Book: Новые неприкасаемые



Джозеф Дилэни


Новые неприкасаемые

Новые неприкасаемые

Джастин Судано, одетый в мешковатый белый комбинезон с эмблемой «Антенны и электроника Капитолия», равнодушно наблюдал, как агенты службы безопасности роются в его инструментах и проверяют стоящий на двухколесной тележке картонный ящик с запасными частями.

На самом деле Судано нервничал. Его тело заливал обильный пот, сердце колотилось, как бешеное.

Один из агентов кивнул ему. Судано прошел через металлоискатель. Прибор заверещал, вспыхнула красная лампочка. Напустив на себя глуповатый вид, Судано шагнул назад, снял ботинки и миновал прибор снова.

– Стальные набойки, — объяснил он.

Агенты с явным облегчением пропустили его, перепоручив распорядителю, который сопроводил электрика к лестнице, ведущей на чердак.

Судано не видел смысла в том, чтобы тащить наверх все принадлежности. То немногое, что действительно требовалось, можно было за несколько секунд достать из ящика. Он запустил в него руку, извлек три связанных веревочкой пластиковых мешка, перебросил их через плечо и торопливо зашагал по лестнице.

Чердак оказался огромным и тесно заставленным мебелью, сундуками со старинными картинами, посудой и портьерами. Паутины тоже хватало. Судано пробился сквозь хлам к южной стене с высоко расположенным окном и придвинул к ней старый дубовый стол.

Забравшись на стол, он смахнул паутину, потер стекло, освободив от грязи маленький пятачок, и прильнул к нему глазом.

Отлично! Внизу расставляли стулья и тянули провода к прожекторам и микрофонам. Времени хватит.

Порывшись в инструментах, он выудил большую плоскую отвертку и стал отковыривать удерживающую стекло замазку. Когда низ и боковины освободились, он вынул стекло и аккуратно положил его на стол. Затем вскрыл первый мешок и достал из него какие-то предметы причудливой формы, сделанные из пластика. Одни были снабжены резьбой, другие имели выступы, пазы, желобки и отверстия под шпильки. Пальцы Судано проворно принялись за дело, и набор деталей вскоре превратился в странный предмет.

В другом мешке отыскались упругие планки из склеенного эпоксидной смолой борного волокна. Скрепив планки особыми скобами, Судано превратил их в цельную пластину длиной с полметра. Затем жестко соединил обе детали.

Потом достал отрезок капроновой веревки с петлями на концах, закрепленными капроновым же шнуром. Шнур Судано скручивал вручную, и с ним пришлось изрядно повозиться, к тому же волокна до крови резали ладони. С трудом согнув пластину, он надел на каждый из ее концов по петле, и она превратилась в лук. Оставалось только снабдить его калиброванным прицелом и зарядным механизмом.

И последнее. Он запустил руку в третий мешок и достал стянутый резинкой мешочек поменьше, откуда вытряхнул пластиковую трубку длиной в локоть и толщиной с палец. В один из концов трубки он (ставил прозрачный пластиковый конус, превратив трубку в стрелу с наконечником. На другой конец стрелы Судано натянул матерчатый чехол.

Стрелу он уложил в продольную канавку на ложе. Сверху ее придерживала полоска упругого пластика.

Теперь Судано был готов. Он встал, расстегнул молнию на комбинезоне и сбросил его. Под ним оказался легкий серый костюм, которому не хватало лишь галстука. Судано достал его из кармана и неторопливо завязал, постаравшись сделать узел как можно ровнее.

Он терпеливо дождался, пока не заиграла музыка. Когда оркестр грянул «Слава вождю!»[1], Судано прильнул к прицелу. С последней нотой гимна закончится жизнь сорок третьего президента Соединенных Штатов.

* * *

Клифтон Чедвик вздрогнул и зябко повел плечами, поднимая повыше воротник пальто из верблюжьей шерсти. Слабеющий свет осеннего солнца сменился моросящим дождиком, капли которого попадали под навес крыльца, где он стоял в терпеливом ожидании.

«Может, звонок не в порядке?» — подумал Чедвик. Он уже поднял руку, собираясь постучать, но в этот момент в фойе вспыхнул свет. Затем в замке заскрежетал ключ, дверь отворилась.

– Доктор Нельсон Элбан?

– Да.

– Клифтон Чедвик. Я вам звонил сегодня утром.

– Помню. Что ж, заходите. Вообще-то я ждал вас не раньше завтрашнего утра, а моя экономка ушла. Извините, я не прислушивался к дверному звонку.

Чедвик вошел и ожидал, пока Элбан запрет дверь.

– Пальто можете повесить здесь, мистер Чедвик. — Элбан извлек из шкафчика плечики и протянул их гостю. — Вы, наверное, привыкли к погоде получше.

– Там, где я живу, доктор, обычно не холодает так рано.

– Честно говоря, я и сам не в восторге от местного климата, но мне здесь удобно работать. В сорока милях отсюда находится федеральная тюрьма строгого режима, а в пределах двадцати миль — исправительные центры двух штатов. Из Скайтерсвиля в оба конца — рукой подать.

Чедвик протянул пальто Элбану, тот торопливо повесил его в шкаф.

– Пройдем в мой кабинет, мистер Чедвик. Там горит камин и найдется бутылочка отличного шерри. Прошу сюда.

Вскоре Чедвик с удобством расположился в кресле возле камина. Действительно, прекрасный шерри. Кажется, в винах хозяин в самом деле разбирается. Но каков из него свидетель-эксперт? Посмотрим…

На вид Элбану чуть за пятьдесят. Короткие черные волосы без следа седины консервативно зачесаны назад. Среднего роста, не толст и не худ, очки в роговой оправе, одет респектабельно, но несколько старомодно. Речь и манеры опытного и уверенного в себе профессионала.

Слава Богу, не похож на психопата, чего в душе опасался Чедвик, прочитав книгу Элбана, пронизанную весьма радикальными идеями.

– Скажите, доктор, доводилось ли вам прежде выступать свидетелем в уголовном суде?

– О да. Неоднократно. Меня довольно часто приглашают на слушания, где решается вопрос об условном или досрочном освобождении. Суть моей работы такова, что мне неизбежно приходится общаться с сотнями заключенных. Иногда я выступаю в суде по их просьбе, иногда меня вызывает прокурор.

– Это ценный опыт, но я имел в виду судебные слушания по новым делам, когда решается вопрос о виновности или невиновности.

– Мне приходилось выступать и на таких процессах, но реже.

– Меня привела сюда ваша книга, из которой можно заключить, что вы не похожи на обычных свидетелей-экспертов.

Элбан сделал глоточек из стакана и осторожно произнес:

– И теперь вы гадаете, выдержат ли проверку и гипотеза, и ее автор, верно?

– Вы сами это сказали, док. Случай нетрадиционный. Покушение на президента Соединенных Штатов на лужайке Белого Дома. Преступник не пытался скрыться, более того, сразу после содеянного выступил с заявлением для средств массовой информации. Сам он утверждает, что полностью нормален.

– Дело в том, что они все нормальны — до и после. По словам преступников, они теряют над собой контроль только в момент совершения преступления. Вам наверняка не раз приходилось слышать подобные утверждения.

– Вы правы. Но Джастин Судано отличается и здесь. Он пошел а преступление ради славы, ради бессмертия. Ему захотелось увидеть свое имя в учебниках истории. При этом он не обычный психопат. Он спокоен, невозмутим, собран, а также умен. Очень умен.

– Догадываюсь. Но знаете, многие преступники умны, а некоторые ничуть не менее изобретательны, чем этот Судано. По моему нению, он очень верно выбрал оружие.

– Арбалет? Да, вы правы. Представляете, он сконструировал его сам. Оружие собирается из кусочков, как головоломка. Судано пронес его в разобранном виде под носом агентов службы безопасности, на чердаке собрал. Арбалет целиком состоит из скрепленных эпоксидной смолой волокон бора — ни кусочка металла. Очень мощное, нешумное и необычайно опасное оружие. Воистину большая изобретательность, но… она лишь усугубляет мою проблему. Ведь защищая подсудимого, я должен уверить присяжных в его невменяемости. А преступник столь умен, что прокурор не колеблясь предъявил ему обвинение в покушении на предумышленное убийство.

– «Невменяемость» не медицинский термин, а юридический. Существует множество проявлений умственных заболеваний, и любое из них могло в критический момент лишить вашего клиента рассудка. Уверен, у вас уже возникла некая идея, равная по изобретательности примененному оружию.

– Да. И я здесь для того, чтобы заручиться вашей поддержкой в пользу моего клиента. Тот факт, что у вас появится возможность проверить вашу гипотезу в суде…

– Это не гипотеза. У меня есть данные, бесспорные данные почти 6000 судебных дел. Все документально подтверждено, а независимые эксперты провели по каждому делу статистический анализ. Моя позиция столь же твердо обоснованна, как расчетная таблица страховой компании. Она выдержит любую проверку. Вы, кажется, упоминали, что читали мою книгу.

– Читал, хотя вынужден признаться, понял далеко не все.

– Сама теория очень проста, мистер Чедвик. Я изложил ее в первых двух главах. Трудно было собрать информацию. Но если предугадал ваш вопрос — сумею ли я определить, сумасшедший Джастин Судано или нет, — то ответ будет: сумею.

– Именно так?

– Именно так.

– Прекрасно, тогда с чего мы начнем?

– С обследования, конечно.

– Клиент в Форт-Миде. Как скоро вы сможете выехать?

– Не торопитесь, мистер Чедвик. Речь идет не о задушевной беседе между пациентом и психиатром. Я подразумеваю действительно тщательное физическое обследование, такое, какие мне приходилось делать здесь.

Чедвик обвел взглядом комнату. Старинный дом велик, и где-то в его недрах есть нечто вроде лаборатории. Однако он колебался:

– Добиться судебного распоряжения привезти его к вам будет невероятно трудно. Не знаю…

– А как насчет госпиталя в Бетезд? Сможете устроить?

– Конечно, но как же ваше оборудование?

– Я подключу его через интерфейс.

– Где у вас телефон, док? Я все устрою прямо сейчас.

* * *

Элбан спокойно дожидался следующего вопроса. Он сидел на свидетельском месте, держа в руках распечатки с результатами обследования Судано.

Доктор посмотрел в зал. Возле стола защиты на стуле сгорбился Судано. Казалось, происходящее вокруг было ему безразлично. Рядом с ним сидел Чедвик, делая записи в блокноте. Он не выступал в качестве главного адвоката защиты — эту задачу возложили на Дж. Уолтера Гамильтона. Сейчас Гамильтон допрашивал Элбана. Задав все полагающиеся вопросы по установлению личности и квалификации эксперта, он кивнул свидетелю, давая понять, что следующий вопрос будет существенным.

– Итак, доктор Элбан, вы показали, что последние девятнадцать лет изучаете причины преступного поведения. Это верно?

– Да, сэр.

– А какие именно причины вы исследовали?

Элбан откашлялся.

– В основном моя работа касалась причин, связанных с метаболизмом — врожденных, если так можно сказать. Или, если хотите еще конкретнее, химических.

– Вы утверждаете, что ваши исследования не были ориентированы на психиатрию?

– Психиатрия в них фигурировала, но не главенствовала. Я иззучал физические причины душевных расстройств. Традиционный е подход ориентирован на окружающую среду.

– Что вы под этим подразумеваете?

– Старое толкование такого рода заболеваний заключалось в том, что его симптомы в большинстве случаев вызываются чисто функциональными причинами, а аномалии в поведении пациента — стрессами. Предполагалось, что исследования стрессовых областей методом психоанализа в некоторых случаях могут смягчить эти симптомы. По сути это фрейдистская философия: добраться до подавляемых мыслей, вызвать конфликт в сознании пациента и побудить его их преодолеть.

– Доктор, не объясните ли вы суду теоретические основы тестирования, которому был подвергнут обвиняемый Джастин Судано?

– Да, разумеется. Однако для этого потребуется некоторая предварительная информация.

– Можете включить ее в свои показания, — ответил Гамильтон, взглянув на своего оппонента. Подобные замечания обычно вызывали протесты.

– Я начал свои исследования девятнадцать лет назад. Меня заинтересовало поведение двух братьев-близнецов, Джона и Дональда Бойдов. Их разлучили еще в младенчестве, и впервые они встретились в Исправительном центре Менард штата Иллинойс. До этого (братья даже не подозревали о существовании друг друга.

Самым необычным в их судьбе оказалась идентичность преступлений. Каждый был в свое время женат и каждый убил свою супругу . причем в один и тот же год. Орудием и того, и другого стал топор. После более подробного исследования я установил, что ранее они перенесли психическое заболевание, а записанные психиатрами истории болезни поразительно напоминали одна другую. Создавалось впечатление, что они были одной личностью.

Совпадения оказались столь удивительными, что я заподозрил связь с наследственностью и начал генетическое сканирование — разумеется, при помощи компьютера. Однако после предварительного исследования я не нашел объяснений искомому эффекту, поэтому продолжил изучение на образцах клеток, взятых из разных частей тела. Используя наиболее совершенное в то время аналитическое оборудование, я провел сканирующий анализ веществ, которые имеются в организме в ничтожных количествах. В отчете лабораторий они, как правило, записываются в графу «следы»…

– Соблаговолите сообщить суду результаты.

– Да, сэр. Исследования показали, что в обоих случаях в организмах испытуемых вырабатывался необычный, весьма редкий фермент.

– И каково значение этого открытия, доктор?

– Оно имеет отношение к так называемому «кровеносно-мозговому барьеру».

– Объясните, пожалуйста, что это такое.

– Хорошо. Правда, опять потребуется некоторая исходная информация.

Эксперт сделал паузу и быстро взглянул на Гамильтона. Не встретив возражений, он продолжил:

– Кровеносно-мозговой барьер возникает из-за некоторых особенностей, отличающих структуру капилляров мозга от остальных капилляров системы. Клетки стенок мозговых капилляров приближены друг к другу гораздо теснее.

Причина этого в том, что кровеносная система, разносящая кислород и питательные вещества, одновременно является чем-то вроде сточной канавы. Другими словами, ее можно назвать системой удаления нечистот из организма, потому что отходы жизнедеятельности обязательно попадают в кровь.

Клетки мозга, или нейроны — своеобразные аристократы человеческих тканей. Прочие клетки тела научились жить по соседству с отходами, но клетки мозга, соприкоснувшись с загрязненной кровью, просто гибнут.

Поэтому для защиты их королевской неприкосновенности организм выработал способ поддержания чистоты внутримозговой среды. Стенки мозговых капилляров имеют такую структуру, что в норме пропускают только глюкозу и кислород плюс небольшое количество необходимых мозгу крупных молекул, таких как липиды. Пропуская через себя крупные молекулы, клетки мозгового барьера действуют подобно привратнику, имеющему определенную молекулярную программу. Они открываются, пропуская нужные вещества, но затем немедленно закрывают проход.

Таким способом мозг изолирует себя от веществ, которые кров переносит в остальные части тела. Когда барьер работает нормально мы имеем здоровый мозг. Но барьер двухсторонний, и это означает что если вредное вещество ухитряется сквозь него проникнуть, то и обратно выходит с большим трудом.

В связи с этим возникают трудности и у медиков. Лекарства с крупными молекулами, например, пенициллин, не проходят через барьер, потому-то инфекции мозга почти невозможно вылечить.

Однако существуют разные способы перехитрить природу, и я отклоняюсь от темы для того лишь, чтобы пояснить, как это делают ферменты. Существует так называемый эффект «троянского коня», мозг теряет бдительность, если антиген или другое вредное вещество соединится с необходимым мозгу веществом — скажем, с солями или липидами, о которых я уже упоминал. Одним из главных участников ого процесса является L-дофамин. Есть данные, что определенные микроорганизмы освоили этот метод, и с его помощью проникают в мозг, а некоторые из них виновны в многочисленных нарушениях о деятельности.

Сперва я полагал, что открытый мною фермент проникает в мозг именно таким путем. Но я ошибался. Дальнейшие исследования показали, что есть и другой способ. В действительности фермент стимулирует организм на повышение концентрации сахаров в области барьера. Повышенная их концентрация вынуждает клетки барьера сжиматься, и промежутки между ними становятся больше. Воспользовавшись этим, фермент проникает в мозг в комплексе с другим, пока еще не установленным веществом. Мы не знаем, что это вещество, но известно его действие: оно губительно влияет на клетки мозга и способно вызвать помрачение рассудка. Мы подозреваем, что это «следовое» вещество имеет необыкновенно мощную силу воздействия, сравнимую с галлюциногеном ЛСД-25.

Гамильтон терпеливо дождался, пока ученый закончил свои разъяснения, и задал следующий вопрос:

– Материалы скольких уголовных дел вы изучили? Я имею в виду те из них, когда у осужденных проверялось наличие в крови фермента.



– Немногим более 2500.

– И у какого числа осужденных была установлена положительная реакция на наличие фермента, упомянутого в ваших показаниях?

– У всех, кроме четырнадцати.

– И эти четырнадцать чем-то отличались от прочих, доктор?

– Да. Все они оказались невиновны и попали в заключение вследствие ошибок правосудия. Четверо отбывали наказание за преступления, которые совершили другие лица, позднее в этом признавшиеся. В восьми других случаях суд ошибочно установил личность подсудимых; их идентификация оказалась столь шаткой, что апелляционные суды отменили первоначальные приговоры. Свидетельница одного из обвинений позднее призналась в даче ложных показаний. И в последнем случае открылись новые обстоятельства, полностью подтверждавшие алиби подозреваемого.

– А сколько человек вы подвергли тестированию за пределами тюрьмы, доктор Элбан?

– Лично я обследовал более 1500 пациентов. Другие ученые, принимавшие участие в моей программе, проверили еще 3800 человек.

– На данный момент результаты тестирования обработаны?

– Да.

– Сумели ли вы определить, как часто в организме людей, свободных, не заключенных в тюрьмы, вырабатывается этот фермент?

– Да, сумел. Статистическая частота в основной популяции приблизительно восемьдесят на тысячу.

– То есть восемь процентов населения?

– Да, правильно.

– А какова эта цифра среди заключенных?

– Более чем в десять раз выше и составляет девяносто девять процентов всех тестированных.

– Прослеживали ли вы судьбу тех людей из основной популяции, у которых был обнаружен фермент?

– Да, прослеживал. Вернее, мы прослеживали, потому что информация поступала из самых разных источников. Она собиралась по регионам моими многочисленными помощниками.

– Нет ли здесь дополнительных статистических закономерностей?

– Есть, сэр. Их две.

– Сообщите о них суду.

– Во-первых, личности с положительной реакцией на тест чаще встречаются в крупных городах. На индустриальном северо-востоке их в пять раз больше, чем в районах фермерства или скотоводства Во-вторых, из лиц, обследованных за последние восемь лет и имеющих положительную реакцию на тест, сорок пять процентов были арестованы и обвинены в совершении преступления, а тридцать два процента признаны виновными. Из общего числа тестированных каждый второй человек с положительной реакцией был когда-либо жизни арестован или обвинен в совершении преступления, а для на населения страны в целом эта цифра составляет двенадцать процентов Кроме упомянутых тенденций, имеется также возрастное плато в районе пятидесяти лет. После этого возраста наличие фермента перестает быть статистически важным.

– Проводились ли вами или вашими помощниками исследования, устанавливающие зависимость между присутствием фермента в крови и классическими разновидностями умственных заболеваний?

– Да, сэр.

– Каковы же эти корреляции, если они имеются?

– У шизофреников с параноидным поведением фермент вырабатывается в организме почти в ста процентах случаев. Для других типов умственных заболеваний, включая прочие шизоидные реакции, о соотношение примерно такое же, как в основной популяции.

– Доктор Элбан, была ли у вас возможность обследовать Джасти-Судано, обвиняемого по данному делу?

– Да, сэр. Я обследовал его 19 октября сего года в госпитале ВМФ в Бетезде.

– И каковы результаты?

– Организм мистера Судано вырабатывает данный фермент. Реакция на тест положительная.

– Каков был возраст мистера Судано на момент обследования?

– Судя по моим записям, двадцать шесть лет.

– Теперь, доктор Элбан, я нарисую для вас гипотетическую ситуацию и дополню ее фактами, которые вы должны рассматривать как истинные. После этого я спрошу, пришли вы или нет к мнению о том, могло или не могло соответствовать требованиям закона поведение лица, к которому относятся перечисленные факты, как это указано в обвинительном акте по данному делу. Формулируя свое мнение, вы должны принимать во внимание результаты тестирования мистера Судано. Элбан внимательно смотрел на адвоката.

– Прошу вас предположить, мистер Элбан, что следующие факты истинны: гипотетическая личность, о которой идет речь, белый мужчина двадцати шести лет, постоянно проживающий в Южной Филадельфии.

Прошу также предположить, что он выпускник средней школы с коэффициентом интеллекта 160, но несмотря на это не стал поступать в колледж, а окончил техническое училище по специальности «техник систем связи».

Предположите также, что данная личность откровенно выражала свои несколько радикальные политические взгляды. Примите также к сведению, что в день, когда было совершено рассматриваемое данным судом преступление, этот индивидуум, работая у своего нанимателя семь месяцев, подделал наряд на работу и воспользовался им для проникновения в Белый дом, якобы для ремонта находящейся на чердаке антенны-тарелки.

Предположите также, что он взял с собой арбалет собственной конструкции, на изготовление которого у него ушло несколько месяцев, и что он скрывался на чердаке более трех часов, и за это время вынул стекло из оконной рамы.

Предположите далее, что после появления на лужайке перед Белым домом президента страны он выстрелил в него из своего оружия, причем стрела попала в президента и ранила его.

Предположите далее, что, еще не зная в тот момент, жив президент или мертв, он немедленно отыскал представителей прессы, и, хотя его в тот момент ни в чем не подозревали, сделал спонтанное и подробное признание в прямом телеэфире.

Предположите далее, что во время этого признания он откровенно и эмоционально изложил свои политические взгляды, объявив себя патриотом калибра Натана Хэйла и преемником раненого президента, причем заявил, что его должны привести к присяге в течение часа.

И предположите наконец, что этот человек ранее не страдал психическими расстройствами, но обнаружил положительную реакцию на присутствие в организме фермента, о котором вы упоминали.

Основываясь на этих предполагаемых фактах, пришли ли вы к мнению о том, был ли этот человек способен осознать и оценить преступность своих действий, и если да, то был ли он на тот момент в состоянии привести свое поведение в соответствие с требованиями закона?

– Да, у меня есть мнение.

– Прошу вас, выскажите его.

– Я считаю, что этот индивидуум не мог ни осознать преступность своего поведения, ни сопротивляться порыву, который в результате привел к действиям, нарушающим закон.

С напускной небрежностью Гамильтон отвернулся от свидетеля Я повернулся к прокурору.

– Передаю свидетеля вам, — изрек он.

* * *

Зима, медленно сойдя со сцены, уступила место бурной весне, когда страну впервые по-настоящему ошеломила значимость «дела Судано». По мере приближения к лету его истинный смысл становился все более очевидным, заставляя простых людей выходить на улицы и выплескивать в протестах свое непрерывно нарастающее отчаяние. Осень принесла временное затишье, а зимние холода загнали боль за стены домов, где она, продолжая набухать тяжким нарывом, оставалась невидимой.

Клифтон Чедвик вздрогнул и зябко повел плечами, поднимая повыше воротник пальто из верблюжьей шерсти. Пока он шел от машины к крыльцу, густой снег успел облепить шею и плечи, и теперь, сбившись мокрыми комками вокруг воротника рубашки, таял и стекал за шиворот. Чедвик переложил сумку с продуктами из правой руки в левую, вставил ключ в замок и с облегчением переступил порог квартиры.

Послышался треск. Над его головой брызнули осколки фарфора. Чедвик уронил сумку, пинком захлопнул дверь и пригнулся, уворачиваясь от летящей в него стеклянной вазы с водой.

– Эбби… что слу?..

Трах! Вода залила ему плечи. В стену, возле самого уха, вонзился осколок стекла.

Чедвик бросился вперед, чтобы утихомирить свою сожительницу, вооруженную теперь не фарфоровой миской, а массивными ножницами. В несколько прыжков Чедвик пересек комнату. Что за бес вселился в женщину?

– Эбби! Эбби! Положи ножницы! Ты словно с ума сошла. Что случилось?

Женщина отступала, стискивая в правой руке свое оружие и не произнося ни слова. Глаза ее покраснели, словно от недавних рыданий. Причина для слез явно была нешуточной, а он, кажется, помешал ей собирать вещи — на кровати лежал раскрытый чемодан.

– Отойди от меня, ничтожество! — взвизгнула подруга, взмахнув ножницами. — Только подойди — убью!

Приближаться Чедвик не стал, но, посчитав за добрый знак хотя бы то, что она заговорила, снова спросил:

– Эбби, в чем я виноват?

– А ты не знаешь, Большой Человек? Мистер Умник, разваливший всю систему! Разве не ты под ручку вывел Джастина Судано из зала суда?

– Да о чем ты толкуешь, Эбби? Какое это имеет отношение к нам? Когда я уходил сегодня утром, ты лежала в этой самой постели и улыбалась. Разве ты не была счастлива?

– Еще этим утром у меня была работа, куда я ходила с улыбкой на устах, была карьера в Агентстве национальной безопасности. А теперь, благодаря тебе и твоей шайке, я безработная. И, наверное, навсегда.

– Почему? Как?

– Ты еще не догадался? Меня уволили из-за твоего теста, слизняк! Нас всех отправили на тестирование, и я пролетела. Теперь я статистический псих, а это означает, что ненадежна, и мне нельзя доверять секреты. Меня вышвырнули сразу после ленча. Пока я освобождала свой стол, охранники торчали у меня за спиной, а потом вывели меня на улицу…

– Эбби! Я…

Чедвик шагнул вперед, примиряюще подняв руки и собираясь ее обнять.

Нога Эбби угодила ему в пах, а когда он согнулся от боли, она сжала ножницы и вонзила оба длинных лезвия ему в спину. Потом шагнула в сторону и стала смотреть, как он медленно оседает на пол. Когда Чедвик перестал шевелиться, она выдернула ножницы, вытерла их, бросила в чемодан и продолжила свои сборы.

* * *

Тайри Хоси стоял, ежась на ледяном ветру, и страстно желал, чтобы репортаж поскорее закончился. Это был уже пятый выезд на сегодня, и глаза ему словно запорошило песком, а ноги совсем окоченели. Район тоже был не из приятных, и он прекрасно понимал, что микрофон оружием не назовешь.

Оператор, громадный негр Абдул Хабиб Уоткинс, несмотря на свой внушительный рост, явно разделял его чувства и разрывался между работой и необходимостью присматривать за машиной с оборудованием. Настроив камеру, он дал Тайри сигнал начинать.

– Это типичный день в Южном Бронксе, — заговорил Тайри. — У меня за спиной знаменитое здание, некогда известное под названием «Форт апачей». Теперь его называют иначе — «Небесная горка». Это здание — часть великой американской «ферм-машины». Днем и ночью полиция доставляет сюда арестованных. Они входят в эту дверь, поднимаются на лифте на верхний этаж, а затем, вероятнее всего, снова спускаются вниз и через служебный выход попадают в переулок с противоположной стороны здания. Но оказываются не в тюремном фургоне, а на свободе.

Тем, кому удалось оказаться внизу, больше не нужно убегать от полиции. Все признанные «ферм-позитивами» знают, что за любое преступление, кроме убийства, вооруженного ограбления или изнасилования, их даже не арестуют. В тюрьмах для мелких нарушителей закона не хватает места, а прокурорам известно, что с тех пор как семь месяцев назад суд над убийцей Джастином Судано закончился его оправданием, у них буквально не осталось шансов вынести обвинительные приговоры прочим преступникам.

А таких людей на наших улицах сейчас гораздо больше, чем когда-либо. И не только здесь, в Нью-Йорке, но и в Чикаго, Лос-Анджелесе, Питтсбурге и любом большом американском городе, поскольку искушение безнаказанностью пересилило страх, который прежде сдерживал кое-кого из них.

Кроме того, у них немало свободного времени. Почти все позитивы слоняются без дела, поскольку не могут найти работу.

Тест на «синдром Элбана» весьма прост. Наличие фермента в крови можно определить в ходе очень простого исследования. Работодатели, за которыми официально признали конституционное право проводить таковые, теперь зачисляют в штаты своих компаний медиков, единственная цель которых — выявлять работников с положительной реакцией: тех самых несчастных людей, которых в современной Америке начали называть «новые неприкасаемые».

Следствие: там, где до сих пор была просто нестабильность, наступил хаос. В воздухе запахло революцией. Мир замер в ожидании: что противопоставит наше свободное общество надвигающемуся разгулу уличной анархии?

В любом другом месте на Земле проблему решили бы штыками и концентрационными лагерями. Кстати, во многих странах именно так и поступили. «Синдром Элбана» не признает национальных границ, не уважает ни расы, ни пола, ни общественного положения. Но в нашей стране эту игру, кажется, придется сыграть до конца, и многие полагают, что с ее окончанием американскому обществу — каким бы оно ни было до сих пор — придет конец.

Репортаж из 41-го округа Южного Бронкса вел Тайри Хоси, «WBC News»

* * *

– Я все-таки согласился встретиться с вами, доктор Элбан, несмотря на то, что вы натворили.

– Не я, господин Президент, природа. И если не доктор Элбан, то кто-нибудь другой обязательно установил бы эту связь. Лично мне очень жаль, что и вы оказались жертвой фермента, но это, признайтесь, не влияет на факт его существования.

– Сейчас его называют «синдром Элбана». Большая честь для врача! Его имя попадает в учебники, верно?

– Господин Президент, давайте перестанем ходить вокруг да около. Мне известно, что вы позитив. И это не предположение.

– Однако сама история моей жизни начисто опровергает вашу теорию. Мне шестьдесят четыре года, из них я и дня не провел в тюрьме и ни разу не был арестован. Уж меня-то вам не удастся очернить.

– Я и не пытаюсь. В конце концов, я сам позитив.

– Что?

– Да, я тоже болен, и тоже никому об этом не говорил. И у меня тоже чистое досье, на бумаге. Но это вовсе не означает, что в моем прошлом нет поступков, которых следует стыдиться. Дело не в этом. Мы с вами, вероятно, достаточно стары и имеем достаточно высокий социальный статус, чтобы болезнь не заявила о себе: поэтому каждый из нас не представляет опасности для других. Но между нами находится огромное число менее удачливых людей. Только в нашей стране их почти четверть миллиона.

– По-вашему, виноват я? Но я лишь жертва.

– До определенной степени. Вы же видите, что происходит вокруг. Люди, как вы и я, наверняка существовали на протяжении всей истории человечества, но лишь теперь наличие фермента в крови расценивается как роковое обстоятельство. Теперь тест позволяет обществу идентифицировать часть своих граждан как преступников — и не статистически, а на индивидуальном уровне.

– Я жил с этой болезнью. Вы, очевидно, тоже. Мы же смогли миновать все ее опасности, значит, и они смогут.

– Выходит, оставим все, как есть? Вы в порядке, я в порядке, а остальные пусть крутятся, «как смогут»?

Президент Кинней промолчал. Элбан поднялся из кресла.

– Вокруг нас творятся чудовищные вещи. Всех обязывают пройти тестирование, результат которого недвусмысленно утверждает, что каждый позитив — потенциальный преступник, способный даже на массовое убийство, и что в рамках нашей юридической системы он обладает полным иммунитетом к наказанию. Тест настолько непоколебим, что Соединенные Штаты Америки не могут наказать человека, попытавшегося убить президента страны. Вы хоть представляете как поступает обычный работодатель, когда к нему приходит позитив и просит работу? Его выставляют в ту самую дверь, в которую он вошел, и чем скорее, тем лучше. Правительство здесь не исключение Помните Чедвика? Он мертв. Его убила сожительница, обвинив в том, что из-за него она потеряла работу в АНБ.

Как вы поступаете с такими людьми, господин Президент? Разумеется, человека, совершившего действительно тяжкое преступление, в некоторых штатах можно запрятать в кутузку, но только на определенное время. А как насчет остальных, тех, кто еще не поддался власти рока и, может быть, никогда не поддастся? Имеете ли вы право наказывать законопослушных граждан за проступок, который ни когда-нибудь могут совершить?

– Чего вы от меня хотите?

– Выходите из укрытия, господин Президент. Присоединяйтесь ко мне, воспользуйтесь вашим влиянием среди прочих тайных, но выдающихся позитивов. Давайте сообща откроемся миру и докажем, то не все из нас так уж плохи. Дадим хоть какую-то надежду людям на улицах.

Взгляните в лицо фактам, господин Президент. Вы виноваты в лучившемся не меньше меня. При естественном развитии медицина события развивались бы медленно. Моя книга очень противоречива и до покушения Судано была мало известна. Не получи эта история огласки из-за того, что в ней замешан президент, она никогда не оказала бы столь мощного влияния на общественное сознание. С течением времени люди сумели бы приспособиться.

– Подождите, доктор Элбан. Я не стал бы делать столь далеко идщущих выводов. Вспомните, ведь я оказался в роли жертвы…



– Тем не менее ваш особый статус возлагает на вас обязательство – действовать немедленно. Ведь если влиятельные люди не помогут жертвам, они позаботятся о себе сами. Процесс уже начинается, и остановить его необходимо сейчас, пока он полностью не вышел из-под контроля.

– Что вы имеете в виду?

– Назову вещи своими именами, господин Президент. Быть сумасшедшим вовсе не значит быть тупицей. Мы с вами тому живое доказательство. К тому же имеется другая статистика, не упомянутая на суде: относительный уровень интеллекта. Позитивы в большинстве своем умны, со средним коэффициентом интеллекта 125, а у многих он впечатляюще выше. А умному парню нельзя просто так дать пинка под зад, господин Президент, потому что умный парень всегда найдет способ сперва дать ответный пинок, а потом и рассчитаться за обиду сполна. Это было верно еще до открытия фермента и остается верным по сей день.

Теперь эти люди знают друг о друге, к тому же не страдают отсутствием здравого смысла. Более того, им известно, что они не просто меньшинство, а преследуемое меньшинство. Они способны установить между собой тождество, а, главное, — опознать друг друга.

Поэтому они организуются. Любому меньшинству, желающему власти, приходится консолидироваться. И, подобно любой группе людей, осознавших, что нормальное общество для них закрыто, они создадут собственное. Если их не берут на работу, если правительства штатов не выдают профессиональные лицензии, а покупатели не признают в них торговцев, то что им остается?

Преступления, господин Президент. Этот бизнес позитивам подали словно на блюдечке, потому что в нем почти нет риска — тебя не накажут, даже если поймают. Вы же помните, позитив — это псих. Так утверждает медицина, а ей вторят законы нашей страны.

Вы думали, что мафия сильна и изобретательна? А революцию вы не хотите? Что ж, она тоже на подходе.

– Хорошо, я понял, понял, доктор Элбан.

– Так вы согласны? Отлично! Поверьте, это единственный выход.

– Я не говорил, что согласен, но обещаю подумать над вашими словами. Сколько вы еще пробудете в Вашингтоне?

– До пятницы. Остановился в отеле «Мэйфлауэр», номер 1938.

– Хорошо, я свяжусь с вами перед отъездом. Когда будете уходить, оставьте секретарю номер вашего телефона.

«А это, — подумал Элбан, — есть тонкий намек на окончание разговора». Он откланялся и вышел.

Оставшись один, Кинней достал из ящика стола зеленый телефон без диска и кнопок. Президент поднес трубку к уху, дождался щелчка и заговорил:

– Зайди ко мне немедленно — есть разговор. И положил трубку.

* * *

Нельсон Элбан ощущал огромное облегчение. Он добрался по проходу «Боинга-767» до места А-17, бросил пальто на полку над головой сел и пристегнул ремни. Потом не спеша открыл коробку, которую перед самой посадкой в самолет ему вручил агент секретной службы. «С наилучшими пожеланиями от президента», — тепло произнес агент

Сняв оберточную бумагу, Элбан увидел обтянутый кожей ящичек на крышке которого золотыми буквами было вытиснено «Картье»

Внутри на голубом бархате лежали позолоченные дорожные часы размером с кулак.

Элбан откинул крышку часов. Под ней было табло с мягко светящимися красными цифрами. Очень красиво. Он закрыл крышку, уложил часы в ящичек, сунул его под сиденье и вскоре забыл о подарке.

В 9.35 в сорока тысячах футов над южной частью штата Индиана часовой механизм замкнул контакт.

* * *

Зеленый телефон загудел. Рука Киннея метнулась к ящику стола, выдвинула его.

– Да. — Пауза. — Никто не уцелел? — Пауза. — Какая трагедия. Слушай, теперь, когда непосредственная опасность позади, пора вернуться к делу. Случай с Элбаном показал, что мы допустили некоторые ошибки. Прежде всего мы поторопились избавиться от всех позитивов. Разыщи их. Если придется, проверь заново, но верни к работе — уже для нас. Пауза.

– Что значит — уйдет много времени? У нас его просто нет. Мой срок истекает через шестнадцать месяцев. Может, по Конституции два срока — предел, но это в обычной ситуации. А в нынешней я не собираюсь отдать власть им; они намерены вывести меня из игры. Да, они всегда этого хотели, но сейчас сильнее, чем когда бы то ни было. А теперь займись делом.

Кинней бросил трубку, задвинул ящик и оглядел стол. Ему нравился его стол. И пост ему тоже нравился. Оставить его? Нет уж, на подобную глупость способен только настоящий сумасшедший.

* * *

Тайри Хоси протянул длинную смуглую руку к приборной доске, покрутил переключатель кондиционера, потом взглянул на водителя. Дэйв Херрик пожал плечами.

– Бесполезно, Тайри. Эта штука начала издыхать еще с тех пор как мы миновали Падуку. Не проще ли просто открыть окна?

– Нет уж, спасибо, Дэйв. Только не на этой дороге. Уж лучше я попотею. — Хоси обернулся и взглянул на облака пыли на проселочной дороге, отмечающие продвижение их взятой напрокат машины. — Вроде уже немного осталось до… до… как называется городишко, куда мы едем?

Толстоватый Дэйв был круглолиц, а его довольно длинные вьющиеся темно-русые волосы поредели на лбу, еще более подчеркивая округлость лица. Ни дать, ни взять — диск полной Луны.

А еще Дэйв был осторожен. Кроме того, он знал, что его чернокожий друг Хоси слыл шутником, и потому ответил, помедлив, словно ожидая подвоха:

– Скайтерсвиль.

– Гнусное название, — заметил Хоси. — Мы бы уже добрались до места, если бы поехали через Сент-Луис вместо Падуки. Шпарили бы прямо по шоссе, да и машина там нашлась бы нормальная.

– Не я планировал маршрут, Тайри, а Нэт Рот. И наверняка о выбрал его неспроста.

– Конечно, так дешевле. И вообще говоря, что мы там можем отыскать? Парень мертв. От него остались такие ошметки, что и хоронить нечего.

– Его архивы, Тайри. Там все его архивы, а в них, возможно ключ к разгадке преступления.

– Если и метили, то не в него. Он просто случайно оказался в том самолете.

– Может, случайно, Тайри, а может, и нет. Но признай, что иногда предчувствия Нэта оправдываются. Кстати, нам подвернулся шанс полюбоваться природой.

– В гробу я ее видал. Вместе с кукурузными полями, проселочными дорогами и коровами. Я вырос среди этих красот на берегу Миссисипи. Потому и живу в Нью-Йорке. Коров я люблю на тарелочке в виде отбивных, а кукурузу — в консервной банке. Поганый гравий, если он тебе нравится, можешь оставить себе. На тебе, белом, пыль незаметна, а я словно напудренный. Придется залезть под душ. Дэйв кивнул на дорожный указатель:

– Еще две мили, Тайри. — Тут он взглянул вперед и ахнул: — Боже! А это еще что?

– Это называется комбайн. Большой и толстый. Уступи-ка ему дорогу; еще правее, а то сшибет.

– За ним кто-то мчится… я слышу сирену.

Дэйв сбросил скорость и стал озираться, где бы свернуть с дороги. Увы! Проселок был узкой, почти без обочин, а по его краям тянулись глубокие дренажные канавы. Не найдя лучшего решения, он просто остановил машину.

Комбайн был уже совсем близко, когда из поднятого им облака пыли выскочила полицейская машина, завывая и сверкая мигалкой.

Ее водитель заметил машину репортеров, но слишком поздно. шлея визг тормозов, полицейская машина заскрежетала по гравию. Запахло аварией.

Комбайн тем временем промчался мимо разинувших рты парней. Они успели разглядеть водителя: морщинистый старикан в клетчатой рубахе и соломенной шляпе.

Тайри снова ожило неоднократно пережитое ощущение: он знал, что его ожидает. То ли время замедлилось и начало ползти с черепашьей скоростью, то ли ускорилось восприятие, но Тайри, упершись ногами в пол, со спокойной отрешенностью наблюдал, как на левый бок их машины накатывает полицейский автомобиль. Из-под его передних колес фонтаном брызгал гравий, под крыльями, разлетаясь в стороны, вились клубы пыли. Все происходило, словно в замедленной съемке.

оси различал водителя — крупного мужчину с пышными рыжими усами и искаженным лицом. Глаза полицейского метались, а побелевшие пальцы отчаянно стискивали руль, изо всех сил пытаясь развернуть машину вправо.

Послышался звучный удар, левое крыло получило вмятину — его зацепил задний бампер полицейской машины.

Она промелькнула мимо, прошла юзом еще метров пятьдесят а замерла поперек дороги. Хоси расслабился.

Мотор машины смолк одновременно с сиреной, но красный купол мигалки продолжал вспыхивать. Водитель снова завел мотор, дал задний ход и остановился рядом с репортерами.

Высокий полицейский в темно-синей форме вылез из машины, нахлобучил на голову широкополую шляпу, затем подошел к потерпевшим. Лицо его было красным.

– Мужики, вы в порядке? — подавленно спросил полицейский. Дэйв заметил на его груди значок с именем.

– У меня, кажется, все в порядке, офицер… э-э… Эрвин. А как ты, Тайри?

– Нормально, Дэйв.

– Послушайте, — пробормотал Эрвин. — Мне действительно очень жаль, что так вышло. Я ведь не знал, что вы здесь стоите.

– Кстати, а что это были за гонки? — спросил Дэйв. — Тот старикан что-то натворил?

– Это Арт Фенски. Он местный чокнутый: гоняет на комбайне так, словно это легковушка или пикап. Сейчас он перебрал лишнего, а это ему вредно. Понимаете, у старикана свои странности. Он и раньше был немного того, а как съездил в город и прошел тестирование, он него вовсе житья не стало.

Единственное, что я могу сделать, так это вытурить его из города на проселок. Кстати, можно мне взглянуть на ваши права и регистрационное удостоверение? Надо записать.

Дэйв нашел документы и протянул их Эрвину. Тот отправился к своей машине за блокнотом.

– Выйду-ка я размяться, — решил Хоси. Он открыл дверцу И выбрался из автомобиля.

Херрик последовал его примеру. К тому времени Эрвин вернулся и отдал им документы.

– Что-то мне ваше лицо знакомо, — обратился он к Дэйву. — Вы с телевидения, верно?

– Да, — подтвердил Дэйв, — мы работаем в WBC.

– Я видел ваши репортажи с процесса Судано. Здесь тоже на задании?

Репортеры промолчали. Эрвин счел это за положительный ответ и заговорил дальше:

– Из всех жителей Скайтерсвиля только доктора Элбана показывали по телевизору. Других важных персон у нас нет. Вся эта история скверно попахивает, вот что я вам скажу. А вы знаете, что ни из ФБР были здесь уже через час после сообщения о его гибели?

Хоси раскуривал трубку — на ветру спичка норовила погаснуть, — замер, услышав слова полицейского.

– Что они здесь искали, офицер?

– Лерой — зовите меня Лерой, так меня звать. Что искали? Да почем мне знать! Направились прямиком к его дому, даже мне не сообщили, что приехали в город. В таких случаях местные власти полагается уведомлять, хотя бы из вежливости, а они мне и слова не сказали. Знаете, ведь я начальник здешней полиции, — гордо добавил он.

– Нет, мы этого не знали, — признался Дэйв. — Они все еще здесь?

– Да вроде нет. Кейл об их визите особо не распространялась, но, насколько я понял, они наведались за архивом дока. Заявились по-наглому — ни ордера, ни какой другой бумажки, вот Кейл их и шуганула. Не удивлюсь, если ружьем пригрозила.

– А кто такая Кейл?

– Кейл Эдварде, экономка дока. Живет у него несколько лет, с тех самых пор, как он тут поселился. Кое-кто, конечно, поговаривал, она для него была не просто экономкой. Кейл красивая женщина

– Как я понял, архив до сих пор у нее?

– Скорее всего. Если только Рич Хоган его не забрал. Рич — юрист дока. Ведет дела по его собственности и дому.

Лерой протянул блокнот Дэйву — тот стоял рядом и слушал.

– Будьте добры, прочитайте и подпишите.

Дэйв взял блокнот, пробежал глазами протокол, решил, что нет смысла тратить время, разбираясь в закорючках Лероя, и нацарапал внизу свое имя, потом вернул блокнот.

Спасибо, мистер… Херрик, — сказал Лерой, взглянув на подпись, чтобы освежить в памяти имя. — Городские власти свяжутся с конторой, где вы нанимали машину, и уладят вопрос об ущербе, на этот счет можете не волноваться. Вас еще что-нибудь интересует?

– Да, есть кое-что, — ответил Дэйв.

– Городок не очень большой, — заметил Лерой, — но, думаю, хуже не будет, если я сам представлю вас нужным людям — особенно Кейл. Вы ведь хотите с нею потолковать?

– Отличная мысль, Лерой. Но не лучше ли будет сперва заскочить к мистеру Хогану? Что скажете?

– Конечно. Я не особо занят. Городок у нас маленький, беспорядков я не терплю, и все это понимают. Меня тут уважают — кроме парней вроде Арта Фенски. Нет, сэр, в моем городе никто не смеет заигрывать с законом. — Он многозначительно поправил ремень с кобурой. — Прошу следовать за мной.

Они направились за Лероем по главной улице к старинному двухэтажному дому из красного кирпича. Остановившись, все трое зашли поговорить с Ричем Хоганом.

Встреча была краткой. Архива у Хогана не оказалось. Хозяин встретил их приветливо, но ясно дал понять, что его ждут другие дела. Все же он уделил минутку, позвонил Кейл сообщить, что в город приехали два репортера, и он не видит причин, почему бы ей с ними не поговорить.

– Если бы вы зашли к Кейл без предупреждения, она все равно связалась бы со мной, — пояснил Хоган.

От юриста Лерой с репортерами направились к дому Элбана — старому, но довольно крепкому и большому строению. Дверь была желтой, под цвет оконных рам.

Лерой солидно стукнул в дверь массивным бронзовым молотком и отступил на шаг, заложив большие пальцы за ремень и стараясь напустить на себя важный вид.

Но ждал он напрасно.

– Наверное, Кейл в дальних комнатах и не слышит, — смущенно пояснил он, протягивая руку к кнопке звонка.

Секунд через десять — пятнадцать дверь открыла высокая темнокожая женщина лет сорока.

– Доброе утро, Кейл. Это мистер Хоси и мистер Херрик. Хоган звонил тебе насчет них.

– Заходите. Вы объявились раньше, чем я предполагала. Слегка отступив, она впустила гостей.

– Чую, пирогом пахнет, — повел носом Лерой. — Нет, двумя пирогами: яблочным и черничным… и кофе тоже.

– Ты просто прелесть, Лерой, — улыбнулась Кейл. — Особенно? когда голоден. Впрочем, ты всегда голоден, верно я говорю? Почему бы нам не зайти на кухню и не отведать пирога?

Очень скоро они сидели вокруг кухонного стола и пили кофе, а Кейл нарезала пироги. Едва она положила кусок Лерою, как ее отвлек телефонный звонок.

– Звонят из участка, — сообщила она полицейскому. — Арт вернулся в город и уже успел свалить ограду вокруг церкви. Ты им позарез нужен.

Лерой вскочил, прихватив тарелку с пирогом.

– Зайду попозже и верну тарелку, Кейл, — крикнул он уже по пути к двери.

– Он не сядет в машину, пока не умнет весь кусок, — заметила Кейл. — А тарелка — лишь предлог, чтобы вернуться и получить добавку. — Женщина поставила перед гостями по тарелке. — А теперь, что я могу для вас сделать?

– Мы приехали сделать материал о докторе Элбане, мисс Эдвардс, — начал Тайри.

– Зовите меня Кейл. Мне так больше нравится. Но что можно сказать о докторе Элбане? Он умер, и не надо тревожить его прах.

На мгновение Тайри показалось, что она готова поддаться эмоциям но женщина быстро взяла себя в руки.

– Это очень важно, Кейл. Необходимо докопаться, кто убил доктора и почему.

– Но ведь то был несчастный случай. Власти уже провели расследование…

– И вам этого достаточно? Конечно же, нет. Скажите, что здесь делало ФБР? Что они искали? Его архив, верно?

– Какая разница, верю я в убийство или нет? Нельсона уже не вернешь.

– Почему правительству понадобился архив Элбана? Мы пока не знаем всего, но согласны с Лероем: обстоятельства гибели доктора скверно попахивают. Перед самым его отлетом произошло несколько странных событий. Мы, к примеру, знаем, что накануне он встречался с президентом. А перед самым вылетом какой-то человек срочно примчался в аэропорт и вручил ему пакет.

– А что в нем было? Я про это не знала. Как…

– Как нам это стало известно? На этот раз случайно. Жена одного из наших коллег приехала в аэропорт провожать мужа и видела, Как какой-то человек передал Элбану сверток. Мы считаем, что в свертке могла быть бомба.

– Бомба?!

– Самое невероятное то, что доктор с этим «подарком» благополучно миновал систему безопасности аэропорта. Такое просто невозможно без вмешательства свыше. Вы, кстати, в курсе, что творится в мире после открытия фермента. Вот это действительно бомба!

– Наверное, вы правы. Я слежу за выпусками новостей, но в нашем фермерском мирке мало что изменилось. Разве что Фенски… да нет, он всегда был ненормальным.

Хоси отодвинул тарелку и доверительно наклонился к Кейл, чтобы придать вопросу многозначительность:

– С какой целью доктор Элбан добивался аудиенции у президента?

– Комплекс Оппенгеймера, если хотите. Он чувствовал свою вину перед несчастными позитивами, и хотел им чем-то помочь.

– Скажите, Кейл, неужели вы допускаете, что убийцы доктора Элбана избегнут наказания?

– Наказания! Никого больше не наказывают. Неужели вы не понимаете, что это и есть самое ужасное? Безумцы получили лицензию на убийство. И их ничто не остановит.

– Но ведь есть вы, Кейл. Не запирайтесь, расскажите нам все. Очевидно, вы были для Элбана больше, чем экономкой. Вы ведь любили его?

– Да, и он меня. Почти двадцать лет я была его женой, а не экономкой. Уверена, вы меня поймете. В те времена, столько лет назад… словом, так поступать было не принято, особенно в городках вроде нашего. А если на подобное решались, приходилось лгать. Мы тоже лгали. Но я тем не менее законная вдова Нельсона. Хогану это известно.

– В таком случае, вы владелица архива?

– Да, скорее всего. Полагаю, я унаследовала все имущество Нельсона.

– В таком случае ваша позиция юридически непоколебима, и готов поспорить, что правительству это известно. Интересно, что у них на уме?

– Понятия не имею. Но у Нельсона имелись истории болезни тысяч людей. Он начал с записей собственных исследований, а когда приобрел интерфейс и подключился к базе данных Службы общественного здоровья, то узнал…

– Результаты тестирования всех граждан, правда?

– Да, так и было первое время. Позднее, когда Центр контроля заболеваемости переместил свои компьютеры в Атланту, Нельсон Потерял к ним доступ. Тогда он и начал анализировать старые записи — некоторым из них было лет тридцать или сорок.

– Такая старая информация?

– Он хотел узнать, существует ли зависимость между фермента в крови и другими заболеваниями.

– И он нашел такую зависимость?

– Насколько мне известно, нет. Он всегда обсуждал со мной профессиональные проблемы. Но… он нашел данные о ферменте в результатах кое-каких старых анализов. Видите ли, фермент этот не нов. Его выделили много лет назад, но его функцию в организме установил только Нельсон. Кровь можно разделить на множество фракций, и многие из этих фракций даже имеют названия, хотя их роль в метаболизме до сих пор не известна. Тот фермент потому-то и обнаружили, что его наличие в крови вызывало у некоторых пациентов ложную положительную реакцию на С-реактивный белок. К нему относились, как к досадной помехе, но никто не знал, какова истинная функция этого фермента. Нельсон же на основе старых историй болезни получил совершенно новую, революционную, информацию.

– А откуда он получал истории болезней?

– Из самых разных источников: Службы общественного здоровья, армии, государственных учреждений.

– А я полагал, что подобные изыскания незаконны, поскольку нарушают врачебную тайну…

– Верно, если пациент жив. Но людей, чьими медицинскими картами занимался Нельсон, уже почти не осталось в живых. К тому же во многих случаях правительство получало предварительное согласие пациента на передачу касающихся его сведений по каналам некоторых правительственных учреждений.

– Ага, уже теплее. И какие учреждения имеют право потребовать подобное разрешение?

– Насколько мне известно, некоторые из пациентов были сотрудниками Государственного департамента, другие занимали должности в службах безопасности. Кое-кто, возможно, работал в ЦРУ.

– А ФБР?

Наверное, из ФБР тоже. Весь Вашингтон просто впал в панику. Нельсона завалили работой. Они захотели немедленно узнать, кто позитив, а кто нет.

– И Элбану позволили получать и хранить подобную информацию?

– Предполагалось, что она так и останется в компьютере Агенства Национальной Безопасности. Они подключили терминал Нельсона таким образом, что он видел данные лишь на экране, но не мог перекачать их в собственную базу данных, так как не знал шифрованных кодов.

– Тогда как он ухитрился их сохранить?

– Очень просто. При помощи видеокамеры. Знаю, звучит абсурдно, но Нельсон был прав, утверждая, что в правительстве полные идиоты.

– И эти видеозаписи до сих пор у вас?

– Нет. Их больше не существует. У нас было более десятка кассет, но Нельсон сказал, что нечего держать данные в таком виде, что их может обнаружить любой дурак. Мы переписали их в собственную систему, защитив доступ своими паролями, а ленты стерли.

– Кейл… послушайте. Вы даже не подозреваете, что сидите на бомбе с часовым механизмом. Если про эту горячую информацию узнают, а правду, похоже, уже подозревают, то одной темной ночкой этот дом взлетит на воздух вместе с вами.

– Но вы первый, кому я это открыла, мистер Хоси. И я знаю, что Нельсон тоже хранил тайну.

– В один прекрасный день кто-нибудь сложит два и два, Кейл. Ведь вы не просто экономка, вы больше, чем жена. Ваша профессиональная компетентность чрезвычайно высока. Уверен, у вас в шкафу отыщется не один университетский диплом.

– Я получила степень магистра по гематологии в Торонтском университете; там мы и познакомились с Нельсоном. Моей темой была серповидно-клеточная анемия.

Дэйв Херрик слушал молча, позволив партнеру вести интервью и мысленно соглашаясь с его тактикой. Но теперь Дэйв решил, что пришло его время вмешаться в разговор. К тому же он желал взглянуть на составленный Элбаном список, если тот и в самом деле сохранился

– Кейл, — начал он. — Теперь вы знаете об истинной цели нашего визита. Нам нужно увидеть записи доктора Элбана.

– Для чего? Вы в них ничего не поймете. Да и мне не все ясно. Нельсон рассчитал процент позитивов вплоть до 1945 года. Это единственное, чем важны старые записи. В них даже нет имен, только личные армейские номера и номера социальной страховки.

– А чем новые записи отличаются от старых?

– Ничем. В них тоже одни номера и никаких имен.

– Тогда зачем Элбан сохранил эти записи?

– Не знаю. Сохранил, и все.

– Кейл, мы сможем их посмотреть?

– Все материалы? Это займет несколько часов.

– Можно начать с позитивов из нового списка, тех, кем интересовалось правительство.

Кейл встревожилась:

– Что вы собираетесь сделать с этой информацией?

– Узнать, кто убил доктора Элбана. Не волнуйтесь, Кейл. Хорошие репортеры всегда охраняют свои источники, можете быть уверены.

– Да мне ничего другого не остается. Хорошо, идите за мной.

Кейл привела их в противоположную часть дома. Открыв массивную дверь, женщина включила освещение.

Репортеры вошли следом, отметив, что дверь, снаружи обитая темным деревом, на самом деле стальная. Лестница и стены тоже оказались металлическими.

Кейл заметила, как озирается Тайри.

– Это помещение мы отделывали специально. Температуру и влажность следовало тщательно контролировать, мистер Хоси, потому что мы проводили весьма сложные исследования, а аппаратура очень чувствительна к внешним помехам.

Они спустились по лестнице и прошли мимо блоков непонятной аппаратуры в угловую комнату. Она тоже имела стальную дверь.

– Это компьютерная, — пояснила Кейл.

Она вновь вошла первой, включила свет и пригласила следовать за ней.

– Сейчас я разверну экран, чтобы всем было хорошо видно, — сказала женщина, поворачивая дисплей на шаровой опоре. — Ну, вот. Прекрасно. — Она включила дисплей и уселась перед ним. — Вас ведь интересуют позитивы из правительства, так?

– Правильно, — подтвердил Дэйв.

Пальцы Кейл забегали по клавишам. На экране появились цифры. Кейл набрала под ними новый ряд, затем курсор бессистемно забегал по экрану, устанавливая связи. Один раз она ошиблась и экран погас, вынудив ее начать сначала, но в конце концов она добилась цели и получила доступ к базе данных, затем дала компьютеру команду медленно выводить на экран список позитивов.

Репортеры молча наблюдали, как по экрану проползают строки цифр — обычные номера социальной страховки или личные армейские. Строка с номером 172 оказалась особой: она была помечена двумя цифрами, а рядом стояло имя. Эдвард М. Кинней. Кейл ахнула.

– Как?.. Этого номера не было, когда я просматривала список в последний раз… Президент — позитив?

– Выходит, так, — почесал в затылке Хоси, — если только на дядюшку Сэма не работает другой Эдвард М. Кинней. Однако готов поспорить, что это не однофамилец. И еще я готов поспорить, что именно поэтому вас навещали гости из ФБР.

– Это нетрудно проверить, коллега, — заметил Дэйв. — Одно из чисел — старый армейский личный номер. «О» означает «офицер». Кинней во время вьетнамской войны служил в армии. Его номер можно отыскать где-нибудь в справочнике. Другой похож на номер социальной страховки, а в наших архивах найдутся копии его налоговых деклараций и заявлений о налоговых скидках. На них должен стоять и номер социальной страховки.

– Но почему президент скрывает, что он позитив, ведь это не преступление, особенно для человека в его возрасте. К тому же подходит к концу его второй срок, и на большее он рассчитывать не может.

– Пострадает его имидж политика. Да и я, простой репортер, тоже не стал бы кричать об этом на каждом углу, будь я позитивом. У меня даже не хватило духу сходить на тестирование.

– Нельсон был позитивом.

– Что вы сказали, Кейл?

– Я сказала, что Нельсон был позитивом. Теперь я, кажется, понимаю, почему он поехал в Вашингтон. Он хотел уговорить президента публично раскрыть свою тайну и тем самым помочь остальным. Полагаю, Нельсон догадывался, что поездка может оказаться опасной.

– Догадывался? — Голос Хоси дрогнул.

– По-моему, да. Очевидно, поэтому он и ввел в компьютер связанную с этим номером инструкцию, которая должна сработать через определенное время. Я ведь знаю, что еще недавно никаких имен в списке не было. А Нельсон был уверен, что кроме меня до списка никто не доберется.

– Теперь вы добрались. И что? Как вы можете распорядиться этой информацией?

– Не знаю, мистер Хоси.

– Послушайте, наверняка в компьютере есть что-то еще. Какое-нибудь послание или сообщение.

– Сейчас посмотрим.

Кейл принялась искать, вводя один личный код за другим, но через пятнадцать минут сдалась:

– Здесь ничего нет.

– Должно быть! Иначе все теряет смысл.

– А если он таким образом просто передавал информацию в мое распоряжение?

– То есть рассчитывал, что вы ее опубликуете?

– Если Нельсон ждал от меня именно этого, я так и поступлю.

– Подождите, Кейл, — возразил Дэйв, — это не самая удачная идея.

– Почему? Тайна должна быть предана огласке!

– У меня есть несколько возражений. Во-первых, ваш муж, насколько я понимаю, рассматривал это только как последнее средство. Он вручил вам эту информацию как некое оружие, которое вы прибережете на крайний случай. Если же вы раскроете тайну сейчас, то сразу его лишитесь. Это первая причина, есть и другие. Например, если в смерти доктора Элбана замешан президент, мы начнем добиваться его отставки. То, что он позитив — не повод для импичмента, но убийство — причина веская. И даже если он избежит уголовной ответственности, то его карьере конец.

– Так какой у меня выбор, мистер Херрик?

– Передать информацию тому, у кого достаточно сил, чтобы ее защитить, и кто достаточно честен, чтобы вызвать доверие.

– Кто же это?

– Мы, Тайри и я. Лично нас защищает Первая поправка к Конституции, а все затрещины достанутся телекомпании, на которую мы работаем. Кстати, если копнуть поглубже, могут всплыть и другие интересные имена. Что скажете?

Кейл обдумывала его предложение около минуты, хмуро разглядывая репортеров. Текли долгие секунды, женщина молчала.

– Хорошо, — сказала она наконец. — Я сделаю вам распечатку.

– У меня есть идея получше, — предложил Дэйв. — Я позвоню в штаб нашей компании, и мы подключим интерфейс. Затем перекачаем данные в компьютер WBC, зашифровав их кодами компании. А ютом найдем способ намекнуть противникам, что информация у нас. Тогда они перестанут вас дергать. Неплохо?

Кейл согласно кивнула, и Херрик бросился к стоящему рядом телефону. Вскоре он уже говорил с самим Нэтом Ротом, тщательно подбирая слова на случай, если их подслушивают. Затем, подключив на обоих концах интерфейсы, они четыре минуты перекачивали информацию на сверхвысокой скорости из базы данных Элбана в компьютер WBC. Когда тесты на случайную выборку информации подтвердили, что вся на передана без ошибок, собеседники положили трубки.

– Готово, Кейл, — сказал Херрик. — Получше себя чувствуете?

– Не знаю. А что, если они подслушивали?

– Припоминая случившееся, буду удивлен, если это не так, но им потребуется немало времени на расшифровку кодов, если только они смогут их расколоть. А к тому времени мы придумаем что-нибудь еще. Теперь же, если вы согласны, не приступить ли нам с Тайри к своим прямым обязанностям?

– Каким же? — встревожилась женщина.

– Узнать побольше о личности покойного Нельсона Элбана. WBC хотелось бы сделать о его жизни эксклюзивную передачу.

– А где ваша аппаратура?

– В багажнике машины.

* * *

– Ну, старина, что ты об этом думаешь?

– Я не в силах думать, Дэйв. Она превратила меня в фаршированного поросенка, и теперь вместо мозгов у меня жратва.

– Ты действительно вел себя, как свинья, Тайри, но ужин был потрясающий. Однако он выбил нас из графика. — Дэйв принял из рук Тайри последний футляр с аппаратурой и разместил его в багажнике. — Я сяду за руль.

– А я посплю.

Хоси взгромоздился на правое переднее сиденье и блаженно вытянулся. Херрик завел мотор.

Дом Элбана стоял на окраине городка, и, чтобы снова выбраться на грунтовую дорогу, им предстояло еще раз пересечь весь «центр». По пути они заметили выходящего из мэрии Лероя (там же находилась и местная тюрьма) и окликнули его.

– Спасибо, Лерой. Слушай, а ты изловил того психа?

– Ага. Выволок в конце концов из «танка». Теперь он сидит в каталажке.

– Из танка?

– Так он называет свой комбайн. Сегодня он играл в генерала Паттона. А завтра еще что-нибудь придумает.

Дэйв выглянул в окно. Уличные фонари перед зданием полицейского участка тускло освещали огромную тушу комбайна с сильно помятым передком и заляпанным грязью стеклом кабины.

И тут они услышали где-то вдалеке зловещий вой.

– Ого! — заметил Лерой. — Неприятности.

– Какие?

– Побег из тюрьмы. Судя по направлению, из Мэрион. Слишком близко для любой из тюрем штата. Придется, мужики, выписать вам пропуск.

– Зачем нам пропуск?

– Чтобы без лишних расспросов проехать через заслоны на дорогах. Пока беглецов не поймают, весь район будет оцеплен. Заходите участок. Прямо сейчас и выпишу.

– Тайри! Тайри, проснись!

С соседнего сиденья донеслось презрительное фырканье.

– Я не спал, Дэйв, просто прикрыл глаза. Я все слышал, и эта история мне не нравится.

– Мне тоже. Может, это простое совпадение, но побег из тюрьмы — лучший повод перекрыть весь район как раз тогда, когда мы готовы уехать.

– Пойдем-ка в участок, — отозвался Тайри. Сладко потянувшись, и открыл дверцу.

Лерой уже сосредоточенно тыкал двумя пальцами в клавиши допотопной машинки. Ей давно требовалась новая лента, а ограничители полей непрерывно соскакивали с установленных позиций.

– Потерпите минутку, ребята, — пробормотал Лерой.

– Эй, краут! — послышалось из недр участка. — Еще двоих замелел, а, краут?[2]

Лерой предостерегающе поднял палец.

– Не отвечайте ему, а то он еще пуще разойдется. Фенски жаждет аудитории.

– И долго ты его там продержишь, Лерой? — осведомился немного заинтригованный Хоси. Он уже давно решил, что самые интересные обитатели этого мира — чокнутые.

– Пока у него не сменится настроение — так это называет док. Рано или поздно он вернется к реальности и останется в ней на некооторое время. Вообще-то говоря, Арт почти все время смирный. Ум него довольно ясный, и целыми месяцами он остается самым обычныым стариканом Артом Фенски. Наверное, он вчера перевозбудился, вот у него крыша и поехала. А знаете, что самое смешное? Он вовсе и не заперт — замок в камере вот уже четыре месяца как сломан. Фенски видел, что я ковырял в замке ключом, и теперь даже не пробует ее открыть. Зато у вас, ребята, появилась прекрасная возможность отъехать подальше, пока он не шляется по дорогам.

– А почему бы не упрятать его в тихий приют?

– Потому что у него слишком много денег, мистер Хоси. Старый хрыч ими просто набит. Он и начал-то жизнь не бедным: родители оставили ему большую ферму, а потом на его землях нашли крупное месторождение нефти, и поэтому в округе знают, что Арт может заплатить за все поломанное. И он всегда платит, а его всякий раз стараются надуть при оценке ущерба.

К тому же, чтобы засадить Арта в психушку, его сперва необходимо официально признать опасным для общества или доказать, что он не способен управлять своими делами. А он с ними отлично справляется. Так, вот ваш пропуск. Осталось только подписать.

Лерой взял старую ручку со стальным пером, макнул ее в полупустой пузырек с чернилами и нацарапал подпись. Несколько раз перо цеплялось за бумагу, разбрызгивая капельки чернил. Лерой помахал пропуском, чтобы чернила высохли, осмотрел результат своих трудов и с довольным видом протянул лист Хоси.

– Готово. Проедете без проблем.

Лерой протянул руку. Журналисты по очереди ее пожали, пообещав заехать повидаться, если снова окажутся в здешних краях.

* * *

Темнота скрыла облака пыли, но против жуткой тряски она была бессильна. Тайри громко жаловался, что его желудок такого издевательства не выдержит, но все же терпел. Минут десять Дэйв ехал медленно, но с постоянной скоростью, и вскоре огни Скайтерсвиля остались далеко позади.

Они приблизились к перекрестку. Блокированному перекрестку.

– Что там, Дэйв?

– Наверное, полицейский пост. Но на машине нет никакой эмблемы.

Он пристально вгляделся в темноту и включил дальний свет. Дорогу перегораживали переносные баррикады-«зебры», выкрашенные в белую и черную полоску и снабженные красными рефлекторами. Возле них стоял человек с фонарем в руке.

Дэйв остановил машину, не доезжая футов двадцати. Человек направился к ним, стараясь не попадать в свет автомобильных фар, затем включил фонарь и осветил лицо Дэйва.

– ФБР, — произнес он, махнув перед лицом Дэйва кожаной книжечкой, но так быстро, что разглядеть ее было невозможно. — Ваши документы.

– У нас пропуск, выписанный начальником полиции Эрвином. Вот. Человек взял пропуск, развернул его и внимательно изучил.

– Здесь ничего не написано о том, кто вы такие. Да и отпечатано скверно. Водительские права есть?

– Да.

Дэйв медленно достал бумажник, отыскал права и протянул их агенту ФБР.

– Без фотографии?

– В моем штате так положено.

Оставив права Дэйва у себя, агент перевел фонарь на Хоси.

– Посмотрим ваши права.

Тайри уже знал, что сейчас произойдет, но тем не менее полез за документом. В его штате права тоже выдавались без фотографий.

– Жаль, что у вас нет ничего получше. Тут дело серьезное. Выходите.

– Да бросьте, — запротестовал Тайри. — Вы ведь знаете, кто мы такие. Мой коллега вел репортажи с процесса над Судано, а я раз десять — двенадцать в месяц выхожу в эфир по национальному телевидению. Взгляните на нас повнимательнее.

В ответ послышался щелчок затвора. Тайри увидел наведенный на его шею ствол сорок пятого калибра. Затем рядом с его дверцей возник второй агент и протянул руку в открытое окно.

– Выходите!

Едва они выбрались из машины, их тут же прислонили к кузову, обыскали и сковали наручниками.

– Ключи! — потребовал один из агентов.

– В замке, — отозвался Дэйв, — но вы не имеете права…

Очевидно, у федералов на сей счет имелось свое мнение. Пока один держал репортеров под прицелом, второй порылся в багажнике, достал всю видеоаппаратуру и перенес ее в багажник своей машины. Потом принялся поднимать сиденья и обыскивать весь салон. После чего обернулся и тоже вытащил пистолет.

– У них только пленки с записями, — сообщил он напарнику. — Придется их просмотреть.

– Кто-то приближается, я слышу шум мотора, — отозвался второй. — Убери их машину с дороги. По звуку вроде грузовик, но пока не разглядеть.

Агент быстро сел в автомобиль журналистов, завел мотор, выехал – перекрестка и загнал машину в кювет. Выйдя на дорогу, он швырнул ключи в кукурузное поле.

– Где эта штука?

– Еще не видно, — ответил другой. — Сажай обоих в машину — юра уезжать, пока никто не приперся.

Взмахнув фонарем, он велел журналистам идти к машине.

Шум и грохот стали громче. Встревоженные агенты нервно озирались по сторонам.

Хоси уже поднял ногу, собираясь залезть на заднее сиденье черного седана федералов, когда громыхнул выстрел. Подняв голову, он успел заметить, как пуля, высекая искры, срикошетила от какого-то близкого предмета на кукурузном поле.

Над стеблями кукурузы возвышался комбайн Арта Фенски с погашенными фарами.

Агенты встретили его частой, беспорядочной стрельбой. Дэйв, воспользовавшись заминкой, рывком поднял на ноги присевшего Тайри и уволок его в укрытие за машиной.

Тем временем оба агента бросили фонари и принялись за дело, не жалея патронов. «Танк» Фенски приближался.

Журналисты не стали терять времени даром. Хоси нанес быстрый удар одному из агентов сзади по шее и стал помогать Дэйву утихомиривать второго.

Тот отчаянно сопротивлялся и даже успел дважды выстрелить, прежде чем они заставили его бросить пистолет. Дэйв, не привыкший к подобным усилиям, тяжело дышал.

– Выруби его, Тайри! Чего ты ждешь?

Секунду помедлив, Тайри ударил агента в живот. Тот медленно осел на дорогу. Тайри потер ноющую левую руку.

– Господи! Надеюсь, ничего не сломал. Терпеть не могу бить кого-нибудь голым кулаком.

«Танк» подкатил вплотную и остановился. Вспыхнула его единственная уцелевшая фара.

– Руки вверх, крауты! — раздался из темноты высокий писклявый голос.

Журналисты немедленно повиновались.

– Думаешь, у него есть пушка, Дэйв?

– Лучше на всякий случай подыграем.

– Эй, вы, — послышался тот же голос. — Вы… вы не крауты Черных краутов не бывает. Топай сюда.

– Не могу, — отозвался Тайри. — Мы скованы. Нас сцапало гестапо. Мы… разведчики.

– Из какой части?

Проклятие! Дэйв принялся лихорадочно вспоминать. Какой документальный фильм он смотрел на прошлой неделе? Ага, есть!

– Шестая бронетанковая дивизия.

– Где вы высадились?

– Э-ээ… гм… в Юте. Юта-Бич.

– Кто выиграл Всемирную серию в 1938 году? Дэйв решил, что с него достаточно.

– Да откуда мне знать? Послушайте, генерал, если мы тут застрянем и начнем болтать, заявятся новые крауты. Давайте…

– Попридержи язык, сопляк, ты разговариваешь со старшим офицером. Но ты прав. Залезайте на борт.

– А можно с нас сперва снять наручники? У одного из этих краутов есть ключ. Я его мигом найду.

– Ладно. Но пошевеливайся.

Хоси уже рылся в карманах ближайшего к нему агента. Работу ускорил поднятый фонарь, и вскоре на дороге выросла целая куча хлама: оба пистолета, запасная обойма, удостоверения, еще одна пара наручников, рация и… кольцо с ключами.

Они быстро избавились от наручников и столь же быстро нацепили их на законных владельцев.

– Прихвати пушки и фонари, Тайри. Да и рации тоже. Может, удастся подслушать. Хоси рассовал предметы по карманам, и тут его осенило.

– Генерал, — сказал он. — У нас есть секретный фильм. Германские планы сражений, расположение войск, карты. Все, что нам требуется для победы. Фильм у них в багажнике. Нам нужно доставить о к Эйзенхауэру.

– Доставайте его… быстро! — радостно завопил Фенски. — Ну подфартило! Да мы к Рождеству будем в Берлине!

Хоси обнаружил, что багажник не заперт. Он быстро вытащил аппаратуру и перебросил ее уже забравшемуся в «танк» Дэйву, потом залез сам.

Фенски врубил задний ход и выключил фару. Проехав назад около сотни ярдов, он развернулся и покатил поперек борозд.

– Куда мы едем, мистер… гм, генерал; что случилось с дорогой? Дэйв уже представил кошмарную картину: их окружают на этих кукурузных полях, а поутру начинают охоту.

– Тут кишат патрули краутов, сами знаете. Да и мин наверняка полно. Возвращаемся в мой штаб.

– Где он?

Старик ткнул пальцем вперед.

– Пара миль в ту сторону.

– Гм, понятно. Э-ээ… генерал, нам необходимо отсюда выбраться. Нужно доставить информацию в штаб Эйзенхауэра, пока крауты не очухались. У вас, кроме танка, есть другое средство передвижения?

– Есть. Старый грузовик. Только он не на ходу. Мотор отказал — прямое попадание. Эй, что там за шум?

Из кармана Тайри, где лежала рация, донеслись голоса. Тайри прибавил громкость и прислушался к переговорам. Он так и не понял, сколько человек в них участвовало, и не разобрал подробностей, но общая картина стала ясна.

– Кажется, крауты блокировали все дороги, — буркнул Фенски и увеличил скорость до душераздирающих пятнадцати миль в час. Репортеры почувствовали себя будто в лодке, угодившей в шторм.

– Д-д-д-долго еще, генерал? — с мукой в голосе спросил Хоси, обхватив переполненный живот.

– Уже близко — вон за теми деревьями впереди.

Кукурузное поле неожиданно кончилось, и «танк» плавно покатил по невспаханной земле. Хоси перевел дух.

Они выехали на длинный ровный луг. «Танк», прибавив скорость, с громыханием двинулся мимо цепочки покосившихся домов. Впереди показался старый дом с черепичной крышей — такие строили в прошлом веке.

– Мой штаб в этом замке. Хотите тяпнуть, ребята? В погребе найдется неплохое винцо. Уж лягушатники знают, как его делать.

– Э-ээ… нет, генерал, спасибо. Не сейчас. Не могли бы мы… взглянуть на грузовик? — спросил Дэйв, которому не терпелось поскорее смыться.

– Вы, парни, так и не сказали, как вас зовут, — произнес в ответ

Фенски.

– Меня зовут Херрик. А его Хоси. Э-э… полковник Хоси.

– Точно? Гм, полковник… Помню, когда я стал полковником, мне стукнуло побольше, чем ему. Впрочем, на войне чины идут быстрее. Обе свои звезды я заработал в Африке. Пошли, глянем на грузовик.

Вожделенный грузовик оказался кучей деталей, разложенных на грязном полу сарая.

– Даже если бы я представлял, как собрать коробку передач, У нас все равно ушло бы на это несколько дней, — сказал Хоси Дэйву.

– Но танк я вам дать не могу, — тут же вставил Фенски, услышав эти слова. — Я с его помощью удерживаю весь сектор обороны. А что вы скажете о самолете? Артиллеристы оставили у меня корректировщик.

– Что?

– О самолете, полковник. «L-5».

– Неужели? — вежливо удивился Хоси, приняв слова Фенски за очередной плод воспаленного воображения.

– Нет, я серьезно… идите за мной.

И Фенски торопливо заковылял к соседнему сараю, журналисты следовали за ним. Войдя внутрь, они переглянулись.

– Не знаю, как выглядит «L-5», Дэйв, но это самый настоящий самолет, — прошептал Тайри.

– Распылитель всяких химикатов, — прошептал в ответ Херрик.

– Да зачем старикану самолет?

– Вряд ли это его машина. На фюзеляже совсем другое имя. Наверное, владелец просто держит его в сарае у Фенски. Или, по-твоему, старый хрыч умеет им управлять?

– Но с ним я в любом случае не полечу. И с кем угодно — тоже.

– И все-таки это выход, Тайри! Не пешком же нам топать. К тоже за самолетом на машине не угнаться. Кстати, ты когда-то говорил, что поднимался в воздух.

– Да, говорил, но… послушай, Дэйв, я лишь пару раз тренировася, а такую развалину в глаза не видел. Да на нем днем-то не полетишь, а тем более ночью. Кстати, там всего одно сиденье. В заднем кокпите бак для химикатов. И посмотри на размер мотора.

– А что в нем такого особенного?

– Для такой машины он слишком большой и мощный. Ею будет очень трудно управлять.

– Взлететь сможешь?

– Без проблем. На таком самолете взлетел бы и твой прадедушка. Это самое легкое. Трудности начнутся потом, когда захочешь сесть. Думаю, придется уповать на удачу.

– Я уже сказал, выбора у нас нет. Округа наверняка оцеплена так, что мышь не проскочит. А если нас снова поймают, то просто убьют. Сейчас десять вечера. Если сразу примемся за работу, часа через два сможем снять с самолета бак для химикатов. Тогда у нас впереди — часов пять темного времени. Вылетим затемно — нас никто заметит, а приземляться будем на рассвете. Тайри понял, что внутренне уже принял решение.

– Эй, парни, о чем вы там шушукаетесь? Мы ведь на одной стороне.

– Извините, генерал. Видите ли, нам хотелось бы одолжить корректировщик. Обещаем вернуть его сразу же после выполнения задания, а полковник Хоси хорошо о нем позаботится. Согласны?

– Конечно. Замолвите только Эйзенхауэру словечко за того, кто вам помог. Знаете, он сейчас немного зол на меня.

– Да, наслышаны, — сказал Дэйв. — Но не волнуйтесь, вы отлично поработали.

– Еще бы! А я на рассвете собираюсь захватить Авраншез. Вы ведь знаете, это ключевой пункт их обороны.

Авраншез? Дэйв никак не мог вспомнить такого названия, но все же сказал:

– Да, вы на верном пути, генерал.

Дэйв оказался оптимистом. У них ушло не два, а почти четыре часа, чтобы в темноте и почти без инструментов снять бак для инсектицидов. Проблема заключалась в том, что к нему были приварены распылительные трубки, проходящие далее по передним кромкам крыльев. Трубки следовало удалить, и во время работы они в двух-трех местах повредили обшивку крыльев.

Но в конце концов с этим было покончено. Репортеры начали заправлять бак бензином из бочки. После упражнений с дряхлым ручным насосом боли в пояснице им были гарантированы.

– Придется заводить мотор через пропеллер, Дэйв. Тут нет стартера. Только не уверен, что помню, как это делается. Фенски, очевидно, прислушивался.

– Нужна помощь при запуске, полковник?

– Да, генерал. Вы знаете, как завести аэроплан?

– Само собой. Каждый раз помогаю старине Харви Стеффсу. Залезайте в кабину и прокачайте немного карбюратор. Только убедитесь, что все тумблеры выключены.

Хоси забрался в кабину и проверил тумблеры.

– Порядок. Можно начинать.

Старик ухватился за пропеллер и повернул его на полный оборот заполняя цилиндры парами бензина.

– Готово, — доложил он. — Теперь включайте левое магнето. Хоси шарил в темноте целую минуту, пока не отыскал нужный переключатель. Он сдвинул его на один щелчок.

– Контакт!

Фенски перенес тяжесть тела на правую пятку, ухватился за верхнюю лопасть и очень проворно переместился вниз и назад. С первого раза двигатель не схватился, пришлось повторить всю процедуру. На этот раз мотор взревел.

Хоси нажал на тормоза, включил оба магнето и чуть-чуть вытянул вверх ручку газа, помахав отскочившему в сторону Фенски. Приборная панель осветилась, и Хоси начал предполетную проверку.

На вид все оказалось в порядке — кроме альтиметра, дававшего завышенные показания. Хоси решил перестраховаться и отрегулировал его в обратную сторону, чтобы он занижал высоту. Затем, пока Дейв залезал в кабину, Тайри прибавил газу и выкатился из сарая, гадая, какой длины будет взлетная полоса.

Оказалось, вполне достаточной. Он проехал по ней до конца, развернулся, проверил магнето и постучал по подголовнику, оповещая Дэйва, что все готово. Потом дал полный газ и поднял хвост. Не зная скорости взлета, он намеревался держать машину на полосе как можно дольше и поднять ее в воздух в последний момент, набрав максимальную скорость.

Но его плану не было суждено осуществиться. Впереди на взлетной полосе вспыхнули и начали быстро приближаться фары. Это федералы вновь вышли на их след.

Хоси бросил взгляд на индикатор воздушной скорости. Стрелка сближалась к цифре девяносто. Надеясь, что этого хватит, он крыл глаза, помолился и потянул ручку на себя до упора. Через мгновение самолет перестало трясти, и, ровно гудя мотором, «L-5» взмыл в небеса.

* * *

Услышав голос в телефонной трубке, Нэт Рот почувствовал, как Г ослабляется его напряженное тело.

– Ты где, Дэйв? — завопил он, но тут же быстро добавил: — Нет, ничего не говори. Перезвони Вону. Через двадцать минут. Хорошо?

– Но, Нэт, это моя последняя монетка.

– Так стрельни у кого-нибудь. Поговорим потом.

Нэт положил трубку, вызвал секретаршу, велел отвечать на звонки вместо него и сообщил, что будет через час.

Пятнадцать минут спустя, пошатавшись по магазинам, поблуждав по переулкам и прокатившись на автобусе, Нэт поднялся по шести отполированным ступенькам, миновал каменных драконов и вошел в ресторан «Дом Ву».

Он направился прямиком в бар, где откровенно скучающий бармен вытирал стаканы. У дальнего конца стойки, ближе к выходу, сидели всего трое посетителей.

Нэт подошел к противоположному краю стойки и уселся.

– Чего желаете, мистер Рот? — осведомился подошедший бармен.

– А, Вон Лонг Пор, щедрый бармен. Дай мне имбирного пива. Только не разбавляй.

– Обижаете, мистер Рот! Наша наценка на имбирное пиво и так достаточно высока. А вот «Сантори» заказывать не советую.

– И принеси заодно телефон.

– Это будет стоить еще две монеты.

– Я не собираюсь набирать номер. Звонить будут сюда. В ту же секунду телефон зазвонил. Вон снял трубку, протянул ее Нэту, налил имбирного пива и остался рядом, наводить глянец на стаканы.

– Алло, Дэйв? Погоди минутку… Катись отсюда. Нет-нет, не ты, Дэйв. Тут рядом Большие Уши. Так где ты сейчас? Неошо? А где это? А, в Миссури. Что ты делаешь в Миссури? Я посылал тебя в Иллинойс.

Наступила долгая пауза. Нэт слушал.

– Ясно. Да, понял… неплохо придумано. А как называется ближайший к вам большой город? Джоплин… да, понял. Слушай, я высылаю Абдула. Сидите и ждите. Да, я понимаю, что вы на мели. Но чего вы от меня хотите — чтобы я выслал деньги на твое настоящее имя? Когда так запахло жареным? Придется затянуть пояса на пару дырочек. Да. Сегодня же я вас вытащу. Верь мне, ты же меня знаешь. Слушай, Дэйв, пока ты на связи… есть новость, которая тебя наверняка заинтересует: был пожар — догадайся где — в Скайтерсвиле. Сгорел дом Элбана. Нет. Мы не знаем, был ли кто в доме. Репортаж вели ребята из нашего филиала. Да, попробую выяснить подробности. — Пауза. — Кто? Какой Лерой? Подожди секунду, я запишу. Вон!

Нэт щелкнул пальцами. Вон склонился над стойкой. Нэт выхватил ручку из кармана бармена, нашарил салфетку и снова велел бармену отойти.

– Порядок. Повтори имя. Да, записал. Держитесь, Дэйв, помощь уже в пути.

Нэт положил трубку и торопливо зашагал к выходу.

– Одну минуточку, мистер Рот, с вас два двадцать пять, — сказал улыбающийся Вон.

Нэт протянул ему пятерку.

– Сдачи не надо, Вон. Да, я понимаю — для чаевых многовато, а для взятки слишком мало. Но согласись, на этот раз ты действительно ничего не слышал, верно?

На улице Нэт отыскал телефон-автомат и принялся кормить его четвертаками. Набрав номер Лероя, он узнал, что его в участке нет.

* * *

– Скажите, босс, мы сильно влипли? — поинтересовался Тайри Хоси, выбираясь из ящика с надписью «Бумажные полотенца» и впервые за несколько часов потягиваясь.

Дэйв все еще сидел в металлическом барабане, поименованном «Жидкое мыло». Нэт пытался снять с него крышку.

– П-п-порядочно, — с натугой отозвался Нэт, воюя с крышкой. — Наши юристы уже работают. Мы возместим Стеффсу стоимость покалеченного самолета, а с федами посложнее. Уверен, они постараются обвинить вас во всех смертных грехах: сопротивление представителям власти, оскорбление действием и тому подобное.

– Но ведь нас официально не арестовали. Задержание с самого было было незаконным.

– Разумеется. Я вам верю. Да и любой суд поверит. Надавим на политическую сторону происшествия, выкрутим пару рук и заставим расхлебывать собственную кашу. А вы, парни, пока останетесь здесь, в WBC.

– Так они именно здесь и начнут нас искать, босс.

– В этом здании есть небольшое помещение, не внесенное архитектором в план.

Упрямая крышка наконец слетела с барабана и с громким лязгом упала на пол подвальной подсобки. Дэйв выкарабкался наружу и встал, энергично разминая затекшие ноги.

– У-ф-ф, хорошо! Куда идем, босс?

– В мой офис.

Он провел их к личному лифту и открыл дверцу ключом. Кабинка с гудением поднималась целую минуту, затем дверь открылась.

В слабо освещенных помещениях не было ни души, что придавало обстановке довольно зловещий вид. В кабинете Нэта горел яркий свет. Хозяин подошел к окну и быстро опустил жалюзи, хотя они находились на сорок пятом этаже.

– Сюда, — показал он. Подойдя к книжным полкам, занимавшим целую стену, он принялся постукивать по корешкам. В ответ нижняя часть полок подалась внутрь. В образовавшемся проеме загорелся мягкий свет.

– Ого! — заметил Тайри. — Уютное гнездышко.

– Каждый напряженно работающий начальник, Тайри, должен иметь местечко, где он может расслабиться.

«С какой-нибудь цыпочкой», — мысленно закончил его фразу Тайри, но вслух сказал совсем другое:

– А почему комната круглая?

– Очень просто — предполагалось, что тут будет цистерна для воды. Впрочем, она здесь и правда есть, только внизу. Переждете в тишине и спокойствии несколько дней, пока опасность не минует. Я распорядился, чтобы к нашей сети подключили дополнительный мини-компьютер: заодно и поработаете над своим же списком. Если вы не возражаете, можем начать прямо сейчас. Я согласен вам помогать.

– Почему бы и нет? Нам тут все равно делать нечего, разве что спать.

– Спать, Хоси? А кто тебе мешал выспаться, пока ты летел из Джоплина?

* * *

– Ладно, поехали. Начнем с наших подписчиков. Проверим их номера социального страхования, вдруг некоторые совпадут со списком Элбана.

Нэт нажал клавишу.

Дисплей компьютера ожил. Под некоторыми номерами стали появляться линии. Нэт быстро набрал команду, неподчеркнутые номера пропали с экрана. Нэт послал новую команду, информация на дисплее снова изменилась.

– Вы только взгляните!

Все трое прильнули к экрану. Хоси стал читать вслух:

– Фримен Мосби — судья, член Верховного суда США; Джейсон Эбелард — секретарь Министерства обороны; Патрик Госнелл… Кто такой Патрик Госнелл?

– Знаю, — ответил Дэйв. — Я однажды брал у него интервью. Региональный супервизор ФБР, штаб-квартира в Сент-Луисе.

– Так-так, я уже нащупал определенную связь между этим фактом и нашими недавними приключениями.

– Возможно, ты ошибаешься, Хоси, — осторожно возразил Нэт — Сперва нужно убедиться, что он все еще возглавляет офис, И именно этот офис. Наш список мог устареть. Есть еще знакомые имена?

– Только одно, — ответил Дэйв. — Кинней. Но это и так известно. Хотел бы я знать, кто остальные.

– Полагаю, всякая мелкая сошка, — сказал Нэт. — Не будем отвлекаться, просмотрим другой список.

– А не лучше ли сперва распечатать этот, босс?

– Хорошая мысль, Дэйв. Сделай нам пару экземпляров. Тогда вы сможете заняться одним, а я другим.

Они вывели на дисплей второй, больший список. Здесь им удалось выявить более трехсот имен, хотя каждое из них мало что говорило репортерам. Довелось им встретить и старого знакомца, Артура Фенски.

– Называется, повезло, — проворчал Хоси. — Да у нас месяц уйдет, чтобы проверить весь перечень, и даже тогда мы ничего толком не выясним. С тем же успехом можно подключиться к центральному компьютеру полиции. У них есть список всех местных позитивов.

– А ты не гони лошадей, — заметил Нэт. — Согласен, времени уйдет немало. Но должен же в этом хаосе отыскаться ключ, схема. Думаю, дело прояснится, когда мы начнем расшифровывать личные армейские номера. Кстати, твоя идея вовсе неплоха. Мне понравилась мысль залезть в архивы полиции. Если бы еще знать, как это проделать… Может, тут нам сумеет помочь Малыш Скиннер — это мой дядя Хайми.

– А как насчет организаций ветеранов? Не стоит ли связаться с ними?

– Возможно, Тайри, но их архивы, вероятно, на бумаге.

– В маленьких городках, может, и так, а в крупных отделениях? Нью-Йорк, Вашингтон, Чикаго? Если где и есть общий список, то в вашингтонском компьютере.

– Полагаю, стоит пустить в этом направлении пару человек. Однако уже поздно. Я устал, как собака, пора на боковую. А вы, парни, можете продолжать, если есть желание.

* * *

Наутро Нэт явился в офис позднее обычного, зато вид у него был щегольской — темно-синий костюм, голубая рубашка с галстуком и белые туфли. Нэт любил хорошо одеться и всегда заботился о своей внешности. Когда-то это сыграло немалую роль в его карьере.

Он поднялся на обычном лифте, чтобы засвидетельствовать свое присутствие перед всем персоналом: взял у секретарши чашку кофе и прихватил с ее стола стопку служебных записок и сообщений.

У себя в кабинете он плюхнулся в кресло и стал просматривать бумаги, время от времени прихлебывая кофе. Неожиданно увидев листок со знакомой фамилией, он замер.

Нэт быстро встал, повторил фокус с книжной полкой и, едва дверь успела подняться, шагнул в свое любовное гнездышко. Зажегся свет.

Нэт с отвращением посмотрел вниз. На полу, рядом с круглой кроватью, лежали два скрюченных тела, закутанные в одеяла.

– Доброе утро, ребята, пора вставать — и за работу. Первым приподнял голову Хоси, словно змея, вылезающая из корзинки факира.

У Херрика хватило сил только на слабые стоны.

– Как спалось? — бодро спросил Нэт.

– Босс, не хочу показаться ханжой, — раздраженно буркнул Херрик, — но нельзя ли постелить на эту штуковину обычные простыни? А заодно отключить автоматический массажер? Может, кое для чего атласные простыни и незаменимы, но спать на них невозможно. В конце концов мы соскользнули на пол.

– Хорошо, Дэйв, что-нибудь придумаю. А теперь догадайтесь, кто мне звонил?

– Кто?

– Шеф Эрвин. Я с ним еще не связывался — хочу переключить телефон на динамик, чтобы вы тоже послушали. Так что натягивайте брюки и за мной.

Нэт вернулся к своему столу и набрал номер.

– Да помалкивайте оба!

– Полицейский участок Скайтерсвиля, — раздалось в динамике. — Говорит шеф полиции Эрвин.

– Здравствуйте, шеф. Я Нэт Рот из WBC, вы мне звонили? Чем могу помочь?

– Вы записываете наш разговор, мистер Рот?

– Нет.

– Можете записать?

– Конечно.

– Тогда включайте запись. У меня есть для вас нечто важное.

– Говорите.

– Федеральное правительство делает попытки захватить мой город. Мне это не нравится. И я хочу, чтобы весь мир узнал, насколько мне это не нравится.

– Сильно сказано, шеф. А что именно они предприняли?

– Во-первых, они захватили одного из моих сбежавших заключенных. Его имя Артур Фенски. Мистер Фенски — один из позитивов.

– Понятно. А вы уверены, что этот Фенски ни в чем не виноват? Я слышал к тому же, что в ваших краях недавно случился побег из тюрьмы, и федеральные агенты оцепили весь район.

– Чушь, мистер Рот. Не было никакого побега. Вся эта история — фальшивка. В тюрьме было тихо, как в церкви.

– Так, тогда скажите, зачем они устроили это представление?

– Им нужны были двое ваших парней. И требовался повод для задержания — вот зачем. Позднее они воспользовались этой же байкой для прикрытия пожара — подожгли дом моего старого друга.

– Да, наши местные репортеры вели передачу с этого пожара. Но ваше обвинение слишком серьезно. Вы можете доказать, кто именно совершил поджог?

– Да. И я хочу заявить об этом не по телефону, а в прямом эфире. Вы можете предоставить мне такую возможность, мистер Рот?

– Полагаю, да. Что вам нужно — деньги?

– Нет-нет. Проблема не в деньгах. Меня должна окружать толпа. Нужна команда репортеров с камерами и вертолет — достаточно большой, чтобы доставить их в Скайтерсвиль.

– Что?!

– Вы слышали меня, мистер Рот.

– Я не могу на такое пойти. Это очень дорого стоит. Кроме того, ваши новости не тянут на национальные.

– А я утверждаю, что под угрозой благополучие страны. Поверьте, мистер Рот, ставка гораздо выше, чем моя жизнь.

Нэт бросил взгляд на журналистов, внимательно слушавших разговор. Каждый из них кивнул. Это был веский аргумент для Рота.

– Хорошо, шеф. Говорите когда и где.

– Сколько вам нужно времени, чтобы приехать к нам?

– Мне?

– Я уже говорил, что мне нужно влиятельное прикрытие…

– Хорошо, шеф. — Нэт взглянул на часы: 10.23 утра. — Час пути до аэропорта, два с половиной часа полета до Сент-Луиса, оттуда на вертолете… час или час с четвертью. Бригада прибудет в два или в половине третьего.

– Так поздно?

– Не так уж и плохо, шеф. Как раз успеваем к выпуску вечерних новостей на Восточном побережье. Где вас искать в городе?

– Возле дома Элбана… вернее, возле пожарища. Найдете сразу.

– Хорошо, едем. И постарайтесь до нашего приезда не обострять обстановку.

– Согласен. До свидания.

– Босс, а нельзя и нам…

– Нет, Тайри. Вам придется остаться здесь. Вы моя страховка.

– Но…

– Нет. Нас не должны сцапать всех сразу. Нэт нажал кнопку связи с секретаршей.

– Да, мистер Рот?

– Бекки, позвони ребятам в отдел технического обеспечения. Передай им, что команда операторов и самый большой вертолет, который они сумеют раздобыть, должны ждать нас наготове в Лэмберте к трем часам. Нет, к двум — там другой часовой пояс. Скажи также, что намечается прямой эфир, пусть подготовят каналы связи.

– Понятно, сэр. Что-нибудь еще?

– Да. Разыщи Абдула. Пусть все бросает и немедленно едет сюда. А Макс? Знаешь, где он сейчас?

– У себя на крыше. Вертолет тоже там.

– Прекрасно. Передай ему, пусть готовится отвезти меня в аэропорт и сообщи мне сразу же, как только найдешь Абдула. Да, чуть не забыл: позвони в аэропорт и прикажи подготовить мой самолет для полета через страну.

– Понятно, сэр. Как только сделаю, свяжусь с вами.

– Босс, — сказал Хоси, — вот я чего не пойму. Если вы собираетесь передавать репортаж по кабельной линии, то зачем вам Абдул?

– Потому что у моей мамы детей-дураков не водилось, Тайри. Я очень удивлюсь, если дядя Сэм не подслушал наш разговор по поводу Скайтерсвиля. И если в воздухе взорвется еще один самолет, я не хочу оказаться его пассажиром. В Ламберте такую свинью подложить слишком легко, поэтому мы снова вылетим из Падуки. И по той же причине воспользуемся спутниковыми линиями связи, а не телефонными линиями. Мы подадим в аэропорту план полета в Сент-Луис, отвлечем внимание от Падуки, а сами отправимся туда и вылетим быстрее, чем они успеют догадаться.

– А нам чем заниматься?

– Тем же самым, Дэйв. Мои люди уже шерстят другие архивы, и при первой же возможности мы присовокупим их информацию к вашей. А вы запритесь покрепче, пока меня не будет.

* * *

Нэт стоял на краю пожарища, с неудовольствием отмечая, что ветер швыряет на его костюм частички пепла. Оставалось надеяться, что на экране пятна будут не так заметны.

Лерой Эрвин тоже нервничал, поглядывая на толпу приятелей и соседей. В их тихом городке приземление вертолета было редкостью, а уж событий, достойных трансляции по национальному телевидению, не случалось никогда. В любом другом городе здесь давно бы собрались любители сувениров и профессиональные демонстранты, не упускающие случая лишний раз покрасоваться на публике. Но не в Скайтерсвиле.

Абдул взглянул на часы и резко махнул рукой. Его тревожный взгляд переместился к антенне-тарелке на крыше фургона, через которую сигнал уйдет на спутник.

– Я Нэт Рот, «WBC News». Я веду прямой репортаж из Скайтерсвиля, штат Иллинойс. Рядом со мной шеф местной полиции Лерой Эрвин. Шеф, сегодня утром вы обратились к нам с просьбой организовать это интервью. Не расскажете ли вы зрителям о причинах своего поступка?

Лерой откашлялся, поправил шляпу и, стараясь держаться уверенно, сказал:

– Я имел основания полагать, что моей жизни угрожают.

– Прежде чем мы продолжим, шеф, один вопрос. Вы позитив?

– Нет, сэр. Нас всех тестировали. Каждый член Ассоциации начальников полиции прошел проверку. Я негатив.

– Что заставляет вас думать, что ваша жизнь под угрозой?

У Нэта с Лероем было всего несколько минут на обсуждение плана передачи, и Нэту оставалось лишь надеяться, что Лерой не станет нести отсебятину. Лерой справился.

– Во-первых, сам факт гибели доктора Элбана. Утверждают, что личиной его смерти стал несчастный случай. Но я не доверяю людям, проводившим расследование. Их последующие многочисленные поступки вынуждают меня думать, что они покрывали преступление.

– Поделитесь со зрителями, почему вы так думаете, шеф.

– Хорошо. Как многие наверняка знают, наш штат стоит на двух китах — фермерстве и тюрьмах. Крупнейшая в стране тюрьма с самым строгим режимом находится в Мэрионе, всего в нескольких милях отсюда. Вот почему в Скайтерсвиле всегда ощущалось сильное присутствие федеральных служб. До сих пор мы всегда сотрудничали. Теперь они действуют против меня.

«Перестань говорить, как параноик», — мысленно одернул Лероя Нэт.

– У вас есть основания это утверждать, шеф? — спросил он вслух.

– Есть. Сразу после убийства доктора Элбана ФБР послало сюда своих людей, чтобы забрать у вдовы архивы ученого.

После этих слов горожане удивленно уставились на Лероя. Тот, не обращая на них внимания, продолжал:

– Они не имели при себе официального предписания или судебного решения, и Кейл не пустила их в дом. Поэтому на следующий день, когда у нее побывали сотрудники из WBC, федералы имитировали побег из тюрьмы, перекрыли выезды из города и попытались убить репортеров. Когда это не удалось, они вернулись, намереваясь повторить попытку кражи архивов.

– И все это проделали сотрудники ФБР?

– Да. Во всяком случае, некоторые из них. Кое-кто из работников ФБР — позитивы, включая регионального супервизора в Сент-Луисе.

«Отлично, — подумал Нэт. — У Лероя память лучше, чем мне показалось».

– Хорошо, шеф. Но разве то, что человек позитив, влияет на его профессиональную ответственность? Тест позволяет лишь делать предположения, но не утверждать наверняка.

– Есть и другие факты. Когда репортеры вырвались из кольца, ФБР не знало, какой информацией они располагают. Им оставалось только одно — выяснить это самим, поэтому они вернулись в дом мистера Элбана, намереваясь украсть его архивы.

– Опять-таки, шеф, ваши обвинения весьма серьезны. А где доказательства?

– Для этого потребуется несколько лопат. Нужно «откопать» свидетеля. Не поможет ли кто сгрести мусор к краям?

Из толпы вышли двое мужчин с лопатами и принялись за работу, разгребая кучу углей и обломков черепицы. Долгое время камера была нацелена на них.

Через некоторое время лопаты начали скрести обо что-то твердое, и вскоре камера остановилась на замурованной в бетон плоской стальной двери. Один из мужчин поддел ее штыком и нажал. Дверь приоткрылась, затем поднялась. Толпа зароптала.

– Леди, выходящая из подвала, — заявил Лерой, поворачиваясь к микрофону, — это Кейл Эдварде Элбан, вдова доктора Элбана. Все думали, что она погибла при пожаре. Но, как видите, она жива.

Абдул дал крупный план Кейл. Лерой тут же ее обнял.

– Миссис Элбан, — начал Нэт, — я уверен, что зрителям не терпится услышать ваш рассказ.

– С удовольствием, — согласилась Кейл. — Я проторчала взаперти почти четверо суток, дожидаясь слушателей. Как здорово снова увидеть дневной свет.

Знаю, все считали, будто я мертва. Но я жива, и предпочитаю умереть от старости, а не от какого-нибудь запланированного «несчастного случая».

Три дня назад ко мне приехали два журналиста из WBC. Они провели со мной весь день, и мы много разговаривали. Я сообщила им об архивах Нельсона, затем они уехали.

Когда стемнело, я услышала, как в Мэрионе завыли сирены. Я поняла, что это может коснуться и меня. И точно, ближе к ночи я услышала шум на первом этаже. Было похоже, что кто-то вламывается в дом.

Я спустилась вниз, прихватив ружье. Там я увидела какого-то мужчину и велела ему оставаться на месте. При свете фонарика я узнала в нем одного из сотрудников ФБР, которые уже побывали у меня раньше. В ответ на мои законные вопросы федерал нацелил на меня пистолет.

Одним выстрелом я покончила с ним и тут же побежала в подвал, потому что услышала, как в доме перекликаются другие люди. Наверняка дом был уже окружен.

Необходимо было связаться с Лероем, поэтому я заскочила в помещение архива, где стоял телефон, и заперлась. Место безопасное: комната под архив отделывалась специально и имеет двойные стальные стены со слоем стекловаты между ними — внутри необходимо поддерживать постоянную температуру и влажность.

В полицейском участке никто не брал трубку. И тут в дверь начали колотить.

Я знала, что дверь выдержит и кулаки, и железный лом. Но вскоре почувствовала, как дверная рама начинает раскаляться и поняла, го не обошлось без газового резака. Фэбээровцы пытались срезать петли.

Что делать? Я осмотрелась и увидела сетевой шнур от копировального аппарата — толстый и рассчитанный на сильный ток. Я перерезала его ножом, зачистила на конце изоляцию и обмотала оголенный конец вокруг замка на двери.

Другой конец кабеля я воткнула в розетку… Крик, раздавшийся по ту сторону двери, был страшен. Потом погас свет, наверное, выбило предохранители. Через несколько секунд произошел взрыв. Позднее Лерой сказал мне, что ток, наверное, оглушил человека с резаком, и пламя, перерезав газовые шланги, взорвало баллон с ацетиленом. Как бы то ни было, в доме начался пожар.

Несмотря на мощную теплоизоляцию, в подвале стало ужасно жарко, и некоторое время мне почти нечем было дышать. Но у нас в архиве хранился большой запас медицинского кислорода, и он меня здорово выручил. Позднее, когда пожарные потушили огонь, воздух немного очистился.

Услышав, как журчит вода, я решила, что опасность миновала и попробовала открыть дверь. Она не поддавалась, а крики мои гасли в пустоте. К счастью, в подвале стоял холодильник с небольшим запасом еды, воды тоже на пару дней хватило.

Работает ли телефон? Его кабель мог уцелеть, потому что вся проводка в доме шла через помещение архива. Кнопки телефона светились, но сигнала в трубке не было, и я подключила к телефонной розетке лампочку. Напряжение там слабое, всего семь вольт, но даже тусклый свет лучше темноты. Прошло еще два дня, и каким-то чудом заработал телефон. Я позвонила Лерою, а он пообещал откопать меня, как только вы приедете.

– Просто поразительно, миссис Элбан. Вы необыкновенная женщина. Полагаю, вы негатив?

– Да. Нельсон сам меня тестировал.

– Миссис Элбан, у вас есть объяснение происшедшему? Точнее, что именно в архивах доктора Элбана заставило ФБР решиться на хищение, поджог и убийство? Знаете ли вы, почему федеральные агенты столь отчаянно пытаются их раздобыть?

– Да, знаю. Я думаю, что позитивы, те из них, кто занимает важные должности, пытаются организоваться, чтобы удержать власть. И считаю, что они намерены засекретить или уничтожить все результаты тестирования. Архивы Элбана преграждают им путь.

– Вы сказали «преграждают им путь». Кому именно?

– Многим членам правительства, мистер Рот. Но прежде всего я имею в виду Эдварда М. Киннея, Президента Соединенных Штатов.

Нэт взял микрофон. Слова Кейл и стали той самой бомбой, которую он собирался взорвать. Произнеся краткий комментарий, он закончил репортаж и протянул микрофон Абдулу.

– Отправляемся! Бросайте в вертолет все, что поместится. Лерой, Кейл, залезайте.

Спутниковую антенну вместе с аккумуляторами Абдул оставил на крыше фургона. Им предстоял долгий перелет до Терре Хауте, где бригаду WBC уже ждал реактивный самолет. Три часа спустя они сели в Монреале.

* * *

В овальном кабинете Белого дома царило столпотворение. Кинней созвал верных людей, многие из которых с радостью оказались бы как можно дальше отсюда. С опозданием вошел один из приглашенных.

– Вас только за смертью посылать, Госнелл, — рявкнул Президент.

– Извините, но репортеры просто не давали мне прохода. Набрасывались, как пираньи. Информационные агентства, телевидение… Да вообще каждая занюханная газетенка страны поставила палатку перед Белым домом.

– И вы еще удивляетесь, Госнелл? Не надо было зевать!

– Зевать? Да вы хоть понимаете, в каких условиях я работаю? Во всем регионе у меня всего десять агентов, которым можно по-настоящему доверять. Остальные не должны ни о чем догадываться. Кстати, когда вы намерены избавиться от того директора? Если бы сделали это вовремя, мне сейчас не пришлось бы пробиваться к вам в кабинет.

– Ну, сейчас я не могу. Однозначно не могу. Иначе никто не поверит в мою беспристрастность. Я даже не уверен, что смогу отвести обвинения от вас.

Лицо Госнелла стало пепельно-серым.

– Проклятый психованный старикашка! Он загубил все наши ланы. Не будь его, репортеришки оказались бы в наших руках. Ну ладно, мы его сцапали и отвезли…

– Ничего не хочу знать, Госнелл. Острота момента в том, что общественность узнала обо мне. И люди недоумевают, почему я хранил все в тайне.

– В правительстве немало позитивов, господин Президент, и…

– И что с того? Я президент, и ко мне особый счет. Да, верно, избранные официальные лица не могут смещаться с должности только на основании результатов тестирования. Но существует и такая вещь, как импичмент. А для него годится любой неблаговидный поступок, и мы подарили моим противникам блестящий шанс. Если мое имя будет замешано в этих дрязгах — всему конец. Помните Уотергейт?

– Кто же не помнит? Послушайте, господин Президент…

– Нет, это вы послушайте, Госнелл. Я намерен смыть с себя грязь, и немедленно. Слышите? А вы будете помалкивать и получать за меня шишки, пока все не стихнет. Помните — вы позитив, и вас не смогут посадить, даже если докажут, что вы совершили убийство. И лучшее тому доказательство — шрам у меня на спине.

Итак, пенсию вы получите — я об этом позабочусь. Обещаю. Поэтому, выйдя из этого зала, зайдите к моему помощнику и подпишите заявление об отставке. Он также проинструктирует вас, что следует говорить журналистам и о чем нужно помалкивать. И помните, пенсию я вам обещал, а получите вы ее или нет, зависит от остатков вашего здравого смысла. Все ясно?

– Да, господин Президент. Госнелл покинул зал.

– Эбелард! — взревел президент.

– Да, господин Президент, — отозвался один из присутствующих.

– Приставьте к нему хвост.

– Уже сделано, сэр. Мы установили за ним слежку сразу после той передачи. Должен сказать, что, избавившись от Госнелла, вы избрали наилучшую стратегию.

Кинней взглянул на своего секретаря — вылитый английский дворецкий. Лысого, сухопарого и вечно серьезного Джейсона Эбеларда, подумалось Киннею, наверняка не выносят все члены президентского кабинета.

– А ваша стратегия, Эбелард? Насколько мы продвинулись?

– Трудно сказать сэр, если вопрос ставить именно так. Большая часть наших «перестановок» завершена, но в основном она коснулась младших офицеров. Что касается ветеранов, тут я не стал бы торопиться. Не так просто проводить массовые перемещения среди высшего командного состава. Необходимо действовать осторожно, иначе пойдут пересуды.

– Если придется принимать радикальные меры, разговоров все равно не избежать.

– Это так, и все нужные приказы уже заготовлены. Однако в большей степени меня беспокоит, какой резонанс эти события получат за рубежом. Хотим мы того или нет, нам придется считаться мнением мировой общественности. В первую очередь я имею в виду русских.

– Они поймут. Они тоже тасуют свою армию.

– Вы и здесь правы, господин Президент. Однако начнем с того : го русские — очень экспансивная публика. Они осведомлены о нашем руководстве, как и мы об их верхушке. И если мы проведем радикальные перестановки в верховном командовании, особенно сейчас, когда они знают, что позитивы… Короче, случиться может самое неприятное.

– Понимаю. Что вы советуете?

– Прежде всего, «повысить» крупных военачальников — Маннергейма, Кавассоса и Пеллитьера. Можно назначить их в состав командования частями за рубежом или же вовсе перевести из полевых командиров на кабинетные должности. Тут мы ничем не рискуем — значение в Пентагон приравнивается к повышению по службе.

– А что можно сделать со Второй армией? Мы просто обязаны ять ее под контроль. И Аберден — там сосредоточена половина воружения Восточного побережья.

– С Аберденом все в порядке. С Брэггом тоже. Наши люди контролируют ситуацию. Но с Мидом[3] дела плохи. Не вижу способа избавиться от генерала Гэтерола кроме… гм, ликвидации. Господи, надеюсь, вы не записываете?

– Конечно, нет. Может, я сумасшедший, но не болван. Послушайте, Эбелард, вы слышали, что я сказал Госнеллу. Делайте то, о необходимо. Лично вы как позитив ничем не рискуете. Вас нельзя привлечь к следствию и наказать. Именно по этой причине здесь наш замысел сработает… понимаете? Нас может остановить только одно — если кто-нибудь поймает нас раньше, чем мы свяжем концы всех веревочек. А вы… вы одна из ключевых фигур. Делайте свое дело, Джейсон, а о политике предоставьте волноваться мне. Хорошо?

Президент еще не утратил своего обаяния. С лица Эбеларда ис-)ло выражение тревоги, и он покинул комнату в радостном волнении: сам Президент обратился к нему по имени.

* * *

– Превосходно! Как вам это удалось?

– Благодарите Гленнадин, — ответил Хоси. — Гленнадин, познакомься с мистером Ротом.

Застенчивая на вид девушка, просматривавшая в уголке распечатку, подошла ближе.

– Вы из бухгалтерии, — заметил Нэт. — Я вас там видел.

– Да, сэр. Но когда мой муж служил в форте Леонард Вуд, я работала в штабе. Я вспомнила кое-какие старые коды доступа к локаторной системе форта. Они действуют до сих пор.

– Точно, босс, — ухмыльнулся Тайри. — И еще как действуют. Пробравшись в щелочку, мы получили доступ ко всей системе, и теперь в дополнение к личным номерам знаем имена, служебное положение и текущие места службы. Больше тысячи попаданий — и какие фигуры!

– Выведи материал на экран, Тайри.

Нэт наклонился к дисплею и стал просматривать длинный список. Вскоре он негромко присвистнул.

– Невероятно, — произнес он. — И посмотрите: позитивы носятся с места на место, словно ненормальные. Ни один из них не прослужил на предыдущем месте дольше полугода. Нельзя ли наложить эту информацию на карту страны?

– Уже делаю, босс. — Тайри ввел команды и немного подождал. На дисплее появилась контурная карта сорока восьми штатов. — Накладывать?

– Да, пожалуйста.

Пальцы Хоси снова забегали по клавиатуре. Карта на экране покрылась световыми точками.

– Это все гарнизоны, босс, где в настоящий момент старшими командирами являются позитивы. Нэт снова свистнул.

– Боже мой! Да они повсюду. Посмотрите: Дикс, Драмм, Аберден, Брэгг, Гордон, Квантико, Черри Пойнт, Полк, Рили, Шеридан — все крупные пехотные и бронетанковые части, базы морской пехоты и дивизии ВВС Восточного побережья. Представляете, на всем Восточном побережье командуют психи!

– Мы уже видели подобную карту, босс. Только получили ее немного другим способом — ввели имена всех старших армейских командиров, которые при тестировании оказались негативами. Большинству из них около шестидесяти, и оказалось, что в верхнем эшелоне на удивление мало позитивов. И совсем немного негативов с высокими званиями получили в последнее время новые назначения, за исключением работы в Пентагоне или за рубежом.

– И сколько было сделано таких назначений?

– Четыре… за последние десять дней.

– А тебе разве не показалось странным, Тайри: непозитивы получают назначения на посты, где они не имеют в подчинении солдат, а позитивов одновременно переводят в боевые части.

– Конечно, показалось.

– Выведи-ка на экран старших непозитивов и места их службы.

Точки на карте сменились новыми. Нэт долго смотрел на дисплей.

– Гм, Гэтерол все еще в Миде, а Кавассос командует Худом. Но Пеллитьер переведен из Ракера на штабную работу, а Маннергейм из Рили в Дальневосточное командование. Тессиаторе назначен на службу за рубежом. За рубежом? Выведи его на экран.

Карта сменилась строчками текста. «Тессиаторе, Альфредо Дж., генерал-лейтенант… назначен 7 июля… дипломатический корпус в России… статус — на пути к месту назначения».

– Почему? Кто послал заслуженного генерала военным атташе, пусть даже в Россию?

– Генерал Тессиаторе не позитив, босс. Быть может, его просто хотели выслать из страны?

– Это, возможно, лишь часть ответа. Генерал имеет репутацию очень выдержанного и хладнокровного военного. Не исключено, что правительству хочется иметь в России трезвомыслящего человека, способного обеспечить стабильность при неожиданной смене ситуации. Русские наверняка обратят на него самое пристальное внимание.

– Знаете, о чем я думаю, босс: мне страшно. Очень скоро произойдет нечто ужасное.

– Согласен, Тайри. Следующий вопрос: что нам делать дальше? Идеи есть?

– Конечно, сколько угодно. Все они подсказывают одно и то же: уноси ноги, пока цел.

– Такой совет очень неплох… для нескольких человек. Но он абсолютно не подходит для целой страны, Тайри. Если в американской нерушимости появится трещинка, она пересечет весь мир. Несмотря на всю чушь о «коллективной безопасности», мир во всем мире опирается только на одно: вооруженную мощь Соединенных Штатов, которую поддерживает сознающее свою ответственность гражданское жительство. И в эту схему назначение Тессиаторе прекрасно укладывается.

– Меня тревожит кое-что другое, босс.

– Что же?

– Мы… я и Дэйв. Почему нас оставили в покое?

– По очень простой причине, Тайри — они не знают, где вы.

– А нам остается только дожидаться, пока нас решат прихлопнуть? Так, босс?

Нэт промолчал.

* * *

У телекомпаний повсюду есть друзья — без них не выжить. У тоже имелись друзья, и эти дружеские отношения неизбежно распространялись на некоторых из ее служащих. Таких, как Рэймонд Данн, главный адвокат компании — вечно сонный на вид, но с большими связями.

Едва Нэт намекнул ему по телефону, что на двоих его сотрудников дядя Сэм имеет большой зуб, Рэй принялся за работу. Его помощники быстро добрались до тех, в чьей власти было решать — кого казнить, а кого миловать. Заодно этим персонам весьма осторожно указали на преимущества нынешнего, пока еще нейтрального, отношения к ним со стороны телекомпании Нэта.

И эти могущественные силы, уже нарвавшись на немалые неприятности и получив после проведенного Нэтом «прямого эфира из Скайтерсвиля» демонстрацию эффективности средств массовой информации, решили проглотить оскорбление.

Теперь Нэт снова смог пустить по следу двух своих лучших репортеров.

– Копайте, — благословил он их. — Но… будьте благоразумны и, ради всего святого, не выпускайте материал в эфир, пока я не посмотрю его сам. Сейчас вас очень легко вывести из игры.

Прошло несколько весьма спокойных недель. За это время правительство Киннея смогло удержать и значительно расширить сферу своего контроля.

Как и ожидалось, Верховный суд занялся вопросом о том, может или нет избранное должностное лицо, оказавшееся позитивом, быть смещено с должности только на этом основании. Однако суд очень ловко спустил этот вопрос на тормозах, так что в итоге прецедента не получилось.

Разбиралось дело Томаса Монагэна, конгрессмена от Пенсильвании, откровенно выражавшего свои либеральные взгляды среди консервативного по сути окружения. В итоге конгрессмен, с самого начала имевший лишь считанных друзей, остался наедине со своим неуживчивым характером. Как подытожил его коллега из Техаса: «Он нам всем просто не понравился». Очевидно, такое отношение разделяли и те две трети конгрессменов, что проголосовали за отставку Монагэна. Потеряв кресло в Конгрессе, Монагэн обратился в суд. А суд, восемью голосами при воздержавшемся судье Мосби, заявил, что он следует прецеденту дела «Пауэлл против Маккормака» гласящему, что судебные органы не имеют конституционного права вмешиваться в дела Конгресса. И Конгресс, разумеется, интерпретировал это решение в том смысле, что никакого конституционного основания ему не требуется.

Губернатор Пенсильвании немедленно воспользовался своей прерогативой и назначил Монагэну замену — человека, известного симпатиями к Киннею, чья партия имела большинство в правительстве.

Проблему возможного смещения самого Киннея решение суда не тронуло вовсе. В отличие от конгрессмена, процедура смещения президента особо оговорена в Конституции; возможные основания для этого ограничены предательством интересов нации, взяточничеством или прочими серьезными преступлениями и проступками. Однако круги по воде пошли. Законодательные органы штатов, многие из которых взяли за модель своей Конституции федеральную версию, быстро изгнали из своих стен немалое число конгрессменов-позитивов, имевших привычку слишком часто возражать большинству. На некоторое время создалось впечатление, что позитивов воообще выдавят из американского общества и экономики.

И тут было вынесено знаменательное решение по другому делу, «Белласарио против штата Мичиган». В этом случае Верховный суд разыграл другую карту. Приняв дело по апелляции из Верховного суда Мичигана, Верховный суд США рассмотрел его в срочном порядке.

Сам по себе Белласарио не считался важной фигурой, хотя и был, разумеется, позитивом. До увольнения он занимал должность государственного контролера дорог и мостов — весьма непростую из-за относительно большого бюджета и, соответственно, повышенного риска коррупции.

Впрочем, никто и не обвинял Белласарио в получении взяток. Как и в деле Монагэна, выдвигалось обвинение в совершении не реального, а лишь гипотетического преступления.

Снова единогласно, и снова при воздержавшемся судье Мосби, удивил экспертов. «Право занимать государственные должности, за искключением некоторых юридических оснований для отставки, защищается конституцией. Общество должно примириться с риском возможного злоупотребления, даже если этот риск приближается к ста процентам».

Два судебных дела, и два противоположных решения. Но в результате множество позитивов, прежде бессильных что-либо изменить, отчаявшихся и полностью не повинных в каких бы то ни было правонарушениях, снова вернулись к работе. И хотя эти изменения, по сути, коснулись лишь опытных работников высокого ранга, некоторые частные предприятия последовали этому примеру. Многие работодатели, ранее сочувствовавшие позитивам, но испытывавшие давление со стороны клиентов, деловых партнеров и своих служащих, теперь начали иногда принимать их на работу.

Но наиболее сильное влияние дело Белласарио оказало на судьбу интеллигенции.

Сразу после процесса Судано по стране прокатилась волна лишения адвокатов права на практику, потому что учреждения, выдающие эти лицензии, первым делом взялись за досье позитивов.

Во многих случаях проверка себя оправдала, выявив доказательства противоправных действий, причины которых прослеживались — и приписывались — моральной нечистоплотности юристов. А тест Элбана, как все полагали, давал оправданную оценку моральным качествам испытуемого и потому ударил в самое сердце профессии.

Как ни странно, клиенты практически не обращали внимания на то, позитив их адвокат, или нет. Создавалось впечатление, что рядовому гражданину абсолютно наплевать, честен ли его адвокат — до тех пор, пока тот жульничал в его пользу. Клиента также не волновал вопрос, позитив ли судья — пока слушание шло в нужном для него направлении. Люди привыкли думать, что правосудие — товар который покупается и продается.

Стало ли движущей силой подобное отношение, или же отыскалась другая причина, но власти штатов провели генеральную чистку избавившись не только от многих адвокатов, но и от медиков, дантистов и бухгалтеров.

Теперь им пришлось дать обратный ход. Оказавшиеся не у дел адвокаты подали сотни исков; у них имелись и опыт, и, естественно весьма веские основания. Пусть лишение лицензии отняло у них возможность работать, но они остались прежними крючкотворами.

Симпатизирующие им коллегии адвокатов, теперь полностью состоящие из непозитивов, оказывали изгоям тайную поддержку. И усилия, плюс дело Белласарио в основном и позволили вернуть изгнанных юристов к работе.

На некоторое время создалось впечатление, что в стране установится стабильность. Гражданин, уже свыкшийся с мыслью, что государством управляет президент-позитив, и пациент, спокойно сидящий в кресле, пока дантист-позитив сверлит его зуб, внезапно осознали, что создавшаяся ситуация их не очень-то тревожит. И возвращались к старой, как мир, проблеме: сколько возьмет дантист, когда закончит лечение.

* * *

Тайри и Абдул вновь отправились в 41-й округ Нью-Йорка снимать очередной репортаж об уличном преступлении. На сей раз погода оказалась чудесной, ветерок освежающим, а работа непыльной.

– Тишь да гладь, босс, — сказал Тайри позднее Нэту, просматривая запись на мониторе. — Что-то на улицах не так.

– Я тебя не понимаю, Тайри. Район по-прежнему гнусный, да и шустрят на улицах не меньше.

– Верно, жулья хватает, босс. Но я не это имел в виду.

– Большинство местных по-прежнему зарабатывает на жизнь, проявляя смекалку на улице. Делают ставки на тотализаторе, мошенники дурят простаков, а дельцы проворачивают разные махинации. Ворюги чистят карманы, лямзят колпаки с колес или взламывают машины.

Но появилась разница. На улице больше не ощущаешь физической, фатальной опасности. Теперь насилие словно… контролируется.

Перед репортажем я поговорил с капитаном, начальником полиции округа. И знаете, что он мне сказал? Вот уже три месяца подряд у них выпадают целые сутки без единого убийства.

– Странно, Тайри. Почему же мы не слышали об этом раньше? По-моему, о таких достижениях начальник полиции должен вопить с крыши на весь район.

– Да, согласен. Но он почему-то упомянул об этом весьма застенчиво. Сказал, что хочет выждать и убедиться, что такая тенденция дейсттвительно наметилась… И вот еще что: всякое бессмысленное насилие прекратилось. Не стало разборок между бандами, драк, хулиганских нападений. Даже число изнасилований немного упало. а будто преступный мир сосредоточился на чем-то другом, на каком-то выгодном дельце.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что ознакомился со статистикой преступности.

Количество имущественных преступлений немного возросло, хотя в 41-м округе оно снизилось.

– Знаешь, Тайри, по-моему, ты нашел стоящую тему. Слушай, давай пока придержим твой репортаж. Потом мы сумеем сделать из него передачу на национальном канале. Пожалуй, стоит просмотреть статистику по другим городам или хотя бы по другим районам города.

– Что, босс, предчувствие сработало?

– Не знаю, Тайри. Придется многое проверить. Вот что, организуй команду и быстро прочеши несколько других округов. Сам знаешь, какие я имею в виду: испанский Гарлем, Бруклин и прочие со скверной репутацией. Выясни, есть ли сходные тенденции. Если они обнаружатся, считай, что получил мое разрешение на выход в эфир.

– Национальный?

– По всей стране.

– Вы что-то недоговариваете, босс.

– Если ты так считаешь, Тайри, то сам виноват. Ты ведь ходишь по улицам, да и уши у тебя на месте. Ничего не слыхал о «Детях Каина»?

– Конечно, слыхал. Это кучка психов из Виллиджа. Уличные попрошайки.

– Они все позитивы, Тайри.

Нэт не сказал Тайри, что идея исходила от Вона. Вон и Тайри терпеть друг друга не могли.

В данный момент Тайри не видел в поручении шефа никакого смысла, но все же повернулся и торопливо отправился на поиски своего партнера.

* * *

Пошатываясь, Дэйв Херрик вышел из переулка за зданием «миссии». Очки у него висели на одной дужке, а из носа капала кровь. Несколько раз прохожие, обходя его, на мгновение останавливались и бросали на Дэйва быстрый взгляд. Но большинство людей, как это часто бывает, торопливо пробегали мимо бедняги. То ли они не замечали Дэйва, то ли их абсолютно не волновало его жалкое положение: подумаешь, еще один бродяга в таком районе. Так думали многие, но только не Абдул Уоткинс.

Абдул дожидался возвращения Дэйва в обычном, без эмблемы телекомпании, фургоне и на сей раз без камеры и прочего оборудования. Первой его задачей было обследование района перед приездом команды операторов, а второй, поскольку судьба не обделила его физической силой, прикрытие Дэйва.

Дэйв отправился на разведку не с пустыми руками. В его пояс была вмонтирована неприметная кнопочка — на случай, если он угодит в ситуацию, реально угрожающую его жизни. Кнопку он так и не нажал, но весь его вид свидетельствовал, что свою миссию он с треском провалил.

Выскочив из фургона, Абдул торопливо подошел к Дэйву, гадая, действительно ли дела у напарника так плохи. Кровь текла сильно, к тому же Дэйв слегка прихрамывал.

Дэйв заметил Абдула и пошел ему навстречу, но, поравнявшись, не остановился.

– Встретимся на другой стороне квартала, — бросил он на ходу.

Озадаченный Абдул сел в фургон. Когда он обогнул квартал, Дэйв же поджидал его. Он успел остановить кровотечение из носа и теперь быстро вскочил в подъехавшую машину.

– Схлопотал по фотографии?

– Еще как! Парни сказали, что им нужно немного крови. Мне и голову не пришло, что им потребуется такое количество, да еще из носа. Наверное, кто-то из них меня узнал.

– А на что ты надеялся? Думал, они совсем не смотрят телевизор? Старые шмотки и фальшивая борода — плохая маскировка.

– Они бы меня все равно подловили, Абдул. Там у них есть тип, который прощупывает всех новичков, и он свое дело знает. Ни один непозитив не прошмыгнет.

– Да-аа… Будь на твоем месте кто другой, его бы просто попросили уйти. Я сам видел, как они заворачивали негативов: никого не вышвыривали. Что теперь намерен предпринять?

– Хороший вопрос. Понятия не имею. Я даже не знаю, стоит ли их банда моих жертв, но вот что я тебе скажу: организованности у них куда больше, чем можно ждать от простых бродяг, и дисциплинка такая, какую не всякий обалдуй вынесет. И готов поспорить, что полных обалдуев среди них нет.

Расклад такой. Внедриться к ним можно, только послав насто-· цего позитива, либо подделав тест Элбана.

– Второй вариант невозможен, — прокомментировал Абдул, — а первый глуп.

Вид у него был угрюмый.

* * *

По всей видимости, второй вариант был невозможен. Так сказала Кайл Элбан, когда Дэйв и Тайри явились к ней в Торонтский университет, где она теперь работала. В белом лабораторном халате и очках в золотой оправе, сменивших контактные линзы, она совсем не походила на прежнюю Кейл. Настоящая ученая дама! Однако ее решение остаться в Канаде основывалось не только на желании продолжать исследования, а вытекало из вполне реального страха перед администрацией Киннея.

– Еще ничего не закончилось, ребята, — заявила она. — Ждите продолжения. Думаю, худшее впереди. Так что я могу для вас сделать?

– Кейл, быть может, мои слова прозвучат глупо, но у меня есть очень веская причина. Ты можешь подделать положительный результат теста?

На лице Кейл расцвело изумление.

– То есть, чтобы кто-то смог прикинуться позитивом?

– Мы хотим большего. Я имел в виду настоящую подделку — чтобы после тестирования в крови человека нашли фермент.

– Думаю, это невозможно. Мы не выделяем фермент в чистом виде — разве что в ничтожных количествах, — к тому же не знаем, в какой части организма он вырабатывается. Но даже выделенный фермент на воздухе быстро разлагается. Пока что нам удалось лишь повысить точность методики тестирования — ведь концентрация фермента в крови ничтожна. Но зачем вам это нужно? Разве мало вокруг позитивов?

– Речь идет о том, Кейл, чтобы стать позитивом временно . А кроме фермента, нет ли другого вещества, дающего при тестировании положительную реакцию?

– Нет. Слушайте, что вы задумали?

– Мы с Тайри исследуем нечто вроде культа, возникшего среди позитивов. Мы полагаем, что у организации могут оказаться политические цели, и она способна превратиться в нечто вроде «мафии суперменов». Они завлекают людей на религиозную приманку, а всех желающих к ним попасть подвергают тестированию, пропуская только позитивов. Я попытался внедриться в организацию, но мне расквасили нос. А внедриться необходимо — судя по некоторым фактам, организация становится влиятельной и опасной.

– Ты преувеличиваешь, Дэйв.

– Не один я, Нэт тоже так считает. А у Нэта на такое нюх. Еще ни разу не видел, чтобы Нэт уронил свой бутерброд маслом вниз. В этих «Детях Каина», как они себя называют, есть нечто зловещее.

– Да, я о них слышала. Знаешь, Дэйв, такой способ есть, но он очень опасен, смертельно. Речь идет о полной замене крови — нечто подобное делают с детьми, у которых несовместимый с матерью резус-фактор.

– Ну, если такое проделывают даже с младенцами, то чего опасаться взрослому?

– У родителей новорожденного нет другого выбора; к тому же иммунная система малыша менее развита — ведь организм взрослого всю жизнь вырабатывает множество антител, реагируя на вещества из окружающей среды. Вот вам одна из причин, почему к переливаниям крови, даже в небольших количествах, подходят с такой осторожностью. При полной же замене донорская кровь должна почти идеально совпадать с кровью пациента. И даже если после переливания ты выживешь и не останешься калекой, то опытный человек, проводящий тестирование, может тебя разоблачить. Кстати, кто из вас собирается рискнуть?

– Я, — ответил Тайри. — Дэйв уже пытался, но популярность сыграла с ним дурную шутку. Я же за пределами Нью-Йорка мало известен. Поэтому мы хотим попросить тебя еще вот о чем: нам нужен надежный человек в Чикаго. Вдруг у тебя там найдутся друзья…

– Конечно. И даже кое-какие родственники, хотя многие из них о мной годами не разговаривали из-за Нельсона. Ну, вы сами понимаете…

Нужного вам человека зовут Сэм Дорси. У него клиника на Южной Уэллс-стрит. Многие образцы крови попали к нам оттуда. Сэм знает о ней практически все. Я позвоню ему, как только вы скажете, то готовы начать.

– Чем скорее, Кейл, тем лучше.

* * *

Потрепанный зеленый автобус чикагского транспортного агентства появился как раз вовремя, осветив Абдула Уоткинса тусклыми фарами. Как раз вовремя, чтобы избавить его от серьезных неприятностей. Крупный и сильный Абдул не сомневался, что ему грозит опасность. Смутно различимые фигуры в темном переулке неподалеку были весьма агрессивно настроены.

В полупустом автобусе было много свободных мест, но он знал, к да ему следует сесть. Абдул огорчился, не увидев Тайри в условленном месте, и сразу приступил к плану номер два, то есть направился к заднему сиденью автобуса.

Абдул ухватился за поручень и уже повернулся, собираясь втиснуть свое крупное тело в угол. По «плану номер два» Тайри должен был оставить ему сообщение под обивкой.

– Ты, придурок, слезь с моей ноги! — визгливо крикнула женщина, занимавшая место рядом. Головы всех пассажиров, естественно, повернулись в их сторону. — Катись на другое место. Я тут первая села.

Абдул присмотрелся к женщине. На ней была безошибочно распознаваемая «униформа» — короткая юбка, белые сапоги до бедер и курточка из искусственного меха, наброшенная поверх тонкой атласной блузки. Комплект удачно дополняли слегка безумные глаза, намекавшие, что их владелица не так давно ширялась.

Абдулу некогда было выяснять отношения с местными шлюхами поэтому он попытался не обращать на нее внимания.

Женщина все еще пялилась на него, но молча, а тем временем Абдул, слегка ссутулившись для маскировки, запустил руку под обивку.

Ничего не обнаружив, он понял, что Тайри оставил кассету под той подушкой, где уселась крикливая дамочка. И если она вскоре не выйдет, ему придется сменить тактику.

Но выходить она явно не собиралась.

Тянулось время. Автобус миновал центральное управление полиции и направился на север в сторону Южной Петли.

Туда она скорее всего и едет, подумал Абдул. Весь тот район изобиловал стриптиз-барами и кабаками — естественная среда обитания для подобных ей дам. Абдул не сомневался, что вскоре от нее избавится.

Но просчитался. Хотя почти половина остальных пассажиров вышла, женщина все еще сидела рядом. Автобус углубился в Петлю, и расположенные южнее кабаки и притоны сменились вполне приличными магазинами, ресторанами и театрами. На Уэкер-драйв автобус подобрал несколько новых пассажиров, пересек реку и покатил через темный теперь торгово-коммерческий район, расположенный между рекой и вытянутыми на многие мили жилыми кварталами. Абдул распрощался с надеждой избавиться от попутчицы и решил поикать прямо под ее сиденьем.

Он вытянул руку, осторожно ощупывая обивку.

Женщина тут же выставила ногу, преграждая ему путь. На губах у нее застыла наглая улыбка.

– Куда, красавчик? Тут все денег стоит… Полсотни есть?

– Есть, — ответил Абдул, придав голосу решимость. — А у тебя найдется подходящее местечко?

Он решил выйти вместе с ней, а перед этим быстро пошарить под сиденьем.

– Здесь тоже неплохо, парниша.

– Ты что, свихнулась? Здесь же люди.

– Они нам мешать не станут.

– Черт, даже не знаю. Слушай, давай поменяемся местами, ладно? Мне тут как-то не по себе.

– Сперва гони полтинник.

Абдул сунул руку в карман, вытащил две двадцатки и десятку и протянул их девице.

Шлюха спрятала деньги в сапог и поднялась, распахнув курточку предоставляя ему возможность оценить товар.

Абдул пересел, одновременно пробежав ладонью под сиденьем. Примерно на середине его пальцы нащупали кассету, приклеенную к виниловой обивке. Он сорвал клейкую ленту, снял кассету и зажал ее в своей огромной ладони. Потом выпрямился и быстро сунул находку в карман.

Повернувшись к шлюхе, он поборол возникшее на миг искушение заставить ее отработать полученные пятьдесят долларов и начал подниматься.

Ее улыбка исчезла. В тот самый миг, когда он бросал на нее последний, как ему думалось, взгляд, она выхватила из правого сапога маленький револьвер с перламутровой рукояткой и прицелилась.

– Сядь, красавчик. Гони остальные деньги. А заодно и то, что ты достал из-под сиденья.

– Хорошо, я дам тебе деньги… да опусти пушку!

– И наркотик тоже.

– Это не наркотик.

Абдул снова вытащил деньги и протянул ей сложенные банкноты, сжимая их, однако, мертвой хваткой.

Бабенка схватила деньги, натолкнулась на неожиданное сопротивление и с силой потянула их на себя. Абдул внезапно разжал пальцы и, воспользовавшись ее минутным замешательством, умело ударил в челюсть. Шлюха уронила голову, и он тут же выхватил револьвер из ее вялых пальцев.

Он потянулся было к ее сапогу — достать свои кровные пятьдесят долларов, но тут его остановила совесть. Врезал он ей так, что сегодня вечером ей уже не заработать. Ладно, обмен справедливый: у нее останутся деньги хотя бы на еду или, скорее всего, на новую порцию наркотика.

А жаль девочку, подумал он, разглядывая свою падшую сестру, довольно смазливая. И тут он заметил ее клипсы. Они были не из тех, какие любят носить уличные женщины — большие и броские, — а маленькие плоские золотые диски. Но самое главное, в клипсы были вставлены пять совсем крошечных ониксовых звездочек. Знак Каина!

И тут Абдул понял, что не может вот так бросить ее в автобусе. Оказалась она здесь совсем не случайно. А раз так, то «Дети Каина» наверняка раскрыли Тайри, и он, скорее всего, в смертельной опасности. Женщину нужно прихватить с собой.

Напряженно всматриваясь в темноту за задним стеклом, Абдул попытался представить, где они сейчас едут. Хотя был уже коней сентября, тепло в этом году продержалось дольше обычного, и первые холода не оголили деревьев, и листья мешали увидеть номера домов на перекрестках.

Наконец ему удалось разглядеть номер на доме с освещенным подъездом: 3150. Свой фургон он оставил у дома №4200 на Северной, в одиннадцати кварталах впереди. Абдул снова посмотрел на женщину. Он и раньше покраснел бы от одной мысли показаться с нею на людях. А теперь, когда она валяется без сознания, видок у нее еще тот… Может, все решат, будто я ее сутенер и не станут пялиться, понадеялся он. Но еще больше ему хотелось, чтобы женщина не очнулась — ему претила сама мысль, что ее придется еще раз ударить.

Возле дома номер 4100 он поднял руку и дернул сигнальный шнур. Водитель начал тормозить. Женщина застонала, но шум мотора заглушил ее голос.

Абдул встал и ухватил женщину за талию. Когда автобус остановился, он осторожно выволок ее наружу.

Мимо проезжала патрульная полицейская машина. Абдул быстро прижал красавицу к себе, словно обнимая ее. Когда полицейские свернули за угол, он быстро перешел улицу, открыл ключом боковую дверцу своего фургона и уложил женщину на пол. Потом, воспользовавшись тусклым светом отдаленного уличного фонаря, отыскал в ящике с инструментами моток липкой ленты и связал пленницу.

Потом он уселся и стал ждать. Вскоре глаза женщины открылись, но у нее хватило ума не заорать.

И что дальше, спросил себя Абдул. Что с ней теперь делать? Если отпустить, она непременно вернется и донесет на Тайри. Убить — духу не хватит, а запереть негде. Впрочем, отступать уже поздно — похищение, то есть преступление, фактически совершилось. И поскольку позитивом не прикинешься, от наказания не отвертеться.

Нет, погодите-ка. Да кто поверит шлюхе? Тем более шлюхе-позитиву. Отвезти ее в трущобы да вышвырнуть в темном переулке, а потом понадеяться на удачу. И на то, что Тайри он отыщет быстрее, чем она доберется до телефона. А еще лучше оставить ее связанной, тогда времени будет гораздо больше.

Абдул вел упорную — и бесполезную — борьбу с самим собой. Ни один из этих планов не сработает. Сейчас ему даже не известно, что удалось Тайри записать на кассете. И он этого не узнает, пока не прокрутит запись, а при ней этого делать, разумеется, нельзя. Ее следует задержать, выяснить степень связи с организацией. А это означало, кроме всего прочего, что Абдулу потребуется помощь.

Он пробрался на место водителя, завел мотор и поехал, поглядывая по сторонам на вывески и указатели. Заметив торговый центр, почти безлюдный в этот поздний час, Абдул направил фургон к телефонам-автоматам.

Первый звонок — Дэйву. Отозвался автоответчик. Хозяина не оказалось дома, но ответчик принял телефонный номер Абдула и переслал его на пейджер Дэйва. Абдул стоял, нервно дожидаясь ответного звонка и надеясь, что никто не станет проходить мимо.

И тут женщина заговорила с ним — впервые с момента, когда он ее ударил. Ее голос прозвучал слабо и, судя по интонациям, она была готова разрыдаться.

– Отпустите меня, мистер. Можете забрать свои пятьдесят монет. И даже пушку возьмите.

– Тебя как зовут? — спросил Абдул насколько смог грубо.

– Тини… или Кристина. Тини меня зовут на улице.

– Вот что, Тини. Сама понимаешь, отпустить тебя я не могу, а почему — объяснять не нужно. Придется тебе поваляться в машине, пока я не придумаю, что с тобой сделать.

Абдулу показалось, что она немного оживилась, услышав его слова.

– Кто вы, мистер?

– Неважно. Тебе этого лучше не знать, — отозвался Абдул с угрозой.

– Вы ведь не коп, правда. Копов я издалека чую. А с вами в этом смысле нормально.

Ее голос стал мягче и окреп, словно она выбрала дальнейшую стратегию.

– Зря стараешься, Тини — я не из тех, кто покупает ваши услуги. Тут зазвонил телефон. Абдул схватил трубку.

– Что, Абдул, неприятности? — услышал он голос Дэйва.

– Примерно сто десять фунтов неприятностей, Дэйв. Женщина с очень интересными клипсами. Похоже, ее приятели кое за кем следят. Слушай, Дэйв, мне позарез нужна надежная берлога — эту куколку надо на время вывести из игры.

Дэйв надолго задумался, потом заговорил, понизив голос, чтобы его не услышали те, кто находится рядом с Абдулом.

– Знаешь заведение Жоли?

– Да, в юго-западном пригороде. Миль пятьдесят отсюда.

– Правильно. Запиши номер и позвони сразу, как доберешься. Спроси Свайнхарта. До полуночи успеешь?

– Думаю, успею.

– Знаешь пароль на сегодня?

– Да.

– Прекрасно. А завтрашний — на тот случай, если не доберешься до полуночи — «просвет». Все понял?

– Все. Уже еду. Информацию зашифрую и передам оттуда.

– Хорошо. Будем ждать.

* * *

Великий Патриарх, Великий Верховный Судья, Хранитель Истины и Лорд-Защитник «Детей Каина» сидел за столом в здании штаба — старой заброшенной фабрики на южном берегу озера Кэламет и, смакуя, мысленно перебирал свои многочисленные титулы. «А ведь я действительно достоин этих званий. Если не я, то кто же?»

Он аккуратно подкрутил кончики седых усов и пригладил такую же седую бороду, уже почти достигшую воротника роскошной церемониальной мантии.

Мантия ему тоже нравилась — прохладная и гладкая под ладонью, она облекала его покровом тайны, окружала оболочкой власти. Надевая ее, он ощущал жизненный ритм своего нового сушествования и забывал, что некогда был частью старого. Теперь он мог дышать, ощущая, что воздух чист, а мир, который его окружает, принадлежит ему, Великому Патриарху.

Возможно, когда-нибудь ему наскучат эти титулы, и он примет новые, еще более звучные. Титулы со временем бледнеют и выцветают, совсем как его прежнее, ныне бесцветное звание. Но великолепную мантию он будет носить всегда.

Он оглядел грудь, пышные рукава с массивными манжетами. На каждом рукаве сверкала золотом эмблема в виде круга с черной звезды в центре: символ грядущего.

Его мечты грубо прервал стук в дверь.

– Входи, — неохотно произнес он.

Дверь открылась, вошел человек, тоже облаченный в мантию. Лицо его скрывала красная маска.

– К вам с докладом, Патриарх. Впускать его?

– Его? По-моему, Джастин, мы посылали женщину.

– Посылали, Патриарх. Женщина исчезла. С нею что-то случилось. Сейчас водитель автобуса все объяснит.

– Давай его сюда.

Джастин Судано обернулся и подал знак толстяку в униформе чикагской автобусной компании.

Водитель робко вошел, приблизился к столу, и, соблюдая ритуал, опустил воротник, показывая татуировку на левой стороне шеи: круг с пятиконечной звездой.

– Докладывай, — приказал патриарх.

– Да, Патриарх, — начал явно перепуганный толстяк. — Как мне было приказано, я впустил в автобус эту женщину Тини на ее обычной остановке, Стейт-стрит, чуть южнее Цемарка. Когда она вошла, я показал ей место, где сидел подозреваемый Клиффорд Браун. К тому времени Браун уже вышел, и я сделал лучшее, что мне оставалось: пропустил пару остановок, чтобы она смогла сесть, осмотреться. И отыскать то, что ей оставили под сиденьем. Затем я стал делать обычные остановки по требованию пассажиров.

Но на первой же остановке вошел крупный темнокожий мужчина. Он сразу прошел в конец салона и сел рядом с Тини. С этого момента я наблюдал за ними, ведь этому мужику могла понадобиться посылочка Брауна.

Между ними вспыхнула короткая перепалка. Я хотел было помочь Тини, но тут увидел, как темнокожий передает ей деньги. «Ну, значит, все в порядке, ее имидж уличной девки сработал, и мужик пытается ее «снять», — подумал я и успокоился.

Потом я не мог отвлекаться от дороги — знаете ведь, какие извилины она делает в районе Петли. А когда взглянул в зеркальце, тот пассажир уже собрался выходить. У Тини был вполне умиротворенный вид. Уже позже я понял, что даже слишком — она была без сознания, и чернокожий тащил ее за собой. Но как я мог его остановить? Наверняка он завладел ее пистолетом…

– И ты позволил ему уйти вместе с ней?

– Он убил бы меня, Патриарх, а потом все равно бы ушел. Я ни в чем не виноват. Я…

– Джастин!

– Да, Патриарх.

Дверь распахнулась мгновенно, словно человек в маске ждал сигнала.

– Выведи отсюда этого бесхребетного труса. И казни его немедленно.

– Да, Патриарх.

В руке Джастина появился плоский автоматический пистолет. Ему предстояло выполнить то, что он умел делать лучше всего.

* * *

Офис Нэта Рота был снабжен дубликатами многих электронных устройств, имевшихся в пресс-центре телекомпании. К примеру, там стояли телефонный коммутатор с блоком шифровки-дешифровки сигнала и ультраскоростной магнитофон. Стояла глубокая ночь, но все с нетерпением ждали звонка из дома Свайнхарта.

Для верности Абдул передал шифрованную и сжатую запись дважды, но даже с повтором передача длилась всего двадцать секунд.

Дэйв опасался перехвата, но Нэт заверил его, что расшифровать сообщение и проследить звонок будет невозможно.

– Систему у Свайнхарта устанавливал дядюшка Хайми, а не компания «Белл», — пояснил Нэт. — Сигнал передается через полдюжины частных платных станций по радиосвязи. Поторопись с расшифровкой.

– Уже готово, Нэт. Поехали.

Голос Тайри, хотя и разборчивый, звучал приглушенно, словно он опасался подслушивания. Создавалось впечатление, что он делал запись на улице — пробивался отдаленный гул.

«Я проделал долгий путь с момента посвящения — это было почти две недели назад. После второго переливания я прошел тест без проблем, но затем долго болел — все тело покрылось сыпью. К счастью, никто ничего не заподозрил, и мне сделали татуировку.

Приготовьтесь к потрясению: Внутренний Круг — те, кто заправляют всей лавочкой — организован наподобие Ку-клукс-клана: мантии и все прочее, включая всяческие пышные ритуалы и титулы. Я еще не знаю, кто тут мистер Большая Шишка, но запомните вот что: на церемонии был некто в красной маске. Его голос очень напомнил мне голос Джастина Судано.

Ну и посвящение они устроили новичкам, скажу я вам! Настоящая оргия — то есть вволю травки и кокаина. На зелье покрепче и регулярные ширяния начальство смотрит косо, но для особых случаев, кажется, делают исключения. Великие события должны хорошо запомниться.

Я мало что смог разнюхать, пока торчал на улицах, зато стал квалифицированным попрошайкой. Немало денег стекается в организацию именно из таких источников. Однако после посвящения нам сказали, что настоящая задача людей на улицах — наблюдать и складывать: у кого водятся деньги, кто толкает партии товара, кто срывает хороший куш на тотализаторе.

Посвященные проходят хорошую подготовку. Для них организованы регулярные школы, где учат чистить карманы, красть, раздевать пьянчуг на улицах, жульничать в азартных играх и тому подобному. Существует и высшее образование. Оно предусмотрено для людей с особыми способностями и опытом. Для таких организованы колледжи , где студентов учат кражам со взломам, вскрытию сейфов и вооруженным ограблениям: уголовным специальностям матерых преступников.

Чтобы стать профессором , нужен диплом, и они, разумеется, их имеют. К примеру, срок в заведении вроде Стейтвилля равнозначен ученой степени. По слухам, для особо одаренных студентов работают курсы по компьютерному и банковскому мошенничеству, но туда попадают лишь самые талантливые.

Теперь, когда меня знают как Клиффорда Брауна, недавно вышедшего из «Синг-Синга», я смогу узнать об их деятельности гораздо больше. Но вот что могу сказать сразу: дело развернуто на широкую ногу. И организация не ограничена только большими городами. Каждый город с населением более пятидесяти тысяч имеет миссию «Детей Каина». Сюда, в Чикаго, многие новые рекруты прибывают со всего штата. Это, кстати, корректирует теорию Элбана о преимущественном поражении больших городов.

Я говорил о посвящении. Наверное, стоит коснуться его подробнее. Несомненно, лишь небольшая часть позитивов проходит испытания и попадает в настоящий центр организации. Мелкую сошку держат в заблуждении, будто попрошайничество и мелкая торговля ради поддержки остальных позитивов и есть цель организации. «Дети» скрывают правду даже от своих.

Кажется, пропуском во внутренние круги служит способность и желание совершать серьезные преступления. Если твой «послужной список» достаточно полон и доступен проверке, появляется возможность быстрого роста, особенно если преступления были совершены еще до тестирования Элбана. Срок, который я «отсидел» за кражу машины, не бог весть что, зато он доказывает мою инициативность и ценится выше таких преступлений, как, скажем, изнасилование. Грубое насилие вообще не производит впечатления на членов внутреннего круга, хотя сами они часто к нему прибегают. Их страсть — прибыль . Похоже, «Дети» загребают крупные суммы. К примеру, некоторые парни из школы взломщиков в своих разговорах упоминают миллионы.

Но если они и в самом деле проворачивают такие крупные грабежи, то должен быть канал превращения краденого в звонкую монету. А это означает крупномасштабные операции прикрытия, и без сговора с полицией здесь не обходится. Какие-то грязные копы страхуют их от ареста. А когда я говорю «грязные», то подразумеваю грязь с головы до пят.

Счетчик показывает, что лента через минуту кончится, поэтому закругляюсь. Не знаю, когда смогу передать следующую кассету, и постараюсь связаться с вами обычным путем. Но вот что хочу сказать напоследок: есть признаки, что не мы одни проводим тайное расследование внутри этой организации. Признаки косвенные, но если со мной что-нибудь случится, вы все-таки знайте, что информацию сможет передать кто-то еще».

Лента кончилась.

Нэт и Дэйв по очереди взглянули друг на друга. Оба промолчали. Тайри, в сущности, не сообщил никакой сенсации, не считая упоминания о Судано. Но даже этот факт требовал подтверждения.

Наконец Нэту пришлось произнести это вслух:

– Ты знаешь его лучше меня, Дэйв. Стоило ли рисковать жизнью ради таких сведений?

– Я вот чего боюсь. Он, наверное, у них «под колпаком» и знает об этом. Потому и не сообщил никаких важных данных. И на другую тайную операцию он под конец намекнул не зря. Кажется, для него это важно.

– Тогда почему он просто-напросто не смылся оттуда?

– Вы уже сказали, Нэт, что я знаю Тайри. В нем сильна актерская жилка. Думаю, он передал нам то, что произнес бы перед микрофоном: комментарий. А настоящий криминал не доверил такому носителю, как кассета.

В этот момент зазвонил телефон. Нэт снял трубку и услышал звуки, напоминающие вопли дерущихся котов. Он и Дэйв одновременно потянулись к кнопке дешифратора. Дэйв оказался проворнее.

– Порядок, — произнес Нэт в трубку, — можете говорить.

– Мистер Рот? Абдул Уоткинс на проводе. Вы уже прослушали запись?

– Только что, Абдул. А в чем дело?

– Мы тоже ее прокрутили, два раза. Второй раз для нее.

– Для нее?

– Да, для Тини — той самой женщины. Босс, у вас есть минутка с ней поговорить?

– Минутка найдется, Абдул, но зачем…

– Мистер Рот? — послышался в трубке женский голос.

– Да.

– Скажите что-нибудь в трубку.

– Что именно?

– Все равно — первое, что придет в голову.

Нэт продекламировал «У Мэри был барашек», чувствуя себя немного глупо. Ну почему ему пришел на ум именно этот детский стишок?

– Да, вы точно Нэт Рот из WBC.

– Гм. Кем же мне еще быть?

– Я хотела убедиться. Послушайте, я так и не поняла, как все произошло — полагаю, мы разыграли дурацкую комедию ошибок, — но получается, что я стала пленницей вашей телекомпании. А тем временем Клиффорд Браун, он же Тайри Хоси, по уши вляпался в неприятности.

– Минуточку, леди. Что вы имеете в виду?

– Бросьте прикидываться, мистер Рот. Лучше меня послушайте. Я та самая Тини, о которой вам говорил Тайри. Я знаю его с детства — мы жили на одной улице. В четырнадцать лет я потеряла из-за него невинность, потому что он стал телезвездой — еще до того как я завербовалась служить на флот. Мистер Рот, я работаю на ВМР — Военно-морскую разведку.

– Ну кто мог такое знать? — пробормотал ошеломленный Нэт. — Почему же тогда…

– Почему я пыталась перехватить послание Тайри? Потому что получила такой приказ, мистер Рот. Приказ от Патриарха. Я думала, мне очень повезло, что они выбрали именно меня. Они подозревали, что Тайри передавал информацию, мистер Рот, и если они снова его протестируют, то сразу поймут, что он не позитив. А они протестируют , мистер Рот, и без предупреждения. А когда обнаружат, что его нынешний титр антител в крови не совпадает с двумя прежними цифрами, немедленно убьют.

– Но чем вы могли ему помочь, перехватив кассету?

– Потому что я бы ее уничтожила, а им сказала, что ничего не нашла. Мне они доверяют.

– Почему?

– Потому что я настоящий позитив, мистер Рот.

Проверяйте меня хоть десять раз подряд — я пройду все тесты. К тому же за мной числится длинный хвост преступлений. Я профессиональная шпионка. За мою голову назначали награду еще до открытия синдрома Элбана.

– Мне очень жаль. Мы ничего не знали. А Тайри… где он сейчас?

Неизвестно. Последний раз я его видела сегодня днем. То есть вчера днем. Я ничего не знала о происходящем до той минуты, когда собралась выйти на панель.

– На панель?

– Вовсе не для того, о чем вы подумали, мистер Рот. Мне они нашли применение получше. Я страхую от арестов наших карманников и посыльных с травкой в кабаках на южной Стейт-стрит. Я знаю, кто есть кто, и поэтому мы подмазываем только действительно нужных людей. Когда Госнелл прослышал, что…

– Кто? Вы кого-то упомянули или мне послышалось?

– Когда Госнелл — Патрик Госнелл, именно тот, о ком вы подумали — узнал, что Тайри куда-то отправился на автобусе, то позвонил мне в забегаловку Лючио. Кто-то заметил Тайри в парке с магнитофоном, но не сумел помешать ему сесть в автобус. Стукач сообщил и номер автобуса. Тогда они подкупили водителя, заменили его своим человеком и связались со мной, потому что я оказалась ближайшей из вооруженных «Детей», знающих Тайри в лицо. Предполагалось, что мне следует при необходимости убить его, лишь бы не дать добраться до места.

– Госнелл и есть Большая Шишка?

– Да, в Чикаго. Вот почему они мне полностью доверяют. Госнелл хорошо знает мои грехи и считает, что все они высокого уровня. Но вернемся к Тайри. Он вышел из автобуса раньше, чем туда попала я. Прослушав сейчас запись, я поняла — Тайри знал, что его выследили в парке. Должно быть, он побоялся сказать слишком многое; побоялся даже упомянуть имя Госнелла. Надеюсь, это означает, что он собирается бежать.

Он намекнул на меня — на тот случай, если побег не удастся, — чтобы вы знали: в организации есть еще кто-то, кому он доверяет. Но теперь все пошло прахом, и моя легенда лопнула.

– Мне очень жаль. Абдул не знал, кто вы.

– Об этом я сама догадалась. Зато я со слов Тайри знала про Абдула.

Когда он сел рядом со мной, я еще не нашла кассету, а когда он начал ее искать, я поняла, кто он такой. Будь у меня немного времени, я нашла бы способ ему открыться, но он пошел напролом, и мне пришлось выкручиваться. Я знала, что водитель тоже из «Детей». И знала, что он за мной следит, а позднее доложит обо всем.

Абдул просто не стал бы мне подыгрывать. Он нашел кассету и собрался выходить. Если бы я позволила ему уйти, а водитель об этом настучал, я оказалась бы в беде, а они предположили бы, что Тайри передает на сторону информацию. Пришлось достать револьвер и разыграть ограбление. Это тоже не сработало. Ни черта больше не работает.

Тини презрительно фыркнула.

Нэт молчал. Он не знал, что отвечать. На душе у него было по-настоящему муторно. Но через секунду его настроение резко изменилось.

– Мистер Рот! Дэйв! — заорал в трубку Абдул. — Тайри здесь! Цел и невредим!

* * *

Нэт переночевал в своей приватной комнате и брился утром, когда зазвонил телефон. Вытерев руки, он взял трубку.

– Алло?

– Босс, это Макс с крыши. На нашу площадку сейчас сядет вертолет. Решил, что вам это небезынтересно.

– Чей вертолет?

– На нем эмблема ВМФ. Но это вовсе не значит, что там именно флотские парни.

– Я уже звоню в службу безопасности, Макс. Держись и будь поосторожнее, не лезь на рожон.

В «мирное время» такие гости не встревожили бы Нэта, но после вчерашнего…

– Служба безопасности, — пробасил голос в интеркоме.

– Срочно на крышу. Прихвати людей, пусть проверят, что там за странная вертушка садится.

– Уже бежим, сэр.

Нэт покончил с бритьем и надел рубашку. Он завязывал галстук, когда в дверь постучали. Нэт торопливо распахнул ее.

Вошел пожилой человек в форме капитана ВМФ. Он держался невозмутимо и уверенно, словно был в сопровождении вооруженной охраны. Из-под седых кустистых бровей на Нэта смотрели ясные голубые глаза. И хотя незнакомец был невысок, эти брови и прямой взгляд окружали его аурой властности.

– Мое имя Дэниел Флинн. Я работаю в ВМР. И вы тоже, мистер Рот, начиная с этой секунды.

– Что?

– Я не шучу, мистер Рот. Вчера вечером мы потеряли из-за вас своего агента, сумевшего проникнуть в организацию «Дети Каина». Вам придется занять это место.

– Э-ээ… погодите. Вы представляете, с кем имеете дело?

Голос Флинна остался спокойным, интонации не изменились, но враждебность его настроения неуловимо сменилась откровенной яростью. Нэт понял это, едва увидел наставленный на себя палец.

– Тини Бэрлоу была нашим уникальным шансом, Рот. Нам невероятно повезло, что она стала нашим агентом. Все сложилось так, словно мы специально готовили ее именно для этого дела. И у нее все прекрасно получалось. Она добилась больших успехов… пока ты не испортил все, заслав своих любителей. На что ты, собственно, надеялся?

– Мой человек проводил журналистское расследование. Он делал свою работу и понятия не имел, что тут замешана разведка. Кстати, с каких это пор флотская разведка проводит операции внутри страны? Это незаконно.

– Применение силы и похищение тоже незаконны. Хотите подать в суд на нашу контору? Валяйте.

Услышав это, Нэт немного сбавил обороты. Он прекрасно знал, что Флинн не угрожает всерьез, но ни на секунду не сомневался, что ВМР готова к ответному удару.

– Чего вы хотите от меня, капитан?

– Уже сказал — вы займете место Тини.

– Вы что, сумасшедший?

– Это вы сумасшедший, мистер Рот.

– Придется им стать, чтобы согласиться на ваше предложение. Я Президент WBC. Да меня в Америке узнают восемь человек из десяти. И вы предлагаете мне стать шпионом?

– Присядьте, мистер Рот. Я расскажу вам одну историю. Уверен, вы найдете ее интересной. Садитесь, мистер Рот, садитесь.

Очень немногие пытались давить на Нэта Рота, еще меньше смельчаков ухитрялись им командовать. Но спокойную властность капитана Флинна Нэт признал неотразимой. Поэтому счел за лучшее сесть в одно из зачехленных кресел, что стояли друг напротив друга перед его столом.

В другом расположился Флинн. Он снял фуражку, аккуратно положил ее на край стола и скрестил на груди руки.

– Давным-давно, мистер Рот, жил некий дипломат. В 1961 году то направили в Манилу, в американское посольство. Разумеется, с ним поехала и его семья, включая маленького мальчика. И мальчик заболел.

Естественно, отец хотел, чтобы его сын получил лучшую медицинскую помощь, поэтому он отвез мальчика в госпиталь ВМФ в Субик-Бей.

Как вам известно, маленький мальчик поправился, а в архивах госпиталя до сих пор хранится история его болезни. Так мы и узнали, мистер Рот, что вы позитив.

Нэт молча уставился на капитана.

– Ведь вас не тестировали, мистер Рот? У вас хорошая компания. Многие из тех, кого не заставляли пройти тестирование, попросту не хотят знать возможного результата. Так им спокойнее живется, и так им легче сохранить уверенность в себе.

Мне очень жаль, что пришлось раскрыть вашу тайну, но мы, видите ли, поступили точно так, как и вы с архивами Элбана — подключились к вашим линиям связи. Со временем наши криптографы раскололи все ваши коды. Забавная штука этот фермент — медики знали о его существовании почти два поколения, но не обращали на него внимания, потому что до исследований Элбана не подозревали о его действии. Теперь, когда это прояснилось, старые медицинские записи помогают спасти нашу страну.

– Но я не начал ощущать себя другим , — слабо отозвался Нэт.

– Разумеется, мистер Рот. Ваша личность ни на йоту не изменилась. Вы не были злодеем прежде, до моих слов, и не станете им сейчас — если только сами не захотите. Лично я считаю, что Элбан в своей теории немного перегнул палку. Перепугал множество людей и вывел их из равновесия своими мрачными предсказаниями. Если бы не он, многие из них так никогда и не проявили бы склонности к антисоциальному поведению. Да и вы сами — образцовый пример законопослушного позитива, поэтому я обращаюсь к вам с просьбой помочь одолеть зло.

– Почему-то ваша просьба не приносит мне облегчения.

– Что ж, возможно вы станете понятливей, когда услышите продолжение. Вы спрашивали меня, какое отношение имеет флотская разведка к шпионажу внутри страны. Для этого у нас есть весьма веские причины, мистер Рот: мы считаем, что нынешнее гражданское правительство намерено совершить конституционный переворот и остаться у власти после истечения законного срока президентства Киннея. Вам, несомненно, известно, что Джейсон Эбелард позитив как и президент?

– Да, известно. А также и то, что он систематически заменяет позитивами всех командиров воинских частей Восточного побережья.

– И вам это показалось несколько загадочным, верно?

– Самое загадочное — на что он рассчитывает? В нашей стране совершить военный переворот не так просто. У американского народа особая закваска. У нас никогда не было традиций военного правления, и народ полностью адаптировался к независимости мышления и превосходству гражданской власти над военной.

– У шайки Эбеларда причина имеется. Она может не быть очевидной для вас, поскольку ваше мышление отличается от мышления военного, но причина основательная.

Вы должны помнить, что в такой стране, как наша, применение военной силы — крайняя мера. Но если во время гражданских кризисов ее все-таки решаются применить, то действуют в основном пехота и броневые части. ВВС и флот почти не принимают участия, поскольку они по своей сути ударные силы, нацеленные против внешнего врага.

Вот одна из двух причин, почему Эбелард оставил флот в покое. Другая заключается в том, что перетасовка флотского командования серьезно отразится на обороноспособности страны, а ее следует постоянно поддерживать в полной готовности. Любые гражданские беспорядки такого масштаба ослабят бастионы, и подвергнут искушению внешнего врага.

– Капитан, вы действительно полагаете, что тут замешаны «Дети Каина» и что они под контролем Киннея?

– Необязательно Киннея, но Эбелард, как и многие другие из администрации Президента, связан с ними непосредственно. Тини только начала нащупывать связи. Наверняка утверждать не могу, но мы чувствуем, что есть и независимые филиалы этой организации. Мы, однако, уверены, что Эбелард жаждет власти.

Видите ли, движение — исходное движение — было задумано как уманитарное. Мы проследили его истоки вплоть до человека по имени Уилфред Льюис, врача-терапевта. Во время паники, начавшейся после процесса над Судано, Льюис заведовал клиникой в Гринвич-Виллидже. Медицинский совет штата Нью-Йорк закрыл шнику и лишил заведующего лицензии на том лишь основании, тго он позитив. На следующий день Льюис открыл миссию.

Он начал со сбора информации о ферменте. К нему потянулись отверженные, и вскоре его миссия стала пристанищем выброшенных из жизни позитивов.

Постепенно миссия переросла в культ, создавший и свою философию. Называться он стал «Дети Каина», потому что, подобно библейскому персонажу, все они были изгоями. За названием последовал и символ: черная звезда. А в символах кроется власть, мистер Рот.

Члены движения стали выходить на улицы. Поначалу их целью было простое выживание и некоторая степень социальной защиты: они попрошайничали и торговали всякой мелочью. Вероятно, Льюис и не собирался превращать «Детей» в нечто большее, просто намеревался расширить движение по всей стране. Он начал создавать отделения «Детей» в других городах, и ко времени его смерти их насчитывалось около десятка. Чикагское отделение появилось вторым.

Смерть Льюиса внесла смятение в ряды и раздробила их. Если учесть царившее тогда в обществе настроение, криминализация культа была неизбежной.

– Об этом мне кое-что известно, — заметил Нэт. — Тайри Хоси однажды назвал ее «мафией суперменов».

– И это суть того, чем она стала, мистер Рот. Это настоящее политические движение.

– Политическое движение? А мне казалось, что для них главное — деньги.

– И деньги тоже. Ведь это — ключ к власти. Именно на этом этапе в дело вступила администрация Киннея. Они взяли «Детей» под крылышко и стали снабжать их полезной информацией. В результате «Дети» расширили масштабы операций и одновременно усилили внутренний контроль. И все это — в рекордно короткое время, что было бы невозможно без официальной поддержки.

– Но почему? Почему в это впутался Кинней?

* * *

– Почему? Причина у него очень серьезная, мистер Рот — страх. Он считает, что для него единственный путь к безопасности — абсолютная власть, а «Дети Каина» могут ее дать, как любая революционная организация в случае победы.

Как ядро необходима социальная проблема. У позитивов она, несомненно, имеется. Затем нужны организация и лидер. Они получили и то, и другое. Потом, когда обретены новые силы, наступает время для философии. Подключаются теоретики. Они вырабатывают цели движения. После этого остается лишь привлечь внимание сильной личности. Или группы сильных личностей.

Сильная личность вступает в игру, но неизменно руководствуется собственными мотивами и стремится пустить движение по нужному руслу. Культ нуждается в символике. У нацистов таковой стала древняя свастика, у коммунистов — серп и молот. «Дети» выбрали другой исторически выверенный символ: звезду.

Новоявленная организация мечтает о революционных изменениях обществе, но не об уличной, кровавой революции. Скорее, им желательно сохранить базовую структуру существующей системы, отбросив все то, что помешает им строить задуманное.

В данный момент Кинней занимает положение, сходное с тем, которое имел Гитлер в 1932 году: он законно возглавляет государство, но не имеет желаемой абсолютной власти. Его еще связывают юридические ограничения. Думаю, он воспользуется имеющимися у его возможностями для создания социальной нестабильности, а затем прибегнет к стандартной схеме и захватит власть.

– Так вы полагаете, именно к этому все идет? Все настолько скверно?

– «Скверно» — это еще мягко сказано, мистер Рот. «Дети Каина» нужны Киннею, потому что именно они способны создать общественные беспорядки нужного масштаба. Они же станут тайной рукой революции.

На осуществление замысла осталось чуть больше года. Впрочем, ряд ли они станут оттягивать события до последней минуты. Возможно, скоро они начнут действовать.

– Допустим, и что дальше? Какова здесь моя роль?

– Об этом я скажу через минуту, мистер Рот, а сперва хочу сделать несколько прогнозов. Наша разведка просчитала два вероятных варианта. Первый — открытое восстание на последних этапах избирательной кампании. Кинней, разумеется, подавит его с помощью военной силы, а потом ему останется просто продлевать чрезвычайное положение до бесконечности. Второе — он воспользуется прикрытием, выставив кандидата от своей партии, и, если дела у кандидата пойдут хорошо, последует новое убийство, а следом за им переход власти в руки военных под предлогом чрезвычайного положения.

Нэт вздохнул.

– Не могу поверить, что в нашей стране может случиться подобие.

– Поверите, мистер Рот, еще как поверите. Наша система правления не так близка к идеальной, как многие полагают. В прошлом нас спасала от тирании именно апатия общества. Людей настолько удовлетворял существующий порядок вещей, а население страны так велико, что его просто невозможно расшевелить. Мелким кучкам революционеров просто не по силам подобная социальная инерция. В последний раз, когда общество взбудоражилось до крайности, дело закончилось гражданской войной, а для этого, кстати, потребовался социальный предлог, не более веский, нежели попрание прав позитивов.

– Почему же тогда военные ничего не предпринимают? Ведь вы командуете вооруженными людьми.

– Кое-что делаем: собираем информацию, по мере сил пытаемся организовать оппозицию. В основном эта оппозиция включает и большую часть армейского командования. Но нам следует соблюдать величайшую осторожность и иметь стопроцентную уверенность. Мы действуем, подчиняясь системе строгой армейской справедливости. Солдаты верят в армейскую справедливость, мистер Рот, и для них бунт или мятеж — особенно отвратительное преступление. Нетерпимость к мятежу заложена в самой душе солдата, он выступает против него рефлекторно, инстинктивно, без понуждений. И нужна очень веская причина, которая могла бы остановить его. Ваша задача, мистер Рот — преподнести ему на блюдечке такие причины.

* * *

Патриарх напрягся, с трудом сохраняя внешнюю невозмутимость Внутри он кипел от гнева, и первым его импульсом было сразу отправить визитера в ведомство Судано, к вящему удовольствию последнего.

Но все же здравый смысл взял верх, хотя в основе его лежали отчаяние и любопытство. Зачем явился сюда этот человек?

– Ты играешь в опасную игру, незнакомец, — заявил он мужчине, который стоял перед его столом.

– Это не игра, Госнелл, а я не незнакомец. Ты знаешь, кто я. Устрой мне тест, и ты убедишься, что я такой же позитив, как ты и все остальные. Потом мы поговорим.

Нэт отнюдь не испытывал той уверенности, которую излучал. Но он знал, что ярость Госнелла можно обуздать дерзким, самоуверенным поведением. Пока его надежды оправдывались.

Сегодня утром Нэт вошел в заваленный хламом двор перед чикагской штаб-квартирой «Детей», приблизился к первому попавшемуся человеку с внешностью мелкого начальника и невозмутимо сообщил, что Натан Рот, Президент «Уорлд Бродкастинг компани», хочет увидеться с Патриархом Госнеллом.

После этого он долго, словно в замедленном кадре, проплывал мимо нацеленных на него стволов. Но все же попал в кабинет Госнелла.

– Мы обязательно протестируем вас. Рот, но это вовсе не означает, что вы будете еще живы во время этой процедуры.

– Бросьте нести чепуху, Госнелл, поверьте мне. Разве пошел бы вам, не рассчитывая на взаимную выгоду? Я предлагаю заключить сделку.

– Зачем вам наша поддержка? Насколько мне известно, вы и так достаточно влиятельны.

– Я хочу большего, Госнелл. Мне известно, что затевается нечто широкомасштабное, и я хочу быть причастным к этому. Лучше уж быть внутри, чем снаружи.

– Играете по-крупному?

– Разумеется. Как и вы.

Нэт внимательно следил за лицом собеседника. Реакция была неуловимой, но достаточной для Нэта: Госнелл падок на лесть.

– Послушайте, — сказал Нэт, — я потратил немало изобретательности, чтобы сюда попасть. Я внедрил своих людей в вашу организацию. Мне было необходимо добраться до вас и поговорить.

– К чему такие усилия?

– Вы человек действия, это очевидно. У вас прекрасная подготовка, контакты на высшем уровне, большие связи. Подумайте, как умножит вашу мощь моя телесеть. Ваша телесеть, если мы достигнем соглашения.

– Джастин!

Сердце Нэта бешено заколотилось, тело покрылось холодным потом, но он не шелохнулся.

Судано стоял в дверях, с интересом разглядывая Нэта. Видимо, послушанное его явно заинтриговало.

– Да, Патриарх.

– Организуй проверку этого парня. Тщательную проверку, Госнелл повернулся к Нэту.

– Мы раскусили тот трюк с переливанием крови. Если вы и теперь его применили, можете считать себя покойником.

– Я могу сесть? — спросил Нэт.

– Можете.

Следующую минуту оба молчали. Госнелл пристально смотрел на Нэта, а тот на Госнелла.

Затем в комнату вошли двое. Один из них, со шприцем в руке, знаком велел Нэту снять пиджак.

Нэт повиновался и сам закатал рукав рубашки, предвидя следующую команду.

Игла вонзилась в вену, шприц наполнился темной кровью. Затем к месту укола приложили смоченную спиртом ватку. Медики вышли.

– Допустим, Рот, что ваш статус на должном уровне. Что же заставляет вас прогнозировать некие события?

– Все признаки указывают на революцию. Позитивы обладают формальным контролем над правительством, но пока этот контроль не стал реальным. Он в руках Конгресса и армии. Кинней…

– Мне Кинней не указ, Рот. И никогда — запомните это — никогда он не будет мною командовать. В Чикаго правлю я, а Чикаго — самостоятельный филиал нашей организации.

Погодите… уж не задумали ли вы проникнуть к нам, чтобы занять его место? Или пронюхать через меня о его планах? Напрасно, я с ним никаких дел не имею. Он меня вышвырнул из бюро! Дал пинка, как мальчишке, а я проработал там двадцать один год!

«Ого! Надо побыстрее шевелить мозгами», — подумал Нэт. Подобная реакция Госнелла оказалась для него сюрпризом.

– Тогда доверьтесь моему опыту, Госнелл, и вы не пожалеете. Я знаю об их шайке все; вот почему я здесь, а не у них. Ими руководят эмоции, сиюминутные страсти, и это погубит все дело. А в вас я верю, поверьте и вы мне, прислушайтесь к добрым советам.

– Да. — На лице Госнелла появилась странная улыбка. Нэт задел нужную струну. — Вы правильно оценили ситуацию. Да и мне нравятся амбициозные, напористые люди, вроде вас, Рот. Но признайтесь, какой лакомый кусочек вы присмотрели для себя?

Нэт немного расслабился.

– Вы человек, способный оценить значимость информации, Госнелл. А кто такой я? Специалист по информации. Я знаю, как ее собирать и что с ней делать. У меня есть доступ в каждую щель, потому что WBC большая компания, и сеть ее контактов и источников охватывает весь мир.

Но главное, мы умеем пользоваться собранной информацией, контролировать действия правительства. Мы в силах вытеснить из организации людей Киннея. Почему именно он должен оставаться Большим Боссом?

– А он вовсе не босс. Реально всем заправляет Джейсон Эбелард А Кинней… так, прикрытие, марионетка. Вы разве не в курсе?

– Никто из нас не совершенен, — отозвался Нэт. «Не торопись» — мысленно предупредил он себя.

– Полагаю, не будет беды, если я вам все открою. Вы или приняты, или нет. Если да, то вам следует это знать. А если нет, все равно уже никому не расскажете.

Кинней имел шанс, но у него сдали нервы. Когда замаячила угроза раскрытия тайны президента-позитива, он вызвал Эбеларда. Эбелард обратился ко мне, и я обо всем позаботился.

Мне следовало догадаться, какую тактику станет применять Эбелард: использовать убийство Элбана для шантажа президента, управлять Киннеем, словно марионеткой. Именно этим он с тех пор и занимается. От Эбеларда необходимо избавиться.

– Гм-мм. Согласен… но не сейчас, Госнелл. Еще некоторое время будет нам нужен. И если Эбелард действительно заправляет лавочкой, то вам с ним следует заключить мир. Иначе так и останетесь прозябать в своем Чикаго.

В этот момент в кабинет снова вошел Судано и протянул Госнеллу компьютерную распечатку. Госнелл прочитал ее и улыбнулся.

– Вы прошли тест, — сообщил он.

Нэт, разумеется, в этом не сомневался, но все же ощутил облегчение.

* * *

Несколько часов спустя, скормив Госнеллу в знак доверия буквально всю информацию, полученную накануне в ВМР во время ой подготовительной беседы, Нэт вышел из ворот и сел в машину Тайри.

– Нас приняли, — бросил он. — Поезжай к О'Хэру.

Тайри завел мотор и тронулся с места.

– Все равно не понимаю, босс. К чему нам тянуть резину? Почему не раскрыть общественности то, что мы уже знаем? У нас целая куча компромата на многих чиновников.

– Неужели, Тайри? Да, конечно, мы многое знаем. Но одно дело знание, а другое — обоснованное доказательство. А по моим оценкам, ни одно из наших голословных утверждений — а их назовут именно так — не выдержит испытания в суде. Причина тут очень проста: все наши источники — позитивы. А кто поверит позитиву? Кто поверит мне или Тини? Пусть даже мы заставим Госнелла сделать чистосердечное признание по телевидению. Кто ему поверит?

Просчитаем еще шаг. Допустим, мы разоблачили всех и каждого из «Детей Каина», всю организацию. Раскрыли их сущность, и теперь всем известно, что они задумали. Как общество сможет их наказать? Или остановить?

Нет, Тайри, решать проблему раз и навсегда нужно каким-то другим способом.

– И каким же, босс?

– Вообще-то я надеялся, что ты мне его подскажешь.

* * *

– Господи! Глазам своим не верю, Нэт. Да они гребут их целыми охапками!

Флинна потрясло увиденное.

– Где ты раздобыл эти цифры, Нэт?

– У «Детей» — они мне их сами дали. Им приходится вести полный учет доходов, вот я и предложил им воспользоваться компьютерами WBC.

Флинн взял только что отпечатанную бумажную ленту и начал читать вслух, выбирая имена наугад.

– Люциан Эбернети, 5400 долларов. Бэлдемар Каранца, 3100. Джералд Клейн, 2800. Тарзан Симе, 1300. Стивен Войцеховски, 11480. И все эти парни — полицейские?

– Угу. Лучшие в нью-йоркской полиции. Это ведомость на зарплату за прошлый месяц по двенадцатому округу. «Дети» верят, что деньгами следует делиться с ближним.

– Но не могут же они все быть позитивами!

– А они не позитивы. По большей части — нормальные жадные люди, почуявшие вокруг себя коррупцию и решившие урвать свою долю пирога.

– Тогда их можно отдать под суд!

– Теоретически — да, практически — нет. Какие у вас доказательства? Этот список, составленный сумасшедшими?

– Тогда какой для нас толк в этой информации?

– Я скажу тебе кое-что об информации, Дэйв — мой взгляд на нее. Если у тебя есть факт и если ты прождешь достаточно долго, не теряя бдительности, рано или поздно этот факт на тебя сработает.

– Согласен, обычно так и выходит, но сейчас время работает против нас. Политическая ситуация разогревается. В следующем месяце состоятся первые первичные выборы, и каждый день приближает страну к катастрофе.

– А я все вижу иначе, Дэйв. Для меня каждый день приносит новые порции полезной информации, которая скоро нам сгодится. Сейчас меня очень интересует, в каком направлении польется этот мощный поток денег. И когда я замечу, куда потекли деньги, то пойму, где притаилась власть.

* * *

– Что он сделал?! — завопил в трубку Джейсон Эбелард.

Уэсли Брайтвелл, находившийся на другом конце линии, был персоной довольно малозначительной — патриархом филиала в Конкорде, штат Нью-Гемпшир. Так, заурядный филиал. И особо важной частью организации тоже не являлся. До сегодняшнего дня.

– Патрик Госнелл зарегистрировался независимым кандидатом в резиденты, — повторил Брайтвелл.

– Значит, мне не послышалось. Но это же смешно.

– Вы еще не слышали худшего: он был в мантии.

– Что! Почему же ты его не остановил?

– Каким образом? До сих пор я даже не знал его в лицо, да и кому могло прийти в голову, что он выкинет такой фортель. Я сам первые об этом узнал десять минут назад, когда мне позвонил один из наших людей. К тому времени Госнелл и вице-президент Хэнрэхен уже рычали друг на друга перед камерой.

– Там были репортеры WBC?

– Конечно, мистер Эбелард. Репортеры всевозможных газет и телекомпаний. Будут какие-нибудь пожелания?

– Ничего не предпринимай, Брайтвелл. Внимательно следи за событиями и немедленно сообщай мне новости. Никаких действий. И икаких заявлений — главное, доложи мне, а я сам обо всем позабочусь. Ясно?

– Ясно.

Эбелард швырнул трубку и сел, закрыв лицо ладонями. Капельки пота, покрывшие его лысую макушку, начали стекать на лицо. Он вытер их рукавом.

Госнелл превратился в серьезную проблему, подумал он. Его следовало стереть в порошок давным-давно, когда он еще не успел Фибрать к рукам банду психов из Чикаго.

Его личность удивительно сочетала паранойю и легкомысленность: только ненормальный способен держать при себе патологического убийцу Судано и одновременно иметь дела с Нэтом Ротом.

Каким-то образом Рот сумел приобрести влияние в организации Госнелла, и теперь Эбелард в этом окончательно убедился. Поначалу Эбелард терпел Рота, потому что тот сглаживал его натянутые отношения с Госнеллом. Сотрудничество с Госнеллом помогло заткнуть большую организационную брешь и серьезно сократить сроки операций в таких городах, как Милуоки, Демойн и Пеория. Когда Чикаго тоже оказался внутри системы, они пришли к известному сотрудничеству, особенно после получения доступа к аппаратуре WBC.

Но со временем аппетиты Госнелла разрослись, и он начал расширять пределы своего личного влияния, создавая сильные помехи Эбеларду.

Вернемся, однако, к проблеме, требующей немедленного решения: заткнуть рот Госнеллу, безумцу Госнеллу, который носится по стране, выбалтывая секреты секты перед телекамерами. Эбелард мысленно представил эту картину: Госнелл в дурацкой мантии выкрикивает в микрофон свои бредовые идеи и полностью разрушает то доверие, которое «Дети Каина» успели завоевать у избирателей.

Он схватил трубку и набрал личный номер Рота. Тот ответил после первого же звонка.

– Рот слушает.

– Это Эбелард.

– Я как раз собирался тебе позвонить. Полагаю, ты уже знаешь о Госнелле?

– Да. Брайтвелл позвонил мне из Конкорда. Он что, сбрендил?

– Через пару секунд все сам услышишь. Вообще-то, если вдуматься, все не так плохо, как может показаться. Я поясню позже. Пускаю запись.

Эбелард внимательно слушал, задним числом пожалев, что не воспользовался телефоном в соседней комнате, подключенным к магнитофону. Впрочем, неважно, при необходимости можно будет записать и с телевизора.

В результате он решил, что записывать не имеет смысла. Госнелл выставил себя полным шутом. Он разразился длинной тирадой на тему о том, что все позитивы являются особой, высшей породой людей. Эбелард догадался, что Госнелл пытался произвести угрожающее впечатление, но у него ничего не получилось, он скатился в дешевую патетику.

– Понял, что я имел в виду, Джейсон? — спросил Рот, когда запись закончилась.

– Да. Однако меня тревожит, что он выступал в мантии. Многим нашим это не понравится.

– Не думаю, что стоит придавать этому значение теперь. Ритуалы были хороши, когда «Дети» только начинали свое движение, но сейчас в большинстве филиалов их почти не придерживаются.

Пусть Госнелл покрасуется, если хочет. Когда начнутся крупные события, нам будет на руку, если он останется на виду.

Неожиданно Эбелард вспотел еще больше. Ему не понравился подтекст последнего замечания Нэта.

– Не знаю, что ты имел в виду под «событиями», Рот, но мы делаем важное дело, и мне не нравится, когда вставляют палки в колеса.

– Все будет нормально, Джейсон. Поверь мне. Нэт положил трубку.

* * *

Хоси, Херрик и Рот сидели вокруг стола, который Нэт поставил в своем офисе, расширив и без того просторное рабочее пространство. Только что стали известны результаты последнего опроса избирателей.

– Похоже, Хэнрэхен немного потерял популярность, босс.

– Явного лидера пока еще нет, Тайри. У Хэнрэхена тридцать восемь процентов поддержки, у республиканца Басби тридцать четыре — эта парочка идет почти ноздря в ноздрю. Я назвал бы такой результат стандартной предвыборной гонкой, не будь в списке Монагэна с его девятнадцатью процентами. Для независимого кандидата совсем неплохо. Госнеллу остались последние процентов девять, а сколько денег он уже вбухал?

– Он еще держит себя в руках, Нэт? Наверное, рвет и мечет.

– Еще как, Дэйв. Просто с ума сходит. Он купил час эфирного времени для показа записи своего выступления. Оно запланировано к выходу в эфир вечером в понедельник, сразу после окончания съезда демократической партии. Ребята из студии сказали мне, что от его речи у всех мурашки побегут. Он собрался предупредить народ Америки о заговоре Эбеларда.

– И Эбелард сидит сложа руки?

– Конечно. А что ему остается? Кстати, люди и не знают, кто такой Эбелард. Он мне всегда напоминал крота, потому что никогда не совершал поступков, привлекающих общественное внимание. Ведь многие считают его порученцем Киннея. Эбелард не из тех, кем пугают детей.

– И вы до сих пор не видите никаких признаков подготовки, босс?

– Кажется, никаких активных действий не предпринимается, Тайри. Все тихо и спокойно. Судя по нашим наблюдениям, нет ни единого факта, достойного называться намеком на события. Или мы такие факты проморгали, или их действительно не существовало. При таком раскладе буря грянет после выборов.

Впрочем, мы кое-что можем сделать — проанализировать, нет ли особых тенденций в результатах выборов в Конгресс и местные администрации.

– Для этого результаты опроса не годятся, Нэт, — сказал Дэйв. — У оппозиции есть несколько крупных фигур на уровне кандидатов в Конгресс, но ни один из них не является позитивом. На мой взгляд, позитивы вообще не стремятся к власти на уровне администрации страны. Их единственный серьезный кандидат — Монагэн.

– Дэйв, доверься моему новому предчувствию — проверь данные по местным выборам.

Поведение Нэта резко изменилось, на лбу залегли характерные складки. Дэйв по личному опыту знал, что когда лицо шефа принимает такое выражение, к его словам стоит прислушаться.

– Чем заняться в первую очередь, Нэт?

– Местными администрациями.

– Да эти выборы никого не волнуют. По ним и статистики почти нет.

– Раздобудь любые цифры. Свяжись с нашими филиалами, оплати их услуги из фондов компании. И узнай, сколько позитивов выставили свои кандидатуры на посты мэров, шерифов, окружных прокуроров, ловцов бродячих собак — короче, на любую выборную должность. Выясни, какую они получили поддержку.

– Хорошо, Нэт. Но потребуется некоторое время, к тому же цифры успеют устареть. А что потом, когда мы их узнаем?

– Там видно будет.

Нэт не стал зря загадывать. Когда его посещало наитие, он предпочитал не размышлять.

* * *

Нэт сидел в офисе, наслаждаясь редко выпадавшим в середине дня уединением, и пытался разобраться в политических новостях. С недавних пор все большую часть его времени отнимала слежка за «Детьми Каина», а это означало, что приходилось немало разъезжать по округе. Поэтому рабочий стол шефа компании, оборудованный всевозможными средствами связи, почти постоянно занимал Пит Феррикати, а сам Нэт все дела решал чуть ли не на бегу.

Нэт проглядел последние прогнозы. Монагэн быстро шел вверх — быстрее и дальше, чем кто-либо от него ожидал. А причина была та, что он реально понимал проблемы позитивов. Кандидаты двух главных партий занимались обычным делом — раздавали громкие обещания и поливали друг друга грязью.

По данным опросов, за Монагэна собиралось голосовать тридцать два процента избирателей, до уровня Басби ему не хватало всего лишь твух-трех процентов. Хэнрэхен сдал позиции до жалких тридцати процентов. Где-то среди кандидатов от коммунистов и социалистов затерялся Госнелл, которого теперь даже не стоило принимать в расчет.

Внезапно прогудел интерком. Нэт на секунду оторвался от бумаг и нажал кнопку «разговор».

– Да, Бекки.

– В приемной миссис Элбан. Она хочет с вами увидеться, мистер Рот.

Нэт совершенно не ожидал ее прихода, он уже несколько недель юобще не вспоминал про Кейл. «Но увидеться с ней будет приятно, — подумал он. — Интересно, что привело ее ко мне?» Он снова надавил кнопку.

– Бекки, пригласите Кейл ко мне.

– Да, сэр.

Движением руки Нэт подвинул бумаги на край стола, и едва он поднялся из кресла, как дверь отворилась.

– Здравствуйте, мистер Рот.

– Рад вас видеть, Кейл. Мне казалось, что вы боялись возвращаться в страну. Садитесь, пожалуйста.

Кейл обессиленно опустилась на краешек стула, нервно теребя в уках сумочку.

– Я не очень-то уютно чувствую себя на родине, мистер Рот. правда, ужасно звучит? Конечно, я тоже рада снова с вами увидеться, но до сих пор опасаюсь за свою жизнь.

– Со времени нашей последней встречи мы стали гораздо лучше снимать ситуацию. Полагаю, у вас нет причин для беспокойства.

– Я долго боролась со своей рассудительностью, прежде чем уговорила себя сесть в самолет, мистер Рот. Мне приходилось постоянно напоминать себе, что у меня есть важная причина для поездки… что мне нужно сообщить вам информацию, которая может оказаться поистине решающей, хотя Нельсона, будь он сейчас жив, она бы очень огорчила. Информацию, которая сделает меня весьма непопулярной. Надеюсь, что вы меня поддержите.

Кейл опустила глаза. Казалось, она вот-вот заплачет. Нэт понял, что разговор будет деликатным, и попробовал придать своему голосу уверенность.

– Сейчас для всех наступили скверные времена, Кейл. Вряд ли ваши новости слишком плохи.

Кейл долго сдерживалась, но все же заплакала.

– Нельсон так старался, — всхлипнула она. — Всю жизнь ему приходилось бороться с бездарями. Он никогда не получал того внимания, которого заслуживали его способности, отчасти из-за меня. Он всегда чувствовал, что наши отношения препятствуют его карьере, и потому с головой погрузился в исследования и начал писать ту книгу.

– Доктор Элбан не был бездарем, Кейл, — отозвался Нэт.

– Да, не был, но его коллеги думали иначе, а для Нельсона это было главным. Он ненавидел саму мысль о скрытности. Он был так рад, когда, как ему показалось, обнаружил истинную функцию фермента. Это открывало ему путь к известности. То был научный прорыв, интуиция гения, которая становится достоянием истории и вызывает зависть коллег.

Я разделяла его радость и с нетерпением ждала, когда признают его открытие.

– Минуточку, Кейл. Уж не хотите ли вы сказать, что тест ошибочен?

– Да… то есть, нет, он не совсем верен. Сам по себе тест надежен, он показывает присутствие фермента в крови, и фермент действует именно так, как считал Нельсон… в большинстве случаев.

– В большинстве случаев?

Кейл смутилась и снова едва не заплакала, но все же овладела собой:

– Возможно, я не очень точно выразилась. Я-то знаю, что хочу сказать, только слов не подберу.

– Тогда начните сначала, Кейл. Это всегда помогает.

– Я вот что имела в виду, он… то есть мы… должны были еще немного подождать, провести дополнительные опыты и лишь потом выступать с заявлениями. Но в то время мы были совершенно уверены, что открыли фермент, действующий как специфический катализатор — как ему и полагалось.

Нэт понимающе хмыкнул, желая подбодрить Кейл.

– Но фермент действовал не так?

– Беда в том, что не всегда. Ферменты по своей сути биологические катализаторы, мистер Рот. Катализатор вызывает или ускоряет химическую реакцию, но сам в ней не участвует. Вот почему организму они требуются в ничтожных количествах и вот почему медицину интересует не сама формула или состав фермента, а его действие на организм. Формула нужна лишь в том случае, если фермент намереваются синтезировать, и это иногда задача колоссальной сложности.

Ферменты — это белки, как правило, очень сложные, и эта сложность, а заодно и то, что мы не намеревались пробовать синтез, послужила причиной ошибки. Мы почти не стали вдаваться в его молекулярную структуру, а просто отметили медицинский эффект, и от этой точки пошли дальше. Тогда наши выводы подтверждались статистикой, и Нельсон даже не сомневался в своей правоте. Но в теорию вкралась ошибка.

Кейл смолкла.

– Продолжайте, Кейл. Пока мне все было понятно.

Тут Кейл вновь расплакалась.

Нэт растерянно уставился на нее, не зная, что предпринять. Есть мужчинах нечто такое, что превращает их мускулы в кисель при виде женских слез.

Преодолев секундное замешательство, Нэт порылся в ящике стола, отыскал пачку бумажных салфеток и протянул ее Кейл.

Кейл вытерла слезы и вздохнула.

– Имя Нельсона будет опозорено, — с трудом выговорила она.

– Но почему , Кейл? Вы должны назвать мне причину. Она подняла голову, провела салфеткой по глазам и ненадолго отвлеклась, извлекая контактные линзы.

– Ничего не вижу из-за слез, — пояснила она.

– Все будет в порядке. Время у нас есть, так что рассказывайте.

– Словом… я продолжила работу Нельсона в Торонтском университете. Нам наконец удалось проследить источник фермента в организме. Оказалось, это один из тысяч ферментов, вырабатываемых в печени, так что здесь никаких сюрпризов не было. Зато теперь мы смогли выделить его в относительно больших концентрациях еще до того как он разбавляется, попадая в кровь.

В университете есть специалист по молекулярной биологии, доктор Чи. Он стал работать вместе со мной, желая установить структурную формулу фермента. На это у него ушло несколько месяцев.

Столь долгий срок объясняется тем, что молекула иногда незначительно меняла структуру, и Чи временами думал, что допустил ошибку. Он проверял и перепроверял и в результате пришел к заключению, что структура фермента не всегда постоянна.

Поэтому мы снова взялись за печень и стали завсегдатаями реанимационных отделений в больницах — дожидались свежих трупов. Мы работали днем и ночью и смогли в результате прийти к общему знаменателю.

– И что же это было, Кейл?

– Фторированные углеводороды.

– Не понял.

– Фторированные углеводороды, или фреоны — это поразительно стабильные вещества, состоящие из фтора, водорода и углерода. Они химически инертны, и расщепить их молекулы или заставить реагировать с другими веществами практически невозможно. По крайней мере, так всегда считали химики. В обычных условиях молекулы фреонов настолько стабильны, что их попадание в организм совершенно безопасно. Опасны они лишь в одном случае — если кому-то придет в голову утопиться в бочке с фреоном.

Фреоны широко применяются в холодильных установках, кондиционерах, аэрозольных упаковках и производстве пластиков.

Так вот, мы с Чи получили данные, предполагающие, что фреоны не настолько уж инертны, как принято считать. Мы обнаружили, что иногда — с помощью определенных радикалов — они способны встраиваться в молекулы фермента. Не стану вдаваться в детали, потому что вы их не поймете, но в результате фермент начинает вести себя несколько иначе.

Когда фреоны включаются в молекулу, удерживающие их связи очень слабы. А фермент, как вы знаете, способен попадать в капилляры мозга и преодолевать его защитный барьер. Так вот, мы думаем, что уже в мозгу слабые внутримолекулярные связи рвутся, и часть фреонов попадает внутрь.

– И что с ним происходит дальше, Кейл?

– Мы не знаем. По крайней мере, не знаем наверняка. У Чи есть теория — он думает, что суть в размере молекул фреонов, а также в том, что мозг не в силах ни разрушить их, ни избавиться от них. А попав в него, фреоны начинают или влиять на выделение продуцируемых мозгом веществ, например, эндорфинов, или сами претерпевают дальнейшие изменения. Но суть пока неизвестна.

– Давай-ка проверим, все ли я правильно понял, Кейл. Итак, люди подхватывают эти фторо…

– Фтороуглеводороды, но действуют они только в присутствии фермента-переносчика.

– Хорошо. Они каким-то образом попадают в мозг и делают людей умственно неполноценными, так?

– Не всегда, мистер Рот, далеко не всегда. Вот что самое ужасное. Нельсон думал, что разработал безошибочный тест, но теперь получается, что он заблуждался. Оказывается, положительная реакция на фермент совершенно ничего не значит, если только, во-первых, вы не подвергались действию фреонов; во-вторых, в организме не происходила особенная и достаточно редкая реакция; и, в-третьих, если ваш мозг не обладает некоторыми другими не известными пока характеристиками.

– Но как, Кейл? Как мог попасть впросак такой опытный ученый?

– Вместо дальнейших исследований он положился на статистику. Для его исследований статистический анализ подходил превосходно. Он мог — и смог — доказать, что среди заключенных имеется статистически достоверная зависимость.

Копни он поглубже, то нашел бы и причину: статистический анализ также показывает, что в полицейских архивах рост числа позитивов отмечается с конца сороковых годов, когда фреоны получили широкое применение.

– Но это не объясняет самого явления — почему в организме одних людей фермент образуется, а у других нет.

– Нет, не объясняет. Но мы работаем и над этим. Мы обнаружили и другие статистические данные, которые ввели в заблуждение Нельсона: он был убежден, будто наличие фермента связано с факторами окружающей среды. Мы с Чи так не считаем.

– Почему же?

– Потому что природа ничего не делает зря, мистер Рот. Она не станет производить вещество, в котором организм не нуждается. Просто-напросто не существует биологического механизма, при помощи которого организм отдельного человека можно заставить реагировать на внешние факторы. В рамках специфической популяции — да. Это нормальный эволюционный процесс, но не на уровне индивидуума.

И даже связанная с эволюцией и зависящая от нее мутация обязана иметь конкретное применение, пусть даже вредящее организму-хозяину. А такое не возникает вдруг и сразу, вот почему мы считаем, что причина, заставляющая организм вырабатывать фермент, очень древняя — возможно, старше самого человечества. Людей с позитивной реакцией на тест можно найти почти по всему миру.

– А разве есть места, где таковое отсутствует?

– Да. В некоторых людских популяциях позитивов нет совсем, в других крайне мало. Но по этому вопросу у нас очень скудные данные.

– Можно пример?

– Хорошо. В некоторых племенах американских индейцев и среди эскимосов позитивов практически нет. Они редки в Индии, сельских районах Мексики, в некоторых районах Миннесоты, в Индонезии…

– Вы сказали «Миннесота» ?

– Да, и в Висконсине. По всему миру встречаются маленькие районы-пятнышки, где практически нет людей с ферментом в крови. Но пока мы не смогли вывести из этого факта никаких определенных заключений. Помните, любая новая теория должна учитывать и объяснять эффект воздействия фреонов.

– Нет, Кейл. По-моему, фреоны тут необязательны. Вы сами говорили, что фермент служит лишь их переносчиком, а это заставляет меня верить, что связь с фреонами чисто случайна.

– Да, говорила.

– У меня возникла одна мысль, Кейл. Позвольте, я ее поясню. Предположим, каждый из нас изначально имеет в организме фермент. Скажем, мы все с ним рождаемся, но потом что-то происходит, и в организме большинства людей он перестает вырабатываться.

– Это мы уже проверяли, мистер Рот. У детей моложе трех лет результат теста всегда отрицательный.

Нэт с трудом сглотнул. Очередное озарение было слишком сильным ! Даже мощным. Он настолько привык доверять своим предчувствиям, что разочарование от ошибки оказалось весьма горьким. Впрочем, миссис Элбан виднее, она эксперт.

Кейл ушла, оставив Нэту пищу для новых раздумий.

* * *

– Ко мне приходила Кейл. Жаль, вы ее не застали.

– Могли бы и позвонить нам, босс. Как у нее дела?

– Прекрасно, Тайри. А позвонить я не успел. Она влетела ко мне, как молния, и, могу добавить, примерно с тем же эффектом. Подробности потом. А сейчас покажите мне сводки по выборам.

– Команда Гленнадин все еще пичкает данными компьютер, — сообщил Дэйв. — Но кое-какие результаты уже появились.

– Выкладывайте.

Они воспользовались одним из больших терминалов с широким экраном. Первым делом Нэт вызвал данные по Нью-Йорку. Сводка ошеломляла.

«Дети» не выставили своего кандидата в губернаторы, как это предполагал Нэт. Зато, просмотрев списки кандидатов на посты мэров, он увидел, что ставленники организации выдвинуты практически повсюду.

Оказалось также, что позитивы ведут упорную борьбу за каждый важный пост на уровне округов, особенно за должности шерифа и окружного прокурора.

Нэт начал шерстить штат за штатом. Выявилась четкая тенденция: повсюду позитивы нацелились на ключевые посты и сдаваться не собираются.

– Не нравится мне все это, — сказал он Дэйву. — Выбери пару имен, и пусть компьютер попробует отыскать связь между ними и финансовыми архивами «Детей».

Дэйв набрал первое попавшееся имя: Казимер Цимек, кандидат в городской совет города Лэйк-Каунти, штат Иллинойс, И угодил в десятку. Филиал «Детей» в Уокегане перечислил сто восемьдесят тысяч долларов на его избирательную кампанию.

– Ого! — воскликнул Нэт. — «Детки» не поскупились.

Копнув глубже, Нэт пришел к заключению, что в крупных промышленных штатах позитивы нацелились на большие города. В менее важных районах они сосредоточились на кандидатурах шерифов, прокуроров округа и штата, а также членов местных самоуправлений.

– И что вы об этом думаете, босс?

– Что Эбелард оказался умнее, чем я предполагал, Тайри. Он знает, как захватить бразды правления без лишнего шума: нужно действовать снизу, а не сверху. И он прав: захвати столицу страны и получишь лишь пару заложников да гражданскую войну. Захвати побольше городских советов и окружных судов — и сможешь взять всю страну за горло, особенно если у тебя хватает денег и ума правильно расставить силы. Вот что, нужно поговорить с Дэном Флинном и порадовать его свежими новостями.

* * *

Встреча произошла на полупустой дороге в южной части штата Нью-Джерси. Нэт впервые увидел Флинна в гражданском, но тот все

равно ухитрялся выглядеть как моряк, а не как крупный промышленник, роль которого безуспешно пытался сыграть. Они уселись на заднее сиденье лимузина Флинна и спокойно поговорили.

Нэт как раз закончил с комментарием результатов предвыборных опросов и стал пересказывать подробности визита Кейл, когда они услышали громкое жужжание. Нэт едва не вздрогнул.

– Это мой телефон, — пояснил Дэн. — Никуда от него не денешься. — Он вынул изо рта изжеванную сигару, открыл панель в спинке переднего сиденья и извлек трубку.

– Флинн, — произнес он.

Нэт следил за выражением липа морского волка, надеясь догадаться, о чем идет разговор. Лицо Дэна исказил ужас.

– Я возвращаюсь немедленно, — произнес он наконец. — Президент уже в курсе? — Пауза. — Нет? Тогда обойди Эбеларда. Позвони прямо президенту и доложи обо всем.

Флинн положил трубку, повернулся к Нэту и сообщил:

– Убит генерал Гэтерол. Звонил Джордж Пеллитьер.

– Кто убийца?

– Пока неизвестно. Его еще не поймали. Эл стоял на трибуне, принимал парад. Войска пошли маршем, выстрелили из полевой пушки — такая традиция. В этот момент кто-то швырнул на трибуну гранату и в суматохе скрылся.

– Как по-твоему, Дэн, это первый сигнал? Скоро начнется?

– Не думаю. Это не в стиле Эбеларда. Если у него есть план, то шум, поднятый именно сейчас, не даст ему никаких преимуществ. Через месяц — да, тогда выборы уже пойдут полным ходом…

– Кто теперь командует в Миде?

– Временно Мел Стамп, пока начальник штаба не назначит постоянного командующего.

– Стамп позитив, Дэн.

– Готов поспорить, он как раз из тех фальшивых позитивов, о которых ты говорил. Держу пари, что ты тоже из таких. А теперь я гадаю и насчет Киннея — вот почему я попросил Джорджа позвонить ему лично. Хочу посмотреть, что он предпримет. Мне пора ехать, Нэт. Буду держать тебя в курсе.

Нэт пересел из машины Флинна в свою. Возвращаясь, он тоже никак не мог понять смысла преступления. Подобно Дэну, он не представлял, чего добивается Эбелард.

Просидев весь вечер в своем офисе и считывая свежие новости с личного монитора, он получил еще больше загадок. Убийцу установили, но он не был позитивом. Это стало известно из результатов вскрытия — военная полиция напала на след убийцы и застрелила его в перестрелке. Его звали Харви Ераймс. Он был поваром, и о мотивах его поступка теперь уже не узнает никто.

Поздно вечером Нэт и Дэн обсудили новости по телефону с кодированной связью. Дэн сообщил, что военные весьма взволнованны шцидентом, но сам он относил момент убийства к числу совпадений. Тем не менее, по мнению Флинна, следующие две недели надлежало соблюдать чрезвычайную осторожность.

* * *

Нэту и его команде не давала покоя другая загадка: стремительный взлет Монагэна в состязании трех кандидатов. Теперь шансы у всех троих были примерно равны, и стало очевидно, что Монагэн получает мощную финансовую поддержку. Однако поиск в огромной базе данных, созданной на основе финансовых архивов Детей», не дал доказательств того, что они подпитывали избирательную кампанию Монагэна. Напротив, достаточно подробная информация из других источников привела их к заключению, что тут приложили руку крупные профсоюзы. А эти организации традиционно никогда не поддерживали независимых кандидатов.

– Монагэн единственный, кто не укладывается в схему, Нэт, — заметил Дэйв. — Он единственный серьезный кандидат-позитив, не меющий связи ни с «Детьми», ни с Джейсоном Эбелардом.

– Связь должна быть, Дэйв. У Монагэна репутация хвастливого болтуна, а «синие воротнички» таких кандидатов не переносят. Когда он правил в Пенсильвании, то окружал себя либералами, а больше всего голосов получил в университете штата. Именно благодаря им Монагэн и победил на выборах. Но если он вовремя не изменит свои привычки и характер, то вряд ли будет избран.

Разумеется, ему многие сочувствуют после того как с ним обошлось правительство, но одного сочувствия для такой мощной поддержки маловато. Нет, этот пройдоха каким-то образом покупает голоса. И нам надо выяснить, как он это делает: отыскать нить его финансовой поддержки и проследить ее вплоть до источника. Тогда нам, возможно, удастся выявить связь между ним и Эбелардом.

Нэт так увлекся, что несколько долгих секунд не замечал стоящего перед столом Пита Феррикати. Пит услышал окончание разговора. Наконец Нэт заметил его и повернулся.

– Теперь можете забыть о Монагэне, Нэт. На него совершено покушение.

– Покушение! Он убит?

– Неизвестно. Это случилось только что — сообщили из нашего чикагского отделения. Кто-то всадил в него две пули: в голову и нижнюю часть живота. В наши дни за кандидатами в президенты постоянно следует карета «скорой помощи», поэтому его немедленно отправили в госпиталь.

– Давайте спустимся в аппаратную, Пит.

Возглавляемые Нэтом, все бросились по лестнице на нижний этаж, где царил необычайный эмоциональный подъем.

Нэт протолкался к ближайшему монитору и впился взглядом в экран. Он мгновенно узнал репортера: Кэй Матусек, рыжая красавица которую он давно собирался пригласить при случае провести вечерок вдвоем.

Кэй торопливо говорила в микрофон:

– …часов пополудни. Нам только что сообщили, что машина скорой помощи» прибыла в госпиталь «Серебряный крест», и Монагэн был сразу доставлен в операционную.

Затем камера взяла панораму — столпотворение бесчисленных камер других репортеров, микрофоны, полицейские машины и фургоны…

Неожиданно послышался крик. Люди, бесцельно бродившие вокруг, остановились и прислушались. Кэй направила свой микрофон на капитана полиции, стоявшего возле патрульной машины. Он что-то сказал, но микрофон репортера не уловил слов. Кэй заговорила сама.

– Извините, кажется, вы не услышали сказанного. По словам капитана, полиция подозревает, что выстрелы были сделаны из здания на вершине холма. Полиция направила туда своих людей. Мы… сэр, будьте добры, отойдите в сторону! Сэр!..

Кэй внезапно очутилась на земле, а наклонившийся над ней человек пытался вырвать из ее руки микрофон. Она крепко его удерживала, и тогда незнакомец принялся выкручивать ей руку. Микрофон выпал.

Незнакомец подхватил его и обернулся к камере как раз в тот момент, когда его схватили двое подоспевших полицейских. Он все же итрился поднести устройство ко рту и закричал:

– Я только что освободил мир от еще одного тирана! Смерть тинам! Да здравствует патри…

Удар кулака едва не свернул ему челюсть, затем камера показала, к полицейские поволокли бунтаря к машине с зарешеченным окошком.

Кэй встала и возбужденно произнесла:

– Полиция только что арестовала человека, похожего на Джастина Судано. Кажется, он признался в том, что стрелял в Монагэна!

Нэт мгновенно узнал Судано. Все зрители, несомненно, тоже. Самая большая тайна заключалась в том, как он ухитрился подобраться так близко к камере неузнанным.

– Пит.

– Да, Нэт.

– Откуда шел репортаж? Кэй так и не сказала.

– Локпорт, штат Иллинойс. Это к югу от Чикаго, совсем близко от Жоли. Сами знаете, тот самый город с большой тюрьмой. Он находится… сейчас вспомню… да, в округе Уилл.

– Отыщите Тайри, — велел Нэт. — А, ты здесь? Дэйв тоже? красно. Вот чего я от вас хочу: немедленно оправляйтесь туда с вашей командой операторов и будьте наготове. Пит, пусть Гленнадин покопается в архивах — мне надо знать, кто есть кто в этом округе. Прогоните все имена по нашим спискам. И уточните, насколько надежным может оказаться местный прокурор.

– Хорошо, Нэт. Только вряд ли они попытаются выдвинуть обвинение против Судано. Какой смысл? Одно дело набить ему морду, и совсем другое — подавать на него в суд.

– Поверь мне, — сказал Нэт.

Он бросился к себе в офис и по дороге попросил Бекки связаться с Кэй Матусек. Дожидаясь звонка, он сидел, барабаня пальцами по крышке стола. Он очень редко нервничал до такой степени. Наконец загудел интерком.

– Она на линии, мистер Рот, — доложила секретарша.

Нэт схватил трубку.

– Кэй, это Натан Рот. Ты в порядке?

– Д-да, мистер Рот. Я что-то сделала не так?

– Нет-нет, ты вела себя прекрасно. Слушай, ты ведь знаешь, кто был тот человек, верно?

– Да, догадалась. То был Джастин Судано. Он… он выскочил как-то внезапно, словно ниоткуда. Я даже не заметила, как он подходил.

– Знаю, Кэй. Мы видели все, что произошло. Он ведь на тебя напал, так?

– Д-да, но…

– А это называется оскорбление действием, Кэй, и является преступлением. Я хочу, чтобы ты подала на него исковое заявление.

– Но зачем? Я имею в виду, он ведь сумасшедший. Его просто выпустят, и все.

– Может, и нет… короче, ты выполнишь мою просьбу?

– Зачем?

– Поверь мне. И переложи все заботы на меня. У нас большая компания, и в ней есть немало мест для сообразительных девушек, умеющих выполнять поручения.

– Хорошо, мистер Рот. Я все сделаю.

– Прекрасно, будь послушной девочкой. Мы потом еще поговорим. Пока.

Ха! Двух зайцев одним выстрелом! Нэт встал и удовлетворенно потер руки. Чем скорее наступит это «потом», тем лучше. Эта Кэй —настоящий лакомый кусочек.

Затем он попытался дозвониться Дэну, но его личная линия оказалась занята. Пробиться удалось только через сорок пять минут.

– Дэн? Это Нэт. Включай шифратор.

– Включил. Так и думал, что ты позвонишь. Я был очень занят. Все завертелось колесом, и я лишь пару минут назад смог дозвониться Тини. Она пыталась получить информацию от наших людей в районе Чикаго.

– Тогда ты уже обо всем знаешь — я говорю о покушении на убийство.

– Знаю, но теперь можешь называть это убийством — Монагэн скончался в больнице. А какое впечатление это произвело на Эбеларда! Ему стало плохо, и сейчас его мнение узнать невозможно — с ним не соединяют.

Лично я считаю, что это устраняет всякие сомнения насчет Монагэна — он не был человеком Эбеларда. Готов поспорить, что Госнелл об этом узнал и приказал нанести удар. Одно плохо: влияние этого события на положение в стране непредсказуемо.

– А теперь, Дэн, я расскажу тебе о том, что задумал. Возможно, ты сможешь высказать свое мнение. Сейчас как раз тот случай, когда мне нужна мудрая седая голова для проверки моей теории. И если теория верна, возможно, появится шанс решить проблему в нашу пользу.

– Я весь внимание, Нэт.

* * *

Адвокат штата Гарри Фактор, крупный, долговязый и уже в тридцать шесть лет сгорбленный, сидел в кресле и страстно желал, чтобы Нэт Рот покинул его кабинет. Тогда он получил бы хоть несколько спокойных минут — собраться с мыслями перед судебным заседанием. Гарри вовсе не был уверен, что предстоящее заседание пройдет именно так, как его задумал Нэт.

Уже само появление Нэта в кабинете адвоката оказалось неожиданным. Гарри велел секретарше пропустить только Кэй, собираясь уточнить последние детали ее будущих свидетельских показаний, но вместе с Кэй к нему прошмыгнул и Нэт. Да так и остался, а Кэй уже давно отправилась в дамский туалет повертеться перед зеркалом.

Гарри не был трусом, иначе не стал бы выступать в суде сам, а получил бы дело одному из своих молодых помощников, еще не имеющему репутации, и потому не рискующему ее повредить.

Он предпочел бы вообще выйти из игры. У него хватало забот с самого начала, когда двери соседней тюрьмы распахнулись, выпуская позитивов на улицы городов его округа. По мнению Гарри, они загулялись на свободе.

Он также предпочел бы, чтобы внимание всей страны, если не всего мира, не концентрировалось на зале суда, куда он войдет через несколько минут и попытается выиграть почти безнадежное дело. Ему предстояло выдержать схватку со старым судьей Джоном Баркмэном, далеко не самым безобидным крючкотвором в мире, и с напыщенным Фрэнком Драммом, чья репутация, если говорить откровенно, Гарри немного пугала.

Гарри был из тех, кто любит нормальный ход событий, когда все идет своим чередом. Но его выбили из колеи, по просьбе прессы перенеся заседание из небольшого уютного зала в более просторный зал Верховного суда штата. А поскольку вестибюль этого здания имел огромные окна, взволнованный шериф Уолтер Миллер велел соорудить туннель из стальных листов, соединяющий лифт с входной дверью, и такими же листами закрыть окна. Миллер не желал, чтобы заключенного застрелили на пути к скамье подсудимых. Гарри понимал это, но предпринятые меры только усиливали общий эффект какой-то нереальности происходящего.

Гарри взглянул на часы: без четверти девять. Старый Джон начнет ровно в девять. Оставалось надеяться, что его честь хорошо выспался. Баркмэн, темпераментный старый простак, иногда впадал во время процесса в настоящее бешенство, хотя в неформальной обстановке бывал совершеннейшей душкой. Лучше всего ему удавались процессы в суде присяжных. Он проводил их виртуозно — наверное, по той причине, что его сосредоточенное мышление безошибочно находило взаимосвязи между фактами.

Драмм, однако, отказался от присяжных, поскольку решил полностью опираться на официально признанную невменяемость своего подзащитного. Несомненно, он был уверен в успехе. В конце концов, всему миру было известно, что его клиент безумен, словно мартовский кот.

Наконец Гарри перевел взгляд на Нэта Рота, сохранявшего ту невозмутимость, на которую способен лишь несведущий человек. Гарри не смог удержаться от неизбежного для адвоката вопроса:

– Вашим людям еще не поздно отказаться и отозвать иск, мистер Рот. И избавить меня от возможного поражения.

– Мы знаем, Гарри, что вы чувствуете, и понимаем вас. Но не теряйте надежды.

– Этот процесс вообще бы не начался, если бы меня не вынудили исполнить свою конституционную обязанность. Вы поставили меня в безвыходное положение.

– Подумайте лучше, Гарри, какой толчок получит ваша карьера в случае удачи. Стоит попробовать, верно?

– Знаете, что про меня говорят, мистер Рот? Что я эгоманьяк, и это еще не худшее выражение. Другие утверждают, что меня купила ваша телекомпания, или что у меня романтическая связь со свидетельницей обвинения. Вдобавок теперь все узнали, что вы сами позитив, мистер Рот. Кое-кто полагает, что именно эта причина привела нас сюда.

– Гарри, неужели вы верите, что мною движет злоба?

– Нет. Но меня не вдохновляют аргументы, на которые вы так надеетесь. Я в них не уверен. Лучшее, чего мы сможем достичь — начать долгий и медленный путь назад, к истинной законности.

– Но разве ставка того не стоит, Гарри?

– Конечно, стоит, но дело не в этом, а в том, что все предстоит сделать мне. А я не уверен в своих силах.

– Вы все сможете, Гарри. Поверьте мне. И поверьте в себя, это еще важнее. Ага, Кэй вернулась. — Тогда пора начинать.

Гарри встал, сунул под мышку папку и вышел из кабинета к лифту.

* * *

Гарри вызвал Кэй Матусек для перекрестного допроса и теперь задавал ей вопросы, не таящие никакого риска для обвинения:

– Итак, мисс Матусек, вы показали, что в тот день присутствовали на месте покушения на Монагэна и вели телерепортаж. Находилось ли это место в пределах границ данного округа?

– Да, сэр.

– Я предлагаю вам вспомнить обсуждаемое место и время и спрашиваю: не произошло ли нечто необычное в тот момент, когда вы там находились?

– Едва я услышала слова полицейского о том, что убийца, по их мнению, находится в соседнем здании, как…

Драмм тут же встрял с заявлением, что слова свидетельницы не подтверждены доказательствами. Однако выслушав аргументы Гарри, судья пришел к выводу, что слова Кэй не имеют прямого отношения к делу, и разрешил адвокату продолжать допрос.

– Как бы то ни было, едва я посмотрела в направлении, куда показывал полицейский, ко мне подбежал мужчина и попытался вырвать у меня микрофон.

– Нет ли этого человека в зале суда, мисс Матусек?

– Да, сэр, есть. Это мужчина в синем костюме, сидящий за столом защиты — подзащитный Джастин Судано.

– Прошу секретаря занести в протокол, что свидетельница опознала Джастина Судано.

– Это будет занесено в протокол, мистер Фактор, — заверил Баркмэн. — Продолжайте.

Гарри повернулся к свидетельнице.

– Вы сказали, что он пытался вырвать у вас микрофон?

– Да, сэр.

– А кому принадлежал этот микрофон?

– Телекомпании, в которой я работаю.

– Вы имели право им пользоваться и отвечали за его сохранность?

– Да, сэр.

– Слышали ли вы когда-нибудь утверждения подзащитного о том, что он имеет право на…

– Ваша честь, — поднялся Драмм, — очевидно, адвокат обвинения намерен очень тщательно рассмотреть все нюансы данного дела, но при данных обстоятельствах это приведет лишь к напрасной трате времени. Я предлагаю ускорить дело, признав, что мой клиент не имел никаких прав собственности на тот микрофон.

– Защитник прав, — сказал судья, взглянув на Гарри. — Так дело пойдет быстрее.

– Согласен, ваша честь. Разумеется, можно также сказать, что признание подзащитного виновным устранит необходимость в самом судебном разбирательстве…

– Ваша честь, теперь адвокат обвинения перешел всяческие рамки. У моего клиента есть право на судебное разбирательство. Более того, даже если бы он пожелал обратного, то всем известно, что свидетельница обвинения подала на моего клиента гражданский иск. а в этом случае его психическое состояние не является защитой.

– Мистер Фактор, — заметил судья, — вы можете извлечь преимущество из великодушного поведения адвоката защиты, но попрошу вас не терять времени даром.

Гарри почувствовал себя дураком. Он знал, что Драмм — прирожденный шоумен и уже предвкушает благоприятные комментарии прессы по этому эпизоду, поэтому решил действовать с осторожностью, а месть приберечь напоследок.

– Мисс Матусек, вы держали микрофон в руке?

– Да, сэр.

– И вы утверждаете, что подзащитный пытался вырвать его?

– Ему это удалось.

– Он вас касался?

– Да.

– Сделал ли он это против вашей воли?

– Да. Я не давала ему разрешения, если вы это имели в виду.

– Вы нашли его прикосновения неприятными?

– Да, конечно. Мне было больно.

– После этих контактов на вашем теле появились следы или ссадины?

– Да, сэр.

– Расскажите суду, какие части вашего тела пострадали.

– Ну, разумеется, руки. К тому же он повалил меня на землю, после чего на теле появились царапины, порезы и синяки. Не знаю сак насчет постоян…

– Достаточно, мисс Матусек. Передаю свидетеля адвокату защиты.

Драмм отказался от перекрестного допроса, причем не захотел опрашивать не только Кэй, но и снимавшего ее оператора, второго свидетеля обвинения. Оператор был приведен к присяге, отснятую им пленку приобщили к делу и показали в зале суда.

Затем Гарри вызвал двух офицеров городской полиции, Малкэхи Хишера, подтвердивших, что они задержали Судано после нападения на Кэй и что оба они были свидетелями этого нападения. Оба, разумеется, опознали Судано.

Гарри выждал, и тогда Драмм сделал обычную в подобный момент попытку отклонить обвинение.

Баркмэн отверг ее, продиктовав для секретаря обоснование. «Истец, — отметил он, — доказал как необходимые элементы, так и сам факт оскорбления действием, произошедшего на территории округа, и на этом основании, если не будет доказано обратное, он признает подзащитного виновным».

Предложив, как того требовал закон, представить доказательства в пользу подзащитного, судья объявил перерыв до половины второго и попросил обе стороны приготовиться к продолжению судебного слушания.

* * *

Нэт воспользовался перерывом, чтобы пригласить Кэй на ленч. Он был само очарование, хотя во время суда вел себя скорее как зритель на спектакле, нежели персона, для которой его исход жизненно важен.

Когда они вернулись в зал, Кэй села рядом с ним на местах для прессы, и Нэт смутил девушку, настояв, что будет держать ее за руку.

Поднялся занавес, начался второй акт пьесы. Драмм вызвал новую свидетельницу — платиновую блондинку ошеломляющей красоты, при виде которой глаза всех мужчин в зале, включая его честь, тут же заблестели. Ее привели к присяге и провели к месту для свидетелей, где она с наигранной застенчивостью уселась и стала ждать первого вопроса Драмма.

Сперва Нэт ее не узнал, и лишь потом его озарило: это же Делорес О'Рейлли, «звезда» утренних телевизионных ток-шоу.

Поначалу он просто смотрел и слушал.

– Прошу вас, сообщите суду ваше имя и род занятий, — начал Драмм.

– Делорес О'Рейлли. Я психиатр.

– У вас есть степень доктора медицины?

– Да. Я защитила докторскую диссертацию в университете штата Иллинойс. Затем работала интерном в госпитале имени Майкла Риса в Чикаго, после чего завершила специализацию по психиатрии.

– И каков у вас стаж работы по специальности, доктор О'Рейлли?

– Общий стаж, включая стажировку, четырнадцать лет.

– Где в настоящее время находится ваш офис?

– Сейчас я не занимаюсь частной практикой, мистер Драмм. У меня постоянная должность в госпитале штата Иллинойс, в городе Канакакки. Я провожу там исследования, связанные с так называемым синдромом Элбана.

Гарри понял, что последует дальше, и не на шутку встревожился Все шло к тому, что его «ферментируют» прямо из зала суда, несмотря на все уверения Нэта и его «поверь мне». Все произойдет именно так, как он и опасался.

– А теперь, доктор О'Рейлли, я хочу спросить вас: зная, что вам предстоит давать сегодня показания в суде, приходили ли вы в пятницу на прошлой неделе в тюрьму графства Уилл с целью тестирования подзащитного Джастина Судано по методу Элбана?

– Да, мистер Драмм, — ответила она, улыбнувшись адвокату.

«Интересно, — стал гадать Нэт, — что за свинью они собираются дм подложить? Надеюсь, судья заметит».

– И тестирование прошло успешно?

– Да, сэр. Тест оказался положительным.

– Доктор О'Рейлли, у вас накопился значительный опыт техники подобного тестирования, верно?

Задавая этот вопрос, Драмм украдкой взглянул на Гарри, ожидая, о тот вскочит и начнет возражать — ведь он даже не захотел проверить квалификацию свидетельницы. Но Гарри не шелохнулся, и тогда Драмм ошибочно решил, что уже выиграл схватку и теперь может отвести от Судано обвинение в убийстве.

– Да, большой опыт, — последовал ответ.

– Будьте любезны, расскажите суду о том, какие выводы о психическом состоянии Джастина Судано вы можете сделать на основании тестирования.

Нэт закрыл глаза и некоторое время прислушивался, потом задремал. Показания доктора О'Рейлли по своей сути оказались повторением показаний доктора Элбана на первом процессе над Судано. Создавалось впечатление, что они воспользовались одним и тем же черновиком.

Очевидно, Гарри заметил то же самое и не смог удержаться от двух-трех вопросов по поводу ее телевыступлений. Однако если он рассчитывал своими вопросами дать намек Баркмэну, то просчитался. Судья не отрывал от свидетельницы глаз, и на его лице ни разу промелькнуло неодобрения — по крайней мере до тех пор, пока Драмм не обвинил Гарри в том, что тот задает фривольные вопросы с целью подвергнуть сомнению достоверность показаний эксперта, Баркмэн немедленно обрушил на Драмма свой гнев.

Продолжение слушания назначили на следующее утро.

Многие недоумевали, зачем вообще нужно продолжение, ведь суть дела уже ясна. Но, как пояснил Гарри журналистам, процесс е не закончен, по крайней мере, с точки зрения процедуры.

– В этом штате безумие подзащитного толкуется в его пользу, — объяснил он. — Подзащитный считается находящимся в здравом уме до тех пор, пока он сам не ставит это под сомнение. В отличие федеральных законов, бремя доказательств возлагается на него, а не на нас. Поэтому когда он заявляет о своей невменяемости и приводит соответствующие доказательства, мы получаем возможность их оспорить или опровергнуть. Именно этим мы завтра и займемся.

Объяснять подробнее или сообщать о своих планах Гарри не стад сославшись на этические ограничения.

Но Нэт все прекрасно знал, и ему оставалось лишь надеяться, что они успеют подготовиться к завтрашнему утру.

* * *

– Можете продолжать, мистер Фактор. Вызывайте вашего следующего свидетеля.

– Спасибо, ваша честь. Народ вызывает П.Ю.Чи.

Помощник шерифа Тони Фернандес распахнул дверь зала и сделал приглашающий жест. Через несколько секунд вошел невысокий человек восточной внешности, прошел через проход и остановился перед регистратором.

Свидетеля привели к присяге и направили к кафедре.

– Назовите, пожалуйста, ваше имя, адрес и профессию.

– П.Ю.Чи. Я живу в университетском городке Торонтского университета в Канаде. По профессии — молекулярный биолог.

Нэт взглянул на Драмма и заметил на его лице настороженное удивление. Драмм, разумеется, ознакомился со списком свидетелей Гарри, но наверняка предположил, что доктор Чи тоже психиатр. И он, очевидно, не был уверен в том, чего Гарри собирается добиться от этого свидетеля. Вот тебе первый сюрприз, Старый Дуболом, подумал Нэт.

Следующими вопросами Фактор подтвердил квалификацию своего свидетеля. Чи оказался добросовестным, трезвомыслящим, внимательным и четко выражающим мысли свидетелем — как раз таким, какого хочется иметь на своей стороне.

– Доктор Чи, — спросил Гарри, — известно ли вам о так называемом синдроме Элбана?

– Полностью и во всех деталях.

– Выполняли ли вы лично научные исследования того фермента который, как полагают, является причиной синдрома Элбана?

– Да, сэр. Весь последний год я практически занимался именно этим.

– Доктор Чи, расскажите суду, чем занимается молекулярный биолог.

– Это весьма обширная научная область, мистер Фактор. Я специализируюсь на синтезе: искусственном конструировании или реконструкции органических молекул, главным образом белков. Включая, разумеется, и различные ферменты.

– Как начинается такой синтез, доктор Чи?

– Как правило, с общего анализа, использующего, к примеру, спектроскопию, а иногда и газовую хроматографию — для идентификации составляющих молекулу элементов.

– Предположим, вы это проделали. Предположим далее, что синтезируемым веществом является фермент, имеющий отношение к гесту Элбана. Каков следующий шаг?

– Следующий шаг труден. Он будет состоять в попытке расшифровать структуру молекулы — в данном случае белка, — то есть определить, какое место в пространственной структуре занимает каждый из атомов. Составные элементы белковых молекул образуют цепочки, обычно с четким и регулярным взаимным расположением звеньев внутри нее. В свою очередь, эти цепочки, образуя молекулу, объединяются в заранее заданную трехмерную структуру. Именно она отличает один белок от другого. Естественно, число возможных комбинаций велико, даже бесконечно.

– Удалось ли вам установить структуру молекулы фермента Элбана?

– Да. Но лишь совсем недавно. Тем не менее я обобщил свои выводы в статье, а несколько моих коллег подтвердили результаты, воспроизведя мою методику.

– Возражаю! — фыркнул загнанный в угол Драмм. — Эти показания — явные слухи.

– Суд поддержит возражение и проигнорирует слухи, мистер Драмм. Суду известно правило: слухи, если они признаны произнесенными неумышленно, не имеют юридической силы. И не забывайте, что слушание проходит без присяжных. Продолжайте, мистер Фактор.

– Вы только что произнесли слово «обычно», доктор Чи. Подразумевает ли это, что случаются и необычные объединения цепочек в молекулу?

– В случае фермента Элбана — да.

– Поясните, пожалуйста, суду, что вы имеете в виду под «необычным» объединением.

– Я обнаружил две четкие разновидности фермента, связанного с синдромом Элбана. Одна из них содержит в своей молекулярной структуре следовые количества химических веществ, известных под названием фторированные углеводороды, а другая — нет.

– Позволяет ли тестирование на синдром Элбана — по той методике, по которой оно в данное время выполняется, — выявить описанную вами разницу?

– Нет, не позволяет. Для обнаружения фторированной разновидности фермента требуется дополнительное тестирование, которое, как я могу добавить, следует периодически повторять.

– Почему, доктор Чи?

– Потому что проводя тестирование в разное время, мы обнаруживали у одного и того же индивидуума обе разновидности.

– Доктор Чи, известен ли вам эффект, оказываемый фтористыми соединениями на организм человека с положительной реакцией на фермент Элбана?

– Возражаю! — взревел Драмм. — Свидетель не является практикующим врачом, и поэтому не имеет должной квалификации в данном вопросе.

Гарри уже открыл рот, собираясь спорить, но понял, что Драмм прав, и промолчал. Судья принял протест.

– Доктор Чи, находили ли вы эти вещества в каких-либо системах организма человека, кроме кровеносной?

Драмм опять возразил, воспользовавшись теми же доводами и упирая на то, что вопрос задан слишком широко. На этот раз Баркмэн с ним не согласился.

– Да, сэр. Мы обнаружили их в печени. По нашему мнению, в печени одновременно происходит и биосинтез фермента, и его загрязнение фтористыми соединениями.

– И где вы отбирали образцы для исследований?

– Я уже говорил, из всех частей тела… или вы имели в виду… ну, в госпиталях, моргах — там всегда имеются свежие трупы.

Гарри не понравилось, как свидетель интерпретировал его вопрос — слишком велика оказалась опасность потерять контроль над ситуацией.

– Если вы не поняли вопрос, доктор Чи, то так и скажите. Вы отбирали и другие образцы, кроме образцов для проверки на фермент?

– Да, конечно, самые разнообразные, из разных частей тела Каждый из тысяч образцов тщательно регистрировался, и позднее мы их проанализировали.

– Были ли среди них образцы тканей мозга?

– Да.

– В том числе мозговые ткани людей с положительной реакцией на тест Элбана?

– Да.

– И вы обнаружили в них фтористые соединения?

– Да. Иногда в значительных количествах.

– Имеются ли у вас сведения о возможной связи между присутствием фтористых соединений в ферменте или в тканях мозга с психическим заболеванием?

На этот раз Драмм вскочил и запрыгал, оглашая зал протестующими воплями, словно желая произвести впечатление на отсутствующих присяжных. Баркмэн невозмутимо полюбовался представлением, но возражение принял на том основании, что вопрос выходит за пределы компетенции свидетеля.

– И последний вопрос, доктор: твердо ли вы уверены в трех вещах: первое — имеются две разновидности фермента Элбана; второе — применяемый тест не в состоянии отличить одну разновидность от другой; и третье — насколько вам известно, действие каждой из разновидностей на организм различно.

– «Да» на все три утверждения, — ответил Чи одновременно с протестом Драмма.

Баркмэн отклонил протест. Он вел процесс без присяжных и, отмечая как за законность, так и за достоверность фактов, воспользовался той свободой действий, которую ему предоставлял в подобных случаях закон.

Затем Драмм подверг Чи перекрестному допросу, но почти ничего не смог из него вытянуть. Вскоре он сдался, выяснив, что ему не хватает специальных знаний, и тут же попросил перенести продолжение слушания, настаивая на отсрочке для поисков собственного эксперта. Баркмэн отказал.

– Вам был известен список свидетелей со стороны истца, мистер Драмм, и если вы предположили, что слово «доктор» эквивалентно понятию «психиатр», то это ваша проблема. Просьба отклоняется.

Кейл вызвали следующей. Ее показания подкрепили показания Чи. Фактор вызвал ее в первую очередь для того, чтобы ясно продемонстрировать, откуда взялся тест Элбана.

Но главным свидетелем истца выступил нейропсихиатр, доктор медицины М.С. Рэдклифф, ясно продемонстрировавший, что любое чужеродное вещество, попадающее в мозг, может вызвать то или иное отклонение от нормы. Комментируя открытия Чи, свидетель огласился со всеми тремя его выводами. А учитывая тот факт, что тест выявляет лишь наличие смеси различных ферментов, но не различает их, сам тест является бессмысленным.

– Доктор Элбан, — заключил свидетель, — добросовестно заблуждался. Он поторопился с выводами и вместо клинических испытаний положился на поверхностные статистические данные.

– И ваше мнение, доктор Рэдклифф, как нейропсихиатра заключается в том, что тест Элбана не является полезным и четким индикатором наличия у индивидуума психического расстройства?

– Да, таково мое мнение.

* * *

Баркмэн пришел к выводу, что Судано не привел, да и не мог привести нужных доказательств.

– Утверждение о невменяемости должен защищать сам ответчик на основании убедительных доказательств. Обвиняемый полагался на присутствие в его организме так называемого фермента Элбана. Он не подкрепил свой тезис показаниями свидетелей.

С другой стороны, суд выслушал показания трех внушающих доверие экспертов о ненадежности теста. Следовательно, у суда появились обоснованные сомнения в психическом заболевании подзащитного, и, учитывая вышесказанное, а также удовлетворившись тем, как истец доказал все обвинения не вызывающим сомнений способом, суд признает господина Судано виновным по всем пунктам. Желает ли защита провести слушание для официального вынесения приговора?

Нэт не стал дожидаться ответа. Рискуя навлечь на себя гнев Баркмэна, он выскочил из зала вместе с другими репортерами, волоча за руку Кэй.

* * *

Он увез девушку с собой в Нью-Йорк, хотя в последующие несколько дней у него почти не выпадало времени на общение с ней. Поток событий по всей стране стремительно нарастал.

Судано был приговорен к году тюремного заключения. Его арестовали прямо в зале суда. Судано был обвинен в убийстве Монагэна. Но все связанное с ним успело отойти на второй план. Весть об исходе этого процесса, который многие считали недоразумением и жестом отчаяния, придала решительности президенту. И едва успели вынести приговор, он объявил чрезвычайное положение.

Были арестованы тысячи людей, включая Эбеларда. Чрезвычайное положение позволило узаконить действия военных разведок, и тщательно собранные ими факты были тут же использованы для нейтрализации наиболее опасных позитивов. Тех же, кто не проявлял активности в заговоре, оставили в покое, потому что даже в этот период великих испытаний никто не желал, чтобы Америку назвали полицейским государством. Конституционные гарантии строго соблюдались, несмотря на вопли бывших позитивов о том, что они нарушаются.

Некоторые из этих людей, несомненно, были сумасшедшими, но подавляющее большинство — нет. Безнаказанность сотворила из них монстров.

Пока события развивались, Нэт время от времени задумывался о поведении президента. Какой бы ни была причина, но в конце концов он поступил так, как требовала присяга — встал на защиту конституции Соединенных Штатов. И Нэт мысленно надеялся, что история окажется благосклонной к Киннею. Хотя наверняка ему придется ответить за свое участие в гибели Элбана.

Но что будет со мной? — думал Нэт. Мне-то куда деваться? Как избавиться от тикающей в печени бомбы с часовым механизмом? И фермента, который она выбрасывает в кровь, и от того, что этот фермент доставляет мне в мозг?

Он обсудил это с Кейл в тот день, когда она зашла к нему перед возвращением в Торонто.

– Метод лечения найдется, мистер Рот. Мы очень упорно работаем. Если имеется причина, отыщется и способ ее устранения. Даже если на это уйдет немало времени, ваши шансы не так уж плохи.

– Трудно сохранять терпение, когда проблема касается лично тебя. У меня по телу мурашки бегут всякий раз, когда я открываю холодильник. Я даже пену для бритья теперь взбиваю кисточкой в тазике.

– Прорыва можно ожидать в любой момент. Мы сейчас проводим совершенно фантастические исследования. Испытываем каждую возможность. Один из моих коллег полагает, что нашел связь между ферментом и молоком.

– Молоком?

– Да. Разумеется, это лишь одна из тысяч вероятных причин, но в его доказательствах немало смысла. Вспомните, мы в прошлый раз говорили о распространенности фермента в мире. Так вот: во многих местах матери вскармливают детей грудью или потребляется большое количество свежего коровьего молока. А вас, мистер Рот, в детстве кормили грудью или из бутылочки?

– Не помню, Кейл. Попробую узнать.

– Нам приходится проверять буквально все. Уж теперь-то мы тщательно доказываем правильность любых выводов. Никто не захочет повторения последних двух лет.

Мы ведь по-настоящему не решили проблему, а лишь отвоевали небольшую передышку, и теперь обязаны использовать ее с толком чтобы никто не предложил якобы «стопроцентный» тест. На этот раз нас спасло крошечное сомнение в голове одного старого судьи. Что бы мы без него делали?

– И все-таки победили факты, а не новые статистические «вероятности».

– Просто статистика была использована не по назначению, Кейл. Все на свете имеет ограничения. Все, кроме одного.

– И что же это?

– Человеческий разум. Человечество уже столько раз стояло на пороге гибели, но всякий раз у людей хватало сил продержаться, пока разум не выводил их к спасению. Сейчас система сработала безотказно.

– А сработала она по той причине, что множество людей, которым сказали, что они сумасшедшие, в это просто не поверили. Вы, например.

– Я? Вот я точно сумасшедший — кто другой станет заниматься моим бизнесом?

Она рассмеялась и больше к этой теме не возвращалась.

Но Нэт не забыл об их разговоре. Он вновь спрашивал себя, насколько его слова близки к истине… но мысленно затыкал уши, не желая слышать ответ. Он действительно не желал его слышать.

Мелочь, конечно, но теперь он знал, как жизненно важны мелочи. И как любая малость, если ослабить внимание и пустить ее на волю случая, может вырасти в чудовище Франкенштейна. Нет, сказал он себе, я останусь на своем месте, буду поступать так, как считаю правильным и надеяться, что никогда не увижу это чудовище вновь.


Перевел с английского

Андрей НОВИКОВ


1

«Hail to the Chief» – гимн, исполняемый при публичном появлении президента США. (Прим. перев.)

2

«Краутами» американцы во время второй мировой воины называли немцев (в России, как известно, их называли «фрицами»).

3

Аберден, Форт-Брэгг и Мид — крупные американские военные базы.


home | my bookshelf | | Новые неприкасаемые |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу