Book: Шагнуть в пропасть и полететь…



Алексей Троненков

Шагнуть в пропасть и полететь…

(Смоленская площадь — 2)

Если вы читаете эту рукопись, я могу быть спокоен за Человечество — книги стали снова использовать для чтения, а не только на растопку печи, как было при Правителе! Возможно, мы и приблизимся, со временем, конечно! к уровню хотя бы средневековья (если вы понимаете, о чем речь). Давайте, люди, дерзайте! А я в отпущенное мне время расскажу вам о хронике событий на рубеже веков, свидетелями и участниками которых стали я и мои друзья.

Мы не могли отступить, просто некуда было отступать. Мы не просили пощады, зная, это бесполезно. Мы дрались за себя, но, так уж вышло, в этой битве решалась и судьба человечества!

Эти страницы наконец сдернут покров тайны, окутавший пребывание Сержа Стоцкого в нашем мире.

В то далекое время мой друг был слишком молод, чтобы презирать людей, как Джон Локслей. Слишком наивен, чтобы не иметь идеалов. Слишком предан, чтобы я и Локс не бросались, очертя голову, вытаскивать его из очередной авантюры.

Когда-то… Самому верится с трудом… Но когда-то он не был моим другом и напарником, а я знал его лишь как одного из самых удачливых и дерзких шпионов конца безумного двадцатого века…

Искренне Ваш, Томас Бьянко, автор Западный Тибет, август 2040 г.

ЧАСТЬ 1

Глава 1

27 августа 2000 г.

16:00


— Проходите, Сергей Владиславович!

Возглавляя работу разведки с «нелегалами», генерал Денис Матвеевич Суховлинский лично курировал связанное с Сергеем направление. Один из немногих людей, которым было известно все. Или почти все. Нет, наверное, этому-то зубру известно абсолютно все, подумал Сергей. И даже еще не сказанное мной.

Но пока не говорил, а, воспользовавшись паузой, осматривался. Кабинет, в который Сергей зашел второй раз в жизни, меньше всего походил на рабочее место одного из руководителей секретной службы. Сергей, разумеется, не ожидал встретить в кабинете бюстики Ленина, но уж портреты Дзержинского — непременно. Вместе с тем изящно и дорого обставленный офис более подходил для владельца крупной компании. Натуральное дерево, комфортные кожаные, а картины на светлых стенах открывали необычайно широкий простор для фантазии.

Осматривался и ждал, когда высокое начальство соизволит перейти к главным вопросам. Но последующие десять минут были посвящены генеральским воспоминаниям о счастливом и беззаботном времени, когда он работал простым опером в Азиатском регионе. Сергей вежливо поддерживал разговор, даже не пытаясь предугадать неприятный момент.

Наконец, Суховлинский, мысленно объездив на джипе все окрестные степи, а заодно пустыни и джунгли с бананами, притормозил в настоящем времени. Глаза, до сих пор подернутые дымкой ностальгических воспоминаний, вновь обрели ясность и полное понимание текущего момента.

— Снова увольняться пришел? — усмехнулся генерал. — Ишь, молчит!

Стоцкий, вспомнив о жестком разговоре с генералом пару месяцев назад, вежливо улыбнулся.

— Насколько я понял, тебе известно об отце? — довольно неожиданно поинтересовался Суховлинский. — О настоящем?

— Сергей нащупал пальцами левой руки, расположившейся на краешке стола Берзина, канцелярскую скрепку и начал в меру сил и способностей ваять из нее кренделя.

— Да. Хотя, я не совсем понял вопрос, Денис Матвеевич. Согласно моей «легенде», этот… как его… Стоцкий…

Суховлинский прикрыл глаза, потер пальцами переносицу, вздохнул.

— Да-да, конечно. И трудоустройство именно в российский МИД было, разумеется, чистейшей воды случайностью… Ладно, не хочешь сознаваться, не надо… И все-таки твоя мать, насколько мне известно, тебе рассказала…

— Да. — сдался Сергей.

— Брайтман?

— Да.

— Та, которую ты…

— Да…


Глава 2

9 июня

17:00


Семья готовилась к большому событию — покупке дома. Где-нибудь на юго-западном направлении. Чтобы не было никаких соседей, никакого лишнего шума, чтобы со двора доносился детский смех, и деревья бы шебуршали за забором. Но пока продолжали жить в Лениной «двушке».

…Приоткрыв окно в своем 406-ом «Пежо», попытался вдохнуть свежий воздух, который должны были неминуемо источать подступавшие вплотную к Симферопольскому шоссе лесные массивы. Безуспешно. Смрад от огромного автомобильного потока не оставлял любителям прочистить легкие никаких шансов. Он чертыхнулся, закрыл окно и сделал прохладней кондиционер. Одно из преимуществ проживания за городом — возможность собрать воедино разбредшиеся за длинный день мысли и сделать некоторые выводы. Поэтому он всегда использовал тридцать минут безостановочной скоростной езды для приведения в порядок головы и чистки мозгов.

На этот раз мелодичный голос Сальваторе Адамо служил фоном для размышлений на тему — стоит ли въезжать в осмотренный им час назад коттедж в Южном Бутово. Пожалуй, все-таки стоит. Приличное, даже очень, жилье, около двухсот квадратных метров, рядом шумит цивилизация, достаточно близко, чтобы не чувствовать себя Робинзоном, и в то же время достаточно далеко для столь необходимого ему уединения. Раскинувшийся вокруг поселка лес успокаивает нервы и насыщает кислородом легкие. «Зациклился я на этом кислороде!» поморщился Сергей. Но въехать определенно стоит, да и цена у дома приемлемая…

А этому какого черта надо?! Последние десять минут Сергей трамбовал довольно разбитую дорогу, ведущую с трассы в его город. Дорога была неширокая — по одной полосе в каждую сторону. И вот на обочине метрах в пятидесяти впереди него, под живописной елью расположилась группа, среди которой выделялся своим несуразным нарядом сотрудник ГАИ, то есть ГИБДД. Остальные были в штатском. И Сергей совершенно резонно рассудил, если эти небрежные помахивания жезлом и относятся к нему, то уж реагировать на них он никоим образом не собирается. Имеет полное право.

Он сбросил скорость до восьмидесяти километров и слегка улыбнулся, когда проезжая мимо, заметил раскрытые в удивлении рты всей честной компании. И уже удаляясь, гадал, какими же словами сопровождалось их беспорядочное махание руками вслед…

Закупив по пути кое-какие продукты и бросив их на заднее сиденье, через несколько минут въехал в свой двор и остолбенел. На том месте, где он обычно парковал свой автомобиль, с довольно-таки угрожающим видом стояли трое, среди которых он узрел мрачную физиономию гаишного майора. Мысль заработала, стремительно выложившись в бегущую строку «Ни хрена себе!»

Он медленно подъехал к месту парковки, еще чуть сбавил скорость и стал буквально вползать на «свой» почти законный кусок асфальта под покосившимся фонарным столбом.

Складывалась интересная ситуация. Те трое стояли, расставив ноги и уперев руки в боки, явно не собираясь уступать. И не смущала их невероятная сложность для пешехода тягаться в игру «кто первый уступит». Здравый смысл подсказывал Сергею, он имеет хорошие шансы на успех.

Видимо, оппоненты решили не испытывать судьбу, утюжить брюки необязательно методом проката и, выскочив из-под колес, ловко впрыгнули на бордюр. Один из них, высокий тип с взлохмаченной шевелюрой пепельных волос и классическим профилем дебила даже сгоряча шарахнул кулаком по крыше «Пежо».

Сергей заглушил мотор, пару раз крутанул головой, чтобы размять шею, открыл дверцу и вышел наружу. К вечеру значительно посвежело, хотя солнце еще даже не спряталось за верхушки огромных лип, окаймлявших уютный и зеленый двор. Захлопнул дверцу, при общем молчании обошел машину и, приблизившись к лохматому вплотную, прямым ударом правой в лоб отправил того поостыть в разросшиеся кусты акации. Взглянул на остальных.

Гаишный майор, похоже, оказался решительнее всех — начал теребить безнадежно глухо застегнутую форменную кобуру. Второй, тот который был в штатском и вообще вид имел бомжеватый и нахальный, взвизгнул:

— Ты почему, паскуда, не останавливаешься, когда тебе палкой машут?!

— «Палкой», козел, ты перед своей телкой махать будешь! — пошел на обострение ситуации Сергей, прекрасно понимая, пытались остановить его неспроста, и здесь они оказались тоже не ВСЛЕД за ним, а значительно ОПЕРЕДИВ. Значит, пасли именно его. А раз так, значит обострение обязательно будет. Даже совсем и неважно, кто начнет первым. Почему бы не ему?

— Ну ни хрена, крутой выискался! — вроде бы изумился нахальный. — Глянь, майор, хвост распушил, что твой павлин!

— Ладно, заткнись, Эдик! — майор перестал теребить свой патронташ, вздохнул и полез в карман.

Вместо ордера на арест или еще какой хренотени, он достал пачку «Пэл Мэл», устало выковырял сигарету и совсем обречено вставил ее в рот. Взметнулся огонек зажигалки. Пачка снова сгинула в карманах кителя, причем безо всяких интеллигентских выкрутасов, типа, «не хотите ли и Вы закурить?»

Майор сделал глубокую затяжку, зажмурил глаза и выдохнул дым через нос. Взглянул на мир. В мире ничего существенного за это время не произошло. Тогда снова сконцентрировался на Сергее.

— На этом вечерняя программа, полагаю, завершена? — Сергей открыл заднюю дверцу, достал пакет с продуктами и пискнул сигнализацией.

— Не торопись!

В грудь ему ткнулся знакомый полосатый жезл. Майор сделал последнюю затяжку, втоптал окурок в асфальт и снова поморщился.

— Ты это, орел, чой-то на приглашения никак не реагируешь? — продублировал он вопрос своего компаньона. — И сотрудника ГАИ вон уложил на месте… Ну да Бог с ним.

Сергей осторожно поставил полиэтиленовый пакет на землю и укрепил в нем тяжелую бутылку с Кока-колой. Взглянул в прищуренные и холодные глаза майора.

— Кончай этот детский сад, майор! Я не знаю, зачем я вам понадобился, но я не заметил там на дороге никакого поста, или хотя бы драндулета с мигалкой, чтобы ты так вольно махал своей дубиной! А уж в окружении подозрительных лиц, и вовсе не дело пытаться притормозить кого-нибудь!

— Смотри ты, грамотный! — усмехнулся Эдик. Посмотрел на своего дружка в кустах, сплюнул и снова уставился на Сергея.

Тот улыбнулся в ответ, и от этой улыбки майор весь подобрался, и взгляд его стал еще более настороженным.

— Я уж не говорю о том, чтобы кто-нибудь из вашей компании представился… — продолжал давить основами юриспруденции Сергей. — А уж ваше появление здесь раньше меня, вообще подводит меня к мысли отказаться от всяческого с вами общения! Даже если вы, ребята, наперегонки отрапортуете по всей форме!

— А не много ли берешь на себя! — процедил майор. — Я ведь могу…

Сергей колебался не дольше секунды. Да, конечно, сразу же сработал неистребимый рефлекс нелегала-параноика. Но Сергей подавил его — не шифроваться же теперь от каждого фонарного столба! Он — дома. Поэтому он отчеканил:

— Ты ничего не можешь по отношению к подполковнику разведки, майор!

И где-то глубоко в недрах его души встрепенулась гордость при этих словах. Но так глубоко и застенчиво, что он почти не обратил на это никакого внимания. Зато на остальных присутствовавших эта нехитрая фраза произвела видимый ошеломляющий эффект. У Эдика сигарета прилипла к оттянувшейся к низу нижней губе. Глаза майора на секунду выдали замешательство, но молниеносно взял себя в руки:

— Мда? И «ксиву» предъявить можешь?

— Майор, не строй из себя идиота! — сердито ответил Сергей, поднимая пакет. — С каких это пор гаишники стали проверять документы у пешеходов?!

Он уже собрался было уходить, но пожал плечами и довольно миролюбиво сказал:

— Можешь проверить по ДОРовскому телефону номер 26489-К.

И направился к подъезду.

— Эй, умник! — окликнул его голос майора. — Это все херня, чо ты наговорил! Таких телефонов и такой связи в природе не существует, и номер засунь себе в задницу!

— Смотри-ка — всамделишный мент! — усмехнулся Сергей и, набрав код замка на двери, растворился в темноте подъезда.




Глава 3

14 июня

20:15


Этот непонятный эпизод с гаишником оставил довольно противный след в душе Стоцкого. В основном из-за невозможности проникнуть в глубинную сущность материализации на его жизненном пути компании во главе с майором. А еще… прошло уже три дня, но пока никаких последствий его откровенно хамского поведения не наблюдалось!

В Штатах было все ясно и примитивно — с определенного момента ты остался один, а все кто вокруг — враги. И любое их действие трактуешь как изначально враждебное. В соответствии с этой философией и принимаешь решение.

А здесь… на Родине… скажем так, в стране, которую он убедил себя считать родиной, той самой — настоящей… здесь приходилось делать полную переоценку. Хотя, при зрелом размышлении… А при зрелом размышлении выходило, ситуация-то принципиально не изменилась. Изменилась география, а к англо-говорящим врагам добавились родимые соотечественнички. «Как я это называю» процитировал он. И змейкой скользнула параноидальная мыслишка, а мир-то потихоньку ополчается супротив тебя.

В Вашингтоне Сергей часто пытался представить, как будет протекать жизнь в России. Всю сознательную жизнь он готовился, да и, откровенно говоря, его готовили к этой миссии. Она окутывалась неким ореолом таинственности и романтики. Начиная с полной тайн и драматизма истории с отцом, русским по происхождению, который погиб где-то на Ближнем Востоке, когда маленькому Сержу не было и десяти лет. Мать так и не забыла «своего русского». В ее дальнейшей жизни были мужчины, но даже Сергей чувствовал фальшь этих взаимоотношений. А в доме так никто и не задержался…

Именно мать приложила все силы для устройства сына в детский сад, а затем и школу при советском посольстве в Вашингтоне. Благодаря этому обстоятельству, русский язык стал для него таким же родным, как и английский. Появлялись друзья, позже связи…

Йельский университет, предложение ЦРУ, щенячий восторг. Смена фамилии Брайтман, заучивание новой автобиографии «сына» умершего шесть лет назад и в действительности бездетного эмигранта из России некоего Владислава Стоцкого. Внедрение в Министерство юстиции в качестве сотрудника ЦРУ. Четыре года работы на «партнерском канале», где под чутким наблюдением своего руководителя Джеймса Вествуда «попал» в поле зрения российской разведки. «Вербовка», поступление в российскую Дипломатическую Академию и трудоустройство два года назад в Министерство Иностранных Дел. Американцы празднуют успех, их русские коллеги ликуют в предвкушении великих дел. Нашедший-таки на свою задницу приключений Сергей Владиславович Стоцкий отчаянно балансирует между двумя спецслужбами в силу своего понимания справедливого служения человечеству.

Он не был ни противником так называемой демократии и «общечеловеческих ценностей», ни сторонником мировой коммунистической идеи. Просто однажды достаточно давно он получил доступ к материалам аналитического центра ЦРУ по советскому блоку и узнал правду. Правду обо всем, что на самом деле творилось с Россией вот уже свыше десяти лет…

После этого он стал иначе воспринимать работу сначала в области противодействия терроризму, затем в качестве двойного агента (комизм ситуации заключался в присвоении каждой из сторон права считать его СВОИМ основным агентом). Между тем постепенно складывались в четкую картину все те маленькие и досадные недоразумения, которые не давали ему спать. Например, полнейшее молчание в ответ на направляемые им (в обе службы, кстати) схемы пресечения каналов нелегального вывоза капитала из России, персональные счета руководителей государства россейского и их лукавых прихлебателей, списки иностранных трастовых управляющих бюджетными счетами — все это оказалось никому ненужным. А намеками было дано понять — еще и опасно. Причем, намеки эти последовательно были высказаны российскими, а затем и их американскими коллегами. Связные уклонялись от назначаемых им встреч. В течении последних двух лет его деятельности на территории Соединенных Штатов они выходили на связь лишь в случае постановки очередного задания перед ним. Задания, которое вновь останется без оценки.

Вот от чего он устал. А вовсе не от напряженной работы. Он устал от безразличия к судьбе страны, которую он уже привык считать своей, со стороны тех, кого это должно было бы заботить в первую очередь. Вакуум вокруг него стал вполне осязаем. Никому не нужны были его отчеты, необходим был сам факт его присутствия в стане врага. Чтобы кому-то дородному и важному в Москве на плечи упала золотая капля и растеклась бы очень крупной звездой.

А еще он понял, прав все-таки оказался Суховлинский во время их встречи — он ничем не отличается от капризного ребенка, которому что-то не понравилось. И произнесено это было два дня назад в ответ на весьма раздраженные слова Сергея о прекрацении им игры и официальном увольнении из всех возможных спецслужб.

Лишь оставаясь наедине с собой, Сергей мог признаться в реальных причинах своего бегства. У него была семья. Он почти перестал чувствовать ответственность. Свою собственную… А это было страшно, когда тебя лишают чувства ответственности. Семья же вернула ему это почти утраченное ощущение нужности. И он ни на секунду не пожалел о своем решении…

Еще через три дня, прошедших в хлопотах по покупке нового дома, он задвинул досадное происшествие в самые дальние закоулки мозга. За это время они осмотрели дом все вместе, и Лена с сыном, придя в восторг от коттеджа, сразу же начали паковать вещи. Он же договорился с одной из многочисленных фирм, промышляющих такими вот перевозками. И глобальный переезд должен был состояться утром следующего дня…


17 июня

19:15


Сашка носился где-то впереди, поглощенный сбором разнообразных камней. Из его объяснений следовало, это — строительный материал для будки их будущей собачки в их будущем садике возле их будущего домика. Вздохнув, Сергей дал согласие дотащить «материал» до дома. И пока мальчик прилежно набивал рюкзачок, они с Леной неспешно прогуливались по главной улице ее родного городка.

За все прожитое вместе время они первый раз вышли гулять семьей. И шагая по трещинам в асфальте, он испытывал в этот последний вечер в ставшем родным городе странное чувство робости и почти застенчивости.

Стоял прекрасный летний вечер, подумалось, и он мысленно плюнул за столь банальную мысль. Выйдя на центральную площадь, купили в павильончике по ледяной бутылке пива и развалились на скамеечке, вытянув порядком уставшие и гудевшие ноги. Было очень хорошо, и мысли, вихляя и кружась, стремились куда-то ввысь, к застывшим высоко-высоко перьям облаков. И были они, эти раздумья, в общем-то приятными — он был свободен, относительно богат (по здешним меркам), свои тридцать три года нес легко и наслаждался покоем рядом с семьей…

— Элен?!

Внезапный звуковой поток на фоне общего убаюкивающего гомона одним ударом вогнал воспарившую было душу обратно в тело, скрутил внутренности в горячую спираль и вызвал желание захныкать. Он распахнул глаза. Здоровый силуэт заслонял вечернее солнце, сияя контуром заправского полтергейста. Сергей поднял руку на манер козырька, вздохнул и привел тело в сидячее положение.

— Ленка! Матюшкина! — продолжало вопить видение.

Смекнув, просто так не отделаться, Лена горестно вздохнула:

— Привет, Витек!

По ее глазам Стоцкий догадался о страшном насилии над памятью, совершенном женой, чтобы распознать в этом обвешанном золотом бугае бывшего одноклассника, паренька, как она позже призналась, в прошлом робкого и худенького.

Витек радостно сверкал подзаплывшими щелками-глазками, суматошно взъерошивая миллиметровый ершик на макушке.

— Сколько лет, старушка, сколько зим! — нескончаемо радушничал Витек.

— В общем-то столько же… — усмехнулась Лена.

Витек замер с раскрытой пастью, моргнул глазенками. Лена очаровательно улыбнулась:

— Расслабься, Вить! Сколько лет, столько и зим, ничего более!

— Острота, блин! — гоготнул Витек! — Ты вон на мне жуткую испарину вызвала. Прошу пардону, Серый.

— Так вы знакомы… — зевнула Лена.

Пока Витек пространно повествовал, как он познакомился с Сергеем в местном автосервисе, сам Стоцкий пытался проанализировать свое внутреннее состояние. Что-то там не давало ему покоя, словно это непредвиденное вторжение в его размышления должны были нести определенную смысловую нагрузку. Важную и, самое главное, неприятную. Но вот, убей Бог, он не мог понять, что именно его так встревожило. Даже не встревожило, а дало некий осадок. Появление Витьки Головнина? С чего бы… Его вызывающая манера общаться? Да вроде не самый худший вариант, бывали ситуации и похлеще. Чего, например, стоит молодой российский разведчик, припершийся однажды с новой шкалой шифров прямо в его квартиру в Вашингтоне.

Или он настолько четко разграничил свою жизнь до и после, что любой призрак, неважно, его ли прошлого, или его родных, взывает тревогу. И не поэтому ли он подсознательно стремится начать абсолютно новую жизнь? Дабы вот так, одним махом избавиться от всех призраков мира?

А появление Витька расставило у него в душе все по своим местам, и от этой своей кристальной честности к себе же стало жутковато?..

— … давно тебя не видел. Где-то пропадала?

Стоцкий в пол-уха слушал болтовню жены. В любом случае завтра все должно кончиться. Завтра они начнут действительно новую жизнь…

— …в Канаде. — услышал Сергей концовку беззастенчивой лжи Лены и попытался сосредоточиться на разговоре.

— Класс! — засветился Витек. — Мы хотим законтачить с Канадой. Это, блин, просто вещь, что мы встретились! У тебя ведь остались бизнеса там, а? Я тебе дам пару прайсов, ты посмотри, что там будет возможно пихнуть…

При этом почему-то выжидательно и преданно он смотрел на Сергея, и тот, с ужасом понял — любимая супруга его бессовестно подставила. Как это по-русски — перевела стрелки!

Почувствовав, Сергей готов взорваться, она мило улыбнулась:

— А почему бы, Вить, тебе не зайти к нам денька через три? В ближайшие дни мы будем заняты на даче, а вот после зайдешь, и обговорите свои дела с Сергеем.

Сергей просветлел лицом. Ах, какая молодец у него жена! Если бы у него был такой толковый напарник, то они горы бы свернули. Пусть Витек их через три дня ищет у черта на рогах! Уже завтра прошлое не сможет их догнать…

Витек вскочил на ноги, размахивая руками:

— Вот это базар! Я сразу понял, с вами можно дела делать! У меня же, знаешь, какие возможности? — он самодовольно улыбнулся. — Вчера только с Пал Палычем в баню ходили. Зовет к себе в управление.

Он продолжал снисходительно улыбаться, и Сергей с трудом подавил в себе желание сбить эту улыбку коленом. Вместо этого он зевнул и нарочито вежливо, чтобы сразу было ясно — на самом деле ему до лампочки и ответ и собеседник, поинтересовался:

— А кто такой Пал Палыч?

У Витька мелькнула искра ликования, но Сергей заметил ее и едва не расхохотался. Нет, определенно, отсюда надо сваливать! Встречаться с такими каждый день — это слишком большое испытание для его психики.

— Бородин! — как можно небрежней ответствовал Витек и, видя, фамилия ни о чем Сергею не сказала, пояснил с дикой смесью деланной скромности и рассчитанной небрежности. — Да это, можно сказать, что-то вроде Управляющего делами президента…

— Аа… — Сергей тоже встал и протянул руку. — Давай, заходи через пару деньков…

Но Витек округлил глаза в сторону Лены:

— Да ладно, без балды, правда, что ли не знаешь?

— Пап, а что такое «без балды»? — поинтересовался из-под руки подбежавший Сашка.

— А вот дядя нам сейчас и пояснит. — вновь впал в бешенство Сергей.

Но на Витька подобные психологические экзерсисы не произвели абсолютно никакого воздействия. На его удивленном лице запузырились слова, наскакивая друг на друга и мельтеша между зубами:

— Так у нас, блин, сегодня встреча этих, как их, одноклассников, блин! Там почти все будут! А ты никого не видела? В 23-м бывшем детском садике. Мы там сняли на сегодня зал. Так с вас полтинник и добро пожаловать!

Сергей чертыхнулся про себя и проклял ласковый летний вечер, заставивший их выйти на улицу.

— Спасибо, но я лучше на них дочке мороженного куплю! — холодно ответила Лена. — Передавай всем привет.

Она повернулась и собралась уходить, но Витек бесцеремонно сграбастал ее мужа за рукав легкого пиджака:

— Да ладно вам, жмоты, все уже уплочено! — он захохотал. — Приходите просто так! На халяву, блин! Оба!

— Спасибо, но я действительно занята вечером! — Лена снова сделал попытку уйти. Затем развернулась и лукаво сообщила, указывая на мужа. — Вот он не занят.

Сергей стойко принял новый удар судьбы, пытаясь избавиться от жжения в солнечном сплетении…


17 июня

21:30


…Вопли во дворе выдернули из кресла также стремительно, как привязанная к двери нитка, вырывает детский молочный зуб. Метнувшись к окну, Сергей влип носом в стекло, принимая на американский манер любой крик на улице за зов помощи. Картина во дворе заставила яростно выругаться — он не мог распознать всех, но глыба Головнина намекала на то, что бывшие однокласснички пытаются привлечь внимание семьи Стоцких. Сергею даже показалось, среди них мелькнул милицейский китель, но сумерки не позволили укрепиться видению. Лена заглянула в комнату:

— Ты чего встрепенулся?

— Да клоуны эти, мать их!

Она подошла к окну, чем вызвала восторженный гул во дворе, и погладила его голову:

— Сегодня твой последний вечер в этом городе. Может, все-таки сходишь? Без меня? А то будут здесь торчать всю ночь…

Он поморщился.

— Ладно, вернусь через час-полтора…


Глава 5

17 июня

21:45


Ввалившись развеселой шумной толпой в актовый зал бывшего детского садика, они были встречены одобрительными криками полутора десятка человек. Сергея окружили незнакомые женские и мужские лица. Ему улыбались, его хлопали по плечам, каждый норовил поднести ему пластиковый стаканчик, и прошло немало времени, прежде чем схлынула первая волна утомительного интереса к нему, и он получил возможность перевести дух возле распахнутого окна.

Как всегда, на всех географических широтах по детсадовскому паркету фланировала куча посторонних людей — мужей, жен, друзей и подруг тех, кто задумал этот бестолковый «вечер встречи». Сверкало выставленное напоказ золото, дождем сыпались визитки с маловразумительными монограммами, делались заверения, тут же заключались сделки и убегали вдаль вагоны с мазутом.

В глазах горели неведомые, но непременно светлые дали. И вот уже менеджер менеджеру под шорох пластиковых стаканчиков выделяет кредит, а тот тут же вкладывает полученные деньги в дело третьего менеджера, чем вызывает, натурально, пьяное недовольство первого. Следует короткая разборка с убедительной распальцовкой, но через пару бутылок на месте образовывается холдинг.

По большому счету, никому не было ни до кого дела, главное, успеть рассказать все о себе. Хотя… возможно и следовало допустить наличие на этой планете людей, которым действительно интересно общаться с бывшими одноклассниками…

Когда он в тысячный раз проклял себя за мягкотелость, следствием которого стал приход на этот чертов вечер, с трудом отвязался от рыжей девицы, которая хрипатым голосом полчаса втолковывала, она хоть и не из их класса, но теперь учится на парикмахера, потому как в институт не захотела поступать, а Ваську она знает еще с пятого класса, с тех самых пор, как переехала сюда из Чехова, и вот они дружат компанией, но все пошли за выпивкой, а она бросила курить… и нескончаемая череда столь же логично вытекающих друг из друга силлогизмов, к нему подрулил Витек. Сергей с ужасом понял — настоящее мучение начинается только теперь.

— Ну, Серый, герой, твою мать! — дружески начал в доску пьяный Витек, покачиваясь на нетвердых ногах, словно потрепанное в штормах судно. — Эх, не до конца вы в Афгане всех додавили! Зря…

Стоцкий онемел от пронзительного холода, заставив работать мозг в совершенно запредельном режиме — кто, когда и каким образом увязал его личность с Афганом, почему Витек, вечер… чушь!!!

Головнин же горестно вздохнул, утешительно похлопал Сергея по плечу и рывком достал из внешнего кармана пиджака плоскую пластиковую бутылку «Смирновской».

— Опа! Во, блин, гляди, стащил у этих обормотов! Давай-ка хлебнем с тобой за совместный проект…

Он ловко скрутил крышку, налил до краев свой стаканчик и протянул Сергею бутылку. Тот машинально поставил ее на подоконник, размышляя о наиболее подходящем способе умерщвления этого полудурка. Головнин же прочувственно поморгал и с надрывом произнес:



— Ну, за бундесов!

— Почему за них? — искренне удивился Сергей, одновременно с огромнейшим облегчением убеждаясь, проклятое слово «Афган» вылезло в мозгу Головнина исключительно в силу непомерного потребеления спиритуса, исторических реалий СССР, известной ему дипломатической деятельности Стоцкого и еще целого воза и маленького игрушечного грузовичка всякой хрени, коей забиты головы так называемых среднестатистических граждан этой части суши.

— Да я тут недавно с одной из них так славно провел время! Нинкой звали. Представляешь? Немчура — и с русским именем… — Витек залился светлым райским смехом. — Ты вообще, чем сейчас-то занимаешься? — в очередной раз вильнула непредсказуемая головнинская мысль.

— Да ни чем! Работу ищу. — усмехнулся Сергей.

— Так ты же говорил, у тебя все схвачено в Штатах! — изумился Витек.

— Не в Штатах, а в Канаде. — поправил Сергей, недоумевая, как, окруживший себя спиртным облаком Витек, вполне сносно поддерживает разговор. — И не я это утверждал, а ты!

— Ты чего, сделку нашу сорвать хочешь? — враз набычился Витек. — Да братва…

— Знаешь, Витек, затрахал ты меня уже в доску и со своей братвой, и со своими одноклассниками! — зло проговорил Сергей. Он вылил содержимое стаканчика в окно, смял и бросил его в ближайшую кадку с каким-то разлапистым деревом.

— Ты чо? — выпучил глаза Витек. — Чо за базар?

— Пошел к черту!

Он отлепился от подоконника и стал продираться к выходу сквозь замирающие в ужимках под музыку тела. Пораженный Витек не нашел в себе сил даже сделать шаг следом. Лишь горестно повздыхал и прижался лбом к прохладному стеклу…

Оказавшись на улице, Сергей вдохнул изумительный ночной воздух и некоторое время таращился в звездное небо. Не обнаружив признаков иноземной жизни, побрел по направлению к дому самой длинной дорогой, дабы выветрился из одежды смрад этого сборища. В частых беседах с самим собой, ставшими частыми в последние дни, он мог признаться, будучи человеком импульсивным и деятельным, уже не раз втайне пожалел о своем решении выйти из игры. Это в корне противоречило его «официальным» убеждениям и принципам, поэтому до мозга эта мысль не успевала внятно сложиться, оставаясь неуловимо витать на астральном уровне, куда он старался не заглядывать. Там же, где обитали все его подозрения, страхи и сожаления. И там же он уже не раз продумывал варианты возвращения в Вашингтон.

Суховлинский, конечно же, был прав, Вествуд слишком увлекся, играя в кавалерию, преследующую пару индейцев. В результате своего стремительного броска из Москвы, когда никто толком так и не понял, куда сорвался руководитель позразделения «Z», ни один человек, кроме самого Вествуда и не подозревал Сержа Стоцкого в шпионаже в пользу России. Долгое отсутствие Сергея еще ни о чем не говорило: большинство своих заданий он получал непосредственно от своего руководителя. Перед ним же и отчитывался. Так что носиться по всему свету Сергей мог в свое полное удовольствие, главное, чтобы отчет выглядел убедительно и во благо американской нации.

А если уж и вовсе как следует подумать, то из Вествуда получается славный козел отпущения. Следует лишь усугубить и развернуть в противоположную сторону его провал в Пакистане, а ребята из СВР[1] помогут убедительнее долепить картину негодяя-американца.

Сергей так до сих пор и не известил российское руководство — Вествуд и так был «двойником», о чем ФБР были в свое время информированы самим Сергеем! Суховлинский также не знал, для возвращения Сергея «в строй» не требуется практически ничего делать. Так уж вышло, Сергей шагал по жизни беспечно шпыняя перед собой тугой клубок интриг спецслужб двух великих государств…

Помимо своей воли Сергей все чаще и тщательней обмусоливал эти планчики — пнуть клубочек в нужном ему направлении и снова зажить полноценной, полной опасностей и непредсказуемости жизнью…

С другой стороны, совсем в глубине витала подлая мыслишка, а тем ли делом он занимается? Что он будет рассказывать Сашке о своей жизни, кроме красочных повествований явок, чистки оружия, зубрежки кодов и шифров! Разумеется, когда придет время… Что он сможет передать ему, кроме умения так обхитрить человека, чтобы он полностью раскрылся перед тобой и выложил всю известную ему секретную информацию; как вырвать свою жизнь из лап дьявола и при этом дать хорошего пинка старухе с косой! А так называемые человеческие ценности? А те мечты, что…

— Ну, чудила афганская, странник хренов!

«Какого черта, за мной прилепился Афган!!» мысленно успел взвыть Стоцкий. Он не стал стремительно оборачиваться, возможно, именно этого и ожидали. Он как раз находился возле угла жилого дома, и из-за которого всегда можно получить приличный удар по безмозглой башке.

Вместо этого развернулся на девяносто градусов, спиной к открытому пространству сквера и держа в поле зрения угол дома и тех, кто был сзади.

Трое. Вроде бы незнакомые рожи, как показалось при свете не самого яркого в мире уличного фонаря. И вновь показалось, в отдалении мелькнул, словно приближаясь, серый бушлат, перекрещенный светящимися ремнями портупеи.

А из-за угла, как и предполагалось, показался еще один. Тот, который должен был бить. Их слабое звено. Потому как — один. Просто и даже примитивно. И прорываться надо было сразу, пока не объединились. Сергей прилично дрался, но если у каждого по куску арматуры, то спасует и Джеки Чан. «А ведь я даже ни одного его фильма не посмотрел!» напоследок удивил себя откровением. К месту и очень вовремя…

Он не стал ждать приближения тех троих для выяснения отношений. Шагнул к намеченной жертве, взметнул руки, имитируя удар, и с размаху зафиксировал свой ботинок между ног противника, там, где сходились вместе брючины. И когда, тот, охнув, стал заваливаться на бок, добавил другой ногой в физиономию. Раздавшийся хруст не сулил ничего хорошего обладателю резко закинувшейся назад головы, но Сергея уже не интересовали детали.

Метнувшись за угол, он помчался что есть духу по ночным дворикам, нисколько не стесняясь своего бегства.

Ага, помнится, в этом доме сквозные подъезды. Если, конечно, не заколотили…

Обернулся назад. Преследователи пыхтели метрах в пятидесяти. Видят его прекрасно. Ворвался в центральный подъезд этого длиннющего дома, преодолел подъем-спуск и пулей вылетел из противоположного выхода. До соседнего подъезда ему надо было успеть раньше, чем здесь окажутся «гончие». Дверь, рывок. А теперь, мягко, но быстро прикрыть ее. Есть!

Он услышал гулкий хлопок соседнего подъезда. И вновь длинный скачок к противоположной двери, так же мягко прикрыть ее, в два шага добраться до ограды детских яслей. Прыжок, захват, тело переброшено через металлические прутья и надежно укрыто в низких, но густых кустах акации. И затаиться. Не мальчик, в конце концов, чтобы кроссы давать и со шпаной юшку пускать.

Вот они. Вырвались из подъезда, словно пробка из бутылки шампанского. И озираются. То-то, идиоты! Нашли, за кем гоняться…

Они довольно быстро сообразили, с той стороны дома ему деваться было некуда — напротив возвышалась глухая стена местного Дома Культуры, напоминающего скорее рейхстаг образца мая 45-го, а в стороны тянется унылый и пустынный двор, где бегущего человека было бы видно в течение нескольких минут. С этой же стороны дома в некий пятачок сходятся несколько извилистых и затемненных тропинок, в том числе и та, по которой они домчались сюда. По любой из них Сергей мог давно скрыться. Несколько минут догоняющие осмысливали сложившееся положение, и зловещий мат огласил окрестности.

Дыхание восстановилось, и он уже с интересом рассматривал этих неудачливых Спидди-гонщиков. Определенно, незнакомые лица. Те самые трое. Значица, четвертого он вырубил довольно качественно. Убивец, блин.

Тяжелые сытые морды, обритые по последней российской моде. Выражения глаз не рассмотреть. Доведенные до престижной тучности тела, облаченные в нетленный «Адидас». Явная турецкая кожа заканчивает банальнейшую композицию «Новорусский перекур». Так что же им надобно было? Шпана, косящая под «братишек»? А иного объяснения и быть не может, если… если только не увязывать их с примелькавшейся ментовской формой. А он-то уж было подумал, премерзкая сценка во дворе забыта…

Так-так, подались, родимые, прочь. Да и мы поплетемся восвояси, вот только еще чуток расслабимся, на далекое небо глядючи.

Голоса стихли. Прохладная тишина растворила бодрящий эпизод без остатка. Сергей выполз из своего укрытия. Веселенькая ночка! А теперь с оглядками (не хватало еще шпиену на китайскую «выкидушку» напороться!) до дома.

Родной двор ничем примечательным не встретил. Никто не опорожнялся с матерком на деревянных медвежат, не сверкали наикрутейшие печатки, ничего, способного насторожить его чуткую натуру. В окнах темно. Лена, наверняка, спит. Да и что ей делать в два часа ночи-то? Он бросил вокруг себя проницательный цэрэушный взгляд, набрал код на входной двери и открыл ее. В ту же секунду белесое облако ударило в лицо, проникая едкой и вонючей ватой в носоглотку, и отключающийся мозг успел уловить незамысловатое обращение:

— Падла…

И круговорот ступенек в природе…


Глава 6

… …

… …


— Ну, паря, очухался?

Голос был настроен на дружелюбную волну. Кажется. Голова плавно покачивалась на волнах, и выходить на берег совсем не хотелось.

— Да ладно, вставай, бомжатник!

Нет, с этими голосами не помечтаешь! Сергей приоткрыл глаза. Ничего, вроде. Все видно. Только сон еще, оказывается, не закончился. И снилось ему, расположился он без всяческих удобств на дощатом настиле среди мрачного вида серых стен, сходящихся в зарешетчатом дверном проеме. Тоскливое освещение. Жутко воняет. Так воняет, как если бы он на вечере пил, то его непременно вырвало бы.

Руки-ноги в порядке. Надо попробовать встать. Получилось. А теперь, как обычно в снах бывает, следует подойти к решетке и открыть ее. Только бы, как тоже частенько случается, не увязли бы ноги в полу!

Он сделал пару неуверенных шагов, одновременно пытаясь вспомнить, присутствовали ли раньше в его снах рассуждения, базирующиеся на исходной точке — это с ним происходит во сне? Не придя ни к какому решению, он подергал прутья. Заперто, Штирлиц! И Вы, Бонд, попались тоже.

Новый приступ дурноты. Вдохнул полную грудь спертого воздуха, закашлялся, выдохнул. Развернулся и прижался спиной к решетке. Обозрел камеру и уперся взглядом в старичка на соседних… ну-да, натуральных нарах. Всклокоченная бороденка и грива спутанных грязных волос, пиджачишко на голое тело, босые ступни застенчиво выглядывают из порванных брюк. Любопытные живые глазенки. С остервенением почесал себе бок под пиджаком, достал пятерню, подозрительно на нее уставился. Что-то погрыз на ладони, выплюнул.

Сергей закрыл глаза, убеждая себя, вот сейчас самое время проснуться. Открыл. Мужичок растянул рот в улыбке:

— Да ты, паря, нанюхался чего?

Кошмар продолжался.

— Где я?

Не сказать, будто голос показался чужим, но какая-то непривычность присутствует. То ли язык распух, то лт еще чего. Тут глаза уставились на его же ноги, а в нос ударила та самая пакостная струя вони, которой вовсю сопротивлялся организм. А воняла-то его собственная одежда. Точнее не его одежда, а та, которая была на нем напялена в настоящий момент. Невообразимого цвета замызганная ветровка, шерстяные спортивные штаны и вдрызг раздолбанные кроссовки. Вот это все и воняло. Он провел рукой по щеке. Если бы он не был уверен, что с утра вчера побрился, то мог бы поклясться — не прикасался к станку уже дня четыре. С ужасом представил, на кого похож.

— А ты кто, дед?

— В штанах у тебя дед! — ответил бойкий старикан. — А меня Петром Иванычем кличут.

Сергей вздохнул, доплелся до своих досок и осторожно присел.

— Ну, извиняй покорно, Петр Иванович…

— Не Иванович, паря, а Иваныч! — строго одернул дед.

— Иваныч. Петр. — устало принял поправку Сергей.

Снова потрогал подбородок:

— А сколько времени я здесь, Петр Иваныч?

Видно было, старик обрадовался возможности поболтать.

— Ну, меня-то добрые люди денька два назад упекли, а ты уж и валялся, будто твой барин. И никакой реакции от тебя я не видел. И вот, на ж тебе, очухался, любезный!

У Сергея закружилась голова. Какие, к чертовой матери, два денька?! А Лена?! А их переезд?! Да ведь вечер встречи… вчера же был? Или…

Если это не сон, то вырубили его очень даже натурально! А потом? И вообще, когда все это было?!

— Эй!! Кто-нибудь!! — заорал Сергей.

Уяснив или убедив себя, это не сон, а ловушка, Стоцкий сразу собрался и стал действовать, оставив расспросы на потом.

— Кто-нибудь есть?! В бога-душу-мать!!

Он одним прыжком преодолел расстояние, отделявшее его от решетки и стал трясти ее. Вдалеке послышался скрип проворачиваемого ключа, взвизгнула несмазанная бронированная дверь, хлынул поток света, и в коридор за решеткой вступило нечто.

Оно вразвалочку приблизилось к решетке, и Сергей невольно захлопнул рот. Облачено оно было в распахнутый на пузе милицейский китель с сержантскими погонами, о короткий ежик волос можно уколоться, выражающие изумление щелки-глазки, вдребезги расплющенный нос, и нереально маленькие аккуратные ушки, плотно прижатые к мясистой голове. А голова эта покоилась на высоте примерно метра девяносто.

— Ты чего, гнида, разорался? В хлебало захотел, киллер-хрениллер?!

— Мне нужно позвонить! — буркнул Сергей. — И вообще, на каком основании я здесь, что это за дерьмо на мне надето и где я?!

— Ты, козел вонючий, задержан по обвинению в убийстве! — заурчал сержант. — Но пока ты пребывал в своем астрале, нормальные люди по дачам разбрелись. Вот завтра придет начальство, оно и просветит тебя подробнее…

Завтра понедельник?! А встреча одноклассников была вечером в среду! Господи Всемогущий!

Сержант, звякнув связкой, стал готовиться к выполнению маневра, связанным с разворотом в узком месте.

— Эй! — снова затряс решетку Сергей. — Дай позвонить, а?

— Я те щас … дам! — бросил через плечо охранник.

Сергей лихорадочно соображал. Нечего пока забивать голову каким-то убийством, о котором болтает этот дебил. Рано. Завтра с ним итак побеседуют. Неизвестно, что с ним произошло, после того, как прыснули баллончиком. Может какого-нибудь «жмурика» и подложили под бочок. Может даже того самого, красиво уложенного ногой. А свои же для верности еще и дырочку в боку проделали, вложив ножичек Сергею в руку. Некогда также размышлять, откуда на нем эта рванина и лить слезы по несчастной жене, потерявшей мужа.

Но для чего?! Стоп! Вот это как раз и не главное. Главное сейчас — выбраться отсюда. Используя любые возможности. Не впервой, чай.

Снова война…

— Эй, мусор! — снова приложился к решетке. — По-хорошему прошу, тащи сюда хренов телефон! А за «козла» потом ответишь, дурила. — присовокупил он и направился к своим доскам, по пути отметив, старичок хоть и вжался в стену, но интерес в глазках не угас.

Сержант медленно развернулся.

— Колян! — гаркнул он через плечо. — Ща я тут этому гнойнику вставлю пистон! Ты пока нарезай!

В ответ донеслось нечто неразборчивое, но согласительно-одобрительное. Сержант широко ухмыльнулся и достал из-за спины деревянную, годами полированную палку и вставил ключ в огромный навесной замок.

— Я тебя щас так отмудохаю, кэптэн еще несколько раз на дачу сгоняет, прежде чем ты пасть сумеешь открыть!

Сергей округлил глаза и испуганно подобрал ноги:

— Э, ты чего! Ну нет телефона и ладно! Я потерплю.

— Эт' точно, ты щас натерпишься! — по-людоедски веселился гигант.

Сержант распахнул решетку и ступил в камеру, похлопывая дубинкой по раскрытой ладони левой руки. Он шарил глазами по тряпью на Сергее, явно выбирая место, куда ударить сначала. Шел к своей жертве не спеша, нагнетая атмосферу страха и испытывая кайф от сознания собственной силы.

Когда сержанту осталось сделать до нар пару шагов, Стоцкий прыгнул, метя пальцами в глаза. От напора и пронзительной боли сержант потерял равновесие и грохнулся на пол. Сергей оказался на нем, и взмахнул окровавленной рукой. Его прямые пальцы воткнулись в горло охранника, вырубив его очень надолго — жизнь тому спас слой жира на шее и огромный пеликаний подбородок, прикрывший собой место смертоносного удара. Сергей вскочил на ноги, прихватив с пола дубинку. Миг, и петля захватила кисть. Он взглянул на старика.

— Ты как, Петр Иваныч, со мной или остаешься?

— Уж больно ты резв, паря! — проворчал Петр Иваныч, слезая с нар и почтительно обходя недвижимого охранника. — Пойду с тобой уж! А то влипнешь еще куда, террорист-бомбометатель!

Сергей молча кинул ему связку ключей и заткнутые до этого за пояс сержанта наручники. Старикан, проявив завидную резвость ума, защелкнул обе руки охранника за привинченную к полу ножку нар.

Сергей уже крался по коридору. Осторожно выглянул за бронированную дверь, и картина открылась перед ним самая мирная: уютно горел телевизор, и Доренко что-то невозмутимо втолковывал телезрителям, может про очередную хворь президента, а может про украденный завтрак пятиклассника. Колян с погонами младшего лейтенанта, расстелив на пульте дежурного «МК» действительно аккуратно нарезал подозрительного вида колбасу. Буханка черного хлеба покорно ждала своей очереди. Пульт жил своей жизнью: помигивал, похрипывал, но, в общем, не доставлял Коляну ни малейших хлопот.

Сергей напал молниеносно, обрушивая дубинку. Милиционер охнул, повалился на стул и опрокинулся с него под пульт. Сергей знал, добавлять не следует — повезет, если тот выживет. Старикан вмиг оказался рядом, запихивая в рот куски колбасы и рвя руками хлеб.

— Никакого почтения к власти! — посетовал он с набитым ртом.

Сергея передернуло: он действительно вел себя как на вражеской территории. Может он и ошибался, но в любом случае надо было смываться. Бегло окинул пульт и метнулся к вахтенному журналу — так, пятница, четверг… есть! Четверг, 18 июня… ага… «…доставлен… 5 часов утра… б.о.м. ж… без документов… наркотическое опьянение… опознание не представляется возможным… до…» Ясно, до тех пор, пока в себя не придет! В общем, ничего дела! Если это не липа, то имя Сергея Владиславовича Стоцкого никоим образом с этими окаянствами даже и не связано.

Он значительно повеселел. Облажались, уроды! Думали его бомжатником заделать и замуровать в ментовке! А вышло-то наоборот, и это обстоятельство несказанно ему жизнь облегчает.

Поколебавшись немного, он склонился над поверженным офицером и влез в кобуру. Ага! На свет появился ПМ и запасная обойма. Сергею, привыкшему к оружию, стало гораздо спокойнее. По крайней мере, неожиданные и судьбоносные повороты он теперь встретит во всеоружии. Ха-ха! очень остроумно, осадил он сам себя. Статью себе лишнюю вешаешь! Хотя, впрочем, черт с ней. Наверняка, когда в следующий раз до него доберутся, то никакого задержания проводить не будут, а просто грохнут для своего же вящего спокойствия…

Обойму сунул в карман ветровки. Пошарил глазами и отыскал пластиковую бутылку минеральной воды. На опохмелку господам дежурным, надо полагать. В два приема свинтил крышку и стал лить на пол.

Рядом раздался стон. Петр Иваныч коршуном ринулся к бутылке, вырвал ее и стал вливать себе в глотку. Через пару секунд все было кончено, и он подал ее Сергею, отчаянно отрыгивая.

Тот прыгнул к оружейному шкафу, дернул затвор «Макарова» и кое-как нахлобучил на ствол пустую бутылку, чуть надрезав ее ножичком со стола. Пшик! Разовый глушитель отлетел в одну сторону, висячий замок в другую. Вынув из петель осиротевшую дужку, дернул дверцы.

Что ж, совсем неплохо! Навесил один АКСУ себе на шею, упрятав под куртку, и сколько смог напихал за пояс полные магазины. Петр Иваныч только охал, наблюдая за его действиями и скоропостижно уничтожая колбасу.

— Вперед, аллюром! — выдохнул Сергей и ринулся к двери.

Петр Иваныч был уже рядом, с коркой черного хлеба в зубах…


22 июня

3:10


Выйдя из ментовки, он некоторое время таращился на абсолютно незнакомый город, даже не город, а какой-то поселок! Шагая по неизвестной улице, он спросил у все еще жующего старика,

— Что это за, мать вашу, город?!

— Как что? — изумился старикан. — Яковлево.

Сергей врос в асфальт, и семенящий чуть сзади Петр Иваныч налетел на него, словно пресловутый «Запорожец» на «шестисотый».

— Где ЭТО?

— То-то мне показалось, я тебя в наших краях не встречал! — просветлел ликом Петр Иваныч. — Ты, паря, совсем плохой был, не знаешь, в какой ментовке ночевал?!

Сергей посмурнел.

— Слушай, Петр Иваныч! В состояние, в котором ты меня нашел, меня погрузили в среду вечером какие-то ублюдки, и тогда меня еще Сергеем звали, и что было со мной до сегодняшнего дня я не знаю. В отрубе был, понимаешь?

— Отчего же не понять! — поддакнул словоохотливый Петр Иваныч. — Дело молодое! Когда к нам с уважением, то и мы со всем почтением. Сергей, так Сергей. Дело такое… Должно быть, мил человек, забавно было бы тебя послушать! Уж больно загадочно у тебя все получается! Да и прыгаешь ты, что твой каучук, и добрых людей вырубаешь знатно… Давайкось познакомлю я тебя с местными красотами и прочими достопримечательностями, а там, глядишь, и разберемся, что к чему…

Старик переместился в авангард и резво пошел плутать по улицам «хрущевской» застройки. Точнее говоря, это была единственная улица в полном смысле этого слова, упирающаяся в площадь с вечно молодым Ильичом. А с другого края этой площади брал свое начало лабиринт покосившихся заборов частного сектора.

Утро только занялось, но тем разительней показалась разница между унылыми пятиэтажками и личными наделами, в которых уже кипела по-деревенски ранняя жизнь.

Они миновали некую опасно накренившуюся конструкцию из почерневшего от времени железа, вросшую в землю на некотором отдалении от последних домиков, и окончательно промокнув насквозь от утренней росы, уткнулись в явно заброшенный сарай, куда старик уверенно и ввел Сергея.


Глава 7

22 июня

4:00


Это было одно из самых живописных обществ, встречавшихся на жизненном пути Сергея. Человек десять грязных, немытых, нечесаных и т. д. просыпались, зевали, потягивались, незлобно переругивались, почесывали космы бород, отлавливали живность на себе и отчаянно воняли. Воняло все — их одежда, тела, даже стены сарая, казалось, провоняли насквозь. На Сергея уставились мутные, слезящиеся, испуганные, любопытные, настороженные глаза. Но Петр Иваныч был на высоте. Он чинно поприветствовал сообщество и подтолкнул Сергея к центру «комнаты».

— Это, любезные мои, человек Сергей. Как и все мы, имеет свои странности и даже, я бы сказал, особенности, весьма опасные для ворогов. Но! Дамы и господа, наш друг такой же обездоленный и просит Вашего решения, касательно принятия его в наше общество!

Выслушав эту пылкую речь, Сергей с удивлением отметил, да, действительно, среди слушателей Петра Иваныча были и женщины. Но от особей мужеска пола их можно было отличить лишь по отсутствию бороды, а уж о том, чтобы определить возраст, не было даже и речи. В общем, Петр Иваныч выслушан был благосклонно, специально для Сергея освободили некоторое пространство на одной из трех деревянных широких лавок и всунули ему в руки основательно помятую, исцарапанную миску с навечно выбитым номерком «08 ос». Он растроганно принял дар и, не зная всех тонкостей протокола, неловко топтался на месте. Петр Иваныч усмехнулся в немытую месяцами бороду, взял его под локоток и вывел на свежий воздух.

— Ну, мил человек Сергей, откуда ж ты родом-то? И что думаешь делать дальше?

Они присели на полусгнивший чурбачок. Сергей все еще бестолково держал алюминиевую миску. Петр Иваныч все еще посмеиваясь взял ее и кинул к входу в сарай.

— Да без надобности она тебе, Сергей! — стал задумчив Петр Иваныч. — Сдается мне, ты такие в жизни и не видел…

— Да нет, отчего же, в армии пришлось! — также задумчиво ответил Сергей, не вдаваясь в подробности, в какой именно.

И случилось невероятное. Блестящий нелегал, успешно работавший треть своей недолгой жизни на две мощнейшие противоборствующие спецслужбы, «сломался». Он не смог сопротивляться неведомому порыву и, начихав на все мыслимые инструкции и законы, выложил старику все как есть, начиная с той самой армии и до возвращения сознания в кутузке.

В течение повествования Петр Иваныч несколько раз начинал дымить чем-то крепким и поразительно вонючим. Когда же Сергей завершил свою одиссею, то на некоторое время воцарилась тишина. А выговорившийся Сергей, сидел и гадал о причинах внезапного желания поплакаться на плече бомжа.

Докурив очередную пакость, Петр Иваныч покряхтел, встал, потянулся и хитро, прямо по-ленински, сощурился:

— Сразу ты мне, мил человек, непростым показался! И стража-то вона как выключил, что твоего телка на бойне! Ну, пойдем, кой-чо покажу, да и будем собираться в путь.

— Куда собираться? — ошеломленно переспросил Сергей.

— В путь-дорожку, мил человек! — спокойно подтвердил Петр Иваныч. — Ты ж своими окаянствами столько шуму наделал, через несколько часиков по области и мышка не прошмыгнет. И моих ребяток без причины шмонать станут. В общем, жития спокойного нам туточки уже не будет. Так что двинемся стайкой, словно перелетные птахи и доведем тебя до родимого дома… Вот только от ментовских «пушек» избавиться надобно… Я вообще в толк не возьму, зачем они тебе понадобились!

— Петр Иваныч! — Сергей остановился, открутил веточку жимолости, пожевал ее, взглянул на старика. Даже не пристально, а просто с великой усталостью. — А вам-то что за охота ввязываться в это… Да и выгоды никакой не предвидится…

Петр Иваныч тоже застопорился, но не обернулся, а ответил просто:

— Да никакой. Просто все равно нам выпала судьба сниматься с насиженных мест, так почему бы и тебя с собой не прихватить? Мнение общины ты слышал, а что до направления, так им без разницы. Да и приглянулся ты мне, Сергей, сам не знаю, что за напасть такая… — уже тише добавил он.

Сергей крепко зажмурился, раскрыл глаза и долго смотрел в голубое небо, пока не стало казаться ему, будто летит по этой бескрайней дали, навстречу своей гибели… Люди продолжали его удивлять…

Из транса вывел его по-прежнему беззаботный голос Петра Иваныча:

— Ну-кась, мил человек, помоги старику!

Сергей опустил глаза — неугомонный дед уже успел открыть мастерски замаскированный люк и стал выволакивать из ямы два солдатских вещмешка. Сергей подхватил оба и дернул, словно пресловутую репку. Петр Иваныч лихо закинул один из них себе за спину и развязал тесемки на втором. Затем сбросил вниз оружие, прихваченное при побеге, и захлопнул люк.

— Там одежа кое-какая… Не знаю, как с размером, уж не взыщи,… немного денег… Это я тебе на тот случай говорю, если вдруг доведется нам непредвиденно расстаться. А явишься на глаза милой в такой рванине, как на тебе сейчас, так она тебя первая снова в ментовку сдаст!

— Петр Ив…

— Слушай, Сергей, мы тебя доведем — с нами веселее, да и маскировочка похлеще, чем у Штирлица, но вот выпутываться из своей ситуевины будешь сам. Мы в государственные дела не вмешиваемся! Так что без обид и начинай думать о своей судьбинушке!

— Странные вы люди, Петр Иваныч! — проговорил Сергей, снова зашнуровывая мешок и приноравливая его за спину. — Есть деньги, а не используете, есть одежда, а не носите…

— А на кой нам новая одежда, мил человек? — искренне удивился старик. — На вокзалах можно и в нашей посидеть, а ежели станем деньги тратить, то когда ж их зарабатывать? — Он похлопал грязной ладонью Сергея по плечу. — Эти люди, Сергей, не совсем нищие, как ты мог бы подумать, у них есть и «деньги и одежда», просто каждый из них по каким-то причинам оказался вырванным из привычной среды, оказался невостребованным в «той» жизни… И становятся они вольными странниками, уповающими на людское сострадание, а зачастую и используя его. Проходят по самому дну нашего непростого общества, со смирением принимают удары судьбы, сносят насмешки и терпят оскорбления. Они — вне общества, так какая разница, какая на них одежда! И деньги им пока не нужны! Для многих — это лишь временное прибежище, дающее возможность переосмыслить свою жизнь, попробовав найти то самое свое маленькое местечко в ней. Помнишь, расчистили тебе место на лавке. Это — символ. Кто-то же остается на этой лавке на всю жизнь, не желая или не в силах приспособиться к обществу, ужиться с ним… Ну, идем, что ли, мил человек, а то нас уже заждались…

Сергей оглянулся: «община» действительно живописной стайкой дожидались их, словно пионеры в перед отправкой в пионерские лагеря. У кого за спиной болтался такой же мешок, кто взвалил на плечи тюки из простыни, кто пижонил с настоящими чемоданами, переживающими, наверное, не первый десяток лет. Сергей мог бы поклясться, никакого знака Петр Иваныч не подавал, хотя, черт их разберет — этого хитрого, жуликоватого философа и его «общину»!


23-24 июня

… …


… Второй день они пробирались подмосковными лесами к родному городу Сергея. За это время он понял, оказывается, до сих пор никогда и не был в настоящих лесах. Не тех, где в детстве катался на лыжах с широкими тропинками и полянами массового отдыха, а где солнечный свет таял, не в силах пробиться сквозь плотную крышу ельника. Не тайга, конечно, но в этих местах временами совершенно невозможно все время топать прямо, и путь начинает петлять, как речь дипломата, но всегда неведомыми тропами Петр Иваныч выводил на некую прямую, проложенную, видимо, в его голове. И хоть для толкового человека не составляло большого труда помнить наизусть карту московской области, но все-таки было в этом что-то противоестественное — шагать по прямо-таки сказочным дебрям, в то время как над головой светлыми полосами расчерчивали небо авиалайнеры.

К концу первого дня остановили свой неспешный переход в низине, неподалеку от весело журчащего, как тот час же придумал для него банальное определение Сергей, ручейка. Несколько костерков значительно разнообразили пейзаж, где, как полагал недавний цивилизованный горожанин, явно не ступала нога человека после Ильи Муромца. Хотя, какого черта ему бы понадобилось спускаться в этот овраг, Сергей решительно не мог придумать.

Он расположился чуть поодаль от основной массы попутчиков, укутавшись в относительно приличный шерстяной плед, найденный им среди прочих вещей в мешке. За время перехода голова прочистилась, он стал спокойнее воспринимать свое дикое положение, с удивлением отмечая, люди, с которыми его свела судьба, отличаются от его обычного окружения двумя моментами — одеждой и полным отсутствием всякого намека на суетливость. К чему он так и не смог привыкнуть, так это к едкому запаху…

Шелест голосов под аккомпанемент сверчков (или кузнечиков) успокаивал лучше всякой колыбельной, звезды на небе стали чаще падать в костры, заставляя их пылать ярче, но при этом пламя становилось размывчатым, меняя свою окраску и постепенно отдаляясь. Он заснул…

Стоп!

— Что это вы, старче, ночной охотой промышляете?

Сергей крепко держал в захвате руку Петра Иваныча, отведя ее в сторону от себя. Старик охнул от боли:

— Отпусти ты, басурман!

Сергей пожал плечами и расплел руки. Старик подвигал плечом, посгибал правую руку.

— Знаешь, мил человек, есть анекдотец про таких вот недоверчивых. Был у одного мужика стеклянный глаз, который он каждую ночь клал в стакан со спиртом. Для дезинфекции, так сказать. И однажды утром с жутчайшего похмелья потянул он носом и хвать этот стакан до дна. Вместе с глазом и снова спать. Потом поискал глаз, поискал, да и вставил запасной. А через несколько дней приходит к врачу и говорит: «Доктор, у меня жуткий запор!» Ну, доктор и приказывает ему снять штаны и нагнуться. Заглядывает к нему в задницу-то и молвит: «А коли ты мне, мил человек, не доверяешь и подсматриваешь, так я и делать ничего не буду!». А мораль сей басни проста — не будь уж очень хитрож…ым.

Сергей все это время с интересом неотрывно следил за этой рукой старца, в которой тускло блестел пистолет.

— Порешить меня задумали, Петр Иваныч? — усмехнулся Сергей. — Место под Вашим любимым деревом занял?

Он поежился — ночная прохлада проняла его до самого дерева, к которому он прислонился.

— Это баловство осталось в прошлом. Я теперь прощенный, мил человек! — загадочно промолвил старикан. — А пушечку я для тебя прихватил… из старых, так сказать, запасов. Но не мог же я при всей честной компании размахивать ей…

— Да я уж вижу — для меня! — хохотнул Сергей. — Мне и в голову не пришло, это Вы ночью за белкой подкрались.

— Да цыц ты, балагур! — зло одернул его старик и оглянулся на спящую общину. — Не гоже мне перед моими людьми в образе супостата появляться! Это ты у нас террорист хренов! На вот, пригодится тебе, раз такие игры пошли. — Он вложил в руки Сергею довольно тяжелый пистоль. — Пушечка-то «чистая», в делах ни разу не бывала. Ну а то, что она нелегально через границу-то государства нашего попала, так это, мил человек, отныне твоя забота!

Сергей покрутил в руках пистолет.

— «Смит&Вессон Компакт». Калибр девять миллиметров… — задумчиво промолвил он и посмотрел на старика. — Интересными игрушками балуетесь, Петр Иваныч…

— Ишь ты, убивец! — изумился старик. — Все стволы наизусть знает!

— Да просто прочитал…

Петр Иваныч усмехнулся и побрел прочь, почесывая косматую бороду.

— Петр Иваныч! — тихо окликнул его Сергей. — А что значит «прощенный»?

Старик обернулся, в ночи замерцали его глаза, придавая ландшафту еще более сказочный облик.

— Простили и ладно! — неохотно ответил старик. — Давно это было. Да и тебе нечего всякой ерундой голову забивать! Ты-то у нас и так избранный! И когда твое время придет, все тебе станет насквозь ясно и известно. Не торопись, мил человек, в тайны-то проникать, успеется…

— Загадочный Вы человек, Петр Иваныч… — покачал головой Сергей.

— Парень, парень, да мои загадки яйца выеденного не стоят, по сравнению…

Махнув рукой и поникнув головой, старик растворился в ночной мгле, выйдя за освещенными кострами круг…

…На следующий день, оставив сбоку городок Щербинку, «странники» вышли к довольно высокому песчаному карьеру над рекой Пахрой.

— Никогда не думал, что буду так искренне радоваться, видя этот ручей. — пробормотал Сергей, вглядываясь в знакомые силуэты кирпичных двенадцатиэтажек на другом берегу.

Метрах в двухстах от них прогрохотал товарняк, под грузом которого старый железнодорожный мост натужно скрипел и дрожал.

— Честное слово, никогда ноги моей не будет в этих поездах! — воскликнул Сергей, с ужасом глядя на все это безобразие.

— Во-во, ногами-то надежнее! — поддакнул Петр Иваныч, тоже с видимым любопытством уставившись на подползающий к реке город. — Можа, оно и медленнее, но уж куда как безопаснее…

А через реку перебирались все по тому же мосту. Перед марш-броском долго ждали, гадая, есть ли кому возвращаться в будку охранника. Никто не появился. И был сделан грустный вывод — видимо, усердно разваливаемое государство не в состоянии доле охранять и свои стратегические объекты. К величайшему удовольствию многочисленных «друзей» и «партнеров»…

— Эхех, Сергей, государственный ты человек, вот скажи-ка ты мне, когда ж все это безобразие кончится? — горестно вздохнул Петр Иваныч, старательно вышагивая, словно журавль на болоте между потемневшими шпалами.

— Очень скоро, старик! — неожиданно глухо ответил Сергей, вместо приготовленной шутливой фразы, словно кто-то ответил вместо него.

Петр Иваныч зыркнул на него, но смолчал и лишь сильнее закачал головой. И седые космы развевались на ветру, словно вывешенное белье на рабочей окраине…


Глава 8

24-25 июня

… …


И вот остались далеко позади краснокирпичные зингеровские корпуса завода. Старые, сложенные еще до славного Октября, при взгяде на которые возникает видение отчаянного мальчишки, карабкающегося по ржавым скобам на заводскую трубу, с явным намерением вывесить красный флаг на зло всем буржуям, а затем изо всех сил мчаться на маевку под раскидистым дубом.

Огромную территорию завода, сменили уродливые грязно-стеклянные постройки советского времени, принадлежащие, судя по вывеске, «Автоколонне номер такой-то», с непременной доской почета, с которой на железнодорожное полотно угрюмо взирали лучшие люди предприятия.

Скрытый же за огромными липами тесный дворик штаб-квартиры ГАИ с непременными остовами разбитых автомобилей во устрашение отчаянных гонщиков вообще нагонял скуку смертельную.

И вот железнодорожный переезд с вечной очередью из автомобилей, раздолбанных вдрызг рейсовых автобусов, призывов без упора не работать и обязательной толстой теткой со скрученным в трубочку оранжевым флажком в руке возле будки из белого кирпича. Своеобразная граница города, за которой начинаются лесопосадки, переходящие в довольно приличные чащобы до самого Серпухова.

Брели по самой кромке леса. По затейливо петляющей тропинке среди небольшого, но крайне неприятного болотца с пушистыми камышами, которая постепенно карабкается на зеленый бугор, протянувшийся вдоль полотна, усеянный еще свежими коровьими «лепешками» и вздыбливающийся время от времени толстыми сухими и отполированными миллионами подошв корнями. До дома оставалось три километра…

Как его встретят? И как он объяснит свое почти недельное отсутствие! Доблестного сотрудника всяческих служб вырубили струей газа в его же собственном подъезде, переодели в вонючее рванье, увезли и определили в кутузку за тридевять земель!! А домой он добирался пешком в оборванной компании бомжей, чей предводитель снабдил его нелегальным стволом… Он застонал и закрыл глаза.

А закрыл он их по причине пришедшей в голову шальной мыслишки, будто вполне может статься, весь этот кошмар был подстроен фирмой «Сухомлинский и K°.», и если так, то они его почти убедили вернуться на службу, ибо вообразить свой остаток жизни, насыщенный вот такими приключениями, мозг решительно отказывался. Но закрыть глаза от стыда за собственное малодушие все же силы нашлись…

Перед тем, как снова пересечь железнодорожное полотно и войти в свой город, Сергей сел на склоне холма и некоторое время глазел на приходящие электрички, на заполняемые толпами народа перроны. Всех этих людей, завершивших свой очередной рабочий день, ждала дома семья… и ужин, что немаловажно. Спокойные, возбужденные, угрюмые и радостные лица.

Вечерело… «Ты еще добавь, воздух стал прозрачным и свежим, а солнце пламенем отразилось в виднеющихся окнах выходящих к лесу домов!» зло оборвал он себя, но ничего поделать не мог. Все было именно так — и воздух, и предзакатное солнце в окнах, и щемящее чувство тоски в этот вечерний час. И вроде не было причины для нее! Ну, поволновались дома, появится он через десять минут и успокоит всех. Отмоется, переоденется и поиграет с сыном. Но что? Что не дает ему покоя? Откуда эта тоска на пороге радости?! «Еще одна реплика в подобном стиле, и…»

— Идем, что ли, Петр Иваныч…

Все члены их бродячей труппы, по указу Петра Иваныча, спустились к лесу и табунком расположились на огороженной орешником полянке. Вдвоем же они переоделись в одежду, более подходящую для города и бдительных взглядов милицейских патрулей, пересекли по сухой вытоптанной дорожке поле, причудливо разделенное хозяйственными жителями города на огороды, миновали Симферопольское шоссе и юркнули в зеленые дворы.

Не обращая внимания на шарахающихся от них, точнее от живописной мочалы на подбородке Петра Иваныча, прохожих, путники стремительно, почти бегом приближались к дому Сергея. Перед последним поворотом, образуемым углом ограды детского сада, Петр Иваныч, трусивший позади Сергея, остановился и дернул того за рукав.

— Все, — тяжело выдохнул Петр Иваныч, — к своему дому пойдешь сам. А то там слишком много народа…

— С чего Вы взяли, Петр Иваныч? — обернулся к нему Сергей. — Обычный дворик…

— Да ни с чего я не взял! — перебил его старик. — Вон, он знает лучше…

Сергей взглянул по направлению вытянутой руки Петра Иваныча и обомлел — в двух шагах от него развевался легким белым плащом молодой человек, которого еще секунду назад на этом месте не было и появиться было неоткуда. Было в его лице что-то знакомое, ассоциирующееся почему-то со Штатами. И он вспомнил! Шесть лет назад. Лос-Анжелес. Автоматные очереди, спешно превращающие в требуху номер-люкс гостиницы «Мариотта». И вот подмосковный городок…

Человек кивнул, и враз оробевший Петр Иваныч растворился среди буйствующего кустарника. Сергей прислонился к ограде детского садика, справедливо полагая, просто ради удовольствия его лицезреть, один из ликвидаторов (так, кажется, он назвал себя тогда — от имени и по поручению Высоких небес… выпендрежник) вряд ли станет возникать на пути.

— Ты чего это ухмыляешься! — поинтересовался Сергей, пытаясь незаметно нащупать рукоятку пистолета и вспоминая, есть ли в стволе патрон или нет.

— Да видок у тебя…

Ликвидатор широко осклабился, затем враз стал серьезным и даже печальным. И выражение этих холодных голубых с зеленью глаз можно было трактовать как угодно, не исключая и собственного приговором.

— Тебе не стоит ходить туда.

— Почему? — несмотря на вечернюю прохладу, Сергей чувствовал враз прилипшую к мокрой спине рубашку.

Получалось, его необъяснимая тоска над железнодорожным полотном обрела свое физическое воплощение.

— Почему? — снова переспросил он. — И что ты здесь делаешь?

— Я здесь по другим делам, но подумал, почему бы заодно не спасти тебе жизнь?

Сергей понял, посланник пытается заговорить его. Вялость как рукой сняло. Выхватив пистолет, ринулся было мимо ликвидатора, но железная рука пригвоздила его к месту.

Как пишут, проклятье уже готово было сорваться с губ Стоцкого, как гулкий взрыв заложил уши, вызвав при этом обильный листопад. А над детсадовским летним тентом, превращенным в эпоху недоразвитого капитализма в общественный сортир, взметнулась тугая спираль черного дыма. Этот тент как раз скрывал от них окна квартиры, куда он так стремился…

Сергей обернулся, но ликвидатор словно растворился во тьме под липами. Сам он, шатаясь, вышел из-за угла садика и окаменел. Густой дым валил из окон его квартиры, щедро покрывая хлопьями сажи доступную кусок стены и окна соседних квартир. Не вполне владея собой, Сергей пересчитал этажи, надеясь на какое-нибудь чудо. Но это был именно его пятый этаж…

Оцепенение длилось до тех пор, пока возбужденный гул толпы не прорезал тоскливый вой пожарных машин. Машинально отметил про себя, времени прошло не так уж и много — пожарная часть располагалась метрах в трехстах через пару кварталов. Тогда что же он, дурак, стоит! Он еще может их спасти… Резким движением Сергей сунул пистолет сзади за пояс, чувствуя раздираемую «мушкой» кожу и бросился напролом через кусты акации к подъезду.

Но второй раз за вечер чья-то рука мертвой хваткой вцепилась в куртку — от неожиданности его тело развернуло назад, ноги переплелись, и, описав свободной рукой некую параболу, со всего маху грохнулся на землю. Попытался вскочить, но смог встать всего лишь на колени. Петр Иваныч, оказывается, обладал нешуточной для своего тщедушного тела силой! Он тоже стоял рядом на коленях, обхватив за плечи Сергея и не позволяя ему подняться.

— Куда, твою мать! — гаркнул он, не боясь быть услышанным — на фоне невообразимого шума от криков зевак, сирены, злых голосов пожарников их разговор просто невозможно было разобрать, находясь далее, чем в метре. Да, собственно говоря, никто и не обращал на них внимания.

— Пусти, б… — хрипел Сергей, извиваясь в объятиях старика и, как ребенок, размахивая руками.

— Куда тебя пустить, дурак! — шипел взмокший от натуги Петр Иваныч. — Смотри!

Сергей повел безумным взором — из подъезда несколько человек в полной противопожарной экипировке выносили нечто, завернутое в брезент. Все внимание толпы переключилось с мощной пенной струи, протянувшейся к окнам, к этому… в брезенте…

Его вновь охватил жар. Окружающий мир перестал существовать, растворился в мерцающем серо-блестящем калейдоскопе точек и зигзагов, сузился до контуров тел, укрытых брезентом. Петр Иваныч разжал руки, и Сергей, словно зомби на коленях полз до группы зевак, пока не уткнулся в чьи-то колени.

— Пшел вон, козел! — послышался брезгливый голос откуда-то сверху, из зоны серого тумана.

Рядом извиняющим тенорком залопотал Петр Иваныч, но взгляд Сергея был прикован к брезенту, в то время как уши невольно собирали всю окрестную информацию. Он еще надеялся…

— Газ… газ рванул… — испуганно и возбужденно шепталось вокруг. — Утечка… воду-то, небось, закрутили, а про колонку забыли!

Авторитетный басок привнес свою версию происшедшего, из которой следовало, мол, самоубийцы совсем распоясались и ни черта не думают об окружающих, унося с собой жизни посторонних людей. Прокашлявшись, бас пошел еще дальше, разъясняя причины, по которым, собственно, было совершено это прямо-таки групповое отравление.

А может не они?.. Может… Брезент, к ужасу толпы, зашевелился, из-под него выскользнула жуткая, покрытая пузырями рука. Пожарный матюгнулся, а Сергей не мог оторвать взгляда от знакомого ему простенького стального перстенька с затейливым вензельком, который еще чудом держался на обуглившемся пальце….

— А сами-то вы в этом дерьме долго-ль еще проживете? — вопрошал бас.

— Да… да уж… довели людей… пенсия… зарплату вона с марта… — соглашательски зазвучали голоски, вибрируя и расплываясь.

В целом, сочувствие толпы было на стороне пострадавших, по какой бы причине ни рвануло. Газ, он и есть газ! Жалко, конечно, людей-то… А струища-то как хлещет… Да какой там ремонт… И кто там…

Заскрипели тормоза «Скорой». После недолгих переговоров с начальником пожарного расчета, человеком пожилым и злым, санитары загрузили брезент в «рафик», и стук носилок внутри автомобиля вернул Сергея в реальный мир.

Двор окрасился в свои естественные цвета, необычайно резкие и контрастные, мозг фокусировал происходящее, моментально анализируя ситуацию. Не могла Лена забыть ни про колонку, ни допустить прочей ерунды, приведшей к взрыву. За двадцать семь лет непрерывного пользования этой чертовой колонкой, все действия совершаются автоматически — точно также, как сначала одеваются трусы, а уж потом брюки, а не наоборот, в каком бы состоянии ты не пребывал!

И всколыхнувшись, некая идейка нашла свое местечко в голове, а мозг уже посылал сигналы для проверки версии.

Внимательно оглядел скопившихся во дворе людей. Это соседи… этих постоянно видишь во дворе… старушки… еще старушки… не то! Так, группка оживленно жестикулирующих мальчишек… несколько мужиков, способных совершить террористический акт разве что только в отношении бутылки водки. Бухнуло в висках при виде двух кожаных спин с какими-то идиотскими надписями. Дело было не в этих писульках, а развороте плеч, посадке головы и мимолетном взгляде на погружаемые в «Скорую помощь» трупы.

На редкость спокойные взгляды, совершенно неестественные в данном случае, каким бы чурбаном ты ни был. Это не было спокойствие просто хладнокровного человека, привыкшего завтракать в обществе трупов. Кстати, такой хладнокровный человек и не стал бы так долго стоять и глазеть на происшествие. Он давно бы ушел, как только составил бы для себя картину происшедшего и убедился, его это никак не коснется. Нет, это был взгляд, УБЕЖДАЮЩИЙСЯ. Или что-то в этом роде, чего Сергей не мог объяснить словами, но он выделил именно этих парней, лет тридцати пяти на вид, из всей толпы.

И решение пришло мгновенно. Рядом тенью возник Петр Иваныч:

— Вижу, мил человек, ты начал действовать? Оклемался? Прости, пришлось грохнуть тебя о землюшку, но… — он грустно покачал растрепанной головой, — ты ничем уже не мог помочь!

Вместо ответа Сергей указал ему на двух парней:

— Мне нужно проследить за ними. Если они разделятся, «возьмешь» второго. — его указания были четкими, голос хриплым, но ровным, а глаза сухими. Мельком взглянул на старика. — Извини, Петр Иваныч, не могу подробнее объяснить, но что-то есть в них такое… насторожившее меня… может быть то, что в ту мою последнюю ночь один из них гонял меня, словно затравленного зайца. Точнее, гоняли его дружки. А сам он в это время досконально обследовал свой член… ну… и дальше идет дежурная фраза насчет того, мол, не верю я в подобные совпадения!

— Понимаю. — старик сощурился, глядя на «объекты». — Проследим…

— В час ночи встречаемся здесь же. Надеюсь, уж ночью все это сборище разойдется. — он полыхнул глазами по зевакам, все еще с тупым возбуждением следивших за действиями пожарной команды.

Сергей лениво поднялся с колен, почувствовал на плече руку, обернулся.

— Мне действительно очень жаль, Сергей! — в ореоле седых и грязных косм пронзительно сверкали глаза.

— Мне тоже. — опустошенно ответил Сергей. — Но прежде чем все закончится, нужно закрыть пару страничек…

Он слегка сгорбился, прихрамывая, прошел мимо кожаных парней, задев одного из них локтем, пробормотал извинения. Они скривились, но, как он и полагал, ничто в выражении их лиц не указало на то, что они его узнали. Остановился поодаль, спрятавшись за каменной вентиляционной шахтой, одного из раскиданных по всему городу подземных бомбоубежищ, которые соблазняли уже не одно поколение мальчишек на отчаянные попытки исследовать их подземные лабиринты.

Стоцкий рассудил, его «подопечные» не принадлежат к числу очень уж любопытных людей, и, получив необходимое количество удовлетворительной информации, должны будут уйти. Так и случилось. Потоптавшись минуты три, парни неспешно продефилировали в направлении городского парка. Там их пути разошлись. Тот, который в свое время неудачно «охотился» за Сергеем, свернул в сторону стадиона, второго же тень Петра Иваныча (такая же грязная и вонючая) повела к обшарпанному зданию городского Дома Культуры.

Отметив про себя, для бомжа Петр Иваныч слежку ведет весьма искусно, Сергей брел метрах в пятидесяти за своим, стараясь, чтобы между ними всегда были люди. Тот же, купив по пути упаковку пива, развалился на деревянных скамейках трибуны и стал пить.

Воспользовавшись сгустившимися сумерками, Сергей прокрался вдоль трибуны к следующей лестнице, призраком взлетел по ней, прошмыгнул по верхним рядам и неслышно залег рядах в четырех от любителя пивка, используя лавки в качестве прикрытия. На мгновенье он подумал, все пропало, когда парень вдруг шумно потянул носом, обеспокоено завертел головой, но не найдя ничего подозрительного, снова успокоился…

К концу часа, когда уже нестерпимо ломило шею, стали ватными ноги, а холод через отмерзший позвоночник прочно обосновался внутри, в мире произошли существенные изменения. К пропивающему свободное время парню вернулся его напарник. До Сергея донеслись взрывы хохота.

Воспользовавшись моментом, когда оба глазели на темные беговые дорожки, где фанаты спорта продолжали практически в полной темноте лупить мяч, Сергей перекатился на два ряда вперед.

— …и перло от этого козла — я думал меня вывернет, пока я ему пузо вспарывал!

— Он что-нибудь сказал? — поинтересовался «объект» Сергея под аккомпанемент вскрываемой последней пары банок.

— Да неа! — протянул второй. — Молчал, козел! Вонял и молчал!.. Черт, так и не смог отчистить руки после его сальных волос…

— Где на голове?

— Нет, дурак! Под мышки я ему полез! — ощетинился второй. — Конечно, на башке! К его бороде я просто побоялся прикасаться! Бубнил только, мол, просто шел той же дорогой, пердун старый! А то я не знаю, когда «на хвост» садятся. Сам в «наружке» оттоптал…

Сергей закрыл влажные глаза и глубоко вдохнул. Нет, он ошибся, не умел, оказывается, Петр Иваныч квалифицированно вести слежку. Раскрылся и так нелепо погиб. А ведь его это совсем не касалось… «Я тебя доведу, а там уж выпутывайся сам…» Или что-то вроде этого? И подставил его именно Сергей. Всех, с кем его сталкивала судьба, начинали преследовать несчастья. Да уж себя-то не обманывай! Общение с тобой оборачивалось не просто несчастьями, а заканчивалось смертью! Прости, Петр Иваныч, сам прощенный когда-то, старый хитрый странник. Но недостаточно хитрый для таких игр…

Он пошевелил рукой и закусил губу от нестерпимых уколов миллионов иголок в онемевших суставах. Стрелять с такими руками…

— Ладно, потопали, а то босс заждался!

Простучали по каменным ступеням пустые банки, вслед за ними, тихо переговариваясь, спустились оба парня.

Дождавшись, пока они скроются за углом, Сергей резво вскочил и невольно охнул от разлившейся по ногам сладостной слабости. Пока он взбрыкивал ими, пытаясь загнать колкие «пружины» в ступни, мозг напряженно работал над проблемой, что же так насторожило хозяина. В поведении этих парней было нечто такое, чего Сергей не мог пока классифицировать. Необыкновенная проницательность этих парней? Да в принципе, не заметить бомжа… Что же тогда…

Сам факт охоты за ним городской шпаны? С трупами и взорванными квартирами? Но с какой стати?! Даже если Сергей по незнанию и «наехал» на кого из местных, то уж больно круто все получается. Не бывает таких разборок по пустякам! Так ведь даже и пустяка-то даже не было! На пустом месте все возникло, вот ведь в чем дело…

Весь путь через ночной город он мучительно ломал голову, сам не зная над чем, попутно пытаясь догадаться, куда они идут. Не стыковался как-то весь этот бардак. И мозг, как будто нарочно, отказывался «переваривать» информацию. Ответ-то был где-то рядом…

И тут внезапно перед глазами возникло видение его семьи. Десять лет профессионализма научили задвигать боль глубоко в себя, не отвлекаясь на нее во время акции. Все будет потом — переживания, горечь, слезы и отчаяние. Но во время акции мозг должен подчиняться. Иначе — гибель. Он сморгнул и врезал голым кулаком в ствол дерева. Содранная кожа окончательно сожгла видение, и он снова сосредоточился на тех двоих.

Пройдя несколько кварталов в сторону центральной площади, они юркнули в предпоследний перед ней дворик, да так неожиданно — Сергею пришлось почти бегом преодолеть до поворота метров тридцать. Силуэты мелькнули в конце «хрущевки» и протянулись тенями к торцу следующего дома. Кратко взвизгнула решетка, закрывающая вход в подвальные помещения. Раньше там располагалась лыжная секция…

Приблизившись, Сергей осторожно потрогал остывшую и влажную решетку, которая с легким знакомым скрипом подалась. Он преодолел шесть ступеней, стесанных до мраморной скользкости, вышел к массивной бронированной двери. Потянул на себя колесо, запирающее дверь, и она плавно раскрылась. Длинный коридор с тускло мерцающими лампочками. По бокам несколько дверей. А чуть поодаль, метра через два большое ярко освещенное окно в стене.

Есть! Он понял причину своего беспокойства. Организация! То-то он никак не мог учуять криминал в милицейском понимании этого термина от этих парней. От них так и несло слаженной организацией, никак несовместимой с «братвой» подобного городка. И внешний вид этих парней, их поведение никак не подходили под общепринятые нормы провинциальных крутеньких ребяток, предел мечтаний которых — десятилетняя «БМВуха». Их поведение… несуетливое для мелкой шпаны… «Наружка!» Он же, мать его, бросил что-то про «наружку», тогда на стадионе!

Он мысленно чертыхнулся — да они, падлы, вели себя так, словно находились на вражеской территории! И ему было прекрасно знакомо это ощущение гораздо большей раскованности по сравнению с тем, когда нелицеприятничаешь в родном месте. А раз так, то…

Волосы зашевелились на голове Сергея. Он выхватил пистолет, но рука словно сломалась от пронзительной жгучей боли, а в следующую секунду невидимый ботинок явно возымел желание пройти сквозь его живот.

Сергей рухнул на пол, и его вырвало.

— Какие мы, б…, нежные! — раздался насмешливый голос, в котором Сергей узнал того, кто несколько раньше резал Петра Иваныча. — А мне говорили, крутой парень! Терминатор, блин, хренов! Мы чуть со скуки не подохли, ожидая, когда же ты нас «засечешь» во дворе. А уж за твою вонищу Костяну следовало бы орденок привинтить «За работу в экологически небезопасном месте»… Оклемался чуток? Встать, козел вонючий!

Сергей поднял глаза. В тусклом освещении поблескивал автомат. Конструкция неизвестна, но, наверняка, имеющая красочное название, типа «скорпион», «бизон», «соколиный хрен»…

— «Вал». Под пистолетный патрон. Бесшумная модель! — улыбнулся парень, угадав ход мысли Стоцкого. — Я тоже неравнодушен к этим игрушкам. И вставай что ли, наконец? А то, сейчас, Костик подойдет, неча его лишний раз раздражать…

Сергей, кряхтя, поднялся на ноги и, получив указание, в каком направлении двигать поршнями, побрел вдоль коридора, вынашивая и всячески лелея нехитрую мысль — чем дальше он удаляется от двери, тем дольше он ее не увидит. Если увидит вообще…

Миновал окно. Дежурного вида мужик лениво скосил взгляд в его сторону и вновь с видимой скукой уставился в огромный экран телевизора, на котором развеселые молодые люди самозабвенно занимались любовью «а труа» на некоем секс-снаряде, напоминающем как за тренажерный, так и пыточный агрегат. Развязки Сергей не увидел, почувствовав недвусмысленный ощутимый толчок в спину. Ох уж эти эффектные действия! Толчки в спину, руки за голову…

Сергей молниеносно развернул корпус, проскальзывая боком вдоль ствола и нанося сверху удар руками. Сразу же правая рука распрямилась в сторону лица противника, в то время как левая цепко вцепилась в автомат. От удара по рукам, пусть и не сильного, но совершенно неожиданного, парень опешил, а уж выпад против носа воспринял и вовсе крайне болезненно — со стоном ручонки взметнулись к лицу, моментально залившемуся кровью, и Сергей стал счастливым обладателем бесшумной игрушки.

Быстрый взгляд на автомат, и от души веером по «дежурке». Как и предполагалось, стекло не было ни бронированным, ни даже просто мало-мальски противоударным — брызнуло фонтаном «дружбы народов». Вскочившего с пистолетом охранника швырнуло обратно на стул, на пол, где и замер в нелепой позе — только нога поверх стула еще подергивалась.

Обернулся к мычащему сопровождающему, и по полу звякнули еще несколько отработанных гильз — оружие было чертовски скорострельным.

Нагнулся, выхватил у того из-за пояса свой пистолет, прихватил выпавшую из кожаного кармана «зипповскую» зажигалку и стал быстро отступать обратно к массивной двери, держа под прицелом длинный коридор.

Тошнило от мысли, все это происходит в ИХ городе… вне рамок задания… «Не свои… не свои… они — не свои…» упрямо стучало в висках. Пока все было тихо. Даже если и была поднята тревога, никто не спешил показываться в узком проеме.

Сергей выскочил на свежий воздух и изо всех сил принялся крутить колесо. Смешно, конечно, но тем не менее… Сделал гигантский прыжок вверх по лестнице и схватил замеченный накануне изогнутый отрезок арматуры с болтающимся на конце увесистым куском пупырчатого бетона. Через полминуты колесо на двери было прочно блокировано. До первого мальчишки поутру… По крайней мере, сейчас за ним погони точно не будет — где бы они ни расположили запасные выходы.

Казалось, гул шагов способен разбудить всех жителей домов, мимо которых он мчался. Мысли в голове метались, словно кошка с прищемленным хвостом. Но дыхание было ровным, это вошло в рефлексы, и никакие переживания не смогут их заглушить — два шага вдох через нос, два шага выдох через рот… два шага — вдох, два шага выдох… И не рассуждать… не думать… просто бежать и производить диктуемые навечно заложенной программой синтеза Лэнгли[2] и практического оперативного опыта.

Вместе с ритмичным бегом к Сергею возвращались давно забытые ощущения. Ощущения, покинувшие, казалось, навсегда… Ощущения детства. С каждым новым метром он впитывал в себя знакомый ДУХ города. Когда-то он так же носился мальчишкой по улицам, переулкам и зеленым дворам…

Преодолев бегом полгорода, Сергей снова оказался возле детского сада, граничащего с его двором. Неслышно прополз через детскую площадку и юркнул в кусты, обдирая руки о колючие ветви акаций. Несколько минут вязко перетекли в историю.

Ничего. И никого. Ни единого шороха, дымка, потрескивания рации… Зыбкие тени «И таинственные, прошу заметить…» не мельтешили на освещенном фонарем пространстве.

Все-таки, он снова ошибся. Это — не его территория. Отныне он находится на окупированной, вражеской земле! И действовать будет жестко…

Он сморгнул и снова вгляделся в тусклые подъездные окна с разбитыи стеклами. Нет, не было никаких голов… Ничего не было, кроме уродливых и страшных черных пятен на фасаде дома и пустых оконных проемов…

В его «Пежо» все еще желтеющим в стороне от дома и, на первый взгляд, совершенно не пострадавшего ни от пожара, ни от энергичных действий пожарных, тоже никто не пил кофе из термосов или традиционных пластиковых стаканчиков. Они могли, конечно, оборудовать ее каким-нибудь пеленгатором на касание, проникновение. Могли даже заминировать, но… А какого черта ему оставалось делать в этой жизни, кроме как рисковать?

Он поднялся на ноги, прижимая к бедру направленный в землю автомат. Никто не заорал истошным голосом. Ладно, будем считать — чисто. Он вновь побежал, но уже к Дому Культуры. Господи, как тихо кругом! Да и кто станет будоражиться в три часа ночи… Хотя нет, вон в окне на втором этаже горит свет. Два шага вдох, два шага выдох…

Тело Петра Иваныча он отыскал в дебрях кустарника вдоль глухой стены ДК во дворе того дома, где почти неделю назад он так ловко ускользнул от преследователей. Надежно спрятанный от посторонних глаз и прижав ноги к подбородку, словно ребенок во сне, Петр Иваныч мог доставить немало хлопот замыслу Сергея, хоть ночи и теплые, да и времени прошло не так уж много, но…

Сергей буквально продрал труп сквозь кусты и поднял на руки. Он был на удивление легким, но успел уже подзакоченеть. На страшную рваную рану на животе Сергей старался не смотреть — как бы не был человек тренирован, но всему есть предел.

Обратный путь к своему дому. Бывшему дому… бывшему, тупо стучало в висках. Десять минут. Уже не таясь, Сергей ступил в освещенный круг, в котором стоял его автомобиль и положил тело старика на обочине дороги. А теперь надо действовать быстро.

Чтобы проверить свои сомнения, хлопнул рукой по крыше автомобиля. Никакой реакции, ни сирены, ни, кстати, взрыва. Отсутствие сирены он, впрочем, предполагал по простой и вполне логической причине — за время отсутствия владельца в ней, наверняка, копошились. Не важно, что они там делали или что искали, но копошились обязательно! Просто не могло быть по иному. Это — оперативная логика, это — прописная истина. А раз так, то и сигнализация свое уже давно отработала.

Обогнул автомобиль, приставил автомат к замку багажника и выстрелил. Выстрел, хоть и бесшумный, но клацанье затвора заставило снова оглядываться по сторонам. Приоткрыл крышку багажника и дал очередь по бензобаку. Ничего, пули не зажигательные, авось, не вспыхнет! Радостно забулькало, скапливаясь в районе «запаски». Сергей закинул автомат на спину и снова взвалил на руки мертвое тело. Теперь скрюченная поза только помогала, благодаря чему удалось устроить Петра Иваныча вполне сносно, свесив верхнюю часть туловища в багажный отсек.

«Прости, Петр Иваныч» прошептал Сергей и уже почти высунулся из багажника, но метнулся обратно и прижал нечесаную голову старика к своей груди. Глаза защипало, и сразу заложило нос, но слезы он загнал обратно. Пока не время. Пока время думать о живых. Он осторожно вернул голову этого странного странника в изначальное положение, отступил на пару шагов, и пули с пшиком впились в труп. Пусть гады голову поломают! Картина рисовалась примерно следующая: владелец полез в багажник за инструментами, чтобы завести автомобиль и смотаться, но то ли был застрелен, то ли уже был раненый, черт потом разберет…

Выхватил зажигалку. Пламя было яркое и веселое, оно никак не соответствовало… Ты бредишь, Серый!

А что было дальше? Потом человек то ли был убит, то ли потерял сознание, и освещающая темный багажный отсек зажигалка выпала рядом с простреленной стенкой бензобака…

Он положил ее в нескольких сантиметрах от стремительно расползавшейся лужи бензина, пламенем в сторону от жидкости, чтобы обеспечить пару лишних секунд. Бросил автомат между задними колесами и стремглав бросился за угол.

Рвануло секунд через десять. Да так — посыпались уцелевшие от дневного взрыва стекла. С грохотом обрушился обратно на асфальт подброшенный взрывной волной «Пежо». Сергей выглянул из-за угла. Горело качественно. Даже в двадцати метрах струился жар. Гудело, скручиваясь в тугие жгуты пламя, поглощая предложенный ему десерт. В этом огненном безумии нельзя было ничего разобрать. Даже больно было смотреть. Казалось, глаза высохли навсегда, а веки еще не скоро избавятся от нестерпимого накала.

Он ждал. Даже если пожарные, как в детском стишке, заняты исключительно книгами, шашками и домино и совершенно не обращают внимание на бушующее в паре сотен метров от них зарево, кто-нибудь из обезумевших жильцов, наверняка уже тыкает в кнопки телефонной трубки…

И впрямь довольно скоро послышались далекие тревожные завывания, а еще минуты через три второй раз за эти сутки во двор влетела красно-белая «пожарка». Теперь пусть тушат, все что нужно сгорело… Для всех он окончательно мертв…


25 июня

4:30


В лесу на берегу поросшего тиной пруда было чертовски холодно. Через пару часов станет совсем светло… Пока же серая мгла превращала сосновый бор в некую декорацию сказки типа «Сережа-дурачок и воспаление легких» или «Как Сергей-стрелец в Россию ходил». Предрассветная роса крупными каплями облепила траву, бусами нанизалась на серебристые нити паутины. И тихо. Тихо так, как не может быть в реальной жизни. Лишь посвистывание какой-то совсем ранней птахи нарушало эту тишину.

Час назад он вернулся в лес и, отыскав табунок «странников», рассказал про гибель Петра Иваныча. Они посовещались, залили костерок, взвалил свои пожитки на спины и сгинули в лесной темноте. А он остался снова один. Один в городе, в стране, на планете.

Выкопал свой мешок и, спотыкаясь о корни деревьев, быстрым шагом направился в сторону лесного пруда. В последнее время он сжился с вонью, а ее спокойное восприятие стало пугать. Пора было принять человеческий облик.

По проржавленным ступеням он шагнул в черную, окутанную легким туманом воду. Вопреки мрачному виду пруда, вода была теплой, хотя и сравнение с парным молоком было бы излишеством. Сергей вынырнул и, подгребая руками, распластался на поверхности, уставившись в блеклое предрассветное небо. А память нещадно вытаскивала из самых запретных уголков по кусочкам боль. История садистски зациклилась на нем, извращенно оттачивая некие тенденции. В Пакистане он вот точно также глазел лягушкой в небо после гибели напарницы. А теперь вот…

Чтобы обсохнуть, он голяком обежал пруд. «Пневмонию так зарабатывают!» озлобился он, глядя на веселые водяные струйки на теле. Попытался разжечь костер, но десять минут отборного мата на двух языках с убили желание воспламенить сырые от росы ветки.

Просто вытерся старой одеждой. Напялил на себя мятые, но чистые джинсы, незнамо какими путями оказавшиеся в распоряжении Петра Иваныча, выцветшую хлопчатобумажную сорочку и адидасовские кроссовки советского розлива «быстрее, выше, сильнее». Вонючее старье свернул комом, завязал узлом, запихал в мешок и швырнул в воду, внеся, таки образом, свой вклад в дело загрязнения окружающей среды. А пистолет засунул под рубашку. В таком виде и вышел из леса.

Из-за виднеющихся за городом заводских труб растекался желток восходящего солнца. Да, черт возьми, у него осталась еще масса дел в этом городе, но… Но он был сейчас не в состоянии продумывать разумную стратегию. Он был один. У него не было ни документов, ни дома, ни денег. Он совершил побег из милицейского участка, основательно вырубив двух дежурных, на нем висят два трупа, родом, как он подозревал, из самой златоглавой. С таким багажом после недели мытарств по подмосковным лесам в обществе стаи бомжей он не мог, поигрывая автоматом, лихо ворваться в подвал и изящно положить еще гору трупиков, мстя за семью. Просто нет сил. Он не Ван Дамм и не Рэмбо. Он вообще никто. И он умер.

Поэтому он ни разу не оглянулся на город, где был счастлив… Ностальгия испарилась вместе с газом, который несколько дней назад отправил его в далекое путешествие…


ЧАСТЬ 2

Глава 1

13 августа

9:30


Митрич был человеком простым и компанейским. Дожив до шестидесяти лет, лихо закладывая виражи на всех лукавых зигзагах российской истории, начиная с Великой Отечественной, он взрастил свою собственную философию, базирующуюся на принципах взаимопомощи и бесхитростных товарищеских отношениях. Поэтому он с неприязнью проводил взглядом светлую льняную спину Флина Лара, заносчивого и вредного америкашку, с месяц назад свалившегося в их компанию, как снег на голову. Проводя значительную часть времени в «шоферской», где дверь принципиально не закрывалась, Митрич был в курсе всех дел этого относительно небольшого, но весьма эффективного банка. Он знал все и обо всех. Каждый сотрудник банка имел закатанный в плотный пластик ярлык с мнением Митрича, навешанный раз и навсегда. А, будучи мужиком обстоятельным, Митрич не менял своего мнения семь раз на дню, Скажем честно, он его вообще никогда не менял, будучи также мужиком и весьма упертым. Поэтому характеристика у любого сотрудника в глазах Митрича была только одна единственная и поменяться в любую сторону, ну решительно не имела ни малейшего шанса.

Вредный америкашка Лара, совершенно не подозревая о том, какую волну негодования вызывало каждое его появление в душе водителя генерального, скрылся в своем небольшом уютном кабинете. Хлопнула дверь с медной табличкой, извещавшей, помянутый недобрым словом Митрича Флин Лара несет груз ответственности в роли менеджера по обеспечению партнерских отношений и экономической безопасности. Весьма туманная формулировочка, как нельзя лучше, однако, характеризующая скрытного американца.

Будучи лет сорока пяти — сорока семи лет от роду, он взирал на мир с высоты ста восьмидесяти сантиметров глазами мрачными и цвета вовсе неприятного — белесо-голубого. А, глядя на его морковные ресницы и того же колера волнистые локоны до плеч, невольно начинаешь принимать сторону привередливого шофера. Дополняли же этот ненавидимый всеми фибрами чуткой митричевской души облик пышные усы, сосулистыми кончиками скорбно свисающие от крыльев мясистого носа вниз, и бородка, которую человек непредвзятый назовет а-ля Ришелье. Митрич же охарактеризовал ее более жестко — козлиная.

Таким образом, при встрече с Ларой даже человек, не имеющий и понятия о легендарном Буффале Биле, невольно понимает, столкнулся с личностью весьма неординарной, на ком удачно смотрится как версачевский летний костюм, так и синяя кавалерийская форма времен войны Севера и Юга в Штатах.

— Можно, господин Лара? — по-английски прощебетала секретарша Лары Зиночка, просовывая свою головку в приоткрытую ею дверь.

— Входи! — буркнул Лара и откинулся в огромном кресле.

На лице Зиночки, красивом, но вместе с тем несущем на себе отпечаток определенной степени недалекости и даже некоторой тупости, умело скрываемой безудержной разговорчивостью и необычайной многозначительностью при обсуждении самых простых тем, моментально расцвела улыбка. Она с достоинством продемонстрировала великолепную фигуру, в меру колыхая спеленатыми юбкой бедрами, пару раз взмахнула пушистыми ресницами, сверкнула карими очами и только после этого, слегка нагнувшись сбоку от шефа, упредительно раскрыла перед ним пластиковую папку с документами, почти полностью скрыв ее под водопадом каштановых волос.

Стараясь не отвлекаться на ее готовую выпрыгнуть из низкого выреза блузки грудь, Лара начал просматривать новое штатное расписание банка.

— Это кто? — он ткнул ручкой в одну из фамилий в бухгалтерии.

— А это Савушкин Григорий. — охотно откликнулась Зиночка, по обыкновению владеющая наиболее полной информацией о сотрудниках, как давно работающих в банке, так и о тех, кто еще даже и не подозревает о такой перспективе, и склонилась еще ниже, позволяя пытливому уму без труда определить, нижнее белье она сегодня не одела. — Он — племянник начальника дилерского отдела. Вот закончил Финансовую академию и к нам! Имеет очень хорошие рекомендации от ректора академии. Наш Фицке, кстати, очень тепло отзывается о нем, как очень перспективном юноше…

— Фицке о ком угодно отзовется с теплотой, лишь бы водка была холодной! — буркнул Буффало-Лара и поставил размашистую визирующую подпись. — Болван он, твой Фицке…

Зиночка хихикнула, чувствуя себя приобщенной к руководящим тайным войнам. Закрывая папку, кокетливо поинтересовалась:

— Неужели ж Вы, господин Лара, ни словечка не знаете по-русски?

Лара снова поднял на нее свои бесцветные, слегка слезящиеся глаза.

— А на кой черт, мне это нужно, мисс? — с добродушной грубостью изумился он. — Разве у меня за этот месяц возникали проблемы? Нет! Да у вас же русского ничего не осталось! Последний дворник старается непременно пообщаться по-английски, да еще вдобавок предложить обменять пару двухсотдолларовых купюр![3] Попробовал бы кто-нибудь работая в Штатах не уметь говорить на нашем языке!

Зиночка уж было собралась ответить что-нибудь эдакое, но ее прервали:

— А я Вас искала, Зина!

Этот новый голос с весьма ощутимой прохладцей принадлежал Ксении Владиславовне Кузнецовой, заместителю огнегривого Лары. В отличие от Зиночки, Ксения Владиславовна была роста невысокого, на изящной фигурке ладно сидели деловые костюмчики, а короткая стрижка обрамляла классически красивое, но уж очень серьезное лицо. И хотя она была всего на четыре года старше секретарши, никто не взялся бы сравнивать их, а большинство доблестных представителей мужского пола ради ее серых глаз без тени сомнения оставили бы Зиночку наедине с маньяком-живодером.

Зиночка гордо вскинула головку и демонстративно, словно по подиуму, прошагала к выходу. Обернулась, подчеркнуто вежливо:

— Я зайду к Вам, Ксения Владиславовна, когда Вы освободитесь. — дверь закрылась.

Лара расхохотался, шевеля при этом усами, словно рак клешнями.

— Создается впечатление, Вы ее недолюбливаете, мисс Кузнецова!

Кузнецова пожала плечами и расположилась в мягком кресле рядом со стеклянным журнальным столиком, заваленном грудой рекламной печатной продукции, прославляющей банк. Сверкнула своими огромными глазищами:

— У нее все мозги в ноги перетекли! Никакой работы!

— Поэтому моим заместителем являетесь Вы, а не мисс Зина! — улыбнулся Лара, вставая со своего места и присаживаясь на соседнее со своей помощницей кресло. — И кроме того, если бы меня окружали одни умные женщины, то боюсь, отпала бы надобность платить мне зарплату. Что там у Вас?

— Некоторые материалы по завтрашней встрече с представителями Департамента экономической безопасности ФСБ. Здесь тезисы Вашего выступления, информационные сводки нашей штаб-квартиры во Франкфурте и материал по «ЮКОСУ»…

Кузнецова непринужденно смахнула часть рекламной печатной продукции на пол и выложила стопку отпечатанных на компьютере листков. Лару нисколько не шокировало ее поведение. Они давно пришли к тому негласному соглашению, по которому каждый знал, что можно и чего нельзя было делать по отношению друг к другу. У них сложилась действительно команда, живущая общими интересами, и все действия диктовались целесообразностью дела и определенной долей свободы, которую Лара признавал за своей незаменимой помощницей.

…А узнали друг друга как следует они буквально через день после его приезда. Тогда Ксения, новая помощница нового менеджера Флина Лары, зашла к нему с сообщением, некий надоедливый молодой человек, классической наружности мелкого мафиози ищет общения с руководством банка. Фицке перевел рельсы на вновь прибывшего Лару с комментарием, человек уже несколько дней надоедает с предложением «крыши». В противном случае грозится всяческими безобразиями. Лара выслушал свою помощницу и предложил ввести молодого человека в стильном легком плаще с ниспадающими набриолиненными локонами, держащегося и в самом деле чересчур уж по-хозяйски и хамовато. Заодно Лара попросил Зиночку приготовить три чашечки кофе. Когда Зиночка, выполнив просьбу, прикрыла за собой дверь, банк замер… Никто до сих пор не знает, в каком русле протекала беседа нового шефа экономической безопасности, но через десять минут молодой человек, чуть более взлохмаченный, вышел, вполне независимо и даже непринужденно одергивая плащик, стараясь, чтобы не так было заметно кофейное пятно на ширинке идеально отутюженных брюк, извинился за беспокойство перед администраторшей на входе, вежливо попрощался и тихонько щелкнул замком входной двери…

— …Скажите, мисс Кузнецова… — внезапно прервал ее Лара, — Вам ведь уже двадцать пять, и Вы не замужем… Можно полюбопытствовать — почему? Ведь русские рано выходят замуж…

Ксения вскинула на него глаза, в которых человек проницательный сразу же заметил почти осязаемую работу мозга по поиску возможной причины для этого неожиданного вопроса. Лара был проницательным человеком, и прежде чем она успела ответить, поинтересовался:

— Вы ведь не можете просто ответить, да? Вам просто необходимо в эти короткие мгновенья попытаться найти причину вопроса, да? И моментально предугадать следующий вопрос?

— Позволяет сэкономить время на размышлениях на следующий ответ, знаете ли!

Лара улыбнулся:

— Знаете, чем дольше мы работаем вместе, тем больше я убеждаюсь, как мне повезло с помощницей!

Кузнецова улыбнулась в ответ:

— Ну вот! Прикажете ли увязать эту Вашу реплику с Вашим вопросом?

— Ни в коем случае! — Лара, словно защищаясь, поднял руки. — Просто хочется немного расслабиться от этих скучных дел и поболтать…

— А сами-то Вы тоже не женаты?

— С Вами просто невозможно общаться, мисс Ксения! — воскликнул Лара, взъерошивая свою шевелюру. — У Вас невыносимая привычка отвечать вопросом на вопрос! Ладно, давайте тогда пройдемся по тезисам! Меня лично не интересует позиция Международного Валютного Фонда, но она интересует наших коллег из экономической контрразведки, в связи с чем я попросил бы Вас…

— Я была замужем… — задумчиво проговорила Ксения, неожиданно возвращаясь к предыдущей теме разговора и при этом рассеянно перебирая рукой листки с графиками финансовых показателей. — Давно, несмотря на мои двадцать пять. Его…

Лара выпятил нижнюю челюсть и пробормотал:

— Извините, ради Бога!

— Время прошло. — печально улыбнулась Ксения. — Время прошло. А к современным молодым людям у меня несколько завышены требования! Все еще и несмотря на. И дальше больше. — прозвучали совсем уж непонятные для иностранца слова.

Тот помолчал, подвигал усами

— Но ведь есть еще мужчины! — улыбнулся в ответ Лара, пытаясь вывести девушку из грусти. Более того, я знаю одного человек, совершенно точно отвечающего всем Вашим чаяниям!

Ксеня подозрительно на него уставилась, а затем хитро сощурилась и промурлыкала:

— И кто же это, господин Лара?

— Я! — Лара подкрутил пышный ус и подбоченился. — Я не юнец, я патриот великой державы, мое сердце трепещет при раскатах национального гимна и… И по секрету Вам сообщу, не одна красотка питает вздорные надежды относительно моей партии…

Несколько секунд Ксения глазела на него широко открытыми глазами, а потом оба расхохотались. Промокая слезы уголком душистого платочка, Лара грузно шагнул к столу и заказал по телефону две чашки кофе. Через несколько секунд Зиночка вплыла Снежной Королевой в кабинет, сориентировалась, поставила поднос с двумя изящными чашечками кофе (оба пили черный) и россыпью печенья в вазочке и, ни на кого не глядя, растворилась в пространстве приемной за дверью. Лару с помощницей поразил новый приступ смеха. И лишь спустя определенное время, Лара смог вернуться к нормальному тону — без всхлипываний и стонов:

— А собственно, чем Вам, мисс Ксения не подходит моя кандидатура?

— Мне придется тогда забросить свою карьеру!

Ответ прозвучал вполне серьезно, но Лара усмотрел в ее глазах веселеньких чертят и поэтому спросил с величайшей осторожностью:

— А, позвольте узнать, почему? Я не собираюсь требовать Вашего круглосуточного присутствия на кухне…

— Дело в другом! — также серьезно пояснила Ксения, а Лара с ужасом осознал, вот сейчас и получит все сполна. — Просто Ваши великолепные усы при всей своей пышности обладают одним существенным недостатком, а именно, необычайно высокой впитываемостью! — Лара содрогнулся. — И когда половина содержимого суповой тарелки… а Вы постоянно промокать их… короче мне придется не отходить от стиральной машины, бесконечно наполняемой Вашими носовыми платками, салфетками и полотенцами. А если взять простудные заболевания… — она многозначительно взглянула на его свисающий красный шнобель.

Сам виноват. Знал же, его острой на язык помощнице нельзя давать ни малейшего повода. Съест. Словно барракуда. Даже с усами.

Он так долго сидел, сжав голову руками, и Ксения всерьез забеспокоилась, уж не переборщила ли она? Лара был потрясающим человеком, умным и веселым, но он был все-таки американцем и ее шефом. И где-то ведь должна же проходить та самая пресловутая грань даже в их непринужденных отношениях (при этом на людях они всегда соблюдали официальную субординацию).

— А если я сбрею усы? — послышалось невнятное бурчанье из-под низко опущенной головы, и на Ксению глянули два хохочущих глаза под косматыми бровями.

— Но уж свои лохм… свои косм… свою великолепную шевелюру сами будете расчесывать! — автоматически поставила следующее условие Ксения, не успев даже толком осознать — фраза была произнесена на русском.

Он громко застонал и вскинул в ее направлении руку, будто выхватил с бедра револьвер и взвел курок.

— Давайте лучше об «Инкомбанке»! — сдался он.

— А Вы, оказывается, понимаете… — вскользь бросила Ксения, подавая ему аналитический отчет их штаб-квартиры относительно все ухудшающегося положения «Инкомбанка». — А говорили, по-русски — ни слова!

— Ну, дорогая, если все обо мне все будут знать, то какой же я шеф безопасности!

— Да Вы коварный человек, мистер Лара! — воскликнула Ксения, указывая ему на то место в отчете, где делались прогнозы серьезных проблем на российском финансовом рынке к сентябрю.

— Ага! Вы уже начинаете замечать мои положительные стороны! — возликовал Лара. — Вы считаете, этот прогноз заслуживает серьезного анализа?

— У меня не сложилось мнения, будто в нашем аналитическом центре работают идиоты! — серьезно ответила Ксения. — Конечно, они могут не знать всех перипетий российской экономики, основанной исключительно на межличностных отношениях, но нюх у них, безусловно, есть! Мне кажется, они во многом правы…

— Я тоже был женат, Ксения. — прошептал Лара, глядя сквозь доклад. — Как и Вы давно…

— Простите! — тихо сказал Ксения, кляня себя за зашедший слишком далеко разговор.

— Все в порядке… — Лара печально улыбнулся. — Мы же действительно никогда не говорили об этом. И пережить такое второй раз я не хочу!

— А что произошло, Флин?

— Обычный бандитизм, мисс… — уклончиво ответил Лара. — Обычный бандитизм со случайными жертвами. Мне не хотелось бы вспоминать подробности…

Ксения наклонила голову, давая понять, тема прочувствована и закрыта, а затем совсем тихо и тщательно подбирая слова, добавила:

— Если быть откровенной, Флинн, я бы никогда не смогла бы выйти за Вас замуж, уж извините…

Внутренне скукожившись — не его боль и светлая грусть стали центром всеобщего сочувствия, Лара, тем не менее, вежливо взметнул бровь, давая понять — он готов к новым испытаниям.

— Просто Вы — американец, а значит… значит Вы — враг. Враг, чтобы ни говорили политики! И даже работая в России, Вы работаете для пользы Америки, а не нашей страны.

Лара комично округлил глаза, но перед этим Ксения с изумлением заметила промелькнувшую тень боли. А может, ей показалось? Во всяком случае, Лара с искренним удивлением поинтересовался:

— А как же Вы со мной работаете?

— Надо же кому-то Вас взять под контроль. — невозмутимо ответила Кузнецова.

— Вы из КГБ?! — аж привстал Лара и с испугом обшарил глазами свой кабинет, словно ожидая увидеть в каждом углу по агенту КГБ с вставленными в зубы микрофонами и щелкающими пуговицами-фотоаппаратами..

— Да нет. — расхохоталась Ксения. — Я еще мала по возрасту для прожженного чекиста. А уж следить за Вами!

Лара с деланным облегчением вздохнул и вытер несуществующую испарину со лба:

— Давайте ж, наконец, займемся делами! — он сжал голову руками, пытаясь настроиться на деловую волну, но не удержался и вполне серьезно заметил, — Вы совершенно правы, Ксения! Во всем. И я полностью разделяю Ваши убеждения. Враг всегда остается врагом, как бы его ни представляли…

И после этого на протяжении двух с половиной часов маскирующиеся под офисную мебель агенты КГБ могли слышать лишь маловразумительные финансовые термины, ничего не значащие для них цифры и теоретические предпосылки ожидаемой аналитиками всего мира предстоящей повторной девальвации рубля.


Глава 2

13 августа

18:30


При выходе из банка, морщегося в предвкушении духоты Большой Ордынки, Лару окликнули. Клич исходил из мощной глотки начальника дилерского отдела, того самого, чей племянник со следующей недели наденет черные бухгалтерские нарукавники. Василий Иванович Савушкин был человеком видным: около метра девяносто, свои сто десять килограмм нес довольно легко и даже весело, обладая хорошим чувством юмора и даже стиля, чего уж нельзя было предположить, глядя на его традиционную нуворишескую внешность с кашемировыми пиджаками, перстнями и стрижкой-ежиком «смерть комарам». И его «Гранд Чероки» очень органично и естественно дополнял образ. Но недаром его с руками отрывали все «охотники за головами», поставляющие кадры в коммерческие структуры — профессионалом он был великолепным, сочетая необычайное чутье с расписанным буквально по нотам разумным риском. Благодаря его отделу, банк уже свой второй год существования смог закончить с положительными показателями, тогда как каждый начинающий финансист знает — вновь созданной финансовой структуре требуется минимум года три, прежде чем она начнет работать на прибыль.

Лара с симпатией относился к великану, поэтому остановился и широко ухмыльнулся.

— Привет, Флин! — гаркнул Савушкин, перемалывая руку Лары в муку. — Совсем не было времени заскочить к тебе, старый цэрэушник! Давай я тебя подвезу…

Пока они преодолевали десять метров до джипа Василия Ивановича, Лара, моментально взмокнув, потек ручьями. Судорожно сдергивая галстук, прохрипел:

— Почему если американец, то сразу цэрэушник?

— Так все вы, американцы, шпионы! — гоготнул Савушкин, пикая сигнализацией и, словно, коршун ринулся настраивать кондиционер.

— Может я из ФБР! — пробурчал Лара быстренько захлопывая за собой дверь. — А может вообще техасский рейнджер. По поручению лучшего друга русского народа старины Чака.

— Не сечешь ты в современной политике, Флин! — прогремел Савушкин, нагло вливаясь в автомобильный поток в сторону Серпуховской площади. — Лучший друг на настоящий момент — французский президент…

— Не кани тюффтю! — попытался возразить на языке Пушкина Лара. — А друг Билл, а друг Шредер?

Однако Савушкина не так-то легко было смутить:

— Помяни мое слово, Флин, друг у нас один — друг Жак. Все очень просто — вскорости сентябре друг Билл будет окучивать розы. Совершенно очевидно, его не переизберут. Вашим тупым бюргерам, видите ли, надоела стабильность и хочется перемен! Идиоты… — Лара не совсем понял, к кому относилось последнее определение — то ли к электорату Клинтона, то ли к водителям, запрудившим Люсиновскую улицу. Вполне может статься, он вообще имел в виду российский кабинет министров. — А другу Шредеру со своими профсоюзами бы разобраться…

…Мягко притормозив возле трехэтажного дома на Остоженке, в котором банк снимал для Лары огромную квартиру, Савушкин втиснул свой танк между двумя «жигуленками» и закурил.

— Слушай, Флин! Я тут с друзьями собрался в субботу на охоту… — он скосился в сторону Лары, внимательно его слушающего. — Утиную… Собачкам нашим немного порезвиться… водки попить… Если хочешь, присоединяйся?

Лара продолжал недоверчиво на него смотреть. Затем некоторое время жевал губы, морщил лоб и закатывал глаза. Наконец неуверенно произнес:

— Спасибо, конечно. Но у меня и собаки-то нет! Да и ружья тоже…

Савушкин рассмеялся:

— Ну насчет ружья не беспокойся — у меня целый шкаф завален! Да и из своей пушки можешь пострелять…

Лара потерся поясницей по порядком надоевшей рукоятке пистолета в кобуре, прикрепленной к брюкам сзади. Спросил недовольно и чуточку смущенно:

— А что, очень заметно?

— Непосвященному человеку — нет! — пожал плечами Савушкин. — Отличный заказной костюмчик. А так, твои движения, в общем-то, могут многое сказать человеку знающему.

— Что за черт! — в сердцах воскликнул Лара. — Каждый банкир — спец по оружию, каждый второй русский — лелеет имперские замыслы. И это — сидя в дерьме! Да какие вам, к дьяволу, кредиты?! Зачем они вам нужны?

— Чтобы не тратить собственные деньги! — спокойно пояснил Савушкин и затем ехидно поинтересовался. — А что же делает каждый другой второй русский?

— Претворяет эти замыслы в жизнь! — отрезал Лара. — А на пистолет у меня, кстати, официальное разрешение есть!

— Да ладно тебе! — удивился Савушкин. — Чего ты так взъелся! Мне вообще нет никакого дела до твоего пистолета. Я просто приглашаю тебя на охоту и все! Хоть расслабишься немножко.

Лара некоторое время сидел задумавшись.

— Вы куда-то далеко собираетесь? До понедельника-то вернемся? — наконец стал сдаваться он.

— Да что ты! — воскликнул Савушкин. — Не в тайгу мы тебя повезем! Пятьдесят четвертый километр по Киевскому шоссе. Места сказочные! Каждый год езжу, и каждый раз — словно в первый!

Глаза Савушкина затянулись мечтательной пленкой, на пару секунд выдернув его из окружающей действительности, поэтому он не заметил расширившихся в удивлении глаз Лары.

— Так это ж, почти в Москве! — разочарованно протянул он. — Ты б меня еще в зоопарк повел! Я-то думал — леса… Дикие свирепые животные…

— Ты, парень, не был в тех краях, вот и болтаешь ерунду! — горячо заступился за облюбованные места Савушкин. — Там такая глухомань! Кстати, есть такой, как это по-вашему, юмористический рассказ, «анекдот» по-русски. Напомни мне, как будем в тех краях, обязательно расскажу. Мог бы и сейчас, но извини, времени нет.

Он с ненавистью вдохнул месиво из выхлопных газов и паров плавящегося асфальта, ворвавшееся в распахнутую Ларой дверцу.

— Так заезжать мне за тобой? — завопил он, врубая на полную катушку холодный воздух и окуная в струю лицо. — Мы выезжаем в пятницу, тьфу ты, это же завтра… вечером. Часов в восемь. Ружье я тебе сам подберу…

— Ладно. — решился Лара. — Развеемся немного…


14 августа

21:15


Все было так, как рассказывал Савушкин. Был пятьдесят четвертый километр Киевского шоссе, давно заброшенная деревенька Донкино, выработанные песчаные карьеры и сказочные леса. Савушкин обещал, с утра он более подробно покажет местность. А пока же они, заскочив к леснику и распив с ним бутылку водки, получили его «добро» на охоту и пригласили на костерок в воскресенье. Тот обещал заглянуть, сделал запись в потрепанном журнале, выписал путевку и на этом с бюрократической волокитой было покончено.

По глухой, заросшей травой дороге они стали пробираться по вечернему лесу куда-то к черту на рога. Но Лара полностью доверился Савушкину, глядя, как тот уверенно управляется с автомобилем в чащобе. Пришлось, правда, пережить несколько неприятных минут, когда джип вполз на ветхий мосток, нижней своей плоскостью касающегося поверхности веселой лесной речушки. Мост протяжно застонал, но Савушкин ничуть не смутился. Он почти полностью снял ногу с педали газа, давая возможность «автомату» самому аккуратненько вытянуть «Чероки» на другой берег. Во время этой переправы притих даже ушастый и веселый спаниель Савушкина, распластавшись в ногах Лары и прикрыв глаза.

— Желающие могут просушить штаны! — вдохнул наконец полной грудью Савушкин, когда другой берег принял на себя тяжесть его «танка».

Лара же с любопытством оглянулся и стал наблюдать, как переползает второй «Чероки», принадлежащий другу Савушкина, сколотившего состояние, кажется, на торговле цветными металлами. По словам руководителя дилерского отдела, эти пять лет напряженной работы стоили его другу пряди седых волос, трех застреленных партнеров, расшатанных нервов. Зато теперь в свои тридцать семь лет он «на пенсии», заслуженно слывя одним из крупнейших экспертов в этой сфере и позволив, наконец, себе отдых после дьявольских лет «вкалывания». В той машине, помимо самого друга по имени Слава, находился еще его тесть. Личного шофера тот оставил дома, как объяснил Савушкин, мол, не холопское это дело — охота.

Таким образом, когда были разбиты комфортные палатки, а в центре полянки, облюбованной для ночлега, запылал трескучий огонь, картина стала напоминать повсеместно известную репродукцию «Привал на охоте».

Лара же маялся без дела. На призывы использовать его в качестве помощника, все только отмахивались — какой от новичка, тем более от американца, толк! Ни костра развести, ни водки как следует охладить! Поэтому, покружив без цели по поляне, Лара с разрешения Савушкина выволок на свет божий его арсенал и присвистнул от восторга. Сердце обмирало! Пара ошеломительно красивых кеттнеровских двустволок «Бергамо Спешл», полуавтоматическая помповушка «Бенели М3 Супер90 MV», две изящные винтовки «Зауэр 202» с цейсовской оптикой. И никакого тебе пластика — сплошное полированное дерево, позолоченные спусковые крючки и искусные гравюры на ложе! Ликующий стон души.

— Ладно тебе, Флин! — окликнули его от костра с вкусно пахнущими шипящими на решетке кусками стейка. — Завтра настреляешься. Иди, сейчас начинается самая важная часть охоты — ночные посиделки! Столько баек наслушаешься — уши обвиснут! — и недвусмысленно забулькала, о чудо, заиндевевшая «Столичная».

— Слушай, а зачем тебе столько оружия? — искренне удивился Лара, подсаживаясь к костру и с благодарностью принимая от Савушкина подносик с кусками мяса и в другую руку полный потный фужер из небьющегося стекла. — Ты же ведь только на нас двоих брал!

— Да так, на всякий случай! — беззаботно ответил Савушкин, вливая в рот содержимое своего бокала. — Мало ли чего захочется!

И вцепился зубами в мясо. И не было в его словах никакого наигрыша. Просто человек искренне не хотел себя ограничивать — чтобы и уток пострелять, а то и еще кто попадется! Места-то ведь действительно глухие. Да, кстати…

— А что там насчет «анекдота»? Помнишь вчера… — напомнил Лара, не отставая от компании и уписывая за обе щеки. Не забывая и про «горючее».

Слава с тестем только диву давались, глядя, как иностранец лихо опрокидывает по сто грамм. Савушкин же тихонько посмеивался. Он-то знал, Лара по этой части ничуть не уступает «россиянам».

— А-а, не забыл! — улыбнулся Савушкин, давая стечь последним каплям второй бутылки себе в стакан. — Про глухомань-то? Айн момент, сейчас я его перекатаю в мыслях на английский… — Савушкин несколько секунд комично двигал губами, словно огромная золотая рыбка в аквариуме. — Примерно так. Едет как-то добрый рыцарь Иван, герой наших многочисленных сказок, по чащобе. Туманы, паутина клочьями, сквозь мохнатые лапы ельника света солнечного не видно. Как здесь, короче. Вдруг, смотрит ведьма, Баба Яга, грэнма Яга, по-вашему, поперек туловища расселиной дерева зажата. «Что это ты, старушка, в таком положении, крайне неудобном, делаешь?» спрашивает ее благородный Айвэн. «Да понимаешь, добрый человек…» начала объяснять старая карга, «шла себе, никого не трогала, вдруг дракон как налетит! Как дерево расщепит! Впихнул меня сюда, ну и поимел, супостат! А кругом никого, на помощь не позовешь! Глухомань!» «Глухомань говоришь…» похотливо усмехнулся принц Иван, быстренько соскакивая с коня…

Савушкин захохотал, расплескивая стакан. Взглянул затем на Лару, мякотью большого пальца промокнул уголки глаз, кашлянул и проговорил:

— Извини, Флин, не стоило мне …

— Да понял я! — аж взвизгнул Лара, блестя глазками. — Все я понял! Просто не показалось мне это чересчур уж смешным. Ну, освободит он старуху, и дальше? Чему тут радоваться?! — и не обращая внимания на дико на него воззрившуюся компанию, продолжал бушевать. — Почему вы все считаете, если американец, то обязательно идиот?!

— Не только американец! Любой иностранец, но американец в особенности! — ввернул Савушкин, все еще пребывая в некоем ступоре.

На это существенное замечание Лара ответил злобным рыком и уставился полыхающими от бешенства глазами на своего друга.

— Ты не обижайся, Флин. — Савушкин успокоительно похлопал его по плечу. — Ну не повезло тебе с рождением, ну что поделаешь! Прими это с покорностью и всего делов-то!

— Да наша страна… — выпучился Лара.

— Самая технологически развитая страна в мире! — охотно подхватил и закончил мысль Слава. — Все верно. Ну и что из того?

В своем легоньком презрении он был великолепен.

— Что это вам дает? Точнее, что это дает остальному миру? — подхватил тему Савушкин. — Вы живете для себя и исключительно ради себя! И считаете, эта ваша технологическая мощь дает вам право вести себя на планете, словно на завоеванной территории, вмешиваясь в дела других стран и диктовать им исключительно свою волю. Но… — от жалостливой снисходительности Савушкина Лару трясло от бешенства. — Но на самом-то деле, Флин, ведь ничего не получается, а? В активе — ни одной выигранной войны из всех ведомых США, ненависть и презрение остальных народов…

— Обычная злобная зависть слаборазвитых народов! — прошипел Лара, с трудом удерживая себя в руках.

— Да что ты? — искренне удивился Савушкин. — То-то из всех наших миллионерови миллиардеров никто не хочет уезжать отсюда! А те, кто вынужден был уехать по каким-то причинам, так и не вжились…

— Не только русские, все нации в Америке держатся общинами! — возликовал Лара, полагая, очевидно, уел Савушкина.

— Ну, так об этом и речь… — улыбнулся тот. — У вас чертовски скучно! И все те, кто рванул отсюда после поднятия «железного занавеса», еще быстрее рванул обратно, как только разобрался в чем там дело. Мы… точнее они просто пользуются вашей мощью. Пользуют-с, так сказать. А как люди… Извини, Флин, ты — классный парень, но высокомерно заявлять повсюду и по всякому поводу, что ты американец, право не стоит! Вы сами вбили себе в голову, вас нешуточно уважают, но на деле-то вы проигрываете по всем «человеческим» показателям — по доброте, любви, даже жестокости! Ваши Аль Капоне с Диллинджером сидят у параши, как только в игру вступил новый бич свободного мира — «русская мафия»! Уступаете во всем, Флин! И если не станете с пеной у рта цепляться за свой звездно-полосатый, то увидите — больше-то вам и ухватиться не за что! Завидовать вам?! Да вас жалеют во всем мире, Флин!

Лара уже «перегорел» и совсем загрустил, слегка всхлипывая и бормоча под нос. Время от времени прикладывался к фужеру, но удовольствия, судя по всему, не получал. Савушкину даже стало его жаль. И он тут же поймал себя на мысли, именно об этом только что и говорил.

— Но технический прогресс… — поднял было голову Лара, озираясь и сонно моргая набрякшими веками.

— Флин, дорогой! Дело не в техническом прогрессе, а в генофонде. — Савушкин обнял его своей лапищей и потеплее укутал пледом. — Если в нас заложено нечто непобедимое, та самая загадка русской души, то никакими перестройками и идиотскими реформами ее не извести. Потому как есть генофонд нации. Мы — единое целое. И были им на протяжении тысячелетий, храня свою кровь и с бо-ольшой разборчивостью подходя к многочисленным заморским женишкам, со слюной взиравших на русских невест. И далеко не каждому народу была оказана честь влить в себя капельку русской крови. У вас же нет того стержня, внутреннего единства, и древко знамени не подходит на эту роль, даже если змеей обвиться вокруг него! Ты что же думаешь, мы в заднице? Ошибаешься, дорогой друг! Когда русский народ оказывается в заднице, тогда словно кегли разлетаются ханы, николашки, адольфы и прочие крестоносцы хреновы. И если сегодняшние заправилы еще здравствуют, значит еще видно синее небо из смрадного отверстия. Значит есть еще шанс у власть предержащих! Это они стоят раком перед вами, а не народ. И вопрос заключается в том, сумеют ли ОНИ разогнуться! Все это наносное, друг Флин, финансы, кризисы, реформы, ваши потуги подиктовать нам что-то. Ладно, поиграем в ваши игры, посмотрим, может мир поумнел и может действительно есть чему поучиться? Хотя я лично сомневаюсь, Флин…

Стояла глубокая и довольно прохладная ночь. А из-за яркого пламени костра мрак вокруг него казался и вовсе уж непроницаемым. Лес уснул. Только таинственные похрустывания да поскрипывания, заглушаемые днем, но явственно слышимые по ночам, разносились в прозрачном воздухе. Пару раз стукнул одолеваемый бессонницей дятел — то ли находясь прямо над охотниками, то ли в нескольких километрах от них. Ему вторила трещотка и вовсе уж непонятного животного…

Лара же клевал носом, иногда взбрыкивая головой, словно петух перед рассветом. Остальные охотники потягивали водяру словно ликер, задумчиво взирали на огонь, и в глазах читалось полнейшее согласие со словами Савушкина. Гигант же словно не замечал квелого состояния американца, продолжая втолковывать ему нехитрые истины. Те самые, которые каждый русский всасывает с молоком матери, но которые являются полной неожиданностью для иностранцев. Но только не для тех светлых умных голов, кто сумел прозреть, кто испокон веков приходил в Россию не с гордынею, а с уважением, не спесиво, а поклоняясь. И если он понимал Россию, если допускали его в самые тайные глубины славянской души, то не сопротивляясь более, отдавал он свое сердце этой великой стране, склоняясь перед ее божественным предначертанием.


Глава 3

15 августа

4:00


А утром на Лару обрушилась новая напасть. Спасаясь от огромного бурого медведя, шею которого почему-то охватывал широкий кожаный ошейник, американец спотыкнулся о высохший корень могучего дуба и нелепо распластался, пребольно клацнув зубами о вороненый ствол ружья. Он в панике оглянулся: гора шерсти уже нависла над ним, обнажились в оскале страшные клыки, и от рыка зашелестела трава. Пена, словно хлопья снега, опадала, утяжеленная слюнями, на одежду, насквозь промочив куртку. Послышался противный треск рвущейся под напором острых когтей материи. То ли для того, чтобы еще больше разозлить себя, то ли, чтобы поиграть с жертвой, чудовище мощными ударами лап стало лупить по бокам Лары, швыряя его тело, словно куклу.

Со стоном американец взмахнул руками и сел. Глаза раскрылись, но пелена сна еще мешала осознать себя в этом мире. Еще толчок. Он моргнул и уставился на Савушкина, довольно бесцеремонно его расталкивающего.

— Вставай, вставай, Флин! — приговаривал Савушкин, посмеиваясь и подмигивая. — А то все утки улетят. Да вставай же, говорю тебе!

Он встал на ноги, наклонился, сграбастал камуфляжную куртку американца за меховой воротник и вырвал американца из невесомого тумана дремы, решительно поставив его на ноги.

— Ну вот, хорошую водку пролил на бушлат! — посетовал Савушкин, глядя на темное пятно и застрявший в «молнии» смятый пластиковый стаканчик.. — Ну ничего, у меня запасная есть…

Он буквально поволок взъерошенного и продрогшего от утренней прохлады Лару к автомобилю и распахнул багажный отсек.

— На, одевай, шпион фигов! — добродушно усмехнулся Савушкин, протягивая совершенно новый пятнистый бушлат с теплым капюшоном.

— Какой я тебе, к такой-то матери, шпион! — проклацал Лара, с удовольствием облачаясь в теплую и, главное, сухую одежду.

— Ну нет, так нет. — покладисто согласился Савушкин, выгребая пачки патронов и пахнущие ни с чем не сравнимым запахом кожи патронташи и подсумки. — А ты по-русски совсем ни бум-бум?

Он протянул амуницию американцу и показал, как обращаться с застежками и многочисленными ремешками.

— Я многое понимаю, но говорить не могу! — пробурчал Лара, с удивлением ощущая нежелание распухшего и шершавого языка поддерживать беседу. Его поддержал желудок, настоятельно рекомендовавший освободить его от всякой гадости и наполнить чем-нибудь более питательным.

— Как, совсем ничего не можешь? — продолжил любопытствовать Савушкин, тоже зябко поеживаясь.

Лара, с большим трудом нащупав молнию на ширинке, обрадовано навострился в ближайшие заросли орешника.

— Могу, но совсем немного: «зд'астуи х'ен мо'дасты'!»

После этого, шебурша листвой и разматывающейся с пугающей быстротой туалетной бумагой, скрылся в кустарной чащобе.

— Мда! — почесал затылок Савушкин, услышав эти изыски великого и могучего. — Не все сферы жизни охватывают знания товарища…


15 августа

5:30


…Пробираясь по лесу вслед за Савушкиным, который ориентировался на местности, словно индейский вождь Виниту, Лара попытался применить свои познания в ориентировании, но без особого успеха. Остальные члены их охотничьего клуба растворились в лесу, по словам Савушкина, задолго до того, как ленивый американец продрал глаза, и готовили нечто из ряда вон выходящее.

Глушь поражала. Серое, еще не разогревшееся утро делало проходимые ими места действительно сказочными. Могучие ели, совсем не напоминающие те жалкие кусточки, которыми народ украшает свои квартиры в канун Нового Года, покрывали своими нижними ветвями десятки квадратных метров, и плотно переплетались в вышине — небо виднелось лишь рваными клочками. Зачастую приходилось разрывать руками широкие сети паутины, покрытые шариками росы. Кое-где проснулись первые, самые ранние лесные обитатели и устроили перекличку. Снова тихо. Стукнул вчерашний дятел. А может его родственник. Что-то квакнуло и где-то чирикнуло. А вот раздавшийся невдалеке жуткий хруст сухих веток заставил Лару с ужасом вспомнить свой последний сон.

Бежавший до этого совершенно беззаботно спаниель словно врос в землю. Они замерли. Шум удалился и постепенно затих вдали. Савушкин поднял руку и дал отмашку вперед.

— Кто это был? — громким шепотом спросил Лара, невольно сравнивая свое состояние с пребыванием в храме. Там тоже не тянет громко говорить.

— Да Бог его знает! — на ходу пожал плечами Савушкин. — Может медведь, хотя, по-моему, их тут поперевели всех. А может леший…

— Кто? — послышался удивленный голос американца.

— Леший. Лесной житель. — пояснил Савушкин. — Но говорят, он добрый.

— Слушай, а чего ты вчера напал на мою страну? — поинтересовался Лара, передвигая свой «Кеттнер» из-за спины на грудь после упоминания про медведя.

— А черт! — воскликнул Савушкин, хлюпнув ногой, и вслед за этим проваливаясь почти по колено. Но на них были высокие сапоги, и обошлось без заливания водички внутрь. — Да далась мне твоя страна! Просто ты мне нравишься… Стоп!

Он к чему-то прислушался, чего Лара совершенно не уловил, и сделал знак топать дальше. Тропика значительно расширилась. Точнее говоря, это была и не тропинка, а просто открытое место позволило идти рядом, чем Лара и воспользовался.

— Ты не такой, как остальные иностранцы, с которыми я работал. — стал развивать Савушкин свою мысль, продолжая внимательно смотреть по сторонам. — И я хочу оказать тебе услугу и попытаться показать, в какой же стране ты работаешь, а главное, среди каких людей… А, проникнувшись этими знаниями и понятиями, ты станешь ценным специалистом по России, тебе выделят средства, откроешь ты свою фирму при полной поддержке государства, возьмешь меня к себе, и станем мы с тобой зарабатывать настоящие деньги! — мечтательно бормотал Савушкин.

Голос его все понижался, пока окончательно не сошел на нет. Они сделали резкий поворот, и у Лары перехватило дух. Раскинувшееся перед ними озеро было достойно увековечивания его на холсте. Редкие клочки тумана еще висели над поверхностью, но показавшееся с востока солнце уже окрасило червонным золотом идеальную водную гладь. Изменили свой цвет и подступающие к самой воде леса — порыжела хвоя, там и сям вспыхивала роса. И Лара подумал, за возможность вот так вот встречать рассвет он готов был пожертвовать многим.

Они забрали немного левее, туда, где взметнулась шелестящая живая камышовая стена. Осторожно разгребая высокие стебли, Савушкин стал пробираться по воде. Через пару минут они вышли из мелководья на небольшой островок суши, невидимый ни с берега, ни со стороны озера. Они со всего маху вогнали в мягкую землю свои трости-посохи и, приведя в действие нехитрый механизм, трансформировали верхние их части в веерообразные седалища. С удобством поспать, конечно, не получится, но частично разгрузить ноги, очень даже запросто. Лара впихнул в оба ствола патроны, вложил запасные в маленький патронташик на запястье правой руки, развинтил свой термос и налил горячего кофе. Оставалось ждать. На охоте он был в первый раз и не представлял себе, сколько времени нужно просидеть вот так, прежде чем начнется собственно пальба.

— И давно ты в этих местах промышляешь? — Лара даже не чертыхнулся, обжегшись кофе, настолько хорошо было на душе.

— Достаточно. — подтвердил Савушкин. — Это «динамовские» охотничьи угодья, а у меня раньше много друзей из… в общем, которые имели сюда доступ.

Стоя спиной к Ларе и не видя его внимательного и изучающего взгляда, Савушкин достал манок…


15 августа

13:15


…Обратно они возвращались уже под палящим солнцем, приторочив теплые и ненужные теперь бушлаты за спиной вместе с ружьями. Лара так и не подстрелил ни одной птицы. Они вспархивали совершенно неожиданно, с треском вспарывая воздух, но всегда, поймав в прорезь своего прицела буроватое птичье тельце, ружье Лары замирало в бездействии. И каждый раз оба ствола безмолвствовали. Лара с удивлением понял, не сможет он просто взять и убить. Без причины. Не видел в этом СМЫСЛА. Не проникся он охотничьим азартом. Не смог. Вынужденный за свою бурную жизнь не раз убивать людей, он опустил изумительно прекрасную охотничью модель «Бергамо» перед беззащитной птицей.

Савушкин вначале на него недоуменно косился, а затем плюнул и погрузился в тот самый азарт. Птицы продолжали кружить, привлеченные звуком его манка, в воздухе пахло порохом, от буханья выстрелов закладывало уши. И спаниель, после каждого всплеска, радостно повизгивая, бросался в воду и скрывался в том направлении. Благодаря ему, ни одной тушки не пропало.

Он и теперь весело бежал впереди, сжимая в зубах мертвого селезня. Его длинные уши взметались в такт его прыжкам. Жизнь для него была и впрямь прекрасна. Лара тоже был благодарен Савушкину за эти выходные. Он действительно очень давно не отдыхал по-настоящему. А когда до места их ночлега оставалось километра два, Савушкин сделал крутой поворот и попер напролом через заросли чудовищного папоротника. Лара не отставал от него скорее из-за того, чтобы не затеряться в этих травяных дебрях, о чем прямо и заявил.

Через сто метров мучений, связанных с необходимостью выдергивания сапог из оплетавшей их высокой травы, миновав по пути ту самую дорогу, по которой вчера прикатили, Савушкин остановился и поманил Лару. Собака уже пребывала в классической стойке «смерть суркам». Лара заглянул через плечо спутника.

— Лисья нора. — шепотом поделился Савушкин. — Когда я две недели назад проезжал по этим местам, Бимка выследил. Если повезет, увидим. Ты, небось, настоящую лису-то и не встречал?

Савушкин замолчал, и они присели на упругую, прогретую солнцем прогалину, не упуская из виду нору. Спаниель Бимка сменил позицию на более удобную — улегся в ногах, тоже не спуская очень внимательного взгляда с темного отверстия под вывернутым, очевидно, грозой корневищем. Солнце разогрелось не на шутку. В лесу же жизнь текла чинно и несуетливо. Кто-то посвистывал, кто-то ухал, а громко стрекотало-то уж и вовсе рядом в траве. И бесконечно прекрасно пахло природой…

Рев мощного двигателя они услышали издалека. И несколько минут растерянно глазели друг на друга. Бимка дернулся ввысь, но шлепнулся обратно на землю, схваченный за ошейник крепкой рукой хозяина.

— Сидеть! — шикнул Савушкин, напряженно вслушиваясь в возрастающий гул. — Что за твою мать! Сказал же Ильич, нет никаких заявок на эти дни!

Голос становился все глуше, по мере того, как в глазах возрастало нешуточное удивление. В чем-то даже тревожное. Было видно, Лара не понял ничего из его бормотания, но тревожное ожидание передалось и ему. Чисто автоматически он зарядил ружье не встретив, против обыкновения, чуточку насмешливого взгляда компаньона.

Подобие дороги было им прекрасно видно, сами же они надежно укрыты густой массой папоротника. И вот прямо на них выскочила белая легковушка. Старенькая «БМВ» с затемненными стеклами, ревущая словно атакующий танк. Да и не мудрено было потерять глушитель по такой дороге и на такой-то скорости! Бедную жестянку так трясло и подбрасывало, и Лару невольно замутило, глядя на нее.

Не доезжая до них метров десять, водитель свирепо ударил по тормозам, и автомобиль ткнулся изрядно покореженным «фартуком» в землю. Судорожно распахнулась водительская дверца, мелькнули руки, и в заросли папоротника полетел черный тюк, сбивая и обламывая лопухообразные листья. Бросок был мощный — тюк упал всего в трех метрах от друзей, вогнав в ступор бедного Бимку. Тотчас машина взревела, из-под колес брызнули сухие комья земли, сизое облако вытравило все живое в радиусе трех метров, и «Боевая Машина Вора» юркнула в березняк, на окраине которого с другой стороны и расположился лагерь охотников.

Савушкин озадаченно почесал в голове, поднялся, но новый рев заставил Лару дернуть его обратно к земле. На этот раз не снижая скорости, мимо пронеслось нечто темное, горообразное, способное в иных условиях вызвать аплодисменты автомобильной мысли Америки. Но друзья испытали новый приступ необоснованной тревоги. Этот джипяра явно гнался за первым автомобилем. И не похоже было, будто парни играли в салочки. Не слышно задорного веселья и игристого смеха… Но даже в этой ситуации у Лары промелькнуло недоумение, как на таких-то скоростях, помятуя о хлипком мосте, ребята не продолжили свой дальнейший путь, сплавляясь по речке. Видно, мост все-таки оказался крепче, чем можно было предположить поначалу…

Лес так же стремительно проглотил и джип, потушив его урчанье — в чаще звуки исчезают очень быстро. Некоторое время охотники просидели, ожидая продолжения программы. Но птицы по-прежнему чирикали, лисы, натурально, не было и в помине, Бимка немного пришел в себя и неуверенно нацепил на зуб доверенную ему мертвую тушку, словно приглашая всех плюнуть на лису и отправиться лучше домой.

— Идем, идем, мой маленький… — пробормотал Савушкин, тоже явно не собираясь дожидаться лисьего носа.

Как обычно и бывает, именно в ту же секунду они замерли, услышав сухой продолжительный треск. Оба были слишком искушенными, предполагать, будто это сумасшедший дятел, либо лось продирается сквозь сухой кустарник. Нет, черт возьми, это были натуральные автоматные очереди. Трудно было назвать марку, из какого оружия они происходят, но это были именно автоматные очереди. Охотники не могли точно определить, с какой стороны света доносятся, но шизофрения не являлась отличительной чертой обоих, и они ни на секунду не усомнились — стрельба ведется с «их» поляны.

Переглянулись, и выброшенный из автомобиля тюк пока оставался на месте до лучших времен. А оба действовали теперь совершенно профессионально, обнажая свои истинные натуры. Сброшены лишние сумки, патронташи передвинуты патронами вперед, бесшумной стал поступь, а глаза внимательно прочесывали лес, предварительно деля его на сектора. Шли вдоль дороги, стараясь, по возможности, быть постоянно укрытыми кустарником. Оба знали, иной дороги с поляны нет, и следовательно, кто-то да должен будет поехать обратно. Савушкин замер.

— Славка… — прошептал он, полуобернувшись к Ларе.

— Замирая, словно пни, мы ничем не сможем им помочь! — зло прошипел Лара.

Все-таки Савушкин был НЕпрофессионалом. Крутым любителем, не более. И совершенно неизвестно, как он себя поведет в с и т у а ц и и. Лара тронул его за плечо и по-кошачьи переместился в авангард. Савушкин не возражал, сам почувствовав, надо заметить, с немалым облегчением лидерство Лары. Взметнувшаяся рука, отмашка, и оба рухнули в высокую траву.

Урча, показался из-за поворота джип. Он двигался медленно, словно выслеживая кого-то. Прошелестел чудовищными шинами в паре метров от них.

Савушкин тронул Лару за штанину и указал на ружье, а затем на автомобиль. Лара яростно постучал пальцем по голове и резанул ребром ладони себе по шее. Савушкин намек понял и угомонился.

«Командос хренов!» прошептал Лара, выплевывая забившиеся в рот намокшие пышные усы. Он тщетно пытался проникнуть посредством бинокля внутрь автомобиля — стекла были совершенно непроницаемыми. Ровно гуденье стихло. Они осторожно поднялись и ускоренным шагом продолжили путь.

…Они действительно слышали автоматные очереди. Поляна усыпана отработанными гильзами. В воздухе еще носится кисловатый запах пороха. И ужасающе нереальная картина. Белая «БМВ» на отшибе, почти скрылась в орешнике. Оставив ее на потом, охотники бросились к груде камуфляжа за толстым стволом дуба.

Автоматная очередь почти разрезала Славу поперек туловища. Обширная лужа крови под ним и остекленевшие глаза делали излишней процедуру проверки пульса. Они поискали тестя Савушкина. Тот скрючился на водительском сиденье своего «Чероки», пытаясь, наверное, скрыться. Бок залит кровью. На левом виске пригорел порох от выстрела в упор. Контрольного. Смотреть на другую сторону головы не хотелось. Оба джипа тоже изрешечены на совесть — пробитые колеса, осыпавшиеся стекла, бульканье бензина и чего-то еще из двигателя. «Хоть не вспыхнуло!» удивился Лара.

Савушкин соляным столпом стоял посередине поляны. Часто моргал, с каким-то недоумением вертя головой. Прицепленные утиные тушки смотрелись довольно дико на общем фоне его растерянности. Бимка, поскуливая, наоборот метался от тела к телу, поджав хвост. Лара направился к чужому автомобилю. Проходя мимо Савушкина, остановился, внимательно на него посмотрел и, резко взмахнув рукой, хлестнул его рукой по лицу. После второго удара Савушкин опрокинулся на землю. Лара стремительно присел и схватил его за отворот пятнистой куртки.

— Достаточно?

Его голос был непривычно злым. Савушкин утвердительно закивал головой, что-то пробормотав. Не говоря ни слова, Лара отвесил еще одну звонкую оплеуху. Подскочивший Бимка с ходу вступился за своего хозяина, наскакивая на Лару и оглушая лесных обитателей своим лаем.

— Молчать! — Савушкин протянул руку к собаке. Та успокоилась и подставила свою голову. — Это действительно было излишним.

Он потер горевшую щеку, но Лара заметил:

— Когда я спрашиваю, то надо отвечать, а не мычать! Идем…

Парень лет двадцати пяти раскинулся возле распахнутой дверцы автомобиля. Шелковая фиолетовая рубашка вспорота на груди, и в прорехах виднелись страшные порезы. В глазах — застывшая боль. Закончил он свою жизнь традиционно — верхняя часть черепа снесена пулей очень крупного калибра. «Значит преследователей было минимум двое…» отметил Лара, «А резали, чтобы…» Он отскочил в сторону — Савушкина вырвало прямо на то место, где минуту назад находился Лара.

Лара обошел автомобиль с другой стороны и наткнулся еще на один труп. Этот пытался убежать. Не смог. Срезали из автомата. Перевернув его на спину, Лара некоторое время смотрел в юное, ни разу не бреющееся лицо с кучерявыми мягкими волосами на подбородке. «Идиоты… Господи, какие идиоты…»

Савушкин все клокотал горлом, но худшее, казалось, было позади. Правда, лицо еще бледное, да волосы слиплись от пота. Но от этого еще никто не умирал.

— Нам с тобой конец!

Голос у него был пока хриплым. Моментально распространилось зловоние. Поморщившись, он достал из бокового кармана плоскую флягу с коньяком и прочно вставил ее себе в рот, словно бензозаправочный пистолет. Чуть нахмурившись, Лара ждал. Бульканье прекратилось. Щеки слегка порозовели. Лара ждал. Савушкин исподлобья глянул на него и отвел глаза. Понимал — подобная фраза требует продолжения. Долго собирался с духом. Наконец, словно нехотя, выдавил:

— Такие же номера у контрразведки. Не то, чтобы я их наизусть знаю, но это их комбинация.

— Ты имеешь в виду, конечно, джип. — на всякий случай уточнил Лара, хотя и так было понятно, в белое дерьмо перед ними постесняется сесть самый распоследний младший опер. Не та категория, в каком бы состоянии ни находилась страна. Это немецкое старье как раз и ассоциировалось с такими вот юношами в шелковых цветных рубахах со стоечками и дешевеньким золотишком на обгрызенных пальцах. Кладбища полны такими вот «крутенькими», посчитавшими себя достаточно взрослыми, чтобы влезть в чью-нибудь серьезную игру, весьма далекую от привычной им обычной уголовщины. Влезли, что-то урвали и бежать! Да не та лига, братишки! И не те возможности…

— Используешь банк как прикрытие? — жестко спросил Лара, направляясь в сторону своей палатки.

— Да ты что, Флин! — округлил было глаза окончательно пришедший в себя Савушкин, но Лара резко развернулся и ткнул ему в нос свою двустволку.

— Слушай меня очень внимательно, сукин сын! — он шипел словно кобра, таккаждое его слово проникало в мозг Савушкина. — Я не собираюсь телеграфировать американскому президенту о наличии в моем банке русского шпиона. У него и так дел полон рот! — цинично усмехнулся. — Точнее, традиционно — у его персонала! Но ты работаешь в нашем банке, только что твою машину расстреляли из автоматов люди одной из мощных спецслужб, убиты твои родственники, и, наконец, моя жизнь тоже в опасности! Поэтому, чудила, мне нужно знать о тебе все, что может вывести их на тебя и на меня. Ну и, конечно, на банк. Но это в последнюю очередь, как ты понимаешь! И я клянусь семенным запасом Америки, если ты будешь строить из меня дурака, то очень органично впишешься в местные декорации!

— Да ничего я не знаю! — воскликнул Савушкин. — Да! Я работаю в ФСБ, но в «экономической безопасности». А там, знаешь ли, подобные сцены — не банальная рутина! Мое дело — банки, биржи, акции и прочие скучные реалии. И в Центре-то я бываю раз в год: когда пишу отчет за прошедший год и план на следующий… А номера… ну просто знаю, также как знаю еще кучу вещей в этой жизни!

Он закурил, и Лара обратил внимание на мелко дрожащие руки банковского коллеги. «Да, не оперативник…»

— Утечкой капитала занимаешься?

— Этим все занимаются! — Савушкин закашлялся. Глубоко вдохнул и выдохнул. — Одно из приоритетных направлений нашего управления. Этим занимаются все и всегда, но каждый в своей области. Я же не следователь. Мое дело — информация, если есть. И все.

Лара нырнул в свою палатку. Вспомнил, ничего здесь не оставлял. Снова вышел.

— Флин, я только что государственную тайну…

— Да заткнись ты! — в сердцах прервал его Лара. — Тоже мне Джеймс Бонд нашелся! Давай лучше карту!

— Зачем? — непроизвольно вырвалось у Савушкина.

— А добираться ты как будешь?!

Савушкин с тоской оглядел оба джипа. Восстановлению явно не подлежат.

— На кого оформлены машины? — спросил Лара, тоже глядя на них.

— Один — Славкин, а второй — тестя! Я по доверенности…

— Врешь!

— Нет! — почти заорал Савушкин. — Тесть его по каким-то там льготам оформлял, а сам водить не умеет… На фига мне еще одна машина нужна, если эта есть!

«Господи, неужели, хоть в этом повезло?» изумился Лара. Даже если те, другие и догадываются об оставшихся в живых охотниках, то по автомобилям вычислить их не смогут. Кроме того, Савушкин действительно здесь совершенно ни при чем. Не его епархия! Просто дикое совпадение. Балансировал на грани фола, идиот, выпендриваясь перед другом-американцем — в «динамовские» угодья повез! А в это время некие ребята здесь какие-то дела обделывали… Те-то, чудилы «бмвушные», по-видимому случайно зацепились за них в столице, проследили, провернули собственный блицкриг, а вот с отходом не получилось. Заплутали-с. Дилетанты, одним словом! Тоже мне Буч Кесседи и Санденс Кид! От лесника-то если вовремя не свернуть, дорожка только одна и петляет — к этой самой поляне… Твою мать!

— Дмитрий! Ты что там писал? У лесника? — холодея, Лара ждал ответа.

Савушкин снова побледнел. Чуть не вскрикнул.

— П-пу-путевку выписывал… — еле слышно прошептал он.

— Сколько отсюда до лесника?

— Километров десять.

— Другая какая-нибудь дорога есть?

— Через Яковлево, но тогда придется крюк после карьеров делать.

Лара напряженно думал. Приблизился к джипам и раскрыл задние дверцы. Пусто. Ни ружей, ни амуниции. И признался себе, попадись ему великолепная коллекция Савушкина, тоже не прошел бы мимо. Значит, в активу — одни «кеттнеровские» двустволки и россыпь патронов с дробью на водоплавающую птицу. А там автоматы!

— Бегом в машину!

— В какую! — опешил Савушкин.

— В действующую…

Лара откатил ногой в сторону труп водителя и уселся в «БМВ». Зло посмотрел в сторону Савушкина.

— Ты что медлишь, идиот?! Боишься, к тебе призрак этого парня по ночам являться будет? «Ты зачем угнал мою машину! Моя душа висит теперь между небом и землей! И нет мне покоя!!» — завыл Лара, шевеля усами-сосульками.

Стараясь не смотреть на трупы, Савушкин приблизился к автомобилю и втиснул себя на пассажирское место. Кивнул на приказ Лары показывать дорогу в город.

— Это не город, а поселок! — буркнул Савушкин.

— Один черт, там сменим машину и к леснику. Меньше подозрений вызовем, если эти еще там! Где лисья нора?

Проехали еще метров километр, прежде чем Савушкин указал место. Лара юркнул в папоротник, оставив Савушкина присматривать за спаниелем и мотором. В две секунды отыскал тюк, оказавшийся при ближайшем рассмотрении черной спортивной сумкой, подхватил ее с земли и вернулся в автомобиль. Рывком расстегнул «молнию» и остолбенел. Сумка была набита банальными пачками американских долларов. Толстые пачки, крепко схваченные бухгалтерскими резинками. Достоинства меньше чем «100» не было. Во всяком случае среди верхних купюр. Савушкин с присвистом задышал.

— Если бы у меня уволокли э т о, я бы тоже всех порезал! — глухо пробормотал он.

Лара взглянул на него и усмехнулся:

— Надеюсь обойдемся без всяких штучек в духе Стивенсона?

— Да что ты? — округлил глаза Савушкин. — Мне и в голову…

— Да ладно, расслабься! — Лара поставил сумку ему на колени. — Пока едем, постарайся пересчитать…


15 августа

15:40


Лара вписался в проем покосившегося прогнившего забора, который окружал такой же прогнивший сарай. Вокруг не было ни души, так как этот заброшенный и почти разрушенный дом стоял на отшибе. Заглушил мотор, вылез и машины и с удовольствием потянулся после тряской дороги.

— Сколько? — поинтересовался он, видя, что Савушкин закрывает сумку.

— Пятьдесят пачек. Стодолларовые купюры. Проверил три. По сто купюр в каждой. Дает основание предполагать — с остальными дела обстоят также. Значит… пятьсот тысяч. Предварительно. — скучным профессиональном тоном банкира четко доложил Савушкин. И добавил совсем уж не профессионально. — Однако…

— Ну и прекрасно! — ухмыльнулся Лара. — Возьмешь на себя тяжкий труд потаскать их?

— Но… — Савушкина явно беспокоила какая-то мысль.

— Думаешь, это везли честно заработанную зарплату твоим коллегам? — ухмыльнулся Лара. — Ну, такой вот я беспринципный. Не могу упустить своего шанса! А ты можешь свою долю перевести в фонд помощи своего управления… А теперь дай подумать несколько минут.

Он бродил по заросшему сорной травой двору, предаваясь традиционному занятию всех думающих людей — сшибал ногой головки чертополоха. Савушкину не было видно, шевелил ли Лара губами, но усы его определенно жили своей активной жизнью, делая его похожим на пребывающего в глубоком раздумье рака. Сам он от нечего делать снова расстегнул сумку и уставился на деньги. Надо сказать, будучи человеком небедным, такую сумму наличными он держал в руках впервые. И при этом следует учитывать, половина этих баксов — его! Вдруг прошиб пот, а если они — фальшивые?! Тогда никуда с…

Громкий вопль боли прервал его мрачные размышления. Он швырнул сумку на соседнее сиденье и вылез из автомобиля. Лара стоял на одной ноге метрах в пятнадцати от него, уставясь в землю и, не стесняясь, изыскивал все новые недостатки у какой-то матери. Савушкин тревожно приблизился к нему, стараясь отогнать бредовое видение, как его друга укусила змея, как он отсасывает яд из ноги Лары. Картина заставила содрогнуться.

Но причиной переполоха оказалось вделанное зачем-то в землю здоровое чугунное кольцо, по которому, не заметив, и саданул ногой Лара. Они озадаченно смотрели на него, затем взглянули друг на друга.

— На черта здесь кольцо? — озвучил общие мысли Савушкин.

Лара воровато оглянулся по сторонам, нагнулся, потянул, крякнул, распрямился, взглянул на Савушкина.

— Может там огурчики какие… — задумчиво промолвил Савушкин, отогнал Бимку, старающегося оказать посильное содействие, и двумя руками также обхватил загадочное кольцо.

Рывок, звучный выдох организма, и тщательно замаскированный люк открыл их взору самый настоящий тайник. Равносторонний квадрат, углубленный в землю сантиметров на пятьдесят, был выложен внутри тщательно скрепленным между собой листовым железом. А на это железе валялся автомат «Калашникова» и пистолет «Макарова». Савушкин выпучил глаза на арсенал, затем на Лару. Но было видно, всех ответов тот не знал. Не всеми тонкостями владел, так сказать…

Савушкин встал на колени, лег на пузо и свесился в яму. Достал по очереди оружие и поднялся на ноги. Вдвоем обнюхали его и пришли к выводу, из него не то что недавно не стреляли, а они очень удивились бы, если бы им сказали, что оружием вообще когда-либо пользовались.

— Ситуация. — подвел итог Лара и ухмыльнулся почти весело. — Кто-то оказался очень запасливым — такой тайничок славный заделал! — Он протянул автомат Савушкину. — Положи это в сумку к деньгам — все уверенней будем себя чувствовать, а если не понадобится, то избавимся позже. А пистолет пристрой куда-нибудь за брючный ремень. Только не вздумай совать его штаны, ради Иисуса!

Он осторожным пинком закрыл люк и посмотрел на Савушкина:

— Может теперь, друг сердечный, рискнем на нашем «Феррари»? А?

Савушкин почесал затылок. Пожал плечами.

— А мысль дельная. Все лучше, чем тащиться в город и угонять посреди бела дня новый кар. — согласился Савушкин. — Провинция, конечно, но морду все равно могут набить! Да и быстрей выйдет…

Судя по голосу, Савушкин пришел в себя после гибели тестя и своего друга. А может просто не до конца все осознал…

— Значит решено! — Лара снова прошагал к «БМВ». — Только ты теперь поведешь. А метров за двадцать до избушки высадишь…

…Лара прильнул к основательной стене из бруса в то время, когда Савушкин отчаянно сигналил во дворе лесника и пьяным голосом орал «Ильич! Ильич!» Лара прошмыгнул под довольно высоким окном и высунул голову из-за угла. Савушкин, хоть и заметил его, но вида не подал, а продолжил вопить. Скользнул обратно к задней двери. Попробовал. По старинному деревенскому обычаю, дверь была незаперта, но оставался риск отчаянного скрипа. Поэтому, молитвенно прошептав «Вашу мать!», надавил плечом и кувырком влетел в избушку. Встал на одно колено поводя охваченным двумя руками собственным пистолетом, на который у него было разрешение. В ту же секунду распахнулась передняя дверь, и в проеме во всем блеске солнечного света нарисовался Савушкин-богатырь. Правда, автомат он держал довольно воинственно.

Лара вздохнул, встал на обе ноги, подошел к своему другу и показал на предохранитель:

— Эта штука должна быть опущена вниз… Но пусть остается, как есть… — он указал через плечо на тахту.

Лесник Ильич сидел на ней вполне естественно. Впечатление портила лишь дыра во лбу, как раз там, где волосы уже начали отступать под натиском времени. Больше никаких ран. И в самом деле, зачем зря уродовать человека всякими дурацкими вопросами, типа «Как их имена?!» если можно спокойно и вдумчиво полистать журнал регистрации охотничьих путевок. Сам журнал как раз и лежал на столе, наглядно демонстрируя рваные остатки нескольких страниц. Правило номер два: зачем напрягать память, если можно взять с собой.

— Что там обычно пишется? — поинтересовался Лара, чертыхнулся и пролистал целые листки. — Дьявол! О тебе там тоже краткая автобиография имеется?

Савушкин замотал головой:

— Не! Мы ж с Ильичом уже пятнадцать лет знакомы. Были. Там только мой рабочий телефон. И то, только для проформы!

— Так, — задумчиво протянул Лара. — Некоторая фора у нас имеется. Хотя сложить два и два… Вот так-то, господа!

Они вышли во двор. День был изумительный — жаркий, безветренный, умиротворенно колыхались верхушки огромных елей, на все лады пели птицы, которых Ильич, наверняка, прикармливал. Проплыть бы сейчас километра два в прохладной и чистой водичке! А ведь Савушкин еще не отделался от подозрений в отношении меня! улыбнулся Лара, глядя на зеленое великолепие леса. Думает, небось, сейчас уложу его, спишу все на налет и обеспечу себе, любимому, таким вот образом, совершенно безопасное дальнейшее существование — меня-то ни в какой путевке нет! Трое было охотничков-то! Да и денежки себе все прихвачу…

Лара улыбнулся еще слаще, словно кот, перед которым после полной глубокой миски со сметаной, поставили бидон сливок, предложив откушать в свое удовольствие. Скосился в сторону своего друга. Савушкин был напряжен, ковыряя огроменным ножом деревянные ступеньки. Точно, так и думает! Вполне логичный ход мыслей для насквозь криминальной страны. А вот, возьму вот и порешу, вона какой я крутой — углядел, автомат на предохранителе, да и усы под стать!

Лара расхохотался, может несколько нервно, своим мыслям. А может, подсознательно радовался возможности избежать перестрелки. Все откладывается на неопределенный срок, и вообще поедут они сейчас домой.

— Послушайте, сэр! — Лара подсел к Савушкину на прогретую солнцем ступеньку. — Вот на месте наших друзей, ты где бы стал нас отлавливать? Ну, в том случае, если ты такой нетерпеливый…

— На шоссе! — Савушкин думал не долее секунды. — Они, правда, могут и разделиться, и послать одного на железнодорожную станцию, но машину они в любом случае не бросят.

— Значит итог таков: на шоссе они будут точно, а вот насчет вокзала — это как повезет. — согласился Лара

— До станции километров пять будет. — поделился Савушкин.

— Значит, там где-нибудь и бросим наш танк!


Глава 4

15 августа

17:20


До вокзала они добрались без происшествий, вкратце поблагодарив Бога за отсутствие завтрака, ибо еда, определенно, не удержалась бы в желудках при такой тряске. Поименованное столичным жителем Савушкиным как «станция», местечко это представляло собой обычную глухую российскую железнодорожную платформу, с пробившимися сквозь закатанный при царе Горохе асфальт пучками выгоревшей на солнце травы. Согласно выработанному ими плану, Савушкин побрел к будке «станции», а Лара стал пробираться туда же окольными путями. Метрах в пятидесяти расположился. Достал бинокль.

Так, вот Савушкин. Вышагивает вполне гордо, и не изображает скорби по погибшим родственникам. Зачехленное ружье, конечно, выдает его с головой, но на то Лара и остался валяться в кустах, чтобы посмотреть, кого это ружьишко взбудоражит. Старикан, с пьяной независимостью прислонившийся к некрашеным железным перилам, не тянет на убивца пятерых человек, даже если он после этого и напился. Не тот типаж… Многочисленная цыганская семья. Пропустим их. Даже если парни замаскировались под чумазых и крикливых ребятишек или состоящую при них дородную тетку с золотыми челюстями, то от рук таких актеров и погибнуть не обидно. Юная парочка. Приобнявшись, как и положено, и в полном соответствии с безбожным временем, курят наравне. Причем… папиросы? Ну да, самые настоящие, без фильтров, толстые, с серенькими кончиками. Обоим так после двадцати пяти, расположились прямо под навесом, возле расписания движения поездов. Случайно? Да запросто, вон солнце как печет! Савушкин прет прямо на них. Ах да, он же не знает расписания. Но мог бы сообразить, в таких глухоманях люди задолго до прибытия электропоездов, как правило, не приходят!

Юная пара скользнула по нему равнодушным взглядом и, продолжая разговаривать, повернулись к Ларе джинсовыми спинами, синхронно поставив ноги в промежутки между решетками ограды. Савушкин посмотрел расписание, прошел в конец платформы. Остановился, вытер пот тыльной стороной руки, взглянул в сторону Лары и прикрыв правую руку от будущих пассажиров своим телом, растопырил ладонь. Молодец! Значит, пять минут…

Лара еще раз внимательно обшарил биноклем окрестности. Больше прятаться и негде, кроме как в этих же кустиках, но их он прочесал еще на подходе. Значит, единственные подходящие кандидатуры — это молодые. А может и не они, может, вообще никого и нет. Но если есть, то только они. Правильно, на черта в такую жару напяливать на себя толстые джинсовые куртки, проанализировал Холмс-Лара. Не иначе, как пистоли прячут!

Бегом преодолел расстояние до платформы. Отдышался, прошел к расписанию. Стоят. Словно часовые у Мавзолея. Равнодушно повертел головой. В этом своеобразном зальчике больше никого не было — все постепенно протянулись к месту остановки первого вагона. На сельской дороге, ведущей к станции, тоже никого. Показался и истошно взревел поезд. Лара резко взмахнул рукой и обрушил удар на затылок девушки. Рухнула как сноп под серпом в умелых руках. Парень моментально развернулся и получил свой прямой удар в лоб. Голова вмазалась в стену, что только прибавило глубины сну. Простите, ребята, может вы и не те, но рисковать никак не можем. Через банк — ищите, а так, уж чтобы прямо к дому выйти, извините, не лохи! А очухаетесь вы, ребята, очень скоро — минут так через двадцать — тридцать.

В два прыжка оказался рядом с Савушкиным и просипел:

— Билеты взял?

Судя по вытаращенным глазам Савушкина, билетов он не взял. Лара только устало вздохнул, вскарабкиваясь на несоразмеримую по высоте с платформой железную ступеньку тамбура. Оставалась надежда на жару и ленность контролеров. А если и пойдут, то не будут ругаться, привлекая, таким образом, ненужное внимание к их персонам. Они миновали прокуренный тамбур, в котором расположились цыгане. Двое мужичков с детской непосредственностью оглядели их с ног до головы и вновь извлекли на свет божий бутылку «Привета», спрятанную под полу при появлении посторонних. Традиционно одна створка ведущих в вагон дверей перекособочилась и намертво заклинилась. Пришлось Савушкину протискивать грузное тело в направлении деревянных сидений, довольствуясь одной.

— Сколько, черт возьми, нам до цивилизации переться? — шепотом поинтересовался Лара, устраивая сумку с деньгами, автоматом и своим разобранным ружьем под жестким сиденьем.

— Минут пятьдесят, час… — неуверенно пробормотал Савушкин. — Я, знаешь ли, не привык на подобных поездах разъезжать!

— Ближе к народу надобно быть! — наставительно изрек Лара.

Он сделал страшные глаза Бимке, и тот обречено залег на полу в ногах. Сам же Лара незаметно передвинул свою кобуру из-за спины на левый бок, прислонился им к вагонной стене и закрыл глаза, напрочь скрыв их от окружающих мохнатыми бровями. Однако, долго поспать ему не удалось. Савушкин потряс его плечо:

— Слушай, Флин! А ты куда сейчас едешь?

Лара уловил плохо скрытое беспокойство в его голосе. Догадываясь о причине вопроса, ответил, мол, домой. Помыться, поспать и подумать. И он искренне благодарен Савушкину за увлекательное путешествие. Но на начальника дилерского отдела ироничный тон не произвел никакого впечатления. Он окончательно растормошил Лару и так просительно:

— А может, поедем ко мне?

Он склонился к самому уху американца и горячо зашептал с присвистом:

— Страшно мне, Флин! Первый раз я в такой ситуации! А трупы я только утиные и видел! Меня вон знобит всего…

Лара и впрямь чувствовал крупную дрожь, прижатых к нему мощей друга.

— Ах, как это мило! — нежно произнес Лара. — Чисто два голубка на жердочке!

Савушкин скривился в кислой улыбке и несколько отстранился.

— Ну так-то лучше! — Лара повращал головой, с хрустом разминая шейные позвонки. Сел прямо. Развернул усы в сторону гиганта. — Ладно, черт с моей репутацией! Поедешь ко мне.

Савушкин отрицательно помотал головой и промычал.

— Что-что? — не понял Лара.

— А как же Верунчик?

— А что такое «верунчик»? — Лара недоуменно взирал на банкира

— Верунчик — это моя жена. — угрюмо ответил тот.

— И каковы твои предложения? — американец уставился на него, нагнетая своими усами-сосульками тоскливую безысходность.

— Поехали ко мне! — обрадовался Савушкин возможности протолкнуть свою идею. — У меня дом. Большой. Места хватит. А потом, когда все это…

— Хочешь, я тебя огорчу? — Лара чувствовал себя премерзко, но иного выхода действительно не было. Этот зашифрованный агент должен до конца уяснить ситуацию. Боевую. Страшную. — У нас пятьсот тысяч баксов. Это приличная сумма. Я знаю случаи, когда убивали и за меньшее. И это кончится только в одном случае. Когда одна из сторон перестанет существовать в природе. Поэтому-то «все это» само собой не рассосется, как ты хотел сказать!

Он сделал паузу, давая возможность Савушкину покрыться испариной.

— Нет нужды объяснять, почему ребятки станут до мокроты в штанах искать пропавшие деньжата? — веско спросил Лара. Савушкин снова обречено замотал головой. — Конечно, кому охота отвечать за такое… Это, во-первых. А во-вторых, мы с тобой банальные «нежелательные свидетели»…

— Так я же номер запомнил! — просветлел ликом Савушкин. — Анонимный звоночек в милицию…

— Ага, — хмыкнул Лара. — И милиция на белых конях помчится в атаку на госбезопасность! Хотя, надо признать, вариант неплохой. Не в плане, что он нас спасает, а… просто мы можем это сделать так… между прочим. Пролетая, так сказать, над вашей территорией. Но нашу проблему этот шаг не решает, а даже наоборот… Теперь они будут уверены, некто не только выжил, но еще и гадит! И гадит, прошу заметить, прицельно.

— А если вернуть им деньги? — вдохновенно предложил Савушкин план «Б». — Вот, мол, ничего-то мы и не взяли…

— Угу! — одобрительно закивал головой Лара. — Мол, ребята, мы не только знаем, чем вы занимаетесь в лесу, но нам также доподлинно известно и кто вы такие!

Он покачал головой и сверкнул красноватыми с прожилками глазами:

— Боюсь, тогда от нашего банка просто ничего не останется! Они и не станут выяснять, кто это такой пронырливый, а просто взорвут его к чертовой бабушке со всем содержимым! А меня, как шефа безопасности, тогда уж точно уволят. — он заметно погрустнел. — Нет уж! Деньги, раз такое дело, оставим себе. Нашу с тобой судьбу они точно уже не испортят. Улучшить — могут, а вот испортить — некуда дальше! А чем целый банк мочить, пусть уж лучше тебя одного!

Он расхохотался своей несколько жестокой шутке, видя, как Савушкина снова пронзила дрожь.

— Да ладно тебе! Успокойся… Ты где живешь-то?

— Да на территории нового коттеджного поселка в Бутово. Южном. Недавно вот переехал…

Лара закрыл глаза. Долго не открывал. Выгнул спину, разминая на этот раз позвоночник. Посмотрел в окно.

— И где ж это такое понастроено? — спокойно, но как-то глухо спросил он, продолжая смотреть в окно на действительно бескрайние поля, в силу сегодняшней бесхозяйственности, заросшие густой травой и цветами.

— На юге Москвы. Кстати, очень хороший район. Все под рукой, великолепная инфраструктура. Говорят, Лужков весьма пристально следит за этим райончиком. Имеет большие планы…

— Он вообще большие планы имеет. — рассеяно вставил Лара. — И не только в отношении этого района… Я только не могу припомнить никакого Бутово в твоей банковской анкете — ни Южного, ни Северного, ни Западного, ни, даже Южного! А, голубь?

Савушкин виновато покосился.

— Я прописан по адресу тестя. Его же адрес и указал в анкете. А дом купил и живу.

— Понятно. И что же, целую комнату выделишь?

Савушкин даже подпрыгнул от радости:

— Весь дом отдам! — воскликнул он.

Лара нашел в себе силы ухмыльнуться:

— Нет, уж, спасибо! Не хочу, чтобы они меня за тебя приняли! А тебя обязательно выманят на Лубянку через твое непосредственное руководство, где ты и сгинешь по старой доброй русской традиции! — не упустил возможности подколоть американец. — И вообще, Дмитрий, в случае стрельбы и прочих осложнений я буду отчаянно отстреливаться, а не прикрывать тебя своим телом.

Савушкин молчал. Он переживал. Он и сам понимал, присутствие Лары в его доме способно поддержать его, Савушкина, дух, но не более. Ну, смогут они отразить лобовую атаку, хотя он тоже не верил, те, другие пойдут на такой примитив. Если это действительно его «коллеги», то у них масса возможностей, как заметил Лара, устранить его по-тихому. И, находясь в его доме, Лара только подставляет себя под удар. Савушкин видел, американец осознает это, и был благодарен за поддержку.

Лара же сидел, задумчиво подперев левой рукой подбородок, правая спрятана под отворотом бушлата, и наверняка, поглаживает пистолет. Смотрит в окно, только зрачки иногда убегают в сторону, зацепившись за мелькнувший за грязным стеклом крупный предмет. Брови насуплены на переносице, мешки под глазами, усы скорбно свесились к центру Земли. Грустные глаза, в которых отражаются чужие рощицы, неухоженные деревеньки, вдрызг разбитые дороги, нарезанные кривые квадратики огородов вдоль железнодорожного полотна, хмурые лица, враждебный народ…


15 августа

19:15


На Киевском вокзале, шагая среди толпы, мешков, тычков, ругани и вони, Лара еле убедил своего друга прежде заехать к нему на Остоженку. Дома американец с наслаждением принял душ. Переоделся. Затем они провели заседание оперативного штаба и приняли решение, деньги целесообразнее оставить в тайнике здесь же. Долго мусолили идею, а не запереть ли их пока в сейфе в банке. Но с сожалением отказались от этой мысли, рассудив, когда те, другие, возьмут это дело в разработку, то приезд в выходной день одного ли Лары или же вместе с Савушкиным в банк, непременно вызовет ненужные подозрения и измышления. Оружие же было решено взять с собой. Ловко и сноровисто собрав небольшую сумку с личными вещами, Лара звякнул ключами взятого для него банком автомобиля. Он редко им пользовался, потому как до места работы от его квартиры было десять прекрасных минут прогулки утром и вечером, а вот сегодня самое время…

Сорок минут удалой езды по московским улицам и проспектам протекли в полнейшей тишине. Лишь однажды, слегка увязнув в «пробке» при выезде с Ленинского на кольцевую, Лара пробормотал вроде:

— А, может и впрямь купить там домик по соседству? Природа, говоришь… Как думаешь, хватит моей половины клада, а, господин дилер?..

…— Ты неплохо ориентируешься в Москве! — удивился Савушкин, изображая штурмана при подъезде к своему дому. — Не ожидал

— Я же работаю в этом городе! — буркнул Лара, отчего-то все больше мрачнея.

Они остановились возле двухэтажного красного кирпичного дома, спрятанного за высоким, в два ряда лакированных досок, забором с кровельным козырьком по верху. Пока Савушкин возился с массивными воротами, Лара вышел из автомобиля и огляделся. Тихая зеленая улочка с утопленными в глубине деревьев домиками, которые мог позволить себе не каждый «россиянин». Изредка прошелестит шинами «Мерседес» или фордовский «Таурус». Никакого намека на уродливые коммерческие ларьки, шум или грязь. Промелькнула стайка ребятишек на роликовых коньках. Не опасаясь попасть под колеса какого-нибудь дебила на «девятке» с непременными затемненными стеклами. В таких районах не бывает ни «девяток» с задранной на недосягаемую высоту «задницей», ни вообще машин старше двух лет. В таком районе не принято превышать скорость. В таком районе принято притормаживать, чтобы пропустить старушку через дорогу или детей в школу, не брызгая при этом слюной от негодования, не принято объезжает очередь на светофоре по тротуару. В такой район приятно возвращаться после работы. Правда, если ты работаешь начальником дилерского отдела…

Лара явно заинтересовался домом напротив савушкинского. Он просто-таки не мог оторвать от него глаз, неразборчиво бормоча при этом.

Дом действительно выгодно отличался от своих краснокирпичных соседей белой дорогой штукатуркой, большими окнами, открывающими свободный доступ солнцу. А то, что они были, вопреки, традиции, не забраны решетками, позволяло допустить использование в оконных конструкциях противоударных стекол. Дом был одноэтажным, но словно растекшимся своей большой площадью по изумрудному скверу, орошаемому в данную минуту сверкающей на солнце водой. Невысокий забор, сложенный в своем основании из больших булыжников и заканчивающийся ажурным металлическим плетением, открывал взору красивые цветочные клумбы, окаймляющие выложенную брусчаткой дорожку от калитки с козырьком и камерой к дому. Такая же, но шире, дорога вела от опять же невысоких ворот вдоль живой изгороди с соседями к гаражу на два автомобиля. Расположившись по всей ширине участка, дом как бы преграждал доступ к внутреннему саду, из которого ввысь устремились замершие в безветрии сосны.

Вообще, надо заметить, это жилище создавало иллюзию открытости, желания наслаждаться жизнью, не отравляемой «Московским комсомольцем»… Но опытным взглядом Лара отметил, за этой видимой открытостью, дом, в принципе, защищен от незваных или нежданных гостей получше иных новорусских крепостей за заборами с колючей проволокой и бойницами вместо окон. Пара видеокамер в саду, малюсенький огонек кодовой сигнализации рядом с обшитой буком снаружи, но явно металлической внутри дверью, подтверждали его правоту. И в случае ее срабатывания к дому вместо милиции, наверняка, подъедут, взвизгнув тормозами, крепкие молодцы в какой-нибудь синей униформе с красивыми эмблемами на рукавах, бляхами на груди и двенадцатым калибром в руках. И не через полчаса, а минуты, эдак, через две…

Все это мелькнуло, отозвавшись болью в сознании Лары за те три-четыре минуты, в течение которых Савушкин раздвигал ворота и садился за руль автомобиля, чтобы загнать его в гараж. После этого американец зашел на территорию банкира и помог закрыть створки.

— Красивый дом. Там, напротив. — скривил рот американец, поднимаясь вслед за хозяином по ступенькам к входной двери.

Савушкин вздохнул:

— Прозевал я его. Когда затеялся с переездом сюда, все ждал, когда его хозяин выставит на продажу, а когда тот это сделал, так в первый же по невероятному везению день мимо проезжал какой-то шустрик и с ходу внес треть стоимости…

— Ну и… — Лара явно заинтересовался захватывающим сказом про то, как удалец Савушкин дом прощелкал.

— А что, «ну»? Купил он этот дом. — Взгляд Савушкин стал скорбен. — Да только не успел въехать… Умер. — он еще больше погрустнел, явно примеряя эту аллегорию на себя.

Лара почесал затылок, скрыв, таким образом, невольную дрожь в руках.

— Что-то становится неспокойно в тихом районе Бутара. — заметил он.

— Бутово. — все также печально поправил друга Савушкин. Затем вздохнул. — Но все безобразия происходят обычно за его пределами! И то, слава Богу!

Лара еще раз оглянулся на такой таинственный дом, и ему почудилось колыхание вертикальных жалюзи в одном из окон. Тронул за плечо банкира.

— В нем разве кто-то живет?

— Так жена того парня с дочкой и живут.

Последние слова Савушкин выговорил уже не совсем внятно, сжимая в объятиях хрупкого вида девушку, встретившую их на пороге. Дополнял картину Бимка, суетно мелькавший под ногами, стараясь изо всех сил быть в центре внимания.

Однако, после последних слов банкира Лара уже ни на что не обращал внимания. Будучи на несколько минут предоставленным самому себе, стоял каменным изваянием, выпучив свои рачьи глаза и поводя усами. Сумка шмякнулась об пол, глухо звякнув частями разобранных ружей, и на него обратили внимание.

— Тысячу извинений, Флин! — воскликнул Савушкин, подводя девушку к американцу. Лара очнулся. На мгновенье показалось, в ее глазах мелькнул то ли испуг, то ли непонятная обеспокоенность. Но когда Савушкин разжал свои руки, то лицо хозяйки не выражало ничего, кроме радушия — Это — Вера, моя жена! Верунчик, это — Флин Лара! — представил он их друг другу, причем вторую часть произнес по-русски.

— Очень приятно! — улыбнулась Вера и протянула руку.

— И мне отшен! — напыжился Лара, отвечая на рукопожатие, стараясь придать своему лицу улыбчивое выражение.

— Он поживет у нас некоторое время! — продолжал ликовать Савушкин, выделывая пируэты вокруг. — Ты не возражаешь?

Она покачала головой, что должно было означать «нет» и, не желая утруждать американца излишествами русского языка, жестом предложила следовать за собой. Лара поднял с пола свою сумку и кивнул. Она повела его на второй этаж в гостевую комнату.

Она была высокого для женщины роста, примерно метр семьдесят пять, светлые подкрашенные волосы собраны в узел на затылке, открывая изящную шею. Шорты носили явно символический характер, неплохо смотрясь вместе с неким подобием джинсового топа, сшитым тоже с разумной экономией дорогого материала. Если бы Лара был в хорошем настроении, он непременно обратил бы внимание и на стройные загорелые ноги, развитые мышцы икр, напрягающиеся на каждой ступеньке, и на золотую цепочку, окаймлявшую тонкую открытую талию, и на изящные, хорошо развитые руки, также в меру украшенные золотом.

Но, пребывавший в глубокой задумчивости Лара, явно не отдавал должного красоте хозяйки дома. Он кивнул в благодарность, когда она приоткрыла дверь его временного жилища, отрицательно ответил на предложенную помощь и, оставшись наконец один, захлопнул дверь, бросился на огромную деревянную кровать и накрыл голову подушкой. В таком положении он находился примерно минут пятнадцать, пока голос Савушкина из холла не предложил ему спуститься перекусить.

Лара медленно встал, крепко зажмурил глаза, сделал два неуверенных шага к окну, выходящему на крыльцо дома. Остановился. Вернулся вглубь комнаты, порылся в глубине сумки и извлек нательную кобуру с вложенным пистолетом. Прицепил ее на пояс под широкой пестрой рубашкой, помотал головой, словно конь, и решительно вышел в коридор.

…За накрытым столом они болтали о всякой ерунде, согласовав между собой взглядами не посвящать Веру в подробности охоты.

— А папа тоже вернулся? — поинтересовалась Вера, откусывая огромный кусок хрустящей булки с ветчиной и традиционными листами китайской капусты.

Савушкин побледнел. Лара оказался более собранным. Он не стал замирать с поднятым стаканом или давиться куском. Предполагал, рано или поздно, но такой вопрос будет обязательно задан. А может, просто он был погружен в свои мысли и не среагировал должным образом на каверзный вопрос, заданный к тому же на русском языке. Савушкин, не дождавшись поддержки от американского друга, пролепетал:

— Они со Славкой остались до завтра, как и хотели. — его голос окреп. — Это Флину приспичило вернуться в столицу!

Вот теперь Лара поперхнулся и уставился на Савушкина. В его глазах явно читался вопрос, какого это хрена ему приспичило возвращаться в Москву. Но Савушкин уже закусил удила:

— Звонили из банка. У них возникли какие-то проблемы со съемом его квартиры… То ли ремонт всего дома грядет, то ли еще что… — он вполне убедительно пожал плечами. — И мы решили, пока он поживет у нас. А там и основные вещи перетащим!

Он широко и искренне улыбнулся и победно взглянул на Лару, полагая, теперь американцу отрезаны все пути к отходу. Но Лара, отрешившись от всех проблем, снова витал в астрале, что Савушкин принял за свою окончательную победу.

Спустя некоторое время Лара встал из-за стола.

— Пройдусь. Прогуляюсь. Посмотрю, как тут у вас, что и где…

Хозяева кивнули. На вопрос банкира, не сопроводить ли его, американец лишь отрицательно мотнул головой.

Выйдя за ворота, он некоторое время неуверенно мялся, не в состоянии определить, куда же ему направиться. Он не знал. Просто он не мог дольше оставаться в доме с людьми…

Шагнул было к поразившему его дому через дорогу, но крупная дрожь свела судорогой правую ногу. «Да нет! Ерунда все это…» пробормотал американец, мотая головой.

Затем принял окончательное решение и побрел вдоль дороги в направлении пешеходного перехода. Воспользовавшись им, оказался на углу владений, примыкавших к вызвавшему его неподдельный интерес дому. Низко опустил голову и продолжил свой путь, углубившись в хитросплетения зеленых извилистых улочек.

Мыслей не было никаких, только печаль. Вышел к открытому пространству, которое запросто могло претендовать на центральную площадь этого элитного поселка. Пара открытых кафе. Лара нащупал бумажник и прошагал к укрытому в тени пластиковому столику.


15 августа

21:15


— Вы желаете?..

Молодой парнишка в безупречно белом переднике возник ниоткуда, словно джин.

— Апельсиновый сок. Кофе. Черный, без сахара и очень крепкий. — бесцветным голосом произнес Лара. По-русски.

Поймав себя на этом, он отрешенно подумал, в жизни каждого оперативника, в какой бы спецслужбе он ни работал, и если он действительно работал на износ, наступает момент смертельной усталости. Когда внутренний ресурс выработался полностью. Тот самый момент, когда пренебрегаешь всеми правилами конспирации и здравого смысла, с отчаянной лихостью гадая, случится с ним что-нибудь или нет. А если вот так? Опять ничего? Ну, значит судьба… Для многих эта балансировка на грани срыва заканчивалась весьма плачевно. Кто-то спивался, находясь дома, кто-то навсегда пропадал во тьме контрразведки чужой страны. А кто-то ложился виском на ствол, и вовсе независимо от местонахождения.

Лара полагал, такой момент уже миновал некоторое время назад. Но вот сейчас, заговорив на языке, которым, согласно своей легенде, владел весьма посредственно, он понял — нет! Оказывается, есть у него еще тот самый мерзкий шанс «провалиться» по-глупому…

Отметив возросшее оживление на площади, посмотрел на часы. Оказывается, прошло всего восемь часов с того момента, когда на поляне в далеком лесу раздались автоматные очереди. Восемь часов, которые можно было бы ужать до сюжета неплохого боевичка. Категории «В». Можно на досуге обдумать. Пока же все мысли он гнал прочь, старась сохранять голову пустой. Иначе он просто сойдет с ума…

Улицы заполнялись возвратившимися с работы людьми, за каких-то десять минут не осталось ни одного свободного столика на площадке. Официанты бесшумно засновали, принимая заказы. Лара смотрел на лица присутствующих. Обычные веселые лица, с печатью легкой усталости после рабочего дня. Галстуки подраспущены, верхние пуговицы рубашек расстегнуты. Ну да, конечно, в этом мирке вряд ли попадется человек, снимающий после работы рабочую робу или монтажную каску! И нет здесь вынутых из-под полы бутылок «Колесника» с пластиковыми стаканчиками, никто во весь голос не повествует миру о том, что он, б…, сделает с этим е… правительством, б…, если не отдадут, б…, его прое… зарплату за прошлый май, б…!

Окружающие его люди были чертовски далеко от подобных забот. Их зарплаты, конечно, не зависят от правительства. Они чаще всего, вообще ни от кого не зависят.

А это что за… Лара врос в легкое кресло взмокшим пиджаком. Глаза свело резью, по коже головы пробежала легкая рябь. Джип, как две капли воды похожий на виденный ими в лесу. Мелькнул бесшумным темным видением в направлении главного въезда в городок и скрылся за стеной зеленой изгороди. Лара попытался вскочить, но впервые в жизни, прочувствовал на своей шкуре выражение «ватные ноги». Они подломились в коленях, сладостно онемев щиколотками.

Он плюхнулся обратно, жестом показав озабоченным его поведением соседям, все в порядке. Да нет, не могут быть это те же самые. Даже если оперативность и достигла фантастических результатов! Не могут же они спокойно разъезжать на «засвеченном» автомобиле по столице, ни в грош не ставя свидетельские возможности оставшихся в живых охотников!

А если могут? Это для него восемь часов назад словно началась другая жизнь. Криминальная. А для них восемь часов — это восемь часов оперативного времени. Почти рабочий день! Связаться с координирующим центром, прогнать по учетам автомобильные номера охотников, параллельно сделать соответствующий спецзапрос в центральный адресный стол насчет телефонного номерка из регистра лесника. И через некоторое время они построят ось «Х» — банк и чуть позже — ось «У» — родственники владельца одного из автомобилей. Того самого, у которого нет собственных водительских прав, но есть красивый «Гранд Чероки»! И на пересечении…

…Лара что есть духу мчался к коттеджу Савушкина, чертыхаясь, когда попадал в очередной безумно романтический, но такой ненужный теперь зеленый тупиковый проулочек. Ага знакомый переход. Вроде бы… Да, точно, вон и белый дом… Значит, напротив — дом банкира. Последний рывок до ворот.

Стоп! Чтобы из «бесшумки» в окне полоснули? Нет-нет! Спокойным, прогулочным шагом пройтись по этой стороне улицы, лениво поглядывая по сторонам. Главное, теперь он держит дом под контролем, а его никто не знает и ни с какими событиями не связывает. Еще метров десять и можно будет перейти. Он вытащил бумажник, извлек оттуда какой-то клочок и задумчиво огляделся, спрашивая себя, а поверил бы он сам, доведись ему наблюдать за собой со стороны? Наверное, да: человек явно ищет нужный ему дом. Не станут же они «мочить» всех, кто звонит в дверь.

Перед воротами Лара еще раз демонстративно «сверил» номер дома, убрал бумажку в карман и вжал кнопку наружного звонка. Никакой реакции. Может, гулять пошли? Он позвонил еще раз. А может, электричество отключили? Постучал в калитку, с ужасом глядя, как открывается незапертая створка. Чтобы Савушкин в своем состоянии оставил ее открытой? Опять съежилась кожа на затылке. Через силу заставил себя принять беззаботный вид, просунуть голову в проем и крикнуть «Эй!». Ничего. Изображая заблудившегося идиота с бестолковой улыбкой на лице, готовом моментально изобразить извинение за вторжение, но знаете, дверь была открыта, а мне нужно узнать, как пройти, я ведь звонил, но никто…

Перед входной дверь, находясь вне видимости окна, Лара сжал пистолет, почувствовав себя не в пример увереннее, и пнул ногой. Он и не ожидал, дверь окажется закрытой — не снабженная защелкой, она закрывалась только ключом. Но если бы она была заперта на ключ, то это противоречило бы открытой калитке. И он уже почти был уверен в том, что так боялся увидеть.

Вера все еще сидела за столом. Только голова была неестественно запрокинута. Савушкина не было видно, так же как и Бимки. Он обшарил глазами гостиную. Все шкафы были распахнуты, вещи выброшены на пол, короче, классическая сцена жесткого обыска. Слава Богу, хоть стены не стали вскрывать, вспарывать обивку и заниматься прочими излишествами. Вероятно, посчитали, у Савушкина не хватило бы времени так надежно упрятать сумку. Но «по верхам» прошлись весьма даже основательно и качественно. Лара прокрался к внутренней лестнице. Ступени не скрипят, и то, спасибо! Никого. Его вещи, кстати, тоже вытряхнуты из сумки. Рысью пробежал по остальным помещениям в доме, не особо и таясь. Понял уже, никого не найдет.

Кубарем скатился вниз. Убрал пистолет и подошел к Вере. Осмотрел ожоговые язвы на гладкой коже. «Пытали, догадался Штирлиц!» Да и пистолет «Макарова» раньше на полу не валялся!

Лара присел на корточки, пытаясь определить тот ли это пистолет, который они нашли в «тайнике». Если, да, то он хранит чертову уйму его, Лариных, отпечатков!

Лара хмыкнул и поднялся на ноги. Почесал красный нос, подергал ус. Задумался. И еще раз оглядел место происшествия, видимо, пытаясь восстановить картину налета.

Судя по пыткам, Савушкин какое-то время держался. Лара спросил себя, как он поступил бы в подобной ситуации, и признался, если бы подобное проделывали с его женой… А может, и тоже держался бы, догадываясь, чем дольше держишься, тем дольше живешь. Значит, увеличиваешь шансы освободиться. Но не ради жизни, как таковой, а чтобы мстить. Ведь, очевидно — в конце всех всегда убивают. Шанс на мщение. Так поступил бы Лара. Но отсутствия в доме трупа банкира отнюдь не говорит о его решительности. Может он в данную секунду прямиком ведет их в квартиру американца.

Он очень глубоко вздохнул. Жизнь делает очередной виток. В принципе, в глубине души был готов и к такому повороту. В бумажнике были абсолютно все его личные бумаги, в квартире на Остоженке — ни одной фотографии, ни одного дневника и прочей идентификационной ерунды. С собой имеется кое-какая одежда. Деньги… Денег было, признаемся честно, жаль. Не каждый день удается подержать в руках полмиллиона.

Лара закрыл Вере глаза, запачкав при этом руку ее кровью. Несколько секунд смотрел, как капля ползет по среднему пальцу к ладони, оставляя за собой густой след. «Где же вы, когда так нужны!» невнятно пробормотал он. Встрепенулся, вытер руку скатертью и пошел собирать свои вещи. Все было напрасно. Абсолютно все…

… Прежде чем навсегда покинуть этот маленький городок, он, снова перейдя улицу, долго стоял перед воротами белого дома. «Да нет! Сболтнул Савушкин, сам не зная, что…»

— Я могу Вам чем-нибудь помочь?

Вежливый женский голос ударил по его мозгам добротной кувалдой. Мертвящий холодок пронзил позвоночник, моментально затекла шея, и разжались руки.

Он скосил глаза. Молодая женщина с распущенными светлыми волосами, держала за руку мальчишку годиков двух. В другой руке свисал обычный полиэтиленовый пакет с продуктами. Паренек старался не уронить огромную для его роста двухлитровую бутылку Кока-колы.

— Господи всемогущий! — прошептал Лара с широко раскрытыми глазами.

— Папа? — удивленно произнес мальчик.

Женщина одернула ее за руку.

— Сашка, не приставай! Извините. — обратилась она уже к Ларе.

— О, ничего! — невероятным, просто чудовищным усилием воли Лара овладел собой, присел на корточки и посмотрел прямо в глаза парнишке. — Разве твой папа похож на Бармалея, как я?

— Папа! — упрямо повторил малыш и топнул ножкой. Но видно все-таки не настолько уверенно, чтобы решиться еще на какое-нибудь действие. Например дернуть американца за ус.

Лара пружинисто распрямился, по пути смахивая слезу со своих красноватых глаз.

— Извините! — повторила женщина. — Ничего общего. Не знаю, с чего ему взбрело в голову. И, конечно, он еще слишком маленькая, не замечает Ваш акцент. Вы американец?

— Неужели я так плохо говорю по-русски? — деланно ужаснулся Лара. — Я был в гостях у Вашего соседа через дорогу. Проездом. И теперь возвращаюсь домой.

— У Димы? — оживилась женщина. — Они дома? Я должна занести им велосипедный насос…

— Их нет! — воскликнул Лара. — Они ушли…

— Гулять? — подсказала женщина, видя заминку американца.

— Да, по райским местам. — печально улыбнулся в усы Лара.

— Места здесь действительно красивые! — буквально восприняла женщина его слова. — Ну, позже тогда. Брала, думали у Сашки колесо спустилось, а там во-от такая дырища! Теперь как-то колесо менять нужно.

— Позвольте мне помочь Вам! — Лара замер в ожидании ответа.

— Мама, пусть папа сделает мне колесо, а то снова уедет, а мне кататься будет не на чем.

— Заходите. — просто сказала женщина.

Она порылась в сумочке, достала ключи и открыла калитку.

— Проходите, — повторила она. — Я только что забрала сына из студии, поэтому прошу прощения за бардак в доме.

— Какой студии? — не понял Лара.

— Танцевальной. — женщина вопросительно на него смотрела, не понимая, отчего иностранец не проходит в сад.

Между тем мальчишка прошмыгнул мимо них и мчался к дому. Женщина грустно посмотрела вслед, как тот, весело напевая, скачет по лестнице, и подняла на Лару наполненные слезами глаза.

— Его отец… — она шмыгнула носом, но взяла себя в руки. — …а я так и не смогла сказать ему все… он…

— Он вернется! — тихо проговорил Лара.

Сказал он это без малейшего акцента, своим н а с т о я щ и м голосом. Не скрипучим и приглушенным, а молодым и звучным, какой бывает у людей в тридцать лет.

Женщина резко обернулась и зажала рукой рот. В широко раскрытых глазах слезы моментально высохли.

— Этот голос… — прошептала она. — Он мне знаком! Кто Вы?!

— Я скоро вернусь, и мы обо всем поговорим. — Лара пятился назад.

— Но Вы вернетесь? — крикнула вдогонку ошарашенная женщина.

— Тридцать минут! — крикнул он и опрометью бросился к дому Савушкина.

Влетел в дом, захлопнул дверь и запер ее на все возможные замки, хоть и не ожидал в и з и т а. Не обращая внимание на труп, прошел в ванную комнату на первом этаже и положил на призеркальной полочке пистолет.

Включил горячую воду, очень горячую — до пара. Достал из сумки несколько жестянок и тюбиков с мазями, пару флаконов. Посмотрел в зеркало на отражение «вредного америкашки Лары», скроил в последний раз грустную спаниелью рожу с печальными, украшенными красноватыми прожилками, глазами, вздыбил пышные холеные буффаловские усы и счастливо засмеялся.

Затем густо намазал рожу содержимым одного из тюбиков с изображением безумной физиономии Эйнштейна, выдавил на макушку вонючую мазь и распределил ее по всей голове. Скинул одежду и вылил на тело розоватое масло. Основательно втер.

Пока подсыхало, покрасовался перед зеркалом, поигрывая пузом. Раскрыл рот, вынул накладные резцы, и полез в душевую кабинку.

После десяти минут в густых облаках пара на пол шмякнулись усы, сосульками обрушились лохмы волос. А если бы водитель Митрич имел возможность сейчас лицезреть глубоко им презираемого америкашку, то был бы потрясен до глубины души. Кожа Лары клочьями повисла на теле, оползая жировыми складками вниз к сливному отверстию.

Лара не боялся засорить слив, зная, «кожа», «жир» и прочие ухищрения, созданные лучшими мозгами ЦРУ США через пару минут растворятся в воде без остатка. Сложнее было с глазами. Он помнил, как долго вживлялись специальные линзы с пресловутыми прожилками. И вот теперь с такой же болью он крайне осторожно извлекал их из глаз.

Через полчаса отчищенный мочалкой, смывший любое присутствие химии на своем теле из душевой кабинки вылез Сергей Стоцкий. Будто заново родившийся. Уже в который раз за свою недолгую жизнь. Спросил себя, а правильно ли он поступает, не посвятив Лену в свою тайну, но решил не забивать ей голову.

Ухмыльнулся своему отражению в зеркале и напялил на себя чистую одежду из сумки. Мешковато, но все равно образ приличного человека не терялся. После этого достал из нагрудного кармана пиджака нечто, напоминающее спичечный коробок, положил его на пол и с размаху наступил на него ногой. Пискнув, «коробок» сплющился, и миниатюрный передатчик, послав свой первый и единственный сигнал, перестал существовать, уже уничтоженный кислотой внутри герметичного эластичного корпуса.

Принявшие сигнал, узнали, американец по имени Лара приказал долго жить. Через несколько минут группа экспертов из американского Посольства срочно начнут «подчищать» следы его пребывания — будет составлена нота о пропаже американского гражданина, перерегистрированы его платежные средства, а его куратор, молодой негр из Нью-Йорка, будет круглосуточно находиться в режиме ожидания нового пароля от Сержа Стоцкого. И все это ради весьма призрачной надежды на успех операции «Вепрь»…

Она стала оседать на подломленных ногах, Сергей подхватил ее и подвел к глубокому креслу.

— Сережка…

— Посиди, милая, я налью нам обоим воды!


Глава 5

15 августа

22:30


— Папка! Папка! Папка вернулся!

Сашка носился вокруг развалившегося на диване Сергея, то заскакивая на него и нещадно топча ногами, то кубарем скатываясь на пушистый ковер и прыгая на четвереньках. Лена хохотала, удобно устроившись на его животе.

В этой шумной куче-мале он забыл на время о доме напротив, все разговоры были оставлены на потом, верх одержали эмоции, как только он появился на пороге дома, все еще красный и распаренный после своего чудесного превращения.

Через несколько минут они с удивлением услышали истошные завывания красно-синих сирен. «Какого черта!» подумал, обернувшись на всполохи за окном. Теперь этот дом его больше не волновал. Он вычеркнул его из жизни вместе со всеми его обитателями — мертвыми и еще, возможно, живыми.

Им было столько рассказать друг другу, и Сергей горел желаньем поскорее оказаться один на один с женой. Но в ближайшие часы это явно не удастся. По крайней мере, пока сынишка не угомонится и не пойдет спать.

Поужинали наскоро приготовленным тушеным мясом в горшочках, после чего Сашка потащил показывать «как они обставили дом». Хорошо обставили. Добротно. Ничего не упустив. Но на то и деньги, чтобы обставлять, философски подумалось ему. И в ту же минуту он ощутил себя д о м а. У себя дома, в кругу своей семьи. Любящей семьи…


16 августа

00:15


— …ты лучше скажи, как вам удалось спастись из пожара? — задал Сергей давно мучавший его вопрос.

— Из какого пожара? — непонимающе уставилась на него Лена.

— Прости? — в свою очередь вылупился Сергей. — Что значит «какого»?!

Они лежали в новой для него кровати, в их новой для него спальни. За окном — глубокая ночь. Двадцать минут назад Сашка наконец угомонился в своей комнате и перестал петь песни. Сходивший посмотреть Сергей не мог сдержаться, чтобы не подойти и не поцеловать сына. Тот беспокойно зашевелил во сне ручкой, но нащупав его ладонь, вновь успокоился и мирно засопел в свете ночничка. Сергей выключил свет и вернулся в спальню.

…— Наша старая квартира выгорела дотла! И я собственными глазами видел, как пожарные вынесли два завернутых в брезент тела. И твое кольцо… то самое, помнишь из белого металла с рисунком?

Лена побледнела.

— Когда ты не вернулся после вечеринки на следующее утро, я решила заняться переездом, тем более, прикатила огромная заказанная машина, и носильщики недвусмысленно стали намекать, мол, неплохо бы и мебель потаскать. У них, видите ли все оплачено, и возвращать деньги они совсем не хотят. Управились часам к двум. А тебя все нет. — Лена, посмеиваясь, рассказывала о событиях более, чем месячной давности, словно это было только вчера. Сергей тоже помнил каждую минуту этого кошмара. — Ух, если бы ты знал, как я бесилась, представляя, что с тобой сделаю, когда ты появишься! Мы еще одну ночь провели в квартире, расположившись буквально на полу. Но мы не могли продолжать жить в пустой квартире! — она возмущенно пихнула его в бок. — А тут моя подруга Наташ…, а-а, ты ее все равно не знаешь, она недавно замуж выскочила и, узнав о нашем переезде, попросила пока не продавать квартиру, месяц, не больше, а дать возможность им пожить, пока его родители не переедут к бабке. Короче, все это совершенно неинтересно…

— Да уж. — вставил Сергей, любуясь ее взволнованным лицом.

— Господи, бедная Наташка! Я оставила ей свой телефон, на случай, когда ты соизволишь вернуться из загула. А кольцо она, наверное, где-нибудь нашла под плинтусом… Сама-то я его ужу год не видела… А через три дня заявила в милицию о твоей пропаже. И стала ждать. Деньги, твои, у нас были, наши координаты у всех кому нужно… И… — она запнулась. — И через неделю или что-то вроде, к нам заявились из милиции и, ни слова не говоря ни о каком пожаре, известили о твоей гибели!

Как он и рассчитывал. Только не предполагал, эта информация дойдет до жены. Ведь и он считал, их нет в живых!

— Опознать труп не представилось возможным, так как вспыхнул автомобиль… с тобой… и… там сгорело все практически до тла… А иных следов своего пребывания ты не оставил… ну, у зубного или где там еще… — Лена умолкла, и было видно, она все еще переживает страшные события месячной давности. — Но что с тобой-то случилось? — она устроилась поудобнее, так удобнее целовать его. — На самом деле ушел в запой?

Он рассмеялся и рассказал о своих приключениях вплоть до того момента, когда он взорвал свою машину.

— А после? — ее глаза загадочно мерцали в свете ночника.

Сергею же показалось, ее тело напряглось, когда он рассказывал о парнях в черных кожаных куртках, устроивших за ним погоню по ночному городку. А когда он упомянул про подвал, куда его пытались завести, Лена ощутимо вздрогнула. Приписав это сопереживаниям, продолжил:

— А после передо мной открылись два пути. Один из них, чрезвычайно романтический — затеряться среди бомжей, стать странником, размышляя над бренностью жизни, безропотно снося удары судьбы и уповая на милость людскую, как сказал бы один мой знакомый. А второй путь заключался в том, чтобы снова вернуть смысл существования, но без погружения в нищенскую нирвану. Взять свое, почувствовать себя человеком, самим определяющим свое житие-бытие. Вот так-то… Истина проста, как российский рубль — бороться за счастье-то надобно!

— Ты вернулся в разведку?

«Для начала я вернулся в ЦРУ» чуть было не ляпнул он, но не стал говорить на эту тему, помня, как лихо Лена ставит ярлыки, типа «предатель». А объяснять пришлось бы слишком многое. Всю свою жизнь. И время для объяснений явно не самое подходящее. Поэтому ответил предельно уклончиво:

— Нет, конечно! — «Вот и снова началось вранье в супружеской жизни!» — Я стал готовиться для возвращения в Штаты.

— Зачем! — от удивления она даже перестала касаться губами его лица.

— Как зачем? — искренне удивился он. — А здесь-то мне фиг делать? Вас я считал погибшими, уладил бы кое-какие дела и вперед! Раз эта страна отобрала у меня семью, то на фига мне тут оставаться!

— И ты бы так просто покинул свою Родину? — с деланным возмущением воскликнула она.

— Тише, Сашку разбудишь! — усмехнулся он. — Патриотка ты моя! Знаешь, за этот месяц я многое передумал! И это было не очень-то и просто, принимать какие-то решения, делать выводы, а самое главное — переосмысливать! В Штатах у меня был цель!

— Ты мог бы и здесь поработать «во благо»!

— Здесь? Здесь я работал бы во имя интересов! И прошу заметить, весьма далеких от государственных! Знаешь, за этот месяц утерял связь с этой страной! Пуповина оборвалась. А хищно-ласковые уговоры о великой России перестали действовать!

— А как же твои романтические рассуждения на тему природных российских разухабистых далей, хоть и имеющих зачастую вид дикий и неприглядный совершенно или внутреннего истинного раздолья русской души. — насмешливо передразнила она его, сверкнув из-под полуприкрытых ресниц.

— Гиблая, безнадежная страна с ее глупостью, грубостью, хамской щедростью, тупой и пошлой удалью! А разухабистые дали хлопцы забросали пустыми бутылками и пластиковыми стаканчиками!

— Ничего себе! — присвистнула она. — Тебе бы на «Радио свободы» в советские времена работать!

— В советские времена у меня была Родина… — грустно проговорил он. — А относиться к числу «россиян» нет никакого желания. Ребячество, конечно, но… Они… попытались отнять у меня мечту…

Лена пристально посмотрела ему в глаза и тихо спросила:

— Но ведь ты всю свою жизнь мечтал стать шпионом, не так ли?

Он покачал головой и втянул губы, подыскивая подходящие слова.

— В детстве — да, мечтал, а когда стал взрослее, то поставил перед собой такую цель. А это разные вещи — мечта и цель…

— Да?

— Цель или достигается, или — нет. Мечта же в принципе не может быть достигнута. На то она и мечта… На место одной мечте приходит другая. Мечта — это нечто возвышенное, это то прекрасное, «питающее» нашу душу, и в конечном итоге определяет сущность человека…

Она прижалась к нему всем телом, от близости которого его уже давно бросало в жар и дохнула в ухо:

— А тебе не кажется, мы слишком болтливы?

— Я люблю тебя! — прошептал он в ответ, утыкаясь лицом в ее шею.

— Я тоже люблю тебя, Сережка! — ответила она. — Хоть и чувствую себя героиней сериала что-то вроде «И у кактуса тоже бывают шипы!»

— Или «Жестокие иглы розы…»

— В заднице!

— В зад…

Его организм все-таки не был железным. Он уснул, убаюканный ее ароматной кожей. Лена, удивленно взглянула на его макушку, улыбнулась и слегка отстранясь, стараясь не потревожить, долго смотрела на человека, с которым жизнь, казалось, разлучила навеки, но они вновь упрямо возвращаются друг к другу…

* * *

…Надо признать, для обоих посещение подобного закрытого, да еще «элитного» клуба было впервой. Но отказаться от приглашения было просто невозможно, поэтому немного посомневавшись по поводу выбора одежды, Сергей остановился на традиционном смокинге, решив, лучше перебрать и казаться франтом, нежели швейцар ледяным тоном процедит, сегодня, мол, не подают. Лена втиснулась в умопомрачительную юбчонку, которую Сергей по наивности принял поначалу за одежонку сына. Свободного покроя контрастная блузка оголила ее плечи, держась на теле уж и вовсе диковинным, на его мужской взгляд, образом. Но он промолчал. Во-первых, она и в самом деле выглядела потрясающе — эдакая высокая, стройная, сверкающая леди. А, во-вторых, рассудил, именно так, наверное, и следует одеваться в клуб с эротической шоу-программой. В самом деле, ведь не на оперу же собрались! Конечно, несколько смущало отсутствие на ней нижнего белья. Но, сжав зубы, был вынужден согласиться, такая обливная юбка начисто исключает наличие чего-либо еще.

Как и было обещано по телефону, самый настоящий лимузин поджидал их перед домом строго в назначенное время. Предупредительный шофер услужливо распахнул перед ними заднюю дверь, и они оказались в однокомнатной малогабаритной квартире со всеми удобствами. Это был, вероятно, самый огромный лимузин, в котором ему приходилось ездить. Лена одобрительно хмыкнула и нажала на панель перед ними. С мелодичным перезвоном дверца отъехала в сторону, открыв их взорам небольшой, но богатый бар. А еще через минуту они наслаждались холодным «Мартини Астор». Жизнь, в общем-то, текла в нужном направлении.

Столик в первом ряду небольшого и уютного зала позволял в полной мере наслаждаться происходящим на сцене, чуть возвышавшейся в паре метров. Извинившись, приглашающая сторона обещала присоединиться к ним позже, после того, как уладит несколько неотложных дел. Напомнив, все — за счет заведения, человек пожелал им приятного времяпрепровождения и растворился в полумраке зала. Сделав заказ, Сергей оглядел этот самый зал. Он был совсем небольшой, столиков на пятнадцать, невысокие ярусные уступы служили для того, чтобы сидящим в задних рядах не приходилось вытягивать шеи. Помимо ночничков на каждом круглом столике, зал освещался мягким, словно исходящим от стен, светом. Улыбнувшись своим соседям, также с интересом озиравшимся по сторонам, Сергей повернулся к Лене.

— Неплохо. И публика вроде приличная. — констатировал он, вылавливая из истинно шпионского коктейля «водка-мартини» лимонную дольку.

— Приличная публика по стриптизам не ходит! — с пуританской жеманностью произнесла Лена. — И я предпочитаю оливку…

— Дело вкуса. — покладисто согласился Сергей. — Но все же не стриптиз, а эротика… — и кивнул головой на небольшую полукруглую сцену, на которой явно разворачивалось действо.

Две мулатки, наряженные с максимальной скромностью, под звуки латиноамериканского танго энергично перемещались по ярко освещенной сцене, лавируя между расположенными довольно близко друг от друга традиционными для подобных шоу блестящими металлическими шестами и выделывали такие па, за которые их моментально дисквалифицировали бы на любом конкурсе бальных танцев. Сергей вынужден был признать, эти загорелые и гибкие девчонки свое дело знают. Он начал подтопывать ногой в такт музыке, не забывая, правда, при этом подкрепляться. С интересом скосил глаза на Лену — она довольно долго занималась этими самыми танцами и как раз с латиноамериканским уклоном. Глаза широко раскрыты, нижняя губа прикушена, пальцы постукивают по столу. Она даже наклонилась вперед, так ее захватило это зажигательное танго.

От танцовщиц не укрылось неподдельное восхищение ими белокурой красавицы в первом ряду. Они синхронно поклонились ей, а затем одна из них легко спорхнула со сцены и приблизилась к ним. На Сергея накатило облако парфюмерии, разбавленной потом — девчонки выкладывались на совесть! Продолжая покачивать обнаженными бедрами и зазывающе изгибаться талией, танцовщица неожиданно протянула руки к Лена и подняла ее на ноги. Сделала движение в сторону сцены, словно приглашая с собой. Лена засмеялась и отрицательно покачала головой.

— Нет, нет! Спасибо!

Но танцовщица, что-то лопоча на, черт возьми! испанском, явно не хотела ее отпускать, приглашая ее с собой.

— Та-та-та, сеньорита, та-та-та-та!

Ни черта не поняв, Сергей с интересом ждал, как скоро Лена «сломается». Он-то знал, танцы были ее страстью. Довольно скоро. Буквально секунд через десять она задорно посмотрела на него, словно спрашивая его одобрения. Улыбаясь, он пожал плечами. Под восторженный гром аплодисментов она поднялась вслед за мулаткой на сцену, где сразу же попала в объятия другой танцовщицы…

Она ни в чем не уступала своей партнерше. Также синхронно изгибалась, вместес притопывая ногами. Ззал стонал. Поначалу Сергей опасался, высокие «шпильки» будут ей мешать, но понял, подобные опасения излишни. Эти высоченные каблучищи словно являлись продолжением ног. Она контролировала не только каждую клеточку своего тела, но сцену, одежду, освещение, партнершу. Та ни разу не запуталась руками в порхающей шелковой блузке, их руки всегда встречались там и в ту секунду, когда это было необходимо, не было отдавленных ног или прочих несуразностей.

Переход этой же музыкальной темы в более спокойное и мелодичное звучание… Тела двух женщин словно слились, переплелись, руки, ноги. Перед зрителями мелькало то извивающееся обнаженное тело танцовщицы, то шелковая спина его жены. И он подумал, если жюри раньше их дисквалифицировало, то теперь просто все упали бы в обморок. Бешено раскручиваясь в разные стороны, они затем вновь сходились, все убыстряя свои движения. Сергей обомлел: партнерши так и льнули друг к другу, демонстрируя откровенное, грубое и плохо замаскированное желание…

Снова переход. На этот раз к африканским мотивам. Освещение сцены стало более резки, импульсивным, на контрасте цветов. Общий свет в зале погас совсем. Даже ночнички на столиках еле тлели. И только сцена будто горела закатным пламенем. Резкие, ритмичные такты с преобладанием ударных снова материализовали на сцене вторую танцовщицу. Они втроем закружились в неистовом цветовом вихре, и в какой-то момент обе обнаженные девушки оказались по обе стороны Лены, держа ее за руки. Миг, и веревочные петли, живыми змеями протянувшись от двух шестов, охватили ее запястья, разводя их в стороны. На щиколотках, блестя никелем сомкнулись тонкие прочные браслеты, натягиваясь цепочками к тем же шестам. Моментально ее стретчевая юбка, съежившись, скользнула вверх по бедрам, обнажая их почти до середины.

Сергей замер. Не зная, то ли перестрелять всех к чертовой матери, то ли это обычное дело — так заигрывать с гостями заведения, он ждал реакции Лены. Стоя лицом к залу, она сверкающими глазами, в которых совершенно не было испуга, взглянула на него, и он остался на месте. В следующую секунду позади нее мелькнули женские руки, взвилась словно пиратский флаг черная материя, и ее горящие любопытством и возбуждением глаза, скрылись за непроницаемым шелковым мраком, а обе мулатки словно растворились.

Публика затаила дыхание. Из зала не доносилось ни единого звука. Жила только клубящаяся красным паром сцена. Ритмы стали жестче, и если танго изливалось утонченной испанской страстью, то теперь зал окутывала первобытная дикая страсть Черного Континента. На сцену выскочили шесть чернокожих танцоров, гибких и блестящих от втертого в тела масла. Набедренные повязки искрились серебром, мерцали белки глаз. Ничего не видя, Лена будто все воспринимала посредством музыки и атмосферы. В блуждающей улыбке сверкнули ее зубы, талия и бедра слегка извивались под музыку, приняв правила игры. Мелькающие руки танцовщиков в строгой синхронности имитировали ласкающие движения, иногда так близко от ее тела, что при неверном свете Сергею казалось, будто они дотрагиваются до его жены. Почти через силу ему приходилось одергивать себя, убеждая, мол, это всего лишь шоу…

Музыка все яростнее. Окончательно погасли ночники, и в окружающем мраке адским пламенем горела сцена. Танцоры черными призраками носились по сцене, совершая немыслимо красивые пируэты на маленьком освещенном пятачке. «Тоже мне, „Белая девушка в ожидании Кинг-Конга“!» натужно усмехнулся про себя Сергей и вздрогнул.

За спиной у Лены оказался один из танцовщиков, вращая руками в бешеном темпе. Второй встал перед ней, застыв на мгновенье черным изваянием. Затем их руки с двух сторон устремились к ней, вцепились в блузку и рванули. С треском, слышным даже сквозь грохочущую музыку, материя разошлась по шву и, распавшись на два лоскута, скользнули по обнаженной теперь верхней части тела, утонув в дыму. Сергей вскочил на ноги, но две очень крепкие и сильные пары рук швырнули его обратно в глубокое кресло, а в горло уткнулись два же чрезвычайно острых тускло мерцающих прямых клинка.

Точно такой же или похожий клинок сверкнул и на сцене, вспарывая натянувшуюся на разведенных бедрах девушки юбку. Теперь она была совершенно обнажена, отливая казавшимся бронзовым в этом освещении загаром, словно настоящая путешественница, попавшая в плен дикарей.

Бешенный и страстный барабанный ритм стучал разгоряченной кровью в висках, рубашка облепила тело, а во рту пересохло, словно он никогда в жизни и не пил. Страстно молясь, чтобы все оказалось розыгрышем, чуть дернулся, но клинок надавил, и на воротник брызнула тончайшая струйка крови. Одновременно, помимо своей воли, он чувствовал к тому же и противоестественное первобытное яростное возбуждение, глядя, как, смотревшиеся диким, немыслимым контрастом черные руки ласкали светлое, трепещущее женское тело, на этот раз по-настоящему, умело и с захватывающей жесткостью, мельтеша, будто демонические молнии. Как они следуют очертаниям ее груди, безудержно скользят вниз по красивому впалому животу, обтекают темными струями ее бедра.

В какой-то миг разгоряченным взором он ухватил, как спорхнули серебристые набедренные повязки танцовщиков. Все это больше и больше напоминало ад, и четыре дьявола кружили вокруг, сливаясь с красно-черной игрой светотени. Еще один вдруг оказался позади девушки, одной рукой обхватив и сжав ее грудь, а второй резко запрокинув назад ее голову. Мелькавший вокруг ее шеи белый оскал зубов впился в ее рот.

Шестой же демон прыгнул перед ней, спиной к залу, слегка присел вплотную к ней и, опираясь на ее бедра, медленно распрямился. В мерцающем свете ритмично заходили словно высеченные из опала мышцы его ягодиц.

Отчаявшись проснуться и чувствуя, от безумия его отделяет очень маленький шаг, Сергей с ужасом ждал ее крика, зная, после него он бросится на кинжал. Ждал своего последнего мига… Но его не было. Тело ее выгнулось навстречу, встречая завоевателя, а предательски прорезавшееся зрение выхватило из красного мерцанья ее оскаленный в сладострастном стоне рот, все еще запрокинутую назад голову, влажный кончик языка на верхней губе. Глаза были по-прежнему спрятаны за повязкой, но услужливая память подсказала, как именно они закрываются в истоме, оставляя видимые сквозь пушистые ресницы узкие белые щелочки…

Казалось, черное мускулистое тело само создавало музыку, а не следовало ей, изгибаясь и переливаясь, словно струи водопада…

Сколько времени это продолжалось, Сергей не знал. Просто наступил миг, когда тело негра выгнулось, будто натянутый до предела лук, замерло и обрушилось куда-то вниз, в клубящийся туман. Но сразу же на его месте очутились двое других, закручиваясь в спирали, падая на колени и обвиваясь лианами вокруг ее напряженных голых ног, а Сергей скорее почувствовал, чем увидел, как вздулись мускулы на бедрах, напряглись икры, и побелели на ее животе костяшки пальцев того, кто был сзади…

Блестевшее от пота тело девушки извивалось, словно прекрасная кобра в своем смертоносном танце, но Сергей ясно понимал — она не пыталась вырваться, а была полностью во власти невиданного и не испытанного до сих пор наслаждения…

Тот, сзади, замер в мелкой дрожи и испарился также стремительно, словно его и не было вовсе, ее же тело будто вспыхивало, окруженное со всех сторон четырьмя черными и блестящими мужскими телами, среди мечущихся рук, переплетенных ног, напряженных лиц и пульсирующих в такт бешенной дьявольской музыки мышц…


…Он вскочил, презрев нож, и сел в кровати, дико озираясь в ночной комнате. Руки свело судорогой, и они стали «отходить», покалывая миллионами иголок. Во взмокшую от пота шею, словно в попытке удушить, впилась цепочка.

Лена мирно посапывала рядом, просунув руку под его подушку. И никаких негров поблизости… Но он еще долго с ужасом смотрел на нее, прежде чем до него стало доходить, они — дома, в своей спальне, все это — приснилось, часы на прикроватной тумбочке высвечивают красным 2:45 Р.М., и он в жизни не был ни в каком элитном стрип-клубе на эротическом экзотик-шоу. Не посещал он подобные заведения не из-за каких-то высоких моральных принципов, а просто не было ни желания, ни необходимости.

«Видать, появилась необходимость!» мелькнула четко сформулированная среди разноцветного, искрометного клубка в пылающей голове мысль. «Доходился по лесам, странник хренов!» прошептал он, «Эдак еще…» Заглянул под свое одеяло. «Да ладно тебе, не до такой же степени!» одернул сам себя.

Стоцкий осторожно слез с кровати и прошлепал босыми ногами в гостиную. Не включая света, бухнулся в кресло и налил коньяка. Вытер обильный пот подвернувшейся под руку своей же вчерашней рубашкой, тем не менее, облегченно убедившись, рубашка — самая обычная, а не фрачная, со стоечкой.

«Интересно, в таких случаях к психоаналитику или сексопатологу бежать надо?» успокаиваясь, продолжил он внутренний монолог. «А если попытаться истолковать этот сон, то к чему бы это?.. Или половое созревание в последнюю фазу вступило… Или наоборот вызревание…» Он кощунственным залпом влил в глотку превосходный «Хеннеси» и зажмурился от неожиданного яркого света. В дверном проеме стояла Лена, кутаясь в махровый халат.

— Ах, как это возбуждающе смотрится — голый Серж с коньяком! — оценила она мизансцену.

Он зыркнул налившимися кровью глазами, еще не в силах принять слова, хоть отдаленно связанные с эротикой.

— Кошмар приснился! — буркнул он, предлагая принять это в виде объяснения.

— Ага… — протянула насмешливо девушка. — Кошмар, да? Однако…

Она неотрывно смотрела куда-то в область его живота. Он проследил ее взгляд и, вспыхнув, попытался безуспешно прикрыться скомканной рубашкой.

«Точно — впал в детство! Капут агенту!» еще успел подумать он, прежде чем мозги заблокировались при виде сбрасываемого на пол женского халатика и хищного взгляда его супруги…


Глава 6

19 августа

11:00


Витек Головнин «оттягивался» «Клинским», цвет которого вызывал в памяти видения маленькой тележки на резиновых колесиках, уставленную баночками в окошке двери с надписью «Лаборатория». Но после довольно сумбурного новоселья… этой… ну как ее… ну… в общем, даже «Клинское» было в кайф…

Трель дверного звонка начисто вышибла уже нарождающееся имя счастливой обладательницы новой квартиры в местном престижном краснокирпичном доме.

— …то та, Вть… — невнятно донеслось из его спальни, чутко отреагировав на перемены в шумовом фоне квартиры.

— Откуда я знаю? — искренне удивился Витек.

Взглянул на часы. «Точно, в чухало кто-то захотел!» совсем озлобился он, сопоставив комбинацию стрелок на стенных часах и выведя восемь часов утра. Среда. Восемь часов! С утра в среду! Прямо в восемь часов! Он даже не стал смотреть в глазок, решив сделать себе сюрприз, «воткнув в хлебало» незнакомцу.

Правда, красиво распахнуть металлическую дверь не удалось по двум причинам: тяжело, да и открывалась она наружу. Поэтому он просто наддал ее плечом, вывалившись на загаженную окурками, плевками и сексуальными измышлениями на стенах лестничную клетку.

— Ну что, му…

Страшный прямой удар в нос отбросил назад его голову, тело помимо воли попятилось обратно в квартиру и осело на пол под рогатой вешалкой с одеждой. Голова гудела, глаза залило слезами, неспособными, тем не менее, погасить жуткий фейерверк. Рот наполнился кровью то ли из разбитых губ и зубов, то ли из носа. Но не этот вопрос заботил Витька. Говоря откровенно, его вообще ничто не заботило, ибо от удара голова была пуста.

Сильный рывок в небо, мгновенная пауза и жутчайший контакт чего-то с грудной клеткой. Ноги отрываются от паркетного пола и устремляются по траектории вслед за остальным телом. Композиция приземляется почти в центре неухоженной комнаты, пребольно ударившись по пути затылком о журнальный столик. Но на эту боль уже никто не обращал внимания.

— Эт шо…

Оглушительный звон пощечины, вскрик, бормотание, захлопывающаяся дверь в спальню.

Тишина.

Старомодное тиканье часов.

Совсем близко от глаз полированная ножка стола. Пыльный ворс ковра. Какой-то пух на нем осел. Откуда в квартире пух? А вот щека в какой-то луже… Совершенно цементная голова…

С неба протянулись руки, вцепились в сальный, с темными разводами воротничок рубашки, дернули.

Сел.

Прислонили к столику.

Спасибо.

А теперь поднять глаза. Хоть и страшно. Страшно так, что все свело внутри. А так, может и пощадят, если не смотреть. Я же не видел их… Нет, уже поздно. Мама…

Чужая рука приподняла за подбородок его лицо. Сергей участливо рассматривал распухшую за пару минут физиономию бывшего Лениного одноклассника.

— Че, Сер, охерел?!

Прикушенный язык совсем не повиновался, в горле хрипело, но мысль ему, кажется, удалось донести.

— Есть немного. — охотно согласился Сергей.

Поднапрягся, оторвал от пола Витькину тушу и толкнул ее в направлении кресла, где тот так наслаждался прекрасным утром пять тысяч лет назад. Витек несколько подсобрался в кресле, но еще не пришел в себя. Давно его так не били. Лет пятнадцать, наверное.

Сергей приблизился, взял бутылку с недопитым пивом и стал лить его на голову Головнина. Тот зафыркал.

— Да я те…

И дернулся от молниеносного и точного удара в скулу.

— Сразу хочу задать направление нашей беседе. — пояснил Сергей, даже не дуя на костяшки.

«Из железа они что ли?» мелькнуло в витьковской голове.

— Я спрашиваю, ты отвечаешь, ясно? — выдвинул новое условие Сергей.

Витек кивнул, не конца веря в происходящее. Но мыслей о восстановлении справедливости или попранном достоинстве не было. Он просто тупо ждал вопросов.

— Кто организовал «вечер одноклассников»?

Витек широко распахнул глаза.

— Как кто… — прошамкал он. — Од… одноклассники, мать их!

Сергей хищно усмехнулся и сунул руку в карман светлого пиджака. Через мгновенье на свет божий показался устрашающего вида кастет, сверкающий мелкими шипами. Сергей ловко нацепил его на пальцы.

— Я был тогда в стельку, позвонили, сказали, такого-то числа будет этот долбанный вечер… — заторопился Витек, мимоходом подумав, кресло нужно будет потом промокнуть тряпочкой. — Тогда у нас с братвой «запарка» прошла. Мы контракт двинули. Впарили одному лоху…

— Вечер! — оборвал его Сергей.

— Не знаю! — возопил Витек. — Женский голос в телефоне. Сказала, вы оба в городе. Хорошо бы и вас притащить, если вы не в курсе!

— Чей голос?

— А хрен ее знает! — честно округлил глаза Витек. — Я знаю что ли? Я не телефонист, по голосам в трубке всех узнавать. Может из бывших кто, может ваша знакомая какая-нибудь! Хрен знает!

Сергей задумчиво смотрел на бывшего одноклассника.

— Знаешь, Вить, я тебя сейчас так от… — пообещал Сергей. — Что та…

— Да не знаю я!! — в отчаянии вскричал Витек. И горячо зашептал. — Была одна. Не знаю, кто. Звонила каждый день, все спрашивала, позвал ли я вас или тебя. Достала, стерва!

Витек пугливо заозирался, словно боясь, стерва подкарауливает за диваном с телефонной трубкой в руках.

— А потом?

— А что потом? — продолжал шептать Витек. — Потом я вас увидел на лавочке. И она больше не звонила…

— Никогда?

Витек отрицательно помотал головой. Поморщился, но по-прежнему не обращал ни малейшего внимания на кровяные струи из носа.

— Где у тебя телефон? — все также задумчиво поинтересовался Сергей, пряча кастет, к величайшему ликованию хозяина квартиры.

— Отключили мне телефон. — хрипло ответил Витек. — Месяц назад, козлы, вырубили. За неуплату. А какая, к чертям, неуплата, когда вона у меня все квитанции долбанные в органайзере зашиты. Я же не лох какой-нибудь! Я бизнес веду…

Сергей терпеливо выслушал стенания Витька. Подошел с другой стороны:

— Мобильник есть?

— Та же фигня! — горестно развел руками Витек. И снова оглянувшись, прошептал. — Это она все устроила! Точно тебе говорю!

— Ладно, ты пока сопли вытри и мокрую вату в нос вставь. — В «молочном» автомат остался?

Витька кивнул.

— Тогда я добегу туда и мигом обратно. А ты сиди и не вздумай испаряться! Еще потолкуем…

…Магнитная карта, купленная здесь же в кассе, втянулась в щель телефона-автомата, Сергей набрал свой домашний номер. Длинные гудки. Гудки. Гудки. Гудки. Гудки. Гудки. Отбой. Побарабанил пальцами по корпусу аппарата. Набрал новый номер.

— Да?

— Омега двадцать. Звезды по периметру. Номер — икс тридцать один двадцать.

— Минуту. Идет проверка.

Голос на другом конце трубки стих. Какой-то мужичок с веселой перебранкой взвалил на плечи два огромных целлофановых мешка кукурузных палочек и стал бороться с тяжелой дверью. Маленький мальчик упрямо тянул женщину к витрине со сладостями. Женщина же, как могла, тянула время, болтая со скучающей продавщицей за стойкой. Мальчик вырвал свою руку и комично топнул ножкой…

— Алло, икс тридцать один двадцать! — отчеканила трубка.

— Слушаю Вас! — Сергей отвлекся от детской трагедии.

— Идентификация произведена. Подтверждаем прежние инструкции. Условия те же. Контроль — Ваш. Контакт устраивает?

— Полностью. — Сергей нетерпеливо ждал, пока голос-бюрократ в трубке пройдет нудную, но необходимую процедуру координации задания. — Информацию принял. Готов мой запрос о «друге детей»?

— Ответ отрицательный.

— «Семья»?

— Прорабатывается. Ваше время вышло.

Сергей нажал отбой. Мальчик счастливо разрывал обертку «Сникерса», ведя маму к выходу. На лице продавщицы — смертельная скука.

Сергей одним махом преодолел два этажа до знакомой бронированной двери. Открыта. «Совсем парень, струхнул!» мелькнула мысль. «Уу, какой я грозный, упаси Боже, разозлить меня или заставить ждать на лестнице!»

Мысли оборвались, скрутились в спираль, стрельнули в висок и сосущей сладостью осели под ложечкой. Витек как-то бесформенно развалился на своем грязном ковре. Разбитое лицо по-прежнему в крови. Красная от крови футболка. В ней — три дырки. Н полу под грузным телом — тоже лужа крови. Значит… Сергей представил себе примерную траекторию пули, исходя из положения трупа. В стене обнаружил три выбоины. Глубокие, прошу заметить! Это из чего ж, пуляли?! Самих пуль, кстати, и след простыл! Вот черти чистоплотные…

Он заглянул в соседнюю комнату. Девушка разметалась на неприбранной кровати лицом вниз. Халат задрался, оголяя толстые, целюлитные бедра. Простыня промокла от крови и поблескивала лужицами. От всего этого зрелища Сергей с трудом подавил позывы в горле и вернулся в гостиную.

Визг тормозов. Хлопанье автомобильных дверей. Торопливые шаги под окнами. «Ах, что б вас!» Сергей метнулся к двери, но по лестнице уже грохотала казенная обувь. Обратно. «Как глупо!» Заскрипела приоткрываясь дверь. Он бесшумно скользнул в спальню и закатился под кровать. Сразу дохнуло тухлостью, мышами, въевшимся куревом и «железным» запахом крови. С трудом перевернулся на спину и чуть не выпрыгнул обратно — прямо ему на живот сквозь пружинные переплетения сочилось из набрякшего матраца.

— Ну, на хрена, мне, спрашивается, такая неделя! — в сердцах воскликнули в комнате по соседству.

Топот, гомон. Треск и шипение раций, подтверждение наличия трупа. Шаги рядом. Нет, двух трупов! Натужное кашлянье.

— Бригаду вызвали?

— Конечно, Санек! Пусть они теперь валтузятся с этим!

— А может, осмотримся, товарищ сержант? — новое робкое звучание.

— Ты, Клименко, извращенец долбанный! Иди, осмотрись в спальне. И повози носом по ее ляжкам.

Скрип двери. Тяжелое сглатывание. Дверь прикрылась обратно. Голоса приглушились, но остались разборчивыми.

— Небось, сам же, паскуда, и вызвал, …! — злобно матюгнулся один из наряда.

— А хрен его знает! — поддержал разговор другой. — Пойдем-ка на улицу. Покурим, пока эти … докатят!

— Пошли! А ты, сыщик, пока осмотрись! — расхохотался кто-то. — И никого не пускать!

— Ясно, товарищ сержант!

Голоса стихли.

Сергей аккуратно выполз из-под кровати и рывком стянул с себя пиджак и рубашку. Подкрался к двери и встал сбоку. В щелку от неплотно прикрытой двери ему было видно юное безусое лицо, серьезное и явно озадаченное одновременно. «Наверное, первый серьезный выезд». Таращится на труп и, как пить дать, пытается вычислить убийцу. «Время уходит!» напомнил он себе. Оглянулся, взял небольшую шкатулку с комода и несильно бросил его в угол.

Эффект ошеломляющий. Молодой милиционер подпрыгнул, дико озираясь и судорожно пытаясь справиться с клапаном кобуры. «Неужели там действительно пистолет лежит?» удивился Сергей. Наконец «Макаров» был извлечен и даже снят с предохранителя. «Молодец, владеет собой!» мысленно похвалил Сергей. «Круты стали менты!» и напрягся. Милиционер крадучись приблизился к двери в спальню. «Ах, какой я молодец! Мимо проскочил …!» срифмовал Сергей, после того как дверь от удара ногой впечаталась в стену по другую сторону проема. Показалась рука с пистолетом. «Когда же вы научитесь!» Сергей нанес сверху удар по запястью милиционера. «ПМ» грохнулся на пол. Вскрик. «Да у меня самого разрыв задницы бы приключился!» посочувствовал Сергей, выпрыгнул из-за косяка и провел показательный нокаут. «Сыщик» затих на полу.

Сергей добежал до платяного шкафа. Слава Богу, хоть чистые рубашки водились в избытке. Сергей напялил на себя одну из безразмерных витьковских сорочек и выбрал легкую летнюю куртку, в карманы которой распихал свои пожитки из испорченного пиджака.

Пора уходить! Мысль не отличалась оригинальностью, но была весьма своевременна. Оглядываться не стал, незачем. Выскользнул на лестничную клетку и насвистывая, стал спускаться вниз. Уверенно раскрыл подъездную дверь и нахально вылупился на курящих милиционеров.

— Че, за Пашкой снова прикатили? — посмеиваясь, поинтересовался он.

— А ты сам-то кто? — подозрительно уставились на него три пары хмурых глаз.

— Из двенадцатой квартиры! — лихо соврал Сергей. — Вона балкон застекленный!

Он неопределенно ткнул рукой вверх, уверенный, хоть один балкон, да окажется застекленным. Все трое, как по команде задрали головы.

— С четвертого этажа, что ли?

— Нет! В подвале мы живем! — съязвил Сергей. — Ладно, пошел я.

— Постой, шустрик. Ты слышал что-нибудь подозрительное или просто необычное? — проявил служебное рвение один из сержантов.

— Вообще или по вашей линии? — охотно поддержал разговор Сергей.

— Не дури, брателло, а то и так настроение хреновое! Разобью чавку к чертовой матери! — зло огрызнулся второй.

— Не слышал. Не видел. Не сидел. — смиренно ответил Сергей. — Ребят, действительно идти надо. Опоздаю с обеда, уволят к ядрене фене!

— Где пашешь-то? — поинтересовались более миролюбиво.

— В радиомагазине «в стекляшке». — Сергей указал рукой через площадь. — А что произошло-то?

— Ничего. — отрезали. — Нужно будет — узнаешь! А нужно будет — вызовем!

— Ладно! — пожал он плечами. — Пока!

Придав себе подозрительный вид, оглянулся на дом, почесал грудь, покачал головой и побрел к проезжей части. Пережидая автомобильный поток, боковым зрением заметил, как к подъезду подкатил «Рафик» и несколько человек в штатском сосредоточенно направились в подъезд. Вслед за ними испарились и те, в форме.

Сергей перебежал через шоссе и юркнул в спасительную тень зеленых дворов. Он шагал по утрамбованным десятками тысяч подошв тропинками, извивающимися среди травы и никогда не совпадающими с пешеходными дорожками, проложенными городскими властями и размышлял. Даже за тот короткий промежуток времени, который он находился на улице, волосы сильно нагрелись под солнцем, невыносимо хотелось снять куртку, оказавшуюся довольно теплой для лета, но прохожие могли впасть в панику от его поясной кобуры. Все это, вместе с двумя трупами позади него навевало тягостные мысли. Причем мысли эти прекрасно укладывались в некую «теорию заговора».

А уж, если сюда на секундочку самым фантастическим образом приплюсовать печальную судьбу Савушкина и его супруги, то получался просто совершенно тоскливый круговорот трупов в природе. Вокруг Сергея. А уж в этом-то сомнений не осталось вовсе, ибо никак не были связаны между собой Головнин и Савушкин. Наверное, черт бы их побрал! Не должны!

Но размышления сверкнули и испарились, а факты в виде трупов остались. И работать ему надобно теперь по двум направлениям: деньги — банкир, Головнин — бомжи, точнее, «школьный вечер». А во главе угла — его основное задание. «Вепрь» — контрабанда российского оружия, и не какой-то мелочью, а последними секретными разработками в этой области. И если «школьные» разборки еще можно было бы как-то, хоть теоретически притянуть за уши к этой операции, сославшись на утечку у американцев, то гибель Савушкина не увязывается с американской специальной службой никоим образом. Зато с российской — прямее некуда. Ах, черт!..

Он некоторое время рассматривал простенькую вывеску, приглашающую посетить юношескую спортивную школу № 3 при НИИ по таким-то дням и обязательно в такое-то время. Он посмотрел в небо. Не прояснилось. В себе он еще не разуверился, поэтому не стал дико озираться по сторонам и сверять номер дома. Он точно знал, это тот самый дом и тот самый подвал, где он некогда чуть было не сгинул.

Подергал ручку вполне приличной металлической двери вместо той, старой, способной выдержать прямое попадание атомной бомбы. Она подалась. Испытывая некоторый трепет, Сергей зашел в залитый искусственным светом коридор. И внутри все изменилось также сильно: вместо окошка дежурного охранника взгляду явилась неповрежденная монолитная стена, выкрашенная в белый цвет. Различные стенды с фотографиями свидетельствовали о несомненных спортивных успехах членов команды этой школы. Причем за довольно долгий период, начиная с лихого начала горбачевской перестройки. Расписания спортивных секций. Ряд дверей с табличками.

Сергей прошел вдоль дверей, внимательно читая эти таблички, хотя был заранее уверен, ни на одной не будет написано что-то вроде «Бандитская». В конце располагался довольно уютный актовый зальчик с десятком рядов стульев. Со всех сторон в стенах зала были окна, располагающиеся ниже уровня земли, мимо пробегали, проходили, семенили ботинки, кроссовки, туфельки и сапоги.

— Вы кого-то ищете?

Сергей обернулся на голос. Милая девушка, на вид двадцати-двадцати пяти лет. Короткая простая стрижка, белая навыпуск футболка с вычурным логотипом на левой стороне, блестящие обтягивающие штаны для велоспорта, на сильных, но изящных ногах белеет «Найк». На загорелом лице застыла вежливая улыбка. Спокойные карие глаза, с легкой «спортивной» горбинкой нос.

— Вам только традиционного секундомера не хватает. — постарался потянуть время Сергей.

Не говоря ни слова, она извлекла откуда-то сзади красивый отчаянно-желтой неоновой окраски секундомер и продемонстрировала его.

— Браво! — прокомментировал Сергей.

Она по-прежнему молчала, полагая, наверное, всякий вопрос требует ясного ответа. Сергей развел руками:

— Да вот думаю подзаняться собой и подбираю, куда бы записаться.

Она критически оглядела его.

— А не поздно ли? Сердечко не прихватит?

— Мадемуазель! — негодующе воскликнул Сергей. — Мне всего тридцать!

— Мы принимаем до пятнадцати лет! — усмехнулась она.

— А что же остальным делать? — спросил он, вовлекаясь совсем уж в ненужный и бестолковый разговор.

— Как что? — цинично улыбнулась девушка. — От жены получку прятать, распивать в подъезде, колоться… Развлечений, если творчески подойти, хоть пруд пруди!

— Как Вы жестоки! — ужаснулся Сергей. — Вам нельзя заниматься преподавательской деятельностью! И уж, конечно, тренерской работой тоже.

— Не Вам решать! — резко ответила она, давая понять — разговор окончен.

— А где же снующие маленькие спортсмены. Те, которым до пятнадцати лет? — поинтересовался он, демонстративно оглядывая пустой коридор.

— Каникулы у них. — ответила девушка и не менее демонстративно взглянула на часы.

Сергей прикинулся идиотом и уставился на очередной стенд с фотографиями.

— А на этом месте всегда существовала эта школа? — задал он новый вопрос, настраиваясь на долгий и содержательный разговор.

— А Вам-то какое дело? — откровенно холодно парировала она.

— А просто интересно. — простецки заявил Сергей.

— Интересно, когда в бане тесно! — заставила она вспомнить старые прибаутки еще по школе в Вашингтоне. — И может Вы все-таки пойдете прогуляетесь?!

— Если бы не мое трепетное отношение к женщинам… — процедил Сергей, проходя мимо и задевая ее локтем.

Она дернула плечом и, навалившись, прижала его к стене.

— А что тогда? — дерзко поинтересовалась она.

— Тогда я с огромным удовольствием надрал бы твою маленькую упругую задницу! — прошипел Сергей, всегда свирепея от любого вида хамства, не упустив, однако, случая критикнуть себя за откровенный американизм.

— Мысль, в принципе, неплохая… — задумчиво произнесла она.

Не меняя позы, ткнула сложенными пальцами в его пресс, скользнула вниз. Хмыкнула, отвела плечо. Сергей отлепился от стены, проклиная рукоять пистолета, процарапавшую ему спину.

— Тут у нас борцовский зальчик имеется! — призывно-хищно сверкнула она глазами. — Если продержишься пару раундов, может и дам поупражняться с моей задницей…

— Старшего массажиста попроси! — огрызнулся он, делая пару шагов к выходу.

— Трепло вонючее! — хлестнуло по ушам. — Петух долбанный!

Он зарычал и развернулся к ней. Она посмеивалась.

— Ах, какие мы обидчивые! Уж девушке и слова не скажи! Зал справа от тебя.

Бледный от бешенства, он нажал нужную ручку и оказался в небольшом устланном татами зале. Прошел вглубь. У противоположной стены снял куртку и рубашку, одновременно незаметно освобождаясь от кобуры и завертывая ее в одежду. Скинул «мокасы» надетые на босу ногу.

Она с улыбочкой наблюдала за его приготовлениями.

— Ну прямо Брюс Ли! — одобрила она. — Ах, какие мы мускулистые и грозные! Угроза девичьей невинности! — продолжала она издеваться, одной рукой запирая в двери замок.

— Давай, давай! Когда мне страшно, я тоже болтаю — не остановишь! — осклабился он.

С криком она неожиданно бросилась вперед, обрушивая каскад ударов обеими ногами. Сергей еле успел увернуться от первого, а потом дело пошло по наезженной колее. Уйдя в активную оборону, он позволял себе иногда выпад, чтобы проверить способности и умение агрессорши. Защищалась она толково, а вот в нападении не смогла до конца избавиться от голливудских эталонов. Видны были следы серьезных соревнований — не больше.

Ух ты! Это было лихо! У самого-то так никогда и не получалось, думал, только в фильмах и бывает…

Черт! Словил-таки скользящий в бок. Девочка настырная, ишь, машет, словно мельница.

Ну, ни черта себе! Захватив в блок его руки и глядя прямо в глаза, она попыталась достать ногой в голову через свое плечо. Словно скорпион! А он-то полагал, все это чистой воды трюки на экранах…

И не устает, зараза! Пыхтит, кричит, наскакивает, словно вошь на рыцарский панцырь, но встречает лишь глухую оборону. И это ее злит. Ей, видите ли драчки хочется! Ну ладно, пора заканчивать, а то уж и припотел…

Поймал в захват ее правую ногу, ощутив гладкую и влажную кожу, в падении ушел от удара второй, одновременно делая подсечку в воздухе. Дальнейшие действия развернулись уже в партере. Оказавшись на ее спине, попытался пойти на болевой на захваченной ноге, но девушка так извивалась, пришлось отбросить эту затею. Метнулся к ее голове и успел схватить за руки. Со стуком прижал их к полу.

— Вот так-то! — Выдохнул он. — Классика! На лопатки называется!

Отпустил ее руки и поднялся на ноги. Надо будет заняться дыхалкой… Неожиданная подсечка свалила его обратно на татами, а противница словно ящерица скользнула на его грудь, не без удобств там устроившись.

— А как же моя задница! — хрипло спросила она, наклонившись и слизывая капельки пота с его виска.

— Прощаю!

Но она уже не слушала. Склонившись над его лицом, она захватила своим ртом его губы, забирая весь воздух. Он резким движением свалил ее с себя и вновь прижал ее к полу.

— Я же сказал — прощаю! — прохрипел он и, приподняв ее туловище, одним махом стянул с нее футболку.

Застонав, она откинулась назад и перевернулась на живот. Прогнулась. Он рванул ее обтягивающие шорты. Чувствуя головокружение, навалился, захватывая в ладони внутренние стороны ее бедер.

— Ваши моральные устои, мадемуазель, просто пугают! — прокаркал он непослушной глоткой.

Горячая волна захлестнула его с головой, пронзив дрожью до самых кончиков волос. Она почти кричала, тяжело дыша в такт пульсирующей крови. Невыносимо душно… Даже никакого сквозняка из-под двери… Фейерверк в голове… Издав протяжный стон, девушка попыталась вырваться, змейкой выскальзывая из его крепких объятий и отползая, царапая ногтями разноцветную поверхность татами. Но мощным рывком он снова настиг ее, обхватил за талию и почти швырнул на сложенные горкой гимнастические маты. Развернул лицом к себе, чтобы видеть полуприкрытые мерцающие глаза, вжал ее руки в мягкую пыльную поверхность…


19 августа

10:15


…Он скосился на распростертую рядом с ним девушку. Она была совершенно измождена, по загорелой, со следами купальника коже ручьями стекал пот. Глаза все еще закрыты, изо рта с хрипом вырывается горячий воздух. Руки обессилено вытянуты вдоль тела. «Крут, сил нет!» он хмыкнул. «Джеймс Бонд, блин!» На мгновенье перед ним мелькнуло видение их дома на юге Москвы, но он быстро справился с робкими возгласами совести, выстроив цепь обоснований происшедшего, базирующуюся на мощной и логически безупречной основе из понятий «национальная безопасность», «вынужденная необходимость», «все средства…» и так далее в том же духе. А затем вынужден был признаться себе, десятилетняя работа в ЦРУ существенно видоизменила его взгляды на некоторые так называемые общечеловеческие ценности. Снова улыбнулся. «Ну же, давай, шпион хренов, вытягивай информацию из бедной девушки!»

— Ну, так ответишь ты мне на вопрос… — бойко начал он, поворачиваясь к ней и осекся.

В принципе, любой бы на его месте осекся, увидев направленный на него пистолет. Правда, конструкция была ему неизвестна, но он поверил в реальность происходящего сразу.

— Если ты думаешь, я стану шантажировать теб…

— Заткнись!

Ее голос звучал бесцветно и как-то опустошенно. Она не делала попыток одеться. Может, просто сил хватало лишь на то, чтобы удерживать пистолет. Громко щелкнул дверной замок, и в освещенном дверном проеме возникли два молодца со смертоносными орудиями убийства в руках, которые Сергей классифицировал как пистолеты-пулеметы.

— Мда… — протянул один из визитеров. — Я понимаю, если бы тебя Надюшка с улицы позвала. За ней кто хошь, побежит! Но ты же ведь не знал, что здесь такое чудо обитает!

— У меня, кстати, еще в прошлый раз возникли подозрения, он — шизоид! — охотно подхватил тему второй. — Но ускользнул, зараза. Ну, думаю, ловок парень! Ан нет! Решил исправиться! — он загоготал. — Вернулся, сокол! Это ж надо!

— Я признаться не поверил, когда Димыч на пейджер скинул информацию. — снова вступил первый. — Думал, разыгрывает! А он все — иди, да иди! Приказ, мол! Ну, пришел, смотрю и глазам не верю! Ты, Надюшка, молодец!

— А куда ж он денется, котяра! — криво усмехнулась Надюшка. — Но дерется, гад, не пробьешь!

— А нам это без надобности! — осклабился один из пришедших. — У нас вон пулялок — все руки забиты! Вставай что ли, трахарь-террорист…

Мысли в голове вращались в убыстренном темпе. Желательно, пока надеваются штаны, найти выход из этой не просто опасной, но и оскорбительной ситуации. «Угу, и для прикрытия десяток морпеха из охраны Посольства!» Натянул рубашку, мельком пожалев, что не успел принять душ. Небрежно взял в руки скомканную куртку с упрятанной в нее кобурой.

— А ну-ка, молодец, кинь-ка куртяшку к нам. Ничего, мы не гордые, нагнемся и поднимем.

Сергей похолодел. Откуда, ко всем чертям, они могли узнать про пистолет?! Он помедлил, чем сразу же спровоцировал ласковое:

— А пулю в колено?

Он подкинул к ним сверток. Один из них вытряхнул из складок куртки кобуру и равнодушно сунул ее себе за ремень.

— Ребят, а не боитесь огрести? — с отчаянным нахальством поинтересовался Сергей.

— От начальства? — охотно продолжил тот самый, с кобурой Сергея. — Ты, конечно, сверхзасекреченный агент! У тебя — спецзадание и все такое прочее…

— Я думаю, мы возьмем этот риск на себя. — согласился второй. — И позволим себе не возвращать пугач. А то в прошлый раз вон ты сколько народу ухлопал зазря. Коллег, так сказать…

Сергей нахмурился.

— Ведите меня к Вашему идиоту-начальнику! — высокомерно обронил он.

— А я тебя уж было хотел к своей сестре отвести! — разочарованно проговорил первый. — Вон ты как с дамочками управляешься — любо-дорого смотреть!

Он усмехнулся в сторону девушки, та в ответ высунула язык. Он продолжил совсем другим тоном, злым и холодным:

— И за это я с тобой, парень, знатно повеселюсь. Дабы неповадно было на чужих девок глаз, так сказать, класть!

Сергей снова, вот уже в который раз, покрылся мурашками.

— Так ведь она…

— Понимаю! — процедил тот. — Мол, сама все начала. Понимаю… Только распаляться не надо было… Ну, ничего, посмотрим, как я распалюсь с твоей женой!

Второй заржал. Сергей дернулся в сторону, но неожиданный удар под коленку, заставил его согнуться, чтобы не упасть. За разговором он совсем упустил из виду девушку. Один из парней бросил сверкнувшие наручники. Девушка поймала их на лету, за волосы разогнула Сергея.

— Руки на затылок!

Находясь под бдительным наблюдением двух автоматов, он исполнил приказ. Она защелкнула на запястьях металл. Извлекла из-под матов пояс штангиста, затянула его на талии Сергея, рывком опустила его руки, протянула цепочку между его ног и пристегнула к ремню на спине. Он пошевелил руками. Маневра хватало только на исполнение фигуры «стенка у футбольных ворот»!

Девушка тем временем скользнула обратно в свою одежду и пошарила за «шведской стенкой». Словно громкий выдох, пневматическое шипение, и в стене отъехала незаметная для глаза дверь. За ней, сколько хватало глаз, тянулся, освещаемый коридор. Цементные пол и стены нагоняли чувство холода и отчаяния. Двое охранников подошли к нему. Проходя мимо девушки, один из них размахнулся и отвесил ей оглушительную пощечину. Она вскрикнула, схватившись за щеку и глядя испуганными глазами. Он скривился:

— Вот и мне тоже показалось, ей нравилось…


Глава 7

19 августа

11:20


Сколько времени они тащились по бесконечным подземным переходам, Сергей не имел ни малейшего понятия. Он даже и не помышлял ни о побеге, ни о том, чтобы угостить пинком впереди идущую коварную соблазнительницу Надюшку. Он просто размышлял. О неоправданно многочисленных трупах вокруг его персоны. Причем безо всякого его личного вмешательства. А уж происшедшее с Головниным просто шокировало своей стремительностью и необъяснимостью. Не говоря уж о том, что о его визите к бывшему школьному товарищу не знал никто.

Бред собачий! Конечно же, кто-то знал! Вот только кто? Или все списать на ошеломляющую случайность?.. И на кой черт, его вообще понадобилось убирать?! Да еще с такой жестокостью. А главное, кто, черт побери, все время так любезно приглашает милицию!!

Словом, у него были дела поважнее, нежели пытаться прикованным к телу руками раскидывать двух автоматчиков и неплохо владеющую ногами стерву. Тоже, кстати, с пистолетом…

— Девушка, а можно вопросик? — любезно начал Сергей.

Напрягся, ожидая или окрика, или тычка в спину. Ничего не последовало. Возможно, балагуры-конвоиры тоже соскучились в тишине цементных лабиринтов.

— А что за пистолетик держит Ваша атлетическая ручка? — осмелел Сергей.

— Тебе-то что? — огрызнулась девушка и машинально потерла щеку, видимо, опасаясь, для нее чреват любой контакт с Сергеем.

— Откуда же она, любезный, знает, какой пистолет у нее в руке? — весело удивился сзади тот самый, что проводил с Надюшей воспитательную работу. — Вот початок твой она просечет сразу, а в отношении оружия…

Девушка что-то буркнула, но даже не обернулась.

— Ась? Что? — живо заинтересовались сзади.

— Ничего! — огрызнулась она, вышагивая прямо и зло.

— А то мне что-то там такое показалось… — пояснил парень и вернулся к теме разговора. — А это, любезный — «Вул».

— Как-как? — не понял Сергей.

— Пистолет, несмышленыш! Имя у него такое. — ласково ответил парень. — Бог его знает, что оно означает. Бесшумный такой, миляга. Вишь, без глушителя? А все-равно без звука любой «броник» прошьет! Наши умельцы россейские постарались!

— Откуда же у вас, козлов, такая техника оказалась? — начал хамить Сергей.

— Вишь ты, на «Вы» и по фамилии! — хохотнул собеседник, припоминая анекдот.

Затем пара убыстренных шагов, и дыханье перехватило от несильного, но ощутимого удара ногой по ребрам.

— Были бы у меня руки свободны! — восстановив, дыханье помечтал Сергей.

— Да что ты! — заверещал парень. — Я ж только с безоружными и беззащитными обращаться и умею! Руки свободны! Скажешь тоже! — продолжал он под заливистый хохот второго.

— Может еще! — подзадорил тот.

— Хватит! — сурово одернул первый. — А то сам будешь перед его адвокатом оправдываться!

— Чт… адвокатом?! Ха-ха — продолжал по-детски заливаться его товарищ. — Не, ну ты даешь!!

— А вот это ты не по адресу! — ласково поправили его. — Это вон к ней обращайся!

От дальнейшей перепалки Сергей абстрагировался, уйдя в свои мысли по поводу своего печального будущего. Он отдавал себе отчет, дважды от таких людей не уходят, и проклинал себя за идиотизм!

Попался, как распоследний лох! Вывеску он, видите ли, заметил иную! Нет, кретин, они оставят все на прежнем месте, чтобы ты, чудила, с ментами подвалил! И еще местоположение трупа мелком обозначили! А он полез фотографии рассматривать, справочки наводить, как долго здесь все это существует… из девушек информацию вытягивать! А что вы хотите! Вдумчивый и обстоятельный подход! В ЦРУ идиотов не держат!

Примерно через час девушка остановилась перед бронированной дверью с кодовым замком. Она не стала тыкать код, а просто вжала кнопку обычного звонка. Зажглась красная лампочка над кодовой панелью. Сергей понял, их внимательно изучают невидимой для него камерой и, возможно, под прицелом.

Секунд через тридцать красный свет сменился зеленым, что-то присвистнуло, и дверь медленно стала раскрываться наружу. Такую толщину Сергей видел только в банковских хранилищах. Да и то в фильмах…

— Би-бип! Включай передачу, чайник! — подтолкнули его сзади.

Вслед за девушкой Сергей вошел внутрь маленькой глухой комнатенки, и все вместе переждали, пока дверь за ними закроется. Шлюзовая система. Таким образом отсекалась возможная засада за поворотом, держащая под прицелом звонившего. Только потом стена разъехалась в разные стороны, открывая дальнейший проход. Прежде чем выйти, Сергей оглянулся и заметил, как с потолка стала спускаться целая паутина нитей, сверкнувших в свете прохода. Он прекрасно знал, эту систему. «Растяжки», соединяют несколько гранат, вся конструкция убирается механически оператором, и никакого просвета, чтобы попытаться как-то проскользнуть сквозь них. И судя по несметному количеству нитей, от жертвы, запутавшейся в них, останется только пыль…

Они миновали длинный склад, забитый до высокого потолка контейнерами. Не обращая на них совершенно никакого внимания, сновал самый разнообразный люд. Рабочие в синих спецовках, озабоченные парни в кожаных куртках и, как правило, с короткоствольными автоматами, серьезные мужчины в дорогих и не очень костюмах. Вдоль одной из стен припаркованы автомобили — значит где-то есть иной путь, причем гораздо больший, нежели тот, которым его доставили сюда. Лихо разъезжали электрокары, развозя по углам металлические ящики и с грохотом укладывая их в штабеля. Но, в общем, шума не много, учитывая количество народа и закрытость помещения.

К одной из стен приклеилась лестница — весьма шаткое и хлипкое на вид сооружение, представив себя на котором, Сергей вздрогнул. Но именно туда и его и подтолкнули. Подойдя вплотную, он задрал вверх голову и буркнул:

— По этой штуке я не полезу… Можете пристрелить меня прямо здесь!

Позади громко взвелся курок.

— Ладно, ладно, я пошутил! Сейчас только зубами поудобнее прилажусь…

Щелкнул отстегиваемый карабинчик, и Сергей с наслаждением отодрал руки от своей ширинки. Наручники, правда, остались, но определенная свобода движений появилась. Поэтому его конвоиры и сделали пару шагов назад. Девушка уже была на середине лестницы, чтобы, вероятно, встретить его наверху.

Он полез. Было не совсем удобно, но терпимо. Правда на верхней площадке его поджидала не спортсменка Надюша, а целый приветственный комитет из недружелюбно настроенных автоматчиков и широко улыбающегося начальника дилерского отдела некоего банка господина Савушкина…


19 августа

13:30


— Ну что же… — пробормотал Сергей. — Как вариант…

— Аа, вот он, наш шпион! — возликовал Савушкин. — Наш Мотя Харя! Прямой и открытый представитель дружественной ФБР!

Сергей взметнул бровь.

— Не ожидал, братец, что тебя так быстро «раскусят»? — Савушкин заколыхался счастливым смехом. — Рад, рад наконец-то познакомиться с бесстрашным агентом! Прямо — Леми Коушен…

Сергея поразила догадка, настолько неожиданная, что он сглотнул. Вернее, его поразили одновременно два подозрения, но проверить он решил пока одно, а над вторым основательно подумать на досуге, если не пустят в расход прямо здесь. Хотя, чего ради тогда его тащить половину Московской области под землей?

— А мы разве не знакомы? — буднично поинтересовался он.

— Пока нет. Возымел я месяц назад страстное желание с тобой познакомиться, но скрылся ты, голуба моя, в неизвестном направлении! — ответил Савушкин и охотно представился. — Савушкин. Дмитрий.

— Аа, тот самый Димыч, который на пейджер сбрасывает? — догадался Сергей. — Он же — банкир?

Савушкин словно поперхнулся и зло уставился на Сергея.

— Это какой еще за «банкир»? — он медленно приблизился к пленнику и навис над ним своей тушей.

— Дилер в маленьком иностранном банчке в Москве. — пояснил Сергей.

Савушкин помрачнел еще больше.

— Значит тот янкис действительно шпион… — пробормотал он и охнул.

Это, воспользовавшись его задумчивостью, Сергей сцепленными руками нанес сильный удар в солнечное сплетение банкира. На большее его не хватило. Когда он собирался добавить коленом в склоненное лицо, бдительные охранники отшвырнули его и уперли в лицо толстый ствол автоматного глушителя.

Савушкин тем временем пришел в себя и довольно ловко подскочил к лежащему на полу Сергею.

— Ты чо, паскуда! — хрипел он, тяжело, с присвистом дыша, и пнул ногой ему в живот.

Удар был несильным и непрофессиональным — Сергей даже не стал притворяться. Просто после расслабил пресс и улыбнулся:

— За утраченные надежды, зараза банкирская!

А вот чтобы сдержать следующий ударчик, потребовался бы прессик гораздо более мощный. Рыцарские латы, например! Инициативный охранник отлепил ногу от тела на полу, по-прежнему равнодушно держа его под прицелом. Савушкин скривился и жестом приказал поднять Сергея.

— К бабе его! После поговорим… Савельев, со мной!

Тычок автомата, указующего дальнейшее направление движения. Они ушли с площадки именно в тот момент, когда Савушкин поднес к уху мобильный телефон.

— А можно послушать? — попросил Сергей.

Сопровождающий его автоматчик усмехнулся:

— Давай, давай, шпион, топай!

Они преодолели в общей сложности метров триста всевозможных кабинетов, складских комнат, коридоров. В одном из залов ему приказали остановиться. Он начал было осматриваться, но крик сковал холодом внутренности:

— Сережа!

Голова сама повернулась в том направлении и он увидел Лену, буквально распятую на каком-то устрашающего вида верстаке, напоминающего огромную букву «Х». Руки зажаты на верхних «ответвлениях» стальными полосами, подол легкого платья слегка задрался, обнажая бедра. Он скрипнул зубами.

— Заходи!

Его втолкнули в подобие клетки, забранное решеткой со всех четырех сторон. Щелкнул магнитный сейфовый замок.

— Поворкуйте пока! — охранник спрятал кусок пластика в карман и скрылся за матовой дверью.

— Ты как здесь оказалась?! — в отчаянии воскликнул Сергей. — Где Сашка?

— Отвезла к бабушке до выходных. А на обратном пути меня и сцапали. — Лена с трудом приподняла голову на своем неудобном ложе. — Кто эти люди, Сереж!!

— Если бы я знал! — он притопывал ногой от возбуждения в поисках выхода из незавидного положения. — Что им от тебя-то надо?

— А я откуда знаю! — Лена, похоже, была на грани истерики. — А от тебя?! Ты им зачем ну…

В комнату вошли новые действующие лица. Коварная Надюша и ее ангел-хранитель. Окинули хищным взглядом комнату, оценили прочность тюрьмы Сергея, привлекательность положения Лены. Побледнев, Сергей увидел, как она вздрогнула.

Его недавний попутчик по подземным коридорам по-кошачьи приблизился к клетке. Остановился в трех шагах, склонил на правое плечо голову, насмешливо рассматривая Сергея.

— Вот так-то…

Сергей хотел ответить. Резкое, чтобы попытаться вывести его из себя, но замер, не веря своим глазам. Плотоядно скалясь, к верстаку приблизилась Надюша. Несколько секунд рассматривала Лену, затем легонько коснулась ее руки. Ту передернуло. Лицо искривилось от ужаса.

— Да, она у нас такая выдумщица! — заметил парень, проследив направление взгляда Сергея.

Между тем выдумщица, явно осмелев, провела длинным ярко-алым ногтем по внутренней стороне руки Лены до бретельки платья. Всхлипнула, продолжила путь уже всей ладонью вдоль распростертого тела вниз. Коснулась кожи бедра. Медленной улиткой перетекла на внутреннюю сторону и, скрывшись под оборкой платья, начала путь обратно вверх. Замерла. В глазах восторженное ликование. Бугор ее кисти под тонкой тканью платья шевелился, словно живущий своей жизнью маленький зверек. Лена хотела крикнуть, но вторая рука девушки зажала ей рот, проникая безымянным пальцем сквозь приоткрытые губы внутрь.

Сергея швырнуло на решетку под взрыв хохота парня. Глаза у того тоже разгорелись, и было непонятно, что доставляет ему большее удовольствие — наблюдать за Надюшей или за мечущимся в своей клетке Сергеем. Он вразвалочку подошел к верстаку и положил руку на Ленину лодыжку. Сжал.

— Ща я тебя буду иметь! — доложил он и широко улыбнулся. — В виду, так сказать!

— Введеныш не дорос! — совершенно неожиданно для всех раздался голос Лены. Бесстрастный. Холодный. Чужой.

Зверек под платьем, до этого живо копошащийся, испуганно замер.

— Пароль «Снежана». Код 33-ММ-20. — ее голос по-прежнему остужал накалившуюся было атмосферу до приемлемого уровня.

— Никит! Что она говорит? — удивленно и чуточку испуганно от непонимания происходящего спросила Надюша.

— Она говорит «Убери руку!» — мрачно ответил Никита.

Перемены, произошедшие с ним, поразили Сергея. Не осталось и следа от хамского тона. Он подобрался, нахмурился, и Сергей мог бы поклясться, в глазах у того застыло чувство вины. Надюша же пока явно не уяснила сути.

— Что, что? — переспросила она.

— Убери от нее свою чертову руку, мать твою! — в сердцах воскликнул Никита.

Девушка отпрянула от верстака, как черт от холодильника, и замерла, широко раскрыв глаза.

— Отвяжи меня от этого чертового стола! — сердито проговорила Лена.

— Не могу, — все так же виновато возразил Никита. — Не я Вас сюда укладывал…

— Ты знаешь, с кем говоришь? — угрожающе процедила совершенно незнакомая Лена.

— Догадываюсь. — обреченно вздохнул Никита. — Но не могу!

— Да я те…

— Не стоит! — вступил в игру новый голос.

— Так-так… — пробормотал Сергей, как только увидел, кто вошел. Он влип в решетку, стараясь ничего не пропустить. — Зер интересант!

— Савушкин! — выдохнула Лена.

— Привет, соседка! Рад видеть, так сказать, семью в сборе. — он потирая руки подошел к решетке, подмигнул Сергею, прошагал к столу, на котором все еще лежала Лена. — Я слышал, кто-то здесь кодиками разбрасывался! Моих подчиненных пугал!

Он хохотнул и взглянул на Надюшу, тупо взирающую на события, просто следуя по течению.

— А Вы, мадемуазель, это самое… — он лукаво погрозил ей пальцем. — Очень и очень даже…

Он снова обернулся к Лене.

— В общем так, мы здесь играем совершенно в другие игры! — его голос зазвучал твердо, безо всякой шутливой дурацкой интонации. — Ваши коды здесь не действуют. Нашего друга… — он кивнул в сторону понурившегося Никиты. — еще смущают Ваши официальные полномочия. Но это по молодости. Не привык еще, так сказать к своей, простите за пошлость, двойной сущности! Личине! — он позволил себе растянуть рот в слабой улыбке. — Запомни, Никита! Это наверху ты — опер, она — старлей и прочее. А здесь, под землей свои законы! И здесь ее полномочия не имеют никакой силы!

Закончив проповедь, Савушкин вновь обратился ко всем присутствующим сразу:

— Вот у меня выдалась свободная минутка. И захотелось мне, братцы, разобраться, что это ты, Лена, стала совать свой носик туда, где по нему могут щелкнуть! И муженек твой тоже несвоевременно вмешался!

Он неспешно подошел к решетке и внезапно саданул по ней ботинком.

— Ты зачем Вествуда хлопнул, дебил! — совершенно неожиданно психанул он.

— Потому как он был «тройным». — спокойно соврал Сергей и не думая отходить от решетки. — Потому что помимо вас, его взяла в разработку российская разведка, и к моменту нашего с ним последнего разговора он созрел для того, чтобы в деталях красочно расписать весь ваш кордебалет… точнее — наш… — Он зевнул и насмешливо взглянул на Савушкина. — Скучно с вами, ребята.

— Дим, что к такой-то матери творится?! — не вытерпел Никита.

Но Савушкин уже справился с собой и сладко улыбнулся в ответ Сергею:

— Да просто наш супермен пытается выкрутиться из ситуевины! Вот и достает крапленых тузов из рукава!

— Ага, — поддакнул Сергей. — а вот и Джоккер — «Когда все аргументы исчерпаны, последним доводом остается…»

— Вера… — прошелестел враз побледневший Савушкин.

— Ultima… — подбодрил Сергей.

— …Ratio. — выдохнул пересохшими губами банкир.

Он вяло кивнул Никите и указал на решетку. Совершенно опешивший и решивший не расходовать зря мозговые клетки охранник тупо прошагал к клетке и вставил магнитную карточку. А еще через несколько секунд Сергей потирал освобожденные от наручников запястья. Весело улыбнувшись, вынул свою кобуру с пистолетом у Никиты из-за ремня и навесил себе.

— Вот так-то!

Пораженная не меньше всех остальных, Лена широко раскрытыми глазами наблюдала за чудесным избавлением своего супруга. И изумление ее было настолько велико, ей даже в голову не пришло напомнить о себе. Но Сергей сам вспомнил о жене.

— Что ты там базарил о кодах и прочей ерунде? — спросил он у Савушкина, подмигнув Лене.

— Боюсь, что…

— А ты не бойся! — веско перебил его Сергей, достал из-под рубашки медальон, сжал его, отчего тот мигнул зеленым огоньком и раскрылся. На его внутренней стороне зажглось красными кристалликами «SergeS» — M-0-X3-ZED.

На Савушкина жалко было смотреть.

— Господи Всевышний! — пробормотал он, шатаясь из стороны в сторону, словно камыш на ветру. — Эмиссар…

Сергей продолжал холодно щурить глаза, ожидая ответа на свой вопрос.

— Она… — запинаясь начал Савушкин. — По нашим сведениям… она, в общем, и есть тот человек, который… Короче, это она из отдела «внутренних расследований»… и, по нашей информации, разработывала нашу организацию, с целью…

— Что? — он недоуменно повернулся к Лене. — Ты в «органах» работаешь?!

Она молча кивнула.

— Может все-таки освободишь меня? — поинтересовалась она, вновь обретая самообладание.

— Да, конечно, извини… — он рассеяно подошел к ней и протянул руку к креплениям на ее руках. Замер. — Интересно, а почему все-время милиция буквально сидела у меня на хвосте? Ведь никто…

— Мы давно «ведем» ее, господин Стоцкий. — Савушкина было не узнать. Он торопливо говорил, словно извиняясь за нелепое недоразумение с эмиссаром. — Она очень изворотлива и опасна. Преград для нее не существует! Одного из наших она смогла раскрутить и подобралась к нашей структуре близко. Почти вплотную. Чтобы постоянно держать ее в поле зрения, нами был приобретен дом на юге Москвы… Мы же не знали, Вы… — продолжал изливать Савушкин, словно переваливая ответственность на чужие плечи. — Но она сумела разгадать и это и организовала налет на мой дом. Жену застрелила…

— Ложь! — в отчаянии вскричала Лена, извиваясь на верстаке.

Сергей в это время делал какие-то подсчеты, шевелил губами. Вдруг он округлил глаза и с удивлением воскликнул:

— Я же как раз в тот день вернулся домой из… командировки! И меня чуть не «замели»! Так это твой дом был? Один американец, мой московский связной, назначил встречу по тому адресу…

— Лара?! — воскликнул, побледнев Савушкин.

— А ты с ним знаком? — удивился Сергей.

— Да мы с ним работаем вместе! — пробормотал банкир. — И вернувшись с охоты, поехали ко мне… Он — наш человек?

— Я-то с ним так и не встретился. — задумчиво проговорил Сергей, нарочно оставляя без ответа последний вопрос Савушкина, отчего тот еще больше сник. — И никаких известий с тех пор… В посольстве он числится пропавшим без вести…

— Меня предупредили о налете, и я успел вовремя скрыться! — зло продолжил Савушкин, явно воспрянув духом после известия о пропавшем американце. — Я же не думал, она жену грохнет… просто так. Ведь та и не знала ничего. Да, точно… — Савушкин смачно стукнул себя по лбу. — Вспомнил! Лара уходил куда-то «прогуляться»! Наверное, на встречу с Вами… Менты, небось, и «загребли» его, когда вернулся… Уу, стерва!

Он осекся и виновато посмотрел на Сергея. Но тот не сводил холодного взгляда с жены.

— Когда вы ее взяли?

— Пару часов назад. — с готовностью ответил банкир. — Мы ее «довели» до этого городка, недоумевая, чего это она поперлась сама к нам… Одна… И когда она выходила из какого-то дома на центральной площади, решили брать.

— Уж не того ли дома, где Головнин жил? — оскалился Сергей. Он взглянул на часто моргавшего Савушкина и пояснил. — Я как раз навещал своего «источника», выскочил буквально на секунду, возвращаюсь — в квартире два трупа, и милиция топает по лестнице. Еле ушел!

— Во-во! — возликовал Савушкин. — Точно так же… — он замер, явно озаренный какой-то мыслью. — А… может… она именно Вас и хотела подставить?…

— А мы это и выясним! — медленно проговорил Сергей. — Какие интересные зигзаги делает жизнь. Я раскрылся, чтобы спасти тебя… Ты попыталась сделать тоже самое… Попытка была неплохая, девочка! — Он посмотрел на Никиту и забившуюся в угол Надюшу. — Вы неплохо начали… — прищурился он. — Можете продолжать… пока не выложит все…

Теперь замерли все. Савушкин распахнул рот, Никита недоверчиво смотрел на Сергея, у Надюши-спортсменки в глазах вообще не было никаких мыслей, все эти события тяжким грузом легли на ее мировосприятие.

— Но она же… — жалобно выдавил Никита.

— Моя жена? — закончил Сергей. — Так представляешь, как мне обидно узнавать такое! — обратился он к рассказам Савушкина.

Никита посмотрел на Савушкина. Тот ответил кивком и добавил:

— Забыл представить вас друг другу, хоть это и не столь важно для тебя, Никита, но все же… Это, — он положил руку на плечо Сергея. — Сергей Стоцкий… Как, слава Богу, выяснилось, совсем не тот человек, за которого мы его поначалу принимали! Видно наши американские друзья что-то напутали… — он виновато улыбнулся и пояснил для Сергея. — Нам было поручено обезвредить Вас и содержать под замком до особого распоряжения… Представляете, нам-то сказали, мол, вы работаете на российскую внешнюю разведку! Господи Всемогущий!

После этих слов Сергей недоверчиво взглянул на Савушкина и громко расхохотался. Банкир присоединился к нему, промокая глаза уголком носового платка. Затем Савушкин продолжил:

— Слава Богу, теперь и весьма своевременно, надо заметить, выяснилось, господин Стоцкий как раз и является представителем американской стороны. Кроме того, и это самое главное, он и есть эмиссар, обладающий практически неограниченной властью по обе стороны океана! Поэтому, если он мне предложит спрыгнуть с крыши дома, мне останется только попросить указать, с какого именно! А уж ты-то получил и вовсе исчерпывающие инструкции, не требующие дополнительных разъяснений!

Он снова кратко хохотнул, и они с Сергеем отошли в дальний угол, где увлеклись тихим разговором.

— Сереж!! — раздался истошный голос Лены.

Сергей повернул в ее направлении голову.

— Ты же не можешь позволить…

— Головнина убила ты? — перебил ее Сергей.

— Я была там, но…

— Достаточно! — он махнул рукой, словно показывая, чего же, мол, еще требуется? и снова отвернулся к банкиру.

Больше членораздельных звуков слышно не было. Это воспряла духом Надюша, получив действительно четкие, а главное понятные и полностью ею одобряемые инструкции. Она вновь завладела Лениным ртом, но зажала его уже не рукой, а прильнула своими губами, с такой жадностью, словно измученный переходом по пустыне путник к благодатному источнику.

Не прерывая разговора, Сергей чуть скосил глаза в ту сторону. Лена извивалась, не в силах ничего поделать. Никита же пребывал все еще в каком-то ступоре. Не обладая особыми моральными сдерживающими барьерами, тем не менее был поражен еще большей беспринципностью Сергея.

Он отставил в сторону автомат, неуверенно подошел к распростертой девушке. Некоторое время стоял, просто наблюдая за соло Надюши. Ее же усилия по вытягиванию информации были просто титаническими. Пугающе быстро орудуя языком, одной рука она намертво притягивала голову Лены за волосы к «верстаку», вторая же рука уже проникла в вырез платья, судорожно пытаясь победить бюстгальтер.

Глядючи на эдакое действо «дозрел» и Никита. Усмешечка вновь заиграла на его искривленных губах. Он занял место между пристегнутыми ногами девушки и второй раз за день возложил на них ладони. Медленно провел от лодыжек до колена и обратно. Повинуясь каким-то своим мыслям, молниеносным движением расстегнул ремешки на ее босоножках и скинул их на пол. Закрыв глаза, замер, коснувшись подъема ступни. Продвинулся вперед между «ответвлениями» стола, продолжая гладить загорелую кожу ног. Явно тянул время…

Потеряв всякий интерес к происходящему, Сергей увлеченно полемизировал с Савушкиным, бросающим время от времени быстрые и жадные взгляды к «верстаку».

Никита потеребил пальцами подол платья, прижал его к бедрам девушки и стал медленно закатывать материю от себя. Добравшись до белых узких трусиков облизнулся, двумя пальцами коснулся кружевной ткани, оттянул ее, снова вернул на место. Внезапно, словно рассвирепев, с треском рванул одной рукой, в то время как второй дергал ремень на своих джинсах…

Чуть поодаль неистовала Надюша, покрывая жадными поцелуями шею и открытую часть груди обессилившей от бесполезного сопротивления девушки…

Ремень поддался, хлестнув массивной пряжкой по дереву. Вжикнула «молния». Вцепившись в женское бедро, Никита шуровал в своих расстегнутых штанах, нетерпеливо приседая и извиваясь…

И когда, издав ликующий рык, Никита вплотную придвинулся к девушке, кусок его головы хрустнул о прутья решетки. Тело стражника, завалившись поначалу боком на «верстак», скользнуло вниз, разливаясь темной лужей на цементном шершавом полу.

Надюша недоуменно застыла, оторвав голову от Лениной шеи, но забыв убрать свой розовый язычок. От тела своего друга она провела визуальную линию до Сергея и целую долю мгновенья наблюдала за легкой отдачей блестящего пистолета, слегка изуродованного глушителем. А потом пуля крупного калибра откинула ее голову назад, тело было отброшено к стене и после нескольких конвульсий обмякло кучкой тренированных и красивых, но теперь абсолютно бесполезных мышц.

Савушкин ошарашено наблюдал за эмиссаром с самого первого мига, когда тот выхватил свой пистолет и до тех пор, пока не увидел направленное на себя дымящееся отверстие глушителя.

— Ты… ты что?! — шепотом крикнул он, от ужаса не в силах двинуться с места.

— Где спрятаны деньги?

Савушкин словно прирос к полу.

— Какие деньги… Откуда ты…

— Еще одно слово не по теме и… — Сергей многозначительно повел пистолетом.

— В банке, где я работаю, девятый депозитный сейф, код 734905-И… но… — забормотал Савушкин.

— А это тебе привет от Лары и от хорошего человека Веры, твоей убитой тобой же жены, паскуда… — улыбнулся Сергей, и пистолет выплюнул три пули.

Банкир обрушился на пол. Сергей подбежал к Лене и крутанул зажимы на руках, затем на ногах. Она села на столе, пока ничего не понимая, но машинально поправляя платье на плечах.

— Никто не смеет безнаказанно касаться моей жены! — улыбнулся Сергей, схватил ее за руку и сдернул с деревянного ложа. — Как, обойдемся без профилактических пощечин, или…?

Она быстро надела туфли, одернула платье, окончательно приведя его в порядок и в негодовании уставилась на него:

— Касаться?! Да этот псих чуть до смерти меня не за…

Он ласково зажал ей рот рукой и крепко прижал к себе.

— Прости. Прости, милая! — шептал он ей на ухо. — Не мог я раньше… Этот жирный дурак все никак не мог разговориться — все таращился на тебя…

— А если бы он не «разговорился»?! До каких пор ты бы ждал?!!

Вместо ответа он все гладил ее голову.

— Пора!

Он взял ее за руку, и они подбежали к выходу. Пока пшикала, раскрываясь, дверь, он шепнул:

— Не дольше, чем все произошло на самом деле! Просто тогда я не располагал бы всей информацией…

Совершенно непринужденно они шагали по залам со снующим взад-вперед народом. На них никто не обращал никакого внимания. По-прежнему грузились и перевозились ящики, за стеклянными перегородками мерцали компьютеры.

— Когда твоя группа поддержки подоспеет? — спросил Сергей, притормаживая, чтобы пропустить электрокар.

— А ты откуда знаешь?! — Лена удивленно смотрела на него. — Кто ты вообще такой на самом деле?

— Потом… — он нахмурился, заметив в конце зала небольшую группу охранников. — Я знаю практически все, так как сам разрабатывал эту операцию в течении последних лет. — он улыбнулся ей и приобнял. — Единственное, чего я не знал, так это — кто будет контактным лицом со стороны российской контраразведки.

— Так ты еще и на ФСБ работаешь?! — продолжала путаться Лена.

Вместо ответа Сергей улыбнулся, считая время неподходящим для раскрытия всех карт.

— А почему ты думаешь, я — контактное лицо? — Лена тоже старалась взять себя в руки, хоть это удавалось ей не так хорошо, как мужу.

— А иначе бы ты не оказалась в нашем маленьком городке сегодня… Заранее договорившись пристроить Сашку…

— Может, я просто следила за тобой? Из ревности…

Сергей хмыкнул. И тут перед ними снова возникла преграда в виде закодированной и традиционно бронированной двери. Не задумываясь набрал код, и они зашли внутрь замкнутой комнаты. Дверь мягко встала на свое место. Что-то зажужжало, и пол стал медленно подниматься кверху.

— Коды вводились по моему же поручению еще из Пакистана! — усмехнулся он. — Где твой маячок?

— Где, где.. — огрызнулась она, устав от постоянных тайн и личностей своего мужа. — В каблучках, которые этот извращенец зачем-то стащил! — она снова передернулась от отвращения, вспомнив Никиту, и сплюнув, прошипела. — И зря ты убил эту стерву! С какой радостью…

— Так это ты Головнина шлепнула? — спросил Сергей, не дожидаясь описания того, что его женушка сотворила бы с Надей-спортсменкой.

— Нет, конечно! — с негодованием ответила Лена. — И я не следила за тобой. Просто у нас, как ты видишь, на сегодня запланирована операция… Теперь-то я понимаю, почему и ты здесь оказался! А пару часов назад я с удивлением вижу тебя на площади, ну и… проследовала за тобой, а когда ты выскочил из квартиры…

— У него телефон сломан был… — пояснил Сергей.

— И когда ты выскочил звонить… — продолжила Лена, учитывая его дополнения, — Головнин в свою очередь позвонил по своему «сломанному» телефону… я подслушивала сквозь его приоткрытую входную дверь, спрятавшись за шахтой лифта… и через некоторое время подвалили хлопцы в черных кожанках. — она бесстрастно смотрела на проплывающие удрученно-медленно вниз гладкие стены. — И один из них, наверное, заметил мою тень. Дура! И уже в их машине я поняла, они убили Головнина. Как мне кажется, по чьему-то приказу…

— С чего ты взяла? — быстро спросил Сергей.

— Я не могу объяснить… — задумчиво проговорила Лена. — Просто такой вывод напрашивался из их общего разговора. Меня-то они совсем перестали стесняться! — с горечью добавила она, все еще переживая.

— А тебе приходилось убивать? — спросил Сергей без видимой связью с предыдущим рассказом.

— Да… — прошептала Лена. — Всегда есть что-то, выбивающее течение жизни из привычного русла. Живешь, ходишь на работу, по вечерам иногда заскакиваешь с сыном в кафе поесть мороженного. И ничего не подозреваешь до самого последнего мгновенья. А потом… потом это уже произошло. Без всякой подготовки, без малейшего предупреждения. Ты оказываешься совершенно в ином качестве. И начинаешь делать то, чего раньше никогда не делал и чего от тебя никто и не ожидал. Даже если считаешь себя самым крутым. Даже если ты живешь напряженной, полной каждодневной опасности жизнью. Когда, кажется, тебя уже ничто не может застать врасплох, вдруг — бац, и привычный ритм все равно нарушен! Появилось нечто, к чему ты не был готов! Оно есть всегда…

А Сергей вспомнил, как убил своего ПЕРВОГО…

…Случилось более восьми лет назад. Тогда ЦРУ в очередной раз, вопреки закону, вмешалось во внутренние дела своего же правительства, но произошла утечка информации, и сенатский комитет под председательством некоего борца за права нацменьшинств вцепился в дело мертвой хваткой. И довольно лихо начали раскручивать, так как, уверившись в своей безнаказанности, ЦРУ сильно облегчило следователям задачу, не приняв должных мер безопасности.

Этот председатель комитета стал сильно мешать. Настолько сильно, что Вествуд отправил Сергея на его ликвидацию. А тот не нашел причины отказаться от этого поручения своего шефа…

…Вдали показалась фигура сенатора. По своей привычке, известной всей Америке, он всегда возвращался домой пешком. На этот раз Сергею показалось, сенатор выглядел более сутулым, нежели обычно. Возможно, груз взятой на себя ответственности в Конгрессе давил на этого обычно высокого и мощного старика.

Сергей достал пистолет с длинным глушителем, и мгновенно покрылся испариной. Это было его первое убийство человека. Не на войне. Он должен был убить не в целях защиты своей жизни, он должен был убить не врага. Он должен был убить соотечественника во имя интересов его же коллег. И к этому надо было привыкнуть. Ладони взмокли, сильно сжимая полированную ореховую рукоять «Беретты». Ни капли слюны во рту, зато обильно течет пот по лицу.

А нужно ли ему все это?!

Он поднял пистолет, но мушка ходила ходуном, и он был вынужден снова опустить оружие. Напряженные мышцы ног противно дрожали. Словно закостенелые руки. Слизнул соль с губ.

Снова рука вытянулась в направлении неспешно идущей по вечерней улице фигуры. Зажмурил глаза, чтобы сморгнуть застрявшие на ресницах капли.

Дрожь никак не хотела униматься. Да и влага в глазах все скапливалась. И сквозь эту пелену он еле различал серую в сумерках фигуру. «Это не человек…» горячо пульсировало, стучало в висках. «Это не человек… Это — объект… Объект и ничего больше… Он не имеет для меня никакого значения… Это просто работа… Просто не смотреть в глаза… не видеть их… Это — просто мишень…»

В тот самый противный миг, когда упрямая фигура попала в прицел, он дернул спусковой крючок. Дернул грубо, как новичок… Как девственник, первый раз занимающийся сексом… Это не в тире класть все пули в «десятку». Это было совсем другое… Убийство…

Не привыкший к такому обращению пистолет в ответ дернулся обидчивым живым существом. Отдача от выстрела током прошла через локтевой сустав, чуть не заставив выронить оружие.

Фигуры в прицеле уже не было. Он поводил пистолетом, отгоняя бредовую мысль, сенатор убежал. Заметил бугор на земле.

Он или нет? Контрольный выстрел… Это — азбука… Он сделал несколько неуверенных шагов в сторону человеческой фигуры, с удивлением осознавая не такое уж и великое расстояние. Не более двадцати метров…

А вдруг он сейчас вскочит и побежит?! Или запомнит его… Как горячо внутри… А может изжога?..

Лежит, глаза открыты. Открыты широко. Сергей с трепетом присел на корточки и приставил пистолет к голове сенатора…

Черт его дернул обратить внимание на эту родинку рядом с ухом. Такую маленькую и беззащитную. Там, рядом с небольшим еле заметным порезом… наверное, от бритья… Точно, от бритья… на шее даже остались следы пены… Это же надо, за целый рабочий день не стерлись!.. На воротнике пальто несколько волосков… Наверное, в том возрасте перестаешь обращать внимания на подобные мелочи…

И с ужасом осознал, позволив присмотреться к этим самым мелочам, он уже не сможет изуродовать это… Он знает о человеке больше чем нужно, он проник в его внутренний мир… эти мелочи сблизил их… убийцу и жертву…

Он убрал пистолет и стал всматриваться в глаза. Они еще мерцали… Нет, слишком широко открыты… Человек может, конечно, так открыть глаза, но не сможет так долго не моргать…

А если он снова потерял ориентацию во времени?.. Если на самом деле прошло всего несколько секунд…

Он продолжал вглядываться в глаза, моля кого только можно, чтобы они не сморгнули… Он просто не сможет выстрелить в голову…

В тот самый первый раз…

…Лифт щелкнул, замер на площадке, окруженной со всех сторон кирпичными стенами. Несколько фигурок удивленно обернулись, но пистолет Сергея уже посылал смерть. Они перебежали к обвалившемуся оконному проему. Он свесился наружу, с упоением вдыхая свежий ночной воздух. Заметил фигурки еще двоих часовых. Прицелился, плавно потянул спуск…

Подозвал Лену и жестом указал в проем. Поняв без слов, Лена скинула туфли, зажала их в руке и нырнула в темноту. До земли было не больше трех метров, земля на вид была мягкая, поросшая сочной травой, искрилась ночной росой. Приземлилась Лена вполне профессионально — ноги полусогнуты, колени вместе, и сразу ушла в перекат, только сверкнули голые ноги. Спустя несколько секунд Сергей стоял рядом, поводя пистолетом по сторонам.

— Ну, террористка! Куда теперь?

— Честно говоря, не знаю! — шепотом ответила Лена. — Если сигнал шел нормально, то группа должна быть где-то поблизости и ждать моего сигнала.

— Самое время… — пробормотал Сергей, вертя головой в разные стороны. — А где это мы, черт возьми, находимся?!

— По моим расчетам на заброшенной станции переработки. — ответила Лена, также пытаясь сориентироваться.

— Это которая в нашем лесу?! — воскликнул Сергей.

— Нет, в экваториальной Африке! — огрызнулась Лена. — Ребята могут быть только за прудом… там…

Она вытянула руку куда-то в темноту, и оба, не тратя лишних слов, юркнули в овраг, зигзагами спускавшийся к лесному пруду, на берегу которого Сергей не так давно расставался со своей бомжатской жизнью, оплакивая, погибшую, как он думал, семью…


Глава 8

19 августа

22:00


Дав жене возможность бежать впереди, Сергей любовался ее стройными ногами, уверенно отмеряющими метры по влажной травянистой поверхности, ее спиной и гордой посадкой головы. Бежала она тоже отнюдь не как большинство представительниц «слабого» пола — виляя задницей и бестолково размахивая руками, а размашисто, пружинисто отталкиваясь от земли. Почувствовав в какой-то момент, платье ей мешает, Лена остановилась и рывком стянула его через голову. Сергей охнул, до чего прекрасна она была — в одном лифчике на фоне темных ночных деревьев. Она оскалилась и снова побежала, играя светотенью отточенных мышц.

За свою жизнь Сергей слишком часто сталкивался с самыми причудливыми перевоплощениями, поэтому мысль, его жена является офицером контрразведки и наравне участвует в одной из опаснейших операций, хоть и повергла в шок, но он быстро свыкся с этой мыслью. Слишком давно приучился давить в себе всяческие ненужные, а подчас и просто опасные для жизни переживания, охи-ахи, «не может быть» и прочую ерунду. Это было, значит нужно приспосабливаться к этому, а не размышлять, как это могло случиться…

…Не было ни грозных окриков «стой», ни каких-нибудь других попыток остановить их. Просто однажды их легкий бег по ночному лесу прервался самым примитивным способом — от деревьев метнулись две тени, свалили их на землю, а перед глазами блеснули толстые автоматные «глушаки». Ни одного лишнего шума.

— «Колумбия»! — выдохнул Сергей.

— «Звездное небо»! — отозвался кто-то сбоку.

— «Темное подземелье»… — внесла свою лепту Лена, прижатая к земле бесформенной массой.

— … «завалено». — подвел черту невидимый собеседник.

После этого они оказались свободными. Встали и огляделись. Их окружали человек двадцать, одетые в черно-зеленые лохматые маскировочные костюмы. Молодые вроде лица, запачканные устрашающим гримом. А вот отделившийся от группы человек вплотную приблизился к пятому десятку. Отточенные и суровые черты лица — лица солдата.

— Мы сразу же взяли под контроль твой маячок, Лен. — доложил он. — Ждали сигнала. А вот дождались вас…

— А Вы, я полагаю, «Змей»? — обратился он к Сергею.

— Совершенно верно. — скромно отозвался Сергей. — Не мог отказать себе в удовольствии взять грозный псевдоним…

У человека чуть дрогнули желваки. Он критически оглядел Лену.

— Видно ваша встреча произошла при весьма драматических условиях…

Он сделал два знака руками и к ним приблизились еще двое, неся в руках два комплекта маскировочных костюмов. Не было вылупленных на женщину глаз, вытянутых пальцев, причмокиваний. Их окружали профессионалы, быть может и ценители женской красоты в обычных условиях, но сейчас ради дела готовые живьем кожу сдирать с любой женщины… Также как Лена не спешила доводить до бойцов новость, «Змей» помимо всего прочего является еще и ее мужем. Каждый знал ровно столько, сколько требовалось для точного и успешного выполнения миссии.

— Весьма дальновидно с твоей стороны, капитан! — похвалил он.

Сергей не сразу понял, что обращение было адресовано его жене. Савушкин-то обозвал ее старлеем. Он усмехнулся. Савушкин вообще многое сделал не так… Прежде всего стал играть не на той стороне. А не надо бы Родину предавать…

— Пока дожидались сигнала, наша разведгруппа составила примерную схему «завода»…

Предводитель присел, светя карандашем-фонариком на эту схему.

— Но прежде всего, пока вы одеваетесь, позвольте познакомить вас с представителем контактной группы немецкой контрразведки. — Он указал рукой на одного из бойцов, которые расположились метрах в трех. — Со своей стороны он отслеживал «германский след». И вот в подосковном лесу сошлись все участники шоу.

Темень мешала Сергею подробно рассмотреть лицо немца, но может это было и к лучшему — тот тоже не запомнит Сергея.

— Это — Томас Бьянко. — представил командир отряда. И добавил тише для Сергея. — Не правда ли странно, у немца такое нетипичное имя?

Действительно странно… И будто что-то толкнуло Сергея под ребро, настолько неожиданно знакомым показалось ему это имя. Но Сергей был твердо уверен, что ни разу не сталкивался ни с этим человеком, ни с этим именем… Скорее похоже на предчувствие, ощущение нереальности и небытия. Он будто ухватился за кончик чего-то, уже протянувшегося в будущее и готового втащить и его.

Почувствовав пристальное наблюдение, я мазнул небрежным взглядом по лицу Сергея, махнув в ответ рукой и нахлобучил вязанную маску.

А через мгновенье и сам Сергей уже взирал на мир сквозь прорези. И словно обрубилась некая нить, протянувшаяся было между нами. Чары развеялись. Мы не знали, всего через несколько недель снова встретимся, чтобы пережить, наверное, самые незабываемые и опасные приключения в своей жизни…

Пока же мы просто слились с другими «спецами». Всего лишь совместная операция…


19 августа

22:15


— Командир! — Сергей подошел к руководителю группы. — Мне нужна ручка, бумага и очень надежный боец.

— Я не могу отрывать людей от проведения…

— Подполковник, у Вас какие инструкции? — ледяным голосом поинтересовался Сергей.

— Выполнять Ваши распоряжения. — неохотно согласился командир группы, доставая необходимые предметы и передавая их Сергею.

Тот начал быстро писать, используя шифр. Поднял глаза на своего собеседника.

— Илья! — подозвал тот.

К ним подбежал один из черно-зеленых в маске. Сергей передал ему лист бумаги.

— За этот листочек Вы отвечаете своей жизнью, Илья! — просто сообщил Сергей. — В этом городе по такому-то адресу Вас уже ждут. Пароль — «Вепрь». Отзыв — «три восьмерки». Простенько, но эффективно. Пусть приступают сразу же и одновременно по всем указанным адресам! Как только все скажите и передадите, Вас посадят в автомобиль. Со спецсигналом и прочими «прибамбасами». Сразу же дуйте в «чащу». Центральный подъезд, второй этаж, первая дверь слева от лифтов. Для них предназначается нижняя половина листка. Пароль и отзыв — те же. Инструкции те же. Есть необходимость повторять?

Боец отрицательно покачал головой и бесшумно растворился в зарослях кустарника.

— Вы — страшный человек, «Змей». — внимательно посмотрел на него командир группы.

— Просто змеюка! — поддакнул Сергей. — И несколько десятков человек, пока еще в полной мере наслаждающиеся жизнью через несколько часов испытают на себе мое коварство в полной мере.

Заметив покачивающего головой командира, Сергей приблизил к нему лицо и прошипел:

— Послушайте, подполковник Агапов, эти люди — изменники Родины и предатели. — Сергей продолжил, совершенно не обратив внимания на обалдевший вид подполковника — его имя известно «Змею». Самого Агапова предупредили об операции за шесть часов до ее начала. — Вступив на этот путь, они организовали коридор для контрабандных поставок за рубеж российского оружия. В частности, продукцию местного завода. Ваши ребята ведь вооружены «Валами» и «Винторезами»?

Подполковник кивнул.

— Вот о них как раз и идет речь. И здесь — их первый склад. Прямо под боком у завода. А система подземных коридоров очень способствует успеху. В операции участвуют обе стороны океана, причем очень мощные силы! Люди гибнут ни за грош. Несколько лет мне понадобилось для внедрения в систему. Мне пришлось переступить через шефа, уничтожив его морально и устранив физически. Я не помню точно, кто я такой на самом деле, моя жена оказалась вовлеченной в самую гущу этих событий! И мне совершенно не хочется потерпеть провал из-за Ваших сомнений и возможных терзаний! Вы упомянули о моих полномочиях? Да Вам даже в страшном сне не может присниться их реальные размеры в случае провала! И еще, подполковник. Пленных не брать. Вся необходимая информация у нас имеется и так…

Лицо Агапова застыло каменной маской. Даже в темноте было видно смертельную бледность военного. Сергей сделал пару шагов назад:

— Ну что же, командир, пусть трубят трубы! — вновь забалагурил он. — Эту операцию Вы должны провести с присущим Вам блеском, о котором мне все уши прожужжали! Объявляю сорок минут до выступления!

Командир дал отмашку и бойцы рассредоточились в радиусе нескольких метров. В ожидании часа «Ч», Сергей с Леной прилегли под огромной сосной, стараясь не обращать внимания на заунывный писк комаров.

— Я не убивала его жену! — прошептала Лена.

Видно не давали ей покоя трагические события последних дней.

— Савушкина-то? — так же шепотом переспросил Сергей. — Я знаю. Он сам ее убил, по-моему, я уже ляпнул об этом. Точнее кто-то из его команды, он-то — слизняк! Он даже на трупы равнодушно смотреть не может — тошнит-с! К тому же, он еще и обычный вор. Жалко, пришлось вырываться оттуда из подземелья, а то мне было бы очень занятно послушать, как он пыхтел бы передо мной, «списывая» мои же пятьсот тысяч долларов, переправленные через наш банк! Я потом номера на банкнотах сверил. — посмеиваясь, Сергей поведал Лене историю их «охоты». — А через пару дней я дополнительно получил информацию о подписанном Савушкиным «липовом» кредитном соглашении с фирмой, в которой его тесть является генеральным директором. Он знал, ожидаемый грядущий кризис спишет все потери. Но неожиданно для них обоих, ребята из Департамента экономической безопасности вашего ФСБ стали раскручивать фирмешку гораздо раньше — в июле. Пришлось срочно подчищать бухгалтерию, не дожидаясь кризиса. И тут от своих информаторов в департаменте Савушкин узнает, на какое число намечен арест его тестя. А, зная о болезненном отношении последнего к различного рода допросам, тем более с пристрастием, пришлось организовывать «охоту». А за тестем увязался его друг — Славка, ставший тем самым элементом случайности, но весьма неплохо вписавшимся в план Савушкина. Больше трупов — меньше подозрений по отношению к нему самому. А я должен был обеспечить ему алиби в деле об убийствах. Мол, охотились и оказались на пути…

— Почему ты… — начала было Лена и замерла с раскрытым ртом. — Тот американец…

Он широко улыбнулся и кивнул.

— Но это была первая часть его плана. — продолжил Сергей. — Вторая же часть предусматривала похищение пятисот тысяч долларов, которые ему переправила американская сторона. То есть, по моему личному указанию… — Сергей взглянул на часы. — Кстати, полчаса назад Министерство юстиции США приступило к аналогичной операции в Северной Каролине. Так что мы уничтожим их все — одним махом! — его глаза сверкнули торжеством.

— Деньги… — напомнила Лена, с интересом слушающая своего неугомонного муженька.

— А… деньги… — Сергей поморщился. — Дело было примерно так. Савушкин заприметил двух начинающих лохов. Специально для них сделали «утечку» информации о переправке крупной суммы денег. И ребятки решили нагреть ручоки… Нападение, ограбление, погоня, трупы… а денег нет… успели, так сказать, спрятать и унесли секрет в могилу. Примерно так, наверное, Савушкин и «впаривал» своему руководству… А я-то в лесу тоже хорош — уши развесил, в индейцев играть стал… — улыбнулся. — Двух влюбленных чуть не укокошил — мне, видите ли, показалось чрезвычайно подозрительным, ходить в джинсовых куртках в жару!

Постепенно улыбка его перешла в тихий издевательский смех:

— Чего не смог Савушкин предвидеть, так это великолепного броска сумки с деньгами прямо нам под ноги, когда юнцы попытались избавиться от них. Так вот и Лара оказался причастным к этому делу. И пришлось вносить коррективы, с целью избавиться от американца, но так, чтобы выгородиться и самому… Отсюда — внезапный приезд милиции к нему домой, помнишь?

— Но зачем понадобилось убивать свою жену? — задала Лена последний неясный вопрос.

— Во-первых, она была главным акционером фирмы своего отца, но, не зная об их совместных «операциях» и видя, как активы фирмы стремительно уменьшаются, стала проводить свое собственное расследование. Втайне от всех, как ей казалось… И подлец Савушкин убил сразу двух зайцев — избавился от опасной жены и от американца, оставив на месте преступления «ПМ» с прекрасными отпечатками Лары… К счастью, я успел избавиться от личины Лары, вместе с его «пальчиками»…

— Господи! — вздохнула Лена. — У меня уже кружится голова от всех твоих превращений!

— Я сильно сомневаюсь в этом! — критически осмотрел ее Сергей — сейчас его жена ничем практически не отличаясь от боевиков — та же бесформенная маскировочная лохматая форма, черная вязанная шапочка, правда, еще не спущенная на лицо в виде маски. — Подверженные головокружениям барышни обычно не участвуют в боевых операциях…

Лена о чем-то некоторое время думала и вдруг выдала с усмешкой:

— А где в итоге эти деньги теперь?

— Я позже займусь этим вопросом! — тоже усмехнулся Сергей. — А как ты, кстати, вышла на их след?

— Чисто случайно! — до намеченного выступления группы оставалось еще десять минут. — Живя в нашем городке, всегда услышишь что-нибудь интересное! Ну и пару лет назад стала тихонько расследовать рядовое хищение пороха с нашего завода. А потом раскрутилось… А ты?

— В принципе, так же. — пожал плечами Сергей. — В одной из сводок увидел знакомое географическое название…

— А «эмиссар»? И с чем это ты услал солдата? С полученное от гадюки Савушкина информацией? И как же ты с нами оказался связанным? Ведь ты работал в разведке!

— Оо! — он легко щелкнул ее по носу. — Ты пытаешься выведать сразу все тайны двух стран! А вот скажи-ка мне честно, тебе понравилось, когда та спортсменка…

Лена взвизгнула и весьма чувствительно пихнула его кулаком в бок.

— Не, а серьезно, очень темпераментная и в то же время нежная барышня, как мне показалось… — и еле успел откатиться от толстого каблука солдатского ботинка.

Повозившись в траве под улыбки некоторых, находившихся поблизости бойцов, они снова обнялись в знак примирения. Она устроила голову у него на плече — между микрофоном рации и торчащей над плечом рукояткой диверсионного ножа. Довольно долго смотрели на разрисованное узорами веток звездное небо.

— Ты все еще работаешь на американцев? — довольно неожиданно. Видно не все еще уяснила, что, в принципе, было немудрено.

— Я работаю на человечество, милая! — прошептал он, слегка прижимая ее к себе. — Основные приказы получаю от «Старца». А кто это такой — не знаю даже я… Знаю только, он не работает ни на одну спецслужбу, лишь используя их мощь по своему усмотрению…

Он прижал палец к губам и натянул на ее лицо маску.

— Пора, милая…


19 августа

23:10


…Разведгруппа обеспечила безопасный подступ к считавшемуся заброшенным заводу по переработке канализационных вод. В оконный проем, из которого совсем недавно бежали супруги, полетели крючья с тонкими и прочными канатами. Еще через минуту внутри скрылась первая группа спецназовцев.

Сергей с самого начала упустил из виду немца (меня, то есть!), одному черту известно, какими путями оказавшемуся в подмосковных лесах.

Он ловко вскарабкался по канату, с удовлетворением отметив, Лена мало чем ему уступает. Приземлился на заваленный обломками кирпича, осколками стекла и прочей гадостью пол и повел вокруг автоматом. Рядом выдохнула Лена. Они устремились к знакомому лифту, отыскали кодовую панель, и Сергей набрал код. Лифт плавно зажужжал, готовый вновь спускаться вниз — им до сих пор так никто и не воспользовался!

Молча разделились на две группы. Первая группа начинала спускаться на лифте, вторая же в течение десяти минут ищет иной путь для проникновения.

Сергей с Леной незаметно для себя оказались в центре лифтовой площадки, окруженные растопыренными в разные стороны автоматами группы. Сергей понял, несмотря на все свои сомнения, подполковник тоже имел свои инструкции. И эти инструкции, наверняка, недвусмысленно имели в виду — потеря «Змея» приравнивается к провалу всей операции…

Заметили их сразу, как только внизу разъехалась пневматическая лифтовая дверь, и четверо охранников в ужасе уставились на черно-зеленое лохматое чудище, ощеренное стволами. Бесшумный, но ураганный огонь сдул их, оставив валяться на полу грудой истерзанного в клочья тряпья. Почти сразу же вокруг завжикали пули. Огонь велся с офисных стеклянных навесов, прилепленных к стене. Все происходило без традиционной шумной стрельбы — обе стороны оказались вооружены совершенно одинаково…

Положение было чертовски неудобное — долго находиться внизу под шквальным огнем сверху просто невозможно. Группа сразу же ввязалась в бой, рассыпавшись и используя в качестве прикрытия железные контейнеры. Сергей бросил обеспокоенный взгляд на жену. Она лихо поливала огнем, сметая мечущиеся по огромному залу фигурки. С облегчением заметил, как два бойца их группы прилипли к ней тенями, надежно прикрывая, но вместе с тем, не стесняя ее оперативных действий.

Он перестал волноваться и целиком отдался во власть боя. А игра шла на тотальное уничтожение всего живого…

В ход пошли компактные гранатометы, в две минуты обрушившие все надстройки и превращающие в требуху оргтехнику…

Содержимым контейнеров займемся позже…

А ты куда?! Плавный спуск, и кувыркнувшись, фигурка замерла.

Где-то здесь… Где-то здесь…

Сменить магазин! Раз, два, три и веером…

Где-то здесь по правой стене должна была находиться дверь, на которую он обратил внимание, направляясь с Леной к лифту в прошлый раз. Вот она! Он метнулся к ней и набрал код. Никакого результата. Он нахмурился, зажмурил глаза, встряхнул головой, чтобы сбить пот с бровей и ресниц. Попробовал еще раз. Ничего. Оглянулся в поисках кого-нибудь с гранатометом.

В ту же секунду рядом оказалась его жена со своими телохранителями. Один из них выхватил из-за спины оружие. Выстрел, шипение и оглушительный в замкнутом пространстве разрыв.

Они ворвались внутрь. Ничего. Лишь в кресле, напоминающем зубопротезный кабинет, развалился некто весьма бандитской наружности. Черная водолазка, синие от наколок руки, жидкая бородка и полуприкрытые глаза, в которых давно угасла всякая мысль. Парень, похоже, пребывал в астрале, хорошенько «ширнувшись»! Опьяненный боем, Сергей с отвращением поднял пистолет…

— Не надо! — воскликнула рядом Лена, опуская его руку с оружием. — Он же человек!

— Это — не человек! — угрюмо возразил ее муж. — Уж не знаю, как, но мне кажется, еще встречусь с ним! Вот и хочу предотвратить это свидание…

— Но ты не имеешь права просто так убивать, лишь из-за того, что тебе кто-то не понравился!

Его лицо вспыхнуло, но он смолчал. Лена сделал знак своим сопровождающим, и те защелкнули наручники на запястьях пребывающего под кайфом человека. Тело принципиально позиции не сменило. Только глаза закрылись окончательно.

Сергей осмотрелся, отмечая, наличие в комнате одного единственного выхода. Того самого, через который они и проникли. Непонятного назначения аппаратура мигала всеми цветами радуги, напоминая дешевые фантастические фильмы. Не хватало только астронавтов в серебристых обтягивающих костюмах! Они с Леной честно целых две минуты угробили на попытки разобраться в этих огоньках и тысячах кнопочек.

— Не могу отделаться от мысли, будто контрабанда оружия, все же здесь не самое главное! — озабоченно пробормотал Сергей, отчаявшись справиться с техникой.

Они с Леной переглянулись и вскинули автоматы…


19 августа

23:50


С базой было покончено в течение тридцати минут. Последний очаг сопротивления в лабиринтах подземных переходов был подавлен, когда на отчаянно отстреливающихся контрабандистов из какого-то отверстия, вероятно вентиляционного, вывалились бойцы второй группы…

Все проходы были взорваны и завалены. В залах установлены термитные мины. Десять человек оставались внизу — ожидать специальную рабочую группу для вывоза контейнеров. Остальные, тщательно прочесав напоследок все помещения и произведя последние подчистки, устремились к земной поверхности, где подполковник Агапов расставил засады на самый непредвиденный случай до полного окончания операции.

Сергей с Леной подошли к нему, утирая пот вязанными шапочками.

— Какие потери, подполковник? — поинтересовался Сергей, все еще тяжело дыша.

— Нулевые. — спокойно ответил офицер, видимо, и не ожидая иного результата.

Он долго смотрел на эту супружескую пару, такую необычную, и такую простую с виду. Протянул руку.

— Мне было приятно работать с Вами, «Змей»! — улыбнулся Агапов.

— Со мной вообще легко! — весело согласился Сергей. — Вон, спросите у Елены!

Она рассмеялась, пытаясь укрепиться в мысли, самая крупная пока в ее жизни операция завершена. Двухлетняя оперативная разработка, в которой принимали участие российская ФСБ, амеркианское ФБР и немецкий МАД.[4] Разработка, во главе которой стоял ее муж, невесть каким образом затесавшийся в эту компанию.

Все, кончено! Так сказал Сергей. Так сказал «Змей».

Глаза же Сергея на мгновенье омрачились — для него операция «Вепрь» еще далеко не завершена. Оставался еще Крис, специальный агент ФБР, не ведавший, на самом деле он «пашет» на ЦРУ. Он обеспечивал Сергею все необходимые выходы, отвечал за техническую поддержку операции с американской стороны, предварительно прорабатывал возможности вербовок, то есть, делал все необходимое, чтобы приехав, «Змей» не отвлекался на мелочи, а успешно завершил начатую им же операцию. Официально Стоцкий прорабатывал пути постановки этого «оружейного» канала под контроль ЦРУ… Втайне от своих коллег из ФБР.

Для Сергея это было всего лишь межведомственной войной. Уже в который раз показательно громя врагов национальной безопасности Америки, другой рукой ЦРУ дает им деньги на лечение. Но уже в госпитале их ведомства… Это была просто политика, не имеющая ничего общего с государственными интересами… И дело было не в каком-то особом коварстве американцев… Так она выглядела во все времена и у всех народов. А он использовал…


21 августа

12:30


Криса Сергей увидел еще от двери ресторана. Сергей небрежно отмахнулся от распорядителя и прямиком зашагал к столику в затемненном уютном углу. Американец, специальный агент Федерального Бюро Расследований США, вот уже два года находившийся в Москве под прикрытием атташе по культуре, оторвал взгляд от «Геральд Трибьюн» и уставился на подошедшего к нему элегантного мужчину в темном деловом костюме. Черные, блестящие волосы того были собраны на затылке в хвост, тонкая нитка усов переходила в аккуратную бородку, придавая подошедшему вид переодевшегося средневекового гранда.

Прошло несколько томительных мгновений, прежде чем под этим гримом Крис распознал своего коллегу по шпионскому ремеслу, а именно, самого «Змея», человека, насколько он знал, опасного, коварного и фанатически преданного делу. Будучи наполовину русским по происхождению, «Змей» отдавал звездно-полосатому флагу гораздо больше, чем многие американцы — он отдал служению их великой державы свою душу. И он был тем самым человеком, который «провернул» не просто очередную операцию по вытеснению России с международного рынка вооружений, а сумел повернуть этот канал на службу Штатам.

Силы воли у Криса хватило, не раскрывать широко глаза. Постарался придать себе вид несколько удивленный, но предупредительный. Ждал.

— «Вепрь». — со стороны должно было казаться, будто подошедший представился.

— «Рогатина уже давно пылится»! — выговорил свою часть паролевой чуши американец и жестом пригласил подошедшего Сергея занять место за столиком.

Для любопытствующих, если они и были в этом шикарном ресторане «Метрополя», представление закончилось.

— Я еле узнал тебя, Серж! — усмехнулся Крис, жестом подзывая официанта.

Пока делали заказ, болтали о всякой чепухе, связанной с биржевыми играми, прогнозируемым банковским кризисом в России. И лишь, когда были принесены коктейли, и они остались одни, Сергей достал из своего небольшого портфеля совсем уж маленькую папку.

— Первой же диппочтой — в Вашингтон! В этом конверте среди рекламной чепухи находится компакт-диск, на котором вся полученная в ходе операции информация. — Сергей передал через стол тонкий пластиковый конверт с защелкой. — Все использованные и используемые коды и шифры, абсолютно все имена в России и Штатах, все банковские реквизиты, корсчета, депозитные счета, номера и коды банковских депозитарных сейфов, посредники, «владельцы», курьеры, графики перевозок и денежных переводов и так далее… При несанкционированном вскрытии — самоликвидируется! Мы победили в этой маленькой войне, Крис!

— Изумительно! — потирая руки, воскликнул Крис. — И все благодаря тебе, Серж!

Он бережно принял конверт и достал из кармана мобильный телефон. Откинул панельку и набрал номер.

— Алло! — на довольно чистом русском затараторил американец. — Это — племянник. Встретил. Все в порядке, старушка доехала благополучно. — он взглянул на Сергея. — Дядя передает пламенный. Говорит, как только освободится, сразу заскочит…

Сергей кивнул. Американец прокричал еще несколько ничего уже не значащих фраз и отключился. Он четко следовал инструкциям.

— Операция «Вепрь», я полагаю завершена? — улыбнулся американец. — И довольно успешно!

Он спрятал телефон в карман и достал из-под стола кейс. Раскрыл его и спрятал в отсек под «молнией» переданный Сергеем конверт.

— Представляю, с каким нетерпением Вашингтон ждет диппочты! И как будут «приятно» удивлены русские через некоторое время! — уже не сдерживаясь более, он громко расхохотался, чем невольно привлек внимание остальных посетителей. Им показалось, в бар вошла лошадь.

А Сергей представил, сколько нервов этот человек потратил за последние два года, принимая самое непосредственное участие в разработке операции «Вепрь». Точнее касающейся его части. На эту операцию были брошены чудовищные силы ФБР, лучшие аналитики, задействованы рычаги в Конгрессе, банковских и военных кругах. Но никто до конца не знал ВСЕЙ операции. Каждый делал свою работу, обеспечивая общий успех, пусть даже и совершенно неожиданный, узнай он об этом. Всего не знал никто… Никто, кроме одного человека… Но даже Сергей не был уверен, что держит все нити… А ведь он был посвященным…

Американец не скрывал своего облегчения. Несколько нервного, но от этого не менее желанного. Для него работа была закончена. Через месяц заканчивается срок его аккредитации, организованной с одной целью — обеспечение операции «Вепрь», проводимой Министерство юстиции США. Дома его ждет отдых от напряженной работы, повышение по службе, премиальные…

Сергей потеребил ус и бросил взгляд вокруг себя. Соседние столики отстояли от них на приличном расстоянии. Сидевшие за ними люди были увлечены самим собой.

— Я располагаю полномочиями поблагодарить и Вас лично, Крис! — прогнусавил с южным акцентом Сергей.

Он извлек из внутреннего кармана пиджака перевязанную пачку денег. Верхняя купюра похвасталась своим достоинством — «100». Сергей прикрыл пачку салфеткой и пододвинул через столик Крису.

— Дома пересчитаете. — предотвратил он ожидаемый порыв американца. — И смею Вас заверить, будете приятно удивлены!

Тот расплылся в улыбке, кивнул и моментально спрятал пачку в карман.

— Ну, все, счастливо, Крис! — Сергей встал из-за стола, усы раздвинулись в улыбке, протянул руку.

Оставаясь сидеть, американец протянул в ответ свою. Сергей крепко сжал ее, наклонился, словно говорил что-то на ухо, и прикрываясь, таким образом, своим телом, вонзил левой рукой в сердце Криса выкидной длинный нож. Смерть наступила мгновенно. Американец даже не успел ничего понять, просто уронил голову на грудь. Сергей надавил большим пальцем на рычажок в рукоятке ножа, отчего та отсоединилась от лезвия, оставив его в ране. Крови не было…

Сергей распрямился, уже держа кейс американца в руке и не спеша направился к выходу из ресторана…

* * *

«Змею.

Поздравляю с успешным завершением операции „Вепрь“. Считаем, поставленные цели достигнуты полностью. Напоминаем о необходимости скорейшего завершения последнего этапа операции „Клубок змеи“. Удачи.

Старец».

ЧАСТЬ 3

Глава 1

23 августа

11:00


— Ну, Серж, подгадили тебе эти вонючки из ФБР? — усмехнулся Кларк, раскуривая толстую и ароматную сигару.

— Да ну их к чертовой матери! — досадливо отмахнулся Сергей.

Они расселись в глубоких креслах по сторонам накрытого сервировочного столика. Легкая закуска в виде салатов, овощей, мясной нарезки и нескольких бутылок красного вина. Лоуренс Кларк, глава резидентуры ЦРУ в Москве, вот уже семь лет работал под прикрытием первого секретаря Посольства США. Высокий и подтянутый, будь он в форме, то являл бы собой образец кадрового офицера, некогда с отличием закончившего Вест-Пойнт. Но прошло уже лет двадцать, как он сменил лейтенантский камуфляж морской пехоты на светлый плащ и темные очки шпиона, если иметь перед глазами воспетый фильмами образ. Поработав во времена «холодной войны» практически во всех странах Варшавского Блока, Кларк сделал для себя два очень важных вывода, которыми с тех пор и стал руководствоваться. Во-первых, он не ошибся в выборе профессии. Толкового и, главное, мыслящего оперативника Лоуренса Кларка, действующего в память о «Чехословацком периоде» под псевдонимом «Готт», готовы были принять с распростертыми объятиями все точки ЦРУ.

И второе, понятие «национальные интересы» воспринимается в ЦРУ весьма условно. Достигнув мощи, эта организация стала весьма напоминать государство в государстве. И если американские «национальные» интересы совпадали с интересами Управления, то оно работало на государство, точнее работало оно всегда на себя, но в этом случае оно имело государственную поддержку и действовало за счет Соединенных Штатов. А о количестве тайных операций, от которых у почтенных сенаторов случился бы сердечный приступ, знало, пожалуй, не больше пары десятков людей. Эти операции Управление проводило в различных точках земного шара, невзирая на статус задействованных государств. Самые коварные и дерзкие операции проводились как в джунглях «банановых» республик, так и на территории дружественных США стран и даже партнеров по НАТО. Со спокойной совестью ЦРУ подминало под себя и нелегальные поставки оружия, и наркокартели, не брезгуя никакими деньгами и не считаясь с тем, какой ценой достается могущество. Так что восторженная романтика в мировоззрениях Кларка постепенно вытеснялась здоровым цинизмом.

Прищурившись, Кларк внимательно смотрел на молодого, в принципе, оперработника, невольно вспоминая себя, такого же удачливого и дерзкого. В то же время, доброжелательно выслушывая Стоцкого, Кларк про себя ухмылялся его неудаче. И хотя вины Сержа не было никакой, а даже напротив, с учетом роли в операции «Вепрь», Стоцкого ждет в Штатах нешуточная награда и стремительный взлет в карьере. Тем не менее… тем не менее, явное предательство Криса, его неудавшаяся попытка сыграть на обе стороны краем своей тени заденет и «Змея».

Да, Серж чист. Более того, Криса, как агента по связи и техническому обеспечению, навязали против его воли, невзирая на рапорт Сержа с обоснование почему, по его мнению, не следует назначать на эту должность близкого друга его бывшего шефа — Вествуда, уличенного в предательстве в пользу России. Но руководство решило, Крис — чист, а в итоге — хоть один из каналов нелегальных поставок стрелкового оружия из России и перекрыт, но он вышел из-под контроля ЦРУ. А это значит, утерян контроль над миллиардными денежными потоками! Крису не простят именно этого, а не весьма условного «предательства». Если что и было предано, так это корпоративные интересы Управления! Он мог предложить свой вариант сделки хоть с чертом, хоть с Зюгановым! Его бы предложения внимательнейшим образом бы были проанализированы и, кто знает… Но нет! Он решил действовать в одиночку.

И мало того, свел на «нет» результаты двухлетней работы по операции «Вепрь», так и сам лопухнулся, как распоследний лох. «Кинули» парня классически: ни материалов, ни денег. Да еще и «перо» в сердце! Ту пачку долларов, обнаруженную при нем, можно в местных московских «коммерческих» киосках продавать в качестве сувениров…

«А ведь все, змееныш, провернет в свою пользу!» снова мысленно усмехнулся Кларк и с грустью подумал, скоро, очень скоро такие вот молодые волчата вытеснят подобных ему ископаемых…

— Что нового сообщила милиция? — хмуро поинтересовался Сергей.

Он нервно наложил себе салат и долил вина. Несмотря на его дерганные движения, Кларк, не позволил себя обмануть видимой нервозностью. Ему-то, как никому другому было известно — понурый вид, нахмуренные брови, мрачный взгляд «Оставьте мне один патрон в пистолете!» и прочие показатели «убитости» и невероятной растерянности в случае с Сергеем ровным счетом ничего не значат. Это — для публики. А сам же он уже давно продумал все дальнейшие ходы, и Кларк мог бы поспорить на квартальную премию, этот вариант Стоцкий предусмотрел еще два года назад, приняв все соответствующие меры.

— А что она может толкового сказать?! — пожал плечами Кларк. — Все на ушах из-за убийства американского дипломата. По противоречивым свидетельствам очевидцев, его «собеседник» выглядит то ли как этот их «новый русский», то ли как киллер, а по некоторым свидетельствам его вообще пьяный бомж «замочил» грязной пивной бутылкой!

Кларк и не скрывал досады по поводу такого разнообразия описаний.

— Кстати, наши друзья из русской контрразведки… — Кларк многозначительно поднял указательный палец и несколько секунд придирчиво разглядывал отполированный ноготь. — Я вчера встречался с Абрамовым, это начальник московского управления, — Кларк с почти ленинским прищуром перевел взгляд на Сергея, — и он намекал мне, мол, Крис не был уж вовсе таким безобидным дипломатом! Он, мол, занимался некими делишками, несовместимыми с… Ты случайно ничего не знаешь об этих его делишках?

Сергей покачал головой:

— Если этот идиот принялся разыгрывать из себя крутого шпиона, то это не моя забота! — резко ответил Сергей. — Официально у него была только одна забота — помогать мне. Если, конечно, Абрамов не имел в виду как раз эту его деятельность.

— Может быть. Кто знает… — задумчиво протянул Кларк. — Знаешь во всем этом деле наблюдаются две странности, которые мне довольно трудно объяснить.

Сергей вопросительно посмотрел на него, выказывая всемерную готовность помочь разобраться с любыми странностями, после чего налил вина и вновь наполнил тарелку. Кларк последовал его примеру.

— Первая странность заключается в том, что Крис при всех своих недостатках, ни разу не был замечен в связях с криминальными элементами. По отзывам коллег, он был кристально честным человеком…

— Кристально честные в ФБР не работают! — едко заметил Сергей. — Также как и у нас.

— Ты прекрасно понял, что я имею в виду, Серж. — спокойно отреагировал на выпад Кларк. — Даже если сделать теоретическое допущение, предположив у Криса стремления к правонарушениям, то с бандитскими группировками он не будет иметь дела никогда! Даже, если ему предложат миллион наличными. Криминал это то, чего он боится больше всего на свете. Он сторонится его, он панически избегает его, у него аллергия на бандитов! Тем более — на русских! Такой типичный средний недалекий американец, напуганный триумфальным шествием по миру «русской мафии»…

— Весьма странная характеристика для сотрудника Федерального Бюро! — удивился Сергей.

— Тем не менее это так. — обронил Кларк, не сводя пристального взгляда с собеседника.

Заметив это, Сергей снова спросил:

— А контрабандой оружия, по его мнению, кто занимается?

— Опять же тебе известно — «крышей» выступали сотрудники одного из управления русской контрразведки! А контрразведка, даже если и устраняет человека, то не ножом! — воскликнул Кларк.

— Возможно, они поменяли стереотипы… — заметил Сергей, прожевывая ветчину. — И никто не говорит, это должны быть именно «органы»…

— Вот именно… — заметил Кларк, наконец опуская взор в свою тарелку. Энергично жуя, он продолжил. — Дело в том, что, следуя своей теории о неблагонадежности Криса, Абрамов уже недели две пускал за ним «наружку». В тот день они довели его до «Метрополя», где благополучно потеряли по собственному ротозейству! Искали они его минут тридцать — им просто в голову не могло прийти — отрываться от слежки на пороге дома, в который надо зайти.

— ФБР! — презрительно скривился Сергей.

— А нашли они его уже с ножом в груди… — продолжил Кларк. — Судя по звонку Криса, ты встречался с именно в тот промежуток времени.

— Более того, именно в «Метрополе» я с ним и провел встречу. И если бы фээсбэшники не лопухнулись, то взяли бы нас обоих… — Сергей допил вино, две секунды молча рассматривал резидента и взорвался. — Какого черта Вы тянете резину, Кларк! Я что, арестован?

— Помилуй Бог, Серж! — замахал руками Кларк. — Стану я накрывать стол ради арестанта?! Я просто делюсь с тобой наболевшим…

Сергей успокоился. «Так я и поверил, будто этот дьявол всполошился!» вновь усмехнулся Кларк, молча поглощая пищу, чтобы дать себе время подумать. «Небось мизинец уже в кольцо гранаты вдет! Такие засранцы не дают себя просто так арестовывать… Ничего святого для них не осталось… А, ладно, была не была!»

— «У тебя случайно табака для трубки нет?» — Кларк буквально впился глазами в лицо Сергея.

— Я не курю. — буркнул Серж, не отрываясь от ковыряния вилкой в салате и все еще создавая видимость обиды.

И никто в мире не смог бы определить, что Стоцкий в этот миг почувствовал себя загнанным в угол! Этот пароль он использовал для установления контакта в представителями российской разведки два года назад, во время его «отпуска» в Москву. Значит, где-то произошла утечка. «Слепая» — знают пароль, но не знают, кому его называть! Вот и тычут во всех подряд…

Кларк разочарованно принялся за свой. Разговор сам по себе умер. Проблема с Крисом была закрыта, возобновление каких-либо усилий по реанимации «Вепря» требовало бы таких огромных затрат, на фоне которых теряется всякая целесообразность этих самых усилий. Операция «Клубок» была обмусолена со всеми мыслимыми подробностями, определен круг первоочередных задач, выработаны условия связи, в том числе и экстренной, намечены места тайников и постановок сигналов, оговорены направления действий каждого подразделения, задействованных в этой операции по «внедрению» Сергея в структуры российской разведки…

Сергей промокнул губы и встал с кресла. Руки протягивать не стал, а просто поблагодарил за угощение и четкие инструкции и направился к двери. Уже занеся ногу над порогом под бдительным взглядом чернокожего сержанта морпеха из посольской охраны, обернулся и широко улыбнулся:

— А попытка была неплохая, Кларк! — и закрыл за собой дверь.

Резидент несколько секунд оторопело таращился на кожаную обивку этой двери, а потом откинулся в кресле и громко расхохотался.


Глава 2

23 августа

15:00


Бросив автомобиль возле станции метро «Багратионовская», Сергей зашел в большой так называемый «супермаркет», побродил между стеллажами, постоянно отслеживая обстановку вокруг себя, задумчиво побрел к служебной двери, нырнул в нее, спустился по лестнице на один пролет и стал ждать. Ждал долго. Но никто так в спешке и не вывалился вслед за ним. Он сбежал до первого этажа и вышел во внутренний дворик. Обогнул разгружавшийся трак и оказался в тихом, довольно уютном дворике. За ним по прежнему никто, вроде бы, не следил.

Никто не следовал за ним в отдалении, не начиная при каждом его оборачивании усердно завязывать шнурки или пялиться на пустую витрину. Но это ни о чем не говорит — его могли поджидать на улице, просто взяв под наблюдение оба входа в магазин. И действительно, совершенно незачем умным людям метаться за ним между прилавками. Все равно рано или поздно, но из магазина он выйдет!

Он пересек дворик до следующего выхода из него и влился в вечно спешащую толпу москвичей. Шел, не оборачиваясь по направлению к станции, обдумывая последний разговор с резидентом американской разведки.

Когда-то перед ним стояла предельно простая для понимания и предельно сложная для выполнения задача — «проникнуть и закрепиться в российскую разведку.» По мнению американцев, у Сергея были все шансы на успех. Три года назад была тщательнейшим образом разработана операция, базирующаяся на двух позициях: Вествуд и его подчиненный Серж Стоцкий. После соответствующей подготовки американцы сознательно «засветили» Сергея в качестве представителя Министерства юстиции США. Очень лакомый, по мнению аналитиков ЦРУ, кусочек для русской разведки. Сергей был «обречен» на успех.

К этому их подводил и сам Сергей. Путь же подсказал Вествуд, непосредственный шеф Сергея, на беду свою зачастивший в Москву по своим делам. Пара замечаний, невзначай оброненных Сергеем, заставили серьезно призадуматься ребят из службы внутренней безопасности ЦРУ. В результате американец был взят в оперативную разработку.

А спустя месяц до Сергея дошли ошеломляющие сведения — его шеф действительно находится в близких отношениях с некоторыми представителями российской контрразведки. Дальше — больше! В результате ряда мероприятий основной версией для следователей осталась контрабанда российским оружием. Вествуд допустил главную ошибку — он сделал это своим личным бизнесом!

Вот тогда-то и началась кропотливая работа по внедрению Сергея, с санкции Министерства юстиции, в эту систему. Уже через год участники контрабандной цепочки стали шептаться о некоем «Змее», бесшумно проникнувший на самую иерархическую верхушку. Никто не знал, кто он, никто и никогда его не видел, но при этом каждая из сторон считала его своим и чтобы не задевать партнеров, вся стратегическая информация обязательно шла через неотслеживаемый адрес в Интернете. Вествуд задействовал все свои связи и возможности для выхода на след «Змея», совершенно не подозревая, что «Змей» каждое утро заходит к нему в кабинет на доклад.

Затем Сергей отправился в Пакистан в качестве официального советника. Одним из пунктов в его плане стояла проработка «пакистанского следа», тянущегося посредством Вествуда от одного из подмосковных городов. Вскоре, после того, как «Змей» (по-прежнему под надзором Минюста и ЦРУ), связался с Управлением по экономической безопасности русской контрразведки, на связь к нему вышел глубоко законспирированный агент русских «Кларис» — высокая и сверкающая драгоценностями леди, член специальной комиссии Сената США. До сих пор Стоцкий закусывал губу, виня себя в гибели девушки в Афганистане. В течение года ему удавалось успешно лавировать между этими рифами без единой ссадины, пока…

Пока в результате объявленной на Сергея личной охоты Вествуда агент русских не получила глупейшую пулю, выпущенную буквально в небо умирающим телохранителем американца. Участь самого Вествуда решал Сергей совместно с господином «Браунингом». При этом он так и не вышел за рамки полученных и тщательно разработанных инструкций ЦРУ, предусматривающих, в частности, и ликвидацию Вествуда и попытки «связаться» с российской разведкой, в качестве представителя Министерства юстиции выдав им с головой мертвого и от этого молчаливого американца!

Но он очень устал от всего и не пожелал выпутываться из этого клубка хитросплетений четырех не самых слабых спецслужб мира, предпочтя просто обрубить за собой этот узел. Как он полагал, навсегда…

Именно тогда он в порыве неконтролируемой, с точки зрения руководства, мести застрелил Вествуда, а затем окончательно перебрался в Россию на Смоленскую площадь.

Но в то время Сергею еще только предстояло решать две основные задачи: постановить под свой контроль бизнес Вествуда, для чего, как со стороны американцев, так и со стороны русских ему были даны самые широкие полномочия, а также дать возможность русской разведке «завербовать» себя. К чему его готовила всю сознательную жизнь и мать…

Разрабатывая этот хитроумный план, специалисты ФБР не знали, к тому времени он вот уже как восемь лет являлся кадровым офицером этой самой разведки. Ребята же в Москве хохотали до упадка, обсуждая с Сергеем план его «вербовки» (заметим также, в Лэнгли не менее довольно потирали руки, глядя на неуклюжие попытки своих «внутренних» коллег решить задачу, которую они успешно осуществили те же восемь лет назад).

Но в Москве должно было быть «по-настоящему»: подходы и вербовка американца русского происхождения, бывшего сотрудника Министерства юстиции США, а ныне занимающего руководящий пост в российском Министерстве иностранных дел. Для этих целей был выбран человек, шестидесятилетний оперативник, давно уже «расшифрованный» на Западе и не питающий в отношении своей дальнейшей оперативной жизни никаких иллюзий. Не раскрывая перед дедушкой тайных пружин операции, было поручено взять в разработку некоего Сергея Стоцкого…


27 августа 2000 г.

16:40


Генерал хитро прищурился и вполне дружелюбно поинтересовался:

— Давно хотел спросить, да вот все как-то недосуг — ты в свое время Вествуда-то по какой причине хлопнул?

Сергей напрягся. Достаточно неожиданный вопрос, с учетом давности происшедшего. А прозвучавший из уст Суховлинского, так и вообще стал похож на услужливо предложенный пистоль с одним патроном. Во имя чести, так сказать…

Тем не менее, придал своему голосу достаточно удивления, чтобы его без особых усилий смогли принять за идиота:

— Он мог меня раскрыть!

Суховлинский недоверчиво посмотрел на него, пытаясь понять, то ли парень действительно устал, то ли все эти годы ему просто невероятно везло… Так и не придя ни к какому выводу и смутно подозревая, его самого держат за дурака, на всякий случай развил свою мысль:

— По нашим сведениям, Вествуд был единственный, кто мог подозревать тебя. Да и то лишь в связи с Кларис!

Он сделал паузу, и Сергею показалось, будто его пронзили насквозь. Но ни один мускул не дрогнул на его лице, он просто ответил:

— Да, уже в России я проанализировал ситуацию более… вдумчиво. Поначалу он не имел ко мне претензий… Но, благодаря дьявольской интуиции, не ошибся, зараза, и я… В общем, я попался ему, как …

Генерал снова задымил, сверкнув перстнем.

— Он действовал слишком быстро! — Суховлинский удовлетворенно откинулся в кресле, с видом человека, научившим американца действовать так быстро.

— И обогнал самого себя! — буркнул Сергей.

— Должен Вам заметить, Сергей Владиславович, наши ребята в Вашингтоне провели ряд мероприятий, благодаря которым для тебя ничего не изменилось! А нам известно, как обычно действуют американцы, когда всего лишь предполагается призрак шпионажа! — Он снисходительно улыбнулся, словно давая понять, кто так здорово натаскивает американские спецслужбы. — Ваши принципы нам очень дорого обходятся, Сергей Владиславович! — нахмурился Суховлинский.

Он стряхнул пепел, попал себе на брюки, не обратив на это никакого внимания. Сергей же поразился дословному повторению цитаты Вествуда два года назад. Тот тоже был недоволен его «принципами», и где он теперь?..

Сергей медленно поднялся с кресла. Брови нахмурены, губы крепко сжаты. Шагнул к столу и слегка склонился над ним:

— Решения я принимаю всегда сам. И последнее… Я сумел разделаться со всем своим прошлым, Денис Матвеевич! И совместного будущего не планирую! Я больше не работаю ни на вас, ни на ЦРУ, ни на Господа Бога. Мне есть, что терять…


27 августа

3:15


Бешено вращающийся сверкающий диск приближался с неумолимостью Апокалипсиса. Легкое гудение мотора лишь добавляли ужаса в душу. Он попытался разорвать путы, стягивающие руки и ноги на этом верстаке. Но все усилия были напрасны. Мокрые кожаные ремни до стона впились в его собственную кожу. Ремень же, притягивающий голову, казалось, сжал огненным обручем мозг. В эти последние секунды он вдруг совершенно отчетливо осознал, для спасения ему необходимо оторваться от поверхности стола на пять сантиметров. Всего лишь на пять сантиметров! Пять маленьких отрезочков на школьной деревянной линейке…

Он снова напрягся и, выгнувшись дугой, рванул вверх. Казалось, руки и ноги сейчас оторвутся… Шейные позвонки хрустели, лопатки свелись вместе, соединяя свои усилия с мышцами плеч… А диск уже проходил под его телом… Проходил беспрепятственно!

Он не смотрел вниз. Он устремил вверх всю свою волю, не обращая внимания на кровь, сочившуюся из-под ремней. Вверх, туда, к закопченному высокому потолку. Сосредоточившись на светлом разводе среди сажевой черноты, до рези в глазах, не моргая, он своим взглядом приближал спасение… Визг диска уже не интересовал его. Этот диск перестал быть ГЛАВНЫМ, главное — это прикоснуться к белесым волнистым линиям, так причудливо меняющим свои очертания, расползающимся по поверхности потолка мелкими змейками…

Напряжение было просто невероятным. Мелькнула мысль, в обычных условиях он вряд ли выдержал бы такое… Все ближе этот грязный потолок… Неизвестно как, вопреки всем законам физики, но его тело приближалось к нему… Даже голова… даже она преодолела сопротивление кожаных ремней! Скоро он сможет лизнуть эту мерзкую черную сажу! Вот тогда он будет окончательно свободен… Еще совсем немного! этот визг уже относится не к нему, он плевать хотел на все, творящееся там, внизу…

Позвоночник у основания шеи разрубился диском циркулярной пилы мгновенно, в стороны брызнули фонтаны крови и клочья изодранной одежды вперемешку с кусками мяса. Немыслимо прогнувшееся тело рухнуло обратно на верстак, на все еще блестящее, радостно повизгивающее лезвие «циркулярки»…


…Очень и очень долго, чувствуя спиной промокшую насквозь простынку, он глазел на изрезанный тенями ночной потолок. Дышалось тяжело, то ли от долгого лежания на спине, то ли виной был приснившийся кошмар… Бессознательно, как и любой человек на его месте, несколько минут воровато оглядывался и прислушивался, ожидая, если не увидеть, то хотя бы услышать звук, отдаленно напоминающий визг металла. Постепенно успокоился, но противный комочек внутри остался. Как и всегда во время участившихся кошмаров по ночам, он не проронил ни слова. Не было ни вскрикиваний, ни метаний по кровати, поэтому Лена спокойно спала рядышком, уютно подоткнувшись одеялом.

Сергей спустил ноги на пушистый ковер, детально повторяя сцену прошлого сна, мысленно плюнул и лег обратно под широкое одеяло. Раньше с ним такого не случалось. Неужели наступил его предел. Ему всего тридцать… ну, с небольшим, а по ночам уже мучают кошмары?! Скоро, стало быть, следует ожидать трясущихся рук и вялого бормотания! Между нами-то, нагрузочка на нервы не такая уж и чтобы… Бывало и похуже. Причем и физически и душевно…

А здесь… А здесь всего лишь задействован запасной план, настолько запасной, что допускал его вероятность только теоретически, не больше! И если бы не вмешательство извне, то не бывать ни завершения операции «Вепрь»… Опять же между нами, ему, оказывается, глубоко наплевать, кому будет принадлежать этот канал торговли оружием. А он ведь непременно будет кому-то снова принадлежать… Если бы все дела ограничивались подобными арестами половины населения Московской области, то преступность вымерла бы еще до того, как люди слезли с деревьев! Да, обе стороны напрасно бы ждали появления «эмиссара»! И «Кольца змеи» никогда бы не развернулись, если бы в его жизнь не… А, какого черта он лежит бревном и жалеет себя!

Имеет смысл лучше вспомнить — за «Вепря» он, наверняка, получит награду. Причем с обеих сторон! Эту операцию вообще можно было бы считать операцией века по количеству занятых в ней сотрудников спецслужб и по нагромождению «дезы», если бы автоматически не стали бы раскручиваться «кольца». Вот уже где разбушевалась больная фантазия! Он еще раз прокрутил в памяти события прошедших дней…


23 августа

15:10


…Спустившись в метро, прошелся вдоль всего перрона, перешел на другую сторону, оказавшись, таким образом, «в кармане» в районе первого вагона, и не вызывая подозрений, совершенно естественно развернулся лицом, словно встречая поезд. Если за ним была слежка, то они должны были прийти за ним сюда. Иного быть не может — «карман» слишком «глубокий», и чтобы не упустить «объект» они вынуждены идти за ним.

С видимой ленцой окидывая прошедший до этого путь, Сергей автоматически запомнил прошедших вслед за ним к дверям первого и начала второго вагонов (дальше «отпускать» нельзя — «объект» может незаметно ускользнуть) и зашел в подошедший поезд. Сел на двойное сиденье рядом с выходом. За тот час, в течение которого он крутился по улицам сначала на автомобиле, а затем пешком. «Хвоста» не было. И как всегда вселилась тревога.

Тем, кто проходил школу шпионажа, знакомо это чуть тревожное чувство, когда после нескольких часов проверки никого за собой не обнаруживаешь и не знаешь, то ли ты сегодня действительно «чист», то ли был недостаточно внимателен, и через некоторое время тебя возьмут за задницу с поличным — мало не покажется!

И хотя со временем привыкаешь к мысли, мол, мир сосредоточен не только на тебе, это чувство не покидает никогда. Даже, когда «прорезаются» глаза на затылке, все равно после всех хитроумных проверок, остается та самая крохотная возможность попасть в последний момент под «летунов». Поэтому даже самые опытные и матерые оперы в конце начинают откровенно хамить.

Не стал исключением и Сергей. Приняв вид человека, внезапно выдернутого из глубоких размышлений, он сквозь закрывающиеся двери выскочил на перрон практически пустой «Кунцевской». Двери захлопнулись. Боковым зрением попытался уловить движение вокруг себя. Никакого. Никому до него дела нет, а если и было, так он уже покатил в поезде дальше. Кинул взгляд вокруг. Никто в обморок от неожиданности не упал. Он побрел к выходу в город. Снова обернулся и откровенно уставился на уже опустевший перрон. Мда, похоже, никого…

Через двадцать минут прогуливающиеся с детьми мамы и бабушки могли заметить фигуру Сергея, мелькавшую среди густой листвы на одной из многочисленных тропинок, ведущих к крутому обрыву, смачивающему свои нижние коряги в мутной коричневой воде. Там, где в задумчивости остановился Сергей, тропинка вильнула в сторону и образовала подобие небольшой, ничем не огороженной природной смотровой площадки.

Прошуршав гравием еще минуты две, Сергей занял удобную позицию, примостившись возле поваленного дерева, и вперил глубокомысленный взгляд в возвышающиеся за водной гладью многоэтажки Крылатского.

Оставалось полчаса до встречи. Он всегда приходил раньше — оценить обстановку на месте, а заодно понаблюдать и проанализировать приход «объекта». Кроме того, ему было просто необходимо еще раз прогнать в голове предполагаемый сценарий встречи. Сценарий был разработан совместно с Кларком. Они продумали все возможные варианты предстоящего разговора. А малюсенький микрофончик под воротником сорочки, соединенный с передающим устройством позволял Кларку посредством кодированной связи незримо присутствовать на встрече.

Тихое местечко, куда редко доходят мамы с детьми, где не проносятся роллеры, а дорожка в оба конца просматривается превосходно, в то время как сам он неплохо скрыт кроной этого самого упавшего дерева…

Ага, вон и его «объект»… Как это бесчеловечно называть людей «объектами»! Словно и не живые они существа вовсе… Приближается спокойно, не нервничает… А чего ему нервничать! Думает, это он «ведет» Сергея. Причем на своей территории…

«О чем я… Ах да, об „объектах“! Да все, в общем-то, правильно. В их ремесле люди делятся на „оперов“ и „объектов“… Смотря, с какой стороны ты играешь…»

Сегодня Сергей и сам выступал в роли «объекта», то есть человека, потенциально способного на предательство по отношению к каким-то своим принципам… Еще не завербованного, но уже подающего определенные надежды на скорое завершение дела.

Так, вероятно, размышляет над своими отчетами о встрече приближающийся человек. Не ведая, что в свою очередь является «объектом», той самой пресловутой «пешкой». Из-за своей неосведомленности относительно будущего, этих людей и называют «пешками». При всей очевидной свободе сделать шаг в любую подходящую для них сторону, ими двинут в том направлении, которое выгодно шахматисту…

Ни разу не оглянулся… Значит, уверен — никто его не «ведет»… Ох уж эти работнички! Привыкли считать, опасность — всегда на чужой территории, а дома непростительно расслабляются…

Да, да, наверное, это правильная мысль. Совершенно неважно, какое положение занимает «пешка». В этой роли может оказаться кто угодно! И только в фильмах «пешками» являются тупые рядовые, которых кладут на заклание высшим интересам. В жизни же этим самым интересам приносятся в жертву люди самого высокого полета! Просто так сложилась на тот момент ситуация, что…

Какого черта! Чего это он головой раскрутился?! Сергей встревожено прислушался и оглядел окрестности. Ничего подозрительного, кроме пересвиста птиц, да рокота водных мотоциклов далеко внизу. Ни одной души вокруг, за исключением старичка, медленно бредущего навстречу «объекту» Сергея, да совсем еще молоденькой мамы, приближающейся к площадке с другой стороны. Оба посторонних не внушают никаких явных опасений. По крайней мере, с расстояния в сто метров. Допустить, конечно, можно многое, но тогда это называется паранойя. А «его-то» человек что заволновался?.. Осталось не более десяти метров…

Сергей вышел из-за раскинувшейся по земле кроны деревьев.

— Здравствуй, Сереж! — протянул руку подошедший человек.

Сергей знал, тому было шестьдесят лет, опытный работник, переведенный после расшифровки во «внутренний» отдел разведки, он уже давно получающий пенсионную надбавку к окладу. Он не был человеком Суховлинского, но они с генералом прорабатывали вариант «вербовки» Сергея. Это должно было стать одним из этапов операции «Кольца змеи». Одним кольцом, так сказать… Второе кольцо параллельно закручивалось бы в здании американского посольства на Новинском бульваре…

Но Сергей принял решение отстраниться от всего, не напоминающего жизнь нормального человека. А когда вновь оказался втянутым в чехарду, то месяц назад начал действовать согласно обговоренному когда-то плану. Но действовать самостоятельно — без всякой координации со стороны генерала…

Пришедший Степан Валерьевич заочно «вел» Сергея с самого начала, то есть с того момента, как тот вышел «на связь» с российской резидентурой в Кабуле после ликвидации Вествуда. В планы Сергея не входило торопиться — ни тогда, ни сейчас. Пусть ребята пройдут все положенные стадии изучения…

— Добрый день. — он ответил на рукопожатие и взглянул на светлые полосы на воде от мотоциклов. — Ничего, притащил Вас в эту чащобу?

— Все в пор…

Степан Валерьевич в голос вдохнул и схватился руками за грудь. Уже бросаясь на землю, Сергей осознал — от смерти его отделял буквально один шаг: пуля прошла на вылет и ее траектория из тела оперативника пролегла в нескольких сантиметрах от Сергея. В тот же миг он вздрогнул от неожиданного грохота выстрелов. Рывком дернул ветви, скрывшие его от тропинки, и остолбенел — та самая «молодая мама» с двух рук азартно палила в другого прохожего, то есть благообразного старичка, шедшего ей навстречу. Правда, из рук последнего уже падал на иссушенную и утоптанную землю устрашающего вида блестящий пистолет с длинным глушителем.

Сергей вскочил на ноги, выхватывая из-за пояса свой официально оформленный, благодаря российским товарищам «Смит&Вессон» и стал перелезать через дерево, путаясь в нем…

Не только из-за мелькнувших среди стволов старых деревьев двух силуэтов, и даже не из чувства благодарности к своей защитнице. Точнее не только из-за него. Ибо ему еще в образе Лары всегда было приятно общаться с милой девушкой Ксенией, а уж лично поблагодарить за громкое вмешательство свою бывшую помощницу по банку он счел просто необходимым.

— Сюда! — крикнул он, озираясь в поисках дополнительной опасности.

Он открыла рот для ответа, но пригнула голову — по гравию защелкали пули, звеня искрами и уходя в рикошет. Он вскинул руку и, не целясь, забухал всеми «девятью миллиметрами». Сверху послышался хруст перебивающихся и осыпающихся веток, брызнули в стороны куски коры.

Хоть стрелять перестали. Не ожидали, дурилы, такого сопротивления…

Бросив коляску, девушка в два шага преодолела расстояние до него. Он метнулся было схватить ее, но промахнулся, и оба они ринулись вниз по крутому склону, отчаянно размахивая руками, подворачивая ноги и делая семимильные шаги. Практически они летели, изредка касаясь земли…

Через десяток метров тело Сергея, будучи более не в состоянии бороться с законами физики, подпрыгнуло, перевернувшись через левое плечо, ноги ушли в арьергард, стелясь уже параллельно поверхности обрыва, а сам он вытянул вперед руки, с целью хоть как-то уберечь голову. Слава Богу, искривленная сосенка прошла боком, он задел лишь торчащие в разные стороны сучки. Но и этого оказалось достаточно, чтобы противно захрустела материя пиджака на боку. А в следующую секунду он, успев кинуть пистолет вперед, грохнулся, как никогда в жизни, стараясь сгруппировавшись выполнить страховку и не сломать при этом руки! Ну и шею, конечно, желательно…

Рядом уже давно раздавались отчаянные вопли, выглядевшие в данной ситуации вполне естественными. Сергей не особо глазел по сторонам, в бешенном темпе скатываясь совершеннейшим бревном, но догадывался, бойфренд этой хрупкой девушки будет иметь хорошие основания поинтересоваться обилием синяков на ее теле…

Финал, как водится, наступил без всякого предупреждения и застал его совершенно неподготовленным. Со всего маху впечатался спиной в очередной ствол. Вместе с шумным выдохом из легких вышел весь воздух. Все попытки вогнать хоть немного кислорода обратно успеха не принесли. Он открывал и закрывал рот, словно пескарь. И выпученные глаза совершенно не искажали образа…

Бум! Другое деревце приняло в свои дружелюбные объятия весьма квалифицированную помощницу шефа банковской службы безопасности. Бывшую. Или кто она там у них?!

Он засипел, что означало злорадные смешки в ее адрес. И скрипнул:

— Совершенно никакой физической подготовки!

Она измученно взглянула на него и закрыла глаза, словно собираясь отходить в иной мир. Застонала.

Сергей согнулся к коленям, оперся на руки, сел, проследил их путь с самого верха, охнул. Осторожно поднялся на ноги, более внимательно вгляделся в просветы между деревьями. Но нет, у тех, кто остался наверху, не было никаких шансов подстрелить их. Придя к такому выводу, обшарил взглядом кочки и коряги в поисках пистолета. Тот приветливо блеснул среди рыжей сухой хвои.

Успокоившись окончательно, Сергей некоторое время взирал сверху на девушку, калачиком ожидающую воспарения души к небесам. Светлая когда-то юбка окончательно потеряла свой товарный вид, покрывшись разводами грязи, глины и утыкавшись иголками. А рваная дыра хоть и добавляла некоторой эротичности, но не способна была привести в восторг хозяйку. Тренированные ноги исцарапаны, как будто их обладательница раскидала десяток одуревших мартовских котов. Тем не менее были целы и красивы.

Ухмыльнулся, присел на корточки и тронул ее за плечо. Плечо отозвалось айканьем.

— Вставайте, Ксения! — улыбнулся Сергей. — Приземление прошло благополучно, желаем Вам приятного пребывания в нашем лесу! Надеемся, Вы снова изберете наши крутые склоны для своих дальнейших путешествий!

Она широко распахнула серые глазищи:

— Откуда Вы меня знаете?!

Сергей протянул выпавший во время перелета ее пистолет и снова улыбнулся. Но ответить не успел.

— Хватит все время улыбаться! — взорвалась девушка. — Или Вы полагаете, улыбка делает Вас неотразимым?!

Проглотив эту язвительную реплику, Сергей стер улыбку с лица и серьезно заметил:

— Мне всегда нравилось, как Вы сердитесь! У Вас необычайно ярко сверкают глаза…

Она задохнулась то ли от возмущения, то ли от удивления. Надула щеки и вскочила на ноги. Вырвала у него предложенный пистолет, поставила на предохранитель и засунула его в скрытую кобуру под жакетом. Сердито огляделась и решительно направилась вниз.

В полном молчании преодолели несколько десятков метров, отделяющих их от воды, и оказались на довольно приличной дорожке, окаймлявшей этот то ли пруд, то ли водохранилище… Кое-где даже пучился древний морщинистый асфальт, поросший щетиной пожухлой травы.

Не говоря ни слова, Сергей направился к пристани, возле которой тусовалась развеселая молодежь, седлая и улетая вдаль на тех самых рокочущих водных байках. Ксения, пораженная откровенным пренебрежением к себе, уже в который раз за последнее время охнула и даже топнула ногой.

— Я убила человека! — гневно воскликнула она. — Я, между прочим тебе жизнь спасла!

— Полагаю у тебя был приказ охранять меня. — чрезвычайно хладнокровно возразил он. — Не я же пригласил тебя на свидание…

— Да ты… ты… — она топталась, разъяренно гладя на его быстро удаляющуюся спину, не зная, что ей делать теперь. Никто ведь не предполагал всерьез возможность прямого вмешательства «охраны».

— И что же мне теперь делать? — озвучила она свои терзания.

— Можешь присоединиться ко мне, а можешь попытаться вскарабкаться обратно! — не оборачиваясь, крикнул Сергей, продолжая в убыстренном темпе сокращать расстояние между собой и пристанью. — В этих двух случаях у тебя примерно равные шансы скрыться…


Глава 3

23 августа

15:40


С трудом расслышав его последние слова, Ксения машинально оглянулась и со всех ног припустилась догонять Сергея, ибо с противоположной стороны она узрела знакомые силуэты тех, кто стрелял сверху. Найдя, видимо, более быстрый и одновременно безопасный спуск, двое мужчин в черной коже стремительно и сосредоточенно шагали в их направлении, не удосужившись даже спрятать свои бесшумные пистолеты.

Сергей почти бегом влетел на бревенчатую пристань и ринулся к покачивающемуся на легких волнах заведенному байку. Разноцветная молодежь в величайшем удивлении уставилась на его грязную и исцарапанную физиономию. Затем взгляды устремились на его спутницу, не потерявшую ни капли своей привлекательности, а потом, как по команде, глаза опустились к порванной юбке.

Воспользовавшись их замешательством, Сергей шагнул на подножку мотоцикла, ухватил за отвороты спасательного жилета его владельца и простеньким приемчиком швырнул в воду. Через миг он уже оседлал машину и взревел высокими оборотами. Краем глаза заметил, протянутые чисто автоматически, надо полагать, руки к его бывшей банковской помощнице цели не достигли. Она змейкой скользнула под ними, взметнув веером юбку, отчаянно прыгнула ему за спину и крепко обхватила за талию. Мотоцикл заложил крутой вираж, отделяясь от пристани взбрыкнувшей стеной брызг, и до конца выжал газ. Прыгнул вперед, шлепнулся на пузо и, задрав нос, уверенно поскакал по воде…

Сергей оглянулся только один раз, когда сквозь рев мощного двигателя ему послышалась непонятная трескотня. Открывшаяся его скошенному взору картина вдохновила на побитие рекорда скорости: видимо, не произведя пистолетами на развязную и к тому же обозленную предыдущими нахалами молодежь никакого впечатления, один из преследователей начал нагонять страху с помощью направленного в небо короткого автомата.

Предугадав последствия, Сергей устремил свой аппарат к ближайшей точке на берегу, туда, где небольшая полоса лесопосадок отделяет водохранилище от шестнадцатиэтажек. Чуть повернув голову, краем глаза видел напряженное лицо Ксении, обещающее нелегкий разговор. Она была не тем человеком, с которым незамеченными проходят подобные совпадения, превращения и прочие непонятности, заканчивающиеся стрельбой почти в центре города…

Спустя некоторое время их мотоцикл пробороздил пляжный песок и уткнулся носом в земляной бугор. Сергей заглушил мотор и вопросительно уставился на девушку:

— Меня безумно возбуждает, когда красивая девушка крепко ко мне прижимается, но должен заметить…

Она отдернула от него руки, словно от куска раскаленного железа. Моментально спрыгнула на рыхлый речной песок и сверкнула глазами:

— А Ваш образ мышления пугает меня! Я уже давно заметила в Вас склонность к самолюбованию, а составленное Вами же мнение о степени Вашего воздействия на жен…

Буль, буль, буль… Они обернулись — находящийся в паре сотне метров мотоцикл преследователей не позволял их автоматической пукалке бить прицельно, но через несколько секунд…

Сергея словно выдуло из седла. Он схватил за руку девушку, и они стремглав помчались под укрытие деревьев. Миновав полянку со следами кострищ, Сергей направился к густому орешнику, обогнул его и рухнул среди его веток. Ксения пару секунд простояла рядом, то ли ожидая объяснения, то ли собираясь продолжить разговор, затем аккуратно прилегла рядом и тоже достала свой пистолет, правда, заметив при этом весьма едко:

— И не вздумай строить свои фантазии на тему «Лежали они бок о бок в раскидистых кустах…»

Сергей совершенно серьезно посмотрел на нее и прогундосил на английском:

— На «ты», кстати, не я первый перешел!

— Господи Всемогущий! — она зажмурила глаза и снова распахнула их в его сторону. — Мне кажется, я знаю этот голос…

Вместо ответа Сергей словно окаменел, напряженно всматриваясь сквозь листву. Она перевела взгляд на поляну и сразу же возложила на подходящую веточку пистолет.

— Первый раз говоришь? — хмыкнул Сергей, тоже целясь из своего «Компакт». — А захватывает, да? Твой — левый.

Они выстрелили почти одновременно, отчего гулко зазвенело в ушах и защипало глаза. А еще в голову Сергей попала отработанная гильза из «ПСМ» напарницы. Он сердито потер ушибленное место, но ничего не сказал. Оба преследователя распластались в травке, причем один из них уткнулся лицом в серую старую золу.

— Или он фанатеет от запаха костра, или ты не совсем точно попала ему… — задумчиво пробормотал Сергей, не спеша, однако, подниматься.

— Я уверена, попала ему точно в сердце! — огрызнулась Ксения.

— Милая моя! — ошарашено воскликнул Сергей. — Мне снайпера послали в подмогу?! А кто просил тебя вообще убивать его?! Или понятие «язык» существует в твоем понимании лишь как предмет сексуальной агрессии? — он указал своим пистолетом на поляну. — Вон мой, смотри, видишь, как корчится? Это оттого, что влепил я ему прямо в правое колено! И ему теперь совершенно ни до чего нет дела!

Наткнулся на ее многозначительный взгляд, быстренько встал на ноги, не дожидаясь звукового оформления.

Подстреленный Сергеем человек действительно издавал жалобные стоны, схватившись за темное от крови колено и перекатываясь с бока на бок. Он даже не открыл зажмуренные глаза, когда Сергей деловито прошелся по его карманам, приставив пистолет к подбородку.

— Вряд ли там что-то есть… — чуть дрожащим голосом засомневалась Ксения. — Вряд ли на такое дело они пошли бы с опознавательными знаками!

Сергей пожал плечами:

— Если они на своей территории и являются теми, за кого я их…

Он издал ликующее «Опля!» и повертел в руках красненькую с золотым тиснением книжечку, весьма облегчающую жизнь ее владельцу в пределах суверенной России. Поправимся — облегчала. Сергей кинул ее девушки и с удовлетворением понаблюдал, как ее брови стремительно ползли к нижней границе волос. Она закрыла удостоверение и оторопело на него уставилась:

— Но почему… почему они стреляли?! Мы же не…

— Не бандиты? — охотно поддержал разговор Сергей. — А они-то могли этого и не знать! Наговорили им невесть что про террористов… А может, и совсем просто — дали им пару фотографий и скомандовали «Пли!», в результате чего мы и вынуждены были защищаться — они же не представились по всей форме… Впрочем, мы все сейчас и разузнаем…

Он повернул голову к подвывавшему раненому и несильно ткнул его пистолетом в целое колено:

— Ну, брат, говорить… Твою мать!

Он бросился на тело на земле и вцепился руками в рот человеку. По пальцам радостно заструилась жидкая слюнная пена, оскалились зубы, и страшно закатились глаза раненого. Сергей тщетно пытался разжать зубы, но не получалось — голова того все время дергалась, мельтешили руки, создавая труднопреодолеваемое препятствие. Еще два-три конвульсивных прогиба, и тело упало на грязный дерн.

— Мать твою, мать, мать, мать… — зло бормотал Сергей. — Ах ты, паскуда… мать… и меня кретином выставил!

Он вскочил на ноги и в сердцах пнул мертвое тело. Мрачно посмотрел на невольную напарницу и процедил:

— Снайпер фигов!

— Языком трепать меньше надо! — отпарировала она.

Она спрятала пистолет и опустилась на землю. Поковыряла плетеной босоножкой сухую землю.

— И что теперь?

В ответ он встряхнул головой и присел рядом.

— Если успеем убраться с этого места, прежде, чем нас обложат менты, будет неплохо… — его голос был тих и, могло даже показаться — печален. — А потом мы разойдемся: ты отправишься писать отчет о своем геройском поведении. «Объект», то есть я, не пострадал, а ходе вынужденной перестрелки были убиты двое сотрудников контрразведки, а также работник внешней разведки. К рапорту, мол, прилагаю личные документы упомянутых в рапорте личностей… Затем последует соответствующий звонок на генеральском уровне, и дело о трех трупах умрет, не успев родиться. Или будут вестись как два, ну совершенно никак не связанные друг с другом, что, как мы все понимаем, мальчики и девочки, никуда следователей не приведет, кроме как все к тому же закрытию!

Сергей с тупым равнодушием смотрел в землю перед собой, словно вокруг не было ни убитых, ни странной сотрудницы банка — никого. Словно будущее ясно, как божий день. Словно он сейчас проснется, и не нужно будет ни о чем думать… Он так устал за десять последних лет… Он просто хотел быть самим собой, и чтобы никого вокруг не было, никого, кроме его семьи…

Почувствовав легкое прикосновение к плечу, поднял полные настоящего страдания глаза на красивое лицо Ксении. Такое красивое и юное, что он все никак не мог взять в голову, как это ее угораздило втянуться в эти игры. Это в фильмах про секретных агентов все бывает ослепительно красиво и захватывающе — роковые женщины, клубные пиджаки и идеально ровный пробор блестящих волос.

В жизни же, по крайней мере, в его жизни, работа состояла из сплошного обмана — грубого, жестокого. Самые надежные люди оказывались предателями, патриотизм продавался на рынке шпионажа так же легко, как и секретные чертежи сверхновых истребителей, только гораздо дороже. Разведчики работали на несколько правительств сразу, но при этом никакое правительство не могло быть уверенным в полной лояльности своего агента.

«Двойники» зарабатывали бешеные деньги, не снившиеся иному коммерсанту. Но каждый день такого шпиона мог оказаться его последним днем. Настоящие шахматы разыгрывались именно здесь: кто кого опередит — решит ли какое-нибудь правительство отказаться от услуг своего агента, или тот «соскочит с крючка», благоразумно остановившись на достигнутом. Чаще всего агент «уходил» внезапно, в самый разгар очередной операции. И эту, свою последнюю в жизни операцию он планирует не на успех, а использует ее в качестве пути для отхода. Не совсем этично, зато в высшей степени профессионально и надежно. Процент того, что после тщательно проработанной подобной операции тебя найдут — ничтожно мал. Кроме того профессионалы зачастую создают себе дополнительные страховки, о которых до поры никто не ведает…

Сергей же, романтик хренов, двинулся к выходу с открытым забралом, на ходу раскланиваясь и уведомляя всех о своем отбытии. И вот теперь, когда из трупов вокруг него можно было выложить вторую Китайскую стену, он совершенно не представлял, как из этой ситуации выпутываться. Обманов оказалось слишком много, к тому же не все действующие участники сочли нужным зарегистрироваться в начале Игры.

— Как хоть Вас зовут? — судя по корректности, Ксения вновь обрела самообладание и пытается теперь прояснить ситуацию. Для себя, по крайней мере. — Или это тайна?

Сергей выскочил из своей шпионской печали и кисло улыбнулся:

— Мое имя тебе все равно ничего не скажет. Можешь звать меня просто «Змей».

Она уже в который раз широко раскрыла глаза и выдохнула:

— Змей?! Вы — тот самый?

Его улыбка стала еще кислей. Глядя на такую рожу и сам начинаешь ощущать слюну во рту, словно высосал добрый, спелый, живительный лимон.

— Ну да, тот самый… Что, наслышана?

— Да Вы — почти легенда! — пылко воскликнула она, восторженно сверкая глазами.

— Во-во, почти… — сморщился он, чувствуя себя неловко от подобных страстей. — И если не принять решительных мер, то понятие «почти» перейдет в категорию постоянного!

— Я два года следила по оперативной переписке за Вашими действиями! — продолжала девушка, не обращая внимания на его прокисшую физиономию. — Я поэтому и попросилась на этот участок работы, из-за возможности хоть как-то прикасаться к тому делу… О! А я-то, не зная, что Вы — Змей, считала Вас обычным перебежчиком!

— Забыла употребить словцо «презренным»! «Считала презренным перебежчиком!» — вставил Сергей.

— Да, верно. — смущенно улыбнулась она, слегка покраснев. — И все недоумевала, отчего это меня выдернули из «внедренки» и поставили на подстраховку «вербовщика»! Откуда же я знала…

— Дернули, потому как в банке нечего уже было делать! Основные игроки покинули его, вот и Ваша очередь пришла…

— И хорошо еще, вовремя… — она запнулась, недоуменно захлопав ресницами. — А-а… Откуда Вы знаете… про банк…

Сергей поднялся на ноги, потянулся, хрустнув шейными позвонками, и развернулся в сторону тропинки, петляющей вверх по холму.

— А еще можешь звать меня Лара. — он тяжело посмотрел побледневшей девушке прямо в глаза. — Флин Лара. И вот теперь ты по-настоящему в деле! Назад пути нет. Пока бестолковый Змей не распутает свои кольца, больше похожие на глупый павлиний хвост…

Сергей все еще горько усмехался, в то время, как Ксения охотнее всего потеряла бы сознание, или отключилась бы еще каким способом. Сергей взял ее за плечи и хорошенько встряхнул:

— Я всю жизнь работал один. Но сейчас мне нужен напарник. Человек, которому я мог бы всецело доверять…

— Но я…

— Ты подходишь! — перебил он ее. — Я слишком хорошо знаю тебя, хотя может быть это и слишком самоуверенное замечание!

— Но…

— Ты готова? — он не сводил с нее завораживающего, по-настоящему змеиного взгляда. — Но это путь в один конец! И где находится финиш, не знаю даже я…

— Я готова. — просто и спокойно сказала она. — Но…

— Ну что еще такое? — вскинул он брови.

— Но я наговорила столько глупостей, когда считала Ва… тебя американцем!

— В основном, эти «глупости» и помогли сделать мне выбор. Идем, нам много надо сделать…

— А Степан Валерьевич?

— Мы ему ничем не можем помочь… — жестко сказал Сергей, не переносящий жалости во время задания.

— Да нет! — возразила Ксения. — Я хотела спросить, какова была его роль в этой комбинации? Как вообще дошло до перестрелки между контрразведкой и разведкой?!

Боль в ее голосе, отозвалась и в его душе. В это время они преодолевали огромное корневище, и у Сергея оказались свободными некоторое время для ответа. И он вдруг осознал — эта хрупкая на вид девушка совершенно точно выведет его.

Ему стоило большого труда сохранять вид умудренной опытом гадюки. На самом же деле в такой отчаянной ситуации он не был ни разу. И его признание в отношении неизвестного будущего было совершенно искренним. Ситуация просто вырывалась из рук, словно некто изо всех своих темных сил нехило дергал за пресловутые веревочки, которым бы сколько ни виться, все равно петлей обернуться. Кому-то из контрразведки вдруг срочно понадобилось убрать обычного «вербовщика», человека, который, как говорится, ни ухом, ни рылом! Просто статический ноль. Причем сделать это в открытую, нагло и показательно, в центре Москвы! Конечно, у двух спецслужб могут быть разногласия, но не таким же путем их решать!

Выбрав себе напарника, приходилось идти на определенный риск и раскрываться. Поэтому в очередной раз, уже в третий за последнее время, крутой разведчик «НикитA» — Сергей вкратце изложил ситуацию Ксении, посчитав возможным начать с далекого 1988-го. Перед девушкой тенями проносились могущественные политики и головорезы-наемники, разведчики и предатели, простые исполнители и те, кто отдавал самые бесчеловечные приказы. Сфера человеческой деятельности, изначально основанная на лжи и коварстве…

— А если предположить, что Степан Валерьевич, просто случайно оказался на пути пули? — высказала предположение девушка.

— Да вот и мне кажется, уж очень чересчур! — вынужден был согласиться Сергей. — Взять и запросто хлопнуть кадрового офицера «соседей»!.. Но «хвост» приплелся за вами!

— Мы проверялись! — возразила Ксения.

— А если бы они шли вслед за мной, то могли убить в любой и, кстати, более подходящий момент! — рассуждал Сергей.

И в результате спора, длившегося весь обратный путь через лес до линии метро и затем до автомобиля Сергея, они все-таки пришли к выводу, охотились именно за Сергеем. И хотя, по всей видимости, враг сидел во «внутренних органах», но все это выглядело как-то уж лично… Словно месть какая-то… По нему палили с завидной регулярностью, причем невзирая ни на его успехи, ни его неудачи в операциях… Эти самые операции, похоже, и не особо волновали его тайного недруга — охота за Сергеем началась в тот самый день, когда тень Головнина заслонила от него солнце. А в то благословенное время Сергей не думал ни о каких операциях… Докопаться бы до причины подобной настойчивости… А то, черт возьми, пристрелят и не объяснят…

— Куда поедем? — Ксения была нахмурена и серьезна. Она автоматически пристегнула ремень безопасности и уставилась в окно.

— На мою квартиру. — предложил Сергей. — Если твоя добродетель не возражает против такого оборота…

— Но тебя же могут там ждать! — удивленно воскликнула девушка, смотря на него с откровенным непониманием факта, каким образом этот человек до сих пор оставался живым.

— На одну из моих квартир! — уточнил Сергей. — О которой нашим друзьям не известно. Если, конечно…

Если, конечно, он не ошибался, и «охотники» действительно не принадлежали к «группе Савушкина». В своих рассуждениях он исходил именно из этих соображений. И надеялся, они достаточно логично обоснованы. Как бы то ни было, иных вариантов он не смог придумать, и только будущее покажет, прав он или нет…

Он ничего не сказал девушке о своих сомнениях, только скосив в ее сторону глаза, подумал, а имеет ли он право подвергать ее жизнь нешуточной опасности. Такой опасности, при которой никакая принадлежность к структурам госбезопасности, оказывается, не сможет гарантировать личной безопасности! Вздохнув, признался себе, что и в этом случае у него не было иного выхода! Кому-то надо было вытягивать его из этой сети интриг, сплетенных, кстати, при самом его непосредственном участии.

И хотя, при очевидном сумасшедшем переплетении, весь его сценарий работал безотказно, что-то вмешалось в ход действия, и вмешательством своим разрушило стройную концепцию. Мало того, откровенная охота за ним не поддавалась логическим расчетам, так вдобавок и совершенно непонятно было, кто ее организовал.

Да, конечно, у него в кармане до сих пор лежат два недвусмысленных орластых удостоверения, предоставляющие своим владельцам довольно широкие полномочия. Но это были простые исполнители. А вот кто стоял за ними? Несмотря на очевидность происходящего, Сергей начисто отметал зуб на него со стороны ФСБ. С этой организацией Сергея связывала только операция «Вепрь», и парни, с которыми он работал, прекрасно к нему относились, будучи к тому же уверенными, он — один из них, из какой-нибудь очень глубокой зашифровки. А другие… А с кем-нибудь еще из контрразведки он до сих пор просто не имел никаких дел! Тем не менее…

— … именно ты оказался именно в том банке, была невероятная случайность! Именно такие вот совпадения и делают жизнь не такой пресной!

Сориентировавшись в обстановке и, надеясь, за своими мыслями пропустил не слишком много, Сергей ответил:

— Да нет, не было никакой случайности! — возразил Сергей. — Нам было известно, именно этот банк осуществляет финансирование поставок оружия под липовые контракты железного лома через подставные фирмы. Так я и оказался начальником экономической безопасности, когда снова ввязался в эти игры. Моя жена параллельно, оказывается, в это же время разрабатывала группу Савушкина, состоящую из, как это теперь принято называть, коррумпированных сотрудников. Но где-то произошла утечка, и Савушкин унал об этом, перебрался поближе к ее дому, где мы с ней и встретились. А вот ты действительно оказалась замешанной во все совершенно случайно. Просто в этом банке самым диким образом переплелись интересы трех спецслужб, использовавших его в качестве своей «крыши»!

Ксения задумчиво покачала головой, переваривая услышанное и задала следующий, тоже вполне уместный вопрос:

— А что ты намереваешься делать в своей квартире? — и не удержалась, — В свободное от приставаний к порядочной девушке время…

— Я счастливо женат, мадемуазель! — с достоинством ответил Сергей. — И в отношении Вас мои намерения не выходят за рамки общепринятой морали и норм поведения!

— К сожалению, приходится констатировать, сегодня эти рамки несколько расширились, а нормы существенно видоизменились! — саркастически парировала девушка.

Сергей понимал, им обоим совершенно необходима эмоциональная разрядка. После пережитого в парке, у него самого в желудке до сих пор пульсировало что-то, на его взгляд, постороннее. А уж молодой девушке, к тому же впервые не только стрелявшей (и весьма успешно!) в живую мишень, но и вообще попавшей в серьезную переделку, сам Бог велел пытаться избавиться от тяжелого груза переживаний.

Поэтому он и поддерживал этот пустой и забавный разговор на самую необходимую в этой ситуации тему секса. Давно подмечено, что в экстремальных ситуациях сексуальное возбуждение достигает своих наивысших показателей, а уж лучшего средства для снятия стресса и напряжения чем десять-двадцать минут интенсивного, примитивного секса даже психологи предложить не могут.

Он снова украдкой посмотрел на нее и вздохнул: эта девушка в качестве разрядки предпочтет сделать пару глубоких вдохов-выдохов и выпить стакан холодного апельсинового сока! Если, конечно, она вообще нервничает, чего совершенно нельзя сказать по ее абсолютно спокойным глазам.

— Ты пить хочешь? — неожиданно спросил Сергей без всякой видимой связи с предыдущим разговором.

— Я бы не отказалась от холодного апельсинового сока! — мечтательно ответила она.

Он помрачнел и сосредоточился на дороге.


Глава 4

23 августа

22:20


— Алло?

— Это я. Как вы?

— Все в порядке. — голос Лены был удивленным. — А ты-то куда запропастился?

— Возникли осложнения… — Сергей с досадой мельком подумал, как осточертели все эти осложнения. Он так давно не видел сынишку. — Я не исключаю прослушивая, поэтому тебе лучше не знать, где я.

— Как скажешь! — покладисто согласилась Лена. — А чего тогда звонишь? Моя помощь потребуется?

— Нет, просто предупредить, чтобы не волновались. Скоро все образуется! — он вздохнул, прекрасно понимая, если и образуется, то не скоро, а если скоро, то далеко не все, и вообще, похоже, ничего так никогда и не образуется — видно, не тот он человек, у которого что-либо образуется. — Я люблю вас…

— Возвращайся скорей…

Сергей отключил телефон и в глубочайшей задумчивости поиграл выдвижной антенной.

— Ты с женой разговаривал? — поинтересовалась Ксения, забравшаяся с ногами на диванчик в гостиной квартиры, сохраненной для него ЦРУ на Остоженке.

— Нет, с Мадлен Олбрайт! — резче, чем следовало, ответил Серж.

Встал с кресла, подошел к ее диванчику, сел рядом и взъерошил ей волосы.

— Не обижайся! — он грустно улыбнулся. — Просто все не так, как хотелось бы! И даже не так, как допустимо…

Она выразительно посмотрела ему в глаза взглядом вроде «Просто у кого-то весьма ограниченные желания!» или «Современные рамки допустимости раздвинуты до, черт знает, каких пределов!», но промолчала, перекинула туловище и устроилась головой у него на коленях, спросив при этом весьма буднично:

— Ничего?

— Ничего… — уже не так тоскливо растянул он рот. — Кто кроме тебя имел доступ к моему делу?

— Никто! — Ксеня на несколько секунд задумалась. — Только Утенков Степан Валерьевич, начальник управления и я. Причем, насколько мне известно… а мне известно очень многое, то тебя, вопреки правилам, даже и не проверяли вовсе!

— Да не могли они рисковать такой важной «разработкой» как я! — со всей возможной скромностью поделился Сергей. — Это обычная практика… Точно так же я не прохожу по учетам ФСБ. Вот почему я и считаю, не может эта организация охотиться за мной: во-первых, там обо мне знают тоже три-четыре человека, а во-вторых, располагая такими материалами на меня, какими располагают эти лица, было бы легче подставить меня родным американцам, нежели устраивать войну со всеми атрибутами в Москве! Савушкин же, как узнал, я — «Змей», то чуть в штаны не наделал. До этого-то он охотился за мной, как за «частным лицом»! Логики нет ни хрена!! И это меня бесит…

— А те двое…

— Мы уже обсуждали этот вопрос, — он все еще гладил ее голову, словно этот процесс помогал ему думать. — Но я лично знаю еще так называемых офицеров госбезопасности, таскавших с собой подобные книженции, и совершенно не чтящих никакие законы. Впрочем, они теперь очень далеко…

— Ты их…

— Ну и я тоже… — он окунулся в воспоминания, посмаковав в течении нескольких секунд выражение «окунуться в воспоминания» и поздравив себя с новой, неизбитой и очень оригинальной фразой. — А так основное участие приняли их же коллеги во главе с моей женой. Правда, с моей подачи! Поэтому, как видишь, я прохожу по этому ведомству в качестве «хорошего парня».

— Типично американское выражение! — фыркнула Ксеня. — Так ты их агент?

— Я уже слегка запутался, чьим агентом я являюсь! — вполне серьезно ответил Сергей. — Вернее было бы сказать, слегка запутался в том, кто именно и кем меня считает!

— Не очень-то я верю, что ты способен в чем-то запутаться! — тоже искренне заметила девушка. — А тебе правда нравится моя шея?

Похолодев, он с ужасом отдернул руку, машинально перешедшую с волос на шею девушки, вызвав ее громкий хохот.

— Извини! — сконфуженно пробормотал он, совершенно по-мальчишески покраснев.

— И последний вопрос, прежде чем я пошарю у тебя в холодильнике, — Ксеня спустила ноги на пол, но босоножки одевать не стала. — А почему ты считаешь, мне опасно возвращаться домой?

— Я так не считаю. — спокойно ответил Сергей и в ответ на выразившееся в ее глазах удивление, пояснил. — Я считаю, это мне опасно оставаться одному, а раз уж ты оказалась на моем пути, то ты мне и поможешь!

— Министерство юстиции США тебя не в состоянии защитить? — пустила Ксеня за океан отравленную стрелу.

— Министерство юстиции, да будет тебе известно, не имеет обо мне ни малейшего понятия! — его голос зазвучал жестко, и Ксеня поняла, вот сейчас за ней захлопывается последняя дверь. Самая крепкая из всех. И ручка имеется только с одной стороны — снаружи. — Вообще-то я являюсь сотрудником Центрального Разведывательного Управления США. Моя конечная цель — проникновение в структуры российской разведки. Вот, исходя из этого и была выдумана «крыша» Минюста, чтобы вы мной заинтересовались! С этой же целью нами была произведена «утечка» о совместной с ФСБ операции… У Утенкова, царство ему небесное, аж волосы на голове зашевелились, когда он «случайно» «вышел» именно на меня! — Сергей несколько цинично улыбнулся, глядя на ужас в глазах Ксении. — На самом же деле, поначалу я почти отчаялся, когда после двух дней моих невероятных усилий и намеков, он так ни разу и не взглянул в мою сторону, совершенно не желая увязывать мою скромную персону с псевдонимом «Змей»! Пришлось чуть ли не раздавать свои визитки, засветившись где только возможно, чтобы он обратил на меня внимание! Вот тогда-то и закрутилось с моим изучением и прочей бюрократической дребеденью…

— А как же все-таки «Змей»?.. — растерянно спросила Ксения, явно подрастеряв добрую часть эпитетов типа «легенда», «восторженно» и прочие. — Я думала, он…

— А что «Змей»? С ним все в порядке. Как известно, он очень легко избавляется от своей кожи! — с некоторым пафосом выразился Сергей, стараясь не замечать зарождающегося брезгливого выражения в ее глазах. — Ты наверное, полагала, это меня КГБ в Минюст внедрило? Ошибаешься, красавица. На самом деле и при моем непосредственном участии, сами американцы играют друг против друга, вовсю пихаясь локтями и ставя друг другу подножки. А я, как только могу, раззадориваю их… — он улыбнулся и более жестко добавил. — И, кстати, ей Богу, не подобает младшему офицеру таким взглядом смотреть на старший офицерский состав!

— Чтоо?? — казалось, от смеси возмущения и изумления она лопнет. — Какой старший состав?!

— Офицерский. — повторил он и представился по форме. — Подполковник Внешней Разведки Стоцкий! Я — твой коллега, Ксения, которому на самом деле нет необходимости куда-либо проникать, и которому очень нужна твоя помощь выкрутиться из этой дерьмовой ситуации…


24 августа

10:30


— Простите, мистер Кларенс, Вы к… — интонация девушки-администраторши на великолепный английский манер умерла, оставив после себя вежливую выжидательную улыбку.

— Мне назначена на 11.00 встреча у господина Фицке! — сделал дружественный жест американец, заговорив на довольно приличном, хотя и с сильным акцентом русском языке.

Ее взгляд упал на лист посетителей, фамилия запятнала себя «галочкой», а улыбка буквально осветила приемную, и без этого не самое темное место в банке.

— Да, конечно! — она полным достоинства движением сняла телефонную трубку и деловым голосом, резко контрастирующим с сияющим выражением лица поведала. — Господин Фицке, к Вам господин Кларенс… Да, совершенно верно… Нет, юстиции… Хорошо. — Она снова адресовала очаровательную улыбку Сергею, выглядевшему весьма солидно с накладной бородкой «эспаньолкой», причем на этот раз краешек улыбки перепал и его спутнице. — Господин Фицке ждет Вас…

…— Рад познакомиться, господин Кларенс! — после тщательного изучения удостоверения Фицке протянул руку Сергею, натурально, не узнавая в этом элегантном молодом человеке с несколько властным взглядом бывшего начальника экономической безопасности, сорокалетнего брюзгу Лару. — Надеюсь, наш маленький банк ничем не прогневил родное Министерство юстиции?

Он расхохотался вполне в рамках приличия, приглашая посетителей оценить незамысловатый юморок. Кларенс не посчитал нужным даже растянуть рот в дежурной улыбке. Поэтому заразительный хохот генерального директора банка затух сам по себе.

— Вы, конечно, помните мисс Ксению. — констатировал Сергей. — Мы с некоторых пор работаем вместе… — поведал он чистую правду.

— Очень приятно, мисс! — воскликнул Фицке. — Вот никогда бы не подумал, что русские станут когда-нибудь работать в нашем Министерстве юстиции!

— Правильно подумали бы. — одобрил Сергей, вслед за Ксенией опускаясь в кресла, рядом с журнальным столиком. — Она — наша с Вами соотечественница! Просто ситуация на тот момент требовала, чтобы в Вашем банке она проходила как русская.

Фицке заметно побледнел, но относительно быстро взял себя в руки. Однако его переживания не ускользнули от внимания посетителей, результатом чего стал быстрый и многозначительный обмен взглядами. Вот после него Фицке встревожился основательно, было видно по глазам.

— Вот как! — протянул он. — Понимаю… Сфера национальных интересов…

— Ничего Вы не понимаете! — отрезал Сергей. — В частности, Вас должно больше интересовать проблема финансирования через Ваш банк нелегального экспорта оружия из России! Причем, как Вы можете догадаться, отнюдь не в дружественные по отношению к США государства. И вот это уже, как Вы изволили выразиться, и есть сфера национальных интересов!

Щеки Фицке обвисли с таким отчаянием, словно они одни были виноваты во всей напасти, в чем совершенно искренне и раскаиваются. Их же хозяин переводил растерянный взгляд с одного мрачного визитера на другого, тоже не сияющего радушием.

— Какое финансирование… — голос директора был так же жалок, как и его вид. — Какое оружие… Какие поставки… Как через наш банк…

Несмотря на некоторую сбивчивость речи, он был понят и даже удостоился ответа. На этот раз слово взяла новоявленная американка, с истинно вашингтонской бюрократической обстоятельностью разъяснившая по пунктам:

— Как правило, финансирование было наличным, с использованием депозитных сейфов и счетов для несанкционированных переводов под «липовые» контракты на корсчета в третьих странах. Оружие стрелковое. Пока. В основном — автоматическое. Поставки, как можно догадаться, нелегальные. Через множество границ и с привлечением довольно широкого круга людей, за судьбой которых, кстати, Вы могли недавно проследить по российской прессе… Такова ситуация в общем. В частности же… Кстати, было бы неплохо пообщаться на эту тему с вашим начальником дилерского отдела, исполняющего, как известно, вот уже длительное время и обязанности руководителя отдела международных расчетов, что, как Вы можете догадаться, значительно облегчает ему доступ к системам расчета без Вашего, прошу заметить, участия!

— Так я вне подозрения?! — в величайшей радости вскричал Фицке, аж подпрыгивая в кресле.

— Если бы на Вас что-то было, то беседа наша протекала бы на Пенсильвания-Авеню![5] — несколько оттаял Кларенс-Сергей, но продолжал выжидательно смотреть сквозь спецслужбинский прищур на финансиста.

— Господин Савушкин?! — наконец дошло до Фицке. — Иисус Христос! Но почему Вы думаете, что…

— Работа такая — думать! — рубанула Ксения. И по всему было видно, она по природе своей является трудоголиком.

Фицке стушевался, зачем-то взял карандаш, положил его на место, потрепал раскрытый ежедневник, закрыл и его, переставил на другое место пирамиду настольных комнатных духов. И только после этого у него вызрел следующий вопрос, которого от него и ожидали:

— А я чем-нибудь могу помочь?

— Можете! — ободрил его усатый Кларенс. — В своем рапорте мы могли бы отметить бдительность управляющего банка, то есть Вас, благодаря которому были получены вещественные доказательства! И вот Вы уже герой! Вам объявляют благодарность, а то и к награде представляют…

— А там, глядишь, и президент руку жмет! — подлила Ксения масла в огонь тщеславия Фицке.

Глаза того затуманились. В одно мгновенье он провел незабываемый вечер на Капитолийском холме среди высших сановников Америки, пришедших на прием в его честь. Президент не отходит от него ни на минуту, рассказывая чиновникам самого разного ранга о его, Фицке, вкладе в дело национальной безопасности, а эти чинуши раскрывают в восторге и недоверии рты и похлопывают его по плечу. А Разведывательное Сообщество предлагает ему пост руководителя одной из служб на выбор…

— Если Вы проведете нас в депозитарий личных сейфов, то Вы… все мы получим наглядные доказательства… — змееем-исскусителем вполз в мечты вкрадчивый голос Кларенса.

Все еще пребывая в некоей эйфории, Фицке плавно встал с кресла и полной достоинства походкой человека, не только приближенного к Президенту, но и владеющего всеми государственными тайнами Америки прошел к двери кабинета. Открыл ее и с величайшей важностью произнес:

— Прошу Вас следовать за мной.

Сергей взглянул на Ксению, она подмигнула ему, и они вышли вслед за Фицке. Пройдя по длинному коридору, столь знакомому всем идущим, они вошли в лифт, который Фицке поворотом своего ключа направил в подвальные помещения, где располагались три комнаты-хранилища.

Возле раскрытых дверей лифта внизу их поджидал хмурый милиционер, возложивший руки на короткий «Калашников». Он кивнул Фицке, откровенно подозрительно осмотрел его спутников, получил в ответ не менее оценивающие и нажал на большую кнопку, расположенную посередине пульта перед ним.

Плавно отъехала в сторону блестящая толстая сейфовая дверь, открывая за собой ярко освещенное помещение, где располагались по круговой стене ячейки личных сейфов. Дверь встала на свое место, невольно посеяв легкую панику от абсолютно закрытого помещения. Фицке в преддверии подвигов, решительно посмотрел на Кларенса:

— Который? — он многозначительно обвел взглядом ячейки. Сверкнул проблеском догадки. — Савушкина! Знайте, я не потерплю использования банка русской мафией!

— Браво! — рявкнул Сергей-Кларенс и кивнул на довольно большую дверцу савушкинского сейфа.

Фицке достал электронную записную книжку и попиликал различной тональностью. Бросил самодовольный взгляд на попутчиков:

— У меня здесь все коды!

— И Вы таскаете их с собой?! — ужаснулся Кларенс. — Куда же смотрит ваш начальник безопасности?!

— В небо! — мрачно ответствовал Фицке. — Точнее, с неба на землю, я полагаю. Некоторое время назад он пропал… Теперь думаю, что он сел на хвост негодяю Савушкину, и тот избавился от него! Прекрасный был работник! — с чувством добавил он и многозначительно поднял указательный палец. — Они с Савушкиным были друзья, но теперь-то я понимаю, это был тактический ход, чтобы втереться тому в доверие! Очень неглупым человеком был этот Лара…

Сергей почувствовал глубочайшую симпатию к этому толстяку. Ксения разинула рот, но вовремя спохватилась, сумев не расхохотаться.

Между тем Фицке набрал на панели код и вставил запасной универсальный ключ. Вязко закапали секунды. Но по мере раскрытия дверцы, Сергей все больше веселел — он узрел краешек черной спортивной сумки!

Фицке на правах хозяина всунулся в мрачное и холодное отверстие сейфа, крякнул и появился на свет, держа знакомую одному из присутствующих ту самую…

Сергей подтолкнул к директору банка столик на колесиках, на которую тот и взгромоздил эту черную тяжесть. Окинув всех многозначительным взглядом, Фицке расстегнул молнию и обомлел. Сергей по себе помнил, какое действие оказывает вид этой кучи денег. Сергей обернулся к опешившей Ксении, щелкнул пальцами у нее перед глазами, приводя в чувство и буднично поинтересовался:

— Акт в Вашингтоне не забыла?

Все еще не отрывая взгляда от содержимого сумки, девушка на ощупь нашла в своей сумочке листок бумаги, украшенный всевозможными грозными печатями и протянула его Сергею. Даже не беря его в руки, Сергей перевел ее руку в направлении Фицке. Тот дрожащими руками принял листок, сумев оторвать глаза от денег.

— Что это? — дрогнувшим голосом поинтересовался он.

— Это — деньги. А это — постановление об изъятии вещественных доказательств, проходящих по делу нелегального экспорта оружия. — казенным тоном пояснил Сергей.

Он сделал шаг вперед, отстранил опешившего Фицке от стола, вжикнул обратно молнией и навесил сумку себе на плечо. Повелительно взглянул на девушку:

— Идемте, агент Квазински!

Фицке вытаращился на «агента Квазински», она — на Сергея, но тот решительной поступью уже двигал к выходу.

— Но… но… — огромный подбородок банкира мелко дрожал, словно свежий холодец, в глазах бушевала неутоленная жадность. — Но вы не можете так просто взять деньги банка и унести их. Здесь… в конце концов, территория России… ваша юрисдикция…

Сергей круто развернулся на каблуках и насмешливо сощурил глаза.

— Чьи, простите, деньги?!

Он недобро улыбнулся, надвинулся на Фицке и, заунывно растягивая слова, прогундосил:

— Это — грязные деньги, ты вонючий боров! На эти деньги закупается оружие, из которого потом психопаты в наших школах от пуза бьют очередями по своим одноклассникам! Поэтому не стой на моем пути, задница! А то нашим российским друзьям придется долго гадать, кого это они откопали под стенами Кремля! Жми на кнопку, вонючка!!

Фицке сдуло к двери, набрался очередной код, и мышеловка медленно растворилась. Не глядя ни на банкира, ни на пасмурного охранника, супермен-Кларенс прошагал к лифту и скрылся в его кабине, куда спустя несколько секунд уже влетел запыхавшийся Фицке и очаровательный «агент Квазински».

Расстались прямо возле лифта, от которого Сергей не оборачиваясь и не говоря ни слова вспотевшему банкиру, прямо через приемную вышел на улицу. Ксения ни на шаг не отставала от него, но перед самой дверью обернулась и обронила в направлении Фицке:

— Встреча с президентом отменяется! — и хлопнула дверью еще сильнее, чем ее напарник…


Глава 5

24 августа

12:00


Всю дорогу до самого дома никто не проронил ни слова. Сергей обдумывал свои дальнейшие шаги. Теперь, когда он выцарапал деньги, нужно было подумать и о деле, ибо в ходе мальчишеской авантюры с деньгами он не продвинулся ни на шаг в разгадке того, кто же на него так бессмысленно ополчился?!

«Звонила какая-то дура…» вспомнил он слова Витьки Головнина. Черт, что же это за «дура»? И какая нужда была таинственной незнакомке заманивать его в многочисленные ловушки, привлекая, кстати, для этого то продажных бойцов коварного Савушкина, а то и просто оперативников ФСБ! А если…

От неожиданности он даже притормозил, чем вызвал шквал гудков со всех сторон. Тронулся, поздравляя себя с тем, что лето еще и закончилось, а он придумал некий ответ.

А что вы хотите, думал он, с ненавистью глядя в зеркало заднего вида, в котором виднелся его правый глаз, в нашей службе идиотов не держат! Ловить на «живца» и вернуться в свой город, где вся каша и заварилась — это вам каждый дурак первым делом предложит! «Двойные» агенты, это о-го-го! Умище! Хапнуть чужие деньги, это — запросто! А продумать стратегию…

Но зато он вполне профессионально и грозно щурится! Этот «агентский» взгляд, должно быть, служит компенсацией ума для определенной категории представителей спецслужб…

Он опять вспомнил представленного ему несколько дней назад немецкого контрразведчика…, как его … Мартини… Бьянко! Ну да, конечно, типично бюргерская фамилия! И то хорошо, что не баварское Челентано…

Так вот, тогда ночью на Сергея взглянул такой же вот прищур. Моментально обшаривающий человека, охватывающий ситуацию у него за спиной, а заодно сканирующий помещение через стенку. Но ни кому бы и в голову не пришло бы усомниться в профессиональных способностях этого германца. Сергей помнил, как тот лихо «жмуриков» клал одного за другим! Словно мстил за проигрыш во второй мировой… (Ничего, Сергей еще не знал, мы с ним встретимся снова уже через пару-тройку недель! И тогда объективный и справедливый читатель узнает правду о том, кто «жмуриков» кладет, а кто головой думает!!)

Мимолетно Сергей поймал себя на мысли, что совершенно упустил из виду такой немаловажный (для других, натурально — он то и не подумал спохватиться об этом раньше!) вопрос, а какого черта этот немец вообще присутствовал на операции? Кто его вызвал, и почему не был извещен «Змей», то есть он?! А потому как дураков предпочитают по пустякам не дергать! ответил он сам себе.

Хоть и сомнительное, но все же объяснение, повеселел Сергей и игриво утопил акселератор.

Перед домом вроде все было спокойно. Он помог выбраться Ксении из своего низкого «купе», пискнул сигнализацией и отпер дверь подъезда.

— Вот так-то! — выдохнул он, бросая сумку на пушистом ковре и падая в кресло.

Дотянулся до виски, но передумал — сегодня и так достаточно изображал крутого агента! Развинтил бутылку минеральной воды и влил в себя добрую треть. Сразу же пузырьки ударили в нос, из глаз брызнули слезы.

Ксения некоторое время внимательно смотрела на него, затем осторожно присела в соседнее кресло.

— Почему «Квазински»?! — видимо, этот вопрос мучил ее очень давно.

— А какая разница? — с надрывом от газовых пузырьков ответил Сергей. — Должна же ты была в его глазах отработать свои русские корни. А так, по мнению среднего американца, все славяне, состоящие на службе в ФБР, носят именно такие фамилии.

— А что ты теперь будешь делать с этими деньгами? — задала она свой следующий вопрос.

Он отставил бутылку, поудобнее расположился и свил пальцы под подбородком. С улыбкой глядя на девушку, произнес:

— В сумке — пятьсот тысяч долларов США, может чуть меньше — я давно их не видел… В любом случае когда-то был договор, что половина — моя. Владелец второй половины… скончался у меня на руках, скажем так. Поэтому двести пятьдесят тысяч до недавнего времени были бесхозными, а вот уже … — он взглянул на часы. — …сорок минут они принадлежат тебе.

Он эффектно замолчал, от всей души наслаждаясь ее растерянным видом.

— Как это мои… — тихо произнесла она. — Это же… школьники оружие покупать будут… Ну, что ты так красиво излагал в подвале банка! — воскликнула она.

Он скривился в циничной ухмылке.

— Во-первых, на эти деньги никто ничего уже не купит! Они были изъяты из оборота одним нашим общим хитрозадым знакомым…

— А другой хитрозадый его чуть не грохнул! — вступил в диалог новый голос, от которого Сергей подпрыгнул, а Ксения в величайшем удивлении оглянулась.

Из ванной комнаты, кряхтя, выплывал Савушкин, гаденько улыбаясь и сжимая в левой руке необычного вида пистолет. Он боком миновал Сергея, от напряжения аж побелев суставами пальца на спусковом крючке.

Сидящие затаили дыхание. Сергей вообще испытал одно из сильнейших потрясений в своей жизни. Перед глазами мелькнула хищная костистая рожа некоего Филибера, грабителя банков, на которого восемь лет назад они с Ликвидатором извели около трех десятков пуль, а после этого тот сам из них чуть дух не вышиб. Представив, ему снова придется иметь дело с кем-то из бессмертных, он застонал.

Между тем Савушкин предельно аккуратно опустился на диванчик, держа двоих под прицелом, и в изумлении уставился на Ксению:

— Так вот кому он отдает мои денежки! — присвистнул он. — А ты-то как здесь оказалась?

— Не твое дело! — машинально огрызнулась девушка.

Его перекосило. Он в бешенстве вскинул пистолет, но сдержался и лишь обронил:

— Мы с тобой еще после побеседуем!

— Ты бы еще употребил «позабавимся»! — за этот короткий промежуток времени Сергей огромным усилием воли сумел взять себя в руки, решив, как обычно играть на обострение.

— Позабавимся мы с тобой, придурок! — совсем рассвирепел Савушкин. — Вставлю пистолет в зад и спущу курок — вот смеху-то будет!

— Рад, что ты снова подвернулся под руку! — примирительным тоном начал Сергей. — В тот раз не успел спросить у тебя, а кто та женщина?

Савушкин даже и не понял, Сергей блефовал, увязывая в один клубок Савушкина и звонившую Головнинскую «дуру». Бывший банкир погасил свирепый взор и расплылся в сладкой улыбке:

— Тебе, козел такая женщина и не снилась! — самодовольно пробубнил он, подтверждая тем самым подозрения Сергея. — Огонь баба! Не знаю, чем ты ее прогневил, но уж в очень сердитом ключе она о тебе отзывалась!

Сергей с Ксенией переглянулись, оценивая речевой оборот.

— А случайно не знаешь, откуда она меня знает? — максимально тактично поинтересовался Сергей.

— Не знаю! — Савушкин снова стал беспечен, чувствуя полнейший контроль над ситуацией. — Толи ты ей место в автобусе не уступил, то ли ногу отдавил, не знаю!

— Где? — удивился Сергей.

— В Караганде! — не отказал себе в удовольствии бывший банкир и торговец оружием. — В вашей этой деревне, где ты меня чуть не ухандокал! Только мы с ней нормально жить стали, как она через неделю указывает на тебя и попросит оказать ей услугу… Да живуч ты, сволочь, оказался! Ушел в первый раз! Из ментовки сбежал, да и со взрывом «подцепил» ты меня. Поверил, не скрою… Ладно, думаю, одна фигня! Да и семейка у тебея под стать! Мои балбесы даже не удосужились проверить, кого тогда из квартиры выносили! — Савушкин матюкнулся в адрес своих «балбесов». — Пока это мы раскопали, куда женушка твоя переехала! Ну да ладно, думаю, хоть от тебя избавился… Так нет! И свалился на мою голову в банке, клоун чертов! — он взглянул на Ксению. — Лару помнишь? Так вот он рядом с тобой сидит, шоумен, хренов! Коперфилд, блин…

— А сейчас-то где она? — буднично спросил Сергей, возвращаясь к женской теме.

— У начальства свои заботы! — резко ответил Савушкин. — Укатила куда-то — звание-то у нее поболе моего станет!

— Так она из вашей конторы? Прямо-таки из ФСБ?! — изумился Сергей, окончательно погружаясь во мрак бестолковых загадок безо всякой надежды когда-нибудь выбраться.

И вместе с этим сбоку пульсировала мыслишка — не зря Савушкин столь откровенен! Решил значит, сволочь, клад старым пиратским способом разделить: себе презренные деньги, а верных соратников — на корм рыбам! Его невеселые размышления были прерваны девушкой.

— Так ты, правда, Димку убить хотел? — в своем ошарашенном удивлении Ксения была бесподобна. И обращалась она к нему, к Сергею. — За что?! И о чем здесь вообще речь идет?! При чем здесь Лара, и вообще…

Сергей понял, если ему удастся выбраться из этой передряги, то он уйдет на пенсию. Его лицедейские способности в подметки не годились актерскому мастерству Ксении! Савушкин метнул на нее быстрый взгляд, вдребезги разбившийся об ее кристально прозрачные глаза, из которых просто сочилась брезгливость по отношению к коварному Сергею. Савушкин расхохотался.

— Захомутать девчонку хотел? — ржал он, не спуская, однако, пистолет с Сергея. И разоблачил. — Да он — шпион американский!

— Что-о??!!

Изумление Ксении не поддается описанию. Она переводит растерянный взгляд с одного на другого и непроизвольно забивается в угол кресла, хоть чуточку, но подальше от Сергея.

— А меня… ты использовал, чтобы…

— Чтобы украсть мои деньги! — победно закончил Савушкин счастливым образом свалившуюся ему с неба мысль.

— Подлец! — выдохнула Ксения.

Она не кричала, не билась в истерике, она просто заморозила Сергея своим коронным взглядом, отвернулась от него, с интересом взглянула на Савушкина.

— Как же он тебя убить-то хотел? — она еще была растеряна, но акценты ее благосклонности совершенно отчетливо сместились. — Ну, хоть, слава Богу, промахнулся…

— Как же, промахнется он! Жди! — зло воскликнул Савушкин. — Все в сердце всадил, сучий потрох! «Броник» пробил, из меня потом все эти пули извлекали! Ну… не из меня, конечно… — заскромничал Савушкин. — Они просто на излете ткнулись в меня и кроме синяков — никакого вреда…

— Какой ужас! — всплеснула руками девушка. — Прямо в тело?! Не может быть!!

Она во все глаза глядела на чудотворца Савушкина, вышедшего живым и невредимым из-под пуль вражеского шпиена. Савушкин изо всех сил стал молотить по железу, пока оно, как повсеместно известно, горячо. Рванул рубашку и поддетую под ней футболку кверху, обнажая поросший редким и жестким волосом жирный торс.

— Во, гляди! — по-мальчишески гордо указал он на три сине-зеленых гематомных пятна вокруг легких поверхностных шрамиков под складкой груди.

За грохотом выстрелов никто не обратил внимания, но все три пули поразили банкира прямо в старые отметины. Сергей от неожиданности вжался в кресло, словно при космических перегрузках. Савушкину тоже было не до сравнительных изысканий. Он недоверчиво опустил глаза к залитой кровью груди и стал заваливаться на бок. Ксения дотянулась ногой и со словами «Не смей наставлять на меня пистолет, сволочь!» столкнула его на пол, где банкир и успокоился на этот раз окончательно и во веки веков. Аминь!

И тут Сергея прорвало:

— Сколько раз тебе можно говорить! — вопил он. — Не убивай моих врагов!! Я сам пристрелю их, когда придет время, слышишь?! Когда придет время!! Я и так ничего не знаю, а ты… Что ты наделала??

— Второй раз спасла твою жизнь.

Такой спокойный и уравновешенный голос, будто бы ничего и не произошло, подействовал на него отрезвляюще, невольно вызвав на лице краску стыда. Он вскочил с кресла, поднял ее и прижал к себе. «Спасибо…» прошептал он, зарывшись в ее волосы…

* * *

…Яркий свет пробивался даже сквозь зажмуренные до боли глаза, потоком разливались в голове. Не в силах более противиться, он открыл веки…

Но никакой боли не почувствовал. Столь нестерпимо яркий свет, словно смягчился, обволакивая зрачки, лицо, тело ватным теплом. Неведомая сила помогла подняться на ноги, услужливо поддерживая, пока ослабевшие от потери крови ноги не окрепли достаточно, чтобы он смог стоять самостоятельно. Затем клубящийся туман стал таять, стелясь по выжженной потрескавшейся земле, и исчез окончательно. Свет заполнил собой все пространство. Это не было солнечным светом в обычном понимании этого слова. Нельзя было сказать — падал, струился сверху. Нет! Свет был повсюду, он являл собой окружающее пространство. Оно состояло только из света. Белого и умиротворяющего…

Заметив вдали еще размытые расстоянием фигуры, он сощурился, пытаясь рассмотреть, кто это был. Несколько звенящих среди абсолютной тишины секунд, и он отчетливо рассмотрел маленькую живую фигурку ребенка. Даже сейчас она вела себя неспокойно, то нагибаясь, то, словно с удивлением, оглядывалась назад, крутила головой по сторонам, не выпуская руки женщины, идущей рядом.

На них были надеты будто свитые из окружавшего их света тоги, совершенно неподвижные даже во время движения. Когда до них оставалось несколько метров, обе фигурки замерли светлыми необычайно чистыми и светлыми образами. Он счастливо засмеялся.

Все складывалось прекрасно — они снова вместе! Выходит, он зря волновался — НА САМОМ ДЕЛЕ ничего не произошло! Вот они стоят, живые и невредимые. От страшных переживаний, терзавших его до сих пор, не осталось ни следа. А слезы… Слезы эти счастливые! Он ведь тоже человек и имеет право на чувства. Господи, как все хорошо… Отныне все будет ослепительно прекрасно. Он знал это! Все его существо было исполнено восторженным ожиданием предстоящего неземного счастья…

Он в умилении протянул к ним руки и хотел сделать два шага. Всего два шага отделяли его от счастья, но женщина жестом остановила его. Ничего не понимая, он еще улыбался, сглатывая слезы и невероятным усилием удерживаясь от рыданий. Неужели он ошибся… Почему они не зовут его?! Ведь он видит свет! Свет излечил его рану на груди, свет вдохнул в него жизнь… Жизнь! Мы ведь все живы… Разве нет?.. Он же видел их мельчайшие черточки, такие знакомые и любимые…

Женщина печально улыбнулась и опустилась на одно колено, склонив голову к головке мальчика. Так они смотрели на него, не произнося ни слова. Даже обычно озорные глазенки маленького человечка были грустными. Но слез в них не было. Рыдания содрогали только его, застилая влагой их силуэты и еще больше размывая их…

А потом этот свет за ними словно расступился, открывая скрытый до сих пор путь, такой же светлый и прямой среди мертвой корки земли. И он понял, сейчас они уйдут! А он останется один. Один со своей невыносимой болью! Уйдут без него и…

— Не уходите… — прошептал он дрожащими губами.

И его услышали. Женщина снова обернулась, посмотрела на него и с улыбкой слегка наклонила голову. И улыбка эта была светла и несла покой в себе. Покой и надежду! И мальчик замахала радостно ручками, словно показывая, сколько ему нужно, просто необходимо рассказать…

Он упал на колени и, сжав голову, радостно, в полный голос рассмеялся. В момент глубочайшего отчаяния ему было даровано величайшее счастье… Его не забудут! Его будут ждать! Ждать столько, сколько потребуется. Он может быть абсолютно спокоен…Они обещали это… И затем они всегда будут вместе! Неразлучны… Вечно… Только они втроем! Окруженные светом и покоем…


…Губы все еще дрожат, глаза разбухли от слез. Протянул руку и провел по спине лежавшей рядом женщины. Материя. Значит она в футболке, догадался Штирлиц. Несмотря на обоюдное, но довольно-таки странное влечение, до сих пор между ними не было интимных отношений. Он знал это, но заставил себя нарочно вспоминать — этого действительно не было. Не было. Просто она была его напарником. И другом. И дважды спасла его жизнь. Вот и все.

Он провел рукой по ее коротким волосам на затылке.

— Что такое… — сонным голосом отреагировала Ксения.

— Ничего… — прошептал Сергей. — Ничего, спи …

Он тихо встал и вышел в гостиную, прикрыв за собой дверь. Достал спутниковый телефон, набрал номер. Долго никто не подходил. Еще бы, это только ему не спится в три часа ночи, как тому барсуку…

— Алло… — тоже сонно. — Кто это?

— Я, милая! — он вжал трубку в ухо, будто от нее одной зависело расстояние.

— Ты где? — немного встревожено.

— Все по плану. — он улыбнулся и облегченно вздохнул. Тоска понемногу стала отступать.

— А чего звонишь среди ночи?

— У вас все в порядке?

— Ну да… конечно!

— Я люблю вас! — прошептал он в трубку.

— Тогда заканчивай скорее и возвращайся! А будешь будить по ночам — плюну в трубку! — она помолчала и добавила. — Я… мы тоже тебя любим. Приезжай. Мы ждем… очень.

— Пока!

— Пока…


Глава 6

25 августа

11:15


Приехав на следующий день в свой родной город, Сергей оставил машину на новомодной платной стоянке прямо на въезде в городок и предложил Ксении знакомиться с местными достопримечательностями пешком. С удовольствием откликнувшись на это предложение, девушка ступила на асфальт и потянулась. При этом та часть ее туалета, которую она сама без тени смущения именовала юбкой, приподнялась, заставив смотрителя на стоянке вылезти по пояс из окна своей будки. Сергей тоже с восхищением уставился на гладкие бедра и…

И почуяв неладное, резко обернулся. За углом находящейся рядом спортивной школы как раз скрывался мышиный китель сотрудника ГАИ. Даже не подумав, что помимо своего «старого знакомого», в ГАИ, наверняка, служат и другие люди, Сергей вприпрыжку помчался за ним, чем вызвал недоумение не только своей напарницы, но и сторожа стоянки, который никак не мог взять в толк, как это можно убегать от такой потрясающей женщины.

Добежав до угла, Сергей выглянул, но простирающаяся дальше улица и примыкавший к ней дворик были по-летнему пустынны. Еще не вернулась из лагерей и деревень детвора, взрослые разбрелись по своим рабочим местам, либо предпочитали валять дурака в других, более приспособленных для жары заведениях.

Временами под порывами теплого ветра лениво клубилась пыль вперемешку с пустыми сигаретными пачками и прочим обычным для российских городов мусором. От всей картины веяло неприкрытой тоской и запустением. Привлеченный внезапной активностью, навстречу Сергею открыл мудрые глаза дворовый пес с отчаянно свалявшейся шерстью неизвестного в природе колера, который спасался в тени детской песочницы от палящего солнца.

«Да, да, именно „палящего“!» не упустил случая поддеть сам себя Сергей, вместе с тем внимательно обшаривая взглядом окрестности. «А какое же солнце еще может быть? Что я, Пушкин — эпитеты подбирать?!»

Все равно никого! Куда-то мерзавец скрылся. Причем этот факт в глазах Сергея выдавал человека в форме с головой. По его мнению, честный человек не станет так стремительно исчезать!

Он в досаде хотел плюнуть, но вовремя заметил кожаные ремешки босоножек, оплетавшие стройные ноги его спутницы. Как обычно она подкралась совершенно бесшумно, заставив болезненно отреагировать шпионское самолюбие Сергея.

— Что там? — прошелестела она ему в ухо.

Поняв, возможно, будет весело, пес открыл второй глаз и навострил уши. Голова его, правда оставалась лежать в песке. А все существо Сергея тем временем невольно трепетало от прикосновения девушки. Хотя, наверное, прикосновением это назвать можно было бы с большой натяжкой: находясь позади него, она просто распласталась на его спине, с интересом разглядывая пустой дворик.

— Здесь твое детство прошло? — уже громче и смелее поинтересовалась она. — В противном случае, я отказываюсь понимать, что в этом пейзаже такого уж привлекательного!

Стараясь без нужды не шевелиться, он повернул к ней голову и прошептал:

— А это у меня такой оригинальный способ завлекать очаровательных девушек!

Ее тело отлепилось от его спины вместе с чувствительным тычком. Взглянув на улыбающуюся девушку, Сергей вздохнул и добавил:

— Как всегда мадемуазель превратно поняла мои слова!

Пес закрыл глаза. Он был старым и мудрым. А люди ушли, так и не заметив в окне второго этажа лестничного пролета соседнего дома человека в гаишной форме, все еще оттиравшего пот от стремительного броска через двор, когда он заметил мчавшегося к нему Сергея.

Это был тот самый майор, с которым Сергей когда-то повстречался у себя во дворе. В то время, когда он был еще полон радужных надежд и светлых планов относительно спокойной жизни в кругу семьи. Когда он еще не знал, что вот уже несколько лет, как его жена является офицером контрразведки и на ее счету успешное проведение совместной операция «Вепрь», соединившая в себе усилия стольких спецслужб.

Лишь позже она расскажет ему свою историю… Красный диплом Академии ФСБ, распределение в Московское управление. По иронии судьбы, после свадьбы с Сергеем она не имела даже права «раскрыться» перед ним, пока не будет закончена операция «Вепрь»…

Спокойной жизни не получилось. Кончилась. Когда-то давным-давно. Не успев начаться. Так давно, что он и не помнил иной жизни. Теперь же, отдавая все силы и умение стране, ставшей его второй родиной, и пытаясь попутно выбраться из собственных хитросплетений, он с пугающей отчетливостью понимал — так будет всегда. Он всегда будет ввязываться в бой ради понятных одному ему представлений о добре и зле, о вседозволенности и недопустимости.

И позже, когда бок о бок с Локслеем и автором этих строк, он станет прорубаться сквозь войска Правителя, он ни на йоту не отступит от своих принципов. Не знаю, правда, можно ли идею возрождения человечества в полной мере отнести к жизненным принципам.

Пытаясь с отчаянной решимостью выследить своего «охотника», Серж еще не знает, что переживет не только его, но и все человечество, которое сгинет в результате Катастрофы, утратив прошлое и не имея будущего…

Но это уже другая история! В данную минуту он с воодушевлением водил Ксению по местам, с которыми у него были связаны счастливые воспоминания, в душе надеясь, одно его появление в городе способно вызвать если не панику в стане неизвестных врагов, то хотя бы заставит предпринять их какие-нибудь телодвижения.

Однако, три часа прогулки прошли без осложнений. Не свистели пули, не хрустели в драках кости, не было вообще ничего… Кроме телефонного звонка…

Развалясь в обнимку за столиком уличного кафе и наслаждаясь в этот жаркий денек горячим кофе, они непринужденно болтали, когда произошло событие, самым радикальным образом изменившее всю его дальнейшую жизнь и, выражаясь свежо и небанально, перечеркнуло все планы. Всего лишь протенькала спутниковая трубка. Приложив палец к губам, Стоцкий откинул панель и поколдовал над кнопками кодировки. Звонить ему могли лишь из одного места, поэтому он сократил вступительную речь до перечисления своего личного номера, текущего пароля и кода допуска. Потом долго слушал, мрачнея все больше, по мере того, как на дисплее высвечивались минуты…

Девушка с интересом наблюдала за выражением его лица, пытаясь ради победы над скукой проникнуть в его мысли.

Проводила взглядом юркнувшую в чехол на поясе телефонную трубку и посмотрела в его мрачные глаза. Сергей невесело улыбнулся и привлек ее голову обратно на свое плечо. Поняв, лучше пока ничего не говорить, она рукой завладела вниманием официанта, показала, мол, неплохо бы повторить, дотянулась до босоножек, расстегнула ремешки, скинула их и положила ноги на соседнее кресло, сразу сумев привлечь внимание двух сынов гор за столиком в паре метров от них. Не в силах удержаться от озорства, приподняла полу пиджака Сергея, продемонстрировав его кобуру. Взоры потухли. Статус кво восстановилось.

Сергей все молчал. Не то, чтобы он думал. Думать тут было не о чем — все было сказано предельно просто и доходчиво. Он просто был ошарашен, хотя предпочел бы поворочать мозгами. Скосил глаза в сторону сияющего лица девушки, вздохнул.

— Вот и все! — голосом, достойным древнегреческих трагедий, произнес он.

— Ну вот, а я только кофе заказала! — воскликнула Ксеня, давая ему возможность уйти от неприятного разговора и перевести все в пустую болтовню. Она понимала, не всякой информацией можно поделиться даже с партнером. Даже с тем, которого выбрал сам…

Но он не воспользовался ее намеком. Он с наслаждением вдохнул аромат свежего кофе.

— Звонил Кларк. — Сергей был мрачен. — Это…

— Я знаю, кто это! — перебила его Ксения, предлагая продолжить дальше.

— Полученные указания сводятся к следующему: прекратить все дальнейшие контакты с российской стороной, то есть с вашим ведомством! Несмотря ни на что… Просто обрубить! А кто-то из твоих начальников, возможно, останется без награды в связи с незавершенной «разработкой»…

— А как с «охотником»? — с некоторого времени ее больше стал интересовать именно этот аспект, хоть, конечно, это было и не профессионально. Но с некоторого времени она плевать хотела и на это.

— Американцам ничего не известно о нем! — воскликнул Сергей. — Но намеками известили о предстоящем выезде из России. А значит, придется поискать нашего друга в следующий раз! Если, конечно, представится возможность…

— Как уезжать?! — растерянно произнесла девушка. — А что со мной?

Он развернулся к ней и взял в ладони ее лицо. Долго смотрел в ее большие серые глаза, такие испуганные и трогательные сейчас.

— Ты осталась жива, Ксеня. Это — очень много. Ты — настоящий профессионал!

— Но… — в ее глазах дрожало нечто, им до сих пор не виденное. — Но я ведь ничего не сделала!

— Всего лишь дважды спасла мне жизнь… — пожал плечами Сергей. — Конечно, какие уж там подвиги!

— А теперь-то что? — она закусила губу, и Сергей почувствовал неприятное жжение внутри.

— Теперь… теперь ты богата, можешь реализовать все свои фантазии! И мой тебе совет — увольняйся к чертовой матери!

— Но ты-то не собир…

— Я-то? — Сергей пожал плечами и грустно улыбнулся. — Я — просто идиот! Ископаемый…

А еще Сергей подумал, что очень крепко привязался к этой невысокой красавице, которая провела с ним бок о бок всего-то пару дней. Настоящий друг, которых у него стало теперь два. В полном молчании они допили кофе и, по-прежнему не произнося ни слова, побрели к автостоянке.

Но прежде чем сесть в автомобиль, Сергей обнял ее, Ксения пробормотала:

— Я уж думала, этого никогда не случится!

— Я уж думал, никогда не решусь! Хотя Ваши мысли, мадемуазель… — начал было он, но был перебит.

— Мои мысли тебе, слава Всевышнему, недоступны! — улыбнулась она и еще раз прижалась к нему. — Мне было очень приятно работать с тобой. И знаешь… после знакомства с тобой и этих безумных дней моя дальнейшая жизнь покажется пресной и унылой! Езжай, я доберусь на электричке…

— Но…

Она зажала ему рот ладошкой и прошептала «Прощай, напарник!» Затем круто развернулась и стремительно пошагала к виднеющейся за редкими лесопосадками железнодорожной станции. Резкий гудок заставил ее обернуться.

— У «агента Квазински» большое будущее! — крикнул Сергей из своего кабриолета и помахал рукой. — Напарник…

Она продолжила путь и, несмотря на капавшие слезы, счастливо улыбалась. Этот человек обладал невероятной способностью не только внушать самые безумные надежды, но и исполнять самые невероятные проекты. Теперь она не была уверена, ее жизнь будет пресной и унылой…


Глава 7

23 августа

16:00


… «Двадцать пятого августа с.г. в Москву рейсом № 113 вылетает „Рыжая“. Просим обеспечить встречу в аэропорту и проконтролировать контакт.

Сэм Кейдж»

Кларк повертел в руках шифротелеграмму, почесал подбородок и пробубнил: «Какого черта ей понадобилось в Москве?» Ткнул кнопку селектора:

— Уитни, зайдите, пожалуйста!

— Да, сэр.

Через несколько секунд перед ним сидела темнокожая женщина, лет пятидесяти восьми и доброжелательно смотрела на шефа, положив на колени блокнот. Кларк не спешил. Он набил любимую трубку пахучим табаком, старательно раскурил ее, посмотрел на женщину, жестом предложив ей выбрать сигарету из великолепного набора ассорти у него на столе. Молчание заклубилось табачным дымом.

— Вы ведь знакомы с мистером Стоцким? — прервал паузу Кларк.

— Да, сэр, много несколько лет. С тех пор, когда он еще носил фамилию матери. Мы вместе работали у господина Вествуда.

Уитни невольно перенеслась в то время, когда в Вашингтоне работала сплоченная команда, пока не грянул гром среди ясного неба: Вествуд — перевербованный агент русских! А для всех его подчиненных начались счастливые времена тотальных проверок. Не стал исключением и Серж, хотя именно он и провел блестящую операцию по выявлению вражеского агента.

— Да, да… — рассеянно промолвил Кларк. — Я рад, что теперь Вы работаете у меня.

— Спасибо, сэр. — улыбнулась женщина. — До сих пор мне не очень везло с начальниками — как правило, их убивали.

Кларк предпочел пропустить последнее замечание мимо ушей.

— Насколько мне известно, Вы были также знакомы с Лаурой Брайтман, матерью нашего русского? — американец скосил взгляд в бумаги на столе.

— Совершенно верно, сэр! — удивленно ответила женщина.

— Да… а не знаете ли, она по-прежнему является экспертом по ближневосточному региону? — уточнил Кларк.

— Совершенно верно… — подтвердила Уитни, все еще не понимая, куда клонит шеф. — Но…

— Вот и я ни черта не понимаю, зачем специалисту по ближневосточному региону переться в Москву! — в сердцах воскликнул Кларк. — Еще немного, и вся бывшая вествудская «мафия» соберется вокруг моего стола!

— Зачем ей что?! — Уитни округлила свои выразительные глаза. — Как это ехать в Москву… Она же… уволилась… после Югославии.

— Так Вам не было известно об ее возвращении? — обомлел в свою очередь резидент. — А хотя откуда… — пробормотал он. — Вы ведь в то время уже приступили к работе здесь…

— Лаура вернулась! — расцвела Уитни счастливой улыбкой.

— Офицер! — призвал к порядку Кларк, насмешливо щурясь.

— Прошу прощения, мистер Кларк! — погасила улыбку Уитни, но сияющие глаза все равно выдавали ее восторженные чувства.

— Итак, Уитни, послезавтра Вы сможете поболтать с Вашей подругой. — стал серьезным Кларк. — А пока будьте добры, переключите телефоны на меня, я освобождаю Вас от «текучки»… — он прикинул по времени. — Но к вечеру я ожидаю от Вас подробного доклада о мисс Брайтман. Абсолютно все, что Вы можете вспомнить! Вплоть до того дня, когда вы виделись в последний раз, включая и слухи. Все ли понятно?

— Да, сэр. — Уитни стала серьезной. — Вы полагаете, могут возникнуть проблемы?

— Я не знаю, что и думать! — воскликнул Кларк. — Но я задницей чувствую, когда люди начинают заниматься не своим дело, то ничего хорошего от этого не жди! Прошу прощения, мисс… Хватит с меня всеядного Вествуда, устроившего вселенский шухер в свой последний визит к нам!

— А Вы знали тогда о его предательстве, сэр?

Кларк пожал плечами.

— Мы получили «циркуляр», предписывающий нам действовать с учетом такой вероятности.

— И он… как-то проявил себя?

Глаза у негритянки разгорелись любопытством. Она впервые оказалась замешанной в шпионские дела, да еще пикантности добавлял факт предательства любимого шефа! И вот сейчас появилась возможность хоть что-то узнать.

— Если срыв всех плановых мероприятий резидентуры может служить подтверждением его злого умысла, то он с головой выдал себя! — улыбнулся Кларк….


26 августа

14:45


По старой привычке Сергей появился на месте встречи заранее. Он впервые был в этом баре «Tuborg» на Остоженке. Очень удачно расположенный в глубине небольшого садика в крыле здания дипакадемии, он предлагал своим посетителям уютный зал с утопленными в глубине кабинок дубовыми столами. Публику составляли в основном стильные и безвкусные, но всегда дорогие костюмы, так как попить пивка в этом заведении мог позволить себе далеко не каждый российский труженик и даже не каждый студент расположенного невдалеке ин'яза.

Сергей не остался в дворике, а выбрал столик в дальнем углу прохладного зала и с удовольствием заказал литровую кружку ледяного пива. После полуторачасовой пробежки по городу в целях проверки темная пенистая жидкость оказалась очень даже кстати.

Сделав большой глоток, Сергей несколько расслабился и по привычке прокрутил в голове последние события. Начал с анализа проверки. Там все было чисто. Он был уверен. А потом вспомнил разговор с Кларком, благодаря которому он сегодня и мотал круги по столице. Накануне, среди прочего, Кларк сообщил Сержу о необходимости быть на следующий день именно в этом баре в условленное время и с соблюдением всех конспиративных уловок. Специально для встречи с ним из Вашингтона прилетает очень важный человек. Кларк не назвал имени этого «важного человека», но заметил, тот знает Сержа в лицо и подойдет сам к его столику.

С тех пор Сергей терялся в догадках, и кроме как награды, никакой иной причины для прилета «важного» человека не видел. Критически осмотрев просторную пеструю рубаху и наметив места для орденских дырочек, Сергей поухмылялся и еще попил пивка. Обстановка в баре не вызывала подозрений. Хотя, помнится, в Филевском парке он тоже был абсолютно спокоен…

Тень протянулась по столу откуда-то из-за его плеча и уперлась кривой черной головой в глиняную кружку с пивом. Он скосил глаза, проделал неспешный путь по легким, почти прозрачным брюкам, добрался до оголенного живота, перевалил через шелковый, кремового цвета, топик, скользнул по шее, нежно очерченный подбородок,… знакомый смешливый изгиб губ… Иисус Всемогущий!! Дыхание перекрылось, сквозь живот прошел раскаленный прут, к черту разворотив позвоночник, а сладкая жуть пробежалась от поясницы по ногам и приклеила их к полу, напрочь лишив подвижности. Сил осталось лишь на то, чтобы прокаркать пошлейшую сентенцию:

— Не может быть…

Но, как выразился классик, это было. Женщина, улыбаясь, сделала пару шагов и изящно опустилась на круговой диванчик напротив него. Он с завидной выдержкой продолжал таращиться, пытаясь собрать свои мысли воедино.

Ее улыбка стала шире, но пальцы несколько нетерпеливо забарабанили по поверхности стола. Он не пошевелился. Постепенно ее улыбка сформировалась в глубочайший скепсис, а «Турецкий марш» в ударном исполнении приобрел просто бешенный ритм.

— Кхе, кхе! — сделала она попытку вывести его из транса.

Помогло.

— Но ты…

— Несколько нестандартная встреча родственников, не находишь? — как-то хищно усмехнулась она.

Последняя фраза отрезвила его лучше холодного душа.

— Мне очень жаль, что твоя последняя операция провалилась. Я не знал о твоем возвращении… — пробормотал Сергей.

Она пожала плечами и рукой подозвала пышногрудую фроляйн в кружевном передничке.

— Пива. Темное. Бочковое. Через пятнадцать минут кофе. — четко проинструктировала она официантку и вновь обратилась к Сергею. — Что было, то прошло. Мои ошибки и промахи. Главное — мы встретились. И как это — работать с сестрой? Стоит ли это предательства твоей Родины?

Сергей раскрыл рот, но снова захлопнул его. Среди кружащего в голове вихря не удавалось отыскать мало-мальски приемлемого варианта. Какой, на фиг, сестрой?! Какого, к дьяволу предательства?! И какого черта его мамаша примчалась на встречу с ним, после их окончательного разрыва три года назад!!!

— Но милым ностальгическим воспоминаниям мы сможем предаться позже! — довольно резко заметила она, словно угадав его мысли. — Давай-ка перейдем к делу, а то ты вон уже нервничать начинаешь…

— «Когда все аргументы исчерпаны…»

— «…последним доводом остается вера.» — закончил он, на этот раз контролируя свою мимику.

— Обойдемся без латыни? — деловито предложила Лаура, так как полная версия пароля действительно подразумевала пару латинских фраз.

— Вполне! Я очень давно перестал верить в такие совпадения…

Сергей собрался с мыслями, голова работала четко. Объяснилось, если не все, то многое. И, прежде всего, конечно, кем был этот таинственный «важный человек» из Вашингтона. А еще выяснилось, что Вествуд многого не понял. И не знал. Тоже очень многого. Смертельно много. Также как, впрочем, и еще несколько сотен человек по обе стороны океана. Включая его самого…

— Бар ты выбирала? — нашел силы улыбнуться он.

— Первый попавший из справочника. — вернула она улыбку. — Кстати, в Вашингтоне народ находится под большим впечатлением от твоих успехов в операции «Вепрь».

Он склонил голову, принимая похвалу из уст этой женщины, которая, похоже, прекрасно ориентировалась во всех хитросплетениях происходящего. При этом не ускользнул и странное выражение ее глаз. А что там с баром?.. Конечно, первый попавшийся… по той же улице, где находится квартира Сергея-Лары.

Подрулила официантка с двумя миниатюрными чашками кофе и листком счета.

— Я плачу! — заявила Лаура, извлекая изящное портмоне из сумочки и бросая ее рядом на диване.

Некоторое время они с девушкой в фартучке были заняты расчетами, а когда она обернулась, Сергей уже допивал маленькими глотками кофе.

— Может теперь, когда контакт установлен, перейдем в другое место? — предложила она. — Да и поговорить нам надо о многом. Ты мне, наконец-то внятно расскажешь, какого хрена пристрелил Вествуда три года назад, а я так и быть приоткрою тайну твоего генералогического древа…

Он согласно кивнул, протянул руку к глубокой кадке с пальмой и сбросил скомканную солфетку из зажатого кулака.

— Мусор из кармана! — усмехнулся он своему маленькому нарушению общественного порядка.

Отложив разговоры о делах на потом, молча пили кофе, время от времени бросая друг на друга изучающие взгляды. Глядя в жесткие, проницательные и холодные глаза женщины напротив, Сергей снова убедился — его мать как нельзя лучше подходит для работы в этой сфере. Со временем такими они становятся у всех, кто связан со шпионским бизнесом, но из ее глаз совсем исчезла доброта… веселый блеск. Видимо, она не зря получала зарплату на своем месте. И то — не каждый человек из Вашингтона заставляет вытягиваться в струнку резидента. Как же, станет такая рыдать о застреленном очередном любовнике, а тем более отлучать от материнского лона сына! Или он не был простым любовником и шефом сына… Ох, уж, этот Фрейд… Да еще это словцо — сестра! Или… нет, бред… никак не связывается слово «сестра» с персоной Вествуда… А с кем же он, в принципе, мог работ… Всемогущий спаситель и вся его орда!! Да это же… Это настолько невозможно… это даже хуже, чем бред!!

…Она, оказывается, успела снять целую квартиру здесь же на Остоженке. Совсем недалеко от того места, где в свою банковскую бытность снимал квартиру Сергей. Он прошелся по трем комнатам, сделав вывод о явном намерении женщины провести здесь долгое время.

Развалившись в кресле, Брайтман долго наблюдала за сыном, пока тот не опустился на диванчик напротив.

— Какая идиллия! — усмехнулась она. — Но, надеюсь, обойдемся без родственных поцелуев?

— Думаю, страстью не горим мы оба… — осторожно заметил Сергей, усаживаясь поудобнее.

Она сверкнула глазами и расхохоталась:

— Что же, давай подведем черту!

Ее голос был спокоен, и невероятным двадцатым чувством Сергей понял — вот оно, то самое, ради чего эта таинственная женщина прилетела из Вашингтона. Все остальное было лишь прикрытием… И ему стало не по себе…

— Хочешь знать, почему именно я прилетела? — словно угадала его мысли Лаура, не сводя с него странного взгляда. — И зачем вообще влезла в эту совершенно неинтересную для меня операцию?

Он пожал плечами, как бы передавая инициативу ей. Она кивнула головой и порылась в своей сумочке. Прошло несколько томительных мгновений, в течение которых Сергей смотрел в окно. А когда взглянул на нее снова, то уставился в черный глазок короткоствольного револьвера. Он недоуменно перевел взгляд с пистолета на рыжеволосую и все еще очень красивую женщину.

— Тебя некоторые придурки с картинами Тициана готовы сравнивать, а ты…! — укоризненно заметил Сергей.

— Наверное, ты всегда так много болтаешь! — холодно подтвердила Брайтман. Затем ее голос чуточку смягчился. — И даже сумел уболтать чертову уйму не самых глупых государственных умов. Ты знаешь, некоторые продолжают считать тебя романтиком? Из тех, кто мечтает стать космонавтом или летчиком! Ты, по-видимому, немного опоздал родиться…

— Я еще вполне мог бы записаться в космонавты… — голос Сергея стал задумчив и немного грустен.

Этой женщине удалось всколыхнуть в нем видения далеких прошлых лет. Той поры, когда они были обыкновенной американской семьей, когда он часами мог просидеть на поросшем соснами крутом берегу «их» залива в Онтарио, уставившись в тонущий желток солнца и провожая головой светлые бурунные клинья, остающиеся за рокочущими катерами. Когда был жив отец. Когда он не умел хоронить.

— И убивать.

Глухой голос Лауры грубо швырнул его в реальность, заставив вздрогнуть от невольного продолжения его мыслей. А может он просто все это произнес вслух?..

— И я не сумела уловить тот момент, когда из романтика ты превратился в тривиального убийцу! — продолжила Лаура, не сводя с него уродливого револьвера. — Ты предал мечту. Но не только свою, но и мою! Разве так ты представляешь служение Америке?! Убивая без разбора?! Предавая ее интересы…

— Интересы отдельно взятой страны — ничто в сравнении с судьбой нашей цивилизации! Просто вы, американцы, не…

— Хватит с меня твоих принципов!! — взвизгнула Брайтман. — И ты — такой же американец, хоть и с примесью этой ублюдской крови!

— А ты здорово изменилась. — спокойно сказал Сергей. — Не припомню, чтобы мой отец…

— Каюров мертв. На этот раз…

— Кто? — прошептал Сергей.

— Твой бывший начальник по МИДу! — зло усмехнулась Брайтман. — Не знал?

— А ты? Ты знала?!

— С недавних пор… — нехотя призналась американка.

— Он не погиб… — ошеломленно бормотал Сергей. — Мой отец не погиб… Я два года работал с ним бок о бок и ничего не знал… И никто мне…

— Бедненький! — цинизм настолько сильно изливался из нее, что Сергей просто отказывался узнавать эту женщину. — А стоит это того? Вообще, чего стоит любое знание?! Может, смерти близких и любимых людей? Не отвечай… Я знаю все, что ты можешь сказать мне. Хотя ты не станешь говорить ничего. Я сама прошла через это, только мне было еще труднее… И давай, наконец, покончим с этим. После нашего разговора мне еще многое надо будет сделать в связи с таинственным исчезновением «Змея»…

Сергей побледнел и похолодел. Какой же сильной должна быть ненависть, заставившая эту женщину нести с собой события туманной давности… Хотя, скорее всего, она преследует свои личные интересы, до которых ему никогда не докопаться — времени не осталось… А смертью сына-«предателя» так удобно и легко успокоить свою совесть!

А раз так, значит надо действовать… Ее придется аккуратно «завалить» в глазах американцев. Как в джунглях — пожираешь другого, невзирая на родственные отношения, а зачастую, даже в силу их… лишь бы выжить самому… И чтобы кому-то третьему прилепился орденок…

Казалось, что мысли обретают физическую словесную форму и мельтешат перед глазами. Он совершенно не слышал, что шипела женщина о «Змее», об отце, о его сестре… сестре? Ну да, очень даже может быть. Она же оставила фамилию мужа… Теперь его ответственность удваивается… Черт! Черт!! Его даже не очень интересовало прыгающее перед его глазами черное отверстие устрашающего «сорок четвертого» калибра. Он оценивал последствия СВОИХ дальнейших действий.

Заметив, он ее совершенно не слушает, Брайтман замерла на полу-каком-то-слове, блестя влажными зубами. Раскрывшиеся было широко глаза, вспыхнули затем совсем уж демоническим огнем и злобно прищурились. Момент истины наступил. Сейчас она назовет жизнь или смерть. Выбор всецело принадлежит ей, свой он уже сделал… Много лет назад… Теперь его старый мир делает ответный шаг, после которого возврата не будет ни для кого!

Она не использовала свой шанс.

Свой последний шанс.

Не меняя выражения лица, Брайтман спокойно нажала спусковой крючок. Как в тире. Без всяких там «Умри, сволочь!», «Прощай, тварь!» и прочих неуместных в этой ситуации нежностей, даже не взведя картинно предварительно курок.

Она хотела именно убить его, просто и без затей. Своего сына. Своего врага.

Барабан прощелкнул на следующую позицию. Надо заметить, выдержка у нее была железная. Она не стала недоуменно крутить в руках револьвер, бормотать, мол, ничего не понимает. Нет! Она знала — с револьвером все ДОЛЖНО быть в порядке, она слишком долго готовилась к этому моменту, чтобы с оружием возникли проблемы. Поэтому, даже не задумываясь о причинах первой неудачи, она моментально повторила попытку выстрела. Чик!.. А вот теперь легкая паника в глазах… Чик, чик, чик…

Уже вся ее фигура выражала отчаяние. Рука с револьвером бессильно обвисла, словно он стал невыносимо тяжелым, плечи ссутулились, скрадывая ее высокий рост, а на лицо опали прекрасные рыжие локоны.

И опять же она просто приняла все как есть — пистолет оказался пустым, а каким образом, так это сейчас совершенно неважно! В двух шагах находится ее враг, представитель нового мира. Мира без нее! Мира, пугающего для нее и, наверняка, прекрасного для них, этих новых людей… И автоматический пистолет, впорхнувший в руку сразу же после первой попытки, уж точно заряжен под завязку. А поэтому все остальное бессмысленно. Она попыталась разыграть свою последнюю партию, и ее мир проиграл, и никто по обе стороны Атлантики еще не знает об этом. Она — первая…

Сергей понимал ее так, словно сам был на ее месте. И не было насмешливых издевательств с его стороны, улюлюканья, облегченного хохота и многозначительных фраз. Он ведь тоже был не любителем, а сцена и так слишком затянулась. «Когда ты меня раскрыл?» — «Сразу же, как ты назвала пароль! Количество участников операции, знающих пароль было строго ограничено, и каждого из них выбирал лично я. Тебя в списке не было… А уж то, что „Змей“ — это я, из них знали вообще шестеро, из которых двое — мертвы…»

Такой диалог мог бы состояться между ними, но его не было. Зачем нужны слова, не имеющие абсолютно никакого смысла… Просто один сумел переиграть другого, и все остальное превращалось в пыль… Даже он не мог с уверенностью ответить, кого он окончательно собрался убить — своего врага или свою совесть…

Но одно объяснение он ей задолжал. Как умному и опаснейшему противнику. Как профессионалу. Как своей матери.

— Пока ты платила за кофе…


Глава 8

24 августа

11:00


Два человека находились в кабинете генерала Суховлинского. Сам генерал, сквозь переплетенные пальцы взирающий на мир со своего кресла, и вездесущий человек в форме майора ГАИ, расположившийся с фужером коньяка в мягком кресле напротив.

— Если бы ты только знал, Матвеич, как мне надоела эта форма! — пожаловался «майор», проводя рукой по серому сукну форменной куртки.

— Ничего, Димыч, на этом твой пленэр заканчивается!

Березин с интересом наблюдал за своим собеседником, Ежиным Сергеем Дмитриевичем, выступавшим в течении своей долгой оперативной жизни в самых разнообразных обличиях. Стоптав не одну дюжину ботинок в «наружке», после развала Союза нырнул под крыло Суховлинского, высоко ценившего профессионализм Ежина.

За тягучие годы перестроечных реформ отношения между ними достигли высокой степени доверительности. Совместно разрабатывая тайные операции, эти единомышленники терпеливо ждали своего часа, когда же государству снова понадобятся их услуги в полном объеме. Впрочем, в этом томительном и унизительном ожидании пребывали с девяносто первого все сотрудники госбезопасности, независимо от того, в каком подразделении они трудились и в какой из структур служат сегодня.

Но в отличие от многих своих коллег, они не «ушли на заработки», не опустились до врастания в криминал, донкихотские понятия чести и достоинства не позволили им работать во вред стране, служению которой посвятили всю свою жизнь, как бы эта страна их ни пинала. Разработав нехитрую философию «У каждого правительства только свое дерьмо, и его надолго не хватает. Страна же стоит отдельно», они терпеливо сносили потоки лживой либеральной грязи, как никто другой зная, от каких порой мелочей и случайностей зависят судьбы не только людей, но и целых правительств. «И ты будешь долгие годы загадочно смотреть на мир человеческий и смеяться над ним в твоем великом и таинственном молчании…» — написанные за многие десятилетия до их рождения, эти слова относились именно к ним…

— Устал с подопечным? — улыбнулся Суховлинский.

— Устал. — печально подтвердил Ежин, делая длинный смакующий глоток. — Старею я, Матвеич! Нет былой прыти… А у этого словно шило в заднице — не успеваешь проследить, а он уже на другом конце Союза!

— России, Димыч… — заметил генерал.

— Тьфу на тебя! Не трави душу! И без тебя найдутся добрые люди, «россияне»! — насупился Ежин. — Как тогда: только я подвалил к нему на подмогу, а он уж одного вырубил и растворился в ночной тиши!

— Да ты поэт! — удивился Суховлинский. — Это же надо — «растворился в ночной тиши…» Ну, ничего, как и обещал, можешь снимать эту мышиную мантию и напяливать цивильное!

— Ах, Матвеич! Дорогой мой человек! — растрогался Ежин, вытирая морщинистой ладонью несуществующую слезу в хитрых глазках. — А может и этого дьявола от меня уберешь?

— Уберу, уберу! — обрадовал его генерал. — Вот только выполнишь последнюю просьбочку и все!

Ежин насторожился, рука с коньяком замерла на полпути ко рту.

— Прошлая твоя просьбочка стоила мне пряди седых волос, бессонных ночей и вышедшего из строя помощника на первых секундах общения с этим террористом!

— Да ладно, Димыч, нормальный он парень! — посерьезнел генерал. — Немного ветер свищет в голове, но толк будет! Ты-то в его годы небось простым опером еще топал, а его от звезды героя отделяет лишь время прохождения приказа по нашим хитрым извилинам кадров!..

— Да шучу я! — сдался Ежин. — Люблю я его, как собственного сына… Чего там ты надумал?

— Не буду долго объяснять всю историю…

— Можно подумать, когда-нибудь объяснял! — пробурчал Ежин, полуприкрыв глаза и настраиваясь впитать информацию.

Суховлинский улыбнулся и продолжил:

— Тут кое-какие обстоятельства сыграли нам на руку, но маленькая корректировочка не помешала бы, для ускорения процесса, так сказать…

В течение десяти минут Ежин внимательно слушал, не делая при этом никаких записей и не обсуждая слова генерала — дружба дружбой, а все-таки начальник! Если он и удивился, то сделал это незаметно, про себя. Хотя если бы спросили его мнения…

— Понятно? Вопросы есть? — Суховлинский испытующе смотрел на своего товарища.

— Все ясно, товарищ генерал! — по-военному ответил Ежин. — Акция запугивания, никаких жертв. Время, место, детали — со всей ответственностью назначаю я. Никого к операции не привлекать. Доклад — лично и сразу Вам.

— Ладно! — усмехнулся Берзин. — Можете быть свободны, полковник…


27 августа

16:20


…— Сергей Владиславович! — насмешливо окликнул Суховлинский — Ладно Вам, упрямый человек! Уж не обижайтесь на старика. Позвольте хоть поздравить с успешным окончанием операции!

Сергей снова сел и взглянул на ухмыляющегося хозяина шикарного офиса.

— Угу. — буркнул Сергей. — Змея обмотала кольцами все, что только можно!

— Я бы употребил слово «обвила». — мягко заметил генерал, свивая в свою очередь пальцы перед подбородком. — Я, конечно, давно ожидал от тебя подобного решения, но… Не так скоро, что ли!

Сергей насуплено молчал.

Суховлинский устало потер пальцами виски, отгоняя тревожную мысль о Ежине, больше суток не выходившим на связь. А надо бы. Автономия автономией, но следовало бы ему держать руку на пульсе событий. События стали развиваться совершенно по иному сценарию. И необходимость в проведении всяческих «акций запугивания» отпала. «Оказывать всемерную… предстоящей операции…»

— Все! — неожиданно жестко рявкнул генерал. — Я Вас никуда не отпускаю. Забыли. Тема пройдена. Для Вашего сведения: час назад правительственный курьер доставил конверт с сургучными печатями, содержимое которого, не буду скрывать, повергло меня в шок…

А старый хрыч Ежин словно испарился. Как бы не успел натворить чего!

Генерал наклонился вперед и пошуршал отпечатанными листками. Сергею не было видно их содержания, но Суховлинский вряд ли во время разговора станет отгадывать кроссворд. Поэтому можно предположить…

— Да, да, именно. — снова угадал Суховлинский, стараясь, чтобы Сергей как можно дольше не замечал его неуверенности. — И много же интересного тут про Вас понаписано. Начиная с Вашей стычки с наемной шпаной и заканчивая женским трупом, идентифицированным как Лаура Брайтман, пятьдесят третьего года рождения, гражданка США, сотрудник ЦРУ, псевдоним «Кларис» и… Ваша мать.

Глядя на нулевую реакцию собеседника, генерал нахмурился.

— Она…

— Да знаю я, кто она! — отмахнулся Суховлинский. — Работали бы с нами с самого начала, обошлись бы без латиноамериканских страстей! Утечку из Вашингтона мои ребята вычислили уже давно, а затем и ее саму… Ты ведь знал, что она два года была любовницей Вествуда? Она-то и подталкивала его к перевербовке, оставаясь при этом показательно примерной американской патриоткой. — глаза Берзина подернулись дымкой, словно он говорил о своем любимом ученике, ставшим первым космонавтом. — А параллельно подминала под себя его бизнес и исподтишка, инкогнито «сливала» тебе информацию о его предательстве.

Он расхохотался, видя, что подопечного наконец-то проняло.

— Но почему она не убила меня раньше? — изумился Сергей.

— Она не является чудовищем, которое ты вообразил. И при всей своей жестокости она не могла потерять сына после того, как потеряла его отца. И тем более она не смогла этого допустить, когда вновь обрела его. Но позже…


Глава 8

27 августа

16:00


— Может досидишь до конца сеанса? — сделала последнюю попытку Лена, впрочем зная — ее мужа не свернуть с пути. Если он чего-то наметил, его упрямство сметет все на своем пути. Вот и сейчас, вместо того, чтобы до окончания сеанса поплескаться с ними в бассейне, он заявляет, мол, у него дела неподалеку и спокойно направляется в раздевалку.

Хотя слово «спокойно» в данном случае неуместно. Она не знала, в чем дело, но видела, Сергей накануне вечером принял некое важное решение. А приняв его, уже не мог усидеть на месте. Вскочил в свой автомобиль и куда-то укатил, вернулся через три часа и радостными воплями носился с сыном по комнатам. Он не стал ничего объяснять ей, а она ничего не спрашивала, зная, когда придет время, она не останется в неведении. Теперь у них не было тайн друг от друга…

Вот и сегодня, он собрался уже покидать их, хотя до этого обещал провести с ними весь вечер. Ох уж эти мужчины с их серьезными играми…


… «Считаем операцию „Кольца змеи“ успешно завершенной. По имеющимся сведениям, русские включили Стоцкого в свою агентурную сеть. Поздравления. Представление к награде. Для получения дальнейших инструкций Сергею Стоцкому надлежит в трехдневный срок вылететь в Гамбург (Германия). Код — „Багряный закат“. Всю информацию получит у Зигмунда Берндта, шефа Управления БФФ. Меры по переводу семьи в Штаты приняты. Каналы — надежные. Информация — у нашего представителя в Москве.

Сэм Кейдж 25 августа 2000 года»

Эта шифртелеграмма стала своеобразным продолжением информации, полученной им по телефону пару дней назад. И из этого расшифрованного донесения совершенно определенно следовал перевод на новый участок. А раз он снова в Игре, значит надо играть опять по-крупному, иначе все теряет смысл…

И значит, надо идти к Суховлинскому и форсированными темпами «возвращаться» в разведку. В этой ситуации он просто не имеет права разыгрывать собственные спектакли. Отныне, будучи одним из самых удачливых «двойных» агентов, он продолжает оставаться кадровым офицером российской разведки. Отбросив все колебания. Отныне и навсегда…

Как только он ознакомился с шифровкой, то ему стало понятным странный «телефонный» приказ американского резидента прекратить все контакты с представителями российской стороны и не дожидаться окончательного завершения его «вербовки» со стороны российской разведки…

Очень странный приказ, показалось ему позавчера. А сегодня у него волосы на голове шевелятся! Ему уже и взлетную полосу, оказывается, подготовили, причем в буквальном смысле слова. Все было продумано на пять шагов вперед. И такая исключительная предусмотрительность бывает лишь в исключительных же случаях.

Код «Полнолуние» — «прекратить все текущие операции и дожидаться дальнейших указаний» — означает чрезвычайно серьезную ситуацию, требующую мобилизации всех агентов на близлежащих территориях.

Код «Рассвет» подразумевает вступление Америки в войну против недружественного государства, временное прекращение разведывательных действий со стороны работников резидентуры в этом или этих государствах до получения дополнительных указаний. Такой код звучал в эфире всего два раза за время существования США.

«Закат» наступает только в случае ядерной Третьей мировой войны. И на этот случай имеются четкие инструкции.

Но все эти коды подразумевают борьбу и конечную несомненную победу Америки. «Багряный» же «закат» является предупреждением, что над всей планетой нависла грозная беда. Этот код не призывает ждать инструкций. Вместе с ним уже поступает какой-то приказ, ослушаться которого нельзя, иначе — гибель всего живого на Земле! Насколько он знал, этот код был задействован впервые. Исполни или — умри…

Полученное же по личному спутниковому каналу другое сообщение, не связанное ни с одной из разведок, лишь подтверждало чрезвычайную серьезность ситуации, отодвигая на второй план все прочие хитроумные шпионские интриги…


«Змею.

Подтверждаем необходимость Вашего присутствия в Гамбурге. Первый этап заключается в беспрекословном исполнении пунктов „Американского“ плана. Нами проведена целенаправленная акция по доведению нужной нам информации до руководств ЦРУ, СВР и МАД — Вам будет оказываться всемерная поддержка представителями этих служб.

Отныне Вашим постоянным контактным лицом в Западной Европе и напарником в данной операции назначен известный Вам Томас Бьянко. Условия связи — прежние, выбор места установления контакта — по Вашему усмотрению. Остальные инструкции на месте. Операции присвоено условное название „Грезы Атлантиды“.

Высшая степень опасности. Безопасность семьи дополнительно проконтролируем нашими структурами.

Старец.»

27 августа

16:05


…— Машину оставляешь? — спросила Лена, что-то прикидывая в уме.

— Да. Мне тут пешком пять минут… — Сергей был рассеян, поглощенный предстоящим разговором.

— То есть мы забираем твой «Пежо»? — уточнила Лена.

— Да, да, конечно…

— А Маришка доедет до «Люкса» на джипе…

— Да, — обрадовалась подруга Лены. — Нам с дочкой только примерить закройку и все! И вернем через полчаса. Вам-то с Сашкой чего мотаться!

Ну ладно, дорогой, иди, мы тут сами поделим машины и разберемся! — подхватила Лена.

Он с видимым облегчением выскочил из пузырящейся «джакузи», наклонился к жене, поцеловал ее мокрые волосы и прошептал:

— Завтра все изменится! Завтра… — и прошлепал в раздевалку…


27 августа

16:30


— И Вы… знали обо всем?

— Насчет Каюрова — нет. Вот уж воистину мелодрама! — Суховлинский раздраженно посмотрел на телефон. «Ежин, мать твою! Все звезды посрываю!»

Сергей же в это время ускоренным калейдоскопом просматривал последние три-четыре года. Он-то себя считал крутейшим и коварнейшим агентом, шпиеном долбанным! А оказывается, имели его все кому не лень и в любых позициях! В извращенной форме. Страшная изжога, казалось, уничтожит все внутренности.

— А мне она в последний момент о нем рассказала! — все еще отрешенно вымолвил Сергей.

Генерал молчал. Пускал клубы ароматного дыма и давал молодому человеку возможность в полной мере осознать реальную глубину игры. А заодно привыкнуть к мысли, не только политические и национальные интересы определяют ее ход. Главным же и непредсказуемым фактором всегда остается человеческий. Вот он-то и диктует правила, а политика лишь корректирует их…

— Она действовала как настоящий, крепкий профи! — прошелестело от генеральского стола. — Тебе совершенно не за чем было знать правду. В отличие от тебя, она всегда рассчитывала на девяносто девять процентов успеха. Но один процент… Целый процент, слышишь? оставляла на провал. И оказалась права… А теперь проси прощенья…

— За что? — вскинул глаза Сергей.

— За вранье! — отрезал генерал. — Ведь тебе с самого начала было известно о перевербовке Вествуда российской контрразведкой в обход нас. От Брайтман. И ты умолчал! Ни разу не упомянул в своих рапортах.

— Я…

— Ты затеял СВОЮ игру! — отчеканил Суховлинский. — И это твое самодовольство привело к невероятным осложнениям с примесью этого самого человеческого фактора.

— Я же не мог предположить…

— Я тоже не все могу предположить! — раздался возглас. — Но если мои подчиненные будут докладывать мне лишь то, что считают нужным, то на кой черт я тогда нужен?!

Сергей промолчал, осознавая справедливость упреков. Затем спросил:

— Так как же Вы узнали про Вествуда?

— Да твоя мать пособила. — озарилось улыбкой сухое генеральское лицо. — Она объявилась три месяца назад под личиной представителя Сената и выложила всю правду о тебе в той мере, в какой считала нужным. И просила посодействовать в твоей, так сказать, изоляции… Но что-то в ее речах не стыковалось! Да и я хорошо изучил тебя… Операция набирал обороты… В общем, я принял к сведению ее слова, сдобренные фээсбэшным видением проблемы, поднял на уши всю нашу штатовскую «сеть»… А к тебе приставил ангела-хранителя в форме мышиного цвета. Вот так-то…


27 августа

16:40


…Ежин кряхтя, разогнулся и, посвистывая, побрел к подземному переходу. Перейдя улицу, удобно устроился на лавочке в сквере так, чтобы «подопечный» автомобиль находился в поле его зрения.

Пока все спокойно. Как и должно быть.

Только попугать… По его подсчетам, сеанс в бассейне заканчивается в 16:45, и минимум, минут десять Ежин отвел на переодевание. Итого, владелец автомобиля появится… минут через пятнадцать. Долбанет же уже через пять. И в должной мере «показательно» и никаких жертв! Как в аптеке…

Оперативник извлек «Эриксон» и ловко запикал миниатюрными кнопочками…


16:42


…Суховлинский хмуро взглянул на Сергея и покачал головой.

— Беда с тобой, Сергей!

Неожиданно громко запиликал один из телефонов. Настолько неожиданно — Сергей вздрогнул. И тут же обругал себя за расшатанные нервы.

Генерал схватил трубку…


16:43


…— Так что, если хотите сами все услышать… — Ежин сделал многозначительную паузу, а затем удивленно поднял глаза.

Солнечный свет загородили два бугая в милицейской форме. Автоматы недвусмысленно болтались на животе. Серые кепки сдвинуты на затылок наподобие еврейских камилавок. Один из них буркнул под нос, что могло бы сойти как за приветствие, так и за предложение убираться к черту, а второй более внятно потребовал документы…


16:43:42


… Стараясь сохранять полное спокойствие, Суховлинский будничным голосом произнес в трубку:

— Нет, господа, так не пойдет! — при этом он жестом извинился перед Сергеем, показывая, мол, немедленно освободится и вернется к разговору. И очень надеялся, ледяной пот, ручьями струившийся по спине, не выступит на лице. — Давайте-ка все отменять! Слышите? Немедленно! И… Любой ценой!


16:43:54


…Ежин оторопело выслушал телефон и побледнел: по ступенькам спортивного комплекса, явно в направлении припаркованного джипа спускалась женщина, ведя за руку малыша…

Мысли оперативника закружились вьюгой: о женщине не было никакой речи! И тем более о ребенке!! Этот парень… Как его… Стоцкий! И не сейчас! Еще рано! Еще целых десять минут до появления должно пройти!!

Не обращая внимания на милицию, он рванулся с лавочки, но две пары крепких рук пригвоздили его к разноцветным доскам, а в зубы ткнулся АКСУ.

— Сидеть, твою мать!

Телефон упал под ноги, но на него никто не обратил внимания…


16:44:05


…Суховлинский с некоторым удивлением покосился на свою телефонную трубку и еще сильнее вжал ее в ухо, стараясь расслышать и разобраться в происходящих совсем недалеко отсюда — возле «нефтяного» спортивного комплекса событиях…


16:44:15


…Ежин извивался, пытаясь вырваться и не догадываясь вынуть из кармана «ксиву». Сильный удар в солнечное сплетение на несколько секунд выбил из него дух. Он согнулся и скатился под лавку.


16:44:25


…Женщина забросила в багажный отсек спортивные сумки и направилась к двери, намереваясь помочь малышу забраться на высокое сиденье «Фронтьеры».


16:44:30


…Удар несколько отрезвил. Он молниеносно сунул руку во внутренний карман и выхватил бумажник. Через секунду опешившие стражи порядка лицезрели на фотографию человека в форме полковника рядом с грозной надписью, извещающей, где эту форму выдают.

— Извини, командир, у тебя ж на лбу не написано! — Процедил один из них, козыряя и возвращая удостоверение…


16:44:45


…Генерал уже не пытался смахнуть капельки пота с лица. Его рука дрожала и побледнела. Он так сжал трубку, словно хотел раздавить ее, а сам он молился неизвестно чему. Не было четких слов и мыслей. Была просто мольба о спасении…


16:44:51


…Хлопнули автомобильные дверцы. Ежин метнулся к шоссе, не обращая внимания на отчаянный визг тормозов и раздавшийся сбоку глухой удар. Он не видел ничего. Из всего цветного калейдоскопа в глазах, различался лишь красивый джип «Опель Фронтьера», до которого оставалось не более десяти метров…


16:44:53


…Сергей нутром почувствовал неладное. Внутри него взметнулась горячая волна и закрутилась в спираль, тошнотой уткнулась в горло. Он вскочил с кресла, но Суховлинский, не обращая на него никакого внимания, молитвенно шептал потрескавшимися старческими губами…


16:44:55


…Ежин с дикой радостью видел — женщина еще даже не вставила ключ в замок зажигания. Она приникла к окну, привлеченная, слава Богу, аварийным столпотворением рядом с ней на шоссе и недоумевала, какая нужда у нормального на вид человека бросаться под колеса автомобилей…


16:44:57


…Сергей на ватных ногах шагнул к столу генерала, но, будучи не в силах вынести даже эту нагрузку, снова упал в кресло. Беспричинно тело отказывалось ему повиноваться…


16:44:59


…У него все еще был шанс спасти этих людей. В отчаянном регбистском броске Ежин преодолел последние два метра и мертво вцепился в дверную ручку, задохнувшись в беззвучном крике.

Испуганно глядевшая на него все это время женщина, твердо решив избавиться от психопата, решительно провернула ключ…


16:45:00


…Вдруг Суховлинский вздрогнул и непроизвольно отпрянул от трубки. Затем снова вжал ее в ухо. Но слушать было уже нечего. И некого.

Он закрыл глаза.

Выпустил трубку, и она, звякнув о ножку стола, стала мягко раскачиваться на витиеватом шнуре, то касаясь пушистого ковра, то делая плавный рывок вверх…


КОНЕЦ


Москва, 1999–2000 год

Примечания

1

СВР — Служба Внешней Разведки (России).

2

Лэнгли — небольшой населенный пункт в пригороде Вашингтона, известное, как местоположение штаб-квартиры ЦРУ.

3

Купюр, достоинством 200 американских долларов не существует.

4

МАД — Militärische Abschirmdienst — военная контрразведка Германии

5

Улица в Вашингтоне, на которой располагается штаб-квартира ФБР.


home | my bookshelf | | Шагнуть в пропасть и полететь… |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу