Book: Охотник: Пустоши демонов



Андрей Буревой

Охотник: Пустоши демонов

(Охотник Дарт — 02)

Купить книгу "Охотник: Пустоши демонов" Буревой Андрей

Часть первая

Заплатив стоящим у ворот стражникам въездную пошлину, я тронул коня и въехал в Гармин. До чего хороший город, с удовольствием рассматривал я улицы, неторопливо двигаясь к знакомому постоялому двору. Красивый ухоженный городок. И не то, что в столице, не бродят по улицам шумные толпы горожан. И тепло здесь. В Карлове уже заморозки по утрам, а здесь тепло. Здорово.

А с кольцом так вообще славно вышло. На воротах, похоже, один из тех стражников, что Мэри помогал меня ловить, стоял. И не признал он меня. Не обманул меня маг. Да и я правильно сделал, что, заехав в первый же Элорианский городок за перевалом, прикупил в лавке заклинаний за пять золотых кольцо со слабеньким заклинанием, изменяющим внешность. Оно, конечно, одно из самых слабых ментальных заклинаний, да и сделано на заказ для девушки, но мне поможет. Попробуй меня теперь узнай, когда волосы стали до плеч и золотистые, глаза голубые и лицо немного форму изменило. Я, когда отражение своё увидел, сам себя едва признал. Хотя, если у моего врага амулет будет защитный активирован, то мне это заклинание не поможет. Не меняет ведь это заклинание и впрямь облик человека, а это только кажется человеку, что он такое лицо видит.

Добравшись до постоялого двора, на котором жил в прошлый раз, я въехал во двор и наткнулся у конюшни на хозяина, распекавшего чем-то не угодившего ему конюха.

— День добрый, милсдарь! — Заметил меня мастер. — Хотите у меня поселиться?

— Да. — Спрыгнув с коня, я размял спину. — Смотрю, вроде постоялый двор не плохой, вот и решил у вас остановиться. Комната для меня, надеюсь, найдётся?

— Найдётся, обязательно найдётся, — заверил меня хозяин постоялого двора. — Для денежного постояльца у меня всегда комната найдётся.

— Это хорошо. — Сняв с лошади вещи, я поручил коня заботам конюха.

— Ведите тогда меня в комнату, — обратился я к мастеру. — Устал я с дороги.

Хозяин отвёл меня в комнату на втором этаже и, стребовав плату за декаду, отдал мне ключ. Разложив вещи, я убрал ненужные в сундук, положив туда же и большую часть денег. Затем посетил купальню, чтоб смыть с себя дорожную пыль. Вымывшись, перекусил и отправился спать. Путь мой, хотя и был не столь трудным, но вымотал меня порядком.

Добрался я до Гармина. Славно. Теперь отдохну чуток, да Кароя разыщу. Может и впрямь они место, где настоящие сокровища есть, знают. Надо будет с его отрядом попробовать в пустоши сходить. Вдруг и впрямь не безделушками они, как отряд Торвина, промышляют. Мне-то теперь демонов опасаться не стоит, можно смело по пустошам бродить. А Мэри пусть меня теперь в Империи ищет. И не найти ей меня вовек. Никто не сможет додуматься, что я в Элорию перебрался. А через несколько лет посмотрим, кто при встрече победителем из схватки выйдет…

Немного передохнув с дороги, ближе к вечеру, когда в Гармине начинает кипеть жизнь, отправился на поиски Кароя. Первым делом заглянул в «Демонёнка», надеясь застать его отряд там. Однако в зале таверны отряд Кароя не обнаружился. Пробравшись через зал, я устроился у барной стойки. Заказав кубок вина, поинтересовался у хозяина, не заглядывает ли к нему Карой с отрядом. Получив неопределённый ответ, что да, бывает и Карой с отрядом, но не регулярно, решил немного посидеть в «Демонёнке». Просидев у стойки больше часа и выпив несколько кубков вина, понял, что эдак через пару часов ожидания я уже и помнить не буду, зачем пожаловал.

Расплатившись с хозяином, вышел на улицу и пошёл к "Королевскому поросёнку", решив на всякий случай заглянуть и туда. Вдруг там они сидят. Хоть и не похож Карой на транжиру, что будет золото спускать, пытаясь, своё богатство показать, но всё может быть. Чуть выветрив по дороге хмель, я зашёл в таверну.

На миг замерев на входе в ярко освещённый зал, я повертел головой, ища за столиками знакомые лица. И увидел отряд Кароя, расположившийся за одним из столиков. Не мешкая, я снял золотое кольцо с заклинанием изменения облика и пошёл к их столику.

— Смотрите, кто пожаловал! — заметили меня охотники. — Это же Дарт.

— Наш несравненный охотник на выпивку! — торжественно провозгласила Дария и рассмеялась, довольная своей репликой.

Засмеявшись, Карой предложил: — Давай к нам за стол, Дарт.

Забрав от одного из пустующих столиков стул, я поставил его у стола и уселся.

— А я вас в «Демонёнке» искал.

— Так традиция ведь, перед походом в "Королевском поросёнке" посидеть. И когда с похода удачного возвращаемся, тоже один вечер здесь проводим, — сказал Карой.

— Так вы что, уже в поход уходите? Или только вернулись?

— Уходим. Пора уже за что-то посерьёзней браться. К найденному тобой винному погребу мы два раза наведывались, всё ценное вино утащили. Хорошие были прогулки, не опасные и хорошо оплачиваемые. А теперь собираемся чуть дальше того здания пройти, может, еще что интересное там сыщется.

— Понятно.

— Слушай, Дарт. — серьёзно проговорил Карой, поставив кубок на стол. — По моему разумению, человек ты достойный. И маг нам край нужен, поэтому я предлагаю тебе влиться в наш отряд. Вы, как — не против? — обратился он к остальным охотникам.

— Не против, — раздалось насколько голосов.

— Пусть сходит с нами разок-другой в пустоши, посмотрим, притрётся ли он к нашей команде, — предложил один из охотников.

— Хорошая идея, — одобрил Карой. — Ты как, Дарт?

— Я не против.

— А как у тебя со снаряжением? — поинтересовался Карой. — Может, завтра с нами и отправишься?

— Завтра? — задумался я. — Можно и завтра. Мне, в общем-то, только припасы с собой взять надо, а так у меня всё есть.

— Вот и замечательно, — сказал довольный Карой. — Поход вроде не сложный намечается. Сходим, посмотрим, как в пустошах ты себя покажешь. А после похода и решим, стоит ли нам дальше вместе промышлять.

— Согласен, — ответил я. — Дело говоришь.

— Тогда бери кубок, — велел Карой. — Перед походом обязательно надо в "Королевском поросёнке" вина выпить, иначе не будет толку с похода.

— Только не накачивайся сильно, — посоветовала мне Дария. — А то, как в прошлый раз, тебя можно будет за милю по винному духу учуять.

Рассмеявшись вместе с охотниками, я отпил немного из кубка.

— У тебя точно всё снаряжение есть? — отсмеявшись, негромко спросила у меня девушка. — Лучше сразу скажи, если нужно тебе что-нибудь.

— Да вроде всё. Глока нет, но, думаю, и без него сходить можно.

— А где твой амулет, определяющий присутствие демонов? — покрутила она своей левой рукой, на которой была стальная цепочка.

— И амулета нет, — признался я.

— Вот, а говорит, всё есть, — удовлетворённо проговорила Дария. — Ну, ничего, это дело поправимое, в городе почти все лавки до полуночи работают, можно и сейчас амулет купить.

— Отец? — вопросительно посмотрела она на Кароя. — Ты ничего не забыл?

— Нет. Сейчас принесу, — ответил он и вылез из-за стола.

— Долю он твою сейчас принесёт, — пояснила девушка.

— Какую долю? — не понял я.

— Так ты нам место с добычей показал. Поэтому теперь десятая доля от добычи тебе принадлежит, — объяснила Дария. — А ты что не знал?

— Нет, — удивлённо протянул я. — И что, самому не надо за добычей ходить, достаточно место другим охотникам указать? И они часть добычи отдадут?

— Ну ты и охотник, — усмехнулась девушка. — Откуда ты такой взялся, что совсем законов охотничьих не знаешь? Конечно, отдадут. Если конечно они — настоящие охотники, а не шайка разбойников, как отряд Торвина.

— Хороший закон, — одобрил я.

— Кстати, Торвина из Гильдии выперли, а команда его распалась, — сказала Дария. — После того, как они с тобой поступили, охотники при встрече под ноги им плюют с презрением.

— А что, у охотников и Гильдия своя есть? — заинтересовался я.

— Да уж, охотничек, — рассмеялась девушка. — Ничегошеньки об охотниках не знает, а в пустоши лезет. Есть, конечно, Гильдия охотников. Маленькая, правда, совсем. Туда только достойных охотников, принятие которых в Гильдию главы остальные отрядов поддержат, принимают. И все достойные охотники стремятся туда попасть.

— А зачем? Только для уважения?

— Нет, не только. Часть денег с добычи будешь в Гильдию отдавать, и если случится с тобой что-то, семье твоей помогут.

— А не проще эту часть денег в рост пустить? Или с купцом каким в долю войти? — Спросил я.

— Не проще, — не согласилась с моей идеей девушка. — Гильдия точно про твою семью не забудет, а от ростовщика денег можно и не получить. А с купцом в долю входить — надо сразу целую гору денег иметь, а не таскать к нему по паре золотых.

— Это верно. И что, весь ваш отряд в Гильдию входит?

— Да. Вот смотри. — Девушка вытащила из — под куртки висевшую на цепочке небольшую золотую монету. Один охотник, найдя богатую добычу, Гильдию основал, а из добытых золотых монет знаки Гильдии сделал. И теперь у всех охотников, что в Гильдию входят, такая монета есть.

— Хороший знак Гильдии получился.

— Да, хороший. И очень многие хотят тоже такой знак получить. Только это не просто. Сначала надо уважение остальных охотников заслужить. Да и монет всего пять сотен.

— Значит, в Гильдии всегда пятьсот охотников? А как же те монеты, что в пустошах с охотниками пропадут?

— Так мы же отрядами ходим. Если погибнет кто-то, монету с собой забираем. А если невозможно её забрать, то ювелир новую изготавливает.

— А если весь отряд из пустошей не вернётся?

— Ждут их возвращения один год, и если и тогда никто не объявится, то опять изготавливают монеты.

— Понятно. Что ж, хорошие правила. И долго обычно ждут достойные кандидаты монетку для себя?

— А что, ты уже в Гильдию решил вступить? — насмешливо поинтересовалась Дария. — Так вон глава Гильдии сидит, — указала она на пожилого мужчину за одним из столиков. — Обратись к нему с прошением.

— Да нет, просто интересно.

— Когда как, — пожала плечами девушка. — Бывает, и по году ждут.

— А бывают годы, когда совсем не ждут, — проворчал один из охотников.

— Да, — согласилась девушка. — Бывает и такое. В прошлом году, к примеру, так было. Слишком много охотников в пустошах пропало.

— Держи, Дарт, — протянул мне кошель вернувшийся к столу Карой. — Здесь двадцать золотых, десятая часть от добычи.

Просидев с охотниками несколько часов, я познакомился со своим будущим отрядом и ушёл из таверны довольный проведённым вечером. По дороге к постоялому двору зашёл в лавку заклинаний и купил амулет и глок. Хоть я уже и научился сторожевое заклинание создавать, амулет всё же пригодится. Да и не стоит все свои возможности показывать. Торвин уже учил меня уму-разуму, так что пусть лучше некоторые свои способности останутся неизвестными. А то кто его знает, как дело повернётся.

Добравшись до постоялого двора, я договорился с хозяином о съёме комнаты на три декады и наказал служанке приготовить мне в дорогу припасов. Поднявшись в комнату, собрал кое-какие вещи, чтоб утром не метаться, и озадачился возникшей проблемой — куда деть деньги. Не тащить же с собой в пустоши больше килограмма золота. Они ведь не на лошади, а на мне ехать будут. Решив, что в комнате такие деньги оставлять не стоит, отложил в кошель десять золотых, а остальные деньги в мешочке потащил в денежный дом на хранение. К сожалению, добравшись до него, я обнаружил, что он уже закрылся. Так и пришлось деньги положить в сундук среди не нужных мне в походе вещей. С собой я решил взять лишь отложенный десяток монет.

Поблагодарив утром разбудившую меня служанку, я принялся собираться. Уложил припасы в походный мешок. Туда же отправились арбалетные болты. Метательный нож ловчего мага прикрепил себе на руку. Арбалет пришлось прикреплять к одной из сторон походного мешка, чтоб при надобности его легко отцепить было, и мне он чтоб не мешал. Закрепив меч за спиной, я закинул лямку походного мешка на плечо и пошёл к месту сбора.

— А ты из чьего отряда? — недоверчиво осмотрев меня, спросил уже пришедший к воротам Гилим. — Тоже сегодня в поход уходите?

— Из вашего, — улыбнулся я.

— Дарт? — Ахнул Гилим, и понизив голос, спросил. — А ты чего, прячешься от кого, что ли, зачем облик заклинанием изменил?

— Да мне после прошлого похода с Торвином неприятности обещали, — ответил я. — Вот и стараюсь пока не мелькать на улицах.

— И правильно, — одобрил мой замысел охотник. — От Торвина любой подлости можно ждать. Ты взял-то всё?

— Ага. — Я с любопытством оглядел уже довольно пожилого, но очень бодрого мужчину.

— Это хорошо, — благодушно сказал Гилим. — А я вот почти всегда что-нибудь забываю. И самое странное, если не забуду что-нибудь, добычи нормальной в походе не будет.

— А если специально что-то оставить?

— Нет, специально не выходит, только когда случайно забываю, примета работает.

— А остальные-то где?

— Придут, придут, не беспокойся. Рановато мы с тобой пришли, вот и нет ещё остальных.

Гилим оказался прав, вскоре и остальные собрались у ворот. Собиравшиеся охотники косились поначалу на меня, но Гилим быстренько втолковал им, в чём дело и они делали невозмутимые лица, словно я всю жизнь такой облик имел. Только Дария не удержавшись, рассмеялась в ладошку.

— Все в сборе? — больше для проформы осведомился Карой. — Тогда выдвигаемся.

Закинув мешки за спину, мы пошли к переправе. По дороге я присматривался к своим новым товарищам, пытаясь понять, что они из себя представляют. Нормальные вроде на вид люди. Ни одной рожи разбойничьей не видать, подозрений они у меня не вызывают. Вроде обычные охотники. И, похоже, давно вместе ходят, вон как сразу распределились по парам, чтоб идти было удобнее по дороге. И, наверное, везучие, никого молодых нет, кроме Дарии. Всем лет по тридцать пять-сорок, Гилиму, так вообще, наверное, за пятьдесят.

— Чего присматриваешься, Дарт? — спросил меня идущий рядом Гилим. — Боишься, что, как Торвин, мы тебя бросим? Не бойся, не такие мы люди. Да и не так много таких гнилых людей, как Торвин, среди охотников. Не смогли бы мы в отряды собираться, если бы одни предатели и негодяи охотники были. Не станет большая часть подлых людишек шкурой в пустошах рисковать, они больше в шайки собираются да на дороги выходят.

— Да просто интересно, с какими людьми в поход иду, — ответил я, не желая признаваться, что не доверяю полностью охотникам.

— Да обычные люди. Хотя нет, не обычные, — улыбнулся Гилим. — Обычные дома сидят, да землю пашут. А мы — мы другая порода. Кто в пустошах побывал и у кого от добычи глаза загорелись, тот уже не обычный человек. Он теперь пустоши не оставит, и так и будут его манить сокровища Древних.

— И что, никто из тех охотников, что богатой добычей разжились, не бросил свой промысел?

— Мало, мало кто так разбогател, чтоб больше в пустоши не ходить. А кому удалось сокровища отыскать, так стараются как можно дальше отсюда уехать. Потому что знают, не выдержат они в Гармине, снова в пустоши отправятся.

— А вы вообще что-нибудь стоящее отыскивали?

— А как же. Нас тогда тоже восьмеро было, до того как Дария в отряд пришла ещё. Руну нам тогда отыскать удалось, с заклинанием огненное копьё. Так нам за неё тысячу золотых заплатили. Тогда нам по сто золотых досталось.

— Почему по сто? — не понял я.

— Мерф и Вил в том походе сгинули, — вздохнул Гилим. — Вот мы их родне по двойной доле и отдали.

— Понятно. А чего, после того как по сотне заработали, не убрались из пустошей от греха? Ведь неплохие деньги — сотня золотых. На них ведь хозяйством добрым можно обзавестись и жить, не беспокоясь о заработке.

— Затянули нас уже пустоши, — объяснил охотник. — Не смогли мы удержаться, решили ещё раз сходить — и всё. И так вот уже пятый год не можем промысел оставить. А я так и в любом случае не брошу в пустоши ходить, — добавил Гилим.

— А что так? — полюбопытствовал я. — Неужто не хочется с родными людьми пожить спокойно?

— Нет у меня никого, — вздохнул Гилим. — Не задалась у меня жизнь.

— Понятно… Так может, стоит купить дом, женой обзавестись?

— Эх, Дарт. Не всё так просто, — сказал Гилим и примолк.

Немного прошагав молча, я не сдержал любопытство и спросил: — А что сложного-то?

Задумчиво покосившись на меня, Гилим сказал: — Не поймёшь ты.

— Кто знает, кто знает, — уязвлено пробормотал я. — Вроде не дурак, должен понять.

— Да я не в том смысле, что ум требуется, чтоб понять меня, — усмехнулся Гилим. — Просто кто в такой ситуации не бывал, не может понять моих проблем. Ладно, слушай, может, и поймёшь чего. Не хочу я женой обзаводиться. Была у меня женщина, которую забыть невозможно и до сих пор забыть её не могу.

— Да, это проблема, — согласился я. — И давно вы с ней расстались?

— Уже двадцать лет прошло, — сказал Гилим. — А воспоминания такие яркие, словно вчера с ней расстался…



— И за двадцать лет не встретилась женщина, которая затмила бы старую любовь? — ошеломил меня названный срок.

— Нет. — Немного помолчав, Гилим пробормотал: — Не так много их, чтоб ещё одна на меня внимание обратила.

— Почему не много? — озадачился я. — В каждом городе женщин полно, на любой вкус красавицу отыскать можно.

— Я же говорил, не поймёшь, — покачал головой Гилим. — Не обычной она женщиной была.

— Не обычной? А какой тогда? — Не на шутку озадачил меня Гилим.

Охотник, словно не услышав моего вопроса, посмотрел в сторону. И так, молча, мы шли ещё ярдов двести: я — не решаясь повторить вопрос, а Гилим — не отвечая на него.

— Варг она, — когда я уже начал сомневаться, что получу ответ, сказал Гилим.

— Кто??? — едва не споткнулся я, разинув рот.

— Варг, — твёрдо повторил Гилим.

— Но как же так, варги же звери безжалостные, как их любить можно? — обалдело спросил я. — Я ещё понимаю, если не знать об их сущности. Но знать, что она варг и любить её? — Я помотал головой, отгоняя подобный бред.

— Эх, ты не представляешь, какие они в постели, — мечтательно протянул Гилим. — Поэтому и понять меня не можешь. Кто пробовал хоть раз страсть и дикость варгов, забыть этого не сможет.

— Ага, страсть, — недоверчиво сказал я. — Когда клыки в ход пустит — это страсть что ли?

— Ну, покусает чуток, и что с того? — ответил охотник. — Некоторые и обычные женщины царапаются до крови и кусаются.

— Но загрызть легко не могут, — не согласился я. — А тут раз и ты простился с жизнью. Да и любить того, кто смотрит на тебя как на еду…

— Ну, это ты выдумываешь, — обиделся Гилим. — Не такие они каннибалы, может, когда их создали, так и замышлялось, а сейчас они человечиной не питаются. И не смотрят они на людей как на еду.

— Смотрят, — не согласился я. — Ещё как смотрят. Да ещё и облизываются.

— Врёшь.

— Чего мне врать? — запальчиво сказал я. — Точно говорю, как на еду смотрят, и сожрать хотят.

— Нарассказывал тебе, небось, кто-то сказок, а ты и поверил… — сказал охотник. — А варги — вполне нормальные, и людей не едят.

— Ладно. — успокоился я. — Пусть так. Но как жить с варгом не представляю.

— Да как с обычной женщиной, — объяснил Гилим. — Живи себе и радуйся. И никаких обязательств: нравится — живи с ней, не нравится — проваливай. А вот настоящую семью они редко создают, только лишь когда достойного человека встретят, от которого потомство завести, по их мнению, можно.

— А почему вы расстались, если варги такие хорошие?

— Жадный был, — тихо ответил Гилим. — Мало мне было наших отношений, жениться возжелал, чтоб всегда она со мной была.

— И что, она отказала? — Полюбопытствовал я.

— Нет, — вздохнул Гилим. — Они ведь немного по-другому мир представляют, и чуточку звериного в них осталось. Они супругов не по красоте или богатству выбирают, а самых жизнестойких ищут, чтоб потомство сильное было. А я испытание на жизнестойкость не прошёл…

— И что за испытание? — не удержался я от вопроса.

— А этого я тебе рассказать не могу, — помрачнел Гилим. — Ни к чему тебе это.

— Дарт, хватит Гилима тревожить, — сказал мне обернувшийся Вард. — Он, как поведает свою историю, так потом целый день мрачный ходит.

За беседой дорога до переправы полетела очень быстро, и вскоре мы переправлялись на другой берег реки. Дюжие паромщики, споро вращая барабан, который наматывал натянутую через реку толстую железную цепь, за несколько минут переправили нас на другой берег.

Рашид, отходя от переправы, плюнул на вкопанные в берег толстые брёвна, к которым крепилась цепь.

— Эй, Рашид! — крикнул ему один из паромщиков. — Если брёвна сгниют, будешь сам новые вкапывать!

Засмеявшись, паромщики отправились в обратный путь.

— Примета у меня верная, — пояснил мне Рашид. — Чтоб поход удачный был.

— Так, давайте поднажмём, — предложил Карой. — До вечера можно будет, не заходя в пустоши, вдоль реки идти.

— Верно, — одобрили замысел Кароя охотники. — Вдоль реки двинемся.

Первым отправился Вард, негласный разведчик отряда. Чуть отойдя от заросшего густой травой берега реки, он двинулся к намеченной цели — к обнаруженному отрядом Торвина зданию Древних. Следом потянулись и мы, постепенно создав движущуюся вдоль реки цепочку. Размеренно шагая по затянутой плотным травяным ковром земле, мы вскоре приспособились к заданному Вардом довольно быстрому темпу, и идти стало легче.

Остановившись лишь на короткий привал, мы продолжили свой путь. Ближе к вечеру, взглянув на карту, Карой остановил отряд.

— Всё, пора сворачивать.

Бросив последний взгляд на реку, текущую среди зелёных берегов, мы повернули к виднеющимся у горизонта горам. Пройдя ещё миль пять, остановились на ночёвку.

— Приличный путь сегодня проделали, — довольно сказал Карой, уплетая ужин.

— А ты как, Дарт, не устал? — насмешливо поинтересовалась Дария. — Может, назад вернёмся?

— Устал немного, — признался я. — Но не так сильно, чтоб с тобой назад вернуться. Придётся тебе одной возвращаться.

— Правильно Дарт, так её, — рассмеялись охотники. — А то ишь ты, решила тебя подзадорить, привыкла, что парни перед ней перья распускают.

— Да ну вас, — огрызнулась девушка. — Никого я подзадорить не решила, просто понять хочу, выдержит ли Дарт поход.

— Да я вроде не неженка, привык ножками ходить, а не в карете ездить, — сказал я. — Так что поход выдержу.

— А чем ты раньше занимался? — полюбопытствовала Дария.

— Сначала, когда ребёнком был, с детьми играл… — начал я рассказ о моей жизни.

— Да ну тебя, — обиделась девушка. — Ты ещё с пришествия богов начни рассказывать.

— Нашла коса на камень, — удовлетворённо хмыкнул Гилим.

— Будешь знать теперь, как оно, когда не ты парней поддеваешь, а они тебя, — надзирательно сказал он девушке.

— Не обижайся. — примирительно сказал я примолкшей Дарии. — По молодости я с дядей на снежных барсов охотился, а потом решил в Магическую школу отправиться. Только к поступлению не успел, вот и решил этот год на сокровища Древних поохотиться, а на будущий учиться пойти.

— Тогда ты охотник из охотников получается, — поддела меня девушка.

— Похоже на то, — сказал я. — Даже вот подумываю, не заняться ли в пустошах настоящим охотничьим промыслом.

— Каким настоящим? — Осведомилась девушка.

— Охоту на демонов устраивать, — торжественно сказал я. — Ты только представь, какие охотничьи трофеи ждут в пустошах! — Я восторженно закатил глаза. — На каких невероятных зверей здесь можно поохотиться! Какая здесь дивная добыча! Да, за охоту на демонов надо плату взимать, — горячо сказал я.

Чуть приоткрывшая рот во время моего красочного рассказа, девушка озадаченно уставилась на меня.

— Да, Дария, он ещё по-хлеще тебя сказки рассказывать умеет, — засмеялся Карой. — Придумает же такое — на демонов охотиться, да ещё и плату за это требовать. Сколько живу, обычно охотникам за убийство демонов платили, да ещё и благодарили их потом.

— Когда это я сказки рассказывала? — возмутилась Дария. — У него вообще язык без костей.

— Ой-ой, не наговаривай на себя, — ехидно сказал Вард. — А кто в прошлом походе нас убеждал, что в бочках с вином может быть что-то ценное спрятано? Дескать, слышала, что виноделы, чтоб достаток стороной их не обходилб в первую бочку вина золото кладут. И мы все бочки после этого открыли.

— Я для общей пользы это придумала, — смутилась девушка. — Иначе вы бы не только бутылки таскали бы, но начали бы бочки в Гармин перекатывать.

— Да… — мечтательно протянул Рахим. — Такую бочечку вина, да себе в подвал…

— Вот-вот. — сказала Дария. — Не смогли бы вы такое количество отменного вина бросить.

— Да мы и не ругаем тебя за это. Правильно ты поступила, — сказал Гилим. — А то совсем мы с этим вином голову потеряли.

— Да, надо серьёзными делами заниматься, — согласился Рахим.

— Займёмся, — пообещал Карой. — А сейчас спать давайте.

Днём следующего дня мы пересекли границу пустошей и углубились в каменистую равнину. Пока попадающихся на пути камней было немного, шли довольно быстро. А уже к вечеру темп пришлось сбавить, а то можно и ногу, оступившись, поломать. Но и так мы прошли за день очень много. Складывалось ощущение, что, пока отряд полон сил, Карой хочет преодолеть максимальное расстояние.

На следующий день нам встретилась выросшая в овраге небольшая роща. Вард, приметив что-то, поднял руку, останавливая отряд.

— Что там? — спросил Карой.. сюбмтсчяиьт

— Демон, — ответил Вард. — Едва чувствуется.

Обернувшись ко мне, Карой спросил: — Ну что, Дарт, если выскочит на нас, ты его магией сможешь убить?

— Если это торг, то не убью, только оглушить смогу, — ответил я. — А если скарт, то справлюсь.

— А с остальными? — спросил Гилим.

— А я пока больше никого не видел, — признался я. — Поэтому не знаю.

— Ладно, надо тебя в деле проверить, — решил Карой. — Да и вода здесь есть, запасы можно будет пополнить. Сделаем так. Дарт идёт чуть впереди, а мы полукольцом чуть сзади, — распорядился Карой. — Получится выпуклая в середине дуга. Так на демона и выйдем. Если Дарт справится сам, то не вмешиваемся, а если нет, то подтягиваемся и начинаем стрелять.

Охотники сноровисто зарядили арбалеты и, растянувшись по склону, мы начали спуск в овраг. Идя на три десятка ярдов впереди остальных, вскоре и я начал чувствовать покалывание от браслета. Создав структуру заклинания молнии, поправил на всякий случай меч и активировал защитный амулет. Добравшись деревьев, я замер, услышав отчётливый хруст веток впереди меня. Тряхнув рукой с раздражавшим меня своим болезненным покалыванием амулетом, я шагнул в рощу.

Настороженно прислушиваясь к доносящемуся до меня хрусту, я стараясь не шуметь, пошёл на звук. Через несколько ярдов до меня донёсся звук тихого довольного урчания и демон зачавкал чем-то. Едва не вздрогнув, услышав поглощающего добычу демона, я прокрался к дереву, из-за которого доносился звук, и замер, поражённый. На траве сидело совершенно уморительное существо — примерно два фута размером, оно больше походило на шар, таким было толстым. Гладкая, лоснящаяся, светло-серая, почти пепельная шерсть, только пузо было белым. Совершенно уморительная мордочка с огромными глазищами и небольшими, вроде медвежьих, ушами. А пасть-то, пасть, страсть-то какая… Почти на всю морду! И нос широкий, словно сплюснутый.

Разглядывая странного демона, поглощавшего крупный жёлтый плод, сорванный с невысокого кустарника, росшего рядом, я не заметил, как сзади подошёл Карой.

— Слипб — сказал он, опуская арбалет.

— Всё в порядке! — крикнул охотник остальным. — Это слип!

— Не опасный? — спросил я.

— Только для жратвы, — улыбнулся Карой. — Можешь не беспокоиться, он мясо не ест.

— Это хорошо, — успокоился я. — Не хотелось бы, чтобы такой симпатичный зверёк хищником оказался.

— Не зверёк, а демон, — поправил меня Карой. — И демон его знает, кто и зачем такого демона создал. До сих пор никто понять не может, зачем они нужны были. Торги вот, к примеру, могли бы для перевозки грузов сгодиться, скарты для охраны, а этот для чего древними создан, никто понять не может.

— Для красоты, — заявила Дария, подошла к слипу и погладила его. — Такой красивый, — с умилением рассматривая демона, сказала девушка.

— И как его другие демоны не схарчат? — с недоумением спросил я, осматривая явно медлительного и неповоротливого демона.

— Он не съедобный. Совсем, — объяснил мне Гилим. — А другие демоны не настолько глупы, чтоб не знать этого.

— Смотри — наелся, — сказал Карой.

Демон и впрямь наелся. С трудом ворочая челюстью, он откусил от плода ещё кусок и пытался его медленно прожевать. Несколько раз моргнув, слип прикрыл глаза. И, так и не доев плод, повалился спиной на землю. Держа в передних лапах остатки еды, и открыв раздутое пузо.

Расхохотавшись, я спросил Кароя: — И что он такой ленивый?

— Не то слово, — ответил смеющийся охотник. — Только жрёт и спит.

— Так, ладно, не расслабляемся, — повысил он голос. — Ищем воду и убираемся отсюда.

Оставив демона дрыхнуть на полянке, мы зашли чуть глубже в рощу. Набрав воды в найденном роднике, быстро выбрались из оврага. Убравшись от рощи подальше, сделали привал.

Немного задумавшись за едой, я услышал шёпот Дарии.

— Смотрите, смотрите, сейчас Дарт, как слип, спать брякнется, — прошептала она.

Хохот охотников, оценивших шутку девушки, вырвал меня из плена раздумий и я усмехнулся.

— Ну, если ты меня так ласково гладить будешь, как слипа, то могу и спать завалиться.

— Молодец, Дарт, — хлопнул меня по спине сидевший рядом Гилим. — Настоящего охотника врасплох не застанешь.

— Что уел он тебя? — обратился он к девушке. — То-то же. Не на того напала.

— А всё-таки хороший демон встретился. — Припомнив замечательного зверька, я улыбнулся.

— И, как и положено всем хорошим, — ленивый до ужаса, — сказал Гилим.

— Да, самое ленивое и беззаботное существо во всём мире, — согласился с ним Карой.

— Детям бы такого, вместо игрушки, вот бы они обрадовались, — представил я восторг детей.

— Так бывает, ловят их и продают, — сказал Карой. — Не таких, конечно, здоровых. Детёнышей. Они поменьше будут, с кота примерно. Только лопают как добрый конь.

— Да, в Гармине купить слипа не проблема, — сказал Гарт. — Хоть и дороговато, но приобрести можно.

— А можно и бесплатно получить, — засмеялся Рашид.

Недоумённо оглядев хохочущих охотников, я спросил: — Как это бесплатно?

— Да кто-то из воровской Гильдии одного богача обворовал, и никаких ловушек на своём пути не встретил. Богач этот сундучок с деньгами под кровать себе поставил и решил, что мимо него воры точно не проскочат. И тогда вор, чтоб показать этому богачу, какой он ленивый соня, слипа вместо денег в сундучок положил, — объяснил мне Гилим. — Вот так можно слипа бесплатно получить. У воров наших теперь самым шиком считается слипа подложить.

— Да где же столько слипов наберёшь?

— Ну не всем же его подкладывают, — сказал Рашид. — Ты попробуй в охраняемый дом заберись, золото добудь, да ещё и демона с собой потаскай, тогда поймёшь, что слипа не так легко подложить.

— Да и богачи не дремлют, никто не хочет слипа бесплатно получить, — добавил Вард. — Мало того, что золото украдут, так ещё и весь город потешаться будет.

— Весёлые у вас воры, — засмеялся я.

— Ага, — согласился Вард.

Следующий день выдался куда более беспокойным. Ближе к полудню мы обогнули длинную трещину в земле и поднялиись на небольшой холм. Решив немного ниже по склону остановиться на привал, мы начали спускаться, и в это время на склон соседнего холма, расположенного в трёх сотнях ярдов от нас, вышла стая скартов. Обнаружив на своём пути добычу, демоны рванули к нам, пытаясь побыстрей добраться до свежего мяса.

— Дарт, ты можешь что-то сделать? — спросил Карой. — Нам от них не удрать.

— Я выйду чуть вперёд, и, как только они на меня набросятся, пристрелите их из арбалетов, — предложил я.

— Хорошо. За дело.

Сбросив свой мешок и взяв арбалет, я торопливо пошёл на встречу демонам. Отойдя от охотников на два десятка ярдов, создал заклинание молнии. Несмотря на защиту, смотреть на бегущих ко мне скартов было страшновато. А каково охотникам приходится? Если первым выстрелом со скартами не расправиться, то на второй выстрел времени не будет. Одно хорошо, местность достаточно ровная и демоны бегут по прямой, а не прыгают в разные стороны.

Едва первый демон приблизился ко мне на три десятка ярдов, как я метнул в него молнию. Встречный удар молнии сотряс демона, и его отбросило под лапы бежавшего следом скарта. Не мешкая, я создал ещё одно заклинание, и бросил его в решившего обогнуть меня и достичь остальных охотников демона. И не успел я порадоваться упавшему демону, как на меня прыгнул скарт. Ударившись мордой о засиявшую защиту, он отскочил, ошеломлённо мотая головой. Не дав ему прийти в себя, я выстрелил в него из арбалета. Двое оставшихся скартов, так и не обратив внимания на гибель сородичей, прыгнули на меня. Последовавшие друг за другом два удара не смогли пробить мою защиту и демоны на мгновение замерли. И этим сразу же воспользовались охотники, не дожидаясь команды, они разрядили в неподвижных демонов арбалеты. В открывшего свой бок скарта вонзилось сразу четыре болта, а в прикрытого мной только два. Да ещё один щёлкнул по моей защите и отлетел в сторону.

Осмотрев бьющихся в предсмертных судорогах демонов, я развернулся лицом к охотникам.

— Ну и кто это меня вместо демона пристрелить решил? — поинтересовался я.

— Извини, Дарт. — смутилась Дария. — Я хотела ему в голову попасть, и немного промазала.

— Ладно, забудем, — сказал я. — Только когда в следующий раз стрелять куда-нибудь будешь, меня предупреди, чтоб я отошёл подальше.



— Здорово ты их, Дарт, — окружили меня радостные охотники. — Хорошо, что ты с нами пошёл. Пять скартов, это ж надо. Если б не ты, половина отряда погибла бы, если не весь.

— Вот поэтому в отряде маг край нужен, — сказал Карой. — От всех опасностей он не убережёт, но хоть демонов не надо опасаться будет.

— Слушай, Дарт, — обратилась ко мне Дария. — А где ты заклинание молнии выучил? Да ещё и так ловко его используешь, как настоящий боевой маг. Боевую магию ведь только в Магических школах преподают, а тех магов кто опасные знания свободно распространяет, наказывают сурово.

— Так я же не из Элории, — ответил я. — В Империи с этим попроще. Нашёл мага, который и обучил меня заклинанию молнии.

— А мы, признаться, сомневались немного, — сказал Вард. — Были мысли, что пара свитков у тебя с собой была, и ими ты воспользовался.

— Ладно, ладно, — поторопил нас Карой. — Потом порадуемся. А сейчас — болты, и убираться отсюда надо подальше. Дарт со всеми демонами в округе точно не справится.

Подобрав свой мешок, я пристегнул к нему арбалет и закинул его за спину. Быстро спустившись со склона, мы оставили демонов позади и продолжили свой путь. Поначалу шли мы очень быстро, не чувствуя усталости, но вскоре возбуждение схваткой погасло и мы начали вспоминать, о том, что привала не было с самого утра. Через несколько миль Карой решил, что мы достаточно удалились от места схватки, и объявил долгожданный привал.

Едва мы управились с едой, как Дария насела на меня с расспросами.

— Слушай Дарт, а много энергии твоя защита потратила? На сколько ещё тебе защитного заклинания хватит?

— Сколько затратилось энергии? — осмотрев амулет, я сказал. — Где-то двадцатая часть, может чуть больше. Сейчас я её восполню.

— У тебя защитный амулет с собственным запасом энергии? — вырвался у Дарии восхищённый возглас. — Не обычная безделушка с наложенным слабеньким заклинанием, которое быстро угасает?

— Нет. Хороший амулет с защитным заклинанием третьего круга.

— Везёт тебе, — вздохнула девушка. — С такой защитой и впрямь безбоязненно можно с демонами в бой вступать. — А у нас вон защита совсем слабенькая, — пожаловалась она. — Один-два удара и всё…

— Ничего, — утешил её Вард. — До сих пор нам и слабенькой защиты хватало. Это если нашу задумку решим исполнить, тогда надо чем-то посерьёзней будет разжиться.

— А какими ты ещё заклинаниями владеешь? — спросила у меня Дария.

— Ещё заклинанием малого исцеления и заклинанием магического света.

— Здорово. А я только заклинанием малого исцеления владею.

— Так поступи в магическую школу, — посоветовал я. — И выучишь множество заклинаний.

— Поступала уже, — печально ответила девушка. — Не приняли. Слишком у меня слабые способности. У меня сейчас только на одно заклинание третьего круга энергии хватает. И выходит, что я, даже если развивать свои способности буду, до старости не смогу заклинаниями второго круга пользоваться. А кому нужен такой маг…

— Не расстраивайся, — попросил я. — Большинство людей вообще ни одного заклинания создать не могут.

— Это да, — поддержали меня охотники. — Мы вот и единственному заклинанию рады были бы безмерно.

— Спасибо, — улыбнулась девушка.

— А где ты тогда заклинание изучила? — полюбопытствовал я. — Если в Магическую школу тебя не приняли?..

— Я её на обучение к целительнице отдал, — проворчал Карой. — Там она его и изучила.

— Ага, — засмеялись охотники. — А Дария целительницу упросила, чтоб та её хоть какому-то доступному ей заклинанию обучила. А как выучила заклинание, так с нами в поход увязалась.

— А какую историю сочинила, — сказал Вард. — Карой ведь ни в какую её в пустоши брать не хотел. Так она вечером перед походом вся в слезах к отцу прибежала, и сказала, что одному благородному сэру приглянулась, и он собирается её своей любовницей сделать. Обещался, дескать, её выкрасть и к себе в поместье для утех забрать.

— Да уж, — буркнул Карой, искоса взглянув на смутившуюся девушку. — Не оставлять же было её одну после такого в городе. Так и взял её с собой. И с тех пор она с нами и ходит. Хотя про благородного сэра наврала.

— Не наврала, а немного приукрасила, — не согласилась с ним девушка.

— Немного, — хохотнул Гилим. — Благородный сэр к целительнице пришёл за помощью, а как увидел, что у неё ученица есть, предложил Дарии после обучения в его замок перебраться, а то его земли возле болот расположены, и люди часто болеют.

Немного передохнув, мы продолжили путь. Петляя среди каменистых холмов, наш отряд упорно продвигался к намеченной цели. Хорошо еще, что Вард старался выбрать путь полегче, и мы обходили встречавшиеся каменные россыпи. Оно и в самом деле лучше немного больше пройти, чем топать по камням. Не ровен час — ногу подвернёшь или сапоги камнями так изотрёшь, что босиком телёпать придётся. А вот постоянные спуски-подъёмы куда как сильней раздражали. Да и демонов сложнее углядеть, выскочат опять неожиданно и опять в бой с ними вступать придётся.

Поправив мешок, я со вздохом потопал дальше. И местность вокруг неприятная, мёртвая какая-то, ни живности, ничего. Одна земля, да камни. Хотя вон жучки какие-то тёплый камень делят. Ну, мелочь всякая везде приживётся. Благо ещё, сухо здесь и мошка не водится, а то вообще бы никто в пустоши не совался. Демоны ведь демонами, а встретишь ты их или нет — неизвестно. А вот гнус моментом доведёт до такого состояния, что и сокровищам рад не будешь. Интересно, а в Зелёной долине гнус обитает? Вроде Микос рассказывал, что между рек она расположена.

— Гилим, а ты в Зелёной долине не бывал? — поинтересовался я у идущего впереди охотника.

— На краю долины бывал, — ответил охотник. — До города не добирались мы, так, немного от края отошли, и назад пришлось вернуться.

— А что так, демонов много?

— Полно. Не смогли мы незаметно пробраться. Да и попробуй незаметным быть, когда почти всю дорогу прорубать приходится, — сказал Гилим. — Она ведь гораздо южнее расположена, в устье реки. Раньше-то у Древних там всякие приспособы стояли, что не давали реке разливаться и долину затапливать. А теперь в заросшее болото долина превратилась. Мы даже плот в одном месте построили и по старому каналу доплыть до города хотели. Но не вышло. Не протянуть плот через все эти лианы, да заросли. Вот лодка была бы у нас, узенькая, крепкая, да полегче. Тогда может, и удалось бы до покинутого города добраться. А так только до одного местечка интересного мы добрались, и пришлось ноги оттуда делать. Едва живыми выбрались мы с долины.

— Раз болота есть, то и гнуса, наверное, предостаточно? — задал я вопрос.

— Да порядком его там, порядком. А уж гадов сколько ползучих — страсть!

— Б-р-р, — скривился я. — Терпеть не могу змей всяких. И какой только бог такую гадость сотворил.

— А их там столько, — подлил масла Гилим, — аж на плот к нам залазили, все в болоте не помещались.

— Да уж. В долину я, пожалуй, и соваться не буду, — решил я.

— Да шучу я, — рассмеялся охотник. — Мало там змей. Там демонов столько, что даже гадам ползучим не выжить. Их там демоны харчат за милую душу. Демоны ведь в долине и такие, что в воде живут, обитают. Один на наш плот даже бросился. Здоровенная тварюга, навроде ящерки, только ярдов пять длиной, и по спине и хвосту костяной гребень идёт. Зубами как схватила плот и давай его мотать. Нас видать, стряхнуть хотела. Благо канал по которому мы пробирались узенький был, на выложенный камнем берег смогли мы спрыгнуть. А демон поняв, что не сможет плот перекусить, хвостом его так шандарахнул, что в щепки его разнёс.

— Опасное место — Зелёная долина, — уважительно сказал я, представив подобного демона.

— Ещё какое опасное, — согласился охотник. — Зато там только и остались самые нетронутые места. Здесь-то почитай всё охотники обшарили, а там ещё есть чем поживиться.

— Да, побывать бы в покинутом городе, — мечтательно сказал я. — Там, наверное, уйма предметов магических имеется…

— И золота полно… — поддержал Гилим. — Но ты не беспокойся, — сказал он. — С этого похода вернёмся и начнём к серьёзному делу готовиться. Мы уже почитай три года хотим в одно очень интересное местечко наведаться.

— И где это местечко?

— Как раз-таки в упомянутой тобой Зелёной долине. Когда мы пытались до покинутого города добраться, тогда и наткнулись на несколько зданий Древних. Только демоны нас преследовали, пришлось мимо них пробежать. Теперь вот хотим туда пробраться. Потому и маг нам необходим, от демонов отбиться, пока сокровища искать будем.

— Интересное дело. — Привлекла меня идея побывать в необчищенных охотниками местах.

— Ещё какое интересное. Ну, ничего, как вернёмся, все вместе этот план обсудим.

До темноты нам удалось преодолеть ещё миль семь по каменистым пустошам. Устав за день, мы повалились на найденном Вардом небольшом участке ровной земли. Чуть переведя дух, я расчистил себе место для сна от небольших камней, и быстро поев, завалился спать.

Случившийся бой с демонами ещё больше сблизил меня с охотниками, и они начали относиться ко мне как к своему товарищу, а не как к случайно затесавшейся в их отряд личности. Больше проверок мне, похоже, устраивать не собирался, и когда мы спустились в какую-то низину набрать воды, никто даже не заикнулся о необходимости отправить меня вперёд. Освоившись в отряде, и я стал чувствовать себя свободнее.

Стараясь поддерживать приличный темп, мы пробирались по пустошам ещё три дня. После полудня третьего дня мы вышли в полумиле от здания с винным подвалом.

Остановив отряд, Карой сказал: — Местность примерно в две мили вокруг здания мы уже осматривали. Думаю, теперь нам надо дальше к горам пробираться. Только вон та трещина больше чем на две мили тянется и неизвестно где закончится. По какой стороне пойдём?

— Я думаю надо по правой стороне идти, — сказал Вард.

— Я поддерживаю, — сказал Улис.

— А давайте монетку бросим? — предложил я.

— Так нет у нас собой монет, — сказал Карой. — Кто ж в пустоши деньги с собой берёт? Паромщики ведь за обратную доставку денег не берут.

— Ага. На кой здесь деньги, чай кабаков нет, — поддержал его Гилим. — А на знаке Гильдии гадать грех.

— У меня есть монета. — Порывшись во внутреннем кармане куртки, я достал оттуда кошель и вытащил золотой империал.

— Дарт, ты самый странный охотник из всех, что я видел, — признался, озадаченно рассматривая монету, Гилим. — Отправляться за добычей в пустоши с полным кошелём золота? На кой тебе сокровища?

— Примета у меня такая, — быстренько нашёлся я, стараясь не обращать внимания на полные подозрений взгляды охотников. — Золото к золоту тянется, вот и таскаю с собой немного золота.

— Добрая примета, — высказал своё Рашид.

— И верно, добрая, — согласно кивнул Карой. — Тогда бросай, если корона, то направо поедём, а если император, то налево.

Подбросив монету, я поймал её и шлёпнул на тыльную сторону левой ладони. Я убрал правую руку и на солнце сверкнул выгравированный на монете император Талах Первый.

— Значит, налево, — приняли решение богини судьбы охотники.

До темноты мы шли по левой стороне непонятного провала в земле. Не очень широкая — ярдов десять-пятнадцать — трещина была довольно глубокой, чуть не ярдов в пятьдесят. Присматриваясь поначалу к столь странному провалу, я пытался представить, из-за чего могла треснуть земля. Однако россыпи камней, встретившиеся на нашем пути, сильно усложнили наш путь, и мне стало не до праздных рассуждений. Всё внимание занимали попытки выбрать наиболее устойчивые камни. Преодолев до темноты едва ли две мили, мы устроились на ночёвку.

— Трудноватая дорога нам выпала, — пожаловался, растирая ноги, Улис.

— Ничего, не трудней, чем с утра до заката в поле трудиться, — утешил его Карой. — Думаю надо ещё один день идти в прежнем направлении, а потом по дуге обогнуть здание древних. Так нам удастся большую площадь осмотреть.

— Хорошая идея, — высказался Гилим.

На том и порешив, мы завалились спать.

На следующий день мы продолжили свой утомительный путь по камням. С трудом удерживаясь от проклятий в адрес богов, создавших подобные места, я старательно высматривал, куда поставить ногу, чтобы сделать следующий шаг. Остальные охотники, по моему мнению, были заняты тем же. Однако раздавшийся возглас Кароя, остановившего отряд, изменил его.

Остановившись, я осмотрелся. Трещина сворачивала направо и через сотню ярдов смыкалась. И ещё через пару сотен ярдов камней становилось гораздо меньше.

— Идём туда, — указал Карой направление. — Выберемся из этих каменных россыпей и передохнём.

Приободрившись после обещания скорого отдыха, мы ускорили шаг и быстро добрались до указанного Кароем места.

— Кто не так сильно устал? — спросил наш предводитель, когда все с облегчением остановились и сняли мешки.

— Я не устала, — ответила Дария.

— Тогда заберись на вершину вон того холма и следи за местностью, — распорядился Карой. — А то идущих с той стороны демонов мы можем не приметить.

— Хорошо.

Девушка прихватила с собой арбалет и полезла на расположенный в паре десятков ярдов от нас холм. Хотя холмом его можно было назвать только за неимением другого названия. Скорее это была здоровенная груда массивных камней.

Быстро перекусив, я взял свой арбалет и тоже отправился к холму.

— А ты куда? — поинтересовался Гилим.

— Пойду Дарию сменю, — ответил я.

— Ну-ну, — усмехнулся Гилим.

Забравшись на холм, я присел возле разглядывающей округу Дарии на камень. Осмотрев прилегающую к холму местность, ничего интересного не приметил. Всё так же, голая земля, покрытая кое-где каменными россыпями, небольшие кучи камней, ещё несколько здоровенных холмов. Ничего интересного.

— Чего пришёл? — спросила, наконец, меня девушка.

— Тепло тут и солнце рядышком, — неопределённо ответил я. — Дай, думаю, погреюсь немного.

— Вот болтун, — фыркнула Дария. — Как будто возле холма холоднее было.

— Сменить тебя пришёл, — объяснил я. — Пойди, поешь, а то до вечера больше привалов не будет.

— Как неохота лезть обратно по этим камням… — посмотрев на склон холма, недовольно сказала девушка.

— Ну не оставаться же теперь здесь жить.

— Ты прав, — вздохнула Дария, так и не соизволив встать с камня. — Местность здесь для жизни не подходящая.

— Отшельникам здесь по вкусу пришлось бы, — поддержал я.

Окинув последний раз взором прилегающую к холму местность, девушка начала приподниматься и вдруг врезала мне локтем по рёбрам.

— Ты чего? — возмутился я, едва не слетев от неожиданного удара с камня.

— Смотри! — Схватив меня левой рукой за плечо, девушка начала тормошить меня, указывая другой рукой на россыпь камней ярдах в двухстах от холма.

— Смотрю, — недовольно ответил я, не приметив ничего интересного.

— Лучше смотри, — рассмеялась Дария. — Неужели не видишь вон там, в камнях, пару ровных линий?

Приглядевшись, я и впрямь увидел, что среди каменной россыпи выделяются камни, уложенные ровными линиями. Озадаченно почесав затылок, я попытался представить, что будет, если эти каменные линии соединить и сам подскочил с камня.

— Понял теперь? — спросила у меня радостная девушка.

— Понял, — подтвердил я. — Спускаемся к остальным, нечего здесь больше торчать.

Покинув вершину холмы, мы спустились к отдыхающим охотникам.

— А вы чего такие довольные? — с ухмылкой поинтересовался Улис, заметив наши довольные лица. — Неужто такое счастье на камне рядышком посидеть?

— Ещё какое, — ответил я. — Вот и с вами пришли нашим счастьем поделиться.

— Это как? — не понял Улис. — Счастье ведь не делится.

— Зато сокровища делятся, — в один голос ответили мы и рассмеялись, поразившись нашему единодушию.

— Сокровища? — встрепенулись лениво прислушивающиеся к нашему разговору охотники. — Где?

— За этой каменной грудой, — указала торжествующая девушка и подхватила свой мешок.

— Собираемся, — скомандовал Карой, однако его команда и не требовалась. Охотники, которым только что было лень даже пошевелиться, повскакивали и расхватали свои вещи. Захватив и свой мешок, я догнал вырвавшуюся вперёд девушку и пристроился рядом.

— А я им говорила, что от меня пользы будет много, — сказала торжествующая Дария. — Если бы не я вы, бы рядом прошли и ничего не заметили бы.

— Я не говорил, что от тебя пользы нет.

— Ты не говорил, так другие не сразу смирились с моим присутствием в отряде. — Взглянув на меня, ответила Дария. — Только когда Гилим ногу подвернул, и я его заклинанием исцелила, только тогда меня в отряд как настоящего охотника приняли. А вот что я что-то стоящее найду вперёд всех, никто не верил.

Обогнув холм, мы добрались до каменной россыпи. Вблизи она совсем не походила на встреченные нами россыпи. Рассыпанные здесь камни были явно не рассыпавшимся от времени куском скалы. Слишком много среди них попадалось камней примерно одинаковой, прямоугольной формы. Да и некоторые обломки, похоже, тоже являлись расколовшимися кусками таких же камней. Пробравшись к ровному ряду камней, я убедился в нашем предположении — эта каменная россыпь, похоже, когда-то была домом. Конечно, трудно представить, что дом, сложенный из довольно массивных камней может сдуть ветром, но именно такое впечатление это место и производило. Словно кто-то сдул дом, лишь кое-где торчали фрагменты стен на два-три камня выступающие из земли.

— Здорово, Дарт, — похлопал меня по плечу Гилим. — Только на холм забрался и сразу место интересное приметил.

— Это не я приметил, — прервал я похвалы охотников. — Это заслуга Дарии. А я так и просидел бы на холме, ничего не приметив.

— Дария? Вот умница у тебя выросла, Карой, — похвалил девушку Гилим.

— Только непослушная, — проворчал с улыбкой Карой.

— Я предлагаю в таком разе ещё одну долю с найденной здесь добычи Дарии отдать, — предложил Улис. — На приданое.

Рассмеявшиеся охотники единодушно поддержали его предложение, даже не выслушав возражения смутившейся девушки.

Карой быстро присмотрел нам вблизи развалин место для стоянки. После того, как мы сложили там свои вещи, он отправил Варда на холм присматривать за округой, а мы приступили к осмотру развалин. Немного полазив по россыпи камней, я пришёл к выводу, что здание было довольно-таки здоровым, не меньше чем сто на сто ярдов.

Облазив всё, мы ничего интересного на поверхности не нашли. Если и было здесь что-то стоящее, то оно скорей всего погребено под камнями. Остальные охотники пришли, видимо, к такому же выводу и вскоре мы собрались возле Кароя.

— Придётся завалы разбирать, — сказал наш предводитель.

Расположившись возле останков одной из стен, мы начали расчищать внутренний периметр здания от камней. Выковыривая из завалов массивные камни килограмм в тридцать весом, мы оттаскивали их на десяток ярдов от останков здания. Дария тоже принимала посильное участие в разборке завала. Целые камни, конечно, ей таскать не позволили, но не таких тяжёлых обломков тоже хватало, с ними и девушке по силам было справиться. Расчистив до вечера участок ярдов в десять на пятнадцать, в нанесённой за эти годы земле нашли несколько обломков не до конца сгнившей мебели, небольшой серебряный колокольчик и немалое количество осколков керамической посуды.

Умаявшись на разборке завала, отряд за ужином почти не разговаривал, и сразу после ужина все завалились спать. Немного оживившись по утру, отправились к развалинам.

— Как каторжане у дварфов трудимся, — пошутил Улис, таща камень.

— Ага, — согласился с ним Вард. — Слава богам надсмотрщиков с кнутами нет.

— Не говори. — Поддержал его Карой. — Только надсмотрщиков тут до полного счастья не хватает.

— Нет, — тяжко вздохнул я, откидывая камень. — Не моё это, с камнем работать. Сидел бы сейчас в прохладной таверне, за бутылочкой-другой тёмного тошерского… Эх… Да мяса жареного с приправами… И красивых танцовщиц десяток…

— Дарт, прекрати! — взвыл Улис. — И так это вяленое мясо с водой достало, так и ты ещё душу травишь.

— А красиво сказанул, — восхищённо прицокнул языком Вард. — Ишь ты, и тёмного тошерского ему, да танцовщиц десяток.

— Дарт, а ты с десятком танцовщиц хоть справишься? — ехидно поинтересовалась Дария. — Или только как они танцуют смотреть будешь?

— А что с ними ещё делать? — недоумённо спросил я.

— Может тебе объяснить, что с ними делать? — Ядовито сказала девушка.

— Объясни, — попросил я. — Не хочется дураком несведущим умирать.

Посмотрев на заинтересовавшихся охотников, Дария фыркнула.

— Чего же ты примолкла? — поддел её Гилим. — Нам тоже интересно послушать, чего ты там с танцовщицами сделать удумала.

— Да ну вас, — смутилась девушка.

Отнеся ещё пару камней, я спросил у девушки: — Слушай, Дария, а ты танцевать умеешь?

— Умею, — ответила девушка и с подозрением осведомилась. — А тебе это к чему?

— Это хорошо, что умеешь, — довольно ответил я и, отцепив от пояса фляжку, открыл её. — Танцуй.

— Ты сдурел, Дарт? — ахнула девушка. — Какие танцы? Работай, давай!

— Пока не станцуешь, работать не буду, — твёрдо ответил я, уселся на корточки и напился воды.

— Ну что, будешь танцевать? — спросил я подошедшую ко мне Дарию.

— Дарт, ты чего перегрелся? — настороженно спросила девушка.

— Дарт, бросай валять дурака, — посоветовал мне Вард.

— Добычу найти — это дурака валять? — резонно возразил я.

— Какую добычу? — собрались вокруг меня и остальные охотники.

— А вот какую! — торжествующе сказал я, и сдвинул ноги. Под ногами засверкали драгоценные украшения.

— Дарг! — выдохнули поражённые блеском драгоценных камней охотники.

Схватив усыпанное мелкими алмазами ожерелье, девушка радостно запрыгала вокруг нас.

— Какая красота, — восторженно сказала она.

Отдав фляжку Гилиму, я опустился на колени и начал вытаскивать из сгнившей шкатулки женские украшения. Сложив на камень все, что было в шкатулке, я присел рядом.

— Да за такую добычу не грех и выпить, — приложился Гилим к фляжке.

— Дарию от цацек оттащите, — посоветовал Улис, после того как девушка, ухитрившись нацепить на себя ожерелье, потянулась за кольцами. — Иначе все на себя нацепит.

— Да пусть цепляет, — сказал Гилим. — Хоть немного порадуется. Да и тащить не нам придётся, — хохотнул он.

— Маленькие, — с досадой сказала девушка, примерив кольца, и, с сожалением вздохнув, положила их обратно на камень.

— Дария, тащи мешочек, — распорядился Карой. — И лопату принеси.

Убрав найденные украшения в мешочек, Карой вручил девушке лопату и поручил покопаться вокруг найденной шкатулки. А мы тем временем с новыми силами принялись за расчистку здания. За несколько часов напряжённой работы нам удалось расчистить чётко видимый контур трёх комнат и приступить к четвёртой. Через некоторое время мы добрались до заваленного камнями провала в полу здания.

— Подвал, — пришли мы к единодушному выводу и принялись вытаскивать из ямы камни. Подгоняемые призрачной надеждой на неисчислимые сокровища, припрятанные в подвале, мы быстро справились с расчисткой спуска в подвал.

— Стой, — остановил Карой, сунувшегося было вниз Улиса. — Перекусить надо и передохнуть. Кто знает, может, ещё не один час уйдёт, чтобы подвал осмотреть. Надо передохнуть. Да и пыл немного поугаснет, а с дурной головой в здания Древних лучше не соваться. Да и демоны нам теперь не слишком опасны, так что спешить не будем.

Согласившись с Кароем, мы оторвали Дарию от раскопок, и пошли на стоянку. После того как мы поели, Карой отправил девушку сменить на холме Рашида.

Проводив взглядом девушку, Гилим сказал: — Правильно, Карой, нечего ей в подвале делать. Слишком это опасно. Пусть за округой присматривает.

Немного передохнув, мы захватили с собой две лампы и отправились обследовать подвал здания. Перебравшись через не слишком затрудняющие спуск камни, лежащие на лестнице, Карой зажёг свою лампу. Осветив свод каменного тоннеля ведущего вниз, он начал спуск. А следом потянулись и мы. Решив, что осторожность не помешает, я перешёл на истинное зрение. Спустившись по пологой лестнице примерно на пять ярдов под землю, мы упёрлись в проржавевшую металлическую дверь.

— Определённо здесь есть что-то стоящее, — предвкушающе произнёс Гилим. — Не станет никто попусту дверь из металла ставить.

— Верно, — согласился Карой. — Дарт, ты видишь истинным зрением что-нибудь подозрительное? — спросил он у меня.

Внимательно осмотрев всё, я помотал головой: — Нет. Не вижу никаких магических ловушек.

— И я ничего не вижу, — задумчиво сказал Карой.

Поставив лампу на ступеньку, он шагнул на маленькую площадку возле двери. Взявшись за ручку двери, он потянул её на себя. Дверь не поддалась, и он дёрнул её посильнее. Разнёсшийся под сводом скрип металла, был единственным результатом его рывков. Ухватившись за ручку двумя руками, Карой упёрся одной ногой в стену у двери, и потянул дверь на себя. Отвратительный протяжный скрип металла заставил нас стиснуть зубы. Дверь начала понемногу открываться, и Карой отлетел от неё. Поддержав Кароя и не дав ему упасть, мы уставились на оторванную им ручку.

— Всё проржавело, — щтбросил он с досадой дверную ручку.

Взяв лампу, он вернулся к двери, и заглянул в образовавшуюся двух дюймовую щель.

— Ни демона не видно, — пожаловался Карой, пытаясь через щель осветить помещение за дверью. — Улис, тащи кирку, — распорядился он. — Придётся выломать к демонам эту дверь.

— Может, попробуем без кирки, — сказал Улис. — Возьмёмся все за край и попробуем открыть её.

— Давай попробуем, — согласился Карой.

Всем возле двери разместиться, конечно, не удалось. За дверь ухватились только Карой, Улис, Гилим и я. По команде Кароя, начали тянуть за край двери. Поначалу дверь начала было открываться, но, продвинувшись ещё на пару дюймов, замерла. Здоровые петли заржавели и не давали сдвинуть дверь. Перехватившись поудобнее, мы сделали ещё одну попытку. Кромка двери постепенно начала отодвигаться и приложив все силы, нам удалось оттянуть её ещё на полтора десятка дюймов. Отпустив кромку двери, мы посмотрели на неё.

— Да, как говорится, сила есть… — проворчал Гилим.

Дверь так и не повернулась на петлях. Мы выгнули саму дверь, искривив металл.

— Да нет, — не согласился Карой. — Просто металл уже достаточно ветхий, вот и поддался. Новенькую дверь нам сила не помогла бы своротить.

Подхватив лампу, он просунул её за дверь и протиснулся туда сам. Пробравшись следом за Кароем в небольшую кладовую, мы остановились у входа. В небольшой комнате стояло несколько десятков ящиков.

— Здесь явно магия применялась, — сказал Гилим, глядя не повреждённые временем деревянные коробки и ящики.

— Она и сейчас здесь осталась, — сказал я, рассматривая видимое истинным зрением тусклое жёлтое сияние, окутывающее ящики.

— Да, на ящики какое-то заклинание наложено, — согласился Карой. — Хотя сияние жёлтое, скорей всего это просто защищающее от повреждений и непогоды заклинание.

— Похоже на то, — согласился я. — Почти все защитные заклинания жёлтый свет излучают. Да и не стал бы никто на каждый ящик отдельное охранное заклинание накладывать.

— Тогда приступим. — Отодвинув нас в сторону, Гилим вытащил из куртки моток тонкой верёвки и кожаный мешочек, в котором оказалась миниатюрная трезубая кошка. Растянув свою снасть, охотник метнул кошку за ящики. Потянув за верёвку, он зацепился кошкой за верхний ящик и потянул его к нам. Сдвинувшись, ящик с грохотом свалился на пол. Не заметив никаких магических изменений, Карой кивнул Гилиму, давая понять, что всё в порядке. Сматывая верёвку, Гилим подошёл к ящику и отцепил кошку. Присев возле ящика, он попытался открыть его, но это ему не удалось.

— Не пойму я что-то, — проворчал Гилим, покрутившись вокруг ящика. — Ни замка, ни петель нигде не видно. Словно гроб сколочен.

— А может того… — опасливо прошептал Улис. — И впрямь гробы это…

— Да нет, не похоже, — сказал Карой. — Вон несколько ящиков квадратных стоит, а кто гробы квадратными делает.

— Ну… — собрался припомнить квадратный гроб Улис.

— И не разводи панику, — оборвал его Карой. — Сколько лет в пустоши хожу, а всего двух мёртвых древних видел, да и то скелеты.

— Не открывается, — наконец, отстал от ящика Гилим и подошёл к остальным ящикам. — И эти такие же.

— Рашид, давай кирку, — распорядился Карой.

Подав Гилиму кирку, Рашид отошёл назад. Осторожно нанося удары по краям ящика, Гилим начал разбивать доски. Ящик и впрямь оказался заколоченным, и, отломав кусок доски, охотник подцепил киркой стенку ящика и отодрал её. Отлетевшая крышка ящика открыла нашему взору лежавшую там материю. Взявшись за край сукна, Гилим вытащил из ящика добротную украшенную вязью куртку.

— Одежда, видать, для придворных была, — прокомментировал свою находку Гилим. — Оттого и заклинание для сохранности было наложено.

— Да, похоже, опасности здесь нет, — сказал Карой и шагнул к ящикам.

Мы в тот же момент тоже рванули к ящику. Достав из разбитого ящика ещё несколько курток, мы начали рассматривать добротную работу древних мастеров.

— Вот это материал, — поглаживая рукой куртку, сказал Рашид. — Такую одежду носить одно удовольствие.

— Так в чём проблема? — не понял Гилим. — Одевай и носи. Она ведь как новенькая.

— И правда, — обрадовался Рашид и примерил куртку.

— Маленькая, — с сожалением вздохнул он, смотря на короткие рукава.

— Так, может, в других ящиках побольше будут, — предположил Вард, который тоже примерил одну из курток.

Подняв кирку, Рашид начал взламывать и остальные ящики. Почти везде была одежда, штаны, куртки, нательные рубахи, пара ящиков сапог. В соседней стопке ящиков оказались припасы, вяленое мясо, крупы, соль, чай. Уже не ожидая найти себе куртку по размеру, Рашид подступился к последней стопке ящиков.

Под крышкой первого же ящика оказались стальные наплечники. Вырвавшись из мрака ящика, они заблестели под светом ламп, словно были недавно отполированы.

— Так, — остановил Рашида Карой. — Это уже похоже на добычу. Осторожней открывай остальные.

Стараясь не разламывать сильно ящики, Рашид вбивал кирку между крышкой и боковинами ящиков и открывал их. Во всех ящиках этой стопки обнаружились лёгкие доспехи — кольчуги, наплечники из тонких стальных пластин, маленькие остроконечные шлемы, кольчужные перчатки и усиленные металлическими вставками сапоги. Но когда был вскрыт ящик, в котором лежал десяток мечей, все предыдущие находки были забыты. Оставив в покое остальную добычу, охотники расхватали короткие мечи в отделанных серебром ножнах.

— Вот это я понимаю — оружие, — взмахнул мечом Гилим. — Умели же Древние справное оружие делать.

Когда восторг охотников немного поостыл, они разбрелись по комнате, обшаривая каждый уголок. Однако тайников в комнате не было, и Карой приказал перетаскивать воинское снаряжение к стоянке. Сделав по две ходки, мы перетащили добычу на поверхность и собрались вокруг неё.

— Удачный поход, удачный, — сказал Карой, смотря на сваленные в кучу вещи.

— Теперь только до Гармина надо всё это дотащить, — сказал Гилим.

— Жаль только одёжка по размеру не подходит, — добавил Рашид.

— Да, одежда справная, но маловатая, — согласился Гилим. — Но зато на выручку от этой добычи можно и ещё лучше одежду купить.

— Однако, тяжеловато будет всё это тащить, — высказался Вард.

— Да, тяжеловато, — поддержал Рашид. — Но не бросать же добычу здесь.

— Ладно. — Прервал разговор Карой. — Что решим-то? Будем остатки завала разбирать или этим удовлетворимся и в Гармин пойдём?

— Я думаю, не стоит жадничать, — высказался Гилим. — И так добычи у нас чуть не на тысячу золотых. А под камнями врядли что-то ещё будет. Неизвестно, откуда там шкатулка с драгоценностями оказалась, но Дария всё в расчищенных комнатах перерыла и больше ничего не нашла.

— А я думаю, стоит ещё денёк потратить. — Сказал Вард. — Может ещё что-то небольшое и ценное обнаружим.

Остальные охотники, кроме меня, поддержали Варда. И Дария, сменившись, тоже высказалась против немедленного отправления в Гармин. Так, оставив добычу валяться в лагере, мы вновь принялись таскать камни. В этой нудной и тяжёлой работе прошёл этот день и половина следующего. К концу работы Вард уже ёжился от злых взглядов бросаемых на него охотниками. Словно они и не голосовали за расчистку завала, а это было целиком решение Варда. Так и не найдя больше ничего путного под камнями, мы собрались в круг.

— Надо отправляться в Гармин, — буркнул мрачный Вард. — Нечего здесь больше делать.

— Тогда отправляемся, — осмотрев недовольных охотников, решил Карой. — Сейчас распределим добычу по мешкам и отправимся.

И вскоре, забросив на плечи изрядно потяжелевшие мешки, мы двинулись в обратный путь. Дорога до Гармина не вызвала у нас затруднений. Не желая рисковать в неизвестной местности, мы вернулись тем же путём, что и добирались сюда. И демоны, к счастью, не встретились нам на пути.

Наш отряд, повеселев после переправы у Гармина, быстро топал к городским воротам. Вспомнив о необходимости маскировки, я надел своё золотое кольцо и смело вошёл с отрядом в город. По городскому закону пошлиной охотники не облагались, поэтому мы прошли мимо разглядывающих нас стражников и устремились по улочкам города к дому Кароя. Вскоре, добравшись до расположенного на окраине двухэтажного дома, мы выложили добычу и договорились встретиться вечером в "Королевском поросёнке".

Вернувшись на постоялый двор, я зашёл в свою комнату. Бросив мешок у кровати, я снял перевязь с мечом и положил на стол. Открыв ставни, чтоб в комнате было посветлей, достал из кармана ключ от сундука. Присев возле сундука, я открыл замок и откинул крышку, намереваясь взять чистую одежду и пойти помыться.

— Дарг!!! — Из сундука, хлопая заспанными глазами, на меня смотрел маленький слип…

Растянув губы в лицемерной улыбке, я с трудом разжал стиснутые в кулак пальцы, и протянув руку к слипу, умилённо проговорил: — У-ти, моя прелесть.

И осторожно погладил его, с трудом переборов желание схватить его за шкирку и зашвырнуть его через открытое окно до самых пустошей.

Чуть успокоившись, я вытащил слипа из сундука. Маленький демон быстро обхватил мою руку своими лапами, видимо, опасаясь упасть, и заглянул мне в глаза. Смотря в большие, янтарного оттенка глаза слипа, я вздохнул.

— Что же мне теперь с тобой делать? — спросил я у демона, но, как и предполагал, не дождался от него ответа. Слип просто продолжал преданно смотреть мне в глаза и сглотнул пару раз, видимо намекая, что неплохо было бы поесть.

— Ладно, неизвестно, сколько ты тут просидел, может и вправду голодный, — вздохнул я и осторожно отцепил ухватившегося за рукав слипа. Усадив его на стол, я погладил его и строго наказал: — Жди здесь. Сейчас я тебе чего-нибудь принесу.

Взяв чистую одежду, я спустился на первый этаж и обратился к служанке: — Лили, на кухне фрукты есть?

— Есть, милсдарь, конечно есть. А каких вам хочется?

— А демон его знает. Набери корзинку разных, там разберусь.

— Хорошо, милсдарь, как вам будет угодно.

Разобравшись с едой для слипа, я отправился в купальню. Отмывшись от грязи и пота, с удовольствием надел чистую одежду. После купания настроение пришло в норму, и вполне довольный я вернулся к себе в комнату с корзинкой фруктов.

Слип, печально взиравший на меня со стола, так и сидел на том же самом месте, на которое я его усадил. Заметив фрукты, демон облизнулся и жалобно посмотрел на меня. Видимо голод всё же был сильнее чем лень, потому что когда я поставил корзинку на стол и стал размышлять, какими же фруктами его кормить, он сам подобрался к корзинке и схватил яблоко. Обхватив его лапами, слип с энтузиазмом приступил к еде. Одобрительно ворча, демон довольно быстро справился с яблоком и взялся за ещё одно.

— Так, хватит, а то лопнешь, — сказал я и убрал корзинку со стола.

Слип справился со вторым яблоком и поискал взглядом остальные фрукты. Не заметив больше ни одного, он улёгся и прикрыл глаза.

— Да уж, ну и лентяй. — Усмехнулся я.

Покормив демона, я перекусил в зале и меня, как и слипа, после еды начало клонить в сон. Поспав часика четыре, я повернулся на кровати и взглянул на слипа, который всё ещё спал.

Что же теперь с ним делать? Не выкидывать же. Жаль, Элизабет рядом нет, сразу бы слипа пристроил. Может, Дарии подарить? Она определённо будет в восторге. Только надо будет к празднику какому-нибудь подгадать. Не просто так же дарить. А то слишком странно мой подарок выглядеть будет, как бы девушка не решила, что она мне нравится, и я подарками её внимания добиваюсь. Хотя познакомиться с ней поближе тоже хотелось бы.

Ладно, со слипом решил, что делать. Как теперь с ворами быть, вот в чём вопрос. Я мучился, добычу через перевал, жизнью рискуя, таскал, а они раз — и украли всё моё золото. Да ещё и слипа положили, показали, какой я олух. Нет, так дело не пойдёт. Надо бы вернуть денежки. Или пакость какую ворам устроить, чтоб их добыча тройным ущербом обернулась. К страже обращаться бесполезно. Идти к ворам и угрозами заставить вернуть украденное совсем глупо. Надо что-то интересное придумать… Так, самих воров мне врядли найти, значит надо взыскать должок с Ночной Гильдии. Что же им сделать? Отлавливать воришек с помощью магии, пока у мастеров-воров помощников не останется? И выкуп потребовать? Нет, это придётся помещение искать для пойманных, да и стража может подумать, что я работорговлей занимаюсь. Нужно что-то попроще…

Обокрасть, может, их? Х-м-м, это будет весело! И слипа им подложить, пусть знают, что и не только они могут над людьми смеяться. Вот это — стоящий план. И денежки верну, и от подкладывания слипов их отучу. Да, план хорош. Надо будет только его обдумать получше. Так, самое главное — найти их логово. Поймать мелкого воришку и воспользоваться ментальным заклинанием? Вряд ли мелкие воришки знают, где логово находится. Если бы это так просто было, давно бы уже его стража разорила. Скорее он только старшего вора знает, кого-нибудь из подмастерий. Что ж тогда, потом подмастерье ещё заклинанием одурманивать? А потом ещё и мастера-вора? Нет, так свитков не напасёшься. Да и не убивать же тех, у кого информацию получу. А если не убивать, то воры знать будут, кто их обчистил. Нет, надо незаметно им слипа подложить, чтоб и представить они не могли, кто его им подложил. Мне ведь в городе ещё жить, а обозлённые воры могут и убийцу нанять.

Так-так-так. Воры ведь часть выручки в общий котёл отдают. Тогда, возможно, стоит попробовать им монету с наложенным поисковым заклинанием подсунуть. И она-то меня к их логову и приведёт. Да, затраты большие предстоят. Уйма свитков понадобится. И лучше их не в Гармине покупать. Иначе, когда прознает люд о краже у воров, маг сразу поймёт, для чего мне свитки были нужны. Ну, да до соседнего городка пара дней пути, можно съездить. На сколько, интересно, моя доля потянет, хватит ли для осуществления моей задумки?

Поднявшись с кровати, я подошёл к окну и выглянул на улицу. Солнце коснулась лишь краем городской стены, значит, до встречи в "Королевском поросёнке" у меня есть ещё несколько часов. Можно не торопиться. Взяв свою верхнюю одежду, я попробовал отчистить её от пыли и пришёл к выводу, что легче купить новую одежду чем привести в порядок эту. Всё-таки она мне уже изрядно послужила. Да и стоит она не так дорого, чтоб стоило заморачиваться с попытками привести в порядок старую одежду.

Одевшись, я нацепил меч и отправился на рынок. Пройдясь по лавкам, я быстро подобрал себе новенькую куртку и штаны по вкусу и пару рубах. Тёмно-серая куртка и такие же штаны, на мой взгляд, превосходно подходили для походов в пустоши. И прочные, и не маркие, и по цвету будут издалека с местностью сливаться. Расплатившись с мастером, я вернулся на постоялый двор и переоделся.

Подкрепившись перед встречей в "Королевском поросёнке", всё одно там вино будем пить, а не обедать, я вышел на улицу. Неторопливо пройдясь по улицам, где уже начали зажигать фонари, добрался до таверны и вошёл в зал. В таверне царило веселье, несколько столов было сдвинуто и за ними устроилось больше десятка охотников. Подбадривая менестреля, поющего больше приличествующую портовому кабаку, а не богатому заведению, песню, они накачивались вином. Ещё три столика были заняты маленькими группами охотников, а за одним сидели пять девушек. Не заметив никого из нашего отряда, я уселся за тем столом, где мы сидели в прошлый раз, и заказал вина.

Наслаждаясь вином, я стал разглядывать девушек, гадая, отряд ли это охотниц или случайно оказавшиеся здесь девушки из клана.

— Что Дарт, по девушкам соскучился? — усаживаясь за стол, спросил Вард. — Смотри, поосторожней с ними, а то мигом кое-чего ценного лишишься.

— А кто они такие? — спросил я у пришедшего охотника.

— Охотницы, — ответил Вард, делая заказ подскочившей служанке. — Отряд леди Мирхам из клана Герав.

— Так что они, из клана? — Полюбопытствовал я.

— Одна из них. — Не оглядываясь на девушек, сказал Вард. — Видишь у одной из них маленький шрам возле правого глаза? Вот это и есть леди Мирхам.

Посмотрев на девушек, я и впрямь заметил у русоволосой девушки едва заметный шрам на лице. Приметив моё внимание, девушка холодно взглянула на меня.

Отведя взгляд, я сказал Варду: — Симпатичная, даже когда пытается строгой выглядеть.

Едва не поперхнувшись, охотник сказал: — Симпатичная? Возможно. Но лучше тебе к ней не приставать. Не ты первый заметил, что она симпатичная, и уже не одного ухажёра она на тот свет спровадила. Забудь про неё, если жизнью дорожишь.

— Что, прям так сразу и убивает?

— Да не сразу. — Поморщился Вард. — Когда она здесь впервой объявилась, не сразу её всерьёз восприняли, пытались приставать к ней. Лишь когда она двоих на дуэли убила, лишь тогда перестали к ней соваться.

— А если к другой девушке из их компании подойти?

— К кому? — ухмыльнулся Вард.

Покосившись на девушек, я согласился: — Ты прав, больше не к кому.

— Что, наш Дарт уже хочет леди Мирхам осчастливить? — спросила Дария, подойдя к столу.

— Да похоже на то, — согласился Вард.

— Не собираюсь я никого осчастливливать, — возмутился я. — Вас ждал, вот и разглядывал их.

— Врёшь, — сказала Дария, и задумчиво осмотрев меня, спросила: — Слушай, Дарт, тебе лучше в её отряд перейти. Магу в любом отряде завсегда будут рады.

И с ехидством добавила: — И будешь один с пятью девушками. Прелесть, а не жизнь, а?

— Дария, хватит Дарта подначивать, — нахмурился Вард. — А то и вправду перейдёт в другой отряд.

— Не перейду, не беспокойся, — улыбнулся я. — Я не жадный на счёт девушек.

— Этэ хорошо, — заявил Вард. — Как говорится, много девушек, много хлопот.

— А как понять — не жадный? — полюбопытствовала Дария.

— Это значит, что мне и одной девушки хватит, — любезно пояснил я.

— Что Дария, не понятно, про кого он говорит? — спросил ухмыляющийся Вард у задумавшейся девушки.

— Понятно, — вспыхнула Дария.

— И не надейся, — обратилась она ко мне.

— Хорошо, — улыбнулся я девушке.

— Нет, ты, похоже, не понял, — нахмурилась Дария. — И не мечтай о том, что я твоей подружкой стану.

— Хорошо, не буду. — Я попытался выглядеть серьёзно, но с губы так и кривились, пытаясь расползтись в улыбке.

— Дарт, — проговорила девушка, едва не трясясь от злости. — Прекрати ухмыляться, мы говорим о серьёзных вещах.

— Что за шум, а драки нет? — спросил Гилим, усаживаясь на стул, и покрутил головой, вопросительно глядя на нас с Дарией.

— Всё в порядке, — процедила сквозь зубы девушка.

— Да, всё хорошо.

— Ну, смотрите сами, — пожал плечами Гилим. — Только не вздумайте грызться меж собой.

Потихоньку наш отряд собрался за столом. Последними пришли Карой с Рашидом и принесли с собой небольшую сумку. Раздав нам по небольшому мешочку, Карой сказал: — Воинское снаряжение мы продали. В мешочках ваши доли, по сорок пять золотых вышло. А с ювелиром завтра поторгуемся. Драгоценности, думаю, ещё по полсотни на долю добавят.

— Вот это дело. — Подкинув мешочек, сказал довольный Вард. — Ох, не часто такие удачные походы случаются.

— Да и Дарта в деле проверили, — сказал Гилим. — Можно теперь нашу задумку исполнить.

— Да, — кивнул Карой. — С Дартом демоны нам не помешают. Особенно если мы к походу подготовимся хорошо.

Подошедшая к столу служанка, притащившая заказанное вино, перебила Кароя: — Ваш заказ.

— Спасибо, — облагодарил её Улис.

— Ладно, лучше завтра у меня соберёмся и дела обсудим, — решил Карой. — А то ещё от похода не отдохнули, а уже в новый собираемся.

— Да, сегодня надо гулять, а не дела обсуждать, — сказал Гилим. — Гулянка после удачного похода, самое важное дело охотника.

— Этэ точно, — рассмеялся Улис.

— Только не надейтесь, что я вас по домам растаскивать буду, — сказала девушка.

— Ничего, сами доберёмся, — сказал Гилим, поднимая кубок. — Если не заблудимся.

Как я и предполагал, про еду никто из охотников и не вспоминал, все набросились на вино. Чуть позже закусок, правда, заказали, но закуска — это не еда. Постепенно веселье набирало обороты, охотники, заполнившие зал разошлись не на шутку. Хотя можно это понять, когда смерти каждый миг ожидаешь, то в спокойные моменты от души отдохнуть хочется. Негромкий поначалу разговор охотников теперь напоминал шумный гомон базара. Выпив четвёртый кубок вина, и я начал ощущать себя в весёлом шумном зале как в родном доме. А уж когда в зале стали девушки появляться, так вообще начался настоящий праздник. Отогнав менестреля и музыкантов в самый угол помоста, охотники устроили на нём танцы. Блики огней и море вина, блеск роскоши и сияние глаз, золото монет и серебро посуды, всё слилось у меня перед глазами в водовороте всеобщего веселья.

Выпив неизвестно какой по счёту кубок, я начал выбираться из-за стола.

— Дарт? — донёсся до меня голос Улиса. — Ты куда?

— Пора мне, — сказал я. — Отметили возвращение и хватит. Пойду, просплюсь, а то ещё пара кубков и я отправлюсь к тому столику до девушек приставать.

— Что Дарт, уже на приключения потянуло? — Спросил меня Гилим. — Тогда и впрямь лучше тебе проспаться пойти.

— Да, иди Дарт, — сказал Вард. — Иначе останемся мы без мага.

Выбравшись из-за стола, я чуть качнулся, и простившись с охотниками, вышел из таверны. Выбравшись на улицу, я повернул на право, и изрядно шатаясь, побрёл к постоялому двору. Через десяток ярдов, запнувшись о выпирающий из мостовой камень, я едва не упал, и меня кто-то подхватил под руку, не дав мне проверить лицо на прочность. Повернувшись, я открыл рот, собираясь поблагодарить моего спасителя.

— Благодарю вас… — начал я витиеватую речь. — Дария? А ты здесь откуда?

— Оттуда, — проворчала девушка. — Не бросать же тебя одного в таком состоянии. Как бы чего не натворил ты по дороге. Как нам без мага потом до сокровищ добираться.

— А я думал ты обо мне беспокоишься. — С печалью в голосе сказал я.

— Беспокоюсь, — успокоила меня девушка. — Не беспокоилась бы, не стала бы тебе помогать. Где ты живёшь-то?

— На постоялом дворе, у мастера Лира.

— Это в "Защитнике Гармина", что ли?

— Да. Хорошее название, правда?

— Правда. Пошли тогда на постоялый двор. — И девушка, бережно поддерживая меня, повела по улице.

— Дарт, а у тебя, что денег так много? — спросила Дария. — Ведь "Защитник Гармина" — место не из дешёвых, можно было бы и в другом месте поселиться, не многим хуже и при этом гораздо дешевле.

— Нравится мне там.

— Ну, раз нравится тогда конечно. А ты случайно не из благородных? Что выбирать по нраву привык, а не по средствам.

— Так и быть, скажу. Только никому не рассказывай, — попросил я.

— Обещаю, — согласилась девушка.

Задрав подбородок, я сказал: — На самом деле, я сын его Императорского Величества Богоравного и Справедливейшего Агруна Второго!

— Болтун, — Фыркнула Дария. — Я серьёзно спросила, а он меня дурачить вздумал.

— А серьёзно, так никакой я не благородный, — сказал я.

— Тогда чего деньгами соришь? — спросила девушка.

— Дались тебе эти деньги, — поморщился я. — Представь, как приятно жить, не задумываясь о деньгах.

— Приятно, — сказала девушка. — Но рано или поздно они заканчиваются. Лучше накопить на что-то стоящее, чем тратить на ерунду.

— На что, например? — полюбопытствовал я.

— Ну, на дом накопить, например, или там на женитьбу.

— Да не накопишь ничего, просто стараясь меньше тратить, — высказался я. — Деньги — они или есть, или их нет. И копить их десятки лет, отказывая себе в малых радостях, я не намерен.

— Транжира, — обвинила меня девушка. — Все деньги спустишь, и будешь жить в нищете.

— Типун тебе на язык, — рассердился я. — Не так много я и трачу.

— Ворам больше достаётся, — забывшись, ляпнул я и умолк.

— Каким ворам? — поинтересовалась Дария.

— Таким, — буркнул я. — Которые слипов подкладывают.

— Тебя что, обокрали? — изумилась девушка. — И слипа подложили?

— Да, — признался я. — Только остальным не говори.

— Хорошо, не скажу, — серьёзно сказала девушка. — И много у тебя украли?

— Да почти сотню золотом, — вздохнул я.

— Да, солидный куш кому-то достался, — сказала Дария. — Может, и мне в Ночную Гильдию вступить, с такими-то прибытками.

— Угу, всем городом друг у друга воровать будем.

— Ты хоть слипа не прибил со злости? — обеспокоилась девушка.

— Нет. Не он же меня обокрал.

— Это хорошо, а то многие на этом милом демоне злость вымещают. Хотя сами виноваты в том, что их обокрали.

— Да жив он, жив, — повторил я. — Нажрякался и спит у меня в комнате. Хочешь проверить? — с надеждой посмотрел я на девушку.

— Нет, Дарт, я тебе верю, — улыбнулась Дария. — И в комнату к тебе не пойду, особенно сейчас.

— Жаль, — опечалился я. — А я надеялся, что ты зайдёшь ко мне в гости.

— Нет уж, Дарт, не такая я наивная, чтоб не понимать, для чего девушек по ночам в гости зазывают.

— Причём здесь наивность? — удивился я. — Просто зайдёшь, чтоб убедиться, что со слипом всё в порядке.

— Ты уверен, что не будешь ко мне приставать? — спросила Дария.

— Что ты такое говоришь! — возмутился я. — Мы же одна команда. Какие приставания?

— Ты сам-то себе веришь? — засмеялась девушка.

— Нет, — рассмеявшись, признался я. — Но попробовать стоило.

— Не надо, Дарт, — попросила Дария. — Не порти всё. У нас неплохой отряд сложился, и дело очень важное предстоит. Давай будем друзьями.

— Хорошо, не буду я к тебе приставать, — пообещал я. — Буду восхищаться издали.

— Хорошо, посмотрим, как ты слово держишь, — сказала девушка. — Так и быть, зайдем, посмотрим, как там слип поживает.

Добравшись до постоялого двора, мы поднялись в мою комнату. Я зажёг лампу, и мы обступили стол, по которому рыскал проснувшийся слип.

— Прелесть, — взяв в руки слипа, сказала восхищённая девушка. — Он такой милый, правда? — поглаживая успокоившегося слипа, сказала Дария.

— Да, очень милый, — признал я правоту девушки. — Но когда я его нашёл в сундуке, он милым совсем не выглядел.

— Представляю себе, — засмеялась девушка.

— А ты его кормил? — озаботилась она, когда слип принялся жевать рукав её куртки.

— Кормил. Два яблока он стрескал, и спать завалился. Ты кстати не знаешь, какие плоды они конкретно едят?

— Да любые фрукты. Можешь что угодно давать. Если для них это не съедобно, то слип и есть не станет.

— А рукав твой тоже съедобный?

— Так он же его не ест, просто показывает нам, что кушать хочется, — сказала Дария. — Они вообще очень понятливые и хорошо с людьми уживаются.

Достав из корзинки грушу, я положил её на стол, и девушка посадила туда же слипа. Не теряя времени, слип сразу же перебрался к лежащему плоду и принялся за ужин.

Наблюдая за ужинающим слипом, Дария сказала: — Я порасспрашиваю своих знакомых в городе, может, удастся узнать, кто тебя обчистил. Не может быть, чтоб вор не похвалился, что слипа кому-то подложил.

— Спасибо, — поблагодарил я девушку. — Если узнать, кто меня обворовал, то можно будет с воришки ущерб взыскать.

— Да, может хоть часть денег удастся вернуть.

— А ещё лучше все и с компенсацией.

— Ладно, Дарт, пойду я. — Погладив напоследок слипа, сказала Дария. — До постоялого двора я тебя довела, теперь думаю, с тобой ничего не случится.

— Может, ещё по бокалу вина выпьем? — предложил я.

— А тебе не хватит ли? — с сомнением посмотрела на меня девушка.

— Ещё от одного бокала не упаду. Да и до комнаты мне не далеко из зала добираться.

— Хорошо, — согласилась Дария. — По одному бокалу вина — и я пойду домой.

Спустившись в зал, я заказал нам вина, и устроившись за столом, мы проболтали с Дарией несколько часов. В спокойной обстановке, без шумной толпы девушка вела себя заметно спокойнее и уже не огрызалась на каждую шутку. Постепенно разговорившись, она рассказала мне о своих замыслах. Оказывается, Дария не собирается всю жизнь промышлять в пустошах, и, как только насобирает достаточно денег, больше туда не сунется.

— Значит, тебе триста золотых нужно?

— Да, три сотни, и больше я в пустоши не сунусь, — подтвердила Дария. — Этого хватит, чтоб небольшой домик купить и до конца жизни не беспокоиться о заработке. А потом доучусь у целительницы и буду людей лечить.

— Понятно. Я тоже не собираюсь всю жизнь в пустошах промышлять. На следующий год обязательно в магическую школу поступлю.

— Магом стать — это здорово, — грустно вздохнула девушка. — Жаль, мне не удастся.

— А ты не отчаивайся, — сказал я. — И с малыми силами можно что-то делать. И тренируйся постоянно, пусть не сразу, через несколько лет, но результат будет. И сможешь заклинания третьего круга использовать. А это уже ого-го как здорово. Да и не так необходимы более сильные заклинания, слабые куда как чаще пригождаются.

— Тяжело тренироваться. — сказала Дария. — Я одно заклинание знаю, и его создание у меня все силы отнимает. А ты, думаю, сам знаешь, как неприятно магическое истощение. Потом несколько часов как снулая рыба себя чувствуешь.

Немного подумав, я просиял: — Я знаю, как помочь тебе постоянно тренироваться и все силы не тратить.

— Как? — вскинулась девушка.

— Тебе надо заклинание магического света выучить. На его создание энергия почти не тратится, только его поддержание энергию тянет. И ты сможешь создавать и поддерживать его недолго каждый день, не истощая себя, вот и тренировка.

— Хорошая идея, — сказала Дария. — Только чтоб маг согласился меня ему обучить, золота надо немало. Хотя мы неплохой куш в этот раз сорвали, можно потратиться и на обучение заклинанию.

— Да зачем тратиться? Давай я тебя заклинанию научу, — предложил я. — Думаю, я смогу тебя обучить.

— Ты меня заклинанию обучишь? — задумалась девушка. — И какую плату стребуешь?

— Да не надо мне платы, мы же друзья.

— Нет, Дарт, бесплатные подарки дороже обходятся чем плата золотом.

— Какая ты недоверчивая, — огорчился я. — А как же ты бесплатно собиралась мне помочь вора поискать?

— Ну, это совсем другое дело.

— Да ни какое оно не другое, — с досадой сказал я. — Это тоже помощь, а не подарок.

Посмотрев мне в глаза, девушка медленно кивнула: — Хорошо, Дарт, я буду рада твоей помощи.

— Вот и славно. А то злодея из меня делаешь, который так и норовит девушку обмануть.

— Извини Дарт, я не хотела тебя обидеть, — сказала Дария. — Но не похож ты на человека, который серьёзные отношения с девушкой завяжет. А я не собираюсь становиться чьей-либо игрушкой на время.

— Н-да, жениться я пока не собираюсь, — признался я.

— Вот видишь, — сказала девушка. — Не я тебе нужна, а просто девушка на ночь. И на меня в этом качестве не рассчитывай. Если хочешь серьёзных отношений, то пожалуйста, а для глупостей и не подкатывайся.

— Хорошо, будь по-твоему, — сказал я.

— Ладно, Дарт, пора мне домой идти, — поднялась девушка. — А то до утра с тобой просидим.

— Давай я тебя провожу, — предложил я.

— А потом я опять тебя до постоялого двора потащу? — улыбнулась Дария.

— Нет, я уже в норме, — выбрался я из-за стола. — Мы же за это время только по кубку и выпили. Весь хмель уже вышел.

Подхватив Дарию под руку, я вывел её на улицу. За несколько часов мне действительно стало лучше, во всяком случае, мостовая больше не качалась. Так с Дарией под руку я и пошёл к её дому. Неторопливо идя по ярко освещённым улицам, мы почти дошли до дома Дарии, когда на одном из перекрёстков нам навстречу вывалили Гилим, Вард и Карой.

— Так, так, так, — ехидно сказал Гилим. — Значит, кто-то спать пошёл, а кто-то пошёл дорогу показать, чтоб кое-кто не заблудился. Или я что-то напутал? — вопросительно взглянул он на Дарию. — Может, это ты спать ушла, а Дарт пошёл дорогу тебе показывать, чтоб ты спьяну не заблудилась?

Охотники засмеялись, смотря на смутившуюся девушку.

— Я его до постоялого двора довела, — сказала Дария. — А он меня предложил проводить.

— А где он живёт? — спросил Гилим. — За это время можно три круга по городу по-над крепостной стеной сделать.

— Ладно, не смущай Дарию, — сказал весёлый Вард. — Видишь, девушка никак не может ничего придумать.

— Да посидели мы немного, поболтали, — сказал я. — И нечего Дарию подначивать.

— Хорошо-хорошо, — засмеялись охотники.

— Главное до утра до дома доберитесь. — И смеясь, охотники пошли дальше.

— Ну, вот, теперь шуточек будет, — с досадой сказала Дария.

— Да не обращай внимания, и они успокоятся.

Двинувшись дальше, мы вскоре достигли дома Дарии. У дома девушка повернулась ко мне лицом и сказала: — Спасибо, Дарт за приятный вечер.

— Да всегда пожалуйста, обращайся в любое время, — легкомысленно ответил я.

Улыбнувшись, девушка поцеловала меня в щёку и поднялась на крыльцо.

— Это за то, что ты себя вёл прилично. — Довольная своей выходкой, девушка быстро заскочила домой.

— А как после такого хочется чего-нибудь неприличного, — негромко сказал я.

Развернувшись, я отправился на постоялый двор. Добравшись до своей комнаты, завалился на кровать и, закрыв глаза, последовал примеру спавшего на столе слипа.

Следующий день начался у меня немногим позже полудня, да и то, может, я проспал бы и до вечера, но меня разбудило недовольное ворчание слипа. Поднявшись, я покормил демона и, раззадоренный его аппетитом, спустился в зал, где поел и сам.

Взяв меч, отправился на рынок, присмотреть слипа для осуществления моего плана, не этого же назад возвращать. Парочку присмотрел, по три серебряных за штуку. Но чего-то они мне не приглянулись, маленькие какие-то. А мне такой нужен, чтоб воры ахнули, его увидев. Да и раз их здесь так мало продают, меня легко вычислить будет можно. Мне-то продавцы не скажут, кто того слипа, что у меня в комнате обитает, купил, а вот воры найдут к продавцам подход. Так до вечера я и прошатался по городу, пытаясь придумать, где достать слипа. Заодно посетил оружейные лавки, надеясь найти в них дварфовы болты. К сожалению, таких болтов найти не удалось.

А ближе к вечеру я отправился к Карою, на намеченный сбор отряда. Немного заплутав по дороге от рынка к дому Кароя, я всё-таки справился с определением нужной мне улицы и в сумерках постучал в дверь.

Вскоре Дария открыла дверь, и улыбнувшись, впустила меня в дом.

— Не рано я? — спросил я у девушки.

— Нет, — ответила Дария. — Гилим и Улис уже пришли.

— Эт' хорошо.

Девушка провела меня в большую комнату, где за массивным столом сидели охотники.

— А, Дарт, заходи, присаживайся, — пригласил меня Карой.

Усевшись на стул, я кивнул на бочонок вина, стоящий по серёдке стола.

— Что, сегодня опять гулянка намечается?

— Нет, Дарт, — сказал Гилим. — Сегодня напиваться не будем.

— Сегодня решать будем, как с походом быть, — сказал Карой. — А вино — чтоб горло не пересохло. Да и вообще — серьёзные вопросы лучше за кубком доброго вина обсуждать.

Не успел я выпить и полкубка вина, как пришли и остальные охотники. Когда все расселись, Карой принёс небольшой позвякивающий мешок и положил его на стол.

— Сегодня драгоценности продал. На долю по сорок семь золотых выходит.

— Неплохо мы сходили, — сказал Улис.

— Неплохо, — согласился Карой. — И при деньгах мы теперь, и маг у нас есть. Можно нашу задумку осуществить.

— Да, надо попробовать, — поддержали его охотники. — Очень уж там место интересное.

— Но опасное, — сказал Карой. — Потому, раз туда идти надумали, очень серьёзно подготовиться надо.

— Лодки с наложенным заклинанием прочности нужны, — высказался Гилим. — По старым каналам проще добраться будет. Я давно уже с мастером Глором разговаривал на эту тему. Он говорит, что если заклинание прочности использовать, то лодки можно из тонких листов железа изготовить, и весить они будут не больше пятидесяти килограмм.

— И сколько человек в такую лодку поместится? — спросил я.

— Четыре, — ответил Гилим. — Две лодки нам хватит, чтоб ноги по пустошам не бить.

— А как тащить их будем? Всё же пятьдесят килограмм — это не мало.

— Не мало, — согласился Гилим. — Придётся с собой вьючных лошадей брать. Двух, чтоб лодки тащили, и двух — пропитание везти.

— Может, всё-таки лучше без лодок? — спросил я. — Ведь если с лошадью что-то случится, то нам самим придётся лодки тянуть.

— Карой, дай карту, — попросил Гилим. — Пусть Дарт посмотрит, сколько без лодок идти придётся.

Дария быстренько принесла сумку отца, и Карой разложил на столе карту.

— Вот смотри, Дарт, — ткнул пальцем Гилим в небольшой чёрный кружок. — Это Гармин. А вот это, — ткнул он пальцем в жёлтую звёздочку в углу карты, — это покинутый город. И идти до него по пустошам больше четырёх сотен миль.

— Да мы по дороге с голоду сдохнем, — высказался я. — Не утащить столько припасов, чтоб восемьсот миль преодолеть.

— Мы же ходили и не сдохли, — возразил Карой. — В крайнем случае, демонов есть можно, хоть и вкус у них мерзкий. А так в Зелёной долине живности хватает, особенно птиц, добрый охотник там без добычи не останется.

— И вот посмотри, — показал Гилим на тонкую синюю нитку, тянущуюся от гор, и соединяющуюся недалеко от Зелёной долины с изгибающейся синей полоской. — Это речушка небольшая и если мы до неё доберёмся, то по ней можно будет быстро до долины добраться. И пешком топать не придётся.

— Тогда конечно, с лодками лучше будет, — согласился я, рассматривая карту. — Синим, значит, реки обозначены? — спросил я у Кароя.

— Да. А разноцветными звёздочками — города, — ответил охотник. — Только она не совсем точная. Воина многое изменила, даже некоторые реки исчезли, не говоря уже о городах.

— Всё равно хоть примерно понять можно, куда топать. А такие карты кто-нибудь продаёт? — спросил я.

— Да у мастера Васса есть такие, — сказал Гилим. — Просто цену он за них ломит, вот и не таскает их каждый охотник. Да и к чему в отряде каждому карта? Хватает одной-двух.

— Ладно, продолжим, — сказал Карой. — Значит, на счёт лодок ни у кого нет возражений?

Не дождавшись возражений, Карой спросил у Гилима: — Сколько мастер-то за лодки хочет?

— Сорок золотых.

— Порядком запросил, — крякнул Вард. — А покупать их всё одно придётся.

— И ещё на провизию и лошадей восемь золотых надо, — сказал Карой.

— Да чего уж там, — махнул рукой Улис. — Все понимают, что немалые затраты нам предстоят. Но я, к примеру, готов своими деньгами рискнуть. Уверен я, что все наши затраты многократно окупятся.

— Согласен, — поддержал его Рашид. — Нечего деньги на подготовку жалеть. Не стоит из-за пары золотых рисковать.

— С оружием и снаряжением вроде ни у кого проблем нет, — сказал Карой, вопросительно посмотрев на каждого охотника.

— Тогда тебе Дарт, может, что-то из свитков полезное взять надо? — спросил он у меня.

— Ну, на всякий случай можно свиток средних ран прикупить, — сказал я. — Он где-то десять золотых стоит.

— Да это полезно будет, — согласились со мной охотники.

— Может ещё что — то? — спросил Гилим. — Мы ведь в магии не очень соображаем, может есть, какие заклинания, что помогут нам в случае неприятностей.

— Да вроде не надо больше ничего, — сказал я. — Сильные заклинания боевой магии ни к чему, демонов я и заклинанием молнии убью.

— А как с ригами быть? — спросил Гилим. — Они ведь быстрые очень, сможешь ты в них молнией попасть?

— Не знаю, — признался я. — Не видел я их ни разу.

— Небольшие такие, со среднюю собаку демоны, — объяснил Гилим. — Бегают быстро, прыгают ярдов на десять, да ещё и стаями в пару десятков голов бродят.

— Сложно в них попасть будет, — озадачился я. — Тут заклинание нужно, чтоб остановить их. Что-то вроде сферы паралича.

— И что с демонами будет? — спросил Улис. — Остановятся?

— Да, — кивнул я. — Двигаться не смогут, и их прибить можно будет.

— Дельное заклинание, — одобрил моё предложение Карой. — И сколько такой свиток стоить будет?

— А демон его знает, — сказал я. — Это заклинание второго круга, не один десяток золотых запросят.

— Эх, дороговато магия обходится, — вздохнул Вард.

— Вообще-то свиток — не рыба, за время похода не стухнет, — сказал я. — И если он нам не пригодится, то можно будет по возвращении его продать. Пусть не за такую же сумму, но большую часть денег вернём.

— Тогда надо брать, — повеселел Вард.

— А какие там болота? — спросил я. — Чистая вода с топким дном на сотни ярдов вокруг?

— Нет, — покачал головой Гилим. — Тростники, кочки, а вода вся ряской затянута. И небольшие такие болотца, но их там полно. Очень трудно между ними дорогу сухую сыскать.

— Тогда ещё заклинание ледяной путь тоже может пригодиться, — сказал я.

— А что это за заклинание? — полюбопытствовала Дария.

— Это заклинание полосу в три ярда шириной и полторы сотни ярдов длиной промораживает. — Объяснил я. — Можно будет в случае необходимости через болото перебраться.

— Здорово, — сказал Карой. — Это заклинание тоже может полезным оказаться.

— А больше ничего на ум не приходит, — сказал я.

— Тогда завтра с тобой за свиткам сходим, — сказал Карой. — Тогда и увидим, сколько денег понадобится.

— Верно говоришь, — сказал Гилим. — А деньги эти пусть у тебя будут. Закупим необходимые для похода вещи и остаток разделим.

— А когда в поход-то поёдём? — спросил я.

— Отдохнём немного и двинемся, — сказал Вард. — Может, через декаду?

— Через полторы или через две, — сказал Гилим. — Лодки-то ещё изготовить надо.

— Да хоть через две, — согласился Вард.

— Тогда как лодки закажем и определимся, — сказал Карой. — Все согласны?

— Все, — сказал Улис.

— Тогда завтра, Дарт, приходи после обеда, — сказал Карой. — Пойдём свитки покупать.

— Хорошо.

Распрощавшись, мы разошлись. За обсуждением времени прошло довольно много, и вернувшись на постоялый двор, я поел и отправился спать. Правда, уснуть сразу не удалось, очень меня занимал вопрос, где денег достать для осуществления плана по наказанию воров. Тут полусотней золотых не обойтись. Немного поразмыслив, я решил, что можно продать не нужный мне метательный нож, всё одно толку от него нет.

На следующий день я пошёл к Карою и вместе с ним и Гилимом, мы посетили лавку заклинаний.

Подойдя к прилавку, я обратился к степенной женщине, стоящей за ним.

— День добрый, госпожа. Мы хотели бы кое-какие покупки сделать.

— И вам добрый день, милсдари, — отозвалась хозяйка лавки. — И чего же вы купить хотите?

— Свиток заклинания "средние раны", — сказал я.

— Двенадцать золотых, — сказала магесса.

— Дороговато, — сказал я. — Может, за десять продадите?

— Нет. За одиннадцать отдам, а за десять нет.

— Хорошо. А сколько стоят свитки заклинаний "сфера паралича" и "ледяной путь"?

— Сферу паралича за четыре десятка золотых отдам, а ледяной путь за тридцать. — Сказала магесса.

— А все три за семьдесят пять?

— Нет, милсдарь, я не торгуюсь, и на свиток средних ран только потому цену скинула, что думала, что вам срочно для лечения заклинание требуется.

— Тогда ещё вопрос, — сказал я. — Если свитки нам не понадобятся, то вы согласитесь их обратно выкупить?

— За две трети цены.

Переглянувшись с Кароем, я согласно кивнул: — Хорошо, тогда мы их берём.

Карой расплатился за свитки, и я вытащил метательный нож.

— А вот такой магический предмет вы не хотите купить? — спросил я.

— Дай-ка посмотрю, — попросила магесса.

Взяв нож, она вытащила его из ножен и принялась рассматривать.

— Нет, милсдарь. — Вернула она мне нож. — Это работа древних и на ноже — заклинание второго круга "удар холода", поэтому я не могу это приобрести. Такие вещи имеют право покупать лишь специальные скупщики. Сходи в здание управы, там один из них постоянно бывает.

— А сколько он примерно стоить может?

— Думаю, чуть больше сотни тебе за него дадут, — сказала магесса. — Немного меньше, чем его реальная стоимость, но больше его у тебя никто не купит.

— Хорошо, спасибо вам, — сказал я. — Светлых дней.

— Светлых дней, милсдари. Заходите ещё.

— Что Дарт, пойдём в управу? — спросил Гилим, когда мы вышли на улицу.

— Нет, мне не к спеху. Пойдём до мастера Глора, лодки заказывать.

Добравшись до лавки мастера Глора, мы вошли внутрь.

— А, Гилим, — обрадовался скучавший за прилавком мужчина. — Вернулся с похода?

— Да, Глор, вернулся, — сказал охотник. — И дело у нас к тебе появилось. Помнишь, мы с тобой о прочных лодках толковали, и ты предлагал из металла её сделать?

— Помню. И что, надумали вы такую лодку заказать? — осведомился мастер.

— Две лодки, на четырёх человек каждая из тонкого металла не более пятидесяти килограмм весом, с наложенным заклинанием прочности, — сказал Гилим. — И желательно с заказом не затягивать.

— Хорошее дело, — сказал Глор. — За декаду, пожалуй, я управлюсь с таким заказом. Две лодки в сорок — сорок пять золотых обойдутся. И десять золотых задаток.

— Годится, — сказал Гилим.

Отдав мастеру десять золотых, мы с Кароем вышли из лавки, а Гилим остался поболтать со своим старым приятелем.

— Ты куда теперь, Дарт? — Поинтересовался Карой.

— Да на постоялый двор, наверное.

— Понятно. Ну, смотри, не пропадай из виду, — сказал охотник. — Мы обычно или в «Демонёнке» по вечерам собираемся, или у меня. Так что если заняться нечем будет, подходи вечерком.

— Хорошо, вечером я вас найду.

Расставшись с охотником, я пошёл на постоялый двор, размышляя по дороге, как раздобыть денег.

Попробовать продать нож скупщику? Нет, пожалуй, не стоит, маловато будет сотни золотых. И, не дай боги, маг там встретится, который меня помогал ловить, проблем не оберёшься. Да и у стражников, что управу охраняют, защитные амулеты могут быть, которые позволят мой истинный облик увидеть. Ещё узнает меня кто-нибудь. А в прошлый раз ведь владелец постоялого двора намекал, что есть у него скупщик знакомый, что лишних вопросов задавать не будет. И цену хорошую даст.

Найдя мастера Лира на кухне, я отвёл его в сторонку.

— Что случилось? — спросил мастер. — Что-то служанки напортачили?

— Дело у меня к вам есть, — сказал я. — Денежное дело.

— И что же за дело? — заинтересовался Лир.

— Есть у меня кое-что интересное на продажу, — сказал я. — Добыл в пустошах вещь дорогую, теперь вот не продешевить хочу.

— И что за вещь?

— Метательный нож с заклинанием "морозный удар". — Вытащив нож, я показал его мастеру.

— А к государственному скупщику вы, милсдарь, пробовали обращаться? — спросил Лир, рассматривая нож.

— Нет, — покачал я головой. — Говорят, цену они дают малую, а мне деньги нужны.

— Десятую долю, — сказал Лир. — И я найду на эту вещь хорошего покупателя.

— Хорошо, — согласился я. — Десятая доля — это нормально.

— Только смотрите, милсдарь, не болтайте об этом, — предупредил меня Лир. — Если трепаться будете о нашем уговоре, то языка лишиться можете.

— Да на кой мне трепаться, — сказал я. — Не болтун я.

— Тогда вечерком я человечка к вам нужного приведу, — сказал мастер, отдавая мне нож.

— Буду ждать.

Договорившись о встрече, я поднялся в свою комнату. Покормив слипа, начал упражняться в создании заклинаний. Хоть и создаю я их уже без ошибок, но тренировки бросать нельзя. Ближе к вечеру вспомнил, что пообещал Дарии обучить её заклинанию. Перекусив, отправился к ней. Быстро добравшись до её дома, постучал.

— А, Дарт, — открыл мне дверь Карой. — Рановато ты, чуть позже мы в «Демонёнка» собирались.

— Да я вообще-то к Дарии пришёл, — сказал я.

— Дария! — крикнул Карой. — К тебе пришли!

— Кто? — донёсся до нас голос девушки.

— Сваты от сэра Рила!

В доме раздался звон металла, словно что-упало на пол.

— Ага, испугалась, — ухмыльнулся Карой.

Немного погодя дверь отворилась и на крыльцо вышла бледная девушка. Зыркнув по сторонам, и не приметив никого, кроме нас, он с укором посмотрела на отца.

— Разве можно так пугать? — перевела она дух. — Я чуть в обморок не упала.

— А меня можно было пугать, когда ты сказки про сэра Рила рассказывала? — спросил отец.

— Пойдём, Дарт. — Схватив меня за руку, Дария потащила меня в дом.

Мы поднялись на третий этаж, и она завела меня в свою комнату. С любопытством оглядев небогатую чистую комнату, я присел на стоявший у стены стул. Девушка распахнула створки второго окна, чтоб в комнате было светлей, повернулась ко мне.

— Что, не богато мы живём? — спросила она, заметив, как я осматриваю комнату.

— Да нет, очень мило, — сказал я.

— Да ладно тебе, — махнула рукой девушка. — Не обманывай. Так чего ты хотел? — спросила Дария.

— Сегодня был такой великолепный закат, что засмотревшись на него, я подумал о тебе и решил пригласить тебя на романтический ужин в самом уютном заведении этого городка. А потом было бы неплохо прогуляться по этому яркому праздничному городу, любуясь им и беседуя о любви.

Дария обалдело уставилась на меня и пришла в себя лишь через несколько мгновений.

— У тебя язык, что то помело, — в восхищении протянула девушка и рассмеялась. — Такую басню мигом сочинил.

— Какую басню? — с обидой сказал я. — Чистая правда! Не ценишь ты моё глубокое и искреннее чувство…

— Ой, не ври, — улыбнулась Дария.

— Ладно, — ухмыльнулся я. — Заклинание учить будешь?

— Буду, — сказала девушка.

— Тогда запоминай построение заклинания, — велел я.

Стараясь, подобно Вайолет, медленно создавать структуру заклинания, я начал создавать узор. Медленно сплетя заклинание, я направил в него малость энергии, и возле меня возник светящийся синий шарик.

— Ну как, хоть часть структура запомнила? — спросил я у девушки.

Отрешённо разглядывающая светящийся шарик, Дария встряхнулась и моргнула.

— Немного запомнила, — сказала она. — Но хоть ты и медленно его создавал, всю структуру не запомнила. Ученица с меня не важная.

— Ничего, — успокоил я девушку. — Времени полно, научишься. Продолжим.

Дарию я учил пару часов, пока не заметил, что девушка уже порядком устала.

— Ладно. На сегодня хватит, — сказал я. — Как время будет свободное, так продолжим. А пока тренируйся сама создавать хотя бы часть узора.

— Хорошо Дарт, — сказала Дария. — И спасибо тебе.

— Да не за что, — усмехнулся я. — Мы же друзья.

— А ты в «Демонёнка» идёшь? — спросила девушка. — Наши, наверное, уже все там.

— Как получится. Дело у меня небольшое есть, если управлюсь с ним вовремя, то, пожалуй, схожу в "Демонёнка".

— Приходи, — сказала Дария. — Я тоже скоро туда приду.

— Постараюсь.

На постоялом дворе я устроился в зале и начал ждать покупателя. Просидев за столом около часа и выпив за это время два кубка вина, я, наконец, увидел вышедшего в зал мастера Лира. Заметив меня, мастер кивнул, словно здороваясь. Выбравшись из-за стола, я поднялся в свою комнату и вскоре до меня зашёл Лир и ещё один мужчина средних лет. Одетый в простую одежду без изысков, он выглядел совсем как обычный небогатый горожанин, не сумевший добиться в жизни успеха. Никогда, глядя на этого человека, не подумаешь, что у него есть деньги на покупку дорогих магических предметов.

— Вот, милсдарь, — сказал Лир. — Это человек, который вам необходим. Можете с ним потолковать о своём деле.

Мастер вышел из комнаты и прикрыл за собой дверь.

— Значит, ты парень хочешь кое-что продать? — спросил у меня мужчина.

— Да, — ответил я, с сомнением рассматривая явно не богатого мужчину. — Есть кое-что.

Достав нож, я показал его скупщику.

— Можно мне его взять? — спросил мужчина, видя, что я не подаю ему нож.

— Не стоит, — сказал я. — Слишком это опасная игрушка, чтоб я мог её незнакомцу доверить.

— Хорошо, тогда держи нож в руках, — сказал мужчина. — Я взгляну истинным зрением.

— Да, действительно, занятная игрушка, — сказал он спустя некоторое время. — В пустошах добыл?

— Нет, из другой страны привёз, — рассмеялся я.

— Действительно, глупый вопрос, — усмехнулся мужчина. — Где ещё охотник мог такую вещь взять.

Поторговавшись немного, я продал нож за двести сорок золотых. Совсем неплохая сумма, не то, что предсказанная магессой сотня. Скупщик после сделки посоветовал в случае, если будет что-то подобное на продажу, обращаться сразу к нему. Назвавшись Тронгом, сказал искать его в случае надобности в таверне "Ночной страж". Он, дескать, по вечерам всегда там бывает. И, посоветовав напоследок держать язык за зубами, скупщик ушёл.

Отсчитав двадцать четыре монеты, я отдал мастеру Лиру его долю. Разобравшись с продажей метательного ножа, я решил отправиться в «Демонёнка». А чтоб за время моего отсутствия воры опять золотом не поживились, взял его с собой.

Перед посещением таверны я завернул к денежному дому. Расположенный на одной из самых оживлённых улиц денежный дом создавал впечатление солидности и благополучия. Невысокое, всего в два этажа, здание, занимало места на три-четыре дома поменьше. У входа ярко горят лампы, даже на хорошо освещённой улице выделяя здание своим светом. Сложено не из обычных небольших камней для кладки, или там для солидности мрамором отделано. Нет, из массивных гранитных блоков сложено, словно крепость строили.

Поднявшись по ступенькам, я толкнул отделанную полированной бронзой дверь и вошёл в просторный холл. Повертев по сторонам головой, заметил двух здоровенных охранников с мечами. Хмыкнув, осмотрел их магическим зрением. Так и есть, защитными заклинаниями пользуются. Да и мечи, похоже, тоже не без сюрпризов. Не став нервировать насторожившихся охранников, заметивших подозрительного посетителя остановившегося у входа, прошёл к сидевшему в конце холла за одним из массивных столов мужчине.

— Чем могу вам помочь, милсдарь? — спросил он, когда я остановился возле стола.

— Дело у меня к вам.

— Если вы по поводу займа, то такие вопросы решаются только днём, — сказал мужчина.

— Нет, не по поводу займа. Хочу деньги на сохранение оставить и не знаю как быть.

— И много денег?

— Две сотни золотом.

— Тогда вам нужен господин Ришар. Пройдёмте со мной.

Выбравшись из-за стола, он отвёл меня в небольшой кабинет, располагавшийся за одной из дверей сбоку холла.

— Вот, господин Ришар, — сказал он пожилому грузному мужчине, сидевшему за столом и разбиравшему ворох бумаг. — Этот милсдарь желает деньги на хранение отдать.

— Спасибо, Тэрил.

Оставив бумаги в покое, Ришар потёр переносицу.

— И сколько денег вы хотели бы оставить на хранение милсдарь?

— Двести золотых империалов.

— Что ж, хранение стоит пятисотую часть за три декады, — сказал Ришар. — Это будет четыре серебряных империала. Вас устроит подобная оплата?

— Это не совсем то, чего мне хотелось бы, — сказал я. — Понимаете, я часто езжу, а таскать с собой такую кучу золота опасно. Я хотел бы превратить золото в надёжный вексель или что-то подобное.

— Ах, вот какое хранение вас интересует, — сказал Ришар. — Да, для путешественника вексель очень удобен. Хотя его украсть могут. Может лучше вам чековую книжку завести?

— А чем она лучше? — Заинтересовался я.

— О, многим. Её бесполезно воровать, на неё магами в столице накладывается заклинание истинного владения. И стоит вам взять её в руки, как отпечаток вашей ауры вплетётся в заклинание и, кроме вас, никто не сможет ей воспользоваться. В книжке будут чистые серебристые листы, на которых невозможно что-то написать.

И ещё. Достаточно вам написать на одном из листов книжки требуемую вам сумму, и отдать листок в один из наших денежных домов, как вам тут же выдадут указанную вами сумму. А если у вас будет вексель, то выдадут всю сумму сразу. Представьте, как удобно.

— А как вы узнаете, что я не все деньги потратил? — не понял я. — Я же могу в каждом из ваших денежных домов кучу золота взять.

— О нет, милсдарь, — Рассмеялся Ришар. — Когда книжка заводится, в ней указывается, сколько денег у вас есть. И листок, на котором вы пишете необходимую вам сумму, из двух частей состоит, одна в книжке остаётся, а другую в денежном доме забирают. И посмотрев, сколько денег у вас было, и сколько по листкам выдано, можно понять, сколько вам ещё дать денег можно.

— Хорошее дело, эта ваша чековая книжка, — Одобрил я. — А где ваши денежные дома есть?

— О, почти везде. Во всех крупных городах Элории, в нескольких городах Империи и Сулима.

— Здорово, — Понравилась мне идея завести подобную вещицу.

— Но есть одно но, — Вздохнул Ришар. — Сама книжка стоит тридцать золотых.

— Дорого, — Умерил я свою радость.

— Да, дорого. Но зато как надёжно.

— Нет, всё — таки не буду я чековой книжкой обзаводиться, — Подумав, решил я. — Может в другой раз.

— Хорошо милсдарь. Тогда вексель вам выдать?

— А я смогу его в Лиире в золото обратить? — Спросил я.

— Да, конечно, там есть денежный дом. Даже два. Один наш и один наших конкурентов. Но к ним вам лучше не ходить, за обращение векселя в деньги они с вас сороковую долю потребуют, а в нашем денежном доме только пятидесятую.

— Понятно. Тогда выдайте мне вексель на двести золотых, — Сказал я и вытащил мешочек с золотом.

Ришар мигом достал из стола яркую, переливающуюся разными цветами бумажку, примерно с мою ладонь размером. Вписал в неё что — то. Приложил к ней надетое на мизинец кольцо. Сверкнув, от кольца пробежали по бумажке маленькие шарики огня. Когда они исчезли, Ришар протянул мне листок. Сверху бумажки было отпечатано "Денежный дом Нарро", а немного ниже вписано от руки "Двести золотых империалов".

Отдав Ришару двести золотых монет, я засунул вексель во внутренний карман куртки. И после того, как расспросил его, где находится их денежный дом у Лиире, распрощался.

Довольный тем, что не придётся теперь беспокоиться за сохранность золота, поспешил в «Демонёнка» и успел застать весь наш отряд в сборе.

— Дарт, ты чего так поздно? — Спросил Гилим, когда я уселся за стол.

— Дела были, — Ответил я.

— Дела это хорошо, — Подмигнул мне Улис. — А Дария весь вечер волнуется, отчего тебя нет.

— Ничего я не волнуюсь. — Вспыхнула девушка. — Просто он обещал прийти, и всё нет его и нет.

— Дарт, ты вино — то будешь? — Спросил Гилим, берясь за кубок.

— Буду, ещё как буду. — С энтузиазмом отозвался я.

— Опять придётся Дарии до постоялого двора тебя вести. — Поддел меня Улис.

— Не завидуй. — Улыбнулся я.

— Правильно. — Поддержал меня Гилим. — Нечего завидовать. Я б тоже каждый день напивался, если б меня девушки до дома оттаскивали.

— Никого я не потащу. — Сказала Дария. — Сами по домам расползайтесь.

Посидев с охотниками часок, я собрался уходить.

— Дарт, ты куда? — Удивился Вард. — Недавно вроде пришёл, и уже уходишь.

— Завтра хочу с утра в Лиир съездить. — Сказал я. — Хочу отдохнуть нормально перед дорогой.

— Значит, ты завтра не придёшь заниматься? — Опечалилась Дария.

— Чем вы там собрались заниматься? — Заинтересовался Улис.

— Заклинание Дарии помогаю выучить. — Поспешно ответил я, пока разозлившаяся девушка не рассказала Улису все, что думает о его намёках.

— Понятно. — Разочарованно протянул Улис.

— Завтра не смогу я с тобой позаниматься. — Сказал я девушке. — Но ты вполне можешь пока тренироваться сама, а как я вернусь, так сразу продолжу твоё обучение.

— Хорошо. — Сказала Дария. — А ты надолго в Лиир?

— Нет. — Ответил я. — Туда и обратно. Думаю через четыре дня вернусь.

Простившись с охотниками, я вышел из таверны и отправился на постоялый двор. Собрав необходимые мне в поездке вещи, я уложил их в сумку. А для слипа пришлось искать временное жильё. Найдя одну из служанок — Леру, я попросил её позаботиться о моём демоне. Когда Лера получила от меня серебряный за уход за слипом, она забрала его с собой, в свою комнату, клятвенно заверив меня, что будет ухаживать за демоном, как за родным ребёнком.

Ранним утром, по холодку, я выехал из Гармина и провожаемый взглядами поёживающихся стражников поскакал в Лиир. Вскоре взошедшее солнце поднялось над горизонтом и стало ощутимо припекать. Сняв дорожный плащ, я убрал его в сумку. Стало гораздо лучше и не парит так, и не холодно. Ехать в такое время одно удовольствие. Вспомнив о золотом кольце, с изменяющим облик заклинанием снял его. Я ведь в Гармине с изменённым обликом хожу, так значит стоит в Лиире все покупки с настоящим обликом делать. Тогда даже если воры прознают что — то о покупателе слипа в Лиире, то в Гармине меня не найдут.

Заночевав на постоялом дворе, на второй день после полудня, въехал в Лиир. Небольшой городок, окружённый полями, в отличие от ведущего ночной образ жизни Гармина, был полон снующего по своим делам люда. Пробравшись мимо выезжавшей из города вереницы повозок, я подъехал к воротам и был тут же остановлен располневшими на непыльной работе стражниками. После уплаты въездной пошлины въехал в город.

Найдя возле центра города приличный постоялый двор, снял там комнату на день. И оставив на конюшне лошадь, пошёл в центр города. Руководствуясь подсказками Ришара, нашёл денежный дом и взял золото. Следующим делом моим делом стал поиск лавки заклинаний. Добравшись до торговых рядов, я заметил вывеску — паутинку и отправился туда. Войдя в лавку, я увидел женщину в однотонной серой одежде, разговаривающую с ребёнком лет восьми.

— Нет Лисса. И не проси. — Сказала магесса. — Я не дам тебе пару свитков для игр.

— Но мама. — Едва не плача сказала девочка. — С ними ведь ничего не случится.

— Нет Лисса. — Строго повторила мать. — И не вздумай зареветь, а то вообще из дома не выпущу.

Девочка насупилась и молча побрела к выходу из лавки.

— Нет никакого покоя с этими детьми. — Пожаловалась магесса. — Другие дети постоянно её подначивают, чтоб она притащила что — нибудь магическое.

— Да, дети они такие. — Глубокомысленно заявил я.

— Да тебе — то милсдарь, откуда знать? — Улыбнулась магесса. — Пока своих детей не будет, не понять какие с ними хлопоты.

— А я по себе сужу. — Сказал я. — Если все такие дети непослушные как я, то хлопот с ними не оберёшься.

— Так чего ты милсдарь хотел? — Спросила магесса.

— Вы можете следящее заклинание на предмет наложить? — Спросил я.

— Могу. — Кивнула магесса. — А ты сможешь следящий контур создать?

— Нет. — Ответил я.

— Тогда зачем тебе накладывать следящее заклинание, если ты всё равно предмет отследить не сможешь?

— Н — да. — Почесал я голову. — Действительно такой вариант не подходит. Что же делать…

— А зачем тебе следящее заклинание на предмете? — Полюбопытствовала магесса.

— Нужно. — Ответил я. — Нужно, чтоб я мог проследить за человеком, который этот предмет нести будет.

— Х — м - м, следопыт значит, и за кем ты следить собрался? За молодой женой?

— Неважно. — Изобразил я смущение. Не делиться же с магессой планом по отлову воров.

— Могу заклинание близости наложить. — Предложила магесса. — Ты истинным зрением владеешь?

— Владею. — Ответил я. — А что за заклинание близости?

— Это заклинание на два предмета накладывается, и образовавшаяся между ними связь видна истинным зрением как сиреневая нить, протянутая от одного предмета к другому. — Объяснила магесса. — То есть ты, идя по этой нити, всегда придёшь к другому предмету.

— Хорошая идея. — Поразмыслив, сказал я. — А на какое расстояние предметы можно удалить, чтоб нить видна была?

— Где — то на полсотни миль. — Ответила магесса. — И то связь не разорвётся, а только не будет заметна. И когда предметы приблизятся, снова будет видна.

— Значит, любой владеющий истинным зрением всегда сможет эту связь обнаружить?

— Да. Но не будет же кто — то другой ходить смотреть, куда ведёт нить.

— А сколько продержится заклинание?

— Это зависит от того, как далеко друг от друга предметы будут. — Ответила магесса. — Но на год могу дать гарантию.

— Понятно. А чтоб заклинание быстро угасло, сможете сделать?

— Смогу. Только обойдётся тебе такая работа в двойную цену.

— И сколько это будет стоить?

— Семьдесят золотых. — Прикинула магесса цену.

— Немало. — Покачал я головой. — А сколько стоит свиток заклинания стена невидимости?

— Пятьдесят золотых.

— И ещё свиток заклинания безмолвия и свиток заклинания область сна.

— Пятнадцать и сорок пять. Значит шестьдесят за оба.

— А пару свитков погружение в сон?

— Десять золотых. — Сказала магесса. — Всё обойдётся тебе в сто девяносто золотых.

— А как на счёт небольшой скидки?

Сговорившись на ста восьмидесяти золотых, я отправился на поиски предметов для наложения заклинания близости. После недолгих раздумий, я отыскал лавку ювелира и купил у него два не очень дорогих обручальных колечка. Отдав за покупку чуть больше трёх золотых, решил присмотреть заодно на рынке слипа. Пройдясь по рядам, я приметил двух продавцов слипов. У одного был совсем крохотный демон, а у другого примерно такой — же, как у меня и ещё из коробки за прилавком выглядывал слип, который привёл меня в восторг. Демон был видимо почти взрослым и был размером больше полутора футов.

С трудом сдерживая улыбку, я спросил у продавца: — Сколько стоит этот демон?

— Этот? — Продавец закатил глаза. — О, это самый крупный демон из имеющихся в городе. Поэтому он стоит очень дорого. Вы только представьте, вы станете владельцем самого крупного демона в городе, а может и в стране. Да — да, скорей всего и во всей стране не найти такого крупного демона.

Едва продавец на миг умолк, чтоб вздохнуть, как я остановил его хвалебный рассказ.

— Я спросил, сколько он стоит. Ответьте мне коротко и ясно, сколько стоит демон. А если собираетесь басни травить, то идите в менестрели.

Резко вздохнув, так и не продолжив восхваления достоинств демона, продавец буркнул: — Пять золотых.

— За пять золотых можно пару нормальных небольших слипов купить. — Возразил я. — А это бочка какая — то, а не игрушка для детей.

— Зато больше ни у кого такого нет.

— И слава богам, а то они бы все фрукты на рынке сожрали. Ему, наверное, ведро фруктов в день надо. — Отходя от прилавка, я злорадно добавил. — Поторгуй деньков пять, к тому времени у тебя на кормёжку всё возможная прибыль уйдёт.

— Постой милсдарь. — Остановил меня продавец. — За три уступлю.

— Два золотых. — Сказал я остановившись.

— Два с половиной. — Торопливо выпалил продавец.

— Идёт. — Согласился я.

Отдав продавцу два золотых, и пять серебряных, я забрал слипа вместе с коробкой.

— Слава богам. — Облегчённо вздохнул продавец, пряча денежки. — Думал и вправду разорюсь на кормёжке.

Рассмеявшись, я отошёл от продавца. Через сотню ярдов я начал задумываться, как незаметно провести слипа в Гармин. Прикупив на краю рынка пустой плотный мешок, и заодно мешочек фруктов для слипа, пошёл к лавке заклинаний. Найдя играющих неподалёку от лавки детей, попросил их присмотреть за слипом, пообещав заплатить им пару дар за пригляд. С мешком в руках зашёл в лавку заклинаний.

— Это что, предмет, на который заклинание надо наложить? — Спросила магесса, недоумённо смотря на здоровый мешок в моих руках.

— Нет. — Улыбнулся я. — На мешок надо заклинание неприметности наложить.

— Занятный ты покупатель. — Сказала магесса.

— А вот на эти кольца надо заклинание близости наложить. — Я подал магессе обручальные кольца и положил на прилавок мешок.

— Заклинание неприметности ещё в десять золотых обойдётся.

— Хорошо. — Я отдал ей требуемую сумму.

— Приходи через час. — Распорядилась магесса.

Выйдя из лавки, я расплатился с детьми и отправился на постоялый двор. Там я поел и запасся припасами. Затем приточил коробку со слипом к лошади и верхом добрался до лавки заклинаний.

— Ну что готово? — Спросил я, входя в лавку.

— Готово. — Ответила магесса. — Знаешь, я тут подумала, не убийство ли ты неверной девушки замышляешь? Очень уж твои покупки странные.

— Нет, ну что вы, какое убийство? — Рассмеялся я. — У меня девушки нет. Не заранее же я к её неверности готовлюсь?

— Смотри. — Предостерегла меня магесса. — Если обманул меня, то я страже поведаю о твоих приобретениях.

— Хорошо. — Согласился я.

— Держи тогда свои покупки. — Магесса отдала мне кольца, свитки и мешок и предупредила. — Заклинание близости не больше декады продержится.

— Отлично. С вами приятно иметь дело. Светлых вам дней.

— И тебе светлых дней.

Уложив свитки в дорожную сумку, а кольца припрятав в карман, натянул мешок на коробку со слипом. Не мешкая взобрался на коня, и поехал к воротам. Не вызвав у стражников не малейшего интереса, ещё бы, выезжающие пошлину не платят, поскакал по дороге к Гармину.

Жаль только солнце примерно через час село, и дорогу стало плохо видно. Но и при лунном свете я приспособился ехать. Хотя продвижение моё и замедлилось. Не торопя коня, я ехал где — то до полуночи, а затем остановился на ночёвку в небольшом лесу. Наломав веток, развёл костёр. Поужинав, подложил в костёр несколько толстых, длинных веток и завалился спать. Пару раз ночью холод меня будил, заставляя подняться и подкинуть в костёр веток. Под утро, озябший, не отдохнувший нормально и злой на воров, из — за которых мне выпало такое приключение, я отправился дальше.

Под вечер добрался до Гармина, и доехав до постоялого двора, с облегчением слез с коня. Прихватив с собой тяжеленный мешок и сумку, поднялся в свою комнату. Бросив свои вещи, спустился в зал и поужинал, а затем отправился спать.

Проснувшись поздним утром, я потянулся и посмотрел на мешок стоящий в углу, из которого доносилось сопение.

Отличный выйдет из этого слипа сюрприз вором, просто отличный. Удачная покупка, из — за такой стоило ночь в лесу провести. О — о, воры будут в восторге от моего подарка. Надеюсь, это навсегда отучит их от подкладывания слипов. Теперь надо приманить воришку, чтоб он кольцо украл, а затем проследить за ним. Только чтоб он его старшему вору отдал надо кольцо в кошель с деньгами положить. Монетку — другую воришка может от своих и утаит, а с кольцом связываться не станет, да и отдаст его мастеру — вору. Придётся одёжку побогаче купить, кошель на пояс прицепить и по городу прогуляться. Глядишь, и клюнут воришки на мою удочку.

Покормив слипа и поев сам, отправился на рынок, где купил украшенную вышивкой куртку и штаны ей под стать. В той же лавке и кожаный кошель прикупил. Положив покупки в номере, пошёл к Дарии.

— Ну что, будем учиться? — Спросил я открывшую мне дверь девушку.

— Будем. — Улыбнулась Дария. — Проходи.

Поздоровавшись с сидевшим в гостиной Кароем, я поднялся с девушкой в её комнату.

— Ну, что решил свои дела в Лиире? — Полюбопытствовала Дария.

— Решил. И теперь можем спокойно упражняться в построении заклинания.

— Слушай Дарт, я тут разговаривала со своей подругой, она в Ночной Гильдии состоит, и она обещала, что если услышит о воре, хвалящемся подкинутым слипом, то обязательно мне расскажет о нём. Тогда можно будет твои деньги попытаться вернуть.

— Спасибо. Надеюсь, вор не удержится от хвастовства.

Я обучал девушку построению заклинания до полудня. После занятий я пошёл на постоялый двор, и перекусив, начал претворять свой план в жизнь. Одевшись в новую одежду, я положил в кошель пять золотых монет, около десятка серебраков и одно кольцо, а другое надел себе на палец. Подвязав кошель к поясу, вышел на улицу. Добравшись до рынка, принялся бродить по торговым рядам, глазея на разложенные товары. Затем пошёл на площадь, где сегодня выступал заезжий театр. Засмотревшись на полуголую девушку, жонглирующую кинжалами, я и не заметил, как мой кошель исчез с пояса.

Клюнули. Посмотрев истинным зрением, я увидел сиреневую нить, идущую к фургону заезжих артистов. Перейдя на нормальное зрение, я увидел, сидящего на ободе колеса мальчишку снимающего клоунский колпак. Сплюнув от досады, я подобрался к нему, и схватив за шкирку, подтянул к себе.

— Давай сюда. — Сказал я мальчишке.

— Чего вам господин? — Удивился мальчуган.

— Милсдарь, отпустите ребёнка. — Подошёл ко мне мужчина, недавно показывавший на сцене фокусы.

— Кошель мой верни. — Не отпуская мальчишку, повторил я.

— Какой кошель? — Скривил лицо мальчонка, словно собираясь расплакаться.

— Мой кошель. — Встряхнул я его.

— Милсдарь, прекратите обижать детей. — Подобравшись поближе, фокусник положил мне руку на плечо, видимо надеясь, что я, вспылив, отпущу мальчишку.

— Если ты сейчас же не отдашь мой кошель, — разозлился я, — то вся ваша труппа отправится давать представления на каторге, а ты маленький негодяй, останешься без руки.

— Я ничего не брал. — Заплакал мальчишка.

— А ты убери лапы. — Сказал я фокуснику. — А то сейчас их лишишься.

Отдёрнув руку, мужчина сказал: — Зачем вы наговариваете на ребёнка, если он не брал ваш кошель. Может, обронили вы его где или дома забыли.

— Слушай ворюга. — Не на шутку разозлился я. — Или ты отдашь кошель или не жди милости. Оттащу тебя в управу и сдам с поличным. И не придуривайся, я вижу, что кошель у тебя за пазухой.

— Вы маг господин? — Сменил тон фокусник.

— Сейчас молнию в рыло схлопочешь и узнаешь.

— Простите меня господин маг. — Заревел мальчишка. — Голодаем мы, вот и позарился я на ваш кошель.

— Умолкни, а? — С досадой сказал я, забирая у мальчишки кошель. — Не потащу я тебя в управу, дел полно. Но лучше мне больше не попадайся.

— Спасибо господин. — Растёр по лицу слёзы мальчишка.

Я отошёл от повозки и услышал позади звук затрещины. Так, размышляя, за что мальчишку ударил фокусник, за воровство или за неудачу, я подвязал кошель обратно на пояс и побрёл дальше. Неудачей окончился мой первый заброс наживки, оказывается не так просто городских воров приманить. Пройдя пару сотен ярдов, надумал посетить дешёвую таверну, может хоть там захотят меня обокрасть. Выпил в грязной, полной подозрительных личностей забегаловке кружку какого — то пойла, которое даже пивом назвать нельзя. Покрутившись у стойки, вышел из таверны, так и не дождавшись воров.

До вечера я бродил по городу, выбирая самые удобные, по моему мнению, места для воровства. Но на кошель так никто и не позарился. Недоумевая, куда подевались из города все воры, один попался, да и то приезжий, пошёл в "Демонёнка".

— О, Дарт, вернулся уже? — Обрадовался моему появлению Гилим.

— Ага, дела порешал и сразу назад. — Ответил я.

— Вот и славно. Нечего делами заниматься, когда отдыхать надо.

— Дарт, а чего это ты нарядный сегодня такой? — Заинтересовалась Дария. — Вырядился как на праздник.

— Что мне уже и одеться прилично нельзя?

— Можно. — Обидел девушку мой резкий ответ. — Одевай что хочешь.

— Да ты Дария на руку его посмотри и сразу поймёшь, с чего он так нарядился. — Посоветовал усмехнувшийся Улис.

Посмотрев на мою руку и увидев на ней обручальное кольцо, девушка мрачно спросила: — Дарт, ты что женился?

— Такое дело надо серьёзно обмыть. — Заявил Вард.

Стянув с пальца забытое кольцо, я улыбнулся: — Ни на ком я не женился, это для маскировки.

— Для какой маскировки? — Не понял Улис.

— Ох, и странный ты парень Дарт. — Сказал Гилим. — И внешность изменил и маскируешься для чего — то. Ты случаем не мятежник?

— Какой мятежник? — Удивился я.

— Обыкновенный. Из тех, что против законной власти в государстве борются. — Пояснил Гилим.

— И мыслей таких нет. — Заверил я насупившихся охотников. — Что я сумасшедший, что ли против целой страны воевать?

— Смотри Дарт. — Предостерёг меня Гилим. — Если окажется, что от властей ты прячешься, то на нашу поддержку не рассчитывай.

— Да вы совсем сбрендили что ли? — Спросил я. — Никакой я не мятежник.

— Хорошо — хорошо, Дарт, мы тебе верим. — Успокоил меня Карой, заметив, что меня обидели их слова.

Однако настроение мне охотники испортили изрядно, и допив кубок вина, я поднялся со стула.

— Дарт, ты чего уходишь что ли? — Спросил Гилим. — Ты на меня не обижайся, не хотел я тебя подозрительностью своей обидеть.

— Да не обижаюсь я. — Махнул я рукой. — Устал просто, пойду отдыхать.

— Я тоже, пожалуй, домой пойду. — Заявила Дария.

— Ну — ну. — Пробормотал Улис.

— И не надо тут ничего придумывать. — Обратилась задетая девушка к Улису. — Я иду домой.

Мы вышли с Дарией на крыльцо.

— Давай я тебя провожу. — Предложил я девушке.

— Ты же устал, и отдыхать идёшь. — Сказала она.

— А прогулка с красивой девушкой это не отдых?

— Ладно, пойдём. — Улыбнулась Дария. — Топать отсюда порядком, отдохнёшь вволю.

Подхватив девушку под руку, я пошёл её провожать. Медленно бредя по улочкам, мы разговаривали. Увлёкшись беседой, не заметили, как наткнулись на идущую нам на встречу парочку. Извинившись, пошли дальше. Так неспешно передвигаясь, добрались до дома Дарии. Отпустив руку девушки, я переместил свою руку на пояс и замер. На поясе не было кошеля. Обокрали!

Я быстро простился с собиравшейся пригласить меня в дом девушкой и отошёл от её дома. Надел кольцо с заклинанием и воспользовался истинным зрением. Сиреневая нить вела налево, проходя через дом. Посматривая изредка истинным зрением, не поменялось ли направление, я отправился на поиски воришки. Через три квартала нить привела меня к идущей по улице парочке, с которой мы столкнулись. Не желая вызвать подозрений, я не стал к ним приближаться, шёл примерно в полутора сотнях ярдов позади них.

Вскоре парочка зашла в игорный дом. Остановившись на перекрестке, я воспользовался истинным зрением, чтоб определить, не охраняется ли игорный дом магией. И в недоумении замер. Сиреневая нить вела в противоположном направлении. Неужели воры избавились от кольца? Я быстрым шагом отправился назад и через несколько сотен ярдов определил, что нить теперь ведёт до старичка, неторопливо бредущего с корзинкой в руках по своим надобностям. Отстав немного, я тоже сбавил шаг. Примерно через полчаса старичок вывел меня к трёхэтажному зданию, располагавшемуся на самой окраине города.

Здание оказалось довольно примечательным и выделялось из ряда себе подобных строений своей ухоженностью и отделкой. Убедившись, что нить не исчезла, а ведёт именно в это здание, я стал поджидать старичка. Через час старик вышел и побрёл дальше. Следуя за ним, я добрался до лавки ювелира, в которую вошёл старик. Пробыв в лавке совсем не долго, старик вышел на крыльцо, и повертев по сторонам головой, быстрым шагом пошёл по улице в моём направлении. Я, медленно бредущий ему на встречу, только по другой стороне улицы, не вызвал у старичка интереса. Он лишь покосился на меня, и заметив, что меня немного пошатывает как подвыпившего, не проявил ко мне интереса. Пройдя до следующего перекрестка, я воспользовался истинным зрением. И довольно хмыкнул — сиреневая нить вела к лавке ювелира.

Так — так, вот значит, кто ворованные драгоценности скупает. Ну, это мне только на руку, зайду на днях и куплю своё колечко, чтоб никаких следов не осталось от моей слежки. А в том здании, похоже, и есть логово городского ворья. Теперь остаётся разузнать на месте что да как и подарить ворам слипа. Первым делом надо посмотреть как там с магической охраной.

Пройдясь по улице, на которой располагалось посещённое старичком здание, я внимательно осмотрел его истинным зрением. Ничего похожего на упорядоченный узор действующего охранного периметра не увидел. Обычный, не выделяющийся в магическом плане дом. Хотя, что скрывается за каменными стенами не разобрать, слишком хорошо камень магическое сияние поглощает. Но не сделали же они охранный периметр внутри дома. Не логово же там мага — параноика, помешанного на безопасности. Максимум что там может быть у воров, это простенькое заклинание. Окинув напоследок взглядом здание, отправился на постоялый двор.

Вполне довольный начавшимся воплощением моей задумки поужинал и покормил купленного слипа. Здоровенный демон пожрать любил от души, от купленных мной в Лиире фруктов ничего не осталось. Надо не затягивать с его отправкой к ворам, пусть они его кормят.

Хорошо выспавшись, отправился на рынок, купить слипу фруктов. Пусть лучше спит сытый, когда я его к ворам потащу. Запасшись фруктами, посетил ювелира, который уже выставил моё колечко на продажу. Выкупив кольцо, я отнёс фрукты в свою комнату и пошёл к Дарии. С девушкой я провёл почти полдня, а затем вернулся на постоялый двор. Поспав ещё пару часов, я плотно покушал и едва начало смеркаться начал собираться.

Накормив слипа так, что он уснул с двумя недоеденными плодами в лапах, засунул его в мешок. Приобретённые свитки пришлось положить за пазуху, более удобного места не нашлось. Нацепив меч, закинул мешок с тяжеленным — килограмм под тридцать слипом на плечо и отправился в гости к ворам.

Не доходя до логова воров квартал, нашёл возле одного из домов местечко потемней, и достав свитки, с заклинаниями безмолвие и стена невидимости, воспользовался ими. Не видимый прохожими подошёл к зданию, где по моему предположению обитали воры. Пристроившись за фонарным столбом, чтоб никто из прохожих не наткнулся на меня случайно, положил мешок на мостовую и сам сел рядом.

Несколько часов ожидания прошли довольно быстро. Пару раз в здание заходили горожане и через некоторое время выходили обратно. Потом в здание забежала стайка ребятишек. Через освещенное окно здания я рассмотрел обеденный зал, в котором детей покормили. Однако из здания дети так и не вышли. Такое количество детей, живущих в доме, меня насторожило и поубавило мой энтузиазм. Не ошибся ли я, думая, что здесь находится Ночная Гильдия.

Слава богам сомнения не успели испортить всю мою задумку, к зданию подошёл знакомый старичок. Вскочи, я подобрал мешок и подбежал к дверям здания. Старичок, опять несущий корзинку подошёл к дверям и зыркнув по сторонам, отворил дверь. Проскользнув следом за старичком через медленно закрывавшуюся дверь, я пристроился в трёх ярдах позади него. Пройдя через узкий холл, старичок поднялся по лестнице на третий этаж и вошёл в комнату.

— Опять кости бросаете? — Недовольно сказал он двум сидевшим за низеньким столом мордоворотам.

— Мастер Ирг, так чем тут ещё заняться? — Сказал один из играющих. — Не на стены же целую ночь пялиться.

— Ладно, демоны с вами. — Проворчал старик.

Один из мужчин поднялся и подошёл к двери в другую комнату. Постучав, он отворил её.

— Мастер Ирг пришёл. — Сказал он и отступил чуть в сторону.

Тут наступил самый ответственный момент моего плана. Стараясь не шуметь, я прошмыгнул до открытой двери и проскочил в другую комнату почти под самым носом у старичка. В другой комнате, я сдвинулся в сторону, чтоб старичок меня не задел и сместился к стене.

Ф — у - х, самое страшное позади, перевёл я дух. Слава богам ковёр у них лежит, и звук шагов гасит. Не помогло бы мне заклинание безмолвия, у этих мордоворотов защитные амулеты активированные. К тому же явно не безделушки, а качественная работа с защитным заклинанием третьего круга. Услышали бы они меня, несмотря на наложенное заклинание, если бы не ковёр. Однако не спроста такая стража здесь обитает, не спроста.

Я с любопытством осмотрелся. Вдоль стен стояли книжные шкафы, возле окна располагался письменный стол с креслом, а сбоку кожаный диван и крохотный столик на резных ножках. В просторном кресле за столом сидел пожилой мужчина и что — то писал.

— Как сегодня, Ирг, хороший улов? — Поинтересовался он, не поднимая головы.

— Неплохой. — Ответил старичок и вытащил из корзинки шесть кошелей. Присев на диван, он высыпал содержимое кошелей в стоявшую на столике керамическую чашу. Убрав пустые кошели в корзинку, старичок принялся раскладывать деньги — золотые в одну кучку, серебряные и серебраки в другие. Он быстро распределил добычу, в чаше осталась лишь пара серебряных колец, золотой перстень и серьги.

— Почти шестнадцать золотых. — Уведомил он сидевшего за столом мужчину. — Да украшения, пожалуй, на четыре золотых потянут.

— Значит, доля Ночной Гильдии пять золотых. — Сказал мужчина, откладывая бумаги в сторону. — Действительно неплохой улов. Конечно не такой удачный как вчера, но всё же неплохой.

— Да Гарт, дела неплохо идут. — Согласился с ним старичок. — Как тебя главой Гильдии избрали, так дела у нас в гору пошли.

— Ну, дак. — Самодовольно усмехнулся Гарт. — Я говорил, что со мной Гильдия не пропадёт.

— Ладно, держи долю Гильдии, да пойду я. — Решил старичок. — К Юрану зайду, драгоценности отдам, и спать пойду. Староват я стал, устаю быстро.

— Ничего, тебе ещё жить и жить. — Утешил его Гарт. — Да молодых учить уму — разуму.

Старичок отдал Гарту пять золотых, а остальное ссыпал в один кошель и ушёл. Глава Ночной Гильдии задумчиво посмотрел на лежащие перед ним пять золотых и сгрёб их в ящик стола.

Я озадаченно нахмурился. Неужели он не будет прятать золото в тайник? Медленно опустившись на корточки, я сел на пол, не стоять же тут столбом. Гарт опять занялся бумагами, а я принялся осматривать всё истинным зрением. Ничего необычного, только присущие всем вещам слабые искря энергии. Ни охранного периметра, ничего. Никаких активных заклинаний. Только на Гарте защитное заклинание едва заметно мерцает, готовое в любой миг защитить владельца. Может глава Гильдии золото потом с собой уносит? Да нет, на кой тогда охранники с защитой. Не десяток золотых же они охраняют? Хотя может у них в Гильдии борьба за власть идет, и они Гарта охраняют.

Терзаясь сомнениями, я просидел в уголке несколько часов. За это время к Главе Гильдии приходил ещё один мастер — вор, поделиться добычей и воровка, пожаловаться на забредающую на её участок молодую товарку. Затем Гарт вытащил из сумки стоящей возле стола пакет с бутербродами и перекусил. Я даже похвалил себя за предусмотрительность, что хорошо поел, а то сидел бы сейчас и слюной давился.

Вскоре после полуночи пришёл ещё один мастер — вор и принёс ещё немного денег. Поболтал немного с Гартом и ушёл. Ещё несколько часов Глава Гильдии что — то писал, иногда ругаясь сквозь зубы. Покончив с писаниной, он аккуратно сложил бумаги и убрал их в стол. Затем выгреб из стола золото.

С трудом удержавшись от радостного возгласа, я увидел, как он подошёл к книжному шкафу позади стола, и надавив на боковую стенку, отодвинул его от стены. Шкаф, прикреплённый к стене одним боком, словно дверь, сдвинулся, и я увидел простую отштукатуренную стену, без каких либо тайников. Сделав ещё шаг к стене, глава Гильдии приложил к стене обе руки, и она осветилась жёлтым сиянием. Миг спустя морок спал, и я увидел вмурованную в стену дверцу. Приложив к дверце перстень, Гарт подождал, пока исчезнут пробежавшие по дверце синие всполохи, и вдавил её внутрь. Щёлкнув, дверца отворилась. С трудом вытащив из тайника металлический ящик, Гарт поставил его на пол и открыл.

Я успел закрыть рукой рот и не дал вырваться моему восторженному крику. Ящик был полон золота, я даже представить не мог, что воры так богаты. Я — то надеялся хотя бы окупить свой план, а тут золота на содержание гарема хватит. Не теряя времени, я воспользовался истинным зрением, пытаясь разобраться, что за заклинания тайник защищают.

Ящик с золотом был, похоже, обычным ящиком, а вот сам тайник светился голубым светом, да на дверце вплетена оранжевая структура. Гарт положил золото в ящик и поставил его в тайник. Прикрыв дверцу, он приложил к ней перстень и вдавил её в стену, пока не раздался щелчок. Уф — ф - ф, а вот что за три небольших полоски, словно наконечники стрел красным высветились, когда дверца защёлкнулась? Похоже, и ловушка есть. Приложив руки к стене возле дверцы, Гарт дождался, когда стена вспыхнула жёлтым и стала обычной стеной, без каких либо тайников. Я в восхищении покрутил головой, вот это маскирующее заклинание, никаких следов магии не видно. Глава Гильдии вернул шкаф на место и вышел в соседнюю комнату. Я же опять устроился на полу.

Так — так — так, вот значит где ваш тайничок воришки. На магию значит надеетесь. Ну — ну. Я тоже магию очень уважаю, посмотрим, чья возьмёт. Так, до утра подожду, может, изменится что — то, тогда начну действовать. Если воры так и будут здесь отираться, придётся заклинанием область сна воспользоваться. Не думаю, что их защитные амулеты с заклинание второго круга справиться смогут, уснут как миленькие. А если днём воры уходят, то можно безбоязненно их тайник разломать. Меч для этого сгодится. Не думаю, что они ожидали, что кто — то просто из стены их тайник вырубит. А вот, то, что о тайнике кроме мастеров — воров никому известно быть не может, от розысков настоящего похитителя отвлечёт. Поначалу грызня начнётся, будут предателя искать, который о тайнике рассказал. А я тем временем буду их золото тратить.

До утра я просидел возле стены, изредка поглядывая на читающего книгу Гарта. Когда солнце начало заглядывать в окно, в кабинет вошёл благообразный старичок.

— Что господин Гарт, читаете? — Спросил он.

— Да господин Литим, читаю. — Ответил Гарт и закрыл книгу.

— С детьми всё в порядке? — Спросил старичок.

— В полном. — Сказал Гарт, выбираясь из — за стола.

— Славно, славно. — Сказал Литим. — Тогда можете идти отдыхать, моя пора пришла о сиротках заботиться.

— Доброго дня. — Пожелал ему Гарт и вышел из комнаты.

— И вам доброго дня. — Сказал Литим вдогонку.

Я осмотрел старичка устроившегося за столом и вытащившего из стола бумаги истинным зрением и не увидел на нём защитного амулета. Поднявшись, я с удовольствием размялся, не опасаясь, что меня услышат. Пройдясь по кабинету, я подобрался к столу и посмотрел, что за бумаги перебирает старичок. Оказалось, что он разбирается деловыми бумагами детского приюта «Найдёныш». Вот ворьё, вот значит, где вы спрятались. А я — то думаю, почему здесь детворы много. А вы оказывается, под крышей доброго дела укрылись.

Дверь приоткрылась, и к Литиму пришёл посетитель, принёсший небольшое пожертвование. Пока старичок занимался посетителем, я подошёл к дверям и когда мужчина уходил, заглянул во вторую комнату. Охранников — головорезов тоже нет, можно приступать к изъятию денег.

Достав свиток заклинания погружение в сон, активировал его, и старичок мигом уснул в кресле. Подойдя к шкафу, я ухватился за его край и потянул на себя. Шкаф медленно начал двигаться. Надавив посильней, сдвинул его от стены. Когда убрал шкаф, вытащил меч и нанёс осторожный удар. Прикоснувшись к стене, меч полыхнул красным и прорезал в осветившейся жёлтым стене тонкую щель. Убедившись, что заклинание, наложенное на стену, не может противостоять мечу, я сделал ещё четыре удара. Из стены вывалился прямоугольник, состоящий из дверцы окаймлённой камнем. А выемке в стене стоял металлический ящик, с немного надрубленным краем.

Осмотрев истинным зрением ящик, я не заметил в нём никаких изменений. Убрав меч, я вытащил ящик из выемки и едва не уронил его на пол. Дарг! Сколько же там золота? Открыв защёлку, я откинул крышку ящика и в восхищении замер, любуясь золотыми монетами.

Помотав головой, захлопнул ящик и подтащил мешок со слипом. Едва удерживаясь от смеха — похоже, мне удалось продать ворам слипа по весу, я вытащил демона и засунул его в выемку в стене. Шагнув назад, полюбовался спящим в стене демоном. Надеюсь, воры будут счастливы с ним. Ящик с золотом и дверку пришлось засунуть в мешок вместо слипа.

Вернув шкаф на место, я положил мешок на плечо и вышел из кабинета. Пройдя через пустую комнату, осторожно открыл дверь, и меня едва не оглушило шумом и гамом. Похоже, обитающие здесь дети увлечены уничтожением здания. Как хорошо, что двери в кабинет толстые, не слышно их было, а то с ума сойти можно с таким шумом.

Спустившись по лестнице, пробрался через пустой холл, и осторожно толкнув дверь, выглянул на улицу. Несколько прохожих идущих по улице не обратили на открывшуюся дверь никакого внимания. Глубоко вздохнув, я вышел из здания и быстро пошёл на постоялый двор. Стараясь не переходить на бег, добрался до своей комнаты. Закрыв на задвижку дверь, открыл мешок и достал ящик с золотом. Открыв его, немного полюбовался на свою добычу.

Процветает в Гармине ворьё, процветает. Запустив в ящик руку, я набрал горсть золотых монет. Высыпав их потихоньку назад, решительно захлопнул ящик.

Золото — золотом, а надо думать, как дальше быть. Не ожидал я, что столько золота у воров будет, не продумал, что с такой добычей делать. В денежный дом отнести? Нет, могут шепнуть ворам о таком посетителе. Не стоит им жизнь облегчать, пусть вора среди своих ищут. Но с золотом надо что — то делать… Чековую книжку бы завести. Будет у меня при себе куча денег и при этом не будет почти ничего весить. Не тащить же мне его с собой в пустоши. Хотя теперь о добыче в пустошах можно забыть. С такими деньжищами отдыхать надо, а не по пустошам шастать. Хотя к Зелёной долине сходить надо, может там удастся артефактом каким разжиться, что за деньги не купишь. А в другие места больше не пойду. Схожу один раз в пустоши и переберусь в другое место. Элория большая, найду укромный уголок. Так, раз решил завести чековую книжку, значит надо золото в денежный дом тащить. Только не в Гармине. Придется, похоже, в Лиир опять ехать. Да, так и сделаю, вечера дождусь, когда заклинание стена невидимости спадёт, и сразу отправлюсь.

Устроившись на кровати, проспал до вечера. Затем собрал необходимые вещи, и убедившись, что заклинание рассеялось, отправился на конюшню. Оседлав лошадь, выехал с постоялого двора, и не торопливо выехал из города. Немного отъехав от ворот, прибавил ходу. Выспавшись за день, ехал всю ночь, вполне довольный своей поездкой.

Утром, пожалев уставшую конячку, сделал привал. Найдя подходящую ямку, снял с лошади мешок и вытащил оттуда дверку тайника и ящик с золотом. Дверку сразу бросил на дно ямки, а следом полетел и опустошённый ящик. Забросав сухой листвой улики, забрал мешок с золотом. Чуть поспав, и дав отдохнуть лошади, продолжил путь и ещё засветло добрался до Лиира. Перед городом снял с себя кольцо, изменяющее облик. Въехав в город, сразу отправился в денежную лавку.

— О, господин желает превратить ещё один вексель в золото? — Обрадовался моему визиту знакомый служащий денежного дома.

— Нет, наоборот, хочу золото превратить в чековую книжку.

— Прекрасно, прекрасно. И на какую сумму вы хотите получить чековую книжку?

— Я хотел бы в более безопасном месте решить этот вопрос. — Сказал я, косясь на пару посетителей.

— Конечно, конечно. — Служащий отвёл меня в кабинет. — Господин Тьер, этот милсдарь хочет завести чековую книжку.

— Это мудрый выбор. — Окинул меня внимательным взглядом пожилой мужчина. — Можешь идти Анри, я займусь этим делом.

Дождавшись, когда Анри покинет кабинет, я положил на пол мешок и плюхнулся в стоящее у стола кресло.

— Значит, вам необходима чековая книжка. — Сказал Тьер. — Надеюсь, вы в курсе, что она стоит тридцать золотых?

— Да в курсе. — Подтвердил я.

— На какую сумму вы хотите открыть чековую книжку. — Спросил Тьер.

— Вот на эту. — Подняв с пола мешок, я бухнул его на стол и развязал.

— Э — э. — Тьер на несколько мгновений потерял дар связанной речи.

— Всё в порядке? — Участливо осведомился я.

— В полном. — Придя в себя, усмехнулся Тьер. — Просто не каждый день нам приходится иметь дело с такими богатыми людьми. Чековую книжку на всё золото открывать?

— Да, тридцать из них вычтите за саму книжку, а остальное в неё впишите.

— Как вам будет угодно.

Тьер ненадолго вышел из кабинета и вернулся с двумя служащими помоложе. Поставив на стол пять небольших ящиков, они быстро пересчитали золото. Всего вышло без малого тысяча семьсот золотых. Ошеломляющая сумма для простого люда.

Помощники Тьера утащили золото, а он подошел к шкафу и вытащил из него небольшую книжку, с твёрдым переплётом. Сделав в ней необходимые записи, он показал мне вписанную сумму, чтоб я проверил правильность записей. Дождавшись моего удовлетворённого кивка, Тьер попросил меня взять книжку в руки и снял перстень. Приложив его к книжке, лежащей в моих руках, он активировал заклинание. Меня словно обдало потоком свежего воздуха, и книжка полыхнула сиреневым светом.

— Поздравляю милсдарь, теперь вам не придётся беспокоиться за сохранность ваших денег. — Сказал Тьер.

— Спасибо.

Поблагодарив Тьера, я простился с ним и вышел из денежного дома. Проехав немного по улице, наткнулся на постоялый двор, где и заночевал.

Два дня я неторопливо добирался до Гармина. Выехав в город ближе к вечеру, направился на свой постоялый двор. Быстро перекусив, искупался и пошёл к Дарии.

— Куда ты опять пропадал? — Осведомилась открывшая дверь девушка.

— Извини, дела были.

— Ладно, демоны с тобой. Заниматься будем?

— А как же. — Сказал я. — Для того и пришёл.

— А я думала за деньгами. — Сказала Дария, впуская меня в дом.

— За какими? — Не понял я.

— Так всё к походу закупили, и остатки денег разделили. — Пояснила девушка. — По одиннадцать золотых осталось.

— А лодки ещё не готовы?

— Всё готово. — Сказала Дария. — Гилим с мастером Глором потолковал и тот расстарался, раньше декады с постройкой лодок управился. Так что можем теперь отправляться к Зелёной долине.

— Здорово. — Проявил я энтузиазм.

Позанимавшись с девушкой по позднего вечера, вместе с ней отправился в "Демонёнка".

— Дарт, ты охотник или нет? — Спросил у меня Гилим.

— Охотник. — Ответил я.

— Что — то ты не похож на охотника. — С сомнением покачал головой Гилим. — Охотники между походами отдыхают, а не непонятными делами занимаются.

— Это у меня отдых такой. — Усмехнулся я.

— Может ты тоже, поисками подкладывателя слипов занят был? — Спросил Гилим.

— Что за подкладыватель слипов? — Недоумённо спросил я.

— Так ты что не знаешь о том, как Ночной Гильдии слипа подложили? — Встрепенулся Улис.

— Нет, не знаю. А как подложили.

— Ну, ты Дарт даёшь. — Сказал Улис. — Да город третий день на ушах стоит. На каждом перекрёстке эту новость обсуждают.

— Не было меня в городе. — Пояснил я. — Так что там за подкладыватель слипов?

— Не было в городе? — Переспросил Улис. — Тогда слушай. Три дня назад кто — то добрался до тайника Ночной Гильдии, где воры часть своих денег хранили. Золото выкрал, а в тайник слипа положил. И не детёныша как обычно, а взрослого слипа. Ты представляешь, какими дураками этот подкладыватель слипов Ночную Гильдию выставил? Когда глава Гильдии слипа в тайнике обнаружил, его чуть удар не хватил.

Я расхохотался вместе с охотниками, представив подобную картину.

— Говорят, мага нанимали, чтоб узнать, кто из мастеров — воров своих товарищей одурачить решил. — Продолжил свой рассказ Улис. — Кроме них никто о существовании тайника не знал. И не нашёл маг среди них предателя. Так воры тотчас награду объявили, тому, кто приведёт им этого подкладывателя слипов триста золотых, а только за имя этого человека сто. А сегодня награду увеличили, за имя теперь триста золотых дадут, а за пойманного подкладывателя слипов пятьсот.

— С ума сойти. — Сказал я. — Вот это деньжищи.

— Ага, так сейчас полгорода этого похитителя ищет.

— Ну, на счёт пол города ты завираешь. — Сказал Гилим.

— Пусть не пол города. — Согласился Улис. — Но очень многие.

— А самое интересное, — сказал Гилим, — городской совет, узнав о человеке воров наказавшем, постановил почётным гражданином города его объявить.

— А некоторые говорят, порывались его сотником городской стражи назначить. — Рассмеялся Улис. — Говорили, что такой человек быстро Ночную Гильдию разгонит.

— Ну и дела тут творятся. — Сказал я. — Хорошо еще, что город не украли в моё отсутствие.

— Так что с походом решать будем? — Спросил Карой. — Всё уже готово, в любой день отправляться можно.

— А чего тянуть? Давайте послезавтра и отправимся. — Предложил Вард.

Охотники переглянулись и все кивнули, соглашаясь с предложением Варда.

— Тогда так и поступим. — Сказал Карой. — Завтра чтоб все отдохнули и подготовились к походу. Вечером посидим на дорожку в "Королевском поросёнке" и послезавтра утром отправимся.

Договорившись о времени похода, мы весело посидели за вином до полуночи. Проводив потом Дарию, я вернулся на постоялый двор и завалился спать. На следующий день я неторопливо собрал необходимые в походе вещи, заплатил хозяину ещё за шесть декад съёма комнаты и дал служанке золотой империал, на питание слипу. Ближе к полудню пошёл к Дарии, намереваясь немного позаниматься с ней напоследок. Пройдя чуть меньше половины расстояния до дома Кароя, встретил идущую мне на встречу Дарию.

— А ты куда идёшь? — Спросил я. — Только я решил заняться с тобой изучением заклинания, так ты уже улизнуть норовишь.

— Я к тебе иду. — Улыбнулась девушка. — У меня для тебя новость есть.

— Какая? — Спросил я.

— Помнишь, я обещала о воре, который тебя обчистил разузнать? — Спросила Дария.

— Помню, конечно.

— Так вот, узнала я, кто тебя обчистил. — Заявила торжествующая девушка. — Когда мы в походе были, Лерой в таверне хвастался, что одного молокососа проучил. Говорил, что отличную сделку совершил — поменял демона на хорошие деньги.

— К — какой Лерой? — Заикнулся я ошеломлённый словами девушки.

— Как какой? — Удивилась Дария. — Из отряда Торвина. Из — за тебя их отряд распался, вот он и отомстил тебе.

— Дарг. — Прошептал я. — А я думал меня воры обокрали…

— Ничего, вернёмся с похода, можно будет попытаться его разыскать. — Утешила меня девушка.

— Ага. — Уныло ответил я. — Ищи теперь ветра в поле.

— Да не переживай ты так. — Сказала Дария. — Этот поход должен нам такую прибыль принести, что ты об украденном золоте и не вспомнишь.

— Не переживаю я. — Вздохнул я. — Чего уж теперь переживать.

— Вот и славно. — Сказала девушка. — Пойдём заниматься?

— Пойдём. — Согласился я.

Я обучал Дарию созданию заклинания несколько часов. Занятия сегодня оказались довольно плодотворными, видимо девушка осознавала, что в пустошах будет не до занятий, и старалась завершить изучение заклинания до похода. Создать заклинание она конечно ещё не могла, но думаю, очень хорошо заучила узор и сможет теперь тренироваться самостоятельно. Ближе к вечеру мы перекусили и отправились в "Королевского поросёнка".

Заняв свой столик, мы заказали вина и немного поболтали, дожидаясь остальных. Первым, как и предсказала Дария, пришёл Улис. Вслед за ним начали подходить и остальные, и вскоре за столом собрался весь наш отряд.

— Ну что, все готовы? — Спросил нас Карой.

— Готовы. — Раздался нестройный хор голосов.

— Отлично. Тогда выпьем за то, чтоб богиня удачи не отвернулась от нас. — Предложил Карой.

Тост был незамедлительно нами поддержан, и мы выпили по кубку вина. Все заметно оживились, предвкушая поход за сокровищами. Соблюдая традицию, мы провели в таверне весь вечер, наслаждаясь хорошим вином, весёлой беседой и комфортом, о котором в пустошах остаётся только мечтать.

Через несколько часов Вард поднялся из — за стола, и простившись с нами, отправился домой, чтоб выспаться перед завтрашним походом. Потихоньку и остальные начали расходиться по домам, кто жил далеко от таверны ушли самыми первыми, кто не далеко ещё немного посидел.

Выйдя из таверны, я простился с вышедшими вместе со мной Кароем и Дарией и пошёл на постоялый двор. Хороший вечер выгнал из моей головы волновавшие меня думы, и шагая по освещённым улицам, я мечтал о прекрасных находках. Быстро добравшись до постоялого двора, я зашёл во двор и ощутил болезненный удар в спину.

Дёрнувшись, я отскочил в сторону и активировал защитный амулет. Развернувшись, не обнаружил никого позади себя. Попробовал дотянуться до места удара. Нащупав какой — то впившийся в спину предмет, я выдернул его. Чуть скривившись от боли, посмотрел на руку. Стрелка или дротик… Какого демона? Неужели воры узнали, кто им подкинул слипа? Не успели эти мысли пронестись в моей голове, как я заметил махающего мне человека, стоявшего возле дома ярдах в пятидесяти от меня.

— Это тебе от меня подарок, гадёныш! — Выкрикнул мужчина и убрался за угол дома.

— Торвин, урод… — Узнал я стрелка.

Я уже сделал несколько шагов, собираясь догнать охотника, чтоб наказать негодяя стрелявшего в спину. Только боль, начавшая расползаться по спине, остановила меня. Внимательно рассмотрев стрелку, я заметил, что на наконечнике кроме моей крови находится какая — то зелёная гадость.

— Дарг! Неужели яд? — Вырвался у меня возглас. Хотя от таких гадов можно всего ожидать. Не раздумывая особо, я создал заклинание малого исцеления. Пронёсшаяся волна холода на миг заставила уверовать в исцеление, но немного погодя я понял, что боль не ушла и продолжает медленно распространяться.

Едва не взвыв от злости, я рванулся к постоялому двору, и вломившись с разбегу в дверь, едва не сорвал её с петель. Не обращая внимания на сидевших в зале людей, я промёлся мимо столов и взбежав по лестнице на второй этаж, добрался до своей комнаты. Чувствуя усиливающуюся боль, я едва не выдрал карман, в спешке вытаскивая ключ. Справившись с замком за пару мгновений, я залетел в комнату и создал заклинание магического света. Небольшой светящийся шар завис в ярде от меня и осветил комнату. Бросив на пол зажатую в руке стрелку, я начал лихорадочно расстёгивать сумку.

Справившись ремешком, выхватил из одного отделения свиток заклинания средние раны и активировал его. Прислушавшись к ощущениям, понял, что боль ушла. Потерев рукой, место ранения не добился ни малейшего всплеска боли. Подождав ещё несколько мгновений, наконец, поверил, что заклинание второго круга справилось с ядом. Облегчённо выдохнув, я привалился без сил к кровати.

Дарг! Кто бы мог подумать, что на меня эти уроды так обозлятся. Один обокрал, другой стрелой с ядом угостил. Чего тогда ещё от двоих ожидать? Врядли чего — то хорошего… А я ещё из — за этого урода — Лероя слипа ворам подкинул… Похоже кто — то из них меня в «Демонёнке» видел, когда я изменяющим облик заклинанием не пользовался. А уж проследить потом за мной и увидеть, как я облик изменил, было легко.

Проклятье… Вот проблема ещё. Надо перебираться отсюда, слишком для меня опасным местом Гармин оказался. Да, нечего мне здесь делать, в поход схожу и сразу отсюда уехать надо. Денег у меня теперь полно, можно в такое место забраться, что никто меня не сыщет.

Поднявшись с пола, я подобрал валяющуюся рядом стрелку и положил её на стол. Прикрыв дверь, запалил лампу, затем перестал поддерживать энергией висящий в воздухе источник света, и шар постепенно угасая, рассеялся как туман. Сняв куртку, осмотрел её. Стрелка пробила совсем небольшую дырку, и была совсем незаметна, только вот немного крови вытекло, испачкав куртку. Сняв рубаху, я стёр со спины кровь. Достав из сундука чистую рубаху и куртку купленную для приманивания воров надел их. Нацепив меч, вышел из комнаты.

Напустив на себя безразличный вид туповатого богача, я прошёл через зал, словно не замечая косящихся на меня людей. Выбравшись на улицу, осмотрелся, и не заметив ещё кого — нибудь поджидающего меня, быстро пошёл в лавку заклинаний. Купив в лавке свиток заклинания средние раны, взамен использованного, вернулся на постоялый двор.

В комнате я снова уложил сумку и улёгся спать. С трудом заснув после такой встряски, до утра совсем не выспался. Пробурчав разбудившей меня служанке слова благодарности, отдал ей испорченные ночью вещи и заплатил за приведение их в порядок. Спустившись в зал, позавтракал. После завтрака нацепил меч, закинул на плечо сумку и побрёл к воротам. Поглядывая по сторонам, добрался до места встречи.

У ворот никого из охотников ещё не было, поэтому я положил сумку на мостовую, а сам присел на корточки и прислонился спиной к крепостной стене. Вскоре к воротам подошёл Улис.

— Дарт, а ты чего так вырядился? — Спросил он у меня, с удивлением рассматривая мою нарядную одежду.

— Одежду другую испачкал, пришлось эту одеть. — Сказал я.

— Ну и что, что испачкал, в пустоши можно и в запачканной одежде сходить. Всё одно к вечеру и эта одежда грязная будет. А то нарядился ты как на приём к лорду.

— Ничего. — Отмахнулся я. — Одежда крепкая, справная, для пустошей сгодится.

— Дарт, ты куда собрался? — Спросила у меня подошедшая к нам Дария. — На бал или в пустоши?

— В пустоши. — Буркнул я.

— А на кой тогда оделся так богато?

— На кой, на кой. — Проворчал я. — Нравятся мне хорошие вещи.

— Вижу. — Нахмурилась девушка. — Все деньги ты с такой расточительностью в миг спустишь.

Слава богам тут подошли остальные охотники, а то разругались бы мы из — за моей одежды. Гилим тащил в поводу двух лошадей, с конструкций из ремней, которая удерживала между лошадьми две сложенные вместе лодки. Подойдя к нам с этим подобием тарана, Гилим тоже окинул меня взглядом и хмыкнул. Карой и Вард привели по одной навьюченной припасами лошади.

— Все в сборе? — Осведомился Карой. — Тогда в путь.

Мы выбрались из города, и пошли к переправе. Из — за лошадей привычный порядок в отряде нарушился, и вместо Гилима возле меня шла Дария. Изредка поглядывая на меня, девушка в конце — концов, не выдержала.

— Не обижайся Дарт. — Миролюбиво предложила девушка. — Я не хотела тебя обидеть. В самом деле, это не моё дело, что тебе одевать в поход.

— Да ладно, забудем. Не выспался я, вот и злой такой. — Сказал я. — Сам понимаю, что одежда не для пустошей. Только не было возможности другую одеть.

— Почему? — Полюбопытствовала девушка.

Я ругнулся про себя, похоже, легче всё рассказать, чем меня весь поход пытать будут.

Вздохнув, я сказал: — В крови она запачкалась, поэтому и пришлось другую одежду одевать. До утра всё одно та не высохла бы.

— Где же тебя угораздило в крови испачкаться? Подрался что ли по дороге до постоялого двора?

— Торвин, урод, поквитаться решил. Подкараулил меня и в спину удар нанёс.

— Да ты что? — Охнула девушка. — И сильно ранил?

— Ранил не сильно. — Ответил я. — Только на стрелку этот урод яд нанёс. Хорошо, что свиток заклинания у меня в комнате был, а то без меня бы вы в поход отправились.

— Вот гад подлый. — Сказал Дария.

— Так чего Дарт, убить тебя хотели? — Спросил прислушивающийся к нашему разговору Улис.

— Похоже на то.

— Ты как в порядке — то сейчас? — Обеспокоилась девушка. — Может, стоит отложить поход?

— Нет, не стоит. — Отказался я. — Говорю же, одежда только пострадала.

— Ты Дарт, смотри, — вмешался Карой, — поход отложить не трудно. Если пострадал ты, то лучше давай перенесём поход. Не стоит рисковать жизнью, пытаясь свою стойкость доказать.

— Не будем ничего откладывать. — Не согласился я. — Говорю же, всё со мной в порядке. Это некоторые личности панику тут создают.

— Панику. — Обиделась Дария. — Беспокоимся мы, а не панику создаём.

— Ты уверен в своих силах, Дарт? — Спросил Карой.

— Уверен. — Твёрдо ответил я.

Добравшись до реки, мы переправились на другой берег, порадовав паромщиков двойной оплатой. Вард, самый прижимистый из нас, поначалу предлагал всем за один рейс переправиться, но никто не согласился. Паром и с парой лошадей заметно кренился, а если всех четырёх загнать, так и опрокинуться может. Не стоит небольшая плата возможного купания в реке.

Выбравшись на землю, Карой указал направление, и наш отряд отправился в путь. Ровная местность, без камней и ям позволила нам взять хороший темп. Бодро шагая, мы добрались к вечеру до границы пустошей. Расположившись на ночлег, покормили лошадей и сами поужинали.

— Завтра придётся свернуть к небольшой роще. — Сказал Карой. — Лошади на одном зерне до реки не протянут. Надо будет дать им попастись и воды попить вволю.

— Роща — то большая? — Поинтересовался я.

— Нет. — Ответил Карой. — Но демоны там могут быть.

— Справимся. — Сказал я. — Вы идти чуть позади будете, а я впереди, и в случае нападения демонов не пострадаете.

Ближе к обеду следующего дня мы добрались до рощи. Увидев небольшой клочок земли в низине, весь заросший травой и низкими деревьями наши проголодавшиеся лошади попытались рвануть туда. Удержав недовольно фыркающих лошадей, мы приготовились к бою. Оставив свою сумку возле охотников, я зарядил арбалет и спустился в низину.

Добравшись до островка растительности и не почувствовав покалывания от амулета определяющего наличие демонов, я прикинул размеры рощи. Пожалуй, ярдов двести — двести пятьдесят до другого края. Заклинание, наложенное на амулет, демонов на расстоянии трёх сотен ярдов обнаруживает, значит можно не опасаться нападения. Махнув рукой охотникам, чтоб спокойно приближались, я подошёл к низеньким деревьям. Убедившись, что сквозь такие заросли мне не пробраться, отошёл назад.

Охотники привели рвущихся к траве лошадей и сняли с них поклажу. Пустив лошадей пастись, мы расположились на густой зелёной траве.

— Придётся здесь до завтрашнего дня остаться. — Сказал Гилим, покусывая сорванную травинку.

— Да, придётся. — Согласился Карой. — Лошадей морить не будем, лодки тащить на своём горбу не дело.

— А следующая роща далеко? — Спросил я.

— По расстоянию недалеко. — Ответил Карой. — А добираться не меньше двух дней придётся, сильно местность провалами иссечена.

— Понятно. — Сказал я.

— Давайте поедим и подготовим место для ночёвки. — Предложил Карой. — Не оставаться же возле зарослей на ночь. На пригорок выберемся, дорожку туда от камней очистим, чтоб в случае нападения демонов можно было лошадей быстро от рощи перегнать.

— Добро. — Сказал Вард. — Поедим и примемся за дело.

Мы пообедали и приступили к воплощению замысла Кароя. Найдя в сотне ярдов от рощи склон с наименьшим количеством камней, расчистили небольшой участок и путь к роще. На расчищенном участке сложили свои вещи, а лошадей перегнали поближе к расчищенной тропе. Теперь можно будет в случае опасности лошадей от рощи отогнать, не опасаясь, что они на бегу, ноги переломают.

Справившись за час с работой, взялись за следующую задачу. Вард, Улис и я отправились искать воду. Идущий первым Вард расчищал нам путь, срубая коротким мечом переплетённые ветви, а мы с Улисом тащили фляги и меха для воды. Продравшись сквозь заросли ближе к центру рощи, обнаружили маленький ключ. Расчистив его ото мха, сделали вокруг него ямку побольше, и дождавшись пока муть осядет, набрали воды. Притащив меха с водой, напоили лошадей.

Сделав всё необходимое, мы собрались у рощи и развалились на траве. Лениво переговариваясь, провалялись до вечера, а как начало смеркаться перебрались на стоянку. Гилим и Рашид, поспавшие немного днём, должны были по очереди сторожить лошадей и в случае опасности перегнать их от рощи. Поужинав, мы устроились на ночлег, а Рашид, которому выпала первая смена, пошёл присматривать за лошадьми. Пристроив по голову сумку, я уснул.

— Демоны! — Разбудил меня посреди ночи крик. Вскочив, я создал заклинание магического света и вспыхнувший перед нами шар осветил окрестности. Гилим, предупредив нас, вскочил на одну лошадь, и погнал остальных к стоянке. Почувствовав едва заметное покалывание от амулета, я перевёл дух, демоны ещё далеко. Подхватив арбалет, я взвёл его и пошёл к роще, чтоб бегущие демоны наткнулись на меня. Остановившись ярдах в тридцати от охотников, я активировал защитный амулет. Загнав лошадей на стоянку, Гилим и бросившийся ему на подмогу Вард, стреножили их. Осматривая местность, я не приметил нигде демонов, и не желая оставаться в неведении, создал сторожевое заклинание. Раскинувшаяся паутина затянула округу, и я ощутил присутствие одиннадцати живых существ позади себя и трёх с левого края рощи. Неторопливо передвигаясь, демоны приближались ко мне.

— Они рощу по левому краю обходят! — Крикнул я остальным. — Похоже, это три торга, двигаются медленно.

Предупредив отряд, откуда ждать нападения, я сместился в сторону, чтоб демоны не проскочили мимо меня. Немного погодя я различил смутные тени, приближающиеся ко мне, и вскоре демоны вошли в освещённый магическим светом круг. Едва я удостоверился, что это действительно торги, я создал заклинание молнии. Ударив в идущего последним демона, молния сбила его на землю, и он замер не шевелясь. Не обратив на потерю приятеля никакого внимания, торги продолжили свой путь ко мне. Радуясь, что это не стремительные скарты, я создал ещё одну молнию и оглушил ещё одного демона. Оставшийся торг немного прибавил скорость, надеясь добраться до уже близкого куска свежего мяса вперёд своих товарищей. Создав структуру заклинания молнии, я дождался, когда демон преодолеет разделявшие нас два десятка ярдов, и когда он подобрался совсем близко, запитал её энергией. Молния ударила демона в голову, и он перевернулся на спину. Не дожидаясь, пока торг придёт в себя, я подскочил к нему и выстрелил из арбалета в глаз. Дёрнувшись всем телом, демон замер.

Бросившись к следующему демону, я опередил бегущих на подмогу Кароя и Улиса и сообразив, что с неподвижным демоном справятся и без меня, пробежал мимо торга. Добравшись до последнего демона, уже начавшего приходить в себя и пытающегося сдвинуть пока непослушное тело, я быстро зарядил арбалет и выстрелил. Немного промазав, я угодил в одну из костяных пластинок на морде демона. Болт, соскользнув, впился в кожу демона, не причинив ему особого ущерба. Мотнув мордой, словно отгоняя докучливую мошку, демон поднялся на ноги и двинулся ко мне. Плюнув с досады, я создал заклинание молнии и угостил ей демона. Так и не добравшегося до меня торга развернуло ударом, и он рухнул на бок. Взведя арбалет, я тщательно прицелился и выстрелил демону в глаз. На этот раз болт достиг цели, и пробив глаз, вошёл на половину длины в голову демона. Пару раз тело демона сотрясли судороги, и он затих.

— Готов? — Спросил у меня подбежавший Карой.

— Готов. — Я перевёл дух. — Второго вы убили?

— Убили. — Опустил арбалет Карой. — Два болта ему в голову вогнали.

— Хорошо, значит, расправились мы с ними.

— А чего ты с ним забавлялся? — Спросил подошедший Улис. — Надо было его сразу заклинанием глушить и стрелять в неподвижного.

— Надеялся, что попаду, и не придётся энергию на заклинание тратить. — Объяснил я. — Мало ли, может ещё демоны придут. Лучше запас иметь.

— Это да. — Согласился Улис. — Запас завсегда иметь надо.

Пнув напоследок демона, мы вернулись на стоянку. Гилим и Рашид оттянули, встревожено фыркающих лошадей к роще, и я погасил магический свет.

— Хоть бы больше никто не заявился. — Пробормотал Улис, умащиваясь на земле. — Не люблю, когда будят.

— Ишь, какой смелый стал. — Хохотнул Вард. — А не было бы с нами Дарта, глаз бы не сомкнул в таком опасном месте.

— Да, с магом хорошо. — Согласился Гилим. — Без проблем с тремя торгами Дарт управился, мог даже и без нашей помощи обойтись.

— Жаль я не могу такие заклинания создавать. — Вздохнула Дария. — С двумя магами мы бы вообще страха не ведали.

— Главное не расслабляться. — Сказал Карой. — Маг магом, а опаску иметь надо.

До утра демоны нас больше не побеспокоили, и едва начало светать, мы отправились дальше. С лошадьми идти приходилось медленно, очень трудно им было перебираться через встречающиеся россыпи камней. Да мы их и не торопили, чтоб не переломали они на камнях ноги. Лучше ведь медленно идти возле лошадей везущих лодки и часть припасов, чем тащить всё добро на себе. Преодолев за день порядка десяти миль, остановились на ночёвку возле широкой трещины, рассчитывая иметь хоть одну безопасную сторону.

Следующий день мы также медленно пробирались меж трещин, оврагов и каменистых холмов. Несмотря на надежду Кароя достичь рощи до заката, нам это не удалось. Лишь в сумерках удалось разглядеть рощу, и добрались мы до неё по тёмному. Ощутив покалывание амулетов, мы остановились.

— Что делать будем? — Спросил Карой. — Демоны рядом.

— Лошадей надо накормить. — Сказал Гилим. — И воды набрать необходимо. Нам — то хватит на завтра, а лошадям нет.

— И до следующей рощи ещё полтора дня таким темпом идти. — Сказал Карой.

— Роща здоровенная. — Вздохнул Вард. — Как бы не оказалось там десятка — другого демонов.

— Надо мне подобраться поближе. — Решился я.

— Зачем? — Спросил Гилим. — Всё одно ни разглядеть сколько их там.

— Я заклинанием воспользуюсь. — Пояснил я.

— Может не стоит? — Сказал Карой. — Ведь если магическим светом воспользоваться, то и демоны нас увидят.

— Я сторожевым заклинанием воспользуюсь. — Сказал я. — Узнаю сколько их там и где они.

— Дельная мысль. — Одобрил мой план Карой.

Оставив вещи с отрядом, я выдвинулся вперёд, и пройдя сотню ярдов, создал сторожевое заклинание. Дарг! На краю паутины находилось почти полсотни демонов. Я торопливо вернулся к отряду.

— Ну, что там Дарт? — Нетерпеливо спросил Улис.

— Демоны. — Лаконично ответил я. — И лучше нам убраться отсюда, их там полсотни.

— Проклятье. — Выругался Гилим. — Такая свора демонов это верная смерть даже для мага.

— А до следующей рощи без воды нам не добраться. — Задумался Карой.

— Давайте отойдём от рощи мили на две. — Предложил я. — Может к утру, демоны разбредутся.

— Верно. — Поддержал меня Улис. — Нечего возле демонов стоять.

— Разворачиваем лошадей. — Скомандовал Карой.

— Постойте. — Сказал Гилим. — Не зачем их назад тащить. Обогнём лучше рощу по дуге и вперёд продвинемся. Тогда утром можно будет просто воды лошадям притащить, а не гонять их с собой. Без лошадей мы гораздо быстрей управимся. Всё одно попасти их в таком опасном месте не удастся.

— Так назад дорога проверенная. — Возразил Карой. — Если вперёд идти можно в яму или трещину незамеченную провалиться.

— Не провалимся. — Сказал Гилим. — Если не спешить, то разглядеть препятствия можно.

— Можно будет мне первому идти и магическим светом путь освещать. — Сказал я. — Создам совсем крохотный шарик над самой землёй, и демоны его не заметят.

— Добро. — Решился Карой. — Выступаем.

Выдвинувшись вперёд, я повёл отряд вперёд, по широкой дуге огибая рощу. Поначалу шёл медленно, высматривая трещины и ямы, а после того, как отошли немного от рощи, создал заклинание магического света. Влив в него крохи энергии, создал светящийся шарик с орех размером. Опустив его к земле начал двигать перед собой. За то время пока мы огибали рощу, глаза привыкли к темноте, и созданный мной магический свет освещал дорогу не хуже полной луны. Немного увеличив скорость, мы шли ещё около часа.

— Стой Дарт. — Сказал, наконец, Карой. — Уже достаточно отошли.

Напоив лошадей остатками воды и дав им немного зерна, мы устроились на ночлег.

Утром меня разбудил Гилим. Открыв глаза, я увидел, что небо ещё только начало сереть, лишь на востоке светлела голубая полоска.

— Пора Дарт. — Сказал Гилим. — Мы уже собрались.

Окинув взглядом собравшихся идти за водой Варда, Гилима и Рашида, я поднялся. Нацепив меч, взял арбалет и перекинул через плечо связку фляг. Взяв всё необходимое, мы отправились к роще. Показавшийся ночью довольно долгим и длинным путь от рощи занял у нас не более получаса. Приблизившись к роще, мы снова ощутили покалывание от амулетов. Вернувшись немного назад, взобрались на высокий холм. С вершины холма нам удалось рассмотреть большую часть долины. В низине располагалось маленькое озерцо, а чуть дальше начиналась роща. Не приметив никаких демонов, я предложил подобраться поближе.

Пробравшись к отвесному краю низины, я создал сторожевое заклинание. Раскинувшаяся паутина сразу поймала в свои сети находящихся в низине живых существ. Насчитав полтора десятка демонов совсем рядом и двоих на самом краю паутины, я сдвинулся к краю обрыва и посмотрел вниз. Там сторожевое заклинание нашло большую группу демонов, располагалось озеро. Я перевёл взгляд на рощу и приметил небольшого слипа, забиравшегося на дерево.

— Гилим, похоже, демоны сидят в воде. — Шепнул я охотнику. — А на краю рощи слипы пропитание добывают.

— Ну, если в воде сидят, то это не страшно. — Сказал Гилим. — На суше они с нами не справятся.

— Будем спускаться? — Спросил я.

— Да. — Сказал Гилим. — Спускаемся, быстро набираем воды и убираемся отсюда.

Пройдя по краю обрыва, мы нашли самое пологое место и спустились к озеру. Быстро набрав воды, отошли от края озера. Найдя небольшой клочок густой травы, Гилим принялся её рвать, надеясь немного подкормить лошадей. Не успел он нарвать и охапки, как покалывание от амулетов усилилось.

— Гилим, бросай траву, и двигаем отсюда. — Сказал встревоженный Улис.

Расхватав меха с водой, мы быстро пошли назад. Обернувшись через полсотни ярдов, я увидел как на берег, где мы только что были, выбрался демон.

— А как этого демона называют? — Полюбопытствовал я.

Демон тем временем, неуклюже переставляя лапы, прошёлся немного по берегу, и заверещав, вернулся в воду.

— А демон его знает, что это за демон. — Хохотнул Улис. — Главное что на нас не охотится, а как он зовётся неважно.

— Я тоже не знаю, как его обозвать. — Сказал Гилим. — Да и не к чему это. Если я их и видел всего пару раз, то остальные и подавно редко их встречали. Только часто встречающимся и опасным демонам прозвища дали, а на самом — то деле разных демонов тут полно.

Мы оттащили воду на стоянку, и вскоре наш отряд отправился дальше. Идущий первым Карой изредка сверялся с картой и указывал нам направление. Медленно ведя лошадей по каменистым пустошам, мы продвигались к своей цели — следующей роще. Несмотря на то, что лошади порядком устали и не желали идти, нам удалось добраться до неё к полудню следующего дня.

С трудом успокоив увидевших зелень лошадей, мы осторожно подобрались к роще.

— Нет тут никаких демонов. — Заявил Улис, потирая амулет.

— Похоже на то. — Согласился Гилим.

— Крохотная роща… — Пробормотал я, с сомнением разглядывая пару десятков деревьев и поросший травой участок земли. — Вода — то здесь хоть есть?

— Есть — есть. — Успокоил меня Карой. — Мы здесь бывали.

Добравшись до рощи, мы отпустили с жадностью набросившихся на траву лошадей пастись. Пополнив запасы воды в указанной Кароем яме, перекусили и отдохнули немного.

— Сегодня дальше пойдём или до завтрашнего дня здесь побудем? — Спросил Вард.

— А следующая роща далеко? — Спросил я.

— Нет. — Ответил Вард. — Милях в пяти отсюда.

— Лучше в спокойном месте передохнуть. — Сказал Гилим. — Пусть лошади сил наберутся, а завтра можно будет сразу до второй рощи добраться.

— А успеем? — Спросил с сомнением Вард.

— К сумеркам точно доберёмся. — Сказал Карой. — Придётся тебе Дарт вперёд немного выйти, чтоб по — светлому разобраться обитают ли там опасные демоны.

— Хорошо. — Согласился я. — Только надо чтоб ещё кто — нибудь со мной пошёл, кто дорогу хорошо знает.

— Я пойду. — Сказал Вард.

Видимо такая маленькая роща не привлекала особого внимания демонов, так как до утра нас никто не побеспокоил. Чему мы были только рады. Следующий походный день прошёл до полудня в монотонной ходьбе. После обеденного привала мы с Вардом выдвинулись вперёд отряда и не сдерживаемые медленно переставляющими ноги лошадьми отправились разведать следующую рощу.

Часа через три быстрой ходьбы мы добрались до оврага, заросшего низким кустарником. Пройдясь по одному из склонов, мы не приметили демонов, да и амулеты не подавали сигналов. Удостоверившись, что место безопасное, вернулись немного назад и забрались на кучу камней. Усевшись на вершине, повернулись в сторону, откуда должен был появиться отряд. Поглядывая, не идут ли остальные, просидели на камнях больше часа.

— Идут. — Сказал Вард.

Подняв голову, я увидел появившийся из — за холма отряд. Смотря на передвигающийся отряд, я ощутил тревогу.

— Вард, не слишком ли они быстро двигаются? — Спросил я. — Там ведь вроде камней полно.

— Да, полно. — Согласился Вард. — Очень странно, надо к ним бежать, может, случилось что. Не стали бы они зазря лошадей гнать.

— Верно. — Сказал я.

Сбежав с кучи, мы устремились к отряду. По мере приближения, становилось ясно, что отряд и впрямь спешит. Гилим, обычно не торопивший свою пару лошадей, хлестал их кнутом, заставляя двигаться быстрее. Рашид и Улис ведущие других лошадей, вырвались немного вперёд. А остальные охотники шли немного позади и постоянно оглядывались.

Пробежав полмили, мы добрались до отряда.

— Слава богам! — Воскликнул Улис, когда мы добежали до него.

— Что у вас тут приключилось? — Спросил я, пытаясь отдышаться.

— Парочка торгов увязалась. — Сказал Улис. — По следу идут, проклятые.

— Дарт, надо их здесь упокоить. — Сказал Гилим. — Со следа они не собьются, а возле рощи кровь проливать не стоит.

Я кивнул, соглашаясь со словами Гилима, и пошёл к отставшим охотникам.

— Дарт, надо от демонов избавиться. — Сказал Карой, когда я подошёл к ним.

— Так и иду от них избавляться. — Сказал я и присел на камень, пытаясь перевести дух после пробежки.

— Там два тарга. — Сообщила мне Дария.

— Хорошо. — Сказал я. — С двумя я легко расправлюсь.

— Как действовать будем? — Спросил Карой.

— Двое с заряженными арбалетами со мной останутся, а остальные пусть к роще идут. — Сказал я. — Как только я их молниями утихомирю, пристрелим их и всего делов.

— Стэн? — Посмотрел на него Карой.

— Останусь. — Кивнул охотник и начал заряжать арбалет.

— Тогда отправляйтесь дальше. — Обратился Карой к остальным.

Зарядив арбалеты, охотники тоже уселись на камни.

— Можно передохнуть малость. — Пояснил Карой. — Примерно на пол мили мы от них оторвались.

— Никогда не думал, что буду торгов дожидаться. — Хохотнул Стэн. — Привык уже, что от них убегать надо.

— Да, непривычно. — Сказал Карой.

Немного отдышавшись, я сказал: — Как демоны упадут, бежите к ближайшему и убиваете его, а я дальнего на себя возьму.

— Хорошо, Дарт, так и сделаем. — Сказал Карой.

Вскоре из — за холма выбрались два торга. Принюхиваясь, они шли по следу отряда. Едва мы встали с камней, как торги оторвали взгляд от земли, и обнаружив неподалёку еду, поспешили к нам.

Дождавшись, когда до последнего демона останется пятьдесят ярдов, я бросил в него молнию и сразу принялся создавать второе заклинание. Вырвавшийся вперёд демон успел за это время преодолеть два десятка ярдов. Метнув в него молнию и увидев, что демон рухнул как подкошенный, я побежал к валявшейся дальше туше. Добежав до ещё не пришедшего в себя демона, я выстрелил ему в глаз. Повернувшись, убедился, что охотники справились со своей задачей и убили другого демона.

— Вот это добрая охота. — Рассмеялся Стэн, когда мы собрались вместе. — Так я люблю охотиться.

— Да, охота как у знатных лордов. — Сказал Карой. — В неподвижных демонов стрелять и мне нравится.

Убив демонов, мы пошли к роще. Наш отряд, уверенный в нашей способности управиться с демонами уже расположился на краю рощи и снимал с лошадей поклажу.

— Убили демонов? — Спросил Гилим.

— Ага. — Ответил Стэн.

— Вроде место здесь спокойное. — Сказал Карой, осматривая рощу.

— Да спокойное. — Согласился Гилим. — Дальше таких мест не будет.

— Ещё три дня идти. — Сказал Карой. — А остановок больше делать негде.

— Придётся лошадям без корма обойтись. — Вздохнул Гилим.

— Как думаешь, дойдут они? — Спросил Карой.

— Дойдут. — Уверенно ответил Гилим. — Главное вода есть, а без корма три дня протянут.

Следующие три дня прошли спокойно. Путь был не очень тяжёлый, трудно приходилось лишь лошадям. Преодолев за эти дни около полусотни миль, мы вышли к реке.

— Ф — у - х. — Шумно вздохнул Гилим, когда впереди блеснула вода. — Добрались.

— Отлично. — Сказал Улис. — Теперь можно спокойно вниз плыть, ноги не напрягая.

— И грести не надо. — Поддержал его Стэн.

— Про пороги не забывайте. — Остудил их радость Карой.

— Ничего. — Отмахнулся Улис. — Не так их много, этих порогов. Перетащим лодки и дальше поплывём.

— Хорош болтать. — Сказал Гилим. — Помогите лошадей удержать, а то к воде рвутся.

Не давая пытающимся добраться до воды лошадям вырваться, мы вышли на каменистый берег узкой речушки. Разгрузив лошадей, отпустили их. Присев возле реки я окинул её взглядом. Узенькая речушка, ярдов десять шириной, но довольно глубокая. А вода — то какая прозрачная…

— Красиво, правда? — Сказала присевшая рядом на корточки девушка.

— Красиво. — Согласился я, и подобрав камешек, швырнул его в воду.

Едва камень коснулся поверхности воды, как она вздыбилась и смутно различимая туша выскочила из реки. Взметнувшись над водой, почти прозрачная туша упала обратно в реку, и нас обдало брызгами.

— Дарг! — Схватив девушку за руку, я рванул от реки.

— К демонам такую красоту. — Пробормотал я, пытаясь угомонить бешено бьющееся сердце.

— Проклятый прил. — Сказала побледневшая девушка. — Едва не померла со страха.

— Что налюбовались красотами пустошей? — С ехидством поинтересовался Улис.

— Здесь не до красоты. — Сказал Гилим. — Только забудешь, что опасность вокруг, сразу гадость какая — нибудь приключится.

— Как теперь плыть — то будем? — Спросил я. — Такая туша моментом лодку перевернёт и нас схарчит. К тому же в воде этот демон почти незаметен.

— Да я вроде не слышал, чтоб они на лодки бросались. — Сказал Гилим. — Насколько я знаю, они всякую растительность, что в реку попадает, поедают.

— И водоросли, что в реке растут тоже. — Добавил Карой. — Так что не стоит прила сильно опасаться.

— К тому же, ты можешь его молнией шандарахнуть. — Сказал Улис. — Одно заклинание и о демоне можно не беспокоиться.

— Залезь в реку, а я молнию в воду метну. — Предложил я Улису.

— Да, залезь. — Усмехнулась Дария. — Будет весело.

— А что такое? — Насторожился охотник.

— Молния и тебя тряхнёт здорово. — Пояснил ему Карой.

— Не боись Дарт. — Сказал Вард. — Немного дальше по течению лодки на воду спустим, и не доберётся до нас этот прил.

— Мне — то чего бояться. — Пожал я плечами. — Если прил нападёт, я мигом защиту активирую, и ничего он мне сделать не сможет.

— Ничего нам прил не сделает. — Сказал Карой.

— Давайте лодки к воде отнесём. — Сказа Гилим, освободивший от ремней лодки.

Перетащив снаряжение к реке, мы спустили лодки на воду и забрались в них. Упиравшиеся в дно реки вёслами Карой и Гилим, убрали их, и лодка сдвинулась с места. Охотники несколькими гребками вывели лодку на середину реки, и нас понесло быстрое течение. Обернувшись, я увидел, что вторая лодка повторила наш манёвр.

— Здорово. — Сказала Дария. — Быстро так плывём.

— Да, здорово. — Согласился я.

— Если всё будет нормально, то с такой скоростью дней за пять — шесть до долины доберёмся. — Сказал Карой.

Сидевший сзади Гилим направлял веслом лодку, не позволяя её сдвигаться с середины реки. Нам же ничего больше не оставалось, кроме как смотреть по сторонам. Разглядывая берега, мы спокойно плыли до вечера. Как начало смеркаться, Карой и Гилим подгребли к берегу и мы выбрались на сушу.

— Привал. — Сказал Карой. — Здесь заночуем.

Вытащив лодки на берег, мы размяли немного затёкшие ноги, пройдясь по берегу. Потом поели и завалились спать. Ранним утром нас разбудил Гилим. Спустив лодки на воду, мы отправились вниз по течению. Довольные тем, что не приходится пешком телёпать, весело болтали.

Ближе к полудню у всех затекли ноги, и Гилим предложил сделать небольшую остановку. Поразмяться и заодно перекусить. Это предложение было нами поддержано, и мы пристали к берегу. Отдохнув около получаса на берегу, отправились дальше. Не проплыли и мили, добрались до порогов.

— Надо было немного потерпеть. — Сказал Гилим. — Здесь бы размялись.

— Кто ж знал, что так быстро до порогов доберёмся. — Сказал Карой.

Выбравшись на берег, наш отряд разделился пополам. Одна половина тащила лодки, а другая всё снаряжение. Пройдя по берегу почти милю, мы преодолели торчащие из воды камни и небольшой водопад. Жаль берега реки после водопада были отвесные, не удалось сразу лодки на воду спустить и пришлось их ещё полмили тащить. Зато до вечера больше никто не жаловался на затёкшие ноги.

Следующий день плавания прошёл гораздо спокойнее. Порогов не было, и потому переноской лодок мы не занимались. А на третий день плавания я поплатился за свою беспечность. Когда мы пристали к берегу в полдень, я решил выпрыгнуть на берег. Прыжок — то удался, и я допрыгнул до сухих камней. Только поскользнулся на них и упал в воду. Подняв столб брызг, и больно ударившись о камни. Перевернувшись, я поднялся на ноги и вышел на берег.

— Дарт, ты, что перед Дарией покрасоваться решил? — Спросил Гилим, смотря, как с меня течёт вода.

— Нет. — Сказал я. — Не хотел в воду лезть.

— Оно и видно, что в воду лезть не хотел. — Сказала Дария, старавшаяся не рассмеяться.

Вытащив лодки, наш отряд расположился на берегу. Я стянул верхнюю одежду и попросил Варда помочь отжать её. Спохватившись, вытащил из внутреннего кармана чековую книжку. Дарг, его знает как она воду переносит. Надо было получше о её возможностях распросить. Сильно мне гора золота рассудок помутила, что и не спросил как хранить книжку.

— Фу — х, целая. — Перевёл я дух. — Не пострадала от воды.

— Дарт, что это? — Мрачно рассматривая чековую книжку, спросил Вард.

— Как что? — Не понял я. — Моя чековая книжка.

Положив чековую книжку на камень, выложил на него же кошель с золотом.

— Значит, ты был обычным охотником на снежных барсов? — Повысил голос Вард.

Остальные охотники, услышав его громкий голос, подошли к нам.

— Да. — Подтвердил я.

— Не верю. — Сказал Вард. — Я ни одного охотника, который шкурами промышляет, с чековой книжкой за всю жизнь не встречал. А вот сынки богатых лордов, которым приключению захотелось, попадались.

— Может всё — таки из благородных ты? — Спросил Карой.

— Говорю же, обычный я человек. — Сказал я. — Что тут такого? Подумаешь чековая книжка.

— Обычный. — Фыркнул Улис. — Ни один обычный человек не станет платить полсотни золотых за чековую книжку.

— Не полсотни, а тридцать. — Поправил я Улиса.

— Один демон очень много. — Сказал Улис.

— А где мне деньги хранить? — Спросил я. — Не с собой же их таскать.

— Вон кошель ведь таскаешь. — Заметил Гилим.

— Но не три же килограмма золота с собой таскать.

— А где ты столько золота взял? — Продолжил допрос Вард.

— Метательный нож продал. — Сказал я.

— Тот, что магессе при мне предлагал? — Спросил Карой.

— Да его. — Подтвердил я. — Выручил денег немало, а девать их некуда было, вот и обзавёлся чековой книжкой.

— Всё же дорогое удовольствие чековая книжка. — Сказал Вард.

— Дорогое. — Вздохнул я. — Зато деньги не пропадут.

— Так ты из — за того, что обокрали тебя, чековой книжкой обзавёлся? — Спросила Дария.

— Да. — Подтвердил я. — Из — за этой кражи и пришлось книжкой обзавестись.

— Тебя что обокрали? — Спросил Гилим.

— Да. — Ответила за меня Дария. — Лерой, пока мы в походе были, обчистил его.

— Вот гад. — Сказал Карой. — Что ж ты молчал, Дарт? Надо было сразу нам сказать, помогли бы мы тебе этого гада выловить.

— Так я сам только в последний день узнал, кто меня ограбил. — Сказал я. — Вернёмся, попробую его найти.

— Ты на нас не обижайся Дарт. — Сказал Карой. — Не хотели мы тебя обидеть своими расспросами.

— Да не обижайся. — Сказал Вард. — Очень уж необычно было чековую книжку у простого парня увидеть.

— Да я не обижаюсь. — Сказал я.

— Будем куртку выжимать? — Спросил Вард.

— Будем.

Вард помог мне отжать мою верхнюю одежду, и я разложил её на камнях. Отойдя от берега, я зашёл за кучу камней, и стянув остальную одежду, выжал и её. Вернувшись назад, бросил рубашку возле куртки на камни. Просушив немного за время привала одежду, я напялил её на себя. Грустно вздохнув, полез в лодку.

К вечеру добрались до новых порогов, а поутру потащили лодки. Несмотря на то, что полсотни килограмм не тяжело нести вдвоём, переноска лодок превратилась в изматывающую работу. Проклиная всех богов, мы пытались удержать лодки на весу и при этом не переломать себе ноги. Медленно передвигаясь по усыпанному камнями берегу, за три часа преодолели от силы одну милю. Немного передохнув, прошли ещё полмили, прежде чем пороги закончились. Спустив лодки на воду, забрались в них и отплыли.

Не успели мы расслабиться и прийти в себя после пешего перехода, как пришлось выбираться на берег. Окинув взглядом торчащие из воды камни, Гилим посоветовал больше не обвинять богов, а то придётся до самой долины пешком топать. Подняв лодки, потащили их по берегу. Делая короткие остановки, брели по берегу больше часа.

Расстроенные тем, что за день удалось преодолеть такое незначительное расстояние, вечером все молчали. Собрались в месте, молча поели и завалились спать. Немного отдохнув за ночь, лодки спускали уже веселее.

Возможно, и прав был Гилим, посоветовавший не возводить на богов хулу. До вечера плыли, не встретив на своём пути никаких препятствий. А утром следующего дня мы добрались до реки.

— Кошмар… — Выдохнула Дария, когда наша речушка влилась в широченную полноводную реку. — Если лодка перевернётся, то и до берега не доплыть.

— Ничего, мы на середину выплывать не станем. — Утешил её Гилим.

— Да, хороша Фиара. — Сказал Карой, любующийся открывшимся видом.

— Хороша. — Согласился Гилим. — Жаль только, что течёт в пустошах.

— Почти миля до другого берега. — С содроганием сказала девушка, прикинувшая ширину реки.

— А перед долиной больше двух миль шириной будет. — Пообещал Гилим.

— Дария, хватит труситься. — Сказал Карой. — А то лодка раскачается и перевернётся.

— Не перевернётся. — Обиделась девушка. — Не настолько я боюсь, чтоб дрожать от страха.

— А далеко ещё до долины? — Спросил я.

— До вечера доберёмся. — Пообещал Гилим.

— К полудню завтрашнего дня. — Сказал Карой.

Охотники немного поспорили на счёт скорости течения реки и успокоились, придя к выводу, что до долины мы доберёмся уже очень скоро.

— Демоны в Фиаре, надеюсь, не обитают? — Спросил я.

— Не знаем. — Признались охотники.

— Рыба здесь знатная обитает. — Добавил Гилим. — Я в прошлый раз, веришь ли, почти в сотню килограмм рыбину вытянул.

— Что за рыбина? — Заинтересовался я.

— А демон её знает. — Ответил Гилим. — Я такой больше нигде не встречал, а оттащить к рыбакам, чтоб спросить, как она зовётся, возможности не было.

— Превосходная жареная рыба она называлась. — Сказал Карой.

— Да. — Хохотнул Гилим. — На вкус она действительно превосходной оказалась.

— Может, и сейчас порыбачим? — Спросил я. — Страсть как хочется нормальной еды, а не этой дряни сушёной.

— Да как на отдых остановимся, так я сразу снасть свою закину, да рыбки натаскаю. — Сказал Гилим.

— Только демона не вытащи. — Усмехнулся Карой.

— Надо к другому берегу плыть. — Сказал Гилим. — Там деревья кое — где растут. Если рыбы наловлю, то и нажарить можно будет. Сырую — то её есть, никто не согласится.

— Может не стоит? — Сказала бледная Дария. — Совсем рыбы не хочется.

— Стоит. — Сказал Карой. — Привыкай. Нам ведь ещё раз реку переплывать надо будет, чтоб до долины добраться.

— Ничего Дария, переплывём, ничего страшного не случится. — Ободрил девушку Гилим.

Делая редкие гребки вёслами, Карой и Гилим направили лодку к другому берегу. Переплыв реку, мы продолжили своё плавание, стараясь не давать лодке удаляться от берега. На этом берегу реки растительности было гораздо больше, и я принялся присматривать дерево на дрова. Мы проплыли миль десять, прежде чем я увидел стоящее у воды дерево с сухой вершиной.

— Гилим. — Сказал я охотнику. — Вон дровишки для костра.

— Ага. — Отозвался Гилим. — Здесь тогда и остановимся.

Направив лодку к берегу, мы очень быстро достигли его и выбрались на сушу. Вытащив лодки, поднялись на взгорок.

— Оживают пустоши. — Сказал Гилим, любуясь открывшимся видом.

— Да, скоро и здесь жить можно будет. — Согласился Вард.

Я осмотрел округу. Ничего нового, те же пустоши, только кое — где островки травы заметны.

— Ещё не одна сотня лет пройдёт, прежде чем пустоши оживут. — Сказал я.

— Передохнём здесь. — Решил Карой. — Сокровища за один день не исчезнут, а хороший отдых нам не повредит.

— Верно. — Согласился Гилим. — Тогда пойду наживку искать.

— А я, пожалуй, попробую поохотиться. — Сказал Вард. — Долина не далеко, может птицы сюда залетают.

— Я с тобой. — Сказал Улис.

Охотники натянули тетиву на луки, и взяв стрелы, отошли от стоянки. Гилим же, сходив к поросшему травой клочку земли, наловил пяток жуков и несколько здоровенных гусениц. Достав из кармана свою снасть, нацепил на ошибочно принятый мной в прошлый раз за кошку, крючок наживку. Подойдя к реке, охотник забросил свою снасть и уселся на валун. Карой с Рашидом и Стэном отправились на холм неподалёку, посмотреть, нет ли в округе чего — нибудь интересненького.

— Чем же нам заняться? — Задумчиво проговорила Дария.

— Ну, у меня есть одна задумка. — Улыбнулся я.

— Какая? — Спросила девушка. — Надеюсь не предложение покувыркаться на травке?

— Было бы неплохо. — Рассмеялся я, посмотрев на девушку. — Но идея другая. Надо дров для костра набрать.

— Эх, — вздохнула девушка, — все чем — то интересным заняты, а мы будем дрова собирать.

— Ничего. Зато нужное дело сделаем. — Оценивающе осмотрев девушку, добавил. — Хотя, можно и твою задумку воплотить.

— И не мечтай. — Фыркнула девушка. — Пошли дрова собирать.

Забравшись на дерево, я обламывал сухие ветви, а Дария стаскивала их к месту стоянки. Выломав весь сушняк, я спустился и подошёл к заготовленной кучке.

— Маловато будет. — Сказал я. — Вдруг Вард с Улисом с добычей вернутся.

— Давай вон к тому дереву сходим. — Предложила девушка, указывая на росшее в полумиле от реки дерево.

— Оно вроде не сухое. — С сомнением проговорил я.

— И что? Всё одно несколько сухих веток непременно должно быть. — Сказала Дария. — Пойдём, всё равно делать больше нечего.

— Это верно. — Согласился я. — Пойдём.

Добравшись до раскидистого дерева, мы приметили на нём несколько сухих ветвей, и я полез наверх. Сломав пару ветвей в самом низу, заметил ещё одну повыше. Вкарабкавшись ещё выше, сломал сухую ветвь и сбросил её вниз. Внимательно осмотревшись, приметил гнездо в развилке ветвей. Здорово, отличная растопка для костра, подумал я. Добравшись до гнезда, заглянул в него, проверить, не обитает ли там живность.

— Дария! — Воскликнул я. — Я сокровища нашёл!

— Не ври. — Сказала девушка. — Откуда там сокровищам взяться?

— Не знаю, откуда они взялись, но сокровища есть. — Сказал я.

Заметив в гнезде перстень, я воспользовался истинным зрением, чтоб проверить, нет ли в нём магии. Не увидев ничего подозрительного, успокоился. Засунув руку в гнездо, я достал оттуда пять здоровых золотых монет, восемь серебряных и женский перстень с изумрудом. Сложив находки в карман, скинул гнездо на землю. Спустившись с дерева, повернулся к девушке.

— Это что ли твои сокровища? — Насмешливо спросила Дария, сдвинув ногой гнездо.

— Зря смеёшься. — Сказал я и вытащил из кармана перстень и монеты.

— Демон меня задери! — Восторженно воскликнула девушка. — Ты не врал!

— Когда это я тебе врал? — Оскорбился я.

— Ладно, извини. — Сказала девушка. — Ты мне никогда не врал. Но истории сочинять ты мастер.

— Смотри, какой перстень красивый. — Сказал я.

— Да, замечательный. — Согласилась девушка.

Взяв перстень, Дария принялась его примерять. Покрутив немного перстень, девушке удалось надеть его на мизинец. Полюбовавшись на сверкающую, на руке драгоценность, Дария вздохнула и начала снимать перстень. Но не тут то было, перстенёк ни в какую не желал сниматься.

Подёргав перстень, девушка с отчаянием сказала: — Что же делать? Я не могу его снять.

— Приложи руку к дереву. — Сказал я.

— Зачем? — Удивилась Дария, но не задумалась о смысле фразы и выполнила моё указание.

— Палец отрубим. — Сказал я и потянулся к рукояти меча.

— Дарт! — Взвизгнула девушка, и отдёрнув руку, отскочила от меня подальше.

Расхохотавшись, я уселся на землю.

— Дарт, ты пошутил? — Неуверенно улыбнулась девушка.

— Дария, ну сама подумай, кто тебе палец будет отрубать из — за какого — то перстенька. — Проговорил я сквозь смех.

— Злой ты. — Укорила меня Дария, и ударив кулачком в плечо, уселась рядом. — Я так испугалась.

— Да ладно тебе. — Сказал я. — Подумаешь, перстенёк не снимается, оставишь себе. Тем более он тебе нравится.

— Он дорого стоит. — Сказала девушка. — И это ты его нашёл, значит это твоя добыча.

— Не дорого. — Возразил я. — От силы два десятка золотых.

— Не дорого? — Возмутилась Дария. — Да это уйма денег.

— Считай это своей долей. — Сказал я. — Это же ты предложила за дровами сюда сходить.

— Не слишком ли большая у меня доля будет? — Спросила девушка. — Я и одному золотому была бы рада.

— Нормальная доля. — Ответил я. — Если тебя что — то смущает, то можешь потом своей добычей со мной поделиться. А перстенёк оставь себе, он тебе очень идёт.

— Спасибо Дарт. — Сказала Дария, и склонившись ко мне, быстро поцеловала.

Не дав девушке отодвинуться, я обнял её и продолжил поцелуй. Дария в первый момент дернулась, собираясь вырваться, но сразу успокоилась. Насладившись долгим поцелуем, я отпустил девушку.

— Если целовать, так по настоящему. — Шепнул я.

Открыв глаза, Дария смущённо сказала: — Ты не охотник, а коварный обольститель Дарт.

— Тебе не понравилось?

— Понравилось. — Призналась девушка. — Но я хочу замуж выйти, а не любовницей стать.

— Пойдём. — Поднялся я. — Вон Гилим чего — то руками машет.

— Пойдём. — Согласилась Дария и поднялась с земли.

— Только ветки надо забрать. — Сказал я.

— Дарт, только никому ни слова о произошедшем. — Попросила девушка, собирая ветки.

— Не беспокойся, я не болтун. — Сказал я.

Подобрав сухие ветки, мы оттащили их к берегу. Радостный Гилим, увидев нас, сразу же похвалился своей добычей — здоровенной рыбиной. Пусть весила рыбина не сто килограмм, как он ловил в прошлый раз, но килограмм на пять тянула точно. Пока мы раскладывали костёр, чтоб зажарить рыбу, подошли и остальные охотники.

— О, Гилим, у тебя тоже добыча есть? — Сказал радостный Улис. — И у нас охота была удачной.

Бросив у костра утку, охотник уселся на землю.

— Значит, те, кто отдыхал, будут нам ужин готовить. — Сказал Вард.

— Точно. — Поддержал его Улис. — Веток не трудно наломать было.

— Подумаешь, утку добыли. — Сказала Дария. — Мы охотники за сокровищами, а не за дичью.

— Точно. — Подержал я и уселся на камень. — Утку добыть не трудно. Не бойсь их там столько было, что в чистое небо стрелять можно было, и всё равно утку подстрелить.

— Мы в пустоши за сокровищами пришли, а не за утками. — Добавила девушка, усаживаясь возле меня.

— Ты смотри, как они тут спелись, пока нас не было. — Восхитился Улис.

— Охотники за сокровищами. — Усмехнулся Вард. — Где же ваши сокровища?

Девушка словно невзначай вытянула руку, и начала любоваться перстнем.

— Откуда? — Разинул рот Улис. — Нет же здесь нигде строений древних.

— Зато дров полно. — С ехидством сказала девушка.

— Смотрите, какие монеты отличные. — Я вытащил монеты из кармана и показал охотникам. — Больше золотых империалов раза в три.

— Н — да. — Сказал Вард. — Действительно охотники за сокровищами.

— За одну такую монету пять империалов дают. — Сказал Стэн. — Неплохая добыча.

— Где вы это добыли? — Спросил озадаченный Вард.

— Вон дерево видите. — Показал я. — За дровами туда пошли, а на дереве в птичьем гнезде всё это обнаружилось.

— Удачно за дровами сходили. — Хохотнул Стэн.

— Эх, найти бы то место, откуда птица золото таскала. — Сказал Улис.

— Ничего, скоро доберёмся до сокровищ. — Утешил его Карой. — В нескольких целых домах, точно ценностей будет множество.

Поболтав немного, мы зажарили рыбину и утку. Отдохнули на берегу остаток дня и ночь. А с утра подкрепились ещё двумя пойманными Гилимом рыбинами и спустили лодки на воду. Почти до вечера мы плыли по течению. Так и не добравшись за день до долины, остановились на ночёвку. Выбравшись на берег, мы поднялись на возвышенность.

— Дак вот же она, долина! — Выкрикнул Улис. — Немного мы не доплыли.

— Так и есть. — Гилим. — С воды не разглядеть было.

— Удачно вышло. — Сказал Карой. — Здесь место безопасное, можно будет заночевать спокойно, демонов не опасаясь. А завтра с утра к долине переправимся.

— Да, удачно. — Согласился Гилим. — Целый день у нас будет, чтоб три мили зарослей преодолеть и до строений добраться. Хоть ночью через заросли пробираться не придётся.

— Как раз к твоему дню рождения добычи наберём. — Сказал Гилим Улису.

— Да, точно. — Сказал Улис. — Обожаю дорогие подарки.

Поднялись мы затемно, немного взбудораженные близостью цели, быстро проглотили завтрак, и дождавшись рассвета, отплыли. Когда солнце целиком вылезло на небосвод, мы уже вглядывались в примыкающие к самой воде заросли. Спустившись по правому рукаву реки миль на десять, причалили.

— Вроде здесь. — С сомнением сказал Гилим.

— Да где — то здесь. — Согласился Карой и распорядился. — Вард и Дарт сходят на берег и ищут старый канал, а мы ждём здесь.

— Демоны рядом. — Сказал я.

— На амулет можешь не рассчитывать. — Сказал Карой. — В долине столько разных демонов, что он постоянно на них реагирует.

Выбравшись на берег, я активировал защитный амулет и пошёл следом за Вардом. Охотник, достав короткий меч, принялся обрубать мешающие ветки. Отойдя от берега ярдов пятьдесят, Вард свернул направо. Мы прошли вдоль реки с пол мили и наткнулись на выложенный большими каменными плитами канал. Счистив листья с крайней плиты, охотник обнаружил выбитую в камне цифру восемь.

— Он. — Сказал Вард. — Тот самый канал, что нам нужен.

— Сложновато будет пробраться. — Сказал я, разглядывая нависшие над каналом ветви деревьев.

— Легче чем через болота. — Сказал Вард. — Это возле реки ещё сухо, а на милю вглубь долины зайдёшь, и болота начнутся.

— Понятно. — Сказал я. — А я было, обрадовался, думал, пересохли болота.

— Давай Дарт, двигай к остальным. — Сказал Вард. — Я пробьюсь к берегу, и вы возле канала и причалите.

Повернувшись в сторону реки, охотник начал пробираться сквозь заросли. Быстро добравшись по проделанной Вардом тропе до лодок, я объяснил остальным ситуацию. Сплавившись ниже по течению, мы пристали к берегу, возле отдыхающего у воды Варда.

— За дело. — Сказал Карой, выбравшись из лодки. — До вечера надо добраться до строений.

Разобрав вещи, мы перетащили лодки в канал. Теперь первой плыла другая лодка, и мне оставалось лишь наблюдать, как охотники пробивают нам дорогу. Нависающие над каналом шестиярдовой ширины ветви в некоторых местах образовывали плотный заслон, который приходилось прорубать. Коряги, попадавшиеся в канале, тоже изрядно докучали, хорошо ещё, что металлические лодки повредить было невозможно. Деревянные лодки мы бы мигом разбили. А с упавшими деревьями сколько было мороки…

Когда охотники на второй лодке устали, вперёд выдвинулись мы. Карой расчищал нам путь, а Гилим грёб. Продвинувшись на три сотни ярдов, снова сменились. Так понемногу пробирались по каналу. Я хотел, было тоже поучаствовать в расчистке пути, но Карой не согласился, сказав, что моя задача охранять отряд от демонов.

Когда мы преодолели больше мили, зарослей стало меньше. Больше росло одиночных деревьев, затянутых лианами так, что стволы казались коконами гусениц — великанов. Наш путь немного облегчился, и дальше мы стали продвигаться гораздо быстрей. Правда приходилось выбираться на берег и перетаскивать лодки через упавшие на канал деревья. Прорубиться через такую преграду не представлялось возможным. Пожалуй, часов восемь у нас ушло на то, что бы проплыть по каналу три мили.

— Всё. — Сказал Карой, когда канал разделился на три канала поуже. — Отсюда пешком пойдём.

Вытащив лодки, мы оттащили их от канала, и перевернув кверху дном, оставили их дожидаться нас. Вырубив тонкие жерди, мы, прощупывая дорогу, пошли за Гилимом. Несмотря на то, что вокруг было полно заболоченных участков, продвигались мы довольно быстро. Гилим неплохо справлялся с определением пути. Лишь дважды нам пришлось вернуться немного назад, когда мы упирались в непроходимые болота.

Изрядно вымазавшись, мы прошли с милю, когда Гилим резко остановился.

— Добрались. — Выдохнул охотник.

Подняв взгляд, я увидел за деревьями здоровое болото, заросшее ряской.

— Вперёд. — Скомандовал Карой.

С каждым шагом земля становилась всё суше, и вскоре можно было не проверять путь перед собой. Выбравшись на край болота, мы остановились. Скорее грязное озеро, а не болото подобно гигантской стеклянной чаше, зарытой в землю и наполненной водой, с торчащими из земли краями, предстало перед нами. Присев на корточки, я дотронулся до выступающей кромки.

— Словно шар огня здесь горел. — Пробормотал я, смотря на окружённое деревьями озеро.

— Знатно Древние маги повеселились. — Сказал Улис.

— Людей они знатно губили, а не веселились. — С отвращением сказал Вард.

Увидев на другом краю озера здания, мы устремились к ним. Обогнув озеро, вышли на мощёную камнем улочку.

— Вот это да… — Сказала Дария, восхищённо рассматривая шесть двухэтажных домов.

— Это что кусочек города? — Спросил я, удивлённо разглядывая строения.

— Наверное. — Сказал Карой.

Воспользовавшись истинным зрением, я осмотрелся.

— Вроде никакой магии здесь нет. — Сказал я.

— Тогда приступим. — Потёр руки Улис.

— Ближайший дом осматриваем первым. — Сказал Карой. — В нём сделаем укрытие. Нам ведь явно не один день понадобится, чтоб всё здесь осмотреть.

Мы подошли к крайнему дому. Сложив у стены лишние вещи, вошли внутрь. Время и непогода изрядно потрудились над приведением дома в полную негодность. Почти все деревянные предметы сгнили. От дверей остались лишь бронзовые петли. Окон не было не одного. Да ещё и листвы нанесло целые горы.

— Н — да. — Сказал я осматриваясь. — Похоже, магических ловушек можно не опасаться, магией тут и не пахло.

— Да откуда здесь магическим ловушкам взяться? — Сказал Гилим. — Видно же, что это дома обычных горожан.

Обследовав оба этажа здания и подвал, никаких следов магии я не обнаружил. Немного расчистив на втором этаже одну комнату, с узким дверным проёмом, перетащили туда вещи. Заодно туда же и найденную серебряную утварь перенесли.

Находки нас только раззадорили и до темноты мы решили осмотреть ещё одно здание. Выбравшись на улочку, прошлись по мостовой, пытаясь выбрать богатый дом. Добравшись до последнего дома, остановились. Дальше по улочке идти смысла не было, только эти шесть зданий уцелели, а дальше дома превратились в оплывшие каменные холмики.

— Так, а с этим что делать? — Указал Улис на ближайшее здание.

Центр здорового здания был смещён назад, образуя подобие дворика. Свободного места хватило для небольшой статуи из белого мрамора и клумбы вокруг неё. Статуя молодой девушки казалась неподвластной времени, и мрамор даже не потускнел. Изображённая девушка, с искренней улыбкой на лице, делающая шаг вперёд и протягивающая правую руку, словно подавая её кому — то, понравилась всем.

— Вот бы такую девушку встретить. — Размечтался Улис. — Красавицу…

— Вот разбогатеешь и сразу встретишь. — Пообещал Гилим.

— Похоже на статую заклинание было наложено. Для сохранности. — Сказал Карой.

— Возможно. — Согласился я, взглянув на статую истинным зрением.

— Главное, чтоб вот тех тварей не встретить. — Сказала Дария, разглядывая выполненный из тёмного камня фасад здания.

Расположенные на краю крыши фигуры крылатых демонов привлекли и наше внимание.

— Твари, какие. — С отвращением сказал Гилим. — Слава богам не встречал никогда подобной мерзости.

— Глупые какие — то горожане были. — Сказал Вард. — Сейчас — то, при свете солнца смотреть на них не страшно, даже забавно. А ночью до полусмерти напугаться можно, такую дрянь увидев.

— Да, те, кто на этой улице жил пьяными домой ни разу не приходили. — Сказал Стэн. — Ночью такую мерзость увидишь, хмель как рукой снимет.

— Не нравятся мне эти твари. — Сказал Улис. — Давайте их от греха уничтожим.

— Верно. — Поддержал Гилим. — Древние мастаки были големов создавать, не дай боги это они и есть.

— Улис, тащи кирку и верёвку. — Распорядился Карой.

Улис пошёл к нашему убежищу, а мы подошли поближе к зданию.

— Дарг! — Обернувшись, выругался я.

В заведённой за спину левой руке статуи улыбающейся девушки, был узкий чёрный кинжал.

— Не нравится мне это место. — Сказала побледневшая Дарии. — Не могли добрые люди подобное создать.

Мы промолчали, глупо спорить с подобным утверждением. Наше открытие заметно сбило наш исследовательский пыл, и осматривать дома больше никто не рвался. Вернувшийся Улис с удивлением посмотрел на наши мрачные лица.

— На красавицу свою полюбуйся. — Посоветовал ему Вард.

Испортив и Улису настроение, мы принялись за работу. Сделав на конце верёвки петлю, Вард забрасывал её на демонов, а мы, ухватившись за другой край, стаскивали их вниз. От удара статуи с грохотом раскалывались на куски, корёжа мостовую. Сдёрнув с крыши все двенадцать статуй, мы собрались возле них.

— Даже если это были големы, теперь им не подняться. — Сказал удовлетворённый проделанной работой Гилим.

Взяв кирку, Улис несколькими ударами отбил у самой уцелевшей статуи последнюю конечность.

— Теперь точно не подняться. — Удовлетворённо сказал он и пошёл к статуе девушки.

— Ты куда? — Спросил Карой.

— Эту статую тоже разобью. — Ответил Улис. — Не хочу, чтоб девушка с ножом бродила.

Подобравшись поближе, охотник размахнулся и нанёс сильный удар по статуе. Зазвенев, кирка отскочила от статуи, даже не поцарапав её.

— Дарг! — Выругался Улис. — Это уж точно голем. Не станут зазря каменюку защищать.

— Что же делать? — Спросила встревоженная девушка.

— Дай — ка я попробую. — Сказал Вард, забирая кирку у Улиса.

Впрочем, сила Варда делу не помогла, кирка не смогла нанести урона статуе.

— Дарт, может ты магией, сможешь её разломать? — Спросила Дария.

— Можно попробовать. — Сказал я.

Сосредоточившись, я создал молнию и метнул её в статую. Разбившись о статую, молния выбила в ней небольшое углубление.

— Давай Дарт, разломай её. — Сказал Улис. — Начало уже есть.

— Не выйдет. — Покачал я головой. — У меня энергии не хватит на столько заклинаний.

— Надо что — то придумать. — Сказал Карой. — Если это и впрямь голем, то нельзя его целым оставлять. С ожившей каменюкой мы потом не справимся.

— Хорошо. — Решился я.

Подойдя к статуе, я вытащил из ножен меч и нанёс лёгкий удар. Вспыхнувшее красным пламенем лезвие клинка прошло сквозь камень, как сквозь воду. Сразу вслед за моим ударом раздался глухой вой. Статуя озарилась жёлтым сиянием и от неё разошлась волна зыбкого марева. Не свалившись от удара, хотя я разрубил статую на уровне пояса, она начала потрескивать и едва мы отодвинулись от неё, рассыпалась на небольшие осколки.

— Дарг! — Выругался Гилим. — Что это было?

— Демон его знает. — Сказал Карой. — Но врядли что — то хорошее. Правильно мы сделали, что избавились от этой дряни.

— Отличный меч Дарт. — Сказал Вард. — Не поделишься добычливыми местами, где можно столько пушного зверя промыслить, чтоб такой меч купить?

— Поделюсь. — Ответил я, убирая меч. — Отчего не поделиться. В горах между Элорией и Империей.

— А рубины настоящие? — Полюбопытствовала Дария.

— Настоящие. — Нехотя ответил я.

— Дарт, вот скажи нам, на кой тебе по пустошам шляться? — Спросил Карой. — Ты же молод, красив, деньжищ полно. Неужели не нашёл занятия интереснее и безопаснее?

— Маловато у меня денег. — Вздохнул я. — На пару дворцов и земельные угодья не хватит.

— Вот это запросы. — Хохотнул Улис. — Тут о небольшом собственном домике мечтаешь, а он дворцы хочет, да не один, а пару.

— На кой эти дворцы. — Проворчал Вард. — Одна суета там, люда бродит как на рынке.

— А мне нравится. — Сказал я.

— Ладно, давайте вон тот дом обыщем. — Предложил Карой. — А этот здоровенный на завтра оставим.

Забравшись в дом, стоящий на противоположной стороне улицы, мы приступили к поиску ценных вещей. Обшарив дом, обнаружили пару серебряных подсвечников, целую гору серебряной утвари, больше двух десятков золотых и серебряных монет, в сгнившем кошеле и отделанный золотом кинжал.

В сумерках перетащили всё добро в наше укрытие. Пока ещё было видно, вырубили пять крепких жердей. Связав верёвкой, сделали из них решётку, которой перекрыли дверной проём. Разместившись в комнате, поужинали.

— Так, сегодня придётся дежурить. — Сказал Карой. — Место опасное, не дело спать без стража.

— Я первую смену стою. — Вызвался Улис.

— Хорошо. — Сказал Карой. — Дарию и Дарта беспокоить не будем, пусть спят спокойно.

— Я тоже могу ваш сон охранять. — Сказала девушка. — С чего это мне спать всю ночь?

— С того, что в твою смену никто спать не сможет. — Сказал Карой. — Так клацать зубами от страха будешь, что всех перебудишь. А Дарт охрану нести не будет потому, что в случае опасности вся забота на его плечи ляжет. Так пусть он силы восстановит.

— Не буду я зубами клацать. — Пробормотала обиженная девушка.

— Дария. Спи. И не спорь с отцом. — Повысил голос Карой.

— Хорошо. — Пробурчала девушка.

Вроде и не устал я сильно за день, а вырубился сразу, как устроился на полу. Ночная стража опасности видимо не углядела, потому как никто до утра меня не будил. Хорошо выспавшись, я проснулся сам, даже будить меня не понадобилось.

— Проснулся? — Спросил негромко Карой. — Тогда и остальных буди, нечего им разлёживаться.

Я разбудил остальных охотников, и быстро перекусив, мы пошли осматривать здоровенное здание. Попав внутрь здания, мы увидели, что обстановка в нём сохранилась гораздо лучше, чем в осмотренных домах. Кое — где даже мебель была цела. Воспользовавшись истинным зрением, я осмотрел всё. Похоже, заклинания сохранения наложены были, и пока они действовали, мебель оставалась целой. А теперь магии нигде нет и всё начало гнить. Обследовав всем отрядом, пять комнат, мы пришли к выводу, что опасности здесь нет, а потому стоит разделиться, для того, чтобы успеть осмотреть все здания за сегодняшний день.

Переглянувшись с Дарией, мы вызвались осматривать левую сторону второго этажа. Поднявшись по широкой лестнице, мы приступили к поискам. В первой же комнате нас ожидала неплохая добыча — коллекция серебряных статуэток. Собрав их в припасённый мешок и не найдя ничего более достойного, зашли в другую комнату. Попав в комнату, заставленную книжными шкафами, мы остановились поражённые.

— Дарт, если эти книги сохранились, то мы станем богачами. — Взволнованно сказала девушка.

— Может здесь книги по магии есть. — Высказал я свои чаяния.

Бросившись к шкафам, мы открыли застеклённые дверцы и схватились за книги.

— Проклятье. — С досадой сказала девушка, бросая на пол книгу со сгнившими страницами.

— Не повезло. — Огорчился я, когда раскрыл книгу, и оказалось, что страницы так повреждены влагой, что превратились в вязкий ком.

Вытащив ещё несколько книг, и не обнаружив среди них ни одной целой, девушка огорчённо вздохнула.

— Хоть переплёты серебряные найти, что ли. — Сказала Дария, осматривая шкафы.

Бросив свою книгу, я подошёл к стоящему у окна столу. Подобрав валявшийся рядом стул, я поставил его и уселся на него.

— Дария, не занимайся ерундой. — Сказал я ищущей целые книги девушке. — Заклинание сохранения, наложенное на здание, истощилось, и влага испортила тут всё.

— Может, остались самые ценные книги, на которые тоже заклинание сохранения наложено было. — Сказала девушка.

— Верно. — Сказал я, не особо рассчитывая на подобную предосторожность владельцев книг. — Тогда можно истинным зрением их увидеть.

— Вот я глупая. — Рассмеялась Дария. — А я не догадалась истинным зрением воспользоваться.

Пока Дария искала сохранившиеся книги, я начал осматривать стол. Выдвинув верхний ящик, обнаружил стопку испорченных бумаг и кошель. Разодрав мягкую кожу, высыпал из него на стол несколько десятков золотых и серебряных монет. Девушка между тем издала радостный возглас, и выхватив из шкафа книгу, раскрыла её и пошла ко мне. Я на миг отвлёкся от попыток открыть второй ящик и посмотрел на девушку. Дария замедлила шаг и остановилась, читая что — то в книге.

— Что там интересного? — Полюбопытствовал я.

Девушка, очнувшись, захлопнула книгу и стремительно покраснела. Сделав ещё несколько шагов, она положила её на стол передо мной. Притянув книгу к себе, я откинул обложку и прочёл название — "Легенды о любви". Разочарованно поморщившись, я пролистнул пару страниц, и прочитав пару строк про двух влюблённых, захлопнул книгу и отодвинул её от себя.

— Убери в мешок. — Сказал я. — Выдастся время свободное, сядем вместе, почитаем.

— Дарт, если мы почитаем вместе эту книгу, то тебе как порядочному человеку придётся на мне жениться. — Заявила девушка.

— С чего бы это совместное прочтение книг к женитьбе обязывало? — Не понял я.

— А ты дальше пролистай. — Посоветовала девушка.

Послушавшись, я снова раскрыл книгу и начал её листать. Наткнувшись через пяток страниц на красочную картинку, улыбнулся. На картинке была изображена обнажённая пара. Быстро пролистнув ещё несколько картинок, с ещё более откровенными изображениями, посмотрел на Дарию. Смутившаяся девушка отвела глаза.

— У меня отличная идея. — Сказал я, с улыбкой смотря на девушку.

— Даже и не помышляй Дарт. — Покачала головой Дария.

— Давай подарим эту книгу Улису на день рождения. — Предложил я.

— Подарить книгу Улису? — Переспросила не ожидавшая такого предложения девушка.

— Да. Отличный будет подарок. — Сказал я.

— И впрямь отличная идея. — Засмеялась Дария. — Будет знать, как подшучивать!

— А если надоест картинки рассматривать, продаст и деньги выручит немалые. — Сказал я. — Будет подарок и смешной и с пользой.

— Точно. — Поддержала Дария. — За книгу Древних не меньше пяти золотых дадут.

— Да какие там пять. — Сказал я. — Эту книгу за полсотни продать можно.

— Не может быть. — Не поверила мне девушка. — Она ведь никаких ценных записей не содержит.

— А картинки? — Возразил я. — Одни эти картинки цену поднимают.

— Сумасшедшие богачи. — Сказала Дария. — За глупые картинки золотом платить.

— Глупые. — Усмехнулся я. — То — то ты аж дышать перестала, когда их разглядывала.

— Ничего я их не разглядывала. — Смутилась Дария. — Взглянула разок и сразу книгу закрыла.

— Кстати, какая картинка тебя так заинтересовала? — С ехидством спросил я.

— Никакая. — Не признала своего интереса Дария. — И вообще надо сокровища искать, а не картинки разглядывать.

Девушка продолжила поиск книг, а я убрал стул и выломал из стола застрявший ящик. Вместе с обломками ящичка, на пол упали две книжки. Налетев на них, как коршун, я схватил их. Выполненные из серебра переплёты книг и застёжка на боку одной из них давали мне надежду, что хоть часть записей в этих книгах уцелела. Открыв специальную защёлку на боку книги, я с замирающим сердцем поднял обложку.

— Чтоб меня демоны задрали. — Прошептал я, восхищённо смотря на неповреждённые листы книги, изготовленные из серебра.

На первой странице было выгравировано — "Краткий перечень стабильных энергоформ". Недоумённо почесав затылок, я сдвинул лист. На следующем листе располагались непонятные названия и номера страниц. Перевернув сразу десяток листов, я прочитал: — "Ардос, в просторечье ледяная стрела…"

— Дарг, это же книга с описанием заклинаний! — Ахнул я, прочитав немного и с трудом разобрав текст.

Отложив книгу, я взялся за следующую. Открыв её, я обнаружил, что она написана от руки. На первой странице, было выведено крупными буквами: — "Комбинаторика от Руфуса Эстиана". Так и не поняв по названию, о чём книга, перевернул лист. "Принципы слияния и единения малых энергоформ" — гласила надпись на листе. Похоже, Древние заклинания энергоформами называли, подумал я. Перевернув ещё лист, я начал читать текст: — "В наше время всё большее развитие получают сложные энергоформы, и оттого мной было принято решение, как — то систематизировать информацию по принципам создания сложных энергоформ путём взаимопроникновения малых энергоформ…"

— Дарг! И все демоны пустошей! — Воскликнул я в восторге. — Если я правильно понял, то здесь рассказывают, как создать сложные заклинания из простых.

— Дарт, что случилось? — Подбежала к столу Дария.

— Книги, книги о магии. — Ответил я. — Я нашёл книги о магии.

— Покажи. — Немедленно потребовала девушка.

Я отдал ей книги и порылся среди обломков ящика. Не найдя ничего, выдвинул последний ящик. Увидев, что он пуст, разочарованно вздохнул.

— Ничего не понятно. Я и слов — то таких не знаю. — Почитав немного, сказала Дария. — Но нам за них огромные деньги заплатят.

— Сначала я их изучу. — Сказал я, забирая книги. — Разобрать, что там написано можно, а мне знания лишними не будут.

— Хорошо Дарт, как скажешь. — Согласилась девушка.

— Ну а ты нашла ещё что — нибудь? — Немного успокоившись, спросил я.

— Ещё пару книг с картинками. — Ответила девушка.

— А чего так долго? — Поддел я девушку. — Опять, небось, картинки разглядывала?

— Ничего не долго. — Смутилась девушка.

— Ладно, продолжим поиски. — Сказал я.

Убрав найденные книги и монеты в мешок, мы продолжили осмотр нашей части здания. Вскоре мешок наполнился под завязку различными ценностями, и я отнёс его в убежище. Осмотрев две последние комнаты, мы нашли ещё немного серебряной утвари.

У остальных охотников дела продвигались так же быстро. Лишь Карой с Гилимом, немного задерживались. Найдя их, мы поинтересовались, почему они так долго возятся.

— Пойдём. — Сказал Карой, услышав наш вопрос.

Он привёл нас в комнату, где на столе стоял небольшой металлический сундучок.

— Попробуй его своим мечом открыть. — Предложил мне Гилим.

Достав их ножен меч, я примерился и срубил выступающие петли, зацепив немного стенку сундучка. Карой подхватил сундучок и своротил крышку. На стол с тихим шелестом высыпалась уйма свитков, и глухо стукнул рунный камень.

— Вот это да! — Цапнул я со стола руну. — Руна. Интересно, какое заклинание она создаёт… Хотя у меня ведь теперь описание есть, видимую структуру можно сравнить и понять, что за руна нам попалась.

— Добрая добыча. — Сказал удовлетворённый находками Гилим. — Если второго круга заклинание на руне, то богачами мы враз станем.

— Дарт, давай свитки и руну в свою сумку ложи. — Распорядился Карой.

Уложив свитки и руну в поясную сумку, я спросил: — А больше ничего взломать не надо?

— Нет. — Засмеялся Гилим. — Больше ничего закрытого мы не нашли.

— А вы всё добро собрали? — Спросил у остальных Карой.

— Всё. — Отозвались охотники.

— Тогда надо другие здания осмотреть. — Сказал Карой. — До вечера времени полно, должны за сегодня справиться.

Перенеся добычу в убежище, мы принялись обыскивать оставшиеся три здания. Золото и драгоценности, хоть и не часто, но попадались. Однако большую часть нашей добычи составляла серебряная утварь. Её было столько, что мне пришлось дважды ходить к убежищу, чтоб выложить из наполнившегося мешка добычу.

Почти в полдень, пока остальные бродили по одному из домов, я нёс мешок к убежищу. Довольный нашими сегодняшними находками, я предвкушал время, когда займусь чтением книг и определением найденной руны. Из мечтаний меня вырвал громкий хруст, доносящийся от здоровенного здания. Положив мешок на мостовую, я отправился к источнику шума.

Добравшись до здания, я замер, изумлённо рассматривая целую статую девушки. На моих глазах исчезли последние трещины, и статуя полыхнула ослепительным белым светом. Проморгавшись, я увидел, что статуя выглядит как новенькая, словно её недавно изготовили. Озадаченный произошедшим, я задумался. Решив, что надо сказать остальным, я отвёл взгляд от статуи, и у меня едва не остановилось сердце.

Выйдя из леса, ко мне шла Мэри. Дарг! — Вырвался у меня возглас. Как она могла меня здесь найти? — Едва не застонал я от отчаяния.

Не дожидаясь её приближения, я забежал в здание, надеясь найти небольшую комнату. Соревноваться с ней в скорости бесполезно, может в ограниченном пространстве у меня будет шанс. Да и к остальным вести её нельзя, а то и они пострадают. Найдя небольшую комнату, я приготовился к схватке. Активировал защитный амулет и достал из сумки свиток заклинания сфера паралича.

— Дарт, какая встреча. — Сказала вошедшая в комнату девушка. — Ты не представляешь, как я рада тебя видеть.

— Как ты меня нашла? — Спросил я, видя, что она не собирается сразу нападать.

— Не важно. — Небрежно махнула рукой Мэри.

Настороженно наблюдая за девушкой, я заметил, что она стала выглядеть ещё более красивой. Наверное, что — то отразилось на моём лице, потому что девушка тут же отреагировала.

— Что, мой дорогой "партнёр", — с сарказмом сказала оскалившаяся Мэри, — похоть даже сейчас терзает тебя?

— Ничего подобного. — Ответил я. — И мыслей никаких похотливых в отношении тебя не было.

— Не ври. — Сказала девушка. — По твоему взгляду всё понять можно.

— Послушай Мэри. — Начал я торопливо говорить, надеясь, что девушка выслушает меня. — Я был не в себе, когда придумывал клятву, прости…

— Хватит Дарт. — Перебила меня девушка. — Мне не нужны твои объяснения, мне нужны твои муки и боль.

— Но послушай, я не хотел тебя ничем обидеть.

— Замолчи. — Сказала Мэри. — Мне не нравится, что ты меня не слушаешь. Меня не интересуют объяснения, я не за ними пришла, а за твоей жизнью.

— Мэри, может не стоит нам ссориться? — Предложил я. — Позволь мне всё тебе объяснить.

— Хорошо. — Согласилась девушка. — Брось на пол всё своё оружие и иди сюда.

— Нет. — Сказал я. — Боюсь, без оружия ты не станешь меня слушать.

— Тогда придётся разрушить твои иллюзии. — Мягко сказала Мэри. — Может, тогда ты поймёшь, что я только из милости с тобой беседую.

— Мэри, ты делаешь ошибку. — Предостерёг я медленно вытаскивающую клинок из ножен девушку. — Мы ведь дали клятву не убивать друг друга.

— Верно. — Согласилась девушка, задвинув клинок обратно в ножны. — "Партнёр".

— Мэри, да не переживай ты так из — за этой клятвы. — Сказал я. — Давай разойдёмся мирно, и я к тебе ближе чем на сотню миль подходить не буду.

— А как же наше партнёрство? — Спросила Мэри. — В постели?

— Э — э, в какой постели? — Прикинулся я ничего не ведающим простачком.

— Дарт — Дарт. — Покачала головой девушка. — Не прикидывайся. Ты прекрасно понимаешь, о чём я толкую.

— Нет. — Сказал я. — Когда я клятву придумывал, я не знал, что её так истолковать можно.

— А это уже не важно. — Сказала девушка. — Ты меня оскорбил и должен ответить за это.

— Но Мэри… — Начал я говорить, поверив, что удастся обойтись без боя.

Девушка вытащила меч и шагнула ко мне.

— Выбрасывай всё своё оружие. — Велела она.

— Нет. — Сказал я. — Ни за что.

Рванувшись ко мне, девушка нанесла сокрушительный удар, который я едва успел парировать своим мечом. И тут же девушка начала наносить множество быстрых ударов. Часть мне удалось отразить мечом, а часть поглотилась моей защитой. С трудом удерживая в начинающей неметь руке меч, я начал сдвигаться к стене. Резко рванувшись в сторону, я активировал приготовленный свиток и стиснул зубы, на Мэри заклинание не оказало никакого воздействия. То, чего я опасался, произошло, она хорошо подготовилась к нашей встрече. Ни меч мой не может мне помочь, ни заклинания.

Отскочив от вновь приблизившейся ко мне девушки, я пошарил в поясной сумке, и вытащив из неё рунный камень, воспользовался им. В девушку и стену позади неё врезались пять молний, пробив в стенах дыры и не причинив ни малейшего вреда девушке. Едва не взвыв от отчаяния, я бросил в неё ещё одну цепь молний. Девушка лишь ухмыльнулась, её явно забавляли мои выпады. Отбросив ставшую для меня бесполезной руну, я схватился двумя руками за меч и приготовился к смерти, надеясь, что Мэри меня просто убьет, а не станет мучить.

Приблизившись, девушка обрушила на меня такой шквал ударов, что через пару мгновений мои руки отказались подчиняться, и я выронил меч. Нанеся ещё несколько ударов, Мэри истощила запас энергии в моём защитном амулете. Убрав меч, девушка шагнула ко мне.

— Ну, что Дарт, каково это, молить богов о быстрой смерти? — Спросила девушка. — Только зря ты надеешься, что я тебя просто убью.

И всё из — за проклятой клятвы, мелькнула у меня мысль. Так я и думал, что постельное партнёрство она мне не простит.

— Что Дарт, боишься меня? — Схватив за куртку, девушка притянула меня и заглянула мне в глаза.

— Боюсь. — Ответил я, не в силах отвести взор от, будто притягивающих меня, глаз девушки. Ну почему ты не обычная девушка, печально подумал я, сейчас бы о любви беседовали, а не о моих мучениях.

— А может, ты боишься не меня, а себя? — Спросила Мэри. — Боишься признать, что хочешь мной обладать? Трусишь?

— Не трушу. — Прошептал я, не в силах двинуться, словно парализованная взглядом змеи лягушка.

— Трусишь! — Рассмеялась Мэри, стягивая ворот моей куртки. — Слабак! Таких трусов как ты, изничтожать надо.

— Не трушу я. — Полузадушено прохрипел я.

— Что? — Переспросила девушка, отпустив немного ворот.

— Не трушу я! — Хрипло выкрикнул я. — Да, я хотел бы тобой обладать, как и всякий нормальный мужчина. Да, ты красива, и вызываешь желание. Но ты тварь зубастая! И чтоб ты сдохла!

— Вон как ты заговорил. — Довольно улыбнулась девушка. — Зубок моих значит опасаешься? Отлично. Тогда я исполню твою мечту, партнёр.

Схватившись за мою куртку, она резко дёрнула её и разорвала.

— Что ты делаешь? — Спросил я, ошарашено смотря на раздевающуюся девушку.

— Ты же мечтал настоящем партнёрстве. — Сказала девушка. — Так воплотим твою мечту.

Я сглотнул, смотря на обнажённую девушку, шагнувшую ко мне. Подойдя, девушка ухватилась за пояс, и разорвав его, сдёрнула с меня штаны.

— Вот, Дарт. — Прошептала мне на ухо, прижавшаяся ко мне девушка. — Сейчас воплотятся твои мечты и страхи.

— Не надо страхов. — С трудом проговорил я.

— Надо, Дарт, надо. — Прошептала своим бархатным голоском девушка. — Я же не обычная девушка. Так что буду наслаждаться твоими ласками и кровью.

— Не надо крови. — Попросил я.

— Нет, Дарт, в этом вся прелесть. — Тихонько рассмеялась девушка. — Ты не представляешь, какое удовольствие перегрызть после любовных ласк «партнёру» горло и насладиться его горячей кровью. Глотать её и наслаждаться предсмертным хрипом жертвы.

— Нет! — Взвыл я в отчаянии и рванулся от девушки. Не сделав и шага, запутался в своих штанах и упал.

— Да — а. — Довольно прорычала девушка, устраиваясь на мне сверху.

Прижав меня к полу, она начала ритмично двигаться на мне и склонившись, укусила за шею.

Не в силах пошевелиться, чувствуя, как девушка слизывает бегущую из раны кровь, я едва не взвыл от тоски и безысходности. Ощущая подступающее наслаждение, я обречённо замер, а девушка, распахнув пасть, приготовилась разодрать мне горло.

По телу прокатилась волна наслаждения, и я захлопал глазами. Мэри исчезла! В полном обалдении я повертел головой и дотронулся до шеи, где медленно затихала боль. Не обнаружил никакой раны, и крови не было. И одежда на мне.

— Дарг! Я схожу с ума. — Взвыл я. — Это бред, просто бред.

С трудом сконцентрировавшись, я создал заклинание малого исцеления, надеясь, что оно поможет мне прийти в себя. Волна холода прокатилась по телу, и я немного успокоился.

— Дарт, ты по мне соскучился? — Спросила, входя в комнату Мэри.

Я взвыл. Морок, морок или заклинание, пронеслась у меня в голове мысль. Выхватив из поясной сумки свиток заклинания средние раны, я воспользовался им. Смотря на девушку, я увидел, как в момент воздействия заклинания, её фигура на миг исчезла. Но тут же появилась вновь. Мэри шагнула ко мне, и протянула руку, собираясь схватить меня за шиворот. Я обречённо прикрыл глаза, ещё одного подобного представления с перегрызенным горлом мне не пережить. Не дождавшись рывка, я открыл глаза. Мэри нигде не было.

Облегчённо вздохнув, я немного посидел, стараясь прийти в себя. Поднявшись с пола, я собрал свои вещи и повернулся к выходу из комнаты.

— Куда это ты собрался? — Спросила входящая в комнату Мэри.

Я замер, разглядывая девушку. Подойдя ко мне, девушка улыбнулась и ударила меня. Не ощутив ничего, я радостно улыбнулся.

— Ты всего лишь морок. — Сказал я девушке и шагнул вперёд.

Стоявшая передо мной Мэри исчезла, и глубоко вздохнув, я пошёл к выходу из здания. Выбравшись на улицу, я услышал доносившиеся крики и звон мечей. Опасаясь, что за время пока я забавлялся с мороком, на охотников напали демоны, я побежал. Выбежав из — за угла здания, я увидел, как охотники сражаются с двумя торгами, пытаясь пробить шкуру между костяными пластинами.

— Проклятье. — Сказал я на бегу, увидев, что Карой лежит весь окровавленный у стены.

— Дарт, где тебя носит урод? — Набросилась на меня Дария. — Тварь ты, а не охотник, мой отец из — за тебя погиб!

Выхватив меч, я рубанул первого торга. Меч без сопротивления прошёл сквозь торга, не причинив ему никакого ущерба.

— Дарг! — Я начал соображать, что к чему. И амулет ведь не колет, как бывает, когда близко от демонов находишься. Не обращая внимания на крики охотников, я воспользовался истинным зрением. Ничего. Ничего живого вокруг меня. Я перевёл дух. Убрав меч в ножны, я присел на корточки и прикрыл глаза.

Так, заклинание продолжает действовать, больше такому мороку неоткуда взяться. Слава богам, что удалось его снять часть его воздействия. Ожившие кошмары, я только вижу и слышу, но не ощущаю, как это было в начале. Слава богам, что мне Мэри привиделась, а не что — то другое. Если бы не испытанное удовольствие, на миг оказавшееся сильнее ментального воздействия, так и не осознал бы я, что всё происходящее нереально. Хотя я сам виноват, надо подумать было, откуда здесь Мэри может взяться. Но такие реальные кошмары… Это просто невероятно. Ладно бы просто морок был, но ощущать всё… Всё так реально было, что просто и помыслить нельзя было, что это воздействие заклинания. Дарг. Это заклинание безумец создавал. Точно безумец, ни один нормальный человек до такой гадости не додумается.

Что же теперь делать? Постоянно мороки видеть и слышать? Да я с ума сойду. Дарг… А истинным зрением мороки не видны. Может на магов заклинание не рассчитано? Тогда я всегда смогу отличить морок от реальности. Это хорошо. Тогда в случае появления чего — то необычного, надо будет сначала истинным зрением всё осмотреть и решить, морок это или нет. Это выход из создавшейся ситуации, так и поступлю.

Теперь подумать надо, как я под воздействие заклинания попал… Г — м - м. Тут один вариант — статуя девушки. И вспышка странная была, и статуя разрушенная, сама восстановилась. Слишком странная вещь, для обычной поделки из камня. А вчера когда я её разбивал, тоже странность была. Не просто так от статуи волна марева разошлась. Дарг! Вчера ведь мы там все были! Надо идти к остальным. Не дай боги, и на них заклинание подействовало.

* * *

— Чего это Дарта так долго нет? — Спросил у Кароя Гилим. — Уже пять раз можно было добычу отнести.

— Дария, выгляни в окно. — Крикнул девушку Карой. — Не видно там Дарта?

Девушка, обыскивавшая комнату с окнами, выходящими на улочку, подошла к окну.

— Дарт, ты чего уснул там? — Насмешливо поинтересовалась она у присевшего по середине улочки парня.

— Ну, чего там Дария? — Вошёл в комнату Карой.

— Посреди улицы уселся и сидит. — Хихикнула девушка.

— С чего бы ему там сидеть? — Недоумённо пробормотал Карой.

Перегнувшись через подоконник, девушка крикнула погромче: — Дарт, хватит спать!

С недоумением смотря на даже не шелохнувшегося Дарта, девушка крикнула: — Дарт? Ты меня слышишь?

Выглянув из окна, Карой посмотрел на Дарта.

— Очень это странно. — Пробормотал он. — И мешок с добычей возле здания бросил…

Набрав воздуха, девушка крикнула: — Дарт!

Вздрогнув от пронзительного крика, Карой сказал: — Дария, хватит орать, не видишь что ли, не слышит он тебя.

— Дария, ты чего тут раскричалась? — Собрались в комнате остальные охотники.

— С Дартом что — то неладно. — Сказал Карой. — Пойдём на улицу, посмотрим, что с ним произошло.

— Демоны. — Отскочила от окна побледневшая девушка. — Там стая демонов!

Карой выглянул из окна и увидел, как на мостовую из леса выбираются десятки демонов.

— Проклятье. — Сказал он. — Там десятки ригов.

— Надо к Дарту бежать. — Рванулась из комнаты девушка.

— Нет. — Перехватил девушку Гилим. — Он сам справится.

— Как он справится? — Зло сказала вырывающаяся девушка. — Он так и будет сидеть там, пока его не разорвут.

— А чем ты ему там поможешь. — Сказал Карой. — Посмотри, он поднялся. Может, он к бою так готовился. Вон, защитный амулет на нём действует, значит, он их ждёт. А ты как раз к подходу демонов до него доберёшься, беззащитная. Дарту самому бы отбиться, а тут ещё и тебя защищать придётся.

— Хорошо, отпусти. — Перестала вырываться Дария.

— Надо помочь Дарту. — Сказал Карой. — Заряжаем арбалеты и будем отсюда демонов отстреливать. Только в окна сильно не высовывайтесь, чтоб они нас не заметили.

* * *

Я открыл глаза и встал. Окружавшие меня охотники, рубившиеся с демонами, исчезли, не оставив ни малейших следов. Оглянувшись, я увидел выбегающих из леса демонов. Интересные создания, со среднюю собаку. Однако чем — то вроде чешуи покрыты, а хвосты голые как у крыс. И пасти здоровые, на трёх собак хватит. А верещат как противно… Воспользовавшись истинным зрением, я взглянул на приближающихся демонов, надеясь, что это морок.

— Проклятье. — Истинным зрением я увидел десятки приближающихся живых существ.

Прикинув количество выбравшихся из леса демонов, я невольно поёжился. Сотня, а то и больше. А я энергию почти всю растратил. Ох, как она бы мне сейчас пригодилась. Придётся мечом их рубить. И рубить очень быстро, не стоит проверять, на сколько хватит защитного амулета.

— Демоны! — Закричал я, предупреждая охотников. — Не выходите на улицу!

* * *

— Ну, что я тебе говорил? — Сказал Карой дочери. — Сейчас Дарт с ними разберётся.

Придвинувшись к окну, Гилим выглянул на улицу и сдавленно охнул.

— Там больше сотни ригов. — Сказал он остальным. — Если Дарт их не изничтожит, то нам не выбраться отсюда живыми.

— Цельтесь получше. — Сказал Карой. — Помните — каждый удачный выстрел, это дополнительный шанс выжить.

— Да понимаем мы. — Сказал Вард.

— Дарт, мы из окон будем их болтами бить. — Крикнул Карой.

* * *

Не дождавшись от охотников ни звука, я вытащил меч. Проведя по лицу рукой, вздохнул. Перехватив рукоять меча поудобнее, сместился к стене, чтоб не со всех сторон на меня нападали.

Демоны стремительной волной неслись ко мне. Отталкивая друг друга, и кусая за бока пытающихся вырваться вперёд. Промчавшись по коротенькой улочке, стая демонов налетела на меня. Взмахом меча я срубил голову первому налетевшему на меня демону и тут же подрубил второму лапы. Сквозь брызги крови в меня врезались три демона и отлетели от вспыхнувшей защиты. На втором замахе я разрубил сразу двух демонов, а защите пришлось отразить нападение сразу пяти демонов. Рубя наседающих демонов, я сместился ещё ближе к стене. Почуяв кровь, демоны впали в безумство и начали набрасываться на меня десятками. Это только помогло мне, можно было даже не выбирать направление удара, каждый взмах меча находил цель.

Летящие во все стороны брызги крови и куски демонов не позволяли мне разобрать, много ли ёщё осталось этих тварей. Полностью выкладываясь, делая по удару каждый миг, я всё же не успевал уничтожить каждого набросившегося демона. Чувствуя, как под ударами демонов стремительно опустошается энергия амулета, я потихоньку впадал в отчаяние.

Удар. Ещё удар. Быстрее. Новый удар. Бой слился для меня в череду ударов. Стиснув зубы, я рубил и рубил демонов, уже не замечая, ни сколько их осталось, ни на сколько ударов ещё хватит моей защиты.

Весь обляпанный кровью, стараясь не поскользнуться на кусках демонов и залитой кровью мостовой, я ощутил, что напор демонов ослаб. Воспрянув духом, я набросился на них. Шагнув вперёд, я взвыл от боли. Демон схватил меня за ногу. Разрубив его, я не успел отмахнуться от следующего, и врезавшись мне в плечо, демон сбил меня с ног. Отлетев к стене, я, не глядя, отмахнулся мечом и на меня упали два куска демона. Не успел я приподняться, как на левой руке сомкнулась пасть демона. Взвыв от дикой боли, я разрубил пытающегося перекусить кость демона. Тут же меня схватил за ногу ещё один демон и потянул к себе. Дёрнувшись, я вырвал из его пасти ногу и взмахнул мечом. Не достав до демона, попытался встать. Ещё несколько демонов набросились на меня. Один вонзил зубы в плечо, а другой в рёбра. Крича от боли, я рубанул мечом и избавился от одного из демонов. Едва размахнулся, чтоб убить и другого, как ещё один вцепился мне в бедро. Из последних сил я нанёс два удара, убив демонов, терзающих меня.

Едва различая происходящее вокруг меня, я попытался встать, и был тут же сбит с коленей ещё одним демоном. Схватив меня возле локтя правой руки, он так сжал челюсть, что хрустнула кость. Меч вывалился из моей руки, и подавившись воплем, я ударил его левой рукой. Мой удар не оторвал демона от своего занятия, он лишь получше ухватился, чтоб легче было отгрызть мне руку. Не став больше бить демона, я попытался выдавить ему глаз. Заверещав, демон отскочил и прыгнул на меня, метя в горло. Я успел прикрыться рукой и демон промахнулся. Пнув его ногой, я схватил меч, и следующий бросок демона превратился в полёт двух кусков мяса. Приподняв голову, я увидел, что меня окружает ещё десяток демонов.

— Вот она, судьба охотника. — Только и оставалось, горько усмехнувшись, прошептать мне. Истекая кровью, я ещё немного приподнялся, надеясь убить ещё хотя бы одного демона. Стремительно приближающиеся сумерки заставили меня моргнуть. Всё посерело в глазах, и мир поглотила тьма…

Часть вторая

— Быстрее, быстрее. — Шептала Дария, взводя арбалет.

Сделав по первому выстрелу, охотники торопливо взводили арбалеты.

— Там их столько, что промазать невозможно. — Пробормотал побледневший Улис.

— Вот и отлично. — Хохотнул Стэн. — Каждый выстрел урон демонам нанесёт.

— Проклятье. — Прошептала девушка, промазав по прыгнувшему на Дарта демону.

— Ещё немного парни. — Сказал Карой. — Не так их и много, Дарт уже полсотни прикончил.

— Лишь бы защита у него продержалась. — Сказал Гилим, укладывая болт. — Тогда справимся.

Попав в прыгнувшего на Дарта демона, Дария едва не расплакалась. Не заметив, что демон уже убит, парень его разрубил.

— Ещё чуток. — Попросил Карой. — Дарт, ещё чуток продержись.

Девушка глухо вскрикнула, когда демон сбил Дарта на землю. Зарядив арбалет, она выстрелила и попала наседавшему на Дарта демону в бок.

— Умница Дария, умница. — Прошептал целящийся в демона Гилим.

Терзавшие Дарта демоны падали, поражённые ударами меча или болтом. Последнего демона парень оттолкнул ногой от себя ногой, и едва риг прыгнул, в него попали два болта. А мгновением позже Дарт его разрубил мечом.

— Слава богам управились. — Прерывисто проговорил Улис, не в силах унять волнение.

— Бежим на улицу, надо Дарту помочь. — Сказал Карой, видя, как парень пытавшийся подняться, упал и замер.

Дария, уже не слышала этих слов, бросив арбалет, она побежала на улицу. Добежав до Дарта, она упала возле него на колени и принялась тормошить, пытаясь привести его в чувство.

— Дария, — Встряхнул её Гилим. — Прекрати.

Плачущая девушка подняла глаза.

— Создай заклинание малого исцеления. — Велел ей отец. — Иначе Дарт кровью истечёт.

Закусив губу, девушка кивнула, и сосредоточившись, создала заклинание малого исцеления.

— Вот, теперь лучше. — Удовлетворённо проговорил Гилим, увидевший, как затянулись открытые раны.

— Стэн, Вард, добейте живых демонов. — Велел Карой. — Нечего им визгом других тварей привлекать.

— Да, скоро здесь уйма демонов соберётся. — Сказал Гилим, окидывая взглядом залитую кровью мостовую.

— Это верно. — Вздохнул Карой. — Жаль вечер уже, не удастся нам выбраться отсюда.

— Да, проблема. — Сказал Гилим.

— Так, отнесём Дарта к озеру, отмоем его от крови. — Решил Карой. — А потом переберёмся в убежище.

— Дария тебе тоже потом надо штаны отмыть. — Сказал Гилим девушке, гладившей заляпанные кровью волосы Дарта.

— Угу. — Пробормотала девушка, не отрываясь от своего занятия.

— Я его на руках понесу. — Сказал Карой, и наклонившись, поднял парня с мостовой.

Карой понёс Дарта к озеру, а следом пошли остальные охотники. Когда приблизились к озеру, Гилим остановил Дарию.

— Дария, подожди. — Велел он девушке. — Нам Дарта помыть надо.

— Я помогу. — Кивнула девушка.

— Не стоит. — Сказал Гилим. — Сами справимся. Его полностью мыть придётся, и одежду надо будет снять.

— Как думаешь, с Дартом всё будет в порядке? — Спросила девушка.

— Разумеется. — Ответил Гилим. — Скоро придёт в себя, свитком, с заклинание исцеляющим воспользуется и будет как новенький.

Карой с Гилимом отмыли в озере Дарта и перенесли его в убежище. После них в озере отмыла кровь Дария, и Вард со Стэном вымыли вытащенные из демонов болты. Собравшись в убежище, охотники расселись вокруг лежащего на полу Дарта.

— Как тихо он дышит. — Грустно сказала Дария.

— Ничего. — Сказал Гилим. — Если сразу не умер, то жить будет.

— Конечно будет. — Сказал Карой. — Заклинание малого исцеления его подлечило, теперь только времени немного нужно, чтоб он в себя пришёл.

— А знатно он демонов рубил. — Сказал Улис.

— Знатно. — Согласился Вард. — Правильно мы сделали, что Дарта в отряд взяли.

— Пусть Дарт отдыхает. — Сказал Карой. — Пока не стемнело, надо ещё брёвен нарубить, чтоб завалить лестницу на второй этаж.

— И дров набрать. — Сказал Гилим. — Костёр запалим здесь, дым перебьёт наш запах, если демоны пожалуют.

— А они пожалуют. — Вздохнул Улис. — Кровь они за милю чуют, а на улице ею всё залито.

— Потому и говорю, что костёр нужен. — Сказал Гилим. — Не полезут демоны на запах гари. Поживятся на улице, а нас не заметят.

— Вард, Стэн. — Сказал Карой. — Подстрелите на озере пару — тройку уток и освежуйте их там. Всё одно демоны сюда придут, так хоть Дарта покормить нормальной едой можно будет. Не знаю я как быстро он оклеймается, а силы ему нужны будут.

— Сделаем. — Пообещал Вард.

— Гилим, за тобой костёр. — Продолжил Карой. — Дария останется присматривать за Дартом, а я с Улисом и Рашидом готовлю преграду для демонов.

Определившись с дальнейшими действиями, охотники разошлись. Пока Карой рубил небольшие деревца, Улис и Рашид оттаскивали их к убежищу. А немного погодя к ним присоединился и Вард, настрелявший уток и оставивший свежевать их Стэна. За неполный час остававшийся до заката, охотникам удалось соорудить на лестнице завал, быстро преодолеть который не удастся ни одному демону. Гилим тоже не отставал и натаскал в коридор здоровую кучу сухих веток. В сумерках охотники собрались в комнатке и развели возле окна костёр.

— Как он? — Спросил у девушки Вард.

— Всё так же. — Ответила грустная девушка. — Едва — едва дышит.

— Ничего, всё будет хорошо. — Ободрил её Карой.

— Что теперь делать будем? — Спросил Улис.

— Думаю, завтра утром надо убираться отсюда. — Сказал Карой. — Демоны здесь теперь стаями рыскать будут, не сможем мы больше здесь поиски вести.

— Да к демонам эти поиски. — Сказал Гилим. — Мы почти всё уже обыскали. Не верю я, что нам ещё что — нибудь ценное попадётся.

— К тому же мы и так добычей отменной разжились. — Сказал Вард. — Мы только золота в монетах на три сотни набрали, а ещё руна есть, свитки, несколько книг, да утвари серебряной и безделушек всяких под сотню килограмм. Думаю, больше чем по пять сотен на долю выйдет. А это отличная сумма, чтоб завязать с походами.

— Да и не осталось тут ничего интересного. — Сказал Улис. — Пара комнат не осмотренных осталась и всё. Если бы место, какое — то интересное оставалось, ещё можно было бы думать остаться здесь или нет, а так надо убираться отсюда. Ночь переждать и уносить ноги.

Не дождавшись от других охотников иных предложений, Карой сказал: — Ранним утром уходим.

— Скорей бы ночь прошла. — Тоскливо протянул Улис.

— Ничего, продержимся. — Сказал Карой. — Не должны демоны к дыму идти. Да и лестницу мы перекрыли. Если демон к нам сунется, мы его болтами нашпигуем.

— Если новая стая ригов не пожалует. — Сказал Улис.

— Улис, замолкни. — Сказал Гилим. — Нечего каркать.

— Давайте, разложим добычу по мешкам. — Сказал Карой. — С утра этим заниматься некогда будет.

— Дарт приходит в себя. — Взволнованно сказала девушка.

Охотники посмотрели на дёрнувшегося парня. Мотнув головой, он застонал и медленно открыл глаза. Увидев склонившуюся над ним девушку, он взвыл и дёрнулся от неё, пытаясь отползти. Дария, опешив, не успела его схватить, и он перевернулся на левую руку. Застонав от боли, Дарт замер. Едва бросившийся к нему Гилим перевернул его, как он немного пришёл в себя и чуть успокоился.

Скривив губы в улыбке, он глухо прошептал: — Ты всего лишь морок Мэри, мне совсем не страшно.

— Какая Мэри? — Недоумённо приподняв брови, спросил Гилим.

— Как ты Дарт? — Спросила Дария.

— В этот раз и стражники с тобой для достоверности? — Спросил Дарт. — Отличный морок, но толку с него не будет. Без ощущений любой морок безвреден.

— Он бредит. — Сказал Карой. — Надо как — то привести его в чувство.

Девушка склонилась над Дартом и похлопала его по щекам.

— Дарт, приди в себя. — Попросила она. — Это я Дария.

— Проклятье. — Дёрнулся парень. — Неужели и ощущения восстановились? Неужели так и придётся мне от воплощённого страха умереть?

— Дай — ка я попробую. — Сказал Гилим, и открыв фляжку, плеснул на лицо Дарту немного воды.

Парень стиснул зубы и закрыл глаза. Гилим плеснул ещё воды, но Дарт на это никак не отреагировал.

— Что с ним такое? — Отодвинулся Гилим. — Он словно нас не признал.

— Ты же слышал, что он говорил. — Сказал задумчивый Карой. — Дарт говорил о мороке. Значит можно предположить, что вместо нас ему что — то другое видится.

— И как же теперь быть? — Спросил Гилим.

— Надо подумать. — Сказал Карой.

* * *

Гармин.

Таверна "Ринин".

— Госпожа Кира, госпожа Вилена. — Вошедший в комнату пожилой мужчина поклонился.

— Господин Гарт. — Церемонно отозвались девушки. — Проходите, присаживайтесь.

— Благодарю. — Мужчина быстренько уселся на стул и с заметным напряжением спросил: — Отыскали?

— Нет, господин Гарт. Пока нам не удалось найти похитителя. — Сказала Кира. — Но мы знаем, кто вас обчистил, и вскоре разберёмся с этим человеком.

— А можно мне узнать кто это, и самому устранить проблему? — Спросил Гарт.

— К сожалению нет. — Ответила Кира. — Этот человек замешан и в других делах, связанных с безопасностью Элории, поэтому мы не можем его вам выдать.

— Как же быть. — С тревогой спросил Гарт. — Если я не верну деньги и не найду похитителя до конца декады, то меня прирежут свои же. Ведь тогда я не смогу снабжать вас информацией о нелегальных скупщиках.

— Объявите на сборе, что рассчитались с похитителем. — Предложила Кира.

— Вот вексель на тысячу семьсот золотых. — Сказала Вилена и протянула ему вексель.

— Получите золото, и никто из воров не усомнится, что вы нашли похитителя. — Сказала Кира.

— Спасибо. — Гарт выхватил из рук Вилены вексель и изучил его.

— Не за что. — Сказала Кира. — Это не моё решение. По — моему давно надо было разогнать всю вашу паршивую гильдию. Только из — за того, что вы снабжаете нас ценной информацией, мне не разрешили этого сделать.

— У меня, кстати, есть информация о новом скупщике. — Сказал Гарт.

— Кто такой? — Спросила Вилена.

— Некто Тронг. — Ответил Гарт. — Каждый вечер бывает в таверне "Ночной страж".

— Мы проверим этого человека. — Пообещала Вилена.

— Тогда я пойду? — Вопросительно посмотрел на Киру мужчина.

— Иди. — Разрешила девушка.

Дождавшись, когда Гарт выйдет из комнаты, она встала и подошла к окну.

— Вот, а ты всё не хочешь признать полезность прикормленной Гильдии. — Сказала Вилена. — Эти воришки очень хорошо справляются с розыском скупщиков.

— Сами бы справились. — Сказала Кира. — Без воров обошлись бы.

— Слишком ты порядочная. — Упрекнула её Вилена. — Странно даже, что ты согласилась золото ворам выдать.

— Золото вернём. — Сказала Кира. — Выловим этого негодяя и всё вернём.

— Ты думаешь, он вернётся в Гармин?

— Вернётся. — Ответила Кира. — Думает, что очень хитрый… Только не знал он, что обо всех крупных вложениях в Гармине и окрестных городках сведения из денежных домов в Тайную стражу передаются.

— Всего не предусмотришь. — Сказала Вилена.

— К тому же он, наверное, на помощь своей подружки рассчитывает. — Сказала Кира. — Подозревала же я, что Мэри его отпустила. Не поверили мне… Как будто мог он охранный периметр преодолеть. Не — ет, это Мэри его отпустила. Потому и в Гармине он объявился, ведь она за этим городком присматривает. Ничего, я их выведу на чистую воду. Раскрою их сговор.

— Если ты так уверена в их сговоре, то может леди Эстер надо известить о том, что разыскиваемый парень в Гармине прячется? — Спросила Вилена.

— Нет. — Твёрдо сказала Кира. — Она обязательно своей племяннице об этом расскажет, а Мэри сюда припрётся и дружка своего предупредит.

— Значит, как объявится он в городе, схватим его?

— Да, поймаем негодяя. — Кира скрипнула зубами. — Как вспомню, сколько времени я потратила, чтоб в столице его отыскать, так растерзать его хочется.

* * *

Меня вырвала из тьмы боль. Казалось что всё тело, это один источник боли. Застонав, я открыл глаза. И увидел склонившуюся надо мной Мэри. Взвыв, я рванулся от неё, пытаясь убраться подальше. Навалился на левую руку и замер, поражённый такой вспышкой боли, что на миг, словно солнце вспыхнуло перед глазами. Осторожно перевернувшись на спину, я вспомнил о своей встрече с мороком.

Успокоившись, я попытался улыбнуться и прошептал: — Ты всего лишь морок Мэри, мне совсем не страшно.

— Ты уверен? — Спросила, оскалив клыки Мэри. — Может, когда я тебя растерзаю, ты передумаешь?

Окинув взглядом стоящих вокруг меня стражников, я сказал: — В этот раз и стражники с тобой для достоверности? Отличный морок, но толку с него не будет. Без ощущений любой морок безвреден.

Девушка придвинулась ко мне и шепнула: — Дарт, зря ты сомневаешься, что я морок.

Мери похлопала меня по щекам, и я дернулся.

— Проклятье. — Пробормотал я. — Неужели и ощущения восстановились? Неужели так и придётся мне от воплощённого страха умереть?

— На дыбе тебе придётся парень подохнуть. — Хохотнул стоящий рядом стражник, и открыв фляжку, плеснул мне на лицо воды. — Поднимайся, давай, неохота нам тебя таскать.

Стиснув зубы, я закрыл глаза. Стражник плеснул мне на лицо ещё воды и засмеялся.

Дарг! Неужели структура заклинания восстановилась и теперь я опять всё ощущаю? Будь всё проклято! С моей — то фантазией… Дарг, да мне не пережить всех страхов, что из моего разума вытащить можно. Мне и Мэри не пережить. Проклятье. Хоть бы остальные под воздействие этого заклинания не попали. Может они мне помогут. Где только они?

— Х — м - м. A какого демона я в убежище делаю? Я же на улице сознание потерял. Не мог я сам сюда переползти. Едва живым проползти сотню ярдов и на второй этаж подняться? Бред. Это не реально. И раны у меня не кровоточат. Значит, меня сюда перенесли и подлечили. А кто, кроме Дарии, мог меня лечить?

Озарённый догадкой, я раскрыл глаза. Мэри разговаривала со стражниками. Не обращая внимания на развернувшуюся дискуссию о том, как перевезти меня к Мэри домой, я воспользовался истинным зрением. Три, пять, семь, посчитал я находящихся рядом со мной людей. Так и есть, облегчённо вздохнул я, это мой отряд, а не Мэри со стражниками.

Перейдя на обычное зрение, я похлопал глазами и радостно улыбнулся. Даже боль на миг отступила.

Сидевшая возле меня Дария сказала: — Он открыл глаза.

— Покормить его надо. — Сказал Гилим.

— Воды лучше дайте. — Попросил я.

— Дарт, ты пришёл в себя? — Ахнула девушка.

— Вроде да. — Сказал я. — Справился я с мороком.

— Дарт. — Сказал Карой. — Тебя демоны сильно подрали. Воспользуйся свитком средних ран.

Гилим приподнял мне голову и приложил к губам фляжку. Попив немного, я мотнул головой.

— Не могу я свитком воспользоваться. — Сказал я. — Нет у меня энергии, чтоб заклинание запитать.

— Дарг. — Ругнулся Карой. — Ты же вроде в бою магией не пользовался. Куда же энергию растратил?

— Раньше чем демоны напали, заклинаниями пользовался. С мороком бился, и всю энергию исчерпал.

— Откуда взялся — то морок твой? — Спросил Гилим.

— Точно не знаю. — Сказал я. — Я когда добычу пошёл относить, странный звук от самого здорового здания услышал. Пошёл взглянуть в чём там дело. Подхожу, а там куски статуи, что перед зданием стояла, вместе собрались и слились воедино. Затем полыхнул яркий белый свет. Когда я проморгался, увидел, что девушка с кинжалом вновь стоит на постаменте целёхонькая. А после этого и морок увидел.

— Вот вам и странная статуя. — С досадой бросил Карой. — Не надо было с этими статуями связываться.

— А что за морок — то на тебя напал? — Полюбопытствовал Улис.

— То, чего я больше всего боялся, наяву произошло. — Сказал я. — И поначалу явь от морока я отличить не мог. Не иначе, как под воздействие заклинания из сферы ментальных я попал. Это сейчас мои страхи простыми видениями являются, а в начале и ощущал я всё.

— Ощ — щущал? — Заикнулся побледневший Улис. — То есть если бы ты боялся, что с тебя кожу живьём снимут, то ты всё это ощутил бы?

— Говорю вам. — Повторил я. — От реальности морок отличить было невозможно. Если бы он на миг не развеялся, так бы и умер я от боли.

— Н — да. — Покачал головой Гилим. — Умели древние заклинания кошмарные создавать.

— Дарт, как быстро ты сможешь запас сил восстановить? — Спросил Карой. — Скоро сюда все демоны с округи соберутся. Нельзя нам здесь оставаться.

— Не знаю. — Прошептал я. — Как я могу запас сил восстановить, когда все силы организм на заживление ран расходует?

— Вот ещё напасть. — Расстроился Гилим. — Сам ты не скоро выздоровеешь. У тебя, похоже, рука сломана, может ещё пара рёбер. Да и поменьше ран на тебе уйма. Дария заклинанием раны, конечно, тебе закрыла, но до полного выздоровления без помощи магии не одна декада пройдёт.

— Придётся нести отсюда Дарта. — Сказал Карой. — Не сможем мы здесь выздоровления Дарта дождаться.

— Придётся. — Согласился Гилим. — Из палок и курток ношу смастерим и понесём.

Раздавшийся от озера рёв заставил нас испуганно вздрогнуть. По мостовой, клацая когтями, промчался какой — то демон и вскоре мы услышали хруст костей и чавканье.

— Вот и первый пожаловал. — Подавленно пробормотал Улис.

— Обойдётся. — Сказал Гилим. — Не учует он нас. Да и жратвы у него и без нас хватает.

— Арбалеты приготовьте. — Сказал Карой. — Чтоб в случае нападения, под рукой были.

Некоторое время все охотники были заняты делом. Приготовив арбалеты, охотники распределили по мешкам добычу. Гилим подкинул в небольшой костёр немного дров, и завершившие сборы охотники уселись на пол. Прислушиваясь к доносящемуся с улицы рёву и чавканью, Улис сокрушённо помотал головой.

— Дарт, а что тебе пригрезилось? — Тихо спросил Улис, решивший хоть немного отвлечься от происходящего на улице.

— Как я понял, заклинание воссоздало то, чего я больше всего опасался. — Сказал я.

— И чего ты опасался? — Спросил охотник.

— Встретить кое — кого. — Неохотно ответил я.

— Этого кое — кого Мэри зовут? — Спросила Дария.

Я задумался, решая отвечать ли на этот вопрос.

— Когда я к тебе наклонилась, ты подумал, что я — Мэри и шарахнулся от меня. — Напомнила мне девушка.

— Да, встретить Мэри я боялся. — Признался я. — Недоразумение у нас одно приключилось, и теперь мне с ней лучше не встречаться.

— Сильно тебя девица запугала. — Хмыкнул Гилим.

— А кто она тебе? — Спросила Дария.

Немного подумав, я ответил: — Это мой партнёр.

Озадаченная девушка спросила: — Партнёр? А кто это?

— Тот, с кем совместные дела ведут. — Объяснил я.

— А я думала обманутая тобой девушка или невеста. — Задумчиво пробормотала Дария.

— Упаси боги от такой невесты. — Прошептал я. — Я ещё пожить хочу.

— А чего девицу бояться? — Не понял Улис. — Ты же маг. Даже если девица из воинов, ей с тобой не справиться.

— Она варг? — Спросил Гилим и усмехнулся, когда я, не ожидавший, что кто — то догадается о том, кто такая Мэри, чуть дёрнулся. — Понятно…

— Зря ты с ней связался. — Сказал Карой. — Не стоит с варгами враждовать.

— Не враждовал я с ней. — Сказал я. — Это она от меня избавиться решила.

— Варги попусту людей не убивают. — Сказал Гилим.

— Я тайну знал, которую она в секрете сохранить хотела. — Сказал я. — Вот и решила она, что мёртвый точно никому о тайне не поведает.

— А что за тайна? — Заинтересовавшийся Улис даже вздрагивать на каждом вопле демона перестал.

— Замок Древних мы нашли. — Сказал я. — С кучей добра внутри. И знали о нём только мы двое.

— А где этот замок? — Спросил Улис и затаил дыхание, ожидая ответа.

— В горах между Элорией и Империей. — Ответил я. — Но можешь не рассчитывать, что там что — то осталось. Мэри оттуда уже всё выгребла.

— Жаль. — Опечалился Улис. — В жилище Древних магов можно неплохо поживиться.

— Забудь. — Посоветовал Карой. — Нам отсюда выбраться нужно, а не о новых походах мечтать.

— Да. — Согласился Вард. — Выбраться и больше в пустоши не соваться.

— Дарт, ты как себя вообще чувствуешь? — Спросил Карой. — Сможешь дорогу перенести?

— Чувствую себя так, словно по каменистому склону скатился. — Ответил я. — Изнутри боль идёт. Слабым себя ощущаю, словно пару дней без продыху на каменоломне вкалывал и голова кружится.

— Раны затянулись. — Задумчиво пробормотал Карой. — Значит, опасности для жизни нет. Переломы конечно никуда не делись. Однако при необходимости, думаю, ты даже пару сотен ярдов пройти сможешь. Завтра.

— Крови ты много потерял. — Сказал Гилим. — Вот голова и кружится.

— Сколько там этих тварей? — Сказал вздрагивающий Улис, прислушивающийся к устроившим на улице свалку демонам.

— Порядком их там уже собралось. — Сказал Вард.

— Дарт, постарайся поспать. — Сказал Карой. — Может хоть немного оклеймаешься.

— Хорошо. — Согласился я и прикрыл глаза. Неподвижно полежав немного, я заметил, что боль потихоньку отступает. Прислушиваясь к рёву демонов, я уснул. Из сна меня вырвало, чьё — то прикосновение, вызвавшее вспышку боли.

Я приоткрыл глаза и у меня волосы встали дыбом. Надо мной склонился ужасный демон. Из раскрытой пасти торчали кривые зубы, и капала слюна. Демон приблизил ко мне свою морду и моё замершее сердце, встрепенувшись, заколотилось. Вытаращив глаза, я попытался отодвинуться. И боль привела меня в чувство. Это ещё один морок, а не демон, осознал я.

— Д — дарг. — Облегчённо выдохнул я и расслабленно замер, пытаясь унять, бешено колотящееся сердце.

— Дарт, Дарт, как ты? — Прикоснулась ко мне обеспокоенная девушка.

— Уже нормально. — Ответил я, увидев, что демон исчез, а вместо него появилась Дария.

— Что произошло. — Спросила Дария. — Я тебя просто разбудила, а ты, открыв глаза, на миг остолбенел от ужаса.

— Проклятое заклинание действует. — Ответил я. — Открываю глаза, а надо мной ужасный демон склонился. Чуть не умер от страха. Если так всегда просыпаться, то лучше повеситься.

— Да уж. — Пробормотал Улис. — Если такие кошмары спросонья будут мерещиться, то и просыпаться не захочется.

Дария напоила меня подобием бульона, какой — то вываркой из мяса. Немного утолив голод, я прикрыл глаза.

Проклятье, с такими кошмарами я или от страха помру или с ума сойду. Только один привидевшийся спросонья демон, едва в могилу меня не загнал. А что дальше будет? Дарг… Добраться до Гармина с такими кошмарами будет нелегко. Если вообще возможно. Страхов у меня столько, что десяток человек в могилу загнать хватит.

Проклятая статуя, это всё из — за неё. Раздолбать бы её, чтоб и пыли не осталось. Только сил нет, чтоб заняться этим. И так охотникам меня тащить придётся. Не до статуи сейчас. Мне бы хоть чутку сил, чтоб обузой не быть.

Дней пять — шесть покоя и хорошего питания и я смог бы заклинанием воспользоваться. Э — х - х, нет у меня и суток в запасе. Хотя бы за реку перебраться надо. Не протянуть шесть дней под носом у демонов. Вон они на улице лютуют, уже и меж собой сцепились, добычу делят.

Размышляя, я незаметно уснул. Ранним утром проснулся сам и осторожно открыл глаза, опасаясь увидеть ещё какой нибудь поганый морок.

— Слава богам, нет никаких демонов. — Облегчённо вздохнул я и тут же изумлённо расширил глаза. В комнате не было не только демонов. Вообще никого не было. Приподняв голову, я осмотрелся. Никого.

— Дария. — Позвал я.

И не дождался ответа. Неужели они оставили меня одного? Мелькнула у меня мысль. Мешков нет, костёр погас… Да и светло уже на улице, а собирались ранним утром выйти. Неужели, как и Торвин оставили меня одного? Мрачные мысли лезли в голову одна за другой. Ведь не выбраться мне одному отсюда.

Я осторожно приподнялся, и опираясь на не так сильно пострадавшую правую руку сел. Меня ухватило что — то невидимое с двух сторон и удержало на месте. Я замер от неожиданности. Вокруг нет ничего, и всё же меня что — то цепко держит. Я воспользовался истинным зрением и увидел, что меня держат два человека.

— Дарт, что с тобой опять такое? — Спросила придерживающая меня за правую руку девушка. — Дарт?

— Всё в порядке. — Ответил я, едва увидел, что охотники так и сидят в комнате. — Заклинание продолжает действовать.

— Это плохо. — Сказал Гилим, стоящий возле меня.

— Ложись Дарт, рано тебе вставать. — Сказала Дария.

— Ничего не рано. — Сказал я. — Сегодня мне гораздо лучше. Может даже идти сам смогу.

— Пусть проверит, сможет ли держаться на ногах. — Сказал Карой дочери.

— Хорошо. — Сказала девушка. — Поднимайся, но я буду тебя держать, чтоб ты не упал.

Я начал осторожно вставать. Слабость, конечно, была, да и боль никуда не делась, однако встать мне удалось. Только сделав один шаг, я понял, что пройти смогу не больше сотни ярдов. И всё сотню ярдов буду выть от боли. Сильно, похоже, вчера мне демон ногу повредил.

— Ложись назад. — Велел Карой, расслышавший мой стон.

— Убедился теперь, что сам передвигаться не сможешь? — Спросила Дария, помогая мне опуститься на пол.

— Когда же уберутся эти твари. — С тоской сказал Улис, выглянув в окно.

— А что там? — Спросил я.

— Четверо торгов прямо на мостовой спать завалились. — Ответил Гилим. — Было ещё несколько скартов, но они по утру убрались в лес. А эти не хотят уходить.

— Из — за них не сможем отсюда выбраться. — Сказал Улис.

— Четыре торга? — Задумался я. — Они быстрые… Может пристрелить их, пока они спят?

— Есть такой план. — Кивнул Карой. — Ждали, когда светлей станет, чтоб не промахнуться.

— Убить надо их с первых выстрелов. — Сказал Вард. — Когда они поднимутся, попасть в них трудно будет.

— Далековато до них. — Выглянул в окно Стэн. — Может всё — таки не будем с ними связываться и потихоньку уйдём?

— А потом по лесу от них удирать? Нет уж, надо сразу с ними разобраться. — Сказал Вард.

— Далеко до них. — Повторил Стэн. — Вы уверены, что болты их убьют?

— В этом не уверены. — Сказал Карой. — А в том, что в лесу нам с ними не справиться уверены.

— У меня есть болты как раз для такого случая. — Сказал я. — Даже если на излёте они в демонов ударятся, убьют их.

— А вот это отлично. — Обрадовался Вард. — Вот и разрешились наши сомнения.

Зарядив арбалеты найденными в моей сумке болтами дварфов, охотники встали у окон. Разобравшись, кто в какого демона будет стрелять, Карой, Гилим, Вард и Стэн прицелились. Стоящие позади Улис и Рашид приготовили на случай промаха свои арбалеты.

— На счёт три стреляем. — Сказал Карой.

— Раз, два, три. — И четыре громких щелчка слились в один. Вард и Стэн отскочили от окна, давая место Улису и Рашиду. Метнувшись к окну, охотники покрутили арбалетами, выцеливая живых торгов. Чуть погодя Улис опустил арбалет и облегчённо вздохнул.

— Отличные болты Дарт припас. — Сказал довольный Вард. — Костяные пластины торгов как бумагу пробивают.

— Дело сделано. — Сказал Карой. — Убираемся отсюда, пока есть возможность. Гилим идёт первым. Улис, Рашид, идёте с взведёнными арбалетами следом за ним. Вард и Стэн несут Дарта. А мы с Дарией прикрываем вас сзади.

— Меч мой возьми. — Предложил я. — Может, пригодится.

— А вниз как спустимся? — Спросил Улис. — Лестница — то брёвнами завалена.

— Мечом Дарта путь мигом прорубим. — Сказал Гилим.

Охотники быстро разобрали свои мешки, и мы двинулись к лестнице. Карой вышел из комнаты первым, и добравшись до лестницы, десятком ударов меча прорубил в завале проход. Наш отряд быстро перебрался через брёвна и выбрался на улицу. Распределившись, как было задумано Кароем, охотники пошли к озеру. Я же лёжа на ноше, стиснул зубы, чтоб не беспокоить стонами тащивших меня Варда и Стэна.

Едва наш отряд отошёл от домов на пару сотен ярдов, как у меня начала болеть голова. С каждым шагом носильщиков боль всё усиливалась и усиливалась. Когда мне начало казаться, что в голову гвозди заколачивают, я не удержался и взвыл.

— Дарт, что случилось? — Обеспокоился Стэн. — Тряхнули мы тебя сильно?

— Нет. — Прохрипел я. — Назад немного вернитесь.

— Зачем? — Удивился Вард.

— Вернитесь. — Попросил я. — Быстрее.

— Назад. — Скомандовал Карой.

Наш отряд развернулся и двинулся в обратном направлении. Через полсотни ярдов боль исчезла.

— Стойте. — Сказал я.

— В чём дело Дарт? — Спросил Карой, подходя ко мне.

— Похоже, не смогу я отсюда уйти. — Сказал я. — Едва мы удалились от зданий, как боль меня терзать начала, а как вернулись, прошла.

— Что же делать? — Спросил Вард.

— Не знаю. — Признался я. — Видимо, не судьба мне выбраться отсюда.

— Ты это брось. — Посоветовал Гилим. — Не сдавайся. Любую трудность преодолеть можно.

— Я и не сдаюсь. — Сказал я. — Но сейчас покинуть это место не могу. Отнесите меня назад и уходите.

— Ты сбрендил Дарт? — Недоверчиво посмотрел на меня Карой. — Мы своих в беде не бросаем.

— Верно. — Поддержал его Гилим. — Мы тебя не бросим.

— Спасибо. — Растрогался я. — Только помочь вы мне не сможете. Здесь магия поработала. Ничего вам с этим не поделать. Ещё и сами, не дай боги, под воздействие заклинания попадёте. Что тогда?

— Всё одно, своих мы не бросаем. — Угрюмо сказал Вард.

— К тому же нас заклинанием не зацепило. — Сказал Гилим. — Если не ходить к статуе, то думаю, ничего с нами не случится.

— Даже и не думай Дарт. — Сказала Дария. — Мы тебя здесь не бросим.

— Возвращаемся. — Сказал Карой. — Демонов вроде нет пока. Укрепимся так, что никто к нам пробраться не сможет.

— Можно в потолке дома узкую дыру прорубить и на чердак перебраться. — Озарила меня идея. — Тогда не так опасно будет здесь находиться.

— Дело говоришь. — Одобрил Гилим. — Там нас демоны не достанут.

Наш отряд вернулся в крайний дом. Меня положили на пол и приступили к работе. Вард и Стэн приподняли Кароя к потолку, и он прорубил моим мечом в потолке узкий лаз. Затем подсадили Рашида. Забравшись на чердак, Ришид закрепил там верёвку и спустил один конец в комнату. По верёвке на чердак быстро забрались Стэн и Улис. Затем наступила моя очередь. Верёвку привязали к моему поясу, и охотники втянули меня на чердак. Уложив меня, охотники стали поднимать мешки с нашим имуществом.

На заваленном мусором чердаке мы выбрали место под наиболее сохранившейся частью крыши. Немного разгребя прелую листву, налетевшую через зияющие в крыше дыры, охотники перетянули туда наши пожитки. А вслед за ними и меня. Осмотрев весь чердак, охотники заметно успокоились.

— Сюда никакому демону не забраться. — Сказал Улис.

— Да, надёжное укрытие. — Согласился Карой. — Надо сразу было на чердаке стоянку делать.

— Так кто ж знал, что у Дарта меч камень рубит. — Сказал Вард.

— Ладно, с укрытием разобрались. — Сказал Карой. — Что с заклинанием — то твоим делать будем Дарт?

— Пока я не вылечусь ничего с ним не поделать. — Сказал я. — Мне самому надо до статуи топать, а я сейчас и идти то не могу.

— Значит надолго мы здесь. — Сказал Карой. — Тогда надо запастись едой и дровами.

— На озере птиц полно. — Сказал Вард. — Можно настрелять побольше и сюда перетащить.

— Да, повторим вчерашнее. — Согласился Карой. — Вард и Стэн идут на охоту, а мы немного дров натаскаем.

— Дров надо. — Согласился Гилим, рассматривая через пролом затянутое тучами небо. — Дождь может пойти. Сыро будет и холодно. Без огня тяжко нам придётся.

— За дело. — Сказал Карой. — По утру, пока демоны спят, самое время нам всё необходимое добыть. И Вард, не отходите далеко. Если на краю озера ничего не добудете, то мясом демонов обойдёмся.

— Надо будет сразу пару — тройку хороших кусков мяса из торгов вырезать. — Сказал Гилим. — Кто знает, сколько здесь сидеть придется, и сможем ли мы ещё раз спуститься. А ну как ещё одна стая рилов нагрянет? Тогда сидеть на чердаке будем, пока Дарт не выздоровеет.

— Верно. — Согласился Карой. — Тогда ты этим и займись.

Определившись с дальнейшими действиями, охотники спустились с чердака. Я тихонько вздохнул, подумав, до чего же мне повезло с отрядом.

— Дарт, как ты? — Спросила оставшаяся со мной Дария.

— Нормально. — Ответил я. — Когда лежу, ничего не болит.

— Я вечером смогу ещё одно заклинание малого исцеления создать. — Сказала девушка. — Может, утихомирит оно немного боль.

— Возможно. — Сказал я. — Хотя боль не главное. Раны бы поскорей зажили, да энергия восстановилась.

— Так заклинание малого исцеления поможет заживлению ран. — Сказала Дария.

— Да, немного, но поможет. — Согласился я. — К тому же мне сейчас каждая кроха помощи полезна будет.

— Ничего Дарт, скоро ты восстановишься, используешь свиток и выздоровеешь. — Сказала девушка.

— Скорей бы. — Задумчиво сказал я.

— А как ты думаешь с заклинанием справиться? — Спросила Дария.

— Пока не знаю. — Сказал я. — Но нутром чую, что все мои проблемы из — за статуи. Наверное, надо попробовать её уничтожить.

— А ещё хуже от этого не станет? -

— Куда хуже — то? — Спросил я. — От кошмаров скоро либо с ума сойду, либо помру со страха. Да ещё и уйти отсюда не могу. Ур — роды, эти Древние маги, а не люди.

— Не надо было нам статую ломать. — Задумчиво прошептала девушка.

— Эту статую не то что сломать, её в пыль разнести надо, чтоб и памяти о ней не осталось. — Высказался я.

— Это Улис во всём виноват. — Не прислушиваясь к моим словам, прошептала Дария. — Это он придумал статуи уничтожить.

— Да причём тут Улис? — Поморщился я. — Сам я виноват. Никто меня не заставлял статую ломать.

— Чего вы тут шепчетесь? — Забрался на чердак Рашид.

— Думаем, как Дарту с заклинанием справиться. — Ответила Дария.

— Чего тут думать? — Удивился Рашид. — Статую разрушить надо.

— Ещё один. — Рассердилась девушка. — Вам бы только ломать. А о последствиях кто думать будет?

— Сломать это самый надёжный вариант. — Категорично заявил Рашид.

— Сломали уже один раз. — Буркнула Дария. — Статуя восстановилась, а Дарт пострадал. Как можно уничтожить вещь, которая сама восстанавливается?

— Я придумаю. — Пообещал я.

— Рашид, принимай дрова. — Донёсся снизу голос Улиса.

Пока часть отряда занималась заготовкой дров, Гилим вырезал из демонов шесть крупных кусков мяса. Промыв его в озере затащил на чердак. Выбрав место возле пролома в крыше, сложил из обломков черепицы небольшой очаг. Затем охотник развёл огонь и принялся подвяливать мясо.

Провозившись почти до полудня, охотники натаскали на чердак уйму дров. Собирались, было после небольшого отдыха и обеда притащить ещё дров, но вернулись Вард и Стэн и сообщили, что только что видели на другом краю озера пару скартов.

— Уже до мёртвых торгов добрались. — Сказал Гилим, когда с улицы донёсся рёв демонов.

— Хоть бы нажрались и убрались отсюда. — Сказал Улис.

— Не стоит на это надеяться. — Сказал Карой. — Столько жратвы для них и никаких конкурентов. Будут жить здесь, пока всё не слопают или пока их другие демоны не прогонят.

Дария сварила мне немного бульона и поев, я уснул. Несколько раз меня будили громкая возня демонов на улице, но в целом удалось выспаться. К тому же вечером Дария создала заклинание малого исцеления, и раны практически перестали болеть. Проснувшись, я открыл глаза и рванулся в ужасе в сторону.

— Дарт, ты что творишь? — Спросил у меня Гилим, когда я, перекатившись, столкнулся с ним. — Если будешь так метаться, то твои раны не одну декаду заживать будут.

— З — заклинание. — Пробормотал я, приходя в себя от пережитого страха. — Это уродское заклинание.

— Опять морок увидел? — Спросила Дария.

— Морок. — Мрачно ответил я.

— И что тебе привиделось? — Полюбопытствовал Улис.

— Глаза открываю и вижу, что лежу на скальном выступе, и сверху на меня кусок скалы падает. — Ответил я. — Вот я, и не сообразив сразу в чём дело, рванул в сторону.

— Я к статуе ни за что больше не подойду. — Заявил Улис. — Несколько таких видений спросонья и жить не захочется.

— Придётся тебя связывать. — Сказал Гилим. — Иначе ты и с крыши свалиться можешь.

— Наверное, ты прав. — Подумав, сказал я. — Раз не могу я в первый миг с мороком совладать, то лучше меня связывать перед сном.

День прошёл в неспешных разговорах. Заняться всё одно было нечем. Скарты, пропиршествовав всю ночь завалились спать возле одного из домов, поэтому выходить на улицу не стоило. Мысль, конечно, поначалу была, убить этих демонов и ещё поохотиться на озере. Только когда Вард посчитал, сколько там собралось демонов, то решили, что не стоит с ними связываться. Еды и воды у нас хватает, значит лучше подождать, пока демоны всё сожрут и уйдут.

Мороки не появлялись, и я успокоился, дав себе мысленный зарок спросонья глаза сразу не открывать. Чтоб немного помочь своему телу восстановиться я большую часть дня провёл в трансе. Немного изменив потоки внутренних энергий, я направил их к наиболее повреждённым местам тела. Хоть и совсем малость ресурсов организма удалось перенаправить к ранам, но и это пойдёт мне на пользу. Зачем мне, к примеру, сейчас в полном объёме поддерживать рост волос или ногтей? А так по крохе энергии с каждого потока к ранам ушло.

Вечером Дария восстановилась и создала заклинание малого исцеления. Мне стало заметно лучше, и я повеселел, надеясь, что лечение, возможно, займёт гораздо меньше времени, чем я планировал.

— П — посмотрите, какая тварь сюда идёт. — Громко сглотнув, сказал Улис, выглянувший на улицу.

— Дарг! — Подобравшиеся к пролому охотники выглядывали на улицу и замирали с раскрытыми ртами.

— Вот это тварюга… — Прошептал Карой.

— Проклятье! — Охотники отскочили от пролома и замерли, прислушиваясь к происходящему на улице.

— Никогда таких не видел. — Пробормотал Гилим. — Просто кошмар какой — то, а не демон.

— А с какой скоростью он бегает… — Сказал побледневший Улис. — От него верхом не удрать.

Я почувствовал, как дом немного завибрировал, когда по улице кто — то промчался.

— Если бы я знал, что в пустошах такие твари водятся, никогда бы охотником не стал. — Сказал Рашид.

— Такой ужасный демон? — Спросила сидевшая возле меня Дария.

— Да не то слово. — Сказал хмурый Гилим. — Такой и на роль кошмара для Дарта сгодится.

С улицы раздался такой громкий рёв, что аж в ушах зазвенело.

— Ничего, он здоровенный, явно только по земле ходит, и лазать не умеет. — Сказал Карой. — Не забраться ему к нам.

— Лишь бы он дом не завалил. — Прошептал Улис.

— А как он выглядит? — У меня появилось подозрение, что это собрат того демона, на которого мы охотились со стражниками. — Здоровенный, костяными пластинами защищён, пасть огромная со здоровенными кривыми зубами?

— Ты что встречал уже такого? — Удивился Гилим. — Так и есть. В точности такой он как ты описал.

— Ярдов пять в длину и два в высоту. — Добавил Улис.

— Наверное, молодой ещё. — Сказал я.

— Молодой? — Поперхнулся Улис. — Эта махина молодой демон?

— Так что встречался ты с такими демонами? — Спросил меня Карой.

— Встречался. — Ответил я. — И лазать они умеют.

— Он может взобраться по стене? — Испугался Улис.

— Надеюсь, нет. — Сказал я. — Стены ведь из камня, не зацепиться ему за них.

— Верно ты с мясом демонов сообразил. — Похвалил Гилима Карой. — Пока этот демон не уберется, и помыслить нельзя о том, чтоб на улицу выйти.

— А если его болтами дварфов приголубить? — Предложил Вард.

— Не надо. — Сказал я. — Их слишком мало, а убить его несколькими болтами врядли удастся.

— Да, не стоит с ним связываться. — Поддержал меня Улис. — К тому же он сейчас все останки сожрет, и другие демоны сюда не придут.

— Верно. — Сказал Гилим. — А дождик кровь смоет и не будет их сюда тянуть.

Начавшийся сильный дождь заглушил чавканье демона и лишь изредка сквозь шум стучащих по черепице капель до нас доносился его рёв. Бушующий на улице ливень как бы отделил наше убежище от внешнего мира, и стало гораздо спокойнее. Все перебрались поближе к огню и затихли.

После ужина Гилим и Карой опутали меня верёвкой, чтоб я не дёргался, увидев морок, и я уснул. Ночью меня ничто не беспокоило и удалось хорошо отдохнуть. Проснувшись, я немного полежал с закрытыми глазами, готовясь встретить морок. Осторожно открыл глаза, и дёрнувшись, тотчас зажмурился.

— Проклятье. — Выдохнул я. — Ну и дрянь же мне мерещится.

— Чего тебе привиделось? — Полюбопытствовал Улис.

Открыв глаза, я увидел охотников, сидящих возле меня и ожидающих моего рассказа.

— Проснулся на гильотине. — Буркнул я. — Глаза открываю, и лезвие на шею падает.

— Это можно пережить. — Сказал Гилим. — Ничего опасного в таком видении нет. Просто вбей себе в голову, что не всё, что ты видишь, реально существует.

— Пережить можно. — Сказал я. — Если в первый миг не помереть с перепугу.

— Такие мороки с ума свести могут. — Сказал Карой.

— Вот как раз этого мне в жизни и не хватало. — Мрачно сказал я. — Сумасшедшим стать.

— Дарт, а демон — то на рассвете убрался. — Поделился со мной радостью Улис.

— Хоть какая — то радость. — Вздохнул я.

После завтрака я попросил Дарию достать из мешка найденные книги, чтоб разобраться в свитках. Так как использовать я мог только правую руку, поиск в книге схожих с нанесёнными на свитки структур заклинаний отнял у нас очень много времени. Лишь к вечеру удалось разобраться со всеми свитками. К моему сожалению, ничего подобного ментальному исцелению не нашлось. На всех свитках были заклинания боевой магии второго круга.

Добычей такие свитки являются, конечно, превосходной, только я бы их все поменял на один свиток ментального освобождения. Не хочется мне с ума сойти от постоянных кошмаров. Скорей бы уже выздороветь и до Гармина добраться. Может там удастся от заклинания избавиться.

Вечером Дария создала заклинание малого исцеления. Чувствуя себя значительно лучше, я самостоятельно поел. Перед сном меня опять связали и немного покрутившись, я уснул.

Немного привыкнув к утренним морокам, проснувшись, я немного полежал с закрытыми глазами. Лишь когда полностью осознал, что уже не сплю, и приготовился встретить нечто страшное, открыл глаза. Увидев заглядывающего в пролом огромного демона, я облегчённо перевёл дух. Не так уж и страшно.

— Как ты Дарт? — Спросила меня Дария.

— Нормально, сегодня нормально. — Сказал я. — Похоже, заклинания малого исцеления всё больше повреждают внедрившуюся в меня структуру. Этот морок был не так страшен.

— Это хорошо. — Обрадовалась девушка.

— Конечно, хорошо. — Согласился я. — И кстати, мои запасы энергии начали восполняться.

— Отлично. — Сказал Карой. — Чем скорей ты излечишься, тем лучше.

— Ага. — Сказал Улис. — Скорей бы убраться отсюда.

Прошлой ночью огромный демон сожрал всю падаль, а дождь смыл всю кровь. Отсутствие пищи должно было успокоить демонов, но этого не произошло. Весь день из леса на улицу наведывались демоны. По одному или группами они подходили к месту моего боя, и обнюхав всё, шныряли по улочке. Не найдя ничего съедобного уходили. Такое поведение демонов изрядно нервировало охотников. Если так будет и дальше продолжаться, то выбраться отсюда будет очень сложно.

Медленно тянувшийся день закончился. Я уже истомился, ожидая, когда накопится достаточно энергии для создания заклинания. После ужина Дария предложила подлечить меня, но я отказался. Прошло ещё около часа, и я попросил подать из сумки свиток. Взяв его, я направил энергию в структуру заклинания.

— Теперь всё в порядке. — Довольно сказал я, ощутив, как по телу пронеслась волна холода.

— Славно. — Сказал Гилим. — Тогда остаётся только проблему с твоим перемещением решить.

— Завтра пойду разбираться со статуей. — Решил я.

— Ты понял из — за чего не можешь покинуть это место? — Спросил Карой.

— Нет пока. — Сказал я. — Завтра буду с этим разбираться. Пройдусь по округе, определю периметр воздействия. Потом останется только определить центр местности, по которой мне позволено передвигаться, и найти управляющую структуру. Хотя я уверен, что центром является статую, слишком необычная она.

— Разумный план. — Одобрил мою задумку Карой.

— А если тебя снова ментальным заклинанием накроет? — Спросила Дария.

— С этим мне ничего не поделать. — Вздохнул я. — Придётся надеяться на лучшее.

— Надежда это хорошо. — Сказал Гилим. — Но тебе необходима вера, а не надежда. Верь в то, что добьёшься своей цели, и ничто не сможет остановить тебя.

— Кроме смерти. — Пробормотал Улис. — Она может справиться и с надеждой и с верой.

— Улис, помолчи. — Попросила его Дария.

— Ладно, отдыхать пора. — Сказал Карой. — Завтра Дарт с заклинанием разберется, и выдвинемся отсюда.

— Хорошо бы. — Пробормотал Улис.

Охотники завалились спать, и я закрыл глаза. Полежал немного, обдумывая свои завтрашние действия, и уснул. Встав немногим позднее восхода солнца, я сделал небольшую разминку, проверяя, нормально ли всё зажило. Усталость чувствовалась, и левая рука немного ныла, а так всё было в полном порядке. Ну да мне не в бой идти, утешил я себя, левою руку можно и не напрягать.

— Всё в порядке? — Спросил наблюдавший за мной Гилим.

— В полном. — Заверил я охотника.

— Я с тобой пойду. — Сказал охотник. — Не к статуе конечно, а периметр обойти. Так надёжней будет.

— Хорошо. — Согласился я. — Если хочешь, то иди.

Поднявшиеся охотники приготовили на скорую руку завтрак. Перекусив, я стал собираться. Нацепив перевязь с мечом, я взял с собой арбалет, пять обычных болтов и два болта дварфов. Спустившись с чердака, я подождал, пока слезет Гилим, и мы отправились к озеру. Удалившись от домов на сотню ярдов, я почувствовал боль. Срубив растущее рядом деревце, я отметил это место. Свернув на право, я пошёл дальше, ориентируясь на силу боли. Если боль усиливалась, я делал несколько шагов вправо, если ослабевала, влево.

Так мы обогнули уцелевшую улочку. Прикинув примерно, что мы прошли половину окружности, я срубил ещё одно деревце. Оставив возле него Гилима, я пошёл прямо к первому срубленному дереву. Двигаясь по прямой и считая шаги, дошёл до него. Срубив небольшой куст, я пошёл назад к Гилиму, вновь считая шаги. Отсчитав половину, положил на этом месте куст.

Повернувшись на четверть оборота, я вздохнул. В тридцати ярдах передо мной была тыльная сторона здоровенного здания. Хотя и не точно середина здания. Но это думаю можно списать на небольшую неточность, не могу же я шаги абсолютно одинаковые делать.

Похоже, не половину окружности мы с Гилимом преодолели. Если статуя в центре стоит, то немногим больше трети пути мы преодолели. Ничего, проверить это легко. Сделав ещё пол-оборота, я пошёл в лес. Прошёл около двухсот ярдов и остановился, почувствовав боль. Ага, моя догадка верна. Центр окружности за зданием расположен.

Развернувшись, начал считать шаги до здания. Затем обошёл его, перешёл улочку и прошёл мимо здания на противоположной стороне. От этого здания удалось пройти немного меньше, чем от здоровенного. Подсчитав шаги, я пришёл к выводу, что моя догадка верна и центром периметра является статуя.

Я пошёл к Гилиму, и объяснив ему, что его помощь мне не потребуется, отправился к статуе. Подойдя к зданию, я уселся на обломок сброшенной с крыши статуи. Разглядывая статую, немного передохнул. После отдыха, воспользовался истинным зрением и осмотрел всю статую. Никакой упорядоченной структуры не заметил. Вся статуя излучало тусклое жёлтое сияние, характерное для заклинаний сохранности. Обойдя её по кругу, озадаченно уставился на левую руку статуи. Узкий чёрный кинжал был видим обычным зрением и невидим истинным.

— Бред какой — то. — Пробормотал я. — Не бывает вещей, которые не содержат энергии.

Забравшись на постамент, я внимательно изучил кинжал. Странный он. Очень странный. Вроде обычный кинжал из металла, только чёрный, навроде моего меча. А как присмотришься, так, кажется, что он из камня вырезан. Странный предмет статуя в руке держит.

Может это именно из — за него у меня проблемы? Или заклинание всю статую охраняет? Что ж, ничего другого, кроме как попробовать разломать эту статую в голову не приходит. Может, когда она разрушена будет, что — нибудь обнаружится.

Вытащив меч, я разрубил статую и соскочил с пьедестала. Как и в прошлый раз, лезвие меча прошло сквозь статую, как сквозь воду. Отбежав от статуи, я обернулся и увидел, как она рассыпалась на куски. Я воспользовался истинным зрением и подошёл к обломкам. Каждый обломок светился жёлтым, словно заклинание сохранности было наложено на эти маленькие кусочки, а не на целую статую. Откопав из — под обломков кинжал, я осмотрел его. Ни искорки энергии, словно пустое место.

Засунув кинжал за пояс, я обошёл обломки по кругу, надеясь понять, как их уничтожить. Подобрав обломок, я покрутил его в руках и ничего не надумав, отбросил его в сторону. Ударившись о здание, осколок рассыпался в пыль. Озадаченно посмотрев на пятно пыли, образовавшееся на фасаде здания, а повторил эксперимент. Следующий обломок разлетелся пыльным облаком. Воспользовавшись истинным зрением, я бросил ещё пару обломков.

Так вот в чём дело, обрадовался я, заметив, что как только обломки удалялись от пьедестала, жёлтое свечение исчезало. Вот что надо было уничтожать. Подойдя к пьедесталу, начал рубить его. Срубив несколько каменных пластин, добрался до сердцевины. Обнаружив, что последним ударом разрубил вмурованный в камень металлический предмет, я довольно рассмеялся. В металлической оболочке скрывался довольно крупный алмаз. Мой меч рассёк его, и теперь мне достались две части алмаза. Вытащив их, я осмотрел всё истинным зрением.

Ф — у - х. — Облегчённо выдохнул я, увидев, что с обломки статуи перестали светиться. Похоже, структура от этого алмаза была запитана.

Что ж, тогда можно убираться отсюда. И чем быстрее, тем лучше. Вот, здорово, управился я. Теперь живём! И добычи у нас полно. И книги по магии раздобыл. И руна есть. Здорово, всё просто здорово. А мороки это ерунда, до Гармина доберусь и избавлюсь от заклинания.

Для проверки я пошёл к срубленному на краю периметра дереву. Дойдя до него, я прошёл ещё сотню ярдов и убедился в отсутствии боли.

Мне стало так легко, как никогда в жизни. Ещё бы, избавиться от такой проблемы. Буквально светясь от радости, я отправился к остальным. Забравшись на чердак, я с улыбкой на лице обвёл взглядом охотников.

— Удалось? — Вырвался у Дарии вопрос.

— Да. — Ответил я. — Как и думал разрушение статуи, принесло результат.

— Боль больше не останавливает тебя? — Спросил Гилим.

— Нет. — Радостно заявил я. — Можем уходить отсюда хоть сейчас.

— А кинжал зачем взял? — Спросила Дария. — Это же обычный камень.

— Очень уж странный это камень. — Сказал я.

— Да пусть тащит хоть статую. — Сказал Улис. — Лишь бы уйти отсюда ничто не мешало.

— Вард, осмотрись. — Скомандовал Карой. — Быстро собираемся и уходим.

Вард осмотрел через пролом улицу и окрестности. — Демонов нет.

— Вот и славно. — Потёр руки Улис. — Пока нет их, и уйдём.

— Вард, Стэн, с арбалетами вниз. — Сказал Карой. — Остальные спускают с чердака мешки.

Не тратя время на разговоры, мы расхватали дорожные мешки и спустили их с чердака. В комнате я прицепил поясную сумку с оставшимися у меня свитками и руной. Дварфовы болты я отдал Карою, а арбалет прицепил к дорожному мешку.

Собравшись, мы выбрались на улицу, и пошли к лодкам. Подобрав валявшиеся возле озера шесты, мы начали пробираться через болота. Находить после ливня дорогу среди болот стало гораздо труднее. Если бы в первый раз мы здесь шли, то и не выбрались бы, пожалуй, из болот.

Через несколько часов мы остановились. Идущий впереди Гилим, замер и поднял руку. Чувствуя как колет амулет, я потёр руку. Настороженно озираясь, мы подтянулись к Гилиму.

— Демон. — Сказал Гилим.

— Обойдём? — Предложил Улис.

— Не удастся. — Сказал Гилим. — До лодок ярдов двести осталось, а он, похоже, именно там и находится.

— Придётся от него избавиться. — Сказал Карой. — Держим арбалеты наготове и потихоньку идём дальше.

Осторожно ступая, чтоб не создавать шума, мы пошли дальше. Переместившись вперёд, я шёл следом за Гилимом, приготовив на всякий случай заклинание молнии. Пройдя ещё полста ярдов, Гилим замер как вкопанный.

— Где? — Прошептал я и охотник указал пальцем на едва заметное тёмное пятно.

Остальные охотники тоже подобрались к нам и принялись разглядывать заросли.

— Дарг! — Ахнул Улис и зажал себе рот. — Это же тот здоровенный монстр.

— Похоже, он спит. — Прошептал Вард. — Можно попробовать прокрасться мимо него.

— Нет. — Прошептал Карой. — Ты видел, с какой скоростью он бегает? Если он проснётся, то до нас доберётся за пару мгновений. Нужно его пока он спит убить.

— Не знаю, удастся ли его сразу болтами убить. — Шепнул я. — Обычные ему вреда не причинят, а дварфовых у нас мало.

— Как на счёт магии? — Прошептал Карой. — Сможешь заклинанием его убить.

Прикинув количество накопленной энергии, я утвердительно кивнул.

— Только мне придётся один из найденных свитков использовать. — Шепнул я.

— Хоть два. — Прошептал Карой. — Только уничтожь этого переростка.

Открыв поясную сумку, я нашёл в ней свиток с заклинанием ледяное копьё. Осторожно шагая, подобрался к демону поближе и напитал структуру заклинания энергией. Образовавшаяся передо мной гигантская сосулька с огромной скоростью рванула к демону. С резким хлопком она врезалась демону в бок, пробив его насквозь. Демон даже зареветь от боли не успел, как умер. Я подошёл к демону и посмотрел на зияющую в боку демона дыру около ярда размером.

— Эх, и почему я не маг. — Сказал Улис, когда охотники тоже подошли к демону.

— Тогда тебе пришлось бы на улице с ригами сражаться. — Сказала Дария.

— Нет уж. — Помотал головой Улис. — С ригами я сражаться не хочу.

— Идём к лодкам. — Сказал Карой. — Демон конечно знатный, но не до любования сейчас.

Преодолев остаток пути, мы спустили лодки на воду. По расчищенному пути пробираться было гораздо легче и мы быстро продвигались к реке.

Преодолев больше половины пути, мы перетащили лодки через одно из свалившихся в воду деревьев. Усаживаясь в лодку, я смотрел на мутную воду, когда из неё выметнулась гигантская змея. Раскрыв пасть, она кинулась на меня. Рванув в сторону, я, перевернув лодку, свалился в воду. Следующим рывком я выскочил на каменную плиту и там меня перехватил Вард.

— Дарт, ты что ополоумел? — Спросил он. — Чего ты творишь?

— З — змея. — Проклацал я зубами и обернулся.

— Какая змея? — Насторожился Улис. — Где?

— На меня бросилась. — Сказал я, с опаской осматривая поверхность воды.

— Морок это. — Сказал выбравшийся на берег Гилим. — Кроме тебя никто змею не видел.

— Проклятье. — Сказал я. — Я так надеялся, что всё закончилось.

— Хорошо, что мешки в лодку не сложили. — Сказал Карой.

Вард помог выбраться из воды Дарии и Карой с Гилимом вытащили лодку. Вылив из неё воду, мы новь забрались в неё.

— На другом берегу Фиоры обсохнем. — Сказал Карой ежащейся девушке.

— Дарт, постарайся сидеть спокойно. — Попросил Гилим. — Мороки мороками, а если по середине Фиоры ты лодку опрокинешь, то и утонуть кто — нибудь может.

— Больше не шелохнусь. — Пообещал я. — Неожиданно всё так случилось, вот и забылся я на миг.

До берега реки мы добрались без приключений. Перетащив лодки из канала, спустили их на воду и отплыли. Немного побледнев, Дария сдвинулась вперёд и обхватила меня руками. Моргнув, я едва не рванул из лодки, когда на меня бросились змеи. С трудом удерживая себя на месте, я наблюдал, как из воды лезут всё новые и новые змеи.

— Всё хорошо Дарт, всё хорошо. — Прошептала Дария, почувствовав мою дрожь. — Здесь ничего нет, успокойся.

— Гн — нусные твари. — С тоской пробормотал я, наблюдая, как вокруг лодки крутятся десятки змей.

Я закрыл глаза, надеясь, что змеи вскоре исчезнут. Однако когда я их открыл, змеи так и крутились вокруг нас. А парочка извивалась на дне лодки, пытаясь взобраться по моим сапогам.

— М — мерзость. — С содроганием выговорил я. — Это самый мерзкий кошмар из всех.

Слава богам вскоре мы добрались до другого берега и змеи исчезли. С трудом переставляя ноги, я выбрался на берег и рухнул на землю.

— Что тебе привиделось? — Полюбопытствовал Гилим.

— Змеи. — Выдохнул я, пытаясь перестать трястись. — Я этих тварей видеть не могу, а они на меня взобраться хотели. Это не морок, а полная жуть.

— Чего ты их так боишься? — Спросил Гилим. — Это же морок, мог спокойно взять их в руки и погладить.

— К демонам такие советы. — Содрогнулся я.

— Как же ты собираешься со своей Мэри общаться, если не можешь свой страх побороть? — Спросил Гилим. — Варги тех, кто страх выказывает, и за людей не держат.

— Не собираюсь я с ней общаться. — Пробурчал я, поднимаясь. — И змей я на дух не переношу.

— Потом советы давать будешь. — Поторопил Гилима Карой. — Вон там дерево вроде сухое, пойдём туда.

Мы перебрались до расположенного в трёх сотнях ярдов дерева и развели костёр. Пока мы сушились, Вард и Стен немного поохотились. Через пару часов наш отряд выступил к Гармину.

Преодолев до заката, миль пять, мы заночевали возле пересохшего русла впадавшей в Фиору речки. Ранним утром мы пошли дальше. Желая немного облегчить путь, шли по старому руслу, хотя оно и отклонялось в сторону от нашей цели. Зато идти по нему было легче, чем по каменным россыпям. Более высокая скорость передвижения позволит нам быстрее выбраться из пустошей, и мы посчитали такой маршрут правильным.

Пройдя пару миль, я на мгновение закрыл глаза, и открыв их, замер на месте.

— Дарт, чего ты? — Спросил идущий позади меня Стэн. — Опять морок?

— Трудно быть богом? — Прошептал я, делая осторожный шаг, и нервно рассмеялся.

— Каким богом? — Не понял Стэн.

— Что ты видишь? — Спросил Карой.

— Пустоши. — Прошептал я.

— Пустоши и мы видим. — Поморщился Карой. — Ты скажи, что необычное видишь.

— Пустоши, в трёх сотнях ярдов подо мной. — Ответил я. — Это невероятное ощущение, идти по воздуху.

— Вот это морок. — Восхитился Гилим. — Страшно, наверное, по небу бродить?

— Ещё как страшно. — Ответил я. — Не могу решиться шагнуть дальше.

— Возьми меня за руку, и я тебя поведу. — Предложила Дария. — Тогда ты сможешь идти с закрытыми глазами, пока морок не рассеется.

— Хорошо. — Согласился я и взял девушку за руку.

Поначалу я шёл с закрытыми глазами, изредка открывая их, чтоб проверить, не исчез ли морок. Только морок не исчезал и вскоре я немного обвыкся и открыл глаза. Идти по небу оказалось очень забавно. Очень страшно и очень забавно. Ближе к вечеру мне даже стала нравиться моя прогулка. Жаль, земля под ногами была неровная и постоянно напоминала мне, что иду я не по небу.

На следующий день, проснувшись, я обнаружил, что всё затянуто густым туманом. Едва — едва можно в паре ярдов от себя что — то разглядеть. Покрутившись на месте и обнаружив, что туман повсюду, я озадачился.

— Гилим, — спросил я у него, — ты туман видишь?

— Нет никакого тумана. — Ответил Гилим. — Откуда в пустошах туману взяться?

— Опять морок. — Вздохнул я. — В таком тумане и заблудиться можно.

— Ничего, мы за тобой присмотрим. — Пообещал Гилим. — Не дадим тебе потеряться.

Несколько сот ярдов я брел, почти уткнувшись в спину девушки. Стоило мне отстать на пару шагов, как идущая впереди Дария терялась в тумане. Не в силах различить сквозь туман землю, я пару раз споткнулся, едва не сбив Дарию. Девушка не выдержала издевательств, и как и вчера, повела меня за руку.

С трудом удерживаясь от ругательств, я брёл целый день. Очень уж неприятно быть беспомощным. К тому же день прошёл очень медленно. Я каждый миг ждал, что морок развеется, но так и не дождался этого.

Утро следующего дна ознаменовалась для меня гораздо худшим мороком. Открыв глаза, я обнаружил, что совсем ничего не вижу. Вокруг тьма и ни искорки света.

— Солнце взошло? — Спросил я.

— Всходит. — Отозвался Гилим. — А что опять туман не даёт его увидеть?

— Нет. — Сказал я. — Вообще ничего не вижу.

— Плохо. — Сказал Гилим. — Опять придётся Дарии тебя вести.

— Ничего, мне не трудно. — Сказала девушка.

— Скорей бы до Гармина добраться. — Сказал я.

Моя слепота замедлила наше продвижение. Несмотря на помощь девушки, идти мне было очень тяжело. К тому же на следующий день, тьма не рассеялась.

Совсем расстроенный, я шел, держась за Дарию. Стараясь избавиться от темноты, я воспользовался истинным зрением. Рассматривая искры энергии, сверкавшие повсюду, и светящиеся ауры охотников, я заметил, что идти немного легче. Разобрать что — то конечно тяжело, но хоть понять, где находится поверхность земли, можно.

Пять дней я был слеп, и все эти дни мне приходилось пользоваться истинным зрением. В конце концов, я освоился и даже смог идти самостоятельно. Даже и не представлял, что с помощью истинного зрения можно так много разобрать в окружающем мире.

В одной из встретившихся рощ, нам пришлось устроить охоту на демонов. Припасы все вышли, вот и пришлось добывать пропитание. Есть — то демонов можно, но какое у них мясо мерзкое на вкус… Не заморачиваясь с тактикой, я воспользовался руной и мигом убил трёх выбравшихся из рощи скартов. Быстро вырезав из них килограмм тридцать мяса, мы отмыли его от крови, и набрав воды, убрались от рощи подальше.

Однообразное мерзкое питание, ежедневные пешие прогулки и пустоши, начали потихоньку выводить меня из себя. Я стал всё чаще задумываться, на кой демон меня понесло в пустоши.

Ведь всё, что угодно я могу раздобыть в любом городе. Те же ночные гильдии… Сборище негодяев и мерзавцев. Было бы справедливым разорить их. Или зажравшиеся благородные, тратящие на всякую ерунду денег больше, чем целая деревня на еду. С ними давно надо разобраться. Да и мой отряд, зачем им деньги? Хватит им и пары золотых. Только благодаря мне, они смогли добраться до сокровищ. Так зачем мне с ними делиться? Пару монет на семерых и всё, вот их доля.

К тому же Дария несговорчивая. Была бы поласковей, можно было бы пару монет накинуть. Да чего внимание на её протесты обращать? С чего бы это ей в удовлетворении моих желаний отказывать? Кто она такая, эта жалкая недомагичка? Её дело исполнять всё, что моей душе угодно. А попробует воспротивиться, так порка ей не повредит, чтоб знала кто её господин. Эти ничтожные людишки посмеют помешать? Да я их в порошок сотру. Прямо сейчас и начну.

— Дарт, ты чего за кинжал схватился? — Спросил у меня Улис.

— А? — С трудом освободившись от навязчивой мысли убить своих попутчиков, я заметил, что сжимаю в левой руке кинжал.

— Кинжал зачем, говорю, вытащил?

— Кинжал? — Осознание того, что я собирался сделать, заставило меня побледнеть.

— Что с тобой? — Встревожился Улис.

— Чего остановились? — Обернулся Карой.

— Дарту плохо. — Ответил Улис. — Может, морок ему мерещится.

Я выронил из руки кинжал и уселся на землю, не в силах поднять глаза на охотников.

— Дарт, что случилось? — Присела возле меня Дария.

Не отрывая взгляда от земли, я пробормотал: — Зря вы мне помогали, надо было меня в долине подыхать оставить.

— Ты бредишь Дарт. Мы же один отряд, как мы могли тебя бросить? — С тревогой спросила девушка.

— Отряд… — Скривился я. — Ещё немного времени и из всего отряда останусь только я.

— Почему? — Спросил Карой.

Собравшись с духом, я признался: — Я собирался забрать всю добычу себе.

— С чего бы это? — Спросил Улис. — Мы же на всех добычу делим.

— Это странно Дарт. — Сказал Карой. — Ты не производил впечатления человека, который обманет товарищей ради наживы.

— Странно. — Немного подумав, согласился я. — Но мысль такая у меня возникла. Решил, что вам пары монет будет достаточно.

— Пару монет? — Возмущённо засопел Улис.

— Постой. — Сказал ему Гилим. — Пусть договорит.

— Видимо я подлый негодяй. Как ни горько в этом признаваться. — Сказал я. — У порядочного человека не бывает мыслей забрать всю добычу, убить товарищей и взять силой девушку.

— Дарт! — Ахнула Дария, и прикрыв ладонью рот, отодвинулась от меня.

— Поэтому и говорю, что лучше б я сдох в долине, чем с такими мыслями бороться. — Сказал я.

— Странно всё это. — Задумчиво пробормотал Карой.

— Дарт, а ты сразу собирался так поступить? — Спросил Гилим.

— Нет. — Ответил я. — На обратном пути меня мысли такие начали одолевать.

— Странно. — Повторил Карой. — Не встречал негодяев, которые признаются, что недоброе замыслили. Они обычно делают подлости, а не делятся замыслами.

— Может это всё воздействие заклинания? — Предположил Гилим.

— Точно. — Встрепенулась Дария. — Мне целительница говорила, приказы ментального заклинания в голове отдаются. Может это заклинание Дарту мысли такие подкидывает?

— Нет. — Покачал я головой. — Команды ментального заклинания как шёпот слышатся. А это были мои мысли. Я уже и кинжал вытащил, чтоб с вами расправиться.

— Я всё же не верю, что ты можешь так поступить. — Сказал Карой.

— Я тоже не верю. — Поддержал его Гилим.

— Будете ждать, пока я воплощу свои мысли? — Спросил я. — Раз мысли такие есть, значит, и поступить я так могу.

— Нет, Дарт, ты не предашь нашу дружбу. — Сказал Гилим. — Не верю я в это.

— Предательство… — Прошептал я. — Предательство… Ведь именно это олицетворяла статуя. Кто кроме предателя будет с улыбкой приветствовать человека, держа при этом кинжал за спиной.

— Действительно. — Сказал Карой. — Очень разумное предположение.

— Видимо за разрушение статуи ты и поплатился. — Сказал Гилим. — Наверное, заклинание из тебя тоже хочет предателя сделать.

— Говорю же, ментальные команды как чужеродные воспринимаются. — Сказал я. — Не может ментальное заклинание мысли мне внушать.

— Ты один из Древних? — Спросил Карой. — Нет. Так откуда ты знаешь, что для них возможно, а что нет? В их времена магия куда сильней теперешней была.

— Это верно. — Вздохнул я. — Только слишком громоздким получилось бы заклинание, да и глупым. Одна часть мои страхи оживляет, убить меня пытается, другая наоборот, разжиться добром предлагает, и зажить на широкую ногу.

— Да, глупо. — Согласился Карой. — Только почти все Древние больные были на всю голову. Так что не стоит отметать моё предположение из — за того, что заклинание глупым кажется и неправильным.

— Хорошо. — Согласился я. — Но как же теперь быть? Вдруг мне опять придёт в голову мысль убить вас, и я нападу неожиданно?

— Отдай нам свитки и руну. — Предложил Карой. — Тогда ты не сможешь со всеми сразу расправиться, ведь мы тебя сразу болтами нашпигуем. Твой защитный амулет ведь болт дварфов не остановит?

— Не остановит. — Сказал я. — Только я и без свитков и руны сразу двоих убить могу. Стоит ли вам рисковать? Может нам лучше разделиться?

— Это плохая мысль. — Сказал Карой. — Так ты под присмотром будешь, и мы сможем за тобой приглядеть, а если разделимся, то сможешь на нас неожиданно напасть.

— Да, верно. — Подумав, согласился я. — Тогда так и сделаем.

Я отдал Карою свою сумку со свитками и руну.

— Дарт, а кинжал чего не забираешь? — Спросил Вард, когда я поднялся.

— Забыл. — Сказал я, и наклонившись, поднял кинжал с земли.

Наш отряд немного изменил свою структуру, и теперь я шёл вторым, следом за Гилимом. Пройдя несколько миль, я задумался о своём положении.

Ведь, несмотря на то, что у меня почти две тысячи золотом, ещё пара тысяч мне не помешает. К чему мне благотворительность? Достаточно разогнать эту свору прохвостов, которые без меня не смогли бы и золотого добыть из городка. В конце концов, это моя добыча. Зачем мне делиться с кем — то? А так хороший куш сорву. Можно будет отдохнуть от трудов, как подобает, счёта золоту не ведая. Вино, девушки… Жаль до города ещё далеко, где можно насладиться всеми прелестями жизни. Кстати, ведь девушка и здесь есть. Почему бы ей не потрудиться, пока я до города не доберусь? А потом можно будет её работорговцам продать, получится двойная выгода.

Я тихонько захихикал. Очень уж план забавный, две шкурки с одного кролика получить. Только надо от остальных избавиться, врядли им мой план по нраву придётся. Я потер рукоять кинжала, размышляя о том, как подгадать удобный момент для атаки.

— Дарт. — Позвал меня Карой. — Как ты?

— А? — Отдёрнув руку от кинжала, я остановился. Обернувшись, я посмотрел на встревоженных охотников. Неужели я такой подлый, что ради денег и сиюминутного удовольствия готов предать и убить этих людей? Пронеслась у меня в голове мысль. Да ещё и работорговлей заняться… Я ведь работорговцев ненавижу. Так какого демона такие планы строю?

— Как ты? — Повторил вопрос Карой.

— Плохо. — Признался я. — Очень плохо. Это даже хуже воплощённых страхов.

— Надо тебе помочь. — Сказал Карой.

Я снял мешок и бросил его на землю. Следом полетел меч и кинжал.

— Убейте меня сразу. — Попросил я охотников. — Не могу я так жить. Только задумаюсь и сразу планы начинаю строить, как вас убить. Не хочу убийцей и негодяем жить.

— Дарт, опомнись. — Сказал Гилим. — За мысли плохие людей не убивают. Не сделал же ты ещё ничего.

— Надо тебя отвлечь. — Сказал Карой. — Будешь идти и постоянно с кем — нибудь разговаривать. Тогда не будет у тебя времени на раздумья.

— Дария? — Посмотрел на девушку Гилим.

— Я смогу. — Кивнула девушка. — Развлечь Дарта разговором я смогу.

Я немного пришёл в себя, и вздохнув, поднял мешок.

— А меч и кинжал я возьму. — Сказал Вард и поднял с земли моё оружие.

Девушка подошла ко мне, и мы пошли рядышком, беседуя о всякой чепухе. Похоже, Карой предложил удачную идею, так как больше мысли о предательстве меня не посещали. Немного ободрившись, я пошёл чуть быстрее. К вечеру я совсем успокоился и теперь задумывался о странности моих дневных измышлений.

Ночь прошла спокойно и на рассвете мы пошли дальше. Разговаривая с девушкой, я обратил внимание, что Вард время от времени прикасается к кинжалу. Ближе к вечеру Вард уже совсем не убирал с кинжала руки. Меня обеспокоило подобное поведение охотника, и я остановил отряд.

— Вард, с тобой всё в порядке? — Спросил я.

— В полном. — Бодро ответил охотник.

— Никакие мысли странные в голову не лезут?

— Вроде нет. — Насторожился Вард.

— Тогда зачем ты всё время кинжал трогаешь?

— Не знаю. — Сказал Вард. — Не замечал я за собой такого.

— Ты тоже Дарт всю дорогу за кинжал брался. — Припомнил Улис. — Просто мы внимания не обращали. — Только когда ты его вытащил из — за пояса я удивился.

— Странный кинжал. — Сказал я. — Не стоило, видимо, его забирать.

— Может выбросить его? — Предложил Гилим.

— Он же вроде из ритума сделан. — Сказал Улис. — Зачем его выбрасывать, в городе за него шесть — семь серебряных можно выручить будет.

— Не известно дадут ли за этот кусок камня хоть дару. — Сказал я. — А вот то, что он так нравиться через некоторое время начинает очень странно. Не из — за него ли все проблемы?

— Возможно. — Сказал Карой. — Хотя такое изделие из ритума, гораздо больше дары стоит.

— Что за ритум такой? — Спросил я. — Вроде это просто кусок искусно обработанного камня.

— Это не камень, а ритум. — Сказал Карой. — Древние из него много чего делали.

— Ладно, демон с ним, пусть он из ритума, но не стоит его тащить дальше. — Сказал я.

— Ну, если вы думаете, что он опасен, то и впрямь стоит его выбросить. — Сказал Вард и отбросил кинжал в сторону.

Посмотрев на упавший, на камни кинжал Улис пожал плечами и отвернулся. Избавившись от кинжала, мы пошли дальше. Пройдя около трёх сотен ярдов, я почувствовал, как начинает болеть голова. Преодолев ещё ярдов десять, остановился.

— Определил я, почему заклинание так странно действует. — Сказал я охотникам. — Это не одно заклинание, а два. Одно статую защищало, другое на кинжал наложено.

— Почему ты так решил? — Спросил Карой.

— Помните как я из — за боли не мог из городка уйти? — Спросил я. — Так вот, я чувствую боль, значит, не от статуи я не мог удалиться, а от кинжала.

— Дела — а. — Протянул Вард.

— Что же теперь, придётся тебе кинжал всё время при себе держать? — Спросил Гилим.

— Да. — Сказал я. — Пока до мага не доберусь, придётся его с собой тащить.

— Тогда это кинжал тебя о предательстве задуматься заставляет. — Сказал Карой. — Больше нечему так на тебя воздействовать.

— Похоже на то. — Согласился я. — Чем больше я об этом думаю, тем более странным мне кажется этот кинжал. Возможно, это не просто кинжал, а какой — нибудь артефакт Древних.

— Если это так, то опасно тащить такой предмет с собой. — Сказал Гилим.

— Попробую его уничтожить. — Решил я.

— Это не сложно. — Сказал Гилим. — Ритум довольно легко раскалывается.

Мы вернулись к кинжалу. Вытащив меч, я ударил по кинжалу. Окутавшись красным пламенем, клинок зазвенел, ударившись о кинжал. Я посмотрел на несколько камней разрубленных моим мечом и невредимый кинжал.

— У тебя же заклинание на меч наложено. — Сказал Гилим. — Дай — ка я простой сталью попробую его разрубить.

Гилим ударил по кинжалу своим мечом, но тоже не смог его повредить. Подобрав кинжал с земли, я присмотрелся к нему. Лишь одна едва заметная царапинка осталась на кинжале от наших ударов.

— Придётся его тащить в город и там с ним разбираться. — Сказал Карой. — Не похоже, что кинжал из ритума, раз сломать его не удаётся.

— Придётся. — Вздохнул я.

— Только Дарту его нельзя нести. — Сказал Гилим. — Если он на помыслы человека воздействует, то Дарту к нему и подходить не стоит.

— Верно. — Согласился Карой. — Если Дарт сойдёт с ума, то не одной смертью наш поход закончится.

— Давайте я его понесу. — Предложила Дария. — Я самая слабая, в случае опасности вы легко меня успокоите.

— Ни за что. — Сказал Гилим, и большая часть охотников его поддержала. — Женщины сами по себе коварные существа, а с таким воздействием ты точно что — нибудь придумаешь, что заставит нас хлебнуть лиха.

— Согласен. — Сказал я. — Дарии кинжал не доверим.

— Сами вы предатели с рождения. — Обиделась девушка. — Когда это вы меня в коварстве уличали?

— Не обижайся Дария. — Сказал Карой. — Но Гилим прав. К тому же не зря в городке была статуя девушки, а не мужчины. Возможно, на тебя кинжалу будет ещё проще влиять.

— Я понесу кинжал. — Сказал Гилим. — Оружие всё вам отдам, а его в мешок положу, чтоб под руку не лез.

— Стоит ли? — Спросил я. — Опасен ведь кинжал. Зачем тебе рисковать?

— Стоит. — Сказал Гилим. — Ничего лучше нам не придумать, а риска не так и много. Ведь не сразу он тебе начал мысли о предательстве внушать.

— Точно. — Сказал Карой. — Вард целый день шёл с кинжалом и никакого воздействия не заметил. Мы можем по очереди кинжал нести. Каждый день меняться будем, и ничего он нам внушить не успеет.

Гилим забрал у меня кинжал и положил его в свой мешок. Рашид взял его меч и арбалет, и наш отряд продолжил свой путь.

Мне без кинжала идти стало спокойней и легче. Никакие странные мысли в голову не лезли и это меня очень радовало. На охотников, несущих кинжал, влияния он не оказывал, словно и не было его. Может ему времени для воздействия нужно больше, а за день повлиять на мысли он не успевал. А может, другая причина существовала.

Ещё мороки бы исчезли, так вообще хорошо бы было. А с мороками немного не по себе мне было. То пропасть под ногами разверзнется, то демоны из засады набросятся. Всё это изрядно нервировало и доставило бы мне немало хлопот, если бы не пережитая история с кинжалом. Стоило мне только вспомнить, как я чуть не убил своих товарищей, как мороки становились безобидными видениями, ведь причинить вред они могут. И мне становилось весело, ведь это всего лишь мои страхи, не имеющие никакого значения. А чтоб не ошибиться с нападением демонов, я начал постоянно использовать охранное заклинание. Энергии на него немного уходило, а если его не поддерживать постоянно так и вовсе мало. За несколько дней я наловчился на миг создавать заклинание, разворачивать охранную сеть на полмили, и убедившись в отсутствии опасности спокойно шагать дальше, не обращая внимания на мороки. Пройдя полмили, я вновь создавал заклинание и шёл дальше. Такое использование заклинания показалось мне очень эффективным, ведь теперь я всегда знал, что творится вокруг меня. Поначалу, конечно, не всё получалось, не успевал я за несколько мгновений разобраться, нашло ли заклинание что — то живое. А чем дольше заклинание поддерживается, тем больше энергии затрачивается. Поэтому я упорно тренировался, чтоб обходиться несколькими мгновениями активного заклинания. Это позволило не свалиться через десяток — другой заклинаний от усталости.

Как бы то ни было, через восемь дней мы добрались до границы пустошей. Дорога нас вымотала порядком, но добравшись до края пустошей, все заметно оживились и пошли быстрее. Каждому хотелось быстрей добраться до города и сбросить с себя напряжение похода. Да и добыча радовала охотников. Ведь теперь им можно завязать с промыслом и уехать из Гармина, и охотники уже предвкушали свою новую жизнь. Мне просто невероятно сильно хотелось попасть поскорее в город и избавиться от заклинания, вызывающего мороки и от кинжала. И забыть все кошмары и внушённые мысли как дурной сон. И никаких больше походов в пустоши. Займусь чем — нибудь более безопасным.

Не успев за день добраться до переправы, заночевали на берегу реки. На рассвете отправились дальше. Пройдя миль десять, добрались до парома и переправились на другой берег. Напряжение заметно спало, ведь теперь отряд был в безопасности, и весело разговаривая, мы двинулись к Гармину.

Возле городской стены я вспомнил о своём кольце и надел его. Пройдя мимо поприветствовавших нас стражников, мы вошли в город и направились к дому Кароя. По дороге Карой зашёл в таверну и купил еды. Дальше нас сопровождал мальчишка, тащивший купленную еду. Свалив мешки с добычей в гостиной, мы уселись за стол. Карой притащил початый бочонок вина и кубки, а Дария быстро разложила приобретённую отцом снедь. Наполнив кубки вином, мы подняли их за удачный поход. Выпив по кубку вина, мы стали решать, что делать с добычей.

— Первым делом надо разобраться мороками Дарта. — Сказал Карой. — Золото и серебро не стухнет, а вылечить Дарта нужно.

— С кинжалом тоже нужно что — то сделать. — Сказал Гилим.

— Значит, сначала идём к целительнице. — Сказал Карой. — Потом к магу.

— Магу сразу можно будет и свитки продать. — Сказал Вард.

— И книги по магии. — Сказал Улис.

— Да, свитки можно продать. — Сказал Карой.

— Книги пока продавать не надо. — Сказал я. — Дайте мне хотя бы пару дней, чтоб копии с них снять.

Не услышав возражений, Карой кивнул: — Книги подождут.

— А потом можно будет к скупщику наведаться и руну продать. — Предложил Улис.

— Эх, изрядно золота нам за руну отсыпят. — Сказал Вард.

— Вы хотите руну легальному скупщику продать? — Уточнил я.

— Конечно. — Сказал Карой.

— Давайте руну другому скупщику продадим. — Предложил я. — Намного больше ведь выручим.

— Нет Дарт. — Не согласился Карой. — Мы из Элории уезжать не собираемся, а проданная врагам руна может потом против нас обернуться. Не будем такую опасную вещь на сторону продавать.

— Верно. — Сказал Вард. — Безделицу, какую, ещё можно продать, но не руну.

— Ладно, как скажете. — Согласился я. — Продадим её государственному скупщику.

— Не расстраивайся Дарт. — Сказал Карой. — Золота и так изрядно выйдет. А если продадим руну подпольному скупщику, то возможно за нашу жадность когда — нибудь придётся нашим детям кровью расплачиваться. Была бы безделушка, типа того кинжала, что ты продал, можно было бы её твоему скупщику предложить, а руну не стоит.

— Да я и не расстраиваюсь. — Сказал я. — Золота мне хватает. К тому же найденные книги, к примеру, для меня ценнее, чем выручка от продажи руны.

— Тогда Вард, Стэн и Рашид посидят пока здесь, за добычей присмотрят, а мы целительницу и мага посетим. — Сказал Карой.

Выбравшись из — за стола, я нацепил свою сумку со свитками, и мы отправились к целителю. Карой быстро провёл нас закоулками до центра города и вскоре мы вошли в домик целительницы.

— Дария, вот уж не ожидала вновь тебя увидеть. — Сказала пожилая женщина, едва мы вошли в дом.

— День добрый, госпожа Талия. — Смущённо пробормотала девушка.

— С чем пожаловали? — Спросила целительница. — Неужто все заболели?

— Нет. — Сказал я, шагнув вперёд. — У меня проблема образовалась, вот и пришли мы за помощью.

— Ну и в чём же проблема? — Спросила Талия.

— Необходимо ментальное заклинание снять. — Сказал я. — Вы владеете заклинанием исцеления первого круга?

— Владею. — Сказала целительница. — А ты уверен в том, что оно тебе необходимо? Не ошибся ли ты в своих выводах? Может тебя безобидное заклинание тревожит, для снятия которого и заклинания средние раны будет достаточно?

— Не будет. — Покачал я головой. — Как бы мало не оказалось. Заклинание средние раны я дважды применял, но от воздействия заклинания полностью не избавился.

— Опасное это дело, по пустошам бродить. — Сказала Талия. — Какую дрянь там только не встретишь.

— Это верно. — Поддержал её Карой. — Больше мы туда ни ногой. Всё, завязали мы с походами.

— Образумились, значит? — Усмехнулась целительница. — Давно пора.

— Так как на счёт исцеления? — Поторопил я Талию.

— Как хоть заклинание на тебя воздействовало? — Спросила целительница.

— Воплощало мои страхи. — Ответил я. — Чего я боялся, на яву случалось.

— Эк тебя. — С интересом взглянула на меня целительница. — И со страху не помер?

— Не помер. — Мрачно ответил я, припомнив свои злоключения. — От боли мог помереть, а от страха врядли.

— Неужто заклинание и ощущения воссоздавало? — Оживилась целительница. — Как же ты с ним справился? Никогда не слышала о таких чудесах.

— Осознал, что всё происходящее морок и заклинанием средние раны воспользовался. — Ответил я. — После этого заклинание только на зрение и слух повлиять могло.

— Однако. — Покачала головой целительница. — Повезло тебе, что смог морок распознать.

— Повезло. — Согласился я.

— Лечение тебе в пять золотых обойдётся. — Сказала Талия.

— Договорились. — Быстро сказал я.

Выгнав охотников на улицу, Талия усадила меня на стул и велела не беспокоить её. Усевшись на стул, я притих. Воспользовавшись истинным зрением, я стал наблюдать, как целительница создаёт заклинание исцеления. Структура создаваемого заклинания привела меня в уныние. Построение заклинание оказалось настолько сложным, что через несколько мгновений я попросту запутался в узоре. Мне оставалось только позавидовать мастерству целительницы, способной создать такое сложное заклинание. Около получаса прошло, прежде чем я почувствовал волну холода, промчавшуюся по телу. Клацнув зубами, я поёжился.

— Вот и всё. — Сказала целительница. — Можешь забыть о своих мороках.

— Здорово. — Сказал я. — А то они меня уже порядком достали.

Расплатившись, я вышел на улицу. Охотники, спорящие о том, сколько золота выйдет на долю, замолчали и уставились на меня.

— Идём в лавку заклинаний? — Весело сказал я.

— А как же. — Усмехнулся Гилим. — Надо добычу в золото превращать.

Добравшись расположенной на этой же улице лавки заклинаний, мы вошли в неё. Скучающая за прилавком магесса оживилась, увидев нас.

— Чем могу вам помочь? — Обратилась она к нам.

— Свитки хотим продать. — Сказал Карой.

— Что так и не понадобились они в походе? — Спросила магесса.

— Понадобились. — Сказал Карой. — Только мы в пустошах ещё не один десяток свитков добыли. Вот их и хотим продать.

— Что ж я с удовольствием их у вас куплю. — Сказала магесса.

Я придвинулся к прилавку и выложил из сумки добытые нами свитки.

— Изрядная добыча. — Пробормотала магесса, разворачивая свитки и изучая нанесённые заклинания.

— А то. — Сказал Гилим. — Мы пустяками не занимаемся.

— Двадцать три свитка второго круга. — Сказала магесса. — Не часто такой куш охотники срывают.

— Эт только малая часть добычи. — Похвастался Улис.

Разложив свитки, магесса примолкла, видимо прикидывая цену. Мы тоже замолчали, ожидая её решения.

— Девять сотен. — Сказала магесса и добавила: — Если без торга.

— А с торгом? — Спросил Гилим.

— Тогда я не буду все свитки покупать. — Заявила магесса. — Мне столько свитков боевей магии без надобности.

Мы переглянулись, и Карой медленно кивнул.

— Идёт. — Сказал Гилим.

— Придётся в денежный дом идти. — Сказала магесса. — Подождите, я лавку закрою и сходим.

— У меня ещё вопрос есть. — Остановил я магессу и вытащил из сумки кинжал.

— О, ритум. — Сказала магесса, увидев кинжал. — Интересная вещь, только она практически ничего не стоит. Обычная безделушка из необычного материала.

— А что в этом материале необычного? — Спросил я.

— Ритум не природой создан, а магами. — Пояснила магесса. — Кто — то из Древних создал материал, в котором структуру заклинания увидеть невозможно и назвал его тэриум, а в процессе создания уйма отходов образовалась, которые назвали ритумом. Из тэриума различные артефакты создавали, а ритуму другое применение нашли. Оказалось, что укрепления из ритума трудно магией уничтожить и стали было из него различные строения возводить, но быстро охладели к этому. Что толку от укреплений, с целыми стенами, когда всё живое заклинаниями уничтожено. Кстати, по горам этих отходов иногда можно на руины жилища Древних выйти.

— А ритум от тэриума отличить как — то можно? — Спросил я.

— Можно. — Сказала магесса. — Для этого надо попробовать на предмет заклинание наложить, если после этого истинным зрением нельзя будет свечение увидеть, то это тэриум. А так, на вид они очень похожи.

— Тогда это тэриум. — Заявил я.

— Врядли. — Покачала головой магесса. — Артефактов из тэриума едва ли два десятка за все годы найдено, не думаю, что тебе такая удача улыбнулась. Его так мало было создано, что на некоторые предметы его просто тонким слоем наносили, чтоб поменьше его истратить.

— Так на кинжал наложено заклинание, и несмотря на то, что оно активно, истинным зрением ничего не разобрать. Не кинжал, а пустое место.

— Ты уверен? — Спросила магесса.

— Уверен. — Твёрдо ответил я. — Не знаю, что за заклинание на него наложено, но то, что оно есть, это точно. Стоит немного поносить кинжал, как заклинание постепенно начинает воздействовать на носителя, навязывая ему мысли о предательстве.

— Как же вы добрались с такой опасной вещью? — Недоверчиво поинтересовалась магесса.

— Мы его по очереди несли. — Сказал я. — Видимо нужно значительное время, чтоб заклинание могло размышления человека в другое русло направить.

— Если это правда, то это очень интересный артефакт. — Сказала магесса. — Надо вам его в столицу отвезти. Если ваши слова правдивы, то вам за него в университете пару — тройку тысяч золотом отвалят.

— Здорово. — Восхитился Улис. — А мы его чуть не выкинули.

— Есть только одна проблема с этим кинжалом. — Сказал я. — Я не могу от него больше, чем на три сотни ярдов отойти, голова от боли раскалываться начинает.

— Похоже у заклинания наложенного на кинжал ментальная привязка существует. — Сказала магесса. — Скорей всего, это лишь внушённая боль, чтоб ты не мог его бросить. Попробуй отойти от него и заклинанием ментального очищения воспользоваться. Это должно помочь. Да и впоследствии заклинанию труднее тебя привязать будет.

— Спасибо за совет. — Искренне поблагодарил я магессу. — Тогда я хочу заклинание ментального очищения купить.

— Пожалуйста. — Отозвалась магесса. — И ещё. Думаю воздействие столь сложного заклинания можно значительно уменьшить. Если взять шкатулку и наложить на неё защитное заклинание второго круга, то можно будет хранить кинжал в ней. Защитное заклинание значительно снизит влияние кинжала на сознание и его можно будет без особых хлопот доставить в столицу.

— Отлично. — Обрадовался я. — Это то, что нам нужно.

— Верно. — Поддержал меня Карой. — Не хотелось бы по дороге в столицу друг друга перебить.

— Вы сможете такое заклинание на шкатулку наложить? — Спросил Гилим у магессы.

— Конечно. Купите шкатулку, желательно цельнометаллическую, и я наложу на неё заклинание.

— Купим. — Пообещал Карой. — Обязательно купим.

— Защитное заклинание второго круга, чтоб три декады продержалось, в пятьдесят золотых обойдётся. — Предупредила нас магесса.

— У меня ещё одно дело есть. — Сказал я. — Энергия в защитном амулете исчерпалась, а восполнять её самому слишком долго. Хотелось бы восстановить запас энергии.

Я снял цепочку с защитным амулетом и протянул его магессе. Осмотрев его, она сказала: — Три золотых империала.

— А как быстро вы восполните энергию? — Спросил я.

— К завтрашнему дню управлюсь. — Пообещала магесса. — Заклинание на шкатулку не просто наложить будет. Если оба заказа выполнять, то к завтрашнему полудню всё готово будет.

Идея остаться без защиты на сутки мне не понравилась. Как бы ещё кто — нибудь из моих «друзей» убить меня не решил. Тот же Торвин. Он ведь явно не оставит своих попыток. Купить может, новый? Пусть немного дороже мне это обойдётся, зато на душе спокойней будет.

— А у вас есть защитные амулеты уже имеющие запас энергии? — Спросил я.

— Есть. — Сказала магесса. — Хочешь обменять свой?

Едва я кивнул, подтверждая догадку магессы, как меня осенила мысль.

— А амулеты с защитным заклинанием второго круга есть? С запасом энергии? — Выпалил я.

— Есть один. — Сказала магесса. — Защитные амулеты второго круга я всегда с запасом энергии держу, чтоб при надобности сразу можно было продать. Они ведь дорогие очень и пока энергию восполнять буду, покупатель может передумать.

— Сколько он стоит?

— Семьсот золотых.

Гилим присвистнул.

— Они не просто дорогие, они очень дорогие. — Высказал своё мнение Карой.

— А мой амулет в счёт нового, с заклинание второго круга возьмёте? — Спросил я.

— Ты, в самом деле, хочешь купить такой амулет? — Удивилась магесса.

— Да. — Сказал я. — Считаю, что лучше что — то полезное купить, чем хранить золото.

— Тогда я заберу твой амулет в счёт нового приобретения. — Согласилась магесса. — Тебе придётся пятьсот пятьдесят золотых доплатить.

— Дарт, на кой он тебе? Хватит тебе и старого. — Попытался меня отговорить Карой.

— Не хватит. — Не согласился я. — Не забыл я, как меня риги грызли, и повторять свою ошибку, довольствуясь слабой защитой, не собираюсь.

— А денег тебе хватит? — Спросил Гилим. — Мы ведь добычу ещё не продали.

— Если моей доли не хватит, то я добавлю. — Сказал я.

Магесса достала из стола серебряную шкатулку, и открыв замочек, вынула оттуда амулет. Забрав его, я осмотрел шестигранную золотую пластинку, с нанесёнными на неё рунами и имеющую вплавленный в металл алмаз. Убедившись, что запас энергии полон, я повесил своё приобретение на шею.

Закрыв шкатулку, магесса убрала её в ящик стола, смахнув туда же мой старый амулет. Затем она отыскала мне свиток заклинания ментального очищения.

— Пойдём в денежный дом? — Спросила у меня магесса. — Там и сочтёмся. Я с вашим отрядом рассчитаюсь, а ты мне за амулет заплатишь и за свиток.

— А сколько у вас здесь денег есть? — Спросил я.

— Пять сотен. — Ответила магесса.

— Тогда думаю, не стоит никуда ходить. — Сказал я. — Вы отдаёте нам двести шестьдесят золотых, а я с отрядом сам рассчитаюсь.

— Верно. — Сказал Гилим. — Чего зазря в денежный дом ходить.

— Если вас это устроит, то, пожалуйста. — Сказала магесса, и выдвинув из стола ящик, достала три небольших мешочка. Два она сразу подвинула к нам, а из третьего забрала сорок монет.

— Как только шкатулку принесёте, так сразу я к работе приступлю. — Сказала нам, отдавая последний мешочек магесса.

Уладив свои денежные дела с магессой, мы пообещали в течение пары часов определиться со шкатулкой для кинжала и принести её. Вернувшись в дом Кароя, мы положили на стол два мешочка с золотом и сели на стулья.

— Как сходили? — Спросил Вард.

— Отлично. — Ответил Гилим. — Девять сотен только за свитки выручили.

— Здорово. — Обрадовались охотники. — За малую часть добычи столько выручили.

— За большую часть добычи, зато мало выручим. — Сказала Дария. — Сколько добра на себе тащили, а всё одно не так много за него выручим.

— Так что бросить всё серебро там надо было? — Спросил девушку Улис.

— Нет. — Сказала Дария. — Жаль просто, что тяжёлые предметы намного дешевле стоят.

— Что ни говори, а поход у нас очень удачный вышел. — Сказал Карой. — Никто не погиб и добыча отменная. Если кинжал действительно так дорого стоит, то как бы не по тысяче золотых на долю вышло.

— Да ты что? — Изумился Вард. — Вот это богатство…

— Только его надо в столицу доставить. — Сказал Карой.

— А доберёмся мы с ним? — Спросил Рашид. — Не хотелось бы разбогатеть и сразу от руки товарища, у которого рассудок помутился погибнуть.

— Мы под это дело пятьдесят золотых потратили. — Сказал Карой. — Магесса нам обещала к завтрему на шкатулку заклинание наложить. Через защищённую заклинанием шкатулку не сможет кинжал на нас влиять.

— Это разумные траты. — Сказал Вард. — Без риска попасть под влияние кинжала до столицы легче будет добраться.

— Сейчас надо шкатулку купить и магессе её отнести. — Сказал Карой. — Кто этим делом займётся?

— Давайте я. — Предложил Рашид. — Заодно и жене подарок присмотрю.

— Хорошо. — Согласился Карой. — Только подыщи такую, чтоб целиком из металла была, и кинжал в неё поместился.

— Серебряные побрякушки стоит по скупщикам парами разносить. — Сказал Гилим. — Так будет больше шансов, что скупщик не сможет обжулить, да и выручку не смогут по дороге украсть или отнять.

— Верно. — Сказал Вард. — Воры у нас шустрые.

— Тогда на две пары разобьёмся. — Сказал Карой. — Я со Стэном пойду, а Гилим с Вардом. Дарт с Дарией и Улисом останутся за добычей и золотом присматривать.

— Только сперва я от ментальной привязки к кинжалу избавлюсь. — Сказал я и выложил на стол кинжал.

Я вышел на улицу и пошёл по улочке. Шёл по ней пока не почувствовал как начала болеть голова. Подойдя к ближайшему дому, я присел на корточки, прислонившись спиной к стене. Не обращая внимания на проходившую мимо парочку, косящуюся на меня, я вытащил из сумки свиток заклинания ментального освобождения. Запитав структуру заклинания энергией, я на миг потерял сознание.

Очнувшись, я помотал головой и встал с мостовой. Не чувствуя больше боли прошёл дальше по улочке ещё три сотни ярдов. То, что голова так и не начала болеть, убедило меня в том, что теперь я могу, не опасаясь удаляться от кинжала.

Вернувшись в дом Кароя, я застал распределяющих по мешкам добычу охотников.

— Всё в порядке? — Спросил меня Карой.

— В полном. — Заверил я охотника. — Можете идти к скупщикам.

— Сейчас пойдём. — Сказал Карой. — Надо постараться побыстрей с этим управиться, деньги поделить и на хранение в денежный дом их отдать.

Каждая пара охотников взяла по мешку с добычей, и они отправились к скупщикам, а мы остались на охране. За время их отсутствия мы очень плотно поели и выпили по паре кубков вина. Видать за время похода мы изрядно оголодали, вроде наешься, а через некоторое время опять руку к еде тянется. Так и сидели мы, потихоньку уничтожая снедь.

Гилим с Вардом вернулись первыми и притащили мешочек с почти тремя сотнями золотых. Переведя дух и выпив вина, они взяли ещё один мешок и вновь отправились продавать добычу. Едва они вышли, как пришли Карой и Стэн и выложили на стол мешочек с золотом. Похваставшись выручкой, охотники взяли последний мешок и ушли.

Вскоре пожаловал Рашид, усевшись за стол, он с удовольствием похлопал по мешочкам с золотом и налил себе вина. Не успел Рашид поделиться с нами своими планами на будущее, как вернулась первая пара охотников. Мешочек с выручкой присоединился к своим собратьям, а Гилим и Вард, присоединились к застолью. Кароя и Стэна пришлось дожидаться довольно долго, не меньше двух часов они отсутствовали. Однако едва мы начали беспокоиться, как они вернулись.

Сев за стол Карой спросил у Гилима: — Сколько вы выручили?

— Триста девяносто три и четыреста тридцать. — Ответил Гилим.

— И мы четыреста сорок два и пятьсот одиннадцать. — Сказал Карой. — Всего значит выходит две тысячи пятьсот восемьдесят шесть золотых.

— С ума сойти. — Прошептал Улис.

— Не стоит. — Хохотнул Вард. — Самое жить с такими деньгами, а ты спятить надумал.

— Это чуть больше трёх сотен на каждого. — Сказал Карой. — А мы ещё руну не продали. С ней должно по пять сотен выйти.

— Ещё золотые монеты есть и украшения. — Напомнил Вард. — Ещё почитай на тысячу наберётся.

— Похоже не сможешь ты своей долей затраты на амулет оправдать. — Сказал мне Гилим.

— Не забывай про кинжал. — Напомнил я.

— Я про него не забываю. — Сказал Гилим. — Только неизвестно пока, заинтересует он магов или нет. Вдруг не захотят они его купить? А руну и украшения мы точно продадим.

— Дарт дорогой амулет купил? — Полюбопытствовал Стэн.

— Ага. — Ответил ему Улис. — За семьсот золотых.

Рашид поперхнулся и закашлялся.

— Нам так не жить. — Просипел он откашлявшись.

— А жаль. — Сказал Улис.

— Ну, что пойдём к скупщику магических предметов и к ювелиру? — Спросил Карой.

— Пойдём. — Сказал Гилим.

— Думаю надо вчетвером идти. — Сказал Карой. — Или втроём, если Дарт третьим пойдёт.

— Не, я не пойду. — Отказался я.

— Чего так? — Спросил Гилим.

— Я могу в городской управе знакомых встретить. — Объяснил я. — А мне этого не хотелось бы. Не нужны мне лишние вопросы.

— Не бойся. — Сказал Гилим. — Варгов в управе нет.

— Меня и без варгов многие узнать могут. — Сказал я.

— Ничего. — Сказал Карой. — Сами сходим, чай не маленькие. Если не хочет Дарт в управу соваться, так незачем его принуждать.

Четверо охотников взяли мешочек с украшениями и монетами Древних, руну, и вышли. Мы же остались охранять золото. Охотники на этот раз обернулись менее чем за час. Улис только на третий заход в описаниях своего благополучного будущего пошёл, как они вернулись. Забирали с собой охотники небольшой мешок, а вернулись с двумя сумками, набитых мешочками.

— За руну нам заплатили тысячу восемьсот золотых! — С восторгом сказал Вард.

— А за побрякушки и монеты — тысячу шестьсот пятьдесят. — Добавил Гилим.

— Эх, заживём… — Потёр руки Улис.

— На долю выходит по семьсот пятьдесят четыре золотых. — Сказал Карой.

— Вот, а вы беспокоились, что моя доля амулет не окупит. — Сказал я. — Мне ещё двести четыре монеты достанется.

— Окупила, признаём. — Сказал Карой.

— А у меня еще при себе больше полусотни. — Сказал я. — Придётся в денежный дом идти.

— Так нам туда сейчас и надо. — Сказал Карой. — Ты же не думаешь, что мы эту гору золота у меня дома оставим?

— Да если воры прознают о количестве золота в этом доме, они его штурмом возьмут. — Засмеялся Вард.

Дария убрала со стола всё лишнее, и Карой приступил к дележу выручки. Разделив золото, мы пошли в денежный дом. Счастливые охотники, даже не счистившие с себя грязь пустошей привлекали внимание горожан. Некоторые довольно улыбались, а некоторые завистливо вздыхали. Но никто не посмотрел со злостью или неприязнью и это радовало.

В денежном доме наше появление вызвало небольшой переполох. Ещё бы, не каждый день одновременно столько богатых клиентов бывает. Но надо отдать должное мастерству служащих, они быстро уладили наши дела. Охотники отдали своё золото на хранение, а мне пришлось найти Ришара и добавить к лежащим на книжке деньгам ещё двести золотых. Благо заняло это совсем немного времени. По — моему Ришар даже был очень рад моему появлению. Видимо он решил, что это его заслуга в том, что я храню в их денежном доме такую значительную сумму.

Я рассчитался с охотниками, и мы вернулись в дом Кароя. Выпив по кубку вина, мы разобрали свои дорожные мешки. Договорившись встретиться вечером в "Королевском поросёнке" и отметить удачный поход, мы разошлись. До вечера ещё оставалось довольно много времени, и я уже предвкушал, как смою с себя всю грязь, надену чистую одежду и немного посплю. Спокойно, не боясь кошмаров и мороков, демонов и предательства. Я даже идти быстрее начал, чтоб поскорей осуществить свой план.

Буквально влетев на постоялый двор, я отыскал мастера Лира и забрал свой ключ от комнаты. Войдя в сою комнату, я с удовлетворением отметил, что моя вычищенная и починенная одежда лежит на кровати. Я бросил мешок в угол комнаты и открыл ставни. Взяв чистую одежду, я сразу же отправился в купальню, где провёл не менее часа, отмывая и отскребая грязь. А как приятно было надеть чистую одежду… Дарг, как всё — таки приятны такие вот мелочи жизни…

Насвистывая песенку, я вышел из купальни. Грязную одежду сплавил служанке, печально вздохнувшей, при виде такой грязищи. Войдя в комнату, я убрал кинжал под кровать, меч положил на стол, и активировав защитный амулет, лёг на кровать.

Удачно. Всё удачно вышло. Поход, правда, опасный был и я едва не погиб, но всё прошло удачно. Конечно, и врагу не пожелаешь на своей шкуре переживать то, что я пережил, но этот поход меня многому научил. Очень многому. И добыча очень хороша. За одни только книги по магии можно было немного пострадать. Руна мне тоже пригодилась бы, жаль, что её пришлось продать. Ну, ничего, будет и у меня подобное чудо.

К тому же я себе амулет с защитным заклинанием второго круга купил. Вот уж стоящая вещь. Жаль, не решился его перед походом приобрести, посчитал, что и защитного заклинания третьего круга хватит. А он вон как обернулось… Зато теперь мне только встречи с магом стоит опасаться. Ну, ещё и с Мэри… Она явно вооружена будет очень хорошо, может и найдёт что — то, что преодолеет мою защиту. Х — м - м. Может попробовать, как — то уладить с ней возникшее недоразумение? Письмо ей написать к примеру? Объяснить, что я не соображал ничего, когда клятву придумывал, что не имел я ввиду никаких постельных обязательств. Извиниться. А то при встрече она врядли меня выслушает. А так глядишь задумается. К тому же можно написать ей, что я на долю от портала не претендую, пусть ей достанется в качестве компенсации. А то даже если она меня за клятву простит, то уж за золото точно прикончит. За такую кучу золота и любимых родственников убивают, не то, что чужого человека. И написать, что о портале я не проболтаюсь, пусть не беспокоится. Хорошая мысль. Хватит уже бегать от неприятностей, а то их столько накопится, что не расхлебаешься. Опаску, конечно, иметь надо, но бояться врагов нечего.

Кстати, надо будет с отрядом Торвина разобраться. Чего бы это мне с города уезжать, опасаясь каких — то мелких негодяев? Пусть сами убираются. Надо Кароя попросить, чтоб подсказал к кому обратиться, чтоб их разыскать. Несколько монет, чтоб разобраться с этой проблемой не жалко…

А поход, несмотря на все сложности удачный вышел. Ведь никто не погиб, а это самое главное. Никакая добыча гибель людей не окупит. Хоть охотники и рисковый народ, а всё же гибнуть из — за золота не стоит. И вообще, если ещё когда — нибудь соберусь в поход, подготовлюсь получше, амулетов защитных на весь отряд куплю, вооружу всех… Отличная идея. Можно создать небольшой, но хорошо защищённый отряд. Денег у меня на создание подобного отряда хватит, так почему не воплотить такую идею. К тому же достаточно будет трёх — четырёх человек для создания отряда. И можно будет у других отрядов выкупать за десятую долю сведения о местах, куда они опасаются сунуться. Просто — то бродить по пустошам, надеясь на удачу, не самый удачный вариант.

Отличная задумка. Нужно будет обдумать её. Всё одно в ближайшее время я в пустоши не сунусь. Декад пять — шесть отдохну, а там видно будет. Сейчас нам надо в столицу съездить, кинжал попробовать продать. Может и вправду в столице нам за него пару тысяч отвалят…

* * *

Гармин.

Таверна "Ринин".

— Хватит спать! — Ворвавшись в комнату, выкрикнула Вилена.

— Чего орёшь? — Спросила Кира, сонно хлопая глазами.

Вилена уселась на край кровати, посмотрев на недовольную Киру, рассмеялась: — Дарт объявился!

— Да ты что! — Кира аж подскочила на кровати, услышав такую новость.

— Только что сведения от одного из служащих денежного дома поступили. — Сказала сияющая Вилена. — Два часа назад, он опознал в одном из клиентов человека, который подходит под описание.

— Собираемся. — Велела Кира. — Даже если он покинул город далеко не ушёл.

— В городе он. — Сказала Вилена. — Служащий сказал, что он с отрядом охотников приходил, да и сам, похоже, только из похода вернулся.

— Значит, он в пустошах промышлял. — Пробормотала Кира. — Поэтому никто из наших осведомителей его найти не мог.

— А раз он охотник, то никуда он в ближайшее время не денется. — Сказала Вилена.

— Это верно. — Согласилась Кира. — Тем более если они только сегодня из похода вернулись. Вечером они в "Королевском поросёнке" возвращение праздновать будут.

— Без этого никак. — Сказала Вилена. — Традиция.

— Нам эта традиция только на руку. — Сказала Кира. — Он там напьётся до такого состояния, что никаких хлопот его поимка не составит.

— А я сомневалась, что мы его встретим. — Призналась Вилена. — Думала, что он убрался отсюда и больше не вернётся.

— Зря. — Сказала Кира. — Мэри видать его обнадёжила, что в Гармине ему опасаться нечего, вот и обитает он здесь.

— А чего ее, кстати, от работы в Гармине отстранили? — Полюбопытствовала Вилена.

— Не знаю. — Сказала Кира. — Эстер не вдавалась в подробности. Выдала мне назначение, а о причине отстранения Мэри не сказала.

— Видать сильно она напортачила, что даже тётя её не защитила. — Сказала Вилена.

— Ничего. — Сказала Кира. — Когда мы Дарта поймаем, и её измену разоблачим, у неё ещё больше неприятностей будет.

— Если она и вправду его отпустила, то не неприятности, а смерть её ждёт. — Сказала Вилена.

— Ладно, к делу. — Оборвала её Кира. — Первым делом к воротам десяток стражи и мага отправить нужно, тогда Дарт точно из города не выскользнет. Затем посетим главу Гильдии охотников и разузнаем о вернувшемся из пустошей отряде. Нескольких осведомителей отправляем присматривать за таверной "Королевский поросёнок". И хотя бы одного из них в зал. Остальных осведомителей отправляем на розыск пристанища Дарта, может, удастся его до посещения таверны найти.

— Не стоит. — Сказала Вилена. — Уже стемнело, в таверну он раньше отправится, чем осведомители весь город прошерстят.

— Ты права. — Согласилась Кира. — Очень уж мне не терпится до него добраться. Хорошо, розыск пристанища отбрасываем. Ждём его у таверны.

— Стражников будем брать или сами справимся? — Спросила Вилена.

— Мага возьмём. Как только убедимся, что Дарт в таверну пожаловал, так сразу мага от ворот заберём. — Сказала Кира. — Хотя я и не думаю, что будут какие — то затруднения, но нельзя оставлять даже малейший шанс врагу.

— Хорошо. — Сказала Вилена. — Тогда я отправлю к воротам стражников и мага, а ты займёшься осведомителями.

— За дело. — Решительно сказала Кира.

* * *

Проснувшись вечером, я с удовольствием потянулся. До чего приятно спать на мягкой кровати, а не на земле. Повалявшись немного, я решил заняться делами. А то если завтра в столицу отправимся, не до того будет. Встав, я зажёг лампу и прикрыл ставни. Нацепив меч и захватив с собой кинжал, я отправился за покупками.

Мне довольно быстро удалось отыскать в одной из лавок письменные принадлежности и бумагу. Купив их, я вернулся на постоялый двор. Ощутив жажду, я попросил служанку принести в комнату кувшинчик вина и кубок. Поднявшись в свою комнату, я бросил кинжал и меч на кровать. Устроившись за столом, я разложил письменные принадлежности и задумался. Стук в дверь прервал мои размышления.

— Вот, милсдарь ваше вино. — Вошла в комнату служанка. В одной руке она несла маленький кувшин и бокал, а в другую вцепился слип, и похоже, уснул. — И ваш слип.

— Ух, ты как он отъелся. — Сказал я, рассматривая демона.

— Конечно, отъелся. — С гордостью поведала девушка, ставя на стол кувшин. — Я его вволю кормила. И всегда лучшими фруктами.

— Спасибо. — Поблагодарил я служанку. — Денег — то ему на питание хватило?

— Хватило. Даже осталось ещё. Два серебряных империала, пять серебраков и четыре дары. — Она осторожно отцепила слипа от рукава и усадила его на стол.

— Оставь их себе. — Сказал я. — Это будет плата за уход за слипом.

— Спасибо милсдарь. — Сказала служанка. — Если вам ещё понадобится присмотреть за слипом, то вы только позовите.

— Хорошо. — Улыбнулся я.

Служанка вышла, а я погладил хлопающего спросонья глазищами слипа.

— Не надоело тебе? — Поинтересовался я. — Всю жизнь ведь проспишь.

Демон окончательно проснулся и принялся разыскивать на столе что — нибудь вкусненькое. Схватив один лист бумаги, он принялся его жевать. Я рассмеялся и отнял у него добычу. Затем взял слипа и перенёс его на кровать. Погладив демона, я вернулся за стол. Выпив кубок вина, я собрался с духом и вывел на листе — "Дорогая Мэри…".

Тут я задумался. Никогда я писем не писал, не напортачить бы. Размышляя, я выпил ещё кубок вина, и уже собрался, было продолжить письмо, как услышал хрумканье. Слип чего — то грызёт, дошло до меня. Я повернулся к кровати и замер поражённый.

— Ты — ты — ты чего творишь скотина подлая? — Заикаясь, взревел я.

Слип на миг прекратил грызть кинжал, и взглянув на меня, откусил от кинжала лезвие. Аппетитно захрумкал им, словно это не камень, а сахарное печенье.

— Ах ты гадёныш… — Меня затрясло от злости. — Две тысячи золотых… Сожрал две тысячи золотых… тебя скотину отборными фруктами кормили, а не объедками, коих ты заслуживал, а ты, скотина, две тысячи золотых сожрал?

Подскочив, я схватил меч и вытащил его из ножен.

— Не жить тебе гадёныш. Оплошал я, что сразу тебя о стену не шваркнул, но теперь я с тобой расплачусь. Ты мой кинжал сожрал, а я тебя сожру. — Пообещал я. — Отправляйся к Даргу!

Я приподнял меч, чтоб разрубить это подлое создание и в этот момент в комнату влетела Дария.

— Дарт, ты что творишь? — Воскликнула она, увидев, что я замахнулся на демона.

Не успел я и рта раскрыть, как она подбежала к кровати и отгородила от меня слипа.

— Отойди. — Зло сказал я. — Не жить этой скотине. Сегодня я из него жаркое сделаю.

— Дарт, опомнись. — Прошептала девушка, смотря мне в лицо. — Ты добрый. Это заклинание тебя злым делает.

— Какое к демонам заклинание? — Не понял я.

— Которое на кинжал наложено. — Сказала Дария. — Помнишь? Оно тебя предать нас заставляло, а теперь, похоже, злым делает.

— Меня не заклинание, а этот гадёныш злым делает. — Сказал я. — Отойди от кровати.

— Нет. — Сказала Дария. — Я не позволю тебе убить милого слипа.

— Милого слипа? — Ошалел я. — Ты посмотри, что этот милый гадёныш жрёт!

Дария повернулась к слипу и ахнула. Я сдвинулся немного в сторону и увидел, как демон засунул в пасть остатки рукояти кинжала и начал жевать.

— Это, это невероятно… — Прошептала девушка.

— Уродец прожорливый. — Буркнул я и опустился на стул.

— Но как такое могло случиться? — Спросила девушка. — Ведь они только фрукты едят. Ну, иногда если голодные, траву и кору на деревьях. Но камень…

— Откуда я знаю. — Сказал я, немного успокоившись. — Может их специально создали, чтоб они ритум жрали. Магесса ведь говорила, что много у Древних было отходов.

— Что же теперь? — Дария села на кровать.

— Казнить скотину подлую. — Пробурчал я. — Хоть какое — то удовлетворение.

— Нет, Дарт, не надо. — Вздохнула девушка. — Он ни в чём не виноват.

— Виноват. — Сказал я. — Нечего жрать всё до чего лапы дотягиваются.

— Дарт, успокойся. — Сказала Дария. — То, что ты слипа убьёшь, кинжал не вернёт.

Налив себе вина, я выпил его. Вздохнув, посмотрел на слипа.

— Хорошо, я не буду его убивать. — Сказал я и зло усмехнулся, смотря на слипа.

— Правда? — Недоверчиво спросила девушка. — Не верю я тебе. С чего ты так улыбаешься?

— Я его подарю. — Сказал я. — Оттого и улыбаюсь.

— Хорошо, подари. — Согласилась Дария. — Только добрым людям.

— Добрее не бывает. — Заверил я девушку.

— Только, пожалуйста, не обмани меня и не расправься с ним. — Попросила Дария.

— Обещаю, что не причиню слипу вреда. — Сказал я.

— Вот и хорошо. — Сказала Дария.

Налив себе ещё вина, я посмотрел на девушку и заметил, что она надела красивое атласное платье и сделала пышную причёску.

— А ты чего так нарядилась? — Поинтересовался я. — Не на бал ведь идём, а в таверну.

— Тебе не нравится? — Опечалилась девушка.

— Что ты, очень нравится. — Заверил я девушку. — И платье красивое и ты просто прелесть.

— Правда?

— Конечно, правда. — Сказал я. — Ты очень красивая и причёска чудная.

— Спасибо. — Немного покраснела Дария. — Мы ведь сегодня с отцом последний день охотниками являемся. Больше в пустоши ни ногой. Вот я и решила, что это будет самый прекрасный день в моей жизни.

— Хорошая задумка. — Одобрил я план девушки.

— А ты в этой одежде в таверну пойдёшь? — Спросила Дария.

— Да. — Ответил я. — Вроде чистая и почти новая одежда. Не стыдно в такой на улицу выйти.

— Жаль. — Едва слышно прошептала девушка.

— Что? — Не расслышал я.

— Нет, ничего. — Тряхнула головой девушка и поднялась с кровати. — Пойдём?

— Да, пойдём. — Выбрался я из — за стола и вложив меч в ножны, начал закреплять перевязь.

Девушка шагнула к столу и с любопытством спросила: — А чего ты здесь пишешь?

— Письмо. — Сказал я, возясь с перевязью.

Дария тем временем подняла листок и прочла написанное.

— Вот значит как… — Прошептала девушка, бледнея на глазах.

— Что с тобой? — Встревожился я.

— Нет, ничего. — Пробормотала Дария. — Всё в порядке.

— Ты уверена? — Спросил я. — Может тебе плохо?

— Нет — нет, Дарт, всё в порядке. — Взяла себя в руки девушка.

— Пойдём тогда?

— Да — да, пойдём. — Дария быстро вышла из комнаты.

Я покосился на развалившегося на кровати слипа, и едва слышно сказал: — Готовься, скотина неблагодарная, скоро тебе за всё воздастся.

Слип посмотрел на меня, и зевнув, закрыл глаза. Ругнувшись, с досады, я вышел из комнаты и запер за собой дверь. Дария не стала меня дожидаться и к тому времени, когда я разобрался с замком, дошла до лестницы. Нагнав девушку у входа, я открыл дверь, и мы вышли на улицу. Я подхватил девушку под руку, и мы пошли в таверну. Дария о чём — то задумалась и не отвечала на мои вопросы. Так и не завязав разговор, я тоже умолк. Добравшись до таверны, мы вошли в зал и отправились к столу, за которым уже сидел Улис.

— Чего вы такие смурные? — Удивился охотник, разглядев наши лица.

— Остальные придут и узнаешь. — Сказал я.

Встревоженный Улис попытался выпытать у нас причину нашего плохого настроения, но это ему не удалось. Мы дождались, пока соберётся весь отряд, и лишь тогда я сказал: — Поездка в столицу отменяется.

— Почему? — Спросил Карой.

— Кинжала больше нет. — Сказал я.

— Как нет? — Изумился Вард. — Куда он мог деться?

— Слип его сожрал. — Сказал я.

— Какой слип? — Возмутился Улис. — Ты нас за ослов держишь что ли?

— Может, ты просто не хочешь делить выручку на всех? — Спросил Стэн.

— Я видела, как слип кинжал сожрал. — Сказала Дария. — Если бы не видела этого собственными глазами, то сама бы Дарту не поверила.

— Я сам ошалел, когда увидел, как слип кинжал жрёт. — Сказал я. — Кто мог знать, что слипы могут ритум или тэриум жрать. Мы кинжал мечом не могли разрубить, а слип его стрескал, как ни в чём не бывало.

— Х — м - м. Не похоже, что Дарт врёт. — Высказал своё мнение Гилим. — Не идиот же он, чтоб такую отговорку выдумывать. Кто бы ему поверил? Если бы он желал сам продать кинжал, то придумал бы нечто более правдоподобное или вообще не стал бы ничего объяснять, а просто уехал бы с кинжалом.

— У него шкатулки ещё нет. — Сказал Улис. — Завтра заберёт её и уедет.

— На кой ему шкатулка? — Спросил Карой. — Его амулет защитит не хуже шкатулки. К тому же я своей дочери верю.

— А может, вы нас разыграть решили? — Неуверенно улыбнулся Улис. — Может это шутка?

— Если бы. — Вздохнул я.

— Значит, о продаже кинжала можно забыть. — Сказал Гилим.

— Жаль. — Опечалился Вард. — Так хотелось, чтоб по тысяче на долю вышло. Как у отряда Рамуса.

— У Рамуса в отряде пять человек было. — Сказал Гилим. — А у нас восемь. Так что общая добыча у нас больше выходит.

— Добыча и без кинжала добрая. — Сказал Карой. — Грех жаловаться.

— Конечно грех. — Сказал Гилим. — Все живы — здоровы и золотишком разжились. Не обделила ведь нас своей милостью богиня удачи, так зачем из — за пустого переживать?

— Так ведь три тысячи золотых… — С тоской протянул Улис.

— На всё воля богов. — Сказал Гилим. — Да может оно и к лучшему, что демон кинжал уничтожил.

— Чем лучше? — Спросил Улис. — Тем, что золота меньше, чем могло бы быть?

— А ты припомни хоть один отряд охотников, что с такой добычей вернулся и ни одного человека в пустошах не потерял. — Сказал Гилим. — Не было ведь такого.

— Если ты про отряд Перина хочешь напомнить. — Не дал высказаться открывшему рот Улису Карой. — То зря. У них два мага было, и почти всю добычу маги себе забрали. Едва ли десятую долю охотникам отдали.

— Было такое. — Кивнул Вард.

— Так что радуйся тому, что есть. — Сказал Улису Гилим. — И не гневи богов, они нас милостью не обделили.

— Ладно, раз нет кинжала, так и рассуждать нечего. — Сказал Карой. — Надо удачное возвращение отметить, а не горевать над возможным убытком.

— Верно. — Сказал Гилим. — Давайте лучше выпьем.

Выпив по паре кубков, охотники повеселели. Лишь Улис, раздосадованный утратой возможной прибыли, продолжал хмуриться. Немного поболтав о дальнейших планах, охотники скинулись на бочку вина и оповестили зал о бесплатном угощении. Выкрикивая здравницы в честь вернувшегося с добычей отряда, охотники начали поглощать выпивку.

* * *

— Дарта в зале нет. — Доложила Кире Вилена.

— Плохо. — Нахмурилась Кира. — Я надеялась, что крутящиеся по округе осведомители просто не заметили, как он проскользнул в таверну.

— Что теперь? — Спросила Вилена.

— Может, ошибся служащий денежного дома, и Дарт случайно в тоже время, что и охотники зашёл? — Пробормотала Кира.

— Нет, служащий клялся, что они вместе приходили. — Сказала Вилена.

— Где же тогда этот прохвост? — Задумалась Кира.

— Глава гильдии охотников сказал, что сегодня вернулся отряд Кароя, состоящий из восьми человек. — Сказала Вилена. — У них один новенький объявился. Я уж думала, что это и есть Дарт, но осведомитель сказал, что новичок и близко не похож на него.

— И в чём проблема? — Спросил маг. — Что ему мешало изменить внешность? Заклинание, изменяющее внешность совсем не дорого стоит.

— Верно. — Повеселела Кира. — Он мог внешность изменить.

— Надо осведомителю защитный амулет дать. — Сказал маг. — Тогда уверенность будет, ошиблись мы или этот охотник, и есть Дарт.

— Я мигом. — Пообещала Вилена и ушла.

— Значит, вы господин Дорин помогали в прошлый раз ловить Дарта? — Спросила у мага Кира.

— Да. — Ответил маг. — Было такое дело. Довольно забавное. Парень был явно не в себе. Вместо того чтобы сдаться, увидев безнадёжность своего положения, он все силы бросил на то, что бы убить леди Мэри.

— Жаль, я этого представления не видела. — Сказала Кира.

— Ничего, думаю, он сегодня ещё чего — нибудь учудит. — Обнадёжил Киру маг.

— Нет, я работаю без представлений. — Сказала Кира. — Никаких погонь, боёв и захватов не будет.

— Вилена идёт. — Прервал её маг.

Кира повернулась и увидела улыбающуюся девушку, идущую к ним.

— Похоже, вы были правы господин Дорин. — Сказала Кира.

— Он! — Торжествующе сказала Вилена, подойдя к Кире и магу. — С защитным амулетом опознал его осведомитель.

— Отлично. — Улыбнулась Кира. — Осталось только схватить его.

— Как я понимаю, огласка нам не нужна? — Спросил маг.

— Не нужна. — Сказала Кира. — Лишние вопросы нам не нужны.

— Тогда придётся ждать, когда он уйдёт из таверны. — Сказал Дорин.

— Подождём. — Сказала Кира.

— Не известно, сможет ли он оттуда уйти. — Сказала Вилена. — Осведомитель сказал, что их отряд бесплатную выпивку выставил. Там сейчас попойка в полном разгаре.

— Да, похоже, моя помощь сегодня не понадобится. — Усмехнулся маг.

— Увидим. — Сказала Кира. — Вдруг он не пьян будет? Тогда придётся его заклинанием вырубить, чтоб он и понять ничего не успел.

— Тогда я заклинание второго круга сфера сна приготовлю. — Сказал маг. — Как решите, что момент подходящий, так я парня и усыплю.

* * *

Немного захмелев, я вышел на улицу освежиться. Несмотря на то, что охотники не стали меня попрекать утратой кинжала, я чувствовал возникшее напряжение. Улис так со мной и не разговаривал, Вард тоже больше молчал. Дария так словно мыслит о чём — то, отвечает не впопад. Не задался вечер. Даже царящее в зале веселье не радует. Хорошо хоть Гилим и Карой по — прежнему себя ведут, а то сразу можно было бы уходить отсюда.

Я вернулся в зал и пошёл к столу. За несколько ярдов до него меня остановил Гилим и потянул к барной стойке. Сев возле стойки, он наклонился ко мне.

— Дарт, можно с тобой серьёзно поговорить? — Спросил он.

— Конечно. — Ответил я.

— Как бы, всё это не моё дело, — немного смущённо начал Гилим, — и ты не обязан отвечать на мои вопросы…

— Что за вопросы? — Не понял я.

— Эта Мэри, кто она тебе? — Спросил Гилим.

— Я же говорил, мы партнёры. — Сказал я.

— Я имею в виду, какие между вами отношения?

— Отношения? — Задумался я.

— Да. Насколько вы близки?

— Ни насколько мы не близки. — Сказал я. — А отношения между нами враждебные.

— Понятно. — Сказал Гилим. — Хотя и зря ты вражду с варгом затеял.

— Не затевал я ничего. — Вздохнул я. — Так обстоятельства сложились. Не знаю теперь, как выпутаться из этого.

— А ты мне расскажи, из — за чего вражда меж вами вышла. — Предложил Гилим. — Может подсоветую тебе чего. Я ведь с одной из них три года под одной крышей прожил. Знаком с их норовом не понаслышке.

Немного подумав, я решился: — Слушай тогда.

Поведав Гилиму о своём общении с Мэри и о клятве, придуманной под воздействием зелья, я заставил его задуматься. Пока Гилим размышлял, я заказал нам по кубку вина.

— Если бы ты не сказал, что придумал клятву под воздействием зелья, то я решил бы, что ты самый рисковый парень из всех, что я видел в жизни. — Сказал Гилим. — Уж чего — чего, а больше всего варги не любят принуждения. А ты заставил её клятву дать и к себе привязал. Это всё равно, что тигру на поводок посадить. И надеяться, что поводок её удержит.

— Да понимаю я, что зла она на меня. — Сказал я.

— Она не зла. — Покачал головой Гилим. — Она в бешенстве. Для неё это словно ошейник. А какой свободолюбивый зверь потерпит такое?

— Никакой. — Согласился я.

— На мой взгляд, у тебя два пути Дарт. — Сказал Гилим. — Либо вы должны сойтись так близко, что ваша привязанность друг к другу будет сильнее чем клятвенные обязательства, либо найти способ расторгнуть клятву.

— Меня жрец Арис с порога прогнал. — Сказал я. — Нет надежды, что она клятву расторгнет.

— Да, зря ты Арис в свидетельницы призвал. — Сказал Гилим. — Она всегда варгам помогает.

— Не знал я об этом.

— Понятно, что не знал. — Сказал Гилим. — А с учётом того, насколько наши боги любят пакости устраивать, чтоб смертным жизнь мёдом не казалась…

— Н — да, это они любят. — Вздохнул я и горько добавил: — Словно не могла Арис, раз она так варгов любит, нашу клятву расторгнуть.

— Вот — вот. — Поддержал меня Гилим. — Не спроста это. Либо ты чем — то богиню обидел, либо показалось ей забавным связать двух существ, желающих избавиться друг от друга и при этом не в силах причинить партнёру вреда.

— Меня эта ситуация совсем не забавляет. — Сказал я.

— Есть ещё одна возможность. — Сказал Гилим. — Клятву она не расторгла, чтобы испытать вашу волю и выдержку.

— На кой ей это? — Спросил я.

— Не знаю. — Сказал Гилим. — Но ходят слухи, что иногда боги подкидывают смертным испытания. Что с теми, кто его прошел, случается, я не знаю, а вот одного не выдержавшего испытание я встречал. Несчастный безумец. Сломали его невзгоды.

— Ещё испытания мне не хватало. — Проворчал я.

— А это ведь мысль. — Сказал Гилим. — Помнишь, я говорил, что варги перед замужеством кандидата на жизнестойкость испытывают?

— Помню.

— Так это твой шанс избавиться от неприятностей. — Сказал Гилим. — Сделай ей предложение.

— Жениться на ней? — Ошалел я.

— Да. — Подтвердил Гилим.

— Ты сбрендил? — Недоверчиво поинтересовался я. — Она и так на меня зла за постельных партнёров, так я ещё масла в огонь подолью.

— Хуже не будет. — Сказал Гилим. — Она не откажется испытать тебя, ведь это не нарушение клятвы и в случае неудачи твоя гибель не будет её виной. А если ты выдержишь, то это разрешит твою проблему. Ты не представляешь, как сложно варгам подобрать достойного человека с высокой жизнестойкостью. Если ты окажешься сильным, то это определённо потушит её неприязнь к тебе. Ведь сейчас она в ярости из — за того, что привязана к недостойному, по её мнению, человеку.

— То есть, если я выдержу испытание, то она перестанет пытаться меня убить? — Спросил я.

— У неё нет цели, просто убить тебя. — Сказал Гилим. — Варги не играются с врагами, а то, что она с тобой забавлялась, говорит о том, что ты ей интересен. Она бы убила тебя ещё при первой встрече, если бы ей нужна была твоя смерть.

— Она замучить меня хотела, чтоб в муках я умер, вот и не убила сразу. — Возразил я.

— Нет Дарт, ты ошибаешься. — Сказал Гилим. — Это они так свой интерес проявляют. Это лишь преддверие испытания, все эти попытки запугать, сломать. Если выдержишь это, то начнут тебя уважать и будут твоими друзьями. А не выдержишь, то сломят твою волю и сделают игрушкой для развлечения.

— Ты некромантов не встречал? — Мрачно спросил я.

— Нет. — Удивился Гилим. — А зачем тебе некроманты?

— Мага того Древнего, что варгов создал, поднять из мёртвых и на костёр его отправить. — Сказал я. — Насоздавал гад зверюк.

— Эх, Дарт. — Вздохнул Гилим. — По сравнению с некоторыми людьми, варги просто невероятно милые и добродушные существа.

— Возможно. — Согласился я. — Но жениться на этой зверюке? Нет, это не мой путь.

— Тебе решать. — Сказал Гилим. — Я просто подсказал тебе возможность разрешить проблему.

— Спасибо за заботу. — Поблагодарил я. — Пусть это будет моим последним шансом. Если не останется другого выбора, то возможно я воспользуюсь твоей подсказкой. А пока попробую написать ей и разъяснить ситуацию. Может, не станет она меня преследовать.

— Особо на это не рассчитывай. — Сказал Гилим. — Но попытаться объяснить ситуацию конечно стоит.

— Попытка не пытка. — Сказал я. — Хуже от этого не будет. Тем более лично с ней встречаться я не буду.

— Верно. — Сказал Гилим. — Письмо ей послать трудов не много, а в случае удачи пользы выйдет не мало.

— А чего ты вообще так моими отношениями с Мэри озаботился? — Поинтересовался я.

— Вообще — то, это меня Дария, о ваших отношениях разузнать, подослала. — Признался Гилим. — Обеспокоило её что — то.

— Это она, наверное, начало письма к Мэри прочла. — Догадался я. — Так вот что её гложет…

— Да Дарт, похоже, влюбилась в тебя Дария. — Сказал Гилим. — Поэтому будь порядочным человеком. Не пользуйся ситуацией. И демону понятно, что если ты проявишь сейчас чуток настойчивости, то девушка станет твоей. Только что ей потом делать, когда она тебе надоест? Если тебе поразвлечься охота, так вон девиц, полный зал. Выбирай любую, а то и двух. Отдохнёшь замечательно и никакой головной боли.

— Не собираюсь я чувствами Дарии пользоваться. — Сказал я. — Скрывать не буду, Дария меня привлекает, и я не отказался бы от близкого общения с ней. Только мы друзья, а я друзей не предаю. Если будет у меня мысль серьёзные отношения с Дарией завязать, тогда другое дело. Так что не беспокойся, не станет Дария развлечением для меня.

— Я и не сомневался, что ты порядочный человек. — Сказал Гилим. — Молод ты ещё просто, мог не удержаться от соблазна.

— Меня с пути истинного не так просто столкнуть. — Усмехнулся я. — Дома мне в подобной ситуации полгода прожить пришлось. И в отличие от теперешней ситуации доступных девиц в округе не было.

— Не лёгкая у тебя жизнь. — Хохотнул Гилим. — Ну, да ладно, раз со всем разобрались, то можно веселиться.

— Да, надо отдыхать. — Согласился я.

— Слушай Дарт, я такое местечко интересное знаю. — Подмигнул мне Гилим. — Там такие девушки… м — м - м… прелесть. Не хочешь потом туда заглянуть?

— Хочешь, ещё как хочешь. — Оживился я.

— Тогда ещё часок здесь посидим и пойдём. — Сказал Гилим. — Всё одно здесь кроме пьянки ничего путного не выйдет.

— Пьянка это не интересно. — Поддержал я охотника.

— Вот — вот. Так что ты не напивайся. — Сказал Гилим.

— Не буду. — Пообещал я.

Мы вернулись к своему столу. Рассчитывая хорошенько оторваться ночью, вина я почти не пил. Немного поболтал с Кароем, затем переключился на беседу с Дарией, заметно ожившей после того, как Гилим что — то шепнул ей на ухо. Настроение у меня улучшилось и мне больше не хотелось уходить. Через час Гилим поднялся и подмигнув мне, начал прощаться с охотниками. Я тоже вылез из — за стола.

— Дарт, ты тоже уже уходишь? — Спросила Дария.

— Да. — Ответил я. — Хватит уже веселиться. Пойду, отдохну.

— Тогда я тоже, пожалуй, пойду. — Решила девушка. — Провожу тебя до постоялого двора и домой пойду.

— Э — э, — замялся я, — как бы не на постоялый двор я сейчас пойду.

— Понятно. — Грустно вздохнула Дария. — Тогда пойду домой.

— Я завтра к тебе зайду, хорошо?

— Хорошо. — Согласилась девушка.

Поняв, что Дария не обиделась на то, что я не пойду с ней, я облегчённо вздохнул и вышел из зала. Поджидавший меня на крыльце Гилим, хлопнул меня по плечу и улыбнулся.

— Ну что к девушкам пойдём? — спросил Гилим.

— Обязательно. — Отозвался я, и посмотрев по сторонам, активировал защитный амулет.

Мы спустились с крыльца, и пошли по улице. Гилим повёл меня по направлению к городским воротам. По пути он начал рассказывать мне, какие красотки встречаются, в этом его интересном месте, а я прислушивался к его словам и предвкушал хорошее развлечение. Свернув на перекрёстке налево, мы прошли мимо одной таверны, и вдруг моя защита полыхнула белым светом, на миг отгородив меня от окружающего мира. Моргнув, я увидел, как Гилим рухнул на мостовую, а вместе с ним и двое прохожих, подходивших к нам.

Выхватив меч, я обернулся, ища взглядом мага. На крыльце таверны, которую мы только что прошли, стояли трое — две девушки и мой старый знакомый, маг, помогавший Мэри меня схватить. Девушки недоумённо смотрели на меня, а маг громко выругался. Я побежал к ним и русоволосая девушка, оскалив клыки, выхватила меч и бросилась мне на встречу. Её товарка тут же последовала её примеру. Зло усмехнувшись на бегу, я не замедляя движения, проскочил мимо первой девушки. Пропустил удар её меча, столкнувшийся с моей защитой, и проскользнул дальше. Вторую девушку я встретил пятью ярдами дальше. Разогнавшись, я попросту сшиб её с дороги.

Я заскочил на крыльцо и схлопотал в тот же миг огненное копьё в грудь. Расплескавшись по вспыхнувшей защите, пламя не причинило мне никакого вреда. Не мешкая, я ударил мага мечом, не стараясь впрочем, убить. Окутавшееся пламенем лезвие клина преодолело блеснувшую защиту мага и разрубило ему балахон. Вскрикнув, маг отшатнулся. Замерев на мгновение, я начал создавать заклинание молнии. Тут же мне в спину ударил меч. За те мгновения, пока я создавал заклинание, моя защита поглотила пару десятков ударов и огненную стрелу мага.

Создав структуру заклинания, я прыгнул вперёд и дотянувшись до мага, пробил его защиту. Едва мой меч, нарушив защиту мага, покинул сферу воздействия заклинания, как я метнул в место удара молнию. Не успев восстановиться в полном объёме, защита мага не смогла полностью поглотить молнию. Маг отлетел к стене и ударившись об неё, сполз на мостовую.

Развернувшись, я обратил внимание на атакующих меня девушек. Подбежавшая ко мне первой, оскалившись, со злостью смотрела на меня и рубила меня мечом, надеясь, что моя защита истощится. Вторая наоборот выглядела спокойной и сосредоточенной и наносила удары быстро и точно. Двумя ударами меча я лишил девушек их оружия и создал заклинание молнии. Ещё одним ударом меча проверил наличие у спокойной девушки защиты, и убедившись, что она защищена, повторил свой приём, испытанный на маге. Девушку отбросило от меня на пару ярдов.

— Гадёныш! — Прошипела оставшаяся одна русоволосая девушка.

— Почему вы на меня напали? — Судорожно дыша, спросил я.

— Ты преступник. — С ненавистью смотря на меня, сказала девушка. — Сдавайся, тебе всё равно не скрыться.

— Ты сдавайся. — Предложил я. — Тебе меня не одолеть, и жива ты ещё только потому, что я хочу получить ответы на вопросы.

— Ты сдохнешь. — Прошипела девушка. — Тебя ждёт медленная и мучительная смерть.

— Я уже слышал подобные угрозы, — поморщился я, — и как видишь, всё ещё жив.

— Не надейся, что Мэри тебя снова отпустит. — Сказала девушка.

— Мэри меня отпустит? — Изумился я. — Ты не больна случаем? С чего бы мне такая милость от Мэри?

— Сдавайся. — Предложила девушка. — И я всё тебе объясню.

— Иди ты к демонам. — Предложил я. — Вместе с подружкой и дружком. Они вам устроят тёплый приём.

— Дарт, я лично после допроса тебе горло перегрызу. — Пообещала мне девушка.

— Я тебе в таком разе сейчас клыки повыбиваю. — Пригрозил я. — Или ты отвечаешь на мои вопросы, или ходить тебе беззубой. А для полного удовлетворения глаза тебе выколю, чтоб не зыркала с ненавистью.

— Гадёныш. — Задыхаясь от гнева, выговорила девушка. — Возомнил себя всесильным?

— Сейчас я сильнее тебя. — Сказал я. — Отвечай, тебя Мэри послала?

— Нет. Ты преступник и тебя по всей Элории разыскивают. Так что тебе некуда деваться. Сдавайся.

— Как вы меня нашли?

— Проходили мимо и увидели. — Зло рассмеялась девушка.

— Ну и демоны с тобой. — Пожал я плечами и нанёс удар.

Девушка рванулась в сторону и мой удар вместо того, чтоб рассечь ей куртку на груди, разрубил её плечо. Вскрикнув, она остановилась, и я метнул молнию. Девушка упала на мостовую, а я не обращая внимания на высунувшихся из таверны людей, подошёл к магу и убедившись, что он дышит, нанёс пару десятков ударов вблизи тела, истощив этим энергию защитного заклинания. Метнув молнию в дверь таверны, и утихомирив этим людей начавших выкрикивать угрозы, снял с мага защитный амулет. Не теряя ни мгновения, подбежал к девушкам и ударами меча истощил и энергию их амулетов. Изъяв амулеты, я засунул их в карман и бросился к начавшему шевелиться Гилиму.

— Как ты? — Спросил я у Гилима. Услышав в ответ лишь невнятное мычание, я торопливо сказал: — Как оклемаешься, убирайся отсюда. Если вас будут расспрашивать, то говорите, что вы мне не друзья, и в отряд взяли лишь для того, что бы добраться до сокровищ.

— Я понял. — Пробормотал Гилим. — Это Мэри до тебя добраться решила?

— Нет. — Ответил я. — Другие варги чего — то на меня накинулись. Ладно, прощай Гилим.

— Светлых тебе дней Дарт. — Сказал Гилим.

Убрав меч в ножны, я побежал к постоялому двору, преследуемый криками видевших мой бой прохожих. Выкладываясь полностью, я пробежал шесть сотен ярдов до постоялого двора и ворвался в конюшню. Мальчишка, присматривающий за лошадями, подскочил с тюка соломы, с таким грохотом я ударился об дверь.

— Оседлай мою лошадь. — Велел я и вытащил из кармана серебряный империал. — Если успеешь до моего возвращения, то это будет платой.

— Я мигом господин.

Мальчишка метнулся к моей лошади, а я побежал в свою комнату. Ворвавшись в комнату, я метнулся к сундуку, достал из него добытые в пустошах книги, бросил их в свою дорожную сумку. Схватил сумку и арбалет, и побежал на кухню. Набрав во флягу воды и бросив в сумку несколько кусков жареного мяса, я подскочил к ошеломлённо взирающему на мои действия мастеру Лиру. Вытащив кошель, я отдал мастеру четыре золотых.

— Я съезжаю. — Сказал я и побежал на конюшню.

Прицепив сумку к седлу, я забрался на коня и бросил мальчишке серебряный. Поймав монету на лету, мальчишка уставился на неё, словно не веря своей удаче. Ещё бы, принцы, пожалуй, сюда не забредают. Не от кого здесь такой платы за мелкую услугу ожидать. Хватило бы и дары — другой за его работу, только не бегать же мне по городу, пытаясь деньги разменять, когда вот — вот дико озлобленные варги в погоню бросятся. Так пусть мальчишка порадуется. Тем более, что со своей работой он в срок управился.

Выехав с конюшни, поскакал к городским воротам, молясь богине удачи, чтоб ничто не помешало мне покинуть город. Распугивая гуляющих прохожих, я промёлся по городу. Добравшись до ворот, я стиснул зубы. Десяток стражников, расположившихся у стены, и закрытые ворота говорили о том, что меня здесь ждут. Подскакав к воротам, я соскочил с коня.

— Откройте ворота. — Попросил я стражников.

— Это же тот парень, которого разыскивают. — Сказал один из стражников.

— Сдавайся. — Сказал мне десятник. — Тебе не выбраться из города.

Стражники сдвинулись и перегородили мне дорогу к отступлению.

Создав заклинание молнии, я метнул её поверх голов стражников. Пролетев над головами, молния ударилась в стену и рассыпалась искрами.

— Вы хотите умереть? — Спросил я у стражников. — Вам ведь меня не остановить, только погибнете зазря.

— Даже если ты нас убьешь тебе не удрать. — Сказал десятник. — Хоть ты и маг, но засов с ворот тебе в одиночку не снять, а мы тебе помогать не будем.

— Лишь бы не мешали. — Сказал я и вытащил меч.

Увидев толстенный деревянный брус, окованный железными полосами, который исполнял роль засова, я только усмехнулся. Подойдя к двери, я тремя широкими взмахами меча прорубил в воротах здоровенную дыру. Отшатнувшись от упавшего куска ворот, я метнулся к лошади, и не успели стражники прийти в себя, и попытаться мне помешать, вскочил на неё и ударом ног послал к воротам. Пригнувшись, я выбрался из города через дыру в воротах и погнал лошадь к переправе.

По дороге мне удалось успокоить дыхание и немного прийти в себя. Чувство свободы и преодолённой опасности словно окрыляло меня. Никогда ещё мне не приходилось испытывать такую эйфорию. Кажется, что пожелай и звёзды упадут с неба. Даже от зелья мне не было так хорошо.

Я быстро добрался до переправы и вошёл в дом паромщиков. Увидев серебряный у меня в руках, лениво попивающие пиво паромщики встрепенулись.

— На другой берег переправите?

— Так не ходят отряды в пустоши, на ночь глядя. — Сказал один из паромщиков.

— Так я не пойду, а поеду. — Пояснил я. — Переправите меня?

— Ты что пьян, парень? На кой тебе в пустоши? Садись лучше с нами пивка выпей. — Раздались голоса паромщиков.

— Я бы с удовольствием, но мне на тот берег нужно.

— Ну, на кой тебе туда? — Спросил паромщик.

— Поспорил я. — Придумал я оправдание. — Надо мне на тот берег перебраться и на ближайшем холме огонь зажечь.

— И на много поспорил? — Заинтересовались паромщики.

— Очень на много. — Сказал я. — С двумя девушками спор был. Не хотелось бы, чтоб пришлось им проигрыш выплачивать.

— С девицами поспорил? — Засмеялись паромщики. — Да мы мигом тебя на тот берег доставим. Если конечно жадничать не будешь.

— Серебряный. — Предложил я. — А если поторопитесь, то два.

Паромщики быстро выбрались из — за стола, и захватив два фонаря, вышли из дома. Я завёл лошадь на паром, и мы отплыли. Споро вращая барабан, паромщики очень быстро переправили меня на другой берег. Расплатившись с паромщиками, я осмотрел столбы, к которым была прикреплена цепь.

— Сколько стоит новая цепь и столбы? — Спросил я.

— Брёвна два серебрака, а цепь десять золотых. — Ответил паромщик.

— Держите тогда. — Я вытащил из кошеля десять золотых и выгреб из кармана пять последних серебряных.

— За чем это? — Не поняли паромщики.

— Придётся вам новую цепь покупать и брёвна. — Сказал я. — Потому как я собираюсь их на куски порубить.

— Шутник ты, однако. — Засмеялись паромщики. — Как же ты обратно возвращаться будешь?

— А я не собираюсь возвращаться. — Ответил я. — Берите деньги и плывите обратно.

Один из паромщиков цапнул деньги, и они отчалили.

— Посмотрим, как ты с цепью справишься. — Давясь смехом, крикнул паромщик. — На неё заклинание прочности наложено. Теперь её даже добрый меч оцарапать не может.

— Лучше езжай на свой холм и возвращайся поскорее. — Посоветовал другой паромщик. — Мы пока на том берегу посидим.

— Плывите — плывите. — Сказал я.

Дождавшись, когда паромщики причалят к другому берегу и закрепят паром, я подошёл к воде, и одним ударом перерубил цепь. О, какие проклятия на мою голову полетели с другого берега.

Усмехнувшись, я пробормотал: — Нельзя быть такими недоверчивыми.

Подойдя к вкопанным брёвнам, я срубил их почти на уровне земли. Немного сожалея, что нельзя остаться и высказать варгам, когда они сюда примчатся, всё, что я думаю о них и их родственниках, забрался на лошадь. Засветив в пяти ярдах перед собой небольшой магический огонёк, я направил лошадь в сторону пустошей.

Путь, который пешком приходилось преодолевать почти целый день, занял у меня лишь часть ночи и ещё до рассвета, я добрался до пустошей. Когда на лошади ехать стало невозможно, я слез с неё и снял сумку и арбалет. Затем развернул лошадь в сторону Гармина и ударил её ножнами. Заржав, лошадь ломанулась от меня.

Усевшись на камень, я сделал небольшой привал. Перекусил немного, уложил вещи в сумке поплотней, чтоб не болтались на ходу, и двинулся дальше. Уменьшив магический огонёк, шёл с ним пока небо не начало светлеть. Эйфория, охватившая меня после схватки, рассеялась, и я стал чётче понимать, что нужно делать.

Назад мне ходу нет. Эти зверюки и так злобные создания, а после того как я их проучил, вообще в ярости будут. Тем более меня по всей Элории ищут. Нет уж, попадать им в лапы вовсе не хочется. Придётся пересечь пустоши и добраться до Сулима. Далековато топать… А что делать? Придётся идти, через Элорию пробраться шансов ещё меньше. Хоть по пустошам бродить радости мало, так зато цел останусь. А они пусть меня возле Гармина караулят, до старости.

Хоть бы они слипа моего нашли и загрызли его со злости. Хоть какая — то польза с них была бы. Хотя нет, я ещё три амулета добыл. Неплохая, очень неплохая добыча. Почти полтысячи золотых за один вечер. Удачный вечерок. С такими деньгами, что у меня сейчас есть только жить и радоваться. И желательно жить не в пустошах, а в каком — нибудь городке. Ничего, доберусь я до Сулима, там отдохну по — настоящему. Не пропаду я в пустошах. Демоны не так часто здесь попадаются, чтоб с моей защитой можно было беспокоиться за свою жизнь. Доберусь, не впервой мне одному по пустошам ходить.

Надеюсь, на охотниках варги не отыграются за меня. Они ведь не причём. Да не должны. У охотников знакомых, друзей и родственников в городе хватает, есть, кому за них похлопотать. Не станут варги только из — за того, что они меня в свой отряд взяли на них отыгрываться. Это я здесь никто. Так, знакомый. Исчезни я, и никто не озаботится моей пропажей. Человек — невидимка. Отлавливай и делай что хочешь, никто судьбой такого человека не озаботится.

Ну, ничего, в Сулиме будет спокойнее. Никаких варгов и старых врагов. Отдых, только отдых и никаких приключений. Даже на оставшееся в кошеле золото можно прожить до осени припеваючи. Устроюсь в каком — нибудь городке и буду жить спокойно. Магией серьёзнее займусь. Книги надо будет изучить, да какого — нибудь мага разыскать, что за деньги меня обучать возьмётся. Вот это верный план, магические знания мне край необходимы. Мало того, что если Мэри меня разыщет, лучше быть как минимум на равных с ней, так и для проникновения в найденный мной замок Древних магические знания необходимы.

Эх, скорей бы до него добраться… Там ведь невероятное количество сокровищ меня поджидает. А уж если там портал есть, так замок для меня бесценным будет. Вот бы не отвернулась от меня богиня удачи. Портал просто уйму преимуществ мне даст. Возможность в любой момент перенестись из любого места в замок для меня бесценна. Кстати, а вдруг я могу не только сам переправляться, но и других с собой переправлять? Очень интересно…

Размышляя на ходу, я преодолевал милю за милей, всё дальше углубляясь в пустоши. Опробованный метод по созданию сторожевого заклинания на короткий промежуток времени позволял мне не беспокоиться о том, что я наткнусь на демонов или что до меня незамеченной подберётся погоня. Хотя когда я добрался до речки, по которой мы сплавлялись, мысли о погоне покинули меня. Слишком далеко я забрался, и никто меня не догнал. Нет, похоже, никакой погони, а значит можно сбавить темп.

Переплыв на другой берег, я разложил вещи на камнях и достал из сумки книги. В сырой одежде идти совсем не хочется, а так полезным делом займусь. Давно уже хотел найденные книги почитать, но с этой спешкой всё руки до них не доходили. Полистав первую книгу, в которой описывались заклинания, я отложил её. Книга нужная, надо бы все описанные заклинания заучить. Полезно будет по признакам воздействия или по части структуры заклинания определить, что за заклинание используется.

Взяв в руки вторую книжку, совсем небольшую, но толстую, я открыл её. Прочитав начало книги, я поёрзал на камне. Чем дальше тем интереснее, пронеслась у меня мысль. Книга и впрямь оказалась на редкость интересной и что особенно важно — полезной. Какой — то маг решил описать, как можно из нескольких простых заклинаний составить совсем другие, более мощные и эффективные. Прочитав введение, я углубился в текст.

" В наше время многие пренебрегают использованием в военных целях простейших энергоформ. По моему мнению, это непростительная ошибка, даже простейшие энергоформы по — своему полезны и могут причинить значительный урон противнику. С учётом того, что их могут использовать простые люди, это позволит создать значительный резерв боевой мощи способной в решающий момент сыграть важную роль в битве. Расходом простых людей в битве можно пренебречь, как незначительной тратой, а пользу они принесут, несомненно"

Я хмыкнул, придумают ведь, незначительная трата…

" Одна только энергоформа, которую я назвал триир или ледяные лезвия способна причинить немало хлопот противнику. Объединив энергоформы — туман, сфера холода и вихрь, я создал очень эффективное заклинание, превосходно поражающее живых существ противника. Это заклинание преодолело основную слабость простейших энергоформ — сферу воздействия. Обычно простейшие энергоформы не способны поражать противника на значительной площади, как пример — сунир, копьё льда. Моя же энергоформа имеет поражающий периметр размером в пятьдесят ярдов. Летающие с огромной скоростью в сфере воздействия крупинки льда, за несколько мгновений наносят невероятно много повреждений. К примеру, кожаный доспех был разодран на меленькие кусочки за несколько мгновений. Разумеется, это выглядит смешно, если сравнивать со сложной энергоформой таардат, ледяная вьюга, которая пробивает даже дюймовые стальные пластины"

Я поёжился, представив воздействие подобного заклинания.

"Однако триир могут создавать простые люди и в этом его преимущество. Представьте себе войско из нескольких тысяч человек, создающих подобное заклинание. К тому же их можно направить не только на поражение живой силы врага, но и на подавление его защиты. С этой целью так же превосходно справляется заклинание триир, ведь защите приходится поглощать множество вторжений в защитный периметр. Расход энергии защитой в таком случае очень велик, а напряжённость энергополя высока, что очень удобно для использования более мощных энергоформ.

А главное, это то, что с помощью моего метода можно создавать неисчислимое множество энергоформ, полезных в любых ситуациях, которые будут по силам простым людям. Создание комбинированной энергоформы не требует затрат энергии больших, чем самая энергоёмкая из сливаемых энергоформ. Мой метод позволит изменить баланс сил, возникший сегодня, и это моя заслуга"

— Дарг, — Прошептал я. — ну, и книжечка.

Создавать из заклинаний второго круга подобие заклинаний первого… Да это и сейчас изменит баланс сил. Ведь не многие владеют заклинаниями первого круга, способными причинить столько вреда, сколько эти ледяные лезвия. Магов, у которых хватает энергии лишь на заклинания второго круга в разы больше чем магов высшей и первой ступени. Случись война, и подобные знания в корне изменят наш мир. Да эта книжка дороже всей нашей добычи… В Империи за ней сразу потомственное дворянство дадут и золотом осыпят.

Х — м - м, хотя скорее меня ждёт мешок и глубокий колодец. Выгоднее чем платить мне. И войну через пару лет Империя развяжет. Кровищи прольётся… Ну и находка, стоит кучу денег, а выручить я за неё ни дару не смогу. Слишком опасна она для меня. Хоть выкидывай. Ну, выкидывать не стоит, сначала нужно всё прочесть, может пойму как подобные заклинания создавать. Знание лишним не будет, а от книги можно будет потом избавиться.

Немного поразмыслив, я вновь открыл книгу.

" Очень эффективным является и слияние самых простых энергоформ. Как известно защитное энергополе способно удержать энергоформу примерно того же уровня, с колебаниями в зависимости от насыщенности окружающей среды…"

Тут у меня в глазах начало двоиться и я закрыл книгу. Аж голова заболела с этой книгой. С ума сойти раньше можно, прежде чем смысл предложения поймёшь. Уже одежда высохла, а я за это время лишь малость прочёл. Уложив книги в сумку, я оделся и продолжил путь.

****

Талор.

— А Мэри, проходи, присаживайся, — предложила Эстер вошедшей в кабинет девушке.

— В чём дело Эстер? — спросила Мэри, устраиваясь в кресле. — Надеюсь, ты не собираешься вытащить меня на службу?

— Нет, Мэри, что ты. Я понимаю, что ты сейчас не способна нам помочь.

— Вот именно, — мрачно сказала Мэри. — От этих заклинаний у меня уже голова идёт кругом, а от перевоплощений устала как собака.

— Как ты, летать, ещё не научилась? — полюбопытствовала Эстер.

— Нет, — пробурчала Мэри. — Не мёртвая я, чтоб о собственной жизни не беспокоиться и сразу в небеса подняться. Пока только над озером взлететь пытаюсь.

— Ничего, научишься, — сказала Эстер. — Птицы же летают и не разбиваются.

— Может ты мне ещё по их способу учиться летать предложишь? — спросила Мэри.

— Хорошая идея, — усмехнулась Эстер. — Интересно было бы посмотреть, научишься ты как птенцы с первого раза в падении крыльям пользоваться или нет.

— Кому интересно, а кому не очень, — фыркнула Мэри.

— А с магией как дела обстоят? — спросила Эстер.

— С магией всё в порядке, — устало вздохнула девушка. — Хотя и с ней не всё так просто. После занятий я буквально теряю сознание.

— Может не стоит накачиваться зельями улучшающими память и внимательность? — обеспокоилась Эстер. — Как бы не загнала ты себя. Вот уже какая бледная и худая.

— У меня не так много времени, чтоб добиться абсолютного превосходства над Дартом, — помрачнела девушка. — Поэтому я любыми способами обрету силу.

— Справишься ты с ним и без магии, — твёрдо сказала Эстер.

— Всё — таки я сама буду решать, справлюсь или нет, — непреклонно заявила Мэри.

— Справишься, обязательно справишься. Тем более, что Дарт не изучает сейчас магию.

— Откуда ты знаешь? — насторожилась девушка.

— Откуда, — усмехнулась Эстер. — Оттуда. В конце концов, я глава Тайной стражи или нет? Объявился твой партнёр, вот и узнала я, что не изучает он сейчас магию.

— Где объявился? — вскинулась Мэри.

— В Гармине устроился, — сказала Эстер и усмехнулась. — Наглость, какая.

— Хитёр, — покачала головой Мэри. — Там бы я его в последнюю очередь искать начала.

— Это не хитрость, а наглость, — сказала Эстер. — Поселиться в городе, за который ты отвечала.

— Так что с ним? — поторопила девушка Эстер. — Присматривают за ним или поймали уже?

— Всё гораздо хуже, — вздохнула Эстер. — На твоё место я назначила Киру, а она всё испортила.

— Убила или упустила? — заволновалась Мэри.

— Он их чуть не убил, — сказала Эстер. — Да пожалел видно. Эту ослицу я отозвала из Гармина, больше ей ни одно сложное задание не поручу.

— Ну, от этой тупицы и не стоило ожидать успехов, — улыбнулась Мэри.

— Да неудача это полбеды, — сказала Эстер. — Проблема не в том, что они с твоим партнёром не справились. Кира ведь о том, что Дарт в Гармине промышляет, пять декад назад узнала и никому не доложила. Решила сама его поймать. Вилена доложила, что Кира подозревала твой сговор с Дартом и решила его разоблачить.

— Вот дура, — фыркнула Мэри. — Сговор. Какой меж нами может быть сговор?

— Так вот, — продолжила Эстер. — Дарт притащил крупную сумму в денежный дом и о нём доложили Кире, а она его опознала. Несколько декад поисков в Гармине результата не дали. И вот недавно он объявился, оказалась, он в пустошах с охотниками промышлял. Кира, конечно, сразу решила его схватить. Она даже мага с собой взяла, видимо, чтоб облегчить поимку. Только не помог ей маг. Мало того, что у Дарта меч был, про который ты рассказывала, так он ещё и амулетом с защитным заклинанием второго круга обзавёлся. Тут сама понимаешь, шансов у Киры не оставалось. Так Дарт их всех оглушил, а Киру ещё и ранил. Амулеты с них снял и удрал.

— Куда?

— В пустоши, — сказала Эстер. — Не дурак же он через Элорию пробираться. Кира хотела в погоню отправиться, даже боевую скиллу по тревоге подняла, но слава Арис, не послушался её Меррит. Не хватало ещё в пустошах боевую скиллу потерять до полного счастья. Не война ведь, чтоб такие силы задействовать. Ясно ведь ей объяснили — боевая скилла в Гармине расквартирована на случай обнаружения мощного артефакта, чтоб никто кроме нас не мог им завладеть. А гоняться по пустошам за мальчишками…

— Да дура она, что тут и говорить, — с усмешкой сказала Мэри.

— Я тоже начинаю так думать, — вздохнула Эстер.

— Откуда интересно у Дарта столько денег, что он в денежном доме их хранит, — задумалась Мэри.

— Ночную гильдию Гармина обчистил, — рассмеялась Эстер. — Обворовал воров.

— Плохо, — сказала Мэри. — Могут Гарта скинуть, а он нам полезен.

— Не скинут. Кира — добрая душа компенсировала ворам утраченное. Тысячу семьсот золотых ворам подарила. Надеялась, видишь ли, поймав Дарта денежки вернуть. А вышло ещё утрат помимо этого — амулетов на шестьсот золотых, испорченные городские ворота — тридцать золотых, разрушенный паром — десять золотых, да ещё и Киру лечить пришлось.

— Изрядно Дарт повеселился, — улыбнулась Мэри.

— Я вот думаю выловить его и в цитадель отправить, — сказала Эстер. — В качестве учебного пособия. На нем пусть тренируются преступников ловить.

— Не выловить его так просто, — сказала Мэри. — Больше он в Элорию не сунется. А я его в цитадель отдавать, не намерена.

— Зря, — огорчилась Эстер. — Это и твою проблему бы решило.

— Я сама решу свою проблему.

— Ладно, — сказала Эстер. — Твоё дело, как с Дартом поступить. А я тебе хочу от него послание передать.

— Что за послание? — удивилась Мэри.

— В комнате, которую он в Гармине снимал, при обыске нашли, — Эстер протянула ей лежавший на столе листок. — Кира после этой находки едва не зарыдала. Такое доказательство вашего сговора.

Пробежав взглядом по странице, Мэри оскалилась: — Гадёныш — ш, ничего доберусь я до тебя… Я тебе покажу дорогую…

— Успокойся, — сказала Эстер.

Глубоко вздохнув, Мэри спросила: — Киру он сильно ранил?

— Довольно сильно. Руку разрубил. Вылечили её конечно, но повозиться целителю пришлось.

— Ну что ж, за Киру я ему прощу это послание, — решила Мэри. — Одно слово за один удар.

— Как вы мне надоели со своими мелочными разборками, — скривилась Эстер. — Что ты, что Кира. Вам бы только цапаться. Словно не одно дело делаете.

— Да чтоб эту дуру демоны сожрали, — высказала пожелание Мэри.

— Ладно, иди отсюда, — сказала Эстер. — Овладей поскорее своими новыми возможностями и разберись со своим партнёром. Тут работы уйма, а ты отдыхаешь.

— Я не буду спешить, — заявила Мэри. — Это не тот случай, когда спешка поможет. К тому же я не собираюсь ловить Дарта по всему свету. Этим пускай тупоголовая Кира занимается. У меня давно разработан план, как и где я его выловлю, причём без особых хлопот.

— И как долго ты намерена улаживать свои дела? — спросила Эстер.

— Ещё минимум полгода.

— Ладно, будь по — твоему. Но потом отдыха не проси, мотаться у меня будешь по всей стране.

****

Со следующего дня я стал делать днём по два долгих привала. Спешить больше некуда, погони — то нет, а вот силы поберечь надо. К тому же книжки изучать нужно. Оставив большую книгу на потом, я изучал записи Древнего мага. Наткнувшись на повествование о слиянии заклинаний третьего круга, я заозирался, на мгновение забыв, что никого рядом нет и поделиться восторгом не с кем. Плюнув с досады, я принялся читать.

"Слияние даже простейших энергоформ даёт ещё и возможность повысить их эффективность. К примеру, варр, или воздушная стена, великолепно комбинируется с заклинаниями, имевшими начальное ускорение, такими как квели, ледяная стрела, лими, огненная стрела, и им подобным. Слияние этих энегоформ с энергоформой ваар, приводит к тому, что скорость перемещения воплощённой энергоформы значительно увеличивается, и как следствие одноуровневое энергополе, не может противостоять такому воздействию. По моим измерениям выходило, что сила воздействия новой энергоструктуры как минимум на треть выше, чем у простейших энергоструктур."

У меня пересохло в горле и я, отложив книгу, приложился к фляжке. Глотнув воды, я схватил книгу и продолжил чтение, молясь про себя, что бы Древний маг описал, как создавать подобные заклинания. Бегло просмотрев пару страничек, я добрался до нужного мне места.

"Комбинирование осуществляется путём слияния двух и более энергоформ. Для слияния необходимо определить узлы напряжённости в структуре энергоформы и выявив их произвести слияние с однофокусными узлами другой энергоформы. Это является лёгкой задачей даже для простых людей. Хоть они и не обладают видением энергетических потоков в полном объёме, но уж по цвету определить однофокусные узлы смогут. Обычно в простейших энергоформах имеется по два узла напряжённости, через которые происходит слияние, но в некоторых случаях их количество достигает и пяти. Так, например, чтоб слить энергоформу ваар, или воздушную стену с энергоформой трис, средние раны, необходимо соединить пять узлов напряжённости. Думаю вбить в голову простых людей, что нужно соединять одноцветные узлы напряжённости не составит труда, пара десятков несчастных случаев, и они будут делать всё как нужно"

Издав ликующий вопль, я создал структуру заклинания молнии. Не насыщая её энергией, принялся изучать узор заклинания, ища два одноцветных узла. После второго осмотра, мой энтузиазм поугас, двух одноцветных узлов не было, было три. Вот ещё проблема, к каким из них другую структуру присоединять. Или ко всем трём… Я один и мне одного несчастного случая за глаза хватит, не говоря уже о нескольких десятках. Вздохнув, я поднял книгу. Всё одно заклинание воздушная стена я создавать не могу. Прочитав ещё пару строк, я захлопнул книгу и поднялся с камня.

Чудесная находка, просто чудесная. Теперь только выучить заклинание воздушная стена и можно будет попытаться создать новое заклинание. Вот же здорово. Если я научусь создавать на треть более мощное заклинание, чем боевые заклинания третьего круга, то тогда я получу возможность гарантированно преодолевать защитные заклинания того же круга. Это, это же здорово. Это даст мне немалое преимущество над недоброжелателями. Я же практически сравняюсь в таком случае с магами второй ступени. Заклинание воздушной стены изучить и мои боевые возможности значительно увеличатся. Даже не понадобится совместное использование меча или болтов с заклинаниями. Пусть большую часть заклинания поглотит защита, всё равно ущерб будет причинён. Надо только с заклинанием молнии воздушную стену соединить, это должно ошеломлять противника, а в лучшем случае заставит потерять сознание. Это лучше, чем ледяной стрелой рану нанести или огненной поджарить. Хотя огненную стрелу тоже нужно изучить, в некоторых случаях один немного поджаренный человек может много паники создать и остудить пыл других нападающих. Очень, очень полезная книга и столь же опасная. Нельзя, чтоб она в руки других магов попала, войны в таком случае не избежать. У меня — то нет цели, завоевать весь мир, мне и небольшого усиления моих возможностей хватит.

Обдумывая открывающиеся передо мной возможности, я шёл по пустошам. Чтоб отвлечься от однообразия пустошей, воспользовался истинным зрением. Не так давно меня мороки заставили научиться лучше владеть истинным зрением, и теперь мне было не сложно ориентироваться в пространстве, не пользуясь обычным зрением. К тому же так можно было продолжить тренировки. Получалось поначалу не очень, сбивался я при построении заклинания во время ходьбы, но к концу третьей декады моего путешествия каждодневные тренировки принесли пользу. Теперь я мог создавать заклинания в движения. Хоть маленькая, но полезная крупинка в моих возможностях.

На привалах я продолжал штудировать книги. Прочитав записи мага до конца, я с сожалением обнаружил, что не так много он успел написать. Дневник обрывался, не добравшись до середины. Хотя грех жаловаться, знания, заключавшиеся в этой малости, были поистине бесценны. Каждый день я тратил по два часа, заучивая и обдумывая записи. Пусть книгу я уничтожу, но знания останутся при мне. Книгу с описанием заклинаний, я тоже не забывал и ежедневно изучал по одному заклинанию, запоминая его структуру и воздействие.

Пока добрался до гор, я полностью изучил дневник мага, запомнив каждую закорючку. Огромное количество знаний получил я из этого дневника, причём очень полезных для меня знаний. Осталось только выучить заклинания, требуемые для создания новых. Обнаружив, что прикреплённое к переплёту стило не только позволяет писать в дневнике, но и стирает записи, я очистил книгу от записей Древнего мага.

Об одном я сожалел в своём путешествии, об отсутствии карты. С едой — то проблем не было, демонов в пустошах водилось достаточно, а вот с водой была проблема. Каждый раз, когда вода подходила к концу, это меня изрядно беспокоило. Но слава богам страдать от недостатка воды не пришлось. Во встречавшихся рощах имелись озерца или болота, где всегда можно пополнить запасы воды. А иногда воды было даже слишком много, как тогда когда мне пришлось переплывать Фиору. Хоть она и не была в месте моей переправы так широка, как возле долины, но пока я её переплыл, воды нахлебался изрядно.

Ещё без компании тоскливо было. Поговорить даже не с кем. Во время охоты, конечно, мне приходилось на несколько дней, а то и на декаду, оставаться одному, но не на четыре же. Когда я добрался до предгорий, отделяющих пустоши от Сулима, у меня уже возникло странное чувство что я совсем один в этом мире. Крохотная букашка, ползущая по изувеченным войной землям. Возможно, чувству нереальности происходящего помогало то, что теперь я практически не пользовался истинным зрением. Всё упражнялся в построении заклинаний, да и идти легче, когда солнце глаза не слепит.

В предгорьях, я устроил небольшую охоту на демонов и навялил мяса. Слишком уж я много сил в путешествии истратил, чтоб без пищи через горы перебраться. Набив сумку мясом и наполнив флягу водой, отправился преодолевать последнюю преграду перед моей целью.

Горы здесь были пониже, чем у нас, и я уж решил, что через них перебраться будет совсем легко. Однако боги не дремали и устроили мне настоящее испытание. Провалы, трещины, глубокие ущелья и пропасти, осыпающиеся скалы и россыпи камней, всё это сильно затрудняло моё продвижение. Пару раз даже пришлось вернуться немного назад, из — за чего я потерял зря не меньше суток. Больше декады ушло у меня на преодоление гор. Подсчитав время в пути, я немного ошалел, поняв, что моё путешествие длилось немногим менее пяти декад.

Добравшись до предгорий Сулима, я присмотрел более — менее удобный спуск в горную долину. Можно было немного дальше пройти по отрогу, но в долине я приметил деревья и решил, что лучше спуститься здесь, чем рыскать потом по округе, разыскивая дрова. Хоть отогреюсь у костра.

В подступающих сумерках я начал спуск в долину. Не сильно крутой склон позволил мне без труда добраться до деревьев. Создав заклинание магического света, я осмотрел ближайшие деревья и с сожалением обнаружил, что они совсем маленькие, немногим выше моего роста. Скорее кустарники — переростки, а не деревья. И сухих веток практически нет. Яблони, какие — то дикие, решил я осмотревшись. Видимо сад когда — то здесь был, вот дичка и наросла. Углубившись в заросли, я прошёл сотен пять ярдов, ища хоть одно сухое дерево на дрова. Так и не найдя среди покрытых листвой деревьев достойной кандидатуры для костра, выбрался из яблоневых зарослей.

Обнаружив перед собой преграду, на мгновение остановился в раздумьях. Лезть через заросли колючих кустарников не хотелось. Не самое приятное занятие через колючки пробираться. Немного подумав, воспользовался истинным зрением. Увидев впереди высокие деревья, я решительно вытащил меч и врубился в кустарники. Оставляя после себя полутора ярдовую просеку, пробрался сквозь кустарники и вышел к деревьям. Магический свет неплохо освещал округу и я рассмотрел, что выбрался на узенькую дорожку.

Совсем крохотная, заросшая травой, она проходила вдоль высоких деревьев. Использовали её видать не часто, решил я. Однако люди здесь ходят, да и колея небольшой тележкой набита. Я создал сторожевое заклинание, и убедившись, что людей на расстоянии в пол мили от меня нет, только троица волков обнаружилась на краю паутины, пошёл к деревьям. Конечно, можно было бы по дорожке попытаться добраться до жилья, но не известно насколько далеко оно отсюда расположено. Вдруг до него всю ночь топать придётся? Не очень то часто этой дорогой пользуются, может, слишком далеко от селения эта долина расположена.

Завтра доберусь. Приняв решение, прошёлся вдоль диких груш, вымахавших на два десятка ярдов высоту. Пройдя полсотни ярдов, обнаружил засохшее дерево. Положив на землю дорожную сумку, ударом меча срубил дерево, и оно повалилось на землю, обломав при этом множество сеток у соседних деревьев. Что ж, двойная польза, из веток с листвой сделаю лежанку.

Нарубив веток, я развёл здоровый костёр. Дров полно, не жалко, а обнаруженная охранной паутиной троица волков сюда не сунется. Наломав зелёных веток, сделал возле костра лежанку и улегся на неё. Создав сторожевую сеть, я растянул её на сотню ярдов вокруг себя. Не успел задремать, как меня разбудил злобный рык, и тут же паутина сторожевого заклинания оповестила меня о вторжении в сферу действия. Подскочив, я увидел, как ко мне несётся троица волков.

Не мешкая, я выхватил меч и приготовился встретить злобных тварей, с завываниями метущихся ко мне и не обращающих никакого внимания на костёр. Чем ближе они подбегали, тем большее недоумение они у меня вызывали. Здоровенные, лохматые, размером чуть не с телёнка… Какие к демонам волки? Одичавшие собаки.

Не замедлив ни на миг свой бег, собаки набросились на меня. Отлетели от вспыхнувшей защиты, и поднявшись на ноги, вновь набросились на меня. Только в этот же миг, я начал орудовать мечом. Три отблеска красного пламени и одичавшие собаки были повержены. Осмотрев мёртвых собак, я не обнаружил на них ошейников, указывающих на то, что они имеют хозяев. Оттащив останки собак подальше от костра, подкинул в костёр дров и завалился спать.

****

— Господин Паким, господин Паким! — взволнованный голос слуги заставил Пакима недовольно поморщиться. Только под утро удалось уснуть и на тебе, никакого покоя. Вздохнув, он открыл глаза, искренне надеясь, что ничего важного не произошло, и можно обругав Талиха, поспать ещё.

— Чего тебе? — спросил Паким.

— Воры господин Паким, гнустные воры пробрались в ваш сад, — поклонившись, доложил Талих.

— Воры? — возмущённо взревел Паким. — Воры в моём саду?

— Паким, — раздался хриплый голос жены, — ты совсем сбрендил, орать по утрам? Ещё один вопль и ночевать ты будешь в пристройке для слуг. Ты понял меня?

— Прости Тафия, прости, — понизил голос Паким. — Беда у меня, вот и разволновался я.

— Было б чего волноваться, — сказала Тафия. — У тебя сторожей пять человек и три пахитских пса, они, что зря плату и кормёжку получают? Давно уже должны были воров поймать. Иначе гнать их в шею, дармоедов.

— Псов на ночь отпускали? — тихо спросил Паким, спешно одеваясь.

— Конечно господин, — заверил его Талих. — Как обычно, на ночь из загона их выпустили.

— Тогда они должны были воров растерзать, — заметил Паким.

— Не вернулись псы на рассвете, — сказал Талих. — Помните, как в тот раз, когда им мясо с сонным зельем подкинули и большую часть урожая мака украли. Сколько я вас просил нанять ещё десяток сторожей, а вы всё не соглашались, вот и случилась беда. Не могут пять человек за таким огромным садом уследить.

— Расторопней быть надо, — пробормотала Тафия. — Они деньги немалые за свою работу получают, так пусть не спят по ночам, а сад сторожат.

— Подожди, — остановился Паким, — какие сейчас могут быть воры? Весна ещё, никакого урожая нет.

— Не знаю, чего им сейчас понадобилось, но псов нет, а значит в саду воры, — ответил Талих. — Просто так псы не могли исчезнуть.

— Паким, если что — нибудь украли, то вычти расходы из платы сторожей, — сонно проговорила Тафия. — Чтоб знали, что за хозяйское добро отвечать придётся.

— Хорошо Тафия, хорошо, — послушно покивал головой Паким и вышел вслед за Талихом из спальни.

В гостиной уже собрались сторожа и смирно смотрели по сторонам, предчувствуя, что хвалить их сегодня не будут. Войдя в гостиную, Паким окинул взглядом собравшихся и скривился.

— Как же вы охрану несёте, что по саду ворьё безнаказанно шастает?

— Господин Паким, — несмело предположил самый молодой из сторожей, — может, и нет никаких воров?

— А где тогда собаки? — высунулся из — за хозяйского плеча Талих.

— Может у них собачья свадьба, вот и не вернулись ещё, — предположил тот же сторож и тут же схлопотал подзатыльник от своего старшего товарища.

— Собачья свадьба у трёх кобелей? — на миг обалдел от такого предположения Паким, и тут же пришёл в ярость. — Да вы надо мной издеваетесь видно. Ничего, вот проверим сейчас сад, и не дай боги, если пропало хоть что — нибудь, я взыщу с вас двойную, нет тройную, стоимость украденного.

— Господин Паким, это не справедливо, — высказался сторож, пожилой мужчина державший в руках посох. — Не в силах мы такой огромный сад от воров уберечь. Ещё десятка два сторожей для этого необходимо.

— А ещё нанять охотников, чтоб убили демона, промышляющего на краю долины, — добавил другой сторож. — Как можно сад охранять, когда только по сторонам озираешься, демона опасаясь.

— Нет там никакого демона, — решительно заявил Паким. — Это спьяну он привиделся Урису.

— Угу, — пробурчали охотники. — Родниковая вода в голову стукнула. Урис сроду к вину не прикладывался.

— Так, хватит ныть, — сказал Паким. — Если хотите, то могу нанять ещё сторожей, но тогда вашу плату придётся делить на всех.

— Тогда пусть этот демон вам сад и сторожит, — сказал пожилой сторож. — Вашей платы нам едва на жизнь хватает, а вы её ещё урезать хотите.

— Платы вам мало? — скривился Паким. — Сейчас проверим, что воры украли, может, вы мне ещё должны будете заплатить, а не я вам.

****

Меня разбудила потревоженная сторожевая сеть. Открыв глаза, я сел и осмотрелся. По дорожке в мою сторону шли мужчины. Пятеро в простой, крепкой одежде, были вооружены луками и короткими мечами. А двое идущих впереди наоборот не имели никакого оружия и щеголяли в яркой одежде. Увеличив охват сторожевой сети до полумили, я удостоверился, что больше никого в округе нет, и встал с лежанки. Приметив меня, мужчины ускорили шаг и вскоре подобрались к моей стоянке. Увидев поваленное мной дерево, добравшийся до меня первым толстячок, начал хватать ртом воздух.

Справившись, наконец, с шоком, он взвыл: — Груши, мои груши… Вы только посмотрите, что стало с моими сайорскими грушами…

Смутившись, я покосился на поваленное дерево. Не такие значительные ночью, днём увечья, нанесённые сваленным стволом другим деревьям, были видны гораздо лучше. Очень сильно были повреждены два дерева, и ещё с одного было сломано несколько ветвей.

Худощавый мужчина, в заметно вылинявшей яркой одежде, тронул толстяка за локоть и указал ему на проделанную мной в колючих зарослях просеку. Взглянув туда, толстяк ахнул.

— Мой крыжовник! Мой янтарный крыжовник! — взвыл толстяк. — Лучший крыжовник в Сулиме…

— Ничего господин Паким, новый посадим. — принялся его утешать худощавый мужчина.

— Ах ты, варвар! — набросился на меня с обвинениями толстяк. — Негодяй! Да я тебя… Да я тебя на галеры. Нет на каторгу. Нет сначала на галеры, а потом на каторгу. Негодяй! Хватайте его!

— Постойте, — предложил я выдвинувшимся вперёд вооружённым мужчинам. — Я не хотел наносить урона вашему саду. Случайно так вышло. Ночью с гор спустился, и в ваш сад забрёл. Запущенный он у вас очень, вот и не разобрал я в темноте, что это не заброшенный сад.

— Заброшенный? — разгневался толстяк. Да что ты осёл понимаешь в уходе за садом!

— Ну не особо много, — признался я. — Но понимаю, что ничего страшного, за что можно отправить человека на галеры не натворил. Кусты я не корчевал, значит, новые вырастут. Дерево срубил сухое, а то, что немного ветви на других деревьях повредил, так это не так страшно. Я оплачу вам ущерб, и разойдёмся миром.

— Оплатишь ущерб? — зло засмеялся толстяк. — Да тебе голодранец всю жизнь надо работать, чтоб мне ущерб возместить. Нет у тебя пяти золотых.

— За десяток кустов и несколько сломанных ветвей пять золотых? — возмутился я. — Да за эти деньги можно пару тысяч новых деревьев посадить.

— А мне за десяток кустов и несколько ветвей и пяти золотых мало, — заявил толстяк. — На каторгу отправишься. Уж тогда — то окрестное ворьё к моему саду и приближаться не будет.

— Да вы с ума сошли. Какая каторга?

— На своей шкуре узнаешь какая, — зло бросил толстяк. — Не переживай, хватит у меня возможностей на каторгу тебя упечь. Сам султан Фасир меня ценит. Уж он — то уважит мою просьбу и отправит тебя на каторгу.

— За что? — воззвал я к разуму толстяка. — За что на каторгу? Как можно человека из — за пары веток на каторгу отправить?

— Плоды с этой пары веток и десятка кустарников к столу самого султана поставлялись, — сказал толстяк. — Так что ты не только на мой сад покусился, ты самого султана без пропитания оставил. За это — то тебя на каторгу и отправят.

— Неужто стол султана из — за нескольких плодов оскудеет? — усомнился я.

— Не оскудеет, — согласился толстяк. — Но таким варварам как ты самое место на каторге. Не просто так ты в мой сад залез, видно ведь, что злой умысел у тебя был. Если бы ты случайно сюда забрёл, то тебя бы собаки отогнали.

— Верно господин Паким, — кивнул худощавый. — Не иначе как усыпил псов этот варвар.

— Да вон же они валяются, — приметил останки псов молодой парнишка. — За поваленным деревом.

Худощавый метнулся туда и зарыдал в полный голос.

— Господин Паким, господин Паким, — плача обратился он к Пакиму, — этот негодяй убил ваших прекрасных псов. Не дайте такому преступлению остаться безнаказанным, повесьте этого негодяя.

— Ах ты, мерзкий разбойник… — побледнел толстяк. — Так ты ещё и собачек моих убил?

— Они на меня набросились, вот и пришлось их убить, — вздохнул я, с каждым мигом теряя надежду, что удастся разрешить дело миром.

— Да один пёс стоит дороже чем твоя жизнь, голодранец! — завопил толстяк.

— Так что мне надо было спокойно смотреть, как они меня растерзают? — спросил я.

— Пусть бы растерзали, — заявил толстяк. — Нечего по ночам по чужим садам бродить.

— Идите вы прямо на восход солнца, пока до края мира не доберётесь, — обозлился я. — И собачек с собой захватите.

— Ах ты, скотина… — прошипел толстяк. — Ещё и оскорблять меня будешь…

— Хватайте его, — крикнул худощавый. — Нечего смотреть, как вашего господина оскорбляют.

Вооружённые мужчины вышли вперёд. Двое самых старших приготовили луки, а остальные вытащили из ножен мечи.

— Ну, на кой это вам? — спросил я, делая ещё одну попытку к примирению. — Говорю же, не нарочно я в сад забрался. По — тёмному с гор спускался и забрёл сюда.

— Нам — то что, — пожал плечами старший мужчина. — Господин Паким здесь распоряжается.

— Хватайте негодяя, — приказал толстяк.

— Ничего у вас не выйдет, — покачал я головой. — Здесь и поляжете все.

— Думаешь один с нами совладаешь? — спросил молодой парень и шагнул вперёд.

— Сурхат, не лезь к нему, — остановил его мужчина, натягивающий лук и предложил мне: — Бросай меч.

— Может мне ещё своим ходом на каторгу отправиться? — поинтересовался я. — У вас тут в Сулиме, похоже, солнце сильно голову напекает, раз вы всерьёз рассчитываете, что я сдамся.

— Да не отправит тебя господин Паким на каторгу, — сказал мужчина. — Это вспылил он, увидев, что ты натворил. Свободы тебе конечно пока ущерб не возместишь, не видать, но и каторга тебе не грозит. Через пару лет свободен будешь как птица.

— Так я не против возмещения ущерба, — сказал я. — Давайте подсчитаем убытки, и я оплачу ущерб.

— Если не хочет меч бросать, подстрелите его, — посоветовал худощавый.

Сплюнув, я создал заклинание молнии. Ударив в землю перед Сурхатом, она заставила его замереть.

— Хватит мне угрожать, — сказал я. — Ничего вы мне сделать не можете. Так что давайте по — человечески обсудим возникшие разногласия.

— Простите, господин Паким, но магов ловить мы не нанимались, — сказал пожилой мужчина.

— Ты маг? — изумлённо спросил Паким. — Но что ты здесь делаешь, да ещё в таком виде?

— Из пустошей иду, — пояснил я.

— Тогда пять, нет, десять золотых будут справедливым возмещением ущерба, — сказал Паким.

— Пять серебряных, — предложил я.

— Не пойдёт. Десять золотых, не меньше. Для мага это малость, так что не жмоться. Иначе не будет тебе покоя, я найду на тебя управу. У меня влиятельных друзей хватит, чтоб и магу неприятности причинить, — пригрозил Паким.

— Может дешевле будет вас всех убить? — задумался я. — Никаких расходов и никаких неприятностей.

— Девять, пусть будет девять золотых, — быстро сказал Паким.

— Нет, всё — таки придётся вас убить, — покачал я головой.

Пожилой мужчина подошёл к Пакиму и начал что — то шептать ему на ухо, косясь на меня. Толстяк, выслушав его, на миг призадумался и кивнул.

— Если не хочешь платить, то помоги нам с бедой управиться, — предложил Паким.

— С какой бедой?

— Демона в саду видели, — пояснил Паким. — Избавь нас от него, и разойдёмся миром. Ну и ещё пять золотых сверху.

— Я устал неимоверно, — сказал я. — Не до охоты на демона мне сейчас.

— Так никто и не предлагает прямо сейчас на демона охотиться, — сказал Паким. — Передохни немного, а как сил наберёшься, так демона и убей.

— А деревня далеко? — спросил я.

— Зачем тебе деревня? Нечего тебе в деревне делать. У меня поживёшь, пока демона не уничтожишь.

Немного подумав, я кивнул: — Хорошо, убью я вашего демона. Но приплачивать не буду.

— Как же так? — спросил Паким. — А за кров над головой, а за пищу? Не бесплатно же ты у меня жить будешь.

— Тогда я лучше в деревне отдохну, — заявил я. — Чего — то мне не верится, что у тебя там дворец с прислугой, чтоб за несколько дней проживания пять золотых требовать.

Пожилой мужчина начал снова шептать Пакиму на ухо. Толстяк то медленно кивал, то начинал резко мотать головой, слушая его. Наконец Паким услышал нечто, что пришлось ему по нраву и быстро кивнув, он окинул меня взглядом.

— Один золотой, — сказал Паким. — Мне ведь нужно теперь щенков покупать, а они дорогие…

— Договорились, — сказал я.

— Талих пошли домой, — сказал Паким.

Подобрав дорожную сумку, я закинул её на плечо и пошёл следом за Пакимом. Пройдя немногим более мили, мы добрались до окружённого невысокой каменной стеной поместья. Двухэтажный каменный дом, по — видимому являлся хозяйским, а два деревянных служили местом обитания слуг и рабочих. По двору сновали работники и прислуга, как мне показалось, не столько занимаясь работой, сколько наводя суету перед глазами хозяина. Однако оказалось, что и без хозяина за рабочими было кому присмотреть. На крыльцо вышла женщина в атласном халате, с вышитыми на нём золотыми розами и окинув взглядом двор, подбоченилась.

— Фарах, где тебя носит козлиная твоя рожа? — раздался с крыльца громкий возглас.

— Сейчас госпожа, сейчас, — по двору промёлся старичок, тащивший корзинку.

— А Паким, поймал таки вора? — заметила нас женщина. — Плетей ему, да на водяное колесо. Будет знать, как воровать у добрых людей.

Толстяк метнулся через двор к крыльцу, и начал что — то объяснять женщине. Прикинув, что стоящая рядом с Пакимом женщина не меньше чем вдвое толще его, я улыбнулся.

****

— Тише, тише Тафия, — прошептал Паким, подбежав к жене.

— Ты что, хочешь сказать, что я не могу в собственно доме крикнуть, если мне этого хочется? — негромко спросила Тафия.

— Что ты Тафия, что ты, можешь кричать когда угодно, — шепнул Паким. — Только сейчас не кричи. Видишь, парня я привёл?

— Вижу, — недоумённо уставилась на мужа Тафия. — Так что мне из — за какого — то вора нельзя в собственном дворе голос повышать?

— Не вор этот парень, а маг, — восторженно прошептал Паким. — Из пустошей возвращался и в наш сад забрёл. Пару деревьев мне попортил и теперь пообещал демона прикончить. Представь, какая экономия выйдет, охотники ведь с меня за уничтожение демона десять золотых требовали, а он считай, бесплатно его изведёт.

— Молодец Паким, — похвалила его Тафия, — умеешь, когда нужно выгоду обнаружить. Только если он из пустошей идёт, то может у него добыча богатая есть?

— Может и есть, — сказал Паким. — Нам — то, что за выгода? Ведь с магом нам не совладать. Был — бы он обычным человеком, я бы ещё там его обобрал, а самого к колесу отправил.

— Братцу твоему можно работёнку подкинуть, — сказала Тафия. — Зря, что ли мы его прятали в прошлом году, когда его шайку стражники по всему Сулиму ловили? Он ведь хвалился, что у него и против магов верное средство есть. Так пусть с этим мальчишкой разберётся.

— А если не справится он с парнем? Маг ведь он всё — таки.

— Да какой с него маг, — поморщилась Тафия. — Сам посмотри, мальчишка он ещё, пару заклинаний всего, наверное, и знает.

— Время нужно, чтоб Палама известить, — вздохнул Паким.

— Что — нибудь придумаем и мальчишку задержим.

— Хотя он говорил, что устал с дороги и не сразу демона изничтожать отправится.

— Тем более. Торопить его не нужно, пусть отдыхает, сколько хочет, а мы уж расстараемся, чтоб он не спешил на охоту.

****

— Фелия идёт, — донёсся до меня восторженный шёпот стоявшего возле меня Сурхата.

Покосившись на него, я окинул двор взглядом, ища вызвавшую такой восторг особу. Увидев с усмешкой посматривающую на нас девушку, вышедшую из — за дома с букетом цветов, я уставился на неё. Не увидев ничего достойного хотя бы повторного взгляда, не говоря уже о восхищении, хмыкнул. Что ж у всех разные вкусы, по мне так чересчур много у девицы округлостей. Слишком много. А дальше, похоже, будет ещё больше. Вот кому слипа подарить надо — мелькнула у меня мысль, и я улыбнулся. Видимо решив, что моя улыбка предназначается ей, девушка задрала подбородок и дальше шествовала с гордым и неприступным видом.

Потеряв интерес к девушке, я посмотрел на остальных мужчин стоявших возле меня. Паренёк и ещё один мужчина восторженно смотрели на девушку и едва не облизывались, да и остальные не скрывали своего интереса. То, что эта девушка вызвала у мужчин такой интерес, меня не на шутку озадачило. Неужто здесь в таком почёте упитанные девушки? Странно. Девушка тем временем скрылась в доме.

— Красавица… — не удержался от проявления чувств паренёк. — Какая красавица…

— Забудь, — посоветовал ему пожилой мужчина. — Нет у тебя ни единого шанса добиться её внимания. Паким её за такую голытьбу как ты ни в жись не отдаст.

— Не забуду, — упрямо заявил паренёк. — Вот разбогатею и женюсь на ней.

— С такой платой, что нам Паким платит, не разбогатеть, — вздохнул один из мужчин.

— Это верно, — поддержал его другой. — Хорошо хоть от демона нас теперь избавят, а то за такую малую плату совсем не хочется шкурой рисковать.

— Повезло и нам и Пакиму, что господин маг в сад забрёл, — сказал пожилой.

— Ему — то в чем повезло? — не понял паренёк.

— В том, что ему не понадобится охотников нанимать, чтоб демона убить, — пояснил пожилой. — Считай, что даром его от демона избавят. Золотишко ему тратить не придётся, в том ему и выгода.

Паким тем временем втолковал что — то женщине, и повернувшись ко мне, помахал рукой. Я подошёл к крыльцу и вопросительно посмотрел на толстяка.

— Хочу жене тебя представить, — сказал Паким. — Как — никак под одной крышей некоторое время жить придётся.

— Тафия, — сказала женщина, разглядывая меня. — Ты уж не обижайся, что я выпороть тебя предлагала. Подумала что ты вор, вот и разозлилась.

— Дарт, — представился я.

— Вот и познакомились, — улыбнулся Паким. — Теперь тебе искупаться бы, да поесть.

— Было бы здорово, — поддержал я Пакима. — Страсть как вымыться хочется.

— И одежду ему в замен этой найти нужно, — сказала Тафия.

— Спасибо, — поблагодарил я Талию.

— Тогда отмывайся и за стол, — решила Тафия.

— Талих, Талих! — закричал Паким, подзывая худощавого мужчину. — Немедленно помоги Дарту привести себя в порядок.

Талих отвёл меня в купальню, и забрав мои грязные вещи, ушёл. С учётом того, что бродил я по пустошам немногим менее шести декад, грязь на мне буквально кусками висела.

Наконец — то вымоюсь… Ух, хорошо… Какая жалость что в пустошах купален нет и таверн с постоялыми дворами… С ними гораздо проще по пустошам путешествовать было бы. Какое блаженство обычное купание доставить может…

Хотя расслабляться не стоит. Тут, похоже, такой народ обитает, что зевать не след, мигом в чём — нибудь виноват окажешься. Жаль, что спал я долго, проснулся бы пораньше, глядишь, и не было бы у меня никаких проблем. А теперь придётся на демона охотиться, чтоб ущерб возместить. Хотя это справедливо, я ведь изрядно сад попортил. Лучше миром всё уладить. Не хотелось бы, чтоб из — за такой ерунды у меня проблемы были. Кто его знает, может и впрямь Паким мне хлопот обеспечить сможет. По закону — то он прав, я в его угодья залез и изрядно их попортил.

****

— Фелия, ты здесь? — спросила Тафия, открыв дверь в гостиную.

Сидевшая за столом девушка покосилась на мать и фыркнула.

— Здесь, здесь она, — сказал Паким.

— Сама вижу, что здесь она, — сказала Тафия.

— Чего тогда спрашивать? — пробормотал Паким.

— Фелия, ты видела парня, что с отцом пришёл? — спросила Тафия.

— Видела, — оживилась девушка. — Симпатичный. Только грязный очень.

— Ничего, отмоется он сейчас и будет совсем не грязный. Так вот, этот парень поживёт у нас. Так что бегом отправляйся в свою комнату и приведи себя в порядок.

— Зачем? — удивилась Фелия.

— Затем, — строго сказала Тафия. — Нужно чтоб этот парень у нас задержался. А если ты внимание ему уделишь, то он решит пожить у нас подольше.

— Не хочу я какому — то крестьянину внимание уделять. — скривила личико девушка.

— Он не крестьянин, а маг, — пояснила Тафия. — Так что не кривись. И если хочешь, чтоб мы из этой глуши в город перебрались, то делай, что я тебе говорю. Тебе делов — то всего пару раз глазками хлопнуть, да улыбнуться.

— Мы, правда, уедем отсюда, если я задержу этого парня? — спросила Фелия.

— Уедем, — кивнула Тафия. — Сюда будем только изредка приезжать.

— Тогда я пойду, переоденусь, — решила Фелия, выбираясь из — за стола.

****

Пока я купался, Талих принёс мне чистую одежду. Надев чистые, но излишне яркие вещи, я вышел из купальни. Слуга проводил меня в комнату, где я положил свои вещи, а затем отвёл меня в гостиную. Увидев меня, Тафия благосклонно кивнула и покосилась на Фелию.

— Познакомься Дарт, это Фелия, — представила нас Тафия.

— Присаживайся Дарт, — позвал меня Паким и я, не мешкая, устроился за столом.

Под пристальными взглядами хозяев, я принялся есть. Стараясь не торопиться, я насытился, особое внимание, уделяя зелени и приправам. В пустошах голодать мне не приходилось, а вот зелени давно я не ел. Поев, я взял в руки кубок вина и откинулся на спинку стула.

Заметив, что я управился с едой, Тафия тут же начала расспрашивать меня о моей жизни. Решив, что не стоит особо распространяться о себе, я нагнал такого туману, что понять что — то конкретное в моём рассказе было невозможно. А вскоре и вовсе перевёл разговор на другую тему. Рассказав им пару охотничьих историй о приключениях в пустошах, заставил их забыть об интересе к моей жизни.

После обильной еды меня начало клонить в сон и пожаловавшись на усталость, я отправился в свою комнату. Раздевшись, я улёгся на кровать и активировал защитный амулет. В тепле, да на мягкой постели, я быстро уснул. Хоть и спал я ночью, но усталость, накопившаяся за время путешествия, давала о себе знать.

Проснувшись вечером, я потянулся. Больше всего хотелось валяться на кровати и ничего не делать. Поддавшись своему желанию, я полежал ещё с полчаса, и лишь потом встал. Одевшись, я вышел из комнаты и пошёл в гостиную. Не обнаружив там никого, вышел из дома.

Едва я вышел на крыльцо, как Талих заприметив меня с другого края двора, подбежал ко мне. Не дав мне даже рта открыть, потащил меня за дом, где возле клумб была расположена беседка. Затащив меня в беседку, Талих поклонился Фелии и быстренько удрал. Девушка тут же предложила мне присесть, и мне ничего не оставалось, как согласиться с предложением.

Девушка, похоже, была очень заинтригована моими рассказами о походах в пустоши, так как немедленно принялась меня уговаривать рассказать ещё что — нибудь интересненькое. Пожав плечами, я рассказал несколько выдуманных на ходу историй, не забывая между делом трескать из вазы печенье. Восторженно охая и ахая, девушка закатывала глаза и в волнении стискивала кулачки, так ей пришлись по нраву мои рассказы. Невольно начав ухмыляться, я начал нести такую ересь про огромных каменных великанов, которых изничтожил в пустошах, что едва удерживался от смеха. А вот девушка даже не заподозрила в моём рассказе вранья, и лишь затаив дыхание, выслушала его, хлопая в волнении глазами.

Язык, кстати, почему — то никогда не устаёт, подумал я, когда мне надоело травить небылицы. Однако хоть поговорить есть с кем, а то в пустошах и словом перемолвиться не с кем было. Не успел я замолчать, как пришёл Талих и пригласил нас к столу. После ужина, я немного побеседовал с семейством Пакима и отправился спать.

Следующие два дня я просто отдыхал. Хорошее питание, долгий сон и никаких походов. Дальше беседки я не забирался. Фелии, похоже, не с кем было общаться в этой глуши, и я постарался её развлечь. Труда выдумать несколько интересных историй не составляло, так почему не порадовать человека. А в беседке очень приятно сидеть. Вокруг красивые цветы, свежий воздух. Ещё бы Фелия сидела не возле меня, а на другом краю скамейки, так вообще всё замечательно было бы. Хотя пусть сидит, не варг чай, чтоб от неё отодвинуться хотелось бы.

Отдохнув немного, я решил расспросить сторожей о демоне. Талих по моей просьбе позвал одного из них в беседку. Примчавшись едва ли не быстрее ветра, Сурхат заскочил в беседку и уставился на Фелию. Я попросил его сесть и рассказать о демоне, появившемся в саду. Плюхнувшись на лавку, Сурхат не сводя восторженного взгляда с довольно улыбающейся девушки, принялся рассказывать мне о демоне. Пока я пытался найти в рассказе Сурхата крупицы полезной информации, Фелия обхватила мою руку и опустила голову мне на плечо. Опечаленно взирая на Фелию, паренёк начал сбиваться и повторяться в своём рассказе. Поняв, что Сурхат возле объекта своего обожания ничего путного мне не скажет, я предложил ему проводить меня к остальным сторожам. Осторожно высвободив свою руку, я попросил Фелию посидеть в беседке без меня, так как её красота сводит с ума людей, а мне нужен толковый рассказ о демоне. Польщено улыбнувшись, девушка пообещала подождать меня в беседке, видимо приняв мои слова за комплимент.

Грустно вздохнув, Сурхат в последний раз бросил взгляд на Фелию и вышел из беседки. Следуя за пареньком, я пересёк двор. Добравшись до конюшни, Сурхат подвёл меня к пожилому мужчине, оказавшемуся его отцом. Харим рассказал мне всё, что демона видели пять дней назад у примыкающего к горам края сада. Один из сторожей вечером делал обход и видел демона. С тех пор к тому краю сада никто не приближается. Так и не добившись вразумительного описания демона, я решил передохнуть ещё денёк и на следующий вечер отправиться на охоту. Передохнул я немного, пожалуй, пора расплатиться с хозяевами да отправляться дальше. Не декаду же здесь сидеть, сказки Фелии рассказывать. К тому же она меня начинает нервировать своими заигрываниями. Добро бы была в моём вкусе, можно было бы развлечься, но с ней… Нет уж.

Объяснив Пакиму за ужином, что завтра отправлюсь изничтожать демона, я попросил его выделить мне одного человека, знакомого с округой. Важно кивнув, Паким пообещал предоставить в моё распоряжение одного из сторожей.

— А не рано ли ты Дарт на охоту собрался? — обеспокоилась Тафия. — Не стоит спешить, отдохни ещё немного. Как силы восстановишь, так и отправишься за демоном.

— Отдохнул я уже. Хватит. Демона вашего убью и пойду в город.

— Да куда тебе спешить? — спросил Паким. — День — другой ещё у нас погостишь, а потом и отправишься.

— Нет, — твёрдо ответил я. — Спасибо за гостеприимство, но задержаться у вас не могу, дел невпроворот.

— Какие же могут быть дела у молодого юноши, что приходится так спешить? — улыбнулась Тафия. — Неужто к невесте торопишься?

— Нет не к невесте, — ответил я. — Мне надо подготовиться к встрече с партнёром. Тут каждый день на счету, так как не знаю я, когда встреча состоится.

После ужина семейство Пакима принялось обучать меня карточной игре. Скука, вот что, похоже, убивало в принципе неплохих людей в этой глуши. Паким показавшийся мне при знакомстве злым негодяем оказался в принципе неплохим человеком, вспыльчивым и жадным, но не плохим. Во всяком случае, работники у него хоть и жаловались на малую плату, но с голода не пухли, и плетями их никто не наказывал. Да и жадность его была, похоже, внушением жены, а не чертой его характера. Вот уж кто жаден был, так это Тафия.

Покосившись на Талию, с улыбкой смотревшую на свою дочь, я вздохнул. Вот кто истинный хозяин дома. Зря Паким ей столько воли дал, не вышло из этого ничего путного. Всё она к рукам прибрала, и пикнуть он теперь без её одобрения не может. Хоть бы Фелия поскорей из — под маминого крылышка вырвалась, а то и она такой станет. Ну да, было бы желание, а замуж Фелию выдать не трудно. С учётом того, какое восхищение она вызывает у местных мужчин, пару ей подобрать труда не составит.

К вечеру следующего дня, я начал собираться на охоту. Одел свою выстиранную и залатанную одежду, взял меч и арбалет. Вложив из сумки не нужные на охоте вещи, оставил в ней лишь болты и флягу с водой. Когда вышел во двор, то увидел дожидающихся меня Харима и Сурхата.

— Я спросить вот хотел, — начал разговор Харим, — не опасно ли будет с вами идти господин маг?

— А чего опасного? — спросил я. — Я же не собираюсь никого посылать демона из норы за хвост вытаскивать. Мне нужен проводник, а не помощник в бою с демоном.

— Тогда с вами Сурхат пойдёт, — сказал Харим. — Он ходит быстро и округу хорошо знает.

— Сурхат, так Сурхат.

— Только вы уж господин маг не давайте ему воли, — попросил Харим. — А то он и сам на демона бросится.

— Сурхат, — посмотрел я на парня. — Давай договоримся сразу, ты выполняешь все мои указания, без самовольства. Если тебя что — то не устраивает, то оставайся дома. А если сунешься вперёд меня к демону, то он тебе может вреда и не причинит, а вот я обещаю, что переломаю тебе ноги заклинанием.

— За что господин маг? — спросил Сурхат.

— За то, что охоту мне испортишь, — процедил я сквозь зубы. — Ты что же думал, что славу добудешь демона убив, а я у тебя помощником буду? Не слишком ли много чести для крестьянина?

— Я понял господин маг, — сник парень. — Мне нельзя соваться к демону потому, что это ваша охота.

— Молодец, соображаешь, — улыбнулся я и перевёл дух. Похоже, удалось убедить паренька не соваться вперёд меня. А то не хватало ещё за желающего произвести своей удалью впечатление на девушку остолопа беспокоиться.

— Собрались уже? — спросил Паким, подходя к нам со своим семейством.

— Да, уже выходим, — ответил я.

— Ах, это так опасно, — волнуясь, прикрыла Фелия глаза. — Я так беспокоюсь…

— Ничего страшного, — успокоил я девушку. — Я быстро разберусь с демоном и в вашем саду воцарит спокойствие.

Подтолкнув смотревшего на Фелию Сурхата, я направился к воротам. Споткнувшись на первом шаге, паренёк выбежал со двора вперёд меня. Пристроившись позади показывающего дорогу Сурхата, я отправился на охоту.

****

— Он совсем не обращает на меня внимания, — зло сказала Фелия, когда парни вышли за ворота. — Словно я не девушка, а кукла говорящая.

— Опасается, видать, что придётся на тебе жениться, — предположила Тафия. — Ну да ничего, сегодня мы ему зелья в вино добавим, и не сможет он перед такой красавицей устоять. Проявит он свои чувства. И смотри тогда, не оплошай, воли ему не давай, но вид делай, что не прочь с ним поразвлечься. Пусть думает, что ты вот — вот решишься ему отдаться. Всего — то ещё на пару — тройку дней его здесь задержать надо.

— А он ничего не заподозрит? — спросил Паким.

— Нет, — ответила Тафия. — Нет таких мальчишек, которые могут хоть чутку соображать, когда их похоть одолевает. Будь это мужчина в возрасте, он мог бы неладное заподозрить, а мальчишка…

— Тогда, тогда я его заведу, а через три дня вытру об него ноги, — решила Фелия. — Отомщу ему за пренебрежение.

— Да что хочешь с ним, потом делай, — махнула рукой Тафия. — Главное на три дня его задержи.

Фелия ушла, а Паким с женой ещё немного постояли у ворот и вернулись в дом. Не успели они устроиться за столом, как в гостиную ворвался Тиррах.

— Вот, господин Паким, — поклонился он хозяину и положил на стол листок, — привёз я ответ от вашего брата.

— Молодец Тиррах, — похвалил его Паким. — Иди на кухню, скажи, я приказал тебя покормить с дороги.

— Да скажи, чтоб вина тебе доброго налили, — добавила Тафия.

— Спасибо, — поблагодарил их слуга и умчался на кухню.

Паким схватил сложенный вчетверо листок, и развернув его, прочёл послание.

— Ну, чего он пишет? — поторопила Пакима жена.

— Палам возле Дерлина промышляет, — ответил Паким. — На новой дороге. Пишет, что за два дня доберётся до нас и устроит засаду на развилке дорог. Просит, чтоб не упустили мы мальчишку, пока он до места доберётся.

— Видать не важно у него дела идут, что он так за наше предложение ухватился, — сказала Тафия.

— Похоже на то, — согласился Паким.

— На счёт развилки, это он верно надумал, — сказала Тафия. — До неё никаких ответвлений нет, и мимо Дарт не пройдёт.

— Осталось только его задержать, — вздохнул Паким.

— Задержим. Уж на один — то день Дарта задержать не проблема. А послезавтра утром пускай и отправляется.

****

Едва мы отошли на полмили от усадьбы, я создал сторожевое заклинание. Раскинув сторожевую сеть на полмили вокруг, убедился, что демона нигде нет. Поддерживая сторожевую сеть, я добрался с пареньком до края сада.

Выбравшись на горный склон, я задумался. Как же поступить, сделать засаду, или ходить по склону туда — сюда, надеясь найти демона. Сумерки уже подступают, скоро темно будет. Присмотрев ярдах в ста дальше по склону выступающий камень, решил устроить на нём засаду. Не дойдя до камня пару ярдов, остановился. Сторожевая сеть обнаружила демона впереди нас.

— Сурхат, — негромко окликнул я паренька. — Будешь идти позади меня. Сейчас мы подойдём к демону. Ничего не бойся и не делай глупых поступков. Как доберёмся до демона, стой позади меня и не шевелись. Понял?

— Да господин маг, — отозвался Сурхат.

Я дал ему для уверенности свой арбалет, заряженный обычным болтом, и вытащив меч, активировал защитный амулет. Мы двинулись дальше по склону. Преодолев больше четырёх сотен ярдов, я стал идти медленнее. Слишком странный демон попался, нас далеко слышно, а он словно не обращает на нас внимания, как двигался потихоньку к саду, так и двигается. Я создал заклинание магического света и осветил горный склон.

В сотне ярдов от нас по склону спускался торг. Едва передвигая лапы, он медленно продвигался к саду. Удивлённый таким поведением демона, я приблизился к нему. Увидев таки приближающуюся к нему добычу, торг повернул ко мне. Однако быстрее передвигаться не стал. Пожав плечами, в конце концов, я не исследователь демонов, создал заклинание молнии. Сбив демона молнией с ног, я бросился к нему, и ударом меча снёс ему голову, заодно разрубив несколько камней.

— Вот это да! — донёсся до меня полный восхищения голос Сурхата. — Меч как полыхнёт! Вжик и демона насмерть!

— Давай факел, — распорядился я.

Сурхат запалил факел, и мы осмотрели демона. Хоть и немного я их видел в жизни, но этот показался мне очень тощим. Может, болел чем, а может, просто стар уже, решил я. Обследовав местность с помощью сторожевой сети, убедился, что больше демонов в округе нет.

— Ну что Сурхат, демона здесь бросим? — спросил я. — Достаточно будет Пакиму нашего слова или нет?

— Давайте голову с собой заберём господин маг, — предложил паренёк. — Сегодня Нирах у ворот дежурит, можно будет его здорово напугать. Я прокрадусь вдоль стены и ка — ак высуну голову демона! Вот весело будет.

— Только сам её тащить будешь, — предупредил я. — И хватит меня господином называть. Меня Дарт зовут, а не господин маг.

— Хорошо господин Дарт, — кивнул Сурхат, — я сам голову понесу.

— Дарт, просто Дарт, — поморщился я. — К демонам ваши уважительные обращения. Я человек простой и мне такое обращение не нравится.

— Хорошо Дарт, — сказал паренёк. — Тогда мне можно будет Нираха напугать?

— Да пугай кого хочешь, — махнул я рукой. — Можешь даже в окно гостиной голову демона засунуть. Только отвечать за розыгрыш будешь сам.

— Нет, в гостиную нельзя, — помотал головой Сурчат. — Там Фелия… А вот Нираха можно напугать.

— Как хочешь, — сказал я. — Тебе здесь жить, а не мне. Я бы и в окно голову демона сунул. Представь, какое веселье будет.

— Вы Фелию в город увезёте? — печально вздохнул Сурхат.

— С чего бы мне её куда — то увозить? — удивился я.

— Вы же сказали, что не будете здесь жить, — пояснил Сурхат.

— И какое это имеет отношение к Фелии? — не понял я. — Я отсюда завтра уйду, а не Фелия.

— Так вы не собираетесь на ней жениться?

— Жениться на Фелии? — изумился я. — У меня и в мыслях такого не было.

— Правда? — недоверчиво спросил Сурхат.

— Конечно, правда, — подтвердил я.

— Здорово, — повеселел Сурхат. — А я боялся, что вы на ней женитесь, она ведь к вам так хорошо относится.

— Пускай, как хочет, относится. Лишь бы ко мне отношения не имела, — сказал я.

Сурхат передал мне факел, а сам взял голову демона. Не обращая внимания на кровь, он положил голову демона на плечо, и придерживая её руками, пошёл. Обогнав его, я стал освещать факелом путь. Из — за того, что по дороге пришлось сделать несколько остановок, до усадьбы добирались мы не меньше двух часов. Ярдах в трёхстах от усадьбы я погасил факел и Сурхат с головой отправился вперёд.

Услышав вопль ужаса, донёсшийся от ворот, я усмехнулся. Похоже, не зря Сурхат тащил на своём горбу почти полсотни килограмм. Ради доброй шутки и не на такое люд способен. К тому же шутка удалась, решил я, прислушиваясь к доносящимся крикам и смеху Сурхата. Во двор я вошёл как раз к окончанию представления. И, как и следовало ожидать, едва шумиха улеглась, последовала расплата. Харим схватил Сурхата за шиворот, и потащил к конюшне, обещая запороть шутника до полусмерти. Вот этот момент мне и не нравится в шутках, вздохнул я и повернулся к спешащему ко мне Пакиму.

— Принимайте своего демона, — кивнул я на валяющуюся неподалёку голову демона.

— Не надо было во двор эту гадость тащить, — сказал Паким, обходя стороной голову демона. — Убить его надо было, и там бросить.

— Чучело с него сделайте и в саду поставьте, — посоветовал я. — Тогда если воры залезут, их далеко слышно будет.

— И верно, — хихикнул Паким. — Так и сделаю. Что ж, Дарт, ты свою работу выполнил, надо это дело отметить. Пойдём избавитель, доброго вина отведаем.

Мы отправились в дом, отпраздновать избавление от демона. Меня усадили возле Фелии и налили вина. Паким поднял бокал за бесстрашных победителей демонов, и мы выпили. Хозяева, узнав о гибели демона, повеселели, и вечер удался на славу. К тому же Паким принёс бутыль очень хорошего вина, которое очень способствовало поднятию настроения. За шутками и оживлённой болтовнёй пролетела пара часов.

Изрядно нагрузившись вином, я выбрался из — за стола. Поблагодарив хозяев за угощение, попросил их прислать утром слугу, чтоб он меня разбудил. Паким попытался было уговорить меня посидеть ещё немного, но я отказался. Надо до города поскорей добраться, а если продолжить веселье, то завтра не смогу отсюда уйти.

Ох, скорей бы в город… Там девушки красивые есть… Дарг, неужели я так истосковался по девушкам за время путешествия по пустошам? С ума сойти, сейчас бы и кошель золота не пожалел бы за ночь с девушкой. Надо идти спать и рано утром топать в город, уж там то удастся оторваться на полную… Жаль, лошади нет, на ней быстрей было бы.

Дарг, нельзя обходиться без девушки долго. Даже думать ни о чём, кроме девушек не могу. Сильно я по женской ласке истосковался… Даже не припомню, чтоб когда — нибудь со мной такое было. Даже когда Элизабет не позволяла деревенским девушкам ко мне приближаться, не так тяжко было. Слава богам, что её здесь нет, а то прямо тут на неё набросился бы. В город, нужно срочно топать в город.

Не успел я выйти из гостиной, как меня догнала Фелия и взяв за руку, томно проговорила: — Дарт, проводи меня во двор. Сегодня такой прекрасный вечер и мне совсем не хочется идти спать. Одной мне страшно, а если ты будешь рядом, то я смогу полюбоваться звёздами.

— Только не долго, — предупредил я. — Немного полюбуешься на звёзды и всё. Хорошо?

— Конечно, Дарт, — улыбнулась девушка. — Совсем чуть — чуть.

Фелия схватила меня за руку и потащила во двор. Медленно пройдясь до беседки, мы уселись на скамейку. Не особенно прислушиваясь к щебечущей что — то Фелии, я с тоской смотрел по сторонам, мечтая, чтоб в эту глушь случайно заглянула хотя бы одна хорошенькая девушка. А лучше две.

Фелия тем временем взяла меня за руку и прошептала: — Дарт, поцелуй меня…

Оторопело уставившись на девушку, прикрывшую глаза в ожидании поцелуя, я с трудом проговорил: — Зачем?

— Как зачем? — распахнув глаза, спросила Фелия. — Разве ты не хочешь поцеловать красивую девушку? Ведь это так приятно.

— Хочу, красивую… — пробормотал я. — Очень хочу…

— Так в чём же дело? — спросила Фелия.

— Спать нужно идти, — сказал я.

— Дарт, тебе же ничего не грозит за поцелуй, — начала меня уговаривать девушка. — Зачем ты придумываешь отговорки? Давай продолжим приятный вечер.

— Да, давай продолжим, — поднялся я с лавки. — Пойду я спать. Ничего приятней в этой глуши не сыскать.

— Ты, ты хочешь сказать, что я тебе не приятна? — с обидой проговорила Фелия.

— Нет, что ты, — успокоил я девушку. — Человек ты неплохой. Однако никаких отношений между нами быть не может. Лучше обрати внимание на Сурхата, паренёк в тебе души не чает.

— Ты, ты меня отвергаешь? — исказилось лицо Фелии.

— Фелия, давай обойдёмся без сцен, — поморщился я. — Какие могут быть поцелуи? Мы просто знакомые, не более того. Завтра я уйду отсюда и мы никогда больше не увидимся.

— Но ты можешь задержаться, — предположила девушка и прошептала. — Можно будет продолжить наше знакомство, и мы можем стать чем — то большим чем просто знакомые.

— Нет, — твёрдо ответил я. — Никакого продолжения знакомства не будет. Рано — рано утром, я отсюда уйду. Очень рано. Нужно спать идти, а то отдохнуть перед дорогой не успею.

— Ах ты, ты, подлое ничтожество… — прошипела девушка. — Да любой за возможность меня поцеловать, жизнью готов рискнуть. А ты, ты, мной пренебрегаешь…

— Только без обид, — пробурчал я, — ты меня не радуешь никаким боком. Не знаю, кто там готов за твой поцелуй жизнью рисковать, а я тебя целовать, даже за деньги не согласен.

— Ах ты… — задохнулась от злости девушка.

— Приятного вечера, — поклонившись, я быстро убрался из беседки, пока не завязалась перебранка.

Прошмыгнув мимо гостиной в свою комнату, я завалился на кровать, искренне надеясь, что посреди ночи меня из дома не выпрут, и удастся отдохнуть. Совсем не хочется ночью в город топать, как бы опять в чей — нибудь сад не забрести. Ну, может Фелия поплачет, но не станет родителям жаловаться. Вот уж девица попалась. Я за эти дни в её сторону лишний раз не посмотрел, а она чего — то там себе вообразила. К демонам таких девиц. Создав сторожевое заклинание, я растянул паутину на три ярда вокруг себя и активировал защитный амулет. Оградив себя от шастающих по ночам девушек, успокоено откинулся на подушку и уснул.

****

Заплаканная Фелия, с искажённым яростью лицом вошла в гостиную и уставилась на родителей.

— Что случилось? — встревожилась мать. — Неужели Дарт потерял голову и домогался тебя?

— Домогался? — зло спросила Фелия. — Я до него домогалась. А этот негодяй отшил меня.

— Неужели зелье выдохлось? — озадачилась Тафия. — Проверить бы…

— Только не на мне, — замахал руками Паким, заметив задумчивый взгляд жены скользнувший по нему.

— Он сказал, что на рассвете уберётся отсюда, — сказала девушка.

— Проклятье, проклятье, такой план гибнет, — прошептала Тафия.

— А что за план? — спросила Фелия.

— Не важно, — ответил Паким. — Тебе это знать незачем.

Девушка замолчала и прикусила губу. Тафия налила себе вина и начала его пить крохотными глотками. Покосившись на задумчивую жену, и Паким налил себе вина.

— Паким, они ведь к развилке по старой дороге идти будут? — спросила у мужа Тафия.

— Да, по старой, — согласно кивнул Паким. — По ней хоть и дальше идти, зато стражников можно не опасаться.

— Нужно их предупредить, чтоб Дарта на старой дороге ждали, а его по ней отправить, — решила Тафия.

— Как его по этой дороге отправить? — спросил Паким. — Он же у любого прохожего может дорогу спросить и ему посоветуют по новой дороге идти.

— Нужно что — бы кто — нибудь пошёл с ним по старой дороге, — сказала Тафия. — Тогда у него и мысли не будет свернуть на развилке.

— Не стоит к этому лишних людей привлекать, — сказал Паким.

— Не стоит, — согласилась Тафия и сказала дочери. — Фелия, отправляйся спать.

— Почему? Я тоже хочу с этим негодяем разделаться.

— Быстро спать! — рявкнула мать. — Без тебя разберёмся с Дартом.

Фелия выскочила из — за стола и выбежала из гостиной. Проводив её взглядом, Паким вздохнул.

— Тирраха сейчас же отправим с посланием к Паламу, а утром в город с Дартом отправится Сурхат, — продолжила разговор Тафия.

— Почему Сурхат? — удивился Паким.

— Потому что он молодой и глупый, — пояснила Тафия. — Да к тому же в Фелию влюблён. Сейчас ты его разыщешь и скажешь ему, что Дарт воспользовался наивностью Фелии. Провёл с ней ночь, и теперь говорит, что жениться на ней не собирается, так как порядочные девушки до свадьбы ничего подобного вытворять не позволяют. А так как этот негодяй маг, то ничего сделать мы не можем. Попроси его помочь отомстить за поруганную честь девушки. Думаю, он без раздумий согласится. Объясни ему, что Дарта нужно повести по старой дороге, а в конце пообещай, что если он поможет восстановить справедливость, то ты выдашь за него Фелию. Только хорошенько объясни ему, что он не должен ничем ненависть к Дарту выдать.

— Сурхат же болтлив не в меру. Как бы после дела не растрепал он обо всём.

— Его рядом с Дартом и прикопают, — заявила Тафия. — В письме Паламу напишем, что свидетелей быть не должно.

****

Ранним утром меня разбудил слуга. Поднявшись с кровати, я собрал свои вещи и пошёл в гостиную. Сидевший за столом Паким хмуро посмотрел на меня и пробурчал приветствие. Поняв, что Фелия нажаловалась отцу и невесть что навыдумывала, я вздохнул. Похоже даже заикаться о покупке лошади бессмысленно. С надеждой добраться до города не на своих двоих придётся распрощаться. Хотя, может в соседней деревеньке удастся лошадь купить? Не став мешкать, я простился с Пакимом и вышел из дома.

— Дарт, ты ведь в город направляешься? — спросил у меня сидевший возле крыльца Сурхат.

— В город.

— Можно мне с тобой пойти?

— Ну вообще — то я собирался купить в деревне лошадь, чтоб не топать пешеком, — ответил я.

— Так нет в деревне лошадей, — сказал Сурхат. — У нас повозки с осликами только.

Идея приехать в город на повозке запряжённой осликом не вызвала у меня не капли энтузиазма.

— Что придётся тогда пешком топать, — вздохнул я.

— Да не очень — то до города и далеко, — обнадёжил меня паренёк.

— Пойдём, — решил я.

Мы вышли со двора, и пошли по дороге. Поглядывая изредка на угрюмого паренька, я не удержался от вопроса.

— Что сильно вчера досталось? — посочувствовал я.

— Угу, — пробурчал Сурхат.

— Не ценят некоторые люди хорошие шутки.

— Не ценят, — мрачно процедил Сурхат.

Решив не тревожить попусту паренька, я умолк. Отойдёт, сам разговориться. Через пару часов мы миновали деревеньку и добрались до развилки. Налево уходила накатанная дорога, а на право тропинка. Указав на тропинку, Сурхат сказал: — Нам сюда.

— Что так ближе?

— Да. Пешие все здесь ходят. Это если на повозке ехать, то другая дорога удобнее.

Мы свернули на право, и пошли по тропинке. Обратив внимание на то, что раньше здесь была широкая дорога, а сейчас осталась лишь тропка, я задумался над тем, что заставило местных жителей забросить её. Добравшись за час до леса, мы углубились в него.

Бредя по лесу, я решил разговорить хмурого Сурхата. За беседой дорога короче кажется, да и полезное можно что — нибудь узнать. О том же городе, к примеру, я ничего кроме названия не знаю. Есть интересно там девушки для развлечений или нет…

— Сурхат, хорош хмурится, — с улыбкой посоветовал я пареньку. — Подумаешь, взгрел тебя отец. С кем такого не случалось? Забудь. Тем более шутка удалась, и не зря ты наказание понёс.

— Угу, — пробурчал Сурхат.

— Слушай, а Дерлин город — то большой?

— Большой, — коротко ответил Сурхат.

— А как там девушек много?

— Много, — процедил сквозь зубы паренёк.

— А там стройные девушки есть или у вас тут все такие как Фелия?

— Какие такие? — зло спросил Сурхат.

— Ну, пышные такие, — удивлённо ответил я, посматривая на разозлившегося паренька.

— В городе всякие есть, — отрезал Сурхат. — Только попользоваться ими не выйдет. У нас людей, что девушек портят, оскопляют.

— Н — да уж, — опечалился я. — Суровые у вас нравы. Я — то думал в Сулиме с этим попроще. Всё — таки у вас и гаремы есть и нескольких жён многие имеют.

— Гарем только у султана есть, жён иметь трёх дозволено, а портить девушек нельзя никому, — заявил Сурхат.

— Что и домов услады у вас нет? — озаботился я разбором подобного обычая, грозившего оставить меня без удовольствий.

— Есть, — скрипнул зубами паренёк. — И девушки гулящие есть.

— Тогда как же вы живёте? — не понял я. — Неужто при выходе из дома услады всех мужчин оскопляют?

— Нет, конечно, — возмутился Сурхат. — Оскопляют тех, кто девушку невинности обманом лишил или силой взял.

— Так бы сразу и говорил, — перевёл я дух. — А то я уже испугался, что в городе развлечься не удастся. А такой обычай очень правильный. Так с подобными негодяями и следует поступать.

— Убивать, убивать этих негодяев надо, — пробормотал Сурхат.

— Жаль, у нас такого обычая нет, — сказал я. — В Империи давно о справедливом воздаянии забыли.

Взревев, Сурхат выхватил из — за пояса нож и бросился на меня. Я едва успел отскочить от набросившегося на меня паренька. Первым взмахом Сурхат сумел до меня дотянуться и разрезал мне рукав. Однако следующий удар паренька врезался в защиту. Ударившись о внезапно возникшую преграду, нож вылетел из руки Сурхата. В тот же миг я ударил паренька в нос. Отлетев на ярд от меня, паренёк не обращая внимания на льющуюся кровь, ринулся на четвереньках за ножом. Схватив его, Сурхат поднялся и вновь бросился на меня. Не опасаясь за свою жизнь, я спокойно пропустил удар ножом и врезал пареньку поддых. Выронив нож, Сурхат упал на землю и замер, судорожно хватая ртом воздух. Шагнув к Сурхату, я первым делом отшвырнул ногой нож в кусты. Затем я вздёрнул паренька на ноги, благо это было не трудно, Сурхат был меньше меня на четверть, а весил похоже вполовину меньше. Держа паренька за ворот куртки, я пару раз поднял и опустил его, чтоб он смог глотнуть воздуха. Едва Сурхат смог дышать самостоятельно я отпустил его, и он повалился на землю. Разглядывая паренька, решившего стать разбойником, я спросил: — Ну, что тебя здесь прикончить, подлое создание?

— Чтоб ты сдох… — прохрипел паренёк.

— Не дождёшься.

— Ничего. Ничего… — попытался улыбнуться Сурхат. — Не зря я погибну… Не потерпят боги, чтоб жил такой негодяй как ты. Арис не забудет о тебе…

— Ты, похоже, спятил, — покачал я головой. — Это тебе возмездия богов опасаться нужно. Это ты, коварное ничтожество, напасть на доверившегося тебе человека решил.

— Нет… нет… я справедливость… восстанавливал… — прошептал Сурхат. — Не должны гады, подобные тебе, жить…

— Да, ты и впрямь спятил, — изумился я. — Тебе что, несправедливым показалось, что я богат, а ты нет? Или меч мой понравился и ты решил, что несправедливо, что у тебя такого нет?

— Ты Фелию испоганил! — выплюнул слова Сурхат и закашлялся.

Я отступил назад и почесал затылок. Так и не припомнив ничего поганого, кроме приставаний ко мне Фелии, озадаченно спросил: — Что за бред ты несёшь?

— Гад, — с ненавистью бросил Сурхат. — Какой же ты гад.

— Сам гад. Ползучий, — отреагировал я.

Приподняв голову, Сурхат посмотрел на то место, где должен был валяться нож и, не увидев его, уткнулся головой в землю и заплакал. Я отошёл к ближайшему дереву и, прислонившись к нему, задумался. Однако так и не решил, как относиться к Сурхату, как к подлому человеку из — за пары монет готовому зарезать человека или как к безумцу, спятившему из — за ревности. Заметив, что паренёк немного успокоился и перестал рыдать, решил расспросить его, чтоб понять действительно ли ревность его ослепила или это отговорка, чтоб смерти избежать. Подойдя к Сурхату, я спросил: — Послушай, ты хоть объясни мне, чем я Фелию испоганил. Неужто тем, что отверг её?

— Тварь, — с ненавистью бросил Сурхат. — Только такая тварь как ты могла, воспользовался наивностью девушки, поиграться с ней пару дней и бросить.

— С чего ты взял, что я игрался с Фелией? — недоумённо спросил я. — Это для тебя она красавица, а для меня она страшнее демона.

— Ничего, не долго тебе глумиться над людьми осталось, — пообещал Сурхат. — Накажут тебя боги.

— Причём здесь глумление? — не понял я. — Ни над кем я не глумлюсь. Объясняю тебе, что мне Фелия не нравится. Я с ней не игрался и ни за какие коврижки играться не собираюсь. А твои предположения, что я затащил Фелию в постель — бред. Я на таких страхолюдин не зарюсь.

— Лжец! — выкрикнул паренёк. — Не удастся тебе отвертеться от кары. Не обманешь ты меня своими лживыми словами.

— Не будут меня боги карать за то, чего я не совершал. Зазря ты погибнешь.

— Нет, нет, не зря… — закашлялся Сурхат. — Чтоб такого гада извести жизни не жалко.

— Ты осёл самой тупой Сулимской породы, — сделал я вывод. — Не будет Арис мстить мне. Я не совершал преступления, которое ты мне приписываешь, а значит и никакого возмездия не будет. Так что сдохнешь ты зазря.

Перевернувшись на спину, Сурхат посмотрел на меня. Выплюнув кровь, пробормотал: — Тебе не обмануть Арис…

— А я и не собираюсь её обманывать. Я вообще не представляю, с чего ты вообразил, что между мной и Фелией что — то было.

— Мне отец Фелии всё рассказал о твоём злодеянии… — прошептал Сурхат.

— Паким? — изумился я. — Он что, перепил? Или ты, осёл, чего — нибудь недопонял и непонятно чего навоображал?

— Он всё ясно говорил и пьян не был.

— Тогда он тебе солгал, — твёрдо сказал я.

— Поклянись, что ты не был близок с Фелией, — предложил Сурхат.

— Клянусь. Пусть Арис меня покарает, если я лгу.

— Но как же так… — прошептал паренёк. — Зачем Пакиму было лгать?

— Не знаю, — Ответил я и создал заклинание малого исцеления. Посмотрев на недоумённо ощупывающего нос Сурхата, предупредил его: — Не вздумай снова на меня бросаться.

— Не буду я бросаться, — Сплюнув кровь, ответил паренёк и сел.

— Вот и славно. Ну — ка расскажи, что тебе Паким говорил.

— Ночью он позвал меня, — начал рассказывать Сурхат. — Мы пошли к конюшне. Он сказал, что я славный парень и очень порядочный и к Фелии неравнодушен. Немного поговори о том, какая Фелия хорошая девушка. Потом он предложил выпить. Мы выпили, и он расплакался. Я стал спрашивать в чём дело, а Паким помолчал немного и сказал, что Фелию обманом невинности лишили и выбросили как ненужную вещь. Я разъярился и начал выпытывать, кто это сделал. Он поначалу не признавался, а потом, когда я пообещал помочь ему отомстить за поруганную честь дочери, рассказал, что это ты сделал. Я хотел ночью пойти тебя прирезать, но он меня отговорил. Сказал, что не справиться просто так с магом и предложил мне отправиться с утра с тобой в город. Мне нужно было провести тебя до города по этой тропке. Паким сказал, засада будет на этой тропе. Наемники какие — то, с оружием, которым магов убить можно нас поджидать будут.

— Это всё? — спросил я у Сурхата, когда он умолк.

— Почти всё. Ещё Паким сказал, что если я помогу наказать негодяя, то он выдаст за меня Фелию.

— Н — да, — вздохнул я. — Поймали тебя на крючок с этой девицей. Любовь — любовью, но голову — то терять зачем? Почему ты Фелию не расспросил? Ведь если она пострадала, то ей и решать, как поступить с обидчиком.

— Как можно о подобном расспрашивать девушку? — возмутился паренёк.

— Да уж действительно, как можно, — язвительно отозвался я. — Ножом под рёбра невинному человеку можно, обманом его на смерть вести можно, а девушку расспросить нельзя.

— Я Пакиму поверил, — склонил голову Сурхат. — Оттого и не задумывался ни о чём. Только мечтал увидеть, как ты сдохнешь.

— Значит, Пакиму нужно было, чтоб я по тропке пошёл и в засаду угодил… — задумался я. — Вот коварная тварь. Хорошо еще, что отравить меня не додумался.

— Никто тебя в Сулиме не отравит, — пробормотал Сурхат. — Султан Фурхад шестой чтоб от этой напасти избавиться повелел всех торговцев ядами и отравителей в яму со змеями бросать. С тех пор отравы в Сулиме можно не опасаться.

— И что же одним указом отравителей изничтожили?

— Да как начались казни, так и перестали люд травить.

— Не верю я в это, — сказал я. — Не может быть, чтоб со всеми отравителями подобным образом расправиться можно.

— Ну, может и есть ещё отравители, — неуверенно сказал Сурхат. — Только яд сейчас достать очень трудно и дорого.

— Тогда понятно, — усмехнулся я. — С Пакимовой жадностью яда не купить.

— Что ты теперь со мной сделаешь? — поднявшись с земли, спросил Сурхат.

— Вот уж не знаю, — вздохнул я. — Убивать тебя, пожалуй, не буду. Однако заслужить прощение тебе придётся.

— Что мне нужно делать? — Склонив голову, спросил паренёк.

— Слушай, — осенило меня, — про то, что в деревне лошадей купить нельзя ты соврал?

— Да, — кивнул Сурхат. — Паким сказал, чтоб я не позволил тебе лошадь купить.

— Тогда сделаем так, — сказал я, вытаскивая из кармана кошель с золотом. — Ты сейчас идёшь в деревню и покупаешь двух лошадей, а я дождусь тебя здесь.

— Ты доверишь мне деньги? — тупо смотря на лежащие на моей ладони три золотых, спросил Сурхат.

— Конечно, доверю.

— А если я с ними удеру?

— Да удирай на здоровье, — пожал я плечами. — Всё одно дальше усадьбы Пакима не убежишь. Там — то тебя Паким и прирежет, чтоб не разболтал ты о его делишках.

— Я сам его прирежу, — мрачно сказал Сурхат.

— Н — да, видно ты и впрямь редкостный осёл, — сказал я. — Чего ты этим добьёшься? За убийство тебя или на каторгу отправят или казнят, да и о Фелии можешь забыть, не полюбит же она убийцу её отца.

— Так что же мне теперь оставить Пакима безнаказанным? — спросил паренёк.

— А зачем его своими руками наказывать? Для этого власти есть. Надо только доказательства раздобыть, чтоб судья сразу поверил, что Паким нанял людей для убийства.

— Какие доказательства?

— Ну, неплохо было бы одного наёмника притащить к судье. А ещё лучше двух. В допросной они бы сразу поведали, кто их на это дело отправил.

— Нам с ними не справиться, — опечалился Сурхат. — У них ведь оружие против магов есть.

— Придумаем чего — нибудь, — пообещал я. — Давай чеши за лошадьми. Да припасов немного купи.

Неуверенно улыбнувшись, Сурхат побрёл по тропинке назад. Я же нашёл поваленное дерево и уселся на него.

Дела — а. Не ожидал я от Пакима такой подлости… Вот же гад какой. Наёмников нанял, чтоб они меня убили. Хотя на кой ему платить наёмникам за моё убийство? Чтоб отомстить за попорченный сад? Нет, это глупо, да и жаден Паким чересчур, не потратил бы он на такое дело ни дары. Что — то здесь другое…

Ну да это узнать можно будет у наёмников. Пусть они хоть самым мощным оружием вооружены, хоть одного, но пленить можно. Не сидят же они всё время на одном месте. Подкараулить одного, который отойдёт от остальных, и оглушить его. Да и то, это в крайнем случае, если окажется что у них и впрямь столь опасное оружие есть. Слабо мне верится, что у наёмников есть что — то, что может пробить защиту второго круга. Такое оружие столько стоит, что проще продать его и жить в своё удовольствие, а не по лесам разбойничать. Мой меч шестьсот золотых стоит и то защиту второго круга преодолеть не может. Если только боевой маг у наёмников есть… Но наличие боевого мага, который может создавать заклинания первого круга у наёмников это чушь. Значит, этот вариант можно отбросить…

— Х — м - м, хотя если у наёмников такое оружие есть, то тем более нужно как — то их обезвредить. Если есть возможность заполучить столь мощное оружие, то не стоит от неё отказываться. К тому же у меня сейчас есть огромное преимущество — я знаю о засаде. Уже это даёт мне отличные шансы на безоговорочную победу. Да и то, что я в темноте могу с помощью истинного зрения видеть ещё одно преимущество. Затеять бой ночью и наёмникам никакое оружие не поможет. Я просто перебью их с помощью заклинаний издалека. А они ко мне и подобраться не смогут, сторожевая сеть всегда мне показывать будет, где они находятся. Что ж, при таком раскладе просто грех не попробовать поохотиться на наёмников.

Примерно через час вернулся Сурхат. Он осторожно слез с лошади и протянул мне мешочек. Обнаружив в нём горсть серебраков и один золотой, я удовлетворённо кивнул. Такие лошади больше и не стоят.

— Нет у нас хороших лошадей, — словно угадав мои мысли, сказал паренёк. — Только обычные рабочие лошадки. Они и к седлу не очень то привыкшие.

— Сойдёт, — махнул я рукой. — Всё одно лучше чем пешком топать.

— Лучше пешком, — вздохнул Сурхат.

— Чем лучше? — не понял я. — Самому топать не нужно.

— Зато ноги не натирает, — сказал Сурхат.

— Сейчас всё поправим, — я незамедлительно создал заклинание малого исцеления.

Излечив Сурхата, я забрался на лошадь. Паренёк улыбнулся и последовал моему примеру. Раскинув на полмили сторожевую сеть, я усмехнулся, предвкушая хороший улов. Поначалу я каждый раз при создании заклинания ожидал, что вот — вот край паутины захватит поджидающих нас наёмников, но их всё не было. Часа три нам пришлось скакать по тропинке, прежде чем сторожевая сеть нащупала трёх человек впереди нас. Остановив лошадь, я повернулся к Сурхату.

— Похоже, нашлись наёмнички, — сказал я. — И всего — то их трое.

— Подкрадёмся к ним? — спросил паренёк.

— Нет. Дождёмся здесь ночи.

— Как же ночью мы до них доберёмся?

— Не мы, а я, — возразил я. — А ты останешься с лошадьми.

— Я ведь тоже хочу помочь…

— Ты в темноте видишь? Нет. Вот и будешь сидеть с лошадьми.

— Так магический шар нам посветит, — попытался найти лазейку Сурхат.

— Может ещё факелы запалить и с ними к наёмникам подкрадываться?

— Тогда как ты к ним подкрадёшься? Когда мы на демона ночью охотились, ты магический шар создавал, значит, ты не лучше меня видишь, — сказал Сурхат.

— Магический свет я для тебя создавал, а не для себя, — ответил я. — Мне он не так уж и необходим был. И вообще хорош спорить. Если тебя что — то не устраивает, то можешь топать обратно.

— Какая от меня тогда польза, если я с тобой не пойду? — уныло спросил паренёк.

— Ты мне, после того как я наёмников выловлю, понадобишься, — постарался я уверить Сурхата в его полезности. — Поймать — то я поймаю пару — тройку наёмников, а вот до города их одному дотащить проблема.

— Хорошо, я останусь с лошадьми.

— Вот и славно. Но придёт тебе в голову такая мысля — выждать немного и отправиться вслед за мной… Гони её сразу прочь. Иначе будешь долго сожалеть о своей глупости.

— Опять изобьёшь? — вздохнул Сурхат.

— Зачем? — удивился я. — Неужто ты думаешь, что мне людей бить нравится? Нет, бить я тебя не стану… Ослеплю тебя. Славно, да?

— Славнее некуда, — буркнул паренёк.

Я перевёл дух, хоть от одной проблемы избавился. Совсем мне не хочется ещё и за Сурхата волноваться. Если бы не застращал его, то он по — любому за мной бы сунулся. А мне этого совсем не нужно. Сам лучше с наёмниками разберусь.

Мы нашли поблизости крохотную полянку и разместились на ней. Сурхат достал из мешка купленную в деревне снедь и разложил её на куртку. Поев, я решил немного передохнуть. Влив в сторожевую паутину немного больше энергии, я добился того, что сеть увеличилась ещё на сотню ярдов. Затем я нашёл себе местечко поудобнее и нарвал здоровенных листьев, с каких — то кустов. Устроившись на лежанке, активировал защитный амулет и закрыл глаза. Ночью не до сна будет.

Проснувшись ближе к вечеру, я открыл глаза и осмотрелся. Сурхат сидел на корточках, прислонившись к стволу дерева и о чём — то размышлял. Лошади перебрались к кустам, с которых я рвал листья, и объедали их. Встав, я подошёл к сумке и достал флажку с водой. Напившись, принялся собираться. Оставив на попечение Сурхата лошадей и свою походную сумку, посоветовал ему вырыть ямку и развести в ней небольшой костёр. Сидеть одному в темноте не самое интересное занятие.

Захватив с собой арбалет и мешочек с оставшимися болтами, двинулся в направлении наёмников. Постепенно отклоняясь в сторону, я шёл около получаса. Сторожевая паутина позволяла мне знать, где в данный момент находятся наёмники, и с подкрадыванием к ним никаких проблем не возникло. Подобравшись к ним на сотню ярдов, я стал красться, стараясь создавать как можно меньше шума. Хотя небольшой ветерок создавал достаточно шума, чтоб шорох листвы и треск сухих ветвей под ногами терялись на его фоне, я решил не рисковать. Кто его знает, может среди них опытные охотники есть, которые смогут и в таких условиях меня услышать.

Потратив ещё немного времени, я подобрался к наёмникам поближе. Когда до них оставалось не более тридцати ярдов, я остановился. Не смотря на то, что ветер сносил в мою сторону звуки и мне было хорошо слышно, что творится впереди меня, от наёмников не доносилось ни звука. Не разговаривая и практически не двигаясь, они сидели в зарослях дикой малины ярдах в двадцати от тропинки.

Только когда закат угас и стало тяжело что — то различить больше чем в полусотне ярдов от себя, воины сдвинулись к одному из них. Осторожно ступая, я подобрался ещё ближе к ним и прислушался. Негромко ругаясь, наёмники сетовали на то, что уже ночь наступает, а обещанная добыча так и не появилась.

— Хватит ныть, — зло сказал — кто — то из наёмников. — Не сегодня, так завтра до нас этот маг доберётся. Пешком досюда почти день топать. Если поздно встал он, то мог просто не успеть дойти до нас. Заночует в лесу и дальше пойдёт, а завтра с утра мы его и прищучим.

— А если он на ночёвку не остановится? Если ночью попрётся? Что тогда, а, Палам?

— Тогда ты будешь приглядывать за тропинкой, — процедил наёмник. — Если маг ночью идти будет, то или факел зажжет, или светящийся шар создаст, так что заметить его легко будет.

— И ещё завтрашний день, — рассмеялись наёмники.

— Что и никто меня не сменит?

— Фалев, не зли меня, — рявкнул Палам. — Иначе сейчас по рылу схлопочешь.

— Так я что? Я не против покараулить, — уныло сказал Фалев.

— Да не волнуйся ты так, — подбодрил Фалева третий наёмник. — Мы этих магов уже знаешь сколько перебили.

— А стражники нас перебили, — пробормотал Фалев.

— Дурак, — беззлобно рассмеялся Палам, — это только на пользу нам. Давно пора было на серьёзные дела переходить, а не нападениями на торгашей перебиваться. А охотиться на таких одиночек как этот маг, толпой резона нет. Пользы от большого отряда нет, а добычу на всех делить придётся.

— Да, я не спорю, — уныло сказал Фалев, — чем больше доля тем лучше. Только на мага охотиться страшновато.

— Не на мага, а на ученика, — уточнил Палам. — На настоящего мага охотиться ищи других дураков. А ученик опасности не представляет. У опытного мага полно всяких штучек, что неприятности нам доставить могут, а у ученика, если амулет защитный будет это уже хорошо.

— Да, эти сопляки такие наивные, — поддержал Палама третий наёмник. — Пару заклинаний выучат, и защитный амулет нацепят и считают себя непобедимыми боевыми магами.

— А если твой брат ошибся и к нам настоящий маг идёт? — спросил Фалев.

— Не ошибся, — усмехнулся Палам. — Когда дело прибыль сулит, Паким никогда не ошибается. Раз передал он, что сопляк идёт, да при деньгах, значит так и есть.

— Жаль, что ему придётся половину добычи отдать, — вздохнул Фалев.

— Жаль, — сказал третий наёмник, — но без его наводки мы вообще бы не знали о мальчишке идущем через лес. Сам подумай, лучше часть богатой добычи отдать наводчику на верное дело, чем каждый день рисковать из — за пары монет, всякую нищету грабя.

— Ладно, хватит тут сидеть, — решил Палам. — Не попрётся никто по темноте. Вернёмся немного назад. Там тропинка возле оврага проходит. Если маг в ловушку не попадётся, то придётся из арбалетов его валить, а в темноте и промахнуться можно. По оврагу в случае проблем легко удрать можно будет.

Наёмники выбрались из зарослей на тропинку, немного поболтали и двинулись в сторону города. Я последовал за ними, присматриваясь к их оружию. Не увидев ничего необычного, что походило бы на загадочное оружие против магов, перешёл на истинное зрение. Однако и истинным зрение я не увидел ничего необычного в мечах, кинжалах и арбалетах. Пройдя полторы сотни ярдов, наёмники оставили Фалева присматривать за тропинкой, а сами свернули в лес. Найдя в десятке ярдов от тропки густые кусты, почти на самом краю оврага, расположились за ними. Днём возможно и удалось бы их приметить за кустами, а вот ночью врядли.

Хитёр этот Палам. Быстро продумал, как изменить ситуацию в свою пользу. Днём за этим кустами прятаться не стоило, заметил бы их путник. Те заросли, где они прятались поначалу лучше для засады подходили. А теперь здесь выгодней прятаться стало: и до тропки вдвое ближе, и раньше узнать о приближении гостя можно. Только вот одного он не предусмотрел, того, что добыча на них поохотиться решит. Не поможет ему ни хитрость, ни ловушка. Добыча уже знает обо всех замыслах охотников и сейчас им их все поломает.

Достав из мешков припасы, наёмники поели и увалились спать. Удостоверившись, что здесь они и останутся, я отошёл от их засады. Наступившая темнота мне была только на руку, можно было меньше беспокоиться о том, что меня заметят. Только одну проблему мне темнота создала. Дубина мне понадобится, а чтоб её вырубить придётся отойти подальше.

Не предполагал я, что у наёмников никакого опасного оружия не окажется. Похоже, ничего сложного в захвате пленников не будет и волноваться даже не о чем. Тут даже никакие сложные планы не нужны. Просто нападу на спящих наёмников и обезврежу их. Тут главное скорость. Молниеносное нападение и они и пискнуть не успеют, как я их обезврежу. Когда они все вместе были, думал, подстрелю одного из арбалета, а остальных придётся зарубить, чтоб они за оружие не схватились. Теперь же думаю, удастся сразу двоих в плен взять. Палама подстрелю, а второго дубиной оглушу.

В четырёх сотнях ярдов от лежбища наёмников, я отыскал подходящее деревце и вытащил свой меч. Несколькими ударами меча я вырубил кусок ствола полфута толщиной и ярд длиной. Стесав один край брёвнышка, сделал небольшую дубину. Примерившись к ней, счёл, что вышло неплохо. Рукоять, правда, с гранями получилась. Ну да ничего, за пару ударов рук не натрёт.

Подготовившись к охоте, немного подождал, пока наёмники уснут. Затем взвёл арбалет, подхватил дубину и отправился на промысел. В полусотне ярдов от наёмников, я активировал защитный амулет. Подкравшись совсем близко, прислонил дубину к дереву, снарядил арбалет болтом дварфов и прицелился. Найдя взглядом Палама, выстрелил.

Едва ли не раньше чем щелкнула спускаемая тетива, и голубая вспышка озарила окрестности, раздался дикий вопль подстреленного Палама. Бросив арбалет, я схватил дубину и ломанулся к вскочившему наёмнику. Налетев на ещё не успевшего ничего понять наёмника, я нанёс сильный удар дубиной. Врезавшись в блеснувшую защиту, дубина вылетела у меня из рук. Пошатнувшись, я с трудом сохранил равновесие. Наёмник тем временем сообразил, что на них напали, и выхватил меч.

Сконцентрировавшись, я создал заклинание магического света, щедро влив в него энергии. Трёх футовый шар осветил место боя и через мгновение погас. Ослепший наёмник нанёс удар в то место, где видел меня в последний миг, но я уже сдвинулся в сторону. Выхватив меч, я первым же ударом разрубил меч наёмника и следующим движением руки, пробив защиту соперника, подранил его ногу. Рухнув на землю, наёмник завыл.

Опустив меч, я осмотрелся. Наемник, похоже, больше не помышлял о сопротивлении и воя катался по земле. Только вот Пилам не угомонился. Болт в ногу получил и не угомонился. Шагнув к лихорадочно заряжающему арбалет Паламу, я осторожным ударом меча лишил его оружия. Отбросив останки арбалета, Палам начал шарить вокруг себя. Ну, раз не понимает по — хорошему, подумал я и ударил его ногой. Разлетевшиеся в разные стороны искры заставили усмехнуться, похоже, наёмники добычу не пропивали, а сами ей пользовались. Подобрав свой арбалет, я взвёл его и снарядил болтом дварфов.

— Лежи смирно или пожалеешь, — сказал я Паламу.

Наёмник не обратил на мои слова никакого внимания и целенаправленно двинулся к валявшемуся в двух ярдах от него арбалету. Пожав плечами, я выстрелил. Синяя вспышка ударилась о защиту, и Палам взвыл. Что ж, это должно его угомонить, смотря воющего от боли наёмника, решил я. Мало ему было повреждённой ноги, так теперь ещё и в плечо болт схлопотал. С болью в ноге, где похоже лишь мышцы повреждены, ещё можно смириться. А вот отрешиться от боли в плече, где болтом кости пробиты, Паламу не удастся.

Вспомнив о третьем наёмнике, я создал сторожевое заклинание, и восхищённо покачал головой. Фалев за столь малое время успел преодолеть полмили. Просто невероятная скорость. Такого человека, пожалуй, и без зелий варгам не догнать. Ну да демон с ним. Трус пускай убегает. Сам он на преступления не решится, а своими рассказами кому — нибудь решившему разбоем заняться изрядно пыл охладит.

Я отошёл к другому наёмнику, обхватившему свою ногу, и ударами меча истощил энергию его защитного амулета. Обыскав наёмника, я изъял у него все ценности и пояс с кинжалом. Затем связал его и подлечил заклинанием малого исцеления. Не слушая проклинающего меня наёмника, я подступился к Паламу. С ним опять возникли проблемы. Несмотря на то, что он немного пришёл в себя и осознал, что деваться ему не куда, снимать защитный амулет отказался. Пришлось мне воспользоваться мечом и истощить энергию амулета. При этом я едва не лишился своего самого ценного пленника. Палам сам бросился под меч, видимо решив, что лучше смерть, чем каторга. Хорошо, что я начеку был, и не удалось Паламу покончить с собой. Обыскав Палама, связал и его.

Разобравшись с насущными проблемами, я приступил к поискам загадочного оружия. Первым делом я поднял мешок, который лежал возле Палама. Обыскав его, объёмистый мешочек с монетами, немного припасов и десяток болтов. Вот тебе и оружие против магов, признав в болтах поделки дварфов, усмехнулся я. Поняв, что никакого невероятно сильного оружия у наёмников нет, бросил мешок на землю.

— Ну что разбойничьи рожи, попались? — спросил я у пленников.

— Твой братец, тварь, нас ловчему магу сдал, — с ненавистью сказал наёмник Паламу.

— Не мог он нас сдать, — прохрипел Палам.

— Сдал, сдал, — подтвердил я предположение наёмника. — Сами подумайте, как иначе мог на вас выйти. Вы же не думаете, что ловчие маги все леса прочёсывают? Не — ет, я знал, где вас искать.

— Убью гада, — пообещал первый наёмник.

— Возможно, — усмехнулся я, подумав, что как раз таки своим свидетельством наёмник и убьёт Пакима, — возможно.

— Отпусти нас, — предложил наёмник. — Зачем мы тебе? Забери всё и отпусти. У нас больше двухсот золотых есть. Забери их. Зачем тебе с нами морочиться? У тебя и так огромная добыча.

— Не — а, не отпущу, — покачал я головой.

— Что на себе нас потащишь? — спросил наёмник.

— Что — нибудь придумаю. Давайте рассказывайте лучше, что у вас там за ловушка на тропке стоит.

— Нет там никакой ловушки, — сказал Палам.

— Только не надо мне лгать, — попросил я. — Будете покладистыми, я с вами по человечески обойдусь, будете лгать, ждут вас пытки. Оно вам надо? Правду я из вас всё равно выбью, а пострадать вам придётся. К тому же я исцеляющим заклинанием пользоваться буду, и смогу вас хоть до бесконечности пытать.

— На тропке самострел стоит, — выбрал более заманчивый вариант первый наёмник. — В трёх сотнях ярдов отсюда.

— Его тоже болтом дварфов зарядили? — поинтересовался я.

— Тремя, — ответил наёмник.

— Значит, с магами вы с помощью болтов справлялись?

— Да.

— Понятно… Значит, нет никакого невероятно сильного оружия…

Взглянув напоследок на пленников, я выбрался на тропинку и пошёл обезвреживать самострел. Медленно шагая возле тропки, я внимательно осматривал свой путь, ища ловушку. Обнаружить самострел мне удалось лишь из — за того, что я пользовался истинным зрением. Хорошо замаскированный листвой самострел, практически невозможно было заметить обычным зрением. В то время как почти не имеющая энергии прошлогодняя листва не скрывала чётко выделяющуюся упорядоченную структуру. Разобрав хитрую приспособу, которая должна была пускать болты человека в разорвавшего очень тонкую нить, натянутую над землёй, я изъял болты. А самострел, согнув тонкие металлические части — выбросил.

Обезвредив, в общем — то не опасную для меня ловушку, я пошёл за Сурхатом и лошадьми. Не дойдя до Сурхата полусотни ярдов, я окликнул его.

— Всё в порядке Дарт? — донёсся до меня взволнованный голос Сурхата.

— В полном, — уверил я паренька и подошёл к нему.

Когда я подошёл к стоявшему возле костра пареньку, он жадно спросил: — Скольких ты поймал?

— Двоих, — ответил я.

— Одному, значит, удалось удрать? — спросил Сурхат. — Или ты его в бою убил?

— Один удрал. Трусливый оказался просто жуть. Я думал он на помощь товарищам бросится, а он дёру дал.

— Хорошо быть магом, — мечтательно протянул Сурхат. — Никаких разбойников бояться не нужно.

— Ладно, мечтать потом будешь, — сказал я. — Сейчас берём лошадей и идём к пленникам.

Я создал магический свет, чтоб осветить путь лошадям и Сурхату, подобрал свою сумку и приточил её к седлу. Мы вывели лошадей на тропинку и взобрались на них. Освещая тропинку магическим светом, я выехал вперёд. Совсем немного времени нам понадобилось, что бы добраться до пленников. Оставив лошадей на тропе, мы подошли к связанным наёмникам.

— Так, нечего нам здесь прохлаждаться, — сказал я с любопытством рассматривающему пленников Сурхату. — Надо этих негодяев в город доставить…

— Они ведь идти не смогут, — сказал паренёк.

— Не смогут, — согласился я, — придётся их уважить и до виселицы довезти.

Поручив Сурхату нарезать из курток наёмников кожаных полос, я приступил к осмотру добычи. Похоже, неплохо где — то эти негодяи поживились. У обоих наёмников были кошели с деньгами, пусть серебро там было, но всё же. В мешочке Палама лежали почти три сотни золотых монет и драгоценные украшения. Даже этой добычи мне за глаза хватило бы, чтоб ни капельки не сожалеть о потраченном на охоту времени. Ещё и пара амулетов на три сотни потянет. Болтов на десять золотых. Похоже, Паким мне услугу оказал, таких богатых наёмников подослав.

Сложив добычу в свою сумку, я помог Сурхату по — новому связать наёмников. Затем мы подвели лошадей и положили разбойников на лошадей. Пока Сурхат собирал в мешок всё валяющееся оружие, я хорошенько привязал наёмников, чтоб они не выпали из сёдел. К одной из лошадей мы приточили и мешок с оружием.

Выбравшись на тропинку, мы повели лошадей с пленниками в поводу. Добираться до города пришлось гораздо дольше, чем я предполагал. Лишь на рассвете мы выбрались из леса, и продолжили свой путь по полям. Солнце поднялось уже довольно высоко, когда мы добрались до городских ворот. Крестьяне, проехавшие на повозке немногим ранее мимо нашего отряда, видимо известили городскую стражу о странных путешественниках, потому как у ворот нас поджидал полный десяток стражи.

Настороженно следящие за нашим приближением стражники вдруг начали неуверенно улыбаться и посматривать друг на друга. Пожилой десятник убрал с меча руку и хохотнул, смотря на моих пленников.

Потерев руки, он злорадно спросил: — Что разбойники попались?

— Руван, Руван! — ахнул вдруг один их стражников, увидевший выдвинувшегося из — за меня Сурхата с навьюченной лошадью.

— Палам! — воскликнул десятник и метнулся к наёмнику. Схватив его за волосы, он приподнял его голову и восторженно сказал: — Живой, живой гадёныш. Счастье — то какое… Сегодня наш палач напьётся на радостях.

— Этот человек преступник? — поинтересовался я.

— Ещё какой, — кивнул десятник, не отходя от Палама. — Его ещё пять лет назад к трёхкратной казни приговорили. А сейчас ему пятикратная казнь ждёт.

— Как можно одного человека пять раз казнить? — не понял я. — Он же на первой казни умрёт.

— Так первые казни не до конца проводятся, — пояснил Руван. — Как приблизится преступник к смерти, его заклинание первого круга исцеляют.

— Понятно. А я — то думал, чего он под меч лезет, не хочет сдаваться.

— Как же вам удалось этих шакалов живьём взять? — спросил у меня десятник. — Они ведь пять дней назад караван разграбили и всю охрану перебили, хотя купцы мага нанимали. А уж сколько раз они от облав уходили…

— Шакалы, только неожиданно напав, могут верх взять, а я был готов к встрече с ними, — ответил я.

— Ты ловчий маг? — осведомился Руван.

— Не, охотой на людей я не промышляю, — отказался я от подобной славы.

— Но всё же маг? Ни в жись не поверю, что обычный парень смог Палама поймать.

— Да какой с меня маг, учусь я только.

— Тогда повезло тебе. Купцы для охраны каравана тоже ученика брали, только не совладал он с разбойниками.

— Всё правильно, — кивнул я. — У них были болты с наложенными на них заклинаниями. Если маг не готов к встрече с подобной опасностью, то он погибнет.

— Так, парни, — обратился десятник к своим подчинённым, — разбойников в допросную.

— Расспросите их, кто им посоветовал в лесу засаду устроить, — посоветовал я. — Много интересного узнаете.

— А ты знаешь? — спросил Руван.

— Знаю, — ответил я. — Паким.

— Это не тот ли Паким, что фрукты во дворец поставляет? — насторожился десятник.

— Он самый. Вот Сурхата подговорил меня по лесной тропе провести, чтоб я в руки разбойников попал.

— Пойдём к судье, — решил десятник. — Пусть он разбирается.

К нашему отряду присоединились стражники, и мы пошли к судье. Провожаемые взглядами горожан с любопытством глазевших на нас, мы добрались до городской площади. Там мы разделились. Десятник отправился с нами к судье, а стражники повели разбойников в допросную. Оставив лошадей у входа в здание суда, мы вошли внутрь.

С судьёй нам удалось разобраться довольно быстро. Расспросив нас о произошедшей встрече с разбойниками и о том, отчего они нас там поджидали, судья решил, что Паким определённо причастен к засаде. Пообещав после допроса разбойников взяться за Пакима, судья нас отпустил, посоветовав на последок получить за поимку опасных преступников награду.

За наградой в пятьдесят золотых нам пришлось отправиться в купеческую гильдию, отделение которой имелось в Дерлине. Поначалу к моим словам о том, что я изловил Палама, отнеслись недоверчиво и, пожалуй, если бы с нами не пошёл Руван, то до вечера бы меня купцы мурыжили. После же подтверждения моих слов десятником дело уладилось и мне выдали награду. К тому же купцы пригласили меня прийти вечером в гости к одному из них, чтоб отметить избавление города последних разбойников. С сожалением покачав головой, я отказался от приглашения, сославшись на уйму неотложных дел. Однако купцы стали настаивать и, в конце — концов, мы сговорились встретиться не сегодня вечером, а завтра.

Получив награду, я занялся насущными проблемами: поисками постоялого двора, денежного дома и торговых рядов. Руван, оказавшийся весьма полезным человеком помог мне и в этом. Видимо сильно он на Палама был зол, так как он словно позабыв о службе, не только рассказал где найти необходимые мне дома, но и показал их.

Конечно, я и сам справился бы с поисками, и рано или поздно отыскал бы всё, что требовалось, но так вышло гораздо быстрее. Сурхат в этом деле помочь мне не мог, вот и пришлось бы горожан расспрашивать, да по городу слоняться. А так мы быстро добрались до постоялого двора, где я снял комнату, перекусили немного в зале и посетили денежный дом. Сдав на хранение ценности, отправились к оружейнику, которому я за полцены продал отнятое у разбойников оружие. Себе я оставил лишь болты дварфов, как вещь полезную в моей нелёгкой жизни.

Да Сурхату я отдал справный меч, и кольчугу. Пусть кольчуга была великовата, но думаю, он ещё подрастёт. Расщедрившись, я и лошадей ему отдал, не желая морочить себе голову продажей таких кляч. В конце — концов, Сурхат человек хороший, пусть и излишне честный. Хоть и пытался он меня убить, так это не его план был, а коварный замысел Пакима. К тому же хоть и малую, но помощь он мне оказал в доставке разбойников в город.

Затем я посетил лавку заклинаний, где купил несколько свитков заклинаний: пару средних ран, сферу паралича, сферу безмолвия и ментальное освобождение. Памятуя о том, что мне край нужно заклинание воздушная стена изучить, договорился с магом об обучении. Двести золотых сумма конечно немалая, но денег мне было не жаль. За возможность превзойти своими заклинаниями защиту третьего круга, я и тысячи бы не пожалел. Повезло мне, что маг вообще согласился меня заклинанию обучить.

Отыскав неподалёку таверну, я угостил Рувана выпивкой и расспросил его о том, где можно отыскать симпатичных и сговорчивых девушек. Сурхат лишь вздыхал, прислушиваясь к нашему разговору, видимо вспоминая свою ненаглядную Фелию. Вспомнив её, я скривился и решил сделать доброе дело — перевести мечты Сурхата в реальность. Глядишь после ночи с другой девушкой, и избавится он от своей влюблённости. Заказав ещё вина, я потихоньку напоил Сурхата. Когда паренёк дошёл до состояния, когда море по колено, мы распрощались с Руваном и отправились в указанное десятником место.

Добравшись до ничем не выделяющегося в ряду своих собратьев двухэтажного дома, располагавшегося недалеко от городской площади, мы вошли внутрь. В холле Сурхат впал в ступор, увидев роскошь достойную дворцов. Полы, выложенные из мраморной плитки, стены затянутые шёлком, мебель из чёрного дерева, украшенные лепниной потолки и десятки позолоченных ламп, всё это и впрямь производило впечатление. Подтолкнув, обалдело разглядывающего богатое убранство паренька, я двинулся к сидевшему в кресле у стены мужчине. Плюхнувшись на стоявший по соседству диванчик, я посмотрел на внимательно наблюдающего за нами здоровенного мужчину.

— Чего вам? — прогудел он.

— Как чего? — удивлённо спросил я и дёрнул Сурхата, усаживая его на диван. — Тут что рынок или до вас за всякой всячиной ходят?

— Не рынок, — нахмурился здоровяк. — Однако и не только по делу сюда приходят. Бывает, излишне любопытные детишки сюда наведываются. Подопьют малость для храбрости и лезут. Как тараканы. Прям спасу от них нет.

— Метлой их, — посоветовал я. — Прям по наглым тараканьим мордам метлой.

— Может, дубинка сгодится? — задумчиво спросил здоровяк, бросив взгляд на стоящую возле кресла дубинку.

— Если не промажешь, то и дубинка сгодится, — согласился я.

— Дарт, а чего мы сюда пришли? — спросил Сурхат.

— Да, похоже, придётся вас проучить, — решил здоровяк. — Совсем юнцы распоясались.

— Обманул меня Руван, — вздохнул я. — Говорил что здесь самые красивые девушки, а оказывается, нет тут их.

— Здесь самые красивые девушки, здесь, — сказал здоровяк. — Только не для крестьян, мечи нацепивших, а для богатых и знатных людей.

— Тогда где девушки? — спросил я. — Мы ведь самые знатные и богатые люди в этом городе.

— Чего — то вы не похожи на богатых, — ехидно сказал здоровяк. — Если всё ваше оружие и одежду продать, то хватит лишь на то, чтобы посмотреть на одну из девушек с расстояния в одну милю. Ночью.

— У меня ещё две лошади есть, — влез в разговор Сурхат.

— Что ж, — усмехнулся здоровяк, — тогда сможешь подойти чуть ближе.

— Что у вас тут за девушки такие, что на них только ночью смотреть можно? — испугался я.

— Ладно, хорош болтать, — вздохнул здоровяк. — Повеселились и хватит.

— Хорош, так хорош, — пожал я плечами. — Тогда к делу. Есть тут девушки или нет?

— Есть, — кивнул здоровяк. — А у вас есть пара золотых, чтоб за них заплатить?

— Есть, — кивнул я. — Не было бы, так и не пришли бы.

— Не врёте? — спросил здоровяк. — Ведь если на самом деле денег у вас нет, то вы об обмане очень сильно пожалеете.

— Да есть у нас деньги, есть, — успокоил я вышибалу.

— Ну, смотрите, я вас предупредил.

— Дарт, а чего мы сюда пришли? — снова спросил Сурхат.

— Лечить тебя будем, — буркнул я.

— Так он что больной? — насторожился здоровяк.

— Ага, на всю голову. Как и все влюблённые.

— Ну, от этого здесь быстро излечивают, — улыбнулся вышибала.

— Так где девушки? — спросил я.

— Они ведь по ночам работают, — рассмеялся здоровяк. — А сейчас все отсыпаются. Вечером приходите, тогда и потратите свои денежки.

— Так какого демона нужно было нам голову морочить? — обозлился я.

— Скучно тут днём, — пояснил вышибала.

— Вот как… — задумчиво протянул я. — Скучно значит…

— Ещё как, — вздохнул здоровяк.

— Ладно, Сурхат пошли, — ухмыльнулся я и потащил паренька за собой. — Вечером придем.

Выбравшись на улицу, мы отправились на поиски самой захудалой таверны. Вернее я отправился, а Сурхат не задавая вопросов, следовал за мной, таща своих лошадей. На окраине города я обнаружил требуемое. Войдя в таверну, я осмотрелся и усадил Сурхата за свободный стол. Затем направился к столу, за которым сидели трое выпивох. Подозвав служанку, заказал вина и уселся на лавку.

— Места мало что ли? — мрачно пробурчал один из сидевших за столом мужчин.

— Места хватает, но я решил сесть здесь, — ответил я. — Хочу вас угостить.

— Угостить? — обрадовались мужчины. — Угостить это дело хорошее.

Служанка принесла вина и итак изрядно поддатые мужчины быстро разлили его по кубкам.

Дождавшись, когда кубки опустеют, я сказал: — Работёнка есть денежная и не сложная.

— Что за работа? — заинтересовались мужчины.

— У вас найдётся несколько приятелей, готовых потратить немного времени, чтоб сходить до площади? — спросил я.

— Найдётся. Только чего нам на площади делать?

— Вам не на саму площадь нужно, — сказал я. — Возле площади есть заведение с девушками для забавы, знаете такое?

— Знаем. Только бывать в нём не приходилось, не богачи чай мы, по золотому за вечер тратить.

— Вот и побываете. Мне нужно чтоб каждый из вас зашёл в это заведение и спросил у вышибалы, есть ли у них девушки.

— На кой это? — изумились мужчины. — И дураку ведь понятно, что есть?

— На кой вам знать, зачем это? — ответил я вопросом на вопрос. — Хотите заработать, так слушайте, что я вам говорю.

— А сколько заплатишь?

— Каждому по серебраку. Только заходить нужно по очереди.

— По серебраку на человека? — уточнили мужчины.

— Да, — подтвердил я. — По серебраку и ещё заплачу вам по три дары, за каждого вашего приятеля, которого вы уговорите присоединиться к этому делу.

— А у тебя денег — то хватит? — обеспокоились мужчины. — У нас приятелей готовых денежку заработать полно.

— Хватит, — я достал из кармана кошель и выудил из него три серебрака. — Держите.

— Тогда мы пошли, — выпивохи схватили денежки и поднялись с лавки.

— Постойте, — остановил я мужчин и создал заклинание магического света. — Не вздумайте меня обдурить и не выполнить свою работу.

— Да мы и не думали вас обманывать господин маг, — заверили меня мужчины, опасливо поглядывая на светящийся шар. — Работёнка — то простая и хорошо оплачиваемая.

— Тогда идите, — разрешил я. — И приятелей пригласить не забудьте.

Мужчины ушли, а я перебрался к Сурхату и заказал лучшего вина, что есть в этой забегаловке. Так, потягивая вино, и выдавая приходящим подработать людям по серебраку, мы просидели в таверне пару часов. Когда количество выданных серебраков перевалило за четвёртый десяток, я выбрался из — за стола и помог вылезти Сурхату. Пока мы отвязывали лошадей, кляня того идиота, что привязал их, вернулась троица выпивох. Расплатившись с ними, мы отправились к тёте Сурхата, живущей неподалёку.

Пообещав Сурхату зайти за ним вечером, я отправился на рынок и купил себе новую одежду, слишком уж старая износилась. На постоялом дворе я искупался, переоделся и хорошо поел. Вдобавок ещё и поспать пару часов удалось. Вечером я зашёл за Сурхатом, немного протрезвевшим и начавшим соображать, что к чему. Не отвечая на вопросы паренька, я потащил его за собой.

Добравшись до требуемого нам дома, мы вошли внутрь. Ночью, с зажжёнными лампами холл выглядел ещё более красивым и Сурхат снова застыл на пороге с раскрытым ртом. Пришлось вновь тащить его за собой. Добравшись до диванчика, я уселся на него и посмотрел на мрачного вышибалу.

— Не скучал сегодня? — ехидно поинтересовался я.

— Твоих это значит рук дело… — засопел здоровяк. — Ох, попадёшься ты мне в тёмном переулке…

— Не стоит так из — за шуток расстраиваться, — сказал я.

— Так и я шуткану немного, — пообещал вышибала, поглаживая дубинку.

— Как хочешь, — пожал я плечами. — Только не стоит оно того. Ты надо мной подшутил, а я над тобой. Какие могут быть обиды?

— Что боишься? — спросил вышибала. — Оно и правильно. Добрая дубинка враз шутников от шуток отучивает.

— А добрая молния враз нападавших успокаивает, — ответил я. — А в тёмном переулке я не буду разбирать, подшутить ты собрался или разбоем промышляешь.

— Маг значит, — усмехнулся здоровяк. — То — то я сразу неладное заподозрил. Слишком уж ты уверен для обычного паренька. Так себя только люди силу за собой чувствующие ведут. А на сынишку богатых или знатных родителей ты был не похож.

— Так, где девушки? — спросил я. — Если ты снова пошутил и их и вечером здесь не бывает, то это очень злая шутка.

— Так не здесь же им сидеть, — ухмыльнулся вышибала. — Вон в ту дверь топайте, там их найдёте.

Мы прошли в другую комнату, и я с всё возрастающим недоумением осмотрелся. В зале за столиками сидел десяток почтенных матрон. Самой молодой из них в лучшем случае было лет сорок. Мало того, накрашены они были так дико, что казались страшными как сама смерть. Сурхат выпучив глаза, подался назад, заметив, как одна из женщин приветливо улыбнулась, показав изрядно прореженные зубы, и помахала рукой, подзывая нас.

— Дарт, мне чего — то совсем не хочется никаких девушек, — прошептал дрожащий паренёк. — Может ну его? Пойдём отсюда, а?

— Ну что же вы стесняетесь милашки? Проходите, выбирайте себе девушек по вкусу, — предложила одна женщин, — Обещаем, вас ждёт незабываемая ночь.

— Д — дарт, — клацнул зубами Сурхат, — надо уносить отсюда ноги.

— Дикая у вас страна, — негромко шепнул я Сурхату. — Похоже, у вас надо страшилищ искать, а не красавиц.

— Какие это красавицы? — едва не взвыл Сурхат. — Да я таких страхолюдин в жизни не видел.

— Убираемся отсюда, пока целы, — скомандовал я, увидев, что предлагавшая нам поразвлечься женщина поднялась.

Мы вымелись в холл, едва не сбив дверью заходивших в зал вышибалу и женщину. Пожалуй, мы бы не останавливаясь, на улицу выскочили, вот только услышав громкий смех вышибалы, я придержал Сурхата. Остановившись, мы повернулись лицом к хохочущему вышибале и смеющейся женщине, держащей его за руку.

— Что неужто не по вкусу пришлись вам наши красавицы? — вытирая выступившие от смеха слезы, спросил вышибала.

— Если у вас в Сулиме все такие красавицы, то я, пожалуй, вернусь через пустоши в Элорию, — заявил я.

— Видишь Руффа, а ты сомневалась, что шутка удастся, — обратился женщине здоровяк.

— Да, Шариф, ты был прав, шутка вышла великолепная, — согласилась Руффа.

— Так это всё не взаправду? — перевёл дух Сурхат.

— Н — да, провели нас, — огорчился я. — После этой красавицы — Фелии и я поверил, что такие страшилища у вас успехом могут пользоваться.

— А ты думал, я не догадаюсь, кто ко мне со всего города оборванцев отправил? — усмехнулся довольный своей проделкой Шариф. — Я сразу понял, кто подшутить надо мной решил.

— Пойдёмте в зал, — предложила Руффа, — наши гостьи уже ушли.

— Одного не пойму, как ты успел столько страшилищ найти? — спросил я Шарифа.

— Да не на столько они и страшные, — добродушно прогудел Шариф. — У нас девушка есть, которая с помощью красок для лица так человека преобразить может, что мать родная не узнает. Вот она и показала своё мастерство. Гораздо сложней было по времени подгадать, тут только на удачу приходилось надеяться. Только на то расчет был, что вы самыми первыми заявитесь. Обычно — то посетители наши поздно ночью приходят.

Мы прошли в зал, из которого уже убрались матроны. Не успели мы присесть за один из столиков, как примчавшийся служка, принёс бутылку вина и бокалы. Выпив по бокалу вина с Шарафом, оказавшимся не вышибалой, а хозяином заведения и его женой, мы принялись разглядывать появившихся в зале девушек. По одной или парами, они спускались по лестнице со второго этажа, где видимо располагались их комнаты.

К моей великой радости, среди девушек отыскались и весьма симпатичные особы, за ночь с которыми и золотого не жаль. Посмотрев на ошалевшего паренька, который вертел головой, не в силах выбрать самую красивую девушку, я усмехнулся. Сурхату проще, полных девушек здесь было аж семь, похоже, в Сулиме они пользуются успехом. В то время как стройных девушек было всего две. Ну да мне и одной хватит, я не жадный.

Я помог растерявшемуся Сурхату сделать выбор, посоветовав взять самую похожую на Фелию девушку. Попросив Шарафа объяснить девушке, что инициативу придётся проявлять ей, а то Сурхат так и будет пялиться на неё из — за столика, я занялся своим выбором. Перебравшись за столик к хрупкой девушке с длинными прямыми волосами, я немного поболтал с ней, продлевая предвкушение. Через полчаса я понял, что уже не в силах сопротивляться своему желанию и предложил девушке пройти в её комнату.

Бедной девушке пришлось этой ночью изрядно потрудиться. Изголодавшись за время путешествия, я желал отдохнуть так, чтоб на декаду — другую вообще забыть о существовании девушек. Хотя расстроенной проявленным мной энтузиазмом девушка не выглядела. Я развлекался с ней, пока хватало сил, и лишь когда устал до такой степени, что не хотелось даже шевелиться, успокоился. Так, сгребя девушку в охапку, я и уснул.

Меня разбудили солнечные лучи, пробившиеся через не плотно завешенное шторами окно. Повернув голову, я посмотрел на лежавшую в обнимку со мной девушку и улыбнулся. Как всё же здорово просыпаться вот так, с симпатичной девушкой под боком. Красота, а не жизнь. Хоть женись, чтоб всегда так просыпаться. Погладив спящую девушку по волосам, я осторожно выбрался из её объятий.

Одевшись, вышел из комнаты. Когда я увидел в зале сидящих за столиком Сурхата и выбранную им девушку, у меня едва челюсть не отвалилась. Разозлившись на олуха, который похоже вместо того, чтоб развлечься с девицей болтал с ней всю ночь, я спустился по лестнице в зал и направился к нему.

— Дарт, нам твоя помощь нужна, — увидев меня, заявил Сурхат.

— Вы что совсем обалдели что ли? — ошалел я. — Какая помощь? Я что должен учить девушку для удовольствий как с мужчинами обходиться? Или тебя, что делать в девушками в постели?

— Нет, нам не такая помощь нужна, — покраснев, помотал головой паренёк.

— А какая тогда? — с подозрением осведомился я.

— Я хочу на Саане жениться, — пылко сказал Сурхат, — я понял, что люблю её.

Я буквально рухнул на стул, и отобрав у паренька кубок с вином, приложился к нему. С трудом придя в себя, я внимательно посмотрел на любующуюся друг дружкой парочку и помотал головой, отгоняя морок. Бред какой — то. Жениться на девушке, которую и одного дня не знаешь, да в придачу, работающую в доме удовольствий… Похоже Сурхата чем — то опоили.

Поднявшись со стула, я отправился на поиски Шарафа. В холле его не оказалось, вместо него там был другой мордоворот. Вернувшись в зал, я выловил служанку и спросил у нее, где я могу найти Шарафа. Служанка отвела меня в комнату, где и обнаружился Шараф со своей женой. Мрачно посмотрев на разбирающих бумаги хозяев, я уселся в кресло возле письменного стола.

— Что пришёл расплатиться? — усмехнулся Шараф. — Надеюсь, теперь ты понимаешь, за что мы такие большие деньги берём?

— Я с вами расплачусь, — пообещал я, — так расплачусь, что до конца жизни помнить будете. Вы зачем Сурхата опоили?

— Как опоили? — встревожился Шараф.

— Откуда я знаю как? Однако вижу, что парень не в себе. Собирается жениться на одной из ваших девушек.

— Хи — хи, — рассмеялась Руффа, — не переживай, никто его не опаивал. С молодыми парнями частенько такое бывает.

— Верно, — усмехнулся Шараф, — бывает такое.

— Тогда какого демона девушка ему не объяснит, что он осёл и не пошлёт его с этой любовью подальше? — поинтересовался я. — Она ведь поддерживает его идею.

— Ещё бы не поддерживала, — улыбнулась Руффа. — Все девушки хотят выйти замуж. Тем более за молодого и богатого парня. Девушки ведь здесь не только работают, но и богатого мужа ищут.

— Ты не представляешь, сколько девушек желает устроиться сюда на работу, — добавил Шариф. — В городе ведь возможностей поймать на крючок богатого мужчину мало, а сюда только богачи и ходят.

— Вы часом с девушек денег за работу здесь не берёте? — осведомился я.

— Нет, — рассмеялся Шараф. — До этого пока не дошло.

— Хотя, — Руффа окинула меня взглядом и засмеялась, — если у нас все посетители будут такие симпатичные как ты, то мы обязательно будем и с девушек плату брать.

— Ну — ну, — усмехнулся я и серьёзно спросил: — Так что с этими влюблёнными делать? Сурхат может и молод и красив, но отнюдь не богат.

— Да это понятно, — вздохнула Руффа. — Саана сглупила. Она из простой семьи и для неё любой, кто тратит по золотому за ночь — богач. Не понимает, что иногда и бедняк может разжиться парой монет и спустить их на удовольствия.

— Надо просто объяснить Саане, что паренёк не богат и всё уладится, — сказал Шариф.

— Объясняйте, — поднялся я, — а я тем временем с Сурхатом поговорю.

Вернувшись в зал, я сказал Саане, чтоб её зовут владельцы заведения, и уселся на стул. Посмотрев на проводившего восторженным взглядом девушку Сурхата, я вздохнул. Не удалось мне доброе дело сделать.

— Сурхат, — мягко сказал я, — ты же ещё очень молод, у тебя ни дома нет, ни заработка. Может тебе сначала нужно крепко на ноги встать, а потом жениться?

— А как же Саана? — спросил Сурхат. — Ты думаешь, она будет ждать, когда я на ноги встану?

— Конечно, будет, — утвердительно кивнул я. — Если любит, то будет ждать.

Сурхат задумался, а я, чтоб не мешать ему принять правильное решение, умолк. Отхлебнув из кубка, я с усмешкой наблюдал за пареньком, сосредоточенно обдумывающим мои слова. Однако не удалось Сурхату самому принять решение. В его размышления ворвался стремительный вихрь в тёмно — синем платье. Подлетев к нам, Саана сходу залепила Сурхату пощёчину. Паренёк оторопело уставился на неё.

— Негодяй, как ты мог меня обмануть? — прошипела Саана. — Малолетний хвастун ты, а не ученик мага!

Недоумённо посмотрев на убежавшую девушку, я перевёл взгляд на потирающего щёку Сурхата. Смутившись, паренёк отвёл взгляд.

— Ну — ка Сурхат поведай мне, когда это ты успел учеником мага стать? — спросил я у паренька.

— Приврал я немного Саане, — промямлил Сурхат, пряча глаза.

— Нельзя девушкам врать, особенно тем, на которых собираешься жениться, — заявил я. — Теперь ни о какой женитьбе не может быть и речи.

— Думаешь, она меня не простит? — опечалился Сурхат.

— Может и простит, — не стал я огорчать паренька, — только не сейчас. Пусть успокоится немного. Зайдёшь сюда через декаду и поговоришь с ней.

— Так и сделаю, — решил Сурхат.

— Пойдём отсюда, — сказал я. — День давно на дворе, а мы здесь сидим.

Расплатившись с хозяевами, мы вышли на улицу. Остановившись на крыльце, я посмотрел на поднявшееся на крышами домов солнце, и улыбнулся. Всё — таки хороший получился отдых. Как говорит Элизабет просто блеск. Да и весенний денёк выдался на славу. На перекрёстке мы с Сурхатом распрощались. Он отправился к тёте, а я на постоялый двор.

В зале постоялого двора я перекусил и отправился в свою комнату отсыпаться. Выспавшись, я отправился на рынок, где купил письменные принадлежности. Затем искупался, поел и уселся писать письмо Мэри, решив не откладывать столь важное дело на потом. Провозиться с письмом пришлось до самого вечера, часа три, а то и больше. Всё — таки не мастак я письма писать. Не приходилось мне этим никогда заниматься, оттого и пару десятков листов я извёл, прежде чем написал толковое письмо. Теперь только остаётся Мэри его доставить.

Разобравшись с письмом, нацепил перевязь с мечом и отправился к купцам. Идя по скудно освещённому городу, я печально вздохнул, припомнив Гармин. Вот уж где жизнь по ночам кипела. А здесь по ночам только с защитным амулетом и ходить. Слишком уж здесь легко грабителям напасть в темноте. Хотя мне то что за жителей городка переживать? Видать нравится им ночью по домам прятаться. Ну, а мне грабители только на пользу, глядишь, ещё награду получу. Даже если здешние грабители подобно Паламу дварфовы болты используют, мне нечего опасаться.

Добравшись до дома купца, я поднялся на крыльцо и постучал в дверь. Не прошло и пары мгновений, как дверь отворил слуга и, поклонившись, предложил мне войти. Прикрыв за мной дверь, слуга провёл меня в комнату, где на низеньких табуретах вокруг столика сидели купцы.

— А, уважаемый Дарт всё — таки не забыл о своём обещании, — обрадовано сказал Лилхан.

— Как можно такое забыть, — усмехнулся я. — Меня ведь обещали прекрасным вином угостить.

— Конечно, конечно уважаемый, — засуетился купец, — сейчас будет самое лучшее вино в Сулиме.

Слуга подвинул к столику ещё один табурет, и я сел на него. Не успел я примоститься возле столика, как слуга налил мне вина в бокал. Сделав из бокала один глоток, я удовлетворённо кивнул, вино и впрямь хорошее. Купцы же, не притронувшись к вину, продолжали пить чай. Дождавшись, когда я опустошу кубок, Лилхан принялся с гордостью рассказывать своим друзьям какой отважный и храбрый человек сегодня посетил его дом. Нахваливая меня с такой гордостью, словно я был его сыном, купец превозносил мои заслуги до небес. К концу его речи, я уже был едва ли не самым могучим и отважным магом в Сулиме, словно я не двух разбойников изловил, а целую сотню. А остальные купцы важно качали головами, соглашаясь со словами Лилхана.

Заметив, что я выпил уже три кубка вина, Лилхан начал осторожно, как бы между делом выпытывать у меня, откуда я, чем занимаюсь, как попал в Дерлин. В общем, купца интересовало абсолютно всё. Только вот я рассказывать ничего не желал. Ни к чему знать купцам кто я и чем занимаюсь. Поняв, что я не желаю рассказывать о себе, купец начал расспрашивать о поимке разбойников, выпытывая малейшие подробности столкновения.

— Очень ты скрытный человек, уважаемый Дарт, — покачал головой купец, так и не добившись от меня ответов на большую часть вопросов.

— Не больше чем ты хитёр, уважаемый Лилхан, — ответил я.

— Верно говоришь, уважаемый, — поддержал меня Сурим, — более хитрого купца, чем Лилхан в нашем городе не сыскать.

— Так чего вы от меня хотели? — спросил я. — То, что не вино пить пригласили, это и ослу понятно.

— Хотели дело тебе выгодное предложить уважаемый Дарт, — сказал Сурим. — Только для этого нужно понять было, что ты за человек. Вот и решили мы тебя в гости пригласить, чтоб поговорить, расспросить, и разобраться, что ты из себя представляешь.

— И что за дело у вас ко мне?

Переглянувшись с остальными купцами, Лилхан сказал: — Очень выгодное дело. В Сулиме ведь магов меньше, чем в других странах, а купцов больше. Очень наша гильдия заинтересована в привлечении к нашему делу магов. Сам понимаешь, опасно с дорогим товаром путешествовать и не всегда обычная охрана с разбойниками справляется.

— То есть вы подыскиваете магов для охраны торговых караванов?

— Можно и так сказать, — кивнул Лилхан.

— А ты уже в деле себя показал, с разбойниками разобравшись, — добавил Сурим.

— Зачем тебе в пустошах промышлять, где опасностей много, а выручки может и не быть, когда есть возможность разбогатеть, помогая гильдии, — сказал Лилхан.

— Ну не знаю, — задумался я, — охранял я уже купцов. Не очень — то много они и платят.

— Ай, уважаемый Дарт, плохие то были купцы, — улыбнулся Лилхан, — совсем тебя не ценили. У нас совсем иначе к хорошим людям относятся. Да и охранять тебе придётся не караваны с тканями, а дорогой товар, соответственно и плата будет высокой.

— Денег будет столько, что ты сможешь поселиться в заведении Шарафа, — пообещал Сурим.

— Хорошая мысль, — улыбнулся я.

— Нет — нет, — замахал руками Лилхан, — забудь об этих девушках. Ты сможешь гораздо лучших девушек найти. Очень многие купцы захотят с тобой породниться. Подумай, как хорошо получится, вот ты сейчас один бродишь, никого у тебя нет, ни родни, ни друзей, а породнишься с кем — нибудь из гильдии и вольёшься в большую семью. Будут у тебя и родственники и друзья, и помочь тебе смогут в беде и подержать в неудачный день.

— Действительно, заманчивое предложение, — согласился я.

— И не забывай, что ты можешь даже не любить свою жену, — решил добить меня Лилхан. — Просто женишься на дочери одного из купцов. А любимую девушку второй женой возьмёшь.

— Всё это интересно, — вздохнул я, — только не подхожу я для такой работы. Вам нужен опытный маг, а не самоучка вроде меня.

— Ты себя недооцениваешь, — сказал Сурим. — Мы понимаем, что ты не боевой маг с опытом военных действий. Только даже самоучку вроде тебя очень трудно отыскать. К тому же даже выпускники магических школ не справляются с охраной караванов. Не готовы они к тем опасностям, которые встречаются на пути. Ты же наоборот, меньше их знаешь, зато в сложной ситуации не растеряешься.

— Всё — таки не могу я принять ваше предложение, — покачал я головой. — Я собираюсь в магическую академию поступать, и ни на какую охрану караванов, у меня попросту не будет времени.

— Ай, уважаемый, какие твои годы, быстро они пролетят, и не заметишь, как закончишь академию, — продолжил меня уговаривать Лилхан. — До осени пару поездок совершишь, в гильдию вольешься, и учись на здоровье. Будешь в академии как сыр в масле кататься. Тех денег, что ты за разбойников получил тебе ведь в столице и на пару декад не хватит. Там столько развлечений молодой человек может найти, что просто не возможно удержаться от трат. И не заметишь, как кошель опустеет. А если в гильдию вступишь, то будет у тебя денег в достатке.

— Это надо хорошенько обдумать, — сказал я.

— Конечно, подумай, — обрадовался Лилхан. — Хорошенько подумай. Мы ведь тебя не торопим.

Побеседовав с купцами, я отправился на постоялый двор. Промчавшись под дождём по улице, я быстро добрался до него. Поднявшись в свою комнату, уселся за стол и, рассматривая письмо, задумался.

Неплохая задумка у купцов, неплохая. Влиться в общество, которое обеспечит мне достойный статус неплохо. Буду я не бесправным незнакомцем, а уважаемым человеком. При деньгах и при деле. Достойное предложение. Хотя, по окончании обучения у меня и так недостатка не будет в выгодных предложениях. Маги везде нужны. Так стоит ли сейчас какими — то обещаниями себя связывать? К тому же придётся кому — то подчиняться, делать то, что прикажут, а не то, что хочется…

Мороки, словом тоже хватает. Чего — то не по душе мне всю жизнь караваны охранять. Толи дело вольная жизнь… Можно чем только душа пожелает заниматься и никаких обязательств. Да и обещанная денежная поддержка мне не особо нужна, своих денег на учёбу хватит. Не собираюсь я на всякую ерунду их тратить.

Другое дело если, к примеру, на каникулах охраной караванов заниматься. Можно будет небольшой, надёжный отряд сколотить и подзаработать немного. И в магии попрактиковаться можно будет и подзаработать. Вот это гораздо интересней. А после академии нужно замком заняться, а не всякой мелочёвкой.

Точно, к демонам все эти гильдии. Неужто я не смогу большего добиться в жизни, чем работа охранника? Смогу. Определённо смогу. Пусть с опасностью для жизни, но даже не обладая особыми познаниями в магии, я разбогател. Причём не только деньгами разжился, но и бесценными знаниями. Никакие гильдии так подняться не помогут. Нужно быть хозяином своей судьбы, а не рассчитывать на помощь гильдий.

Утром я пошёл к магу, учить заклинание. Мой новый учитель оказался самым худшим из всех. Причём не потому, что плохо создавал структуру заклинания, а потому, что характер у мага оказался мерзкий. За пару часов, пока длилось обучение, он своими репликами довёл меня до белого каления. В конце занятия ко мне в голову уже начала закрадываться мысль, что неплохо было бы изуверски убить старика. Только острая необходимость в знаниях заставила меня вежливо отвечать на его выпады.

После занятий мне пришлось отправиться в таверну — восстановить с помощью пары кубков вина душевное равновесие. Придя в себя, я решил заняться отправкой письма Мэри. В здании городского совета я отыскал людей, которые занимаются доставкой указов, деловых бумаг и прочей ерунды по городам. Поговорив с ними, я понял, что отправить с ними письмо не удастся. Не выбираются они, за пределы Сулима. Письмо за плату они с радостью с собой прихватят, когда в столицу отправятся, а там передадут другим гонца, что в требуемый мне город едут, но только на территории Сулима. Расстроенный, я уже собирался уходить, когда один человек посоветовал мне обратиться в денежный дом, отделение которого имеется в Талоре. С денежными бумагами они и письмо могут переправить.

Повеселев, я сразу же отправился в денежный дом. Там меня поджидала ещё одна радость, у них действительно имелось отделение в Талоре и за небольшую плату они смогут доставить письмо. Названная малая сумма быстро вернула меня с небес на землю. За доставку потребовали десять золотых. Однако делать было нечего, необходимо уладить разногласия с Мэри. Запечатав письмо в пакет, я написал на специальной бумаге, куда его нужно доставить, благо название улицы в Талоре, где проживает, Мэри я знал. К моему удивлению мне не просто пообещали доставить письмо и забрали деньги, а выдали бумагу, на которой была записана обязанность денежного дома, доставить в течении десяти декад письмо. Как объяснил мне служащий, в случае если письмо не будет доставлено, необходимо будет прийти с этой бумагой и уплаченные деньги вернут.

Рассмеявшись, я забрал не нужную мне бумагу и вышел из денежного дома, не обращая внимания на недоумённо посмотревшего на меня служащего. Ну не объяснять же ему, что встречаться с Мэри с целью узнать получила ли она моё письмо, совершенно безрассудная идея. А иначе узнать дошло письмо или нет невозможно. Посмеиваясь, я вернулся на постоялый двор.

Следующие дни потекли как песок в часах. Большая часть моего времени уходила на занятия с магом и самостоятельные тренировки. Вдобавок встретившись пару раз в таверне с Руваном, я попросил его порекомендовать мне хорошего мечника, который за плату согласится со мной позаниматься. Два серебряных империала за декаду занятий показались мне мизерной суммой, по сравнению с отданными за изучение одного заклинания двумя сотнями золотых и вскоре я сговорился с пожилым мечником. В отличии от мага, который постоянно доставал меня своими издёвками, мечник решил пойти по другому пути и загонять меня до смерти. Хотя возможно я сам виноват в этом. Не стоило, видимо говорить учителю, что я хочу превзойти в бою на мечах варга. Демон меня за язык дёрнул.

Шестнадцать дней у меня ушло на освоение заклинания воздушная стены. Создав его в первый раз, я испытал невероятное облегчение оттого, что можно будет прекратить общение с этим брюзгливым стариком. Маг, похоже, тоже рад был от меня избавиться, во всяком случае, ни капли сожаления при нашем прощании он не выразил. Ещё декада у меня ушла на то, что бы в совершенстве отработать создание структуры заклинания.

Уже изнывая от нетерпения, предвкушая овладение заклинанием, которым не владеет никто, я купил себе хорошую лошадь и принялся совершать поездки за город. Там, найдя в лесу тихую поляну со стоявшим посередине каменным столбом, я и принялся сливать заклинания. В городе подобные занятия были не возможны, ведь я не могу проверить, не запитав структуру заклинания энергией, вышло у меня что — нибудь или нет. Не метать же молнии в комнате на постоялом дворе. Да и Древний маг предупреждал, что опасное это дело, новые заклинания создавать. Не хотелось бы из — за оплошности в построении заклинания кого — нибудь убить. Меня — то защитный амулет прикроет, а вот другим может достаться сполна. Демон его знает, что происходит, когда неправильно слитое заклинание активируется.

С активированным защитным амулетом я и начал пытаться сливать заклинание. В структуре заклинания воздушная стена оказалось четыре узла того же цвета, что и в заклинании молнии и это заставило меня повозиться. Пять дней у меня ушло на то, что подобрать правильную комбинацию из четырёх узлов одного заклинания и трёх другого.

Однако мои труды были не напрасны. Удалось таки мне слить два заклинания. Хотя внешне молния не изменилась, побивать защиту третьего круга она стала. Для проверки новых возможностей заклинания, я воспользовался одним из имевшихся у меня защитных амулетов третьего круга. Повесив имевший немного энергии амулет на дерево, я создал усиленное заклинание и метнул молнию. Пробив вспыхнувшую защиту, молния изрядно трухнула дерево. Радостно улыбнувшись, я создал ещё одну молнию.

Убедившись в эффективности нового заклинания, я все свои усилия направил на его освоение. Не один день у меня ушёл на то, чтобы в полной мере освоить его быстрое построение. Лишь когда мне удалось добиться того, что новое заклинание молнии, я начал создавать почти столь же быстро, что и старое, я немного успокоился.

Так и не заметив никаких опасных явлений, возникающих при неправильном слиянии заклинаний, я решился на эксперимент. Древний маг ведь писал, что комбинаций сливаемых заклинаний может быть множество, значит можно создать ещё какое — нибудь заклинание из имеющихся у меня. Первой идеей, что пришла мне в голову оказалась слияние двух одинаковых заклинаний. Слить два заклинания молнии удалось всего лишь со второй попытки, только Древний маг не преувеличивал и такие эксперименты и впрямь оказались опасными. Когда я влил в структуру заклинания энергии, грохнуло так, что у лошади от испуга ноги подкосились. А кроме грохота и разлетевшихся в разные стороны искр ничего путного не вышло.

Похвалив себя за предусмотрительно активированный амулет, я разработал новый эксперимент. Раз уж одинаковые заклинания не получается сливать, то нужно искать одноцветные узлы в разных заклинаниях. Имевшиеся у заклинания магического света и заклинания молнии по три одноцветных узла меня очень обнадёжили и, не тратя время на размышления, я решил прейти к практическому воплощению задумки.

Объединив узор заклинаний, я запитал его энергией. Засиявший передо мной ослепительно — яркий шарик, вызвал у меня недоумение. Вроде как обычный магический шар, только более яркий. Нет, такое заклинание мне не нужно, решил я, никакой пользы от более яркого света нет. Вздохнув, я оставил шарик в покое, пошёл отвязывать лошадь. Уже собрался было уезжать, но увидел, что шар так и не угас, как обычно бывает, когда не подпитываешь его своей энергией.

Заинтересовавшись, я оставил лошадь в покое и вернулся на поляну. Шар светился без подпитки энергией ещё около получаса и исчез, мгновенно растворившись в воздухе. Неплохо, очень неплохо. Не поддерживаемый энергией источник света полезная штука. Можно не отвлекаться на поддержку этого заклинания и заниматься другими делами.

Создав ещё одно такое же заклинание, я попробовал им управлять. Светящийся магический шар превосходно реагировал на управляющую нить и очень быстро перемещался в намеченном направлении. Пожалуй, можно даже сказать, что движения шара стали намного более стремительными. Наблюдая за мечущимся над поляной шаром, я немного не рассчитал направление полета, и он врезался в каменный столб. Грохот и разлетевшиеся осколки камня заставили лошадь дико заржать. Ударившись о вспыхнувшую защиту, мелкие осколки камня осыпались на землю. С изумлением разглядывая обломки, оставшиеся от массивного каменного столба, я присвистнул. Вот так — так, не простой магический свет у меня вышел, не простой. Таким шариком и дорогу к демонам осветить можно. Если такую глыбу разметало, то что с человеком станет? Невероятно довольный тем, что смог создать своё собственное боевое заклинание, я попробовал пробить им защиту третьего круга. Светящийся шарик, врезавшись в защиту, взорвался и сломал дерево, на котором висел амулет.

Так и не разобравшись, преодолело моё заклинание защиту или разломало дерево за пределами защитного периметра, я расстроился. На создание ещё одного заклинания энергии нет, значит, придётся целый день мучиться, дожидаясь, когда можно будет продолжить изучение столь занимательного заклинания.

Однако на следующий день мне не удалось выбраться из города. Сильный дождь спутал все мои планы и не позволил мне продолжить эксперименты. За день я немного отдохнул от постоянных занятий и тренировок. Валяясь на кровати в своей комнате, я задумался о том, что пора бы уже мне покинуть гостеприимный городок и отправиться в Имперскую Академию. Лето уже на дворе, а мне ещё декады четыре до столицы Империи добираться. Поразмыслив, я загорелся этой идеей. Ведь если всё будет в порядке, то до вступительных испытаний я смогу ещё в Тарине побывать. Повидаюсь со Стоуном и Савором.

С утра я начал собираться. Купил ещё одну лошадь и кое — какие вещи необходимые в дороге. Запасся припасами и забрал из денежного дома свою сумку с ценностями. Остаток дня прошёл в прощании со знакомыми, коих оказалось достаточно много. Решив все дела, ранним утром следующего дня, я выехал из Дерина.

****

Талор.

Дом Мэри.

Войдя в гостиную, Кара увидела сестру сидевшую за столом и отрешённо смотревшую на лист бумаги лежавший перед ней. Заметив Кару, Мэри встряхнулась и отпила из бокала вина.

— Что — то случилось? — настороженно смотря на сестру, спросила Кара.

— Нет, Кара, ничего не случилось, — ответила Мэри. — Это обычное письмо.

— От кого? — Полюбопытствовала Кара.

— От Дарта.

Услышав ответ сестры, Кара рассмеялась: — Что твой партнёр так соскучился по тебе, что уже письма пишет?

— Нет, — усмехнулась Мэри, — хочет убедить меня, что данная нами клятва — это недоразумение, не стоящее чьей — либо жизни.

— Можно мне прочесть? — потянулась к письму Кара.

— Разумеется, — подтолкнула к ней письмо Мэри.

Кара подняла листок и начала читать. На первых же словах, она не удержалась и фыркнула.

— У вас настолько близкие отношения, что ты позволяешь ему себя дорогой называть? — спросила Кара и ехидно добавила: — А мне ты ничего не рассказала.

— Нет у нас никаких близких отношений, — сказала Мэри.

— Ну — ну, — с сомнением оглядела сестру Кара и продолжила чтение.

— Что ты об этом думаешь? — спросила Мэри, когда Кара прочла письмо и положила его на стол.

— Думаю, что Дарт вероятно не врёт, и действительно не знал о подобной трактовке клятвы, — сказала Кара.

— Я тоже так думаю, — кивнула Мэри.

— И что ты теперь думаешь делать? — спросила Кара. — Оставишь его в покое, как он просит?

— Ну уж нет, — фыркнула Мэри, — такой милости он от меня не дождётся. Я свою добычу из рук не выпущу.

— Я бы тоже не выпустила добычу, — поддержала сестру Кара.

— Дарт либо станет моей собственностью, либо сдохнет, — решительно сказала Мэри.

— Стоит ли рисковать из — за этого человека? — с сомнением спросила Кара. — Может просто уничтожить его и забыть о нём?

— Нет, — покачала головой Мэри. — Я хочу насладиться победой, а не просто полюбоваться на его труп. Клятва, конечно, сильно мешает мне исполнить мою задумку, но думаю я смогу даже в таких условиях воплотить свой замысел в жизнь. От идеи заполучить домашнюю зверушку я не откажусь.

— Думаешь, тебе удастся подавить его волю?

— Несомненно. Конечно, я не могу сейчас применять к нему пытки и насилие, но есть и другой способ сделать его более восприимчивым к чужой воле. Нужно будет отправиться с ним в какое — нибудь место, где на каждом шагу подстерегает опасность. В таком месте я легко подавлю его волю и смогу делать с ним всё что пожелаю.

— А если не удастся подавить его волю? — Поинтересовалась Кара. — Что тогда?

— Тогда он устремится навстречу своей гибели, — улыбнулась Мэри.

— В этом случае ты сразу убьёшь его? — озадачилась Кара.

— О, нет, — промурлыкала Мэри, — конечно же, нет. Это будет поражением, а не победой. Если он окажется смелым и стойким, он сам себя погубит.

— Каким образом?

— Если Дарт будет таким же смелым, как при встрече в горах, когда накачался зельями, он будет вынужден сыграть в мою игру, — Сказала Мэри. — Только страх не позволяет возобладать его скрытым желаниям. Сама посуди, когда Дарт был под воздействием зелий, то лез ко мне целоваться, да и сейчас в письмах называет меня дорогой. Значит, есть у него желание сблизиться со мной. Тщательно скрываемое, но есть. Вот тут — то он и попадёт в ловушку. Ведь чтоб воплотить свои желания ему придётся пройти испытание. Таким образом, и выйдет, что смелость его и погубит.

— А если он пройдёт испытание? — спросила Кара. — Ведь не все во время испытаний погибают.

— Это маловероятно, — сказала Мэри. — Хотя такой шанс у него есть. Что ж в этом случае я окажусь только в выигрыше. Всё — таки Дарт весьма симпатичный. Будь он более смелым, я бы не отказалась от более близкого общения с ним.

— Но он же может в любой момент предложить тебе заняться любовью, — смущённо сказала Кара. — Зачем ему проходить испытание, если он и так будет обладать тобой?

— Путь только попробует мне что — нибудь подобное предложить, — оскалилась Мэри. — За подобное предложение его ждёт смерть.

Часть третья

Выехав за городские ворота, я добрался до развилки и направил коня на восток. Скача по накатанной повозками дороге, я не забывал и о собственной безопасности. Руван мне перед отъездом очень серьёзно советовал не расслабляться и быть на чеку. Палам ведь не последним разбойником был. Очень многие люди не хотят тяжёлым трудом на жизнь зарабатывать и сколько разбойников не казни, всё одно они не переводятся. Ну, да я и без предостережения Рувана опаску бы имел. Амулет активировать не долго, а защитит он почти от любой пакости, что разбойники могут устроить. Да и неспокойная жизнь приучила меня держаться наготове, словно через миг бой предстоит. Потому я не только активировал амулет, но и каждые полмили создавал на мгновение сторожевое заклинание. Энергия при этом почти не расходуется, а я всегда знаю, есть ли поблизости люди.

Проскакав миль пять — шесть догнал шестерых всадников, медленно двигающихся по дороге. Громко смеющиеся мужчины что — то обсуждали и не обращали на меня никакого внимания. В просвет между лошадьми, я заметил человека в сером плаще, который, похоже, и вызвал интерес всадников. Проехав мимо покосившихся на меня всадников, я увидел бредущего по дороге человека. Закутавшись в плащ с капюшоном, несмотря на тёплое утро, этот путник сгорбился, и вздрагивая, быстро шагал по дороге. Я бы подумал, что это тощий старик — паломник бредёт к храму своего бога, но свисающая из — под капюшона прядь светлых волос заставляла усомниться в этом.

— Чего зыркаешь? — грубо спросил один из всадников.

Придержав лошадь, я повернулся к всадникам лицом и посмотрел на них. Одеты добротно, все при мечах и в кольчугах, у двоих даже арбалеты есть, словом небольшой отряд неплохо вооружённых воинов.

— Любопытный видать, — хохотнул один из мужчин.

— Давай двигай дальше, — посоветовал мне другой. — Нечего на нас пялиться.

Услышав слова всадников, идущий по дороге путник встрепенулся и поднял голову. Увидев заплаканную девушку, с тоской посмотревшую на меня и тут же понурившую голову, я немедленно повернул лошадей поперёк дороги, перегородив всадникам путь.

— Ты чего придурок делаешь? — изумился один из всадников.

— Любопытно мне, отчего девушка плачет, — сказал я.

— Не твоё это дело, — сказали мне воины.

— Не вам решать моё это дело или нет, — заявил я.

— Господин умоляю, помогите мне, — всхлипывая, обратилась ко мне девушка.

Повернув голову, я посмотрел на девушку. Наполненные слезами голубые глаза, тоскливо взирающие на меня, и дрожащие губы девушки заставили моё сердце сжаться. Не может так выглядеть человек, которого обидели глупой шуткой. Тут серьёзная проблема, а значит нельзя оставить эту девушку без помощи.

— Успокойся, я тебе помогу, — пообещал я.

— Сейчас мы тебе поможем, — с угрозой сказал воин. — Если не исчезнешь отсюда сейчас же, то мы отучим тебя соваться в чужие дела.

— А я в ваши дела и не лезу, — равнодушно ответил я. — У меня и своих дел хватает. Сейчас вот, например, помогаю девушке. А чего вы тут делаете, не знаю. Ехали бы вы дальше, по своим делам.

— Эта девка и есть наше дело, — презрительно сказал один из воинов, молодой темноволосый парень. — Так что вали отсюда, пока целый.

— А что она натворила, что стала вашим делом? — спросил я.

— Не твоё собачье дело, — грубо ответил мне парень.

— Понятно, — сказал я и, повернувшись к девушке, спросил у неё: — Ты преступница?

Девушка отчаянно замотала головой, отрицая моё предположение.

— Эй, сопляк, ты что себя героем, спасающим невинных девиц возомнил? — спросил меня один из воинов.

— А что я не похож героя? — С недоумением осмотрел я себя.

— На осла ты похож, а не на героя, — заржали воины.

— С ума сойти! — ахнул я, с изумлением осматривая воинов, словно диковинных зверей.

— Что такое? — Недоумённо смотря на меня, спросили всадники.

— Это, это же, поразительное зрелище. Самое удивительное, что я видел в жизни. Даже менестрели о подобном никогда не рассказывали. Да такое зрелище нужно во всех городах показывать, — взахлёб проговорил я и с ухмылкой добавил: — Шесть ослов верхом на лошадях едут!

— Ах ты урод, — разозлились воины, — счас мы тебе рыло — то начистим.

— Валите в болото и там хрюкайте, — посоветовал я. — А нас оставьте в покое.

— Давайте ему язык отрежем, — предложил черноволосый парень. — Всё одно он ему без надобности.

— Верно, Пашер, надо ему язык отрезать, — поддержали эту идею воины.

— Ладно, поговорили, и хватит, — решил я и создал заклинание магического света.

Воины замерли и уставились на светящийся шарик, летающий перед ними.

— Ты нам всё равно не можешь ничего сделать, — уверенно сказал Пашер. — Если ты нас убьешь тебя из — под земли достанут.

— С чего бы это кто — то из — за смерти нескольких уродов будет меня искать? — поинтересовался я.

— Мой отец — троюродный племянник султана, — заявил парень. — Только попробуй причинить мне вред, и тебе не жить.

— Да хоть сам султан, — зевнул я. — Закопаю вас вон в том лесу, и знать никто не будет, где вы сгинули, не то что вашего убийцу искать.

— Ты не посмеешь, — неуверенно сказал Пашер.

— Посмею, ещё как посмею, — сказал я. — Одно жаль, много люда по дорогам бродит. Придётся вас быстро убить, а стоило бы помучить.

— Пашер, может ну её, эту девку? — спросил один из воинов.

— Да, пусть катится, — кивнул парень. — Поедем лучше в Дерлин.

Воины развернули лошадей и поскакали в сторону города. Спрыгнув с лошади, я подошёл к плачущей девушке, закрывшей руками лицо.

— Всё в порядке, — принялся я утешать девушку, — тебе больше ничего не грозит. Эти негодяи уехали и больше не вернутся.

— Растерев руками слёзы, девушка попыталась улыбнуться и всхлипнула: — Спасибо господин маг…

— Не за что. И меня не господин маг зовут, а Дарт. А тебя?

— Селина, господин Дарт.

— Дарт, просто Дарт, хорошо?

— Хорошо Дарт.

— Вот и прекрасно, — улыбнулся я, заметив, что девушка понемногу приходит в себя. — Теперь расскажи мне, что с тобой приключилось.

— Это всё из — за собачки, — тихо проговорила Селина. — Пашер к одной девушке в нашу деревню наведывался, и вот недавно на него деревенская собачка бросилась. Совсем ещё щенок. А этот зверь её плетью забил. А я хотела выручить щенка, но не успела. Тогда я Пашера мерзкой нелюдью при всех обозвала и пожелала ему сдохнуть так же как этот щенок. После этого случая он пообещал со мной расквитаться. Совсем мне житья не давал. А вот сегодня ему едва не удалось мне отомстить. Нагнал меня со своими приятелями и собирался запороть как того щенка до смерти. Только решил растянуть удовольствие. Вот они и ехали за мной и обсуждали, как я выть под плетью буду и на каком ударе сдохну…

— Так что за тебя некому заступиться? — возмущённо сказал я. — Давно бы уже этого урода самого плетями угостили. Или все так боятся этого внучатого племянника дворцового виночерпия?

— Некому, — всхлипнула девушка. — Мы всего два года назад в эту деревню перебрались, после того как отец умер. А пять дней назад и мама умерла… А отчим не хочет из — за меня с этими негодяями связываться. Хоть Пашер и наврал о том, что он родственник султана, но его отец важный человек в Дерлине.

— Значит, у тебя больше нет родственников?

— Есть ещё дядя и тётя. До них я и иду…

— И далеко отсюда они живут?

— Очень далеко, — горько вздохнула девушка и жалобно посмотрела на меня. — Пожалуйста, господин маг помогите мне до них добраться…

— Не господин маг, а Дарт, — повторился я, размышляя о том, как же поступить с девушкой. Одну я уже спасал, потом проблем была целая куча… Но и бросать беззащитную девушку нельзя…

Заметив, что я задумался, Селина, тоскливо вздохнула и прошептала: — У меня немного денег есть, я могу заплатить за помощь… только их совсем мало…

— Да не нужны мне деньги, — отмахнулся я.

Плачущая девушка подняла на меня глаза: — А больше меня ничего нет… Понимаете, ни — че — го… пара серебряных империалов, несколько тряпок, вот и всё моё имущество…

— Селина, не плачь, — попросил я девушку.

— А что мне делать? — всхлипывая, спросила девушка. — Без чьей либо — помощи мне до родственников не добраться. Понимаете? Я надеялась, что боги смилостивятся надо мной и смогу добраться одна. Но и пяти миль не прошла, как встретила негодяев, которые меня убить решили.

— Не бойся, я тебе помогу, — пообещал я. — И платы с тебя не потребую.

Селина зарыдала в полный голос, и упав на колени, прижалась ко мне. На миг замешкавшись, я подхватил девушку и поднял её с земли. Придерживая ее, подвёл к лошади и достал из самки фляжку с вином. Дал ей выпить, чтоб побыстрей успокоилась, и сам отхлебнул малость. Когда девушка немного пришла в себя, я спросил: — А где живут твои родственники?

— В Империи… — тихо сказала Селина, с надеждой смотря мне в глаза. — В пограничном с Сулимом городке.

— Так это же замечательно, — улыбнулся я, — ведь как раз в Империю я и еду. Получается, никаких хлопот помощь тебе мне не доставит.

Я забрался на коня и подал Селине руку. Усадив её перед собой, послал коня вперёд. Преодолев за несколько часов неторопливой скачки десятка полтора миль, мы проехали мимо двух деревень. Рассматривая окрестности, девушка успокоилась, и ехать стало немного легче. Теперь и Селина следила за тем, чтобы не упасть и мне не приходилось за ней особо присматривать. Слишком уж хлопотно и девушку придерживать, и лошадь направлять и сторожевое заклинание постоянно создавать.

Однако моя настороженность принесла свои плоды. Когда мы проехали вторую деревню и добрались до полей, сторожевая паутина обнаружила полтора десятка человек. Все найденные люди располагались с двух сторон дороги и не перемещались. Не увидев на поле ни одного работающего человека, я усмехнулся. Явно это не крестьяне залегли во ржи. Уродов, которые посевы валяют, они бы палками забили. Похоже, прав был Руван, разбойников в Сулиме как собак нерезаных. Купцов много, а разбойников ещё больше.

— Ничего, сейчас я вам устрою, — прошептал я и остановил лошадь.

— Что — то случилось? — повернувшись ко мне, спросила Селина.

— Разбойники вон там засели, — указал я девушке на дальнее поле.

— Откуда вы знаешь, что там разбойники? — недоумённо спросила девушка.

— Ну, я всё — таки маг, — усмехнулся я. — Есть способ узнать о поджидающей засаде. И очень тебя прошу, не называй меня на вы и господином. Мне подобное обращение не по душе.

— Что же теперь делать?

— Попробую их напугать и разогнать, — решил я.

— А вдруг они не испугаются, а бросятся на нас? — взволнованно спросила Селина. — Говорят, разбойники ничего не боятся.

— Мы к ним близко подбираться не будем, и если они на нас бросятся, просто ускачем, — успокоил я девушку. — Лошадей у них нет и им нас не догнать.

— У них могут быть луки, — предположила девушка.

— Ты права, — на миг задумался я, — луки у них быть могут. Придётся заняться твоей защитой.

Я спустил девушку на землю и слез сам. Достав из куртки мешочек с ценностями, я вытащил из него один защитный амулет, в котором было немного энергии, и протянул его Селине.

— Надень его, — предложил я.

— Он будет меня защищать? — с восторгом рассматривая амулет, спросила Селина.

— Да, — ответил я. — Ты знаешь, что это такое?

Девушка с обидой посмотрела на меня: — Конечно, знаю. Я же не всегда жила в деревне. Раньше мы в городе жили, когда отец у богатого купца служил. Тогда хорошо было, меня даже грамоте учили. И защитные амулеты я видела. А однажды дочь хозяина даже показывала мне как им пользоваться.

— Вот и прекрасно, — обрадовался я. — Значит, надевай его и пользуйся. Он тебя даже от магии защитит, не говоря уже о стрелах.

— А как же вы, ты? — неуверенно спросила Селина. — Ведь защита тебе нужна, а не мне.

— У меня свой амулет есть.

— Ты так богат? — поинтересовалась девушка, открывая замочек цепочки. — Ведь такие амулеты невероятно дорого стоят.

— Ну, если по деревенским меркам судить, то богат, — ответил я, а если по городским, то не очень.

— Теперь мы спокойно поедем дальше? — спросила Селина, надев амулет.

— Да, — кивнул я, — приблизимся к ним на сотню ярдов, напугаем их, и как они удерут, поедем дальше.

Забравшись на лошадь, я помог девушке сесть позади меня, и мы поехали дальше. Когда до ближайшего разбойника осталось не более ста ярдов, я остановил коня и начал создавать своё управляемое заклинание молнии, решив испытать его в действии. Создав яркий шарик, я осторожно направил его к разбойнику. Быстро долетев до спрятавшегося человека, шарик спустился вниз и прикоснувшись к посевам, с оглушительным грохотом взорвался. Ошалевшие от грохота разбойники повскакивали. Пока они не пришли в себя, я решил ещё им добавить и создал заклинание воздушной стены. Порыв ветра сбил часть разбойников с ног, и повалил тридцати ярдовую полосу посевов.

Разбойники оказались весьма сообразительными, и едва до них дошло, что внезапного нападения не получится, бросились к другому краю поля. Что ж, похоже, не хотят рисковать разбойники, нападая на столь опасного путника. Ну да это и понятно, не всякая шайка посмеет на мага напасть. Тем более если он готов к нападению. Палам то конечно и с магами справлялся, но скорей всего только за счёт неожиданности. Однако Руван был прав и разбойников на дорогах полно. Тут по сторонам глазами хлопать, красотами природы любуясь, нельзя. Подождав, когда разбойники убегут достаточно далеко, я тронул коня.

— Вот видишь, — сказал я девушке, — ничего опасного. Немножко напугали разбойников и они разбежались. Так что можешь больше не дрожать.

— Просто представила, что я здесь одна бы шла, — жалобно сказала Селина. — Мне ведь разбойников не напугать…

— Думаю, они не стали бы тебе ничего делать, — сказал я. — Скорей всего ты бы даже не знала, что они здесь прячутся. Не одиноких девушек же здесь полтора десятка разбойников поджидает. Явно они караван поджидали или богатых путников. Зачем им идущая пешком бедная девушка?

Проехав ещё две мили, мы добрались до фургона, с полотняным верхом, стоявшим у дороги. Сторожевое заклинание обнаружило возле него лишь одного человека и это меня успокоило. Подъехав поближе, я увидел, как пожилой мужчина возится возле одной из лошадей, осматривая ей копыто. Услышав топот коней, он оглянулся и увидев меня, подошёл к фургону. Настороженно смотря на меня, мужчина следил за нашим приближением. Заметив, что мужчина держится за какую — то торчащую из фургона палку, я вздохнул. Опасно в одиночку путешествовать, приходится каждого незнакомца опасаться, тем более вооружённого. Чтоб не пугать человека, я перевёл взгляд на дорогу.

Проезжая мимо фургона, я покосился на мужчину и успел заметить мелькнувшую на его лице усмешку. В тот же миг он дёрнул за палку, и воздух заполнился громкими щелчками. Лишь когда от моей защиты начали отлетать болты, я понял, что угодил в ловушку. Едва не сметя нас с дороги, десятки болтов вонзились в лошадь, и мы полетели на землю. Чудом успев до того, как нас привалило лошадью выдернуть из стремени ногу и столкнуть девушку, я кувыркнулся по земле.

Очухавшись после падения, я поднялся и увидел, как мужчина, вскочив на одну из лошадей, пытается скрыться от расплаты. Не уйдёшь, тварь, не уйдёшь, прошипел я, создавая структуру заклинания молнии. Намереваясь взять этого гада живым, я метнул молнию в лошадь разбойника. Мужчина вылетел из седла и покатился по дороге, а следом на землю рухнула и лошадь. Заметив, что разбойник не шевелится, я повернулся к стонущей девушке и с ужасом увидел торчащий из неё болт. Бросившись к ней, я перевернул её на спину и перевёл дух. Болты ранили девушку, но никакой опасности для её жизни не было. Ей повезло, что она такая хрупкая и даже таким количеством болтов в неё не так просто попасть. Только один болт вонзился в руку и, пробив её, достал до тела и немного поранил бок девушки. Да ещё один задел за плечо и оставил широкую рану.

Дарг! Хорошо, что я Селине защитный амулет дал. Если бы не он, то девушка бы погибла. Явно ведь не только эти два болта в неё летели. Скорее около десятка, что защита со всеми не справилась. Успокоив девушку и велев ей не шевелиться, я вытащил меч и пошёл к валяющемуся на дороге разбойнику. Подойдя к лежащему разбойнику, я пнул его ногой. Мужчина не шелохнулся. Склонившись над ним, я перевернул его. Увидев широко открытые глаза разбойника, засыпанные дорожной пылью, я сплюнул. Жаль. Не удалось этого негодяя живым взять. Такого гада надо было властям отдать, чтоб они ему десятикратную казнь устроили.

Поспешно вернувшись назад, я принялся помогать девушке. Селина перестала стонать и лишь жалобно смотрела на меня. Достав фляжку с вином, я заставил девушку сделать несколько глотков и поднял её с земли.

— Селина, сейчас тебе, возможно, будет немного больно, — предупредил я девушку, подводя её к фургону. — Необходимо вытащить болт, а для этого придётся его обрубить.

— Я потерплю, — шепнула девушка и стиснула зубы.

Я взял Селину за руку и положил торчащий болт на деревянный край фургона. Попросив девушку закрыть глаза, чтоб она случайно не дёрнулась, осторожным ударом меча отрубил часть болта.

— Всё, открывай глаза.

Селина открыла глаза и удивлённо посмотрела обрубленный в паре дюймов от руки болт. Потрогав ровный срез, она с удивлением посмотрела на меня.

— Я почти ничего не почувствовала, — сказала девушка.

— Не расстраивайся, — сказал я, — его ещё вытаскивать нужно.

Я снова взял девушку за руку, и она поспешно зажмурилась. Крепко взявшись за остриё болта, я осторожно потянул его. Стараясь не обращать внимания на девушку, которую била дрожь, медленно вытащил болт. Отбросив его, я создал заклинание малого исцеления.

— Ты меня вылечил? — распахнув глаза, спросила Селина, смотря на затянувшуюся рану.

— Подлечил, — поправил я девушку. — Через полчасика создам ещё одно заклинание, и ты совсем забуде