Book: За все ответит Барон



Энтони Мортон (Джон Кризи)

За все ответит Барон

1

Лондон спал.

На крыше "Куинс" бесшумно работали двое.

Третий караулил внизу, на Харт-роу, насвистывая сквозь зубы и проклиная "босса", строго-настрого запретившего курить.

Ночь стояла прохладная, по темному небу ползли тяжелые тучи. Вот-вот пойдет дождь. В конце Харт-роу, маленького тупичка, довольно пустынного даже днем, сверкали огни Нью Бонд-стрит, но здесь, вокруг "Куинс", царила полная мгла.

При свете тусклого фонарика, укрепленного среди черепицы, грабители работали быстро и слаженно: один вытаскивал черепицу, второй аккуратно складывал ее на плоское основание каминной трубы.

Гора черепицы быстро росла, и дыра в крыше расширялась... Тем не менее один из сообщников все время недовольно ворчал:

– Я подыхаю от холода. Долго вы еще собираетесь возиться?

Второй не удостоил его ответом.

– По-моему, дыра уже достаточно широкая, – продолжал первый. – Ведь не слона же вы хотите туда просунуть!

Его напарник лишь молча пожал плечами и продолжал невозмутимо выковыривать черепицу. Он был высокого роста, ладно скроен, одет в светлый плащ и черную широкополую шляпу, затенявшую верхнюю часть лица, а нижняя была закрыта темным шарфом. Первый, рыжий и коренастый человечек, продолжал сердито бормотать. Голос его звучал грубо и хрипло:

– Многое мне не по нутру в этом деле, но больше всего – эта ваша чертова паранджа...

Его прервал шум мотора... По Нью Бонд-стрит ехала машина. Грабители замерли... Но та умчалась прочь, даже не сбавив скорости. Зато почти тотчас же послышались чьи-то торопливые шаги, звонко отдававшиеся в тишине ночи.

Рыжий инстинктивно выключил фонарь.

– Легавый! – хрипло прошептал он.

– Идиот! – буркнул в ответ грабитель в маске. – Легавый на шпильках? Это женщина! Живо зажги фонарь! – И, снова принимаясь за работу, добавил: – А кроме того, будь это фараон, Слим бы нас предупредил.

Слегка приглушенный шарфом голос принадлежал явно образованному человеку и звучал достаточно твердо, чтобы успокоить напарника.

– Как же, держи карман... – все-таки прошипел тот. – В такое-то время Слим уже наверняка дрыхнет. Раз вы запретили ему курить, парень просто не мог не заснуть...

– Да прекратишь ты скулить или нет? – прикрикнул на него человек в маске. – Если трусишь – убирайся. Только побыстрее!

– Это я-то трушу? Да если хотите начистоту, мне просто давит на психику ваша маска. Душа не лежит к работе, когда тебе не доверяют...

Тот промолчал. А в тишине снова послышались шаги, на сей раз – тяжелые и размеренные.

– Ну, если и это не "Бобби"... – прошептал рыжий.

– И что с того? Я тебе говорил, что с Бонд-стрит нас увидеть невозможно, вчера я еще раз проверил. И не выключай больше фонарь, черт возьми! Я чуть не уронил черепицу. Вот тут-то твой фараон точно примчался бы сюда со сверхзвуковой скоростью.

Шаги приблизились и снова начали удаляться – полицейский прошел мимо, не заходя в тупичок.

– Так-то оно лучше, – облегченно вздохнул рыжий.

И он снова принялся укладывать черепицу.

Скоро дыра стала достаточно широкой. Теперь перед грабителями были покрытые густым слоем пыли деревянные стропила.

– Дай мне фонарь! – приказал человек в маске.

Рыжий повиновался. Оба, по-прежнему стоя на коленях среди черепицы, склонились над дырой и разглядывали громадные брусья, почерневшие от времени и лондонского смога и, к счастью для них, достаточно удаленные друг от друга, чтобы между ними мог проскользнуть взрослый мужчина. Здоровенный паук, удивленный тем, что его побеспокоили в таком надежном убежище, пробежал в середину затейливо сплетенной сети и замер. Грабитель в маске, взметнув облачко пыли, поставил фонарик на поперечную балку и вдруг чихнул.

– Только этого не хватало! – рассердился рыжий. – Этак вы перебудите весь квартал!

– В последний раз говорю: если у тебя поджилки трясутся, убирайся отсюда и пришли ко мне Слима! – презрительно бросил человек в маске. В голосе его звучало еле сдерживаемое бешенство. – Теперь я начинаю понимать, почему тебя прозвали Дэйлом-Мандражем.

– Ну ладно, ладно... – проворчал рыжий. – Это не помешало мне провернуть немало дел, разве нет? А вот вы... Кто мне поручится, что это не первая ваша проба? Сдается мне, что вы новичок?

– Может, и новичок, зато хорошо осведомлен! Ну, не говорил ли я тебе, что потолок чердака – прямо под черепицей? И не соврал! А теперь передай мне инструменты и помолчи!

Дэйл вытащил из стоящей рядом с ним сумки коловорот с широким сверлом и передал напарнику. Потолочное перекрытие действительно оказалось под самыми стропилами и добраться до него не составляло труда. Установив коловорот, человек в маске принялся медленно и равномерно его вращать. Сверло с тихим жужжанием погружалось в перекрытие, вздымая фонтанчики белой пыли.

Грабитель в маске работал неторопливо и уверенно. Но чем глубже уходило сверло, тем громче становился шум. Время от времени он прекращал работу и прислушивался... Нет, ничто не нарушало тишину: ни прохожие, ни машины... Слим-Плясун тоже не подавал никаких сигналов.

Наконец сверло прошло перекрытие насквозь. Человек в маске перевел дух:

– Одна есть!

– Порядок? – спросил Дэйл-Мандраж.

– Да. Дело оказалось даже проще, чем я думал. Это займет не так уж много времени.

– Ну-ну, – проворчал Дэйл.

Его приятель продолжил работу. Он намеревался проделать штук пятнадцать отверстий как можно ближе одно к другому, так, чтобы можно было просунуть пальцы, после чего вытащить кусок старого перекрытия будет уже просто детской игрой. Внизу же – чердак, а еще ниже – "Куинс", то есть настоящая пещера Али-Бабы.

Этот маленький, сумрачный, старомодного вида магазинчик, в витрине которого никогда не бывает больше одного предмета, известен на весь мир. Все любители и коллекционеры антиквариата и драгоценностей знают этот музей в миниатюре. Так же хорошо известен его владелец, Джон Мэннеринг. Про него рассказывали, что ему не раз случалось отказываться от самых выгодных сделок просто ради удовольствия сохранить какую-нибудь особенно редкую вещь. Мэннеринг слыл также крупным экспертом по драгоценным камням, и в бронированной комнате "Куинс" нередко оказывались весьма престижные коллекции.

Все лондонские грабители, конечно, тоже знали о сказочном магазине. И, разумеется, о том, что сокровища "Куинс" надежно охраняют самые усовершенствованные системы сигнализации. Вряд ли кто-нибудь рискнет забраться в магазин через окно или дверь. Грабитель в маске выбрал самую незащищенную точку крепости – крышу.

Сей таинственный незнакомец, по-видимому, отлично знал, что под черепицей их ожидает лишь тонкий слой старого перекрытия, а дальше – чердак. Дэйл-Мандраж чувствовал себя менее уверенно. Еще накануне он даже понятия не имел о существовании этого "Бада", так тщательно скрывающего от него свое лицо. Их свел скупщик краденого. Бад искал опытного грабителя, а Дэйл-Мандраж считался одним из лучших взломщиков в городе. Потому-то Бад и нанял Дэйла, а заодно и Слима-Плясуна, выполняющего сейчас неблагодарную роль караульного. Дэйл получил свою кличку из-за одной особенности, хорошо известной всем его коллегам: его постоянно мучило непреодолимое беспокойство, иногда доходившее до паники. И только оказавшись перед дверцей сейфа, он обретал хладнокровие и превращался в блестящего "громилу".

В ту ночь Дэйлу было особенно не по себе – ему действовал на нервы шарф, скрывавший лицо "босса", и пугала перспектива столкновения с таким опасным человеком, как владелец "Куинс". Джон Мэннеринг время от времени занимался расследованием преступлений. Ходили слухи, что, когда дело его заинтересовывает, этот "детектив-любитель" всегда добирается до виновного или виновных... И Дэйл не без основания опасался, что уж это-то дело вызовет у Мэннеринга особый интерес...

И к тихому жужжанию сверла присоединился жалобный вздох, почти стон, рыжего грабителя.

Когда дырок насверлили достаточно, Дэйл просунул в них пальцы и принялся яростно тянуть на себя, вытаскивая куски потолка один за другим. Бад его не обманул: перекрытие и в самом деле было очень старым и почти не оказывало сопротивления. Дыра понемногу расширялась. Скоро Бад смог помогать Дэйлу.

– Надо было взять молоток, – проворчал тот, потирая ноющие пальцы. – Мы выиграли бы кучу времени.

– Возможно... но молотком невозможно работать бесшумно!

– Ну и что? В доме-то никого нет!

– Ошибаешься, – сухо заметил Бад, – там живет один из служащих.

– Могли бы предупредить меня об этом заранее, – буркнул Дэйл и снова принялся за работу.

Вдалеке часы пробили два, вслед за этим по сонному городу прокатился голос Биг Бэна. По Нью Бонд-стрит промчалась еще одна машина, но теперь Дэйл не обратил на нее ни малейшего внимания. Его руки, затянутые в перчатки, ловко и быстро крошили перекрытие. Иногда какой-нибудь обломок падал вниз, на чердак, но, увидев, что Бада это не особенно беспокоит, Дэйл сделал вывод, что служащий магазина живет либо на втором, либо на нижнем этаже и не может их услышать.

– По-моему, вы перестраховываетесь, – сердито заметил он, – всего пара хороших ударов молотком – и мы бы уже были на месте!

– Ты хочешь сказать: в тюрьме! – хмыкнул Бад. – Не нервничай, Дэйл. Уверяю тебя, я все продумал до тонкостей и времени у нас полным-полно.

– Да я и не думаю нервничать! – все так же ворчливо проговорил Дэйл и, изо всех сил потянув большой кусок перекрытия, ухитрился бесшумно вытащить его на крышу. – Могли бы, по крайней мере, похвалить меня! Уж кто-кто, а я умею работать!

Но прежде чем Бад успел ответить, до них донесся довольно странный в ночной тишине звук: внизу звякнул и тут же умолк велосипедный звонок.

– Это Слим! – вскрикнул Дэйл и быстро выключил фонарик. На этот раз Бад не стал возражать.

У входа в тупичок послышались гулкие шаги. Они явно приближались.

Мужчины на крыше затаили дыхание.

Шаги смолкли... тишина... звук поворачиваемой ручки двери. Опять шаги, тишина, дверь...

Бад и Дэйл без труда сообразили, что происходит внизу. Полицейский совершает ночной обход Харт-роу – проверяет, закрыты ли двери, и водит, надо думать, фонариком по стенам. Стоит ему обнаружить Слима-Плясуна – и все пропало.

Опять звякнул велосипедный звонок, но теперь он доносился издалека – с Нью Бонд-стрит. Значит, Слиму удалось выскользнуть из тупичка прежде, чем туда свернул полицейский.

Минуты тянулись невыносимо долго...

Наконец тяжелые шаги стали удаляться. Наступила тишина. Бад опять зажег фонарь и склонился над дырой в крыше.

– Ну, получил своего фараона? – фыркнул он. – Теперь можно не дергаться – до нового обхода еще долго. Как видишь, Слим вовсе не спал.

– Что бы вы там ни говорили, а я буду чувствовать себя спокойно, только когда мы, наконец, заберемся внутрь этой чертовой лавки! Никогда не любил спортивных упражнений на свежем воздухе!

И Дэйл-Мандраж с удвоенной энергией принялся за работу.

Трудясь с таким усердием, они очень быстро проделали достаточно широкую дыру. Опустив в нее фонарь, грабители увидели чердак, забитый картинами: одни висели на стенах, другие стояли на мольбертах, некоторые были заботливо обернуты зеленой тканью.

– Тьфу ты, как на толкучке! – презрительно бросил Дэйл. – Счастье еще, что есть куда прыгнуть. Ну, так я лезу?

Не ожидая ответа, он нырнул в дыру и медленно заскользил в пустоту. Чердак был довольно низким, но не настолько, чтобы Дэйл рискнул прыгать. Бад лег на крышу плашмя и поддерживал своего сообщника на вытянутых руках, пока тот не коснулся пола. А две секунды спустя Дэйл нагнулся и подставил спину своему боссу. Так оба грабителя проникли в "Куинс".



2

Как опытный и предусмотрительный взломщик Дэйл-Мандраж сразу же позаботился о том, чтобы подготовить путь к отступлению. Он нашел пустой ящик и поставил его под дырой в крыше.

Бад предупреждал, что наиболее трудная часть работы – забраться в дом, значит, самое страшное позади. По словам того же Бада, самые большие ценности заперты в бронированной комнате под кабинетом Мэннеринга. Стало быть, надо спуститься на нижний этаж.

Мужчины вышли на узкую площадку. Здесь было еще две двери. Вниз, в темноту, вела довольно крутая деревянная лестница.

– От нашего фонаря толку мало – в два счета свернем себе шею, – заметил Дэйл. – Так что лучше зажечь свет.

– Нет, Лэррэби может... – возразил Бад и тут же, не договорив, умолк.

– Кто-кто? – удивился Дэйл.

– Служащий Мэннеринга, тот, что здесь живет.

– А вы, похоже, здорово знаете дом! Вы с Мэннерингом, часом, не приятели?

– Не болтай чепухи... Если бы я не знал, что тут и как, нам бы ни за что сюда не забраться. Так что пришлось навести справки. – И, подойдя к лестнице, Бад добавил: – Свет включим внизу. Мы сейчас на третьем этаже, а Лэррэби спит на втором.

– Надо же, вам известно даже, где почивает мистер Лэррэби? – насмешливо пробормотал Дэйл.

– Ты слишком много мелешь языком! – окрысился Бад. – Ну, живо иди вперед!

Дэйл с фонарем в руке начал спускаться вниз. Спуск прошел без приключений. Правда, ступеньки немного скрипели, но дом оставался по-прежнему безмолвным.

От площадки второго этажа лестница расширялась, а пушистый красный ковер приглушал шаги. Все стены были увешаны картинами, миниатюрами и зеркалами, до бесконечности отражавшими тусклый огонек фонаря. Теперь Дэйл совершенно избавился от "мандража". Ему предстояла работа, причем работа, требующая предельного внимания, – здесь любой пустяк может оказаться очень важным.

Лестница вела в глубь узкого и длинного магазина. В другом его конце над застекленной частью входной двери красноватым светом горела лампочка. Дэйл жестом указал на нее Баду. Тот подскочил.

– Там есть кто-нибудь?

– Да нет же! Эта штуковина – для фараонов, – самодовольно усмехнулся Дэйл. – Если отключить сигнализацию, лампочка погаснет. И первый же "бобби", заглянув на Харт-роу, мигом сообразит, что тут происходит. Ясно? – Он торжествующе посмотрел на Бада. – И вы этого не знали? Ну, разве я не говорил, что вы новичок?

– И однако нам совершенно необходимо отключить сигнализацию... – пробормотал Бад.

– Не дергайтесь, у меня есть все необходимое. Но сначала скажите, где эта ваша бронированная комната?

Оба прошли в помещение за магазином, служившее Мэннерингу кабинетом. Убедившись, что тяжелые бархатные шторы плотно задернуты и не пропускают света, Бад зажег люстру. Перед ними была очень элегантная и удобно обставленная комната. Дэйл-Мандраж опять занервничал и кивнул на висевший на стене портрет мужчины лет сорока с дерзкой и слегка ироничной улыбкой, который сразу приковал его взгляд.

– Это Мэннеринг, да?

– Вероятно. А что?

– Да то, что мне не хотелось бы ссориться с подобным типом! – честно признался Дэйл.

– А зачем вам с ним ссориться?

– Неужто вы воображаете, что он будет сидеть сложа руки, после того как мы стибрим камешки? Готов спорить, он сам бросится на поиски! Если вы и в самом деле не знакомы с Мэннерингом, то наверняка слышали о нем! Или скажете, вы и газет не читаете?

– Пф! – нетерпеливо зашипел Бад. – У меня свое мнение насчет детективных подвигов мистера Мэннеринга! Все это только реклама для "Куинс"! Иди-ка лучше сюда. Я приподниму секретер, а ты скатай ковер – под ним должен быть люк.

На первый взгляд натертый до блеска наборный паркет казался совершенно ровным, но наметанный глаз взломщика все же разглядел крышку люка.

– Здорово сработано, – с видом знатока восхитился он. – Она на винтах?

– Да, – кивнул Бад.

Дэйл снял перчатки и пробежал нервными, чувствительными пальцами по крышке люка. Винтов оказалось всего четыре, и грабитель очень быстро их обнаружил, потом вытащил маленькую отвертку и освободил крышку люка.

– Здесь должен быть какой-то подъемный механизм, так ведь? – спросил он у внимательно наблюдавшего за работой Бада.

– Под средней паркетиной... да, вот под этой... ты нажимаешь на краешек – и она сдвигается.

Увидев, как паркетина съехала и открылась ручка, Дэйл одобрительно присвистнул.

– Ничего не скажешь – вы здорово все разузнали!

– Наконец-то ты понял, что я тебе не врал, – буркнул Бад и, тяжело вздохнув, добавил: – Вот только внизу все управляется электричеством, а если перерезать провода – включится сигнализация.

Подняв крышку люка, незваные гости увидели несколько цементных ступенек, а дальше – стальную дверь.

– Я не собираюсь резать провода, – заявил Дэйл. – Гораздо проще выключить ток. Где рубильник?

– Рубильники, – поправил его Бад. – Один – для освещения, второй – для сигнализации. Оба – в шкафу под лестницей. Но если мы выключим ток, сигнальная лампочка погаснет...

Дэйл пожал плечами, с состраданием посмотрел на новичка и надел перчатки. Потом, покопавшись в сумке с инструментами, вытащил переносную лампочку на батарейках.

– Видал? Эта штука поможет нам обмануть легавых.

На то, чтобы заменить сигнальную лампочку на двери, у Дэйла ушло всего несколько минут. После этого Бад отключил ток и оба грабителя вернулись в кабинет. Дэйл тщательно вытер крышку люка, где наверняка оставались отпечатки его пальцев, и, подхватив сумку со своим снаряжением, хотел было спуститься в люк вместе с Бадом, который обнаруживал крайнюю степень нетерпения...

И вдруг оба грабителя застыли, как громом пораженные неожиданным звуком: за их спинами раздался тихий вежливый кашель...

С замечательным единодушием Бад и Дэйл обернулись, и каждый потянулся к правому карману, но тут же с поразительной синхронностью оба жулика замерли и благоразумно подняли руки вверх.

На пороге кабинета стоял человек в полосатой пижаме, клетчатом халате и шлепанцах на босу ногу. Этот румяный старичок с растрепанными снежно-белыми волосами, изо всех сил старавшийся подавить зевок и держать широко раскрытыми заспанные глаза, выглядел очень симпатичным и совершенно безобидным. Но револьвер калибра 7,65, который он твердо держал в правой руке, сразу внушил грабителям должное почтение. На всякий случай Дэйл и Бад подняли руки еще выше. Старичок удовлетворенно улыбнулся, потер левый глаз, зевнул... но дуло револьвера не отклонилось ни на миллиметр.

Из-под темного шарфа слышалось прерывистое дыхание Бада. А Дэйл-Мандраж, в полной мере оправдывая свою кличку, непроизвольно отбивал зубами чечетку.

– Благодарю, что вы подняли руки, не дожидаясь моей просьбы. Это очень любезно с вашей стороны, – мягко заметил старичок. – Не беспокойтесь, вам не придется долго ждать... полиция приедет очень скоро... Вот только...

Он замялся, а потом с обезоруживающим простодушием добавил:

– Вот только не знаю, как мне удастся набрать номер, не выпуская револьвера из рук... Может, вы согласитесь мне помочь? Телефон у вас за спиной, на столе. Будьте любезны, наберите девятьсот девяносто девять...

– Перестаньте издеваться над нами, Лэррэби! – не выдержал Дэйл.

– Вот как? Вы знаете мое имя? – обрадовался старик. – Это очень многое проясняет... Ну что ж, раз вы не желаете звонить в полицию, идите в уголок, вон туда, слева от окна, и не шевелитесь. Вероятно, те, кто рассказал вам обо мне, упомянули также, что я сильно привязан к "Куинс" и к его хозяину? Так что при первом же вашем движении буду стрелять без колебания. Впрочем, это меня очень огорчило бы – я прескверно стреляю и, целясь в руку, запросто могу угодить в голову. Мне это было бы крайне неприятно...

– Можете не сомневаться, нам тоже! – проворчал Дэйл.

– Тогда быстро отправляйтесь в угол! – повторил Лэррэби таким тоном, будто разговаривал с непослушными школярами.

Бад и Дэйл покорно отступили, а старик подошел к столу, на котором стоял телефон. По-прежнему улыбаясь, он протянул левую руку, снял трубку и сунул под мышку...

Бад и Дэйл, оцепенев от ужаса, наблюдали за пальцами, неотвратимо приближающимися к диску, чтобы набрать роковые три девятки. Но прежде чем морщинистая рука коснулась аппарата, какой-то вытянутый, темный и очень тяжелый предмет – это была бронзовая статуэтка царицы Аменертас – просвистел в воздухе, с силой врезавшись в правый локоть Лэррэби.

Это Слим-Плясун решил, что пора вмешаться в ход операции.

* * *

Лэррэби инстинктивно спустил курок. Грохнул выстрел, и пуля разбила вазу из севрского фарфора. Тем временем Дэйл бросился в атаку: ребром ладони он выбил у старика револьвер, а мгновение спустя Лэррэби рухнул на безукоризненный паркет "Куинс", получив три жестоких удара в лицо и один – кастетом – по затылку.

Трое мужчин безмолвно созерцали жалкую фигурку недавнего противника, распростертую у их ног. На кротком лице старика застыли безграничное удивление и мука.

– Взбрело же в голову разыгрывать супермена... в его-то возрасте, – буркнул Дэйл.

Ему было стыдно за то, что он так жестоко обошелся со стариком, но признаваться в такой слабости не хотелось. Бад только пожал плечами.

– Кто тебе разрешил сюда идти? – накинулся он на Слима.

Потрясенный столь вопиющей неблагодарностью, парень не успел ответить. Его опередил Дэйл.

– Это я велел ему прийти, мистер! Мы со Слимом хорошо знаем друг друга, а вот вы – совсем другое дело, никто из нас даже кончика вашего носа не видал... Кроме того, как я уже говорил, вы еще новичок необстрелянный. При нашем ремесле просто нельзя работать, не обеспечив тылы. К счастью для вас, мы свое дело знаем...

– Как по-вашему, он мертв? – прервал его Бад, небрежно указывая на Лэррэби.

Слим нагнулся.

– Недалек от того, – парень выразительно поморщился.

Пошарив еще раз в своей сумке с инструментами, Дэйл вытащил моток тонкой веревки и со вздохом протянул Слиму.

– Сколько раз я тебе говорил, что эта штуковина из свинцовой трубки слишком опасна? Да что уж теперь поделаешь! На всякий случай свяжи его покрепче.

– До сих пор я еще никого не убивал, – возмутился Слим, – просто не повезло...

– Особенно ему... – хмыкнул Дэйл.

– А куда потом девать нашего кандидата в покойники? – спросил Слим.

– В угол, черт возьми! Ну, молодой человек, не пора ли взглянуть поближе на ваши сейфы?

Бад начал молча спускаться в люк. Дэйл двинулся следом. Слим, склонившись над неподвижным телом, принялся крепко связывать ему руки и ноги.

А сигнальная лампочка над дверью "Куинс" ярко горела, убеждая, что в магазине все спокойно...

3

Из всех дней недели Джон Мэннеринг особенно выделял среду. Казалось бы, это был просто-напросто выходной день Гвен, но дело в том, что именно по средам "жених", бойкий белозубый итальянец, приходил к своей подруге завтракать, а заодно и готовил. В результате по средам Джон наслаждался восхитительным кофе.

Была как раз среда, и Джон пил кофе, вознося Небу горячую мольбу, чтобы эта помолвка Гвен продолжалась как можно дольше. День начинался прекрасно. Благодаря великолепному повару все было превосходно: и яйца, и гренки, и ветчина... А за окном сияло солнце. Из Бразилии приехал крупный клиент и звонил, чтобы договориться о встрече. При удачном раскладе Джон сможет, наконец, продать коллекцию Сванмора, занимающую немало места не только в сейфах "Куинс", но и в мыслях хозяина магазина...

Джон наливал вторую чашку кофе, когда в холле послышались стремительные шаги, и в столовую вошла Лорна Мэннеринг. Высокая, стройная, в изумительном черном платье с широким воротником из белоснежного органди, подчеркивавшим точеное, как камея, лицо, она была на редкость хороша. Изящные руки Лорны украшало только одно кольцо – огромный рубин, с которым она никогда не расставалась.

Молодая женщина подошла, морща очаровательный носик.

– О, а я и забыла, что сегодня среда! День Кофе! Он еще горячий?

– Ты так задержалась, чтобы облачиться в траур? – осведомился Джон, окидывая жену критическим взглядом. – Что это за новое одеяние? Насколько я знаю, ты меня еще не похоронила?

Лорна, не отвечая, села за стол и с удовольствием налила себе полную чашку кофе. Джон как знаток искусства оценил представшую его глазам картину: темные волосы и черное платье Лорны четко выделялись на светло-сером фоне стен и занавесок и прекрасно сочетались со строгой мебелью XVII века, заботливо отобранной самим Мэннерингом среди сокровищ "Куинс". Сверкающее столовое серебро, старинный синий с гранатовым сервиз и большие букеты пурпурных роз добавляли несколько ярких мазков.

– Знаешь, о чем я думаю? – мечтательно спросил Мэннеринг.

– Ну, это риторический вопрос, дорогой мой, – прихлебывая кофе, отозвалась Лорна.

– Я думаю, что пора написать твой портрет.

– Какое хамство! – простонала Лорна. – Неужели я так быстро старею?

– Ты? Напротив, ты с каждым днем молодеешь благодаря идеальной жизни, которую устроил тебе лучший из мужей... Но, если я не разучился считать, ты написала четыре моих портрета, а это значит, что я провел немало времени, позируя перед мольбертом. Вот и я хочу наконец отплатить тебе той же монетой, но поскольку сам рисовать не умею, поручу это дело Фотерингею.

– Этому старому пню? Я бы предпочла Хэрритона...

Джон пожал плечами.

– Он сделает тебе фиолетовые волосы и томатно-красный нос...

– Возможно, но у Хэрритона изумительного оттенка зеленые глаза...

– И мышцы, как у инструктора по плаванью. Я видел его как-то в бассейне Клуба... И если ты воображаешь, что я позволю себе сидеть часами наедине с зеленоглазым Аполлоном...

– Бицепсы Хэрритона меня ничуть не интересуют, – добродетельно проговорила Лорна, – а насчет портрета ты прав, только это я хочу написать твой.

– Опять? – жалобно возопил Мэннеринг.

Молодая женщина внимательно посмотрела на мужа и, заметив, что в ореховых глазах пляшут веселые огоньки, начала объяснять:

– На всех портретах ты или в синем двубортном костюма, или в твидовой куртке.

– А как бы ты хотела меня нарядить? В пижаму или пляжный халат?

– Нет, в костюм кавалера времен Карла И. В тебе есть что-то вандейковское. Ты бы замечательно выглядел в кружевном воротнике и широкополой фетровой шляпе с большим пером.

Теперь уже Лорна размечталась.

– В твоем лице и особенно в улыбке, – продолжала она, – есть что-то такое, что не принадлежит нашему времени. Да ты и сам знаешь – я сотни раз говорила об этом!

– Последний пират? – расхохотался Джон.

– Во всяком случае, последний искатель приключений! – очень серьезно ответила Лорна.

Она вдруг нахмурилась.

– Только если бы мы жили в семнадцатом веке, я бы ненавидела моду! Все эти крахмальные воротники, на которых голова кажется подготовленной для плахи... А фижмы! А все эти замысловатые локоны и букли!

Лорна машинально погладила свободный, мягко заколотый пучок на затылке. Джон, по-прежнему улыбаясь, смотрел на жену.

– А теперь, когда экскурс в прошлое закончен, могу я спросить, не собирается ли твое очаровательное платье, а заодно и ты сама пообедать со мной и с сеньором Гаспаром Кабралом?

– Ни мое платье, ни я не свободны, дорогой мой. Я обещала маме, что пообедаю с ней. А кто такой сеньор Кабрал?

– Очень милый бразилец, неприлично богатый и при этом страстный коллекционер.

– Короче говоря, клиент? – подвела итог Лорна.

– Да, но не совсем обычный. Ты знаешь, большинство моих постоянных клиентов очень интересует история и происхождение вещи. Та или иная драгоценность часто привлекает их только из-за своей известности или истории, связанной с ней, или из-за имени ее прежнего владельца. А вот сеньору Кабралу совершенно наплевать, кому принадлежали раньше купленные им камни – Малибран или Екатерине Великой. Лишь бы эти камни ему нравились! Поэтому сейчас мне его послало само Небо. Причем и в прямом, и в переносном смысле: самолет Кабрала прилетел в Лондон вчера. Из всех моих нынешних клиентов не вижу никого другого, кто бы мог избавить меня от этой проклятой коллекции Сванмора!

– А чем тебе так насолила коллекция Сванмора? – спросила Лорна с легкой тревогой, поскольку именно по ее просьбе Джон согласился взять на себя продажу драгоценностей почтенного лорда.

– Да тем, что лорд Сванмор рассчитывает, что я продам его сокровища как можно дороже – значит, всю коллекцию целиком, – и при этом категорически запретил даже намекать на то, что это знаменитая коллекция лорда Сванмора. Согласись, что это чертовски осложняет дело!

– Так! Кажется, я подложила тебе свинью, – вздохнула Лорна.

– Есть немного, – улыбнулся Мэннеринг.

– Патриция Сванмор была так расстроена, дорогой мой!.. Ты знаешь, она говорит, что с ее отцом уже давно что-то неладное. Он такой, как всегда: чопорный и педантичный, но Патриция уверяет, что, должно быть, дела у старика идут совсем скверно, раз он решился продать свою коллекцию!

– Даже не пытайся заставить меня пролить слезу над горестями лорда Сванмора! – Джон скорчил достаточно красноречивую гримасу. – По правде говоря, он не внушает мне особых симпатий... Но не волнуйся. Или я плохо знаю сеньора Кабрала, или можно считать коллекцию Сванмора проданной. Среди прочего там есть изумрудный гарнитур, против которого ему никак не устоять.



– Может, нам стоит отметить это сегодня вечером?

– Насколько я понимаю, ты делишь шкуру неубитого медведя?

Лорна весело рассмеялась.

– В восемь часов, в "Меррос". Согласен?

– Знаю я твои тайные помыслы! Просто тебе захотелось поужинать с шампанским!

– Почему бы и нет? А взамен обещаю тебе отправиться к Фотерингею и впервые в жизни послушно позировать...

Лорна взяла сигарету из протянутого мужем портсигара и закурила.

– Есть сегодня в газетах что-нибудь интересное? – рассеянно спросила она.

Мэннеринг брезгливо поморщился.

– Тьфу! Народы, мрачно предающие друг друга огню и мечу, идиотские грабежи под угрозой автоматов, грязные и подлые убийства... И ничего бескорыстного, живописного или забавного...

– Короче, нет больше Барона! – не без вызова бросила Лорна. И, встретившись с мужем глазами, продолжала: – Признайся, что он подкидывал газетам немало занятного... И без всяких автоматов и трупов...

– А ты никогда не жалеешь, что Барон удалился от дел? – полюбопытствовал Джон.

– Никогда! – пылко воскликнула его жена.

Но прямота и откровенность были сильными чертами в характере Лорны, поэтому она тут же поправилась:

– Во всяком случае, почти никогда...

* * *

Прошло почти десять лет с тех пор как Джон и Лорна познакомились. Они сразу полюбили друг друга. Но Лорна Фаунтли избрала тогда вовсе не Джона Мэннеринга, изящного денди, большого знатока лошадей и драгоценностей... Ее покорил ловкий Барон, "благородный грабитель", нападавший исключительно на туго набитые сейфы или считавшиеся совершенно недоступными бронированные комнаты. Он частенько выручал из беды какого-нибудь бедолагу и заодно пополнял собственный счет в банке. Джентльменское поведение и абсолютная безобидность (Барон никогда не носил оружия!) снискали ему всеобщую симпатию. Взломщик почти три года радовал прессу и заставлял Скотленд-ярд метать громы и молнии. Но в конце концов Лорна вышла замуж за Барона... и Барон исчез, уступив место Джону Мэннерингу, известному антиквару, специалисту по драгоценным камням, к чьим обширным познаниям охотно прибегала даже полиция, и мирному гражданину...

И очень мало кто знал тайну Мэннерингов.

4

Когда Джон вышел из своей квартиры в Челси, пробило ровно девять. Обычно он приезжал в "Куинс" между десятью и одиннадцатью часами. Магазин, как правило, открывал его старший служащий, Стирн. Но в то утро Мэннеринг решил еще раз просмотреть коллекцию Сванмора, прежде чем показывать ее сеньору Кабралу. А просмотреть около полусотни восхитительных украшений – дело долгое и кропотливое...

Мэннеринг вышел из такси на углу Нью Бонд-стрит и Харт-роу. Как всегда по утрам, в тупичке царили мир и покой. Старшая продавщица "Кэролайн", элегантного шляпного магазина, примыкавшего к "Куинс", убирала витрину цветами. Она одарила Джона особенно теплой улыбкой? во-первых, Мэннеринг – очень привлекательный мужчина, а во-вторых, его жена – одна из постоянных клиенток магазина.

Узкая темная витрина "Куинс" была девственно пуста. Ничего удивительного: как только Стирн переступит порог, он выберет какую-нибудь редкость из сокровищ магазина и поставит в центре затянутой пурпурным бархатом витрины. Стирн, верный своей пунктуальности, появится ровно в половине десятого, а сейчас еще только двадцать три минуты... Джон вытащил из кармана связку ключей и открыл все три замка, охранявшие дверь в "Куинс", потом переступил порог и оказался в длинной сумрачной комнате. Кроме небольшого пространства посередине, покрытого красным ковром, все заполняли груды сказочных сокровищ. На первый взгляд, тут был невообразимый хаос, но Джон и двое его помощников великолепно в нем ориентировались. Здесь хранились картины, мебель, статуи и самые разные предметы, не имеющие равных по красоте, стоимости и почтенному возрасту.

Внезапно Джон нахмурил брови: в освещении магазина было явно что-то не так. В недоумении он обернулся и сразу увидел, что сигнальная лампочка над дверью горит. А ведь Лэррэби, живущий здесь же, над магазином, обычно выключает ее сразу, как только спускается вниз...

Джон почти машинально подошел, посмотрел на нее и с удивлением обнаружил, что это переносная лампочка, работающая от батарейки, прикрепленной тут же к стене. Мэннеринга это немного озадачило, но пока не внушило особых опасений – в конце концов, могла же случиться какая-нибудь неисправность... Тем не менее он в три прыжка подскочил к лестнице и громко позвал:

– Лэррэби!

Никто не ответил.

Джон, перепрыгивая через ступеньки, помчался на второй этаж. Дверь в комнату Лэррэби была распахнута настежь, постель не убрана, вся одежда, включая трогательные синие в белую полоску носки, аккуратно разложена на стуле... Но Лэррэби исчез.

– Лэррэби! – снова крикнул Джон, уже не надеясь получить ответ.

Внизу кто-то вошел в магазин. Мэннеринг повернулся на каблуках и так же быстро сбежал по лестнице, как только что поднимался наверх. Посреди магазина стоял Стирн. Высокий, худой, преисполненный глубокого чувства собственного достоинства и всегда невозмутимо спокойный, сейчас этот джентльмен позволил себе выразить легкое недоумение.

– Я не ослышался, вы звали Лэррэби, сэр?

– Да. Его там нет. Боюсь, этой ночью здесь что-то произошло, что-то очень серьезное...

На благообразном лице пожилого господина появилось удрученное выражение. С тех пор как Мэннеринг купил "Куинс", в магазине ни разу не случалось не только происшествий, но даже мелких неприятностей.

– Может быть, Лэррэби заболел? – предположил Стирн.

– Заболел... или ранен.

Оба не сомневались, что если Лэррэби ранен, значит, кто-то пытался взломать бронированную комнату... и не исключено, что это удалось... Но если Стирна больше всего беспокоили сейфы и их драгоценное содержимое, то Мэннеринг думал о Лэррэби.

Джон помчался в кабинет и с налету распахнул дверь. Но створку, обычно доходившую до стены, на сей раз что-то заклинило. Мэннеринг проскользнул в комнату, заглянул за дверь и увидел то, что уже несколько минут смертельно боялся обнаружить...

Он повернулся к Стирну и вмиг охрипшим голосом приказал:

– Звоните в Скотленд-ярд. Уайтхолл – тысяча двести двенадцать. Быстро!

И склонился над бесчувственным телом Лэррэби.

* * *

Мертвенно-бледное лицо, окровавленные волосы, на связанных запястьях и щиколотках – кровоподтеки... Джон подумал было, что Лэррэби мертв, но, сунув руку под пижамную куртку, почувствовал слабое сердцебиение.

Стир, с трубкой в руке, нетерпеливо ожидал, пока его соединят. Мэннеринг вытащил из кармана перочинный нож, осторожно перерезал веревки, потом без особых усилий поднял Лэррэби на руки и отнес на диванчик в углу комнаты.

– Скажите, чтобы предупредили Билла Бристоу! – крикнул он Стирну, который наконец дозвонился до Ярда. – А самое главное – пусть пришлют врача.

Стирн выполнил приказ и, бросив напоследок в трубку "Да побыстрее!" совершенно не свойственным ему повелительным тоном, повернулся к хозяину.

– Они будут здесь через несколько минут, сэр. Но, скажите, Лэррэби...

– ...еще жив? Да. Но пульс очень слабый. Я схожу за одеялами в его комнату, а вы согрейте воды. И ведь наверняка тут найдется грелка?

Стирн кивнул и исчез в направлении кухоньки, где служащие магазина обычно готовили чай.

Через несколько минут Джон уже укутывал Лэррэби с ловкостью дипломированной сиделки. Потом он закурил, пытаясь подавить холодное бешенство, клокотавшее в нем, с тех пор как он обнаружил несчастного раненого... Как можно напасть на Лэррэби, такого милого и хрупкого, на Лэррэби, постоянно витавшего в облаках и не хотевшего от жизни ничего, кроме одной малости: каждый день созерцать сокровища "Куинс", холить их и лелеять... Больше всего старика завораживали драгоценные камни, он занимался кропотливым изучением каждой вещи и был признанным специалистом по истории драгоценностей...

– Проклятые подонки! – громко выругался Джон.

Вошедший в это время Стирн даже не вздрогнул. Казалось, обстоятельства совершенно лишили его привычной утонченности и чувствительности к грубой прозе жизни.

– Вода будет готова через несколько минут, сэр. И я нашел грелку...

Немного поколебавшись, Стирн все же отважился задать вопрос, терзавший его с той минуты, как они нашли Лэррэби.

– Как выдумаете, сэр, тем, кто напал на Лэррэби, удалось проникнуть в бронированную комнату?

Мэннеринг и раньше удивлял своего помощника полным равнодушием к денежным вопросам. Но на этот раз Стирн испытал настоящее потрясение. Небрежно поглядев на секретер, Мэннеринг спокойно заметил:

– Вероятно, да. Секретер сдвинут... ковер – тоже.

– Может быть, стоит поскорее проверить, так ли это? – предложил Стирн. – Все равно мы больше ничем не можем помочь Лэррэби, пока не приехал врач... – И, еще немного поколебавшись, он повторил с настойчивостью старого попугая, с трудом подбирающего слова: – Поскорее проверить, да!

Но Мэннеринг молчал, и старший служащий опять не выдержал:

– А коллекция Сванмора, сэр? Что, если у нас ее украли? Я боюсь даже думать об этом...

И Стирну каким-то образом удалось закрыть глаза, одновременно высоко вздернув брови.

– Что ж, не думайте об этом, – мягко посоветовал Джон.

– Но это же разорение! – в ужасе возопил Стирн, широко распахивая глаза.

– Не стоит преувеличивать...

Красноречивая мимика перепуганного помощника вызвала на губах Мэннеринга тень улыбки, и он постарался утешить беднягу.

– Кроме всего прочего, на свете есть весьма благородные и полезные учреждения – я имею в виду страховые компании. Мы застрахованы, Стирн.

Но слова хозяина не только не успокоили старика, напротив, его лицо выражало глубочайшее отчаяние.

– Да в том-то и дело, сэр! Я собирался поговорить с вами сегодня утром... Как вы знаете, лорд Сванмор должен был вчера принести страховой полис. Но он этого не сделал. А я не уверен, что условия страховки включают и тот случай, когда драгоценности передаются на хранение другому лицу. И вообще, кто знает, предупредил ли он свою страховую компанию? Вот я и хотел просить вас на всякий случай обратиться в нашу...

Мэннеринг тихонько свистнул сквозь зубы.

– Так выдумаете, эти чертовы побрякушки могут быть не застрахованы?

Стирн мрачно кивнул.

– Ладно, – махнул рукой Джон. – Пока еще не известно, что их стащили! В любом случае подождем приезда полиции. Иначе Билл Бристоу заподозрит, что я опять сыграл с ним какую-нибудь шутку... И все-таки...

Немного подумав, он сказал:

– Когда понесете сюда грелку, Стирн, взгляните, пожалуйста, на рубильники. Освещение кажется нормальным, но я ничуть не удивлюсь, если вы обнаружите, что сигнализация отключена. Только осторожно: ни к чему не прикасайтесь!

Совершенно выбитый из колеи Стирн молча удалился.

Джон внимательно оглядел комнату и заметил несколько довольно тревожных признаков грабежа. Можно было не сомневаться, что в бронированную комнату пытались проникнуть. Осталось выяснить, удалось ли грабителям справиться с сейфами "Куинс", выбранными таким знатоком, как Барон, вскрыть которые было не под силу, так сказать, среднему взломщику Соединенного королевства.

У Мэннеринга сохранились кое-какие прежние связи Барона. Знакомства, конечно, далеко не почтенные, но зато весьма полезные. Поэтому Джон знал, например, что в Англии осталось всего трое "громил", способных вскрыть его сейфы: Оскар Филд, Ларк-Белка и Дэйл-Мандраж. Но Оскар Филд – в тюрьме, расплачивается за избыток доверия к чересчур болтливой красотке; Ларк-Белка никогда не согласится взломать сейфы своего друга Мэннеринга, с которым он провел немало удивительных часов[1]. Стало быть, остается Дэйл-Мандраж.

Размышления Мэннеринга прервал звонок в дверь. Джон вышел на порог кабинета и сразу увидел две до боли знакомые ему фигуры: первым шел высокий, по-военному подтянутый суперинтендант Бристоу, а за ним – инспектор Гордон, молчаливый коренастый шотландец.

– Ну, Мэннеринг, – сразу же начал суперинтендант, – теперь вы сами вызываете полицию? Что стряслось?

– Вы знаете почти столько же, сколько и я, дорогой мой. Пока я занимался исключительно Лэррэби. Он ранен.

– Тяжело?

– Боюсь, что да.

– Вы хоть ни до чего не дотрагивались?

Сакраментальный вопрос прозвучал с удивившей Джона сухостью.

– Я, разумеется, перенес на диван Лэррэби, – спокойно ответил он. – А Стирн проверил рубильники, но, несомненно, ничего не трогал. Мы вполне дисциплинированные граждане, Билл. Где ваш врач?

Третья фигура переступила порог магазина. Не знакомый Джону решительного вида мужчина быстро направился к кабинету. Полицейские расступились.

– Доктор Уоррен – мистер Джон Мэннеринг, – кратко представил их Бристоу.

– Я много слышал о вас, – проговорил ярдовский врач, и Джон подумал, что в этих словах может крыться довольно тревожный смысл...

Появился Стирн. В руке он держал небесно-голубой чайник в форме цветочного горшка, и при этом ухитрялся держаться с достоинством вельможи.

– Рубильник отключен, сэр, – внешне невозмутимо доложил старик.

Мэннеринг выразительно посмотрел на Бристоу.

– О-о-о... Ну, вот и работа для вас, Билл. Похоже, что меня ограбили. Но мне бы хотелось, чтобы сначала мы сделали все возможное для Лэррэби...

– Вы что, считаете нас варварами? – резко оборвал его Бристоу.

И Джон, хорошо знавший суперинтенданта, стал размышлять, что на него сегодня нашло.

* * *

Доктор Уоррен обнаружил у Лэррэби очень серьезное, возможно, смертельное, повреждение черепа, но не смог установить, в какое время произошло нападение. Прежде чем он успел закончить осмотр, приехала "Скорая помощь". Лэррэби вместе с доктором Уорреном повезли в клинику одного из друзей Мэннеринга.

Приехала не только "скорая". Ребята из отдела Бристоу суетились в кабинете, фотографировали комнату во всех возможных ракурсах, искали отпечатки пальцев... Суперинтендант не разрешил даже притронуться к секретеру и ковру, прежде чем его фотографы не сделают достаточное количество снимков. Мэннеринг спокойно курил, наблюдая за работой полицейских, но Стирн с каждой минутой терял хладнокровие и даже сурово отчитал нечаянно толкнувшего его полицейского.

Покончив с предварительной работой в комнате, секретер отодвинули, и показалась крышка люка. Мэннеринг, все так же не двигаясь с места, следил глазами за помощниками Бристоу. Они произвели такой же невыносимо медлительный церемониал с крышкой люка, винтами, ручкой, лестницей, дверью и замками бронированной комнаты...

Стирн закуривал сигарету за сигаретой и тут же тушил их, нервно моргал глазами и вздрагивал от каждой вспышки. Наконец его страдания окончились: Бристоу отозвал своих людей и сам начал спускаться по лестнице, сделав Мэннерингу знак идти следом.

По всей видимости, бронированную комнату взломали. Впрочем, при отключенном электричестве для хорошего взломщика не составляло особого труда справиться с двумя замками. На редкость аккуратная работа – ни единой лишней царапины.

– Чисто сделано, – заметил Бристоу и, повернувшись к Джону, чуть слышно добавил: – Даже вы не сумели бы лучше...

Джон ничего не ответил, но это замечание показалось ему и неприятным, и тревожным. Во всем Скотленд-ярде только Билл Бристоу знал точно, не по слухам, что Джон Мэннеринг и Барон – одно и то же лицо. Знал, но так и не смог доказать и, честно говоря, чувствовал от этого большое облегчение, ибо питал к Джону и Лорне истинные дружеские чувства. Но всякий раз, когда кража драгоценностей хоть в какой-то мере соприкасалась с Мэннерингом или "Куинс", он невольно настораживался.

"На сей раз он явно перегибает палку! – сказал себе Джон. – Даже если допустить, что мне взбрело в голову ограбить себя самого, Билл отлично знает, что я не способен ударить Лэррэби..."

Бристоу открыл дверь бронированной комнаты, и Джон включил огромную лампу, освещавшую ее. Небольшое помещение – примерно метра три на четыре – целиком занимали вделанные в стены сейфы. Все они были вскрыты мастерской рукой. И этот мастер умел первоклассно работать газовым резаком. Пять из шести дверей зияли, распахнутые настежь. Стирн застонал от ужаса. А Бристоу со знанием дела изучал работу взломщика.

– Насколько мне известно, на такое способны только трое, – сказал он. Один – в тюрьме. Остаются, стало быть, Ларк-Белка и Дэйл-Мандраж.

– Это, безусловно, не Ларк, – отозвался Джон.

Бристоу подозрительно уставился на него.

– А вы неплохо осведомлены, – удивленно проговорил он.

– Как всегда, – улыбнулся Джон.

– Тогда это Дойл. И, если я не ошибаюсь, вряд ли мы скоро поймаем этого субчика. Сейчас, надо думать, Дэйл уже успел покинуть пределы Англии.

– Да, это ив самом деле очень возможно, – согласился Джон так спокойно, будто его не ограбили как минимум на семьсот тысяч фунтов. Разумеется, сокровища "Куинс" надежно застрахованы, но ведь в сейфах лежала эта проклятая коллекция Сванмора, а она одна стоит по меньшей мере триста пятьдесят тысяч...

Скоро выяснилось, что грабителей интересовали только драгоценности. Все произведения искусства – картины, миниатюры, статуэтки – слишком известные и потому опасные, по-прежнему лежали на месте. Но ни единого драгоценного камня, будь то даже аквамарин или берилл, в сейфах не осталось. Воры унесли кольца, серьги и браслеты, а из массивных диадем и ожерелий вытащили камни, оставив согнутые и испорченные оправы на полках... а ведь большинству этих украшений – много сотен лет...

– Вандалы! – горестно стонал Стирн.

Только один сейф, самый большой, оказался закрытым. Бристоу указал на него Джону.

– А там что?

– Всякие крупные вещи: кубки, шкатулки и Бог его знает что еще... Я очень сомневаюсь, что их унесли, – ответил Мэннеринг, направляясь к огромному сейфу.

Джон нажал ручку и открыл дверь.

Бристоу и Стирн, стоявшие у него за спиной, услышали приглушенное восклицание.

– Они все унесли? – с тревогой спросил старый антиквар.

– Наоборот, кое-что оставили, – тихо заметил Мэннеринг.

Стирн заглянул через плечо хозяина и задохнулся от ужаса.

– Труп! – сдавленным голосом прохрипел он.

– Нет, два, – уточнил Джон и, повернувшись к Бристоу, все таким же ровным голосом добавил: – Вам не придется долго бегать и искать, куда удрал Дэйл-Мандраж, Билл. Он тут.

5

Дэйл-Мандраж, как и его приятель, получил пулю в затылок. Джон не знал, кто второй убитый, но Бристоу сразу опознал его:

– Это Слим-Плясун, он всегда стоял у Дэйла на стреме.

Джон заметил, что Стирн вот-вот упадет в обморок и, крепко подхватив старика под руку, повел наверх:

– Пойдемте, Стирн, это неподходящее зрелище для таких чувствительных сердец, как наши...

– Ужасно... – пробормотал потрясенный джентльмен. – Столько крови...

– Да, действительно, довольно мерзко. Я вас оставляю, Билл. Если понадоблюсь – буду у себя в кабинете, в полном вашем распоряжении. Впрочем, здесь все равно слишком тесно, даже не знаю, как тут поместятся ваши люди, да еще эти двое бедолаг...

В кабинете Джон удобно устроил Стирна в кресле и вытащил из шкафчика бутылку виски и два бокала.

– Я не привык пить по утрам, сэр! – запротестовал Стирн.

– Ба, насколько я знаю, находить парочку трупов по утрам вы тоже не привыкли!

Стирн широко открыл выцветшие голубые глаза и тусклым, безжизненным голосом проговорил:

– Я вообще впервые в жизни видел так близко покойника... а тем более двоих...

– Ну, так вам крупно везло! – вздохнул Джон и залпом выпил виски. – Вы должны отдохнуть, Стирн. Ложитесь на диван.

– На этот?! – старик чуть не подавился виски.

– А чем он вам не нравится? Отличный диван.

– Но мы ведь только что укладывали там Лэррэби...

– И что же? Лэррэби не умер.

– Пока, – похоронным тоном пробормотал Стирн.

– Можете мне поверить, я бы охотно отправил вас домой, мой бедный друг. Да только Бристоу наверняка воспротивится, он, конечно, захочет сначала допросить нас обоих.

– И меня тоже? Но я ничего не знаю!

– Полиция все равно потребует, чтобы вы сами ей об этом сказали. Уж такие у них порядки. А заодно у вас снимут отпечатки пальцев.

Стирн откинул голову и скорбно прикрыл глаза.

– Брать у меня отпечатки пальцев! Но это просто непостижимо!

– Напротив, весьма логично. Я полагаю, что наши грабители работали в перчатках. В таком случае полиция обнаружит только наши отпечатки – ваши, Лэррэби и мои.

Стирн снова закрыл глаза.

– А вы не находите, сэр, – медленно проговорил он, – что самое странное во всей этой истории – то, что грабители, судя по всему, были прекрасно осведомлены и о порядках магазина, и о системе сигнализации? Мало кто знает о существовании люка: в сущности, лишь миссис Мэн-неринг, вы, Лэррэби и я...

– Да еще инспекторы страховой компании, рабочие, строившие бронированную комнату, электрики... – продолжал Джон.

– Да, но, как правило, все это вполне надежные люди, сэр.

Наступила тишина. Стирн, заговорив, коснулся больного места. Почти с самого начала Джону не давала покоя одна мысль: кто мог сообщить грабителям сведения о бронированной комнате и об охране магазина? Лэррэби и Стирна Мэннеринг сразу исключил...

Слабый голос старика нарушил эти не очень-то приятные размышления.

– Простите мою смелость, сэр... Но почему бы вам не заняться этим делом самому? Вы так часто помогали полиции искать украденные вещи! Так тем более вы сумели бы найти и свои драгоценности, и коллекцию Сванмора. Кстати, насчет этой коллекции...

– Да, кстати, надо немедленно позвонить сеньору Кабралу и предупредить, что я не смогу пообедать с ним! – с прекрасно разыгранной беспечностью воскликнул Мэннеринг. – А теперь, Стирн, я больше не желаю вас слушать. Отдохните немного и перестаньте действовать мне на нервы, изрекая прописные истины!

И Джон тут же отменил встречу с Кабралом. Когда он вешал трубку, на лестнице появился Бристоу.

– Кому вы звонили? – бесцеремонно спросил он.

– Одному бразильцу, – спокойно отозвался Мэннеринг, – и, чтобы избавить вас от необходимости задавать лишние вопросы столь же любезным тоном, могу добавить, что это клиент, с которым я собирался обедать. Полагая, что вы вряд ли найдете драгоценности в ближайшие несколько часов, я отменил встречу. Если же я ошибся, тем лучше.

Бристоу пожал плечами.

– Все шутите? Как это на вас похоже!

– Хотите рюмочку? – улыбнулся Джон.

– Я никогда не пью на службе, могли бы запомнить за столько-то лет! – сухо бросил полицейский.

Улыбка Джона стала еще шире.

– Я знаю также, что ваша неизменная любезность и вежливость вошли в поговорку. Но, поскольку нет правил без исключений...

Мэннеринг налил себе второй бокал.

– Пью за то, чтоб вы снова пришли в хорошее настроение, дорогой мой!

Бристоу мрачно посмотрел на него и все так же сердито проворчал:

– Как, по-вашему, каким образом эти типы забрались в магазин?

– Во всяком случае, не через входную дверь, с Харт-роу!

– Вот спасибо! Об этом я как-то и сам догадался!

– Есть еще черный ход, – невозмутимо продолжал Джон, – но там металлические створки, которые закрываются на засовы изнутри... Так что я бы подумал скорее о третьем этаже или даже о крыше...

– О крыше! – воскликнул Бристоу. – И выдумаете, у них хватило наглости пробивать дыру в крыше посреди Лондона, где на каждом углу стоит полисмен?!

– А почему бы и нет? – насмешливо спросил Джон и не без дерзости добавил: – В свое время Барон проделывал и не такие штуки!

Мэннеринг и Бристоу направились к черному ходу. С первого взгляда стало ясно, что дверь не повреждена.

На последнем этаже на узенькую площадку выходили три двери. Джон распахнул первую, включил свет, и Бристоу увидел небольшую комнату. Стены ее сплошь покрывали витрины. Мэннеринг хранил здесь вещи, имеющие ценность только для коллекционеров: оловянная и медная посуда, нефрит, халцедон...

Окно защищали прочные запоры.

Во второй комнате Джон держал ковры, ризы, вышитые шали. И здесь тоже окно было закрыто.

– Очевидно, ключ к разгадке ожидает нас в третьей комнате. Там у меня картины, – заметил Мэннеринг.

Он широким жестом распахнул дверь.

Через огромную дыру, зияющую в потолке, в комнату проникал поток солнечного света. Луч играл на лице веселого пухленького амура, который, казалось, насмехался над пришельцами.

– Так вот какую дверь выбрали наши грабители! – воскликнул Джон.

– Похоже, вас все это только забавляет! – буркнул суперинтендант.

– Ну еще бы! – с неожиданно прорвавшейся горечью ответил Джон. – Кто-то пытается убить моего старого друга, крадет у меня драгоценности почти на девятьсот тысяч фунтов, подбрасывает мне два трупа – одно удовольствие! Признайтесь, Билл, что меня очень легко развеселить! Знаете что, я, пожалуй, оставлю вас наедине с подчиненными! Сейчас я вам их пошлю – будет на ком срывать дурное настроение!

И Мэннеринг, выбежав из комнаты, бросился вниз по лестнице.

Спустившись на второй этаж, он увидел двух полицейских, которые тихо разговаривали, сидя на старинном сундуке. Джон послал их на чердак и заметил, что, прежде чем уйти, они позвали дежурить третьего. Тот, в свою очередь, уселся на сундук и напустил на себя задумчивый вид. Джон пожал плечами – он отлично понимал, что этот "мечтатель" не упустит ни одного его движения.

Мэннеринг вошел в ванную, вымыл руки, аккуратно причесал каштановые, чуть тронутые сединой волосы и стал раздумывать, стоит ли предупреждать Лорну, что случилась эта... неприятность. В конце концов, решив, что звонить не надо, он вернулся на лестничную площадку. Задумчивый полицейский соблаговолил вернуться к реальности и любезно сообщил, что Стирн отдыхает здесь, в одной из комнат. Джон заглянул туда и с радостью увидел, что измученный столь необычными для него треволнениями старик спокойно спит.

В кабинете Джона на диване сидел детектив в штатском. Он тоже демонстрировал глубокую задумчивость. И Мэннеринг в крайнем раздражении вернулся в магазин. У входной двери маячила фигура полицейского в форме. Уже начали собираться любопытные. Молодой человек в твидовой куртке безуспешно пытался разговорить стража порядка. Джон, узнав фотографа из газеты, тяжело вздохнул...

Потом он достал из шкафчика кусок замши и принялся тщательно полировать два чеканных золотых кубка, которые решил выставить в витрине.

Мэннеринг хотел немного разобраться в собственных мыслях. В этой истории слишком много вопросительных знаков... А кроме того, много зловещего: нападение на Лэррэби, два трупа, запертых в сейфе... Но не только это тревожило Джона. В первую очередь – странное поведение Бристоу, чье удивительное хладнокровие стало почти легендарным. Так что на него нашло? А еще наверняка придется выдержать очень неприятный разговор с лордом Сванмором – вряд ли тот воспримет исчезновение своей коллекции спокойно... Да и предположение Стирна нельзя упускать из виду: прекращается ли действие страхового полиса, если драгоценности переданы другому лицу?

Лорд Сванмор очень нуждался в деньгах, и немалых, раз решил расстаться со своей драгоценной коллекцией, единственным, по словам хорошо осведомленных людей, что он по-настоящему любил на этой земле. Впрочем, Сванмора можно понять: коллекция его – само совершенство, тем более что у каждой вещи – своя история. Одни украшения принадлежали Сванморам на протяжении веков, другие принесла нынешнему лорду его покойная жена, умершая несколько лет назад.

Сванмор явился к Мэннерингу на прошлой неделе и попросил взять на себя продажу драгоценностей. При этом поставил одно условие: никто не должен знать, что он продает свою знаменитую коллекцию. И с тем презрительным высокомерием, за которое его многие терпеть не могли, старик заявил:

– Не считайте меня глупцом, Мэннеринг. Я отлично знаю, что могу извлечь гораздо большую выгоду, продав все целиком и сопроводив каждую вещь соответствующей этикеткой. К примеру: "Рубиновое ожерелье, подаренное королевой Елизаветой Сирилу Сванмору за услуги, оказанные короне..." Сами отлично представляете этот стиль! Знатоки заплатили бы за такие объяснения почти столько же, как за сами драгоценности! Но только я решительно отказываюсь! И не спрашивайте, почему – напрасная трата времени. Продавайте мои драгоценности, как получится, хоть беотийцам, которые сочтут, что оправы вышли из моды, и немедленно вставят камни в новые!

Джон заранее знал о намерениях лорда Сванмора. Патриция Сванмор предупредила его через Лорну... Если бы Джон послушался собственной интуиции, он бы, конечно, самым вежливым образом послал несимпатичного лорда ко всем чертям, но отказать Лорне он не мог...

Коллекцию Сванмора перевозили в "Куинс" из резиденции ее владельца на Риджентс-парк с особыми предосторожностями. Посыльный привез на Харт-роу два обыкновенных кожаных чемодана, настолько банальных, что никому бы не пришло в голову, какие сказочные сокровища в них таятся. А по пятам за посыльным шел Лэррэби.

И, вероятно, именно из-за того, что факт продажи коллекции держали в глубокой тайне, Джон совершенно упустил из виду вопрос о страховке... Кому могло прийти в голову лезть в "Куинс" за драгоценностями Сванмора, если никто во всем Лондоне не подозревал, что они там? И уж тем более Мэннеринг никак не предполагал, что недоверчивый, педантичный и почти маниакально осторожный лорд не позаботится о страховке...

* * *

– Решили заменить горничную? – неожиданно проворчал грубый голос.

Бристоу спускался по лестнице, ребром ладони стряхивая с пиджака кусочки штукатурки.

Джон молча последовал за ним в кабинет, вынул из шкафа одежную щетку и протянул суперинтенданту. Бристоу пробормотал слова благодарности и тут же принялся допрашивать Джона.

– Можете вы мне перечислить, хотя бы в общих чертах, что именно у вас украли?

– В очень общих – могу: драгоценности "Куинс", личные украшения Лорны и довольно редкую коллекцию, которую мне совсем недавно оставили на хранение.

– Сколько времени вам потребуется на составление полного списка?

– Минут пятнадцать, – небрежно бросил Мэннеринг.

– Так мало? – удивился Бристоу.

– "Куинс" – великолепно организованная фирма, дорогой мой. Моя картотека – своего рода шедевр. Все, что поступает в бронированную комнату, тщательно регистрируется. У меня даже есть фотографии, которые, возможно, вам пригодятся.

– Будем надеяться, – вздохнул суперинтендант.

Он выразительно посмотрел на своего подчиненного, стоящего возле диванчика, и тот мгновенно исчез, плотно закрыв за собой дверь.

Джон сел в кресло, закинул ногу на ногу и сочувственно поглядел на Бристоу.

– Не с той ноги встали, Уильям?

Суперинтендант поджал губы и пристально посмотрел в веселые светло-ореховые глаза.

– Хочу сразу предупредить, что я не потерплю ваших шуточек, Мэннеринг!

Джон все так же улыбался.

– У меня есть имя, Билл. О, я согласен, в нем нет ничего особенно примечательного, однако же до сегодняшнего утра вы не раз его называли.

– Даже слишком часто! – отрезал Бристоу. – Я вас предупредил. Не хотите слушать добрых советов – тем хуже для вас. И прежде всего, не вздумайте воображать, что раз эти драгоценности вам в той или другой степени принадлежат...

– Мне особенно нравится это "степени", – ввернул Джон.

Бристоу лишь пожал плечами и продолжал:

– ...вы можете совать нос куда не следует и нарушать закон!

– ...которому повинуется всякий уважающий себя гражданин Великобритании! Я это уже где-то слышал, Билл.

Воинственность Бристоу не особенно беспокоила Мэннеринга. Сколько раз Скотленд-ярд метал громы и молнии, на чем свет стоит кляня неугомонного детектива-любителя! А потом, когда расследование заканчивалось и виновный оказывался под замком, тот же Скотленд-ярд довольно потирал руки. Тем более что, как правило, преступник бывал совсем не тем, кого подозревала полиция!

Но что по-настоящему тревожило и смущало Джона, так это холодный, непроницаемый взгляд суперинтенданта и его суровый тон.

– Билл, я пришел сюда в девять двадцать три. И ни о чем не догадывался, пока не увидел сигнальную лампочку... Тогда сразу же позвал Лэррэби. Почти следом за мной пришел Стирн. Мы вместе нашли раненого Лэррэби в моем кабинете. И немедленно позвонили. Вот и все.

– Я не верю вам, – медленно отчеканил Бристоу.

– Тем хуже для меня, но и для вас тоже, Билл.

– Я не сомневаюсь, что вы что-то от меня скрываете и опять ввязались в какую-нибудь невероятную историю.

Мэннеринг тяжело вздохнул и закурил.

– Право же, – грустно заметил он, – невелик резон жить честно, разумно и в полном ладу с законами... Нет, Билл, я ровно ничего от вас не скрываю. И даже скажу еще кое-что, правда, строго конфиденциально: среди украденных драгоценностей была коллекция лорда Сванмора. И я понятия не имею, будет ли платить страховая компания...

6

Когда Джон подробно рассказал, каким образом у него оказалась коллекция Сванмора, Бристоу сочувственно покачал головой.

– Я знаю Сванмора! Года два назад я расследовал попытку ограбления. Пытались стащить его знаменитую коллекцию. Должен заметить, Сванмор... немного...

– Вы хотите сказать, несусветный зануда! – оборвал Джон. – И, можно не сомневаться, он еще попортит мне массу крови!

– Значит, вам придется выплатить ему стоимость коллекции?

– Или найти драгоценности, – с вызовом сказал Мэннеринг.

Бристоу встал и сурово погрозил ему пальцем. Но Джон только расхохотался.

– Смейтесь, смейтесь! – проворчал суперинтендант. – Но я вовсе не шучу. Попробуйте только вмешаться в это дело – и мы будем безжалостны!

– Чистые сердцем – те, кому не в чем себя упрекнуть – не опасаются правосудия, – очень серьезно ответил Мэннеринг.

– Не валяйте дурака, – продолжал настаивать Бристоу. – И дайте мне слово, что будете сидеть тихо.

Джон покачал головой.

– Невозможно, Уильям!

– Я требую!

– Можете требовать хоть целый день – только напрасно потеряете время. Сегодня у вас и так хватает работы. Не валяйте-ка дурака вы сами, Билл! Я уже не раз занимался расследованием просто так, для собственного удовольствия. И неужели выдумаете, что теперь, когда у меня стащили по меньшей мере на триста пятьдесят тысяч франков, я буду спокойно сидеть в уголке? Даже не надейтесь!

– Что ж, пеняйте на себя! – рявкнул Бристоу.

– Итак, насколько я понимаю, мы друг друга предупредили? – насмешливо улыбнулся Джон. – Я хотел бы, чтобы вы объяснили мне одну вещь: почему вы сегодня с самого утра обращаетесь со мной так, будто я, по каким-то совершенно непонятным причинам, ограбил собственную бронированную комнату?

Бристоу задумчиво потер подбородок и, немного поколебавшись, медленно проговорил:

– Допустим, Мэннеринг... Имейте в виду, это просто предположение! Так вот, допустим... что этой ночью вы случайно оказались возле "Куинс"... Вы входите...

– Бью по голове Лэррэби...

– Не говорите глупостей! Нет, вы замечаете, что бронированная комната открыта, спускаетесь и видите грабителей...

– Понял! – прервал его Джон. – Значит, я всаживаю каждому по пуле в затылок – это как раз очень на меня похоже! – потом краду собственные драгоценности, чтобы вытянуть деньги из страховой компании, а заодно оставляю на месте истекающего кровью беднягу Лэррэби... Прежде чем нести подобный вздор, суперинтендант, вам, быть может, следовало бы поинтересоваться, как я провел вечер? Так вот, до двух часов ночи у нас в гостях сидели Плендеры. А потом, в половине четвертого, этот кретин Тоби Плендер позвонил по телефону и разбудил меня только для того, чтобы спросить, как называется последний роман, получивший Гонкуровскую премию. Как будто он и в самом деле собирается это читать! Стало быть, мне пришлось бы прикончить двух грабителей между четырьмя и шестью или семью часами... Что ж, разумеется, в этом нет ничего невозможного!

И Джон с яростью загасил окурок в пепельнице.

– Это было всего-навсего предположение, – смущенно проворчал Бристоу.

Стук в дверь прервал этот разговор, начинавший принимать дурной оборот. На пороге появился тот самый "цербер", которого Джон уже видел у входа в магазин, и сообщил, что какой-то джентльмен хочет видеть мистера Мэннеринга.

– Мистер Мэннеринг занят! – прорычал Бристоу. – А что за джентльмен, Уолтер?

– Он не пожелал назвать свое имя, сэр, – с легким укором в голосе ответил полицейский.

Бристоу только и ждал предлога, чтобы взорваться.

– Вы принимаете посетителей, которые отказываются сообщить полиции свое имя, Мэннеринг? Поздравляю! У вас отличные знакомства!

– Если этот господин не желает назваться, Уолтер, пусть подождет... или убирается ко всем чертям!

– Похоже, джентльмен очень нетерпелив и настойчив, сэр... А поскольку там уже собралось полдюжины журналистов...

Не дожидаясь конца фразы, Джон широкими шагами направился к двери, отодвинув по дороге растерянного полицейского. Бристоу последовал за ним, хмуря брови и бормоча сквозь зубы невнятные угрозы в адрес Мэннеринга и его посетителя.

На улице возле двери собралась небольшая толпа. Джон заметил белокурые волосы, голубые глаза и ангельски-невинное лицо Читтеринга – самого "крутого" журналиста с Флит-стрит. Рядом с этим опасным херувимом, на голову возвышаясь над толпой, стоял человек, одетый с несколько старомодной элегантностью, и с презрительным высокомерием взирал на Джона.

Итак, лорд Сванмор пришел требовать отчета...

* * *

Мэннеринг открыл дверь и незаметно пригласил его сиятельство войти. Сванмор проследовал в магазин. Но не успел Джон в свою очередь скрыться, как к нему подскочил Читтеринг.

– Это все правда, Джон?

– Поскольку я понятия не имею, о чем тут болтают, мне очень трудно вам ответить, – откровенно признался Мэннеринг. – Да и в любом случае я не в состоянии что-либо сказать, пока не получу разрешение полиции. Сожалею, но...

– Да, как же, сожалеете! Примерно то же сказал кит Ионе, собираясь его заглотить! – подмигнул Читтеринг.

Но Бристоу уже завладел положением.

– Ну, дети мои, – сказал он так дружелюбно, словно недавнее плохое настроение вдруг улетучилось, – разбегайтесь-ка отсюда. У нас сейчас и так прорва работы, а у вас до вечернего выпуска, по-моему, вполне хватает времени. Так что возвращайтесь в... погодите...

Он сделал вид, будто смотрит на часы, но на эту уловку никто не поддался.

– ...скажем, в половине двенадцатого. Я сделаю заявление. А до тех пор, самое главное, не стройте фантастических домыслов и диких предположений, как вы это обычно делаете! Вы ведь отлично знаете, что нельзя мешать работе следствия и сообщать важные сведения грабителям...

Читтеринг весело расхохотался.

– Ладно, Шахерезада, знаем мы ваши сказки! У вас это очень здорово получается, Билл!

И, повернувшись к коллегам, он предложил:

– Ну что ж, давайте-ка сматывать удочки, ребята!

Зная по опыту, что раз Читтеринг оставляет поле боя – значит, им в самом деле ничего не светит, журналисты в мгновение ока исчезли. Полисмен разогнал остальных любопытных, а Джон и Бристоу закрыли за собой дверь.

В магазине находился лорд Сванмор. Его сиятельство опирался на зонтик, лицо его ровным счетом ничего не выражало, как будто все происходящее вокруг не имело к почтенному джентльмену никакого отношения. Прежде чем Сванмор успел открыть рот, супериндендант вежливо осведомился:

– Могу я узнать, что привело вас сюда, лорд Сванмор?

– Дело сугубо личного свойства, – холодно ответствовал старый лорд.

– Для полиции не существует сугубо личных дел, сэр, – все так же вежливо возразил Бристоу.

Сванмор взглянул на суперинтенданта так, словно перед ним был пришелец с неизвестной планеты, и высокомерно процедил:

– Кажется, я вас где-то уже видел... Не вы ли приходили ко мне вести расследование?

– Совершенно верно! Тогда попытка украсть драгоценности завершилась неудачей. Но на этот раз дело, к сожалению, обстоит совсем по-другому, сэр. Мне необходимо содействие мистера Мэннеринга, он сейчас должен составить список украденных вещей. Поэтому я попрошу вас не занимать у него много времени. Я оставляю вас в кабинете на десять минут, Мэннеринг. А сам пойду пока на чердак.

Сванмор, а за ним Джон, готовящийся пережить несколько крайне неприятных минут, прошли в кабинет. Мэннеринг заметил, что, несмотря на замашки старого консерватора, Сванмор, с его стройной фигурой и шапкой седых волос, должно быть, нравится женщинам. Джон порылся в памяти, припоминая, не слышал ли он о победах лорда Сванмора... Во всяком случае, с тех пор как умерла его жена...

Его сиятельство не стал тратить время на предисловия.

– Они украли мои драгоценности, Мэннеринг?

– Да, – лаконично ответил тот.

Он протянул лорду открытый портсигар, но Сванмор сделал вид, что даже не заметил дружелюбного жеста. В его светлых, как незабудки, глазах читалась тревога, почти отчаяние.

"Честное слово, – подумал Джон, – можно вообразить, будто я сообщил ему о гибели всех родных и близких!"

– Все без исключения? – глухо спросил лорд.

– Да, все, – безжалостно подтвердил Джон.

Сванмор набрал в легкие воздуха и с оскорбительной медлительностью заявил:

– Я доверял вам, Мэннеринг.

– И что же? Я нисколько не виноват в этом ограблении, – сухо заметил Джон, которого начали раздражать манеры его сиятельства. – Кстати, драгоценности были застрахованы?

– Нет. Полис действовал, пока они находились под моей крышей, а после того, как они попали к вам, страховку должен был обеспечить "Куинс"!

– Это еще не факт! Я полагаю, что законоведы и представители страховой компании разберутся в этом вопросе гораздо лучше нас с вами. Вы должны были предупредить меня об условиях страховки. И вам не следовало приходить сюда. Полиция отыщет ваши драгоценности, а заодно, надеюсь, и мои собственные.

– Ни на что вы не надеетесь! Просто не хотите признать, что кругом виноваты, вот и все!

– Я был бы вам очень признателен, если бы вы дали мне возможность продолжать работу, – сказал Мэннеринг, не обращая внимания на эту новую "любезность".

– Не раньше, чем вы меня выслушаете! – Сванмора покинула ледяная неподвижность. – Мне кажется совершенно невероятным и даже неправдоподобным то, что ваш магазин ограбили именно тогда, когда сюда попала моя коллекция! Взломать так хорошо охраняемую бронированную комнату! Это немыслимо! Вы нарушили слово, мистер Мэннеринг!

– Что вы имеете в виду? – спросил Джон, чувствуя, что ему все труднее сдерживать бешенство.

– Вы кому-то рассказали, что моя коллекция у вас.

– Да, двум служащим, за которых отвечаю, как за себя самого. Один из них тяжело, быть может, смертельно ранен. А второй испытал такое потрясение, что вряд ли скоро оправится.

– Однако кто-то еще оказался в курсе!

– А не вы ли слишком много болтали, лорд Сванмор? – ореховые глаза Джона гневно сверкали.

– Я? Я ничего никому не говорил! – воскликнул Сванмор, окончательно утратив самообладание.

– Может, и не говорили, но кто-то из вашего окружения мог узнать.

– Невозможно! Никто ничего не знал! – упрямо повторил Сванмор.

Но Джон заметил, как его сиятельство немного смутился: старый лорд явно не был глубоко уверен в том, что защищал с таким пылом.

И Мэннеринг из осторожности не стал рассказывать Сванмору, что по крайней мере его дочь Патриция прекрасно знала о планах отца.

Сванмор пришел в себя и снова отгородился от мира презрительно-высокомерной маской.

– Как бы то ни было, вы обманули мое доверие, Мэннеринг! Я требовал величайшей осторожности и осмотрительности... А теперь, если вдруг мое имя упомянут в связи с этим злосчастным ограблением, я ославлю вас на весь Лондон! Человек вашей профессии не может позволить себе быть несдержанным или непредусмотрительным – это чревато разорением для "Куинс"! Вы хорошо меня поняли? Я ни в коем случае не хочу, чтобы мое имя попало в газеты!

– Тогда вы вели себя, как последний идиот! – заметил Джон с хладнокровной дерзостью. – Да, как перепуганный идиот, неспособный видеть чуть дальше собственного носа!

Лорд Сванмор онемел от изумления, а Мэннеринг продолжал:

– Если вы и в самом деле не хотели, чтобы кто-то что-либо узнал, надо было позвонить мне, а не являться сюда собственной персоной! Вы что же, не знали, что журналисты только и ждут малейшей зацепки? Вас слишком хорошо знают в лицо, так что можете не сомневаться: этот визит никак не пройдет незамеченным! И я не могу обещать, что сумею заткнуть рот газетчикам: я не главный редактор и не член парламента. Если хотите, попробуйте договориться с суперинтендантом. Он спустится вниз с минуты на минуту. А мне дайте возможность спокойно поработать!

И Джон выразительным жестом широко распахнул дверь. Сванмор плотно сжал губы и сильно побледнел, но вышел, не сказав больше ни слова. Мэннеринг закрыл за ним дверь и облегченно перевел дух.

"Из-за этого типа у меня возникает сильное искушение голосовать на следующих выборах за левых", – пробормотал он сквозь зубы.

7

Благодаря прекрасной картотеке "Куинс" составление списка похищенных сокровищ не потребовало много времени и сил. Джон, проработав не более полутора минут, остановился и начал раздумывать о некоторых странностях этой истории.

Каким чудом лорд Сванмор к половине одиннадцатого узнал об ограблении, если его обнаружили только в половине десятого? Мэннеринг отказывался верить, что Сванмор заглянул в магазин случайно...

С самого утра Джона мучило неприятное ощущение, что грабители великолепно знали магазин, его внутреннее устройство, особенности системы сигнализации. И теперь он вспомнил одну мелочь, которую до сих пор совершенно упускал из виду: Сванмор знал все о бронированной комнате!

Вообще-то Джон не водил его в подвал, но старый лорд видел план установки, и он, Мэннеринг, подробно объяснил, какие меры предосторожности превращают "Куинс" в неприступную твердыню.

А у Сванмора – крупные финансовые осложнения...

Джон задумчиво закурил. Лучше чем кто бы то ни было, он понимал болезненную страсть, охватывающую некоторых коллекционеров драгоценностей и толкающую их иногда на внешне бессмысленные поступки... Так что Сванмор вполне мог разыграть ловкую комедию: сначала доверить коллекцию Мэннерингу и узнать таким образом все необходимое о "Куинсе", потом нанять опытного взломщика и вернуть себе драгоценности...

– ...а потом влепить в затылок пулю и грабителю, и его сообщнику... – вслух проговорил Джон. – Нет, друг мой, тут ты глубоко заблуждаешься! Наш убийца – некто, способный преднамеренно и хладнокровно отправить ближнего на тот свет... Слава Богу, подобных субъектов не так уж много! И либо я ничего не понимаю, либо два этих убийства помогут мне в конце концов добраться до грабителя!

Мэннеринг снова взялся за картотеку и быстро закончил работу. Получив этот список и несколько фотографий, журналисты угомонятся хотя бы на некоторое время.

Джон позвонил в клинику, куда отправили Лэррэби. Сиделка ответила, что больной еще не пришел в сознание и хирург пока не может прийти к определенному заключению.

– Может быть, вы знаете, кого нам нужно предупредить? – спросила она тихим равнодушным голосом.

Мэннеринг ответил, что сам оповестит семью Лэррэби, точнее говоря, его единственную дочь.

И опять Бристоу вошел в тот самый момент, когда Джон вешал трубку.

– Вы снова кому-то звонили? – подозрительно заметил он.

– Если бы вы знали, до чего вам не идет подобная недоверчивость, Билл... Я звонил в клинику. Лэррэби пока лучше не стало. Если вы позволите, я немедленно отправлюсь к его дочери. Она живет в Патни-хилл... Или я под арестом?

– Можете ехать, – буркнул супериндендант. – Но возвращайтесь побыстрее. Мы, вероятно, будем еще здесь.

– Надеюсь все-таки, вы не переселитесь в "Куинс" окончательно! – вздохнул Мэннеринг.

– Понятия не имею, – на полном серьезе отозвался Бристоу.

Как только Джон поймал такси на Бонд-стрит и выяснил, что шофер, как ни странно, ничего не имеет против прогулки в Патни-хилл, его окликнул решительный юный голосок:

– Мистер Мэннеринг!

К нему с улыбкой приближалась девушка в вишневой замшевой куртке и серой юбке. Солнце играло в коротко стриженных светлых волосах, и Джон подумал, что Лорна права: Патриция Сванмор, с ее нежно-голубыми, как незабудки, глазами и безукоризненным цветом лица, очаровательна. Очевидно, такого же мнения придерживались и многие прохожие, более или менее незаметно провожавшие юную красавицу взглядом.

– Я бы хотела составить вам компанию, – умоляюще улыбнулась девушка. – Или, по крайней мере, сесть в ваше такси...

– А куда вы направляетесь? – спросил Джон, понимая, что спорить бесполезно.

– Куда хотите. Мне надо поговорить с вами.

Едва они уселись в машину, Патриция перестала улыбаться и повернула к Джону взволнованное личико.

– Вы, конечно, догадываетесь, почему мне хотелось увидеться с вами? Папа уже заходил в "Куинс" сегодня утром?

– Да, но, как вы могли убедиться, он меня не съел!

Патриция Сванмор глубоко вздохнула и взяла Джона за рукав затянутой в серую перчатку крохотной лапкой.

– Он был просто вне себя! Ни разу не видела отца в таком состоянии... Хотя он вообще...

И снова – трогательно тяжелый вздох. Маленькая лапка отпустила рукав Джона, открыла черную кожаную сумочку и вытащила серебряный портсигар. Джон немедленно, протянул свой, но Патриция помотала белокурой головкой.

– У меня есть ужасный порок, мой бедный друг. Я курю только французские сигареты. Пахнут они отвратительно, зато напоминают мне весенние террасы парижских кафе...

И без малейшего перехода она продолжала:

– Я изо всех сил пыталась внушить отцу, что идти сегодня в "Куинс" – верх неосторожности, но когда ему что-нибудь взбредет в голову...

Девушка довольно непочтительно пожала плечами.

– Надо признать, у него есть некоторые основания для беспокойства, – примирительно заметил Джон, – В конце концов, эти драгоценности – целое состояние, а их украли...

– Это не повод вести себя как недоверчивый и капризный тиран! – сурово возразила Патриция. – Если я вам скажу, что он даже мне не доверяет...

– Скажите, Патриция, с каких пор ваш отец... так изменился? – спросил Джон, стараясь подобрать слово, которое бы не задело дочерние чувства девушки. Но предосторожность оказалась совершенно излишней.

– Вы хотите знать, с каких пор он потерял голову? – уточнила Патриция.

Она грустно улыбнулась.

– Я кажусь вам жестокой и несправедливой? Но это правда, Джон. После смерти мамы отец стал совершенно другим человеком. Я терпела целый год, но потом ушла из дома. А Джордж сбежал и того раньше.

– Джордж?

– Мой брат. Вы его не знаете?

Джон покачал головой, и девушка продолжала:

– Бедняга! Он тоже не может переварить исчезновение знаменитых фамильных драгоценностей Сванморов... Может, вам это покажется экстравагантным, но в нашей семье женщины довольно равнодушны к украшениям. Зато мужчины просто помешаны на них. Мама никогда не носила драгоценностей. Что до меня... Красивая машина или яхта – вот это да! Но какие-то разноцветные кусочки стекла, которым поклоняются под тем предлогом, что они когда-то украшали пальцы или запястья предков... Не говоря о том, что для девушки моих лет совсем не весело надевать, скажем, диадему, зная, что она уже красовалась на другой голове... отрубленной топором! Ф-ох! Должно быть, я одна из немногих знакомых вам женщин, что плевать хотели на побрякушки!

– Лорну тоже они не особенно интересуют.

– А вас?

– Я обожаю драгоценности! – Джон скорчил забавную гримасу.

– Да, но для вас это работа... и потом, вы любите их... разумно.

На мгновение Мэннеринг увидел Барона, застывшего перед вскрытым сейфом, очарованного каким-нибудь знаменитым брильянтом или рубином. Он стоял, утратив всякое представление о времени и упуская драгоценные секунды...

Патриция, гораздо менее взбалмошная, чем ей хотелось изобразить, снова вернулась к прежней теме.

– Так вот, я говорила вам, что Джордж сбежал из дома. Они с отцом никогда особенно не ладили. Пока мама была жива, мы, хоть и с трудом, но как-то выдерживали, а уж после ее смерти...

Девушка огорченно махнула рукой.

– Так, может быть, перемена, случившаяся с вашим отцом, кроется именно в этом? – спросил Джон. – Он потерял жену и...

Патриция не дала ему договорить.

– Конечно, но, знаете, я не думаю, чтобы отец так уж любил маму... Они очень часто ссорились. Кажется, папа нравился женщинам, а мама была очень ревнива... Честно говоря, я никогда не пыталась копаться в этом...

– Вполне понятно! – пробормотал Джон.

Оба немного помолчали. Патриция бросила окурок на пол машины, небрежно раздавила, и тут же закурила новую сигарету.

– А в чем именно изменился ваш отец? – поинтересовался Мэннеринг.

– Например, раньше он почти не бывал дома. А за последние шесть лет он ни разу не сходил в театр. Это поразительно!

– Возможно, он предпочитает телевизор? – улыбнулся Джон.

– Уж не воображаете ли вы, что на Риджентс-парк есть телевизор?! – воскликнула девушка. – Папа не пожелал посмотреть ни одной передачи, за исключением той, когда показывали церемонию коронации. Да и то только потому, что сам был ее действующим лицом. Нет, Джон, можете мне поверить, раньше отец был общительным человеком. А теперь живет как старый бирюк. Конечно, он и прежде никогда не напоминал тех, кто готов пропустить по маленькой с первым встречным, но я никогда не думала, что он способен вести себя, как отставной дипломат-маразматик...

Немного помолчав, Патриция с необычной для нее серьезностью добавила:

– Джон, я боюсь, что его кто-то шантажирует!

К величайшему изумлению девушки, это откровение отнюдь не поразило Мэннеринга. Он лишь пробормотал: "Вот как? В самом деле?", так что мисс Сванмор вздрогнула от негодования.

– И это все, что вы можете мне сказать?

– Когда коллекционер решается расстаться с дорогой ему вещью, а уж тем более с целой коллекцией, невольно приходит в голову, что он так поступает из-за очень серьезных причин, Патриция. Но мне бы хотелось знать, что вас навело на мысль о шантаже?

– Разумеется, у меня нет ни одного доказательства. Я только заметила, что отец стал экономен до скаредности. В доме на Риджентс-парк не осталось никого, кроме лакея, шофера и нашей старой Нэнни.

– Ясно. А как вы узнали, что отец собирается продать драгоценности?

– Меня предупредила Нэнни, – объяснила девушка с видом опытного заговорщика. – И я пристала к папе с расспросами. В конце концов он признался, заметив попутно, что меня это вовсе не касается. Я должна вам кое-что пояснить: мы с Джорджем получили очень приличное наследство от бабушки и дедушки со стороны мамы. Драгоценности нам никогда не принадлежали.

Такси следовало уже по Кингс-роуд. Патриция поглядела в окно.

– Боже мой! – воскликнула она. – Я не собиралась забираться так далеко! Мы с Джорджем договорились пообедать вместе, а я так и не успела ничего вам рассказать!

– Вы так думаете? – иронически осведомился Джон.

– О, я знаю, я ужасная болтушка! – сокрушенно проговорила девушка. – Но я хотела просить вас об одной вещи: почему бы вам не попытаться самому найти коллекцию моего отца?

Джон сделал вид, будто колеблется.

– Да, я действительно мог бы попробовать... – без особого рвения сказал он и тут же добавил: – Только при одном условии, Патриция...

– Я готова на любые условия! – обрадовалась она. – Так чего вы от меня хотите?

– Чтобы вы сказали мне всю правду! – твердо заявил Мэннеринг.

– Какую правду? Послушайте, Джон, я ничего от вас не скрываю!

– Не сомневаюсь... Но вы, возможно, считаете, что некоторые мелочи не имеют никакого значения, а на самом деле они могут очень и очень мне пригодиться. Нам надо поговорить обо всем этом подробнее и не на ходу.

– Только не сейчас! – Патриция вздохнула. – Сегодня с самого утра Джордж – как на раскаленных углях.

– Ваш брат тоже знает о краже?

– Естественно! Я вам уже говорила. Более того, я сама и сообщила ему эту радостную весть по телефону.

– А вы обо всем узнали от отца?

– Ну конечно!

– Откуда же об этом проведал он?

– Кажется, от знакомого журналиста, – самым естественным тоном отозвалась Патриция.

И, нагнувшись, она постучала в стекло, чтобы шофер остановил машину.

– Вот что я вам предлагаю, – сказал Джон. – Приходите ужинать со мной и с Лорной. В восемь часов в "Меррос". Согласны?

Девушка кивнула, и Мэннеринг продолжил:

– А пока постарайтесь припомнить все, что вам показалось странным в поведении отца. Поговорите об этом с Джорджем, а если понадобится, расспросите и свою старую Нэнни...

– Положитесь на меня! Я принесу вам все, что смогу раздобыть, – воскликнула Патриция с горящими от азарта глазами. – Может быть, стоит попытаться разговорить папиного банкира?

Но Джон отнесся к предложению скептически.

– Обычно банкиры не очень-то разговорчивы...

– Только не когда они влюблены! – самоуверенно рассмеялась девушка.

Такси остановилось, и Патриция, попрощавшись с Джоном, умчалась, оставив после себя крепкий запах французских сигарет.

8

Ровно в половине первого Мэннеринг вошел в редакцию "Дэйли Стэндэрт", ища глазами взъерошенную шевелюру Читтеринга. Джон только что отвез дочь Лэррэби в клинику и решил, плюнув на предписания Бристоу, дать себе десять минут роздыху.

Читтеринг задумчиво сидел за пишущей машинкой и грыз орехи. Он радостно приветствовал Мэннеринга, и тот присел на краешек стола, на котором в любезном сердцу журналиста беспорядке соседствовали вырезки из газет, письма, журналы, три трубки, дюжина орехов, несколько фотографий красоток в бикини и словарь синонимов.

Джон взял два ореха и раздавил в кулаке.

– Вам известно, что орехи очень вредны для желудка? – поучительно заметил Читтеринг.

– Умираю с голоду, – пожаловался Джон.

– Тогда пообедайте вместе со мной!

– Нет времени: меня ждет Бристоу. Вы уже побывали в "Куинс" второй раз?

Обманчиво наивные голубые глаза журналиста загорелись.

– Только что оттуда! Ну и настроеньице у Билла! Вы с ним часом не поссорились?

– Я? И не думал, – улыбнулся Джон.

– Ну, так это не за горами! – оптимистично предположил Читтеринг. – Он нарочно отвел меня в сторонку и категорически запретил говорить вам что бы то ни было. – И, как нечто само собой разумеющееся, журналист добавил: – Но я, естественно, расскажу вам все, что знаю. К несчастью, с этим негусто. Вы наверняка можете поведать куда больше о Дэйле-Мандраже... а о лорде Сванморе – тем более.

– А при чем тут лорд Сванмор? – удивился Джон.

– Что он делал в "Куинс" сегодня утром? – отпарировал журналист с самым простодушным видом.

– По-моему, нам надо заключить договор, Читти, – решил Мэннеринг. – Пока я не найду своих драгоценностей, вы не станете печатать ничего такого, что могло бы помешать расследованию. А взамен получите исключительное право первым напечатать всю историю целиком. Ну как, годится?

– Порукам, – обрадовался репортер. Он уже работал с Джоном на таких условиях и остался очень доволен. – А что вы хотите узнать от меня?

– На кого в последнее время работал Дэйл-Мандраж?

– Последние три года – на Бретта Грайса. Но Бретт вернулся в Америку добрых три месяца назад, и банда, по-видимому, развалилась. Вы думаете, Бретт мог организовать ограбление "Куинс" еще до отъезда?

– Сомневаюсь... У меня в сейфах было довольно много драгоценностей, но только в последние несколько дней. Бретт не мог это предугадать.

– Да, действительно, Бристоу дал нам список.

– Бристоу дал вам не весь список, – спокойно возразил Мэннеринг.

Встретив любопытный взгляд Читтеринга, он пояснил:

– Можете делать какие угодно выводы, Читти, но держите их при себе. И скажите мне еще, кем был второй покойник?

– Так, шестерка. Стоял на стреме для Дэйла. Тот был человеком осторожным и не любил работать без прикрытия.

– Да, он и в самом деле был очень осторожен, – заметил Джон, раздавив еще два ореха, – и тем не менее оказался в компании с парнем, который вместо благодарности выстрелил ему в затылок. Это наводит на мысль, что либо Дэйл хорошо знал убийцу, либо их познакомил надежный человек.

Читтеринг только кивнул в знак согласия, и Джон продолжал:

– У меня такое впечатление, что искать надо среди знакомых Дэйла. Вы ни о ком из них не слышали, Читти?

– Во всяком случае, ничего интересного. Так, всякая мелкота. И ни одного такого, кто был бы способен раздобыть план "Куинс".

– А женщины?

– Мало... Но погодите-ка. Меня осенило. Может, это вам пригодится...

Репортер открыл один из валяющихся на столе конвертов и протянул Джону фотографию размером с открытку. Дэйл-Мандраж, улыбаясь, держал за талию на редкость красивую женщину.

– Этой вашей фотографии по меньшей мере лет десять, – сказал Мэннеринг.

– Двенадцать. Я нашел ее в старых материалах, которые так и не пошли в работу. Вы ведь знаете, что прежде чем Дэйл познакомился с отмычкой и газовым резаком, он увлекался боксом... Не думаю даже, что Бристоу когда-либо видел эту карточку.

– А кто эта женщина?

– Неизвестно. Но очень хороша.

Джон взял лежащую на столе лупу и склонился над фотографией: черные глаза, волосы цвета воронова крыла, свободно разбросанные по великолепным плечам, ослепительная улыбка...

– У покойного Дэйла был неплохой вкус! – хмыкнул Читтеринг.

И когда Джон протянул ему фотографию, великодушно отмахнулся.

– Оставьте ее себе, дорогой друг! Как вы догадываетесь, я не собираюсь это печатать. Сейчас эта прелестная крошка может оказаться женой крупного промышленника или подружкой члена парламента... А я совсем не хочу, чтобы меня вышвырнули из газеты!

* * *

Перехватив сандвич в баре на Флит-стрит, Джон послушно вернулся в "Куинс". Как он и догадывался, голодный и переполненный всякого рода подозрениями Бристоу встретил его довольно прохладно. Для начала суперинтендант заставил Мэннеринга повторить в присутствии стенографистки все, что он уже говорил два часа назад.

Когда Джон наконец покончил с этой нудной обязанностью, Бристоу сказал ему, что отправил Стирна домой.

– Бедняга сейчас не в состоянии ничем вам помочь, Мэннеринг. Он едва держался на ногах, а когда мы брали у него отпечатки пальцев, я думал, старик грохнется в обморок...

– Кстати, Билл, вы еще не взяли мои, – насмешливо заметил Джон.

Улыбка Бристоу не предвещала ровным счетом ничего хорошего.

– Ваши у нас есть, и очень давно, – с нажимом ответил он.

И, выпустив напоследок эту парфянскую стрелу, суперинтендант исчез, оставив двух полисменов охранять магазин от журналистов и зевак. Оставшись один, Джон поспешил позвонить своей теще, леди Фаунтли, надеясь застать там Лорну. Но дворецкий сообщил, что леди Фаунтли и миссис Мэннеринг уехали обедать в "Стейнс" к леди Уилкокс.

"Скверный нынче день для семейства Мэннерингов, – пробормотал Джон, вешая трубку. – У меня украли целое состояние, а Лорна обедает с тетушкой Вайолет".

И он засел за телефонные переговоры: вызвал рабочих, чтобы временно прикрыть зияющую в крыше дыру, горничную – навести хотя бы относительный порядок и наконец связался со своей страховой компанией. Несмотря на огромное искушение, звонить двум-трем знакомым скупщикам краденого и взломщикам Джон не стал, подозревая, что Бристоу вполне мог организовать прослушивание. Страховой агент приехал часа в четыре. Мэннеринг проводил его в бронированную комнату, показал учиненные Дэйлом разрушения и оставил работать.

Сам же снова ушел звонить, но не успел поднять трубку, чтобы посоветоваться со своим поверенным и другом Тоби Плендером, как в дверь позвонили. Джон вышел в магазин и увидел стремительно приближающегося к нему молодого человека. На ходу тот, не задерживаясь, оттолкнул полицейского, который весьма вежливо пытался его задержать, и опрокинул статуэтку Людовика XV.

Увидев белокурые волосы и глаза цвета незабудки, Мэннеринг без труда догадался, что перед ним – брат Патриции Сванмор. И если бы у него оставались хоть малейшие сомнения на этот счет, первый же вопрос молодого человека их бы окончательно развеял:

– Где Патриция? – громовым голосом спросил он.

– Откуда же я могу знать? Она сказала мне, что обедает с вами.

– Да, она должна была обедать со мной, – снова гаркнул молодой человек. – Но не пришла. Я знаю, что сегодня утром моя сестра была здесь. Вы ее видели?

– Совершенно верно, но я высадил ее на Кингс-роуд и...

– И что это за история с драгоценностями? Их и в самом деле стащили?

– Но ваша сестра...

– Сестра рассказала мне насчет какого-то ограбления, это точно. Только у нее никогда ничего толком не поймешь. У Патриции отвратительная привычка болтать обо всем и ни о чем... Так что скажете вы?

Мэннеринг неопределенно развел руками, и Джордж Сванмор окончательно вышел из себя. Впрочем, его воинственность выглядела скорее смехотворной, нежели грозной.

– Значит, коллекцию действительно украли! – заорал он. – Всю до последнего камешка! А вас это ничуть не волнует, паршивый старьевщик!

– Молодой человек, – очень спокойно заметил Мэннеринг, – боюсь, что через несколько секунд вы сами испытаете не то что волнение, а сильное потрясение... причем совсем не в переносном смысле!

– Вы знаете, что целиком и полностью ответственны за ограбление?

– Это одна из возможных точек зрения. Не исключено, что мой адвокат посмотрит на дело иначе. В любом случае, не представляю, какое отношение это имеет к вам, мистер Сванмор. Насколько мне известно, коллекция принадлежит вашему отцу...

Несмотря на ровный загар, покрывавший тонкие черты лица, поразительно схожие с отцовскими, было заметно, что молодой человек побледнел. Он закусил губу, и уголок рта неожиданно опустился, так что физиономия Сванмора-младшего приняла забавное, неуверенно-капризное выражение.

– Простите меня, сегодня я с утра чересчур взвинчен... Но для нас эта коллекция бесценна, мистер Мэннеринг. Я часто слышал о вас от сестры и знаю, что вы могли бы отыскать драгоценности. И вы должны их найти!

– Ну, разумеется, – с легкой иронией отозвался Джон, – сначала драгоценности, потом – Патрицию. Я вас правильно понял? Позвольте выразить непритворное восхищение вашими родственными чувствами, мистер Сванмор.

Через десять минут Джордж Сванмор удалился, успокоенный и, судя по всему, склонный следовать наставлениям Мэннеринга.

– Пока ничто не доказывает, что ваша сестра исчезла, мистер Сванмор. Возможно, она просто задержалась или что-то помешало ей прийти... Возвращайтесь домой – тогда Патриция по крайней мере сможет связаться с вами по телефону. И дайте мне свой адрес – если она позвонит сюда, я вам сразу сообщу.

Молодой человек послушно записал адрес и откланялся. Джон проводил глазами стройную фигуру и восхищенно пробормотал:

– О лорде Сванморе можно говорить все что угодно, но детей он произвел прекрасных!

И Мэннеринг вернулся в магазин.

Полицейский, конечно, не упустил ни единого слова из этого оживленного разговора. Джон прошел мимо него с самым равнодушным видом и начал подниматься по лестнице. Притворившись, будто ушел в ванную, он бесшумно вернулся на лестничную площадку, откуда была прекрасно видна дверь в кабинет. Как и ожидал Мэннеринг, полицейский не преминул туда войти, а через несколько минут вынырнул с довольным видом человека, удачно выполнившего деликатное поручение.

– Эх ты, простофиля! – снисходительно улыбнулся Мэннеринг. – Вот, пожалуйста, еще один тип, которого следовало бы поучить его собственному ремеслу! Бедняге и в голову не пришло, что я отлично знаю, чем он занимался: ходил докладывать Бристоу. А милейший Билл, значит, велел за мной следить, как будто не я – жертва всей этой бредовой истории!

И он опять пошел в ванную, весело бормоча себе под нос:

– Ты хочешь воевать, Уильям? Что ж, ты получишь свою войну!

Если бы Джон мог в это время перенестись в кабинет Полковника Андерсона-Керра, он бы, вероятно, изменил свое мнение. Нет, Бристоу нисколько не хотел воевать – совсем наоборот.

– Я старался держаться с беднягой Мэннерингом как можно неприязненнее, – объяснял шефу суперинтендант, – просто потому, что я не знаю лучшего средства заставить его лезть в драку, а нам и на этот раз чертовски нужна его помощь. Поведение лорда Сванмора, с которым приходится обращаться крайне тактично, ужасно осложняет дело. Попробуйте искать драгоценности, если никто не должен даже знать, что они украдены! Два или три скупщика, способных купить такую коллекцию, не скажут нам ни слова из-за двух убийств, но, вероятно, не станут скрытничать с Бароном, зная, что он еще ни разу не предавал своих осведомителей.

Андерсон-Керр был из тех прямых энергичных людей, которые терпеть не могут бумажной возни.

– Во всем, что касается Барона, можете действовать по своему усмотрению, Билл. Тут вы разбираетесь лучше меня: когда я пришел в управление, он уже покончил с прошлым. Так что я знаком только с Мэннерингом.

– Ну, а я – с обоими! – вздохнул Бристоу. – И однажды даже держал в руках улику, способную упечь их за решетку. Но она пробыла у меня очень недолго... А с тех пор мне ни разу не удалось найти новую. Это была револьверная пуля, которую ночной сторож всадил в руку Барона. Миссис Мэннеринг с дьявольской ловкостью стащила ее у меня из-под носа.

– Вы об этом жалеете?

– Нет, – признался Бристоу. – Барон был невыносим, но его жертвы не внушали мне особой жалости: миллиардеры и страховые компании! Зато Мэннеринг не раз оказывал нам услуги. Однако на этот раз мне бы не хотелось, чтобы Скотленд-ярд обращался к нему за помощью. А кроме того, я знаю, что Мэннеринг будет работать еще лучше, полагая, что мы настроены враждебно.

И Бристоу, очень довольный своим тонким маневром, откинулся на спинку кресла и закурил. Это была двадцать восьмая сигарета за день.

9

Выйдя из "Куинс" около пяти часов, Мэннеринг с удивлением и радостью заметил, что за ним никто не следит. Не то чтобы детективы очень стесняли действия Барона, но из-за них приходилось тратить немало драгоценных минут, а сегодня вечером его ждала довольно насыщенная программа.

К счастью, Джон сразу поймал такси. Сначала он поехал на одну из отдаленных улочек Холборна. Мэннеринг знал там одну лавочку, в которой можно найти все необходимое, включая на редкость сдержанного продавца. Мэннеринг приобрел видавший лучшие дни темно-коричневый твидовый костюм, галстук невероятно дурного вкуса, изрядно потрепанную фетровую шляпу и еще кое-какие мелочи, которые он сложил в большую металлическую коробку для грима. Коробка была покрыта веселенькой ярко-зеленой эмалью.

– Вы не суеверны? – спросил, улыбаясь, продавец.

– Нисколько, более того, я обожаю зеленый цвет! – в том же шутливом тоне ответил Джон. – Еще мне понадобится пара перчаток. Только не слишком толстые. И туфли.

– На кожаной или на резиновой подметке?

– На кожаной.

– Если верить газетам, вы ведете расследование для себя? – не выдержал продавец.

Джон кивнул.

– Увы, да! Но надо куда-то все это положить. У вас найдется чемоданчик?

– Лучше того: есть роскошный кейс.

– Пожалуй, лучше не спрашивать, где вы его раздобыли!

– Вы же знаете, что главное при моем ремесле – скверная память. Вот я все и забываю...

С кожаным кейсом в руке Джон вернулся в такси и приказал ехать к Пэддингтонскому вокзалу. Последнюю сотню метров он преодолел пешком. Оставив кейс в камере хранения, Мэннеринг снова сел в такси и отправился на Уиллис-стрит, к Джорджу Сванмору. Вообще-то он решил посвятить вечер поискам всевозможных сведений о Дэйле-Мандраже и Слиме, но, прежде чем облачаться в костюм, более привычный для вечно враждующих с законом обитателей Ист-Энда, следовало выяснить, разыскал ли Сван-мор-младший Патрицию.

Троица Сванморов вызывала в нем любопытство. Занятная семейка: отца, очевидно, шантажируют, дочь внезапно исчезает, а сын жаждет найти драгоценности, которые ему не принадлежат...

"Можно не сомневаться, если бы мне удалось порасспросить Патрицию, я бы наверняка узнал что-нибудь очень важное, – задумчиво пробормотал Джон. – Похоже, старая Нэнни в курсе всего, что делает лорд Сванмор. А может, не только она? На Риджентс-парк есть лакей и шофер... Не надо забывать о Патриции и Джордже! Право же, эта юная особа выбрала не самый лучший момент для своего исчезновения!"

Джордж Сванмор жил на третьем этаже ничем не примечательного дома. Джон позвонил раз, другой – никакой реакции. Только после третьего звонка дверь полированного красного дерева приоткрылась, и Мэннеринг увидел Джорджа.

Не ожидая приглашения, Джон вошел в маленький холл и увидел просторную комнату, обставленную с неожиданной элегантностью. Лорне наверняка понравилось бы это рискованное сочетание всех оттенков синего. Картины Вламинка и Дюфи, украшающие стены, она тоже вполне одобрила бы.

– Отличные картины, – заметил Мэннеринг.

Сванмор только пожал плечами. От Джона не укрылось, что у хозяина дома растрепанный вид, правая щека его вымазана помадой и настроение – самое негостеприимное. Комната благоухала восточным табаком, и в пепельнице еще дымилась "Абдулла", тоже измазанная жирной помадой.

Мэннеринг понял, что испортил Сванмору-младшему любовное свидание. Тем не менее он сел, по-прежнему не ожидая приглашения. Джордж мрачно смотрел на него.

– Ну как, слышали вы что-нибудь новое о Патриции? – спросил Джон.

– Нет, – отрезал молодой человек, явно надеясь, что разговор на этом закончится.

– И вы не очень обеспокоены? Почему вы думаете, что Патриции угрожает опасность?

– А вам что за дело? – прорычал Сванмор.

Ответ для воспитанного молодого человека – по меньшей мере неожиданный.

– Я перестаю вас понимать, Сванмор, – холодно бросил Джон, стараясь скрыть удивление.

– А вот уж на это мне чихать! – сказал Джордж, разражаясь довольно глупым смехом.

– Вы больше не хотите, чтобы я разыскал вашу сестру?

– Вы? Ну и ну! Да вы же ее и похитили! А чего я действительно больше не хочу – так это видеть вас здесь! Убирайтесь!

Джон медленно, с обманчивой небрежностью встал.

– Я мог бы разбить вам физиономию, мой мальчик, но слишком велика честь...

– Еще надо, чтоб у вас хватило пороху, папаша! – хмыкнул молодой человек.

Мэннеринг тихонько покачал головой и, грустно улыбаясь, сжал правый кулак.

Сванмор поглядел на этот сжатый кулак, пожал широкими плечами и снова презрительно хмыкнул.

В тот же миг Джон нанес ему сокрушительный удар левой рукой. Наглец рухнул на ковер, а Мэннеринг не дал ему подняться, со знанием дела стукнув ногой по бедру.

Сванмор корчился от боли. Сам того не ведая, он пополнил обширный список тех, кто на собственном горьком опыте убедился, что левая рука Мэннеринга работает ничуть не хуже правой.

– Если хотите, могу дать адрес зала, где я занимаюсь боксом, – любезно предложил Джон.

Поправив выбившиеся из-под пиджака манжеты, он не спеша вышел из квартиры Сванмора.

* * *

Мэннеринг отнюдь не собирался покидать дом! Столь резкую перемену в настроении Сванмора он объяснил очень просто: молодой человек был не один и, видимо, хотел произвести впечатление на таинственную любительницу египетских сигарет и ли в чем-то ее убедить.

Спустившись на нижний этаж, Джон проверил, нет ли в доме черного хода, и, успокоившись на этот счет, спрятался в уголке за лифтом. Теперь оставалось терпеливо ждать. Интуиция подсказывала, что ожидание не будет напрасным... а она редко обманывала Барона!

Минут через пятнадцать Мэннеринг облегченно вздохнул: из лифта вышла женщина в ярко-красном, плотно облегающем костюме. Незнакомка двинулась прочь так быстро, как только ей позволяли узкая юбка и слишком высокие каблуки. Джон пошел следом.

Проследить за ней не составляло труда. Женщина ни разу не обернулась, а красная шляпка на сверкающих неестественным блеском белокурых волосах отчетливо выделялась в толпе. Судя по стройным ногам, изящной походке и восхищенным взглядам прохожих, она была молода и хороша собой, и Мэннеринг подумал, что, возможно, он вышел на след. Вряд ли у Джорджа Сванмора есть секреты от такого очаровательного создания... А у этой женщины вполне могут быть знакомые, интересующиеся драгоценностями вообще и сокровищами "Куинс" в частности!

Прогулка длилась не более десяти минут. Еще пять у Джона ушло на то, чтобы выяснить кое-какие мелочи. Он узнал, что незнакомка живет на третьем этаже дома номер 17 по Рейнольд-стрит и что, если верить надписи на почтовом ящике, зовут ее Клара Гаррис.

* * *

Клара Гаррис любила тепло, сладковатые сигареты, шоколад с начинкой и романтические истории. В тот вечер она лежала на диване в своей жарко натопленной гостиной, курила сигареты "Абдулла", ела пралине и читала толстенный американский роман. Клара сменила ярко-красный костюм на синий шелковый пеньюар, а на босых ногах блестели вышитые золотом кожаные башмачки. Радио тихо играло какую-то музыку, но молодая женщина ее не слушала...

За свою полную приключений жизнь Клара не раз испытывала сильные потрясения. Но еще ни разу с ней не случалось ничего подобного – слишком уж внезапным был переход от блаженной эйфории к паническому ужасу: чья-то рука в перчатке зажала ей рот, и грубый мужской голос повелительно рявкнул:

– Будете слушаться – я не причиню вам вреда. И не вздумайте валять дурака!

После этого рука исчезла. Клара быстро обернулась.

Рядом с диваном стоял высокий незнакомец в коричневом твидовом костюме и широкополой фетровой шляпе. Глаза его скрывали огромные очки в роговой оправе. Незнакомец улыбался, обнажая страшные, пожелтевшие от никотина зубы.

Отчаянно борясь со страхом, Клара уселась на диван и инстинктивно запахнула слишком открытый пеньюар.

– Если это из-за меня, то напрасно стараетесь! – ухмыльнулся незнакомец.

Сам он не производил впечатления соблазнителя: сутулые плечи, толстый живот, на котором едва сходятся полы пиджака, да еще грубый, вульгарный голос... Впрочем, ничего особенно пугающего в этом типе тоже не было. И Клара немного успокоилась.

– Как вы вошли ко мне? – почти спокойно спросила она.

– Да в дверь, конечно!

– Но я же закрыла ее на ключ!

– И что с того? Вас никогда не учили взламывать замки? Надо будет дать вам пару уроков, красотка!

Клара чувствовала себя все более уверенно. Похоже, незнакомец – неплохой парень... Перекинув ногу за ногу, она небрежно провела рукой по белокурым волосам, восхитительно оттенявшим черные глаза и матовую кожу.

– Могу я хотя бы узнать, кто вы такой? – кокетливо улыбнулась молодая женщина.

– Ваш доброжелатель... – пророкотал незнакомец, выключая радио, а заодно и две из трех ламп, освещавших комнату. В мягком свете, сглаживающем слишком яркий блеск волос и две-три морщинки, лицо Клары казалось удивительно нежным и юным.

Незнакомец тихонько ахнул от удивления, и Клара насмешливо поинтересовалась:

– Вы попали не в ту квартиру?

– Нет... совсем наоборот...

Мужчина сел в кресло напротив Клары. Правой рукой он погладил в кармане маленький кусочек картона: фотографию, которую всего несколько часов назад подарил Джону Мэннерингу великодушный Читти.

– Ну, так скажете вы наконец, чего от меня хотите? – нетерпеливо бросила Клара.

– Поговорить об одном общем знакомом... его зовут Дэйл-Мандраж, – невозмутимо ответил незнакомец.

* * *

10

Мэннеринг не сразу узнал в белокурой и коротко стриженой Кларе темноволосую молодую женщину, улыбавшуюся Дэйлу лет двенадцать назад... Контуры чувственного рта стали жестче, безукоризненный овал лица слегка расплылся, но испуганные глаза молодой женщины выдали Джону, что он не ошибся.

– Вы знали Дэйла? – слабым, неуверенным голосом спросила она.

– Знал? – повторил Джон. – Вам известно, что он умер?

– Я так много лет не видела Дэйла! – с довольно убедительной горячностью воскликнула молодая женщина.

– Правда? Но, может быть, вы без всяких встреч послали к нему своего приятеля, когда вам понадобилась тонкая и деликатная работа?

Бледная от страха и ярости Клара закусила губу, но не проронила ни звука.

– Вы позволите, дорогая?

С неожиданной для такого крупного мужчины живостью гость вскочил, взял валявшийся на стуле шелковый шарф и крепко связал руки остолбеневшей от удивления Кларе.

– У вас найдется еще один шарфик?

Клара по-прежнему молчала.

– Имейте в виду, – предупредил незнакомец, – не скажете – возьму пояс от вашего халатика.

– Во втором ящике комода! – мгновенно отреагировала молодая женщина.

Но когда Мэннеринг, подойдя к комоду, взялся за ручку ящика, его остановил вопль настоящего ужаса:

– Нет! Не этот, другой!

– Зря дергаетесь, он заперт на ключ! – усмехнулся Джон.

Он открыл второй ящик комода, достал большой шелковый платок и, опрокинув Клару на диван, добросовестно связал ей щиколотки.

– А знаете, красотка, у меня есть один большой недостаток: как только вижу запертый замок – не могу удержаться от соблазна!

Обернувшись, он увидел перепуганные глаза.

– Вы так не хотите, чтоб я его открывал? Да что ж вы там прячете такое страшное?

Джон вынул из кармана нож со множеством лезвий и принялся ломать хрупкий замочек – весьма ненадежного защитника секретов Клары.

– Если у вас и впрямь там что-то ценное, придется купить другой запор, – иронически заметил он. – Потому как эта хлипь – все равно что ничего для мало-мальски сообразительного парня... Дэйл-Мандраж не объяснил вам, что не стоит слишком доверять замкам?

– Когда я знала Дэйла, его еще никто не называл "Мандраж" и он занимался боксом! – сухо отрезала Клара.

– Но вы все-таки знаете, что он сменил профессию, насколько я понял? И получил это лестное прозвище...

Обмениваясь репликами, Джон открыл ящик комода и увидел множество связок писем, несколько палочек губной помады, две пудреницы и шкатулку, обтянутую синим сафьяном. Мэннеринг достал шкатулку и присел рядом с Кларой.

– Опять заперто на ключ! – укоризненно заметил он. – У вас тут сплошные искушения, моя прелесть... Скажите лучше, где вы прячете ключ, а то придется испортить и этот злосчастный замочек.

– Здесь, на столе, в коробке конфет, – немного поколебавшись, призналась молодая женщина.

Порывшись среди завернутых в золотистую фольгу конфет, Джон в конце концов отыскал крохотный ключик. Он открыл шкатулку и узрел впечатляющую коллекцию мужских фотографий. Ничего не скажешь, поучительное зрелище! И почти все были надписаны... Мэннеринг быстро просмотрел их и выяснил, что Клара – "восхитительная женщина, мечта жизни, единственная и неповторимая, драгоценная пантера и милая кошечка" и еще многое другое.

– Настоящий музей! – воскликнул Джон тем более весело, что узнал множество физиономий, принадлежащих к тому специфическому мирку, с которым когда-то так тесно соприкасался Барон.

Больше всего, однако, его заинтересовали две фотографии. На первой Джордж Сванмор клялся Кларе в вечной любви, впрочем, используя для этого менее платонические выражения.

Запечатленный на второй фотографии седой мужчина с высокомерным и презрительным выражением лица не клялся решительно ни в чем. Фото оказалось вообще без подписи – лорд Сванмор был для этого слишком осторожен.

– Это еще что за предок? – спросил Мэннеринг, протягивая фотографию не сводившей с него глаз Кларе.

– Мой дядя, – огрызнулась молодая женщина.

Джон задумчиво убрал фотографии обратно в шкатулку. Как только он узнал в Кларе женщину, позировавшую рядом с Дэйлом, он решил было, что ключ ко всей этой истории найден: Джордж Сванмор проболтался и выложил своей подружке все, что знал о "Куинс", а Клара тут же передала сведения дальше...

Но фотография лорда Сванмора смущала и озадачивала. Клара – как раз из тех женщин, которые сводят с ума гордецов вроде Сванмора. Он, конечно, должен тщательно скрывать от людей своего круга "недостойную" связь. Так что Клара имела прекрасную возможность шантажировать Сванмора и заставить организовать ограбление...

Джон поставил шкатулку на место. А может, объяснение куда проще? Джордж мог дать Кларе фотографию отца или она сама стащила ее у молодого человека...

Возвращаясь к дивану, Мэннеринг прочел в глазах Клары столь очевидное облегчение, что сразу насторожился. Он не нашел в ящике того, что так ревниво оберегала молодая женщина! Вернувшись к комоду, он вытащил пару пачек писем и сунул в карман.

– Это очень кстати, мне как раз нечего читать сегодня вечером!

Клара и бровью не повела.

Значит, надо заглянуть в пудреницы: большой диск из матового золота, инкрустированный сапфирами, и большую квадратную коробку из серебра. Джон наугад выбрал вторую. Тревожный взгляд молодой женщины подтвердил, что выбор верен...

Мэннеринг открыл коробку, приподнял совершенно новую пуховку... Пудры там не было, вместо нее в серебряном ложе сверкали великолепные, единственные в своем роде серьги. Их горделивая древность не оставляла ни малейших сомнений, что это сокровище принадлежит знаменитой коллекции лорда Сванмора.

Мэннеринг с благодушной улыбкой повернулся к Кларе. Молодая женщина откинулась на подушки, лицо ее вмиг подурнело от ужаса.

– Вот это да! Чего у вас только не найдешь! Вам подарил их Дэйл-Мандраж?

Если Клара и ломала комедию, то делала это отлично. Все тело ее сотрясала нервная дрожь. "От бешенства или от страха?" – подумал Джон. Он подошел к дивану, подбрасывая на ладони две восхитительные драгоценности.

– Вы знаете, что это за камешки?

– Подарок! – не своим голосом прохрипела она.

– Ничего себе подарочек – "красные" драгоценности!

Клара не стала возражать, и Мэннеринг понял, что ей прекрасно известно, что значит этот странный эпитет. В воровском мире так называют драгоценные камни, добытые не только грабежом, но и кровью.

– Вы хоть понимаете, как опасно держать такие вещи дома? Или не читаете газет? Даже если допустить, что ваш дружок Джордж ничего вам не рассказал...

– Джордж? Какой Джордж? – пробормотала окончательно выбитая из колеи молодая женщина.

Джон присел на краешек дивана и все тем же грубым, вульгарным голосом рявкнул:

– Только не пытайся вешать мне лапшу на уши! Я уже три дня как слежу за тобой! Кто дал тебе эти изумруды, Клара?

Молодая женщина немного помялась, но в конце концов выдавила из себя:

– Дэйл...

– Правда? И когда ж это?

– Сегодня утром, – ляпнула, не подумав, она.

– Сегодня утром... бедняга Дэйл... вряд ли он мог в это время сделать подарок тебе или кому другому... Слушай, Клара, ты, надо думать, понаделала в жизни немало глупостей, но на этот раз рискуешь влипнуть по-крупному. Ты сгниешь за решеткой как соучастница в ограблении "Куинс" и двух убийствах! Твой единственный шанс спасти свою шкуру – выложить мне всю правду, и немедленно. Кто дал тебе изумруды? И советую не врать!

Клара прикрыла глаза и тихо шепнула:

– Джордж... только что, когда я ходила к нему...

– Джордж Сванмор? – ошарашенно переспросил Мэннеринг.

– Да. Но он не должен об этом знать!

– О чем?

– Что я его заложила! – с дрожью в голосе пояснила Клара.

– Зачем мне ему говорить? Я его даже не знаю, – машинально ответил Джон, не решаясь поверить, что расследование закончено и достаточно позвонить Бристоу, как к нему вернутся и драгоценности "Куинс", и коллекция Сванмора.

Мэннеринг с трудом представлял себе Джорджа в роли главаря банды, способного разобрать крышу и походя совершить два убийства. Все это плохо вязалось с идиотской улыбкой и незабудково-голубыми глазами молодого человека. Но, в конце концов, чего только ни бывает...

И тут из-за спины Джона послышался незнакомый голос, быстро доказавший ему, что не все так просто.

– Спокойно, Клара! Этот твой новый приятель никому ничего не расскажет! Где ты его откопала? Между нами говоря, по-моему, не очень ценное приобретение... Но ты нас все-таки познакомишь?

– Бад! – пронзительно взвизгнула Клара.

И молодая женщина выбрала единственный разумный выход из положения – обморок. Но, поскольку она и так удобно лежала на диване, это ровно ничего не изменило в расположении действующих лиц. Новоприбывший, по-видимому, не обратил на обморок Клары ни малейшего внимания, а Мэннеринг, резко обернувшись, замер: в руке Бада угрожающе посверкивал кольт.

* * *

Нижнюю часть лица Бада скрывала темно-зеленая маска, а лоб – широкополая черная шляпа. Высокая крепкая фигура в габардиновом плаще напоминала атлетические формы Сванмора-младшего, и на долю секунды Джону пришло в голову, что, быть может, он не ошибся и Бад с Джорджем Сванмором – одно и то же лицо. Но между черной шляпой и зеленой маской мрачным огнем горели карие глаза.

Смирившись с неизбежным, Джон пожал плечами. Что ж, значит, верно его первое предположение: проболтались Сванмор-отец или Сванмор-сын... А Клара поспешила осведомить Бада.

Новоприбывший заговорил резким гнусавым голосом с явственным американским акцентом.

– Оставьте эти камешки в покое, приятель! – приказал он. – Если эти цацки – "красные" для Клары, то и для вас, надо думать, тоже. Быстренько положите их в руку Кларе и не вздумайте умничать!

Мэннеринг выполнил приказ, а Бад с нарочитой дерзостью продолжал:

– Как вы сюда вошли? Ведь не дала же она вам свой ключ! Я, правда, знаю, что милашка разбрасывает их направо и налево, но не до такой же степени...

– Когда мне надо войти к тем, кто меня интересует, я обычно обхожусь без ключа, – тем же вульгарным и тягучим голосом отозвался Барон.

– Так вас интересует Клара? Могу я узнать, почему?

Немного подумав, Джон спокойно ответил:

– Потому что Дэйл-Мандраж был моим другом.

Как он и ожидал, ответ произвел впечатление: рука Бада судорожно сжала кольт и дуло угрожающе вздрогнуло.

– Покойный Дэйл-Мандраж, – улыбаясь, поправился Мэннеринг.

– Так это Дэйл дал вам адрес Клары? – недоверчиво спросил Бад.

– Да. И советовал зайти к ней, если с ним что-нибудь случится. А у меня такое впечатление, что с Дэйлом и в самом деле что-то стряслось. Или я не прав?

Бад пожал плечами.

– Допустим, правы... И чего ж вы хотите?

– О, все очень просто: Дэйл не оставил ни вдовы, ни сироток, – наугад проговорил Джон. – Я хочу получить его долю, а заодно – и то, что причитается Слиму.

– Куда уж проще! – осклабился Бад. – Глядя на вашу дурацкую физиономию и побитые молью тряпки, никогда не подумаешь, что вы способны на подобное нахальство. Доля Дэйла и Слима! Вы хоть представляете, о чем говорите?

– Вполне, – широко улыбнулся Мэннеринг, обнажая ужасающую пленку, скрывающую его собственные белые и ровные зубы. – Я имею в виду драгоценности "Куинс" и коллекцию Сванмора. – И он небрежно добавил: – Дэйл-Мандраж вас обставил. Он вам не доверял. И как только я узнал, что вы его прикончили, поспешил сюда. Похоже, это не пустая трата времени.

Бад надолго задумался, потом вдруг спросил:

– А что бы вы стали делать с этими драгоценностями? Знаете, такой товар очень непросто сбыть с рук... Слишком известные камешки...

– ...да еще "красные"! Да, я в курсе. Но можете за меня не волноваться – покупатель уже есть.

Бад медленно опустил правую руку, сунул кольт в карман плаща и уселся верхом на первый попавшийся стул.

– Вот теперь вы меня заинтересовали, мистер...

– Мистер Миллер, – добродушно представился Мэннеринг. – Так кто же вас интересует, молодой человек, я или мой покупатель?

– Оба, мистер Миллер... Что, если нам немного потолковать о делах?..

11

Итак, добрых полчаса Мэннеринг "толковал о делах", закусывая конфетами Клары, сама же хозяйка квартиры все еще лежала без чувств.

Джон решил не упускать такую возможность выиграть время и – чем черт не шутит – выбраться отсюда живым и невредимым. Прошлой ночью Бад так ловко орудовал кольтом, что следовало призадуматься... Благословляя слабое освещение, скрывающее его грим, Мэннеринг неторопливо рассуждал. Бад во что бы то ни стало хотел знать имя таинственного покупателя, посланного ему самим Провидением, а Джон отказывался назвать это имя, и не без причины: он сам его не знал!

– Вы же понимаете, что какому-нибудь мелкому торговцу с Уайтчепела такая коллекция просто не по зубам, мой мальчик, а мистер... Смит, раз уж вам непременно хочется, чтобы я дал ему имя, один из самых важных среди скупщиков. С ним нельзя увидеться просто так, за здорово живешь.

Наконец Бад, по-видимому, внял доводам Мэннеринга. Джон понял, что его собеседник понятия не имеет, как избавиться от драгоценностей, и не в силах диктовать условия сделки. И он тут же потребовал двадцать пять процентов от того, что им удастся выручить. Порывшись в кармане плаща, Бад вытащил листок бумаги и протянул Мэннерингу. И тот с удивлением увидел тщательно перепечатанный (и совершенно верный!) список драгоценностей Сванмора. Клара Гаррис поработала на совесть.

– Что касается камешков "Куинс", то тут ничего не могу сказать точно, – заметил Бад, – но я слышал, что там должно быть примерно на четыреста тысяч фунтов. Коллекция Сванмора стоит по меньшей мере триста пятьдесят тысяч. Стало быть, в общей сложности семьсот пятьдесят!

Голос его звучал торжествующе, но Джон в нескольких словах поспешил развеять иллюзии молодого человека.

– Значит, мы запросим двести тысяч и, при хорошем раскладе, получим сто пятьдесят!

Бад возмущенно заспорил, однако Мэннеринг быстро оборвал негодующие вопли.

– Вы что ж, никогда не пробовали сбыть такого рода товар, мой мальчик? – отечески спросил он. – Иначе вы бы знали, что это еще по-королевски.

И, не ожидая вопросов и возражений Бада, продолжал уже резче:

– Ну, так как же насчет встречи? Вы хотите пораньше, точно? Но мне еще надо изловчиться повидать мистера Смита. Он потребует, чтобы сначала я пришел один и принес образец товара. Вы даже представить себе не можете, как он подозрителен! – Джон лицемерно улыбнулся.

– Образец товара? – взвился Бад. – И вы воображаете, что я доверю вам драгоценности?

Незаметно для обоих мужчин Клара пришла в себя.

– Если это приятель Дэйла, то чем ты рискуешь? – вмешалась она в разговор.

– А тебя кто спрашивал? – "любезно" осведомился Бад.

Джон, снисходительно улыбаясь, принялся развязывать запястья и щиколотки молодой женщины. Она сразу же сердито приподнялась на диване.

– Между прочим, если эти драгоценности удастся загнать, то опять-таки благодаря мне!

– Совсем рехнулась! – "галантно" заметил Бад. – "Между прочим", как ты только что сказала, отправляйся-ка собирать вещи. Мы немедленно отчаливаем.

– Это куда же?

– Как так куда? Ты отлично знаешь, черт возьми! – рассердился Бад.

Этот невразумительный ответ, очевидно, вполне удовлетворил молодую женщину, и Бад продолжал:

– Я вовсе не жажду, чтобы нас здесь замели легавые, если этот господин – чистой воды наводчик! Возьми все, что тебе понадобится на несколько дней. Лэнки тебя отвезет. И осторожно! Не смей приставать к девчонке! Если только вздумаешь ей досаждать!..

– К какой девчонке? – удивилась Клара.

Свирепый взгляд Бада заставил ее прикусить губу.

– Так как насчет встречи? – примирительно спросил Мэннеринг. – В полночь вас устроит?

– Я бы предпочел в одиннадцать, – возразил Бад.

– Ну хорошо, в половине двенадцатого!

– Ладно, пусть будет полдвенадцатого. Вы медленно пойдете вдоль Рейнольд-стрит. Такси подсадит вас по дороге. Шофер спросит, не собираетесь ли вы ехать к мистеру Смиту, раз уж вы так его назвали. Согласны?

– Порукам!

– Но имейте в виду, если вам взбредет в голову подготовить мне какую-нибудь подлую ловушку, я буду не один и как следует вооружен.

– Представьте себе, я так и думал! Но только надо, чтобы я мог предупредить вас заранее и сказать, выгорело ли дело или нет. Не станете же вы болтаться зазря со всеми этими побрякушками в кармане!

– Вы не сможете меня предупредить, – отрезал Бад.

– У вас что же, нет телефона?

Из-под зеленого шарфа послышался отрывистый, лающий смешок.

– Есть, но не про вашу честь! В любом случае я прихвачу с собой драгоценности, потому что они здесь, в соседней комнате, а я не собираюсь торчать в этой квартире до бесконечности.

Мэннеринг закрыл глаза и с трудом сдержал возглас разочарования. Подумать только, он провел почти час всего в нескольких шагах от проклятых драгоценностей! А Бад быстро подвел итог разговору.

– Итак, в половине двенадцатого на Рейнольд-стрит. Годится?

– Годится.

– А раз вам нужен образец, возьмите серьгу Клары. В конце концов, если вы обвели меня вокруг пальца, я лишусь только одного камешка, да и то дареного!

– Мои серьги! – простонала Клара. – Но ты же обещал...

– Я думал, ты уже готова! Ты, надеюсь, не собираешься болтаться по улицам в таком виде?

Мэннеринг взял из бонбоньерки последнюю конфету и тяжело вздохнул.

– Нравятся мне мужчины, которые умеют управляться с женщинами! Мне этого всегда не хватало... Значит, я могу идти?

– Да, можете отправляться. Но не советую выкидывать фортели, через десять минут нас и след простынет.

– "Выкидывать фортели", по-вашему, – это сдать вас фараонам? – снисходительно усмехнулся Джон.

– Вот именно.

– Слушайте, молодой человек, вы умеете считать? Думаете, двадцать пять процентов от ста пятидесяти тысяч можно выкинуть коту под хвост?

И, в очередной раз тяжело вздохнув, он, сам того не зная, повторил вывод Дэйла-Мандража:

– Сдается мне, вы совсем недавно взялись за наше ремесло, малыш!

* * *

Когда Джон вышел на улицу, его перкой заботой было убедиться, что никто за ним не следит, и поскорее добраться до Пикадиллк и "Меррос", где они с Лорной договорились поужинать. Если Лорна хотя бы заглянула в газеты, она, должно быть, вся испереживалась. На Бэлл он нашел телефон-автомат, позвонил в ресторан и попросил позвать Лорну. Жена начала с многозначительного: "О, наконец-то это ты!" А Джон задал тот самый вопрос, которого и ожидала молодая женщина:

– Билл приставил к тебе хвост, дорогая?

– Нет, – ответила Лорна, – не думаю. Сегодня днем за мной, правда, следили, но всего лишь пожилой господин, жаждавший пригласить меня в кино. Не думаю, чтобы подчиненные Билла использовали подобные методы.

– Насколько я знаю, нет. Ты можешь приехать за мной немедленно?

– Что за странный вопрос! – вздохнула Лорна.

– Значит, Патриция не с тобой?

– Патриция? Какая еще Патриция?

– Сванмор, разумеется! Сегодня все вертится вокруг этой семейки! Юная леди собиралась ужинать с нами.

– Нет, Пат не пришла.

– Ты на машине?

– Да, я взяла "астон".

– В таком случае ты увидишь мистера Миллера на углу Парк-лейн и Стэнхоуп-стрит...

– Так, значит, мистер Миллер решил прогуляться сегодня вечером? Прекрасная новость!

* * *

Семь минут спустя серо-голубой "астон-мартин" подъехал к мистеру Миллеру, и тот, не теряя времени, сел в машину. За рулем Джон увидел Лорну, облаченную в пурпурный бархатный плащ. Несмотря на смертельную бледность, молодая женщина казалась красивее, чем когда бы то ни было.

В первую очередь она задала вопрос, которого и ожидал Мэннеринг:

– Как Лэррэби?

Джон улыбнулся, совершенно забыв, что оскал мистера Миллера выглядит далеко не привлекательно. Как это похоже на Лорну – подумать сначала о Лэррэби, нисколько не заботясь об украденных драгоценностях и возможном разорении...

– Последних новостей я не знаю. А ты?

– Я звонила каждый час: Джош по-прежнему без сознания. По мнению доктора Хэнли, все прояснится завтра.

Теперь на губах Лорны появилась нежная и слегка встревоженная улыбка.

– А как дела у тебя?

– Я нашел драгоценности, любовь моя, но снова их потерял, – и Джон тут же добавил: – Мне нужна твоя помощь, Лорна.

– Насколько я понимаю, Барон в очередной раз воскрес?

– Ну, не совсем, – возмутился Мэннеринг, – до сих пор я еще не сделал ровным счетом ничего противозаконного... разумеется, не считая двух-трех замков, которые пришлось взломать без всякого злого умысла...

– О, само собой, – съязвила Лорна.

– Любовь моя, мне совершенно необходимы толковый скупщик, сто пятьдесят тысяч наличными, надежный и не слишком оживленный дом – и все это надо найти до половины двенадцатого. Как по-твоему, это возможно?

Лорна тихонько рассмеялась.

– А почему бы и нет? Нам еще не такое удавалось!

– Стоп! О "нас" не может быть и речи! Я работаю один.

"Астон-мартин" ехал необычно медленно. Неожиданно Лорна радостно воскликнула:

– Ларк! Твой друг Ларк-Белка!

– О нем я уже думал, – задумчиво кивнул Джон. – Но с Ларком мы сильно рискуем: а вдруг Ярд сейчас за ним следит? Как только случается что-нибудь серьезное, вроде истории с "Куинс", полиция не спускает глаз со всех сколько-нибудь подозрительных личностей.

– Да, но Ларк – не убийца. Он явно не имеет никакого отношения к происшествию этой ночи, – возразила Лорна. – И Билл это отлично знает.

– Пожалуй, – пробормотал Мэннеринг, поддаваясь искушению. – Не представляю, кто еще в состоянии добыть мне эти сто пятьдесят тысяч фунтов...

– Может, мы могли бы попросить их у моего отца? – предложила Лорна.

Джон громко расхохотался.

– Вероятно, твой отец в состоянии собрать сто пятьдесят тысяч за два часа, дорогая! Но только не в фальшивых банкнотах!

Лорна изо всех сил выжала педаль газа.

– Может, ты хоть скажешь, что собираешься натворить!

Джон рассказал всю историю от начала до конца и о плане, который он разработал, намереваясь отобрать у Бада ворованные драгоценности. Лорна внимательно слушала, по обыкновению хмуря густые брови. Наконец она тяжело вздохнула.

– Зачем тебе понадобилось ввязываться в подобную авантюру, Джон? Ведь ты имеешь дело с типом, готовым на все ради драгоценностей!

– Ничего подобного, мой ангел! Наоборот, он жаждет их продать. И я их у него покупаю! Сейчас парень меня просто обожает!

– Тебе достаточно было бы предупредить Бристоу...

– А как же твоя подружка Патриция? Ее почтенный папаша решительно не хочет, чтобы кто-то узнал о краже его драгоценной коллекции!

– Ах! – воскликнула Лорна, которую эти доводы ничуть не убедили. – Плевать тебе на лорда Сванмора! Все это ты делаешь только потому, что такие приключения ужасно забавляют тебя, Джон Мэннеринг!

Молодая женщина сердито переключила скорость.

– Ну а я и мизинцем не пошевельну, чтобы тебе помешать, поскольку сама получаю от этого почти такое же удовольствие!

12

Сунув руки в карманы и глубоко надвинув на глаза шляпу, по Рейнольд-стрит прогуливался одинокий прохожий. Подъехав к нему, такси со спущенным флажком затормозило. Водитель – тщедушный человечек с морщинистым лицом и в форменном кепи, высунулся из окошка.

– Вы едете к мистеру Смиту? – тусклым голосом спросил он.

Мистер Миллер кивнул.

– Меня послал Бад. Он подсядет к нам чуть позже, – тем же безразличным голосом продолжал шофер.

Мэннеринг открыл заднюю дверцу и сел в такси. Стекло, отделявшее таксиста от пассажиров, было опущено, и водитель, казалось, был не прочь поболтать.

– Меня зовут Лэнки. А вас?

– Миллер, – представился Джон.

– Скажите-ка, это правда, что Дэйл и Слим отправились на тот свет?

– Вы что ж, не читаете газет? – буркнул Мэннеринг.

– Само собой, да только не всегда им верю, – отозвался тщедушный человечек. – К тому же я так давно знаю обоих, что просто не могу вообразить, что больше никогда их не увижу...

Немного помолчав, Лэнки продолжал все тем же лишенным всякого выражения голосом:

– И никто до сих пор не знает, кто прикончил ребят?

– Да нет, в газетах об этом ни слова, – осторожно ответил Джон. – Все, что мне известно, так это то, что они работали на Бада.

– Да. Но Бад сказал мне, что оба прошли вперед, а когда он сам появился на месте, парни уже схлопотали по пуле.

– Полицейские рассказывают совсем другое, – решился заметить Мэннеринг.

– А вы-то откуда знаете, что болтают в полиции?

– Пф-ф! Советую не путать меня с этой компанией! У меня ничего общего с легавыми! – живо успокоил его Джон. – Зато у меня есть один приятель журналист. Так вот, он утверждает, что Дэйла и Слима пристрелили из кольта.

– А у Бада – как раз кольт, – задумчиво пробормотал Лэнки.

– О, есть немало любителей попалить из такой игрушки! – примирительно бросил Мэннеринг.

– Да... вот только мало кто знает, что Дэйл и Слим будут торговать ночью на том месте! А в газетах пишут, что парень из магазина – знаете, тот, кого ребята успокоили, – угрожал им пушкой калибра семь-шестьдесят пять... эту игрушку нашли... И вот теперь вы мне говорите о кольте!

Голос шофера вдруг оживился.

– А вы давно знакомы с Бадом?

– Всего несколько часов, – невозмутимо отозвался Джон. – А вы?

– Три дня! Это Слим за мной пришел: Бад искал шофера и машину, которая не слишком бы бросалась в глаза легавым. В таких случаях ничего нет лучше такси. Сдается мне, этот Бад – америкашка. Терпеть не могу, как они работают, эти типы. Да и у нас здорово испортили ремесло. Кидаются на всех, как чокнутые, стреляют направо-налево, да еще из автомата или из кольта! В прежние-то времена работали тонко, да и вреда особого не причиняли... Как Дэйл-Мандраж, например...

– Но ведь Дэйл-то хорошо знал Бада? – спросил Мэннеринг, которого этот разговор все более заинтересовывал.

– И да, и нет. Дэйл ни разу не видел этого типа без платка на роже. Еще вчера он говорил нам со Слимом:

"Обещаю содрать эту чертову тряпку, коли парень не перестанет действовать мне на психику!"

Лэнки глубоко вздохнул.

– Возможно, он и впрямь содрал шарф, а Баду это пришлось не по нутру. Скажите по-честному, выдумаете, это Бад их пристрелил?

– Если это тебе не дает покоя, можешь спросить у него самого!

– Вот уж мерси! И без глупостей, мистер Миллер, пусть все это останется между нами, ладно?

Шофер тихонько хихикнул.

– А я знаю, зачем он прикрывает морду шарфом, этот Бад!

– Не может быть!

– Потому что у него борода! – Лэнки презрительно сморщился. – И не такая, как у парня, которому просто некогда побриться, понимаете? Нет, как у какого-нибудь белоручки, который может ухаживать за своей порослью на физиономии каждое утро. Какой-нибудь лекаришко... или художник, только почище на вид...

Мэннеринг про себя посетовал, что это глубокомысленное замечание не достигло очаровательных ушек Лорны. Такси, уже некоторое время катившее по Бэйсуотер-роуд, притормозило и подъехало к мужчине высокого роста, довольно быстро шедшему по тротуару. Он был одет в скверно сшитое темно-синее пальто и черную фетровую шляпу, а в руке нес объемистый кожаный портфель. Бад и в самом деле мог сойти за врача... Когда новый пассажир садился в такси, Джон мог рассмотреть его без помех. Бад снял шарф. Смуглое лицо, скрывая рот, обрамляла ухоженная борода клинышком. Глаза Мэннеринга, скрытые очками, тоже поблескивали, но... от удовольствия – Бад угодил-таки в ловушку!

– Куда мы едем? – сразу спросил он.

– В Олдгейт, – отозвался Джон.

– Ты слышал, Лэнки? Олдгейт!

– Я не глухой, – ответил маленький шофер такси ничего не выражающим голосом.

* * *

С точки зрения общества, Ларк-Белка обладал самыми прискорбными и предосудительными недостатками, но Мэннеринг считал его милейшим человеком, всегда жизнерадостным и не способным причинить зло даже сороконожке. Однако Джон не без некоторого опасения позвонил в дверь лучшего взломщика Британских островов (лучшего, ибо Дэйл-Мандраж навсегда утратил возможность соревноваться с Ларком, а Барон весьма разумно ушел в отставку). Весь план Джона базировался на двух неизвестных: во-первых, знаком ли Бад с Ларком? А во-вторых, если даже, по счастью, они никогда друг друга не видели, сумеет ли Ларк сыграть роль одного из королей скупщиков краденого?

Третий вопрос (знает ли Лэнки Ларка) решился сам собой, ибо Бад велел тщедушному шоферу и его не менее потрепанному такси отправляться в "известное место" и там ожидать. Лэнки послушно удалился, оставив Джона и Бада у дома Ларка.

Ларк сразу открыл дверь, и Джон успокоился. Увидев невысокого человечка с живыми и круглыми карими глазами – совсем как у зверька, давшего Ларку его кличку, – Бад и бровью не повел. Впрочем, у Ларка были не только глаза, но и манеры беличьи – быстрота и воинственный нрав. Одевался он обычно с пышностью весьма дурного тона, что вполне подходило для богатого скупщика краденого. В тот вечер Ларк даже несколько преувеличил этот свой недостаток, и весьма кстати – умопомрачительный вышитый жилет едва сходился на выступающем брюшке, достойном нотариуса. Справедливости ради надо заметить, что два часа назад, когда Джон заезжал сюда, никакого живота у Ларка не было и в помине.

– Вы опоздали на пять минут! – величественным тоном заметил Ларк.

Мэннеринг извинился. Бад пробурчал что-то неопределенное, и все трое вошли в небольшую комнату. Единственная лампа освещала круглый стол, покрытый бархатной скатертью, все остальное тонуло в полумраке – очевидно, таков был замысел хозяина дома.

– Мы принесли вам единственные в мире сокровища, мистер Смит, – сразу пошел в наступление Бад.

– Нечего устраивать мне тут предвыборную речь, мой мальчик, знаю я твои драгоценности! Да и вообще все цацки, какие только стоят внимания...

Тут уж Ларк не совсем врал...

– Двести тысяч, мистер Смит, вам подходит такая цена? – быстро вмешался Мэннеринг.

– Сто, – безапелляционно возразил скупщик.

– Вы что, издеваетесь надо мной? – взвыл Бад. – Я пришел...

– Можешь сразу топать обратно, если недоволен! – спокойно возразил Ларк. – Но зря ты так кипятишься! Покажи-ка лучше товар...

Немного поколебавшись, Бад открыл портфель и начал один за другим выкладывать футляры из замши и кожи на красную скатерть, покрывавшую стол. Ларк открыл первый футляр, и несколько камней выкатились на стол. Джон узнал два кольца, брильянтовое ожерелье и украшенный сапфирами браслет. Все это принадлежало Лорне. Еще несколько камней, вынутых из оправы, опознать было значительно труднее. В других футлярах оказалась коллекция Сванмора вся целиком, большая же часть драгоценностей "Куинс" исчезла – в основном изумруды. Джон пришел к выводу, что Клара Гаррис питает к этим камням особое пристрастие, а Бад – гораздо щедрее, чем ему хочется показать.

– Слушай, Миллер, ты знаешь, с чего это твоему приятелю не терпится побыстрее сплавить эти камешки? – неожиданно спросил Белка.

– Думаю, он торопится вернуться к себе в Америку и не знает, как перевезти их через океан, – отозвался Мэннеринг.

Черные глаза метнули в Джона молнию, а он безмятежно улыбался, словно не замечая, что парень кипит от ярости. Тем временем Ларк пододвинул стул и сел изучать драгоценности.

– Американец он или патагонец, а принес неплохой улов! Садитесь, если хотите, но не мешайте мне работать.

Он натянул тонкие и эластичные замшевые перчатки и пояснил:

– Если мы не сговоримся насчет цены, у меня нет ни малейшего желания делать вам подарок в виде собственных отпечатков пальцев, дети мои!

И Ларк принялся изучать камень за камнем, вертя их перед глазами и манипулируя лупой так естественно и непринужденно, как будто всю жизнь занимался скупкой драгоценностей, а не добывал их самыми разнообразными, но всегда нелегальными способами. Наконец Ларк взял список, составленный Бадом, и другой, тот, что незадолго до этого принес ему Мэннеринг, чтобы самым скрупулезным образом проверить наличие каждой вещи. Медленно проходила минута за минутой. Для обоих мужчин, стоящих у стола не отводя глаз от каждого движения Белки, время тянулось невыносимо долго.

Наконец Ларк поднял голову.

– Тут не все драгоценности, – изрек он. – Общая стоимость максимум восемьдесят тысяч фунтов.

– Да, тут и впрямь не все, – мрачно согласился Бад, – несколько цацек я оставил себе. Но и оставшиеся стоят гораздо больше восьмидесяти тысяч!

Мэннеринг, мечтающий как можно скорее покончить с этим делом, решил, что пора вмешаться.

– Вы сами отлично знаете, мистер Смит, что мы с вами только что сошлись на ста пятидесяти тысячах, – благодушно проворчал он. – Вы сейчас занижаете цену, мой приятель завышает, все это – по правилам игры. Да вот только камешки слишком опасны, чтобы тратить время на такого рода игры. Говорите свою цену, и покончим с этим раз и навсегда.

Ларк сделал вид, будто задумался, снова поглядел на списки, которые все еще держал в руке, и тяжело вздохнул.

– Сто двадцать тысяч.

– По-моему, это вполне божеская цена, – сказал Мэннеринг Баду, заметив, что тот недовольно ворчит себе в бороду. – И вы не можете подозревать меня, что я хотел обвести вас вокруг пальца, потому что мои комиссионные зависят от того, что получите вы сами!

– Верно, а я и позабыл про ваши комиссионные, – буркнул Бад.

– Зато я – нет! Значит, сто двадцать тысяч, мистер Смит. Мы согласны.

– Имейте в виду, что ваш товарец настолько "красный", что мне придется лет пять хранить его, даже не прикасаясь к нему, – жалобно заметил Белка, окончательно вошедший в роль скупщика. – Ну ладно! Я не стану крохоборствовать из-за каких-то там нескольких тысяч... в конце концов, я никогда не мог устоять перед хорошим камешком...

Ларк сунул руку под стол и вытащил кожаный чемоданчик.

– Я готов дать вам в придачу этот чемоданчик, молодой человек, если вы оставите мне портфель. Таким образом мы сэкономим время. Мои банкноты так хорошо уложены...

Ларк поставил чемоданчик на стол и откинул крышку: он был доверху набит пачками банкнот, стянутых резинками и совершенно одинаковых на вид. Такой удивительный порядок производил сильное впечатление.

Бад удивленно присвистнул, а Белка весело рассмеялся:

– Вид такого количества бабок зараз всегда малость ошарашивает, а? Но мне придется вытащить несколько пачек. Я предполагал заплатить сто пятьдесят, а мы сговорились на ста двадцати – стало быть, тридцать тысяч долой, или шестьдесят пачек. Ты просил банкноты по пять фунтов – значит, в каждой упаковке их сто штук. Можешь сам выбрать мои шестьдесят пачек, малыш!

Бад, ни слова не говоря, повиновался, и, вытащив шестьдесят пачек, протянул их Ларку. Тот аккуратно положил деньги на стол рядом с драгоценными камнями, усыпавшими красную скатерть.

– Теперь моя очередь, – вкрадчиво заметил Мэннеринг. – Двадцать пять процентов от ста двадцати тысяч – это тридцать. Так я могу их забрать?

Бад, смирившись с неизбежным, пожал плечами.

– Валяйте, – пробормотал он. – Если так пойдет и дальше, мне мало что останется...

– Тебя разве не учили, что ворованное добро впрок не идет? – добродетельно заметил Ларк-Белка и как человек практичный добавил: – Краденая драгоценность чаще всего обесценивается наполовину, а если она знаменита – и того больше, а "красные" камни не стоят почти ничего. Тебе еще крупно повезло, что удалось выйти на Миллера и на меня, иначе ты никогда бы не выручил девяносто тысяч фунтов за такой опасный товар. Кстати, не хочешь проверить, вся ли сумма на месте?

Бад покачал головой, но Ларк настаивал.

– Да посмотри же хотя бы одну пачку! Выбери какую-нибудь наугад, и я ее при тебе пересчитаю.

Бандит, на которого властный и самоуверенный тон маленького человечка производил почти завораживающее впечатление, снова послушался, и ловкие пальцы Белки принялись с невероятной скоростью перебирать банкноты. В полной тишине слышалось лишь шуршание бумаги...

13

Склонившись над столом, где все еще переливались мириадами огней драгоценные камни, Ларк не мог сдержать возгласа восторга.

– Господи Боже мой, мистер Мэннеринг! Еще ни разу в жизни я не видел столько восхитительных сокровищ вместе! И все это ваше?

Джон указал пальцем на несколько драгоценностей.

– Вот эти – да. Но остальное – коллекция Сванмора.

– Что ж, не скажешь, что она дурна, эта коллекция! Но я даже понятия не имел, что ее стырили... По правде говоря, я уже давно мечтаю об этих камешках...

– Ларк! – Мэннеринг укоризненно посмотрел на него. – Тебе бы следовало быть поосторожнее...

– Ба! Я никогда не мог удержаться и не стащить того, что мне приглянулось! Говорят, когда я появился на свет, ненароком снял обручальное кольцо с повитухи. Так что ж вы хотите?

Джон расхохотался, а Ларк тем временем продолжал:

– Как мы поступим со всем этим хозяйством?

– То, что я собираюсь сделать, тебе, вероятно, не доставит особого удовольствия: мы вернем драгоценности лорду Сванмору.

– Зная вас, я бы скорее удивился обратному! – вздохнул Ларк, ни сном ни духом не подозревающий, что почтенный мистер Мэннеринг и Барон – одно и то же лицо. – Вам не следует слишком долго задерживаться здесь, мистер Мэннеринг. Вдруг все эти побрякушки найдут у меня, а заодно и вас поблизости? Краденые драгоценности и фальшивые деньги! Видали, как он уволок фуфленые банкноты, этот ваш фрукт? Даже ничего не заподозрил! Правда, надо признать, я ловко провернул операцию – сунул поверх каждой пачки настоящую бумажку. Стало быть, эта милая шутка все же обойдется вам в девятьсот фунтов.

Ларк хорошо умел считать и никогда не упускал собственной выгоды.

– Что ж, это совсем не дорого, можешь мне поверить! – сказал Джон. – В другой раз объясню – почему... Но что ты делаешь?

С ловкостью фокусника Ларк снимал верхние банкноты с каждой пачки.

– Забираю настоящие деньги, черт возьми! А фальшивые мы сейчас же спалим.

Сказано – сделано. Ларк радостно швырнул пачки фальшивых банкнот в огонь камина.

А Джон начал убирать драгоценности в футляры, не без ехидства представляя себе, какую физиономию скорчит лорд Сванмор, когда он вернет ему коллекцию целиком и полностью, сопроводив наилучшими пожеланиями от "Куинс"...

* * *

А в это время на другой улице Олдгейта, перпендикулярной той, где жил Ларк-Белка, с ужасающей быстротой разворачивалась настоящая трагедия.

Двое полицейских в форме, спрятавшись в подъезде, внимательно разглядывали редких прохожих и обменивались довольно едкими репликами насчет телефонного звонка, который принял минут двадцать назад дежурный участка.

– Как вы смотрите на то, чтобы сцапать типа, прикончившего Дэйла-Мандража и Слима-Плясуна? – осведомился тусклый и монотонный голос.

Как и следовало ожидать, полицейский ответил, что только о том и мечтает. Тогда неизвестный все тем же бесстрастным голосом продолжал:

– В таком случае прогуляйтесь маленько по Чопмен-стрит между двадцатым и двадцать восьмым номером. Если увидите бородатого парня с кожаным портфелем, поинтересуйтесь, что он таскает с собой и где торчал прошлой ночью...

И незнакомец тут же повесил трубку. Полиция проверила, откуда звонили. Выяснилось, что из обычного телефона-автомата в Сохо. Стражи закона немного поколебались: упоминание о бородатом типе смахивало на дурацкий розыгрыш. И, как заметил младший из двух полицейских, торчавших в подъезде дома номер 24 на Чопмен-стрит, "есть шанс, что нас в очередной раз оставят с носом".

Однако, к несчастью для него, звонок вовсе не был шуткой.

Тщедушный шофер Лэнки решил, что ни он, ни его такси не станут сегодня ждать Бада в условленном месте... а заодно обнаружил быстрый и безопасный способ отомстить за смерть Дэйла-Мандража и Слима-Плясуна.

Оба полисмена увидели, как из-за угла вынырнул мужчина и двинулся в их направлении. Прохожий был бородат, но в руке нес не портфель, а кожаный чемоданчик... Такая мелочь, конечно, не остановила стражей порядка. Они выскочили из подъезда и, окликнув незнакомца, потребовали предъявить документы.

Мужчина сначала поставил на землю чемоданчик, а потом очень громко и вежливо сказал:

– Ну, разумеется, какие могут быть вопросы, офицер?

И тут же всадил две пули в живот полицейского, стоявшего ближе к нему.

После этого бандит дал деру и исчез в темноте ночи, а его жертва билась в агонии на тротуаре рядом с кожаным чемоданчиком.

Второй полисмен немного поколебался – не броситься ли следом за убийцей? – но в конце концов побежал в ближайший дом и, разбудив жильцов нижнего этажа, велел соединить его с участком и немедленно вызвать врача...

* * *

Десять минут спустя на этом же месте оживленно беседовала небольшая группа полицейских. "Скорая помощь" увезла раненого, предупредив, что состояние его почти безнадежно. Инспектор решился открыть таинственный чемоданчик и, тихонько свистнув сквозь зубы, сразу предложил:

– А что, если мы сейчас заглянем к Ларку? Он живет всего в двух шагах...

* * *

Джон собрал драгоценности и рассовал футляры по карманам широченного плаща.

– Выгляни в окошко, Ларк, и посмотри, все ли спокойно на улице.

Белка перемешивал в камине остатки золы так весело горящих фальшивых банкнот.

– Иду. Но вам нечего опасаться: во всем Лондоне нет более тихого местечка!

Ларк исчез и почти тотчас же вернулся, испуганно тараща глаза.

– Легавые! В конце улицы... и к тому же пешие!..

– Это – чтоб лучше съесть тебя, мой друг! – прорычал Мэннеринг, изображая волка из "Красной Шапочки", хотя ему вовсе не хотелось сейчас шутить. – Главное – не волнуйся, Ларк. Сиди дома. Ты ничего не знаешь. К тебе заходил какой-то парень, предлагал краденые камни, но ты его послал подальше. И не отступай от этой версии. Если, паче чаяния, они тебя загребут, отказывайся говорить и требуй моего адвоката, Тоби Плендера. Понял?

– Да, Тоби Плендер, – повторил Ларк, к которому уже вернулось самообладание. – У вас еще есть шанс удрать отсюда, мистер Мэннеринг. Через погреб. Там, в глубине, есть маленькая дверца, она выходит во двор. Забор – не так чтоб очень высок, а по другую сторону строится дом. Только не медлите!

И, провожая Джона к погребу, Ларк уточнил:

– Стройка ведет на улицу, параллельную моей. Если поторопитесь, можете обогнать легавых. Не могу предложить вам оставить камешки тут – они перевернут все вверх дном и проверят каждую соринку... но главное, чтобы все это хозяйство не нашли у вас!

В дверь позвонили. Долгий, настойчивый звонок...

– Ишь, как этим господам не терпится! – возмутился Белка и сунул в руку Джона карманный фонарик.

Тот бросился в подвал, крича на ходу:

– Задержи их как можно дольше, Ларк, и спасибо!

Он без всяких сложностей нашел дверцу, взбежал на несколько ступенек, быстро перескочил кирпичную стену (она не остановила бы и пятилетнего ребенка!) и приземлился в будущем садике, а ныне – пустыре возле строящегося дома.

Мэннеринг не мешкая вошел в дом и при свете фонарика двинулся в ту сторону, где, по его расчетам, должен был находиться холл. Перед ним зияло большое овальное отверстие – вероятно, тут запланирован главный вход. Джон подошел, осторожно высунул нос на улицу и... увидел полицейского. Он мерно прохаживался туда-обратно метрах в пятидесяти от Мэннеринга.

Джон отскочил к стене, пытаясь собраться с мыслями. Полицейским явно не потребуется много времени, чтобы обнаружить в доме Ларка погреб, дверцу и дворик... а все это приведет их прямиком к нему, Мэннерингу, неподвижно замершему в темноте. Уж лучше попытаться выскользнуть, как только полисмен отвернется.

Да и в конце-то концов, чем он рискует, если вдруг "бобби", заметив его, позовет подкрепление? Ничем... при условии, что в карманах Джона не будет драгоценностей. Да, конечно, он раскрашен, как индеец, и не прихватил с собой никаких бумаг. Из участка позвонят Бристоу, тот разозлится, начнет метать громы и молнии, грозить самыми страшными карами... но – и только!

Значит, надо избавиться от драгоценностей!

Обойдя будущие комнаты первого этажа, Джон заметил в углу одной из них кучу строительного мусора. И быстренько один за другим он стал распихивать футляры под обломками кирпича и камня. Мэннеринг так торопился, что порвал перчатку и, оцарапав руку, выругался. Ему удалось спрятать все драгоценности так, что со стороны ничего не было заметно. Теперь можно и вернуться к входной двери!

Полисмен по-прежнему был на улице, но, по счастью, медленно удалялся спиной к Джону...

Мэннеринг как ошпаренный бросился в противоположном направлении, втянув голову в плечи и с минуты на минуту ожидая, что пронзительный свисток остановит его отчаянное бегство...

Но никто не засвистел, и вскоре Джон исчез в первой попавшейся улочке.

* * *

Примерно в половине третьего ночи Джон Мэннеринг вышел из туалетной комнаты на Пэддингтонском вокзале, неся в руке кожаный кейс с твидовым костюмом, шляпой и галстуком мистера Миллера, а заодно и ярко-зеленой коробкой для грима.

Джон более-менее смыл грим и теперь мечтал только о трех вещах: теплой ванне, большом бокале неразбавленного виски и улыбке Лорны.

Но на Пэддингтонском вокзале, как и на маленькой улочке Олдгейта, силы порядка не дремали... На сей раз Мэннеринг увидел не обычного полисмена в униформе, а куда более опасного, невзирая на весьма благодушную физиономию, инспектора Доусона из Уголовной полиции.

Мгновение поколебавшись, Джон вернулся в туалетную комнату – пожалуй, инспектора Доусона гораздо лучше повстречать без компрометирующих предметов в руках... Однако он сунул в карман резиновые шарики, раздувавшие щеки мистера Миллера, и его ужасающие вставные зубы, потом оставил костюм и зеленую коробку за дверью туалета и вышел, помахивая пустым кейсом.

Мэннерингу пришлось еще раз пройти через все здание вокзала. Доусон, погруженный в оживленную беседу с полисменом в форме, рассказывающим ему об убийстве на Чопмен-стрит, не обратил на Джона ни малейшего внимания, и тот поспешил улизнуть.

* * *

Еще ни разу в жизни дорога с Пэддингтонского вокзала до Челси не казалась Джону такой долгой. И все-таки он велел шоферу остановиться возле телефона-автомата и позвонил в Ярд, оставив дежурному сержанту срочное сообщение для Бристоу.

Гнусавым голосом с почти таким же сильным американским акцентом, как у Бада, Мэннеринг весьма энергично посоветовал:

– Можете вытащить вашего суперинтенданта хоть из постели, если понадобится! Только передайте ему, чтоб немедленно послал людей обыскать строящийся дом на Сент-Питер-стрит в Олдгейте. Кто говорит? Э-э-э... Да так, доброжелатель...

И Джон повесил трубку.

"С ума сойти, чьим только доброжелателем я ни побывал сегодня! А что, если теперь малость подумать и о себе?" – пробормотал он себе под нос.

И Мэннеринг, со спокойной совестью усевшись в такси, поехал домой.

Осуществление трех заветных желаний не заняло много времени: Джон получил наконец и горячую ванну, и бокал виски, и улыбку успокоившейся Лорны.

– Хочешь верь, хочешь не верь, любовь моя, но с этой историей покончено. И причем – за двадцать четыре часа, а это рекорд даже для меня! Завтра Бристоу отволочет старому мерзавцу Сванмору его драгоценную коллекцию... Представляю, какая у него будет при этом торжествующая и в то же время скромная физиономий!

– А как же Ларк?

– Ларк и сам отлично выпутается, можешь за него не беспокоиться. Наш приятель дотрагивался до драгоценностей только в перчатках, и у Билла нет против него ни единой улики. Что до Бада, то пусть им занимается Бристоу. Оставляю ему заботу отправить этого типа за решетку, а заодно разыскать остальные драгоценности, украденные в "Куинс". Для меня это слишком легкая работа, – закончил он, потягиваясь.

Лорна на мгновение замялась, нахмурила брови и наконец смерила мужа долгим взглядом.

– А Патриция? – спросила она.

– Патриция? Патриция Сванмор?

– Разумеется! Она исчезла! Патриции нет ни дома, ни у отца – я сама звонила около полуночи.

– Ну, если тебе охота висеть на телефоне всякий раз, как одна из твоих приятельниц задумает малость поразвлечься, не предупредив домашних...

Раздосадованная Лорна налила себе еще одну порцию виски, но не стала возражать.

Джон размышлял.

– И однако, мне кажется, что Бад... – начал он.

– Ах-ха, – хмыкнула Лорна, не поднимая носа от бокала.

– Так вот, он упоминал о какой-то "другой девушке", которой не стоит "досаждать"... именно это слово он и употребил... А впрочем, ладно! Если Патриция и в самом деле исчезла и похитил ее Бад, Билл разыщет все вместе: Патрицию, драгоценности и Бада... В конце концов, он-то за это хоть деньги получает! И пользуется к тому же всеобщим уважением! В то время как я вынужден рисковать собственным благополучием и, что гораздо более важно, твоим... А чего ради? Чтобы эти господа из Ярда, и Билл в первую очередь, обращались со мной, как с мальчишкой, забравшимся в шкаф с вареньем? Я нашел драгоценности Сванмора, и этого мне более чем достаточно. Итак вопрос исчерпан. – И, подозрительно глядя на Лорну, он осведомился: – А могу я узнать, что ты там бормочешь в свой бокал?

Молодая женщина подняла голову и одарила мужа ангельской улыбкой.

– О, ничего, пустяки... Я лишь сказала: будем надеяться, что завтра у тебя не изменится настроение...

14

На следующий день, с самого утра, те служащие Ярда, что находились под началом у Бристоу, передавали друг другу не слишком почтительное, но вполне оправданное предостережение:

– Осторожно! Старый Билл, похоже, взбесился!

Во всем Ярде царило не самое лучшее настроение: полисмен, раненный на Чопмен-стрит, к утру скончался, а для государственной полицейской службы убийство одного из ее людей всегда было серьезнейшим делом. Поэтому каждый пребывал в самом мрачном расположении духа.

Бристоу, однако, побивал все рекорды.

Около одиннадцати он с решительным видом вошел в кабинет заместителя шефа Ярда с бумагами и фотографиями.

Андерсон-Керр, не любивший терять время, сразу указал ему на стул.

– Вы пришли поговорить насчет Чопмен-стрит? – спросил он.

– Не только об этом, сэр.

– Сигарету?

– Нет, спасибо, – вздохнул Бристоу.

Андерсон-Керр бросил на него изумленный взгляд.

– Я не верю в совпадения, сэр, – угрюмо начал суперинтендант.

– Я тоже. И что с того?

– А то, что сегодня утром ко мне в кабинет пришел инспектор Доусон. Причина не имеет ничего общего с нашей работой – он собирает пожертвования для вдовы Нортона, ну, вы знаете, того полисмена, что умер сегодня ночью.

– Да, знаю, – проворчал Андерсон-Керр, не привыкший, чтобы суперинтендант начинал с таких долгих предисловий.

– У Доусона в руках был отчет о ночной работе, и он забыл его у меня на столе. Чуть позже, случайно взглянув на отчет, я увидел, что инспектор обнаружил в туалете Пэддингтонского вокзала потрепанный твидовый костюм, шляпу, галстук и металлическую коробку с гримом: там были румяна, тональный крем и даже усы...

Потягивая давно погасшую трубку, Андерсон-Керр с любопытством слушал, и его внимание только подстегивало Бристоу.

– Еще там оказалась пара серых перчаток из очень тонкой ткани. Доусон отметил в докладе, что указательный палец правой перчатки разорван и слегка испачкан кровью. Сам не знаю, что толкнуло меня к телефону и заставило немедленно приказать Доусону отправить коробку для грима на экспертизу... на предмет отпечатков пальцев... Так вот, на ней обнаружен очень четкий отпечаток правого указательного пальца...

– И этот отпечаток есть в картотеке?

– Еще бы! – снова вздохнул Бристоу. – Конечно, он там есть! Это отпечаток пальца Мэннеринга, сэр.

К величайшему удивлению суперинтенданта, такое разоблачение не особенно поразило Андерсона-Керра.

– И всего-то? Это не стоит выеденного яйца, Билл. Мэннерингу не впервой переодеваться для игры в "детектива-любителя" и побеждать там, где Ярд проваливается самым жалким образом.

– Да, увы, это не в первый раз!.. Но я потребовал принести мне костюм, перчатки и ботинки... Перчатки и подошвы ботинок покрыты беловатой пылью. Результаты лабораторного анализа еще не получены, но эта пыль чертовски похожа на ту, что можно увидеть на любой стройке... например, там, где сегодня ночью мы отыскали драгоценности Сванмора...

– Это, разумеется, уже посерьезнее, – пробормотал Андерсон-Керр, задумчиво зажигая погасшую трубку. – Но объяснение мне кажется довольно простым, Билл. Это Мэннеринг позвонил нам и посоветовал прогуляться в некий дом... Вероятно, он сумел отобрать у вора драгоценности и выбрал такой... своеобразный способ поставить нас в известность.

– Честно говоря, я подумал то же самое, сэр. Но, к счастью, есть еще кое-что... Вот фотографии двух пуль, убивших полисмена на Чопмен-стрит, а вот – тех, что прикончили Дэйла и Слима-Плясуна.

– Тот же револьвер, а? – с живостью проговорил Андерсон-Керр, бросив взгляд на протянутые суперинтендантом фото.

– Да, тот же кольт. Убийца Нортона – тот же человек, что разделался с Дэйлом и Слимом и ограбил "Куинс"... Теперь нам известно, что Мэннеринг находился этой ночью в нескольких сотнях метров от Чопмен-стрит и при нем были краденые драгоценности... Возможно, Джон сумеет дать нам очень простое объяснение...

Андерсон-Керр сделал вид, будто не заметил этого фамильярного "Джон", достаточно красноречиво свидетельствовавшего о глубокой растерянности Бристоу, и суперинтендант продолжал:

– Мы оба, сэр, отлично знаем, что Мэннеринг не убийца. Да вот факты ставят нас в дьявольски неловкое положение...

– Вы не думаете, что Мэннеринг мог застрелить Дэйла и Слима из самозащиты? – без особого убеждения осведомился Андерсон-Керр.

– Только не в затылок, сэр! – с живостью возразил Бристоу. – И никогда в жизни он не стал бы стрелять в полисмена!.. Нет, по-моему, драгоценности в конце концов приплыли к Ларку-Белке, а тот вернул их Мэннерингу...

– А этот ваш Белка не мог ограбить "Куинс"?

Билл покачал головой.

– Нет, на ту ночь у него есть алиби. Что до событий вчерашних, то Ларк твердо держится довольно простой, хотя, очевидно, стопроцентно лживой версии: какой-то бородатый тип якобы предлагал ему неизвестные драгоценности под угрозой револьвера.

– Но, к несчастью, бородатый и в самом деле существует! Да и револьвер – тоже, – заметил Андерсон-Керр.

– Правильно. Но вот что совершенно неправдоподобно – так это что Ларк послал его подальше, как он нас уверяет! Я скорее склонен думать, что Белка с помощью Мэннеринга или без, но завладел драгоценностями. Разумеется, Ларк клянется и божится, что ни разу в жизни не видел кожаного чемоданчика, который мы нашли на Чопмен-стрит, а тем более – фальшивых пятифунтовых банкнот!

– Там нет отпечатков?

– Ни единого. На драгоценностях есть отпечатки Мэннеринга и Стирна, но это вполне естественно. Можете положиться на Ларка – он никогда не притронется ни к чему опасному без перчаток, сэр. Белка – старая лиса.

– С точки зрения зоологии, по-моему, вы малость загнули, Билл. – На лице Андерсона-Керра мелькнула улыбка. – Но в том, что касается Мэннеринга, вы, вероятно, правы. Так, по-вашему, этой ночью он был у Ларка?

– Да. А услышав шум на Чопмен-стрит, удрал, припрятав драгоценности.

– Ну, надо признать, все это не так уж страшно. По крайней мере, для Мэннеринга.

– Да, сэр, но интуиция мне подсказывает, что это дело еще не кончено... Мэннеринг, возможно, захочет найти недостающие драгоценности и наделает ошибок. А вы прекрасно знаете, что если нам придется его арестовать, на поверхность тут же всплывет Барон.

– И это сделаете вы, Билл?

Бристоу холодно посмотрел на Андерсона-Керра.

– Да.

– Но, насколько я понимаю, вам это не доставит особой радости?

– Напротив, будет крайне мучительно, сэр, – с трогательной прямотой ответил суперинтендант. – Около десяти лет назад Мэннеринг спас мне жизнь, и я до сих пор в долгу перед ним.

Андерсон-Керр молча посасывал трубку, не говоря ни слова, и Бристоу встал.

– Я приставлю к Мэннерингу хвост, сэр, – сказал он, собирая бумаги и фотографии. – Или вы предпочитаете, чтобы я действовал незамедлительно?

Заместитель начальника Ярда так долго молчал, что Бристоу тишина стала казаться бесконечной.

– Слушайте, Билл, – наконец сказал Андерсон-Керр, – не стоит быть строже самого архиепископа Кентерберийского! Щепетильность хороша в меру. Только потому, что Мэннеринг – ваш старый друг, вы обходитесь с ним куда суровее, чем с любым другим частным детективом, виновным только в том, что он конкурирует с нами! Сейчас самое главное – поймать убийцу Нортона!..

Его прервало тихое дребезжание телефона. Андерсон-Керр снял трубку аппарата, стоявшего на письменном столе по правую руку от него, – один Бог знает почему, заместитель начальника Ярда упорно отказывался пользоваться новыми средствами, – и тихо проворчал:

– Останьтесь, Билл, это, возможно, касается и вас...

Две секунды спустя Андерсон-Керр протянул трубку Бристоу:

– Это вообще звонят скорее вам... лорд Сванмор! Суперинтендант расплылся в довольной улыбке и схватил трубку.

– Полагаю, вам передали мое сообщение, сэр? Этой ночь мы нашли ваши драгоценности.

– Поздравляю! – сухо бросил его сиятельство. – Что ж, теперь вам остается лишь разыскать мою дочь...

Когда Бристоу повесил трубку, у него был настолько растерянный вид, что Андерсон-Керр не удержался от изумленного восклицания:

– Я, конечно, знаю, что Сванмор – совершенно невыносимый тип, Билл, но не мог же он устроить вам выволочку за то, что вы нашли его коллекцию всего за двадцать четыре часа!

– О, драгоценности теперь уже вообще ни при чем, сэр... Лорд Сванмор сообщил, будто только что стреляли в его сына!

– Он ранен?

– Нет. Нападавший промахнулся и тут же удрал.

– А как он выглядел?

– Широкополая шляпа, плащ, а вся нижняя часть лица, до самых глаз, закутана шарфом... – Бристоу пожал плечами. – Лорд Сванмор больше ничего не знает – все это происходило у его сына, и тот сразу же позвонил отцу. И еще одна приятная новость: мисс Сванмор исчезла. Вчера она собиралась обедать со своим братом, но не пришла. Домой тоже не вернулась. Известно только, что вчера около полудня девушка села в такси. С тех пор – ни слуху ни духу!

* * *

Вернувшись к себе в кабинет, Бристоу так решительно снял трубку, что это не предвещало ничего хорошего будущему собеседнику, и набрал номер Мэннеринга. Ответил низкий сердечный голос Лорны.

– Да, Джон дома... но он в ванной... Подождите, Билл, сейчас я отнесу ему телефон. Только, если услышите ругательство, не принимайте на свой счет – я вечно путаюсь в этом чертовом проводе!

И почти тотчас же послышался голос Джона.

– Билл? Вам известно, что разговаривать по телефону, сидя в ванне, не рекомендуется? Это очень опасно. Если меня убьет током, вас замучает совесть!

– Почему током? Мы не в Соединенных Штатах! Здесь обычно пользуются веревкой, – проворчал Бристоу.

– Я вижу, у вас сегодня дивное настроение, – отозвался Джон, с насмешливой улыбкой приглашая Лорну послушать разговор. – И у вас нет для меня больше никаких приятных новостей?

– Нет. Вы не читали газет?

– Я только что проснулся.

– Что, поздно легли?

– Да, и очень, – просто ответил Джон.

Бристоу не стал заострять внимание на этом вопросе.

– Почитайте газеты, – продолжал он, – и вы узнаете, что я нашел часть ваших драгоценностей. Могу добавить то, что газетам, естественно, печатать не велено, – коллекция Сванмора тоже нашлась.

– Вся целиком?

– Не хватает только пары изумрудных серег, а все остальное на месте.

– Невероятно! – воскликнул Мэннеринг с таким хорошо разыгранным удивлением, что мог бы обмануть кого угодно, но только не суперинтенданта. – И где же вы все это отыскали?

– Перестаньте издеваться надо мной, Мэннеринг! Поговорим об этом попозже, а пока у меня слишком много дел. Этой ночью в Олдгейте прикончили одного из наших людей...

– Невероятно! – снова воскликнул Джон.

На этот раз удивление было совершенно искренним.

– Кроме того, некий тип в маске стрелял в сына Сванмора, но, к счастью, не попал и мгновенно смылся... Мне остается найти убийцу Дэйла-Мандража и Слима-Плясуна и заодно все недостающие драгоценности... Как видите, программа довольно-таки насыщенная! – И Бристоу внезапно выпалил: – Да, чуть не забыл: куда вы девали Патрицию Сванмор?

– Почему вы меня об этом спрашиваете? – ошарашенно спросил Джон.

– Потому что мисс Сванмор исчезла, а вы – последний, с кем ее видели вчера утром. Теперь понимаете? Так что вы сделали с Патрицией Сванмор?

– Засолил! – рассердился Джон. – Может, ответ и дурацкий, но и ваш вопрос по меньшей мере так же глуп. Впрочем, поскольку я все же добрый малый, могу сообщить, что высадил вчера Патрицию на Кингс-роуд... Поработайте же чуть-чуть, черт возьми, найдите таксиста, и он подтвердит мои слова...

Мэннеринг швырнул трубку и тут же встретил взгляд Лорны. Серые глаза потемнели, явно предвещая бурю:

– Похоже, что твоя подружка Патриция и в самом деле испарилась...

– И, насколько я понимаю, твое благоразумное решение покончить с этой историей летит к чертям! – воскликнула молодая женщина, подхватывая телефон, чтобы отнести его в комнату.

Джон, пытаясь отыскать уплывшее куда-то мыло, кипел от притворного возмущения.

– Ты настоящая Кассандра! У тебя злой язык! Я сказал, что покончил с этим делом, и так оно и есть! Я не из тех, кто каждую минуту передумывает...

Лорна снова появилась в дверном проеме и озабоченно посмотрела на мужа. Тот улыбался с самым беспечным видом.

– Скажи-ка мне, Джон, – медленно проговорила она, – если бы вдруг Билл нашел доказательство, что этой ночью ты побывал у Ларка и спрятал драгоценности, это было бы очень опасно для тебя?

– Для меня? Вероятно, да. Особенно если вмешается прокуратура. Да только вот загвоздка: Билл никогда не сможет доказать что бы то ни было, любовь моя! Это просто невозможно! – закончил он, успокаивая жену.

15

За завтраком, настолько поздним, что его скорее следовало бы назвать ленчем, Джон читал газеты, сопровождая чтение самыми разнообразными комментариями. Неожиданно зазвонил телефон. Мэннеринг снял трубку.

– Это квартира мистера Мэннеринга? – вежливо спросил незнакомый, но очень приятный женский голос. – ...мистера Джона Мэннеринга?

Джон ответил утвердительно, и незнакомый голос продолжал:

– И вы – сам мистер Мэннеринг?

– Совершенно верно...

Казалось, незнакомка подыскивала слова. Наконец, запинаясь, она проговорила:

– Я – миссис Хакроуз и живу в Хаунслоу. Мое имя вам, конечно, ничего не говорит, но, по-видимому, я все же должна была позвонить вам...

Женщина еще немного поколебалась и вдруг выпалила:

– Это все из-за моего младшего сынишки Уилфрида!

– В самом деле? – любезно поддержал разговор Джон.

– Да... видите ли, Уилфрид коллекционирует пустые коробки из-под сигарет...

– Очень интересно, – пробормотал Мэннеринг, весело подмигивая Лорне и предлагая ей послушать.

Но миссис Хакроуз вдруг перешла к более серьезной теме:

– Мистер Мэннеринг, вам знакома молодая женщина или девушка по имени Патриция?

Улыбка мгновенно исчезла с лица Джона.

– Да, но я не очень хорошо понимаю...

– Сегодня утром, разбирая вещи Уилфрида, я нашла листок ярко-синей бумаги. Оказалось, это пачка от французских сигарет, по крайней мере, я так думаю... разорванная и испачканная грязью. Передаю вам название по буквам: "Джи-эй-ю-эл-оу-ай-эс-и-эс".

Джон и Лорна удивленно переглянулись, а миссис Хакроуз невозмутимо продолжала:

– На обороте карандашом нацарапано несколько слов. Сначала – ваше имя и номер телефона, а потом... подождите, я лучше прочитаю: "Джону. Меня похитили и, кажется, мы в Хаунслоу. Не волнуйтесь за меня – они совсем не злые. Но папе и Джорджу грозит опасность. Помогите им. Патриция". Вот и все. Боюсь, это кажется вам несколько... туманным...

– Напротив, все ясно, – воскликнул Мэннеринг. – Благодарю вас, миссис Хакроуз, вы очень хорошо сделали, что позвонили. А могу я узнать ваш адрес?..

* * *

– А теперь, – начала Лорна, едва Джон повесил трубку, – ты снова выходишь на тропу войны и бросаешься в битву? Да?

Смущенно улыбаясь, Джон обнял жену.

– А что бы ты сделала на моем месте? Только честно!

– Села бы на первый попавшийся самолет в Париж, прихватив свою обожаемую супругу, и там спокойно ожидала бы, пока Билл распутает весь этот клубок недоразумений.

– И все ночи напролет я ворочался бы, не в силах сомкнуть глаз при мысли, что твоя подружка угодила в лапы парня, который за двадцать четыре часа ухитрился прикончить троих?

– Откуда ты можешь знать, что записку написала Патриция? Не исключено, что тебя хотят заманить в ловушку...

– Господи Боже! А зачем?

– Не знаю! – честно ответила Лорна, прижимаясь щекой к плечу Джона.

В дверь позвонили, и молодая женщина отстранилась от него. Через несколько секунд в гостиную вошла заспанная Гвендолин – как всегда в четверг утром, она едва держалась на ногах после выходного – и небрежно доложила о приходе мистера Читтеринга.

– Вы явились очень кстати! – воскликнул Мэннеринг при виде журналиста. – Я как раз собирался вам звонить, Читти. Вы мне нужны.

– Это еще зачем?

– Чтобы освободить похищенную девушку. Годится?

– Смотря какую... Она хорошенькая?

– Очаровательная, – уверила его Лорна. – Блондинка...

– Я люблю только брюнеток, – возразил репортер, – но чтобы доставить вам удовольствие, Лорна, готов заняться и блондинкой. Где она?

– Ну, вот это-то вам и предстоит выяснить, старина. Мы знаем лишь, что ее, вероятно, отвезли в Хаунслоу, а похититель, очень возможно, бородат... и чертовски опасен. О том, чтобы вы один бросались вызволять эту юную особу, и речи быть не может. Если сумеете обнаружить логово "Людоеда", немедленно сообщите мне, и я к вам присоединюсь. Есть там есть еще и "Людоедка", весьма, впрочем, красивая бабенка, но тоже белокурая. Правда, это – не натуральная блондинка. Вы ее уже как-то видели... на фотографии.

Мэннеринг протянул журналисту фото, которое тот подарил ему вчера, и Читтеринг тихонько свистнул сквозь зубы.

– Мир и впрямь тесен... Так, значит, я должен мчаться на поиски приключений в направлении Хаунслоу, не имея никаких других сведений?

– Ничего подобного. Вы поедете прямиком к миссис Хакроуз...

– ...которая, вполне возможно, окажется брюнеткой, – вмешалась Лорна.

– Согласен, – улыбнулся Джон, – зато она почтенная мать семейства.

– В таком случае, не годится! – воскликнул Читтеринг.

– Миссис Хакроуз вас ожидает. Ее драгоценный отпрыск нашел записку нашей пленницы и наверняка сумеет объяснить вам, где и как.

– Будем надеяться, – вздохнул журналист. – Но опыт подсказывает мне, что дети – самые паршивые свидетели. Они только и думают, как бы вас провести и покрасоваться! А как выглядит эта ваша похищенная принцесса? Я уже знаю, что она хорошенькая. А что еще?

– Короткие волосы, серая юбка, вишневая замшевая куртка. И курит французские сигареты "Голуаз".

– Вот странная фантазия! – удивился Читтеринг.

– Да, чуть не забыл, – иронически улыбнулся Джон. – Ее зовут Патриция Сванмор.

Читтеринг от изумления широко открыл рот и стал похож на несколько перезрелого, но все еще вполне невинного херувима, откинул белокурую прядь, вечно падающую ему на лоб, и едва слышно пробормотал:

– Чего только ни услышишь в этом доме...

Часа в три Мэннеринг собрался уходить. Позвонил лорд Сванмор и попросил прийти как можно скорее, и Джон, подавив желание послать его сиятельство ко всем чертям, обещал быть на Риджентс-парк около пяти.

– Эта троица Сванморов начинает здорово действовать мне на нервы, – признался он Лорне, которая, растянувшись на диване, курила и читала Диккенса. – Только что звонил сынок и дрожащим, как у жертвенного агнца, голосом блеял, что его жизнь в опасности. В этого типа, видите ли, стреляли и наверняка повторят попытку отправить его на тот свет! Как будто я могу тут что-то поделать! Теперь папаша требует, чтобы я пришел к нему, даже не спрашивая, нет ли у меня более интересных занятий на ближайшее время! И, наконец, дочка, вздумавшая разыгрывать Мальчика-с-пальчика, раскидывает, правда, не камешки, а коробки от "Голуаз"... Ну и семейка!!!

Лорна положила книгу и сочувственно посмотрела на мужа.

– Чем я могу тебе помочь, дорогой мой?

– От тебя потребуется самая трудная вещь на свете: спокойно ждать, пока я вернусь или позвоню.

Джон подошел к окну и, откинув облачко белого муслина, заметил:

– Билл прислал нам компаньонов. Насколько я понимаю, одного – для тебя, другого – для меня.

– Ты их знаешь? – спросила Лорна.

– Одного – да. Вероятно, это твой: я так часто удирал от него, что парню наверняка невмоготу продолжать эти игры.

Мэннеринг снова вернулся к жене. Она храбро попыталась улыбнуться.

– Надеюсь, мой "сопровождающий" хорош собой? Впрочем, бедняжку ждет разочарование – мне же велено сидеть тут!

– А каково будет "моему", – расхохотался Джон, – когда он сообразит, что я веду его прямиком в Ярд!

Джон не ошибся: сержант Роллет, часто следивший за ним и еще чаще терявший его из виду, остался стоять под козырьком крыльца, а второй полицейский, не знакомый Мэннерингу, тихонько двинулся следом за ним. Джон, как и говорил Лорне, собирался в Скотленд-ярд. Оба мужчины прибыли туда без всяких приключений.

Мэннеринг хорошо знал Ярд. Он вошел и с самым естественным видом спросил Бристоу. Дежурный сержант, часто видевший Джона вместе с суперинтендантом, пропустил его беспрепятственно, и через несколько минут Мэннеринг уже стучал в дверь кабинета, который Бристоу по никому не ведомым причинам занимал один.

Суперинтендант, изучавший фотографии и отчеты, удивленно вскинул голову.

– Как вы сюда вошли?

Не слишком любезный прием не обескуражил Джона.

– Право же, сегодня вы задаете вопросы один нелепее другого. Я вошел в дверь, дорогой мой. Крыша у вас тут высоковата, да и окна – тоже.

Кабинет Бристоу был на третьем этаже, и в окно виднелись верхушки нескольких платанов, а невдалеке на солнце сверкала Темза.

– Какая чудесная погода! – заметил Мэннеринг, усаживаясь. – У вас можно курить?

Джон закурил "Бенсон", тщательно расправил стрелку темно-синих брюк и торжественным тоном начал:

– Как добропорядочный гражданин, желающий помочь полиции своей родины в ее трудных поисках, я счел своим долгом прийти сюда и сообщить вам, что получил новые сведения о мисс Патриции Сванмор. Если, конечно, вас это интересует...

– Не валяйте дурака и выкладывайте, – буркнул Бристоу.

– Я буду краток. Во-первых, потому что вы, по-видимому, очень заняты, а во-вторых, мне просто не о чем особенно долго распространяться. У меня есть основания полагать, что похититель Патриции – тот самый тип, что вчера ограбил "Куинс", и, по-видимому, он отвез девушку куда-то в Хаунслоу.

– Я полагаю, вы не можете мне сказать, что привело вас к подобным выводам? – насмешливо спросил Бристоу.

– Да так... просто смутная догадка... – Джон неопределенно развел руками. – У нас, жалких детективов-любителей, нет ни возможностей, ни усовершенствованной техники, которыми располагает полиция. А потому приходится полагаться исключительно на собственные мозги и нюх.

Бристоу пожал плечами.

– Я всегда говорил вам, Мэннеринг, что когда-нибудь вы сделаете-таки один лишний шаг...

– Шаг к чему? – удивился Джон.

– К тюрьме, – сухо отрезал суперинтендант.

– Опять эти ваши навязчивые идеи, – со снисходительной улыбкой вздохнул Мэннеринг. – И что у этого "лишнего шага" общего с Патрицией?

Но Бристоу перевел разговор на другую тему.

– А вот у меня есть определенные основания полагать, если использовать ваши же слова, что парень, ограбивший "Куинс", сегодня ночью убил еще одного человека.

– Полисмена на Чопмен-стрит?

– Да. Но, в отличие от вас, я могу сказать, какие это основания.

Суперинтендант взял со стола несколько фотографий и протянул Мэннерингу.

– Это снимки пуль. Один и тот же кольт.

– Другими словами, – Мэннеринг озабоченно нахмурил лоб, – Патриция – в руках типа, который без колебаний, хладнокровно убивает всех, кто ему мешает...

– Да.

Бристоу раздавил в пепельнице окурок и, тщетно обшарив карманы, спросил:

– У вас не найдется сигаретки?

Джон протянул открытый портсигар, и при этом рукавом слегка сдвинул разбросанные по столу бумаги. На каком-то рапорте Мэннеринг увидел имя, написанное большими печатными буквами. Джон умел читать "вверх ногами", а потому легко разобрал: "Мэннер..."

Бристоу в это время закуривал и ничего не заметил.

Мэннеринг задумчиво откинулся на спинку стула, потом снова нагнулся, возвращая суперинтенданту фотографии. На этот раз он нарочно еще больше сдвинул бумаги и снимки. Рядом с рапортом Джон увидел фото. Отпечаток пальца. Всего один отпечаток...

Мэннеринга охватила неясная тревога, но он заставил себя спокойно продолжать разговор.

– И каким образом вы собираетесь вызволить Патрицию из беды, Билл?

– Как и следовало ожидать, лорд Сванмор сильно осложняет нам задачу. Он сам позвонил и потребовал ничего не предпринимать.

Мэннеринг широко открыл глаза от удивления, и Бристоу пояснил:

– Сванмору позвонил какой-то таинственный тип и предупредил, что с его дочкой ровным счетом ничего не случится, если только он не вздумает обратиться в полицию...

Джон без особого интереса, скорее машинально, оглядывал кабинет Бристоу. Вдруг его как током ударило – на небольшом столике чуть поодаль от рабочего стола лежала знакомая ярко-зеленая металлическая коробка для грима. Часть ее все еще покрывал тонкий слой серого порошка... как раз такого, какой используют в Ярде, когда ищут отпечатки пальцев...

Мэннеринг посмотрел на суперинтенданта и встретил бесстрастный и холодный взгляд серых глаз. И вдруг, словно против собственной воли, Бристоу покосился на маленький столик...

Джон даже не вздрогнул, и голос его звучал по-прежнему ровно.

– Надо полагать, Сванмор, конечно, не стал говорить, что уже обратился в полицию? А что это за история со стрельбой у юного Джорджа?

– Насчет выстрелов все подтвердил сосед – он слышал стрельбу и видел, как из дома выскочил человек с лицом, закрытым шарфом.

Казалось, взгляд Джона так и притягивал кончик его собственного великолепно начищенного ботинка... но из-под приспущенных век он следил за Бристоу и заметил, как тот поглядел еще на одну фотографию, на которой было очень четкое изображение светло-серой перчатки...

И Мэннерингу вдруг показалось, что горло сводит страшная судорога, а сердце колотится так, будто вот-вот разорвется. Бристоу, откровенно наблюдавший за ним со странной смесью иронии и укора, вкрадчиво осведомился:

– Вы хотели что-то сказать, Мэннеринг?

– Я? Нет... Мы говорили о Джордже Сванморе. Вы с ним знакомы?

– Нет. А что он собой представляет?

– Ничего особенного. Молодой петушок, к тому же далеко не семи пядей во лбу.

– А ведь вы даже не спросили меня, нет ли каких известий о ваших драгоценностях!

– Так же, как и вы забыли поинтересоваться состоянием Лэррэби! – в тон ему отозвался Джон. Он уже начал потихоньку приходить в себя.

– Я звонил в клинику с самого утра. И знаю, что Лэррэби пришел в сознание и, скорее всего, выкарабкается, – проворчал раздосадованный упреком суперинтендант.

– Да, кстати, я заметил, что вы приставили к нам эскорт – к Лорне и ко мне. Это защита или... наблюдение?

– Быть может, и то, и другое...

– Если хотите, могу заранее сообщить, чем собираюсь заниматься сегодня вечером. Знаете, куда я еду отсюда?

– В "Куинс"? – равнодушно предположил Бристоу.

– Нет. Там сейчас рабочие ремонтируют крышу, а Стирн крутится, как испорченная ветряная мельница, так что мне делать нечего. А потому, дорогой мой, я еду к лорду Сванмору, его сиятельство сам просил меня об этом.

– Желаю повеселиться! – вздохнул Бристоу. – Не знаю, чем вы ему насолили, но старик настроен к вам крайне недружелюбно.

– Должно быть, воображает, будто я похитил Патрицию...

Наступило тяжелое молчание. Джон испытывал сейчас только одно желание: побыть одному и поразмыслить над тем, что на него готовится обрушиться. Он встал и направился к двери.

– Что ж, не буду больше отрывать вас от дел, Билл.

Но суперинтендант удержал его, задав неожиданный вопрос:

– Когда вы были в Олдгейте этой ночью... вам случайно не повстречался человек высокого роста, с черной бородой?

Голос Бристоу звучал на редкость буднично.

Джон смерил его удивленным взглядом.

– Ноги моей не было сегодня ночью в Олдгейте!

– И вы, конечно, можете это доказать? – тем жетоном спросил Бристоу.

– Конечно, – улыбнулся Джон.

И, чувствуя, что не в состоянии продолжать этот разговор, он вышел и тихо притворил за собой дверь.

Он машинально шел по длинным коридорам к выходу из Ярда. Время от времени навстречу ему попадались знакомые, но Мэннеринг сейчас никого не замечал.

Зеленая металлическая коробка, фотография перчатки, отпечаток пальца – все это слишком красноречиво свидетельствовало об одном: Бристоу знал, что этой ночью Джон Мэннеринг находился в Олдгейте, неподалеку от Чопмен-стрит. Само по себе это не так уж опасно. Но случись малейшее осложнение – с Патрицией, например, – и Мэннеринг неизбежно попадет за решетку. Если респектабельному антиквару, несомненно, удалось бы доказать свою полную невиновность, то с Бароном дело обстояло совсем иначе... В кабинете Бристоу теперь лежит то самое доказательство, которое суперинтендант искал столько лет, надеясь при этом, что никогда его не найдет. В кабинете Бристоу, в самом сердце Скотленд-ярда...

Джон свернул к Уайт-холлу, двигаясь быстрым шагом и не слишком хорошо представляя, куда идет... И вдруг, к величайшему удивлению прохожих, Мэннеринг громко и весело расхохотался. В светло-ореховых глазах появилось выражение хорошо знакомого Лорне дерзкого вызова...

В конце концов, почему бы Барону не ограбить Скотленд-ярд?

16

Ровно в пять часов Джон, а за ним – приставленный к Бристоу филер подошли к двери лорда Сванмора.

Мрачный и суровый облик дома как нельзя более подходил к характеру его владельца. Джон сразу отметил, что это здание совсем не мешало бы покрасить. Вполне соответствующий торжественному стилю резиденции Сванморов лакей провел Мэннеринга через огромный холл, где в золоченых рамах, казалось, отчаянно скучали несколько поколений предков нынешнего хозяина дома. Лакей впустил Джона в большую, плохо освещенную комнату и исчез, притворив за собой массивную дубовую дверь.

Библиотека лорда Сванмора, с ее стенами, сплошь уставленными книгами в темных переплетах, и единственным окном, застекленным маленькими квадратиками, выглядела ничуть не гостеприимнее всего, что Джон уже успел увидеть в этом доме. На письменном столе рядом с выключенной лампой Мэннеринг заметил открытую книгу и трубку с широкой чашечкой. Он протянул руку... трубка еще не остыла. Значит, лорд Сванмор находится где-то поблизости.

Джон сел в кресло с высокой спинкой, закурил сигарету и принялся размышлять о том, что нежелание младших Сванморов обитать в этом малопривлекательном склепе вполне можно понять. Прошло несколько минут... Ничто не нарушало гнетущей тишины. Мэннеринг встал и не без любопытства (интересно же узнать поближе вкусы лорда Сванмора!) стал рассматривать переплеты книг. Увы, излюбленные темы его сиятельства не представляли собой ничего особенно увлекательного: генеалогия, геральдика и – более чем странно! – токсикология.

В глубине комнаты на великолепном столике из эбенового дерева стоял старый глобус. Джон хотел подойти к нему, споткнулся о непредвиденное препятствие, посмотрел вниз и увидел пару остроносых черных ботинок и брюки в серую и черную полоску...

Да, Джон не ошибся: лорд Сванмор был-таки поблизости! Он лежал, распростершись под столом, а серебристо-седые волосы покраснели от крови.

На долю секунды у Мэннеринга мелькнула безумная надежда, что лорд Сванмор покончил с собой, потому что это он украл драгоценности и загубил три человеческие жизни. Но иллюзия быстро рассеялась: возле безжизненно откинутой руки с массивным браслетом не было даже намека на оружие! На лице Сванмора застыло всегдашнее высокомерно-презрительное выражение, но в незабудково-голубых глазах застыли безграничное удивление и боль.

Джон наклонился и машинально закрыл его морщинистые веки.

– Четвертый! – пробормотал он, распрямляясь, и почти громко добавил: – А теперь, Джон, мой мальчик, можешь считать, что веревка уже у тебя на шее!

Мэннеринг так никогда и не смог толком объяснить, как ему удалось незаметно выскользнуть из этого зловещего дома. Большая застекленная дверь библиотеки вела в окруженный стенами садик, дальше он помнил какую-то аллею, потом – безлюдную улицу, выходившую на Оксфорд-стрит. Там Мэннеринг наконец смешался с толпой равнодушных и торопливых прохожих.

Джону даже ни на секунду в голову не пришло остаться в доме Сванмора и позвать детектива, следившего за ним...

Кстати, бедняга, должно быть, до сих пор торчит возле резиденции на Риджентс-парк. При всех своих дружеских чувствах к Мэннерингу Бристоу пришлось бы перейти в наступление. А у него в кабинете страшное оружие: доказательство, что Джон держал в руках ворованные драгоценности. Прокуратура не преминет заявить, будто Мэннеринг сам организовал ограбление собственного магазина, а когда Сванмор докопался до истины, прикончил несчастного старика, чтобы заткнуть ему рот навеки.

"Ну а тут недалеко до того, чтобы повесить на меня и три других убийства..." – пробормотал он.

Джон вошел в телефонную будку. Прежде всего нужно связаться с Лорной. Во-первых, он нуждался в том, чтобы все ей рассказать, во-вторых, в ее помощи... Мэннеринг набрал свой номер, думая при этом, что Бристоу, вполне возможно, велел прослушивать его телефон...

– Лорна? Слушай меня очень внимательно.

Молодая женщина едва заметно вздохнула.

– Да, я слушаю, – просто сказала она.

– Ты помнишь, где вчера вечером встретилась с мистером Миллером?

– Да.

– А ты бы смогла снова встретиться с ним там же?

– Не привлекая внимания? Да, конечно, – спокойно ответила Лорна.

– Отлично! В таком случае поезжай. И привези его вещи. Все его вещи. Ты хорошо меня поняла?

– Отлично. Еду.

И Лорна тут же повесила трубку. Она давным-давно уяснила, что, когда речь заходит о "мистере Миллере" (а это обычный псевдоним Барона), попусту терять время никак нельзя.

Джон с нетерпением ожидал на углу Парк-лэйн и Стен-хоуп-стрит появления сине-стального "астон-мартина", когда перед ним остановился мрачновато-торжественный черный "ролле". За рулем сидела женщина в широкополой шляпе, укутанная в роскошное норковое манто. Но между шляпой и мехом Джон заметил улыбку Лорны и быстро сел в машину.

– Как тебе нравится мамина шляпа, дорогой? – спросила молодая женщина, с необычной для нее мягкостью нажимая на газ. – Когда ты звонил, мама как раз была у меня. Я завернулась в ее манто, села в "ролле" – и детектив даже ухом не повел. Ну а шофера я высадила на ближайшей же улице.

– Недаром я всегда утверждал, что у меня несравненные жена и теща! – вздохнул Мэннеринг.

– А что ты сделал со своим "хвостом"? Удрал?

– Можно сказать и так. Парень болтается у подъезда Сванмора. А я вышел через сад.

– Куда мы едем?

– Куда угодно. Мне надо подумать.

Лорна быстро взглянула на мужа.

– Что-нибудь новое?

– Да.

– И скверное?

– Да.

– Для тебя?

– В первую очередь – для Сванмора. Его только что прикончили. Я имел честь обнаружить труп.

И, немного помолчав, Джон, помедлив, добавил:

– А больше в комнате никого не было...

Лорна воздержалась от обсуждений происшествия и очень спокойно спросила:

– Я полагаю, ты не стал звонить Биллу?

– Нет! И это сделаешь ты, причем из первой же попавшейся телефонной будки! Скажешь, что я нашел Сванмора мертвым у него дома и бросился по следам убийцы. Только не говори ему правду!

– Какую, например?

– Что я не имею ни малейшего представления, где скрывается этот убийца! – признался Джон.

– Возможно, я смогу просветить тебя на сей счет, милый!.. Я как раз везу тебя в Хаунслоу. Читтеринг уже звонил и ждет нас.

Молодая женщина небрежно бросила шляпу на заднее сиденье и торжествующе пояснила:

– Умница Читти разыскал Патрицию, а заодно и Клару Гаррис!

Журналист и в самом деле ждал Мэннеринга, сидя за рулем своей маленькой "МГ.". Он предусмотрительно поставил машину на тихой улочке, где дома скрывались в глубине ухоженных садов.

– И все благодаря "Голуаз"! – начал Читтеринг, пересаживаясь в "ролле". – Мне пришло в голову порасспросить местных торговцев. И вот, в конце концов, задавая кучу идиотских вопросов, мне удалось выяснить, что какая-то горничная обошла всех табачников квартала, жалуясь и на чем свет кляня свою хозяйку, некую мисс Гаррис... Несмотря на то что эта особа всегда курит только "Абдулл", она велела прислуге во что бы то ни стало купить французские сигареты. Остальное, как вы догадываетесь, было для меня сущим пустяком, – весело рассмеялся репортер. – Так что могу с удовольствием поделиться информацией: мисс Гаррис живет в огромной вилле, которую арендует со всей мебелью, но наезжает сюда крайне редко... Вилла называется "Гималайские кедры" и расположена на параллельной улице. А теперь жду похвал и поздравлений!

– Я, пожалуй, сообщу вам кое-что получше, – усмехнулся Мэннеринг, – подарю сверхсенсационную новость, если, конечно, вы в состоянии немедленно передать ее в свою газетенку, не добавив ни слова.

– Исключительно ради прекрасных глаз Лорны! – воскликнул журналист, скорчив уморительную гримасу. – Ну, выкладывайте же!

– Только что у себя дома выстрелом в голову убит лорд Сванмор. И это все, Читти!

– Итак, совсем не плохо! А какие подробности я могу оставить при себе?

– Тело обнаружил я, и у меня нет никаких свидетелей...

Репортер привычным щелчком сбил со лба непокорную прядь волос.

– Черт возьми! – пробормотал он. – Довольно паршиво для вас...

– Все зависит от того, что нас ждет в "Гималайских кедрах"... Так что бегите звонить и возвращайтесь побыстрее.

Журналист исчез как по мановению волшебной палочки, а Лорна озабоченно нахмурила брови.

– Ужасно мне все это не нравится, Джон... – вздохнула она.

– Однако мы ничем не рискуем!

– Ты так думаешь? Патрицию не освободишь, не столкнувшись с Кларой, а Клара связана с Бадом...

– ...а Бад очень дружит с кольтом! Признайся, тебя именно это пугает больше всего?

Лорна пожала плечами и, немного покопавшись в черной кожаной сумочке, вытащила револьвер калибра 7,65. Но Джон упрямо покачал головой.

– Эту штуку ты вполне можешь взять с собой, – настаивала Лорна. – Она все равно не заряжена... А кроме того, я прихватила вещи мистера Миллера. Они тебе сейчас понадобятся?

– Нет, – улыбнулся Мэннеринг. – Мистер Миллер появится попозже.

Не зная, на что решиться, он долго смотрел на прелестное личико жены, обрамленное широким норковым воротником.

– Лорна, – наконец выдавил из себя Джон, – я должен тебе кое в чем признаться... Мне известно, почему сегодня с утра Билл приставил к нам сопровождение.

Как только Джон умолк, Лорна растерянно спросила:

– Что ты собираешься делать, милый?

– Клянусь тебе, пока не имею ни малейшего представления, – совершенно искренне ответил Мэннеринг. – Я вижу только один выход из положения, но он настолько... экстравагантен...

– Надеюсь, ты не собираешься ограбить кабинет Билла? – в ужасе выдохнула Лорна.

Мэннеринг пробормотал что-то весьма уклончивое, и молодая женщина с величайшим жаром принялась его уговаривать.

– Но, послушай, это же невозможно! Даже и рассчитывать нечего...

– Все думали, что невозможно ограбить бронированную комнату "Куинс", – уклончиво заметил Джон. – Однако Дэйл-Мандраж и Бад справились с этим делом...

– Да, но Дэйл мертв, а Бад вот-вот угодит за решетку... Во всяком случае, надеюсь! Нет, Джон, поверь мне, это просто безумие!

– Потому-то я и сказал тебе, что не решаюсь, любовь моя!

– Но ты просил меня привезти вещи мистера Миллера! Полагаю, не для того, чтобы отправиться вечером со мной в театр?

Мэннеринг наклонился, обнял жену и закрыл ей рот поцелуем, слишком пылким для почтенного супруга.

Вскоре вернулся Читтеринг. Глаза его возбужденно горели.

– В газете еще никто ничего не знал! Ну и суматоха началась! Так что, Джон, идем?

– Одолжи мне, пожалуйста, свой шарф, Лорна, – попросил Мэннеринг, беря с заднего сиденья широкий плащ. – И нет ли у тебя случайно запасного – для Дэниеля?

– Весьма признателен, но у Дэниеля и так есть все необходимое! – с достоинством отклонил предложение Читтеринг, вытаскивая из кармана плаща сильно измятую полосатую тряпку.

– Мы с Читти двинемся вперед, – сказал Джон, распахивая дверцу "роллса". – А ты медленно поезжай следом, но держи дистанцию. Я попытаюсь оставить машину как можно ближе к "Гималайским кедрам"; что за дурацкое название у этой виллы! Ты же припаркуешься чуть дальше. И ни под каким видом не двигайся с места!

Мужчины сели в маленькую "МГ." и рванули с места. Лорна покачала головой и, вздохнув с глубочайшим смирением, медленно поехала следом.

17

Надвинув шляпы на самые глаза и подняв воротники плащей, Читтеринг и Джон прошли мимо ворот "Гималайских кедров". На нижнем этаже сквозь плотно задернутые шторы мерцал слабый свет, одно из окон третьего этажа было ярко освещено.

– Патриция? – шепнул журналист, указывая на это окно.

– Отвечу вам минут через пятнадцать, дорогой мой, – тихо отозвался Джон.

Читтеринг смерил его насмешливым взглядом.

– А вы оптимист! Как, по-вашему, мы сможем проникнуть в такую крепость? Надеюсь, вы не будете пытаться перелезть через стену?

Огромный сад, который можно было назвать скорее парком, и в самом деле окружала весьма впечатляющая стена. Однако метрах в шестидесяти от главного входа мужчины обнаружили деревянную дверцу, и Джон с облегчением улыбнулся.

– И вы называете это крепостью, Читти? Постойте на стреме – через три минуты мы будем на месте.

Он достал из кармана отмычку. Примитивный замок не оказал почти никакого сопротивления. Читтеринг, окаменев, наблюдал за этой сценой.

– Слушайте, у вас не найдется немного времени как-нибудь на днях? Мне бы очень пригодилась пара уроков... вечно забываю ключи! И эта ваша штуковина избавила бы меня от необходимости всякий раз звать слесаря!

– Парой уроков тут не обойтись... я не сразу научился пользоваться этой, как вы говорите, "штуковиной", – проворчал Мэннеринг, не уточняя, что в свое время несколько месяцев занимался с великолепными преподавателями: изготовителями сейфов, профессорами, механиками, слесарями, а главное – взломщиками.

Открыв дверь, мужчины проскользнули в сад, под прикрытие огромных деревьев, окружающих дом. Как и предупреждал Читтеринг, вилла представляла собой очень громоздкое, старомодное и довольно нелепое строение, украшенное башенками и несимметрично расположенными балконами. Следуя испытанной тактике, Джон решил обойти вокруг дома – может, удастся обнаружить дверь в подвал или на кухню – обычно они куда хуже защищены, чем парадные. Очень скоро Читтеринг услышал радостное восклицание приятеля.

– Подумать только, что на свете есть люди, способные ругать архитектуру девятисотых годов, Читти! Поглядите-ка, что за прелесть!

"Прелестью" была деревянная лесенка, ведущая от самой земли к дверце на чердаке. Строго говоря, вход на лесенку охраняла еще одна дверь, запертая на большой висячий замок. Увы, защита – чисто теоретическая! Мэннерингу потребовалось ровно четыре минуты, чтобы справиться и с этим замком. Мужчины друг за другом начали бесшумно подниматься по деревянным ступенькам... второй этаж... третий... а вот и деревянная дверца... Внезапно Джон замер и, протянув руку, остановил шедшего за ним журналиста. Как раз под ними, но намного левее, находилось единственное ярко освещенное окно дома, к тому же открытое. К окну подошла женщина. Увидев ослепительно-золотые волосы, Джон безошибочно узнал Клару Гаррис...

Молодая женщина лениво потянулась, выглянула в окутанный вечерним сумраком сад и прикрыла окно, так и не заметив двух мужчин, прижавшихся к стене почти у нее над головой... Клара задернула тяжелые шторы, и теперь из окна струился лишь тонкий золотистый лучик.

Читтеринг и Джон перевели дух и продолжили восхождение...

* * *

Через десять минут, преспокойно миновав пыльный чердак, спустившись по внутренней лестнице на третий этаж и взломав по дороге еще пару замков, оба сидели на краю ванны, такой же старой, как и сама вилла, и прислушивались к женским голосам, доносившимся из соседней комнаты. Сначала речь шла о слишком большой пижаме, потом о холодной курятине и наконец о лаке для ногтей.

– У вас и в самом деле нет другого? – спрашивал высокий голосок Патриции Сванмор. – Этот совсем не сочетается с моей курткой!

– Так или этак, а вы очень не скоро наденете свою куртку, – возражало тягучее контральто Клары Гаррис.

– Значит, вы еще долго собираетесь держать меня здесь? – жалобно спросила Патриция.

– Ну и что? По-моему, мы с вами прекрасно обращаемся. Разве не так?

– Да, неплохо... Ваш Бад, несмотря на его кошмарную бороду, очень мил... А кто он, кстати, такой? Ваш хозяин или...

– Не суйте нос не в свои дела! – с неожиданной злобой оборвала ее Клара, но тут же почти спокойно добавила: – Не знаю, мил он или нет, но, я, кажется, его ненавижу!

– Ах, как интересно! – самым светским тоном воскликнула Патриция и тем же ровным, почти отрешенным голосом без всякого перехода спросила: – Скажите, Клара, это Бад шантажировал моего отца?

Послышалось удивленное восклицание, и снова зажурчало контральто мисс Гаррис:

– Откуда вы знаете?

– О, так... интуиция... Мне хотелось бы знать, что предосудительного мог сделать мой отец! Вы-то, наверное, в курсе!

– На вашем месте я бы не стала задавать слишком много вопросов, – сухо заметила Клара. – Ответы вряд ли бы вам очень понравились! Все это крайне неприятно для вас...

– А для моего отца?

– О, вашему отцу теперь уже ничто не грозит! – небрежно бросила Клара. – Что ж, схожу, пожалуй, за другим лаком, раз этот вам не по вкусу... Придется спускаться на целых два этажа!

– А потом подниматься! Но, знаете, это очень полезно для фигуры... – проговорила Патриция. – Надеюсь, другой лак не такой яркий?

– Уж какой есть! – сердито отрезала Клара.

Мужчины услышали, как в замке повернулся ключ. Подбежав к двери ванной, Джон убедился, что Клара Гаррис в ярко-лиловом платье лениво спускается по лестнице. Как только безупречно причесанная белокурая головка скрылась из вида, Мэннеринг вернулся к журналисту.

– Живо! Набросайте на листке бумаги несколько слов и суньте записку под дверь, чтобы Патриция не перепугалась и не завопила, услышав, как я вожусь тут с замком!

Читтеринг без разговоров написал записку, а Джон принялся сражаться с замком, отделявшим ванную от комнаты, где томилась Патриция.

При виде обоих мужчин мисс Сванмор не выразила ни удивления, ни смущения.

– Вы вдвоем? А я думала, вы придете один, Джон, – только и шепнула она.

– Вы готовы? – спросил Мэннеринг. – Она вот-вот вернется!

– Вернуться-то вернется, но эта лентяйка ползает так медленно, что, пожалуй, у нас вполне хватит времени, – улыбнулась Патриция.

Она быстро обулась и достала из шкафа куртку и сумочку.

– Все! Я в вашем распоряжении. Там веревочная лестница?

– Нет, никакой романтики – обычная деревянная. Право же, тут почти никакой нашей заслуги.

Читтеринг замер, погрузившись в глубокую задумчивость.

– Джон... а что, если мы прихватим с собой Клару? – неожиданно спросил он.

– Клару?

Джон нерешительно посмотрел на улыбающегося репортера, очень гордого осенившей его мыслью, и тихонько заметил:

– Слишком рискованно, Читти... стоить ей закричать...

– Не беспокойтесь – даже не пикнет! – решительно заявила Патриция. – Идите-ка оба сюда!

И девушка слегка раздвинула тяжелые бархатные портьеры, закрывающие окно.

* * *

Послушно сидящая в "роллсе" Лорна уже начала тревожиться. Вдруг молодая женщина увидела не три, как предполагалось, а четыре силуэта, причем появились они так неожиданно, словно вынырнули прямо из стены, окружавшей "Гималайские кедры".

Лорна сразу узнала короткие локоны Патриции и, заметив рядом сверкающие неестественным блеском белокурые волосы, все поняла.

– Добро пожаловать, мисс Гаррис! – приоткрыв дверцу, медовым голосом сказала она.

– Вперед, Клара! – куда менее вежливо бросил Мэннеринг.

Та мгновенно повиновалась голосу и револьверу, которым Джон энергично подталкивал ее в спину. Мужчины устроились на заднем сиденье по обе стороны пленницы, а Патриция скользнула вперед, рядом с Лорной.

– Ну что, едем? – спросила та.

– Э-э, не так быстро! – воскликнул журналист. – А как же моя машина?

– Я возьму ее, – отозвался Джон, – и потом подгоню, но сначала мне бы хотелось перекинуться парой слов с Бадом. Он один, Клара?

Черные глаза мисс Гаррис сверкнули от едва сдерживаемого бешенства. Она закусила губы и ничего не ответила.

– А впрочем, сам увижу! – Мэннеринг беззаботно махнул рукой. – Куда мы денем эту пантеру, Лорна? В Челси ее держать нельзя, но пока что мне не хочется делать такой подарок суперу.

– Беру это на себя, – успокоила его Лорна. – Лучше всего – отвезти Клару на Портленд-террас. Уж там-то ее никто искать не станет!

– К твоему отцу! – с ужасом воскликнул Джон, представляя, какое впечатление произведут ярко-лиловое платье и пережженная шевелюра мисс Гаррис на респектабельного и не слишком покладистого лорда Фаунтли.

– А почему бы и нет? Папа вернется домой только поздно вечером. До тех пор мы сто раз успеем забрать мисс Гаррис. Пока же шофер и дворецкий с удовольствием составят ей компанию...

– Блестяще! – улыбнулся Джон. – Я думаю, мисс Гаррис, излишне объяснять вам, что следует вести себя благоразумно... Вы, конечно, вправе позвать на помощь первого же полисмена, но на вашем месте...

Патриция Сванмор звонко расхохоталась.

– По-моему, вам нечего опасаться, Джон. Мне есть что порассказать вашему полисмену...

– Вы можете, если хотите, вернуться в газету, Читтеринг, – сказал Джон, открывая дверцу.

– То есть как это "если хочу"? Вам не кажется, что к завтрашнему утру мне предстоит написать совершенно убойную статью? Но не волнуйтесь – сначала я покажу ее вам.

– Договорились. Но я бы все-таки посоветовал вам заскочить в Ярд примерно часиков в десять. Там уж сами поймете, почему... Что до вас, Патриция, то мне хотелось бы твердо знать, что вы не расстанетесь с Лорной до моего возвращения. Это возможно?

– Вполне.

– Лорна... мне надо сказать тебе два слова наедине... прошу прощения, но у всех свои маленькие тайны...

С весьма красноречивым вздохом молодая женщина вышла из машины и подошла к стоявшему на тротуаре мужу.

– Знаю я твои два слова! Джон, неужели тебе так необходимо туда лезть?

– Ты имеешь в виду свидание с Бадом? Я почти ничем не рискую, любовь моя. Кажется, я уже начинаю соображать что к чему в этой проклятой истории, вот только одна мелочь разбивает все мои теории вдребезги!

– Я говорю не о Баде! – нетерпеливо воскликнула Лорна. – А о том, что ты собираешься делать после...

– Да, мне придется туда пойти. Особенно сейчас. Клара Гаррис все выложит.

– Тогда зачем вы ее уволокли? – рассердилась молодая женщина.

– Но мне необходимо, чтобы она все рассказала! Клара уже знает об убийстве Сванмора, значит, и это – работа Бада. Мисс Гаррис не выдержать хорошего допроса, и она слишком любит шоколад, мягкие диваны и "Абдулл", чтобы решиться просидеть в тюрьме больше, чем уже заработала. Разоблачений Клары я не боюсь. Она знает мистера Миллера и знает Джона Мэннеринга, и для нее – это разные люди. Вот только для Билла Бристоу из-за этих проклятущих фотографий и чертовой зеленой коробки Миллер и Мэннеринг сливаются в одно и то же лицо – Барона...

Джон улыбнулся, надеясь, что нашел самые убедительные аргументы и Лорна теперь не станет спорить.

– А поэтому мне ничего другого не остается, как пойти... ну, ты сама знаешь куда.

– Обманщик! Я отлично знаю, почему ты это затеял, и ты сам знаешь не хуже меня! Потому что это безумное, дьявольски опасное и совершенно невозможное дело. Тебе до чертиков хочется доказать Биллу, что Барон еще способен посмеяться над Ярдом... Вот для чего ты это задумал...

Джон коснулся губами нежной щеки жены и невозмутимо спросил:

– Но ты все-таки мне поможешь?

– Что за вопрос?!

– Отлично! Тогда, как только вернешься в Челси, позвони Биллу и попроси его немедленно приехать к тебе. Объяснений никаких не давай. После того как Билл приедет, расскажи ему историю похищения Патриции. Упомяни, кстати, и о Кларе. Потом посоветуй отправить полицейских из местного отделения в "Гималайские кедры". Скажи, что там они найдут опасного маньяка, помешанного на стрельбе из кольта...

– Но Билл наверняка захочет узнать, где ты!

– Ответишь, что оставила меня возле "Гималайских кедров", вот и все. И теперь ждешь меня.

Джон взглянул на часы и добавил:

– Позвони Биллу в девять минут десять десятого... и задержи подольше, но не слишком настаивай, иначе он заподозрит что-то неладное. В крайнем случае, можешь строить глазки!

– Хорошенький совет! – вздохнула Лорна. – Нет, пожалуй, мне не придется прибегать к таким сомнительным средствам. Лучше я попрошу Билла помочь мне сообщить Патриции о гибели ее отца.

– А ведь верно... Я, как всегда, оставляю тебе самые неприятные дела, а сам иду развлекаться... Именно так ты и думаешь. Скажешь, нет?

– Да. И, кстати, не забудь пожитки мистера Миллера.

Лорна подошла к "роллсу", открыла багажник и вытащила маленький кожаный чемодан.

– Надеюсь, я ничего не забыла...

– Я на тебя вполне полагаюсь! – улыбнулся Джон.

Лорна приподнялась на цыпочки и поцеловала мужа.

– А я – на тебя, – шепнула она.

18

На нижнем этаже виллы, развалившись в одном из кресел большой гостиной, Бад методично накачивался виски.

Одних людей убиваешь равнодушно... других – не без жестокого удовольствия... Но расправа с лордом Сванмором оставила у его убийцы какое-то болезненное ощущение, и теперь он пытался утопить в виски это странное чувство беспомощности и незащищенности.

В доме стояла глубокая тишина.

Вдруг дверь медленно приоткрылась, и почти тут же Бад увидел высокого мужчину в светлом габардиновом плаще и надвинутой на глаза коричневой широкополой шляпе. Лицо незнакомца скрывал белый шелковый шарф, на котором были изображены весело преследующие друг друга огненно-рыжие коккеры.

При виде этого забавного шарфа Бад издал короткий смешок, но потянулся к правому карману пиджака. Незнакомец сделал точно такое же движение. Теперь Бад держал в руке кольт, а непрошенный гость – револьвер калибра 7,65.

Некоторое время оба револьвера вежливо смотрели друг на друга. Бад снова издал короткий смешок:

– Ладно, не исключено, что вы стреляете быстрее меня!

И он убрал кольт в карман.

– Скорее всего, вы правы! – отозвался незнакомец звучным и низким голосом с сильным романским акцентом.

– Гляди-ка, макарони! – грубо расхохотался Бад.

– Вы ошиблись, я испанец, но окажись я уроженцем Италии, вам бы не удалось второй раз обозвать меня макарони, приятель, – заметил незнакомец, входя в комнату.

Бад лишь пожал плечами и отхлебнул еще немного виски.

– Как вы вошли?

– Да просто в дверь. Она была открыта.

– Вот в этом вся Клара! – воскликнул Бад. – Такая бездельница, что ей лень повернуть ключ в замке! А могу я узнать, чего вы, собственно, хотите?

– Поговорить, – любезно объяснил незнакомец, усаживаясь на подлокотник кресла. – И не надо задавать так много лишних вопросов. Вам достаточно знать, что я друг Клары. Ясно?

– Друг, о котором она мне ни разу не говорила... – вздохнул Бад. – А впрочем...

Он еще раз хлебнул из бокала. Темные глаза горели неподвижным тревожащим огнем... Незнакомец внимательно изучал лицо Бада.

– Думаю, найдется немало такого, о чем Клара не стала вам рассказывать, – сказал он своим хорошо поставленным голосом, гулко раскатывая "р". – Скажите, вы сегодня вечером слушали радио?

– Я его вообще никогда не слушаю, – презрительно бросил Бад, – а что?

– Сообщали об убийстве лорда Сванмора.

– И что дальше?

– Разыскивают убийцу.

– Представьте себе, я об этом и сам мог догадаться! Обычно это первое, что делает полиция... – Бад снова идиотски хихикнул. – Кстати, у этих господ не наклевывается, случаем, какая-нибудь мыслишка?

– Да. Они подозревают Джона Мэннеринга.

На сей раз Бад долго от души хохотал.

– Ах, как я его, а?

– Так, значит, это вы... Понятно! Быть может, вас следует поздравить?

– Да, пожалуй... Не так уж глупо придумано: избавиться от Сванмора, а козлом отпущения сделать Мэннеринга...

Незнакомец покачал головой.

– Полагаю, что всю операцию организовал Джордж Сванмор? – равнодушно спросил он.

– А вот это вас не касается! – окрысился Бад, но тут же сам задал вопрос: – С чего это вы взяли? Вы знаете Сванмора?

– Нет... просто кое-что сопоставил... Кто-то же должен был рассказать вам о "Куинс" и о доме Сванмора, иначе вы не смогли бы разгуливать там, как у себя дома! Только одного никак не могу взять в толк: почему Сванмор приказал вам убить старого лорда?

– Ба! – Парень неопределенно развел руками. – Они вечно цапались, как кошка с собакой...

И снова потянулся к бокалу.

– Старый Сванмор кое-что заподозрил... и еще Джордж – наследник, стало быть, коллекцию получит он!

– Ну, это я и без вас сообразил! – незнакомец иронически усмехнулся. – Только как же вы согласились прикончить курицу, приносившую вам золотые яйца? – Выдержав паузу, он тем же небрежным тоном добавил: – Ведь это вы шантажировали лорда Сванмора?

Бад откинулся на спинку кресла и опять разразился довольным смехом.

– Вот чертовка! Конечно, это все Клара вам наболтала? Но тут промашка – имейте в виду, лорда Сванмора шантажировал вовсе не я, а Джордж!

– Джордж Сванмор? – удивленно переспросил незнакомец.

– Разумеется! Несколько лет назад старикан отравил свою жену, и только один Джордж об этом знал!

– Понятно, – пробормотал "испанец".

Он лениво встал, прошелся по комнате и вдруг спросил:

– И вы чувствуете себя в полной безопасности, влипнув в такую скользкую историю? Полиция начнет допрашивать Джорджа... Если он расколется... или Клара... – Незнакомец остановился и, немного помолчав, добавил: – А кстати, что вы станете делать, если Клара вас заложит, приятель?

– Клара! – возмутился Бад. – Да она ради меня в лепешку расшибется!

– Вчера – да, она готова была ради вас на что угодно, – поправил его человек в маске, – но женщины так быстро меняются! Представьте себе, что ей приглянулся кто-то другой... Скажем, Джордж Сванмор... Тогда они запросто свалят все это дело на вас!

– Ну, если это все, чем вы решили меня припугнуть!.. – хмыкнул Бад и в очередной раз принялся за виски.

– Тогда вообразите, что Клара решила сбежать с кем-нибудь еще. Или даже совсем одна... но прихватив остаток драгоценностей... И что она выпустила на свободу крошку Сванмор!

– Вы закончили? – прорычал Бад и, поставив бокал на подлокотник кресла, вскочил: – Мне ужасно хочется разбить вам физиономию! Хотя бы для того, чтоб поглядеть, на что вы похожи без этой портативной псарни!

– На вашем месте я бы сначала позвал Клару. Если бы, паче чаяния, она не ответила, я бы по крайней мере узнал, как обстоят дела. Так или нет?

Не удостоив незнакомца ответом, Бад ринулся к двери в гостиную и, распахнув ее настежь, принялся орать во всю глотку:

– Клара! Клара! Спустись сюда, черт возьми!

Но никто не ответил.

Незнакомец тем временем приблизился к Баду и, когда парень, вне себя от бешенства, обернулся, нанес ему сокрушительный удар левой рукой и довершил дело не менее страшным апперкотом правой. Бад рухнул на пол, даже не вскрикнув.

Незнакомец вытащил из кармана плаща тонкую бечевку и связал молодого человека с ловкостью, свидетельствующей о долгой практике. Потом, опустившись на колени рядом со своей жертвой, он ухватил краешек холеной черной бородки и хорошенько за нее дернул. Борода слегка отклеилась. Незнакомец продолжал тянуть... Бад застонал, веки его дрогнули и наконец открылись. На "испанца" смотрели темные, горящие от ярости глаза.

– Я тебе делаю больно? – ласково спросил незнакомец. – Тем лучше.

Он сначала отклеил черную бороду. Потом сорвал густые взъерошенные брови и черный парик.

– Вот это да! – прошептал он вне себя от изумления.

Белокурые волосы, светлые брови, капризный рот с опущенными вниз уголками... на него молча взирал Джордж Сванмор! Но только у этого Джорджа были черные глаза, совсем не похожие на голубые, как незабудки, глаза всех известных Джону Сванморов!

Мэннеринг осторожно поднес руку к этим сбивавшим его столку глазам... Бад даже не моргнул... Мэннеринг коснулся рукой глаза и вдруг так весело расхохотался, что по всему пустынному дому прокатился звон.

– Ну и дурак же я! Контактные линзы! И как это мне не пришло в голову раньше?!

* * *

Тем же вечером, ровно в двадцать минут десятого Джон вошел в телефон-автомат неподалеку от Ярда. Сначала он позвонил домой. Встревоженный голос Лорны ответил почти сразу.

– Билл у тебя? – спросил Мэннеринг.

– Нет, но уже едет. Жду с минуты на минуту. А как Бад, Джон?

– Тут все в порядке. Он в Хаунслоу... хорошо связан и для верности получил дубинкой по башке... ждет полицию. Но, Лорна...

Джон немного поколебался и, не выдержав, открыл тайну:

– Это Джордж Сванмор... – На другом конце провода воцарилось весьма красноречивое молчание, и Мэннеринг быстро добавил: – Самое главное, пока никому ничего не говори. Я хочу сделать небольшой подарок Читтерингу! До скорого!

Джон повесил трубку и сразу же набрал номер Скотленд-ярда. Бесстрастный голос телефонистки сообщил, что суперинтенданта Бристоу нет на месте.

– Кто его спрашивает, сэр?

– Начальник участка муниципальной полиции Криспин, – ответил Джон, великолепно имитируя грубый, отрывистый, похожий на лай, голос. – А инспектора Гордона тоже нет?

– Да, сэр.

– Тогда хотя бы передайте, что я посылаю инспектора за досье Мэннеринга, – проворчал Джон, – скажите, чтоб все приготовили. И сообщите в картотеку. Мне некогда терять время!

– Хорошо, сэр, я передам ваше поручение, – ответил терпеливый голос.

– Уж надеюсь! – рявкнул лже-Криспин, известный на всю полицию отвратительным характером и диктаторскими замашками.

И швырнул трубку.

Мэннеринг набрал полные легкие воздуха, нетвердой рукой поправил узелок галстука и быстро зашагал в сторону Ярда.

Маленькую "МГ." Читтеринга, только что послужившую ему импровизированной костюмерной, Джон оставил неподалеку. Мэннеринг был особенно осторожен с гримом... Он слишком хорошо знал, что никакие перевоплощения не обманут Бристоу или Гордона, если, к несчастью, они ему попадутся навстречу. Но другие служащие Ярда, знавшие его в лицо, помнили в основном высокую, стройную и элегантную фигуру да ослепительную улыбку на загорелом лице... Если повезет, дежурный сержант его не узнает...

И в самом деле, когда дежурный поднял глаза, он увидел мужчину плотного телосложения с добродушной толстощекой физиономией и в отвратительно сшитом костюме. Волосы незнакомца разделял довольно смешной прямой пробор, усы топорщились во все стороны, а карие глаза постоянно подергивал нервный тик...

"Парню наверняка нужны очки, но он, конечно, не желает их носить", – подумал сержант и вежливо спросил:

– Вы к кому?

– Суперинтендант Бристоу у себя? – жизнерадостно поинтересовался Мэннеринг. – Или хотя бы инспектор Гордон?

Сержант покачал головой.

– Ни того, ни другого нет. А вы от кого?

– Меня прислал инспектор Криспин. Я должен забрать для него досье. Но только дать мне его могут либо Бристоу, либо Гордон. – Джон изо всех сил чихнул и тоскливо добавил: – Что ж, придется подождать...

– Вы простудились! Октябрьское солнце всегда обманчиво, – назидательно проговорил сержант.

– Я бы и в самом деле с удовольствием перехватил чего-нибудь горяченького в буфете, да боюсь прозевать Бристоу... – неуверенно начал Джон.

– Супер только что уехал, так что у вас есть время. Но не советую заставлять его ждать: старый Билл – в отвратном настроении.

– Вот уж чем меня не удивишь! Я уже не первый год под началом у Криспина... Вы его знаете?

Сержант выразительно сморщился.

– Чего я только от него ни наслушался! – с трогательным простодушием признался Мэннеринг.

– Вы знаете, как найти буфет? – спросил сержант, отмечая у себя в блокноте: "9.25 – посланный инспектора Криспина".

– Да, я тут не впервой.

И Джон тяжелым шагом медленно двинулся в сторону буфета.

* * *

Свернув в пустынный коридор, он быстро прикинул, где что. Билл уже как-то водил его в большую картотеку, справедливо гордясь этим чудом, где в считанные минуты можно найти любой из полутора миллионов зарегистрированных отпечатков пальцев.

К девяти часам служащие Ярда в основном разошлись по домам. Джон встретил в коридорах не больше двух-трех полицейских, и никто не обратил на него внимания.

Наконец Мэннеринг разыскал нужную дверь. Она вела в необъятную комнату, сплошь уставленную деревянными стеллажами с множеством довольно плотных желтых пакетов. Путь к ним преграждала широкая деревянная перегородка. За ней Джон увидел седого мужчину, обладателя на редкость угрюмой физиономии. Он разбирал бумаги. Служащий картотеки с не слишком элегантным, изгрызенным карандашом за ухом напоминал скорее библиотекаря, чем полицейского.

Мэннеринг решительно подошел к нему.

– Меня послал инспектор Криспин. Это начальник...

– О, знаю я Криспина, – устало вздохнул служащий. – Вы пришли за досье Мэннеринга?

– Да. И Криспин велел не спать на ходу! – Джон скривился и мрачно добавил: – Сегодня он в особенно скверном настроении.

– Воображаю! – хмыкнул служащий. – Так вы думаете, он у нас в руках?

Мэннеринг отчаянно заморгал и удивленно осведомился:

– Кто, Криспин?

– Криспин? Да на черта он нам сдался? Можете оставить господина Криспина себе... Нет, я говорю о Мэннеринге... Странная это все-таки история! Вы с ним знакомы?

– Да, в лицо знаю.

– Вот и я тоже. Никак не могу поверить, что он прикончил четверых! Впрочем, супер знает свое дело... и обычно не ошибается...

Служащий повернулся к стеллажам и рявкнул куда-то в недра огромной, погруженной в полумрак комнаты:

– Эй, там, Берти, да начнешь ты когда-нибудь шевелиться? Из-за тебя этот бедолага как пить дать получит разнос от Криспина!..

Он взял со стола бланк и протянул Джону.

– Подпишите, пока эта улитка приползет с вашим досье!

Мэннеринг вынул из кармана шариковую ручку и нацарапал:

"А.К.Л. сержант муниципальной полиции, Олдгейт".

В тот же миг из-за стеллажей вынырнул добродушного вида толстяк в серой блузе, с большим пакетом в руке. Джон сразу заметил, что пакет выглядит куда менее внушительно, чем другие.

– Надеюсь, тут, по крайней мере, все? – спросил он, забирая пакет у толстяка Берти.

Первый служащий пожал плечами.

– Разумеется! А как же иначе?

Мэннеринг примирительно рассмеялся.

– Просто вы не знаете Криспина... если я притащусь...

– Примо, мы знаем Криспина, – с легким нетерпением оборвал его полицейский, – секундо, это вы не знаете Ярда! Если я сказал, что здесь все, значит, так и есть. Кроме, конечно, копий, которые остались в кабинете супера.

– Не сердитесь, – мягко проговорил Мэннеринг.

– Я не сержусь, просто вы там, в муниципальной полиции, кажется, воображаете, будто служащие Ярда целыми днями бьют баклуши... – Старик немного подумал и, уже явно смягчившись, добавил: – Хотя если, как вы говорите, Криспин сегодня особенно зол, ваши опасения вполне можно понять...

– Спасибо идо свидания, – попрощался Джон грубым и жизнерадостным голосом мистера Миллера.

И он вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.

19

В коридоре Мэннеринг на секунду замер, не смея поверить, что первая часть операции "Досье" прошла успешно... Он быстро взял себя в руки: оставалось сделать самое трудное и самое опасное! Надо войти в кабинет Бристоу и забрать копии, о которых говорил служащий картотеки. Бристоу уехал более получаса назад. При всей своей ловкости Лорна не сумеет задержать его слишком надолго...

Джон тяжело вздохнул и двинулся к цели...

* * *

Он остановился у двери кабинета Билла. В коридоре, так же слабо освещенном, как и Большая картотека, не слышалось ни звука. Где-то внизу стукнула дверь... И снова – тишина...

Мэннеринг попробовал повернуть ручку двери – не тут-то было! Бристоу запер кабинет на ключ.

– Вот стервец! – выругался Барон.

В мгновение ока он вытащил из кармана отмычку и принялся за злосчастный замок. По всей видимости, никому даже в голову не приходило, что найдется сумасшедший, способный ограбить кабинет суперинтенданта Ярда. Модель замка оказалась одной из самых распространенных и очень недолго сопротивлялась искусным рукам Мэннеринга.

Барону опять повезло: на лестнице послышались тяжелые шаги, но прежде чем кто-то из полицейских свернул в коридор, Джон успел проскользнуть в кабинет и закрыть за собой дверь.

Сдерживая дыхание, он неподвижно ждал, пока шаги удалятся на безопасное расстояние, снова открыл дверь, тщательно вытер носовым платком ручку и опять забрался во владения Бристоу. Вытереть внутреннюю ручку он тоже, разумеется, не забыл. Теперь наконец можно было надеть перчатки, которые он не осмелился натянуть раньше... При свете карманного фонарика Джон подошел к столу суперинтенданта. Бристоу успел навести порядок в бумагах, и Мэннеринг сразу увидел то, что искал: толстую папку из серого картона, на которой было крупно написано всего два слова: "МЭННЕРИНГ, ДЖОН".

Барон открыл папку. Внутри лежали рапорты, напечатанные на машинке и написанные от руки, и множество фотографий. На одной Джон с удивлением узрел насмешливо улыбающееся личико Лорны, на других в разных видах красовался он сам: то в костюме для верховой езды, то в смокинге, а то даже в плавках...

"Любопытно, где скотина Билл все это нащелкал?" – промелькнуло в голове у Мэннеринга.

Барон нашел снимок роковой разорванной перчатки и оттиска указательного пальца...

А рядом с досье лежала зеленая металлическая коробка для грима...

Немного поколебавшись, Джон решил, что уносить эту улику не стоит. Он лишь тщательно вытер коробку со всех сторон, уничтожив любые возможные отпечатки пальцев. Потом еще раз осмотрел стол Билла. Там лежали и другие досье: "Сванмор, Джордж", "Гаррис, Клара"...

Джон быстро перелистал их, но не обнаружил там ничего опасного для себя. Наконец он распрямился и с огромным облегчением вздохнул. "Все здесь, – сказал служащий Большой картотеки, – кроме копий, которые остались в кабинете у супера".

Барон сунул картонную папку за пазуху, подошел к двери, взялся за ручку и вдруг... резко отступил.

В коридоре слышались быстрые шаги. И они решительно приближались к кабинету!

Еще ближе... наконец остановились у двери...

Кто-то вставил в замок ключ...

И голос Бристоу удивленно воскликнул:

– А я-то мог бы поклясться, что запер дверь!

* * *

Барон прижался к стене за дверью, выжидая, пока Бристоу нащупает в темноте выключатель.

Джон закрыл глаза, вспыхнувший свет его не ослепил, в то время как вошедшие на долю секунды утратили бдительность. Воспользовавшись этим мгновенным замешательством, Барон бросился вперед, отшвырнув Бристоу в глубь кабинета, а сопровождавшего его Гордона – в коридор.

Потом, не давая полицейским времени сообразить, что произошло, Барон рванул на лестницу, перескочил через перила и оказался на площадке второго этажа, повторив этот акробатический номер, таким же образом приземлился на нижнюю. Оттуда Джон помчался в направлении, противоположном входу в Ярд, и, пробежав по пустынному коридору, ворвался в последнюю комнату. По счастью, она не была заперта. Барон ураганом пролетел по комнате, опрокинул несколько стульев и мигом очутился у окна. Вскочил на подоконник, распахнул раму и прыгнул.

Он оказался в узком проходе перед массивной стеной, окружающей строения Ярда. Чуть поодаль стояла машина. Джон вскочил на капот, потом на крышу, а оттуда забраться на стену уже не составляло труда. Он спрыгнул со стены, даже не взглянув, нет ли вокруг прохожих...

Судьба хранила Барона – улица была совершенно пустынна. Прижимая к сердцу картонную папку и желтый пакет, Мэннеринг быстро пошел прочь, с трудом подавляя отчаянное желание бежать.

Внезапно тишину ночи прорезал пронзительный свист...

Но Джон не сбавил скорости – свистели внутри Ярда.

Через пять минут, сидя за рулем маленькой "МГ." Читтеринга, Джон пытался сообразить, не приснилось ли ему все это.

* * *

Тем временем Бристоу, раздираемый двумя совершенно несовместимыми чувствами – холодным бешенством и несказанным облегчением, – срывал настроение на инспекторе Гордоне, тем более что тот имел глупость заметить:

– Может быть, это сделал Мэннеринг, сэр?

– Разумеется, Мэннеринг! Кто же еще?! – прорычал суперинтендант.

– Но... в таком случае... что мы должны делать?

– А что, по-вашему, мы можем сделать? Послать во все газеты официальное сообщение о том, что Скотленд-ярд ограблен?

– Кто это ограбил Скотленд-ярд? – спросил жизнерадостный голос за спиной суперинтенданта.

Обернувшись, Бристоу увидел именно того человека, кого сейчас меньше всего на свете хотел бы видеть: Читтеринга.

– Какого черта вы тут делаете? – рассердился он.

– Да просто проходил мимо... – с самым простодушным видом отозвался журналист. – Вы, кажется, расстроены, Билл? Я могу чем-нибудь вам помочь?

– Да! Немедленно убравшись отсюда!

– Не очень-то любезно с вашей стороны... А вы не хотите мне рассказать, что у вас украли?

– Ничего у меня не украли! – поспешил ответить суперинтендант.

– Так, так, так... но если ничего не украли, значит, не было никакого ограбления!

В ответ Бристоу лишь раздраженно пожал плечами, и Читтеринг вкрадчиво продолжал:

– А раз не было ограбления, то у вас нет ни малейших оснований кого-либо преследовать...

– Я буду преследовать, кого сочту нужным!

– В таком случае, вас действительно обокрали, Билл! И я вынужден написать об этом статью.

Бристоу открыл рот и ошарашенно воззрился на репортера.

– Ах вот оно что, – пробормотал он. – Так вы с ним сговорились?!

– Я? Сговорился с кем?

– С дьяволом! – буркнул Бристоу, поворачиваясь к журналисту спиной. – Можете отправляться к нему, и чтоб я больше не слышал о вас обоих!

Когда Читтеринг, примерно полчаса спустя, вернулся в редакцию, он увидел, что на крышке его стола сидит Мэннеринг, грызет орех и сквозь зубы насвистывает Моцарта.

– Для Дьявола у вас, пожалуй, слишком добродушный вид! – сказал журналист, усаживаясь за пишущую машинку. – Думаю, вы и сами догадались, что это Бристоу считает вас властелином темных сил?

– Ну, у него есть на то кое-какие причины, – невозмутимо заметил Мэннеринг.

Репортер обалдело посмотрел на приятеля.

– Так это действительно были вы? Черт возьми! А я-то думал, вышло какое-то недоразумение...

– Ладно, хватит восхищаться моими подвигами, лучше слушайте хорошенько... Бада сейчас, должно быть, уже арестовали, но никто, за исключением Клары Гаррис, не знает, что этот таинственный бородач – на самом деле Сванмор-младший. Кроме того, полиции еще не известно, что Клара – у лорда Фаунтли.

Джон встал и небрежно добавил:

– Ну, теперь ваша очередь играть... И можете обойтись без благодарностей, вы это честно заработали! Не стану больше мешать вам.

Мэннеринг уже собрался уходить, но репортер его окликнул:

– Э, не торопитесь! Билл просил вам кое-что передать, вернее, вам и Лорне, как он сказал...

Джон с интересом взял сверток и снял оберточную бумагу. Увидев ярко-зеленую металлическую коробку для грима, Читтеринг буквально остолбенел от удивления:

– Это еще что такое?

Джон открыл коробочку.

– Косметический набор, мой дорогой!

– С чего это вдруг Бристоу вздумалось дарить вам грим? – недоверчиво покачал головой журналист.

– О! Со вчерашнего вечера я тоже сделал ему немало довольно-таки неожиданных подарков... К тому же Билл, вероятно, знает, что я обожаю зеленый цвет...

Мэннеринг аккуратно завернул коробку.

– Вы знаете, зеленый всегда приносил мне счастье, – заметил он на прощание. – Но я никогда не думал, что Билл так здорово может отвечать на шутки!

Примечания

1

См: Энтони Мортон. "Веревка для Барона".


home | my bookshelf | | За все ответит Барон |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу