Book: Железное кольцо



Булыга Сергей

Железное кольцо

Сергей Булыга

ЖЕЛЕЗНОЕ КОЛЬЦО

Был вечер, солнце медленно скрывалось за горизонтом. Закатов багровых сумерках - тускнел. Широкая мощеная дорога, пересекавшая пустынную равнину, тянулась, как казалось, прямо к солнцу. Массивные каменные плиты, истертые множеством ног и колес, были покрыты трещинами, сколами, а кое-где между камнями виднелась чахлая трава.

Шел по дороге одинокий путник. Ветер трепал его черные с проседью волосы и раздувал полы плаща. Путник устал, шагая целый день без остановки.

...Проснувшись еще затемно, он по привычке тщательно побрился и долго, пристально смотрелся в зеркало, затем, вздохнув, переоделся пилигримом посконный длинный плащ, сандалии, веревка вместо пояса, - надел на правый безымянный палец массивное железное кольцо, украшенное крупным черным камнем, надвинул капюшон на самые глаза, вновь повернулся к зеркалу... и тотчас вышел из каморки, спустился по скрипучей лестнице и сел за общий стол. Хозяйка, подавая ему завтрак, испуганно молчала. Поев, но отказавшись от вина, путник сходил проведать Серого, поддал ему овса, потрепал по нечесаной спутанной гриве и вышел к воротам, где его уже нетерпеливо поджидал хозяин - добродушный заспанный толстяк.

- Вы не боитесь, господин? - спросил хозяин. В ответ он лишь пожал плечами, достал из-за пазухи туго набитый кошель и отдал со словами:

- Это за ночлег.

- А как же лошадь?

- Хорошо корми ее. И если не вернусь, она твоя, - путник подумал и добавил: - Латы и оружие...

- Конечно, господин, как можно! - воскликнул толстяк. - Отправить в замок, сыну, я все помню.

- Благодарю тебя, прощай, - сказал путник и вышел с постоялого двора, носившего печальное название "Последняя ночь".

Он шел весь день. Один. Палило солнце. По обеим сторонам дороги расстилалось бесконечное поле пожухлой травы. Жаль, что он не взял с собой воды - ведь жажда мучала его сильнее неизвестности.

...Но вот наконец-таки солнце зашло, стало быстро темнеть. Путник, решив передохнуть, остановился, оглянулся. Дорога, как и целый день до этого, была безлюдна. А если так, то, значит, еще можно возвратиться. Ведь он еще не стар, ему неполных тридцать восемь лет, он знатен и богат, не обделен здоровьем - прошедшей осенью был первым на турнире. Там у него есть всё, а здесь...

Вот-вот наступит ночь. Пустынная дорога. Тишина. И вдруг...

Неподалеку от себя путник увидел старого монаха. Но что это? Не призрак ли? Полупрозрачный и светящийся холодным тусклым светом, монах не шел, а как будто скользил над дорогой. Перебирая четки, что-то бормоча, монах, не замечая путника, неспешно миновал его и растворился в поздних сумерках.

Путник провел рукой перед глазами...

И увидел всадника. Рыцарь с опущенным забралом, раздраженно понукая лошадь, проехал мимо. Копыта выбивали искры из камней, а топота не было слышно.

Трое окровавленных ландскнехтов, забросив алебарды за плечи, прошли, обнявшись и шатаясь, выкрикивая песню.

Просеменила дряхлая старушка.

Пробежал босоногий мальчишка.

А вот несут знатную даму в портшезе. Красавица с любопытством посмотрела на путника, кокетливо улыбнулась ему и тут же, как и прочие, исчезла в темноте.

Путник стоял, не шевелясь, и ждал. Никто не появлялся. Стемнело окончательно. Поднялся сильный ветер. На небе показались звезды. А далеко на горизонте, там, где садилось солнце, теперь горело темное багровое пятно. Да, это страшно, раньше так никто не поступал; все, как могли, цеплялись за последнюю надежду и лишь потом... Но кто-то же должен оказаться первым! И путник, поплотнее запахнувшись в плащ, пошел вперед, навстречу поднимавшемуся ветру.

Багровое пятно росло и становилось ярче. Страх подкатился к горлу, ноги заплетались. Конечно, он не повернет назад, но, может, лучше не спешить и подождать рассвета? Нет, что это с ним?! Как он смеет! И путник шел вперед вначале медленно, потом быстрей, еще быстрей...

Пока дорога не уперлась в массивные каменные ворота, разбитые створки которых были распахнуты настежь. Багровый огнедышащий туман стелился за воротами. Ну что ж, примерно так он все себе и представлял. Путник немного постоял, собрался с духом и шагнул вперед.

Нестерпимый жар дохнул ему в лицо, стало нечем дышать, но путник шел в пылающем тумане. На нем горели волосы, дымился плащ, глаза слезились...

И вдруг туман рассеялся, остался позади. Путник стоял на пустынном песчаном холме. Вокруг, насколько было видно, темнели пятна чахлого кустарника, обломки скал. Земля едва светилась тусклым серым светом, а небо было чистое, но черное - без звезд и без луны. Так вот оно какое, царство мертвых! Смерть - это тишина и пустота. Должно быть, души умерших легко находят здесь дорогу, но как же быть ему? Путник неспешно поднял руку и осторожно взялся за железное кольцо...

Тотчас же откуда-то раздалось пение. Путник с опаской оглянулся... и увидел в стороне, на косогоре, какие-то развалины, на миг задумался и поспешил к ним, то и дело спотыкаясь в темноте.

Подойдя к развалинам, путник остановился и осмотрелся. Стены, сложенные из дикого камня и увитые плющом, местами поднимались до второго этажа и зияли провалами окон, а кое-где от них остался лишь фундамент. Наверное, когда-то здесь был замок... Нет, рва не видно, а вместо подъемных ворот высокая узкая арка, из которой лился приглушенный серебристый свет.

Путник, подумав, вошел в арку - и оказался в тесном дворике. Во дворике было светло. Давно не стриженый кустарник едва ли не полностью скрывал развалины беседки, в разбитых окнах кое-где блестели осколки разноцветных стекол. Было тихо. Когда-то, в такую же теплую летнюю ночь он крался вдоль стены таким же двориком, а позади него оруженосец нес дары...

И он опять услышал пение и звуки арфы, оглянулся - в каких-то нескольких шагах от него на большом и пушистом ковре возлежала полуобнаженная красавица и гребнем из слоновой кости расчесывала свои длинные распущенные волосы. Рядом с нею на серебряном блюде лежали спелые гроздья винограда, стояли две чаши с вином. Увидев путника, женщина едва заметно улыбнулась - и - музыка, и пение умолкли. Путник с опаской отступил назад. Женщина еще раз улыбнулась и сказала:

- Садитесь, угощайтесь. Вот фрукты, вино.

- Спасибо, я не голоден, - стараясь не выказывать волнения, ответил путник.

- О, вы невежливы! - И женщина шутливо погрозила пальцем.

Путник был вынужден присесть на край ковра.

- Признаться, я вас не ждала, - сказала женщина. - Вы первый, кто пришел сюда по доброй воле. Жена, наверное, оплакивает вас.

- Моя супруга вот уже пять лет как умерла, - нахмурившись, ответил путник.

- Да-да, - кивнула головою женщина. - Теперь я вспоминаю. Она болела всего восемь дней, а на девятый, рано утром... Но если вы пришли ее искать, то ведь она не здесь, а там, - и женщина кивнула вверх, на небо.

Путник, мгновенно побледнев, спросил:

- К-кто вы?!

- Я? - удивилась женщина. - Одна из многих. А что это у вас? Железное кольцо! Позвольте...

- Нет! - путник испуганно отдернул руку.

- Вы суеверны, - улыбнулась женщина. - Надеетесь, что этот талисман поможет вам. Напрасно.

Путник вскочил, а женщина, любезно улыбаясь, продолжала:

- Поверьте, я желаю вам добра. Я знаю, что вас привело сюда, а потому и говорю: остановитесь!

- Нет! - зло ответил путник - Никогда! Не для того я шел сюда...

Вдруг женщина вскочила. Теперь она уже не улыбалась; лицо ее, преобразившись, стало властным.

- Остановись! - повторила она. - И подумай о сыне. А думать сразу обо всех, живущих и умерших на земле, бессмысленно. Всех любить невозможно, зачем же тогда...

- Нет! - крикнул путник. - Нет! Ты лжешь! Пытаешься разжечь во мне сомнения, напрасно!

- Ты спрашивал, кто я такая, - тихо продолжала женщина. - Ну что ж, я назову себя. Я та... которая приходит позже всех Я не спешу. У каждого свой срок. Никто не вправе сократить его, и потому я выведу тебя отсюда. Ты будешь жить, забудешь о кольце. Потом мы снова встретимся - я обещаю. А сейчас... Прошу тебя, одумайся! Неисполнимо то, что ты задумал совершить. Добро и зло должны быть в равновесии, ведь так устроен этот мир.

Путник, нахмурившись, долго молчал, потом спросил:

- Кто погубил мою жену?

- Нет, то была не я, - сказала женщина. - У каждого своя судьба и своя смерть. Но есть и общая, всемирная судьба, и никому ее не изменить. Какой бы силы ни было твое волшебное кольцо, оно не сможет отделить добро от зла. Погубишь зло, погубишь и добро...

- Молчи! - не выдержав, воскликнул путник.

- Что ж, - грустно улыбнулась женщина, - я умолкаю, поступай, как знаешь, - и, подняв руки, хлопнула в ладоши...

И растворилась в воздухе. И наступила тьма - кромешная. Путник немного постоял, прислушался, однако же не уловил ни звука... и нерешительно спросил:

- Смерть... где ты?

- Здесь, - тихо прошептала женщина. - Ты мне не веришь, уходи. Но знай: лишь только ты поймешь, что я права, и позовешь меня, я тотчас же явлюсь к тебе на помощь. Ну, а пока прощай, - и замолчала.

Путник стоял в кромешной тьме, не зная, что и делать. О, как ему казалось всё понятным там, в царстве живых! Жизнь - это свет и радость, смерть - тьма и зло. Смерть - это гадкая и безобразная старуха, а царство мертвых... Но... как же не поверить собственным глазам? И как не поразиться тем словам, которые услышал он - и от кого? - от смерти! Она сказала, что... Нет, это морок, наваждение! Он столько лет готовился и размышлял, изобретал волшебный порошок, выковывал железное кольцо и, главное, он видел столько зла, которому не место на земле живых - оно должно вернуться в царство мертвых и... Да, конечно, он не повернет назад и не попросит помощи у смерти. Путник наощупь сделал шаг, второй...

И покатился вниз, с обрыва.

Очнулся он среди камней на дне глубокого и полутемного ущелья. Вокруг, куда ни глянь, теснились толпы изможденных рудокопов, одетых в грязные и ветхие рубища. Одни из них крушили кирками скалы, другие ползали меж ними на коленях и что-то искали в отвалах, а третьи отвозили тачки, груженые щебнем. Пыль, грохот, скрип несмазанных колес...

Что ж, он теперь по крайней мере знает, где находится. Падение доставило его в Ущелье; теперь дальнейший путь лежит вниз по нему к Реке, а там и к Городу. Прекрасно! Не зря он все же столько лет, провел за расшифровкой тайных еретических писаний; мир мертвых для него открыт, он знает здесь все тропы, все колодцы, все пристанища! Путник тронул кольцо, улыбнулся...

- Встать! - крикнул кто-то.

Путник замер. Раздался резкий свист плети, щелчок... и злобный смех. Путник поспешно глянул вверх - над ним стоял надсмотрщик; широкоплечий и рослый урод в двурогом шлеме и стальном нагруднике, начищенном до блеска. Надсмотрщик снова замахнулся плетью и хрипло крикнул:

- Н-ну? Я жду!

Путник вскочил и, гневно улыбаясь, потянулся к поясу, да спохватился - он был без меча... И в тот же миг надсмотрщик хлестнул его по голове, сшиб с ног и, не давая встать, стал бить лежащего и злобно восклицать:

- Мерзавец! Тварь! Ничтожество!

Те рудокопы, что были поблизости, оставили работу и безучастно наблюдали за расправой. Надсмотрщик, в последний раз ударив путника, самодовольно посмотрел по сторонам... и вновь рассвирепел.

- Работать! - крикнул он, замахиваясь плетью. - Всем работать!

Толпа зашевелилась. Ударила одна кирка, вторая, третья, двинулись тачки, и эхо тотчас подхватило и умножило удары, скрипы, топот, вздохи. Путник, придя в себя, с трудом встал на колени, схватил обломок камня и исподлобья глянул на надсмотрщика. Тот, хищно ухмыляясь, крикнул:

- Р-раб! - и поднял плеть

Рука у путника сама собой разжалась, и камень шлепнулся на землю. Надсмотрщик прав - он раб; он раб своей мечты. Он был рожден свободным и свободным же прожил всю жизнь; никто не смел ни оскорбить его, ни унизить... Ну, а теперь он сам себе избрал эту дорогу, и он пойдет по ней и не свернет, и вынесет любые унижения - ради мечты. А если так...

Путник поднял еще один камень, повертел его в руке и отбросил, взял второй, уронил. Зачерпнул горсть песка - песок просыпался сквозь пальцы. Стоявший рядом с ним рудокоп бил кирхой по скале, а путник подбирал осколки, рассматривал их и отбрасывал. Рассматривал, отбрасывал, рассматривал, отбрасывал. Зачем, кому все это нужно, что здесь ищут - он не знал. Он поступал так, как и все. Он выжидал, надеясь, что со временем найдется хоть какое объяснение, и он тогда решит, что делать дальше.

Но время шло, и ничего не изменялось; клубилась по ущелью пыль, гремели кирки и скрипели тачки, надсмотрщик кричал:

- Негодяи! Работать!

И вдруг...

На ладони у путника вспыхнул ослепительно-желтый свет. Путник осторожно сдул песок... и поначалу не поверил собственным глазам - кусочек золота лежал в его руке! Замысловатой формы, маленький, он тем не менее сверкал так ярко, что путник зажмурился, словно от яркого солнечного света, и улыбнулся. Ему почудилось, будто он снова наверху, среди живых. Любуясь неожиданной находкой, путник удобней развернул ладонь, коснулся самородка... и тот, немедля превратившись в прах, протек меж пальцев. Что это - снова наваждение?

- Глупец! - раздался рядом чей-то голос. - Здесь невозможно ничего найти, здесь только пыль и тлен.

Путник поспешно обернулся. Стоявший рядом рудокоп взмахнул киркой, ударил по скале и повторил:

- Да, пыль и тлен.

- Тогда зачем... зачем все это? - удивился путник. Рудокоп повернулся к нему и спросил:

- Ты что, недавно здесь?

- Да.

- Ничего, привыкнешь, - и рудокоп опять ударил по скале.

Он бил, рубил, отскакивал, опять рубил... и говорил, с трудом переводя дыхание:

- Да, это тяжкий и ужасный труд. Но знай: там, ниже по ущелью, страдания еще страшней. Там нет надежды. Здесь... Если эти, с тачками, не будут успевать, ущелье переполнится осколками, и мы поднимемся наверх. Да, только так. Возможно, всё это безумие, но я буду рубить. Быстрей. Еще быстрей. Еще...

Вдруг грянул гром - один, второй раз, третий. Путник в испуге глянул вверх...

Скала, нависавшая над ущельем, дрогнула, покачнулась - и, крошась на куски, стала медленно падать в ущелье.

Рудокоп на мгновение замер, потом...

- Зря! - дико вскрикнул он. - Зря! Зря! Обман! - и отшвырнул кирку.

- Обман! Обман! - вскричала вся толпа и бросилась бежать.

Путник, захваченный всеобщей паникой, бежал среди толпы. Вокруг кричали и толкались, падали, вставали, вновь бежали, топтали упавших, визжали от страха...

А сверху на них рушились огромные обломки. Вниз по ущелью с грохотом катились камни, и текла лавина щебня, в которой ослепительно сверкали золотые самородки. Обвал настиг толпу и стал давить, заваливать и засыпать бегущих. Бегущие еще кричали, но теперь был слышен только гром обвала, который продолжал катиться вниз все медленней и медленней...

И вскоре замер. Пыль улеглась, настала тишина, которая, казалось, никогда не кончится.

Полузасыпанный песком, придавленный камнями, путник лежал не шевелясь. Проклятие! Да, он остался жив, но как?! Он, победитель девяти турниров, кричал от страха и отталкивал, топтал других! Он, тот, который вознамерился очистить всех от слабостей и скверны... Путник брезгливо мотнул головой и попытался встать один раз, второй - бесполезно. Призвать на помощь? Лучше подождать, собраться с мыслями и вновь попробовать. Он повернулся на бок и...

Увидел, что над ним стоит надсмотрщик - без шлема, в искореженном нагруднике. Надсмотрщик склонился к путнику, взял его за плечи и одним рывком освободил из-под камней. Путник благодарно улыбнулся ему, встал и, шатаясь, побрел вниз по ущелью. Там, дальше, где-то есть река, за нею город...

- Стой! - крикнул вслед ему надсмотрщик. Путник оглянулся. Надсмотрщик, злобно ухмыляясь, приказал:

- Работать! Стой!

Остановиться? Ну, уж нет! Теперь их только двое, и если что, то уж никто не помешает...

Надсмотрщик шагнул к нему и повторил:

- Работать! - Подумал и добавил: - Р-раб! Ах, раб! И путник сделал шаг назад.

- Бей! Бей его! - раздались чьи-то голоса. Путник шагнул еще, потом еще, приблизился к врагу и замер.

- Бей! Не щади! - кричали тени, обступая их.

Бей! Или ты не воин?! Трус! Ничтожество! Путник не выдержал и бросился вперед... Они схватились яростно; душили, били, падали на камни, расползались, обливаясь кровью, и бросались вновь... А тени обступали все тесней и кричали все громче:

- Бей! Бей его!

Путник схватил врага, поднял... и с диким выкриком швырнул на камни! Надсмотрщик дернулся и замер, а толпа - теперь уже не тени, а действительно толпа - взревела от восторга и, затоптав надсмотрщика, сомкнулась вокруг путника. Возбужденные потные лица кричащих то освещались ярким светом факелов, то исчезали в темноте.

- Бей! Без пощады! Бей! - выли они, потрясая мечами.

Путник инстинктивно поднял руки, пытаясь оградить себя от всеобщего безумия... Но тут чья-то рука подала ему меч, он взял его... И тотчас стал словно невидим для толпы; стоявшие вокруг него уже тянулись заглянуть туда, где ниже по ущелью над всеми возвышался некто в черном рубище - должно быть, предводитель, - который что-то торопливо, яростно выкрикивал. Толпа время от времени взрывалась ревом одобрения и возгласами:



- Бей! До единого! Всех! Не щадить! Бей! Мятеж! О, ужас! Кто они такие и откуда? Ведь только что их не было, всех рудокопов погубил обвал! И как они похожи на него - такие же ослепшие от гнева! Гнев... Неужели это его гнев призвал их, дал им плоть и жажду крови?!

Вдруг предводитель дико закричал и указал мелом вперед, на выход из ущелья. Толпа завыла от восторга и пришла в движение. Зажатая в тесном ущелье, она поначалу шла медленным шагом, а затем - все быстрей и быстрей, пока не перешла на бег.

- Бей! Всех! На город! Бей! - кричали мятежники и с грохотом стучали по щитам мечами.

Путник бежал среди мятежников. Он понимал - противиться толпе бессмысленно. Да, снова он унижен, сломлен, подневолен, но на сей раз не поражен безумием толпы; просто его, словно песчинку горного обвала, несет судьба. К тому же чем скорей он сможет оказаться в городе, тем лучше. Ну а там...

Седой низкорослый мятежник, давно уже бежавший рядом с путником, слегка толкнул его в плечо и ободряюще сказал:

- Смелее, желторотый! Шире шаг, не отставай!

Толпа, гремя мечами по щитам, неистово кричала:

- Бей!

- Бей! - подхватил седой и снова обратился к путнику: - Я в пятый раз уже иду на штурм. Они не сдерживают натиск и бегут. Держись меня, все будет хорошо.

Да, так надежнее, вернее. Ему нет дела до того, из-за чего и с кем мятежники затеяли войну. Любой ценой он должен оказаться в городе - вот его цель.

И он бежал. Седой время от времени подталкивал его и что-то восклицал, но в общем шуме слов нельзя было расслышать.

Ущелье вскоре кончилось, толпа скатилась на просторную равнину, покрытую черной сожженной травой. Вдали, извиваясь, пролегала, ослепительно желтая лента реки, а сразу же за ней возвышались высокие стены и башни.

- На город! Бей! Мятеж! - ревела толпа и бежала к реке.

Завидев реку, путник невольно сбавил бег и начал отставать.

- Стой! Ты куда?! - вскричал седой и замахнулся на него мечом.

- Я... Нет! Ты что?! - И путник побежал быстрей.

- Боишься? Пустяки! - сказал седой. - Держись меня, не отставай.

- Что там? Откуда этот жар? - спросил, с трудом переводя дыханье, путник.

- Как что? Река! - сказал седой.

- Но почему я задыхаюсь?

- С непривычки. Это река огня. Они надеются, что мы не сможем перейти через нее... Скорее, желторотый!

Шире шаг!

Толпа бежала, не сбавляя шага. Река неумолимо приближалась, жар от нее все более стеснял дыхание, Седой подбадривал:

- Скорей! Скорей! Все будет хорошо... - и вдруг остановился, крикнув: Ты куда?! Ослеп?

Путник, толкнувшись в чью-то спину, замер, осмотрелся. Толпа вокруг него остановилась и кричала:

- На штурм! Бей! Не щадить! На штурм... - и вдруг все разом замолчали

Путник вопросительно посмотрел на седого, и тот сказал:

- Готовятся. Сейчас пойдут.

- Но как? Ведь там огонь!

- Значит, пойдут в огонь. Перегородят реку. Будет мост... Вот почему я никогда и не бегу в первых рядах, - и, оглянувшись, седой крикнул: - Где таран? Таран сюда! За мною, желторотый!

Таран - огромный и тяжелый брус ржавого железа - с трудом подняли над толпой и понесли к реке. А там...

Стоял многоголосый дикий крик; мятежники с упорством муравьев бросались с берега и исчезали в огненной реке, но им на смену подбегали новые и новые и через реку начал подниматься мост-запруда из сгоревших тел. Мятежники бежали, падали, сгорали - мост удлинялся и тянулся через реку к городу. Со стен на мост летели камни, стрелы - а мост все удлинялся... и, наконец, достиг другого берега. Толпа немедля расступилась, и по телам сгоревших понесли таран. Среди несущих был и путник. Запыхавшийся, потный, весь в копоти и саже, он думал, как и все, лишь об одном - скорей, скорей, скорей!

Ударили тараном в стену раз, другой - стена не поддавалась. Сверху на мятежников бросали камни, лили кипящую смолу, и кое-кто из осаждавших падал, но другие били в стену. Стена трещала и дрожала. Крики, вопли, ругань, толкотня, удары. И...

Стена раскололась и рухнула. С радостными воплями мятежники бросились в пролом, вбежали в город...

И остановились, смолкли. Город был пуст, словно вымер. Пустая площадь, выложенная черным камнем, черные дома... и черный же, мрачный, высокий дворец, вдоль лестницы к которому возвышались статуи кошмарных, безобразных чудищ.

Седой, хромая, вышел из толпы и поднял меч. Ближайшее из чудищ со скрежетом раскрыло пасть и злобно зашипело. Из пасти вырвался огонь, глаза зажглись зеленым светом. Седой ударил чудище мечом - оно истошно завизжало и, оживая, стало медленно сползать с пьедестала. Седой неловко отскочил. Чудище, рванувшись вслед за ним, не удержалось и с грохотом упало на мостовую. Седой призывно закричал:

- Бей! Бей его! Чего вы ждете?! Эй, желторотый, помоги!

Путник, стоявший к нему ближе всех, не шелохнулся, зато на помощь бросились другие. Поверженное чудище лежало на боку и неуклюже отбивалось лапами, размахивало крыльями - напрасно. Его крошили, разбивали по частям, топтали. Собратья чудища, стоявшие вдоль лестницы, пытались побороть оцепенение и расползтись, укрыться; все они корчились и извивались... но поздно - их и самих уже рубили, сталкивали вниз, и они падали на площадь, где разбивались вдребезги. Пыль, грохот, стоны умиравших чудищ...

А победители уже бежали вверх, по лестнице дворца, побоище катилось все дальше и дальше, и вскоре шум его стал понемногу затихать. Путник, оставшийся один на площади, печально улыбнулся. Безумная, бездумная толпа, ослепшая от гнева! Что толку в разрушении кумиров?! И зачем... Зачем он вместе с ними шел на город, таранил стену, бил мечом? И чем тогда он лучше тех, которые сейчас буквально на его глазах сжигают город?! Лишь тем, что он пришел сюда затем, чтобы... Но это же смешно! Стремясь к добру, он умножает зло. Вся площадь перед ним усеяна обломками - куски ужасных лап, крыльев, чешуйчатых спин...

И маленькая ящерица - каменная, черная и совершенно невредимая. Она лежала неподвижно, лишь едва сверкали ее бордовые глаза. Путник отбросил меч, склонился и взял ящерицу на руки, прижал к груди. Ящерица, словно котенок, тихо заурчала и свернулась клубком. Путник ласково гладил ее, а она благодарно лизала ему руку... и постепенно превращалась из маленького каменного уродца в пушистого зверька с добродушной острой мордочкой.

Вдруг послышался топот. Зверек вздрогнул и замер в испуге. Путник хотел было прикрыть зверька рукой, да не успел - отряд мятежников во главе с седым, толкаясь, обступил его.

- Что это у тебя? - спросил седой. Путник не ответил.

- Я спрашиваю, что?! - седой с угрозой поднял меч.

- Это... живое существо, - ответил путник.

- Живое? - И седой громко рассмеялся. - Сейчас посмотрим. Дай!

Путник попытался увернуться, но седой все же вырвал у него зверька, схватил за хвост, встряхнул. Зверек, вновь превратившись в ящерицу, повис вниз головой.

- Не трогайте! - воскликнул путник, которого держали за руки. - Прошу...

Седой поднял ящерицу, с размаху бросил ее на мостовую - и каменный уродец разлетелся вдребезги. Все рассмеялись.

- Звери! Что вы натворили?! - крикнул путник, бросился к осколкам...

Его ударили по голове, и он упал.

- Глупец! - сказал седой. - Я еще там, в ущелье, понял: ты не наш. Лазутчик! Бей его!

Мятежники набросились на путника, в глазах стало темно... и он лишился чувств.

Очнувшись, путник поднял голову и осмотрелся. Он лежал в каком-то мрачном подземелье, заполненном густым, тускло светящимся туманом. Вдоль стен виднелись силуэты путников, с поросших мохом сводов капала вода, и отовсюду слышалось неровное, утробное мычание. Путник встал на колени, оглянулся, увидел низкую, обитую железом дверь, вскочил - и дверь исчезла! Теперь вокруг были лишь каменные стены... да узники сидели на полу. Все они по-прежнему были неподвижны. Мычание то становилось громче, то вовсе замирало. Со сводов капала вода.

- Эй! - шепотом окликнул путник, немного подождал, окликнул еще раз...

Никто из узников не шелохнулся. Путник, подумав, двинулся к сидящим. Пещера была низкая, он едва ли не полз на коленях.

Узники сидели плотно, касаясь один другого локтями. Все они были в лохмотьях, а лица у них - словно опухшие от голода или неведомой болезни; щели заплывших глаз были зажмурены, а губы страдальчески сжаты. Все лысые, безбровые, они едва качали головами и мычали. Путник с опаскою полз, пригибаясь, дальше...

И вдруг замер, отшатнулся. Узник, сидевший перед ним, был вовсе без лица. Бесформенная голова покато - безо всякой шеи - уходила в плечи. Путник зажмурился, прислушался. Со всех сторон неслось безумное мычание, со сводов капала вода. Что ж, он, похоже, обречен; отсюда не выходят, а превращаются... И если так, то... Путник схватился за железное кольцо, стал медленно снимать его...

И тотчас на плечо ему легла чья-то рука, послышался старческий голос:

- Не бойся, я не причиню тебе зла, Я сам такой же узник, как и ты.

Путник дернул плечом, и рука отпустила его, но раздался еще один голос, на сей раз молодой:

- Помоги нам. Вместе будет легче.

Путник поспешно отпустил кольцо и обернулся. Перед ним сидели двое, старик и юноша. У них были простые человеческие лица.

- Кто вы? - чуть слышно спросил путник. Вместо ответа старик и юноша лишь горько улыбнулись. Путник, кивнув на узников, опять спросил:

- Что с ними?

- Их уже нет, - сказал старик.

- А... мы?

- Придет и наш черед. Туман всех делает безликими, в тумане все похожи.

- А вы... пытались выбраться отсюда?

- Нет, - нехотя ответил юноша. - Хотя вполне могли бы это сделать, - и, посмотрев на старика, добавил: - Покажи.

Старик недовольно вздохнул и, порывшись в своих отрепьях, достал из-за пазухи нож. Путник взял нож и улыбнулся. Резная костяная рукоятка была удобная и легкая, а лезвие блестело, словно зеркало. С таким ножом...

- Не верь ему, - сказал старик. - Он принесет несчастье.

Путник, не слушая его, взмахнул ножом, спросил:

- Откуда он у вас?

- Нашли, - ответил юноша. - Здесь, на полу. Путник нахмурился, еще раз посмотрел на нож. В зеркальном лезвии мелькнула чья-то тень. Путник поспешно отвел руку от лица. Нож, неизвестно кем сработанный и, более того, подброшенный, не может внушать должного доверия.

- Очень крепкая сталь, - сказал юноша, с надеждой глядя на путника.

Путник молчал,

- Что, и ты тоже испугался? - воскликнул юноша. - Чего?! Послушай, незнакомец...

- Оставь его, он прав, - сказал старик. - Это не нож - проклятие.

Путник еще раз - пристально - всмотрелся в лезвие, закрыл глаза, задумался. Нож, без сомнения, подброшен с умыслом. Кто-то желает не спасти их, а низвергнуть еще ниже. Что ж, он и сам Того желает; его путь...

- Судьба! - сказал старик. - Пройдет еще немного времени, и мы, как и другие узники...

Но путник уже встал и, сжимая в руке нож, вновь двинулся вглубь пещеры.

Он долго пробирался вдоль сидящих узников и кашлял, задыхаясь от тумана, пока не очутился в тесном низком гроте. Путник ощупал каменные стены, обернулся... Так и есть - старик и юноша, с надеждой глядя на него, стояли рядом. Глупцы! Они надеются спастись. Ну что ж, он им потом все объяснит. Путник еще раз посмотрел на лезвие ножа - там вновь мелькнула тень - и, резко развернувшись, ударил по стене. Нож отскочил, стена не поддалась. Путник провел рукой по лезвию, ударил еще раз - и снова бесполезно.

- Оставь, - сказал старик.

Но путник, словно одержимый, бил по стене - без перерыва, задыхаясь. В глазах метались красные круги, пот лился по лицу...

Вдруг лезвие со звоном обломилось едва ли не у самой рукоятки.

- О! - в ужасе воскликнул юноша.

- Напрасно, - прошептал старик. - Я ж говорил... Но тут раздался громкий скрежет, и стены грота, задрожав, раздвинулись. В образовавшемся проеме зияла тьма. Пахнуло холодом. Путник, стирая пот со лба, сказал:

- Я должен вас предупредить. Здесь нет пути наверх, а только вниз; туда, где...

- Нет! - злобно крикнул юноша. - Ты лжешь! Ты просто хочешь убежать один, без нас! - и, оттолкнувши путника, полез в проем.

- Глупец! - в сердцах воскликнул путник, обернулся к старику...

И вскрикнул в ужасе! У основания стены лежало лезвие ножа, которое, теряя блеск, стремительно, с шипением ржавело. Путник застыл, не зная, что и делать. Старик же, словно завороженный, склонился к лезвию... и изможденное лицо его вдруг исказилось; глаза погасли, шея и щеки стали быстро опухать. Путник, опомнившись, схватил его за плечи и поволок в проем.

Снаружи было так темно, что путник ничего не видел. Он попытался сделать шаг вперед - нога повисла в пустоте - и тут же отступил, подобрал мелкий камешек, бросил... и только где-то очень далеко внизу раздался звук падения. Старик, стоявший рядом, тяжело дышал.

И вдруг раздался голос юноши:

- Эй, незнакомец, где ты?

- Здесь, - нехотя ответил путник.

- Будь осторожен, рядом пропасть.

- Знаю.

Юноша умолк. Он, путник, говорил ему, предупреждал. Теперь пусть поступает так, как знает. Ну а старик...

- Что делать? - вновь раздался голос юноши. Путник молчал. Один, с кольцом, он мог еще дойти до цели, а втроем... Годы надежд, раздумий прахом! Так что же, бросить тех, кому он, пусть и против своей воли, подарил надежду? Ну уж нет! Пусть будет так, как суждено судьбой. А посему...

- Что делать? Уходить! - воскликнул путник и, пробираясь наощупь, полез вниз по скале.

Старик и юноша послушно двинулись за ним.

Беглецы, помогая друг другу, долго спускались по крутому, едва ли не отвесному ущелью. Камни крошились под ногами и то и дело сыпались вниз, в непроглядную тьму. Где-то там, наверху, едва виднелись огоньки. Там, наверху, был город, а внизу...

Путник, неловко ступив, не удержался, соскользнул, упал... И тут же встал среди густой травы.

- Сюда! - позвал он с радостью. - Не бойтесь, мы уже спустились.

Старик и юноша, бредя наощупь, подошли к нему. Вокруг было по-прежнему темно. Едва шелестела под ветром трава, журчал ручей. Что, если... Быть того не может, но...

Путник поспешно, спотыкаясь, двинулся на шум ручья. На берегу он опустился на колени, протер глаза водой... и снова закричал:

- Ко мне! Скорей! Здесь свет!

Ведь, окропив глаза волшебною водой, он видел в темноте! Да, это тот ручей и та долина; он наконец-таки почти у цели!

Старик и юноша склонились над ручьем, омыли лица...

- О! - радостно воскликнул юноша. - Я вижу! Вижу!

Старик, прищурясь, осмотрелся и сказал:

- И я прозрел. Теперь я знаю, кто ты, незнакомец. Ты один из них.

- Я? - отшатнулся путник. - Что ты говоришь? Одумайся!

- Нет, - продолжал старик, - я не ошибся. Ты жаждешь нашей гибели. Ты заманил нас, ты... - и замер.

На противоположном берегу ручья показалась тощая собака и тотчас же, толкнув ее, из тростника вышла вторая, третья, четвертая собака - и вот уже вся свора тяжело дышала, скалилась, вертела головами...

А беглецы не смели шелохнуться.

Но вот послышался тяжелый мерный топот, затрещал, раздвигаясь, тростник и к своре подошли двое кентавров. Но если б это были просто полулюди-полулошади! Кентавры, словно латами, были покрыты толстыми блестящими пластинами, за спинами у них вздымались крылья - полупрозрачные, в прожилках. Чудовища были подобны саранче невиданных размеров; в руках они наперевес держали копья. Заметив беглецов, один из них самодовольно ухмыльнулся, склонился к своре и крикнул:

- Ату их, ату!

Собаки с диким лаем дружно бросились в ручей... И началась погоня. Песчаный берег, камни, лабиринт огромных валунов, болото, вновь ручей, высокая трава, кустарник... И старик упал. Путник и юноша остановились.

- Нет! - крикнул старик. - Убегайте!

Путник хотел было склониться к старику, но юноша схватил его за руку, потянул - и путник побежал за ним... потом остановился, обернулся и увидел...

Как свора бросилась на старика, но тут к ним подскакал кентавр и, криком отогнав собак, встал на дыбы, взмахнул копьем, ударил - и старик, весь извиваясь, захрипел, завыл... и обернулся страшным псом. Пес подскочил и, обгоняя свору, первым бросился в погоню, И вновь высокая трава, песок, ручей, кусты, обломки скал...

- Быстрей! - то и дело выкрикивал путник. - Быстрей!

Но юноша, мотая головой, все отставал и отставал... пока в изнеможении не прислонился к валуну.

- Беги! - сказал он, задыхаясь. - Ведь кто-то должен... - и, махнув рукой, замолчал.

Путник стоял, не шевелясь. Собаки быстро приближались.

- Беги! - крикнул юноша. - Мне будет легче, если ты спасешься. Ну!

Путник, сгорбившись, медленно пошел прочь.

Собаки подбежали к юноше, он замахнулся камнем - и они отпрянули. Но тут с двух сторон подскакали кентавры, не дали юноше укрыться за скалой, одновременно замахнулись копьями...

И вот уже другой вожак - поджарый, длинноногий - возглавил свору.

Путник петлял, продираясь сквозь чащу, лез вверх по осыпи, прыгал в овраг, бежал... и наконец упал. Силы оставили его, собаки лаяли все ближе, настигали. Сейчас они его... Ну, нет! Путник схватился за кольцо...

И тотчас перед ним возник колодец - широкий, каменный, бездонный. Ряд вбитых в его внутреннюю стену ржавых скоб терялся в глубине. Прекрасно! Путник поспешно бросился в колодец. Вверху истошно лаяли собаки, а здесь, в кромешной тьме... Мелькнула молния! Нет, то кентавр метнул в него копье, но промахнулся.

Путник, не глядя вверх, спускался вглубь колодца. Вдруг скобы кончились. Путник повис на руках, осмотрелся... и прыгнул на каменный выступ в стене, прошелся по карнизу - и ему открылась узкая галерея, в конце которой брезжил свет и слышался неясный шум. Путник пошел по галерее. Все громче раздавалось лязганье, уханье, скрежет. Светлело.



Путник прошел еще немного и оказался в огромной, залитой огнем пещере, в которой в разных направлениях сновали бронзовые штоки, гремели выбираемые цепи, вращались каменные шестерни, из труб хлестала вниз кипящая вода, а ей навстречу поднимался едкий пар.

Остановившись, путник поднял руку, попробовал, легко снимается ли с пальца железное кольцо, поднялся вдоль стены по шаткой лестнице, нащупал низкую, обитую свинцовыми листами дверь, толкнул ее, вошел... и замер. Прямо перед ним безумная толпа, топчась по кругу, вращала огромный мельничный ворот. Путник, чтоб не оказаться в общей толчее, поспешно отступил назад, прижался спиною к двери, осмотрелся. Со всех сторон толпу сжимали скалы.

- Ну вот ты и пришел, - раздался у него над ухом чей-то голос.

Путник резко обернулся - никого. А голос продолжал:

- Глупец! Ты думал обмануть меня. Надеялся пробраться незамеченным. Как бы не так!

Путник схватился за кольцо... и посмотрел наверх. Он был на самом дне огромной каменной воронки, и только где-то очень высоко вершины скал вонзались в черный купол неба.

- Чего ты ждешь? - опять раздался тот же голос. - Срывай свое кольцо!

Путник стоял, не шевелясь.

- Спеши! - нетерпеливо крикнул голос. - Ты наконец-таки на самом дне моих владений, перед тобою Перводвигатель, причина всех несчастий на земле. Ведь это он дает движение всем злым и подлым помыслам!

Путник закрыл глаза, пот лился по его лицу.

- Что? - тихо удивился голос. - Ты пожалел эту толпу? Так знай - здесь нет невинных душ, здесь собраны одни лишь страшные злодеи... Ну что же ты?! Бросай свое кольцо, бросай! Ведь ты же для того и шел сюда, чтоб одним разом уничтожить корень всех зол. И вот он, корень - Перводвигатель - теперь перед тобой!

Путник открыл глаза и, глядя на толпу, на Перводвигатель, спросил:

- Зачем... зачем ты хочешь своей гибели?

Голос долго молчал, а потом едва слышно ответил:

- Я устал.

И наступила тишина. Толпа по-прежнему вращала Перводвигатель, но путник ничего уже не слышал - ни топота, ни скрипа. Он взялся за кольцо и, глядя вверх, стал медленно снимать его. Вверху теснились скалы - черные, холодные, чужие. Вдруг...

Где-то очень высоко сверкнул едва заметный огонек, послышалось тихое пение и звуки арфы. Путник прислушался... и вспомнил! Ночь, тишина, развалины, печальные глаза...

Но тотчас же раздался гром, неведомая сила подхватила путника, подняла над толпой - и опустила на гигантский ворот Перводвигателя. Вокруг него, пыля и топоча, брела толпа, а рядом, внутри ворота... со скрежетом вращались каменные жернова, их заливали алые кипящие потоки.

- Ты видишь? Это кровь! - опять раздался голос. - Бросай свое кольцо! Бросай! Пусть разлетится на куски проклятый Перводвигатель!

Но путник, глядя вверх, вскричал:

- Смерть! Где ты? Я не знаю, что мне делать; помоги!

И... скалы ожили. Неподалеку от себя - едва ли не над самой головой путник увидел двух кентавров, над ними - взятый штурмом город, чуть выше города - ущелье рудокопов, над ним развалины, ворота в огнедышащем тумане, пустынную дорогу, постоялый Двор, поля, селенья, города, леса, заснеженные горы... и голубое, ясное, безоблачное небо. Но небо - это где-то там, в недостижимом далеке, а мир, который он покинул, и мир, в который он спустился, располагались много ниже и медленно вращались вместе с Перводвигателем; возведенные на одной и той же тверди, они сливались меж собой. А его смерть... она, внезапно появившись на одном из склонов, закричала:

- Не верь ему! Он хочет, чтобы ты обрушил вниз, в его объятия, весь мир! Твое кольцо не сможет отделить добро от зла. Разрушив Перводвигатель, оно погубит всех, лишив опоры правых и неправых...

Вдруг прямо перед ней сверкнула молния - и смерть исчезла, скалы снова погрузились в темноту. Толпа по-прежнему вращала Перводвигатель, внутри которого со скрежетом вертелись жернова.

- О, почему я бестелесен?! - крикнул голос. - Имей я... Нет! Ты должен снять кольцо по доброй воле. Ну?!

Путник стоял и улыбался. Он наконец-таки прозрел, он понял, что земля, два ее мира - мертвых и живых, - неразделима точно так, как и его душа. О, как же в ней переплелись добро и зло! Он шел сюда ради добра, но сколько на пути содеял зла! В ущелье, в городе, в ужасном подземелье и долине он убивал и предавал, обманывал, бросал товарищей... Ну а теперь посмел судить других?!

- Нет! - крикнул путник. - Никогда! - и прыгнул вниз, на жернова...

...Очнувшись, путник поднял голову и осмотрелся. Он лежал на пустынном песчаном холме. Неподалеку над распахнутыми настежь воротами вставало солнце. Путник ощупал руку - на безымянном пальце было по-прежнему надето массивное железное кольцо, украшенное крупным черным камнем. Путник нажал на камень, повернул его - и снял с кольца, затем тряхнул самим кольцом - и из него просыпался мельчайший грязно-серый порошок, который, падая на землю, вспыхивал серебряными искрами и тут же погасал. Отбросивши с руки кольцо, путник поднялся и двинулся к воротам.

- Глупец! - опять раздался голос. - Надеешься, что, выбросив кольцо, ты успокоишься. Как бы не так! Я уничтожил твою смерть; теперь ты будешь вечно - вечно! - вечно жить и вечно мучаться в сомнениях. Вернувшись в замок, ты опять запрешься в подземелье и будешь рыскать в лабиринтах тщетных знаний. Тебе всегда будет казаться, что еще совсем немного, и истина окажется в твоих руках... А может, ты останешься? Я научу тебя, как сделать новое кольцо.

Но путник, ничего не отвечая, медленно шел прочь. ...Хозяин постоялого двора, подав ему обильный завтрак, немного помолчал, затем спросил:

- Вы... были там?

Путник нахмурился и нехотя сказал:

- Мы все там. Изначально. Наш мир и ад - едины.

Хозяин, побледнев, воскликнул:

- Так как же людям жить? В чем их спасение?

- Не опускаться вниз. Они и только лишь они вращают Перводвигатель... А ведь их путь - наверх.

Хозяин долго ничего не говорил, смотрел на путника, в окно, опять на путника... и наконец сказал:

- Вы говорите - "их". А... как же сами вы?

- Я еду в замок, к сыну... А потом... по всей земле ко всем на ней живущим. Я должен рассказать им об увиденном.

- Да-да, конечно, - подхватил хозяин. - Но ведь на это же не хватит самой долгой жизни!

- Надеюсь, я успею, - грустно улыбнулся путник. - Ведь мне отпущен... бесконечный срок.


home | my bookshelf | | Железное кольцо |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу