Book: Туз пятой масти



Хелена Секула

Туз пятой масти

ПРОКУРОР

Люди еще не спали: время было не очень позднее; но по телевизору передавали футбольный матч между командами Польши и Уэльса, поэтому коридоры и лестничные клетки огромного высотного дома были пустынны.

– Караул!.. Он убил его, убил! – кричала женщина возле четыреста пятнадцатой квартиры, и этот вопль всполошил обитателей тринадцатого этажа. Даже мужчины оторвались от экранов и выскочили на площадку.

А она все кричала, трясущимися руками цеплялась за соседей, пока не появились дворник и врач, живущий на этом же этаже. Они первыми вошли в квартиру, и врач немедленно вызвал милицию…

Стоило мне посмотреть на эту высотку – девятнадцать этажей, шестьсот восемьдесят квартир, три вечно занятых лифта, – как я сразу понял, что вряд ли узнаю здесь что-нибудь путное. Это маленький городок, где гнездятся почти две тысячи человек и никто ни на кого не обращает внимания; большинство жильцов не знакомы даже с соседями по этажу, а уж о том, чтобы знать знакомых своих соседей, и речи быть не может.

– Мне-то сразу показалось, – сказал потом дворник, – что тот, на диване, живехонек и все с ним в порядке, только наклюкался до зеленых чертиков.

Надо отдать ему должное, в этой области дворник оказался выдающимся диагностом, хотя «того, на диване» он видел только мельком из прихожей. Врач, который обнаружил труп у окна, велел остальным не входить в квартиру и ничего не трогать, справедливо рассудив, что это дело милиции.

Мне позвонил начальник райотдела.

– Пан прокурор, – начал он. Несмотря на то что мы с ним уже несколько лет тянули вдвоем лямку под названием «правопорядок в районе», на «ты» как-то не перешли. Может быть, из-за разницы в возрасте. Обо мне все еще говорили «этот молодой прокурор».

Мне тридцать два года, диплом, начатая кандидатская диссертация, которую один Бог знает, когда смогу защитить, а он – старый практик, если не сказать – самоучка. Мое вмешательство в ход следствия частенько ему докучало, он привык действовать так, словно он сам – истина в последней инстанции. Я же с этим не был согласен, поскольку к закону относился всерьез. Очень не хотелось быть прокурором для вида, послушно подписывающим любые бумажки. Без ложного стыда скажу, что не последнюю роль сыграло в этом и самолюбие: прокурор Ежи Бельский хотел непосредственно участвовать в расследовании серьезных дел.

Я был заместителем районного прокурора, а затяжная болезнь шефа привела к тому, что на деле я и руководил прокуратурой, и отвечал за ее действия.

– …у нас на участке убийство. Вы поедете? Было совершенно ясно, что этого ему как раз и не хотелось: по его мнению, я беспардонно встревал не в свое дело, и каждый мой выезд на место преступления начальник отдела воспринимал как сомнение в его компетентности. Кроме того, он никак не мог взять в толк, чем это я смогу ему помочь.

Почти одновременно с нами приехала оперативно-следственная группа из горотдела милиции. Перед входной дверью с медной гравированной табличкой «Бригида Костшица» стоял наряд из патрульной машины, на лестничной площадке топтались зеваки.

Сержант, который сообщил о происшествии коменданту дома и вызвал следователей, пытался привести пьяного в чувство; ему помогал какой-то мужчина, который представился как врач.

– Состояние хирургического наркоза, – сообщил эскулап.

В той же комнате возле балконной двери лежал труп, накрытый большим ковром. Крепко сложенный мужчина лет пятидесяти с небольшим. Конечности гибкие, трупное окоченение еще не сковало тело. Смерть наступила несколько часов назад.

Рядом, словно на театральной сцене, лежал кинжал со стальным клинком и рукоятью, инкрустированной перламутром и медной проволокой, но на теле покойного не было ни царапины. Словно убийца в последний момент передумал и выбрал иной способ отправить жертву к праотцам, а предполагаемое орудие убийства беззаботно бросил.

Да и убийство ли это вообще?

На теле виднелись следы побоев, но не они стали причиной смерти.

Осмотрев труп, мы нашли документы на имя Владислава Банащака. Хозяйка квартиры, Бригида Костшица, которой вкололи успокоительное, рассказала, что убитый был ее дружком, жил с ней здесь уже более трех лет.

Она немного отошла от шока, и с ней можно было разговаривать.

Знает ли она пьяного типа, который спит на диване?

Сержант подал мне его документы. Звали пьянчужку – вот уж не в бровь, а в глаз! – Хмелик, Антоний Хмелик. По документам он числился арматурщиком в строительной фирме «Омнипекс», последнее время работал на стройке в Германии. Прописан в Варшаве.

– В жизни его не видела! Да и фамилию такую впервые слышу, – открещивалась хозяйка. – Может, это мужа моего кореш? – помолчав, предположила она.

Оказалось, что у нее есть муж, с которым она не живет уже пять лет, но официально пока не развелись.

– А муж вам угрожал?

– Цеплялся ко мне, да Владек его спровадил.

– Как это понимать – спровадил?

– Ну, поправил его немного по морде да и выкинул за дверь.

– А самого Владислава Банащака когда избили? При каких обстоятельствах?

– Да ведь он ничего мне не рассказывал… Владек вообще был скрытный такой, неразговорчивый. Если не хотел говорить, лучше было и не приставать. Сердился очень.

– А ваш муж мог его избить?

– Не-ет!.. Куда там, он же дохляк, да вы сами увидите. Разве ему кто помог.

Сержант оказался человеком терпеливым и знал испытанные способы приводить в чувство пьяниц. Он попеременно то совал под нос Хмелику нашатырь, то мочил ему загривок ледяной водой. Через час таких процедур подозреваемый, в очередной раз нюхнув едкого нашатыря, подскочил на диване, сел и обвел нас безумным взглядом.

– Где это я, мать честная? На вытрезвитель вроде не похоже… – Он внимательно оглядел комнату мутными глазками, заметил тело Банащака и вздрогнул. – А это что за тип? Что с ним?

– Убийца! – истерически взвизгнула Бригида Костшица. – Только он мог это сделать!

– Что за чушь она мелет? – Хмелик ничего не понимал, нервно потирал лоб и пытался собраться с мыслями.

Я сказал ему, что эта женщина здесь живет и час назад нашла труп своего друга, а он, Антоний Хмелик, пьяный до потери сознания, лежал рядом с трупом, вот на этом самом диване.

Хмелик мгновенно протрезвел.

– Чокнутая она! – схватился он за голову. – Когда я с ней сюда пришел, никакого мужика тут не было, ни живого, ни мертвого… Мне смутно помнится, что ковер как-то странно вспучился, но мне было до фонаря, я здорово перебрал и страшно хотел эту бабу…

– Так это я тебя сюда привела, сволочь?! Я?! Пан прокурор, врет он все… Чудовище!

Женщина впала в истерику, кричала, не давала ему говорить. Потом попыталась кинуться на Хмелика с кулаками, забилась в нервном припадке… быть может, притворном.

Мне ничего не оставалось делать, как приказать отвезти Хмелика в отделение, там я и выслушал его до конца.

Он ошивался в какой-то забегаловке, и ему понравилась эта женщина. Он присел к ее столику, она вроде как не возражала. Хмелик был крепко пьян, но с ней выпил еще пол-литра водки. Потом она привезла его к себе. Как они доехали? Не знает, может, потом вспомнит, когда как следует протрезвеет…

Хмелик вроде бы припоминал, что в квартире был беспорядок, а ковер словно кто в угол отпихнул, но его-то интересовала не квартира, а хозяйка. У нее нашлась водка, но самая капелька, хватило бы воробья причастить. Водку они прикончили, и баба та объявила, что сбегает за самогонкой к знакомой старухе, это рядышком…

Естественно, если куколка не прочь выпить, он и подавно, даже денег ей дал. Сколько? А черт его знает… Насколько он понимает, она ушла, а вернулась уже с милицией, чтобы впутать его в убийство!

На следующий день я возобновил допрос и Хмелик слово в слово повторил то же, что и накануне.

– В какой забегаловке вы с ней познакомились?

Этого он не помнил. Как добрались до проклятой квартиры, тоже запамятовал.

– Я только что с забугорной стройки вернулся, а там и винной пробки не понюхаешь, с этим строго… Наш главный за одну только рюмку пинком под зад домой отправлял. Крутой мужик! Ищи дурака – такую работу терять! А я приехал в отпуск и расслабился… Начал-то в «Камерной», на Раковецкой. Потом в «Рыбке», на Пулавской, где щуку подают, знаете? Потом в «Баре под двойкой», на площади Унии. Я как выпью, блин, по кабакам начинаю путешествовать… Что вы со мной делать будете, пан прокурор?

– Постарайтесь вспомнить забегаловку, где встретили ту женщину, и то место, где расстались с собутыльниками.

– В «Лошадиной», что ли?.. Или в «Татарском»? Это такой кабак на Мокотовской, теперь называется «Новый», когда-то был «Татарский». Пан прокурор, у меня две недели отпуска, если я проведу их на нарах, земля не перевернется, но если вы меня упечете на подольше, так всю жизнь под корень зарубите: незачем мне будет на стройку возвращаться.

– Парень, вспомни хоть район, где с ней пил, черт тебя дери!

Я не мог его отпустить, хотя верил каждому слову.

Поручив милиции найти и допросить собутыльников Хмелика, сам принялся за текущую работу.

И сразу же замололи жернова наших будней. Из городской прокуратуры укоризненно торопят: месячный отчет! Против факта не попрешь, отчет я не доделал, сегодня намеревался закончить и отослать, но уже не судьба. В конце концов, это всего лишь бумажка, а тут можно человеку всю жизнь поломать.

И, как назло, навалилось десяток других неотложных дел. Кто-то сверху интересуется состоянием правонадзора над делами по административным правонарушениям, к тому же – я напрочь забыл! – совещание по разбору жалоб в прокуратуру.

Я взбунтовался и отослал вместо себя практикантку. В ответ – свирепый телефонный звонок: почему не явился лично?!

– У меня нет времени на глупости!

Я едва не швырнул трубку и уже изрядно разозлился, когда прибыл следователь из уголовного розыска с ордером на задержание Бригиды Костшицы.

– Это еще зачем?

Он положил передо мной заполненный ордер, только черкнуть пером – и готово. Естественно! Что ему, жалко? Пусть себе женщина посидит в КПЗ до выяснения всех обстоятельств.

– Да ведь она врет! После вашего отъезда истерика у нее прошла – как рукой сняло, задыхаться вдруг стала, вышла на балкон глотнуть свежего воздуха. А там оказалось, что в цветочном ящике закопаны ювелирные изделия. Вам не кажется, что это весьма оригинальный способ хранить драгоценности?

– И как она это объяснила?

– Дескать, собственность Банащака. Прятал там от воров. Боялся, что украдут.

– У вас есть к ней другие претензии?

Следователь подсунул мне папку с бумажками: опрос участкового, опрос свидетелей… С бумажками-то они мигом успели. Но участковый ничего плохого сказать о Бригиде и ее приятеле не мог. Я подумал, что на такой дом с двумя тысячами жителей нужен отдельный участковый, и даже в этом случае у него работы будет по горло.

– Я не подпишу ордер только из-за того, что человек хранит свои украшения в цветочном горшке, а не в комоде под бельем, например. Мы до сих пор не знаем даже причину смерти! Где протокол вскрытия?

– Медики резину тянут, что-то у них там заело. Профессора на консультацию вызвали.

Я просмотрел бумаги. Бригида Костшица, тридцать шесть лет, бывшая официантка из «Аркадии», уволилась по собственному желанию. Прекрасная характеристика. Получила лицензию, открыла ресторанчик «Омар». На его обустройство взяла кредит в банке, регулярно выплачивает проценты. Автомобиль для доставки продуктов, «комби», зарегистрирован одновременно с рестораном. Полтора месяца назад купила личный автомобиль марки «Варшава» у некоей Марии Заславской (регистрационный номер такой-то).

Показания Бригиды Костшицы слегка отличались от показаний официантки из «Омара». Речь шла о том, когда именно Костшица ушла из ресторана.

Я попросил прислать ко мне эту официантку, а потом саму рестораторшу – но ордер на ее задержание не подписал.

Официантка повторила прежние показания. Сама же Костшица утверждала, что ушла чуть ли не на целый час позже.

– Пани Костшица часто оставляла ресторан под вашим присмотром?

– Такого не случалось. Если шефиня уходила, то ее заменял пан Банащак. Он почти всегда после обеда хозяйничал в «Омаре».

– В тот день пани Костшице кто-нибудь звонил?

– Да. Пан Банащак ее просил, чтобы немедленно пришла домой, и она сразу после этого вышла, но обещала скоро вернуться.

– А кто снял трубку?

– Конечно, сама шефиня.

– Значит, никто не может подтвердить, что звонил именно Банащак?

– Никто…

Бригида Костшица, разговаривая со мной, выглядела изрядно напуганной. Она утверждала, что официантка перепутала время, причем не по злому умыслу. Ей просто показалось. Может, и сама Костшица немного ошиблась, но не на целый же час! Когда зазвонил телефон, она не смотрела на часы, минут не считала. Если б знать, что случится такое несчастье, запомнила бы время с точностью до минуты, но ведь никто не живет с секундомером в руке… Сразу после звонка она побежала домой, у нее даже и в мыслях не было, что может застать Владека мертвым.

– Он не сказал, почему вы ему так срочно понадобились?

– Сказал. Пришел человек, который разводит шампиньоны. Я с ним хотела договориться о поставках.

– А что, этот грибник не мог прийти в «Омар»?

– Наверное, не мог… не знаю. Это приятель Владека, я его раньше никогда не видела.

Выяснилось, что она не знала даже фамилии этого человека.

– Сколько времени заняла у вас дорога от «Омара» до дома? Вы ведь ехали на машине?

– Да. Минут двадцать, наверное.

– Тогда как объяснить тот факт, что в течение столь короткого времени труп Банащака успел остыть? Так кто же все-таки звонил вам в ресторан и что он сказал такого, что вы всполошились и тотчас помчались домой?

Молчание, перепуганный взгляд, слезы. Наконец сдавленный шепот:

– Может, кто-то подражал его голосу? Не знаю, я ничего не понимаю…

Бригида продолжала утверждать, что в трубке звучал голос ее любовника, а речь шла об огороднике и шампиньонах.

– Вы купили новую машину у жены профессора Заславского?

– Не знаю, профессорша она или нет, но фамилия ее – Заславская.

– Когда вы с ней познакомились?

– При покупке машины… Я пришла по объявлению.

Ордер на арест Бригиды Костшицы я все-таки не подписал, хотя показания ее были, мягко говоря, противоречивы. В существование поставщика шампиньонов верилось с трудом, за этим крылось что-то другое, но что именно? Однако неясности в показаниях еще не основание для ареста.

Мне сообщили, что Хмелик настаивает на встрече. Я велел привести его.

– Пан прокурор, я вспомнил одну деталь: в том кабаке, где я познакомился с бабой, в туалет ведут ужасно крутые ступеньки, ноги поломать можно! Швейцар меня специально предупредил, чтобы я себе шею не свернул… Я знаю несколько пивнух с такими лестницами, да и вы небось тоже, пан прокурор. Давайте наведаемся туда, может, меня кто из обслуги вспомнит! Дайте мне шанс, пан прокурор!

Он просит меня дать ему шанс! Люди привыкли считать, что прокурор – это только обвинение, приговор, срок… а я всего лишь хочу добраться до истины.

Дал я ему этот шанс и изъездил с ним весь город вдоль и поперек.

И мы нашли эту забегаловку! Она размещалась сразу за углом того дома, где жила рестораторша Костшица, и в сортир действительно вели головоломные ступеньки.

Гардеробщик, он же вышибала, тотчас узнал Хмелика и вспомнил его спутницу. Она еще показалась ему какой-то странной. Сперва он подумал, что она пьяна, но присмотрелся поближе и понял, что никак нет. Уж он-то на этом собаку съел!

Баба та была словно окаменевшая. Блестящие глаза смотрели невидящим взором, движения нескладные. Вышибала даже решил, что перед ним наркоманка. Нет, он ее не знает. Раньше никогда не приходила. Швейцар знает в лицо всех одиноких женщин, которые шастают по барам. Есть такая категория дамочек. Но эта не походила на профессионалку.

Кельнер тоже запомнил посетительницу, она потребовала сто грамм водки и что-нибудь из закуски. К еде она и не притронулась. Было около девяти, в это время гости – в основном мужчины – уже крепко подпили. Одинокая женщина не должна пить водку в таких барах, если не хочет оказаться в центре внимания. Особого внимания…

Вот почему она немедленно вызвала всеобщий интерес, тем более что была еще молодая, чертовски красивая, да и одета по высшему классу. Ее чужеродность бросалась в глаза.

Обычно пьющие клиентки выглядят так себе – потрепанные вульгарные лица, наштукатуренные сверх всякой меры, словом, «прости господи», да и только, а эта была совсем другая. Не походила ни на алкоголичку, ни на проститутку. Она будто провоцировала всех, одиноко сидя над стопкой чистой водки, – делился своими наблюдениями словоохотливый кельнер. Ну и, понятное дело, к ней тут же прицепился крепко пьяный тип – у него и глаза уж закрывались, чудеса, что он вообще ее заметил!

– Куколке не скучно одной?



Кельнер даже испугался, что женщина резко отошьет приставучего гостя и поднимется скандал. Он решил в случае чего вмешаться, но поди ж ты, дамочка возражать не стала, с деревянной улыбкой разрешила пьянчуге к ней подсесть. Тот, в полном блаженстве, торжествующе обвел глазами зал.

– Хороша штучка, а? – подмигнул он кельнеру, заказывая водку.

Пол-литра. Пили они наперегонки, женщина все подливала своему новому знакомому, и через каких-то четверть часа они управились с бутылкой. Кельнеру даже любопытно стало, сможет ли мужчина самостоятельно встать из-за стола. Но он встал и на своих ногах направился к выходу, а посетительница взяла его под руку.

И кельнер, и гардеробщик дружно оскорбились неразборчивостью странной особы. Вот почему они запомнили и ее случайного дружка. Примитивный тип, совершенно не подходил ей…

Этим типом и оказался наш Антоний Хмелик, только на трезвую голову он выглядел несколько иначе, да и таким уж примитивным вовсе не был.

Я позвонил из бара, чтобы немедленно привезли Бригиду Костшицу. Как гардеробщик, так и кельнер категорически утверждали, что впервые ее видят.

– Ну и надрался мужик, а? Снял телку и даже не помнит, как она выглядела! – хохотал кельнер. – Пан прокурор, в таком состоянии ему срочно требовалась койка, только без бабы!

Так кто же та женщина, которую Хмелик «снял»? Несомненно, именно она привела его в квартиру Бригиды Костшицы. Свидетели утверждают, что женщина была очень красива и элегантно одета, только вела себя странно, как помешанная. Настолько странно, что никто не запомнил ни цвета волос, ни других подробностей, осталось только общее впечатление. Однако это явно не владелица «Омара», пусть и привлекательная, но весьма заурядная особа, которую умопомрачительной красавицей никак не назовешь.

Сколько ей могло быть лет? Может, тридцать, может, и больше. Интимное освещение бара милостиво к женщинам.

Наконец сказала свое слово и судебная медицина, и я получил совершенно необычный протокол вскрытия трупа. За всю свою шестилетнюю карьеру я ни разу не сталкивался с подобной причиной смерти. Даже начальник райотдела милиции признался, что в жизни ни о чем подобном не слышал, даром что четверть века в органах.

Так вот, врач с самого начала заподозрил отравление. Во время осмотра на правом предплечье заметили след от укола, а под кожей обнаружили остатки пенициллина. Во внутренних органах нашли следы алкоголя и сильного снотворного.

Молодой медик, будучи не в состоянии самостоятельно разобраться со столь запутанным случаем, призвал на помощь профессора. На пару они и подготовили заключение, из которого следовало: смерть наступила в результате удушья, вызванного анафилактическим шоком.

Как же пенициллин мог стать причиной смерти?

Профессор выдвинул гипотезу, что Владислав Банащак страдал острой формой аллергии на пенициллин. Алкоголь, в свою очередь, резко усиливает падение кровяного давления, которое наступает при анафилаксии (это особая форма аллергии), что способно привести к внезапной смерти.

Бригида Костшица, не колеблясь, подтвердила, что у ее любовника была аллергия на пенициллин. Кто об этом знал, кроме нее? Да любой, кому хватало терпения выслушивать жалобы Банащака на врачей, которые наотрез отказывались прописывать ему это лекарство.

А часто он болел? Да вовсе нет, просто свято верил в универсальное могущество пенициллина, наверное, как раз потому, что ему никогда его не давали.

Педантичные работники следственного отдела откопали в квартире рестораторши, в мусорном ведре, ампулу от пенициллина. Однако ни шприца, ни иглы не нашли. Установили, что покойный не был левшой, поэтому пришлось исключить, что он сам сделал себе укол левой рукой в правое предплечье.

Так отпали все сомнения: это было убийство, совершенное кем-то, кто имел определенное представление о медицине и знал о том, что Банащак страдает аллергией.

Бригида Костшица? Но зачем ей это? И доказательств никаких против нее нет.

Изысканная дама, которая заманила Хмелика в ловушку? Поиски загадочной женщины из бара все продолжались. На тему ее связи с убийством выстраивались самые фантастические версии: таинственная особа дразнила воображение.

Сотрудники лаборатории судебной экспертизы наконец-то сложили воедино обрывки какого-то письма, найденные в кармане Банащака. На листок писчей бумаги кто-то наклеил вырезанные из газеты буквы. Начала строки не было, читались только слова: «…если еще хочешь пожить. Пиковая Дама».

Когда об этой анонимке спросили Бригиду Костшицу, она только пожала плечами: нет, она не знала, что ее дружок получал письма с угрозами, Банащак никогда ни о чем таком не упоминал.

Пиковая Дама! Я вспомнил пикового туза, карту, которую мы нашли с месяц назад возле трупа женщины. Убитую невозможно было опознать, по ее лицу проехалась машина. При ней нашли только вручную изготовленную игральную карту, больше ничего.

Убийца был на машине марки «Варшава», так утверждал единственный свидетель, который сам обратился в милицию.

Бригида Костшица совсем недавно тоже купила себе «Варшаву», у жены профессора Заславского… Но таких машин много, совпадение еще ни о чем не говорит.

Таинственную красавицу, которая заманила в квартиру Бригиды Костшицы пьяного в дымину Хмелика, я невольно стал называть про себя Пиковой Дамой, хотя подписываться так мог и мужчина.

Я отдавал себе отчет, что действовать надо быстро, пока черты незнакомки еще не стерлись в памяти работников бара, ведь им каждый день приходится видеть сотни новых лиц. Пройдет немного времени, и показания этих свидетелей перестанут быть достоверными.

Я отправился на спиртовой завод в Езерной, где Банащак работал кладовщиком, и в отделе кадров мне показали заявление от Банащака с просьбой о немедленном увольнении по собственному желанию. Заявление вчера пришло по почте. Четвертушка листа писчей бумаги, исписанная угловатым почерком.

Откуда послали письмо? Не знают, не обратили внимания. Конверт не сохранился: никто еще не знал о смерти Банащака.

Непосредственным начальником кладовщика оказалась инженер-технолог Халина Клим.

Мне не удалось с ней встретиться, поэтому я оставил для нее в отделе кадров повестку в прокуратуру.

Неужели я совершил ошибку?

Халина Клим не явилась на беседу. Она наглоталась снотворного и открыла газовый кран. От неминуемой смерти ее спас кот. Обычный полосатый подзаборник, единственный, кто делил с ней жилище. Отчаянно мяукая и царапая дверь, он позвал на помощь, и помощь пришла.

Халину Клим в тяжелейшем состоянии отвезли в клинику, она долго оставалась между жизнью и смертью. Едва оклемавшись, ночью разбила стакан и осколками перерезала себе вены. Она не хотела жить, боролась с врачами, которые удерживали ее на этом свете вопреки ее воле.

Халина жила в недавно полученной однокомнатной квартире. Разведена. Сорок три года. Двое почти взрослых детей остались с мужем.

Когда мне показали ее фотографию, я увидел еще вполне эффектную и привлекательную женщину и на миг решил, что она и есть Пиковая Дама. Отсюда и отчаяние, когда ее вызвали повесткой в прокуратуру.

Однако это была не странная дама из бара. Вышибала и кельнер категорически возражали.

– А вы, пан прокурор, решили, что сейчас все и разъяснится, как по заказу, стоит вам ручку приложить, – ехидно сказал начальник райотдела. – По такому делу еще бегать и бегать, пока ноги до самой задницы не сотрешь…

– Она ушла к любовнику, – отрезал бывший муж Халины Клим, – и я о ней вообще слышать ничего не хочу. Мы с ней официально в разводе, я ее не вижу и не позволяю навещать детей. Это глубоко безнравственная женщина.

Тон проповедника, морда ханжи. Он явно радовался, что бывшей женой интересуется прокуратура. Нет, этот нравственный муж не произвел на меня хорошего впечатления.

Неужели этим любовником и был Банащак?

На работе Халина Клим пользовалась безупречной репутацией. Когда я спросил о ее возможной связи с Банащаком, никто в это не поверил. Такого просто не могло быть!

Кладовщика охарактеризовали как человека ограниченного, замкнутого молчуна, его никак не поставишь рядом с пани Клим. Взаимную симпатию легко заметить, в отношениях Банащака и Клим ничего такого и в помине не было.

Халина Клим – суровый и требовательный начальник, обращалась с кладовщиком тактично, но холодно. Банащак же относился к ней с уважением и соответствующим ее должности почтением. Да и манеры пани Клим не допускали никаких вольностей.

Таково было общее мнение, как среди руководства, так и среди коллег Халины Клим. Она со всеми держалась вежливо, но сдержанно, была скрытна. Знали, что разведена, – и все.

По какой же причине она посягнула на свою жизнь и имеет ли это отношение к вызову в прокуратуру?

Я всегда считал, что даже самые внезапные попытки самоубийства – если речь не идет о психически больных людях – всегда связаны с долгими и затаенными душевными процессами, требующими именно такого выхода.

Почему Халина Клим решилась на этот страшный, бесповоротный шаг? Какие-то проблемы на работе? Судя по характеристикам, дела у нее были в идеальном порядке. Может быть, слишком идеальном?

О мужчине, который так трагически повлиял на судьбу этой женщины, мне рассказала пенсионерка-вахтерша, работающая теперь на полставки. Она убирала кабинеты, заваривала кофе и чай, готовила завтрак для ночной смены.

Пани Люция, ухоженная и подвижная, невзирая на свои шестьдесят лет, женщина, сидела в стеклянной клетушке-аквариуме, между холодильником и огромным, вечно кипящим чайником.

– Садитесь, прошу вас, пан прокурор! – Она протерла тряпочкой идеально чистый табурет.

– А откуда вы знаете, что я прокурор? Вопрос глупее трудно было придумать. На бесплодные разговоры на заводе я тратил, к великому неудовольствию своих начальников, уже второй день, к тому же и не скрывал своей должности.

– Так ведь все в курсе дела, прокурор на спиртовом заводе дело обычное. Слышала, вы про Климиху расспрашиваете, так я сразу скажу: из-за мужика травилась! Казик Омерович его зовут, работает у нас на заказ, потому как художник, к нам через пани Халину и пришел. Только я вам, пан прокурор, не для протоколу все это говорю, потому что она такая симпатичная, жаль мне пани Халину… а подписывать я ничего не буду. Не для нее этот парень…

– Несерьезный?

– Да смазливый больно! Не парень, а картинка, он ей в сыновья годится, такой молоденький. Она ведь женщина еще ничего, а при нем смотрится ровно рухлядь старая. Он ее небось стыдился, потому что, бывало, заявится, а на нее и не смотрит… Словечком перемолвится, нехотя так. Из-за этого хахаля все и случилось, пани Халина терзалась, что он за каждой юбкой оглядывался. А может, не только оглядывался, а и все такое, что и сказать-то нельзя. Красивый мужик – это для других соблазн; ежели баба хочет при себе кого-то иметь, надо мужика по своей мерке подбирать. Да кто из дурочек это понимает? Все за гладенькими-сладенькими бегают, а на всех-то красавцев не напасешься. Избалованные они, красавцы-то эти… А вы женаты, пан прокурор?..

Художник, график!

И все сразу сошлось, стоило мне проверить адрес Казимежа Омеровича. Он жил на вилле Заславских!

ДОРОТКА ЗАСЛАВСКАЯ

– …Мало ли от чего зависит, помню я или нет… Сколько лет прошло! В пятидесятых, говоришь? В сорок девятом? Это ж четверть века назад! Как тебя там? Дорота? Ты не гони лошадей, а скажи сначала, кто тебя прислал именно ко мне.

– Никто! Просто в отделах кадров всех ресторанов я просила дать мне адреса людей, которые работали в те времена… Большинство уже на пенсии. Я так надеялась, что кто-то из них вспомнит. Если вы со мной поговорите, я вас отблагодарю.

Он внимательно смотрел на меня сквозь стекла в тонкой золотой оправе, и глаза его казались недобрыми.

Я понятия не имела, как надо давать деньги в таких обстоятельствах. Замялась и принялась бестолково шарить в сумочке, как будто не знала, что там только три банкноты по пятьсот злотых и горстка мелочи. Три месяца копила. Родители давали на карманные расходы по сто злотых в неделю, триста мне выдала Анеля.

Попросить сдачу с пятисот? Неудобно, он может обидеться, а мелочи у меня – кот наплакал. Жадный старикан! Взгляд выцветших глазок прожигал мне руки, я совсем растерялась.

– Это вам… – Я неловко сунула ему банкноту.

Если и дальше буду таким же лохом, моих денег хватит аккурат на трех кровососов, а на обратный билет вообще не останется. Как только выйду от этого гада, разменяю деньги!

– Ты уже у кого-нибудь была?

Я честно ответила, что он первый в моем списке.

– А почему? – Желтые, как воск, скрюченные артритом пальцы схватили мою денежку. – Почему ты выбрала меня?

– Вы работали барменом в самом крупном ресторане, вот почему.

– А скажи, зачем тебе эти сведения?

Я была готова к такому вопросу, но теперь подумала, что он станет снова тянуть из меня деньги: слишком легко старый змей заполучил эту пятисотку. Только сейчас до меня дошло, как же я лопухнулась, заплатив ему ни за что, за туманное обещание рассказать о человеке, которого он мог и не знать.

– Речь идет о наследстве… В Канаде умерла тетка, которая отписала свое имущество Марии Козярек, своей единственной родственнице, живущей в Польше. Поисками наследницы по просьбе адвокатской конторы в Торонто занимается известный варшавский адвокат…

– Как его фамилия?

– Винярский, – назвала я первую пришедшую в голову фамилию. Правда, пан Винярский на самом деле был известным адвокатом и другом моего отца. – Винярский, – повторила я, – выступает как доверенное лицо этой фирмы.

– Вот оно как… И адвокат вызнал, что Мария Козярек в пятидесятые годы жила в Щецине?

– Да! И все следы на этом обрываются.

– А прозвище Жемчужина тоже Винярский раскопал? – Я кивнула. – Так почему же адвокат не пошел с этим в милицию, не дал объявление в газету? – Крыть такие убедительные доводы мне было нечем. – Или адвокат не знает, что за деньги и мертвый воскреснет? Да после такого объявления бабы по фамилии Козярек к нему толпами повалят, только знай выбирай. Ага… Так, значит, известный адвокат прислал тебя… А кто ты ему?

– Я его стажерка…

Экую глупость сморозила! Ни в мою дурацкую стажировку, ни в известного адвоката старик не поверит. Я испугалась, что теперь он перестанет мне доверять и будет молчать как рыба.

Я чувствовала, как пылают щеки. Вся моя самоуверенность растаяла. Я не смела поднять глаз, боясь, что старик окончательно раскусит мою игру. Лихорадочно раздумывая, как выйти из неловкого положения, я на живую нитку сочиняла более правдоподобную историю. Мучительное молчание все тянулось и тянулось.

– Может, стажеркой ты и будешь, но не сейчас!

– Нет… – Я посмотрела на деда виноватыми собачьими глазами.

– И не стыдно врать старому человеку? – Он гордился своей проницательностью. – Зачем ты ищешь Жемчужину?

– Я ее… дочь… Моя мать, то есть Мария Козярек, когда-то жила в Щецине.

– Так бы сразу и говорила… – Выпученные рачьи глазки слегка подобрели. – Когда ты потеряла мать из виду?

– Я ее никогда не видела. Выросла в детском доме в Варшаве.

На сей раз он поверил, не догадался, что я снова вру. Мне удалось попасть в нужную тональность. Неизвестная мать, брошенная сиротка – этим можно тронуть даже старое черствое сердце.

– Значит, ты ищешь мать, а канадское наследство – липа?

– Нет, просто еще одна баба на него нацелилась, тоже Козярек, только зовут ее Ванда. Винярский в поисках Марии вышел на меня, но у этой Ванды деньги водятся, а я…

– Отца тоже не знаешь?

– Нет… Но фамилия у меня отцовская. – Я набрала побольше воздуха, словно собиралась нырнуть. Господи, как же колотится сердце. Я чувствовала, что бледнею. Притворяться несчастной, глядя старику в глаза, было уже ни к чему – я совсем вошла в роль. – У меня в метрике записано: отец Владислав Банащак. Может, вы слышали эту фамилию? Родилась в Щецине, – врала я, как по нотам. Если попросит паспорт, скажу, что забыла взять.

Старик ни о чем не спросил.

– Нет, деточка, не слышал, – ответил он мягко. Похоже, я пробудила в нем сочувствие.

– Ну да, понятно… разве это отец? – упавшим голосом сказала я. – Детям вроде меня вписывают первую попавшуюся фамилию, просто чтобы комплексов потом не было, правда? Я вас умоляю, скажите, что вы знаете о Жемчужине?

– Успокойся, детка, возможно, я знал совсем другую Жемчужину, не Марию Козярек, твою мать… Послушай, что я тебе посоветую. Плюнь ты на таких родителей, которых… сколько тебе лет?

– Семнадцать! – На всякий случай я убавила себе годик.

– Которых за семнадцать лет в сердце боль не кольнула, чтобы собственное дитя увидеть, узнать, живо ли вообще. С Божьей помощью ты выросла, ремеслу, поди, какому-никакому тебя учат, а?

– Я в лицей хожу.

– Сколько прожил, а такого не слышал! Так из детских домов и в лицей могут послать?



– Да, если у человека хорошие оценки. У меня никогда ни одной тройки не было. – Я почти не лгала.

– Ой, молодчина! – обрадовался дед. – А на каникулы вас так без взрослых и отпускают?

– Нет. Директриса позволила мне поехать в Щецин, она знает, что я мать ищу.

– И детский дом оплатил тебе дорогу?

– Это мои деньги, я их на школьной практике заработала, еще в прошлом году. Они лежали у директрисы. Если причина уважительная, директриса выдает деньги на руки. – Я уже полностью вжилась в роль.

– На – ка, деточка, твои деньги обратно, я сиротский грош не возьму. – Дед сунул мне в руки банкноту. – И от души тебе советую, не ищи ты их. Ежели ты дочка той самой Козярек, рано или поздно адвокат тебе это наследство высудит. Скажи себе, что родители померли, так самой спокойнее будет.

– Так ведь неизвестно, умерли или нет…

– Неизвестно, но ты себе так скажи. Вот же вбила дурь в башку! Ну найдешь ты Жемчужину, окажется, что это и есть твоя мать. Ты ведь по ней тоскуешь и светлый образ в душе носишь, думаешь, она такая же, как остальные матери, может, даже лучше. Ты ребенок еще, но пойми, Жемчужина была портовой девкой…

Я заледенела, внезапно накатила слабость. Дедок увидел мою реакцию и размяк еще больше.

– Не хотел я тебе больно делать, но так оно и было, а ежели упрешься и станешь все-таки разыскивать ее, еще и не такого наслушаешься. Привыкай… Семнадцать лет – это много, а в ее профессии целый век. Если жива еще, не то что на Жемчужину – на человека-то вряд ли похожа. Ну, найдешь ты ее, может, она еще по шалманам таскается, пьяных мужиков на пиво или стакан водки раскручивает… Думаешь, в ней материнские чувства уцелели? Дурочка! Она твоей тоской кормиться будет, деньги из тебя начнет тянуть… Ну что ты на меня смотришь, словно я твоих отца с матерью убил. Правду ведь говорю, насмотрелся за тридцать лет, пока за стойкой стоял…

– Что вы знаете про Жемчужину? – еле выговорила я. Невозможно было спокойно слушать его пророчества.

– Не впрок тебе мои нотации? Ну что ж, знал я девушку с таким прозвищем, когда барменом в «Атласе» работал. Молодая, красивая очень, ей и двадцати не было… Сейчас уж под сорок, если еще жива. Решила-таки найти ее? – сочувственно закивал дед.

– Да.

– Ну, ищи, ищи… Дам тебе адрес одной такой, что с Жемчужиной вместе жила. Бог даст, увидишь ее – сразу расхочется мамашу искать. А если в Щецине ничего не получится, подскажи своему адвокату, чтобы по тюрьмам справился, по спискам заключенных. Там наверняка разыщет и эту Козярек, и этого… как его… Банащака.

* * *

Так все началось, так я стала исследовать оборотную сторону медали, которая до той поры была общей, единой жизнью. Моей и родителей. Сама того не зная, я перешагнула круг законов, в котором человек живет в безопасности, пока совесть его чиста.

Нет, не надо лгать, хотя бы самой себе. Неправда, что я поступала бессознательно, не отдавая себе отчета в своем поведении. Я понимала, что переступила ту грань, за которой человек совершает зло, пусть и во имя благородной цели. Мало того, он еще и признает за собой право судить других, вмешиваться в их жизнь. Я старалась убедить себя, что действую под флагом добра и справедливости, но только сделать это было не так легко.

Эта моя, прости господи, справедливость состояла из инстинкта самосохранения (чего уж скрывать!), слепой любви к матери (а любовь к матери всегда слепа!) и ненависти к человеку, который угрожал моему надежному, безопасному и такому прекрасному миру. Этот мир я до недавних пор считала вечным. То есть он возник задолго до моего появления и должен был оставаться неизменно прекрасным. И на мою животную убежденность никакая диалектика не влияла, ее законы не касались моего дома, моих родителей, нашей жизни и связующих нас нитей. Не касались они нашей маленькой вселенной, в которой существовала только Я и две всемогущие добрые планеты, что вращались вокруг меня: папа и мама. Эгоцентризм? А то! В конце концов, я была обожаемой, единственной и в меру балованной доченькой.

Будь наша семья поплоше, не такой благополучной и счастливой, я, наверное, легче перенесла бы этот шок. Не знаю…

Прежде чем я освоилась в новой ситуации, хотя и не смирилась с ней, я жила как в дурном сне, как в тяжкой болезни. Меня ничто не трогало, зато терзали примитивные и сильные чувства, которые сопутствуют человеку с пещерных времен. Вот я и отстала в учебе, а третий класс лицея закончила на одни тройки, да и те получила только за прошлые заслуги, потому что по справедливости надо было меня выгонять.

И никто мне дома дурного слова не сказал, хотя директор наш был страшно разочарован. У него в голове не умещалось, что любимая ученица больше не гордость лицея. Никто не мог найти разумную причину, в том числе и мои предки. Ведь на первый взгляд ничего со мной не случилось. Откуда же вдруг такой перелом в поведении Дороты Заславской, способной ученицы, первой в классе?

«Девочка совсем забросила учебу…» – жаловалась матери искренне огорченная пани Лахоцкая, моя классная. Она тоже меня любила, потому и упустила момент, когда от девочки осталась только идиотская коса. Я бы давно подстриглась, кабы не предки. Их моя коса умиляет. Она напоминает им крошку Доротку, сладкого пупсика, с которым было куда меньше проблем. Родители предпочли бы видеть меня маленькой девочкой с большим бантом и в короткой юбочке. Юбочки-то я и сейчас ношу короткие, только в их хозяйке росту метр шестьдесят пять и пятьдесят восемь кило живого веса. Ничего себе пупсик, правда?

После панихиды на родительском собрании дома никто не стал устраивать по мне поминок и читать проповеди в духе Армии спасения. Родители у меня совершенно нетипичные, и я всегда ими гордилась. К людям и к жизни они относились мудро и снисходительно, мои подружки мне бешено завидовали. Парни еще сильнее завидовали, что у меня такой отец.

Мать восприняла мои проблемы в учебе сдержанно, с доброй озабоченностью, а отец – шутливо, и больше разговоров на эту тему не было. Пластинку сменили.

– Куда поедем на каникулы?

Они всегда меня понимали; знали, что я самолюбива, далеко не дура, и нечего пилить человека, если у него что-то не получилось.

Вся эта болтовня насчет конфликта поколений – полная чушь… Как можно делить людей на поколения? С тем же успехом можно разделить их по болезням, и что тогда? Язвенники против гипертоников, что ли? Чепуха. У нас с родителями не было никакого возрастного барьера.

И мои предки, как обычно, оказались на уровне. Вместо того чтобы мусолить мои тройки, они принялись обсуждать каникулы. Меня же два месяца предстоящей свободы совершенно не радовали, как и заманчивое предложение отца поехать в Испанию.

У отца в работе выдался перерыв – во Францию, а потом в Швейцарию ему предстояло ехать только в сентябре. В Женеве он проводил по три-четыре месяца в году. Как выдающийся специалист по международному праву, он был постоянным членом какой-то высоколобой комиссии по правам человека при ООН.

Отец расписывал красоты Испании, а я знала: все это для того, чтобы хоть немножко растормошить меня, вывести из странной угрюмости. Последнее время я ходила безразличная ко всему на свете, заторможенная, и это не могло не тревожить моих любящих предков.

Гораздо больше, чем дурацкие тройки, их беспокоило мое душевное состояние. Они искренне хотели помочь мне выбраться из кризиса – моя депрессия не укрылась от их внимательных глаз.

Они ни о чем меня не расспрашивали, зная, что в конце концов я приду к ним со своими горестями, прежде всегда так и бывало… Только прежде я им доверяла. Доверяла? Нет, скорее, верила, как в Господа Бога.

А они, такие мудрые, такие тактичные, не заметили, что мой бог рухнул с пьедестала, а с его падением распался и мой мир. Словно вышвырнули меня на зыбкую почву, по которой я не умею ходить, где каждый шаг грозит смертью…

Эти потрясающие герои моих детских снов (прошлая жизнь представлялась именно сном) оказались лживыми актеришками. Может, в прошлом, о котором мне пока ничего не известно, они и ведали вкус искренности, но с тех пор она потеряла для моих родителей всякое значение, стала пустым звуком… Я по-прежнему любила родителей, но теперь эта любовь была густо замешана на гневе.

Почему?! Почему они лишили меня веры в них, таких добрых и благородных? Что это, как не предательство?! Как могли они играть в благородство, имея за спиной такое прошлое? Обида и горечь переполняли меня.

Конечно, глупо обижаться на то, что родители оказались такими, а не иными. Все равно что предъявлять солнцу претензии, что оно не так всходит и заходит. Да и вообще, если они смогли выбраться из грязи, со дна человеческой жизни, то можно лишь гордиться такими предками… Я искала оправдания для них, но не находила. Кого угодно оправдала бы, только не их, самых близких и дорогих мне людей, богов моего семейного Олимпа…

Меня воспитывали в атмосфере терпимости, уважения к инакости других людей, в сочувствии к чужим недостаткам или ущербности. И вот результат – я стала безжалостным судией тем, кто привил мне такое миропонимание, причем не словами, а собственным повседневным примером.

Неужели все дети столь суровы и жестоки к своим родителям?

Однажды меня посетила мысль, что я никогда не замечала за родителями чего-нибудь, что не умещалось в рамках этого невероятного совершенства. Даже если в далеком прошлом они сотворили что-то дурное или неэтичное…

Но это была минутная мысль, вспыхнула и погасла. Во мне раздувался и рос Великий Инквизитор. Всем своим естеством я переживала великую обиду, которую они нанесли мне еще до моего рождения.

Как же эгоистично и легкомысленно они поступили! Прежде чем родители вызвали меня к жизни из соединения двух клеточек, они даже не подумали, что когда-нибудь на это их творение, наделенное умением переживать и страдать, свалится груз прошлого. Теперь я понимала, что должен был чувствовать прекраснейший и переполненный гордыней архангел Люцифер, изгнанный из рая. Я где-то о нем читала… не в истории ли ордена храмовников? Не помню… только знаю, что Люцифер был первородным сыном Бога, которого тот любил больше Иисуса.

Этот Бог, старый тиран, к тому же лицемер и врун, изгнал Люцифера за искренность. За то, что тот называл вещи своими именами.

Вот такие мысли кипели в моем мозгу. А что же мои демиурги?! Ничего не подозревая, они прельщали меня красотами Испании. Как всегда, говорили друг с другом нежно, тактично, проникновенно. Они все еще были влюблены друг в друга, словно юнцы, словно и не было у них взрослой дочери.

Я восторгалась своими предками, гордилась, что совместно прожитые годы, бесчисленные песчинки дней не лишили их взаимной привлекательности, что мама остается для отца Женщиной, а отец для мамы – Мужчиной.

В детстве, этаким подлетком, которому кажется, что он уже почти взрослая пичужка, я открыла для себя Шекспира. Наверное, так чувствовал себя Колумб. Мне казалось, что только я проникла в этот захватывающий новый мир, и много позже поняла, что все люди то и дело открывают новые миры, но каждый для себя. И лишь гении могут передать другим свои озарения и восторги.

Так вот, стоило мне открыть для себя Шекспира, как я тотчас выдала родителям, что не погибни Ромео и Джульетта, они были бы точь-в-точь как мои любимые предки… Сентиментальная ослица!

Теперь же, глядя на своих немолодых родителей, я вспоминала тот момент, и они казались мне ненастоящими, даже хуже – дешевой фальшивкой!

Смешным и противным чудилось теперь мне их тепло… не тепло – теплецо!

Легко и свободно выдают обкатанные частым повторением прописи. А какие они на самом деле? Я уже много недель неизвестно в который раз задавала себе этот вопрос. Наша огромная библиотека, набитая книгами от пола до потолка, где столько лет мы вечерами уютно болтали о том о сем… Мы непременно собирались там, если мама не дежурила в клинике, а у папы был перерыв в сессиях его трибунала в Париже, Гааге или Женеве.

В этой просторной комнате, заполненной книгами и солнцем или мягким светом лампы, со вкусом обставленной моей красивой матерью, они играли свой непрерывный спектакль, изображая все еще любящую пару, образцовых родителей, благородных, мудрых, культурных людей. Зрители были неизменны: влюбленная в родителей дочка, всегда восхищенные друзья, знакомые, коллеги.

Какими они были, уходя с этой сцены? Снимали свои улыбающиеся маски или нет?

«Веласкес, Эль Греко…» Они все говорили про Испанию, а до меня доносились только обрывки слов. «Прадо…» Может, этот изысканно простой образ жизни они снимают вместе с одеждой? А какими становятся? «Кордова, Севилья…» Я никогда не видела, чтобы они скандалили, кидались друг на друга. «Гойя…» Неужели просто потому, что с ними такого никогда не случалось?

Во мне рос какой-то ком. Сначала не больше мячика от пинг-понга, но с каждой новой мыслью он раздувался, как воздушный шарик, не давал дышать.

…Наверное, они тоже ссорились, но им повезло больше, чем другим, они жили не в каменных звукопроницаемых муравейниках, а в просторной вилле, у каждого была собственная роскошная комната на втором этаже.

И мне никогда не приходило в голову, что споры и даже скандалы еще ни о чем не говорят, не позорят людей. Наверное, ни разу в жизни, ни раньше, ни потом, не чувствовала я прилива такой ненависти, как тогда к ним, за то, что сбросили меня из рая в ад.

Им и невдомек, что со мной творится. В тот день я задала себе самой первый урок притворства. Как всегда, я сидела перед ними в кресле, подвернув под себя ноги, с миной хорошей дочки, завороженно слушающей про все прелести, которые сулят ей обожающие родители. Я ненавидела их улыбающиеся лица, ненавидела и мечтала причинить им боль, заставить испытать хоть малую частицу той невыносимой муки, которая уже месяц меня пожирала… Мне хотелось разрушить, растоптать их невозмутимую самоуверенность. Ах, как они заботятся о счастье своей дочурки, о ее здоровье, ни дать ни взять – образцовые скотоводы!

Бах! Мой страшный шар в глотке вдруг лопнул, он больше не помещался там, и я услышала истерический, дикий визг, бессловесный звериный вой и не сразу поняла, кто орет.

Человек рождается с криком. В тот день я родилась на свет во второй раз, уже другой, худшей Доротой.

Я кричала и не могла остановиться, кричала вопреки собственной воле, словно не живой человек, а механизм, в котором полетели предохранители.

Этот вечер надолго запечатлелся в моей памяти, будто записанный на пленку кинокамеры, фиксирующей слова, жесты, краски. Даже запахи.

Отец был перепуган, он беспомощно топтался подле меня. Я никогда не видела его таким встревоженным. А мать мгновенно овладела ситуацией.

Оказалось, что она не только образцовая жена и родительница, обаятельная хозяйка дома, но еще и потрясающая медсестра. Работая операционной сестрой в большой клинике, мать имела многолетнюю практику.

– Отнеси Дороту в ее комнату, – распорядилась она.

Отец поднял меня осторожно, как хрупкую фарфоровую статуэтку. Мне почему-то стало приятно оттого, что отец, которому уже за пятьдесят, без малейшего усилия поднял мои пятьдесят восемь килограммчиков. От него пахло дорогим одеколоном, аромат которого я помню с младенчества. От этого милого запаха надежности на миг захотелось прижаться к отцу. Я вспомнила, как он уезжал в командировки, а я, маленькая, бегала в ванную и в его комнату, принюхиваясь, как собачка, а потом говорила маме: «Пахнет папулей!» Запах отцовского одеколона утешал меня.

И теперь под влиянием этого воспоминания я, взрослая барышня, смогла включить предохранительный клапан, и крик прекратился.

Отец осторожно положил меня на диван, по-медвежьи неуклюже накрыл пледом. Нет, из него образцовая медсестра не получилась бы. Меня это наблюдение растрогало и неведомо почему вызвало ливень слез. Раньше я не могла унять воющую сирену, теперь не могла удержать потоки соленой влаги.

Тщетно та, другая Дорота, всегда такая рассудительная и логичная, пыталась совладать с расклеившейся истеричкой.

Вошла мать со стерилизатором, пинцетом выудила иглу, резко отломила кончик ампулы. Потом перетянула мне руку, несколькими энергичными, но осторожными движениями нашла вену, ввела лекарство.

– Теперь тебе станет лучше. – Она поправила плед и отослала отца из комнаты. Бесшумно собрала шприц и пустую ампулу. – Ну, как ты себя чувствуешь? – Ее обезоруживающая улыбка впервые не произвела на меня никакого впечатления.

– Как испорченная кукла. – Я действительно ничего не чувствовала, меня затопило одеревенелое безразличие. Ни тени недавнего стресса. Я понимала, что это действует укол. – Только горло болит и кажется, что с этим криком я выплюнула все внутренности.

– Просто ты надорвала голосовые связки. – Мама снова улыбнулась.

– Это что, лекарство для конченых шизофреников?

– Нет, для начинающих… Спать хочешь?

Спать не хотелось. Я хотела только, чтобы она посидела со мной.

– Ты замечательная медсестра, почему ты выбрала эту профессию?

– Она мне нравится.

– А почему не стала врачом?

– Не всем же быть врачами, нужны и медсестры.

– А наши девчонки не хотят быть медсестрами. Работа тяжелая, и платят мало.

– Мне повезло, – рассмеялась мама. – Отец так много зарабатывает, что я могу позволить себе роскошь заниматься любимым делом, пусть за это и мало платят.

– Правда. Ты даже ни у кого не отнимаешь кусок хлеба, потому что медсестер не хватает.

– Девочка, – мать положила мне руку на плечо, – ты не хочешь сказать, что тебя терзает?

Я тотчас насторожилась.

– Сама не знаю. Может быть, эти тройки?

– Дорота, не морочь мне голову. Мы с отцом прекрасно понимаем, что тройки не причина, а следствие.

Я молчала, потому что заранее не придумала, что говорить. Не так-то легко провести моих родителей. Уставившись на книжную полку, я тупо пересчитывала цветные корешки книг и боролась с соблазном спросить, давно ли мать знает Владислава Банащака. Однако, несмотря на отупение, наступившее после мерзкого укола, я понимала: если хочу когда-нибудь узнать правду, эту фамилию ни в коем случае называть нельзя.

Сколько же ей лет, моей все еще удивительно красивой матери? Сорок?

Все твердят, что я на нее поразительно похожа, но мне всегда казалось, что я куда зауряднее. Конечно, с этой идиотской косой, символом невинности гимназисток начала века!

Я дала слово таскать этот анахронизм до окончания школы, оставила косу для них, для родителей. Впрочем, скажи я хоть сегодня, что косу отрежу, они бы не стали запрещать. Но теперь я свободна от всех обязательств, от всякой лояльности… Нет-нет, я не хочу, чтобы маме было плохо… А если это не просто сходство, если это генетическое и мне тоже не миновать какого-нибудь типа вроде Банащака?

– Дорота… – Мать закурила. – Я хочу задать тебе один вопрос, на который ты обязана ответить.

– Зачем церемониться, спрашивай.

– Доченька, ты не беременна?

Я чуть не расхохоталась и даже сквозь дурман, разливавшийся в крови, почувствовала к ней какую-то презрительную жалость. Невзирая на всю интеллигентность, культуру и так называемый кругозор, матери не пришло в голову ничего, кроме единственного подозрения: хорошая девочка из приличной семьи забеременела, а теперь мечется, потому что даже маменьке с папенькой не смеет признаться в своем позоре.

– А если бы… если бы так получилось, что бы ты сделала? – спросила я с любопытством естествоиспытателя, который под микроскопом исследует насекомое. Как она отреагирует, что скажет?

Но мать не вышла из роли, хотя и подозревала, что я просто подвергаю ее вивисекции. Я поняла это по лицу. Только брови дрогнули, а черты застыли в огромной сосредоточенности. Именно в сосредоточенности, а не в сдержанной ярости.

– Девочка, решать придется тебе, – с ударением сказала она.

– Что решать? – глупо спросила я.

– Хочешь ли родить ребенка, отдавая себе отчет в том, какие обязанности тебе придется выполнять, или…

– И тебя не пугает общественное мнение? – с кривой усмешкой перебила я. – Ты понимаешь, какой будет скандал? Ничего себе подарочек: ученица четвертого класса лицея… Меня вышвырнут из школы, да и вам с отцом несладко придется… Ведь только в Швеции висят в коридорах надписи: «Мальчики, уважайте беременных одноклассниц!»

– Здесь тоже средневековье давно миновало.

– Значит, все придут в восторг и прибегут кричать карапузику «агу-агу»?

– Я тоже не пришла бы в восторг. Общественное мнение – штука тяжелая, может и поломать человека… Но оно не в силах влиять на важнейшее решение: подарить жизнь или отобрать. Если так случилось и ты хочешь родить ребенка, ни я, ни отец не будем оказывать на тебя давление. Что бы ты ни решила, мы на твоей стороне.

– Быть иль не быть, вот в чем вопрос!.. Не быть! Не беспокойся, ты пока не станешь бабушкой, для этого ты неприлично молода. А мне не придется принимать тяжких решений, потому что я не беременна.

– Может быть… все-таки посоветоваться с врачом? – беспомощно спросила озадаченная мать.

– Мама, я не спала еще ни с одним мужчиной, а в непорочное зачатие не верю.

– Ты решила меня испытать? – наконец дошло до матери. – Трудная у меня дочка, – вздохнула она с явным облегчением.

– Мама, ты родила меня случайно, чтобы заполнить пустоту в своей жизни? Только не пойми меня превратно!.. Или хотела меня родить?

– Какой же ты иногда еще ребенок, – улыбнулась мама. – Я очень хотела тебя родить.

Моя потрясная мамахен не вышла из роли, а ведь не сказать, что такие откровения из уст собственной дочери – повод для радости и гордости. Многие самые либеральные, снисходительные и просвещенные мамаши не смогли бы так спокойно вынести это испытание. Моя матушка тоже не обрадовалась, но, следует признать, показала высший класс.

Как бы я хотела знать, сколько во всем этом было притворства и рисовки. Ведь что бы мать ни говорила, при этом она прекрасно отдавала себе отчет, что позорную эту беременность можно и прервать. Или ее сдержанность – просто закалка тех лет, когда ее дружком был Владислав Банащак?

А мой отец? Какую роль он играет в этой комедии? Неужели действительно ничего не знает? За двадцать лет, которые они провели вместе, этот специалист по международному праву так-таки ничего не узнал о прошлом своей жены? Значит, он законченный лох… Или, наоборот, все знает и просто закрывает глаза на сомнительные знакомства супруги? Дрожит от страха, что скандал погубит его положение в обществе? Если так, он обыкновенный слизняк и трус.

Подумать только, все эти несчастья обрушились на мою голову из-за одной-единственной подслушанной фразы.

* * *

Был совершенно обычный день, отец уехал в командировку, даже не за границу – в Краков на три дня. Матушка утром вернулась с дежурства. Я знала, что она будет дома, когда я приду из школы. Именно в тот день заболел наш железный физик. Мы его так прозвали, потому что никакой грипп его не брал, даже эпидемии ему были нипочем. Он впервые в жизни заболел, и нас отпустили с двух последних уроков.

Я прибежала домой, а мама, сидевшая в библиотеке, средоточии нашей семейной жизни, меня не услышала, тем более что я никогда не возвращалась так рано. Анели тоже не было – наверное, ушла на покупками…

Я подкралась к дверям библиотеки в полной уверенности, что найду там маму, если она еще не спит. Ну вот, подкралась я тихонько, как кошка, без всякой задней мысли. Хотела ворваться с дурацким боевым кличем команчей, но меня остановил резкий мужской голос: – Слушай, Жемчужина, мне будет очень неприятно, но в таком случае придется рассказать твоему мужу, какой шлюхой ты была в ранней молодости… И конечно, дочери. Кабаки как стояли, так и стоят, не все бармены поумирали, не все матросы потонули. Не говоря уж о твоих подружках… Щецин не на краю света.

– Не обязательно так кричать… – услышала я напряженный и очень испуганный голос матери.

Они продолжали разговор, но уже гораздо тише, я ничего не могла разобрать.

От дверей я отошла, как лунатик, даже не чувствуя стыда за свое подслушивание. Кто-то осмелился швырнуть в лицо моей матери страшное оскорбление, и она не выставила наглеца из дома!

В ушах гремело: Жемчужина… шлюха… матросы… И все отдельно, не складываясь в осмысленное целое.

Я стала уговаривать себя – сработал инстинкт самосохранения, – мол, просто неправильно поняла вырванные из контекста слова, недослышала, наконец. Мне так хотелось в это поверить, что почти удалось себя убедить.

Я должна увидеть человека, что разговаривал с матерью. В тот момент ни о чем больше я думать не могла, поэтому на цыпочках выскочила в прихожую, хлопнула входной дверью и, фальшиво насвистывая какой-то мотивчик, ввалилась в библиотеку.

– Мамуля… – Я притворилась, что только сейчас заметила, что она не одна. – Простите… – Прикинувшись смущенной, я объяснила, почему раньше вернулась из школы.

Мама не казалась испуганной или растерянной, но я почувствовала, что она страшно напряжена и спокойствие ее деланное.

– Это Дорота, моя дочка, – представила меня мама, и в ее голосе мне послышалась мольба о пощаде. Я вежливо кивнула незнакомцу. – Пан Владислав Банащак, мой старый знакомый.

Я подала гостю руку. Хотя ладонь его не была ни скользкой, ни мокрой – напротив, сухая и теплая мужская рука, даже вполне приятная, – меня от этого прикосновения захлестнула волна омерзения, словно вляпалась в блевотину. Гость оглядел меня с головы до ног.

– Дорота – вылитая ты.

Он смел называть меня Доротой и «тыкать» моей матери!

Впервые мне стало неприятно, что меня сравнили с матерью. Не хочу я быть ничьей копией, хочу быть собой, только собой! Не желаю знать никого вроде Владислава Банащака, который смеет называть мою мать Жемчужиной и напоминает ей, что она была щецинской шлюхой.

Я извинилась и ушла, но прежде хорошенько рассмотрела этого гада. Отлично сложен, ровесник моего отца или чуть моложе. Удлиненное лицо с приятными чертами, одет модно, хотя не кричаще, по возрасту. Не из тех престарелых плейбоев, что втискивают пузо в джинсу, а потом чувствуют себя на том свете, но зато «по-молодежному».

Но невзирая на вполне приятную наружность Владислава Банащака, я ощутила к нему такую лютую ненависть, что готова была разорвать в клочья.

Случилось это в марте. До конца учебного года ничего нового не произошло, этот тип у нас больше не появлялся, по крайней мере я его не видела. Но моя спокойная жизнь закончилась, превратившись в невыразимый кошмар.

Так наступили каникулы, и мой план окончательно созрел: в Испанию с родителями я не поеду.

Снова все было как раньше – или почти как раньше. Я успела переварить то, что узнала, и поглубже припрятать свои чувства. Прежде чем на что-то решиться, я должна все разузнать. До тех пор нельзя портить жизнь близким людям. Кроме того, мне нужна неограниченная свобода передвижения и… деньги. Все зависит от того, не возникнут ли у родителей подозрения, особенно у мамы. Поэтому я снова стала уравновешенной молодой девицей, примерной дочкой. Наверное, мне пошли на пользу первые попытки лицедейства. Родители купились на мое поведение – все-таки они мне доверяли.

– Ты не хочешь ехать в Испанию? – удивились они моему отказу.

– Старики, вы восемнадцать лет из года в год мучались с несносной спиногрызкой, я же вам отравляла каждый отпуск. Устройте себе медовый месяц, а каникулы в Испании подарите мне в будущем году! – многозначительно заявила я, дабы им стало ясно: самокритичное чадо решило наказать себя за тройки и испытать силу воли.

Мой отказ встревожил отца.

– А что же ты будешь делать?

– Ты ведь одолжишь мне свою байдарку и снаряжение? Поплаваю по прекрасным польским рекам, где в водах бурливых, хрустальных плещутся стаи рыбок печальных, а также жаб и пиявок, подальше от цивилизации, ревущих магнитол и так далее…

– С кем же ты собираешься ехать?

– С Михалом, он же первый байдарочник Политеха! (Это сын старых друзей моих предков. Мы с ним дружим с детства, но он постарше меня, уже студент.) Ваша милость одобряет мой план?

– На непристойные каникулы вдвоем с Михалом я не согласна, – ответила мать.

Я знаю этот тон: мама редко им пользуется, но тогда сразу ясно – ее решение обжалованию не подлежит.

– Успокой свою родительскую совесть, эти сермяжные каникулы я проведу в стаде как минимум из двадцати человек. Однако должна тебя честно предупредить, что там будут и мальчики.

– На такое стадо я тоже не согласна.

– Ты хочешь, чтобы я обрекла себя на смертную скуку среди одних девчонок?

– Не будем это обсуждать! Закончишь школу, поступишь в институт – тогда и будешь ходить в походы с кем угодно. У тебя есть другие варианты?

– Тиранка ты… но ничего не поделаешь…

Мама даже не отдавала себе отчета, насколько ее запреты были мне на руку. Я специально размахивала у них перед носом этим походом на байдарках. Михал давно предлагал мне присоединитъся к их компании, правда из чистой вежливости: он знал, что предки никогда не позволят. А мне и самой не хотелось ни с кем общаться. Я зализывала душевные раны, и мне требовалось одиночество, прежде чем воплотить свои намерения в жизнь.

Вот почему я без сучка, без задоринки отыграла роль образцовой дочурки, которая не хочет ни спорить с маменькой, ни, боже упаси, испортить ей отпуск в Испании.

– Тогда отправлюсь к озеру или на реку, подальше от всяких там курортов. Пусть со мной поедет Анеля.

Общество Анели, нашей давнишней домработницы, создавало у родителей иллюзию надежности и безопасности: с Анелей я буду под опекой. Но на свете не было такой силы, чтобы помешать мне выполнить задуманное, куда там Анеле…

Я от души старалась чтить гражданский кодекс и не шибко врать, хотя от лжи меня уже мутило. Ох, разорвала бы я семейные узы, ох и спела бы песню звонкую свою про счастливую семью…

Чудовище, которое я пока держала в железных оковах, заставило бы их содрогнуться от ужаса! Я превратилась в мину, и хорошо, что они не нащупали взрыватель.

* * *

Родители поехали в Испанию, а я с Анелей – в дом отдыха Рыбнадзора, на Черную Ханчу. Путевки нам достал отец.

Прекрасные летние дни почти примирили меня с действительностью. Маленькая быстрая речка журчала среди дремучего леса, успокаивала, ласкала. Не надо было делать пристойных мин, врать с улыбкой. Трудно лгать, когда нет навыка.

Целыми днями я пропадала в лесу с огромным томом Гиббона, которого недавно открыла для себя, как некогда Шекспира. Но книга служила в основном подушкой. Я лежала, всматриваясь в небо, и думала: может, бросить все это к чертям собачьим, перестать ковыряться в прошлом родителей, о котором они сами мечтали забыть? Захлопнуть в памяти эту дверцу… В конце концов, важно, кем мои родители были сейчас, а не когда-то, за сто лет до моего рождения.

И еще я думала о том, что не умею притворяться, лгать, изворачиваться. Как же раздобуду глубоко запрятанную правду двадцатилетней давности, которую не раскопаешь без вранья и интриг? И кому все это нужно, кому поможет, что изменит?

На четвертый день я побросала в рюкзак кое-какие мелочи и отправилась в Щецин. Анеле сказала, что еду в гости к подружке, которая отдыхает в Августове. Анеля проглотила мое вранье и не поморщилась, даже сунула мне триста злотых на дорогу, поскольку была нашим казначеем. Вот они, плоды многолетней уверенности семейного клана в моей абсолютной правдивости.

Сначала я по-дурацки чуть не раскололась перед старым барменом. Адрес его я раздобыла без труда, потому что телячья морда примерной ученицы всем симпатична, не говоря уже о хороших манерах. В детстве родители меня не только развивали, но и здорово дрессировали.

Уже при разговоре с барменом, когда старикан начал таять прямо на глазах, меня осенило, что наивная мордашка, вежливость и все, что вложили в меня предки, – капитал, с которого можно стричь купоны! И вовсе я не такая ботаничка, хотя по жизни честно считала себя полной балдой. Но ведь вытянула же из старика все, что надо.

Хорошо, первый урок состоялся. А вывод? Надо избегать импровизаций и по мере сил говорить правду или полуправду. Поосторожнее с кельнерами, барменами и таксистами! Это особая порода людей, их на мякине не проведешь.

Но как обращаться с проституткой, к тому же безнадежной алкоголичкой, я и вовсе понятия не имела.

– Иди к ней с утра пораньше, пока глаза не зальет, – посоветовал мне старый бармен. – Прихвати водки, но пьянку тормози и денег не показывай, потому что она вопьется в тебя, как репей, и готова будет наболтать сорок бочек арестантов, лишь бы денежки выманить. К тому же врать она здорово горазда, так что все, что скажет, подели на шестьдесят четыре.

Вот такой инструктаж от старого бармена, который встретил меня волком, а проводил почти сердечно. Советы я мотала на ус, потому что дома меня не учили, как обращаться с подобной публикой.

Первым делом надо что-то предпринять с собственной внешностью, дабы не выглядеть такой свистушкой, какой я была на самом деле. Не – ойду же я к этой бабе в потертых джинсах и сабо на платформе?

От бармена я вернулась в гостиницу «Турист и рыболов», где с утра забронировала себе койку в десятиместном номере. Что там у меня в рюкзаке? Ничего путного… С собой я взяла только одно платьишко, на случай жары, в зной в тесных портках не походишь. Но и платье не делало меня взрослей.

Весь день я носилась по магазинам, пытаясь найти что-нибудь подходящее. Ничего – все смели с прилавков курортники.

Я не собиралась косить под манекенщицу, но выглядеть бедной родственницей перед этой бабой тоже не хотела. Наконец в каком-то заштатном магазинчике наткнулась на более чем приличное сине-белое платье из лионского щелка и чудесные золотые босоножки. Цена оказалась астрономической и превышала все мои финансовые возможности. Подумать только, со своими тремя пятисотками я чувствовала себя Крезом! Босоножки с платьицем стоили три тысячи…

Я машинально посмотрела на часы – почти шесть вечера. Изящная золотая игрушечка, «Лон-жин», подарок отца. Он привез мне часики из Базеля.

Загнать часы? От тоски сжалось сердце, но… снявши голову, по волосам не плачут. Ювелирный магазин оказался за утлом.

– Пани хочет продать или оценить?

– Оценить.

В магазине никого не было. Противный тип копался в моих часах, причмокивал, облизывался, наконец защелкнул крышку.

– М-м… двенадцать тысяч, – прошамкал он. У меня челюсть отвисла: конечно, я знала, что это прекрасный хронометр знаменитой швейцарской фирмы, но чтобы столько…

– Я хотела бы продать.

– Могу взять на комиссию.

– Деньги нужны мне сейчас. – Я вышла из роли, слова прозвучали умоляюще.

– Это ваши часики? – Сдвинув лупу на лоб, часовщик подозрительно меня оглядел.

– Мои!

– А паспорт у вас есть?

Я молча протянула ему свой ученический билет.

Он минут пять вгрызался в несколько строчек под фотографией, точно неграмотный. Я же, словно пойманный с поличным ворюга, приплясывала как на иголках. Меня вдруг осенило, что со своей ангельски-невинной физиономией я выгляжу в глазах этого типа на редкость подозрительно. Почему подростков автоматически подозревают в самом скверном? Но часовщик, как выяснилось, был далек от подозрений. Это оказался лишь хитрый ход, чтобы я уступила.

– Вы несовершеннолетняя, – презрительно сказал он, возвращая мне билет.

Точно! Дополных восемнадцати мне не хватало семи дней!

– Это мои часы… – Я не знала, как убедить его, но тут заметила на своем запястье полоску незагорелой кожи и сунула руку ему под нос: – Вот, смотрите! Я только что их сняла… Кроме того, можете списать все данные с ученического билета. Так вы покупаете часы или нет? – Терпение мое лопнуло, я мечтала лишь о том, чтобы поскорее уйти.

– Теперь часы подешевели, – остановил меня часовщик, – а это вещь для знатока, для денежных людей. Я их долго не смогу продать, капитал заморожу… Могу дать шесть тысяч.

Я возмутилась и отобрала часы. Он добавил еще тысячу – я уступила. Он отсчитал деньги, мой ученический билет тут же перестал его интересовать.

В гостиницу я вернулась рано. Бродить по городу желания не было, хотя в Щецине я оказалось впервые в жизни. В вестибюле бородатый парень бренчал на гитаре, распевая веселые куплеты с неприличными намеками. Дежурный администратор визгливо хохотал, навалившись пузом на стол.

Мой друг Тадеуш издавна

Носил с собой кусок га…зеты.

Была ему газета эта

Для просвещения нужна, —

красивым тенором выводил парень.

Администратор даже захрюкал от смеха, невольно рассмеялась и я, а за мной и гитарист. Может быть, именно поэтому я надолго запомнила примитивный куплет и простой мотивчик?

– Ты из какой группы? – Бородач отложил гитару и подал мне руку. – Я Войтек!

– Дорота… Я вольный стрелок, хожу сама по себе.

– А мы из клуба «Нога из Волина», направляемся на слет в Августов. Пошли с нами!

– У меня дела…

Грохоча консервными банками и огромным закопченным котлом, в вестибюль ввалились спутники Войтека, у всех на рюкзаках красовалась эмблема – черный след ноги на желтом песке. На сердце у меня потеплело. Как мне хотелось оказаться сейчас среди своих, среди ровесников… не в стаде, а именно среди друзей.

Какой-то немолодой мужчина, нагруженный удочками, напористо требовал отдельный номер и ругал администратора. Нам тоже досталось. Мы выслушали что-то насчет его собственной героической юности и нашего якобы высокомерия и барских замашек.

Факт. Войну мы не застали, в землянках не жили. Умные люди не ставят нам это в вину. Но некоторые словно завидуют молодости.

Что человек может знать о себе заранее? Проверить свой характер можно только в конкретных ситуациях. Живи наше поколение в те страшные времена, среди нас нашлись бы и спекулянты, и предатели, и доносчики. Но отважных героев тоже хватало бы.

Из задумчивости меня вывел раскат грома. Началась гроза, вестибюль гостиницы опустел и помрачнел. Мое поколение разбежалось, а я отправилась спать. В отличие от предыдущего поколения, спать, не боясь, что расстреляют, пошлют в газовую камеру или сожгут. Но спалось мне скверно.

Встала я на рассвете. В душе, о чудо, была горячая вода! После грозы день обещал быть солнечным и радостным.

На голове я соорудила вавилон с локонами, а вот с макияжем намучилась до тошноты! Краситься я, к своему стыду, еще не научилась. Несколько раз пришлось умываться, пока расписала физиомордию как положено.

В вестибюле висело огромное зеркало, и я убедилась, что старалась не напрасно. Выглядела я на двадцатник с гаком.

Пришлось взять такси. Женщина эта жила где-то на окраине Щецина.

– Чего надо? – злобно рявкнула она, едва приоткрыв дверь. На высохшем теле торчала голова Горгоны в космах спутанных волос, опухшие веки почти не открывались.

– Входной билет! – Я поспешно показала поллитровку с пестрой этикеткой, не то баба захлопнула бы дверь у меня перед носом.

Искра интереса вспыхнула в мутных глазках, Горгона оглядела меня с ног до головы.

– Влазь!

Мы прошли в грязную, разрушенную квартиру, пропахшую гнилью. Хозяйка подсунула табурет, проехавшись по нему мокрой тряпкой, ни на миг не отрывая от бутылки зачарованного взгляда.

– Садись. Ты меня напугала, я-то думала – опять менты по мою душу.

– А кто тебе сказал, что я не мент? – Не задумываясь, я тоже почему-то стала ей «тыкать».

– Какой мент? Они с пузырем не ходят. – Баба поставила на стол два стакана. – Разливай!

– Не так быстро, у меня к тебе дело.

– Ежу понятно, что дело. Кто ж за красивые глаза поллитру даст? Да наливай же, у меня с бодуна язык не ворочается…

Одним движением она зашвырнула водку в рот. Руки дрожали, струйка потекла по подбородку. Баба вытерла губы, облизала пальцы.

А у меня водка не пошла. Конечно, спиртное я и раньше пробовала, только очень мало и редко. Мне было лет десять, когда на Новый год папа налил бокал шампанского. Оно оказалось сладким, как ситро, и я вылакала все до дна. Уходить из веселой компании не хотелось, поэтому я просто соскользнула под стол и заснула. Папа нашел меня там через час.

Мы плыли на байдарках по реке Брдзе, папа, мама и я. Разразился страшный ливень, палатки ставили под проливным дождем. Мама причитала, что два старых осла, она и отец, заморят ребенка. В палатке папа переодел меня в сухой спортивный костюм, уложил в спальный мешок и влил в меня коньяк – полный колпачок от фляжки. Я мгновенно заснула, а утром даже насморка не было. Папа хохотал, что я пью как заправский сапожник.

А теперь я никак не могла отдышаться. Водку из стакана пить еще не приходилось, на один глоток оказалось многовато. А выпить такую мерзость мелкими глотками я не сумела бы– при одной мысли об этом меня выворачивало наизнанку.

– Не в то горло пошло, не в пивалку, а в дыхалку. – Горгона стукнула меня ладонью по спине, но новичка во мне не заподозрила.

– Ты знала Жемчужину?! – выпалила я, еле отдышавшись.

– Э-э, то быльем поросло! Сколько уж лет прошло? Двадцать с лишком… да что там – больше! Ну знала я ее, знала, но давненько не видела. Может, умерла уже.

– Об этом пусть у тебя голова не болит. Расскажи, что с ней тогда было.

– Да Мишура ее нашел, такую нищую, что она с голодухи расхворалась. Ручки-ножки как веточки, мордочка заморенной крыски, смотреть страшно. А черная-то была, ну прямо цыганка. Она от рождения черная, а с нищеты-лихоманки еще больше почернела… Я ж с месяц ее голоса и не слыхала. Все сидит в углу, только исподлобья глазищами своими огромными так и стрижет, что не по себе делается… И побоев страшно боялась. Нет, ты не думай, я-то ее не била, у кого рука на такого заморыша поднимется, да и не за что ее было бить. Я-то постарше была, года на четыре, и Мишура выхаживать ее велел.

Я и в те времена тут жила, только не всегда такой убогой была, не подумай чего… И квартирка была хорошенькая. Тогда я уж года два на Мишуру работала, но домой никаких кобелей не водила, хотя с гостиницами тяжело было… Известное дело, город-то еще в руинах лежал. Но у Мишуры смекалка была что надо. Снял он для нас хазу, туда мы с клиентами и ходили. Потом, когда у него много девок стало, он нам еще две квартиры снял… вот как оно было.

Та малявка у меня отъедалась, Мишура на нее бабки исправно давал, ничего не скажешь, да и тряпки я ей какие-никакие справила. Я все голову ломала – потому что Мишуру лучше было не спрашивать, он на кулаки скорый был, – чего он кошчонку эту драную приголубил и так о ней заботится? Может, родственница ему или влюбился? Да во что там влюбляться-то! Доска – два соска, кожа да кости, страшная… Только черные глаза в пол-лица, и волосы у нее были роскошные. Завшивела вся, я ее под ноль остричь хотела, да Мишура не позволил, велел вшей вывести:

Боженька ж ты мой, ну и намучилась я! Вши-то повывела, тогда в Красном Кресте ДДТ всем раздавали. Порядочный был порошок, ничего не скажешь, все от него сдыхало, не пискнув. Я ей голову порошком посыпала, вычесала вошек из этой конской гривы, так ведь дохлые гниды все равно на волосах сидят, да как крепко. Пришлось волосы кипятком с уксусом обливать, а потом еще эти жемчужины частым гребнем счесывать. Чешу, а сама смеюсь: ах ты царевна помойная, с жемчужинами в колтуне. Так она Жемчужиной и осталась.

Полюбила я ее, не злая она была, только затравленная. А она ко мне и Мишуре привязалась, как собака.

Вот я все и думала, к чему Мишура ее готовит. Спросить боязно. В любовь его я не верила, потому что он из тех, кто за денежки отца с матерью продаст. Страшно было, что эту малявку на заработки погонит. Бога, думаю, у него в сердце нет… По правде говоря, он долго ее не посылал. Да и кто бы соблазнился, разве что извращенец какой.

– Почему ты его Мишурой называешь?

– Он когда-то сезонным товаром торговал. ДДТ, пемза, пакеты из целлофана… В ту пору это в диковинку было. Перед Рождеством елочные игрушки продавал и мишуру. Бывало, стоит и кричит: «Кому мишура, кому мишура на елочку!» Так к нему кликуха эта и прилипла.

– А как его на самом деле звали?

– Не знаю, а врать не буду. Хитрый был, девочкам нашим ничего не рассказывал. Вроде дружки его Владеком звали…

– Где он сейчас?

Я налила водки ей и себе. Рука дрожала еще хуже, чем у нее с утра. Я чувствовала себя совсем больной.

– Да черт его знает… Я-то давно уже в тираж вышла, какая ему корысть меня опекать. Потом слышала, что он смылся из Щецина, когда менты за нас взялись. Рисковым Мишура никогда не был.

– А Жемчужина… как ее на самом деле звали?

– Марыська… Мария Козярек. Что это с тобой?!

Я вот-вот потеряю сознание… Странное существо человек. Ведь я была к этому готова, но речь-то шла о моей матери, а я все еще страстно надеялась, что это не она, не она!

Собственно говоря, я все уже знала, но не в состоянии была уйти. Какой-то внутренний голос велел мне сидеть тут и глотать эту отраву.

– Да что с тобой, детка? – баба потрясла меня за плечо. Вульгарная, потрепанная женщина, таких называют отбросами общества… неужели она опекала мою мать? Все же что-то человеческое в ней осталось. Я взяла себя в руки.

– Душно здесь. А чем занималась эта девушка, прежде чем Мишура ее нашел? – Надо было убедиться, что она говорит действительно о моей матери, что это не совпадение.

– Шаталась по городу, ела то, что удавалось стащить.

– А раньше?

– Вроде беженка была из столицы, ее родителей немцы еще в сорок третьем расстреляли. После смерти родителей приютили ее одни благодетели… били, голодом морили, оттуда у нее и бзик такой. Как кто при ней рукой замахнется, так она вся каменеет. Пороли за всякую мелочь. Когда благодетели на запад потянулись, Жемчужина от них деру и дала. Села в первый попавшийся товарняк. Лишь бы от них подальше. Всего-то у нее при себе и было что метрика да фотография отца с матерью.

Я знала эту фотографию, пожелтевшую, с потертыми краями. Мама хранила ее. Это мои дедушка и бабушка, они погибли в войну. Потом мама бродяжничала по деревням, до самой победы. По ее скупым рассказам (мама неохотно вспоминала те времена), она попала в детский дом в Щецине.

Вот, значит, какой детский дом… Ничего себе дом…

Да, так и есть: мама охотно вспоминает раннее детство, годы учебы в медицинском училище в Варшаве, когда она познакомилась с моим отцом, а щецинские времена умещаются в несколько скупых фраз. Словно не хочет о них помнить.

– …целый год отъедалась, как богатая наследница, – продолжала ее тогдашняя нянька, – но ни я, ни девочки не скрывали, какими трудами хлеб зарабатываем. Мишура сроду на нее руки не поднял, хотя взрывной был – не дай бог: кому хошь с пол-оборота кулак в зубы сунет и плакать не велит. Но мы его любили, он о нас заботился и в обиду не давал… И все ей сулил: мол, отожрешься, будешь умницей, так у тебя не жизнь будет, а небо в алмазах и ведро шампанского на завтрак, а через годик-другой такой капитал себе сколотишь…

Я-то денег не скопила. Водяра меня сожгла, любовь моя единственная. Хотя тоже красивая была, только растолстела и из формы вышла. Ведь мне сначала не все равно было, с кем в койку падать, а тяпну стопарик – и все легче… Потом уж так привыкла, что без дурмана никак не могла, работала только пьяная вполсвиста. От водки я разжирела, как бочка, одни ноги остались стройные. Поглядеть – пузырь на ножках, да и только… этих, как их там… пропорций никаких. Не смотри на меня так, я теперь тощая, как старая сука, потому как пришли такие времена, что и сало с меня слезло.

А Марыська – Жемчужина, значит, – год отъедалась, пока из нее первоклассная мочалка сделалась. Мишура все рассчитал, когда ее откармливал, он свою выгоду на сто лет вперед просчитал, стрекулист… Стартовала она ночной бабочкой в дорогих кабаках, факт! Ни дать ни взять – графиня из высшего света! Потом я редко ее видела, да и то украдкой, Мишура ей не позволял. А сердце у нее доброе было, навещала она меня. Я-то уж форму потеряла, и Мишура не хотел, чтобы нас с Жемчужиной вместе видели, а то сразу бы в ментовку замели. Времена настали такие, что все языки об нас обтрепали: язва на живом теле общества… Один лейтенантик – молоденький! – про это трещал, как по писаному! Смех один. Потом я слышала, что Жемчужина Мишуру вокруг пальца обвела, с какими-то деньгами в бега ударилась. Словом, пропала она из Щецина.

Женщина замолчала, выпила водки. Я была почти благодарна ей за эту паузу, мне надо было перевести дух, собраться с мыслями.

– Поставишь еще бутылочку – я тебя с одной такой сведу, что потом с Жемчужиной какое-то время вместе ходила… Она, если захочет, отправит тебя к одной бабе, которая совсем хозяйка-барыня стала, вилла у нее в Свиноустье. Вот и воротит теперь нос, сволочь такая, от старых подруг!

Что я могла еще узнать? И все же мне хотелось докопаться до дна.

Мелька жила несколькими улицами дальше, она тоже не уехала с этой богом забытой окраины. Четырехэтажный старый дом довоенной постройки. Раньше он был доходным. Посреди дома арка и ворота. Должно быть, когда-то еще три здания составляли замкнутый квадрат с двором-колодцем посередине, в войну уцелело только одно. Теперь ворота вели в никуда, на широкую площадь. Дом казался пережитком забытого прошлого.

«Мелания Словикова», – прочитала я на металлической табличке на двери. Моя проводница заколотила скрюченными пальцами в дверь, хотя рядом торчала кнопка звонка.

– Откуда тебя черт несет, звезда ты старая! – Приветствие прозвучало добродушно.

Мелания Словикова оказалась вполне прилично одетой толстухой с бесстыжей мордой бандерши.

Заметив меня, она без слов впустила нас в чистенькую кухоньку, где пахло свежим хорошим кофе.

– Мелька, дай штоф, пани заплатит, – потребовала моя проводница. – Она Жемчужину ищет!

Я послушно положила на стол сто злотых.

– У меня с наценкой, – буркнула Мелька, отслюнявив мне сдачу.

Она ушла и тут же вернулась с бутылкой. Я сообразила, что Мелька торгует водкой.

Горгона почти вырвала бутылку из рук Мельки и сразу же заторопилась домой:

– Пойду я… – Она захлопнула за собой дверь.

– Почему тебя интересует Жемчужина? – Мелька окинула меня оценивающим взглядом. – Сколько лет прошло, ты ей в дочери… – и прикусила язык.

– Может быть, я и есть ее дочь. – Ничего другого я сказать не могла, меня выдало чертово сходство. И после стольких лет она сразу решила, что я похожа на ту Жемчужину? – Я ищу мать, – быстро добавила я таким тоном, чтобы не выйти у нее из доверия.

Снова пришлось рассказать историю про детдом и канадское наследство.

Мелька поверила! Даже растрогалась и угостила меня кофе. На нее накатили воспоминания. Она с умилением рассказывала о тех временах; о своей «работе» говорила просто, без стеснения и недоговорок, словно это самая обычная профессия, не хуже и не лучше любой другой. Больше всего меня испугала именно эта ее бесстрастная манера.

– …Марыське только семнадцать исполнилось, когда она работать начала. Жемчужина – это был высший класс! Ее знали гости портовых шалманов, а уж матросы всех флагов дрались за ее улыбку! И меня, и ее опекал Владек Мишура, а потом Жемчужина от него сбежала, так что след простыл.

– А его фамилия случайно не Банащак?

– На кой тебе его фамилия?

– По-моему, это мой отец.

А ведь действительно этот тип мог бы быть моим отцом. Меня замутило.

– Не бери в голову… Даже если так, на кой черт тебе такой папочка? Не с кем наследство делить? О-о-о! Кабы тот дознался про наследство, пуговицы бы тебе от него не оставил! Пиявка та еще! А что, твоя фамилия – Банащак?

Я кивнула. К счастью, Мелька не потребовала показать паспорт, а то пришлось бы врать, что паспорта у меня нет. Она секунду подумала, рассматривая меня со всех сторон.

– Красивая тряпка, – она помяла подол моего платья, – и не дешевая! Если хочешь, поезжай в Свиноустье, адрес дам. Сошлешься на меня. Может, Марылька про Банащака что-нибудь знает. Потому что твоей матери она не знала… А ты где живешь?

– Теперь в Кракове, угол снимаю.

– А чем на хлеб зарабатываешь?

– В конторе сижу.

– И на такой прикид бабок хватает?! – Она снова потрогала мое платье. – Хорошо же тебе в конторе платят.

– Подрабатываю малость, – насторожилась я, не понимая, к чему клонит Мелька.

Она понимающе ухмыльнулась.

– Если ты привередлива, то у Марыльки можешь хорошо подработать. Мне кажется, ты ей сгодишься.

До меня дошло, как она поняла мои «заработки». Значит, Мелька не только торгует водкой, но и поставляет девочек для той, из Свиноустья.

Даже если бы речь не шла о получении новых сведений о Банащаке, я бы поехала туда из чистого любопытства. Единственная возможность увидеть своими глазами дом свиданий. До сих пор я о таких вещах только читала. Тем более что у меня рекомендации от Мельки. Наверняка я не первая девочка, которую она посылает к Марыле и получает за это комиссионные. Если девочка сгодилась, конечно.

* * *

В Свиноустье я поехала на следующий день. Куда там Горгоне или Словиковой до этого сказочного комфорта! Домик в выхоленном саду, стриженый газон, цветочки на клумбах. Только горшок герани на окне портил всю элегантность. На дверях вывеска: пансионат «Русалка».

Если не знать, что это за дом, он мог бы даже понравиться. Сейчас же я с трудом удержалась, чтобы не обернуть дверную ручку платком, так велико было мое омерзение.

Марыля Кулик – крашеная блондинка с кольцами на пальцах, в слишком коротком для нее модном платьице – с трудом тянула на сороковник. Сколько же пришлось потрудиться косметичке… Но сморщенную индюшечью шею и темные мешки под глазами было не спрятать.

«Ах ты звезда старая, – подумала я, – истрепалась по портовым кабакам, а теперь других в это болото засасываешь!» С ужасом и изумлением я поймала себя на том, что мысленно говорю языком Горгоны и Словиковой. Не зря отец утверждает, что у меня способности к языкам. С первого взгляда старая бандерша стала мне противна. Такого отвращения не внушали ни грязная Горгона, ни даже Мелька.

Когда она принялась выпытывать, где я живу, чем занимаюсь, какая у меня семья, я не стала угощать ее сказочкой про дочь Жемчужины и наследство. Фамилию Банащака тоже не называла: а вдруг они знакомы или вместе содержат этот… пансионат!

– В Кракове приоделась? – Марыля словно ощупывала меня глазами, того и гляди, в зубы заглянет. – А милиция тебя там уже знает?

Я не поняла, о чем она говорит. Наверное, у меня был очень глупый вид, потому что она повторила:

– Приводы в Кракове есть, спрашиваю!

– Да вы что! – машинально возмутилась во мне прежняя Дорота Заславская.

Я забыла, что играю роль потенциальной кандидатки в ее бордель.

– А-а, все вы так говорите, – презрительно буркнула Марыля. – Ну что ж, выглядишь ты неплохо. Если я тебя возьму, то запомни: по городу не шляться, по кабакам не ходить, в одиночку работать не пытаться, ясно? У меня останавливаются приличные иностранцы, в основном шведы! Клиенты постоянные, больше всего работы по субботам и воскресеньям. Как правило, это милые молодые люди, бывают, естественно, и постарше. Я уже несколько девочек очень хорошо выдала замуж. Тебе надо у меня прописаться. И помни: самое важное – соблюдать законы и чтобы все было шитог крыто!

Мне подумалось, что чертова баба сейчас потребует у меня паспорт.

– Разумеется, официально будешь числиться горничной. Получишь стол, кров, процент от каждого клиента. От чаевых и подарков – пятьдесят процентов мои. Если поймаю на воровстве – выкину за дверь. Тебе сколько лет?

– Девятнадцать… – выдавила я, ошеломленная ее деловым тоном.

– Документы есть?

Вот оно! Я пошарила в сумочке, делая вид, что ищу паспорт.

– Наверное, в гостинице оставила.

– Малышка, это твои проблемы, где ты оставила паспорт, но если у тебя его нет или ты несовершеннолетняя, забудь сюда дорогу. Найдешь паспорт – завтра можешь переезжать. Вали отсюда.

* * *

Я вернулась на Черную Ханчу в дом отдыха. Анеле я сказала, что часы потеряла. Она очень огорчилась. Платье и босоножки я продала горничной из гостиницы «Турист и рыболов» всего за восемьсот злотых, хотя было ужасно жалко.

Я снова ходила на речку с книжкой, чтобы постепенно освоиться с тем, что довелось узнать. Я повзрослела и перестала ужасаться тому, что узнала. Мне было очень стыдно, что я так жестоко ворвалась в прошлое своей матери, в ее тайну. Но я не жалела, что повидала Горгону, Мельку и эту… Марылю.

«Погоди, старая мочалка! – При одном воспоминании о владелице пансионата «Русалка» во мне вскипал блатной жаргон. – Если только буду убеждена, что это ничем не навредит маме, то, клянусь Богом в небесах, напишу на тебя анонимный донос в прокуратуру. Пусть уж эти глупые девахи гуляют с иностранцами на свой страх и риск, раз иначе не могут!»

Ну хорошо, а дальше что? Ни в коем случае нельзя выдать, что я знаю тайну моей матери. Кем бы она ни была в семнадцать лет, теперь стала достойным человеком. Только это и имеет значение.

А Владислав Банащак? Когда-то он продавал мишуру и девочек, а через двадцать лет тоже стал порядочным человеком? Что-то сомневаюсь.

И только сейчас до меня дошел зловещий смысл фразы, которую я подслушала в библиотеке. Я целых три месяца не позволяла себе о ней думать, пока воевала со всем миром, пока до соплей жалела себя саму. Господи, какой же я была страшной эгоисткой! Боялась, что я—я, Дорота Заславская, могу оказаться дочерью женщины с таким прошлым!

Ведь он грозил моей маме, маму он шантажировал!

«Этот торговец живым товаром шантажирует мою мать» – именно так подумала я. И мне стало до жути страшно за нее. Чего он хочет, какая опасность ей грозит? Чем я могу помочь?

Можно прямо сказать: мамочка, я все знаю, не бойся этого… этого упыря.

Но есть еще и отец. С ним ведь тоже надо считаться, и прежде всего – с ним! Если мать почувствует себя в опасности, будет ли она искать помощи у отца? Они ведь любят друг друга, они доверяют друг другу во всем! А если мама не придет к отцу за помощью?

Мне надо все разузнать об этом… Мишуре. Самое главное: чего он хочет? Как обезоружить шантажиста? Деньгами?

Прокурор!

А что, если написать анонимку прокурору? Да читают ли в прокуратуре анонимки?

Нет! Ни в коем случае нельзя ничего предпринимать без ведома матери. А она как раз стремится все скрыть от меня и от отца. По какому праву я накатаю письмо в прокуратуру?

В один прекрасный день меня осенило: самое лучшее средство от шантажа – встречный шантаж! Господи, если бы я могла с кем-нибудь посоветоваться!

В Варшаву мы с Анелей вернулись за несколько дней до приезда родителей и принялись за генеральную уборку. Анеля как раз натирала полы на втором этаже, когда в дверь позвонили. Это оказался страховой агент. Сунув мне в руку конверт, адресованный матери, он пояснил:

– Анкета на страхование автомобиля.

Я объяснила, что «мерседес» отца давно застрахован от всех мыслимых бедствий.

– Но речь идет о «Варшаве», зарегистрированной на имя Марии Заславской, – удивился агент.

У нас никогда не было никакой «Варшавы»…

ЗАСЛАВСКАЯ

Нельзя же так распускаться! Каждая мелочь выводит меня из равновесия. Если так будет продолжаться, не хватит сил, чтобы довести дело до конца. А я обязана все завершить. Только потом можно заболеть, рехнуться, умереть…

Подумать только – меня расстроил обычный конверт из страховой компании, который я нашла на своем письменном столе после приезда из Испании!

Я сидела как парализованная, глядя на страховой полис моей машины, и в ужасе строила догадки: кто его получил, Анеля или Дорога? Если Дорота, то заглянула ли она внутрь? Конверт ведь не заклеен.

Во что я превратилась за неполные пять месяцев? Подозреваю всех, никому не доверяю, даже самым близким людям. Подумать только! Совсем недавно я считала, что мне нечего от них скрывать. Я жила только для них – для мужчины, который двадцать лет был моим мужем, и для нашей дочери. А еще ради своей работы, которая много лет назад, у истоков моей искалеченной жизни, подняла меня из рабства и сделала человеком.

Нечего скрывать! Конечно, это звучит парадоксально, ведь в моей жизни была глава, которую я скрыла от всех, в первую очередь – от Адама. Но я не чувствую угрызении совести, ведь тогда мне было всего семнадцать лет…

Упрямая память бунтует, не желая перематывать пленку назад…

Пьяный клиент наконец заснул. Я чувствовала себя не униженной, а просто грязной, и мечтала выкупаться. Еще – физическое отвращение к своему телу за то, что оно по-прежнему мое. И омерзение, дикое омерзение к этому храпящему кабану, который купил меня, вот как эту бутылку «Мартеля» на столике.

Уже два года я не мерзла, всегда была сыта, но память о голоде и побоях не стерлась, хотя никто уже не смел поднять на меня руку: ведь я была Жемчужиной, знаменитой шлюхой портовых кабаков!

Однако уже тогда мое затоптанное человеческое достоинство понемногу воскресало, потому что я все больше мечтала сбежать. Сбежать от репутации первой дамы порта, от бандерш, а прежде всего – от опекуна!

Теперь, в этой квартире, где не было ничего моего, из небрежно брошенной одежды выпал бумажник. Он лежал на полу и сразу же приковал мое внимание.

В конце концов я подняла его и заглянула внутрь. Сколько же там было денег! Толстая пачка старательно сложенных, могущественных зеленых банкнот! Деньги – это независимость! А независимость – это другая жизнь… Хлеб и крепкие новые туфли, теплая печь зимой и никаких клиентов и Мишуры! Вот что тогда было для меня жизнью. В тот миг я подумала, что надо ловить удачу, посланную едва ли не самим Господом Богом, упущенный шанс не повторится!

Через час я сидела в поезде, уходящем из Щецина. Стоял тысяча девятьсот сорок девятый год. Четвертый год без войны. Поезд мчался в разрушенную Варшаву.

В этом поезде умерла Жемчужина, дорогая шлюха, гордость портовых баров. На варшавском вокзале из вагона вышла Мария Козярек, пока еще не медсестра.

Стыдится ли Мария Заславская за ту Марию, терзается ли укорами совести? Мария Заславская даже не краснеет за Жемчужину, потому что это совсем другой человек. Потом потекли годы, прошлое отдалилось от меня и казалось теперь эпизодом из чужой жизни.

Трудно понять, а еще труднее объяснить, но уже через несколько лет я не чувствовала никакой связи между Жемчужиной и Марией Козярек, студенткой медицинского училища, потом медсестрой, наконец, Марией Заславской – женой и матерью.

Это было трудное время. Только нечеловеческим усилием воли мне удалось закончить училище, невзирая на колоссальные пробелы в образовании. Потом появился Адам, мой первый пациент. То, что он полюбил меня, а я полюбила его, было моей величайшей победой над мрачной тенью, грязью, которой запятнала меня война, потому что самые страшные годы моей жизни непосредственно связаны с ней.

Некоторые натуры закаляются в страдании и нужде. Я не из таких. Я страдала, терпела голод и побои после смерти родителей в сорок третьем. В то время мне было одиннадцать.

Оказавшись в Щецине, я была готова на все, только бы не знать больше голода и битья. Я и теперь способна на все, чуть ли не на любое преступление, на всякую подлость, если кто-нибудь захочет разрушить этот с трудом построенный мир, причинить зло моим близким…

Может быть, на самом деле я совсем не изменилась?

Мое прошлое напомнило о себе в один обычный день, такой же, как тысяча других. Профессор готовился к особенно тяжелой операции. Я прекрасно помню, речь шла об аневризме мозга. Мне предстояло ассистировать.

Я пила кофе, когда меня позвали к телефону.

– Жемчужина… – услышала я в трубке мужской голос.

И мой мир рухнул. Я не сразу поняла, что это слово относится ко мне. Это была катастрофа, как если бы клиника взорвалась. Я молчала, ноги словно вросли в пол. В горле сухо, в голове пустота.

– Эй, без штучек! Ты меня слышишь? – раздраженно продолжал голос.

– Заславская у телефона, – наконец выдавила я.

– Мне нужно срочно с тобой увидеться.

– Я дежурю до утра. – Как страус прячет голову в песок, так я пыталась отложить неизбежное.

– Твой муж ведь уехал?

«Откуда он знает?» – мелькнула мысль. Чувство затравленного зверя…

– Приходи завтра в двенадцать ко мне домой, – сказала я, смирившись. Мне даже не пришло в голову, что он может не знать адрес. Сама не понимаю, почему я условилась о встрече у себя дома.

– Хорошо.

Он повесил трубку. Значит, знает, где я живу.

В операционную я шла, как в трансе. Не помню даже, о чем думала. Наверное, ни о чем.

Из этой пустоты меня вырвал рев профессора:

– Скальпель!!! – Я тупо уставилась на него. – Скальпель!!!

До меня наконец дошло, я подала скальпель. Профессор одарил меня бешеным взглядом. К таким безобразиям он не привык. Инструменты называл машинально, потому что я всегда держала наготове то, что может потребоваться.

Во время тяжелейшей операции, продолжавшейся четыре часа, я еще раз не успела вовремя подать нужный инструмент.

– Здесь только один больной, на столе, – рявкнул профессор.

Когда операция закончилась, я рухнула в обморок в дверях операционной. Очнулась на кушетке в процедурной, профессор подал мне рюмку коньяка.

– Надо было предупредить, что плохо себя чувствуешь, – мягко сказал он. – Я отвезу тебя домой. – Вне операционной это был самый вежливый и кроткий человек под солнцем.

– Всего лишь минутное недомогание, профессор.

Я проглотила коньяк. Как хочется, чтобы жизнь текла как всегда, как было до появления этого упыря.

Вернувшись с дежурства, я притворилась, что ложусь спать. Не хотела, чтобы Дорота, уходя в школу, видела меня в таком состоянии, совершенно сломленной. И впервые в жизни обрадовалась, что Адама нет и не будет дома еще несколько дней. Может статься, за это время я еще успею что-нибудь решить, по крайней мере собраться с силами.

Без единой мысли, с абсолютно пустой головой, я дожила до полудня. Он пришел минута в минуту. Я едва узнала Мишуру и должна сказать, что поначалу его внешность и безукоризненные манеры обманули меня. Он не производил впечатления человека с самого дна.

Он предался светской болтовне ни о чем, я не помню из всего этого ни единого слова. Наверное, хвастался своей новой личиной, хотел, чтобы я свыклась с его присутствием и убедилась, что он не скомпрометирует меня в обществе.

– Вынужден попросить тебя об одной услуге, – сказал он наконец.

Я напряглась, и от Мишуры это не ускользнуло.

– Ничего особенного, ничего угрожающего твоему положению… Речь идет всего лишь о регистрации автомобиля. Из-за налогов мне не совсем удобно владеть двумя машинами.

– Чем ты занимаешься? – еле выговорила я.

– У меня ресторанчик. – Он сообщил название и адрес. Моя крохотная надежда, что он живет не в Варшаве, лопнула. – Заходи как-нибудь, очень милое местечко, сама увидишь.

«Да чтоб ты провалился со своим ресторанчиком!» – подумала я, вслух же сказала:

– Видишь ли, у нас уже есть одна машина.

– При вашем достатке можете себе позволить иметь две. Никакой фининспектор не придерется, тем более что твой муж часто уезжает.

– Откуда ты все это знаешь? – вырвался у меня дурацкий вопрос.

– Нетрудно узнать, если очень постараться.

– Как ты меня нашел?

– Случайно увидел в кафе. По-моему, с мужем. Ты меня не узнала.

– Значит, шпионил за мной! – Меня снова охватила паника.

– Можно и так сказать, но зачем нервничать? Я уже довольно давно знаю, где ты живешь, а ведь не навязывался и в дальнейшем не собираюсь. Мне нужно только зарегистрировать машину.

– Но… что я скажу мужу?

– Не надо ему ничего говорить. Я все устрою, ты только подпишешь акт купли-продажи и документы на машину. На это уйдет два часа, а потом тебе ни о чем не нужно будет беспокоиться. Ты обо мне даже не услышишь. А если когда-нибудь захочешь купить себе машину, дай мне знать, и я моментально перерегистрирую свою.

Я не понимала, зачем ему эта комбинация. Почему он не может купить себе второй автомобиль, если держит ресторан? В этой истории я чувствовала какой-то подвох, не верила Мишуре и подозревала самое худшее. Во что он собирается меня впутать?

– Я тебе не верю. Что ты замышляешь? Если мне придется участвовать в твоих махинациях, я должна все знать!

– Не слишком-то ты любезна, да и подозреваешь меня напрасно. Думаешь, только тебя хватило на то, чтобы изменить свою жизнь? Ты ведь ничего обо мне не знаешь, а я давно покончил с теми делами.

– Если тебе нужны деньги, могу один раз дать разумную сумму, – глупо брякнула я.

– Я не за деньгами пришел! – возмутился он. – Ты напрасно нервничаешь и потому говоришь глупости. У меня достаточно средств, просто я не могу зарегистрировать еще одну машину на свое имя, потому что пришлось бы платить слишком большую пошлину. Пойми, я хочу избежать лишних расходов! Только поэтому и обратился к тебе.

– А что, больше некому оказать тебе услугу?

– Я подумал, что по старой дружбе ты не откажешь мне в такой мелочи. – Он закурил. – Хорошо, перейдем ко второму вопросу…

– И второй есть? – Мне казалось, я вот-вот упаду в обморок.

– Есть, – кивнул Мишура. – Мне нужна комната, примерно на год. У тебя большой дом, при наличии доброй воли ты могла бы пожертвовать одной комнатой без особого ущерба для собственной семьи.

– Тебе что, жить негде? – Я готова была снять ему любую квартиру, пожертвовать своими сбережениями и зарплатой, лишь бы он не жил под моей крышей.

– Речь не обо мне, а об одном знакомом… Молодой художник, ему нужен угол на время. Максимум через год у него будет кооперативная квартира.

– Почему он должен жить именно у меня? – Я понимала, что мне не отбиться, знала, какой аргумент он держит за пазухой на случай моего отказа.

– Это непрактичный и не очень состоятельный человек. Ему не по карману снимать квартиру в Варшаве. Я полагаю, что по старой дружбе, – он выделил голосом эти слова, – ты сделаешь это для меня, причем по божеской цене.

С каких же пор этот старый альфонс превратился в опекуна бедных художников? И какому художнику понадобился такой меценат?

– Ты забыл, что я живу не одна, что члены моей семьи тоже имеют право решать, принять ли им незнакомого человека под наш общий кров. Как я объясню это мужу?

– Думаю, ты сможешь его убедить, если захочешь. Бескорыстная помощь молодому способному человеку – разве не прекрасный аргумент? Все знают, что люди его профессии небогаты.

– Это твой подельник?

– Представь себе, нет. Просто я считаю его очень способным парнем. Мне кажется, в твоем изысканном доме он не будет выглядеть вульгарно.

– Это все, чего ты от меня хочешь?

– Все.

– А если я откажусь?

Я была почти уверена в том, что сейчас произойдет, и не ошиблась. Он был все тем же жестоким, беспринципным мошенником, каким я знала его двадцать лет назад. Сменил лишь поле деятельности. Неужели он действительно не торговал больше девушками?

Мишура повысил голос:

– Слушай, Жемчужина, мне будет очень неприятно, но придется рассказать твоему мужу, какой шлюхой ты была в ранней молодости. И конечно, дочери.

Этот человек никогда не бросал слов на ветер и наверняка, не колеблясь, осуществит свою угрозу. Я не решилась на блеф, не попыталась уверить, что муж обо всем знает. В любом случае остается Дорота. В то, что дочь в курсе моего прошлого, он, конечно же, не поверит.

– Не кричи! – Я тоже повысила голос, бессильная ненависть вернула мне самообладание.

– Прошу прощения, я напрасно сорвался. – Его бешенство исчезло в мгновение ока: он понял, что выиграл.

– Это шантаж…

– Зачем такой драматический тон?

– Тише!

Я услышала, как в прихожей насвистывает Доротка. Еще миг – и она уже в библиотеке. Мне ничего не оставалось, как представить их друг другу. Когда Мишура подал Доротке руку, мне хотелось крикнуть: не смей ее касаться! Не смей касаться моего ребенка! Но я промолчала.

– Это шантаж, – повторила я, когда Дорота вышла.

– Да, шантаж, – Мишура понизил голос до шепота. – Ты выполнишь мою просьбу, не такую уж и большую, ничего компрометирующего или угрожающего твоему статусу, и все будут довольны.

– Дай мне время подумать.

– Завтра жду тебя в «Омаре», – так называлась его забегаловка, – скажем, в два часа… Предупреждаю: никаких необдуманных шагов, потому что сама себя погубишь. Я подстраховался от всех неприятностей, запомни!

Наконец он ушел. Чувствуя смертельную усталость, я поплелась к себе и рухнула на кровать.

Мысль о самоубийстве пришла внезапно. Я вдруг подумала, что надо бы принять успокоительное, и тут меня озарило, что в аптечке есть нетронутая упаковка таких таблеток.

Я нашла стеклянный флакончик, отвернула пробку. На выбор было два термоса – с чаем и кофе. Эти термосы придумала Анеля и ставила каждому в комнате – чтобы под рукой всегда было что попить, говаривала она.

Высыпав все таблетки в чашку, я залила их дымящимся кофе, принялась размешивать. Таблетки растворялись, кофе постепенно мутнел.

Внутри я была пустая, как выдолбленная, и пустоту эту заполнял только один горький вопрос – и это все? Будто чья-то чужая рука мешала в чашке цикуту, а кто-то третий подсчитывал, сколько таблеток надо принять на килограмм веса и сомневался, хватит ли.

– Убегу в смерть! – услышала я свой голос. Слова прозвучали сентиментально, мне стало противно. Неужели я ломаю комедию перед самой собой? Нет. Честное слово, нет. Несколько минут мне на самом деле хотелось умереть, но когда я услышала собственный голос, кризис миновал.

Содержимое чашки я вылила в унитаз, ступая на цыпочках, как вор, чтобы Анеля не услышала моих шагов. Так же тихонько прокралась в библиотеку и выпила две большие рюмки коньяка, одну за другой.

Это я-то должна умереть, а такая сволочь будет безнаказанно топтать землю? Нет! Ведь однажды я уже вырвалась из лап этого гада. Конечно, тогда я была моложе и мне нечего было терять, не то что теперь. Но я давно уже не беззащитная Жемчужина и не позволю себя уничтожить. А уж если суждено погибнуть, то, Богом клянусь, он сдохнет раньше!

Что кроется под этими внешне невинными услугами, на которые он меня вынуждает, угрожая шантажом? Какой интерес Мишуре, чтобы в моем доме торчала его подсадная утка? Я ни секунды не верила в искренность этого сутенера в отставке.

Надо найти ответ на этот вопрос, и тогда, возможно, удастся схватить Мишуру за горло.

Назавтра я отправилась в «Омар». По правде сказать, я не верила в существование этой забегаловки, пока сама ее не увидела.

«Омар» существовал: два чистеньких, уютных зальчика. В дальнем помещении за служебным столиком меня ждал Банащак. Барменша, недурная собой женщина лет под сорок, называла его Владеком.

– Я согласна, – без обиняков заявила я, – у меня ведь нет выбора.

– Не драматизируй. На самом деле тебе ничего не грозит. Я не тупица, кое-чему в жизни научился и не требую от людей того, что превосходит их возможности.

– Тогда прими во внимание, что я не могу сдавать комнату (он досадливо взмахнул рукой), не перебивай! Зато я могу помочь знакомому или кузену знакомого, мы потом это оговорим. Но в такой ситуации – единственной, на которую я могу согласиться! – человек, живущий у меня в доме как друг, должен быть принят в приличном обществе. Я требую соблюдения внешних приличий, иначе для моих домашних и друзей эта ситуация будет неестественной. Поэтому… как бы тебе это поделикатнее сказать…

– Не волнуйся, этот парень хорошо воспитан, можешь без страха представить его своей семье и даже самым аристократическим знакомым. Ты об этом беспокоилась?

– Об этом, – призналась я. Он принял меня за мелкотравчатую мещанку, которая трясется от страха, что придется принять в свой дом невоспитанного типа. – Поэтому предупреди его, что время от времени, не слишком часто, ему придется сиживать за изысканным ужином или что-нибудь в этом роде. С другой стороны, надеюсь, он не станет нам навязываться, поскольку я отдаю в его распоряжение комнату, а не целый дом!

– Не волнуйся, он человек тактичный.

Нет, Мишура не разгадал мой замысел, куда ему! Условия выглядели совершенно естественно, меня даже встревожила покладистость Мишуры. Вот именно: почему ему так понравилось, что я собираюсь ввести в свет его протеже?

Формальности с автомобилем я уладила сразу же, а вот переселение к нам «кузена старинного друга» отложила на послеотпускное время. Банащак очень расстроился, ему хотелось организовать все как можно скорее.

– В сентябре муж надолго уедет, тогда автоматически снимается вопрос о том, что твой парень будет ему мешать, – объяснила я.

Мишуру это удовлетворило. Он ведь не знал Адама, не знал, что подобные возражения не пришли бы тому в голову. А мне требовалось время, чтобы разузнать побольше об этом художнике.

Банащак свое слово сдержал, больше не появлялся у нас и даже не звонил. Я постепенно привыкала к своему новому положению, но тут начались проблемы с Доротой.

Я совершенно не понимала и не понимаю до сих пор, что с ней происходит. Она съехала на тройки, ходила рассеянная, подавленная или, наоборот, болезненно возбужденная.

Иногда мне казалось, что дочь таит на нас страшную обиду, но списывала свои ощущения на собственные расстроенные нервы. После заключения договора с Банащаком я очень изменилась. Сумею ли когда-нибудь вернуть себе покой?

А теперь еще и дурацкий конверт из страховой компании совершенно выбил меня из колеи. Подавив страх, я впала в бешенство. Сперва схватилась за телефон, чтобы устроить Банащаку скандал, но сразу же положила трубку. У нас большая вилла, из-за этого пришлось поставить еще два параллельных аппарата. Все дома. Если кто-нибудь даже случайно возьмет трубку, может стать свидетелем нашего разговора.

Мне приходится таиться даже в собственном доме, но на будущее я сделаю все, чтобы предупредить подобные сюрпризы. Я сунула страховой полис в сумочку и помчалась в «Омар». К счастью, Банащак оказался на месте.

– Что случилось? – от него не укрылась моя ярость.

Я швырнула ему конверт.

– Ты нарушаешь наше соглашение!

– Прошу прощения, – сказал он, разобравшись в сути дела. – Страховые агенты живут на проценты с каждого договора, и в транспортной инспекции переписывают всех новых владельцев. Я просто забыл застраховать машину.

– Если такой промах повторится еще раз, можешь на своих планах поставить крест. И последствия меня не волнуют, потому что в этом случае все и так выплывет на свет божий! – Ярость моя была непритворной.

– Ничего подобного больше не случится. – Меня удивила его покорность. – Тебе пришлось пережить неприятные моменты, когда ты объясняла мужу, откуда взялся полис?

– Пока объяснять не пришлось.

– Скажешь, что полис прислали по ошибке. Боже! Этот мерзавец смеет мне советовать, что и как солгать Адаму! Лучше ему замолчать, иначе я за себя не ручаюсь…

– Сейчас сюда придет Омерович. Познакомишься с паном Казиком, своим будущим жильцом.

Действительно, такого знакомства можно было не стыдиться: молодой, красивый мужчина, очаровательные манеры. В моих глазах у него был всего один, но непростительный недостаток: он был протеже Банащака. Работал он в Спиртовой Монополии в Езерной.

– На спиртовом заводе? – Мне показалось, что я ослышалась.

– Вас удивляет, как это художник может работать в винно-водочной промышленности. Еще как может! Я занимаюсь дизайном этикеток. Экая проза, правда?

Дома пришлось сообщить о новом жильце. Мне было очень тяжело. Теплым вечером мы сидели на террасе, в траве мерцали светлячки. Дорота привезла с каникул четырех и выпустила у нас в саду – прижились.

Я знала, что без особых усилий смогу уговорить своих близких принять Омеровича. И Адам, и Дорота добросердечны, в них не было эгоизма, разве что совсем немного, чтобы выжить. Оба частенько шутливо говаривали: любя общество, не забывай о собственной личности.

Для начала я повторила это их присловье.

– Личность – молодой художник, ни кола ни двора, кочует по добрым людям. Но у добрых людей, даже при самом теплом сердце, тесные квартирки. Приютим его?

– Истинно говорю вам, нет в сем греха, – изрекла Дорота.

В ее кругу в последнее время пошла мода на подобные выражения. Доротка совершенно серьезно утверждала, что это церковнославянский.

– Разве среди наших знакомых есть художники? – пытался вспомнить Адам. Вошла Анеля, принесла кофе и фрукты. – Садись, Анеля, – пригласил Адам. – Тут у нас семейный совет, а твое слово должно быть первым, потому что работы прибавится тебе. Мы хотим взять квартиранта.

– На кой нам квартирант?

– Это кузен моего знакомого, – ответила я и повернулась к Адаму. – Я тебе говорила, он к нам как-то заходил.

Мне пришлось рассказать Адаму о том визите, не упоминая, разумеется, в каких обстоятельствах Банащак стал моим знакомым.

– А-а… пана Банащака! – вставила Дорота. Мое сердце замерло. Это игра воображения или она действительно чересчур легко запомнила эту фамилию, а в голосе послышалась некая особенная нотка?

– И где мы разместим юного мазилу? – вслух размышляла Дорота.

У меня явно сдают нервы – голос дочери звучал совершенно нормально.

– Наверное, в мансарде, – решила я. Так мы называли большую угловую комнату с эркером на втором этаже. Туда стаскивали разные вещи, которые жалко выбросить.

– И когда ты его привезешь? – поинтересовался Адам.

– Наверное, в сентябре, не хочу, чтобы он… тебе мешал, – неуверенно сказала я, потому что мне показалось, будто Адам отнесся к моей идее прохладно.

– С чего это он будет мне мешать? – удивился муж. – Если ему негде жить… правда, Анеля?

Анеля всегда во всем соглашалась с Адамом.

Какие они светлые, ясные, мои близкие… в сравнении с ними я почувствовала себя мелочной, трусливой, подлой… настоящей Жемчужиной!

– А какой он, этот художник? – допытывалась Дорота.

– Честно говоря, из-за тебя я предпочла б, чтобы он не был так красив.

– Ты меня не так поняла, – не то презрительно, не то высокомерно ответила дочь.

Откуда у нее этот новый, неприятный тон? Снова тревога схватила меня за горло. Неуловимая нить вытянула из памяти картину: Дорота подает Банащаку руку. Все это время я боялась, не услышала ли она тогда чего-нибудь.

– Мама, а за квартиру он платить будет? – перебила Дорота мои мысли.

– Думаю, что нет. Мы же делаем это не ради денег.

К чему она клонит?

– Ты не права, мама. Ничего нельзя давать даром. Если это приличный молодой человек, в таких условиях ему самому станет неуютно.

– Правильно Доротка говорит, пусть платит, – поддержала ее Анеля.

– Задаром получает отдельную комнату? За красивые глаза и за то, что он кузен знакомого? Это непедагогично. Пусть возьмет на себя часть квартплаты и вкалывает на уборке дома и снега. Почему это только на моих и Анелиных плечах?

– Вот именно! – Анеле предложение Доротки пришлось по душе. – А молодой мужик будет баклуши бить? Чай, не беспомощный?

– Папа, мы ведь правы? – Дорота, как всегда, воззвала к авторитету отца. Он был для нее истиной в последней инстанции.

Адам согласился. Конечно, Дорота была права, только почему она так яростно отстаивала свою правоту?

* * *

«Молодой и беспомощный» прежде всего оказался не таким молодым, а насчет его беспомощности я пока ничего сказать не могла. Понятие «молодежь» стало очень уж растяжимым. Понося молодежь направо и налево, подразумевают как сопляков подростков, так и людей за двадцать. Если же хвалят, то выясняется, что и тридцать с хвостиком тоже молодежь.

Казимежа Омеровича никак к молодежи не причислить, он явный переросток. Ему уже тридцать пять, хотя никто столько не даст.

Я не смогла скрыть изумления, открыв его паспорт (художника пришлось прописать у нас).

– Несерьезно я выгляжу, правда? – улыбнулся он, заметив мое удивление. – И ничего с этим поделать не могу!

Но выглядеть на свой возраст он явно не стремился. Потрепанные джинсы, спортивная куртка поверх цветастой клетчатой рубашки – он был очень хорош собой и казался лет на пять-шесть старше Доротки.

Молодой художник! Может быть, в этой профессии тридцать пять еще молодость или считается не возраст, а творческая зрелость?

Или ему на самом деле двадцать с небольшим, а паспорт чужой. Фальшивка, куда вклеили его фотографию.

Прежде чем вернуть паспорт, я внимательно изучила документ. На первый взгляд все в полном порядке.

Омерович въехал в дом за несколько дней до моих именин. Несмотря на ужасное настроение, избежать нашествия гостей и банкета было невозможно. Люди, знакомые с нами много лет, знали, что в этот день наш дом открыт, а они – желанные гости.

Да и кто удержал бы Анелю от торжественных приготовлений! Она сговорилась с домработницей Винярских. Если кто-нибудь из нас устраивал семейные торжества, женщины помогали друг другу по-соседски.

Анеля командовала парадом и запрягла в работу даже Дороту, как та ни отлынивала. Адама, естественно, отправили за ветчиной: по мнению Анели, продавщицы жалеют мужчин и стараются отрезать им кусочек получше.

Я пригласила на ужин и Омеровича. Не говоря уже обо всем остальном, неловко было бы оставить его сидеть в одиночестве на втором этаже. Приглашение он принял с нескрываемой радостью, а утром в день именин принес охапку бледно-золотистых роз на невообразимо длинных стеблях. Скрупулезная Анеля, расставляя их в вазах, насчитала тридцать три штуки.

Вечером Омерович произвел фурор. Он вел себя безукоризненно, пил очень умеренно. Живой, остроумный, но не развязный, он особенно понравился дамам.

Художник появился в романтически-небрежном костюме из темно-фиолетового велюра. Пиджак больше напоминал венгерку, воротничок светло-лиловой рубашки подвязан бархатным галстуком-бабочкой.

Такие вечерние костюмы я видела до сих пор только в каталогах «Boг» и считала их экстравагантными и богемными. На Омеровиче этот костюм не резал глаз: он умел носить вещи и принадлежал к людям, которые в любой одежде хороши.

Казимеж Омерович обладал незаурядным обаянием и отлично умел им пользоваться. На женщин он действовал, как бокал шампанского.

Я беспокоилась за Дороту и бросила взгляд в ее сторону. Господи, во что она вырядилась! Наша дочь нацепила свое самое короткое платье, к тому же вырезала в нем декольте до пупа. Под платьем ничего не было, даже лифчика, – сквозь тонкий шелк вызывающе торчали соски.

Омерович подошел к ней, начал что-то говорить, расточая обезоруживающие улыбки и не отрывая от Дороты огромных карих глаз в обрамлении неприлично длинных для мужчины ресниц.

«Этот плейбой вскружит ей голову!» – в ужасе подумала я и только сейчас почувствовала всю тяжесть свалившегося на меня прошлого. Это из-за меня столь подозрительный тип оказался здесь. Я сама отдала наш дом на поругание, наивно полагая, что смогу схватить мерзавцев за горло.

Отозвать Дороту в сторону было бы неловко, поэтому я просто прошла мимо, почти коснувшись своей дочери, чтобы она чувствовала, что я настороже.

– …вы смотритесь как маленький лорд Фонтлерой. – Надо было слышать этот тон! У меня отлегло от сердца, потому что в голосе юной ехидны звучала сокрушительная ирония. – Впрочем, наверное, вы понятия не имеете, кто это такой! – выпендривалась Доротка. Господи, какой же она все-таки еще ребенок.

Омерович не ответил. Может, и впрямь не знал, кто такой лорд Фонтлерой, или же просто красовался перед соплячкой.

Я пошла в кухню и попросила Анелю, чтобы она позвала Дороту.

– Во что ты себя превратила?! – напустилась я на нее.

Дочка уставилась на меня невинными глазами.

– А что тебе не нравится?

– Сейчас же поднимешься к себе и переоденешься или по крайней мере наденешь лифчик. Ты выглядишь, как…

– …шансонетка какая-то! – подсказала Анеля.

– Непристойно, – подыскала я подходящее слово.

– Только для тех, у кого непристойные мысли! – огрызнулась Дорота и глянула на меня исподлобья.

Я почувствовала, что не справлюсь с ней: у нашей дочери случались приступы ослиного упрямства. Разве что она совсем обидится и уйдет к себе, а сегодня мне особенно не хотелось ссориться с Доротой. Не зная, что предпринять, я беспомощно опустила руки.

В эту минуту вошел Адам.

– Милые дамы, почему вы исчезли, к тому же вдвоем? – Он выпил несколько рюмок вина и был в отличном настроении.

– Мама считает, что у меня нецензурное платье, – опередила меня Дорота. – А на самом деле она боится, как бы эта краса баров не вскружил мне голову и…

– Какая еще краса баров? – не понял Адам.

– Омерович…

– Ты так хорошо знаешь бары, моя панночка? – поддразнил ее Адам.

– Только безалкогольные! – Дорота сделала отцу глазки. – А знаешь, старик, он не имеет о литературе ни малейшего понятия!

– Платье, говоришь? – Адам не дал себя отвлечь и отстранил Дороту, чтобы присмотреться. – Гм! Весьма экономное платьице, весьма… Из него можно было бы выкроить разве что два носовых платка, но оно закрывает больше, чем купальный костюм, и выставляет напоказ весьма недурственные кусочки нашей дочурки. Сойдет!

– Видишь! – Дорота победно тряхнула локонами. Она сделала новую прическу: длинные локоны спадали вдоль щек, а на макушке возвышался вавилон из крупных завитков. Дорота выглядела взрослее, чем всегда.

Я капитулировала.

Омерович все-таки имеет какое-то отношение к искусству. После ужина в библиотеке устроили танцы, а бриджисты, обставившись бутылками, засели в кабинете. Они долго искали карты. Разумеется, карты нашлись, но Омерович, воспользовавшись случаем, подарил Адаму две колоды собственной работы. Очень красивые карты, длинные, узкие, необычные.

– Это произведение искусства, просто жаль ими играть! – восхищалась Винярская. Будто произведениями искусства нельзя пользоваться в быту.

В целом вечер удался. Вечер! Уже светало, когда расходились последние гости. Анеля на свой практичный лад подвела итоги: именины лучше некуда – никто не скинул сервиз на пол, не залил ковер майонезом, не заблевал ванную.

Омерович занимался не только Доротой. Он добросовестно танцевал со всеми дамами и развлекал их. Два раза он танцевал и со мной.

– У вас очаровательно задиристая дочь, – сообщил он мне с особенной ноткой в голосе, давая понять, что считает Дороту ребенком.

Я не поверила. Объективно Дорота уже не ребенок, это очевидный факт. Просто Омерович заметил, что я не в восторге от его интереса к нашей дочери, и спешил обезопасить себя от моего гнева. И то хорошо.

– Она устроила мне экзамен по классической литературе. Удивительно начитанна. Интеллектуалка.

Он на лету схватывал чужое настроение. Меня решил обаять именно как мамашу незаурядной девочки.

Этот человек не вызвал у меня ни симпатии, ни доверия. Разве можно забыть, кто составил ему протекцию? Не говоря уже о том, что Омерович скорее играл роль обаятельного молодого художника, чем являлся таковым на самом деле… Позер!

Я твердо решила побольше о нем разузнать и вспомнила про одного адвоката – специалиста по гражданским делам, пациента нашей клиники. Он всегда относился ко мне с симпатией…

КАЗИМЕЖ ОМЕРОВИЧ

Откуда у этого примитивного хама Банащака такие знакомства? А все-таки Заславская не пригласила его на именины. Сам я оказался там только потому, что ей неловко было оставить меня сидеть одного в мансарде, на сей счет никаких иллюзий. В этом доме такой стиль, блюдут манеры, будь спок!

Прежде чем пригласить меня, Заславская все-таки спросила, свободен ли я вечером. Может, надеялась, что у меня уже другие планы, или это был тонкий намек на то, что не худо бы отказаться от приглашения. Фиг вам, я намеков не понимаю, а потому заверил, что непременно буду.

Интересно, что связывает столь изысканную женщину, жену высокопоставленного чиновника, с этим хамом? Ведь я сразу, еще когда впервые увидел ее в «Омаре», почувствовал, что она на дух не переносит Банащака. Отсюда и сдержанное отношение ко мне. Наверное, считает, что у такого колхозного лаптя, как Банащак, и знакомые ему под стать… Однако похоже, что после этого вечера она стала относиться ко мне теплее. По крайней мере перестала считать типом того же пошиба, что и Банащак. Вот они, результаты общения с лапотниками! Их протекция только вредит, в глазах общества человек тотчас превращается в сомнительного субъекта, и требуются немалые усилия, чтобы изменить мнение в свою пользу.

А этот бульдог наверняка не упустил случая похвастаться: «мой друг, мой друг»! Чтоб ему от сифака сгнить! Да прежде я такому другу и ботинки свои не доверил бы вычистить!

Мне до чертиков хотелось показаться на банкете во всем блеске, причем не ради дела. Трудно жить без определенного климата, а в этом доме он есть. Комфорт и атмосфера свободы, элегантной небрежности, которую создают только немалые средства. Бабки, одним словом. Здесь никто не трясется над вещами, они куплены, чтобы служить. Похоже, хозяева не замечают вещей, словно никогда не знали им цену. С таким стилем люди рождаются, или его создает многолетнее материальное благополучие. Я никогда не умел так жить, хотя в нищете бывать не доводилось. Однако дом моих стариков был полной противоположностью виллы Заславских.

Интересно, сколько Заславский зашибает? Наверняка немало, если им хватает на такой уровень жизни, хотя в доме нет ничего кричащего, ничто нагло не мозолит глаза. Чувствуется вкус мамани. Да уж, вкус у нее есть, побрякушками себя не увешивает, хотя бриллиант на пальчике потянет карата на три. Это не с зарплаты медички. Ее жалованья хватает только что на косметику, салон красоты и парикмахера. Ну, может, еще на сигареты. Мужик курит «Мальборо», а она какие-то болгарские.

Пан профессор отстегивает женушке на роскошную жизнь, а мадам играет в благотворительность и христианское милосердие. Экое благородство!

– Вы живете, как буржуи! – Дернул же черт ляпнуть такую дурацкую шутку! И кому? Дороте!

– Мои родители живут на заработанные деньги, – менторским тоном ответила ясновельможная паненка, – а что отец зарабатывает выше среднего… так ведь он человек незаурядного интеллекта и энциклопедических знаний!

Из него получился бы вполне приемлемый тесть. Разумеется, если они не все прожирают. Неужели Заславские столь легкомысленны и не подумывают о будущем единственной дочурки? Хотя на сверхзаботливых родителей они не похожи…

Правда, у этих интеллигентиков иногда бывает странное отношение к своим детям. Образование мы тебе дали, теперь порхай своими силами! Не то что простые люди, если у них, конечно, есть деньги. Только покажи диплом – сразу мошну развяжут. Таким был и мой предок, только вот перестал таким быть…

Если Заславский не халтурит налево, его заработков должно хватать аккурат на эту роскошную жизнь. Хотя кто знает. Этот заграничный суд может быть не единственным источником доходов. Наверняка старик что-нибудь пишет, публикует, его писульки переводят на разные языки. Должно быть, отложил на черный день или на будущее для доченьки нехилые бабки.

Я бы предпочел все-таки жить зятем в этом доме, чем с Банащаком монеты сшибать. Он даже не умеет с шиком потратить то, что срубил. Мало того, все предприятие держится на одной влюбленной бабе, причем какой бабе! Хватит, по горло сыт этой истеричкой! Наглая, тупая потаскуха! И она верит, что ею всерьез может интересоваться такой мужчина, как я? Ух, до чего ж ненавижу эту корову! А с тех пор как познакомился с Заславскими, и вовсе видеть не могу! Послать бы к чертям Банащака, корову Халину, Монополию и вжениться бы в эту семейку… Малявка избалованна и высокомерна, но и не такие сикухи у меня сапоги лизали. Вообще-то я еще не просек, кто мне больше нравится, шмакодявка или ее маман. Идеально было бы жениться на соплячке, а с мамашей закрутить роман. Люблю зрелых женщин, а эта еще и такая притягательная…

Увы, хозяйка дома ведет себя со мной пусть и вежливо, но холодно и отстраненно. Пока побаиваюсь с ней фамильярничать. Ее не раскусишь. Если в этом роскошном теле на самом деле сидит примерная жена и мать, такой объект надо долго осаждать. За такими на карачках наползаешься. Стоит прежде времени позволить себе какую-нибудь мелочь – выкинут за дверь.

Женщина-загадка, женщина-сфинкс, сколько их уже было! А после первой же умело приправленной вином ночки из койки не вытряхнешь, такие похотливые.

Наверное, я все-таки произвел на нее впечатление, только не показывает. Я ее притягиваю, но она боится за дочку. Испугалась за свою телку, считает небось, что я для нее слишком стар. Да и положение мое не больно нравится. Художник без имени, еле сводит концы с концами, спиртовой завод… фу, как это вульгарно. А еще не знает, что я там не на ставке, а по договору работаю…

Между прочим, я и сам колебался, идти на этот вечер или не идти. Боялся встретить кого-нибудь из прежних знакомых. Сразу бы всплыли старые сплетни. Это потом, когда пущу здесь корни, на сплетни можно будет наплевать.

Но все-таки пошел, и правильно сделал! Успех со всех сторон. С порога обаял подружек хозяйки – таяли, как сальные свечки, даром что старые калоши. Вообще-то ничего нового в этом нет, все бабы на меня вешаются, подчас не знаешь куда деваться.

Зато мужики отнеслись ко мне без особого энтузиазма, но дорогу я пересекать никому не стал, а Заславского и вовсе купил картами. Карты и впрямь супер, они и должны быть такими, чтобы сделать свое дело.

Заславский под каблуком у своих баб, кроме того, подолгу бывает за границей, словом, мне все это на руку. Вскоре я останусь единственным мужиком в доме.

Вообще-то надо отдать этому примитиву Банащаку должное, сноровистый мужик. Чтобы выискать такую малину, нюх нужен, как у ищейки!

Попробую-ка я использовать Заславского уже сейчас, до его отъезда. Так или иначе, осыпая мадам знаками внимания, надо постараться еще и соблазнить эту заумную малявку, но так, чтобы родительница не просекла раньше времени. Когда дочурка залетит, мамуле воленс-неволенс придется смириться.

Сразу после именин мадам лапоть Банащак выпер меня в Свиноустье. Я хотел полететь в Щецин самолетом, ненавижу трястись в поезде.

– Поедешь на машине, по дороге изучишь, как обстоят наши возможности в маленьких городишках. – Банащак недавно купил «Варшаву» и держал ее на задворках «Омара».

Пришлось вскочить ни свет ни заря, потому что Банащак велел не оставлять машину рядом с виллой Заславских. Я не настаивал – владельцев «мерседеса» такой колымагой не удивишь. Зато у меня глаза на лоб вылезли, когда я взял в руки техпаспорт.

– На кой Заславской «Варшава»? – спросил я, как распоследний лох.

– А твое какое дело? – буркнул этот барбос.

Я смолчал, поскольку не сумел еще подобрать нужный тон в отношениях с Банащаком – только начинал ползать на этой территории и знал, что чем меньше спрашиваешь, тем лучше.

Неужто Заславская в доле с Банащаком и в курсе наших интересов? Ни фига себе! Однако эту мыслишку я заныкал поглубже, хотя в душе уржался над тем, что мое состояние и приданое Доротки могут иметь одно и то же происхождение.

Долго я мозговал, как с пользой для себя употребить это открытие. А никак. Потому что не может такого быть. Просто Заславская одолжила машину Банащаку, и все. Зачем ей такая колымага?

Что-то тут все-таки не сходится.

В Свиноустье меня приняла пани Марыля. Тоже вилла, тоже бриллианты на пальцах, только стиля Заславских и в помине нет. Издалека воняло мошенничеством, снобизмом и вообще какой-то мерзостью.

– Меня прислал Мишура, – так распорядился начать разговор Банащак.

– Вот уж не думала, что у Владека есть такие друзья! – заворковала эта мымра голосом простуженной гиены, даже повыше вздернула подбородок, чтобы гармошку на шее растянуть. Под глазами темные мешки, которые никакой штукатуркой не замажешь, а туда же: ощупала взглядом мои бедра, плечи, морду. Вот-вот облизнется, как кошка. Знаю я эти взгляды.

И такая злость на Банащака меня взяла! Я сразу просек, почему он меня к этой холере послал. Что он себе думает, что я с каждой потаскухой в койку валиться стану ради наших дел? Хватит с меня Халины! Халина! Это ж цветок нетронутый рядом с этой засохшей ведьмой!

Она пошкандыбала к серванту, ноги и фигура у нее были еще ничего. На столике появился коньяк.

– И сколько же ты стоишь?

В первый момент я даже не понял, о чем она. Видок у меня был, должно быть, как у дошколенка, а ведь мне уже тридцать пять, и воспитывался не в пансионе для благородных девиц!

– Во всяком случае у вас денег не хватит! Я аж затрясся от бешенства. Как это чучело смеет думать, что я продаюсь? Неужели у меня такой вид?

Заславские и эта, как ее там… Марыля относятся ко мне с одинаковым презрением. Конечно, каждый подходит со своей меркой, но все равно унизительно. Нет никаких сомнений, это дело рук скотины Банащака. С кем я, черт побери, связался?!

– Значит, на Мишуру работаешь? – Она даже не обиделась на меня. – И что ты у него делаешь?

Только тут до меня дошло, что Мишура – это же кликуха моего подельника. Нечестная игра, он про меня знает почти все, а я о нем очень мало. Плохо, что я этой бабе нахамил, вряд ли что-нибудь из нее вытяну после своего хамства.

– Милостивая пани ошибается, это Мишура на меня работает…

Может, хоть что-нибудь выболтает про Владека, если решит, что я его шеф.

– Да что ты говоришь, мальчишечка? – издевательски загоготала Марыля.

Это все из-за моего моложавого вида. Мальчишеская рожа временами страшно мне мешает. Не убеждать же эту престарелую шлюху, что я – взрослый мужчина.

– Если вам так хочется знать, то я вытащил его с самого дна…

На самом деле все случилось с точностью до наоборот.

Банащака я знал в лицо по ночным ресторанам и клубам, как знают друг друга все завсегдатаи. В конце концов, много ли в Варшаве злачных мест, более или менее приличных, конечно. По пальцам можно пересчитать.

Так вот, я неоднократно видел его морду возле стойки бара или за столиком, но имени не знал, да и какое мне до него дело. В наших кабаках столько безымянных лиц, которые появляются там после заката и исчезают с рассветом. Они – часть интерьера, как столы, паркет, бар и бутылки с водярой.

В те славные времена меня постоянно окружала свита. У меня были свои шуты, лизоблюды, шпики и друзья.

Где-то они все теперь? Пропали вместе с роскошью тех ночей. Иногда кажется, что и существовали только в тумане ресторанного сумрака, в звоне бокалов и проникновенных стонах саксофона.

Фантомы! И все-таки не хватает тех иллюзий и тех фигур с трехмерного экрана, не хватает даже глупых, пьяненьких девчонок, что принимают за чистую монету условный мир ресторанной ночи, стараясь выменять яркую жизнь на пару длинных ножек, свежее тело и юность. А за это добро можно купить разве что еще сколько-то таких же ночей, и больше ничего. В конце концов девочки понимают эту банальную истину, некоторые исчезают из тусовки, а остальные становятся профессионалками.

В один прекрасный день я проснулся без денег и без друзей. Полный абзац, после которого не сразу и кости соберешь. Нищета заглянула в глаза, даже девочки меня бросили. Мелкие курвочки… Известное дело, их притягивает успех, положение в обществе, деньги, хоть им с этого мало что обламывается, а крах отпугивает. А мой крах оказался полным и абсолютным – я был по нулям.

Как-то раз вылезаю я из берлоги – люди мне омерзели, но голод не тетка – и сажусь в какой-то вонючей забегаловке за столик. Пошарил по карманам – мелочи нашлось на стакан чаю и булку с маслом.

И тут замечаю знакомую рожу у стойки бара. Тип нахально так присматривается ко мне.

Где я его, черт побери, видел? Знаю только, что в нашей тусовке.

– Мы вроде немного знакомы. – Он уселся со мной рядом, не спрашивая разрешения. – Невезуха? – и смотрит выразительно так на мой хлеб с маслом. Время-то как раз обеденное.

– Проигрался в пух, – признался я. Уже много недель никто мной не интересовался, этот оказался первым, вот я сразу же и раскололся.

– А что вы умеете делать? – спрашивает тип. Художник я, говорю.

Он заказал приличный обед, распили мы бутылку водчанского, потом он отсчитал пятьсот злотых и велел прийти через неделю. Это и был Банащак.

Вскоре он устроил мне халтуру на спиртовом заводе – по договору. Так оно все и началось.

* * *

– Товар ждет вас в Варшаве, – добивал я сделку с Марылей. Просто арифмометр, а не баба. Торговалась из-за каждого злотого.

– Наличность лучше в долларах.

– Хорошо, заплачу долларами, – и мгновенно пересчитала в доллары по самому выгодному для себя курсу.

Я сражался за каждый цент, пока не выторговал цену, ниже которой Банащак запретил мне опускаться. Этот хорек прекрасно знал, какой курс валюты на Побережье. Я потребовал задаток, хотя мой шеф таких условий не ставил.

– Не дам! – отрезала Марыля. – Партия придет – я вам сообщу.

– Позвоните по этому номеру. – Именно по телефону Заславских я должен был держать всю связь. Так велел Банащак. – А когда деньги?

– Я это устрою с Мишурой, тебе бы, мальчоночка, я бы зелень в ручки не давала. – Ее тон был оскорбительнее слов.

Разумеется, в мою сказочку она не поверила и держала меня за подручного Банащака, к тому же не позволила вытянуть ни слова насчет прошлого этого барбоса. Небось старый валютчик?

– Как надоест кантоваться на побегушках у Владека, помни, что у меня всегда найдется для тебя работа. Если, конечно, подешевеешь, – сообщила она мне на прощание с миной голодной драной кошки.

Мерзость!

– И скажешь Мишуре, что дам бумажками, а то золото в последнее время снова подорожало.

Сам знаю.

Заславский уехал в начале сентября. Перед отъездом я попросил его о небольшой услуге, со всеми церемониями и поклонами: передать пустяковый сувенир моему другу на рю Лафайетт в Париже.

– Конечно, только если вас это не затруднит… – смущенно пробормотал я.

Этот простак Мишура еще колебался, надо ли начинать дела или подождать, когда они свыкнутся с моим присутствием. Да для меня это – тьфу и растереть, при моих-то манерах, при моем стиле! Мишура на моем месте с ходу вызвал бы самые худшие подозрения, с его-то рожей – словно двоих уже убил, а третьего собирается.

– Ну что вы, совсем не затруднит, – улыбнулся Заславский. – Передайте посылку Дороте и адрес, пожалуйста, напишите разборчиво. В дорогу меня собирает дочь, я бы без нее и зубную щетку дома забыл.

Прекрасно, мне это было на руку! Теперь я мог пригласить Доротку к себе в мансарду чуть ли не с благословения папаши. До сих пор она еще ни разу не наведывалась в мою комнату.

Дорота охотно приняла приглашение, чего я не ожидал. Я старался поддерживать в мансарде художественный беспорядок. Каждую минуту кто-нибудь мог войти, поскольку в столь изысканном доме было бы бестактностью запирать двери на ключ. С одной стороны, это совсем неплохо, а с другой – сквернее некуда.

Комната в полной мере отражала небанальную личность квартиранта, а мои красавицы не были бы женщинами, если бы хоть разок не заглянули туда в мое отсутствие.

Но плохо, что постоянно приходилось быть настороже и держать под замком кое-какие вещички. Однако хозяева виллы не из тех, кто шарит по чужим комодам.

Доротка с любопытством оглядела комнату. Наверное, она никогда не видела настоящую мастерскую художника. Господи, да эта мансарда – жалкий суррогат моего прежнего ателье. Там-то сикушки вроде нее с порога теряли головы. Но и здесь имелся какой-никакой мольбертик с загрунтованным полотном и начатым несколько лет назад наброском. Краски, палитры, кисти прилежно отмокали в скипидаре. Несколько деревянных скульптур – юношеский примитив и действительно хорошая графика с тех еще времен, когда я баловался линогравюрами.

На длинном столе из некрашеных досок (один из немногих предметов, которые мне удалось спасти из своей мастерской) – акварели, лаки и прочее барахло для прикладных мелочей.

– А где портрет Дориана Грея? – спросила Дорота, обводя взглядом стены.

У этой соплячки пунктик на почве литературы. С тех пор как подколола меня на именинах этим лордом Фонтлероем, при каждом удобном случае она устраивала экзамен по школьной программе.

Но «Портрет Дориана Грея» Уайльда я читал и в виде исключения даже помнил, о чем там идет речь.

– Спрятан, – ответил я в том же духе. – Но близким друзьям я его охотно показываю.

Нет, она ничего не ответила, но коготки спрятала, стала даже приветлива. Небось захотела попасть в близкие друзья.

– А шкатулочку тоже вы делали? – Ее заинтересовала коробка, в которую я положил уже известные в семействе Заславских карты моей работы.

– Конечно.

Шкатулочка почти целиком была покрыта тем же растительным орнаментом, что украшал рубашку карт. Это и был тот небольшой подарок для приятеля на рю Лафайетт.

– А ткань на платье могли бы разрисовать? – спросила она, пока я выводил адрес.

– Для вас? – Дорота кивнула. – Ну разумеется, очень даже оригинальную! Я сделаю вам батик. Слышали о таком?

Она покачала головой. Я был доволен, что отыгрался, да еще так элегантно, за ее подковырки насчет классики. А мысль неплохая. Обязательно сделаю батик, и малявке, и мамаше. При своей слегка восточной красоте они будут потрясно выглядеть и произведут в этих тряпках форменный фурор. Автор же насладится заслуженной славой.

– Батик – это старая яванская техника росписи ткани… Вы позволите пригласить вас на чашечку кофе, разумеется, если ваша мама не будет возражать?

Приемчик стар как мир, но действует безотказно. Ничто так не бесит малявок, как подозрение в несамостоятельности.

Дорота условилась со мной на конец недели. Папаша уже отбыл, мамаша на дежурстве… хитрая девчонка! Оставался только этот цербер – Анеля, но нянька уж ее забота. Нашу встречу я организовал в «Омаре».

Я давно уже избегал элегантных кафешек, чтобы не наткнуться на прежних знакомых. Равнодушия или небрежного сочувствия я бы не вынес, еще меньше хотелось видеть злорадное удовлетворение: вы только посмотрите, знаменитый Омерович перешел на кофеек и школьниц!

Кроме того, я хотел показаться Банащаку с дочерью Заславских: пусть обалдеет!

Живи он в этой семейке хоть пять лет, хоть сто (при условии, что его туда вообще пустят, в чем я сильно сомневаюсь), все равно ни одна из дамочек в кафе с ним не пойдет.

Была еще причина устроить свидание именно в «Омаре» – там у меня открыт неограниченный кредит.

И влип же я! Первой же рожей, на которую там наткнулся, оказалась эта старая мочалка Халина! Боже! Что она с собой делает! Так штукатурит свою увядшую морду, на которой пропечатан сороковник с гаком, что того и гляди скоро ничего, кроме косметики, не останется. Да бог с ней, тем более что иногда ее мазня дает забавные эффекты, вот только делает она все это ради меня!

Тушь небось от Диора: с той поры как у нее завелись бабки, Халина рехнулась на почве французской косметики. Таращится на меня взглядом недорезанной коровы, ощерилась в приторной улыбочке. Думает, я сюда ради нее приперся!

– Плохой мальчик! – погрозила она мне когтистым пальцем. Лапы у нее – что крабьи клешни, вот и старается удлинить пальцы, отращивая когти на метр.

Сам я к ней уже несколько дней не заглядывал, да и у нее не было случая заловить меня на работе, потому что заказов в последнее время негусто. И какого черта она заявилась сюда?! Похоже, старая грымза выслеживает меня по всему городу.

Я огляделся. Плохи дела! За одним из столиков, в компании чашки кофе и книженции, сидела Дорота. Я пришел точно в условленный срок. Значит, малявка прибежала сюда заранее. До чего ж она хорошенькая! Прикидывается, что читает и не замечает меня.

Я схватился за трубку телефона-автомата и принялся усиленно накручивать диск. Ситуация патовая.

Нет, Халины я не боялся, но кто гарантирует, что она не увяжется за мной? А что, если старая дура вообразит, будто я клею соплячку ради удовольствия, а вовсе не для дела?! От этой психопатки чего угодно ожидать можно. Еще примется поливать грязью Доротку. К тому же такие поклонницы чести мужчине не делают…

Охотнее всего дал бы драпака, но тут, к счастью, из подсобки выглянул Баназдак, с места понял, в чем суть, прикинулся, что меня не видит, и поспешил к Халине.

Уф, кажется, пронесло. Доротка сидела в глубине зала, поэтому пришлось npoйти мимо Халины с Банащаком. Я им сдержанно поклонился, Банащак остановил меня:

– Эта девочка ждет уже полчаса. На деловые встречи надо приходить вовремя.

Ну и жук! Произнес это таким тоном, словно сам поручил мне уладить с Доротой какие-то дела.

Халина не сказала ни слова, лишь прожгла Доротку убийственным взглядом. Мне стало не по себе. Спасибо Банащак попридержал Халину, иначе мне бы несдобровать. Любовь стареющей бабы сродни тайфуну, наводнению или, например, пожару.

– Помни, мы тебя ждем, – сквозь зубы процедил Банащак. От его тона у меня по спине мурашки побежали.

Барбос явно разъярился, увидев здесь младшую Заславскую.

И тут такое зло меня взяло! Холера ясная, это что еще за опека? Без его разрешения нельзя и девчонку снять? Это он будет выбирать мне баб в койку? Ну, я ему все выскажу, поставлю скотину на место! Да я его в клочья раздеру за то, что напустил на меня ту уродину из Свиноустья. Не собираюсь покрывать любую корову, с которой он ведет дела! Альфонс!

И этой наглой старухе тоже укажу ее место! Пусть, наконец, дотумкает, что никакой Банащак не заставит меня полюбить ее. И нет на свете такого бизнеса, ради которого я поступился бы своей независимостью!

С Дороткой я посидел часок, не больше. Из кожи лез вон, чтобы выпендриться покруче, да мало что получилось – присутствие этой парочки за спиной не давало покоя. Вот почему я не стал удерживать Дороту, когда она засобиралась домой. Отвез ее и на том же такси вернулся в «Омар».

Я так накачался злостью, что мог бы убить.

А они все торчали там, как пара стервятников. У Халины на щеках выступили красные пятна – на столе красовалась почти опорожненная бутылка. Стоило мне показаться в дверях, как Банащак тут же поспешил ретироваться в подсобку, оставив меня на растерзание этой потаскухи, заправленной водкой.

Халина набросилась на меня, как гиена на падаль. Не было таких поганых слов, которыми не обозвала бы ни в чем не повинную Дороту. Расправившись с девушкой, принялась мешать с грязью меня. Я молча переждал этот ураган и заговорил, только когда она замолчала, чтобы перевести дух:

– Заткнись! И убирайся вон! – Голос я не повышал, как, впрочем, и Халина.

Будучи людьми образованными, мы с Халиной дружно презирали бульдога, но все же этот жлоб командовал парадом, сила была на его стороне. Мы оба побаивались Банащака и не хотели устраивать представление в его кабаке. Поэтому на этот раз ситуация в виде исключения складывалась в мою пользу.

Поначалу опешив от моей грубости, Халина уставилась на меня, как взбешенная жаба, но быстро обмякла, глаза ее наполнились слезами. Злобу выплеснула, теперь пришло время и порыдать! Помяни, Господи, царя Давида и всю кротость его!

Раньше Халина пользовалась дешевой косметикой и боялась плакать из опасения, что это свинство тут же размажется, но с тех пор как стала размалевываться красками от Диора и ведрами лить на себя «Пуазон»… Теперь ее ничто не удержит!

– Ты забыл, сколько я для тебя сделала!

Программа у нее была раз и навсегда утверждена. Никакие обстоятельства не заставили бы изменить хоть словечко, даже атомный гриб над Варшавой. Исчезая в атомной тьме, она все равно тянула бы свой монолог.

Поток упреков все лился и лился, вот я и сорвался. Меня душила ярость.

– Ты бросила мужа и забыла женскую честь, хотя, ей-богу, на фига она мне сдалась! Из-за меня ты профукала двухкомнатную хазу с кухней и всеми удобствами, кафель в ванной, ковер, телевизор, холодильник и стиральную машину. Ты унижаешься ради меня, воруешь и ставишь под угрозу свою репутацию, с которой носилась чуть ли не полвека. Это более или менее точный список, извини, если забыл какие-нибудь несущественные мелочи!

Как я ненавидел ее в этот момент! Запросто мог бы свернуть шею. Подумать только, в начале нашей связи она была мне всего лишь безразлична!

– Уж я разберусь с этой малолетней курвой и ее мамулей!

Понятно? Эта дрянь жаждала крови.

– Слушай, ты, жирная курица! И на пушечный выстрел ты не подойдешь к их дому, если не хочешь, чтобы Банащак призвал тебя к порядку!

Халина малость опомнилась.

– Я умываю руки и не хочу иметь ничего общего ни с тобой, ни с Банащаком, вы меня уже достаточно поэксплуатировали! – продолжал я. Злость уже улеглась, осталась только безбрежная тоска и скука.

Программа Халины, невзирая на мое вмешательство, развивалась как по маслу. Она ничего не пропустила. Терпение мое лопнуло.

– Отмойся от грехов своих. Утопись в раскаянии, вернись к мужу, публично покайся в грехах. Аминь! – Я на самом деле собирался уйти.

– Кази… – Такое мещанское уменьшительное она придумала от моего имени. Во взгляде Халины снова появилась покорность, она робко коснулась меня своей клешней. – Кази… мы оба разнервничались. Давай забудем об этой мелкой ссоре.

Ничего себе мелкая ссора! Нет, Халина безнадежна, а ее уступчивость и податливость просто страх наводят. Не найдешь такого оскорбления, которого она в конце концов не проглотила бы. И все же я вздохнул свободнее – спектакль близился к концу.

– Кази… это все из-за того, что мы не живем вместе… – Тюлений вздох.

– Но ты же сама знаешь, что мы не можем, – повторил я в который уже раз.

Жить с ней вместе! Даже Банащак – способный продать собственного брата, – и тот понимает, что ни за какие кокосы, ни за какие баксы, которые мы сколачиваем с помощью Халины, нельзя заплатить такую цену.

– Как только мы удачно завершим наш бизнес, – ведь остался какой-нибудь год! – запел я, – мы наконец уладим и нашу личную жизнь. (Как же, жди, через год я постараюсь стать зятем Заславского, старая ты макака!)

Конфликт угас. Все закончилось как обычно. Я купил Халине тридцать красных роз и вдоволь поплясал вокруг нее. Но сперва со мной разобрался Банащак. Первый и единственный в своем роде случай. Кажется, именно тогда я понял, с кем имею дело. Детский сад – штаны на лямках закончился.

Банащак вызвал меня в подсобку. Умиротворенная Халина помчалась готовить нам ужин. А бульдог накинулся на меня.

– Я запрещаю тебе даже приближаться к младшей Заславской!

– А я запрещаю тебе так со мной разговаривать! Буду спать с кем хочу.

– Только не с ней.

– В этом мне никто не помешает, а уж ты – меньше всех!

Тут я совершенно некстати, не выбирая выражений, поведал ему все, что прямо сегодня собираюсь проделать с девчонкой. Это его окончательно разъярило. Никогда еще я его таким не видел, похоже, Банащак всерьез принял мой треп. Я получил хук в солнечное сплетение и свалился на пол, извиваясь от боли.

Шансы мои были на нуле, я почувствовал его звериную силу. Он добавил мне всего раза два, а я уже не мог встать. А Банащак схватил меня за грудки и давай метелить. Только в рыло не бил. Измывался методично, хладнокровно, и я понял, что он профессионал в этом деле. Пришлось прикинуться дохлым. Тогда он прекратил мордобой.

– Вставай! – И плеснул мне в лицо воды.

– Не могу! – простонал я.

Я и в самом деле был здорово избит, но встать боялся еще и потому, что Банащак способен был накинуться на меня по новой.

– Можешь.

Он сел в отдалении и закурил.

Я бережно собрал с пола свои косточки и тоже сел, настороженно поглядывая на эту гориллу. Пах разрывался от тупой ноющей боли.

Вот когда я всерьез его испугался. Может быть, именно тот момент определил все мое дальнейшее поведение.

– Младшую Заславскую оставишь в покое, будешь обходить за три мили.

– Можно подумать, она твоя дочка.

– У собак есть такой период, когда они перестают быть щенками и кидаются на своего хозяина. Тогда надо призвать их к порядку, иначе навсегда отобьются от рук. Ты напомнил мне такого пса.

– У меня нет опыта в разборках с бандитами!

– Это верно. Да и где тебе было его набраться? В дансингах или у стойки бара? Портил глупых телок, а они покупались на твою смазливую рожу. Я тебя с самого дна выловил и взял в серьезное дело…

– Чтобы напускать меня на своих баб!

– А ни на что другое ты и не годишься. Вот смотрю я на тебя и вижу, что ничего не понимаешь, коли родился на свет убогим. Против глупости нет лекарства, таким и помрешь. Господь Бог небось уже крепко подустал, когда принялся тебя лепить. Придется мне, хошь не хошь, вбить в твой бракованный мозг некоторые законы, правящие миром. Первое: где едят, там не смердят!

– Ах ты быдло!

И каким же дураком я был. Только на ругань меня и хватало.

Он никак не отреагировал на мой выкрик.

– Для салонного обращения я держу тебя, за то и плачу. А теперь настрой-ка антенну! Второй раз предупреждать не стану. Богу молись, чтобы мать этой девочки не пришла ко мне жаловаться. Никаких нареканий!

– Пока их и не было.

Страх и ненависть никуда не делись, но я понял, что Банащак прав. Заславская сидела в этой хевре по уши, ведь в Свиноустье и еще кое-куда я ездил именно на ее машине.

– Вот и старайся изо всех сил, чтобы и дальше не было. – И добавил, словно читал мои мысли: – Не забывай, что ты там на птичьих правах. Никаких фамильярностей, никаких признаний, и чтоб не брякнул по тупости своей о «Варшаве»… Матушку из своих похотливых фантазий тоже исключи. Баклан ты тупой, вот и приходится тебя азбуке учить, вбивать в башку простейшие правила, которые распоследний шпаненок знает. Что поделать, ты у нас ни рыба ни мясо, ни то ни се, а хуже никого не бывает. Интеллигент ты у нас и художник, к тому же о себе навоображал семь верст до небес, хотя сам способен на всякое свинство, нож в спину всадить недорого возьмешь… Нет в тебе верности. Я ведь для тебя быдло и жлоб, зачем такому верность хранить. Да и остальных держишь если не за быдло, то уж за недочеловеков – точно. А ты-то кто сам? Отыгранная карта, кабацкий туз. Единственный твой козырь – гладкая рожа, на которую бабы летят, что мухи на мед. Видать, не твоя это вина, такой уж уродился, но доверять тебе нельзя. А раз смазливая рожа – весь твой капитал, уж следи, чтоб тебе портрет не попортили. Сегодня я тебя слегка лишь обработал, поучил дисциплине, пробелы в воспитании, так сказать, ликвидировал. Так вот, запомни: шефа надо слушаться. Второй раз придется куда хуже. Я для таких случаев специалистов держу, после их вмешательства никакая косметика не поможет. Третьего предупреждения не будет. Таких, как ты, вылавливают из речки или находят усопших с пером в боку.

– Милый ты человек… Жаль, не рассказал мне всего этого раньше, пока не втянул в свою аферу.

– Еще не поздно отказаться, подумай. Банащак снова меня ошарашил, но я уже не знал, всерьез он говорит или проверяет. Мне не хотелось утонуть или получить нож в спину.

– А что сделаешь с Халиной? – попытался я прощупать его.

– Это моя проблема. Возьмешь свою долю – и вали отсюда, чтобы духу твоего не было. Но руки младшей Заславской будешь просить уже не в качестве их квартиранта.

Он видел меня насквозь, этот жлоб. Читал мои мысли, как открытую книгу, а я-то полагал, что в нем проницательности ни на грош!

– Думаешь, получу от ворот поворот?

– Попробуй – сам убедишься. – Он сказал это с такой непоколебимой убежденностью, что я поверил.

Я уже знал, что Банащак отвечал за каждое свое паршивое слово, причем чем паршивее это слово было, тем больше уверен в нем был Банащак.

Ситуация прояснилась. Этот орангутанг опасен как черт, но я буду законченным дураком, если уйду из дела сейчас. Бизнес почти совсем раскрутился, и наконец-то пошла прибыль. Я рисковал меньше всех, весь риск лежал на Халине и Банащаке. Мое положение было чертовски выгодным: ничто меня не связывало, а светские таланты и обаяние были необходимы в работе, поэтому мое вознаграждение составляло почти столько же, сколько доля Банащака и Халины, разумеется с вычетом накладных расходов на транспорт и взятки. Другим платили гораздо скромнее. Я еще с самосвала не упал, чтобы терять такую золотую жилу.

Мне нужны деньги, чтобы шиковать, пока не доберусь до закромов папаши Заславского! Пустить пыль в глаза – и эти буржуи совсем иначе ко мне отнесутся. Даже Заславские, которые, казалось бы, не придают значения презренному металлу, по-другому встретят зятя, обладающего солидным капитальцем в твердой валюте.

Получалось, что мои планы насчет Заславских (а мне с каждым днем все больше хотелось с ними породниться) каким-то образом зависели от этого стервятника. Похоже, он держал за шкирман Заславскую, а то и самого профессора.

Пока не повредит идти с этим гадом рука об руку. Заделавшись же мужем доченьки профессора и отцом его внуков, можно спокойно показать Банащаку задницу.

– Ладно, не собираюсь я выходить из нашего общего дела… Но ничего странного, что я не в восторге от того, как ты со мной обращаешься.

– Лошади в одной упряжке должны идти ровной рысью. – Банащак обожал такие присловья. – Тебе положено слушать, а не спрашивать и мудрствовать. Тут я командую.

– В течение года – я твой раб. – В самом начале, когда мы уговаривались, речь шла о годе.

– А потом деньги уже не понадобятся?

– Ты сам говорил, что это дело нельзя продолжать бесконечно, – напомнил я его собственные слова.

– Мое слово не дым… Но весь год помни: никаких заигрываний с Заславской.

– Я к ней с серьезными намерениями, слово даю! Мне тридцать пять, и я мечтаю наконец устроить свою жизнь. Ведь при моих официальных доходах даже мотоцикл, купленный в кредит, и тот выглядит подозрительно! А мне не нужны деньги в чулке, меня интересует то, что за них можно получить! Не говоря о прочем, как зять профессора Заславского я смогу тратить деньги без опасений, он – самая крутая крыша. Да и какое тебе дело? Девчонку пожалел для меня, что ли? Ты прямо как собака на сене…

– Будет так, как я сказал: уйдешь из бизнеса, съедешь от Заславских, тогда и стартуй, черт с тобой! А теперь хватит трепа!

– А ты не будешь под меня копать?

– На кой ляд? Но сейчас меня связывает слово, данное ее матери. Прыщ ты мелкий! Люди многое могут вынести, но у каждого есть свой предел. Для Заславской предел – эта девочка. И я ее понимаю, потому что для матери последнее дело иметь зятем такую каналью, как ты!

ДОРОТКА

Как мне жаль мою несчастную, истерзанную матушку! Я ей все простила, видя ее отчаянный страх за меня. Временами я ловлю себя на том, что отношусь к ней, как к младшей сестре.

– Мамочка, ты за меня не волнуйся, я в него не влюблюсь, разве ты не видишь, что он насквозь фальшивый? Стоит его кольнуть – лопнет как мыльный пузырь, ничего не останется… разве что велюровый костюмчик!

Мама погладила меня по голове и не поверила. А я прижалась к ней, как в далеком детстве.

«Ах ты моя блудница! – Почему-то мне пришли в голову почти библейские слова. – Я тебе помогу, все сделаю, чтобы освободить тебя от этого упыря!»

На именинной вечеринке я пособачилась со своей прекрасной матушкой из-за платья. Действительно, наряд был эксцентричный: я прорубила декольте до пупа, потому что хотела смотреться взрослее и вообще притягивать внимание.

Естественно, я сделала это из-за Омеровича, дабы он заметил меня в этой толпе женщин. Мамины именины – сбор всем частям.

Фокусы с платьем оказались совершенно излишними, только мамулю зря огорчила. Омерович заметил бы меня даже во власянице, прыщавую и горбатую. Я фигурирую в его планах, так мне по крайней мере показалось. Пока трудно сказать, переспать со мной – его идея или приказ этой сволочи Банащака. Я с самого начала не сомневалась, что Омерович – марионетка, а за веревочки дергает этот гад.

В тот памятный вечер я ломала голову, зачем Омеровичу так ко всем подлизываться. Он весь извивался и лез вон из кожи, лишь бы каждому угодить, услужить, понравиться. Характер такой? Или ввинчивается, как глиста, чтобы чего-нибудь добиться?

Я дождалась, когда Омерович уехал. Как же, как же, он не упустил возможности сообщить мне, что дела призывают его в Свиноустье.

– Полечу самолетом, – похвастался он, чтобы я, боже упаси, не подумала, что свою роскошную жо… пардон, пятую точку он подвергнет тряске в поезде. Сноб несчастный!

Щецин, Свиноустье… на эти названия у меня будет аллергия до конца дней моих. Тут не простое стечение обстоятельств. Наверняка этот шут по каким-то темным делам спешит к мадам Кулик. Зная профессию последней, я подозревала, что Банащак со своим протеже поставляют девочек на виллу «Русалка».

Сутенеры! Боже, я все никак не переварю жуткие сведения, добытые летом в Щецине. Подумать только, моя мать, а с ней я и ничего не подозревающий отец должны терпеть такого человека под своим кровом!

В тот день, когда Омерович уехал, я не пошла в школу, а прокралась в его комнату. Обыск провела тщательно, однако очень следила, чтобы ничем не выдать своего пребывания в мансарде. Здесь все было напоказ, форменная витрина. Значит, он предполагал, что кто-нибудь может сюда заглянуть во время его отсутствия.

На мольберте натянуто полотно с начатым наброском, но могу поклясться, что мольберт пребывает в таком виде уже несколько лет, хотя краски и палитра лежат так, словно работу только что прервали. Художник от слова «худо»! И актеришка из погорелого театра.

На длинном столе – доска на резных козлах, – заляпанном красками и лаком, толпятся бесчисленные баночки, пузыречки. На особой подставке – перья, кисти, какие-то штихели. Несколько листов цветного картона. Арабески в четыре краски: золотая, черная, синяя и красная. Я узнала рубашки карт. Но оборотная сторона была пока гладкой, только рамочку выдавили. Создавалось впечатление, что края карт на волосок выше, чем прямоугольник внутри рамки.

Отдельно лежала стопка картонок с лицевой стороной карт, без рубашки, но и их украшала выдавленная рамка.

Ага, Омерович клеит карты из двух кусочков картона.

Ящики комода заперты. Ключа нет, из моей связки ни один не подошел. Я попробовала снять заднюю стенку комода, но этот фальшивый антиквариат сработали на совесть.

Интересно, что он прячет в ящиках? Но я найду управу на его тайники.

Единственное, чему я позавидовала, – коллекции пластинок. Прекрасные, шведские. Жаль, что нельзя прослушать. Ничего, как-нибудь приду к нему, когда будет дома, и попрошу послушать. Интересно, фонотека тоже напоказ, как вся его мастерская?

Меня заинтриговал прессовальный станок – две массивные дубовые доски в тисках на чугунной подставке. Станок скромно притулился в углу под окном, накрытый занавеской.

Для чего ему станок? Подергала ручку – отжата вниз до упора. Я здорово намучилась, прежде чем открутила винт, который прижимал верхнюю часть пресса.

Между пластинами лежали две свеженькие колоды карт, уже разрисованные и склеенные, но еще матовые, не лакированные.

Я их не трогала, чтобы не оставить следов, завинтила пресс и выскользнула из комнаты. Тогда я полагала, что ничего существенного не обнаружила, и ужасно расстроилась.

Надо поговорить с друзьями, может, помогут вскрыть комод, только, черт побери, нельзя признаваться, зачем мне весь этот театр!

Однако какое-то смутное подозрение зародилось, когда Омерович, втянувший отца в историю с подарком для кого-то в Париже, попросил меня зайти к нему. Сама по себе вполне невинная просьба.

Я отправилась за этим подарком и разглядывала мансарду, словно никогда раньше не бывала в мастерских художника. Он искоса присматривался ко мне, стараясь не показывать, что вот-вот лопнет от гордости: творец-созидатель, необыкновенная личность, даже снятую комнатенку может превратить в храм искусства.

Я спросила его о портрете Дориана Грея и подумала, что намек слишком прозрачный. Куда там! Этот болван о себе настолько высокого мнения, что никакая ирония не пробьется через этот барьер.

Подарком для знакомого во Франции оказались фирменные карты Омеровича, точно такие же, как те, которыми восхищалась Винярская, назвав их произведением искусства.

Да, красивые, возможно необычные, но чтобы сразу «произведение искусства»? Изрядное преувеличение. Ежели это верх возможностей пана Казика, то ему суждено умереть «неизвестным художником».

Колоды карт, которые он при мне упаковывал, оказались теми, что я видела в прессовальном станке.

Омерович надписал на обертке адрес, не упустив возможности сообщить, что рю Лафайетт находится на Монмартре. И болтал, болтал… Я притворялась, что слушаю, но думала о картах. Я вспомнила половинки, лежавшие у него на столе, когда я шарила по мансарде. Больше всего мне не давала покоя вдавленная рамочка, хотя я и не понимала почему. Так, смутные подозрения.

Подарок Омеровича я отнесла к себе, закрылась в комнате на ключ и тщательно осмотрела каждую карту. Снаружи ничего особенного я не заметила, но наконец поняла, почему рамка вдавленная!

Эти карты склеивали из двух половинок, на чистой, внутренней стороне – прямоугольное углубление. Получается что-то вроде плоской коробочки, в которой можно спрятать, например, листик тонкой бумаги!

Эврика! Заславская, позвольте сделать вам комплимент: вы гениальны! Щеки у меня горели, в голове вспыхивали самые фантастические предположения. «Школьница раскрыла козни шпионов!» – чем не заголовок для вечерней газеты.

Я метнулась в кабинет, цапнула карты, подаренные Омеровичем отцу, и снова заперлась у себя. Лупа у меня была– с тех пор, как увлекалась филателией. Вооружившись оптикой, я принялась внимательно изучать карту за картой. Моя догадка подтвердилась – эти тоже оказались двойные, только раскраска рубашки и символы были выполнены в другом стиле.

Не думая о последствиях, я схватила лезвие и попыталась разделить пополам одну карту из французской колоды. Процесс шел туго, клей оказался крепче бетона, картон жесткий, я порезала палец, но своего добилась. Расщепив уголок карты, я потянула за него.

Внутри не было никаких шпионских материалов, всего лишь обычная банкнота в сто долларов.

Я стояла, уставившись на зеленую бумажку как баран на новые ворота.

Что делать?! Наконец я очнулась. Во мне росло бешенство. Передо мной лежал подранный на мелкие кусочки трефовый туз. Этого никто не склеит. К счастью, банкнота уцелела.

Ну и как теперь быть? Заславская, шевели мозговой извилиной! Меня едва кондратий не обнял! Да как смеет эта сволочь использовать моего отца в своих паршивых махинациях?!

Я так разъярилась, что в первую секунду хотела бежать к отцу и рассказать об этом фортеле. Насчет того, как поступит отец с типом, который попытался сделать из него дурака, можно было не сомневаться. Начистит этому клоуну рыло и вышвырнет из дома.

А дальше что? После первого приступа бешенства медленно наступало отрезвление. Какие шаги можно ждать от Банащака, когда дело примет такой оборот? Этого я предвидеть не могла, но чувствовала, что для мамы все может кончиться фатально. Если спрогнозировать, как отец отреагирует на дела двадцатилетней давности, трудно, то теперешнее сотрудничество матери с этим гангстером уж точно приведет его в ярость.

Потом папа будет жалеть о своем поведении, потому что последствия его взрыва могут быть необратимы.

Мама права, временами упрекая меня в инфантильности. Нате вам: впервые в жизни возникла ситуация, когда необходимо принять самостоятельное решение, а я мечтаю помчаться к папочке и вывалить на него весь этот паштет!

Стоп!

Спрятать фаршированные карты и велеть Омеровичу убираться к чертовой бабушке? Правда, эти карты тоже козырные, простите за каламбур, но только в игре с этим паяцем. Зато Банащака они не касаются. Во всяком случае, для шантажа этого слишком мало. А если я слишком рано подцеплю на крючок его сообщника, Банащак отомстит матери.

Так плохо и этак скверно.

Одно ясно. Черт на сатану не полезет, как говорит Анеля. Отец эту контрабанду не повезет.

В таком случае выход один. Фаршированные гринами карты останутся у нас, а я упакую колоды, которые Омерович подарил отцу. А там – «посмотрим, как карта ляжет»!

Всех карт я разрезать не могу, потому что некому их потом склеить, но уверена, что внутри сидят немалые деньги. Я схватила первую попавшуюся карту, а этот хмырь не стал бы ради паршивых ста долларов делать целую колоду.

Я представила себе рожу адресата с улицы Лафайетт. Ждет он, ждет сувенира из Варшавы, получает – а там фига с маслом! Вот обалдеет-то! Жалко, я не увижу.

Ну хорошо, а с дурацким трефовым тузом что делать?

Тот, в Париже, получит полные колоды, но и в картах, что остались у нас, должен быть туз.

Надо немедленно где-нибудь раздобыть точно такого же трефового туза!

Прокрасться к Омеровичу и стибрить одну из приготовленных карт? Он тут же спохватится, потому что работа эта ювелирная, не ширпотреб.

Я уже погружалась в черное отчаяние, как вдруг меня осенило. Пиноккио! Только он меня спасет! Конечно, Пиноккио! Как это я про него забыла!

Зовут его Стефан, но мы прозвали Пиноккио, потому что он ходит точно так же, как деревянный человечек, и такой же симпатичный.

Пиноккио всегда был странный, а в старших классах у него проснулся талант художника. Рисование стало его великой страстью, и с годами эта страсть не проходила. Наоборот, перешла в хроническую стадию.

Он самозабвенно учил историю искусства, в этой области стал настоящим эрудитом, а физику от химии не отличал и огребал двойки по полной программе. Отчего провалил экзамены на аттестат в прошлом году, и тут началась трагедия.

Родители очень хотели вырастить сына порядочным человеком, то есть инженером, а Пиноккио не мог быть инженером, зато мечтал закончить художественный лицей и сдать в Академию искусств.

Конфликт протекал весьма бурно, и Пиноккио ушел из дома. Его предки не стали удерживать наследника, полагая, что блудный сын в конце концов наберется ума-разума и вернется с раскаянием. Пиноккио оказался человеком железным и не вернулся.

Мы, его друзья, считали, что общество, может быть, и лишилось скверного инженера, но получило надежду обрести незаурядного художника.

Пиноккио кочевал по приятелям, часто жил и у нас. Здесь ему было спокойно, никто не отравлял существования, вот он и рисовал целыми днями: на листах ватмана, даже на газетах, если не хватало денег на бумагу. Но он был человеком гордым и никогда не принял бы денег, если сам их не заработал.

Пиноккио не был исключением. Я приводила в дом разных «квартирантов», и мои предки относились к ним с неизменным дружелюбием. У них есть редкостная для родителей черта: мать и отец всегда с пониманием относятся к полосам неудач в жизни молодого поколения. Для них поиск себя самого и оригинальности во внешнем виде или образе жизни – естественное явление, закон природы.

Поэтому я дружила с очень разными ребятами и девушками. В основном это все-таки были парни, кто старше, кто моложе меня. Не самые лучшие ученики и отнюдь не пай-мальчики. Некоторые из «дурных семей», а не «сливки общества». Трудные, с шершавым характером, но мыслящие и тонко чувствующие.

У нас их никто не пиявил и не терзал нравоучениями. Никто не задавал трудных вопросов, если сами бунтари не жаждали излить душу.

Может, именно за это доверие друзья так любили моих предков. Да что там любили, уважали их, и никто сроду не подложил им свинью!

В последнее время Пиноккио приютил какой-то художник, у которого была настоящая мастерская и прекрасные жилищные условия. Мужик оказался бескорыстным и не педерастом, как пара-тройка других, с радостью готовых опекать молодого питомца муз.

Я поехала на Старе Място.

– Пиноккио, спаси! – Я показала обрывки карты, не посвящая его в подробности.

Он внимательно рассмотрел рубашку, отметил даже вдавленную рамочку.

– Нужна точно такая же?

– Только не склеивай половинки, я сама это сделаю!

На следующий день я засунула в дубликат трефового туза сто долларов, края смазала клеем, а сверху навалила десять томов энциклопедии.

Покрытый лаком трефовый туз – неоценимый Пиноккио дал мне и лак! – на глаз ничем не отличался от остальных карт.

Обе фаршированные баксами колоды я положила на прежнее место, а подаренные Омеровичем засунула в папин багаж. Назавтра отец уехал в Париж.

Омерович пригласил меня на кофе в «Омар». Естественно, я этим воспользовалась. Пришла туда пораньше и первым делом наткнулась на того типа, Банащака. Он меня сразу узнал, издалека поклонился и пропал в подсобке. Выглянул оттуда, только когда появился Омерович.

Кавалер мой был не в своей тарелке. Его смущало присутствие Банащака, который подсел к столику какой-то женщины. Она бешено жестикулировала и украдкой посматривала в нашу сторону.

Прошло несколько дней, и мне стало казаться, что наш квартирант меня избегает. Может, занят?

Нет, не в этом дело. Похоже, Банащак на него разозлился за то, что Омерович пригласил меня в «Омар». Неужели эта сволочь о чем-нибудь догадывается?

Да нет, каким образом? Он видел меня один раз, всего пять минут, несколько месяцев назад. Может быть, «Омар» – что-то вроде пансионата мадам Кулик в Свиноустье?

Недели через две после нашего неудачного свидания в «Омаре» Омерович постучался ко мне в комнату. Принес два действительно интересных куска ткани. Оказалось, это и есть батик. Я отослала его к матери. Так будет куда приличнее.

– Вы не заняты вечером? – поинтересовался квартирант. Я помотала головой. – У меня есть новые записи, давайте послушаем.

Я согласилась, заинтригованная: что за этим кроется? Успела заметить, что он ничего не делает спонтанно, все у него более или менее запланировано и продумано. И еще я приметила, что он всегда искал моего общества, когда матери не было дома и подальше от соколиного взора Анели.

У Омеровича на мою скромную особу какие-то виды, ясен перец. Странное дело, меня все терзал вопрос: я ему действительно нравлюсь или он все делает по поручению своего патрона?

Вечером я пришла в мансарду. В комнате горело только одно бра под янтарным абажуром. Сбоку, на передвижном столике, стояли вино и коньяк. Магнитофон и пленки уже приготовлены на полу у дивана.

Хата, пузырь и гармошка! Видать, этот балбес решил соблазнить меня в моем собственном доме. Время выбрал что надо – Анеля спит внизу, мама вернется с дежурства только завтра утром.

Я присела на краешек кресла, как распоследняя телятина. Ладно, пока буду играть дурочку из переулочка, которая жизни не нюхала. Омерович сел возле меня, включил магнитофон. Моцартом решил очаровать, эстет!

– Немного вина? – он пододвинул столик. Я мяукнула – мол, самую капельку. Потягивала винцо, слушала, как он токует, и меня разбирал смех. Такое это все было дешевое, примитивное и вообще кошмар! А он ничего не замечал, вошел в роль: такой грустный, не понятый всем миром, трогательный и лиричный, очарованный… мной, девушкой его мечты!

Ах ты болван! Я с трудом сдерживала зевоту. Переоценила его, считала, что репертуар у него получше будет. Старый конь, тридцать пять лет – и такая банальность! Наверное, так соблазняли девочек во времена его замшелой юности.

Омерович ловко придвинулся ко мне, небрежно оперся на подлокотник моего кресла. В упор уставился действительно красивыми глазищами. Карие, теплые, выразительные – замечательно маскируют внутреннюю пустоту.

– Не терплю фамильярности! – Я скинула его руку, двинувшуюся к моему бедру.

– Я не причиню вам зла, панна Дорота!

Мать честная, где он такого набрался? Местечковый прима-любовник!

– Дочери профессора Заславского никто не может причинить зла! – ляпнула я. И правда, чего это сболтнула такую чепуху? Наверное, заразилась его стилем: от этого ловеласа за километр несло снобизмом.

– Но на ней можно жениться! – ответствовал он с убийственной серьезностью и… запечатлел поцелуй на моей руке. Да-да, именно что запечатлел, а не просто поцеловал, – торжественно, словно делал предложение.

Так вот он, его план! Этот типчик вознамерился пустить корни в нашем Доме. Мечтает жениться на нашей вилле, титулах и деньгах моего отца, а в придачу согласен и на меня, чего уж там. Мой милый папочка! Он и не подозревает, кто тут на коленях просит его руки.

– Вы это серьезно? – Я скроила мину восторженной идиотки: порадую человека.

– Совершенно! Только следовало бы подождать, пока вы не закончите школу.

А он прыткий, этот наш престарелый юноша, – все в подробностях продумал.

– Мне надо собраться с мыслями… это так неожиданно… – блеяла я.

Даже ошеломленной прикидываться не пришлось. К тому же самовлюбленному ослу и в голову не приходило, что столь лестное предложение может не вскружить голову глупой гусыне вроде меня.

– Пойдемте в «Омар»! – капризно потребовала я, как и положено девице, которой только что сделали предложение.

Развлекалась на все сто. Ради такого спектакля стоило прийти сюда!

Красавец завял прямо на глазах. Лев, ягуар, тигр превратился в несчастного, вжавшегося в угол трусливого котишку. Видать, к такому повороту дел рн не был готов и стал выкручиваться: мол, не любит ресторанов, а здесь так уютно, приятно… давайте выпьем…

– Мы слишком мало знакомы, обжиманцев не будет, – демонстративно объявила я и попрощалась с ледком в голосе.

Он пытался меня удержать, но без наглости.

– Прошу вас никому пока не говорить о моем признании… Разумеется, до тех пор, пока вы не примете решения, – промямлил «жених» в заключение чарующего вечера.

– Хорошо, добрый человек, – кивнула я. Как же я презирала эту крысу! Нетрудно было догадаться, что для Банащака я в «Омаре» такой же гость, как в горле кость. Потому-то Омерович и не хотел меня туда вести. Решив в этом убедиться, на следующий день я направила свои стопы в «Омар», заказала бокал вина, посидела с полчаса, и наконец-то Банащак соизволил меня заметить. Он вошел в кафе в обществе женщины, которую я видела с ним в прошлый раз, и сразу же направился ко мне.

– Добрый день. – Не спрашивая разрешения, он подсел ко мне за столик. Я поздоровалась. – Вы кого-то ждете?

Я молчала и недоуменно смотрела на него: тебе, мол, какое дело?

– Панна Дорота, я вас очень прошу больше не приходить в «Омар».

Значит, все так, как я и предполагала! Теперь самое разумное было бы встать и уйти, но я не могла этого сделать. В конце концов, по какому праву этот тип выгоняет меня из предприятия общественного питания?

– С тем же успехом я могу вас выкинуть из этой забегаловки!

Он опупел, и на какую-то секунду у него словно язык отсох! Банащак молча смотрел на меня, и только желваки играли на скулах.

– У меня такое же право здесь быть, как и у вас, – атаковала я скорее от страха, чем от наглости. – В гардеробе висит табличка: частный ресторан, владелец Бригада Костшица. Если я что-нибудь понимаю в анатомии, вы – не Бригида Костшица.

– Панночку здорово разбаловали… – прошипел он и повернулся к бару: – Бися! Барменша примчалась кабаньим наметом.

– Ваше присутствие в моем ресторане нежелательно! – чуть не по слогам отчеканила она, как вызубренный урок, и вернулась за стойку.

– Деточка, – с подозрительным добродушием продолжал Банащак, – если ты нас не послушаешься, в следующий раз… я тебе юбчонку-то задеру и выпорю, опробованный способ воспитания капризных детишек… Тогда сможешь пожаловаться мамке, а я сообщу, что пришлось исправлять ее просчеты в воспитании!

Боже! Как же я ненавидела его в этот момент! На кусочки бы разодрала! Да как он смеет так со мной разговаривать? Никто в жизни не смел так с мной обращаться!

Я не ответила. Встала и вышла, как оплеванная. На глазах закипали слезы бессильной ярости.

И я хочу бороться с этим зверем? Да ведь против него поможет только сила! Одна лишь грубая физическая сила способна расквасить эту наглую рожу, согнуть бычью шею!

Ну уж нет, если не силой, то хитростью, но я с ним справлюсь!

Выходя из «Омара», я поймала пристальный взгляд спутницы Банащака. «Трагические глаза!» – подумалось мне. И эти страдающие глаза смотрели на меня неприязненно, почти с ненавистью!

Но почему Банащак выкинул меня из «Омара»? Неужели что-то подозревает? Или хочет быть лояльным по отношению к моей матери? Неужто, не брезгуя шантажом, он при этом держит свое слово? Хочет уберечь дочь своей давней «знакомой»? Если так, то делает это он последовательно, хотя и жестоко. Наверное, именно Банащак запретил Омеровичу ко мне приближаться, вот почему тот побоялся идти со мной в «Омар».

Стало быть, матримониальные планы – собственная инициатива этого осла. Интересно, что бы сказал Банащак, узнай он о предложении Омеровича?

О том, что произошло в «Омаре», маме я ничего говорить не стала, да и вообще ни словечком не обмолвилась, что бывала в этом шалмане. И от души надеялась, что Банащак тоже станет помалкивать.

На следующий день мне позвонила некая пани Халина Клим и предложила встретиться в кафе «Бристоль». Я понятия не имела, кто это, а она не стала по телефону рассказывать, зачем хочет со мной увидеться.

– Пожалуйста, приходите ко мне… – Я назвала адрес.

– Нет-нет, это невозможно, только в кафе! – бурно запротестовала пани Клим, голос ее от волнения прерывался.

– Как я вас узнаю? – Отказывать ей я не собиралась, звонок меня заинтриговал.

– Но я вас знаю! – воскликнула она. – Я дважды видела вас в «Омаре».

Естественно, я тоже ее мгновенно вспомнила. Когда я вошла в «Бристоль», она уже сидела там. Те же измученные, страдающие глаза, то же мрачное лицо. Мне стало жаль ее. Может, эта пани Клим помешанная? Она старше моей матери и не такая красивая, но вообще-то еще ничего. Ухоженная, старательно накрашенная, в костюме цвета осенних листьев с отделкой из рыжей лисы.

– Вы очень молодая и очень красивая девушка. – Руки у нее дрожали и все время что-нибудь теребили: ложку, сигареты, спички.

– Какое это имеет значение, – ляпнула я, лишь бы что-нибудь сказать. Слушать все эти комплименты было неловко.

– Перед вами целая жизнь, а я! – Губы искривились в горькой усмешке. – Возможно, вам трудно будет это понять, но попробуйте… Женщина с годами теряет свежесть тела, но только не свежесть чувств. Потребность в любви не угасает… Я тоже была молодой и жестокой! И высмеивала страсти стареющих женщин, они казались мне почти непристойными…

Я сидела, как кролик, потому что никак не могла сообразить, к чему она клонит. Похожая на юродивую, она говорила с маниакальной страстностью, чем совершенно заворожила меня.

– Когда-нибудь и вы это испытаете… этот ежедневный бой с сединой в волосах, с морщинами, увядающим телом. Хотя заранее известно, что бой проигран и катастрофа неумолимо приближается. Человек с ужасом встает навстречу новому дню, и этот день, приносящий старость и одиночество, приходит. Старость Богу не удалась… Вы можете искренне ответить мне на один вопрос?

– На любой! – выпалила я, готовая сделать абсолютно все, лишь бы как-то помочь.

– Вы очень любите… Омеровича?

Это прозвучало не как вопрос. В ее голосе звучала непоколебимая уверенность, что в этого красавца без памяти влюбится кто угодно. Наконец я все поняла. Передо мной сидела женщина, безоглядно влюбленная в этого трутня. Ею владела непреодолимая, несдержанная страсть. Теперь она вовсе не казалась смешной. Мне стало жаль ее – трудно найти более негожий объект воздыханий, чем Казимеж Омерович. Конечно, вслух я ничего не сказала, поскольку слова мои все равно ничего не изменили бы.

– Я его ни капельки не люблю! – воскликнула я.

Она смотрела на меня подозрительно.

– Не лгите, пожалуйста! У вас такое милое личико!

– Клянусь! Он мне совсем не нужен. Ну как мне вас убедить!

– Больше не встречайтесь с ним… – В ее голосе слышались и мольба, и угроза.

– Даю вам слово.

– Он живет у вас… Туда приходят женщины?

– Нет. У него никто не бывает, даже мужчины.

– Понимаете, он, собственно, не виноват, это женщины не дают ему проходу, а меня это страшно терзает, я схожу с ума… Он такой легкомысленный, совсем еще мальчик. Поверьте, мне очень непросто с ним живется, ни одна женщина не пожелала бы жить с ним каждый день. Это очень трудный человек. Мы вместе уже довольно давно, и я хорошо изучила его натуру. Эгоцентрик, ипохондрик, капризный, как все художники. Он абсолютно не приспособлен к жизни, ему нужна разумная, самостоятельная и уравновешенная женщина…

Самостоятельности ей не занимать, возможно, и разума тоже, но вот по части уравновешенности… Клубок обнаженных, истерзанных нервов.

– …он требует постоянной заботы и внимания, – продолжала она.

«Должно быть, этого гада рановато отняли от сиськи!» – мелькнуло у меня в голове, но я поспешила прикусить язык.

– Уверяю вас, у меня нет никаких планов насчет пана Омеровича, у меня замечательный парень, я его очень люблю… – Я принялась упоенно врать и через пару минут обзавелась летчиком-испытателем, умопомрачительным красавцем семи пядей во лбу.

Странные существа люди! Непременно подавай им стопроцентное вранье. Пани Клим не устроили мои абсолютно правдивые заверения, они показались ей слишком бесцветными. Зато выдуманный летчик подействовал на ее душу, как бальзам, и она мгновенно успокоилась.

И разболталась. Молола какую-то ерунду, вывалила на меня всякие бабские интимности. Я даже растерялась, но ее нисколько не смущало, что исповедуется зеленой девице раза в два ее моложе, которая с успехом могла сгодиться ей в дочери. Должно быть, бедолага истосковалась по дружескому участию. Однако по ходу дела она выложила и кое-что любопытное.

Халина Клим, инженер по профессии, работает в Спиртовой Монополии, что в Езерной. Занимает должность начальника отдела технического контроля. Я постеснялась спросить, что это такое, но, наверное, что-то жутко важное, если сумела устроить халтуру Омеровичу.

Нет, Казик не на ставке, работает по договору, подчеркнула Халина. В какой-то момент у нее вырвалось, что она помогает Омеровичу и финансово. Меня это ничуть не удивило. Я подозревала, что мой «жених» способен и не на такое. Альфонс, только и всего.

Узнала я и то, что Банащак работает на том же заводе, он кладовщик, а живет с владелицей ресторана «Омар», Бисей, то есть Бригадой Костшицей.

Расстались мы как добрые приятельницы. На прощание новая знакомая сказала:

– Казимеж никогда не простил бы мне, узнай он о нашем разговоре… Он почувствовал бы себя осмеянным, а мужчины такого не прощают. Вы ведь меня не выдадите? – Она смотрела на меня собачьими глазами, а голос звучал так, словно речь шла о жизни и смерти.

Пани Клим явно боялась потерять Омеровича. Я поклялась, что не выдам.

– Если только смогу быть полезна… прошу, вот номер моего телефона… Я как раз получила новую квартиру.

Естественно, я свое слово сдержала, потому что мне это было только на руку.

Доротка – сердце на ладошке, Доротка – правдоруб, похоже, бесследно исчезла. И временами мне было жалко, что нет больше этой наивной и доверчивой девочки. Новая Дорота Заславская, занявшая ее место, была способна на самые невероятные и предосудительные поступки. После исповеди Халины Клим я старательно избегала Омеровича. Меня так и корежило от физического отвращения к этому хлыщу. Даже подать ему руку – и то было противно.

Впрочем, если он мечтал застать меня в одиночестве, сделать это было не так-то просто. Как всегда, в нашем доме вертелось разномастное братство.

В комнате отца поселился наш старый знакомец – индиец Рави, студент из Германии. Мы дразнили его Магараджей. Он приехал в Варшаву на несколько дней и, хотя знакомых у него здесь было вагон и маленькая тележка, предпочел поселиться у нас. Рави снюхался с Михалом Винярским: подружились они еще летом и не раз где-то пропадали ночами.

– Рави – мастер спорта по девчонкам, – как-то признался Михал.

С Магараджей мы общались по-английски, но этот хитрец в ошеломляющем темпе учил польский и уже бойко строил целые фразы.

Каждый вечер у нас собиралась целая толпа. Анеля поставила производство бутербродов на конвейер. Бутерброды! Кусищи хлеба толщиной в палец с ветчиной, сыром или рыбой.

– Что ни день, эта саранча одного хлеба по три батона сметает…

– Ничего удивительного, если бы ты потоньше резала, меньше бы выходило, – дразнила я Анелю и упрекала в скупости.

– Да коли бы я тут иначе хозяевала, на три дня бы не хватило, что пани мне на месяц на хозяйство дает!

Анеля не давала уговорить себя резать хлеб потоньше и не позволяла мне шарить в холодильнике. Сунув мне в руки поднос с фуражом для пришлого люда, она выгоняла меня из кухни.

– Нешто им дома есть не дают? – изумлялась она. – Все жрали бы да жрали, все голодные да голодные!

Но часто и сама заявлялась с блюдом, полным снеди:

– Перекусите, что ли!

Когда ко мне приходили друзья, Омеровича в нашу компанию я не зазывала. Он был чужим среди нас, да и девчонок вводить в искушение не хотелось. Они-то ничего о нем не знали, не дай бог, кто-нибудь втрескался бы в этого ананаса!

А он подкарауливал меня. Я ловко выкручивалась, изо всех стараясь не рычать, когда случайно сталкивалась с ним. Отговаривалась учебой, предстоящими экзаменами.

Училась я, как же! Тупо просиживала в школе, мыслями витая совсем в другом месте, списывала у одноклассников, срывалась с уроков, пропускала занятия целыми днями.

– Дорота, у тебя ни на грош самолюбия! – высказалась однажды моя классная, пани Лахович, вызвав меня на «разговор по душам».

– Ни на грош! – охотно согласилась я, чувствуя, как во мне просыпается упрямая ослица. А уж если эта зверюга пробудилась, пиши пропало.

Пани Лахович об этом догадывалась и тактично прекратила разговор.

«Да что ты знаешь о жизни, куропатка линялая! – Я бессознательно думала языком Мельки и Горгоны, страшно боясь, что когда-нибудь он вырвется-таки на волю. – Видела бы, кто меня в койку тянет, – со стула рухнула бы!»

Я чувствовала себя мудрой старухой, посвященной в тайны жизни.

– Дорота! Почему вы на меня сердитесь? – Омерович наконец не выдержал и заявился в мою комнату.

Я ответила, что вовсе не сержусь. Он не поверил, все приставал и приставал. Его прилипчивость мгновенно довела меня до белого каления.

– Вы явно меня избегаете. Почему?

– Об этом советую спросить вашего покровителя, пана Банащака. И прошу не приставать ко мне в моей же комнате. В ваше распоряжение мы отдали мансарду, а не целый дом, попрошу об этом помнить! – Я так взбесилась, что забыла об осторожности.

Омерович изменился в лице, напомнив мне щенка, которому невзначай наступили на хвост. Еле выдавил:

– Извините! – и мгновенно смылся.

Эта тварь при одном упоминании своего сообщника тряслась, как студень.

Только сейчас до меня медленно, страшно медленно начинало доходить, что я объявила войну крайне опасному человеку. Ведь я и впрямь объявила войну. Но смогy ли когда-нибудь перегрызть ему глотку?

Мой козырь в том, что он не знает, что я знаю. Надо быть очень осторожной и не упустить этот козырь.

Как-то раз позвонила мадам Марыля Кулик. Могла и не представляться, я и в аду узнала бы этот голос хрипатой вампирши. Она попросила позвать к телефону Казнмежа Омеровича, я переключила звонок на его аппарат, но трубку не положила.

Еще несколько месяцев назад я не стала бы унижаться, подслушивая чужой разговор. Теперь у меня не было ни малейших принципов.

– Я остановилась в «Саксонской», – сообщила моя несостоявшаяся патронесса. – Что слышно? Где товар?

Я аж задохнулась от волнения. Острота ситуации будоражила кровь, я страшно гордилась собой. Экая я ловкачка! Без чьей-либо помощи выследила банду старых свиней, извалявшихся в самых грязных делишках.

– Хлам можно получить вечером… – сказал Омерович. Что за «хлам», я понятия не имела. – В двадцать один тридцать. Запомни адрес: Вилянов, улица…

Я тоже запомнила адресок.

Теперь оставалось узнать все про «хлам», который дожидается в Вилянове. К тому же надо было наконец добраться до запертого комодика Омеровича.

В одиночку не справлюсь. Даже проследить за этими гадами не так просто, поскольку они меня знают, да и ключи к комоду сама не подберу. Придется попросить о помощи друзей. Но разве можно втягивать порядочных людей в такие игры? А если у них будут неприятности? Я – другое дело, я защищаю мать, а они?

Не могу же я сказать мальчишкам, в чем дело, а врать или говорить полуправду – законченное свинство. Если им придется лезть головой в петлю, они хотя бы должны знать, почему и за что. Значит, надо рассказать всю правду, а этого делать нельзя. Это тайна моей матери.

Комодик не убежит, а вот таинственный «хлам» сегодня заберут, в половине десятого вечера. Впереди полдня, чтобы на что-то решиться.

И тут меня осенило. Ну и дура же я! Зачем за ними следить, если у меня есть адрес!

Осень уже разгулялась вовсю. Дни состояли сплошь из сумерек, а вечера были длинные. Хлестал мелкий, противный дождь.

Я влезла в старые джинсы, мохеровый свитер и непромокаемую куртку с капюшоном. Серенькой мышкой выскользнула из тридцать шестого трамвая на конечной остановке.

Интересующее меня место оказалось далеко от Виляновского замка. Пришлось пройти по шоссе, потом свернуть на узенькую дорожку-улочку.

Дом ничем не отличался от других на этой улице. Сад, огороженный металлической сеткой. Хозяйственные пристройки в глубине сада. Сзади протекает канал, там уже сетки нет, а боковые границы участка обсажены шпалерами высоких деревьев. Тополями, кажется.

Из кирпичного сарая возле самого канала доносился ритмичный скрежет какого-то механизма, сквозь неплотно прикрытые двери падал луч света. Какая-то мастерская?

Я огляделась. Вокруг все то же самое: одноэтажные домики, тут надолго не спрячешься. За заборами лаяли собаки, изредка попадался прохожий.

Будь у этих тополей не такие гладкие стволы, в их кронах можно было бы укрыться, да и то летом, когда буйствует листва. Но сейчас оголенные кроны просвечивали насквозь. Дождик усилился, я чувствовала, как костенею от холода.

Я обошла всю улицу, свернула к каналу. Вдоль него вилась болотистая тропинка, заросшая сухим бурьяном, лопухами и какой-то еще дрянью. Репьи цеплялись к штанам.

На задворках домов несли вахту прикованные цепями лодчонки, по большей части прогнившие, наполненные водой. Участки были отделены друг от друга колючей проволокой или сеткой. Ни дать ни взять – сусеки. Однако в ограде зияли дыры, и я смогла пролезть к высоким тополям, окружавшим мастерскую, откуда по-прежнему доносился скрежет. Что там творится, не разглядеть, но ближе подойти я боялась.

Было около семи вечера. Я промерзла навылет и вскоре поняла, что до половины десятого на посту не продержусь. Ладно, дорогу теперь знаю, приду сюда за полчаса до назначенного срока.

Я вернулась к шоссе, под фонарем по мере сил отодрала репьи, но только в «Кузнице» – стильном ресторанчике, когда портье смерил меня презрительным взглядом, сообразила, что выгляжу не слишком элегантно, зато слишком молодо.

«Надо его обвести вокруг пальца, иначе не пустит!» – подумала я и поздоровалась по-английски с самым хорошим произношением, какое можно было усвоить на курсах отцов бенедиктинцев:

– Добрый вечер!

Халдей с неохотой взял все-таки промокшую куртку, я же, дабы развеять его сомнения, кинула еще пару фраз о погоде и ткнула пальцем в пачку «Пал-Мал». Вытащила пятисотку и небрежно положила на прилавок.

Это были деньги из моего «часового» капитала, я тряслась над ними, как Гобсек, но теперь даже стало интересно: надует он меня или нет?

Не надул. Честно отсчитал сдачу. Теперь я могла выпить кофе.

Только в теплом зале почувствовала, насколько замерзла. Кругом царила толчея, все столики забиты. Даже возле стойки бара нет свободного места.

Я беспомощно огляделась. Самообслуживанием тут и не пахнет, если не найду места – не видать мне и стакана воды.

Придется к кому-нибудь подсесть. В основном публика расположилась большими компаниями, но во втором зале, напротив дверей, я заметила одинокую пару. Они заняли столик на четыре человека, одного стула не хватало, но последнее место было свободно.

Только через несколько минут я сообразила, что бессознательно таращусь на мужчину за столиком. У него было интересное лицо. Смуглое, со слегка выдающимися скулами, из-за чего темные глаза казались узкими и слегка раскосыми, особенно когда улыбался. Черные брови срослись на переносице; на щеках и выдающемся вперед подбородке – синеватая тень после бритья.

Неизвестно почему мне было приятно, что его спутница, несмотря на молодость, выглядела блекло. Как же, «неизвестно почему'! Очень даже известно: незнакомец мне понравился, а эта бесцветная блондиночка мне не конкурентка. Я покраснела, как последняя идиотка: он улыбнулся, поймав мои взгляд. Мельком глянул на меня, нахмурился, словно я ему кого-то напомнила, и поклонился.

Самоуверенность тотчас вернулась ко мне: я решительно подошла к столику, за которым сидела парочка, почему-то снова пустила в ход свой английский.

– Пожалуйста, садитесь, – ответил мужчина на мой вопрос, тоже по-английски, но с ужасным произношением. Вблизи он казался значительно моложе, но его мрачная красота от этого не пострадала. Нет, я точно никогда его не видела.

– Спасибо, я просто хотела выпить кофе. – Я почувствовала, что снова краснею, и ужасно разозлилась на себя.

Пара ужинала.

Мужчина позвал официанта и заказал мне кофе.

– Мне показалось, что я вас где-то видел, – обратился он ко мне на своем ужасном английском.

– Простите, что помешала вам, но здесь нет свободных мест, а я так замерзла.

– Ну что вы, какая мелочь! Могу я вам еще чем-нибудь помочь?

– Спасибо, нет.

Я торопливо хлебала свой кофе, угостила их сигаретами, закурила сама. Вообще-то я не курю, но умею обходиться с этим свинством без того, чтобы давиться дымом и кашлять как чахоточная при смерти. Однако сигарета ударила мне в голову не хуже водки.

Мужчина перестал обращать на меня внимание, занялся своей выбеленной блондинкой. Умирая от зависти, я угрюмо поглядывала на них.

Разговаривали они громко, поэтому я навострила ушки, хотя какое мне до них дело… Но все-таки обрадовалась, как дурочка, когда сориентировалась, что блондинка – его приятельница со студенческих лет и сегодня возвращается к себе в Краков.

Ну и что с того, я ведь наверняка его больше не увижу. И все-таки душа моя пела.

Из кафе я вышла в девять вечера. Парочка осталась, мужчина равнодушно со мной попрощался. На сцену выпорхнули танцовщицы.

Гардеробщик с поклоном подал мою невзрачную куртчонку, я сунула ему десятку, дабы не выйти из роли. Размеры чаевых его не поразили, он явно видывал и побольше.

На улице по-прежнему тоскливо лил дождь, время от времени туман прорезали автомобильные фары.

Я быстро преодолела знакомую уже дорогу и углубилась в бурьян. У канала света совсем не было, тьма египетская, а я не осмеливалась зажечь даже свой маленький фонарик, размером с кошачий глаз, не больше. Продиралась на ощупь, пока не замаячили контуры тополей.

Так, я на месте. Из сарая, как и два часа назад, по-прежнему падал лучик света и точно так же скрежетала какая-то машина.

Я стояла там уже с полчаса, когда со стороны улочки на прогалину между тополями въехал грузовик. Я распласталась в чащобе лопухов – померещилось, что в свете фар вся как на ладони. Однако машина развернулась и подползла задом к приоткрытым дверям, которые кто-то распахнул настежь.

Фары погасли. Огромный грузовик, крытый брезентом, остановился впритык к самым дверям сарая.

Там что-то происходило, какие-то люди грузили в кузов ящики, но противный скрежет ни на секунду не замолкал, даже стал еще пронзительнее.

Со своего места я не могла толком разглядеть людей, но до меня доносился грохот ящиков. Что же там грузят?!

Естественно, «хлам» Омеровича. Только вот что это за «хлам»? Наверняка нечто такое, что не любит дневного света. Я лихорадочно пыталась связать факты: сначала в памяти всплыло лицо Халины Клим, потом Омеровича. Бися из «Омара» и Банащак…

Начальник отдела техконтроля… кладовщик… халтура Омеровича… Спиртовая Монополия!

Ничего другого и быть не может! Они крадут водку!

У меня не было никаких доказательств, одна лишь гипотеза, основанная на логике. Я возгордилась своей проницательностью, и тут же стало ужасно обидно, что такие умственные усилия не удостоятся даже плохенькой троечки, скажем, по физике. А физика мне в последнее время здорово докучала… Да и остальные предметы тоже.

Ну да, конечно! Если догадка верна, то Банащак с компанией у меня в кулаке! Теперь этому ворюге никуда не деться, только бы удалось собрать побольше фактов. Но на кой дьявол ему понадобился наш дом? И зачем он впутывает мою маму?

А эта несчастная женщина, Халина Клим, смотрится во всей афере как белая ворона. Чтобы она была сообщницей такого урода, как Банащак?

Но мне вспомнились ее глаза, безумные, одержимые. Она ведь до потери пульса любит этого паразита, маляра подзаборного. Неужели любовь способна довести человека до такого падения?

К действительности меня вернул ослепительный свет фар, они словно целились в меня. Грузовик уезжал. И сразу, как ножом отрезало, все стихло. Ни скрежета, ни света в сарае. Наступила звенящая тишина, я затаилась, не помня себя от страха, – что, если кто-нибудь из бандюг услышит, как шуршит сухой бурьян?

Не знаю, сколько времени я так просидела, похоже, целую вечность. Потом послышался скрип замка и удаляющееся шарканье. Наконец все смолкло.

Мне стало страшно, я вдруг осознала, что сижу совсем рядышком с логовом готовых на все мерзавцев. Паника захлестнула меня, я выскочила из своего укрытия и понеслась куда глаза глядят. Лопухи хлестали по ногам, бурьян зловеще шелестел вслед. Я спотыкалась, пару раз едва не упала, но не останавливалась.

От страха я потеряла ориентацию. Бежать следовало прочь от канала, к дырявому забору, но ужас лишил меня остатков разума. Я уже совершенно не понимала, где нахожусь. Внезапно совсем рядом раздалось:

– Эй, кто там?!

Я остановилась как вкопанная, пытаясь усмирить дыхание. Послышались шаги, я пулей рванула с места и снова оказалась на берегу канала.

– Стой, не то пса спущу! – завопил тот же голос.

Смысл угрозы до меня дошел, но моих кенгуриных прыжков уже никто не мог остановить. Страх ушел в ноги. Я мчалась, не обращая внимания на кочки и ямы. В кромешной тьме рухнула в какие-то колючки и заметалась затравленным зверем – распаленное воображение рисовало, как здоровенная псина рвет меня на части. От страха я и в самом деле слегка повредилась рассудком. Мне и в голову не пришло, что, будь у кричавшего собака, она бы давным-давно была уже тут. Даже такса и то догнала бы меня, пока я, ничего не соображая, носилась взад-вперед.

Беспорядочно дергаясь, я порвала куртку, в кровь разодрала руки и распорола штанину. «Колючки» оказались не чем иным, как колючей проволокой! Я чувствовала, как острые шипы пропахивают мне бедро и бок. Из последних сил дернулась и скатилась в канал вместе со своими шипастыми кандалами.

Напоследок успела почувствовать, как что-то садануло по затылку. Краем глаза я заметила громадину затонувшей лодки. Меня так оглушило, что я даже не пыталась ухватиться за борт. В нос ударил запах гниющего дерева и водорослей. Рот забило склизким илом. «Тону!» – мелькнуло в голове. Тело задергалось в беспорядочных и совершенно бессмысленных панических конвульсиях – проволока сковывала движения, тянула на дно.

Последняя сознательная мысль: Господи, как жить-то хочется!!!

* * *

Первая после пробуждения: я в руках Банащака или его банды. Не открывая глаз и не подавая признаков жизни, я осторожно, сквозь ресницы, пыталась разглядеть, что происходит вокруг. Я лежала на топчане, прикрытая одеялом, на мне были лишь лифчик и трусики.

Топчан стоял в нише, отгороженной занавеской. В щель виднелась часть кухни с огромной кафельной печкой.

Моя ниша тонула в полумраке – лампа (на колесике под самым потолком, чтобы можно было перемещать) сейчас висела над покрытым клеенкой столом.

Мне казалось, что вместо головы у меня плохо спаянный котелок, во рту не проходил мерзкий вкус ила, волосы смердели тухлой водой. В бедре пульсировала жгучая боль, я осторожно провела по нему исцарапанными пальцами – не то повязка, не то лоскут штанов.

До меня доносились голоса, мужской и женский. Я не понимала, что они говорят. Сначала показалось, что это иностранный язык, потом испугалась: неужели у меня с головой так скверно, что перестала понимать человеческую речь?

Раздались шаги. Я закрыла глаза и затаила дыхание. Кто-то наклонился надо мной, положил на лоб холодный, пахнущий уксусом компресс.

– Дышит она ровно. – Это была первая фраза, которую я поняла. Говорила женщина, но мужчина отозвался каким-то птичьим щебетом.

Я снова испугалась, что мои мозги повредились от удара. И принялась горячечно вспоминать, что слышала или читала о черепно-мозговых травмах, словно иных забот не было.

– Что ты собираешься с ней делать, если не придет в себя? – спросила женщина. Мужчина молчал. – И на кой тебе было это брать? Не было у бабы хлопот, купила порося.

«Это», надо понимать, – я.

– А чего мне делать было, ждать, пока в иле утонет?

– А ежели она легавка и нас вынюхивает? Что означает последняя фраза, я не сразу поняла. «Легавка вынюхивает» – это что-то связанное с милицией?..

– Э-э, молодая еще и глупая.

– На лбу написано, умная она или глупая? – фыркнула женщина. – Чего она тут делала?

– А кто ее знает. Мчалась, как блаженная, может, кто за ней гнался… – И снова быстрая речь перестала походить на человеческий язык. Я уловила только постоянно повторяющийся слог «да».

– А ежели ей доктор нужен, тогда чего делать будешь? Еще пытать начнет, откуда она, кто ей котелок поправил, не дай бог, из-за нее на нас мусора нагрянут!

Чья-то рука взяла меня за запястье, нащупала пульс. Осторожно, сквозь ресницы, я рискнула посмотреть на эту руку: старческая, мужская, перевитая голубыми венами, кожа покрыта пигментными пятнами.

Я немного успокоилась. Этих людей я не знала, но говорили они вполне миролюбиво. Женщина явно боялась, что придется привести ко мне врача, а тот сообщит в милицию. Видимо, в этой организации парочка пользовалась не лучшей репутацией.

Я снова посмотрела на руку и заметила поблекшую татуировку. Рисунок полумесяца с точкой между большим и указательным пальцами.

На миг мне показалось, что я брежу, потому что такой необычный значок я когда-то видела в книжке, найденной в библиотеке отца. Но знак не пропал, бледно-синий полумесяц отчетливо выделялся на темной коже. Я могла бы до него дотронуться.

Мне было известно, что означает полумесяц с точкой, – это татуировка ночных воров.

Несколько лет назад, копаясь в отцовских книгах, я наткнулась на монографию о традициях, обычаях и жаргоне уголовного мира. Эти сведения увлекли меня посильнее Гиббона.

Чистейшая экзотика! До сего дня помню, что вор, который промышляет ночами, выкалывает себе татуировку «день для ученых – ночь для воров». За школьные знания моя память так не цеплялась.

Мужчина снова ответил женщине на своем лопочущем языке, но теперь я поняла, что мозги мои не скисли и не перевернулись. Я просто слышу «блатную музыку», подлинный воровской жаргон, то есть феню.

Я принялась старательно вслушиваться в их диалог. Мужчина владел феней виртуозно и говорил так быстро, что я не сразу разобрала, что он к каждому слогу добавляет «да».

Это не могла быть банащаковская кодла. Они боялись, как бы я не разболелась всерьез, и мечтали от меня поскорее избавиться. Я с облегчением вздохнула: нельзя же все время притворяться дохлой мухой.

– Какда яда рададада, чтода яда уда друдазейда, – выговорила я на чистой варшавской фене, открыла глаза и добавила уже на нормальном языке: – Я-то думала, что за мной мент гонится, он меня собакой пугал…

Оба удивленно уставились на меня – старик со снежно-белыми волосами и нестарая еще, симпатичная женщина. Потом понимающе переглянулись, и было видно, что у них стало спокойнее на сердце.

– Может, за мной какой дружинник гнался? – продолжала я, решив придерживаться именно такой версии, потому что сообразила: это не старик грозился спустить на меня собаку.

– Не знаю, кто за тобой гнался, – сдержанно ответил старик. – Ты запуталась в проволоке на моем участке и упала в воду.

Как далеко я убежала от тех тополей? Может, это все хитрая интрига и старик в сговоре с Банащаком?

Нет. Не похожа эта пара на подручных моего врага. Не знаю, но почему-то меня совершенно успокоил тот факт, что они «ботали по фене».

– Признавайся, что ты здесь делала? – допытывался старикан.

– Я тут по своим делам, человек. – Я исподлобья поглядела на них. Как бы выбраться отсюда?

– А какого черта у канала лазила? – назойливо допрашивал старик.

– Я ж тебе говорю: ноги уносила и запуталась в проволоке, надо было хвост скинуть (как быстро всплыли в памяти выражения Горгоны и Мельки!), ну вот и старалась смыться огородами, а тут какой-то фраер вывернулся и собакой погрозился… Я ж тебя не спрашиваю, для кого день, для кого ночь… – Я выразительно коснулась пальцем татуировки на его руке.

Удачный приемчик! «Блатная музыка» из моих уст заставила их расслабиться, а уж этот жест и вовсе почти убедил, что перед ними свой человек.

– Так за тобой легаши гнались? – забеспокоился старик, но с ноткой сочувствия в голосе.

Я уже сообразила, что легаши – это милиция, и утвердительно буркнула. Но пугать своих спасителей я не хотела.

– Мы не можем тебя тут оставить! – сердито сказала женщина.

Я вздохнула полной грудью. Какое счастье, я не в лапах Банащака.

– Сейчас уйду. – Я попыталась сесть на топчане, но тут же ухватилась за край: лампа, печка и мои благодетели закружились в хороводе, а внутри черепушки принялся энергично лягаться какой-то шаловливый козлик. Нехило я приложилась темечком!

– Чего, не получается? – огорчился старик.

– Получится… дайте мне одеться. Одежда оказалась мокрой, грязной и драной.

– Мать, найди-ка шматье, – приказал старик. Женщина неохотно вышла из кухни, что-то бурча себе под нос, и вернулась с ворохом какой-то одежды.

– Держи! – Она швырнула мне джинсы, толстый свитер и сунула в руки цветастый льняной платок. – Да маковку-то перевяжи, кровянка у тебя на башке. Барахло шикарное, один убыток с тебя…

– Ты поможешь – и тебе помогут. – Старик покопался в карманах и вытащил слипшиеся банкноты. – На, забирай, это из твоих штанов.

Моя пятисотка, разменянная в «Кузнице».

– Хоть бы две сотенки подкинула. – Женщина хищно зыркнула на банкноты. – Вещички недешевые…

– Мой свитер вовсе не хуже, а я ведь тебе его оставляю! – не удержалась я, этот мохеровый свитерок был моим любимым.

– Хуже! – нудила женщина. – А чем нам откупаться, коли за тобой сюда менты придут?

– Двумя сотками ты их не сплавишь, – буркнула я. – А мне на врача деньги нужны!

– Замолчи, баба! – рявкнул старик. – Бога у тебя в сердце нет! Бери свои деньги! – Он сунул мне бумажки в ладонь и сжал мой кулак. – Не видишь, что ли, что девочка в беде?

– Да видеть-то вижу, только нас кто будет из беды выручать, если что?

– Как только приду в себя, я вас отблагодарю, – сказала я самым сердечным тоном.

Эти люди не вызывали у меня никакого отвращения, и я действительно была им благодарна за спасение. Их страх вполне объясним. Они приняли меня за мошенницу или воровку, я сама их в этом убедила. Так что за мной вполне могла нагрянуть милиция.

Я с трудом оделась. Каждое движение вызывало резкое головокружение и тошноту.

– По дороге-то не скопытишься? – беспокоился старик.

– Нет…Оставайтесь с Богом, – вспомнилось мне благословение, слышанное у крестьян в Черной Ханче.

– Иди с Богом, – в один голос ответили оба.

Выходя в темноту, я заметила над дверью икону святого Антония и крохотную лампадку.

Холод и дождь мгновенно привели меня в чувство.

Оказалось, что дом моих спасителей стоит совсем близко от шоссе. Кое-как я доплелась до Виляновского замка и огляделась в поисках такси. Идти к кафе «Кузница», где была стоянка, не хотелось – в поношенных, мешковатых джинсах и свитере грубой вязки я выглядела не лучшим образом. Трамваи уже не ходили.

Я поплелась по аллее Собеского, время от времени «голосуя». Может, кто-нибудь все же остановится? Но в своем наряде я смотрелась настоящей замарашкой, машины пролетали мимо, а маленький жучок даже презрительно посигналил.

Ладно, доплетусь до жилища Пиноккио и оттуда позвоню домой. Можно представить, что случится с мамой и Анелей, если я не вернусь ночевать. Сначала они будут дружно глотать валидол, а потом, когда я найдусь, устроят космический хай за бессонную ночь. Но сейчас мне было наплевать на грядущий скандал с высокой колокольни.

Надо же когда-то начинать! Я уже взрослая, мне восемнадцать. Аттестат – не самая важная в жизни штука. Может, я занимаю чье-то место, отняв его у кого-то более способного и прилежного? Да и вообще, хватит сидеть на родительской шее! Вполне могу пойти работать. Машинально я уже мысленно отбрехивалась от нападок близких.

Дивны дела твои, Господи! Возле меня вдруг остановилось такси, водитель открыл дверь. Я плюхнулась с ним рядом и только тогда заметила на заднем сиденье какую-то пару.

Это были те самые люди, за чей столик я села в «Кузнице».

От умиления у меня перехватило горло, я едва не разрыдалась над своей горькой судьбой, благодарность затопила сердце.

Мимо просвистело десятка два пустых машин, но только ОН (я была уверена, что это именно ЕГО инициатива), мрачный незнакомец, протянул мне руку помощи. Не испугали ни мои чудовищные портки с отвисшим задом, ни мешковатый свитер, который с успехом превратил бы в уродину даже Венеру Милосскую.

Вместо того чтобы вести себя по-человечески, я что-то мяукнула, вроде «Thank you», снова влезая в дурацкую роль иностранки. Совершенно напрасно: его доброта никак не была связана с моей «заграничностью». Он просто подобрал на шоссе одинокую, бедно одетую девушку. Они и узнали-то меня только после идиотских английских слов.

Почему я так сделала? Со мной творилось что-то странное, все чаще во мне просыпалась совершенно другая Доротка, которая с легкостью вживалась в ненужные роли, даже если ситуация этого и не требовала. Может, это и есть распад личности?

Покосившись назад, я поймала изумленный взгляд мужчины. Должно быть, мое преображение не укрылось от него.

– Я везу свою подругу на вокзал, – сказал он на своем ломаном английском. – Куда вас подвезти?

– У меня есть время, могу поехать с вами, – ответила я, наградив его робкой улыбкой. Этакий невинный ягненочек.

Много раз убеждалась, что в мужчинах эта несмелая улыбка пробуждает инстинкт защитника, а сейчас мне позарез требовался защитник и опекун, я едва держалась на ногах.

Незнакомец ничего не ответил, но желаемого эффекта я что-то не заметила.

Когда водитель остановился перед Центральным вокзалом, как раз объявляли посадку на краковский поезд. Парочка выскочила из машины и помчалась на перрон.

– Я вас жду! – крикнула я вслед.

Надо же, вместо того чтобы мчаться в травмпункт и обработать разбитую голову (снова накатила волна тошноты), я сиднем сидела в тачке, неведомо зачем поджидая совершенно незнакомого человека и не совсем понимая, почему так хотелось снова его увидеть.

Водитель такси бросал на меня подозрительные взгляды. Я молчала и ломала голову, как бы половчее скинуть личину иностранки. Странное дело, мне стало просто необходимо, чтобы он узнал, кто я на самом деле.

Наконец на лестнице показался мой незнакомец. Я видела, как он бежит вниз, перескакивая ступеньки.

– А теперь куда? – спросил он, садясь в машину.

– В «скорую помощь», – ответила я по-польски, и вдруг стало наплевать, что про меня подумают.

Таксист изумленно покосился в мою сторону.

Мужчина ничуть не удивился и велел ехать в дежурную клинику на Хожей.

Когда такси остановилось перед зданием клиники, я вытащила свои смятые и еще мокрые деньги. Таксист отвел мою руку.

– Спасибо, – поблагодарил он моего спутника, который протянул ему деньги.

Мужчина вышел и открыл мне дверь.

– Пошли.

– Теперь я сама справлюсь, спасибо большое… спокойной ночи! – Я выкарабкалась из такси. – Не беспокойтесь, теперь я действительно справлюсь сама.

– Не оставлять же вас в таком состоянии, – буркнул он и взял меня под руку.

В приемном покое толпились люди. Какая-то женщина с обожженной рукой подвывала от боли, пьяный мужик баюкал кровоточащую ногу…

От этого зрелища мне стало плохо. Мой незнакомец заметил это, наклонился и обнял меня за плечи. Он был намного выше. Платок свалился у меня с головы, и он заметил склеенные кровью пряди.

– Почему же вы сразу не сказали!

– У меня разбита макушка, и… ужасно тошнит, – простонала я, почувствовав себя вдруг смертельно больной и несчастной. От участия, звучавшего в голосе моего спутника, захотелось разрыдаться.

Напряжение, державшее меня последние несколько часов, отступило, я совершенно расклеилась. Не в силах больше сдерживать слезы, я разревелась, как несмышленый ребенок, стянула с головы пестрый платок.

– Нам сюда! – Он решительно поднял меня со скамейки и ввел в какие-то двери.

– Привет, Конрад!.. Что случилось? – Тоненькая женщина в белом халате отставила чашку и бросилась к нам.

Стены кабинета были выложены кафелем. Две кушетки, несколько стульев, глубокое кресло и столик.

– Вторая процедурная свободна! – сказала женщина.

В комнату вбежала запыхавшаяся медсестра.

– Пани доктор, улица Эмилии Платер… сердечный приступ! – выдохнула она, с любопытством поглядывая на нас.

Конрад улыбнулся ей и склонил голову.

Хрупкая женщина наспех глотнула кофе, схватила с вешалки пальто и выскочила за дверь.

Конрад! Какое красивое имя.

Обладатель красивого имени провел меня какими-то коридорами, и мы оказались в амбулатории.

– Ложитесь. – Он показал на кушетку, накинул белый халат и принялся мыть руки.

– Везет мне… напоролась на врача, – забормотала я, стыдясь своих недавних слез.

– И даже на хирурга… поверните голову. – Он развел пряди.

Я взвыла: каждый волос казался стальным прутом, сверлящим череп.

– Будет больно, – буркнул он, вырезая прядь волос, потом облил это место чем-то жгучим и принялся брить поврежденное место. – Будет больно, потому что придется накладывать швы… Кто же тебя так уделал?

– Сама.

– Упала в выгребную яму? – Конрад выразительно втянул воздух и вылил мне на голову очередную порцию какой-то едкой дряни.

– В канал.

– Хотела утопиться в Темзе?

– Простите меня за эту комедию, мне правда очень стыдно… – я сбивчиво пробормотала что-то о швейцаре, который не желал меня впускать в кафе, – а потом так как-то само получилось с разбега, – плела я в стиле последней двоечницы. Ужасно не хотелось, чтобы он принял меня за выпендрежницу или записную врунью. Тут я сообразила, что перегнула палку в своих оправданиях, и брякнула: – А ваш английский никуда не годится!

– Никуда, – согласился он. – Тебе сколько лет?

– Восемнадцать. – Его «тыканье» меня нисколько не обижало.

– Мамочка уже знает, что у ее дочери сотрясение мозга?

– Еще успеет. Плохие новости могут и подождать. – Покровительственный тон меня рассердил. Ничего я ему больше не скажу.

Тут, как всегда некстати, подняла голову ослица, до этого мирно дремавшая где-то глубоко внутри. Меня захлестнула волна упрямства. Ничего я дома не расскажу! Пусть мама потрясется как следует за свою любимую доченьку, пусть попереживает. Я словно мстила за свой недавний страх.

Конрад забинтовал мне голову, приготовил шприц. Я не испытывала ни малейшего желания оголять зад в его присутствии, да и бок нещадно ныл.

– У меня на пенициллин аллергия, – соврала я.

– Это противостолбнячная сыворотка. – Он поднял шприц. – А откуда ты знаешь про пенициллин? Тебе делали тест?

– Хуже – у меня в семье имеется медсестра.

– Придется несколько дней полежать, и пусть эта твоя медсестра потом отведет тебя в больницу. Надо проверить глазное дно и сделать энцефалограмму, чтобы не было осложнений.

– Большое вам спасибо и… поверьте, я не такая закоренелая комедиантка.

Он сделал мне укол, снял халат и двинулся к двери.

– Погоди, я тебя отвезу.

Я гадала, куда мне податься. К Пиноккио? Теперь эта идея не казалась такой уж блестящей. Стефан сам живет у кого-то на птичьих правах, а тут еще и я свалюсь.

Винярские? Старая Винярская с ходу устроит кипеж на четыре конфорки, стоит ей увидеть мой тюрбан, а Михал на свою матушку не имеет ни малейшего влияния. Так что они тоже отпадают. У остальных друзей тесные квартирки, да и предки… Выбора нет, придется ехать домой.

Вопреки логике, обстоятельствам и здравому рассудку мне страшно не хотелось ехать домой. Не говоря уже о том, что я не очень представляла, как объяснить матери свое состояние (хотя что-нибудь всегда смогу выдумать), мой дом перестал быть для меня тем, чем был раньше. Он превратился в крышу над головой, вместилище нужных вещей, но не гарантировал безопасности и покоя. А подчас и вовсе захлестывала обида на мать, поскольку все-таки по ее вине у нас в мансарде торчал слуга сутенера. Если он увидит меня в таком состоянии, может о чем-нибудь догадаться…

Но я назвала свой адрес Конраду… куда же теперь деваться?

Когда наше такси свернуло с шоссе, я увидела, что с противоположной стороны улицы к дому идет Омерович. Неужели он тоже возвращается из Вилянова?

– Нет!!! – Я схватила Конрада за руку. Господи, нельзя, чтобы Омерович увидел меня сейчас в таком состоянии. – Давайте поедем куда угодно, только не сюда! Увезите меня!

Где-то в глубине души другая Дорота понимала, что так ведут себя только соплячки. Но соплячке было по барабану, она в ужасе жалась к мужчине, о существовании которого три часа назад еще и не подозревала.

– Шеф, меняем маршрут, – Конрад назвал водителю другой адрес.

Он жил в однокомнатной квартирке на одиннадцатом этаже, в одной из высоток, похожих на чудовищные термитники.

– Тебе не кажется, что здесь потолки давят на человека? – сказала я невпопад.

В такси Конрад не сказал ни слова, поэтому хотелось нарушить молчание, к тому же не терпелось обратиться к нему на «ты». Но потолки и в самом деле были очень низкие, а просторная комната, добрых тридцать метров, еще больше усиливала гнетущее впечатление.

– Не кажется. Я этих потолков шесть лет дожидался. – Он вытащил из ящика постельное белье, швырнул его на кресло. Из шкафа в прихожей извлек пижаму и кинул мне. – Держи! Ты голодная? Можно сделать яичницу, есть ветчина и консервы.

Есть мне не хотелось.

– Можешь принять душ, но только не ванну – с сотрясением мозга вылеживаться в горячей воде нельзя.

Я послушно помаршировала в ванную и «вылеживаться» не стала. В отличие от комнаты, ванная, кухонная ниша и прихожая были совсем крохотные. Нещадно болела нога, разодранная проволокой. Копаться в аптечке я не посмела.

– У тебя есть немного йода и бинт? – высунула я голову.

– Что там еще?

– Нога.

– Иди сюда!

Я вышла, кутаясь в пижаму, подтянула штанину, демонстрируя покарябанное бедро. Конрад принес бинты и зеленку.

– Снимай портки!

Я замялась, испуганно глядя на него и чувствуя, как заливаюсь краской.

– А-а, паненка стесняется, – он понимающе кивнул. – Снимай, снимай. Ты что, воображаешь, будто я голой задницы в жизни не видел?

Стащив злосчастные штаны, я отвернулась, стараясь скрыть унижение. Ну и хам!

– Шрамы останутся? – Я пыталась вести светскую беседу.

– Хороший ремень оставил бы шрамы посильнее. Похоже, его-то тебе как раз не хватает.

Склонившись над моим бедром, он хладнокровно орудовал тампоном, смоченным в зеленке. Обормот – как выражается Анеля!

Я прекрасно сознаю, что далеко не уродка, как говорится, все при мне. Может, идиотская коса и глупая физиономия и делают меня похожей на ребенка, но ноги-то – что надо… А этот! Ощупывает меня, словно перед ним не красивая женщина, а ножка от стула.

– Где ты так поцарапалась? – Он закончил бинтовать мое бедро, так и не проявив к нему никакого интереса.

– Тоже в канале.

– Там что, пираньи водятся?

– Нет… у меня любовник – садист.

– Так смени его. – Он принялся возиться с надувным матрасом.

– Был бы ласковее, сменила бы на тебя…

– На меня не рассчитывай. – Он и не посмотрел в мою сторону. Жлоб! Взбил подушку, расстелил спальный мешок и повернулся ко мне: – Марш в постель!

Я послушно завернулась в одеяло.

– Тебя что, не интересуют женщины? – Я знала, что веду себя по-дурацки, но хоть капельку интереса он должен ко мне проявить! Это уже вопрос самолюбия!

– Женщины? Еще как интересуют! – И застегнул спальный мешок.

– Ты ведешь себя по-хамски, – обиженно мяукнула я. Он что, за бесполого подростка меня принимает?! – Не хочешь узнать, почему я сюда пришла?

– Как что-нибудь новенькое выдумаешь, так скажешь, а теперь спи, черт тебя побери. Мне в семь утра надо быть в клинике!

На мгновение я онемела, а потом ка-ак зареву в голос! На меня снова свалились и пугающее одиночество, и страшная тяжесть моей тайны.

Зашуршали простыни, скрипнул паркет. Конрад сел со мной рядом на край дивана.

– Ну тихо, тихо, маленькая, – мягко сказал он. Это был голос мужчины, теряющегося перед женскими слезами. Так всегда реагировал на слезы мой отец, но от Конрада отцовских утешений я не ждала.

Он положил мне ладонь на лоб – холодную, шероховатую ладонь хирурга, всю в трещинках.

– Меня зовут Дорота! – взвыла я в новом приступе жалости к себе, вспомнив вдруг, что он так и не спросил моего имени.

– Не плачь, Дорота. – Конрад осторожно погладил меня по плечу. – Успокойся, завтра тебе станет легче, это ночью мир всегда кажется мрачнее, чем есть… Завтра и поговорим, – продолжал он в том же духе, словно беседовал с глупым ребенком. – Ну тихо, тихо, постарайся заснуть. Можешь пожить у меня.

Спала я плохо. Утром слышала осторожные шаги по квартире, плеск воды в ванной. Мне было стыдно за свои вчерашние спектакли. К тому же я боялась, что Конрад выставит меня.

Как только он ушел, я соскочила с дивана. На кухонном столе нашла молоко, растворимый кофе, хлеб, ветчину, а еще – ключ и записку.

«Дорота! Если захочешь куда-нибудь выйти, оставляю ключ от квартиры. Запасного ключа от подъезда у меня нет. Будь как дома. Конрад. Мой телефон в клинике….»

Располагаться как дома я не стала, записку тоже решила не писать, но ключ, тщательно заперев дверь, бережно опустила в карман. Отныне это был мой талисман.

Дома я первым делом наткнулась на Анелю.

– Дорота, креста на тебе нет! – налетела она на меня с порога. – Совсем стыд потеряла! Где ты по ночам шляешься, где тебя носит? Смотри еще в фартуке что принесешь…

– Близнецов! – огрызнулась я.

– Ах ты паскуда бесстыжая! Да с тебя шкуру с живой содрать надо!

Никогда еще я не видела Анелю в такой ярости. Крыть нечем – я переступила некую границу.

На цыпочках прокралась в свою комнату. Еле успела скинуть чужие тряпки и закутаться в халат, как дверь распахнулась и в комнату ворвалась мама, следом за ней Анеля.

Я собралась с духом.

– Дорота, как ты могла с нами так поступить… – Лицо у мамы было измученное и бледное, а голос такой больной, что я, приготовившись к круговой обороне, почувствовала себя совершенно безоружной. И в игру-то еще вступить не успела, как мать выбила у меня все козыри.

– Прости, мама, пожалуйста… – Я притихла, чувствуя себя последней скотиной.

– У-у-у! Господи, твоя воля! Пани всегда этой девице потакает, а ведомо дело, в семье одна дочка – ни петух, ни квочка. Вот увидите, пани, помяните мое слово, как она в фартуке принесет, тут уж со стыда всем под землю провалиться придется… – Анеля мрачно пророчествовала моей матери горькую судьбу: вот-вот станет бабкой незаконнорожденного дитяти, неизвестно почему непременно принесенного в фартуке.

Выражения у Анели устоялись на века и не менялись. Она еще минут пять кипела, кровожадно требуя немедленной расправы.

Меня одолели мысли: как же похожи между собой эти две совершенно разные женщины! «Устеречь» девушку, не допустить позора одинокого материнства. Это самое главное. А грязное топкое болото прочих человеческих пакостей как бы не считается.

– Если я и принесу в фартуке, твои крики горю не помогут. – Мне надоели вопли Анели, и я пыталась воззвать к ее разуму.

Но знаменитый здравый смысл Анелю подводил, когда дело касалось такой тонкой материи, как ублюдки, байстрюки и бастарды.

– Не отгавкивайся!.. Кто отца-матери не слушает, тому бычий хвост разум пропишет! – бесилась Анеля.

Мама беспомощно молчала и, похоже, разделяла мнение Анели.

– Мамочка, ты не посмотришь?.. – Надо было как-то разрядить напряжение, а я знала: ничто так не смягчит атмосферу, как «бобо», постигшее любимое дитятко. Прием беспроигрышный, и я с хладнокровным коварством воспользовалась им. – Вот здесь… – я раздвинула пряди волос, явив выстриженную проплешину и швы.

– Езус-Мария! – ахнула Анеля. – Что случилось? Деточка, бедная моя!

Я уже не была паскудой.

Царапины на бедре я демонстрировать не стала, хватило и разбитой башки. К тому же насчет раны на темени я придумала замечательную историю, с которой покалеченные ноги никак не вязались.

В маме мгновенно проснулась опытная медсестра. Она осмотрела шов.

– Ложись! Ты была в больнице?

– Угу! – Послушной девочкой я нырнула в кровать.

Уф, самое скверное позади, меня снова приняли в лоно семьи. Я угостила их отличной байкой, бросив на съедение Пиноккио. Уж извини, дорогой друг, время все сгладит, а моя мама наверняка тебя простит.

Итак, я попробовала у Пиноккио «Старку» в большой компании. Потом поскользнулась на кафельном полу и ударилась головой о край ванны.

– Сколько ты выпила этой «Старки»? – допрашивала мать.

– Рюмки три, грамм по пятьдесят каждая. – Я искренне посмотрела ей в глаза.

И мама, и Анеля поверили безоговорочно. Убеждение в моей правдивости все еще действовало и будет действовать до тех пор, пока я не попадусь на каком-нибудь глупом вранье.

Ничего удивительного – в конце концов, я восемнадцать лет работала на такую репутацию.

Какая же я была наивная! Позже мне стало ясно, что мать не поверила ни одному моему слову. Промолчала она лишь потому, что просто боялась расспрашивать.

– И ты блевала? – огорчилась Анеля. По заповедям Анели, если кого-то после водки вывернет наизнанку, то это несмываемый позор, особенно для женщины. Конечно, еще не байстрюк в подоле, но около того.

Я поспешно призналась, что да, блевала, еще как, и мой рассказ стал совсем реалистичным.

– Не иначе как съела чего-то не того! – усиленно оправдывала меня Анеля.

Ее моральный кодекс допускал подобные нюансы. Если от водки тошнит кого-то чужого, он просто напился как свинья. Если грех случился с кем-то из своих – наверное, съел «чего-то не того».

Мою голову осмотрел мамин шеф и выписал справку на десять дней. Слава ему и хвала! Не надо прогуливать уроки и выслушивать нотации насчет отсутствия у меня самолюбия и ожидающего мрачного будущего.

Немного посижу дома, чтобы все присохло в буквальном и переносном смысле, но действовать не перестану. Только что делать дальше?

Я дозвонилась до Михала Винярского и назначила встречу. Он изучает точную механику, что там для него сделать парочку ключей!

– Дай мне образец, – потребовал он.

– По образцу любой слесарь сможет…

– Тогда надо вынуть замок.

– Михал, у меня нет ни ключа, ни замка.

– Остается воровской метод… – Он внимательно посмотрел на меня. – Дорота, ты что задумала?

– Использовать ключи по назначению: открыть ящики.

– Не кривляйся.

– О дитя потомственного крючкотвора! У моего старика на полке тоже стоит Уголовный кодекс, ничего такого я не замышляю, понятно?

– И сколько тебе нужно таких ключей? – буркнул он.

– Два… или три… не знаю, – ответила я, потому что меня осенила такая потрясающе дерзкая мысль, что аж дух захватило. Вот бы взломать квартиру Банащака и втихаря посмотреть, что у него там!..

– Какие это должны быть ключи?

– Обычные, ключи как ключи… – Понятия не имея о технической стороне дела, я немного растерялась.

– Не видя замка, даже акционерное общество «Сезам» тебе не подберет ключей.

– К дурацкому-то комоду?!

Михал принес болванку ключа, закоптил и велел примерить к замку.

– А если она вообще в замок не влезет?

– Надо будет взять болванку другого сечения, – поучал меня Михал с миной джентльмена-взломщика.

Однако комод Омеровича устоял перед всеми нашими усилиями. Михал был замечательным байдарочником, обожаемым другом, гордостью факультета точной механики, но о ключах не имел представления. Чтобы он не мучился, я сказала, что комод очень старинный.

– Наверное, замок многосувальдный, – важно изрек эксперт.

Но мне расхотелось обыскивать комод Омеровича, расхотелось вообще что-либо делать. В течение нескольких дней добровольного бездействия, старательно отрабатывая домашние задания, я вдруг сообразила, что вокруг меня творятся странные вещи.

Мои разговоры начали подслушивать, причем только тогда, когда в доме не было ни матери, ни Анели. На улице несколько раз показалось, что по пятам ходят какие-то подозрительные личности, а однажды вечером я заметила из окна незнакомого типа, который притаился под деревьями на другой стороне улицы. Это уже не вымысел: кто-то явно наблюдал за нашим домом!

Мало того, в моей комнате рылись, копались в моих вещах. Нет, я не паникерша и первым делом подумала на Анелю. Анеля всегда во все совала нос, поскольку считала, что за ребенком надо «уследить». До нее не доходило, что ребенку в июле исполнилось восемнадцать лет, – она продолжала быть на страже. А уж теперь, после того как я пропала на всю ночь и объявилась наутро, старушка глаз с меня не спускала.

Опека Анели меня жутко злила, и я уже собралась заявить, что, если она не прекратит свои фокусы, я ее опозорю перед всем домом и демонстративно сменю замок. Но тут же спохватилась: нет, не могу я так поступить с верной нашей Анелей… Она ведь действует из лучших побуждений… пусть ее. Старикам надо уступать, да и что мне от нее скрывать? Косметику, что ли? Лучше, конечно, чтобы она ее не видела, но все же это нестрашно…

Карты! Эти проклятые две колоды, нашпигованные долларами! Сначала я положила их в ящик отца, но потом спрятала у себя в комнате.

Только теперь я сообразила, что прошло достаточно времени, чтобы тип на улице Лафайетт успел сообщить варшавским партнерам, что получил сувенирчик, но без банкнот. А если он прислал карты обратно? Омерович без труда сориентируется, что это колоды, подаренные моему отцу. Сам ведь рисовал, а даже я помнила, что рубашки карт отличались рисунком. Кому отдал подарочек, адресованный другу в Париже? Мне. Кто укладывал карты в багаж отца? Я. Значит, карты должны быть в доме.

От страха у меня подкосились ноги. В жизни так не боялась, даже когда мчалась через лопухи у канала, и то не испытывала такого ужаса.

Тебе конец, Заславская! Трусливый заяц в моей душе уже закрыл ушки лапками. Вот дура! Боялась, что Анеля найдет помаду и тени, теперь обхохочешься, если они найдут колоды, нафаршированные долларами.

Я кинулась к дивану – и с облегчением вздохнула, нащупав под матрасом у стены знакомый пакетик. И рассмеялась, на мгновение забыв об опасности, – трюк с подменой карт удался мне на славу! Роскошную свинью подложила этим гадам! Много бы дала, чтобы увидеть их кислые рожи.

В своем легкомыслии я ведать не ведала, что положение куда серьезнее, чем даже я могла вообразить. И, будучи законченной ослицей, продолжала топать вперед. Может, оно и к лучшему, если бы не легкомыслие, наверняка поддалась бы панике и в конце концов просто рехнулась от страха.

Я извлекла карты из-под матраса и с тех пор таскала при себе. И не могла отделаться от впечатления, что ношу в сумке бомбу, которая в каждую секунду может рвануть. Хуже всего было ощущение, что за мной постоянно кто-то следит. Страхи вцепились в меня с новой силой. Теперь я боялась не столько Банащака с компанией, сколько за свое серое вещество. Мне все чаще казалось, что схожу с ума, мне уже мерещилась палата, обитая мягкими матрасами, и смирительная рубашка – в приюте для скорбных главою.

Но вскоре я убедилась, что за свой котелок могу пока не тревожиться. Я возвращалась от друзей, было часов одиннадцать вечера (после «потери» швейцарских часов родители не торопились возместить доченьке утрату – это из репертуара их воспитательных методов). У Вавельской улицы я решила сократить дорогу, пройдя через сквер, где росли густые деревья. Тут как из-под земли передо мной вырос ужасно неприятный на вид типчик.

– Куколка одна гуляет?… – прохрипел он и сделал движение, словно хотел облапить меня или сорвать сумку.

Мандраж на меня напал страшный, но среагировала я мигом, завопив благим матом:

– Сержант, он здесь!

Ничего другого не оставалось, кроме как вопить, да погромче, – удрать от этой сволочи я вряд ли смогла бы. Типа как ветром сдуло, но я успела хорошенько разглядеть его рожу. Разглядеть и узнать. Да-да, именно он преследовал меня последние дни, таскался повсюду хвостом. Что ж, по крайней мере манией преследования я не страдаю и с головой у меня все в порядке.

– …сержант, скорее, сюда! – разорялась я, а этот урод улепетывал со всех ног.

У меня сердце тоже в пятки ушло, и, не мешкая, я кинулась домой.

После этого происшествия предпочитала сидеть в четырех стенах, высовывая нос на улицу лишь днем.

Ситуация складывалась паршивая. Подонки, которым я объявила войну, способны на все. И в одиночку мне с ними не справиться.

Только не дать себя запугать!

Странно устроен человек. Еще недавно я чуть не пищала со страху, а теперь трусливый зайчик куда-то делся и во мне всеми четырьмя копытами уперся осел, упрямое и ужасно зловредное создание… Мне нужен телохранитель! Я знала, к кому обратиться за помощью. Есть такой парень с кулаками, как наковальни…

ЗАСЛАВСКАЯ

– Казимеж Омерович достойно закончил Академию изящных искусств, даже отличился своей дипломной работой и, по мнению знатоков, был многообещающим художником. После столь блестящих прогнозов его отец, заводчик экспортных норок в деревне Кобылка, построил для сына замечательную мастерскую, достойную настоящего художника, пусть у любимого чада будет все, что надо…

Адвокат рассказывал монотонным, бесстрастным голосом, словно читал судебные материалы, а мои мысли занимала Дорота. Дела у девочки обстояли все хуже и хуже. Не знаю, доплетется ли она до аттестата. Учебу Дорота окончательно забросила, и не похоже, чтобы собиралась исправлять положение. Выезжает на эрудиции, нахальстве и вранье… Я с ужасом обнаружила, что дочь начала врать.

– …а любимому чаду исполнилось уже двадцать пять. – Я с трудом сосредоточилась на словах адвоката. – Казимеж шлялся по ресторанам, швырялся деньгами и без устали разглагольствовал о муках творчества и артистической хандре. Родитель гордился сыном, без счета выдавал деньги, а под стеклянной крышей мастерской белели пустые полотна и несколько начатых, но так никогда и не законченных эскизов. Зато натурщицы налетали тучами, молодые художники и прочая богема каждый божий день устраивали пьянки. А Казик Омерович по-прежнему много обещал…

В нашем доме тоже много лет толпится молодежь, но только сейчас с Дороткой начало твориться что-то невообразимое. В то утро, когда дочь пришла с разбитой головой, я очень хотела ей поверить, но потом оказалось, что никакой дружеской вечеринки не было. Так где Доротка провела всю ночь? И я, мать, не посмела ее расспрашивать из боязни, что тайное наконец станет явным и мой мир рухнет. Доротка явно о чем-то догадывается, но откуда она могла узнать правду?..

Снова волной накатил размеренный голос адвоката:

– Время шло, коллеги Омеровича становились известными. Казимеж перекинулся на керамику. Папочка выложил несколько тысяч, и в мастерской появилась печь для обжига. Теперь вместо полотен повсюду валялись уродливые черепки – вот и все перемены. После глины, фаянса и фарфора настало время экспериментов в скульптуре, но разочарованный родитель усомнился в гениальности сына и велел тридцатилетнему лоботрясу начать наконец добывать средства на жизнь своим трудом. Оскорбленный скупостью старика, художник порвал с семьей и… расстался с клеймом «многообещающего» таланта. Теперь он уже ничего не обещал, брался за разные халтуры, продал свою печь для обжига керамики, а когда проел деньги, испарились все его приживалы. Перестал он и бывать в модных ресторанах, а в некоторых кругах это равнозначно смерти.

Через год молодой Омерович выплыл снова и показал когти. На выставку его работ из любопытства пришли давние коллеги и знакомые. Омерович всех поразил! Он представил стиль, какого от него не ожидали. Казимеж устроил выставку резьбы по дереву, знатоки и критики в один голос заявили, что стилизованные примитивные скульптуры из липовых чурочек говорят о несомненной творческой индивидуальности. В них было нечто, что отличает произведение искусства от самого хорошего ширпотреба…

Слава согрела Казика Омеровича своими солнечными лучами. Его скульптуры становились известны, фамилию упоминали в газетах, старый Омерович снова поверил в своего сына и развязал мошну. Казик снова гулял в ночных ресторанах, его работы раскупались и приносили неплохой доход.

Бомба взорвалась через несколько месяцев… Обнаружился старик, который был «негром» Омеровича. Казимеж познакомился с ним, скитаясь в Бещадах, когда отец перестал снабжать его деньгами. Поскольку приближалась зима, старик дал себя уговорить перебраться в город и переехал к Омеровичу, вместе со своими работами. Именно эти деревянные скульптуры Омерович и предъявил как плоды своего таланта. Вкусив успеха, Казик принялся беспощадно эксплуатировать старика. Доходило до того, что запирал беднягу на ключ, когда приходили гости. Неграмотному художнику он платил гроши, несколько злотых за скульптуру, да еще и вычитал за стол, квартиру, табак и самогонку, потому что старик любил выпить…

Афера наделала много шуму среди художников, старший Омерович обратился за помощью к моему коллеге, вот почему я так хорошо знаю эту историю. До суда не дошло, потому что старший Омерович откупился от деда. Ну а Казика вышвырнули из Союза художников, и он снова пропал из виду.

Чего еще я могла ожидать от человека, который общается с Банащаком? Бог свидетель, я предполагала нечто худшее, и рассказ адвоката меня совсем не удивил.

Только вот что Омерович делает у Банащака? Сутенер и мошенник – что может дать такой союз? Сутенер и мошенник в Спиртовой Монополии… Я уже знала, что Банащак вовсе не владелец «Омара», а кладовщик на заводе.

А в моем доме творилось недоброе. Прежде всего Доротка. Я боялась влияния Омеровича, поэтому попросила Анелю, чтобы та присматривала за девочкой во время моего отсутствия. От мысли, что моя дочь живет под одним кровом с этим авантюристом, я места себе не находила.

Анеля оказалась талантливой шпионкой, и я не чувствовала никаких угрызений совести на этот счет. Любым способом защитить мою маленькую…

К счастью, Доротка не сообразила, что все ее разговоры с Омеровичем подслушивает Анеля, мне же стало спокойнее. Девочка не попалась на обаяние этого жиголо.

Но в связи с Доротой меня гораздо больше встревожила новость, которую принес не кто иной, как Банащак. Как-то раз Казимеж Омерович повел ее в «Омар», а потом моя девочка отправилась туда сама. Что она там искала? Не Омеровича же, которого всегда может найти дома? С тех пор меня не переставали терзать дурные предчувствия.

Банащак выгнал девочку из кафе и запретил ей появляться в «Омаре». Сделал он это не слишком тактично, сам признался. Если уж Банащак так считает, воображаю, как это восприняла Дорота. Но из двух зол… Девочка не должна ходить в это подозрительное место. Невольно я почувствовала благодарность к Банащаку.

– Но как ты удержишь Омеровича? Как заставишь отстать от девочки?

– Уж не беспокойся, найду на него управу. У меня свои, безотказные способы. Даю тебе слово, а мое слово – не дым. – Стиль речей Банащака почти не изменился с послевоенной поры, но теперь, как я заметила, он больше не употреблял при мне нецензурных слов.

Его безотказные способы также не изменились, в чем я имела счастье убедиться. Был поздний вечер. Мы с Доротой сидели в библиотеке, когда из Парижа позвонил Адам.

Боже, как же редко вспоминала я теперь об Адаме, каким далеким, даже чужим казался он мне. Я была рада, что его нет в Варшаве. И как боялась его потерять! Нет, даже не так… Временами мне казалось, что я готова на что угодно, пусть на развод, лишь бы уйти, сохранив лицо, которое он знал двадцать лет. Чтобы далекое прошлое не замутило памяти о наших чувствах, нашей дружбе и обо всем, что нас связывало.

Уйти от Адама? Нет, не смогу, не сумею! Если уходить, то только в никуда. В голове у меня царил хаос. Сколько я еще выдержу?

В тот вечер после звонка отца Доротка словно оттаяла. В последнее время она стала холодной, сухой, замкнутой и… слишком взрослой.

Я тогда вздохнула чуть свободнее, у меня появилось иллюзорное ощущение, будто все вернулось назад, будто и не врывался в мою жизнь этот упырь.

Вот, рядом сидит мой милый ребенок. Ребенок! Подруга, взрослая, сложившаяся личность, человек думающий и с характером. В этом ведь есть и моя заслуга.

Это была моя дочь! Моя чудесная дочка, которая честнее и благороднее матери.

А минуту назад я разговаривала с мужем! С мужчиной, которого люблю больше жизни. Люблю таким, какой он есть, за всю нашу совместную жизнь у меня даже мысли не мелькнуло об измене. Я гордилась мужем, гордилась его умом, образованностью. Невзирая на высокую должность, которую занимал, ему удалось сохранить столько юношеской свежести, милой беззаботности, живости характера и независимости! Независимость была врожденной чертой его характера, как и стойкость. Адама не согнули никакие превратности карьеры, а ведь в трудные послевоенные годы по-разному бывало.

Лучшие черты характера мужа я находила и в Доротке. Но и его недостатки тоже: ослиное упрямство, порывистость, бурный темперамент, высокомерие.

Нет, мои близкие не были ангелами, с ними иногда приходилось трудно, но я любила безоглядно даже их недостатки и делала все, чтобы быть с ними на равных, чтобы жить вместе, а не рядом. Может, это плохо, что я жила только мужем и дочерью, молилась на них, как на икону. Именно из-за этой всепоглощающей любви меня сейчас терзает страх. Если Адам и Доротка уйдут, мой мир рухнет.

Я сидела в кресле с книжкой в руках, погруженная в свои мысли, не видя страниц, когда в библиотеку вихрем ворвалась Анеля и молча кинулась к телефону.

– Милиция? Тут нашего квартиранта лупят, а мы тут одни женщины, мужиков нету, это какая ж безнаказанность, чтоб среди бела дня, в хорошем районе… – выпалила она на одном дыхании, пока кто-то на том конце не усмирил ее.

Тогда она уже спокойнее продиктовала наш адрес и номер телефона.

– Кого, где бьют?! – Я ничего не понимала.

– Омеровича бьют, вот чего! У нашей калитки… кого ж еще? – Анеля никак не могла отдышаться.

Не успела я удержать Доротку, как она пулей выскочила из дома. Перепуганные, мы с Анелей бросились следом.

– Сволочи, мерзавцы, сейчас сюда милиция приедет! – отчаянно вопила моя дочь.

У Винярских открылось окно, хлопнули двери, на крыльцо выбежал Михал. По выложенной плитками дорожке загрохотали шаги – кто-то убегал. Все стихло.

Через пять минут прибыла патрульная машина, но под забором лежал и стонал один лишь избитый Омерович.

– Куда они побежали, вы видели? – допытывался сержант.

Дорота махнула рукой вдоль улицы. Сержант сел в машину и ринулся в погоню. С нами остался капрал.

Михал Винярский с милиционером помогли Омеровичу подняться, я велела отвести его в библиотеку.

Выглядел он ужасно, однако сознания не потерял. Я стянула с него одежду. Избили художника безжалостно, но никаких переломов я не заметила. По всему телу разливались чудовищные синяки.

Я обрабатывала его разбитое лицо, когда в библиотеку вошла Доротка. Закусив губу, она всматривалась в Омеровича широко раскрытыми глазами. Девочка и пальцем не пошевелила, чтобы помочь, – рухнула в кресло как подкошенная. Помогала мне Анеля.

– Вы можете говорить? – Капрал терпеливо ждал, держа наготове раскрытый блокнот.

Художник кивнул, но описать нападавших не смог. На него набросились двое, налетели сзади. Дело происходило возле самого дома, там, где деревья отбрасывают особенно густую тень. Ударили по шее, повалили на землю и принялись избивать.

– Они что-нибудь говорили?

– Да… «сукин сын», – скривился наш квартирант.

– Коротко и ясно, – хмыкнул капрал. – И больше ничего?

Нет, больше ни одного слова.

– У вас есть с кем-нибудь счеты, может, вы перешли дорогу каким-нибудь уголовникам?

– Пан капрал! – возмутился Омерович. – Я художник, а не бандит! Вместо того чтобы искать хулиганов, которые нападают на порядочных людей, вы мне здесь допрос устраиваете, словно это я преступник.

И тут меня осенило! Ведь это и есть «безотказный способ» Банащака.

Неужели он велел своим подручным отколошматить Омеровича? Или сам не погнушался отделать нашего постояльца, вот тот и уверяет, будто не разглядел никого.

Хотя нет… Банащак не стал бы попусту рисковать. В те времена, которые мне хотелось бы навсегда вычеркнуть из памяти, недостатка в помощниках с пудовыми кулаками он не испытывал.

Неужели он защищает мою дочь? При мысли, что могло бы случиться, если бы в один прекрасный день Доротка перешла дорогу этому бандиту, у меня холодок пробежал по спине… Боже! Если этот подонок осмелится хоть пальцем тронуть мою девочку… Красный туман застилал мне глаза.

Я раздумывала, стоит ли поговорить с Банащаком. Нет! Их счеты меня не касаются.

А через несколько дней кто-то выбил стекло в кабинете Адама. На первом этаже на окнах всегда были решетки, но на втором… кому понадобилось разбивать стекло?

На первый взгляд никаких следов кражи, да там и не было ничего ценного, разве что библиотека юридической литературы.

Тем не менее, присмотревшись ближе, я заметила следы поисков, кто-то шарил среди книг.

Кабинет Адама мы всегда тщательно убирали, но так, чтобы все вещи остались на своих местах, как их положил хозяин.

За много лет мы к этому привыкли и уважали привычки Адама. Мы с Анелей дошли до такого совершенства, что ни один журнал, ни одна закладочка, ни один карандашик никогда не менял своего места. О нашей уборке свидетельствовала только идеальная чистота.

А теперь на полке с книгами отчетливо виднелись следы чьих-то поисков. Ведь никто из домашних (я сразу подумала на Омеровича) не стал бы выбивать стекла, чтобы забраться в комнату, которая никогда не запиралась на ключ.

Кто-то залез через окно? Но с какой целью? Почему именно в кабинет? Вскарабкаться на второй этаж… Ради чего? Не за Уголовным же кодексом, в конце концов. Что-то тут не так…

Мое внимание привлекла полка, где стояли антикварные книги из области уголовного права. Здесь имелись и библиофильские редкости, толстые фолианты, отпечатанные на пергаменте, переплетенные в сафьян, с узорными застежками. Адам очень любил эти старинные книги, часто хвастался ими перед друзьями.

Я достала каталог, чтобы проверить содержимое полки. Стоило мне переложить первый том с края, как перегруженная полка (возможно, она давно уже держалась на честном слове) рухнула вместе с книжками.

Я собирала реликвии, старательно осматривая, не повредились ли страницы, – Адама бы хватил удар. К счастью, ни одна из книг не пострадала. Я сверилась с каталогом – все было на месте.

– Ты что-нибудь переставляла на этой полке? – спросила я Анелю.

– Упаси Господь! Что ж я, не знаю нашего хозяина? А стекло какая скотина выбила? Небось, кто-нибудь оставил окно открытым, вот сквозняком-то… – Она укоризненно покачала головой.

Окно было закрыто, но я предпочла, чтобы Анеля грешила на порыв ветра, который и выбил стекло.

Доротка, осмотрев полку, пожала плечами:

– Вызови столяра, надо это починить… Стекло? Сама вижу, тут не медитировать надо, а стекольщика искать.

Я брякнула что-то насчет взломщика.

– Мать, ты начиталась детективов? Опомнись! – Она пригляделась ко мне и обняла меня каким-то покровительственным жестом, чего я раньше за ней не замечала.

«Нервы у меня на пределе, – подумала я, – вот и мерещится черт знает что». Но выбитое стекло и рухнувшая полка не давали покоя. Не знаю почему, но списать все на совпадение не получалось. Я решила спросить Омеровича.

– Проше пани, что вы! – Он излучал оскорбленное достоинство. – Разве я похож на человека, который вламывается в чужие комнаты? – Действительно, внешность у этого мелкого мошенника была вполне пристойная, но я-то знала, что скрывается под маской.

Это незначительное событие продолжало терзать меня. Подумав, я пришла к выводу, что нужно обратиться к Банащаку, хотя сам вид этого человека был серьезным испытанием для моих нервов.

В «Омаре» я его не застала. С трудом вытянула у барменши, пани Биси, его адрес. Она смотрела на меня как на врага, наконец пробурчала название улицы и номер дома. Потом дала номер телефона и посоветовала сначала позвонить.

Банащак явно не жаждал встречи. Я настаивала, не понимая, что за всем этим кроется, неизвестность наводила на самые худшие мысли. Наконец Банащак очень неохотно пригласил меня к себе.

– Черт возьми, мне совершенно наплевать, где ты живешь и как, если тебя именно это волнует. – Меня охватила ярость. – Но если я сама тебя ищу, наверное, есть причина. Приходи в «Омар»…

– Не могу, – простонал он, – я болею… – Только сейчас я сообразила, что он гундосит. – Поэтому приезжай ко мне.

– Ты пьян?

– Как тебе такое в голову пришло? – прогнусавил он.

Банащак открыл мне дверь, согнувшись в три погибели. Я не могла понять, что с ним такое. И только когда он провел меня в комнату, до меня наконец дошло.

Давно уже я так не радовалась. Огромным усилием воли сохранила серьезную мину, стараясь не расхохотаться ему в лицо. Бандитская физиономия была обезображена кровоподтеками. Разукрасили Банашака профессионально, со знанием дела.

Вот почему ему так не хотелось встречаться – не желал доставлять мне удовольствия. Самолюбие уголовника.

Непобедимый Мишура! Виртуоз кастета, король свинчатки! Прошли его времена. В бандитской среде выросло новое поколение, достойные преемники и грозные противники. Сколько ему сейчас может быть? За пятьдесят, наверное?

Это начинало становиться интересным. Почти одновременно хозяина и его подпевалу вывели из строя как минимум на полмесяца.

Может, Омерович отыгрался? Взбунтовался против тирании Банащака, решил отомстить?.. Дай Бог, друг друга угробят, аминь!

– Кто тебя так отдубасил? – Я не стала делать вид, будто не замечаю следов побоев.

– Попал в аварию, – буркнул Банащак. Стыдится. Когда-то он прекрасно владел стилетом, как же можно признаться в таком позоре…

– Разбил машину?

– А-а, мелочь… ты с чем пришла?

Я рассказала о выбитом стекле и разбросанных книгах.

– Ты не держишь слова или не способен контролировать своих сообщников, Мишура.

Наверное, напрасно я сделала ударение на его старой кличке. Он так и зашипел от злости.

– Ты сменила профессию? Так не ты одна, запомни! И не смей нос задирать, тоже мне столбовая дворянка! – Господи, и зачем я дразню этого мерзавца? – Что-нибудь пропало из твоего дома? Холера, кругом одно ворье, но ничего, наведу порядок!

Я не могла взять в толк, о чем он говорит.

– Ничего не пропало, но в своем доме я хочу жить спокойно! И имею право разорвать наш договор без предупреждения!

– Ты меня не пугай! С тобой у меня разговор короткий.

– Отчаявшийся человек на многое способен…

– Опомнись, если даже он и трогал твою полку, что такого случилось, холера ясная?!

– Ему сдали мансарду, а не весь дом! По какому праву твой шакал шарит в моих вещах?! Это ты ему приказал?

– Если он сделал что-нибудь не так, я с ним посчитаюсь, будь спокойна!

Банащак говорил про Омеровича так, словно понятия не имел, что тот тоже зализывает раны. Притворяется? Нет… Он и впрямь ничего не знает! Итак, художника избили не по приказу Банащака…

Неизвестно почему, но теперь история с разбитым стеклом показалась мне ерундой. И зачем я напросилась на эту кошмарную встречу? Только позже я поняла, что инстинктивно чувствовала опасность и старалась ее предотвратить.

– Слушай, – Банащак остановил меня в дверях, – ты не могла бы вколоть мне пенициллин?

– Как это? – не поняла я.

– Ну укол сделать… Посмотри, – он подтянул штанину и показал опухшую голень. – Я бы не стал просить, но ходить трудно, а гребаный докторишка отказался, сказал, и так пройдет…

– Ты тест на аллергию проходил?

– Проходил… этот коновал говорит, будто пенициллин мне вреден! На казенный счет все вредно, как же! Вместо пенициллина велел какую-то желтую дрянь в воде разводить и компрессы делать. Я бы ему такой компресс приложил!

– Если доктор сказал, что у тебя аллергия на пенициллин, то лекарство тебе противопоказано. Это не шутки, от аллергии даже умереть можно. – Профессиональная этика взяла во мне верх, хотя я от души желала Банащаку всего наихудшего. – Не сомневаюсь, что врач прописал тебе то, что нужно.

Вот же ирония судьбы! Я должна еще давать ему медицинские советы! Чтобы он снова мог воровать и калечить людям жизнь.

– Тебя бы, конечно, только обрадовало, если б я охромел, – прочел он мои мысли.

– Тогда какого черта спрашиваешь у меня совета?

* * *

Прежде чем мой мир погрузился в кромешный ад (самые худшие дни ждали меня впереди), я принялась хлопотать вокруг Доротки. В школе вроде бы стало получше. Конечно, она уже не была прежней отличницей, но двойки ликвидировала, а некоторые предметы даже вытянула на четверки. Сидя с разбитой головой дома, Дорота решила хоть немного наверстать упущенное, но надолго ее не хватило. Еще не истекли установленные врачом десять дней, а она снова начала пропадать из дома с утра до вечера, порой до глубокой ночи. Уговоры мои не действовали, а сцен я не устраивала – не верю в спасительный эффект домашних скандалов.

Как-то днем, когда Доротка, по своему обыкновению, куда-то исчезла, позвонил ее приятель Пиноккио. Без всякой задней мысли я спросила:

– Стефан, а почему из травмпункта вы не привезли Дороту домой?

В трубке воцарилась длинная, неловкая пауза. Я тотчас все поняла. Дочь солгала.

– А она ничего не… – пробормотал наконец Пиноккио, и я ни о чем больше не спрашивала. Наверняка он успел бы придумать какую-то отговорку.

Сказав, что дочери нет дома, я попрощалась и повесила трубку.

Открытие выбило у меня почву из-под ног. Неужели я ничего не знаю о собственном ребенке?

Что же мне теперь делать? Ведь Доротка уже взрослая, сформировавшаяся женщина. Выпороть ее я не могу – к тому же и не поможет. Поговорить? Но она не желает со мной разговаривать. Дочь перестала мне доверять, она больше не видит во мне друга, которому можно поведать самое сокровенное.

Но когда это началось? Неужели я проглядела предвестие этого грозного кризиса?

Память услужливо отмотала пленку назад. Меня не переставала терзать мысль, что перемены в Дороте каким-то образом связаны с появлением Банащака.

Это предположение и стало главной причиной, по которой я боялась – да, боялась! – поговорить с собственной дочерью. Если она догадывается, если она знает…

Как-то ко мне пришла Анеля.

– Я вам кое-что покажу! – сообщила она с заговорщицким видом и потянула в комнату дочери. Там она открыла ящик секретера. – Вот она, ученица-то наша!

– Не думаю, чтобы Дорота красилась, идя в школу. – Я с облегчением вздохнула и взяла в руки самую обычную косметичку. Помада, тушь, тени. И только-то?..

– А деньги у нее откуда? – Анеля сунула мне под нос флакончик духов. – Французские! Я проверила… Вы знаете, сколько все это добро стоит? Голова у нашей панны вскружилась, такие деньги неведомо за что!

– Наверное, тратит свои карманные…

Лак от Диора: сто пятьдесят, помада: сто пятьдесят… Я мысленно подсчитывала цены. Ничего страшного, все это умещалось в пределы карманных денег Доротки – она получала сто злотых в неделю.

В последнее время дочь стала копить свои карманные деньги с яростью Гарпагона. Я всегда возмещала ей траты на кино, театр, учебники, но теперь она помнила каждые двадцать злотых. Так, значит, все ее доходы поглощала косметика!

– И пани так спокойно на это смотрит? – Моя реакция явно разочаровала Анелю.

– Анеля, как ты нашла все это?

– Как, как… Просматривала ее вещи, кто-то же в этом доме должен за ребенком доглядывать!

– Я тебя прошу больше никогда этого не делать!

– Так ведь пани сама же…

– А теперь жалею, потому что ты слишком далеко зашла. Пожалуйста, впредь не трогай вещи Доротки.

– Ну как хотите, – обиделась Анеля. – Но ответственность перед Богом за людей в этом доме несу я!

Я никогда не считалась для Анели грозным авторитетом, порой она бывала упряма и своенравна, но мы с ней давно привязались друг к другу и ссорились крайне редко.

Несколько дней она дулась на меня, разговаривала сухо и холодно. А вскоре я сама поступила не лучше Анели.

Как-то раз возвращалась из клиники и рядом с Крулевской улицей в толпе углядела темноволосую голову Доротки.

В первый момент я даже не узнала дочь, так ее изменила новая прическа – коса была уложена в высокий узел, казавшийся слишком тяжелым для хрупкой, тонкой шеи. Я загляделась на девушку и не сразу поняла, что передо мной Доротка.

Дочь меня не заметила, а я бессознательно двинулась за ней следом.

Она свернула в проходной двор огромного дома, отделанного гранитом, вышла на площадь Домбровского и исчезла в дверях дорогого комиссионного магазина.

Что ей там понадобилось? Адам нередко привозил дочери подарки из-за границы, но в основном это были милые безделицы, сногсшибательными нарядами он ее не заваливал. Может быть, благодаря такому воспитанию Дорота не придавала тряпкам особого значения. Конечно, как всякая девушка, она любила красиво одеться, но модные туалеты никогда не стояли у нее на первом месте.

Дорота вышла из магазина и направилась в сторону Кредитной. Я повернула за ней. Дочь была погружена в свои мысли и не замечала меня. Уже опускались сумерки, а я держалась на приличном расстоянии.

Вскоре мы оказались у кафе «Новы Свят». Я подождала минуты две и вошла следом за Дороткой. В крайнем случае скажу, что решила выпить чашечку кофе.

Внутри было многолюдно и шумно. Дочь я увидела за столиком у окна. Напротив Доротки сидел молодой человек с темными, почти черными волосами. Боже, как она на него смотрела!

Я могла без помех наблюдать за ними – для моей девочки в этот момент не существовало никого, кроме этого брюнета.

Молодой человек показался мне знакомым. Где-то я его видела: это сосредоточенное выражение на лице, слегка раскосые темные глаза, привычка чуть наклонять голову набок…

Ну конечно! Это ведь Рамер! Конечно, Конрад Рамер, ординатор из первой нейрохирургии, по словам моего шефа, очень талантливый врач. Я редко с ним встречалась – в нашем отделении другая специализация, но раза два Конрад ассистировал моему профессору на операциях.

Так вот она, тайна моей девочки! Французская косметика, взрослая прическа… В нашем доме толпились целые табуны мальчишек, но Конрада Рамера Доротка не приглашала ни разу. Очень характерный симптом.

Любовь? Первое и сильное чувство, да и парень хоть куда: красивый, умный… Я улыбнулась про себя. Теперь можно с легким сердцем забыть про мошенника Омеровича, где ему тягаться с таким! Рядом с Конрадом наш смазливый квартирант казался стареющим пижоном.

Я была почти благодарна этому молодому врачу.

* * *

Вечером я просматривала медицинские журналы, когда явилась Анеля. Хватило одного взгляда на ее лицо, чтобы понять: речь опять пойдет о Доротке. Двурушничество Анели начинало меня сердить.

– Такого Кактуса у нас еще не было! Пусть пани непременно своими глазами посмотрит!

«Кактусами» Анеля называла юношей, которые находили у нас кров. Обычно они возникали на пороге с трехдневной щетиной на лице, и их подбородки действительно слегка смахивали на кактусы, точнее, на ту разновидность кактусов, которую Анеля окрестила «тещина табуретка».

На сей раз это был не пустой донос. В выборе друзей наша дочь пользовалась полной свободой, но я предпочитала знать, кто появляется у нас в доме. Поэтому под каким-то предлогом я заглянула к Доротке – полюбоваться Кактусом невиданного сорта. Анеля давно перестала ворчать, что у нас не дом, а корчма, и что нас обворуют или еще что похуже. Она принимала всех, кого приводила Дорота, и прекрасно с ними уживалась. Да и мы с Адамом тоже ничего не имели против гостей дочери.

Среди Дороткиных Кактусов не встречались пакостники, обычно это были молодые ребята, словно потерявшиеся в своей преждевременной взрослости, не знающие, что с ней делать, рассорившиеся с родными. Но, как правило, это были умные и впечатлительные ребята, отражение извечной тоски человечества по совершенной жизни.

Они обожали Адама. Никто из них не признался бы, что приходит в наш дом не только ради Дороты, но в те дни, когда муж был дома, количество гостей резко возрастало.

Адам вовсе не старался завоевать симпатии друзей дочери, он просто относился к ним как к равным.

Как ни в чем не бывало, я заглянула в комнату Доротки. Та повела себя как обычно:

– Мама, это Павел!

– Мое почтение мамусе!

Несмотря на свои устрашающие габариты, парень выглядел вполне пристойно: тщательно выбрит, в аккуратном костюме. Он схватил мою ладонь огромными лапищами, наклонился и чмокнул манжет моего рукава.

После чего, явно довольный собой, рухнул обратно в кресло. Пружины жалобно пискнули.

По неписаному закону нашего дома я несколько минут поболтала с ними и вышла из комнаты. Анеля права: такого Кактуса у нас еще не было!

– Дорота, кто это? – спросила я дочь, когда Павел ушел.

– Так, один парень. – Она притворилась, что не поняла вопроса.

– Слушай! Я хочу знать, кого ты водишь в дом! Ты слишком много себе позволяешь! Придется написать отцу!

– Отца в мои дела не вмешивай, – процедила Доротка в ответ на неумный гнев с моей стороны. Глаза ее сузились, лицо стало жестким.

Я потеряла контроль над собой.

– Как ты со мной разговариваешь?!

– Прости… Это парень из специнтерната… – Лицо дочери разгладилось.

– Специнтернат… Это что, тюрьма?!

– Да нет, мама, ничего общего… Павел – порядочный человек, серебряные ложечки можешь не прятать.

– Он мне не нравится, – беспомощно сказала я и передразнила: – «Мое почтение!»

– Да он просто пошутил… мама, как тебе не стыдно! – ощетинилась Дорота. – Уверяю тебя, Павел стоит гораздо больше, чем такой… как Омерович, например.

Что я могла ответить? Пусть даже Омерович пришел ей на ум случайно, возражений у меня не нашлось. Я-то сознательно терпела под нашим кровом сообщника профессионального преступника.

– А что они делают в этом специнтернате?

– Живут или учатся жить… Получают профессию, лечатся от комплексов и травм. Там пытаются наверстать упущенное родителями, выправить психологически горбатых… Нормальное дело! – Дорота, подчас такая наивная, теперь разговаривала со мной почти снисходительно.

Неужели, сама того не ведая, я превратилась в мещанку, оценивающую людей только по одежке? И почему я с порога решила, что этот громадный парень – неподходящая компания для моей дочери?

– Он уже у нас бывал?

– Конечно, только тогда Анеля за мной не шпионила… Мама, если она не прекратит копаться в моих вещах, я начну запирать комнату на ключ!

Итак, Дорота все знала.

* * *

Но самое худшее было еще впереди. В клинику позвонил Банащак, хотел срочно увидеться со мной. Голос его звучал как обычно, но мне вдруг стало тревожно. Мою тревогу трудно было назвать интуицией – я ведь знала, как опасен этот человек. После работы я отправилась в «Омар».

– Вечером я пригоню машину, пусть постоит у тебя в гараже.

– Какую машину? – спросила я, не желая понимать, – форменный страус.

– Твою!

– Мы так не договаривались!

– Не договаривались, но возникли новые обстоятельства.

– Я не желаю слышать ни о каких обстоятельствах!

– Придется услышать. Правда, ничего особенного не случилось, но «Варшава» сбила человека.

– Насмерть? – Я чувствовала, что бледнею.

– Насмерть. Кто-то заметил столичный номер и марку машины… Сейчас расспрашивают всех владельцев.

– Хватит! Я хочу знать: это была та самая машина?

– Нет, не та.

– Тогда чего ты боишься? Почему хочешь подбросить ее мне?

– Вот холера, как же ты не понимаешь! В транспортном отделе милиции эта машина фигурирует как твоя собственность. Она твоя! Если захотят тебя вызвать и расспросить или, черт их знает, осмотреть машину, что ты им скажешь? Что отдала машину в вечное пользование владелице «Омара» и вообще не знаешь, что с ней случилось?

– Так ты не владелец «Омара»?!

– Фактически кафе принадлежит мне. Только числится оно за Бисей, что еще хуже. Жена профессора Заславского записала на свое имя машину дружка барменши? Как тебе?

– Подозрительнее всех выглядел бы ты.

– Мы все одинаково заинтересованы в благополучном исходе.

Дай ему палец – руку откусит… Я ведь знала эту старую истину и все-таки тешила себя иллюзиями, что Банащак больше ничего от меня не потребует. Оказалось, нужно лишь, чтобы возникли новые обстоятельства.

– А если я откажусь?

– Последствия могут быть непредсказуемыми.

Если меня вызовут в милицию и сообщат, что человека сбила машина, зарегистрированная на мое имя, молчать не стану. Я едва удержалась, чтобы не сказать этого вслух.

– И как объяснить это своим домашним? – Я уже капитулировала, лихорадочно придумывая причину появления в нашем гараже чужой машины.

Страх – порочная сила, вот почему шантаж надо карать, как убийство.

Я вполне отдавала себе отчет, к чему приведет моя покорность судьбе: если сейчас подчинюсь, ничто уже не вызволит меня из лап этого мерзавца… Но что я могу поделать? Он меня уничтожит раньше, чем соберусь с силами и попытаюсь дать отпор.

Следовало в первую же нашу встречу указать ему на дверь, но я малодушна и слаба, у меня не хватило мужества поставить все на карту!

– Когда возвращается твой муж? – Адам все-таки его беспокоил.

– В декабре.

Он с облегчением вздохнул.

– До той поры все устаканится. А ты не можешь недельки на две отослать куда-нибудь свою домработницу?

Банащак опасался Анелю. Я не сказала ему, что на Анелю могу рассчитывать, как на себя самое.

– Это было бы неестественно.

– Другой вариант. Кто-то из твоих знакомых ищет гараж на несколько дней. Разве ты не позволишь ему поставить машину в ваш? Он ведь сейчас все равно пустует… «Варшаву» приведет женщина, Халина Клим, запомни эту фамилию. Можешь представить ее своим домашним как владелицу машины.

– А если милиция захочет расспросить и моих близких?

– С какой стати! Еще бабушка надвое сказала, заинтересуются ли они вообще вашей тачкой! И вызовут ли пани Заславскую, жену известного профессора…

Неужели эта сволочь думает, что я буду прикрываться общественным положением Адама? Не только подлец, но и дурак.

– Ты наивный человек. У меня на лбу не написано, за кем я замужем. К тому же если речь идет об убийстве, то ничто меня не защитит.

– Какое убийство?!

– А что же это, как не убийство? Бегство с места происшествия и неоказание помощи пострадавшему…

– Еще раз говорю: никого я не сбивал. Совершенно случайно машина, которую ищет милиция, той же марки, что и наша.

– А цвет?

– Насчет цвета пока ничего не известно… Но если мы не выберемся из этой истории, хуже всех придется тебе! – Вот, пожалуйста: этот сутенер прямо в глаза говорит «мы». Мы с ним сообщники в какой-то кровавой мерзости. – И… не забывай, что у тебя есть дочь!

Господи, снова та же угроза, будто я могу забыть об этом хоть на миг! Уж я-то знаю, что Банащак способен на любую подлость.

– Сколько стоит твоя машина?

– Сто сорок тысяч, а в чем дело?

Я лихорадочно соображала: кольцо, брошь, часы с браслетом, тридцать тысяч на книжке, немного присланной Адамом валюты. С большими усилиями я смогла бы собрать около семидесяти тысяч, но продажа драгоценностей займет несколько дней. Может быть, он согласится принять их вместо денег?

– Сто тысяч я могла бы отдать тебе сразу, а остальное выплачивать постепенно, тысячи по две в месяц.

– Но зачем?

– Уничтожь эту машину, чтобы и следа от нее не осталось. Сожги, спихни в реку… не знаю что. Можешь ведь что-нибудь придумать.

– Прекрати психовать, а то в самом деле накаркаешь беду! Опомнись! Если сейчас что-нибудь случится с этой машиной, они займутся тобой всерьез! Что ты вообразила? Машина застрахована, но даже без страховки пришлось бы объясняться, куда она делась.

– Можно заявить, что ее угнали, а потом списали бы все на угонщика.

– Хватит пороть глупости. Тогда тобой точно занялась бы милиция и быстро разобралась, что это за кража.

– Хорошо, я сделаю, что ты просишь, но при условии: после всего этого (после чего, Господи?) ты продашь треклятую машину. Во всяком случае, следующую я на свою имя записывать не стану.

Банащак неожиданно легко согласился.

– Но где гарантии?

– Даю тебе свое слово.

Что я могла ему ответить? У меня не было выбора.

Банащак у нас не появился. Машину пригнала женщина, как он и обещал. Элегантная, сдержанная, неразговорчивая. Представилась Халиной Клим, отдала мне документы на машину, ключи и тут же удалилась. Я ее не задерживала, у меня не было сил угощать ее кофе. Ей тоже было не по себе: выполнила свои обязанности и спешила уйти.

Кстати, какой подлостью Банащак привязал к себе пани Клим? Она не напоминала людей его круга.

Анеля даже не спросила, что это за машина, а Дорота, поглощенная своими делами, вообще не заметила пополнение в гараже. Я вздохнула свободнее и тешила себя, что все обойдется.

Не обошлось. Сначала пришел участковый. Он поинтересовался, давно ли у меня «Варшава» и где была эта машина в определенный день.

Не знаю, что со мной случилось, ведь я ждала этого визита, но все-таки испугалась. Вместо того чтобы что-нибудь придумать (ведь если машина стояла в гараже, этого никто не мог проверить), я отказалась давать показания. Просто притворилась обиженной на участкового за то, что пришел ко мне без повода; он якобы нарушил мои конституционные права только потому, что в нашей семье две машины! Так я повернула дело. И, не позволив даже объяснить причины своего визита, не дав милиционеру и рта раскрыть, обрушила на него град упреков, втайне дивясь своему нахальству. Никогда не подозревала в себе актерских способностей, а тут сыграла типичную и крайне неприятную «профессоршу». Мне было стыдно перед этим симпатичным молодым милиционером.

Через несколько дней пришел вызов из прокуратуры. Вот и результат моей непродуманной выходки. Вместо простого разговора с участковым – допрос в прокуратуре! А если возьмутся за Дороту или Анелю? Выхода у меня не было, пришлось их предупредить, потому что иначе вся эта мистификация рухнет, а мои ложные показания ни на что не сгодятся.

Впервые в жизни я сама склоняла свою дочь на ложь. Где-то в глубине сознания зажглась и погасла мысль: вот я и впутываю собственного ребенка в свое темное прошлое. Значит, с той жизнью нельзя порвать? Двадцать лет честной работы, любовь, дружба с порядочными людьми и собственная порядочность ничего не значат?

Неужели и сейчас те страшные годы так важны, что могут перечеркнуть, убить настоящее?

Ведь Жемчужины давно уже нет. Есть Мария Заславская, совершенно другая женщина. Это две разные личности.

Да? Тогда почему Мария Заславская позволяет втягивать себя и родных в дела той якобы чужой особы?

Не надо притворяться, хотя бы перед собой не надо. Всю жизнь я занималась самообманом, уговаривая, убеждая себя, что наступило этакое расщепление личности. Но все рухнуло, стоило появиться человеку из проклятого прошлого. Свое теперешнее существование я построила если не на лжи, то на умолчании. Если бы с самого начала нашего знакомства с Адамом мне хватило мужества рассказать о себе все…

Вот только не уверена, что его любовь устояла бы перед столь тяжким испытанием. Взялся бы Адам нести вместе со мной крест моей покалеченной судьбы?

Нет, я не рискнула быть с ним настолько искренней, побоялась потерять его любовь и единственный в своей жизни великий шанс. Тогда я любой ценой мечтала ухватить судьбу за хвост.

И теперь ничего не изменилось. Я ни перед чем не остановлюсь, чтобы спасти свой дом, и мне безразлично, какой ценой.

Значит, я все та же! По-прежнему не умею летать, судорожно цепляюсь за землю, никогда не решусь на героические жесты, на благородный отказ от налаженной жизни.

Всю бессонную ночь я боролась с собой, а утром позвала Анелю и Доротку. Разговор дался мне нелегко, хотя я знала, что могу на них рассчитывать.

– Кажется, я поступила очень легкомысленно, но ничего уже не поправишь, – объявила я тоном, не оставлявшим никаких сомнений, что раскаиваюсь в собственной глупости. – Я записала машину хороших знакомых на свое имя, а теперь возникли какие-то сложности. Милиция ищет машину этой марки, и вызывают всех владельцев. Поскольку формально владелец – я, то должна посетить следователя. В случае чего вам придется подтвердить, что машина моя.

– Конечно, это наша машина, – тут же поддакнула Анеля. – Что мы, нищие?

– Мама, у тебя могут быть неприятности? – Дорота сосредоточенно всматривалась в меня, я едва могла выдержать этот пытливый взгляд.

– Нет, доченька… только что уж скрывать: я немного побаиваюсь отца. Он очень огорчился бы, узнав, что я без его ведома приняла такое решение.

– Э-э… А что, хозяин обязательно должен знать? – Анеля неуверенно покосилась на Доротку.

– Не должен! – отрезала дочка.

На эту тему мы дома больше не разговаривали. А я со спокойной душой отправилась в прокуратуру.

Прокурор оказался молодой, сероглазый, улыбчивый.

– Вы владелица машины марки «Варшава», регистрационный номер… – Перед ним лежала картонная папка, внутри список таких же автомобилей, что и мой, с фамилиями и адресами владельцев. Возле нескольких фамилий стояли галочки, сделанные красным карандашом.

Значит, Банащак не лгал. Вызывают всех, и я в этом списке не первая и не последняя. Только откуда он так хорошо обо всем знает?

– Да, это моя машина, – подтвердила я. – Вот документы.

– Пока они мне не нужны. – Не глядя на меня, прокурор изучал свои бумаги, но мне показалось, что это «пока» сказано весьма зловещим тоном.

– Где вы были такого-то числа, в такое-то время? То есть, прежде всего, где была машина? – Нет, он ничего не записывал, но ведь где-нибудь под столом вполне мог прятаться магнитофон.

– Сейчас, попробую сообразить, – я и правда не помнила, что делала в тот вечер, – минутку… – Я вынула календарик, в котором отмечала дни дежурств. Мьжет, эти пометки хотя бы приблизительно помогут мне вспомнить, что я делала. – Ну конечно! – почти вскрикнула я. Какое счастье! Это оказался день моего дежурства. – Целые сутки я провела на глазах многочисленного персонала клиники, они могут все подтвердить.

– Где была машина?

– В гараже. В больницу я на машине не езжу, пользуюсь городским транспортом, меня пугают пробки. – Это была правда. В городе за руль всегда садился Адам. – Я вообще плохой водитель. – И тут же испугалась. Кто меня тянул за язык? Сама лезу в эту гадость. Я вспомнила поговорку Винярского: даже рыба не попадет на крючок, если рта не раскроет.

Но это доверительное признание разрядило атмосферу. Я почувствовала себя увереннее.

– Вы никому не одалживали машину?

– Нет. По крайней мере, не в то время, о котором вы спрашиваете.

– А кто еще имеет доступ в гараж?

– Теоретически вся семья. – Опять я сказала чистую правду: запасные ключи от гаража всегда лежали в письменном столе Адама, даже если он был за границей.

– И многочисленная у вас семья?

– Дочь, муж, домработница.

– То есть в тот день любой из них мог воспользоваться машиной?

– Это невозможно, – улыбнулась я, – домработница не отличит педаль газа от педали тормоза, у дочери чисто умозрительное представление о вождении, да и прав у нее нет. Мы обещали ей курс в автошколе только после получения аттестата. А муж с сентября находится за границей, к тому же у него своя машина, «мерседес». – И добавила небрежным тоном: – Он эксперт международного трибунала.

– Так ваш муж – профессор Заславский? – оживился молодой инквизитор.

Я скромно подтвердила. Эффект моей тактики превзошел все ожидания.

– Я имел честь слушать лекции вашего мужа, – это была не просто дежурная любезность, – да и по сей день отслеживаю все публикации профессора. Мне очень неприятно, что пришлось вызвать вас, как и остальных.

– Но, пан прокурор, перед законом мы все равны.

Ну и лицемерка! Я испытывала противоречивые чувства: с одной стороны, было приятно, что Адама с такой теплотой вспоминает человек, который с ним никак не связан, что фамилия Заславский так много значит для этого молодого человека, с другой – я сгорала от стыда, что прикрываю добрым именем мужа грязные махинации.

– Это обычная формальность, – объяснил прокурор.

– Но что случилось? – рискнула спросить я.

– Убили женщину.

– Кто-то сбил ее и сбежал?

Он не ответил на мой вопрос.

– Вот, посмотрите. – Прокурор передал мне папку.

Передо мной лежал увеличенный снимок женского лица, вернее, того, что осталось от лица.

– Голову переехало колесо, – пояснил прокурор.

Фото было наклеено на жесткий картон. Рядом была еще одна фотография, сначала я даже не поняла, что на ней изображено, и покосилась на подпись. «Осколки фары, найденные на месте преступления», – гласили яркие печатные буквы, выведенные фломастером.

– Лицо специально раздавили? – спросила я, лишь бы не молчать.

– Хотел бы я это знать, – буркнул прокурор и закрыл папку.

Жесткий картон съехал, прокурору пришлось еще раз открыть папку и поправить бумаги. Перед моими глазами на мгновение мелькнул прозрачный пластиковый конверт с игральной картой.

Я окаменела. Хотя карта показалась всего лишь на какую-то секунду, мне удалось разглядеть орнамент рисунка и масть. Это был пиковый туз…

Я сидела как парализованная, изо всех сил стараясь не выдать своего ужаса.

– Прислать к вам дочку и домработницу? – спросила я как можно естественнее, хотя внутри все так и тряслось от страха.

Зачем я это сказала? Сама подала ему идею…

– Нет, не нужно. – Прокурор спрятал папку. – Ваших показаний вполне достаточно.

Так все-таки показания! Значит, придется что-нибудь подписывать.

– Видите ли, я оказалась в затруднительном положении… – продолжала я актерствовать. – Честно говоря, машина мне совсем ни к чему, одни только хлопоты. Вот и решила продать ее, но в данной ситуации… Скажите, когда я смогу продать свою машину?

– А вы уже нашли покупателя?

– Нет, только собиралась этим заняться.

– Можете продавать, не вижу никаких препятствий. – Прокурор нажал кнопку на письменном столе, вошла женщина с листком бумаги и положила его передо мной. – Прочитайте, пожалуйста, внимательно и подпишите, если здесь нет расхождений с вашим показаниями.

Я пробежала глазами текст – да, где-то действительно спрятан магнитофон, наш разговор с прокурором был тщательно запротоколирован. Я расписалась.

Попрощавшись, вышла из прокуратуры, и ноги у меня подкосились. После самого тяжелого дежурства я не чувствовала себя такой измученной и вымотанной.

Самые страшные подозрения роились в голове. Эта карта! Эта проклятая карта поразительно напоминала те, что Омерович подарил Адаму. Не знаю почему, но они ассоциировались у меня с Доротой. Казалось, что от безумных мыслей, заполонивших голову, я сойду с ума.

Но почему Доротка? Необходимо обуздать ошалевшее воображение. Что общего у моей дочери с пиковым тузом, наверняка найденным возле той бедной женщины с фотографии. Сама не знаю, откуда родилась такая ассоциация.

Беспорядок в комнате Адама, выбитое окно… Эти проклятые карты лежали в кабинете!

Когда я проверяла, не пропало ли что, то даже не вспомнила про карты. Может быть, кто-то приходил именно за ними? Но зачем понадобилось выбивать стекло? И тут я сообразила, что не видела карт с того самого дня, когда Омерович вручил их Адаму.

Не застав никого дома, я поспешила в кабинет мужа. Перетряхнула все полки, ящики письменного стола – карт нигде не было. Исчезли без следа…

Испарились!

В голове словно бил паровой молот, сердце, казалось, колотилось у самого горла. Кто же взял эти трижды проклятые карты?

Мне чудилось, что на шее затягивается невидимая петля. Но только ли у меня? Доротка! Спасти дочь!.. Я вскочила, заметалась по комнате. Что делать?! Ясно лишь одно: Банащаку нельзя ничего рассказывать!

Собрав всю свою волю в кулак и немного успокоившись, я спустилась в гараж. Настала пора осмотреть наконец мою машину.

В память терновым венцом впились слова «осколки фары».

И мне тут же показалось, что одна из фар новее второй. Но сказать наверняка я не могла. Возможно, это всего лишь игра воспаленного воображения?

Если это сделал Банащак – даже мысленно я старалась не употреблять слово «убийство», – если это сделал Банащак, то он у меня в руках…

Убит человек. Я не могу молчать, надо во всем признаться…

Перед глазами всплыло лицо, раздавленное протектором колеса. По спине пробежал холодок.

Почему прокурор не сказал, как ее зовут? Минутку… Память услужливо воспроизвела снимок и подпись под ним: снимок № 1 женщины NN… Значит, имя погибшей неизвестно. Следует рассказать все этому сероглазому молодому человеку… Это мой долг…

Долг по отношению к кому, к какой системе координат? Долг перед обществом? Да… Но мое ближайшее, мое драгоценное, ненаглядное общество – Доротка и Адам. Без них меня попросту не существует.

Возможно, эту несчастную женщину и в самом деле убили, но ее уже не вернуть, а мои предположения могут оказаться плодом расстроенного воображения.

Преступление должно быть наказано. Непременно. Но что, если одно преступление повлечет за собой следующее? Значит, необходимо предупредить новое преступление… если оно уже не свершилось… И только от меня зависит, не станет ли еще одной жертвой моя собственная дочь!

Я не питала иллюзий: Банащак колебаться не станет. Он тотчас поймет, кто оповестил милицию по поводу машины и карты. И что тогда? Перед глазами мрачным предостережением стояло изображение убитой женщины. Что с того, если убийцу моей девочки найдут и накажут? Об этом я даже думать не могла.

Я никогда не отличалась твердым характером, какая из меня героиня, не в моих силах защитить всех, но свою семью я уберегу, обязательно уберегу! А вместе с ней и самое себя… Безнравственно? Да, безнравственно… Что ж, значит, малодушие и подлость у меня в крови, но я готова умереть ради того, чтобы с головы моей дочери не упал ни один волосок…

И я снова отправилась к Банащаку домой. Его вид на этот раз поразил меня еще больше. Он едва двигался.

– Что случилось? – удивилась я.

Лицо Банащака было изуродовано, он даже не пытался скрыть, что его избили, впрочем, такого и не скроешь…

– На меня напали… вот, выписали больничный на три недели…

– Кто напал?!

– Узнаю… – процедил Банащак, в его глазах сверкнула лютая ненависть.

– Я была у прокурора… У меня есть план. – Я вела себя очень осторожно. – Надо продать машину… – Банащак нетерпеливо отмахнулся. – Слушай и не перебивай!.. Прокурор совсем еще молодой человек, он был студентом моего мужа и отнесся ко мне почти по-дружески. Пока у него нет никаких подозрений. Пока, понимаешь?! На месте происшествия остались осколки фары сбившей человека машины.

Банащак молчал, но слушал с нарастающим вниманием.

– Милиция не уверена, что это была «Варшава», проверяют также «Москвичи» и «Волги», – врала я как по нотам. Пусть расслабится, а то еще чего-нибудь натворит со страху. – Проверки займут какое-то время… Но владельцев других машин проверяют куда тщательнее. Мне-то прокурор поверил на слово, потому что я жена профессора Заславского, у остальных проводят осмотры и обыски. – Я подчеркнула последнее слово, хотя понятия не имела, так ли это.

– Наша машина, – он голосом выделил это «наша»! – наша машина в полном порядке.

Ничего себе «наша»! Будь ты проклят!

– Выяснить, заменяли фару или нет, не составляет особого труда.

– Это он тебе сказал?

– Нет. Когда я сидела в кабинете, вошел следователь и сообщил, что у какой-то «Волги» недавно поменяли фары. И прокурор тут же распорядился немедленно допросить хозяина и проверить, где и когда был произведен ремонт, – на меня словно снизошло вдохновение. – Остается еще след протектора… – Я многозначительно замолчала.

Банащак помрачнел, но ничего не спросил.

– Так что когда они проверят все машины и ничего не найдут, то наверняка вспомнят про машину Заславской.

– И что ты предлагаешь? – наконец отозвался он.

– В разговоре с прокурором я между прочим упомянула, что давно подумываю продать свою «Варшаву», водитель, мол, из меня никудышный, возиться с машиной не люблю. В ответ он сказал, что я могу смело продавать свой автомобиль.

– Если захотят, они машину и у другого хозяина найдут. – Банащак явно был разочарован. – У автомобиля, как и у человека, есть своя метрика…

– Да, но у другого хозяина машину могут угнать… Ее надо уничтожить! Утопить или сжечь на каком-нибудь пустыре… Ты должен это как-нибудь устроить, пока еще не вышли на наш след! – Я еле выговорила это «наш». – Готова вернуть тебе сто тысяч злотых, часть наличными, часть ювелирными украшениями, это все, что у меня есть…

– Неплохо придумано, – пробормотал Банащак.

– Я это предлагаю вовсе не из симпатии к тебе, просто у меня нет ни малейшего желания оказаться замешанной в уголовщину! И больше на свое имя ничего записывать для тебя не стану!

«Если сейчас начнет спорить, – мелькнуло у меня в голове, – придется прибегнуть к шантажу. Пригрожу ему прокурором, припомню треклятые карты, кровь на колесе…»

На самом деле крови на колесе я не заметила, но ведь Банащак-то этого не знает! Во мне крепла мрачная уверенность, что это именно он убил ту женщину. И мне было все равно, случайно или предумышленно.

– Соглашайтесь. Даю сто тысяч, – повторила я. – Больше мне взять негде.

– Омеровича тоже хочешь сплавить?

Я не поймалась на его покорный тон. Омеровича я непременно «сплавлю», но не сейчас, не стоит перегибать палку.

– Омерович мне не мешает, в отличие от машины!

– Хорошо… В течение месяца ты продашь машину, хотя мне это сейчас жутко не на руку. Купит ее Бися… барменша из «Омара», но сначала ты дашь объявление о продаже в газету.

– И в течение двух месяцев «Варшава» должна исчезнуть!

– Ладно, подумаю… У прокурора ты неплохо потрудилась.

– Не ради твоих прекрасных глаз, не надейся! – в ярости выдохнула я, его похвала стегнула меня, как плетка.

– Знаю, знаю, можешь не повторять. Но я тебе верю, – процедил он. – Глянь вон там… Уже четвертая такая писулька…

На столе лежал лист бумаги. Я взяла его в руки. Крупные буквы, вырезанные из какой-то газеты, складывались в строчку:

ЛИНЯЛЫЙ АЛЬФОНС, ВАЛИ В СВОЙ ЩЕЦИН, ЕСЛИ ТЕБЕ ЖИЗНЬ ДОРОГА.

Подпись: «Пиковая Дама».

Господи, неужели Банащак решил, что это я клею анонимки? А почему бы и нет? Он ведь не в состоянии понять, что той Жемчужины, которую он знал, давно уже не существует. В его глазах я осталась прежней, разве что немного поумнела да в жизни неплохо устроилась.

– И кто, по-твоему, эта Пиковая Дама? Меня подозреваешь? – скривилась я, отшвырнув листок. Внутри все так и съежилось от страха. Но если это не первая, почему до сих пор Банащак ни словом не обмолвился об анонимках?

– Нет, – он покачал головой, – эти номера с тобой не вяжутся.

Визит к Банащаку лишь еще больше встревожил меня. Я не знала, что и думать. Туз пик, Дама Пик… кто раскладывает этот зловещий пасьянс?

Неужели это Даму Пик размазало по шоссе колесо моей машины?

Анонимки пишет человек, которому известно щецинское прошлое Банащака. Дама Пик… До чего ж претенциозный псевдоним… Итак, в темной игре, которую ведет Банащак, появился еще один персонаж. Аноним. А какова моя роль? Пешки, которой манипулируют более сильные фигуры? И от которой безжалостно избавятся, как только в ней исчезнет надобность?..

ПРОКУРОР

Под утро из постели меня вытащил телефонный звонок – звонил начальник райотдела милиции.

– На шоссе сбили женщину, виновник аварии сбежал. Приедете?

Я прекрасно знал, что шефу милиции мои выезды на место преступления что кость в горле, тем не менее он исправно сообщал мне о каждом новом деле.

– Что за вопрос, конечно, приеду!

Когда я, одевшись, сбежал вниз, патрульная милицейская машина уже тормозила у моего дома.

Погибшая лежала в пятнадцати метрах от щита, обозначающего границу города. Когда мы с начальником райотдела прибыли, вокруг места происшествия уже горели прожекторы дежурной бригады, а сами криминалисты занимались осмотром.

Услышав про эти самые пятнадцать метров, я крепко выругался.

– Судьбина наша горбатая, – согласился со мной шеф милиции.

На сей раз мы прекрасно поняли друг друга. Сшиби чертова тачка бедолагу на пятнадцать метров дальше, уже наши коллеги из варшавского воеводства мучились бы с «висяком». На первый взгляд дело казалось безнадежным.

Женщина лежала ничком, раскинув руки. Когда ее перевернули, специалист по трупной косметике лишь беспомощно пожал плечами. Он должен был приготовить лицо погибшей к фотографированию, но на сей раз мог не утруждать себя – лица попросту не было.

Раздавленное, вбитое в гальку и изуродованное до неузнаваемости. Это наводило на единственную гипотезу: речь идет не о дорожном происшествии, а об убийстве. О том же свидетельствовало еще одно обстоятельство: на убитой не нашли ничего, что позволило бы установить личность, никаких драгоценностей, на запястье нет часов, при этом погибшая одета в роскошную шубу.

– Норка, – сказал сержант. – Светло-бежевая норка, ее еще называют «опаловой». Шубка-то потянет тысяч на сто злотых.

В карманах шубы стоимостью в хороший автомобиль не обнаружилось даже трамвайного билета. Рядом с убитой валялась сумочка из блестящей коричневой кожи, очень элегантная и наверняка дорогая. Сумка, как и карманы шубы, была пуста – ни клочка бумажки, ни всех тех мелочей, которыми обычно набиты сумочки всех женщин мира. Только в боковом кармашке, как сюрреалистическая метафора, торчала игральная карта. Туз пик!

Таких мне видеть не доводилось. Карта была уже и длиннее обычных карт, яркая рубашка переливалась красными, золотыми, синими и черными арабесками. Такой же орнамент вился по периметру лицевой стороны. Сами пики ничем не отличались от обычной масти: одна пика в центре, четыре по углам. Карта была новехонькая: скользкая и жесткая.

С лакированной кожи удалось снять несколько отпечатков пальцев, скорее всего владелицы сумочки. Чуть в стороне, на обочине, обнаружили осколки от фары. Должно быть, машина задела бетонный столбик ограждения.

На этом находки исчерпывались. Единственным и весьма сомнительным свидетелем, да и то не самого происшествия, был абсолютно пьяный хозяин пары тяжеловозов и телеги.

Этот наш, прости господи, свидетель, Феликс Мачко, прославился в местном отделении милиции фантастическими выходками, которые учинял всякий раз, когда бывал в подпитии. Фелюсь, как его фамильярно именовали милиционеры, на рассвете подкатился к дежурному и долго что-то бормотал, прежде чем тот понял, о чем речь.

Поначалу дежурный не поверил: Фелюсь тем и снискал себе славу, что рассказывал небывальщины, порожденные алкоголем, и при этом клялся, что видел все своими глазами.

– Пан начальник, человек подыхает, а пан тут задницу греет! – начал бушевать Фелюсь, чего с ним в участке вообще-то не случалось. – Коли вру, пан меня может запереть, как последнюю суку, и под суд отдать за хиханьки над народной властью… А теперь пошли, может, еще дышит…

Фелюсь рассказывал, что до утра пировал в придорожной забегаловке. Когда же выехал с боковой дороги, которая ведет в деревню, и свернул на шоссе, сразу же заприметил машину.

Обнаружив труп, дежурный уже не отпустил Фелюся домой, тот мог куда-нибудь запропаститься. Сейчас этот оригинальный свидетель трезвел в камере.

Утром Фелюся доставили ко мне. Похмелье у него было жуткое, даже глаза был не в силах открыть.

Допрашивать стал начальник местного отделения милиции.

– Небось допился до провалов в биографии, а, Фелюсь? – заботливо спросил он.

– Никак нет, пан начальник, только трясет меня, впору по стеночке ходить… Пивка глотнуть дайте, а? Сразу в башке прояснится, а то сейчас у меня не мозги, а студень… Жизнь отдам за пузырек пивка, пан прокурор! – Он умоляюще уставился на меня опухшими глазками.

Я разрешил принести пиво, рассудив, что в таком виде от свидетеля толку мало.

Фелюсь жадно открыл бутылку и в один присест вылил содержимое себе в глотку. И прямо на глазах начал оживать. Он повторил то же, что ночью рассказывал милиционерам.

– …сначала-то услышал, как взвыл мотор, а потом уже машину увидел, она никак с места тронуться не могла. Когда я из-за поворота выкатился, она как раз дернулась. Ка-а-ак газанет! Я и номера не заметил, грязью все заляпано, но буковки-то были точно варшавские. Чтоб я сдох, пан прокурор, ежели это мне приблазнилось. Факт! Ну, выпимши я был, но в состоянии… Загадка человеческой природы, понимаешь, никогда не ведомо, как человек назюзюкается. Один раз все в мозги шибает, а по половице пройти можешь, хоть и не знаешь, как до дому добрался. А иным разом башка– чисто компьютер, все видишь и помнишь, а ноги – как пришитые или вовсе чужие. А меня Господь таким уж создал, что я напиваюсь только половиночкой, когда верхней, когда нижней!

Сведения Фелюся нельзя было отмести – вполне могло статься, что наблюдения его трезвой половины заслуживали доверия. К тому же больше машину никто и не видел.

Протокол вскрытия ничего не прояснил: женщина в возрасте около пятидесяти лет, в организме – следы алкоголя, причина смерти – скорее всего, удушение, наступившее незадолго до того, как колесо размозжило голову. Эксперт был осторожен в своих выводах.

Убийца мог выволочь свою жертву и бросить под колеса еще живую, но без сознания.

Следы пальцев на сумочке принадлежали убитой, все, кроме одного. Милиция перевернула всю дактилоскопическую картотеку – впустую.

Одежда погибшей тоже мало что дала для опознания. Шуба, сумочка и высокие коричневые сапоги из мягкой замши не были ширпотребом, это единственное, что можно было утверждать наверняка.

На шубке ни одного ярлыка. Эффектными итальянскими сапогами забиты все варшавские комиссионки, в них щеголяла каждая вторая модница.

Постепенно выявились четыре направления работы для следственной бригады, все невероятно трудоемкие. Проверка автомашин марки «Варшава» со столичными номерами, просмотр объявлений о пропавших без вести, отслеживание пикового туза: эксперты решили, что работа ручная и изготовил карту настоящий профессионал.

Четвертую надежду я возлагал на сумочку, выполненную по индивидуальному заказу дорогую игрушку. Пластмассовый замок – имитация черепахового панциря – также был итальянского происхождения, подобные безделицы закупали мастера, работающие на заказ.

Началась сущая каторга. Тысячи проверок, во все концы страны полетели директивы и фотографии вещей, найденных на убитой.

Художникам показывали фотографию игральной карты. Увы, автора мы не нашли. Ну что ж, не все, кто умеет рисовать, состоят в Союзе художников.

Объявление о розыске прошло по радио, телевидению и в газетах. Я особо напирал на шикарную шубу, не у каждой женщины есть такая.

Автомобили… Это уж было и вовсе форменное безумие. Если б марка не такая популярная, но «Варшава»!.. В столице их несколько тысяч, невозможно же каждую тщательно осмотреть или исследовать в лаборатории.

Чтобы убедиться, что эта деятельность имеет хоть какой-то смысл, я старательно подверг Фелюся испытаниям: в условиях, максимально приближенных к настоящим, показывал ему номерные знаки автомобилей с различных расстояний. Должен признаться, что он ни разу не ошибся.

– Надо бы влить в него минимум литр, – на голубом глазу посоветовал мне начальник отделения милиции.

– С удовольствием! – возрадовался Фелюсь. – Сколько живу, а за счет народной власти еще не пил!

– А если на сей раз, как назло, наклюкается твоя верхняя половина, все пойдет насмарку. – Я не воспользовался его готовностью пострадать во имя благого дела.

Вскоре начали поступать сведения о «Варшавах».

Мы пытались решить, как взяться за эту целину. Надо было найти некий ключ для отбора, определить круг подозрительных машин для более детальной обработки.

– Работаем по районам?

В конце концов поделили автовладельцев на группы. Первая – организации, работа сравнительно легкая, поскольку в бухгалтерии есть путевые листы. Конечно, с поправкой на то, что там могут оказаться неточности и даже подделки. Особенно если водитель причастен к убийству на шоссе.

Вторая группа – таксопарки, та же самая картина. Третья группа – частные такси, здесь уже нужна другая тактика работы.

Четвертая группа – автовладельцы, в прошлом судимые. Этих надо было проверить внимательнее.

Еще одна группа – не судимые автовладельцы и, наконец, последняя – женщины. Нет, я отнюдь не женоненавистник. Женщин же выделил в отдельную группу лишь потому, что нужно было выяснить, не давали ли они машину кому-нибудь в тот роковой день.

Без посторонней помощи ни одна женщина не могла бы совершить этого убийства, если, конечно, она не скандинавская валькирия. Задушить, связать и бросить под колеса гражданку крепкого телосложения весом в добрых восемьдесят килограммов не каждый мужик способен…

Так по всему городу разошлось оперативное задание. Как всегда и бывает, оно породило самые фантастические сплетни, множество ненужных конфликтов, но при этом нашли несколько ранее угнанных машин и выявили немереное количество нарушений в использовании государственных легковушек.

Особенно важен был первый отбор, первая сеть с крупными ячейками. Я отдавал себе отчет, что дальнейшие наши действия будут совершенно бессмысленными, если преступник проскользнет через эту сетку.

В те дни не позавидовал бы я милиции. По приказу Главного управления были задействованы городские отделения, уголовный розыск и даже часть разведки. Надо признать, все действовали быстро и слаженно.

Автомобилями, на которые обратили особое внимание, в дальнейшем занимались специально сформированные группы профессионалов.

Как-то мне позвонил начальник одного из городских отделений:

– Пан прокурор, у меня тут на участке есть одна маркиза-каприза, которая не пожелала снизойти до беседы с участковым. Жена какого-то типа из международного трибунала, а у меня из-за этой чертовой работы не голова, а Белый дом. – Не преминул-таки уколоть. Мол, вся работа им, а все лавры нам. – Кроме того, эта штучка аккурат для пана прокурора, я человек темный и простой, могу ненароком обидеть ясновельможную пани, особенно после того, как она обошлась с моим сотрудником. Поговорите с ней, пан прокурор.

Я понял, что как нельзя лучше подхожу на роль укротителя очередной строптивой.

– Вообще-то вопрос ерундовый, но никого нельзя исключить из проверки, – продолжал начальник. – А она готова нажаловаться на моего бедного парня во все верхи, даже Конституцией потрясала…

Я велел отправить дамочке повестку и безмерно удивился, когда она явилась по вызову. Ожидал увидеть тупую вульгарную бабу, полную спеси, сварливую и презирающую весь род человеческий, но в кабинет вошла элегантная и очень красивая женщина с прекрасными манерами. Она исчерпывающе и любезно отвечала на все вопросы.

Неужели возможна такая разница в поведении? С участковым – мерзкая мегера, с прокурором – само очарование?

Может быть, обиженный участковый слегка и преувеличил, но врать-то не стал бы… Я с самого начала знал, что это жена профессора Заславского, но не подавал виду. Меня интересовало, воспользуется ли она положением своего мужа. Однако снобизма в посетительнице не было ни на грош, она лишь мимоходом упомянула мужа в разговоре.

Вызов в прокуратуру носил скорее формальный характер, не было никаких поводов для подозрений, но все же меня насторожило ее намерение продать машину именно сейчас. Вроде бы все естественно, и все же…

Гораздо позже возник вопрос, кому она эту машину продала. Только тогда это уже не имело никакого значения.

В связи с опубликованным объявлением об опознании и фотографией шубы нас погребла лавина писем и анонимок, а то и обычных телефонных доносов. В головокружительном темпе множилось количество женщин в норковых шубках, которые куда-то пропали.

«Эта – трам-тарарам! – Ковальская воровала, тащила, крала, на людской беде наживалась, купила, сволочь, себе такую шубу, но уже две недели ни Ковальской, ни шубы не видать: дай Бог, шею себе сломала. Добропорядочный сын отечества».

Проверяли мы и такие сведения. Выяснялось, что шею Ковальская не сломала, просто лечила ревматизм в Крынице. Шуба тоже не пропала, к тому же шуба не из опаловых норок, а из бежевой стриженой нутрии, куплена в кредит за пятнадцать тысяч злотых.

Это была олимпиада завистников, конкурс бескорыстных недоброжелателей, лишь бы только подложить свинью коллеге из конторы, доставить неприятности соседке. Море лишней работы пожирало время, а время в этом деле играло решающую роль.

А вот телефонный звонок из ресторана, расположенного у шоссе, на котором нашли тело, показался очень интересным.

– Это официантка, – представился женский голос. – В тот день, о котором вы в газете написали, у нас обедала женщина в такой шубке… – Мы осторожно выразили недоверие: она уверена, что именно в такой? – Я в норках понимаю, у меня воротник норковый и шапка такая же, – с оттенком превосходства сообщила официантка.

Я достал из сейфа драгоценную шубку, и мы со следователем помчались в ресторан. Как множество других, и этот след оказался ложным.

Долгожданные сведения пришли совсем с другой стороны и не вязались ни с сумкой, ни с шубкой, ни с пиковым тузом.

Откликнулась варшавская гостиница «Саксонская».

– Может, это не имеет значения, – заранее оговорился портье, – но мы прочли в газетах объявление прокуратуры… День сходится. У нас остановилась одна дама и исчезла, забыв оплатить счет. Такое случается, причем не всегда это мошенничество. В подобных случаях мы высылаем на адрес, указанный в паспорте, платежное поручение… Вчера оно вернулось к нам с пометкой, что адресат там ранее проживал, но теперь куда-то выехал…

Марыля Кулик, родилась в Посвентном, в 1920 году, прописана в Свиноустье, улица…

В тот же день следователь, вооружившись фотографиями, которые могли помочь в идентификации тела, найденного в пятнадцати метрах от границы Варшавы, самолетом вылетел в Свино-устье.

Вечером мне позвонили оттуда, а на следующий день и я оказался в этом городе.

Марыля Кулик была владелицей виллы и содержала пансионат «Русалка», на который несколько лет назад получила лицензию.

Вилла, расположенная в тихом месте, гарантировала своим гостям полный комфорт. К владелице не было никаких претензий, налоги она выплачивала исправно, в темных делах замешана не была, но местная милиция, точнее, отдел нравов, серьезно присматривалась к пансионату мадам Кулик.

Имелись основания предполагать, что «Русалка», помимо прочих, оказывает гостям услуги, имеющие мало общего с гостиничными, а его хозяйка живет главным образом сводничеством.

«Русалкой» особо заинтересовались после того, как некий швед, Олаф Петерсен, по пьянке разнес номер, в котором жил.

Портье «Русалки», здоровенный бугай, все же не смог справиться со шведом. Когда подданный короля Густава Адольфа принялся крушить гостиную, перед виллой собралась внушительная толпа зевак, так как швед виртуозно выкрикивал польские ругательства. Кто-то из соседей оказал мадам Кулик медвежью услугу и вызвал милицию.

Швед орал, что его обокрали, а мебель он ломает от возмущения, поскольку в родной стране с такими нравами не сталкивался.

Как выяснилось, шведа обокрала горничная, которая за вполне определенную цену помогла постояльцу скоротать ночь. Гонорар гость из Скандинавии выплатил ей в шведских кронах.

Владелица пансионата по настоянию милиции немедленно привела всех горничных, но швед не признал среди них той, с которой провел ночь.

Мадам Кулик потребовала извинений и возмещения материального и морального ущерба, но швед продолжал уверять, что его обокрала девушка, представившаяся горничной.

Скандал на этом и закончился, однако патрульный милиционер передал протокол в отдел нравов, где провели деликатное расследование и выяснили, что в «Русалке» проживала некая дама из Щецина, известная там проститутка. В день скандала со шведом дамочка эта исчезла.

После этого происшествия за «Русалкой» установили наблюдение, и быстро выяснилось, что пансионат очень популярен у девушек от восемнадцати до двадцати пяти лет. А также у мужчин, преимущественно иностранцев.

Девушки приезжали из разных концов Польши, и в восьми случаях из десяти это были особы, хорошо известные милиции своих родных городов как жрицы древнейшей профессии. Для отдела нравов все было совершенно ясно, но, чтобы обвинить владелицу пансионата в сводничестве, этих сведений не хватало.

И вдруг мадам Кулик в одночасье продала дом и ликвидировала свой бизнес. У «Русалки» появился новый владелец. Он рассчитал всех «горничных» и оставил лишь старого портье.

Мы захватили из Варшавы вещи убитой, старик портье тут же признал шубу и сумочку своей бывшей хозяйки.

Знает ли он, куда она уехала? Нет. Надолго ли? Этого он тоже не знает. Какие планы у нее были на будущее? Она не говорила. Видел ли он счет, присланный из варшавской гостиницы «Саксонская»? Не видел. Запомнил ли он, кто из гостей пансионата приезжал автомобилями марки «Варшава»? Нет, не запомнил.

Многоопытный вышибала и, скорее всего, доверенное лицо сводницы, портье отличался поразительным склерозом.

Новый владелец пансионата, Эмиль Лисачек, очень нервничал. Да, конечно, он помнит норковую шубку, она принадлежала Марыле Кулик. И все.

– Сколько вы заплатили за виллу?

– Сколько записано в договоре: миллион сто тысяч. – Он подсунул мне договор купли-продажи.

Наверняка указали заниженную цену, чтобы уменьшить налог, но мы все знаем, что это недоказуемо. Единственный человек, который мог бы возразить, уже на том свете. Почему же Лисачек так трясется?

– Всю сумму выплатили наличными?

– А как же? Сейчас никто векселей не берет. – Вы давно знакомы с пани Кулик?

– С тех пор, как прочитал в газете объявление о продаже виллы.

Знал ли он, куда выехала бывшая владелица пансионата? Нет. Она не рассказывала.

В договоре Марыля Кулик оговорила право пользоваться своей комнатой еще полгода. Не обеспокоило Лисачека ее долгое отсутствие? Нет…

Почему же, отсылая счет гостиницы «Саксонская», он указал, что такая особа здесь больше не проживает, коль скоро Марыля Кулик пока еще прописана по этому адресу?

Он просто не собирался оплачивать ее долги, поэтому такой ответ показался ему самым простым. Чертова гиена и без того вытянула из него кучу денег. Он-то полагал, что покупает «Русалку» со всем оборудованием, а эта гадюка так хитро сформулировала договор, что чуть ли не за каждую тарелочку и пепельницу ему пришлось платить отдельно. Лисачек оплевывал бывшую владелицу «Русалки» почище верблюда.

Он читал газеты в последнее время? Да, он всегда читает прессу. А объявление прокуратуры не вызвало у него никаких ассоциаций? Объявления он не встречал, по телевидению тоже ничего подобного не видел.

Обыск комнаты и вещей Марыли Кулик не помог ответить на вопрос, с какой целью она отправилась в Варшаву, на два дня поселилась в гостинице «Саксонская» и почему уехала оттуда, не уплатив по счету.

А куда девались деньги, официально – миллион сто тысяч злотых, которые она получила при продаже дома?

Я проверил в Свиноустье, в Щецине, даже в Варшаве. Марыля Кулик не открывала счетов в банках. Были, конечно, еще счета на предъявителя. Хотя если в долларах, то это сравнительно небольшая пачка…

Следствие распадалось в руках. Милиция проштудировала огромную книгу регистрации гостей пансионата – на случай, если убийца когда-нибудь там останавливался, хотя шансы на успех были ничтожны.

Откуда у Марыли Кулик такое состояние? Она построила и обставила виллу, получила лицензию и… наняла девочек. Одни девушки были действительно горничными, другие – пансионерками, но и те, и другие составляли бордель шефини.

Она наверняка старательно подбирала персонал, но все равно одна из девушек воспользовалась случаем и обокрала клиента.

Шефиня наверняка согласилась бы, чтобы тот пьяный швед разнес в щепки весь дом, лишь бы не выносить сора из избы. С тех пор она не ведала ни минуты покоя, хотя понимала, как трудно доказать блудодейство, поставленное на конвейер.

Но в отделе нравов Свиноустья сидят особы, которые считают свою работу миссией, ниспосланной свыше. Словом, нашла коса на камень и началась тихая, но яростная война. Мадам Кулик прекрасно знала женскую природу и понимала, на что способны женщины, коли заупрямятся.

Бизнес продолжал процветать, но превратился в бочку с порохом, которая грозила взорваться в любой момент. Финал мог быть только один – тюрьма и конфискация в пользу государства, поскольку источником дохода являлась преступная деятельность.

Дамы из отдела нравов очень самолюбивы. Вопрос ликвидации притона стал для них делом чести. А то как же! Чтоб эта старая бандерша безнаказанно, зная, что они знают, и дальше содержала свой позорный бордель?!

Сотрудницы милиции по всей Польше гонялись за горничными мадам Кулик. Просьбы, угрозы – ничто не действовало, девушки молчали, как заколдованные. Страх? Профессиональная солидарность? Ни одна из них не спешила облаять владелицу «Русалки», а уж об официальных показаниях не могло быть и речи.

Эта война нервов все длилась и длилась, и мадам Кулик наконец наелась ею досыта. Она попросту испугалась и решила не перегибать палку. Слишком уж много теряла в случае поражения.

И хозяйка борделя в одночасье выбила из рук противника все карты. Взяла и ликвидировала свой пансионат, да еще и удрала с Побережья. Здесь ей все равно рассчитывать было не на что.

В Варшаву она прибыла, скорее всего, имея при себе все свое состояние, и остановилась в «Саксонской». Возможно, приехала на разведку, а возможно, уже и присмотрела дом в окрестностях столицы или в самом городе.

И эта миллионерша не заплатила по счету в гостинице? Жалких сто с хвостиком злотых? Почему?

Потому что, уходя на встречу – быть может, с потенциальным сообщником, с посредником или с кем-то, кто помогал ей устроиться, – она была уверена, что вернется. Об этом свидетельствовали хотя бы пожитки, оставшиеся в номере.

Неужели эта хитрая, прожженная баба таскала при себе такую сумму? А если вложила деньги в драгоценности или золото? Тогда ей действительно некуда было спрятать свое имущество и могла решить, что самое безопасное – держать богатство при себе.

Надо обязательно разыскать тех, с кем она контактировала в Варшаве в последние два дня своей жизни. Пока мы об этих людях ничего не знали, а персонал «Саксонской» не мог ничем помочь. Никто не помнил, приходили к ней в гостиницу знакомые или нет.

Сотрудниц из отдела нравов это убийство страшно удивило. Такого финала никто из них не предвидел, и смерти мадам Кулик они не желали, хотя и добрых чувств к этой даме, разумеется, не питали. Теперь отдел нравов всем составом мучился совестью, что они каким-то образом причастны к столь мрачной концовке их войны с Марылей Кулик.

Конечно, это было иррациональное чувство, но я сам когда-то испытал такие же муки совести, поэтому от души сочувствовал коллегам.

Из досье мадам Кулик, собранного милицией в те времена, когда над «Русалкой» сгущались черные тучи, я знал, что двадцать лет назад, прежде чем стать бандершеи, дама сама занималась древнейшей профессией.

В архивных материалах мы раскопали протоколы и рапорты, где Марыля Кулик значилась одной из первых дам щецинского дна. А что, если это давние счеты?

Неутомимые архивистки снова углубились в старые дела. Среди пожелтевших, потрепанных бумаг были и листки с фамилиями, датами. Список, дополненный нынешними именами и адресами, получился внушительный.

Когда я просматривал этот материал, меня терзали горькие размышления. В те времена это были молодые красивые девушки, теперь им уже под пятьдесят. Плеяда призраков, спившихся, больных и испуганных. Только очень немногие жили в приличных условиях, но и из этих счастливиц лишь маленькая горстка осталась связана с профессией своей молодости.

От большинства не осталось ни слуху ни духу, их попросту нельзя было найти. Возможно, они порвали связь с этой средой и наладили нормальную жизнь.

Да, случалось и такое. Но из опыта людей, которые мучаются над решением этой безнадежной проблемы, старой, как само человечество, известно, что у девушек редко хватает силы воли, чтобы бросить свое ремесло. Причин много: трудно адаптироваться в новом обществе, на новом месте работы, бывшая среда, окружение, – это, конечно, тоже играет роль! Но есть еще и собственная натура, отклонения в характере, атрофия воли, уже сформированная предрасположенность к такому ремеслу.

Вот так, благодаря титаническим усилиям щецинского отдела нравов я напал на след Жемчужины, в миру Марии Козярек.

Некая Мелания Словик из Щецина, подозреваемая в незаконной торговле водкой, бывшая проститутка, не открещивалась от послевоенного знакомства с Кулик, но утверждала, что мадам, которой повезло в жизни больше, не желала иметь ничего общего со старыми подругами. А Мария Козярек уже много лет не контактировала с той средой.

– Их собственные дочки их ищут и ничего о них не знают, так откуда же я могу знать? – Речь шла о дочери Жемчужины, которая несколько месяцев назад приехала в Щецин в поисках матери.

Жемчужина – это было прозвище. В протоколах 1946 года она фигурировала как Мария Козярек, подозреваемая в проституции.

Наверное, я не обратил бы особого внимания на эту фамилию, если бы Мария Заславская в девичестве тоже не звалась Козярек. Стечение обстоятельств? Вскоре я убедился, что нет.

Жена профессора Заславского – бывшая портовая девка! Нет, это меня не слишком потрясло, я свободен от предрассудков и почувствовал что-то вроде уважения к женщине, которая в молодости нашла в себе силы, чтобы подняться с этого дна, получить профессию, создать семью.

Двадцать лет отделяло Марию Заславскую от Жемчужины. Теперь она была зрелой женщиной и наверняка совершенно другим человеком. Может быть, о той девушке она вспоминала – если вспоминала, – как о ком-то постороннем, а может, ей удалось и совсем забыть об унизительном прошлом? Нет, если только обстоятельства не вынудят, никогда не напомню ей об этом…

Я ни с кем не поделился своим открытием. Не собирался посвящать в него и начальника райотдела милиции. Я знал, что он скажет. «Шлюха всегда остается шлюхой, надо ее допросить. Она ведь могла знать эту Марылю Кулик».

Но я не желал вторгаться в чужое прошлое и не стал вызывать Марию Заславскую на повторный допрос. Вместо этого поручил милиции как можно деликатнее проверить ее теперешний круг общения, особенно вероятные контакты с Щецином, если таковые существуют. Через своих начальников я сделал все, чтобы это задание выполняли работники Главного управления.

КОНРАД

Доротка не вошла, а ворвалась в мою жизнь, и сразу же заняла в ней важнейшее место. Теперь я почти не мог представить себе, как жил раньше, до того памятного вечера в «Кузнице».

Даже в ту минуту, когда перевязывал ее разбитую голову, я еще не ведал, чем для меня станет эта девушка.

Впервые во мне что-то шевельнулось, когда я вез ее из травмпункта. Не настолько я бессовестный человек, чтобы просто сунуть девушку в машину, как багаж, и отослать домой…

Я ехал в такси с приятельницей, когда свет фар выхватил из тьмы тоненькую фигурку, неуверенно бредущую по обочине. Девушка выглядела такой беспомощной, потерянной… Позже я узнал о ее приключении и не на шутку встревожился.

Уже в «Кузнице» ее интересное, хотя еще и детское лицо и прекрасная фигурка, подчеркнутая облегающими джинсами и малиновым мохеровым свитерком, привлекли мое внимание. Правда, когда мы подобрали ее на дороге, джинсы и свитерок исчезли, теперь на ней были мешковатые рабочие штаны и бесформенное вязаное чудище. Я немного удивился. Мое удивление возросло, когда увидел разбитую голову девушки. Что за изверги вышвырнули ее на улицу в таком виде?!

Позже она рассказала, что упала в канал. Волосы у нее были еще мокрые, пахли болотной тиной, но какой черт занес ее на этот канал? Я обрабатывал рану, накладывал швы и спрашивал себя, естъ ли у этой странной девушки дом, близкие?

С большой неохотой, словно от безвыходности, назвала она адрес в элитном районе, где стоят роскошные виллы. А потом этот внезапный ужас, когда мы подъезжали к Фильтровой улице.

Дорота вцепилась мне в плечо, как перепуганный насмерть котенок, словно хотела спрятаться, исчезнуть, – вот тут во мне что-то и шевельнулось. Я не раздумывая привез ее к себе.

Что ее так напугало? На улице я заметил только одинокого пешехода. Но расспрашивать не стал, решив подождать, пока она сама захочет все рассказать. Однако, стоило нам отъехать подальше от Фильтровой, беспомощность и испуг Дороты словно рукой сняло: изображать англичанку она перестала еще раньше, а теперь стала корчить несносную избалованную девчонку. Я же злился на весь этот театр. Почему она не желает вести себя нормально и естественно, почему не поделится своими проблемами?..

В результате я и сам повел себя не лучшим образом.

– Ты единственная дочка в семье?

– Одна дочка – ни петух, ни квочка… Одна я. А откуда ты знаешь?

– Да уж видно… – иронически хмыкнул я.

Доротка тут же изо всех сил принялась разыгрывать из себя опытную девицу, этакую женщину-вамп. Я окончательно разозлился. Ведь только что эта свистушка дрожала от ужаса, а тут нате вам, кривляется, словно в цирке. Как я не понял тогда, что это всего лишь реакция на пережитый испуг! В конце концов я на нее грубо рявкнул. Неведомо почему Доротка очень старалась казаться хуже, чем есть. Что-то терзало ее: стоило мне наорать, как она разрыдалась, а я почувствовал себя последним негодяем, словно поднял руку на больного ребенка.

Утром, когда уходил на работу, она еще спала. Я оставил ей ключ и записку – мол, чувствуй себя как дома.

Весь день не мог дождаться конца работы и сам себе удивлялся. Меня радовала мысль, что вечером снова увижу эту странную девушку. Оказывается, чертовски приятно сознавать, что тебя ждет не пустая квартира, а милое, живое существо.

Разумеется, я давно уже не робкий мальчишка. Случалось, меня ждали дома милые, красивые существа, но на сей раз все было иначе. Мысли о Доротке согревали мне сердце.

Странное и необычное чувство. Хотя я не донжуан, однако в свои двадцать шесть лет навидался разных девушек, но ни одна не произвела на меня такого впечатления, как эта маленькая красавица, изворотливая хулиганка, авантюристка, соплячка, которую я подобрал на шоссе с разбитой головой.

Охваченный этим новым, неведомым доселе мне чувством, я открыл дверь своей квартиры… Доротка исчезла! Убрала постель, красиво разложила подушки и испарилась… ни записки, ни единого слова!

Какое же острое и горькое разочарование я испытал! Потом разочарование сменилось злостью, а под конец я отчаянно пожалел, что ночью наговорил ей столько грубостей. Не зная, что следует делать в столь необычной ситуации, повел себя так, словно присутствие девушки мне досаждает. В действительности же я просто хотел, чтобы она доверилась мне, попросила о помощи. Но вместо этого Доротка наговорила колкостей, и я поддался на провокацию, как мальчишка. Увижу ли я ее теперь?

Ключа, разумеется, не было, ей пришлось забрать его с собой, чтобы закрыть дверь: замок не защелкивался. Я надеялся, что Доротка даст о себе знать хотя бы для того, чтобы вернуть ключ.

Шли дни – от Доротки не было ни слуху ни духу. Я вспоминал ее каждый божий день, сломя голову мчался на каждый телефонный звонок – Доротка как в воду канула. Я уже махнул рукой на ключ и перестал надеяться, что увижу эту загадочную девушку, когда в один прекрасный вечер она позвонила:

– Можно к тебе нагрянуть?

– Да! Я сегодня свободен…

– Знаю, уже позвонила в больницу.

Доротку трудно было узнать. Еще бы, в таком-то наряде… Коротенькая юбчонка, облегающие кожаные сапожки. Свои роскошные волосы она уложила в высокую прическу и старательно накрасилась. Словно ее юное прекрасное лицо нуждалось в косметике! Она выглядела старше своих лет.

Я едва удержался, чтобы не расхохотаться при виде этой боевой раскраски. Я был страшно рад ее приходу, и мне не хотелось начинать встречу со ссоры.

– Вот, пришла поблагодарить и вернуть ключ.

– Ключ можешь оставить себе, приходи сюда в любое время…

Черт, ну что я такое несу! Прямо-таки предложение руки и сердца! Не рановато ли для столь серьезных деклараций? Не хватало еще, чтобы она тут навеки поселилась…

– Даже без предупреждения?

– Гм… да… – Глупо было теперь поворачивать оглобли.

– И ты не боишься доверить ключ совершенно незнакомому человеку?

– Если бы ты захотела, то давно бы уже воспользовалась ключом. – Я не стал добавлять, что у меня нет ничего ценного: тогда бы и мое предложение потеряло всякую ценность.

– А ты знаешь, что меня всерьез вербовали домушники?

– Домушники?

– Квартирные воры, – пояснила она важно, словно дружба с ворами – самая естественная вещь в мире. – На манок всегда идет девушка.

– На манок, говоришь? – Вся эта чушь произносилась с предельно серьезным видом. – Милая Дорота, ты и без того вполне загадочная девушка, так что не набивай себе цену этими нелепыми россказнями…

– Россказнями?! Стану я врать. Понимаешь, это делается так: девушка снимает намеченного лоха. Лох, чтоб ты знал, это такой фраер, которого надо обокрасть. Она идет с ним на хату и делает отпечаток ключа. А потом домушники берут квартиру. Легко!

– Со мной все гораздо проще, не надо стараться, ключ у тебя и так есть. И часто ты так прикалываешься?

– И вовсе я не прикалываюсь. Я же не сказала, что общаюсь с домушниками. Они всего лишь предложили мне работать с ними.

– И к чему ты мне все это рассказываешь?

– Потому что… ты добрый и хороший… – Она тряхнула головой. – Это не так просто объяснить, но ты вызываешь доверие… Не знаю… но почему-то мне кажется, что ты можешь меня спасти…

– Спасти? – От горечи, прозвучавшей в ее голосе, у меня дрогнуло сердце.

– Видишь ли… Порой мне хочется удрать от себя самой, от того существа, которое зовут Доротка. Невыносимое чувство. А иногда просто хочется убежать из дома. Знаешь, как бывает: вышел за сигаретами и пропал на двадцать лет.

– Родители у тебя есть?

– И замечательные! Но это последние люди, которым я могла бы довериться.

– Эти… эти воры, о которых ты говорила, как-то связаны с твоими проблемами?

– Косвенно… Но это совершенно другая история…

У меня мелькнула мысль, что все беды Доротки от того, что она просто одинока и предоставлена самой себе. Отсюда горечь и отчаяние, сквозившие в ее голосе и словах. Я был прав, но лишь отчасти.

– Могу я чем-то помочь тебе?

Не уверен, задал бы я этот вопрос, зная, о чем она меня попросит. И не был готов к тому, что к моему предложению она отнесется столь серьезно.

– Можешь, – кивнула Дорота. – Только не знаю, захочешь ли. Я не могу рассказать всего, поэтому придется тебе поверить мне на слово. И без нотаций! Да, и не воображай, будто у меня пятой клепки в башке не хватает или я ищу сильных ощущений… К тому же то, о чем я тебя попрошу, может оказаться опасным.

– Ты меня заинтриговала…

– Не смейся, я вовсе не стремлюсь показаться интересней, чем есть. У меня множество хороших друзей, но предки их держат на коротком поводке. Они мне в жизни не простили бы, что я втянула их ангелочков в темную историю… Испорченная девчонка, дрянь! Так и вижу, как причитает старая Винярская…

– Да выкладывай же, в чем дело?

– Если ты откажешься помогать, обещаешь сохранить в тайне то, что я тебе скажу?

– Поклясться на Библии?

– Нет, просто дай слово.

– Хорошо, даю тебе слово.

– Есть одна хата, где тайком разливают водку.

– Таких хат сотни. – И это ее страшная тайна?! – Это дело милиции.

– Тут не просто мелкая торговля из-под полы, – терпеливо сказала Доротка. – Дело поставлено на широкую ногу. Настоящий конвейер.

– Тем более это дело милиции.

Я был зол и разочарован, потому что ждал совсем другого, и теперь чувствовал себя последним кретином. Ну надо же, собираешься опекать юную, беззащитную девушку, а тебе предлагают ознакомиться с механизмом подпольной торговли водкой. Смех, да и только. Бог мой, неужто эта безумная девица решила поиграть в Шерлока Холмса?

– По-твоему, надо написать анонимку? – Она скорчила разочарованную гримаску. – По причинам, о которых я не вправе рассказывать, в милицию обращаться нельзя. Я сама собираюсь все выяснить!

В голосе ее послышались слезы. В чем дело? Может, эта девочка подозревает своих родителей? Отсюда и этот надрыв? Она боится за близких и в то же время презирает их… Да, в такой ситуации действительно глупо советовать бежать в милицию. Сердце у меня снова защемило от жалости и сочувствия.

– А если после того, что ты узнаешь, тебе станет еще хуже? Может, лучше оставить все как есть? С некоторыми истинами трудно жить… Об этом ты не подумала?

– С этой я как-нибудь проживу, – улыбнулась она в ответ.

– Так что мне делать? – смирился я.

– Позвони по этому номеру, – она продиктовала цифры, – и попроси Казимежа Омеровича. Скажи, что ты работаешь на Мельку из Щецина, за которую ручается Марыля Кулик из Свиноустья… Не перепутаешь? Я не уверена, что он слышал про Мельку.

– Ты ее выдумала?

Во мне бушевала ревность, смешанная со злостью. Почему-то я решил, что Доротка собирается использовать меня, чтобы связаться со своим ухажером. Ну и болван же я! Чего ради впутываюсь в какую-то мутную историю? Из-за чокнутой девицы, о которой и знать-то ничего не знаю? Ну да, она очень красива, но стоит ли лезть в криминальные дела даже ради самой красивой девушки?

Дорота заметила сомнение, написанное на моем лице.

– Можешь не звонить.

– Я спрашиваю, выдумала ты Мельку или нет, – буркнул я.

Рассудок протестовал, но я понимал, что обратно ходу не будет. Еще вообразит, будто струсил. Павлин несчастный! Осталось лишь хвост распустить перед этой сопливой красавицей да курлыкать начать…

– Мелька существует на самом деле, только Омерович может про нее не знать. И не бойся, этот звонок тебе ничем не грозит. Ты просто одалживаешь мне свой голос, потому что мой там знают… И можешь не сомневаться, это мерзкая кодла!

Домушники, лох, кодла… Я вздохнул. Откуда эти нелепые словечки? Ведь у Доротки грамотная и интеллигентная речь, пока, разумеется, не переходит на дурацкий жаргон. Если такова нынешняя школьная мода, то она удивительно вульгарна… Я поймал себя на мысли, что в мои времена… и тут же одернул себя.

– Хорошо, но по какой причине я звоню? Что я ему должен сказать?

– Тебе нужен хлам! Но обязательно спроси, почем идет мамка! Хлам – это вообще любой товар, а мамка – литр водки. – Доротка придвинула телефон. – Так позвонишь? Он сейчас дома.

– Хорошо, хорошо, позвоню, но ты дай слово, что постараешься ни во что не впутываться!

– Слова не дам, а вот ты клялся-божился, что никаких нотаций! С какой это стати командуешь мной?! Только потому, что решил оказать мне эту маленькую услугу?

– Но, Доротка…

– Я же поняла, тебя так и подмывало выкинуть меня за дверь! Но если уж решился, то не торгуйся. Ты видишь меня второй раз в жизни, а туда же – поучать! Господи! Что за жизнь, кругом одни Макаренки и Песталоцци!

Я помалкивал, опасаясь снова обидеть девушку. Вздохнул, снял трубку и набрал номер, в глубине души надеясь, что этот тип не подойдет к телефону. Повторно никуда звонить не стану. Никакого «хлама»! Меня не интересует даже цистерна краденой водки, и пусть эта Мелька в ней утопится. Аминь.

Но тип оказался на месте. Я отбарабанил свою речь – Дорота припала ухом к трубке.

– Хлам заберете на хате, синенькая за мамку, – ответил мужчина на том конце провода. – Когда подъедете?

– Через две недели, – ответил я по собственной инициативе, поскольку эта юная мисс Марпл не предусмотрела такой мелочи, как ответы на возможные вопросы.

– Тогда сначала позвоните, – велел человек и повесил трубку.

– Хлам на хате, синенькая за мамку, – повторил я, ни черта не понимая. Честно говоря, все это потихоньку начинало меня интересовать.

– Ага, значит, они продают спирт! – торжествующе воскликнула Доротка. – Потому что за литр водки сотню им никто не дал бы!.. Аферисты! Нет, недаром ты латал мне кумпол! – Она схватила мою ладонь и приложила к своей голове. – Спасибо! Ты просто чудо! Теперь уж даром ему это не пройдет!

Испустив дикий вопль, она пустилась в бешеный пляс.

– Доротка, соседи! – простонал я. – Перекрытия тонкие…

– Вот так всегда! – Она остановилась и недовольно посмотрела на меня. – Стоит человеку обрадоваться, как его – бац! – возвращают на грешную землю.

– Как ты выловила этих аферистов?

– А как щуку! Из канала!

* * *

После того вечера мы стали часто встречаться. Я и не заметил, как Доротка превратилась в близкого и дорогого человека, друг и любимая в одном лице. Жизнь успела научить меня, что такое сочетание встречается крайне редко.

Доротка была неизменно приветлива и сердечна. Я надеялся, что она отвечает взаимностью на мою любовь, но что может знать один человек о другом? Ей могло просто казаться, что любит. Она ведь была одинока, а я со своей любовью очень кстати встретился на ее пути. Возможно, именно этим объяснялась нежность Доротки.

О себе она ничего не рассказывала. После нескольких тщетных попыток я перестал задавать вопросы и по-прежнему не знал, откуда она приходит и куда возвращается, когда вечером сажал ее в такси. Она больше не оставалась у меня ночевать.

Если адрес, который Доротка мне дала, когда я вез ее из травмпункта, настоящий, то она живет где-то поблизости от Фильтровой улицы. Это легко можно было проверить, но я не хотел, сам не понимая почему. Возможно, был обижен на нее за то, что она не впускает меня в свою другую жизнь. Или боялся, что адрес окажется фальшивым. А может, ореол тайны, окружавший Доротку, придавал дополнительное очарование нашим встречам. Но скорее всего, я просто ждал, что она сама, по доброй воле, доверится мне и поведает правду о себе.

Доротка меня интриговала. Интеллигентная, начитанная, с богатой речью, она в то же время иногда переходила на какой-то тарабарский жаргон, уверяя, что это воровской язык.

Она до такой степени раздразнила мое любопытство, что как-то раз я отправился в университетскую библиотеку и проштудировал все словари. Оказалось, Доротка не лгала: такой язык существовал.

Ухо у нее было чуткое, как камертон, она на лету запоминала любые слова и выражения. Она мгновенно выловила у меня все словечки медицинского сленга и однажды повеселила рассказом, состоящим почти исключительно из этих слов. Я искренне восхищался Дороткой.

– Почему ты выбрала именно меня? – задал я ей как-то дурацкий вопрос.

– Потому что ты врач. – Она хитро глянула на меня.

– А я-то терзался угрызениями совести, что развращаю ребенка.

– С той самой минуты, когда ты подобрал меня на шоссе, мне страшно хотелось, чтобы ты меня развратил.

– В тот вечер я охотнее всего выпорол бы тебя. Хотя и теперь временами с трудом сдерживаюсь.

– В тебе есть что-то от деспота, но мне это даже нравится.

– Почему я о тебе ничего не знаю?

– Потому что я живу в вакууме! – Она помрачнела и надолго замолчала.

Как же так, я люблю эту девушку и ничего о ней не знаю? Доротка так и не сказала, где живет и с кем. Я не желал вторгаться в ее жизнь хитростью или силой, но мне все меньше нравилась двусмысленная роль, которую она отвела мне в своей судьбе. Я хотел, чтобы Доротка была счастлива. Со мной.

Как-то вечером она позвонила мне на работу. Я заканчивал дежурство в восемь вечера. Мое расписание она знала.

– Конрад, приезжай, я боюсь! – попросила она сдавленным, напряженным голосом.

– Зажги всюду свет и завари себе кофе, – посоветовал я, уверенный, что она звонит из моей квартиры.

– Я звоню из автомата на углу Фильтровой, приезжай! – Она назвала адрес все тем же тихим, испуганным голосом. – Калитку я оставлю открытой, ключ под ковриком у дверей… Из прихожей иди мимо библиотеки, это центральная комната на первом этаже, затем дверь налево. Умоляю, приезжай! И веди себя очень тихо, постарайся, чтобы никто не заметил.

Невероятно, но она сидела, запершись на ключ в своей комнате, и открыла, только когда я позвал ее по имени.

– Подожди, сейчас у тебя глаза привыкнут, тут не очень темно. – Доротка не позволила мне зажечь свет и разговаривала шепотом. Сжав мою руку, она потянула меня за собой. За паутинкой тюля замаячил крест оконной рамы.

Сначала я почувствовал себя не в своей тарелке, а потом дураком. Мания преследования у нее, что ли?

За окном было светлее, чем в комнате, можно было различить деревья в саду, кусок ограды и калитку.

Значит, моя любимая живет в этом мрачном, недружелюбном доме? Снаружи его приземистый силуэт показался мне несимпатичным и унылым.

Доротка подвела меня к креслу у окна, усадила и каким-то образом втиснулась рядом. Тишина звенела в ушах, мне казалось, что я слышу стук ее сердца.

– Когда ты шел, наверху свет горел? – прошипела она мне в ухо.

– По-моему, да.

– Побудь со мной… в конце концов он должен уйти.

Я не спросил, что это за он, но понял, что он и есть причина беспокойства моей девушки. Хватит, при мне она не должна бояться!

– Доротка…

– Ти-и-ихо!.. – Она застыла, прислушалась. Мне тоже показалось, будто раздался хлопок двери.

Точно! Приглушенные шаги по бетонным плитам, ведущим к калитке. В окно я увидел мужской силуэт. Высокий и крепкий мужчина остановился, осмотрелся и пошел дальше. Скрипнула калитка – мужчина пропал из поля зрения.

С минуту Доротка сидела неподвижно.

– Ушел! – вздохнула она, но света не зажигала. Чего она ждала?

Тут же в коридоре раздались тихие, крадущиеся шаги, кто-то остановился у дверей комнаты, снова отдалился, потом приблизился. Теперь человек стоял за дверью, и мне казалось, что я слышу его дыхание.

Что тут творится, черт побери? Что за дом, словно из рассказов Эдгара По? Я прижал Доротку к себе, чтобы хоть немного подбодрить. И ждал, что будет дальше.

В дверь постучали. Сначала легко, потом энергично подергали за ручку. Тонкий лучик фонаря осветил замочную скважину. Доротка вынула ключ?

Шорохи, скрежет – кто-то явно копался в замке. Доротка сидела неподвижно, я только чувствовал, как на моем плече каменеет ее рука.

Теперь я понял ее загадочное поведение: эта девушка жила в постоянном страхе. Хорошо, что я не принял сегодняшнюю просьбу за каприз или проверку.

Скрежет у дверей не прекращался, неизвестный действовал все смелее и наглее. Надо с этим покончить, подумал я и поискал ладонь Дороты, думая, что ключ у нее. Сейчас распахну дверь и пристукну гада на месте. Но Дорота вскочила, как дикая кошка, и распахнула дверь настежь. Оказалось, она была закрыта только на задвижку. Тут же щелкнул выключатель.

На пороге замер какой-то тип. Я заметил, как он пытался что-то спрятать за спину.

– Мне позвонить в милицию? – Невзирая на решительный тон, голос Дороты дрожал.

– Но, Дорота… – Тип осекся, потому что наконец увидел меня.

Ну и красавчик! Я не большой знаток канонов мужской красоты, всегда считал, что уже хорошо, если мужчина чуть красивей черта, но эту смазливую физиономию я воспринял как личное оскорбление. Этот тип уж наверняка нравится девушкам, небось летят на него, как мотыльки на огонь.

Странными путями бродит человеческая мысль. Я не рохля, но и не скандалист и не привык бросаться на людей, особенно если они не проявляют особой агрессивности. Мое дело – лечить, а не калечить; более того, я хирург, и должен беречь руки… Все это галопом пронеслось у меня в голове, и тут же я нанес типу хук справа, потом добавил слева. Красавчик рухнул на пол.

– Вставай!

Он послушно собрал кости и поднялся. Рекламная физиономия была искажена страхом.

Ни стыда, ни угрызений совести я не чувствовал. Я ему покажу, как вламываться в чужие комнаты!

– Сядь! – Я пихнул его в кресло.

Он зашатался и рухнул, как тряпичная кукла. Всего ведь два раза-то его и ударил, а впечатление такое, будто этого человека колошматили два часа кряду. Только сейчас до меня дошло, что красавчик трясется, как студень, а в бархатных глазах застыл животный ужас.

Он явно не был так красив, как мне показалось в первый момент. Смазлив – безусловно, но не более, а выражение непритворного страха на лице сводило на нет всю его привлекательность. Под шикарным костюмом угадывались вялые мышцы.

Пока я размахивал кулаками, Доротка не произнесла ни слова – застыла в сторонке, с безразличным видом скрестив на груди руки. Я быстро глянул на нее – она явно отдавала мне на растерзание этого типчика с журнальной обложки.

– Что у тебя там?!

Я шагнул к незваному гостю, тот вдруг нелепо взбрыкнул и замахнулся. Я без труда парировал его удар – в костяшках пальцев отозвалась резкая боль.

Этот бессмысленный порыв даже не рассердил меня, разве что раздосадовал. Для острастки я наградил красавчика еще одной затрещиной, и он снова обмяк. Звякнув, упали ключи на проволочном кольце. Так вот чем он раскорябал мне пальцы…

– Только шевельнись, размажу по креслу! – предупредил я. – Доротка, у тебя есть вопросы к этому джентльмену?

– Я вот все думаю, вызывать «воронок» или сменить замки? – задумчиво протянула девушка.

Я прекрасно понимал, что она не собирается обращаться в милицию, просто пугает этого типа.

– Доротка… – простонал он.

– Ты что, пила с ним на брудершафт?

– Я все вам объясню, панна Дорота, только не при нем, – пробубнил красавчик, попытавшись напустить на себя оскорбленный вид.

Его нелепое высокомерие вызвало у меня невольную улыбку.

– Тут все ясно, объяснять нечего… Если я еще раз застану вас где-нибудь, кроме мансарды, – вызову милицию. Я не шучу. Из дома уже пропало несколько ценных вещей. Убирайтесь!

Красавчик продолжал сидеть, испуганно косясь в мою сторону.

– Давай, уноси свою задницу, сокровище, раз дама просит! – буркнул я.

Он вскочил и пулей вылетел за дверь.

– Надеюсь, подслушивать он не рискнет, – сказала Дорота, но все же выглянула в коридор.

С лестницы донесся дробный топот. Значит, эта гнида живет в доме! Что здесь происходит?

– Кто это такой? – вопросил я.

– Художник от слова «худо», обитает на верхнем этаже, – отозвалась Доротка и выдернула из розетки телефон. – Чтобы не позвал на помощь своих дружков, – пояснила она в ответ на мой немой вопрос. – А здорово ты его!

– Я справился бы и с дружками! Доротка, что тут у тебя творится?! Почему ты звонила из автомата, если в доме есть телефон?!

– Потому что здесь все всех подслушивают… в том числе и я, – вздохнула она. – Дом большой, аппаратов несколько. Но один мой приятель сделал для меня хитрое устройство, так что я могу из своей комнаты отключать все телефоны, а также без помех подслушивать. – Она говорила все это без смущения, словно соглядатайство было самым естественным делом на земле. – А вот если они подслушивают, у меня сразу раздается такой звоночек…

Я проверил отобранные у красавчика ключи – ни один из них не подходил к замку.

– Не беспокойся, он не смог бы открыть дверь.

– Они, если упрутся рогом, найдут способ… – вздохнула Доротка.

– Кто они?

– А ты не узнал его? Это же тот самый, насчет спирта, Омерович, – она понизила голос до шепота, – а вообще-то тут разветвленная шайка, этот тип просто шестерка и страшный трус, но другие…

– Черт побери, где твои родители?!

– Отец за границей, у матери сегодня дежурство, Анеля поехала в деревню, у нее тяжело заболела сестра… Анеля – это наша домработница.

– Родители не знают, что творится в вашем доме?

– Нет, и даже догадываться не должны.

– А ты не собираешься с этим покончить? У вас очень мрачный дом.

– Когда-то он таким не был, но… Пойдем, сам увидишь! Он совсем не мрачный. Ты наверняка голодный!

Она потащила меня за собой, не забыв запереть комнату на ключ. Мы очутились на кухне. Дорота нагрузила на поднос все, что обнаружила в холодильнике, достала приборы.

– Зачем? – остановил я ее. – Можем поесть здесь.

– Ну уж нет! Устроим торжественный ужин, при свечах!

Я помог отнести поднос в библиотеку. Она зажгла настенные светильники, задернула на окнах шторы медового цвета. Просторная комната стала вдруг светлой и веселой.

– Повеяло семейным теплом, правда? – Дорота скорчила гримаску. – Это все мама, она настоящий гений по части интерьеров. Если есть стены и несколько тряпок, она за две минуты из ничего создаст уютное жилище. Мама умеет вить гнездо, как никто… А вообще-то она медсестра, кстати, вы работаете в одной клинике. Возможно, ты ее знаешь: Мария Заславская.

Теперь я понял, почему тогда, в «Кузнице», Доротка мне кого-то напомнила. Она была очень похожа на свою мать, операционную сестру из кардиологического отделения. Я знал ее лишь в лицо: самая красивая женщина в нашей клинике.

Голова у меня шла кругом. Махинации со спиртом, красавчик, который пытался вломиться к Доротке, мать работает в престижной клинике, комфортная вилла, отец за границей… Как это все связано? И кто отец Доротки – важная персона или аферист? И наконец, самое главное. Почему девушка, которую я люблю, живет в постоянном страхе?

Доротка никогда не приглашала меня к себе. Стыдилась душной атмосферы своего дома или же боялась, что меня смутит роскошь, в которой она живет? Но ведь успела уже меня изучить и могла бы догадаться, что я не придаю вещам особого значения и богатство других не вызывает у меня никаких комплексов.

– Пойдем, покажу тебе ванную, помоешь руки, – предложила Дорота и, помявшись, спросила: – А можно, я там с тобой посижу?

Она боялась остаться одна даже на пять минут! Нет, дальше тянуть нельзя, надо непременно поговорить с ее родителями. В конце концов, она уже совершеннолетняя, может сама решать. Я ни секунды не сомневался в ее выборе.

– Когда возвращается твой отец? – спросил я, когда мы наконец уселись за стол.

Доротка призналась, что весь день у нее во рту не было маковой росинки: она боялась спуститься в кухню.

– Через несколько месяцев.

– Значит, в доме три женщины и… этот? Доротка кивнула.

Это меняет дело. Значит, красавчик безнаказанно терроризирует бедных женщин.

– Конрад… а ты не мог бы у нас пожить? – робко спросила она. – Нам тут ужасно одиноко…

Замечательная идея! Мое присутствие наверняка охладит пыл Доротиных недругов.

– Мог бы, конечно, только что ты скажешь матери?

– О-о! Это как раз не проблема! – Впервые за этот вечер она рассмеялась и рассказала мне про Кактусов.

– Так где, черт возьми, были сегодня эти твои Кактусы? – Меня вовсе не обрадовала перспектива быть причисленным к этой колючей компании.

– Ребята учатся, и временами им приходится жить и в собственном доме… Мы, молодежь, – она испустила тяжкий вздох, – вечно от кого-нибудь зависим: от классного руководителя, директора, папы-мамы… Они дают нам ням-ням и упаковку, то есть одежки, мечтают, как бы запихнуть нас в институтские фартучки с оборочками!

– Не строй из себя жертву родительской тирании.

– Ну… Так вот, время от времени предки моих друзей поднимают хай, и тем волей-неволей приходится возвращаться под отчий кров. Они ведь могут отобрать карманные деньги или заставить подстричься, да мало ли… Словом, можно придумать с десяток самых жестоких санкций.

– Что-то не верится, чтобы твои родители применяли против тебя санкции.

– Просто они у меня какие-то нетипичные.

Я подумал, что даже слишком нетипичные, но промолчал.

– Так ты поживешь с нами, а? Пожалуйста, Конрад… Мужчина в доме нам пригодился бы, – она вымученно рассмеялась. – Комната отца совершенно свободна, если тебе не захочется никого видеть, никто не станет навязываться. А этот паяц будет бегать от тебя как от огня. Трусливая крыса!

– А в те дни, когда буду на дежурстве?

– Зазову друзей. Или буду ночевать у тебя. Плевать на приличия. Мне доверяют, так что с этим проблем не будет. Разумеется, будучи девушкой порядочной, в одиннадцать часов я должна быть дома, но как-нибудь вывернусь.

* * *

Так я переехал на эту виллу. На душе стало легче: теперь я знал, что дома, по крайней мере, Доротке ничего не угрожает.

Я познакомился с пани Заславской: приятная, интеллигентная дама, но какая-то угасшая, неразговорчивая, такое чувство, будто она гостья в своем собственном доме.

Мне показалось, что Дороткина мать избегает меня. Трудно сказать, одобряла она мое присутствие или ее совершенно не трогало, что рядом поселился чужой человек. Безукоризненная вежливость и полное отсутствие интереса.

Я не мог разобраться, в чем причина такого отношения ко мне: то ли в чрезмерной тактичности, то ли в абсолютном безразличии к окружающему миру. Как же я ошибался! Я был поглощен Дороткой и заботами о ее безопасности, и потому ее мать в те дни мало занимала меня.

Зато Анеля не представляла никакой загадки. Она была добрым ангелом этого дома – без нее он бы давно превратился в угрюмую обитель. В Доротке она души не чаяла, правда, заботилась о ней на собственный лад. Ко мне Анеля отнеслась с искренним дружелюбием и обращалась уважительно – диплом врача вызывал у этой доброй души благоговение.

Анеля выросла в глухой белостокской деревушке, со всех сторон окруженной непроходимыми лесами. В тех краях доктор сродни Господу Богу. Когда Анеля была ребенком, мало кто из местных жителей умел читать-писать. Кормились в основном за счет леса. Хотя с тех пор миновало чуть ли не полвека, Анеля по-прежнему испытывала перед докторами священный трепет. В ее глазах врач – шаман, знахарь и бабка-ведунья в одном лице.

Анеля до сих пор верила в сглаз, в порчу, в колтун – странную, никогда не виданную в медицине болезнь, которую сегодня не встретишь, а в те времена – сколько угодно, особенно там, где царили нищета и невежество. У больного колтуном волосы сбивались в грязную войлочную шапку, он становился капризен, как беременная женщина. Этот самый колтун под страхом смерти нельзя было срезать, пока волосы не отрастут на длину весенней озими.

Верила Анеля и в дурной глаз, и в вампиров, питающихся кровью девственниц, полагала, что нарывы лучше всего лечить, очертив их чернилами и сжигая на восходе солнца лоскут красного сукна. Волков лучше всего отгоняет свеча-громница, если освятить ее второго февраля, а кровь останавливать нужно листьями кровохлебки.

Все это Анеля поведала мне по секрету, когда убедилась, что я не стану ее высмеивать. Я внимательно слушал. Никогда еще я не сталкивался с живой стариной, поэтому мы с Анелей всерьез дискутировали насчет лекарства «с Семи Столов Пасхальных», которое незаменимо при лечении «испуг». Я подумывал, не попробовать ли это загадочное средство на Доротке, только вот ни в одной аптеке чудотворного снадобья почему-то не продавали.

Мы спорили, действительно ли растертая в порошок гнилушка – лучшая присыпка для младенцев, обсуждали свойства трав. Травы Анеля знала превосходно, и мы с ней не соглашались только в том, когда лучше их применять: на закате или на рассвете, до первых петухов или после третьих.

Словом, я с удовольствием проводил время за разговорами с Анелей.

Благодаря ее дружелюбию у меня была ничем не стесненная возможность расхаживать по всему дому. Я внимательно присматривался к тому, что творилось вокруг, и уже ничему не удивлялся, по крайней мере не показывал виду.

Ну вот хотя бы эта история с Омеровичем. Анеля утверждала, что у него дурной глаз. О попытке вломиться в ее комнату Доротка никому из домашних не рассказала, а художник вел себя как ни в чем не бывало. Если случайно сталкивался со мной в коридоре или на лестнице, то с достоинством кланялся, словно и не получал от меня в морду.

– Доротка, он к тебе приставал? – Мне казалось, я начинаю кое-что понимать.

– Хуже! – деланно рассмеялась она. – Предложил руку и сердце. В жизни не встречала большего идиота!

Почему же она так боялась этого идиота, которого презирала? Почему не хотела ни на миг оставаться дома одна?

Ну да, ведь есть еще какая-то шайка. Мне вспомнился мужской силуэт, который я увидел тогда из окна Доротиной комнаты.

Я прекрасно сознавал, что знаю только часть правды, а махинации со спиртом – всего лишь фрагмент гораздо более серьезного дела.

Что я мог предпринять? Позже я клял себя последними словами за роль пассивного наблюдателя, но мое бездействие объяснялось вовсе не трусостью или равнодушием. Я не знал, как помочь Доротке и ее близким. Неосторожным поступком можно было навредить. Натравить на эту историю следственные органы я не мог, поскольку дал девушке слово, но твердо знал лишь одно: в обиду Доротку не дам. Но борьба с преступниками – это уж дело милиции, я же должен лечить больных.

В тот вечер, когда позвала меня на помощь, Доротка вручила мне большой конверт, старательно заклеенный и запечатанный сургучом. Она не объяснила, что в конверте, а я не стал выпытывать.

– Сохрани это. Спрячь как следует у себя дома, у меня уже нервы не выдерживают… На ночь я кладу его под подушку, а днем повсюду таскаю с собой. За мной шпионят на каждом шагу, с Анелей еще полбеды, но ты сам видел, что этот паяц выделывает. Не могу же я устраивать скандал с заменой замков. В конце концов, если они найдут способ меня достать, то достанут.

Человек часто умаляет значение многих вещей, что скрывать. К просьбе Доротки я отнесся с поправкой на свои домыслы. Мне и в голову не пришло, что мы все балансируем на краю пропасти. Как последний слепец, я недооценивал роль Доротки. Ба! Она даже ускоряла ход событий.

Моя любимая действовала из самых лучших побуждений, но не брезговала никакими средствами. В то же время в этой игре не на жизнь, а на смерть она была иногда поразительно наивна, словно играла в индейцев. Эта наивность могла бы обернуться для Доротки непоправимой трагедией, спасло ее только то, что противники слишком поздно сообразили, что их карты тасует восемнадцатилетняя девушка, – на их взгляд, избалованная и капризная маменькина дочка.

Доротка, несомненно, достигла бы своей цели, если бы ее планы не перечеркнула судьба в лице мелкотравчатого жадного труса.

Но тогда я ничего этого не знал и не придавал значения ее эксцентричным, как мне казалось, выходкам. Я был уверен, что контролирую мою шальную девушку.

В один очередной прекрасный вечер Доротка должна была прийти ко мне домой, но ее все не было и не было. Я не волновался, поскольку имел возможность убедиться, что она не в ладах со временем. Доротка то опаздывала, то заявлялась намного раньше.

Тревожно тренькнул дверной звонок. Я открыл дверь, и в квартиру ворвалась Доротка, за ней по пятам следовали два гладиатора. Дюжие парни с наружностью борцов-тяжеловесов.

– За вами волк гонится? – поинтересовался я.

– Нет! – выдохнула Дорота. – Ребята ранены.

У одного было разбито лицо, у другого рука замотана шелковым шарфиком Доротки. Тонкая ткань пропиталась кровью.

– Ребята подрались… – Дорота умоляюще смотрела на меня.

– Вижу, – буркнул я. – Приготовь воду и достань бинты.

Усадив страдальцев, я принялся разматывать импровизированную повязку.

Побледневший бугай растерянно следил за моими манипуляциями.

– Крепись, Лешек, – улыбнулась ему Доротка, принеся перевязочные средства. – Все мужчины падают в обморок от вида крови и умирают от насморка.

Рана была глубокая и все еще кровоточила.

– Нож? – Я согнул и разогнул пальцы парня. Слава богу, сухожилия в порядке.

– Бритва, – пробурчал он.

– Придется зашивать? – волновалась Дорота.

– Нет.

Я продезинфицировал рану, остановил кровь и наложил повязку. Потом принялся за другого. У Павла оказались разбиты лоб и бровь.

– «Напалечником» меня поцеловал, гад долбаный, – сообщил он мне с подваршавским выговором.

– Рыцари хреновы! Кастет, бритва… Сопляки! – разъярился я. – На черта ты мне привела этих поганцев?!

– Проше пана, – вмешался Лешек, – мы не бандиты. – Он говорил грамотно и правильно, в отличие от Павла, не вставляя жаргонных словечек.

– Павел и Лешек из клуба «Сила», – вступилась Дорота, – Лешек – борец, а Павел – штангист.

– Шпана напала, – объяснил Лешек.

– Четверо! У двоих – свинчатки, – подключился Павел. – Мы и мухи не тронули, скажи, Дорка! Нет, ты скажи ему, что мы – барашки невинные, так какое у него право собачить нас? Я хиляю себе взад-вперед, Лешека поджидаю, а тут подкатывает какой-то фраер, я ему и говорю: падай отсюда, потому как я тебе три на четыре засвечу! А он мне втихую «головоломкой» ка-ак заедет!.. Я ему тоже люлей навешал, а что делать? В конце концов и клешню каблуком разделал, чтобы «головоломку» выбить. Смотрю – еще трое катят… А тут Лешек с Доркой подошли, и эти фраера к Дорке клеятся! Ну, мы их и того… отоварили по полной программе…

– Павел, перейди на польский, пан доктор не понимает, – кротко попросила Дорота.

Павел послушался. Меня поразило, что он великолепно говорит грамотным польским языком, не хуже Доротки и Лешека.

Они выпили ведро чаю, опустошили холодильник, потом я посадил их в такси, и гладиаторы уехали. Доротку я задержал, меня обуревало бешенство. Ох и задам же я ей!

– Дорота, с кем ты водишься?!

– Это очень порядочные ребята!

– Я не желаю, чтобы ты шлялась черт-те где даже с самыми порядочными!

Она метнула на меня исподлобья сердитый взгляд. Я уже понял, что она уперлась и больше ничего я из нее не вытяну. Не пороть же, в самом деле!

Что там, холера ясная, думают ее родители?! Мамаша занята собой, выхоленная сомнамбула, со скуки играет в добрую самаритянку, светило юриспруденции строго следит, чтобы где-то в мире не нарушали закон, а в его доме хозяйничает подозрительный тип, шастает банда трудных подростков, дочь делает что хочет. Господи, да она же фактически под опекой этой полуграмотной Анели! Я начал подозревать, что Омерович – любовник ее матери, это объясняло бы его наглое поведение и отношение к нему Доротки.

– Обязательно напишу твоему отцу! – пригрозил я, хотя не собирался ничего такого делать.

Она аж подскочила.

– Ты… ты не смеешь! Это подлость!

Мы едва не поссорились. Я требовал, чтобы она рассказала мне все, Доротка умоляла подождать, заверяла, что со всем справится сама. «Это не моя тайна!» – упрямо повторяла она. Мне пришлось смириться, я только попросил ее быть осторожнее. Доротка обещала вести себя осмотрительно и еще раз помянула свой драгоценный конверт.

А вскоре события понеслись вскачь. Мы с Дороткой снова собирались провести вечер у меня. В условленный час она позвонила.

– Жди меня у себя дома, – сказала она напряженным, чужим голосом. – Я приду… – она назвала час.

– Где ты?! Что делаешь? – рявкнул я. Мой страх вылился в гнев: я места себе не нахожу, пытаясь ее защитить, а она только палки в колеса вставляет!

– Конрад, не сердись, сегодня мне как никогда нужна твоя помощь… Это самый важный день в моей жизни.

– Я сейчас же приеду, только скажи, где ты!

– Не надо никуда приезжать, оставайся дома! Давай сверим часы, речь идет о моей безопасности! На моих часах…

– Что за новый фортель?! – Но я машинально сверил часы.

– Если я не приеду к тебе в указанное время, ты вскроешь конверт, который я тебе дала на хранение. И поймешь, что делать дальше.

– Откуда ты звонишь?! – Я не на шутку перепугался.

– Неважно… Помни, вскрой конверт, но ни минутой раньше, иначе ты не поможешь мне, а навредишь. Я на тебя рассчитываю.

– Доротка, подожди, скажи мне, где ты! – Я говорил с ней ласково, как с душевнобольной. – Доротка, ты меня слышишь?

– Жди меня… – И повесила трубку.

Сердце мое сжимал страх. Что еще выдумала эта безумная? А если ей вправду что-нибудь угрожает? Я бросился к ящику, куда спрятал этот злосчастный конверт, хотел было сломать сургуч, но задумался и отложил конверт в сторону.

Подсел к телефону, набрал домашний номер Доротки. Долго никто не подходил, я уже хотел повесить трубку, когда ответил Омерович. Я не собирался ни о чем его спрашивать, попросил к телефону Анелю.

– Слушаю! – отозвалась она наконец.

Я быстро спросил, где Доротка. Ее не было дома, пани Заславской тоже.

– Давно она ушла?

– Да минутку назад.

– Сказала – куда?

– К подружке. За книжкой. Она ей звонила.

– Подружка звонила Доротке?

– Так я ж говорю.

– Анеля, вы сами слышали?

– Я-то в кухне была. Так мне Доротка сказал. И выскочила как угорелая кошка.

– Как только вернется, пусть мне позвонит.

Что делать? Рвануть на Фильтровую? Бессмысленно. Кому Доротка солгала, мне или Анеле? Конечно, Анеле.

Я решительно разорвал конверт. Внутри оказался еще один, надписанный Дороткиным почерком. Вместе со вторым конвертом посыпались игральные карты.

Две колоды удлиненных, изысканных карт, не похожих на обычные.

«Немедленно вручить Главному прокурору города Варшавы», – прочитал я на внутреннем конверте.

Сердце билось у меня в горле, я не задумываясь разорвал и этот конверт и вытащил страничку, напечатанную на машинке:

«Владислав Банащак, работающий в Спиртовой Монополии в Езерной, проживающий в Варшаве, улица…»

В памяти всплыл тот вечер, когда я дал в морду Омеровичу. Мужчина у калитки и расширенные от ужаса глаза Доротки.

Я испугался: моя любимая сейчас разыгрывает свою партию, а это письмо должно быть ее страховкой!

Мне нечего было терять. Не читая дальше, я схватил с вешалки пальто и… тренькнул звонок. Я распахнул дверь.

На пороге стояла Дорота, бледная и осунувшаяся. Она смотрела на меня стеклянными глазами, словно не узнавала.

Я втащил ее в квартиру, запер дверь. Она покорно позволила стянуть с себя пальто, усадить в кресло. Девушка казалась тяжело больной.

– С тобой ничего не случилось?! – Я машинально посмотрел на часы. С момента ее телефонного звонка прошло сорок минут. До назначенного ею срока оставалось еще больше часа.

– Нет… Разреши мне остаться.

– Что ты такое говоришь! Ты же знаешь, что можешь остаться здесь навсегда!

– Конрад, что я наделала! Боже, что я наделала!!

Это был не плач, а надрывный крик.

ДОРОТКА

Боже! Временами меня охватывало желание все бросить и убежать к Конраду! Я даже не заметила, как он стал мне и отцом, и матерью, и самым лучшим другом. И постепенно мои домашние горести немного отступили, побледнели.

Нет, не побледнели, а видоизменились, перестали быть сутью моей жизни.

Теперь мне еще больше не терпелось как можно быстрее с ними покончить, уже не только ради спокойствия мамы, но и ради Конрада.

Как мне хотелось, чтобы он пришел в наш дом, когда там уже не будет шататься этот мерзавец, этот художник от семи болезней. Мне невмоготу было сгорать от стыда перед Конрадом, видеть его немое изумление: зачем, мол, мы терпим в доме эту неприятную личность? Я прекрасно знала, что Омерович никому не нравится, но никто не догадывается о его подлом ремесле. Врать же Конраду и отмалчиваться становилось все труднее.

Я мечтала, чтобы вся эта история сгинула, развеялась, как дурной сон, словно ее и не было никогда. Мечтала о новой – вернее, старой – жизни, когда и ведать не ведала о существовании Банащака и его банды.

Но больше всего мне хотелось, чтобы моя милая мама перестала наконец бродить по дому безумной лунатичкой. Я отлично видела, что она на грани срыва, – это бросалось в глаза, но она, бедняжка, наивно полагала, что замечательно владеет собой.

Меня пугала мысль о том, что произойдет, если я не сумею поквитаться с Банащаком до возвращения отца. Теперь я как никогда радовалась, что отца нет в Варшаве, – уж он-то сразу бы заметил, как изменилась наша мама.

Удастся ли уберечь отца, защитить мать и при этом самой остаться в тени? У меня на руках были сильные козыри, с помощью которых я собиралась заставить Банащака навсегда исчезнуть из нашей жизни. Если у него в голове есть хотя бы полторы извилины, он должен принять мои условия.

Я ужом извертелась, стараясь не посвящать Конрада в печальную историю моей мамы. Какое-то время он вообще не знал, откуда я прихожу и куда возвращаюсь после наших встреч.

В те дни меня то и дело подводили нервы, я вздрагивала от каждого громкого звука. Дошло до того, что меня охватывала паника, когда я оставалась одна в собственном» доме.

Как-то вечером я не выдержала. Анеля уехала к сестре, мама была в клинике, а к Омеровичу заявился Банащак, чего он раньше никогда не делал. У меня уже не оставалось сил сражаться в одиночку, и, махнув на все рукой, я позвонила Конраду. Он тут же примчался и помог мне справиться с этой гнидой Омеровичем. Мы вместе провели этот вечер, как и последующие дни.

И позже, когда все рухнуло и случилось несчастье, он не отходил от меня ни на шаг. Если я и не сотворила с собой непоправимой глупости, то только благодаря Конраду. Он всегда был рядом. Может быть, это я – корень всех зол? Кто ответит на этот вопрос? У меня нет ответа. Я только знаю, что ускорила ход событий.

После неудачных попыток Михала Винярского я не оставила мысли добраться до комода Омеровича. Когда моя разбитая голова окончательно зажила, я попробовала использовать свое знакомство с ворами из Вилянова.

Предлог был отличный: вернуть одолженное барахло, забрать свой свитерок (Анеля уже начала ворчать и выпытывать, куда он подевался) и поблагодарить за заботу и помощь.

Моя детская физиономия раздражала меня все больше, и, чтобы скрыть этот недостаток своей внешности, я пристрастилась к косметике и высоким прическам. Разумеется, к макияжу я прибегала только в те дни, когда встречалась с Конрадом или отправлялась «гулять».

Дома щеголять с боевой раскраской я опасалась: мама наверняка встала бы на дыбы. Мол, сначала получи аттестат, а потом вытворяй что хочешь. Господи, сколько же радостей свалится на меня после получения этого треклятого аттестата! А Анеля? Да она бы точно грохнулась в обморок, а потом нудела до второго пришествия. В последнее время Анеля вообще стала невыносимой. Нахально копалась в моих вещах, подслушивала под дверями и подвергала допросам с пристрастием моих приятелей. Пришлось припрятать косметику в пустой котельной возле дома, оставшейся еще от тех времен, когда у нас не было центрального отопления. Там я и штукатурила свою глупую физиономию.

К дому своих благодетелей я подкатила на такси и с ужасом поняла, что мой капитал от продажи часиков в Щецине почти истаял. Естественно, я давно уже стала скупа, как Гарпагон, но в этом случае нельзя было экономить. Мои знакомые жили на той самой узенькой улочке, где бандиты разливали краденый спирт, и я тряслась от ужаса.

Дома я застала только старика и была очень довольна, что нет его вредноватой бабы. Старикан показался мне вполне симпатичным, да и вообще такие дела лучше решать с глазу на глаз.

Сначала он меня не узнал. Еще бы! Я совсем не походила на ту изгвазданную в тине утопленницу. Только когда я вернула ему тряпки и спросила про свой свитер, он оживился и без колебаний отдал мне одежку.

При виде подарков – блока сигарет и бутылки коньяка – старик окончательно растаял.

– Тебя не узнать! – повторил он несколько раз, внимательно оглядев меня с головы до ног. – Как твои дела, дочка?

– Фарт держится, не скажу худого слова, – похвасталась я. – Надыбала тут одну такую хавиру… но мне нужны ключики!

– Заказать хочешь? – сообразил старикан. – Может, у меня кто и есть, потому что я сам не работаю. Рювматизьм! – Он потер костистые скрюченные пальцы.

– Мне нужны только ключи.

Он внимательно вглядывался в меня, а я боролась с искушением навести его на квартиру Банащака.

Безумная Заславская, остановись! Что тебе с этого будет? Ты же ничего не узнаешь, просто одни воры обчистят другого и поделят добычу.

Нет, совершенно дурацкая идея.

– Две сотенки, – прервал размышления мой благодетель.

Я не торгуясь отсчитала ему деньги и была очень разочарована, потому что вместо ожидаемого комплекта ключей получила адрес какого-то типа на Бродне. Надо было сослаться на некоего Паука. Этот пароль вместе с адресом мой спаситель из Вилянова и оценил в двести злотых.

– Какой замок? С защелкой, без защелки, специальный? – допытывался приятель Паука.

– А черт его маму знает, подделка под антиквариат, – буркнула я.

– Так мне-то откуда знать? Может, на него шперц нужен, а не то фомка или отмычки…

Решено! Куплю отмычки. Само название вселяло надежду на успех. В случае чего всегда смогу обменять на этот, как его? Шперц.

– Давай два куска. – Он протянул мне связку железяк: двенадцать штуковин на длинных стержнях. Поэма!

Я с любопытством разглядывала отмычки – впервые в жизни держала в руках столь необычную вещь. Оказывается, у взломщиков тоже есть накладные расходы! Взвесив связку на ладони, мысленно подсчитала свои финансы. Универсальный комплект, просто игрушка, но цена! Надо поторговаться!

– Ювелирная работа, такого нигде не достанешь! – Продавец продемонстрировал мне преимущества своих изделий, а я жадно слушала: вот это лекция так лекция!

– Один кусок – и возьму!

– Тут не рынок, цены твердые! – обиделся он.

При себе у меня не было такой суммы. Вообще-то весь мой капитал составлял чуть более трех тысяч. Что ж, не судьба обзавестись этим сокровищем.

– А ты чего, совсем по нулям? – Я кивнула. – А сколько у тебя есть?

– Шесть сотен, – грустно вздохнула я.

И, несмотря на твердые цены, стала обладательницей комплекта отмычек, заплатив за них, похоже, тройную цену. Повторилась щецинская история: я снова платила втридорога, только вот старого бармена тронула судьба сироты из детдома, а Паучьему другу было бы наплевать на мое трудное детство.

– Классная ты телка, – заметил он после того, как мы заключили сделку. – Мог бы дать заработать. Нужна маруха на манок…

– Никогда этим не занималась! – ответила я чистую правду, хотя понятия не имела, что такое «маруха на манок».

– Да раз плюнуть! Надыбаешь в шалмане гостя и двинешь с ним на хату. А уж с ключей снять отпечатки – без философии получится. Что отстегнет фраер, то твое, а когда хлам толкнем, еще пять процентов. У тебя презентация будь здоров, всякий клюнет.

– Да у меня парень ревнивый, как турецкий султан. – Не хотелось его огорчать, симпатичный человек.

Несколько дней я выжидала удобный момент. И вот он настал. Дома никого не было, даже Анели, от которой я теперь тоже шарахалась.

Комнату Омеровича я оглядела бегло, по-прежнему ничего интересного в ней не было, и кинулась к комоду. Друг Паука не напрасно хвастался. Изумительные ключики! На мой взгляд, они бы и райские врата отомкнули.

Содержимое комода меня разочаровало: немного картона для карт, несколько пачек водочных этикеток.

Под наклейками лежал какой-то листок бумаги, я взглянула на него просто для порядка. Это оказался список: «Юстиниана – 100, Наполеона – 50, Уголовный кодекс – 500…» Что это такое?!

Конечно же, книги моего отца, даже перечислены в том порядке, как они стоят на полке. Неужели этот трутень потихоньку распродает библиотеку отца, а мы об этом ничего не знаем?! Я помчалась в отцовский кабинет. Все книги стояли на своих местах. Вытащила первую из списка, перелистала – ничего. Вторую – ничего. В чем же тут дело? Что означают цифры? Нет, речь не идет о цене, потому что современное издание Уголовного кодекса обозначено цифрой 500, а рукопись семнадцатого века – скромной циферкой 50.

Что за новое свинство выдумал этот висельник? В том, что непременно свинство, я не сомневалась.

Еще раз тщательно, страница за страницей, перелистала каждый том, проверила обложку и… в одной из них, в небольшой щелке, которая образуется под корешком переплета, заметила какой-то клочок. Затолкали глубоко, пришлось пустить в ход пинцет. Я развернула бумажку и онемела – у меня в руках была стодолларовая банкнота с портретом Франклина.

Я проверила еще несколько томов. Грины! С портретами Гранта, Джексона… Был даже один Мак-Кинли с цифрой 500 и два Кливленда с цифрой 1000! Нехилые бабки!

Все банкноты идеально подходят под формат самодельных карт, вернее, сфабрикованные Омеровичем карты идеально приспособлены под банкноты.

Стало быть, этот потомок мула и ленивой прачки сделал себе копилку из священной библиотеки моего отца! Быстро же он разобрался в обычаях нашего дома! Разобрался? Да ведь это мы ему все уши прожужжали, что папин кабинет – священное место, там нельзя переставлять даже книги! Вот сволочь…

Что мне с вами сделать, джентльмены? Ну, пошевелите мозгами, мистер Франклин. Или, может быть, мистеру Кливленду придет в голову хорошая идея?

Я не раздумывая сорвала весь банк, а потом и полку… Книги рухнули на пол. Прости, отец! И удрала к себе.

Только тут, придя в себя и поостыв, стала размышлять над тем, что наделала, и перепугалась пуще прежнего.

Дура ты, Заславская, дура! Зачем ты все это взяла, почему не оставила на месте! Даром эта глупость не пройдет! Но поздно: что сделано, то сделано.

Только тут до меня дошло, какая сумма может быть спрятана в украденных мною картах. А если в каждой из них сидит Кливленд? Мамма миа! Это же целое состояние!

До сей поры я только раз задумалась над тем, какие последствия может иметь подмена карт, да и то мною руководило исключительно любопытство. Представляла себе их глупые морды, когда тот, в Париже, настучал, что деньги испарились. Пока поймут, что случилось, наизнанку вывернутся. Как я была собой довольна!

Но сейчас это перестало быть забавным. Если к пустым картам прибавится еще и разоренная сокровищница, то… вот именно, что они сделают? Ой, Заславская, не жди, пока они что-нибудь предпримут, надо самой что-то предпринять, причем как можно скорее!

Отнести деньги обратно? Мое заячье сердце подсказывало немедленно сделать именно это, но идти в мансарду, проверять список Омеровича и снова засовывать бумажки в книги мне не хотелось. Почему? Господи, неужели подсознательно я мечтала присвоить эти деньги?

Сумма была огромная. В жизни не видела столько долларов. Вот дьявол, неужели я дошла уже до такого? Вот вам результат многомесячного купания в грязи: Заславская готова обокрасть воров.

Мне вспомнилась одна из сентенций Анели: сперва колечко, потом овечка… а там и до тюрьмы недалечко.

Я заглянула себе в душу: слава Богу, нет, не хочу я этих денег. Так зачем тогда взяла? В первую минуту мною руководило возмущение и обида за отца, но теперь надо выпутываться.

В книгах было спрятано десять тысяч долларов! Целое состояние. Как могут пригодиться мне эти деньги? Только как доказательство грязных афер, которыми занимается банда гангстеров, альфонсов и старых сводниц. Ведь только ради этих зелененьких бумажек Омерович с Банащаком совершают свои мерзости и ради них же шантажировали маму. Дом профессора Заславского – безопасное место, книги можно спокойно фаршировать баксами, сам же профессор в своем багаже, ничего не ведая, провезет через границу валюту, из его дома по телефону удобно безнаказанно договариваться о воровских встречах и сделках, например с мадам Кулик. А еще пани Заславская записала на свою фамилию машину…

Но они просчитались, не приняли во внимание тот факт, что дочь профессора Заславского уже выросла из пеленок.

Карты, доллары, сарай в Вилянове… хватит ли этого, чтобы навсегда отвадить от нашего дома Банащака?

Требовалось быстро решить, что же делать дальше. Если бандиты догадаются, кто портит им игру, они ни перед чем не остановятся, чтобы меня обезвредить, или отомстят моей матери!

Первым делом надо подстраховаться. Я быстро записала все, что мне было известно. Халину Клим искренне жаль, но туг уж выбирать не приходится, как ни посмотри, она тоже член банды. К тому же у меня просто не было выбора. Письмо я адресовала прокурору. Вместе с картами и деньгами вложила его в большой крепкий конверт, заклеила, а для надежности запечатала сургучом.

С той минуты я не ведала покоя ни днем, ни ночью. На ночь клала пакет под подушку, днем ни на секунду не расставалась с ним. Я ненавидела этот конверт, как каторжник ненавидит кандалы.

В кабинете же я разбила окно, инсценировав ограбление.

Но вскоре стало ясно, что мои усилия пошли прахом. Более того, оказались верхом глупости. Мама, перепуганная до смерти, набросилась на Омеровича и устроила ему жуткий скандал. Во всем этом был только один плюс, но какой! Я убедилась, что мама понятия не имела о тайнике в библиотеке. Она не участвовала в грязных делишках! Но если бы я не развалила полку, наш квартирант не сразу открыл бы пропажу, а теперь…

Теперь начнется, теперь точно доберутся до меня! При одной мысли об этом кровь в жилах застывала и хотелось удрать куда глаза глядят. Но выйти из игры я уже не могла. Следовало что-то придумать, и поскорее, нельзя же целыми днями мотаться с сумкой, начиненной деньжищами и компроматом… Да стоит кому-нибудь вырвать у меня сумку, и тут же останусь с носом, все мои козыри, добытые с таким трудом, исчезнут… Думать, что при этом могут заодно проломить и мою легкомысленную голову, не хотелось.

Боже, если бы можно было рассказать обо всем Конраду! Но я так закалилась за эти месяцы, что решила: сама заварила эту кашу, сама и буду расхлебывать. Нельзя угощать Конрада таким варевом. Но каши на мой скромный аппетит оказалось слишком много.

На помощь пришел Павел.

Когда-то Павел учился в нашей школе. Учился, прямо скажем, не ахти как, но вовсе не по причине тупости. Дома у него творилась настоящая жуть.

У Павла был только отец, мать умерла, когда он был совсем маленький, он ее даже не помнил. Папаша сыном совершенно не интересовался, причем настолько, что парень собирал бутылки и макулатуру, чтобы выжить. Он хватался за любую работу, чтобы купить штаны и тетрадки, да попросту поесть.

Павел был дьявольски самолюбивым, в школе никому в голову не приходило, что тарелку супа в последний раз он видел три дня назад. Он обожал своего отца, и никто ни разу не слышал дурного слова о его родителе, наоборот! Павел вечно дурил нам головы, какой замечательный человек его папочка, какое у него героическое прошлое. Это предназначалось не только для ушей приятелей. Павел отчаянно тосковал по близкому человеку, причем действительно родному, а не какой-то там сволочи. Вечная потребность верить в авторитеты.

А этот его единственный близкий человек, которого Павел обожал слепой щенячьей любовью, относился к парню как к обузе. Не раз и не два папаня вообще не впускал Павла в квартиру, когда приводил какую-нибудь девку. Тогда Павел говорил, что отец работает, а квартира у них тесная; он не хочет мешать папе работать и потому идет ночевать к друзьям.

Павел был самолюбив, скрытен и к тому же очень силен, невзирая на все лишения. Поэтому если кто-то сомневался в светлом образе родителя Павла, тотчас получал по шее.

Павел был на класс старше меня, дружил с Михалом Винярским и часто приходил к нам.

Мы старались тактично помогать ему, хотя это было нелегко – Павел легко обижался. Я могла посвятить отца в эту тайну, Михал со своими родителями не мог так поступить, потому что, начни старая Винярская опекать «бедненького» приятеля сына, наизнанку вывернуло бы всех, а прежде всего Павла.

Скандал разразился, когда Павел с двумя такими же беспризорниками ограбил бакалейный киоск. Ему было четырнадцать.

Педагогический коллектив, вырванный из благостного неведения, забулькал от священного негодования. Все восприняли это как личное оскорбление, потому что, пан прокурор, школа с традициями, еще довоенная, тогда в ней учились вежливые чистенькие деточки, никаких разнузданных юнцов. Они, то бишь педагогический коллектив, специалисты по детоводству и вколачиванию в мозги высоких истин – и вдруг такой удар по репутации!

Надо признать, что у нашего директора слева под пиджаком что-то там есть и в голове все по полочкам разложено правильно. Он не поверил, что Павел родился на свет законченным негодяем.

К директору присоединились мой отец и старик Михала. От Винярской все скрыли, потому что она бы померла от ужаса.

В конце концов Павлу вынесли приговор условно и отдали под надзор куратора. Тогда директор завоевал всеобщую симпатию, потому что сам стал куратором Павла и поселил его в интернате для трудных подростков у добрейшего деда Лисецкого. К тому же не избавился от позора школы, как требовали некоторые наши наставники, а оставил у нас, в том же классе.

Год назад Павел получил аттестат и теперь учился на первом курсе политехнического института, стипендии не хватало, периодически подрабатывал, как и раньше. Вырос из него великанище незаурядной силы, он занимался со штангой и с превеликим наслаждением «ботал по фене». Ему ужасно нравилось шокировать обывателей.

– Павел, у меня житейская проблема, – пожаловалась я ему. – Если не развяжу один узелок, рухнет весь мой дом. Ей-богу. Но я тебе не могу всего рассказать, это не только моя тайна.

– Так и не рассказывай, валяй говори, что тебе от меня нужно.

– Защиты…

– А-а, так тебе горилла нужна… Кого боишься?

– Ходят тут за мной одни… больше ни о чем не спрашивай!

– Думаешь, моя наружность их отпугнет?

– Мне кажется, они не посмеют прицепиться.

– А кто такие?

– Бандиты! – прорвалась моя ненависть. – Двоих я знаю, но… – Я рассказала ему про виляновский ворованный алкоголь.

Павел не стал, как Конрад, говорить, что это дело милиции. Он все понял и, не задавая лишних вопросов, сказал:

– Покажи-ка мне этих фраеров.

– Павел, ты их недооцениваешь, они способны на любую подлость!

– Это что, твоя головная боль?

– Моя! Никогда бы себе не простила, если бы из-за меня они навредили тебе.

– Такие жохи?

– Один-то слабак, но второй – настоящий гангстер. В молодости был сутенером… к тому же у него на побегушках какая-то шпана.

– Во что ты вляпалась, милая девушка? – огорчился Павел. – Лады! За меня не беспокойся, мы с Лешеком будем тебя охранять. Лешек – мой друг, профессиональный борец. Можешь спать спокойно.

Тут в комнату вошла мама. Павла она не узнала. Разумеется, она его сто лет не видела, он изменился, возмужал. Но я не поняла: мама не узнала Павла или не захотела узнать? Как бы там ни было, меня ее холодность задела.

Не было сомнений, что ее натравила Анеля, – та открыла Павлу дверь, а он смеха ради что-то брякнул ей на фене и скорчил жуткую рожу.

От маминой холодности Павел окаменел. Обидчивость, наверное, осталась в нем на всю жизнь.

– Мама, это же Павел! – сказала я с ударением, мне хотелось напомнить ей и заставить отнестись к нему сердечнее…

Но ничего, никакого отклика. А Павел, задетый за живое, напялил маску деревенского дебила, вытащил из кресла свои восемьдесят килограммов, развернул метр девяносто роста и с тупой рожей прошепелявил:

– Мое почтение мамусе!

Теперь уже без опеки Павла я не смела вечером выйти из дома. Когда меня не мог сопровождать Павел, его заменял Лешек, но обычно они ходили со мной вдвоем. Я старалась не злоупотреблять их добротой и ограничивать свои выходы до минимума, что очень радовало Анелю и маму. Они считали, что я изменилась к лучшему, стала серьезнее. Господи, ох уж эти мне стереотипы: если девушка сиднем сидит дома, то в ее порядочности можно не сомневаться! Смех, да и только…

Готовность ребят защитить меня была трогательной. Они звонили каждый день.

– Дорота, не запирайся ты дома, – советовал Павел. – Веди себя нормально, пусть эти шакалы не думают, будто напугали тебя.

Они с Лешеком не только звонили, но и заявлялись каждый божий день, вытаскивали меня на прогулку, потом доставляли обратно. Мы устраивались в моей комнате, и тут появлялась Анеля, нагруженная своими знаменитыми бутербродами. Порой мне мерещилось, что вернулась прежняя жизнь, ничего не изменилось, просто мы выросли, и только. Следом приходили другие, куда более печальные мысли: сохраним ли мы нашу дружбу навсегда или братские узы исчезнут, как только мы станем взрослыми и обретем независимость? Навесим друг на друга бледнеющий с каждым годом ярлык «школьный друг» и разлетимся по свету?..

Первая атака пришлась с совершенно неожиданной стороны – от Омеровича.

В тот вечер я осталась дома. Позвонил отец, и мы с мамой как-то очень сердечно сидели рядышком. Она немного оттаяла, в последние дни мама вообще была не такой тусклой. В тот момент я вдруг поняла, что люблю ее больше жизни.

Позже должен был заглянуть Павел, одолжить магнитофон.

Он подошел к дому около десяти, а когда оказался возле нашего забора, перед ним вырос Омерович.

– Не советую здесь ходить – вредно для здоровья, – начал этот шут гороховый.

Павел рассмеялся ему в лицо и отодвинул плечом, даже не вынув рук из карманов. Тут с противоположной стороны улицы подоспели два типа. Павел, однако, был настороже, потому что с первой секунды не поверил, что Омерович осмелился напасть в одиночку. Он в два счета расправился с этой шпаной, да и Омеровичу досталось. Как рассказал мой верный друг, он постарался сделать это гуманно, но больно. Визг нашего жильца услышала Анеля – в отличие от своих дружков Омерович не умел терпеть боль.

Тогда Павел едва не попался. Шпана, забыв об Омеровиче, взяла ноги в руки, а наш блистательный плейбой прикинулся бездыханным трупом. Павел задержался, чтобы проверить, уж не откинул ли тот и в самом деле копыта. Еще чуть-чуть – и вызванная Анелей милиция застала бы его на месте драки.

К счастью, я успела предостеречь. Как только раздались вопли Омеровича, я сразу подумала, что вся эта заварушка имеет какое-то отношение к Павлу, и выглянула в окно. Парень смылся как раз вовремя, я же нагло обманула сержанта, указав, в какую сторону удрали мифические хулиганы.

Поверить, будто потасовку затеял Павел, было невозможно. Он прекрасно сознавал свою силу и первым в драку никогда не лез. Меня едва не стошнило, когда Омерович упоенно врал милиционерам, мол, два хулигана молотили его каблуками. Чуть от злости не лопнула, что вынуждена все это слушать и молчать!

Мама занялась мерзавцем квартирантом – теперь он стал для нее обычным пациентом. Я же от души порадовалась, что не имею к медицине никакого отношения: наплевала бы на клятву Гиппократа и все равно не смогла бы врачевать его подлую рожу. Любовалась расквашенной физиономией пана Казика, и во мне росло глубокое удовлетворение, просто на седьмом небе была от счастья, что Павел его так уделал. Мама же решила, что я переживаю за бедняжку Омеровича.

Вскоре позвонил Павел и сообщил, что с ним все в порядке.

– Все нормально, Дорота, иди спать, завтра поговорим.

А я давилась от смеха, поскольку в соседней комнате Омерович жалобным голосом описывал, как над ним измывались.

Когда наутро Павел рассказал мне подробности вчерашнего происшествия, я тут же решила, что напали на него не по инициативе нашего жильца.

– Это все тот… сутенер…

Меня грызла совесть, что втянула Павла в грязную историю.

– Может, этот скунс хочет просто прогнать конкурентов? – спросил Павел, имея в виду Омеровича. Я ему рассказывала, что художник подкатывался ко мне со своими гнусными ухаживаниями.

– Нет, Павел, тут совсем другое.

– Ты по крайней мере догадываешься, почему он затеял мордобой?

– Скорее знаю, чем догадываюсь… – бухнула я.

Гадать особо не приходилось. Банащак хочет отпугнуть от меня друзей, чтобы вернуть свои доллары. Наверняка в моей комнате, да и вообще во всем доме, для него уже нет никаких секретов, и бандиты не могли не понять, что их сокровища я таскаю с собой. А узнай Банащак, что кроме денежек я ношу еще и исчерпывающий донос, мигом свернул бы мне шею!

Павел никогда не вытягивал из меня признаний, но решения принимал быстро:

– Покажи мне шефа!

– Мне кажется… Думаю, тебе не стоит больше в это вмешиваться.

Парень только-только выкарабкался, поступил в институт, а я снова впутываю его в темное дело.

«Панночка играет в детектива! – с отвращением думала я про себя, – так пусть панночка и рискует, а замешивать в эти дела ребят – подлость!

– Павел, я не имею права…

– Не надо лохматить бабушку! – отмахнулся он. – Покажи мне этого шефа!

– Что ты задумал?

– Предупредить его, что может заработать инвалидность. Больше ничего. Я по природе своей кроткий и чувствительный.

– Здравая мысль, – поддержал его Лешек. – В политике это называется демонстрацией силы… Да этот шакал только посмотрит на габариты Павла – тут же хвост подожмет.

Ребята решительно отказались взять меня с собой в «Омар».

Лешек остался караулить Павла у двери.

Когда Банащак сообразил, что перед ним укротитель его горилл, он разъярился, принялся бубнить что-то насчет милиции – юморист, да и только! – и, если бы не посетители, рискнул бы выкинуть Павла за дверь.

– В следующий раз я непременно наябедничаю твоей мамусе, – пообещал Павел и с безмятежным видом стал потягивать пиво, глядя, как Банащака корежит от злобы.

Провокационный визит в «Омар» удался на славу. В тот же вечер ребят подкараулили два бугая, которых сопровождал пан Банащак собственной персоной. Они все еще наивно полагали, что Павел один, а уж втроем с ним ничего не стоит справиться.

Не справились. Ребята задали Банащаку примерную трепку.

Я торжествовала и гордилась своими друзьями, словно была причастна к их храбрости и силе. Мысль о том, что Банащака как следует проучили, приводила в восторг. Пусть на собственной шкуре почувствует, что не всесилен.

Человеческая душа – ужасные потемки! Во мне глубоко укоренились гуманистические взгляды на человека и всякие прочие прекраснодушные принципы, которые внушали дома. Насилие и террор были всегда чужды моей природе, а теперь к этим двум типам я чувствовала только дикую, первобытную ненависть и кровожадность: бей гадов!

Ко мне постепенно возвращалось чувство безопасности, а вместе с ним и твердое решение навязать беспощадную игру этим гангстерам. Пусть теперь они меня боятся! Я выдумала психологическую атаку: послала Банащаку анонимку, сварганив ее у Конрада, естественно во время его отсутствия. Примитивный такой текст с советом убираться из Варшавы. В случае непослушания объявляла тотальную войну.

Пусть знает, за что получил по морде, пусть знает, что в его паршивые дела вмешивается кое-кто значительно сильнее и беспринципнее, чем он сам. И подписалась: Пиковая Дама. По-щенячьи, конечно, получилось, что-то вроде знака Зорро. Кажется, подсознательно я хотела, чтобы он догадался, кто его противник. М-да, последовательности мне явно не хватало.

На что я рассчитывала? Что Банащак перепугается и отцепится от моей мамы, что из нашего дома исчезнет Омерович и настанет мир и покой? Наивная…

А вскоре мама получила повестку из прокуратуры в связи с автомобилем, который с недавних пор стоял у нас в гараже. Она металась всю ночь. Я знаю, поскольку тоже не спала… А утром позвала нас с Анелей.

Лицо у матери было измученное и поблекшее, под глазами круги. Стараясь не встречаться с нами взглядом, она попросила, чтобы мы подтвердили нечто вроде алиби. Иначе это не назовешь.

Я была потрясена, не верила своим ушам! Моя мать сознательно склоняет меня ко лжи, к тому же перед прокурором. А как же этика, как же ответственность за дачу ложных показаний?

Человек удивительно суров по отношению к ближним. Ведь все последние месяцы я врала напропалую, без перерыва и всем подряд, но просьба матери шокировала меня.

В первую минуту я не нашла что сказать, выручила Анеля с ее гибкой моралью, пригодной для любых обстоятельств.

Мать больше не упоминала об автомобиле, а я какое-то время надеялась, что все проблемы разрешатся без меня.

Ничего не разрешилось. Поэтому я отослала Банащаку очередную анонимку, а на улицу по-прежнему не смела выходить без Лешека и Павла.

Атмосфера вокруг меня начала сгущаться, и наконец наступил вечер, когда уже и родной дом перестал быть безопасным. Я умирала со страху, а ребят под рукой не было. Тогда, забыв свои принципы, я позвонила Конраду и доверила ему этот проклятый пакет. Я была благодарна, что он не стал спрашивать о содержимом.

А потом на моих ребят снова напали хулиганы, вооруженные бритвами и кастетами, вчетвером. Гориллы Банащака не оставляли нас в покое. Я была уверена, что Банащак понял, кто такая Пиковая Дама. Но теперь я ни в коем случае не могла и не хотела ему уступать. После этой драки я отправила еще одну анонимку – пусть не думает, будто мы испугались. Но я знала, что тянуть больше нельзя, надо решаться на последний шаг.

И я направилась в «Омар». Лешека и Павла попросила остаться у дверей, но они и слышать об этом не желали. К тому времени ребята отдавали себе отчет, что дело опасное и серьезное, но успели втянуться в эту игру и не собирались пропускать развязку.

Банащак увидел меня, как только мы переступили порог кафе, и скорчил такую морду, что мне на мгновение померещилось, будто он вот-вот оскалит клыки.

Сознание, что мои сопровождающие на голову выше Банащака, да к тому же борцовской комплекции, придавало храбрости. Я шла, уставясь в какую-то точку над головой Банащака. Дорого мне стоило сохранить бесстрастное лицо. Еще труднее было преодолеть слабость в ногах и проглотить комок в горле. Я сама не знала, что такое со мной: то ли до смерти испугана, то ли просто волнуюсь, как актер перед выходом на сцену. Несколько шагов, что отделяли меня от Банащака, показались нескончаемой дорогой. Самой длинной в жизни.

Но и этой дороге пришел конец, дальше идти было некуда – мы стояли перед Банащаком.

В голове моей образовалась звенящая пустота. Я молчала, не зная, с чего начать, и тогда вперед выдвинулся Павел. С хулиганским видом он покачивался с носка на пятку, руки в карманах, на лице гуляет издевательская улыбочка.

– Ну что, лох, соскреб с асфальта остатки своих сопляков? – процедил он сквозь зубы.

Меня накрыла волна благодарности. Что бы я делала без этих ребят?! Никакого заранее заготовленного сценария у меня не было и в помине. Если бы не Павел, который почувствовал мое отчаяние, наверняка бы выставила себя последней идиоткой.

– Что это значит… – неуверенно начал Банащак. Было видно, что он действительно испугался. Стиль Павла явно произвел на него впечатление. – Что такое… – повторил он и сделал жест, словно хотел оттолкнуть Павла.

– Стоять! – Лешек слегка пихнул Банащака плечом. – Давай-давай, слушай!

– В следующий раз мы тебя с твоими ковбоями через воронку в гроб вольем, – безмятежно продолжал Павел.

– Дошло, дедок? – решил вставить свое слово Лешек. – Подтверди прием.

– Угу, – буркнул Банащак.

Я не верила ни ушам, ни глазам своим: ну надо же, какой кроткий!

– Что вам надо?

– На-ам? Лех, нам чего-нибудь от этого питекантропа надо? – невинно поинтересовался Павел.

– Нет, ничегошеньки, – с готовностью ответил Лешек. – Вот подруга хочет словечко сказать…

– И советую как следует уши развесить, – процедил Павел. – Иначе устроим такое, что от тебя только ошметки полетят во все стороны, понял, дедуля?

– Не надо скандала, – тихо попросил Банащак.

Ребята говорили вполголоса, тем не менее на нас уже стали оглядываться.

– Лешек, нам сенсация нужна? – с глупой мордой вопросил Павел.

– Пока вроде нет, – великодушно решил Лешек.

– Если хотите поговорить, – сказал Банащак, – пошли в подсобку.

– Еще чего! – запротестовал Павел. – Подруга у нас культурная, орать не станет, а ты, дедуля, будь повежливее!

Они вразвалочку удалились и уселись за столик.

– Хорошая у тебя компания, нечего сказать! – прошипел Банащак и скривился.

Весь мой страх тут же улетучился, я так и кипела от злости.

– Получше твоей будет! – отрезала я. – бритвами мои друзья не размахивают! Но если станешь рыпаться, пенсию по инвалидности обещаю!

– Уж я потолкую с твоей мамашей!

– Заткнись! – Что-то заставляло меня говорить как можно грубее. – Руки коротки мою маму обижать! Я больше знаю, чем тебе кажется, Банащак. Пиковая Дама – это только увертюра, поэтому не тявкай! Ты проиграл. Я мигом тебя упеку далеко и надолго, туда, где ты и в жизни-то не бывал. Только моей несчастной матушке мерещится, что ты можешь ее шантажировать. Меня ты ничем не возьмешь. Невелика храбрость девками в Щецине торговать. Всякие Мельки и Жемчужины тебя, может, и боялись, но сейчас времена не те. Да и я из другого теста, меня от тебя тошнит!

– Чего ты хочешь?

– Чтобы ты мотал отсюда в Щецин или к черту в зубы, мне плевать. Я знаю о твоих махинациях с водкой, знаю адрес твоей малины в Вилянове, знаю все о клиентах и мадам Кулик, бандерше из Свиноустья. Катись из Варшавы, причем немедленно, пока еще можешь унести ноги живым. Карты, фаршированные баксами, и те десять тысяч, что вы спрятали в книгах моего отца, получишь назад, но не забудь своего клоуна Омеровича. С тебя хватит или говорить дальше?

Банащака словно парализовало. Лицо посинело, он беззвучно разевал рот и тупо таращился на меня. Я торжествовала, хотя, честно говоря, было неясно, что же его больше всего напугало. Лишь позже мне стало известно, что мадам Кулик погибла под колесами автомобиля, а Банащак был уверен, что я и об этом в курсе.

– Как видишь, я в любой момент могу засадить тебя за диез с двумя бемолями, а с тобой вместе и всю твою шпану. Выбирай! – Я шла ва-банк.

– Какие твои условия? – прохрипел он наконец.

– Условия?! Я ведь уже все сказала, кретин! Вон из нашего дома, руки прочь от моей матери и брысь из Варшавы! Я тебя выселяю, ясно?

– Хорошо… хорошо, даю тебе слово, – забормотал он.

– Ах ты рыцарь на белом коне! Слово он дает! Еще и шутить изволит! – расхохоталась я ему в лицо. – Я приготовила здесь маленькое сочинение, которое ты сейчас собственноручно перекатаешь и подпишешься!

В своем литературном шедевре я подробно перечисляла все его пакостные дела, какие только знала, а начинался он словами: «Я, Владислав Банащак, признаюсь, что…»

– Я этого не подпишу! – выдохнул бандит, пробежав текст глазами.

– Подпишешь! Но уже у прокурора! Прощай! – Я повернулась, словно собираясь уйти.

– Подожди… Какие гарантии ты можешь дать?

– Только мое слово, но оно будет получше твоего! Но ты должен навсегда сгинуть с наших глаз.

– А если не соглашусь?

– Тобой займется прокурор.

– Дай мне время подумать.

– Над чем тут думать? Выбора у тебя нет. Я снова испугалась. Зачем ему понадобилось время? Что он еще замышляет? Никакого времени на раздумья!

– Эти доллары и… как их там… карты при тебе?

– Не такая дура. Они в безопасном месте у одного человека, которого ты не знаешь, вместе с копией этого текста, в пакете, адресованном в прокуратуру. Если со мной или с матерью что-нибудь случится, пакет отправится по назначению. Как видишь, я все предвидела и приняла соответствующие меры.

– Три дня на раздумья!

– Нет!

– Ну что ж… приходи завтра в восемь вечера в «Омар». Я же должен ликвидировать некоторые дела, как-то объясниться с женщиной, с которой живу…

Это ведь целые сутки… на что они ему? Вообще-то ему действительно надо как-то собраться.

– Ну ладно, – милостиво согласилась я. – Только помни, это не блеф, я прекрасно знаю, что ты гангстер, поэтому подстраховалась на все случаи. И заруби себе на носу: с моей матерью у тебя нет больше никаких дел. Исчезнешь тихо, по-английски. За тебя попрощается Омерович, когда будет убираться из нашего дома.

Из «Омара» я летела как на крыльях, чувствуя, что избавилась от кошмара, который мучил меня все эти долгие месяцы.

Но следующим вечером, ровно в семь часов, зазвонил телефон… Я хорошо запомнила время. Этот звонок мне не забыть никогда…

ПРОКУРОР

Мария Заславская приняла меня без удивления, словно ждала. Собралась она за пять минут, будто куда-то торопилась. Я понял ее. Она не хотела встречаться с домашними.

Но избежать этого не удалось. В гостиную вошла домработница и смерила меня подозрительным взглядом.

– Пани когда вернется? – обратилась она к хозяйке, хотя смотрела только на меня.

Заславская беспомощно молчала.

– Пани едет в прокуратуру и какое-то время там пробудет.

Сколько же ненависти было во взгляде старой женщины! По щекам ее градом покатились слезы.

– А что мне пану сказать, коли позвонит? Что я мог ей ответить! Если б можно было что-нибудь скрыть! Неужели эта, как там ее… Анеля ничего не понимает? Я разозлился. Можно подумать, это я виноват, что их мир рухнул! Мне было искренне жаль и профессора Заславского, и юную Доротку. Почему-то от этой жалости я еще больше злился и на себя, и на Заславскую.

– Можете сказать ему все, что угодно, это не мое дело, – буркнул я. – Я не собираюсь звонить профессору в Париж.

– Ах ты такой-сякой, я ему все равно правды не скажу, наша пани ни в чем не виновата, пока пан вернется, все уже уладится. Сам пан убедится, коли Бог у него в сердце есть!

– Анеля… если муж позвонит… скажи ему, что я уехала… на неделю в Закопане… А теперь иди, милая, иди… позаботься о Дороте! – выдавила Заславская.

«На что она рассчитывает?» – подумалось мне. Заславская открыла секретер.

– А ну отдайте! – Я схватил ее за руку. Тень улыбки на миг скользнула по ее лицу.

Заславская была очень бледна, под черными, неестественно блестящими глазами залегли голубые тени. Глаза занимали пол-лица. Она показалась мне еще красивее, чем в первый раз.

– У меня было достаточно времени, чтобы покончить с собой, и никто не смог бы мне помешать. Я этого не сделала, потому что умершие всегда неправы. Пожалуйста! – она подала мне пузырек с таблетками. – Мне понадобится поддержка…

Что тут – спокойствие, расчетливость или фатализм? Я не понимал эту женщину.

– Умоляю вас по возможности пощадить мужа и дочь. Они не заслужили такой жестокой участи.

Когда мы оказались в прокуратуре, Заславская попросила фенактил – то самое лекарство, которое я у нее отобрал.

При ней я позвонил в милицию, чтобы доставили гардеробщика и официанта из забегаловки с головоломной лестницей. Не сводя с Заславской взгляда, я продиктовал название ресторана.

– Не надо, – тихо сказала она. – Да, это я была там и я привела этого пьяного мужчину…

Передо мной сидела жена профессора юриспруденции, интеллигентная, рафинированная женщина, и рассказывала, как однажды вечером она отправилась в первую попавшуюся забегаловку, заманила одного из пьяных посетителей в квартиру Владислава Банащака, а потом улизнула оттуда под предлогом пополнить запасы спиртного…

У меня в голове не укладывалось. Казалось, время вдруг повернуло вспять и утонченная, образованная дама снова стала Жемчужиной, портовой девкой, которую совершенно не интересует, что произошло с беднягой, влипшим по ее милости в историю с убийством. Заславская привела его в квартиру Банащака с одной-единственной целью: чтобы свалить на чужого человека убийство, которое совершила сама.

Бог мой, да не каждая шлюха столь бессердечна и хладнокровна!

И все-таки почему-то я внутренне противился этой версии, такой логичной и простой. Это было совершенно иррациональное чувство. Может, виной всему симпатия, которую я невольно испытывал к этой красивой и гордой женщине? Не знаю. Как бы то ни было, несмотря на более чем убедительные улики и отличный мотив, мне не верилось, что Заславская – убийца.

А возможно, причиной моих сомнений являлось именно то, что слишком уж гладко все выходило? История казалась складной, чересчур складной…

Сомнения сомнениями, но Заславская не отрицала, что заманила Хмелика в квартиру Банащака, где потом обнаружили труп хозяина. Этот факт был доказан.

Но зачем ей это понадобилось, если не она убила Банащака?!

Я сообщил Заславской, что давно знаю о ее прошлом. И она снова удивила меня: низко склонила голову, щеки пошли красными пятнами.

Непостижимо! Минуту назад эта женщина равнодушно рассказывала о своей встрече с Хмеликом, о том, что изображала особу легкого поведения, но стоило упомянуть о делах давно минувших дней, как она заливается стыдливым румянцем! В поведении Марии Заславской было слишком много противоречий.

Одно я сознавал совершенно ясно: если бы пани Заславская не стыдилась своего прошлого, она вряд ли бы сидела теперь в кабинете прокурора и вряд ли бы фигурировала в качестве подозреваемой в убийстве.

– Тогда вы знаете, кем был для меня в те годы Владислав Банащак, – выдавила она наконец. – Я не видела его много лет, он появился несколько месяцев назад, тогда все и началось…

Я кивнул, хотя все это было для меня новостью.

– Как получилось, что в тот вечер вы оказались в квартире Банащака?

– Он позвонил мне… То есть не он, а какой-то человек по его просьбе.

– Женщина или мужчина?

– Вы не поверите, но я не знаю… Какой-то странный, писклявый голос.

Бригиде Костшице тоже кто-то звонил, она утверждала, что ее вызвал Банащак, но вскрытие показало, что Банащак к тому времени уже был мертв. Должно быть, барменша пыталась создать себе алиби столь неубедительной ложью. Или же… или же она говорила правду и ей действительно кто-то позвонил… А что, если и ей, и Заславской звонил один и тот же человек?

– А что было дальше?

После телефонного звонка Заславская тут же поймала такси и поспешила к Банащаку. Ей долго не открывали, и она машинально подергала за ручку. Дверь оказалась не заперта. Заславская вошла в квартиру и обнаружила на полу тело Банащака. В первую секунду она решила, что тот в обмороке, но пульс не прощупывался. Опытная хирургическая сестра не могла не понять, что Банащак мертв. Убедившись в этом, Заславская, недолго думая, накрыла тело ковром и… помчалась в ближайшую пивнуху.

– Сколько времени это все заняло?

– Не знаю… все было как в тумане, мне казалось, что я схожу с ума… В голове не умещается…

Я припомнил показания официанта и гардеробщика. Женщина произвела на них впечатление помешанной или пьяной.

– Что же именно не умещается у вас в голове? – спросил я, в голосе невольно прозвучал сарказм. Она не ответила. – Значит, вы признаетесь в убийстве Владислава Банащака?

– Нет! Когда я пришла, он уже был мертв… Я его не убивала. Хотя и могла… Мысленно я убивала его каждый день. Как только он снова возник в моей жизни и начал угрожать…

– Он вас шантажировал?

Заславская потерянно кивнула. Что я мог ей сказать? Что следовало обратиться в милицию, в прокуратуру? Разумеется, Банащак отсидел бы за шантаж, но тогда то, чего так боялась эта женщина, выплыло бы наружу, муж и дочь узнали бы о ее прошлом… Для Заславской это было хуже смерти.

– В таком случае зачем вы привели этого мужчину?

Она молчала.

Позвонил следователь и сообщил, что обыск в доме уже закончен, найдено кое-что весьма интересное. Я вышел в коридор, и мне вручили какой-то медицинский журнал. Одна статья была обведена красным фломастером.

Я бегло просмотрел страницу: аллергия на пенициллин… алкоголь… анафилактический шок… резкое падение кровяного давления…

В статье описывалась смерть, аналогичная той, какой умер Банащак. От инъекции пенициллина. Журнал был двухгодичной давности.

– Это вы обвели статью?

– Нет, в таком виде и нашли…

Я поблагодарил следователя и продолжил допрос подозреваемой:

– А если бы вам встретилась подруга Банащака или кто-нибудь другой?

Она лишь молча смотрела на меня.

– Узнаете? – Я показал ей нож с рукоятью, инкрустированной перламутром.

Ухватившись за край стола, так что побелели костяшки пальцев, Заславская подалась вперед. Ее широко раскрытые глаза впились в нож.

– Узнаю, – наконец очнулась она. – Это мой нож! Я захватила его с собой на всякий случай. Этот нож я всегда ношу с собой… – Она сплела тонкие длинные пальцы, тщетно пытаясь скрыть ужас.

– Вы знаете, как погиб Банащак?

Она покачала головой. Казалось, еще мгновение, и эта женщина потеряет рассудок. Я отчетливо видел, как она борется, не позволяя себе провалиться в омут безумия. Что питало ее силы?..

– Вам следует ответить, – сухо сказал я.

– Я не знаю, как умер Владислав Банащак, – по слогам произнесла она, глядя мне в глаза.

Я зачитал протокол вскрытия и результаты исследования ампул.

– А это из вашей библиотеки. – Я подвинул к ней журнал с обведенной фломастером статьей.

И Заславская снова повела себя совершенно непонятно. Казалось, столь неопровержимые доводы должны были ее сломить, а вместо этого она явно почувствовала облегчение. Напряжение, сковывавшее ее, отступило, она почти с благодарностью посмотрела на меня.

– Спасибо, пан прокурор, – прошептала Заславская и… разрыдалась, уткнув лицо в ладони.

Только сейчас я понял, откуда она черпала эту удивительную силу. Мне вдруг стало ясно, почему она так себя вела, почему пыталась свалить убийство на Хмелика… Заславская лишь пыталась защитить кого-то, выгородить… кого-то близкого и дорогого ее сердцу. Но если так… если так, то, выходит, она и в самом деле никого не убивала! Но откуда же все эти многочисленные улики? Неужели кто-то ведет изощренную и тонкую игру, пытаясь внушить, что убийца – Мария Заславская?!

Да, у Заславской были причины убить Банащака. И улик предостаточно, чтобы убедить любой суд. Но тот, кто старательно подсовывает нам все эти улики, перегнул палку. Журнал с выделенной статьей о смерти от пенициллина – это явный перебор… Но кто же стоит за всей этой дьявольской игрой? Где его искать? И с чего начинать поиски?..

* * *

Дорота Заславская пришла ко мне сама в тот же вечер, когда арестовали ее мать. В руке она держала небольшую сумку, под мышкой – огромный том. Девушка с грохотом водрузила книгу на стол, а саквояжик пинком отправила под стул.

Я машинально посмотрел на название книги: «Закат Римской империи» Гиббона. «К чему мне Римская империя?» – удивленно подумал я. Еще больше меня поразило сходство дочери с матерью. Должно быть, в юности Жемчужина была такой же красавицей. А сколько лет Дороте Заславской? Шестнадцать? Или у меня неточные данные?

Да, она настоящая красавица: толстая коса вьется по спине, нежное, почти детское лицо; ангел небесный, да и только.

– Пан прокурор, моя мать не совершала убийства. Это полная чушь! Прошу вас, отпустите ее, а я вам все расскажу!

– Простите… – я запнулся, не зная, как к ней обращаться.

– Зовите меня Доротой. Так будет проще.

– Ты пришла торговаться с прокурором, Дорота?

– Извините, наверное, я ляпнула глупость… Пан прокурор, мне хотелось бы предостеречь вас от ошибки. Если правда всплывет в суде, вас ждет конфуз.

Я рассмеялся.

– М-да, ты за словом в карман не лезешь. На редкость избалованное создание – в глаза бросается, что она единственный ребенок, привыкший, чтобы потакали всем ее капризам. Но и обаяния – бездна!

– Я вовсе не хотела вас обидеть, пан прокурор, но как-никак я выросла в адвокатской семье, а в последнее время целыми днями штудировала Уголовный кодекс.

– Ты не пользуешься косметикой? – задал я не слишком последовательный вопрос. У меня мелькнула одна любопытная гипотеза, и хотелось как можно скорее ее проверить.

– Ну… иногда пользуюсь, но какое это имеет отношение к делу? – смутилась девушка.

– Но сюда ты заявилась, даже не подкрасив губы.

– Решила, что так будет приличнее. – Дорота невинно смотрела на меня.

– И всегда носишь косу, как примерная гимназистка?

– Нет… иногда закалываю волосы наверх.

– Если не затруднит, сооруди-ка такую прическу. Да и подкрасься, пожалуйста. Думаю, все, что для этого нужно, найдется в твоей сумочке.

Доротка удивленно посмотрела на меня, но подчинилась. Теперь она уже не выглядела наивной девчушкой, напротив, передо мной сидела надменная юная красавица. Вот хитрюга! Решила растрогать меня своей косой и ангельски невинным ликом.

Я велел привести персонал из забегаловки. Гардеробщик с барменом долго разглядывали девушку. Дорота хранила невозмутимость.

– Что за эксперименты, пан прокурор? – холодно вопросила она, когда мы снова остались вдвоем. – В них нет никакой нужды, я готова вам все рассказать.

Я улыбнулся ей и вышел вслед за свидетелями. Те единодушно объявили, что сходство поразительное, но в тот вечер все же приходила другая, та, что постарше.

У меня словно камень с души свалился, я даже устыдился, что мог заподозрить эту девочку в убийстве, но что-то тут было… Ведь даже мать подозревала собственную дочь, поэтому готова была взять все на себя, лишь бы отвлечь внимание от Дороты.

– Пан прокурор, около восьми Банащак уже был мертв. Я была там и видела его. Он уже остыл, – напряженно выговорила Дорота.

– Ты так хорошо помнишь время?

– Да, он позвонил ровно в семь и пригласил меня.

– Голос писклявый, невыразительный?

– Откуда вы знаете?.. Но это просто, я сама могу сделать такой трюк! – Она стянула с шеи шарф, сложила вдвое и обмотала телефонную трубку. – Вот!

– Зачем ты туда пошла?

– За признанием… – И Дорота начала свой рассказ.

В тот день, когда она услышала, как Банащак шантажирует ее мать, она запомнила прозвище – Жемчужина…

Вопрос с машиной Дорота ловко обошла, но я ее не перебивал. Но когда девушка сообщила, что избила Банащака и Омеровича, я не выдержал:

– Ну и врунья же ты!

– Это была метафора!

– Натворила глупостей, так хотя бы теперь не лги!

– Пан прокурор, я могу перечислить вам все статьи УК, которые нарушила, но не спрашивайте меня про моих сообщников! Полгода назад мне исполнилось восемнадцать, все, что я делала, я делала сознательно и готова… вот, видите! – Она бухнула на колени свой саквояж, извлекла зубную щетку, расческу и… пижаму.

– А Гиббон к чему? – Я изо всех сил старался не расхохотаться.

– Чтобы с ума не сойти от безделья!

– А потом что было?

– Шантаж на шантаж. Банащак сломался! Он ведь молодец только супротив овец… Мы должны были заключить сделку в «Омаре», но потом раздался тот проклятый телефонный звонок… «Приезжай немедленно, с матерью случилась беда!»

– И ты поверила?

– Как видите. Честно говоря, я страшно перепугалась. Я ведь чувствовала себя ответственной за ту кашу, что заварила. Сказала, что приеду, но без улик, если с мамой что-нибудь случится, мои друзья тут же сообщат все прокурору.

– И тебе не было страшно?

– Еще как! В жизни так не боялась! Но еще больше я боялась за маму. Знаете, если бы ее кто пальцем тронул, я бы разорвала его на части… Я даже ножик с собой захватила.

– Этот? – Я показал ей найденный у тела Банащака стилет.

– Да… Господи, а откуда он у вас?! – Удивление девушки выглядело искренним.

– Нож был найден на месте убийства. Дорота побледнела, глаза ее округлились от испуга.

– Я потеряла его, просто жутко испугалась и не заметила, как нож куда-то подевался… Так вы думаете, что это я его… – Дорота проткнула воздух пальцем и громко сглотнула. – Минутку, – вдруг воскликнула она, – но, если бы я его зарезала, на ноже была бы кровь.

– Успокойся, крови на нем не было. Ты отправилась к Банащаку совершенно одна?

– Нет. Но своих телохранителей оставила внизу. И не спрашивайте, кто это был, все равно не скажу. А признание я для него приготовила железное! – Она положила передо мной листок бумаги.

«Я, Владислав Банащак, работающий в Монополии…»

На листок легла стопка долларов и две колоды игральных карт, таких же, как пиковый туз, который нашли возле Марыли Кулик.

– Ну что мне с тобой делать? Только не воображай, что я растрогаюсь и вытащу тебя из этой заварушки.

– Я отсижу свое… а вдруг мне дадут условно? – Дорота с надеждой посмотрела на меня. – Только я очень вас прошу, пусть мама не узнает, что мне известно ее прошлое… Я ведь только ради этого все и затеяла…

* * *

– …Это очень просто, при фасовке часть спирта испаряется. – Ревизор знакомил меня с результатами проверки в Монополии в Езерной. – Поэтому предполагаются определенные нормы потерь, они колеблются от 0,001 до 0,1 %. Разумеется, фактические потери редко достигали верхней границы, в результате чего образуются излишки. Их и собирала шайка Банащака.

– А кто непосредственно отвечал за регистрацию фактической потери спирта?

– Халина Клим, начальник отдела технического контроля. Она проводила ревизию складов, проверяла качество, принимала готовый продукт и заполняла документацию.

– А какова тогда роль кладовщика?

– Он ежедневно сдавал отчет о наличии на складе продукции, подписывал накладные и пропуска на вывоз спирта с территории завода.

Халине Клим пришлось выздоравливать после неудавшегося самоубийства в тюремной больнице. Я арестовал ее еще до того, как получил результаты ревизии. Пани Клим была совершенно сломлена и казалась тяжелобольным человеком, однако только она могла объяснить, как краденые излишки спирта вывозили за ворота завода.

Она покорно назвала охранника, также состоявшего в шайке. Поколебавшись, Халина Клим назвала еще сопровождающего и водителя. Они много лет работали на заводе.

Вахтер попросту не регистрировал грузовик с краденым продуктом, а водитель с сопровождающим доставляли груз по указанному адресу.

Я арестовал всю троицу, а чуть позже и владельца подпольного цеха в Вилянове. Во время обыска у него нашли восемьсот литров спирта, большой запас бутылок с готовыми этикетками, пробки и машину для закатки.

Обыск не обошел и Казимежа Омеровича, но у него не обнаружили ничего компрометирующего.

А вот в подвале у Халины Клим выкопали металлическую коробочку, наполненную ювелирными украшениями и золотыми монетами. В самом низу лежали две колоды карт ручной работы, завернутые в кусок газеты. Одна колода оказалась неполной. В ней не хватало… пикового туза! Того самого туза, который был найден в сумке у Марыли Кулик… Значит, Омерович был причастен к гибели бандерши из Свиноустья…

Мы долго думали, что делать с художником. Я хотел задержать его сразу после ликвидации виляновской подпольной фабрики, опасаясь, как бы он не удрал. Вряд ли Омерович предполагал, что арестованные сообщники станут молчать и покрывать его. Но неожиданно аресту художника воспротивился начальник райотдела милиции. Казимеж Омерович был единственным человеком, который мог навести нас на парижские контакты Банащака. Я согласился отсрочить арест, однако выторговал оперативников, чтобы устроить слежку за художником. Кроме того, распорядился провести обыск в «Омаре» и повторный обыск в квартире Бригиды Костшицы.

– Теперь мы разве что ухо от селедки найдем! – изрек начальник райотдела. Он считал, что любовница Банащака входила в шайку и наверняка успела спрятать или уничтожить возможные улики.

Я же думал иначе.

– Ваш либерализм, пан прокурор, боком нам выходит! – с ядовитым удовлетворением заметил начальник райотдела, припомнив мне отказ арестовать эту даму сразу после смерти Банащака.

Мрачные предположения не оправдались исключительно благодаря талантам поручика из следственной бригады.

– Известно, что мы ищем деньги, а это уже много, – пояснил он.

Наш поручик был спецом по части обысков, перед ним не устояла ни одна полка, ни одна картина или доска для резки хлеба.

Он разделил квартиру на квадраты и принялся методично их обследовать, один за другим. В ванной его внимание привлекло большое зеркало. Самое обычное зеркало, какое продается в каждом хозяйственном магазине, со стеклянной полочкой и металлической подставкой под стаканы.

Отогнув верхние скобки, державшие зеркало, поручик отодвинул стекло. Между зеркалом и доской покоился пластиковый пакет, в котором оказалось около двадцати тысяч долларов.

Бригада Костшица совершенно искренне остолбенела, когда поручик положил перед ней доллары, извлеченные из-за зеркала.

– Я понятия не имела об этих деньгах и не знаю, откуда они там взялись, – твердо сказала она на допросе. – Про драгоценности, спрятанные в ящике под цветами, знала милиция, их нашла, но я и не скрывала, что они принадлежат Владеку…

– А вы не задумывались, откуда у Банащака драгоценности на сумму более шестисот тысяч злотых? – В такую сумму эксперт-ювелир оценил выкопанные на балконе украшения.

– Шестьсот тысяч? Господи! – ахнула она.

– Когда вы впервые услышали от Банащака об этих вещах?

– Да где-то в конце ноября… Но он мне ничего не сказал… Понимаете, я на зиму всегда выбрасываю землю, а ящики мою и прячу в подвал. Тогда я тоже хотела так поступить, а Владек вдруг запретил! Меня любопытство и разобрало… Как-то раз его не было дома, я и проверила…

Конец ноября! Двадцать восьмого ноября был найден труп Марыли Кулик. Неужели это были ценности, которые Банащак отобрал у нее вместе с жизнью? Значит, его убили, чтобы забрать трофеи? Только убийца не нашел ни спрятанной за зеркалом валюты, ни зарытых в цветочном ящике драгоценностей.

– Вы когда-нибудь видели эти предметы? – Я показал Костшице часики с бриллиантами, кольцо с бриллиантом, серьги и браслет, найденные в металлической коробочке в подвале Халины Клим.

– Да, эти вещи пропали сразу после гибели Владека. Я сказала об этом на первом же допросе… И еще две тысячи долларов, тоже Владе-ковых…

В конце допроса Бригада Костшица объявила, что хочет изменить свои прежние показания насчет телефонного звонка. Это не Банащак вызвал ее в тот страшный вечер, а кто-то неизвестный. Какой-то незнакомый, писклявый голос.

– Он еще сказал: «Из вашей квартиры вода заливает лестницу!» – Она была уверена, что звонит кто-то из соседей. Наверное, Банащак вышел и забыл завернуть кран.

Потом, когда в квартире обнаружился труп, Бригида поняла, что попала в ловушку, но боялась сказать правду, ведь доказать свою непричастность к убийству она не могла.

Интересно, не звонил ли «писклявый голос» и Халине Клим? Но на очереди были более неотложные вопросы.

Итак, кража спирта была поставлена на поток. Халина Клим этого не отрицала, хотя и пыталась по возможности списать большую часть вины на Банащака.

– За предыдущие пятнадцать лет я спирта себе даже на компресс не отлила, – клялась она.

Это была правда. Всю жизнь Халина Клим добросовестно работала, в результате – довольно быстрое продвижение по службе и уважение сотрудников. С бандитами она связалась лишь два года назад.

– Достаточно было всего одного-единственного раза… Я согласилась, и мне нет никакого оправдания. А потом уже отступать было некуда…

Про Казимежа Омеровича пани Клим упорно помалкивала. Нетрудно было догадаться, какую роль художник сыграл в ее драме. Будучи чистопородным сутенером, Банащак подсунул ей смазливого парня, и дело было сделано.

– Казимеж не имеет никакого отношения к этой истории! – Халина Клим яростно защищала любимого.

Она была не в курсе, что хозяин виляновского подпольного заводика куда менее лоялен к своим сообщникам и заложил Омеровича на первом же допросе. Милиция уже нашла и допросила нескольких человек, покупавших спирт через этого несостоявшегося гения. О, по части сбыта краденого Казимеж Омерович оказался настоящим самородком! Этот король ночных баров находил клиентов, пуская в ход все свое обаяние.

– Когда вы в последний раз видели Банащака?

– Утром восьмого декабря.

Банащак был убит восьмого декабря примерно в четыре часа пополудни, как следовало из протокола вскрытия.

– При каких обстоятельствах?

– Накануне вечером он договорился со мной по телефону. Я пришла к нему с утра, может часов в девять… Он предупредил, что увольняется и на заводе больше не появится, заявление пришлет по почте.

– Чем он объяснил свое внезапное решение?

– Не такое уж оно и внезапное. Банащак уже несколько недель собирался со всем покончить. Я ему не верила, думала, притворяется.

– Зачем ему притворяться?

– Н-ну… не знаю… Я не раз просила отпустить меня, но он был непреклонен…

– Его подруга была дома?

– Нет. В это время она всегда в ресторане. При ней мы никогда не обсуждали наших дел.

– Как вы отнеслись к его решению?

– Обрадовалась. Подумала, что наконец-то смогу спокойно вздохнуть.

– К тому времени он уведомил остальных членов вашей команды? Его поведение весьма смахивало на бегство.

– С ними он еще накануне вечером разобрался… Вроде бы заплатил какие-то деньги, остального я не знаю.

– Вам он тоже дал отступного? Выдержав долгую паузу, Халина Клим неохотно призналась, что да, немного дал.

– Это, по-вашему, немного? – Я высыпал перед ней на стол содержимое металлической коробочки.

Она недоуменно посмотрела на меня.

– Все это выкопали в подвале вашего дома!

– Но я никогда не видела этих украшений, и у меня сроду не было золотых монет…

– А таких карт вы тоже никогда не видели?

– По-моему, такие карты делает пан Омерович, но это же не преступление!

Неужели пани Клим не знала, как использовались карты?

– Что вас толкнуло на самоубийство? Смерть Банащака?

– Когда я получила повестку, то еще ничего не знала о его смерти… Я думала, что все открылось, а он удрал, бросив меня на произвол судьбы… Последние два года были как страшный сон… Вечный страх, изо дня в день… И деньги не радовали… Я проиграла свою жизнь!

Больше ждать было нечего. Художник затаился, не было надежды, что он совершит какую-нибудь ошибку, на что мы поначалу рассчитывали. Да это уже и не требовалось…

– Ну что, пакуем клоуна? – сказал про Омеровича начальник райотдела.

* * *

Передо мной лежало содержимое металлической коробочки.

– Когда вы изготовили эти карты?

– Не помню… Я сделал множество таких колод на продажу. – Омерович зачарованно смотрел на разложенные монеты, драгоценности, на веер карт.

Я почти чувствовал его запах. Этот человек напоминал загнанного зверька: он буквально смердел страхом.

– Все это мы нашли в подвале дома Халины Клим. А где две тысячи долларов, которые вы забрали у Банащака? Закопали у Заславских в саду? Чтобы не прятать всю добычу в одном месте?

– Не знаю, о чем вы говорите, – промямлил Омерович с плохо разыгранным возмущением.

– О том, что восьмого декабря вы убили и ограбили своего сообщника.

– Я никого не убивал!

– На этих картах множество отпечатков. Ваших, Банащака, а также содержательницы публичного дома из Свиноустья.

– Ничего удивительного, что вы нашли мои отпечатки, как-никак я ведь нарисовал эти карты. К тому же карты предназначены для игры… И почему я должен отвечать за дела какой-то шлюхи! Почему я должен отвечать за предметы, спрятанные в доме Халины Клим?!

– На них нет отпечатков ее пальцев.

– А уж это меня не касается… Я не обязан доказывать свою невиновность, наоборот, вы должны доказать мою вину!

– Именно этим я и занимаюсь, пан Омерович. Халина Клим не могла закопать эти предметы. Кусок газеты, в который они завернуты, вырван из номера за одиннадцатое декабря, а она девятого попала в больницу…

Художник посерел и обмяк. Мне казалось, что передо мной студень, который вот-вот растает.

Только теперь Омерович осознал, какую ошибку совершил. Банальную ошибку всех преступников. Они думают только о том, как бы завладеть добычей, но совершенно не представляют, что будет, если эту добычу найдет милиция. В этом отношении их воображение вдруг дает сбой, преступники почему-то всегда уверены в собственной неуязвимости, в своем гениальном предвидении. И, как правило, попадаются на сущей мелочи.

И вот сейчас одна такая мелочь дошла до сознания несравненного пана Казимежа. Омеровича охватило отчаяние.

– Я же был порядочным человеком! – взвизгнул он. – Это все он! Это Банащак втоптал меня в грязь! Это он заставил меня заниматься этим…

Немного успокоившись, художник в подробностях поведал, как стал правой рукой Владислава Банащака, о собственной методе сбыта спирта.

– Сколько же мне пришлось намучиться! – Он бросил на меня жалобный взгляд. – Я ведь был чужаком среди этой гнусной публики! Лишь по воле судьбы я оказался вымаранным в грязи. Кстати, – в его глазах сверкнуло злорадство, – наша профессорша Заславская в молодости была шлюхой!

Вилла Заславских оказалась прекрасным прикрытием для Омеровича. Там он мог спокойно обделывать свои делишки, договариваться с покупателями, прятать деньги. Бизнес процветал. Машина, зарегистрированная на имя Заславской, эксплуатировалась вовсю, и при этом бандиты чувствовали себя в полной безопасности – ведь никому и в голову не могло прийти, что на машине всеми уважаемых людей развозят ворованный спирт.

– А потом что-то вдруг сломалось… – Омерович рассказал, как из библиотеки пропали десять тысяч долларов. – И этот бульдог обвинил меня, сказал, что я попросту украл…

– А почему вы спрятали деньги в библиотеке?

– Это было самое надежное место, какое только можно придумать. Потом деньги отправлялись прямиком в Париж, на рю Лафайетт, где жил один тип, с которым Банащак давным-давно наладил контакты. Этот человек открыл счета в парижском банке, куда и текли деньги из Варшавы; разумеется, посредник брал немалые комиссионные.

Дележ был прост: деньги из карт красной масти шли на счет шефа, из черной – на счет Омеровича. Но наличность уплывала у художника сквозь пальцы, хотя Банащак и караулил его, как цепной пес, – боялся, что художник завалит все дело из-за своей склонности к мотовству.

– Узнав, что колоды в Париж пришли пустые, этот барбос измордовал меня. Я тогда был уверен, что это работа мадам Заславской. Мне и в голову не пришло заподозрить соплячку… Не понимаю, почему Банащак доверял этой старой шлюхе! Он вычел из моей доли пять тысяч… А потом этот орангутанг вдруг чего-то испугался. Я видел, как он комбинирует, пытается покончить с бизнесом… А тут еще глупая курица из Свиноустья встряла. Ей уже давно пора было завязать со своими делами и продать виллу, если не хотела ее совсем потерять. Старая хрычовка бабками наелась до отвала, а все не собиралась уходить на покой… Приторговывала не только девками, но и золотишком. У нее были контакты в Вене через бывших клиентов «Русалки», и до недавнего времени доллары посылались туда, а из Австрии через Чехию к нам перебрасывалось золото…

– А Банащак решил сменить канал? И переправлять деньги через профессора Заславского и его знакомых?

– Да. А когда Марыля пришла со своими деньгами, он сломался, потому как почуял легкую добычу! Давай, говорит, я их сам переправлю. Кабы старая шалашовка купилась тогда на его туфту, сейчас была бы живехонька! Но эта слониха, на все четыре ноги кованная, всю ночь надо мной торчала, пока я ее грины в карты запихивал…

А потом Марыля сунула карты с долларами в сумочку. Нетрудно догадаться, какая судьба постигла несчастную женщину.

Банащак предложил мадам Кулик подвезти ее до гостиницы. В машине он задушил свою бывшую сообщницу, выгреб все содержимое ее сумочки и выбросил труп на шоссе. Тщательно примерившись, Мишура переехал лицо своей жертвы, чтобы обезобразить до неузнаваемости. Наутро в газетах опубликовали сообщение о дорожном происшествии, а в гараже Заславских появилась знакомая Омеровичу машина. Как потом оказалось, часть Марылиных драгоценностей Банащак успел зарыть в цветочном ящике на балконе, а доллары спрятал за зеркалом в ванной.

– Банащак забурел, в Монополии уже воровал чисто символически, я чуял, что он вот-вот ликвидирует контору…

Все это я уже прекрасно знал по рассказам Дороты. В то время девушка уже начала бомбардировать Банащака анонимками, а Омерович остался совсем без гроша. Он выплачивал пропавшие деньги, отлично сознавая, что шеф в любую секунду может смыться и оставить всех с носом.

Художник был в бешенстве, он чувствовал себя обманутым и ограбленным. Планы жениться на дочери Заславских накрылись, Банащаку до него не было дела. Словом, близился тот день, когда бедный пан Казик останется и без крыши и без легкого заработка. Разве что его приютила бы Халина Клим.

– Этот бандюга всю жизнь мне покалечил! – Омерович готов был пустить слезу.

Запинаясь, он поведал, как, копаясь в библиотеке Заславских, наткнулся на ту статью о пенициллине. Тогда он еще не помышлял об убийстве. Но позже, когда решение окрепло, в памяти всплыло прочитанное. Омерович знал, что у Банащака аллергия на пенициллин.

Он нашел статью и внимательно ее проштудировал.

– Банащак рассказал, что соплячка выдвинула ему ультиматум… И объявил, что пора расстаться по-хорошему. Ничего себе «по-хорошему», да он меня вышвырнул, словно безродного пса! Мы условились на следующий день встретиться у него дома, Костшица уже ушла в «Омар»… Банащак дал мне какие-то жалкие гроши и посулил долю из тех денег, которые вечером должна была вернуть младшая Заславская!

– А он не подозревал, что вы…

– Нет! И в мыслях не держал, что я на такое способен! – В голосе художника прозвучали горделивые нотки.

Невероятная смесь инфантильности и заносчивости. Человек без характера и принципов, он никогда не смог бы ударить, но яд – совсем другое дело. Бескровная, чистая работа.

План показался пану Казику совершенством. Убийство спишут на Марию Заславскую, у нее мотив – лучше не придумаешь. К тому же Заславская – опытная медсестра, у нее найдут экземпляр журнала с обведенной красным фломастером статьей.

– Потом мы выпили… – Омерович уже не хвастался, он выдавливал слово за словом. – Банащак сказал, что никогда не напишет признания, как требует эта малявка! Вручит ей заявление об увольнении и смоется в даль синюю…

– Вы влили ему в алкоголь сильное снотворное…

– Этот хам глушил коньяк по-черному… Только после второго стакана заснул, вот тогда-то я и вколол ему пенициллин. Пан прокурор, я же спас эту девчонку!

Вот как? Он убил Банащака ради спасения Доротки? Герой, да и только!

Я спокойно пресек вопли художника и продолжил допрос.

Омерович рассказал, как обшарил квартиру шефа, забрал все, что нашел. Он считал Банащака богачом, а добыча оказалась с гулькин нос. Потом убедился, что Банащак умер, и вышел из квартиры. Произошло это в шесть часов. Дверь он запирать не стал, ключи выкинул по дороге. И занялся запутыванием следов.

Омерович проскользнул в мансарду Заславских, никто из домашних его возвращения не видел. Включил магнитофон. Весь вечер у него играла музыка. В семь часов из автомата позвонил Дороте. Притаившись на другой стороне улицы, он увидел, как девушка сломя голову выбежала из дома, – первая попытка удалась!

Он вернулся к себе, какое-то время пошатался по дому, чтобы помозолить глаза Анеле. Потом позвонил доктор Конрад Рамер. Омерович взял трубку, порадовавшись, что у него будет еще один свидетель.

Марии Заславской художник позвонил в клинику около восьми. Но ему в голову не могло прийти, что Заславская, желая спасти дочь, приведет совершенно постороннего человека, что еще больше усложнит расследование.

Я закончил допрос, чувствуя безмерную усталость.

Пиковый туз, найденный возле Марыли Кулик, скользнул в отдельный конверт. Из расщепленной карты выглядывал уголок светло-зеленой банкноты.

Туз пятой масти, подумалось мне. Не знаю, относилось ли это к спрятанным в карте деньгам или к Казимежу Омеровичу…


home | my bookshelf | | Туз пятой масти |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу