуй со мной, Эллин, – настойчиво пригласил Джошуа.

Она собиралась отказать ему, но он добавил:

– Так мы сможем поговорить. А я могу сказать тебе, что я узнал.

Эллин молча кивнула. Он подал ей руку, и она приняла ее, позволив вывести себя на танцплощадку.

Оркестр заиграл вальс Штрауса, чьи произведения пользовались популярностью с недавних пор. Это называлось «Император». Эллин запомнила его еще с вечера у Медфордов в Луизвилле.

Луизвилл остался где-то далеко, и казалось, что все это было так давно. Ее основной проблемой в Луизвилле была вражда с недовольным обществом. Каким милым теперь все это казалось!

Джошуа был отличным танцором, хотя он прижимал ее намного крепче, чем позволяли приличия. Эллин почувствовала рядом с виском его подбородок, но поняла это лишь когда вздохнула. Джошуа молчал, хотя обещал поговорить, когда приглашал ее танцевать, а Эллин не задавала вопросов. В их кружении было какое-то очарование, которое ей не хотелось нарушать разговором. Ее глаза закрылись, и она еще раз почувствовала себя беззащитной перед его чувственным ухаживанием…

Вдруг он остановился, хотя музыка продолжалась. Эллин открыла глаза, раздраженная тем, что ее так грубо вырвали из мечтаний. К своей ярости она тут же через плечо Джошуа заметила причину их резкой остановки.

Артур Меллетт стоял позади ее мужа, и, очевидно, похлопал Джошуа по плечу, чтобы вмешаться. Губернатор был на голову ниже и, по меньшей мере, на фут толще своего бывшего служащего, но не настолько толстый, чтобы полностью заслонить свою откровенно чувственную молодую жену. Морган Меллетт, как обычно, привлекала внимание в своем шелковом платье цвета бордо, которое не выдерживало стандартов приличия.

– Губернатор! – Джошуа отпустил Эллин и смотрел на вторженца с неподдельным удивлением, если не с тревогой.

– Я знал, что это дело времени, и какая-нибудь привлекательная молодая «штучка» приведет тебя к алтарю, – в качестве приветствия сказал губернатор, хлопнув Джошуа по руке, как опытный политический деятель. – Поздравляю! Вас тоже, мисс Кэмерон… или, я должен сказать, миссис Мэннерс! – он засмеялся. Эллин показалось, что чересчур громко. Взяв Эллин за руку, Меллетт объявил: – Я хочу потанцевать с твоей супругой, мой мальчик. Ты не возражаешь потанцевать с Морган, да?

Джошуа посмотрел на Эллин с оттенком сожаления, или смущения. Она даже не сумела выдавить из себя улыбку.

– Обещаю не наступать вам на ноги, – продолжал губернатор, увлекая Эллин в вальсе.

Ей показалось, а может, действительно, он хотел уколоть ее своей репликой? Артур Меллетт продолжал болтать ей на ухо о своей поездке в Вашингтон, о встрече с Президентом и о поездке в Нью-Йорк, но Эллин не слушала. Она не могла оторвать глаз от яркой пары: они танцевали вместе, как единые духом, и смеялись как откровенные любовники. К концу вальса, который показался ей вечностью, Эллин хотелось только найти где-нибудь убежище, чтобы заползти туда и умереть.

Морган и Джошуа наконец возникли возле них, и Эллин пробормотала формальную благодарность губернатору, даже подчеркнув ее слабой улыбкой. Она чувствовала на себе взгляд этой кошки и была решительно настроена не предоставлять ей возможности порадоваться. Они снова обменялись партнерами и несколькими вежливыми фразами, и уже через пару минут Джошуа вел ее в энергичном тустепе.

– Ты выглядишь неважно, Эллин, – сказал ей на ухо Джошуа, проводя ее среди танцующих пар. – Ты хорошо чувствуешь себя?

«Нет», – хотелось крикнуть ей и поколотить его кулаками. Вместо этого Эллин не ответила на его вопрос и задала свой собственный.

– Ты собирался что-то мне сказать, – напомнила она ему. – До того как нас разбили. Расскажи мне. И тогда можно закончить этот фарс. Я от него до смерти устала.

– Нам надо остаться, по крайней мере, до ужина.

– Черт побери тебя, Джошуа! – прошептала Эллин, не в силах больше сдерживать свою злость. – Ты думаешь, что в вопросах этикета превосходишь всех! Ты позволяешь себе напоминать мне о моих обязанностях, и при этом продолжаешь бесстыдно флиртовать с этой… этой…

– Вульгарной проституткой, – спокойно продолжил он, покрепче сжав ее руку и улыбнувшись какому-то неизвестному человеку через плечо. – Улыбайся, моя дорогая жена. Ты выглядишь, как само воплощение убийства.

– Пусти меня! Немедленно! – Эллин начала отдергивать руку, но он крепко, до боли, сжал ее.

– Ты хочешь, чтобы я понял тебя и твоего «дакотского быка», – грубо прошептал он ей на ухо. – Но не можешь простить мне старой дружбы. Мы уже свели счеты, но Морган и я были друзьями до того, как стали кем-то еще, и похоже, что мы с тобой еще долго останемся друзьями после того, как этот обман, который мы называем браком, будет расторгнут.

Друзьями? С сомнением подумала Эллин. Женщины, а особенно такие женщины, как Морган Меллетт, не делают мужчин своими друзьями. Они коллекционируют мужчин, точно так же как коллекционируют драгоценности, используют их какое-то время, а потом откладывают в сторону из-за какой-то новой понравившейся им безделушки. В момент озарения Эллин поняла, что Морган Меллетт делает именно это, хотя сама не догадывается, для какой цели. Эллин рассмеялась: неожиданная наивность Джошуа больше позабавила ее, чем рассердила. Его удивила и даже сбила с толку ее насмешка, и он уставился на нее без всякого намека на улыбку.

– Трюки Морган Меллетт, очевидно, тебе непонятны настолько, насколько они понятны мне, – вот все, что она ему сказала. – Для такого щеголеватого мужчины ты слишком мало знаешь о женщинах, – Эллин снова рассмеялась, наслаждаясь его явным удивлением.

– Что ты имеешь в виду? – вызывающе спросил он, сосредоточенно сведя свои темные строгие брови.

Эллин восторжествовала и осмелилась удостоить его снисходительной улыбкой.

– Улыбайся, мой милый муж, ты выглядишь, как само воплощение убийства.

Джошуа всерьез нахмурился, и Эллин подавила в себе восхищенный смех.

– Понадобится другая женщина, чтобы понять, – продолжала она, радостно раздавая улыбки. – Как мужчина, ты мог бы понять, но ты предпочтешь не поверить. Поэтому я избавлю себя от необходимости объяснений, и позволю тебе получить этот урок более трудным путем. Я безгранично рада и хочу оставаться такой весь вечер. Может быть, я даже потанцую с Артуром Меллеттом еще раз. Он действительно хороший танцор.

Джошуа снова заулыбался, но Эллин смогла заметить подозрение в его темных глазах. Посадив семена, она хотела насладиться урожаем.

Губернатор и его жена больше не встретились им на пути. Джошуа, видимо, забыл совсем о том, что собирался ей сказать, а Эллин не собиралась переводить разговор на другую тему. Он вспомнит, сказала она себе, наблюдая за мужем через стол за обедом и получая немалое удовольствие от того, что Джошуа продолжал смотреть на нее с любопытством, которое явно хотел скрыть.

Когда компания начала выходить из-за стола, возле Джошуа появился молодой посыльный в красном пиджаке, неся записку на серебряном подносе. Эллин смотрела, как ее муж обменял письмо на монету. Посыльный слегка поклонился и снова исчез. Джошуа распечатал бумагу и прочитал ее, сжав губы в тонкую линию.

Что такое, подумала Эллин с огромным любопытством.

Он удивленно посмотрел на нее, как будто забыл о ее присутствии.

– Записка, – сказал он. (Довольно глупо, подумала она, это и без того понятно). – От одного старого друга, который узнал, что я нахожусь в городе. Мне жаль тебе портить вечер, но нам придется уйти.

Он лгал, причем не умел как следует скрыть это. Эллин вопросительно вскинула брови.

– Старого друга, – передразнила она его невыразительный голос. – Как Морган Меллетт?

Он открыл рот, чтобы ответить, но закрыл его, и Эллин заметила блеск в его темных глазах. Они блестели от удивления или от гнева? У нее закралось подозрение, что скоро она это выяснит.

– Даже старше, – сказал он, пряча улыбку в уголках рта и складывая записку. – Хотя не такого хорошенького. Пойдем.

Не успела она возразить, как он уже пробирался к выходу, и Эллин была вынуждена поспешить, чтобы догнать его.

Далеко за полночь Джошуа оставил Эллин в номере и взял кеб до Джером-парка. В свете уличных ламп, мимо которых они проезжали, он вытащил послание из нагрудного кармана и прочитал его снова:

«Рыжеволосый человек, интересующийся Шейком. Просьба прийти».

Записка не была подписана, что показалось Джошуа немного странным, так как агентов службы безопасности знали по имени. Было что-то явно знакомое в почерке, хотя Джошуа не мог определить точно. В любом случае, ситуация требовала, как говорил его бывший шеф, тщательной проверки.

Кажется, Эллин заинтересовалась запиской, хотя пыталась казаться безразличной, но Джошуа не хотел посвящать ее, потому что знал, что она захочет участвовать в заведомо опасной ситуации, а также потому, что ее замечания относительно поведения Морган ужасно раздражали его, и ему хотелось ей отомстить. Это было по-детски. И Джошуа знал об этом, но все равно пошел на такой шаг без всяких оправданий и веских причин.

Уловки Морган? Что Эллин имела в виду своим заявлением? Он пытался не обращать на это внимания, но Эллин была такой самоуверенной и насмешливой… Раздосадованный, Джошуа почувствовал, что его щеки загорелись, когда он просто подумал об этом. Конечно, он знал Морган ближе, чем Эллин, хотя женщины, действительно, склонны были понять друг друга намного лучше, чем мужчина.

– Джером-парк, сэр.

Это был извозчик, прервавший его размышления. Кеб остановился, а может быть, уже стоял некоторое время. Сругнувшись, Джошуа вышел из экипажа и заплатил за проезд. Он не приказал извозчику подождать, а тот не спросил его об этом. В считанные секунды Джошуа оказался один у входа, стук колес уезжающего кеба быстро стих, и его сменил стрекот сверчков и другие звуки ночи.

Он подошел к сторожу, который впустил его с некоторым недовольством, наверное из-за столь позднего часа, подумал Джошуа. Он спросил старика, не заметил или не слышал ли он чего-нибудь необычного, но мужчина просто покачал головой и жестом пригласил его войти, прежде чем снова закрыть калитку.

Ночной туман был сырым и прохладным. Редкие лампы украшали невзрачные здания. Джошуа быстро и бесшумно приближался к конюшням, подбирая ключи к этой загадке, которая вертелась у него в голове.

Райф несомненно выследил их в Нью-Йорке. Способствовали этому наверняка поиски жокея Джошуа. Но до какой степени дошел Райф? Конечно же, он не намеревался украсть Шейка, так как способный жеребенок без документов не имел будущего, и конечно же, не мог быть оценен. Не собирался ли бывший любовник Эллин подделать документы Шейка? Джошуа, нахмурившись, остановился, чтобы вытащить сигару из своего золотого портсигара и зажечь ее, надеясь наконец отбросить сомнения в сторону.

Если бы он был рядом, размышлял Мэннерс, затягиваясь своей гаванской сигарой и замедляя шаг перед конюшней, а шантаж Эллин ее репутацией провалился, каков был бы его следующий шаг? Ответ вышел сам собой вместе с бледно-серым дымом сигареты. Ред найдет, за что еще можно потребовать выкуп.

Тут же его охватила паника, и он как вкопанный остановился в темноте. Предположим, что это письмо послал Ред, чтобы оторвать Джошуа от женщины, и его помощники смогли за это время похитить Эллин или Мисси, или их обеих? Джошуа, проклиная свою тупость, повернулся, собираясь вернуться в отель. Едва он это сделал, как получил грубое и безошибочное подтверждение своей теории.

В темноте его схватило много сильных рук. Извергая проклятия, Джошуа боролся с невидимыми захватчиками, пока ему на лицо не набросили промокшую тряпку. Он узнал запах эфира! Рванувшись вперед, чтобы сломать цепь державших его людей и освободиться от коварно подползающего захвата анестезии, которая угрожала лишить его сознания, ему удалось выдернуть правую руку.

Однако эфир быстро сделал свое дело. Сквозь вихрь, сгустившийся в его мозгу, он насчитал одного, двух, трех человек. Джошуа медленно потянулся к оружию, но ураган с силой хлестнул его слева по лицу, и Мэннерс погрузился во тьму.

Глава 24

Утром Эллин рассердилась, обнаружив, что Джошуа еще не вернулся в отель. Она провела несколько часов, готовя свой словарный запас к нападению, когда он вернется. Но к полудню поняла, что ее злость переросла в беспокойство. Она целый день избегала попыток Мисси отвлечь ее, предпочитая сидеть возле окна и внимательно смотреть на улицу с пятого этажа, в надежде заметить там хоть малейший признак своего мужа.

К вечеру Эллин обезумела от горя, уверенная в том, что случилось что-то ужасное. Она съела совсем немного из той еды, которую Мисси заказала на ужин. У нее не было аппетита. Если бы Эллин настояла тогда, то узнала бы содержание записки и знала бы, куда он пошел! Если с ним что-нибудь случилось, поняла Эллин, похолодев вся внутри, то она этого не переживет.

В девять часов раздался стук в дверь. Эллин поспешила открыть ее, не обращая внимания на предостережения Мисси быть осторожней, и надеясь увидеть безмятежную приятную улыбку Джошуа.

Но это был не он. Это был посыльный. Он протянул Эллин небольшой сверток, грубо завернутый в коричневую бумагу и перевязанный.

– Миссис Мэннерс? – спросил он.

Эллин молча кивнула, содрогнувшись от предчувствия. Она приняла сверток дрожащими руками и закрыла дверь, не предложив ему даже чаевых. В ту же секунду Мисси оказалась возле нее.

– Что случилось? – спросила, затаив дыхание, Мисси и засуетилась, как наседка. – Разверни его! Разверни!

Эллин еще некоторое время смотрела на сверток г пытаясь избавиться от дурных предчувствий. В конце концов, это могло быть все что угодно… и ничего хорошего.

Наконец она поспешно дрожащими руками разорвала обертку, вздрогнув, когда оттуда выпал какой-то предмет и с глухим стуком упал на ковер. Эллин замерла от ужаса: это был великолепный золотой– портсигар Джошуа. Она смотрела, как Мисси наклонилась, чтобы поднять его. С одного конца торчал клочок белой бумаги, который Мисси вытащила. Эллин жадно выхватила его у нее из рук и развернула.

– Эллин, что за…

– Цыц! – шикнула на нее Эллин и прочитала, вся дрожа внутри:

«Моя дорогая Эллин, у меня здесь человек, который заявляет, что он твой муж. Ты знаешь, кого я имею в виду? Я готов заключить сделку. Подходи к заднему входу в Джером-парк в одиннадцать часов, не опаздывай и не приводи гостей, так как мне не нравится твой муж, и у меня осталось мало терпения».

Оно не было подписано, но подпись была не нужна. Эллин скомкала письмо в руке и прикусила свой сжатый кулак, чтобы не закричать.

– Эллин! Что случилось? – взвизгнула Мисси своим перепуганным сопрано.

– Райф взял Джошуа, – ответила она, поражаясь тихому, ровному звучанию своего голоса. – Он хочет заключить сделку, обменять моего мужа на Шейка.

Эллин наконец посмотрела на Мисси и увидела настороженный взгляд своей подруги. Ее младшая подруга заламывала руки.

– Что нам делать? – выдохнула Мисси. Эллин знала ответ, но не могла ничего сказать.

Она отупела от страха.

– Ты оставайся здесь, – наконец сказала Эллин, – и ничего не делай. Ничего, запомни, – более настойчиво повторила она и приняла твердое решение.

– Но что мы…

Эллин бросила записку на пол и схватила Мисси за плечи.

– Успокойся и слушай! – приказала она своей подруге, с силой подчеркивая каждое слово и встряхивая при этом Мисси. – Райф хочет, чтобы я пришла к конюшне одна. Не ходи за мной и не вызывай полицию. Ты слышишь? Берт вот так умер!

Серые глаза Мисси расширились от ужаса. Она нерешительно кивнула.

– Эллин… а как же Джошуа? – захныкала она.

Эллин почувствовала острую боль, подумав о Джошуа, который находился в руках Райфа. Какие изощренные пытки мог придумать Райф для ее мужа? Она содрогнулась.

– Мне надо идти, – пробормотала Эллин, хватая накидку. – Я что-нибудь придумаю.

Но она не могла ничего придумать. Путь к конюшням был длинным и мрачным, как ночной кошмар, от которого она не могла очнуться. Шейка обменять на Джошуа! Ее спина покрылась холодным потом. Райф, конечно, не знал об условиях их брака. Кентуккиец удивился бы, узнав, что она и Джошуа ничего не значили друг для друга, как муж и жена. Это был брак ради денег и защиты. Райф мог даже прийти в ярость, узнав о таком серьезном упущении в своем великолепно разработанном плане, который при нормальных обстоятельствах был бы воплощением жестокости.

Вдруг она ясно вспомнила убийство Берта, и ее горло пронзил бесслезный стон. Умрет ли Джошуа на ее глазах так же ужасно, как Берт? Могла ли Эллин вынести приговор самоуверенному Мэрилендцу с таким же упрямством, которое погубило Берта Эммета?

Ее кеб остановился. Она быстро вышла из него и молча заплатила водителю, жестом показав, чтобы он уезжал. Через какое-то мгновение Эллин была одна. Темнота окутывала задний вход. Неясные очертания ворот зловеще выступали в темноте, как темные мысли об убийстве и предательстве в ее мозгу. Джошуа был где-то за этими воротами.

И Райф.

Эллин медленно подошла к воротам, осторожно оглянувшись вокруг. Всматриваясь в темноту по всем направлениям, она не могла заметить никаких признаков присутствия другого человека. И стала ждать, чутко прислушиваясь к каждому звуку, который мог бы выдать чье-то приближение.

Стоял июнь, но ночной воздух был холодным. Эллин продрогла и поплотнее обмотала свою накидку вокруг шеи. Дрожь не прекратилась, и через минуту Эллин поняла, что дрожит скорее от страха, чем от холода. Разозлившись, она приказала себе успокоиться. Страшно было подумать, чего хотел Райф. Она должна справиться со страхом, если у нее есть надежда спасти Джошуа и Шейка.

– Я здесь, Райф, – прозвучал ее ясный и решительный голос, который немного успокоил ее расшатавшиеся нервы. Она осмелилась продолжить. – Я ненавижу ждать.

Пара сильных, грубых рук схватила ее сзади и зажала как в тиски, прижав ее собственные руки по швам. Она удивленно вскрикнула, когда к ее щеке прикоснулась щетинистая щека. Ее невидимый захватчик рассмеялся, и звук его голоса показался ей знакомым.

– Это факт? – низкий пронзительный голос Райфа усмехнулся над ней. Она чуть не упала в обморок от запаха виски, который исходил от него. – Давай, Эллин, займемся этим здесь, как бывало в Дакоте. Джошуа не надо знать, и я готов поспорить, что этот янки не стоит такой женщины, как ты.

Она рванулась от него, испуганная и ослабевшая.

– Ты вызываешь у меня отвращение, – задыхаясь, сказала Эллин, поворачиваясь к нему лицом. Она едва смогла различить его силуэт в темноте и обрадовалась этому.

Райф снова засмеялся. Это был безобразный хриплый звук, который разрезал темноту как выстрел.

– Раньше ты так не говорила, – растягивая слова, произнес он, бочком придвигаясь поближе, как какая-то скользкая рептилия.

– Сейчас я намного умнее, чем была тогда, – ответила Эллин. Больше он ее не пугал. Это был Райф Симмс, временный рабочий ранчо, худой, голодный и необразованный. И к тому же пьяный. Эти факты вселили в нее уверенность, и она расправила спину.

– Где Джошуа? – спросила Эллин. – Что ты с ним сделал?

Райф сделал несколько нетвердых шагов к ней. Она заставила себя не сдвинуться с места.

– Хорошо, – сказал он тогда зловеще и почти вызывающе. – Давай отведем ее к Джошуа, Гарри.

Эллин вся дрожала от испуга. Огромная рука схватила ее мягкую ладонь, и она, не глядя, определила, что эта рука принадлежит убийце Берта. Человек не издал ни звука, он просто толкнул ее вперед так, что чуть не сломал ей руку. Чтобы не закричать, Эллин до крови прикусила губу. Райф не менее грубо схватил ее за другую руку, и двое мужчин повели ее через ворота по узкой тропинке, ведущей к конюшне. Рука болела так, что казалось, Эллин упадет в обморок от боли.

Наконец они остановились перед закрытой дверью стойла в конце ряда и отпустили ее. Эллин не смогла сдержать вздоха. Она скрестила руки на груди и потерла больные места.

– Открывай, Гарри, – гаркнул Райф.

– Я тебе не раб, – в дерзком ответе Гарри чувствовалась угроза. – И не ее раб, пусть она это делает.

– Ты так разборчив в друзьях, Райф, – Эллин не могла не уколоть, пока отпирала засов.

Вдруг она почувствовала под правым ухом теплую сталь, которая впилась в шею.

– Я ненавижу острых на язычок проституток, – между прочим заметил Гарри.

– Не время, Гарри, – шелковым голосом успокоил его Райф. – Ты можешь отрезать ей ухо позже. Вначале она должна подписать нам некоторые бумаги. А может быть окажет нам еще пару любезностей? Ты не знаешь, Гарри, она леди? Готов поспорить, что мы хорошо проведем с ней вечерок. Правда, дорогая?

Нож убрали. Эллин не ответила. Она почувствовала какое-то странное раздвоение, как будто одна ее часть понимала, что этот ужас происходит на самом деле, а другая отказывалась верить этому. Она с усилием рванула дверь, и та широко распахнулась. Сзади ее толкнули плечом, и Эллин, споткнувшись, влетела в темную конюшню. Она с усилием встала на ноги, ее тошнило от боли.

Свет фонаря тускло ответил небольшое пространство. В нескольких шагах Эллин заметила на полу небольшую фигуру. Когда зажгли еще один фонарь, свет стал ярче и она разглядела, что это был Джошуа, лежавший бесформенной кучей, в состоянии, которое явно свидетельствовало о том, как с ним обращались.

Тут Эллин закричала, не в силах сдержать страх. Она присела на камни возле него и осторожно повернула на спину. На нем не было ни пиджака, ни галстука, ни шляпы. Его белая рубашка была порвана, пропитана потом и засохшей кровью. Его глаза были закрыты, и он, кажется, был без сознания. Его лицо отекло, а из свежей раны над левым глазом медленной струйкой стекала кровь.

Эллин позвала Джошуа по имени, прикоснувшись пальцем к щеке. Его кожа была холодной и в какой-то страшный момент Эллин подумала, что он, может быть, мертв, но едва она сделала быстрый тяжелый вздох, как увидела, что его губы зашевелились в безмолвном шепоте, который она не могла разобрать. Но не успела Эллин почувствовать облегчение, как кто-то схватил ее за руку и грубо дернул вверх, подняв на ноги одним ловким движением, которое причинило ей ужасную боль.

– Смотри, но не трогай, Эллин, – это Райф с его южным акцентом, брызжа ядом, сделал язвительное замечание. – Вначале я получу свою конину, а потом ты свою.

Она не могла говорить. Жгучая боль опалила ей спину, накатившись на нее безжалостной волной.

– Давай… пойдем, – умоляюще выдохнула Эллин.

Райф рассмеялся, как будто это было лучшей шуткой дня. Он отпустил ее, и Эллин упала на колени, осторожно поддерживая руку. Через какое-то мгновение она собралась с духом.

– Райф, – часто дыша, сказала Эллин, пытаясь говорить ровным голосом и глядя на лежащего без движения Джошуа. – Ты, в конце концов, переиграл.

– Что?

Эллин снова поднялась на ноги, желая, чтобы маленькая комната перестала раскачиваться. Она посмотрела в лицо своим похитителям таким холодным взглядом, на какой только была способна, и, прежде чем продолжить, сделала глубокий вздох.

– Мы перехитрили тебя в Балтиморе, – сказала она ему, радуясь его ошеломленному выражению лица, – после того, как ты убил Берта. Я вышла замуж за Джошуа, чтобы защититься от твоей угрозы, и это тоже сработало. Даже ты в это поверил. Тебе пришлось перенести столько хлопот из-за ничего.

Красивое сильное лицо Райфа, не выразившее полного понимания, подозрительно сморщилось.

– Что ты имеешь в виду? – спросил он, больно схватив ее за руку.

– А ты не понимаешь? – выдохнула Эллин, надеясь, что он не слышит, как у нее протестующе заколотилось сердце. – Мы поженились не по любви. Мы поженились, чтобы разрушить твои планы. Твоя новая угроза в действительности никакой угрозы не представляет.

Райф отпустил ее. Его взгляд был суровым и оценивающим. Эллин почувствовала дрожь во всем теле, но постаралась не показывать своих эмоций на лице и открыто посмотрела Райфу в глаза. Вдруг Райф рассмеялся. От его смеха Эллин съежилась.

У нее ничего не получилось.

– Угроза? – повторил кентуккиец, подражая ее высокомерному тону. – Тогда чего ты мечешься, как сука во время течки? Чего ты заскулила, как побитый щенок, когда увидела его? Милая, я думаю, что угроза значительно больше, чем ты хочешь себе признаться.

Эллин в молчаливом изумлении смотрела, как Райф из-за пазухи достал небольшой пакет бумаг.

– Вот они. Все оформлены по закону. Все, что тебе надо сделать – это подписать их.

Он не смеялся. Он был смертельно серьезным, когда протягивал их ей. Она с укором смотрела на них, понимая, что в конце концов ей пришел конец.

– Будь я проклята, если подпишу что-то для тебя, – сказала Эллин, сложив руки на груди.

Гарри сделал шаг вперед, на его грубом лице было угрожающее выражение. Райф твердой рукой остановил его, не отрывая от нее глаз.

– Милая, ты просто постой минутку, – Райф говорил издевательски вежливым и деликатным голосом. – Просто отдохни. И подумай о том, что ты станешь молодой вдовой. Не спеши, Джошуа никуда не уйдет, и мы тоже. Гарри, давай, приведи сюда этих ленивых ублюдков.

Гарри нетерпеливо ушел по поручению, Эллин уставилась на Райфа, пытаясь понять, как она вообще могла когда-то любить его.

– Райф, – попыталась она сказать снова. – Это никогда не сработает. Даже если я подпишу эти бумаги, я скажу в комитете, что они были подписаны под принуждением. Это надолго свяжет тебе руки. Я позабочусь о том, чтобы Шейк не принес тебе ни пени.

Райф набрал воздуха в легкие, но тут его прервал Гарри, возвратившийся с двумя мужчинами, которых она не узнала. Выражение лица Райфа стало торжествующим.

– Она хочет остаться вдовой, Гарри, – громко сказал Райф. – Сделай ей одолжение.

Гарри шагнул вперед, явно довольный тем, что наконец-то началось какое-то действие. У Эллин подкосились ноги.

– Райф! – в отчаянии вскрикнула она, пытаясь остановить его. – Неужели ты можешь быть таким бессердечным, таким беспринципным, что ты совершишь…

– Я? – спросил Райф с наигранной невинностью, от которой пробирала дрожь. – Я не собираюсь никого убивать, правда, Гарри? Почему ты не посвятил миссис Мэннерс в наши небольшие планы?

Она принудила себя посмотреть на человека, которого она уже видела в роли убийцы. Он схватил ее за руку и грубо подтолкнул к Джошуа, потом вложил ей в руку свое оружие, положив ее пальцы на курок. Гарри направил дуло на человека, лежащего на соломе, который только что зашевелился.

Эллин поняла весь ужас положения, в котором оказалась по иронии судьбы. Джошуа женился на ней несколько недель назад, чтобы защитить ее от угроз Райфа. Теперь, кажется, он, женившись на ней, вверил ей свою жизнь.

– Ред, должен признать, я потрясен. Потрясающая идея.

Эллин вздрогнула. Джошуа протирал кулаками глаза.

– Заткнись, – сказала Эллин ему испуганным шепотом. – И не умничай!

Джошуа посмотрел на нее поверх ствола оружия, находившегося в нескольких дюймах от его лица. Его темные глаза были удивительно оживленными и излучали спокойствие. Эллин вспомнила, как временами ей хотелось взять ружье, или другое оружие во время их словесных споров, и подумала о том, не наказание ли это господне за ее гнев и гордость. Она поняла, что больше не может выносить взгляд человека, который неделями защищал ее, как никто другой.

Через несколько минут, как только Гарри неумолимо нажмет на ее пальцы, Джошуа Мэннерс будет мертв. Его кровь, как и кровь Берта, запятнает ее душу.

– Давай бумаги, – негромко попросила Эллин, не глядя на торжествующую улыбку Райфа. Гарри отпустил ее пальцы, и она вздохнула, на сей раз с облегчением. На какое-то время они были спасены. Она не осуждала Джошуа и не проклинала себя. Эллин услышала, как ее муж издал негромкий вздох, и увидела, как у него напряглись скулы, когда он пристально смотрел на Райфа. О чем он мог думать? О чем бы он ни думал, у нее возникло предчувствие беды.

Райф сунул ей под нос бумаги. Эллин приняла их, искоса глядя, как двое мужчин, которых привел Гарри, подняли Джошуа и поставили его. Кажется, он нетвердо держался на ногах, и Эллин надеялась, что он не натворит глупостей.

– Я наполовину верил, что ты пойдешь вперед и убьешь его, – голос Райфа казался тоскливым от злобы. – С самой первой минуты, как только я увидел этого ублюдка янки, я возненавидел его и удивлен, как ты могла поладить с ним после того, что было между нами. Должно быть, тебе было очень уж хорошо.

Райф засмеялся, но это был неестественный смех – горький и пустой звук. Эллин почувствовала на себе взгляд Джошуа, но не смела взглянуть на него. Она могла бы догадаться, что Райф подвергнет ее такому унижению. Но Эллин вынесла от него уже столько оскорблений, что не хотела ничего ему говорить.

– Не отвечаешь? – продолжал кентуккиец, когда она развернула шуршащие бумаги. – Нечего и ожидать его, я так понимаю. Жена обязана быть преданной мужу. Даже если он этого не стоит. Вот ручка, которую я одолжил у Джошуа, милая. Быстренько подпиши это, и мы расстанемся как положено.

Эллин почувствовала, как его рука уверенно и бесстыдно скользнула по ее плечу, и она, содрогнувшись, отшатнулась от него. Эллин не подписывала бумаги. В трех шагах чуть сзади от себя она увидела, как Джошуа сбросил своих охранников и устремил свой властный взгляд на Райфа. Тот час же Эллин поняла, что Райф боится его и пытается спровоцировать Джошуа на какие-то действия в оправдание своей жестокости. Ей стало противно.

– Отпустите Джошуа, – только и смогла Эллин прошептать Райфу, больше не думая о том, что говорит испуганно. – Я ничего не стану подписывать. И не сделаю ничего, пока не увижу, что Джошуа вышел отсюда. Один.

– Не заключай никаких сделок ради меня, – голос Джошуа был тверд. – Я не уйду отсюда без тебя, Эллин.

С этими страстными словами Джошуа выразительно шагнул к ним. Тут же возле груди Джошуа появился ствол оружия Гарри. Казалось, Райф просто удивлен.

– Я все ждал, когда ты выйдешь из-под ее юбки, – усмехнулся Райф.

– Джошуа, не двигайся! – предупредила Эллин, сдерживая панику. – Он только этого и ждет! Неужели ты не понимаешь?

– Ты позволяешь своей жене так командовать собой? – продолжал Райф, воспользовавшись моментом. – Ты даже еще более жалок, чем я думал. Может, Эллин хочет, чтобы ты убрался отсюда, и мы наедине возобновили старые отношения.

Райф теперь демонстративно обнял ее грубоватым интимным жестом. Она чуть на задохнулась от предательски охватившего ее ужаса. Джошуа сделал еще одно внезапное движение, но был схвачен двумя типами, которые подняли его на ноги. Гарри все еще держал Джошуа под прицелом. Райф стал между ней и Джошуа, и теперь, глумясь над ними, не спеша расстегивал пуговицы на платье. Эллин попыталась оттолкнуть его, уронив бумаги и ручку, но Райф быстрым рывком заломил ей руку за спину.

– В чем дело, Элл? – выдохнул он, скользнув рукой под воротник ее платья. – Ты боишься, что он увидит, что ты за женщина? Или боишься понять, что он за мужик?

Потом он коснулся губами ее шеи, и от этого прикосновения у нее в жилах застыла кровь. Гнев вытеснил страх. Она закрыла глаза и со всей силы ударила его коленом под пах.

Сразу же все пришло в движение. Райф упал на солому, скрючившись и визжа, как испуганное раненое животное. Она увидела, как Джошуа толкнул одного из державших его людей, врезал другому локтем по ребрам, на время выведя всех троих из строя. Со скоростью звука он схватил ее за руку и бегом потащил к двери.

Вдруг Джошуа с мычанием повалился на пол. С испуганным криком Эллин повернулась и увидела, что Гарри схватил Джошуа за ногу и тянул вниз.

– Уходи! – сказал он ей, задыхаясь, очевидно от падения.

Ее испугало само предложение. Вместо того, чтобы убежать, она набросилась на Гарри, хотя он был вдвое здоровей ее.

Наемники Райфа и до того были не очень-то любезными, а сейчас вообще озверели. Один из них захватил ее сзади, как в тиски, и у нее не хватило сил вырваться. Эллин беспомощно смотрела, как Гарри и другие типы избивают Джошуа. Это было ужасающее зрелище. Каким-то чудом Джошуа не потерял сознание, и, когда Райф ожил, он гаркнул, чтобы драку прекратили.

Мужчины повиновались, как будто им уже начала надоедать их игра. Гарри вернулся и встал возле Райфа, а эти двое держали значительно ослабевшего Джошуа. Эллин хмуро заметила, что только убедившись, что Джошуа держат крепко, Райф осмелился приблизиться к нему. Застыв, она наблюдала, как эти двое переглянулись так, что, казалось, столкнулись два метеорита. Джошуа тяжело дышал, как загнанное животное.

– Вот это я называю любовью, – комплимент Райфа был явной издевкой. – Так защищать свою леди. Скажи, как ты сейчас будешь защищать ее, Джош? Пусть, Эллин, твой проклятый янки не вмешивается!

На предпоследнем слоге он выдал удар в солнечное сплетение Джошуа, со всей тяжестью своего тела. Эллин съежилась от одного этого звука и закричала, увидев, как Джошуа беспомощно скорчился под неожиданной силой удара. Ей стало плохо. Райф снова переключил внимание на нее, но без всяких амурных намерений.

– Подними эти чертовы бумаги! Сейчас же! – приказал он ей, и Гарри подобрал бумаги с пола, где Эллин их выронила. Еще с минуту он искал ручку. Она выхватила бумаги, пытаясь унять страшную дрожь в руках, и несколько раз расписалась.

– Отпусти его, Райф, – Эллин просила его, но ей было уже все равно. Она только хотела знать, что Джошуа останется в живых. Если бы ей пришлось умолять Райфа, она знала, что будет умолять его.

– Я отпущу его, – хмуро пообещал Райф, наконец вырвав у нее документы. – Я отпущу его прямо в ад!

Как по команде, Гарри со зловещим свистом, звук которого напоминал ветер в узком тоннеле, выхватил свой нож из ножен и высоко занес его, как будто собирался раскромсать свою жертву на куски.

Эллин, не думая, правой рукой схватила нож. Ее пальцы плотно сомкнулись вокруг острого, как бритва, лезвия, как ножны из плоти. Убийца с силой вырвал оружие, пальцы Эллин разжались, и страшным фонтаном брызнула кровь.

Боли не было. Она смотрела на свою руку, взволнованная и пораженная. На мгновение люди Райфа позабыли о Джошуа, глядя на это отвратительное зрелище. Ему хватило этого времени, чтобы схватить со стены один из фонарей и с силой, которая могла убить человека, опустить его на голову своего охранника. Керосин загорелся на полу стойла, и живо заплясала лента желтого пламени, зажигая сырую задымившуюся солому. Эллин увидела, как Джошуа этой же лампой ударил Гарри, и убийца Берта упал на этот огонь, затушив его.

Эллин ощутила легкость, как будто воспарила над комнатой. Она совершенно не чувствовала своей руки и своего тела, только чувство спокойствия и безмятежности. Больше она ничего не помнила в этих страшных событиях.

Джошуа, наоборот, почувствовал себя, как будто только что появился на свет из длинной темной пропасти. Устранив угрозу со стороны половины контингента Симмса, он почерпнул силу из своего успеха и нанес страшный удар третьему противнику. Тот сложился вдвое, и Джошуа нанес еще один удар в челюсть, сложив руки «топориком». Быстро повернувшись, он с упавшим сердцем увидел, что даже этого недостаточно.

Райф схватил Эллин за волосы и, вытащив свой собственный длинный охотничий нож, приставил его к шее, на которую падала страшная, похожая на рану тень. Голова Эллин была откинута назад, глаза – закрыты. Из всего этого Джошуа понял, что она без сознания или уже умерла от потери крови. Ее искалеченная окровавленная рука безжизненно висела вдоль тела, а юбка была ужасно запачкана своей собственной кровью. Джошуа с ужасом перевел взгляд от изуродованной руки на лезвие, прижатое к ее горлу.

– Ред, – он заставил себя говорить со спокойствием, которого вовсе не чувствовал. – Она сойдет с крови!

Рука Райфа крепче сжала нож, и Джошуа замер, даже не смея вздохнуть.

– Из ее горла польется еще больше крови, смотри, Джош! Ну-ка, подай сюда эти бумаги! Быстро!

Джошуа сделал, как ему было сказано, понимая, что Райфа ничто не остановит от убийства Эллин. Понимание этого было горькой пилюлей, но он проглотил ком в горле и продолжал надеяться. Райф выхватил бумаги из его протянутой руки и попятился к двери, потащив за собой свою заложницу. Кажется, Райф потерял интерес к насмешкам, и единственное, что было для него важно – это убежать. Одной рукой Райф толкнул дверь, все еще держа Эллин.

– Я передам от тебя привет Морган, – сказал Райф и бесшумно бросил нож в Джошуа, едва успевшего вовремя увернуться. Когда Джошуа поднял голову, он увидел, что Райф ушел, а Эллин ничком лежит перед ним на соломе.

Джошуа почувствовал, как ледяная рука сжала его сердце, и подошел к ней. Он осторожно перевернул ее на спину, пытаясь не потерять способность мыслить. Она уже спасла ему жизнь. Теперь дело было за ним: он должен был вернуть ей долг, если это еще можно было сделать.

С одним оставшимся фонарем в комнате стало значительно темнее, но он знал, что не в этом была причина того, что он еле видел. Джошуа приложил ухо к ее груди. Она дышала, и ее сердце билось медленно и ровно. Но облегчение, которое он при этом почувствовал, быстро прошло, когда он осмотрел ее рану. Джошуа осторожно разжал ее пальцы, которые сжались для самозащиты.

Это была пародия руки: искореженная кровавая масса сплетенных мышц и сухожилий. Он раньше имел дело с ранами, но не с нанесенными охотничьим ножом. Не обращая внимания на свои ушибы и раны, Джошуа оборвал рукав своей уже изорванной рубахи. Когда он перевязывал ей руку, она заговорила, испугав его.

– Иди за Шейком, – промямлила Эллин, как полусонный котенок. Ее глаза были закрыты. Он не был уверен, что она в абсолютном сознании, но знал, что ей нужен врач. В ответ на ее просьбу он легко поднял ее на руки и вынес из конюшни в прохладную июньскую ночь.

Глава 25

Эллин было тепло, ее окружала нежность и запах дрожжей. Дрожжи? Определенно, дрожжи. И что-то еще… Она принюхалась. Древесный уголь. Эллин не стала задумываться, что означает такое странное сочетание запахов. Ей было так хорошо просто спокойно лежать. Вернее, ее тело было настолько тяжелым, что, казалось, нужно приложить невероятные усилия, чтобы подвинуться. Когда Эллин заставила себя открыть глаза, она поняла, что находится в своей комнате в Пельере, и ей составляет компанию только золотистый свет дневного солнца.

В ее мозгу возникали обрывки памяти, подобно кусочкам несобранной головоломки. Она изучала каждый кусочек в отдельности, будучи пока что не в силах собрать их в целое. Джошуа на полу. Пачка бумаг. Фонарь. Нож. Внезапно у нее заболела рука, как будто воспоминание разбудило боль. Эллин подняла руку и увидела, что от локтя до кончиков пальцев рука забинтована чистым бинтом. Этот взгляд дал ей понять, что с того ночного кошмара прошло уже достаточно времени.

Но сколько времени? И закончился ли ночной к