Book: Гроза Кровавого побережья



Леонард Карпентер

Гроза Кровавого Побережья

ГЛАВА 1. КОРАБЛЬ РАБОТОРГОВЦЕВ

Команда пиратской галеры «Сорокопут», еще не видя судна работорговцев, почувствовала его запах.

Полуголые пираты — грабители дюжины национальностей, с серьгами в ушах, разукрашенные татуировками, покрытые шрамами, с кожей, продубленной ненастьями, — отдыхали на скамьях гребцов, переводя дух после упорной погони. Многие из них были рабами и осужденными преступниками, другие, сложись их жизнь по-иному, могли бы ими стать. Но каждый из них, побывал он в рабстве или нет, одинаково относился к работорговцам.

Капитан пиратов, широко расставив ноги, стоял на корме галеры. Прислушиваясь и принюхиваясь в поисках жертвы, он изучал густой утренний туман, рассматривал водную гладь. Вот так же юношей преследовал он дичь по лесам и скалам своей родной Киммерии.

Слабый, но характерный запах рабов — смешанный смрад испражнений, мочи и скисшей рвоты — живо рассказал ему о том, что корабль работорговцев недавно был здесь; поведал о скованных цепями гребцах, которые никогда не оставят своих мест, год за годом работая на веслах. Запах принес легкий утренний ветерок — восточный бриз с берега, с поросших травами каменистых степей гирканийского побережья, над которыми разгоралась заря.

Капитан живо заработал кормовым веслом. Решив ориентироваться на запах, своей уверенностью он вдохновил гребцов. Голый (если не считать шелковых штанов, широких морских сапог и нескольких безделушек — трофеев, висевших на его могучей шее и запястьях), он и не нуждался в одежде. Внешне дикий, он всем своим видом говорил, что тут командует он — Конан из Киммерии, которого все боялись и звали Амрой — Грозой Вилайета.

— Эй, капитан Амра!

Крик впередсмотрящего, согласно приказу Конана, прозвучал тихо, чтобы не выдать присутствие охотников.

— Вон еще одно, справа по борту!

Расслабив руку, сжимавшую толстый черенок весла, Конан взглядом обшарил море впереди и справа. В самом деле, человеческое тело, плавающее лицом вниз. Все, что можно было разглядеть, — выступающий из воды низкий холмик спины, сгорбленной тяжким трудом на веслах и почти до черноты обожженной солнцем. Шрамы на спине трупа казались едва различимы — глубокие перекрещивающиеся раны от жестокой и в конце концов подарившей смерть порки. Омытые соленой водой, они превратились в рубцы бледной опухшей плоти. Действительно, мертвец был выброшен с невольничьего судна — третий мертвый раб с тех пор, как вчера вечером пираты пустились в погоню.

— Во имя Бела, они убивают рабов быстрей, чем их успевают есть рыбы! — вытягивая шею, заметил один из гребцов.

— Конечно, они экономят наши силы, — эхом отозвался другой.

— Должно быть, работорговцы укрощают новую команду, — прибавил щербатый Рондо. — Показывают, что могут вытворять — в назидание остальным.

— Зачем нам надрываться, охотясь за какой-то невольничьей шаландой? Зачем гнуть спины, чтобы ограбить нищих?.. — громко прозвучал с нижнего ряда скамеек для гребцов недовольный голос. Но Конан-то знал, кто это сказал.

— Достаточно, Дикколо, — проворчал он. — Позаботься лучше о своей шкуре и заткнись! — Конан постарался не выходить из себя. — Мы приближаемся к добыче. Вонь становится сильнее.

Взмахи и всплески весел стали плавными в такт приглушенным ударам барабана старого Йоркина. Команда работала дружно; несколько гребцов из тех, кто сидел за верхним рядом весел, успели даже поглазеть на тело… и без всяких там суеверий, хотя пираты сильно боялись спокойной воды и тех, кто в ней обитает.

Конан знал об их страхах, основанных на домыслах о том, кого можно увидеть, если глазеть на морское королевство мертвых. Киммериец не разделял этих ребяческих суеверий… по крайней мере, полностью. Однако он от всего сердца одобрял их. Они заставляли моряков хорошенько грести, разбивая веслами неподвижную, как стекло, поверхность прибрежных вод.

— Стоп, псы! Не шевелитесь, навострите уши.

Гребцы с радостью подняли весла из воды и втянули их на борт. В одно мгновение, если не считать капель, срывающихся с лопастей весел, и шороха воды, разрезаемой носом галеры, воцарилась тишина.

Тогда из розовеющего впереди тумана пришли другие, едва различимые звуки. Пираты услышали низкие ритмичные вздохи. Трудно сказать, то ли это весла двигались в плохо смазанных уключинах, то ли люди тяжко стонали от непосильной работы. Еще слышался слабый равномерный звон колокола и редкие пронзительные щелчки, которые не могли быть ничем иным, как ударами кнута.

Потом показался и источник звуков — корабль работорговцев. Больше не скрытый дрейфующими по ветру клочьями тумана, он призраком застыл перед пиратами. Его низкая широкая палуба была переполнена людьми, корпус ощетинился неровно движущимися веслами. Заостренные корма и нос загибались вверх и закруглялись, нависая над палубой. Словно стрела из колчана, посреди судна торчала одинокая голая мачта.

Без паруса, двигаясь под ударами брызгающих, вызывающих рябь водной глади весел, галера барахталась, пробираясь, словно на ощупь, между колоннами тумана, окрашенного в оранжевый цвет зарей, разгорающейся над гирканийской степью.

— Шевелитесь! — приказал Конан. — Там наш враг! Вспеним воду и поохотимся. Мы легко поймаем добычу, перегрузим себе на борт все ценное, что там есть. Но мы не будем оставлять на этом корыте часть команды!

— Конечно, затопим старую калошу! — поддержали его несколько пиратов. — Пробьем ее тараном, а потом ограбим, прежде чем она пойдет на дно.

— Нет, нет! — закричали другие. — Сожжем вонючую чумную корзину и ее невольничью команду вместе с ней. Даже королевство Повелителя Дагона не вынесет их вони!

— Мы не станем их таранить, — объявил Конан, когда пиратский корабль метнулся вперед с новыми силами. Капитан пиратов поднял свое весло над водой, чтобы не тормозить движение. — Готовьте крючья и подойдите поближе к корме. Я хочу получить этот корабль неповрежденным и со всем его грузом. — Приставив двух дородных гребцов к каждому из рулевых весел, он прошел вперед между скамьями гребцов. — Вы можете изрубить надзирателей в капусту, — мимоходом он крепко хлопал моряков по плечам, — но не убивайте ни одного раба. А если кто-то из них с мольбой поднимет руки, разбейте его цепи.

Пространство сверкающей воды между кораблями быстро сужалось. Стройное пиратское судно разрезало водную гладь словно водяная змея. Толстопузая старая калоша работорговцев, казалось, задергалась в конвульсиях при приближении «Сорокопута». Отчаявшихся гребцов подгоняли участившимся звоном колокола, резкими криками и ударами кнута, которые теперь сыпались еще обильнее. Но рабы гребли медленно и недружно, так что галера не прибавляла скорости.

В рассеивающемся тумане, под крышей бледно-синего неба встретились два судна. Весла по правому борту пиратского корабля по команде с грохотом втянули на борт. Крюки взвились в воздух и полетели через брешь между судами. «Кошка» Конана, описав в воздухе высокую дугу, зацепила за плечо офицера в тюрбане и шелковых одеждах, который пытался, правда слишком поздно, очистить палубу на корме по левому борту. Стальной крюк отбросил офицера назад, к деревянным перилам, пригвоздив к ним за ворот. Пытаясь остановить трение корпусов кораблей, киммериец дернул абордажный канат и захлестнул его петлей вокруг резных перил, довольный тем, что без борьбы вывел из строя одного из офицеров противника.

Мгновением позже капитан пиратов оказался на перилах с саблей в руке. Он прыгнул с высокого борта своего судна на корму галеры. Первая волна пиратов, захлестнувшая корабль работорговцев, уже принялась за работу, гоня защитников по широкой кормовой палубе, яростно рубя их саблями и выбрасывая за борт. Конан же помчался вперед. Чувствуя невыносимую вонь, он направился к подвесному мостику, что протянулся над спинами рабов вдоль оси корабля.

Оказавшись на нем, Конан столкнулся с толстым бородатым полуголым надсмотрщиком, вооруженным лишь кнутом. Внизу пригнулись скованные гребцы: мужчины и женщины — взрослые и еще не окрепшие юнцы. Тонкие и толстые, нестриженые, со спутанными волосами; голые, с кожей, выдубленной до коричнево-черного оттенка солнцем и непогодой, они испуганно и безучастно съежились в своей вонючей обители.

Капитан пиратов сделал выпад, направив острие сабли в куст шерсти над объемным животом надсмотрщика. Но тот, привыкший ходить по качающемуся мостику, поспешно выскользнул из-под удара, проворно, словно паук, мечущийся по паутине. Конан, решивший насадить на саблю этого человека, услышал оглушительный треск. Он почувствовал быстрое, как молния, прикосновение — небрежную ласку кнута.

Когда тело обожгло пламя боли, Конан пошатнулся и упал на колено. Он окажется безоружным, если такой же удар придется по другой его руке. Слава Крому, он все еще сжимал рукоять тяжелой сабли. Встав на ноги и размахивая изогнутым клинком высоко над головой, киммериец сделал выпад и обрушил саблю вниз… но не на противника, а на веревку перил подвесного мостика.

Удар рассек грязную веревку в палец толщиной, и она провисла по всей длине, даже там, где за нее держался надсмотрщик, выбиравший кнут для следующего удара. Чувствуя, что опора пропала, работорговец замолотил руками, пробуя ухватиться хоть за что-нибудь. Кнут вяло изогнулся в воздухе.

Надсмотрщик прилагал отчаянные усилия, пытаясь сохранить равновесие, но спохватился слишком поздно. Удивленное рычание сорвалось с его губ. Он опрокинулся и упал на скамейки гребцов, ближе к корме галеры.

Шум, поднявшийся там, был не громким, но яростным: дикие выкрики на дюжине языков — раздражение, приглушенное слабостью и долгим молчанием. Руки рабов, когтистые и покрытые волдырями от непосильной работы на веслах, были нетерпеливы и умелы. Рабы скопом навалились на надсмотрщика, вцепились ему в бороду, впились в глаза, вывернули толстые запястья и лодыжки, закрутили змеиные кольца кнута вокруг шеи. Их жертва боролась и ревела в тщетных усилиях, в то время как они пытались сломать ему позвоночник, перегнув тело вокруг черенка весла.

Оставив надсмотрщика на милость рабов, Конан широким шагом направился по подвесному мостику. Второй надсмотрщик — седой офицер с тонкими чертами лица, носивший шелковую рубаху и тюрбан, — менее проворно управлялся с кнутом, чем первый. Его кнут со злобным свистом рассек воздух, но Конан низко присел, увернувшись. Прыгая вперед, он качнулся в сторону от перерезанных перил. Владелец кнута неожиданно для себя оказался слишком близко от капитана пиратов, и ему осталось только бежать. Когда Конан догнал его, надсмотрщик почувствовал, как острый, словно бритва, кончик сабли скользнул у основания его шеи.

Офицер рухнул на скамьи гребцов, обливаясь собственной кровью. Он задергался, слабо сопротивляясь схватившим его рабам. Но в этот раз рабы потянулись не к горлу своего мучителя. Их жадные руки сорвали кольцо с ключами.

Перед Конаном была носовая палуба. Последние пять человек команды невольничьего судна стояли строем, приготовившись, выставив сабли и багры. Конан знал, что жить им осталось недолго. За спиной он услышал волчьи завывания пиратов, почувствовал, как они затопали по подвесному мостику, рванувшись следом за своим капитаном. Однако Конан не бросился опрометчиво на носовую палубу.

Вместо этого, подойдя к краю подвесного мостика, он разрубил еще две веревки. Те держали на шарнирах лестницу, которая тут же со скрипом и скрежетом несмазанного металла опустилась в пазы на грязных досках нижней палубы. Завывания и улюлюканья, надрывные и яростные, загремели в воздухе, когда освободившиеся рабы, толпой кинувшиеся вверх по лестнице, оказались лицом к лицу со своими мучителями.

И Конан повел их в атаку. Высоко занеся саблю, он выбрал противника, что выглядел потолще, — сурового на вид гирканийца, вооруженного ужасным багром. Первый же удар Конана разрубил его тело надвое, второй сделал бы то же самое с черепом, если бы его противника в этот миг не подхватил поток голых дьяволов и не унес к носу судна.

Оставшись без противника, Конан повернулся, тщетно высматривая другого. Но в мгновение ока строй защитников был смят ордой взбешенных, рычащих мстителей.

Рабы — тощие, жилистые мужчины и женщины — с наслаждением били и царапали своих бывших владельцев. Их мозолистые пальцы впивались в волосы, вырывали языки, выдавливали глаза, выворачивали руки и ноги. Несколько рабов погибло в этой яростной атаке, споткнувшись и попав под лавину голых, грязных ног своих товарищей. Остальные, безжалостные в своей ненависти, используя веревки и багры, кулаки, ногти и зубы, утоляли жажду мести.

Из-за озлобленности рабов все кончилось слишком быстро. Ненависть, которую лелеяли и вынашивали многие годы, быстро истощилась. Нельзя ненавидеть разорванные, безвольные и окровавленные трупы. Тупо уставившись на дело рук своих, замерли рабы над телами. Теперь у них не было цели в жизни.

Пираты, те, кто бросился вслед за Конаном на носовую палубу, взирали на мертвых, разочарованные тем, что сражение оказалось столь кратким, и с недоверием поглядывали на жалких, по большей части безоружных фурий, которых спустил с привязи их капитан. Не зная, что же делать дальше, они стояли с оружием наготове у пролома в корме и вдоль всего подвесного мостика. Готовясь к еще одной схватке, они незаметно стали теснить освободившихся рабов в угол носовой палубы.

С нижних палуб через грузовые люки на носу и на корме вылезли пиратские квартирмейстеры. Один из них, Джалаф Шах, поднялся по переднему приставному трапу. Он нес ворох грубой одежды. Нахмурившись, он покачивал головой.

— Капитан, у них бедный груз, — объявил Джалаф Шах по пиратской традиции. — Там мешки ржи, по большей части сырой и пожранной жучками… — Он рассыпал горсть крепких зерен по палубе. — Вымоченные в соли шкуры и свиные туши, витые канаты, деготь, уксус и много вот такой грубой матросской одежды. Ни вина, ни шелка, ни хороших товаров, ни вещиц ручной работы… чего и следовало ожидать от такой шаланды. — Пожав плечами, он бросил стопку белья на палубу у шпигата. — Мы можем сжечь или затопить это судно. Разницы никакой.

— Можем? — Конан властно взглянул на него. — А как же эти досточтимые люди? Ты хочешь препроводить их за борт? — Он показал на голых, топтавшихся на месте гребцов едва заметным кивком головы. Самые агрессивные из рабов уже начали с подозрением поглядывать в их сторону, прислушиваться к разговору.

Джалаф Шах беззаботно пожал плечами, а потом замер под хмурым взглядом капитана.

— Эти рабы могут оказаться самой ценной вещью на борту, даже несмотря на их жалкий вид. Но пересадить их к нам на корабль и довезти до рынка рабов будет трудновато. — Он искоса оглядел гребцов на носу, наблюдавших за ним с откровенной враждебностью. — Рабы, отведавшие крови, — подпорченный товар.

— Это все, о чем ты думаешь?.. Достаточно! — Рассерженный Конан отвернулся от квартирмейстера и еще раз оглядел освободившихся гребцов. Большая часть рабов до сих пор оставались на нижней палубе, так и не раскованные.

Вдохнув поглубже, Конан заговорил ровным голосом, каким обычно отдавал команды:

— Не будем говорить о том, чтобы сжечь или затопить этот корабль! Не будем бояться рынка рабов, смерти от мечей или того, что вас отправят к берегу вплавь! — Говоря на гирканийском, Конан был уверен, что все присутствующие его понимают. — Эта галера, пусть и вонючая, чего-нибудь да стоит. — Тут Конан раздул ноздри, что вызвало довольный смех среди пиратов. Теперь напряжение битвы спало, а вонь осталась столь же непереносимой для любого, не привыкшего к ней. — И груз этого судна тоже не надо пускать по ветру! Вы — выжившие, вы — настоящие труженики, и стоите вы столько, насколько цените себя сами. — Конан перешел на место повыше, на край подвесного мостика. — Пищу — свинину, муку — можно съесть. Парусиной вы на первое время прикроете свои телеса; вы сможете постелить ее, чтобы спать. — Пока он говорил, из-за все возрастающего интереса к его словам рабы заволновались. — Деготь и канаты помогут вам использовать силу сухожилий должным образом. Я покажу вам, как это сделать. Кнуты… выбросите их за борт. Они нам больше не понадобятся!

При этих словах раздались крики одобрения и заволновались рабы на нижней палубе. Кнуты смотали с шей их мертвых владельцев и с громкими радостными криками выкинули за борт.

— Но цепи, ваши кандалы… — Конан выдержал достаточно долгую паузу, чтобы снова привлечь внимание толпы. — Оставьте их! Сберегите. Их можно перековать в мечи, чтобы содрать кожу с ваших врагов!

При этом заявлении безумное ликование началось на носу и на нижней палубе. До этого пираты были наготове, сжимая свое оружие, теперь же они расслабились, увидев преданность бывших рабов, когда те приносили пиратскую клятву новому капитану, — преданность, столь неожиданно проявившуюся у этих голых, умирающих от истощения изгоев.



Но дикие танцы и жестикуляция постепенно улеглись, позволив Конану продолжать.

— Знаете ли вы, что мы — пираты Красного Братства — не просто грабители морей. На острове — на севере — мы строим крепость, чтобы сделать безопасным залив у этого острова. Цитадель, которую мы возводим, когда-нибудь станет править всем Вилайетом. Это — свободный порт Джафар! Нам нужны мужчины и женщины. Не рабы, а свободные люди, готовые работать, иметь дело с товарами, поставлять оружие и провизию на наши корабли и укреплять наши бастионы. Те из вас, кого тошнит на море, если захотят, смогут изучить ремесло строителя, плотника, фермера. Знайте: пища, кров и работа в избытке ждут вас в Джафаре. Те, кто хочет плавать и сражаться, как мы, члены грозного Братства Пиратов, — вот ваш шанс покорить море! Мы собираемся окрасить и восточный, и западный берега — как владения тиранов Гиркании, так и Турана — собственной императорской кровью.

Снова раздались бешеные, радостные крики. Конан увидел, что его обещание добычи и убийств вызвало у всех рабов живой отклик. Он прикинул, что гребцы невольничьего судна в основном были выходцами из десятка диких народов, на которых охотились, как на животных, и продавали в рабство. Лица пиратов расплылись в скептических улыбках, хотя они тоже прислушивались к речам Конана и его хвастливым обещаниям с таким же удивлением, как и освобожденные гребцы. Однако Конан продолжал:

— Этот корабль… хорошо заботьтесь о нем, я ведь могу еще использовать его! Ребра его каркаса могут стать стропилами залов; его обшивка — крышами ваших домов. Или он снова выйдет в море — маленькая частичка флота, которую мы, словно ветер пустыни, пошлем через Вилайет. На его палубах вы сможете сражаться, убивать ваших прежних угнетателей и складывать награбленные сокровища!

Дальше Конан говорил, заглушая новые всплески веселья, добиваясь от толпы еще большего энтузиазма.

— Если вы захотите грести рядом со мной — Амрой из Красного Братства — присоединяйтесь к нам. Однако если вы хотите жить свободной, гордой пиратской жизнью и черпать богатства из гор сокровищ, награбленных двумя империями, вам придется работать! Этот корабль должен отправиться на север в Джафар; его товар будет разделен поровну между вами, сам корабль разобран на доски… или переделан в рейдер, — он широко взмахнул саблей в сторону палубы гребцов. — Но сначала все должно быть начисто отмыто от вони рабства, выскоблено и вычищено с помощью швабр и сотни ведер хорошей, чистой воды. Фердинальд, Иванос, присмотрите за этим! Наберите для этого людей из нашей новой команды… пусть они снимут свое жалкое тряпье и выбросят его за борт! Пусть смоют кровь, грязь и приведут нижнюю палубу в порядок!

Его офицеры, поначалу действуя неуверенно, оказались на высоте и успешно справились со своей задачей. Они организовали одну команду, которая ведрами таскала воду для мытья палубы, и другую — носившую воду для людей. Несколько человек отправили нарезать тряпок для швабр. Был распечатан мешок с мукой, и на корме судна устроили временную кухню, поставили варить жидкую кашу. Тем временем уксус смешали с водой из заплесневелых фляг, превратив его в вино победы. Оно показалось рабам таким же хорошим, как напиток из лучшего урожая винограда Аргоса, если судить по эффекту, который оно оказало на них. Бывшие рабы с улыбками говорили о прошлом, чересчур много кричали, даже пели.

Команда «Сорокопута» тем временем отцепила крюки и отвела галеру за корму плененного судна.

Очень мало добычи подняли на борт пиратского корабля: только морские сундуки мертвых офицеров да окованную железом коробку для денег, которую можно было вскрыть на досуге. Видно, невольничий корабль регулярно курсировал между прибрежными городами Гиркании, так что можно было предположить, что в коробке хранилось золото для закупки товаров и свежих рабов.

Пищу, одежду и оружие оставили на борту невольничьей галеры. Эти вещи необходимы были бывшим невольникам. Еще пиратская команда выделила им проводника, чтобы они могли, не блуждая, доплыть до Джафара.

Тумана не было. Два корабля дрейфовали по тихому, заросшему водорослями, залитому солнечным светом морю, окаймленному на востоке низкими откосами прибрежной степи. Порывистый утренний ветер обещал вскоре наполнить паруса, дав отдых гребцам. Но пока поверхность темной воды оставалась гладкой, как стекло. Это заставляло пиратов нервничать. Они избегали смотреть на свои отражения… словно чувствовали навязанное извне желание взглянуть вниз, в зелено-черную бездну, где исчезли тела мертвых работорговцев…

Из-за суеверий и страхов пираты работали проворно, даже помогли бывшим рабам очистить и привести в порядок свой корабль. У морских разбойников не было никакого желания дрейфовать в ожидании ветра. На следующий же день утром оба судна опустили весла в воду, развернулись в сторону открытого моря и отправились на север вдоль берега. Конан задержался с освобожденными рабами, чтобы подарить им прощальную песню.

— Теперь гребите, морские псы! Согните спины и гребите. Гребите, спасая свои негодные шкуры! Гребите, чтобы набить свои животы! Гребите не для хозяев, а для того, чтобы плыть к свободному Джафару. Гребите… жалкие псы! Гребите во имя вашей свободы и мести!

А потом он перепрыгнул на взбивающий пену нос своего послушного рулю пиратского судна.

ГЛАВА 2. ПОБЕРЕЖЬЕ ЧЕРЕПОВ

За последние годы порт Джафар расцвел. Борьба за власть среди предводителей пиратов прекратилась, после того как тирана свергли с трона. Прежний вождь Красного Братства — Кналф — был убит. Справедливая месть свершилась. Все пираты одобрили такой поворот дел, так как Кналф заключил трусливую сделку с врагами Джафара, провозгласив пиратский порт форпостом империи Турана. А еще он воровал чужих женщин…

Теперь же под властью капитана Амры пираты снова процветали. Их ряды росли, пополняясь за счет выходцев из независимых Морских племен, которые жили в Джафаре и на окрестных островах Аетолианского архипелага. Рифы и течения защищали порт от неожиданных нападений. Безопасный проход между ними знали только местные лоцманы.

Джафар был удачно расположен, чтобы пираты, живущие в нем, могли грабить купцов нового типа, которые отваживались уводить тяжело груженные корабли далеко от земли, прокладывая курс напрямую через Вилайет. Поступая так, капитаны избегали бессчетных прибрежных отмелей и пиратов обеих морских побережий, но оказывались лицом к лицу с немногочисленными отважными разбойниками Джафара и мало изученными опасностями открытого моря.

Однако многие из купцов пренебрегали опасностями такого путешествия. Они и составляли основную часть добычи Красного Братства. Различные легендарные подвиги — кража священных драгоценностей и их продажа в Гиркании, захват заложников для получения выкупа, угон огромного судна из гавани столицы Турана — Аграпура — принесли Джафару богатство и славу, превратив некогда сонный воровской курятник в оживленный порт.

Сейчас блистательный Амра занимался постройкой замка на высотах над городом — или, скорее, возведением его на руинах фундамента, который издавна был там. У его подножия, вдоль волнореза, вытянулся новый каменный мол, бастионы катапульт поднялись над заливом.

В порту толпились представители разных народов. Они ютились в палатках, сараях и просторных флигелях, пристроенных к возвышающемуся над побережьем постоялому двору «Красная рука», принадлежащему госпоже Филиопе. Недавно освобожденные рабы работали, вырубая камни и возводя из них стены замка. Каменщики и корабельные плотники, прибывшие из далеких городов, нанятые или украденные из уютных домиков на материке, старались заработать или работали в ожидании выкупа и освобождения, которое могло произойти лишь по приказу Конана.

В этот бурлящий котел в один солнечный полдень и нырнуло два корабля — пиратский рейдер «Сорокопут» и его новый трофей — круглобокая купеческая галера.

Пираты после этого удачного рейда выглядели не слишком-то ликующе. Но у потрепанной команды галеры — кучки только что освобожденных Амрой рабов — темные от загара лица светились улыбками. Гребцы подогнали судно поближе к берегу и втянули весла на борт. Бодро попрыгав в воду, они вытянули оба судна на песок.

Тихий прибой мирной бухты помог им, так же как и отмель, протянувшаяся вдоль всего берега. Несколько из вновь прибывших явно были разочарованы. Они невнятно забормотали молитвы языческим богам, увидев в волнах прибоя черепа и человеческие кости — обычное зрелище в пиратском порту, где не прекращались поединки и частенько случались убийства. Но пиратов страшное зрелище не беспокоило. Оно не остановило и ту часть рабов, кто, распростершись ниц, стал целовать землю, обсыпать себя с ног до головы мокрым песком.

Конан собрал команду для разгрузки обоих кораблей. Оружие и скоропортящиеся продукты он приказал сгрузить в первую очередь. Конан заплатил своим пиратам золотом из купеческих сундуков и из собственного кармана. Он приказал своим офицерам присмотреть за бывшими рабами. Большинство из пестрого букета вновь прибывших Дикколо отвел в трудовой лагерь, устроенный людьми Морских племен под управлением хозяина острова Грандальфа. Бывшие рабы получили грубую пищу, крышу над головой и тяжелую работу. Им предстояло помочь жителям острова превратить залив в неприступную крепость. Они шли в лагерь с надеждой, думая, что любая участь лучше, чем рабство на галерах.

Отдохнув, некоторые из бывших рабов заявили, что умеют плотничать и могут работать на верфях. Они со старым Йоркиным отправились к докам. Многие женщины, до сих пор полуголые и едва ли не умирающие от истощения, уже нашли себе пару и теперь следовали за своими мужчинами. Как мужчины, так и женщины — все получили по золотой драхме — аванс их будущих заработков. Несколько человек, в основном зачинщики мятежа, заявили, что принимают предложение Конана, и стали готовиться к следующему путешествию, в котором им предстояло пройти проверку в настоящем сражении.

А дорога Конана, как и большей части его команды, пролегла на постоялый двор «Красная рука». Тут была его сокровищница, и здесь же находились его апартаменты. Угловатое старое здание, построенное из обломков, выброшенных на берег после кораблекрушений, и корабельного леса, возвышалось над берегом у самого мола, недавно сложенного из красного коралла и отделанного деревом. Пиратская команда прямо по песку, огибая носы вытащенных на берег кораблей, толпой направилась к постоялому двору. Они выбирали самый короткий путь, проскальзывая между праздно шатающимися пьяными толпами в сумятице пляжа. Поднявшись по ступенькам, они прошли под арку, выходящую на море, и нырнули в облако бессчетных лукавых вопросов об успехе их путешествия.

Филиопа, унаследовавшая постоялый двор от своего бывшего мужа — Кналфа, уже слышала о прибытии кораблей. Она встретила своего самого любимого капитана открытыми объятиями и щедрыми поцелуями. Чтобы Конан смог утолить жажду, кружка пива уже стояла поблизости на столе. Хозяйка постоялого двора давно поняла, что удобно выставлять свои отношения с Конаном напоказ. Таким образом она демонстрировала, что и она сама, и постоялый двор под защитой этого наводящего ужас капитана. А с Амрой не стоило шутить.

Конан со своей стороны не протестовал. Великолепная, с волосами, похожими на крыло ворона, Филиопа была одета в сногсшибательные туранские одежды, которые обнажали обе ее надстройки и весь правый борт до половины палубы. Это платье привез ей Конан. Оно, как добыча, могло удовлетворить любого пирата. Люди в таверне доброжелательно зашептались и завистливо завздыхали, когда, под аккомпанемент шальных криков и свиста, Конан и хозяйка постоялого двора обнялись. Садясь за стол, капитан «Сорокопута» посадил Филиопу к себе на колени.

— Капитан, как прошло путешествие? — прозвучал небрежный вопрос одного из тех, кто восседал за центральным столом. Там собрались слишком значительные люди, чтобы Конан мог равнодушно игнорировать их вопрос. Среди них были женщины-капитаны Брилит и Сантиндрисса, лейтенант Конана Иванос и сам Грандальф, попивавший вино с парой своих товарищей — вождями Морских племен.

— По-моему, достаточно хорошо, — объявил Конан. — Моя команда, пусть Дагон пожалеет этих мошенников, слишком глупа, чтобы оценить хорошую плату и судно работорговцев, ставшее нашим трофеем. Рабочие руки и хорошие материалы подсобят в строительстве, а фермеры-увальни, которые выйдут из большей части рабов, станут кормить пиратов, если добычи на море окажется недостаточно. Наши люди слишком привыкли к пьяной жизни, чтобы хоть чуть-чуть заглянуть вперед. — Он заявил это достаточно громко, чтобы услышали и члены его команды, многие из которой уже расселись за столами. — Я делаю так, что они всегда в выигрыше, — доверительно прибавил Конан, — хотя львиная часть добычи все равно всегда достается мне. А в общем мне нужно, чтобы мои мальчики постарались и больше было таких путешествий… Гарантирую: внакладе никто не останется.

— Шаланда с рабами, — скривившись, заметила Сантиндрисса — высокая женщина-пират с ястребиным носом, одетая, как обычно, весьма скудно: кожаные брюки и ремни. Она посмотрела на Конана и сочную хозяйку постоялого двора на его коленях и покачала головой. — Это сильно отличается от последних подвигов Амры — пирата как этого моря, так и Западного Океана.

— Конечно. Покорять шаланды с рабами — безопасное времяпрепровождение, — насмешливым тоном заметила одноглазая жилистая женщина, что была пониже ростом, — капитан Брилит. — Но с другой стороны, в том, чтобы шарить вдоль берега в поисках какой-нибудь мелкой рыбешки, есть определенная мудрость. Всем известно, что туранцы заплатят тысячу талантов любому, кто доставит тело Амры для публичной казни на Площади Храма. — Ее глаз, тот, что не был закрыт кожаной повязкой, вкрадчиво подмигнул капитану-киммерийцу. — Амра отлично знает о различных опасностях, поджидающих его. Не могу сказать, чтобы я винила его за то, что он пал так низко.

— Неприятный у нас разговор получается, Брилит. Ведь ты — капитан на корабле, который я захватил для тебя, — ответил Конан. Он поднес кувшин с пенящимся пивом ко рту и прервал свои возражения. — Если бы не я, ты до сих пор гребла бы на галере у Дриссы, — прибавил он, кивнув на женщину повыше.

— Корабль «Виктрикс» — ее собственность, — разозлилась Сантиндрисса. — А «Мучительница» — мой корабль! И я должна тебе напомнить — она заплатила за свой корабль добрым колчанским серебром, что я одолжила ей из своей казны.

Конан пожал плечами и с грохотом поставил на стол свою кружку пива.

— Если это вопрос чести, то я не хотел тебя обидеть. Мы, Красные Братья, вольны вести себя кто как хочет.

— В Братство входят и сестры, — Дрисса выглядела непреклонно.

— Неважно, — продолжал Конан. — Планы, которые я намереваюсь воплотить в жизнь, будут выгодны всем нам. И любой капитан, который может заглянуть в будущее, станет помогать мне.

Когда Конан смолк, Филиопа соскользнула с его колен и отправилась в кладовую, заново наполнить его опустевшую пивную кружку. После ее исчезновения униженная Сантиндрисса почувствовала себя лучше. В обширном зале полно было служанок, мальчиков-половых и женщин для утех пиратов — много повидавших нахальных девок, стекающихся сюда со всех портов Вилайета. И тому, что они пришли на постоялый двор, была причина — новый приток клиентов с двух только что прибывших в порт кораблей.

— И каковы же наши планы на будущее? — поинтересовался Грандальф со своего места в конце стола. Коренастый, с широким носом, седой бородой, заплетенной в маленькие, крепкие косички, он повелевал вождями Морских племен Аетолианских островов, которые сидели, потягивая вино.

— Когда-нибудь строительство защитных сооружений залива будет закончено, — начал объяснять Конан. — Они сберегут Джафар от нашествия чужеземных кораблей… Тогда исчезнет необходимость убивать офицеров с купеческих кораблей, освобождать гребцов и захватывать товары. Я именно это имел в виду. — Он сделал паузу, дав время каждому за столом обдумать его слова. Но лишь хмурые взгляды пиратов, кивки и неопределенные усмешки его товарищей — морских атаманов — были ответом на речи Конана.

— Радикальная идея, — подытожил Грандальф. — Но укрепления не сделают Джафар более благословенным, и от торговли мы богаче не станем. Вместо того чтобы дрожать перед нами, купеческие суда смогут спокойно путешествовать через Вилайет.

— Позорно так думать! — вмешалась Брилит, поняв, о чем идет речь. Ее рука легла на рукоять ножа, что висел у нее на поясе. — Ведь если Джафар станет торговым портом, пиратство тут же окажется вне закона! Нам, нашим сестрам и братьям придется слоняться по морям, как обычным разбойникам! — Ее здоровый глаз удивленно уставился на приятелей-капитанов.



— Этого не случится, моя дорогая Брилит, — заговорил Грандальф, пытаясь по-отечески уговорить ее. — Защита будет дана только определенным кораблям… или, возможно, морякам определенной национальности, которые станут платить нашему Братству за такую привилегию. Остальные суда станут нашей добычей… и их уничтожение будет приносить нам прибыль.

— Вы имеете в виду каперство, — фыркнула Брилит, — или создание иерархии любимчиков. — Она неодобрительно нахмурилась. — Я предпочитаю открытое, беспристрастное пиратство. — Ее рука на рукояти кинжала расслабилась.

— Воды вокруг этого острова полны опасностей, — обратился Конан к Грандальфу. — До настоящего момента нас спасало то, что другие корабли не могут сами войти в бухту Джафара, по крайней мере имперские корабли с глубокой посадкой.

— Вот именно, — улыбнувшись, кивнул капитан. — Вот поэтому всем направляющимся в Джафар кораблям необходимо иметь на борту лоцмана — кого-нибудь из Морских племен. Естественно, за определенную плату. Так ведь обычно делают ваши пираты. Корабли нашего народа могут ждать наготове у входов-каналов и встречать там тех купцов, которые мыслят правильно. С них будут брать определенную плату. Они же предупредят вас, если появятся враги… подадут вам какие-нибудь сигналы.

— Много различных пиратов плавает в этих водах, — заметил Конан, посмотрев на Сантиндриссу. — Не все из них гордятся законами нашего Братства. Если иноземные пираты начнут уничтожать традиции Джафара…

— Ведь эскортировать купцов лучше, чем вести на абордаж корабли, полные вооруженных головорезов? — напирал Грандальф. — Мы сможем продать нашу защиту любому кораблю.

— Я думаю так же, — утвердительно усмехнулся Конан. — Мы сможем сражаться по контракту и еще гарантировать купцам безопасность, скажем, за половину прибыли. Детали можно разработать позже.

— И настоящих пиратов мы превратим в стражей моря, — проворчала Брилит, пощипывая шрам от меча на своей руке. — Купцы станут хорошенько платить нам за то, чтобы мы скучали.

— Не беспокойся, Брилит, — посоветовала ей Сантиндрисса. — Для сестер корабли-жертвы всегда найдутся.

— Конечно, — согласился Конан. — Лучшие из нас будут и дальше путешествовать на лучших судах, с лучшими экипажами. В любом случае существует обычай, дающий любому пирату право положиться на удачу парусов. — Он поднял свою кружку, только что заново наполненную Филиопой. — К слову сказать, Фердинальд, как мой «Ворон»?

Пират с мясистым лицом, некогда матрос, выброшенный на берег, а теперь штурман и корабельный плотник на судне Конана, поставил кружку пива и запустил руку в вырез своего грязного камзола. Оттуда он вытащил истрепанный свиток пергамента, который и расстелил на столе, вначале смахнув с него капли пива. На манускрипте аккуратной рукой чернилами и углем был нарисован корабль с мачтами и полупрочерченной оснасткой.

— Киль собран, и остов корпуса тоже. Я сделал его прочным, как мы и решили, с толстыми ребрами, с дном, достаточно крепким для балласта. Доски обшивки приколочены. Но у нас не хватает легких шипов, необходимых для того, чтобы корабль мог качаться, как скорлупка, под ударами ветров Вилайета! — Его грязный указательный палец ткнулся в чертеж, указывая на детали, в то время как Фердинальд продолжал объяснять: — Я заложил корабль подальше от мелководья, как вы приказали… но взгляните сюда: такая корма даст нам возможность установить удобный руль и обеспечит защиту. Она позволит судну правильно держать курс без бокового рулевого весла.

— Превосходно, Фердинальд, — сказал Конан. — Долго я стремился стать капитаном такого судна, как «Ворон», и плавать по этим морям на настоящем корабле, таком, как корабли, на которых мы плавали на западе. На таком красавце можно разок-другой проучить эти весельные лоханки. Мы посмотрим, как затрещит их грубая оснастка, когда они пойдут на дно! С постройкой этого корабля на Вилайете начнется новая эра пиратства.

Фердинальд кивнул, внимательно глядя на чертеж:

— На этом судне нет тарана, чтобы не тормозить движение, но его тяжелый киль сможет перерезать пополам корабль вдвое большего размера. Посмотрите сюда. Вот какую форму я хочу придать ему. — Выудив из кармана жилета модель — грубо вырезанный корпус корабля с тремя мачтами — огрызками, он показал его всем пиратам.

Конан увидел, что у модели высокий нос и корма, как у судна бурных морей. К тому же у него оказалось почти плоское днище с прямым тяжелым килем.

— Дайте мне только месяц и еще один корабль, груженный хорошей колчианской древесиной, — продолжал Фердинальд, — и «Ворон» будет готов. — Он поднес кружку к губам. — К тому же стоило бы выковать для него хороший якорь, потому что нам никогда не удастся вытащить это судно на берег!

— К тому времени, как «Ворон» будет построен, закончится строительство причала и нового волнореза, — сказал Конан. — А разгружать добычу можно в грузовые доки. Загляни на судно работорговцев, на нем найдется подходящая древесина, — бесцеремонно прибавил он. — Лоханка слишком пузатая, чтобы стать пиратским судном.

— Раз вы разламываете корабли, то я хотел бы получить брусы и настил палубы имперского судна, что вы недавно украли из гавани столицы Турана. — Плотник допил пиво и протянул кружку Филиопе, чтобы она снова наполнила ее. — Ведь этот трофей никогда не сможет стать пиратским судном. Корабль слишком большой и громоздкий для преследования купцов, слишком богато отделан и плавает гораздо хуже, чем нужно, чтобы отправиться в рейд. Не стоит оставлять его ссыхаться на берегу.

— Нет. «Беспощадный» — хороший корабль, — возразил Конан. — Я хочу, чтобы он остался неповрежденным. Только Кром знает, когда он может нам понадобиться. Великие битвы ожидают наше Братство в дни грядущие.

Когда принесли ужин — тушеную баранину вместо рыбы, — все занялись делом. По мере того как разносили пишу, в зале воцарилась тишина. Какое-то время были слышны только звуки разрываемого хлеба и скрежет ложек в деревянных тарелках. Потом грубое товарищество возобновило разговоры, перемежающиеся добродушным смехом, отрыжками и резкими криками с требованиями принести еще выпить. Пираты стали раскуривать трубки, а пение предвещало вскоре яростный взрыв танцев.

Конан, устав от разговоров о делах, попросил Филиопу вместе с ним оставить постоялый двор. Хозяйка не сопротивлялась. Под ее управлением «Красная рука» стала, по пиратским меркам, милым местом, превратившись из таверны в благоухающий бордель. В зале было полно выпивки и женщин, и пираты были довольны. Пройдет еще несколько часов, прежде чем менее удачливые игроки в кости спустят последнее, что имеют, и начнутся ссоры. А пока все было спокойно, благородная хозяйка таверны дала себя увести.

— Город переполнен народом, — одобрительно заметил Конан. Он локтями прокладывал дорогу среди пьяниц, бездельников и карманников, толпящихся среди вытащенных на берег кораблей. — Скоро Джафар сможет соперничать с великими западными портами, где я бесчинствовал. А ведь я прошел все побережье от Кордавы до Асгалуна.

Схватив одного грязного бездельника, оказавшегося у них на пути, Конан вытолкнул его в круг тусклого света фонаря. Тот стал вызывающе ругаться и попытался узнать у тех, кто был поблизости, кто же толкнул его. Но окружающие почтительно расступились, уступая Конану дорогу.

— И все-таки можешь быть уверена, — продолжая Конан, шагая вперед, — Джафар — всего лишь остров, и больше он никогда не станет.

— Может, так для нас и лучше, — сказала Филиопа, обнимая Конана за талию и склоняя голову с волосами цвета воронова крыла на обнаженную грудь капитана. — Так легче контролировать все, что тут происходит.

— Конечно. Все знают меня и придерживают свои плохие мыслишки, пока я рядом. — Иллюстрируя это заявление, Конан сурово взглянул на пиратов, распивающих грог, сгрудившись в дверях одного из домов. Те сразу стали или отводить взгляды, или поднимать кубки, нерешительно отдавая честь. — Здесь собралось много грабителей, которых я не подпустил бы к себе, кроме как для хорошего пинка.

— К тому же сюда прибывает много чужеземцев из Аграпура и других портов вроде него…

— В самом деле, тут полно шпионов и интриганов. Обнимая Филиопу одной рукой, Конан направился в темный переулок, уходивший на холм между рядами рыбацких хижин.

— По мне, так эти пираты не слишком быстро соображают, но когда среди них пойдут разговоры о моих планах, у меня появятся враги; к тому же надо помнить о награде за мою голову… из-за этого даже кое-кто из старых друзей может начать присматриваться ко мне.

Филиопа кивнула, прижимаясь к Конану:

— Я видела, как такое происходит в императорских дворцах… Придворные словно акробаты в цирке. Когда один из них поднимается на вершину, всегда найдется тот, кто стоит ниже и хочет запрыгнуть наверх, столкнув вниз того, кто выше. Неважно, мужчина он… или женщина.

Конан усмехнулся:

— Вот почему я хочу, чтобы у меня был замок. Когда я стою на шканцах своего судна, хотя и голый, я в безопасности. Я могу победить любой корабль, больше он или меньше моего, и могу пришлепнуть любого распоясавшегося головореза из своей команды, или все стадо, если понадобится. Я уверен, что большинство из моих разбойников прикроет мне спину — или по доброй воле, или из трусости. — Он мрачно тряхнул своей темной гривой. — Но здесь, на берегу, они могут задуматься и начать плести заговор, услышав мои слова… Я не хочу сидеть все ночи подряд в ожидании, когда прилетит стрела убийцы или когда мне подадут отравленную чашу вина.

Тропинка стала чересчур крутой. Она вела вверх к вершине холма между разбросанными домиками. Низкие стены отгораживали оливковые и фруктовые сады. За спиной Конана и Филиопы, на берегу, уже затихало веселье — желтый свет, шум голосов и звон музыкальных инструментов. Песням пиратов вторили монотонные удары волн о длинный полумесяц берега. Рыбная вонь залива не доходила сюда, где царила теплая ночь, наполненная запахом жасмина, грушевого цвета и кориандра.

Любовники свернули на дорогу, огибающую город по холму, изрезанную колесами телег и вытоптанную босыми ногами рабочих, которые тянули их. Она то чуть поднималась, то чуть опускалась, открывая великолепный вид на залив Джафара: волны, исколотый пиками, залитый лунным светом Вилайет. Дорога превратилась в вырубленную в скале лестницу, уходящую вверх почти вертикально. Наконец она привела на плоскую вершину холма.

Вершина была окружена скалистыми обрывами и отчасти обнесена стенами. Тут раньше стоял старый замок, а теперь на его месте строился новый. Груды вырубленных камней, горы известки и штабеля дерева лежали вокруг — неохраняемые, так как тут пиратам нечем было поживиться. Древние кафельные полы сливались с новыми плитами. Большинство разрушенных древних стен было возведено заново должным образом. Несколько колонн и арок возвышалось над стройкой в отдалении от недостроенных укреплений.

— Здесь будет роскошная спальня, — Филиопа оторвалась от Конана, шагнув в отделанную мозаикой комнату, окнами выходящую на залив. С высоты открывался головокружительный вид. — Я смогу лежать в кровати и смотреть, как твой корабль входит в гавань, и быть уверенной, что все мои любовники успеют разбежаться прежде, чем ты появишься. — Грациозно повернувшись в лунном свете, она шагнула к Конану и подарила киммерийцу легкий поцелуй. — Я лишь дразнюсь, любовь моя. Кроме тебя, у меня никого нет, Конан пожал плечами, сбросив ее руки:

— Если ты решишь завести любовника, это будет твое решение. И его, если он посмеет. Только будь уверена, что мою смерть тебе вместе с ним подстроить не удастся.

— Нет, правда, Конан. Не думаю, чтобы когда-нибудь я захотела другого мужчину. — Филиопа отвернулась от него. — Скажи мне, где ты поставишь свою кровать?

Конан снова нахмурился и покачал головой:

— М-м-м… Нет. Тут я, пожалуй, установлю катапульты. — Заметив ее непонимающий взгляд, Конан объяснил: — Отсюда удобно наблюдать за побережьем, городом и рейдом. Тут надо возвести укрепления — на случай штурма. С хорошими тяжелыми боевыми машинами по лучшим туранским проектам я смогу швырять камни в половину твоего веса, — он сильно хлопнул по изгибу ее ягодиц, — в любой корабль, который без разрешения приблизится к острову.

— Но зачем тебе это нужно? — она выглядела слегка недоумевающей. — Джафар защищен рифами, как ты говорил. Ты готовишься к осаде?

Он положил руку на ее гладкое бледное плечо.

— Мелководья в местах, где можно проплыть, охраняются. Все, что требуется, — предательство, и в этом не будет ничего нового. Одно из Морских племен устроит восстание, даст нашему врагу лоцманов, и имперский флот окажется здесь. И наши головорезы не смогут остановить врагов иначе, как только если заблокируют порт или подожгут их корабли. Нет залива, который полностью безопасен.

Оглядев неотделанные стены, он вытянул руку:

— Но отсюда, из замка, снабженного всем необходимым, я смогу дать отпор любому, кто решит без спроса войти в порт. — Он усмехнулся. — И нет отрядов, которые смогли бы взять эти высоты. И нет достаточно богатой империи, чтобы построить флот, который смог бы прорваться в залив Джафара. Наш город расположен в лучшем месте залива. Судя по картам, он лежит как раз в том месте, откуда удобнее всего управлять этими водами. Враги давно разузнали об этом и уже пытались пробраться сюда. Но пока я смогу препятствовать этому, я буду править Восточным Вилайетом.

— С тем же успехом ты будешь тут в безопасности от своих дружков-пиратов. — Филиопа задумчиво взглянула на мерцающие огни порта. — Ведь они могут обидеться на тебя.

— Да, но их-то я не боюсь. Если б они хотели выступить против меня, им хватило бы ума на то, чтобы понять, насколько им самим выгодно помочь мне осуществить свои планы. — Он рассмеялся. — Нет, я не беспокоюсь, я не собираюсь бомбардировать город или топить галеры своих друзей. Их и наши судьбы связаны. — Он обнял Филиопу и крепко поцеловал. — Что же до нашей спальни — она будет расположена выше и выглядеть еще грандиознее, чем эта комната.

— Мне нравится здесь. Тут теплее, чем на берегу. — Ускользнув от Конана, Филиопа распустила свои густые, темные волосы и встряхнула их на ароматном ветру. — Камни до сих пор теплые, так же как плитка под ногами. Сев на обломок стены у края парапета, она сбросила сандалии.

— И звезды тут ярче, — заметил Конан, снова подтянув девушку поближе и глядя в небо. — Будет ли верхушка мачты «Ворона», на котором я как-нибудь туманным вечером отправлюсь в путь, достаточно высокой, чтобы с нее вот так же хорошо были видны звезды?

— Если так, то я поднимусь на мачту твоего нового корабля и помогу тебе спустить паруса, — сказала Филиопа, уклонившись от его объятий и встав на плитки. — Но сначала давай спустим один из парусов прямо здесь. — Потянувшись за спину, она расстегнула свои одежды и дала им соскользнуть по обнаженным лодыжкам.

— Тогда приготовься к тому, что тебя возьмут на абордаж, — хрипло пробормотал Конан, сбросив одежду вслед за девушкой.

Филиопа повернулась и, сверкнув обнаженными ногами, метнулась в сторону от него. Гибкая в лунном свете, она порхала среди теней. Конан бросился за ней…

ГЛАВА 3. ТУРАНСКИЕ КОЗНИ

Главный посол Ади Балбал степенно вылез из кареты, которую за ним посылали. Отделанная золотом, инкрустированная слоновой костью и лазуритом, карета аж сверкала. Маковка ее крыши была украшена минаретами, словно маленькая путешествующая мечеть какого-нибудь нового культа братства Тарим. Великолепие кареты едва не ослепило посла, когда она заискрилась в лучах полуденного солнца. Тем не менее присутствие стражников, кучера и ожидающего почетного караула заставило Ади Балбала притвориться, что он не замечает всего этого. Важность его миссии и высокородное происхождение требовали не меньшего.

Во всяком случае, поездка в императорской карете превратилась в маленький спектакль, устроенный императором Аграпура. Теперь же сам дворец — купол над куполом, шпиль над шпилем, украшенные драгоценными камнями, черепичной плиткой и различными сплавами — возвышался над Ади Балбалом. Посол же принимал все эти безвкусные внешние проявления роскоши как и положено: едва глядя на них. Вместо того чтобы восхищаться чудесами дворца, он, нахмурившись, высокомерно кривил губы, наполовину скрытые усами, краем глаза разглядывая расточительно богатые одежды стражей, в основном женщин, которые приветствовали его во внутреннем дворе.

Даже Ади Балбал, хоть и с неохотой, согласился бы, что лошади его экипажа заслуживают самого пристального внимания. Роскошные животные. У них был медово-коричневый окрас, аккуратно подстриженные и перевязанные золотистыми лентами белые гривы. Отличные быстроногие скакуны, хотя и очень крупные, как тяжеловозы или лошади тяжелой кавалерии, они казались много больше, чем нужно было, чтобы нести по голой степи всадника, вооруженного только мечом и луком, у которого с собой лишь одеяло и сухой паек на несколько дней. Без сомнения, такие скакуны замедлили бы бег после нескольких часов погони и не выдержали бы долгих путешествий.

— Его Высочество Ади Балбал, — зазвенел тенор евнуха. — Великий Посол из Гирканийской империи.

Его титул, прозвучавший в портике с тройной аркой, эхом прогремел вдоль ведущей вниз широкой мраморной лестницы и понесся дальше в золоченые недра дворца. Он прозвучал одновременно как сообщение и приглашение. Ади Балбал старался не идти слишком быстро, что могли расценить как излишнюю порывистость или излишнее раболепие.

Никто из туранских правителей никогда никуда не спешил. Легковооруженный эскорт неторопливым шагом провел Ади Балбала через огромный пустой зал, через еще один ряд порталов и безвкусный сверкающий бальный зал. Но вместо того, чтобы подняться под какой-нибудь купол или выйти на высокую террасу дворца, как ожидал Ади Балбал, его повели вниз по винтовой лестнице с широкими алебастровыми перилами. От подножия лестницы протянулся выложенный плиткой коридор с изящными окнами, расположенными высоко над головой. Он заканчивался двойными дверьми, чьи витиеватые бронзовые створки, хоть и полированные, слегка отливали зеленью. Здесь почетная стража с позвякивающими золотыми топорами остановилась и отступила в открытые порталы. Мажордом в высоком тюрбане глубоко поклонился гостю. Изящно взмахнув рукой в перчатке, он пригласил гирканийца пройти в звенящую эхом залу, где его ожидали три высокородных правителя, разодетые в шелка.

— Приветствую и с радостью говорю вам: добро пожаловать, Ади Балбал. Я правильно назвал ваше имя? — спросил самый маленький и тучный из троих. Он был старше остальных, но, одетый в деловую «дашику» и феску из картезианского шелка, выглядел самым подвижным. Суетливо метнувшись вперед, он протянул руку послу Гиркании: — Я — император Йилдиз. Очень рад познакомиться с вами.

Поняв, что эмиссар не имеет западной привычки пожимать руки, или, скорее, считает это ниже своего достоинства, император Йилдиз позволил себе крепко хлопнуть своего гостя по плечу.

— Этот высокий речной тростник — мой сын, принц Ездигерд, — император Турана кивнул, указав на столь же просто одетого дворянина, который внешне чем-то походил на него. — А это — мой Главный Казначей Нефет Али. — Третий дворянин был одет более роскошно — в шелковую блузу и панталоны с кушаком. На голове его возвышался дорогой тюрбан, а на ногах были комнатные туфли с золотыми кисточками.

Ади Балбал раньше никогда не видел императора Турана, поэтому, войдя в залу, сначала решил, что этот третий и есть Йилдиз. Для гирканийца (с его подобранной со вкусом и практично стянутой свободной рубахой, жилетом из овчины, грубыми штанами для верховой езды и отделанными мехом сапогами) люди запада выглядели изнеженными и слабыми. На их приветствие Ади Балбал ответил чопорно холодным поклоном, с подозрением поглядывая на широкую галерею.

— Вы пригласили меня на дипломатическое совещание или помыться в бане? — спросил Ади Балбал. Он задал такой вопрос потому, что в зале за террасой, на которой они стояли, виднелся отделанный золотистой плиткой бассейн, наполненный синей, зеркально спокойной водой.

— И то, и другое, если пожелаете, — чуть шаловливо ответил ему император Йилдиз, поворачиваясь, чтобы отвести гостя к остальным. — Правду говоря, всякий раз, когда мы занимаемся унылыми важными делами, я пытаюсь совместить их с какими-нибудь развлечениями. Пусть удовольствие всегда предшествует делу — вот мой девиз.

Направившись к низкому столу, уставленному яствами, графинами и окруженному четырьмя складными стульями изумительной работы, император жестом приказал слугам помочь рассадить его гостей. Потом он поднял руку и звонко щелкнул пальцами:

— Все в порядке, девочки, можете начинать. Господа, любая из них по первому требованию станет вашей.

В ответ на распоряжение императора суетливые слуги, толпившиеся у края бассейна, приблизились. Ади Балбал на какое-то время пришел в замешательство из-за их поспешных попыток помочь ему удобно расположиться. Слуги выдвинули для него стул, подложили подушки под его тощие ягодицы и встали с обеих сторон, готовые в любой момент прийти на помощь знатному гостю. Появились старшие из женщин гарема — пышные и дородные матроны во вкусе Йилдиза. Вопреки своему положению, они были слишком легко одеты даже для теплого и влажного воздуха бани.

Реакция Ади Балбала на обнаженные, едва прикрытые телеса была отрицательной — полное неодобрение и крепко сжатые губы. Толстых женщин в Гиркании не любили. Ади Балбал никогда и не подумал бы о том, чтобы швырнуть такую дамочку поперек седла своего коня. Степные всадники любили женщин, больше напоминающих диких зверей, бегающих с грацией и проворством. Для эмиссара Гиркании демонстрация трепещущей плоти выглядела не иначе, как еще одним доказательством упадка западных королевств.

— Просто скажите, чего вы желаете, — подмигнул послу Нефет Али — сановник в тюрбане. Сам он похотливо трепетал при виде пухлых, красногубых матрон. О таком порядке вещей при дворе императора Турана на родине Ади Балбала было известно. Тем временем одна из служанок, приставленных к послу, неверно истолковала его блуждающий взгляд, решив, что высокородный гость знаком выказал желание отведать рыбы, фаршированной сладостями. Она потянулась к золотой тарелке, на которой лежала рыба, подцепила один из кусочков дымящегося деликатеса мягкими пальцами с пурпурными ноготками и соблазнительно поднесла его гирканийцу. Посол отвернулся, с отвращением оттолкнув ее руку. Едва сохраняя достоинство, он повернулся к императору Йилдизу, который позволил себе сесть по правую руку от гостя.

— Как мило, что мы решили облегчать работу правительства простым и приятным времяпрепровождением, — самодовольно объявил Йилдиз. Замечание относилось к тому, что происходило сейчас на краю бассейна.

— В самом деле? — прорычал ему в ответ посол, даже и не желая проследить за томным взглядом хозяина. — Я предпочел бы поговорить о действиях ваших имперских легионов и подчиненных вам армий в пограничных зонах Колчиана и Запорожки и о недавно созданных в Туране отрядах для патрулирования моря.

— Да, конечно, именно за этим мы тут и собрались, — просиял Йилдиз, снова посмотрев на своего гостя. — Этот праздник — залог доброжелательных отношений между двумя соседствующими империями, двумя народами, крепко соединенными культурными традициями и имеющими общие корни.

При этих словах Ади Балбал почувствовал себя еще более неловко.

— Пусть Гиркания и Туран — ныне две различные страны, населенные разными народами, вступят в переговоры, — степенно произнес посол. — Ваша империя изначально была основана как гирканийская колония, так как экспансия на запад постепенно вытеснила нас из степей, где жили наши отцы. У нас один дух и одна кровь! В дальнейшем нам необходимо стать союзниками.

— Разве это так? — с пылом поинтересовался принц Ездигерд. — Наши народы говорят на одном языке и имеют одинаковые обычаи. Наши методы правления одинаковы. Почему же тогда первенство в культуре сместилось в сторону запада? То, что великое богатство и сила нынешнего Турана, — тут он неопределенно махнул рукой в сторону обширного купола над ними, — покоится на грубых и могучих гирканийских корнях, — несомненно.

Ади Балбал почувствовал колкость, таящуюся в словах принца. Но ирония сына императора показалась ему несмешной.

— Без сомнения, ясно, что мы — единый народ, известный миру как народ Гиркании. Неприятно, что некоторые из потомков в бывших наших западных колониях повернулись спиной к великим и древним богам наших предков, чтобы подбирать отбросы фальшивых религий.

При этих словах принц Ездигерд напрягся.

— Милостивый Ади Балбал, вы позволите мне опровергнуть слухи, которыми некоторые окружают нашу религию. Вера Пророка Тарима, единственная вера туранцев, — величайшее достижение цивилизации нашего времени. — Принц сидел за столом напротив Ади Балбала спиной к бассейну. Его бледное лицо приковало к себе внимание посла. — Новая вера может пригодиться обоим нашим народам. Эта религия вскоре распространится повсюду, особенно среди гирканийцев.

— Ну-ну, мой мальчик, — охладил император Йилдиз пыл своего сына. — У тебя будет еще много времени, чтобы обратить нашего гостя в свою веру, после того как официальная часть его миссии будет выполнена. А теперь дай нам обсудить более важные вещи. Такие, как доблестные развлечения, невероятные приключения и женские чары.

Он махнул в сторону группы у бассейна. Там затевалось что-то необычное. Несколько императорских служанок или жен из гарема (они были стройнее первых, живее и более атлетически сложены) отнесли к краю бассейна какие-то ярко раскрашенные штуки. Хоть и одетые в повседневное платье — жабо и воздушные кружева, которые начинали прилипать к телу и становились прозрачными, когда намокали, — эти женщины казались искусными и опытными в своем деле. Спустив несколько длинных поплавков на воду в различных частях бассейна, они парами расселись по ним, готовые в любой момент оттолкнуться от края бассейна. От поплавков по чистой синей поверхности воды пошла рябь, разрушившая идеальное отражение витиеватых украшений лепного потолка.

Каждая женщина, как видел Ади Балбал, была вооружена длинным шестом с негибкими лопастями на обоих концах. Их можно было использовать как весла, что и продемонстрировали две женщины, которые принялись усердно грести в быстром, слаженном темпе. Шесты, как оказалось, служили и оружием. Когда два поплавка сблизились в центре бассейна, начался поединок. Команда каждого «судна» старалась сбросить или перевернуть своих противников, тыкая и нанося рубящие удары лопастями шестов. Шлепки по воде, облака брызг и сопровождающие их крики превратили поединок в чудесное представление… которое гирканийский посол нашел ребяческим и неинтересным.

— Теперь же, Посол, — глядя через плечо на Ади Балбала, любезно заговорил Главный Казначей Нефет Али, — проделав долгий путь, чтобы посетить Туран, вы можете убедиться, что наша страна лучше… в вопросах освоения северного Вилайета! — С этими словами он поднес к губам золотую чашу. И лишь потом, вытерев с губ рубиновое вино тыльной стороной ладони, он заметил, что его собеседник не внял его шутке. — Туран, как вы знаете, всегда обладал грозной силой на море, — закончил Казначей извиняющимся тоном.

— Однако истина в том, что первоначально Туран появился как наша колония, — холодно парировал Ади Балбал. — Его основали в диких землях гирканийские всадники, проскакавшие вокруг южной оконечности Вилайета, сражавшиеся и завоевавшие себе неувядаемую славу.

— А вы-то здесь при чем, Великий Посол? — Принц Ездигерд сидел спиной к представлению и не мог развлекаться ничем иным, кроме как созерцанием гостя своего отца. И еще он мог задавать вопросы. — Когда вы отправитесь домой, разве вы поедете вокруг Вилайета верхом на гирканийском боевом коне?

На оливковое лицо посла набежала тень:

— Нет. Я поплыву через море на купеческом корабле.

— На одной из галер, что плавает через море, ведь так? — присоединился к принцу Нефет Али. — И из Гиркании вы прямиком приплыли в столицу?

— Да, именно так, — нахмурившись, подтвердил Ади Балбал. — Мы провели несколько дней, не видя берега, — воспоминания о морском путешествии были и вовсе неприятными. Посол не хотел обсуждать ни свой ужас, ни приступы морской болезни.

— Такие путешествия — удел будущего, — заметил император Йилдиз, «любезно» отвернувшись от представления в бассейне. — Сейчас торговля между нашими странами может процветать как никогда ранее, так как мы проложили путь через море, и проделали это из самых дружеских побуждений. Моя Империя, с ее огромным торговым и могучим военным флотами, имеет все шансы наладить регулярные торговые перевозки для взаимной выгоды обеих наших стран… Но скажите, Посол, — резко воскликнул император, — что за пренебрежительное отношение с вашей стороны к нашим угощениям? Разве вам не предложили напиток? — Подозвав служанок взмахом руки, Йилдиз взволнованно обратился к ним: — Аеласиа, Исдра, мои девочки, вы страшно небрежно выполняете свои обязанности! Налейте нашему гостю хорошего пальмового арраки из того кувшина, откуда я уже пробовал. Вот, Ади Балбал, возьмите мой кубок, если так вы станете чувствовать себя безопаснее…

Удивленный и отчасти успокоенный предложением императора, Ади Балбал подался вперед и принял инкрустированный драгоценностями кубок из руки императора. Он попробовал его содержимое и критически поджал губы.

— Гм-м… вино не такое густое и кислое, как наш добрый кумыс — перебродившее кобылье молоко моей земли, однако это крепкий напиток. Его можно подавать в культурном обществе. — Он потряс головой с косичками, отгоняя запах, а потом снова попробовал.

— Схватка становится оживленнее, — заметил Йилдиз, снова повернувшись к представлению на воде. И правда, оно стало живее. Из всех поплавков перевернулся только один. Команды еще двух сейчас героически боролись в центре бассейна, отбивая одну за другой яростные атаки соперниц. Остальные женщины, уже искупавшись, тоже сражались или в мокрых одеждах, которые липли к телу и при движении хлопали о влажные животы и ляжки, следили за происходящим. Некоторые из воительниц разделись почти догола или подоткнули мешающие оборки. Они сражались голыми или почти голыми — прекрасные морские нимфы, поднявшиеся из глубин.

У Ади Балбала, отчасти разбуженный арраки, наконец проснулся интерес к происходящему, и посол увлекся, следя, как одна из команд решила победить противниц отчаянным способом. Оставив в стороне свой поплавок, воительница повыше встала на дно (вода доходила ей до подбородка), а ее напарница села ей на плечи, взяв весло наперевес, и направила своего «скакуна» к другим поплавкам.

Такой способ атаки Ади Балбал смог оценить. Для его тренированного взгляда упругость бедер девушки-всадника, ее похотливые крики и игривые движения плечами и грудями, когда она била противников веслом-дубинкой, превратились в волнующий спектакль, хотя «лошадь» и всадница, потеряв равновесие, опрокинулись в воду, так и не выбив из седел своих противниц. Посланник Гиркании приветствовал героизм девушек, приказав заново наполнить свою чашу.

Схватка стала стихать. Яростные атаки морских дев сместились ближе к краю бассейна. Одна тощая, подвижная наложница с гривой волос, в развевающемся мокром тряпье, разбежалась по краю бассейна и прыгнула в воду. Она приземлилась на один из поплавков, перевернув его и сбросив в воду обеих наездниц.

— Ага, успешная попытка, — заметил Йилдиз, вежливо повернувшись назад к столу. — Не существует грабителей, которые смогли бы долго выстоять против флота Турана.

— Совершенно верно, отец. — Из четырех высокородных, собравшихся за столом, принц Ездигерд единственный не выказывал интереса к состязаниям на воде. Очевидно, все это время он терпеливо ожидал, когда можно будет завершить деловой разговор. — Ключевой вопрос охраны моря — пресечение пиратства, которое беспокоит меня особо, — заявил самый молодой из собравшихся. — Пираты, как, без сомнения, знаете и вы, живущие на востоке, приносят неисчислимый вред всему восточному и южному побережьям. Практически все дело в этом негодяе Амре, которого я бы без промедления поймал и распял бы на мачте его же собственного корабля.

— На нашем, туранском, побережье меньше проблем, — непонятно зачем прибавил Нефет Али. — Кроме, конечно, недавнего происшествия в заливе Аграпура… — Казалось, казначей проговорился, потому что виновато посмотрел на императора и принца. — Но в основном благодаря нашему флоту мы контролируем западные воды.

— Полностью согласен, — резко сказал Ади Балбал. — Должен ли я напомнить вам, — продолжал он, выбрав мишенью для своих упреков принца Ездигерда, — что последнее пиратское судно, которое мы видели, — судно, сбежавшее, вместо того чтобы сражаться, к Аетолианским островам, носило флаг вашей империи? Ведь ваши послания, отправленные окольными путями главарям пиратов в Джафар, разрешали разбойникам совершать морские и сухопутные рейды под вашим флагом? Или это туранские военные корабли сами совершают пиратские рейды? — С арраки, горящим в венах, посол не чувствовал силы сдерживаться. — Вспомните все эти факты, Принц, и скажите, как вы можете искренне стремиться уничтожить пиратов Вилайета?

Казалось, Ездигерд решил посостязаться со своим гостем в негодовании:

— Из-за непрерывных нападений этих негодяев на военные корабли Турана уничтожение пиратства — моя личная цель. Это моя навязчивая идея, уверяю вас…

— Ваши военные корабли! — вспыхнул Ади Балбал, сделав в своей обличительной речи достаточную паузу, чтобы выпить. — Вы говорите так, словно Вилайет — бассейн в вашем гареме! Разве вы не знаете, что у Гиркании тоже есть военный флот? И более чем достаточно будет, если вы остановитесь, перестав вытеснять нас с водных просторов Вилайета!

— Так-так, Великий Посол, — прервал его император Йилдиз. — Давайте останемся друзьями. Я знаю, что не действия нашего военного флота наносят вред вашей стране, и заверяю вас, я никогда не позволил бы такому случиться. Если же Гиркании были нанесены какие-то оскорбления, уверяю, мы найдем их причину и публично накажем провинившихся. Что же касается так называемого пиратского Братства, — добавил он с презрением, — мы пытались подкупить их, это правда. Но не для завоевания вашей страны, нет. К тому же пираты оказались ненадежными союзниками. Они выступили против нас, и я не могу отвечать за вред, который они наносят другим… Так давайте отдыхать и веселиться.

— Нет. С меня достаточно! — Проглотив остатки своего арраки, Ади Балбал со стуком поставил чашу на лакированный стол. — Давайте больше не будем притворяться друг перед другом, строя из себя закадычных друзей, в то время как ваши армии продолжают военные действия на нейтральных территориях. Я спрашиваю вас, можете ли вы отрицать, что действия вашего генерала Артабана в Колчиане угрожают прекратить поставки корабельного леса и руды в нашу страну? Или то, что маневры вдоль границы Запорожки, устроенные вашей армией, направлены на то, чтобы помочь полководцу-марионетке Глегу и его злодеям? Может, вы станете отрицать, что ваши агенты приложили руку К недавнему усилению Яюстши? Пиратство — наименьшая гнусность из всего перечисленного.

— Ади Балбал, позвольте мне успокоить вас, — наклонился вперед император Йилдиз и успокаивающе положил руку на плечо гостя. Но посол резким движением сбросил ее. Его рука легла на рукоять маленького красивого кинжала, висевшего у него за поясом.

Гирканиец не хотел сражаться, особенно таким бесполезным оружием. Но как вскипела его кровь от ар-раки! Он поклялся себе, что в этот раз его выслушают.

— Послушай ты, туранский выскочка, — сказал он, поднимаясь со своего места. — Правящий совет гирканийцев уполномочил меня заявить… нет, потребовать… но что же это?

Понося туранцев, Ади Балбал обнаружил, что окружен и схвачен вооруженным эскортом, который, входя, он оставил за дверью. Стражницы — две пары высоких, мускулистых воительниц Асгарда, одетых в бронзовые латы, рогатые шлемы и кильты из шкур медведя, какие носят на их родине. Легкие топоры висели на бедрах стражниц. Без сомнения, они заметили яростный жест посла, схватившегося за кинжал, — угрозу императору Йилдизу. Но это не снимало оскорбления, нанесенного послу.

— Убирайтесь, отпустите меня, — с яростью набросился он на стражниц, тщетно вырываясь из их захватов. — Как посмели вы прикоснуться к послу Гиркании, находящемуся под защитой закона Эрлика о гостеприимстве? И как вы, император, допускаете, чтобы меня схватили женщины? Предупреждаю вас, мои повелители услышат об этом оскорблении! Стыдитесь, Йилдиз! Разве король и принц могут быть негодяями?.

Император посмотрел печально, но не вмешался, даже когда его стражницы потащили не сдающегося гирканийца к двери.

— Покажите ему башню для гостей, — приказал император своему мажордому. — Пусть поостынет день или два, потом я подумаю, стоит ли освобождать его. Приведите ему писца, если он захочет излить ярость в письменном виде, и девиц, чтобы не чувствовал себя одиноко. И дайте ему попробовать вино лотоса вместо арраки.

Когда яростные крики Ади Балбала затихли в коридоре, Йилдиз повернулся к сыну:

— Заводной человек этот гирканийский посланник. Если бы я хорошо не знал тебя, я бы подумал, что ты намеренно поддразнивал его. Тебе надо глубже изучить тонкое искусство дипломатии, Ездигерд.

Принц равнодушно пожал плечами, как бы подтверждая слова отца.

— Переговоры могли бы затянуться, не подпои вы его. Пьянство — варварская привычка, осуждаемая нашим Пророком Таримом.

Император вздохнул:

— Да, правильно, грязный способ, но так и должно быть. Ничто так хорошо не помогает оценить человека, как вино. Ади Балбал легко попался на эту удочку… Но если его взгляды соответствуют взглядам тех, кто послал его, мне непонятно: почему гирканийцы столь болезненно относятся к любому нашему движению вдоль их южной границы?

— Пусть наблюдают и реагируют как хотят. — Принц сидел спокойно и прямо, не стараясь встречаться взглядом с отцом. — Но с ограниченными военно-морскими силами и традиционной медлительностью в делах объединения конных кланов они мало что могут предпринять против нас.

Йилдиз снова вздохнул:

— Сын, я хотел бы, чтобы ты наблюдал за моими методами правления более внимательно. Ищем ли мы мира со старой империей, желаем ли раздробить ее на куски, или стремимся начать войну, хотелось бы, чтобы мы вели себя мирно по отношению к ним как можно дольше. Иногда можно сражаться десятилетиями и одерживать одну победу за другой, прежде чем выяснится, что идет война. — Император посмотрел через стол на Нефета Али, который с почтением взирал на своего господина. — Но я должен вернуться к этим скучным делам, — напомнил он сам себе. — Исдра, подойди, девочка, и снова наполни мой кубок. Выпивка, подходящая для того, чтобы одурманить солдафона, не так уж и крепка для императора Всего Турана!

Принц Ездигерд молча встал и ушел, размышляя над словами отца. Значит, старик назвал свое безумие логичным методом правления! Или император понимал, что делает, и его разум не был затуманен алкоголем и чарами его наложниц.

Но даже если так — такие методы казались принцу слишком сложными и трусливыми. К неудовольствию Ездигерда, его правящий отец был неискренним, лживым. Старику не хватало праведности, рожденной Таримом, и понимания объединенных принципов учения Пророка. Он слишком сильно сопротивлялся Истинной Вере, следуя собственным, хитрым путем, и вряд ли он переменится.

По мнению принца, если войне с Гирканией быть, пусть об этом скажут открыто, без утайки. Недостойно правителя быть бойким на язык и лживым, как его отец, потворствуя пиратам Вилайета. Для начала Ездигерд уничтожит пиратов на море, как на словах, так и в деле со сказочной легкостью продемонстрировав мощь Туранской империи. Йилдиз же, человек изнеженный, терпеливо относился к насмешкам над собой, подкупал людей и заключал невыгодные сделки, лишь бы использовать пиратов в своих целях.

Именно это стало причиной борьбы между отцом и сыном, особенно когда репутация принца, да и всей империи Турана, оказалась подпорченной пиратом Амрой. Однако император, казалось, получал удовольствие, делая из своего сына неудачника.

Когда принц вышел из дворца, на лицо его легли глубокие тени. Йилдиз был старомодным и слабым. Он и понятия не имел о собственном бессилии. Ездигер, в свою очередь, был беспокойным и хотел затмить отца, заработать хорошую репутацию самым быстрым способом. Пусть слава станет прелюдией к появлению величайшего императора из тех, кого знал Туран. И какой способ заработать репутацию лучше войны?

Спустившись к набережной, взмахом руки принц подозвал одного из придворных лодочников. Через несколько секунд моряк в форме и феске появился у пирса, стоя на корме одной из сверкающих императорских гондол. Шагнув в нее и усевшись, Ездигер приказал, даже не повернувшись к гребцу:

— В трущобы. В обитель колдуна Кроталуса.

Если слуга на мгновение и заколебался, то это было единственным проявлением его страха. Длинное весло осторожно оттолкнуло гондолу от причала и вспенило воду. Лодка набрала скорость, проплывая мимо мраморных террас и благоухающих садов, окружавших дворец. Устремившись между увенчанными катапультами бастионами на молу, она вошла в широкое устье реки.

За дворцовыми доками широко раскинулся ослепительно синий залив Аграпура. В устье реки находилось имперское адмиралтейство — запутанный лес мачт, причалов, высоких резных ростров и неясно вырисовывающихся грузовых и подъемных башен. За адмиралтейством поднимались казармы, россыпи складов флота и бастионы крепости, едва различимые, но такие же высокие, как прибрежные утесы и холмы. Корабли покачивались в заливе, огромные боевые галеры на якорях и дховы,[1] феллуки и дахабиасы. Их ярко раскрашенные паруса вздувались на морском ветру, их мокрые весла ослепительно сверкали.

За пристанью военных судов залив приютил столько же кораблей, выглядевших еще более пестро в суете прибытий и отплытий. Однако гондола резко повернула прочь от красочных сцен и пристаней переполненного города. Гондольер направил лодку в серые потоки самого южного протока реки Ильбарс. Тут ему пришлось энергично поработать веслом.

Потом, когда течение вновь успокоилось, моряк смог передохнуть, наблюдая лишь за тем, чтобы избегать серых мелей и предательских наносов легкой, липкой грязи. Утренний туман цеплялся за низкие, влажные островки, неясно различимые как на среднем, так и на близком расстоянии. Запах, стоявший на заболоченных участках, заставлял задуматься о том, что Ильбарс — не только одна из самых больших рек в мире, но также одна из самых больших сточных канав.

Сверкающий серый горизонт, безразличный плеск волн и отчаянные крики болотных птиц — все это создавало впечатление заброшенности. Стало казаться, что река вот-вот исчезнет среди изрезанных, заросших тростником берегов. Аграпур и его слава стали лишь воспоминаниями. За бортом низко посаженной крикливо яркой лодки единственными островками реальности остались квадратные, утопающие в грязи причалы неправильной формы.

Неровная стена обрывалась, подходя к воде. За ней лежали здания, брошенные корабли и сходни, которые по крайней мере вели на полутвердую землю. Перед заливчиком был устроен тройной причал, выходящий на достаточно глубокое место. Очевидно, построенный для судов с глубокой посадкой, сейчас он стал почти непригодным для использования. Маленькие суда и баржи плавали у берега или лежали на огороженном стеной пляже. Они казались единственным средством, с помощью которого можно выйти или войти на огороженную территорию, так как в стене не было ворот.

Направившись прямо к огороженному участку, гондольер осторожно подвел лодку к пристани, протянувшейся вдоль грубого деревянного дока. Ездигерд поднялся со своего места и ступил на дощатый настил. Выждав мгновение, он жестом приказал моряку следовать за ним. Слуга, хоть и с очевидной неохотой, присоединился к принцу, спустившись с пристани на бревенчатую дорожку, которая вела через сырую, вонючую грязь к грубым деревянным хижинам.

Когда они приблизились к строениям, из дверного проема самой большой хижины неожиданно появился высокий темнокожий человек в белых одеждах. У него была круглая, бритая голова.

— Ах, Принц, вы прибыли взглянуть на мою мастерскую! Я приветствую вас с гордостью смиренного ремесленника… — Человек отвесил вежливый, но скупой поклон. — Хотя вы должны знать, что мне больше по сердцу обсуждать ваши дела у вас во дворце.

— Приветствую тебя, Кроталус. Я предпочитаю, чтобы было как можно меньше свидетелей и сплетен о наших встречах. — Ездигерд внимательно посмотрел на моряка. — В любом случае мне не терпится первому увидеть вашу работу и расширить свои познания в науке. От ваших успехов зависит, что я стану делать дальше.

— Такие слова наполняют гордостью мое сердце, — ответил Кроталус. — Так как вы уже знаете, на что направлены мои усилия, я позволю различным стадиям моего проекта самим говорить за себя. Пойдемте, — взмахом закутанной в плащ руки он пригласил гостей в сарай.

Сильный болотный запах здесь, возле здания, стерся и потускнел перед более сильной, кислой вонью, по сравнению с которыми флюиды грязи казались свежим и здоровым ароматом. Когда трое вошли в темную хижину, их встретила душная волна разложения и гниения. Воздух, казалось, прокис от вони мускусных выделений животных. Она исходила от всего, исключая разве что самого владельца-колдуна, остановившегося в дверном проеме.

— Не думайте о запахе, вы быстро привыкнете к нему, — уверил гостей Кроталус. — Здесь вы наблюдаете стадию зарождения. Видно, что рождение этих тварей — проблема легко решаемая.

С этими словами он показал на огромный деревянный чан, охваченный стальными кольцами искусной выделки. Жидкость в нем непрерывно кипела и бурлила без видимой причины. При ближайшем рассмотрении содержимое чана оказалось не пузырящейся жидкостью, а коричневыми насекомыми размером с палец, с тельцем, разделенным на сегменты, — многоногими тварями, вооруженными широкими жвалами. Они корчились и извивались, как червяки, в вонючем мускусе, сбившемся в комки вокруг разбросанных человеческих костей.

— Необходимо обильное питание, — сообщил Кроталус своим гостям. — Это не дает им пожирать друг друга и яйца. — Он показал пару приземистых, оборванных рабов, работавших в тени. Они непринужденно сгружали человеческий труп с деревянной тачки в бак. — Нежно заботясь о питомцах на ранних стадиях жизни, можно удержать смертность личинок на терпимо низком уровне, — заметил волшебник.

— Вы используете человеческую плоть? — спросил Ездигерд. Голос его был тихим и ровным. Из-за вони он старался почти не дышать.

— Большей частью человеческую, да к тому же хорошенько подгнившую. — Взгляд колдуна равнодушно следил за выражением лица принца и перекошенным лицом моряка. — Новорожденные многоножки уничтожают трупы, найденные в городских подвалах и на речном мелководье. Но они рискуют получить несварение желудка, если возьмутся за твердую кожу или волосы. Несколько хуже наши успехи с плотью зверей, равно и рыб. Всех первенцев необходимо баловать.

— Значит, у вас нет недостатка в пище? — повернувшись к колдуну, принц оторвал взгляд от бурлящей мускусной ванны.

— Не так далеко отсюда, в устье залива каждый день вылавливают тела утопленников. Еще мы собираем урожай с городских трущоб, где живут нищие, и обслуживаем тюрьмы, — объяснил Кроталус. — Удачно то, что мертвецы могут быть не очень свежими.

— Неудивительно, что люди называют ваше искусство черным колдовством, — при этих словах Ездигерд передернул плечами, не в силах подавить дрожь отвращения. — А как старшие поколения?

— Они отлично себя чувствуют, — сказал Кроталус и повел гостей через сарай туда, где стояли в ряд шесть продолговатых баков. — Они менее прожорливы, чем их меньшие братья, и намного чувствительнее к моей магии.

Каждый чан на высоту в половину человеческого роста был наполнен водой, и в каждом на ковре из костей извивалась одна большая сороконожка. Когда они подошли, только одно из чудовищ кормилось на дне во взбаламученной, клубящейся квашне. Эти многоногие твари размером были с человеческую руку. Ванны, однако, предполагали, что чудовища могли вырасти много больше. Гондольер, побледнев после опрометчивого взгляда в бурлящую, плещущуюся в чане жидкость, повернулся и опустошил желудок прямо на грязный пол сарая — происшествие, которое ощутимо вони не прибавило.

Колдун Кроталус, игнорируя заминку, кивком позвал гостей перейти из сарая в соседнее с ним сооружение. Здесь не было ничего, кроме корпуса лишенного снастей корабля, покоящегося прямо в грязи. Высокий маг по ступеням поднялся на платформу. С этой точки открывался отличный обзор шкафута корпуса корабля.

— Я и мои ассистенты смогли заставить их расти быстрее, — объяснил волшебник. — Но это мало помогло нам. Для тренировок многоножек необходимо время, искусство и несколько помощников, которым я мог бы поручить эту задачу. Обучение людей для управления тварями — вот что ограничивает меня даже больше, чем постройка и подготовка необходимых судов.

Многозначительность его слов была очевидна, стоило заглянуть внутрь корабля. Самая большая из сороконожек барахталась на грязном дне, полупогруженная в отвратительную воду. Гигантское существо было толще гребной шлюпки и длиннее, чем двадцать человек вместе взятые.

И оно не лежало спокойно. Внутри установленного на земле корпуса в уключинах были укреплены обрезки весел. Насекомое сжимало их своими когтистыми лапками и играло с ними, извиваясь. Дрожь волнами проходила по всей длине его многолапого тела. Оно действовало, хоть и медленно, в такт движениям тренера в серых одеждах, который стоял на передней палубе в нескольких шагах от многофасетчатого глаза чудовища и острых, как серпы, жвал. Казалось, что, будучи хорошенько связанным и находясь полностью под контролем, одно насекомое сможет по силе и выносливости заменить команду гребцов.

— Когда они таких размеров, им по-прежнему требуются человеческие останки? — осторожно спросил Ездигерд.

— Для тварей такого размера нам удалось заменить пищу. Овцы, быки и тому подобное. Животные, идущие в пищу, могут быть живыми или только что убитыми, — Кроталус излагал факты с отстраненностью настоящего ученого. Его выбритая голова сверкала в бледных лучах дневного солнца. — Кроме того, римипиды могут некоторое время сдерживать свой аппетит. Но если слишком долго отказывать им в их привычной диете, можно потерять надсмотрщика, поэтому во время войны я бы посоветовал кормить тварь пленными врагами.

— Небольшое ограничение… Я не знаю, будем ли мы использовать этих тварей в боевых действиях, — сказал Ездигерд. — Вы говорили, что управляемые насекомыми корабли смогут без труда нести воинов и оружие?

— Конечно, — подтвердил выходец из Кешана. — Но только пока с животными обращаются как положено. Откуда у вас, Принц, такой живой интерес? Вы считаете, что римипиды вам скоро понадобятся для морских сражений?

— Раньше, чем кто-нибудь может предвидеть. — Взглянув в сторону гондольера, который замер, в ужасе глядя вниз, на извивающееся чудовище, Ездигерд прибавил: — Поговорив с гирканским послом, я могу сказать, что положение напряженное. Позволим мы вернуться ему домой или нет — от этого мало что изменится. Очень возможно, что скоро начнется война.

— Даже так, Принц? — Кроталус в замешательстве нахмурился. — В таком случае мне нужно как можно быстрее закончить другие свои проекты. Я готовлюсь к новой экспедиции через Вилайет. И я, конечно, намерен обратиться к вам за помощью.

— Через Вилайет… снова в северную его часть? — После кивка Кроталуса принц продолжал: — Это опасные воды. Пираты дьявольски активны, и за ними охотятся боевые галеры гирканийцев. Предполагаю, что гирканийцы с радостью нападут и на туранский корабль.

Кроталус пожал плечами:

— Я планировал отправиться не на военном корабле, а на судне, которое может обогнать как военную, так и пиратскую галеру. Тогда не возникнет тех трудностей, с которыми мы столкнулись в прошлый раз.

— Нет, — печально покачал головой Ездигерд. — Боюсь, что ваше отсутствие будет неразумным. Слишком это рискованно. К тому же в ближайшее время нам понадобятся ваши услуги. Я должен просить вас отложить путешествие.

В недовольном взгляде Кроталуса скрывалась улыбка, полная неуважения к Ездигерду.

— Принц, позвольте мне успокоить вас… Меня не будет лишь один месяц или около того, а научные исследования, которые я намереваюсь провести, очень важные…

— Но, уважаемый, а как же проект, который вот-вот должен завершиться? — Ездигерд указал на корпус корабля. — Можно ли выращивать и тренировать этих тварей без вас?

— С римипидами у вас не будет проблем, — заверил колдун. — Кроме магии, используемой лишь в критические моменты роста, с ними могут управиться и мои тренированные подмастерья.

Ездигерд явно сомневался.

— А эти поиски на севере, которые вы собираетесь предпринять… расскажите, что вы ищете? Быть может, эти поиски важны для Туранского государства?

Кроталус чуть напрягся.

— Я не в состоянии, мой Принц, излагать эзотерические детали своего искусства. Однако могу заверить, мои изыскания очень важны.

— Нет, Кроталус. Я думаю, что не смогу вас отпустить, — покачал головой Ездигерд, подумав несколько мгновений. — Боюсь, это невозможно. Получив от меня корабль, вы станете частью Туранской армии. Провести без такого талантливого, важного для обороны Империи человека даже месяц или рискнуть потерять вас и вовсе… для нас это неприемлемо.

— Вы не доверяете мне, Принц? Вы в самом деле боитесь, что я заблужусь в море?

Ездигерд покачал головой:

— Вы — известный мореплаватель, это так. Люди говорят, что колдовские силы помогают вам видеть ночью и в тумане, — улыбнулся принц. — Это делает вас очень важным для меня, мой друг… слишком важным, чтобы потерять вас.

Едва заметная усмешка по-прежнему таилась во взгляде нахмурившегося колдуна.

— Значит, вы не поможете мне в моих приготовлениях?

— Более того, Кроталус, я запрещаю вам отправляться в плавание, — надменный молодой принц говорил так, словно был уверен, что его послушаются. — Вы останетесь здесь, пока не завершится наш проект. После этого, если позволит политическая обстановка, мы поговорим о путешествии на север.

— Пусть так и будет, — вроде бы соглашаясь с принцем, колдун задумчиво разглядывал своего гостя. — Принц, а вы не боитесь предстоящей войны?

— Почему я должен ее бояться, если она — в наших интересах? Мой отец, как обычно, хочет вывернуться так, чтобы все стороны остались довольны. Но война, особенно на море, будет полезна для нашей империи. Она многое прояснит, выдвинет новых лидеров, опорочит старых, разрушит торговые связи, мешающие развитию отдаленных регионов. — Он оперся о перила обзорной платформы, словно был на носовой палубе военного судна. — Дайте врагов, и я завоюю себе имя и приведу наши армии к великой победе.

Кроталус кивнул:

— А что, если Гиркания сильно постарается и… скажем, построит новый флот?

— Тогда Турану достанется еще больше славы, — искренне ответил Ездигерд. — Новые корабли или старые — гирканийцы не победят нас на море. Они всадники, а не моряки.

Неожиданно став равнодушным, принц посмотрел на гондольера, ожидающего поблизости.

— Эй, ты… Ты ведь ничего не слышал из того, что я говорил? Но если и слышал, ты же никому об этом ни словечка не скажешь?

Моряк, который, широко открыв рот, взирал на ворочающееся насекомое, повернулся к своему властелину, едва понимая, о чем тот спрашивает.

— Я взял тебя с собой на берег в надежде, что адские чудеса помогут тебе сдержать слово и послужат предупреждением. — Так как моряк испуганно молчал, Ездигерд продолжал давить на него: — У тебя есть язык?

Матрос беззвучно кивнул.

— Если хочешь сохранить его, то держи его за зубами! Не говори никому ни об этом визите, ни о том, что ты видел и слышал здесь.

Моряк, побледневший и по-прежнему пораженный немотой, закивал с несчастным видом. Но от страха лишь нечленораздельное бормотание сорвалось с его губ.

— Достаточно! Отвезешь меня домой. А ты, Кроталус, сосредоточься на своей основной работе, и доброго тебе здоровья.

Сказав это, принц повернулся и отправился к своей лодке.

ГЛАВА 4. ЧЕРНЫЙ ПИРАТСКИЙ КОРАБЛЬ

Сине-зеленое море скалилось клыками белой пены под носом пиратского корабля «Ворон». Туго натянутые канаты и паруса звенели на ветру, и палуба кренилась при каждой большой волне.

— Во имя всех фурий, вот это жизнь! — ликовал Конан, стоя у рулевого колеса с восемью спицами. — Высокий бараханский каррак, несущийся по просторам Вилайета, — для пирата нет лучше судна! Спасибо, Фердинальд, за то, что, послушавшись меня, укрепил обшивку гвоздями. — Стоя у руля и развлекаясь, Конан повернулся и хлопнул своего лейтенанта по плечу. — Наш «Ворон» перехитрит врагов, победит их, и — только они его и видели! Эти восточные моряки могут многому научиться у Амры с Западного Океана.

— Эти корабли всегда так сильно качает? — Филиопа вцепилась в перила с наветренной стороны. Несмотря на то что она раньше много плавала на судах, сейчас лицо ее было серым.

— Девочка, мы не на шаланде, которая может идти под парусом лишь по спокойному морю. Мы мчимся, как мчался бы сам Кром… Видишь, наши острова уже наполовину исчезли из виду. — Конан показал ей за корму. Но почему-то вид исчезающих вдали островов не сделал Филиопу счастливее. — Просто мы высоко над водой, и это усиливает качку. — Он обвел рукой высокую узкую кормовую палубу, где они стояли. — Если здесь слишком сильно качает, можешь спуститься пониже.

— И в самом деле, высокое, быстрое судно, — сдержанно похвалил Грандальф. Приземистый вождь Морских племен тоже выглядел не слишком уж хорошо. Он стоял сзади, там, где у любого нормального судна было кормовое весло, и тоже крепко держался за перила. — Некоторым из моих людей не понравился цвет твоего корабля. Он весь черный. Пираты говорят, это плохое предзнаменование.

— Конечно, однако «Ворон» не может быть другого цвета, — благоразумно согласился Конан, поворачивая рулевое колесо еще на несколько румбов против ветра. — Это — не колчианская скорлупка, где доски держатся лишь потому, что вставлены в пазы и обмазаны смолой. Обшивка этого корабля крепко прибита стальными гвоздями к ребрам каркаса. Щели законопачены паклей и залиты черной смолой из болот Гиркании. А на свежий деготь краска не ложится.

— Точно так, — вступил в общий разговор Фердинальд. — Нужно только не продырявить судну борт и не дать ему перевернуться, — печально предупредил он. — Ведь с тем балластом камней, что лежат вдоль киля, если в корпусе будет дыра, судно пойдет прямо на дно. Оно не будет, медленно погружаясь, плыть вперед, как наши галеры.

Пассажиры несколько мгновений размышляли над этими новостями. Команда, подобранная из лучших моряков, казалось, приспособилась к требованиям каррака. Босоногие пираты ползали наверху среди туго натянутых канатов и «уравновешенных» квадратных парусов. Команды моряков выбирали веревки на главной палубе.

Сантиндрисса, стоя рядом с Филиопой, наконец высказала свое мнение:

— Ты построил судно достаточно крепкое, чтобы вынести все эти рывки и качку, и я скажу: это — здорово. Я не сожалею, что отправилась на нем в пробное плавание, ведь этот корабль, кажется, общая собственность.

— Вот так мы плаваем по Западному Океану, — объяснил Конан. — Мы смотрим в лицо сильному ветру и шторму, а не бежим в порт прятаться. — Хвастаясь, он внимательно глядел вперед. — 06 Так мы должны плавать и по водам Вилайета тоже, если хотим путешествовать вдали от земли — стать пиратами, которые плавают далеко от земли; пираты, которые могут ударить повсюду и исчезнуть в один миг. Вы скоро узнаете, каково это, если вон тот парус на горизонте — не мираж.

При этих словах дюжина глаз проследила за взглядом Конана, устремленным к морскому горизонту. В самом деле, там под синим куполом неба белел лоскут — парус, не корпус. На таком расстоянии из-за кривизны поверхности земли можно было разглядеть только верхнюю часть паруса судна. Но этого оказалось достаточно. Воздух казался таким чистым, что видно было, как парус трепещется на ветру.

— Эй, на мачте! — разбудил Конан своего впередсмотрящего. — Проснись и скажи мне, что видишь!

— Открытое море, капитан, — раздался грубый извиняющийся голос с вершины мачты. — Только острова, и никаких следов береговой линии. Однако впереди слева по носу… парус! — Голос зазвучал живее, и в нем послышались нотки удивления. — Парус треугольный. Вероятно, быстрая галера, идущая на северо-восток!

— С юго-запада, — добавил Фердинальд. — Из Аграпура. — Он вынул из кармана своей накрахмаленной рубашки засаленную карту и развернул ее.

— Конечно, — согласился Грандальф. — И держит курс далеко от земли. Они очень боятся Аетолианских островов.

— Одинокий корабль пересекает Вилайет. Это обещает богатую добычу. — Твердые пальцы капитана Дриссы уже поглаживали золотую рукоять сабли, висевшей у него на поясе. — Жаль, что нет никакой надежды поймать их.

— Не надо спешить, — сказал Конан, изменяя курс поворотом тяжелого руля. — Пока они идут на крыльях того же самого западного бриза, что и мы, наш корабль помчится со скоростью на четверть больше, чем скорость их лоханки. Когда же я окажусь у них за спиной, они не смогут грести против ветра. А впереди лежит гирканийское побережье, где нет ни единого порта или бухточки. — Он неопределенно махнул рукой в сторону правого борта. — Я могу состязаться в скорости с кем угодно и оказаться быстрее любого судна. В любом случае я обгоню их.

— Ты в самом деле считаешь, что сможешь обогнать быстроходную галеру под треугольным парусом в этой корзине с квадратной простыней? — Сантиндрисса бросила скептический взгляд на паутину оснастки. — Я почти согласна разрешить тебе попробовать!

— Все случится намного скорее, чем ты думаешь, — уверил ее Конан. Потом его голос перерос в рев: — Эй, на палубе, поставить больше парусов! Зарифьте все, что мешает! Мы идем с полной скоростью!

Команда «Ворона» состояла из пиратов-ветеранов и моряков, «рекрутированных» с торговых кораблей. На глазах у капитанов они показали удивительную способность точно исполнять команды Конана, Фердинальда и Иваноса. По всей вероятности, с первого взгляда они влюбились в оснастку непривычного типа. Изучая возможности нового судна, они чувствовали нетерпение испробовать его в деле. Конан и выбрал именно их за безрассудную храбрость.

Через несколько минут проб и ошибок широкие белые крылья захлопали между увенчанных квадратными парусами мачт каррака. Корабль резко повернул, сменив быстрое покачивание на неспешную и сильную, еще более тошнотворную килевую качку. Теперь далекий треугольный парус более четко вырисовывался на горизонте.

— Рифьте квадратные паруса, бездельники! Мы заставим ветер нести нас быстрее, если их не будет! — Конан отдавал приказы, по привычке гаркая на команду, словно чем-то был недоволен, хотя, по правде сказать, ему очень нравилось стоять вот так, правя против свежего ветра.

— Конан, ты можешь повернуть на румб или два? — Грандальф с остальными пассажирами уцепился за то поднимающиеся, то опускающиеся перила и замер под хлещущими кнутом ударами ветра; Он застыл, оказавшись беспомощным в неудобном положении. Встревоженно смотрел он на новые крутые обводы палуб, мачт и разглядывал туго натянутую оснастку, сбивающую пену с гребней волн на подветренной стороне. — Помните, ваш помощник говорил о том, что можно перевернуться… это не лодка, которую можно вернуть в исходное положение, и все будет в порядке!

— Верно, — Конан, усмехнувшись, взглянул на них — попавших в зубы ветру. — Нет ни одного корабля с веслами, который мог бы идти за нами следом под парусом. У него сломается руль, и отверстия для весел зальет! — Он счастливо улыбнулся своим спутникам. Ветер играл гривой его волос, обнажив лоб. Не было никаких признаков того, что Конан собирается менять курс. — Вот так, мы отлично идем. Я буду так держать, пока мы не увидим гирканийское побережье.

Для того чтобы догнать галеру при таком угле сближения, как они выбрали, пришлось целый день мчаться с максимальной скоростью. И Фердинальд с Иваносом по очереди становились к рулю. Когда на востоке в тумане наконец неясно замаячили низкие бледные утесы, пираты заметили не так далеко корму двухмачтовой галеры, которая, резко кренясь, улепетывала на юго-восток.

— Похоже, мы отрезали туранцев от их первоначального места назначения, лежащего на севере, — громко высказал свое предположение Конан. Вскочив на перила, чтобы лучше видеть, он уцепился за трос.

— Они пытаются скрыться из поля зрения, потеряться, спрятавшись в прибрежных тростниках среди мелей, или раствориться во тьме ночной. — Он показал на едва различимые движения весел вдоль бортов далекого корабля. — Но мы — быстрее, и мы извлечем пользу из непогоды. Осталось недолго.

Когда «Ворон» повернул на подветренный галс, ощущение безумной скорости исчезло. Теперь ветер стал попутным. Гребни волн ласково шлепали «Ворона» по плоской корме. Нагретый солнцем воздух теплыми прикосновениями ласкал спины пиратов, и едва заметный ветерок надувал паруса, ерошил волосы команде. Но обрывистый берег быстро оказался рядом. Галера начала маневрировать, стараясь улизнуть.

Это было однопалубное судно, слишком длинное и широкое для двух мачт. Пара треугольных парусов вытянулась на сужающихся реях, словно огромные крылья чайки. Вместо скамеек для гребцов в средней части корабля возвышалась какая-то штуковина, укрытая парусиной. Возможно, там стояла лодка или (что вызывало опасения) военная машина. По обе стороны от странного объекта двигались туранские моряки, усердно работавшие длинными веслами, помогая ветерку нести их корабль вперед.

— Белая вода. Поворачивайте, капитан!

Крик Иваноса, донесшийся с носа, привлек внимание Конана к тому месту, где над невидимыми скалами вспенивался и бурлил прибой.

— На такой скорости мы вовремя не заметим опасные места и не успеем избежать их, — пожаловался Фердинальд, стоя у руля. — Было бы мудро убрать паруса…

— Нет, — проревел Конан. — Это лишь задержит погоню, и нам придется дольше пробираться вдоль берега. — Спрыгнув с перил, он пересек палубу, подошел к рулю. — Мы гонимся за этой трижды проклятой галерой, так что пусть она и беспокоится о рифах и песчаных отмелях. Просто держись у нее за кормой.

— Смотрите, она становится правым бортом по ветру! — Фердинальд хотел было тоже поменять курс, но стоящий рядом Конан удержал его:

— Спокойно, приятель, это ловушка! Посмотри туда. По правому борту рифы, — Конан показал на клыкастые скалы, которые теперь оказались между ними и преследуемым кораблем. — На той барке умный капитан. Иди точно у нее в кильватере, если хочешь быть в безопасности, и не срезай углы. — Повысив голос, он проревел, обращаясь к Иваносу: — Приготовься перейти на правый галс и жди моей команды! Теперь поиграем в кошки-мышки.

Когда «Ворон» завершил поворот и стал постепенно приближаться к своей жертве, Конан распознал своего старого знакомого в человеке, который, как показалось ему, был капитаном галеры. Загадочная фигура в белых одеждах застыла на носу галеры и, неотрывно глядя вперед, изредка поднимала руку, подавая сигнал рулевым, куда им поворачивать. Возможность узнавать о маневрах жертвы на одно-два мгновения раньше, чем она начинала выполнять их, помогла Конану. Однако нельзя было не заметить, что капитан галеры обладает сверхъестественным чутьем на спрятанные под водой скалы и мели. Пытаясь запутать преследователей и разбить их корабль, хитрый командир уже не раз едва не добился успеха.

— Это все мне знакомо, — пробормотал Конан.

— Разве может обычный капитан так хорошо знать пустынную часть побережья? — удивилась Сантиндрисса. — Если это — женщина, то она — морская ведьма.

— Мы об этом скоро узнаем. — Шагнув к главной мачте, Конан поднял флаг с черепом. — Эй вы, псы, готовьте абордажные крючья и становитесь вдоль борта!

Через несколько минут корпуса кораблей столкнулись. Пираты взвыли, но на борту галеры никто и не собирался с ними сражаться. Большая часть команды оказалась рыбаками и моряками, которые бубнили что-то на различных южных диалектах. Остальные выглядели почти детьми — полуодетые мальчики и шустрые девчонки, чьи руки от непривычной работы были покрыты мозолями.

Когда «Ворон» прицепился к корме галеры, две дюжины пиратов под предводительством трех яростных капитанов полезли по талям. Туранцы спрятались за перилами носовой палубы, вооруженные лишь пиками для ловли рыбы и ножами для чистки рыбы. Их капитан, так находчиво пытавшийся удрать, молча замер на носу, не пытаясь даже организовать оборону.

Рулевые весла оказались брошены, и два корабля отдались на волю ветра. Обмякшие паруса захлопали и затрепетали.

— А теперь скажите, что это за корабль? — вмешиваясь не в свое дело, прокричал Грандальф. — Как посмели вы нарушить границы этих вод, не заплатив Морским племенам или их союзникам пиратам — Красному Братству Джафара? Я заявляю: весь товар этого судна — контрабанда и конфискуется нами под угрозой смерти!

— Что это за большой ночной горшок у вас на палубе? — шагнула вперед Сантиндрисса. Подняв уголок брезента, она плашмя ударила куполообразную штуковину саблей, и в ответ та зазвенела, словно Дрисса ударила по бронзовому колоколу. — Эта штука чего-то стоит? Котел для приготовления пищи или дьявольское военное изобретение?

— Чем бы оно ни было, это — их единственный груз, — Иванос, быстро заглянувший в кормовой трюм, вылез на палубу доложить. — Там скудная провизия для команды и много пустых деревянных ящиков и бочонков. Неудивительно, что галера так быстро неслась по волнам.

Пираты тем временем срезали веревки и спихнули брезент со штуковины, лежащей на палубе. Под ним оказался сверкающий на солнце бронзовый купол с литым кольцом наверху. Грубо обработанному колоколу недоставало каких-нибудь узоров или орнаментов. Несколько пиратов потыкали в него мечами, отчего он снова зазвенел.

— Штуковина внутри пустая, — заметил пират с косичками, который лег на палубу и заглянул под бронзовую полусферу. — Это вроде огромного колокола, хотя нет зацепки для «языка». Должно быть, это какой-то гонг.

Конан, держась в стороне от других, не сводил взгляда с высокого человека в робе, стоявшего поодаль на носу. У незнакомца была черная кожа и лысый череп, хотя он не выглядел болезненным стариком. С каменной кривой улыбкой из-под собранной в сборки мантии с капюшоном взирал он на пиратов.

— Без сомнения, колдун, — объявил Конан команде, остановившись достаточно далеко, так, чтобы фок-мачта была между ним и человеком на носу. — Некоторые из нас встречались с ним раньше, а большинство слышали о его силе. Бронзовый колокол — инструмент для какого-то чародейства, так что поберегитесь. — Быстро обернувшись, он приказал трем пиратам: — Приведите колдуна ко мне! Держите мечи наготове и, если понадобится, используйте их. Не смотрите ему в глаза и не давайте коснуться вас. Если он ускользнет или исчезнет в клубах дыма, мы останемся с носом. — Конан шагнул вперед. — Не бойтесь. Похоже, самая большая опасность угрожает мне, но я встречусь с колдуном лицом к лицу. — Тут он повысил голос: — Шкипер, ступай на нос и поговори с волшебником!

— Зачем нам разговаривать с хозяином этого пустого корыта? — запротестовал Грандальф. — Если бы он в самом деле был так опасен, он бы не пустил нас на свой корабль…

— Нет, приятель, — Конан прервал Грандальфа, подняв руку. — Этот второсортный колокол сгодится не только на металл. Мы узнаем, почему он стоит здесь… может, как ловушка, чтобы поймать кого-нибудь и провезти через Вилайет. Узнав больше, мы сможем извлечь из этого выгоду… или я плохо знаю колдунов! — Он наклонился к Грандальфу и заговорил очень тихо: — Так как хозяин судна — колдун, лучше склонить его к сотрудничеству. Если ты не догадываешься, кто он…

— Я — Кроталус, предсказатель при дворе Императора в Аграпуре. — Чернокожий провидец, стоявший неподалеку среди пиратов-стражей, очевидно, обладал сверхъестественным слухом. — Я к вашим услугам, капитан Амра… так как судьба снова решила скрестить наши дорожки.

— На этот раз мы встретились лицом к лицу, — сказал Конан, поворачиваясь к противнику. Он подождал, дав колдуну подойти ближе, как приличествует плененному на море. Капитан поднял руку, когда чародей в сопровождении растерянных пиратов с «Ворона?» оказался в двух шагах от него. — Стой там. Скажи мне, предсказатель, что в этот раз привело тебя в воды Красного Братства? Ты правишь быстрым кораблем, который, без сомнения, может сбить погоню со следа… — Он посмотрел на треугольный парус, хлопающий над головой. — Почему ты хотел отказать нам в праведной доле добычи?

— Твоя доля, Амра, всегда — как говорят на языке Кешана, откуда я родом, — львиная. Она означает: все или ничего. А это слишком много за ту боль и издержки путешествия, которое ты прервал. — Говоря так, чернокожий колдун криво улыбался, выплевывая фразы сквозь крепкие желтые зубы. — Однако, капитан, даже несмотря на мою нелюбовь к пиратам, равно и твою — к колдовству, в этом путешествии мы можем получить выгоду, действуя совместно. Можно будет получить достаточно, чтобы удовлетворить твой львиный аппетит.

— Это как раз то, что я хотел услышать, — усмехнулся Конан, посмотрев на капитанов и офицеров. — Скажи мне, предсказатель… что это за огромный колокол на твоем корабле, и кто те странные молодые люди?

— Этот колокол потребует долгих объяснений, если их сможет понять пират. Что же до моей команды, то большинство из них — уроженцы Кхавара. Жители побережья, молодые и беспризорные. На всем Вилайете нет лучше ныряльщиков.

— Ныряльщиков? — Глаза Конана неожиданно сверкнули ярче, чем отблеск солнца на лысой голове Кроталуса. — Значит, ты плыл на поиски затонувших сокровищ? — Его голос стал чуть тише обычного, превратившись в осторожный шепот.

— Совершенно верно, — колдун едва заметно пожал плечами. Интерес, вспыхнувший в глазах пирата, казалось, развлекал его. — Я не скрывал цели путешествия от своей команды. Конан нахмурился.

— Пусть даже так, но мне необходимо обсудить это с капитанами с глазу на глаз на корме. Ты поднимешься на борт моего корабля… и твои беспризорники тоже. Уверяю, вы будете в безопасности. — Кроталус не протестовал, и Конан повернулся к своим офицерам: — Иванос, объяви команде о награде. Возьми нескольких моряков, и пусть калоша плывет следом за нами. Фердинальд, поведешь моего «Ворона». Мы должны двигаться осторожно вдоль подветренного берега из-за его рифов и мелей. Пусть, если возможно, галера возьмет «Ворона» на буксир. Держите курс на север!


Позже в тот же день три капитана и Филиопа собрались на корме каррака, оставив у руля Фердинальда. Пленник — Кроталус, пообещавший не устраивать никаких колдовских трюков, был с ними.

— Вы когда-нибудь слышали о пирате по имени Кобольд? — спросил маг.

— Кобольд Рыжий и его отважный корабль «Василиск»! — воскликнула Сантиндрисса. — Конечно! Он — легенда минувших столетий. Кобольд был выдающимся пиратом, который завершил карьеру знаменитым ограблением Султанапура.

— Конечно, — подтвердил Конан. — Одноглазый Кобольд считается одним из первых и самых могущественных капитанов Братства. Я слышал истории о нем далеко отсюда, на Западном море, задолго до того как стал пиратствовать в тех водах. Он погиб, возвращаясь домой, так ведь?

— Так рассказывают. — Кроталус с печальным выражением лица застыл на качающейся палубе, ни за что не держась и с уважением глядя на пиратов. — Пробираясь домой через северный архипелаг, он попал в шторм. Его корабль, отяжелевший после ограбления одного из северных портов, потерпел крушение и пошел прямо на дно.

— Мне не нравится этот разговор, — неожиданно заявил Грандальф. — В какое глупое приключение ты собираешься нас втравить? Корабль с сокровищами утонул… ты на самом деле собираешься достать его груз из глубин? — Он с негодованием посмотрел на своих приятелей пиратов. — Мы все слышали разговоры о потерянных сокровищах, но не во власти смертных наложить на них свои руки. Ты станешь искать сокровища там? — В ярости перевесившись через перила, он указал на темную, покрытую зыбью воду. Море казалось бездонным, хотя неподалеку возвышались утесы гирканийского побережья.

Кроталус пожал плечами:

— Корабли всегда тонут на мелководье или погружаются постепенно, дрейфуя к берегу, пока не разбиваются о скалы. Сокровища редко лежат глубоко под водой.

— Даже если и так, пытаться поднять потерянные сокровища — дьявольский соблазн. — Глаза Грандальфа горели сверхъестественным страхом, когда он высказывал свои возражения. — Никому этого не удавалось, а погибли многие. Что попало к Великому Повелителю Дагону, останется у него навсегда! — Морской атаман замолчал, приложив запястье ко лбу, в поклоне перед морским богом.

— Такова, может быть, твоя вера, — равнодушно ответил на это Кроталус. — Но, отправляясь в это путешествие, я все подготовил для того, чтобы мне повезло. Мои люди — непревзойденные ныряльщики за монетами, моллюсками и потерянными грузами — из бухты Кхавара. Они достают вещи с глубины в восемь фатомов.[2] — Он махнул рукой в сторону молодых людей и девушек, смешавшихся с пиратами Конана. — Для того чтобы помочь им, я прихватил морской колокол. — Он показал на галеру, которая следовала за «Вороном». Тяжелый бронзовый колокол возвышался посреди ее палубы. — Такой металлический тазик можно, перевернув, опустить в воду, не опрокидывая.

Воздухом, который окажется под ним, можно дышать глубоко под водой, тем самым экономя силы и время.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду, — сказал Конан. — Умно… но как, умоляю, скажи, ты не дашь воде попасть в колокол? — Конан наморщил лоб в недоумении. — С помощью каких-нибудь хитрых колдовских чар?

— Да, можно сказать и так, — с улыбкой ответил ему Кроталус.

— Но скажи, — вмешался Грандальф, — как ты собираешься использовать свое колдовство, если не знаешь, где искать? Амра, не дури с этим колдуном! Пока мы тут стоим, он заколдовывает нас, чтобы, соблазнив сокровищами, заставить нанести обиду морским богам.

— Он не отправился бы в экспедицию через Вилайет, чтобы преследовать духов или попасть им в руки. — Сантиндрисса, покинув свое место у перил, вышла вперед. Гибкие пальцы ее левой руки ласкали острый, как бритва, клинок кинжала, в то время как правая рука сжимала рукоять. — Что привело тебя сюда, Кроталус? Карта?

Черный провидец не отступил. Он даже не взглянул на стальной клинок Дриссы.

— Карта. И мои познания в истории Древности, собранные во время бессчетных бессонных ночей.

— Карту. — Дрисса протянула руку к колдуну, держа кинжал менее угрожающе. Конан не вмешивался, зная, что женщине-пирату нет равных в таких вопросах.

— Боюсь, что карта осталась далеко отсюда, — печально ответил Кроталус. — Она выгравирована на потолке Двора Провидцев в Императорском дворце Аграпура. Долгими ночами я изучал древнюю лепку, и теперь каждая деталь отпечаталась в моей памяти. — Колдун вежливо посмотрел на женщину, легонько постучав по глянцевому куполу своей лысой головы.

— Очень вы, кешанцы, умные! Если ты говоришь правду, нам придется сотрудничать с тобой. — Капитан Дрисса мельком взглянула на Конана. — Но почему мы должны верить твоим догадкам? Каким образом ты определил местоположение сокровищ?

— Из рассказов очевидцев, — ответил колдун. — Слова выживших сохранились в древних свитках. Ведь если тонет корабль, не обязательно тонут все, кто был на борту. Несколько человек из команды Кобольда уплыло на юг в лодке. Их подобрала галера, гнавшаяся за пиратами.

— Без сомнения, их спасли, чтобы замучить и повесить в назидание остальным пиратам. — Резкость Сантиндриссы, казалось исходившая из самой глубины ее сердца, очевидно, была необходима, чтобы все выглядело так, словно Кроталус соглашается сотрудничать благодаря ее нажиму.

— Да… Теперь понятно, почему их рассказам можно верить? — беспечно кивнул ей колдун. — Удивительно, но все свидетели сошлись на одной поразительной детали.

— Я помню, — проговорил Грандальф. — Меч Дагона.

— В самом деле, — подтвердил колдун, кивнув. — Пираты рассказали, что «Василиск» попал в бурю в открытом море, и корпус его оказался пробит. А после корабль очень быстро затонул. Словно гигантский меч вылетел из моря, направляемый титанической рукой.

— Дубина Крома! Я тоже слышал такую историю, но не очень-то верил в нее. — Конан посмотрел на своих спутников. — Моряки Морских племен в таких случаях склонны к сильному преувеличению.

— Сам бог потопил корабль, разве вы не понимаете? — Грандальф словно предчувствовал беду. — Вот почему говорят, что сокровища прокляты!

Кроталус снова заговорил:

— Легенды гласят, что Кобольд Рыжий во время рейда на Султанапур ограбил храм Дагона, вот вам и хороший повод для мести богов. Но у меня есть другое объяснение. — Колдун поднял руку, нащупывая что-то скрытое под одеждой у себя на груди. — Вы видели такую эмблему?

Пальцы пиратов сжались на рукоятках мечей и кинжалов, когда кешанец запустил руку в вырез своих свободных одежд. Но он достал не колдовское оружие, а крошечный предметик, висевший на шнурке у него на шее. Это был круглый золотой медальон по весу не больше гирканийского дублона. Сняв шнурок с шеи, колдун протянул безделушку пиратским атаманам.

На медальоне был изображен обнаженный бог-воин, закрывший щитом пах и поднявший меч высоко над головой. При ближайшем рассмотрении создавалось впечатление, что это огромная статуя. Она стояла на пьедестале. Корабли под парусами и часть замка или волнореза были выгравированы у его ног, одетых в сандалии.

— Я не знаю языка этой надписи, — заметила Филиопа.

— А я — каменного колосса, если такой и правда существует, — прибавил Конан. — Никогда не видел и не слышал о таком огромном идоле на этом побережье. Что на обратной стороне? — Схватив безделушку, он перевернул ее, обнаружив блестящую пустую поверхность.

Кроталус, по-прежнему улыбаясь, темными пальцами развязал ремешок.

— Возьмите этот амулет, капитан. Он — твоя добыча. И в нем нет никакой магической силы, которая привязала бы его ко мне.

— Очень хорошо. Но если ты найдешь для нас корабль, полный таких штуковин, ты сможешь получить медальон назад. — Повернувшись к Филиопе, Конан забросил ремешок золотой безделушки ей на шею, запечатлев поцелуй у нее на лбу.

— Это — эмблема Сарпедона — древнего морского порта, — объяснил Кроталус. — Лишь немногие в наше время знают о нем. Десять тысяч лет назад он процветал где-то у этих берегов. Гордый был город. В свое время его называли Драгоценностью Вилайета.

— Ах да, — сказал Грандальф. — Древнее королевство Сарпа, чьи капитаны повелевали ветрами. — Морской атаман глубокомысленно кивнул. — Еще одна легенда наших племен.

Кроталус внимательно посмотрел на него:

— Но тогда вы знаете, где он располагался?

Грандальф подозрительно взглянул на колдуна:

— Где-то на севере, а кого это волнует? Наши версии сказаний гласят, что он погрузился в море.

— Да, в самом деле, — улыбнулся колдун. — В Сарпедоне народ наслаждался всеми выгодами, какие приносил торговый и военный флот; наслаждался богатствами и превосходством над теми, кого ныне называют великими королевствами, — он указал на медальон, который сверкал на прелестной, украшенной кружевами груди Филиопы. — Изображение на этом знаке намекает на богатства обитателей Сарпедона и их инженерные возможности, так же как на их честолюбивые устремления. Старые рукописи сходятся на том, что незадолго до гибели города его мудрецы обнаружили способ повелевать изменчивыми ветрами Вилайета, заставляя их дуть по своему приказу… Увы, — Кроталус вытянул руки, на этот раз пустые. — Ревнивый бог отомстил и им. Или, что более вероятно, колдунам города недоставало настоящего, первородного искусства, которое сдержало бы те силы, что они спустили с привязи. Тем не менее однажды ночью море похоронило Сарпедон, затопило и задушило его… а возможно, треснула и провалилась земля. Все утонуло, все городские кварталы и скульптуры, форты и храмы. История не говорит, где точно располагался город. Такой же скудной, как современные карты Вилайета, была и та карта, которую я изучал на потолке зала в Аграпуре. Она мало что могла прибавить. Катастрофа, поглотившая Сарпедон, уничтожила и множество островов, подняв из воды другие, сильно изменив контуры внутреннего моря.

Кроталус замолчал. Его слушатели тоже молчали, без сомнения испытывая благоговейный страх.

— Так вот, я сумел обнаружить вероятное местоположение Сарпедона, упоминавшееся позднее. Я имею в виду конечную точку маршрута капитана Кобольда во время бегства из Султанапура. Без сомнений, гигантский меч, пронзивший пиратскую галеру «Василиск», и есть тот самый клинок, что сжимает в руке титан на медальоне.

Грудь, на которой покоился медальон, приподнялась в удивленном вздохе.

— Вы хотите сказать, что кораблекрушение Кобольда случилось из-за этого меча и сокровище лежит у ног статуи… — Филиопа сжала амулет, — …в заливе затонувшего, разрушенного города?

Кроталус не ответил, лишь широко улыбнулся.

— Давайте посмотрим, правильно ли я вас поняла, — Сантиндрисса, чей кинжал сейчас покоился в ножнах, вызывающе шагнула вперед. — Вы надеетесь найти сокровище, местоположение которого никто не знает, для этого нужно сначала найти город, чье местоположение тоже никто не знает.

— Да. Место, где встречаются две легенды. — Кроталус стоял перед ними, широко улыбаясь. — Тут все ясно. Следуйте за мной на север, и я покажу, где это. Ваша защита лишь пойдет мне на пользу… а сила ваших мужчин и женщин пригодится, если сокровищ окажется слишком много и они будут такими тяжелыми, как говорят древние легенды!

ГЛАВА 5. БОГИ ГЛУБИН

Несколько дней два корабля плыли на север по сине-зеленому пенящемуся морю. Конан следовал указаниям Кроталуса, хотя колдун редко заглядывал в карту и уверенно указывал направление капитану пиратов, будь то день или ночь, хоть в тумане, хоть при лунном свете. Он все время стоял на носу каррака, так же как раньше на носу галеры, лишь изредка покидая свой пост, чтобы поесть. Порой он горбился, засыпая, прислонившись спиной к фок-мачте. Присев на корточки, он клал руки на согнутые тощие колени и опускал на них закрытую капюшоном голову.

Конан хорошо знал сверхъестественные способности кешанца в том, что касалось навигации, и довольствовался тем, что внимательно следил за колдуном, держа могучую руку на руле. Капитан считал, что может доверять колдуну: тот честно приведет их в нужное место, туда, где лежат сокровища. Тем не менее он выстаивал долгие вахты попеременно со своими товарищами-капитанами, подстраховываясь на случай, если колдун попытается посадить их на мель или заведет во враждебный порт.

Пираты по приказу своего капитана с неохотой выделили колдуну комнату. Они, лишь по заведенному среди пиратов обычаю, бормотали угрозы вслед чародею и ворчали на то, что их капитаны заключили союз с волшебником. По карраку быстро расползся слух о сокровищах, распалив пиратов и одновременно породив скептические разговоры. Поскольку у каррака не было весел и пираты большую часть дня отдыхали, а продуктов на борт загрузили в расчете на долгое плавание, о мятеже никто и не думал. Взятые в плен ныряльщики едва не стали причиной беспорядков, и тогда этих миловидных созданий, как юношей, так и девушек, стали на ночь запирать в трюм. Днем же их передвижения по кораблю были ограничены главной палубой, что позволяло, пусть довольно грубым способом, ограничить их общение с командой.

Два корабля держались друг от друга на расстоянии, позволяющем различать сигналы, хотя «Ворону» приходилось то и дело сокращать поверхность паруса и замедлять ход, чтобы не дать галере отстать. Всю ночь моряки подавали друг другу сигналы при помощи фонарей. Тем временем Вилайет вокруг них изменился, превратившись из открытой ветрам равнины в лабиринт узких протоков между утесами. Вдали появились острова, а гирканийский берег превратился в сплошное болото. Перед зарей над морем воцарялся штиль и поднимался туман, раздражавший пиратов. И лишь после восхода солнца его разгонял утренний ветерок. Не раз из тумана неожиданно выплывали утесы серого камня.

Погода стояла спокойная. Колдун-лоцман, казалось, был уверен в себе, и команда научилась отлично управляться с канатами и парусами каррака.

Когда корабли вошли в черные воды где-то между мерцающими снежными вершинами горных хребтов, вытянувшихся на север, и скалистой цепью островов, раскинувшихся слева по борту, наступили сумерки, и в небе засияли россыпи звезд. По морю, гася звезды и усмиряя ветер, пополз туман. Кроталус, что было необычно, настоял, чтобы на ночь судно встало на якорь. По длине отрезка толстого, с кисть руки, якорного каната, исчезнувшего под водой, прежде чем якорь достиг дна, можно было сказать, что тут не так уж глубоко. Не больше дюжины фатомов. Конан отдал ночную вахту Сантиндриссе и вместе с Филиопой пораньше удалился в кормовую каюту.

Ранним утром впередсмотрящий доложил о том, что туман опадает и поднимается ветер. Проснувшись, Конан поставил полдюжины пиратов к вороту якоря на носу корабля. Вначале судно чуть подвинулось вперед к тому месту, где лег якорь, и лишь потом тот начал тяжело подниматься, так, словно запутался в водорослях, заставляя моряков наваливаться на ворот изо всех сил. Один из пиратов глянул за борт, ругая тяжкий труд и спокойную воду в этой мертвой, стиснутой землею северной части моря. Он увидел, как поднимается якорь… и пронзительно закричал. Выхватив саблю, он принялся рубить пеньковый канат, вопя, чтобы пираты прекратили крутить ворот.

Конан в мгновение ока очутился рядом. Стиснув пирата в медвежьих объятиях, он глянул за борт, высматривая, что же так напугало моряка. Из глубины поднималось чудовищно зеленое и опутанное лентами водорослей лицо.

— Тяните сильнее, псы, это — обломок статуи! — Взвыв, Конан еще крепче сжал объятия и не отпускал пирата, пока тот не успокоился. Через мгновение якорь показался на поверхности вместе с пойманной по счастливой случайности каменной скульптурой человека или почти человека. Нимфа или кариатида древности. От нее остались лишь голова и одно плечо. Липкая и отвратительная от инкрустаций донного ила, скульптура выскочила из воды, словно зловещая морская тварь, и, сверкая, заскользила вверх вдоль борта судна.

— Эта горгулья напугала тебя, да, Траксус? — Конан освободил моряка. Тот заткнул саблю за пояс, глядя на каменную скульптуру и выпучив глаза от отвращения. Смех и язвительные замечания товарищей по команде тоже звучали как-то неуверенно… Конан решил, что дело все в страхе пиратов перед спокойной водой и толпами мертвецов, обитающих на дне. Против всякой логики моряки расценили случившееся как плохое предзнаменование.

— Кроталус, — позвал Конан, желая получше разобраться в происходящем. — Значит, теперь мы где-то рядом с добычей?

— Совершенно верно. — Колдун подошел к вороту. — Когда туман осядет, ты увидишь, что этот демон выглядит совсем ручным. — Он опустился на колени перед растресканным мрамором и поковырял пальчиком скол — розовую поверхность в том месте, где фрагмент отломился от затонувшего карниза или статуи.

Пираты настороженно перешептывались. Туман все не рассеивался. Конан послал одного из молодых ныряльщиков посмотреть, что делается под водой, но тот вскоре вернулся, уверяя, что под водой слишком темно и ничего не видно. Тем временем плененная галера подплыла поближе, ожидая приказа предводителя пиратов.

Пока Кроталус пытался сориентироваться и еще не тыкнул властно пальцем, указывая нужное направление, Конан решил найти команде занятие. Передав Иваносу якорь каррака, Конан приказал ему отвести на веслах галеру на полную длину якорного каната каррака и встать там на якорь. С помощью линя «Ворон» можно было подтянуть к галере дюйм за дюймом. Хотя таким образом они бы даже примерно не определили место, где был брошен якорь, весла галеры взбаламутили бы воду, и разбойникам стало бы некогда размышлять, кто же скрывается под водой, потому что у них появилась бы работа, на которую всегда можно посетовать.

Пираты, занимаясь делом, распевали песню, скрипели оснасткой и щелкали стопорами ворота. Туман поспешно начал редеть. Когда корабль заскользил вперед, с галеры донесся испуганный вопль, и почти тут же эхом ему ответили крики на карраке, где поднялась суматоха.

Перед кораблями появилось гигантское лицо, тускло очерченное в тумане. Наполовину погруженное в воду, оно взирало на них пустотами зрачков. У горбинки древнего носа непривычной формы плескались низкие волны и лениво колыхались зеленые пряди разросшихся водорослей. Голова торчала из волн, но не двигалась, насколько мог видеть Конан. А потом неожиданно из тумана появился огромный кулак, сжимающий меч с клинком, напоминающим лист.

— Это голова статуи! — выдохнула Филиопа, обращаясь к Конану. — И если легенды говорят правду — меч, потопивший корабль Кобольда Рыжего!

— Однако тогда выходит, что мы наконец достигли цели путешествия! — сказал Конан. Его голос гремел. Он старался сдержать бормочущую в панике команду. — Кроталус, ты быстро привел нас к цели! Эй вы, перестаньте тянуть канат! — прокричал он на всякий случай дрожащим от страха морякам. — Накиньте веревку на этот кусок мрамора, закрепите ее хорошенько, и пусть он послужит вторым носовым якорем. Мы сбросим его возле каменного лица и приготовимся, как только рассеется туман, приступить к поискам сокровищ.

Без сомнения, пираты боялись огромного призрака, неясно вырисовывающегося перед кораблем. Они дрожали и суеверно перешептывались, неспешно выполняя распоряжения капитана. Однако, как Конан и надеялся, слово «сокровища» взволновало их, вызвав нерешительную суету на борту каррака.

Тем временем мимо на веслах прошла галера. Шканцы ее левого борта ударились о щеку статуи, но без какого-либо видимого вреда и для корабля, и для статуи. Вскоре люди Иваноса, оттолкнувшись от статуи, отвели галеру немного назад на траверз «Ворона». По приказу Конана они бросили якорь и быстро вытравили его, устроив тройную швартовку.

Туман становился все прозрачнее. Скоро в синеве засияло теплое восточное солнце, объявив о наступлении спокойного утра Вилайета. Только легчайший ветерок играл в парусах, когда пираты брали рифы, и едва заметная рябь пробегала по стеклянной поверхности этой северной части моря. Хоть рябь, по разумению Конана, была достаточной помехой, она придала пиратам уверенности. Но раз они боятся морских глубин, страхов еще будет предостаточно. Ныряльщики уже сняли туники, готовясь измерить глубину, в то время как на галере готовились спустить за борт бронзовый колокол.

Огромная статуя, четко различимая при дневном свете, казалось, была сложена из мраморных плит, укрепленных на бронзовом остове. Между плитами проходили прямые трещины, особенно широкие у водораздела, где разрослись водоросли и к камню прилепились жесткие наросты мидий. Некоторые утлы аккуратных каменных многогранников рассыпались. Сколы открывали зеленоватые металлические подпорки, которые не поддавались ни моллюскам, ни водорослям.

Каменное лицо статуи выглядело угрюмым — но не очень. И не из-за пустых внимательных глаз и высокомерных скул, а из-за погруженной в воду части лица с густой зеленой бородой водорослей ламинарии, расползающихся и змеящихся под водой. Растения исказили гордый лик, сделали его бесформенным, спрятали под земляной маской любое сходство с человеком. Волнистые зеленые водоросли, растущие под водой, спускались вниз по плечам статуи. Высовывающаяся из воды рука сжимала в покрытом мхом каменном кулаке изъеденный волнами бронзовый меч, в длину намного превышавший рост обычного смертного. Каменные кудри воина украшал лишь лавровый венок и брызги бриллиантово-белого гуано. Голова статуи давно превратилась в гнездо морских птиц, которые сейчас кружили над застывшими кораблями, сердясь на людей за вторжение.

В глубине души пираты превратили безымянного древнего воина в морского бога и относились к нему с неприязнью. Эффект получился еще более поразительным оттого, что статуя, такая огромная, была единственным следом человеческого присутствия на обозримых морских просторах. Во все стороны распростерлась гладь соленой воды — плоская и безразличная ко всему равнина. На юге и на западе у горизонта маячили бесплодные, гористые острова, в то время как на севере на суровом материке поднимались снежные вершины гор.

На берегах островов и на прибрежных морских утесах, теперь не скрытых клочьями тумана, не было заметно никаких следов присутствия людей — ни в настоящем, ни в прошлом. Из воды не торчало ни руин, ни каких-либо других сооружений. Ничего нельзя было разглядеть в морских глубинах возле кораблей. Великая цивилизация, воздвигнувшая бога-титана, утонула без следа. Ничего от нее не осталось, кроме внушающих благоговейный страх легенд.

Конан размышлял обо всем этом, наблюдая за тем, как поднимают огромный колокол. Вначале бронзовую полусферу привязали к тяжелому наклонному брусу фок-мачты, оснащенной под треугольный парус. С песнями матросы обеих команд подняли бронзовую полусферу с палубы, передвинули его за борт и медленно опустили стрелу-рею так, что она легла параллельно поверхности воды. Спокойное море облегчило спуск. Колокол ударился о воду с приглушенным звонким хлопком. Наконец он исчез из вида, так и не выпустив ни одного пузыря.

Похоже, колдун Кроталус наблюдал за происходящим с одобрением. Он стоял возле Конана, ничего не говоря, и на его сумрачном, непроницаемом лице не было ни следа гордости или энтузиазма. Конан заключил с колдуном соглашение и гарантировал, что другие капитаны пусть с неохотой, но согласятся. Пират и колдун договорились, что, если затея колдуна наполнит «Ворон» сокровищами, волшебник сможет оставить себе галеру и столько сокровищ со дна, сколько войдет в трюм, как часть своей доли. К тому же Кроталусу даруется полная свобода, а также пиратский эскорт, который проводит его почти до дому.

Однако в кешанце чувствовалась ненасытная жажда богатства. Он расслабился, став почти равнодушным, словно триумф по поводу раскрытия тайны старинного клада — всего лишь маленький, никчемный шажок по дороге к великой судьбе.

Ныряльщики соскользнули за борт и возвращались с многообещающими докладами. Они рассказывали, что в утреннем свете, проникающем на достаточную глубину, им открылось дно, густо усеянное обломками и руинами. Возбужденные мальчики и обнаженные, вполне созревшие девочки резвились в волнах, стояли нагишом или обсыхали, рассевшись на перилах галеры, — зрелище, без сомнения, разжигающее похоть в пиратах. Если бы не золотая лихорадка, охватившая весь корабль… если бы не скорбный взгляд утонувшего бога, неодобрительно взиравшего на пиратов, то неизвестно, чем бы все это закончилось. Тем временем юноши и девушки ныряли в морские глубины и появлялись из-под воды, словно морские духи. Наконец их предводитель по имени Келтрас доложил Конану и чародею, наблюдавшему за всем происходящим, что, кажется, он нашел обломки «Василиска».

— Я тоже хочу взглянуть на них, — заявил Конан.

Ничуть не стесняясь приятелей-капитанов и команды, Конан снял меч и ту скудную одежду, что была на нем. Он передал все это на хранение Иваносу, оставив себе лишь пояс с кинжалом в ножнах, который перекинул через плечо.

Тут вмешалась Филиопа:

— Я пойду с тобой. Я хорошо плаваю.

Ничуть не колеблясь, она на глазах у всех скинула свое выцветшее на солнце платье и, шагнув вперед, гибкая и голая, встала рядом с Конаном.

— Хорошо, если ты считаешь, что плаваешь настолько хорошо. Пойдем, — взяв ее за руку, Конан вслед за Келтрасом подошел к перилам. Встав на них, все трое глубоко вдохнули и выдохнули несколько раз, а потом ласточкой бросились за борт.

Вода, хоть и холодная, оказалась не такой уж ледяной, чтобы заставить ныряльщиков сразу же повернуть назад. Конан с Филиопой, за спиной которой развевалась грива черных волос, оставляя гроздья хрупких пузырьков, последовали за стройным юношей, спускавшимся в зеленоватые глубины.

Келтрас увел их от яркой серебряной крыши моря, вниз вдоль натянутого каната, на котором висел воздушный колокол, вырисовывавшийся в подводной полутьме желтоватым пятном. Два маленьких колокола размером с котелок проскользнули мимо пиратов. Они поочередно поднимались и опускались на отдельном лине, принося свежий воздух вниз, к большому бронзовому сосуду. Пара гибких грациозных девушек Кхавара отдыхала у гигантской полусферы. Жадно, полными легкими глотнув воздух из маленьких колокольчиков, они переворачивали сосуды с воздухом под бронзовой полусферой, высвобождая их содержимое, которое с хлопком устремлялось вверх к воздушной полости под большим колоколом.

Но пока еще колокол был не более чем наполовину наполнен воздухом, как обнаружили Конан и Филиопа. Воздух тут оказался плотным, но пригодным для дыхания. Келтрас, на мгновение появившись рядом с ними, тут же исчез снова, но Конану и Филиопе необходимо было заново наполнить легкие воздухом. Потом, обнявшись и мимолетно поцеловавшись, они вернулись в подводный мир.

Понадобилось несколько мгновений, прежде чем их глаза приспособились к полумраку. Но постепенно они разглядели дно моря, утыканное угловатыми и по большей части неповрежденными стенами и зданиями. Только в нескольких местах строения, заваленные илом и облепленные водорослями, обрушились или отчасти сгорели при катастрофе. Полукруг лабиринта давно мертвого порта распростерся насколько хватало глаз.

Конан едва не задохнулся от благоговейного страха перед открывшимся ему зрелищем. По тому, как Филиопа стиснула его плечо, он понял, что и она поражена тем же сверхъестественным, мрачным пейзажем древнего мира.

Пират отчаянно заработал руками и ногами, вместе с Филиопой опускаясь все глубже и глубже. Бледные, стройные тела, извиваясь, порхали среди теней на дне.

Юные ныряльщики проворно исследовали покинутые жилища. Конан подплыл к низкому большому сооружению, которое изучали пловцы. В этом образовании было что-то неправильное. Что-то лежало поперек обвалившихся стен и аллей, возле руин, полукругом вытянувшихся вдоль древнего берега.

«И в самом деле давным-давно затонувший „Василиск“, — решил Конан, — или какой-то другой столь же невезучий корабль, налетевший на торчащий из воды меч гиганта. Теперь он стоит в своем последнем порту, обросший водорослями на морском дне». Корабль лежал в нескольких дюжинах шагов от того места, где тысячу лет назад располагалась якорная стоянка. Он пришвартовался в последний раз поверх разрушенных стен и провалившихся крыш. Никаких останков других кораблей поблизости не было видно — то ли потому, что флот, приписанный к Сарпедону и затонувший вместе с ним, давно рассыпался в пыль, то ли потому, что его унесло во время катаклизма, потопившего древний город.

На голой равнине дна по обе стороны от центральной части города у ног уходящей к поверхности статуи вытянулись два волнореза. Ноги воина, что удивительно, были свободны от водорослей, которые облепили ее тело ближе к поверхности. Можно было хорошо рассмотреть всю нижнюю ее часть, от грубых башмаков и мускулистых лодыжек до сильных белых голеней и полусогнутых коленей. Кое-где отсутствовали или были поломаны каменные плиты. В щелях приютились угри и морские звезды. Могучий пояс статуи драпировали изъеденные складки резного камня. Грудь каменного исполина была голой, широкой и массивной, а меч и выгнутый щит держали могучие руки героя. Только шея и запястья густо заросли водорослями, скрывшими благородные очертания. Возле статуи покачивались днища двух судов, и оттуда вниз протянулись веревки.

Филиопа и Конан вернулись под колокол, подвешенный в тени титана. По указанию Келтраса металлическую полусферу подвесили на высоте, в два раза превышающей рост человека, и передвинули поближе к обломкам. Теперь от колокола к месту работ протянулись канаты, чтобы можно было быстрее двигаться туда и обратно.

«Василиск» лежал, опрокинувшись набок. Его киль разбился об остатки толстой обвалившейся стены. Его оснастка сократилась до двух обломков мачт и мшистого навеса из сгнивших бруса и такелажа. В днище корабля, оставшемся незащищенным, зияла огромная дыра, которая и стала причиной гибели галеры. Конан не сомневался, что пробил ее бронзовый меч каменной статуи. Через зазубренное отверстие в дереве над палубами, под изогнутыми носом и кормой корабля туда-сюда порхали неутомимые ныряльщики с бледной кожей.

Набрав в легкие свежего воздуха, Конан повел Филиопу вниз и нырнул под навес разбитой древесины. Внутри корабля во тьме взбаламученного ила он с трудом мог различить собственные руки. Неясные кружащиеся тени других ныряльщиков и мельтешащие серебряные гольяны[3] постепенно помогли ему сориентироваться во мраке. Трюм большой опрокинутой галеры напоминал пещеру, заросшую черными водорослями. Но чуть сзади, где проходили поперечные ребра каркаса корабля, был люк со сломанной лестницей. Проскользнув через него, Конан обнаружил, что оказался в одиночестве в отсеке, залитом светом, льющимся через дыру в потолке. Одна из досок палубного настила отсутствовала. Потребовалось несколько мгновений, прежде чем глаза киммерийца разглядели детали обстановки.

Конан понял, что корабль получил пробоину неожиданно, и команда, не успев выпрыгнуть за борт, навсегда осталась на судне. Человеческие кости в беспорядке лежали в нижнем углу каюты, перемешавшись с обломками подвесных коек и лоскутами старого шелка и кожи. Черепа оскалились, лишенные плоти руки были сжаты, скелеты свалены грудой друг на друга; повсюду валялось ржавое оружие и бронзовые вещички, осколки и обрывки старых предметов, закрепленных наглухо.

Конан решил ничего не рассказывать пиратам об этой сцене, чтобы их не пугать.

Из одного скелета с толстыми костями, распластавшегося ближе к переднему люку, Конан выудил тяжелую золотую рукоятку меча. Хоть и лишенная стального клинка, она могла послужить хорошим оружием, годившимся для человека капитанского ранга. Правильному черепу с немного тяжелыми надбровными дугами недоставало лишь рыжих кудрей, за которые Кобольд получил свое прозвище, но знаменитого пирата можно было узнать по широкому шраму, протянувшемуся наискось через одну из глазниц. Легенда о том, что известный капитан был одноглазым, оказалась правдой. С уважением Конан возложил на череп лежавшую рядом позеленевшую по краям мисочку.

Неожиданно он вспомнил о том, что находится под водой. От нехватки воздуха сдавило грудь. Конан выронил золотую рукоять. Такой сувенир мог оказаться нежелательным. Он мог возбудить сверхъестественные страхи у пиратов. Навалившись плечом на склизкую древесину, Конан напряг силы, попытавшись проломить дощатый настил палубы. Но он не смог — возможно потому, что уже ослаб из-за нехватки воздуха. Повернув назад к люку, он столкнулся с одним из ныряльщиков, поднимающихся снизу, — девушкой, которая неожиданно вылетела на него из темноты.

Их краткая борьба закружила обломки перед глазами Конана, мгновенно ослепив его. Однако пират быстро нашел нужное направление. Возвращение через трюм корабля показалось ему намного длиннее, чем он помнил. К тому времени, как он нашел отверстие в разбитой обшивке, воздух, пузырясь виноградными гроздьями, уже вырывался из его сведенного конвульсией горла. Невероятно далеко впереди Конан разглядел воздушный колокол и сделал несколько диких, резких гребков, потом ухватился за путеводную веревку и потащил свое тело вперед, перебирая руками, умоляя Крома лишь об одном: чтобы умереть на суше.

Мутным взором Конан заметил, как к нему приближается одна из девушек, работавших возле колокола. Тонкая и гибкая, она плыла прямо ему навстречу. Крепко обняв его, она прижала свой маленький ротик к губам пирата и, когда из его легких вырвалась последняя гроздь пузырьков, вдохнула ему в уста живительного воздуха.

Конан прижался к своей спасительнице, с жадностью вдыхая, задыхаясь и извиваясь, но не стараясь оттолкнуть ее и освободиться. Когда силы отчасти вернулись к нему, он расслабил руки, оставив синяки на плечах девушки. Ныряльщица скользнула в сторону… уступая место следующей кхаварской деве. Та сделала то же самое, дав Конану вначале выдохнуть использованный воздух, а потом вдохнуть свежий из ее уст.

Третьей и последней ныряльщицей, приблизившейся к нему, была Филиопа — сияющая и полногрудая. Третий — ее поцелуй — был самым неспешным и самым долгим; а потом, повернувшись, она повела Конана к воздушному колоколу.

Морские нимфы вернулись к работе, даже не побеспокоившись узнать, что обо всем этом думает Конан. Но потом, пока он с Филиопой отдыхал в колоколе и восстанавливал дыхание, девушки вынырнули рядом с ними и доложили, что сокровища найдены.

Еще раз нырнув, Конан и Филиопа увидели мельтешение и облака песка, поднятые вокруг места кораблекрушения. Сокровища Кобольда, очевидно, проломили доски борта, на котором лежало судно, и теперь покоились на дне в иле. Подкапывая корпус раковинами и подсовывая под него подпорки, юноши стали вытаскивать золото и драгоценности. С корабля были спущены корзины с инструментами, необходимыми для подъема сокровищ.

Два пловца наблюдали сверху за происходящим, но внизу собралось так много ныряльщиков, что им тут больше делать было нечего. Юноши работали энергично, казалось, не заботясь о том, сколь мала будет их окончательная доля. «Похоже, они знают, как украсть больше, чем придется на их долю», — подумал Конан. Теперь некоторые из ныряльщиков отбросили в сторону мешки с камнями, которые использовали как балласт, и вместо них навесили на свои гибкие тела золотые цепи, браслеты и золотые чешуйчатые ремни с широкими застежками на шарнирах.

Золото и сверкающие драгоценности появились из раскопов. По своей природе благородные металлы были неуязвимы для песка и не попорчены наростами кораллов и водорослей. Серебро в огромных плоских листах и брусках позеленело, а иные куски обросли водорослями и стали бесформенными из-за наростов ракушек. Сокровищ, казалось, не счесть.

В полдень работа пошла вовсю. Маленькие колокола с воздухом постоянно поднимались и опускались. Плетенные из прутьев корзины грузили сокровищами и поднимали наверх, в то время как ныряльщики кружили, то исчезая в колоколе, то выныривая из него, словно стая бледных рыб. Раз или два Конан показал свою силу, отодвинув полупохороненные под илом обломки. Однако под водой он чувствовал себя неуютно, и вскоре у него начало стучать в висках, так что в конце концов он и Филиопа вернулись на палубу галеры и оделись.

На борту корабля тоже вовсю шла работа. Скрипели тали, ругались офицеры. Пираты обращались с добычей осторожно, сортируя и очищая ее на главной палубе. Конан видел, что идет неудержимое воровство, а драки порой доходили чуть ли не до убийств. Он решил, что, когда подъем драгоценностей закончится, надо будет обыскать оба корабля от носа до кормы, проследив, чтобы все сокровища собрали, заперли под замок и держали их под неусыпным надзором, пока не представится случай для справедливого дележа. Сейчас же под наблюдением Иваноса, Грандальфа и Дриссы работа на борту спорилась. Жажда золота подстегивала команду и заставляла пиратов шевелиться.

— Вот рубиновые диадемы, священный скипетр, инкрустированный сапфирами, и… что это у тебя там, Лаврус, шлем? Белое золото? Очисти браслеты и посмотри, нет ли на них каких-нибудь драгоценностей?

— Что внутри этого ящика? Монеты, тьфу! Мы отложим их в сторону. Из-за них у нас может не хватить места для настоящих драгоценностей!

— Придержи свой язык, Орфос, как бы ты не оскорбил щедрость морских богов, — сказал кто-то. — Здесь добыча, какой я не видел за десять лет морского разбоя… и захваченная без капли пролитой крови! Это плохое предзнаменование. Вам так не кажется?

— Все знают: этими сокровищами город откупился от пиратов, — усмехнулся одноглазый Лаврус, скобля своим кинжалом золотой шлем. — Тут достаточно богатств для того, чтобы обеспечить нам всем безбедную жизнь… если понадеяться на то, что дух старого Кобольда отдаст нам все это.

— А почему бы и нет? — возразил Орфос. — Кобольд Рыжий был из нашего Братства, а ему самому больше этими богатствами не воспользоваться. Он теперь отдыхает у Повелителя Дагона. — Говоривший — выходец из Морских племен, — суеверно преклонив колени, сотворил крест морского бога.

Конан, услышав, о чем говорят пираты, вознес благодарность богам за то, что рябь на поверхности не позволяет его морякам разглядеть руины, лежащие у них под ногами. Неприятной статуи, торчащей из воды, было для них вполне достаточно. Большинство разбойников плавали намного хуже ныряльщиков, но они могли бы обогнать прирожденных пловцов, если бы что-нибудь напугало их, разбудив страх перед сверхъестественным. Но при существующем повороте дел о сверхъестественном могут заговорить только ныряльщики. А пираты от страха и жадности не станут много шептаться в эту ночь, и, значит, не возникнет повода для тревоги.

— Богатая добыча. Все как вы обещали, и более того, — пройдя к Кроталусу на корму, Конан обратился к кешанцу. — При таком темпе за несколько дней мы очистим трюмы потерпевшего крушение корабля.

— Конечно. Так ныряльщики и сказали мне, — ответил колдун. — Если не будет несчастных случаев и глубоководной болезни… Если благоприятная погода продержится подольше и завтра будет солнечный день…

— И если не приплывут акулы, — угрюмо закончил Конан. — Однако мне кажется, Кроталус, что добыча «Василиска» может оказаться лишь меньшей частью сокровищ, открытых вам. Вы не думали, что если порт и в самом деле затонул в один день… такой богатый город… то в нем должно остаться золото и драгоценные камни, которых хватит, чтобы загрузить не один корабль? — Он оперся о перила, встав рядом с колдуном. — Ведь место вроде этого ныряльщики могут грабить год или даже чуть дольше. Добычу можно было бы использовать для возрождения былой славы Сарпедона, построив город на берегу, в каком-нибудь другом заливе… В том числе и заново установив статую воина с зеленой бородой! — Конан махнул в сторону неясно вырисовывающегося лица титанической статуи, которая выглядела так, словно не одобряла занятий смертных.

— Нет, Конан… или Амра, как ты предпочитаешь величать себя, — Кроталус наградил его одной из своих самых кривых и горьких улыбок. — Заруби себе на носу: сокровища города лежат слишком разрозненно и по большей части скрыты… Если эти древние собирали и прятали свои безделушки так же, как нынешние обитатели Аграпура, — он покачал головой, — за один ящик с деньгами пришлось бы заплатить жизнями сотни ныряльщиков. Прибавим риск и тяжелую работу, угрозу шторма и нападения пиратов, которыми командовал бы кто-нибудь другой… вот почему, капитан Амра, я не стану тратить время на поиски сокровищ затонувшего города.

— Чепуха. Я был внизу! Там есть храмы, дворцы, поместья, где должно было остаться много сокровищ, как выставленных напоказ, так и убранных в подвалы. — Конан, нахмурившись, подозрительно посмотрел на колдуна. — Перед тем как мы уплывем отсюда, я хотел бы попросить нескольких ныряльщиков помочь мне исследовать самые многообещающие места. Я сделаю это в любом случае, однако надеюсь уговорить вас помочь. Все, что я хочу от вас, — карту, лучшую, что могли бы вы начертить, используя свои познания древности…

Несмотря на свой энтузиазм, Конан замолчал, стараясь, чтобы его слов не услышала команда. Сантиндрисса и другие офицеры, стоявшие поблизости, были посвящены в эту тайну. И теперь высокая женщина-капитан подошла к Конану и вмешалась в разговор. Изредка она играла роль миротворца.

— Конан, то, что я слышала от тебя и от других о подводном городе, возбудило мой интерес. Я сносно плаваю и, хоть я никогда не ныряла в темные глубины, хотела бы сопровождать тебя. Если бы мы смогли исследовать древние замки и поднять что-то ценное, то я попыталась бы уговорить вас стать нашим партнером, — тут она кивнула Кроталусу, — если начерченный вами план будет того заслуживать. — Женщина-пират на несколько мгновений замолчала, отчего стала выглядеть и вовсе кроткой овечкой. — Я бы предпочла начать прямо сейчас, пока светло и у меня достаточно храбрости.

Так они и поступили. Сантиндрисса, следуя общему примеру, шагнула к перилам и обнажила свое тощее тело. Большая часть ее кожано-медной амуниции полетела на палубу, зазвенев, кроме тонкого, стягивающего талию пояса с кинжалом в ножнах и кошелем с золотом, который должен был послужить ей грузом. Взгляды пиратов устремились на ее костлявую фигуру, хоть они и боялись, что она обернется и им придется встретиться с ней взглядом. Но Дрисса вела себя надменно. Беззаботно следуя за Конаном, она прыгнула с перил в воду.


В последующие дни Конан, Филиопа и Дрисса часто ныряли вместе. Они дышали из колокола или из второй пары перевернутых и утяжеленных котелков, которые попеременно поднимали и опускали пираты, работавшие под командой Фердинальда на баркасе, спущенном с каррака.

Плавая под водой втроем, пираты осматривали брошенные постройки, согласно инструкциям колдуна порхая туда-сюда через арки и окна утонувшего города.

Самую большую опасность представляли клубы взбаламученного ила. Порой от хорошо сохранившихся, хоть и древних особняков отваливались камни. На затонувших улицах встречались угри, змеи и осьминоги.

Пираты добыли достаточно трофеев, хоть и не больше, чем те, кто раскапывал «Василиск». Керамические подносы и канделябры, украшенные необработанными драгоценными камнями, они подобрали в апартаментах, террасами выходивших на залив. Красивую чашу и нож для жертвоприношений нашли под арками в павильоне храма. Золотые облатки, выпав из гнезд, лежали среди камней, разбросанных по всей улице. Другие предметы оказались слишком тяжелы для того, чтобы поднять их на поверхность: позолоченная скульптура в центральной части города и примитивные реликты, большие и сумевшие выстоять среди грязи и разрушений, которые принесли прошедшие столетия. Чтобы обнаружить безделушки поменьше или припрятанные богатства горожан, требовался источник света, с которым пираты могли бы проникнуть дальше внутрь домов и подвалов. Пираты, когда нужно было осветить темное помещение, с помощью полированных щитов посылали внутрь темной комнаты луч света, превращавшийся в солнечный зайчик, стоило ему попасть на полированную или позолоченную поверхность.

Нехватка воздуха оставалась проблемой. Ныряльщики научились отмечать свои находки и посылали найденные предметы наверх с интервалами. Это заставляло пиратов в лодке не зевать. Вскоре Конан пробрался под крышу увенчанного шпилем купола, над обширным строением, которое, несомненно, когда-то было королевским дворцом. Купол и мозаичная облицовка оказались почти герметичными. Лодку передвинули так, чтобы она находилась теперь над этим сооружением, и с помощью котелков с воздухом Конан собрал под крышей купола запас воздуха, хоть тот и утекал к поверхности тонкими ручейками пузырьков. Внутри шпиля было так же просторно, как и в бронзовом колоколе. Теперь ныряльщики могли периодически отдыхать и сосредоточили свои поиски в мертвых покоях дворца.

На поверхности тем временем все было спокойно. Пираты, привыкшие к тяжелой и слаженной работе на веслах, продолжали снабжать пловцов воздухом и поднимать сокровища. Только вечерами и ночами, когда они бездельничали и спокойное море не взбаламучивалось, а в небе поднималась луна, на них накатывала волна раздражения, так что дело едва не доходило до мятежа.

Экспедиция словно была проклята: в небе, как назло, светила полная луна, недостаточно яркая, чтобы позволить работать под водой, но заливавшая море светом, мешавшим спать и создающим колеблющиеся, словно сверхъестественные, отблески на водной глади. Пираты начинали перешептываться, в них рос страх перед глубинами, страшной, едва различимой в темноте статуей, мертвым городом под водой и утонувшей галерой, чьи трюмы они сейчас вскрыли. Они (а больше всего выходцы из Морского племени под предводительством Грандольфа) жили в суеверном страхе перед своими мертвыми товарищами, бессчетными старыми врагами и жертвами, потерянные души которых дремали в глубинах королевства Дагона, взывая к ужасной мести и желая снова оказаться в компании живых.

Ныряльщики — юноши и девушки — беспокойства не причиняли. В целях безопасности на ночь их запирали в сокровищнице. Пираты заменили трофеями балласт каррака Конана, и теперь оба корабля, осевшие, служили для их душ и бальзамом, и причиной раздражения.

Трудясь в ожидании огромных богатств, никто из команды не мог сформулировать, чем же он недоволен или чего хочет, но все пираты согласились бы оказаться в каком-нибудь другом месте. Вид королевских сокровищ, валявшихся тут и там, словно ненужные безделушки, пугал слабые и простодушные души. Забавляясь всю ночь игрой в кости и деревянное домино, некоторые пираты уже задолжали приятелям всю свою будущую добычу. А воровство, хоть было и бессмысленным в ограниченном пространстве корабля, происходило постоянно. Самым ужасным оказался случай, когда один негодяй замориец посинел и издох, пытаясь украдкой проглотить серебряную брошь, усыпанную рубинами.

Усилия его не увенчались успехом. Пришлось вспороть живот вору, чтобы вернуть безделушку. Тем временем двое других пиратов исчезли раз и навсегда. Может, причиной стало соперничество и поединок — совершенно обычная вещь в пиратском порту или на якорной стоянке, — но все это лишь добавляло разговоров бездельничавшей команде, расценивавшей происходящее как предзнаменование грозящих им несчастий.

Переложив рутину командования на имевшихся в изобилии капитанов и лейтенантов, Конан нырял и занимался розысками сокровищ. Он внимательно присматривал за Кроталусом, как лично, так и с помощью своих офицеров, потому что во главу угла ставил свое твердое и подтвержденное жизнью недоверие колдунам. Хоть кешанец и был, казалось, доволен их успехами и обещал начертить карту, он мало интересовался сокровищами и их ценой.

Более того, он не выказывал естественного любопытства и не препятствовал расхищению добычи. Весь день стоял он на палубе так, словно нес вахту, удерживая плохую погоду в стороне от залива, как делают иногда священники Тарима. Один раз он переговорил с предводителем ныряльщиков Келтрасом, явно справляясь о том, как продвигается работа, и о том, что еще нашли под водой. А однажды Конан заметил, что колдун вручил юноше какую-то штуку из сверкающего металла — оружие или колдовской инструмент.

Однако когда пираты подошли ближе, у голого ныряльщика ничего не оказалось, а спрятать такую штуку он никуда не мог. Келтрас не был чародеем, носил нож и ломик, точно такие же, как и у остальных кхваров, использовавших их ежедневно с опытностью профессионалов. Это оружие едва ли таило в себе угрозу. В любом случае бесполезно было наблюдать за Келтрасом под водой. В изменчивом подводном свете все пловцы выглядели похожими друг на друга. Один случай тем не менее запомнился Конану. Как-то в тусклом полуденном свете капитан остался один под водой, после того как Филиопа и Сантиндрисса устали и вернулись на поверхность. Он пытался открыть дверь в основании дворца — огромный двустворчатый портал. Каким-то образом дверь выстояла в погубившем город катаклизме и сейчас была то ли закрыта, то ли заперта. Ее деревянные внутренности давно рассыпались, но прочный бронзовый футляр крепко стоял на своем месте. Конан надеялся, что эта дверь откроет ему дорогу внутрь здания, где, словно за створками раковины, собраны сокровища.

Оказалось, что разрыть и приподнять при помощи рычага ржавые петли и коридорные зажимы — долгая, трудная работа. В слабеющем свете Конан пробирался среди всевозможных ловушек к куполу двумя этажами выше, где еще оставалось достаточно воздуха, чтобы один пловец мог некоторое время продержаться под водой. Наконец дверь поддалась, медленно провалившись во тьму внутрь здания и обдав Конана холодной илистой водой. Капитан мог бы рискнуть заглянуть внутрь обширной галереи, открывшейся ему, но решил вернуться и поискать сокровища на следующий день. Однако то, что он увидел, произвело на него такое сильное впечатление, что Конан проскользнул через арку входа, пробравшись далеко вперед во тьме, вниз по коридору, который едва ли мог проплыть из конца в конец самый выносливый ныряльщик.

Конана привлек свет. Что-то сияло словно факел, даже ярче, ослепительно сверкая кусочком полуденного солнца, посылая к поверхности гроздья золотистых пузырьков. Однако горело не колдовское пламя, навечно зажженное на каком-то подземном алтаре. Источник света двигался среди древних стен. Он быстро исчез. Его несла человеческая рука… Капитан пиратов разглядел бледную голую фигуру ныряльщика, который нашел какой-то способ осветить таинственные морские глубины.

ГЛАВА 6. АРФА ДАГОНА

Утренняя заря следующего дня принесла ясную и свежую погоду… и облегчение, так как спокойное море вызывало беспокойство у пиратов. Ночью один азартный игрок из Заморы, облегчаясь за борт, увидел Кобольда Рыжего и его пиратскую команду, карабкавшихся вверх на борт галеры. Их объеденные рыбами лица злобно кривились в лунном свете.

От яростных криков пирата вся команда корабля высыпала на палубу, и матросы обнаружили, что причиной тревоги стало единственное мертвое тело человека, погибшего совсем недавно. Один из исчезнувших пиратов, два или три дня погостив в глубинах, случайно всплыл на поверхность. Правда, вид у него был ужасный, но труп не так уж пострадал, чтобы после поверхностного осмотра нельзя было определить причину смерти. Умер он оттого, что кто-то перерезал ему глотку.

Так как не осталось никаких улик, по которым Можно было бы распознать убийцу, к телу привязали несколько камней и отправили его покоиться на дно морское. Этот случай, возможно, вызвал бы поток насмешек и помог бы пиратам расслабиться, если бы не их предрассудки. Из-за них моряки отправились кто спать, кто пить, оставаясь угрюмыми. Теперь они боялись сверхъестественного еще сильнее.

А утром Конан подошел к Кроталусу, отдыхавшему на нежно покачивающейся палубе на носу «Ворона». Он заговорил с колдуном о положении дел экспедиции, спросив его напрямую о сверхъестественном свете, который видел под водой. Но колдун оставался непроницаемо спокойным. Его лоснящееся бурое лицо скривилось в недоумении:

— Говорите, видели факел, капитан? Скорее всего, это мираж глубин, вызванный долгим нырянием. Подводное давление играет злые шутки с разумом человека, скажу я вам. Думаю, ваш факел не более реален, чем легион духов, разбудивший вас и вашу команду сегодня ночью. А кроме того, существуют рыбы и угри, которые сверкают и искрятся в пучинах, словно светляки на туранских лугах. — Колдун отвернулся. — Впрочем, какая разница, если наши корабли почти полностью нагружены? — Он обвел рукой каррак и галеру, низко осевшие в воде. Едва возвышаясь над водой, галера лениво покачивались на нежных волнах, с шумом разбивающихся о статую. — Наше путешествие и ваши подводные работы скоро подойдут к концу.

Конан не стал дальше спорить. Редко брал он себе в партнеры колдунов и с трудом переносил их хитрые проделки. Он оставил Кроталуса разбираться с древним артефактом, который принес ему один из ныряльщиков. Это была арфа, из бронзы, отделанной золотом. Ее серебряные струны оказались целыми, но покрылись коркой. Теперь колдун счистил наросты, и арфа, звеня, издавала странные резонирующие звуки.

Даже колдун может заскучать от собственных проектов и искать развлечения, — в общем, Конан был доволен. Оставив бездельничавшего кешанца неумело бренчать на арфе, Конан присоединился к Филиопе и Сантиндриссе, собирающимся нырять.

Но оказалось, что не все в порядке. Сокровища пиратского корабля почти все были подняты, если не считать тех, что оказались похоронены глубоко под корпусом, скрыты в углублениях. Их было тяжело доставать. Кроме того, наконец появились акулы, скорее всего привлеченные разлагающимися телами мертвых пиратов. Прежде редкие гости, теперь они шныряли неподалеку. Угрожающе проскальзывали они под носом у юношей кхаварцев.

Конан, только что наполнивший легкие воздухом в колоколе, столкнулся с одной из больших акул, полосатой, наподобие тигра, когда та кружила, угрожая ныряльщикам, обслуживающим колокол. Конан не воспользовался ножом, чтобы кровь не вызвала бешенства У других тварей, — ситуация, слишком хорошо знакомая ему по событиям в заливе Джафара. Вместо этого капитан пиратов, подплыв к акуле, ударил ее по носу вначале кулаком, а потом локтем. Акула нерешительно дернулась, но отвернула в сторону, чтобы избежать последующих ударов, и получила сильный пинок от Дриссы, плывшей следом за киммерийцем. Конан дал хищной рыбе сделать круг, надеясь, что страх большой твари передастся ее меньшим двоюродным братьям.

В это утро все окончательно испортилось, когда был уже расчищен дверной проем, найденный Конаном накануне, и разграблено то, что веками пролежало внутри здания. Добыча оказалась значительной. Некоторые сокровища были слишком велики, и Конан, работая вместе со своими спутницами, так и не смог вытащить древние диковины… К тому же эти трофеи были слишком тяжелыми для того, чтобы без риска поднять их на борт судна. Тем не менее, пока Филиопа держала зеркало, посылая солнечные лучи через широкую арку входа и освещая темное помещение, Конан и Дрисса отыскали кувшины и флаконы, чаши, вырезанные из рубинов и лазурита, жадеитовые инкрустации с давно истлевшей крышки стола. Вынесенный на свет канделябр из белого золота ярко сверкал в подводной полутьме, словно в нем горела свеча и был он не на морском дне, а в разукрашенной к балу зале.

Что же до таинственного подводного факела и того, кто нес его, Конан их больше не видел. Он исследовал внутренности дворца, стараясь заплыть как можно дальше. Потом он отнес тяжелую фаянсовую вазу к воздушному куполу и, наполнив ее воздухом, прихватил с собой, рискнув отправиться еще дальше. С помощью вазы пират добрался до узкой двери, ведущей в глубь здания. Дважды отразив лучи света с помощью зеркал, он осветил клубы взбаламученного ила. В отдалении, у противоположной стены, как показалось Конану, он увидел идола с жабрами на горле и грудью рыбы — идола Дагона, древнейшего морского бога. К тому времени Конан уже израсходовал весь воздух из чаши. От нехватки кислорода болели легкие, и у капитана появились нездоровые видения. С помощью женщин Конан вернулся назад под купол, наполненный воздухом. Ему потребовалось несколько минут, чтобы восстановить дыхание.

После этого он занялся подъемом трофеев, которые они собрали за этот день. Но вскоре выяснилось, что не все так просто. Веревка, привязанная к корзине с трофеями, несколько раз дернулась и стала подниматься рывками, двигаясь точно так же, как опускающиеся колокола с воздухом, а вскоре и вовсе остановилась. Трое ныряльщиков устремились наверх, чтобы устроить матросам нагоняй, но, поднявшись на поверхность, они поняли, что происходит.

Непохожая на спокойные морские глубины поверхность моря вздымалась и устремлялась вниз в сильном волнении. Маленькие лодки ныряльщиков, стоявшие на якорях, яростно раскачивались, из-за чего матросы не могли встать в лодке и поднять на борт драгоценности. Два корабля переносили ненастье намного лучше. Ветер хлестал по их оснастке и перебрасывал гребни волн через борта. Погода совсем испортилась, и хорошо, что поиски сокровищ подошли к концу. Сейчас лишь было неясно, смогут ли суда удержаться на якоре в такую погоду, или будут вынуждены отдаться на волю ветра.

Сражаясь с волнами, Конан поплыл к «Ворону». Он приказал маленьким лодкам двигаться к кораблям и швартоваться, чтобы пираты и две его спутницы, если не сами лодки, оказались бы на борту. Все работы по подъему драгоценностей были прерваны. Ныряльщики уже по веревкам залезли на каррак и теперь, мокрые, дрожали на палубе, испуганные неожиданно налетевшей непогодой. Колокол с воздухом опустили на дно, используя его как еще один якорь и обозначив место, где он находился, буйком — пустым бочонком, — хотя непохоже было, что колокол удастся еще раз поднять. Так или иначе, он был слишком тяжел, чтобы везти его назад, если учесть вес нового груза галеры.

Оба корабля, хоть и были тяжелыми и устойчивыми против ветра, слишком глубоко сидели в воде. Гребни волн перехлестывали через нос и, пронесясь по главной палубе, доставали почти до шканцев каррака, каждый раз с головы до ног обдавая водой команду, которая суетилась, крепя тали и задраивая люки перед штормом.

Единственным, кто не участвовал во всей этой суете, — был колдун Кроталус. Он по-прежнему бездельничал на корме каррака, крепко сжав арфу, на которой играл все утро. Он не выкрикивал приказов, не выказывал признаков страха и, казалось, забавлялся, наблюдая за суматохой.

— Эй, колдун, — окликнул его Конан, уцепившись за перила верхней палубы. — С северо-востока дует сильный ветер. Отчего природа повернула против нас? Как ты думаешь, стоит ли нам полететь на всех парусах вместе с ветром или стоит укрепить якоря?

— Северо-восточный ветер… Я думаю, именно этот ветер потопил «Василиск». — Кроталус забренчал арфой, но резкие звуки тут же унес порыв ветра. — Кобольд Рыжий отдался на волю ветра, и морской бог забрал его. — Улыбка кешанца казалась задумчивой. Прислонившись к мачте, он стоял совершенно прямо. — Если мы отдадимся на волю ветра, то совершенно очевидно, что нас выбросит на гирканийский берег.

— Нас прибьет к подветренному берегу, будь все проклято! — Расстроившись, Конан потряс влажной гривой волос. — А нет ли в этих местах чего-то, о чем я не знаю? Рифов, гряды островов, которые могли бы послужить нам защитой? — Уклончивое движение плеч мага Конан расценил как ответ. — Порты или заливы? Есть ли здесь безопасные воды, куда мы могли бы добраться… если наши якоря не выдержат? Я скорее предпочту сражаться с гирканийской портовой стражей, чем разбиться о скалы!

Снова непонятная улыбка заиграла на губах кешанца, и опять немелодично зазвенела арфа.

— Не стоит рассчитывать на то, что тебе удастся управлять парусным судном или галерой в такую погоду. Эти ветры набирают силу быстрее, чем толстеет бездельник! — Он замолчал, резко ударив по струнам арфы. Ее серебристо-стальной голос смешался с песней демонов-ветров в снастях «Ворона».

— Если бы я был на твоем месте, Кроталус, я бы попробовал чего-нибудь наколдовать. Ведь твоя доля сокровищ в такой же опасности, как и наша… да и твоя шкура тоже! — Разозлившись, Конан хмурился, оставаясь на месте, хотя, как обычно, не верил, что колдовские чары представляют для него слишком уж большую угрозу. — Сейчас самое время использовать твое колдовское искусство, чтобы успокоить стихию.

— Уверяю тебя, я делаю все, что в моих силах. — Кешанец, казалось, по-прежнему беспечно прислушивался к тому, как на фоне завывающего ветра звенит арфа. — Твоя жизнь, капитан Амра, в руках богов.

Конан с негодованием отошел, чтобы помочь команде крепить снасти. Самые громоздкие из приспособлений для ныряния отправились на дно или были надежно закреплены. Грузовые люки задраили в первую очередь. Брусы и бегущий такелаж спихнули в воду. Конан хотел бы, чтоб его «Ворон» имел якорь на носу с подветренной стороны, это уменьшило бы силу удара волн по рулю и высокой, плоской корме. Занятый нырянием, он проявил небрежность, не проследив за тем, чтобы каррак правильно поставили на якорь. Капитан и не надеялся исправить свою ошибку сейчас, маневрируя на таком ветру.

Еще одной неудачей оказалось бесцельно потраченное утро. Чувствуя себя в полной безопасности, пираты совершенно не подготовились к надвигавшейся непогоде. Из четырех якорей, имевшихся на корабле, три оказались установленными с подветренной стороны и служили лишь для того, чтобы удерживать суда в безопасном удалении друг от друга. Четвертый якорь — на крепком, пеньковом канате — удерживал оба судна, встающих на дыбы, словно рвущиеся на свободу цепные псы.

Канаты петлями обвили руку статуи, сжимавшую меч, и она доказала, что с легкостью сможет удержать корабль над обломками. Этот мостик, хоть и неразрывный на вид, протянулся над водой всего на дюжину фатомов. Он не смягчал толчки, не компенсировал рывки, лишь, натянувшись, как струна, вибрировал под ударами волн, врезаясь в дерево корабля и камень титанической руки.

Статуя, насколько мог судить Конан, не качалась и не двигалась с места, несмотря на постоянные удары волн и рывки канатов. Более того — ее огромная, обросшая водорослями масса отражала и рассеивала часть безжалостных ударов моря, приходившихся по судам. Так что Конан решил не вытравливать натянувшийся над водой канат, понадеявшись, что якоря на морском дне крепко держат судно. В любом случае у пиратов хватит времени использовать это крайнее средство.

Размышления Конана были прерваны суматохой, которая поднялась внизу, когда полуголые фигуры ныряльщиков — трое или четверо и едва стоящая на ногах, что-то кричащая Филиопа — выскочили на главную палубу. Какой-то юноша пробрался через залитую палубу к грот-мачте и, вцепившись в толстые веревки, стал карабкаться на мачту.

Оставив намертво привязанное и бесполезное сейчас рулевое колесо, Конан прыгнул на задние перила и схватился за лини. Карабкаться по веревкам в такую бурную погоду было легче, чем ходить по палубе. Шустрый, как кот, Конан взбирался по паутине снастей. Он перехватил юношу на середине грот-мачты, когда мальчик готовился вскарабкаться на новый сегмент мачты. Это оказался Келтрас — предводитель ныряльщиков. Он слабо сопротивлялся, когда Конан схватил его.

— Что это ты делаешь, парень? — рявкнул Конан ему в лицо. — Подниматься на мачту в такую бурю — самоубийство, даже имея такие крепкие руки, как у тебя. Почему бы тебе не остаться внизу, пока не кончится шторм?

— Я должен убраться с корабля… это проклятие Дагона! Морской бог ищет меня. Я оскорбил его! Я поднимусь как можно выше и понадеюсь на могущество Тарима… прежде чем жадные волны сожрут меня! — С этими словами он стал с новой силой бороться и лягаться, чтобы освободиться и лезть дальше по мачте.

— Что это за безумие: ныряльщик, который боится моря? — Стиснув пропитанные смолой канаты, Конан затолкнул парня на узкую, гуляющую под ногами платформу у верхушки мачты. — Что это заставило тебя обезуметь? Разве твой морской бог больше не любит тебя и не заботится о тебе?

— Он не станет заботиться о том, кто украл арфу из рук самого бога! Святую, древнюю арфу, призывающую ветер!

— Так вот в чем дело! — Наградив ныряльщика затрещиной — ударом, который заставил юношу расслабиться, едва не лишив сознание, Конан подхватил мальчика и легко перебросил его тело через плечо. Раскачиваясь на канатах такелажа, он со своим грузом пополз назад к палубе. Движения Конана были искусными и почти автоматическими. Он не смотрел на веревки, очень быстро перебираясь по ним. В его голове проносились различные мысли и видения недавно случившегося: факел, который он заметил, изучая глубины подводного дворца; едва различимый идол с рыбьим лицом, сидящий в зале в конце галереи, и разговор с Кроталусом. За всем происшедшим стоял колдун — и это все объясняло.

— Сюда, Филиопа. Возьми щенка, и пусть приятели отнесут его на нижнюю палубу. Не связывайте его. Все будет в порядке, если все мы выплывем из этой переделки. Паренек спятил. Он думает, что проклят своим богом, но, быть может, ты сможешь переубедить его. Забери его, а у меня есть одно срочное дельце.

Передав Келтраса в руки его приятелей-ныряльщиков, Конан широкими шагами направился на нос. Достигнув его, он взобрался по лестнице и зарычал на Кроталуса, который стоял там, сжимая растяжки:

— Дурак — колдун, двурушник, предатель! Это ты вызвал бурю и подставил нас под удар судьбы! Ты послал мальчика с волшебным факелом найти арфу морского бога, которая теперь в твоих руках. Она — секрет древней расы, волшебство, которое приносило хорошую погоду и славу этому городу, а возможно, именно она и разрушила его! Но почему ты сейчас хочешь нас уничтожить? Эта арфа свела тебя с ума? Тебя не волнуют ни сокровища, которые мы добыли, ни твоя собственная бесполезная жизнь?

Выкрикивая все это, Конан, пробирался к фок-мачте. Однако он не приближался к Кроталусу, который больше уже не держал в руках древней арфы. Кешанец ответил неспешно. Чтобы удержаться на носу раскачивающегося корабля, ему приходилось обеими руками держаться за снасти.

— Ты прав, капитан Амра. Мне не нужно много сокровищ. Приятно обладать богатством, но это не та вещь, за которой я прибыл сюда. Я всегда искал новые силы и знания, которые позволяли бы человеку командовать стихиями. Арфа и в самом деле могущественна, но ею трудно управлять… увы, даже если бы я попытался остановить бурю сейчас, не думаю, чтобы мне это удалось.

Подняв руку, он указал на древнейший инструмент. Колдун ухитрился поднять арфу на веревке, переброшенной через рею кливера над бушпритом. Линь не был крепко привязан к перилам — лишь обмотан вокруг них. Его обтрепанный конец волочился далеко в море, безжалостно раскручиваясь на ветру. Добраться до него было невозможно, как видел Конан, потому что ни один смертный не дотянулся бы, чтобы подцепить арфу, и не полез бы за ней в такую погоду по непрочным веревкам. До поры до времени не было никакой возможности избавиться от этой проклятой вещицы.

Более того, если раньше, для того чтобы поднять ветер, необходимо было бренчать на арфе, то теперь-то колдун ее не трогал. Однако золотая арфа вращалась в воздухе, бренча и звеня сама по себе. Каждый удар ветра вызывал вибрацию серебряных струн, звеневших все новыми сверхъестественными и нестройными аккордами. Вся измученная оснастка корабля трепетала в такт этим звукам, словно в унисон с арфой звенела цитра.

— Дьявол, — перекрикивая какофонию, завопил Конан, — ты вызвал бурю, чтобы убить всех нас и к тому же утопить Джафар с Аграпуром! Но ты забыл одну вещь: если все мы станем пищей для рыб, тогда мне ничто не помешает вцепиться в твое нечестивое горло и хорошенько сдавить его…

— Успокойся, капитан! — Когда Конан подошел к нему, Кроталус не отступил, а хладнокровно остался стоять на месте. — Разве не первой заботой капитана является благополучие корабля? Если так, то должен тебя предостеречь: я чувствую новую опасность, грозящую этому великолепному карраку, опасность большую, чем какой-то ветер.

В самом деле, пока колдун говорил, Конан заметил изменение в ритме раскачивания палубы под ногами. Отвернувшись от колдуна, Конан выпрямился, осматривая палубу, залитую морской водой, в поисках причины происходящего. «Ворон» по-прежнему бился на привязи, но только волны теперь разбивались поверх его перил. Галера металась бок о бок с карраком. И если смотреть поверх пенных гребней волн, то ее было отлично видно. Швартовые канаты держали ее как с кормы, так и с траверса, но веревка, идущая от кормы к гигантской голове и руке, обвисла. Сама скульптура неясно вырисовывалась над водой, высвеченная по контуру вспышками молний…

Статуя, вот в чем дело! Шагнув к перилам и спрыгнув на нижнюю палубу, Конан зашлепал через залитую водой главную палубу к стойке с оружием. Выхватив из нее тяжелый топор, он побежал на корму, даже не остановившись, чтобы открыть люк и предупредить тех, кто сидел внизу: не было времени, а если бы он не успел, предупреждение в любом случае не понадобилось бы.

Шатаясь и скользя по пандусу кормовой палубы, он подобрался к клюзу и размахнулся топором. Швартовый канат, соединявший каррак с галерой, оказался затянут петлей вокруг кнехта — неуклюжий узел, который не так-то просто было развязать. Но у Конана был топор. Первый удар рассек несколько волокон, лопнувших и ударивших в доски палубы рядом с голыми ступнями Конана…

Выругавшись, киммериец посмотрел за корму, чтобы увериться в том, что он мельком заметил. Сомнений не было. Вспененные, яростные волны — и рывки привязанных кораблей… Гигантская статуя наклонилась в подветренную сторону. И голова, и рука с мечом непостижимым образом исчезли в пенящемся потоке. Борода спутанных водорослей стала задираться к небу. Великан почти опрокинулся… он тащил каррак за собой под воду — и утащил бы его.

Снова и снова нанося удары по канату, Конан перерубал все больше крепких волокон. Одна из трех нитей каната — переплетение множества волокон — была перерублена больше чем наполовину. Линь дернулся, на мгновение дав слабину… потом сильно натянулся. Палуба под ногами Конана затрещала, словно корабль собирался последовать за падающим титаном, решив разделить его судьбу. Когда канат снова крепко натянулся, топор опять ударил по нему и наконец перерубил первую из трех нитей.

Конан удвоил свои усилия, опустившись на одно колено, отчаянно рубанул. Вторая нить растрепалась и лопнула. Третья — ее одной было недостаточно, чтобы спасти корабль от ярости сильного ветра — натянулась и затрещала, когда топор Конана принялся молотить ее.

Каррак качался, борясь с волнами и ветром. Уцепившись за перила, Конан посмотрел на бога-титана. Скульптура все больше и больше уступала шторму. Наполовину погруженное в воду бородатое лицо наклонилось под невероятным углом, и теперь только один глаз выглядывал из волн. Обросшая водорослями рука с мечом, наоборот, поднималась все выше и выше. Ее обглоданный морем клинок взметнулся вертикально, неясно вырисовываясь во вспышках молний. Как видел Конан, финал приближался; могучая рука, потрясая оружием, нависла над кораблем. Когда лицо с белым лбом медленно окончательно скрылось под водой, меч уже прошел верхнюю точку своей траектории. Потом он понесся вниз к карраку, так, словно статуя решила отправить грабителей в подводный город, утопив его вместе с собой.

Корабль беспомощно раскачивался, рыская по ветру. Потом он головокружительно взлетел на волне, поднятой сооружением из бронзы и мрамора, и статуя с грохотом исчезла в море. Промелькнув не более чем в дюжине шагов от перил середины борта, меч исчез среди волн. «Ворон» накренился, почти опрокинувшись, а его капитана сорвало с места и протащило по палубе корабля. Но Конан вскочил на ноги и бросился назад, чтобы обрезать веревки и освободить руль.

Невозможно было предостеречь галеру, которая уже затерялась в водном хаосе надвигающейся ночи. Ее команде — будь то Грандальф, Иванос или Сантиндрисса — было сложно увернуться от опрокинувшейся гигантской статуи. Конан надеялся, что кто-нибудь из команды галеры сумеет обрубить веревки, соединявшие ее со статуей, а оставшиеся якоря смогут удержать судно. Еще он надеялся, что и каррак удержится на своих якорях. Но вышло иначе. Должно быть, канаты якорей оборвала падающая статуя.

Матросы следили за своим капитаном с нижней палубы, без сомнения испугавшись, что «Ворон» отдастся на волю ветра. Но никто из них не отправился на корму спрашивать, что же делать дальше. Дисциплины не было. Однако если хорошенько рявкнуть на собравшихся на нижних палубах и разбить несколько голов, все вернулось бы на свои места. Сейчас же у Конана на это не было времени. Впереди сквозь соленые брызги он видел Кроталуса, до сих пор толкущегося на носу судна. Адское бренчание и звон арфы, призывающей ветер, вторили вибрации оснастки корабля.

С падением статуи, как понял Конан, стало невозможным отыскать утонувший город. Руины лежали слишком глубоко, чтобы их можно было разглядеть с поверхности. Даже если кто-то сможет определить примерное его местоположение, случайный пловец никогда не сможет снова обнаружить и собрать оставшиеся сокровища. И во всем виноват Кроталус с его колдовскими талантами… Во имя костяной рукояти меча Крома, Конан скорее убьет мошенника кешанца, чем снова доверится ему. Хорошо по крайней мере что большую часть сокровищ погрузили на каррак. Плюс драгоценности, оказавшиеся на галере, если судно осталось на плаву. Молча Конан поклялся себе, что скорее отправит сокровища на дно, чем позволит колдуну получить их.

Корабль с безумной скоростью несся по ветру, налетавшему порывами, которые могли человеку переломать все кости. Гнулись верхушки мачт. Скорость, с которой корабль несся вперед, невозможно было и представить. Стало светать, и тут же появилось гирканийское побережье. В любой момент киль каррака мог напороться на невидимые скалы, и тогда сокровища оказались бы рассеянными по дну океана и людям грозила бы серьезная опасность. Однако Конан решил, что маг кешанец все же в какой-то степени может контролировать ситуацию и что он придержал напоследок какой-нибудь сюрприз. Капитан твердо стоял у рулевого колеса, внимательно следя за происходящим и мысленно приготовившись к любым неприятностям.

Из бурлящей густой темноты к нему скользнула Филиопа:

— Нырялыщики-кхвары успокоили Келтраса. Они отдыхают внизу и пообещали, что дождутся твоего приказа и самовольно не покинут корабль.

— Хорошо, — сказал Конан. Он заключил ее в объятия, не выпуская из рук рулевое колесо. — Если они смогут выплыть во время кораблекрушения и найти себе пропитание на этом берегу, то они выживут. А как пираты?

— Они сидят, стонут и молятся Бел-Даготу — богу морских воров. Их — тринадцать, и ни один из них никогда не видел такого шторма. Они боятся выйти на палубу, они боятся Кроталуса, а больше всего они боятся тебя.

— Это хорошо, — прорычал Конан. — Тут им делать нечего. Мы в руках колдуна, который может, к собственному огорчению, оказаться в руках у кого-то еще более могущественного. — Капитан крепко сжимал мокрое, скользкое тело женщины в кольце крепких рук. — А как ты?

— Никогда за всю свою жизнь я не была в такой опасной переделке. — Она посмотрела вверх на изорванную оснастку, на яростно полыхающее молниями небо и снова повернулась к своему возлюбленному. — Я счастлива, что в такой момент рядом есть ты, — сказала она, обнимая его и положив голову ему на грудь.

Наступала ночь. Ярость ветра не уменьшалась. Он гнал парусное судно, словно тезку каррака — ворона. Конан уже дважды подумал, а не переименовать ли каррак в какого-нибудь «Буревестника». Капитан боролся с рулевым колесом, пока его плечи не стали ныть от непосильного напряжения. Но он боялся оставить свой пост, бросив тяжело нагруженный корабль на волю ветра, боялся, что каррак опрокинется и затонет. Времени не было подготовить якоря, хотя Конан попробовал бы использовать их как крайнее средство, но со струсившей, неуклюжей командой такая попытка могла всем стоить жизни и привести к катастрофе. И он стоял у руля.

Кроталус, свободно перемещающийся по кораблю, оказался не таким уж беспомощным. Похоже, он знал морское искусство или внимательно смотрел, как действовала команда Конана. К тому же он вовсе сошел с ума. Прокравшись на середину корабля к стойке с оружием, колдун сумел перерезать фал и освободил реи, развернув главный и верхний паруса, загрохотавшие под ударами беснующегося ветра. Вернувшись к фок-мачте, он перерезал еще несколько канатов и поставил все парусное вооружение каррака.

Последствия этого немедленно сказались на «Вороне». Судно понеслось в два раза быстрее. На несколько мгновений Конану показалось, что его несчастный корабль вот-вот потеряет мачты или пойдет ко дну. Но оснастка выдержала. Только узел или два с треском лопнули, и свободные концы веревок стали кнутами хлестать что ни попадя. Корабль все быстрее и быстрее мчался вперед к своей судьбе сквозь черную дождливую тьму.

Вскоре угроза, нависшая над судном, стала реальной. Впереди показалась гудящая и кипящая полоса прибоя, фосфоресцирующая бело-голубым. Конан делал что мог, вслепую правя кораблем. Он подозвал Филиопу:

— Теперь пора предупредить остальных, пусть соберутся на носу, так как вскоре нас выбросит на скалы.

Через несколько секунд команда вылезла на мокрую палубу. Ныряльщики увереннее, чем пираты, направились к перилам. Большая часть морских разбойников ненавидела воду и не умела плавать. Филиопа, пробираясь против ветра к Конану, прокричала ему:

— Когда придет время, ты нырнешь вместе со мной? Конан яростно покачал головой:

— Нет, ты должна будешь прыгнуть в воду вместе с остальными! Я поклялся, что увижу, как сгинут корабль и сокровища. Ты слышишь, Кроталус? — громко воскликнул он, позволив ветру отнести его слова на нос. — Когда этот корабль разобьется, я поймаю тебя и буду дубасить обломками, пока ты не сдохнешь!

Может, колдун и услышал угрозу или даже ответил Конану, но в бушующей тьме не было и намека на это. Филиопа встала позади Конана, обхватив руками его талию.

— Если ты останешься на борту, — сказала она, перекрикивая стенания ветра, — я останусь тоже!

— Пусть так и будет, — ответил ей капитан, твердо стоя у руля. — Или мы вместе останемся в живых, или умрем.

Буря начала зловеще завывать, словно порывы ветра были грубым дыханием демона. Через мгновение невероятно большое копье молнии с тремя зубцами ударило с неба. В ее свете впереди открылась длинная прибрежная мель с торчащими черными зубьями скал, о которые разбивались волны. Вокруг рифов бурлила пена. Часть пиратов завопила от ужаса, но их крики утонули в оглушительном грохоте грома.

— Гиркания! — закричал Конан, перекрывая яростный грохот. — Мы обречены! Через несколько мгновений корабль в щепки разобьет об эти скалы. Но после кораблекрушения я прогуляюсь на нос и придушу колдуна. Потом, если Кром даст на то свое благословение, мы вместе покинем корабль.

Пока Конан говорил, хрупкие фигуры прыгали с перил корабля — ныряльщики Кхавара прыгали в воду по двое или по трое. Отчаявшиеся пираты следом за ними подобрались к перилам, потом внезапно остановились, цепляясь за оснастку, не готовые к тому, что им предстоит. Многие должны были утонуть, прежде чем их выбросит на скалы. Но наконец с криками, по одному, они стали прыгать за борт. Береговая линия вытянулась впереди, оскалившись в зовущей улыбке. Пенный прибой мерцал во тьме белой пеной и без подсветки молний. Корабль на мгновение замер, а потом головокружительно взлетел вверх на пологих волнах. Конан услышал скрип под ногами и крепко прижал Филиопу к рулю.

Тут и произошла катастрофа. Раздались скрежещущие, невероятно громкие звуки. Палубы содрогнулись, словно пытаясь лопнуть, сорвав доски с деревянных шипов. Конан упал на транец, ударившись так, что едва не лишился чувств, а Филиопа повалилась на него. Корма корабля вздыбилась в воздухе. «Ворон» задрожал и затрясся от ударов о каменные зубы и выступы.

— Что происходит, во имя Сэта?! — Филиопа с глухим стуком ударилась о вибрирующую, кренящуюся палубу, Конан потянулся и приподнял голову женщины. Девушка попыталась опереться на руки и на ноги, и Конан помог ей одной рукой. Он подполз к перилам… и увидел невозможное.

За кормой остались каменистый берег и буруны. Дикие волны выгибались, обрушиваясь на скалы. Внизу, под дрожащей кормой, не было ни воды, ни вздымающегося моря. Неясные тени мчались мимо по обе стороны корабля. Деревья, песчаные дюны, кусты, которые пригибали к земле порывы сильного ветра. Впереди главный и носовой паруса надулись, напряглись, безжалостно неся корабль сквозь ночь. Вокруг них на тысячу голосов ревел ветер, распевая речитативом, будто демоны, звеня, словно струны арфы. Судно оказалось на берегу, на земле, выскочив из моря.

— Кроталус! — завопил Конан, метнувшись к перилам. — Что это за дьявольские заклятья? Ты хочешь отправить нас прямо в ад? — Конан, шатаясь, побрел вперед. Его колени тряслись — так дрожал и раскачивался корабль в руках демонов.

Ночь вихрями песка, растений и градом с дождем, подсвеченным изломанными молниями, обрушилась на корабль. Беспомощные, брошенные в океан ночи, Конан и Филиопа плыли все дальше и дальше.

ГЛАВА 7. ГОРОД КОЧЕВНИКОВ

Ночь превратилась в дрожащую тьму. От вибрации палубы колени Конана и Филиопы покрылись синяками, зубы стучали, ныл позвоночник. Под ударами молний жалко съежилась ночь — раболепная и неспособная освободиться из объятий колдовского ветра, несущегося много быстрее любой обычной бури, швырявшего и колотившего пиратский корабль намного сильнее, чем обычный морской шторм. И хоть судно отчаянно пыталось замедлить свой бег, безумные порывы ветра не оставляли ему ни одного шанса, волоча обреченный корабль по охваченной бурей земле. И теперь это судно (хоть его и несли завывающие демоны-ветры) стало для трех его пассажиров единственной реальной вещью во всем мире.

Долгой и неестественно темной выдалась эта ночь, и шторм, завывая в ночи, нес их дальше и дальше. Напрягаясь изо всех сил, для того чтобы в огнях молний взглянуть поверх перил, Конан разглядел холмы, оставшиеся позади в кильватере. Он увидел равнины, поросшие травами, которые качались, словно волны, под ударами шторма. Капитан чувствовал, как киль его корабля скрежещет и вибрирует, разрезая твердую каменистую землю. Он видел дикие травы, расступающиеся перед сломанным носом «Ворона», видел, как торнадо закручивается воронкой за кормой корабля, словно джинн, завертевшийся на месте, да так и забывший остановиться, отправившись побродить. Конан увидел деревню. Ее домики дрожали на ветру. Пират чувствовал, как корпус «Ворона» со скрежетом несется вперед, разрезая навесы и сараи. Солома крыш и дранка летели в разные стороны из-под носа корабля, кружась на ветру по обе стороны от фигуры Кроталуса, стоявшего, сжав носовые леера широко разведенными руками.

Палуба то и дело сильно кренилась то вправо, то влево, а толчки и дикие рывки говорили о том, что часть корпуса корабля разбита. Однако Фердинальд по приказу Конана построил судно на совесть. Паруса были крепко натянуты, мачты и ребра оставались целыми. Невозможно поверить, но корабль «плыл» по суше все дальше и дальше.

Ночь умерла, задыхаясь в тисках бурлящего шторма. Скрежет стоял невыносимый. В воздухе полно было обломков, которые обдирали корпус корабля и стучали по палубам так яростно, что Конан решил: должно быть, «Ворон» попал в центр циклона. Ветер хлестал без всякой жалости, заставляя капитана защищать сжавшуюся Филиопу своим телом. Ему и самому пришлось прикрыть глаза.

Когда движение замедлилось и вихрь стал терять силу, небо уже побледнело в преддверии зари. Наконец корабль замер, остановившись у скалы на берегу реки, которая плескала и журчала, разбухнув от дождя, идущего выше по течению. За скалой возвышалась стена города, раскинувшегося посреди обширных равнин.

Разбросав обломки, выпутав ноги из мешанины упавших веревок и рей, Конан поднялся и помог Филиопе встать рядом с ним. Ему было холодно. Тело его сводило судорогой. Его волосы, мокрые и покрытые коркой соли, напоминали чудной головной убор. Колдун Кроталус исчез с носа разбитого корабля. Стена города перед ними на самом деле оказалась частоколом с множеством ворот. Она окружала скопление бессчетных палаток самого различного фасона, которые удивительным образом ничуть не пострадали от выдохшегося шторма.

Конан помог Филиопе вслед за ним соскользнуть к борту по наклонившимся шканцам. Вместе они спрыгнули на разбитый корпус, который зарылся в каменистый берег речушки. Из-под обшивки «Ворона», там, где ее разбило о камни, высыпались груды и разлились потоки сверкающего золота и драгоценностей, часть из которых еще покрывала корка кораллов и мидий.

Нельзя было сказать, сколько морских сокровищ оказалось беспорядочно разбросано по степи по всему маршруту корабля. Пластины и слитки, которые сложили в нижней части корпуса вместо балласта, исчезли, но лучшие находки остались, сложенные в бочонки, ящики, хоть ныне и те и другие были разбиты. Конан наклонился и поднял элегантно отделанную рубинами нагрудную пластину. Он повесил ее на шею Филиопе, а украшенный драгоценными камнями серебряный гребень подошел для ее сырых, пахнущих морем волос. Потом Конан подобрал кольца и браслеты для своих и для ее запястьев и пальцев. У них ведь не было никаких денег.

Широкие ворота в частоколе открылись, пропустив пеструю толпу. Первой к потерпевшим кораблекрушение подошла стража ворот, вооруженная длинными прямыми пиками. Позади них толпились горожане. Одни шли пешком, другие ехали на лошадях. Основную часть процессии составляли люди в фуфайках из овчины и отделанных мехом металлических шапках, вооруженные кривыми саблями и короткими луками. Они собрались на низком берегу и спустились к самому потоку. По одежде, бронзовой коже, лицам с высокими скулами нетрудно было узнать гирканийцев.

В самом центре толпы двигался экипаж, который тащила по меньшей мере дюжина лошадей, — широкая, высокая, напоминающая фургон повозка, установленная на нескольких парах больших, окованных медью колес. Ее передняя часть была превращена в просторную веранду, где трое слуг в форме размахивали кнутами. Над ними возвышался миниатюрный балкон с крышей и перилами, откуда два или три человека, не мешая друг другу, могли осматривать большую территорию, увещевать людей и командовать толпой. По бокам повозки поднимались маленькие защитные башенки, наполненные вооруженными стражниками. Без сомнения, там скрывалась свита короля кочевников.

Действительно, человек, неожиданно появившийся на верхнем балкончике, выглядел гордым правителем широкой восточной степи. Он носил высокий бронзовый шлем, который сам по себе напоминал минарет: его витые гребни и подвески светлого золота покачивались и сверкали. Лицо правителя, безбородое и древнее, было изборождено морщинами от суровой жизни в ненависти к роскоши. Широкий плащ из соболей на шелковой подкладке покоился на могучих старых плечах. С королевским достоинством возвышался он над колесничими, спокойно разговаривая с каким-то человеком, сопровождавшим его. Спутник короля — высокий, тощий, темнокожий, одетый в грязные белые одежды — оказался старым знакомым, и от вида его настроение Конана испортилось. Это был не кто иной, как Кроталус.

Конан повел Филиопу вперед, не дожидаясь, пока гирканийцы подойдут ближе. Он шел вызывающе, шагая словно король в своих собственных владениях, хоть ему потребовалось не больше дюжины шагов, чтобы остановиться напротив копий встречающей их делегации.

Тяжеловесный дворец на колесах, загромыхав и заскрипев, остановился в утоптанной грязи на берегу речушки. Ряды пеших воинов и всадников расступились и плавно развернулись веером по обе стороны от повозки, встав так, чтобы охранять как правителя, так и сокровища потерпевшего крушение корабля. Из-за рядов солдат выглядывали городские зеваки, без сомнения очарованные спектаклем: безвкусно одетые, наряженные в драгоценности чужеземцы и корабль с сокровищами, очутившийся во многих лигах от моря.

И вот раздался звонкий голос хозяина фургона, обратившегося к Конану на грубом гирканийском:

— Вы и в самом деле моряки, оказавшиеся на мели, перенесенные сюда из моря волшебным ветром, дувшим всю прошлую ночь?

— Конечно, — ответил Конан на том же языке. — Я — Конан, путешественник из далекой Киммерии, изучаю Вилайет. — Он обнял рукой Филиопу, решив, что не стоит представлять ее. — Где мы? И к кому я имею честь обращаться?

— Ты просишь милости у Анталлы, предводителя Клана Яка — самого могущественного в Гиркании… — При высокомерных словах своего вождя воины отдали ему салют, ударив копьями по щитам. — Город, который ты видишь перед собой, — Аттар Карапеск — моя столица. — Анталла подождал, пока звон оружия стихнет. — Твой корабль очень своевременно прискакал сюда на копытах шторма. Если бы не дождь, то завтра мы сняли бы свой шатры и уехали бы отсюда.

— Хотите сказать, что вы собираетесь покинуть свою столицу? — спросил Конан. — Буря была сильной, я знаю… — Он сбился, снова удивившись, как палисад и палатки выстояли под ветром, который перенес их сюда. Однако этот факт лишний раз доказывал, что ветер был колдовским.

— Мы не покинем свой город, а перевезем Аттар Карапеск в южные степи, чтобы подготовиться к встрече кланов, которая состоится в следующем месяце. Мы — гирканийцы, кочевники, — прибавил вождь, взмахнув рукой. — Моряки степей. Можете называть так всех, кто любит свободу открытых просторов Гиркании. Мы не тратим жизнь, посадив себя в тюрьму из собственных отбросов, ползая на коленках в свиных хлевах с каменными стенами, как жители городов. — Когда он сказал это, толпа в островерхих шлемах громко захлопала и высокомерно зашумела. — Теперь же влажная земля задержит наше отправление на день или два, — добавил он, жестом указав на поток, который журчал под обломками «Ворона». — Но это неважно. После дождя вдоль всего нашего пути будет лишь больше воды и фуража. Да и богатства, содержащиеся в трюмах твоего корабля, придутся как раз кстати.

— Конечно, предводитель, — согласился Конан. — Я с радостью предложу вам половину сокровищ как выкуп… в благодарность за ваше гостеприимство, в виде компенсации за любые убытки и в качестве платы за отряды и фургоны, которые понадобятся нам, чтобы уехать самим и увезти сокровища. Наше бедное судно пострадало во время этого ужасного путешествия, и я, как капитан, не хотел бы ничего, кроме как добраться домой.

Его слова вызвали кривую усмешку на обветренном лице предводителя кочевников:

— Капитан, я должен согласиться, что твой корабль видел и лучшие дни. Твоя команда, кажется, тоже значительно поредела.

Шутка вызвала грубый смех у офицеров, которые смотрели на Конана и особенно на Филиопу из седел, расположившись по обе стороны огромного дворца на колесах.

— Что же до твоей щедрости, — продолжал Анталла, — то очень благодарен, но боюсь, что ее уже превзошли. — Взмахом руки он указал на высокую тощую фигуру колдуна. — Настоящий хозяин корабля, назвавшийся Кроталусом, уверил меня, что сокровища принадлежат непосредственно ему. Он преподнес их Гирканийской империи, передал во владение нашему клану как дружеский дар.

При этих словах собравшаяся и все возрастающая безмолвная толпа воинов снова отдала звонкий салют. Конан оглянулся и увидел, что пешие и конные стражники окружают корабль. Более того, отряды всадников галопом ускакали на запад, следуя за бороздой, оставленной килем корабля. Без сомнения, они станут искать сокровища, высыпавшиеся из дыр в корпусе корабля.

— А Кроталус сказал вам, что он — чародей-интриган, который повинен в кораблекрушении и смерти остальных членов моей команды? — спросил Конан, повернувшись к монарху.

Предводитель смотрел вниз не шевелясь.

— Он рассказал мне о вас, Конан из Киммерии… или я могу обратиться к вам как к капитану Амре из Красного Братства? Если Кроталус и потопил вашу команду, похвально, потому что пираты-головорезы причиняют бесконечные неприятности на границе нашей империи и мешают торговле.

— Так он даже сказал, что это он вызвал дьявольский ветер, который пригнал нас сюда?

Конан понимал, что вождь клана не собирается приказать убить его прямо на месте, пока не получит подтверждение, что Конан и есть Амра. Киммериец же хотел попробовать заручиться уважением вождя.

— Он сказал вам, что он к тому же слуга и доверенное лицо Императора Турана? Что до встречи со мной он грабил гирканийское побережье?

— Что до волшебного ветра, — ответил Анталла, обращаясь как к толпе зрителей, так и к Конану, — он не причинил вреда городу, так почему же я должен считать его создателя своим врагом? Знай, пират, это — Гиркания! Испокон веков она зовется землей демонов и колдунов. Здесь колдовство не считают пороком. Совсем наоборот, оно достойно восхищения и уважения. — Нагнувшись, предводитель показал одну вещицу, которую Конан тут же узнал, — арфу Дагона. Потом Анталла поднял волшебную арфу над головой. — Вот инструмент, с помощью которого Кроталус вызвал ветер, как он сказал мне. Еще он сказал, что может управлять этой вещью и использовать ее нам во благо, как залог своей доброй воли. — Анталла убрал арфу, даже не пытаясь побренчать на ней или взять хоть один аккорд для толпы. — И разве связанное с Аграпуром прошлое нашего гостя таит в себе больше преступлений против Гиркании, чем прошлое пиратов Красного Братства, чьи корабли нападают на наши порты и торговые суда, прячась под туранским флагом? — продолжал Анталла. — Не так давно мне рассказывали, что в твоем порту правит наместник Туранской империи.

— Это все в прошлом, — быстро ответил Конан. — После того как я убил капитана Кналфа, мы — Красное Братство — снова совершаем беспристрастные рейды — то есть охраняем и защищаем иностранные корабли самым справедливым образом, содействуя развитию торговли на Вилайете.

— Так вы вернулись к бесцельному пиратству, — заметил предводитель. — Ты говоришь, Кналф мертв… но тебе не приходило в голову, капитан Амра, что ты уже убил слишком многих? — На лице кочевника появилась неприятная улыбка, в то время как всадники стали незаметно придвигаться к Конану с обеих сторон. — Я слышал о твоей сладкоречивой пиратской двуличности. Если бы я был на твоем месте, я бы помолчал о своих подвигах, так как человеку перед смертью приличествует раскаяться за неправедно проведенную жизнь.

Когда Анталла только начинал разговор с Конаном, несколько всадников-офицеров, спешившись, вскарабкались на борт разбитого корабля и стали изучать его содержимое. Теперь, когда они шли назад, Конану бросились в глаза их кривые ноги. С торжественными от удивления лицами они доложили своему вождю о том, что увидели. Анталла перегнулся через перила, слушая их, потом широко улыбнулся и обратился к тем, кто стоял поблизости:

— В самом деле, это будет самый богатый день для Гиркании и для нашего клана. Я приказываю моим воинам встать на охрану корабля и его следа, а того, кто провинится и окажется уличен в краже, привяжут к хвосту дикой лошади. Теперь же вернемся в город, где сможем отпраздновать ваш приезд.


На балконе, в относительном уединении, вождь Анталла, повернувшись к Кроталусу, заговорил довольно резко:

— Ты, колдун из Кешана, обещал мне, что отречешься от наших врагов, как от туранцев, так и от пиратов, и используешь все свое умение, чтобы принести пользу Гиркании?

— Да, я так обещал, — подтвердил Кроталус, едва согнув шею и чуть склонив лысую голову в сторону вождя. — Вам, о Анталла, скажу: я утомлен придворными интригами и высокомерием рвущихся к власти туранцев. В вашей стране я найду чистое, приемлемое для меня общество, более похожее на племена моей родной земли, скитающиеся по джунглям и саваннам. Ваша страна, Вождь, — суровая земля, где вырастают сильные вожди и могучие колдуны, не похожие на своих врагов, живущих в роскоши, приводящей к упадку, черпая богатства грабежом чужих земель, которые завоевывают. У вас есть возможность духовно расти и мудро строить свою жизнь. Я ручаюсь, что помогу вам, особенно если вы захотите сбросить ярмо угнетателей, которые притесняют вас из-за моря.

— В самом деле, ты хорошо понимаешь нас, — заметил Анталла. — Всего несколько дней назад наш посол — Ади Балбал из Клана Страуса — вернулся из Аграпура, рассказывая о наглых оскорблениях и покушении на его жизнь. Король и принц Турана — надменные лжецы, жаждущие войны, так он сказал. Они давят все сильнее на нас на юге и пользуются превосходством своего флота на Вилайете.

— Гиркания имеет флот, и у нее достаточно портов, — заметил Кроталус. — Разве нельзя уничтожить туранцев в открытом море?

— Наши кланы завоевали славу на суше и известны искусством и отвагой всадников, — Анталла поднял руку, показывая на отряды воинов, застывших в седлах. — Вилайет всегда считался камнем преткновения наших военных кампаний, — прибавил он более доверительно. — Колонии, которые мы основали на западе, лучше изучили морские пути и теперь используют это против нас. Галеры наших морских кланов старые и плохо экипированы. Чтобы разбить наших двоюродных братьев, необходим новый флот.

— Так какое лучшее применение можно найти сокровищам, что я принес вам, чем постройка нового флота? Как вы видите, на борту корабля достаточно богатств.

— Быть может. Но прибавлю, что в наших степях не растут деревья. Корабельный лес нужно привозить из южных королевств вроде Колчиана, прорываясь через туранскую блокаду. Вдобавок к деньгам нам потребуются чертежи и время.

— Тут мои колдовские таланты могут вам помочь, — теперь Кроталус заговорил убедительно, но тихо, так, чтобы никто, кроме Анталлы, не слышал его слов. — Я умею ускорять рост живых тварей, растений и животных. Так что, быть может, я смогу решить проблему с древесиной. А если так, вы сможете вызвать Туран на битву в открытом море намного раньше, чем рассчитываете.

— Превосходно! — воскликнул Анталла. — Я смогу выдвинуть твое предложение на встрече кланов, которая скоро состоится. Тем временем я соберу конклав наших лучших волшебников, чтобы те вынесли решение относительно твоей силы и умения. Возможно, ты захочешь поделиться с ними своими секретами и искусством. Я чувствую, Кроталус, что твой альянс с нашей империей окажется выгодным для обеих сторон.


По приказу Анталлы Конан и Филиопа тут же оказались окруженными пешими стражниками с угрожающе выставленными копьями. Пара пиратов и не сопротивлялась, направившись следом за многоколесным дворцом, в то время как тот сделал широкий круг и загромыхал назад к воротам палисада. Под ногами толпы голая земля у берега превратилась в месиво, но никто не побеспокоился дать пленникам башмаки или ботинки, так что они шлепали по грязи босыми ногами. Непривычно было им ступать по раскисшей земле и конскому помету после чистой раскачивающейся палубы.

Деревянные стены города, как оказалось, скорее служили загонами, где держали яков и лошадей, чем городскими укреплениями. Колья стен были тонкими и отстояли далеко друг от друга, огораживая обширные участки вытоптанных пастбищ вокруг поселения. Дорога провела Конана и Филиопу по переулкам между скоплениями палаток, формой напоминавших пирамиды, очевидно принадлежавших различным клановым группировкам. Почти все жители носили меховые шапки. Мужчины, женщины и дети — все опускались на колени, когда вождь клана проезжал мимо, потом вставали и с глупым видом глазели, тыкая пальцами в сторону пленных, с трудом тащившихся следом за дворцом на колесах. Лошади выглядели равнодушными, стоя стреноженными и жуя скошенную траву у палаток.

Маленькие дети возбужденно выглядывали из-под приподнятых пологов палаток. Возле палаток дымились и коптили костры, сложенные из помета яков.

Процессия направилась в сердце города, вероятно из-за дождя превратившегося в грязное и вонючее болото. Потом Конану стало ясно, что вместо того, чтобы остаться в центре поселения, они движутся к его южной окраине. В стороне, в конце широкой улицы между палатками и загонами, он заметил многокомнатный павильон, украшенный конскими хвостами и меховой бахромой, — возможно, там и располагался двор вождя.

Но процессия прошла мимо. Они двигались дальше по грязным аллеям и пастбищам, пока не добрались до дальнего и малозаселенного участка городского периметра, где была установлена самая высокая и крепкая палатка с навесами и палисад.

Оглянувшись, Конан обнаружил, что порядочного размера толпа следует за ними. Кочевники почтительно молчали, пробираясь между конными отрядами Анталлы, и, очевидно, чего-то ждали.

Дворец-фургон последний раз повернул и, загромыхав, остановился в грязи перед пиратами и толпою. Конные упряжки отцепили и отвели в сторону, освободив пространство перед дворцом. Конан и Филиопа обошли дворец и снова предстали перед вождем. Он сменил позвякивающую корону на высокую меховую шапку и снова вместе с Кроталусом стоял на балконе.

В толпе перед колесницей собралось теперь много людей в серебряных шлемах, нагрудниках и дорогих мехах. Как пешие, так и конные, они, очевидно, были старшими офицерами и предводителями кланов. Стоя на скошенной траве, они образовали полукруг перед балконом вождя. Другие вскарабкались на частокол, вдоль верхней части которого были устроены подвесные деревянные дорожки, проходящие чуть ниже гребня обструганных колов.

Анталла, обратившись к толпе, оставил Кроталуса рядом с собой, словно собираясь представить его. С другой стороны от него стояла стройная, красивая дева из Клана Яка, одетая в сапожки из меха и простую сорочку. Кроме того, она нацепила украшения из сокровищ каррака — венок, диадемы, браслеты на руках и ногах, пояс из золотых звеньев, украшенных драгоценностями. Очевидно, всадники Анталлы не тратили времени даром, а грабили обломки, перевозя добычу в сундуки своего повелителя.

— Сегодня выдающийся день для Гиркании, — начал вождь. — Как вы видите, мы получили, в дар баснословные сокровища и заключили союз с иностранным колдуном, чья помощь может доказать величие нашего клана и народа. Более того, мы взяли в плен Амру Льва — ужасного врага, бич нашего побережья. — Он поднял обе руки к небесам, вознося молчаливую благодарность. — Теперь, скажу я, пришло время показать нам свое гостеприимство и отпраздновать эти события! Надеюсь, мы увидим лучшее представление нашего любимца, легендарного сасарука с северных холмов, которого подарили нам колдуны Гиркании! — Лицо вождя Анталлы, в котором смешалось величие королевского сана с натурой кочевника-бродяги, сейчас светилось от подлинно детского счастья. — Наш сасарук — магическое чудовище — существо, в котором смешались природные силы и заклятия. Он — тот, кого воспевает наш фольклор. Некоторым из вас выпадет честь увидеть великолепное представление, ведь наш сасарук — чудесное волшебное создание — пленен совсем недавно и содержится под стражей колдовского искусства. Сейчас самое подходящее время взглянуть на врожденную ярость этой ужасной твари. Хотя наш гость Кроталус, возможно, посчитает такой поступок жестоким… как и наш пленник, когда лицом к лицу столкнется с нашим любимцем.

По краям пастбища люди вождя начали разливать выпивку из глиняных оплетенных бутылей в кожаные чашки придворных. Из навоза яков зажгли костры, над которыми стали жарить мясо, насадив его на сабли и на вертела. Но все это предназначалось не для Конана. Толпа подошедших стражников, действуя остриями пик, отделила его от Филиопы и погнала к частоколу. В нем открылась дверь — маленькая (очевидно, не ворота города), и Конана тычками погнали к ней.

— Конан! Амра, любовь моя! — позвала его Филиопа, когда ее оттаскивали прочь. — Не дай им убить тебя!

— Живи, девочка, и будь счастлива! — закричал он ей в ответ, в то же время прикидывая, каковы его шансы в схватке с копейщиками. Вождь не произносил никаких угроз в адрес Филиопы, так что ее-то, скорее всего, оставят в живых. Конан же решил, что скорее победит дикого зверя, чем множество хорошо вооруженных воинов.

— Разоружите его, — скомандовал Анталла со своей трибуны. — Мы хотим, чтобы схватка была справедливой. И снимите с него драгоценности, сасарук может зубы сломать об эти железки!

Стражи, прижав Конана к бревенчатой стене, толстыми концами копий выбили у него саблю. Но когда они стали подходить ближе, чтобы сорвать золотые украшения, пирату удалось отогнать их назад. Его пальцы крепко сжались, быстрым движением ухватив за руки двух врагов. Стражники взвыли от боли и ярости, а Конан, пятясь, проскочил через полуоткрытую бревенчатую дверь, которая тут же с грохотом захлопнулась у него за спиной.

По другую сторону двери оказался лабиринт со стенами туго натянутого полотна. Ткань была подвешена за веревки, протянутые так высоко, что Конан не мог до них дотянуться. Материал выглядел слишком грубым и крепким, чтобы можно было порвать его голыми руками или взобраться по нему. Нижняя часть перегородок была закопана в землю — мягкую грязь с лужицами от дождя. Кое-где из нее торчали робкие травяные стебельки. Конан опустился на колено и дернул за один из квадратных деревянных столбов, поддерживающих матерчатые стены, но тщетно. Бесполезно. Невозможно было вытащить из земли и приподнять нижнюю часть ткани. Тогда Конан встал, приготовившись встретиться с самым худшим.

Хитрый трюк богов: его искусство мореплавателя научило его обращаться с веревками и парусиной, однако он оказался бессилен, попав в смехотворную тюрьму с матерчатыми стенами. И вот Конан вошел в лабиринт.

Над ним из-за частокола торчали лица кочевников. Гирканийцы кричали и шумно приветствовали его. Слуги и офицеры из Клана Яка выстроились на мостиках, идущих по периметру частокола. Мужчины в шлемах и женщины с косами и в меховых шляпах восторженно кричали, подбадривая Конана. Они взирали на него с высоты в два или три человеческих роста. Стражники с пиками и луками тоже там были. Их насмешки звучали хрипло. Неудачно, что большинство оскорблений выкрикивали на степном диалекте, который Конан плохо понимал. Снова присев, пират зачерпнул и швырнул полную пригоршню грязи в насмешников, которые, весело хохоча, нырнули за частокол. Поняв, что таким образом он лишь сам измажется, Конан решил игнорировать зрителей.

Лабиринт оказался прямоугольным, по крайней мере его углы, где перекрещивающиеся веревки крепились вокруг деревянных столбов. В лабиринте легко можно было определить свое местоположение, стоило только взглянуть на стены периметра, так что тут едва ли можно было заблудиться. Похоже, его создали для того, чтобы смутить жертву и загнать в ловушку, если за ним погонится зверь… тот самый сасарук. Лучше избегать волшебной твари. Но ведь Конан никогда покорно не ждал, пока смерть отыщет его. Повернув за угол, он уверенно зашагал вперед.

Он подошел к краю полотна и остановился, изучая его. Потом сжал крепко сшитый шов в могучих мозолистых руках и, подтягиваясь, полез вверх, переставляя руки все выше и выше. До веревок оставалось еще далеко, когда зазвучали глухие удары — камни, запущенные зрителями, забарабанили в полотно, и короткое оперенное древко стрелы вонзилось поодаль. Внемля предупреждению, Конан под веселые ободряющие крики зрителей спрыгнул на землю.

Лабиринт вел Конана все дальше от двери, через которую он вошел, но по-прежнему он оставался в поле зрения сгрудившихся на стене зрителей, которые дружески подбадривали его. Выйдя на первую развилку, откуда в разные стороны вело три прохода, Конан выбрал коридор, который через несколько поворотов привел его в тупик. Он уперся в деревянный частокол, за которым пряталось множество вопящих дураков. Конан решил, что по деревянной стене можно взобраться, но делать это было бессмысленно, ведь его все равно столкнули бы назад копьями, закидали бы камнями и отбросами. Повернув, Конан пошел назад. В глубине души он почувствовал первый слабый страх перед встречей с чем-то неведомым.

Второй выбранный им коридор завел его еще глубже в лабиринт. Конан почти добрался до центра… В том месте, где стена поворачивала, он видел издали верхушки сразу трех стен. Теперь не все крики толпы доносились до него. Они то оглушали его, то затихали, подчиняясь странным законам акустики в этом лабиринте с полотняными стенами. Если бы поблизости пряталось дикое животное, волшебное оно или нет, его бы наверняка раздражал и злил шум, пусть даже и предупреждавший о приближении Конана. Двигаясь бесшумно, Конан мысленно проклинал идиотов гирканийцев, желая, чтобы те заткнулись.

Новый, прямой коридор вел все дальше, и в конце его замаячила четвертая стена частокола с единственным зрителем на широком парапете под навесом. Означает ли это, что зверь спрятался в логове возле привилегированной театральной ложи?

Зрителем под навесом был, естественно, вождь Клана Анталла, развалившийся в кресле и сияющий от предвкушения кровавого зрелища. По левую руку от него стоял Кроталус, по правую, на месте увешанной драгоценностями девушки, — Филиопа. Ее крепко держали две служанки. Она никак не показала, что видит Конана, и он ничего не крикнул ей. Вместо этого он завернул за угол и исчез из ее поля зрения. Конана ничуть не смутило ее присутствие. Если ему суждено умереть у нее на глазах, то пусть так и будет.

И вот он получил первое реальное доказательство того, что в лабиринте скрывается нечто смертоносное. Мягкая земля была истоптана и разворочена так, словно по ней прошли могучие лапы с длинными, загнутыми когтями. На стене частокола виднелись пятна грязи. Над чьими-то останками, заляпанными смесью грязи и засохшей крови, роились мухи. В нескольких местах плотная материя стен обтрепалась и потерлась, хоть и не прорвалась насквозь на удобной высоте, чтобы через дырку Конан мог взглянуть на то, что делается по другую сторону стены. Самая большая дыра в полотне располагалась высоко над головой Конана — след клыка или отметка когтя, до которой пират не мог дотянуться. В тот же момент, как Конан заметил след, грубый запах гниющего мяса ударил ему в ноздри. Он казался почти знакомым… Тяжелая, отвратительная вонь перекрывала все другие оттенки запаха, ставшие трудноразличимыми.

Все объяснилось мгновением позже, когда Конан обнаружил еще один тупик. Там лежала выпотрошенная лошадь, разорванная надвое и наполовину съеденная. Мухи роились над окровавленными и обгрызенными кусками. Неожиданно черные мухи яростно зажужжали, и Конан встревожился, так как насекомые заглушали все остальные звуки и чудовище могло незаметно подкрасться к нему. Зрители на этой части стены испустили вздох разочарования, когда Конан отвернулся от отвратительного зрелища.

Методом проб и ошибок отыскав дорогу к главному залу лабиринта у ног вождя Яков, Конан наконец вышел на открытое пространство — почти прямо под тем местом, которое выбрал себе вождь, — площадь, с трех сторон огороженная частоколом. Здесь земля оказалась утрамбованной сасаруком. Возбужденные разговоры на стенах подтвердили, что пират добрался до арены, где должна была состояться основная часть представления. Перекопанная и покрытая бороздами квадратная площадь, усеянная костями… и ни одна из костей не могла послужить надежным оружием. Полотна и деревянные стены зала были забрызганы грязью, кровью и навозом.

Именно здесь находилось логовище неведомой твари, но сейчас оно пустовало. Оглядевшись кругом, Конан Никого не увидел.

Потом неожиданно, яростно вопя и разрывая когтями грязь, чудовище догнало Конана. Он повернулся и увидел несущееся по хорошо утоптанному проходу лабиринта существо — с адскими клыками и когтями, с выпученными красными глазами, алой гривой демона и хвостом, неистово развевающимся за спиной.

Больше всего сасарук напоминал коня кроваво-гнедой масти, но более высокого и волосатого, чем скакуны восточных степей. Его изрыгающая рычание слюнявая пасть сверкала клыками, напоминающими кинжалы, а передние и задние ноги заканчивались гибкими, острыми, как бритва, когтями. Тварь неслась к Конану прыжками, словно тигр.

С кувырком отскочив от чудовища, Конан отлетел к столбу, на котором была закреплена одна из стен лабиринта, и вскочил на ноги. Зверь промахнулся… но не намного. Он проворно развернулся и снова понесся на киммерийца с дикой бычьей яростью. Когда Конан помчался по арене, тварь погналась за ним, вопя, словно дьявол. Грязь брызгами летела у нее из-под лап.

Сверху раздались довольные крики:

— Смотрите, дети! Это — сасарук, лошадь-каннибал северных степей! Посмотрите на эти клыки, эти когти! Ни один всадник не сможет ни поймать ее, ни спастись от нее, потому что она с одинаковым удовольствием сожрет и жеребца, и всадника!

Конан в отчаянии выскочил на утоптанную арену. Зверь слишком быстро двигался на открытом пространстве, и не было способа подставить ему ножку. Скорее уж самого Конана загонят в угол. Из-за бессчетных насмешек и шуточек зрителей Конан раньше и не задумывался, что станет делать, нос к носу столкнувшись с чудовищем. Лабиринт с его прямыми углами и смертоносными тупиками был единственной надеждой пирата.

И вот Конан побежал назад, туда, откуда пришел, чувствуя горячее дыхание чудовища, преследующего его. Каждый резкий поворот давал человеку выигрыш на одно мгновение, так как твари требовалось чуть больше времени, чтобы развернуться на полной скорости. Добравшись до развилки, Конан мысленно нарисовал карту лабиринта. Все ходы, где он побывал, заканчивались смертоносными ловушками. Киммериец знал, что, скорее всего, в лабиринте нет прохода, который описывал бы безопасный круг, чтобы можно было постоянно убегать от погони. Теперь его единственным желанием стало хоть на несколько секунд вырваться из поля зрения сасарука… и он метнулся в боковой коридор, на краткое мгновение приведя зверя в замешательство.

Потом раздался взрыв аплодисментов и одобрительных криков. Смертоносной ловушкой встал впереди палисад. Конан уже почти вернулся назад, к месту старта. Оба прохода, лежавшие перед ним, оканчивались тупиками, а зверь сопел и топал в каких-нибудь десяти шагах у него за спиной. Пригнувшись, Конан прыгнул на полотно в том месте, где уже пытался подниматься, и полез наверх, перебирая руками.

Свист и крики неодобрения раздались сверху. Вниз, в спину Конана полетели камни. Некоторые из них попали в цель. Стрелы просвистели, но далеко от него. Они соскользнули вниз по полотну. Должно быть, лучники боятся попасть в сасарука, решил Конан. Чудовище фыркало у него за спиной, собираясь встать на дыбы и стащить Конана вниз.

С проворством матроса, умеющего обращаться с парусами, пират оттолкнулся от натянутой ткани. Описав широкую дугу, он рухнул прямо на своего преследователя. Приземлившись на спину чудовища, Конан едва не свалился наземь. В отчаянии он стиснул колени, для того чтобы сохранить преимущество… Обеими руками глубоко впившись в красную длинную гриву, он использовал все свое мастерство наездника.

Сасарук ужасно заржал и, встав на дыбы, кинулся прочь, раздирая когтями грубую ткань стен. Конан заметил, что, как и любая настоящая лошадь, эта тварь не может дотянуться копытами до спины, хотя и отчаянно пытается. Чудовище нырнуло, потом безумно взвилось вверх, подскакивая и мечась налево и направо, ударяя о матерчатые стены.

Конан сжался и вцепился в гриву что есть сил, обнаружив, что ехать без седла на этом скакуне сложнее, чем на неоседланном диком заморийском жеребце. Длинными когтями зверь выделывал замысловатые резкие движения. Обезумев, он отскочил от стены, а потом взлетел вверх по другой полотняной стене лабиринта на половину ее высоты, швыряя всадника из стороны в сторону, в то время как тот пытался удержаться.

Покружив по лабиринту, сасарук повернул огромную голову и уставился налитым кровью глазом на Конана. Его острые как бритвы клыки были покрыты красной пеной. Тварь боролась с наездником и скрежетала зубами.

Человек и зверь некоторое время созерцали друг друга почти бесстрастно. Но потом, после того как Конан понял, что ужасная тварь еще не объезжена, он потянулся вперед и впился зубами в волосатое ухо чудовища.

Рев сасарука был оглушительным. Зверь попытался рывком освободиться от впившихся в него зубов и рванулся вперед. Он вцепился в одно из полотен ткани всеми четырьмя лапами. Материя прогнулась под его весом. Раздался треск, и деревянная подпорка, на которой висела веревка, поддерживающая полотно ткани, рухнула, потащив за собой секцию частокола.

Сверху раздались жалкие крики гирканийцев. Некоторые из зрителей повалились, отчаянно цепляясь за падающий частокол, или головой вперед перелетели через него, оказавшись в лабиринте. Сасарук, пойманный в ловушку тканью и веревкой, брыкался и молотил лапами с дикой яростью. Наконец он освободился и обрушил весь свой вес на следующую матерчатую стену, что лишь ускорило падение секции частокола. Она обрушилась с громким, глухим стуком и новым всплеском криков, открыв широкий выход из лабиринта.

Сасарук, взбешенный тем, что Конан по-прежнему сидел на нем, вцепившись в гриву и сжав коленями его тело, бросился вперед. Он ржал и рыл землю когтями, прокладывая кровавый путь через жалкие ряды гирканийцев, слетевших со стены. За частоколом паслось стадо не стреноженных лошадей. Через несколько секунд лошадь-каннибал оказалась среди них. Чудовище било и рвало тела животных. От ударов его когтей потоки яркой крови ударили в небо. Адские крики чудовища звучали насмешливо, и вопя отзывались его жертвы.

Испуганные лошади стали вставать на дыбы, молотя копытами все подряд. Конан спрыгнул со спины сасарука и выбрал себе робкую чалую, которая металась из стороны в сторону и ржала. Она оказалась невредимой, и у нее к седлу были приторочены лук, колчан и полные седельные сумки. Рывком освободив поводья, Конан прыгнул в седло и направил животное прочь от разбушевавшегося чудовища.

Пригнувшись пониже на тот случай, если в него станут стрелять из луков, он ударил пятками под ребра кобылы и погнал ее назад к частоколу. Там, в толпе, рассыпавшейся во все стороны от пролома, был вождь Клана Анталла. Он остался без защиты. Одной рукой он держал Филиопу.

Конан свесился набок с седла, как научился у диких Козаков западных пустынь. Вытянув руку, он резко вырвал девушку из рук вождя. Подхватив Филиопу, он. перебросил ее поперек седла.

А лошадь мчалась дальше. Но в беглецов не полетело ни одной стрелы, лишь напряженные взгляды пеших воинов Клана Яка преследовали их.

— Ты слишком быстро справился с этой тварью, — заявила Конану Филиопа. Ей явно неудобно было лежать поперек седла. — Ты много практиковался, воруя других женщин, тех, что были у тебя до меня?

— Да, конечно. Искусный всадник может многое сделать, когда конь его мчится галопом, — уверил ее Конан. — Ешь, пьешь и спишь в седле… Ты еще многому удивишься.

Еще один мерин без всадника пробежал через пастбище. Оседланный и с богатым седлом, он, видимо, испугался криков и предсмертных воплей людей и животных. Догнав его, Конан поймал поводья и замедлил его бег, пока мерин не остановился.

— Не уверен, что ты когда-нибудь раньше ездила на лошади. Ни о чем не думай, потом у нас будет достаточно времени научить тебя ездить верхом. Сейчас садись и обними меня сзади. Мы должны проехать через ворота прежде, чем стражи додумаются их закрыть.

Держа мерина за повод, с Филиопой, обхватившей его грудь, Конан поскакал через город. Пешие стражи застыли возле изгороди, пораженные переполохом, и стали было задавать вопросы, но не пытались остановить Конана. Через несколько мгновений копыта лошадей беглецов застучали по толстому дерну степи.

Однако погоню долго ждать не пришлось. Не конная орда выехала из ворот следом за ними, а всего три всадника. Тот, что в центре, скакал на жеребце с белой мордой. Гирканийцы мчались галопом и легко держались в седлах. Лошадь Конана скакала твердым, ровным шагом, но троица преследователей быстро нагоняла беглецов.

Конан оставил Филиопу. Пересев на мерина и пришпорив его, отважный капитан вытащил притороченный к седлу боевой топор и помахал им.

— Держись за поводья, если сможешь, пока я не покончу с этой троицей, — сказал он девушке. — Если я буду ранен и выпаду из седла, скачи галопом к побережью.

Три всадника подъехали ближе, но не делали никаких угрожающих жестов. Тот, что скакал в центре, остался чуть позади двух других, сдерживая своего пегого жеребца. Это был Анталла, коронованный сейчас остроконечной меховой шапкой. Подъехав, он поднял руку в почтительном приветствии.

— Амра моря Вилайет, — так обратился он к Конану, — я слышал, что ты великий вор, отважный воин и хороший капитан, но я не знал, что ты — наездник! Редко я вижу такое представление… Ты проскакал на дьявольской лошади, помог обезумевшей твари вырваться на свободу и увел свою женщину из самой гущи моих воинов. Мы, воины Клана Яка, с большим уважением относимся к таким подвигам! — Он посмотрел на двух своих лейтенантов, которые нахмурившись, но с одобрением слушали его. — Мы обязаны предоставить тебе кров и принести извинения… — Он великодушно улыбнулся. — Возможно, наша империя сможет найти общие интересы со столь изобретательным предводителем пиратов, как ты. Я прошу тебя, вернись со мной в Аттар Карапеск, по крайней мере на ночь!

Взглянув на вождя, Конан заставил своего мерина несколько раз переступить ногами на месте.

— Меня интересует: так ли легко ваш двор простит и поприветствует меня? — Конан покачал головой. — Нет, благодарю вас, Вождь, но я не хотел бы обременять вас узами гостеприимства. Там, где потворствуют колдунам, я буду чувствовать себя неуютно. — Он со значением кивнул в сторону далекого города, откуда теперь выехало уже множество воинов.

— Я понимаю, тебе не очень нравится мое предложение, — сказал вождь. — Но ты далеко от моря, в чужой стране. Позволь мне убедить тебя…

— Оставьте себе разбитый корабль и сокровища, которые некогда были моими, — сказал ему Конан, зная, что в этом вопросе выбора у него нет. — Те безделушки, что остались у нас, помогут нам добраться до побережья. Нам не так много нужно, — он посмотрел на двух спутников Анталлы: — сапоги, меховые плащи, запас провизии и еще пара коней. Обеспечьте нас этим, и будем считать, что все в порядке. Потом, если вы захотите вести переговоры, можете отправить посланника в мой порт Джафар.

— Вам потребуется безопасный проезд до побережья. — Сняв с пальца кольцо с печатью, Анталла протянул его киммерийцу: — Продав кольцо, ты сможешь нанять корабль в одном из портов Гиркании.

Быстро был совершен обмен. Улыбаясь и восседая в седле рядом с двумя босоногими, безлошадными лейтенантами, вождь клана долго смотрел вслед Конану и Филиопе, уезжающим на запад.

ГЛАВА 8. КРАСНОЕ БРАТСТВО

Через две недели легкое одномачтовое судно с треугольным парусом, подгоняемое утренним бризом, вошло в залив Джафара. Ранние посетители «Красной руки» вывалили на берег посмотреть, не смогут ли и они чем-нибудь поживиться, и с удивлением обнаружили на борту судна Филиопу и ее защитника — Амру. С радостью приветствуя Конана, пираты опорожнили немало кувшинов вина.

С их помощью корабль Конана вытащили на берег, а потом морские разбойники на плечах отнесли своего капитана и его прекрасную спутницу в гостиницу. В этот день в таверне постоялого двора был устроен праздник. И начался он после нескольких печальных слов о погибшем корабле, команде и… что самое печальное… о потерянных сокровищах.

Сантиндрисса и Грандальф, так уж получилось, прибыли в Джафар всего несколько дней назад, тащась на веслах на перегруженной и искалеченной галере. Половину своих сокровищ (столь огромную, что невозможно ее оценить) спрятали от морских разбойников и трусливых воров в подвалы еще не достроенного замка Конана. Скромную часть сокровищ выплатили выжившей части команды, и драгоценности пошли по кругу. Ими пираты расплачивались за грог и девочек, и богатства быстро перекочевали в кошельки зажиточных жителей Джафара: азартных игроков, торговцев краденым и сводников, за последнее время заполонивших пиратский порт, как водоросли — утонувший город.

Единственной неприятной стороной приключений Конана стали расползающиеся по городу угрюмые слухи. Они ходили в основном среди недоброжелательно настроенных пиратов, кого не взяли на борт «Ворона» при отборе команды. Поговаривали о том, что гибель «Ворона» Амры — месть морских богов. И это только начало… так как Дагон рассержен из-за того, что ограбили его затонувший город, а духи команды Кобольда Рыжего не хотят лишаться сокровищ, за которые заплатили своими жизнями. Все такие разговоры заканчивались пророчествами смерти и опустошения. Мол, смерть придет к тем, кто заслужил ее, оскверняя древние могилы, и особенно это касается самого Амры.

Такие слухи не беспокоили Конана, который за свою жизнь пережил и худшие неприятности, чем какое-то бормотание, порожденное пьяным бредом. Выспавшись и подкрепившись, он сел с другими капитанами делить оставшиеся трофеи. Киммериец упорно требовал половину сокровищ, как награду для себя и своей команды, поднявшей сокровища с затонувшего корабля. Его товарищи, однако, вначале думавшие, что Конан заберет половину сокровищ, которой распорядился Кроталус, или, в крайнем случае, треть того, что осталось, были недовольны. Однако, к всеобщему удивлению, дневное собрание капитанов прошло очень мирно, без резни, хотя к концу беседы пираты и обнажили свои кинжалы. Был составлен приблизительный план дележа сокровищ и вырезан, чтобы ни слова нельзя было изменить или исправить, на крепкой дубовой доске одного из столов постоялого двора.

Кроме того, надпись гласила, что Морские племена, охраняющие холмы, и женщины-пираты Сантиндриссы, которые следили за морскими вратами, позволяют Конану снова владеть пиратским королевством. Каждый из капитанов по очереди — Дрисса, Грандальф, Конан и потом Филиопа от имени Конана — выбрали себе самые дорогие вещи, пробираясь через груды и насыпи сокровищ в свете сверкающих факелов, от дыма которых каменные своды нового донжона покрылись копотью.

Выбранные вещи капитаны забрали, чтобы каждый мог хранить их сам, к собственному удовольствию, запрятав их за толстыми цепями, висячими замками и выставив стражу из доверенных пиратов. Остальные богатства и деньги собрали в кучу и разделили по принципу «твою долю выбираю я». Вначале сокровища были поделены между Конаном и Дриссой с Грандальфом. Потом те разделили свою часть сокровищ между собой. Дележ проходил в доброжелательной обстановке, и хоть грог лился рекой, дележ продолжался не так уж долго. Капитаны были удивлены, когда поднялись из подземелья и обнаружили, что еще не перевалило за полдень.

В последующие месяцы торговля в Джафаре вспыхнула с новой силой. Множество ремесленников трудилось, возводя каменные бастионы. Столяры и мебельщики — все хорошие мастера, нанятые за большую плату на материке или похищенные пиратами, — отделали интерьер. Сантиндрисса заложила киль нового пиратского корабля, в то время как Грандальф со своими многочисленными двоюродными братьями строил флот маленьких, быстрых суденышек, плавающих под треугольными парусами.

Пираты совершили несколько торговых и разбойничьих походов и расширили свои владения настолько, что наконец-то позволили Иваносу и Фердинальду набрать собственные команды. Даже огромное плененное военное судно «Безжалостный», недавно построенное в имперском адмиралтействе Аграпура, вышло из залива укомплектованным, собираясь ограбить цитадель на Туранских островах в Южном Вилайете.

Новые богатства были вложены капитанами пиратов таким образом, что приумножились, превратив Джафар в центр торговли и грабежа Северного Вилайета. Но величайшим успехом пиратов оказался визит Ади Балбала — посла Гирканийской империи.

Условия путешествия были оговорены через недавно установленные каналы Красного Братства. Гирканийские официальные лица, пообщавшись с наиболее достойными из пиратов в городской таверне возле доков, согласились платить пиратам за защиту одну десятую груза, а при возвращении одну десятую дохода — что было не слишком разорительно. Пираты со своей стороны согласились не грабить корабли и обеспечивать эскорт через морские проливы, находящиеся под опекой прибрежных пиратов. Более того, они ввели свои символы для опознания: отвратительный флаг с бледным черепом. По такому флагу их сразу можно будет отличить от пиратов, действующих на собственный страх и риск.

Под охраной пиратов, в основном формальной, на легкой быстрой галере посланник Гиркании прошел через южный пролив Аетолианских островов. Встретив одно из одномачтовых судов Морских племен и взяв на борт лоцмана из свирепых независимых островитян, корабль Гиркании миновал опасные течения и, проскользнув по извилистым каналам, встал на якорь в заливе Джафара.

На берегу Ади Балбал был встречен со всей торжественностью и пышностью. Пестрая толпа пиратов выстроилась вдоль берега, с открытым негодованием или болезненно скрытым страхом наблюдая за тем, как одетые в форму гирканийцы поднимаются на пирс Джафара. Иные пираты не могли заставить себя не пялиться на гостей и не тыкать сведенными судорогой пальцами в тех, кто выглядел богаче их. Вопреки всему этому посланник восточных кланов вскоре сообщил Конану, что среди пиратов чувствует себя гораздо лучше, чем в роскошном имперском Аграпуре.

— Лоснящимся, мягким придворным запада недостает мужской стойкости и силы, — сообщил он, находясь в отделанном шелком кабинете постоялого двора «Красная рука». — Никогда они не отдыхали на твердых подушках, набитых конским волосом; не сидели в седле быстрой лошади. — Он протянул чашу вина Конану. — С другой стороны, вы-то прокатились не на простой лошади, а на сасаруке! Вы превзошли моего двоюродного брата Анталлу в его же столице, смогли пересечь нашу степь и добраться до побережья с маленькой, — он подарил Филиопе очаровательную улыбку, — женщиной. Я чувствую, что смогу достичь с вами взаимопонимания, какое бывает между людьми только при продаже лошадей, и рассмотреть вопрос о совместных действиях в надвигающейся войне.

— Будет война? — Конан с уважением посмотрел на старого козака с косичками. — С Тураном? А как же туранский флот? Разве сравнится с ним маленький флот кланов, где по большей части старые суда?

Ади Балбал улыбнулся, закрутил между крепкими бурыми пальцами кончик выбившейся из прически косички.

— Колдун, прибывший вместе с вами, много обещал нам и, кажется, выполняет обещанное. Его чары ускорили рост дубов и елей на холмах в глубине наших земель. Все эти кривляния и бормотания кешанца (вместе с кровавыми ритуалами в рощах, которым он обучил наших волшебников) помогают деревьям за несколько дней вырасти. Эти деревья и идут на строительство кораблей… Кроме того, Кроталус, живя в Туране, разработал новые методы ускоренного строительства кораблей, которым обучил плотников наших верфей. Еще он утверждает, что может управлять ветрами. И в будущем, когда придет время, он обещает провести наши корабли с помощью магии сквозь бури, туманы и дым битвы. — Ади Балбал сделал многозначительную паузу. — Если он сдержит все свои обещания, то мы сможем полностью использовать военный потенциал моего народа и сокровища, которые вы оставили нам. Тогда у нас меньше чем через год будет готовый и вооруженный флот.

— Чем, хочу я спросить, платите вы колдуну за помощь вашей стране? — нахмурился Конан. — Разве Кроталус станет за просто так использовать свои чары? По собственному опыту скажу, что такие люди, как он, всегда имеют в запасе тайный план.

Посланец снова пожал плечами:

— Его спрашивали и посчитали естественным ответом его желание получить доступ к тайным знаниям гирканийских волшебников — ведь иные заклятия наших колдунов много могущественнее тех, что он знает. И еще он стал близким другом и советником Анталлы, который провозглашен полководцем всех наших кланов в прошлом месяце в Карапеске в степях юга. — Ади Балбал доверительно улыбнулся Конану. — По правде, колдун не рад альянсу с вами. Однако вождь Анталла настоял на союзе и послал меня сюда. Это вроде доказательства того, что его мнение не зависит ни от какого кешанского колдуна.

— А что Кроталус говорил о чудовищных кораблях, внешне напоминающих галеры, внутри которых сидят чудовища? Не так давно, находясь на службе у Турана, он занимался подобными штучками. Он не станет выкармливать для гирканийского флота таких чудовищ?

Ади Балбал с легкостью отмахнулся от сомнений пирата:

— Поверьте мне, Амра, я доверяю иностранному магу не больше вашего. Но я сам слышал о том, что затевается. Я видел дюжину заложенных килей, и первые новые корабли уже экипированы в тайных гаванях в верхних течениях рек. Это большие, хорошо вооруженные, крепко сбитые галеры, и на них нет никаких чудовищ, только свободные гирканийские гребцы и воины… и загнанные в стойла под палубой быстрые боевые кони. Они и их всадники будут сражаться на просторах западных равнин… В наши планы входит не только очистить море от туранских слепней. Мы собираемся завоевать и их земли, а потом снова править колонией, которую основали наши отцы. Мы говорим об уничтожении могущества Турана… С этим проектом мы обращаемся за помощью к вам — Красному Братству.

Несколько дней длились переговоры, на которых пиратов представлял Конан. Лишь изредка Сантиндрисса или один из других пиратских капитанов присоединялись к ним, выдвигая свое предложение или требование. Грандальф и его приятели, вожди Морских племен, делали это не более чем для приличия. Его островитяне и гирканийцы были родственными народами и с легкостью могли стать союзниками. Однако надо было помнить, что Морским племенам придется выступить в поход совместно с пиратским Братством.

Конан же хотел добиться полного союза с Гирканией. Он требовал право на неограниченную торговлю и право набегов на нейтральные свободные портовые города, взаимный пакт защиты с Гирканией и, возможно, даже признания его пиратских рейдеров независимыми кораблями имперского Гирканийского флота. Но Ади Балбал, как и любой торговец лошадьми (которым он, кстати, и был в глубине души), осмотрительно упирался по каждому пункту.

Из трюма своей галеры гирканиец выгрузил лошадей — неприхотливых степных лошадок, на которых он и его свита могли посостязаться, носясь галопом вдоль утесов, по холмам, заросшим фруктовыми деревьями. Немного позже Конан уговорил своего гостя подняться на борт ялика — быстрого двухместного судна — и совершить путешествие вдоль гористого побережья острова. Но Ади Балбал не чувствовал себя в лодке так же легко, как в седле. Вскоре он побледнел. Ему стало нехорошо, когда они вышли в неспокойные воды узкого пролива. Конану долго пришлось идти, меняя галсы, чтобы вернуться в залив. Но это время не было потрачено даром. Беседуя на обратном пути с позеленевшим и желчным посланником, пират смог добиться уступок по ряду спорных вопросов, которые раньше казались неразрешимыми.

И вот дипломатическая миссия Ади Балбала подошла к концу. На прощание обнявшись с Конаном, посол Гиркании поднялся на корабль. Он повез назад свиток с перечнем пунктов соглашения на трудном гирканийском языке, на котором Конан так и не научился читать. Компаньоны Красного Братства теперь ждали, когда же Гиркания объявит Турану войну, расширяли и укрепляли свой флот, достраивали цитадель Джафара.


Неугомонный, несмотря на нещадно палящее солнце, Гарфалк из Яралета подгонял свою команду.

— Гребите, сыны скорпионов! — подбадривал он их с кормы, держа руку на рулевом весле. — Впередсмотрящая — Старая Элма — сказала, что видела парус, а ее единственный глаз зорче трех наших! Тяните живее, или вы не пираты!

Низкий галиот скользил между прибрежными островами. Два ряда его весел ровно и слаженно вспенивали воду.

— Коль желаешь, чтобы мы гребли, накорми нас! — раздался голос с носа. — Последнее время нас кормят реже и реже!

— Конечно, — поддержал другой пират. — Эль кончился, а разве кто-то станет всухомятку жевать сухари!

— Трудно что ли поймать дикую свинью и зажарить ее, — присоединился к ним третий. — И вода в бочках давно провоняла.

— Скоро мы насадим свининку на вертела и пожарим! — заметил ведущий гребец, сморщенный старый пират, и разразился кудахтающим смехом.

— Если хотите жратвы, выпивки и золота, — сердито заметил Гарфалк, — гребите живее! Разве не затем мы вялились на этих морских островах, чтобы быть готовыми, когда покажется подходящий корабль? Взгляните на эти песчаные отмели… вон мачта, и этого вполне достаточно!

Гребцы вытянули шеи, проследив, куда указывал палец капитана. Там, по ту сторону увенчанной кустами вершины белого песчаного мыса, на фоне синего неба, затянутого туманом, скользила одинокая высокая мачта. В безветрии до пиратов доносился слабый, размеренный грохот задающего ритм барабана. Мачта была без паруса — на море стоял штиль, так что судам приходилось идти на веслах. Единственная мачта, небольшой корабль… и, очень похоже, на нем плыло еще меньше людей, чем на безмачтовом галиоте Гарфалка. Понизив голос, капитан обратился к своим людям:

— Видите? Приближаемся, так что будьте наготове. Нам нужно встретить их там, где кончается эта песчаная отмель. Большего мы и желать не могли, парни… Чуть сбавьте темп. Теперь они от нас не уйдут. Приготовьтесь и постарайтесь не шуметь, чтобы не спугнуть добычу.

Гарфалк радовался. Впервые за последние месяцы он почуял запах добычи. Пять лет назад он оставил родную пустыню, расположенную далеко на западе, отказался от выбранной им профессии грабителя караванов, следующих через Яралет, потому что туранские патрули все лучше и лучше исполняли свои обязанности, защищая купцов от грабителей. Пробравшись сюда, на берега восточного моря, походившего на пустыню, запугав лентяев рыбаков и превратив их в буканьеров, он нашел новый смысл в жизни. Несколько мелких грабежей превратили его в капитана. Но последнее время дела пошли плохо, однако хороший улов не даст его команде развалиться.

Наблюдая за движением мачты жертвы, он передвинул румпель, направляя галиот точно между бурунами и песчаными отмелями. Жертва приближалась к ним, двигаясь по другую сторону сужающейся отмели. Потом изогнутый нос неожиданно появился над кустами, и Гарфалк резко пролаял:

— Ну-ка, навалитесь, парни! Работайте быстро, подгребайте ему под борт! На этом судне не знают, откуда мы, и едва ли станут сражаться. Но что это?..

Корабль оказался широкой галерой. И на нем полным-полно было загорелых гребцов. Кусок льняной ткани затрепыхался на мачте — пиратский, мертвенно-бледный череп Красного Братства.

— Стоп! — Лицо Гарфалка выражало разочарование и страх. — Сушите весла, парни, — обратился он к гребцам. — Мы нарвались на братьев-пиратов, к тому же отлично вооруженных. — А потом он прибавил более спокойным тоном: — Даже если у них есть что-нибудь ценное, их слишком много, чтобы мы могли сцепиться с ними.

— Что же нам делать? — поинтересовался один из гребцов. — Они протаранят нас или попытаются зацепить крюками!

— Они должны увидеть, что мы — нищие прибрежные крысы, — спокойно проговорил Гарфалк. — И мы будем вести себя спокойно, даже если они решат сразиться с нами. Приготовьтесь опустить весла справа по борту и по моему приказу повернуть в пролив между теми островами…

Потом с рейдера раздалось приветствие на гирканийском:

— Ахой, на галиоте! — Тучная, но проворная фигура вылезла на подпорки. Приложив ладонь ко рту, человек закричал: — Братья-пираты, неужто вы выбрали тот же купеческий корабль, что и мы?

— Что? — пробормотал удивленный Гарфалк. Он прикрыл глаза и покосился на туманный морской горизонт. Впереди, почти за пределами видимости, из-за неясно вырисовывающихся островов — поросших деревьями скал, лежащих к северу от галиота, — появился кусочек паруса другого, большего корабля. — Однако! — мгновением позже грубо проревел он не своим голосом. — Они идут на север вокруг острова в поисках убежища!

— Точно так, — ответили с корабля Красного Братства. Человек, висящий на шкафуте галеры, прикрыв от света глаза, повернулся в сторону гористого мыса, откуда только что появился корабль. — Даже отсюда этот корабль выглядит лоханкой с толстым брюхом, большой и тяжело груженной. При таком неважном виде, даже с хорошей командой, работающей на веслах изо всех сил, он не скроется.

— Так вы тоже собираетесь преследовать ее? — спросил Гарфалк, не спуская глаз с румпеля. Оба пиратских корабля шли вперед, набирая скорость. Барабан галеры задавал ритм обоим судам. — Я удивлюсь, если там не хватит добычи для нас обоих! — громко прокричал буканьер. — Но мы первыми увидели ее, — закончил он полуутвердительно.

— Конечно, — согласился капитан галеры. — И вы можете поучаствовать в сражении вместе с нами. У такого большого торгового судна хорошая команда, и лучше будет, если мы возьмем его с двух сторон. Если мы вместе разграбим его, то вы возьмете одну часть против наших двух, поскольку у вас меньше команда. Это говорю я — Фердинальд, второй лейтенант Черного Амры.

Два корабля, идя на веслах, направились вперед так, чтобы сойтись в одной точке. Их капитаны, перекрикиваясь, с легкостью вели разговор. Теперь единственным препятствием стала водная гладь, которую взбивали четыре ряда весел, опускающихся одновременно и вне досягаемости друг для друга.

— Я — Гарфалк, последний из Яралета. Я командую этими парнями. Но большая часть моих людей осталась на берегу, — благоразумно прибавил он. — Я сам по себе, никому не служу. Мы тут все братья, согласно пиратской традиции. — Он стоял на корме, стараясь улыбаться достаточно широко, чтобы это видел капитан Красного Братства. — Равная доля добычи будет справедлива, скажу я… потому что, хоть ваш корабль и больше, добыча по праву наша, так как это — наши воды.

— Да, в этом у вас преимущество, — уступил Фердинальд. — Хорошо… разделим добычу пополам, но лучшая половина той команде, что первой поднимется на борт купеческого судна. Вперед, во славу Красного Братства! Загоним купца! — Он приказал задать гребцам темп побыстрее. Его корабль легко полетел вперед.

— Вперед, во имя великого братства всех пиратов! — закричал Гарфалк. Его команда ответила воодушевленным криком. Их корабль легко обошел соперников, хоть и зарывался чуть глубже в мертвую зыбь открытого Вилайета. Началась славная гонка, и обе команды хорошенько потрудились. Люди Гарфалка даже бормотали заклинание, которое должно было увеличить скорость их судна.

Когда они обогнули мыс, купеческого судна там не оказалось. Уплыть оно могло только на север, а ветер был слишком слабым, чтобы позволить ему так быстро удрать. Должно быть, на судне увидели преследователей и бросились искать убежища среди островов. Гарфалк направил свое судно вокруг острова, следом за ним повернул и корабль Красного Братства.

Наконец пираты обнаружили беглеца. Купеческое судно спряталось под крутым скалистым берегом и теперь шло на веслах, стараясь вырваться обратно на морской простор. На его палубе у больших весел сгрудились люди. Сражение обещало быть кровавым. Гарфалк посмотрел назад, чтобы убедиться, что его союзники идут следом.

Они шли, но выбрали неожиданный курс. Без боя барабана они увеличили скорость, изменив курс, и теперь неслись наперерез его кораблю.

— Эй, на галере, стойте! ~ резко закричал Гарфалк. — Не наползайте так на нас! — Он повернул румпель, чуть свернув в сторону. Его гребцы сбились с ритма. — Отверните немного в сторону открытого моря, и мы возьмем купца в клещи!

Но галера Фердинальда подходила все ближе. Капитан Красного Братства скривился. Он отдал приказ, и барабан начал… еще быстрее выбивать ритм, задающий скорость, на которой можно было таранить неприятельское судно.

— Весла сушить! — закричал Гарфалк своей команде, наклонившись над румпелем. — Тормозите и давайте обратный ход! — Он посмотрел на высокое торговое судно, покачивающееся неподалеку от земли. Заметив зловещий флаг, безвольно свисающий с мачты купеческого корабля, он закричал: — Нас предали!

Но было слишком поздно. Корабли пиратов столкнулись. Нос галеры Фердинальда врезался в галиот ниже скамеек гребцов, расшвыривая весла и сломанные доски. Люди полетели в разные стороны. Корабль Гарфалка завалился набок, и рукояти весел, придя в движение, посбивали с ног гребцов. После первого мгновения ошеломленной тишины атакующие полезли через пролом в борту.

— Поднимайтесь и в бой! — закричал Гарфалк, выхватив из-под своей скамьи широкий боевой топор. — Тесните их, захватите их корабль! Они — лживые негодяи, самые худшие из предателей!

Но атакующие удержали инициативу. Прибрежные пираты подались назад перед яростной атакой своих противников, хлынувших на корабль буканьеров. Средняя часть галиота дрожала от криков, отчаянного звона стальных клинков, лязга топоров и сабель, разрубающих дерево и плоть. Вскоре палуба тонущего корабля покрылась кровавой пеной.

Гарфалк, пробившись в первые ряды сражающихся, оказался напротив Фердинальда.

— Лживый негодяй! — закричал он, обрушив топор на верткого пирата. — Как же наше соглашение? К чему все твои разговоры о пиратском братстве?

— Нет братства между ворами и Красными Братьями, чей цвет — кровь глупцов и соперников! — сквозь зубы ответил Фердинальд. Он умело увернулся, отразив удар топора взмахом сабли. — Сюда, Рондо, — позвал он одного из своей команды. — Обойди его! Он не сможет сражаться с нами двумя этим топориком!

Запоздало развернувшись, чтобы встретить атаку второго нападающего, Гарфалк почувствовал, как в ногу ему впилось стальное острие кинжала. Он задохнулся и споткнулся о скамейку. Разразившись бранью, он выронил топор. Капитан Братства и его помощник одновременно бросились на буканьера. Их лица кривились от удовольствия схватки и отвращения к убийствам — работе, которую надо было сделать. Под яростными ударами их клинков оборвалась жизнь Гарфалка.

Сражение закончилось, когда купеческий корабль с глухим стуком пришвартовался к судну буканьеров, сломав оставшиеся весла. Вооруженные люди высыпали на палубу, и впереди всех мускулистый черногривый пират — Амра с Моря Запада.

— Фердинальд, — строго обратился он к лейтенанту. — Я вижу, на битву я опоздал! План, как помнишь, состоял в том, чтобы соблазнить прибрежных крыс атаковать мой корабль. Ты и твоя команда должны были идти следом и напасть на них сзади. — Он посмотрел на палубу, омытую морской водой и кровью. — Однако ты многое успел сделать, так и не дождавшись меня. — Он строго оглядел своего подчиненного сверху донизу, потом, подняв мозолистую руку, хлопнул по плечу лейтенанта: — Хорошая работа, старик! Ты вел себя предприимчиво и инициативно, как настоящий капитан!

Конан оглядел палубу. Сражение приутихло, став не столь яростным.

— Достаточно! — закричал он, перекрывая шум битвы. — Оставьте этих прибрежных буканьеров. Пусть они выслушают приговор Амры и Красного Братства. Мы будем уничтожать всех морских пиратов, кто нарушит границы наших охотничьих угодий или нападет на корабли, находящиеся под нашей защитой. Отныне мы правим и в этих водах, и пусть все другие помнят об этом.

— Кто ты, Амра, чтобы претендовать на владение морем, точно так же как бароны на суше претендуют на пастбища? — сердито прокричал кто-то с носа галиота. — Ты свободный пират или высокомерный туранский адмирал?

Конан повернулся к этому человеку.

— Я сделаю все, чтобы Красное Братство правило на Вилайете! — резко отрезал он, потом огляделся, ожидая еще протестов. Но все молчали. — И запомните, если нужно, я буду иметь дело и с туранцами! Но сегодня я милосерден. Тем, кто еще жив, я предлагаю выбор. Вы можете остаться на борту этого корабля (все, кто захочет) и попытаться пригнать его назад к берегу. А те из вас, кто хочет попробовать себя и стать настоящими морскими разбойниками, могут вступить в Красное Братство! На борту моего корабля есть свободные места среди гребцов. Выбирайте.

Пираты Гарфалка оглядели разбитый галиот, который, постепенно погружаясь, плыл между рифами и каменистым берегом. Те, кого выбросило за борт при столкновении, уже взбирались на сланцевый берег. После краткого совещания те из прибрежных пиратов, у кого на берегу остались семьи, решили не покидать тонущее судно и вернуться домой. Но большая часть выживших подняла загорелые руки или шагнула вперед, присоединяясь к победителям.

Новоиспеченные члены Братства поднялись на борт галеры Фердинальда и помогли отцепить таран от тонущего корабля. Потом оба корабля Конана заработали веслами, уплывая прочь.

ГЛАВА 9. ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ

Возвращаясь с попутным ветром, корабль Конана вошел в бухту Джафара. Теперь над городом возвышался замок Конана — гордыми близнецами застыли сторожевые башни, наблюдая за островами, узкими проливами и далеким кусочком открытого Вилайета на западе. Замок произвел впечатление на многих пиратов, и снова они начали перешептываться о былых днях. Некоторые из пиратов даже расчувствовались и пустили слезу.

Не было таких старожилов, кто мог бы вспомнить, как выглядел замок раньше и как давно был разрушен. Скорее всего, его разрушили сами же пираты, когда впервые захватили этот остров-порт, еще до расцвета империи Турана и до прихода на остров Морских племен.

Большинству иностранных мастеровых и проектировщиков заплатили и развезли их по домам. Однако некоторые решили остаться, потому что Джафар бурлил, став одним из самых богатых портов Вилайета. Тут процветала торговля и вовсю шли строительные работы. В порту собралось множество кораблей, и среди них «Мучительница» — галера Сантиндриссы, пользовавшаяся дурной славой.


Постоялый двор «Красная рука» был переполнен женщинами-пиратами Дриссы и освобожденными ею гребцами, заново открывавшими очарование грога. Однако их высокой женщины-капитана с ястребиным лицом видно не было.

Конан расплатился с командой, пристроил различные награбленные и купленные товары, что привез, в замок или на склады возле доков. Потом широким шагом он поднялся на холм, направляясь в замок, где ждала его прекрасная Филиопа. Вскоре город остался позади. Извилистая дорожка привела его во фруктовый сад, а потом на скалистое пастбище, над которым возвышался замок, неприступный и сверкающий недавно сложенными стенами.

В конце мощеной дорожки был опущенный подъемный мост. Конан подождал, пока морские воры под командой Иваноса не подняли решетки. Если предводитель пиратов отправлялся в путешествие, то вверял кому-то охрану своей женщины и сокровищ. Иванос казался наиболее лояльным и подходящим лейтенантом для такой работы. В любом случае Конан достаточно хорошо знал его.

Пройдя через двор в башню, миновав сводчатый банкетный зал и поднявшись по винтовой лестнице, Конан не встретил ни Филиопу, ни высокого пирата из Коринта. В замке царил покой, но что-то насторожило Конана. Он быстро прошел по коридору с окнами, а потом по винтовой лестнице поднялся в западную башню. Первая спальня была их (его и Филиопы) — узкое верхнее помещение, с балконом, выходящим на залив и город.

На широкой приступке у двери стояла пара сапог. Не нежные сапожки, какие предпочитала Филиопа, а морские сильно поношенные сапоги, испачканные грязью с холмов. И разве не сабельные удары иссекли их голенища? Конан, злясь на себя самого, увидел, что черная кожа изрублена, как ухо старого задиристого кота!

Сжав серебряную ручку, Конан рывком распахнул дверь. Та с глухим стуком ударилась о стену, и за ней капитану открылась темная, окутанная тенями комната… и подтвердились его худшие страхи. В укрытой балдахином кровати отдыхало два сплетенных тела. У подножия шелкового покрывала лежали второпях сброшенное платье Филиопы, черные штаны и кожаная амуниция — настоящий арсенал: сабля, кнут и кинжалы. Вытащив из-за пояса саблю, Конан направился к кровати.

— Проснись, грабитель — кем бы ты ни был! Украсть женщину у мужчины, в его же кровати, пока он плавает далеко в море!.. Что еще ты украл, во имя Ашторета и всех дьяволов? Скажи мне… сколько стоит твоя жизнь?

Острие сабли Конана, проткнув дымчатую занавесь и широкое покрывало и подцепив последнее, отшвырнуло ткань в сторону. Другой клинок — кинжал двух пядей в длину — попытался воспрепятствовать этому… Он оказался искусно выделанным и был спрятан под одеялом! Что смертоносный нож мог делать в постели Филиопы?

— Ты очень ревниво относишься к своей собственности, Амра с Моря Запада, — голос, раздавшийся из-за занавесок, был грубым и хрипловатым, в нем не прозвучало ни одной теплой нотки. — А что ты стоишь без нее? — Лезвие с легкостью распороло занавесь, в то время как его владелец бесстрашно бросился вперед. — Или ты просто боишься, что кто-то другой может оказаться лучшим мужчиной, чем ты?

— Я не боюсь ни мужчин, Сантиндрисса, ни женщин, которые занимают место мужчин, — сказал Конан женщине-капитану. Глядя на острие ее кинжала, он держал свой клинок наготове, разглядывая высокую пиратку, одетую лишь в скудные шелка, едва прикрывающие ее голые полусогнутые и широко разведенные ноги. — Однако признаюсь, я удивился, обнаружив тебя здесь! Из всех товарищей, кого во время долгих одиноких ночей в море я и мог вообразить в постели моей женщины, ты была последней, кого я мог бы подозревать.

— Дрисса не восхищалась мной, — сонно возразила Филиопа, приподнявшись за спиной женщины-капитана и стряхнув с глаз длинные черные локоны. — Прекратите. — Она отбросила покрывала, открыв большую часть своего обнаженного безупречного тела. — Правда, Конан, мне жаль, что я удивила тебя подобным образом… но тебя не было так долго, и я не знала, когда ты можешь вернуться.

— Я слышала, как тебя приветствовали у ворот замка, — гордо объявила Сантиндрисса. — Но я не видела причин удирать или будить твою хозяйку.

— Ты так пренебрежительно ко мне относишься? — грубовато сказал Конан. Его встревоженный взгляд беспокойно метнулся от развратной Дриссы к расстроенной Филиопе.

Сантиндрисса холодно взглянула на хозяина замка.

— Не понимаю, что тебя беспокоит… от меня она не родит, уверяю тебя! — Дрисса надменно пожала плечами, опустив кинжал. — В развлечениях между праздными женщинами нет ничего нового. Каждая женщина гарема по всему побережью сделает то же для своей сестры, пока их повелитель развлекается с другой женой.

— Жены гаремов! — Филиопа фыркнула от ярости, сев в кровати, и положила руку на плечо Сантиндриссы. — А как насчет жен моряков?.. Я скорее пересплю со всеми молодыми содержанками Джафара, чем с покорными рабынями какого-нибудь императора, пусть те будут даже во сто раз краше! — Вызывающе гордо подняв голову и тряхнув темными волосами, она хмуро посмотрела на Конана. — Если ты мной пренебрегаешь, ты не должен волноваться о том, чем я занимаюсь в твое отсутствие.

Конан, расстроенный и сильно разозлившийся, наконец нашел, что ответить:

— Не должен… я не виню твою жажду плоти. Как могу я винить тебя, когда и сам так же мучаюсь? — Его взгляд снова скользнул от одной женщины к другой. — Но ты, Дрисса, теперь тоже будешь моей женщиной и станешь делить со мной постель в море! Приятель-капитан и соперница. Однако что-то тут не так…

— Но ведь я — не какой-то незнакомец, который обманом пролез в твою постель, — женщина-пират сплюнула. — В твою морскую хижину! — Она посмотрела на Филиопу так, словно хотела узнать, как ее любовница воспримет это. Но обнаженная красавица не убрала руку. — Мы же с тобой плавали на моей «Мучительнице» вместе с моими товарищами, — показав на Конана острием кинжала, кисло прибавила Сантиндрисса. — И давайте объяснимся… Почему ты хочешь обнимать меня на волнах и отталкиваешь на берегу?

— Но, Дрисса, большинство наших встреч кончаются ссорами, и об этом знают все, — запротестовал Конан. ~ Захочу ли я, чтобы здесь, в моей обители…

— Хочешь ты или нет, но сейчас ты у меня получишь, — прошипела женщина-капитан. Она стрелой слетела с кровати и, сделав полшага вперед, нацелила на него свой кинжал. — Хватит пускать слюни. Я знаю все твои уловки! Ты хочешь вернуть себе свою женщину и держать ее под каблуком? Разделять и властвовать? Вы, мужчины, все такие чистенькие! Но это — в прошлом! — Она снова торопливо забормотала что-то, обращаясь к нему, двигаясь вперед с вызовом, несмотря на тяжелую саблю в руках Конана.

— Нет, Сантиндрисса! Разве ты не видишь, он просто ревнует? — Филиопа соскользнула с кровати и, сдерживая, обняла за плечи свою любовницу. — По-своему, по-мужски, он уважает тебя, приравнивая к мужчине. — Она обвилась вокруг пиратки и вытянула прекрасную белую ладонь, останавливая Конана. — Когда-нибудь и ты станешь чьей-то женщиной…

— Мужчина, женщина, какая, будь она трижды проклята, разница? — Резким рывком Сантиндрисса вырвалась из объятий Филиопы, оттолкнув нагую девушку в сторону. — Он — дурак. После плавания на север, ныряний и совместного отдыха на нижних палубах долгими холодными вечерами разве я не могу ревновать его? Или тебя?

Повернувшись к ним спиной, с дикими глазами и раскрасневшимся лицом, она заговорила и вовсе неразборчиво:

— Я играла в любовников с вами обоими, как и с другими, для вашей же пользы! Из-за вас я освободила своих рабов-мужчин… сейчас они бездельничают, пьют и плетут интриги, разделив между собой моих женщин! Можете вы вообразить… некоторые из них, из моих яростных кошек, теперь поговаривают о замужестве и жизни на берегу, — она с горечью покачала головой. — Но никто из них, будь то мужчина или женщина, не смеет жениться на мне! Я так одинока!

— Дрисса, — начал Конан. — Я не имел в виду…

— Ты не имел в виду, но ты и не думал обо мне! — яростно огрызнулась она. — И ты сам точно такой же! Ты, со своими кораблями, замками, надменными амбициями… Ты разрушил нашу мирную пиратскую жизнь! Что стало с нашим Братством сестер…

— Послушай, Дрисса. — Конан шагнул вперед, опустив саблю. — Если тебя беспокоит только это, то ты можешь смотреть на меня как на друга…

— Как на друга — никогда! — воскликнула пиратка и рубанула кинжалом, целя в горло Конана. — Мои рабы или мои сестры… они то со мной, то против меня… Как мало все это значит! Мой любовник, мой тюремщик, мой завоеватель и воздыхатель, вот кем ты, Конан, был для меня раньше! — Взмахнув кинжалом и сделав безрассудный выпад, пытаясь обойти клинок, который Конан выставил для защиты, на мгновение Дрисса открылась, но киммериец не воспользовался преимуществом. — Лучше быть выпотрошенным, вонючим трупом, чем другом…

Филиопа, действуя на собственный риск, схватила свою любовницу за запястье и тут же обратила ее гнев против себя:

— Убирайся, шлюха, или умри!

Конан быстро использовал представившийся ему шанс, проведя саблей молниеносный прием, отчего оба клинка со звоном полетели через всю комнату. Но борьба продолжалась и голыми руками. Противники сцепились, осыпая друг друга ударами и проклятиями, хрипло дыша, топая сапогами и босыми ногами по плитам пола. Голая Филиопа, рискуя получить синяки, влезла между двумя сражающимися капитанами и помогла Конану затащить Сантиндриссу назад в постель, где ее завалили одеялами и подушками.

А потом ярость Дриссы прошла… превратившись не в безудержную похоть, а в обиду, смоченную горькими слезами. Потребовалось много времени и терпения (весь вечер и часть ночи), чтобы утешить и успокоить ее.

Постоялый двор «Красная рука» был переполнен и кипел. Тут собирались самые дрянные пираты — отбросы двух десятков портов Вилайета. Песни, проклятия и веселые споры звучали в новом и старом залах, отделенных от полной пара, пропитанной дымом и запахом рыбы кухни и кладовых. Ниже, в сыром полуподвале, были маленькие комнаты для тех, кто хотел пьянствовать в уединении. Сухие грязные прежде складские комнаты и зальчики приютили тех, кто желал уединения.

В одной из таких комнат Рондо Туранец сидел во главе скособоченного стола. Когда он встал, приветствуя только что вошедшего, его круглое рябое лицо в дымном, сальном свете свечей выглядело особенно злобно.

— Добро пожаловать, Атрокс! Ты принес деньги? Хороший парень. Садись! Отдохни и давай выпьем по кружке, прежде чем все соберутся, — сказав так, он налил своему гостю маленькую кружку неочищенного, вонючего арраки. — А теперь разве мы не поднимем тост за какого-нибудь героя? Ага, я знаю… за Кналфа Разрушителя, настоящего капитана! Знаю, его давно уже нет с нами, но он, судя по легендам, самый выдающийся пират — Великий предводитель Красного Братства. С тех пор как его убили, прошло чуть больше двух лет… Может, его кости уютно покоятся на дне залива, куда течение унесло его. — Рондо повернулся к двери. — Ну, заходи же, Рафиас. Отсюда слышу, как ты там жадно глотаешь слюну. Сюда… возьми кружечку! Наш первый тост за капитана Кналфа, но мысленно вы отсалютуйте Сергиусу. Его убил Амра, как все вы отлично знаете, но в свое время Сергиус слыл грозной легендой морей! Теперь только от одних воспоминаний о нем у меня на глаза наворачиваются слезы… или в этом виноват этот недоделанный грог? Ладно, несмотря на то что люди скоро все забывают, я уверен: Иванос еще вспомнит капитана Сергиуса, когда не слишком загружен на службе своему новому капитану. В конце концов он восстанет… Джавала, добро пожаловать! Ученый человек, самый первый писец и законодатель нашей банды. И, как я вспоминаю, счастливчик в картах. Мы говорим о великих вождях прошлого, свирепых людях, которые правили пиратами Джафара в добрые старые времена. Вот были дни, разве нет? Тогда пиратская братия могла свободно бродить по Вилайету, отбирать лучшие грузы и ради удовольствия сжигать корабли… Тогда мы не были скованы договорами и альянсами, не пасли купеческие лоханки, вместо того чтобы просто утопить их. Эх, доброе старое времечко! Без сомнения, ты, Джавала, мог бы рассказать нам много историй… Эй, Дикколо, и ты нашел нас! Мы еще не начинали игры, так что можешь водрузить зад вон на ту скамейку и смочить горло. Но, пожалуйста, не испытывай ни на ком из нас свое остроумие! Я часто восхищаюсь твоим острым языком и тем, что при случае ты всегда готов поупражняться на своих приятелях пиратах. Даже повелитель моря Амра дрожит, когда ты начинаешь язвить.

— Я приобрел такую славу лишь за то, что высказывал вслух свои мысли, — без тени улыбки признался Дикколо. — Я готов открыто бросить вызов Амре, это правда… или любому увальню, кто осмелится посчитать себя выше других. Все мои корабельные товарищи знают это, так же как все капитаны.

— И поступают мудро, ценя это, — вставил Джавала.

— Некоторые, — с согласием ответил Рондо. — Ладно, наконец-то нас восемь — достаточно для игры. Да, вы, Гермиус и Зефат, садитесь. В тесноте, да не в обиде. Наливайте себе грогу. Эта келья хоть и ужасно тесная, все же больше той, в которой меня держали в Аграпуре! Зато тут мы можем спокойно поиграть, и нас не будут беспокоить задиристые офицеры. Тут есть свет, грог и настоящие золотые пиастры… один Тарим знает, каким чудом сберег я их, отложив из своего последнего жалованья.

— Дело в том, что мой кошелек почти плоский, — честно признался Рафиас.

— Я здесь для того, чтобы отыграть часть того, что проиграл прошлой ночью, — вставил Джавала. — Хочу снова почувствовать себя богатым.

— Увы, брат, — соболезнующе произнес Рондо, — боюсь, ты никогда не станешь богаче нас, своих товарищей. Большая часть золота честных пиратов попадает в лапы шулеров и торговцев, которые кишмя кишат и жиреют в Джафаре при новом порядке.

— Конечно, — глубоким, печальным голосом подтвердил Атрокс. — Все мое золото уплыло… кроме этого! — Он покачал слабо позвякивающим кошельком с грязной тесемкой.

— Может, правду говорят, что сокровища короля Кобольда были проклятыми, — печально добавил Рондо. — Вероятно, наше золото вернулось назад, откуда пришло, — на морское дно. Не получится ли так, что Амра и колдун зря подняли сокровища из глубин, заплатив за них жизнями наших товарищей, — он нахмурился, скривился… а может, он скривился из-за грога.

— Вы, двое, новенькие. Возможно, вы не знаете всей истории, — поправился Рондо, повернувшись к Зефату и Гермиусу, одновременно раздавая карты. — Вы ведь из банды Гарфалка, не так ли? Он — последний капитан, убитый по приказу Амры. Так вот какая история произошла немного раньше: корабль, доверху набитый лейтенантами и капитанами, — злополучный «Ворон» Амры — отправился в плаванье. По дороге пираты поймали галеру с колдуном на борту, и вместо того, чтобы убить чернокнижника, взяли его с собой. Занимался тот колун поисками сокровищ. Вот Амра и решил заполучить подводные богатства. Пираты поплыли на север в темные, таинственные воды, полные страшных предзнаменований и угроз. Колдун нашел обломки утонувшего корабля с сокровищами, галеру Кобольда Рыжего, которая давно стала легендой… При помощи слуг колдуна, игнорируя волю богов и духов, они подняли сокровища с морского дна. Но ярость богов породила шторм, уничтоживший «Ворон». Некоторые говорят, что гигантский меч, зажатый в руке бога, обрушился с небес и разрубил корабль надвое. Все они исчезли — Амра, его женщина и колдун. Галера колдуна вернулась в Джафар, привезя часть сокровищ, и из них лишь каплю заплатили выжившим морякам. Потом Амра вместе со своей дамой вернулся, то ли будучи, один Эрлик знает каким, колдуном, или дело все в его дьявольском везении… и потребовал львиную долю добра, достроил свой замок, заключил договор с гирканийцами… Он словно принц бережет свои богатства, обманывая прежних друзей и изгнав настоящих пиратов с морских просторов Вилайета! Теперь еще говорят, что он поведет пиратов на войну, чтобы мы сражались и умирали за Гирканийскую империю.

Пираты помрачнели, нахмурились и бормотали что-то про себя, в то же время не прерывали игру. Насколько позволяла им игра, они грубо сетовали на несправедливость правления Амры… все, кроме Дикколо, который наконец заговорил громко, заглушив бормотания остальных:

— Хорошо, Рондо, ты предъявил Конану страшный счет! — Маленький кофит наградил своего приятеля кривой улыбкой. — Ты говоришь так, потому что знаешь: Амра никогда не заводил шпионов. И, Тарим знает, я никогда не стану точить нож на своего капитана. Я брал свою долю медяков из рук киммерийца как плату за то, что с одинаковым искусством держусь за рукоять весла и ножа. Однако мне кажется, Конан всегда по справедливости обходился с теми, кто бросал ему вызов. Никогда он не уступит ни одному из нас без боя, даже если ему придется бороться с самой смертью.

Худой пират одновременно поглощал выпивку и говорил.

— И плавая в этих водах достаточно долго, я не вижу причины оплакивать добрые старые дни. — Он обвел рукой тесное, наполненное дымом помещение. — Посмотрите вокруг! Лично я никогда не видел, чтобы Джафар был таким богатым и чтобы в нем жилось так уютно. Здесь безопасная гавань для гордых пиратов.

При этих словах шепот в комнате изменился, превратившись в кислое, недовольное бормотание. Присутствующие переключили все внимание на звон золотых монет на дощатом столе. Но скоро Рондо заговорил снова. Его голос, как и подобает голосу бывшего арестанта, был скрипучим:

— Я могу согласиться с тобой, Дикколо, только в одном… в свое время ты взял слишком много денег из рук Конана! — Он подождал, пока не стих грубый смех пиратов. — Но я никогда не стану доверять ни тебе, ни твоему любимому капитану. Я не обвинял его ни в чем, кроме корысти и жажды власти… и еще в чрезмерной жестокости по сравнению со всеми другими пиратскими вождями в истории нашего Братства.

Глупая улыбка на его круглом лице казалась примиряющей, и, раздавая карты, выходец с Ильбарса изложил свою точку зрения:

— Нет, в самом деле, я дал капитану Амре фору… Чтобы он смог подняться, построить замок и укрепиться в нем, собрать побольше кораблей и золота, чем ухитрились другие, которые ушли, оставив все невесть кому.

Слава и богатство тогда не достались достойным. Я не могу придраться к Амре ни в том, как он хранит сокровища, ни в том, как он продал своих товарищей ради гирканийцев… но то же часто происходило раньше, и все доставалось тем, кто приходил следом.

— Кто придет на смену Конану и когда? — Дикколо, пришел в ярость от елейности хозяина, со злостью потребовав ответа. — Кто возьмет себе дворец Амры? Ты предлагаешь, чтобы мы посадили туда тебя — речного пирата? — Он зло осмотрел собравшихся, вспоминая, кто из них участвовал в знаменитом рейде на Аграпур. — Как можешь ты говорить, что Конан продал нас иностранцам, когда он всегда действует против Турана? Ведь это он убил Кналфа, который заключил договор с Туранской империей? Может, ты и не видишь, но замок, который он построил, не даст чужеземцам править Джафаром!

— Но разве замок построили для этого? — с усмешкой воскликнул Рондо. — А я-то думал, Конан построил крепость для того, чтобы хранить свое золото и баб подальше от нас — своих братьев-пиратов!

Язвительный, острый как жало язычок Дикколо на этот раз подвел его. Под смех игроков Дикколо снова повернулся к ухмыляющемуся речному пирату:

— Я вижу, к чему идет дело, Рондо, и предупреждаю тебя: не рассчитывай на меня. Я не стану помогать тебе свалить Амру, чтобы ты смог вскарабкаться на вершину груды обломков.

Сказав это, он поднялся из-за стола, поставил свою кружку и покинул комнату. Пока остальные скептически смотрели ему вслед, Рондо толкнул Атрокса в бок и что-то прошептал ему на ухо.


Дикколо по лестнице поднялся в общую комнату, обеспокоенный и негодующий по поводу того, что услышал. Конечно, жалобы и мятежные планы не были чем-то необычным среди пиратов, но этот негодяй Рондо имел слишком уж четкий план и казался достаточно хитрым, чтобы возложить выполнение своего плана на чужие плечи. Без сомнения, было бы мудрее остаться внизу, притворившись согласным, выслушать планы заговорщиков, но язык и раньше причинял Дикколо много неприятностей. Какая ирония, что в этот раз он защищал Конана, вместо того чтобы насмехаться и подкалывать воинственного быкоголового капитана!

Ему нужно было найти доверенное лицо, кого-то, с кем можно было бы поделиться услышанным. Когда Дикколо осмотрел наполненную людьми галерею, то первым знакомым, кто попался ему на глаза, был старый Йоркин — жрец пиратов — скальд, слагающий стихи. Он слыл чудаком, которого любили многие, и образцом мудрости в житейских делах. Йоркин был сморщенным от старости, почти беззубым пиратом. Для людей его профессии продолжительность жизни человека казалась мимолетно коротким отрезком времени.

Йоркин сидел на бочонке возле кладовой, пил пиво из деревянной кружки, которую то и дело ставил на более высокую бочку, возле которой сидел. Когда Дикколо подошел и уселся на пустующий бочонок рядом со стариком, Йоркин повернулся и улыбнулся молодому человеку улыбкой, обнажившей множество дыр и всего несколько зубов:

— Привет, юноша, что занесло тебя в этот уголок?

— Так уж получилось, старик… хотя меня сильно тошнит от того, что я услышал внизу от круглолицего Рондо и его игроков-обманщиков. — Выудив маленькую деревянную кружку из-за пояса, Дикколо с глухим стуком поставил ее перед собой на бочку, и служанка, разносящая арраки, наполнила ее из запотевшего кувшина. Оба мужчины сидели молча, пока она не ушла. — Они хотят выбить палубу из-под ног капитана Амры, — продолжал Дикколо. — Собираются обрубить ему весла и мачту! Идут разговоры о том, что он слишком выставляется и меняет привычный порядок вещей.

— Достаточно, — отмахнулся старик. — Есть много рифов и отмелей в Южном проливе, много фальшивых протоков! Если бы все, что говорят об Амре, было бы правдой, мы бы давно пошли на дно, — говоря это, Йоркин любезно улыбался. Его водянистые стариковские глаза внимательно следили за залом пивной и кладовой.

— Да, старик, — согласился Дикколо и, на мгновение замолчав, сделал глоток пальмового вина. — Я — единственный, кто не попался на вздорную болтовню Рондо. Я вижу, что с тех пор, как правит Амра, наша гильдия стала сильнее и на взморье творятся великие дела.

— Конечно, — согласился Йоркин. — Мудрый рулевой полагается на шкипера и на впередсмотрящего. — Подняв кружку, он глотнул пива. — Но когда налетает южный ветер, лучше брать рифы, а не поднимать паруса.

Дикколо понял, что советует ему старик. А тот словно и забыл о присутствии молодого пирата.

Пивной зал был немного больше, чем маленький, разделенный стойкой укрепленный альков, отделявший пиратов от распечатанных бочек пива. Когда девушки Филиопы в скудных платьях спеша пробегали туда-сюда с кружками, им приходилось подниматься на цыпочки, чтобы отвернуть кран пивной бочки, или, наоборот, низко нагнуться, чтобы налить арраки из стоящих на земле кувшинов. Так как Йоркин сидел у двери, активность служанок не ускользала от его взгляда, и в промежутках между жадными глотками он присматривался к девушкам.

— Благодарю, старый Йоркин, — сказал Дикколо, поднимаясь с места. Почувствовав внезапное желание выполнить совет старика, молодой пират направился к дверям, прошел через залитый светом, заполненный толпой переулок. Ночь вдали от вонявшего рыбой залива была свежей и душистой. Оставив за спиной толпу бездельников, Дикколо со всевозрастающей уверенностью поспешил на холм.

Мостовая кончилась, и дальше дорога превратилась в ленту застывшей грязи, но осталась твердой и ровной. Домов вдоль дороги стало меньше. Они отступили, спрятавшись за фруктовыми деревьями. Далеко впереди и выше над усыпанным пылающими звездами горизонтом поднимались двойные башни замка.

Сзади раздались шаги — два человека спешили за Дикколо. Пират метнулся в сторону, под защиту фруктовых деревьев, но налетел на ствол. Когда он пришел в себя, то почувствовал, как крепкая рука легла ему на плечо. Низкий голос Атрокса прогремел ему прямо в ухо:

— Он здесь!

— Дикколо, да ты никак заблудился? — тонкий голосок Рафиаса присоединился к голосу Атрокса. — Ты забрел слишком далеко от моря, парень! Тут нет ничего для тебя… Или ты спешил в замок богатого капитана, которого давно уже ничего не волнует?

— Он просто заблудился, — пробормотал Атрокс, сдавив шею Дикколо.

— Может, он собирался заглянуть к своему старому капитану, рассказать ему историю-другую? Ведь такое может быть? Но это было бы глупо.

— Да, Дикколо. Глупое желание, — добавил Атрокс.

— Это же не для такого языкастого парня вроде Дикколо. Острый язык шутника может ранить как клинок. Но я знаю, как воспрепятствовать этому.

Рафиас шагнул ближе, и в руке его сверкнул кинжал.

ГЛАВА 10. ВОЕННЫЕ ПЛАНЫ

— Мы должны без промедления вторгнуться в Гирканию! От этого зависит будущее Турана!

Слова принца Ездигерда зазвенели под куполом дворцовой арены. Однако они не прервали выступления женщин-акробатов, которые считали, что лучше подчиняться распоряжениям императора Йилдиза, за которым сейчас ухаживали две служанки.

— Уважаемый отец, — снова заговорил принц более спокойным голосом. — Наши шпионы сообщают, что люди востока готовят вторжение. Единственная наша надежда, как сообщил мне мой источник информации, немедленно атаковать их. — Отведя взгляд от императора, он подошел ближе. — Мы должны послать отряды берегом и сжечь новые корабли Гиркании в доках раньше, чем их спустят на воду. Это — наш шанс одержать победу.

— Да, да, возможно… но, сын мой, прими во внимание мое болезненное состояние! — Йилдиз развалился на мягком кресле, вытянув ноги. Покачав рукой, он приказал наследнику не подходить ближе. — Как ты знаешь, подагра — нелегкая болезнь. Разве ты не можешь спокойно сидеть вместе с остальными и наслаждаться представлением?

— Сидеть и расслабляться часами, пока враги наши вооружаются и готовятся напасть на нас? Мне кажется, такое промедление — предательство! — Ездигерд бессильно оглядел других присутствующих высших чиновников, которые вежливо кивали, но продолжали наблюдать за трюками акробатов. Места для зрителей были пусты, потому что это было закрытое представление. Лишь дюжина тайных советников, включая великого визиря Ниншаба, министра финансов Нефета Али, адмирала Куааба и недавно вернувшегося генерала Артабана, сидели расслабившись на подушках, разложенных вдоль каменных поребриков.

— Постарайся, мой мальчик, не быть таким мрачным и серьезным! Садись. То, что ты стоишь, раздражает мои распухшие от водянки ноги. — Йилдиз, казавшийся очень бодрым, несмотря на распухшие ноги и сильную бледность, махнул коварному сыну, чтобы тот вернулся на расположенные чуть повыше скамьи из полированного камня. — Великолепные молодые женщины изо всех сил стараются развлечь нас. Ты можешь найти их усилия поучительными.

Выступавшие, которых имел в виду император, были женщинами-акробатами. Шесть гибких южанок соперничали между собой в кувырках с трамплина, подбрасывали и ловили друг друга, прыгали и выделывали пируэты на проволоке с помощью палок-балансиров. Женщины с берегов Запорожки носили одинаковые прически, подвязав на затылках каштановые локоны темными тесемочками. Стройность их фигур хорошо подчеркивали усыпанные блестками шелковые костюмы. Они плотно облегали тела акробаток, без сомнения помогая им крепче хвататься друг за друга во время рискованных трюков. У придворных представление вызывало восхищение, а Ездигерд все больше хмурился.

— Теперь ты видишь! — провозгласил Йилдиз, когда наступил перерыв между номерами. — Разве созерцание женской силы и красоты не помогает расслабиться? — Сказав это, больной император потянулся вперед и ущипнул полный бок наложницы, повернувшейся к нему задом. Она завопила во все горло. — Так как — по твоему же мнению — о вторжении Гиркании в наши земли говорить рано, я считаю необдуманным и неблагоразумным что-то предпринимать.

— Но отец, разве не лучше переломить хребет захватчикам, пока они не выступили в поход? Такая экспедиция приведет к победе, даст нам превосходство в…

— Это уважительная причина для того, чтобы держаться подальше от гирканийцев и разгромить их позже… ох, во имя Эрлика! Попытайся угомониться. — Император поморщился от боли, беспомощно потянувшись в кресле, и спустил с возвышения свои опухшие ноги. Его прислужница быстро нагнулась над ним, озабоченно поглаживая его лоб и осторожно поправляя подушки. — В любом случае, мой мальчик, — продолжал он через несколько минут, — я сомневаюсь, что ты, как и любой другой туранец, сможешь руководить таким вторжением, даже с помощью изменника-колдуна… Как там его имя?

— Кроталус, отец, — неожиданно менее резко ответил Ездигерд, вынужденный перейти к неприятной теме. — Последние донесения наших шпионов подтверждают то, чего я опасался. Колдун уплыл из Аграпура и попал в плен к нашим врагам гирканийцам. Вот одна из причин, почему я бы хотел начать действовать как можно скорее.

— Попал в плен или перешел на их сторону — разве в этом нет разницы? — беззаботно спросил император. — Судя по тому, что сообщили мне, он и его заклятия активно помогают нашим врагам строить флот, о котором ты упоминал, — Йилдиз легкомысленно развел руками. — Не хочется испытывать на себе его новое оружие. Иначе очень быстро можно оказаться в неприятном положении! — Он посмотрел на своих советников: — Что принесли нам демонические галеры Кроталуса, кроме больших затрат? Разве посмеем мы использовать их? Разве не повернут они против наших кораблей, когда окажутся в открытом море?

Адмирал Куааб — маленький высохший человек в чрезмерно большом и тяжелом бархатном тюрбане с пером — повернулся к императору и самовольно ответил:

— Ваше Величество, мои дрессировщики уверяли меня, что корабли безопасны и твари находятся полностью под контролем, хотя отступник колдун может сотворить какое-нибудь вредоносное заклятие. Пока же чудовищ держат взаперти на нижних палубах. К тому же они слишком несмышленые, чтобы почувствовать отсутствие своего настоящего хозяина, — маленький адмирал чопорно улыбнулся. — Ради безопасности могу предложить, чтобы они действовали отдельными формированиями в стороне от нашего основного флота с людьми-гребцами.

— Предложение, достойное внимания, — сказал Йилдиз. — Наверное, стоит кинуть их в самую гущу битвы. В конце концов, наш колдун, скорее всего, знает, каким образом можно быстро их уничтожить. Мы должны считаться с этим, как и с его невероятным искусством в навигации, даже если не брать в расчет слухи о его втором зрении.

Ездигерд перебил его, пытаясь отстоять свою точку зрения:

— Я искренне сомневаюсь в том, что Кроталус будет использовать эти силы для нас или для наших врагов.

Но быстрый бросок выручил бы нас из неприятностей. В нем одно из принципиальных достоинств моего плана…

— Если бы я был на твоем месте, Ездигерд, я дал бы твоему Кроталусу самому кануть в небытие, — беззаботно сказал император. — Колдуна не сдерживают клятвы верности, и он ко всем относится с подозрением. Впрочем, его одолевает жажда богатства и власти. Могущество колдунов часто нуждается в чем-то возвышенном, эзотерическом и требующем уединения; часто поиски уводят их в седое, забытое прошлое. Похоже, что твой Кроталус заскучал тут с нами, поняв всю тщетность попыток заполучить в свое распоряжение наш Двор Пророков со всеми его секретами.

— Даже в этом случае достоинство немедленного удара по Гиркании неоспоримо, — настаивал наследник. — Такую задачу может выполнить молодой полководец, сильный и… не страдающий от недугов, в отличие от вас. Появление нового полководца взбодрит наши отряды, и следующие кампании…

— Достаточно, Ездигерд! Вспомни, что я пока император! — в моментально наступившей тишине Йилдиз осторожно качнул ногами. — Однако сейчас у меня нет сил для споров. Вон те женщины, возможно, смогут научить тебя чему-то. Смотри внимательно!

Резко хлопнув в ладоши, Йилдиз привлек внимание слуг, очищавших арену и готовивших ее к следующему номеру. По команде императора они поспешили все закончить и исчезнуть. В дальнем конце арены открылись бронзовые двери, и оттуда рысью выбежало шесть коней — великолепно выхоженных мускулистых животных, могучее сложение которых являло контраст со стройными фигурами появившихся на арене женщин.

— Хайя! Йа, Заббадайх!

С резкими криками и командами акробатки перестроили коней, и те быстрой рысью помчались по кругу. Потом женщины запрыгнули им на спины. Крепко держась за ремни упряжи и бедрами сжав лощеные спины скакунов, запорожки продемонстрировали, как можно скакать без седла. Они выделывали пируэты, стойки на руках, проползали под брюхом бешено несущихся животных в опасной близости от смертоносных копыт и ловко перепрыгивали с одного коня на другого. Представление приковало к себе внимание зрителей, в том числе и надменного Ездигерда.

Даже несмотря на предшествующую демонстрацию женской ловкости, в этом номере было что-то завораживающее. Сочетание гибкой женской силы наездниц и завораживающей мужской мощи их жеребцов таило в себе очарование неукротимой стихии. Женщины, казалось, тоже чувствовали это, с дикими криками подпрыгивая и завывая.

— Ну, вот! — воскликнул император Йилдиз, когда последняя всадница покинула арену. — По крайней мере, это представление понравилось бы недавно гостившему у нас несокрушимому Ади Балбалу. В самом деле, великолепное зрелище. — Он повернулся к сыну, который бесстрастно взирал на него. — Ладно, а ты что можешь сказать об этом?

Непреклонный молодой принц равнодушно пожал плечами:

— Что может сказать мне это выступление, уважаемый отец? Разве то, что женщины — последователи Эрлика, прибывшие издалека, — более безнравственны и бесстыдны, чем дочери Тарима? Однако сомневаюсь, что вы имели в виду именно это. Но чему еще может научить меня этот цирковой номер?

— Чему, в самом деле, можно научить человека с такой скороспелой мудростью? — Император лукаво улыбнулся. — Однако ты прав, Ездигерд, предположив, что эти женщины прибыли из дальних районов, где люди еще чтят старых богов. Они — и это в самом деле так — прибыли с берегов Запорожки, приплыв сюда со своими скакунами из нашей колонии на той стороне Вилайета. Они — простые погонщицы яков, дочери одного из кланов тех мест, где люди работают вместе и устраивают представления, продлевая жизнь славным традициям старины… хотя допускаю, что наши дворцовые костюмеры приодели наездниц специально для этого представления… К чему хотел бы я привлечь твое внимание: они обычные девочки-кочевницы, которые, как только их отрывают от груди, садятся в седло и проводят в нем большую часть жизни. Их подвиги, изумляющие нас, жителей запада, — то, что может сделать каждый в их стране, более южной, чем та, с которой мы скоро начнем войну. — Сделав многозначительную паузу, Йилдиз посмотрел на своих военных советников. — Генерал Артабан, мне тяжело. Прошу, продолжайте, если вы поняли ход моих мыслей.

— Благодарю вас, Ваше Величество. Я понимаю, что вы имеете в виду. — Артабан — образцовый подтянутый и красивый офицер Турана — поклонился императору и спокойно повернулся к Ездигерду. — Смиренно прошу о прощении, о Принц… Но женщины Гиркании и других степных районов в целом проводят в седле даже больше времени, чем женщины, только что выступавшие перед нами. — Он отвесил краткий, извиняющийся поклон своему опечаленному слушателю. — Эти наездницы практиковались и шлифовали свое искусство не на представлениях, показывая акробатические трюки, а в бесстрашных военных походах. За многие столетия жизни в седле обитатели степей стали воинами и всадниками, которым нет равных во всем мире. Мы в Туране хвастаемся великолепной кавалерией, лучшей среди народов Хайбории. Но, Принц, мы, как и любой другой цивилизованный народ, оказались бы глупцами, если бы выступили против гирканийских всадников на суше, и что еще глупее — на обширных равнинах их родины… Более того, если я правильно понял вашего отца, — взглянув на Йилдиза, генерал терпеливо улыбнулся, — события развиваются слишком стремительно. Кроме вторжения врага с моря, мы должны опасаться войны на суше с превосходной и хорошо экипированной кавалерией гирканийцев, которая может отправиться в обход Вилайета… Даже при лучшем и самом смелом полководце, — он с безразличием вынужден был кивнуть в сторону молодого принца, — нападение на Гирканию не оставит нам никаких шансов.

— Совершенно верно, мой Принц. В самом деле, все так и есть, — из-за спины Артабана подтвердил адмирал Куааб. Поднявшись, несмотря на вопросительный взгляд Йилдиза он подошел поближе. — Флот — величайшая сила Турана, вот на что нам нужно полагаться. Вот линия поведения, которую предлагает нам наш император: просто подождать, пока наши враги выступят в поход, а потом уничтожить их силы на море. Гирканийцы могут построить превосходный флот, но, какое бы колдовство ни было на их стороне, они плохие моряки. Тот же образ жизни, что делает их столь грозными в седле, — гарантия того, что они никогда не покорят море.

— Верно, — согласился Артабан. — С другой стороны, если они направятся к нам берегом, вокруг южной оконечности Вилайета, им придется совершить долгое путешествие, преодолев горы, реки и крепости, которые ослабят их армию и дадут нам время подготовиться.

— Точно, — подтвердил адмирал, стремясь подвести итог. — Чтобы победить нас, они должны выйти в море. Но они не смогут сильно удивить нас на просторах Вилайета… После столь многих лет, когда на Вилайете правил Туран, гирканийцам будет недоставать искусных капитанов. Так как наш флот всегда наготове, мы можем без всяких опасений вступить в битву или даже провести несколько сражений на Вилайете.

— В самом деле? — удивился Ездигерд, до сих пор настроенный скептически. — А как же пираты? Гирканийцы заключили союз с главарями тех, кто живет на островах, с мелкими островными государствами, в том числе с Красным Братством и Морскими племенами. В прошлом пираты демонстрировали на море величайшую ловкость. И тут нашим главным козырем будет то, что мы ударим первыми, не дав гирканийцам соединиться с разбойниками и людьми, объявленными вне закона.

— Нет, сын мой, — устало возразил со своего места Йилдиз, — лучше дать им соединиться и тогда покончить с ними разом. Наш имперский флот может превзойти их всех. В любом случае, союз их будет скорее слабым, чем сильным. Я планирую расколоть альянс морских разбойников и гирканийцев. Можно даже сделать так, чтобы пираты нарушили договор с Гирканией. Мой сын, ты должен больше ценить искусство дипломатии.

— Вы и раньше пытались использовать это, — возразил Ездигерд. — Предательство подвергает всеобщему унижению наш народ. То же самое случилось, когда вор и негодяй Амра впервые появился на горизонте. С тех пор его пираты заполонили наши воды. Они захватывают корабли и грузы, вымогают оплату за проезд, грабят наши форпосты, даже провозгласили себя какой-то мелкой империей! Большую неприятность и вообразить себе трудно.

— В самом деле, — устало согласился Йилдиз. — Но ты, мой мальчик, должен понять, что сейчас Амра в безопасности в своей цитадели на Аетолианских островах. Незначительная фигура, как он, независимо, под нашим контролем или нет, — он всего лишь пешка в игре. Более того, я положусь на свои дипломатические усилия. Так как, похоже, война таки будет, я подготовлю и соберу наши военно-морские силы. Когда же придет время, со всей горячностью ты сможешь направлять наш флот, находящийся под командованием адмирала Куааба.

— Тысяча благодарностей, отец, — кивнув, Ездигерд повернулся, поднялся вверх по ступенькам и ушел.

После нескольких мгновений тишины генерал Артабан отважился заговорить:

— Парень порывист, Ваше Величество, и рвется в бой. При надлежащем обучении и разумных советниках он принесет Турану много побед.

Йилдиз, отвернувшись от дымящейся чашечки, которую служанка поднесла к его губам, кисло улыбнулся:

— Последнее время я боюсь, что для него важнее победа над отцом, чем над гирканийцами. — Император содрогнулся. — Будь что будет, но я постараюсь обучить его и держать в рамках, пока жив. Каждый ребенок, даже принц, взрослея, должен научиться кланяться своему отцу.


Покинув арену, принц Ездигерд заметил высокого темноусого аристократа, стоящего перед молчаливой кешанской стражей в коридоре.

— Кхалид Абдал, — кивнул принц, в то время как человек опустился на колени в шаге от него. — Ты хорошо поступил, подождав меня.

— К вашим услугам, мой Принц, — ответил усатый. — Я хоть и не самого низшего звания, но никогда не стану прерывать, если у вас столь важное совещание.

— Это хорошо. Я предпочитаю, чтобы наши деловые встречи не были ни заметными, ни частыми.

— Как и раньше, о Принц, — Кхалид Абдал мягко и уверенно зашагал рядом с обиженным принцем по сверкающим гулким коридорам. — По собственному опыту я знаю, что существует много каналов влияния при дворе, и настоящая сила не всегда исходит сверху.

— Возблагодарим Тарима, иначе наша империя скоро окажется в неприглядном положении, — согласился Ездигерд с ноткой горечи в голосе. — Я знаю, что ты подослал агента к Амре, или Конану, или как там еще его зовут… Твой человек способен совершить убийство?

— Очень может быть, Ваше Высочество. Он — преданный Турану человек, настоящий тюремщик из нашего морского гарнизона, «освобожденный» Конаном. Он никогда не был врагом Турана. Много лет служил информатором. Его подсаживали в камеры пленных пиратов. — Кхалид Абдал говорил тихим голосом, пока они шли одни, и замолкал, когда они проходили мимо раболепно склонившегося слуги или открытой двери. — Мечом он действует быстрее многих и может завербовать людей, направить их мысли в нужную сторону. Но потребуется осторожность… иначе Амра станет сражаться, как пещерный медведь, попавший в ловушку. Тогда потребуется дюжина или более убийц, чтобы одолеть его.

— Хорошо. Так или иначе, Амра должен быть убит. Ездигерд резко повернул через залитую солнечным светом арку, сложенную из лазурита, и вместе со своим спутником вышел на балкон, возвышавшийся над дворцовыми причалами и синим рукавом реки. Бахрому городских крыш вдоль реки затянул туман, но свежий ветер гудел над водой. Тут они могли спокойно стоять, не боясь, что их подслушают.

— Но помни, — продолжал принц, — я не хочу забавляться с пытками или допросами. Я очень много заплачу этому парню, если буду уверен, что работа сделана, и пусть не останется в живых никого, кто обманул бы меня. И еще помни: мне нужны доказательства, что пират мертв. Пришли мне доказательства!

— Все по-честному, Ваше Высочество. Завтра я отплываю по делам своей семьи в Восточный Вилайет — там я смогу последний раз встретиться с убийцей и заплатить ему часть денег. Я очень внимательно отношусь к вашему делу.

— Но ведь это и твое дело, не так ли? — Принц, знавший о Кхалиде Абдале достаточно, чтобы доверять ему, на мгновение встретился с ним взглядом. — Как я помню, негодяй несправедливо обошелся с твоей семьей?

Дворянин нахмурился от неприятных воспоминаний.

— Мой двоюродный брат, хилый, рожденный в кровосмесительном браке, решил пересечь Вилайет и умер из-за пиратов. Не от руки Конана, как сказали мне, а во время тяжкой работы у него в плену. — Кхалид Абдал понизил голос. — И хуже того, Конан лично держал в плену мою старшую жену Оливию, пока я не выкупил ее. Он дурно с ней обращался. Я прочел это в ее глазах, хотя сама она мало что мне рассказала. Я жажду смерти Амры, чтобы закончить дела… между нами.

— В самом деле? — недоверчиво, с ноткой печали в голосе сказал Ездигерд. — Ладно, только не давай своей личной ненависти повредить делу в целом и старайся действовать осторожно. У многих есть причины таить зло на Амру за многочисленные оскорбления, что он нанес дворянам нашего королевства… — Принц сделал паузу, нахмурившись. — Важно, чтобы смерть его была очевидной. Сослужи мне эту службу, Кхалид Абдал. Я буду тебе очень обязан и вручу соответственно большое вознаграждение.

Принц повернулся и уставился на дворянина холодным, пронизывающим взглядом.

— Как ты знаешь, можно обзавестись более опасными врагами, чем Амра, имея дело с… — его взгляд метнулся назад, к возвышающемуся корпусу императорского дворца у них за спиной. — Легкомысленные глупцы и интриганы-предатели рано или поздно падут, и установится порядок вещей, служащий во славу Аграпура.

ГЛАВА 11. ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Утром воды залива Кхорасана сверкали серебряно-синим цветом. На мягко плещущихся волнах отдыхали корабли, пришвартованные вдоль низкой каменной набережной или стоящие на якоре чуть поодаль. Некоторые из них были когами нового типа — высокими кораблями, чересчур большими для того, чтобы их могли вытянуть на берег. Купцам принадлежали суда другого типа, и те из них, что были не загружены товаром, давно уже вытащили на берег. Вдоль городской набережной вытянулся ряд маленьких прибрежных галер и рыбачьих судов улучшенной конструкции.

За всем этим флотом раскинулся порт Кхорасан — причудливая мозаика садов, черепичных крыш, пронзающих небо минаретов, стройных пальм, куполов храмов и укрепленных купеческих вилл. Ряд низких холмов с зубчатыми вершинами протянулся вокруг южного края города, заканчиваясь скалистым мысом, образующим залив и защищающим суда, стоящие на якоре, от юго-западных штормов. Другая гряда холмов стояла стеной, закрывая город с севера, оберегая Кхорасан от нападений кочевников. Столь удачное расположение порта способствовало очень устойчивому политическому положению независимо от приливов и отливов завоевателей восточных степей, постоянно переходивших из рук в руки.

Оливия расположилась на носу баркаса. С восхищением и недоверием рассматривала она цветущий купеческий город. Она точно не знала, почему ее муж Кхалид Абдал приплыл сюда. Такое путешествие казалось невыгодным с точки зрения торговли… особенно сейчас, когда шли слухи о войне, угрожающей подпалить Вилайет, словно разлитый чан лампадного масла. Но Оливии казалось, что она знает истинную причину. Ставки в этой игре и опасное положение дел заставляли тяжело стучать сердце. Ее пышная грудь, прикрытая тонким шелком, плавно вздымалась в такт тяжелому дыханию. Если все окажется правдой…

Намного лучше было отправиться в плавание с мужем, чем ждать дома, без мужчины, в праздном состоянии неизвестности. Вначале Кхалид пытался ее отговорить. «А как же опасность войны и пираты?» — протестовал он. При воспоминании о последних ее сочные вишневые губы скривились в ироничной усмешке… ей ли бояться пиратов! В любом случае, для героического поведения у нее имелись свои причины.

Разговоры о морском путешествии вызывали у Оливии воспоминания о событиях прежних дней. Она слышала горькие сетования мужа на капитана пиратов из Джафара. Когда Кхалид сделал вид, что расстроился, узнав о введении пиратами налогов и портовых поборов, Оливия поняла, что муж притворяется. Кхалид был из тех, кто не жалуется, а действует. Их судно встало на якорь в Кхорасане вечером, а на заре ее муж уплыл на берег заплатить за защиту, как от него потребовали пираты.

Позже, в свете восходящего солнца Оливия увидела пиратскую галеру, которая стояла на якоре посреди залива, словно унылый тощий волк, заглядывающийся на овечье стадо. Ее флаг с черепом свободно развевался на ветру. Он был красным, а не черным — яркое, пылающее знамя новой империи Вилайета. «Кто бы мог быть на борту такого судна? — удивилась она. — Определенно, там может оказаться кто-то, кто сможет рассказать мне о Конане».

И тут мимо прошел баркас, торгующий овощами. Золотой гильджер кормчему, пару слов слугам — и Оливия уже плыла через залив на баркасе.

Она расправила складки своего шелкового платья и длинную вуаль так, чтобы не сомневаться, что тонкая ткань защитит ее красивую шею и плечи от палящего солнца. Оливия давно уже не была той загорелой пиратской девушкой, которая делила ложе с черноволосым Амрой. Праздно уронила она руку в холодные волны, расходящиеся из-под носа баркаса. Гребцы в грязных рубахах и тюрбанах согнулись над веслами и не глазели вокруг. Да и рулевой на корме не разглядывал слишком уж пристально свою пассажирку. Его больше интересовала неясно вырисовывающаяся недалеко впереди цель их путешествия.

С палубы пиратского корабля их никто не окрикнул. Большая часть команды кутила на берегу, без сомнения, празднуя в свободном порту очередную победу. Гребцы баркаса подняли весла, и их судно незамеченным скользнуло к пиратскому кораблю. Когда нос баркаса, погасив инерцию, легонько стукнулся о корму галеры, Оливия встала и с неподобающим даме проворством схватилась за свисающую веревку.

Взглянув на рулевого баркаса, она перебросила ему еще одну монету, еще хранившую тепло ее тела.

— Подожди здесь, чтобы отвезти меня назад, и получишь еще пять таких же монет.

Моряк кивнул. Чуть приоткрыв рот, смотрел он на безумную женщину, в одиночку отправившуюся к дьяволам-пиратам.

Отвернувшись от рулевого, сбросив вуаль и скинув комнатные туфли, Оливия обхватила веревку руками и перебросила босую ногу через перила галеры.

Когда она взобралась на корабль, встретить ее вышла пара пиратов.

— Фердинальд, — обратилась она к коренастому, более степенному из пиратов. — Они сделали тебя капитаном? Кто же теперь старший офицер Амры?

— Оливия… — уверившись, что это она, и осторожно кивнув, зингарец отступил в сторону и жестом приказал своему помощнику проводить даму к каюте на корме. Женщина направилась следом за незнакомым ей моряком, а Фердинальд замыкал шествие. Дверь каюты открылась, после того как спутник Фердинальда постучал. На пороге появился Конан в штанах и незастегнутой шелковой рубахе. Сапоги он держал в руках.

Как обычно, Конан выглядел сурово и был загорелым. Его массивная бронзовая грудь выпирала из-под рубахи, заставив Оливию, как всегда удивляясь, задуматься о размере сердца киммерийца. Она затрепетала, когда Конан уставился на нее.

— Оливия, девочка, это ты? — Он отложил сапоги в сторону и, подойдя, положил большую руку ей на плечо, потрепал ее волосы. — Я думал, что никогда не увижу тебя снова! Входи, поговорим, — отгородив Оливию от пиратов, он провел ее в каюту и закрыл дверь.

Каюта оказалась низкой. Отблески солнечных лучей, проникая через боковые иллюминаторы, сверкали на потолке. Обстановка выглядела грубой, пригодной лишь для мужчины.

— Садись… сюда, на кровать. Это нежное ложе, слишком мягкое на мой вкус, досталось мне из особняка одного туранского правителя в Сабараке. Нам пришлось разобрать часть палубы, чтобы затащить его сюда! — Он тяжело ударил кулаком в доски потолка. — Хочешь вина? Оно из Котана, редкое виноградное вино с одного купеческого корабля из Акита.

Улыбаясь гостье, Конан принес два позолоченных кубка и уселся на матрас рядом с Оливией.

— Мы главным образом собираем дань с уходящих в дальнее плавание кораблей. Вместо золота мы принимаем плату товаром. Так удобнее. — Он улыбнулся Оливии, потом поднял кубок и осушил его в несколько глотков.

— Ты преуспел с того времени, как мы расстались, — Оливия мелкими глотками пила вино из другого кубка, поглаживая полированные лотосы, вырезанные на изножье кровати.

— Конечно, иногда я сожалею об этом, — Конан поставил свой кубок рядом с кроватью. — В те дни, когда ты была со мной, ты, скажем так, глодала лишь хрящи, так и не попробовав настоящей вырезки. Тогда я просто занимался пиратством.

Взглянув на Оливию, Конан пожал плечами… Все тот же выразительный взгляд, могучий разворот плеч. Лениво коснулся он ее волос, там, где они свободно ниспадали на плечи.

— Во всяком случае, ты хорошо сохранилась. Вероятно, тебе безопаснее и не так тревожно среди придворных, чем среди моих морских бродяг. — Потянувшись вперед, он коснулся ее подбородка и повернул ее лицом к себе. — Однако… ты здесь.

— Я здесь, — вздохнула Оливия, немного расслабившись от его прикосновения.

Конан поцеловал ее губы, подбородок и шею. Его руки ласкали ее плечи. Оливия была ошеломлена, уступая, как и раньше, и тая в руках пирата. Дыхание ее участилось, она стала извиваться, ловя ртом воздух… Но теперь в ней уже не было страсти. Она боролась, сопротивлялась. Раскрасневшись, она наконец сумела оттолкнуть Конана. Отвращение было написано на ее лице.

— Нет, прекрати. Я не могу! Не сейчас! Нет… еще.

— Нет? — проворчал Конан, расстроившись. — Тогда, быть может, попозже… — Мгновение он рассматривал ее, а потом весело рассмеялся. — Скажи мне, — рискнул он наконец, — если не приступ ностальгической любви, то что тогда привело тебя ко мне?

— На самом деле меня привела к тебе одна мелочь. — Отодвинувшись от пирата, Оливия стала поправлять волосы, натянуто улыбаясь. — Торговая поездка моего мужа и воспоминания о жизни в море. Я увидела в заливе пиратский корабль… — Я тоже видел корабль Кхалида Абдалы, хотя и не знал, что ты на борту. — Рука Конана на мгновение задержалась на плече Оливии, потом опустилась. — Ты хочешь сказать мне, что не боишься. А ведь я могу снова украсть тебя и на этот раз не вернуть твоему высокородному мужу!

— И увезти в Джафар? В твой новый замок? В сердце твоей империи? — Оливия покачала головой, сильно удивляясь. — Нет, Конан. Я знаю тебя достаточно хорошо, чтобы не бояться тебя.

— Почему же тогда ты пришла? Выпросить для своего мужа торговые привилегии? Оливия нахмурилась и покачала головой: — Нет. Кхалид может сам управиться со своими делами. У него это хорошо получается. — Она расправила шелковую ткань своего лифа, который соскользнул во время борьбы. — Можешь представить, как много говорят о тебе при дворе в Аграпуре! Говорят, что ты примешь сторону Гиркании в приближающейся войне. Но неужели ты и в самом деле хочешь, чтобы они правили Вилайетом? Ведь их империя рядом с твоими островами.

С удивлением взглянув на гостью, Конан затрясся от смеха:

— Об этом много говорят при дворе в Аграпуре? Но ведь ты знаешь, я не раб гирканийцев. Я собираюсь просто играть на одной стороне против другой…

— Потребовав за это долю трофеев, правильно? — Оливия понимающе улыбнулась. — Я так и думала. Как жаль, что пираты ненавидят Йилдиза. Ты мог бы стать лейтенантом, если бы стал служить ему. Тогда ты бы не питал такой слепой ненависти к Турану.

— Едва ли. Дело не в развратном старом дураке Йилдизе. Однажды я спас его любимую жену от безумных фанатиков бога-паука в Карпашских горах… и даже более того. — Конан угрюмо покачал головой. — Если бы дворяне и евнухи при дворе относились менее враждебно к чужеземцам вроде меня, тем, кому не хватает высокородности, а придворные не плели бы интриг, я сейчас мог бы уже быть главным генералом Йилдиза.

— Ты бы удивился, узнав, что не обязательно угождать всем существующим при Дворе группировкам. А ведь туранцы даже сейчас не хотят уничтожать пиратов Вилайета.

— Твои друзья при дворе и раньше, как я помню, действовали в моих интересах… так же как и ты.

На это Оливия ничего не ответила.

— Они были бы больше расположены к тебе, если бы ты решил в надвигающейся войне помочь Турану.

— Ага, Оливия! Вот оно что, — усмехнулся Конан. — Пока твой муж занимается делами на берегу, ты делаешь свое дело здесь. Значит, пиратский двор Джафара может использовать тебя в качестве посредника при переговорах! — Конан с восхищением хлопнул себя по колену. — Но ты должна знать, что ни для Турана, ни для Гиркании я не стану покорным рабом. С другой стороны, я, как предводитель Красного Братства, торжественно обещал пиратам, что не предам никого.

— Насколько я знаю тебя, капитан Амра, ты никогда не берешь на себя чрезмерных обязательств, — Оливия сдержанно посмотрела на киммерийца. — Особенно если дело касается свободы действий. Абсолютных гарантий ты не даешь никому.

— Значит, ты хочешь сказать, что некая группировка при дворе Турана хочет, так же как и я, чтобы победа ни одной из сторон не была полной, — он потер подбородок. — Придворные всегда пытаются сохранить сложившийся порядок вещей. Гм-м… и если тут все дело в соперничестве между Йилдизом и его высокомерным сыном Ездигердом, я не буду слишком удивлен.

— Лучше поменьше знать о путях великих, — заметила Оливия. — Я предпочитаю безопасное невежество.

— Достаточно честно. Но если я правильно понимаю тебя… тогда, по твоим словам, я должен забыть о ничего не значащих обязательствах, которые дал врагам твоей страны. Да, я добиваюсь победы гирканийцев, но если они одержат победу, я смогут лишь гордиться тем, что выполнил клятвы, и ничего не получу взамен. Гирканийская тирания точно такая же, как и туранская.

— В общем, верно, — согласилась Оливия, потянувшись вперед и сжав руку Конана. — Я поговорю со своими друзьями при дворе…

— Ты не хочешь в благодарность за откровенность поцеловать меня? — Он сопроводил вопрос делом, и на этот раз Оливия сопротивлялась лишь мгновение. Ведь, несмотря ни на что, раньше они были любовниками. Она поцеловала Конана горячо, как в прежние времена.

«В любом случае, теперь все изменилось, — сказала про себя Оливия. — Конан теперь преуспевающий капитан, адмирал собственного флота, практически король». Судорожная, убогая жизнь их прежних дней, жизнь, полная стыда и неизвестности, когда приходилось ютиться в тесноте на маленьких, постоянно дающих течь судах, рядом с непокорными грабителями-пиратами, — все это осталось в прошлом. С тех пор Конан выстроил собственный замок… видимо, чтобы защитить то и тех людей, кого он нежно любил. Замок, должно быть, роскошен и невероятно живописен. Оливия могла представить себе, как она жила бы там в качестве главной жены Амры — Морского короля, заняв по праву место Пиратской королевы Вилайета.

Яркие фантазии унесли бы полную восторгов Оливию еще дальше, но реальность вовремя заставила ее вернуться назад. Когда стих порыв страсти, Оливия увернулась от объятий своего любовника и требовательно прошептала ему на ухо:

— Конан, есть кое-что, о чем я должна сказать тебе. Я могу быть не единственным туранским агентом в Кхорасане. Мой муж с первыми лучами солнца отправился на берег. Я не хочу, чтобы ты или твои головорезы причинили ему вред. Я подозреваю, что он должен выполнить некую миссию…

Но тут заскрипела щеколда. Дверь широко распахнулась, залив пол сверкающей полосой дневного света. В каюту шагнула высокая и тощая женщина. Захлопнув дверь, она сбросила темную шелковую одежду, обнажив мускулистое тело.

— Вместо того чтобы плыть к берегу, я поныряла, — сообщила она мягким хриплым голосом. — Прекрасно. Сегодня утром в гавани нет акул. Я рада, что ты остался здесь, Конан… — Она застыла на месте. Ее глаза еще не привыкли к полутьме. — Я вижу, у тебя гость!

— Сантиндрисса? — вскрикнула Оливия, резко высвободившись из объятий Конана. — Я помню тебя… пиратская девка, кровавая сука из Султанапура! И ты после всего делишь постель с Амрой?

Резко прыгнув к хозяйке каюты, Оливия набросилась на пиратку и схватила ее за хвост перевязанных у затылка сырых волос. Дрисса, голая и безоружная, стала яростно отбиваться. Обе женщины были примерно в одной весовой категории, но одетая Оливия застала противницу врасплох. Рыча и выкрикивая проклятия, она ударила Дриссу сжатыми кулаками и, повалив ее на пол, стала яростно пинать и топтать босыми ногами.

— Оливия? — Конан встал, схватив взбешенную женщину сзади за плечи. — Обрати внимание, что это не только моя, но и ее каюта тоже! — Выпучив глаза, уроженка Офира вырвалась из рук Конана, бросилась к двери и выскочила на палубу, по дороге расправляя свои одежды. Сантиндрисса тем временем метнулась к стойке с оружием и, перебрав клинки, вытащила из ножен кривую саблю.

Когда она, совершенно голая, со сверкающим клинком повернулась к двери, Конан обнял ее, удержав.

— Дай Оливии уйти, — стал убеждать он пиратку. — Она явилась сюда для переговоров. Она всегда была чересчур ревнива… как и Филиопа до встречи с тобой.

После этих слов Конана женщина-капитан повернулась к нему и обрушила на него свою женскую ярость.

Капитан пиратов с трудом избежал искривленного клинка, отступил и повалился на матрас. С глухими вздохами, приглушенными восклицаниями и звуками, вроде тех, с какими длинные весла с двойной прытью ударяют по воде, любовники боролись на кровати.


В блоках заскрипели тали, и матросы стали сыпать проклятиями и выбирать канаты, когда черно-полосатый парус «Немезиса» был поднят. Надуваясь чуть ниже алого пиратского флага, который вытянулся под свежим ветерком, указывая точно на север, парус быстро наполнился, и палуба под ногами заходила ходуном. Корабль заскользил вперед без помощи весел, которые втянули на корабль и уложили вдоль скамеек гребцов.

— Ну вот, — громко заметил первый лейтенант Джалаф Шах, обращаясь к командиру гребцов Рондо. — Я ведь говорил твоим вшивым ворам, что если они станут грести прямо к земле, то южный ветер найдет нас и облегчит тяжкий труд! Именно поэтому Фердинальд отдал приказ, который я передал им. Почему они ворчали и не спешили выполнять распоряжения капитана, я не могу понять.

— В самом деле? — удивился Рондо. — Теперь у нас есть время отдохнуть, так что можешь наугад выбрать одного из них для наказания… например, как насчет этого пса Ефраима?.. Держите его, парни, и привяжите его к мачте!

С редким рвением несколько пиратов схватили шемита, которому не повезло, и стащили его, пинающегося и упирающегося, со скамьи гребцов. Сняв с пояса плеть, Рондо ловко связал запястья сопротивляющемуся гребцу и привязал его к мачте. Потом он побежал назад к своей скамье, расположенной на корме. Пошарив за ней, он вернулся с пятихвостой плеткой, на каждом хвосте которой был узелок. Моряки называли ее обычно «Рука Тарима».

— Сейчас, взбунтовавшийся негодяй, — начал Рондо, взмахнув плеткой в воздухе под одобрительным взглядом Джалафа Шаха.

— Остановись, командир гребцов!

За спиной у Рондо оказался капитан Фердинальд, поспешно вышедший на корму. Чуть дальше возвышался Амра — вождь Братства и Повелитель Джафара. Тем временем Фердинальд поинтересовался у своего подчиненного:

— Что здесь происходит, лейтенант? Разве этот человек угрожал клинком одному из офицеров?

— Нет, капитан. Он подстрекал к неповиновению, пока мы тащились сюда от берега, — лейтенант в тюрбане махнул в сторону побережья, которое превратилось сейчас в серую линию утесов, едва различимых в морском тумане.

— Так в чем же дело? Мы уже убрали весла, и все закончилось.

— Он уклонялся от работы и подстрекал других, — пожал плечами Джалаф Шах. — Вся команда не очень-то слушается, так что мы решили наказать одного, как пример для остальных.

— Тогда, значит, он зачинщик, — сказал Фердинальд, кивнул и отвернулся.

— Подождите! — шагнул вперед Конан. — Капитан Фердинальд, я не оспариваю твой авторитет здесь, на борту «Немезиса». Но я не люблю плетки, а этот Ефраим — из моей прежней команды. Он — хороший морской вор, верный слуга Амре и Братству… — Конан изучал угрюмые лица гребцов, — … да и многие другие тут из моей старой команды, — милостиво закончил он.

— Ладно… Тогда не стоит его наказывать, — объявил Фердинальд, повернувшись назад, к мачте. — Строго предупредите негодяя и внимательно следите за ним, чтобы держать его в узде. А может, хлестнуть разок-другой во имя справедливости?..

— Повелитель Амра, я должен обратиться к вам, — Рондо, скривившись от самодовольства и назойливости, сжал плетку с пятью хвостами и отвернулся от Фердинальда. — Как командир гребцов, я обнаружил, что этими разбойниками тяжело управлять с помощью только кулака и языка. Пиратский корабль, как и любая купеческая галера или имперское военное судно, нуждается в дисциплине. Впервые я слышу о вашей брезгливости в отношении кнутов, милорд Амра… — Он двинулся к Конану, держа плеть наготове. — Если вы запретите порку, тогда… Что-то в приближающемся командире гребцов заставило Конана насторожиться. И тут он заметил кинжал, спрятанный среди хвостов плетки. Когда острие нацелилось в его грудь, Конан выбросил руки вперед, оттолкнув убийцу. И тут же он метнулся следом, могучими руками стиснув шею предателя. Но раздался крик, и пираты бросились вперед.

Конан почувствовал, как его кто-то ударил. Чьи-то руки потащили его назад. Его ухмыляющаяся добыча вырвалась на свободу. Крики с палубы эхом взметнулись вверх, и срезанный парус рухнул вниз. Конан упал на колени, задыхаясь под множеством слоев парусины, борясь с пиратами, которые пинали и били его через ткань со всех сторон.

Лев Амра был пойман, связан веревками, затянутыми крепкими руками. Те, кто схватил его, привязали Конана к мачте. Одни стянули веревками его ноги, другие запястья, третьи накинули удавку на горло. На глазах Конана Фердинальда подвергли той же унизительной процедуре, пригвоздив его, борющегося, к скамейке. Пират Ефраим был избит до бесчувствия, а потом брошен в трюм. Из остальной команды никто и не собирался заступаться за Конана.

Джалаф Шах важно вышел вперед и обратился к киммерийцу:

— Брат Амра, мы уважаем тебя. Мы поступили бы лучше всего, пощадив тебя и прервав твои мучения одним быстрым ударом ножа. Но ты, как всегда, оказался упрям. У нас не осталось другого выбора, как поднять мятеж и устроить суд по законам Красного Братства.

Когда лейтенант сказал это, Рондо вынес вперед медный барабан, стуча в который задают ритм гребцам. Он поставил его на скамью, и Джавала — пиратский судья и историк — сел возле него. Когда со всех сторон засвистели и весело закричали пираты, чернокожий ударил рукоятью кинжала по барабану и заговорил:

— Необходимость мятежа также четко обозначена в законе Братства. Команда вправе высказать обвинения и казнить своего прежнего капитана. Каковы обвинения?

Джалаф Шах поправил тюрбан и шагнул вперед:

— Мы обвиняем пирата Амру во множестве великих преступлений. Примите во внимание только пять из них. — Он поднял руку и, говоря дальше, стал по очереди загибать пальцы, — Высокомерие. Сочинение законов. Убийство, не имеющее оправдания. Дела с врагом. Пресечение свободного пиратства.

— Обвиняемый может обратиться к суду, если пожелает. — Дробь барабана сопровождала слова Джавала. — Как ты оправдаешь высокомерие?

Конан, привязанный к мачте, дернул головой налево, потом направо, ослабляя веревку, стянувшую его горло.

— Что касается «высокомерия», видно, вы, псы, имеете в виду гордость и презрение к опасностям… Почему нет? Да, я высокомерен, вы, вопящая стая ублюдочных шакалов! Но я же никогда не ставил себя выше своих товарищей-пиратов, не смотрел ни на кого сверху вниз! Любой, кто скажет, что я лгу, — поедатель крыс!

Джалаф Шах учтиво кивнул, словно подтверждая слова Конана.

— Ты отрицаешь, что копил корабли и владел самыми красивыми женщинами, провозгласив себя Повелителем пиратов; и что прославлял иностранные державы и построил замок на высотах над Джафаром?

Конан фыркнул, напрягая мускулы рук, натягивая веревки, державшие его.

— Замок — мой дар Братству, и не более. Что вы думаете, что я заберу его с собой в могилу? Я всего лишь укрепляю силу Джафара и улучшаю ваше благосостояние. Я принес вам легкую наживу!

— А теперь ты еще указываешь, что нам лучше? — закричал Джалаф Шах.

— Это и есть высокомерие, — объявил Рондо.

— Виновен! — Барабан загрохотал от ударов рукояти ножа Джавала. — Что ты скажешь про сочинение законов?

— Что вы имеете в виду? — огрызнулся Конан. — Люди обвиняли меня во многом, но никогда ничего подобного я не слышал.

Предатель Рондо шагнул вперед, встав рядом с Джалафом Шахом.

— Сочинение законов означает введение обременительных запретов, таких как «закон о сигнале», после которого жителям не разрешается выходить на улицу в Джафаре, и твой запрет, наложенный на прибрежные рейды.

Конан пожал плечами, насколько позволяли его путы:

— Вы — переболевшие цингой псы — не желаете ничего, кроме как выбросить все свои деньги на выпивку или подарить их грабителям и убийцам — островитянам Джафара.

— Твое оправдание неудовлетворительно. — Снова загрохотал барабан. — Что до третьего обвинения… — ; Джавала сделал паузу, пересчитывая пальцы острием ножа. — Джалаф Шах, ты объяснишь, что имел в виду?

— Убийство, не имеющее оправдания. А именно: убит был Дикколо, наш брат.

— Кром скрутит вашу плутовскую стаю! Пусть гончие Эрлика отгрызут то, что делает вас мужчинами, а восьмирукая Саддрах поточит свои многочисленные ножи о ваши глотки!

Сдерживаемый веревками и парусиной, натянув мускулы, как канаты, Конан боролся и тщетно сыпал проклятиями. На покрытых шрамами небритых лицах наблюдающих за ним пиратов он не видел ни жалости, ни сочувствия. Если бы только он заметил раньше, как мятежные офицеры Фердинальда настраивают команду против него… если бы только Сантиндрисса, обидевшись, не ушла на борт галеры Брилит. Если бы только он сумел дотянуться до своей сабли, которая торчала, воткнутая в палубу всего в нескольких шагах от него!..

— Тысячи скорпионьих жал в твой лживый язык, Джалаф Шах! — злился Конан. — Так это, значит, ты положил бедного Дикколо у моих дверей? Он был одним из самых отважных пиратов, хоть порой и вел себя как докучливый слепень! Он грабил суда вместе со мной. Вместе мы очистили дюжину кораблей и с полдюжины малых портов. Я не тронул бы его пальцем, но теперь переверну Джафар вверх ногами, чтобы найти его убийцу!

— Хитрая уловка, — усмехнулся Рондо, — и предлог, чтобы в дальнейшем запугивать и намекать на причастность к этому делу неугодных членов Братства. Дикколо был убит далеко от воды, у ворот твоего замка. Кто, кроме тебя и твоих слуг, мог сделать это?

— Какая гнусность, — прибавил Джалаф Шах. — Убийство без причины избавило тебя от надоедливого человека. Дикколо, хоть и был неприятным человеком, никогда не стал бы плясать под дудку тирана… Вот его и заставили замолчать.

— Теперь мне все понятно. — Неожиданно Конан успокоился. Его глаза злобно засверкали. — Ты и твои мятежники — именно те, кто хотел заставить его замолчать. Без сомнения, Дикколо шел в мой замок для того, чтобы предупредить меня о вашем предательстве, но в ту ночь вы послали за ним убийц. Ваши слова полны лжи, как и клевета, которую вы тут про меня рассказываете! — Натянув веревки, Конан поднял руку в угрожающем жесте. — Ты, Джалаф Шах, — человек Кналфа! Сейчас ты страстно желаешь занять мое место. А сладкоречивый Рондо — шпион и убийца, которому платят туранцы! Остальные парни настроены против меня… но, свободные пираты, если у вас что-то есть в голове, вы отстоите меня и поддержите меня, а не заговорщиков. Все это разбирательство — фарс…

— Виновен! — завопил громко Джавала и забарабанил рукоятью ножа. — Джалаф Шах, разве нужно слушать его оправдания относительно двух других обвинений?

— Нет, — нахмурился лейтенант. — Но прибавим шестое — неуважение к высшему суду Братства.

— Достаточно, — произнес судья. — Шесть суровых обвинений. Теперь — решение. Все, кто утверждает, что приговором для Амры должна быть смерть, пусть скажут — да…

Суд над Конаном был прерван, так как оскорбленный Ефраим, выбравшись на палубу, затеял драку с пиратами, охранявшими Фердинальда. Зингарец прибавил замешательства, вырвавшись из рук своих охранников, и сдернул саблю с пояса одного из пиратов. Обернувшись к Рондо, он этой саблей пронзил ему грудь.

Командир гребцов сжал рукоять клинка, торчавшего у него из груди, покачнулся и повалился на палубу. Пираты оцепенели.

Конан тем временем собрал все свои силы. Таща за собой клубок людей и веревок, он рванулся от мачты. Дотянувшись до Джалафа Шаха, который повернулся посмотреть на своего умирающего единомышленника, Конан сбил лейтенанта ударом кулака в челюсть. Еще один удар, и псы предателя снова навалились на Конана, прижимая его к мачте.

— Он ударил нашего нового капитана. Грубое преступление! — закричали пираты. — Смерть тем, кто преступил закон. Сначала выпотрошить его, а потом привязать за кормой и покормить акул! Капитан, какие другие пытки ты для него предложишь?

Но Джалаф Шах, повалившийся от удара Конана, словно срубленный дуб, молчал. Подняв его, пираты обнаружили, что челюсть его сломана. Более того, кровь капала из одного его уха, а голова вывернулась под неестественным углом.

Увидев это, пираты, удерживавшие Конана, ослабили хватку. Некоторые из тех, кто помогал взять его в плен, живо отодвинулись подальше. Вскоре за ними последовали остальные. Конан стал выпутываться из веревок. Когда он освободился, подобрал саблю и шагнул к Фердинальду, мятежники, охранявшие борющегося зингарца, отступили. Пара капитанов застыла, окруженная пиратами. Те из них, кто еще сжимал обнаженные сабли, дали им со звоном упасть на палубу.

— Что, псы, — взревел Конан. — Теперь видите, насколько безрассуден был ваш мятеж! Ваши предводители-проходимцы мертвы. Джавала, пусть тебе будет стыдно! Ты проведешь остаток путешествия на топе. Пусть твердые хлебные корки и вода проверят твой желудок на прочность! А остальные… может быть, достаточно вам будет заново произнести клятву Амре и Фердинальду прямо здесь и сейчас? — Он высоко поднял саблю, стиснув пальцами ее кривое лезвие. — Ну-ка на колени, пиратское отродье, и клянитесь на рукояти моей сабли.

Раздавшиеся крики звучали искренне и были полны отчаянья. Конан вглядывался в лица пиратов и не видел никаких других эмоций, только растерянность. Фердинальд, придя в себя, стал помогать своему капитану. Он назначил двух людей, которые выбросили безжизненных Джалафа Шаха и Рондо за борт.

— Достаточно! — взревел Конан. — Теперь ставьте парус обратно на мачту, и в путь! Ветер попутный. Мы возвращаемся домой. — Он повернулся к Фердинальду и сказал ему тихо и зловеще: — Когда-нибудь я умру, но раньше этот корабль достигнет Джафара и мы разузнаем побольше об убийце Дикколо!

ГЛАВА 12. ОПАСНЫЕ СОЮЗНИКИ

Аттар Карапеск — великий метрополис Гиркании — раскинулся в степи, принарядившись множеством куполов и островерхих крыш, галерей с высокими сводами, дворцами, украшенными фресками, и казармами с высокими гладкими стенами. Внизу по широким грязным улицам гарцевали отряды всадников в меховых шапках. Они объезжали громыхающие телеги, которые тащили лошади, быки и страусы. Поблизости в заросших травой парках и загонах, окружавших город, паслись стада волосатых яков и диких степных лошадок.

То, что все здания в Аттаре Карапеске были палаточными, сшитыми из шкур яков или лошадей, которые натягивали на тонкий каркас из ив, растущих по берегам рек, придавало городу особое великолепие. Тем не менее это была столица великой империи, собравшей воедино великое множество племен и народов. В храмовых палатках и на освещенных факелами базарах гирканийцы с орлиными носами вели меновую торговлю и играли в азартные игры с высокими худыми торговцами из Согдиана, усатыми раскосыми мандаринами из Лоулана и приземистыми плосколицыми запорожцами. Из верховьев и низовьев реки на баржах с бурлаками и на весельных лодках прибывали еще более удивительные путешественники со всех земель, лежащих неподалеку от Вилайета.

За последний год Аттар Карапеск — столица Гиркании — превратился в морской порт: подготовка к войне приковала внимание империи к западному побережью Вилайета. Кланы, действующие с редкой согласованностью, раскинули палатки и натянули навесы среди низких холмов на берегу одной из самых великих рек, впадающих в Вилайет.

Настоящий же центр военных приготовлений располагался чуть поодаль в глубине суши, где русло одного из притоков реки пролегло меж древних, поросших деревьями склонов. Здесь и вдоль дюжины других раскиданных по гирканийскому побережью речушек и рек, где могли плавать суда, возникли судоверфи, на которых уже почти закончилась постройка могучего флота. В доках и на стапелях вдоль заболоченного берега застыли дюжины готовых к походу галер. К годовщине закладки флота сам Анталла — полководец всех кланов — лично отправился на верфи. В отороченном мехом костюме для верховой езды, высокой островерхой шляпе, меховых сапогах с золотыми шипастыми шпорами на каблуках, он представлял великолепное зрелище: гирканийский дворянин во всей красе. По верфи его водил колдун Кроталус, руководивший строительством военных кораблей.

— Дерево крепкое и гибкое, — Анталла гулко топнул каблуком по палубе своего нового флагмана — трехпалубного корабля. — Ваша помощь в выращивании деревьев оказалась успешной.

Темнокожий колдун в белых одеждах улыбнулся и отвесил вежливый поклон, склонив бритую голову.

— Нам необходимо выращивать толстые крепкие балки для килей и таранов, а также стволы, изогнутые ровным полукругом. — Он махнул рукой вперед, где вздымался массивный нос корабля, украшенный рострой, изображающей голову морского конька с перепончатыми ушами и гривой из плавников. — Рассказав Верховным Жрецам Эрлика о своих методах и позволив им распространить мое учение среди младших колдунов и их прислужников, за короткий срок я сумел вырастить несколько тысяч деревьев.

Кроталус повел повелителя кланов дальше, показывая, крепкие выгнутые балки, торчавшие из-под бледных досок палубы.

— Как вы можете видеть, дерево после воздействия колдовства приобретает красноватый оттенок, — продолжал колдун, опустившись на колени и поглаживая гладкую поверхность волшебного дерева. — Чары роста — кровавый ритуал. Удачно, что у ваших воинов достаточно пленных запорожцев.

— Конечно, — печально кивнул полководец, проведя рукой по красноватой фок-мачте. — Пару месяцев назад я проезжал через лес и видел, как умирают пленные и рабы, привязанные к корням огромных деревьев. — Он покачал головой. — Неприятный способ, уничтожающий много хороших гребцов и рабов, которые могли бы, к примеру, ткать паруса… Но ведь намного больше гирканийцев погибнет в предстоящей войне…

— Благородно погибнут, будьте уверены, — понимающе кивнул Кроталус. — Значит, ваши воины готовы выступить в поход?

— В Аттаре Карапеске и дюжине других портовых городов вдоль всего побережья собираются наши отряды всадников. У них в избытке сил и оружия для нападения на Туран. Однако сейчас неподходящее время года, как я знаю… Можете ли вы гарантировать, что пересечь море можно будет быстро и безопасно?

Кроталус похлопал по домотканой суме, которую носил на плече. Какой-то хорошо различимый треугольный предмет лежал внутри. Он натягивал ткань, заставляя ее выпячиваться. Это была лира — волшебная лира Дагона, — которую колдуну достали со дна Вилайета. С нею в руках Кроталус походил на бродячего барда или менестреля. Но сейчас он не вытаскивал инструмент из сумки и не звенел серебряными струнами.

— Не бойтесь стихий. Нам неважно, какое сейчас время года, — уверил он Анталлу. — С моими чарами и моим арканом колдовских искусств я могу в любой момент переправить ваши армии на западный берег Вилайета. Все, что нам нужно, — или, обойдя врага, высадиться на побережье, или уничтожить флот Турана.

— Вы поплывете с нами? — Анталла заглянул в черные сверкающие глаза чернокнижника. — Я не спрашивал об этом раньше, принимая во внимание все то, что вы сделали для нас, но предполагал, что вы так и поступите.

— Совершенно верно, — подтвердил Кроталус. — Я и сам с удовольствием вернусь в завистливый, постоянно пребывающий в склоках круг аграпурских дворян в роли завоевателя и устроюсь рядом с вами, повелевая ими.

С этими словами колдун вернул суму с арфой на место. Он кивком предложил своему гостю пройти дальше, вниз по одному из скатов, установленных по обе стороны носа строящегося корабля. Сходни, предназначенные для высадки отрядов на туранское побережье, могли подниматься и опускаться на цепях, соединенных с мачтой.

— Наши капитаны уже разъехались принимать корабли под свое командование, — сообщил Анталла и стал спускаться по сходням. — Местом сбора флота выбран Мыс Фурий. А позже на юге Аетолианских островов к нам присоединится пиратский флот.

— А, знаменитый Амра и его пираты, — сказал Кроталус, широкими шагами направляясь к сараям, возведенным вдоль всего берега реки. — Но станут ли морские разбойники должным образом выполнять ваши приказы, не предадут ли вас? — Колдун задумчиво посмотрел на полководца. — Может, было бы лучше уничтожить большую их часть перед величайшим триумфом Гиркании… а не рисковать, дав им возможность ускользнуть от сражения и повернуть против вас в самый разгар битвы?

— Я приму к сведению ваши соображения, — полководец в меховой шляпе улыбаясь шагал рядом со своим советником. — Согласен, пираты всегда были сомнительными союзниками. Но наш посланник Ади Балбал убежден, что Амра останется верен соглашению. Я и сам знаю, что предводитель пиратов бесстрашный и находчивый человек.

— Я лично знаю его как лукавого мошенника и отъявленного негодяя, — заметил Кроталус.

— Что тоже, без сомнения, истина, — согласился Анталла. — И по-прежнему остался нерешенным вопрос: могут ли пираты отважно сражаться ради чужих интересов и не нарушить клятвы, принесенной своим союзникам? — Он покачал головой. — Как я слышал, посулы Ади Балбала были слишком щедрыми. Боюсь, что в день, когда мы одержим великую победу и станем править Вилайетом, наши союзники-пираты вопьются нам в бок даже сильнее, чем империя Турана.

— Успокойтесь. Я знал, что у вас возникнут дурные предчувствия, — сообщил Кроталус. Вежливо улыбаясь, он зашел в один из сараев. — У меня есть одно оружие, которое поможет против пиратов, когда негодяи станут неуправляемы и будут вам досаждать.

— У нас оружия и так в избытке, — возразил Анталла. — Смертоносные инструменты, которые с одинаковым усердием будут убивать и пиратов, и туранцев. Тараны, катапульты, огненные смеси, зазубренные стрелы и клинки. Интересно, какой новый ужас вы собираетесь открыть для меня? — Полководец, чуть посмеиваясь, помедлил у закрытой двери. — Там что-то новое, созданное с помощью черного колдовства?

Кроталус замолчал и повернулся к вождю, чтобы дать разъяснения:

— Пираты — люди особого сорта. Они — не дисциплинированные отряды и не лояльные граждане, не солдаты, не моряки, не земледельцы. Они поклоняются собственным богам и живут, исполняя определенные обязанности в изолированном обществе, занимаясь разбоем и дрожа от своих страхов. Намного сильнее, чем вера в любого бога, гнетут их различные суеверия. — Колдун улыбнулся. — Когда придет время, я смогу уничтожить их более эффективным способом, чём могли бы мечи и тараны. Вот главное оружие, которым я воспользуюсь в первую очередь.

Запустив руку в суму, Кроталус вытащил какой-то сверток, развернул льняную ткань и показал Анталле какой-то предмет. Зловещая вещь заставила полководца остановиться в нескольких шагах от колдуна и отступить, потому что это был череп человека или человекоподобного существа, белый и выглядевший ужасно. Одна глазная впадина черепа была расколота. Полководец сразу заметил, что это старая рана, края которой срослись и зажили.

Местами кости черепа обросли морскими раковинами. Именно это, как оказалось при ближайшем рассмотрении, придало черепу столь ужасный вид. Его поверхность была рябой, изрытой оспинами и украшенной наростами. Прежде чем Анталла смог что-то сказать, колдун снова завернул череп и убрал его в сумку.

— Могущественный амулет, — признался он, взявшись за дверь сарая. — Такие чары намного опаснее для пиратов, чем для отважного солдата или моряка. Но это только малая часть моего арсенала. Теперь вы увидите большую его часть.

Оставив дверь в длинный сарай открытой, Кроталус кивком пригласил вождя зайти. Внутри, среди теней (в сарае не было окон), подняв глаза от неожиданно хлынувшего света, столпились… женщины — босоногие работницы, одетые в грубые, но хорошо сшитые одежды. Они ходили вокруг широких низких ткацких рам, косо поглядывая на вошедших. С благоговейным страхом взирали они на Анталлу, определив по высокой остроконечной шляпе, что перед ними вождь. И еще они бросали испуганные взгляды на темный потолок сарая.

Проследив за их испуганными взглядами, Анталла увидел большие бледные узлы, подвешенные на стропилах. Это были гусеницы — гигантские личинки толщиной и высотой с человека, извивающиеся, корчащиеся, высунув множество ног из тонких, почти прозрачных коконов. Из слепых, слабо вибрирующих голов куколок прядильщиков тянулись длинные шелковые нити. Ткацкие барабаны ловили их и подавали на ткацкие станки. Там, в руках женщин, нити превращались в тонкую, легкую ткань серебристого оттенка.

— Обычные шелкопряды, но выросшие даже в большее число раз, чем заколдованные деревья! — воскликнул Анталла. — Верно, твои колдовские силы не знают границ!

Кроталус сложил из груди коричневые, как земляной орех, руки и скромно поклонился.

— Увеличивать рост животных ничуть не труднее, чем растения, — говоря доверительно, он подвинулся ближе к вождю. — К счастью, кровавые жертвы, необходимые для колдовства, приносятся, как только гусеницы вылупились, так что искусные ткачихи могут не тревожиться и не бояться моих питомцев.

— Полотно очень тонкое, — заметил вождь, подойдя поближе к ткани, выходившей из ближайшего станка, и потрогав великолепную материю. — Оно не слишком легкое и нежное для парусов?

— Оно достаточно крепкое, чтобы нести наш самый большой военный корабль, — заверил Кроталус. — Однако я не думал использовать его таким образом. Парусины и грубых веревок для кораблей достаточно… Эти станки ткут смерть нашим врагам. Но сейчас я не решусь рассказать вам об этом. — Колдун улыбнулся. — Я боюсь, что даже после того, как вы увидите мои чары в действии, вы решите, что все это слишком фантастично, и не поверите даже своим глазам. Но могу заверить: в комбинации с моим искусством управления погодой новое оружие сделает флот Гиркании непобедимым.


— Эй, воины Красного Братства! Взгляните друг на друга, мои собратья-пираты! Проснитесь! Солнце почти достигло вершин пиков восточных островов, и нас ждут великие подвиги!

С выполненного в форме орлиной головы носа огромного военного корабля «Безжалостный», который застыл в доке напротив дамбы Джафара, Конан без устали повторял свои призывы. Перед ним на берегу вдоль залива постепенно собирались пираты. Только некоторые, и вовсе неугомонные, в праздном любопытстве радовались тому, что их разбудили в столь ранний час и привели сюда. Остальные, утомленные и одурманенные ночными развлечениями, ворча явились сюда с постоялых дворов, аллей, поднятые из кроватей публичных домов, собранные на берегу командой матросов и офицеров, умело рыскающих по городу. Конан знал: темный, предрассветный час лучшее время, чтобы собрать вместе всех пиратов. Позже они будут воодушевленнее и находчивее сопротивляться.

— Сегодня, — продолжал Конан, — самый знаменательный день Джафара и Братства. Я сообщу вам великую новость: объявлена война! — Конан вытянул обе руки, прилагая все усилия, чтобы удержать внимание затуманенных глаз пиратов. — Война принесет с собой великие морские и сухопутные битвы. Пусть рухнут империи! Но когда империи рушатся, во все стороны разлетаются… богатство, сокровища, трофеи! Братья по оружию, я приглашаю вас ни больше ни меньше как ограбить могущественный Аграпур!

После этих слов толпа зашевелилась, пираты начали постепенно понимать, что происходит, и у них проснулся интерес. Некоторые из них, задрав головы, стали пробираться ближе. Другие все еще ворчали, жалуясь на нажим со стороны офицеров, усердно размахивавших дубинками и щелкавших кнутами за спинами толпы.

— Я, Амра с Моря Запада, капитан и владыка Красного Братства, поведу вас на флагмане «Безжалостный», чтобы под носом у катапульт Аграпура обокрасть самого императора Йилдиза. — Поднявшись на перила огромного корабля, Конан привычным жестом положил руку на сверкающую ростру. — Мы отправимся в путь единым флотом, готовые потребовать свою долю, как флот завоевателей. Лучшие капитаны и корабли Джафара уже в море, вооруженные и экипированные: Грандальф и его братья-капитаны из Морских племен, Сантиндрисса и Брилит со своими яростными морскими амазонками и свободными воинами-мужчинами. Мои лейтенанты ведут «Коршун» и «Немезис». «Безжалостный» будет командовать ими всеми и поплывет впереди как флагман могучего пиратского флота. Богатство и славу принесем мы каждому члену Братства и сделаем наш порт Джафара настоящей драгоценностью Вилайета.

— Нет, мы все умрем, — крикнул кто-то из толпы. — Мы — пираты, а не воины!

— Братья, можете не опасаться поражения! — воодушевлено сказал Конан, в то время как вербовщики с перекошенными от ярости лицами призывали к тишине. — Это гнрканийцы, а не мы, будут высаживаться на берег и сражаться на суше. Мы даже не собираемся уничтожать флот туранцев. Грабеж — вот наше ремесло. А если случится битва, мы сможем здорово поживиться. Вождь Анталла, полководец кланов Гиркании, заключил с нами договор, пообещав платить десять талантов золота за каждый потопленный, сожженный или выведенный из строя туранский корабль. Все доходы будут разделены среди команд кораблей, участвовавших в кампании, согласно законам нашего Братства.

При этих словах раздался шепот одобрения, как и ожидалось от развращенной и беспутной толпы пиратов.

— Мы добровольно выступаем на стороне Гирканин, — продолжал Конан. — «Безжалостный» и другие корабли остаются под моей командой, а не перейдут под командование гирканийцев. Поверьте мне, я никогда не позволю войне уничтожить силу, которую обрело Братство за последнее время! Следуйте за мной к богатству и славе, как делали вы уже много раз!

Толпа начала скандировать:

— Амра! Амра!

Вначале его имя скандировали в основном офицеры, согнавшие толпу пиратов на берег, но вскоре крики подхватили и остальные. Тем временем с «Безжалостного» спустили сходни. Они скользнули с носа корабля на край мола и на берег. Пираты стали проталкиваться вперед, и не нашлось никого, кто отказался бы ступить на них. Конан вытянул руки навстречу рекрутам. Стоя на перилах у носовой фигуры, он помогал пьяным пиратам подняться и живо втягивал на борт любого еще сомневающегося.

Вскоре гребцы расселись на дюжине скамеек. Уменьшающаяся толпа на берегу оставалась под контролем все сужающегося круга вербовщиков, и тогда Конан отправился на кормовую палубу, где ждала его Филиопа. Проворная, в короткой изысканной тоге и длинных черных с блестящим отливом штанах, она метнулась вперед, чтобы обнять киммерийца.

— Конан, — задохнулась она, — ты сделал это! Тяжело поверить, что этот огромный корабль скоро будет набит пиратами и моряками. Тысяча или даже более человек! Ни один враг не сможет выстоять против вас!

— Не сможет, — согласился Конан. Он повернулся и взглянул на толпу, текущую вдоль верхней палубы. — Однако у врагов есть корабли побольше этого и любого другого из нашей флотилии.

— Ты в самом деле ограбишь и сожжешь Аграпур? — спросила Филиопа. — Это необходимо? Я не люблю туранского императора, но столица Турана — великий город, полный невинных людей…

— Если Туран падет, я не смогу предотвратить разрушение Аграпура, — искренне ответил ей Конан. — Однако не думаю, что дойдет до этого. Непохоже, чтобы одна из сторон одержала полную победу.

Филиопа с удивлением посмотрела на своего возлюбленного:

— Но ты говорил пиратам…

— Я сказал им то, что необходимо. Нужно было расшевелить их, — перебил он ее. — Но Джафару будет лучше, если два великих тирана только снимут стружку друг с друга. Я буду уважать все пункты нашего договора с гирканийцами, а грабежей и премий у нас будет в изобилии в любом случае. Но я не допущу победы ни одной из сторон. Лучше всего, чтобы ни одна империя не добилась абсолютной власти на Вилайете, — он прижал к себе Филиопу и поцеловал ее в губы. — Не бойся, я вернусь к тебе.

— Я не хочу, чтобы ты возвращался ко мне, — сказала она, трепеща в его объятиях. — Я хочу отправиться с тобой!

— Филиопа, война может оказаться ужасной, — возразил Конан, по-прежнему обнимая ее. — Я никогда не буду уверен, что ты в безопасности…

— А можешь ли ты быть уверен в этом, когда я останусь здесь, в Джафаре! Ведь город и замок охраняет лишь малая часть наших сил, — заспорила она, оттолкнув Конана и нахмурившись. — Сантиндрисса ведь поплывет и будет сражаться рядом с тобой! Поэтому ты во мне не нуждаешься?

— Дрисса — мой самый верный капитан… — начал было Конан. — Она не раз сражалась с врагом… — Потом, увидев негодование Филиопы, он разразился смехом. — Ладно, можешь отправиться со мной. Но ты станешь выполнять свою долю работы на веслах. — Он хлопнул Филиопу по заднице, подтолкнув в сторону скамеек гребцов.

Через несколько минут команда была укомплектована. Некоторые из вербовщиков тоже поднялись на борт «Безжалостного». По команде Конана весла подняли с палубы и приготовили, наполовину высунув наружу.

Тем временем те, кто остался на берегу, отвязали подпорки и выбили клинья, удерживающие корабль в доке. Конан отдал приказ, и глухо ударили молоты. Раздался сильный, громоподобный скрежет. Судно содрогнулось и накренилось. Медленно огромный корабль отправился в путь, соскользнув кормой вперед, в волны залива Джафара.

ГЛАВА 13. ВЕТЕР ВОЙНЫ

Десять дней, сея панику в Аграпуре, с моря дул горячий ветер.

Он дул с востока… не ласковый полуденный зефир, обычно приносящий прохладу и свежий запах моря в столицу, а устойчивый, раздражающий ветер, сильный и не утихающий, поднимающий пыльные вихри — «джинов» — и уничтожающий побеги на полях. И хотя дул он с моря, он не принес тумана и успокоительного запаха Вилайета. Вместо морских ароматов его грубые порывы шептали о гирканийских степях, о высохших степных папоротниках, выжженной солнцем траве и пепле сожженных усадеб.

Худшим же было то (так говорили люди), что волшебный ветер войны нес гирканийских завоевателей прямо к берегам Турана.

Пока дул этот сверхъестественный ветер, среди жителей столицы росло напряжение. Храмы в эти дни оказались переполнены. Сам воздух стал убийцей — редкие, злобные порывы ветра прорывались вниз через дымоходы и через открытые окна, разбрасывая тлеющие угли по кухням и пытаясь окунуть занавески в пламя лампад. Когда же наконец огонь, взбесившись, вырвался на свободу в сухом, как трут, городе, послав по ветру клубящиеся облака дыма, граждане начали принюхиваться и кричать:

— Они здесь! Бегите! Гирканийцы уже высаживаются… Они подожгли столицу!

По городу ходили всевозможные слухи. Начались беспорядки. Ощущение неизбежной гибели охватило людей.


Собравшиеся в зале для военных совещаний морского гарнизона высшие офицеры адмиралтейства Турана не сомневались, что ветер был по природе своей колдовским.

— Это дело рук Кроталуса — изменника-дьявола! — объявил адмирал Куааб. — Я смеялся, когда шпионы сообщили мне, что кешанец нашел способ повелевать морскими богами, но теперь я верю в это! Почему наш Двор Провидцев не оказал в свое время Кроталусу должный прием?

— Как я слышал, он слишком сильно запутался в придворной политике, — шепотом объяснил генерал Артабан. — И действовал не на той стороне. — Он замолчал, когда принц Ездигерд отвернулся от карты Вилайета, занимавшей всю стену, и подошел ближе.

— Когда придут гирканийцы, — заметил принц, — они определенно высадятся к югу от города. Болота Мехара и речное мелководье затруднят продвижение их кавалерии в северном направлении. Предположим, наш враг это знает.

— Без сомнения, знает, мой Принц, — с кратким поклоном подтвердил адмирал Куааб. — Если, пересекая Вилайет, их флот не рассеется, то они выберут местом высадки берег к югу от нашей столицы. Там удобнее всего развернуть войска для удара по Аграпуру.

— Они высадятся на берегу где-нибудь между тем местом, где сейчас находимся мы, и северной оконечностью Колчианских гор, — с самоуверенностью заявил Ездигерд. — На прибрежных равнинах они смогут легко обставить нашу пехоту.

— А если они высадятся еще дальше к югу, то могут хорошенько подготовиться и совершить марш на север вдоль побережья, — заметил Куааб.

— Если нас вовремя предупредят, то наши корабли уйдут из столицы на юг и прижмут их к берегу, — сказал Ездигерд. — Неудачная тогда у них будет позиция. Они окажутся зажаты между морем и горами.

— Да, Принц, — согласился генерал Артабан. — Но горы будут мешать нашей кавалерии так же, как и им. А их армии, скорее всего, сумеют перестроиться быстрее нас.

— Тогда пошлем в Северный Колчиан пешую армию, — воскликнул Ездигерд. — Ведь пешие воины могут возвести и оборонительную линию от гор до самого моря. Держите чуть позади основную массу кавалерии, чтобы отразить удар завоевателей, если те прорвутся на равнины или проберутся через горы.

— Возможна и такая стратегия, — согласился адмирал Куааб, сделав стилом отметку на восковой табличке. — Конечно, лучше надеяться на то, что нам удастся помешать высадке. Наш имперский флот достойный соперник.

— Вся проблема в том, чтобы вовремя обнаружить врагов, — объяснил принцу Артабан. — Если мы выстроим длинный кордон вдоль побережья, они получат преимущество, так как их флот будет собран в единый кулак.

— Если мы можем сильно потрепать их, то сможем и сдержать, — сказал Ездигерд. — Наши военно-морские инженеры сейчас устанавливают на корабли новое вооружение, которое гарантирует нам победу.

— Тарим Великий… Оружие-то установить мы можем, — вздохнул Куааб. Адмирал без уважения воззвал к новому богу, сделав это специально в угоду принцу. — В любом случае рано или поздно они приблизятся к побережью, и невозможно будет помешать им высадиться. Они вытащат свои корабли на берег, и начнутся сражения на суше. У нас нет выбора. Единственное решение: перехватить их флот как можно дальше от берега и задержать их. Как только они будут обнаружены, мы можем попытаться собрать основную массу наших кораблей между флотом гирканийцев и берегом, преградив им путь.

— Конечно, — согласился Артабан. — И тогда гирканийцы повернут назад или, по меньшей мере, свернут к югу.

— Когда мы обнаружим их, — прибавил Куааб, — есть разные трюки, с помощью которых мы сможем быстро собрать наш флот в единый кулак.

— Тогда выставим заслон, — объявил Ездигерд. Высокий и надменный по сравнению со своими офицерами, молодой принц, очевидно, всерьез принял свое номинальное командование силами обороны. — Пусть кордон встанет так, чтобы наши самые большие суда оказались сконцентрированы на юге. Огненный шар станет сигналом о том, что враг замечен. Когда сигнал передадут в обе стороны по линии, корабли должны будут как можно быстрее собраться в одной точке.

— Тяжело им будет плыть при таком ветре. — Прикрывая лицо, Артабан подошел к окну и выглянул наружу, где на ветру развивались флаги Аграпурского гарнизона, установленные вдоль зубчатых стен.

— Нашим гребным судам ветер не помешает, если мы снимем с них мачты, — заметил Куааб, закончив писать. — Неповоротливые парусники в таком случае останутся сзади и будут охранять побережье. А маленькие быстрые фелуки пусть плавают туда-сюда вдоль линии кораблей, поддерживая связь.

Артабан пристально всматривался в горизонт на востоке.

— Если гирканийцы отправились в дорогу в первый же день, как задул волшебный ветер, они не могут быть ближе, чем на полпути к Аграпуру.

— Да, — согласился Куааб. — Но я добавлю, что они собирали флот в открытом море. Так что у нас еще больше времени. Их союзники тоже могли стать причиной задержки. — Маленький, лысый адмирал пожал плечами. — Но неважно… У нас будет лишь один шанс, чтобы повернуть их назад. Битва произойдет неподалеку от нашего побережья, и мы должны успеть собрать все силы в единый кулак. Если наши линейные корабли опоздают к месту битвы, то мы можем проиграть…

I Кивком подозвав одного из адъютантов, ожидающих у двери, адмирал Куааб протянул ему восковую табличку:

— Это приказы императорскому штабу во дворце. Это, — он протянул ему вторую покрытую воском табличку с условными морскими сигналами, — вывесить на мачтах снаружи. И пошли копии конным курьером в морские гарнизоны Султанапура и Хоарезма с немедленным подтверждением. Корабли должны выйти в море на заре.


С помощью чуда, сотворенного морскими богами и капитанами, все, кроме одного или двух кораблей флота Амры, встретились в назначенном месте на юге Аетолианских островов. Выстроившись в неровную линию за флагманом «Безжалостный», они отправились на юг вдоль гирканийского побережья, двигаясь с трудом из-за ветра, дующего с берега. Капитаны вскоре обнаружили, что, если пытаться поднять хоть клочок паруса при таком боковом ветре, корабль начинает сильно крениться, высоко задирает отверстия для весел борта с наветренной стороны и угрожает залить их с противоположной. Двигаться можно было только на веслах, хотя в этом случае возникали другие трудности: уставали гребцы, часто ломались весла.

Поэтому, когда масса парусных судов флота Гиркании показалась на южном горизонте, корабли Конана не помчались им навстречу. Вместо этого они взяли параллельный курс, свернув на запад. Ветер и волны стали бить в корму, и пиратские корабли смогли поднять паруса и убрать вёсла, без усилий набрав скорость гирканийцев.

— Еще до темноты мы сблизимся и сможем обмениваться сигналами, — объяснил Конан Филиопе. Наклонившись над рукоятью массивного рулевого весла, он наблюдал за десятком судов с квадратными парусами, дерзко бросившими вызов ветру. И еще он любовался пенным следом своего корабля, протянувшимся до самого затянутого облаками горизонта — до гирканийского побережья. — Завтра мы сможем побеседовать с гирканийцами или, наоборот, станем держаться на расстоянии, если захотим. — Он замолчал, прислушиваясь к заунывной песне гребцов, работающих под ритмический звон литавр. — Команды наших кораблей ничуть не уступают гирканийцам и готовы к сражению.

— Если такой ветер будет дуть и дальше, то — да. — Филиопа, уставшая от непривычной работы на веслах, отдыхала у позолоченного основания выгнутой кормы. — Хоть сейчас мы плывем по ветру — я едва могу стоять от усталости.

Конан принюхался.

— Ветер — работа Кроталуса. По-моему, отвратительно… Но, возможно, он всю ночь будет нести нас на запад. Для захватчиков из Гиркании лучшего и не нужно.

— В этот раз, по крайней мере, ветер на нашей стороне, — усмехнулась Филиопа.

— До поры до времени, — ответил Конан.


К сумеркам гирканийцы стали подавать пиратам сигналы — большие флаги поднялись на мачтах флагмана. С парусами, окрашенными в красное пылающим закатом, гирканийский флот представлял собой великолепное зрелище. Сотня или более кораблей, слишком подвижных, чтобы их можно было сосчитать. Они заполонили гладь моря, словно дикие утки — озеро в Киммерии. Или море Гиркании… так как, по размышлению Конана, Вилайет скоро мог оказаться во владении лишь одной империи.

Ветер продолжал дуть и после заката, но оба флота уменьшили поверхность парусов, оставив паруса у самых верхушек мачт — тот минимум, что необходим, чтобы держать строй и направление. Не рассеяться — вот в чем сейчас состояла главная задача объединенного флота захватчиков. Рассредоточить свои силы было бы даже хуже, чем замешкаться. Был отдан приказ, чтобы всю ночь на кораблях жгли огни, в надежде, что борющиеся с ветром корабли-разведчики туранцев их не заметят. Для предотвращения столкновений и неожиданных атак на кораблях выставили множество наблюдателей.

Когда наступила темная и безлунная ночь, команды отправились спать. Люди едва замечали, какие жесткие палубы и скамейки, на которых они устроились на ночлег. Обычно пиратам и прибрежным разбойникам тяжело было уснуть в открытом море, вдалеке от земли, когда их судно не вытащено на песчаный берег, а покачивается на волнах. Но в этот раз, после дня тяжелого труда у пиратов, не осталось сил для суеверных страхов.

С первыми лучами зари два флота, как и можно было предсказать, немного рассредоточились. Однако они сохранили строй. Корабли Конана с красными флагами все так же держались севернее основной группы под желтыми флагами. Конан отдал приказ сомкнуть строй и увидел, что гирканийцы выполняют тот же маневр. Заметив, как одно из далеких судов союзников, подняв паруса, рванулось с места, Конан решил, что если Кроталус и плывет на каком-то судне, то именно на этом. Капитан пиратов посчитал так из-за более красноватого оттенка этого гребного судна, державшегося чуть позади центра построения флота гирканийцев. Остальные суда, казалось, свое положение ориентировали больше по нему, чем по флагману.

По-прежнему дул горячий и сильный ветер. Разгрызая сухое печенье — свой завтрак, Конан подумал о том, как странно и сверхъестественно находиться в море так далеко от берега, и почувствовал сухость в глотке. Ветер напевал что-то в оснастке его судна, и пение его казалось капитану слабыми, далекими отзвуками арфы.

Паруса были подняты, но и тяжелая работа на веслах возобновилась, хотя ровное движение корабля по ветру требовало лишь коротких, легких ударов весел, не слишком утруждавших гребцов. Конан держал пиратский флот чуть в стороне от массы кораблей гирканийцев, дав своим капитанам выстроиться в две грубые линии у него на траверзе. Он поставил флагман в начале левой линии, так, чтобы охватить одним взглядом и свой флот, и горизонт впереди.

Проходили часы, а порывы волшебного восточного ветра не слабели. Из-за равномерного движения кораблей воздух казался странно спокойным. Поднятые ветром волны то и дело догоняли корабль, вяло пробегали от кормы к носу, не мешая гребцам. Пыль восточных степей придала небу желтый оттенок. Вместе с накатывающей волнами жарой и неприятно ярким блеском моря изменившийся цвет неба создавал впечатление, что «Безжалостный» плывет по морю внутри бутылки, отлитой из зеленоватого стекла.

Конан выполнял тяжелую работу и у длинного рулевого весла, и у самого верхнего последнего весла в правом ряду. Он греб одним веслом с Филиопой, прилагая все усилия, чтобы его подруге было легче. Вскоре по приказу Конана пиратам раздали пищевые рационы и тройную порцию воды. Это принесло облегчение мокрым от пота пиратам и приглушило негромкие требования грога.

В полдень раздался крик с верхушки мачты. На западном горизонте показались туранские галеры. Но их трудно было разглядеть из-за низкой посадки и отсутствия мачт с парусами.


Стоя на носу гирканийского флагмана «Бесстрашный», полководец Анталла, прикрыв рукой глаза, всматривался в западный горизонт. Наблюдение за морем утомляло, и тут требовалось больше усилий, чем для наблюдения за тем, как враг разворачивается на безграничных просторах поросших травами степей. Сверкало солнце. Волны обдавали брызгами. Такая вахта больше напоминала выслеживание белого тигра на северных снежных просторах в солнечный день.

Но вот у горизонта, словно насекомые, выползающие из-за края моря, появились вражеские корабли. Слабые ритмичные вспышки — блеск весел — казались единственным подтверждением того, что галеры туранцев реально существуют. Кораблей было не много: только три. Они далеко отстояли друг от друга. Возможно, их было четыре. А может, это еще один парус промелькнул у горизонта? Бледное пятнышко появилось и пропало — судно сменило галс.

«Держать курс на запад» — таким был приказ Аталлы всему гирканийскому флоту. Колдовской ветер принесет их прямо в Аграпур, так заверили полководца. Кораблям гирканийцев нужно было лишь быстро двигаться вперед и сокрушить строй врага, если туранцы попытаются дать им отпор…

Полководец задумчиво посмотрел на корабль Кроталуса, который, соблюдая строй, тяжело двигался следом за флагманом. Колдун находился слишком далеко, чтобы Анталла не засомневался в его предсказаниях. Очевидно, у мага имелось некое мистическое зрение, подсказывавшее колдуну его положение в море и местонахождение других кораблей даже ночью и в тумане.

Корабли Гиркании неслись вперед. Они, без сомнения, могли сокрушить немногочисленных врагов, вставших у них на пути. Но лучше, если этой задачей займутся пираты Амры, которому Анталла предусмотрительно предложил награду за потопленные корабли. Ведь люди Амры были морскими грабителями, а не воинами суши, и от них будет мало пользы во время высадки и военных действий на берегу. Даже если гирканийцам и вовсе не будет сопутствовать удача, они все равно сумеют высадиться, — так тогда казалось союзникам.

А если дело дойдет до морской битвы, колдун уверил Анталлу, что при помощи нового колдовского оружия он сможет уничтожить вражеские корабли, даже не останавливаясь для того, чтобы таранить или брать их на абордаж. Оставалось не дать рассеяться кораблям и, не останавливаясь, плыть на запад… и да ниспошлет им Эрлик победу.

— Похоже на организованную атаку против стрелков Йетши… если не считать того, что наши кони точно каменные, — Ади Балбал отошел от группы офицеров штаба Анталлы и встал рядом с полководцем на носу «Бесстрашного». — Подумать только, несколько кораблей туранцев пытаются противостоять нашему объединенному флоту, — сказал он, ударив кулаком по поднятым сходням. — Лучше б им было повернуться и бежать.

— Если бы они смогли убежать от нас без парусов, — заметил полководец. — Но теперь и с парусами было бы слишком поздно.

Флот гирканийцев несся вперед, направляемый краткими, быстрыми ударами весел, добавлявших скорости к той, которую придавал ему ветер. Пиратский флот по-прежнему шел справа по борту, выдвинувшись немного вперед, как и надеялся Анталла. Туранские корабли прямо по курсу были все ближе и ближе, увеличившись в числе до семи. К месту встречи спешили и другие галеры Турана, но пока они были еще далеко. Маленькие, быстрые туранские парусники, наоборот, неслись к горизонту, унося сообщение о флоте неприятеля. Очевидно, флот Западной империи был рассеян и сейчас смыкал ряды, собираясь воспрепятствовать союзникам. Корабли — галеры значительного размера — выстроились в ряд перед гирканийцами и пиратами, проворно гребя против ветра навстречу почти несомненной гибели.

— Барка Кроталуса сменила свое положение и теперь у нас за кормой по левому борту, — заметил Ади Балбал, глядя вперед на приближающийся огромный корабль. — Колдун говорил, что для его трюков нужно немного свободного места.

— Конечно, и наши капитаны предупреждены. Они уступят ему дорогу, — сказал Анталла. — Но что это поднимают у него на палубе? Еще один парус?

На глазах у Анталлы и всего флота союзников странная штуковина появилась на носовой палубе военного корабля колдуна там, где у обычных судов была мачта. Из круга священников и прислужников с нижней палубы поднялся бесформенный серебристо-белый пузырь. Ветер подхватил его. Продолговатая масса мерцала и колыхалась, словно шапка гриба, пробивающегося вверх из сырой земли. Материя пузыря была тоньше, чем любой парус. Святые труженики отступили от воздушного шара, и тот сам поднялся в воздух — огромный, вытянутый мешок. У его основания расцвело яркое пламя, откуда-то повалил маслянистый дым.

— Они горят! — задохнулся Ади Балбал.

— Нет. Это пузырь из шелка гигантских гусениц, которых колдун показывал мне! — воскликнул полководец. — Каким-то образом шар ожил и сам летит, словно новорожденный мотылек.

— Он несет чан с жидким огнем, — сказал Ади Балбал. — Посмотрите, колдуны направили шар прямо к вражеским кораблям!

Маленький всадник говорил правду. Огромный шелковый воздушный шар, поднявшийся в клубах дыма с палубы корабля Кроталуса, нес плоскую чашу с огнем. Он оторвался от носа корабля и полетел по ветру. Длинные линии тянулись из дыры в нижней части высокого купола к металлическому противню с огнем, подвешенному под воздушным шаром. Лини — цепи тонкой работы — не горели в кипящем пламени. По ним огонь не мог подняться к шелковому куполу. Множество таких же цепей волочилось по воде следом за шаром. Они, очевидно, служили грузом, чтобы подвеска с огнем не перевернулась и была устойчива, пока шар летел в сторону скучившихся вражеских кораблей.

— Он летит прямо на туранцев! — весело воскликнул Ади Балбал. — Посмотрите, священники запускают следующий!

И правда, второй шар, несущий огонь, уже оторвался от палубы корабля. Вскоре и он полетел над морем, неторопливо покачиваясь в воздухе и капая жидким огнем на воду. Через несколько мгновений третий, а потом четвертый шар поднялись в воздух, и каждый приветствовали крики радости и стук весел всего гирканийского флота.

Во вражеских рядах шары вызвали смятение. Самые дальние корабли в строю врага немедленно начали разворачиваться, и от этого только превратились в более широкие мишени. Корабли в центре замедлили ход и стали пятиться перед надвигающейся угрозой. Когда через несколько мгновений они переставили весла и поплыли кормой вперед, зрителям показалось, что по крайней мере двое из них столкнулись, переломали друг другу весла и беспомощно забарахтались на месте.

Тем временем воздушные шары неотвратимо надвигались на них. То ли из-за порывов ветра, то ли из-за движения кораблей, они растянулись, охватывая с флангов линию туранских судов. Наконец первый из шаров приблизился к разворачивающейся галере. Она отчаянно пыталась спастись. Ее весла взбивали пену. Должно быть, на канатах, свисавших с шара и волочащихся по воде, были крючья, потому что летающая смерть остановилась и повисла прямо над незадачливым кораблем. Сосуд с огнем наклонился, и горящее масло полилось на судно. Немедленно вверх поднялись языки пламени, среди которых, суетясь как муравьи, метались люди… Туранцы стали выпрыгивать за борт… Пламя метнулось вверх к воздушному шару, и тот ярко запылал в небе, а потом рухнул на обреченное судно, словно горящий саван.

Второй корабль, один из тех, что самыми первыми бросились бежать, столкнулся с другим шаром и тоже вспыхнул. Третий шар пролетел через вражеский строй, не причинив никакого вреда, если Не считать того, что еще два корабля переломали друг другу весла, когда, едва не протаранив друг друга, метнулись от него в сторону; четвертый зацепился за уже горящий корабль. Через мгновение он взорвался, взметнув в небо столб огня и дыма и осыпав воду вокруг пылающими обломками.

— Пусть Эрлик станет свидетелем колдовства кешанца, — пробормотал Анталла, созерцая горящие корабли. — Он — страшный союзник!

— Туранцы рассеялись! Их строй сломан! — завопил от радости Ади Балбал, возбужденно подпрыгивая у перил на носу. — Пусть варятся в кипящем море неверующие туранские козлы! Теперь дорога в Аграпур для нас открыта!

— Нет. Эти горящие корабли представляют слишком большую опасность и для наших кораблей, — вождь Анталла повернулся и направился на корму. — Они могут попытаться остановить нас с помощью этих факелов или протаранить нас, пока мы будем проплывать мимо. Я не собираюсь ни одного корабля дарить этим свиньям! Мы дадим сигнал всему флоту повернуть на юг, чтобы обойти опасное препятствие.

— Это замедлит наше продвижение на запад, мой вождь, — сказал Ади Балбал, направляясь следом за полководцем. — Но, быть может, так будет и лучше. А пираты сохранят строй?

— Они могут повернуть на север от горящих судов и воссоединиться с нами позже, — сказал Анталла. — Или остаться тут и сражаться с туранским флотом, если пожелают. Меня это мало заботит!


На борту «Безжалостного» Конан и Филиопа следили за уничтожением туранских судов воздушными шарами и сигналами гирканийского флагмана.

— Что делают эти обалдевшие всадники? — удивился Конан, когда весь огромный флот начал разворачиваться на юг.

— Они боятся колдовского пламени, — предположила Филиопа, показывая на плавающие и дымящиеся обломки кораблей.

— Да и я, как и наши союзники, не стану править прямо на горящие обломки, — признался Конан. — Но я не хочу делать большой крюк. — Он сжал массивное рулевое весло, отдав команду гребцам, и чуть изменил курс.

— Мы можем лицом к лицу столкнуться с основной массой туранцев, — сказала Филиопа. Она показала на вражеские корабли, которые маневрировали, прячась за клубами дыма.

— Хорошо, — ответил Конан. — Тогда мы заработаем больше призов и наград.

Из десяти галер туранцев, оказавшихся поблизости, шесть повернули на юг вслед за основной массой гирканийского флота. Те четыре галеры, что были ближе к пиратам, решили дать бой небольшой пиратской флотилии, вырвавшись вперед из дыма на скорости, достаточной для тарана. К туранцам с севера приближалась подмога — кораблей восемь, и у них были все шансы успеть присоединиться к четырем туранским галерам до начала сражения с пиратами. Все они были великолепными имперскими кораблями и, по оценке Конана, на треть превосходили по длине его флагман. Они выглядели достойными противниками большому, но разномастному пиратскому флоту.

Капитаны-пираты, следуя плану сражения, подготовленному Конаном, двойным рядом повернули в сторону врагов… Корабль Конана оказался во втором ряду, и киммериец приказал грести не спеша. Если кого-то из переднего ряда пиратов протаранят, то судно Конана и другие корабли второго ряда должны успеть, пока застрявший таран удерживает врага на месте, сокрушить его, взяв на абордаж, навалившись вдвоем или втроем на одну императорскую галеру. Дорогостоящая тактика, при которой терялось много времени, но — эффективная, только если имеешь дело с неосторожным врагом.

Но для пиратов лучше всего было бы избегать столкновений лоб в лоб. Туранские гребцы, утомленные долгим путешествием против ветра, сейчас достигли предела скорости, в то время как у пиратов осталось достаточно сил для маневрирования. Когда два ряда пиратских судов понеслись вперед, Конан затаил дыхание, внимательно наблюдая, хорошо ли капитаны запомнили его инструкции.

День выдался светлым. Опасные острые зубцы вражеских таранов заставляли море вскипать и пениться синевато-зеленоватыми волнами, разрезая водную гладь сверкающей бронзой. Ветер приносил звуки лихорадочных глухих ударов вражеских барабанов, сбивающих более спокойный ритм пиратов. Команды обеих флотов прилагали все усилия, сосредоточенно работая веслами.

Потом одновременно прозвучали приказы. Первой высоким грубым голосом закричала Сантиндрисса. Корабли, начиная с судна Дриссы — «Мучительницы», почти безупречно выполнили приказ. Первый ряд пиратских судов развернулся, весла правого борта стали сушить, а часть команды левого борта заработала с двойной скоростью. Вместо того чтобы уклониться от столкновения или помчаться вперед, избегая туранских таранов, четыре галеры резко развернулись параллельно к атакующим и встретили их тараном к тарану. Весла молотили по воде, поднимали облака брызг. Потом зазвучали команды и раздались крики. Пираты, взбив воду до белой пены, со звоном и скрежетом втянули весла.

Туранцы видели приближение своей смерти. Так или иначе, они были слишком слабы, чтобы избежать ее. С грубым, резким грохотом началось сражение… От невыносимого скрежета и скрипа люди зажимали уши. Потом раздался треск ломающегося дерева и тяжелый гул ударов. Четыре пиратских корабля проскользнули вдоль бортов туранских кораблей, разламывая и расщепляя весла, вгоняя их черенки в тела беспомощных гребцов. Передний ряд пиратских кораблей прошелся таранами по трем галерам туранцев с правого и по одной с левого борта. Оставив свои жертвы качаться на воде, пираты снова опустили весла, и их суда помчались вперед.

Но атака на этом не кончилась. Искалеченные туранские корабли оказались лицом к лицу со второй линией пиратских судов. Теперь настал черед Конана выкрикивать приказы, и его гребцы стали вспенивать воду, готовясь к повторному удару. И вот весла были подняты, но в этот раз тараны пиратов скользнули вдоль левых бортов туранцев. Жертвы, крутясь на месте, пытались избежать ужасных ударов и подставили неповрежденные борта… и полностью лишились весел.

Но «Безжалостный» Конана оказался больше и тяжелее и не сумел лишь ободрать корпус вражеского корабля, избежав столкновения. Разломав весла, его таран ударил в корму, раздирая дощатый борт и с ужасающим скрежетом ломая скамьи гребцов. Инерции большого корабля, разогнавшегося при попутном ветре и усиленной работе весел, оказалось достаточно для того, чтобы пиратский таран дошел аж до киля туранской галеры.

Конан, с мрачным видом заглянув через борт, увидел, что у туранского корабля напрочь срезана вся корма по правому борту. Рулевых и капитана, стоявшего у руля императорского судна, смело в синие глубины и утащило под взбитую веслами пену.

— О, Митра! Как ужасно! — Филиопа, выглядывавшая через плечо киммерийца, повернулась и, пошатываясь, отошла подальше от борта, словно была больна. Конан с мрачным видом продолжал наблюдать за происходящим.

Через мгновение по приказу Конана снова высунулись весла правого борта и флагман дал задний ход. Три ряда весел ударили по обломкам. Борт о борт с ними застыл не получивший повреждений второй ряд пиратских судов. Гребцы Конана приветствовали результаты своей работы воодушевленными криками. За кормой осталось четыре корабля, лишенные весел, полные искалеченных, едва дышащих гребцов, а одно из судов с разбитым корпусом медленно погружалось в воды Вилайета.

Впереди ближайший из двух легких кораблей туранцев уже приготовился к встрече с пиратами. Это была длинная низкая галера с палубой, закрытой навесом. На ней находилась всего дюжина моряков и офицеров, включая команду катапульты, собравшуюся на верхней палубе. У галеры был только один ряд весел, двигавшихся со сверхъестественной скоростью и слаженностью. Выполняя следующий маневр, пиратский флот растянулся в линию, и флагман Конана очутился почти в центре построения, прямо напротив туранца. Враги же собирались то ли таранить, то ли метать огонь в пиратский флагман.

— Я и раньше видел суда такого рода, — сказал Конан приятелю-рулевому, ткнув пальцем в сторону туранской галеры. Позвав командира гребцов, чтобы тот занял его место у руля, Конан пошел на нос к военным машинам, приготовленным, как только первый вражеский корабль показался на горизонте. Одну из них — гигантский арбалет — сконструировали специально по приказу Конана. Стрелы со стальным наконечником были выше человеческого роста, а их древки — толщиной с запястье. Они стояли в стойках из медных пластин, уставленных в ряд перед мачтой.

— Руфиас, помоги мне навести. — Развернув арбалет вокруг оси, Конан вместе с офицером-пиратом установил направляющие и приподнял арбалет при помощи клиньев. С туранской галеры не доносилось раскатистых криков гребцов, только скрипели весла и свистел ветер — покровитель пиратов. Конан навел арбалет пониже. — Готово, не двигайся! — Потянув за вытяжной шнур, Конан увидел, как с треском распрямился деревянный лук, и услышал, как зазвенела тетива из конского волоса.

— Отличный выстрел, капитан, — отважился заметить Руфиас.

— Нет, высоко, — возразил Конан, оценив траекторию стрелы. — Опусти на три или четыре дюйма пониже.

Едва не сделав Конана лгуном, стрела ударила в закрытую палубу… однако слишком высоко. Она лишь разметала щепки колотого дерева и выскользнула с другой стороны, не причинив видимого вреда, потому что весла, как и раньше, двигались слаженно. Люди на верхней палубе туранского судна на мгновение замерли, пораженные дальнобойностью пиратского арбалета, а потом вернулись к своим боевым машинам.

— Смотрите, капитан, — пожаловался Руфиас. — Похоже, стрела лишь заставила их поторапливаться! Она не сможет пробить корпус так, чтобы дать хорошую течь. Для этого вы должны попасть в подводную часть судна. В лучшем случае стрела убьет двух-трех гребцов…

Но, несмотря на жалобы, Руфиас исполнил приказ Конана и чуть-чуть опустил арбалет. Дюжина пиратов, вскочив со скамеек гребцов, уже тянула за веревки, прицепленные к могучей тетиве. Когда курок встал на место, Конан и Руфиас подняли и вставили в прорезь арбалета следующую тяжелую стрелу.

— Готово! Отойди! — Конан подождал, пока корпус его галеры чуть повернется, проследив точку, где курс зловещего судна пересечется с курсом его корабля. Капитану пиратов было ясно, что при рывках от движения весел судно то чуть-чуть опускается, то чуть-чуть приподнимается… И вот он, неожиданно вздрогнув, спустил курок.

При втором выстреле Конан взял слишком низко. Стрела разметала брызги на полпути к цели. Но (хвала Крому!), ударившись о воду, она понеслась дальше. Проскользнув под веслами, она пробила дыру в борту императорского корабля, возле самой ватерлинии.

Эффект оказался потрясающим. Все весла галеры замолотили и зашлепали по воде. Корабль сбился с курса и накренился, а люди на его палубе попадали на колени. Потом раздались отчетливо слышные звуки яростных ударов и послышался ужасный треск. На глазах у команды Конана деревянная палуба туранского корабля разлетелась вдребезги, подброшенная вверх тварью, сидевшей на нижней палубе. На носу туранской галеры из обломков высунулся демон. Насекомоподобная тварь со жвалами, множеством лапок и сочлененным телом крутилась и извивалась, словно уж на сковородке. В ярости от боли гигантская сороконожка перестала грести и принялась уничтожать собственный корабль, разламывая надстройки на носу и корме. Гирканийцам некуда было бежать, и, попрыгав за борт, они стали цепляться за разбросанные по воде весла.

— Гляди, Руфиас! — Конан похлопал удивленного пирата по плечу. — Один гребец, одно попадание! — Когда же измочаленные обломки галеры остались за кормой, он добавил: — Следи, чтобы арбалет был заряжен и всегда наготове. Без сомнения, Кроталус создал для туранцев не одну такую тварь.


Стоя на носу «Бесстрашного», вождь Анталла и его свита наблюдали за опустошением, которое нанесли рядам противников Амра и его пираты. Гирканийцы видели, как три вражеских корабля оказались беспомощными во время битвы, и заметили, что четвертое судно осталось в стороне и, подпустив флотилию империи поближе, открыло огонь из катапульты в надежде потопить одну из гирканийских галер, что поменьше. Дело в том, что основная масса гирканийских судов задержалась, совершая разворот. Поврежденные пиратами корабли сносило течением, и гирканийцы не стали торопиться, выполняя маневр, а между делом разграбили четыре беспомощные туранские галеры. Но это стоило им одного из кораблей, который подпалил удачно выпущенный туранцами огненный шар.

— Подлецы пираты действуют намного лучше нас, — пожаловался Анталла. — Хотелось бы, чтоб они и дальше оставались по правую руку от нас и выполнили бы за нас всю работу.

— Пока все идет отлично, — проговорил Ади Балбал. — Мы потеряли один корабль, а наши противники — пять. — Он посмотрел назад на столб дыма, отмечавший местоположение оставшейся позади пылающей гирканийской галеры, скрытой за лесом мачт и парусов. — И еще полдюжины кораблей задержались, грабя тех, кого протаранили пираты. Кстати, один из туранских офицеров сложил оружие, и гребцы этого судна поклялись в верности Гиркании. Мы можем закончить путешествие с большим количеством кораблей и людей, чем начали.

— Я бы предпочел, чтобы флот держал строй, — заметил полководец. — Но такая тактика, маневры кораблей в тылу и на флангах и воздушные шары Кроталуса заставят врага держаться от нас подальше. — Он махнул в сторону корабля колдуна, который переместился за корму флагмана. — Однако мы нарушили строй. Боевой порядок превратился в беспорядочное скопление кораблей. Не закончив поворота, мы потеряли скорость, в то время как все больше вражеских галер подплывают с юга. — Яростно шагая из стороны в сторону, он вытащил нагайку и стал хлестать по перилам. — Эрлик! — пробормотал он. — Я чувствовал бы себя сейчас намного легче, если бы был верхом на сильном, быстром коне и мог бы помчаться прямо на врага! Это ожидание, эти вечные размышления и сомнения — именно они делают войну на море такой тяжелой!

— Туранцы в таком же состоянии неизвестности, но им хуже, чем нам, мой Вождь, — Ади Балбал показал на туманный запад. — Разве такие битвы труднее опрометчивых конных атак на мелководьях запорожцев? Там каждый сражается сам за себя и умирает где придется.

— Нет, Ади Балбал, — сказал полководец. — Тут все сложнее. На каждой нашей галере — отряды солдат и кавалерии. Пока мы в море, они совершенно беспомощны. — Он направился к главной мачте. — Дайте сигнал всему флоту сомкнуть ряды.

Когда командир возвращался назад на корму, раздался грохот, за которым последовали крики боли и ужаса. Гребцы нижней палубы заметались, вскакивая со своих мест. Один из матросов в кавалерийских сапогах взорвался яростными криками, пытаясь растоптать что-то, выскользнувшее из-под скамейки. Суматоха поднялась вдоль обоих бортов.

— Проклятие дьяволам, они забросили к нам на борт кувшин со змеями! — Ади Балбал гневно указал на одну из туранских галер с катапультами. Та следовала на расстоянии броска параллельно с флагманом гирканийцев и метала в него один за другим кувшины со змеями.

На нижней палубе полуголые, босоногие гребцы залезли на скамьи, спасаясь от гадюк, которые падали на них и скользили между скамеек. Некоторые корчились от боли после смертоносных укусов, в то время как другие попусту орали и тараторили, оставаясь невредимыми, охваченные неконтролируемым страхом. Весла тащились и прыгали по волнам, нанося гребцам бессчетные синяки и переломы. Огромное судно дрогнуло и сбилось с курса. Даже в трюме началась паника, а ржанье и топот лошадей лишь добавили беспорядка.

— Прекратите панику, продолжайте грести! — Анталла подкрепил свои слова плеткой, обрушившись на офицеров, которые в свою очередь хлестали орущих гребцов. — Все корабли флота наблюдают за нами! Проклятые змеи могут убить ядом не так уж много людей. У них уже давно иссяк яд!

Но восстановить порядок среди запаниковавших моряков было почти невозможно. Корабль продолжал нестись вперед под всеми парусами, в то время как добровольцы с мечами, дубинами и факелами отправились на охоту за змеями. Постепенно строй гарканийского флота окончательно распался. Одни корабли поплыли медленнее, другие повернули, погнавшись за торопливо удирающими туранцами. Корабль Кроталуса сушил весла и продолжал плыть следом за флагманом.

После нескольких минут беспорядков и промедлений мертвых змей выбросили за борт вместе с телами укушенных и покалеченных насмерть гребцов. Оставшиеся вернулись на свои места, разобрали весла. С флагмана подали сигнал, чтобы флот восстановил построение.

— Еще больше вражеских кораблей, Сир, появилось на горизонте. Дюжина или даже больше на полной скорости плывут сюда с юга. — Передав сообщение своему полководцу, Ади Балбал прикрыл глаза, защищая их от полуденного блеска солнца. Но из-за парусов гирканийских кораблей, сгрудившихся вокруг флагмана, горизонта видно не было.

— Хорошо. Значит, впереди нас ждет морское сражение. А теперь повернем на запад. — Анталла поднял руки, ища божественного благословения. — Пусть будет на то воля Эрлика, и тогда мы сметем наших врагов с лица земли!


— Неужели эти гирканийские деревенщины хотят вести войну в море, словно конный парад?

Направив свой флагман на запад под всеми парусами, Конан смотрел с кормы на барахтающиеся корабли туранцев и дым, отмечающий местонахождение основной части их флота.

— Мы сломали для них строй туранцев и очистили дорогу к Аграпуру! Если они без промедления поплывут за нами и быстро, не останавливаясь, уничтожат несколько мелких галер, победа будет за ними!

— Туранские корабли слетаются, словно стервятники, учуявшие добычу, — сказала Филиопа, махнув в сторону торчащих вразброд парусов галер, приближающихся к флоту гирканийцев с севера и с юга. — Скоро они будут здесь.

— Посмотри, туранцы ставят мачты и поднимают паруса, — Сантиндрисса, которая перебралась на «Безжалостный» пообедать, показала на большой трехмачтовый туранский корабль, кренящийся под парусами. Совсем недавно у него не было мачты и он мог идти на веслах против восточного ветра. Теперь же туранцы устанавливали мачты и поднимали паруса. — Под парусами они соберут свой флот в два раза быстрее.

— Все это неприятно для нас, — Конан посмотрел назад на отстающих гирканийцев и нахмурился от досады. — Вопрос в том, стоит или нет нам поворачивать назад, чтобы помочь этим жареным рыбам!

— В одиночку мы Туран не завоюем, — заметила Филиопа.

— Увальни всадники или нет, но они — наши союзники, — согласилась Дрисса. — Если мы не повернем и сбежим после маленького сражения, мы окажемся трусами.

— Конечно, — кисло усмехнулся Конан. — Мы ведь хотим, чтобы Анталла оставался полководцем как можно дольше и заплатил нам награду за выведенные из строя корабли противника. К тому же мы с легкостью сможем еще немного заработать, — он с сомнением покачал своей черной гривой. — Но мне не нравится, что дела оборачиваются таким образом.

Наконец, капитаны спросили, стоит ли идти на подмогу гирканийцам, у команды флагмана, сдобрив вопрос порцией грога. Морские разбойники, сильно разогретые после первой победы и возбужденные обещаниями награды за грядущие битвы, с радостью согласились. Восторженные крики пиратов разнеслись над водой, и скоро их подхватили на всех кораблях флотилии Джафара. И кричали они.

— Амра и победа!

ГЛАВА 14. ДЫМ БИТВЫ

Повернув корабль против ветра и спустив парус, Конан приказал очистить палубы и приготовиться к битве. Это означало, среди всего прочего, разобрать скамейки гребцов и уложить их вдоль палубы. Когда убрали скамейки, гребцы стали чувствовать себя свободнее. Теперь они могли позаботиться о себе, отступить, быстро повернуться и начать грести в другую сторону, что порой бывало необходимо во время дуэли на таранах.

Приказав убрать паруса и оснастку в трюм, Конан оставил мачту на месте. Огромный флагман неприятно встряхнуло, и он слишком резко замедлил ход, когда массивные реи и паруса с грохотом упали на головы команде.

Пока пиратский флот разворачивался, многие из гирканийских капитанов сделали подобные приготовления, хотя часть их судов по-прежнему шла под парусами. Строй пиратских судов стал плотнее и, как заметил Конан, стеснял движение больших и глубоко сидящих в воде кораблей. Предводитель пиратов решил облегчить своим союзникам задачу, атаковав ряд галер поменьше, которые мешали гирканийцам, досаждая огненными шарами и попытками протаранить огромные военные корабли.

Туранцы замедлили ход, увидев, что пираты повернули назад. Они поняли, что им не хватит сил и скорости выскользнуть из сужающейся бреши между гирканийцами и пиратами. Они слишком поздно повернулись к надвигающейся новой угрозе, у них не хватило времени для маневра, чтобы точно нацелить свои тараны.

Тот ряд пиратских кораблей, что раньше был впереди, теперь оказался в тылу. Флагманский корабль, находящийся южнее всех, первым приблизился к врагу. Конан выбрал себе небольшого противника — длинную, низкую двухпалубную галеру. Приказав гребцам правого борта подналечь на весла с удвоенной силой, а левого — сушить весла, капитан бросился на помощь рулевым. Те, делая большие гребки рулевыми веслами, помогли корме корабля развернуться.

Медленно, тяжело нос пиратского корабля повернулся влево. Неторопливо разворачиваясь, корабль продолжал нестись на цель и вогнал ей таран под весла, которые молотили по воде, тщетно пытаясь увести судно туранцев из-под удара.

Раздался страшный грохот, люди на обоих кораблях закричали. Пробитая императорская галера накренилась. Ее нос стал разворачиваться. Море вздыбилось, прожорливо заглатывая тех, кого сбросило за борт. Некоторые весла туранского корабля сломались подчистую, другие сила удара вогнала в отверстия, из которых они торчали, словно смертоносные снаряды. Тем временем таран флагмана пиратов вошел еще глубже в плоть галеры и стал двигаться из стороны в сторону. Он ломал палубы, скамьи и деревянные соединения корпуса корабля, а также кости тем, кто попадался ему на пути. Смятение на борту туранского корабля превратилось в завывающую какофонию перемалываемого дерева, воды и человеческой плоти. Вскоре его заглушил хор криков, мольбы о помощи и горькие проклятия туранцев, выживших после столкновения.

Потом все повторилось снова, так как, намеренно или нет, один из военных кораблей гирканийцев добрался до легкой, пригвожденной к месту добычи. Не видя пиратов, гирканийцы на неудержимой скорости врезались в корму туранской галеры с другой стороны.

Конан почувствовал, как дрожь прошла по доскам палубы у него под ногами, когда корпус туранского корабля снова пробил таран, и как тот резко повернулся, попав между двумя таранами. Завывания и стоны, доносящиеся с вражеского судна, говорили о том, что несчастный корабль полностью разрушен. Крики вражеской команды — той ее части, что осталась на борту, и той, что очутилась в воде, — были невыносимы. Но теперь для корабля Конана угроза оказаться протараненным другим туранским кораблем сильно возросла. Еще Конан волновался о том, какие повреждения получил его корабль, когда корпус вражеского судна дернулся, еще глубже насаживаясь на таран.

— Сушить весла обоих бортов! На носу, отражайте атаки с правого борта! Рулевые, выгребайте вправо! Я не хочу, чтобы нас молотило о тонущую лоханку. Туранцы ползут к нам на борт, чтобы подсохнуть! Назад! Гребите! Гребите!

Филиопа, постепенно начавшая принимать как неизбежное ужасы войны, схватила деревянную трещотку. Притоптывая босой ногой по палубе, девушка усердно заработала ею, прибавляя выразительности приказам капитана, которые были едва слышны в шуме битвы. Гребцы флагмана пиратов выбивались из сил, однако корабль даже не пошевелился.

— Достаточно. Передохните, — проворчал наконец Конан. — Мы застряли. Корабельные плотники, вперед… Вытащите нас из их корпуса или полезайте вниз и отрубите что мешает. Пошлите лучников на нос, пусть их прикроют. Мы не можем проторчать здесь всю битву!

Задержка дала возможность оглядеть поле битвы, границы которого были отмечены горящими и тонущими кораблями туранцев. Остальные пираты тоже успешно протаранили врага, в том числе Дрисса и Фердинальд, которые выбрали своей целью военный корабль невероятного размера. На палубе туранского гиганта сверкали и звенели сабли. Сражение на этом корабле, решил Конан, будет не таким уж долгим.

Один или два пиратских корабля уже отошли от продырявленных врагов. Со шканцев тяжело было разобрать, попался ли кто-то из пиратов в ловушку, как Конан, был ли кто-нибудь из них протаранен или взят на абордаж. Корпуса и мачты пиратских кораблей перемешались с гирканскими, и было уже не разобрать, кто где. Дым горящих кораблей полз по медному небу, собираясь в черные плюмажи, которые не мог разогнать даже волшебный ветер.

Ветер… Взглянув на паруса гирканийского корабля напротив, Конан увидел, что они безжизненно повисли.

— Смотри, Филиопа! Наступил штиль!

— Кроталус остановил ветер, чтобы усталые туранцы не могли пользоваться парусами, — догадалась женщина.

— Если так, он сделал это вовремя.

Конан показал на запад. Туранские корабли, готовившиеся к тарану, снова оказались беспомощными, так как пытались, идя под парусами, выстроиться к северу и к югу от флота союзников. Гирканийский флот выстраивался на западе, чтобы встретить врагов.

Сообщение пришло от впередсмотрящего на мачте:

— Капитан, кажется, у наших все в порядке. Пять врагов потоплено, двое взяты на абордаж и захвачены. Корабль Брилит загорелся было, но пламя удалось сбить.

— Хорошо. Сигналь флоту перестраиваться к западу отсюда, — Конан оглядел продырявленную, полузатопленную туранскую галеру, чьи оставшиеся в живых гребцы сбились в кучу посреди корабля. Он внимательно посмотрел на корабль союзников, который до сих пор оставался по другую сторону жертвы, но не собирался посылать никого вниз на обломки добивать врагов. — Проклятые гирканийцы налетели и заклинили наш таран! Теперь они дадут нам лишь половину вознаграждения за этот трофей!

Конан также послал проклятие внезапно стихнувшему ветру, который мог бы помочь ему освободить флагман. Но вот и гирканийцы взялись за весла, пытаясь освободить свой таран. Конан решил снова попытаться вырваться из ловушки.

— Эй, вы, — скомандовал он. — Весла в воду! Приготовьтесь и гребите назад изо всех сил! Работайте, псы, а то какая-нибудь вражеская калоша поймает нас, пока мы беспомощны!

Под совместными усилиями гребцов двух команд корпус вражеского корабля затрещал. Неожиданно таран пиратов освободился, и гребцов разметало по палубе флагмана. Выжившие туранцы на искалеченном, тонущем корабле взвыли от страха. «Обломки останутся плавать, — подумал Конан. — Но немного. Только перила и небольшие доски. Оставшимся в живых ни за что не залатать огромные дыры в корпусе судна».

Конан не стал ждать, чтобы посмотреть, освободило или нет свой таран гирканийское судно. Корма его корабля ушла влево, пиратский капитан чуть выждал и приказал держать прямо. «Безжалостный» направился к остальным пиратским судам, пробираясь на северный фланг гирканийцев.

Дым битвы, казалось, следовал за флотом, закрывая полуденное солнце и затягивая пеленой горизонт. Пиратский флагман проплыл среди множества судов, большая часть из которых (мелкие гирканийские корабли) уступали ему дорогу. Их команды приветствовали «Безжалостный» и отдавали ему салют, радуясь, что рядом с ними находится могучий трехпалубный корабль. Конан в ответ тоже приветствовал их, хотя сам он то и дело задумывался, насколько надежны его новые союзники будут в битве.

Чуть дальше за мачтами и сверкающими веслами ближайшего соседа он увидел тускло вырисовывающийся корпус судна Кроталуса. Хоть жрецы и показали свое умение, запуская смертоносные огненные шары, сейчас от их соседства на душе у Конана не полегчало.

Где-то впереди, за тучами дыма и судами гирканийцев, раздался знакомый шум: треск, звуки раскалывающейся древесины и крики о помощи, хором вылетающие из глоток множества гребцов. Битва продолжалась.

Дернув Конана за руку, Филиопа показала на огонь, взметнувшийся высоко над мачтами. По небу вслед за огненными снарядами катапульт протянулись черные шлейфы дыма. Флагман пиратов находился в пределах досягаемости катапульт туранцев, и Конан видел врага. Запоздало приказал он подготовить боевые машины.

Дымовая завеса стала гуще. Горело что-то поблизости. Двухпалубный гирканийский корабль был охвачен огнем — желтым пламенем. Черный маслянистый дым поднимался над его мачтой. Некоторые гирканийцы стали черпать воду из моря, пытаясь затушить пламя, но безуспешно. Почти голые гребцы пробрались на нос и прыгали за борт.

Что Конана всегда удивляло, так это то, как хорошо горит даже облитый водой корабль. Морской водой такой огонь не потушить.

— Правый борт, весла! — закричал он. — Правый борт, ход в половину силы, погасим инерцию, вскользь ударив об их корпус, и подберем гребцов! Нам понадобятся люди, чтобы работать на веслах. Позаботьтесь о себе и следите за пламенем!

Спасшиеся стали карабкаться на борт пиратского флагмана, перепрыгивать с горящего судна на пиратский корабль там, где перила были пониже. В основном невысокие шустрые запорожцы (гребцы, а не воины), они могли помочь людям Конана управиться с верхним рядом длинных весел, встав по восемь и десять человек к веслу, хотя, видимо, никто из них никогда не служил на трехпалубном судне. «Придется поговорить со старшим каждой такой команды, чтобы убедиться, что они правильно понимают приказы и станут работать так, как надо», — решил Конан.

Когда «Безжалостный» выбрался на открытое место, дым горящих судов собрался в темное облако высоко в небе. Флагман свернул в узкий проход между гребущими и дрейфующими кораблями — темную, опасную галерею. К тому времени пиратский флот выстроился в грубую линию. Галера Грандальфа подплыла откуда-то сзади, пока Конан подбирал запорожцев, но вскоре исчезла из виду за клубами дыма. Впереди показалась идущая на веслах опаленная галера пиратки Брилит, но потом множество гирканийских судов, сильно выдвинувшись вперед, вклинились между пиратами и сломали их строй.

Едва ли туранцы были далеко. Удары вспенивающих воду весел и грохот барабанов впереди по правому борту эхом отдавались сквозь плывущий над водой дым. Им вторили крики и грохот столкновений. Их сменили яростные вопли и ожесточенный лязг оружия, доносившийся оттуда, где то ли победители, то ли жертвы брали на абордаж корабль противников. Один раз занавес дыма чуть приподнялся, открыв два судна, плывущие вместе с волочащимися по воде веслами. На палубах шло сражение. Ни тот ни другой корабль не принадлежал пиратам, и невозможно было определить, где гирканийцы, а где туранцы и какое судно победит. Через мгновение показался гирканийский корабль, зажатый между двумя врагами. Приказы его капитана эхом доносились со шканцев. Конан решил, что сражение разворачивается благоприятно для союзников, и, не меняя курса, он направился в самую гущу схватки.

Впереди сквозь рассеивающийся дым показался нос какого-то корабля. Это был туранец. Конан совершенно точно мог сказать это из-за золотой отделки тарана. Туранский корабль тоже был трехпалубным, — возможно, родной брат его флагману.

— Спустить флаги, — немедленно скомандовал киммериец, послав Филиопу передать его приказ на фок-мачту. — Идем вперед на полной скорости!

Было бы вдвойне приятно, если бы Конан обнаружил в этом лабиринте столпотворения кораблей своего врага — туранского принца.

— Весла правого борта, сбавить скорость вдвое! — Туранское судно пересекло их курс. Его длинным веслам понадобилось много времени, чтобы притормозить бег судна. Конан направился вслед за туранцем в облако стелющегося над водой тумана, чтобы его судно не смогли разглядеть. Кто-то из офицеров или впередсмотрящих мог мельком заметить его флагман. Быть может, они даже могли разглядеть и самого Конана и начать за ним охоту. — Всем гребцам работать с полной отдачей! — Идя следом за туранцем, вслепую сквозь дым, Конан надеялся, что впередсмотрящий на носу при надвигающейся опасности вовремя поднимет тревогу.

— Вражеский корабль впереди, он разворачивается для тарана! — раздался крик с носа флагмана.

Вслед за этими словами Конан услышал тревожные звуки: быстрый барабанный бой и шлепанье весел — шум, скорее удаляющийся, чем приближающийся. Если корабль Конана хотел поймать туранское судно, он должен был двигаться побыстрее.

— Вперед на полной скорости! — крикнул капитан своим гребцам. Он еще не видел врага, но понадеялся на наблюдателей на носу.

Рванувшись вперед, они снова оказались среди клубов дыма, и враг неясно замаячил впереди по правому борту. Большой корабль туранцев увеличил скорость, чтобы протаранить другое пиратское судно, — корабль Грандальфа беспомощно пятился. Он только что сам протаранил вражескую галеру. Гребцы вождя Морских племен вовремя подняли весла, стараясь противостоять врагам, но не могли остановить огромный корабельный таран, врезавшийся в их корабль посредине и швырнувший их о борт галеры.

Когда «Безжалостный» приблизился, весла трехпалубной галеры туранцев уже молотили по воде, давая обратный ход. «Мы должны поспешить Грандальфу на помощь, — подумал Конан. — Иначе им конец». Предупредительные крики туранцев и их удивленные взгляды устремились на шканцы Конана, когда судно вождя пиратов, некогда захваченное у туранцев, обрушилось на своих создателей. Потом наступил хаос. Пиратский корабль врезался в корму туранского судна со страшной силой, разламывая его корпус своим тараном.

— Теперь захватите ее! — закричал Конан прежде, чем стих грохот столкновения. — Отрывайте задницы от палубы! За оружие! Покажем туранцам, как мы умеем сражаться! Вперед на помощь Грандальфу и нашим братьям!

В мгновение ока пираты похватали оружие и помчались на нос, перепрыгивая на кормовую палубу туранской галеры с криками, от которых кровь стыла в жилах. Офицеры и воины Турана были поражены, но вскоре пришли в себя. К тому времени, как Конан прибежал с кормы и прыгнул на носовые перила своего судна, на палубе вражеской галеры кипела битва. Некоторые офицеры империи начали срывать дорогие туранские военно-морские регалии и бросать оружие, собираясь сдаться в плен. Конан растолкал толпу пиратов, сражавшуюся на середине главной палубы, где группа туранских моряков еще сопротивлялась нападавшим.

Туранцы сражались яростно. Они держали фланги у фальшбортов и заменяли тех, кто пал, свежими, полными сил воинами. Но их атаковали с двух сторон. Команда Грандальфа, оскорбленная тем, что их судно насадили на туранский «вертел», толпой ринулась на врага и захватила носовую палубу. Похоже, туранцы не ожидали, что их возьмут «в клещи». Хоть и искусные бойцы, они уступали в ярости пиратам, могли только обороняться. Более того, их гребцы прятались на нижних палубах, не собираясь сражаться, в то время как каждый матрос из команды пиратских судов взялся за меч, топор или кинжал и, завывая, отправился на поиск крови врагов и добычи.

— Достаточно! — наконец проревел Конан, потеряв терпение. — Долго мы будем танцевать с туранцами на кровавом ковре? — Прыгнув на возвышение у мачты, так чтобы оказаться выше противников, Конан полез наверх. Он перерубил одну из веревок, закрепленных на фок-мачте, дважды обмотал ее вокруг руки и прыгнул в самую гущу врагов. Приземлившись среди туранцев, Конан крутанулся. Его сабля засверкала в воздухе.

Схватка оказалась яростной. Конан колол и рубил. Его сверкающий клинок врезался в плоть, окрашивая конечности, животы и шеи туранцев красными пятнами. Почти обнаженный — в тонких штанах и морских сапогах — предводитель пиратов метался в хитросплетении сабельных ударов, атакуя и рубя врагов, двигаясь с грацией и ловкостью лесного кота. Ударить Амру-Льва было то же, что ударить смерть, раззадоривая ее. Вокруг Конана люди падали, словно пшеничные колосья, срезанные во время жатвы.

Тем временем пираты Конана захватили и нос и корму судна, убивая и сбрасывая в воду отбивающихся туранцев. Резню сопровождали крики, безумные проклятия и ужасный звон клинков. И вот на мгновение наступила тишина, за которой последовали крики и улюлюканье победивших пиратов.

Палуба осталась за ними. Гребцы и, возможно, кое-кто из защитников прятались на нижних палубах. В поисках их люди Конана стали обыскивать судно. Люди Грандальфа стали грабить носовую часть корабля, но Конан услышал, как капитан отзывает их назад, скорее всего, для того, чтобы они помогли во второй рукопашной схватке, начавшейся между пиратами Грандальфа и туранским судном, которое они в свою очередь протаранили.

Конан решил предложить им свою помощь, если необходимо. Поврежденное трехпалубное туранское судно было не таким уж богатым трофеем. Но, скорее всего, команда галеры Грандальфа могла и сама заделать пробоину, постоять за себя.

Трофейный туранский корабль был пуст и сидел неглубоко в воде. Почувствовав, как качается палуба, киммериец взглянул на свое судно, прицепившееся к корме врага.

С ужасом Конан увидел, как другой огромный корабль безмолвно выскользнул из дымовой завесы. Туранец плыл по инерции, подняв весла, чтобы украдкой подобраться к своей жертве. Как Конан и ожидал, нос вражеского корабля нацелился на корму «Безжалостного». Таран туранцев вошел в корпус пиратского судна со звуком, вызывающим содрогание.

Высоко на носу вражеского корабля был устроен своего рода подъемный кран — широкий брус с подъемным мостиком. Поддерживаемый канатами, спущенными с грот-мачты, он был подвешен на тяжелом бронзовом крючке или шпильке, напоминающей «клюв ворона» (именно так и назывался этот мостик). Конан слышал о таких штучках и раньше. Беспомощно наблюдая, как корабли ударились друг о друга, Конан увидел, как мостик неожиданно освободился и с грохотом рухнул на палубу пиратского флагмана, глубоко впившись в него крючьями.

Туранцы хотели во что бы то ни стало остановить флот захватчиков: «Если вы не пробьете днище, не подожжете или не возьмете в плен врага, то, по крайней мере, пригвоздите его к месту, так чтобы он не смог сражаться с другими кораблями», — так сказал им перед битвой адмирал Куааб.

Отчаянный план, но Конан не мог позволить ему осуществиться. «Безжалостный» был его воровской добычей. Оставив на носу своего флагмана Филиопу, киммериец повел пиратов в атаку. Ведь он не мог дать своей команде «оказаться на мели», оставшись на тонущем трофейном туранском судне. Когда отряды туранцев ступили на подъемный мостик, Конан взревел:

— Пираты, послушайте своего вождя! На наш флагман нападают. Они нападают на наш дом! Отбросим их и защитим свой корабль! Идите, псы, и яростно сражайтесь за Амру и Красное Братство!

Через мгновение его крики утонули в звоне мечей, когда пираты встретили врагов на корме своего флагмана. Орда туранских моряков с криками бросилась в бой, но пираты Конана сражались отчаянно. Когда красный, кровавый закат сменил солнечный полдень, шум битвы стал еще громче.

ГЛАВА 15. КОЛДОВСКАЯ ЛУНА

— Скажите мне, брат… это пламя заката на западе, или это горит вражеский флот?

Голос полководца Анталлы едва можно было разобрать. Отважный гирканиец полулежал, опершись о фок-мачту. Его грудь пронзила стрела меткого вражеского стрелка. Флагман Восточной империи, хоть и изрубленный, и протараненный возле носа и у кормы, остался в руках гирканийцев, которые держали врага в страхе.

— И то, и другое, мой вождь, — спокойно ответил полководцу Ади Балбал. Он преклонил колено рядом с умирающим Анталлой, пытаясь утешить его. — В эту ночь мы, без сомнения, одержим самую великую победу в истории Гиркании! Те вражеские корабли, что не подожжены, продырявлены и взяты на абордаж. Пираты тоже потопили немало врагов.

— Все погибло, как и наш корабль, — пробормотал Анталла, взглянув на посла. — Не пытайся ввести меня в заблуждение, старый друг! На самом деле наше вторжение было остановлено здесь, далеко от земли. У нас теперь не хватит кораблей, чтобы обрушить шторм на туранское побережье.

— Нет, Сир. Сейчас наш флот собирается воедино перед новой атакой. — Маленький всадник посмотрел вперед на дым, сбившиеся в кучу, тонущие и горящие корабли. Рассыпавшись в разные стороны, суда гирканийцев рассеялись на всем обозримом пространстве. — Если только мы сможем с честью выйти из этого сражения… — горечь поднялась в его горле, не давая говорить.

— Наши гирканийцы — лучшие воины в мире, — подсказал ему полководец.

— Да, правда, наши суда, наша кавалерия! Но как же магическая защита, которую обещал нам колдун Кроталус? — Ади Балбал посмотрел через столпотворение кораблей на галеру колдуна, запутавшуюся среди вражеских судов. Палуба ее была пуста. Гирканийские моряки, сражаясь, перебрались на борт соседних кораблей. — Волшебный ветер Кроталуса, который принес нас к берегам Турана, стих. Его летающие огненные «джинны» нанесли врагам большой урон, но с начала битвы он не произнес ни одного заклятия.

— Возможно, колдун ждет ночи, чтобы показать самое величайшее достижение своей магии, — едва слышно пробормотал Анталла, все быстрее соскальзывая в пучины смерти. — Верь, Ади Балбал. Мы можем победить.

— Да, правда, мой Вождь, — согласился воин степей, поддерживая голову умирающего. — У нас самые лучшие моряки, корабли и лошади. И все они жаждут победы! Должен же быть какой-то способ…


Когда наступила ночь, Конан присел на корточки за перилами своего корабля, ожидая следующей атаки. Ведя за собой пиратов, он прогнал туранцев со своего флагмана. И рядом с ним воющая и размахивающая саблей, как и остальные пираты его команды, сражалась Филиопа.

Охваченные жаждой крови, Конан с возлюбленной и другими пиратами, перебравшись по широкому трапу, очистили палубу вражеского корабля… Но каждый раз туранцы оттесняли их назад столь же яростными контратаками. Пробитая, полузатонувшая туранская галера по-прежнему покачивалась на волнах, наколотая на таран «Безжалостного». Ее залитые водой палубы, словно скошенным сеном, были устланы мертвыми туранскими воинами.

— Не знаю, что может быть хуже такой вот тщетной и бесконечной битвы, — всхлипнула Филиопа у плеча Конана, готовясь к очередной схватке. — Мы пытаемся убить их, а они пытаются убить нас в адской морской пустыне с островами горящих кораблей… вот только зачем?

Утешая ее, Конан почувствовал, что и его собственная вера в войну основательно поколебалась. Роскошная дневная битва выродилась в ночную рукопашную схватку. Два гордых народа оказались в безвыходном положении. В мерцающем свете горящих судов команды кораблей сражались, чтобы выжить. Перемешавшись, флоты свободно дрейфовали, отдавшись на милость течений. На палубе половины судов шли рукопашные схватки; половина моряков сбилась на нижних палубах, дрожа от страха или стараясь заткнуть дыры. Было почти невозможно разглядеть пробитые корпуса соседних судов или подкрадывающегося врага. Рассеянные языки пламени скудно поблескивали в накатывающихся волнах дыма. Луна не взошла, и не верилось, что она появится на небе к полуночи. Темнота давала шанс помочь выжившим.

Зная это, Конан почувствовал, как у него волосы встают дыбом, когда на востоке, осветив поле битвы, неожиданно вспыхнула луна.

Странной и желтой казалась эта луна. Раскачивающаяся и не имевшая четких очертаний, поднялась она среди мачт и клубящегося дыма. Она была полной, размером с настоящую луну, но мертвенно-бледная на фоне черного, беззвездного ночного неба.

Не один Конан заметил, что луна какая-то странная.

— Это самое худшее предзнаменование, из тех, что я видел за всю свою жизнь, — заметил кто-то рядом с ним.

— Колдовская луна! Но как мы можем видеть луну, когда вокруг столько дыма?

— Достаточно болтать, псы! Это мошенничество, скорее всего, колдовской трюк! — Конан забеспокоился, вспомнив о неуправляемых суевериях пиратов, поэтому заговорил грубо, стараясь заставить их замолчать. — Смотрите, она висит над баржей Кроталуса! Он поднял ее на воздушном шаре. Свет исходит из какого-нибудь сосуда, подвешенного к шару. Это — не послание богов.

— Фальшивая луна, — испуганно забормотали пираты. — Зачем она колдуну?

— Похоже, теперь достаточно света, чтобы рубить и колоть, — Конан постарался сделать так, чтобы слова его звучали мягко и разумно. — Помните, Кроталус — наш союзник.

— Ерунда, капитан, — резко из темноты прозвучал голос старого Йоркина. — У такого колдуна, как Кроталус, нет друзей в нашем Братстве, это любой пират подтвердит! Его колдовская луна мне не нравится. Ночь — время духов, и я гарантирую…

— Чепуха! Все это — болтовня. — Конан не получал удовольствия, ругая почтенного старого пирата, но понимал, что должен немедленно принять меры. — Если ты и в самом деле думаешь, что бессмертные духи станут толпами подниматься из моря к шару, наполненному газом, мозга твои и вовсе прогнили!

— Эй, капитан! Хоть немного уважайте старшего по возрасту…

Протесты пиратов были резко прерваны новой волной туранцев, взбиравшихся по трапу и только еще подплывших к бортам пиратского флагмана. Конан выпрыгнул на трап, в то время как его команда встала по обе стороны от него вдоль перил.

Схватка оказалась яростной, но призрачный свет, исходящий от эрзаца луны, дал защитникам преимущество. Отбросив туранцев, пираты погнали их беспорядочной толпой через груды тел на палубу туранского корабля. В один миг, сметая все на своем пути, пронеслись они по палубе вражеского судна и спустились на разрушенную нижнюю палубу, добивая тех, кто пытался спрятаться. Тут царил мрак. Судно туранцев прижалось боком к своему более удачливому соседу, заслонившему волшебный светильник Кроталуса.

В темноте было не определить, куда бежали оставшиеся в живых враги. Еще две протараненные столкнувшиеся галеры неясно вырисовывались по соседству. На них можно было легко перепрыгнуть или переползти. Одна или обе, они находились в руках туранцев. Но в темноте посреди дрейфующего кладбища кораблей непонятно было, где враги, где свои.

— Не стоит дальше гнаться за ними, — сказал Конан, повернувшись к полудюжине самых храбрых пиратов, которые собирались и дальше следовать за своим капитаном. — Мы можем отцепить наш корабль. — Он ковырнул кончиком сабли доску, на которой стоял. — Мы отцепимся от этой шаланды и пустим ее ко дну. Тогда враги не смогут снова к нам подобраться.

— Даже если мы отцепимся, это судно останется на плаву, — сказал Грандальф, изучая разоренную палубу. — Невозможно затопить его без балласта.

— Пусть так, — ответил Конан. — По крайней мере, мы снимем «Безжалостного» с его тарана. — Он махнул вдоль борта туранского корабля. — Пойдемте, отыщем оставшихся в живых гребцов и скажем им, что теперь они свободны и могут стать пиратами! Их можно расковать.

— Капитан, я видел нечто страшное…

Один из пиратов Конана торопливо отошел от борта. Пораженный страхом, он говорил с трепетом. Филиопа стиснула руку Конана, но он стряхнул руку девушки и повернулся к испуганному пирату, специально обратившись к нему гораздо грубее, чем обычно:

— Чепуха, Огдас. Разве ты мог увидеть что-то худшее, чем то, что сотворил собственными руками этой ночью? Пойдем и займемся делом.

— Нет, капитан. Там мелькнуло чье-то лицо! Я видел, как оно смотрело на меня из воды, спокойной, как при полном штиле. Так не может смотреть ни один смертный!

— Что? Да это было всего лишь твое отражение! — Демонстрируя бесстрашие, Конан шагнул к воде. — Это труп. Сегодня в море погибло больше людей, чем за день могут съесть акулы! — Он осмотрел спокойную водную гладь между кораблями. Там плавали деревянные обломки и клочья кровавой пены — зрелище не из приятных, особенно желтое пятно отражения поддельной луны Кроталуса, сверкавшее на воде.

— Это не отражение, — взвизгнул один из пиратов. — Я узнаю это лицо. Это — Зайгар, которому я был должен. Он умер. И вот его голова вернулась… ему же снесли голову!

Пират ткнул указательным пальцем в сторону отражения колдовской луны и прочистил горло, очевидно едва сдерживаясь, чтобы не броситься бежать. Упоминание о пирате — шемите, обезглавленном давным-давно снарядом, выпущенным из катапульты, — вызвало слабую дрожь и у остальных моряков. Напряжение долгой битвы, незнакомое импульсивным морским разбойникам, собирало свою дань, а тусклый свет колдовской луны мало успокаивал.

— Сюда, Огдас, — рассердился Конан. — Иди к нам и займемся трапом и тараном. Выброси эти видения из головы.

Пираты осмотрели покинутое судно, а потом они стали пробираться назад на флагман по скользким, предательским доскам палубы, заваленным телами и залитым кровью.

— Если мы переоснастим мачту, подцепив адский трап, и чуть его приподнимем, то сможем освободить наше судно… Если мы приподнимем его с этого конца, сдвинем в сторону… Но что это? — Конан отступил от темной фигуры, появившейся возле перил. — Я думал, мы выбросили за борт всех раненых…

— Раненых — конечно, — ответил низкий грудной голос. — Да и мертвых тоже. Ты, Амра с Кровавого Побережья, многих людей послал на дно!

— Тогда кто ты, если знаешь мое имя? — шагнув вперед, Конан с вызовом обратился к незнакомцу, которого никак не мог рассмотреть. — Еще один императорский шпион?

Он прищурился в призрачном свете волшебной луны над кормой, разглядывая коренастого головореза с лицом, украшенным шрамами. С волос и одежды незнакомца стекала вода, словно он только что вылез из воды.

— Я видел тебя раньше?

— Ты можешь не помнить меня, хотя когда-то ты меня убил! — ответил густой, печальный голос. — Я был Гарфалком из Яралета, пиратом-капитаном, как и ты… пока твой сладкоречивый убийца не вонзил в меня кинжал! — Шагнув в полосу света, незваный гость широко распахнул жилет и рубаху. Теперь стали видны рукояти кинжала и сабли, заткнутых за кушак, и рана с бледными краями прямо под сердцем.

Конан почувствовал, как у него на затылке волосы становятся дыбом.

— Значит, ты — мертвец, — сказал киммериец. — Бестелесный дух или надоедливый дьявол! — Конан выхватил саблю. — Но я предупреждаю тебя… уходи назад, на дно моря, не охоться за мной, потому что я никогда не видел тень или сверхъестественное чудовище, которое не отступило бы перед сталью!

— Смертную плоть можно уничтожить, — ответил воскресший Гарфалк. Вытащив саблю, он рубанул ею по перилам так, что она сверкнула серебром в лунном свете. — Сталь убивает быстро, если человек жив, и прибавлю, результат весьма сомнителен, когда твой противник уже мертв.

— Я тоже не боюсь стальных клинков, — проревела другая фигура, перелезая через перила и угрожая Грандальфу. — Страшна не смерть, Грандальф Братоубийца — вождь Морских Предателей!

— И я тоже не боюсь, подлый грабитель мертвых! — Третий мокрый труп, булькая, поднялся перед Огдасом, который застыл, дрожа от ужаса. Перед ним был оживший труп шемита Зайгара, и его голова в самом деле криво сидела на шее.

— Тогда умри снова! — раньше, чем из воды поднялись другие зомби, Конан набросился на Гарфалка, целя в рану на груди пирата. Его клинок метнулся, но задержался, застряв в теле мертвеца. Задержка едва не стоила Конану руки, в которой он держал меч. Звону клинков одновременно вторило эхо с двух сторон — Грандальф и Огдас, чуть запоздав, выхватили клинки и встретили сверхъестественных врагов.

— Ты увидишь, что сражаться против Гарфалка из Яралета намного опаснее, чем подсылать к нему трусливого убийцу! — Оживившись, мертвый капитан в свою очередь нанес удар и плавно сделал выпад, но, кажется, за время пребывания под водой Гарфалк утратил присущее ему при жизни проворство. — Когда я был жив, я тоже мог убить тебя! Но мертвым я смогу сражаться лучше, не заботясь о собственных ранах.

Истинность этих слов тут же подтвердилась. Ударив с плеча, Конан разрубил запястье зомби, словно рассекая надвое макрель. Рука мертвеца и его сабля со стуком упали на палубу. Но Гарфалк, ничуть не беспокоясь, наклонился и подхватил саблю другой рукой.

— Убирайся назад в могилу, беспокойный дух, — пробормотал Конан, проклиная своего врага. — Тебе не место в этом мире. Твое существование здесь — оскорбление для Крома.

— Не бойся, скоро ты искупишь свою вину. — Графалк встряхнул саблей, чтобы освободить рукоять от сжимающих ее пальцев. Отрубленная рука вновь упала на палубу. — Ты будешь приветствовать смерть, зная, что потом тоже можно будет ожить…

Но не успели эти слова сорваться с уст Гарфалка, как Конан, воспользовавшись краткой заминкой зомби, метнулся под вытянутую саблю мертвеца. Ударив в дважды пробитую бескровную грудь, пират вогнал острие своей сабли так, что оно вышло сзади возле позвоночника зомби. Проскользнув чуть дальше, клинок впился в дубовые корабельные перила за спиной мертвеца и застрял в них.

Потом, пока тварь, называющая себя Гарфалком, металась и пыталась освободиться (ее голос превратился в сопящее хрипение, так как клинок Конана, пронзив грудь, разорвал легкое), Конан вырвал саблю из руки мертвеца и повернулся, собираясь прийти на помощь своим друзьям. Он снова снес голову с плеч Зайгара и так ловко пнул ее, что она, подпрыгивая, покатилась по палубе. Безымянного врага Грандальфа он остановил, подрубив ему колено, а потом на всякий случай отрубил всю ногу, но тварь извиваясь ползала по палубе.

— Пойдем, — приказал Конан, таща за собой дрожащую Филиопу. — Давай выбираться с этого проклятого корабля, полного мертвецов! Мы сожжем его, если понадобится, чтобы избавиться от чудовищ… хотя мы должны вначале отцепить от него наше судно.

Ведя за собой пиратов, он пробежал по широкому трапу на свой корабль… и очутился в мире невообразимого ужаса. Со всех сторон в желтом свете злобно сияющей колдовской луны его окружали оставшиеся в живых пираты его команды — сражавшиеся против восставших со дна моря мертвецов, которые Лезли из воды на пиратский флагман и покачиваясь расхаживали по палубе.

Зомби громко визжали, перечисляя имена своих обидчиков и убийц. Разложившиеся и увечные, подкрадываясь, они булькали, обвиняя в преступлениях своих убийц и надуманных врагов. От некоторых остались практически одни скелеты или еще хуже… всего десяток костей, связанных старыми веревками, морскими водорослями и извивающимися угрями. Но все мертвецы были вооружены острыми клинками и всех их переполняла жажда мести.

— Во имя Крома и всех его седых Судеб! — выругался со шканцев Конан. — Это дело рук Кроталуса, и за это я отрублю его бритую голову!

— Сильно сомневаюсь, — раздался рядом резкий голос. — Он — великий колдун, капитан Амра, а ты — только пират. А пираты могут обрушить свою месть только на других пиратов, которые рано или поздно отправятся в изгнание в подводное королевство Дагона.

— Назад, глупая тень! Кто ты? Кналф, клянусь змеиным языком Сэта! — Конан яростно скрестил саблю с клинком своего мертвого соперника, который взревел и вернул удар с той же яростью, которой славился при жизни. Кналф имел в теле лишь одну дыру от удара кинжала в спине и, если не считать зеленоватой бледности и слизи, напоминающей плоть медуз вокруг губ, выглядел как обычный человек.

— Гнилой труп, сколько раз я должен убивать тебя? — Рубя и парируя, Конан тем не менее обнаружил в себе достаточно сил, чтобы противостоять безрассудному, сверхъестественному и искусному врагу.

— Никогда ты не убивал меня, киммериец! Моя смерть — работа твоей хорошенькой любовницы. Она не пират, а моя жена! Я займусь ею, после того как покончу с тобой…

— Умри, труп! — метнувшись к нападавшему, Конан поразил его в грудь, пригвоздив к перилам кормы, и выбил саблю из отяжелевшей от воды руки мертвеца.

Потом, потянувшись, Конан вырвал из пазов рулевое весло и вбил его толстый черенок чуть ниже раздувшейся шеи Кналфа. Перегнувшись через перила, Конан нащупал управляющие тали, идущие к веслу, и, натянув их крепко на шкивах, завязал несколькими морскими узлами. Кналф, чья голова оказалась крепко привязанной к перилам, мог лишь беспомощно дергаться и барахтаться.

— Пусть другие намертво приколотят тебя к доскам, — заявил Конан. — А пока у меня есть одно дело…

— Конечно, — прохрипел голос у него за спиной. — Более старое и настоятельное, чем общение с этим выскочкой Кналфом!

— Не может быть… Сергиус! — Повернувшись и задохнувшись от удивления, Конан приветствовал страшный, гниющий труп в покрытом водорослями пиратском наряде, когда тот направился к нему через палубу.

— Да, если и он не прикончит тебя, то другие придут ему на помощь! — Сзади, ступая с чудовищной неуклюжестью, появился еще один, не более располагающий к общению, широко улыбающийся мертвец, вооруженный стилетом.

— Рондо! Ты до сих пор предан тем, кто нанял тебя? А это кто? Джалаф Шах? — Мертвец со сломанной челюстью приближался с другой стороны. Конан крутанул саблю над головой и бросился в бой.

Сражение стало тяжкой пыткой, превратившись вскоре в отдельные дуэли и драки, бушевавшие по всему флагману. Среди страшной суматохи головы и конечности мертвецов катились по палубе, словно перезревшие фрукты, и тела летели за борт, словно прохудившиеся бочонки. Но мстительных врагов и соперников у племени Красного Братства было без счета. Казалось, никогда не кончится поток оживших врагов, всплывающих из черных глубин. С мокрыми шлепками зомби хватались за весла и борта корабля, поднимаясь на палубу.

Но не это оказалось хуже всего. Глядя за борт, некоторые пираты заметили интенсивное движение в темной, словно полированной, воде возле корабля. Они услышали бульканье и увидели, как на поверхность поднимается что-то темное, маслянистое. И вот из воды появился ужасный корабль со сломанными мачтами и палубой, обросшей водорослями. Перед потрясенными пиратами в ярком свете фальшивой луны из моря неожиданно поднялся разбитый, пропитанный водой, гнилой древний парусник. Конан тут же распознал в судне затонувший «Василиск» — трижды проклятую галеру с сокровищами, которой некогда командовал легендарный пират Кобольд Рыжий.

— Стойте, товарищи! Вон там жалкий воришка, укравший наши сокровища! Встанем бок о бок, моряки! Приготовьтесь взять судно на абордаж!

Сочащийся илом скелет расселся на шканцах, и именно из его треснутого черепа доносился трескучий голос. По рассеченной глазнице в нем с первого взгляда можно было узнать Кобольда Рыжего. По его команде — взмахе сгнившего меча — армия оборванных скелетов засуетилась на палубе, выполняя распоряжения своего капитана. Принеся с собой вонь глубин, мертвый корабль глухо ударился о борт корабля Конана, и ржавые крюки впились в пиратский флагман.

Отвратительное зрелище — мертвецы, толпой рвущиеся в бой. Пираты завопили и разбежались, с бормотанием падая на палубу, закрывая глаза. Некоторые ошеломленные моряки побежали на палубы соседних кораблей или, окончательно потеряв голову, спрыгнули за борт в море, откуда поднимались зомби.

С трудом продвигаясь вперед, в ярости рубя неживую плоть, нанося врагам колющие удары, Конан протащил Филиопу через разбитое туранское судно на относительно спокойную палубу корабля Грандальфа. Теперь он высматривал самую короткую дорогу к кораблю колдуна.

Неудачно то, что дорогу перегораживало несколько судов, в том числе туранская двухпалубная галера, чья команда сражалась с командой гирканийской галеры. Перебравшись на нос союзного корабля, Конан обругал деморализованных гирканийцев.

— Вперед, псы! Собираетесь ли вы вторгнуться в Туран или нет? Если вы собираетесь прятаться здесь, то никогда не увидите ни одного из драгоценных камней Турана! Вперед, гирканийцы, сражайтесь! — Сказав так, Конан обрубил веревки, которые поддерживали широкие сходни, подвешенные над носом гирканийского судна. Они перелетели через перила вражеской кормы, и отряды гирканийцев с криками рванулись вперед, толпой метнулись на палубу туранской галеры, и в середине толпы были Конан и Филиопа.

Защитники отчаянно оборонялись, превратив шканцы своего корабля в поле смерти.

Но неожиданно раздался странный звук. Он поплыл над лабиринтом кораблей. А когда прозвучал еще раз, ему вторило эхо. В следующий раз он прозвучал ближе: живые, пронзительные звуки труб.

Где-то рядом Конан услышал топот по деревянным палубам — стук копыт, сопровождаемый отчаянными криками наездников. По сцепленным корпусам кораблей, с грохотом перескакивая через перила, проносясь по сходням в вихре сабель, с боевыми криками скакали всадники Гиркании в меховых шапках. Их лошади топали и били копытами, разбрасывая врагов и открывая дорогу гирканийским морякам, столпившимся на другом фланге.

Всадники пронеслись по кораблю и столпились на корме, готовясь к следующей атаке. Тут Конан заметил их командира и позвал его:

— Ади Балбал! Вижу, вы слишком рано бросили в бой своих всадников и сражаетесь на море, как на суше!

— Кто-то же должен найти выход из безвыходного тупика, — ответил мужественный всадник, вращая над головой кривой саблей. — Если это кто-то и может сделать, так кавалерия. Сейчас мы разобьемся на отряды и снова ударим по врагу!

Со всех сторон заревели трубы. Внимательно посмотрев на замерший флот, Конан заметил и другие отряды всадников, скачущих по близлежащим кораблям. Дикое зрелище, производящее впечатление. Всадники скакали на крепких, низкорослых лошадях по сходням и бесстрашно прыгали с палубы на палубу, героическим потоком проносясь во тьме и сея смерть. Несколько коней споткнулись и, оступившись, потеряв всадников, полетели в море. Однако остальные скакали дальше, сметая все преграды. Безумная, отчаянная попытка, но она могла помочь гирканийцам выиграть битву.

До цели же Конана теперь было рукой подать. Когда последний всадник пронесся мимо, киммериец повел Филиопу дальше к насмешливо сверкающей луне, плывущей высоко в небе над путаницей кораблей и лесом мачт. Только несколько галер отделяло их от корабля колдуна. Палубы этих судов были пустыми, и кавалерия объехала их стороной. Один из этих Кораблей оказался длинной зловещей галерой с крытой палубой, которая сейчас была сломана и частично обрушилась. Под ней что-то беспокойно шевелилось и грохотало.

— Ты будешь последним дураком, если попытаешься пройти по кораблю с дьявольской тварью, — предупредил Конана чей-то голос из темноты.

Повернувшись, Конан увидел гребцов под командованием гирканца, украдкой перебравшихся с плененного туранского судна и пытающихся сбросить сходни.

— Разве многоножка до сих пор опасна? — спросил Конан. — Разве таран, пробив борт судна, не прикончил ее?

— Нет, — ответил моряк. — Всадники снова ее расшевелили. — Он нервно огляделся. — На вашем месте я говорил бы тише. У этой твари очень чуткий слух.

— Мне придется пройти мимо нее, — сказал Конан, отворачиваясь. — Хочу закончить одно дело.

Он отпустил руку Филиопы, но она, ничего не сказав, последовала за ним. Двигаясь украдкой, они пробрались к корме полузатонувшей галеры с гигантским насекомым. Перебравшись на ее перила, пройдя по узкой балке над темной плещущейся водой, они, двигаясь как можно тише, пошли вдоль борта, по которому молотило чудище.

Но похоже, что нюх у демона был таким же хорошим, как и слух. Удары твари вдруг стали целенаправленными, дерево затрещало, и обломки весел забарабанили по борту. Ужасная голова со жвалами поднялась из-под палубы на носу галеры.

— Беги, — приказал Конан Филиопе. — Ты успеешь!

Движение тела огромной твари привело к тому, что корпус судна закачался под ногами, вынудив Конана прыгнуть вниз на затонувшую палубу гребцов. Но проворная Филиопа, сохраняя равновесие, пробежала по перилам… не назад, а вперед, на нос туранского корабля, которого от галеры Кроталуса отделяло всего одно судно. Вскарабкавшись по провисшему петлей якорному канату; Филиопа поднялась на борт.

Тем временем Конан, пятясь, шлепал между рядами затопленных скамеек, вытянув саблю в сторону демона. Мгновение — и чудовище соскользнуло назад в воду. Ползя и плывя одновременно, двигаясь на свой манер, тварь ринулась за капитаном. Она не почувствовала бешеных ударов сабли по ее бронированному переднему сегменту. Стальной клинок отлетал от ее головы и груди словно от медной урны. Тварь сбила Конана с ног и перевернула его под водой, ударив своей огромной массой. Конану повезло, что жвалы чудовища оказались слишком большими и неуклюжими, чтобы сразу схватить его. Вместо этого, промахнувшись, она схватила и растерзала несколько скамеек. Поплыв под скамейками, Конан попытался удрать как можно дальше. Потом он вынырнул, чтобы перевести дыхание. Фасеточные глаза твари тут же заметили его. Чудовище метнулось вперед, гоня перед собой высокую волну. Тут Конан услышал пронзительный крик и посмотрел вверх, пытаясь разобрать слова.

— Сюда! Сюда! — кричала ему Филиопа.

Когда киммериец вынырнул у перил, девушка все еще неумело возилась с веревкой у выгнутого носа корабля. И вдруг с грохотом и визгом опустились сходни. Великолепный, тяжелый бронзовый крюк впился в один из сегментов тела твари прямо за огромной головой многоножки.

Чудище стало корчиться и сыпать ударами во все стороны, разламывая палубу. Конан, быстро двигаясь, вскарабкался на нос корабля.

— Крюк на некоторое время удержит ее, — уверила Конана Филиопа, бросившись в его объятия. Придя в себя, они отправились дальше к своей цели.

Теперь привязанная веревкой к мачте зловещей галеры красноватого оттенка луна сверкала особенно ярко.

Судно колдуна тоже с кем-то столкнулось. Его таран застрял в носу корабля, через который Конан и Филиопа только что перебрались. На палубах не было ни воинов, ни гребцов, только несколько священников Эрлика в темных плащах, которые под командованием человека в белых одеждах трудились вокруг привязанной к мачте фальшивой луны.

Филиопа, по настоянию Конана, держалась чуть сзади, когда он перебрался на палубу колдовского корабля. Шагая по палубе широким шагом, с саблей в руке, Конан громко бросил вызов:

— Кроталус, колдун-мошенник! Развей свои дьявольские чары!

Кешанец, отвернувшись от своих помощников, улыбнулся, увидев приближающегося Конана.

— Итак, могучий Амра до сих пор жив! Я, признаться, сомневался, что твоя легендарная удача поможет тебе в этой великой и необычной морской битве, где приходится сражаться с таким неимоверным числом врагов.

— В самом деле, врагов достаточно и без тебя и твоих гнилых мертвецов, — согласился Конан. — Знаешь ли, Кроталус, я добровольно отправился на войну сражаться с туранцами, а не с гнилыми древними призраками, которых из-за тебя полным-полно вокруг! — Он продолжал идти вперед, занеся саблю над головой. — Теперь потуши-ка эту колдовскую луну или сделай еще что-то, чтобы избавить моих людей от мертвецов!

— Но Амра, разве это моя вина, что твои пираты убили так много людей и весь Вилайет жаждет отомстить им? — беспечно ответил кешанец. — Кроме того, проклятие пало на пиратов согласно их собственной священной вере. Разве можешь ты обвинять меня в том, что мертвые научились плавать?

Пока волшебник старался выиграть время, прислужники закончили работу над еще одним заклятием. Теперь гирканийские маги поднялись и встали вокруг своего учителя, защищая его.

— Достаточно насмешек, — прорычал Конан, подходя к колдуну. — Я напомню тебе, Кроталус, что мы союзники в этой битве. Любые хитрые заклятия против меня и моих людей расцениваются как предательство, и я заставлю тебя заплатить за предательство собственной шкурой! Почему ты решил ослабить своих союзников, когда исход битвы неясен…

— Неясен? Я так не думаю. Большей частью флот под нашим контролем… — колдун беззаботно махнул рукой в сторону разбросанных кораблей, которые было хорошо видно с главной палубы его судна. — По ним сейчас мчатся отряды гирканийцев, во главе которых искусная гирканийская кавалерия. На всех наших кораблях гребцы заделывают дыры, сбивают пламя, освобождают тараны, режут запутавшиеся снасти. — Он улыбнулся с угрюмым удовлетворением. — Гирканийцы работают, спасая свои презренные жизни, и мы надеемся, они достигнут какого-то результата… Они это сделают. И тогда этот флот (вобрав в себя корабли Турана, на борт которых поднимутся гирканийцы) станет еще больше, чем раньше. Завтра мы поплывем в Туран… и я стану командующим этой морской армады, так как Анталла мертв. Я буду командовать ими сверху, со своей смотровой площадки… — он показал на небольшую корзину, подвешенную к веревке, удерживающей луну. — Так что никто не станет сомневаться в моем авторитете и не станет уклоняться от выполнения моих приказов. С попутным ветром и моими познаниями в навигации (победа над величайшей империей в истории Земли гарантирована. Ты видишь, капитан Амра, что больше нам нет нужды ни в твоих пиратах, ни в ничтожных корыстных союзниках.

— Негодяй! Убийца-колдун! — рванулся вперед Конан. Но его встретили четыре прислужника, которые вышли вперед, заслоняя своего повелителя. Конан не собирался убивать их. Метнувшись к жрецам в развевающихся робах, награждая их тычками и пинками, нанося удары рукоятью сабли, киммериец разбросал их по палубе. Они остались лежать, постанывая и вздыхая, словно птицы со сломанными крыльями.

— Негодяй, — вновь обратился Конан к Кроталусу. — Я перережу твою глотку! — Приблизившись к магу, Конан остановился и спросил: — Разве ты не собираешься защищаться? У тебя нет оружия? Ты не боишься меня?

— Бояться тебя? — недоверчиво спросил Кроталус. — Такая мысль никогда не приходила мне в голову. — Повернувшись, провидец положил руку на веревку, идущую к корзине. В тот же миг она поднялась с палубы, набросив кольца на предводителя пиратов.

— Что?.. Да поразит Кром сифилисом всех колдунов! — Борясь с неожиданной ловушкой, Конан попытался перерубить веревку мечом. Но толстые кольца быстро стянулись вокруг клинка сабли, сделав ее бесполезной.

— Простой, но подходящий конец для карьеры пресловутого Амры, — подытожил Кроталус, праздно наблюдая за происходящим. — Разве не в традициях пиратов кончать жизнь на рее?

Конан почувствовал, как кольца веревки крепко стягиваются на его шее. Живые петли обвились вокруг лодыжек Конана и его левой руки. Сабля оказалась стиснута, вырвана из рук пирата. Со звоном упала она на палубу. Свободной рукой Конан изо всех сил впился в обвившую шею петлю, царапая твердые как камень кольца, которые постепенно впивались все глубже… Весь мир перед глазами Конана стал пурпурным, язык во рту распух.

— Нет!

Конан едва расслышал, как зашлепали по палубе чьи-то босые ноги, едва смог разглядеть он Филиопу, потянувшуюся за саблей и разрезавшую веревку… но не там, где та впилась в шею пирата, а там, где обвилась она вокруг стойки мачты, протянувшись от палубы к колдовской луне Кроталуса.

Как только веревка была перерублена, дьявольские кольца безвольно спали с тела Конана. И только тут Филиопа увидела, что колдовскую луну удерживает та же веревка, что подпрыгнула с палубы, ожив при прикосновении чернокнижника. Сейчас, когда веревка оказалась перерезана, большой воздушный шар освободился и вместе с плетеной платформой, на которой стоял Кроталус, поплыл прочь. Слабый ветер с запада подхватил его.

— Аххх, — пробормотал Конан пытаясь восстановить дыхание. — Снова благодарю тебя, Филиопа. — С помощью женщины окончательно освободившись, он повернулся взглянуть на своего врага, проплывшего над палубой корабля и устремившегося дальше в небо.

— Держи, тварь! — взревев, Конан прыгнул следом за Кроталусом. Он бросился за обрубленным концом веревки, которая свисала над перилами корабля, и чуть-чуть не поймал ее, но она скользнула за борт. Только опустившаяся на плечо рука Филиопы удержала Конана от прыжка за борт и продолжения погони. Предводитель пиратов застыл в бессильной ярости, ударив огромным кулаком по перилам.

В поднимающейся корзине застыл, впившись в веревки, Кроталус. Проносясь над морем в свете своей поддельной луны, он свысока взирал на оставленный им корабль.

Потом, нащупав заплечную сумку, он потянулся за арфой Дагона, волшебным предметом, который управлял ветрами. Осторожно, скрестив ноги и усевшись в корзине, он положил инструмент на сгиб руки и стал бренчать.

Сверкающая луна неслась дальше на восток, проплывая над мешаниной разбитых кораблей, чьи паруса уже зашевелились под напором поднимающегося ветра. Волочившаяся за шаром веревка, должно быть, зацепилась за оснастку одного из кораблей, встряхнув и шар, и корзину. Из сосуда, где горела луна, выплеснулся жидкий огонь. Он подпалил корабль, над которым завис воздушный шар.

Через мгновение шлейф огня взметнулся вверх, поглощая паруса, веревку, корзину и саму фальшивую луну. Огонь полыхнул еще сильнее, когда вспыхнула шелковая оболочка воздушного шара. Конан увидел, как упал со своего насеста Кроталус — горящая, размахивающая руками фигура полетела вниз и исчезла.

И вслед за ним горящий шар обрушился в море. Свет его потух, и лишь потрескивающие в огне мачты и такелаж корабля, погубившего колдуна, напоминали о случившемся. Неожиданно над кораблями воцарилась мертвая тишина. Стихли крики и звон сабель.

— Разве это не означает, что битва закончилась? — задумчиво спросила Филиопа.

— Нет, — ответил Конан, повернувшись. — Но дело сделано.

Положив руки ей на плечи, застыв у перил галеры колдуна, Конан указал своей любимой на слабый, неестественный свет, разгорающийся у основания далеких облаков.

Через мгновение до их слуха донеслись раскаты грома, возвещающие о надвигающемся шторме.

ЭПИЛОГ

Пиратский флагман «Безжалостный», разрезая широкие пенящиеся волны, входил в пролив между Аетолианскими островами. Весла сверкали и взбивали пеной неспокойное синее море. Над головой свежий ветерок разгонял сбившиеся с пути гроздья облаков — остатки недавнего небесного столпотворения.

Впереди и позади флагмана вытянулась линия из двадцати или даже более кораблей. Суда были побитыми, со следами сражения, с залатанными корпусами и состряпанным на скорую руку парусным снаряжением. Но пираты дружно работали на веслах, подчиняясь приказам.

— Мы забрали лучшие суда со всего флота, — сказал Конан, царственно расположившись на шканцах перед собравшимися капитанами. — Забрали столько кораблей, сколько хотели, и все они укомплектованы ищущими убежище бывшими рабами и набиты трофеями, оставшимися на поле битвы… Мы долго еще будем жить на выручку с этой войны. — Посадив Филиопу себе на колени, он взглянул на унылые лица капитанов. — Знаю, мы потеряли много хороших товарищей… и большая часть их пала от рук мертвых дьяволов Кроталуса, а не от руки простых смертных! Но теперь проискам колдуна положен конец. Наши молитвы были услышаны, и Вилайет отозвал своих мертвецов. Вот и все. — Он осушил чашу, отдав салют.

— Туранскому флоту понадобятся годы, чтобы восстановить былую мощь, — заметил Грандальф, заново наполнив свою чашу из большой винной бочки. — Разбитые, со сломанными мачтами, они очутились далеко от тех мест, где можно встать на якорь. Буря унесла их еще дальше от побережья Турана, и те из них, кто доберется домой, могут считать себя счастливчиками.

— Конечно, туранцам сломали хребет, — согласилась Сантиндрисса. — Буря — и та была нашим союзником. Ветер и волны отнесли нас домой и потопили большую часть дырявых туранских посудин.

— Таковы превратности судьбы на войне, — подытожил Конан. — Иногда морские бога на одной стороне, иногда на другой, иногда они не вмешиваются. Я не могу отрицать это. Пираты были верны своим союзникам до тех пор, пока на нас не обрушилось воинство безумного колдуна… А теперь — тост.

Фнлиопа быстро подошла к винной бочке. Конан принял кубок, который она поднесла ему, и поднял его перед всей собравшейся компанией.

— За мир на море и процветание, которое он принесет нам!

Конан сделал глоток и остановился, чтобы высказать следующее пожелание.

— За равенство между всеми королевствами на берегах Вилайета! — воскликнул Грандальф, и все еще раз приложились к своим кубкам.

— Конечно, — согласился Конан, собираясь закончить свой тост. — И за богов, которые правят морем… и за мертвых, которые покоятся под толщей его волн. — За последнее пожелание кубки были выпиты до дна, и Конан, отставив в сторону свой золотой кубок, встряхнул капли по ветру, словно отдавая дань уважения мертвым.

Пока остальные капитаны колебались, повторять или не повторять жест капитана, Дрисса без всякого стеснения воскликнула:

— Опустошите же свои кубки, братья и сестры, и снова наполните их! Будет другой тост! За Сантиндриссу — королеву Красного Братства — и за ее нового мужа — Фердинальда!

Сказав так, она обвила руками смуглого коренастого капитана, который застенчиво кивнул, подтверждая ее слова.

— Когда это случилось? — в удивлении стали перешептываться остальные пираты. — Роман на борту корабля? Морская помолвка?

— Во время битвы, — объяснила Сантиндрисса. — Мы поднялись на борт одной вражеской галеры и сражались бок о бок. Позже мы сцепились — я имею в виду наши корабли — и поддерживали друг друга на плаву. И скажу вам, на Фердинальда можно положиться в бою, — продолжала она. — Он верный воин, который всегда прикроет спину.

Обняв своего возлюбленного обеими руками и обвив его ногу затянутой в кожу ножкой под одобрительные крики и аплодисменты зрителей, Дрисса продемонстрировала силу своей страсти.

— Отлично! Быть может, вас благословили сами морские боги, — сказал Конан пирату и его возлюбленной. — Как капитан этой галеры я могу поженить вас, если вы желаете. Но в любом случае, прибыв в Джафар, мы это отпразднуем!

Под звуки флейт и радостные крики пиратов флагман «Безжалостный» направился к Джафару, над которым возвышался замок Амры — Повелителя пиратов.

Примечания

1

Дховы — одномачтовые арабские суда.

2

Примерно 16 метров (один фатом — 1.83 метра).

3

Мелкая рыбешка.


home | my bookshelf | | Гроза Кровавого побережья |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу