Book: Новая судьба Джейн Кларк



Новая судьба Джейн Кларк

Люси Дейн

Новая судьба Джейн Кларк

1

– Я очень разочарована, очень! – с уничтожающей медлительностью произнесла Лора Пайтон, глядя на Джейн Кларк сквозь стекла очков.

Этой фразы больше всего боялись воспитанницы пансиона «Хайард-холл».

Впрочем, не все. Некоторым было все равно, потому что в отличие от Джейн они не ставили перед собой цели добиться прогресса в своем развитии. Им вообще непонятно было, зачем нужно так себя мучить. Ради чего? Чтобы заслужить скудную похвалу тощей и прямой, как рукоятка метлы, Лоры Пайтон? Или – что еще смешнее – снискать одобрение так называемой общественности?

По мнению большинства воспитанниц «Хайард-холла», овчинка выделки не стоила. Поэтому многие вздыхали с облегчением, когда в начале очередной недели пребывания в пансионе директриса Лора Пайтон называла имя одной из них. После этого девушке полагалось пятнадцать минут на сборы с запретом разговаривать с кем бы то ни было.

К тому моменту, когда отчисленная спускалась с сумкой по лестнице, перед парадным крыльцом возникал сверкающий лаком черный «бентли». Попрощавшись с остававшимися в заведении воспитанницами, которые, как правило, выходили провожать тех, кому не повезло – впрочем, в вопросе удачи мнения расходились, – девушка садилась в автомобиль, и тот увозил ее из пансиона прочь, навстречу прежней, простой и понятной, жизни.

Что касается Джейн, то она не могла припомнить, чего еще так сильно боялась за все свои неполных двадцать два года, как фразы «Я очень разочарована!», исходящей из уст директрисы пансиона Лоры Пайтон.

Разумеется, пугали Джейн не сами эти слова, а возможные последствия: воспитанница, которой данная фраза адресовалась раза три, могла понемногу начинать собирать чемоданы, потому что отчисление было не за горами.

Джейн пока не сподобилась услышать слово «разочарована» столько раз – строго говоря, это произошло впервые, – но ощущения испытала не из приятных. Голос директрисы Лоры Пайтон эхом прокатился в ее мозгу, ладони мгновенно покрылись испариной, сердце застучало как бешеное.

Словно в каком-то трансе смотрела Джейн на директрису – даже не на нее саму, а на ее тонкие, слегка подкрашенные неброским, естественным тоном губы, которые двигались, медленно произнося беспощадные слова, – и чувствовала, что прямо сейчас, не перенеся сильнейшего напряжения, потеряет сознание.

– Меня удручает ваше упорное нежелание работать над произношением, – говорила Лора Пайтон, и в ее взгляде сквозил оттенок высокомерного презрения. – Не понимаю, неужели так трудно сделать над собой усилие? Разговаривать, как это делаете вы, недопустимо. – Она выдержала многозначительную паузу, словно ожидая от Джейн чего-то.

Та прекрасно знала, чего именно: с самого начала воспитанницам дали понять, что с преподавателями ни в коем случае нельзя спорить, а за замечания следует только благодарить.

– Да, миссис Пайтон, – выдавила Джейн, не смея поднять ресницы.

– Спину держите прямо, милая моя, – чуть мягче произнесла директриса.

Джейн поспешно выпрямилась на стуле. Столько всего приходилось помнить!

Словно прочтя ее мысли, Лора Пайтон добавила:

– Вы можете забыть о чем угодно, но спину должны держать прямо всегда, тогда и подбородок ваш будет гордо приподнят, как у истинной леди!

– Конечно, миссис Пайтон, – сдержанно, но с достоинством, как учили, ответила Джейн, поднимая голову.

Лора Пайтон окинула ее взглядом.

– Так-то лучше! Что же касается вашей манеры разговаривать, то скажу прямо – она отвратительна и возмутительна.

Услышав подобную констатацию, Джейн было потупилась, но тут же спохватилась и вновь подняла лицо. Правда, на Лору Пайтон не смотрела, поэтому не видела, как тонкие губы директрисы изогнулись в едва заметной, но явно одобрительной улыбке, которая, впрочем, через мгновение исчезла.

– Понимаю, вы выросли в среде, где не придают особого значения правильности и тем более красоте речи, но…

Подбирая слова, Лора Пайтон сделала паузу, которой оказалось достаточно, чтобы Джейн живо представила себе непринужденную атмосферу бара, где работали ее родители – мать официанткой, отец барменом. Там никому даже в голову не приходило выбирать выражения. Все высказывались как придется, преследуя единственную цель: донести до собеседника мысль. Соленых и откровенно неприличных шуток было предостаточно.

В следующую минуту Джейн внезапно представила себе совершенно невообразимую ситуацию: чопорная Лора Пайтон в окружении грубовато-дружелюбных завсегдатаев бара «Твистид Лиззи»! Подобная картина была настолько несуразной, что Джейн едва не прыснула: Лору подняли бы на смех, едва она открыла бы рот и произнесла хоть несколько слов привычным высокомерно-назидательным тоном.

– Чему вы улыбаетесь? – вдруг услышала Джейн. – Я сказала что-то смешное?

– Извините.

– Хорошо, но все же мне хотелось бы узнать причину подобной реакции, – произнесла Лора тоном человека, не сомневающегося в своей правоте, потому что жизнь его течет плавно, размеренно и события происходят в ней согласно заранее расписанным правилам, исключающим всякого рода отвратительные и возмутительные вещи.

Джейн на миг замялась, взвешивая про себя, стоит ли говорить правду, а потом подумала, что ничего особенного в ее мыслях нет и можно сказать.

– Просто я вспомнила среду, в которой выросла, – произнесла она, усердно изображая любезную светскую улыбку и стараясь максимально приблизить свой выговор к вожделенному эталону. – Вы упомянули о ней, и мне сразу пришло на ум несколько ассоциациев.

– Ассоциаций, – благосклонно поправила ее Лора Пайтон. – «Ассоциация» слово женского рода. Множественное число «ассоциации», в родительном падеже имеет окончание «ий»: нет чего – ассоциаций.

Джейн заморгала.

– Почему нет? Наоборот, есть! Об этом я и толкую: как только вы упомянули о среде, в которой прошло мое детство, как я сразу ее себе представила. Разве это не ассоциации?

Лора вздохнула.

– Правильно, но речь не об этом. Я имела в виду не то, что у вас нет ассоциаций, а… как бы объяснить…

На секунду Джейн показалось, будто в глазах директрисы промелькнула растерянность. Она словно зашла в тупик в поисках способа лучше объяснить обсуждаемый момент. Однако в следующее мгновение взгляд Лоры Пайтон вновь приобрел уверенность.

– Мы говорим о том, как вы изъясняетесь, верно? В связи с этим я завела речь о родительном падеже. Это из школьной программы, помните? Ну? Неужели нет?

Джейн почувствовала себя очень неуютно.

– Что-то помню, но… смутно. После школы мне еще ни разу не приходилось применять на практике хоть что-то из того, чему нас учили.

Изящная бровь Лоры Пайтон удивленно приподнялась.

– В самом деле? А впрочем, ничего удивительного для человека, который предпочитает произнести «я толкую» вместо «я говорю». – После короткой паузы, нарочно не обращая внимания на окрасивший щеки Джейн румянец смущения, Лора продолжила: – Что ж, попробую объяснить. Существительное, стоящее в родительном падеже, отвечает на вопросы «кого» и «чего». Например, нет кого – друга. Или нет чего – дождя. – Она машинально бросила взгляд за окно. – Хм, действительно. Так вот, слово «нет» в данном случае употребляется исключительно для удобства и не несет никакой смысловой нагрузки… хм… то есть ровным счетом ничего не означает. Понятно?

– Да, – неуверенно кивнула Джейн. В такие минуты ей казалось, что напрасно она затеяла историю с поступлением в этот пансион и что, кроме довольно сомнительной известности, ее в конце пути ничего хорошего не ожидает.


Собственно, Джейн никогда бы не решилась на подобную авантюру – забраться на чужое, даже чуждое, поле игры, – если бы не Кендалл Лоуторн. Встреча с этим молодым аристократом, «светским львом», «прожженным сердцеедом» и прочее в том же духе – каких только эпитетов не встретишь в бульварной прессе! – словно что-то перевернула в ее душе. Разумеется, для Джейн лорд Кендалл Лоуторн был прежде всего чертовски привлекательным парнем, точь-в-точь таким, какого она подсознательно искала лет с шестнадцати. Разве Джейн виновата, что мужчина ее мечты оказался титулованной особой? То есть человеком непростым и для нее почти недоступным…

С последним Джейн не пожелала смириться. Видно, не зря с раннего детства ее называли «девчонка-сорванец» – дожив до двадцати одного года, она сохранила привычки ранней юности. Вдобавок так и не научилась воспринимать «нет» в качестве окончательного отказа. И хотя в случае с Кендаллом Лоуторном никто этого слова не произносил, но, будучи девушкой смышленой, Джейн сама все поняла. Впрочем, особой сообразительности в подобной ситуации и не требовалось – даже младенцу стало бы ясно, что лорд Лоуторн не ровня какой-то никому не известной мисс Кларк.

Однако понять не означает смириться. Тем более что Кендалл, будто нарочно, оказался так близко от Джейн! Не на расстоянии вытянутой руки, конечно, но все же достаточном для того, чтобы можно было не только рассмотреть его как следует, но также услышать голос, смех… и испытать трепет восторга от одной лишь мысли, что воплощение твоей мечты существует на самом деле.

Справедливости ради следует заметить, что восхищение внезапным открытием продолжалось у Джейн недолго – всего несколько минут – и вскоре сменилось чувством тоски. Правда, не безнадежной, потому что, несмотря на множество недостатков, Джейн была человеком деятельным и, главное, целеустремленным. Привыкла добиваться своего и не помнила случая, чтобы что-то такое, чего ей очень хотелось, в конце концов не оказывалось у нее.

Ее даже не особенно смутило то обстоятельство, что в данном случае речь идет о чрезвычайно притягательном молодом мужчине, который является предметом вожделенных мечтаний не одной богатой невесты Англии.

Чем я хуже? – вот какой вопрос подстегивал воображение Джейн.

Ответ напрашивался сам собой – ничем. Если, конечно, вести речь об общепринятых человеческих достоинствах, в частности женских, а не о финансовом положении.

Нет, Джейн не была сумасшедшей. Просто она привыкла рассматривать время от времени встречающиеся на жизненном пути проблемы конструктивно. При этом ей было невдомек, что данный способ разрешения трудных ситуаций называется именно так. Ее вообще не интересовали термины, заковыристые названия, штампы, шаблоны, ярлыки и прочая подобная заумь. Джейн действовала интуитивно и никогда не ошибалась. Немаловажным являлось также и то, что она держала слово – особенно то, которое давала себе самой.

К примеру, в пятнадцать лет ей безумно понравились супермодные джинсы, которые были выставлены в витрине одной местной лавки – Джейн тогда еще жила в родительском доме, в городке Брэдфолк, в Суссексе. Однако мать с отцом отказались купить дочери обновку, так как сочли джинсы слишком дорогими. И что, Джейн повесила нос, принялась хныкать, корить судьбу за несправедливость – мол, одним девочкам можно все, а другим нельзя даже такой малости, как приглянувшиеся джинсы? Ничуть не бывало! Подобный взгляд на вещи явился бы образцом неконструктивного подхода – неправильного, если употребить более привычное для Джейн слово.

– Ладно, не можете купить – не нужно, – сказала она родителям. – Но, надеюсь, вы не против того, чтобы я сама заработала эти деньги?

Возражений не последовало. Мать только высказалась в том духе, что, мол, пока ты соберешь необходимую сумму, джинсы продадут.

Однако Джейн лишь улыбнулась.

– Надеюсь, с этим у меня будет полный порядок!

– И что ты предпримешь? – спросила мать.

– Уломаю владельца лавки.



2

Как хорошо, что этой фразы не слышала Лора Пайтон! Словцо «уломаю» наверняка шокировало бы ее. К счастью, в описываемые времена та еще даже не догадывалась о существовании на свете особы по имени Джейн Кларк. А самой Джейн во сне не могло привидеться, что когда-нибудь она станет воспитанницей пансиона, где из простых девчонок делают настоящих леди! Вернее, пытаются делать, так как процесс этот, мягко говоря, непростой и результат частенько бывает неутешителен.

Самое интересное, что Джейн действительно удалось уладить дело с джинсами. После примерки и коротких переговоров с хозяином лавки она уплатила десятую часть стоимости товара – истратив на это почти все свои личные накопления, – получила чек и ушла. Джинсы остались в магазине дожидаться окончательного расчета.

Чтобы заработать недостающую часть суммы, Джейн нанялась в одно фермерское хозяйство ухаживать за лошадьми. Оплата была понедельная, и меньше чем за месяц у Джейн скопилось достаточно денег, чтобы погасить долг. Как только это произошло, Джейн поспешила в лавку, которую вскоре покинула, но уже в новых джинсах.

Однако ей так понравилось иметь собственный заработок и не зависеть от родителей, что она проработала на конюшне до конца лета. И даже когда начались занятия в школе, продолжала помогать фермерам по выходным.


Через несколько лет, когда Джейн окончила школу и успела поработать официанткой в баре «Уайлд булл» – располагавшемся на углу, наискосок от заведения «Твистид Лиззи», в котором трудились ее родители, – случилось нечто, очень напоминающее эпизод с приобретением приглянувшихся джинсов. Джейн неожиданно загорелась идеей приобрести специальность стилиста-визажиста, для чего поступила на соответствующие курсы. Однако это было лишь начало, конечной же целью являлась работа на телевидении.

Ну, захотелось девушке устроиться в телевизионную компанию, что тут поделаешь!

В какой-то момент, сидя дома на диване, Джейн вдруг представила себя находящейся, так сказать, по другую сторону телеэкрана, и этот образ пришелся ей по душе. Правда, особых данных – кроме внешности – она для подобной работы не имела, да и образованностью не блистала, но что все это значило по сравнению с ее желаниями?

Пораскинув мозгами, Джейн пришла к выводу, что по крайней мере один способ проникнуть в телевизионную среду существует. На эту мысль навел ее близкий к идеалу внешний вид людей, которым по роду деятельности приходится появляться перед объективом телекамеры.

Ведь кто-то все это делает! – думала Джейн, разглядывая прически и макияж дикторов или ведущих различных программ. Не бегают же они в салон красоты каждый раз, когда нужно начать работу. Наверняка все эти именитые персоны окружены людьми, которых никто не знает – во всяком случае, зрителям остающиеся за кадром помощники уж точно не известны. Но они есть и работают на телевидении!

Примерно после таких рассуждений Джейн и поступила на курсы стилистов-визажистов, параллельно продолжая трудиться в баре в должности официантки.

Спустя полгода со свидетельством о полученной специальности в сумочке она отправилась в Лондон. К тому моменту у нее появились кое-какие финансовые накопления, поэтому на первое время деньгами она была обеспечена.

Сняв меблированную комнату в дешевой гостинице на западной окраине города, в Вест-Илинге, Джейн стала думать о том, что делать дальше. Вечером следующего дня ноги сами понесли ее в Интернет-кафе, вывеску которого она заметила накануне над крыльцом со ступеньками, ведущими в подвальное помещение. Усевшись за компьютер, Джейн прошлась по нескольким сайтам в поисках адресов телестудий. Потом, пользуясь полученными ссылками, посетила заинтересовавшие ее порталы. Приятным открытием для нее стало то, что некоторые телекомпании в разделах, посвященных техническим вопросам, вывешивали списки вакансий. А потом не иначе как в дело вмешалась сама фортуна, потому что очень скоро на глаза Джейн попалось слово «стилист». Ниже было указано имя сотрудника, занимавшегося вопросами набора кадров, номер телефона и электронный адрес.

Есть! – вспыхнуло в мозгу Джейн. – Только бы никто не перехватил эту работу!

Утром она позвонила по указанному номеру, позже прошла собеседование, а через неделю уже делала первую прическу в небольшой, но сплошь в зеркалах гримерной телеканала «Джей-Эм-Си». В кресле перед Джейн сидела молодая, однако успевшая обзавестись известностью телеведущая Пола Дэвидсон, и от одного этого факта можно было сойти с ума.

Вскоре Джейн узнала, что обезуметь можно было еще и от капризов Полы. Та являлась лицом телепрограммы «Светские новости», освещавшей разного рода события в жизни высших сословий, участниками которых являлись самые именитые, состоятельные и популярные люди со всего земного шара. Разумеется, чтобы не выделяться среди них, ведущая подобной передачи тоже должна была выглядеть наилучшим образом, начиная от наряда – непременно дорогого и элегантного – и заканчивая мельчайшими деталями прически и макияжа. За последнее отвечали стилисты телеканала, в коллектив которых недавно влилась Джейн.

– Надеюсь, ты окажешься сообразительнее этой тупицы Кейт, работавшей здесь до тебя! – сказала Пола сразу же после того, как ей представили новенькую, то есть Джейн. – Но если у меня и с тобой возникнут проблемы, ты вылетишь отсюда как пробка, это я тебе обещаю.

После такого начала Джейн захотелось вцепиться шикарной нахалке в волосы – благо сделать это не составляло труда, потому что та сидела прямо перед ней, к тому же обе они были почти сверстницами. Однако нужно было действительно быть последней идиоткой, чтобы, так удачно устроившись на работу, тут же лишиться ее из-за собственной несдержанности. Поэтому, хоть на языке Джейн и вертелась ответная колкость, она предпочла оставить ее при себе. Только усмехнулась про себя – мол, скажи спасибо, дорогуша, что мы с тобой встретились здесь, а не в каком-нибудь баре. Уж там разговор между нами пошел бы совсем по-другому!

– Не стоит так волноваться, мисс Дэвидсон, – произнесла Джейн со всем миролюбием, на какое была способна. – Только скажите мне, что вам нужно, и все будет в порядке.

Пола пристально взглянула на Джейн в зеркало.

– Ты уверена?

Джейн обезоруживающе улыбнулась.

– Абсолютно!

Несколько мгновений они смотрели друг на друга, затем губы Полы тоже изогнулись в улыбке.

– Гм, можно попробовать. Что ж, слушай…

Джейн выслушала очень внимательно. Потом в точности выполнила то, что требовалось Поле. Результатом стало нечто неожиданное: Пола потребовала у руководства телеканала, чтобы Джейн стала ее персональным стилистом. Более того, чтобы сопровождала в составе съемочной группы в рабочих поездках на светские мероприятия, а это означало путешествия по разным уголкам мира!

Разве удивительно после этого, что Джейн порой хотелось попросить кого-нибудь ущипнуть ее, чтобы проверить, не спит ли она и не видит ли прекрасный сон? Ей, простой девчонке из Суссекса, удалось добиться того, чего хотелось, причем без особых усилий. Фантастика!


– Спину ровнее!

Вздрогнув, Джейн мгновенно вспомнила, где находится, и выпрямила спину.

– В каких небесах вы витаете, милая моя? – с оттенком раздражения спросила директриса Лора Пайтон. – Я пытаюсь объяснить вам вашу ошибку, а вы мечтаете невесть о чем!

– Извините, миссис Пайтон. Просто я…

Однако Лора жестом велела ей замолчать.

– Беседа окончена. Я поговорю с Лиз Нортни о том, чтобы она уделила вам больше внимания, но все это окажется напрасным, если вы сами не возьметесь за дело и продолжите пренебрегать своим произношением, совершенствованием навыков речи и прочим в том же духе. – Умолкнув, Лора Пайтон несколько мгновений в упор смотрела на Джейн, потом с едва слышным вздохом произнесла: – Искренне советую вам учесть мои замечания. Говорю это, потому что, на мой взгляд, у вас есть шанс победить в нынешнем туре, ваши данные это позволяют. Однако бороться за первенство должны вы сами, вместо вас никто трудиться не станет. Все, можете идти.

– Да, миссис Пайтон. – Джейн поднялась со стула и направилась к выходу из кабинета, стараясь идти с непринужденной грациозностью, как ее и прочих воспитанниц учили на уроках пластики движения. Она знала, что в эту минуту за ней пристально наблюдают двое: директриса Лора Пайтон и телеоператор с видеокамерой – один из трех, постоянно фиксировавших важные моменты пребывания девушек в пансионе «Хайард-холл». Из отснятого материала позже будет смонтирована многосерийная хроника, которую в конечном итоге и увидят телезрители.

Открыв дверь, ведущую в зал с множеством красиво задрапированных шторами окон, огромным камином и выстроившимися вдоль стен изящными стульями, Джейн увидела другого оператора, который поджидал, пока она выйдет из кабинета директрисы. Джейн спокойно прошла мимо, потому что, во-первых, успела привыкнуть к постоянному присутствию в пансионе телевизионщиков, а во-вторых, воспитанницам именно так и рекомендовалось вести себя – как будто никаких видеокамер нет. Соблюдение этого правила являлось одним из условий участия в данном телевизионном проекте.

Джейн старалась соблюдать все требования: ей необходимо было во что бы то ни стало продержаться до окончания обучения. Отчисление совершенно не входило в ее планы. Если это произойдет, Джейн не усвоит привычек истинной леди и, следовательно, не добьется очередной, самой желанной цели.

Вообще-то эти самые манеры были ей довольно безразличны – ведь как-то жила она до сих пор без них. Однако Джейн понимала, что, не перейдя на некий новый уровень, не сможет обратить на себя внимание Кендалла Лоуторна, а вот это ее абсолютно не устраивало.


С некоторых пор, сам того не ведая, молодой лорд Кендалл Лоуторн прочно вошел в жизнь Джейн.

Когда она впервые увидела его, произошла история, похожая на приобретение джинсов, которые отказались купить родители, и получение желанной работы на телевидении. То есть Джейн встретила Кендалла, с первого взгляда прониклась к нему нежными чувствами и решила, что этот шикарный парень должен принадлежать ей.

Разумеется, она отдавала себе отчет, что такой человек, как Кендалл Лоуторн даже не посмотрит на нее, девушку, принадлежащую к низшему сословию, а если все-таки взглянет разок, то лишь мельком, как на неодушевленный предмет. Или как на прислугу, что тоже не очень приятно.

Нет, Джейн хотелось иного – чтобы Кендалл увидел в ней женщину. А потом – чтобы влюбился, сделал предложение, женился, чтобы они стали жить своей семьей, чтобы у них родились дети и наступило полное, всеобъемлющее счастье – ни больше ни меньше!

Все это было замечательно, но что же делать с пропастью, которая пролегла между ними?

Подобный вопрос поставил бы в тупик любого. Джейн в данном случае тоже не являлась исключением. Возможно, она долго ломала бы голову над тем, как преодолеть установленное судьбой препятствие, и в конце концов все-таки пришла бы к выводу, что придется ей смириться с очевидным проигрышем. Однако все та же судьба распорядилась иначе. Будто желая поиграть, она сначала создала между Джейн и Кендаллом Лоуторном преграду, а затем указала способ ее преодоления. Конечно, знак был подан Джейн, Кендалл оставался в полном неведении относительно того, что некая девушка выбрала его себе в возлюбленные.

Подсказку содержала очень вовремя поступившая к Джейн информация о том, что телеканал «Брит-ТВ», который у владельцев компании «Джей-Эм-Си» считался конкурирующим, начинает набор претенденток на участие в очередном туре довольно необычного, но пользующегося у зрителей популярностью проекта под названием «Новый Пигмалион».

Игра проводилась ежегодно, длилась полтора месяца, в конце определялась победительница. Шоу приближалось к формату «реалити», но лишь частично. Телеоператоры вели съемку почти круглосуточно, с перерывом на ночные часы. Позже отснятый материал отвозили на студию, монтировали, создавая фильм из нескольких серий, которые затем и показывали телезрителям.

Идея проекта, несмотря на первую часть названия, была не нова и заключалась, как было видно все из того же названия, в переосмыслении классического сюжета. Суть при этом оставалась неизменна – из простушки сделать леди.

Телекомпания выбирала нескольких девушек из так называемых низов и, получив согласие участвовать в проекте, отправляла в специально созданный пансион. Размещался он в «Хайард-холле», особняке восемнадцатого века, стоявшем в живописном уголке, в точке соприкосновения трех графств – Глостера, Уилтшира и Бристоля. Все расходы по проживанию и обучению воспитанниц телекомпания брала на себя. От девушек требовалось лишь участие в запланированных мероприятиях. Их доставляли в «Хайард-холл» от места проживания и увозили обратно в случае отчисления. Последнее происходило каждую неделю. Не справлявшихся – или не желавших справляться – с заданиями воспитанниц исключали из пансиона по понедельникам.

Обучение производилось сразу в нескольких направлениях, график был очень плотный. В чрезвычайно сжатые сроки девицы из числа тех, кого принято называть «сорвиголова», «босячка», «непутевая» и так далее, должны были освоить все премудрости, которым истинные леди учатся многие годы, начиная едва ли не с рождения.

Кроме чисто развлекательных целей, проект «Новый Пигмалион» преследовал также развитие некой воспитательной идеи, что находило отклик у большого количества телезрителей и благодаря чему рейтинг телеканала «Брит-ТВ» неизменно подскакивал в дни показа хроник из пансиона «Хайард-холл». Популярность проекта была настолько высока, что, случалось, сами родители привозили телевизионщикам свое непутевое чадо. Ими двигала надежда, что преподавателям пансиона удастся сделать то, на что не хватило собственных усилий.

Надо сказать, преподаватели – вернее, преподавательницы, так как речь идет о дамах, – в «Хайард-холле» были первоклассные, каждая являлась настоящим профессионалом в своем деле. Поэтому проблема обучения заключалась лишь в одном: желают воспитанницы постигать науку или нет.

Многие не желали.

Большая часть девушек соглашалась принять участие в проекте «Новый Пигмалион» единственно ради развлечения. Их отыскивали в барах, ночных клубах, на стройках, в прачечных, химчистках, парикмахерских и прочих подобных местах. Они не стеснялись в выражениях, вели себя развязно, одевались ярко и крикливо и при каждом удобном случае налегали на спиртное. Ни одну из подобных девиц – разве что за редким исключением – не пустили бы в дом, подобный «Хайард-холлу», даже через черный ход. Они попали туда только благодаря телевизионному проекту «Новый Пигмалион», причем с парадного крыльца!

3

Джейн оказалась в пансионе случайно. Когда начался ежегодный набор воспитанниц, она ломала голову над тем, как сблизиться с Кендаллом Лоуторном.

Впервые Джейн увидела его, когда вместе с телеведущей Полой Дэвидсон и съемочной группой программы «Светские новости» отправилась на очередное мероприятие.

Их микроавтобус остановился напротив здания, где в тот вечер проводилось нечто наподобие благотворительного бала. Оператор с помощником выбрались наружу, чтобы не мешать Джейн, которая наносила последние штрихи на лицо Полы перед появлением той на публике. Между тем к подъезду здания подкатывали все новые и новые шикарные автомобили и из них выходили не менее роскошные пассажиры. Пола поминутно поглядывала в ту сторону сквозь окошко микроавтобуса, выбирая объекты для будущих интервью.

– Ну, долго еще? – нетерпеливо качнулась она на небольшом вращающемся стуле.

Джейн придирчиво оглядела ее и кивнула.

– Все.

В этот момент Пола заметила кого-то у подъезда.

– Лорд Кендалл Лоуторн!

– Кто? – Джейн машинально оглянулась.

– Вот кого мы сегодня снимем! Я не видела Кендалла, наверное, год. Говорят, дела заставили его надолго покинуть Англию. Но, как видно, он вернулся… Сейчас я его как следует обо всем расспрошу!

Сорвав с плеч пелерину, которую Джейн надела на нее, чтобы пудра не сыпалась на платье, Пола выпорхнула из микроавтобуса и, стуча высоченными шпильками по асфальту и элегантно придерживая подол вечернего платья, поспешила к тому, кого она назвала лордом Кендаллом Лоуторном.

Джейн в удобных кожаных сандалиях, простой белой футболке и джинсах с модными прорехами на коленях медленно вышла следом. Ее взгляд словно приклеился к знакомому Полы.

Тот находился ярдах в семи. Он только что вышел из лимузина. Он был в смокинге и лакированных бальных туфлях. Его белоснежная рубашка словно сверкала в свете горевших у парадного входа фонарей. Но еще более ослепительной показалась Джейн улыбка, с которой Кендалл Лоуторн обернулся к окликнувшей его Поле. При этом он скользнул взглядом и по находившейся у той за спиной Джейн, так что ей тоже досталась частичка будто источавшей сияние улыбки.



Джейн замерла, ладони ее мгновенно покрылись испариной, сердце пропустило удар – во всяком случае, ощущения были именно такими, – а потом рвануло с бешеной скоростью, так что кровь в висках застучала и зашумело в ушах.

Если бы кто-то сказал Джейн, что ее поразила молния, она бы не удивилась. Несколько мгновений она простояла изваянием, видя только Кендалла и слыша его голос: они с Полой беседовали о чем-то. Сути Джейн не поняла и даже не пыталась вникнуть, ей достаточно было осознания, что на свете существует такой умопомрачительный человек, как лорд Кендалл Лоуторн… Боже правый, неужели правда лорд?! Он больше похож на кинозвезду, а не на скучную титулованную персону, от манер которой попахивает нафталином!

При этом Джейн не могла бы сказать, красив Кендалл или нет. Звуки его голоса казались ей музыкой, взгляд таким, что в нем можно было утонуть, а внешность – несомненно, привлекательной, но без приторности. Джейн еще в первое мгновение машинально отметила, что Кендалл высок, строен, узок в талии и широк в плечах. А также что у него темные, коротко стриженные волосы, высокий лоб и волевой подбородок. Однако все это было второстепенным по сравнению с непонятной, но завораживающей энергией, которую словно излучала вся фигура Кендалла Лоуторна.

Джейн понадобилась лишь минута, чтобы понять: этот человек создан для нее! Но… неужели лорд?

Боже мой, я пропала! – тут же пронеслось в ее мозгу. Нам никогда не быть вместе…

Тот день стал для Джейн переломным. Еще утром она была вполне довольна жизнью, а вечером у нее неожиданно возникла проблема, не решив которой она не могла существовать дальше.

Все было просто: если бы Джейн, как Кендалл, принадлежала к высшему сословию, никаких трудностей не возникло бы. Единственной задачей для нее стало бы познакомиться с Кендаллом, а там уж, как говорится, дело техники – очаровать, заворожить, влюбить в себя…

Впрочем, наверняка все оказалось бы еще проще, ведь причисленные к сливкам общества, как правило, знают друг друга. То есть Джейн осталось бы только обратить на себя более пристальное внимание Кендалла. Что он не устоял бы перед ней, Джейн не сомневалась: не было случая, чтобы она не добилась своего.

С того вечера Джейн только и делала, что ломала голову над тем, как бы сблизиться с лордом Кендаллом Лоуторном, при этом совершенно упуская из виду, что кроме аспекта личных – интимных! – отношений существуют также многие другие. Финансовый, например. Или вопрос общения Кендалла с другими женщинами. Ослепленная внезапной влюбленностью, Джейн грезила Кендаллом, почти не принимая в расчет того, что это реальный человек со своей жизнью, привычками, мировоззрением. Будучи особой вполне здравомыслящей, она в то время напоминала ребенка, которому во что бы то ни стало нужно получить понравившуюся игрушку.

Применив небольшую хитрость, Джейн завладела копией интервью, которое Пола Дэвидсон взяла у Кендалла в тот памятный вечер, и у себя дома, в гостиничной меблирашке, прокручивала его на видеоплеере, что называется, до дыр. Как-то раз, во время одного подобного просмотра, впервые в жизни она пожалела, что не знает тонкостей поведения в приличном обществе. Не умеет правильно есть, пить, произносить приличествующие случаю слова. К ней пришло своего рода озарение: оказывается, собственная неотесанность закрывает перед ней многие двери!

Взять хотя бы ту же Полу, размышляла Джейн. Она всего на три года старше меня, но уже телеведущая! А я просто приставлена к ней – делать макияж и поправлять прическу, – потому что больше ни на что не способна и никто не воспринимает меня всерьез. Правда, Поле нравится, как я выполняю свою работу, но все это как-то… мелко (могла бы подумать Джейн, однако в ее лексиконе отсутствовало подобное слово, во всяком случае в данном его толковании, поэтому она оставила мысль незаконченной). Но что такого делает Пола? Тоже мне, велика важность, задать какому-нибудь толстосуму пару-тройку вопросов о том, где он провел лето и планирует ли зимой посетить лыжный курорт! Для такой работенки не нужно быть семи пядей во лбу. Уверена, это и мне было бы под силу, если бы я умела носить шикарные тряпки, туфли на высоком каблуке и пользоваться ножом и вилкой. Но в этом-то я как раз и не сильна. Зато в остальном ничуть не хуже! Через минуту Джейн вздохнула. Так-то оно так, но благодаря всем этим штучкам Пола стала ведущей престижной телепрограммы. Я называю ее мисс Дэвидсон, а она меня просто Джейн, или «золотце», или «милая моя», как горничную! И Кендалл знаком с ней, а не со мной…

Словом, когда по коридорам телестудии «Джей-Эм-Си» прокатился слушок, что конкуренты из канала «Брит-ТВ» набирают девушек для очередного тура шоу «Новый Пигмалион», Джейн была готова к тому, чтобы в ее голове возникла мысль: а не принять ли участия в этом проекте? Ведь лучше шанса овладеть светскими навыками не найти!

Джейн не знала, кто такой Пигмалион, и никогда не слышала о Галатее. История

Сопровождая Полу Дэвидсон, Джейн поездила по многим раутам и, хотя в самих меро-приятиях не участвовала, все же поняла, что простушке вроде нее там делать нечего. Она сразу обнаружит свое истинное происхождение перед всеми шикарными гостями, потому что в вечернем платье будет чувствовать себя как оседланная корова, на шпильках станет вышагивать как на ходулях, а ее пребывание за обеденным столом может оказаться катастрофой, причем не исключено, что не только для нее самой, но и для сидящих рядом.

Всю ночь Джейн обдумывала неожиданно возникший план, а на рассвете приняла окончательное решение – рискнуть!

Только ей не хотелось обращаться к ответственным за проект «Новый Пигмалион» людям лично. Конечно, она могла прийти и сказать: мол, хочу стать истинной леди, запишите меня, пожалуйста, в ученицы, но что-то удерживало ее от подобного шага. В предыдущих выпусках «Нового Пигмалиона» таких случаев не встречалось, а отличаться чем-то от прочих воспитанниц пансиона Джейн не хотелось.

Эту маленькую проблему она решила просто: позвонила родителям в Брэдфолк и попросила приехать в Лондон, отвести ее на телестудию «Брит-ТВ» и сдать на обучение в пансион «Хайард-холл».

Отцу было некогда, а мать согласилась сразу. Сказала, что не прочь немного проветриться.

Софи, мать Джейн, была уроженкой Франции, росла в небольшом городке на границе с Германией. Повзрослев, скопила немного денег и отправилась на несколько дней в Англию. Во время экскурсии по Лондону случайно познакомилась с симпатичным парнем Джимом Кларком, который впоследствии стал ее мужем и отцом Джейн. Поэтому с Лондоном у нее были связаны самые приятные воспоминания.


Дальше все прошло как по маслу. Софи привела Джейн в студию телеканала «Брит-ТВ» – вернее, Джейн привела туда Софи, но суть не в этом, – где состоялись два небольших собеседования. Одно с Софи, другое с Джейн.

Софи сказала, что обожает шоу «Новый Пигмалион», а также, что хотела бы видеть свою дочь более воспитанной и утонченной, но сама не в состоянии привить ей хороший вкус, поэтому задумала попытать счастья на телевидении – вдруг поможет обучение в пансионе!

Джейн держалась непринужденно, сыпала просторечными выражениями, которые с детства слышала в баре, где работали ее родители – а позже в другом, где служила официанткой сама, – словом, всячески показывала, что является подходящей кандидатурой для зачисления в «Хайард-холл». На вопрос, хочет ли она пройти курс обучения в пансионе, ответила, что вообще-то ей безразлично, но ради развлечения можно попробовать.

Джейн была настолько уверена в себе и в осуществимости собственного плана, что даже не очень удивилась, когда спустя несколько дней ей позвонили и сообщили, что она принята для участия в очередном туре проекта.

– Вот как?! – не особенно вежливо хмыкнула она в телефонную трубку. – И что я теперь должна делать?

В ответ Джейн услышала детальную информацию о том, когда и в какую комнату телестудии «Брит-ТВ» она должна явиться для подписания контракта.

– Йес! – вырвалось у нее, после того как разговор завершился. Она подошла к мутноватому, вмонтированному в дверцу шкафа зеркалу и придирчиво оглядела себя с головы до ног. Ну-ну, посмотрим, мелькнуло в ее голове, после чего уголки губ приподнялись в победной улыбке.

Разумеется, еще ничего не было сделано, но Джейн уже увидела себя – уверенную, грациозную, в элегантном вечернем платье – танцующей на балу в объятиях Кендалла Лоуторна.

Пусть так и будет! – подумала она, словно заклиная кого-то всесильного, от которого зависела ее дальнейшая судьба.

Улыбнувшись своему отражению, Джейн отошла от зеркала, села на край узкой, с изрядно продавленным матрасом кровати и стала размышлять над тем, как повести разговор со своим начальством. Ведь подписав договор об участии в очередном туре шоу «Новый Пигмалион», она должна будет уехать в «Хайард-холл». Иными словами, ей придется отсутствовать на работе полтора месяца – немалый срок… Если, конечно, ее не отчислят из пансиона раньше.

Эту мысль Джейн гнала прочь. Чтобы она не справилась с задачами, которые ставят перед воспитанницами в пансионе?! Не бывать такому! Она видела некоторые предыдущие хроники шоу «Новый Пигмалион», и ей всегда казалось, что собравшиеся в пансионе девушки попросту ленятся что-то делать, а на самом деле ничего сложного от них не требуется, к тому же преподаватели очень детально все объясняют. Но самое главное – у воспитанниц нет такой цели, как у Джейн, они по большей части просто коротают время в ожидании, пока им не сообщат об отчислении. Победы добиваются лишь самые настойчивые. Джейн же намеревалась проявить не просто настойчивость – настырность!

Потому что от этого зависело, состоится ли ее знакомство с Кендаллом Лоуторном.

Подписав на свой страх и риск контракт с компанией «Брит-ТВ», Джейн отправилась улаживать дело на телестудию «Джей-Эм-Си».

Поле Дэвидсон она ничего говорить не стала и сразу отправилась к заместителю генерального директора телеканала Нику Уинфриду. Тот неожиданно воспринял ее слова благосклонно.

– Что, вас в самом деле взяли в пансион? Так это же замечательно!

– Почему? – осторожно спросила Джейн.

– Потому что благодаря вам мы тоже урвем на этом кусок. Конечно, не такой жирный, как парни из «Брит-ТВ», но тоже ничего. Причем, заметьте, не истратив на данный проект ни пенни. Понятно?

Джейн нахмурилась, усиленно соображая, к чему клонит ее собеседник.

– Признаться, не очень.

– Вообще-то все довольно просто. Вы, как работник телевидения, сами могли бы догадаться.

– Я пришла на телевидение недавно, – с некоторым смущением заметила Джейн.

Ник Уинфрид откинулся на спинку стула и оглядел стоявшую напротив Джейн с головы до ног. Затем задумчиво произнес:

– Хм, а что, вырисовывается довольно стройный сюжетец… Скажите, в том контракте, который вы подписали, был пункт о запрете на интервью?

– Э-э… – Сморщив лоб, Джейн принялась вспоминать, о чем шла речь в бумагах, которые дали ей для подписи в компании «Брит-ТВ». – Какое интервью вы имеете в виду?

Ник Уинфрид нетерпеливо пошевелился в кресле.

– Ох ты боже мой! Средствам массовой информации, какое же еще!

– Нет, – твердо сказала Джейн.

– Точно?

С достоинством выдержав скептический взгляд, Джейн едва заметно усмехнулась и открыла папку, которую до того держала под рукой.

– Собственно, договор у меня с собой, можете сами взглянуть.

– Что же вы молчите!

Она пожала плечами.

– Почему, вот говорю. – С этими словами Джейн положила бумаги перед Ником Уинфридом.

Тот заскользил взглядом по строчкам с азартом напавшей на след ищейки.

– Так… ваши обязательства, телекомпании «Брит-ТВ», форс-мажор… Вот! Дополнительные условия! Ну-ка… – С минуту Ник Уинфрид внимательно вчитывался в текст, затем облегченно вздохнул. – Ничего такого не вижу. Значит… – Он на миг задумался, вновь машинально скользнув взглядом по фигуре Джейн. – Вот что мы сделаем: пригласим вас на ток-шоу Линды Мейсон!

Джейн заморгала.

– Меня?

– Ну да! – воскликнул Ник Уинфрид, все больше загораясь пришедшей в голову идеей. – Когда закончится ваше обучение в пансионе, мы устроим передачу с вашим участием! Расскажете, как все было, и вообще…

– Но я никогда не…

– Не волнуйтесь, все организуем в лучшем виде. Линда задаст вам несколько вопросов, вы ответите – и конец. Ничего сложного.

– Но…

– Послушайте, вы хотите и дальше работать в нашей телекомпании? Да? Тогда делайте, что говорят. Поезжайте в пансион, а мы вам даже сохраним зарплату за время отсутствия. Будем считать, что вы находитесь в творческой командировке. Позже получите также гонорар за участие в ток-шоу. Понятно?

Джейн кивнула.

– В таком случае все, можете идти, – сказал Ник Уинфрид.

4

Такой разговор состоялся перед ее отбытием в «Хайард-холл».

А сейчас Джейн чувствовала, что находится на грани отчисления из пансиона. И все из-за проклятого произношения!

Вот не ожидала, что споткнусь на такой безделице! – с досадой думала Джейн, направляясь в одну из комнат для занятий, которая находилась здесь же, на втором этаже, только в другом крыле здания.

Джейн была последней из тех, кого директриса вызывала сегодня к себе в кабинет для персональной беседы. Ей было известно, что сейчас все воспитанницы собрались на урок флористики и ждут только ее, чтобы начать. Джейн нравились подобные занятия, однако в данный момент настроение у нее было подпорчено. Она понемногу начала осознавать, что вера в свои силы и собственную непогрешимость может ее подвести. Не все так просто оказалось в пансионе «Хайард-холл». И похоже, что в прежних турах девушек отчисляли не только из-за лени, а также по причине неспособности усвоить изучаемый материал.

Произношение, стилистика речи, мрачно думала Джейн, бредя по идеально натертому паркету и почти не обращая внимания на тенью следовавших за ней оператора с видеокамерой и его помощника. Как будто и с моим теперешним произношением непонятно, что я говорю! Охота им себя мучить. Это сколько же всего нужно держать в голове, только чтобы быть на уровне, как они это называют?

Под «ними» подразумевалась элита, в среде которой Джейн жаждала вращаться, но не ради тщеславия, а с целью завязать знакомство с человеком, который грезился ей во сне и наяву даже здесь, в «Хайард-холле», с Кендаллом Лоуторном.

Этак, чего доброго, начнешь уважать всю эту титулованную братию! – вдруг усмехнулась Джейн. Стоит попробовать пожить, как они, чтобы на себе ощутить сложность подобного существования. Ох как же я далека пока от Кендалла! – вздохнула она. Затем стиснула зубы. Но я добьюсь своего. Обязательно!


– Простите, миссис Нортни, кажется, я опоздала, – сказала Джейн, входя в большую светлую комнату и закрывая за собой дверь.

На нее немедленно нацелил объектив видеокамеры третий оператор, который в данный момент находился у стены, справа от двери.

Преподаватель, Лиз Нортни, рассказывала что-то пяти оставшимся по прошествии первых трех недель обучения воспитанницам – Джейн была шестая, остальных отчислили. Участи быть исключенной могла подвергнуться любая из присутствовавших в комнате девушек.

Когда появилась Джейн, Лиз Нортни обернулась.

– Входите, садитесь, вы почти ничего не пропустили.

Джейн со всей грациозностью, на какую была способна – ох как непривычно ходить на каблуках и в узкой юбке! – обогнула первую парту, чтобы сесть за следующую, рядом с Нэнси, на свое обычное место.

У каждой воспитанницы был свой пунктик. Например, самой Джейн нужно было научиться правильно выговаривать слова и тщательнее строить фразы. У белокурой красавицы Бекки существовали серьезные проблемы со спиртным. Шатенка Викки злоупотребляла непечатными выражениями. Кудрявая брюнетка Энн обожала секс и хвастала способностью заниматься им где и с кем угодно. Дочка механика парковых аттракционов Фейт с выгоревшими на солнце волосами и веснушками на носу была глуповата и ничем особенным среди прочих не выделялась, кроме, разве что, простецких манер. А Нэнси, соседка Джейн по парте, почему-то полагала, что всех на свете интересует ее обновленный с помощью силиконовых вставок бюст, и частенько демонстрировала его, причем в самое неподходящее время.

Проблемами трех других, отчисленных к настоящему времени, девушек являлись агрессивность, откровенная вульгарность и тупость.

Несложно сосчитать, что изначально в пансион приняли девять воспитанниц. На текущий момент осталось шесть, а впереди было еще три недели. То есть еще три раза у парадного подъезда появится элегантный черный «бентли», который увезет исключенных из «Хайард-холла».

Джейн молила небеса о том, чтобы ее миновал подобный жребий.

– Итак, продолжим, – произнесла Лиз Нортни. – Я немного расскажу вам о комнатных растениях, а потом каждая из вас составит цветочную композицию для вазы.

Лиз было около пятидесяти, и она выглядела настолько замечательно, что оставалось лишь позавидовать. Изящная, хорошо сложенная, с красивой матовой кожей и ухоженными светлыми волосами, Лиз Нортни являла собой пример истинной леди. Она преподавала стилистику речи, а второй ее специальностью была флористика – искусство составления букетов и ухода за горшечными растениями.

– Как я говорила, истинная леди обязана разбираться в растениях, – продолжила Лиз. – Считается хорошим тоном, когда по всему дому расставлены цветы в горшках. Но просто купить и поставить их мало, необходимо знать, где произрастает то или иное растение, какие условия требуются ему для нормальной вегетации, как за ним ухаживать, чем удобрять и в какое время года. Понятно?

– Офигеть! – вырвалось у Викки. Затем, когда все повернулись к ней, с ее губ слетел смешок, и она пробормотала: – Ой, извиняюсь…

Это был прогресс. Еще две недели назад Викки даже в голову не пришло бы просить прощения за случайно оброненное неприличное словцо. Но сейчас она усвоила – или сделала вид, что усвоила, – что далеко не всем приятно слышать подобные выражения. Полностью же отказаться от них пока ей было не под силу. По мнению Джейн, очень скоро Викки вылетит из пансиона. Во всяком случае, в финал не выйдет точно, в этом Джейн не сомневалась.

Лиз Нортни тонко усмехнулась.

– Конечно, лучше бы вам воздержаться от подобного выражения эмоций, но, как говорится, слово не воробей…

– Что же, совсем ничего нельзя сказать? – с некоторым вызовом произнесла Викки.

– Почему, существует множество способов выразить удивление. Например, вы могли просто сказать «Надо же!» или «Вот это да!», и все прекрасно бы вас поняли.

– Всего лишь? – разочарованно протянула Викки.

Лиз Нортни вскинула бровь.

– По-вашему, этого недостаточно?

– Пресновато как-то. – Викки подмигнула остальным воспитанницам. – Не впечатляет!

Энн, Фейт и Бекки хихикнули. Джейн предпочла проявить сдержанность, а Нэнси незаметно расстегнула пуговицы жакета, тесноватого для ее искусственно увеличенного бюста.

По прибытии в пансион девушкам пришлось расстаться с привычной одеждой – как правило, это были джинсы и топы из хлопкового трикотажа – и облачиться в своего рода униформу: узкую юбку длиной до середины колена, блузку и короткий жакет. Кроссовки и сандалии тоже оказались под запретом, их заменили туфли на высоком каблуке.

Жакет полагалось носить застегнутым хотя бы на одну пуговицу даже когда сидишь, поэтому Нэнси рисковала получить замечание.

Но Лиз Нортни сейчас была занята беседой с Викки.

– Истинной леди не следует чрезмерно заботиться о том, чтобы произвести на кого-то впечатление. Она всегда и неизменно должна быть на высоте. Тогда ее душевное равновесие останется ненарушенным. Это понятно?

Викки едва заметно повела плечами.

– Да, миссис Нортни.

– Хочу сказать вам кое-что еще. Вы попросили прощения за свое жаргонное выражение, верно?

Викки удивленно вскинула ресницы.

– Разве и здесь я сделала что-то не так?

Лиз Нортни чуть помедлила, прежде чем ответить:

– Видите ли, с одной стороны, вы правильно сделали, что извинились, а с другой… Словом, так не говорят – «извиняюсь».

Повисла пауза. Несколько мгновений Викки испытующе смотрела на Лиз, словно пытаясь понять, нет ли тут какого подвоха, затем откинулась на спинку стула и с победной усмешкой оглядела остальных девушек. В ее взгляде читалось: «Вы только посмотрите на эту индюшку надутую! Думает, поймала меня! Вот умора…».

– Как не говорят, когда я слышу это на каждом шагу! Наоборот, так говорят все: мои родители и прочая родня, соседи, подружки, учителя в школе и…

– Учителя? Неужели? Что-то не верится…

– Да они только так и говорили! – воскликнула Викки. – Помню, как-то раз была у нас намечена экскурсия на выставку… э-э… кажется, картин, точно не помню. Но что-то там не получилось, и наша мисс Джефферсон заявила – мол, извиняюсь, дети, ни фига сегодня не… хм… то есть… ничего не выйдет, сходим поглядеть произведения искусства позже. Да и директор сколько раз то же самое…

– Постойте, вы уверены, что учительница сказала именно «извиняюсь», а не «извините»?

Нэнси задумалась.

– Гм… не помню. А какая разница?

– Большая. – Губы Лиз Нортни тронула едва заметная, с почти неуловимым оттенком презрения усмешка. – Вполне допускаю, что ваши родители, соседи, друзья и знакомые именно так и говорят – «извиняюсь», но в школе, думаю, вы слышали нечто иное – «извините».

Нэнси устремила на Лиз Нортни хмурый взгляд.

– Может быть, спорить не стану. По мне, так это одно и то же.

– Хорошо, объясню. Частица «сь» означает «себя». Например, слово «умываюсь» можно разложить на две части: «умываю» и «сь». То есть умываю себя. То же самое со словом «извиняюсь»: извиняю себя. – Лиз Нортни обвела взглядом воспитанниц и вновь посмотрела на Нэнси. – Понимаете, что получается? Если вы извиняете себя, то вам безразлично, сделают ли это другие. Тогда и прощения просить не стоит.

На некоторое время в комнате воцарилась тишина, все обдумывали услышанное. Затем Джейн спросила:

– А можно сказать «я извинилась»?

Лиз Нортни подняла взгляд к потолку, словно размышляя, но лишь на мгновение.

– Хороший вопрос. Разумеется, существует слово «извиняться». И допустимо сказать, например, «он извинился перед друзьями», но лучше – «попросил прощения». – Сделав короткую паузу, она произнесла другим тоном: – Однако мы увлеклись, сейчас у нас урок флористики, а не стилистики речи. А вы, Нэнси, застегните жакет, пожалуйста. Вовсе не обязательно постоянно подчеркивать пышность бюста. И не нужно думать, что я ничего не замечаю.

– Просто жакет тесноват, – словно оправдываясь, пробормотала та.

Викки прыснула.

– Просто не нужно было заказывать себе такие большие сись… – Вовремя прикусив язык, она покосилась на Лиз Нортни, после чего едва заметно подмигнула Нэнси – мол, я шучу, ты же понимаешь.

Оставив незавершенное замечание Викки без комментария, Лиз Нортни направилась к эркеру.

– Попрошу всех подойти ко мне. Кто знает названия стоящих на подоконниках растений?

Приблизившись вместе с остальными к уставленным керамическими горшками окнам, Джейн скользнула взглядом по зелени. Несколько растений показались ей знакомыми, она определенно встречала их раньше, только не придавала никакого значения тому, как они называются.

– Что, неужели ни у кого нет никаких идей? – насмешливо обронила Лиз Нортни.

Тогда Джейн решилась.

– Вот это, кажется, фикус, – сказала она, кивнув на стоявшее отдельно в кадке деревцо с большими округлыми листьями.

Лиз Нортни поощрительно улыбнулась.

– Верно, «фикус эластика робуста». А еще?

Приободренная Джейн уже смелее произнесла:

– А там, по-моему, китайская роза.

– Правильное название гибискус.

– Гибискус, – послушно повторила Джейн. Затем, войдя во вкус, добавила: – Рядом с ним, если не ошибаюсь, драцена?

– Угадали – «драцена маргината колорама». Молодец. Кроме всего прочего, это означает, что у вас будет тема для разговора в субботу, когда приедут гости. – Лиз Нортни многозначительно взглянула на остальных девушек. – Запомните, если почувствуете, что беседа иссякает, переведите ее на что-нибудь нейтральное. Растения в данном случае идеальный вариант.

По субботам в пансионе бывало оживленно: приезжали гости. Во-первых, владельцы «Хайард-холла» – сэр Тимоти Джойс с супругой Элизабет, – любезно предоставившие свой загородный дом для размещения воспитанниц и съемочной группы; во-вторых, несколько молодых людей, которых телевизионщики называли между собой знатными холостяками. Последних приглашали нарочно – для того, чтобы девушки ощутили разницу в общении с так называемыми простыми людьми и титулованными особами.

Как правило, на уик-энд преподавательницы – кроме дежурной – отправлялись домой, в пансионе оставались только воспитанницы и съемочная группа. Однако об отдыхе не было и речи: для девушек прибытие гостей было очередным испытанием. Играя роль хозяек «Хайард-холла» – пусть временных, – они должны были принимать гостей.

Нечего и говорить, что в такие вечера внимание дежурной преподавательницы было неусыпным, а око видеокамеры более бдительным, потому что в гостиной работали все три оператора, скрупулезно фиксируя каждый промах и каждую удачу воспитанниц.

– А я думала, это пальма, – удивленно произнесла молчавшая до этой минуты Бекки, глядя на драцену, о которой только что шла речь.

Лиз Нортни кивнула.

– Видя драцену, многие пребывают в уверенности, что перед ними находится пальма. Этих красавиц порой так и называют – ложные пальмы. А кто помнит название вон того растения с бурыми листьями? – Она поочередно взглянула на каждую из шести воспитанниц, но ответа ни от одной не услышала. – Неужели не помните? Странно, мне казалось, это для вас несложно.

– Кретон? – осторожно произнесла Джейн.

Усмехнувшись, Лиз Нортни беззвучно поаплодировала ей.

– Браво! Хорошо хоть не кретин.

Джейн хихикнула.

– Кстати, именно так мне это название и запомнилось!

– Что ж, лучше чем ничего. На самом деле это кротон. Ботаники называют его «кодиеум». А сейчас я познакомлю вас с тремя новыми растениями, после чего займемся составлением букетов для ваз.

– Боже правый, неужели это тоже положено знать истинной леди? – хмыкнула Викки.

Лиз Нортни смерила ее взглядом.

– Разумеется.

– Но зачем? Ведь можно позвонить в специальную службу и вызвать человека, который возьмет на себя всю тягомотину… то есть я хотела сказать, выполнит всю работу. Ох, да он просто принесет готовый букет – и точка!

– Верно, можно вызвать флориста, – невозмутимо согласилась Лиз Нортни. – Но гораздо приятнее все сделать самой, вам не кажется?

– Приятнее? – с сомнением протянула Викки.

– Конечно.

Викки поморщилась.

– Вообще-то я не понимаю, зачем нужно возиться, когда есть возможность сбагрить это дело с рук и ни о чем не заботиться!

Нахмурившись, Лиз Нортни твердо произнесла:

– Истинная леди должна уметь все делать самостоятельно, а если придется, то и прислугу научить. Слово «леди» отнюдь не является синонимом слова «белоручка», зарубите это себе на носу! Вы находитесь в пансионе уже три недели, пора бы избавиться от превратных взглядов на жизнь высшего света. Наличие широких финансовых возможностей не означает, что человек непременно должен быть лентяем. Понятно?

Явно не ожидавшая подобной отповеди, Викки опустила взгляд.

– Понятно? – с нажимом повторила Лиз Нортни.

– Да, мэм.

– То-то же. Итак, рассмотрим марсдению, второе название которой «стефанотис». Растение наверняка заинтересует вас, потому что именно его нежные белые цветки чаще всего вплетают в волосы невест…

5

Следующим был урок кулинарии, который вела дородная и властная Дафна Сандерс.

Стараниями этой преподавательницы после первой же недели пребывания из пансиона была изгнана дерзкая блондинка Мэрил – воспитанница, вообще непонятно зачем согласившаяся участвовать в проекте «Новый Пигмалион». Сделать из такой девицы леди было бы не под силу и целой армии преподавателей.

– Она безнадежна, ее место в исправительном учреждении, – так сказала о Мэрил Дафна Сандерс, после того как между ними произошла стычка.

Случилось это во время одной из проверок, которым периодически подвергались не только спальни девушек, но и личные вещи. Если в сумке или чемодане обнаруживался беспорядок, воспитанница получала замечание.

Дафна Сандерс сочла, что кровать Мэрил недостаточно тщательно убрана, и показала, как нужно складывать одеяло, подушку и покрывало. Затем сбросила все перечисленные вещи на кресло и велела Мэрил перестелить постель заново, на этот раз как следует. Однако та даже не шелохнулась, только сжала кулаки и уставилась на Дафну Сандерс таким тяжелым взглядом, будто взвешивала про себя альтернативу, задушить ту прямо сейчас или немного позже.

Но Дафна была человеком не робкого десятка. Она в свою очередь холодно воззрилась на Мэрил, словно передавая некое предупреждение.

Так они стояли некоторое время под взглядами тревожно притихших Джейн и Нэнси – спальни были рассчитаны на троих, – затем Дафна Сандерс ледяным тоном произнесла:

– Что вы меня разглядываете, моя милая? Я тоже могу сколько угодно смотреть на вас. Делайте, что говорят! Вы знали, что в пансионе вас будут обучать и вам придется выполнять многие требования, поэтому не нужно делать вид, будто вы чего-то не понимаете. И агрессивность свою оставьте при себе, моя дорогая. Вообще-то вам бы еще следовало поблагодарить за то, что вами занимаются!

– Благодарю, – процедила Мэрил.

Дафна кивнула.

– А теперь будьте любезны застелить постель.

Мэрил помедлила, но все-таки взялась за дело.

Дафна оставалась в спальне все время, пока Мэрил убирала постель. Затем спокойно заметила:

– Ну вот, так гораздо лучше. Подтяните левый край покрывала – и будем считать инцидент исчерпанным.

Через два дня Мэрил была отчислена из пансиона.

С остальными воспитанницами Дафна Сандерс держалась не менее строго, однако Джейн чувствовала, что на самом деле та человек добрый, просто ей приходится иметь дело с достаточно трудными ученицами.

Впрочем, сейчас Джейн думала не об этом. Спустившись на кухню, она долго не могла сосредоточиться на уроке, потому что ее воображение занимал романтический образ, нарисованный Лиз Нортни: невеста в свадебном платье, с белым соцветием марсдении в волосах. В роли новобрачной Джейн представляла себя, а женихом ей виделся лорд Кендалл Лоуторн.

Почему-то здесь, в «Хайард-холле», подобная картина совершенно не казалась фантастической.

– …Предстоит научиться подготавливать дичь к дальнейшей кулинарной обработке, – проник в размышления Джейн голос Дафны Сандерс. – Надевайте фартуки, а я пока принесу фазанов.

Фазанов? Джейн слышала о таких птицах, но никогда не видела. А уж об обращении с ними не имела ни малейшего понятия.

Остальные девушки тоже недоуменно переглядывались.

– Терпеть не могу возиться на кухне, – проворчала Энн, но очень тихо, чтобы не услышала Дафна Сандерс.

Викки хохотнула.

– Ясное дело, тебе бы только с парнем под одеялом кувыркаться!

– Ну и что? – пожала Энн плечами. – Я и не скрываю своего интереса к…

Договорить ей не удалось, потому что на кухне появилась Дафна Сандерс. Обе ее руки были заняты чем-то, что Джейн поначалу приняла за пучки разноцветного карнавального плюмажа.

– Вот вам дичь! – сказала Дафна, бросая ношу на длинный разделочный стол.

Звук, с которым «плюмаж» шлепнулся на мраморную доску, показался Джейн странным. Подобное украшение не способно издавать стука!

– Они живые?! – внезапно взвизгнула Нэнси.

Вздрогнув, Джейн повернулась к ней. То же самое сделали остальные. Нэнси расширенными глазами смотрела на кухонный стол. Только тут Джейн различила среди груды плюмажа головки, клювы и ножки. Фазаны!

– Святые угодники, зачем же так кричать? – насмешливо произнесла Дафна Сандерс. – И что за странная идея? Почему вы решили, что я заставлю вас ощипывать живую птицу?

– Ощипывать? – нестройным хором произнесли Энн, Фейт и Джейн.

Дафна Сандерс смерила их взглядом.

– Я еще не слышала, чтобы дичь ставили в духовку прямо в перьях.

– Но какого дьявола… то есть зачем все это нужно? – брезгливо кривя губы, спросила Викки.

Дафна Сандерс прищурилась.

– Не могли бы вы выразиться более внятно?

– Ну, я хочу сказать, зачем такие сложности, ведь можно купить готовую куриную тушку и зажарить, запечь… или что там еще?..

– Конечно, – кивнула Дафна Сандерс. – А можно сделать еще проще: купить в гриль-баре запеченную курицу. И съесть на кухне перед телевизором, запивая пивом!

Викки расплылась в улыбке.

– Блеск!

– Целую курицу за один присест не съешь, – включилась в разговор Бекки. – Тем более с пивом.

С губ Викки слетел короткий саркастический смешок.

– Внимание: мнение эксперта!

– Это ты о чем? – нахмурилась Бекки.

– Ты ведь известный специалист по части спиртного. Думаю, тебя больше интересовало бы пиво, чем курица. Скорее всего, ты вообще обошлась бы без нее!

– Почему, от крылышка не отказалась бы, тем более подрумяненного в гриле. Оно неплохо сочеталось бы с портером.

– Замечательная картина вырисовывается, – покачала Дафна Сандерс головой. – Представляю себе, за столом сидят гости – дамы в вечерних туалетах, мужчины в смокингах, – а перед ними среди столового серебра и хрусталя находятся одноразовые пластиковые тарелочки с куриными крылышками из ближайшей закусочной и стаканы с портером. Очень мило!

Она поочередно посмотрела на Бекки и Викки, и те вынуждены были смущенно отвести взгляд.

– Я не имела в виду гостей, – вяло промямлила Бекки. – Речь зашла о пиве, поэтому я и…

– …Не смогла пропустить приятную тему! – хихикнула Викки.

– Что ты ко мне прицепилась? – наконец не выдержала Бекки. – Я тебя не трогаю!

– А я – тебя. Просто хочу сказать, что тебе не стоит так зацикливаться на выпивке. Когда у нас недавно был свободный вечер и мы получили разрешение съездить в Брикстон, ты так надралась, что пришлось просить ребят помочь дотащить тебя до автомобиля. – Викки кивнула на оператора с камерой и державшегося рядом с ним помощника.

Бекки испуганно округлила глаза.

– Что ты… Зачем? Нельзя! Ведь нас предупреждали…

– Не беспокойся, – вступила в разговор Энн. – Если им что-то не понравится, они потом вырежут. – Она кокетливо покосилась на телевизионщиков. – Правда, ребята?

Не сводя глаз с монитора видеокамеры, оператор поднял большой палец – дескать, все в порядке, продолжайте.

Тем временем Дафна Сандерс взглянула на настенные часы, сокрушенно качнула головой, затем громко произнесла:

– Леди, довольно пререкаться! Прошу минутку внимания: я показываю, как ощипывать птицу. Смотрите, берем за ножки и начинаем выдергивать перья против их роста. Вот так… Вот так… Видите? Это требует некоторых усилий, но в общем нетрудно. Поняли, что нужно делать? А сейчас берите по фазану и начинайте ощипывать.

Взяв дичь, девушки попытались повторить то, что делала Дафна Сандерс. Сама она ходила вокруг и поправляла, если что-то не ладилось.

Джейн тоже взяла фазана, испытывая при этом какое-то странное чувство. Нечего и говорить, что прежде ей никогда не приходилось ощипывать птицу – дичь тем более. И сейчас, с одной стороны, ей было жаль выдергивать такие красивые перья, а с другой – выдрав несколько перышек, она неожиданно ощутила прилив дурноты. К счастью, с ним удалось справиться.

Причина вскоре стала ясна: одно дело взять чистенькую, уложенную на специальный лоточек и упакованную в целлофан куриную тушку, и совсем другое – собственноручно ощипывать недавно забитую птицу.

В этом присутствовало нечто первобытное, идущее из тех времен, когда ни о какой цивилизации – в бытовом понимании этого слова – еще и речи не было, а изобретение супермаркетов ожидалось лишь через несколько тысячелетий. Но проблема представлялась еще более глубокой, потому что затрагивала вечные вопросы жизни и смерти.

Глядя на тушку красивой изящной птицы, Джейн невольно задумалась о том, что еще совсем недавно – не далее как сегодня утром – этот фазан, полный сил и надежд, еще летал по лесу или бегал за своей курочкой. А сейчас он лежит на мраморной поверхности разделочного стола в кухне «Хайард-холла», ко всему безразличный, холодный, мертвый. Его ощипывают, лишая прекрасного наряда и превращая в то, чем, по мнению людей, он является, – в еду.

Джейн поспешно отвернулась от стола и схватилась за рот, борясь с новым приступом дурноты.

– Что с тобой? – спросила находившаяся рядом Нэнси, на минутку прервав работу.

Джейн лишь качнула головой, показывая, что не может говорить.

– Миссис Сандерс! – позвала Нэнси. – Тут что-то происходит с Джейн…

В ту же минуту Дафна Сандерс оказалась рядом. Несмотря на полноту, двигалась она очень проворно.

– Что случилось?

– Н-не знаю, – выдавила Джейн. Затем кивнула на фазана. – Я не могу его ощипывать!

Дафна Сандерс посмотрела на птицу.

– Почему?

– Меня… тошнит!

– Я бы тоже предпочла избавиться от этой… маеты, – поморщилась Викки.

Заминка перед последним словом явно указывала на то, что первоначально она собиралась употребить более крепкое выражение, но в последний момент спохватилась.

– Выполняйте задание! – прикрикнула на нее Дафна Сандерс, после чего вновь повернулась к Джейн. – А вы, милочка моя, разве вы никогда не держали в руках сырую курицу?

– Сырую – да, но не в перьях!

В маленьких голубых глазах Дафны Сандерс промелькнуло недоверчивое выражение.

– И это производит на вас такое сильное впечатление?

– Да, – растерянно ответила Джейн. – После сегодняшнего урока я, наверное, долго не смогу спокойно смотреть на мясные блюда. Во всяком случае, есть этих фазанов завтра точно не решусь!

Несколько мгновений Дафна Сандерс молчала, потом пожала плечами.

– Глупости все это. Дамские штучки. Истинная леди обязана знать все кулинарные тонкости, включая первичную обработку продукта. Вот скажите, кто-нибудь из вас умеет обращаться с живой рыбой?

Девушки начали переглядываться.

– Что значит «обращаться»? – спросила Энн.

– Не то, что ты подумала, – сказала Викки, прежде чем Дафна Сандерс успела ответить.

Энн прищурилась.

– Что еще за странные намеки? И вообще, какая муха тебя укусила? Почему ты сегодня ко всем цепляешься?

Большую часть сказанного Викки проигнорировала, сосредоточившись лишь на одном слове.

– Ничего странного! Всем давно известно, что ты маньячка, только о сексе и думаешь!

Энн смерила ее мрачным взглядом.

– У тебя с головой все в порядке? Речь идет о рыбе!

– Леди, попрошу меня не перебивать! – резко произнесла Дафна Сандерс. – Поставлю вопрос иначе: кто знает, как живую рыбу подготавливают к жарке, варке, тушению и прочим кулинарным приемам?

– Чистят? – неуверенно произнесла Нэнси.

– Правильно, но это второй этап. А каков первый?

– Поймать на удочку? – хмыкнула Викки.

– Без вас поймают. Вам нужно подать рыбу на стол! – Дафна Сандерс вздохнула. – Все ясно, не знаете. А между тем живую рыбу сначала оглушают ударом по голове, затем делают надрез между грудных плавников, чтобы вытекла кровь, и только после этого приступают к чистке.

Прозвучало несколько восклицаний испуга и отвращения, однако Дафна Сандерс даже бровью не повела.

– Примерно так же поступают с живыми лобстерами. С той разницей, что их не оглушают, а наносят ножом продольный удар по панцирю в районе головы. Затем бросают в кипящую подсоленную воду.

– Занятие для Джека-потрошителя, – негромко произнесла Бекки.

– На следующем уроке… – продолжила было Дафна Сандерс, но была прервана новыми возгласами.

– Нам придется убивать рыбу? – передернула плечами Викки.

– …я покажу вам, как это делается, – невозмутимо закончила Дафна фразу.

На кухне зашелестели вздохи облегчения.

– Но если кто-нибудь изъявит желание, – с едва заметной ироничной улыбкой сказала Дафна Сандерс, – я предоставлю вам возможность потренироваться.

Девушки дружно замотали головами.

– Меня увольте, – фыркнула Викки.

Дафна Сандерс насмешливо взглянула на нее.

– Как пожелаете, моя дорогая. Можем прямо сейчас исключить вас из пансиона, тем самым избавив от дальнейших мучений.

– Нет-нет, – быстро произнесла Викки. – Я не имела в виду ничего такого.

– Возможно, еще кому-нибудь не по вкусу мои уроки? – ласково спросила Дафна Сандерс и через мгновение добавила, неожиданно повернувшись к Джейн: – Вам, например? Не желаете прекратить свои страдания? Ведь вас тошнит от одного вида битой птицы.

– Спасибо, уже все прошло, – еще поспешнее, чем Викки, произнесла та.

Мысль о том, что после стольких стараний она будет выдворена из пансиона, породила в ней приступ паники. Джейн вовсе не хотелось так бездарно закончить до сих пор успешно развивавшееся начинание.

– Ну, если вы чувствуете себя хорошо, берите фазана и ощипывайте, – улыбнулась Дафна Сандерс.

– Да, мэм. – Подавив вздох, Джейн взяла птицу.

– Не бойся, он не кусается, – обронила Нэнси. – Смотри, я со своим почти справилась.

– Вижу. – Джейн стиснула зубы и принялась с каким-то даже остервенением выдирать перья.

– Вот и хорошо, – добродушно заметила Дафна Сандерс. – И ничего страшного, правда?

Джейн молча кивнула.

6

Некоторое время все сосредоточенно занимались делом, потом Бекки с усмешкой произнесла:

– Складывается впечатление, что истинная леди на самом деле является кухаркой, горничной, швеей, прачкой и садовником!

– Верно подмечено, – хмыкнула Викки.

– А правда, миссис Сандерс, зачем вникать в тонкости человеку, который сам ничего не делает? – с искренним недоумением спросила Нэнси. – Вот нас здесь учат шить платья, но люди, принадлежащие к высшему свету, не занимаются собственноручным изготовлением одежды. Для этого существуют модельеры.

– А титулованные персоны не готовят, – подхватила Энн. – На кухне работают повара!

– А в доме дизайнеры интерьера, полотеры, прачки и горничные! – вставила Бекки.

Дафна Сандерс обвела всех взглядом.

– Вас мучает любопытство? Хорошо, объясню – на примере своего предмета, то есть кулинарии. Сразу скажу: вы правы, никому не нужно знать тонкостей приготовления пищи, если в доме работает повар.

– Вот пожалуйста! – рассмеялась Викки.

– Так зачем же мы изучаем столько ненужных вещей? – озадаченно нахмурилась Энн.

Дафна Сандерс многозначительно усмехнулась.

– Не только вы, но и все те, кому посчастливилось родиться в титулованной семье.

– Но зачем?!

– Видите ли, ваша точка зрения верна лишь в том случае, если у вас полный штат прислуги. Тогда все идет как по маслу – с этим я согласна. Но представьте себе на минуту, что тот же повар… э-э… ну, скажем, в отпуске. Или подхватил простуду, или его вызвали по неотложному делу домой. Всякое может случиться, правильно?

Девушки закивали. Спорить с подобным утверждением было бессмысленно.

– Ну вот, повар ваш отсутствует, а вам нужно принять гостей. И не просто принять, а накормить. Что делать?

– Заказать еду в ресторане, – пожала Энн плечами с таким видом, что, мол, тоже мне проблема, легче легкого.

Дафна Сандерс качнула головой.

– Не получится.

– Почему?

– Вы живете вдали от ресторанов.

– Тогда можно позвонить в специальную фирму, которая высылает сотрудников к клиенту на дом, и те все готовят на месте.

– Тоже не выйдет, – лукаво блеснула взглядом Дафна Сандерс. – Ваш дом находится на океанском острове, до которого нужно плыть несколько дней.

Бросив в корзину очередной пучок перьев, Викки подняла голову.

– Неувязка получается. Если дом стоит на острове, то как туда доберутся гости?

– Прибудут на шикарной яхте, – ответила Дафна Сандерс, не моргнув даже глазом. Затем она вновь поочередно взглянула на каждую воспитанницу. – Еще есть предложения или мы зашли в тупик? Подумайте хорошенько, поставьте себя в подобное положение: вы пригласили гостей, те уже плывут к вам, а еду готовить некому! Каковы ваши действия?

– Я знаю, что нужно делать! – выпалила осененная внезапно пришедшей в голову идеей Бекки.

Все повернулись к ней.

– Ведь кроме повара в доме наверняка есть горничные или… словом, другая прислуга, так?

– Непременно, – кивнула Дафна Сандерс.

– И не может быть, чтобы те же горничные совсем не умели готовить, правильно?

– Матерь божья, какая работа мысли! И все лишь для того, чтобы не трудиться самой. Я понимаю, к чему вы клоните, милая моя, но боюсь, что и этим проблему не решишь.

Тут в разговор вновь вклинилась Викки.

– А мне сдается, что две горничных запросто смогли бы сварганить какую-нибудь жратву для дюжины человек.

Глаза Дафны Сандерс на мгновение изумленно расширились, затем она дольно высокомерно произнесла:

– О, две горничных наверняка смогли бы сварганить! Кстати, а что вы подразумеваете под словом «жратва»?

Викки пожала плечами.

– Что-нибудь нехитрое. Яичницу с ветчиной, например. Или там картошку поджарить. Сэндвичи тоже любой дурак сумеет… То есть, я хотела сказать, их тоже несложно готовить.

Смешавшись, она умолкла, а Дафна Сандерс, наоборот, с нажимом произнесла:

– И подобную жратву, по-вашему, можно подать родовитым дамам и господам, которые сядут за ваш стол?

Опустив глаза, Викки все же попыталась отстоять свою точку зрения.

– Я подумала, если это остров, где нет никакой цивилизации, то и яичница с ветчиной кому угодно покажется неплохим ужином.

Брови Дафны Сандерс поползли вверх.

– Вероятно, вы представляете себе нечто вроде студенческого пикника? – Она снисходительно ухмыльнулась. – Впрочем, вам простительно: вы никогда не бывали в подобных местах. К вашему сведению, цивилизации там больше, чем в каких-нибудь фешенебельных апартаментах в престижном районе Лондона. И подать гостям жареную картошку, яичницу и… что вы еще придумали? Ах да, сэндвичи! Так вот, предложить перечисленное гостям – это все равно что… что… даже не найду сравнения!

Викки пристыженно молчала, остальные поглядывали то на нее, то на Дафну Сандерс. Им действительно трудно было судить о том, чего в силу своего происхождения они знать не могли.

– Я скажу, что вам пришлось бы сделать, окажись вы в обсуждаемой ситуации, – медленно произнесла Дафна Сандерс. – Идея привлечь к приготовлению ужина горничных мне нравится, другое дело, что они вряд ли сумеют состряпать что-то достойное приглашенных. Единственное, что в подобном случае смогут горничные, это выполнять указания хозяйки: очистить овощи, что-то нашинковать, что-то сварить, что-то бланшировать и так далее. Но чтобы отдать подобные приказы, хозяйка обязана знать весь процесс приготовления того или иного блюда. Причем от начала до конца. Поэтому вы и ощипываете сегодня фазанов, которых завтра запекут с апельсинами и специями, а затем подадут на стол с отдельно приготовленным соусом из трюфелей! – Дафна Сандерс в очередной раз обвела девушек взглядом, ее глаза победно поблескивали. – Надеюсь, с подобными аргументами никто не станет спорить?

Ответом было молчание, означавшее, как известно, согласие. Если кто-то и хотел возразить, внешне это никак не проявилось – потому что спорить в такую минуту с преподавателем было себе дороже.

Что касается Джейн, то она помалкивала в течение всего разговора. Ее не очень интересовало, почему перед воспитанницами ставятся именно эти задачи, а не другие. Она думала о том, что должна выдержать все и не быть изгнанной из пансиона. Кроме того, Джейн подспудно догадывалась, что любые полученные здесь знания пойдут ей впрок. Иначе и быть и не могло, ведь не напрасно же она задумала пройти курс обучения в этом пансионе. Каждый проведенный здесь день являлся ступенькой воображаемой лестницы, по которой Джейн поднималась к Кендаллу Лоуторну…

– Я ощипала все перья, – сдержанно сообщила она. – Взгляните, пожалуйста, этого достаточно?

Дафна Сандерс склонилась над тушкой фазана.

– Вполне. – Затем она едва заметно улыбнулась Джейн. – Вы молодец, справились с собой. И с заданием!

Похвала была приятна, и губы Джейн изогнулись в ответной улыбке.

Однако через мгновение идиллия была нарушена: другие девушки тоже поспешили сообщить о завершении работы.

– У меня все готово! – сказала Викки.

– И у меня! И у меня! – зазвучало следом.

Дафна Сандерс оказалась окруженной протянутыми к ней ощипанными тушками фазанов. После беглого осмотра она кивнула и велела сложить дичь в плетеную корзину.

– Дальнейшим займутся кухарки Лу и Минни, а вы ступайте мыть руки. Да хорошенько! Мне еще предстоит научить вас делать особый десерт – в бокале. Завтра приготовите его и подадите гостям.

– Разве с фазанами еще не все? – удивленно спросила Фейт.

Глаза Дафны Сандерс насмешливо блеснули.

– Разумеется, нет! Их еще следует выпотрошить, несколько раз сполоснуть, затем обсушить полотенцем, посыпать специями и поместить в холодильник.

– Сколько работы, – вздохнула Энн. Позже, когда девушки отправились к умывальнику, она тихонько добавила: – Как хорошо, что я не леди!

– Присоединяюсь, – шепнула Викки. – По крайней мере я могу позволить себе перекусить в кафе и не морочить себе голову всеми этими допотопными премудростями, о которых все давно забыли. Представить только, я ощипываю цыпленка, прежде чем зажарить на ужин!

Энн, Нэнси и Бекки прыснули.

Джейн промолчала, но подумала, что, наоборот, желала бы быть леди. Тогда ей не пришлось бы тратить время на обучение, она просто подошла бы к Кендаллу Лоуторну на каком-нибудь светском приеме, и так легко и непринужденно состоялось бы их знакомство.

– Готовы? – бодро спросила Дафна Сандерс, когда, вымыв руки, воспитанницы вернулись к ней. – Итак, рецепт приготовления многослойного фруктового мусса в бокале. Слушайте внимательно, завтра вам предстоит делать это без моей помощи…


Вечером, перед тем как отправиться домой, директриса Лора Пайтон собрала девушек в гостиной для напутственной беседы.

– Завтра сюда вновь приедут гости, поэтому вам предстоит играть роль хозяек, – начала она с такой торжественностью, как будто ожидалось прибытие самой королевы Елизаветы. – Разумеется, в «Хайард-холле» останется дежурный преподаватель – Майя Краун. Вы обязаны ее слушаться.

Майя Краун преподавала этикет, изящные манеры и основы моделирования одежды. Это была стройная блондинка с аккуратным, чуть вздернутым носом, голубыми глазами и приятным мелодичным голосом. Ее излюбленной одеждой были деловые костюмы, в которых она выглядела чрезвычайно элегантно. Следует также сказать, что Майя Краун была самым молодым преподавателем пансиона – лет сорока двух или около того.

– Обслуживать вечер будут Лу и Мини, – продолжила Лора Пайтон. – Они накроют стол, подадут вино, напитки и тому подобное. В роли распорядителя, как обычно, выступит наш камердинер Чарлз. Но вы не должны оставаться в стороне! – строго добавила она. – Держитесь как хозяйки приема, а не как пассивные наблюдатели. Десерт приготовите заранее и лично подадите гостям. Позже я расспрошу их, понравилось им или нет. – После короткой паузы Лора Пайтон произнесла: – Хочу посоветовать в присутствии молодых людей вести себя сдержанно. Женщине не следует показывать мужчине, что он ее заинтересовал. Напротив, ей следует сопротивляться! Таковы требования хорошего тона. Следуйте им, и мужчины станут вас уважать. – Она на миг задумалась. – Что ж, кажется, все. Желаю успехов! – Кивком попрощавшись с воспитанницами и нарочито не обращая внимания на вездесущую съемочную группу, Лора Пайтон покинула гостиную. Ее шаги зазвучали в коридоре, удаляясь в направлении холла.

Один из операторов подошел с видеокамерой к окну, и в этот момент со двора донесся звук захлопнувшейся автомобильной дверцы и почти сразу – шум двигателя.

Когда все стихло, Викки вскочила с дивана и запрыгала, хлопая в ладоши.

– Свобода! Наконец-то мы избавились от этой тощей курицы! – Она вдруг вытянулась и, неестественно прямо держа спину, сделала несколько шагов к двери. Затем высокомерно обронила через плечо: – Женщине следует сопротивляться! Желаю успехов!

Девушки рассмеялись.

– Что ты так радуешься, ведь здесь осталась Майя Краун, – заметила Бекки.

– А, это ничего, – махнула Викки рукой. – Майя не такая дотошная, как Лора Пайтон.

– И гораздо приятнее, – добавила Энн.

Разумеется, ее слова не содержали двойного смысла, однако Викки тут же ухватилась за них.

– Эй, полегче, подружка! Или ты уже с мужиков перекинулась на баб?

– Отстань, – вяло огрызнулась Энн.

Когда рядом не было преподавателей, девушки между собой не церемонились. И присутствие телевизионщиков их не смущало: из соображений сохранения чистоты эксперимента, отснятый материал никому не показывали. Лора Пайтон и прочие учителя сами принимали решения относительно того, кого исключить, а кого оставить. Тем самым создавалась дополнительная интрига.

– Что, я угодила в цель? – хохотнула Викки.

– Нет, дорогуша, ты ошиблась, – сказала Энн, понимаясь с кресла. – Я не перекинулась на баб. Но если ты продолжишь меня задирать, то станешь первой!

– Ой-ой-ой, испугала!

– Мне незачем тебя пугать, золотце. Просто на твоем месте я прежде всего обратила бы внимание на себя. Сама ругаешься как сапожник, а недостатки высматриваешь у других!

Викки мрачно усмехнулась.

– Ну да, бывает, вверну словечко-другое, но это лучше, чем волочиться за парнями!

– Я не волочусь! – вспылила Энн, постепенно закипая. – Я лишь беру то, для чего они созданы.

– Тебе же говорят: не следует показывать мужчине, что он тебя заинтересовал. А ты что делаешь?

– Поначалу я и не показывала, – усмехнулась Энн. – А потом поняла: если не взять дело в свои руки, сам парень неизвестно когда догадается. Кстати, показывать – это больше по части Нэнси. Ей есть что показать!

Услышав эти слова, Нэнси распахнула полочки жакета, ласкающим жестом подхватила обтянутую блузкой грудь и произнесла с видом умиротворенной сытой кошки:

– Мои малышки! С некоторых пор они мне очень нравятся.

– А раньше не нравились, что ли? – прищурилась Викки.

– Не так, как сейчас. Они были маленькие, незаметные, не привлекали взгляда… Пришлось вставить силикон. Зато теперь совсем другое дело! Хотите посмотреть?

– Ох, Нэнси, прекрати! – воскликнула Бекки. – Насмотрелись уже.

Но было поздно: Нэнси расстегнула верхнюю пуговицу блузки и обнажила бюст. К счастью, сегодня на ней был бюстгальтер.

Ну, началось! – подумала Джейн. Одно и то же.

Она покосилась на парней из съемочной группы, однако ни у одного из них не дрогнул на лице даже мускул. Будучи людьми профессиональными, они продолжали снимать, глядя на Нэнси примерно так же, как врач смотрит на пациента.

Вероятно, подобные сцены даже приветствовались: они наглядно показывали, какой сырой материал поступает в пансион и какой нелегкий путь нужно пройти подобным девушкам, чтобы превратиться в истинных леди.

7

– Добрый вечер!

– Здравствуйте!

– Добро пожаловать в «Хайард-холл»!

– Очень рады вас видеть!

– Как поживаете?

– Счастливы приветствовать вас!

Девушки заранее договорились о том, кто из них какую фразу произнесет, чтобы не возникло повторений, когда настанет время встречать гостей.

В назначенный час Энн, Нэнси, Викки, Фейт, Бекки и Джейн выстроились полукругом напротив двери гостиной, приготовившись встретить гостей, чье прибытие ожидалось с минуты на минуту.

Обычно первыми приезжали хозяева «Хайард-холла» – сэр Тимоти Джойс и его супруга леди Элизабет. Так вышло и на этот раз.

– Здравствуйте, здравствуйте, спасибо, у нас все в порядке. А вы как здесь? – отвечали на приветствия владельцы усадьбы.

Через минуту леди Элизабет добавила:

– Никак не привыкну, что меня встречают как гостью в собственном доме!

– А по мне, так это очень приятно, – сказал сэр Джойс, любезно улыбнувшись воспитанницам пансиона.

Разумеется, супруги прекрасно знали, кто перед ними находится, но обращались с девушками, как с равными себе, – таковы были правила игры. Впрочем, добряк сэр Джойс держался подобным образом абсолютно искренне. Да и леди Элизабет душой не кривила. Наоборот, всячески поддерживала девушек, особенно за обеденным столом, потому что в такие минуты нередко возникали трудности.

Затем появилась дежурная преподавательница Майя Краун, на этот раз не в деловом костюме, а в бордовом шелковом платье для коктейля, которое очень ей шло.

Девушки тоже оделись соответствующим образом – каждодневные юбки и жакеты сменили на платья, которые, кстати, помогала им выбирать в магазине все та же Майя Краун. Причем нарядами дело не ограничивалось, ведь приобрести надо было также белье и обувь. Оплачивала все это телекомпания «Брит-ТВ».

Джейн для сегодняшнего вечера выбрала платье, которое нравилось ей больше всего, – ручной работы, кружевное, цвета молотой корицы, идеально сочетавшееся с ее медвяно-карими глазами и русыми волосами.

Остальные девушки тоже приоделись, желая выглядеть наилучшим образом перед титулованными холостяками. Нэнси конечно же постаралась подчеркнуть свой бюст, для чего облачилась в платье с глубоким декольте. Викки и Энн были в розовом, но разного оттенка. Бекки надела так называемое маленькое черное платье. Фейт – длинное, сиреневого шелка с белым набивным рисунком.

Вскоре после появления Майи Краун стали подъезжать те, ради кого нарядились воспитанницы пансиона – знатные холостяки. Объявленные камердинером, они входили по одному, и девушки приветствовали каждого, стараясь не отклоняться от правил, которым обучала их на уроках этикета Майя Краун.

Некоторые из прибывавших молодых мужчин были воспитанницам известны, других они видели впервые – в зависимости от того, чье согласие участвовать в проекте «Новый Пигмалион» удалось получить помощникам режиссера и у кого находилось время для поездки в «Хайард-холл».

Вместе с остальными девушками Джейн произносила приличествующие случаю слова, улыбалась каждому входящему, и продолжалось это до тех пор, пока порог гостиной не перешагнул гость, которого она меньше всего ожидала здесь увидеть.

Но сначала было объявлено его имя.

– Лорд Кендалл Лоуторн! – произнес камердинер, после чего с любезным полупоклоном отступил в сторону.

В первую минуту Джейн подумала, что у нее слуховая галлюцинация. Ведь она только и делала, что размышляла о Кендалле, ради которого рискнула отправиться в этот пансион, чтобы затем быть показанной – порой в довольно неприглядном виде – всей стране.

Однако затем Джейн пришло в голову, что «Хайард-холл» – это как раз такое место, где вполне может появиться лорд Кендалл Лоуторн. Наверняка он знаком с хозяевами поместья – сэром Тимоти Джойсом и леди Элизабет, – поэтому нет ничего удивительного, если…

– О боже! – едва слышно слетело с губ Джейн, потому что именно в этот момент в гостиной возник предмет ее тайных мечтаний.

Казалось, Кендалл перенесся сюда прямо из того вечера, когда Джейн увидела его впервые: на нем был такой же темный смокинг и белоснежная рубашка. Позже Джейн заметила некоторые отличия – например, черный галстук-бабочку вместо белого и туфли из обычной матовой кожи вместо лакированных бальных, – но поначалу у нее возникло ощущение, будто она перенеслась на некоторый отрезок времени назад.

Это чувство усиливалось внезапной переменой ее состояния. Конечно, Джейн немного волновалась перед предстоящим испытанием, каковым был сегодняшний прием гостей, но тогда она еще не знала, чье имя окажется в списке приглашенных!

То волнение невозможно было даже сравнить с нынешним, охватившим Джейн в ту самую минуту, когда ее взгляд остановился на Кендалле.

Сначала Джейн бросило в жар. Ее щеки заалели, во рту пересохло, ладони покрылись испариной. Затем без всякого перехода ее начал бить озноб. Краски сошли с лица, кожа побледнела, руки словно превратились в ледышки. Однако, несмотря на это, в горле осталось такое ощущение, будто кто горячего песка насыпал.

– Что ты говоришь? – услышала Джейн словно сквозь вату.

Ей потребовалось несколько мгновений, чтобы сообразить: вопрос донесся справа, а там находится Энн, следовательно, она его и задала.

Не сводя глаз с Кендалла, который, медленно приближаясь, оглядывал воспитанниц, Джейн шепнула:

– Что?

– Это я у тебя спрашиваю! Ты что-то сказала, я не расслышала…

– Я просто так. Не к тебе обращалась…

– Эй, а ты себя хорошо чувствуешь? Побледнела вся, красные пятна на щеках и глаза горят!

– Тсс! Нормально я себя чувствую. Не отвлекайся, нужно встретить гостя.

– Шикарный мужик, правда? Лучший из всех, кто сегодня приехал.

Не успела Энн договорить, как Джейн испытала прилив жгучей ревности. Первым ее порывом было крикнуть «Отцепись, он мой!», но, к счастью, она вовремя опомнилась.

– Шшш! – Вот единственное, что слетело с ее пересохших от волнения губ.

Кендалл уже находился почти рядом.

Девушки, Джейн с том числе, защебетали:

– Здравствуйте!

– Приветствуем вас!

– Добро пожаловать в «Хайард-холл»!

– Добрый вечер!

– Как поживаете?

– Очень рады вас видеть!

Фразу «Добро пожаловать в „Хайард-холл“!» произнесла Джейн. Вообще, воспитанницы сегодня постоянно повторяли одни и те же слова, но так как слышали это разные люди, то совпадений не случалось и внешне все смотрелось вполне нормально.

– Я тоже рад знакомству, милые мои, – сказал Кендалл, обводя взглядом каждую из шестерых воспитанниц. – Должен заметить, что выглядите вы все просто превосходно.

Затем неожиданно произошло нечто такое, отчего по коже Джейн побежали мурашки: Кендалл задержал на ней взгляд – чуть дольше, чем на остальных, но все-таки! – и негромко произнес:

– Буду счастлив провести вечер в вашем обществе.

Джейн готова была поклясться чем угодно, что сказано это было ей одной!

К тому же их с Кендаллом взгляды встретились, и Джейн увидела, что у него синие глаза.

Этого она не знала, не могла различить, потому что в тот памятный вечер Кендалл находился на некотором расстоянии от микроавтобуса, в котором съемочная группа передачи «Светские новости» во главе с телеведущей Полой Дэвидсон приехала на место работы, то есть к зданию, где проводился благотворительный бал.

Под пристальным взглядом синих глаз Кендалла Джейн вспыхнула и ее ладони снова покрылись испариной. Сказать, что она испытывала смущение, было мало – ее вдруг одолел сильнейший приступ стеснительности. Ничего подобного Джейн прежде за собой не замечала. Ей казалось, что взгляды всех присутствующих обращены на нее, не считая объективов двух видеокамер, одна из которых находилась в руках оператора, следовавшего за Кендаллом, а другая снимала девушек.

Как ни странно, выручили Джейн навыки, обретенные на уроках изящных манер. Почти не помня себя, она заученно, но изящно склонила голову, затем подняла лицо, сложила одеревеневшие губы в улыбку и произнесла немного механически, но вполне сносным в данной ситуации тоном:

– Благодарю вас, вы очень любезны.

Кендалл кивнул – ей одной! – затем еще раз улыбнулся остальным воспитанницам и направился в глубь гостиной. Через минуту Джейн скорее спиной, чем ушами, услышала, как он здоровается с леди Элизабет и сэром Тимоти.

Невероятных усилий ей стоило не обернуться и не посмотреть на него, однако Джейн устояла перед соблазном. Немалую роль в этом сыграло чувство собственного достоинства, настойчиво прививаемое преподавателями пансиона каждой воспитаннице.

Вскоре ситуация переменилась в пользу Джейн: камердинер объявил о прибытии очередного гостя и девушкам пришлось переключить внимание на него.

Этот гость оказался последним. Поприветствовав его все теми же заученными фразами, воспитанницы также двинулись в зал.

8

– Ты его знаешь, что ли? – на ходу склонив голову к Джейн, шепнула Энн.

– Кого?

– Ох, только не притворяйся! Лорда… – На миг молкнув, Энн украдкой взглянула по сторонам и лишь после этого продолжила, значительно понизив голос: – Лорда Кендалла Лоуторна, разумеется.

Однако Джейн не собиралась раскрывать карты.

– Почему ты так решила?

– Да вокруг вас воздух искрился от напряжения, пока вы глазели друг на друга!

Все-то ты подмечаешь! – с досадой подумала Джейн. Затем сдержанно произнесла:

– Следи-ка лучше за собой. Сама только и делаешь, что разглядываешь всех этих парней. Забыла, чему учила директриса? Нельзя показывать им интерес!

– Ох-ох! И ты туда же! Как-нибудь разберусь без твоих советов.

Джейн смерила Энн взглядом.

– Послушай, что ты ко мне прицепилась? Я тебя не трогаю, и ты меня не трогай! Ступай себе, веселись.

Энн на миг возвела глаза к богато украшенному лепниной потолку и произнесла насмешливо, нараспев:

– По-ду-маешь!

Затем повернулась и направилась к камердинеру Чарлзу, который сегодня выполнял еще и обязанности официанта. Сейчас он степенно перемещался меж гостей с подносом, разнося аперитив. Когда к Чарлзу приблизилась Энн, там уже находилась Бекки. Но в отличие от Энн та не брала бокал, а ставила пустой.

Боже правый, когда это она успела пропустить рюмашку! – промелькнуло в мозгу Джейн. Неужели снова напьется?

На ее глазах Бекки взяла бокал шампанского и поскорей отошла с ним к окну, словно боясь чего-то.

Она могла не опасаться, никто не собирался делать ей замечаний и тем более отбирать бокал. Разумеется, дежурный преподаватель Майя Краун зорко следила за происходящим, но обсуждение событий вечера состоится лишь послезавтра, в понедельник.

И тогда же кого-то из воспитанниц отчислят из пансиона.

От этой мысли по спине Джейн пробежал холодок, и она тревожно посмотрела по сторонам, ища взглядом Кендалла Лоуторна. Возле камина, где по-прежнему находились сэр Тимоти и леди Элизабет, с которыми он недавно разговаривал, его уже не было.

Куда он мог деться? – с беспокойством подумала Джейн.

И в эту самую минуту она увидела его. Кендалл беседовал с Викки, стоя под картиной, изображавшей даму в пышных одеждах на фоне запряженной гнедыми лошадьми кареты.

Судя по несколько озадаченному выражению его лица, Викки уже успела отпустить одно из своих любимых крепких словечек.

Джейн подавила усмешку. Вероятно, в окружении Кендалла не принято употреблять подобные обороты речи. Или же он не привык слышать такие выражения из девичьих уст. Но на то и пансион, чтобы обучать разнузданных девиц изящным манерам!

Впрочем, Кендаллу было известно, куда он сегодня едет, хотя, возможно, он не ожидал, что все окажется настолько неприглядным.

Неожиданно Джейн стало стыдно. Конечно, она не Викки и разговаривает совсем по-другому, но Кендалл видит в ней точно такую же воспитанницу – понимай, дубину неотесанную!

А на самом деле ты некая маркиза инкогнито, так, что ли? – прокатился в мозгу Джейн чей-то язвительный смешок.

Она прикусила губу. Разумеется, хотелось чем-то выделиться перед Кендаллом среди прочих воспитанниц, однако, как ни прискорбно это осознавать, отличий было мало.

Настроение Джейн стало быстро ухудшаться. Такой стройный изначально план дал крен и грозил рухнуть. Ведь она намеревалась пройти курс обучения в пансионе, а затем, проникнув на какое-нибудь светское мероприятие, предстать перед Кендаллом во всем обретенном за время занятий блеске. Но внезапно ситуация начала развиваться по совершенно неожиданному сценарию, и Джейн растерялась. Наверное, следовало что-то предпринять, однако голова словно опустела. Лучше всего было бы уединиться где-нибудь, хорошенько все обдумать и разработать новую стратегию. Жаль только, что это не представлялось возможным – покинуть гостей означало получить в понедельник нагоняй от директрисы Лоры Пайтон.

Джейн машинально повернула голову туда, где находилась дежурный преподаватель Майя Краун. Оказалось, та дает интервью съемочной группе.

В Джейн мгновенно проснулось любопытство. Под его воздействием, но сохраняя на лице нейтральное выражение, она стала потихоньку перемещаться к месту, где велась съемка.

– …Мое мнение? – произнесла Майя Краун, когда Джейн приблизилась достаточно, чтобы что-то слышать. – Как вам сказать… По-моему, девушки не очень хорошо справляются с обязанностями хозяек. Почему? Взгляните, они скорее забавляются сами, чем развлекают гостей. И еще одна деталь: я ведь сегодня тоже гостья, как и прочие, но мне совсем не уделяют внимания! – В голосе Майи Краун явственно прозвучала обида.

Ну все! – промелькнуло в мозгу Джейн. В понедельник она пожалуется на нас директрисе! Через минуту проплыла другая мысль: не воспользоваться ли подслушанным разговором и не разыграть ли с Майей небольшую сценку? Все равно я пока не знаю, как вести себя по отношению к Кендаллу…

Джейн вновь устремила взгляд через все пространство уютной гостиной, нацелившись на картину с изображением дамы и кареты, и вздрогнула: Кендалл смотрел прямо на нее!

На этот раз ошибиться было невозможно – Кендалл наблюдал именно за Джейн. Если в момент встречи она находилась в обществе других воспитанниц, то сейчас рядом с ней не было никого.

Что происходит? – вспыхнуло в ее голове. – Почему он смотрит на меня? Обознался? Принимает за другую? Но ему известно, что я здешняя воспитанница, следовательно, не принадлежу к кругу его знакомых. Или?.. Нет, не может быть, чтобы лорд Кендалл Лоуторн водил знакомство с простыми девушками! А может, он следит за мной? Но с какой стати? Я не шпионка, не преступница, не авантюристка. Впрочем, с последним еще можно согласиться, но лишь отчасти. Наверное, внимание Кендалла ко мне имеет очень простое объяснение, только как узнать, в чем его суть?

Подойди и спроси, дорогуша, посоветовал ей внутренний голос. Ведь ты изначально собиралась сделать нечто подобное. Правда, обстоятельства встречи тебе виделись другими, но разве твоя вина, что положение изменилось?

Подойти спросить?

Снова, в который уже раз, Джейн бросило в жар. События сегодня развивались настолько стремительно, что голова шла кругом. Неожиданное появление Кендалла в «Хайард-холле» выбило Джейн из колеи. С одной стороны, она пришла в восторг от одной лишь мысли, что находится в одном помещении с человеком, который занимает все ее воображение, а с другой – испытала приступ странного оцепенения. Внешне оно, скорее всего, не проявлялось, но внутри нее все будто обледенело и жизнь в ней замерла.

Хорошо еще, что голова не отказывалась работать, а интуиция подсказывала, что делать дальше.

В частности, в мозгу вдруг возникло напоминание – Майя Краун!

Ах да! – спохватилась Джейн. Ведь я могу выгодно показать себя в качестве хозяйки. Ох, хоть бы это помогло мне избавиться от дурацкого напряжения!

К счастью, в это мгновение Кендалл отвел взгляд, отвечая на какой-то вопрос Викки, и таким образом Джейн обрела возможность выйти из ступора. Вновь повернувшись к Майе Краун, она не увидела рядом с ней телевизионщиков.

Пора действовать! – решила Джейн.

– Миссис Краун, – начала она, направляясь к преподавательнице. Звуки собственного голоса показались ей необычными, но довольно приятными. И она очень удивилась бы, если бы кто-то сказал, что этот тон называется светским. – Хочу вам кое-что сказать.

– Да? – немного удивленно отозвалась та.

Джейн чуть наклонилась к ней и шаловливо-доверительно заметила, тщательно следя за своим далеким от идеала произношением:

– Вы замечательно выглядите сегодня!

Майя сразу сообразила, что к чему, но тем не менее не удержалась и расплылась в улыбке.

– О, благодарю, дорогая!

Джейн тоже улыбнулась, после чего повисла короткая пауза. В другой ситуации Майя Краун непременно произнесла бы ответный комплимент, однако Джейн не сомневалась, что сейчас этого не произойдет. Майе ли не знать, что и когда следует говорить, если она сама преподает воспитанницам пансиона этикет!

В данном случае секрет был прост: гостья не должна говорить хозяйке дома, что та хорошо выглядит, так как само собой подразумевается, что иначе и быть не может.

– Прошу, присоединяйтесь к гостям, – немного подумав, сказала Джейн. – Уже все собрались. Выпьете чего-нибудь? – добавила она, заметив неспешно двигавшегося мимо с подносом камердинера. – Чарлз! Пожалуйста, сюда на минутку.

Тот приблизился с непроницаемым выражением лица, как будто и не он почти каждый день делал замечания воспитанницам по тому или иному поводу. Но сейчас был особый случай: прием, на котором каждый играл по определенным правилам – и девушки, и все остальные.

– Вот, угощайтесь. – Джейн посмотрела на поднос. – Что здесь, Чарлз?

– Мартини, шампанское, виски с содовой, минеральная вода.

Джейн повернулась к Майе Краун, мол, пожалуйста, выбирайте.

– Благодарю. – Майя взяла минералку.

Наверное, потому что для нее этот вечер рабочий, мельком отметила данный факт Джейн, в свою очередь протягивая руку за бокалом шампанского.

Чарлз элегантно развернулся, чтобы продолжить путь, но был остановлен.

– Минутку! – прозвучал негромкий, окрашенный бархатистыми нотками голос. – Я тоже что-нибудь возьму.

Глядя поверх головы Джейн, Майя Краун с любезной улыбкой произнесла:

– Добрый вечер, мистер Лоуторн.

Мистер Лоуторн? Джейн едва не уронила бокал. Как это она не узнала голос Кендалла? Впрочем, ей довелось услышать его лишь дважды – второй раз несколько минут назад.

– Здравствуйте, Майя, – сказал Кендалл. – А с вашей собеседницей мы недавно здоровались.

Джейн увидела руку, протянувшуюся к удерживаемому Чарлзом подносу и взявшую виски с содовой. На белоснежной манжете сверкнула платиновая запонка.

Вслед за этим Джейн заметила многозначительный взгляд Майи Краун. Не стой изваянием! – словно говорил он. Продолжай играть роль хозяйки, тем более что ты так хорошо начала!

Да уж, если бы еще у меня отсутствовало ощущение, будто мой язык онемел и прилип к небу! – пронеслось в мозгу Джейн.

Но, разумеется, Майя Краун была права: невозможно больше оставаться неподвижной. Осознавая это, Джейн медленно обернулась.

Внимательный взгляд синих глаз словно ударил ее в солнечное сплетение. Хотя направлен был на лицо. И даже как будто прикоснулся к нему физически, что, конечно, было чушью.

Испытав это странное, но чрезвычайно волнующее ощущение, Джейн поспешно отпила глоток шампанского. Ей срочно требовалось успокоиться.

Как ни странно, невинная уловка удалась. Пощекотав язык и наполнив рот приятным вкусом, пузырившаяся влага потекла по пищеводу, тем самым вернув Джейн к реальности. И обострив мыслительные способности.

Джейн улыбнулась, правда немного нервно.

– Верно, я встречала вас у входа вместе с другими девушками.

Она мельком оглянулась на ту часть гостиной, где стояли мягкие диваны и кресла, на которых расположились гости и воспитанницы пансиона, что-то оживленно обсуждая. В следующую минуту стало ясно, что именно – игру, которая помогла бы весело скоротать время до ужина. В «Хайард-холле» даже была специальная книга с описанием разнообразных салонных игр. По-видимому, ею собравшиеся и воспользовались для выбора подходящего занятия.

– На что играем? – донесся голос Бекки.

Язык у нее уже довольно сильно заплетался, в руке находился бокал со спиртным, неизвестно какой по счету. В будние дни Бекки не пила – прежде всего потому, что нечего было. Вдобавок в пансионе находились преподаватели, а улизнуть куда-нибудь не представлялось возможным, так как «Хайард-холл» стоял в отдалении от населенных пунктов, ближайшим из которых являлся Брикстон, куда девушек иногда отпускали отдохнуть от занятий, выделяя для поездки автомобиль. Съемочная группа, разумеется, отправлялась следом. Так вот, если с понедельника по четверг Бекки держалась, то в пятницу вечером, если выпадала возможность, могла изрядно надраться.

Сегодняшний прием гостей стал очередной подобной отдушиной.

– Играем на исполнение желаний, – мечтательно и томно предложила Энн.

– Нет! Лучше на раздевание! – воскликнула Нэнси, вероятно усмотрев для себя в предстоящей игре перспективу продемонстрировать гостям свой восхитительный бюст.

О боже, спятила она, что ли?! – подумала Джейн, испытывая прилив смущения, как будто предложение Нэнси каким-то образом затрагивало ее саму.

Еще совсем недавно она просто повеселилась бы вместе со всеми, наблюдая, как проигравший стаскивает с себя одежку. Однако за время пребывания в пансионе – пусть даже период этот был коротким – с ней произошли перемены, причем именно того свойства, на которое она рассчитывала, пытаясь попасть сюда. Джейн стала на многое смотреть по-иному. И порой просто не узнавала себя.

Как, например, сейчас.

Ну что ей за дело до бзика Нэнси? Пусть сколько угодно показывает свои прелести, при чем здесь она, Джейн?

О, дорогуша, у тебя уже возникает желание отгородиться от товарок? – прокатился в ее мозгу чей-то саркастический смешок. Интересно, давно ли ты стала такой чистоплюйкой? И не тебя ли не далее как вчера Лора Пайтон чихвостила за неумение складно произнести несколько слов кряду? Не задирай нос, золотце! У Нэнси ее малышки, как она называет свои груди, у тебя скверное произношение. Еще неизвестно, что хуже: Нэнси может и не показывать свой бюст, а тебе стоит лишь открыть рот и что-то сказать, как всем сразу станет ясно – кто ты и что собой представляешь!

Джейн помрачнела. Сегодня выдался трудный денек, настроение ее то и дело менялось в рамках двух противоположных направлений: от восторга, вызванного присутствием Кендалла в «Хайард-холле», до уныния, проистекающего из осознания собственной неотесанности.

Все правильно, хмуро подумала она, никаким нарядом, даже самым шикарным, своей сути не изменишь. Этот процесс требует определенного времени и немалых усилий. Значит, встреча с Кендаллом произошла преждевременно, и теперь неизвестно, что из всего этого получится.

9

Джейн повернулась к Кендаллу, но взгляд ее был опущен. Лишь через минуту она заставила себя поднять ресницы.

Оказалось, что Кендалл все время внимательно наблюдал за ней. Встретив этот проницательный взгляд, Джейн почувствовала, что ее щеки розовеют от смущения, и поспешно поднесла к губам бокал.

Как и в прошлый раз, шампанское чудесным образом помогло ей взять себя в руки. Для закрепления эффекта она сделала еще глоток, потом вновь посмотрела на Кендалла и улыбнулась.

– Здесь порой и не такое услышишь. – Джейн кивнула в сторону расположившихся на диванах гостей и воспитанниц. – Уж такое заведение!

Затем, неожиданно для себя самой, она чуть повернула голову и подмигнула прямо в объектив видеокамеры, благо оператор находился так близко, что практически мог считаться участником беседы.

Впрочем, Джейн тут же покосилась на Майю Краун, опасаясь услышать замечание. Как ни странно, его не последовало. Напротив, губы Майи тронула едва заметная усмешка, заметив которую Джейн поняла, что хотя бы у одной преподавательницы обрела некоторое расположение.

– О, лорд Лоуторн знает, что представляет собой наш пансион, – сказала Майя Краун.

Кендалл кивнул.

– Верно. Однако мне до сих пор неизвестно имя девушки, с которой я беседую. – Он сделал галантный жест в сторону Джейн.

– В самом деле? – Майя Краун так удивилась, словно речь шла о каком-то странном недоразумении. – Что ж, с удовольствием представлю вам нашу воспитанницу. Джейн Кларк, прошу любить и жаловать.

Глаза Кендалла на мгновение вспыхнули.

– Очень рад. Очень! – Он взял руку Джейн и, держа за кончики пальцев, приподнял ее и поцеловал.

Лучше бы Кендалл этого не делал. Благодаря шампанскому Джейн успела немного успокоиться, но стоило Кендаллу прикоснуться к ее пальцам сначала рукой, а затем губами, как волнение вернулось. Однако на этот раз положение усугубилось мелкой нервной дрожью, охватившей Джейн с головы до ног. Кроме того, в глазах у нее потемнело, в ушах зашумело, губы онемели, а рука – другая, в которой, будто в тисках, находился бокал – словно одеревенела.

На миг Джейн представилось, что сейчас тонкая ножка бокала хрустнет в ее пальцах, стекло посыплется на паркет, а поверх осколков польется шампанское, сверкнув во все стороны брызгами. «Как вы неловки! – с досадой пробормочет Майя Краун. – Теперь Чарлзу прибавится хлопот».

Но произошло нечто неожиданное. Фраза была произнесена, однако не Майей, а Кендаллом, и ее суть заключалась в ином.

– Как вы красивы, когда волнуетесь! – тихо заметил он, выпрямляясь и с некоторой неохотой отпуская пальцы Джейн. – Только не говорите, что я ошибся, мне было слышно, как забилось ваше сердце.

В привычной для Джейн среде редко кто говорил о красоте, да еще с такими восхищенными интонациями. И сама она не помнила случая, чтобы ее называли красивой. Если кто-нибудь и употреблял это слово, то лишь в насмешку – вроде «Эй, красотка, подвинься!» или что-то в том же духе. А тут синие глаза Кендалла светились искренностью, в которой невозможно было усомниться.

Однако фраза о забившемся вдруг сердце заставила Джейн насторожиться. Почему Кендалл обращает внимание на подобные детали? Какое ему дело до того, как часто стучит сердце воспитанницы пансиона, которую он видит впервые в жизни, если, разумеется, не считать того случая, когда его направленный на телеведущую Полу Дэвидсон взгляд случайно скользнул по фигуре вышедшей из съемочного микроавтобуса девушки. Но то не в счет. Смешно было бы надеяться, что Кендалл заметил Джейн, вернее обратил на нее внимание. Тем более что между ними находилась обворожительная, шикарно одетая Пола Дэвидсон.

Что-то тут не то, промелькнуло в голове Джейн. Только я пока не соображу, что именно.

Она поймала взгляд Майи Краун, словно говоривший: «Не молчи, ответь что-нибудь!».

Джейн понятия не имела, что следует произносить в подобных ситуациях. Этого они еще на уроках этикета не проходили. Тем не менее молчать действительно было глупо.

– Благодарю, – сказала она первое, что пришло в голову. – Я в самом деле немного волнуюсь, ведь не каждый день доводится встречаться с такими… интересными людьми.

В конце фразы у Джейн произошла заминка, потому что ей не удалось с ходу подобрать определение человеку, в которого – теперь уже без всяких сомнений! – она влюбилась по уши. Она быстро взглянула на Майю Краун, и та ободряюще кивнула – дескать, молодец, не растерялась, продолжай в том же духе.

– А сердце мое… да, бьется чаще, чем обычно, – послушно произнесла Джейн. – Думаю, это от шампанского. – Смотрела она не на Кендалла, а на находившийся в ее руке бокал, радуясь, что есть куда направить взгляд.

Вместе с тем на себе она ощущала внимание сразу трех человек: Кендалла, Майи Краун и телеоператора.

– Вы редко пьете? – спросил Кендалл.

Джейн пожала плечами.

– Да. Думаю, я равнодушна к спиртному.

– К сожалению, здесь есть кое-кто, очень даже к выпивке привычный! – обронила Майя, озабоченно глядя в направлении гостей и воспитанниц, все еще что-то оживленно обсуждавших. – Кажется, мне пора вмешаться. Вынуждена оставить вас, простите… – Она поспешила к собравшимся, где подвыпившая Бекки с глуповатым смешком показывала, как порой трудно устоять на ногах, если перед глазами все плывет, а земля будто шатается. К тому времени, когда подошла Майя Краун, Бекки уже растянулась на ковре.

– Весело у вас, – тонко усмехнулся Кендалл.

Телеоператор нацелил на него объектив. Когда Майя Краун удалилась, он двинулся было за ней, но вернулся, заметив, что устроенную Бекки сцену снимают оба его коллеги.

– Это лишь на первый взгляд, – ответила Джейн, покосившись туда, где в данную минуту находился центр событий. – Когда наблюдаешь подобное часто, оно приедается.

– У той девушки проблемы со спиртным? – догадался Кендалл.

Джейн со вздохом кивнула.

– Это Бекки. Ее, наверное, скоро исключат из пансиона.

Пристально взглянув на Джейн, Кендалл спросил с оттенком удивления:

– Вы ей сочувствуете?

– Да, немного. Она никак не может взять себя в руки, хотя временами создается впечатление, что ей этого хочется. – Джейн бросила на Кендалла взгляд. – А почему вы спрашиваете?

– Да так. Все-таки Бекки ваша конкурентка. Чем меньше воспитанниц останется в финале, тем больше у вас шансов стать победительницей.

Джейн на минутку задумалась.

– Верно, только меня это не особенно интересует. То есть я, конечно, хочу попасть в финал, но не из-за возможности победить.

– Вот как? – Кендалл удивился еще больше. – В таком случае чего же вам хочется?

Джейн широко улыбнулась.

– Стать истинной леди!

– Гм, а мне казалось, что здесь все только и делают, что соревнуются за право назваться победительницей.

Покосившись на телеоператора, Джейн негромко заметила:

– У меня тоже складывалось подобное впечатление, когда я смотрела предыдущие сериалы «Нового Пигмалиона». Но то было раньше, когда я находилась, так сказать, вне проекта. Очутившись внутри, я увидела, что ажиотаж вокруг соревнования нагнетается искусственно, причем не сейчас, когда ведутся съемки, а когда из полученного материала делают фильм.

Озадаченно хмыкнув, Кендалл в свою очередь бегло взглянул на телеоператора.

– Значит, девушкам безразлично, кто победит?

– Как вам сказать. Некоторым – абсолютно. Более того, есть такие, которые жалеют, что согласились отправиться сюда. Впрочем, их исключают в первую очередь. Потому что они даже не пытаются делать вид, будто чему-то учатся. Откровенно скучают и не скрывают этого.

– Но вы-то, как я понимаю, не относитесь к их числу?

– Нет, я учусь. Стараюсь запомнить все, что здесь говорят.

– Чтобы стать истинной леди?

– Да, – развела Джейн руками. Вернее, одной рукой, так как в другой находился бокал с шампанским.

– Но зачем вам это?

Джейн открыла рот, чтобы ответить, но в следующую минуту с испугом захлопнула. Очень вовремя к ней пришло осознание того, что она чуть было не брякнула голую правду – мол, моей целью является овладение навыками светского общения, которые в дальнейшем помогут мне обратить на себя твое внимание.

– Так зачем? – с любопытством повторил Кендалл.

– Ну… э-э… – Джейн подняла глаза к потолку, лихорадочно думая, что бы сказать. – Как вам объяснить… Для этого, как его… – Она неопределенно взмахнула рукой, потом пощелкала пальцами, но дальше дело не двинулось.

Кендалл понял ее затруднение по-своему: что она не может подобрать слова.

– Для общего развития?

– Вот! – облегченно воскликнула Джейн. – Правильно! Для общего… развития…

Медленно улыбнувшись, Кендалл произнес:

– Что ж, похвально. Вы молодец. – Его взгляд блуждал по лицу Джейн, словно выискивая все новые и новые детали.

Она зарделась. Неожиданная похвала бальзамом пролилась на ее душу, вмиг сведя к нулю нервозность нынешнего вечера. Разумеется, к словам Кендалла нельзя было относиться серьезно – скорей всего, это обыкновенное проявление вежливости, – но как же они были приятны! Единственным недостатком было то, что Джейн вновь смутилась. Пришлось отпить очередной глоток шампанского – другого успокоительного средства в настоящий момент не было.

Подняв взгляд на Кендалла, Джейн увидела, что тот все еще рассматривает ее. Она не ожидала этого, поэтому, немного растерявшись, вновь припала губами к краю спасительного бокала. При этом в голове ее пронеслось: кажется, я скатываюсь на тропинку, которой до меня прошла Бекки! Интересно, можно впасть в алкогольную зависимость после одного бокала?

– Никогда не думал, что встречу тебя здесь.

Джейн едва не поперхнулась. Что это, слуховые галлюцинации? Или она впрямь опьянела после нескольких глотков шампанского?

Осторожно взглянув на Кендалла, Джейн увидела, что он улыбается.

– Простите? – выдавила она. – Мне послышалось нечто странное…

Кендалл медленно покачал головой.

– Тебе не послышалось. – Взглянув по сторонам, он добавил: – Можно здесь где-нибудь побеседовать в более спокойной обстановке?

Что он такое говорит? – молнией сверкнуло в мозгу Джейн. Странно все это. Похоже, Кендалл обознался, принимает меня за другую.

Гостиная огласилась взрывом смеха. Кажется, кто-то из воспитанниц проиграл.

– Здесь спокойного уголка не найти, – сказала Джейн. – Если хотите, можно выйти на террасу.

– Идем! – решительно произнес Кендалл.

Чуть помедлив, она кивнула.

– Прошу за мной.

На террасу вела двустворчатая застекленная дверь, которая находилась по центру гостиной, справа от входа. Туда Джейн и повела Кендалла.

Оператор с видеокамерой двинулся было следом, но в данный момент Кендалл не желал терпеть присутствие свидетелей.

– Прошу вас! – многозначительно произнес он. – В гостиной тоже есть что снимать.

Сказано это было таким тоном, что оператор спорить не стал. Он пошарил взглядом по помещению, быстренько сориентировался и направился к сэру Тимоти и леди Элизабет, которые наблюдали за затеянной гостями и воспитанницами игрой, попутно беседуя о чем-то с Майей Краун.

– Так-то лучше, – пробормотал Кендалл.

На Джейн произвело большое впечатление то, как он избавил их обоих от телеоператора. Правда, когда они оказались на террасе, где кроме них двоих никого не было, Джейн слегка заволновалась. Может, все-таки не стоило стремиться к уединению?

Впрочем, беспокоиться было поздно: выйдя следом за Джейн из гостиной наружу, Кендалл притворил за собой дверь, и они остались одни.

– Сколько здесь растений! – улыбнулся он. – Прямо как в саду или парке…

Растения! Если иссякнут темы для разговора, переходите к обсуждению чего-нибудь нейтрального, например растений, советовала преподаватель Лиз Нортни.

– Вы любите цветы? – спросила Джейн светским тоном.

– Э-э… да, конечно.

– Тогда пройдем вон туда, на застекленный участок террасы, я покажу вам глоксинии. Бутоны они дали давно, многие уже открылись, но с махровой разновидностью этого растения подобное произошло лишь два дня назад и…

– Джейн! – Кендалл негромко рассмеялся. – Я действительно люблю цветы, но не настолько, чтобы обсуждать их сейчас.

– Да? – Джейн вновь растерялась. Ее опыт светского общения пока был не настолько основательным, чтобы в подобные моменты она могла чувствовать себя свободно.

– Думаю, впереди нас ожидает не одна возможность поговорить о цветах, – негромко произнес Кендалл. Затем он сделал нечто странное: легонько взял Джейн за подбородок и повернул ее лицо так, чтобы на него падал лунный свет. – Именно такой я тебя и запомнил, – слетело с его губ.

Джейн стояла ни жива ни мертва. Охваченная пронзительно щемящим ощущением, порожденным этим нежным прикосновением, она на минуту забыла о необходимости дышать.

В нынешний вечер самым чудесным и неожиданным образом сбывались ее тайные мечты. Даже сейчас, в эту самую минуту, когда пальцы Кендалла касались ее подбородка, она все еще не верила, что он в самом деле стоит рядом!

Тем не менее это был не сон, а действительность, еще более блистательная, чем можно было предполагать в самых смелых мечтах. Ослепленная ею, Джейн не сразу сообразила, о чем говорит Кендалл. Лишь через несколько мгновений смысл его слов проник в ее сознание.

Именно такой и запомнил…

О чем это он?

10

Все-таки здесь какая-то ошибка, подумала Джейн, по-прежнему глядя в поблескивавшие в лунном свете глаза Кендалла, но постепенно спускаясь с небес на землю.

– Вы так говорите, как будто мы раньше встречались, – заметила она, неохотно отстраняясь.

Во взгляде Кендалла промелькнуло удивление. Затем он прищурился, словно пытаясь понять, шутит Джейн или говорит всерьез, и наконец покачал головой.

– Конечно, встречались! Тебе известно это не хуже моего.

Джейн изумленно разинула рот.

– Как это? Не понимаю. Где мы могли встретиться? Ведь наши пути не пересекаются: у вас своя жизнь, у меня своя. И круг общения тоже не…

Кендалл усмехнулся.

– Не помнишь? Это произошло на приеме у Коры Джеррад. Она собирала средства для спасения какого-то исчезающего вида хорьков или сусликов, точно не скажу, забыл. На ней еще было боа из шкурок этих зверьков, рыженький такой мех. Вспомнила?

Джейн озадаченно мотнула головой.

– Нет.

– Брось, ты должна помнить! – нетерпеливо произнес Кендалл.

– Но я не знакома ни с какой Корой Джеррад! На приемы не езжу и боа из шкурок животных исчезающих видов не ношу…

– Как же! Сосредоточься. Был такой же вечер, как сейчас, только кроме луны светили фонари у подъезда. Но ты находилась в отдалении, возле группы автомобилей, поэтому была освещена только луной. И смотрела на меня. Я заметил это, когда случайно взглянул мимо Полы Дэвидсон. Это телеведущая, знаешь? Она шла ко мне примерно с той стороны, где стояла ты, у меня даже возникло ощущение, что вы с ней каким-то образом связаны. Но это не имеет значения, важно другое. – Кендалл умолк, продолжая всматриваться в лицо онемевшей от удивления Джейн, потом отвернулся, чтобы поставить бокал на каменную балюстраду, возле которой они стояли.

За эти короткие мгновения в мозгу Джейн пронеслось множество мыслей. Ощущение нереальности, которое не покидало ее с того момента, когда она увидела Кендалла входящим в гостиную «Хайард-холла», еще больше усилилось.

Неужели он запомнил меня? – думала Джейн. Я тоже его запомнила, но это совсем другое дело. В тот вечер Кендалл показался мне неотразимым. Он и сегодня хорош, лучше всех присутствующих мужчин, но то, первое впечатление я не забуду до конца дней! Она провела языком по губам, безуспешно пытаясь справиться с охватившей всю ее дрожью. Но почему Кендалл запомнил меня? Непонятно. Лорд Кендалл Лоуторн не только обратил внимание на какую-то неизвестную девчонку – что само по себе удивительно, – но и держал это в памяти столько времени! Поразительно! Тут явно кроется какая-то загадка.

Охватившее Джейн волнение было так велико, что она с трудом сдерживала вздымавшее грудь дыхание.

– Важно другое, – медленно повторил Кендалл, вновь поворачиваясь к Джейн.

– Что? – спросила она одними губами, потому что в этот момент ее горло сковало спазмом.

– Даже не знаю, как объяснить. Наверное, впечатление, которое ты произвела на меня. Особенно по сравнению с Полой.

Джейн сглотнула. Чем больше Кендалл говорил, тем меньше она понимала. Разумеется, речь шла о Поле Дэвидсон, но это лишь усугубляло загадочность произносимых Кендаллом фраз.

– Я не… – Голос вновь подвел Джейн, и она кашлянула. – Кхм… Что значит «по сравнению с Полой»?

Взгляд Кендалла приобрел мечтательное выражение.

– Видишь ли, в тот момент, когда я заметил тебя, вы с Полой находились на одной линии, только она ближе, а ты дальше. Поэтому вас легко было сравнивать.

Джейн живо представила тот вечер: Полу в шикарном вечернем платье и туфлях на высоких каблуках, и себя – в потертых джинсах, простенькой белой футболке и сандалиях.

Вероятно, сравнение оказалось не в мою пользу, промчалось в мозгу Джейн.

Она помрачнела.

– Я произвела на вас скверное впечатление?

Недоуменно вскинув бровь, Кендалл спросил:

– Почему ты так решила? – Последовала пауза, затем он улыбнулся. – Все-таки ты помнишь нашу встречу!

Ну, положим, встречей это не назовешь, подумала Джейн и подавила вздох.

– Помню. Но вы не ответили на мой вопрос.

Кендалл поморщился.

– Послушай, давай оставим формальности! Называй меня просто по имени и на «ты».

Джейн заморгала.

– Нас здесь учат вежливости…

Он коротко рассмеялся.

– Ничего не имею против! Говори мне «Кендалл» вежливо, и тем самым ты очень меня порадуешь.

– Н-не знаю, – с запинкой произнесла Джейн. – Это как-то неожиданно…

– Брось, все вполне нормально, особенно учитывая, что мы не первый день знакомы!

Она вздохнула.

– Хорошо, я попробую. – Тут ей вспомнилось, что в руке у нее по-прежнему находится бокал, и она вновь приложилась к нему. Потом взглянула на Кендалла. – Все-таки мне хотелось бы узнать, насколько плохим было ваше впечатление обо мне.

– Твое, – поправил Кендалл.

– Простите? – Только сейчас Джейн ощутила действие шампанского: у нее закружилась голова и слегка ослабели ноги. И еще она как будто стала хуже соображать.

– Не ваше, а твое, – терпеливо повторил Кендалл. – Мы ведь только что договорились.

– Но я еще не готова…

– Глупости! Скажи: твое!

– Мм… я…

– Нет, просто «твое» – и все тут.

– Но…

Кендалл прищурился.

– Если не скажешь, я не стану отвечать на твой вопрос!

– Твое! – выпалила Джейн.

Слегка запрокинув голову, Кендалл вновь рассмеялся, и непонятно было, чему он так радуется.

– Вот видишь, можешь, когда захочешь!

– Да… – Это было выше понимания Джейн: в один вечер она увидела Кендалла, очутилась наедине с ним на этой террасе, и вдобавок перешла на «ты»! – Так я узнаю секрет?

– Относительно моего впечатления? Сейчас отвечу, но сначала скажи: почему ты решила, что оно было скверным?

Ресницы Джейн взлетели.

– Разве нет?

– О, ни в коем случае! Наоборот, оно было превосходно!

Некоторая экзальтированность восклицаний Кендалла насторожила Джейн. Минутку подумав, она опасливо спросила:

– Вы… ты смеешься надо мной?

Он сокрушенно покачал головой, словно расстроившись из-за подобной непонятливости.

– Да ты даже не представляешь, какой прелестной и… свежей, что ли, ты показалась мне тем вечером!

– Это в футболке и потертых джинсах? – все еще сомневаясь, уточнила Джейн.

– Именно благодаря футболке и джинсам. Ты выглядела таким приятным контрастом по сравнению с Полой!

Джейн тряхнула кудрями, которые специально завила сегодня ради приема.

– Честно говоря, мне трудно в это поверить.

– Просто в ту минуту ты не видела себя со стороны, – улыбнулся Кендалл.

– Зато перед моими глазами находилась Пола. В шикарном платье, в таких туфлях, в которых я тогда не сделала бы и пяти шагов, да и сейчас еще не очень в них устойчива. Плюс макияж и прическа, которую я закончила делать Поле за минуту до того, как она заметила в окошко нашего съемочного микроавтобуса вас…

– Тебя, – поправил ее Кендалл.

– Меня? – Джейн сморщила лоб, пытаясь проникнуть в суть замечания.

Глядя на нее, Кендалл рассмеялся так, будто она сказала невесть какую шутку.

Ах да, это он о себе говорит, поняла Джейн. Что-то я плохо соображаю сегодня. Правда, столько событий случилось… А с другой стороны, наверное, не нужно было мне пить. Она посмотрела на остатки шампанского в бокале, потом, вопреки логике, махом опрокинула их в рот, проглотила и посмотрела на Кендалла.

– Не привыкла я к спиртному.

Тот, откровенно любуясь, окинул ее взглядом.

– Оказывается, ты не только красивая, но и забавная! – Забрав у нее опустевший бокал, он поставил его на балюстраду, рядом со своим. – В тот вечер я, разумеется, этого еще не знал. Просто увидел за спиной очередной лощеной и сплошь ненатуральной светской девицы – каковой является для меня Пола Дэвидсон – совершенно естественную и потому очень для меня приятную девушку, которая к тому же показалась мне необыкновенно красивой.

– Показалась? – тут же повторила Джейн, слушавшая Кендалла, затаив дыхание.

Тот сразу сообразил, что она подразумевает.

– Тогда – да.

Джейн отвела взгляд.

– А сейчас, рассмотрев меня, ты…

– …Увидел, что не ошибся, – подхватил Кендалл. – Ты самая красивая девушка из всех, кого я знаю.

И снова Джейн бросило в жар. Облизнув мгновенно пересохшие губы, она покосилась на Кендалла.

– Не верится, что ты говоришь это серьезно.

Несколько мгновений он молчал, затем вдруг взял лицо Джейн в ладони – очень нежно, даже трепетно – и сказал, всматриваясь в ее глаза:

– Поверь! Допускаю, что я субъективен, но ничего не могу с собой поделать. В тебе есть нечто такое, чего я давно не встречал в своих знакомых – ни в дамах, ни в девушках. А ты похожа на… как бы это сказать… ну, если тебя не обидит подобное сравнение, на необработанный алмаз. Из которого получится чистой воды брильянт. Ничего, что я так сказал?

От избытка чувств у Джейн в эту минуту подогнулись колени. Прикосновения Кендалла доставляли ей неописуемое наслаждение, слова кружили голову. Вероятно, даже если бы он не произносил комплименты, а ругал ее, но тем же тоном и в его голосе звучали бы такие же бархатистые нотки, она таяла бы точно так, как сейчас. Поэтому нечего и говорить, что сравнение с необработанным алмазом никоим образом не задело ее самолюбия. Тем более что сравнение соответствовало действительности, разумеется не в том смысле, что алмаз – оценивая себя, Джейн не пользовалась подобными категориями, – а в том, что необработанный.

Для того она и рискнула принять участие в телевизионном проекте «Новый Пигмалион», чтобы преподаватели пансиона улучшили ее манеры.

Кто бы мог подумать, что именно здесь, в «Хайард-холле», она познакомится с тем, ради кого все это и делалось, – с Кендаллом.

И вот – трудно поверить! – он здесь, рядом с ней, и держит ее лицо в ладонях.

Не желая оставлять заданный Кендаллом вопрос без ответа, Джейн пробормотала что-то маловразумительное. Однако Кендалл удовлетворился и этим.

– Как же я не догадался, что ты из телевизионной свиты Полы Дэвидсон! – продолжил он с оттенком досады. – Ведь возникло же у меня чувство, что вы как-то связаны. Эх, мне бы немного сообразительности, давно нашел бы тебя…

– Зачем? – пролепетала Джейн.

Кендалл немного грустно улыбнулся.

– Зачем? – Он провел большим пальцем по щеке Джейн, потом, чуть помедлив, по нижней губе. – Мне очень хотелось увидеть тебя вновь. В каком-то смысле это стало наваждением. Если бы мы не встретились сегодня самым неожиданным образом, скорее всего я предпринял бы поиски… Хотя как искать, если неизвестно имя и нет даже фотографии.

Джейн не верила собственным ушам. Кендалл хотел разыскать ее? Разве так бывает? Ведь он видел ее, наверное, меньше минуты. Их взгляды встретились – и все.

Взгляды встретились – и все…

А с тобой разве было не то же самое? – эхом прокатилось в ее мозгу. Ты смотрела на Кендалла ровно столько же, сколько он на тебя. И после этого решила сделать что угодно, только бы сойтись с ним поближе. В пансион устроилась, чтобы истиной леди стать!

– Знаешь, какое у меня сейчас чувство?

– Какое? – почти беззвучно произнесла Джейн.

– Что я сплю и вижу все это во сне. Когда я приехал сегодня в «Хайард-холл», вошел в гостиную и увидел тебя, мне захотелось протереть глаза.

А мне – схватиться за что-нибудь, чтобы не упасть, промчалось в голове Джейн.

– Это ощущение не покинуло меня для сих пор, – добавил Кендалл. – Но я знаю, что нужно сделать, чтобы окончательно убедиться в реальности происходящего.

Взгляд Кендалла вспыхнул, и это вызвало в теле Джейн новую волну трепета.

– Что? – вырвалось у нее.

С губ Кендалла слетел прерывистый вздох; вероятно, он тоже испытывал сильное волнение.

– Я должен поцеловать тебя.

Джейн вздрогнула, зрачки ее – хоть она о том не ведала – расширились, сердце неистово застучало.

– Только тогда я окончательно поверю, что ты настоящая. – С этими словами Кендалл начал медленно наклоняться к ней. Его словно дышащий взгляд ни на мгновение не отрывался от ее глаз.

Эти несколько секунд показались Джейн бесконечностью. Если бы на месте Кендалла находился сейчас кто-нибудь другой, она, наверное, даже не заметила бы этого периода, а тут… Ее переполняли чувства, обилие острых ощущений сводило с ума, кровь словно превратилась в огнедышащую лаву и понеслась по жилам стремительным потоком.

Все вместе доставляло Джейн такое сильное наслаждение, которого она не испытывала никогда и ни с кем. Прежде ей и невдомек было, что одно лишь предвкушение поцелуя способно доставить удовольствие даже большее, чем сам поцелуй.

Между тем Кендалл все приближался. Еще немного – и его губы коснутся рта Джейн.

Она зажмурилась, не в силах вынести сильнейшее напряжение, которым была окрашена эта волшебная минута…

И тут сквозь жаркий чувственный туман, которым наполнился ее мозг, пробилась единственная в данный момент трезвая мысль: что-то тут неладно!

Сначала Джейн трудно было сообразить, что именно, она лишь осознавала некую неуместность происходящего. Затем марево в голове как будто слегка развеялось и прогремел голос директрисы Лоры Пайтон: «Нельзя показывать мужчине, что он вас заинтересовал. Наоборот, следует сопротивляться, тогда мужчина станет вас уважать. Кроме того, таковы требования хорошего тона!».

Ошеломленная Джейн вздрогнула, и в этот миг Кендалл дотронулся до ее приоткрытых губ своими.

Джейн вновь сотрясла судорога, на этот раз из-за ощущения, похожего на удар электрического тока, если только тот может быть приятным.

Поздно! Все пропало. Она не успела воспротивиться, и теперь ей вовек не добиться уважения Кендалла, не говоря уже об остальном – тот сочтет ее невеждой в области требований хорошего тона.

Джейн охватила паника, и почти одновременно мозг словно озарился вспышкой молнии: нет, еще не все потеряно. Поцелуй только начался, его вполне можно остановить!

Поспешно высвободившись из рук Кендалла, Джейн отступила на шаг.

11

Первое, что она увидела и осознала, это растерянность на лице Кендалла.

– Что случилось?! – воскликнул он.

Джейн судорожно втянула воздух, мысленно благодаря небеса за то, что ей была дана возможность вовремя опомниться. Подумать только, она чуть все не испортила! Если бы поцелуй состоялся, Кендалл перестал бы ее уважать и их дальнейшие отношения оказались бы под вопросом. А так остается надежда на некое продолжение, то есть «некое» Джейн не устраивало, у нее были очень конкретные планы, но сейчас она не могла думать об этом.

– Э-э… ничего не случилось. Просто я не целуюсь с мужчинами, которых узнала лишь недавно.

– Солнышко! Мы ведь знаем друг друга давно!

– Нет, не знаем. Просто виделись разок – и все.

Кендалл порывисто шагнул вперед с явным намерением, несмотря ни на что, закончить начатое, однако Джейн попятилась.

– Прошу, не нужно!

Кендалл остановился. Растерянность на его лице сменилась разочарованием.

– Нет?

Джейн со вздохом покачала головой.

– Воспитанные девушки так себя не ведут.

Он нахмурился, будто пытаясь понять, что кроется за подобной фразой, затем усмехнулся.

– Ах да! Совсем забыл… Ведь мы находимся в пансионе, где готовят настоящих леди!

Джейн удивленно вскинула бровь.

– Ну да, а что в этом смешного?

Вздохнув и проведя рукой по лицу – платиновая запонка блеснула в лунном свете, – Кендалл медленно произнес:

– Наверное, ничего. Вероятно, ты даже права. Я совсем упустил из виду, что… Словом, мне, очевидно, следует играть по правилам. По крайней мере, пока. Ну а дальше…

– Кстати, я тут хотела кое-что сказать о том, что будет дальше, – гораздо увереннее, чем минуту назад, заметила Джейн. – Вернее, мне, конечно, неизвестно будущее, а только, по-моему, нам все равно суждено рано или поздно встретиться вновь. Ведь Пола Дэвидсон постоянно ездит на всевозможные рауты снимать материал для передачи «Светские новости», а меня берет с собой. Ты тоже посещаешь подобные приемы. Так что когда-нибудь наши пути непременно пересекутся, я думаю.

– Если бы я знал, что ты связана с Полой… – Не закончив фразы, Кендалл вздохнул и безучастно скользнул взглядом по аккуратно подстриженному газону, на который можно было спуститься с террасы по широким каменным ступеням. Через минуту он вновь посмотрел на Джейн, глаза его поблескивали. – Мне меньше всего хочется, чтобы у тебя сложилось впечатление, будто я тороплю события, но все же интуиция подсказывает мне, что мы обязаны как-то закрепить знакомство. Разумеется, теперь я знаю твое имя и где тебя искать, но… Словом, считай меня суеверным, если хочешь, однако я должен хотя бы еще разок поцеловать тебе руку!

Джейн смотрела на Кендалла во все глаза. После его слов ощущение нереальности лишь усилилось. Неужели он впрямь так сильно хочет, чтобы между нами возникли какие-то отношения? Между ним, лордом, и мною, обыкновенной девушкой?

Вероятно, Кендалл прочел в ее взгляде вопрос, потому что вдруг произнес:

– Хочешь понять, зачем мне это нужно? – Он вздохнул. – Сам пока не соображу. Единственное, что знаю: я никогда и ни при каких обстоятельствах не причиню тебе зла. Но вообще-то мне еще предстоит разобраться в себе и… в своих чувствах. – После короткой паузы он добавил: – Так позволишь поцеловать тебе руку?

Минутку подумав, Джейн пришла к выводу, что в подобной просьбе нет ничего неприличного. Будь ее воля, она сама бросилась бы Кендаллу на шею, но обучение в пансионе повлияло на нее таким образом и пробудило такую ответственность, что теперь ей приходилось тщательно осмысливать свои поступки, прежде чем их совершить.

– Да, – шепнула она, в смущении опуская ресницы. Еще никто и никогда не разговаривал с ней так.

В ту же минуту Кендалл шагнул вперед, взял ее руку, приподнял и нежно сжал.

– Благодарю!

Затем, глядя Джейн в глаза, наклонился, и она ощутила прикосновение влажных горячих губ. Однако этот поцелуй очень отличался от того, который Кендалл запечатлел на ее руке в гостиной, в момент знакомства. Достаточно лишь сказать, что он был не один. Когда объятая трепетом Джейн решила, что все кончилось, Кендалл перевернул ее руку и принялся покрывать частыми поцелуями ладонь. В его действиях сквозила такая откровенная чувственность, что у Джейн подкосились ноги.

– Кендалл… – пролепетала она, когда тот начал целовать каждый ее пальчик. – Что ты…

– Кендалл! – внезапно прозвучал на террасе высокий женский голос.

Он замер, а Джейн вздрогнула от неожиданности, затем посмотрела в сторону выхода из гостиной, откуда донеслось изумленное и одновременно гневное восклицание. Кендалл тоже выпрямился и обернулся. После чего медленно отпустил руку Джейн.

– Вирджиния? – Он нахмурился. – Гм, не ожидал увидеть тебя здесь. – Его губы изогнулись в ироничной усмешке. – Тебя тоже пригласили сюда в качестве знатного холостяка?

– Очень смешно! – фыркнула та, кого Кендалл назвал Вирджинией, – высокая стройная шатенка со стрижкой каре. – Ты забыл, что сэр Тимоти Джойс и его супруга Элизабет мои родственники. В частности, Элизабет моя родная тетя. Она-то и пригласила меня на нынешний прием.

Кендалл вновь тонко улыбнулся.

– После того как ты намекнула ей на это?

Вирджиния на миг плотно сжала губы.

– Если ты вознамерился сбить меня с толку, то у тебя ничего не выйдет. Что ты здесь делаешь, вдали от остальных гостей? Кому целуешь руки? К твоему сведению, я все видела, так что не трать время и силы на оправдание.

– Фу как грубо! – поморщился Кендалл. – Хочешь устроить сцену? Так это просто глупо. Тем более в доме твоих собственных родственников. И потом, с чего ты взяла, что я буду оправдываться? Мое дело, кому целовать руки, а кому нет!

– Кажется, ты забыл, в чьем обществе находишься, – заметила Вирджиния, брезгливо кривя губы. – Она простолюдинка.

По лицу Кендалла скользнула тень, это было хорошо заметно, потому что полная луна освещала террасу не хуже фонаря.

– О ком это ты? – медленно, с вызовом произнес он.

Вирджиния кивнула на Джейн.

– Вот о ней!

– Ай-ай-ай, – покачал головой Кендалл. – Ты забыла хорошие манеры, золотце. Кто так говорит о присутствующих – «о ней»? У «нее» есть имя, дорогая моя. – Он повернулся к Джейн, которая стояла с растерянным видом, не зная, как поступить в неожиданно возникшей ситуации. – Познакомься, пожалуйста, это баронесса Вирджиния Шелл, племянница хозяйки дома, как ты уже, наверное, поняла. – Он взглянул на Вирджинию. – А это Джейн Кларк, воспитанница пансиона.

У Вирджинии вытянулось лицо.

– Что-о? Первой ты представляешь меня?! Не кажется ли тебе, что это уж слишком!

Джейн прикусила губу. До пансиона она даже не догадалась бы, в чем заключается причина, по которой Вирджиния обиделась на Кендалла. Однако сейчас знала, что существуют некие правила, согласно которым младших представляют старшим, подчиненных начальству и так далее в том же порядке. Разумеется, баронессу нельзя представлять простолюдинке. Поступив подобным образом, Кендалл нанес Вирджинии оскорбление.

– Не кажется! – отрезал тот. – Ты подошла к нам с Джейн, а не Джейн к нам с тобой. Поэтому я назвал твое имя первым. И вообще, нечего придираться. Ты ведешь себя отвратительно, даже не поздоровалась с Джейн! О себе я уже умалчиваю… – Он вдруг усмехнулся. – По-моему, тебе не мешало бы пройти курс обучения в этом пансионе и стать настоящей леди!

Повисла пауза. Несколько мгновений Вирджиния сверлила Кендалла взглядом, и ее ноздри раздувались от гнева.

– Значит, так? Унижаешь меня? Да еще в присутствии этой маленькой дряни?

Джейн тихо ахнула: слова Вирджинии обожгли ее как пощечина.

– Не смей! – сердито воскликнул Кендалл. – Выбирай выражения, иначе мы серьезно поссоримся!

– Из-за нее? – Вирджиния презрительно кивнула на Джейн. – Ты в своем уме?! Чем это она так вскружила тебе голову?! – Тут ее, по-видимому, посетила какая-то мысль, потому что она вдруг прищурилась и с плохо скрываемым беспокойством спросила: – Вы давно знакомы?

Реакция Кендалла оказалась неожиданной.

– Прекрати! – вспылил он. – Мне надоели твои фокусы! Я не собираюсь перед тобой отчитываться, заруби это себе на носу. – Переведя дыхание, Кендалл произнес: – Ну скажи, почему ты постоянно преследуешь меня?

– Я не преследую!

Кендалл смерил ее взглядом.

– Что же, по-твоему, ты делаешь? Например, сегодня… Зачем ты примчалась сюда, в «Хайард-холл»?

– Говорю же тебе, меня пригласила тетя Элизабет!

– Золотце! – Кендалл собирался продолжить, но кашлянул, а затем потянул галстук-бабочку, словно тот давил ему горло. Впрочем, с тем же успехом можно было предположить, что Кендалла душил гнев. – Кого ты хочешь обмануть! Будто я не знаю, как все было на самом деле. Разве не ты сама позвонила Элизабет? Признайся, сколько времени тебе пришлось потратить на то, чтобы твоя тетушка наконец сообразила, что ты тоже не прочь поприсутствовать на этом приеме? – Он мрачно усмехнулся. – К твоему сведению, на подобные мероприятия дам не приглашают. Потому что здесь уже есть девушки – воспитанницы пансиона. Ради них все и делается, ну и для телевидения, конечно. Когда со мной обговаривали нынешний визит, специально предупредили, чтобы я приехал в «Хайард-холл» один, без спутницы. Она здесь не нужна, понимаешь?

Вирджиния вздернула подбородок, затем высокомерно покосилась на Джейн.

– Понимаю! Даже больше, чем ты думаешь. Смотри, как бы тебе не пожалеть о своих словах!

Джейн заметила, что кулаки Кендалла непроизвольно сжались.

– Это что, угроза?

– Догадайся сам.

– По-моему, тут и догадываться нечего, все как на ладони. Ты прозрачна, Вирджиния, твои намерения ясны как день.

– Ошибаешься, дорогой. В каждой женщине есть тайна, и я не исключение. Если будешь и дальше вести себя неправильно, узнаешь, что скрывается во мне.

Глаза Кендалла вспыхнули.

– Неправильно? Дьявол! Что ты имеешь в виду?

По лицу Вирджинии пробежала нервная судорога, но затем она сделала над собой усилие и усмехнулась.

– Все это тебе прекрасно известно, милый. И помни, что сказала бабушка! – С этими словами она повернулась, шагнула к ведущей в гостиную двери и через минуту скрылась из глаз.

Некоторое время Кендалл оставался неподвижен, потом потер пальцами лоб и, наконец, взглянул на Джейн.

– Прости, что тебе пришлось присутствовать при этой безобразной сцене. Я никак не ожидал, что сюда прикатит Вирджиния!

Джейн одолевало множество мыслей не самого приятного свойства. Судя по всему, на Кендалла имеет виды не только она одна. Разумеется, об этом легко можно было догадаться – ведь речь идет об очень привлекательном молодом мужчине, – однако Джейн словно сделала для себя открытие. Ее настолько увлек собственный, до сих пор представлявшийся безукоризненным план, что она забыла о необходимости учитывать фактор риска. Вот он и проявился, причем абсолютно неожиданно, в лице баронессы Вирджинии Шелл!

А как все замечательно начиналось… Кендалл сам сделал первый шаг и почти уже оказался в руках Джейн, как вдруг начались неприятности!

Что же теперь делать? – лихорадочно вертелось в мозгу Джейн.

Сдаваться она не собиралась, – не на ту напали! – просто внезапное появление соперницы выбило ее из колеи.

Прежде всего, не следует поддаваться панике, советовал ей внутренний голос. Нужно все хорошенько взвесить и внести коррективы в свои дальнейшие действия. Но для начала неплохо бы выяснить, каково истинное отношение Кендалла к Вирджинии. Ведь он явно не обрадовался, неожиданно увидев ее здесь, на террасе.

– Извини и ты меня, – негромко произнесла Джейн, – но я хочу кое-что спросить. Можно?

– Да, конечно. После всего случившегося ты имеешь право задавать вопросы.

Слова Кендалла произвели на Джейн большое впечатление, в первую очередь потому, что показались очень таинственными.

После всего случившегося…

Что бы это значило? Подразумевает ли Кендалл события, происходившие до внезапного появления Вирджинии, или начавшиеся после?

Очень важный вопрос!

От правильности ответа зависит многое. Едва ли не вся моя жизнь, подумала Джейн.

Действительно, если справедливо первое предположение, то Кендалл уже подсознательно считает, что между ним и Джейн возникла некая связь. Если же второе, тогда все это пока находится в области мечтаний.

12

Почувствовав, что пауза затянулась, Джейн осторожно спросила:

– Вирджиния твоя невеста?

Реакция последовала незамедлительно.

– Чушь! – В голосе Кендалла прозвучали сердитые нотки.

Еще один странный, ничего не объясняющий ответ.

Может, это его манера выражаться? – мелькнуло в голове Джейн.

– Не понимаю… то есть не невеста?

Кендалл вздохнул.

– Видишь ли, здесь не все так просто. С точки зрения Вирджинии, мы едва ли не помолвлены.

Сердце Джейн сжалось. Чем дальше, тем все больше ей казалось, что она угодила в самый центр хитросплетения каких-то интриг.

– А с твоей?

Кендалл молча покачал головой.

– Но… как это может быть? – хмуро спросила Джейн.

С губ Кендалла вновь слетел вздох.

– История давняя. Началось все с родной бабки Вирджинии. Эх, если бы не эта полоумная старуха, моя жизнь сейчас была бы гораздо проще! – в сердцах воскликнул он. – Годам к восьмидесяти у бабки развился старческий маразм, который, на мой взгляд, под конец ее жизни с каждым месяцем прогрессировал все быстрее, пока не вылился в причудливую форму. Старая карга вообразила себя то ли ясновидящей, то ли предсказательницей… Словом, этакой пифией… или эринией, как там правильно, не помню. К сожалению, в отличие от всех мифических мегер бабка Вирджинии была вполне реальна и совала нос, куда только возможно. Долго говорить не стану, скажу лишь, что на одном семейном празднике, где присутствовал также и я, старуха вдруг принялась вещать. В частности, провозгласила, что видит свою внучку Вирджинию моей женой. – Кендалл развел руками: мол, что уж тут поделаешь, так оно и было. Затем добавил, спохватившись: – Да, забыл сказать, мы ведь с Вирджинией родственники. Правда, очень дальние, я даже толком не знаю, кто из нас кем кому приходится. В этой путанице можно разобраться – и то с трудом, – лишь внимательно изучив наше родословное древо…

Кендалл умолк, словно унесшись воспоминаниями в описываемые времена, но Джейн нетерпеливо спросила:

– И что было дальше?

Он посмотрел на нее и усмехнулся.

– В общем-то продолжение банально: бабка вскоре благополучно отошла в мир иной, а Вирджиния поверила в ее пророчество и стала вести себя так, будто между нами все решено. Приезжала в наше поместье – даже когда меня там не было, – и моим родителям приходилось принимать ее. Должен признать, что и сам я прошляпил, не дал ей сразу от ворот поворот. Вместо того чтобы сразу все расставить по местам, принялся гулять с ней по парку, показывать живописные уголки нашего леса, ну и тому подобное. Вирджинии очень понравился один буерак с почти поваленными ветром, но продолжающими расти соснами, и она при первой же возможности тащила меня туда. Называла это нашим местечком. М-да, сглупил я тогда, не следовало всего этого делать. Меня подвела моя вежливость. Все-таки девушка, думал я, пусть старше меня, но сути данный факт не меняет. Позже, когда Вирджиния стала уж слишком назойливой, я порадовался, что между нами ничего не было. Ну, ты понимаешь, иначе бы мне вовек от нее не отделаться!

Умолкнув, Кендалл взглянул на огромную, будто над самой головой висевшую полную луну и нервно провел пальцами по волосам. В листве окружавших газон деревьев зашелестел ветерок.

– Вот оно что… – задумчиво протянула Джейн, механически посмотрев в том же направлении. – Значит, Вирджиния старше тебя. Но она не производит такого впечатления.

– Потому что разница между нами составляет всего три года. Согласен, Вирджиния хорошо выглядит. У нее масса свободного времени, она следит за собой. И за мной! – Последние слова Кендалл произнес с раздражением. – Уверен, информацию о том, что я принял приглашение посетить «Хайард-холл», она выудила из телефонного разговора с моей матерью. Потом позвонила тетушке Элизабет – и все, дело сделано! – Кендалл вздохнул. – Порой мне кажется, что я никогда от нее не избавлюсь.

Немного помолчав, Джейн обронила:

– Не лучше ли прямо сказать Вирджинии, что надеяться ей не на что?

– Говорил! – Кендалл махнул рукой. – Бесполезно. Она вышла на охоту и не успокоится, пока не загонит добычу.

Джейн поежилась от безысходности, прозвучавшей в словах Кендалла.

– Никогда не сталкивалась с таким. Был, правда, похожий случай, когда я училась на курсах стилистов. За моей приятельницей Тиной принялся усиленно ухаживать один парень. Встречал с занятий, пытался провожать домой, приглашал в кино, кафе, на аттракционы… Но он не нравился Тине, и она дала ему понять, что между ними ничего не будет. Для этого ей хватило одного слова – отстань! – Заметив промелькнувшее в глазах Кендалла выражение, Джейн на миг задумалась, потом усмехнулась. – Да, конечно! В твоем мире так просто проблемы не решаются. Скорее всего, вы даже не употребляете подобных слов.

Кендалл сокрушенно развел руками, но тем не менее на его губах образовалась улыбка.

– Увы! – Затем он с удивлением покачал головой. – Странно, я разговариваю с тобой как с давней знакомой, хотя даже с приятелями своими так не беседую. Знаешь, в наших кругах не принято открывать душу…

– Сочувствую, – вздохнула Джейн. – Жаль только, что посоветовать ничего не могу.

Кендалл мельком оглянулся на дверь гостиной.

– Что тут советовать, существует лишь один способ избавиться от настойчивого внимания Вирджинии – жениться. Тогда у нее исчезнет повод докучать мне.

Когда Кендалл произнес слово «жениться», Джейн притихла, ловя каждое слово, но он больше ничего не добавил. Только задумчиво посмотрел на нее.

Через минуту дверь гостиной распахнулась, пропуская Викки, за которой по пятам следовал оператор с видеокамерой.

– Эй, господа! – с глуповатым смешком крикнула та. – Мне поручено позвать вас. Пора ужинать!

Джейн грустно вздохнула: общение с Кендаллом наедине подошло к концу.


Ужин оказался для нее нелегким испытанием. Впрочем, так было с самого начала. Когда приходилось садиться за стол, начинались проблемы не только у Джейн, но и у всех воспитанниц пансиона. Перед каждой находился полный набор столовых приборов, и, когда подавали то или иное блюдо, приходилось вспоминать, как и чем его едят. А так как на уроках этикета Майя Краун успевала рассказать далеко не обо всех возможных вариантах, нужно было ориентироваться на ходу, согласно общим принципам.

Сегодня к упомянутым трудностям прибавилось еще одно, нервирующее испытание – присутствие Вирджинии.

Джейн чувствовала, что Кендалл хотел бы сесть за стол вместе с ней, однако Вирджиния рассудила иначе. Когда продолжавшие играть роль хозяек воспитанницы пригласили гостей ужинать, она вспорхнула с дивана, на котором до сих пор сидела, как ни в чем не бывало подхватила Кендалла под руку и вместе с ним двинулась в столовую. Они были почти одного роста, но стройность обоих делала их красивой парой.

Джейн с грустью отметила это про себя, однако ей осталось лишь проводить их завистливым взглядом.

Нэнси, Бекки, Энн, Викки и Фейт тоже разобрали «холостяков» и под руку с ними направились следом за Вирджинией и Кендаллом. Заключали не лишенную торжественности процессию хозяева «Хайард-холла», леди Элизабет и сэр Тимоти.

Джейн пришлось пригласить последнего оставшегося холостяка Эндрю Поупа – худощавого блондина в очках. С ним она и села за стол. Кендалл и Вирджиния расположились напротив.

Данное обстоятельство поначалу порадовало Джейн – все-таки Кендалл был хорошо виден и находился почти рядом, – но вскоре она заметила, что Вирджиния зорко наблюдает за каждым ее действием и язвительно усмехается всякий раз, когда происходит какая-нибудь заминка.

А было их немало. От волнения Джейн то и дело о чем-то забывала. Например, не сразу сообразила, что находившуюся рядом со столовым прибором полотняную салфетку нужно развернуть и положить себе на колени. Только заметив пристальный взгляд Майи Краун – дежурные преподаватели ничего не подсказывали воспитанницам, потому что подобные мероприятия были для девушек чем-то наподобие зачета, – осознала оплошность. Но, в чем она заключается, поняла, лишь увидев аккуратно разложенную на коленях Эндрю Поупа салфетку. А еще через минуту Джейн заметила тонкую усмешку на красивых губах Вирджинии.

У, змея! – вспыхнуло в мозгу Джейн. Небось, радуется, что обскакала меня… Ладно, пусть пока повеселится, посмотрим, кто посмеется последним.

Все то же волнение помешало Джейн ощутить вкус еды. Сначала подали суп – этим занимались кухарки Лу и Мини, обе в синих платьях и парадных кружевных передниках, а также камердинер Чарлз, – однако Джейн даже не поняла, вкусный он или нет и из чего приготовлен. Все ее внимание занимало то, правильно ли она держит ложку, достаточно ли изящно отламывает кусочки от лежавшего на отдельной тарелочке ломтика хлеба и не прихлебывает ли во время еды. Вряд ли кто-то смог бы, сосредоточившись на всем вышеперечисленном, оценить вкус блюда!

Правда, был момент, когда Джейн получила небольшую передышку – благодаря Викки. Та отказалась есть суп.

Сначала в общую беседу – обстановка за столом была непринужденная, прежде всего потому что не все девушки волновались, как Джейн, – проник шумок. Потом, чуть громче, чем требовалось, Майя Краун произнесла:

– Вы непременно должны есть – так же, как все сидящие за этим столом.

– А если я не хочу! – Это сказала Викки.

Почуяв запах скандала, все три оператора немедленно нацелили объективы камер на нее. Потом они разделились: один продолжал снимать Викки, второй – Майю Краун, а третий – воспитанниц и гостей.

– Что значит «не хочу»? – сдержанно произнесла Майя. – Вряд ли это соответствует действительности, так как со времени ланча прошло уже часов восемь. Кроме того, гость, отказывающийся есть, демонстрирует неуважение к хозяйке дома.

– Ничего я не демонстрирую. Просто мне не хочется есть суп – и все. И потом, сегодня в роли хозяек выступаем мы! – Викки победно огляделась, словно призывая остальных воспитанниц порадоваться тому, как ловко она отбрила преподавателя.

– Тем хуже, – спокойно ответила Майя Краун.

Викки удивленно взглянула на нее.

– Почему?

– Если хозяйка не ест вместе с гостями, невольно возникает сомнение, все ли в порядке с едой.

– Это в каком же смысле? Еда отравлена, что ли?

– Хм, интересные у вас мысли. Почему отравлена? Просто продукты могут быть не первосортными. А то и вовсе несвежими.

Усмехнувшись, Викки покачала головой.

– Только не в «Хайард-холле». Здесь этого не допустит Дафна Сандерс.

– В таком случае почему бы вам не попробовать суп? Всего несколько ложек.

– Нет, – упрямо произнесла Викки.

– Хорошо, но должна же быть какая-то причина. Пожалуйста, назовите ее, чтобы все успокоились.

– Назвать? – Викки задумалась. – Все очень просто: я не привыкла к такому супу.

– Это суп-пюре, – пояснила Майя.

Викки кивнула.

– Вот именно. Похоже на…

– На вашем месте я бы не продолжала, – предостерегающе взглянула на нее Майя Краун.

– Ладно, не буду. – Викки откинулась на спинку стула. – Но есть все равно не стану.

– Как хотите, – сухо произнесла Майя Краун и отвернулась, показывая, что не намерена продолжать разговор.

Вирджиния в течение всей беседы сверлила Викки презрительным взглядом. Потом перевела его на Джейн, а затем многозначительно посмотрела на Кендалла. «Ох какое убожество! – словно говорил ее взгляд. – И ты любезничал с этой простолюдинкой? Раскрой глаза, ведь она одна из здешних босячек!».

Кендалл нахмурился, потом посмотрел на Джейн через стол и ободряюще улыбнулся.

О как она была благодарна ему за это! Сразу воспрянула духом. И одновременно испытала прилив надежды. Пусть не она, а Вирджиния сидит сейчас рядом с Кендаллом, будущее покажет, чья возьмет!

Впрочем, этим дело не кончилось – в течение всего ужина Вирджиния еще не раз окатывала Джейн презрением. И, надо признаться, у нее были для этого основания – время от времени та допускала какой-нибудь промах. Правда, и ситуации возникали непростые. Ну кто, скажите на милость, мог знать, что спаржу едят не вилкой, а руками, макая в растопленное сливочное масло!

Потом подали запеченных фазанов – тех самых, которых воспитанницы вчера ощипывали.

Волнение не позволило Джейн вспомнить, что она поклялась не есть дичь. Сосредоточившись на необходимости пользоваться ножом и вилкой – еще довольно трудный для нее процесс, – она поначалу как будто даже не заметила, что лежит перед ней на тарелке. Забывчивости также способствовала поощрительная улыбка Кендалла, с которой он наблюдал за столовыми подвигами Джейн. Ради одного такого выражения его глаз стоило поступить в этот пансион!

Все равно хороший сегодня день, думала Джейн, не очень успешно отделяя мясо от кости. Замечательный. Сказочный! Ни о чем подобном я не смела даже мечтать…

Перед следующей переменой блюд произошел еще один инцидент. На этот раз Майе Краун вмешиваться не пришлось, но тем не менее все присутствующие не без интереса прислушались к беседе, которая состоялась между Нэнси и сэром Тимоти Джойсом.

Те сидели рядом, и поначалу все было хорошо – ровно до той минуты, когда Нэнси вспомнила, что воспитанницам положено развлекать гостей светскими разговорами. Но даже это было бы еще полбеды, выбери Нэнси какой-нибудь нейтральный предмет, например те же растения. К несчастью, существовала лишь одна тема, которая в данный момент интересовала ее по-настоящему.

Да-да, Нэнси повела разговор о своей груди!

Уж лучше бы она рассказывала о кактусах…

Надо было видеть удивление, отразившееся в глазах сэра Тимоти Джойса, когда Нэнси принялась детально описывать операцию по внедрению в женский организм силиконовых вставок!

Все присутствующие, включая телевизионщиков, с интересом наблюдали за сменой выражений на благородном лице хозяина «Хайард-холла», гадая, к чему все это приведет. Наконец, когда удивление сэра Тимоти достигло апогея, он дождался паузы в увлеченном повествовании Нэнси и негромко – надо отдать должное его сдержанности! – спросил:

– Милая моя, почему вы думаете, что мне необходима информация о каком-то силиконе, да еще сейчас, когда я сижу за обеденным столом?

Нэнси разинула рот. Остальные засмеялись, кроме Майи Краун, которая укоризненно покачала головой. «Что, добились своего? – словно говорил ее взгляд. – А ведь сколько раз вас предупреждали: не привлекайте внимания к вашим прелестям!».

Этот маленький инцидент разрядил обстановку для Джейн, которая подумала, что, пожалуй, не она тут главный клоун. Подобная мысль придала ей уверенности, что в свою очередь позволило вполне достойно продержаться до конца ужина.

Затем наступил момент подачи десерта – многослойного фруктового мусса по рецепту преподавателя Дафны Сандерс. Девушки приготовили его утром и поставили в холодильник, поэтому сейчас им осталось лишь сходить на кухню. Там каждая взяла бокалы с собственноручно смешанным содержимым, после чего все – в том числе и подвыпившая Бекки, которой приходилось труднее, чем остальным, – вернулись в столовую. Там девушки предложили десерт гостям – каждому «знатному холостяку» досталось по бокалу, но, разумеется, не были забыты и хозяева «Хайард-холла» и Майя Краун.

Предполагалось, что позже гости скажут, понравилось им угощение или нет, и на основании ответов будут сделаны выводы о кулинарных способностях воспитанниц. Однако Майя Краун не стала дожидаться подобного опроса, после первых же двух ложек заявив, что с десертом что-то не так. По ее мнению, мусс недостаточно хорошо застыл, слои нечетко выражены, вкус не совсем такой, каким должен быть, а сливки плохо взбиты. Замечания она высказывала, отправляя в рот ложку за ложкой, пока бокал не опустел. После этого Майя Краун спросила:

– Кто готовил мою порцию?

За столом на минуту воцарилось молчание, потом сидевшая слева от Джейн Фейт, дочка механика аттракционов, хмуро буркнула:

– Ну я…

Майя Краун повернулась к ней.

– Что я могу сказать, моя дорогая: десерт съедобен, но не более того. Вам еще предстоит многому научиться, в частности ответственно относиться к тому, что вы делаете. Это главное! Понятно?

– Да, миссис Краун, – сказала Фейт, а потом добавила так тихо, что услышала ее одна Джейн: – Подумаешь, десерт ей не такой. Однако же все слопала!

Вскоре после ужина гости стали прощаться.

Джейн все время посматривала на Кендалла и видела, что тот рвется к ней, но Вирджиния повисла на его руке и не выказывала намерения ослабить мертвую хватку. Даже когда Кендалл прощался со всеми воспитанницами пансиона, Вирджиния будто приклеенная находилась рядом.

И все же Кендалл ухитрился на прощание поцеловать Джейн руку и сказать:

– Скоро увидимся!

После этого, метнув в Джейн злобный взгляд, Вирджиния потащила его прочь. Через минуту за ними закрылась дверь.

Сердце Джейн сжалось в предвкушении счастья.

Скоро увидимся! – звенело в ее голове. Скоро увидимся!

Но встретились они лишь спустя месяца два…

13

– Да, леди и джентльмены, таков он, роскошный и многолюдный…

– Стоп! – сказал оператор Стив, поднимая взгляд от монитора видеокамеры и переводя его на Джейн. – Не годится! Ты стоишь под самым бра, свет падает на твою макушку, тени уходят вниз, поэтому вид у тебя отвратительный. Поднимись ступенек на пять, посмотрим, что получится…

Джейн в сильно декольтированном платье из тончайшего серебристого трикотажа, в изящных туфлях на шпильке, с уложенными в высокую замысловатую прическу волосами и элегантным вечерним макияжем поднялась по ступенькам, мельком взглянула на запруженный людьми зал и повернулась к оператору Стиву.

– Так лучше?

– То, что надо, – сказал тот. – Так и стой. Давай сначала, только микрофон держи выше.

– Да, леди и джентльмены, таков он, роскошный и многолюдный венский оперный бал! – с воодушевлением произнесла Джейн, глядя в объектив видеокамеры. – Проводится ежегодно. Ради подобного события сюда съезжаются люди со всех уголков света. Таким образом, венский оперный бал – это еще и замечательное место встреч. Кого здесь только не увидишь! Дамы готовятся к балу целый год, посещают салоны красоты, тратят уйму денег на наряды, чтобы не быть похожими ни на кого. – По знаку оператора Джейн начала подниматься, держась за перила и продолжая говорить: – Формат этого ежегодного мероприятия – «белый галстук». То есть мужчины должны быть во фраках, дамы в бальных платьях, без шляп – таково непременное условие.

К этому моменту Джейн достигла верхней ступеньки, и оператор перевел объектив видеокамеры на зал. Там симфонический оркестр исполнял вальс Штрауса и под музыку кружилось множество пар.

– За вход здесь платят двести сорок евро, – произнесла в микрофон Джейн, вспомнив, что ответственный редактор телепрограммы «Светские новости» просил назвать несколько конкретных цифр. – Ложа в верхнем ярусе, откуда виден весь зал, стоит тысячу шестьсот евро.

Стив стал снимать ложи, а Джейн добавила:

– Желающие перекусить направляются в буфет. Меню там обширное, но наибольший спрос на суши, устрицы и вино. Бокал австрийского вина обойдется в тридцать евро. – Стив вновь перевел объектив видеокамеры на танцующих, и Джейн сказала: – Кроме вальсов здесь исполняется и другая музыка: танго, фокстрот, самба, румба, пасодобль… Есть зал с американской музыкой, в основном там звучит джаз.

Стив поднял ладонь: дескать, пока все.

– Здесь снято достаточно, – сказал он. – Найди кого-нибудь для беседы.

Интервью согласились дать француженка, немка и итальянка. С первыми двумя Джейн говорила на их родном языке, с итальянкой – по-английски. Вопросы задавала обычные: каждый ли год дама посещает венский оперный бал, туалеты какого дизайнера предпочитает, сколько денег тратит на платье и тому подобное.

– Молодец, – похвалил ее Стив. – У Полы были проблемы с языками, поэтому ей труднее давались интервью. Ну, развлекайся пока, а мы отправимся снимать буфет и другой зал. Позже встретимся. Если, конечно, ты не увлечешься каким-нибудь красавцем и не улизнешь с ним с бала!

Хохотнув над собственной шуткой, Стив подтолкнул локтем своего помощника, и они смешались с толпой.

Джейн посмотрела на танцующих. Здесь у каждого была пара, все наслаждались музыкой и танцем и, похоже, только она оставалась одна.

Не успела эта мысль проплыть в ее голове, как рядом негромко прозвучало:

– Добрый вечер, Джейн.

Она надеялась, что это произойдет раньше.

Ведь Кендалл сказал «скоро увидимся», значит, по ее представлениям, через несколько дней. Скорее всего, в следующую субботу, когда в «Хайард-холл» вновь пригласят «знатных холостяков».

Тогда мы с Кендаллом и встретимся, думала Джейн. Если до того момента меня не исключат из пансиона!

Ее не исключили, а Кендалл не приехал.

Для Джейн это было сильным ударом, но она сцепила зубы и решила сначала довести до конца затею с пансионом и лишь потом предпринять некоторые действия в отношении Кендалла.

По сравнению с другими воспитанницами она преуспевала. Поочередно из «Хайард-холла» были изгнаны Викки и Энн. Первая за сквернословие, вторая за распущенность. Таким образом, в пансионе остались Джейн, Бекки, Нэнси и Фейт.

В начале шестой, последней, недели обучения каждую из них директриса Лора Пайтон пригласила для персональной беседы. О чем она говорила с Нэнси, Фейт и Бекки, Джейн могла только догадываться, а ей было сделано очень полезное замечание.

– Вы утратили индивидуальность, – сказала Лора Пайтон, строго глядя на Джейн. – У вас наблюдаются определенные успехи, с момента появления здесь вы неплохо продвинулись в своем развитии, преподаватели вас хвалят, да и я считаю, что ваша главная проблема – нечеткое произношение – постепенно исчезает. Все это дает вам шанс выйти в финал и даже стать победительницей, но, повторяю, вы утратили индивидуальность! Ваше желание соответствовать всем выдвигаемым преподавателями требованиям похвально, однако оно делает вас скованной. Вы как будто приобрели налет некой… усредненности что ли. Изменили своему «я». Это большой минус. И, кроме того, это неправильно. Знаете почему? Потому что каждый человек уникален! Подумайте над моими словами и постарайтесь вернуться к себе самой, но, так сказать, на новом уровне. Поверьте, я говорю это потому, что желаю вам добра.

Джейн поверила. В глазах Лоры Пайтон промелькнуло такое выражение, как будто та болеет за нее.

Всю ночь Джейн размышляла обо всем, что случилось с ней за последние несколько недель, и наутро, что называется, проснулась другим человеком. От скованности не осталось и следа. От искусственности тоже. Джейн вернулась к прежним своим привычкам, лишь очистив их от примесей дурного тона. Даже внешне она переменилась в лучшую сторону. Глаза ее заискрились, действия вновь приобрели прежнюю уверенность, в значительной степени усиленную тем, что сейчас она вышла в финал – вместе с Нэнси и Фейт. Бекки к тому времени была исключена с рекомендацией обратиться в наркологическую клинику, где ей помогут избавиться от алкогольной зависимости.

Потом был заключительный прием гостей, на котором роль приглашающей стороны играли истинные хозяева «Хайард-холла», сэр Тимоти Джойс и леди Элизабет. Трое воспитанниц вышли к собравшимся при полном параде, в собственноручно сшитых бальных платьях. Торжественность момента усиливало то обстоятельство, что на приеме присутствовали родители финалисток.

Все очень волновались – девушки, гости, хозяева и даже телевизионщики. В конце вечера преподаватели удалились на совещание, а когда вышли, директриса Лора Пайтон громко объявила:

– Звания «истинная леди» удостоилась… – Она намеренно сделала паузу, затем в звенящей тишине произнесла: – Джейн Кларк!

В ту же минуту грянули аплодисменты.

С Джейн едва не случился обморок – так велико было напряжение праздничного момента. К счастью, родители находились рядом и поддержали ее.

И только когда все бросились поздравлять, она поверила, что действительно одержала победу.

– Молодец, девочка! – сказала Лора Пайтон, вручая ей сертификат об отличном окончании пансиона. – Конечно, на самом деле тебе еще надо немало потрудиться, чтобы стать настоящей леди, но задел у тебя хороший!

Потом Джейн вернулась в Лондон.

На работе ее ждал сюрприз: оказывается, привлеченная более выгодным предложением, Пола Дэвидсон не стала возобновлять контракт с телеканалом «Джей-Эм-Си» и программа «Светские новости» осталась без ведущей.

Некоторое время Джейн продолжала делать прически и макияж другим телеведущим. Продолжалось это до тех пор, пока телекомпания «Брит-ТВ» не начала показывать сериал, смонтированный на основе материала, отснятого в пансионе «Хайард-холл» в рамках очередного тура проекта «Новый Пигмалион».

На следующий же день после того, как зрители увидели первую серию, Джейн вызвал к себе заместитель генерального директора телеканала Ник Уинфрид.

– Вы готовы выполнить свою часть условий нашего договора и принять участие в ток-шоу?

– В каком… – начала было Джейн, но через минуту сообразила, о чем идет речь.

За последнее время в ее жизни произошло столько событий, что она забыла, на каких условиях была отпущена с работы в пансион. Творческий отпуск – кажется, так назвал это Ник Уинфрид, когда Джейн пришла к нему для разговора.

– Ах в ток-шоу! Разумеется, мистер Уинфрид, я приму в нем участие, как только возникнет необходимость. Надеюсь, эта передача поднимет рейтинги нашего телеканала. Да, и спасибо за зарплату, которую мне выдали за время моего отсутствия.

Ник Уинфрид окинул ее пристальным взглядом.

– Гм, а вы в самом деле изменились! Пребывание в пансионе «Хайард-холл» пошло вам на пользу. – Выдержав паузу, он вдруг спросил: – Так кем вы у нас работаете? Осветителем?

– Стилистом. А также делаю телеведущим макияж перед выходом в эфир.

Ник Уинфрид побарабанил пальцами по столу, затем кивнул.

– Хорошо, ступайте пока.

В фильме «Новый Пигмалион» было шесть серий, показывали их каждый день, поэтому неудивительно, что к концу недели прочие сотрудники начали узнавать Джейн на работе. Более того, с ней стали здороваться те, кого она не знала лично.

И только Кендалл по-прежнему не давал о себе знать…

Когда прошла последняя серия фильма, в которой Джейн предстала перед телезрителями во всей красе и одержала победу, ее позвали на съемки популярного ток-шоу Линды Мейсон.

В съемочной студии Джейн встретили аплодисментами. Телеведущая Линда Мейсон лично ввела Джейн в курс дела – рассказала о том, как будут проходить съемки, какие примерно вопросы собирается задать она сама и какие подвохи возможны при общении с сидящей в студии публикой.

Причесывала Джейн ее коллега-стилист, а макияж она сделала себе сама, испытывая при этом какое-то странное, трудно поддававшееся описанию чувство. Впервые не Джейн готовила кого-то к съемкам, а приготовляли ее саму. Она нашла это довольно приятным.

Ток-шоу прошло с большим эмоциональным подъемом. Линда Мейсон преподнесла историю Джейн так, будто той стоило неимоверных усилий преодолеть существовавшую внутри группы воспитанниц пансиона конкуренцию – которой в действительности не было вообще – и добиться первенства.

– Зато сейчас, пройдя весь нелегкий путь к совершенству, Джейн Кларк, девушка из небольшого городка Брэдфолк, графство Суссекс, по праву может называться истинной леди! – бодро произнесла Линда Мейсон заключительную фразу своего рассказа.

Затем, тщательно следя за произношением и построением фраз, Джейн ответила на несколько вопросов и рассказала смешную историю, которая не была освещена в сериале «Новый Пигмалион». После этого какой-то парень задал единственный за все время съемки каверзный вопрос:

– А скажите, Джейн, куда вы ушли из зала с каким-то красавцем – это было, кажется, в третьей серии – и чем занимались с ним вдали от телекамер?

Джейн мгновенно напряглась. Она знала, о чем идет речь, потому что сама с интересом просмотрела весь фильм, заново переживая свое пребывание в «Хайард-холле». Видеть на экране телевизора себя рядом с Кендаллом было для нее испытанием, наверное, более трудным, чем все полтора месяца обучения в пансионе, которое, впрочем, не прошло зря, потому что сейчас она никак не выказала своего волнения.

– Вас гложет любопытство? – в свою очередь с лукавой усмешкой спросила Джейн. – Хорошо, скажу: мы считали звезды, стоя на террасе. Чем еще, по-вашему, можно заниматься в доме, где полным-полно людей и за каждым углом тебя поджидает видеокамера!

Присутствующие, включая задавшего вопрос парня, рассмеялись. Потом зааплодировали…

Позже покидавшую студию Джейн остановил оператор Стив, которого она прекрасно знала, так как он входил в состав съемочной группы, работавшей с Полой Дэвидсон.

– Ты хорошо держалась, поздравляю.

– Спасибо. – Джейн почувствовала, что Стив затеял разговор не ради комплиментов. Так и оказалось.

– Кроме того, ты неплохо смотришься на экране. И за словом в карман не лезешь. В общем, хочу сообщить, что здесь начинают подбирать телеведущую для передачи «Светские новости» вместо Полы Дэвидсон. Я посмотрел все серии шоу «Новый Пигмалион», особенно внимательно последнюю, где снят твой парадный выход в бальном платье. Сегодня видел тебя здесь. Мое мнение: у тебя есть шанс занять место Полы. Единственная проблема – иностранные языки. Очень трудно найти красивую девушку, которая держалась бы на светских мероприятиях как леди и к тому же владела бы иностранными языками.

На миг задумавшись, Джейн спросила:

– Двух достаточно?

В первый момент Стив ее не понял, потом удивленно сморщил лоб.

– Двух чего – языков?

Джейн широко улыбнулась.

– Я свободно говорю по-немецки и по-французски.

Уставившись на нее во все глаза, Стив воскликнул:

– Чтоб я пропал! Неужели ты выучила их за полтора месяца в пансионе?

– Почему, – скромно опустила Джейн ресницы. – Для этого у меня была вся жизнь. Моя мама француженка, родилась в местности, где пролегает граница с Германией. В тех краях все знают немецкий. Меня мама с раннего детства учила французскому и немецкому – просто так, потому что владеет ими сама. Правда, я лучше говорю, чем пишу, но со временем это можно исправить.

Выслушав ее, Стив убежденно произнес:

– Все! Тебе просто необходимо сходить на собеседование! На твоем месте я бы долго не раздумывал – подобный шанс выпадает раз в жизни.

Джейн и сама это понимала.

На собеседование она пошла, специально ради такого случая сменив джинсы и рубашку на деловой, но очень элегантный костюм – приталенный жакет и юбку длиной до середины колен – и надев туфли на высоком каблуке. Со своими красивыми русыми волосами Джейн ничего особенного не делала, просто хорошенько расчесала, а на лицо нанесла неброский дневной макияж.

Кандидатуры претенденток на место телеведущей рассматривали заместитель генерального директора телеканала «Джей-Эм-Си» Ник Уинфрид, а также двое сотрудников, занимающихся исключительно выпуском программы «Светские новости», – режиссер и редактор.

Когда в кабинет вошла Джейн, все трое переглянулись, после чего Ник Уинфрид пожал плечами, а затем кивнул в знак того, что не возражает.

– Что скажешь? – взглянул на Джейн редактор.

Она улыбнулась.

– Могу показать небольшой спектакль.

– Ну давай.

Недолго думая, Джейн взяла со стола черный пластмассовый стаканчик для карандашей и, держа его как микрофон, провела интервью с воображаемым собеседником поочередно на трех языках – французском, немецком и родном, английском. Тем самым она совершенно поразила не ожидавшее ничего подобного начальство.

На самом деле ей это ничего не стоило, так как она просто проделала примерно то, чему воспитанниц учили в пансионе на уроках общения, только тогда они разыгрывали диалоги в паре и не на иностранных языках.

– Примерно так, – с тонкой улыбкой обронила Джейн, закончив свое маленькое шоу.

– Ну и ну… – ошеломленно пробормотал Ник Уинфрид. Затем произнес почти то же самое, что и телеоператор Стив: – Неужели вы овладели языками за… сколько там… два месяца?

Джейн покачала головой и, ставя стаканчик на место, объяснила свою ситуацию.

– Значит, говорите, мама научила? – произнес Ник Уинфрид, глядя многозначительно, но не на Джейн, а на режиссера программы «Светские новости». – И эта девушка работает у вас стилистом?!

– Она не только у нас… – растерянно пробормотал тот. – Она и в других…

– …И у наших конкурентов успевает сниматься, – усмехнулся редактор. – Из компании «Брит-ТВ».

– А те ведь могут и увести! – заметил Ник Уинфрид. Взглянув на Джейн, он спросил: – Предлагали вам продолжить сотрудничество?

Та пожала плечами.

– Пока нет, но…

– Да? – прищурился Ник Уинфрид.

Джейн поняла, что от ее ответа многое зависит: или она навсегда останется на уровне стилиста, или поднимется на более высокую ступень.

Вряд ли будет большим прегрешением, если я немного схитрю! – промчалось в ее мозгу.

В следующую минуту она услышала собственный голос:

– Пока чего-либо конкретного не предлагали. Так, велись ничего не значащие разговоры – и все…

Режиссер посмотрел на редактора, затем они оба переглянулись с Ником Уинфридом, после чего последний произнес:

– Хорошо… э-э… Джейн, можете идти.

– А как же?..

– Не волнуйтесь, вам сообщат.

На следующий день секретарша генерального директора телеканала передала ей копию приказа о ее переводе с испытательным сроком на должность телеведущей программы «Светские новости».

И Джейн начала работать.

14

Она собирала вещи для вылета в Вену на очередную съемку светского мероприятия, когда зазвонил ее мобильный телефон.

С Джейн весь вечер связывались, давая последние наставления, то режиссер, то редактор, поэтому она решила, что кто-то из них снова хочет что-то добавить.

– Да? – произнесла она в трубку, схваченную со стола по пути к открытому платяному шкафу.

– Здравствуй, Джейн.

Она становилась как вкопанная. Никогда еще ей не доводилось слышать голос Кендалла по телефону, однако сомнений быть не могло: это он!

– Здравствуй… здравствуйте, мистер Лоуторн.

Сердце Джейн готово было выскочить из груди, но она собрала воедино все силы и постаралась говорить спокойно, как будто вовсе не ее день и ночь преследовала мысль: почему он не дает о себе знать?

В трубке прошелестел смешок.

– Джейн! Как мне приятно слышать твой голос! Только, умоляю, не начинай все сначала, мы договорились называть друг друга просто по имени.

– Да, конечно, – осторожно произнесла Джейн. – Но с того дня прошло столько времени… – Она постаралась произнести это нейтральным тоном, однако Кендалл сразу распознал завуалированный упрек.

– Джейн, я… как бы это сказать… – В трубке послышался вздох. – Словом, мне потребовался какой-то период, чтобы… прийти в себя, что ли. Осмыслить нашу с тобой ситуацию.

– У нас есть ситуация?

Джейн хотелось, чтобы это прозвучало чуть насмешливо, а получилось – с вожделением! Смущенно зардевшись, она кашлянула и хотела было добавить что-то, позволившее сгладить нежелательный эффект, однако Кендалл опередил ее:

– Не просто есть! Что касается меня, то я увяз в нашей ситуации по уши и, что самое пугающее, мне это нравится! Понимаешь? Мне, который всегда избегал длительных отношений с женщинами!

Джейн облизнула внезапно пересохшие губы, прежде чем пробормотать:

– Вот как? – Это было все, на что она сейчас была способна.

– Джейн… Даже не верится, что я разговариваю с тобой. Мне стоило труда узнать твой телефонный номер. В вашей телекомпании подобной информацией с посторонними не делятся. А Пола Дэвидсон, как выяснилось, больше у вас не работает – я узнал это, когда попросил соединить меня с ней.

– Как же ты раздобыл мой номер? – с любопытством спросила Джейн.

– Его сообщила мне все та же Пола, когда я наконец добрался до нее. – Кендалл на миг умолк, затем быстро произнес: – Солнышко, нам нужно встретиться!

Услышав это, Джейн бросила взгляд на часы, словно намереваясь тут же бежать куда-то, но, к счастью, опомнилась. В который раз на ум ей пришли слова директрисы пансиона Лоры Пайтон – сопротивляйтесь, и мужчины станут вас уважать!

– Да, конечно, – произнесла она как можно спокойнее. – Как-нибудь встретимся. Спасибо за звонок, а сейчас, извини, мне нужно собираться, я завтра уезжаю…

– Джейн! Ты не понимаешь! Я рассказал о тебе своим родителям!

Она замерла.

– Родителям? И что ты им рассказал?

– Это не телефонный разговор, – нетерпеливо обронил Кендалл. – Нужно увидеться!

– Но я действительно завтра уезжаю, – растерянно пробормотала Джейн.

– Куда?

– В Вену, на съемки. – Джейн все еще не могла привыкнуть к тому, что разъезжает по всему свету. Перемены в ее жизни были так стремительны, что она до сих пор не успела избавиться от головокружения. – Там ежегодно проводится оперный бал, куда съезжаются…

– Знаю, – произнес Кендалл.

Ох правда, кому я это рассказываю! – усмехнулась про себя Джейн. Разумеется, Кендаллу известны все места светских тусовок.

В следующую минуту в трубке раздалось:

– Хорошо, увидимся. – После чего связь прервалась.

Джейн положила телефон на стол и грустно усмехнулась. Снова «увидимся»! Последний раз она слышала нечто подобное еще в пансионе…

– Добрый вечер, Джейн.

Не успела она подумать, как одинока на роскошном балу среди кружащихся в вальсе пар, как рядом раздался голос, от звуков которого ее мгновенно охватил трепет. Она обернулась, медленно, будто боясь спугнуть надежду.

Но нет, все было настоящим – рядом действительно стоял Кендалл.

Кендалл? Но как он здесь оказался?!

– Ты?! – выдохнула Джейн и скользнула взглядом по его стройной фигуре.

Он был во фраке, с белым галстуком, как и прочие присутствовавшие на балу мужчины. Выглядел, с точки зрения Джейн, ослепительно. Она вдруг подумала, что еще ни разу не видела Кендалла в обычной одежде, только в такой, которая предназначена для торжественных случаев.

– Я, – улыбнулся Кендалл.

Шагнув вперед, он расцеловал Джейн, как старую знакомую, в обе щеки.

– Ты… тоже приехал на бал? – Она понимала, что вопрос звучит глуповато, ведь и так ясно, что Кендалл приехал, раз стоит перед ней, но из-за смущения не сумела придумать ничего лучше.

Его улыбка стала шире.

– В конце нашего телефонного разговора ты сообщила, что уезжаешь в Вену, на бал, помнишь? А я сказал, что мы увидимся. Вот наша встреча и произошла. – Чуть склонив голову набок, он оглядел Джейн с головы до ног, затем негромко произнес: – Невероятно! Ты еще больше похорошела с момента нашей последней встречи…

Джейн опустила ресницы.

– Благодарю, но, думаю, это просто мое платье производит подобный эффект. Оно…

– Оно замечательно, – кивнул Кендалл, бегло посмотрев на элегантный серебристый наряд и несколько задержав взгляд на области декольте. – Однако для меня важнее то, что оно надето на тебе. – Он порывисто взял руку Джейн и, не обращая ни на кого внимания, поднес к губам.

Она на миг замерла, словно пронзенная электрическим разрядом, затем покосилась по сторонам.

– Зачем ты… на нас, наверное, смотрят!

Кендалл легонько сжал ее пальцы.

– Пусть! Не беспокойся о подобных пустяках. Истинную леди, каковой ты с некоторых пор являешься, – и даже сертификат об этом имеешь! – не должна заботить такая тривиальная вещь, как чужое мнение.

Откуда ему известно о сертификате? – мелькнула мысль у Джейн.

В следующее мгновение она догадалась.

– Ты видел сериал?

Кендалл улыбнулся.

– Конечно. Особенно мне понравилась та часть, где сняты мы с тобой.

– Мне тоже, – тихо призналась Джейн.

Их взгляды встретились. Синие глаза Кендалла сияли, в медвяно-карих глазах Джейн словно застыл вопрос.

– Боже мой, наконец-то мы вместе! – спустя минуту с чувством произнес Кендалл.

Джейн отвела взгляд.

– Ты не очень-то спешил ко мне…

– Я… – Едва начав, Кендалл умолк, словно у него перехватило дыхание от избытка чувств, но быстро справившись с собой, он продолжил: – Я должен был разобраться в самом себе. А без этого не мог сделать никаких шагов тебе навстречу, потому что это было бы нечестно. – Немного помолчав, он добавил: – Этот фильм, «Новый Пигмалион», помог мне принять окончательное решение. И без того я день и ночь думал о тебе, увидев же на телеэкране, укрепился в своих мыслях.

Джейн подняла на него взгляд, затем опустила, но через мгновение подняла вновь.

– О каком решении ты говоришь?

Кендалл вновь стиснул ее руку.

– Скажу, непременно. А сейчас хочу пригласить тебя танцевать.

За несколько секунд до этого симфонический оркестр начал очередной вальс.

Танцевать с Кендаллом! Нечто подобное грезилось Джейн по ночам. Однако реальность превзошла все ожидания: Джейн даже мечтать не могла, что ее желание осуществится в этом роскошном зале!

– Неужели не хочешь? – вкрадчиво произнес Кендалл, не получив ответа сразу.

– Просто я еще не очень хорошо танцую.

– Не беда, достаточно просто двигаться под музыку! – Он вдруг слегка нахмурился, словно вспомнив о чем-то. – А твои коллеги не станут тебя искать?

Джейн качнула головой.

– Они отправились снимать другие залы.

– Прекрасно. Значит, некоторое время нас не побеспокоят. – Кендалл улыбнулся. – Так идем?

– Да.

Собственно, идти никуда не надо было, вальс происходил прямо здесь и сейчас, вокруг двигались пары.

Недолго думая, Кендалл притянул Джейн к себе и заключил в объятия, попутно коснувшись губами щеки.

– Мм… у тебя приятные духи!

Джейн то же самое могла бы сказать о его одеколоне, только не была уверена, следует ли говорить подобное мужчинам. Вместо этого она спросила:

– Ты здесь один?

Во взгляде Кендалла промелькнуло удивление.

– Разумеется. С кем, по-твоему, я должен здесь быть?

Джейн пожала плечами.

– С Вирджинией, например.

– Джейн! – воскликнул Кендалл. – Я приехал к тебе!

С ее губ непроизвольно слетел счастливый вздох.

– Тогда давай танцевать.

С этими словами она прижалась щекой к плечу Кендалла, и он медленно повел ее в вальсе.

Это были минуты чистого блаженства. Прежде Джейн даже не догадывалась, что обыкновенный танец может быть настолько приятен.

Неужели все эти люди испытывают то же самое? – думала она, глядя на скользящих мимо в объятиях друг друга роскошных мужчин и женщин и ощущая тепло и силу тела, к которому сама прижималась сейчас. Если да, то понятно, что влечет всю эту знать на подобные вечера! Теперь стану рассказывать о таких мероприятиях со знанием дела.

Начинаешь рассуждать как профессионал? – насмешливо пискнул кто-то внутри нее. Похвально, похвально. Но не дай работе отрицательно повлиять на твою личную жизнь!

В этот момент Джейн почувствовала, как Кендалл скользнул ладонью по ее спине, остановившись в области талии. В его действии отчетливо ощущался оттенок властности, однако Джейн не испытала по данному поводу никаких отрицательных эмоций. Наоборот, ей даже понравился этот жест собственника – вероятно, потому что принадлежал Кендаллу и был направлен на нее.

Когда вальс кончился, Джейн разочарованно вздохнула. Но через минуту начался новый, и Кендалл, очевидно имея в таких делах немалый опыт, во время паузы даже не выпустил ее из объятий.

Они кружили, кружили по залу, захваченные общим приподнятым настроением, оркестр затихал, потом начинал играть вновь, и Джейн сбилась со счета, сколько туров они с Кендаллом сделали.

Наконец во время очередного короткого периода относительной тишины Джейн сказала с удовлетворенным вздохом:

– У меня уже все плывет перед глазами. Не привыкла я столько танцевать…

Кендалл осторожно убрал с ее лица выбившуюся из высокой прически прядь волос.

– В таком случае отправимся в буфет. Там наверняка найдется какой-нибудь освежающий напиток.

– Да! – подхватила Джейн, сразу сообразив, что ей требуется поскорей утолить жажду. – Напиток – это то, что мне сейчас нужно!

Кендалл взял ее под локоть и повел к выходу.

– Прошу сюда.

Они спустились на этаж ниже, зашли в шикарный буфет, где был накрыт шведский стол, который ломился от деликатесов. Джейн с интересом взглянула на обилие закусок, но ей хотелось не есть, а пить.

– Идем вон туда, – кивнул Кендалл направо. – Я вижу столик со спиртным. Где-то поблизости должны быть и напитки.

Так и оказалось. Взяв два наполненных стакана у официанта, разливавшего крюшон, Кендалл вручил один Джейн, а сам взглянул на выставленные по соседству бутылки.

– Хочешь вина?

Джейн пожала плечами.

– Не знаю. Я хочу пить. Кроме того, только что, во время съемки, я рассказывала, что бокал австрийского вина стоит здесь тридцать…

– Ох, я тебя умоляю! – поморщился Кендалл. – Кстати, ты пила когда-нибудь австрийское вино?

Она усмехнулась.

– Нет.

– Хочешь попробовать?

На минутку задумавшись, Джейн повела бровью.

– А что, пожалуй! Но сначала крюшон…

Она залпом опустошила стакан, и, глядя на нее, Кендалл сделал то же самое. Потом взял два бокала белого вина, один дал Джейн со словами:

– У меня здесь ложа, правда не в лучшем месте, так как я не заказывал ее заранее, но, во всяком случае, мы можем отправиться туда и там нас никто не потревожит.

Ложа!

Джейн никогда не была ни в театре, ни в опере, ни, соответственно, в ложе. Само это слово содержало в себе намек на какую-то важность, вальяжность, высокое общественное положение, знатность, финансовое благополучие и прочее в том же духе.

– Ты не возражаешь против моего предложения?

Возражает ли она?

– Конечно нет.

15

– До этого дня я никогда не бывала в театре, – сказала Джейн, глядя вниз с третьего яруса, где находилась купленная Кендаллом ложа. Из зала были вынесены кресла, и на их месте кружились в танце пары. – Сегодня же попала не просто в театр, а прямо в Венскую оперу! – И рядом со мной находится человек, которого я люблю больше жизни. Разумеется, вслух этого Джейн не произнесла, просто посмотрела на Кендалла сияющим взглядом.

– За это стоит выпить, – негромко заметил тот, поднимая бокал.

Джейн сделала то же самое.

– Ну как, нравится тебе вино? – спросил Кендалл, когда бокал Джейн опустел наполовину.

– Очень… хотя я не большой знаток вин. – С ее губ слетел тихий вздох, затем она улыбнулась. – Какой интересный у меня период жизни, все происходит впервые! При этом я то и дело попадаю в сложные положения…

– Ты неплохо с ними справляешься. Даже моя мать это заметила.

Джейн показалось, что она ослышалась.

– Твоя мать?

Кендалл с улыбкой кивнул.

– Но… – Джейн озадаченно нахмурилась. – Ведь я не знаю ее!

– Зато она тебя знает. И мой отец тоже.

Джейн недоверчиво взглянула на него.

– Не понимаю, как это может быть?

Несколько мгновений Кендалл любуясь рассматривал ее, затем провел по щеке тыльной стороной пальцев.

– Ты сейчас такая красивая. Раскраснелась от танцев, глаза блестят, губы… – Он наклонился и легонько поцеловал Джейн.

Ей стоило большого труда не встать на цыпочки и не обвить его шею руками. Лишь опасение, что он почувствует, какой трепет пробудил в ней вполне невинный поцелуй, удержало Джейн от подобных действий.

– Мы… кхм… говорили о твоих родителях. – Собственный голос показался Джейн хрипловатым, и она кашлянула.

– Да. – Кендалл продолжал разглядывать ее. – Мои родители видели тебя по телевизору.

– Ах вот оно что! – По телу Джейн вновь пробежала дрожь, на этот раз нервного свойства. – Наверное, вы вместе смотрели какую-нибудь из серий «Нового Пигмалиона»?

Он покачал головой.

– Нет, фильм я смотрел один. Нам попалась одна из твоих первых работ в новом качестве.

– Какая? – оживилась Джейн. – Их всего было две, сегодня третья.

– Та, где речь о конных скачках где-то в арабских эмиратах, если не ошибаюсь.

Она кивнула.

– В Дубае. И… что сказали твои родители? – В ожидании ответа Джейн затаила дыхание.

– О передаче ничего не говорили, – усмехнулся Кендалл. – Просто телевизор был включен, и в какой-то момент моя мать заметила на экране одного нашего знакомого. Она указала на него отцу и…

– Кто это был? – быстро спросила Джейн.

– Шейх Мохаммед аль Бахтум.

У Джейн округлились глаза.

– О-о!

Насколько она успела узнать, упомянутый шейх был в эмиратах уважаемым человеком и, кроме всего прочего, покровительствовал конным скачкам, о которых рассказывал тот выпуск передачи «Светские новости».

– В следующую минуту оператор перевел объектив на какую-то даму, которая, как вскоре выяснилось, давала тебе интервью. В конце концов были показаны вы обе, и не успел я вздрогнуть, увидев тебя, как моя мать сказала: «Какая миленькая девушка!».

Джейн нервно провела по губам языком.

– Может, она имела в виду мою собеседницу?

Покачав головой, Кендалл сказал:

– Я спросил у матери – кто? Она ответила – телеведущая. А потом добавила нечто в том духе, что, дескать, сейчас редко встретишь девушку, да еще сотрудницу телевидения, которая умела бы держаться с изяществом леди.

– Она правда так сказала? – с плохо скрываемым волнением произнесла Джейн.

Кендалл улыбнулся.

– Слово в слово. Моя мать любит посетовать на современные нравы, а ты оказалась приятным исключением из общей тенденции. – Сделав сразу несколько глотков вина, как будто ему все еще хотелось пить, он прямо взглянул на Джейн. – Ты продолжала расспрашивать даму о шляпке, которую та приобрела специально для посещения конных скачек, а я в свою очередь спросил мать, правда ли ей так понравилась ведущая телепрограммы. Конечно, ответила она, у девочки приятная улыбка, она следит за произношением и осанкой, со вкусом одета и вообще очень симпатичная. Тогда я сказал, что знаю эту девочку, то есть тебя. И кто же это, спросили меня родители. Моя невеста, ответил я.

Джейн вздрогнула от неожиданности. Несколько мгновений молчала, потом растерянно взглянула на Кендалла.

– Твоя невеста? Но почему ты так сказал?

Он улыбнулся с легким оттенком грусти.

– Потому что ты моя невеста.

– Как это?..

– Ну да, да, я не успел сделать тебе официальное предложение, однако для себя уже все решил. В течение того периода, пока мы не виделись, я размышлял о тебе, о себе, о том, как и для чего мы встретились… Мне трудно объяснить, но ни к одной женщине я не испытывал такой нежности. Когда показывали фильм о воспитанницах «Хайард-холла», я смотрел на экран и испытывал странные чувства. И вдруг в какой-то момент сообразил, что не смогу дальше спокойно существовать без твоего постоянного присутствия в моей жизни. А еще через минуту понял, что… люблю тебя.

Джейн бросило в жар. От внезапного всплеска волнения у нее онемели кончики пальцев, и, не сводя глаз с Кендалла, словно тот мог в любой момент исчезнуть, она механически поставила бокал на стоявший у колонны столик.

– Ты меня… что?

– Люблю! – В синих глазах Кендалла вспыхнули искры. – Я тебя люблю! И прошу стать моей женой.

Неужели это правда? – зазвенело в мозгу Джейн. Человек, которого я люблю, испытывает ко мне те же чувства? Лорд Лоуторн влюбился в дочку бармена и официантки? Просто не верится.

В следующую минуту она услышала собственный голос:

– Ох, Кендалл, я ведь тоже…

– Что? – быстро спросил он.

Все происходящее казалось Джейн сном.

– Тоже… – пролепетала она, чувствуя, что сейчас утонет в этих синих глазах.

Кендалл порывисто шагнул вперед и взял ее за плечи – вернее, попытался взять, забыв о находившемся в руке бокале. Беззвучно выругавшись, он наклонился, поставил бокал прямо на пол, а затем наконец легонько стиснул плечи Джейн.

– Ну же, произнеси это!

От участков, к которым прикасались руки Кендалла, во всех направлениях распространялось тепло, делая Джейн мягче воска.

– Тоже… люблю тебя…

Джейн слышала себя будто со стороны, ей не верилось, что она это сказала.

Зато Кендалл все воспринял серьезно.

– Солнышко! – воскликнул он с нотками восторга в голосе.

Затем наклонился и прильнул к приоткрытым губам Джейн. Поцелуй был полон обоюдной и нескрываемой страсти. Джейн и Кендалл пылали. Окружающее будто перестало для них существовать, само время словно остановилось, и даже бравурные звуки вальса не касались их слуха…

В конце концов им не хватило воздуха.

– Теперь мы все время будем вместе, – задыхаясь произнес Кендалл. – Ведь ты станешь моей женой?

Еще бы!

– Да… – мечтательно прошептала Джейн.

И вдруг в ее мозгу вспыхнуло: боже мой, что я делаю, это сумасшествие!

– Нет! – воскликнула она, одновременно предприняв попытку отстраниться от Кендалла.

Тот не ожидал ничего подобного и выпустил ее, но в следующую же минуту притянул к себе вновь.

– Как нет? Почему? Ведь ты только что сказала, что любишь меня?

– Люблю… – выдохнула Джейн.

– Так в чем же дело? – Кендалл волновался и не скрывал этого.

Она провела языком по раскрасневшимся после поцелуя губам.

– Любовь – это одно, а брак – другое.

Кендалл нахмурился.

– Прошу тебя, только давай без банальностей. Если тебя что-то смущает, скажи прямо. – После короткой паузы он спросил: – Может, ты не уверена в моих чувствах?

Как раз в них Джейн не сомневалась. Конечно, она еще мало общалась с Кендаллом, но верила, что он абсолютно искренен с ней.

– Нет, дорогой, – сказала Джейн, нежно погладив его по щеке. – Я знаю, что ты меня любишь точно так же, как и я тебя. Но между нами лежит бездна. Впрочем, ты сам прекрасно это понимаешь.

Кендалл гневно сверкнул взором.

– Думаешь, что-то способно помешать мне жениться на тебе?

– Тише, успокойся. Я так не думаю. Но у тебя есть родители.

– Я самостоятельный, финансово независимый человек, – хмуро заметил Кендалл.

Джейн вздохнула.

– Очень хорошо. А как быть с родственным общением? Не придется ли тебе нарушить связь с родными людьми, если они воспротивятся нашему браку?

Повисло молчание, которое вскоре нарушил Кендалл:

– Конечно, отца с матерью ждет известного рода шок, но я почти уверен, что в конце концов они согласятся с моим выбором. Кстати! – воскликнул он, спохватившись. – Ведь моя мать приглашает тебя к нам, в Селтбери! Отец тоже хочет с тобой познакомиться.

На миг задумавшись, Джейн печально улыбнулась.

– Они приглашают телеведущую с манерами леди, а не простушку, чудом вытащившую счастливый билет. Ведь ты не сказал, кем я являюсь на самом деле? – Кендалл промолчал, и она вновь вздохнула. – Вот видишь… Нет, пока твои родители не узнают правды, мы не можем всерьез обсуждать женитьбу.

Кендалл скрипнул зубами.

– А если бы я не имел титула и был… как бы это назвать… обычным парнем, ты вышла бы за меня?

– Да, – не раздумывая ответила Джейн.

Кендалл порывисто прижал ее к груди. Некоторое время они стояли так, обособившись от огромного, многолюдного, наполненного музыкой оперного зала.

– Давай вернемся к этому разговору позже, – сказала Джейн. – Я дам тебе диск с фильмом «Новый Пигмалион» – телекомпания «Брит-ТВ» недавно прислала мне копию как победительнице тура, – ты покажешь его родителям, а потом поговорим.

– Хорошо, – неохотно согласился Кендалл. – Но знай, в любом случае я намерен жениться на тебе!

В эту минуту Джейн кое о чем вспомнила.

– А как же Вирджиния? – спросила она, подняв лицо и напряженно глядя на Кендалла.

Он ответил недоуменным взглядом.

– А что Вирджиния?

– Ведь она считает себя твоей невестой. У меня до сих пор стоит в ушах ее возглас: «Помни, что сказала бабушка!».

Кендалл мгновенно вспыхнул. По-видимому, любое упоминание о Вирджинии выводило его из равновесия.

– Мне безразлично, какие планы она строит. Это ее проблемы. Вообще, думаю, тут все гораздо прозаичнее, чем выглядит со стороны. Скорее всего, Вирджинию интересуют деньги нашей семьи, мои в частности. А бабушка ее только тем и занималась в конце жизни, что всех женила и выдавала замуж.

– Нахалка! – вдруг произнесла Джейн неожиданно для себя самой.

Кендалл улыбнулся.

– Это ты о Вирджинии?

– О ком же еще! Почему она считает, что больше достойна тебя, чем я? Только потому, что я простолюдинка? А что такого она сделала, чтобы добиться твоего расположения? Ей достаточно было просто родиться в знатной семье, и больше она палец о палец не ударила. А я прошла такой путь! Думаешь, легко было учиться в пансионе? Я… я… ощипывала фазана! – с надрывом воскликнула Джейн. – Ты хоть представляешь, что это такое?

Кендалл рассмеялся.

– Ты прелесть! Гм, так, значит, у тебя были на мой счет планы?

– Конечно,

– Старушки уже нет в живых, – напомнил ей Кендалл, с интересом наблюдая за Джейн.

– Тем более!

Джейн собиралась добавить еще что-то, но краем глаза заметила кого-то внизу, в зале.

– Ой, меня ищут! Оператор Стив с помощником. А который час?

Кендалл отодвинул манжету.

– Начало пятого. Наверное, уже светает.

– Как быстро пролетело время! Впрочем, столько событий… Меньше всего ожидала, что мне сделают предложение в Венской опере! Все, пора бежать, нам предстоит снять, как гости разъезжаются по домам.

– А потом я отвезу тебя в… Где ты там остановилась?

– Хорошо-хорошо… Как я выгляжу?

– Замечательно! Как девушка, которой только что предложили руку и сердце.

Джейн шагнула было к Кендаллу, но передумала и побежала к двери. На полдороге остановилась, повернула обратно, нежно поцеловала Кендалла в губы и тут же метнулась к выходу.

– Встретимся у парадного подъезда!

– Как скажешь, дорогая.

Кендалл произнес это в пустоту: Джейн уже не было в ложе. Минуту постояв, он наклонился за стоявшим на полу бокалом и залпом допил вино.

На его губах медленно образовалась победная улыбка.

16

По окончании съемок Джейн помахала оператору Стиву и его помощнику рукой и направилась в другую сторону, к ожидавшему ее у арендованного «ауди» Кендаллу.

Пока Джейн шла, Кендалл рассматривал ее влюбленными глазами, а когда приблизилась – поцеловал, будто они не виделись неизвестно сколько времени.

– Куда тебя отвезти? – спросил он, выводя автомобиль на пустынную в этот ранний час улицу.

– В гостиницу. – Джейн назвала адрес.

После этого воцарилось молчание. В городе тоже было тихо, жители спали, лишь кое-где встречались люди, выгуливавшие собак. Минут через пять Джейн принялась искоса поглядывать на Кендалла, а затем спросила:

– О чем ты думаешь?

Он повернулся к ней, отведя взгляд от дороги, на которой, впрочем, практически отсутствовал другой транспорт.

– О тебе.

Джейн смущенно опустила ресницы.

После этого Кендалл бегло взглянул вперед, снова повернулся к ней и медленно добавил:

– Я… безумно хочу пригласить тебя к себе в отель, но не решаюсь.

Щеки Джейн порозовели. Разумеется, она понимала, о чем идет речь. Более того, ей самой очень этого хотелось. Разве не она сгорала по ночам от страсти, мечтая оказаться в объятиях Кендалла? И вот сейчас грезы превращались в реальность, достаточно было лишь иметь смелость принять ее.

Неужели и в такую минуту, следуя совету Лоры Пайтон, мне следует сопротивляться? – промчалось в голове Джейн. А если поддамся, Кендалл не станет меня уважать? Хм, но в таком случае получается, что все супруги не уважают друг друга… Подумав еще немножко, Джейн взглянула на Кендалла.

– Разумеется, я ни на чем не настаиваю, – хрипловатым от волнения голосом заметил он. – Можем подождать до свадьбы… если хочешь. – Последние слова он произнес, подавив вздох.

– Хочу, – сказала Джейн. – Сейчас!

Кендалл нашел ее руку и сжал.

– Ты уверена?

Всего мгновение они смотрели друг другу в глаза, но от интенсивности этого взгляда у Джейн выступили слезы.

– Да.

– Тогда я разворачиваюсь.

Через несколько минут они подкатили к гостинице «Ритц».

– Хорошо повеселились? – улыбнулся портье, выдавая Кендаллу ключ от номера.

Поглощенная тем, что происходило сейчас между ней и Кендаллом, Джейн не сразу поняла вопрос. Но потом проследила за взглядом портье и сообразила, что тот имеет в виду. Она в сильно декольтированном бальном платье и Кендалл во фраке выглядели превосходной парой, которая возвращается под утро с какого-то светского мероприятия. Как, собственно, и было на самом деле.

– Да, мы чудесно провели время, – ответил Кендалл, обвивая рукой талию Джейн и притягивая ее к себе. – Правда, дорогая?

– Да, дорогой.

Не успели они перешагнуть порог номера, как Кендалл стиснул Джейн в объятиях и жадно припал к ее губам. Она не менее лихорадочно обвила его шею руками и прильнула к нему всем телом. Они слились в долгом страстном поцелуе, который еще сильнее раздул пылавшую в обоих страсть. Джейн сотрясала крупная дрожь. Она даже не подозревала, что способна на столь очевидное проявление чувственности.

Кендалл тоже весь горел.

– Я хочу тебя… сейчас… сию минуту! – шептал он, покрывая обнаженные плечи и грудь Джейн жаркими поцелуями.

– Ох, Кендалл… – простонала снедаемая желанием Джейн.

В этом восклицании было столько нетерпения, что Кендаллу осталось лишь подхватить ее на руки и отнести в спальню. Там возникла небольшая заминка, пока, спеша и путаясь в одежде, они раздевали друг друга. Затем Кендалл бережно уложил Джейн на кровать, чтобы тут же продолжить обжигающие ласки.

В какой-то момент он властно раздвинул бедра Джейн, а еще через мгновение она впилась в его плечи пальцами и застонала от наслаждения, вызванного восхитительным ощущением полного единства…


– Вот, держи, – сказала Джейн, вынимая из сумочки пластиковый футляр, в котором находился диск с копией последнего сериала «Новый Пигмалион». Из аэропорта Гатвик они с Кендаллом специально заехали в Вест-Илинг, где до сих пор жила Джейн, чтобы она захватила фильм, прежде чем отправиться на работу. Сейчас оба сидели в «ягуаре» Кендалла возле здания, где размещалась телекомпания «Джей-Эм-Си». – Пусть твои родители увидят это, а потом… – Она вздохнула. – Не знаю, что произойдет потом.

Кендалл наклонился к ней и поцеловал в щеку.

– Все будет хорошо.

– Ох, хорошо бы! – Джейн вышла из «ягуара», захлопнула дверцу и послала Кендаллу воздушный поцелуй. – Жду твоего звонка.

Кендалл не тронулся с места до тех пор, пока она не поднялась по ступенькам и не скрылась за дверью, помахав ему напоследок рукой.

Он позвонил на следующий день.

– Здравствуй, солнышко! Как поживаешь?

– О-о… – протянула Джейн. – Вся на нервах, извелась совсем.

Кендалл встревожился.

– Что-то случилось?

– Конечно!

– Что? – с еще большим беспокойством спросил он.

– То есть как? Ты не понимаешь?

– Не-ет, – озадаченно протянул Кендалл.

– Боже ты мой, ведь я жду известия о том, чем кончился просмотр фильма! Что скажут твои родители! – Услышав в собственном голосе истерические нотки, Джейн умолкла, затем произнесла более спокойно: – Прости, что я так на тебя напустилась. Уже сутки я словно на иголках. Вздрагиваю от каждой телефонной трели. Все мерещится, что ты позвонишь и скажешь – все, дорогая моя, забраковали тебя мои родители, не устраиваешь ты их в качестве невестки!

Кендалл негромко рассмеялся, однако через мгновение осекся.

– Хм! Извини. В действительности дела обстоят несколько иначе.

– Понятно, – мрачно протянула Джейн.

– Что?

– Все еще хуже, чем я предполагала.

– Да нет же! С чего ты взяла?

– Как будто не с чего! Ведь это напрашивается само собой: жених из знатной семьи, невеста из обыкновенной. Впрочем, все уже тысячу раз обсуждалось, и результат ясен заранее.

– Ошибаешься, все оказалось совсем не так, как можно было предположить.

Джейн притихла.

– А как?

– Ну, как мы и договаривались, я показал фильм родителям. Но сначала провел небольшую подготовительную беседу, сказал, что в качестве своей жены вижу только тебя, и больше никого. Упомянул также о том, что тебя беспокоит их мнение. И что ты не дашь мне окончательного ответа до тех пор, пока не будешь уверена в их благосклонном к тебе отношении.

– И что они? – несмело спросила Джейн.

– Должен сказать, на них произвела впечатление твоя щепетильность. Отец заметил, что это признак хорошего тона.

– А мать?

– Она спросила, это точно та девушка, которую мы видели в роли телеведущей. Я ответил: да, можешь не сомневаться, она работает на телеканале «Джей-Эм-Си».

– А что было дальше?

– Я поставил в плеер диск и показал фильм «Новый Пигмалион», сопровождая пояснениями о том, что это за проект, какова цель пансиона «Хайард-холл» и какими качествами должна обладать претендентка на звание истинной леди. Как ни странно, мои родители с интересом посмотрели все серии и были впечатлены.

– Они… высказали какое-то мнение? – осторожно спросила Джейн.

– На отца произвел впечатление пройденный тобой путь. В характере этой девушки есть стержень, заметил он. Мама была более сдержанна, ничего конкретного не говорила, зато подтвердила желание видеть тебя в нашем доме – скажем, в ближайший уик-энд. Если не возражаешь, конечно.

– Что ты! Как я могу… Для меня большая честь… Я даже не знаю… И вообще я… – Окончательно запутавшись, Джейн умолкла. От волнения у нее заломило виски.

Кендалл вновь тихо рассмеялся.

– Просто скажи, принимаешь приглашение?

– Разумеется!

– В таком случае в субботу я заеду за тобой и отвезу к нам в Селтбери.

– Какая форма одежды? – машинально произнесла Джейн. Этот вопрос она неизменно задавала перед выездом на съемку какого-нибудь светского раута.

– «Белый галстук», – сказал Кендалл.

Джейн принялась мысленно прикидывать, какой наряд лучше всего подойдет для данного случая, потом вдруг сообразила: что-то тут не то!

– Постой, у вас намечен официальный прием?

– В твою честь, – улыбнулся Кендалл. Затем насмешливо произнес: – Солнышко, опомнись, ты не работать едешь, а отдыхать. Маленькая семейная встреча, не более того. Оденься, как хочешь, как тебе удобно, это не имеет значения.

Еще как имеет! – усмехнулась про себя Джейн. А вслух произнесла:

– Говоришь, отдыхать? Хорош отдых, когда меня уже сейчас бросает в дрожь при мысли, что скоро я предстану перед твоими родителями.

– Напрасно беспокоишься. Мои мать с отцом воспитанные люди, так что в нашем доме тебя никто не обидит. Лучше скажи, в котором часу за тобой заехать?

– Не знаю… Вообще-то время назначают хозяева, а не гости.

– Хм, верно. Ну, обед накроют часов в шесть, а до того мы прогуляемся! Я покажу тебе поместье, конечно если ты этого захочешь.

– Уже сейчас сгораю от любопытства!

– В таком случае, солнышко, жди меня в субботу, в начале второго. Целую!

В трубке зазвучали короткие гудки, и Джейн нажала на кнопку отбоя.

Надену обновку, решила она, подразумевая купленное недавно пестрое платье из набивного шелка-сырца. И красиво, и не официально. Конечно, удобнее всего мне было бы в джинсах, особенно с точки зрения сохранения индивидуальности – на чем особенно настаивала в пансионе Лора Пайтон, – но, думаю, сейчас не тот случай. Все-таки речь идет первом совместном ужине с родителями Кендалла.

Джейн прижала к пылающим щекам ладони. Боже правый, неужели все постепенно пришло к тому, что она задумала тогда – в тот день, когда впервые увидела Кендалла перед началом благотворительного бала, который должна была освещать в передаче телеведущая Пола Дэвидсон!

Сколько с тех пор всего произошло… Иногда Джейн казалось, что она прожила одну жизнь, а затем незаметно для себя начала другую. И ей все еще странно было, что окружающие воспринимают это как нечто само собой разумеющееся. В отличие от них Джейн все никак не могла избавиться от ощущения, будто некие высшие силы внедрили ее в чуждые сферы в качестве стороннего наблюдателя, но потом ситуация начала развиваться по неожиданному сценарию, после чего игра превратилась в реальность.

И вот Джейн собирается выйти замуж за человека, в которого влюбилась с первого взгляда.

В этом не усматривалось бы ничего особенного, если бы ее возлюбленный не был лордом Лоуторном, а она – никому не известной Джейн Кларк!

Но как же ей хотелось, чтобы Кендалл Лоуторн в самом деле стал ее мужем…

Они создали бы свой дом, семью, родили детей и прожили бы долгую счастливую жизнь.

Сердце Джейн сладко сжалось: ее мечты вот-вот осуществятся. Родители Кендалла – самое слабое звено в дерзком плане замужества – оказались хорошими людьми. Конечно, не стоило питать иллюзий на этот счет: их больше интересует счастье сына, чем потенциальная невестка. Однако они все же не отвергли ее с самого начала, хотя могли бы. Еще как могли бы!

Размышляя обо всем этом, Джейн подошла к висевшему на стене ее меблированной комнаты зеркалу и долго всматривалась в свое отражение. До тех пор пока воображение не пририсовало рядом Кендалла и троих милых деток – двух мальчиков и одну девочку.

Пусть так и будет! – подумала Джейн, шмыгнув носом: от избытка чувств на ее глазах выступили слезы. Пусть так и будет…

Затем, смахнув со щеки капельку соленой влаги, она вынула из шкафа – дверца которого скрипела так, что наверняка было слышно всем соседям, – шелковое, с набивным рисунком платье и включила утюг. Нужно подготовить наряд к субботе, чтобы в самый ответственный день своей жизни быть во всеоружии.

Думая так, Джейн даже не подозревала, какой жуткой реальностью порой оборачивается безобидная на первый взгляд иносказательная фраза…

17

– Нет, солнышко, мы не спустимся в этот живописный, как ты его назвала, овражек. И вообще, я жалею, что привез тебя сюда.

Сегодня Кендалл был в синих джинсах и светлой рубашке-поло. Когда он приехал за Джейн, чтобы доставить ее в поместье, она подумала, что наконец-то увидела его в «человеческой» одежде.

– Почему? – удивилась она. – Здесь так интересно, сосны необычно растут, под наклоном – непонятно только, как они не падают!

– У них мощная корневая система, – неохотно пояснил Кендалл, беря Джейн под руку и потихоньку направляя в противоположную от оврага сторону. – Она-то и держит их в подобном положении. Несколько лет назад, во время бури, эти сосны были повалены ветром. С тех пор так и растут.

– Куда ты меня тащишь?! – воскликнула Джейн.

– Здесь есть более интересное место, я перепутал тропинку. Сейчас возьмем правее и выйдем к речушке, которая образовывает маленький водопад.

По пути в родовое поместье Лоуторнов Селтбери, Кендалл свернул на грунтовую дорогу, чтобы показать красивый уголок примыкающего к их землям леса.

– А почему мы не можем сначала спуститься к соснам? – оглядываясь на овражек, спросила Джейн. – Оттуда веет таким приятным ароматом!

– Это хвоя разогрелась на солнце, – пояснил Кендалл. – Идем, возле речки тоже много сосен.

Джейн недоуменно сморщила лоб.

– Не понимаю, тебе здесь не нравится? Тогда зачем ты привез меня сюда?

Кендалл взглянул на нее, затем улыбнулся и чмокнул в нос.

– Ты такая забавная, когда хмуришься.

Она покачала головой.

– Не уходи от ответа.

– Ладно. Мне не хотелось говорить, но раз уж так получилось… Этот буерак очень нравится Вирджинии. Она называет его «наше местечко» и тащит меня сюда при каждой возможности. Вернее, тащила, – поправился Кендалл. – Сейчас я избегаю ее еще больше, чем раньше. – В его глазах промелькнуло озабоченное выражение. – Надеюсь, узнав о нашем с тобой намерении пожениться, она переключит внимание на кого-нибудь другого.

– И что она так привязалась к тебе?! – в сердцах воскликнула Джейн, устремляясь по тропинке, ведущей в сторону от буерака.

Кендалл придержал ее за локоть.

– Осторожно, не споткнись! Видишь, корень дерева выступает из-под земли. А Вирджиния… Что ж, она капризна, избалованна, не привыкла к отказам. С такими людьми всегда сложно, особенно если они вобьют себе что-то в голову. Но давай оставим эту тему, не хочу говорить о Вирджинии, когда я с тобой.

– Кажется, я слышу шум воды, – заметила Джейн.

Кендалл кивнул.

– Правильно. Еще один поворот – и мы выйдем к речке.

Через минуту-другую впереди между деревьями образовался просвет, и Джейн невольно ускорила шаг. Тропинка добежала до речного бережка и кончилась.

– А где же водопад? – спросила Джейн, и тут же увидела его.

Конечно, это не был водопад в прямом смысле слова. Просто узкая речушка внезапно обрывалась на каменистом, поросшем редкими соснами холме и ее воды падали вниз с высоты ярда три, продолжая течь дальше, к тому месту, где стояли Джейн и Кендалл.

– Как красиво… – зачарованно прошептала Джейн.

Кендалл кивнул.

– Обожаю этот уголок. Кроме того, здесь недалеко есть заросли ежевики.

– По-моему, вид здесь не хуже, чем там, откуда мы пришли. Не понимаю, почему Вирджинии больше нравится буерак.

– Я тоже не понимаю. Вероятно, это что-то подсознательное. Впрочем, у меня нет никакого желания подвергать вкусы Вирджинии психоанализу. Меня больше интересует кое-кто другой!

С этими словами Кендалл нежно обнял Джейн. Несколько мгновений они стояли, молча глядя друг другу в глаза и испытывая чувство, очень похожее на счастье.

Наконец Кендалл ласково провел кончиками пальцев по щеке Джейн.

– Ты не представляешь, как мне приятно видеть тебя здесь, в этом уголке леса, куда я частенько приходил еще в детстве. У меня такое ощущение, будто ты принадлежишь этим местам, как и я сам, просто в силу разного рода причин временно отсутствовала здесь.

– О, Кендалл…

Джейн потянулась к нему, и они стали целоваться – в последнее время это было их излюбленное занятие. Они целовались, когда и где только возможно, и в конце концов все завершалось постелью.

Нечто подобное чуть не произошло и здесь. Правда, постели тут не было, зато манила густая сочная трава, и лишь осознание предстоящей встречи с родителями Кендалла удержало ее от соблазна предаться страсти прямо на речном берегу.

– Нет, мы не должны, – слегка охрипшим от прилива желания голосом произнесла Джейн, когда Кендалл попытался увлечь ее на траву. – Нас ждут…

– Еще есть время, – отвечал он в перерывах между поцелуями.

– Думаю, ты ошибаешься, мы уже долго гуляем по лесу.

Но так как Кендалл не выказывал намерения остановиться, Джейн пришлось воззвать к его здравомыслию:

– Дорогой! Пожалуйста, проверь который час. Очень не хочется опаздывать к твоим родителям. Ведь первое впечатление способно оказать влияние на дальнейшее развитие моих с ними отношений.

Существовала еще одна причина, побудившая Джейн остановить Кендалла, но говорить о ней ей не хотелось, потому что речь шла о платье, которое непременно помялось и испачкалось бы, если бы они улеглись на траву. Приехать к лорду и леди Лоуторн в измазанной одежке? Нет уж, спасибо!

Взглянув на наручные часы, Кендалл разочарованно вздохнул.

– Ты права, времени осталось меньше, чем я думал. Что ж, отправимся дальше.

По тем же тропинкам, которые привели их сюда, они вернулись к оставленному на лесной опушке джипу. Затем Кендалл вывел автомобиль на шоссе.

– Я сделал небольшую петлю, чтобы показать тебе тот маленький водопад, поэтому мы подъедем к Селтбери с запада, а не с севера, как обычно, зато по пути можно заглянуть на конюшню. Хочешь?

Джейн оживленно повернулась к нему.

– Правда? Очень хочу! Давно не видела лошадей.

Удивленно взглянув на нее, Кендалл спросил:

– А что, ты имела с ними дело?

– Да так, приходилось, – усмехнулась Джейн. – Еще когда училась в школе, подрабатывала в одной фермерской семье, потому что хотела купить джинсы.

– Вот как? Хм, надо же… Может, ты и ездить верхом умеешь?

Джейн снисходительно усмехнулась.

– Как-нибудь покажу.

– Ну и дела! – зачарованно протянул Кендалл. – Выходит, ты даже больше леди, чем Вирджиния. Считается, что девица из знатной семьи обязана уметь ездить на лошади, а Вирджиния их на дух не переносит. И боится вдобавок. Так кто из вас настоящая леди?

Джейн пожала плечами.

– Я.

И они с Кендаллом рассмеялись.


На конюшне Джейн больше всего понравился серый в яблоках, с белой гривой жеребец по кличке Грей. Она никогда не видела таких красавцев, разве что на картинках или по телевизору. Другие лошади тоже были хороши, но этот…

Угостив красавца ломтем хлеба, который дал конюх Дик, Джейн потом долго еще оставалась рядом. Гладила жеребца по шее, похлопывала по боку, говорила ласковые слова. Потом спросила у Кендалла:

– Можно мне когда-нибудь прокатиться на нем?

– Хоть сейчас, – улыбнулся тот. – Вон седла висят. Вижу, вы с Греем быстро поладили!

– Сейчас нельзя, – вздохнула Джейн. – Не тот случай, да я и одета не для скачек.

– Значит, в другой раз. Вот поженимся, переселишься сюда, тогда и…

– Я… – Джейн расширила глаза, затем покосилась на конюха Дика, который сразу вежливо отошел в сторонку, пряча усмешку в усах, – сюда?!

Кендалл повел бровью.

– Не мне же к тебе переселяться. К тому же я не собираюсь жить в дешевых меблирашках. Там тебе одной тесно, а как мы разместимся вдвоем? Потом детишки пойдут, им простор нужен, чтобы было где спать, играть, ну и все такое… Нет, лучше ты сюда переедешь.

По веселому блеску синих глаз Кендалла было ясно, что он шутит. Однако при упоминании о детишках Джейн притихла и мечтательно улыбнулась. Разве не о том же совсем недавно думала она сама?

– Да, детям здесь было бы хорошо, – невольно слетело с ее губ.

– Рад, что ты меня понимаешь.

Джейн и Кендалл вновь посмотрели друг на друга и рассмеялись.

Боже мой, как хорошо! – проплыло в мозгу Джейн. Вот оно, счастье! Поженимся, и все у нас будет замечательно. Только бы родители Кендалла не воспротивились…

– Ну, поедем дальше? Хозяйство у нас большое, достопримечательностей много, на досуге я тебе все покажу. А сейчас…

– Да-да, – спохватилась Джейн. – Пора!

18

Сделав полукруг перед парадным подъездом, Кендалл остановил джип, помог Джейн выйти и потом поддерживал под локоток все время, пока они поднимались по мраморным ступенькам крыльца.

В дверях их уже встречала средних лет горничная. Судя по улыбке она была в курсе того, что Кендалл привезет сегодня знакомить с родителями девушку, которую собирается назвать своей женой.

– Добрый вечер, – сказала она. – Входите, пожалуйста. Вас ждут.

В холле было сумрачно и прохладно. Шаги гулко звучали по мраморным плитам пола.

– Я безумно волнуюсь! – шепнула Джейн, на ходу потянувшись к уху Кендалла.

Тот молча сжал ее холодные пальцы.

Дверь гостиной была открыта. Человек, лицом и осанкой очень напоминавший Кендалла, только старше, встал с кресла и радушно раскинул руки.

– Милости просим! Рад приветствовать вас в Селтбери.

– Познакомься, папа, это Джейн. А это мой отец, сэр Дейв Лоуторн.

Немного подумав, Джейн протянула руку. И по тому, как сэр Лоуторн пожал ее, поняла, что все сделала правильно. Это придало ей уверенности.

– А где мама? – спросил Кендалл.

– Она… немного задерживается, – с некоторой заминкой произнес сэр Лоуторн.

Кендалл слегка нахмурился.

– Что-то случилось?

– Нет, просто она еще не готова. – Сэр Лоуторн взглянул на Джейн и улыбнулся, словно извиняясь. – Какие-то проблемы с прической. В данный момент ждем парикмахершу из Тонфорда.

– Это ближайшая деревня, – пояснил Кендалл.

Парикмахершу!

В этой информации Джейн усмотрела для себя некий шанс.

– Но что-то она задерживается, – добавил сэр Лоуторн, бросив взгляд на стоявшие в углу массивные напольные часы. – А между тем скоро подадут обед…

Пора действовать! – вспыхнуло в мозгу Джейн.

– Возможно, я могу чем-то помочь? – произнесла она, взглянув на Кендалла.

– Ты? Ах да! Действительно можешь.

– Так не проводишь меня к… э-э… своей маме?

– А что, стоит попробовать, – задумчиво протянул Кендалл. – Джейн может все уладить, – мимоходом объяснил он отцу.

Пока поднимались на второй этаж, Джейн прошептала:

– Я до сих пор не знаю, как зовут твою маму!

– Леди Меган Лоуторн. Вон ее комната, где открыта дверь и откуда только что вышла горничная.

– Хорошо. Только ты останься снаружи, я сама все сделаю.

Кендалл пожал плечами.

– Как скажешь. Успехов!

– Спасибо. – На всякий случай Джейн суеверно скрестила пальцы.

Коротко постучав по дверному косяку, она сразу вошла.

– Наконец-то! – воскликнула сидевшая перед зеркалом миловидная дама в элегантном льняном платье. – Вы парикмахер?

– Сейчас это называется «стилист», – улыбнулась Джейн. – Здравствуйте.

– Да-да, – озабоченно разглядывая свое отражение, пробормотала мать Кендалла. – Сделайте что-нибудь! Я сама ничего не в состоянии придумать. И вообще, мне сегодня абсолютно не нравится мое лицо. Эти морщинки… – Она провела пальцами по лбу, словно пытаясь что-то стереть.

Джейн не потребовалось много времени, чтобы сориентироваться.

– А вы не пробовали изменить прическу? – спросила она, становясь позади леди Лоуторн и глядя в зеркало. – Сейчас у вас пробор посередине и лоб открыт. А если сделать челку… примерно вот так… Видите? Совсем другое дело.

– И правда, – с робкой надеждой слетело с губ леди Лоуторн. – В детстве у меня была челка.

Джейн кивнула.

– Вы сразу будто сбросите несколько лет. Что, рискнем? – щелкнула она ножницами, очень кстати оказавшимися на трюмо.

– Пожалуй! Сегодня мне нужно хорошо выглядеть, потому что предстоит важная встреча.

Через несколько минут все было готово. Напоследок Джейн взбила локоны и покрыла лаком для волос.

– Взгляните, леди Лоуторн! По-моему, так лучше.

У той непроизвольно приподнялись в улыбке уголки губ.

– Гораздо лучше! И можешь называть меня просто Меган. Если не возражаешь, я стану вызывать тебя, когда возникнет необходимость.

– С удовольствием помогу, леди… Меган.

Та еще несколько мгновений продолжала разглядывать себя в зеркале, затем довольно рассмеялась.

– Как девочка! Спасибо, дорогая.

В этот момент на пороге появился Кендалл.

– Вижу, все в порядке, вы познакомились?

Леди Лоуторн быстро повернулась к Джейн.

– Кстати! Как тебя зовут?

– Что значит… – начал было Кендалл, но не успел договорить.

– Джейн, – сказала Джейн.

– Что ж, будем знакомы. – Леди Лоуторн прищурилась. – Мы случайно раньше не встречались?

– Это Джейн, мама! – с нажимом произнес Кендалл.

– Я слышу, слышу… – Леди Лоуторн вдруг умолкла и вновь пристально взглянула на Джейн. – Что? Ты… вы невеста моего сына?

– Можно на «ты», – улыбнулась та, становясь рядом с Кендаллом.

Леди Лоуторн с укоризной взглянула на него.

– Сынок, почему ты не сказал, что Джейн работает парикмахером в нашей деревне?

Кендалл и Джейн переглянулись.

– Потому что она работает телеведущей, мама! На канале «Джей-Эм-Си».

– Ох, я совсем запуталась! – Леди Лоуторн взмахнула в воздухе рукой, затем шагнула к Джейн и церемонно обняла. – Здравствуй, дорогая! В жизни ты еще красивее, чем на телеэкране.

– Вот! – радостно воскликнул Кендалл. – Что я говорил!

– Простите, мэм, обед готов. – В комнату заглянула горничная. – Прикажете подавать?

– Разумеется! Мы все голодны…


Когда сэр Лоуторн увидел входивших в гостиную и оживленно беседовавших Джейн, Кендалла и собственную супругу, в его глазах отразилось изумление. Но не по поводу того, что все трое быстро нашли общий язык.

– Меган! – воскликнул он, приближаясь и целуя руку жене. – Дорогая, ты ли это?

– Удивительно, правда? – подхватила она. Затем рассмеялась. – Знаешь, я приняла Джейн за парикмахера!

– Я действительно работала некоторое время стилистом, – сказала Джейн. – Или парикмахером, если хотите.

– У вас талант! – сказал сэр Лоуторн, не сводя глаз с жены.

Кендалл обнял Джейн за плечи и поцеловал в висок.

– Больше не волнуешься? Видишь, я говорил, что все будет хорошо.

В этот момент со двора донесся звук захлопнувшейся автомобильной дверцы.

– Парикмахерша приехала, – усмехнулся Кендалл.

Джейн вздохнула.

– Опоздала, бедняжка.

Но всех ждал сюрприз.

– Баронесса Вирджиния Шелл! – объявила горничная.

Едва успев договорить, она была отодвинута в сторону стремительно шагнувшей в гостиную Вирджинией.

– Здравствуйте, здравствуйте… тетушка Меган, дядюшка Дейв и ты, дорогой… – Последнее предназначалось Кендаллу. Разумеется, Вирджиния заметила и Джейн, но даже глазом не моргнула. – Простите, что без предупреждения. Я на минутку, по-родственному. Была неподалеку, дай, думаю, заеду! Оставила у вас на днях сумочку, а она мне на следующей неделе понадобится.

Врет мастерски! – подумала Джейн. Наверняка нарочно оставила.

Взглянув на Кендалла, она увидела, что тот побледнел, стиснул зубы и по углам его рта играют желваки.

Леди Лоуторн с растерянным видом позвонила в колокольчик, после чего велела явившейся на зов горничной поискать сумочку.

– Беленькая такая, из натуральной кожи, – добавила Вирджиния.

Горничная ушла, но отсутствовала не больше минуты.

– Эта?

Вирджиния взяла из ее рук сумочку.

– Благодарю. – Затем с невинным видом произнесла: – Ну, не буду мешать. У вас тут, вижу, какое-то событие. До свидания. – Повернув в тишине к выходу, она вдруг остановилась. – Впрочем, если дадите попить, не откажусь. Жарко сегодня.

Леди Лоуторн встрепенулась.

– Да-да, конечно, дорогая, Собственно, мы собираемся обедать, так что, если желаешь, присоединяйся.

Кендалл предупреждающе взглянул на мать, но было уже поздно.

– О, с удовольствием! – воскликнула Вирджиния. – Благодарю.

– Что ж… – Леди Лоуторн растерянно запнулась, но тут же продолжила: – Тогда прошу в столовую!

Неожиданное появление еще одной гостьи всех выбило из колеи. Приподнятого настроения как не бывало, поэтому беседа за столом не вязалась.

Неспроста она явилась, хмуро думала Джейн, исподтишка поглядывая на Вирджинию. Наверное, разнюхала, что Кендалл сделал мне предложение. И якобы забытая сумочка лишь предлог, чтобы приехать сюда. Интересно, что эта нахалка задумала?

Вскоре она получила ответ.

В какой-то момент Вирджиния посмотрела на изящные наручные часики, затем обвела всех взглядом.

– Не возражаете, если я включу телевизор? Там будут повторять один занимательный фильм. Я его видела, но надеялась посмотреть вновь – дома, разумеется. Но, если позволите, сделаю это здесь. К тому же интересно может быть не только мне…

Леди Лоуторн пожала плечами.

– Да, дорогая, пожалуйста.

Вирджиния направилась к телевизору, нажала на кнопку, переключила несколько каналов и…

Джейн вздрогнула, услышав голос Лоры Пайтон, директрисы пансиона «Хайард-холл».

– …Что касается вашей манеры разговаривать, то скажу прямо: она отвратительна и возмутительна! – говорила та.

В следующую минуту на экране появилось изображение самой Джейн – хмурой и несчастной. А голос директрисы за кадром продолжал:

– Вы выросли в среде, где не придают особого значения правильности и тем более красоте речи, но…

Дальше Джейн не слушала, потому что замысел Вирджинии стал ей ясен. Полагая, что Кендалл не сообщил родителям всей правды о своей будущей жене, та специально подгадала так, чтобы приехать сюда в момент повтора сериала «Новый Пигмалион». И сейчас явно предвкушала последствия разоблачения невесты Кендалла, которого считала своим женихом.

Джейн едва не рассмеялась, но, повернувшись к Кендаллу, чтобы обменяться с ним взглядом, заметила в его глазах гнев.

Тогда она посмотрела на Вирджинию. В глазах той светилось мрачное торжество.

Фильм шел дальше, и по мере его продвижения Вирджиния с все большим триумфом поглядывала на Джейн.

Так продолжалось, пока, глядя на экран, леди Лоуторн не произнесла:

– Интересно, где они взяли эту прелесть?

Реакция Вирджинии была мгновенной.

– Вытащили из какого-нибудь дешевого бара и загнали в пансион! – презрительно процедила та.

Однако леди Лоуторн покачала головой.

– Не думаю. Скорее приобрели на распродаже после ежегодной выставки цветов. Во всяком случае, в магазинах я ничего подобного не встречала.

На холеном лице Вирджинии медленно проступило выражение недоумения.

– Вы… о чем?

– Да вот увидела гибискус, который давно ищу. Этот сорт называется «Бангкок». Цветки очень крупные, апельсинового цвета с малиновой сердцевиной. Прелесть неописуемая!

– Ах цветок! – язвительно обронила Вирджиния. – Не на то смотрите, тетушка. Взгляните внимательнее: вам никого не напоминает эта особа? – Она ткнула пальцем в экранное изображение Джейн.

Тем временем картинка сменилась и появилась кухня «Хайард-холла», где Дафна Сандерс давала воспитанницам кулинарные наставления.

– Слоеный мусс… – вдруг мечтательно произнес сэр Лоуторн. – Его делала моя мать. До сих пор помню вкус…

– Что же ты молчал, дорогой? – сказала леди Лоуторн. – Завтра же попрошу нашу кухарку…

– Да вы не видите, что ли?! – сердито воскликнула Вирджиния. – Взгляните сюда: это ваша будущая невестка, та самая Джейн Кларк, которая сидит сейчас как ни в чем не бывало рядом с Кендаллом! С вашим единственным сыном! И наследником.

С наследником! – подумала Джейн. Прав был Кендалл, все дело в деньгах. Видно, он Вирджинию неплохо знает.

– Что ты, деточка? – озабоченно произнесла леди Лоуторн. – Хорошо себя чувствуешь? Вон лицо красными пятнами пошло. Похоже, на тебя плохо влияет этот фильм. Успокойся, мы его тоже видели, в нем нет для нас ничего нового. Поэтому телевизор можно выключить. – В тоне леди Лоуторн сквозила ирония, но настолько тонкая, что с трудом поддавалась обнаружению.

Однако Вирджиния уловила ее.

– Ах видели! – процедила она, гневно раздувая ноздри и поднимаясь из-за стола. – Надо было сразу сказать. Я думала, вам будет интересно, а вы предпочитаете… ничего не видеть! Что ж, дело ваше. Всего хорошего, спасибо за угощение.

– На здоровье, деточка, – любезно улыбнулась леди Лоуторн.

Уже на пороге Вирджиния обернулась и бросила взгляд на Кендалла.

– Может, хотя бы проводишь меня, если уж…

Она не договорила, но окончание фразы угадывалось – если уж замуж не берешь.

Кендалл молча отложил салфетку и встал.

– Простите, сейчас вернусь.

Вирджиния в упор взглянула на Джейн, и ее глаза лихорадочно вспыхнули.

– Желаю счастья, дорогая!

Джейн даже не пошевелилась, лишь молча проследила, как Вирджиния и Кендалл уходят.

Зачем он ей понадобился? – вертелось ее мозгу.

Желая разрядить обстановку, сэр Лоуторн завел разговор о лошадях, однако поддерживала тему только Меган, Джейн сидела как на иголках, прислушиваясь к звукам, доносившимся со двора.

Вскоре послышался шум автомобильного двигателя.

Наконец-то! – с облегчением подумала Джейн. Укатила!

Через минуту в коридоре зазвучали шаги и на пороге столовой… появилась горничная!

А где же Кендалл? – тревожно промчалось в мозгу Джейн.

– Тут прибыла Молли, парикмахер, – с растерянным видом сообщила горничная. – Она говорит что-то странное. Вот послушайте…

Джейн увидела симпатичную брюнетку с так называемой мокрой завивкой.

– Здравствуйте! – взволнованно выпалила та. – Я только что видела, как мистер Кендалл Лоуторн сел в автомобиль вашей… э-э… родственницы, после чего они уехали.

– То есть как… – начала было леди Лоуторн, но Молли продолжила:

– Мне показалось, что ваш сын сделал это не по своей воле, потому что… Не знаю, возможно я ошибаюсь, но у вашей родственницы в руке был пистолет!

– Пистолет?! – ахнула леди Лоуторн.

В ту же минуту Джейн вскочила из-за стола.

– В какую сторону они поехали?

– Туда, – махнула Молли в сторону хозяйственных построек.

– О чем они говорили?

– Ну, девушка сказала что-то в том духе, что, мол, прокатимся немного в одно приятное местечко, побеседуем там без помех. Не волнуйся, добавила она, тут недалеко. И засмеялась.

Джейн вздрогнула, озаренная внезапной догадкой.

– Они едут к водопаду! – воскликнула она. – Вернее, к буераку, где сосны наклонило ветром, знаете? Кендалл говорил, что Вирджиния называет этот уголок «наше местечко»!

Плотно стиснув губы, сэр Лоуторн встал, направился к телефону и стал нажимать на кнопки.

– Алло, полиция? Это из поместья Селтбери вас беспокоят…

Джейн успела услышать только это, потому что ноги сами понесли ее прочь из столовой. Промедление могло оказаться фатальным. Если у Вирджинии в самом деле пистолет…

Выбежав во двор, Джейн увидела джип Кендалла и метнулась к нему. В следующее мгновение с ее губ слетело ругательство: ключей не было.

Она стукнула кулаком по капоту.

– Что же делать?!

В следующее мгновение в ее мозгу вспыхнуло: конюшни, там полно лошадей!

Джейн бросилась бежать, тут же остановилась, скинула модельные туфли и дальше понеслась босиком.

Через несколько минут она ворвалась в ту самую конюшню, которую ей недавно показывал Кендалл, и задыхаясь крикнула:

– Дик! Скорей! Седлайте Грея, потом все объясню…

Когда за вскочившей на красавца жеребца Джейн завилась пыль, Дик подошел к висевшему на стене телефону и набрал главный номер поместья.

– Сэр Лоуторн? Тут такое дело…


Джейн угадала: они были там. Находились на дне буерака, под кронами наклоненных сосен, из-за чего их не сразу можно было заметить. Кендалл стоял спиной к почти отвесному склону и мрачно смотрел на Вирджинию, которая что-то говорила, поигрывая маленьким дамским пистолетом.

– Не смей! – взвизгнула Джейн.

Та подняла голову, но прежде взяла на прицел Кендалла.

– А, невеста пожаловала… Что ж, спускайся сюда, дорогуша, побеседуем. А потом… ха-ха-ха! Потом рядышком ляжете, голубки! Спускайся, говорю!

– Уходи, Джейн! – крикнул Кендалл, но та уже двинулась вниз.

Трава скользила под ее ногами, и в конце концов она покатилась кубарем, остановившись ярдах в пяти от Вирджинии.

– Ох, умора! – расхохоталась та. – Теперь ты валяешься в пыли у моих ног. Невеста! Простолюдинкой была, простолюдинкой и помрешь. Стой! – прикрикнула она на Кендалла, заметив с его стороны какое-то движение. – Иначе пристрелю ее. А ты, дорогуша, поваляйся еще. На колени стань, попроси меня хорошенько, может я и помилую твоего женишка. У меня ведь как у баронессы есть старинное право – казнить и миловать. Я могу топить и вешать – так написано в сводах законов моих предков. Да и сейчас мне ничего за убийство не будет. Я ведь в состоянии аффекта нахожусь, понимаешь? А это означает года два условно. Если Кендалл мне не достался, значит, и прочим его не видать. Присяжные поймут мое состояние. Впрочем, может, я еще и помилую Кендалла, если как следует попросишь. Поняла? Ну! Проси!

Она сбрендила! – с ужасом поняла Джейн. Ладно, поиграем. Значит, хочешь, чтобы тебя просили?

– Ох, умоляю! – закричала она, принимаясь кататься в пыли. – Прошу тебя, пожалуйста, не стреляй! – Джейн повернулась на живот и поползла вперед, протягивая руку. – Взываю к милосердию! Пощади! – В рот быстро набилась пыль, так что пришлось сплюнуть. Но Джейн тут же продолжила: – Все, что хочешь, сделаю, только отпусти Кендалла! Меня убей, а в него не стреляй!

– Джейн! – крикнул Кендалл срывающимся голосом. – Прекрати, не унижайся!

Вирджинию сотряс новый приступ смеха.

– Ха-ха-ха! Давай дальше!

– Молчи, дорогой… – Джейн поднялась на колени и в таком положении еще немного продвинулась вперед. – Я тебя спасу… Вирджиния не станет стрелять, она добрая, хорошая, замечательная, добросердечная и… – боже, что я несу! – промелькнуло в ее голове. А платью моему конец… – И вдобавок красивая, как ангел небесный.

– Да уж красивее тебя, – хмыкнула Вирджиния.

– О, несомненно! – завопила Джейн. – Я тебе в подметки не гожусь. В твоих жилах течет голубая кровь, а в моих… сама знаешь. – Посреди всей этой ахинеи Джейн удалось бросить на Кендалла предупреждающий взгляд. – Умоляю, не стреляй в него! Сжалься! Лучше в меня…

– Цирк! – воскликнула Вирджиния. – Обожаю клоунов!

В этот миг, сочтя, что расстояние уже позволяет, Джейн швырнула ей в лицо полную пригоршню пыли и мелких камней. Та ахнула, закашлялась… и все кончилось, потому что подскочивший Кендалл выбил пистолет из ее руки.

Потеряв равновесие, Вирджиния упала.

– Солнышко, ты в порядке? – спросил Кендалл, наклоняясь за пистолетом.

– Я? – С визгом ярости Джейн метнулась к Вирджинии, наподдала ногой ей в бок, потом еще и еще. – Получай, мерзавка! Получай! Хотела прикончить моего парня?

– Джейн! – крикнул Кендалл. – Успокойся, она больше ничего не сделает.

Но Джейн дала ей еще пинка и занесла ногу для следующего…

– Леди Джейн! – сухо произнес Кендалл.

Джейн замерла, потом поставила ногу на землю и смущенно шмыгнула носом.

Тем временем охая Вирджиния кое-как села. Некоторое время отплевывалась, потом буркнула:

– Босячка она, твоя леди Джейн. Босячкой и останется.

– Все живы? – вдруг прозвучало сверху.

Сэр Лоуторн и конюх Дик, оба на лошадях, смотрели вниз сквозь кроны сосен.

– Все в порядке, папа! – крикнул Кендалл.

Сэр Лоуторн сдержанно ответил:

– Очень хорошо. Полиция уже едет.

– Полиция! – мрачно усмехнулась Вирджиния. – Из-за чего скандал раздуваете? Уже и пошутить нельзя…

Кендалл повернулся к ней.

– Патроны в пистолете настоящие, я его только что разрядил.

Именно в этот момент Джейн до конца осознала, что могло произойти.

– Ох, дорогой! – простонала она, бросаясь Кендаллу на шею. – Какой ужас!

– Тише, тише, солнышко, все позади.


Их свадьба состоялась через два месяца. Во время брачной церемонии звучал традиционный торжественный марш, а когда молодые прибыли в поместье Селтбери, их встретила известная песенка под названием «Моя нежная леди Джейн», которую группа «Роллинг стоунз» сочинила еще в конце шестидесятых годов прошлого века – будто специально для такого случая!


home | my bookshelf | | Новая судьба Джейн Кларк |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу