Book: Опер печального образа



Опер печального образа

Дмитрий Вересов

Опер печального образа

Не понимаю, что за удовольствие ожидать зверя, который коли пырнет клыком, так из вас душа вон.

Часть первая

Испанская свадьба, японские каникулы, российские будни

Глава 1

На мне подвенечное платье, в зале ждут меня коварный Фернандо, корыстолюбивый отец мой и свидетели, которые, однако, скорее окажутся свидетелями смерти моей, нежели обручения.


Дождь ходил вокруг свадьбы, точно неприглашенный родственник. Он то мстительно принимался окружать лужами крыльцо в расчете на модельную обувь гостей и длинный шлейф невесты, то громко барабанил в высокие ресторанные окна. Вообще, он вел себя не по-мужски, напоминал, скорее, богиню Эриду, которую забыли пригласить на самую громкую свадьбу в греческой мифологии. А кто, собственно, дал дождю мужской пол? Может, эта самая Эрида и бродила вокруг пиршества богов и героев в образе дождя? Хлестала струями по листьям и ветвям, пока не уронила на свадебный стол яблоко с надписью «Прекраснейшей», открыв тем самым длинную предысторию Троянской войны? Да и предки-славяне считали когда-то, что в дождь не заоблачные хлопцы, а поднебесные девы льют на землю небесное молоко. И действительно, разве может мужчина выполнять такую однообразную, монотонную работу?

Некрасивая, остроносая девушка с огромной, неуправляемой копной курчавых волос сидела за свадебным столом спиной к окну, через одного человека от жениха и невесты.

В первые минуты застолья она все время поворачивалась боком, будто бы любуясь молодоженами, на самом же деле отворачиваясь от посторонних взглядов, отгораживалась от них «химией». Потом в стекло застучали дождевые капли, и она стала оглядываться назад, словно ожидала появления кого-то со спины. А после ей пришлось отодвигаться от быстро пьяневшего соседа слева, который становился с каждой рюмкой все разговорчивее и разговорчивее.

– Ты... эта самая... свидетельница? – в который уже раз спрашивал мужчина. – У меня вот тоже первая жена – свидетельница Иеговы. А когда со мной жила, была музыкальным педагогом... Принесла мне тут брошюру и джемпер сэконд-хэнд от Иеговы. А Танька, это моя нынешняя половина... Видишь ее? Вон зеленое платье... ламбаду пляшет... все ее подарки – в мусоропровод. А та ей: «Сестра, сестра...»

А Танька: «Волк тамбовский тебе сестра!» Танька у меня у-у-у... Вон она... зеленая... ламбада...

А ты – свидетельница?.. Но я с ней не потому развелся, не из-за Ие... Ие... Иеговы. Это просто такая судьба. Понимаешь... Судьба...

Он пытался заглянуть в глаза собеседницы, но курчавая обесцвеченная шевелюра закрывала от него даже кончик ее носа. Мужчина протянул было руку, чтобы сдвинуть кудряшки в сторону, но вовремя спохватился. Отдал себе бесшумную команду, с усилием возвратил руку и долго с удивлением смотрел на свою появившуюся непонятно откуда ладонь, будто изучая на ней линии судьбы. Потом он пробормотал извинения неизвестно кому и опять попытался заглянуть в глаза собеседницы, на этот раз без рук, то есть наклоняя голову над столом и бодая при этом на три четверти опустевшую бутылку «Дипломата».

– Свидетельница? Ты со стороны невесты или... как его?.. с противоположной?..

– Капитан Харитонов, ты даже на свадьбе продолжаешь работу со свидетелем? – послышался притворно строгий голос жениха. – Костя, расслабься, ты же на свадьбе! Поухаживай за ней, жена простит. А девушку зовут Людочка... Людочка Синявина...

«Когда этот „мусор“ уронит, наконец, свою ментовскую пьяную рожу в салат и заткнется?» – подумала Люда Синявина, сама удивляясь, откуда в ее богатом внутреннем мире, щедро начиненном образами, символами и метафорами, как салат «Оливье» консервированным горошком, вдруг взялась такая конкретно-вульгарная фраза.

Как бы извиняясь за свою мысль, она гуманно отодвинула подальше от капитана Харитонова какую-то испанскую закуску с торчащими во все стороны острыми палочками, подставив под его нетвердую голову родной безопасный салат с французским названием. При этом Людочка нечаянно коснулась соседа рукавом-воланом. Тот мгновенно отреагировал, качнулся в направлении девушки и, стараясь «визуально стабилизировать ускользающий объект наблюдения», опять заговорил бессвязно:

– Людок... Это просто такая судьба. Понимаешь? Судьба...

Девушка на этот раз с ним согласилась. Она даже не стала возражать, когда Харитонов наполнил ее рюмку. В этот момент в голове Людочки Синявиной родилась интересная, на ее взгляд, мысль о русской интеллигенции. Глядя в наполненную чем-то красновато-бурым рюмку, девушка думала, что соглашательство интеллигенции с окружающей действительно-стью основано на понимании ею всеобщей связи, всеединства мирозданья. Оно присутствует, например, в способности культурно развитого человека связывать далеко отстоящие друг от друга понятия. Где обыденное сознание не видит смысла и отзывается на это помрачением рассудка, приступами жестокости и тому подобным, она, Людмила Синявина, ясно видит эту связь, если хотите, всеобщую гармонию.

Дождь и судьба... Что общего? А на самом деле все очевидно, все связало давным-давно мифологическое сознание, открывая это чудо всем желающим. Среди присутствующих об этом знает только Люда Синявина. Может, еще помнит невеста – однокурсница Аня Лонгина, с нынешнего дня уже Корнилова. Если, конечно, не забыла университетские лекции по фольклору. Люде захотелось рассказать кому-нибудь о своем маленьком открытии, поговорить об этом. Но с кем?.. А почему нет? Он же достает ее своей семейной хроникой, «зеленой ламбадой»...

– Капитан Харитонов, послушайте, – обратилась девушка к соседу, испытывая незнакомое удовольствие от произнесения вслух офицерского звания, – в народных представлениях облачные девы не только хранили небесную воду и щедро поливали ею землю. Считалось, что они приносят в жизнь младенческие, новорожденные души, а уносят с земли души усопших. Вообще, они устраивают человеческие судьбы. Понимаете? Все связано. Дождь, судьба, небесные девы...

– Я так тебя понял, – сосед боднул бы Люду интимно головой, если бы ее «химия» не спружинила удар, – что ты еще дева?

– Капитан Харитонов! – вскрикнула Синявина, на этот раз не испытывая никакого удовольствия, чувствуя себя какой-то Наташей Ростовой, но не из «Войны и мира», а из анекдота про поручика Ржевского. – Что вы себе позволяете?

– Брось, проехали, – махнул рукой сосед, замечая, что и свадебный стол и гости действительно куда-то поехали. – Давай лучше выпьем. За тебя! Чтобы ты нашла себе хорошего...

– Нет! Давайте лучше выпьем за философа Владимира Соловьева, – перебила его Синявина.

– Это что, твой мужик?

– Мой, – согласилась Люда.

Философ Соловьев действительно был ее мужиком, точнее, ее любимым мужчиной. Сначала Людочка выбрала его для своего дипломного сочинения в пику всем остальным заочникам, чтобы отличаться от всех этих трусоватых «желтых» репортерчиков, болтливых радио-диджейчиков, материально обеспеченных домохозяек... Зачем только им понадобился университетский диплом? С каким-то раздражением, какое бывает у пассажира общественного транспорта в «час пик», Людочка добралась до полки его сочинений. Читала быстро, наугад, мало что понимая, пока вдруг с ней не произошло это. Она вдруг ощутила этого человека почти физически, поняв его не разумом, а совсем другим чувством. Позднее Синявина сформулировала это так: «Соловьев разбудил во мне женщину». Поэтому тема ее диплома прозвучала на факультете журналистики неожиданно: «Эротический пафос в философии Соловьева».

Традиционно настроенные преподаватели пытались на нее жестко давить – «Какое отношение имеет эротический пафос к факультету журналистики?», мягко убеждать – «Давайте изменим всего одно слово: „философию“ на „публицистику“. Синявина не поддалась. В награду Людочке в одну из ночей между экзаменами приснился философ Соловьев, худощавый, с бородой и безумным взглядом. Сначала они туманно беседовали где-то в египетской пустыне, а потом занимались каким-то инопланетным сексом, как „Чужой“ с „Хищником“. К концу последнего курса Людочка родила от Соловьева самое объемное дипломное сочинение в истории факультета журналистики. Оппонент на защите даже вякнуть не посмел, только пугливо таращился на кроваво-красный Людочкин маникюр.

Но вот на праздничном банкете по случаю окончания университета Люда Синявина опять почувствовала себя в пустыне, только на этот раз без философа Соловьева. Душа предательски захотела праздника, глупое сердце радостно застучало, как чертик копытцами, а ладони вспотели, словно на экзамене. Она надела свое лучшее платье с рукавами-воланами, взбила белесую пену волос, неумело мазнула губы и щеки розовым, а брови и ресницы черным. Люда готова была болтать о Филиппе Киркорове и Алсу с репортеришками и ди-джейчиками, пить, обнимаясь с домохозяйками. Но однокурсники демонстративно сторонились ее, как злые школьники. Вообще-то, они вели себя с Людой Синявиной так же, как все прошедшие шесть лет учебы. Только задело это ее за живое впервые. Всеединства Людочке захотелось, что ли?

Она готова была расплакаться. В голову лезла какая-то пошлятина: «Не бывает некрасивых женщин, а бывает мало водки». Водки на банкете было достаточно, а дипломированные журналисты частили, ведь всем хотелось произнести заготовленные, прочувствованные заранее тосты. Внутрь вливалась водка, наружу лились пафосные речи. Но воздушный пузырь в системе человеческих отношений так и держался вокруг Людочки Синявиной. Наверное, Люда скоро бы ушла домой, нагрубив кому-нибудь, но вдруг к ней подсела самая красивая девушка их курса Аня Лонгина. Они выпили вдвоем, хорошо и неглупо перекинулись парой фраз. А потом Аню догнал ее мужской кружок, и теперь Людочка тоже оказалась в центре его. Синявина была в этот вечер в ударе, даже ни разу не заикнулась о философе Соловьеве, много смеялась, танцевала, например, пригласила Витю Голявкина, редактора Новгородской городской газеты, на «белый» танец. За то, что у него было усталое, аскетическое лицо и темная борода...

Людочка была дурнушкой, но совсем не дурой. Она понимала, что этот праздник ей подарила Аня Лонгина. Они созвонились через неделю, встретились на перекрестке, посидели в кафе, проговорили весь вечер об их общей нелюбви к журналистике. Когда же Людочка осторожно заговорила о философии всеединства, о богочеловеке, оказалось, что Аня читала Соловьева, не всего, правда, и не очень внимательно, но этого было достаточно, чтобы Людочка в порыве резкого духовного сближения протянула ей через столик моментально вспотевшую руку с предложением крепкой интеллектуальной дружбы. Аня ответила на рукопожатие и пригласила на свою свадьбу.

Синявина на Анину свадьбу идти не собиралась. Всего только пару месяцев назад на банкете по случаю окончания университета она опять испытала уже подзабытое со школьных времен одиночество своей неординарной личности «средь шумного бала». Наверное, самое пронзительное чувство, что понятная всем и доступная каждому радость на этой земле никогда не коснется ее. Можно утешаться чем угодно: философией Соловьева, прозой Джойса и Кафки, хоть дзен-платонизмом. Но никто никогда не будет ловить ее взгляд на том конце стола, никто не пойдет к ней через зал, не опрокинет, заглядевшись на нее, фужер с красным вином на белоснежную скатерть. Ничего этого у нее не будет... Так зачем же бередить старые раны в ее молодой душе? Надо просто придумать уважительную причину, заболеть, пропасть...

Девы судьбы ведают рождениями и смертями, а уж такая ерунда, как Синявина на свадьбе в голубом платье с рукавами-воланами и лентой через плечо – это им раз плюнуть. За день до свадьбы Людочке позвонила Лонгина. Оказалось, что какая-то ее Ритка сломала ключицу, как раз то самое место, на которое ей должны были повесить атласную ленту свидетельницы. Синявина хотела спросить, неужели у Ани нет другой, более подходящей подруги на эту роль, но почему-то промолчала. Откуда-то прилетела давно забытая мысль, записанная в подсознании еще детским почерком: «А вдруг это случится там?»

Ночь накануне свадьбы Людочка провела без сна. Только под утро минут на пять она закрыла глаза, и тут же на нее обрушился грандиозный, мажорный сон. Мраморная лестница с ковром, потом зал с колоннами, огромные хрустальные люстры, изысканный паркет. Где-то наверху играет оркестр, медленно кружатся черно-белые пары. Людмила Синявина движется через зал совершенно спокойно, словно во время аутотренинга, впервые в жизни не чувствуя страха и стеснения перед людьми. К тому же, как много здесь знакомых лиц! Федор Михайлович с женой Анной Григорьевной, Лев Николаевич с супругой Софьей Андреевной, Михаил Афанасьевич с Еленой Сергеевной...

Люда понимает, что она не сторонняя наблюдательница в этом торжественном и чинном действе. Перед нею смолкают разговоры, склоняются головы, вслед за ней – приглушенный говор. Конечно, она же – свидетельница на чьей-то свадьбе. По левую руку от нее – свидетель. А где же жених с невестой? Зачем старушка бросает в нее хмель? Где-то она слышала про этот обычай. Так встречают жениха и... Не может быть! Неужели?! Вот почему на ней такое огромное белое платье, как сугроб, но только легкое, невесомое. Невеста! Люда сначала плачет от радости, а потом спохватывается: кто же жених? Она скашивает глаза, чтобы краешком взгляда коснуться своего суженого. Мешают белая летучая фата и собственные волосы. Тогда Люда находит рукой его руку, сжимает теплую ладонь и чувствует ответное пожатие. Она хочет посмотреть в лицо жениху, но тот уверенно ведет ее вперед, направляет властной рукой.

Люда уже хочет вырвать руку, но смиряется. Впереди она замечает огромное зеркало в старинной позолоченной раме. Сейчас она увидит его лицо, вот только они подойдут немного поближе, и расступятся гости. Что же они мешаются, загораживают собой его отражение? Кажется, мелькнула темная борода, блеснул тот самый возвышенно-потусторонний взгляд... От радостного предчувствия забилось сердце. Ну конечно, это он! Кто же еще? Сейчас они минуют эту старуху в белом плаще, и она увидит своего избранника. Люда делает торопливый шаг, бросает нетерпеливый взгляд на зеркальную поверхность... Поверх черного костюма, белоснежного воротничка сорочки и модно повязанного галстука торчала огромная волчья голова. Волк смотрел на Люду спокойно, почти равнодушно, и даже зевнул, обнажив громадные клыки. Но тут же прикрыл рот человеческой ладонью. Люда отшатнулась от кошмарного отражения, не сразу сообразив, что пытается спрятаться на груди жениха-волка... Проснулась она от собственного крика. Вот так у Людмилы Синявиной все случилось. Две свадьбы и крик ужаса между ними...

Не одна невзрачная интеллектуалка со свидетельской лентой через плечо в этот вечер задумалась о судьбе и дожде. Когда смолкла музыка, чтобы дать возможность тамаде напомнить о себе гостям, дождь пробил громкую тревожную дробь по стеклу и металлическому карнизу. Мужчины прикрыли вертикальные створки форточек. На громкий концертный барабан дождя словно накинули мягкую фланельку. Тут еще тамада стал организовывать какие-то хлопки и топтания, по его кивку зашевелился за пультом ди-джей, застучала его музыка. Многие из гостей в этот момент подумали о том, что дождь в дорогу – хорошая примета, а на свадьбу? Если совместную семейную жизнь тоже считать дорогой, то конечно... Мысль эта так явственно повисла в воздухе, что даже тамада отступил от своей программы и прокричал, как муэдзин с минарета:

– В добрый путь, молодые! Хорошая народная примета указывает на ваше супружеское счастье. Чем на свадьбу больше луж, тем любимей будет муж. Будет дождь сильнее лить, будет муж жену любить. Народная мудрость гласит... Это уже из словаря Даля, уважаемые гости... Народная мудрость гласит: дождь на молодых – к счастью. Пусть кто-нибудь из гостей сходит за дождевой водицей и окропит молодых. Кому из гостей доверить эту почетную миссию? Кто еще в состоянии набрать в фужер пополам с шампанским дождевой воды?

Эта импровизация неожиданно понравилась даже самому тамаде. Такого уж точно не было на свадьбах у конкурентов. Вот так из ничего рождаются новые идеи, новые обряды. Лет через пятьдесят этот обычай будут считать народным, традиционным, берущим свое начало из глубины веков, так сказать. И никто не вспомнит о скромном, в смысле гонорара, тамаде Вите Желудеве. А может он получить на обряд авторское свидетельство? А может, пусть молодые эту воду выпьют? А если дождь кислотный, техногенный? Уж лучше окропить...

Тамада с бокалом в руке побежал вдоль свадебного стола, внимательно вглядываясь в нетрезвые лица. Кого-то уже вело вправо, кого-то влево. Витя Желудев знал, что свадьба эта «ментовская», еще час и вся ее романтика будет сведена к песням – «Наша служба и опасна и трудна» и «Позови меня с собой». Витя спешил, ведь он работал не только ради денег. «Если бы не творчество, – говорил Витя друзьям и родственникам, – стал бы я распинаться перед этими пьяными харями!»



Но пока он бежал с бокалом, кто-то подошел к ди-джею, засунул пальцы ему в нагрудный карман, что-то проговорил, и грянула современная техно-музыка, мгновенно делая всех сидящих и танцующих идиотами, особенно Витю Желудева, бегущего с пустым бокалом в руке вдоль стола. Тамада выругался, подошел к первой попавшейся девице со светлой «химией» и длинным носом, который выглядывал, как птичий клюв из травяного шалаша, и протянул ей бокал:

– Слушай, ненаглядная певунья, будь другом – сходи на улицу, собери, пожалуйста, в бокал немного дождика.

– Зачем это надо? – спросила некрасавица-девица, и тут Витя Желудев узнал ее.

– А! Свидетельница! – радостно закричал он. – Тебя-то мне и надо! Обряд такой... старинный. Окропить молодых дождевой водой пополам с шампанским. Дождь на молодых – к счастью. Только что говорил. Разве не слышала?

– Я всякую пошлятину автоматически пропускаю мимо ушей, – остроклювая птица скрылась в шалаше.

– Никакая это не пошлятина, – обиделся тамада. – Этот обряд зафиксирован собирателями русского фольклора как старинная народная традиция.

– Это с шампанским-то? – усомнилась птица.

– Шампанское здесь – не главное. Не водку же на фату брызгать, чтоб от невесты воняло алкашом? Ну, свидетельница! Ты же не рядовой гость, а лицо уполномоченное, можно сказать, подневольное. Приступай к обязанностям...

– Ладно, не напрягай свое красноречие, а то у тебя уже краснорожие случилось. Давай сюда сосуд. Сколько собирать?

– Не меньше половины бокала, – отомстил ей Витя за унижение. – Чтобы на жениха еще хватило.

– Обойдешься четвертинкой, пустобрех.

– Не вздумай из водосточной трубы, – вдруг сообразил автор обряда, опасаясь искажений и новочтений.

– Не учи сказительницу Кривополенову фольклору, попсовик-затейник, – бросила через плечо девица.

– Чтоб тебя... – прошептал ей вслед Витя, но дальше не придумал.

Свадьба постепенно выходила из-под его контроля, летела уже сама по себе, не слушаясь вожжей. Уже можно было расслабиться, смешаться с толпой, превратиться в рядового гостя, подсесть к приглянувшейся девчонке. Вообще-то, больше всех Вите Желудеву нравилась на этой свадьбе невеста. Он даже запомнил ее имя, хотя привык профессионально отсеивать ненужную в работе информацию. А тут вот запомнил. Аня...

Красота у нее какая-то умиляющая, располагающая к задушевному разговору, нежному отношению. Почему-то хочется, чтобы у этой женщины было все хорошо, счастья ей желаешь и благополучия. Какая-то в душе поздравительная открытка вырисовывается с полевыми цветочками! Только вот не в ментах счастье! Жених, конечно, видный мужчина, но такая женщина достойна гораздо лучшего...

А Витю Желудева уже приглашают в ночной клуб администратором или руководителем программ. Это совсем другой уровень, другая одежда, другая машина, другая женщина... Кто из присутствующих здесь мужиков знает, как правильно общаться со своей женщиной? Они даже не предполагают, насколько это творческое мероприятие! Надо уметь остроумно поддерживать пустой разговор, превращать готовку, стирку, глажку в забавный аттракцион, малейшее серое пятнышко совместной жизни раскрашивать мгновенно цветными фломастерами воображения и фантазии.

С любимой женщиной надо справлять свадьбу каждый день, выступая на ней и в роли жениха, и в качестве тамады одновременно. На это требуется особый дар, а он есть не у всех. Пожалуй, такой талант будет поболе какого-нибудь писательского или режиссерского. Всегда проще творить с чистого листа, с пустого места, чем оживлять, раскрашивать чужую топорную работу. Витя подумал о своей нынешней девушке и вздохнул. Родители не дали ей ни особой внешности, ни приличного воспитания. Поэтому Витя Желудев обычно говорил ей устало: «Заткнись... Не твое дело... Не ори...» А чаще просто лежал на сером плюшевом диване и смотрел мимо нее в экран телевизора. Но вот если бы у него была такая Аня, тогда бы все в его жизни резко изменилось. Ему пришла в голову мысль, что другая женщина для мужчины – это возможность прожить другую жизнь, что-то вроде реинкарнации, но без смерти. Он грустно посмотрел на танцующих неорганизованно людей и выпил за «другую жизнь по имени Анна» сам с собою.

– Слушай, тамада, организуй нам «Муси-пуси»!

– Я что вам ди-джей, что ли? Туда, туда, где громче музыка...

Разве от ментов скроешься? Только тут Витя Желудев заметил, что он по-прежнему в бандане, черной жилетке и ярко-красном поясе. Надо сказать, свадьба проходила в банкетном зале ресторана «Идальго». А Витя Желудев полагал, что именно в платке, повязанном на голове на пиратский манер, он представляет собой тамаду в испанском стиле.

Кроме пиратского костюма национальный колорит поддерживала еще наполовину испанская кухня со знаменитой паэльей, закусками тапас, вином из Риохи и деревянной ветряной мельницей в углу зала. Правда, стоявшая на свадебном столе в нескольких больших блюдах паэлья по мере удаления от жениха и невесты все больше напоминала узбекский плов. Вино из Риохи подавалось только в течение первых двух часов застолья. Но все закуски были действительно тапас, поскольку в современной Испании тапой может быть все, что угодно: и гренка с сыром, и кусочек копченой рыбы, и ломтик ветчины, и парочка креветок, и тарелочка салата «Оливье».

Ветряная мельница, как уверял рекламный проспект ресторана «Идальго», была сделана по рисункам Гюстава Доре к «Дон Кихоту» Сервантеса. Главный ее недостаток обнаружил свидетель со стороны жениха. Крылья мельницы не вращались ни от сквозняка, ни от теплого воздуха с кухни, ни даже от рук сильно подвыпивших гостей. Как издавна повелось на Руси, вокруг мельницы собрались несколько мужиков. Они долго по очереди рассматривали механизм, о чем-то спорили. Можно было подумать, что перед мельницей сейчас решается, быть или не быть всей свадьбе. В конце концов крылья ветряка стали вращаться, правда, с пробуксовкой и неприятным скрипом, а вскоре одно из крыльев и вовсе отвалилось. Но ведь знаменитого Левшу и тульских мастеров не смутило, что подкованная ими аглицкая блоха перестала танцевать. Так и отвалившееся крыло отнесли к туалету, где его все ж таки под самый конец свадьбы кто-то разломал пополам.

Но не только из кухни веяло на свадьбе испанским духом. Точнее сказать, испанский дух шел не только из кухни. Ни с того ни с сего плотная женщина в зеленом платье вдруг выскочила в центр зала с красным платком в руке. И, конечно, тут же перед ней вырос «бык», царапая паркет модельным копытцем, приставив к голове две не совсем чистые вилки. «Тореадор» игриво махнул мулетой, но «бык» был настроен серьезно, вернее, хорошо разогрет многочисленными бандерильос. Атака его была настолько стремительной и целенаправленной, что «тореро» завизжал пронзительно:

– Харитонов! Ты где?! Убивают!..

«Быка» обезоружили и оттащили. Тамада Витя Желудев узнал в красной мулете свою бандану, купленную, между прочим, в фирменном магазине. Он тоже смело участвовал в пленении «быка», но спасал он не женщину в зеленом платье, а свой реквизит. На этой свадьбе вообще Вите не везло. Вот и сейчас он обнаружил, что в его красной бандане зияют две рваные раны. Если повязать ее на голову, может показаться, что эти отверстия проделали рога с Витиной головы. Досадная случайность, но Витя вдруг некстати задумался о том, почему его девушка последнее время часто ночует у подруги. Впрочем, приступы ревности и страсти – это тоже в испанском стиле.

Обиженный за пробитую вилками бандану тамада организовал группу «конкистадоров», то есть школьных и университетских товарищей невесты для ее же похищения и получения от жениха богатого выкупа. Но жених и его друзья в очередной раз доказали, что наша милиция не напрасно ест свою паэлью. Просто сработали профессиональные навыки, которые, говорят, от водки только усиливаются. «Конкистадоры» были положены лицом в пол, и кое-кто из них успел получить, так сказать, уже на затухании условного рефлекса ногой под ребра.

Апофеозом свадьбы был, конечно, испанский танец невесты. В белом платье с красной розой в зубах она танцевала под известную песню Мадонны «La Isla Bonita». В ее танце было столько андалузской грации и кастильской страсти, что Мигель де Сервантес Сааведра, увидь он ее танец через века, вскричал бы подобно графу Толстому: «Откуда всосала она, эта герла, эта чувиха, все эти приемы?! Где подсмотрела она эти прогибы и выверты? Однако, это были те же прогибы и те же выверты, что когда-то на площадях Севильи исполняли испанские цыганки, не боясь святой инквизиции...»

Среди танца невеста вдруг остановилась, будто сломала каблук:

– А где Люда Синявина? Что-то давно ее не видела. Где моя свидетельница?

– Я ее украл! – раздался нетрезвый, но уверенный голос. – Давайте мне за нее выкуп. Три бутылки водки и шампанского... с собой...

На голос бросилось зеленое платье.

– Харитонов, тебе и так уже хватит. Уже поллитра назад было «хватит». Говори, гад, где свидетельница?

– Какая свидетельница? – не понял капитан Харитонов. – Свидетельница Ие... Иеговы?

– Не слушайте его, – вперед вышел тамада, которого без банданы не все узнали. – Свидетельница пошла за дождевой водой.

– Зачем?

– Ну, обряд такой старинный, народная традиция. Дождь на молодых – к счастью. Она пошла дождь собирать... Все в порядке. Скоро будет... Всего-то полбокала...

– На Людмилу это, вообще-то, похоже, – сказала невеста жениху. – На дипломном банкете она тоже чуть не ушла куда-то в ночь. Еле тогда ее уговорила. Теперь вот ушла куда-то в дождь...

– Никакой дисциплины у вас, женщин, – ответил ей жених. – То ли дело у нас. Где мой свидетель? Старший лейтенант Санчук!.. Во! Санчо всегда здесь...

Глава 2

Я видел одну комедию, так там первое действие происходило в Европе, второе в Азии, третье в Африке, а будь в ней четыре действия, то четвертое, уж верно, происходило бы в Америке, и таким образом ни одна из четырех частей света не была бы забыта...


– Проснитесь, генерал Корнилов! Керенский сместил вас с поста главнокомандующего, ва-ши части разагитированы большевиками, все под контролем солдатских комитетов! Вставайте, генерал! Ну же, вставайте...

– Сейчас, сейчас... Декабристы, не будите Герцена... Пусть солдаты немножко поспят... Я еще пять минуток... чуть-чуть здорового сна и...

– Опять впал в спячку... Мишка, дурень, мы же в Японии! У нас туристическая программа... Вставай, идиот, сбылась твоя мечта! Надо же так дрыхнуть во время свадебного путешествия. Вот медведь! Медвежонок, просыпайся. Медовый месяц...

Побежали постельные волны, начались какие-то геологические процессы под одеялом. Прямо на глазах стала расти пуховая Фудзияма. Скоро из кратера вулкана показалась лохматая голова с оттопыренной губой и закрытыми наглухо глазами.

– Мне показалось, что кто-то сказал слово «мед»? – спросила голова и, не дожидаясь ответа, попыталась опять скрыться в геологических слоях одеяла. Но не тут-то было – она была поймана, как мячик, двумя маленькими, но сильными женскими руками. – Болевой захват за голову? Хорошо. Я сдаюсь и падаю в партер. Еще пять минуток...

Вместо болевого захвата голова получила волейбольный шлепок по лбу, «саечку», «сливку» и нежный поцелуй в оттопыренную губу. Все издевательства она выдержала стоически, но последнее действие заставило ее открыть один глаз.

– Сразу видно, что ты не гейша, – вздохнул Михаил.

– Ну, знаешь! – всерьез обиделась Аня. – Меня сзади и в профиль все принимают за японскую школьницу. Дай мне кимоно, грим и десять минут времени, и ты увидишь такую гейшу!

– Запомни, может пригодиться когда-нибудь, – из-под одеяла вынырнула рука и подняла вверх указательный палец. – Гейши не целуются.

– Не целуются в губы?

– Вообще не целуются. Точнее говоря, японцы не целуются. Это у них не принято.

Аня стояла у кровати, скрестив руки на груди, и с улыбкой слушала, как ее сонный супруг начинает очередную лекцию об обожаемой им Японии.

– Японцы всегда смотрели на целующихся европейцев, как на дикарей. Один японский литератор переводил на родной язык известный европейский роман. Там была фраза типа: «Я сорвал поцелуй с ее коралловых губ». Переводчик долго думал, и в конце концов у него получилось: «Я один раз лизнул ее алые губы». Хитоманэ. «Разок лизнуть»... Потому что для японца лизнуть – еще куда ни шло. По крайней мере, не такое безобразие, как поцелуй...

– Значит, это из Японии пришло к нам выражение «лизаться»? Как ты сказал? Хитоманэ?.. А я слышала, что чукчи трутся носами...

– А я слышал, что русские женщины вообще любят ушами, – донеслось уже из ванной комнаты. – Это высший пилотаж! А Марина Цветаева – «соприкоснувшись рукавами»...

Хотя эта токийская гостиница была построена в старинном стиле и напоминала снаружи синтоистский монастырь, внутри она была по-европейски современна, даже ультрасовременна. Ане их гостиничный номер напомнил любимую детскую книжку «Незнайка в Солнечном городе». Здесь было такое же огромное количество разнообразных кнопок, на которые ее так и подмывало нажать одновременно, а потом лечь на кровать в ожидании результата.

– Незнайка, ты скоро? – крикнула она.

– Хорошо, что я знаю японскую слоговую азбуку и достаточно много иероглифов, – слышала Аня голос супруга. – Правда, тут какие-то дурацкие рисуночки над кнопками вместо иероглифов. Не могли нормально по-японски написать, что ли? За лохов нас тут держат?

– Они же не знали, что из России такой турист прилетит подкованный, который даже не целуется, а лижется.

– Тут, вроде, рука нарисована... Что бы это значило? Рисунки, как у индейцев майя. Где-то я читал, что у мексиканских индейцев и японцев схожая...

В этот момент в ванной комнате раздался крик, затем прозвучали несколько крепких русских выражений. Испуганная Аня застала супруга в самом жалком, то есть голом виде. Михаил стоял на одной ноге, как японский журавль, стараясь подуть на себя сзади.

– Я только вот эту кнопочку нажал, – сказал он Ане обиженным голосом, – а оттуда как даст горячая струя. А я был не готов. Хорошо еще, у них не выскакивают автоматические мечи для харакири.

– Показываю последний раз для японоведов, – строгим голосом сказал Аня. – Это – вода сверху, это – снизу... Покажи, где тебя ошпарило... Ничего страшного... Давай подую... И здесь тоже?.. И здесь?.. Гейши не целуются... Перестань, нам уже пора на завтрак... Медвежонок, я же в одежде...

Через полчаса Корниловы спустились в фойе, где их уже ждала немногочисленная группа российских туристов: две подруги – бизнес-леди и пожилая супружеская пара. Седая дама проворчала, стоит ли молодоженам ехать так далеко от дома для того, чтобы кувыркаться в постели. Но гид-японец заулыбался, закивал головой:

– Любовь – это хорошо. Любовь Кэсы-годзен сделала ее бессмертной.

Все три женщины одновременно глубоко вздохнули, как во время группового дыхательного упражнения. Со вчерашнего дня, когда во время экскурсии по Эдоскому замку гид рассказал им историю легендарной японской жены, они находились под впечатлением.

Кэса была женой императорского гвардейца. В нее влюбился ее дальний родственник Морито. Добиваясь любви, этот дальний, но коварный родственник пригрозил, что в случае отказа расправится с Кэсой и ее мужем. Кэса притворилась, что питает к Морито ответное чувство, но будет принадлежать ему только после смерти мужа. Вечером Кэса надела кимоно своего мужа, сделала себе мужскую прическу и легла на его постель. Ночью появился настырный родственник. Сверкнул самурайский меч, и верная жена, принятая за мужа, погибла...

Между гидом и Михаилом Корниловым установились странные отношения. С одной стороны, японец удивлялся любви русского к его родине, упражнениям «простого полицейского» в японском языке, знанию обычаев, истории и географии Страны Восходящего Солнца. Но, с другой стороны, русский частенько не мог сдержаться и отнимал его хлеб, вернее, его коку риса. Вчера, например, когда гид рассказывал о верной жене Кэсе-годзен, этот русский добавил, что убийца Морито исправился, встал на верный путь, ушел в монастырь, где прославился крайней аскезой, то есть искупил свою вину. Что же касается Кэсы, то у них в Петербурге, в Эрмитаже, есть оба участника этой драмы на старинных гравюрах. Японец-гид все также улыбался, но теперь каждый раз краем глаза наблюдал за Корниловым и внутренне напрягался, ожидая очередной реплики от этого «ненормального русского полицейского».

– Вот почему у русских процветает мафия и коррупция, – говорил он своему коллеге по работе. – Вместо того, чтобы учить криминальные науки и ловить преступников, они изучают японский язык и нашу культуру. Русских нам никогда не понять, но боюсь, что нас они уже почти поняли. Завтра будет экскурсия в Нару. Боюсь, опять этот русский полицейский будет торчать своими знаниями выше храмовой пагоды...

Отель находился в двух минутах ходьбы от вокзала. Но не успели они пройти и несколько десятков метров по современной японской столице, как Аня дернула мужа за рукав и сердито прошептала:



– А это что такое?

Около красочного рекламного щита, мало обращая внимание на прохожих, целовалась влюбленная парочка.

– Что тебя так возмутило? – удивился Михаил. – Целуются парень с девушкой. Ничего особенного.

– Как ничего особенного, Корнилов? – Аня чуть не оторвала ему рукав. – Это же возмутительно!

– Какая ты, оказывается, пуританка. Не замечал раньше.

– Брось валять дурака. Не они меня возмущают, а ты. Кто мне полчаса назад впаривал про японское лизание взамен поцелуев? «Японцы никогда не целуются»! Палец вверх поднимал! А вон на рекламном щите что по-твоему? Скажешь, это тоже хи... – ...хитоманэ. Просто мои сведения о Японии несколько устарели. Это все японская молодежь! Безобразие! Куда мы катимся? В чьи руки мы передадим Страну Восходящего Солнца?! Скоро последним носителем японских традиций станет скромный следователь из Петербурга. Какое падение нравов...

– Не нравов это падение, – поправила его Аня, – а твоего рейтинга как заслуженного японоведа органов внутренних дел. Признавайся сразу, Корнилов, когда ты еще успел за эти дни навешать мне на уши черной японской лапши?

– Вообще, теперь буду молчать, как на допросе, – обиженно пробубнил Михаил.

– Японская железная дорога «синкансэн» имеет протяженность более двадцати тысяч километров... Японские поезда никогда не опаздывают. Опоздание поезда в десять минут станет сенсационным материалом на первых полосах японских газет... Я не успею рассказать вам и самого главного о синкансэн, как мы уже будем на станции Нара...

Корнилов молчал, глядя в окно. Зато гид-японец чувствовал себя уверенно, говорил ровно, тщательно интонируя фразы. За окном вагона один вид сменялся другим, словно кто-то менял диапозитивы в стекле стоящего вагона. На движение не было ни малейших намеков вроде толчков, рывков, покачиваний.

– Медвежонок, ты что, обиделся на меня? – Аня прижалась на секунду к плечу супруга, будто ее качнуло вместе с вагоном поезда. – Ты обратил внимание, что японский поезд похож на пулю? Представляешь, мы находимся внутри пули, летящей в какую-то цель. Мы несемся над рыбацким поселком, чайными плантациями... – ...на фоне Фудзиямы.

– Что, и тут тоже вид на Фудзияму? – удивилась Аня.

– С правой стороны.

– Интересно, в Японии есть место, где не видно Фудзиямы?.. Так вот, Медвежонок, мы несемся с тобой внутри пули к далекой, заветной цели. Правда, здорово? Что ты молчишь? Тебе как человеку с ружьем, то есть с оружием, эта фантазия должна быть близка.

– А если нас выпустили из нарезного оружия? – спросил Михаил.

– При чем здесь нарезное оружие? – не поняла Аня.

– Если из нарезного, мы бы вращались вокруг своей оси со страшной скоростью. Никакого вида на гору Фудзи! Вот было бы весело!

Аня поморщилась и отодвинулась от повеселевшего мужа.

– Меня сейчас укачает, – сказала она.

– Ты попадешь на первые полосы японских газет. Впервые в японском синкансэн кого-то укачало!

– Это меня от тебя укачивает, – Аня стукнула его кулачком по коленке, как невропатолог.

– Если тебя укачивает, не надо было выходить замуж.

Колено Михаила стало подпрыгивать, и ему пришлось схватить его обеим руками.

– Ань, подержи, пожалуйста, колено, а то у меня руки устали, – попросил Михаил.

Гид не сразу заметил, что русские туристы давно не слушают его и не восхищаются строго упорядоченными японскими видами из окна, а наблюдают за любовными играми молодоженов. В следующий раз он выберет туристическую группу из старых дев и супругов с большим стажем. И обязательно просмотрит анкетные данные: нет ли среди туристов полицейских из Петербурга?

Михаил тоже заметил, что все смотрят на то, как Аня всеми силами старается удержать его прыгающее колено, то есть этот сустав на какое-то время сделался центром всеобщего внимания.

– Японцы очень любят спать, – заговорил он, не обращая внимания на змеиную улыбку гида. – Умение засыпать при первой возможности в любой позе они возвели в ранг такого же искусства, как икебана или бонсай. Обратите внимание на того тощего студента. Он спит не потому, что этого требует его организм, а потому, что получает удовольствие от сна. Если понадобится, он будет зубрить сутками, забыв о подушке. Но уж если есть возможность получить удовольствие, почему бы нет? Созерцание сновидений – точно такой же кайф для японца, как созерцание цветущей сакуры или раскрывающегося лотоса. Задумайтесь, как спите вы, – Корнилов говорил русским туристам голосом проповедника, даже интонации у него появились характерные. – С каким остервенением вы считаете часы до звонка будильника. Вы отсчитываете часы, как калории, как долги своему здоровью. Забудьте обо всем этом. Научитесь просто спать себе в кайф... Кстати, вон там опять Фудзияму видно.

– Зачем ты злишь этого бедного япончика? – спросила Аня, когда русские туристы повернулись к окну, оставив их на несколько секунд наедине.

– Не знаю. Нравится мне дразнить этого «тамагочи». Но, вообще-то, я хочу нравиться тебе. Знаешь французскую поговорку: «Любовь даже ослов заставляет танцевать»?

– Ослов? Я помню эпизод из Сервантеса, когда бедному влюбленному Росинанту здорово досталось от погонщиков... А ты еще и французским владеешь?

– Никакими избитыми языками не владею из принципа, – ответил Михаил, уже трогая не свое колено. – Вот выучу японский, примусь за вьетнамский, там возьмусь за табасаранский. Говорят, там около сорока падежей...

– ....и столько же слов. Так это ты ради меня затеял эту лекцию о сне?

– Понимаешь, Аня, наболело. Следователю ГУВД надо уехать куда-нибудь в Японию, чтобы выспаться. Так и тут есть люди, которые ему мешают, будят, бесцеремонно вмешиваются в его сновидения. А я, может, с Буддой во сне разговаривал.

– Я думала, что ты вообще спать в Японии не будешь. Станешь носиться с высунутыми языком и объективом, впитывая впечатления.

– Не понимаю я таких туристов, – назидательно сказал Михаил, – которые вместо того, чтобы проникнуться духом страны, попытаться постигнуть непостижимое, коллекционируют собственные изображения на фоне памятников. Бегают они по достопримечательностям и помечают их, как собачки: «Здесь я был, здесь тоже...» А что это, Аня, у тебя такое? Неужели видеокамера?

– Кто-то попросит меня показать ему Японию, когда мы приедем в Питер, – отозвалась Аня с ехидной улыбкой. – Я порекомендую ему духом питаться. Впрочем, я ему, может быть, покажу Японию без камеры.

– Каким образом? – заинтересовался Михаил.

– Потом узнаешь...

– Вот не люблю я женщин за это. Они все стараются оставлять на потом: недопитую водку, приятный сюрприз, страшную месть... Кажется, нам пора выходить. Вон наш «тамагочи» засуетился, сейчас начнет заливать про первую столицу Японии.

– А это первая столица Японии?

– Да, с восьмого века нашей эры. К тому же этот город когда-то был восточной оконечностью Великого шелкового пути!

– Да что ты говоришь, мой любимый Знайка! Дай-ка я запечатлею твою восторженную физиономию. Видела такие только у предвкушающих выпивку алкашей...

– Еще бы, Аня! Нара – это Мекка для меня. К тому же такое родное ментовское название. «На нары, бля, на нары, бля, на нары...»

Гид-японец торжествовал. Наконец, он увидел этого русского притихшим, ошеломленным, с улыбкой тихого счастья на лице.

В Наре было два десятка буддийских храмов и один синтоистский. После «уплотненной» застройки современного Токио маленькая Нара всегда поражала туристов размерами своих храмовых комплексов и парков. Они еще не обошли и половины, а этот старательный русский полицейский уже запутался в названиях, именах и датах.

Около пятиярусной пагоды храма Конфукудзи русский застыл. Высоко над ним рукотворная материальность, просчитанная и исполненная по математическим законам бытия определенность вступила в какое-то отношение с бесконечным, зыбким, неизмеримым. Беспокойный турист вслушивался, всматривался, но не так, как японец. Нет, даже в его созерцании было слишком много суеты, напряжения, чересчур много личного, эмоционального. Его молчание громыхало, как барабан.

Теперь гид был спокоен. Нет, русским никогда не понять Японию. Пусть они выучат язык и историю, скопируют каллиграфию, будут жить в горах, есть сырую рыбу и заниматься сумо. Если они даже на небо смотрят по-другому, то можно быть спокойным. Но как захватило русского это зрелище! Пришлось жене тормошить его, будто спящего.

– Миша, ты слышал? В саду храма... не запомнила название... растет около ста видов роз. Пойдем скорее, все уже ушли вперед. Миша, мне монашка дала маленький свиток с иероглифами. Ты сможешь прочитать или попросить гида? Что это такое?

– Я думаю, это предсказание судьбы. Я, конечно, постараюсь. Но я еще знаю не так много иероглифов. Попросим нашего «тамагочи», это ему польстит... А эти ворота я знаю! Это вход в самый старейший храм Нару. Между прочим, Хорюдзи – старейшее деревянное сооружение в мире. Эти деревянные колонны...

– Опять встал! Пошли. Меня интересуют розы.

– Бара-ва уцукусий дэс, – старательно проговорил Михаил. – Кимура-сан, я правильно сказал?

– Очень хорошо, Миша-сан, – закивал головой гид. – Только ударение совсем немного неправильно.

– Ано бара-ва асоко-ни ару, – еще старательнее сказал Михаил.

– Что он сказал про меня, Кимура-сан? – вмешалась в разговор Аня. – Он сказал, что я много на него ору?

– Он сказал, что вы, Аня-сан, очень красивы. Как роза, – заулыбался японец.

– Японцы – очень хитрые, – пробормотал еле слышно Михаил. – Умение сбрехать при первой возможности они возвели в ранг искусства...

– Кимура-сан, а вы не прочитаете мне мою судьбу? – спросила Аня, передавая камеру мужу, чтобы удобнее было шарить в дамской сумочке. – Где же свиток? Я же его не запихивала. Вроде, торчал только что...

Аня обернулась. В двух метрах от нее стоял рыжий олень размером с собаку и что-то тщательно пережевывал, двигая ушами.

– Миша, олень сожрал мою судьбу, – растерянно проговорила Аня.

– Надо купить оленям мало еды, – сказал гид. – Они очень любят кушать вещи туристов. Боги синто не имеют тела. Они могут бывать люди, могут бывать олени...

– Успокойся, Аня, – Михаил одной рукой обнял жену, а другой погладил маленького оленя. – Слышишь, что тамагочи сказал? Бог дал, бог взял...

* * *

В предпоследний день тура культурная программа впервые захватывала вечернее и ночное время туристов. Ворчливая пожилая дама посматривала за ужином на молодоженов Корниловых с плохо скрываемым злорадством. Но Михаил и Аня даже не думали роптать на организаторов тура. Им предстояла поездка в одну из восточных деревень на традиционный праздник поминовения усопших Бон. Правда, Корнилов сомневался в искренности обряда и говорил, что мероприятие специально организовано для иностранных туристов, и никакими народными традициями там не пахнет. По его мнению, праздник Бон, вообще, справляют в седьмой месяц по лунному календарю. Но гид возразил Михаилу, что день поминовения усопших в разных районах Японии отмечают в разное время, но всегда ближе к осени.

В синие японские сумерки туристы разместились в чайном домике «тясицу» на склоне поросшего приземистой дальневосточной зеленью холма. Это была не традиционная чайная церемония, а скорее созерцание погружения долины во мрак. Аня наблюдала, как выборочно наступает вечер, заполняя сначала ложбины и рощи, оставляя на потом серый камень храма на соседней сопке, такого же цвета тропу, ведущую к его подножию, деревню у реки и саму речку, еще светлую, как небо. Но даже сумерки, пеленавшие окружающие предметы общим покровом тени, не нарушали у Ани ощущения миниатюрности этого островного мира. Каждый камень, каждое дерево было отдельной, особо прописанной кем-то деталью. Ане казалось, что и в темноте она ощущает не только каждое дерево леса, а каждую его хвоинку в отдельности. Кто-то из университетских лекторов говорил им, что деталь – это бог.

В Японии Аня увидела этого бога деталей воочию. Приблизительно подобное испытывает близорукий человек, надев только что купленные в аптеке очки. Единое, с зыбкими границами, бытие вдруг распадается на детали, предметы обретают остренькие границы.

Аня хотела поделиться своим ощущением Японии с Михаилом, но в последние дни тура он стал раздражителен и молчалив. Наверное, ему не хватило нескольких дней в Японии для полного счастья. А может, он переживает свое завтрашнее посещение зала какой-то школы дзю-дзюцу с длинным и страшным названием, где он хочет продемонстрировать свою технику рукопашного боя, если представится возможность. Аня предлагала пойти с ним в качестве массажистки и группы поддержки, но он категорически отказался, велел ей не отступать от программы, то есть, пройтись в последний день по магазинам Токио вместе со всеми. Странно, но Аня никогда не видела Михаила выполняющим какие-нибудь упражнения. А ведь здесь, в Японии, они были рядом все двадцать четыре часа. Как бы не пришлось ему познакомиться с японским национальным гипсом...

Гид, который время от времени смотрел на часы, наконец указал куда-то левее почти погрузившейся в темноту деревни. Словно кто-то щелкнул зажигалкой. Острый язычок пламени изогнулся, раза два лизнул окружавший его мрак, рядом вспыхнул точно такой же слева, потом справа и выше. Испорченной современной цивилизацией Ане показалось, что в темном партере огромного концертного зала публика щелкает множеством зажигалок. Еще немного, и зазвучит медленная, любимая всеми мелодия. Действительно, откуда-то донеслось что-то похожее на музыку и пение, только не со сцены, а из оркестровой ямы, лежащей у подножия деревушки.

– Миша-сан знает такой иероглиф? – спросил гид, чья ехидная улыбочка угадывалась даже в полумраке.

Миша пробурчал в ответ, что иероглифов он видит, вообще-то, два, но ни одного не узнает. Только сейчас Аня присмотрелась к огонькам на склоне горы. Даже ей, не знакомой с японской письменностью, были видны два иероглифа.

– Это называется даймондзи, «большие иероглифы», – пояснил гид. – Разные храмы, разные деревни – разные иероглифы на праздник Бон. Эти означают «великое учение Будды». Еще надо смотреть туда...

Новые огни вспыхивали на горе, но не замирали, не складывались в священные слова, а сползали вниз, как капельки раскаленного металла. Не докатываясь совсем немного до деревни, они выстроились в виде арки.

– Прощальные огни «окуриби» – говорил экскурсовод-японец. – В старые времена надо было зажигать костры на могилах предков. Потом, чтобы было красиво...

Парами, как японские школьники, переходящие дорогу, русские туристы стали спускаться к деревне по гладкой каменистой тропе. Там, куда вела их дорожка, зажигались теперь мелкие беспорядочные огоньки. Чем становилось темнее, тем больше освещалась нижняя деревня. Каменная дорожка напоследок вильнула между деревьями, обходя то ли каменный сад, то ли просто полянку с несколькими камнями. Деревня скрылась за низкими, растущими вширь, кронами деревьев. Когда же туристы вышли к аккуратным низким домикам, похожим на декорации самурайского фильма, их встретили гирлянды фонарей вдоль и поперек улочек, десятки фонариков из белой рисовой бумаги перед входом в каждый дом.

– Фонари надо освещать путь умершим душам, – рассказывал гид. – Маленький маяк... Можно тут покупать фонари, чтобы плавать их по реке...

Старая, высохшая японка почти бумажными руками тут же продавала фонарики на небольших деревянных плотах. Аня с Михаилом купили один фонарик на двоих. Длинной лучинкой, чтобы не поджечь бумагу, Аня подожгла свечу внутри фонаря. Огонек осветил какую-то надпись с внутренней стороны.

– Я различаю только иероглиф «душа», – сказал Михаил. – К сожалению, только это.

– Душа – это уже немало, – тихо, почти в себя, чтобы не затушить слабое пламя, ответила Аня. – Давай припишем по-простому, по-нашему...

– «Аня и Миша были здесь»?

– «Аня + Миша = Любовь». У тебя есть ручка?

– Да ты что, Аня! – воскликнул Михаил почти испуганно. – Ты же нас хоронишь раньше времени. Ритуал торонагаси посвящен ушедшим из этого мира душам. Вся жизнь японцев связана с морем... Ой, ладно. Короче, это связано с поверьем, что души уходят в море и приходят с моря.

– Как это? С приливами и отливами?

С туманами и дождями?

– Возможно, – кивнул головой муж, хлопая себя по карманам в поисках пишущего предмета. – Поэтому надо написать имена умерших родственников, чтобы весточка дошла. Я, например, напишу отца. А ты?.. Вон у бабульки есть специальная кисточка и краска.

Он подошел к старушке и стал выговаривать какие-то японские фразы с таким напряжением в голосе, с каким самурай читает свои предсмертные стихи, уже совершив над собой обряд харакири. Но бабулька его поняла, даже засмеялась довольно басовито. Она что-то стала объяснять ему. Михаил кланялся и произносил по очереди все известные ему японские слова благодарности.

Вниз по реке с другого края деревни уже плыли фонарики. Русские туристы аккуратно спустили на воду свои светящиеся шарики. Аня легкими движениями рук, будто мешая воду в ванночке с купающимся младенцем, погнала фонарик Корниловых прочь от берега. Маленький плот скользил по воде, но плыть в далекое неизвестное не спешил. Наконец, преодолев какой-то порог, он пристроился вслед за остальными фонариками и медленно поплыл по реке. Сзади уже наплывали другие светляки. Как Аня ни старалась, но, моргнув, потеряла свой, спутала с другими, совершенно такими же.

А с той стороны деревни, откуда выплывали все новые и новые фонарики на плотах, послышалось пение, больше похожее на ритмичные выкрики под нехитрый аккомпанемент барабана и колокола. К русским туристам приближалась процессия, освещенная теми же бумажными фонариками и факелами. На поляне процессия смешалась, потом расступилась. Несколько фигур вошли в образовавшийся круг. Одеты они были в кимоно с причудливым орнаментом, на головах у них были темные мешки с прорезями для глаз, затянутые сверху цветастыми лентами. Фигуры то раскачивались из стороны в сторону, то начинали кружиться, хлопая в ладоши, то вдруг принимали позы, напоминавшие скульптурные изваяния Будды.

– Нама сяка муни буцу! Нама сяка муни буцу! – выкрикивали ряженые и хлопали в ладоши.

Молодожены Корниловы стояли в кольце туристов вокруг танцующих, когда кто-то сзади задел Анино плечо. Она обернулась и вздрогнула от испуга. В упор на нее смотрела волчья морда со стеклянными глазами, в которых прыгали красные язычки отраженного пламени. Михаил, обнимая жену, почувствовал ее испуг и обернулся тоже.

– Миша, это оборотень?! Волк-оборотень?! – Аня почти отступила в круг танцующих, сама не понимая, почему так испугалась обыкновенного карнавального наряда. – Что ты молчишь? Говори скорее! – торопила она мужа с ответом, будто от этого что-то зависело.

– Аня, не бойся. Как не стыдно! – муж шлепнул ее сзади не очень педагогично, но нежно. – А еще жена милиционера! Вот трусиха! Познакомься: Тануки – японский добрый оборотень. Вообще-то, это не волк, а енотовидная собака. Персонаж детских сказок и комиксов. Насколько я помню, меняет он свой образ, положив на голову листок дерева. Его атрибуты – мечта любого мужчины, – это Михаил уже прошептал на ухо прильнувшей к нему жене. – Его изображают с огромными гениталиями и бутылкой саке в лапе. Если подержаться за его... ну, понятно... это принесет удачу.

– Что-то я не вижу ничего особенного в смысле размеров, – скептически проговорила Аня.

– Я смотрю, тебе уже не страшно, а любопытно, – удивился Михаил. – Быстро это ты... Ведь это не статуя, а живой человек.

– Что ты говоришь! Но уж примета насчет удачи все равно должна действовать. Сейчас мы это проверим...

Аня демонстративно выставила руку снизу и сделала такой решительный шаг по направлению к танцующему Тануки, что Михаилу пришлось крепко схватить ее за плечи.

– Ты с ума сошла?

– Ага, Корнилов! – Аня запрыгала на месте и захлопала в ладоши от радости. – Испугался? Как не стыдно! А еще муж жены милиционера! Вот трус! Здорово я тебя напугала? Впредь не будешь обзываться... Миша, смотри... Вон там, у реки... В платье с рукавами-воланами... Это же Людка Синявина! Ее сумасшедшая «химия». Как она сюда попала?

– Где ты ее увидела? Вон та, что ли? Да ты посмотри на ее нос! Обычная картошка. А у твоей Синявиной такой, как у Буратино. Им можно проткнуть в нашей свадебной фотографии дырку... Это канадская туристка из нашей гостиницы, между прочим, хохлушка по национальности...

– Откуда ты столько про нее знаешь, Корнилов? – Аня взяла мужа за грудки и не притянула к себе, а сама подтянулась к нему поближе. – Канадка, хохлушка... Когда это ты успел все разузнать?

– Так она же с нами рядом завтракает. Прислушался, отсеял информацию, проанализировал. Не забывай, Аня, ведь я – следователь. Даже в отпуске профессиональное нутро работает, копает, само не зная, зачем и почему... Ну вот! Напомнил себе о работе! Вместо того, чтобы вспоминать ушедшие в иной мир души, я теперь буду вспоминать свою работу...

Глава 3

– Боже мой! – вскричал тут герцог. – Какой враг рода человеческого это сделал? Кто отнял у людей красоту, которой они так восхищались, веселость, которая их развлекала, и благопристойность, которая возвышала их в собственных глазах?


– Не грусти, Медвежонок, – утешала Аня супруга в такси по дороге из аэропорта Пулково. – Никуда твоя Япония не денется. Я где-то читала, что по количеству японских ресторанов Москва вышла на второе место в мире после Токио. В Питере их тоже – полная чаша. Сам говорил, в Эрмитаже есть старинные гравюры с этой легендарной японской женой. Синяки экзаменационные опять же с тобой. Как тебе только шею не свернули?

– Пожалели меня, – ответил Михаил, который даже обнять жену на заднем сиденье не мог из-за боли во всем теле. – Пришел с улицы русский выскочка, просит посмотреть его технику, аттестовать...

– Ну, тебя и оттестовали, как тесто, – хихикнула Аня. – Все потому, что ты не тренируешься.

– С чего это ты взяла, что я не тренируюсь? – Михаил даже обиделся.

– Ни разу не видела твоих упражнений. Помнишь, как в фильме с Ван Даммом? Просыпается его женщина поутру. Глядь, а ее любовник висит в шпагате между двумя табуретками. И еще так дышит, – Аня показала как.

– Запомни, жена, древнегреческую еще мудрость: «Крепость тела атлета подвержена переменам при малейшем нарушении равновесия и отступления от режима. Тело солдата должно быть приучено к любым переменам и превратностям», – бойко отрапортовал Корнилов хорошо заученный урок. – А я – самый обыкновенный солдат...

– Значит, на шпагат ты садиться не умеешь, – разочарованно констатировала Аня.

– Зачем это мне? Чтобы бить ногами в голову? Во-первых, я занимаюсь реальным дзю-дзюцу, а не фехтованием ногами. Теперь вот официально имею второй дан по школе Сибукава-рю. Хотя до этого думал, что просто хватаю, толкаю, провожу прием. Как бог на душу положит, так я противника на землю и положу. Теперь я вроде как представитель славной традиционной школы в Петербурге.

– Ничего себе! Это вот в той бумажке написано? – Аня немного отодвинулась от мужа и уважительно посмотрела на него со стороны. – Что-то я тебя резко зауважала! Как бы это на интим не повлияло... А во-вторых?

– А во-вторых – это самое важное. Бить человека милиция не имеет права. Общество и не заметило, как его приучили к тому, что бить человека – это нормально, в порядке вещей. Ты будешь смеяться, но я до сих пор не могу спокойно смотреть, как в сериалах и в документальном кино мои коллеги без всяких колебаний лупят задержанных по почкам, по ногам, втыкают под ребра лежащим на земле людям свои армейские ботинки. Когда у нас разрешили телесные наказания и пытки преступников? Да и какой суд назвал их преступниками? Ведь их, лежащих лицом в асфальт, чаще всего отпускают через установленное законом время. Может быть, в этот же день. Так почему же мои коллеги так спешат отбить человеку печень, устроить ему сотрясение мозга? Перед тем, как человека отпустить, почки ему опустить? И это только кратковременные эпизоды задержания. А что творится во всех этих опорных пунктах, «обезьянниках», кабинетах! Когда я первый раз столкнулся с этим еще на практике, я просто болел целую неделю, будто это меня, а не слишком беспокойного алкаша, били и душили резиновой дубинкой... У меня есть такая привычка – ходить по кабинету во время допроса. Так в первый год моей работы у меня произошел такой случай. Допрашивал я задержанного. Маленький, интеллигентный человечек в очках. Когда я встал из-за стола, чтобы по привычке дойти до окна и вернуться обратно, он обмочился со страху. Думал, я его буду бить. Этот его страх я до сих пор ощущаю почти физически...

– А ты пытался бороться с этим?

– Конечно! Донкихотствовал какое-то время... Скакал по высоким кабинетам на Росинанте. Только себе во вред... По крайней мере, при мне сейчас никого не бьют. Зато, наверное, отрываются потом... Обрати внимание, сейчас никто в милиции не владеет элементарным заломом руки за спину, чтобы задержать человека, не делая его инвалидом. Все применяют ударную технику, проще говоря, лупят справа и слева, куда попало. Да разве куда попало? Метят в жизненно важные органы...

– Залом руки – это разве не больно? – засомневалась Аня.

– Больно. Но это гуманная боль, как ни странно. Если человеку даже сломают руку при сопротивлении, ему не повредят внутренних органов. Кость срастется, а разорванный внутренний орган – нет... Вот потому я и стал заниматься чем-то вроде дзю-дзюцу. Теперь вот после Японии понял, что точно дзю-дзюцу.

– А там нет ударов?

– Вообще-то, есть. В дзю-дзюцу, пожалуй, одна из самых разнообразных техник среди восточных единоборств. Но удары там – вспомогательное оружие, скорее, деморализующее, отвлекающее. А я их вообще не применяю. Что-то вроде айки-до, только прямолинейнее, короче, грязнее, что ли... Вообще-то, следователю не так часто приходится применять какую-то технику, но для меня эти занятия очень важны. Чтобы и следа от этих хищных рефлексов во мне не осталось...

– Значит, руки все-таки и у тебя иногда чешутся? – удивилась Аня.

– А ты думаешь, легко плыть против течения? Коллективное сознание, круговая порука – это страшная сила. Например, Коля Санчук считает, что время такое и люди такие, то есть, иначе нельзя. Надо следовать естественному течению... Поэтому я очень люблю образ «кои».

– Кого? Коли? Коли Санчука? – не поняла Аня.

– «Кои», – улыбнулся Корнилов впервые за время этого, видимо, очень серьезного для него разговора. – Так по-японски называют карпа. Карп – очень упрямая рыба, все время плывет против течения.

– А Санчук?

– Что Санчук? – переспросил Михаил.

– Он тоже бьет, то есть рукоприкладствует?

– Санчо, он хитрый, – опять улыбнулся супруг, с явным удовольствием вспоминая своего приятеля, – смекалистый...

В чем заключалась хитрость оперативника Санчука, друга и напарника следователя Корнилова, Аня узнать не успела. Они подъехали к знакомому подъезду девятиэтажного дома. Вот Корниловы и дома! Под домофоном стояла солдатская прикроватная тумбочка. Кто-то поленился донести ее до помойки. Тумбочка послужила примером и сигналом к свинству для остальных жильцов. Вокруг нее образовалась куча из более мелкого мусора.

– Я тоже готова кое-кого бить руками и ногами по самым жизненно важным органам, – сказала Аня, проходя мимо импровизированной помойки. – Понимаю, что по головам их бить совершенно бесполезно. Мне иногда кажется, мой любимый опер, что я даже готова убивать...

– Какой я тебе опер? – возмутился Корнилов уже в лифте. – Это правовая неграмотность. Называла бы меня лучше следаком, что ли.

– Следак? Какой кошмар! – Аня возмутилась еще больше мужа. – К тому же я терпеть не могу следки. Лучше ноги в кровь стереть, лучше откровенно носки надеть, чем носить на ногах такие неэротичные... следаки. Поздравьте меня, у меня муж – следок...

Дверь лифта открылась на седьмом этаже. С криком и топотом супруги Корниловы вывалились из лифта. У дверей квартиры произошла короткая борьба, закончившаяся неизвестно чьей победой и долгим, совсем не японским поцелуем.

– Ну-ка хватит там баловаться! – послышался с нижней площадки голос строгой соседки. – Идите на улицу играться! Понастроили им горок, качелей, а они все по лестницам бегают, как оглашенные. Хулиганье...

– Согласись, Корнилов, – сказала Аня, вытирая японскую пыль с подошв кроссовок о китайский коврик, – хорошо возвращаться домой, зная, что в запасе еще целая неделя совместного отдыха. Медвежонок, у нас еще четверть горшочка меда, то есть неделя от медового месяца!

Их однокомнатная квартирка встретила их еще не выветрившимся запахом новостройки. Свежей убогостью тонких, полукартонных дверей, серым цветом батарей отопления, бумажными типовыми обоями, ядовито ярким линолеумом, кривыми плинтусами и плохо закрывающимися форточками. Одним словом, это был тот самый недорогой, панельный, однокомнатный «рай с милым».

– Один из парадоксов нашей жизни, – сказала Аня, снимая с себя дорожную одежду. – Новоселы, только что въехавшие в новую квартиру, сразу же должны приступить к ее ремонту.

– Вот это, Анечка, совсем необязательно, – отозвался муж испуганным голосом. – Ремонт может годик и подождать. Вторую металлическую дверь мы поставили, теперь поменяем сантехнику, и хватит для начала. Очень уж пожить хочется...

– Кого я пригрела на слабой груди! – возмутилась Аня.

– Грудь у тебя как раз неслабая. Не надо скромничать.

– А ты не подглядывай, – Аня как раз собиралась пробежать по коридору в неглиже, чтобы успеть и подразнить любимого, и запереть перед самым его носом дверь в ванную комнатку.

– Как тут не подглядывать, когда ты во всех зеркалах, во всех глянцевых поверхностях отражаешься, – проворчал Корнилов. – Слушай, Анют, так хочется картошки с подсолнечным маслом и укропчиком, капустки и соленых огурчиков после всех этих суси, темпуры, сябу-сябу...

– Я так люблю Японию, я с такой грустью покидаю Страну Восходящего Солнца! – передразнила его Аня из ванной. – Еще и лицемер, и предатель! За картошку с капустой Японию продал... Медвежонок, посмотри, если картошки у нас нет, – совсем другим, нежно-начальственным голосом сказала Аня, – дуй в магазин. Еще купи морковки и лука... и хлеба... и масла... и еще чего-нибудь. Капуста соленая у нас есть, мамина. И огурчики тоже, папины...

Она что-то еще говорила Михаилу, но теперь ее заглушал душ.

– Я тебя не слышу, Анюта, – попробовал ответить Корнилов. – Не слышу тебя, Анечка, – уже погромче. – Анна! Я не слышу тебя! – заорал он, наконец, прильнув ртом к дверной щели.

Шум душа на секунду оборвался.

– Зачем тебе меня слышать? – послышался Анин голос. – Я пою просто так, для себя...

– Она уже поет, – ворчал Михаил, собираясь в магазин. – Речитатив кончился, началась ария. Хоть бы предупредила. А то споет без предупреждения: «Убей мою подругу», а я не пойму, что это уже песня, пойду и убью...

Корнилов уже надевал туфли, когда в кармане зазвучало: «Наверх вы, товарищи! Все по местам! Последний парад наступает. Врагу не сдается наш гордый „Варяг“...» На «гордом „Варяге“» Корнилов нажал кнопку и постарался изобразить голосом отдаленность географическую и психологическую.

– Ладно, Корнилов, я знаю, что ты в Питере, – слышался в трубке голос Санчука, – не изображай там душем морской прибой. И начальство тоже знает. Ты и так должен мне бутылку... саке... Привез? Молоток. Кстати, захвати по дороге, когда в отдел поедешь... Помню я про твою неделю. Мне вообще велели звонить тебе в Японию, чтобы ты вылетал еще пять дней назад. Еле тебя отмазал. Говорю: знаете, каких это стоит «бабок»? Они как про «бабки» услышали, сразу притухли...

– Санчо, да что случилось-то?! – закричал Михаил. – Ты можешь толком сказать?

– Такое дело, Миша... Помнишь свидетельницу?

– По какому делу?

– По какому! По твоему! Свидетельница на твоей свадьбе Людмила Синявина. Ее труп нашли за гаражами в трехстах метрах от ресторана «Идальго». Рваная рана на шее... На следующий день после твоего отъезда в Японию... Короче, приезжай, жду... Саке не забудь. Только никому из наших по дороге не показывай, чтобы без «хвостов».

Михаил постоял какое-то время около серой двери в ванную комнату, слушая, как шумит, шипит вода, как тоненьким ручейком журчит Анин голосок. Женщина с высшим гуманитарным образованием пела: «Ты бы подошел, я бы отвернулась...»

– От кого ты закрываешься?! – Корнилов раздраженно задергал ручкой. – Что это за манера такая?

– «...я бы отвернулась. Ты бы приставал ко мне...» Что надо?

– От кого ты закрываешься?! – повторил Михаил и слова и интонацию.

– От тебя, конечно! Что за дурацкий вопрос! Должны же быть между людьми хотя бы изредка какие-нибудь перегородки...

– Аня, я по делу, – хотелось строже, но строгости в голосе не было совсем.

– Я в ванной посетителей не принимаю.

– Я ухожу на работу. Понимаешь?

Вода сразу перестала шуметь. Щелкнула задвижка. Корнилов вошел в помещение, наполненное теплым туманом. Из-за клеенчатой занавески торчала любимая мокрая голова. Михаил взял огромное мохнатое полотенце, на котором были изображены сине-черные рыбы, возможно, даже карпы, завернул в него маленькую женщину и отнес в комнату, как ребенка, поставил на диван-кровать. Это пока была единственная мебель в комнате, если коробки с вещами и книгами не считать интерьером.

– Я ухожу на работу, – повторил он.

– А как же наша неделя, Корнилов? У вас там некому работать? Ты никуда не пойдешь, а я напишу тебе записку. Как зовут твоего начальника?

– Валентин Федорович... Аня!..

– «Уважаемый Валентин Федорович! – она обняла Михаила за плечи и стала раскачиваться, фантазируя. – Мой муж, Корнилов Михаил Борисович, а ваш капитан Корнилов, не пришел на работу, так как очень хорошо себя чувствовал в постели...»

От ее движений тяжелое полотенце рухнуло на кровать. Но по тому, как Михаил отреагировал на ее обнаженное тело, Аня поняла, что случилось что-то очень серьезное.

– Аня! – как глухой или спящей закричал Корнилов. – Людмилу Синявину, твою... нашу с тобой свидетельницу нашли мертвой у ресторана «Идальго».

– Когда? Где это? Ах, да! Когда?

– На следующий день после нашего отъезда. Прошу тебя: не задавай мне пока никаких вопросов. Я еще сам ничего не знаю. Я тебе все подробно расскажу.

– Я поеду с тобой.

– Вот этого мне только не хватало. Давай на всю жизнь договоримся. Должны быть между любящими людьми перегородки, хотя бы изредка.

– Это я придумала.

– Ты все очень правильно придумала.

– Ты закрываешься от меня?

– Да, на защелку. На какое-то время. Но я тебе все расскажу, когда вернусь. Я тебе даже позвоню, как только буду в курсе.

По дороге на работу Корнилов упорно вспоминал Людмилу Синявину, но не мог припомнить ничего, кроме ее длинного носа, высокомерного взгляда и здорово датого капитана Харитонова, который пытался заговорить с нею, выворачивая голову, как пристяжная лошадь. Он попробовал вспомнить остальных гостей, но они всплыли в его памяти как-то фрагментарно, эпизодически. Санчо танцует брейк на полу, вращается со страшной скоростью на спине... Аня хохочет до слез, прижимается к Михаилу, и он чувствует, как она дрожит от смеха... Анины одноклассники пытаются украсть невесту, а стоящие рядом ребята из отдела кладут их на пол, профессионально, как никогда... Аня плывет в развевающемся платье между топчущимися мужиками, как белое знамя, примиряя и успокаивая всех... Пьяные дурни ломают мельницу в ресторане. Аня вынимает из волос какую-то шпильку, чтобы что-то там им закрепить, заклинить... Корнилов не видел никого, кроме Ани...

– Слушай, Корнилов, дерево наше оказалось грейпфрутом, – первое, что услышал Михаил, входя в родной кабинет. – Достоверная информация...

Два стола, два сейфа, окно посредине и тоненькое цитрусовое дерево в жестяной банке из-под повидла. Коля Санчук сосредоточенно лил на дерево воду из детской леечки-утенка. Тот самый Санчук, который имел дурную привычку после очередного повешенного на них «глухаря» срывать злость на беззащитном растении.

– Что стоишь, качаясь, одинокий цитрус? – начинал он, стоя перед тонким побегом, держа руки в карманах, перекатываясь с пяток на носки, как дворовый хулиган перед очередной жертвой. – Цветешь и пахнешь, чурка нерусская? Ничего тебя не берет. Заварку в тебя выливают, хабарики втыкают, Харитонов в твой листик как-то даже высморкался... Тебе все нипочем! Погоди... Вот принесу из дому «Фейри». Говорят, достаточно трех ложек, и каюк тебя постигнет.

Михаил обычно вяло заступался за кривоватый стебелек с широкими желтоватыми листьями. Говорил какие-то банальности о кислороде, об успокаивающем воздействии, о возрасте баночного растения.

– Была бы березка, я бы слова не сказал, – отвечал на это Санчук. – Сам бы за ней ухаживал, как за девушкой. А тут растет неизвестно что, гастробайтер какой-то. И так хорошо приспособился, укоренился на нашей российской почве, что зло берет. Сам растет, сосет из нашей земли, а плодов никаких не приносит. Корнилов, да у него даже шипы какие-то торчат! Нет, показалось. Твое счастье, басурманский отросток...

Одним словом, Санчук находился с деревом в состоянии перманентной холодной войны. Перед отъездом Михаила в отпуск прохаживался вокруг нелюбимого дерева и напевал «Привыкли руки к топорам». И вдруг Михаил, можно сказать, застукал его за интимным орошением.

– Откуда эта достоверная информация? – спросил Корнилов.

– Чирика я тут раскалывал на днях. Так он утверждал, что наш саксаул – грейпфрут стопроцентный. Чирик несколько лет назад брал одну квартиру по наводке. Золотишко нашел в горшке под точно таким же деревом. Вдова на суде потом убивалась, что он грейпфрут погубил, еще ее мужем посаженный. Требовала даже ему за убийство грейпфрута добавить парочку лет... Здорово, Михась! Ну, как там узкоглазые? Помнят Квантунскую армию? Я им Цусиму еще не простил. Адмирала Макарова и художника Верещагина им еще долго не забуду...

У Корнилова с Санчуком вообще была странная манера общения. Посторонний, понаблюдав за ними, наверняка заметил бы: «Даже поздороваться не могут, как люди! Нагородили огород...» А начальство и вовсе всыпало бы им по первое число. Дело стоит, информация с каждой минутой теряет в оперативности, а следователь Корнилов с оперативником Санчуком ведут какой-то несерьезный диалог.

– Здорово, Санчо! Какой-то ты сентиментальный стал без меня. Историческую слезу роняешь, деревце кропишь... У тебя дома все нормально?

– Обычная рутина, – махнул рукой, словно на кого-то за стенкой, Санчук. – Дома у мента одна маета. Пилят меня бабы двуручной пилой. Хоть бы развели...

– Не понял, – удивился Михаил. – Ты что, разводиться надумал?

– Ну, точно не понял, – согласился напарник. – Пилой, говорю, пилят не разведенной. Развели бы пилу, быстрее бы меня перепилили.

– И Анюта тоже пилит? – спросил Корнилов, имея в виду пятилетнюю дочку Санчука – тезку его жены.

– Научилась... Бабье дело – оно примитивное, общедоступное, потому и побеждает всегда.

– Вот, кстати, тут дочуре твоей подарочек от нас с тетей Аней. Передай, только не сядь на него по дороге.

Корнилов вынул из коробки яркую пластмассовую фигуру и поставил на стол Санчука. Фигура представляла собой пластмассового мальчонку с большими круглыми глазами, так любимыми в японской мультипликации. На голове у него была кепка, вроде бейсболки.

– Очень популярная у местных детишек игрушка, – пояснил Корнилов. – Теперь смотри. Кепарь поворачиваем таким образом. С этой стороны он на листок дерева похож. Гляди...

Сработал какой-то хитрющий японский механизм. На глазах у наблюдателей произошла самотрепанация пластмассового черепа. Разъединилось на две половинки и туловище фигурки. Откуда-то из чрева донеслась задорная песенка, видимо, детская. Пластмассовые створки повернулись, и, когда они с жужжанием большого потревоженного жука соединились, перед Корниловым и Санчуком стоял уже не мальчик, но зверек с острой мордочкой.

– Тануки, – пояснил Михаил, – добрый японский оборотень. Превращается в енотовидную собаку. Герой комиксов, мультиков, книжек...

В этот момент дверь открылась, и в кабинет вошел мужчина средних лет и высокого роста, одного с Корниловым. Впрочем, если бы не сутулость, он мог быть еще выше. Больше всего к нему подходил эпитет «костистый». Крепкий костяк этого человека чувствовался даже под серым свободным костюмом. Крупная кость была видна не только в протянутой для пожатия Корнилову руке, но и в его лице, то есть в скулах, нижней челюсти, надбровных дугах.

– С возвращением на родину, Корнилов, – сказал он прочувствованно. – Родина встречает вас, как всегда, «глухарями».

– Спасибо, товарищ подполковник, – ответил Михаил то ли на первое, то ли на второе предложение.

– Про поездку свою расскажете потом. Соберемся всем коллективом в красном уголке, вы заварите свой знаменитый чай... А то ведь надоест всем одно и тоже пересказывать по десять раз.

– А почему чай, товарищ подполковник? – вмешался Санчук. – Он и рисовой водки с собой захватил. Я думаю, для закрепления усвоенного материала можно...

Подполковник строго посмотрел на Санчука, но неожиданно кивнул:

– Не возражаю. Если Корнилов заодно научит сотрудников японской культуре пития алкогольных напитков, не буду против и практических занятий. Кстати, не удалось ли вам посетить наших японских коллег?

– Бог миловал, – машинально ответил Михаил, но тут же одернул сам себя. – Слишком мало было времени, товарищ полковник.

А такие вещи на ходу не делаются...

– Правильно, правильно, – закивал головой подполковник, отчего его выпирающий кадык стал заметен даже в фас. – Но наблюдения у вас какие-нибудь имеются насчет проблемы японского правопорядка?

– Да я как-то... – замялся Корнилов, которому сейчас, честно говоря, было не до Японии.

– Разве мог он думать о работе в отпуске, рядом с молодой женой, товарищ подполковник, – поспешил на помощь другу Санчук. – Это нереально.

– Настоящий профессионал всегда находится в состоянии оперативного включения, – наставительно сказал начальник. – Постоянное наблюдение, анализ ситуации, контроль, готовность... Писатель, к примеру, – всегда писатель. Работает двадцать четыре часа в сутки, даже когда не пишет. Так и у нас с вами. Мы не можем себе позволить в этом кабинете быть правоохранителем, а за его дверями стать простыми прохожими, посетителями ресторанов, зрителями в кино... Такие превращения не для нас...

– Так мы себя и так ментами чувствуем даже в сортире. – Санчук сказал грубовато, но точно такую же фразу в утренних новостях выдал высокий чиновник их ведомства, поэтому она была воспринята как цитата. – Корнилову пришлось на другой конец земного шара уезжать, чтоб развеяться. Мне бы такую же богатую жену!

– Почему же по делу Синявиной, где почти половина нашего отдела проходит в качестве свидетелей, никто ничего особенного не заметил? – спросил подполковник. – Кстати, вы уже ввели Корнилова в курс дела?

– Да, то есть только собираюсь...

– Ладно, через час жду вас обоих в своем кабинете. Санчука с докладом о ходе расследования, Корнилова со свежей головой и свежими мыслями. Что это такое? – подполковник указал на фигурку Тануки.

– Сувенир из Японии, – ответил Корнилов. – Японский оборотень...

– Оборотень? – удивился начальник. – Этого нам еще не хватало. Уберите сейчас же, и за работу.

– Вообще-то он классный мужик, – сказал Санчук, обращаясь к Тануки, принявшему уже образ толстого японского мальчика в бейсболке, – но, как любой начальник, несколько зануден. Значит так, ввести в курс дела...

Глава 4

...отныне я буду вести такой же образ жизни, какой вел великий маркиз Мантуанский после того, как поклялся отомстить за смерть своего племянника Балдуина, а именно: клянусь во время трапезы обходиться без скатерти, не резвиться с женой и еще чего-то не делать – точно не помню, но все это входит в мою клятву, – до тех пор, пока не отомщу тому, кто нанес мне такое оскорбление.


Курс этого дела был темен и неясен. Труп Людмилы Синявиной на третий день после свадьбы нашла дворничиха между гаражами инвалидов внутри жилого квартала. Убитая девушка лежала на животе, уткнувшись лицом в руки. Она будто пыталась спрятаться от страшной опасности, как прячутся маленькие дети, то есть старалась всеми силами не смотреть на нее. Но это ее не спасло – на шее девушки зияла рваная рана. Санчук в своем рассказе употребил еще один синоним, по его мнению, даже больше подходивший к характеру ранения – «драная». И Корнилову, и Санчуку одновременно пришла в голову одна и та же мысль, что убитая при жизни не отличалась красотой, и смерть ей досталась тоже страшная. Но вслух эту мысль ни тот ни другой не высказали. Экспертиза установила, что смерть наступила в ту самую дождливую ночь свадьбы Корниловых.

Санчук понимал, что Михаилу сейчас приходится несладко. Даже несчастный случай на собственной свадьбе может повергнуть человека в шок, а такое жестокое убийство и подавно.

– Я когда в Кемерово служил, еще в армии, про такой случай слышал, – сказал Санчук, осторожно поглядывая на Корнилова. – Была свадьба в местной «стекляшке». Жених с невестой поднимались по лестнице на второй этаж. Навстречу шел мужик с бутылкой портвейна. Когда этот отморозок проходил мимо молодых, он ни с того ни с сего взял да и треснул жениха по затылку бутылкой. Убил... Зачем он это сделал, сам потом объяснить не мог. Чем-то ему жених не понравился или, наоборот, невеста понравилась... Такие вот случаи бывают на свадьбах...

Тут Санчук понял, что пример привел не очень удачный. Зачем вообще усугублять неприятную ситуацию?

– Вот-вот, – Михаил неожиданно согласился, – так, наверное, было бы гораздо справедливее в смысле судьбы человеческой. Фраза киношная лезет в голову, что на ее месте должен был быть я. Понимаешь, Санчо? Как мы с Аней можем теперь жить в счастье и гармонии, если из-за нас погиб человек?

– При чем здесь вы? А если бы кто-нибудь обпился у вас на свадьбе и помер? Или один гость другого вилкой пырнул? Да раньше ни одной свадьбы без мордобоя и поножовщины не обходилось. Да и сейчас в глубинке такое в порядке вещей.

– Какой-то адский парадокс, – Корнилов крутил головой из стороны в сторону, не зная, на чем остановить взгляд. – Дикая смерть, а у нас, значит, счастье и гармония. Ведь это конец всему, Санчо. Это то самое небытие, с которым сталкиваешься при жизни. А раз встретил его, считай все, оно не отпустит. Это черная дыра, Санчо, она теперь будет втягивать в себя все живое, пока не проглотит.

– Михась, что это с тобой? – Санчук хлопнул его по плечу и потрепал по шее, по ходу действия соображая, что трогает как раз то самое место, где у Синявиной зияла страшная рана. – Ты мент или не мент? Самурай ты, в конец концов?

– Да я не про себя, Санчо. У меня уже слой бортовой брони, как у броненосца «Потемкина». Да еще ракушечником сверху покрылся. С меня все, как вода. Я про Аню, про наши с ней отношения. Я же знаю ее. Думаю, что знаю. Не сможем мы после этого жить счастливо, не будет никакой семейной идиллии ни здесь, в Питере, ни в Японии, ни на Берегу Слоновой Кости. Потонет наш семейный корабль, как тот же броненосец «Потемкин».

– Вот это ты, Корнилов, брось, – уверенно сказал Санчук. – Аня – умная женщина... вообще умный человек. Как она может винить тебя?

– Да себя она будет винить, Санчо! Вот чего я боюсь! А не будет винить – так для меня это, может, еще и страшней будет. Я же говорю – небытие, черная дыра...

– Не потонет твой корабль. Вот увидишь, не видать им новой Цусимы, – Санчо показал кому-то невидимому за стеной пухлую дулю. – А броненосец «Потемкин», к твоему сведению, не потонул. Его матросы к румынам угнали...

– Да хоть к румынам, лишь бы с Аней.

– Ты саке принес? Я чувствую, до лекции твоей в «красном уголке» оно не достоит. Пойду, Харитонова крикну, Юрченко по коридору пробегал... А тебе, Михась, надо вот что для себя уяснить. Чем быстрее мы раскрутим это дело, тем тебе и Ане, вообще, вашей семье будет лучше. Вот еще что хочу тебе сказать. Для отдела это засада, а тебя это, может, и успокоит. Через два дня после Синявиной был найден еще один труп молодой девушки. С точно такими же признаками насильственной смерти. Рваная или драная рана. Будто кто-то клыками работал... Полегчало тебе? Значит, не весь свет на твоей семье сейчас клином сошелся.

– Пожалуй, ты прав, – согласился Корнилов после раздумья. – Впервые в моей практике такое. Серийный маньяк-убийца, а мне как-то легче стало. Совсем я заматерел...

– С волками жить – по-волчьи выть, – пробормотал Санчук.

– Теперь вот окончательно осознал, что я дома, в отделе, – хмыкнул Михаил. – Опять Санчо достает своими пословицами и поговорками.

– Михась, это – народная мудрость, – ответил опер, радуясь тому, что его напарник, вроде бы, приходит в себя.

– Если бы народная мудрость помогала раскрывать преступления – цены бы ей не было.

– А эта? На воре шапка горит. К твоему сведению, в ней заложен метод опознания преступника. Я точно не помню эту историю. Но кто-то там заорал неожиданно и пронзительно: «На воре шапка горит!» Вор за голову и схватился. Тут его и положили мордой в навоз.

– Во! – согласился Корнилов. – Давай так и сделаем. Выйдем на площадь и заорем: «У маньяка-убийцы волчий хвост торчит!» Кто рукой начнет сзади шарить, того мы и задержим...

Ведя такой, вроде бы, не относящийся к делу треп, Корнилов одновременно извлекал из сумки одну за другой круглые баночки размером с ручную гранату. Санчук их машинально отсчитывал, удивляясь и радуясь появлению каждой новой.

– Саке, – сказал он уважительно, вертя в руках баночку. – На яйца Фаберже похожи.

– Погоди, Санчо, нам же к Кудинову на доклад идти, – вспомнил Михаил. – Давай отложим.

– Ерунда, это же рисовая водка, – возразил Санчук. – Если Кудинов учует, скажем, что рис ели вареный или пареный. Давай по глотку, заодно и проверим: остается после нее запах или нет. Если нет, переходим всем отделом на саке...

Санчук моментально распаковал первую баночку, будто всю жизнь закладывал рисовую водку за воротник кимоно в подворотнях Токио, и сделал большой глоток.

– Не понял, – пробормотал он и приготовился сделать еще один глоток, но тут дверь опять приоткрылась, и показалось помятое лицо дежурного Харитонова.

– Чего это у вас? – спросил он довольно равнодушно, в то время как ноздри у него стали расширяться, как у кенийского бегуна.

– Да вот, гранаты ручные конфисковали, – ответил Санчук. – Опись составляем.

– Ладно врать-то, – Харитонов вошел и плотно прикрыл за собой дверь. – Что я, японскую водку не пробовал, что ли.

– Вот полиглот! – изумился опер. – Ну, и как она тебе?

– А, пойдет! – Харитонов уже придвинул стул и собирался удобненько расположиться в их кабинете. – Но я бы ее лучше с нашим пивом смешал...

– Стой, стой, стой! Осади маленько! – прикрикнул на него Санчук. – Нам сейчас на доклад к Кудинову идти. Ты через пару часиков забегай и пиво неси, договорились.

– Через пару, думаю, могу опоздать, – прикинул в уме Харитонов. – Через час загляну...

– Учти, Харитонов, кабинет я опечатаю, – предупредил Санчук. – Пошли отчитаемся по быстрому. День государев, а ночь наша.

– Сейчас, я только один звонок сделаю, – задержался в кабинете Корнилов.

* * *

Аня тыкала пультом в пространство, освещенное телевизионным экраном. Она прыгала с программы на программу, вглядывалась в мелькавшие женские лица, словно пыталась найти там свою знакомую. Когда пульт завалился куда-то между подлокотником диван-кровати и подушкой, она не стала его искать. Теперь она машинально слушала прогноз погоды и смотрела на стройную девушку на фоне карты России. Высокая грудь дикторши упиралась в Уральские горы, река Обь обтекала ее бедра, государственная граница проходила на уровне коленей.

Ей представилась некрасивая Синявина на фоне космического мрака. Звезды намечали ее условные контуры, три соседние звезды обозначали ее нос. Млечный путь лежал лентой свидетельницы через ее плечо. Что еще? Кроваво-красный хвост кометы у основания головы?

Вот так, лежа на диване, перед экраном, глядя на телевизионную картинку, Аня решала самый главный вопрос, стоявший перед человеком во все века: бессмертна ли душа? Решения было два. Жизнь после смерти в другой форме и другом измерении, но с сохранением собственного «я», или распад, обезличивание, растворение своих родных атомов во всеобщей кислоте бесконечности. Вариации в виде рая, ада, переселения душ можно было в расчет не брать. Аня решала этот вопрос не для себя. Сейчас Люда Синявина могла находиться или в первом или во втором варианте. Аня пыталась что-то делать, напрягая воображение, стучалась то в одну дверь, то во вторую. Она произносила мысленно какие-то слова, просила прощения перед обновленным образом Людмилы Синявиной, а за другой дверью пыталась крикнуть их уже вдогонку, куда-то в черную пропасть.

Эта странная медитация продолжалась и продолжалась, пока вдруг какая-то злая и насмешливая сила не шепнула Ане про третий вариант, про который она и помыслить была не в силах. И тут же нашептала, что работает сейчас и над четвертым, который вскорости будет представлен на суд Всевышнего как новый концертный номер между парадом планет и полетом кометы Галлея. Для многих это будет сюрпризом. Такая неприметная прозрачная дверца, но стоит только отпереть ее...

Щелкнул замок. Сквозняк пробежал по голым ногам. Вернулся муж. Анин муж вернулся с работы домой... Такого в ее жизни еще не было. Ее первый муж-художник работал в мастерской, где они и жили. Хождения на работу как такового у него не было. У Михаила же это был первый рабочий день после свадьбы. Может быть, это надо отметить? Аня встала и пошла на вспыхнувший в коридоре свет. В ее голове звучали заученные благодаря многократному повторению слова прощения.

– Прости, – сказала она Михаилу. – Я ничего не приготовила, никуда не выходила.

– Я понимаю, – ответил он. – Картошку я купил, масло, хлеб и еще чего-нибудь...

Впервые Ане показалось, что однокомнатная квартирка слишком мала для семьи из двух человек. Она включила утюг, потом воду в ванной, вышла с тряпкой в коридор... Когда навстречу попался Михаил, вспомнила про утюг, про воду, про картошку. Но скоро Аня заметила, что никто за ней не ходит, не пытается заговорить, даже случайно не попадается ей навстречу.

Она вошла в комнату, выглянула на лоджию... Квартира оказалась не такой уж и маленькой. Михаил на кухне чистил картошку. Вернее, он следил за тем, чтобы картофельная кожурка, выползавшая из-под его ножа, спирально удлинялась, но не рвалась раньше времени.

– Подвинься, Медвежонок.

– А! Это ты, Ежик...

– Так чистят картошку не на ужин этого дня, – заметила Аня, – а на завтрак следующего.

В ее руке быстро задвигался маленький ножик, торопливый, как из детского рассказа. Короткие очистки непрерывно шлепались в мусорный пакет. Но очищенная картофелина из рук Михаила уже булькала, и он принимался за следующую, Аня же только еще выковыривала глазки. Опять она пыталась его обогнать, «обчистить», но на какие-то два пятнышка он все равно опережал Аню, умудряясь не сломать длинную картофельную спираль.

– Это просто Микула Селянинович какой-то! – Анина картошка плюхнулась в кастрюлю, обрызгав обоих супругов. – Еле тащится, а не догнать!

– Так ты меня обогнать хочешь? – догадался Михаил. – Так бы и сказала! Зачем брызгаться?

– Слушай, так ведь ты же пьян! – Аня тоже догадалась. – Это вообще нечестно. Братцы, так он же пьян! А я пытаюсь с ним соревноваться.

– «Я пьян, потому что вселенную выпил...», – сказал, улыбаясь, Михаил. – «...Я – глотка Парижа...» Ты знаешь такие стихи? Хотя откуда? Ведь у тебя же высшее филологическое...

– Ты – не глотка Парижа, Корнилов. Ты – хитрая морда Японии.

– Хотелось бы знать почему? Кажется, картошки хватит... Так почему?

– Потому что ты это продуманно сделал. Эффект неожиданности и все такое прочее. Ты все вычислил, опер.

– Не называй меня опером, это неправильно. Это Санчук опер.

– А чьи это стихи?

– Не помню. Кто-то из французов, очевидно.

– Врешь, Корнилов. Это тоже твоя тонкая психологическая, «домашняя» заготовка.

– А где у нас мамина капуста? Я по поводу домашних заготовок... Это Аполлинер, вообще-то.

– Что Аполлинер? – не поняла Аня.

– Ты же спрашивала: чьи стихи? – удивился Михаил. – Аполлинера...

– Слушай, Корнилов, ты водки купил? А то я тебя не догоняю ни в картошке, ни в стихах. Надо выпить штрафную.

– Конечно, – аскетическое лицо Корнилова расплылось в довольной улыбке.

– Признавайся! – грозным голосом повелела ему Аня. – Ты все так и задумал? Все по задуманному случилось?

– Все по писаному...

«День рождался среди умирающих звезд», – сказано дальше у Аполлинера в «Вандемьере». На следующее утро Аня проводила мужа на работу и обложилась телефонами. Она звонила по междугородному, городскому и мобильному. Всем она говорила приблизительно одно и то же, а через пару звонков заметила, что повторяется почти слово в слово. Отзвонившись-отстрелявшись родителям, родственникам и знакомым, Аня, наконец, набрала номер Ольги Владимировны. Все они были на ее свадьбе, но только Оле она хотела рассказать про убийство Люды Синявиной.

Часто подростки, особенно поздние дети, мечтают о молодых, красивых, сильных, современных родителях. Став взрослее, приобретя достаточный багаж печального опыта, они понимают, что лучшими родителями для себя были бы они сами. Американцы сняли на эту тему несколько сентиментальных комедий, вот только не додумались, что хорошо было бы, раздвоившись во времени, себя самого усыновить.

Ольга Владимировна Москаленко была для Ани такой вот мамой из подростковой мечты, которая осуществилась почему-то с многолетним опозданием. Ольга Владимировна, просто Оля, была красива, стройна, причем гармонично сочетала в себе нужную худобу с необходимой женственностью. Регулярно посещала бассейн, шейпинг и тренажерный зал. Работала менеджером в фирме своего мужа. По городу передвигалась на новом «Фольксваген-Гольфе». Она вполне могла быть Аниной мамой, родив ее сразу после окончания школы.

С другой стороны, Ольга Владимировна после того памятного происшествия в пригородном санатории стала ангелом-хранителем Ани. Причем обе хорошо сознавали эту сторону взаимоотношений и прилежно, даже с удовольствием, выполняли эти обязанности. Хотя не отдавали себе отчета, кто подобные обязанности на них наложил.

Внешне это выглядело, как щебетание подружек в кафе, ресторанчике, бассейне, бане. Но откуда-то и у младшей, и у старшей было полное осознание некой ответственности в отношении друг друга.

Аня не увлекалась мистикой, астрологией, внутренней энергетикой, фэн-шуй, даже посмеивалась над подобными практиками. Оля, кажется, тоже. Но какое-то чудо в их отношениях присутствовало независимо от этого, как бескорыстный дар. В их простом общении, бабьем трепе нет-нет и просвечивало нечто особое, необъяснимое ни той ни другой. Бывает такое? У кого можно спросить? Кто может проконсультировать? Наука делает регулярные попытки растолковать человеческие отношения открытием каких-нибудь новых антракантов. Словно кому-то очень хочется свести все к банальным бананово-обезьяньим отношениям. Как тонко иронизировал любимый Синявиной Владимир Соловьев: «Мы все произошли от обезьяны, так давайте возлюбим друг друга!»

Оля, почувствовав неладное с первых фраз приветствия, скомкала разговор по телефону и предложила встретиться в каком-нибудь кафе, лучше недалеко от ее офиса на Гороховой улице.

– Но только не с японской кухней! – это был крик Аниной души.

Встретились они в кафе недалеко от Загородного проспекта, с какой-то соломой в интерьере, с погасшим до вечера экраном караоке, с официантками, похожими на студенток, и довольно большим меню. Аня опять засмотрелась на Олино лицо. Москаленко была бесспорно красавицей, но некий реставратор умело и тонко чуть-чуть состарил ее. Причем если присматриваться специально, то не было видно на ее лице ни морщинок, ни следов увядания кожи. Реставратор действительно был мастером.

Как всегда подруги так обрадовались встрече, что заказали чересчур много. Они слишком давно не виделись и приняли голод общения за голод физический. За салатами говорила Аня, рассказывая все по порядку, начиная с Японии, потому что Ольга Владимировна на свадьбе, естественно, присутствовала. Когда же она дошла до убийства Синявиной, и у Оли вырвался возглас изумления, как раз официантка принесла им огромные тарелки с какой-то мясной архитектурой. Она по-своему поняла реакцию клиентки и горделиво сказала:

– Наш повар только что вернулся с международного конкурса кулинаров, где занял почетное второе место. По рыбным блюдам его обошел один японец. Наш еще не отошел от соревнований и пока еще вкладывает в каждое блюдо всю свою душу...

Какое-то время они молчали над мясом, словно отдавая дань уважения павшей корове и мясной душе повара. Потом заговорила Оля.

– А ты все помнишь на своей свадьбе? Например, после твоего испанского танца под песенку Мадонны вдруг разом открылись все окна в зале. Вряд ли ты обратила внимание. Администратор ресторана сказал, что они недавно установили новые стеклопакеты, что гарантия у них еще не кончилась и надо будет связаться со строительной фирмой для рекламации.

– Это ты к чему? – удивилась Аня.

– Так просто. Ты же сама спросила: не заметила ли я каких-нибудь странностей во время свадьбы. Вот тебе, пожалуйста, странность.

– Самым странным будет, если все останется после смерти Люды таким, как было. Мы также будем с Мишкой валять дурака, любить друг друга всерьез и в шутку, словом, будем с ним счастливы. У Синявиной ведь даже никого не было... В смысле, мужчины не было.

– Язычники приносили в жертву своим кровожадным богам как раз непорочных дев, – сказала Оля, с ужасом глядя на гору из мяса, овощей и зелени.

– Это ты к чему? – опять спросила Аня.

– Да ни к чему...

Оля отложила столовые приборы и подняла рюмки. За окном на нее укоризненно поглядывал синий «фольксваген», но Олю это никогда не останавливало. Она считала, что знает свою водительскую меру.

– Давай помянем твою свидетельницу, – предложила Москаленко.

– Мою... свидетельницу... убрали, – сказала Аня, делая значительные паузы между словами. – Может, и свадьба моя недействительна? Были в старину такие народные страшилки. Нам на лекциях по фольклору рассказывали. Свадьба в деревне в самом разгаре. Песни, танцы, топот, свист... Вдруг раз! Все мужики в один миг превращаются в волков... Почему-то это всегда на свадьбах происходило.

– Вот именно. На свадьбах всегда что-нибудь происходит. На моей первой свадьбе какому-то армянину голову проломили. До сих пор не знаю – кто он такой и как у меня на свадьбе оказался.

– Но он же остался жив?

– В больницу увезли, муж говорил, что выжил. А что потом с ним было, я не знаю... Анечка! Ведь это невозможно! Ты пригласила людей собраться в одно время в одном месте, потом они разошлись по своим делам, по своим судьбам. Почему ты решила, что несешь ответственность за каждого из них? Пока он ехал к тебе на поезде, самолете, машине, ты отвечала за него? Потом он пил водку, несмотря на сердце, ел острое, невзирая на язву. Говорил кому-то гадости, приставал к чужой жене, нарывался на неприятности. Ты тоже в этом виновата? А потом? С какого момента кончилась твоя ответственность за всех этих людей? Кому ты должна была сдать их под расписку?..

Оля опрокинула рюмку одна, без Ани.

– Ты говоришь бессмыслицу, – подвела итог Ольга Владимировна. – Ты ищешь муки и страдания там, где их быть не должно.

– А мне один парень с нашего факультета говорил на полном серьезе, что девственница может летать. Даже злился, когда я не верила и смеялась. Я бы сейчас этого идиота спросила: «Почему же Люда Синявина не улетела, когда ей угрожала смертельная опасность?»

– Сколько живу на свете, столько удивляюсь, – вздохнула Оля. – Просто диву даюсь! Как живуча всякая глупость! Как заладила эта дура Катерина из «Грозы»: «Почему люди не летают, как птицы?», так пошло и поехало. Меня прямо преследует эта фраза в той или другой интерпретации. Теперь вот ты: «Почему Люда Синявина не улетела от убийцы на „крылышках“?»

– Оля, Оля, – Аня осталась сидеть, но полетели вверх ресницы ее удивленных глаз, – ты, кажется, сердишься на меня? За что? Я тебя отвлекла от важных дел на работе?

– Конечно, я сержусь, – честно ответила Оля. – Потому что знаю тебя. Потому что уверена, ты уже придумала что-то, решила про себя твердо и бесповоротно. С миленьким личиком и повадками женщины-кошечки ты попрешь куда-то напролом, как танк, как бульдозер, как боевой слон Ганнибала.

Аня впервые видела свою подругу такой раздраженной. Она всегда считала Ольгу Владимировну сильной женщиной. Но одним из показателей ее силы, по мнению Ани, были рассудительность и спокойствие.

– Отвечай мне, Анечка, как на исповеди, – Ольга Владимировна наклонилась к ней, упираясь острыми локтями в плоскость стола, – что ты задумала?

Удивительно, что до того, как на Аню еще не устремились в упор голубые Олины глаза, никакой особой задумки у нее не было, ничего она еще про себя не решила. Но в это мгновение сама Аня была уже в полной уверенности, что решение ею принято, и она ни за что на свете от него не отступит.

– Я хочу найти убийцу Людмилы Синявиной, – твердо сказала Аня. – Только этим я смогу искупить свою вину перед ней. Ты мне можешь говорить сколько угодно, что я не виновата в ее смерти. Но если бы я не позвонила ей тогда, не попросила срочно подменить Ритку, она, наверное, вообще бы на свадьбу не пришла... И была бы жива. Я не виновата и виновата одновременно. Этот парадокс никак не разрешить... Его можно разрешить только одним способом – сдвинуть эту ситуацию с мертвой точки. Пусть хоть что-нибудь произойдет, пусть хоть что-нибудь изменится... Мне надо действовать.

– Но ведь это дело ведет твой муж, – попробовала возразить Ольга Владимировна, – разве этого не достаточно? Насколько я могу судить по делу Лонгиных, Михаил – очень хороший профессионал, что в наше время – большая редкость. И вообще Михаил...

Она не стала договаривать. Обе женщины улыбнулись почти одинаково, словно вспоминая общую хорошую историю.

– Не надо ему мешать, Анечка.

– Оля, это дело очень странное, – Аня расширила глаза, как маленькая девочка, рассказывающая сказку «Тараканище», и почему-то заговорила шепотом: – Бабья интуиция подсказывает мне, что оно не похоже на все его предыдущие уголовные дела. Мне кажется, мой рыцарь слишком благороден, прямодушен, чтобы победить здесь в одиночку.

– У него есть Санчо, – улыбнулась Оля.

– У него есть я, – поправила ее подруга. – Это дело мое. Разве ты не чувствуешь?

– Как раз это я очень хорошо чувствую. Поэтому и предостерегаю тебя: не ввязывайся в это дело.

Ольга Владимировна взяла тонкую руку Ани в свою, и та почувствовала, какие у подруги удивительно сильные, цепкие пальцы.

– Это только начало... Вспомни тот пруд, Офелию, уходящую под воду в раздувающемся платье, а теперь представь Синявину с разорванной шеей... Кровь – это не водица. Мне почему-то кажется, что на этот раз я не смогу тебе помочь действием, даже если всегда буду рядом с тобой. Поэтому я пытаюсь помочь тебе словом... Не впутывайся в это дело. Иди лучше ко мне работать. Деньги от лонгинского наследства не вечны. Зачем ты так поспешила с продажей картины Таможенника? Хоть бы со мной посоветовалась... Научишься зарабатывать и заодно будешь у меня на виду.

– Аня, я что, так жалко выгляжу, что всем хочется меня опекать, оберегать? Я что, похожа на плюшевую игрушку?

– Наверное, ты такой человек, вокруг которого постоянно закручиваются вихри событий, – ответила Ольга Владимировна. – Я иногда спрашиваю себя: почему бы не дружить с Анной, как со всеми? Созваниваться по мобильнику, пересекаться, чтобы поболтать, при встрече и расставании изображать улыбку и поцелуй?

– И что ты себе отвечаешь? – заинтересовалась Аня.

– Отвечаю... Самое интересное, что на такие вопросы ответ приходит не сразу. Обычно сама себе отвечаешь какой-то пошлостью, типа «Анечка – такой хороший человечек»... Терпеть не могу этих «хороших человечков»! В смысле, ненавижу это выражение... Ответ приходит через несколько дней. Какая-то сила поднимает меня по тревоге и несет, как дельфина, неизвестно куда, в открытое море. Сама не знаю, куда и зачем. Словно где-то тонет твоя яхта, а «челюсти» уже тут как тут. Инстинкт, наверное, у меня такой в отношении тебя.

– Только в отношении меня?

Ольга Владимировна пожала плечами, хотела задуматься, но не позволила себе такой роскоши во время рабочего дня. В ее голубых глазах мелькнул озорной огонь.

– Ну-ка, жуй мясо, Корнилова, – прикрикнула она на подругу, – раз собираешься стать хищницей! Мне еще тебя кормить с ложечки не хватало. За папу, за маму, за Синявину...

Часть вторая

Псы беспредела

Глава 5

– Клянусь всемогущим богом, ваше высочество попало в самую точку! – воскликнул тут Дон Кихот. – Уж верно, какая-нибудь нечисть так подстроила, что этот греховодник Санчо увидел то, что можно увидеть только колдовским путем, честность же и прямодушие этого несчастного мне хорошо известны, и оклеветать кого-либо он не способен.


На дворе был тот самый конец лета, когда люди не так внимательны к природе, как к ее приметам. Куда смотрят рога народившегося месяца? Сколько уже было холодных утренников? Красна ли рябина и какова ее краснота? Пунцова ли, червлена ли?

А вдруг (о, ужас!) она – кумачовая или даже кровавая?

Что городским жителям до пыльной рябины за гаражами? Будто это не болезненное городское дерево, а воспаленное горло родного человека. Можно подумать, приметы холодной зимы что-то изменят в жизни горожан. Видать, дровами будут запасаться, а еще хлев станут утеплять. Какое им дело до кисло-горькой рябины и, вообще, до народных примет? Сиди себе перед телевизором, молись на трубу центрального отопления и регулярно ходи в сберкассу с квитанциями. Кажется, Менделеев говорил в ироничной манере насчет отопления ассигнациями. А чем же еще мы топим наши квадратные метры? Кидаем бумажные деньги в окошечко кассира, как в печную топку, и ждем тепла.

– Санчо, дай мне обет молчания насчет пословиц, поговорок, народных примет, бабушкиных советов, а я тебя сегодня обедом накормлю в столовке, – предложил от чистого сердца Корнилов напарнику.

– До обеда соловей, после обеда воробей, – ответил оперативник. – Я после обеда и так перестану чирикать. Надо же мне сейчас чем-нибудь рот занять. Хотя обет такой могу запросто дать. Только мне и первое, и второе...

Скажи мне, Михась – знаток японцев: как это корейцы собак едят?

– А что тебя смущает?

– Как что? – поспешил изумиться Санчук. – Во-первых, собаки – поганые. А во-вторых... умные.

– А умных, выходит, есть нельзя?

– Умных нельзя, потому что они понимают, что ты их жрешь.

– Ты, Санчо, сейчас почти процитировал философа Паскаля, – удивился Корнилов. – Только он рассуждал про людей, а ты про собак. Он писал вроде того, что человек, конечно, хрупок и бессилен перед вселенной. Человек – это мыслящий тростник. Потому что убить его очень легко, но вот человек будет знать, что он погибает, а его убийца нет...

– Убийца не знает, что убивает человека? – покачал головой Санчук. – Сдается мне, что твой Паскаль набрехал.

– Собака брешет! – попытался защитить французского философа Михаил, но призадумался. – Это я что-то напутал в его учении. Кто же там у него убивал человека? Человек знает, что его убивают, а его убийца – нет... Не помню. Надо будет у Ани спросить. Но все равно ты, Санчо, – настоящий собачий философ.

– А что ты, Корнилов, обзываешься?

– Я обзываюсь? Я наоборот хотел тебя обрадовать, приятное сделать. Не нравится такое прозвище? Тогда так, Санчо – Паскаль собачий. По-моему, так лучше.

– Ты лучше скажи: кто убил человека? Только не у Паскаля твоего. Не сахарный тростник, который, между прочим, жрут, а Людмилу Синявину кто замочил?

Корнилов и Санчук сидели в самый разгар рабочего дня на скамеечке в зеленом питерском дворике и беседовали, глядя на стаю бездомных собак, сновавшую между деревьями. Отсюда и тематика их предобеденной беседы.

В очередной раз они перед этим обошли вокруг ресторана «Идальго», опросили старушек на скамейках, бомжей у помоек, шпану на детских горках. Ничего не добыв для увеличения пухлости дела, сами сели на щербатую скамейку по-молодежному, то есть на спинку, ноги поставив на разбитое сиденье. Приближалось святое для милиционеров время, почти то же, что намаз для мусульманина, то есть, обед.

– Он так упорно думал о колбасе, что вокруг него стали собираться собаки, – проговорил задумчиво Коля Санчук.

– Все, Санчо, ты мне обет за обед дал, – хлопнул в ладоши Корнилов. – Насчет пословиц и поговорок. Считай, что свой обед ты отдал врагу.

– Какая это поговорка? Это Жванецкий! – Санчо возмутился так искренне и громко, что пробегавшие мимо собаки остановились и одновременно посмотрели на милиционеров.

Стая состояла из четырех собак. Вожаком ее была худая сука грязно-палевого окраса, напоминавшая динго – охотника на австралийских кенгуру. Приближена к ней в иерархии была крупная, почти полностью черная, сибирская лайка, с которой не страшно было бы ходить в тайгу без ружья. Нижнюю ступень этой небольшой лающей и скулящей пирамиды занимали два рыжих пса – гончая и колли.

Особенно неестественно и жалко смотрелась в этой разношерстной компании шотландская овчарка. В нормальном, домашнем состоянии одна из самых изысканных модниц собачьего подиума, сейчас она выглядела жалкой оборванкой в затасканных лохмотьях и пыльных обмотках. Даже взгляд ее был бесцветен и труслив, как у забитого солдата-первогодка, рыжего, нескладного. Что касается кобеля гончей, то он был просто дурак. Весело бежал вслед за другими, когда стая срывалась с места, и продолжал бежать, когда все уже сменили направление. Но его, видимо, держали здесь за безмерно счастливую морду.

Интересно, что вожаком этой небольшой стаи, состоящей из породистых собак, была безродная дворняжка, к тому же сука. Территория, на которой кормилась стая и за которую сражалась с конкурентами, была ограничена автомобильной трассой, забором детского сада, стройкой и платной парковкой. В центре их среды обитания был ресторан «Идальго».

– Интересно наблюдать за этими тварями, Михась, – сказал Санчук, глядя на собак. – Они ведь не просто туда-сюда мечутся, а ходят по определенным маршрутам. Ты заметил?

– Как они территорию помечают, что ли? Между прочим, они многое могли бы нам рассказать о той дождливой ночи у ресторана, если бы умели говорить. Или если бы ты, Санчо, умел понимать по-собачьи.

– А я уже их почти понимаю. Посидели тут всего ничего, а я уже вижу, кто у них главный, а кто в «шестерках», кто новенький, а кто силовое прикрытие.

– Наблюдение – страшная сила, – отозвался Корнилов. – Стоит всего денек постоять возле торговых точек или на рынке, и вся их организация, все связи деловые и криминальные будут как на ладони. А если не денек, а дня три-четыре, то все ларьки, все их павильоны будут, считай, сделаны для тебя из чистого стекла. Ты узнаешь даже, где у продавщицы цветов эрогенные зоны...

На самом интересном месте разговора, когда Коля Санчук, встрепенувшись, готов был добавить что-то по вкусу соленое, вдруг раздался громкий лай и пронзительный женский крик. Напарники увидели, как спокойные до этой минуты собаки окружили кольцом молодую девушку и наскакивают на нее с неожиданной злобой. Гончая и колли прыгают вокруг жертвы и оглашают двор яростным лаем. Огромная черная лайка с утробным рычанием готовилась к решительному нападению. Только палевая дворняга наблюдала за атакой со стороны с холодным спокойствием полководца.

Девушке очень повезло, что в руках у нее был зонтик и спортивная сумка, которыми она пыталась отмахиваться от агрессивных псов.

– Санчо, ты не боишься сорока уколов в живот? – спросил Корнилов, вскакивая со скамейки.

– Я еще не рассмотрел, хорошенькая ли она, – ответил толстенький Коля Санчук, посылая себя резко вперед, как баскетбольный мяч. – А потом я их сам покусаю из табельного.

– Еще не хватало! Только попробуй! – крикнул Михаил, на бегу осматриваясь в поисках какого-нибудь первобытного оружия.

Но собаки были умнее, скажем, чем мамонты или саблезубые тигры. Палевая дворняга только тявкнула, и ее отряд быстрого реагирования умчался вслед за ней в сторону новостройки.

Девушка Санчуку не понравилась еще на бегу. Поэтому Корнилов его догнал и даже обошел на финишной прямой. Было похоже, что репортеры бегут к поп-звезде, чтобы задать ей пару скандальных вопросов. Правда, внешность у «звезды» была довольно проблемной для раскрутки.

– Чем это вы так им не глянулись? – Михаил первым задал вопрос, который звучал несколько оскорбительно для невзрачной, полноватой девушки.

– От меня собакой пахнет, – просто призналась она, но, прочитав на лицах спасителей недоумение, добавила: – Собака у меня дома, вот они и почуяли врага.

– Кошмар какой! – возмутился Корнилов несовершенством устройства живой природы. —

А если я дома попугайчика держу, на меня орлы и ястребы будут налетать?

– А если я дома жену держу, – поддакнул Санчук, – на меня женщины будут вешаться?

Девушка поняла, что с ней заигрывают, и решила начать игру уже со своей стороны.

– Вот так идешь одна по улице, – сказала она, оглядывая с лукавым любопытством, которое ей шло, милиционеров. – Все, что угодно может случиться. Собаки вот нападают...

– Это легко исправить, – сказал Санчо, не подозревая, какую надежду он заронил этим в девичью душу, полную неясных томлений и определенных ожиданий. – Ваш... молодой человек курит?

Девушка взглянула в последний раз на высокого Корнилова, послала ему взгляд, полный прощения и прощания, и полностью переключилась на Колю Санчука.

– У меня нет молодого человека, – сказала она тихо и посмотрела оперу в глаза отработанным перед зеркалом взглядом.

– Пойдете в табачную лавку, – заговорил Санчук, почему-то со злобой поглядывая на Корнилова, который, наоборот, улыбался, придя в хорошее расположение духа. – Купите самого дешевого табаку, лучше махорки. Растолчете его мелко-мелко, потом возьмете молотого черного перца...

– У меня нет перца, – ответила девушка совсем тихо, хотя взгляд ее кричал так, что если бы его подключить к динамику, задребезжали бы стекла в ближайших домах.

– Купите в бакалейном отделе, – Санчук даже оглянулся по сторонам, возможно, в поисках спасительной собачьей стаи. – Перемешайте эти два компонента, засыпьте смесь в баночку из-под витаминов «Компливит» и носите всегда с собой. Если собаки опять нападут, вы эту смесь им прямо в морду...

Девушка собиралась что-то возразить оперуполномоченному, может, как раз по поводу смеси, но Колю Санчука спасла дворничиха. Современного дворника трудно признать сразу, так как он редко ходит с метлой, но громкий, неприятный голос, коммунальный напор у них остался прежний, знакомый.

– Опять эти псы напали на девчонку! – крикнула она, будто находилась сейчас на крыше девятиэтажного дома, а не в двух шагах. —

Я уже говорила, говорила! Я уже звонила, звонила... Им хоть кол на голове теши. Никаких результатов. Что я, сама буду за две тысячи рублей ловить этих зверюг? Делать мне больше нечего! У меня и так шесть подъездов и три мусоропровода... А я вас узнала. Вы из милиции. К нам в жилконтору приходили на днях. Не нашли еще убийцу?..

– Здравствуйте, – решил поздороваться Корнилов, раз уж их опознали. – Вы вот говорите «опять». Значит, собаки уже нападали на девушку?

– В прошлый раз не нападали, – ответила дворничиха, – в тот раз они одну укусили. Вон из того подъезда девчонка. Да не туда смотрите! Правее, где мешки со строительным мусором валяются. Девчонка, прямо скажу, нехорошая, с парнями, с пивом, с сигаретами. Мне грубит постоянно... Но бог, он шельму метит...

– Стреляй в кусты, бог виноватого сыщет, – подхватил Санчук и тут же зажмурился, как от удара сверху по темечку.

– Не хотите, как хотите, – злорадно заметил Корнилов. – Еще один сотрудник уголовного розыска остался сегодня без спонсорского обеда... И здорово ее покусали?

– Куртку порвали джинсовую. Вот тут, сзади...

Когда дворничиха показала, в каком месте пострадала покусанная, Корнилов и Санчук переглянулись.

– Быть этого не может, – сказал Михаил.

– Версия, как версия, – возразил Санчук. – Не лучше и не хуже других. А вы не подскажете, где у этих собак логово, то есть где они ночуют? – обратился он к дворничихе.

– Да вон, промеж гаражей, – дворничиха по-ленински вытянула руку и убежденно продолжила: – Право на гаражи имеют инвалиды. Инвалиды давно померли, а в гаражах теперь стоят иномарки. Разве это дело? Я уже говорила, говорила. Я уже звонила, звонила. Им хоть кол на голове теши...

Милиционеры направились к незаконным гаражам, а вслед им смотрели еще не отговорившая дворничиха и уже успевшая разочароваться в жизни, по крайней мере на сегодняшний день, девушка с зонтиком и спортивной сумкой.

Гаражи были разные по строительному исполнению, поэтому щели между ними были тоже различны. К внутренней, хорошо скрываемой радости оперативника Санчука ни в один из этих промежутков он пролезть не мог.

– Можешь не надуваться, – проворчал Михаил и боком влез между гаражами. – А у тебя версии насчет голубей не появилось? А то бы ты, пузырь, в небе полетал, а я бы тебя за ниточку подержал.

– А мне жена сказала, что я здорово похудел за последнее время, – донесся до Корнилова голос Санчука. – Говорит, что живота моего что-то не чувствует.

– Так это, может, она похудела? – с понимаем дела предположил Корнилов, который теперь тоже был сведущ в семейных вопросах. – Если бы ты, Санчо, увидел, что народ бросает за гаражи, ты бы на неделю потерял аппетит.

– Этим они выражают протест против социальной несправедливости. Я уже все отбивающее аппетит на своем веку повидал. На меня это уже не действует. Корнилов, зачем ты напомнил мне про аппетит? Он опять мгновенно разыгрался.

– Если бы я мог словами передать запахи, я бы сейчас тебе очень многое сообщил.

– Только труп еще один не вздумай там отыскать. Нам пока с тобой и этих хватит. Ты обращай внимание только на мелкие предметы, Михась, а крупные перешагивай, не глядя.

– Дальше мне не пролезть, я так посмотрю, – донесся до Санчука приглушенный голос сильно стиснутого в груди человека.

– Посмотри, посмотри...

Коля Санчук от нечего делать исполнял странный танец. Он приставил пятку одного ботинка к носку другого и, воображая их одним целым, чем-то вроде скейтборда, стал вращаться, перекатываться, балансировать. Он так увлекся исполнением этих сложных, почти акробатических па, что не заметил, как из-за гаражей показался его напарник.

– Танец нераскрытого «глухаря», – прокомментировал увиденное Корнилов.

В руке он держал мокрую и грязную, но очень яркую тряпку.

– Не узнаешь? – спросил он Санчука.

– Пионерский галстук?

– Лента свидетельская. Красная, с золотыми буквами. Подержи-ка, я пока отряхнусь. Я со спины не очень грязный?

– Точно, это лента Синявиной.

– Судя по запаху и количеству шерсти, лежала она как раз в центре собачьей «малины».

– По-моему, эта версия становится основной, – сказал Коля Санчук. – Будем колоть эту суку и устроим ей очную ставку с черным кобелем... Насчет «Компливита». С учетом собачьей оперативной обстановки, я такую смесь сделал своей супруге. Ты бы тоже Ане такую сварганил, Михась. Действует безотказно. Я, например, в нее больше верю, чем в газовый баллончик. Многолетний опыт покусанных шпионов и смершевцев...

Оперативно, то есть через пару часов, после неторопливого обеда и дороги в отдел, красная лента с золотыми буквами, подсохшей грязью и собачьей шерстью легла на стол подполковника Кудинова. Рядом с тряпкой сверкал металлической чистотой маятник-коромысло, заключенный в сферический каркас.

– Как там у Лермонтова? – спросил Валентин Петрович, задумчиво глядя на тихую работу псевдовечного двигателя. – «Ко мне он бросился на грудь, но в горло я успел воткнуть и там... провернуть раза два или три...»?

– Два, – сказал Корнилов.

– Три, – подсказал Санчук.

– Неважно, – кивнул головой подполковник Кудинов, переключаясь. – Данные экспертизы тоже указывают на «многочисленные проникающие и горизонтальные разрывы живой ткани»...

– Меня смущает, товарищ подполковник, – встрял в рассуждение начальника Корнилов, – отсутствие на одежде Синявиной слюны и других признаков нападения животного. Только собачья шерсть...

– Кстати, насчет слюны, – Валентин Петрович пальцем помог «вечному двигателю» увеличить амплитуду колебаний. – Вам не показалось, что собаки больны бешенством?

– Слюна у них не капала, товарищ подполковник, воду они из лужи пили, – отрапортовал Санчук.

– Этой весной я ехал с омоновцами в Шали на ГАЗ-66. Водитель у нас был настоящий джигит...

Подполковник Кудинов стал их начальником всего пару месяцев назад, причем повышение и очередное звание получил за успешную командировку в Чечню. Харитонов рассказывал, что Валентин Петрович в Чечне с блеском раскрыл убийство главы местной районной администрации. Вообще, в кабинете не прятался, все время стремился на оперативные просторы. А просторы на Кавказе!.. В качестве «новой метлы» он не стал «мести по-новому», то есть наводить в отделе свои порядки. Первый месяц присматривался к людям, много с ними разговаривал. Впрочем, и теперь он разговаривал не меньше. Особенно любил делиться с подчиненными свежими воспоминаниями о Кавказе и находил в них благодарных слушателей. Поначалу приняли его настороженно, но уже через пару недель стали называть Кудинова «папой», а Санчук – «тятей». На ребят он без особой необходимости не давил, начальственные окрики на них не переносил. А вопрос с жильем для Саши Юрченко, растянувшийся на несколько лет, решил за неделю, пользуясь своими «кавказскими» связями. Так что его долгие рассказы считали в отделе грехом вполне простительным.

– ...Едем долиной, навстречу отара с чабаном. Все, как у Лермонтова и Толстого описано. Вдруг две огромные овчарки бросились к машине. Лают, прыгают, того и гляди через борт перескочат. Морды огромные, мохнатые, клыки острые, желтые. Большие, как медведи, но быстрые, прыгучие. Бежали за нами и прыгали километра два. Кавказские овчарки... Страху я тогда натерпелся. В меня же стреляли из засады, видел еще, как на фугасе машина подрывается... Но такого страха, как от этих кавказских овчарок, я там не чувствовал... Нет, было, вообще-то, и пострашнее... Так вот, был бы в этой собачьей стае «кавказец», я бы ни секунды не сомневался, что убийство девушки – их рук... то есть их клыков дело...

* * *

...Я бегу. Мой бег из того сна, когда я легче декораций сновиденья, когда ничего не стоит сорвать с места окружающий мир, размазать его скоростью по холсту пространства, нарушить границы вещей. Что мне теперь до жалкой предметности? Я смотрю прямо перед собой, вижу, как сторонятся меня жалкие подобия видимого мира. Но я уже презираю этот орган чувств, который когда-то по наивности считал самым главным, самым любимым. Для чего он нужен мне? Разве что взглянуть в последний раз в расширенные от ужаса глаза жертвы? Только страх неминуемой гибели способен раскрыть их глаза так широко, что в них можно войти, как в распахнутую дверь, заглянуть запросто в чужую душу, окинуть ее придирчивым взглядом покупателя и захлопнуть навсегда за ненужностью.

Двери, окна... При моем приближении они дрожат и распахиваются. В этом мертвом городе они единственные еще напоминают мне живые существа. Деревья, трава, птицы, животные, люди этого города давно мертвы. Они сделаны из единого вещества и разделены лишь условной перегородкой. Ее легко перекусить, и тогда они превращаются в хлам, тряпки, прах. Я точно знаю, что никакой души в них давно нет, хотя место для нее было отведено. Я проверял уже два раза. Я не почуял ее. А ведь теперь я могу почуять почти все. Иногда в лунную ночь мне кажется, что я могу почуять нутро бытия, а может, даже и Его...

Глава 6

– Бесноватые чудовища! Сей же час освободите благородных принцесс, которых вы насильно увозите в карете! А не то готовьтесь принять скорую смерть как достойную кару за свои злодеяния!


У Ани и Михаила был общий письменный стол, один на двоих. Зато ящиков в нем было три: Анин, Мишин и спорный. За этот третий между ними происходили мелкие пограничные стычки, пока мужчина как особь с более развитым территориальным инстинктом, не загрузил его какими-то внушительными «Комментариями к Кодексу». Увидев это ККК, Аня поняла, что здесь ей придется уступить. Корнилов закрепил победу железобетонной надолбой фразы:

– Диплом ты уже защитила. Журналистику ты терпеть не можешь. Следовательно, писать тебе нечего. А вот я исписываю за день столько бумаги, что твоему Толстому и не снилось. Следовательно, отойди, женщина!..

Итак, ящики стола были поделены. От ножек Михаил щедро отказывался в пользу жены, которая все равно где-то в том районе ползала с тряпкой и пылесосом. Но была еще столешница, то есть, основная часть письменного стола, которая с недавних пор принадлежала не Ане и не Михаилу, а третьему, перед которым супруги чувствовали себя еще довольно неуверенно – компьютеру. Перед самой свадьбой они долго выбирали умную машину, читали каталоги, советовались со специалистами. Но через пару месяцев поняли, что их новенький PC уже здорово устарел. Это выяснилось, когда счастливый, как неиспорченный ребенок, муж принес домой диск со стратегией реального времени, описание и скриншоты которой обещали умопомрачительные сражения на полях средневековой Японии времен сегуната Токугавы. Дрожа от нетерпения, Михаил зарядил игру и уже предвкушал, как погонит в бой несколько тысяч преданных ему самураев. Но компьютер, немного подумав, выдал длинную и невнятную фразу на своем тарабарском языке.

– Чего это он? – спросил Михаил жену.

– Системные требования нашего компьютера не удовлетворяют твою игру, – плохо скрывая голосом внутреннее торжество, пояснила Аня.

– «И летели к черту самураи под напором стали и огня...»

Напевая очень кстати пришедшую на память строчку из «Трех танкистов», Аня собиралась разложить пасьянс или погонять по клеткам разноцветные шарики, но в выдвинутом спорном ящике увидела несколько фотографий. В объектив фотоаппарата с любопытством смотрели собачьи морды. Потасканные, неухоженные, дикие, но все равно очень умные. Может, за исключением вот этого рыжего охотничьего пса с висячими ушами-лопухами.

– Медвежонок, ты заделался кинологом? – спросила Аня мужа, поверженного безутешным горем на диван-кровать. – Может, ты хочешь завести собаку?

Несостоявшийся сегун буркнул что-то неясное в ответ. Возможно, по-японски.

– Зачем тебе фотографии этих несчастных собачек? – конкретизировала вопрос Аня. – Ты их в чем-то подозреваешь?

– Угадала, – донесся голос, приглушенный подушкой. – Санчук их подозревает в убийстве Синявиной. Желто-розовая морда – организатор, а черная – исполнитель. А на одном из снимков орудие убийства – белый клык... А что? Нормально! Кудинову эта версия нравится. К тому же на платье Синявиной обнаружили собачью шерсть. Еще бы не обнаружить! Там вокруг гаражей и шерсть, и... все остальное.

– Вторую девушку, вернее, первую, тоже загрызли эти собаки? – удивилась Аня. – То убийство, насколько я знаю, произошло совершенно в другом месте, ближе к окраине.

– А ты почитай желтую прессу. Там, под фотографиями, лежит. У них все очень хорошо растолковано. Следователю просто делать нечего. Все за меня нашли, объяснили, доказали. Мне остается только в компьютерные игрушки играть... Аня, а может, ты попробуешь своей легкой рукой моих самураев загрузить?

Под фотографиями Аня нашла свежий номер городского еженедельника «Арлекин» с традиционным коллажом на первой полосе. На этот раз яркая блондинка попирала силиконовой грудью Адмиралтейскую иглу, а полным коленом наступала на Дворцовый мост. В столбце анонсов Аня прочитала содержание номера: «Опять о прошедших выборах. Антраканты оказались сильнее административного ресурса и 25-го кадра», «Новое реалити-шоу в натуральном формате с участием ста сорока миллионов. Победитель уже известен», «Собачий передел Петербурга»...

На развороте большой материал был проиллюстрирован цветными фотографиями. На первом снимке бультерьер показывал читателям свои акульи челюсти. Следующая фотография запечатлела двух ротвейлеров, то ли очень обрадовавшихся встрече на прогулке, то ли схлестнувшихся в яростной схватке.

В правом нижнем углу была помещена фотография темноволосой девушки, лежащей почему-то на лестничной площадке с кровавым пятном на шее. Аня в который раз испытала неловкость за коллег-журналистов перед воображаемым читателем и быстро пробежала глазами статью.

Бойкое перо газетного Киплинга рассказывало доверчивым читателям о том, как из ближайшего пригорода в Петербург нахлынули стаи бездомных собак. Городские бродячие собаки вступили в яростное сражение с непрошенными гостями за территории обитания и кормления. Передел подконтрольных стаям территорий сопровождается «собачьими свадьбами» и повышенной агрессией собак по отношению к людям. Одна из таких стай, во главе которой стоит очень умная и злобная сука, кроме провинциальных собак, считает своими врагами молодых девушек, точнее – девственниц. Некая коммерческая фирма оперативно откликнулась на ситуацию и выбросила на рынок специальный порошок, который поможет защитить горожан от собачьей агрессии. Изготовлен этот препарат, между прочим, на основе витамина «Компливит»...

– Я бы так не смогла, – честно призналась свежеиспеченная журналистка. – Интересно, откуда они такие фотографии берут? Только убитая не похожа на Синявину. Скорее на... меня... Ладно, давай твой диск. Раньше менты снимали стресс водкой, теперь – компьютерными играми... Загружается, Корнилов. Чудеса... Проклятье!

Следующие два часа Аня пробовала размышлять над этим странным делом, сопоставлять факты, изобретать версии, но сосредоточиться ей мешал лязг оружия, глухие команды и крики, которые издавал сегун Миша-сан, пытаясь вдохновить на массовую гибель свои войска.

– Самураи! С нами «Бан ю айго»... Куда же вы претесь, узкоглазые? Миги-ни!.. Анечка!

У меня опять зависло. Нет, пошло, пошло... Сорэмадэ! Сорэмадэ! Тупицы!.. Ки-о цукэ!.. Сэнака! Сэнака! Сэнака... Все пропало... «Враг вступает в город, пленных не щадя, потому что в кузнице не было гвоздя»... Анечка! Опять у меня игра зависла... Я тебе не мешаю?

– Нет, милый, – сладким голоском отвечала Аня. – Когда тебе надо будет поменять памперсы... как там они называются у борцов сумо?

– Маваси, – Михаил отвечал машинально, как компьютерный словарь.

– Когда тебе нужно будет поменять мокренькие маваси, позови меня.

– Все. Теперь завис окончательно, – Михаил сокрушался, но обижался на компьютер, а не на Аню...

Равнодушному, огромному городу можно доверить любую тайну. Он не то, чтобы сохранит ее, не разболтает, он просто ее не заметит. В маленьком поселке Аниного детства ей не помогло бы даже превращение в кошку, ворону, бабочку. Соседи все равно бы заметили чужую кошку на заборе, нахальную ворону, подстерегающую цыплят, бабочку – огородного вредителя. Ее в любом случае ждало разоблачение. В Петербурге она вышла из своего подъезда в джинсах, ветровке, не таясь, не прячась. Подумала на перекрестке, свернула направо, остановила маршрутку и затерялась в каменных коридорах лабиринта, в котором живут миллионы людей и не спешат из него выбраться, не зная, что давно уже потерялись.

Аня вышла у ресторана «Идальго». Прислушалась к себе. Нет, ничего положительно не екнуло, не забилось, не откликнулось. Всего несколько дней прошло. Наоборот, через десяток шагов заныло, затянуло, защипало нечто нездоровое. Когда она обошла ресторан вокруг, прошла мимо его заднего крыльца, эстакады, разгрузочного окна и мусорных бачков, неприятное чувство усилилось. Это было что-то на границе навязчивой мысли и болезненного ощущения.

Может, угрызение совести? Нет, этот зверь кусал бы иначе, наверное, больнее, но не так. Сейчас же Ане казалось, что кто-то неведомый вгрызается в ее душу исподтишка, сзади. Она даже оглянулась, но никого не обнаружила. Поправив воротник ветровки, она пошла дальше. Среди деревьев за детской площадкой виднелись несколько сбившихся поближе друг к другу гаражей. В этих разнокалиберных домиках чувствовалась какая-то враждебность по отношению к остальному двору. Они напоминали Ане лагерь римских легионеров среди чужих по вере и языку кельтов.

Возле гаражей Аня заметила движение. Подойдя поближе она увидела фургон, похожий на торговый или мебельный. На его борту была надпись: «ООО „Белый Бим – Черное Ухо“. Двери его были широко распахнуты. Человек в комбинезоне стоял внутри, словно собираясь торговать с машины, но фургон был пуст. Несколько человек в таких же комбинезонах, но разных кепках стояли поодаль. Тут же стояла полная женщина в оранжевом жилете.

– Ночью это нельзя было делать? – говорила женщина сердито, стараясь громким голосом привлечь единомышленников. – Вон детская площадка. Дети увидят. А они и так у нас жестокие, телевизором испорченные.

– Да ты что, мать! – отвечал ей человек из фургона. – Разве ночью что-нибудь разглядишь, а у нас каждый шприц отчетный.

– Какой шприц? – удивилась дворничиха.

– Одноразовый. Никакой жестокости, сцен насилия. Все тихо, мирно. Духовое метательное устройство УШ-1М. Самые современные, гуманные методы. Семеныч, раскладывай приманку, пока народ не набежал...

– Здравствуйте, – вежливо сказала Аня. – Вы собираетесь отлавливать собак?

– Ну вот, Семеныч, народ уже набежал. Начинается! «Зеленые», «Врачи без границ», «Солдатские матери»... Дамочка, мы работаем не сами по себе, а выполняем...

Тут человек спрыгнул на землю, держа в руке какие-то длинные трубки, и увидел Аню. Его вялое лицо сразу же расплылось в улыбке.

– Здравствуйте, девушка. «В мире животных» смотрели? Как диких животных в Африке усыпляют? Слонов, носорогов... У нас то же самое, даже еще круче. У нас, девушка, Южная Америка! Сейчас сами убедитесь. Да не переживайте вы так. Это снотворное на пару часиков здорового сна. А индейцев Амазонки вам приходилось наблюдать? Вам и в этом сегодня повезло. Жаль, что вы не журналист... Вы журналист? Этого еще нам не хватало...

Лицо человека в комбинезоне опять приобрело прежнее вялое выражение.

– Между прочим, мы выполняем заказ органов внутренних дел, – сказал он сухо. – Можно сказать, у нас сегодня арест преступников...

– Задержание подозреваемых, – поправила милицейская жена.

– Какая у нас сегодня приманка, – сказал пожилой мужчина в таком же комбинезоне, проходя мимо Ани. – Сам выбирал в «Пятерочке». Только бы не потравить собачек...

Собаки появились внезапно. Сначала из-за гаражей выбежала палевая сука. Сделав вид, что спешит по делам, она потрусила стороной, скрылась за кустами. Словно что-то позабыв, вернулась назад. Внимательно посмотрела на группу людей у машины, зевнула с показным равнодушием, почесалась, но к мясу умудрилась приблизиться на пару метров.

Вдруг затрещали кусты, взлетела на дерево тоже заинтересовавшаяся происходящим серая ворона. К машине, к людям выскочил радостный рыжий пес. Болтая из стороны в сторону ушами, он покрутился на месте, замер, поджав переднюю лапу, и недоуменно посмотрел на людей в комбинезонах. Наверное, они что-то напомнили ему. Много собак, много мужчин, в руках у них длинные штуковины... Но сильный запах сырого мяса смутил его, он сглотнул и побежал к приманке, отгородившись рыжими ушами, как шорами, от всего в данный момент несущественного.

Он не успел даже понюхать самый крайний кусочек, как возле его уха громко клацнули мощные клыки. Огромная черная лайка с белыми лапами уже была здесь. Она не трогала приманку, но и остальным не позволяла этого делать. Гончий пес не обиделся, он даже обрадовался появлению черного кобеля, забегал вокруг, всем своим вихляющим телом выражая радость. Колли тоже стояла в отдалении и виновато поглядывала на лайку и вожака, словно извинялась за то, что мысленно уже проглотила кусочек мяса.

– Какая псина, Семеныч! – восхитился бригадир, показывая на лайку. – Тебе бы такого на дачу.

– Ты же знаешь, Саша, я собак не завожу.

– Да это я так. Нам этого здорового велено притащить особо.

В этот момент дворняга-вожак подбежала к мясу, внимательно посмотрела на людей, обнюхала приманку, не опуская глаз, будто следила: не выдадут ли люди своих намерений? Вздохнула совсем по-человечески и принялась за еду. Тут же подбежали остальные собаки и окружили приманку.

– Приготовились, – тихо сказал бригадир.

Четверо мужчин в комбинезонах подняли длинные трубки. Аня увидела у них в руках пластмассовые шприцы. Вставив их в трубочки, они направили свое оружие в сторону мирно закусывающей стаи и посмотрели на бригадира.

– Всех разобрали? Еще раз. Моя цель – черная лайка. Семеныч, попробуй мне не дострелить...

– Надо курить бросать, – виновато ответил пожилой.

– Внимание... Огонь, – тихо-тихо сказал бригадир.

Послышался залп из четырех плевков. Колли и гончая взвизгнули, на мгновение отскочили от приманки, но тут же вернулись и продолжили еду. Лайка, засунув под переднюю лапу черную морду, пыталась дотянуться зубами до торчащего из ее бока шприца. Только палевая сука повела себя странно. Она перестала есть и опять посмотрела на стоявших перед ней людей. Потом сделала по направлению к ним два шага и взвизгнула от боли под правой лопаткой. Ане опять показалось, что собака глубоко вздохнула, как усталый человек, и осторожно пошла к людям.

– Сейчас укусит! – вскрикнула дворничиха, отступая за бригадира.

– Не-а, – успокоил ее пожилой ловец, – хвостом виляет. Не тронет...

Дворняга подошла вплотную к Ане и посмотрела на нее снизу-вверх, задрав палевую морду с черными носом и глазами. Дождавшись ответного взгляда девушки, собака повернулась и стала смотреть на гаражи. Потом опять посмотрела на Аню и опять вытянула острую морду по направлению к гаражам. Она хотела еще раз проделать то же самое, но лапы ее подогнулись. Дворняга опустила брюхо на траву, дернулась, порываясь вскочить, но передумала. Последний раз попыталась поймать Анин взгляд, но не успела и уронила голову. Около мясной приманки уже лежали две рыжие собаки. Только большая черная лайка, наконец, выдернула зубами белый шприц из черного меха и раздавила его зубами. Увидев лежащего на траве вожака, она сделала к ней уверенный шаг, но запнулась и ткнулась тяжелой мордой в траву.

– Спокойной ночи, малыши, – сказал бригадир и хлопнул в ладоши. – Сафари закончено. Грузим, ребята. Семеныч, вколи черному еще кубик. Он мне что-то не нравится.

– А отчетность, Саша? – удивился тот.

– Ну ладно. Грузим...

В этот вечер на столе в кабинете Корнилова и Санчука лежали четыре черных листа, похожих на копировальную бумагу. На каждом из них было полукружье отпечатков, дырявых по краям.

– Ну и что это тебе дало, Санчо?! – кричал Михаил. – Что ты тут увидел, собачий дантист? Что дала тебе эта клыкоскопия?..

Корнилов со свойственной ему привычкой нервно бегал по кабинету и бросал Санчуку один ехидный вопрос за другим, на которые у опера не было ответа. Наконец Санчук принял какое-то решение, взял со стола темный листок без отпечатка собачьих челюстей, догнал бегущего Михаила. Когда же тот резко повернулся, чтобы выкрикнуть очередной вопрос, быстро сунул бумажку напарнику в рот. Зубы Корнилова лязгнули от неожиданности. А Коля Санчук уже рассматривал отпечаток его зубов на свет.

– Так ты и меня подозреваешь, хохляцкая морда! – закричал Корнилов.

– Нет, это не ты, – успокоил его Санчук. —

У тебя прикус неправильный.

Но, увидев, что Корнилов приближается к нему мягким кошачьим шагом мастера дзю-дзюцу, бросился к грейпфрутовому деревцу, схватил его за тонкий стебель и закричал:

– Только тронь меня, Корнилов! Вырву с корнем священное дерево друидов. Так и знай, капитан. У меня в руках заложник. Слушай мои условия. Делаешь два шага назад, берешь чайник и идешь в туалет за водой... Правда, Михась, заварил бы чаю, как ты это умеешь. Мы бы сели с тобой и опять все хорошенько обмозговали...

Глава 7

– Сейчас видно, Санчо, – сказал Дон Кихот, – что это не рыцари, а подлая челядь, низкопробные людишки. Говорю я это к тому, что ты имеешь полное право оказать мне помощь и явиться орудием праведной мести за то зло, которое они на наших глазах осмелились причинить Росинанту.

– Какая тут к черту месть, – воскликнул Сачно Панса, – когда их больше двадцати, нас же всего только двое, а вернее сказать полтора!

– Я один стою сотни, – возразил Дон Кихот.

– Спасибо тебе, Таможенник, за наше счастливое детство, – часто повторяла Аня, входя, например, в свою пусть и однокомнатную, но зато новую квартиру.

В самом начале свадебного пиршества, глядя на богатый стол, она тоже произнесла эту фразу. Находившийся неподалеку капитан Харитонов тут же поинтересовался у невесты, в каком чине находится ее богатый родственник, служащий на таможне. Чин «родственника» на самом деле был небольшой, вернее, самый низший. К тому же, служил он не на российской таможне и вообще, он был француз и жил больше века назад, что тоже говорило не в его пользу.

Наверное, Ольга Владимировна была права, и Аня поспешила продать картину Анри Руссо, известного в мире искусства под кличкой Таможенник. Но Аня слишком торопилась забыть историю с наследством своего свекра, с убийством и покушением на ее жизнь. Ей хотелось поскорее начать новую жизнь, отречься от старого мира, отряхнуть прах и так далее. Картина Анри Руссо, оставленная ей в наследство свекром-художником, тоже принадлежала к «старому миру» и от нее Аня тоже поспешила избавиться, как от неприятного воспоминания, тяжелого груза прошлого.

До сих пор ей казалось невероятным, как это за такую примитивную, хотя и яркую картинку можно было выручить такую сумму денег, что хватило и на квартиру, и на свадьбу, и на свадебное путешествие в Японию. Пальмы, цитрусы, туземная девушка, черная пантера... Она сама когда-то неплохо рисовала, к тому же много раз видела, как это делал ее первый муж, и на Олины упреки отвечала:

– Я потом сама нарисую такую же картину. Даже еще ярче. «У девушки с острова Пасхи украли любовника тигры».

Ольга Владимировна чувствовала себя виноватой, что тогда вовремя не вмешалась и позволила Ане так бездарно продешевить с Таможенником. Поэтому, услышав о том, что Корниловы хотят купить недорогую иномарку, она предложила им свой почти новенький «Фольксваген-Гольф» за смешную цену, считай, сделала им еще один свадебный подарок. Сумму, которую заплатила Аня за машину, можно было сравнить с символической мелочью, которую отдают обычно за щенка или котенка, потому что брать их даром не принято.

Михаил обрадовался машине, как маленький мальчик игрушечной машинке. Аня получила громадное удовольствие, наблюдая, как Корнилов с выражением блаженства на лице складывается в суставах, чтобы засунуть свое длинное тело в «домик кума Тыквы» на колесах.

– Предлагаю оставшуюся от отпуска неделю путешествовать на колесах по Средней полосе, – сказал Корнилов.

– По средней дорожной полосе? – не поняла Аня.

– Средняя полоса, «Золотое кольцо России», Волга, старинные русские города, монастыри... Как это было бы хорошо!

– Надо было съездить в Японию, чтобы понять это, – одобрила его предложение жена. – Я знаю один захолустный монастырь. У меня там знакомая есть. Акулиной зовут.

– Акулина? Можно заехать проведать...

Но это были только планы, а пока они просто решили прокатиться, потолкаться в потоке машин, постоять в пробках, пока это еще было им в новинку.

– Так значит, дело Синявиной закрыто? – спросила Аня на одном из забитых транспортом перекрестков.

– Еще нет, но все к тому идет.

– Значит, собачки скоро будут в конуре подсудимых?

– Собачки? Этот черный пес так тяпнул бригадира живодеров за руку, что пришлось потом рану зашивать. Санчо вот бегает, суетится, слепки с клыков делает, что-то там замеряет...

– А ты? – спросила Аня.

– А я жду... Слушай, эта «семерка» меня уже достала! – впервые выразил возмущение водитель Корнилов за рулем собственной машины. – На Московском проспекте она меня подрезала. Теперь вот дергает...

– Чего ты ждешь? – не сдавалась жена.

– Сам не знаю, – отозвался Михаил каким-то глухим голосом. – Может, у моря погоды. Жду, когда налетит ветер, ясное небо покроется темными тучами, словно звериными шкурами. Толпы небесных демонов, мохнатых оборотней налетят, закружат... Как другая стихия, подобно небесной, заключенная в телесную оболочку, отзовется им снизу, с земли...

– Вот кто стащил у меня статьи Афанасьева по славянской мифологии! – воскликнула Аня. – Терпеть не могу, когда кто-то берет мои книги и не ставит их на место. Запомни, Корнилов. Книг у меня немного, но я их покупаю не просто так. Это такие вехи, ориентиры моей души. Ничего тут смешного...

Я после защиты диплома поняла, что образование мое только начинается. Теперь я, по крайней мере, знаю, что мне нужно учить и что читать. Не только ты один занимаешься самосовершенствованием. Погоди, я еще заставлю тебя заниматься со мной джиу-джитсу.

– Следует говорить «дзю-дзюцу», – поправил Михаил. – Как говорят столь нелюбимые мною американцы: «Я горжусь тобой»... Эта «семерка» меня просто выводит из себя! Красная, с тонированными стеклами. Типичная «звериная»!

– Только не сигналь, ради бога. Как ты громко ездишь, Медвежонок... А зачем тебе понадобился Афанасьев? Что это такое ты мне плел про тучи, звериные шкуры, оборотней?

Но Михаил не ответил. Он вдруг резко затормозил, чуть не вырвав дверь, выскочил из машины с удивительной для его сложения ловкостью. Через лобовое стекло Аня видела, как открываются двери в перегородившей им дорогу красной «семерке» с тонированными стеклами. «Семерка» словно превращалась в насекомое, по бокам у нее выросли ноги коленками наружу. Но это превращение было недолгим, за ногами показались черные головы, покатые плечи.

Аня была спокойна. Она смотрела на мужа, ожидая, что сейчас он спокойно достанет из нагрудного кармана удостоверение, а кавказцы начнут трясти своими документами. Но на ее глазах случилось неожиданное.

В открытое окно машины донеслась разноголосица, в которой Аня разобрала названия нескольких животных: козел, петух... Потом она увидела, как ее Медвежонок (а не козел, не петух, не пес!) дружески положил руку на плечо первого кавказца, который еще оставил в салоне одну ногу, но встать на асфальт двумя так и не успел. Михаила вдруг резко качнуло, словно он собирался падать, но равновесие потерял его противник. Его рука словно застряла в его же нагрудном кармане, неудобно выставив вперед локоть. Медвежонок встряхнул кавказца, словно запылившуюся куртку, отчего тот ударился затылком о распахнутую дверцу «Жигулей» и уже совсем как предназначенная в стирку одежда рухнул вниз.

Аня хотела крикнуть, предупредить, что на Михаила замахнулся водитель, но ее Медвежонок как-то лениво, словно отмахиваясь от комара, без всякого желания его прихлопнуть, повел рукой. Его противник очень неловко провалился вперед, схватился за свой автомобиль. А длинный, худощавый Медвежонок орудовал уже с его шеей, рукой и ногой, уверенно, как слесарь высшего разряда с какой-нибудь заготовкой.

Третий кавказец выскочил из машины с другой стороны. В руках он крутил металлический ломик, но не спешил атаковать Михаила, наоборот, отступал по сырому газону к худеньким, заморенным деревцам, таким же, как грейпфрут в кабинете Корнилова. Михаил быстро обошел красную «семерку», на ходу запуская правую руку себе под мышку. Но, не дожидаясь появления руки на белый свет, кавказец отшвырнул монтировку и довольно профессионально, на взгляд Ани, побежал куда-то за павильоны и кучи накопанного дорожниками грунта.

Аня хотела выйти из машины, но муж довольно жестко велел ей не высовываться. Корнилов, не спеша, проверил у едва шевелившихся кавказцев документы, что-то записал себе в блокнот, сказал им на прощание несколько слов и вернулся в свою машину. Проезжая мимо красной «семерки» с тонированными стеклами, Аня через опущенное с ее стороны стекло слышала, что водитель-кавказец плачет, всхлипывая, как ребенок.

– Никогда мне не мешай, когда я работаю, – тихо сказал Корнилов, когда они уже порядочно отъехали от места происшествия.

– Какие еще у тебя есть для меня «никогда»? – спросила Аня.

– Никогда на меня не обижайся, – ответил Михаил. – Потому что самая сильная боль для меня – твоя обида.

Другие машины явно зауважали синий «Фольксваген-Гольф» и решили держаться от него подальше. На трассе стало свободнее. Они ехали, куда вели их белые на синем стрелки дорожных знаков, и молчали. По сторонам дороги уже мелькали деревянные домики, прозрачные заборы и выставленные к обочине безнадзорные ведра с картошкой.

– Почему ты не показал свое удостоверение? – спросила Аня.

Михаил ответил не сразу.

– На этот счет в дзенских трактатах сказано много красивых, но не до конца понятных слов. Особенно если пытаешься понять их, сидя в кресле, прихлебывая сладкий чай. Я почувствовал, что разойдись мы сейчас мирно, со словами: «Извини, начальник, мы больше так не будем», трещина в этом мире, через которую сочится зло, останется.

– Поэтому ты сделал трещины в их костях?

– Я все контролировал. Могу дать тебе полный отчет, как по медицинской карте, какие травмы ими получены.

– А удар затылком о дверь машины? – удивилась Аня. – Ты был уверен, что не убьешь его?

– Если немного пониже, то да. А так – небольшое сотрясение мозга. Хотя не уверен, что там можно что-нибудь сотрясти.

Корнилов был сосредоточен на дороге, как гонщик «Формулы-1», хотя они ехали не спеша. Аня толкнула его плечом. Не дождавшись реакции, боднула головой.

– Медвежонок, ты сердишься на меня за глупые вопросы? Разве я виновата, что они лезут в голову? Это, наверное, влияние факультета журналистики. Вообще, ты мне очень понравился. Я бы по уши влюбилась в тебя, если бы и так не была влюблена по самую макушку.

Неожиданно Михаил затормозил машину, выскочил также проворно, как во время драки. Но на этом его проворство закончилось. Аня увидела, что он стоит около одинокого ведра с цветами и не знает, что делать. Корнилов, потешно вытянув шею, осматривал огород в поисках хозяйки или хозяина. Он был явно растерян. Потом неуверенно крикнул, вернее, попытался, но у него это плохо получилось. Наконец, он попробовал свистнуть, но лучше бы он этого не делал. У него получился скорее успокоительный, усыпляющий посвист, чем призывный свист.

Аня, сидя в машине, от души насмеялась над Медвежонком, удивляясь, как этот человек, так уверенно разобравшийся с дорожными хулиганами, совершенно беспомощен в такой простой ситуации. Наконец, она сжалилась над ним и бибикнула пару раз. Хлопнула дверь, и из некрашеного приземистого домишки выбежала такая же по росту и по одежде бабулька.

– А я и не знал, что надо так подавать сигнал, – признался Михаил, засыпая Аню разноцветной, благоухающей, влажной мешаниной цветов.

Потом они долго целовались в машине, а когда перевели дух, заметили, что бабулька наблюдает за ними, прячась за смородиновым кустом. Поняв, что ее заметили, она всплеснула руками и побежала в дом.

– Ты не ответил на мой вопрос, – сказала Аня по пути домой. – Зачем тебе понадобился Афанасьев?

– Наверное, потому, что я – чудак, – улыбнулся Корнилов.

– Это-то я знаю, – согласилась Аня. – А все-таки?

– Ищу кое-какую пищу для размышлений. Но если бы я рассказал эти свои мысли начальству, меня тут же выгнали бы с работы. А скажи я их тебе, ты бы решила, что я чокнутый.

– Я и так знаю, что ты у меня... хитроумный, – сказала Аня.

– Ты имеешь в виду того сервантесовского дурака? Сочетание дури, бредней, изобретательности, фантазии, находчивости?

– Даже если бы я обозвала тебя полным идиотом, ты все равно не имел бы права на меня обижаться, – ответила Аня, удивляясь его литературной хватке.

– Это почему же?

– Разве ты не заметил вкравшийся родительный падеж в этой фразе? «Ты у меня...»

– Ну, с падежами у меня туго, – признался Корнилов, но тут же поправился: – с русскими. Японские падежи я знаю довольно прилично. Именительный, винительный, дательный, направления, предельный...

Михаил забормотал какие-то «ва», «но», «ни», «мадэ»...

– Эй, Медвежонок! – Аня ущипнула его за мочку уха. – Впереди дорога, я справа, дуб – дерево, собака – животное, Россия – наше отечество, смерть неизбежна...

– При чем здесь смерть? – удивился Михаил.

– Какой же ты у меня еще серенький, – сказала Аня нежно. – Колдуй баба, колдуй дед, колдуй серенький Медведь. Это эпиграф к одному знаменитому роману, взятый, между прочим, из обычной грамматики. Мне еще тебя воспитывать и воспитывать, образовывать и образовывать... А смерть, к твоему сведению, всегда при чем. Тебе, как самураю, это должно быть известно.

Михаил кивнул, подтверждая Анины слова.

– Ты не уходи от ответа в дебри японской грамматики и самурайский кодекс чести, – не сдавалась Аня. – Что ты там надумал? Я же не выгоню тебя с работы, а чокнутого Мишку не брошу, потому что он хороший.

– Да я и сам хотел с тобой поговорить на эту тему, – ответил Михаил. – Странные наблюдения, совпадения. Ты обратила внимание, что во время нашей свадьбы, судя по заключению экспертов, в момент смерти Синявиной одновременно открылись все окна и двери в банкетном зале?

– Оля мне то же самое сказала.

– Правда? – Михаил оживился. – Значит, мне не показалось.

– Она даже спросила об этом администратора. Он ответил, что пожалуется в строительную фирму, которая устанавливала им стеклопакеты...

– А что Оля тебе сказала по этому поводу? – перебил ее Корнилов.

– Ничего, – Аня припомнила их разговор в кафе на Гороховой. – Нет, точно ничего. Мы о чем-то другом заговорили.

– Оля совсем не дура, даже очень, даже совсем, совсем... – пробормотал Михаил.

– В том-то и дело. Я вообще не могу примириться, что вы с первого дня, как познакомились, общаетесь приблизительно, как кошка с собакой. Ревнуете меня друг к другу, что ли? Я как-нибудь устрою вам очную ставку и положу этой тихой вражде конец.

– Я прочитал об этом у Афанасьева, – сказал невпопад Анин муж.

– О чем? О ревности, вражде?

– Нет, о дверях и окнах, которые одновременно распахиваются в ночь, как бы перед кем-то приближающимся к дому. А ты проходила в университетском курсе средневековую «Легенду о Тиле Уленшпигеле»?

– Шарля Костера? Да, сдавала. Никакая она не средневековая, Серенький Медвежонок. Костер написал ее, кажется, во второй половине девятнадцатого века.

– Неважно. Я фильм смотрел. Там был один персонаж, рыбник. Там тоже находили под утро людей с разорванными шеями, перекушенными шейными позвонками.

– Ты хочешь сказать?

– Окна, двери, свадьба... Все народные приметы говорят одно. Предки славян и восточных, и западных, и каких хочешь, сказали бы нам сейчас одно: Люду Синявину убил оборотень... Такую версию можно докладывать начальству? Ты как думаешь?

Супруги Корниловы замолчали. Хорошо, ладно работал двигатель почти новенького «фольксвагена», урчал, словно переваривал километры дороги. Молчание была нарушено самым современным на сегодняшний день способом – зазвонил мобильник. Михаил «поддакивал» кому-то, становился заметно мрачнее.

– Собаки, – сказал он, наконец, когда разъединился. – Собаки... Обнаружен еще один труп молодой женщины, с разорванной шеей. Конечно, никакой это не оборотень, а просто серийный маньяк... Просто маньяк...

* * *

...Обостренное чувство собственности. Бывает такое? Ведь это не простая человеческая жадность. Это не та жаба, которая душит. Этот зверь будет покрупнее и позубастее. Но если вам хочется поиграть в добрые слова, то пожалуйста. Ежедневно, ежечасно нам что-то нужно, мы тянем в себя что-то снаружи, из этого мира, мы потребляем. Эти наши потребности, это – благо... Вот вам и добрые слова. Благодать. Благородство. Благосостояние. Благая весть... Благая весть для человека была в одном: Всевышний дал ему собственность. Казалось бы, ничего не произошло. Человек поднял с земли палку, она показалась ему удобной, он ее понес на плече. Потом он кого-то ей бил. В следующий раз он сделал то же самое, но когда друг, брат или его самка хотели взять эту палку себе, человек не позволил. Потому что это был другой человек, качественно другой человек, преображенный сознанием собственности. Он не позволил, он ради этой ничтожной палки убил...

Глава 8

– Я – рыцарь и как раз этого самого ордена, и хотя печали, бедствия и злоключения свили в душе моей прочное гнездо, однако ж, от нее не отлетело сострадание к несчастьям чужим. Из песни вашей я сделал вывод, что ваши несчастья – любовного характера, то есть, что они вызваны вашею любовною страстью к неблагодарной красавице, которой имя вы упоминали в жалобах ваших.


Корнилов и Санчук тянули спички, чтобы решить, кому сесть на ближний к начальственному месту стул в кабинете Кудинова. Понятно, что никому не хочется сидеть в непосредственной близости от эпицентра землетрясения. Корнилов, правда, сначала припомнил Коле Санчуку, кто из них упорно придерживался «собачьей» версии, но потом решил, что довериться судьбе будет справедливее. Все получилось действительно справедливо: длинный Корнилов вытянул длинную спичку, короткий Санчук – короткую. Судьба отодвинула Корнилова от начальственного гнева на диаметр Санчука в талии, то есть, довольно далеко.

Но Валентин Петрович Кудинов удивил их в очередной раз. Он не стал ретранслировать с усилением все то, что выслушал от высокого начальства в свой адрес. Он, правда, был несколько суше с подчиненными, чем обычно, официальнее, величал их по фамилиям, хотя еще вчера звал по именам. Еще он позволял себе болезненно морщиться, когда в ушах снова начинал звучать низкий голос высокого начальства: «Хватит мне тут му-му!.. Ты, Кудинов, у меня в живодеры пойдешь! Ты у меня Му-му топить поплывешь! Я тебя поставщиком в корейский ресторан устрою! Ты у меня через Неву по-собачьи поплывешь!» и т. д.

Все это Валентин Петрович оставил в себе. С Корниловым и Санчуком он подробно обсудил сложившееся положение, внимательно выслушал новые идеи, сделал несколько замечаний, кое-что порекомендовал, пообещал усилить их группу при первой возможности и отпустил с миром.

– Отец родной! – прочувствованно воскликнул Санчук, оказавшись, наконец, в родном кабинете. – Батюшка родненький! Заступник, благодетель! Да мы за тебя... Да мы за тебя... Даже самого высочайшего лабрадора заарестуем...

Успокоившись, Коля Санчук выпил два стакана воды, достал фотографии трех убийств и стал рассматривать их, аккуратно перекладывая из одной стопки в другую.

– Это ж надо! – восклицал он время от времени. – Кто бы мог подумать!

Со стороны казалось, что он рассматривает отпускные фотографии своей хорошей знакомой или близкой родственницы.

– Даже голос на нас не повысил! – Санчук никак не мог отойти от приятного потрясения. – Подумать только! Никогда у меня такого начальника не было, как Валек. Я представляю, какую ему бахчевую культуру сегодня вставляли за нашу «собачью» версию. А нас даже огурчиком не побаловал! Человек с большой буквы...

– А ты своего следующего ребенка назови Валей, – предложил Корнилов. – Универсальное имя.

– Ну уж нет, с меня отцовства хватит. Это больше тебя касается, молодожен. Не мог в честь Вали-начальника «вольво» купить. Хотя бы старенькую. Никакого инстинкта чинопочитания... Обрати внимание, Михась, что все убитые совершенно разного социального положения, разного темперамента, характера. Первая девчонка, Даша Куразова – хулиганка, пэтэушница, шпана. Людмила Синявина – интеллектуалка, старая дева, «синий чулок». Елена Горобец – бизнес-вумен, богатая, активная, ухоженная. А лежат как-то одинаково покорно, без всяких признаков борьбы, сопротивления. Тебе это не кажется странным?

– С позиций обычного современного человека все в этом деле выглядит странным, – ответил Михаил, что-то чертя на листке бумаги. – Но стоит только взглянуть на это с другой стороны...

– Только не надо мне рассказывать про окна и двери, – перебил его Санчук. – Запас ангельского терпения Валька на этой версии закончится, и он превратится для нас в того самого монстра, про которого ты мне с утра втюхиваешь.

– Послушай, Санчо, мне ли тебе говорить, что в каждом сложном уголовном деле, в каждом запутанном клубке обязательно торчат ниточки. Что они значат, какую роль играют, мы пока не знаем, но тянуть за них надо обязательно. Может, завтра я уже забуду про все эти народные поверья, но не исключено, что именно они дадут нам настоящую зацепку. А вообще-то мне странно, что ты, хохол, так равнодушно относишься к восточно-славянскому фольклору. Оторвался от корней, от вареников с вишней и саманных хат. Например, по Полтавщине издавна ходило такое поверье: если двери в хату... самые обыкновенные двери...

В этот момент дверь распахнулась от сильного толчка. Корнилов заметил, что Санчук вздрогнул от неожиданности, и отметил это со злорадством, чтобы припомнить напарнику при случае. Сначала в кабинет вошел снежный человек, но коротко подстриженный, в безукоризненном черном костюме. Он тут же отступил к стене, пропуская следующего, сам же превратился в чучело йети. Второй такой же мелькнул в дверном проеме и аккуратно прикрыл дверь, оставшись снаружи.

Когда перемещения в дверях закончились, оказалось, что в кабинет вошел невысокий человек в черных джинсах и мешковатой рубашке. У него было очень приятное лицо, можно сказать, благородное, и неприятные, бегающие глазки. Казалось, дай им волю, и они побегут не только по лицу неожиданного гостя, но юркнут за воротник, выскочат через рукав, а потом и вовсе поскачут по стульям, подоконнику, грейпфрутовому дереву.

Человек постоял посреди кабинета, между двумя столами и стульями, и выбрал нейтральное кресло возле цитруса.

– Разводите? – спросил он, отрывая доверчиво склоненную на его плечо веточку. —

У меня фирма есть «Русская зелень». Могу вам пальму привезти в три обхвата или баобаб. Вы только, ребята, дело свое сделайте, как надо...

Он посмотрел на удивленного Санчука, потом на Корнилова, который в данный момент находился в процессе закипания за обиженный цитрус.

– Я – Горобец...

Мужчина достал из нагрудного кармана визитки, хотел встать, но хитрое кресло умышленно углубленной посадки не сразу отпустило его центр тяжести. Зато его охранник мгновенно ожил, в два шага пересек кабинет, принял из рук шефа визитки и положил их на столы хозяев кабинета. Впечатление было такое, будто экскаватор поднял и перенес в зубастом ковше пару гвоздиков.

– Елена Горобец ваша жена? – первым заговорил Санчук. – Примите наши соболезнования.

– На хрена мне ваши соболезнования, – поморщился Горобец. – Меня, вон, главы администраций и депутаты телеграммами уже завалили. Скорбят, разделяют, соучаствуют... Вы мне нелюдя этого найдите. Достаньте мне его, ребята...

– Анатолий Иванович, – старательно прочитал Санчук визитную карточку, но Горобец не дал ему включиться в разговор.

– Мы с Леночкой, можно сказать, только жить начали, – он подпер лоб рукой, принимая старинную позу «пригорюнившись». – Она так мечтала свой стадион-магазин открыть. Через неделю уже запланирована сдача. Название все придумывала. Она же была творческим человеком. Креативные мозги имела. Вот название и придумалось! Думаю, назвать его теперь «Лена». Тут без вариантов. Плевать, что почти «Лента». Пусть они переименовываются, если им так хочется. Через неделю открытие. Будем перерезать черную, траурную, ленточку. Всем Ленам – первым посетителям магазина – пятидесятипроцентная скидка и подарки от покойницы. Ваших жен как зовут?

Санчук наморщил лоб, видимо, вспоминая. Корнилов мотнул головой.

– Неважно, – махнул рукой Горобец и снова сел в кресло. – Я вам, ребята, и так золотые карты покупателей сделаю, будете бесплатно отовариваться. Вы только его мне добудьте к открытию магазина. Я многого не прошу. Пусть будет все по закону: следствие, суд, исполнение приговора... Там поглядим, там видно будет.

Я бы только хотел этого отморозка в день открытия к магазину подвезти, чтобы посмотрела эта гнида, какого человека жизни лишила. Когда народ ломанется за покупками, тысячи покупателей попрут, как на штурм Зимнего, он поймет, на кого поднял свою кровавую руку...

– Мы предполагаем, что ваша жена – уже третья его жертва, – вставил реплику Корнилов.

– Родных и близких этих девчонок я тоже не забуду, – откликнулся Горобец.

– Вторая убитая, между прочим, была свидетельницей на свадьбе капитана Корнилова, – зачем-то ляпнул Санчук, за что получил испепеляющий взгляд от Михаила.

– Значит, у вас к нему тоже личные счеты?

Горобец в три приема выпростался из кресла, которое Санчук с Корниловым называли «демобилизатором», и протянул Михаилу руку. В кресло Горобец уже не вернулся, а уселся на стул перед следователем.

– Если нужна помощь транспортом, людьми, спецсредствами – только намекните, – сказал он, наклоняясь над корниловским столом.

– Какими спецсредствами? – спросил Михаил.

– Любыми. Приборами ночного видения, например. Убийца, насколько я понимаю, охотится за своими жертвами ночью... Вообще, вам лучше знать, чего у вас в милиции не хватает.

Посетитель опять принял скорбную позу, но Корнилов видел, как прыгали его глазки, будто он делал профилактическую гимнастику от близорукости.

– Я же книгу сейчас пишу, – сказал после громкого продолжительного вздоха Горобец. – Про то, как начинал с нуля. Обыкновенным «мусоровозом» – «челночником» начинал. Потом открыл маленькую посредническую фирму... Курочка по зернышку клевала. Это сейчас у меня обороты. Сейчас у меня не курочка, а целая птицефабрика, не зернышко, а элеваторы, амбары зерна... Только что мне все это без нее? Брошу все это, пойду опять в «челночники»... Теперь вот книгу опять же дописывать надо. Трагическая глава. Надо помощника искать с таким литературным даром, чтобы читатели плакали, как на бразильском сериале. Глядишь, и на книжонке выйдет прибыль, бестселлер получится. Я-то поначалу планировал для своих, для партнеров по бизнесу, вроде семейного альбома. Теперь, думаю, тираж можно смело поднимать...

– А вот у капитана Корнилова жена как раз... – снова хотел встрять Санчук, но на этот раз Михаил показал ему белый от напряжения кулак, и опер закашлялся.

– Что у вас? – спросил Горобец, поднимая скорбную голову, но не справляясь с бегающими глазками.

– У меня к вам, Анатолий Иванович, будут вопросы, – ответил Михаил. – Где вы были в ночь убийства вашей жены? Почему она оказалось ночью на улице без машины, охранника, достаточно далеко от вашего дома?

– Не хотите помощи – не надо, – ответил Горобец, поднимаясь со стула. – А на эти вопросы я буду отвечать только в присутствии адвоката. Но учтите, ребята, у меня абсолютное алиби и сотня свидетелей на самом высоком уровне...

Горобец показал пальцем вверх, и так, не опуская палец, и пошел из кабинета. Охранник резко распахнул перед ним дверь, с той стороны дверного проема уже заметался его напарник, принимавший Горобца с его пальцем, как с эстафетной палочкой. Тень Горобца качнулась между двойниками и пропала за закрывшимися дверями.

– Как тебе понравился этот спектакль? – спросил Санчук.

– Спектакль мне понравился, актеры играли очень убедительно, – отозвался Корнилов. – Меня только один из массовки раздражал.

«У капитана Корнилова... У капитана Корнилова...» Тебя кто за язык тянул, Санчо? Ты бы уж лучше своими поговорками сыпал, чем меня все время вставлять в разговор.

– Ничего ты, Михась, не понял, – Санчук заговорил уверенно, напористо. – Тебя я умышленно склонял, и помощь его надо было принять. Пусть бы он притащил нам приборы ночного видения или суповые наборы. Какая разница! Жаль, что ты меня, Корнилов, не понял. А ведь мы не первый год с тобой в одной связке, как альпинисты. Что ты вылез раньше времени со своими вопросами? Сам меня учил принципам джиу-джитсу, про ветку персика, засыпанную снегом, рассказывал... – ...про сливу, – поправил Михаил.

– Да хоть про черешню... Сначала поддаться, чтобы потом победить. Заманивать его надо было, заманивать, под обычного ленивого следователя работать. Разводить его потихонечку, подкармливать собственной глупостью, а потом подсекать, когда он заглотит наживку.

А то я не знал, что правая душа не берет барыша. Это ты передо мной выделывался?

– Так ты Горобца подозреваешь в убийстве жены?

Коля Санчук хлопнул ящиком своего стола и достал свежий номер «Арлекина».

– Кто-то издевается над кем-то за то, что этот кто-то читает желтую прессу, – заворчал Санчук. – Сам все больше по-японски. Что же японцы пишут по поводу Горобца, Михась? Ничего? И китайцы ничего? Тогда на вот, послухай нашего желтого брата.

Корнилов взял в руки еженедельник. С первого взгляда можно было понять, что номер обещает быть сенсационным. Дело в том, что молодая женщина на обложке была хоть и вызывающе, но все ж таки одета. Она тыкала куда-то вниз изысканно наманикюренным ноготком. Остальное добавил художник – составитель коллажа. Получалось, что дамочка-великанша распарывала острым ногтем на две половины лежащий перед ней город с магазинами, заводами, казино, стадионами, домами. «Семейному бизнесу пришел... Горобец!» – кричал анонс номера.

На развороте было несколько фотографий очень плохого качества. Можно было только понять, что какая-то женщина на пляже обнимается с молодым мужчиной. Но зато текст статьи во всех подробностях и в ярких тропических красках описывал, как Елена Горобец на одном из элитных берегов океана весело и со вкусом наставляла рога недавнему посетителю этого кабинета. Ее курортный роман стал достоянием общественности, и супруги Горобец начали подготовку к разводу. Елене Горобец в бизнес-империи мужа принадлежал солидный кусок прибыли, поэтому разъезд обещал не ограничиться битьем посуды и дележом Большой Советской Энциклопедии между супругами по четным и нечетным томам. «Скоро затрещат твои кости, Елена Горобец!» – пошутила «желтая» газетка фразой из фильма «За спичками», может, впервые в своей истории напророчив.

Пока Корнилов читал статью, Санчук рассуждал вслух о том, что вставить убийство собственной жены в качестве рядового эпизода в сериал о маньяке-потрошителе – это неплохая идейка. А вот охаять его «собачью» версию, кажется, поспешили. Зачем торопиться, комкать оперативные наработки? Разве молоко в корове прокиснет?

– Что, сынку, помогли тебе твои японцы? – обратился Коля Санчук уже непосредственно к Михаилу, заметив, что напарник дочитал статью. – В следующий раз не брезгуй. Больше копайся в нашей родимой помойке...

– Санчо, а ты на подпись обратил внимание? – не дал ему торжествовать дальше Михаил.

– Подпись мне без надобности. Лев Толстой умер, а другие для меня все на одно лицо. Сходен товар, да разный навар... Впрочем, на этот раз я не в тему, кажется.

– Когда ты был в тему, друг Санчо?

Корнилов повернул к Санчуку газетный разворот. Под статьей полужирным шрифтом была набрана фамилия автора публикации: «Людмила Синявина»...

Глава 9

– Чудо – не чудо, – отрезал Санчо, – а только каждый должен думать, что он говорит или же что пишет о пресонах, а не ляпать без разбора все, что взбредет на ум.


Когда-то в старину вернувшийся с работы муж видел из прихожей мерцание камина и качающийся силуэт на стене. То ли пламя дрожало, то ли жена дремала в ожидании. Михаил в этот вечер, ловя ногами разбежавшиеся тапочки, тоже видел неровный свет в темной комнате, нестойкую тень, которая все клонилась, клонилась вперед, но опять откидывалась назад. Как дрова в камине, похрустывала клавиатура.

– Включи свет – испортишь глаза, – сказал Михаил, получилось, что самому себе, потому что сам и щелкнул выключателем.

– Спасибо, Медвежонок, – ответила Аня, не отрывая пальцев от клавиш, а взгляда от монитора. – Я не заметила, как стемнело.

– А ужжж...

Корнилов решил это слово не договаривать. Если что, скажет, что имел в виду породу змеи с красной полоской на шее. Опять эта красная полоска на шее!

– А ужин, добрый молодец, ты найдешь в кастрюле, кастрюлю – в ватном одеяле, ватное одеяло – в пледе, плед – под подушкой, подушка – на диване, диван – в комнате...

Михаил хотел встать позади Ани, но она задергала плечами, замотала головой.

– Терпеть не могу, когда заглядывают в мои строчки, – сказала она, словно отвечая на анкетный вопрос про нелюбимое в этой жизни.

Он отошел, но успел заметить, что Аня – не в Интернете. Белое поле «ворда» она засеивала черными литерами с красными полосками опечаток. Опять эти красные полоски! Аня работала... Она набирала какой-то текст, и у текста был заголовок.

– А ты поужинаешь со мной? – спросил Михаил. – Мне ужин без тебя не нужен.

Но Аня обидела его до глубины незрелой поэтической души, не заметив первых в его жизни, пусть и случайных стихов. Клацали клавиши, медленно ползла вправо прозаическая строка. Тогда Корнилов взял тетрадку, в которую заносил свои «криминальные» мысли, карандаш. Сел на диван, облокотившись на теплую гору, домашнюю Фудзияму, с горячим ужином в недрах.

Затем посмотрел в потолок, перевел взгляд на окно, на коробки с книгами. Остановился он все-таки на жене. Поднес к глазам карандаш, будто собирался измерить Анины пропорции, перед тем как перенести ее на бумагу, и написал первое слово. Заметив, что жена за это время нащелкала уже пару предложений, засуетился, ткнул карандашом в бумагу, как Буратино носом в холст на стене, сделал маленькую дырочку. Вдруг лицо его оживилось, и он стал быстро записывать какие-то слова. Но также неожиданно остановился, прочитал написанное, вырвал лист из тетрадки, скомкал и бросил на пол.

Аня перечитала статью, которую она написала для еженедельника «Арлекин»... не идти же туда завтра с пустыми руками!.. посмотрела еще раз на заголовок, поморщилась, махнула рукой. Только после этого она заметила Михаила, лежащего на диване, согревавшего ужин собственным телом. Пол перед ним был усеян белыми бумажными снежками. Но удивительнее всего была его физиономия, некая смесь детской наивности и пророческого вдохновения. Судя по его глупому виду, Корнилов сочинял стихи. Не от обиды ли? Не успела ли она его чем-нибудь невольно обидеть?

– Готово! – вдруг закричал Корнилов.

– На табуретку встань, – посоветовала ему Аня.

– Ничего, они и так сейчас зазвучат. Сейчас, сейчас...

Аня приготовилась слушать. Исходя из ее личных наблюдений, дилетанты обычно пишут длинно и многословно. Об этом же говорило количество переведенной Корниловым бумаги.

– Женка есть у Медвежонка

Лучше даже, чем японка, –

отбарабанил Михаил и посмотрел на Аню. Он ждал ее реакции. Листочек со стихами в его руке слегка дрожал.

– Искренне, – кивнула головой жена. – Много конкретного, узнаваемого. Больше всего мне понравилось место...

– Какое? – Корнилов заерзал на диване, чтобы устроиться поудобнее.

– Сразу после слова «японка».

Поэт уставился в листок с текстом, пошевелил губами и поднял на Аню недоуменный взгляд.

– Но на этом слове стихотворение закончилось, – Михаил опять посмотрел в листочек.

– Вот это мне и понравилось. Больше всего тебе удалось молчание. Хотя вот эта строчка тоже, на мой взгляд, оригинальна. «Мошонка есть у Медвежонка...» «Мошонка есть у Медвежонка»!

С хохотом Аня бросилась на кухню, ожидая услышать за собой шлепанье домашних тапочек. Но за ней никто не побежал. Ожидая подвоха, Аня на цыпочках прокралась по коридору назад и заглянула в комнату. Ее муж ползал по полу на четвереньках, повесив голову, как ослик Иа, и собирал свои черновики.

Вот дурак! Это было первое, что пришло Ане в голову. На что он обиделся? Неужели он всерьез отнесся к своим глупым стишкам? И это капитан Корнилов! Гроза преступного мира! Второй дан по школе... страшно сказать какой!

Аня вспомнила, как удивлялась, когда Михаил признался, что никогда не сочинял стихи, даже не пытался. Она тогда не верила, долго доказывала ему, что все люди в детстве или юности рифмуют, подражают известным стихотворцам. Это обязательный этап развития человека, как какое-нибудь имаго у бабочки.

А Корнилов упорно твердил, что чужие стихи учил, а своих не сочинял.

Сейчас Аня ему поверила, потому что увидела перед собой ту самую пропущенную куколку, минуя которую вырос, развился, возмужал этот человек. Откуда-то задним числом, зигзагом развития появился перед ней маленький человечек со своим наивным детским стихотворением, которое она подняла на смех. Ничем она не лучше той японки, которая выслушала бы хокку своего мужа-самурая и склонилась перед ним с благоговением. Тут Михаил ее поэтически не прозрел.

– Медвежонок, – тихо позвала его Аня. – Медвежонок!

Он ответил не сразу. Все ползал по комнате, подбирал и снова ронял свои шары-черновики. Аня вдруг поняла, что никуда этот сильный, благородный мужчина Михаил Корнилов от нее не денется, но вот маленького, трогательного мальчика Мишу она больше не увидит никогда.

Потом, за ужином, она долго успокаивала его, приводила примеры из собственной поэтической практики, вообще, говорила за двоих. Но, как говорится, проехали. Этот полустанок промелькнул за окном скорого поезда и скрылся за деревьями.

– Я бы запретил Интернет, – говорил Михаил уже за чаем, как обычно, несладким и «пустым». – Не туда процесс пошел.

– Сразу видно представителя российских силовых структур, – Аня решила поспорить немного, чтобы замять инцидент со стихами. – Корнилову тоже захотелось что-нибудь запретить, желательно поглобальнее.

– Нет, Аня, ты сама задайся какой-нибудь хорошей, полезной идеей, – продолжил свои рассуждения сытый супруг. – Вопрос научный перед собой поставь, какую-нибудь творческую задачу. А потом обратись за помощью к Интернету. Поможет он тебе? В лучшем случае отправит на какой-нибудь сайт рефератов, глупых и однотипных. Ничем он тебе в хорошем начинании не поможет. А вот в извращении каком-нибудь запросто. Вот придумай какое-нибудь извращение...

– Прямо сейчас сяду придумывать новое извращение. Делать мне больше нечего, – ответила возмущенная Аня, хотя с интересом прислушивалась к рассуждениям мужа, занимаясь одновременно мытьем посуды. – Возьми сам и придумай.

– И придумаю, – ответил Михаил и задумался глубоко. – Не такое придумывали...

По лицу его забегали тени греховных фантазий. Он опять посмотрел на потолок, откуда недавно уже черпал поэтическое вдохновение. Его мысль напрягалась очень долго, Аня даже забеспокоилась за его психическое здоровье.

– Все уже придумано до нас, – вздохнул супруг, как бы расписываясь в собственном бессилии перед многовековой историей греха. – Остаются только мелкие варианты, вариации на тему... Так вот. Любой извращенец найдет по своей теме массу материала с советами, примерами, адресами единомышленников. Всякая дрянь, низость, гадость свила в Интернете уютные гнездышки. Мало того, пропагандирует и организует их, как ленинская газета. Одним словом, дело это сатанинское.

– Ты рассуждаешь прямо как твердолобый ортодокс, мракобес. По-моему, пусть лучше будет все, чем не будет ничего. Пусть люди знают, что они не одни со своим проклятьем в этом мире...

– Нет, Анечка, человек должен быть со своим проклятьем один на один. Сам, без посторонней помощи, он должен всю жизнь сражаться, победить в конце концов свой грех или погибнуть. Они же не преодолевают, они воинственно самоутверждаются, признают только за собой правоту... Вот ты читала книжку про Чайковского недавно. Я, признаюсь, пролистал ее...

– В поисках скользких фактов его биографии?

– Ну... Вообще-то, да. Но я понял одну важную вещь. Петр Ильич всю свою жизнь боролся с этим грехом, а под конец жизни, кажется, преодолел его. Или это биографу так показалось? А сейчас из него сделали «голубое» знамя...

– Поэтому ты предлагаешь закрыть Интернет?

– Назад дракона в нору уже не запихнешь. Раньше надо было думать, брать его под контроль самыми умными людьми человечества, учеными, философами. Кто там считал, что государством должны управлять философы?

– Платон, – ответила Аня, которая в семье Корниловых отвечала за кругозор. – А Ленин считал, что кухарка.

– Вот Интернетом точно управляют кухарки вместо философов, – подытожил Михаил.

Аня видела, что какая-то идея уже бродила в его голове. Весь этот их разговор, на самом деле, вращался вокруг одной, возможно, еще неясной темы. Теперь выход ее приближался.

– Извращения, – пробормотал Корнилов, – красная полоска на шее... А ведь надо это попробовать...

Он вскочил и, двумя шагами преодолев коридор, оказался в комнате перед компьютером, в их отсутствие уже прикрывшим свой лукавый глаз. Михаил разбудил его «мышкой» и вышел в Интернет. Когда открылось окошко поисковой системы, Корнилов набрал слово «Оборотень». Аня присела с ним рядом, почему-то волнуясь, будто они с мужем входили сейчас в безлюдный ночной город с полной луной над крышами.

Ссылок было много. Михаил входил в один сайт за другим. Мелькали нестрашные картинки с оскаленными пальцами, вылезшими из орбит глазами, волчьими хвостами. Материалов было много. Можно было даже найти совет, как проще всего превратиться в оборотня при помощи пояса и узелков. Но скоро Корниловы заметили, что информация везде совершенно одинаковая. Михаил уже повел курсор, чтобы выйти из Интернета, как заметил еще одну ссылку. Это слово попалось в каком-то форуме.

Форум долго не открывался, темный индикатор едва выползал, словно кто-то придерживал его, наблюдая за супругами Корниловыми с той стороны экрана. Вдруг окно распахнулось на какой-то совершенно пустой теме, но в самом низу страницы Михаил прочитал странные слова: «Чтобы найти потерянный рай, надо сделаться оборотнем». Слева стояло имя посетителя форума – «Обур».

– Это вполне может быть очередная глупость тинэйджеров, начитавшихся Толкина, – сказала Аня. – Что ты собираешься делать?

– Отвечать.

– И чем ты собираешься ответить?

– Какая разница. Главное, чтобы ответил он.

Аня смотрела, как большие, с увеличенными суставами, пальцы Михаила сильно бьют по клавишам. Слова складывались медленно. «Рай находится прямо под занесенным мечом твоего врага», – прочитала она ответ Михаила. Подписался он: «Тануки».

Это был тот самый Корнилов, которого она видела в лобовое стекло рядом с красной «семеркой». Только теперь он сидел рядом с Аней и напряженно всматривался в экран монитора, словно там были перспектива, даль, горизонт. Это созерцание продолжалось минут десять.

– Миша, – Аня с опаской коснулась мужа словом и локтем одновременно. – Мне кажется, надо перезагрузить страничку.

Опять разлился по экрану красноватый фон, появилась знакомая «шапка», слова Обура, ответ Тануки. Есть! «Самурай не прав. Надо следовать естественному пути, древнему зову. Пока тропа еще не заросла, надо бежать по ней. Обур.»

Прямо перед Аней происходил странный диалог двух людей, каждый из которых не знал имени, адреса, возраста и пола собеседника. Это больше напоминало разговор компьютера с самим собой. Аня мало что понимала в этих странных фразах, но она чувствовала такое внутреннее напряжение, что кровь стучала у нее в висках, будто она не сидела на стуле перед монитором, а бежала по лесной тропе, как советовал Обур.

Танука: «Естественный путь – это стремление к смерти».

Обур: «Это путь самурая. Так спасаются от ада, но не обретают рай».

Танука: «Может быть, ад – это рай, а рай – ад?»

Обур: «Возможно, но чтобы понять это, надо обернуться, обратиться, оборотиться».

В этом месте Михаил спросил Аню про певца из древнегреческих мифов. Что у него там было с его женой в царстве мертвых?

Танука: «Орфей обернулся, и Эвридика была потеряна им навсегда».

Обур: «Значит, она была ему не нужна. Мудрая змея ужалила Эвридику, освободив его от последних уз, которые еще держали его. А потом его естество, его нутро в царстве Аида подсказало ему этот оборот. Но он ничего не понял. Звери и птицы слушали его пение, природа открывалась перед ним. Еще немного, еще пара шагов, и он обрел бы рай, гармонию. Но он все цеплялся за тень своей Эвридики, поэтому погиб».

Танука: «Значит, Эвридика мешала Орфею? Ты хочешь сказать, что не укуси ее змея, он сам должен был ее убить?»

Обур: «Ты все правильно понял. Разве это не соответствует дзенской идее? Тебе это должно быть знакомо. Самурай, ты идешь по лесной тропе в состоянии полного покоя и умиротворения. Неожиданно кто-то вмешивается в естественный ход вещей, встает на твоем пути. Что ты сделаешь? Ты пройдешь сквозь него при помощи своего сверкающего меча или острых клыков. Какая разница? Мгновенно ты восстановишь гармонию и продолжишь путь. Так же и я двигаюсь по тропе, только мой бег быстрее твоего шага. Зато тебе легче будет идти по моей проторенной дорожке».

Танука: «Почему ты думаешь, что я пойду за тобой?»

Обур: «Воин всегда подражал зверю. Он подсматривал за тигром, медведем, змеей, богомолом, чтобы научиться у них повадкам убийства. Он всегда предпочитал металлической кольчуге звериные шкуры, человеческой храбрости звериное неистовство, поэтической любви обладание хищника своей беспомощной жертвой. Но зачем же быть жалким подражателем, когда есть другой путь – самому стать зверем. Открыть врата, то есть превратиться».

Танука: «Ты уже убил свою Эвридику?»

Перед этим вопросом Корнилов взял паузу, сомневаясь, но все-таки решился.

Обур: «Зачем мне Эвридика? Зачем мне любое другое женское имя? Зачем мне ее лицо?»

Танука: «А шея?»

Обур: «Я бегу. Мне пора. У меня слишком много дел. Ты будешь смеяться, маленький японский оборотень, но у меня есть еще дела в обычном мире, большая собственность.

А Эвридику я все-таки убил. Правда, она была очень похожа на жену Менелая. Но теперь-то это не имеет никакого значения. Я бегу. Побежали со мной, маленький брат...»

Танука: «На твоей тропе все время кровь».

Танука: «Сколько их было?»

Танука: «Куда ты бежишь?»

Михаил задавал вопросы впустую. Его незримый собеседник исчез.

– Аня, как звали жену Менелая? – спросил Михаил. – Что ты про нее помнишь?

– Отключись сначала от Интернета... Елена. Похитил ее Парис, сын Приама, вместе с сокровищами спартанского царя Менелая. Из-за этого началась война греков с Троей.

– Горобец тоже была Елена. У него есть собственность, – Корнилов рассуждал вслух. – Вообще, Обур – довольно образованный человек. Откуда он знает про Тануку, что это японский оборотень? Что это за имя такое «Обур»?

Михаил опять подключился к Интернету, набрал в окошке поисковой системы «Обур». Поисковик ничего не обнаружил, а только уточнил: «Может, не „Обур“, а „Обер“?»

– Может, вообще, опер! – крикнул Корнилов кому-то в экран. – Я же тебе говорил, Аня, что ничего нужного этот Интернет никогда не покажет...

Глава 10

«Известно, – говорил я себе, – что все или, во всяком случае, большинство современных комедий, основанных на вымысле, равно как и на событиях исторических, – гиль и что в них нет ни складу, ни ладу, а между тем чернь смотрит их с удовольствием, одобряет их и признает за хорошие...»


В этом месте Петербурга Аня еще никогда не бывала. Она даже не замечала раньше, что за Кировский универмаг уходит не тупиковая дорожка, а целая улица. Сначала она шла вдоль промышленных корпусов и НИИ, мимо проходных, навесных переходов, металлических ворот. Потом пошли двухэтажные домики, построенные еще пленными немцами. Нищета их жителей была видна даже через глухие стены и плотно занавешенные и покрытые слоем пыли окна. Но некоторые домики уже нашли новых хозяев, у них обновили фасады, вставили в окна стеклопакеты, рядом разбили клумбы, газоны, припарковали иномарки. Фразеологизм «стояли особняком» относился к ним буквально.

Аня все время забывала номер дома, в котором помещалась редакция «Арлекина», останавливалась, рылась в сумочке, произносила цифру вслух. Потом шагала дальше, с любопытством озираясь по сторонам, словно в незнакомом городе, чтобы у следующего дома опять рыться в сумочке в поисках цветастого обрывка. На одном из домов счет оборвался, заброшенный садик не имел номера. Зато в самом его центре был круглый пруд, который напомнил Ане дом художника Василия Лонгина, ее свекра по первому мужу.

Она свернула на почти затопленную лужами тропинку и пошла по узеньким песчаным островкам. Пруд был на редкость неживописным. Рядом с ним не было ни кустов, ни скамеечек. Он был похож на большую воронку от снаряда, заполненную водой. И хотя, как известно, снаряд в одну воронку два раза не падает, тополя и осины держались от него подальше.

Аня вышла на бережок, посмотрела на грязную воду. С противоположной стороны пруда она увидела торчащие из воды металлические поручни, как в бассейне. Это было так необычно, что девушка обошла пруд вокруг, собирая на подошву еще прошлогодние перепрелые листья. При ближайшем рассмотрении поручни оказались спинками армейской кровати. Она стояла прямо в пруду, и вода едва покрывала пружинный матрац.

Она представила человека, который проснулся утром, сел на кровать. Ногами нашарил под водой домашние тапочки. Хотел умыться, но вспомнил, что он и так всегда мокрый. Тогда он вышел на берег и пошел на работу в один из соседних НИИ, оставляя за собой мокрый след.

Садик был ограничен с одной стороны бетонным забором, на котором Аня, несмотря на близорукость, увидела нарисованную белой краской кошачью или собачью морду. Она хотела уже выбираться из этого сырого и неуютного садика, как вдруг стукнула себя по лбу и обругала за тупость. На заборе была изображена театральная маска (намек на Коломбину, персонаж театра масок), а не морда с острыми ушами.

Аня шла вдоль забора от одной нарисованной маски к другой. Наконец, вместо белой рожицы она увидела черный металлический домофон. Аня не любила переговорных устройств, потому что никогда не могла разобрать доносящееся оттуда нечленораздельное бульканье. И на этот раз она услышала два открытых слога, значение которых мог угадать разве что человек, знакомый с азбукой Морзе.

– В редакцию «Арлекина», – наобум проговорила Аня. – Принесла заметку про...

В домофоне послышался точно такой же звук. Аня хотела повторить фразу, поменяв жанр своего материала на более солидный, а не из «Каникул в Простоквашино», но дверь щелкнула. Аня оказалась в маленьком дворике. Почему-то ей в голову пришло определение «испанский».

Перед ней была точно такая же дверь с домофоном, но уже в стене розового двухэтажного домика. Аня постояла немного, ожидая, что открывший ей один раз, откроет и во второй. Но дверь не поддавалась. Пришлось опять жать на кнопку и слушать ту же телеграфную азбуку, воспроизводимую человеческим голосом.

Аня еще раз повторила цель своего визита, но второй кордон оказался то ли строже, то ли тупее. Морзе чего-то от нее хотел. Это вывело Аню из себя. Она наклонилась к решетке домофона и четко проговорила:

– Вы заказывали девушку по вызову. У меня повременный тариф, время пошло. Вы уже наговорили на двадцать долларов.

Над самым ее ухом открылась форточка. Оттуда высунулся камуфляжный козырек.

– А чего двадцать долларов-то? – его живая речь едва ли была четче домофоновской. – Так бы сразу и сказала. Ты к кому?

– К заместителю редактора, – брякнула Аня наобум.

– Проходи.

Но все оказалось не так-то просто. Аня вошла в коридорчик перед будкой охранника, но дальше ей дорогу преградил метрополитеновский турникет.

– Сейчас он тебя встретит, – пояснил охранник. – Без сопровождения у нас ходить посторонним не принято.

– Понимаю, режимный объект, – сказала Аня. – Секретные технологии копания в грязном белье.

Охранник, видимо, не все понял из ее ответа, но все равно хотел ответить, но тут за турникетом показался усатый мужчина в рубашке и ярком галстуке в розовый горошек.

– Вы вместо трупа? – спросил он будничным, усталым голосом.

Аня вытаращила на него глаза. Наверное, этим она немного подправила зрительный фокус, потому что узнала в усатом мужчине своего однокурсника Костю Михалева, ее неудавшегося ухажера и, по его словам, вечного поклонника. Аня вышла из тени, и Костя стал совершать танец какой-то экзотической птицы с яркой грудкой в розовый горошек.

– Вот так номер! Вот так встреча! Лонгина!.. Уже Корнилова? Хотя бы на денек Михалева! Ну, на полчасика. Вова, открывай рога. Дай обнять родного человека!

Вообще-то Аня не ожидала от Кости такой бурной реакции. На втором курсе университета он ухаживал за ней довольно холодно и расчетливо, в основном, произнося с придыханием названия престижных мест города, в которые он был вхож, и фамилии влиятельных людей, с которыми был на короткой ноге. Аня тогда была совсем юной, провинциальной, подрабатывала гардеробщицей, но завоевать ее сердце одними назывными предложениями, да еще состоящими из имен собственных и закавыченных слов, было невозможно.

– Как я рад видеть родное лицо! Сразу вспоминаются золотые времена, когда мы еще верили в силу слова, в правдивость информации, в разнообразие публицистических жанров! Как все изменилось с тех пор в худшую сторону. Но зато как похорошела ты...

Михалев загнул такой долгий комплимент, что Аня с некоторой грустью стала вспоминать назывные предложения Кости-второкурсника.

– Кабинет у меня отдельный, – они подошли к двери с важной табличкой «Редакторат», – только секретарша у нас с главным одна на двоих.

Михалев распахнул дверь, и Аня вошла во владения «общей» секретарши. Рыжая девица сидела на распутье между двумя кабинетами, в окружении оргтехники.

– Налево пойдешь – ко мне попадешь, – сказал Михалев. – Познакомься, Аня, с красой и гордостью «Арлекина» Аллочкой Зарубиной.

– Здравствуйте, – улыбнулась Аллочка, на самом деле одним движением выхватывая невидимый посторонним самурайский меч и рассекая соперницу пополам.

– Очень приятно, – ответила Аня, которая к моменту удара Аллочки отбросила невидимые ножны и крепко сжимала двумя руками оплетку рукояти.

Лезвия встретились на полпути, неслышно для мужского уха взвизгнула сталь... Обычная встреча двух красивых женщин, которые навсегда останутся соперницами, даже если увиделись единственный раз в жизни.

– Что это ты говорил насчет трупа? – спросила Аня в кабинете заместителя редактора.

– Так мы ждем одну студенточку из театрального, чтобы проиллюстрировать убийство Елены Горобец. Снимать будем со спины. Темные волосы, фигурка, стройные ножки... Только красной краской нарисовать рану – и вперед на фотосессию. А хочешь, Анечка, мы тебя в виде трупа увековечим? Гонорар получишь...

– Так сейчас работают фоторепортеры? – удивилась Аня.

– Какие фоторепортеры? Я сам сниму на цифровую камеру, и порядок. Но это редко бывает. В основном, мы из Интернета иллюстрации берем. Зачем нам фоторепортер?

– Чудеса! – воскликнула Аня.

– И не говори, – согласился Костя. – А ты помнишь Женю Тишковского? Он после третьего курса, правда, ушел. Но какие он снимки делал! Цветную фотографию принципиально не признавал. Считал, что это совершенно другой жанр. Только черное, белое и полутона. Он, между прочим, сделал твой фотопортрет. Прекрасная работа! Я просил, просил его сделать копию...

– Я помню Женю, – грустно улыбнулась Аня. – Ребята говорили, что он разочаровался во всем, бросил фотографию и стал водителем какого-то старого, раздолбанного грузовика. Кто-то из наших увидел его зимой на морозе, около заглохшей машины... Он хотел запечатлеть весь мир, а потом на весь этот мир обиделся. Я помню Женю... Разве можно играть цветными шахматами, говорил он. Игра света и тени, дня и ночи, добра и зла видна только в черно-белом варианте.

– Женька был философом фотодела. А теперь вот все начинается Интернетом, им же все и заканчивается.

– Не удивлюсь, если в вашей газете и журналистов не окажется, – решила пошутить Аня.

– Так их и нет, Анечка! – вскричал Костя с каким-то странным энтузиазмом. – Хочешь пройтись по кабинетам? Только я один во всей редакции с журналистским образованием. Ни одного репортерчика, никаких обозревателей, фельетонистов, очеркистов. Тишь да гладь. Никаких творческих личностей, неординарных натур, неуспокоенных душ. С «лейкой» и блокнотом... Сидят себе глупенькие смазливенькие девочки, лазают по Интернету. Если надо перевести, есть толмач. Он всегда здесь, под рукой, даже ближе, потому что любит девчонок потискать. С лейкой для поливки комнатных растений и Интернетом мы делаем один из самых читаемых в городе еженедельников... Что-то я расхвастался. Ты-то как? Может, ты по делу какому-нибудь?

– После твоего рассказа даже не знаю, – пожала плечами Аня. – Я вообще-то статью принесла. Думала, тут пишут.

– Святая простота! Все уже написано до нас во множестве вариантов. Зачем обманывать и без того обманываемый народ? Великая русская литература, и то из шинели вылезла. Советская журналистика, наверное, из кепки Владимира Ильича. А мы, грешные, из лифчика Анны Курниковой выползли. Да еще, пожалуй, и не выползли...

Михалев даже не спрашивал, о чем написала Аня. А ей это и самой было не важно. Ане нужна была зацепка, чтобы прийти, поговорить, получить информацию. Зацепка сидела перед ней в галстуке в розовый горошек и активно жестикулировала. Аня достала свои листики, порвала их по одному и бросила в мусорную корзину.

– Про Люду Синявину ты, конечно, в курсе. – Пора было переходить к делу.

– Еще бы, – кивнул головой Костя.

– А ведь это она написала про развод семьи Горобец и про предстоящий раздел имущества.

– Анечка, дорогая моя, я тебя умоляю! Ты намекаешь, что причиной ее убийства могла быть ее публикация в «Арлекине»? Нашла, тоже мне, Холодова или Боровика. Я сам заказал... не Синявину, не смотри ты так проницательно, Анечка!.. Я заказал ей эту статью. Весь Интернет был забит материалами об этом разводе с фотографиями Елены Горобец. Людка только скомпоновала их. Неужели за это убивают? Не смеши. К тому же я заранее позвонил в контору Горобца и предупредил, что готовится материал о его жене. Было достаточно времени решить все тихо, полюбовно...

– Ты ожидал, что он предложит отступного?

– Честно говоря, да. Материал-то только внешне напоминал сенсацию. Думал, удастся подзаработать на дурачка. Не получилось.

– А говорил, что у вас нет журналистов, – грустно проговорила Аня.

– Так нет же. Теперь их нету. Синявина была последней могиканкой. Надо было выйти с заголовком: «Убит последний журналист нашей газеты!»

– Люда была у меня свидетельницей на свадьбе, – проговорила Аня.

– Так это на твоей свадьбе ее убили?! – воскликнул удивленный Михалев.

– В Интернете об этом ничего не было?

– Какой тут Интернет! – возмутился Костя. – Я лично ездил в пресс-центр ГУВД, хотел получить информацию. Дали мне стандартный листик с тремя предложениями: «Убита путем проникновения колюще-режущих в область, несовместимую с жизнедеятельностью...» и так далее. Пришлось самим поработать.

– Провести журналистское расследование?

– Анечка, за кого ты нас принимаешь? Купили выпивки, закуски. К концу рабочего дня состряпали про нахлынувшие из области стаи рыжих псов. Между прочим, моя идея. Дочке читал «Маугли», там как раз рыжие собаки прибежали. «Мы – хозяева джунглей!» У Киплинга я это дело и позаимствовал. Но какой результат! По крайней мере, городские власти взялись за отлов диких животных. Так ты говоришь, убийство произошло на твоей свадьбе? Так это же настоящая, неподдельная сенсация! Анечка, ты должна взять в руки перо. Труба зовет! С «лейкой» и блокнотом, а то и с пулеметом...

– Костя, еще такая информация. У меня муж – следователь. Больше того, он ведет это дело.

– Аня! Вот это да! Вот это да! – Костя вскочил с кресла и забегал вокруг сидящей Ани. – Аня! Мы нужны друг другу! Ты должна стать нашим рупором! Это будут супер-репортажи! У нас есть специальный фонд на такие сенсации. Не все же на девочек тратить! – обратился к кому-то через стенку Костя. – Ты готова к работе по специальности?

– Вообще-то, готова.

– Отлично! – обрадовался Михалев. – Мы нужны друг другу...

В этот момент приоткрылась дверь. Появилось кислое лицо рыжей секретарши. Только потом раздался легкий стук.

– Константин Григорьевич, пришел следователь Корнилов. Главный редактор у нас в местной командировке. Так что придется вам его принимать. Я уж вас отмазывала, отмазывала. Охранник Вова сказал, что у вас девушка по вызову. Но он уже идет сюда. Ничего не поделаешь. Полицейское государство, – усмехнулась она ядовито.

– Какая девушка по вызову? Что за ерунда! – не понял Михалев, но секретарша уже скрылась за дверью.

– Костя! – Аня вскочила на ноги, оглядывая кабинет в поисках укрытия. – Это мой муж! Наше сотрудничество под угрозой! Быстро спрячь меня куда-нибудь! Соображай быстрее...

В принципе, выбора для пряток особого не было: выпрыгнуть из окна со второго этажа, залезть под стол или зайти в шкаф-купе. Аня выбрала последний вариант.

Все время, пока Михаил задавал Косте вопросы по поводу Синявиной, а Костя старательно, слово в слово, повторял следователю рассказанное несколько минут назад Ане, девушка давилась от смеха среди коробок из-под ксерокса и пустых бутылок.

В таком комичном положении она еще никогда не была!

Она слышала, как отворилась дверь и, звеня чашками, в кабинет вошла секретарша Аллочка.

– Вы присоединитесь к нам? – услышала Аня приветливый голос своего супруга. Ее верный рыцарь вел себя несколько странно.

– Как-нибудь в другой раз, – захихикала Аллочка.

– Для кого же предназначена третья чашка? – голос Михаила был такой же приветливый, но с нотками настойчивости.

– Как для кого? – удивилась секретарша. —

Я думала, что ваша посетительница еще здесь. Прошу прощения, Константин Григорьевич. Как это ей удалось пройти мимо меня незамеченной? Я, вроде, никуда не отлучалась.

– Действительно, – поддержал ее Корнилов. – Мне навстречу в коридоре тоже никто не попался...

Ане стало смешно и страшно одновременно. Она сейчас не думала о том, что последует за ее обнаружением в шкафу. Как маленькая девочка, Аня замирала от восторга и ужаса. Большая же Аня кусала и щипала себя, чтобы не расхохотаться от абсурдности и комизма ситуации.

– Куда же пропала ваша девушка по вызову? – поинтересовался следователь.

– Какая девушка по вызову? Кто вам такую глупость сказал? – Костя хорошо изобразил удивление. – Вы больше слушайте охранника Вову. Во-первых, у него контузия с первой Чеченской войны. Во-вторых, он каждый номер «Арлекина» читает от корки до корки... Это наша новая сотрудница. Я собирался провести ее по кабинетам, но тут услышал, что вы уже направляетесь ко мне. Я попросил девушку... новую сотрудницу пока погулять по редакции, присмотреться. Как ты, Алла, не заметила ее?

– Я вообще стараюсь не замечать девиц, появляющихся здесь время от времени, – растягивая гласные, проговорила Аллочка.

– Вот с этого надо было и начинать, – строго заметил Костя. – На чем мы остановились? Вы, кажется, спрашивали...

– Когда вы предложили Синявиной подготовить данную публикацию? Когда она вам ее сдала? Когда газета появилась в продаже?..

У Ани что-то кололо внутри от душившего ее смеха. В кабинете теперь было скучно, девушка уже не прислушивалась к разговору двух мужчин. От нечего делать она стала размышлять о том, что дерзкое поведение секретарши Аллочки, видимо, объясняется ее близостью к правому кабинету. А еще Аня с удовольствием представляла себе Аллочкино лицо, когда Аня, как ни в чем не бывало, выйдет из кабинета и скажет:

– Аллочка, большое спасибо за чай!..

Часть третья

Дары приносящий

Глава 11

– ...И пусть это тебя не удивляет:

с рыцарями творятся дела необыкновенные и происходят случаи непредвиденные, так что мне ничего не будет стоить наградить тебя еще чем-нибудь сверх того, что я обещал.


Вот и кончилось счастливое детство. Поблекли яркие краски примитивиста Таможенника. С перелетными птицами улетали последние деньги. Оставалось только несколько гадких утят, отвергнутых стаей – долларовые купюры, забракованные привередливыми агентами недвижимости при покупке Корниловыми однокомнатной квартиры. Последним приобретением Ани, свободным от унизительного для нее подсчета доходов и расходов, стала брошюра «Как планировать семейный бюджет?».

– Странно, – сказала Аня в первый вечер взрослой жизни, с отвращением перелистывая книжечку, – я думала, что такие пособия издает Министерство внутренних дел.

– Много слышал о тебе от коллег по работе, милицейская жена, – отреагировал Михаил. – Представлял тебя по рассказам ворчливой, сварливой, недовольной, обиженной. Теперь вот довелось увидеть своими глазами. Вот ты какая, оказывается...

– А я почему-то не боюсь намеков на мою обыкновенность. Невозможно быть каждую секунду оригинальной, непредсказуемой, необычной. У нас хоть и любят говорить, что Пушкин во всем был гений, я с этим не согласна. Тут можно в такую пошлость удариться. Например, чесался он гениально, бесподобно в носу ковырял при помощи специально отращиваемого ногтя на мизинце, в туалет ходил вообще неповторимо... Пушкин так же мучился долгами, денежными неурядицами, поношенной одеждой, тяготился своим низким чином, как простой обыватель, мещанин. Тогда, правда, эти два понятия не были синонимами.

– Значит, ты самая обыкновенная баба? – подытожил ее монолог Корнилов.

– Самая обыкновенная, – подтвердила Аня. – Но только попробуй это еще хоть раз мне сказать.

По ее сценарию на этом их первые прения вокруг семейного бюджета должны были прекратиться. Но Михаил почему-то заупрямился. Может, за Александра Сергеевича обиделся?

– Раз уж Пушкин считал деньги, так и нам пристало этим заняться, – сказал Михаил. —

У русских дворян, кажется, ты мне об этом говорила, было принято делать долги, кутить, короче, жить не по средствам. Это очень похоже на нашу с тобой жизнь до этого дня. Сейчас наступило отрезвление. Дворянский период семьи Корниловых закончился. Наступает мещанский...

– А может, просто наш медовый месяц закончился? – спросила Аня с надеждой в голосе на возражение и доказательства обратного.

– Может быть, – неожиданно согласился Михаил. – Все когда-то заканчивается, входит в привычное русло. Ты сама же говорила про Пушкина. А медовый месяц – это вспышка гениальности в семейных отношениях, которая когда-нибудь сменяется обыденностью. Ушло вдохновение, улетела муза, а жить надо. Но и в ровных, привычных отношениях между женой и мужем есть своя прелесть, даже многие прелести. Гений – это война, революция, ломка привычного, устоявшегося. Вспомни отечественную историю. Сколько у нас было неординарных личностей, тайных Наполеонов. А может, бедной России как раз не хватает здорового, крепкого обывателя? Но не этого ленивого, завистливого идиота, который верит во всякую глупость, которого во всем можно убедить. Таких у нас пруд пруди. Нам бы укорененного в обычаи, традиции, простую веру, упертого мужика или бабу, недоверчивого ко всему новому, привнесенному извне...

– Какой ты глубокий человек, Корнилов, – восхитилась Аня, но таким нейтрально окрашенным голосом, что Михаил забеспокоился. – Как ты все прекрасно понимаешь и растолковываешь...

– Я просто продолжил твои мысли о Пушкине, о гении и обыденности, – ответил Михаил виновато, хотя и не понимал, в чем его вина.

– Теперь вот и я продолжу за тобой, – сказала Аня.

Голос ее был ровным и стороннему наблюдателю показался бы ласковым, но только не Михаилу.

– Странно, что только теперь мне приходят в голову такие мысли, – продолжила Аня. – Будто я впервые замужем. Но мне действительно кажется, что замужем я впервые. Та история была до того странной, будто все происходило в театре теней. Картины, призраки... Как ты собирался жить после свадьбы?

Я понимаю, одинокий рыцарь, самурай может довольствоваться малым, в твоем случае – мечтой о торжестве правосудия. Но теперь у тебя семья. Как ты собирался обеспечивать семью? Наверное, у тебя были на этот счет какие-то соображения? Семья – это не арифметическое сложение людей, это нечто гораздо большее. Ты привык, что я порхаю над землей? Тебе неприятно слышать от меня такие прозаические вещи?

– Нет, продолжай, пожалуйста. Ты совершенно права, дорогая.

В его интонации было столько официоза. А эта «дорогая» совсем вывела Аню из себя.

– Мишка! Прости меня, пожалуйста. Мне просто стало очень страшно за нашу будущую жизнь. Я вдруг поняла, какие мы с тобой еще дети. Мы словно забрались с тобой в пустой вагон, заигрались, а вагон вдруг прицепили к локомотиву, и потащило нас неизвестно куда. Мы выскочили на площадку. Там сквозняк, в разбитом окне мелькают деревья, столбы. Нас куда-то везут с тобой, а мы ничего не можем сделать. Мы прижались друг к другу. Я не знаю, как тебе, а мне очень страшно...

Аня забралась к Михаилу на руки, поджав ноги, будто по полу дуло, или ползало страшное насекомое.

– Как мы с тобой будем жить дальше? – шептала она ему в шею. – Я никогда не думала о деньгах. В детстве, юности я жила в маленьком поселке. Там была совсем другая жизнь, другая одежда, другая... валюта. Главное, за реку, лес, воздух не надо было платить. Потом была семья художников Лонгиных. Там тоже, можно сказать, не было денег. Они все время лежали в шкафчике, в кармане, бумажнике, сумочке, надо было только порыться. Я и сейчас не хочу о них думать. Но жизнь заставляет! Они исчезают, их почти нет, но они болят, как отрезанная нога. Я стала чувствовать легкость кошелька, стала читать цифры на ценниках в магазине. Вчера я купила самые дешевые яблоки в овощном киоске, и мне стало стыдно перед продавщицей, потому что она все поняла. Торгаши чувствуют деньги, они видят нас насквозь, понимают, когда их нет, а главное, что мы этого боимся и стесняемся. Мне, действительно, было перед ней стыдно...

– Ты у меня очень сильная, – говорил ей Михаил, убаюкивая Аню, как больного ребенка. – Таких сильных, как ты, вообще не бывает на свете. Просто ты была маленькой девочкой, а теперь вдруг повзрослела. Ложилась спать с куклами, а проснулась с мужем.

– До тебя у меня были куклы?

– Конечно, одни куклы. Нарисованные холсты, театральные декорации, картонные дома, Пьеро, Арлекин, Мальвина. Теперь все будет по-другому. Может, это не так красиво и ярко, зато по-настоящему. Поначалу будет нелегко. Этот мир навалится на тебя, как злые школьники на новенькую девочку, да еще такую маленькую, да еще с такой челочкой. Они же не знают, что ты, на самом деле, сильный человек, настоящий боец...

– Правильно, – прошептала Аня, как убежденная, заговоренная взрослым девочка. – А ты, опер, научишь меня приемам джиу-джитсу?

– Конечно, научу. Но только не опер, а следователь, не джиу-джитсу, а дзю-дзютсу, не приемам, а... Приемы, взятые отдельно, вырванные из контекста, никогда не действуют, разве что случайно. Кстати, у меня никогда не было ученика. Ты будешь первым...

– Ученицей.

– В боевом искусстве не может быть учениц, только ученики. Теперь я имею право обучать. Между прочим, вот тебе еще одна доходная статья. Сниму в аренду зал, открою школу. Правда, ты меня больше по вечерам не будешь видеть...

– Я же тоже буду в спортивном зале, в первом ряду, – Аня ткнула острым локотком в близкий, беззащитный живот.

– Правильно. Ты возьмешь на себя всю организационную часть. Рекламу, сбор денег, аренду, печати, грамоты, свидетельства, регистрации...

– А ты будешь заниматься только творчеством? – ревниво спросила Аня.

– Да, – мечтательно проговорил Корнилов. – С утра буду ловить преступников, а поздно вечером и в выходные – хороших людей... Мне, кажется, лет девять было, когда я пришел в зал дзюдо. Сначала мы занимались в спортивных костюмах, а потом тренер объявил, что надо сдавать деньги на кимоно. Мама работала медсестрой. Все сдали, а я – нет. Но заказ что-то задерживался, и я пока был, как и все. Потом кимоно привезли, и на следующую тренировку все пришли, как настоящие дзюдоисты. Тренер учил их повязывать пояс, складывать куртку и штаны. Мама укоротила и перешила мне свой белый халат медсестры. На следующее занятие я вошел в зал в тренировочных штанишках и укороченном белом халатике. Весь зал затрясся от смеха, как во время одновременной отработки страховки. Знаешь, как меня прозвали?

– Доктором... Пилюлькиным? – спросила Аня.

– Как ты догадалась? – удивился Михаил.

– А я была там, рядом с тобой. Тебе только казалось, что ты один...

– Вы плачете, Анютины Глазки? Не плачьте, эта история кончается хорошо. Вернее, она еще не кончается... Когда мы боролись, мой халатик рвался от малейшего рывка. У нас были хорошие ребята, а были и негодяйчики. Вот эти старались специально порвать мне халат.

А потом было первенство нашего ДСО. Моего тренера звали Александр Измайлович. Он принес мне перед соревнованиями свое старенькое кимоно, подвернутое для меня, и сказал: «Они выделили тебя из всех, чтобы смеяться над тобой, как над самым худшим. Сейчас у тебя есть возможность доказать обратное».

Я занял первое место – единственный из нашей секции. Постирал и выгладил кимоно, принес на следующую тренировку. «Потом отдашь», – сказал мне тренер. Я несколько раз приносил ему чистое, отглаженное кимоно, вернее, дзюдо-ги, а он говорил «потом»... Это кимоно у меня до сих пор лежит. Где сейчас мой первый тренер? На пенсии, наверное?

– А ты найди его, – предложила Аня, – и подари ему кимоно, только новое, и черный пояс, который тебе вручили японцы.

– Вот этого я делать не буду.

– Почему? – удивилась Аня. – Это так красиво, ритуально!

– Именно поэтому не буду. Не такой мужик Александр Измайлович. За такие красивости он, чего доброго, и по шее даст. И правильно... Доктор Пилюлькин. Я и представить себе не мог, что когда-то у Пилюлькина будет второй дан, черный пояс, полученные не за деньги, не у чиновника от спорта, а в Японии, от патриарха школы.

– Он тебя приметил и благословил?

– Да, благословил. Не смейся. Между прочим, он обещал мне на следующий год выслать приглашение на семинар. А я еще посмотрю, кого из учеников взять с собой.

К тому же, у школы есть филиал в Германии, куда я тоже могу приехать, как свой, родной человек.

– Я с тобой дружу, – сказала Аня, пододвигаясь еще ближе, хотя ближе было некуда. —

А я сегодня ходила насчет работы в одну... в одно издательство. Меня, правда, Оля Москаленко к себе зовет в оптовую торговлю, но мне к ней не очень хочется. Я ее очень люблю и знаю, что она для меня все сделает. Но работать под ее началом – это как учиться в классе, где твоя мать – классный руководитель, или старшая сестра – завуч. Я уж лучше сама попробую.

– А может, тебе в науку пойти?

– В какую науку?

– Поступишь в аспирантуру, напишешь диссертацию, защитишься... Ты же мечтала писать диплом по этому... «Суров ты был, ты в молодые годы умел рассудку страсти подчинять...»

– Серенький Медвежонок! Ты опять все перепутал, – расхохоталась Аня, не замечая, что Корнилов заговорщицки подмигнул кому-то невидимому. – «Любви, надежды, тихой славы, недолго нежил нас обман...» Чаадаев Петр Яковлевич. Запомни, Медвежонок. Предлагаю сделку. Ты обучаешь меня дзю-дзюцу, а я тебя просвещаю, сею в тебе разумное, доброе, вечное.

Пальцы Ани застучали, как зернышки, по черепу Михаила.

– «Любви, надежды, тихой славы недолго нежил нас обман», – проговорил Михаил.

В этот вечер к квартире Корниловых, пока они так мило беседовали, кто-то словно проложил незарастающую народную тропу. Сначала в дверь позвонили люди с какими-то подписными листами в руках. Потом соседка по лестничной площадке «побеспокоила». Она рассказала, что прошлой ночью в соседнем подъезде срезали все электросчетчики. Этой ночью ожидается то же самое и на их лестнице. Соседка собиралась сидеть всю ночь с включенным светом, чтобы застукать преступников. Затем позвонил соседский ребенок, очень хороший рассудительный мальчик, который уходил погулять, но боялся потерять ключи. Корниловы не успели положить под зеркало ключи с брелком в виде показывающей язык глумливой рожицы, как пришла его мама.

Следующий звонок в дверь был встречен стоном обоих супругов.

– Держи меня, Корнилов, а то я сейчас под статью пойду! – закричала Аня, выскакивая в коридор.

– Нет, это ты меня держи...

Так, стиснув друг друга в объятьях, они открыли дверь молодому человеку, лицом и одеждой похожему на проповедника.

– Здравствуйте. Анна Алексеевна Корнилова здесь проживает? – спросил он, не улыбаясь, а принимая улыбку, как культурист позу, то есть строя ее из специально тренированных для этого мышц лица. – Меня зовут Денис Зайцев. Агент недвижимости из агентства недвижимости «Львиный мостик».

– Но мы не собирались что-то продавать или покупать, – удивилась Аня.

– Все правильно, – обрадовался агент Зайцев. – Вы уже купили.

Он вынул откуда-то из-за спины портфельчик, вернее, папку, которая была разбита на множество прозрачных папочек. Быстро пробежав по ним пальцами, как гитарист по струнам классической гитары, он распахнул перед ними какие-то документы в прозрачной упаковке.

Аня была так ошарашена, что ничего не могла разобрать в договоре, кроме собственной фамилии. Но Михаил сориентировался сразу. Он пригласил агента, как водится, на кухню. Аня решила довериться во всем юридически грамотному мужу, а сама занялась чаем или кофе. Агент выбрал кофе.

– Вы потом все внимательно прочитайте, – посоветовал Денис Зайцев. – Я вкратце изложу вам суть дела. Некое лицо, пожелавшее остаться неизвестным, через другое подставное лицо, то есть, через посредника, заключило с нашим агентством договор на оказание услуг. Услуга же такая: мы должны были купить и оформить в собственность коттедж с землей на имя... На ваше имя, Анна Алексеевна. Заказ был на ближайшие пригороды. Но нам здорово повезло. Мне удалось подыскать вариант в Озерках, на Суздальских озерах. Не на берегу, но все равно в очень хорошем месте. Тридцать соток земли и небольшой двухэтажный кирпичный домик. Улица Кольцова, как раз между озером и стадионом. В коттедже почти закончена отделка. Счастливый случай! Хозяин строит дом в Финляндии, в десяти километрах от президентского дворца. А этот решил продать. Там у них просто: захотел жить в Финляндии, решил прикупить недвижимость в Испании... А кто-то взял и подарил вам чудесный коттедж с зеленой территорией. Тридцать соток! Можно теннисный корт построить...

– Ничего не понимаю, – прервала его Аня. – При чем здесь я?

– При том! Вы становитесь собственником! – пока Корниловы хлопали глазами, агент Зайцев громко радовался за них. – Причины, поводы меня не касаются, мое дело недвижимость, а не человеческие отношения. Заказ выполнен, формальную сторону дела я беру на себя. Вам остается только подписать бумаги и радоваться своему счастью. А причины вашего счастья вам уж лучше знать.

Агент Зайцев подмигнул Ане со смыслом, в этот момент закипели почти одновременно кофе и супруг.

– Вот что, молодой человек, – сказал Корнилов, сохраняя над собой контроль через правильное дыхание. – Вы должны нам немедленно открыть имя тайного благодетеля.

– Это невозможно, – усмехнулся молодой, но опытный риэлтер. – У меня подписан договор о конфиденциальности. А потом, договор с посредником был формальностью, так сказать, нашим внутренним делом. Наша работа хорошо оплачивалась, авансировалась. Поэтому нас не очень интересовали его паспортные данные...

Корнилов вышел на короткое время из кухни, а вернулся уже с удостоверением в руке. Агент Зайцев не испугался, а удивился.

– Не понимаю я вас совсем, – сказал он, переводя взгляд с Михаила на Аню и с Ани на Михаила. – Вам свалился на голову сказочный подарок. Подарок от друга, а не от врага...

– Вот в этом я как раз не уверен, – оборвал его следователь. – Послушайте меня внимательно, Денис. В настоящее время я занимаюсь делом, которое затрагивает достаточно состоятельных людей города. Я предполагаю, что этот коттедж в Озерках – скрытая взятка мне как должностному лицу. Дача взятки следователю – уголовное преступление, в котором вы можете фигурировать в качестве соучастника. Понимаете, к чему я веду?

– Понимаю, – вздохнул риэлтер. – Вернее, не очень. Раньше казнили гонцов, приносящих плохие вести, теперь, значит, до посланцев счастья добрались. Не забудьте Деда Мороза взять с поличным, если он вам сдуру подарок принесет. Я отсмотрел десяток объектов, сообщил их адреса посреднику. Неизвестный заказчик потом ездил сам. Ничего ему не нравилось. Посредник говорил, что ему хочется уже готовый коттедж, а не деревянную рухлядь. Но и не жлобские хоромы «новых русских». Если бы мне за каждый адрес не платили, я бы давно рукой махнул. А тут такая удача! Заказчик, главное, цену принял, не торгуясь! Когда такое было?

– В том-то и дело, – подхватил Михаил. – Разве это не подозрительно?

Денис Зайцев снова вздохнул. Достал блокнот, нашел нужную страницу и показал ее следователю.

– Вот его мобильный телефон. Зовут Иван Иванович. Попробуйте позвонить, хотя это бесполезно. Если люди платят такие деньги, не торгуясь, неужели они не могут обеспечить себе инкогнито? Я уверен, что и этот Иван Иванович не знает вашего благодетеля. Ничего вы не найдете и не докажете... Только я все равно не понимаю, зачем вам это надо?

Агент в поисках поддержки посмотрел на Аню. В глазах его была мольба: «Вступите в права владения собственностью! Примите в подарок тридцать соток земли в престижном месте и готовый кирпичный дом! Что вам стоит?»

– Нам надо поговорить, – сказала Аня мужу. – Денис, вы пейте пока кофе, не стесняйтесь...

В комнате произошел очень жесткий разговор двух людей, оказавшихся вдруг по разные стороны объекта недвижимости. Это даже походило на допрос, но вряд ли Корнилов на этот раз выступал в роли следователя.

– Тебе предлагали такую большую взятку? – сухо спросила Аня.

– Нет, пока только помощь и премии по окончании дела.

– Откуда же у тебя такие подозрения?

– Просто больше некому, кроме как...

– Ты имеешь в виду Горобца? – догадалась Аня. – Значит, жене Санчука тоже должны были принести договор о покупке собственности.

– Я все-таки старший, – неуверенно проговорил Корнилов.

– Тогда Санчук должен получить одноэтажный дом не в Озерках, а в Пупышево, например. Корнилов, мне кажется, что ты себя переоцениваешь. Это подарок мне, а ты просто по привычке видишь в обычной ветряной мельнице сторукого великана, в постоялом дворе замок злого волшебника, в стаде баранов сарацинское войско... А может, ты ревнуешь? Скажи честно...

– Ты догадываешься, кто и за что мог сделать тебе такой подарок? – Михаил попытался вернуть себе привычную роль.

– Дарить мне такой подарок не за что, – подумав, сказала Аня. – На земле есть только один человек, который может мне сделать такой подарок на свадьбу. Я его никогда не видела, я даже сомневалась в его существовании. Но если есть этот дом в Озерках, значит, и он есть, причем, он знает обо мне. По крайней мере, мои паспортные данные...

Глава 12

– Что с тобой, муженек? Возвращаешься домой вроде как пешком и притом еще еле ковыляешь; право, вид у тебя не как у губернатора, а словно ты уже отгубернаторствовал.


– Что ты пристал ко мне, Михась? – недоумевал оперативник Санчук. – Никакие агенты к нам не приходили. Кому я нужен, впрочем, как и моя жена. А к тебе приходили? Что предлагали? Китайские фены? Овощерезки? Никогда ничего не бери у торговых агентов. Я купил у них однажды говорящий будильник. Там китайская женщина каждый час говорит: «Два сиса ровно... Сри сиса ровно...» Легли мы спать, а эта зараза ночью тоже каждый час сообщает.

Я как стукнул по будильнику, а он, оказывается, для этого и предназначен – петухом запел. Стал я инструкцию к нему искать, не нашел.

В мусоропровод выкинул. Целый день из мусоропровода сигналы точного времени раздавались с китайским акцентом, и петух пел...

Напарники шли дворами от Московского проспекта. Серые стены бывших общежитий с новенькими оконными стеклопакетами были похожи на шахтеров с угольными лицами и белыми зубами.

– Хороший район достался Вальку, – сказал Коля Санчук о подполковнике Кудинове с траурными интонациями в голосе. – Фешенебельный, респектабельный... Вот что значит правильно выбрать жену. Я бы на месте Кудинова вообще от зарплаты отказывался в пользу подчиненных. Особенно тех, у кого бедные жены. Тебе бы, Михась, ничего не причиталось. Тебе вообще повезло: и красота, и наследство, и характер...

Корнилов чуть не ляпнул оперу, что кому-то как раз не посчастливилось по всем трем пунктам. Но недаром в отделе говорили, что они понимают друг друга без слов: Коля Санчук вдруг засопел обиженно и отвернулся от Михаила.

– Как там Аня маленькая поживает? – спросил Корнилов, умея вызывать у приятеля приступ хорошего настроения.

– Анютка в порядке, – действительно просиял Санчук, даже подпрыгнул, чтобы сорвать с нависшей над дорогой ветки случайный листочек. – К вам все в гости просится. Когда моя на нее кричит, Анютка отвечает, что уйдет к тете Ане с дядей Мишей, что они ее удочерят. Хотела вам тут звонить, говорит, поболтать с подружкой. Нашла тоже подружку!

– Перестань, – улыбнулся Михаил. – Подружки и есть. В чем же дело? Собрались на выходные и приехали все вместе.

Тут Михаил вспомнил, что у них неожиданно появился еще один дом и помрачнел в свою очередь.

– Не переживай – не приедем, – успокоил его Санчо.

– Попробуй не приехать, сами тогда нагрянем. Только я сейчас не о том... Горобца разрабатывать надо. Это факт. Но по первым двум делам надо работать совершенно отдельно, с третьим убийством никак не соотносясь. Правда, и твою «собачью» версию я бы пока отложил.

– Отложил? – изумился Санчук. – А ты знаешь, что Горобец в своем особняке держит двух бультерьеров, специально тренированных, между прочим?

– Ты хочешь сказать, что у нас в деле еще собака Баскервилей присутствует?

– Если не две. Ты подивись, Михась, какая тонкая партия может быть здесь разыграна. Муж и жена накануне развода и раздела бизнеса, который супруг считает единственно своим. Половинил он его из-за любви или по коммерческим, налоговым соображениям, это не так важно. Главное, отдавать неверной жене ничего не захотел. И вот ему пришла идея инсценировать все, выдать за работу маньяка. Может, книжку прочитал подходящую. Эту самую? Ну, ты говорил...

– «Легенда о Тиле Уленшпигеле»? – напомнил Михаил.

– Это там за шею щипчиками кусают? Значит, эту, – кивнул Санчук. – Вдруг ее при обыске у него обнаружим? Да еще подчеркнутую в нужном месте?

– Размечтался!

– Ты дальше слушай. Первая убитая была случайной жертвой. Выбрал поменьше ростом, чтобы бультерьера своего разогреть, пробудить у него инстинкт убийства. А вторую, Людмилу Синявину, уже с расчетом.

– Какой же тут расчет? Михалев из «Арлекина» прав: Интернет был забит и материалами, и фотографиями про супругов Горобец. Никакой сенсации в статье Синявиной уже не было, на ситуацию она никак не влияла.

– А я тебе вот что отвечу, Михась, – Санчук даже остановился, чтобы сделать театральную паузу. – Второе убийство было им уже запланировано. Потому как два убийства – не серия, а три – серия. Убивать опять первую попавшуюся? Вот тут ему в голову и приходит мысль пусть о небольшой, мелкой, но справедливости...

– Мелкая справедливость? Это ты хорошо придумал!

– Не перебивай, а слушай. Синявина, конечно, на дело не повлияла. Согласен. Но нахально влезла в чужую жизнь. Интернет Интернетом, а газетку все-таки почитывают, просматривают всякие там слои населения, а не только продвинутая молодежь. Так он Синявину и приговорил. Не исключаю, что свадьбу твою, а вернее, нашу, «ментовскую», он тоже в расчет взял. Менты заведутся, сгоряча наломают дров, ведь эмоции в этом деле плохие помощники. А тут и собачки эти бродячие очень кстати паслись. Хотя где сейчас в городе этих бездомных собак нет? А перевести стрелки с одной собаки на другую нетрудно. Шерсти клок, и готово. А бультерьеры бесшерстные, следов не оставляют.

– Послушай, Санчо, друг родной, – хлопнул его по плечу Корнилов, как бы выводя из мечтательного состояния, – ведь третье убийство явно отличается от предыдущих. Первые две девчонки лежат, как ангелочки, сжавшись, спрятав лицо, уткнувшись в землю. А Елена Горобец явно сопротивлялась, лягалась, у нее даже ребра сломаны. Видимо, пнули ее пару раз. Почерк совсем другой.

– О чем я тебе и толкую! – не сдавался Санчук. – Нельзя же натравить пса на его же хозяйку. Поэтому пришлось третье убийство совершать по-другому, банально, традиционно, при помощи киллера.

– Знаешь, как в газете «Арлекин» получают фотографии убитых девушек? Они даже не утруждаются у нас попросить, хотя мы бы им ничего не дали. Приходят к ним в редакцию студентки из театральных вузов, они их гримируют и фотографируют с красной краской, а если надо, то и с выступившими мозгами. Все просто. Обрати внимание, как они положили на фотографии свою поддельную Синявину. Раскинулась, ногу подогнула, будто дралась, а потом еще пыталась подняться...

– Ну?

– Точно в такой же позе была обнаружена Елена Горобец. Санчо, убийство Горобец было скопировано со второго по газетной информации. Понял?

– Понял, – кивнул головой Санчук, но не сдался. – А ты знаешь, что у Горобца было две собаки? Он их любил. А когда одна из них сделала свое дело, он ее убил.

– То есть? – теперь уже изумился Корнилов.

– Пропала у Горобца его вторая собака. Бело-розовый бультерьер, зовут Гринго, ошейник какой-то с прибамбасами.

– Откуда узнал?

– Прессу надо «желтую» читать, не брезговать, – посоветовал довольный Санчук. – Горобец объявление дал о пропаже собачки. А сам убрал исполнителя, киллера хвостатого. Боялся, что песик расколется. Где-то в Озерках его закопал...

– Почему в Озерках? – не понял Корнилов.

– Так у Горобца дом в Озерках. На берегу Суздальского озера. Не помню только, Большого или Среднего... Что ты встал, Михась? Мы уже, кажется, пришли. Какая там у нас записана квартира?

Спустя несколько минут они стояли на лестничной площадке перед красивой, обитой пластиком, дверью. На их звонок открылась дверь внутренняя, глазок загорелся электрическим светом. Глухой незнакомый голос спросил «Кто?», хотя изнутри глазок прикрыла чья-то тень.

– Мы к Валентину Петровичу, – сказал Санчук с улыбкой, глядя в глазок, как в объектив фотоаппарата.

Свет в стеклянном зрачке дрогнул и сменился тенью.

– А! Это хлопцы мои, – послышался тот же незнакомый голос.

Дверь открылась с едва слышным щелчком. После зябкого, влажного, зато свежего уличного воздуха, напарники почувствовали запах чужой семьи, где на основе домашнего тепла были замешаны кухонные пары, парфюмерные предпочтения, лекарственные ингаляции. В дверях стоял сам хозяин дома, их начальник – подполковник Кудинов. Горло его было плотно перевязано шарфом, волосы по-домашнему всклокочены.

– Заходите, заходите, – обрадовался хозяин, пихая дверь им навстречу, – если, конечно, не боитесь заразы. А если специально зашли, чтобы заразиться и сачкануть работу, тогда пошли на фиг.

Корнилов поморщился и посмотрел на Санчука, потому что уже знал ответ напарника.

– Зараза к заразе не пристанет, – брякнул оперативник и заговорил жизнерадостно, стараясь приободрить больного: – Правильно делаете, товарищ подполковник, что сначала палец к глазку приставляете и спрашиваете. Еще лучше картонку какую-нибудь повесить на двери...

– Не лаптем щи хлебаем, – в тон Санчуку ответил Кудинов, правда, чужим надтреснутым голосом. – В войнушку играть умеем. Ну, здорово. Близко ко мне не подходите. Вот поработал, называется, на даче. Кусты и деревья стриг, а потом холодной воды из ковшика напился. Как мальчишка... А с другой стороны, зачем тогда работать, потеть, если потом нельзя колодезной водицей насладиться вдоволь?.. Правильно я рассуждаю?

– Еще бы! – поддакнул Санчук. – Нет большего удовольствия, чем помучиться, попытать себя, а потом удовлетвориться. Тогда начинаешь понимать прелесть простой воды, хлебной горбушки, русской печки, куска мыла. Водица из колодца или родника лучше всяких американских газировок с красителем... Согласен, товарищ подполковник.

– Ледяная, ломозубая вода из своей земли, – присоединил свой голос Корнилов, – даже лучше водки.

– А вот тут я не согласен с тобой, Михаил, – возразил Кудинов. – Водка – это святое.

– И я тоже выражу сомнение, капитан Корнилов, – поддакнул начальству Санчук. – От водки горло еще ни у кого не болело. Кстати, вот тут вам гостинцы от нас, от всего отдела. Ребята все вам желают побыстрее выздоравливать...

Напарники стали выгружать из пакетов апельсины от оперов, лимоны от дознавателей, банку липового меда от дежурной части, пучок сухих трав от эксперта-криминалиста, наконец, бутылку водки от себя лично.

– Я бы уже назавтра вышел на работу, – развел руками Валентин Петрович, – если бы не Ася Марковна. Вызвала врачей, приковала меня к постели. Осложнение, говорит, осложнение... Давайте вам квартиру покажу.

Смотреть здесь было нечего. Квартира походила на современный салон... Но вот чего салон, сказать было сложно. Комнат было, кажется, пять или шесть. Везде царил светлый евро-ремонт с подвесными потолками, напольными покрытиями, со шкафами-купе. Везде было просторно, чисто и неуютно. Трудно было определить назначение комнат. В одной стоял диван, журнальный столик и домашний кинотеатр.

В другой – два кресла и музыкальный центр. Еще в одной толстая пальма, похожая на южную торговку, соседствовала с худеньким европейским торшером. Правда, в спальню Валентин Петрович подчиненных не повел.

– Я, кажется, понял сейчас, почему домашние животные начинают метить углы и грызть обои, – прошептал Санчук на ухо Михаилу. – Такая здесь стерильность, что так и хочется нагадить.

– Без легкого бардака человек жить не может, – ответил также тихо Корнилов. – Без бактерий он заболевает. Вот Валек и слег.

Но одна комната была почти жилой, здесь хоть что-то было человеческое. Например, большая волчья шкура, висевшая на стене. На ней старенький кинжал и потертая плетка. Плохая копия с кавказского пейзажа Лермонтова в простенькой рамке на противоположной стене. Но больше всего удивили Михаила высокие, до потолка, стеллажи с плотно стоявшими рядами книг. Они не только обступали половину комнаты по стене, но и пересекали ее поперек, как в библиотеке. Тут же стоял полустул, полустремянка.

– Разрешите, товарищ подполковник, – не сдержался Михаил.

Он пододвинул стул к одному из стеллажей и взобрался на самый верх. Под потолком он увидел знакомые имена: Шекспир, Сервантес, Диккенс... Корнилов потрогал корешки старых, доперестроечных, собраний сочинений. Полустертая золотая краска, трещинки на сгибах, чуть расплющенные снизу корешки. На противоположном стеллаже, как на другом краю пропасти, Михаил увидел знакомые суперобложки «Золотого фонда японской литературы», там же стояли Оэ Кэндзабуро, Абэ Кобо, Кайко Такэси и другие японские корифеи.

– Валентин Петрович, что я вижу? – спросил он удивленно. – Вы тоже читаете японцев?

– Нет, Миша, до японцев пока не добрался, – ответил снизу Кудинов. – Пока только их покупаю. Вот выкинут меня на пенсию, тогда буду по-настоящему самообразовываться. Крестьянствовать тоже буду, а не огородничать, как сейчас. Земля не может быть хобби, нельзя быть крестьянином только по выходным. Вот земля мне и отомстила ангиной. Что касается книг, то это у меня настоящая страсть. Влезет в голову, например, что нет до сих пор у меня дневников Пришвина. Поверишь, ночь не сплю, книгу в руки взять не могу. Никак не могу успокоиться. Полцарства за Пришвина! На следующий день с утра на книжный рынок или в «Старую книгу», созваниваюсь с книготорговцами...

А потом, когда куплю уже, полистаю денек, и на полку. Еще обожаю книги переставлять, как-нибудь на новый лад. Например, по географическому или историческому признаку, по жанрам, взаимовлияниям. Сижу себе в тишине, переставляю тома с сухой тряпочкой в руках. На каких-то авторах задерживаюсь, листаю, размышляю. Библиотека большая, про многие книги забываю, а тут их словно заново приобретаю, радуюсь, удивляюсь. За библиографическими редкостями, правда, я не гонюсь.

– Теперь будем знать, что дарить вам на день рождения, – сказал Санчук.

– Тут ты, Санчо, заблуждаешься, – возразил Корнилов, слезая со стула-стремянки. – Вряд ли мы сможем найти хорошую книгу, которой еще нет в этой библиотеке.

– Что вы! – воскликнул Кудинов. – Еще так далеко до успокоения. Вот, например, Япония. В один из вечеров обнаружил, что Страна Восходящего Солнца почти у меня не представлена. Вот и подкупил немного. А таких белых пятен в моей библиотеке очень много.

– А волчью шкуру вам подарили подчиненные? – спросил Санчук.

– Вот, Коля, и не угадал, – обрадовался Кудинов. – Сам подстрелил, там же, на Кавказе. Там, вообще-то, волки не очень большие, в наших лесах они здоровее. Но этот волк ничего себе, вожак, может. Или из наших краев забрел? Это все сувениры с Кавказа. Память, так сказать...

– Философ Ницше писал: «Идешь к женщине? Возьми с собой плетку!» – сказал с пафосом Санчук, указывая на висевшую на волчьей шкуре плетку.

Коле Санчуку давно хотелось изречь какую-нибудь мудрость, но не народную, а книжную, то есть, по теме. А тут так здорово получилось, словно меткая подпись под иллюстрацией.

– Сколько встречаю людей, никогда не читавших Ницше или ни черта в нем не разобравших, так все почему-то вспоминают именно эти слова из «Заратустры», – вдруг резко заговорил Михаил. – Сколько таких эрудитов! Тургенев – «Му-Му», Толстой – Каренина под паровозом, Репин – картина «Не ждали», Ницше – «Возьми плетку для женщин!» Санчо, со словами надо быть таким же осторожным, как с табельным оружием...

– А что я такого сказал? – обиделся Санчо. – Разве это не Ницше написал?

– Ницше, Ницше, – успокоил его Кудинов. – Я вот Коле, пожалуй, подарю «Так говорил Заратустра». У меня он в нескольких вариантах.

– Товарищ подполковник, – предупредил его Михаил, – не мечите перед кое-кем бисер. Он и трех страниц не одолеет...

– Одолею! – закричал Санчук. – Вот увидишь, одолею. Если ты хочешь знать, Корнилов, я даже Морьентеса читал и все понял. Ты сам вот Морьентеса читал?

– Какого Морьентеса? – Михаил посмотрел на Кудинова, но Валентин Петрович недоуменно пожал плечами. Такого автора он тоже не мог припомнить.

– Погодите! Не спорьте, – остановил он гостей. – Сейчас справимся в Литературной энциклопедии, благо она у меня внизу, среди справочной литературы. Моррисон, Моруа... Что-то я не нахожу ничего похожего... Это кто-то из современных испанцев? Я с ними плохо знаком, вернее, вообще...

– Вообще-то, я это имя где-то слышал, – сказал Корнилов, – причем, по телевизору...

– Нет, он давно жил, наверное, в семнадцатом или даже шестнадцатом веке, – сказал гордый своими познаниями Санчук, сумевший посрамить не только двух книголюбов, но и Литературную энциклопедию. – Жена с работы принесла. Говорит, так здорово пишет, что все понятно. Смотришь в оглавление: «Про женщин», читаешь умное про женщин. «Про глупость» – читаешь мудрые мысли про глупость. Я, например, все понял очень хорошо. Знаменитый такой философ, лысый, в кружевном воротничке.

– Постой, Коля, постой, – задумался Кудинов. – Как книга-то называлась, не помнишь?

– Отлично помню. Морьентес «Опыты»...

– Монтень! – вскричали одновременно и Кудинов, и Корнилов.

– Морьентес – это футболист такой, – добавил Михаил, хватаясь за книжный стеллаж, чтобы не упасть от смеха. – Вспомнил, он за «Барселону» играет. Монтень, это старшему лейтенанту Санчуку для повышения культурного уровня, был французом.

Валентин Петрович схватился за горло, пытаясь сдержать клокотавший там хохот, причинявший его гландам сильную боль. В этот момент дверь в комнату открылась, и в потоке евро-света появилась невысокая, полная женщина с темными волосами, коротко остриженными, с яркими, но не очень приятными чертами лица. Была она в черном кожаном пиджаке и короткой кожаной юбке, сильно растянутой по горизонтали.

– Это что такое?! – крикнула она вместо приветствия. – Марш в постель! Осложнения захотел? Этим-то хохотунам только того и надо. Заболевший начальник – второй отпуск...

– Надо это запомнить, – прошептал Санчо, собиратель пословиц и поговорок.

– Ася, я только ребятам открыл и библиотеку показал, – совсем осипшим голосом оправдывался Кудинов.

– Тебе сейчас только книжной пылью и дышать, – напор Кудиновой не ослабевал. – Быстро на диван, накрыться пледом, лежать, слушать новости с работы и молчать...

Три милиционера понуро поплелись в одну из комнат, как застуканные за курением первоклассники. Там Валентин Петрович принял позу поэта Некрасова на картине «Последние песни». Теперь вид у него был не только домашний, но и жалкий. Пока он управлялся с одеялом, Санчук тихо, но строго сказал Михаилу:

– Тургенев – не только «Му-Му», а еще и «Ася».

– Докладывайте, – не приказал, а попросил одомашненный начальник.

Корнилов и Санчук продолжили спор, начатый на улице, но более обстоятельно, изредка прерываясь на выслушивание замечаний Кудинова. Но не дошли они еще и до визита Корнилова в еженедельник «Арлекин», как из соседней комнаты донеслась рекламная какофония включенного телевизора, которую покрыл строгий голос Аси Марковны:

– Валико, подойди ко мне на пару слов.

Валентин Петрович вскочил с кровати и поспешил на голос жены, пасуя самому себе шлепанцы, чтобы попасть в них на ходу. Корнилов с Санчуком переглянулись, и это общее недоумение их слегка примирило. Когда Кудинов опять принял некрасовскую позу, они уже позабыли свои философские разногласия на почве Ницше и Монтеня. Докладчикам пришлось несколько вернуться назад, чтобы восстановить последовательность событий. Но не прошло и пяти минут, как раздался тот же голос:

– Валико, принеси мне, пожалуйста, чайку крепенького и парочку твоих пирожков с сыром.

Опять напарники наблюдали быстрый старт их начальника, несмотря на упор в мягкие подушки вместо жестких легкоатлетических колодок. На лбу Валентина Петровича выступила легкая испарина, дыхание заметно участилось.

– Может, это специально так, – прошептал Санчук, – чтобы лучше пропотеть?

– Не знаю, – отозвался Михаил, – но, кажется мне, что та плетка на стене – не Валентина Петровича.

– А, может, она как раз «его», но в другом смысле, – предположил Коля. – Асе Марковне очень идет черная кожаная одежда. Немного даже стройнит...

– Стой, стой, стой, – попридержал его Корнилов. – Давай лучше остановимся на первом твоем варианте. И вообще поговорим лучше о предполагаемом убийце...

Раскрасневшийся Кудинов опять залез под одеяло, подтянул к груди худые даже под толстым пледом колени, поправил сбившийся на шее шарф.

– Ася Марковна очень любит мои сырные булочки, – сказал он с ударением на жене, а не на булочках. – В Чечне научился их печь, теперь вот совершенствуюсь.

За стенкой к телевизионным шумам опять прибавился голос госпожи Кудиновой. Валентин Петрович подался вперед, но, расслышав в голосе жены телефонные интонации, повалился опять на подушки. На протяжении всего доклада Михаила не оставляло ощущение, что Кудинов прислушивается не к их спору с Санчуком, не к деталям оперативно-следственной работы, а к голосу Аси Марковны.

– Валико, проводи меня...

Кудинов с собачьей готовностью выскочил в коридор, вернулся грустный и растроганный.

– Вот так всегда. Прибежит, сразу за телефон, толком не покушает, и опять на работу. Только глядя на Асю Марковну, я научился уважать нашего коммерсанта. А ведь мы до сих пор к нему предвзято относимся. Вот, скажем, подозреваемый вами Горобец...

После ухода жены Валентин Петрович несколько повеселел, слушал подчиненных с интересом, встревал по существу, попытался их напоить чаем, угостить сырными лепешками, но Корнилов с Санчуком не стали утруждать больного. На прощание он подарил Санчуку «Заратустру», а Корнилову сказал:

– Очень рад, что в рядах милиции стали появляться люди начитанные, знающие, что кроме Уголовного кодекса есть и другие книги.

– Поправляйтесь быстрее, товарищ подполковник, – пожелал начальнику Коля Санчук, – снимайте поскорее свою повязку, а то кажется, что вас тоже за шею кто-то покусал...

– Кажется, я неудачно пошутил по поводу шеи, – неуверенно сказал Санчо на лестничной площадке. – А Марьентес, между прочим, не за «Барселону», а за «Реал» играет.

* * *

Помню ли я себя человеком? Это и есть самый проклятый для меня вопрос. Вот что хочется мне большего всего забыть, вот что хотелось бы мне уничтожить. Выгрызть память о себе-человеке, как торчащую из лапы глубокую занозу. С каким бы удовольствием я вонзил клыки в мягкую шею этой бабе, которую древние греки прозвали Мнемозиной! Говорят, она всегда ходит со своими восемью сестрами. Но разве меня это остановит?

Я помню все человеческое, что ел, пил, с кем разговаривал. Даже пошлую книжонку о ставропольской казачке. Самая лучшая в ней сцена одновременно и самая омерзительная. Влюбленная парочка, жрущая в постели, и опять совокупляющаяся среди колючих хлебных крошек... Когда я нахожу свое человеческое тело в постели, я стряхиваю с простыни сосновые иголки, разделенные пополам листики черники, твердую ягоду толокнянки.

В отчаянии я хватаю зубами свое слабое, человеческое запястье. Но во рту у меня уже тупые зубки, мнущие плоть, причиняющие боль, но не дающие облегчения пролитой кровью... Нет, когда я бегу, я чувствую, что человечья память отстает. Я слышу ее собачий лай, свора фактов, образов, чувств, ощущений мчится за мной вдогонку. Но разве им настигнуть меня? Я бы ушел в несколько прыжков, если бы они, одинокие, неприкаянные, не попадались на моем пути. С волосами, прикрывающими шею, будто это сможет их защитить. С таким слабым доспехом они зачем-то выходят в ночь, пересекают мой путь, лезут в мою дикую душу, выдают меня погоне... Тогда я убиваю...

Глава 13

– Волшебники меня преследовали, волшебники меня преследуют, и будут меня волшебники преследовать, пока не сбросят и меня, и смелые мои рыцарские подвиги в глубокую пучину забвения, и ранят они меня и наносят удары в самые чувствительные места, ибо отнять у странствующего рыцаря его даму – это все равно что лишить его зрения, отнять у него солнечный свет, лишить его пропитания.


У Ани не было ни опыта, ни технических, ни материальных средств для настоящего журналистского расследования. Специальный фонд «Арлекина», о котором говорил Костя Михалев, оказался просто повышенным гонораром за публикацию. А покупка информации, например, требовала денег вперед. Воровать ее у мужа Аня не могла. Залезть в чужой блокнот, вытащить из папки документ было для нее столь же немыслимо, как вытащить кошелек у прохожего или спереть банку консервов в супермаркете.

В последнее время даже поговорить с мужем обстоятельно ей не удавалось. Михаил приходил с работы поздно, разговаривал урывками. Он напоминал Ане собаку из рассказа Сетона-Томпсона, которая прибегала к хозяину только поесть, поспать, а потом уносилась в ночные прерии, полные звуков, запахов, гонялась за койотами, лисицами, распутывала по следам захватывающие сюжеты из дикой жизни американских степей. Так и Михаил ел торопливо, кивал Ане головой, пока она сообщала ему мелкие домашние подробности, до упора заводил старенький, но надежный будильник, будто пытался сжать время для сна, как часовую пружину. А рано утром стремительно распрямлялся, как эта самая пружина, делал зарядку из двенадцати странных упражнений, пока сонная Аня, глядя на мир слипающимися глазами, готовила ему завтрак.

Он убегал в свои волчьи прерии, Аня, наконец, отпускала веки и шла в комнату на ощупь, как слепая. Когда угол кровати мягко тыкался ей в ногу, она падала в теплую постель, как бы возвращаясь в свое на время оставленное, продолжавшее блаженствовать без нее тело. Потом она раскидывалась, занимая все пружинно-матрасное пространство, но, только попробовав постельного простора, опять сворачивалась калачиком в ожидании нежного утреннего сна. Ей казалось, что за это она сейчас может отдать все на свете. Но сон вдруг куда-то отлетал, словно потревоженная птица. Вместо сна к ней на подушку спускались тревожные мысли, мучительные сомнения. Диван терял устойчивость, а вслед за ним квартира дом, весь мир повисали над пропастью неопределенности, неясности. Сна больше не было, потому что не может спать потерявшее опору в пространстве тело.

Аня начинала думать, вернее, мучиться мыслями о Людмиле Синявиной, о Михаиле, о неизвестном своем благодетеле. Она смотрела в полоток, а ее растревоженное воображение прогоняло перед ней тревожные слайды.

Тогда она вставала, стараясь внушить себе бодрое состояние духа. Вместо зарядки она кривлялась, передразнивая упражнения мужа. Пародия постепенно перерастала в какой-то бешеный сарацино-испанский танец. Переводила дыхание Аня уже под контрастным душем. Тело постепенно успокаивалось, зато мысль ее бежала как бы по чистому листу бумаги. Когда же она включала компьютер, выходила в Word, оставалась почти редакторская работа над текстом.

В первой статье она довольно бойко изложила фактическую сторону дела. Последовательно рассказала читателям об известных деталях трех убийств. Ничего нового в этом не было, но в самом конце публикации Аня оговорилась, что автор располагает новыми подробностями, которые будут изложены в следующем номере. Под материалом стояла подпись: «Пульхерия Серебряная».

Пульхерия не обманула ожидания читателей «желтой» прессы, и в очередном «Арлекине» под рубрикой «Наше собственное расследование» была помещена ее статья, в которой пересказывалось содержание предыдущей, но концовка опять содержала туманный намек. Серебряная утверждала, что Елена Горобец умерла не сразу и успела оставить на асфальте короткую надпись (Костя Михалев, редактируя материал, вставил эффектное «используя собственную кровь вместо чернил, а ноготь указательного пальца как перо»). Предположительно надпись намекает на убийцу Елены. В данный момент Пульхерия Серебряная занимается ее расшифровкой и продолжает расследование. Кроме традиционного «Продолжение следует» и «Следите за нашими публикациями», была еще грозная приписка: «Наказание преступника неотвратимо».

Аня только что прочитала детектив какого-то испанца с трудной двойной фамилией, долго плевалась, швыряла книжку в стену, даже пинала ее ногами. Но кое-что из нее позаимствовала, то есть, подтвердила слова своего школьного учителя по литературе, надо сказать, большого чудака: «Читайте больше! Читайте всегда! Читайте даже надписи на заборах, если читать нечего. Читать можно и нужно все... Но только не забудьте выбрать способ в зависимости от цели чтения. Существуют следующие цели и способы чтения. Записывайте...»

Испанский детектив все-таки пригодился, хотя Аня читала его без всякой цели и способом самым простым: лежа на кровати. Именно испанец со сложной двойной фамилией надоумил Пульхерию Серебряную соврать про надпись на асфальте. Воровать Аня не могла, врать не любила, но эта ложь была тактической, охотничьей, деревянной уточкой, серебристой блесной, бузиновым манком.

Поначалу Аня просто не знала, о чем ей писать. Она тянула время, используя намеки, отсылая читателя к следующему материалу. Но постепенно эта игра захватила ее. Она становилась таким же охотником, как и ее муж-следователь. Только его интересовали факты и улики, то есть грубая вещественность. Аня же работала с более тонкой материей – фантазией, вымыслом. Но цель у них была одна: выйти на убийцу или убийц.

Аня так увлеклась этой игрой, что через некоторое время заметила, что уже не выделяет убийство Людмилы Синявиной из кровавой цепочки, что в расследовании этих преступлений она руководствуется уже не чувством вины и не желанием отомстить. Аней двигали совсем иные, прежде незнакомые ей мотивы. Она словно почувствовала тот же «зов прерий», что и муж-следователь, но только бежала туда по другим тропинкам и не мчалась азартно по чужому следу, заходясь от восторга погони, а сама спасалась бегством, петляя, обманывая, вслушиваясь в ночные звуки позади себя.

В это утро Аня доехала на метро до Озерков. Станцию метро, вестибюль, торговые павильоны она рассматривала заинтересованно, уже примеряя на себя роль местной обитательницы. Хотя Аня перед выездом изучала карту, ей пришлось спросить про Выборгское шоссе у прохожих. Пожилой мужчина махнул рукой в нужную ей сторону. Словно по мановению его руки над отъезжавшим от остановки трамваем вспыхнула искра. Трамвайная остановка на Выборгском шоссе ей и была нужна.

Аня осмотрелась. Около тротуара стояли всякие машины, но белой «восьмерки» даже ее близорукие глаза не видели. Молодой парень, видно, в ожидании трамвая остановился недалеко от Ани и закурил.

Агент Зайцев опаздывал. Перед Аней лежал район Суздальских озер. Модное дачное место в начале двадцатого века. Земельные ломти участков, шлагбаумы, заборы, рестораны, купальни, лодочки, зонтики. Простая пошлость человеческой жизни и отдыха. Впрочем, все это описал и обессмертил Александр Блок.

По вечерам над ресторанами

Горячий воздух дик и глух...

Была простая пошлятина, пришел поэт, и пошлость стала «таинственной». Какой-то дотошный современный исследователь «опознал» блоковскую «Незнакомку». Фамилия, имя, отчество, год рождения, краткая биография, пропорции 90-60-90, род занятий... Таинственность опять исчезла.

В конце двадцатого века район Озерков опять вошел в моду. Как рассказывал Михаил, агенты недвижимости, словно диверсанты в тылу врага, высадились на берегу Суздальских озер. Залаяли собаки, застучали в калитки незваные гости, столбы и заборы покрылись заусенцами объявлений. Прозрачное с поздней осени до весны пространство стало наглухо закладываться кирпичными заборами. В Суздальских озерах впервые отразились вторые, третьи коттеджные этажи и даже башенки. Вспыхнули первые пожары, в которых горели пенсионеры-домовладельцы. К районным нотариусам потянулись странные группы из шустрых зверьков-риэлтеров, вальяжных, упитанных молодых людей и кое-как причесанных и парфюмированных алкашей – сыновей и внуков тех самых сгоревших пенсионеров.

Это было похоже на войну домов, вернее на избиение младенцев-стариков. Огромные кирпичные слоны-дворцы топтали ряды деревянных хижин. Ломались копья штакетника, разбивались дощатые латы, падали на землю рубероидные шлемы. И, как из-под земли, появлялись новые неведомые животные с металлическими щитами-воротами, коваными стрелами изгородей, стремительными колесницами дорогих автомобилей.

Пошлость, как обычно, победила. Но она была уже не таинственная, а, по мнению Михаила, преступная, криминальная пошлость.

Что-то похожее промелькнула в Аниной голове, пока она ждала агента Зайцева, смотрела на зеленый остров Озерков среди новостроек и автомобильных трасс. Аня думала об этом спокойно, без эмоций. Все это было уже историей, такой же, например, как строительство Санкт-Петербурга на финских болотах. Невозможно же идти сейчас по его набережным, мостам и мучиться сознанием того, что идешь по костям бесправных, крепостных людей. Никто не содрогается, ни у кого кровь или пепел не стучит в сердце на месте гибели царя Александра Освободителя, казни декабристов, расстрела демонстраций. Кошмар, конечно, ужас и все такое. Но смертельной бледности в лицах нет, в обморок никто не падает, слез не проливает. История... Вот только Пушкина Ане всегда было жалко, как своего близкого, родного. Она плакала потихонечку и на месте дуэли поэта, и на Мойке, 12, и даже в Михайловском, в Пушкиногорье.

Вот и сейчас у Ани будто дыхание перехватило, словно глотнула чужого табачного дыма. Так и есть, легкий ветерок вдоль Выборгского шоссе исподтишка обдувал ее сигаретными выхлопами от молодого человека, курившего в отдалении. Аня посмотрела на него недовольно, но тот даже не обращал на Аню внимания, хотя такое случалось редко. У парня была обычная внешность – полноватый, светловолосый, с какой-то лавочно-купеческой челочкой. Прическа его не понравилась Ане, пожалуй, больше всего, хотя сама она уже несколько лет носила именно челку.

В этот момент зазвонил мобильник. Агент Зайцев спрашивал, скоро ли она подойдет, он ждет ее уже минут пятнадцать в условленном месте. Эта была явная ложь, потому что белая «восьмерка» появилась в ряду припаркованных машин только минуты две назад. Но Аня не любила изобличать людей, к тому же у нее была женская льгота на опоздания.

Садясь в машину Дениса Зайцева, она обратила внимание, как засуетился парень возле трамвайной остановки. Он зачем-то перешел через дорогу, разговаривая с кем-то по мобильнику, нервно забегал по тротуару. Впрочем, это было уже неинтересно. Ее ждал собственный дом, настоящий, с крышами, подвалом, забором, а не условная бетонная клеточка, спокойно преодолеваемая соседским стуком, смехом, музыкой. Да и вообще растиражированность собственного жилья в десяти подъездах на девяти этажах, словно возможность копирования, пародирования собственной жизни, Аню угнетала.

– Хочу выразить вам, Анна Алексеевна, свое уважение, – сказал ей сладким голосом агент Зайцев сразу после приветствия, называя ее по имени-отчеству, хотя был года на три-четыре старше. – Проявили самостоятельность, показали независимость, а ведь у вас такой строгий супруг.

– Это вы насчет сегодняшнего просмотра? – усмехнулась Аня. – Вы еще скажите, Денис, что я большой оригинал: не отказываюсь от подарка в сто тысяч долларов... Что вы усмехаетесь? Неужели больше?

Они ехали по дороге среди деревьев, заборов, другого загородного антуража. Это был не Петербург в Петербурге, то, о чем областная провинциалка Аня всегда мечтала. Это было почти возвращение в детский рай, но только повзрослевший, возмужавший за время ее отсутствия. Уже по дороге Аня приняла решение, что согласится на любую хибарку, на клочок земли, чтобы ходить за хлебом мимо озера, читать книгу под своей рябинкой.

Слева за деревьями и домами, по словам Дениса, шла железнодорожная ветка, справа само себя выдавало отраженным солнечным блеском Верхнее Суздальское озеро, хотя на карте оно было внизу.

– Вон там районная баня, рабочая, не рабочая, не знаю, – говорил Зайцев, кивая головой то в одну, то в другую сторону. – Вам она, правда, вряд ли понадобится. У вас замечательная банька на участке. Просто игрушка! А в доме ванная комната и душевая кабинка отдельно. Собственная мини-котельная. Хоть сейчас начинайте отопительный сезон! Прелесть! Справа лодочная станция с причалом. Зимой тут клуб моржей. С мостков купаются в проруби. Вы, Анна Алексеевна, не морж, в смысле, не моржиха?

– Нет, я предпочитаю контрастный эффект, – ответила Аня.

– Контрастов здесь сколько хотите, – подхватил Денис. – Еще можно встретить ветхую избушку рядом с элитным особняком. Хотя все реже и реже. Вон там, на озере, строили объект к олимпийским играм. Взрослым или детским, не припомню. Кажется, кто-то его купил, будет теперь себе бордель возводить... Впрочем, не знаю, – чего-то испугался Зайцев. – Может, и ресторанчик откроет или боулинг. Врать не буду... Там впереди стадиончик, правда, не ахти какой, немного запущенный, заросший. Здесь улица Кольцова заканчивается, а нам вот сюда, налево.

Машина свернула на короткий отрезок грунтовой дороги, нырнула пару раз в яму и остановилась в тупике. Правда, пешеходы могли продолжить путь по узкой тропинке, ведущей к деревянным мосткам под арку из густых веток.

– Это к железной дороге, – пояснил агент.

Слева от тропинки виднелся добротный синий домик за деревянным забором. Ане он очень понравился. Ее родители в своем захолустном поселке не могли о таком даже мечтать.

– Анна Алексеевна, куда вы? – окликнул ее Зайцев. – Мы потом прогуляемся по окрестностям, к железной дороге выйдем. Давайте сначала ваш дом осмотрим, территорию.

Аня хотела сказать, что к дому она и направлялась, но увидела, что Денис уверенно подошел к металлическим воротам и калитке в высоком кирпичном заборе и теребит кнопку переговорного устройства. Аня даже не подумала, что за этим забором может быть доступная ей территория, не говоря уже о собственном доме.

– Агентство недвижимости «Львиный мостик», – сказал кому-то невидимому Зайцев, – просмотр с хозяйкой без двух минут.

Позавидовав умению Дениса свободно общаться с косноязычными домофонами, Аня вошла в открывшуюся калитку.

– Вы перешли через важную границу своей жизни, – прокомментировал ее шаги Денис. – Вы вошли в свои владения, как королева в свой наследный замок.

Первое, что увидела Аня, был старый, коренастый дуб, растопыривший ветки над дорожкой.

– Дерево можно спилить, – подсказал агент.

– Только через мой труп, – отрезала Аня.

– Это уже речь не гражданина, но собственника, – обрадовался Денис. – А вот, собственно, и дом.

Перед Аней был аккуратный кирпичный дом в два этажа с покатой финской крышей. Он был сделан до того добротно и аккуратно, будто хозяин собирал его по кирпичику, неторопливо, с паузами, чтобы отойти, посмотреть на дело своих рук со стороны и улыбнуться довольно.

На втором этаже была открытая веранда под черепичным козырьком. Аня смотрела вверх, когда открылась дверь в доме. Аня даже вздрогнула и посмотрела на Зайцева.

– Охранник, – пояснил тот с готовностью. – А что вы думали? Объект готов к эксплуатации. Сантехника, электроприборы, вообще, все остальное. Въезжайте хоть сегодня...

Мужчина в камуфляже, появившийся в дверях, был обрадован появлению людей, но расстроен приходом потенциальных покупателей. Ему, конечно, не хотелось терять такое комфортное место дежурства, да еще накануне зимы.

Аня медленно обошла дом вокруг, за нею верным пажом вышагивал Денис Зайцев. Когда они появились у входа с другой стороны, охранник все так же стоял на крыльце и растерянно улыбался.

– Заходите же, – пригласил он хозяйку.

Внутри Аня оживилась. Она бегала по светлым комнатам, насквозь пронизанным солнечным светом, хлопала дверьми, взбегала по винтовой лестнице, включала воду в ванной, на кухне. Щелкала кнопками выключателей, вентиляции, вытяжки. Хотела даже растопить камин в гостиной на первом этаже, но одумалась. Вспомнила, что ли, дом с камином художника Лонгина в Комарово?

– Ничего, ничего, я потом все вырублю, – говорил охранник, следуя за ними, кивая на суетливую собственницу и подмигивая Денису Зайцеву. – Пробуйте, пробуйте. Все рабочее...

Огороженный земельный участок был в виде буквы «г», которую кантанули пару раз, да так и оставили ножкой вверх. Дом, банька, хозяйственная пристройка, гараж и старый дуб располагались в горизонтали. Вертикальная «ножка» представляла собой ровную, зеленую полянку, в конце которой, у забора, была небольшая рощица из молодых березок, осин, рябиновых и бузиновых кустов.

– Свой собственный лес, – вздохнул Денис, видимо, обычный сапожник без сапог.

– С волками? – спросила Аня в шутку.

– Насчет волков не скажу, – совершенно серьезно ответил охранник, – но пару боровичков мой напарник в прошлом году там нашел.

– Грибы – это уже серьезно. – С грибным царством Аня становилась не просто королевой, а императрицей.

– Вы баньку посмотрите, – посоветовал охранник. – Можете даже попариться. Дрова имеются, я мигом растоплю.

Аня отказалась от бани в смысле помывки, но посмотреть все-таки решила. Банька была игрушечной, собранная из бревнышек сказочного леса. С крепкими, богатырскими скамьями, деревянными ковшиками-птицами, с каменкой. По всему было видно, что банька хоть и маленькая, но жаркая, крепкая, здоровая.

Охранник хвалил ее от души, показывал достоинства печки, движение пара и воды. Но, оказавшись в парилке вместе с молодой женщиной, хотя и одетой, застеснялся, как ребенок, скомкал экскурсию, заторопил всех в гараж и сарайчик.

– Денис, мне надо с вами серьезно поговорить, – сказала на ходу Аня. – По поводу моего неизвестного благодетеля. Я не могу и не хочу угрожать вам, как мой муж. Это у него, наверное, профессиональное. Но у меня другая версия. Взятка – это глупость. Я вообще-то верю вам, думаю, что вы сказали правду. Действительно, человек, заплативший такие деньги, запросто найдет способ остаться для нас неизвестным. Но, с другой стороны, я же его все равно рано или поздно найду. Что это вообще за глупости такие? Неужели он не хочет встретиться со своей дочерью?

– Так это ваш отец! – несколько дежурно, но все-таки удивился Денис.

Ему по службе приходилось видеть разную изнанку семейных отношений вокруг собственности. Были тут и итальянские вендетты, и бразильские сериалы. Удивить его было сложно. Но если дело купли-продажи требовало от него лирического вклада, он мог и всплакнуть под старым дубом, и возмутиться на балконе, и восхититься в бане.

– И вы его никогда не видели? – спросил он удачно дрогнувшим голосом. – Вот как бывает в жизни! Анна Алексеевна, с радостью бы помог вам, все душой на вашей стороне. Но все, что знал, рассказал вашему мужу-следователю. Вообще, не загружать себя лишней информацией – это профессиональное. По истории продажи этого дома и земли можете задавать мне любые вопросы, но всякие побочные линии я умышленно не замечаю, если хотите, даже отворачиваюсь от них. Сами понимаете, недвижимость со всяким может быть связана. Особенно, в Озерках... Простите, у вас, то есть, у вашего нового дома на улице Кольцова, с документами совершенная чистота и прозрачность. Но, Анна Алексеевна, раз ваш отец делает вам такие подарки, значит, он любит вас, и все у вас будет хорошо...

– А я, кажется, видел его, – неожиданно сказал охранник, – то есть папу вашего. Он как-то приезжал в сумерках. С охраной, с помощником, все чин чинарем. Если только это тот, конечно. Но кто-то приезжал, сам смотрел мало, в основном, его помощник и еще шустрый какой-то Леня...

– Это посредник, – догадался Денис.

– Посмотрели все, строителям дали нагоняй и уехали. Так-то мы с ними не общаемся. Деньги мы получаем в своем охранном агентстве. С ними, как я для себя это понимаю, заказчики рассчитываются.

– А телефона у вас нет? – с надеждой спросила Аня.

– Есть телефон, – вспомнил охранник. —

У нас в журнале записан.

Они быстро прошли в дом, вернее, в единственную обжитую охранниками комнатку на первом этаже. Довольный своей помощью, охранник полистал журнал и ткнул пальцем в размашисто записанный номер.

– Так этот я знаю, – разочарованно вздохнул Денис Зайцев. – Этот я вашему мужу диктовал.

В этот момент охранник посмотрел на экран маленького черно-белого телевизора. Там была видна белая «восьмерка» Дениса и кусок серой дороги. Картинка своей неподвижностью была похожа на заставку старого, советских времен, телевидения. Неожиданно она ожила. Черный «Мерседес», даже в этом блеклом свете выглядевший несколько высокомерно по отношению и к машине Зайцева, и к неровной дороге, остановился напротив ворот.

Все трое, находившиеся перед экраном, замерли в ожидании. Задняя дверь «Мерседеса» открылась, и показался высокий, широкоплечий мужчина. Атлет открыл дверь перед собой и выпустил из машины человека, насколько можно было судить по мелкому черно-белому изображению, немолодого, с аккуратно уложенной волнистой сединой.

– Вот он и есть! – воскликнул охранник, которому было привычно расшифровывать неясные силуэты на экране. – Он и приезжал тогда!

Аня бросилась к воротам. Но охранник и Денис уже видели на экране, как пожилой мужчина отдал своему спутнику какую-то резкую команду. Оба быстро сели в машину. «Мерседес» крутанулся почти на месте. Казалось, черный пес старается ухватить зубами свой собственный хвост. Потом автомобиль присел уже по-кошачьи и выпрыгнул за пределы экрана. Затем они увидели выбежавшую девушку, которая что-то крикнула, замахала руками да так и осталась стоять в растерянности посреди дороги, со вскинутыми беспомощно руками.

Глава 14

– ...Дульсинея – знатного и благородного происхождения, удел же ее, разумеется, не уступит жребию многочисленных старинных и весьма почтенных дворянских родов Тобосо, ибо только благодаря несравненной Дульсинее град сей и станет знаменит и прославится в веках, подобно как Трою прославила Елена, а Испанию – Кава, только слава Дульсинеи будет громче и доброкачественнее.


Если правда, что преступники всегда возвращаются на место своих злодеяний, то на какое из трех должен вернуться убийца? Аня попыталась размышлять логически. Первая девушка была убита в глухом районе новостроек, довольно далеко от метро. Елена Горобец – ближе к центру, среди элитных домов, бутиков и консульств. Удобней всего было добираться до ресторана «Идальго», где была убита Люда Синявина. Ну и пусть Аня там уже была. В прошлый раз она ничего толком не осмотрела. Все испортили эти собачники...

Тут Аня вспомнила палевую морду с черными, молящими о понимании, глазами. Всплывая в памяти, морда поворачивалась, как компасная стрелка, и смотрела куда-то за гаражи.

Вдоль Аниного дома в обычном установленном за долгое время порядке стояли машины жильцов. За каждым негласно было закреплено его место. Аня даже начала придумывать детскую считалочку про припаркованные у их дома автомобили.

Синяя «нива»,

Красная «девятка»,

«Опель» красивый,

«ВАЗ», разбитый всмятку...

Она бы придумала и продолжение, но машины от второго подъезда уезжали на работу значительно раньше, чем Аня выходила на улицу. А так хотелось дойти считалочкой до собственного «Фольксвагена». К тому же продолжение было с интригой.

«Фольксваген» родной,

«Вольво» б... одной...

Сплетничать, конечно, нехорошо. Но что ни сделаешь ради красного словца, да еще зарифмованного! На этот раз она заметила на том месте, которое с утра привыкла видеть пустым, «десятую» или «пятнадцатую» модель «Жигулей». В отечественных марках Аня не особенно разбиралась, впрочем, как и в импортных.

В машине был водитель. Аня мельком взглянула на него и пошла дальше, сочиняя на ходу авто-считалочку.

«Жигули» «пятнаха»,

А в «пятнахе» ряха...

Нет, эта «неавтомобильная» строка совершенно не годилась. Она разрушала всю идею. Но «ряха» со светлой челочкой была ей знакома. Кажется, она видела похожего парня на трамвайной остановке в Озерках. С другой стороны, сейчас встречается столько однотипных физиономий, что запросто можно ошибиться.

Маршрутка с тем же самым водителем довезла Аню до «Идальго». Она запомнила не затылок водителя, а игрушку, бившуюся хвостом и лапами о лобовое стекло. Серый волчонок с неестественно большими ступнями ярко красного цвета весело подмигнул ей стеклянным глазом на прощанье.

Вдруг захотелось есть, причем, золотой испанской паэльи, которую она так и не попробовала на собственной свадьбе. Просто забыла за всей этой суетой, завозилась, заболталась с этим... как его?.. женихом. И вот теперь из желтой рисовой каши на Аню смотрели насмешливо черные глазки креветок, а мидии и вовсе смеялись над ней, широко открыв рты-раковины. Ноги, как у деревянного человечка, который выбирал между школой и кукольным театром, сами свернули в нужную сторону. Но Аня вдруг вспомнила, что сказка про волшебное колечко, сундучок, щучку, скатерть и прочую халяву уже кончилась. Мидии не только смеются над ней, но еще и больно кусаются не столько ртами-раковинами, сколько ценами на свежие морепродукты.

Тем более, надо срочно оформлять документы, подписывать все бумаги. Денис говорит, что вся его работа до последней печати, до последнего росчерка чиновничьего пера уже оплачена. Даже срочность неизвестным благодетелем была профинансирована. Оставалось убедить Михаила, дать «добро» Зайцеву и въезжать в новый дом. Старую (еще и четырех месяцев не прошло с новоселья!) квартиру можно выгодно, не спеша, продать. И опять наступят хорошие времена.

А там Аня устроится на работу к Ольге Владимировне, научится делать эти вонючие деньги. Ой, этого она не говорила! Денежки любят не только счет, где-то читала Аня, но и уважительное отношение, кошелек из натуральной кожи, отделение в зависимости от номинала, неторопливое вынимание рукой и разжимание пальцев с видимой неохотой. Может, массаж им еще сделать с контрастным душем, купюру противоположного пола к ним положить – белорусских «зайчиков» например, – чтобы они полюбили Аню и зачастили к ней в гости со всей своей родней?

Сегодня был день выхода еженедельника «Арлекин». Аня подошла к столу, где продавалась пресса всех цветов радуги. Всякий раз ей приходилось преодолевать себя, чтобы купить обыкновенный номер газеты. Ане казалось, что продавцы ехидно смотрят на очередного покупателя «желтого» издания, хихикают и показывают ей вслед пальцами. Умом она понимала, что прессы другого цвета на лотках уже почти не осталось, а презирать каждого своего покупателя невозможно – презрения не хватит. Но неизменно рядом с продавцом газет оказывался созданный ею фантом, который ухмылялся и шептал ей на ухо, когда она протягивала руку с монетами:

– И ты, Брут с высшим гуманитарным образованием, уже разучился читать?

На обложке сегодняшнего номера, как назло, две обнаженные девицы тянулись друг к другу через Неву, наступая коленками на мост лейтенанта Шмидта. Чувствуя, что краснеет, Аня поспешно сунула злосчастную газету в сумочку и поспешила подальше от места своего мнимого позора.

Газету она развернула за гаражами, предварительно оглядевшись по сторонам. Третья статья под рубрикой «Наше собственное расследование» Пульхерии Серебряной занимала колонку на второй полосе. Главный редактор попросил Аню написать про серийного маньяка, Костя Михалев посоветовал рассказать об оборотнях в городских джунглях, а сама она хотела забросить последнюю наживку, прозрачно намекнув, что знает убийцу Елены Горобец. Скомпоновав все это под одним заголовком, Аня получила ту самую испанскую паэлью в качестве жанра публицистики. Самой ей было стыдно подписаться под такой откровенной дребеденью, но для Пульхерии Серебряной это годилось вполне. Самое главное, что в материале были следующие слова, нелепые по форме, похожие на дневниковые откровения девочки-подростка, но нужные по игре: «У меня еще нет доказательств, но это дело времени. Главное, я знаю, что убивал именно ты. Ты еще пытаешься играть свою роль, но не замечаешь, что маска давно сползла, что ты стал узнаваем. Пока это вижу только я, но скоро...» и так далее...

Видимо, шум складываемой газеты заглушил шорохи. За спиной Ани послышался резкий кашель, словно взорвались несколько пистонов. Девушка вздрогнула и обернулась. Человек, неслышно подошедший сзади, уже откашлялся и теперь смотрел на Аню из седых зарослей. Несмотря на теплую погоду, он был одет в черное пальто, покрытое твердыми пятнами глины. Из-под полы выглядывали солдатские сапоги разного размера, почему-то измазанные ржавчиной. Человек шевелил губами, отчего по усам и бороде пробегали волны неслышных фраз.

– На кого, ты говоришь, облачко похоже? – спросил старик надтреснутым голосом, хотя Аня ни слова не сказала. – На барашка? На агнца белого? Так, так... А снег? Как белые птахи?

А тучи серые, угадываешь, кому родней приходятся? По небу пронесутся, скроются, а на дальнем пастбище потом все кровью измазано...

– Это загадка такая? – спросила Аня, отступая немного, но от бомжа пахло не городской гнилью, а лесом, травой, землей, первыми осенними ветрами, последними летними дождями.

– Все хотите поравнять между собой, – вместо ответа проскрипел бомж. – Сделать в одну меру. Сравнили бутылку с Иваном Великим. Думали, что все люди равны друг перед дружкой, а всегда один другого равнее. Равнять всех... Вот грех-то самый великий. Хотели равнять, а всех заровняли с землей. А ведь все равно холмик-то вырос! – обрадовался старик и рассмеялся, тут же задохнувшись.

– Вы, наверное, из репрессированных, дедушка? – догадалась Аня.

– Ты вот как мир познаешь? – вместо ответа сам спросил отдышавшийся старик. – Сравниваешь опять же. Коня с кочергой? То-то и оно. Все старых знакомых ищешь.

А как похожую рожу отыщешь, так думаешь, новое познала? Что ж ты волком на меня смотришь?

– Я не смотрю на вас волком.

– За кого меня принимаешь?

Аня пожала плечами.

– Врешь, – возмутился старик, – не можешь не примерять на меня чужую одежку. А мне так и эта хороша. Новое имя им уже не придумать. Куда им, оглашенным!

– Дедушка, простите, а вы здесь бомж...

Я хотела спросить, здесь ночуете?

– Я ночую у Бога одесную, – гордо сказал странный человек. – Мы одеснили, а вы ошуяли. Зато вам гроши, а нам со стола кроши.

Коле Санчуку было до этого бомжа далеко, как декабристам до народа.

– Я не хотела вас обидеть, – так поняла его замысловатую речь Аня. – Я хотела спросить вас. Тут девушку недавно убили, шею ей перегрызли. А это была моя подруга. Может, вы видели что? Не знаю, может, бессонница у вас в ту ночь была? Может, случилось вам находиться неподалеку?

Старик замолчал. Усы и борода его задвигались одинаково.

– Вы и виноваты, – сказал старик, помолчав немного.

– В чем мы виноваты? – спросила Аня, уже сомневаясь в том, что она добьется от бомжа чего-нибудь толкового.

– А ты запомни. Если бабка увидит тучу, «Как волк сера», – скажет. Дочь ее потом тоже повторит. Внучка же не жениха встретит, а волка. Понимаешь теперь?

– Что-то не очень, – призналась Аня.

– «Как волк», «как волк»... Докакались, – старик сплюнул на свой бурый сапог. – Про волка речь, а он навстречь.

– Вы про какого волка говорите, дедушка?

– Про волка? Про вовкулака, – поправил ее старик, как профессор на сдаче зачета. – Оборотня, по-вашему.

– Так вы видели этого... вовкулака?

– Как тебя, – усмехнулся дед. – От ножа, от пули уйдешь, а от глаза человеческого не спрячешься. Как тебя...

– Я вам, дедушка, заплачу, – Аня открыла сумочку, как бы иллюстрируя серьезность своих слов. – Вы мне только расскажите все, что видели в ту ночь. Сколько вы хотите?

– Из денег сделай веник, да выметайся, – ответил дед, но мягко, примирительно. – Я и за так тебе все, девка, расскажу. Только ты потом меня водочкой угости. Не обманешь?

– Не обману, – Аня секунду подумала и сделала известный жест, царапнув зубом большой палец.

– Сидела? – усмехнулся старик.

Аня помотала головой.

– Ладно. В ту ночь свадьбу вон там гуляли. Я от шума этого сюда ушел, под дождь. Мы же и дождику рады. Кости хоть и старые, но еще не солома. А дождик тот с Паж-озера был. Я его в руках подержал, как поздоровался. Узнал, значит... Гляжу, оттуда, то есть от свадьбы, идет девка. Не невеста по виду, на голове шалаш такой, в руке стакан на тонкой ножке...

– Бокал, – подсказала Аня.

– Бокал, пускай... Бокал она на асфальт уронила. Засмеялась, говорит: «На счастье!» Это я слышал. Только она за гаражи завернула, тут он и появись...

– Кто? – не выдержала Аня размеренного, с паузами и пережевыванием слов, рассказа.

– Вовкулак, конечно, – изумился ее недогадливости старик. – Выскочил, будто из дождя. Пронесся мимо меня, правда, не заметил. Я ж кучей мусора к дереву притулюсь, меня и не видать... Вот и весь сказ.

Рассказ оборвался неожиданно, на самом главном.

– А потом что? – спросила Аня.

– Потом я под горкой устроился. Все-таки дождик меня до костей пробрал. Соснул маленько, а уж на утро узнал, что девку эту вовкулак загрыз.

– На следующее утро? Так ее же дня через два-три нашли, – припомнила девушка.

– Так мне бомжи сказали. Сказали, что девку видали у гаражей с разодранной шеей и дальше себе пошли. А я здесь остался.

– А милиция вас не допрашивала?

– Я же ей не напрашивался. А так сразу меня и не увидать. Вот я тебя здесь второй раз вижу, а ты меня – первый.

– Это когда собак отлавливали... Я тогда сюда приходила. А с чего вы взяли, что ее... девушку эту вовкулак загрыз?

– Так он быстро за ней бежал, а она шла медленно, дождь в подол собирала. Как же ее было за гаражами не догнать? Догнал и погрыз... Поравняли тучи с волками, вот и вызвали вовкулака...

Аня испугалась, что старика опять понесет.

– Я вам дедушка водки три бутылки куплю, самой хорошей. Вы мне только все подробно расскажите. Как этот вовкулак выглядел?

– Три бутылки – это не угощение. Да и мудреная водка мне ни к чему. Угостить если хочешь, так одной простой потравушки вполне довольно. Пусть только прозрачная будет... Спрашиваешь, как выглядел он? Как старухи его описывают, так и выглядел. О двух ногах, шкура серая, морда волчья. Хвост видел длинный, мокрый.

– Почему мокрый? – удивилась Аня.

– Ты чем, девка, слушаешь? Дождь же шел, а вовкулак, видать, издалека бежал.

– Вы говорите, на двух ногах?

– Не на четырех же! – возмутился старик. – Согнулся вот так, руки на груди сложил, будто в задумчивости стоял, а сам, на самом деле, несся себе вперед. Туда же и смотрит... Ты, девка, больше меня не спрашивай. Я больше ничего не видел. Будешь лишнее спрашивать, я, пожалуй, брехать начну, запутаю тебя. Ты мне лучше обещанное угощение поставь. Бери подешевле, не ошибешься...

Аню так поразил рассказ бомжа, что она совсем забыла про статью в «Арлекине», про свои жалкие потуги выманить убийцу на себя. Какое слово могла написать кровью на асфальте Елена Горобец? Кого Аня собиралась приманивать своей скромной особой? Если рассказ деда не бред сумасшедшего спившегося бомжа, то разве станет вовкулак читать газету «Арлекин»? В голову Ани лезли какие-то фантастические истории о тайных опытах, секретных лабораториях, опытах, вышедших из-под контроля, подпольном скрещивании волка с человеком, выращивании в одной пробирке вулфа и гомо сапиенса. Можно ли было верить сумасшедшему деду? Ане почему-то очень хотелось верить, и она верила.

Вернул ее в пространственно-временной мир звонок Ольги Владимировны. Она хотела сообщить Ане что-то очень важное. Договорились встретиться у того же кафе на Гороховой улице, что и в прошлый раз.

Аня доехала на маршрутке до самого кольца. После замкнутого, тесного, стучащего по темечку пространства, загруженного под завязку острыми коленями и широкими задами, пешая прогулка казалась ей верхом блаженства. По привычке Аня на ходу проверяла свои литературно-исторические познания, которые копила со страстью коллекционера еще в студенческие годы. Она шла по Большой Московской, Звенигородской и оглядывалась по сторонам в поисках Достоевского, Блока, декабристов, народовольцев. То и дело в этой части города мелькали знакомые призраки. Маленький мальчик на прогулке с бородатым дедом профессорской наружности, эшафот на Семеновском плацу, смуглый господин из купеческого сословия с дерзким и болезненным взглядом...

У некоторых домов Аня останавливалась и начинала листать небольшой словарик имен и событий издания ее собственной памяти. Часто она натыкалась на вырванные кем-то страницы, хотя в оглавлении были и этот дом, и пыльная лепнина, и сквер напротив. Она представила себя, вернее, свою память лет через пятьдесят и ужаснулась. Толстый корешок от огромного фолианта с жалкой брошюркой в несколько десятков листов.

На Загородном проспекте она чуть не стала свидетельницей дорожно-транспортного происшествия. Зеленый «ВАЗ» пятнадцатой модели вызвал аритмию на дороге. Его чуть не боднула сзади другая машина, но чудом увильнула. Из машин стали выскакивать люди. Аня недавно наблюдала похожую сцену с участием своего супруга. Но на этот раз все ограничилось криками, размахиванием руками, нецензурной бранью. Словом, достаточно прилично. Единственное, что удивило Аню, так это та же челочка над низким лбом и пухлыми щеками, которую она уже заметила вчера, кажется. Впрочем, Аня привыкла не всегда доверять своему близорукому зрению. К тому же, на летний город уже спускались синие осенние сумерки.

Зная удивительную точность Ольги Владимировны, Аня решила скоротать оставшиеся пятнадцать минут в магазинах на противоположной от кафе стороне улицы. Почему-то с детства она любила заходить в спортивные магазины, хотя спортсменкой никогда не была, даже физкультуру ненавидела. Но она получала странное удовольствие, прогуливаясь в мире велосипедов, гантелей, эспандеров и мячиков. Аня с удовольствием купила бы полезную спортивную штуку для Михаила, для его джиу... дзю-дзюцу, но боялась сесть в лужу с какой-нибудь тяжелой и ненужной ему железякой.

На днях она видела по телевизору, как какие-то ребята в белых кимоно отрабатывали приемы, нападая друг на друга с черными резиновыми ножами. Может, купить мужу такой нож из резины? По крайней мере, он легкий и небольшой. Можно заранее поинтересоваться, завести разговор, а потом раз ему по горлу черной резинкой. Если же он скажет, что это глупости и ерунда, выкинуть нож легким движением руки в мусорное ведро...

Аня только шагнула на одну из высоких ступеней, как почувствовала сильную боль в плечах, ее словно рвануло назад взрывной волной. На лету, стараясь зацепиться кроссовкой за гладкий асфальт, Аня поняла, что кто-то очень сильный, кто не чувствует ее веса, почему-то оттаскивает ее от спортивного магазина.

– Молчи, сука! А то будет хуже! – неизвестная сила выдала свое человеческое происхождение.

Два человека тащили Аню куда-то спиной вперед. Она сильно ударилась обо что-то затылком и нагнула голову. Резким толчком пятерни в лицо ее швырнули на заднее сиденье. Толчок был очень сильным, но в этом краткосрочном касании Ане показалось некое пренебрежение, отвращение к ее особе. До этого ничего подобного со стороны мужского пола она к себе не испытывала. Высокий, темноволосый задвинул ее к дальней дверце, как тюк с бельем или телевизор, замотанный в одеяло.

Аня, свернувшись калачиком, забилась в угол. Водитель плюхнулся на сиденье, повернулся на миг, и она его узнала. В салоне было темно, но из витрины спортивного магазина падал скупой электрический свет. Светлую челочку, темные круглые глазки, пухлые щечки мудрено было не рассмотреть даже при таком освещении.

Водитель стал вращать голову и руль, чтобы вырваться из ряда припаркованных машин. Аня поняла, что сейчас она понесется в черную неизвестность, напоследок соблюдая правила дорожного движения. Но в этот момент «светлая челочка» взвизгнул совсем по-женски. В салон ворвался яркий свет фар несшейся наперерез им машины. Аня почувствовала сильный удар. Кто-то протаранил их лоб в лоб.

Ведь просила же она научить ее каким-нибудь простым приемам самообороны! Что там Корнилов нес? Приемы не действуют! Школа, метод, система! Гад, хоть что-нибудь бы показал! Аня почувствовала дикую злобу, близкую к отчаянью. Упершись согнутыми ногами в черную фигуру справа от нее, она с диким криком выпрямила свое небольшое тело. Послышался звук разбитого стекла. Аня хотела еще ударить ногой, хотя прежней силы ей уже было не собрать. Она словно разлетелась на мелкие осколки. Но нога ее вместо тяжелого плотного тела ткнулась в податливую дверцу...

Выход был свободен! Выпрыгивая из машины, Аня увидела, что в салоне, кроме нее, уже никого не было. Тот, который сидел справа, теперь был где-то внизу, возле машины, он тряс головой и пытался встать на четвереньки. Силуэт второго мелькнул в свете фар. Аня услышала резкий хлопок, еще один. Наверное, что-то автомобильное? Выхлопные газы?

Вместо того, чтобы бежать, девушка отступала к спортивному магазину, точно собиралась продолжать схватку. Почему-то на нее никто уже не нападал. Две тени перебегали дорогу под бибиканье, скрип тормозов и мат водителей. Но Аня уже ничего не видела, кроме освещенного салона протаранившей их машины. Там на месте водителя сидела Ольга Владимировна, Оля. Она словно обнимала кого-то, сидевшего в кресле справа от нее, и склоняла голову на невидимое плечо.

Глава 15

– Ах, дикарка, дикарка, Пеструшка, Пеструшка! Что это ты последние дни все балуешь? Что тебя, дочка, волки напугали, что ли? Да скажи же мне, красавица, что с тобой приключилось?


Аню трясло, ее куда-то везли, что-то она нюхала и задыхалась, что-то пила и кашляя выплевывала назад. Она пыталась вырваться, чтобы подставить плечо под Олину голову, потому что это, как ей казалось, еще могло ее спасти. Потом слезы вырвались наружу, и это было уже облегчением.

Очнулась она в кресле под знакомым цитрусовым деревом, худым и длинным. Этот грейпфрут ее немного успокоил, так что она смогла, по крайней мере, говорить.

– Оля, – это были ее первые осмысленные слова. – Что с Олей?

Корнилов переглянулся с Санчуком, ответил не сразу.

– Два пулевых ранения в грудь. Положение очень тяжелое. Аня, будь мужественной. Тебе сейчас нужно все вспомнить и нам подробно рассказать. От мелких, незначительных деталей может зависеть, как быстро мы поймаем преступников. Ты же жена милиционера. Сама должна все это хорошо понимать...

– Это я во всем виновата... Чертова жена милиционера... Какой черт потащил меня в «Арлекин»? Зачем мне надо было писать эти проклятые статейки? Я же не переношу журналистику. Умные вещи себе придумывала. Не любила ее как метод постижения действительности... Я ее ненавижу! Эти жанры, заголовки, клише, штампы, «наши собственные расследования»...

– Анечка, погоди, родной, – остановил ее Коля Санчук, опускаясь перед Аней на корточки и заглядывая ей в глаза. – Так это ты – Пульхерия Серебряная?

Девушка кивнула. Она хотела спрятать лицо, отвернуться, но сверху смотрел на нее Корнилов, а снизу ловил ее взгляд Санчо. Как ненавидела она сейчас свою челку, за которую нельзя спрятаться, которой нельзя занавеситься от всего этого, да еще напоминавшую ей парня, стрелявшего в Олю.

– А почему такой странный псевдоним? – спросил Санчук. – Какая-то старина! Пульхерия Ивановна, князь Серебряный... Не вижу связи.

– Коля, ты что, тупой? – сквозь слезы бросила ему Аня.

Санчук покраснел и пожал плечами. Михаил, наблюдавший за их разговором, в этот момент подумал, что Аня его напарнику, наверное, нравится. И без «наверное», факт, что нравится. Кстати, сам он тоже не знал происхождения этого странного псевдонима.

– Пульхерия Серебряная – это серебряная пуля, – пояснила Аня. – Оборотня можно убить только серебряной пулей.

Напарники одновременно «акнули».

– Какая ты, Аня, дурочка, – отомстил за приятеля Михаил. – Ты пыталась топорно выманить убийцу на себя, совершенно не предполагая, с какой стороны надо ждать удара.

И как ты вообще собиралась с ним справиться, задержать его? Приманку ты выставила, но ружье-то у тебя где? Что ты собиралась предпринимать? Твой дальнейший план?

– Не знаю, – проговорила Аня. – Я не думала, что все будет так быстро. Думала, начнутся звонки, предложения о встрече.

– Анечка, разве так можно? – Коля Санчук был сама мягкость, таким же голосом он разговаривал только с Аниной тезкой – своей дочуркой. – За тобой уже давно следили и ждали только команды, чтобы... – Санчо замялся. – Ну, чтобы совершить в отношении тебя противоправные действия.

– Теперь-то я понимаю, что давно чувствовала за собой слежку. Видела этого парня, но не придавала этому значения. Значит, так. Записывайте. Рост – выше среднего. Одежда – синие джинсы и темная футболка. Глаза – маленькие, черненькие, круглые. Волосы – светло-русые, челочка. Лобик – низенький. Морда – рыхлая, полная. Возраст – лет 20—25. Нет, не больше двадцати двух. Следил за мной в Озерках, у ресторана «Идальго» и на Гороховой. Машина...

– Машину мы знаем, – остановил ее Корнилов. – «Жигули» пятнадцатой модели. Машина эта числилась в угоне... Все-таки в Озерки ты съездила. Проснулся инстинкт собственницы, который ничто остановить уже не могло! Мы же с тобой договаривались?..

– Михась, не надо так, – остановил его Санчук. – К тому же это к делу не относится.

– Если бы! А кто мне говорил, что у Горобца особняк в Озерках с бассейнами, фонтанами и бультерьерами?

– При чем здесь Горобец? – Санчук разговаривал с Михаилом как бы за Аню.

– Между прочим, я видела человека, который подарил мне этот дом.

– Тебе? – уточнил Корнилов, как Ане показалось, с некоторой обидой в голосе.

– Мне, потому что это мой отец. Помнишь, я когда-то просила тебя порыться в записках Вилена Сергеевича?

– Помню. Я тогда порылся, но ничего не нашел.

– Зато теперь мой таинственный отец нашел меня, – сказала Аня.

– Почему же он не захотел с тобой встретиться, поговорить, а сразу стал откупаться дорогими подарками?

– Вот этого я не знаю. Я видела, как он выходил из машины, а когда подбежала, он уже уехал.

– Ну, это точно был твой отец! – убежденно сказал Михаил. – Судя по его странным, непредсказуемым поступкам, – родной твой папочка. Князь Серебряный!.. Ладно, Аня, не дуйся. Некогда сейчас обижаться, предков твоих тоже потом будем искать. Давай лучше про второго рассказывай.

– А что про второго? – стала вспоминать Аня, все еще недовольно косясь на мужа. – Высокий, темноволосый, вот и все... Его я толком не рассмотрела. Сначала он меня ударил в лицо, потом я ударила его... не знаю, куда. Сначала он меня запихнул в машину, а потом я его оттуда вышибла.

– Вышибала, – проговорил Михаил. – Ничего особенного ты не заметила?

– Нет, вроде ничего.

– Ты говоришь, он ударил тебя в лицо, но я что-то не вижу у тебя ни синяков, ни кровоподтеков, – сказал Корнилов, хотя даже не смотрел в этот момента на Аню.

– Что я, по-твоему, вру, что ли? – опять обиделась Аня. – Он не ударил, а толкнул меня в лицо пятерней...

Михаил стал ворчать, что удар от толчка надо бы уметь отличать, тем более, жене милиционера. Но Аня его не слушала. Тогда у машины что-то показалось ей странным в прикосновении этой омерзительной, грубой ладони. Ей припомнилась даже какая-то обида, неизвестно как успевшая возникнуть в этой суетливой поспешности, когда все остальные чувства, кроме страха, должны были исчезнуть. Само касание руки показалось Ане очень странным, словно тот человек испытывал к Ане чувство брезгливости. Ее женское начало даже в той пограничной ситуации вдруг взбунтовалось, хотело заявить о себе, возмутиться, закричать, как Петя Ростов французам: «Я хороший!

Я красивый! Меня все любят!»

Еще раз она прокрутила в голове всю сцену кадр за кадром. Нога встает на ступеньку. Рывок назад, боль в плечах, удар затылком о машину, рука хватает ее лицо, как мячик, и бросает ее в гандбольные ворота, то есть в распахнутую дверь автомобиля. Откуда же взялась эта странная, мгновенная, как вспышка молнии, женская обида? Что ее взяли рукой за красивое лицо? Взяли как-то пренебрежительно, словно боясь испачкаться?

Аня посмотрела на грязную банку из-под повидла, в которой рос милицейский грейпфрут, и дотронулась до нее ладонью. Вот так и тот поджал пальцы, словно боялся измазаться. Это об ее ангельское, как все говорили, личико?

– Он толкал меня в лицо тремя пальцами, – сказала Аня уверенно.

– Почему? – спросил Михаил.

– Наверное, мое лицо ему было неприятно трогать, – откровенно призналась она.

Санчук расхохотался, словно это была шутка. Корнилов внимательно посмотрел на смеющегося напарника, а потом на Анино заплаканное лицо.

– Маловероятно, – проговорил он. – А если у него всего три пальца на правой руке?

Смех Санчука мгновенно оборвался. Напарники уставились друг на друга, словно играли в «гляделки». Первым моргнул Санчук.

– Расстегай? – спросил он Михаила.

– Расстегай? – не ответил, а спросил его в свою очередь Корнилов.

– Это зацепка...

– Это шанс...

– Оля, как же так? – простонала Аня, которую напарники на короткое время оставили наедине со своими тяжелыми мыслями. – Первый раз она приехала раньше времени. Она же всегда появлялась минута в минуту. Я даже думала про нее, что она специально стоит где-нибудь за углом, смотрит на часы, хронометрирует, выпендривается. Или, наоборот, мчится на красный свет... Зачем она сегодня приехала так рано?

– Чтобы ты осталась в живых, – ответил Михаил.

Про Аню вдруг совсем забыли. Началась беготня, хлопанье дверью, разговоры по телефону, состоявшие из парочки дежурных шуток вместо приветствия, вопроса, короткого молчания... Время от времени Корнилов с Санчуком сходились то за левым, то за правым столом. Аня ловила какие-то фрагменты разговора, смысл которых был ей непонятен. Со стороны казалось, что два взрослых человека занимаются чепухой – разыскивают рецепт какого-то пирога-расстегая, звонят для этого в справочные службы, копаются в документах, тормошат коллег по работе. А потом собираются у стола и начинают месить тесто без муки, дрожжей, яиц, из одних только слов.

– Полгода, как он освободился.

– Как время быстро летит для этой мрази. Если бы тогда Бобра омоновцы не застрелили при задержании, Расстегай получил бы на всю катушку. Помнишь его перо?

– Какое там перо! Я таких ножей никогда не видел. Он на стальной бумеранг больше похож или на сапожный инструмент. Андрей тогда посмотрел его, он же вообще спец по холодному оружию, в руках подержал и говорит, что качества боевые у этого ножа исключительные. Колет, режет, рубит... Человека разделывает, как тушку кролика. Сколько за ними было трупов?

– Доказанных два, да и те Расстегай, пользуясь случаем, на Бобра свалил.

– Я помню это дело... Вот так сидит пацан с ножиком и от нечего делать скамейку кромсает. То просто так порежет, то вырежет что-нибудь. Мне тогда казалось, что они так же с людьми, как со скамейкой. Кромсали от нечего делать...

– А может, такая рукоятка как раз под его трехпалую руку была?

– Возможно... А ты помнишь, там какая-то девица фигурировала? Видела – не видела, слышала – не слышала. Еще тебе щеку поцарапала. «Я буду ждать тебя, Расстегай!» – кричала. Ты тогда что-то ей про булку ответил.

– «Зачем ждать какого-то расстегая? Купи себе лучше батон нарезной».

– Во-во. Она тебя и царапнула... Где-то эта телка в пригороде жила?

– Думаешь, она Расстегая дождалась?

– Даже напрягаться головой не буду. Но этот адресок проверить надо в первую очередь.

Аня даже обиделась. Что она им, новогодняя елка после старого Нового года, что ли? Может, начать обнажаться, сбрасывать хвою, чтобы они обратили на нее внимание? А теперь в ее присутствии на какую-то девицу перешли.

– Эй, ребята! – подала она голос.

– Молчи, чудовище! – прикрикнул на нее Михаил.

– Ты – красавица, Аня, – поправил напарника Сачук, – но все равно помолчи.

– Я не рассказала вам о важном свидетеле, – вспомнила девушка. – Вас это интересует?

– Конечно. Быстро рассказывай. Нам, вообще-то, некогда. Про Озерки мы уже поняли.

– А про ресторан «Идальго»? – спросила Аня, выдерживая паузу, сохраняя интригу, мстя за невнимание к своей персоне.

– Еще пару секунд театральной паузы, – пригрозил Корнилов, – и я посажу тебя в «обезьянник» к Харитонову. Там как раз две цыганки временно прописались. Они тебе про твоего папу все расскажут: что было, чего не было, что будет... Говори, горе мое.

– Около гаражей, где Люду убили, я вчера встретила старого бомжа. Он рассказал, что видел в ночь убийства оборотня...

– Какого оборотня?

– Не бойтесь, не в погонах, – съязвила Аня. – Волка с хвостом, правда, на задних лапах.

– Бомж был трезвый? – спросил Санчук.

– Абсолютно трезвый...

– В смысле, после «Абсолюта»?

– Говорю вам, дураки, совершенно трезвый, – рассердилась Аня. – Я за информацию, правда, купила ему потом бутылку водки. Вообще, он говорил довольно мудрено. Сначала мне показалось, что он нес полную бессмыслицу, а теперь я так не думаю. Иносказание какое-то, другой взгляд, речь другая. Но оборотня он видел самого настоящего...

– Это последний твой свидетель? Больше нету? – спросил Михаил.

– Последний, остальные уже убиты, – вздохнула Аня.

– Как бы отвезти ее домой? – спросил Корнилов и Санчука, и себя, и Аню.

– Не могу я сейчас ехать домой, Корнилов, – Аня схватилась за подлокотники кресла, будто ее собирались вытащить из него силой.

– Анечка, мы сейчас поедем на задержание, – стал уговаривать ее Санчук. – Будем в войнушку играть. А тебе, Анечка, хватит впечатлений. Кровь людская – не водица...

Аня вспомнила, что эту же поговорку сказала ей Оля в кафе на Гороховой. Она пыталась отговорить Аню от необдуманных действий, сравнивала ее упрямую натуру с бульдозером, танком. Оля даже предупредила ее тогда, что второй раз спасти Аню не сможет.

А вот смогла... Спасла...

«Кровь людская – не водица», – говорят люди, и все льют, льют людскую кровь. Сколько будет еще продолжаться этот ливень?

А может, в мире происходит круговорот крови, наподобие водного? Может, этот процесс бесконечен? Пока существует наша планета, кровь будет проливаться, испаряться, растекаться?.. Как же так? Если человек способен по глупости, специально того не желая, изменить климат на планете, продырявить озоновый слой, разрушить биосферу, так неужели, собрав всю свою волю, применив весь свой ум, хитрость, смекалку, в конце концов, дождавшись вдохновения, он не сможет остановить кровь?

Господу Богу помолюся,

Иисусе Христе поклонюся.

Богородица Божья Матерь,

Приступи, поможи Оле кровь замолити.

Бежала мурашечка через колоду,

Несла ведром воду.

Вода разлилася,

У Оли кровь унялася...

– Ребята, возьмите меня с собой, – попросила Аня. – Я в омоновском автобусе посижу. Зато я сразу его опознаю. Договорились? Тогда не будем терять время...

– Баба бредит, да черт ей верит, – пробормотал Корнилов. – Ладно, поедешь с нами.

– Михась, это же моя поговорка, – обиделся Санчук. – Это же плагиат. Я же не повторяю за тобой всякие там самурайские выражения, типа «выстрели из пистолета без пули и жди, когда твой враг прозреет, что у тебя не все дома»...

Такое чувство испытывают пассажиры, когда поезд вдруг остановится посреди перегона, не говоря уже о туннеле метрополитена. Люди нервничают, с каждой минутой нарастает беспокойство. А ведь почти ничего не изменилось. Вагон перестал покачиваться и стучать, не мелькает за окном свет или темнота. Но люди беспокоятся так, будто сердце у них остановилось.

Сейчас Аня испытывала что-то подобное. Ей казалось, что она находится в застывшем посреди туннеля вагоне. Это было похоже на китайскую пытку, терзающую не тело, а психику. Ей нужно было хоть какое-то движение, даже его подобие, хотя бы ходьба по вагону. Ей казалось, что стоит только смириться, откинуться на спинку сиденья, безвольно отдаться покою и тишине, как все на этом закончится. Стальное перо судьбы только и ждет сейчас, чтобы поставить жирную черную точку.

Если бы Аню не взяли с собой на задержание какого-то Расстегая, она бы встала на колени, стала унижаться, пристегнулась бы наручниками. Хорошо, что этого не понадобилось.

«Фольксваген» Корнилова ехал впереди, за ним – омоновский автобус, на заднем стекле которого какой-то остроумец поместил дорожный знак «Осторожно – дети!» Со стороны так и казалось: детишек везут в пионерский лагерь.

– По Дороге жизни едем, – сказал Корнилов своим спутникам. – Санчо, посмотри по карте, когда будет эта деревня Бернгардовка.

– Это не деревня, – заметила Аня, – а микрорайон города Всеволожска.

– Откуда, Аня, ты все знаешь? – удивился Санчук.

– Я в местной газете практику когда-то проходила... Ты не разгоняйся. Видишь усадьбу? Это Приютино. Поместье Олениных.

Кирпичный, неоштукатуренный дом в строительных лесах был так близко от трассы, что на него едва успели взглянуть. Корнилов на месте водителя и вовсе ничего не увидел.

– Знакомая фамилия, – сказал зато Михаил.

– Артист такой был. В «Освобождении» командира батареи играл, – пояснил Санчук. – «Снаряд! Снаряд! Сашка, снаряд!»

– Не кричи ты так, – остановил его Корнилов. – Омоновцев напугаешь.

– Артиста звали Олялин, – покачала головой Аня. – Куда смотрит милиция? Неизвестно куда, но только не в книгу.

– У меня было очень тяжелое детство, – ответил Коля Санчук. – Малороссия. Буряки, бараки. Подножный корм. Мы ваших университетов не кончали.

– Коля хотя бы мыслью куда-то скачет, а некоторые вообще помалкивают, – прозрачно намекнула Аня. – К вашему сведению, Оленин был первым директором Публичной библиотеки. А в его дочку был влюблен Пушкин. Руку и сердце ей предлагал, но был отвергнут.

– Нечего тогда эту Оленину помнить, – отозвался Михаил. – Забыть Геростратку! Лучше бы сказали, какой дурак прямо через историческую усадьбу шоссе проложил? Заасфальтировали, можно сказать, следы Пушкина.

– Так это ж Дорога жизни, – возразил Санчук. – Когда ее прокладывали, не до того было.

– С Дороги жизни мы уже давно свернули. Ты, Санчо, смотришь на карту или голодное детство вспоминаешь? Где эта Озерная улица?

– Так у меня на карте идет Дорога жизни, а тут обрыв, – оправдался оперативник. – Какая-то гадина целый микрорайон вырвала и еще неизвестно, что с ним сделала. С усадьбой Приютино, между прочим, тоже. Можно сказать, с Пушкинским местом...

– Ладно, не дергайтесь, – успокоила их Аня. – Я на вашей Озерной была, кажется.

– Что это ты делала в бандитском гнезде? – поинтересовался супруг.

– Интервью брала у преподавателя ПТУ, – ответила Аня. – Вот, между прочим, это самое ПТУ. Справа будут пятиэтажки, а Озерная улица слева. Вон там...

– Там еще и дома деревянные, с садами и огородами, – заворчал Санчук. – Этого нам только не хватало. Надо было местных ребят подключить. У меня тут, между прочим, приятель начальником угро работает. Звал меня к себе. Обещал с жильем помочь, сейчас бы со своей картошкой был. Ползай тут по пересеченной местности. Интересно, а картошку они уже выкопали?

– Сейчас ты это узнаешь наверняка собственным комбайном, – пообещал ему добрый Корнилов.

Машины оставили около ПТУ. Аню Корнилов хотел оставить в «фольксвагене».

– Если хочешь, на турнике повиси, – сказал он жене, показывая на спортивную площадку училища. – По стадиону побегай, но к нам чтобы и близко не подходила.

Омоновцы толпились еще около автобуса, а Корнилов с Санчуком пошли вперед.

Довольно оживленная трасса плавно изгибалась между домами и деревьями. С противоположной стороны от нее, как от хребта, отходили ребра небольших зеленых улиц. Одна из них называлась Озерной.

Когда группа толстых от обмундирования людей пришла в движение, Аня подошла к их командиру.

– Сережа, огороды выходят на две параллельные улицы. С той стороны речка Лубья, за ней лес. Где-то в той стороне большевики поэта Гумилева расстреляли... Я пойду с вами? Покажу...

– Аня, нам сейчас не до экскурсий. Если с тобой что случится, Корнилов меня застрелит рядом с твоим Гумилевым. Посиди лучше здесь, мы скоро... Где, говоришь, речка Лубянка?..

Опять Анин вагон заскрипел и замер на полпути. К тому же она осталась в вагоне совершенно одна. Только водитель автобуса Анатолий Иванович еще шевелился в кресле, устраиваясь поудобнее, чтобы полчасика подремать.

По обочине дороги шли какие-то девчонки с рюкзаками, за ними старушка с тележкой. Если им можно идти в сторону Озерной, то почему она должна сидеть здесь, словно прикованная наручниками? Аня посмотрела на Анатолия Ивановича, удивилась его способности мгновенно отходить ко сну и не спеша пошла вслед за сгорбленной старушкой, слушая, как скрипит под колесами ее тележки сухой песок.

Даже свернув на Озерную, омоновцев она не увидела. Как шустро эти увальни растворились среди деревьев и кустарников! Если бы сзади по трассе не проносились один за другим автомобили, и сквозь листву кое-где не виднелись вторые этажи и крыши дорогих коттеджей, здесь все было бы, как в родном Анином поселке. Голубое небо с тревожными накануне перелета стаями птиц, ниже – кроны берез и елей, еще ниже – крыши с кирпичными трубами, ветви рябин, кленов. Кусты смородины, крыжовника, садовая скамейка, лопата, воткнутая в грядку, трава, сорняки, выцветшая и пожухлая ботва, а ниже – канавы.

Аня не заметила, как вышла к шестому дому, вернее, к калитке с металлическим почтовым ящиком, на котором была намалевана краской большая запятая, но только вверх хвостиком. От калитки к дому вела тропинка из утопленных в землю облицовочных плиток. Ближе к дому, за грядками, отцветали оранжевым какие-то поздние цветы. Увидев цветы, Аня почему-то успокоилась. Да и сам деревянный домик был ей близок какой-то знакомой с детства неухоженностью, облупленностью, покосившейся дверью, половичком на веревке, треснувшим стеклом в прихожей.

Как раз за этим окошком мелькнуло темное пятно, дверь со скрипом отворилась, и на крыльцо вышел темноволосый, всклокоченный мужчина с заспанным лицом. Он чихнул голосисто, высморкался на цветочную клумбу и посмотрел на Аню.

– Опаньки! Какие у нас тут ходят! – сказал он одобрительно. – Куда идешь, красавица? Кого ищешь?

– Колю Гумилева, – ляпнула неожиданно для самой себя Аня.

Мужчина задумался. Аня увидела, как он почесал лохматую голову трехпалой рукой.

– Такого не знаю. Может, Толю Хмелева? Так он сейчас далеко отсюда кантуется. А ты заворачивай сюда, разберемся.

Аня остановилась в нерешительности. Надо было что-то говорить, что-то делать, а она совершенно не представляла, где сейчас находятся Михаил с Колей и омоновцы. Трехпалая рука ясно указывала, что она пришла по адресу, а вот за своих мужчин она была не уверена. Какой сложный маневр они сейчас совершали? Может, Лубью форсировали с тыла? Хорошо было бы сейчас пошутить, затеять пустой разговор, но в голове вертелись совершенно некстати Николай Гумилев и его жена Анна Ахматова.

– Прыгай сюда, коза, – подмигнул трехпалый. – Помнишь мультик? «Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро...»

Неужели они смотрят те же мультфильмы, что и мы? Может, у них просто телевизоры с искаженным цветом, с преобладанием красного? Красный Винни-Пух, красный Пятачок, красный шарик...

– А вы один? – задала Аня почти профессиональный вопрос. – Или вас много?

Трехпалый понял, что разговор принял, наконец, нужное направление, осмотрелся, сдернул зачем-то с веревки половичок и швырнул его на землю, потом наклонился и сорвал оранжевый цветок с нестойким стеблем. У кого в руках цветы, тот плохого совершить не может?

– Ты не боись, красавица, – заржал трехпалый, – это у нас только цветочки такие. А ягодки в самый раз, тебе понравятся.

В этот момент еще одна фигура показалась на крыльце. Хотя второй парень был в одних трусах, не узнать его даже с Аниной близорукостью было невозможно. Белесая челочка, круглые глазки, черные, словно волчьи ягоды, толстые щеки.

– Дверь закрывать не надо, что ли? – проворчала заспанная «челочка», недовольно ворочая маленькими глазками.

– У нас тут праздник наклевывается, – отозвался трехпалый. – Ты посмотри, брательник, какая к нам птичка залетела.

– Это не птичка, – совершенно спокойно ответил ему парень, – это тот самый жареный петух. Ты сам не видишь, что это она?

Трехпалый смотрел теперь на Аню, перебирая в руке поникший оранжевый цветочек, как холодное оружие.

– Здравствуйте, уроды, – сказала Аня спокойно, хотя внутри у нее все дрожало. – Как говорится, с вещами на выход, Расстегай, и ты, Ватрушка. И не надо лохматить Ахматову...

– Кто Ватрушка? – грозно спросил парень с челочкой, но ответа не дождался.

Из-за дома, из смородиновых кустов, из канав, сминая крыжовник, опрокидывая забор, срывая провисшие бельевые веревки, неслись локомотивы-омоновцы. Расстегай и его напарник заметались, словно на рельсах туннеля, но было уже поздно. Их жестко смяли, почти втоптали в землю, в ботву, попутно воткнув в них для верности пару увесистых кулаков и ботинок. Корнилов и Санчук появились из-за угла, как два ведущих праздничного концерта ко Дню милиции.

– Это они, – сказала Аня, тяжело дыша, будто это она только что бежала по грядкам в полном вооружении. – Вот этот, с челочкой, стрелял.

– Значит, женщину застрелил твой брательник, Расстегай? – спросил Михаил, наклоняясь к трехпалому, ворочавшему из стороны в сторону хорошо унавоженным лицом. – Целая семейка мокрушников...

Ему не дал договорить Анин крик.

– Значит, Оля убита! Оля погибла! Ее больше нет нигде... Понимаешь, нигде и никогда...

Она вцепилась в рубашку Михаила, трясла его, словно пыталась растолковать ему, непонимающему, эту страшную новость.

* * *

...Я, конечно, не люблю янки. Но дал бы хороший совет америкосам, как уничтожать эти дикие племена фанатиков в чалмах и тюрбанах. Запускают ракету по цели, а на следующий день точно такую же, в ту же самую точку. Потому что орущая толпа самых оголтелых с утра уже будет бесноваться и посылать им проклятия на этом самом месте. А назавтра еще одну ракету туда же. Это и будет «точечная» работа... А если серьезно, по делу, то теперь я знаю наверняка, что одна смерть тащит за собой другую. Люди словно чувствуют образовавшуюся пустоту на месте гибели одного из них, стараются ее заполнить. Но чем они ее заполняют? Глупой суетой, мельтешением, криками. Страшный опыт чужой смерти ничему их не учит. Они пьют из той же чаши, то же отравленное вино, что и погибшая. Они хватаются руками за тот же оголенный провод, срываются в ту же пропасть, подставляют горло под тот же нож... Так разве вино, провод, пропасть и нож виноваты в их смерти? Кто, вообще, виноват в их гибели? Кто выгнал их из дома? Кто погнал их на убой? Ведь это сродни самоубийству. Я бы даже хоронил таких за кладбищенской оградой...

Глава 16

– Помолчи, – сказал Дон Кихот. – Где ты видел или читал, чтобы странствующего рыцаря привлекали к суду за кровопролития, сколько бы он их ни учинил?


Михаил никак не ожидал от Ани в этот вечер твердой воли и взвешенных речей. Он готовился к слезам, истерикам, самообвинениям или, наоборот, к оцепенению, каменному лицу, молчанию.

На кухонном столике его ждал ужин. Выгнутые и вогнутые поверхности фарфора были чисты, глянцевы. Это была такая игра – спрятать еду, одновременно выставив ее на стол. Но через щели и отверстия пробивались струйки пара, выдавая горячие блюда и соусы.

Какое-то время Корнилов сидел за столом, не решаясь разрушить иллюзию неприкосновенности тарелок. Наконец, Аня подняла большую, как литавры, крышку супницы. Тогда и мелкая посуда стала открываться сама собой.

Корнилов ел с некоторой опаской. Это было похоже на прощальный ужин, хотя Аня как-то рассказывала ему, что научилась снимать сильные стрессы приготовлением ужина, причем в большом количестве, из многих блюд. Словно в этот вечер к Ане на угощенье собирались все ее беды и несчастья.

– Серега сказал, что его омоновцы еще никогда так быстро не бегали, как сегодня по грядкам, – сказал Михаил, внимательно наблюдая за Аней. – Очень ребятам понравилось, как ты с братьями Хрипуновыми говорила...

– Так они еще и братья?

– Родные, – ответил Михаил. – Расстегай старший, а тот, с челочкой, младший, Павел... Особенно омоновцам понравилось «И не надо лохматить Ахматову». А при чем здесь Ахматова?

– Ну, в Бернгардовке, в лесу, большевики расстреляли ее мужа – поэта Гумилева, – сказала Аня. – Тоже, между прочим, Анна... Одним словом, не при чем. Так, с языка сорвалось.

– Омон объявляет тебе благодарность за присутствие боевого духа и за поднятие аналогичного духа у бойцов.

– Служу трудовому омону! – выпалила Аня, звякнув фарфоровой крышечкой. – Велик и ужасен бог Омон-Ра... Миша, ты вот ругал меня за самовольные действия, за глупость и неоправданный риск. Ты же не хочешь, чтобы это опять повторилось?

– А есть такая опасность? – Михаил даже отложил вилку.

– Если честно, есть, – сказала Аня. – Отсутствие информации и все такое. Ты мне можешь все по-человечески рассказать, что было в течение дня. Раскололи братьев?

Корнилов подумал немного, пока пережевывал пищу.

– Младшего Пашу раскололи подчистую, – заговорил он так, будто для него было обычным делом вот так, за вечерним столом, все докладывать жене.

Аня сидела напротив него, подперев голову руками, как на лубочной картинке, а Михаил рассказывал ей, опуская, правда, профессиональные, не всегда законные, детали допросов и очной ставки. Вообще, в криминальном мире о Корнилове отзывались с почтением: уважительный, спокойный, принципиально не рукоприкладствует, в «слоника» не играет, то есть противогаза с пережатым шлангом в сейфе не держит, но «разводит» так, что лучше бы бил.

Начальник охраны Анатолия Горобца был человеком из «системы», но криминальный мир, его расклады, отношения, личности и характеры знал очень хорошо, как подполковник Кудинов свои книги. Когда шеф поручил ему подыскать исполнителя, он не долго думал. На роль мясника-ювелира лучше всего подходил недавно освободившийся Расстегай, прозвище которого только непосвященным казалось мирным, выпечным. Расстегай подключил к делу своего младшего брата.

В Бернгардовке братья Хрипуновы снимали дачу, как самые обыкновенные горожане.

В этом доме на Озерной улице Корнилов с Санчуком обнаружили потом номер «Арлекина» с псевдофотографиями убитой Синявиной. С этой поддельной фотографии Расстегай и копировал свое убийство.

В тот вечер Горобец позвонил жене и пригласил ее поужинать, спокойно обсудить все дела, разойтись спокойно, без скандала, «желтой» прессы и прочего. Ему надо было только выманить Елену из квартиры, на улице ее караулил Расстегай, а младший брат Павлик подстраховывал. Все прошло не совсем гладко, потому что Расстегаю пришлось действовать не в своей излюбленной манере, к тому же он боялся нанести жертве дополнительные порезы. Пришлось бить женщину довольно банально, армейскими ботинками, и только после этого кромсать шею своим знаменитым ножом-бумерангом.

По словам младшего брата, Расстегай все сокрушался, что не видел оригинала, то есть, предыдущего трупа. А то скопировал бы почерк того убийства один к одному. Но и так работа была выполнена неплохо. Исполнители и заказчик были так уверены в том, что милиция пошла по ложному следу, что когда в еженедельнике «Арлекин» появилась странная статья, полная туманных намеков какой-то Пульхерии Серебряной, на ее поиск подрядили все тех же братьев Хрипуновых, поскольку они были в курсе дела, да и работать согласились не за отдельный гонорар, а за дополнительную премию.

Павел выследил Аню, которая даже не подумала о конспирации. Наоборот, она демонстрировала полную беспечность. По словам младшего Хрипунова, убивать ее они не собирались. После последней публикации журналистку надо было только вывезти куда-нибудь за город и как следует допросить, узнав, что ей на самом деле известно. Но на Гороховой улице ситуация вышла из-под контроля. Павел Хрипунов говорил, что даже не рассмотрел бабу за рулем, стрелял, ослепленный автомобильными фарами, почти наугад, чтобы напугать нападавших.

Орудия убийства – и нож, и пистолет – кинули в речку Лубью, протекающую за домами. Младший Хрипунов готов показать место. Вообще, он раскаивается в содеянном, готов сотрудничать со следствием, на преступные деяния пошел, подчиняясь авторитету старшего брата. Про два предыдущих убийства ничего не знает, вернее, только то, что прочитал в еженедельнике «Арлекин». Про собак ничего не слышал. Какие собаки? Он с детства собак боится...

– Мне кажется, что Павел Хрипунов говорит правду, – сказала Аня.

– Правду... Скажем лучше, не врет, – поправил ее Михаил.

– Кто же тогда убил Синявину и ту, первую, девушку?

– Наверное, оборотень, которого видел твой бомж, – ответил Корнилов, рисуя вилкой какие-то знаки на пустой тарелке.

– Тебе положить еще?.. Ты шутишь насчет оборотня?

– Нет, я сыт и не шучу, – ответил Михаил сразу на два вопроса. – Как он выглядит? Можешь его описать?

– Оборотня?

– Нет, бомжа...

Аня вспоминала после ужина – не дала ли она Михаилу слишком поспешных обещаний? Конечно, в «желтый» «Арлекин» она больше не напишет ни строчки, но прекращать собственное расследование тоже не собирается. К тому же теперь, когда Корнилов находится в следственном азарте и про оборотней, вовкулаков пока и слышать не хочет. Будто это не он разговаривал в форуме с Обуром? Не он рассказывал ей про доброго японского оборотня? Или он боится, что опять вдохновит Аню на подвиги? Ну и зря, потому что на утро она уже запланировала следующий свой шаг. Правда, абсолютно безопасный.

Назвать утром это время суток можно было с большой натяжкой. Но для Ани полдень был утром. С учетом же того, что в это время она стояла перед расписанием занятий на своем родном факультете журналистики на 1-ой линии Васильевского острова, то можно было назвать эти часы ранним утром. Кажется, два года назад, или чуть меньше, на этом самом месте она увидела Люду Синявину. Та стояла напротив доцента Каркаротенко и доказывала ему, что тема диплома «Эротический пафос в философии Владимира Соловьева» имеет очень даже много общего с журналистикой. Аня попыталась вспомнить аргументы Люды и не смогла.

Наконец Аня отыскала в расписании нужную строчку. Ей повезло, сегодня Глеб Андреевич Ермилов читал журналистам лекцию по фольклору. Причем, уже дочитал... Аня бросилась вверх по лестнице, по пути заглядывая в лица встречных мужчин, чтобы не пропустить Ермилова, чье лицо она помнила смутно. Слишком легко он поставил всем зачеты, не оставив в студенческой памяти особых воспоминаний.

Но, увидев в аудитории человека средних лет, запихивающего в портфель тетрадку с Жар-птицей на обложке и блокнотик, оформленный в стиле Палеха, Аня его сразу же узнала. Глеб Андреевич Ермилов обладал «овощным» лицом, то есть, нос у него был картошкой, румянец щек – свекольным, пшеничные усы можно было принять за высохшую к осени ботву. Глаза в обрамлении дорогой оправы очков были добрыми и лукавыми.

– Здравствуйте, Глеб Андреевич, – сказала Аня, подходя к преподавательскому столику. – Вы меня, наверное, не помните?

– Почему же? У меня отличная память на красивые девичьи лица, – улыбнулся Ермилов. – На лекциях пару семестров назад вы сидели, кажется, вон на том месте и ничего не записывали. Но взгляд у вас был присутствующий, умненький. Что вас привело ко мне спустя столько времени? Я обычно после лекции спрашиваю: «У кого есть ко мне вопросы?» И, как обычно, вопросов ни у кого нет. Это понятно. Наши журналисты не отличаются умением задавать вопросы. Неужели у вас...

– Анна Лонгина. Теперь уже Анна Корнилова...

– Неужели у вас, Анна Корнилова, появился вопрос по прошествии многих месяцев? Кажется, для репортера несколько запоздалая реакция?

– Жизнь задает вопросы, Глеб Андреевич, – ответила Аня. – А у меня нет на них ответов.

– Какая-то русская народная загадка? Черненькая собачка, свернувшись, лежит, не лает, не кусает, а в дом не пускает...

– Замок, – догадалась Аня.

– Пять баллов, – обрадовался Ермилов.

– Тут все серьезнее, Глеб Андреевич. Вы не читаете еженедельник «Арлекин»?

– Нет, не читаю, – признался доцент. —

А что, надо читать? Вы мне рекомендуете?

– Ни за что не читайте... Я хотела бы с вами поговорить о вовкулаках.

– О ком? – удивился Ермилов. – Судя по названию, которое вы употребляете в западно-славянской народной традиции, речь идет об оборотнях. Откуда такой интерес? Готовите сенсационный материал?

– К сожалению, нет. Я вам в двух словах скажу, в чем дело, Глеб Андреевич. Признаюсь, сначала хотела вам про сбор материала для публикации придумать. Но для такой ерунды хватило бы Интернет-сайтов. Тут дело серьезное... У меня муж – следователь...

– Простите, Аня, – глаза у Ермилова вдруг заблестели. – Вспомнил старинный русский глагол «слебовать», то есть «проесть, пролакомить». Слебовать отцовское наследство, то есть со вкусом его промотать... Извините меня, пожалуйста. Продолжайте...

– В городе убито уже две, вернее, три женщины... Неважно. Главное, что убиты они одинаковым способом: кто-то сзади перегрыз им шеи... Второе убийство произошло почти на моей свадьбе. Был сильный дождь, небо было затянуто тучами...

– Так-так, – Глеб Андреевич заметно заволновался. – Все правильно. Волк-туча, пожиратель небесных светил, в народных русских сказках носит название волка-самоглота... Это у Чуковского солнце глотает крокодил. Крокодил – это смешно и не так страшно... Волк-туча хранит в себе живую воду дождя. Помните, как он спасает Ивана-царевича, разрубленного на куски его братьями? А в Калужской губернии было такое поверье. Чтобы пчелы собирали больше меда, на пчельник клали волчью губу. Чистая мифология в быту! Тучи называли волками, а дожди – медом...

Доцента Ермилова словно подхватил ветер, закружил, замотал.

– Глеб Андреевич, а вы помните Людмилу Синявину? – чтобы вывести его из фольклорного транса, спросила Аня. – Светлая, курчавая, с остреньким длинным носом? Тоже из моего курса, заочница выпуска этого года?

– Нет, кажется, нет. У меня хорошая память только на красивые лица.

– Она была на моей свадьбе свидетельницей. Ее нашли убитой в ста метрах от ресторана, где проходила свадьба. И кто-то прогрыз ей шею...

– Вот оно как, – Ермилов задумался. —

У белорусов до сих пор сохранилось предание... До сих пор! Это когда я еще участвовал в этнографических экспедициях... Так вот. Празд-новалась когда-то в старину свадьба. В самый разгар веселья, так сказать, средь шумного бала, жених и все прочие мужчины превратились в волков, женщины – в сорок...

– А невеста? – спросила Аня с интересом.

– Невеста – в кукушку. С той поры носится горемычная птица за своим суженым и роняет слезы. Травка такая вырастает в этих местах, называется «кукушечьи слезы»...

– Вот-вот. Я теперь и ношусь с этой бедой, – сказала Аня, – как та самая кукушка. Гадаю, кому сколько жить осталось. Ольге Владимировне даже одного раза не прокуковала...

– Вы мне, Аня, вот что скажите, – прервал ее грустную речь Ермилов. – Почему вы употребляете название «вовкулак»?

– На месте гибели Люды Синявиной я встретила странного старика, бомжа. Он сказал, что видел этого самого вовкулака. Это он его так назвал...

– Удивительно! – воскликнул Ермилов. – Можно не ездить по заброшенным селам, не пытать древних, выживших из ума стариков, которые уже, кроме «Сталин – отец народов», ничего вспомнить не могут. Фольклор сам пришел в Петербург! Удивительные вещи вы рассказываете, Аня. Этот бомж описал вовкулака?

– В том-то и дело, что подробно описал. Оборотень пробежал рядом с ним. На двух ногах, серая шкура, волчья морда, хвост. Лапы сложил на груди, как задумчивый поэт, не знаю, Байрон, может быть. Но при этом очень быстро бежал куда-то...

– На Руси всегда верили, что колдун, зная лишь имя человека, может сделать его оборотнем. На Украине и в Белоруссии таких невольных, подчеркиваю, невольных оборотней называли вовкулаками, потому что чаще их представляли в виде волков. Говорят, что это скорее страждущие, чем злые существа. Живут они в берлогах, рыскают по лесам, воют по-волчьи, но сохраняют человеческий разум и никогда не нападают на людей и деревенские стада. Одного красивого юношу полюбила ведьма, а он ее отверг. Раз поехал он за дровами. Взялся за топор и только размахнулся у дерева, как руки его превратились в волчьи лапы. Топор упал на землю, а скоро и весь он покрылся волчьей шерстью. Бросился он к своим волам, дело-то было в Малороссии, те от него бежать. Он хотел им крикнуть, но вместо человеческого голоса раздался звериный вой. Он потом бродил вокруг родного села и смотрел так жалостливо... Но время сейчас злое, жестокое, может, вовкулаки теперь другие?

– А в Японии, например, оборотни добрые, – Аня по старой студенческой привычке решила показать эрудицию перед преподавателем. – Не волк, а енотовидная собака. Зовут его Тануки.

– Понятно, что в Японии все добрее, – ответил Ермилов. – Они давно уже не азиаты, а гораздо больше европейцы, чем мы... Так вы хотите услышать от меня какие-нибудь советы, рекомендации?

– Вы и так, Глеб Андреевич, очень хорошо все рассказали. А что тут можно посоветовать?

– Совет у меня тоже фольклорный, Аня, – сказал очень серьезно Ермилов. – Я так понимаю, что вы решили своему мужу в расследовании помочь или за студентку нашу отомстить – ну, не отомстить, а правды добиться. Так вот какой вам будет совет. На Украине старые люди никогда не называют волка по имени, чтобы он не явился неожиданно на их двор. На всякий случай называют его «дядькой». В Литве похожее отношение к волкам... Вот я вам и советую, Аня, использовать это, казалось бы, суеверие, пока действительно его не поймают. Помните еще поговорку: «Сказал бы словечко да волк недалечко».

– Дядька недалечко? – улыбнулась Аня.

– Вот-вот, – кивнул головой Глеб Андреевич, – правильно. Верите или не верите в это, а на всякий случай... Не случайно же это до нас из глухой старины добралось. Может, в этом что-то и есть?

– Глеб Андреевич, а почему вов... дядька только на девушек нападает? – спросила Аня. – Или это случайность?

– Не случайность это, Аня, совсем не случайность. Я даже где-то читал об этой странной их ненависти к женщинам. Кажется, что-то кавказское... Нет, сразу мне не вспомнить. Если вы оставите мне телефон, я пороюсь в своих записях, книгах и вам сразу же позвоню. Сегодня же позвоню, потому что мне самому стало интересно. Но взамен вы должны обещать мне...

Аня насторожилась, подозревая нечто знакомое, частое в отношении к ней со стороны мужчин.

– ...вы мне подробно расскажете, чем это дело кончится. Договорились?

– Договорились, – обрадовалась Аня.

– Можно последний вопрос, Глеб Андреевич? Кто такой Обур?

– По близости созвучия на ум приходят сразу примеры из русского языка. Слова «оборотиться», «обернуться» несколько похожи на этого Обура. Вы не находите, Аня? Обор, обер, окрут... Окрутниками называли раньше одетых по-святочному, в вывернутые тулупы, мехом наружу. «Окурта» тождественно по значению со словом «облако». Вспомните, что я вам рассказывал про тучи, небесные шкуры... Вообще, что-то в этом слове есть кавказское. Это «ур» явно не славянского происхождения... Вряд ли вы услышали от меня что-то полезное. Фольклор, как и философия, прекрасен, но бесполезен с практической точки зрения.

– А я как раз теперь думаю наоборот, – ответила Аня.

Часть четвертая

Свидание с Обуром

Глава 17

– ...Однако ж то ли он похитил ее, то ли каким-либо другим путем, но только инфанта становится его женою, и отец ее в конце концов почитает это за великое счастье, ибо ему удается установить, что рыцарь этот – сын доблестного короля какого-то королевства, – думаю, что на карте оно не обозначено...


На Олиных похоронах было очень много людей, знавших и любивших покойную, но не знавших друг друга. Удивительным образом в этот траурный день люди знакомились, разговаривали, обменивались телефонами. Они были абсолютно разными по образованию, достатку и социальному положению, но с нескольких коротких фраз понимали друг друга и сами же удивлялись этому взаимопониманию. Будто все они долгое время состояли в одном тайном ордене, жили и работали далеко друг от друга, но на общее благое дело, а теперь встретились все вместе, и сознание общей тайны объединяло их. Этой тайной была Оля Москаленко.

Даже православный батюшка, отпевавший Ольгу Владимировну, оказалось, учился с ней когда-то в военмехе. Красивый, величавый, увидев Олю в гробу, он вдруг как-то потерялся, даже стал меньше ростом. На некоторое время он пропал, и строгая церковная бабулька искала его. Через какое-то время он приступил к своим обязанностям, но голос и руки его дрожали. Отпевал он ее так искренне, горе его было так неподдельно, что плакали даже посторонние люди, просто зашедшие в церковь.

Сначала Ане было очень тяжело. Ей казалось, что все будут если не шептаться за ее спиной, то по крайней мере про себя думать: «Это из-за нее погибла Ольга Владимировна... Спасая ее жизнь, Оля потеряла свою...» Но скоро Аня поверила в доброту этих людей. Только ее собственная совесть все косилась на нее, все шептала что-то сзади.

Хорошо, что Олин муж нашел какие-то документы, дал кому-то взятку, и ее похоронили на тихом, зеленом кладбище, уже закрытом для простых смертных. Здесь было много деревьев, громко пели птицы, а на могилах было много известных еще со школьной скамьи фамилий.

Поминки прошли как-то быстро. Народу было слишком много, и хотя мест за столом, закуски и выпивки хватало с избытком, большинство посчитало своим долгом ненадолго присесть, помолчать и распрощаться. Остались только самые близкие.

С разрешения мужа Аня вошла в Олину комнату и осталась там одна. Здесь был абсолютный порядок, даже в косметике перед занавешенным черной материей трюмо. В комнате не было ни одной случайной вещи, ничего лишнего. Разве что старая, потертая книга на полочке рядом с ночником смотрелась не на своем месте.

Аня осторожно, словно боясь причинить кому-то беспокойство, взяла книгу в руки.

С обложки давно стерлись и название книги, и коленкоровое покрытие. Остался один лохматый по краям картон и оттиск на картоне – силуэт сидящего человека в длинных одеждах. Мужчины или женщины – не разобрать.

Издание было еще дореволюционное, со старой орфографией. Называлась книга «Вельсунгахские саги». На темных широких страницах узкими столбиками размещались стихи. Аня попробовала читать. Повествование начиналось издалека: с клекота орлов, шума прибоя, горного эха. Затем шло длинное описание ясеня. Аня пролистала страницу, описание дерева все продолжалось, но уже генеалогического. Конунги проживали короткие жизни – до первого предательства, до первого колдовского проклятия.

Аня закрыла книжку, так и не поняв, зачем Оле нужны были какие-то «Вельсунгахские саги», которые вряд ли кому-то интересны, кроме специалистов по западноевропейскому эпосу. Она вышла в гостиную, где гости стояли и сидели небольшими группами, тихо переговаривались, смотрели в пол и время от времени кивали головами.

– Если хотите, можете взять ее себе на память, – сказал Олин муж.

Аня не сразу поняла, о чем это он. Оказалось, в руках она все еще держала Олину книгу.

– Оля ее любила читать? – спросила Аня.

– Она говорила, что это что-то вроде ее семейного альбома, – ответил Олин супруг. – Хотя, признаться, я там не нашел ни одной картинки.

Второй раз Оля принялась за чтение книги уже дома. Но глаза рассеянно скользили по стихотворным строчкам, как скандинавские дракары по балтийским волнам. Думала же она совсем о другом. Опять она силилась решить проблему бессмертия человеческой души, но уже для Ольги Владимировны. Усилием воли Аня раздвигала темные занавеси, проникала за тяжелые гардины бытия, но за одним пологом скрывался другой, третий. Мысль, воля, воображение скоро ослабевали, и темная субстанция побеждала. Занавес наглухо закрылся.

Разбудил ее Михаил. Он с заметным почтением полистал старинную книгу. Но сказал о современном.

– Ты просила навести кое-какие справки. Ольга Владимировна Москаленко по нашим картотекам нигде не проходила. Она не была судима, в убийстве мужа никогда не обвинялась. Никогда милиция ее не задерживала. Это Оля сама тебе рассказывала?

– Давно, прошлым летом в санатории, – ответила Аня. – Я сказала, что мой муж сидит в тюрьме, что он – убийца. Еще я тогда спросила: может, ей неприятно общаться с женой убийцы? Оля мне ответила, что это ничего, потому что она сама обвинялась в убийстве мужа и, хотя была оправдана судом, клеймо убийцы все равно на ней осталось.

– Ну, тогда понятно, – кивнул Корнилов. – Хотела тебя утешить, нафантазировала про себя не очень удачно...

Аня не то что согласилась с ним, но не находила в себе сейчас сил спорить, доказывать недоказуемое. После отпевания, похорон и поминок она чувствовала такую слабость и опустошенность, словно за день прожила еще одну трагическую жизнь. Хорошо, что этот день, наконец, кончился...

На следующее утро ее разбудили два раза. Сначала будильник напомнил, что пора готовить завтрак мужу, растолкать его нежно и проводить на работу. Второй раз, когда она едва-едва забылась добавочным утренним сном, ее разбудил звонок доцента Ермилова. Он радостно сообщил Ане, что нашел какую-то карточку и принялся задиктовывать ей слова и цифры. Аня машинально записала за ним в телефонную книгу, поблагодарила доцента за помощь, попрощалась. Только потом она стала вспоминать, о чем идет речь, и при чем здесь «Записки кавказского офицера» Николая Иртеньева.

Только допив кофе до самой гущи, Аня вспомнила их разговор о вовкулаках и обещание доцента Ермилова. Надо было лезть в Интернет или идти в самую обыкновенную библиотеку. Аня выбрала второе.

С первого курса она полюбила эту библиотеку. Находилась она в старой промышленной зоне Петербурга, недалеко от центра. Дома здесь были темные, полужилые, то есть, с первого взгляда казавшиеся заброшенными, расселенными, приготовленными к капитальному ремонту или сносу, но неожиданно оживающие тусклым светом в одном из окон, взглядом из-за застиранной занавески, жильцом в арке у кучи мусора. Выше домов здесь были кирпичные производственные корпуса. Они возвышались высоко над собственными заборами, имели даже башни с бойницами, в которых селились птицы.

Трамвайные пути в этом районе уже давно не слышали стука приближающихся вагонов, поэтому Аня шла в библиотеку пешком. Иногда она резко оборачивалась, вспоминая о страшных событиях последних дней, но видела позади себя то бабку с тележкой, то алкаша с собачкой, то дорожных рабочих в оранжевых жилетах, лениво ковырявшихся в трамвайных путях.

Библиотека хотя и располагалась в невзрачном трехэтажном доме с грязно-зеленым фасадом, но внутри была очень уютной. Абонемента здесь не было вообще, только два читальных зала. Аня давно уже выбрала для себя небольшой, более темный, с «ленинской» настольной лампой на каждом столике.

Библиотекарша была все та же. Молодая женщина с приятным, умным лицом, которое не портили очки. Она сразу узнала Аню, искренне ей обрадовалась.

– Что-то вас давно не было видно, – поинтересовалась она.

– Защитила диплом, вышла замуж, – в одно короткое предложение уместилась вся Анина жизнь за последние полгода.

Библиотекарша виновато, как показалось Ане, улыбнулась и поспешила перейти к Аниному заказу.

– Дореволюционного издания Иртеньева у нас, конечно, нет, – сказала она. – Вам надо в Публичку. Но несколько лет назад его воспоминания были репринтно переизданы. Тут Чеченская война «помогла», стали издавать и переиздавать много литературы по истории Кавказа. Правда, сейчас уже прекратили. Можете не искать в каталоге, я вам ее и так принесу.

Я год назад оформляла выставку «Кавказ: история и современность», поэтому помню эту книжку. Такая красная с черным...

Девушка пошла в книгохранилище, некрасиво отводя бедро и приволакивая одну ногу. Аня вспомнила, как эта молодая библиотекарша, обслуживая читателей-мужчин, всегда старалась отвлечь их каким-нибудь стендом или номером «Книжного обозрения», пытаясь за это время преодолеть несколько метров просматриваемого пространства.

Если бы Аня была мужчиной, она обязательно пригласила бы ее в кафе, ресторан, в театр. Красиво бы ухаживала и скоро сделала предложение. И только потом, доказав свою любовь и преданность, ради нее, но не ради себя, заработала бы много денег и отвезла в Америку на операцию. А потом сказала бы...

Она не успела придумать красивые слова, подходящие для такого индийско-бразильского кино. Библиотекарша ковыляла обратно с толстой красно-коричневой книгой в руках.

Перед летней сессией Аня обычно садилась у дальнего окна, перед зимней – занимала столик за стеллажом, у батареи парового отопления. Сегодня же села в центре зала. Подержала в руках новенькое издание. В отличие от «Вельсунгахских саг» у этой книжки еще не было читателя. Аня разломила девственный том на две неравномерные половинки и принялась читать.

«Несмотря на то, что человек склонен к упрощению действительности, к округлению ее даже математически, он зачастую в этом ошибается. Например, жизнь телесная разделяется не на десятилетия, а на семилетия. Это признают передовые физиологи современности – второй половины девятнадцатого века. Также и духовное взросление совершается внутри семилетнего периода. Детство, отрочество, юность... Хотя, может, все это простые совпадения, глубоко застрявшие в человеческом сознании осколки древних числовых магий?..»

Иртеньев начинал издалека, с пространных рассуждений в духе того неторопливого века. Медленное, тряское перемещение по ухабам и колдобинам всех без исключения делало литераторами. Всякая деталь, годная для литературного дела, не просто мелькала и исчезала навсегда, а показывала себя со всех сторон, сама лезла в проезжающую бричку, кричала сонному барину. Если же он проезжал мимо, то показывалась ему с другой стороны, под иным углом, за следующим поворотом. «Я сделаю из тебя писателя!» – кричала проезжему офицеру каждая веточка, всякая птица.

Автор служил на Кавказе незадолго до Крымской войны, был ранен «на излете шальной пули». Основное место в мемуарах Николая Иртеньева занимало описание романтической истории, случившейся у него на его глазах. Терские казаки, чеченцы, офицеры, похищения, набеги, перестрелки, засады, поединки, любовь, дружба... Это напоминало повести Бестужева-Марлинского, если бы, по утверждению автора, не происходило на самом деле.

Поначалу Аня бегло просматривала текст. Примерно тем же она занималась в этом читальном зале в студенческие годы. За неделю до сессии в течение нескольких часов она «прочитывала» не только «Тяжелые времена», «Домби и сына», «Холодный дом» Диккенса, но и Бальзака, и Стендаля, и Золя, не говоря уже о «пятиминутных» авторах – Байроне, Гейне, Бомарше и прочих. После сдачи экзаменов у Ани, правда, случался заворот литературных кишок, но с этим можно было жить, к тому же, в ее зачетной книжке уже стояла отметка о ее хорошем здоровье по зарубежной литературе.

В читальный зал вошел студент мужского пола. Библиотекарша, две читательницы, в том числе и Аня, обратили на него внимание. Но, вернувшись к тексту, Аня заметила, что давно читает внимательно, а не прыгает по страницам. Она опять подстегнула себя хлыстом необходимости и понеслась кабардинской лошадкой по мемуарам Иртеньева.

«Полная луна помогла ему найти свежие следы коня по ту сторону Терека... Как быстро снаряжался он, готовил коня, а Айшат хлопотала с едой, одеждой... Он был аварцем... Скоро по запаху кизякового дыма обнаружил Акимка горный аул... Хорошего Басалая уже было не встретить... Но уже вечером по приготовлениям старика и Халида понял... Казак в последний момент успел подставить под удар ружье, как подставляют его пешие солдаты, защищаясь от кавалерийского рубящего удара... Чеченцы готовят толокно очень просто... это значит „волк“...».

Стоп! Вот с этого места надо читать внимательно.

«Горный туман представлялся мне дымом от костров давно погибших воинов. Их кости давно истлели, а дым их кочевий бродит по горам, потеряв запах. Хотя мой проводник уверял меня, что у каждого тумана имеется свой, неповторимый запах. Но уж слишком большим чудаком казался мне этот аварец, чтобы верить ему на слово.

Вот и его обещание показать мне оборотней я принял за шутку Моллы Насреддина (абхазы называют его Ходжа Шарадын). Мы сидели с Каримом на краю аварского горного селения и от нечего делать принюхивались к рассветным туманам. Вдруг из этой молочной мути показались причудливые фигуры. Они скорее напоминали не людей, а пестро разукрашенные индейские тотемные столбы, знакомые мне по любимым с детства книгам Фенимора Купера и Майн Рида.

Когда они подошли ближе, я рассмотрел мохнатые шубы с притороченными к ним серыми волчьими хвостами, высокие меховые клобуки и маски в виде окоченевших в смертельном оскале волчьих морд. В руках у ряженых были длинные деревянные сабли, надо сказать, вырезанные с большим умением.

Нас с Каримом они даже не заметили, а в двери хижин стали бесцеремонно стучаться, отмахиваясь саблями от лающих собак и громкими гортанными криками будя хозяев. Мой проводник-аварец пояснил, что оборотни, которых местные жители называют «боци» («волки»), требуют ритуальных подношений. В случае отказа запросто могут угостить нерадивого хозяина деревянной саблей. Карим сказал, что одному скупому горцу случилось спросонья потерять ухо.

Мой интерес подогрелся лукавым аварцем, как утренний кофе. Но, к моему разочарованию, хозяева оказались покладисты, выносили ряженым лепешки, сыр, мясо, и до драки пока дело не дошло.

Но вот навстречу им попались две молодые девушки с кувшинами. Видимо, они спешили на реку за водой. Неторопливое шествие боци с бормотанием и покачиванием мгновенно сменилось прыжками, воплями и завыванием. Размахивая саблями, они бросились на бедных женщин, погнали их по аулу, разбили кувшины, а одной даже пребольно досталось деревянным клинком.

Карим объяснил мне, что девушек и женщин боци на дух не переносят. Мне, в то время безнадежно влюбленному в жену коменданта нашей крепости, это показалось странным. Но аварец сказал, что боци – ритуальный мужской союз, свято хранящий и передающий из поколения в поколение свои обряды, что-то вроде рыцарского ордена. Но в отличие от рыцарей, поклонявшихся прекрасным дамам, члены этого тайного союза ненавидят непосвященных и женщин. Особенно агрессивны они в день охоты на Квидили.

Этого самого Квидили мы скоро увидели, отправившись вслед за боци на другой конец села, держась, на всякий случай, на некотором расстоянии. Квидили был такой же мохнатый, бесформенный, но раза в два больше боци. Он размахивал потешно несгибаемыми ручищами, стараясь зацепить нападавших. Но отважные боци окружили его, сбили с ног и принялись нешуточно охаживать саблями... Расправа над бедным Квидили должна была обеспечить горцам скорый приход весны и богатый урожай.

Все ж таки Карим не удовлетворил мое любопытство по поводу нелюбви боци к женщинам. «Очень древний обычай», – повторял он на мои вопросы. Гораздо позднее я прочитал, что так же вели себя воины-волки, сопровождавшие Одина. Волки свято хранили свой тайный мужской союз. Кто же является врагом всякой мужской тайны? Конечно, женщины... В этом я скоро убедился, вернувшись в крепость, к предмету моего обожания...»

Дальше Аня пропустила несколько приторных, на ее взгляд, страниц. Во всей книжке ей попалось еще всего одно любопытное место.

«Местные горцы рассказывают, что, когда набегали тучи, волчья шкура падала на человека прямо с неба. После этого человек еженощно превращался в волка, рыскал по горам, нападал на женщин и детей, если они появлялись у него на пути. В старину отважные охотники выслеживали их, потому что оборотни бегали в полнолуние одной и той же тропой. Что-то словно призывало их к себе. Возможно, огромный Квидили звал их на кровавый пир? Вот они и бежали, оскалив волчьи морды, куда-то в ночь. Карачаевцы и балкарцы называли таких „обур“, что значит „пожиратель“, адыги величали их „удди“, а черкесы – „куди“...»

– Скажи мне, кудесник, любимец богов, что станется нынче со мною? – проговорила Аня тихо, чтобы не нарушить тишину читального зала.

Глава 18

– Ни один человек, какого бы звания он ни был и к какому бы состоянию ни принадлежал, не осмелится преследовать прекрасную Марселу, если не желает навлечь на себя лютый мой гнев...


На городском телеканале наступил момент истины. Все, чему когда-то учились местные телевизионные журналисты, чему завидовали, глядя на центральных коллег, о чем грезили в профессиональных снах, наконец, сбылось. У них теперь была своя собственная региональная сенсация с трупами и известным бизнесменом в центре скандала. Причем, материала было так много, что хватало с избытком и ведущей ток-шоу с проникновенным взглядом и плохой дикцией, и бегущему впереди камеры репортеру в красной кепке-бейсболке, и вдумчивому обозревателю с печальным взглядом, который на самом деле тайно грустил о далекой и любимой Южной Америке.

Аня впервые так часто нажимала на кнопку, на которой цифра «пять» еще хорошо сохранилась. Вот она попала на комментарий высокого милицейского чина. С расстановкой, солидными паузами, будто кто-то его параллельно переводил на иностранный язык, генерал информировал горожан, что дело о серийном убийце фактически завершено. Главный подозреваемый задержан, против него выдвинуто обвинение, следствие располагает рядом неопровержимых доказательств. В заключении – произнес он это слово с ярко выраженным «и» на конце – генералу хотелось бы успокоить, предостеречь, пообещать и попросить...

Также в «Новостях» показали пикет заведенных бабулек у магазина-стадиона «Лена». Они требовали освободить невиновного Анатолия Горобца, задержание которого связано с его политической прямотой и честностью. На фоне плаката «Будет городу...ец, раз посажен Горобец!» выступил известный питерский адвокат Людвиг Карма, который рассказал телезрителям, что его подзащитный чувствует себя хорошо, на здоровье не жалуется, верит в торжество правосудия и просит не нагнетать политические страсти, не выходить на улицу с плакатами, не оскорблять работников правопорядка. Хотя, по мнению Людвига Кармы, налицо правовой произвол властей, попытка расправы с неугодным и перспективным политиком, который совсем недавно заявил о своих амбициях, а уже начал стремительно набирать очки и политический вес.

Потом было интервью с подругой детства Горобца, которая вспоминала, как Толик катал ее на раме велосипеда. Смущенная, но подбадриваемая невидимым интервьюером, женщина рассказывала, как юноша наклонялся и нежно целовал ее сзади в шею, а на случайной кочке непроизвольно укусил.

Под вечер Аня увидела в объективе бегущей по коридору камеры знакомые двери и узнаваемые мужские лица. Вот мелькнул в проходе и тут же скрылся Коля Санчук, еще парочка знакомых ребят из отдела. Вдруг камера выхватила не просто знакомое, а любимое лицо, усталое, с наморщенным лбом, с едва заметной грустинкой в глазах. Аня подалась к экрану, словно увидела в передаче «Жди меня» своего потерянного родственника, но тут как из-под земли вырос капитан Харитонов, вернее, его растопыренная пятерня. Харитонов показывал кому-то с очень плохим зрением только что полученную им оценку по боевой и политической подготовке. Аня машинально пересчитала количество пальцев и позвонила мужу на работу.

Михаил пришел за полночь с лицом еще более усталым, чем на экране телевизора. Он принял душ, ел свой ужин машинально, быстро и без разбора. Чтобы встать и дойти до постели, сделал над собой заметное усилие.

– Медвежонок, а есть, наверное, в дзю-дзюцу упражнения и методики для снятия усталости и стресса? – осторожно намекнула Аня.

– В Греции все есть, – отозвался Корнилов, то ли не понимая, то ли ленясь понимать намеки. – Даже пятый труп...

Сказав это, Михаил упал на кровать, как подкошенный. Аня опять увидела перед собой растопыренную пятерню Харитонова. Только на этот раз он не закрывал камеру, а показывал количество совершенных на данный момент убийств.

Аня давно для себя решила, что убийство Елены Горобец стоит в этом кровавом ряду особняком, что Обур еще не пойман, и надо ждать в ближайшее время, точнее, в полнолуние, следующего убийства. Аня, казалось ей, была к этой новости готова, но вышло, что не очень. Она опустилась на кровать рядом с мужем, чувствуя во всем теле невесть откуда взявшуюся свинцовую тяжесть. Ей вдруг подумалось, что пятая убитая тоже должна быть ее близкая знакомая или родственница. Эта была до того страшная мысль, что Аня напрягла всю свою волю, чтобы отстраниться от нее, постараться не накликать новой беды, если ее, конечно, еще не было здесь. Может, это еще не ее горе. Но почему тогда молчит Михаил?

Она наклонилась к мужу, который лежал поперек кровати, и увидела, что тот не держит паузу, не подбирает слов, а спит самым натуральным образом, приоткрыв рот.

– Корнилов, погоди немного! Ты мне еще нужен!

Аня толкнула мужа, дернула за ухо, наконец, бесцеремонно зажала ему нос и рот. Михаил открыл глаза и застонал, как от зубной боли.

– Я столько времени трачу, сражаясь против рукоприкладства в органах, против всяких «слоников», а пытки процветают в моей собственной семье. Можешь, конечно, придушить меня, но только во сне, не будя. Мне же через два часа вставать!

– Как через два часа? – не поняла Аня.

– Так. Я вырвался помыться, перекусить, пару часиков поспать. Сама должна понимать, что у нас в отделе сейчас творится. «Глухари» прилетают по лунному календарю, чуть ли не по часам. А начальство считает, что чем меньше мы спим, тем лучше работаем. Тут и наш папаня Валек бессилен. Такая амбразура образовалась, что он ее уже не закрывает. Меня генерал Столяренко уже напрямую материт. То Мишенька-голубчик, то такой-разэтакий...

– Ты же все равно поперек кровати улегся, – оправдалась Аня. – Я, конечно, женщина миниатюрная, но не Дюймовочка все ж таки. Или ты думал, что я ночами не сплю, сижу с краешку, на тебя влюбленными глазами смотрю и умиляюсь? Дудки! Я тоже живой человек, тоже дрыхнуть люблю. К тому же во сне у тебя вид очень глупый...

– Разве? – удивился Михаил. – А сны мне снятся умные, я бы сказал, научно-популярные, общеобразовательные. Сколько себе внушаю, чтобы снилась полезная информация по работе – так нет, все какие-то документальные фильмы из жизни личинок. С тобой, правда, в главной роли...

– Это я-то личинка? – теперь уже удивилась Аня.

– Королева личинок, – поправился Михаил.

– Королева личинок? Ладно, пускай, – Аня неожиданно смирилась с этой ролью, опять стала серьезной. – Кто она, пятая?

– Обычная девушка. Маша Журавлева, студентка, девятнадцать лет, – вздохнул Корнилов. – Возвращалась домой с тренировки по таэквон-до. Причем, имела черный пояс. Готовилась со следующего года сама вести группу начинающих. Вот вам женские черные пояса! Хотя, наверное, я напрасно возмущаюсь. Та же картина, что и в первом, и втором убийстве. Спокойствие и покорность в позе, словно живая заложница лежит, боится пошевелиться. Нападал-то Обур, конечно, сзади...

– Ты называешь его Обуром? Ты думаешь, тогда с ним разговаривал на форуме, с настоящим убийцей?

– Не знаю. Надо же его как-то обзывать.

Я пару раз опять выходил на этот дурацкий форум, пытался вызвать его на разговор, но ничего не получилось. Молчит, затаился, словно находится где-то совсем рядом, и если начнет говорить с нами по телефону, мы его живой голос услышим.

– Ты замечаешь, от всех этих убийств, как тень какая-то черная, ложится вина на других людей? – спросила Аня, теребя Михаила за ухо, чтобы он не отрубился. – Первая девушка поссорилась со своим парнем. Он не пошел ее провожать, и она погибла. В смерти Синявиной есть моя вина... Не спорь! Не прямая, а какая-то скрытая, по судьбе, по карме, не знаю еще, по чему. Еще вина тамады, по глупости пославшего Люду за дождевой водой. Потом Оля... Это моя вина без всяких оговорок, отступлений. Мне ее замаливать до конца моей жизни придется и на потомков моих еще хватит...

– Я уже устал говорить на эту тему, – Михаил даже сел на кровати. – Разве можно обвинять себя за то, что не остановила дурацким вопросом прохожего? А ведь его жизнь, возможно, сложилась бы после этой минутной задержки совсем по-другому. В темный подъезд зашел немного позже и разминулся со шпаной, улицу перешел уже после того, как промчалась машина с пьяным водителем. Но ведь может быть и обратный вариант, Аня. Ты остановила человека, спросив дорогу, он сказал тебе длинный комплимент. А потом точнехонько вышел на шпану в темном подъезде, на наркомана в поисках денег на очередную дозу, под бампер машины на скользкой дороге... Ты только представь всех встречных-поперечных, с которыми обменялась фразами, взглядами. Что с ними потом произошло? Ты знаешь? Это все слепой, глупый случай, не видящий никого, ничего, ни меня, ни тебя, ни Синявину, ни Олю Москаленко... Вспомнил! – неожиданно воскликнул Михаил. – Вспомнил, кто слепо убивал человека у Паскаля. Вселенная, мир...

Аня с подозрением посмотрела на мужа и, на всякий случай, как бы поправляя ему волосы, потрогала лоб.

– Не смотри ты на меня так тревожно, исподтишка, – перехватил ее взгляд Корнилов. – Ты же лучше в этом разбираешься. Мыслящий тростник Паскаля. Человек погибает, он хрупок, беззащитен, но он знает, что гибнет. А всемогущая вселенная, убивая его, не знает этого... Надо будет Санчо это рассказать, не забыть, а то он, наверное, бедного Паскаля за дурака принял, в очередной раз усомнился в бесполезности отвлеченных знаний... К чему это я?

– По поводу вины, – напомнила Аня.

– А в гибели пятой девушки кто виноват? – спросил Михаил.

– Не знаю, может, тренер, который учил ее защите и нападению, ударам каким-то, тебе это лучше знакомо. Вручил ей черный пояс в торжественной обстановке, внушил уверенность в собственной неуязвимости...

– Но нападение было неожиданным, сзади, – возразил ей Корнилов. – Тут и я бы был бессилен. Это только Миямото Мусаси шел себе по ночному лесу, почувствовал легкое беспокойство в листьях деревьев или на душе. Разбираться не стал – выхватил меч и прочертил круг. Пятерых разбойников разрезал, как шоколадных зайчиков...

– Почему она не обернулась хотя бы, когда услышала сзади шаги? – спросила Аня. – Черный пояс помешал?

– Когда мы раскроем это убийство, – сказал мечтательно Михаил, – а мы его обязательно раскроем... я начну с тобой заниматься дзю-дзюцу. Что-то в тебе есть такое. Может, что-нибудь получится.

– Спасибо за комплимент, – усмехнулась Аня. – Я уже как-то подумала об этом. Знаешь когда? Когда двумя ногами ударила Расстегая в машине. Я правильно поступила?

– Может быть, ты приняла тогда единственно верное решение. А позанимайся я с тобой несколько занятий, ты стала бы заморачиваться, думать головой, не имя еще навыков. Сделала бы неудачное, несвоевременное движение. Ничего бы у тебя не получилось, Расстегай бы только разозлился... Кто был бы тогда виноват?

Сам испугавшись и этой ситуации, и своего вопроса, Корнилов умолк и задумался.

– Собак вот тоже жалко, – пробормотал он. – Вот уж не знаю, что они там понимали, когда их запихивали крючьями в фургон.

– Их усыпляли снотворным, – сказала Аня. – Стреляли шприцами через трубочки, как индейцы в дебрях Амазонки.

– А ты откуда знаешь? – спросил Михаил, правда, без всякого удивления в голосе. – Ты там, конечно, тоже побывала. Вот уж вездесущая...

Аня задумалась, а когда Корнилов уже лег поудобнее, с ненавистью поглядывая на будильник, спросила:

– Через три точки сколько можно провести прямых?

– Треугольник, то есть три прямые, – прилежно, хотя и со стоном, ответил Михаил.

– А если точки лежат на одной линии? – спросила Аня, выключая свет и выходя из комнаты.

– Завтра еще совещание у Кудинова, – донеслось до нее ворчание засыпавшего с именем начальника на устах Михаила.

– Обур, удди, куди, – прошептала Аня уже в коридоре.

В полутьме она нашарила в прихожей водительскую карту Петербурга, на ощупь подцепила в ящичке под зеркалом карандаш и обломок пластмассовой линейки.

На кухонном столе Аня занялась странной навигацией. Она отыскала на карте Петербурга три точки, потом приложила обрубок линейки и соединила их между собой. Получилась совершенно прямая линия, перерезавшая город на две неодинаковые части. Аня посидела какое-то время, вглядываясь в серые дороги и розовые кварталы домов. Подумав, нарисовала на прямой линии аккуратную стрелочку. Стрелка была направлена из города в область, где пятнами были обозначены зеленые зоны.

Ей казалось, что она только что присела, а уже звенел будильник, и Михаил, лохматый и злой, бежал в ванную.

– Мне кофе! – крикнул он на бегу.

– Ты же никогда его не пил, – удивилась Аня. – Может, все-таки чай?

– Кофе! – донеслось из ванной через шум воды.

Приблизительно на той же скорости Корнилов пробежал в комнату, потом в коридор, застучал каблуками, зазвенел ключами от машины. Аня каким-то чудом поймала его в дверях для прощального поцелуя.

Странное дело, спать ей совсем не хотелось. Было четыре часа ночи или утра. Если четыре утра, то когда вообще бывает ночь? Одевшись и выйдя на улицу, Аня убедилась, что ночь все-таки есть на свете. Это было самое ее время, приглушенное, утихомиренное. Ночь все на время сгладила, до утра примирила, вроде, справилась со всеми проблемами, но ничего не смогла сделать с постоянным, то нарастающим, то затихающим, но не до конца, гулом огромного города. Город был сильнее этой ночи на рубеже августа и сентября. Он давно победил ее тишину, ее темень давно была вытеснена подсвеченным снизу смогом. Да и такие полуночники, как Аня и ее муж, подливали масло в огонь, на котором сгорала темная, тихая ночь.

Аня впервые за все время проживания в этом доме увидела плотный, не выщербленный строй автомобилей перед подъездами. Только синего «Фольксваген-Гольфа», Олиного предпоследнего почти подарка – последним подарком Ольги Владимировны была Анина жизнь, – не было на месте. Аня достала карту, раскрыла ее под желтым фонарем, будто не могла сделать это дома на столе, при нормальном освещении. Транспорт еще не ходил, ночную попутку она ловить не решилась и пошла пешком по перпендикуляру к странной линии, указывающей куда-то за границу города.

Идти пришлось довольно далеко. Поначалу Аня обходила темные дворы, тихие скверы. Но на освещенных проспектах около Ани пару раз притормаживали машины, приоткрывались дверцы, произносились лаконичные предложения. Тогда девушка сворачивала в жилые кварталы. Так, петляя между светом и тенью, Аня вышла на тропу, про которую читала в воспоминаниях Николая Иртеньева.

Первое убийство было совершено на самой окраине города, около ПТУ легкой промышленности, в котором училась погибшая девушка. Второе – у известного ресторана «Идальго». Аня вышла на тропу оборотня как раз между двумя этими точками. По ее логике идти надо было вглубь города, откуда должен был бежать Обур. Поэтому она повернула налево и пошла по направлению к ресторану, пока не очень соблюдая возможный маршрут убийцы.

У ресторана Аню догнал рассвет. Ей стало прохладно, словно темнота была каким-то подобием теплой одежды. Аня пошла быстрее. Эти места были уже до того знакомы ей, что она не боялась. Она даже свернула к гаражам, постояла пару минут, осматриваясь и прислушиваясь. Ничего нового не заметив, зашагала дальше.

На этот раз она решила точно следовать начертанной линии, поэтому наступавшее утро было кстати. Остатки страха рассеивались вместе с утренними сумерками. Один только раз Ане послышались за спиной осторожные шаги. Аня резко обернулась, но никого не увидела, кроме лохматой вороны, крайне заинтересованной в том, чтобы девушка побыстрее отошла от колбасной кожурки – птичьего завтрака.

Дальше начались трудности. Неудобно стоящие дома Аня с грехом пополам еще обходила. Но теперь перед ней была железнодорожная ветка, да еще с грязным, отвратительно пахнущим каналом. Аня уже собиралась идти в обход к видневшемуся в отдалении мосту, но прямо под ногами увидела широкую металлическую трубу, такого диаметра, что могла бы спокойно проползти внутри нее. Она бы с удовольствием так и сделала, если бы труба не тянулась дальше, исчезая в конце концов где-то под землей.

Ане пришлось очень некрасиво, благо никого вокруг не было видно, переползать на четвереньках по холодному и скользкому металлу. Все-таки жаль, что она не бесстрашный лунатик, а трусливая полуночница. Все-таки перемазавшись в канаве уже на другой стороне железнодорожной линии, она вышла к дороге.

Опять потянулись «хрущевки», которые хотя бы обходить было близко. Неизвестно, обегал ли оборотень дома, так же, как Аня, или это был небольшой картографический брак, искажение реальной топографии?

Вот и спортивный комплекс распашонкой, с двумя большими залами, в котором Маша Журавлева занималась боевым искусством, которое ее, правда, не спасло. С ней никто не собирался соревноваться, даже вести смертельный поединок ей не предложили. Ее просто убили, как и всех предыдущих девушек. На дверях спорткомплекса Аня прочитала объявление о наборе в группы таэквон-до и китайской оздоровительной гимнастики тай-цзи.

Тут Аня заметила, что отклонилась от маршрута. Оборотня спортивный комплекс не интересовал. Он не караулил Машу, а встретил ее случайно на своей тропе, через дорогу, за автостоянкой, за кинотеатром с космическим названием, под высоковольтной линией. Здесь еще валялись обрывки полосатой ленточки, которой милиция огораживала место преступления.

Какой-то участок пути Аня шла под гудящими проводами, гадая – вредно это или не очень. Но скоро проводам оказалось с ней не по пути. До этого Аня шла среди брежневских девятиэтажек, потом петляла между «хрущевками», теперь для нее наступала архитектурная эпоха сталинизма.

В первом же «сталинском» дворе, освещенном еще робкими лучами солнца, под утренние трели птиц она встретила первых в это утро людей. Их было двое. Шли они неровно, занимая гораздо больший коридор, чем обычная человеческая пара. Аня еще не разглядела их лиц, и они, наверное, еще не заметили Аню, но девушка сразу почувствовала исходившую от них угрозу. Но вместе с мыслью – не ломануться ли через кусты? – пришло чувство мирно пасущегося четвероного, которого хищники уже заметили. Может, обойдется?

Эти двое парней, судя по всему, шли из кабака или с дискотеки. Один прихрамывал, другой время от времени прикладывал запястье к разбитой губе. Видимо, ночь прошла для них не очень гладко. Увидев Аню, они забыли про свои раны. Прямо к ним приближалась возможность реабилитироваться за свое недавнее поражение. Причем, какая возможность!

По тому, как они оглядывали кусты, возможные пути ее отступления, Аня поняла что опять попала в историю. Это было уже слишком! От досады на себя, на этот недобрый к ней город, на людей, в нем проживающих, она остановилась, как вкопанная, словно несла-несла что-то хрупкое, тонкое, а в самом конце пути грохнула об асфальт.

Аня понимала, что надо начать заговаривать им зубы и ждать счастливого случая. На свои легкоатлетические качества она не надеялась. Когда помятые лица парней были уже различимы даже с ее близорукостью, позади Ани с шумом всколыхнулись кусты. Она вздрогнула, ожидая появления со спины еще одного агрессора.

Но из кустов выскочил не человек, а огромная черная лайка. Очень похожая на ту, из стаи. Будто не замечая Аню, она пронеслась мимо нее, только слегка задев пушистым хвостом. Без рычания и лая, коротким прыжком она опрокинула одного из парней на асфальт и тут же переключилась на второго, с разбитой губой. Лайка цапнула его за опрометчиво выставленную ногу, рванула на всякий случай за брючину и застыла перед врагами, обнажив самое древнейшее оружие на Земле – клыки.

– На поводке надо держать такую собаку, дура! – кричали уже не опасные парни, окончательно испортившие себе дискотечное настроение. – Мы тебя еще поймаем! Мы твою собаку найдем...

Проводив их взглядом, Аня посмотрела туда, где еще только что скалился ее неожиданный спаситель. Его действительно надо было искать...

Глава 19

– ...Кто служит у хороших господ, те, и правда, получают льготы: их прямо из людской производят в знаменщики, а то и в капитаны, либо они получают хорошие наградные...


В этот вечер в ресторане «Ошхамахо» не было ни одного кавказца, за исключением поваров и администратора. С утра персонал тщательно готовился к визиту милиции, но не к обыску, проверке документов или другому оперативному мероприятию, а к большому банкету. Отмечалось получение милицейским начальником очередной звездочки.

Оформление ресторана «Ошхамахо» было дипломной работой молодого грузинского дизайнера со странной для мингрела фамилией Гоголь. Надо сказать, что дизайнер не посрамил знаменитой фамилии. Конечно, это был не «Ревизор» дизайна, не «Записки сумасшедшего» композиции и, тем более, не «Мертвые души» в оформлении точки общепита. К тому же, свою работу Джамбул Гоголь все-таки закончил.

В центре зала был, конечно, Эльбрус со снежной макушкой, на фоне синего неба, по экрану которого время от времени пробегали облака. Эльбрус тоже был на большом экране, зато у его подножия стояла скала из натурального гранита, по ней сбегала горная речка, даже пенилась у камней, а за декорациями исчезала в фановой трубе. Очень натурально смотрелась кавказская флора. Фауна была представлена горным бараном на вершине скалы и несколькими птичками.

Хорошо Гоголю удались детали. Забытый у речки кувшин, срубленная, видимо, ударом шашки Басалай ветка, отпечаток босой женской ножки на песке, который перед открытием ресторана каждый раз обновлялся одной из официанток.

На другой скале был устроен горный ледник, который получил практическое использование. В нем охлаждались несколько бутылок шампанского. А на маленькой лужайке росла киндза и другие пряности, за которыми часто приходили с кухни.

Все остальное пространство ресторана, мебель, стены, потолок были выполнены в стиле кавказской эклектики. Гоголь причудливо замешал в своем дизайнерском проекте быт кабардинцев, адыгов, чеченцев, ингушей, сванов, мингрелов и даже табасаранцев. Вот только освещение ресторана было вполне европейским.

Гости собрались точно в назначенное время. Сразу был виден дисциплинированный служивый народ. Сам виновник торжества был в парадной форме, с новенькими погонами, но с разным количеством звезд на них. Правая его половина как бы уже была полковником, а левая еще отставала в чине. Он был несколько растерян и смущен, ощущая себя виновником такого торжественного мероприятия.

– Твой Кудинов похож на невесту, – тихо сказала Аня на ухо Михаилу, когда они среди прочих гостей уселись за длинный кавказский стол.

– Хочешь ее украсть? – спросил Корнилов.

– У такого джигита-жениха, пожалуй, украдешь, – усмехнулась Аня.

Жена Кудинова, Ася Марковна, действительно выглядела джигитом. Крепко сбитая, на коротких кавалерийских ногах, стремительная в движениях, громкая в разговоре, она взяла на себя роль и администратора, и тамады, и... жениха.

Только гости успели рассесться, обменяться взглядами и первыми фразами, как она выскочила в центр зала и застыла на фоне Эльбруса с папкой из-под меню в руках. Все присутствующие милиционеры и их жены так и поняли Кудинову, что она собирается огласить меню, то есть самое главное. Но вместо этого резким командным голосом Ася Марковна стал выкрикивать стихотворные строчки, явно не домашнего приготовления.

О юный вождь! Сверша походы,

Прошел ты с воинством Кавказ,

Зрел ужасы, красы природы:

Как, с ребр там страшных гор лиясь,

Ревут в мрак бездн сердиты реки;

Как с чел их с грохотом снега

Падут, лежавши целы веки;

Как серны, вниз склонив рога,

Зрят в мгле спокойно под собою

Рожденье молний и громов...

Капитан Харитонов, наклонясь к Корнилову, через свою пышнотелую супругу спросил:

– Ты, Миша, у нас самый начитанный. Это Ася Марковна сама сочинила или позаимствовала у кого?

– Я в поэзии не очень силен, – наморщил лоб Корнилов. – Но это что-то еще до Пушкина.

– Да ты что? – удивился Харитонов. – А я думал, это какая-то попса с молодежным сленгом. Моя дочка тоже всю дорогу: «чел, чел...» Оказывается, это – человек по-новому. Аня, это чьи стихи? Просвети, пожалуйста.

– Державина, – прошептала Аня. – Тихо вы, а то Ася Марковна вас в наряд по кухне отправит.

Читала Ася Марковна хорошо, громко. Обращаясь к «юному вождю», повернулась к супругу, который, правда, два года назад уже отпраздновал свой полувековой юбилей. Читая про «страшные горы», Кудинова ткнула большим пальцем свободной руки за спину. На «сердиты реки» сделала красивое движение рукой. Единственным недостатком, который, впрочем, не был замечен присутствующими, был некоторый брак в произношении трудных слов. Вместо «лежавши» Ася Марковна сказала «лажавший», «серны» прочитала как «серы», «зрят» заменила на «зря». Еще у нее была плохая привычка кривить ноги, что при короткой юбке и подсветке сзади смотрелось непоэтично. Но стихотворение было встречено аплодисментами. Большинство присутствующих переглядывались и кивали головами, решив, что жена Кудинова сама постаралась накануне, написала очень много, длинно и с юмором.

– Ты был всегда там, куда тебя посылали, – заговорила Ася Марковна прозой уже без бумажки, глядя влажными глазами на супруга. – Валя, встань!.. Ты никогда не шкурничал...

Корнилов с Санчуком переглянулись, одновременно вспомнив волчью шкуру в библиотеке Кудинова.

– Ты всегда выполнял свой долг, как сам его понимал. Ты не хватал звезд с неба...

Ася Марковна замерла, как бы борясь с подступившими слезами, но рукой кому-то невидимому махнула. Из боковых дверей вышли две официантки в национальной кабардинской, а может, карачаевской, одежде. У одной в руках был большой рог для питья, вторая торжественно несла огромный пустой поднос. Только когда они подошли к Валентину Петровичу, все увидели или поняли, что на подносе лежала маленькая звездочка.

Кудинова уже была рядом с супругом. Не успел он полюбоваться звездочкой, как Ася Марковна бросила ее в рог.

– Пей до дна, Кудинов! – крикнул сидевший по правую руку генерал, не свадебный, а милицейский.

– В роге-то водка? – поинтересовался еще один высокий чин.

– Что вы, Александр Трифонович! – всплеснула руками Кудинова. – Водку Валентину Петровичу нельзя, противопоказания.

– У нас в милиции противопоказаний нет, – засмеялся генерал. – Одни показания. А звезду полагается в водке обмывать.

Кудинов растерянно замер с рогом в руке, глядя не на генерала, а на жену.

– Ладно, пей, Валентин, а то звезда твоя в красном винище заржавеет, – смилостивился начальник.

Валентин Петрович вытер пот со лба, приложился к рогу и стал медленно поднимать его острую часть. Кадык его двигался под кожей с большой амплитудой. Красная струйка скользнула по краешку губы и побежала вниз по шее, на праздничный воротничок.

– Пей до дна, пей до дна, пей до дна! – скандировали в нарастающем ритме гости.

Наконец Кудинов, тяжело дыша, оторвался от рога и перевернул его вниз, словно надел на невидимую голову. Несколько красных капель упало на пол.

– А звезда-то где? – послышался удивленный женский голос.

Улыбкой профессионального фокусника Валентин Петрович разжал губы и показал публике пропавшую звездочку.

– Под косой луна блестит, – тихо сказал Коля Санчук супругам Корниловым, – а во рту звезда горит.

Ася Марковна привинтила звездочку к левому погону супруга, и пиршество началось. После рюмки-другой милиционеры освоились, генерал уже не казался им таким далеким. Кто-то из участковых даже спросил его про повышение заработной платы и жилищные льготы. Правда, Ася Марковна не дала испортить вечер, пригласила генерала на танец.

Откуда-то из-за Эльбруса грянула лезгинка. Полноватый генерал попытался встать на носочки, но не смог. Тогда он поднял руки перед грудью, правда, тоже на уровне живота и пошел вокруг Аси Марковны строевым шагом. Зато Кудинова «плыла» перед ним приземистой калмыцкой лошадкой, качая головой не на кавказский, а на цыганский манер.

При виде джигитирующего генерала подчиненные были вынуждены повскакивать со своих мест и окружить танцующую пару плотным кольцом пристрастных зрителей.

– Кудинов! – крикнул генерал, дыша хрипло, как загнанный жеребец. – Заступай! Сдаю пост...

– Пост принял! – четко отрапортовал Валентин Петрович и влетел в круг.

Этот на носочки вставал, делал пару шагов, но руками двигал только чтобы не потерять равновесие. Все же, пусть и корявенькая, но лезгинка получилась. Правда, длилась она недолго, зеленая волна чуть не сшибла Кудинова с ног. Это жена капитана Харитонова влетела в круг и принялась отплясывать ламбаду с кавказским танцевальным акцентом.

– Если ты снова заставишь меня танцевать, – Аня дернула за рукав своего мужа, – я брошусь вот с этой скалы.

Но генерал уже занял место за столом. Нагуляв аппетит, он жадно принялся за еду. Без него лезгинка быстро затухла. Подчиненные, почувствовав, что начальство ушло куда-то в сторону, забеспокоились, круг распался. Самые сообразительные поспешили к столу. Кудиновы тоже заняли места во главе стола. Скоро из танцующих осталась одна только жена Харитонова, которой трудно было так сразу остановиться.

После нескольких тостов банкет перешел в свою неторопливую стадию, когда жены советуют мужьям больше закусывать, хотя сами уже хохочут чересчур громко, длинный стол самопроизвольно разбивается на сектора, которые сообщаются друг с другом только через сидящего во главе стола виновника торжества. Но и во главе стола был свой кружок с начальством в центре. Генерал уже разомлел, говорил мало, вяло давал Кудинову отмашку, и Валентин Петрович занимал свой кружок кавказскими рассказами.

– Это было опять же в Чечне, – говорил Кудинов, обращаясь, в основном, то к одному начальнику, то к другому. – Я тогда распутывал дело об убийстве главы районной администрации. Сами понимаете, как в тех условиях было проводить наши обычные следственно-розыскные мероприятия. Допрос чабана из соседнего аула превращался в настоящую войсковую операцию. А сроки, товарищ генерал, сами знаете, там тоже строгие...

– Это не у осужденных сроки, – сказал генерал, – а у нас с вами. Зека за один раз один срок мотает, а наш брат сразу несколько, по многим делам.

Присутствующие одобрительно закивали, соглашаясь с мудрым замечанием генерала.

– Но я все-таки на главного подозреваемого тогда вышел, – продолжил свой рассказ Кудинов. – Мирный такой чеченец Халил Таймиев. Правда, брат у него воевал в банде Дзагоева. Но сам он, на первый взгляд, ни в чем таком замечен не был. На самом же деле – хитрый и коварный враг, который годами ждал своего часа, выпустил свою бандитскую пулю по указанию командира и опять на долгое время затаился...

– Все они – абреки, – подтвердил генерал. – Смотрят тебе в глаза, кунаком называют, только отвернулся – пуля или кинжал. Мне бы десантную дивизию под команду и полную свободу действий. За три дня Чечня была бы ниже Урюпинска, тише деревни Гадюкино. Стояли бы себе в очереди за пособиями и семечки лузгали в папахах. Счастливая жизнь...

– А мне бы дали фалангу Александра Македонского, – сказал Михаил Ане и Санчуку, – я бы тоже Кавказ покорил.

– А мне бы дали гарем, как у Шамиля, – подхватил тему Санчо, – я бы сам Кавказу покорился.

– Это кому гарем? – ткнула его локтем в бок недремлющая жена. – Ты с одной-то научись обходиться, обеспечивать ее всем необходимым, а потом гарем!

– Ты же за неделю проешь бюджет маленькой африканской страны! – парировал Коля Санчук. – Все необходимое для тебя на «Титаник» не поместится!

– То, что ты домой приносишь, даже в мыльницу не помещается, – возразила жена.

– Тише вы, – остановила их Аня. – Не ссорьтесь. У Шамиля не было гарема, он же был имамом.

Супругов Санчуков эта информация быстро примирила, правда, на короткое время.

– Ты соврала, хотя и во благо семьи Санчо, – прошептал ей на ухо Михаил. – У Шамиля было несколько жен, причем одновременно. Одна шила, другая готовила, третья детей воспитывала, а была еще молоденькая... прямая линия от пророка Мухаммеда. Она, так сказать, за идеологию отвечала.

– А ты откуда знаешь? – усомнилась Аня. – Это же не Япония, не Китай. Откуда такой интерес к исламу? Может, тоже задумываешься по поводу гарема?

– Это интерес не к исламу, а временное любопытство к Кавказу, – пояснил Корнилов. – Надеюсь, временное... Только для того, чтобы кое-кого из эрудитов и книгочеев посадить в лужу.

– Ну, погоди, знайка-зазнайка, – ответила ему Аня. – Я еще отыграюсь на своем поле.

А мое поле – огромный континент рядом с твоими крошечными островками Кюсю, Рюкю и так далее.

– Это мои-то острова крошечные? – возмутился Михаил. – Вот смотри. Юриспруденция, право...

– Нет, ты это все в одну кучку сваливай, – остановила его Аня. – А то я начну сейчас: журналистика, техника печати, теория репортажа...

– Хорошо. Готовь пальцы, потому что моих не хватит. Юриспруденция, Япония, дзю-дзюцу...

– Это относится к Японии, – Аня стукнула его кулачком по коленке.

– У дзю-дзюцу, между прочим, китайские корни, – усмехнулся Корнилов.

– Так и загибай тогда «Китай» и больше к этому не возвращайся.

– А так как Бодхидхарма пришел из Индии, я и «Индию» загну, – торжественно потряс пальцем Михаил.

– Вот «Индию» загибать не надо, – возмутилась Аня. – Немедленно разожми ее обратно. Об Индии ты не имеешь ни малейшего представления. Вот скажи, кто из них мужчина – Зита или Гита?

– Ясное дело, Гита, – ответил Михаил.

– Почему?

– Гита – он, Зита – она, – пояснил Корнилов. – Это очень просто.

– Вот и неправильно! – захлопала в ладоши Аня. – Это две сестры. Только одна затюканная, а вторая – наглая.

– Это ты, затюканная и наглая одновременно, не видела продолжения, – не сдавался Корнилов.

– Вера, Вера, – Аня запросила поддержки у жены Санчука. – Он говорит, что Гита была мужчиной...

Спор по поводу индийского кино, которого, по правде говоря, ни Михаил, ни Аня терпеть не могли, принимал экспрессивный, итальянский характер. Но Аня слишком хорошо успела изучить мужа даже за столь короткий срок супружеской жизни. Михаил шутливо возмущался, призывал Колю Санчука в свидетели, приводил какие-то фантастические доказательства, а сам внимательно прислушивался к тому, что в этот момент рассказывал в конце, вернее, начале стола Валентин Петрович, полковник Кудинов.

– После задержания Халила Таймиева повадилась ко мне ходить его мамаша. Страшная такая старуха, высохшая. Придет с утра к отделу внутренних дел местному, где у меня кабинет был, сядет прямо напротив моих окон и шепчет что-то, беззубым ртом шамкает...

– Страшно, – вдруг сказала Ася Марковна совсем по-детски.

– Сталин чеченский вопрос решил за один праздничный день 23 февраля, – обращаясь непосредственно к супруге Кудинова, сказал генерал. – Старух погрузить в рефрижераторный вагон, всех остальных тоже. Потом в порт Ванино, транзитный груз на остров Шокотан. Чеченская проблема будет у японцев. Не хотите, островов – не получите. Правильно я рассуждаю, Ася Марковна? Правильно...

– Однажды поехал я на один блокпост. Там один солдат зарезал другого, обкурившись. На обратном пути наш БТР захандрил, пришлось нам в лесу ночевать. Я на всякий случай подальше от БТРа устроился. Сделал себе такое гнездо из веток, замаскировался и уснул. Снится мне детство, поселок родной, родительский дом, огород, сарай, клетки с кроликами. Надо сказать, кролики в нашем хозяйстве всегда на мне были...

– Кролики во время брачных игрищ, когда свои супружеские обязанности вые... – порядком захмелевший генерал хотел выразиться деликатно, но в конце фразы съехал в ту самую ямку, которую так старательно обходил, – в смысле, выполнят... отваливаются на бок и верещат.

Кудинов сделал паузу, подождал, не скажет ли генерал еще чего-нибудь, и продолжил.

– Снилось мне в ту ночь в чеченских горах, как я кролика глажу. Сидит он у меня на руках, беленький, пушистенький, а я его нежно так по ушкам, по шейке, по спинке поглаживаю. Вдруг меня что-то толкнуло... Просыпаюсь. Прямо в лицо мне огромная луна светит, а в двух шагах от меня волк. Видно, только что отпрыгнул от меня. Я стрелять не решился. Мало ли кто рядом ходит по горам. Посмотрел он на меня и лениво побежал себе в лес... Я только потом понял, что, должно быть, во сне волка гладил, как кролика. По ушкам, шейке, спинке... С тех пор, стоило мне где-нибудь ночью под открытым небом заночевать или на блокпосту, или в палатке, везде то волчью тень увижу при луне, то вой услышу, а наутро следы неподалеку.

– Ласковый ты мой, – пробормотал генерал, роняя и ловя на полпути к столу свою голову. – Волки, они тоже люди. Волка ноги кормят...

– А вы не этого волка потом застрелили, товарищ полковник? – спросил Санчук из другого застольного сектора. – Шкура у вас в библиотеке висит...

– Шкуру мне отдашь, – приказал генерал, уже плохо владея головой. – Шкура тебе теперь ни к чему. Она тебе не положена по уставу. Давай сюда шкуру!

Он стукнул кулаком по столу. Уже облегченные столовые приборы подпрыгнули и встали на место. Все присутствующие посмотрели на генерала.

– Вам хорошо видно, бандерлоги? – спросил гостей генерал, раскачиваясь из стороны в сторону, как старый толстый питон Каа. – Я – волк свободного племени. А вы кто такие? Мы с тобой, Кудя, одной крови, ты и я...

Личный водитель привычно загрузил генерала в служебную машину. Вслед за ним отъехали и остальные начальники. Обстановка несколько разрядилась. Даже лезгинка на этот раз получилась зажигательнее, и на носках Кудинов продержался дольше, и Ася Марковна двигалась плавнее, и супруги Корниловы и Санчуки прошлись пару раз, изображая кавказскую страсть.

В ночное время, которое в народе называют «между волком и собакой», когда человеческий глаз не в силах отличить лесного четвероногого от дворового, Аня и Михаил вышли на улицу. Гости расходились в разные стороны, кто-то вызывал по мобильнику такси, кое-кого отвозили специально для этого случая трезвые жены. Санчукам было и пешком идти недалеко, а вот Корниловы, пройдя метров сто, застыли в нерешительности. У них в семье было равноправие, то есть, пили оба, а родной «фольк-сваген» стоял как раз у того далекого подъезда, к которому они стремились и душой, и телом.

– Ребята! Корниловы! – услышали они в нескольких шагах от себя. – А ну ныряйте к нам! Это приказ. А приказы не обсуждают, а исполняют.

Из освещенного салона черной «BMW» торчало плечо с тремя звездочками на погоне и приветливо помахивала рука.

– Анечка, грузите следователя на заднее сиденье, – раздался более уверенный голос Аси Марковны. – Туда, к начальнику поближе. Валя, двигайся! Что ты людей приглашаешь, а сам расселся в проходе?

– Ася Марковна, нам же не по дороге, – попробовал возразить Михаил.

– О чем тут говорить, Миша? – с укоризной ответила Кудинова. – Нам тут пять минут езды. А потом мой водитель доставит вас по адресу. Накормили, напоили, надо же вас и спать положить. Разве не так?

– Так, Ася, так, – поддакнул из дальнего угла автомобильного салона новоиспеченный полковник. – Всем надо скорее в постель, чтобы выспаться, отдохнуть, а в понедельник со свежими силами за работу.

– Товарищ полковник, а шкура в вашей библиотеке не того волка, который за вами ходил? – снова спросил Корнилов, когда они уже мчались по ночному городу.

– Кто их, волков, разберет, – ответил Кудинов рассеянно, видимо, думая о чем-то своем. – Я его особых примет не запомнил...

До дома Кудиновых они доехали действительно за несколько минут. У машины, как обычно бывает с подвыпившими людьми, задержались, стали обсуждать что-то бестолковое и доброе. Ане и Михаилу пришлось вылезти из салона, жать руки и обниматься с Асей Марковной, которая вдруг очень их полюбила.

– Что с тобой такое? – спросил Михаил Аню, когда «BMW» мягко и стремительно, как сказочный волк Ивана-царевича и Василису Прекрасную, понес их в родные края. – Голова разболелась?

– Да, голова, – ответила Аня, на самом деле запуская в голове одну недавно отснятую в памяти пленку.

Это был тот самый маршрут, тропа Обура. Аня тогда прошла его до конца и уперлась в какие-то непроходимые каналы и заборы. Она хорошо запомнила те дома и скверы, мимо которых пролегала дорога оборотня. В числе этих адресов был и тот дом рядом с Парком Победы, от которого они пять минут назад отъехали.

Глава 20

Смерть! Повей своим дыханьем,

Подойди неслышным шагом,

Чтобы жизнь не счел я благом,

Наслаждаясь умиранием.

– Ты пробовал еще раз поговорить с Обуром на форуме? – спросила Аня Корнилова на следующий день.

– Я же говорил тебе, кажется, что он больше не отвечает, – раздраженно ответил Михаил. – Может, он боится, что его вычислят. Я не специалист в этом деле, но слышал, что это возможно. А потом, я не вижу в этом никакого смысла. Даже если найдут его электронный адрес, телефон, что там еще, какая связь между трепом в форуме и реальными убийствами? Ты зайди на сайт поклонников Толкина, там такого можно почитать! Про спасение мира от злых чар и наоборот – про то, как кольца собрать и злой волей всех сковать. Идиотизм ненаказуем, Аня. А потом я заметил, что во всех этих форумах, чатах люди заметно тупеют.

– Ты, случайно, не по себе судишь? – осторожно поинтересовалась жена.

– Конечно, по себе, – нисколько не обиделся Михаил. – Я, например, за последние дни достаточно полазал по всяким форумам, в том числе, по боевым искусствам. Люди рассуждают о том же дзю-дзюцу, в котором у меня, извините, второй дан, а я их речей вообще не понимаю. Какие-то «упс», «имхо», тарабарщина всякая. А главное, глупость и неграмотность беспросветные! Я попробовал спорить, что-то доказывать, но тут же обнаружил, что в этом бездарном пространстве «Всемирной паутины» я становлюсь точно такой же тупой скотиной, имхо. Мне туда лучше не соваться... Что ты смеешься? Наверное, подумала: «Дожили! Мент сражается против безграмотности!»

– Почти угадал. Тебе тогда показалось, что и Обур несколько туповат?

– Ты опять с этим Обуром и хоббитами, – вздохнул Корнилов. – Этот-то мне как раз и не показался тупым. Хотя, если бы я знал его в реальной жизни, возможно, сказал бы иначе. Давай, Аня, прекратим этот разговор. Какие там оборотни, вампиры, ведьмы, летающие на метле, омон, вооруженный осиновыми колышками, когда реально погибают люди! Давай спускаться на грешную землю, Пульхерия Серебряная! Заметь, что на твои намеки, игры в оборотней отозвались вполне реальные бандиты. Поэтому по трем другим убийствам нужно работать тоже без всякой мистики, черта в ступе, серого волка...

– Надо говорить «серого дядьки», – посоветовала Аня, – чтобы не накликать.

– Я бы с удовольствием накликал, чтобы этот маньяк прискакал ко мне... Все, Аннушка, мне пора на работу.

– Какая работа в воскресенье?! – возмутилась Аня.

– Мой выходной был сегодня только до обеда, – вздохнул Корнилов. – Вот выловим Обура... тьфу!.. маньяка этого и поедем с удочками, с палатками на Вуоксу или куда тебе больше всего захочется. У нас же еще целая неделя отпуска в запасе...

Сегодня Аня решила съездить на могилу к Оле. Наверное, надо было навестить и Люду Синявину. Но уж очень не любила Аня Южное кладбище. Огромный город, словно ушедший под землю, но с торчащими над поверхностью примитивными архитектурными элементами. Почему-то после посещения этого кладбища у Ани всегда оставалось ощущение не интимности смерти, а какого-то коллективного заклания.

Другое дело кладбище, на котором за какие-то деньги Москаленко удалось похоронить жену. Рядом с Олиным гранитным надгробьем старенькие кресты, заросшие холмики, стершиеся надписи, выцветшие фотографии. Кажется, что смерть последний раз была здесь уже давно и теперь, после Оли, вернется сюда еще не скоро. Это кладбище почти превратилось в парк, конечно, не культуры и отдыха, а философских раздумий, размышлений о вечном.

Проходя по песчаной дорожке от центрального входа, Аня увидела несколько фамилий, известных ей еще с детства по школьным стихам. Вот это, например:

Люблю березку русскую,

То светлую, то грустную...

Так совсем не страшно. Можно сказать, идешь мимо книжных полок, читаешь только даты жизни и смерти людей. В центре кладбища, правда, есть довольно помпезные мемориалы – могилы недавно ушедших в мир иной кумиров отдельно взятых поколений. К одному из них Аня относилась очень хорошо, даже любила его ранние, косноязычные, с кустарной аранжировкой песни. Но безвкусный памятник на его могиле ей не нравился. Почему только все эти горе-скульпторы так увлекаются надуманной символикой в ущерб элементарному вкусу?

Жаль, что на Олиной могиле нет пока оградки, скамеечки. Зато есть куст сирени, березовый ствол, белый, как лист бумаги, на котором никто еще не успел написать что-нибудь глупое и пошлое. Рука сама собой потянулась ко лбу, и Аня перекрестилась. Достала свечку и только тут вспомнила, что поджечь ее нечем.

Аня оглянулась, но никого поблизости не заметила. Тут она вспомнила, что на известной могиле принято оставлять сигареты, и направилась туда, будто от неприкуренной сигареты можно зажечь свечу. На ее счастье на каменном надгробье оказалась пластмассовая зажигалка.

Чувствуя себя как будто в эпизоде из фильма Андрея Тарковского, Аня медленно пошла к могиле подруги с горящей свечой, заслоняя ее рукой от еле заметного ветерка. Два раза свеча гасла, и Аня возвращалась назад, заранее зная, что с третьего раза она свечу обязательно донесет.

Когда Аня, наконец, поставила тонкую свечку на капельку воска и осторожно убрала ладони, следя за колебанием слабенького язычка пламени, она обнаружила на гранитной плите то, чего до этого не замечала. Справа от выбитых в камне букв и ниже красивого Олиного лица в белом овале она увидела что-то похожее на буквы. Сначала она приняла это за простую неровность на камне, брак шлифовщиков. Но, наклонившись поближе, различила нечто, напоминавшее печать или клеймо. В центре его был крест или буква «Х», а по краям какие-то зигзаги, обрывки линий. На грубом камне разобрать что-то, кроме креста или буквы, было невозможно.

Аня стояла какое-то время в недоумении, пока трезвая мысль не развеяла все тайны и загадки одним махом. Скорее всего, это был торговый знак фирмы – изготовителя гранитных надгробий. «Харитонов и компания»...

Домой Аня вернулась уже под вечер, сама удивившись, сколько времени она пробыла на кладбище. Надо было что-то делать по дому, какая-то стирка, какая-то отложенная уборка настойчиво напоминали о себе, но странные образы, неясные тени не отпускали Аню. Тяжело было вытирать недельную пыль, представляя себя пылинкой на ладони вечности. Даже тряпка казалась сейчас Ане подобием тела, уже оставленного душой.

Чтобы немного отвлечься, в поисках какого-нибудь пусть шаткого мостика между двумя мирами, Аня взяла в руки Олину книгу. Раскрыла почти наугад, но на этот раз чужие имена, странный ритм стихов пришелся как раз впору Аниному душевному состоянию.

...Князь Атли отдыхал

под Волчьим Камнем

после убийства

Альва и Эйольва,

Хьерварда с Хавардом –

Хундинга племя,

род изничтожил он

Мимира копий...

Князь Атли... Не Аттила ли это, предводитель гуннов? Аня смутно помнила историю Древнего мира, но из курса зарубежной литературы знала, что западноевропейский эпос был связан по времени с великим переселением народов, с возникновением на карте Европы новых государств, новых династий.

С коня наклонясь,

дева-валькирия

конунгу молвила

(битва утихла):

«Есть и другие

у князя заботы,

кроме кровавых

в поле пирушек.

Хундинга дочь

ожидает тебя,

грозного воина,

жестокого Атли.

Пятнадцать зим

исполнилось Хельге

и нет ее краше

в целой вселенной»

Даже выхватив текст из середины, Аня поняла, что грозному завоевателю, истребившему какой-то древний род, среди прочей добычи досталась девушка, по нашим субтильным временам, совсем еще девочка-подросток. Странно, что этот кровожадный Атли поступил с ней не как с бесправной наложницей, а проявил рыцарское благородство, неожиданное для такого вурдалака. Он засыпал ее сказочными подарками, окружил роскошью и предложил Ольге стать его женой... Ольге?! Аня и не заметила, как стала про себя называть девушку из эпоса Ольгой. Действительно, ведь славянское имя Ольга было заимствовано из древне-скандинавского и звучало раньше как Хельга.

Дальше неизвестный автор поведал прямо таки детективную историю. Первая брачная ночь. Влюбленный Атли входит в покои, где на брачном ложе ожидает его Хельга или Ольга. Утром слуги обнаруживают их в постели: Хельгу спящей, а Атли... мертвым. Интересно, что рассказчик оставляет вопрос смерти кровавого Атли открытым, не берет на себя роль всевидящего ока или подсвечника над ложем новобрачных. Умер завоеватель сам или пятнадцатилетняя девушка задушила убийцу отца и братьев руками, шнурком от платья, собственными волосами?

Видимо, воинов могучего Атли смерть вождя повергла в такой шок, что они не растерзали Хельгу сразу, а устроили над ней какое-то подобие суда. Жаль, что на речи какого-то старика Сигрлинна эта история обрывалась, а началось пространное изложение о подготовке Вельсунгов к сражению. Некий Сигурд спорил о чем-то с Грипиром, и не было этому спору конца. Аня долистала книгу до лохматой картонки, пытаясь отыскать хотя бы еще одно упоминание о Хельге, но так ничего и не обнаружила.

Странно, но эта история, случившаяся на заре нашей эры, чем-то напоминала рассказ Ольги Москаленко на берегу Финского залива прошлым летом. Убийство мужа, а потом суд над бедной девушкой. Может, это была Олина фантазия? Если в каждом мужчине до старости живет маленький мальчик, играющий в солдатики, то и в любой женщине, может, есть девочка-фантазерка, верящая, что она не торговка в рыбном киоске, не дворничиха ЖКХ, не менеджер в скучной конторе, а заколдованная принцесса, которая ждет – не дождется своего принца? А буква «Х» на Олином надгробье в окружении каких-то рунических знаков? Неужели это простое совпадение?

В любом случае, надо найти продолжение этой саги. Есть, наверное, еще какие-то литературно-исторические сведения о той легендарной Хельге. Разве мало было в истории Олиных тезок? Княгиня Ольга, жена Игоря, мать Святослава, например. Но Оля почему-то хранила у себя именно эту книгу с незавершенным эпизодом о Хельге, последней из рода германских конунгов...

– Оля моя, Оля, – проговорила Аня, обращаясь к закрытой книге. – Я перерою все библиотеки. Я выучу древние германские наречия, научусь разбирать руническую письменность, только бы отыскать тебя во времени. Ведь пока я ищу тебя, мне будет казаться, что ты не умерла, а просто потерялась в других эпохах.

И если все это не бессмыслица, не абсурд, мы обязательно с тобой встретимся вне времени и пространства и разрыдаемся в вечности, как две глупые бабы...

Сколько же дней прошло с Олиной смерти? Аня зашла на кухню, где висел недавно купленный Михаилом толстый отрывной календарь. Зачем только он понадобился Корнилову в середине года? Аня тогда еще долго издевалась над мужем, глядя, как он отрывает один листик за другим, медленно приближаясь к концу лета. Потом ей стало грустно, потому что время, отпущенное ей на жизнь, уменьшалось почти так же стремительно.

Корнилов как всегда отрывал листики неаккуратно, Ане пришлось, используя ногти, подцеплять торчащие бумажные лохмотья. Вдруг прямо у себя под пальцами она увидела разгадку, то есть то, над чем сначала только посмеялась, не догадываясь о самом главном. Под крупной цифрой даты маленькими буквами было написано: «Полнолуние». Вот для чего Корнилов купил этот старушечий календарь! Значит, его небрежение к Обуру было показным, наигранным, камуфляжным. Значит, ее муженек вел двойную игру со своей женой. Прикидывался грубым реалистом, делал вид, что ползает по земле, принюхивается к следу, а сам исподтишка поглядывал на луну.

Аня включила компьютер, вышла в Интернет на форум с этой нечистой силой. Там действительно были какие-то реплики Тануки, оставленные Обуром без ответа. В режиме on-line Аня не стала долго думать и быстро набрала следующую фразу: «Обуру. Я знаю, где проходит твоя тропа. Я прошла по ней и видела твою нору. Тануки.» Потом она немного полазала по Интернету и вернулась на форум. В теме «Оборотень» после Аниного ухода на одну реплику стало больше. Чувствуя сильное волнение, Аня не сразу попала «мышью» по значку. Чей-то ответ уже ждал ее.

«Обур: Ты женщина?»

Как он догадался? Аня перечитала свою реплику. Конечно, она второпях раскрыла свой пол. Хотя какое это имеет значение? Нет, совсем наоборот. Это имеет огромное значение. Если оборотень так ненавидит женщин, то кому же, как не ей выманить его из норы?

«Тануки: Я – женщина. А вот ты кто?»

Получилось довольно пафосно, словно это перекличка представителей далеких планет и галактик. Кажется, что все женщины мира встали сейчас за Аниной спиной, как на советских плакатах. Колхозница со снопом пшеницы, трактористка в брезентовых рукавицах, учительница с указкой, вьетнамская партизанка в соломенной шляпе, негритянка с мотыгой, проститутка с Тверской...

«Обур: Мне кажется, я тебя знаю. Тебе страшно?»

Ане действительно стало страшно. В эту минуту ей захотелось грубо выключить компьютер, просто нажав на кнопку. Но она этого не сделала, потому что, кроме обычного страха перед неведомой опасностью, ею владел, может, еще больший страх, что Обур замолчит.

«Тануки: Пока ты в форуме, ты не опасен.»

В этом была какая-то доля правды. Ане действительно представлялось в этот момент: если Обур выйдет из форума, он тут же войдет в дверь ее комнаты.

«Обур: А ты?»

Кажется, он дрогнул. Или это насмешка? Аня перезагрузила окно. Опять появился тот же самый вопрос Обура, но рядом была круглая смеющаяся рожица. Обур потешался над Тануки.

«Тануки: Для тебя я опасна всегда. Я – твой кровный враг. Ты знаком с обычаем кровной мести?»

Атакуя, Аня почувствовала себя гораздо увереннее. Правильно говорил Михаил: «Для самозащиты очень важно поменять позу жертвы на позу охотника, но чтобы противнику это не было заметно». Отчего же? Пусть видит.

«Обур: Гораздо больше, чем ты можешь себе представить, японская собачка.»

Все-таки он ее не уважал. Больше того, он ее презирал. Что же, посмотрим...

«Тануки: Поздравляю с последним твоим полнолунием, «Пожиратель»!»

Это уже был вызов. Но Аня приняла для себя важное решение. Выйдя из форума, она не будет ждать, когда он войдет в дверь, а сама выйдет ему на встречу.

«Обур: Все слова сказаны. Я бегу...»

«Тануки: Я тоже. До встречи под луной...»

Собиралась Аня недолго. С горькой усмешкой вспомнила она какой-то фильм, где герой Шварценеггера собирался на дело, как он обвязывал себя, обматывал, начинял всяким смертоносным оружием, вытащила из кладовки баночку из-под «Компливита» с какой-то собачьей смесью из перца и табака, которую заботливо приготовил для нее Корнилов по рецепту Санчука. «Витамины» Аня опустила в левый карман ветровки, а газовый баллончик – в правый. Что там еще сделал Арнольд? Обнажил свой бицепс? Аня посмотрела на свой оголенный животик. Не слишком ли она легко оделась? Может, лучше джемпер? Еще Шварц нанес на физиономию черные полоски. Аня посмотрелась в зеркало. Глаза были и так достаточно яркие, а вот губы можно слегка подкрасить и лицо несколько бледновато. Ну, что? Подрумяниться и перестать так трястись?

В этот момент ей пришло в голову, что если она будет терять время, то столкнется в дверях не с Обуром, а с Корниловым. Накинув ветровку с оружейным арсеналом, Аня выскочила на лестничную площадку и закрыла дверь на замок. Снизу поднимался лифт, постукивая, потрескивая, как мальчишка палкой по лестничным перилам. Аня поймала себя на мысли, что первый раз в их совместной жизни боится встретиться со своим мужем. Лифт, между тем, преодолев нижние этажи, приближался. Стукнув себя по лбу, Аня побежала вниз по лестнице, даже не прислушиваясь, на какой площадке остановился лифт и знакомо ли прозвенели ключи.

Так и есть! У подъезда стоял их «фольксваген». Надо будет непременно записаться на курсы вождения и получить права. Еще надо подписать все бумаги, вступить в права собственности и переехать в новый дом. Продать эту квартиру, хотя это не срочно. Дочитать странную Олину книгу. Навестить родителей. Найти, наконец, этого странного отца... Но все это после, в другой жизни, то есть завтра, послезавтра, после полнолуния. Беги, Аня, беги!

А вот и луна! Желтый кружок, который маленькая Аня выдавливала когда-то стаканчиком в раскатанном тесте, помогая или мешая бабушке. Желтый кружок в черном тесте... Нет, луна все-таки живая! Вон как прыгает, катится за домами и деревьями, шпионит за Аней, как соседский мальчишка Сашка. Аня бежит купаться с девчонками, а он следит за ней, ползет кустами и огородами, думая, что незаметен... Да она и не такая уж яркая. Вон, немного лоб наморщен, то ли далекими земными тучами, то ли своим каким-то лунным явлением.

У Михаила тоже есть такая дурацкая привычка – морщить лоб. Это же так некрасиво...

А, собственно, зачем она забирается по тропе оборотня так далеко? Зачем надо было ехать на маршрутке в такую даль? Подбираться к самому логову? Можно выйти на тропу в любом месте.

– Остановите, пожалуйста, здесь, – попросила она водителя маршрутного такси и оказалось за один квартал от ресторана «Идальго».

Может, так и надо. Наверное, это правильно. Здесь началась эта история, здесь она и должна закончиться. Как писали поэты-мистики, круг замкнулся. Замкнем же эту кровавую прямую тропу колечком, похожим на кружок в тесте и на полную луну одновременно.

Ресторан «Идальго» жил своей веселой псевдоиспанской жизнью. Из приоткрытых окон доносился голос Иглесиаса, по клипу тискавшего в этот момент Курникову. Какая-то внутренняя незнакомка, которой, оказывается, очень нравится этот испанский певец, попросила Аню задержаться, послушать еще немного. К ней присоединилась еще одна, которая вообще предложила зайти в ресторан, выпить для храбрости рюмку водки. Аня оказалась в меньшинстве, поэтому пришлось действовать диктаторскими методами. Она матерно выругалась от души, что позволяла себе очень редко, вернее, вообще никогда, приберегая это средство на самый крайний случай.

Теперь можно было выходить на тропу. Не очень уверенно, чтобы превратиться на время в движущуюся приманку. Знакомые гаражи. Вот под этими кустами сидел в ту ночь странный бомж. Вон там, на границе асфальта и земли, Люда Синявина разбила бокал с каплями дождя. Здесь ложились на траву собаки под действием снотворного. А в том направлении, между обрезанными, изуродованными тополями, уходила тропа Обура. По ней и надо было идти.

Еще одно дело Аня забыла себе наметить – заказать очки или контактные линзы. Иногда без них очень плохо, особенно в темноте, когда своя собственная близорукость накладывается на всеобщую. Разве различишь тут серую шкуру оборотня, если, конечно, это не фантазия пьяного бомжа?

Аня шла по тропе медленно, словно поднималась вверх по скале. Самое главное, что с каждым шагом подъем становился все круче и круче. А тут еще начал моросить мелкий дождик, и ветер наклонил его прямо в Анино лицо. А как там луна? Или это грибной дождик? Как он там называется при луне? Ягодный дождик? Дождик волчьих ягод?

От знакомого места удаляться было страшно. К тому же от ресторана донеслась та самая песня Мадонны, под которую молодая жена Корнилова отплясывала нечто испанское. Аня посмотрела еще раз на невидимую тропу, прислушалась, стараясь разложить звуки ночи на составляющие. Узнала дождь, Мадонну, какие-то машины, повернулась и пошла назад.

Она сделала еще два шага, а внутренняя трусиха, та, которая любила Иглесиаса, посоветовала ей обернуться. Аня показала ей фигу в кармане, нащупала газовый баллончик и приказала себе дойти спокойно до крайнего тополя. Это было тяжело, так же, как Орфею в царстве Аида. Он слышал за спиной звериный вой, змеиное шипенье. Ему так хотелось обернуться. Но всего-то еще четыре шага. Раз, два, левой, правой...

* * *

...Я бегу. Сначала это побег. Это бегство из каменного мешка, из города мертвецов.

Я чую этот трупный запах, смердят не только их тела, их дыхание, но и слова, и мысли, и фантазии этих ходячих мертвецов. Но полная луна появляется, как тюремщик со связкой колючей, и выводит меня в каменный коридор. Мои первые шаги мучительны, неловки, тяжелы, дыхание сбивчивое, чужое. Но на бегу я сбрасываю кандалы немощи, выкашливаю из легких человеческую слабость. Теперь мой бег легок и стремителен. Я слышу древний, нарастающий зов. Теперь это не побег, а возвращение. Возвращение к самому себе, где в действительности меня и нет, и не было никогда, и не будет.

Я уже предвкушаю, как раскроется передо мной лесная книга, как папоротник зашелестит своими зелеными страницами, как деревья и камни начнут мне сообщать последние за несколько веков новости, а даль запоет мою любимую песню. Но это еще далеко впереди, а пока надо бежать по каменному коридору. Пока еще есть страх и ненависть. Почему я их так боюсь и так ненавижу? Может, мне кажется, что они преследуют меня и убежать от них мне так и не удастся?..

* * *

Аня развернулась по-солдатски на каблуках... Крик родился в ней, но так и замер где-то внутри. Какими-то медленными, растянутыми прыжками, словно в замедленной съемке, к ней приближался волк на двух лапах. Аня ясно видела, несмотря на выборочный свет фонарей и свою близорукость, оскаленную волчью пасть и остекленелые звериные глаза. Она вдруг почувствовала себя в кинозале на первом ряду, а это значило, что спастись можно очень просто. Надо только закрыть глаза ладошками и спросить соседа сбоку: «Все? Можно смотреть?» Она бы так и сделала, если бы в кустах справа не рявкнула собака.

Ее не было видно в темноте, но зато было слышно, что она бежит сюда. Анина левая рука еще предательски тянулась к лицу, но правая уже сжимала баллончик. Ее ладошка с зажатым баллончикам вдруг оказалась такой огромной, как у Микки-Мауса, и никак не могла выбраться из кармана.

Но оборотень, почувствовав приближение нового, более опасного врага, остановился и приготовился к защите. В руке его сверкнуло странное устройство, похожее на широкие, изогнутые ножницы. В руке... В руке! У Обура были руки!

Анина рука, словно услышав этот мысленный возглас хозяйки и приняв ее за команду, вылезла, наконец, на свет вместе с баллончиком. Аня сделала решительный шаг, нащупала пальцем выемку кнопки и нажала, целясь в волчью морду. Баллончик не подвел, струя действительно вылетела и, кажется, попала точно в цель. Но на Обура это не произвело никакого эффекта. Зато выскочившая из темноты собака, уже готовая прыгнуть на врага, вдруг отпрянула в сторону.

Обур опять повернулся к Ане. Но теперь она видела чуть пониже волчьей морды человеческое лицо и человеческую руку с какой-то адской машинкой. Это показалось ей настолько глупо и неестественно – погибнуть от руки ряженого, карнавального волка, что на смену страху пришло омерзение и злость. Она достала из кармана баночку «Компливита» и стала раскручивать ее с удивительным спокойствием.

– Оборотни кушают витамины? – спросила она, уже только слегка дрожащим голосом. – Для клыков и шерсти очень полезно.

В тот момент, когда вовкулак бросился на нее, она успела вытряхнуть ему навстречу содержимое баночки. Теперь она целилась не в волчью пасть, а немного пониже. Наверное, она попала? Скорее всего, попала. Но вот остановить огромную волчью или человечью массу уже не успела. От сильного толчка Аня полетела назад. Ударилась затылком, но не больно. Аня даже успела удивиться, что издала своей головой такой громкий звон, словно удар в большой колокол. А потом зазвенели маленькие колокола, даже бубенчики. Это на тройке ехал ее суженый, ряженый...

Глава 21

Погубила вас, французы,

Ронсевальская охота.

Суженый ударил ряженого. Аня, несмотря на сильную головную боль, сидела на асфальте и смотрела на происходящее уже в качестве стороннего наблюдателя. Она была спокойна за Корнилова, потому позволила себе даже иронию, вспоминая слова мужа о «мягком», не калечащем задержании. Михаил сейчас не очень церемонился с задерживаемым, видимо, полагая, что на волка его кодекс чести не распространяется. С волками жить – по волчьи... бить.

К тому же, Обуру было не до активного, зрячего сопротивления. «Витамин» достиг цели, и теперь кашель выворачивал вовкулака наизнанку, то есть, волчьим мехом вовнутрь. Аня никогда не видела, чтобы слезы бежали из глаз таким потоком, казалось, что это из бешеной волчьей пасти на землю течет слюна.

Застегнув наручники, Михаил схватился за волчью голову. Если бы малейшее изменение мимики причиняло бы Ане сильную головную боль, она бы сейчас рассмеялась. Перед ней был фонтан «Следователь разрывает пасть плачущему волку». На самом деле Корнилов просто стягивал с Обура волчью шкуру, чтобы облегчить тому дыхание и опознать, в конце концов.

В этот момент словно включили прожектора, подсвечивающие фонтанную композицию. Взвизгнули тормоза, из милицейского уазика выскочил Коля Санчук, а из-за подсобных помещений ресторана «Идальго» уже поворачивал омоновский автобус.

Вроде все в сборе. Михаил, Санчо, командир омоновцев Серега со своими терминаторами, даже капитан Харитонов зачем-то здесь. Вот и начальство: полковник Кудинов. Почему-то он сидит на земле, в каком-то сером маскарадном костюме с запрокинутой за спину волчьей головой и в наручниках. Валентин Петрович плачет... Ах, да! Это же Обур, вовкулак, оборотень, куди... Скажи мне, кудесник, любимец богов... Голова от боли ничего уже не соображает.

– Анечка, ты как себя чувствуешь? – спросил заботливый Санчо, помогая Ане подняться.

– Голова раскалывается и ничего не соображает, – пожаловалась Аня.

– А это и хорошо, – заметил Михаил. – Больно умная стала. Как ты вообще головы не лишилась?

– Не тошнит? – Санчук интересовался Аней, как-то демонстративно игнорируя Кудинова. – Вот и ладненько. Сотрясения мозга нет. Голова пройдет. Как говорится, легко ранили, да головы не нашли. У нас же аптечка есть. Сейчас посмотрю тебе каких-нибудь пилюль, а вовкулаку воды принесу, а то он весь обрыдался крокодильими слезами. Горе, горе, крокодил солнце в небе проглотил...

– Миша, – тихо позвал Кудинов и закашлялся опять, – пристрели меня при попытке к бегству. Прошу...

– Хватит уже крови, – ответил Корнилов не сразу. – А что там с Асей Марковной? Не она ли снаряжала оборотня? – спросил он Санчука, возвращавшегося с аптечкой.

– Асю Марковну мы нашли в полной отключке, – ответил оперативник. – Оказывается, он ее мощным снотворным напоил. Кажется, жена тут не при чем.

– Проверим...

– Ася ничего не знала, – подтвердил Кудинов, все еще борясь с приступами кашля и слезами. – Я ей всякий раз перед бегом подсыпал снотворное. Она, бедная, теперь на бессонницу жалуется. Я ее, наверное, приучил.

– Это не самый страшный твой грех, – ответил Санчук. – Этот грех с орех... Михась, а на тебе тоже кровь? Вон, рукав в крови... Чем это он тебя?

– Санчо, отойди, – попыталась поучаствовать Аня, – я сама перевяжу.

– Нет уж, сестра милосердия, – мягко, но настойчиво отстранил ее Санчук, – тебе сейчас самой милосердие требуется. Чем это он тебя?

– Орудием убийства, насколько я понял.

Михаил наклонился и подобрал с земли странную машинку, похожую на гигантского жука-рогача.

– Ты можешь минуту постоять спокойно? – возмутился Коля Санчук. – Я бы на твоем месте в травмпункт забежал. Рана очень неприятная.

– Еще чего! Это теперь и свидетель, и следственный эксперимент, и следователь в одном флаконе. Адская машинка! Только прикоснулся, и такая рана... На вот, погляди! Ты же любишь всякую механику, Санчо.

Санчук долго вертел в руках орудие убийства, держа его за нейтральные части, чтобы не стереть кровь и отпечатки пальцев.

– Что я могу сказать после поверхностного осмотра? – сказал он, опуская машинку в полиэтиленовый пакет. – Аккумуляторные садовые ножницы для стрижки кустов и веток, совершенно безопасные в магазинном варианте. Эти умело переделаны в орудие убийства. Надставлены большие обоюдоострые лезвия, которые наносят порез при движении внутрь и наружу... Садовник...

– Ребята, еще не поздно, – прохрипел Кудинов. – Застрелите меня при побеге.

– Поздно уже, – ответил Санчук, – второй час ночи.

– А потом, у нас нет в обойме серебряной пули, – добавил Корнилов.

Аня хотела ехать в отдел вместе со всеми, но Корнилов в очень резкой форме прописал ей постельный режим и домашний арест. Вступился за Аню, как всегда, Санчо.

– Разве ее можно оставлять одну в таком стрессовом состоянии? – сказал он. – Давай ее отправим к моим девкам. Они посидят, по-бабьи посплетничают, выпьют, наши косточки перемоют. Аню они любят, а меня не очень. Вот пусть с ней и нянчатся...

Это была хорошая идея. Аню посадили в милицейский уазик. Капитана Харитонова отрядили ее сопровождать.

– Ты гляди, Харитонов, в оба, – инструктировал его Санчук, – может, этих оборотней целая стая или ОПГ. Так что тебе доверяем главную свидетельницу и самую красивую женщину нашей системы, после твоей жены, конечно.

– А что моя жена? – не поддался на комплимент Харитонов. – Только нахальство одно, а шарма никакого нет. Беспокойства от нее много. Вот первая у меня была – совсем другое дело. Сейчас она – свидетельница Иеговы. Это секта такая, но не опасная. У них там свой сэконд-хэнд. Вот моя первая принесла мне в подарок брошюру и джемпер от Иеговы.

А Танька, моя нынешняя половина, ты ее знаешь, в мусоропровод... А мне как-то обидно стало. У Таньки, конечно, фигура, объемы, как у Шварценеггера. Танцует она здорово, под любую мелодию ламбаду чешет. Но я последнее время все Тоню вспоминаю, то есть свидетельницу Иеговы. Она тихая такая, безответная. Мне бы только этого Иегову как-нибудь собой подменить, чтобы была она свидетельницей Кости Харитонова. Такая моя семейная секта. Как думаешь, Ань, возможно такое?

– Возможно, – согласилась Аня. – После того, что я пережила за последнее время, думаю, что и это возможно...

Все получилось, как предсказал Коля Санчук. До утра просидели две милицейские жены за бутылкой крепкого вина, говоря о чем угодно, но только не о вовкулаках и оборотнях.

Проснулась Аня от того, что попыталась перевернуться на другой бок, и не смогла. С трудом оторвав еще чужую после удара и вина голову от подушки, она увидела, что со всех сторон обложена мягкими игрушками, медвежатами, зайчатами и лисятами, прямо перед ее носом стоит игрушечный оборотень Тануки в образе японского мальчика с листиком на голове, а самая большая игрушка сидит на Ане, свесив ножки, заглядывает в лицо и дышит конфетами.

– А ты уже проснулась! – удивилась пятилетняя Аня Санчук. – Звонил папа, велел тебя охранять. Вот я тебя и охраняю. Доброе утро, подруга!

– Доброе утро, тезка! – улыбнулась Аня Корнилова. – Жизнь продолжается? Какие новости?

– Скоро в детский сад, – обстоятельно стала рассказывать тезка. – Выпускная группа. Воспитательница сказала, что в мае у нас будет выпускной бал. Надо уже начинать готовиться, платье бальное шить. Ты мне поможешь? А то у мамы совсем нет вкуса...

– Конечно, помогу. Мы из тебя сделаем королеву бала. А с чего ты решила, что у мамы нет вкуса? Тебе твой папа Коля нравится?

– Очень нравится, – засмеялась девочка. – Веселый, симпатичный.

– А кто его когда-то выбрал? Твоя мама.

А говоришь, у нее вкуса нет.

– Ну, на мужчин у нее вкус есть, – согласилась маленькая Аня. – А на одежду нет. Она даже женские журналы не читает.

– А ты уже их читаешь?

– Я же умею читать. Ты что, забыла? – напомнила Анечка. – У меня два журнала есть. Хочешь покажу?

Кошмар! Девочки уже учатся читать по журналам мод! Действительно, пора было вставать.

– Ты лучше, Аня, не вставай, – остановила ее девочка.

– А что такое?

– Там для меня манная каша, а для тебя горькое кофе, – предупредила она старшую подругу.

– Горький кофе, – поправила Аня.

– Горький, – повторила с сомнением девочка. – А какие у тебя последние новости?

– Новости у меня теперь будут одни хорошие, – мечтательно заговорила Аня старшая. – Скоро у меня будет свой дом. Представляешь? Два этажа, веранда с самоваром, баня, сказочный дуб под окнами, свой маленький лес с грибами...

– Представляю, – проговорила Аня Санчук. – А собачка?

– Какая собачка?

– Собачка у тебя будет?

– Я еще не думала. Наверное, будет. Приедешь ко мне в гости?

– А можно в гости приезжать, чтобы не поесть, а надолго?

– Аньки! – донесся строгий командный голос из коридора. – Хватит трепаться! Быстро идите завтракать!

– Начинается, – проворчала маленькая Аня, ища свои тапочки с помпонами...

Весь день прошел в суете, в играх и болтовне с Аней, в готовке на кухне с ее мамой. Поэтому на ожидание осталось совсем немного: от звонка по мобильнику с вопросом – чего надо купить по дороге – до звонка в дверь.

Корнилов и Санчук выглядели усталыми и несколько опустошенными, как после сдачи серьезного экзамена. Налили себе сразу помногу, что-то вроде штрафной, выпили, не чокаясь. Мудрые жены не возмущались, ждали, когда смягчатся немного их лица, подтают взгляды. Потом они ели, как нормальные голодные люди. Наконец переглянулись и стали рассказывать, не перебивая, а с удовольствием уступая друг другу роль рассказчика.

Корнилов и вправду скрывал от Ани, что всерьез разрабатывает версию оборотня. Он опасался, как оказалось, вполне оправданно, что Аня опять влезет в это рискованное дело. Кудинова он начал подозревать сразу после посещения его квартиры. На банкете в ресторане «Ошхамахо» по случаю получения начальником звездочки полковника напарники уже не праздновали, а работали – слушали, наблюдали, анализировали. Круг постепенно сужался, был разработан четкий план мероприятий, который был грубо нарушен Аниным «топорным» вмешательством.

Скрывал Михаил от жены и то, что давно следил за ее собственным расследованием. Карту, например, с «линией оборотня» внимательно рассмотрел и принял к сведению.

Михаил специально заехал домой, чтобы любыми средствами заставить Аню сидеть дома, вплоть до изъятия ключей от квартиры. Но он опоздал всего на несколько минут. Хорошо еще догадался включить компьютер и прочитать на форуме разговор Тануки, ставшего вдруг женщиной, с Обуром – «Пожирателем».

Санчук выехал на квартиру к Кудинову, омоновцы разворачивались на «тропе оборотня», а Михаил, положившись на интуицию, помчался к ресторану «Идальго».

Кудинов в полнолуние подсыпал снотворное жене, надевал на себя волчью шкуру, вооружался своей адской машинкой и бежал всегда по одному и тому же маршруту. На девушек он нападал сзади, сначала оглушив, а потом нанося им смертельные раны механическими челюстями. Но почему он нападал именно на женщин? На этот вопрос не мог ответить даже сам Обур. Впрочем, в этом деле было очень много вопросов. Может, ответы на них и существовали, но совсем в других понятиях, которым нет места в милицейских протоколах.

С Кудиновым сейчас работали психиатры. К тому же делом Обура заинтересовались спецслужбы. По версии специалистов, во время службы в Чечне Кудинов под действием сильнейшего стресса заболел ликантропией. Так называется психическое состояние, когда человек считает себя оборотнем. По сути, это раздвоение личности: человек в определенных условиях подавляет то одну, то другую половину сознания. Причем, Кудинов хорошо осознавал это, готовился к «обращению», смастерил «клыки оборотня», сшил особым способом шкуру. А после преступления, например, руководствуясь уже человеческой логикой, подкинул свидетельскую ленту с плеча Синявиной в собачье логово.

На вопрос – что случилось с ним на Кавказе? – Кудинов отвечал невнятно. Вспоминал чеченца Таймиева, якобы безвинно осужденного им и умершего в тюрьме. Говорил, что мать-старуха Таймиева была настоящей колдуньей, и это она прокляла его. Еще Валентин Петрович вспоминал убитого им волка, призрак которого долго его преследовал.

Странно, что он рассказывал почти то же самое, что и на своем банкете. Но тогда полковника Кудинова слушали с интересом и восхищались его романтической натурой. Теперь же его слова принимались за бред явно больного человека...

– Единственный раз повезло с начальником, – подытожил Санчук, – и тот оказался оборотнем.

За столом на некоторое время установилось молчание. Аня, например, думала о том, что гибель нескольких безвинных людей нисколько не приоткрыла тайну бытия, а только напомнила о ней. Черная пустота предупредила всех, что она была, есть и будет, что она всегда рядом и всегда ждет.

Но за стеной послышалась детская песенка, исполняемая, правда, на одной ноте, но совершенно счастливым голоском. Корниловы и Санчуки словно вышли из оцепенения, застучали опять вилками и рюмками.

– Вот, кстати, тебе подарок за храбрость, – сказал Михаил и протянул Ане маленький листок бумаги.

На нем были неразборчивым почерком Корнилова записаны паспортные данные какого-то человека: «Брежнев Сергей Владиславович. 1956 года рождения.»

Эпилог

– ...Между тем Дульсинея обладает таким гербом, благодаря которому она может стать полновластною королевою...

– Как тебе? – спросила Аня мужа, показывая почему-то на голубое небо, а не на кирпичный дом с финской крышей.

– Мне больше всего приглянулся гараж, – ответил Михаил.

Аня с таким трудом вытащила его посмотреть их будущий дом, землю, свидетельства о собственности на которые она должна была получить уже на днях. Михаил же откровенно валял дурака во время просмотра. Например, стал шагами измерять территорию и делать вид, что записывает что-то в блокнотик. Потом стал измерять глубину колодца, даже подключил к этому важному занятию охранника. Дуб он тоже измерил в окружности, а потом при помощи подобных треугольников долго высчитывал его высоту.

– Чем же тебе так понравился гараж?

– Мне там жить, – вздохнул Корнилов. – Маркизе Анне потребуется наверняка личный шофер. Я льщу себя надеждой, что это место она сохранит за мной.

– В гараже ты жить не сможешь, – ответила Аня.

– Позвольте узнать, почему?

– Пока у меня нет в замке конюшни, пороть тебя будут в гараже, – если бы это была не игра, она бы точно отправила сейчас своего личного шофера на конюшню. – Медвежонок, зачем ты меня расстраиваешь? Я думала, ты начнешь отвоевывать себе место под спортивный зал, а ты комедию ломаешь. Подумай, глупый, ты сможешь здесь прыгать, бегать, падать, бить. Вон там ты вообще можешь построить себе Шаолиньский монастырь и принимать паломников... Даже если я – маркиза, то ты, простой российский парень, спас ей жизнь. За это она вполне могла подарить тебе замок или остров. Но, так как замок у меня один, предлагаю его тебе в это... как его?.. совместное пользование. Согласен?

– Очень про Шаолиньский монастырь заманчиво прозвучало, – проговорил Михаил. – Макивару можно будет вкопать, мешок повесить... Ладно, согласен. Хотя жизнь тебе спасла собака. Я мог бы не успеть. Тебе она не показалась похожей на ту черную лайку из стаи?

Аня не стала рассказывать Корнилову, что эта лайка спасла ее уже второй раз. Хватит с него информации на сегодняшний день. И так за последнюю неделю он превратился в ходячий скелет с бледным черепом вместо лица. Ну, ничего! В этом курортном месте Аня быстро приведет его в порядок. Глаза у него уже засверкали. Пошел куда-то по территории, но уже не с шутовским видом, а в деловой задумчивости. Наверное, раздумывает насчет строительных материалов. Откуда берутся деньги? Нет, квартиру придется точно продавать.

А потом хочется закатить такое грандиозное новоселье!.. А пока надо сделать один звонок...

– Алло! Сергей Владиславович? Здравствуйте. Это Аня Корнилова.

– Здравствуйте, Аня.

Возникла пауза. Над Аниной головой от ветра зашумел дуб, заговорил листьями, правда, шепеляво.

– Я не знаю, о чем говорить, – призналась Аня. – Вернее, я хотела поблагодарить вас. Наверное, я поступила нехорошо, приняв такой дорогой подарок.

– Что вы, Аня, – услышала она приятный, низкий голос в трубке. – Просто я не знал, что говорить, что делать в этом случае. Это же не ток-шоу по телевизору. Да и там, встречаясь первый раз в жизни, отец и дочь не знают, что сказать друг другу. Это было все очень неожиданно. Мне поступила такая информация, я ее проверил. Один наш общий знакомый вспомнил про меня...

– Пафнутьев Вилен Сергеевич?

– Да, он. Мудрено не вспомнить меня даже через столько лет. С такой-то фамилией! В свое время она открывала мне любые двери, обеспечила карьерный рост и все такое. Это теперь... Хотя сейчас это для меня уже не важно... Так вот об этом подарке. На самом-то деле подарок получил я. Получается, что у меня совершенно взрослая дочь. Как себя вести? Отец – это всегда свой дом, куда возвращаешься, который снится по ночам. Я все представлял, чего бы вам хотелось, о чем вы мечтаете. Вот и представил себе такой дом. Может, у меня плохая фантазия...

– У вас замечательная фантазия, – ответила Аня. – Но почему вы меня избегаете?

– Страшно, – неожиданно признался мужественный голос. – Не смейтесь! Мальчишество, конечно. Разве боятся только смерти? Вам, Аня, разве не страшно встретиться с отцом – абсолютно чужим человеком?

– Страшно хочется встретиться, – засмеялась Аня. – Когда же мы увидимся? Ведь нам столько нужно сказать друг другу, рассказать две жизни: большую и маленькую.

– Наверное, в конце сентября, – сказал Брежнев неопределенно.

– А почему так нескоро?

– Потому что я сейчас говорю с вами из Испании, – рассмеялся Сергей Владиславович.

– Из Испании? – не поверила Аня – Конечно. Из самой Севильи...

К Ане шагами землемера уже приближался Корнилов.

– Я надеюсь, сегодня мы ночевать будем еще на старой квартире? – спросил он с надеждой в голосе.

Аня покачала головой. Грядет еще впереди трудная и упорная борьба с новым комплексом любимого человека. Но цель борьбы святая – совместное счастье в собственном доме, на собственной земле. Да и средство для этого она выбрала хорошее – любовь...

– Медвежонок, давай заедем на секунду к «Идальго», – попросила Аня мужа уже по дороге домой. – Есть у меня еще одно дело. Вернее, долг перед одним существом. Его последняя воля. Только не ругайся и не удивляйся. Потому что я сама еще ничего не знаю. Словом, как обычно...

Михаил остановил «фольксваген» у гаражей. Аня выскочила из машины и полезла в щель между ними.

– Осторожно, не испачкайся! – предупредил Михаил. – Смотри под ноги, особенно справа. Я там уже был.

Девушке было значительно легче двигаться по узкому коридору. Вскоре она скрылась в боковом проходе. Михаилу показалось, что прошло довольно много времени. Он вылез из машины, еще не зная – поддеть Аню каким-нибудь острым словечком или втиснуться самому между гаражами? Но Аня уже вылезла с другой стороны и шла к машине, держа что-то черное в обеих руках.

– Новое приключение тащишь? – сердито спросил Михаил.

– Старое приключение, – засмеялась Аня. – Все эти дни меня словно преследовал взгляд вожака собачьей стаи. Эта умная, даже мудрая, дворняга, как мне кажется, всю эту историю предвидела каким-то своим собачьим чутьем. У меня такое чувство, что она оберегала меня, посылала ко мне телохранителя из своего четвероногого племени. А перед тем, как ее сморил насильственный сон, она обратилась ко мне с просьбой. Не удивляйся, она просто посмотрела на меня и вон туда, на гаражи.

Я слишком поздно поняла ее взгляд. Три ее щенка уже мертвые, а вот этот, черный – живой. Как он только выжил, ума не приложу? Какой он худой и слабый, а голова большая и лапы такие широкие. Последний из стаи. И последняя загадка во всей этой собачьей истории. Вроде, я ее разгадала...

– Значит, все? Черная точка?

– Скорее запятая. Видишь черный хвостик?..

* * *

Мне всегда казалось, что новая женщина, которая встречается на моем пути, – это еще одна жизнь, еще одна большая линия моей судьбы. Об этом было приятно думать, но менять свою жизнь, ломать свой маршрут я не хотел. Чаще всего я только задерживался на этом перепутье, а потом шел своей дорогой. И вот, прожив уже большую половину жизни, я встречаю молодую девушку, которая оказалась как бы частью меня. Она жила без меня, ходила совсем по другим дорогам и коридорам. Узнав о ее существовании, я будто бы промчался по еще одной своей жизни, и совсем не уверен, что та жизнь хуже моей нынешней, что более двух десятков лет назад я сделал правильный выбор... Так, может, наша судьба – это не одна линия на ладони, а еще и все эти боковые изгибы других людей в нашей жизни, все поступки, все слова и мысли, все мелкие трещинки и едва различимые отпечатки на коже, которые используют в своей работе криминалисты?..


home | my bookshelf | | Опер печального образа |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 12
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу