Book: Сказка для короля



Денис Белохвостов

Сказка для короля

(пьеса)

Стихи песен Вероники Ивановой

Действующие лица:

Король, он же Зритель — человек серьезный, склонный философски воспринимать жизнь.

Шут — ровесник Короля, часто ироничный.

Бургомистр — тучный человек старается ко всему подходить серьезно и официально.

Герольд — простоватый малый.

Дурак — неуклюжий парень, простоватый и добрый.

Ланселот — немного печальный, но добродушный человек.

Казначей — энергичный, в очках, любящий свое дело.

Менестрель — моложавый мужчина, старающийся выглядеть франтовато.

Подлец — щегольски одетый, неприятный молодой человек.

Странствующий Рыцарь — спокойный молодой человек, временами застенчивый.

Остальные: Палач, бывший Король страны воров, Птица, экономка, режиссер театра, послы.


Декорации показывают место действия — провинциальный театр. Вечер. В зале никого нет, все места пусты, артисты, видимо привыкшие к такому раскладу дел лениво прогуливаются по сцене одетые в средневековые костюмы. На улице уже стемнело и льет проливной дождь, что тоже не прибавляет веселости и хорошего настроения. Наконец в зал (на сцену) заходит мужчина средних лет в темном пиджаке и при галстуке, в руке он бережно держит кожаный черный портфель. Осмотревшись в полумраке зала, он уверенно садиться в середину второго ряда, кладет портфель вниз на пол и смотрит на часы. Артисты, вполголоса переговариваясь, почти не обращают на него внимания, удостаивая лишь равнодушными взглядами. Один, со шпагой, видимо играющий аристократа, отогнув манжет камзола, тоже смотрит на часы, оглядывает зал с одним зрителем и тяжело вздыхает. Зритель в пиджаке опять смотрит на часы и довольно громко замечает:

— Однако же пора бы начинать.

Артист со шпагой, слыша его замечание, сплевывает на пол и обращается к другому артисту в шутовском колпаке.

— Ну и перед кем нам играть сегодня? — раздраженно говорит он, — в зале никого. Так что давайте-ка по домам.

— Минуточку! — возмущается мужчина в пиджаке, — а я?

— Вы не в счет! — артист раздраженно расхаживает по сцене и говорит презрительным тоном аристократа, — вы наверно нездешний, если пришли сегодня в наш театр, — небрежно обводит рукой декорации, — эпитеты о нем я лучше скажу я про себя, тут женщины.

— Да, действительно я командировочный, — спокойно кивает Зритель, он говорит с оттенком добродушия, делая вид, что не заметил тона аристократа, — до поезда мне еще три часа, на вокзале скучно, а тут смотрю — рядом театр, вот и решил зайти, как говорят, на огонек.

На сцену выходит небритый мужчина в свитере. По виду, ленивой походке и манерам, можно догадаться что это — режиссер.

— Ладно, — уныло обращается он к артистам, — спектакль сегодня отменяется, все свободны.

— Эй, погодите, я между прочим заплатил за билет, — Зрителя возмущает что его так бесцеремонно выпроваживают, в голосе звучат задиристые нотки, — я — здесь! Ну вот и играйте, что там у вас на афише написано.

— Слушайте! — тоже возмущенно говорит режиссер в свитере и внимательно вглядывается в сидящего гостя, — да кто вы вообще такой?! Я же сказал — спектакля не будет!

Артист-аристократ:

— Ну если уж на то пошло… сейчас…, - роется в кармане под камзолом, — вот, — достает потрепанный бумажник, — деньги за билет я вам отдам!

— Да не нужны мне ваши деньги! — остатки добродушия исчезают, возмущенный мужчина встает, — вы спрашиваете кто я? Я ваш зритель — вот кто! Между прочим, зритель — на самом деле главный в театре, если это вы конечно помните. А вот кто вы такие… Вернее какие нафиг вы артисты если не можете сыграть спектакль для одного человека? Тогда для чего вообще вы здесь собрались?

Всем на сцене становиться как-то неловко, потому что на это обвинение возразить сложно.

— Вот здорово, выходит вы — наш король?! — режиссер презрительно фыркает.

— А что, — серьезно кивает Зритель, — выходит так. Король… судья… да как хотите называйте. Раньше была почтеннейшая публика, а так как я сегодня один, то вполне можно обращаться — Ваше Величество. Но я не гордый, могу и уйти.

— Погодите, погодите, — артист в костюме шута пробегает по сцене и стоя на самом краю обращается к Зрителю, — а давайте мы, Ваше Величество специально для вас сказку сыграем? А вы не сидите там, идите к нам на сцену. Здесь веселее, честное слово. Да и сами можете в сказку вмешаться — вы же Король.

— Стоп, стоп, — режиссер машет руками, — какая сказка? Какой король? Вы что тут все с ума посходили?!

— Обычная сказка, — Шут поднимает палец вверх, подчеркивая важность момента, — сказка для короля. А что да как — это мы придумаем, вы не волнуйтесь.

— А что… годиться, — мужчина в зале задумался, потом решительно встает и проходит между креслами, чтобы попасть на сцену, — а корона у вас найдется? А то как-то не подобает королю быть без короны.

— Найдем, найдем, — весело кивает Шут, — эй, кто-нибудь, принесите из реквизита корону и кресло, то что за сценой стоит. Извините, — обращаясь к поднявшемуся на сцену Зрителю, — трона у нас нет, на той неделе по пьянке поломали.

— Ничего, сойдет и кресло за трон, — кивает Зритель, — перефразируя известную поговорку, неважно какое кресло, важно кто в нем сидит.

Меж тем артисты быстро выносят кресло и ставят его на левой стороне сцены. Одна из фрейлин приносит и отдает Зрителю позолоченную корону.

— Благодарю, — примеривая корону и плюхаясь в кресло говорит Зритель, сразу делаясь важным и значительным, — вот только корона великовата. Ну ничего немного сплющим и будет в самый в аккурат.

— Да вы что с ума все посходили? — повторяет режиссер, на которого сейчас мало кто обращает внимания, он уже не сдерживает себя, — вы что здесь за балаган затеяли? А где сценарий, где распределение ролей?

— По ходу дела сообразим, — небрежно машет рукой Король, — вот он конечно Шут, показывая на артиста в костюме шута, — тут и думать нечего, ну а меня представлять не надо. А вас, милейший, — приказывает Король строгим голосом, — я назначаю стражником, идите и переоденьтесь в соответствующее платье.

Режиссер, махая руками как мельница, и что-то бормоча, скрывается за кулисами. Вид у него ошарашенный и слегка безумный. Остальные артисты улыбаются, всем интересно, что из этого всего получиться, но прежнего уныния и тоски нет и в помине. Всем не терпится начать импровизированный спектакль.

— Ну чтож давайте начинать, — Король откидывается на спинку кресла и делает приглашающий жест рукой, — Шут, ты предложил, тебе первому и рассказывать.

— Пожалуйста, — с энтузиазмом кланяется Шут, и медленно произносит, — в одном королевстве не было короля…

Два артиста в костюмах шутов под средневековую музыку закрывают занавес. Свет быстро гаснет, меняются декорации, когда он включается, перед зрителями уже средневековый город. День, декорации изображают площадь с городской Ратушей посередине, на сцене пусто, лишь на ступеньках городской Ратуши сидит Шут и грустно смотрит в зрительный зал, подперев подбородок руками. Из двери Ратуши выходит Бургомистр и останавливается рядом с Шутом. Тот не обращает на него никакого внимания. Бургомистр демонстративно кашляет.

— Ну что раскашлялся? — ворчит недовольно Шут, — если поговорить хочешь, так садись рядом, — не шелохнувшись говорит он.

— Неудобно как-то, — Бургомистр оглядывается по сторонам, — мне, Бургомистру главного города королевства… и садиться прямо на ступеньки, — он шаркает ногой по каменной лестнице, — да и пыльно наверняка, мантию запачкаю.

— Запачкаешь — так отряхнешься, невелика беда, — позевывая бурчит Шут, — а насчет пыли — это ты зря, дворники чисто вымыли.

Бургомистр с кряхтением садиться рядом с шутом. Тот продолжает ворчать, передразнивая:

— Главного города королевства, ага, его же и единственного. Нет у нас других городов, как будто не знаешь.

Бургомистр тяжело вздыхает. Это тучный человек в черной мантии и толстой цепью с бляхой на шее. К тому же с большой лысиной.

— Так чтож поделать, если королевство наше такое маленькое, — примирительно замечает он, — зато независимое.

— Это точно, — кивает Шут, но иронии в его голосе нет.

— Эх, трудно нам без короля, — замечает Бургомистр.

— Так сами виноваты, последний сбежал — даже не попрощался, — вяло ответил Шут.

— Да, это мы просмотрели, — соглашается Бургомистр, — глаза у него в последнее время были слишком печальные.

— Да, еще часы на городской башне давно остановились, — вслух размышляет Шут, — а кажется, что само время у нас остановилось. Вроде живешь, а вроде и нет. Ха! Безвременное у нас королевство получилось.

— Эх, просили господина Ювелира починить, — вяло отзывается Бургомистр, — так он говорит, что это не по его части, он к мелким вещам привык, Кузнец тоже отказывается — механизм для него слишком сложен.

В этот момент на площади появляется новый человек. Это путешественник, в дорожном плаще, одет он не бедно, но и не стараясь выставить напоказ достаток. Через плечо у него перекинута ярко вышитая сумка, довольно объемная на вид. Шут и Бургомистр с разом замолкают и с интересом смотрят на Путешественника, который пересекая площадь, направляется к ним. Остановившись перед ними, Путешественник вежливо снимает шляпу и кланяется. Шут и Бургомистр вскакивают и молча совершают ответные поклоны, потом снова садятся.

— Здравствуйте! Я бы хотел узнать, где тут у вас находиться постоялый двор и хорошая харчевня, — сразу перешел к делу Путешественник. Шут с Бургомистром переглянулись.

— А позвольте задать вопрос, — первым вежливо отвечает Бургомистр, — как вы сюда добрались? Дороги у нас вы наверно сами заметили какие.

— Дороги? — гость чуть заметно усмехнулся, — вот чего я у вас не заметил, так это этих самых дорог.

— Ну как же, а от ворот у нас по-вашему что идет? — обиделся Шут.

— А, полоса из грязи, где и телега с лошадью запросто потонут, — кивнул Путешественник, — так я подумал, что это у вас болота такие своеобразные — вытянутые. Послушайте, почему в вашем королевстве не строят нормальных дорог? Как граница, так все — хоть по воздуху лети или через чащобы добирайся.

— А оно так спокойнее, — замечает Шут, — местные привыкшие — добираются, да и разъезжать нам здесь особой надобности нет. А вот неприятельское войско — не пройдет. Несколько раз уже пытались — только пушки зазря потопили.

— А как же купцы, торговля? — не сдается Путешественник.

— Нормально у нас и с купцами и с торговлей, — Бургомистр протирает лысину и лоб платком, — эти, уж будьте спокойны везде пролезут. И не одни, а с товаром, им любые дороги нипочем. Пошлину вот только не желают платить, да никуда не денутся, поартачатся, и заплатят, это они лишь по привычке торгуются.

— Вот только короля у нас нет, — внезапно с грустью заметил Шут.

— Как нет? — удивился Путешественник, некоторое время он размышляет, затем догадывается, — а! У вас совет правит или парламент, ну как еще там называется, то есть у вас республика.

— Какая к черту республика?! — фыркает Бургомистр, — королевство у нас, но без короля.

— И кто же вами правит? — удивляется Путешественник.

— А никто! — угрюмо отвечает Шут.

— Да нет, как же без правления, — не соглашается с ним Бургомистр, — часть обязанностей несу я, часть — начальник стражи, Казначей еще помогает, вот так и выкарабкиваемся помаленьку.

— А что же стало с вашим королем? Умер? — проявляет явное любопытство Путешественник.

— Да какое умер? Хуже — сбежал, — вздыхает Шут, — у нас короли не умирают, а чаще ноги делают.

— Это отчего же у вас короли разбегаются? — Путешественник очень удивлен таким ответом, — в других королевствах наоборот — дерутся да воюют за трон.

— А вы думаете легко все эти дрязги разбирать? Следить чтоб в королевстве порядок был, — с чувством отвечает Бургомистр, — королевство-то у нас маленькое, все на виду. А чуть что не так — кто виноват? Король. А за добрые дела никто слова благодарности не скажет, зато за ошибки каждый пеняет.

— Так что не сладкая это доля быть у нас королем, — подвел итог Шут, — на праздниках конечно чествовать будут, славить. Но много ли их, этих праздников? Несколько дней в году, а в остальные дни везде король разбирайся, сделай чтобы были все довольны.

— Ну так не бывает, чтобы все довольны, — качает головой Путешественник, — что у вас никогда тираны и диктаторы не правили?

— Почему же правили, знаем мы этих тиранов, — Шут снова вздыхает, — и казни устраивали и пытками стращали. Да только и тираны у нас подолгу не задерживались, или болезнь какая скосит. Какой нормальный доктор будет такого правителя лечить, даст яду и все дела. Или кто из обиженных стрелу арбалетную в спину пустит.

— М-да, действительно трудно у вас с королями, — соглашается Путешественник.

— Постойте, — Шут вдруг пристально смотрит на него, — а вы к нам по делу или проездом. Куда вообще путь держите?

— Да вот, решил посмотреть разные страны, сейчас в Персию направляюсь, а у вас я проездом, — спокойно отвечает Путешественник.

— А позвольте узнать, — подается вперед Бургомистр, поняв мысль Шута, — как у вас с образованием, грамоте обучены?

— Обучен, и не только ей, я между прочим окончил университет, — скромно замечает Путешественник, — правда не Бог весть какой, но разные науки учил.

— Послушайте, а что если вам у нас стать королем? — взволнованно спрашивает Шут, вскакивает со ступенек и подходит вплотную к Путешественнику, — а не понравиться — всегда сможете уйти.

— Действительно милейший, ведь не каждый же день вам предлагают стать во главе государства, — присоединяется мигом вскочивший вслед за Шутом Бургомистр, — оставайтесь у нас, люди вас полюбят, человек вы образованный. Глядишь и все дела наладите.

— М-да, — Путешественник слегка ошарашен таким предложением, — мне действительно никогда еще не предлагали стать королем, — он раздумывает, Шут и Бургомистр с волнением ждут его решения, — а впрочем, почему бы и нет? Ладно, я согласен.

— Отлично! Поздравляю! — в голосах Шута и Бургомистра слышится ликование, а Шут, не сдержавшись, хватает ладонь Путешественника и крепко ее жмет.

— Ну так теперь пойдемте во дворец, — Путешественник чуть смущен, — кстати, а как вы намерены объявить народу что у вас появился новый король?

— А это Герольд сделает, он же и глашатай у нас — голос позволяет, — пренебрежительно махает рукой Бургомистр, — протрубит на площади и объявит. Насчет этого не волнуйтесь, — в сторону зрителей радостно, — главное теперь у нас есть Король!

Шуты под средневековые мотивы закрывают занавес. Свет гаснет на несколько минут и декорации меняются. Перед зрителями большой зал с троном на левой стороне, стоящим по диагонали к зрителям, и дверьми на правой стороне сцены, по стенам развешаны гобелены, на которых изображены замки, единороги, рыцари и принцессы. Через дверь справа входит Шут, Бургомистр и теперь уже не Путешественник, а Король. Но все в той же походной одежде.

— Да, — немного разочарованно замечает Король, — я думал дворец у вас побольше будет. А этот даже для нормального замка маловат.

— Так и королевство у нас маленькое, — нисколько не смутившись, откликается Бургомистр, — город всего один, он же — столица. А так — деревни да поселки небольшие. Но зато народ добродушный, порядочный. Погодите, сейчас я распоряжусь, вам одежду королевскую и корону принесут. А то скоро люди приходить начнут, а в этой вам садиться на трон неудобно будет.

Король меж тем все с возрастающим сомнением оглядывает зал. Сняв дорожный плащ и шляпу он держит их в руках не зная, куда положить. Бургомистр меж тем быстро удаляется за кулисы.

— Да вы не беспокойтесь, на трон пока все положите, и сумку вашу — туда же, — Шут достает из-за трона маленькую скамеечку, рукавом небрежно стирает с нее пыль, ставит ее справа от трона и садиться. Король следует совету Шута, но на трон садиться не спешит. Появляется Бургомистр с пожилой женщиной. У женщины в руках большой сверток, приглядевшись можно увидеть что это свернутая мантия. Женщина небрежно кивает Королю.

— Здравствуйте Ваше Величество, давайте ваши шмотки сюда, я их постираю, пыли небось на дороги насобирали немало. А вот это наденьте, — протягивает ему сверток. Опешив от такого приветствия, Король молча берет у нее сверток и отдает сумку, шляпу и дорожный плащ.

— Нет, Ваше Величество, там же и королевский камзол есть, давайте-ка полностью переодевайтесь, — тоном приказа говорит женщина.

— Это ваша экономка, — кивает в ее сторону Шут со скучающим видом, — больше всего она любит порядок, — он хмыкаем, и с иронией добавляет, — иногда даже слишком.

— Зато прекрасно справляется со своими обязанностями, — ласково замечает Бургомистр.



— Погодите! — восклицает Король, — где мне тут переодеваться? Пусто же кругом.

— А вы за трон зайдите, — советует Бургомистр и снова убегает за кулисы.

— Я отвернусь, — отвечает Экономка и добавляет, — да что я голых королей что ли не видела.

— Ну уж только не меня! — Король заходит за большую спинку трона набрасывает поверх новую одежду, постепенно заменяя ее вещь за вещью на старую. Наконец выходит заметно преобразившись. Теперь видно, что это действительно Король. Возвращается Бургомистр и подает ему корону.

— Вот, чуть не забыл, надевайте и можете приступать к своим обязанностям. А то я чувствую сейчас от посетителей отбоя не будет.

Экономка тем временем забирает старую одежду Короля, затем ловко перебросив его сумку через плечо уходит со сцены.

— Погодите, — Король нерешительно вертит в руках корону, — а как же коронация, посвящение? Клятва, в конце концов!

— Да бросьте Ваше Величество, — поворачивается к нему Шут, — какие клятвы? Народ у нас простой — есть король, и слава Богу. Вы даже мантию можете не надевать, а то сегодня жарковато, запаритесь.

Король надевает корону и неловко устраивается на троне, чувствуется что он не в своей тарелке от такого резкого поворота своего положения в обществе.

— А что Герольд? Уже объявил, ну что я теперь…, - тут он запинается в нерешительности.

— Нет, — Бургомистру явно неловко это говорить, — Герольд вчера перебрал, так что сегодня он бесполезен. Отсыпается. Пробовали будить — без толку. Но вы не волнуйтесь у нас вести распространяются с такой скоростью, что диву даешься. Иногда только указ подпишите, а о нем уже все знают.

— Ну ладно, раз уж такие дела, — Король разводит руками, — кстати, а где тут вообще королевские покои, и как насчет еды?

— А вот это просто Ваше Величество, — улыбается Бургомистр, — замок ваш, как вы заметили двухэтажный. Все продумано. На первом — правите, указы там подписываете, законы, послов принимаете, банкет можно по случаю праздника устроить, столы и лавки горожане сами принесут. А на втором — ваши личные покои. Спальня, кабинет и кухня. Экономка рядом живет и за порядком в замке следит, убирает, готовит, стирает. Вы не смотрите, что она такая строгая и немного грубая. Зато аккуратная и исполнительная.

— Да, не шикуют у вас тут короли, — с оттенком усмешки говорит Король.

— Так казна Ваше Величество небольшая, налогов собирается мало, вот и приходиться экономить, но вы не беспокойтесь, мы на первых порах поможем вам пообвыкнуться, а там сами привыкнете, — оптимистично замечает Бургомистр.

В этот момент раздается громкий стук в двери зала.

— А вот и первые посетители, — тем же веселым тоном говорит Бургомистр и становиться по левую сторону трона. Король в недоумении молчит, не зная что дальше делать. Шут шепотом говорит:

— Ну что же вы? Приглашайте войти. Ваши подданные пришли.

— Заходите! — громко приглашает Король, и добавляет еле слышно, — не заперто.

Гремя доспехами, входит первый посетитель. Вернее из доспехов у него только шлем с постоянно хлопающим при ходьбе забралом, который он держит в руках, на поясе висит короткий меч больше похожий на большой нож. Сам вошедший человек лет под пятьдесят неуклюжий и толстоватый.

— Позвольте представиться Ваше Величество! — четко произносит он, — Ланселот, начальник городской стражи.

— Очень приятно, — в словах Короля неподдельный интерес, — вы родственник того самого Ланселота о котором ходят легенды или просто однофамилец.

— Да я собственно говоря и есть тот самый Ланселот, — переминаясь с ноги на ногу смущенно говорит начальник городской стражи, — вот служу теперь в этом славном королевстве.

Король скептически замечает в сторону:

— Ну насчет «славного», это еще спорный вопрос.

— Так что теперь я к вашим услугам, — продолжает Ланселот, — если что, так я и мои ребята всегда на страже. Ну вот собственно все, я пойду, — Ланселот торопиться покинуть зал, но Король останавливает его.

— Подождите-подождите. Ну куда вам спешить в конце концов. Расскажите как вы здесь очутились. Вы же были героем, кумиром моих мальчишеских игр, — Король пристально смотрит на Ланселота, — а здесь…, - но вовремя спохватывается и замолкает.

— Да все просто Ваше Величество, — равнодушно вздыхает Ланселот, ему похоже скучно рассказывать свою историю, — после того как я остался без короля, то мы с друзьями еще некоторое время бродили по белу свету. И постепенно я остался один. Кого убили в схватках, по большей части надо сказать — бесполезных и ненужных, кто-то остался при дворах монархов и служит теперь им. В конце концов я тоже нашел свое пристанище. Это маленькое затерянное среди лесов и болот королевство. Мне предложили стать начальником стражи, и я согласился. Понимаете годы уже не те, чтобы как раньше — все в боях и походах. Теперь я больше командую. А подвиги — это удел молодых.

— Да…, - согласно кивает Король, ему невольно становится грустно, — и легендарный меч вы тогда в озеро выбросили, то есть я хотел сказать вернули.

— Нет, меч я в озеро не выбрасывал, — замечает Ланселот, — вещь редкая, ценная и чтож ее прямо вот так в воду кидать? Жалко просто-напросто. Ничего с этим мечом не случилось, висит у меня над кроватью, комнату украшает. Теперь с ним я конечно не хожу — тяжеловат стал для меня, да и надобности нет. Господин оружейник сделал для меня вот этот, — показывает на короткий меч, висящий на поясе, — легкий и удобный. Да и он всего лишь для острастки. Если к примеру драка в харчевне, то я и мои ребята всегда дубинками работаем. Ну не резать же людей в конце концов.

— Кстати, господин Ланселот обрел в нашем королевстве и личное счастье, женился, — вставил замечание приторно-сладким тоном Бургомистр.

— Это верно, — Ланселот смущается и краснеет.

— А ваша избранница, если не секрет кто? Не принцесса? — с интересом спрашивает Король.

— Что вы Ваше Величество, обычная женщина, — машет рукой Ланселот, словно отгоняет мух, — ну их, принцесс этих, гордые, спесивые, а самомнения столько, что на десятерых хватит.

— Так значит вы остепенились, — медленно проговорил Король, раздумывая над услышанной историей, — чтож рад за вас.

— Ну я пойду, — Ланселот поворачивается и как-то невесело бредет прочь из зала, — дела знаете ли, служба.

Когда дверь за ним закрывается Шут сердито произносит:

— Да какая у него служба?! Пьянки сплошные. Его стражники так растолстели, что в кольчуги не влезают, напьются и идут город патрулировать, от одного кабака к другому, и за пики держаться, чтобы по дороге не шмякнуться на мостовую ненароком.

— Ну зато у нас в городе порядок, — примирительно произносит Бургомистр, — и поймите, скучно же людям. Войн нет, а служба она такая однообразная, изо дня в день одно и тоже. Или что, с палачом история лучше вышла? Ты Шут вспомни, подумай, а потом ругайся.

— Да, — Шут чешет затылок, — с палачом действительно скверная история вышла. Признаю, что было, то было.

— Погодите, — вмешивается Король в их спор, — какая такая история произошла с палачом?

В этот момент раздается стук в дверь и не дожидаясь ответа, в приоткрывшуюся дверь, высовывается голова в красной остроконечной маске. Оглядев зал, хозяин маски входит. Это Палач.

— А вот и он сам! — восклицает Бургомистр, — вы лучше его спросите, так сказать как непосредственного участника.

— Позвольте представиться Ваше Величество, — глухо говорит пришедший, — палач королевства…, - это здоровый мужик, но все время словно чего-то опасающийся, одет он в черный камзол с короткими рукавами, короткие штаны и красную маску с прорезями для глаз. Во всех его движениях сквозит неуверенность и неуклюжесть, тут он вспоминает то, что забыл сказать, — …к вашим услугам, — и кланяется.

— А почему вы в маске? — удивляется Король, — вас же все здесь должны знать.

— Это я при параде, — опускает голову палач, — так сказать парадная униформа.

— В нашем королевстве давно уже никого не казнят, — опять встревает Бургомистр, — если только иногда плетей кому надает, в крайнем случае, а обычно темницей ограничиваемся. Разбойников у нас нет. А вот в старые времена, — он поднимает глаза вверх, вспоминая, — когда из города ушел палач… Да вы не стесняйтесь, расскажите как все было, — обращается он к Палачу.

— Сами лучше рассказывайте, а то мне как-то неудобно, молодой тогда был, горячий, ну и обидчивый конечно, — Палач снимает маску, под ней обнаруживается довольно добродушное лицо, решив все-таки рассказать, он начинает, — я потомственный палач этого королевства. Ну и когда ремесло ко мне по наследству перешло, стал трудиться — приговоры выполнять. Времена тогда были неспокойные, разбойников и воров полно по дорогам шастало, они добрых людей грабили, а иногда и убивали. Ну вот я, когда этих преступников ловили и судили — приговор выполнял: кому голову с плеч, кого в петлю, кому плетей. Но тож я не по собственной воле, есть приговор судьи, я его и выполняю. Нет приговора, так ничего и не делаю. А когда отдохнуть хотелось… придешь в харчевню, а там как ругаться народ начнет, так среди других бранных слов, обязательно «палач» проскальзывает. Детишек, если животных по глупости мучают тоже этим словом бранят. И вот как-то стало мне так обидно, хоть волком вой. Я инвентарь весь в порядке содержу, чищу, приговоры аккуратно, без лишней жестокости, между прочим, выполняю. Устаю к вечеру как собака, а тебе ни то что почета и уважения, чуть ли не в спину плюют. Впрочем большинство горожан ко мне нормально относилась, понимали. Но тогда так я сильно разобиделся, что сдал ключи от палаческой комнаты господину Бургомистру, собрал нехитрые пожитки и вечером ушел из города. В нескольких милях нашел тихую деревню и устроился там пастухом, благо кнутом я владею хорошо, — палач на секунду замолчал, вспоминая, — эх, хорошие были денечки. На природе сидишь, да на щиплющих травку животных смотришь. Идиллия.

— Это у вас там милейший была идиллия, а у нас черте что твориться начало, — раздраженно подхватил Бургомистр, ему видимо эти воспоминания не доставляли никакой радости, — сразу нашлись идиоты, говорившие, что уход палача — это очень хорошо. Теперь без палача мы будем самым свободным и гуманным королевством. Ну, а другие дураки этим речам поверили. Аж праздник свободы устроили. И перед соседями все хвастали, вот дескать, у вас еще средневековье, а у нас новое гуманное время. Тьфу! — Бургомистр в сердцах плюет на пол и замолкает.

— А между тем, — спокойно продолжает рассказ Шут, — приговоры оставались невыполненными. Заключенных подержат в тюрьме, да и выпустят, не век же им сидеть там за казенный счет. Вот и почувствовали лихие люди безнаказанность. А прослышав, что из нашего королевства ушел палач, из других, где приговоры выполнялись исправно, разбойники да воры к нам как мухи на мед потянулись. На дорогах ужас что стало твориться. Ни пройти, ни проехать, хорошо, если только ограбят, а то и убьют запросто. Казнить-то за это теперь не могли. Вот и перестали купцы к нам ездить, захирела торговля. Да и в самом городе неспокойно стало. С закатом жители на улицы и носа не кажут, сидят да добро стерегут, чтобы не вломились, да не ограбили. А еще — все с оружием стали ходить. Сначала думали поможет. Ага, как же, помогло, раньше в таверне повздорят по пьяному делу, ну дадут друг дружке по харе и разойдутся с фингалами, а когда все себе мечи да кинжалы на пояса повесили, так редкая драка без убитых и покалеченных оставалась. В общем, такая жизнь настала, что хоть волком вой, хоть на погост сразу ползи, — закончил Шут.

— Ну мы тогда городское собрание устроили, посовещались, покричали, поспорили, — снова бодро подхватил Бургомистр, — и решили к палачу посыльных отправить, просить обратно вернуться. Жители доверили эту ответственную задачу мне, позапрошлому королю, и вот ему, — показывает на Шута.

— И как, уговорили, как я вижу?! — не выдержал Король.

— Долго уговаривали, но…, - Бургомистр поворачивается и смотрин на Палача, тот смущенно опускает голову. И начинает глухо говорить:

— Да я отходчивый, они чуть ли не на колени вставали, обещали новый топор за счет города купить, рассказывали какое беззаконие твориться, вот я и решил вернуться.

— Кстати, — иронично заметил Шут, — топор так и не купили. Старым пользоваться пришлось.

— А зачем новый покупать если у нас сейчас и старый без работы стоит? — упрямо возражает Бургомистр, и быстро, не давая никому вставить ни слова, с оптимизмом заканчивает рассказ, — вернулся значит палач, приговоры что накопились выполнил, народ и присмирел. Разбойники в леса сбежали или за границу подались, в те королевства, где по примеру нашего от услуг палача отказались. А у нас жизнь с тех пор нормальная пошла, купцы снова зачастили и люди по ночам не бояться домой возвращаться. А палач с тех пор в городе — уважаемый человек. Вот такая история.

— Ну я пойду, — сразу заторопился Палач, — вы Ваше Величество обо мне теперь все знаете. А мне пора, инвентарь, знаете ли в порядке содержать надо, смазывать, пыль стирать.

Палач скрывается за дверью, но в дверях сталкивается с новым посетителем и они некоторое время никак не могут разойтись, пытаясь каждый уступить другому дорогу. Наконец в зал вразвалочку заходит моложавый человек с гитарой, одетый пестро и ярко. Проходит к самому трону и отвешивает Королю небрежный поклон.

— А вы кто? — с интересом спрашивает Король, так как посетитель не представился, хотя догадывается о его профессии.

— Я — Менестрель, Ваше Величество, — горделиво, как будто он герой, вернувшийся с дальних и славных сражений, отвечает пришедший. У Бургомистра на лице кислая мина, видно, что Менестреля он недолюбливает. Зато Шут сразу оживляется.

— Ага, значит песни поете? — заинтересованно спрашивает Король.

— И сочиняю, и пою, Ваше Величество, — весело отвечает Менестрель.

— По большей части по кабакам и трактирам, — недовольно добавляет Бургомистр.

— А где еще накормят и напоят бедного поэта?! — парирует Менестрель.

— Да, особенно напоят, — бурчит Бургомистр, качая головой.

— А что поделаешь, если мои песни нравятся народу, — невинно пожимает плечами Менестрель, — например «Выпьем еще кружку эля», вот и благодарят как могут.

— Погодите, — вмешивается Король, — а разве это не народная песня? Ее во всех королевствах поют.

— Наверно уже народная, — задумчиво замечает Менестрель, — имя мое теперь мало кто вспоминает. Все в основном просят спеть. Ну а там, где веселая песня и веселая компания, выпитые кружки эля считать не принято.

— Пишите всякую ерунду, — громко замечает Бургомистр, — да и похабщину часто, вот простолюдинам и нравиться горланить по вечерам. Писал бы лучше оды высоким персонам, глядишь — прославился бы.

— Нет, — отрицательно качает головой Менестрель, — только не оды правителям!

— Что неужели так трудно, при ваших-то способностях? — удивляется Король.

— Не трудно — противно, — Менестрель бесцеремонно сплевывает на пол, — не поверите, но до тошноты противно. Писать еще ничего, но ведь их и читать надо! И читать непосредственно тому, кому эти оды посвящены. А меня наизнанку от всей этой лести и славословия выворачивает.

— И что были случаи…? — осторожно спрашивает Король.

— Были, что там говорить, — махнул рукой Менестрель, — пару раз читал вот так… Когда бумага перед глазами — все нормально было, а как на эту рожу взглянул…, - Менестрель подавленно замолкает вспоминать былое происшествие ему неприятно.

— Ваше Величество, — вмешивается Шут, — у него много хороших песен есть, новых, умных, талантливых.

— Да кому они нужны?! — в сердцах восклицает Менестрель, — как в кабаке или на ярмарке не появлюсь, и начинаю их петь, кричат «не надо, старые давай». А запоешь старые, все подпевать начинают.

— Неужели люди не любят новые песни? Мне в это что-то не вериться, — рассуждает Король.

— Молодежь еще немного интересуется, но поймите Ваше Величество, не могу я уже как в молодости сочинять. Тогда юным был, бесшабашным, вот и песни подстать были, а сейчас мои песни кажутся слишком сложными и заумными. Вот сами послушайте, — Менестрель достает из-за спины гитару и начинает петь:

— Король и шут уже не пьют: они всё думают о том,

Что по лицу — не в титул! — бьют, хоть королем будь, хоть шутом.

И ни корона, ни колпак, увы, не могут подарить

Того уютного тепла, в котором можно всё забыть…

Король задумчиво вздохнёт, пыхтя затлевшим табаком:

«Эх, биться головой об лёд, со дна поднявшись — нелегко!

Бороться или уступить — вот в чём вопрос. Но где ответ?

Как хочется себя пропить за медные полушки лет…»

Шут ухмыльнётся груде дел, звеня печальным бубенцом:

«С собою — как бы ни хотел — не поменяешься венцом!

Я подряжался веселить, ты соглашался управлять…

Шутом — и то, несладко быть, что ж говорить о королях!»

Края у истины всегда остры, как битое стекло.

Кровь? Пот? Солёная вода? Вино в бокалы потекло?

Пусть люди спорят и кричат, я лишь задуматься прошу,

Когда — в обнимку — замолчат король и шут. Король и шут…

Король внимательно слушает всю песню до конца, когда Менестрель замолкает, воцаряется тягостное молчание. Через некоторое время Король говорит:



— Знаете, а мне понравилось. И совсем не заумно, все понятно.

— Это вам понятно, вы человек образованный, — вздыхает Менестрель, — а вот другие…, им что попроще подавай.

— Послушайте, а может во время ближайшего праздника вам сцену организовать, пригласить других музыкантов, там вы и споете свои новые песни, — с энтузиазмом предлагает Король.

— Бесполезно Ваше Величество, — Менестрель опускает голову, — на праздниках народ нажирается как свиньи и им уже не до песен. Вернее не до таких песен.

— Это верно, — поддакивает Шут, — уже пытались на праздниках концерт устроить. Так некоторые языками лыка не вязали, — он морщиться, — да и в драку могут полезть, с них станется.

— Пусть все будет остается как есть, Ваше Величество, — грустно говорит Менестрель, и вдруг через силу улыбается, — а если захотите послушать мои песни, так только позовите, я с удовольствием вам спою.

Он снова отвешивает изящный поклон и с достоинством удаляется из зала.

— Если пьян в стельку не будет, — снова добавляет Бургомистр, когда за Менестрелем закрывается дверь, — он в трактире фактически живет.

— Ну не в трактире, а у хозяйки трактира, — вступается за Менестреля Шут, — с одной стороны он больше клиентов привлекает, а с другой любит она его, хоть он выпивает часто и за молоденькими девушками волочится.

— Да невеселая история, — вздыхает Король. В этот момент слышится шум за дверью, приглушенные крики «Куда дурак?! Там же новый Король, опять все испортишь…», но дверь все же открывается и за порог падает здоровенный детина, сверху на него валится Ланселот. Малый легко стряхивает с себя начальника стражи подходит к самому трону и низко кланяется. Слышится глухой стук лба об подлокотник трона. Потирая начинающую вырастать шишку на лбу парень выпрямляется, удивленно бормоча:

— Ну вот, надо же, опять не рассчитал.

— Вы кто? — скорее очень удивленно чем строго спрашивает Король. Ланселот тем временем, видит что сделать больше ничего не может, и становиться рядом с Бургомистром.

— Я дурак, Ваше Величество, — спокойно отвечает малый.

— Не понял, вы Шут что ли? — Король вопросительно смотрит на Шута, на что тот довольно резко отвечает:

— Я попрошу Ваше Величество не путать дураков и шутов, это разные вещи.

— Верно, — быстро кивает малый, — господин Шут прав, я настоящий Дурак, так сказать натуральный.

— Интересно, — Король подается вперед, — и в чем это у вас выражается? Ну в смысле дурость?

— Да ему что ни поручи — все испортит, — ворчливо отвечает за Дурака Бургомистр.

— И еще всякие разрушения и конфузы устроит, — добавляет Ланселот.

— Верно, — опускает голову Дурак, — за что ни возьмусь, все из рук валится. Вот я и пришел к вам за советом, чем бы мне таким заняться, чтобы никому не навредить. А то скучно, да и шарахаются все от меня как от чумы.

— Может вам в стражники пойти? — предлагает Король, — работа непыльная, да и ума особо не надо — по улицам ходить, за порядком следить. А? Господин Ланселот, возьмете? Парень вроде здоровый, вам бы он подошел.

— Брал уже, — с безнадежностью в голосе отвечает Ланселот, — хорошо, что на всех стражниках доспехи были, а то пока алебарду на плечо закидывал — двух точно бы покалечил.

— А-а-а…? — Король вопросительно поворачивается к Бургомистру, но тот перебивает его:

— Пробовали! — чуть ли не кричит он, — посыльным. Бегает он конечно быстро, но он так все бумаги перепутал, что мы потом неделю разбирались, куда что отослали, но хуже всего что письма как назло оказались у тех, кому они совсем не предназначались, вот и вышла назавтра такая свара. Кому приятно о себе же донос читать?!

— Он где только не служил, даже в церкви, — подвел итог Шут, — но нигде ничего путного еще не сделал.

— Да… задача, — Король задумался, и через минуту вновь обратился к Бургомистру, — слушайте, вы когда дворец показывали о саде с яблонями рассказали. Я их мельком видел. И легенду рассказывали, что когда вызревают яблоки, прилетает Жар-Птица и их клюет, — медленно, как бы размышляя говорит Король.

— Верно, а что не сожрет, с собой берет. Ведь не просто, а с корзинкой прилетает, хитрая она до ужаса, — перебивает Короля Шут.

— А сторож у нас там есть? — не замечая реплики Шута, спрашивает Король у Бургомистра и Ланселота.

— Зачем? — поживает плечами Ланселот, — ее лучшие охотники ловили, так поймать и не смогли. Да не то что поймать — перо на счастье вырвать и то не удалось.

— Мы даже заказали у господина Ювелира золотую клетку, чтоб ее в нее посадить и любоваться, но она так и лежит в сокровищнице, за ненадобностью.

— А давайте этого малого сторожем в королевский сад назначим? — предложил Король, — а в случае появления Птицы — пусть ловит.

— Сад жалко, — угрюмо бросил Шут, — он хоть и небольшой, но королевский.

— А мы ему никаких приспособлений и ловушек давать не будем, и воспретим ими пользоваться, — продолжает Король, — пусть эту Птицу голыми руками ловит.

— Так это самая дурацкая работа, которую придумать можно! — воскликнул Бургомистр, — он же ее никогда не поймает.

— Зато яблони будут целы, — возразил Шут, — ну по крайней мере стволы. За ветки не ручаюсь.

— А что? — почесал затылок Ланселот, — с другой стороны и при деле и вреда особого не нанесет. Для дурака как раз и нужна дурацкая работа.

— Вот именно это я и хотел сказать, — усмехнулся Король и обратился к Дураку, — ну а ты что скажешь? Согласен стать сторожем королевского сада?

— А то как же Ваше Величество, — расплылся в смущенной улыбке Дурак, — прям сейчас могу и приступить.

— Ты только не усердствуй особо, — спохватился Король, — ходи и смотри за порядком, а надоест — полежи на травке, если Птица появиться — на деревья не лазь, лови снизу руками. А не поймаешь, не огорчайся, дальше службу неси.

— А ежели кто из людей на яблоки позариться — сам воров не лови, крикни стражу, а там уже наше дело, — добродушно напутствовал поворачивающегося к двери Дурака Ланселот. Тот разворачивается, еще раз кланяется, снова раздается стук лба об деревянный подлокотник трона, и все еще благодарно улыбаясь скрывается за дверью.

— Уф, — облегчено вздыхает Бургомистр, — спасибо Ваше Величество, помогли эту задачку решить, а то намучились мы с ним.

— Так на то Король и нужен, — философски отвечает Король.

— Ну вот считайте со всеми и познакомились, — подвел итог своеобразному приему Бургомистр, — с остальными горожанами может и увидитесь, когда они по какой надобности придут. А пока отдохните Ваше Величество до обеда, а после я введу вас в курс государственных дел.

— Ладно, уговорили, — улыбается Король, а в сторону тихо говорит, — забавный город, немного странный, но право слово — забавный.

Медленно гаснет свет, играет средневековая музыка и два шута в полумраке закрывают занавес.

— Прошло несколько недель, — говорит голос Бургомистра из темноты, — Король пообвыкся, втянулся в государственные дела. И стал править королевством по мере сил и возможностей.

Меняются декорации, когда шуты открывают занавес вновь, то зрители видят тот же зал, но к трону приставлен большой стол, заваленный бумагами, на нем так же стоят чернильницы, и в беспорядке разбросаны гусиные перья. На троне сидит Король в скромном камзоле и быстро что-то пишет пером. Наконец он сворачивает бумагу, запечатывает ее и облегченно вздыхает.

— Ну вот, с дипломатической почтой разобрались.

Тут вбегает Герольд и громко взволнованно кричит на весь зал.

— Ваше Величество! Ваше Величество! Шут повесился! — и останавливается напротив Короля тяжело дыша. Король в замешательстве, он еще не до конца осознал весть и бормоча выходит из-за стола:

— Как это повесился?… Еще утром я его видел… здоровались… был как обычно — жив, здоров… И сегодня праздник, скоро уже начнется.

Входит Ланселот. Король бросается к нему:

— Что случилось? Мне только что сказали что Шут покончил с собой? Это правда?

— И правда и нет, — печально отвечает Ланселот, — пытался повеситься. Но вовремя из петли его вытащили. Случайно Менестрель зашел — денег хотел одолжить, ну и увидел… Тот дверь забыл запереть. Менестрель веревку перерубил шпагой и позвал на помощь. А тут мы со стражниками проходили. Откачали беднягу.

— Но почему? Отчего он полез в петлю? У него же все нормально, а если что — так мог ко мне обратиться, — Король в растерянности.

— К сожалению даже вы, Ваше Величество, при всем моем уважении к вам не сможете ему помочь. Да он сейчас сам сюда придет, расскажет… за мной шел, — Ланселот кивает на дверь. Через несколько секунд действительно входит понурый Шут, рукой он непроизвольно потирает шею. Король делает знак Герольду удалиться. Ему очень неловко, он не знает о чем спрашивать Шута.

— Ну зачем же вы так…, - негромко начинает Король, смотря в пол, на несколько мгновений он замолкает, затем продолжает более уверенно, — как себя чувствуете? Может лекаря вызвать?

— Нет, спасибо Ваше Величество, лекарь у меня уже был, дал успокоительную микстуру и посоветовал не волноваться, — Шут садиться на маленькую скамеечку слева от трона, — да вы не беспокойтесь за меня. Так — нашло вдруг, вот к петле и потянулся. Но больше этого не повториться — заверяю вас, Ваше Величество. Идите, открывайте праздник, а я здесь посижу, на своем привычном месте.

— Праздник откроет Бургомистр, ему сподручнее и речь уже заготовлена, — отмахнулся Король, он начал нервно ходить взад вперед по залу, наступило тягостное молчание, наконец не выдержал, и почти крикнул, — но объясните ради Бога, зачем?! Из-за чего? Живете не хуже других, люди вас уважают. Ну чего вам не хватало?

— Любви, — вместо Шута отвечает Ланселот, а Шут так же молча безразлично сидит на скамейке поникший и печальный, — наш Шут давно и безнадежно влюблен, Ваше Величество. А она не хочет за него замуж идти.

— И всего делов-то?! — восклицает Король, он бросается к столу и хватается за первое попавшееся перо, — да я сейчас же издам указ о женитьбе и пускай эта дама, его избранница, пусть только попробует отказаться!

— Не надо Ваше Величество, — негромко, но твердо останавливает его Шут, — насильно мил не будешь, да и я сам, если честно терпеть не могу насилия. Мне и до вас это предлагали, — Король, подумав, откладывает перо в сторону. Поворачивается к Ланселоту. Тот сразу же понимает намек.

— Ладно, я пойду Ваше Величество, — говорит он, поспешно отступая к двери, — мне караул надо еще проверить. На празднике должен быть все-таки порядок. Чтоб без мордобоя и так далее… — он выходит. Король и Шут остаются наедине.

— У нее есть кто-то другой? — осторожно спрашивает Король.

— Нет, — качает головой Шут, в его голосе слышится усталость и безразличие, — честно говоря, я так подозреваю, что в душе она если не любит, то питает симпатию ко мне. Но наотрез отказывается выходить за Шута. Профессия у меня не уважительная. Ведь кого в народе «шутом гороховым» кличут — дураков, в большинстве случаев. Она говорит, что лучше уж замуж за господина Палача пойдет, и то почетнее. Но женой Шута не станет никогда, — Шут делает паузу и тяжело вздыхает, — можно было бы конечно сменить, так сказать, специальность, стать ремесленником в конце концов. Но это значит изменить своему призванию. Делать то что не приносит тебе радости? От этого тоже часто в петлю лезут. Да и поздно мне уже переучиваться и ломать старые привычки. Пойду вот в трактир и выпью с Менестрелем, немного легче станет.

— Так может она вас не любит именно за этот трактир да гулянки с Менестрелем на пару, — предположил Король. Шут на это лишь печально усмехнулся, вытащил откуда-то сзади фляжку, открутил крышку и основательно приложился к ней.

— Нет, в трактир не пойду, — твердо объявил он, — с вами останусь, вы ведь тоже не пойдете на праздник.

— Верно, не пойду, — подтвердил Король усаживаясь на трон, — пусть хоть кто-то на праздниках будет трезвым и лучше всего, если это — глава королевства. Вон и вы тоже сейчас надеретесь. Я вот вас понимаю, на праздники особенно грустно и одиноко становится. Мне вот пришлось выбирать: сидеть с пьяной рожей во главе стола или торчать здесь в одиночестве. Но здесь хоть делами занять себя можно, — тут Король обводит взглядом стол, потом смотрит на Шута, который снова прикладывается к фляге и тихо говорит, — да, делами сегодня уж вряд ли удастся заняться. Господи, да что же я делаю, на празднике Король сидит один во дворце и разводит разговоры с пьяным Шутом.

Шут видимо услышал окончание фразы и захмелевшим голосом громко спросил:

— А вы знаете Ваше Величество, для чего вообще нужны шуты? — Король хочет ответить, но Шут останавливает его взмахом руки, — нет, шутки да песни вам любой артистишка прочитать может, — Шут поднимает вверх указательный палец, подчеркивая важность сказанного, — Шут нужен в королевстве, чтобы говорить королю правду. Эти все придворные так привыкли врать и заискивать, что если и захотят правду сказать, то не смогут. Отвыкли. Шут, это как прямое зеркало среди кривых. А королю иногда обязательно надо взглянуть в нормальное зеркало, для своей же пользы и королевства. Вот именно для этого при всех дворах существует должность Шута, не дурака, подчеркиваю Ваше Величество, их вокруг и так полно, а Шута с большой буквы.

— Но в нашем королевстве, вроде не так много льстецов, — отвечает Король, и замечает в сторону, — надо же вот уже привык, в «нашем», как будто оно мое по праву.

— А я не про наше говорю, я про другие, Вон в соседских, Шутам приходиться изворачиваться, чтобы и правду сказать и чтобы голову при этом не потерять. Так что дурак, артист и Шут — это три разные вещи, — подводит итог своей тираде Шут.

Меж тем за окном темнеет и с площади слышаться музыка и пьяные голоса. Король встает и с раздражением захлопывает окно. Потом оглядывает комнату, задерживаясь взглядом на Шуте, приканчивающем содержимое фляжки и говорит:

— Что-то скучно у нас стало, — проходя по комнате и беря гитару, — давайте споем, а я подыграю, — предлагает Король и устраивается с гитарой на троне.

— А вы умеете? — с удивлением замечает пьяным голосом Шут.

— Ну я не только бумаги строчить могу, — с назиданием говорит Король, — пою конечно неважно, но прилично сыграть еще могу.

Шут с радостью принимает это предложение:

— А знаете эту песню «В нашем тридевятом королевстве — скучно и погано много лет…», — предлагает он Королю, который берет несколько аккордов.

— Нет, вот эту песню сейчас не надо петь, — быстро отвечает он, — давайте вот что, знаете эту «Ее Величество курит, его Величество пьет…».

— Конечно, до последнего слова, — заверяет его Шут. И они вместе поют довольно спокойную и смешную песенку.

Её Величество курит,

Его Величество пьёт.

На лысой медвежьей шкуре

Скучают щит и копьё.

В комод упрятаны пяльцы.

Заношен старый халат.

Чего им теперь бояться?

Знакомы и рай, и ад!..

Наследник шары гоняет,

Наследница — женихов.

Приданое пропадает,

Но дочка ищет любовь…

Ах, как неудобно вышло:

Упрямы и горячи.

Характер детей — не дышло,

Умы остры, как мечи…

И всё-таки, получилось:

Найти, удержать, сберечь!

Пусть мантия прохудилась —

Пока не спадает с плеч,

И в вверенном государстве

Дела идут чередой.

Ну разве это коварство:

Вино разбавить водой?

А может, на боковую?

Детишек строй обновим?

О пополнении тоскует

Постельных дел херувим…

Нет, хватит прыти и дури:

По горло иных забот!

Её Величество курит,

Его Величество пьёт.

Король кладет гитару на стол. А Шут начинает быстро и с благодарностью говорить:

— Знаете Ваше Величество — песня великое дело, коль вовремя ее спеть. Вот и настроение улучшилось настолько, что я снова могу шутить и радоваться жизни. Вы не подумайте, это не вино, это песня. А давайте еще споем. Только теперь я сыграю. Вы эту песню не знаете, она новая, господин Менестрель недавно сочинил. Так что вы просто подпевайте, — и он громко начинает больше орать, чем петь: «Король и Шут уже не пьют, Король и Шут поют о том…». Король тоже с улыбкой ему подпевает довольно разудалую песню. После этого Шут начал заплетающимся языком довольно несвязно рассказывать как он стал Шутом и как повстречал свою любовь. Король закрыл глаза как ему казалось на минутку и заснул.

Гаснет свет на несколько минут, слышится смолкающее бормотание Шута, когда свет снова включается на сцене остался только спящий на троне Король. Он просыпается и потягиваясь осматривает зал.

— Надо же, заснул на собственном троне, а ведь вроде таким жестким и неудобным казался все это время, — удивленно говорит он самому себе. За окном давно расцвело, и солнечные лучи проникают сквозь стекла окон. Тут Король замечает записку на столе. Подвигает ее к себе и вслух читает:

— «Пошел домой спать. Шут. Постскриптум. Вы заснули»., — Король бросает записку обратно на стол, — да, еле разберешь его почерк, да еще когда спьяну написано, все буквы корявые. И постскриптум в том же стиле — сам знаю, что уснул. Король встает и подойдя к окну распахивает его, вдыхает утренний воздух, потом сморщившись, прикрывает окно, недовольно замечая:

— Ну надо же — даже сюда запах перегара доходит. Да, любят подданные хорошо поддать по праздникам, а часто и просто так, в этом им не откажешь. На улицах никого, а вроде пора бы уже просыпаться. Небось все бочки вина в трактире выдули. И часы как назло на городской ратуше стоят, сейчас бы пробили, народ бы сразу в себя приходить начал. О Герольд идет, за голову держится. Понятно — утро тяжелое время, — с иронией говорит сам себе Король, — а с ним кто-то незнакомый и вроде не с похмелья, странно, неужели у нас в королевстве трезвенники завелись? Так, Герольд жадно пьет из колодца, а этот второй — нет. Кто бы это мог быть? Может посланник из соседнего королевства, но вряд ли — одет уж слишком бедно. На воина правда немного похож, наверно в стражу к Ланселоту устраиваться пришел, но лицо явно иноземное. Так и есть, сюда направляются. Ну чтож, как раз вроде пора завтракать, а там узнаем что к чему, — Король отходит от окна и садиться на трон, накидывает мантию, но потом поняв, что в ней будет слишком жарко, сбрасывает ее с плеч. В зал входит Герольд, вид у него неважный, за ним входит низкий, но широкоплечий и узкоглазый человек, одет он наполовину как воин — на груди видны металлические пластины, но в штанах из самого простого серого сукна.

— Вот…, - Герольд жестом показывает в сторону пришедшего с ним, но дальше язык ему отказывается повиноваться и он только стоит и икает.

— Что «вот»? — строго спрашивает Король. Стараясь дышать в сторону Герольд пытается объяснить.

— Ну это…, - и снова продолжает икать. Входит экономка, одним взглядом оценив положение, она недовольно хмыкает и уходит, сразу же возвращается с банкой мутной жидкости.

— Вот выпей, — протягивает она банку Герольду, недовольно ворча, — ну мужики, никогда меры за столом не знают, как свиньи нажрутся, а потом похмельем маются, — уже поворачиваясь и обращаясь к Королю, — вот я если и выпью бокал за столом то один или два, и радость и голова потом не трещит.

Герольд глотнув жидкости из банки скривился:

— Что это? — с брезгливостью в голосе спрашивает он.

— Ты не спрашивай, а пей. Рассол это напополам с отваром полыни. Горько, да зато голову прочищает хорошо, и язык заплетаться не будет, — строго отвечает ему экономка, потом опять поворачивается к Королю, — так как, будете завтракать Ваше Величество?

— Да, — кивает Король, — принесите завтрак и…, - тут он кивает в сторону Герольда и его спутника, — а вы есть будете?

Герольд быстро отрицательно мотает головой, понятно, что всякая мысль о еде ему сейчас противна. Второй человек наоборот охотно кивает в знак согласия. Наконец сделав несколько глотков Герольд показывает что больше не может пить эту гадость и отдает банку экономке. Способность внятно излагать свои мысли наконец возвращается к нему.

— Вот — захватчик, Ваше Величество, — стараясь чтобы голос звучал торжественно, делает жест рукой в сторону пришедшего гостя. Король с ног до головы недоуменно осматривает пришедшего.

— Он что, один? — с удивлением спрашивает Король.

— Да не, — машет рукой в сторону Герольд, — их много было, но только этот в живых остался. Его лесник подобрал, когда тот с голоду чуть не окочурился, как немного окреп, так к вам спровадил, то есть я хотел сказать меня с ним направил, да и на праздник вчера зашли.

— Понятно, — сухо произнес Король, не уточняя где сейчас лесник, он обратился к захватчику, — тебя как зовут-то и какого ты звания?

— Халибом зови, — сумрачно ответил тот, смотря в пол, в голосе чувствуется сильный восточный акцент, — предводитель я, великий воин и победоносный властелин, правитель своего народа.

Герольд на это перечисление титулов смеется.

— А чтож так бедно одет, раз ты властелин? — без всякой иронии спрашивает Король.

— В лесу все осталось, да и в походе я золота на себе не ношу, — с достоинством отвечает Халиб.

— Так где же твое войско? — Король в недоумении, тут гостя с востока прорвало. Он чуть ли не закричал:

— Плохая у вас страна, неправильная! Дорог нет, одни леса да болота! Половина моего непобедимого войска в трясине утонула, половина в лесах заблудилась. Лошадей волки съели, а в железных доспехах далеко не уйдешь, — тут он начинает загибать пальцы, — я в южные страны с войной ходил — всех победил, в северные — тоже победил, восточные те сами сдались, а вот сюда пришел — войско никто против не выставил, а свое потерял.

— То-то лесник недавно говорил, что волки да медведи нынче больно откормленные стали, аж шерсть лоснится, — замечает Герольд.

— Так ты наверно степняк? — Король начинает понимать ситуацию, — а к нам что поперся? В степи что не сиделось?

— Степь бедна, а есть нужно, жен кормить надо и детей, вот и шли воевать, добычу привезем — и жить можно, — объяснил степняк.

— Так значит войной питались, — с осуждающим вздохом говорит Король, — ну вот и наелись как говориться всласть.

В зал входит Шут, кивает Королю и Герольду, смотрит на Завоевателя.

— А, его уже привели, супостата этого…, - говорит он ни к кому не обращаясь, — очередной вождь войной пошел, да вот весь вышел, — хмыкнул Шут. Он тоже с похмелья, но не с такого сильного как Герольд.

— А вы откуда знаете про этого…, - Король рукой указывает на Завоевателя, — его же только что привели.

— Так слухи, Ваше Величество, — объясняет Шут, присаживаясь на свою табуретку у трона.

— Это с какой же скоростью у вас тут слухи распространяются? — немного удивляется Король, — нет, я и раньше знал, что сплетни и слухи быстро разносятся как круги по воде, но чтобы так быстро…

— Скорость слухов Ваше Величество никто не измерял — безтолку, — добродушно начал рассуждать Шут, — они быстрее всего. Вон, у нас и обычная почта есть и голубиная для экстренных сообщений, а случись скажем Бургомистру на одном конце королевства чихнуть, так на другом в Ратуше ему тут же доброго здоровья пожелают. А как так происходит — никто не знает.

— С этим, Ваше Величество что делать? — оживился Герольд, показывая на Завоевателя, когда Шут замолчал, — может его этого… того самое… к господину Палачу направить, давненько у нас в королевстве казней не было.

— Нет, — твердо отвечает Король, — если бы он не один был, а скажем со свитой или гаремом, тогда голову можно отрубить. А сейчас его назад отправить придется, пусть расскажет о своем походе, чтобы другие на нас войной не ходили, — уже обращаясь Завоевателю, — сказал бы что думаешь, чего хочешь, твоя ведь судьба решается.

— А что говорить?! Что хочешь делай, только здесь не оставляй, — замахал руками Завоеватель, — я домой хочу, в степь хочу, на простор да на коне хочу, а у вас тут заживо сгниешь. Кругом леса да болота. А детям своим и их детям завет строгий дам, что если не хотят погибнуть смертью бесславной и дурацкой, пусть вовек сюда дорогу забудут.

— Ну вот и хорошо, — удовлетворенно кивнул Король, — с первым же караваном купцов тебя домой в степи отправим. А пока обратно к леснику его уведи, пусть там по хозяйству поможет, не даром же его кормить. Да и полезно будет ему поработать, не все же мечом махать.

— Будет сделано Ваше Величество! — Герольд пытается вытянутся смирно, ему на секунду это удается и он хлопнув по плечу Завоевателя, говорит тому, — пошли, тот покорно уходит.

— Ну вот зачем воевать идут? Дома им что ли не сидится, так пустились бы просто путешествовать, — вопросительно говорит Шут, — заодно приторговывали бы чем-нибудь.

— Все войны или от бедности, когда люди с голодухи воевать идут или если правитель народа с головой не дружит. Ну когда от бедности воюют, это понятно, пограбят богатого соседа и домой. А вот когда какой-нибудь королевишка славы себе захочет или еще хуже возомнит себя новым Александром Македонским, тогда да, хоть караул кричи, и своих не пощадит и чужих. Благо если его войско сразу разобьют. Иначе же — начнет свою империю создавать, вернее завоевывать. И все-то ему мало покажется, весь мир захочет к рукам прибрать, чтоб вся карта была одним цветом. А помрет такой завоеватель или в бою убьют, что от его империи останется? Лишь свое государство, да еще хорошо если цело будет — рассерженные соседи сами не завоюют. И никто после такого завоевателя не посчитает, сколько убито людей было, сколько городов и деревень разорено, — Король вздыхает, — и ведь добиваются такие славы, потомки их прославляют, вот мол какой великий вождь был, полмира захватил. Ну захватил, а толку? Если бы он нормальную империю построил, пусть и небольшую, развил бы торговлю, построил дороги, соседей новым ремеслам обучил, но ведь таким никто спасибо не скажет, больше того — забудут. И все.

— Это вы верно сказали Ваше Величество, — соглашается Шут.

В зал вбегает Дурак.

— Поймал, Ваше Величество, как есть поймал! — с порога кричит он, спотыкается, пытается удержаться за стол, в результате чего валит его набок вместе со всеми бумагами и сам растягивается на полу. Король с грустью смотрит на бумаги и залившие их чернила, затем тяжело вздыхает и спрашивает:

— Кого поймал-то?

— Жар-Птицу поймал! — с гордостью отвечает Дурак.

— Ну и где же она? — встревает в разговор Шут, в его голосе слышится ирония.

— Как где?! В золотой клетке, — машет куда-то вдаль рукой Дурак, — господин Казначей выдал из сокровищницы — туда и посадили. А то она ругается страшно и все клюнуть норовит.

— Так она еще и разговаривает? — удивляется Король.

— Да больше сквернословит, Ваше Величество, — отвечает Дурак, — и клюется, а клюв-то у нее о-го-го какой, за один присест пол-яблока откусывает.

— Вот что, в сокровищнице Жар птице не место, — распоряжается Король, — темно, душно, пыльно. Глядишь — захиреет птица и загнется, а о нас потом будут говорить, что мол, не уберегли. Пусть в королевском саду навес небольшой сделают и под него клетку поставим. А ты, вот что, лучше объясни — как же ты ее поймать ухитрился?

— Да сам не знаю, — пожимает плечами Дурак, — она когда прилетела, то я как вы и велели за ней гоняться по саду стал. Она сначала с ветки на ветку перелетала, не достать, и хохотала на меня глядючи, а потом видно поскользнулась там или зацепилась — и прям мне в руки упала. Я схватил, к Вам бежать не решился, думал еще спите, а тут мне господин Казначей попался. Вот с ним мы ее в клетку и посадили.

— М-да, допрыгалась значит Жар-Птица, — философски заметил Шут.

— Ну чтож, может оно и к лучшему, не будет больше яблоки воровать, да и в нашем королевстве собственное чудо появилось, — Король жестом подзывая Дурака, показывает, чтобы тот помог ему поднять стол. Вместе они ставят стол на прежнее место. Король придает себе торжественный вид и произносит, — итак, приказываю — Птицу кормить хорошо, заботиться о ней. А тебе, — тут он замолкает на секунду, не желая называть Дурака дураком, — благодарственная медаль от королевства. Сходишь сегодня к господину Ювелиру, он тебе ее изготовит.

— Превелико благодарен, Ваше Величество, — Дурак кланяется и опять слышится звук удара лба теперь уже об стол, — вот только от кого мне теперь сад сторожить? — грустно спрашивает он.

— От той же Жар-Птицы, — нашелся Король, — может она там не одна, а целый выводок летает. Появиться еще одна, вот ты и ловить будешь, благо опыт в этом деле у тебя есть.

— Спасибо, Ваше Величество, — Дурак снова хочет поклониться, но Король вовремя останавливает его, — ты иди, продолжай службу.

Дурак уходит, Король начинает собирать бумаги с пола, Шут помогает ему.

— Да, — задумчиво говорит Шут, — дурак дураком, а Птицу поймал.

— Главное не то что поймал, а то что на своем месте оказался, — отвечает ему Король, — а когда человек на своем месте — ему любое дело по плечу. Ладно, праздник прошел — наступили будни.

Гаснет свет, шуты закрывают занавес под средневековую музыку, на сцене меняются декорации. Голос Шута из-за занавеса объявляет:

— Прошло несколько дней.

Зажигается свет. На сцене ночь, декорации изображают фасад королевского дворца. Ярко светит луна, к королевскому дворцу нетвердой походкой подходят Бургомистр и Казначей. Оба пьяны, хотя будний день и нет никакого праздника. Бургомистр несет держа за горлышко большую бутыль. Они громко начинают стучать в двери дворца.

— Эй! Король, открывай! К тебе гости пришли! Хватит спать, такая прекрасная ночь сегодня! — кричит Бургомистр.

— Ваше Величество, извольте выйти к вашим подданным, — заплетающимся языком добавляет Казначей. И они снова стучат в двери. Через некоторое время слышится звук отпираемого замка и в проеме со свечой в руке в одной руке и со шпагой в другой появляется Король. Он одет в домашний халат и ночной колпак. Король сонно озирается смотрит на пришедших, и видя что кроме них никого нет, спрашивает:

— Бургомистр? Казначей? Что случилось? Почему такой шум?

— Никакого шума, Ваше Величество, просто мы пришли к своему Королю, выразить ему наше почтение, — отвечает Бургомистр. Король окончательно просыпается и начинает сердиться:

— Да вы пьяны! — он кладет шпагу в сторону, — ну уж от кого не ожидал, так это от вас, милейшие! Ладно Шут с Менестрелем напиваются, да и то в кабаке. А я уж подумал случилось что — нападение там или бедствие.

— Так впустите, Ваше Величество? — спрашивает Казначей.

— Ох, — вздыхает Король, — заходите, пока никто вас в таком виде не увидел, — Бургомистр и Казначей заходят. Снова гаснет свет, но всего на пару минут, меняются декорации. На сцене снова тронный зал, Король зажигает свечи.

— Сегодня что, праздник какой? — недовольно спрашивает он, и вдруг словно догадавшись с участием добавляет, — может у вас что-то случилось, личное?

— А почему веселиться можно только в праздник? — задиристо спрашивает Бургомистр, подвигая себе стул и садясь за стол перед троном, — человек должен сам себе устраивать праздник, когда он у него на душе, а не по расписанию. И кто их выдумал, эти праздники.

— Нет, ничего личного у нас не случилось, не волнуйтесь Ваше Величество, — подхватил Казначей, садясь рядом с Бургомистром и взяв у последнего бутыль, сделал приличный глоток. Король, наконец зажег достаточно свечей в зале и на столе, сел на трон, сбросил с головы колпак и с интересом посмотрел на пришедших.

— Послушайте, вы же приличные люди, можно сказать если не лицо королевства, то по крайней мере города, и так…, - попытался пристыдить их Король.

— А что приличные люди не могут выпить? — заявил Бургомистр, забрав бутыль у Казначея и сам отпив из нее, — а что вы вообще о нас знаете? О приличных людях, как вы говорите, лице города, — он поставил в сторону бутылку и словно немного протрезвел, говоря громко и отчетливо, — я уже двадцать лет как Бургомистр. Ну и что? Сижу в городской Ратуше и работаю. Знаете как надоели мне все эти бумажки?! Прошения, жалобы, счета, доклады… Ну и естественно визитеры! Нет, я их понимаю, у каждого своя проблема…, но я-то один! И половина, а то и больше как правило недовольна мной. А еще соблюдай все эти официальные обряды. Вы вот посидите в жару в мантии и парике, а снять нельзя. Это ко мне можно заявиться чуть ли не голышом. А я, будь добр, исполнять этикет.

Бургомистр замолкает.

— А как вы попали на эту должность? — серьезно спрашивает Король. Теперь он смотрит внимательно, без тени пренебрежения или осуждения.

— В детстве, Ваше Величество я хотел стать звездочетом, — грустно и тихо продолжает свой рассказ Бургомистр, — заберешься бывало ночью на крышу, звезд на небе много, все яркие и мерцают. Я тогда даже цвета их различал. Вот думаю вырасту, стану звездочетом, буду каждую ночь за звездами следить, созвездия рисовать. Но не вышло, — грустно разводит руками Бургомистр, — мой отец всю жизнь простым писарем при Ратуше прослужил, скопил денег и послал меня учиться за границу, уж очень он хотел чтобы я выше его по службе поднялся. Ну как я мог огорчить своего батюшку? Учился прилежно, потом так же прилежно служил в Ратуше, а потом как-то незаметно дослужился до бургомистра города, — он опять замолкает, тупо смотря в стол.

— А ваш батюшка? — осторожно спрашивает Король.

— А? Мой отец? — Бургомистр машет рукой, — он давно умер, еще когда я на службу поступил.

— Так почему вы не ушли? — удивляется Король, — ведь после его смерти у вас как бы не осталось обязательств.

— Не совсем так, — мнется Бургомистр, — я много тогда думал о том чтобы бросить службу и заняться любимым делом. Но знаете, с одной стороны не удобно даже перед ушедшим батюшкой, ведь он столько в меня вложил, так надеялся что я дослужусь до этой должности. А с другой к тому времени у меня появилась семья, ее кормить надо, а звездочетам не много платят, может поэтому они в большинстве одиночки. Ведь много ли им нужно — небо, звезды, да чуток денег, их можно заработать, продавая морякам и путешественникам звездные карты. Знаете, как-то, когда я был еще мальчишкой, моему отцу заезжий моряк подарил подзорную трубу, он отдал ее мне. И я часто смотрел в нее на звезды и луну. Когда мне особенно тоскливо я достаю ее из сундука и просто держу в руках. Но на звезды я больше Ваше Величество не смотрю. Слишком грустно от этого делается, да и некогда теперь на них смотреть.

— А я Ваше Величество — грабитель, — неожиданно подает голос Казначей. Король недоверчиво смотрит на него, потом понимающе кивает:

— Из казны значит воруете? — и осуждающе качает головой.

— Э, нет! — вдруг восклицает Казначей и даже привстает со стула, — я человек честный, ни гроша из казны не присвоил!

— Что-то не вериться, — с сомнением замечает Король, — чтобы Казначей и честный человек. Не, эти понятия не совместимы.

— А вот и совместимы! — с жаром заявляет Казначей, — это в других королевствах вор на воре сидит и казну растаскивают, а у меня все честно. Просто противно мне воровать и все, да и дело я свое люблю. Гордость у меня особая имеется, вот могу своровать, а не буду. Профессию позорить не желаю.

— Так вы сами сейчас себя грабителем обозвали, — восклицает Король, — или уже совсем допились, не знаете что бормочете.

— Я может и пьян, Ваше Величество, но не настолько, чтобы нести всякую ахинею, — отвечает Казначей, — грабеж на большой дороге — это мое хобби, а не профессия. Я это ради удовольствия делаю, а не ради наживы. Эх, сядешь вечером на лошадь, наденешь маску и скачешь через лес в какое-нибудь из соседних королевств. А там сразу на большую дорогу, — Казначей мечтательно закатывает глаза, — красота, ветер свистит, луна светит. И обязательно купец или какой другой припозднившийся богач попадется. Я на него меч наставляю и грозно говорю «Кошелек или жизнь». И знаете, еще никто кошелек не выбрал. Деньги дело наживное, а жизнь, она одна.

— Интересно, — Король сильно изумлен признанием Казначея, — а с награбленным что делаете? Бедным раздаете? Был помниться один такой разбойник, у одних отнимал, а другим раздавал.

— Нет Ваше Величество, — поднимает вверх указательный палец Казначей, — отнимать у одних и отдавать другим — это неправильно. Так до страшных вещей можно дойти. Вот отнял я к примеру кошелек у богача, отдал деньги бедняку, а он их в кабаке пропил. И кому от этого хорошо? Так бы бедняк деньги заработал и по другому бы их потратил, к нажитому трудом бережливо относишься. А богач тоже злой будет как собака, обидится, что ограбили и этому же бедняку за работу не доплатит. Нет, перераспределять добро — это только господь Бог может, а когда за это дело берутся люди, все чаще всего войной заканчивается. И это еще в лучшем случае.

— Так как же вы поступаете? — спрашивает Король, — с этими вашими кошельками?

— А я их по почте владельцу отсылаю, — простодушно отвечает Казначей, — анонимно конечно. Я когда граблю, обязательно имя узнаю. Вы не представляете, как люди радуются, особенно скупердяи и ростовщики, получая мою посылку. А там глядишь, под хорошее настроение сами какое-нибудь доброе дело сделают.

— Да, здорово получается, — разводит руками Король, — в других королевствах казначеи воры, а у меня — грабитель. Даже не знаю, радоваться или сожалеть.

— Воровать Ваше Величество неинтересно, — отвечает ему Казначей, — воруют или от бедности или по натуре. От бедности — это понятно. А вот когда по натуре — этого я не люблю. Мне вот жалования вполне хватает. А другой ворует и остановиться не может. Казалось бы богаче иного короля стал, но ему все мало, а все потому что натура такая — не может без воровства. Вот таких сразу надо к господину Палачу отправлять, ведь сколько королевств от них разорилось.

— Послушайте, а что если вам кто сопротивление окажет? — спросил Король, — неужто убивать будете?

— Зачем? — в свою очередь удивляется Казначей, — если человек смелый, то я отступлю. Он же свое добро защищает, с риском, замечу, для жизни. Было у меня пару таких случаев. Так я коня развернул и назад поскакал. «Смелых и отчаянных я приветствовать готов…», — процитировал он одну из песен Менестреля.

— Ладно, — поднял голову задремавший было Бургомистр, — засиделись мы у вас Ваше Величество, пора и честь знать, дома нас наверно уже заждались, скоро с факелами пойдут искать.

— А вы что, никого не предупредили? — в который раз удивился Король, — нельзя же так, у вас семьи, они волнуются. Небось уже и к начальнику стражи, Ланселоту обратились.

— Да не, к Ланселоту не пойдут, — замотал головой Бургомистр, поднимаясь из-за стола, — я мальчишку послал домой предупредить, что на работе задержусь и к господину Казначею заодно он же зайдет.

— И все-таки, почему вы оба сегодня напились? — Король тоже встал, провожая гостей до двери.

— А мы и сами не знаем, — ответил за Бургомистра Казначей, — просто сидели под вечер, обсуждали дела. Рутина в общем, и так вдруг тошно стало, просто жуть. Вот господин Бургомистр вдруг и говорит: «А не выпить ли нам вина?». И мне это же на ум пришло. У него как раз бутылка нашлась, мы ее тут же выпили и сразу стало легче. Вторую мы в винной лавке купили, а потом решили к вам зайти.

— Вы уж извините нас, если что не так, — начал извиняться Бургомистр, выходя на улицу.

— Да Ваше Величество, не сердитесь, что мы к вам так среди ночи без приглашения заявились, — вторит ему Казначей, — но и приличным людям иногда надо напиться.

— Ладно, чтож я, не понимаю, — вздыхает Король, — вы поосторожнее там. Удачно добраться до дома.

— И вам всего доброго, — неуклюже кланяются Бургомистр и Казначей. Когда они уходят, Король запирает дверь и гася свечи задумчиво говорит:

— Вот и думай что хуже казначей-вор или вот такой честный грабитель… Да и Бургомистр тоже оказывается — не очень-то счастливый человек. Вот ирония — хотел стать звездочетом, а стал главой города, — постепенно гаснет свет свечей на сцене и голос Короля доноситься уже из темноты, — многие наоборот хотят на его место забраться, а он вырваться не может, впрочем уже наверно и не хочет…, - голос Короля окончательно смолкает.

Шуты под музыку закрывают занавес. На сцене меняются декорации. Включается свет. День, тронный зал, Король сидит на троне, перед ним стол с ворохом бумаг. Он быстро что-то пишет на очередном свитке. В зал вбегает Герольд.

— Ваше Величество! — кричит он, — Птица сбежала!

— Как это сбежала?! — Король еще не до конца понимает новость, — она же в золотой клетке сидела.

— Вот именно, — быстро кивает Герольд, — она и клетку с собой прихватила. Ищи ее теперь в чистом поле.

— М-да, — задумчиво говорит Король, — а я еще удивлялся как это Дураку так легко ее удалось поймать…

— Что делать будем, Ваше Величество? — спрашивает Герольд, — над нами же все соседние королевства смеяться теперь будут.

— А что тут поделаешь? — разводит руками Король, — ловить бесполезно. А смеялись над нами раньше… и ничего, над другими тоже есть за что посмеяться.

Раздается стук в дверь.

— Не заперто! — привычно громко отвечает Король. Входит человек в дорожной потертой одежде и с котомкой за спиной.

— Здравствуйте, — вежливо и одновременно с достоинством склоняет голову он, — меня к вам начальник стражи направил, как его…, а — Ланселот. Он сказал что вы мудрый и решите что делать и как мне быть.

— Доброе утро, — отвечает Король, и осведомляется, — а вы кто?

— Я бывший король страны воров, — спокойно отвечает незнакомец, по возрасту он немного моложе самого Короля, но на лице и во всех жестах сквозит какая-то непонятная усталость, словно он очень долго был в пути.

— Вы король Воров? — удивляется Король.

— Нет, — посетитель заметно морщиться, ему неприятно, что его так назвали, — я сам честный человек, и за всю жизнь ничего не украл. Но я был королем в стране где все, буквально все воровали.

— Хм, — Король задумавшись чешет пером за ухом, — расскажите подробней. Об вашей стране я конечно слышал, но сам там никогда не бывал.

— И лучше не бывайте, — отвечает путник, Герольд подвигает ему стул, и остается, ему тоже любопытно послушать что расскажет путешественник, — с вашего позволения я присяду, Ваше Величество, путь знаете был не близкий, — он садиться на предложенный стул и начинает свой рассказ.

— Я был королем в стране воров. Мои подданные только и делали что кради друг у друга, а у гостей особенно. Тащили все что плохо, да и хорошо лежало, стояло, ехало… И ладно бы от бедности, с голодухи, это бы я понял. А то ведь просто так тащат, уже по привычке. И неважно бедный, богатый — воруют все. По мелочи, но своруют. Хоть в церкви заповедь «Не укради» замазывай! Ох, — бывший король печально качает головой, вспоминая, — как я только не боролся с этим! И законы ужесточал, и к совести взывал. Бесполезно. Ругаются, но красть не перестают, — тут он сделал паузу, передохнув, — нет, конечно работают тоже, как иначе. И что особенно непонятно ведь неплохо могут работать! Но вот как появиться возможность что-то стянуть, непременно стянут. И что обидно — ведь у себя самих воруют! Себя обкрадывают. Наше королевство могло бы процветать, да так что дать фору любому другому, если бы не вороватость его жителей. Знаете, к нам даже купцы перестали приезжать. А уж о репутации я совсем молчу. Как скажешь, из какого ты королевства, так собеседник сразу за кошелек хватается.

— И вы ушли? — с пониманием спрашивает Король.

— Да, — кивнул путник, — я сначала пытался говорить с ними, объяснять, что можем прекрасно жить, если честность будет в душе, а не просто словом в разговоре, что растаскиваем собственное королевство. Куда там! Послушали, покивали и разошлись, а наутро снова за старое. Знаете, мне уже казалось, что скоро в школах воровство будут преподавать как математику или родной язык. Вроде как необходимое знание. Сын вора не обязательно станет вором, но если вся улица ворует и никто это не осуждает, а наоборот — считает достижением, тут подневольно задумаешься. А кто попался — тоже не раскаивается, а себя утешает, значит был недостаточно осторожен и хитер, впредь умнее будет. Посмотрел я на это, плюнул, вызвал во дворец самого искусного вора, передал ему регалии, подписал указ о передаче власти. Собрал вещи в дорогу и ушел. Не мог больше среди этих рож жить. Я ведь так как король, не привык воровать, не к чему мне это было, да и учителя заморские постарались, привили понятие совести, чести, и так далее. Получал всегда из казны то что мне причиталось, ну там на одежду, праздники, еду, а шиковать я не люблю. Скромность всегда считал достоинством.

— А как к вам народ относился? — спросил Король.

— Нормально, — пожимает плечами его собеседник, — ругали конечно, не без этого. Говорили, что при прежнем короле было лучше, а при его отце совсем хорошо. В итоге выходило что при моем прадеде, вообще рай был. Но вы ведь знаете — это всегда так с прошлым — и вода слаще и солнце теплее.

— А зачем собственно вы ко мне пришли? — осторожно перешел к делу Король.

— Да мне бы работу какую…, - с безнадежностью в голосе ответил бывший король страны воров, — я ведь уже много королевств прошел. А как узнают кто я, шарахаются как нечистый от ладана.

— А умеете что? Грамоте наверняка обучены? Языки иностранные знаете? — с энтузиазмом спрашивает Король.

— Конечно! А так всего понемногу, я и считаю неплохо, и языки знаю, даже на некоторых музыкальных инструментах играю, — в глазах путника проступает надежда, он заметно оживляется.

— Так я могу вас, если вы такой честный к Казначею направить, а то он часто не выспавшийся бывает, будете ему помогать и замещать когда нужно, — предложил Король.

— Э нет, — бывший Король поднимая перед собой ладони словно защищаясь, — только не к Казначею! Вот как раз эту работу мне часто предлагали. Все думают, будто если я был королем страны воров, то сам — самый искусный вор. Вот казначеи всякие меня и звали к себе, чтобы научил воровать хитрее, побольше, и при этом не попадаться.

— Да помилуйте, — всплеснул руками Король, — наш казначей честный, гроша из казны не присвоит, — потом сделав паузу более тихо заметил, — ну правда у него имеются другие недостатки…

— Ага, где это честные казначеи остались? Не верю, — почти шепотом говорит в сторону путник, — везде они воруют.

Но Герольд все же услышал его.

— А вот у нас — не ворует! — с гордостью воскликнул он.

— Неужто у вас вообще не воруют? Никто? — с сарказмом спрашивает путник, видимо уже потеряв надежду найти в этом королевстве работу и встает со стула, чтобы продолжить путь.

— Ну почему же, бывает, — отвечает Король, — но знаете, большей частью по глупости. Королевство у нас маленькое, все свои, а у своих воровать как-то неудобно. Не столько наказания бояться, сколько осуждения. Что хорошего если пусть и не поймают, но сосед тебе руку пожимать перестанет? В кабаке косо будут смотреть? Вот и живет народ преимущественно честно. А небольшие инциденты не в счет, — тут он делает паузу, — вот только недавно Птица золотую клетку похитила. Обидно конечно, но с другой стороны мы же свободы ее лишили, в эту клетку посадив.

— Не будет яблоки воровать, Ваше Величество, — заметил Герольд.

— Ну я пойду, спасибо на добром слове, всего вам хорошего, — отвечает бывший король и уже хочет направиться к дверям.

— Куда же вы?! — жестом останавливает его Король, — не хотите к Казначею — не надо. Другую работу вам подыщем. Вот Бургомистру у нас помощник требуется. Работа конечно скучновата — все время бумаги разбирать, но жалование нормальное и выплачивается всегда своевременно.

— Вот! Вот то что мне надо, — путник бросается к Королю, и хочет упасть на колени, — тихая спокойная жизнь. И главное — среди честных людей. Надоело проверять на месте ли кошелек, после каждой аудиенции подданных. Вы можете полностью на меня рассчитывать. Я не подведу!

Король вовремя подхватывает его, не давая упасть на колени и смущенно говорит:

— Ну не надо так. Вы ведь и сам король, хоть и бывший, так что идите с Богом, — тот благодарно кивает еще раз благодарит и направляется к двери, — кстати, Герольд покажет вам где можно снять комнату. Отдохните с дороги, а завтра идите сразу в Ратушу к Бургомистру, он вам расскажет как и что надо выполнять.

— Спасибо Ваше Величество! Да и еще, к вам там еще послы собрались, мы вместе с караваном шли, но они к обеду придут, — направляется к дверям вместе с Герольдом теперь уже не бывший король страны воров, а помощник Бургомистра.

— А послы всегда к обеду норовят заглянуть, — со смехом отвечает Король, — это я уже заметил.

Вдруг уже в самых дверях, пропустив Герольда бывший путник оглядывается и серьезно смотрит на Короля:

— Вы… вот так сразу поверили первому встречному, — полувопросительно полуутвердительно говорит он, — человеку, которого до этого никогда не видели.

— Людям иногда надо верить, — серьезно отвечает ему Король, — с веры начинается честность. А иначе… вы сами знаете к чему излишнее недоверие и подозрительность могут привести.

Помощник бургомистра молча кивает и закрывает за собой дверь.

Шуты под музыку закрывают занавес. Гаснет свет. На сцене меняются декорации. Свет включается. Тот же зал, но ему постарались придать праздничный вид, на столе перед троном уже нет бумаг, он застелен белой скатертью, повернут, так чтобы место Короля было во главе стола и подготовлен к застолью, на нем стоят бокалы, тарелки, и прочая посуда, ждущая прихода гостей. Наконец дверь открывается, Король входит в зал, приготовленный для приема, оглядывает стол, проверяя все ли на месте и удовлетворено кивнув тихо говорит:

— Ну вот, с минуты на минуту явятся.

На Короле парадный наряд. Он садиться на трон и в этот момент Герольд распахивает дверь и с важностью объявляет:

— Послы соседнего королевства прибыли!

— Да какого соседнего?! — забывшись перебивает его Король, — их королевство от нашего за тридевять земель…, - но замолкает, махнув рукой. В зал входит делегация из десяти человек. Одеты они по-разному, от дорогой одежды, до простых дорожных плащей. Вперед выходят богато одетые гости. По одежде видно, что приехали они с Востока. На них чалмы и халаты.

— Позволь приветствовать тебя о славнейший из императоров…, - занудным голосом начинает положенное приветствие склонившись перед Королем главный Посол.

— Хватит, не надо мне тут дифирамбы полчаса петь, — отмахивается Король как от надоедливой мухи, но все же поддерживает этикет, — приветствую и тебя достопочтеннейший Посол, славной твоей страны и твоего правителя.

— Позволь тогда вручить тебе подарки, которые мой султан послал в знак дружеского к тебе расположения и участия, — слуги Посла кладут на стол перед Королем здоровенный, богато отделанный меч, такой же щит, чашу и кальян.

— Опять…, - упавшим голосом говорит Король, и после паузы свободно развалившись на троне приказывает, — вот что, достаточно, давайте без этого…, этикета и всяких там придворных штучек. Садитесь за стол, экономка сейчас блюда принесет. Разносолов не обещаю, но накормлю сытно.

Посол со слугами перешептываясь, с видимым удовольствием, что официальная часть прошла так быстро, рассаживаются за столом. Появляется экономка и быстро ставит перед гостями разные блюда от супницы, до зажаренного гуся. Король меж тем с усталостью смотрит на подарки. Потом приказывает Герольду, который тоже «под шумок» оказывается за столом.

— Вот что, убери-ка их подальше в кладовую, как чувствовал, что снова их дарить будут. А я-то надеялся, что наконец избавились, — Герольд выполняет его приказание.

— А нельзя ли подать вина? — осторожно осведомляется Посол.

— Так вы же не пьете! — удивляется Король.

— Это мы на родине не пьем, — склоняет голову с хитрой улыбкой Посол, — а здесь мы должны уважать ваши обычаи.

— Понятно, — кивает Король, — ну уж если так хотите уважить наши обычаи, то, — громко приказывает, — принести вина!

Экономка приносит несколько бутылок, которые немедленно расходятся по столу. Некоторое время все, в том числе и Король едят, а Посол со слугами налегают на вино. Наконец, видя что Посол «размяк», Король обращается к нему:

— Послушайте, а не стыдно? — Посол с непониманием смотрит на него.

— Я говорю дрянь такую дарить не стыдно? — продолжает Король, наливая себе тоже бокал вина, — мне ведь ее послы уже в четвертый раз дарят. Вы не стесняйтесь, честно отвечайте, у нас тут за правду морду не бьют. Когда первый раз подарили, я обрадовался, думал, вот уж соседи расщедрились, пока внимательней не пригляделся. Меч тяжелый, в бою бесполезный, кузнец когда осмотрел его, то сказал, что это наверно ученик забавлялся. Хороший мастер такого меча не сделает. А вся эта позолота медью оказалась, только хорошо начищенной, драгоценные камни — стеклом. Щит слишком тонок — любая стрела пробьет. И на стену его для красоты не повесишь — засмеют, девиз на нем недаром на латыни написан, вот только я латынь знаю. Вслух читать не буду, даже Королю неприлично так ругаться. Чаща конечно хорошо смотрится, но кто догадался ее наверху бронзовыми листьями украсить. Мы как-то специально пробовали — никто выпить не смог, чтобы половину на себя не пролить. За кальян конечно спасибо, единственно качественная вещь. Но у меня в кладовке их уже десять штук стоит. Кстати, а табака к нему почему ни разу не прислали?

— Позволь повелитель я отвечу по порядку, — вздохнул Посол, — дарить такое конечно стыдно, но ведь и ты их другим дарил.

— Верно, — кивнул Король, наливая себе еще вина, — государство у нас маленькое, небогатое, а вас послов вон сколько, приходиться выкручиваться.

— А наш монарх, да будет он нами править вечно, скуповат знаете ли, — усмехается посол, и поворачиваясь к слугам вдруг строго говорит, — кто донесет, скажу, что вы вино пили. Это мне можно по этикету, а вот вам будет наказание.

— Дорогие подарки каждый раз дарить, это никакой казны не хватит, так говорит наш повелитель, да и государство ваше дальнее, маленькое, — тут Посол спохватывается, — вы только не сочтите за обиду.

— Да ладно, — машет рукой Король, — сам что ли не знаю. Спасибо хоть за кальян.

— Не за что, — опускает глаза Посол, — вы спрашивали почему вам их все время посылают, а табака — нет. Так вот — дырявые они.

— Как это? — удивляется Король, ошарашено глядя на Посла.

— Просто, Ваше Величество, — снова вздыхает Посол, — кальянщикам ведь трудиться надо, семьи кормить, вот наш правитель новые кальяны у них покупает, а старые приказывает почистить и послам раздает. Вы не сердитесь, поставьте на полку, все же подарок с Востока.

— Ага, — кивает Король, наливая себе еще вина, и хмуро добавляет, — бывший в употреблении. Но не могу же я их целых десять штук в ряд поставить.

— Так придворным раздайте, — предлагает Посол.

— А если кто покурить вздумает? — возражает ему Король.

— Вряд ли, — качает головой Посол, — у вас, я заметил, если и курят, то трубки. А если кто и вздумает через эти кальяны покурить, — спишите все на неумение обращаться с кальяном. А вообще — лучше оставьте вы их в кладовке. Лежат — есть не просят.

— Да, — Король закусывает, и с укором говорит — вроде у вас большое государство, а не могли нормальных подарков прислать.

— Вот только не надо мою родину ругать! — резко отвечает ему Посол, пьяным голосом. Вино уже давно успело ударить ему в голову, — у вас вон тоже Жар-Птица сбежала, да еще золотую клетку в которой сидела украла. Да над вами все королевства смеются.

— Ну было, — пожимает плечами Король, — а все-таки словить ее до нас никто не сумел! Я слышал, она и в сад к султану наведывалась. Много недосчитались?

— Этого я не знаю, — скромно опустил голову Посол.

— Кстати, вот я давно хотел спросить, — Король оторвался от еды, — вы, послы, жизнью довольны? А то за казенный счет ездите, страны разные смотрите, на месте тоже… кормитесь и неплохо за счет хозяев. Вроде не на что жаловаться.

— А разбойники? А ответственность за подарки? — сразу воспрял Посол, — они хоть и никчемные, а пропадет что — слуги донесут, придется перед султаном отвечать. А он у нас сурового нрава. Этикет опять же. Это у вас тут все привольно. А в иных царствах-государствах за неверное слово или жест и голову снести могут. В дороге опять же сильно утомляешься. О ваших дорогах я вообще молчу. О женах, дома оставленных тоже все время думаешь, сами понимаете, их же с собой не возьмешь. А всяких ловеласов сейчас пруд пруди. Это по молодости хорошо мир посмотреть, а в моем возрасте хочется должность поспокойнее. Хотя знаете Ваше Величество, — Посол перешел на шепот, — слуги мои довольны, и приторгуют чем-нибудь, это помимо официального жалования. И стол как правило бесплатный. И ежели с женщинами договорятся, то жениться не обязательно.

— Да, малая должность — большая свобода, но меньшее жалование, так у вас в пословице говориться? — спросил Король.

— Верно Ваше Величество, — подтвердил Посол, уже совсем пьяным голосом.

— Ну вы тут доедайте, допивайте, а я пойду посплю, — говорит Король и встает, — вина вот немного выпил и в сон тянет. Ответные подарки вашему султану, вон в углу, уже собранные лежат — чем богаты тем и рады. На этот раз я решил не посылать всякую дребедень. Недорого, но как говориться от всего сердца. Хватит лицемерить.

— Всего хорошего Ваше Величество… доброго сна, — слышатся нестройные голоса в ответ, и пир продолжается без Короля.

Шуты под музыку закрывают занавес. Гаснет свет, на сцене меняются декорации. Голос Шута из темноты: «Прошло еще несколько недель». Через несколько минут свет включается. День. Все тот же тронный зал, но снова обычная деловая обстановка. Король склонился над бумагами. Раздается стук в дверь.

— Входите, вроде все давно привыкли что днем не заперто! — громко говорит Король. Входит молодой человек, в щегольском сюртуке, одетый довольно франтовато и весь какой-то верткий. Под мышкой держит папку с несколькими листками бумаги. Делает Королю довольно изящный поклон.

— Вы кто? — удивляется Король, незваному гостю.

— Я Ваше Величество — Подлец, — вежливо и с угодливой улыбкой отвечает незнакомец.

— Как это? — не понимает Король, — по характеру?

— Не только, — снова кланяется незнакомец, — подлец — это также моя профессия, я так сказать, подлец дипломированный, вот извольте взглянуть, — он изящным жестом подает Королю бумагу из папки, пока тот ее читает, продолжает, — интриги, обман, взятки, подлоги, это все по моей части. Как видите, у меня были неплохие оценки.

— Да уж, — качает головой Король, — особенно впечатляет предмет «Обман всех и вся» оценка — «отлично». Ну и зачем вы сюда явились? Нам здесь подлецы не нужны.

— Это только так кажется Ваше Величество, — возражает молодой человек, — интриганы, подлецы, просто доносчики нужны при каждом королевском дворе. Без них сами согласитесь — скучно.

— А почему же вы именно к нам заявились? Наше королевство маленькое, богатств даже с вашей подлостью и обманами не наживете, славы тоже, — Король возвращает бумагу Подлецу, — вам надо к большим королевским дворам, вот там думаю сможете развернуться.

— Ох, — притворно вздыхает Подлец, — там своих интриганов и сплетников хватает, причем замечу без всякого образования, так сказать по велению души. Да и потом прикончить могут. Тут вот на днях узнал, что пятерых из нашего выпуска уже нет в живых, кого на дуэль вызвали, кого просто отравили. Возможностей в вашем королевстве действительно маловато, но с другой стороны — спокойнее. Даже вон часы на городской башне стоят.

— Ну должности у нас при дворе такой нет, так что ничем помочь вам не могу, — разводит руками Король, — а если гадость какую вздумаете сделать, то у нас и стража и палач имеются. Это я так, к сведению, говорю.

— Да я и не ждал особой милости, — приторно улыбается Подлец, — позвольте только остаться в королевстве, а там я сам выкручусь и дело себе найду. Мы Подлецы такие — к трудностям привыкшие. Ну так я пойду Ваше Величество? — и снова вежливо кланяется.

— Идите, идите, — говорит ему вслед Король, когда дверь за Подлецом закрывается он сам себе говорит, — по правде говоря, надо бы его выгнать из королевства, но ведь не сделал же ничего дурного. Может перестанет быть подлецом среди честных людей.

Гаснет свет, меняются декорации. Тронный зал, вечер. За окном гаснет закат. Король уже заканчивает дела и собирается уйти. Вдруг слышится робкий стук в дверь. Король сначала его даже не слышит. Стук повторяется, но громче. Король поднимает голову.

— Войдите! — громко говорит он, — и еле слышно добавляет, — кто это так припозднился? Я уже дверь запирать хотел.

В зал входит понурый и грустный Дурак. Король удивленно смотрит на него, тот даже не делает попытки поклониться. Он задумчиво смотрит в пол, потом отодвигает один из стульев и садиться на него.

— Здравствуйте Ваше Величество, — кивает Дурак Королю, поднимая голову.

— Здравствуй, — отвечает Король, — а ты что сад не охраняешь? Или случилось чего? Вон пришел словно в воду опущенный. Ты не стесняйся, рассказывай, а там подумаем вместе и решим как тебе пособить.

— Не прилетит она больше, — тихо говорит Дурак, глядя прямо пред собой.

— Кто? — не понимает Король.

— Жар-Птица, — так же печально отвечает Дурак.

— Ну это еще не известно, — начинает важно говорить Король, — захочется ей к примеру яблок…

— Да не понимаете вы, Ваше Величество! — машет в отчаянии рукой Дурак, — она со мной говорила. Понимаете вы?! Нормально разговаривала, как с человеком, а не как с Дураком. Мне до этого и поговорить-то не с кем было. В трактир я не ходок, а так… люди только отмахиваются.

— И о чем же вы разговаривали? — переменив тон серьезно спрашивает Король.

— О разном, — тяжело вздыхает Дурак, вспоминая, — вот лежу я на травке, она в золотой клетке сидит, и разговариваем о жизни. Ей ведь тоже не сладко живется. Все поймать хотят, да в клетку посадить. Вот вам Ваше Величество приятно было бы, если бы вам здесь на окна решетки золотые сделали и никуда не выпускали? Нет, кормили бы хорошо и поили. Но свободы никакой.

— Да наверно невесело бы мне тогда пришлось, — соглашается Король, — но яблоки же она воровала! — выдвигает он контраргумент.

— А откуда у нее деньги?! — чуть ли не кричит Дурак, — вы вот знаете, если бы она даже волшебными перьями из хвоста торговала, то они бы после покупки всякую силу теряли?

— Нет, откуда же мне знать, — смущенно отвечает Король, — а при чем тут перья?

— Говорят счастье они приносят, — склонив голову отвечает Дурак, — она и мне перо предлагала, просто так, да я не взял. Не верю я в эти талисманы, счастье люди сами себе приносят или наоборот, отворачиваются от него. Я ее просто так отпустил.

— Что?! — Король раскрыл от удивления глаза, — так ты ее что ли отпустил, а не она сама сбежала?

— Так точно Ваше Величество, — кивает Дурак, — и золотую клетку посоветовал с собой взять — и здесь больше не посадят, и будет на что первое время жить. Она ведь и мотается все время по белу свету, у нас яблок нарвет, в южных странах райским птицам их на другие фрукты обменяет, естественно с прибылью. Она же ничего кроме фруктов есть не может, а сил на перелеты о-го-го сколько надо.

— Понятно, — Король вздыхает и хмуриться, — так чего ж печалишься, если сам упустил. Потерял свое счастье, а теперь жалуешься. Ты действительно самый настоящий Дурак.

— А чего не потеряешь, того не найдешь, Ваше Величество, — вдруг твердо отвечает Дурак, — уйду я наверно из нашего королевства, тоскливо мне что-то здесь стало. Часы на башне и те стоят.

— Ладно, — безнадежно махает рукой Король, — чего не вернешь, того не вернешь, ты мне другое объясни, зачем ты ее выпускал, если тебе с ней так приятно общалось, а?

— Потому что я, хоть и дурак, но на свободе, а она со всей своей умность — в клетке, — отвечает Дурак, — вы ее не знали Ваше Величество, она и читать умела и разные языки иностранные знала, а уж о том сколько повидала, по свету летаючи… А главное, понимала она меня и не шарахалась как другие. Ладно, пойду я Ваше Величество, завтра на рассвете отправлюсь в путь.

— Погоди, — спохватывается Король, — а почему все же ты решил, что она больше не прилетит?

Дурак медленно поворачивается:

— А потому Ваше Величество, что я сам возвращаться ей запретил, — медленно отвечает он, — потому что боюсь в другой раз не будет сил мне ее отпустить. Прощайте Ваше Величество и спасибо вам за все.

Он уходит. Король задумчиво сидит при свечах. На сцене полумрак. Вечер плавно перешел в ночь.

— Да, а вот глядишь ты — нашлась Дураку родственная душа, — задумчиво говорит сам себе Король, — действительно самое страшное — это одиночество и когда тебя никто не понимает. Словом дружеским ни с кем перекинуться нельзя. Тогда человек и собаке и кошке рад. Разговаривает с ними и радуется, те конечно не отвечают, но все равно — компания. Вот дурак дураком, а душа у него есть и широкая, добрая душа. А у иных, не то что души, душонки и той нет. И даже Король тут бессилен.

Шуты под музыку закрывают занавес. Гаснет свет, меняются декорации. Тот же тронный зал, но следующим утром. Ранний час. Сонный Король зевает, и садиться на трон. Вбегает возбужденный и запыхавшийся Герольд.

— Ваше величество, Ваше величество! — с порога кричит он, — Подлец Птицу поймал!

— Как это поймал? — удивленно спрашивает Король, не совсем проснувшись, — у нас же в саду Дурак на страже стоит, это его обязанность Птицу ловить, хотя уже с сегодняшнего дня не стоит… Ты дружок наверно что-то перепутал, Жар-Птицу поймать не так просто, — в сторону, — а отпустить еще сложнее.

— Да нет же! — отвечает Герольд, — именно Подлец ее поймал, и не в саду, а где-то за городом. Она господина Дурака разыскивала. Вот он и сказал ей что знает где тот, и хитростью, так сказать заманил.

— А где он клетку взял? — удивляется Король, он уже окончательно проснулся и ошарашен этим известием.

— У кузнеца наспех сковал, — отвечает Герольд, — он сначала Птицу связал — и в мешок, потом к кузнецу, тот ему клетку сделал. А сейчас он с клеткой к Вашему Величеству направляется.

— Вот что, садись на самого быстрого коня, разузнай куда пошел Дурак и скачи вслед за ним во весь опор! Как нагонишь — все ему расскажи и постарайся вернуть. Даже силу разрешаю применить, если добром не получиться, — командным тоном приказал Король.

— Силой боюсь не получиться, — выбегая отвечает Герольд.

— Ох, чувствую, трудный предстоит разговор, — говорит Король и решительно запахивает на себе мантию. В зал входит Подлец, за ним двое подростков тащат тесную железную клетку с Жар-Птицей. Последняя молчит, потому что клюв у нее крепко завязан, а лапы привязаны к жердочке. На лице у Подлеца торжествующая улыбка.

— А я уж думал в соседнее королевство податься, — не здороваясь, он вальяжно разваливается на стуле, мальчишки ставят клетку прямо на стол, Подлец кидает им пару медяков, но они не уходят, а стоят у стены в ожидании дальнейших приказаний, — здесь у вас совершенно нет простора для моих талантов, а подиж ты — вот повезло. Теперь я обладатель уникальной и единственной в своем роде Жар-Птицы.

— И зачем вы уважаемый ко мне пришли? — с плохо скрываемой угрозой в голосе спросил Король.

— Не желаете ли перышко купить, Ваше Величество? — тем же медово-фамилиарным тоном спрашивает Подлец, — оно счастье приносит. Я немного запрошу, вам так как вы меня неплохо приняли, скидку могу сделать. Но небольшую.

— Покорнейше благодарю, — презрительно отвечает Король, — но известно ли вам, господин Подлец, что перо теряет свою силу при продаже?

— Ах, вы и это знаете, — хитро улыбается Подлец, — ну тогда придется податься в другие королевства, там и денег дадут больше, и свойства перьев еще не знают. Желаю всего наилучшего.

Он встает и собирается уходить.

— Постойте! — строго окликает его Король, — по какому праву вы присвоили себе эту Птицу в собственность? Она тварь свободная.

— По праву ловца, — гордо отвечает Подлец, — кто поймал зверя, тому он и принадлежит. Вы не думайте, я все ваши законы назубок знаю, выучил еще до того как сюда пришел. И не получиться у вас, Ваше Величество у меня Птицу силой отнять. Как видите Ваши законы работают сейчас против Вас.

— Прав, сволочь, — Король сплевывает на пол. Тут в зал вбегает Дурак, а за ним Герольд. Дурак как увидел Птицу, так и встал как вкопанный. Герольд налетел на него, но тот даже не шелохнулся. Он стоит и не мигая смотрит на клетку. Герольд тянет его к стене и усаживает на стул, Дурак по-прежнему смотрит на Птицу. Король некоторое время смотрит на него, потом на клетку, размышляя.

— Послушайте, Подлец, сколько вы хотите за Птицу? — наконец спрашивает Король.

— Целиком что ли? — удивляется Подлец, — ха! А я ее не желаю продавать.

— Послушайте, что вы собираетесь с ней сделать, когда все перья из хвоста повыдергаете?! — взрывается Король, — новые ведь не вырастут, и вы это прекрасно знаете! А я вам предлагаю ее прям сейчас выкупить. Цену только назовите.

— Выкупите, Ваше Величество, я…, - в голосе Дурака столько мольбы, что даже Подлец на него оборачивается, однако говорит прежним тоном.

— После продажи перьев, я Птицу продам какому-нибудь гурману, знаете ли, есть такие чудаки любят мясца необычных тварей откушать.

Дурак со стоном хочет встать, но Герольд хватает его за плечи и снова усаживает на стул что-то шепча на ухо.

— Значит не хотите продавать? — с угрозой снова спрашивает Король.

— Именно так, Ваше Величество, — Подлец кладет руку на клетку и делает знак мальчишкам подойти, — и ничего вы мне не сделаете, потому что вы не тиран и законы свои соблюдаете.

— А вот тут вы ошибаетесь милейший! — в зал входит Шут, именно он говорит реплику, и Менестрель, за ним Бургомистр и Казначей, последними входят Ланселот и Палач. Было видно, что они слышали весь разговор. Мальчишки снова отступают к дверям.

— Его Величество, конечно произвола чинить не может, а вот подданные — запросто, — продолжает Шут, — мало ли кто ножик в спину всадит.

— А стража не всегда за всеми усмотреть может, — с невинным видом подхватывает Ланселот. Они постепенно обступают Подлеца кругом, одновременно двигаясь, словно водят вокруг него хоровод.

— Я песенки часто складываю используя имена людей, вот и распишу вас во всей красе, а они ох как быстро по свету разносятся, — елейным тоном говорит Менестрель, — после этого вам никто не то что руки пожать не протянет — плюнуть побрезгуют.

— И надеюсь вы слышали про ужасного ночного Грабителя, — вторит ему Казначей, — а я вот случаем близко с ним знаком. Ну как не рассказать о вас и о Птице. Деньги он вам может и возвратит, а Птица — фьють и улетела.

— Это же шантаж и угрозы! — кричит Подлец, старясь вырваться из круга придворных, которые, кажется что танцуют вокруг него, — я в суд подам.

— Суд здесь веду я, по совместительству, — заявляет Бургомистр, — так могу засудить, что мало не покажется. Вам не покажется, милейший, да вот и господин Палач давно без работы сидит.

— Верно, верно, — быстро говорит Палач, — а мне одно удовольствие, повесить какого-нибудь подлеца или голову ему отрубить.

— Ваше Величество, что же это твориться?! — в страхе кричит Подлец, обращаясь к Королю, — ваши придворные замыслили меня убить и ограбить, скажите же свое королевское слово.

— Пожалуйста! — резко говорит Король, — сколько вы хотите за Птицу? Это последнее мое слово.

— Хорошо, хорошо, я продам вам эту Птицу, — сдается Подлец, и тут же резко замечает, — но недешево! Я хочу за нее тысячу золотых монет!

Все выдыхают и застывают на месте. В тронном зале наступает мертвая тишина. Все оглушены названной суммой, даже Король. Только Дурак еще раз тихо с надрывом произносит:

— Выкупите Ваше Величество.

Король нервно сглатывает.

— Господин Казначей, как, осилим? Наберется в казне столько денег?

— Монет столько у нас нет, — быстро отвечает Казначей, — но! — делает эффектную паузу, — если часть дать драгоценными камнями, алмазами там, изумрудами, то вполне хватит.

Все облегченно вздыхают. В том числе и Подлец.

— Отсчитайте этому…, - Король презрительно смотрит на Подлеца, — и пусть проваливает отсюда.

— Сию минуту, Ваше Величество, — кланяется Казначей и буквально выбегает из зала.

— Ну мы пойдем, — говорит Шут, — нам тут тоже вроде делать больше нечего, а если кто понадобиться, так позовите, — за Шутом выходят все придворные. Остаются лишь Дурак с Герольдом и Король с Подлецом. Мальчишки тоже уходят. Дурак как завороженный смотрит на клетку с Птицей, он словно окаменел и не понимает происходящего.

— А теперь освободите Птицу, — требует Король.

— Ваше Величество, — Подлец снова переходит на ласково-елейный тон, — хотелось бы сначала деньги получить… пересчитать… а еще бы камешки у ювелира оценить, чтобы все было тип-топ.

— У нас не обманывают, не беспокойтесь! — резко отвечает Король, — деньги вы получите сполна, а сейчас извольте открыть клетку.

— Пожалуйста-пожалуйста, — услужливо кланяется Подлец, — я же только ради порядка предложил, — он подходит к клетке, но его опережает Дурак, он вскакивает, распахивает клетку и срывает с Птицы веревки. Птица вылетает и первым делом клюет Подлеца в лоб. Тот хватается за лоб и быстро прячется за спину Короля.

— За это бы добавить надо… моральный ущерб знаете ли, — бормочет Подлец.

— Я те сейчас добавлю, да так, что мало не покажется! — говорит Птица и становится рядом с Дураком, потом галантно кланяется Королю.

— Спасибо Ваше Величество, вы настоящий Король, мало таких сейчас отсталость. Все норовят поймать, похвастаться перед другими, а вы…, - Птица смущенно склоняет голову.

— Да вы не меня, его благодарите, — Король указывает на Дурака, — плохо ему без вас было, даже хотел бежать из королевства. Он мне все рассказал, и как вас пожалел, и как выпустил.

— А что касается клетки из золота…, - прячет глаза Птица.

— Об этом тоже знаю, — машет рукой Король, — только зачем клетка, если я сам только что распорядился вас на свободу выпустить. Забудьте. Хотя, — он на секунду задумывается, — может осталось что? А то казна сейчас не в лучшем состоянии, находиться, благодаря этому, — Король знаком показывает на все еще прячущегося у него за спиной Подлеца.

— Путешествия нынче дороги, — мнется Птица, — ну осталось, конечно, немного. Схоронила про запас.

— Вот этот запас я и прошу вернуть в казну, — строго говорит Король, — благотворительность, благотворительностью, а деньги счет любят.

Входит Казначей с большим кожаным кошелем и ставил его на стол.

— Вот Ваше величество, здесь ровно тысяча монет, — по-военному докладывает он, — пятьсот — золотом, остальное драгоценными камнями.

Подлец жадно смотрит на кошель, потом со страхом переводит взгляд на Птицу. Переборов страх, он все же выходит из-за спины Короля и осторожно двигается в сторону кошеля попутно говоря:

— Ну вот Ваше Величество, мы пришли к обоюдовыгодному соглашению. Может отметим это, не прикажете ли стол накрыть, вина и закусок подать? Сами видите, как все счастливо завершилось.

— Вот что! — рявкает Король, — забирайте свое золото и проваливайте! А не то клянусь Богом, я позову господина Палача и…, - но Подлец перебивает его.

— Не надо, не надо, я уже ухожу, — хватает кошель и бросается к дверям, — всего хорошего. Не поминайте лихом.

Когда за Подлецом захлопывается дверь Казначей оборачивается к Королю.

— Может ограбить его прям сегодня ночью?

— Об эту дрянь лучше руки не марать, да и потом, вам самим не противно ему будет деньги возвращать? А так — пусть подавиться, — с презрением отвечает Король.

— Верно, — соглашается Казначей и покидает зал.

— Ну, у меня дела…, - Герольд кланяется и выходит вслед за Казначеем. В тронном зале остаются Король, Дурак и Птица. Король медленно обходит стол и садиться на трон.

— Я вот одного не могу понять, — хитро прищуривается он, обращаясь к Птице, — зачем вы вернулись? И его вот, — указывает на Дурака, — разыскивали?

Птица явно смущена, она взлетает и садиться на стол, чтобы быть хоть немного вровень с Королем.

— Тоскливо мне стало Ваше Величество, — шаркая ножкой и опустив глаза отвечает Птица, — поговорить по душам не с кем. Павлины, да райские птицы уж очень напыщенные и глупые, все разговоры только о том у кого оперение краше. Да и устала я путешествовать, от ловцов всяких убегать, ловушки их обманывать. Хочется уюта, покоя.

— Ага, — хмуро замечает Король, — значит решили остаться у нас, — в сторону, — ну все, хана королевским яблокам, — Птице, — а кто за яблоки платить будет?

— Я Ваше Величество, — откликается вдруг Дурак, — я же по прежнему могу сад охранять, не от этой, так от другой какой Птицы, а на жалованье буду яблоки ей покупать. Вы же, надеюсь, оставите меня на прежней должности.

— Да уж придется, — с иронией говорит Король, — дешевле выйдет.

— Я единственная Птица в своем роде, никакой другой нет, — вдруг подает реплику Птица, гордо поднимая клюв.

— Охотно верю, — кивает Король, и обращается к Дураку, — ну чтож, забирай теперь свою Птицу, заботься о ней, корми хорошо. Что еще можно сказать, — он разводит руками.

— Спасибо Ваше Величество, — с чувством говорит Дурак и кланяется.

— Спасибо, — присоединяется к нему Птица, снова взлетает и опускается рядом с Дураком. Они медленно покидают зал, Король смотрит им вслед, покуда они не скрываются за дверью. Некоторое время Король сидит в одиночестве, задумавшись. Входит Шут.

— Видали парочку, — смеется он, — Дурак с Птицей, чуть ли не в обнимку идут.

— Сам ты дурак, — одергивает его Король, и продолжает более спокойно, — что-то тоскливо мне здесь стало.

— И вы Ваше Величество?! — печально восклицает Шут, и тут же садясь на свою скамейку возле трона, тихо добавляет, — впрочем понимаю, этого следовало ожидать. Долго монархи у нас не задерживаются.

Король встает и нервно начинает ходить взад-вперед по тронному залу.

— Вам нужен свой Король, настоящий, который бы решал проблемы королевства, занимался дипломатией с иностранными державами, мирил бы подданных, в конце концов женился бы, оставив наследников и продолжателей своего дела, а я…, - Король на секунду замолкает, — я всего лишь путник, волею случая исполняющий королевские обязанности.

— И где нам его взять? — с тоской в голосе спрашивает Шут. Король молча разводит руками, показывая свое бессилие в данной ситуации.

— Человек счастлив только тогда, когда находиться на своем месте, — замечает Король, — а я хотел бы еще попутешествовать. Посмотреть мир.

— Значит уходите? — уже безразлично спрашивает Шут.

— Нет, — качает головой Король и садиться на трон, — на кого тогда все это оставить? — он широким жестом обводит стол, заваленный бумагами, — да и текущих дел хватает, вон — то послов принять, то Птицу у Подлеца выкупить.

— Ваше Величество, — обращается к Королю Шут, — а ведь вы ни разу так и не рассказали о себе — кем вы были, чем занимались ваши родители.

— Так никто не спрашивал, — удивляется Король, — но коль так хотите знать — извольте. Родился я в довольно обеспеченной семье в Западном Королевстве. Отец служил чиновником в королевской канцелярии, мать вела домашнее хозяйство. Учился в школе, потом — в местном университете. Но предпочтения какой-то одной науке не отдавал, знаю всего понемногу, что может пригодиться в жизни. После окончания университета пытался работать на разных должностях. Но везде было как-то неинтересно, хотя говорили, приложи я побольше усилий и мог бы добиться больших успехов. Я занимался даже торговлей. И довольно преуспел, потом накопив денег решил осуществить свою давнюю мечту — попутешествовать, побывать и других странах, посмотреть как люди там живут. Вот собственно и все.

— И оказались в нашем королевстве, — как бы продолжил вместо Короля Шут.

— Да, — согласился Король, — не беспокойтесь, никуда я не уйду. А сделается совсем тошно — приглашу вас с господином Менестрелем, вы мне тоску и развеете.

— Это хорошо, Ваше Величество, — медленно с расстановкой говорит Шут, — что у вас есть чувство долга. Не перед людьми даже, а перед работой, перед самим собой. Другой бы плюнул, собрался и ушел, а вам характер не позволяет.

— Ладно, нечего мне хвалу петь, — с улыбкой замечает Король, — а то ты скоро так из Шута в льстеца превратишься.

Шут хочет ответить Королю, но раздается стук в дверь.

— Кто это еще? — удивляется Король и громко говорит, — входите, открыто.

В тронный зал входит молодой человек, одетый в простой, но добротный камзол и дорожный плащ, к поясу пристегнут небольшой меч, а за плечами у него походный мешок.

— Здравствуйте господин Король, — смиренно кланяется он, подойдя к трону, — позвольте представиться — странствующий Рыцарь.

— Не похожи вы на рыцаря, тем более странствующего, — замечает Король, скептически оглядывая незнакомца, — а где сияющие доспехи, конь, щит с фамильным гербом наконец?

— Вы Ваше Величество, извините, но как и многие другие, пали жертвой стереотипов писателей-романистов, — замечает Рыцарь, вместе со скромностью в нем чувствуется достоинство, — может я по вашему и с драконами сражаться должен? Спасать из их лап прекрасных принцесс? Но за все время моего путешествия я не встретил ни одного дракона. А насчет прекрасных принцесс — тоже выдумки. Обычные девушки, правда характер чаще всего скверный, избалованный.

— Это верно, — согласно кивает Король, — и про драконов, сам никогда не встречал, хотя рассказов и баек наслышался предостаточно. И насчет принцесс — мне тут сватали одну из соседнего королевства. Ну я послал художника портрет нарисовать. Но с условием, на оборотной части он нарисует как на самом деле выглядит та принцесса.

— И что? — спрашивает Рыцарь, — сильно отличались?

— Не то слово, — усмехается Король, — я только спросил художника сколько родители той принцессы ему золота отсыпали. Так он скромно заявил, что теперь до конца своих дней будет рисовать только по настроению, а не по заказу. Но это все не так важно, я вот что хочу спросить, в чем же тогда заключается ваше рыцарство? Кстати, насчет этих всех многочисленных обетов, которые вы якобы даете — тоже выдумка?

— Насчет обетов…, - Рыцарь задумался, — не знаю как у других, но у меня всего один обет — помогать людям по мере моих сил и возможностей. А латы, конь, и тем более фамильный герб для этого не нужны. Чаще всего различные инструменты требуются. Ну и еще конечно навыки. Вот сейчас забор у старушки подлатал, совсем ветхий был, так я его ровно поставил, подновил и покрасил. А она меня обедом накормила. Но если кого надо защитить — то мечом я тоже неплохо владею. А вообще — чаще всего людям совет толковый требуется или просто выслушать человека и посочувствовать. Люди на самом деле сильные и их только направить надо, чтобы они свои проблемы сами решили. Вот у вас тут Шут по кабакам пьет, по своей любви убивается, мне сказали, что он даже пытался повеситься. Я ему посоветовал серьезно поговорить с его избранницей, а он ни в какую, немею, говорит, перед ней и все слова забываю. Пришлось самому идти, мне это не впервой — людей уговаривать. Долго мы с ней говорили, я объяснил, что если дорогой тебе человек счастлив делая свое дело, то и ты тоже счастлив. И шутовское ремесло не такое уж простое дело.

— И как? — нетерпеливо перебил его Король, — помогло? Я с этим справиться так и не смог.

— Не знаю, Ваше Величество, — качает головой Рыцарь, — но она обещала подумать.

— Хоть какой-то прогресс, раньше и слышать ничего не хотела, — замечает Король, даже меня не слушала. И надолго вы к нам? — снова спрашивает Король, потом спохватывается, что его вопрос звучит невежливо, — вы не подумайте, мы всегда хорошим людям рады… Тем более Рыцари к нам заглядывают не часто.

— Как получится Ваше Величество, — отвечает Рыцарь, — как все дела переделаю, так дальше подамся.

— И что же вы в конце концов желаете найти в своих странствиях? — серьезно спрашивает его Король, — или просто планируете вернуться домой после всех этих путешествий?

— Как это ни странно, но ищу я место которое смогу назвать своим домом, — печально отвечает Рыцарь, и глядя не вопросительный взгляд Короля, поясняет, — как ни странно это звучит, но сам я родом как раз из этих мест. Но еще совсем маленьким я уехал отсюда, вернее меня увезли. Из тех времен я почти ничего не помню. Родители мои были простые ремесленники, не бедные, но и не богатые. Когда мне исполнилось два года началась эпидемия чумы. После эпидемии в живых остались моя старшая сестра и я. Она была уже взрослой девушкой и как раз в нее влюбился один из молодых иностранных купцов. Она согласилась выйти за него замуж и уехать в его страну. А особого выбора и не было. Счастье что она любила этого человека, а мне он заменил отца. Сестра же — мать. Я провел счастливое детство в одном из южных королевств. Повзрослев, я пытался заняться торговлей, как мои сводные братья, или племянники, это уже как хотите их называйте, но для меня они всегда оставались именно братьями. Торговля показалась мне слишком скучным занятием. И тогда я выучился владеть мечом, медициной, другим полезным наукам и стал странствующим Рыцарем. Вот так и перехожу из королевства в королевство, помогаю людям, а они меня кормят и даже дают денег. Но…, - Рыцарь делает паузу, задумавшись, — я ищу то место где я чувствовал бы себя дома. А сейчас разрешите откланяться Ваше Величество, — Рыцарь сделал изящный поклон, — у меня еще есть дела.

— Пожалуйста, пожалуйста, я вас не задерживаю, — кивает ему Король. Рыцарь уходит. Король задумавшись сидит на троне, наконец он медленно говорит:

— М-да, то человек без родины, а тут родина без человека. Трудно быть Королем в чужом королевстве.

Шуты закрывают под музыку занавес. Гаснет свет. Меняются декорации. Голос Шута из темноты: «Настал следующий день». Тронный зал, день в самом разгаре, Король в камзоле без мантии изучает бумаги на столе. Стук в дверь, потом не дожидаясь ответа дверь отворяется, и в зал входит молодая девушка и Дурак. Король отрывается от бумаг и смотрин на них, особенно внимательно на девушку. Она одета в нарядное, но простое без изысков платье. Девушка низко кланяется, Дурак лишь слегка наклоняет голову.

— Здравствуйте Ваше Величество, — задорно улыбается девушка.

— Здравствуйте, — в ответ здоровается Король, — только что-то я вас не припомню, но у меня такое чувство, что раньше вас видел.

— Ваша правда, — весело говорит девушка, — вы меня не только видели, но и знаете. И еще вы меня из плена выкупили. Я — Птица, вернее бывшая Птица. Заколдовали меня еще в детстве и условие поставили, буду Птицей, пока меня по настоящему кто-нибудь не полюбит. И вот он взял и влюбился, — она указывает на смутившегося Дурака.

— И за что же вас так заколдовали? — Король удивлен и ошарашен таким превращением.

— Да, — мнется Девушка, на этот раз смущена она, — у колдуньи одной яблоки из сада стащила. Вот уж не знаю теперь, злиться на нее или радоваться, ведь если бы не она — его бы я не встретила.

— Понятно теперь почему вы так к яблокам не равнодушны, — улыбается Король, ну что я могу сказать? Поздравляю. Когда свадьба уже наметили?

— А что тянуть? — подает голос Дурак, — завтра свадьбу и сыграем.

— Отлично, — радостно потирает руки Король, — может какая помощь нужна? Ну там организовать что, или пригласить кого? Подарок от меня как от Короля — это само собой.

— Нет, спасибо Ваше Величество, — отвечает Девушка, — мы большой шумихи поднимать не хотим, будет только его родня, их немного, а моя — за тридевять земель отсюда. Да и не помнят меня наверняка. Много лет прошло, как я там пропала. Мы собственно для чего пришли…, вот…, - она достает из кармана платья красивое большое перо и протягивает его Королю. Тот нерешительно берет перо в руки.

— Что, то самое? — с почтительной робостью спрашивает он.

— Да Ваше Величество, — кивает ему Девушка, — после превращения оно одно и осталось. Перо волшебное, можно загадать любое желание, но к сожалению только одно. Зато просите чего хотите, все сбудется.

— А как же вы? — спохватывается Король, — вам бы оно тоже пригодилось, все же молодая семья…, а будет пополнение, так и одного желания мало будет.

— Мы Ваше Величество, как-нибудь сами, — отвечает Дурак, — главное мы нашли друг друга и любим. А остальное наживем. Только вот просьба к вам и остальным подданным будет — не называйте меня больше Дураком. Я теперь Сторож Королевского сада, — говорит он с достоинством.

— Хорошо, Сторож Королевского сада, — серьезно отвечает Король, смотря на бывшего Дурака, — я распоряжусь, не беспокойтесь, — тут он снова переводит взгляд на перо, — и как же им пользоваться?

— А вы просто скажите чего желаете, то вмиг и сбудется, — отвечает Девушка. Король задумывается, потом встает с трона и без всякой торжественности, но серьезно и спокойно произносит, глядя на перо:

— Я хочу, чтобы это королевство наконец обрело своего Короля. Умного, доброго, справедливого, любящего своих подданных, а главное чтобы он был настоящим Королем, человеком — находящимся на своем месте.

Король замолкает, потом быстро добавляет:

— И кто-нибудь наконец отремонтирует часы на Ратуше?!

Все минуту молчат, ничего не происходит. Наконец бывший Дурак спрашивает:

— Постойте, а как же вы Ваше Величество? Вы же наш Король.

— Я лишь путник, который на время стал Королем, — усмехается, Король, потом вновь глядит на перо в руках, — и что теперь с ним делать? — обращается он к Девушке.

— Что хотите, теперь это обычное перо, — по-прежнему улыбаясь отвечает Девушка, — а ваше желание обязательно исполниться, ну если не сейчас, то в ближайшее время. А сейчас нам надо идти, Ваше Величество, — Девушка изящно кланяется, то же самое делает и бывший Дурак, — столько дел надо еще переделать, к свадьбе готовится.

— Ну чтож, — Король положил перо на стол и тепло посмотрел на жениха и невесту, — совет вам и любовь. Еще раз поздравляю.

Бывший дурак с невестой уходят, а Король задумчиво смотрит на перо.

— А ведь пословица верная, даром что Дурак… впрочем почему дурак? Просто был неуклюжий малый, но с добрым сердцем, а сейчас все у него будет в руках спориться, потому что любовь свою нашел.

Без стука входит Герольд.

— Слышали Ваше Величество? Подлеца в соседнем королевстве ограбили. Причем подчистую. Правильно люди говорили — не пойдут ему впрок те деньги.

— Казначей постарался? — с угрозой спрашивает Король, весть ему явно не нравиться.

— Нет, Ваше Величество, обычные разбойники, — беззаботно отвечает Герольд, и добавляет с улыбкой и разваливается на ближайшем стуле, — те которые денег не возвращают. Прослышали про то что он у нас много золота получил, ну и подкараулили на большой дороге.

— И что теперь Подлец? — с облегчением спрашивает Король.

— А ничего, Ваше Величество, пошел при очередном дворе интриги плести, — отвечает Герольд, — Подлец он ведь был по своей сути, а не названию. Кстати, а кто эта прекрасная девушка с которой Дурак от вас выходил.

— Ну во-первых, он теперь не дурак, а сторож Королевского сада, другим тоже скажи, чтоб впредь только так его называли, — строго говорит Король, — а во вторых, девушка та — невеста Ду…Тьфу, — спохватывается Король, — короче она невеста Королевского Сторожа, бывшая Птица, с которой спали колдовские чары.

У Герольда округляются глаза от услышанной новости:

— Что, правда?

— А я что врал вам когда-нибудь?! — возмущается Король.

— Да, дела, — изумленно говорит Герольд. Вдруг раздается колокольный звон часов с башни городской Ратуши. Король и Герольд сначала смотрят друг на друга, потом бросаются к окну. Они слушают звон, пока он не смолкает.

— Надо же, — тихо говорит Герольд, — ну и чудеса творятся сегодня, эти часы сколько себя помню всегда стояли, а тут на тебе — пошли.

— Да, — соглашается с ним Король, — теперь горожане хоть время точно знать будут.

Распахивается дверь и в зал вбегает Бургомистр.

— Починил, Ваше Величество, представляете! Он их починил! — с порога кричит он, потом запыхавшись падает на стул, и обтирает платком вспотевший лоб, — а я думал, что он просто пошутил, когда предложил мне часы на башне отремонтировать. Где это видано, чтоб странствующие Рыцари часами занимались?! Однакож сделал ведь! Сейчас кстати к вам направляется, по моей просьбе, надо ему награду выписать.

— Да и вообще он славный малый, — подхватывает Герольд, — Менестрелю посоветовал играть и петь не одному, а еще с парой музыкантов, так новые песни народ лучше воспринимает. Но петь не на праздник, когда все пьяны, а в будни по вечерам. И люди отдохнут, и Менестрель при деле, а не в кабаке.

В зал входит Рыцарь, руки держит перед собой, они сильно запачканы.

— Извините Ваше Величество, — смущенно обращается к Королю Рыцарь, — нельзя ли где руки помыть? А то грязь, масло…

— Пожалуйста, около кухни, там и мыло с полотенцем есть, — отвечает Король. Рыцарь скрывается за кулисами, тем временем в зал входят Казначей и Шут.

— Я слышал часы починили, — обращается к присутствующим Казначей, — но вот сколько денег за этот…, - он делает паузу, — фактически подвиг нужно выписать? Как вы думаете, господин Бургомистр?

— А сколько запросит, столько и выпиши, — отвечает за Бургомистра Шут, — он парень честный, лишнего не возьмет.

В зал возвращается Рыцарь.

— Сколько вы хотите за свою работу, — спрашивает Бургомистр у Рыцаря, и уточняет, — за починку башенных часов?

— Да сколько не жалко, — пожимает плечами Рыцарь, — там работы не так уж и много было — почистить, смазать шестерни, несколько болтов заменить…, - тут он обращается к Королю, — полотенце я Ваше Величество не стал трогать, оно все же королевское, я уж так.

Он лезет в карман за платком, чтобы вытереть руки. Вдруг Бургомистр пристально всматривается в платок.

— Минуточку, а ну-ка покажите поближе, — говорит Бургомистр, подходя к Рыцарю, — если мне не изменяет зрение, то на вашем платке вышит фамильный королевский герб.

— Эх это…, - смущается Рыцарь, — понимаете, подарок сестры. На счастье дала мне его, а мне он напоминает о семье. Фактически, это единственная семейная реликвия, которая осталась с прежних времен.

— Погодите, — вмешивается Король, — но вы же говорили, что ваши родители были простые ремесленники. А эта вещь могла принадлежать только человеку из королевского рода.

— Все верно, Ваше Величество, — еще больше смущается Рыцарь, — мои родители действительно были связаны родственными узами с королевской династией, но они были своего рода бедными родственниками. Родня их не признавала, а они не афишировали своего происхождения. Ведь неважно кто твои предки, важно кто ты сам и что можешь сделать для людей. Чума ведь тогда прошлась и по королевской семье, фактически оставив старого короля одного. Правильно говорят, перед Богом, как и чумой все равны.

В зале повисает тишина, каждый обдумывает слова Рыцаря.

— Так значит вы принц? — робко спрашивает Герольд.

— Нет, он Король! — громко объявляет с трона Король, и после паузы добавляет, — теперь Король, — потом тихо в сторону, — вот вы и нашли своего Короля. Выходит, не обманула Птица. Перо действительно оказалось волшебным.

— И что же теперь…? — спрашивает Бургомистр, отирая пол со лба.

— А ничего, — заявляет Король, сбрасывая мантию на трон и вставая, — будет вами править, решать споры, заниматься дипломатией, в общем всеми королевскими обязанностями, не бойтесь, у него получиться. А главное, он не уйдет и будет на своем месте, потому что он Настоящий Король. Не по роду, не по должности, а по характеру и призванию. Герольд! Объявите сегодня праздник, по случаю, ну вы сами знаете как лучше сказать… Бургомистр! Подготовьте указ о передачи власти, регалий и тому подобное. А сейчас я попрошу всех выйти, мне еще надо собраться в дорогу. Этим вечером я покину ваш город и наверно королевство.

Все поспешно выходят, перешептываясь между собой. Рыцарь тоже хочет выйти, но потом раздумывает и несмело возвращается. Король внимательно смотрит на него.

— Извините конечно Ваше Величество, — начинает Рыцарь, но Король его перебивает, с усмешкой.

— Ну это теперь вы здесь Величество, а я снова — простой Путешественник. И намереваюсь этим вечером продолжить свой путь.

— Знаете, я хотел сказать…, - начал быстро говорить Рыцарь, — это очень странно, но я как раз пришел сейчас к вам не за деньгами, а попросить остаться навсегда в этом городе. Когда сегодня я поднялся на Ратушу и взглянул на город, то у меня вдруг возникло чувство, что здесь мне все знакомо, все родное. Появилось то чувство дома, которое я так давно искал. Я конечно не думал претендовать на королевский трон, но раз все так неожиданно случилось… Мне ведь рассказывали сколько королей здесь до вас перебывало. И вы тоже… Вобщем я постараюсь не меняться, быть Королем, а в душе оставаться странствующим Рыцарем. Я очень постараюсь.

— Не беспокойтесь, — улыбнулся бывший Король, — у вас получиться, все получиться. Это не такая уж сложная работа быть Королем, особенно в родном королевстве. Сейчас идите за вещами, потом сюда во дворец. Экономка вам все покажет. А вечером будете на празднике со своим народом. Только не пейте слишком много вина. Пьяный Король — плохой пример для подданных.

— Да я вообще не пью, — застенчиво улыбается Рыцарь.

— Это не совсем правильно, — заметил бывший Король, — к трезвенникам мой, тьфу, оговорился, в общем этот народ относиться с недоверием, напоследок разрешите дать вам полезный совет. Пригубите кубок, сделайте вид что пьете, и поставьте обратно на стол. И трезвым останетесь, и подданных уважите.

— Спасибо, — благодарит его Рыцарь.

— Не за что, и прощайте, вряд ли увидимся вновь, — учтиво кланяется Рыцарю бывший Король, — вам — принимать дела и на праздник, а мне до темноты надо уйти.

— И вам всего хорошего господин Путешественник, — прощается в ответ Рыцарь, — если представиться случай, заходите, всегда вам буду рад, — они пожимают друг другу руки и расходятся в разные стороны.

Шуты закрывают занавес под музыку. Гаснет свет, на сцене меняются декорации. Включается свет. Декорации изображают городские ворота, закрытые, и без стражи. Вечер, солнце уже заходит. Из маленькой дверцы в створке, выходит Путешественник. На нем та же одежда, в которой он пришел в город, на плече — вышитая сумка. Он оглядывается по сторонам и говорит:

— Ну вот и все. Правление закончено, и я больше не Король…., - он на некоторое время задумывается, — а ведь действительно было интересно побыть Королем даже в таком маленьком королевстве. Ну ладно, пора в путь, дотемна успею добраться до постоялого двора на развилке, переночую, а там дальше — в соседнее королевство. Эх, жаль никто проводить не пришел, — с оттенком грусти говорит он, — хотя не привыкать, да и праздник в городе, — Путешественник поворачивается и успевает сделать всего пару шагов, как дверца в воротах распахивается и оттуда выбегают Шут с бочонком на плече и Менестрель с гитарой.

— Погодите Ваше Величество! — хором кричат они, бывший Король останавливается и поворачивается к ним.

— Ух, — подбежав к нему Шут ставит бочонок на пол и тяжело дыша говорит, — слава Богу, еле успели! Вы уж больно быстро собрались, Ваше Величество, а мне еще в трактир надо было заскочить…

— Вот пришли вас проводить! — прерывает его Менестрель.

— Спасибо, — с чувством говорит Путешественник, — а я уж подумал… Чего греха таить, обидно, что после твоего правления никто даже проводить тебя не пришел. А сейчас как камень с души упал.

— Да понимаете, это все приготовления к свадьбе…, забегался, — быстро говорит Шут и неожиданно радостно заявляет, — я женюсь Ваше Величество! Понимаете, она сказала «да»! А я так долго ждал этого… Завтра свадьба, одновременно с Дураком, то есть с господином Сторожем Королевского сада.

— Поздравляю! — искренне отвечает бывший Король, — но что вы меня все «Величеством» называете? Я же сказал, я теперь просто Путешественник.

— Нет, — качает головой Менестрель, — для нас вы всегда останетесь Королем. Пусть даже и бывшим. К тому же это с завтрашнего дня у нас будет новый Король, так Бургомистр в указе написал, который вы не читая подписали, а сегодня вы все еще «Ваше Величество». И позвольте именно так вас называть.

— Ну как хотите, — разрешает с улыбкой Путешественник, но видно, что ему приятны эти слова.

— Вот Ваше Величество, лучшее вино, которое можно достать в нашем королевстве. Трактирщик как узнал, что для вас, так из тайного подвала достал, велел поклон передать, но от денег не отказался. Это мой вам подарок, — говорит Шут.

— Так я его не унесу, — возражает Путешественник.

— А вы фляжку наполните, — советует Менестрель, — с нами, на посошок выпьете, а остальное мы с господином Шутом оприходуем. Я и бокалы с собой захватил, — он осторожно вынимает из сумки завернутые в тряпку стеклянные бокалы. Протягивает их бывшему Королю и Шуту, а один берет себе. Шут, зажав бочонок под мышкой, наполняет их вином из бочонка. Потом вновь ставит бочонок на землю.

— Ну, кто скажет тост? — спрашивает Путешественник. Но тут дверца в воротах снова распахивается и на сцене появляются Бургомистр, Казначей, последним выходят Герольд с Ланселотом.

— Ух, успели, — Бургомистр вытирает платком лысину. Он в мантии и с массивной позолоченной цепью на шее. Осуждающе смотрит на Шута.

— Значит без нас собрались провожать? Договорились же — встретиться у ворот и ждать господина Короля, — укоризненно говорит он Шуту, — а попавшийся мне случайно на пути трактирщик сказал, что вы уже давно ушли, — потом, поворачиваясь к бывшему Королю, разворачивает бумагу и торжественно читает, — позвольте от имени города и всего королевства, в котором вы изволили…

— Стоп, стоп, стоп! — громко перебивает его Путешественник, — не надо этих всех официальных речей, терпеть их не могу! Лучше берите бокал и выпейте вместе с нами. Господин Менестрель, у вас найдется еще пару бокалов?

— У меня на всех найдется, — отвечает Менестрель, — как чувствовал, у экономки весь сервиз забрал. Она для вас конечно отдала, но грозилась, если я хоть один бокал разобью, то она меня прибьет.

— А вы на меня все валите, — весело предлагает бывший Король, — господин Шут, наполните всем пришедшим бокалы, а пока он это делает у вас Бургомистр есть время чтобы сказать то что вы хотели, но не больше.

— Ну если коротко, — вздыхает Бургомистр, — то вот примите от нашего города памятную золотую медаль. За хорошее правление и…, - тут Бургомистр замялся, — своевременный уход с поста Короля. Кузнец с Ювелиром постарались, — он протягивает Путешественнику коробочку, — на одной стороне профиль, так сказать, Вашего Величества, на другой — герб нашего королевства.

— Похоже на монету, — с иронией замечает Шут.

— Монеты не шее не носят, — сердито заявляет Бургомистр. Шут уже успел наполнить всем бокалы и бывший Король примирительно говорит:

— Большое спасибо, господин Бургомистр, знаете, меня впервые наградили сейчас медалью, и это не скрою, приятно. Значит что-то я сделал действительно хорошо. А сейчас давайте выпьем. Вот только кто скажет тост?

— Я, — вызывается Шут, и спокойно произносит, — за вас Ваше Величество.

— За вас…, - присоединяются к нему остальные. Все пьют.

— Откуда такое хорошее вино? — промокая платком губы, спрашивает Бургомистр.

— Это тайна, — отмахивается от него Шут и говорит Путешественнику, — пока они все не выдули, подставляйте флягу Ваше Величество.

— С удовольствием, — отвечает Путешественник, вытаскивая объемистую походную фляжку, — вино действительно прекрасное. Я хотя и не особый любитель этого дела, но такого еще не пил, — Шут наполняет флягу и отдает ее обратно.

— По-моему пора снова наполнить бокалы, а то что-то в горле пересохло, — предложил Менестрель.

— А у тебя всегда там сухо, — едко замечает Бургомистр.

— Я не против. Господин Шут, наполните снова бокалы, а то мне скоро в путь надо, — отвечает бывший Король. Шут наполняет бокалы.

— Позвольте тост теперь скажу я, — быстро говорит Менестрель, опасаясь, что его опередят, — за то чтобы все у вас было хорошо и дальше Ваше Величество. А коль станет плохо, приходите в наше королевство, здесь вам всегда будут рады.

— Прекрасный тост, — серьезно замечает Путешественник, — но надеюсь мне не придется воспользоваться вашим предложением.

— Я тоже, — серьезно замечает Менестрель. Все снова пьют. Становиться заметно веселее.

— Вообще-то Ваше Величество, эта медаль конечно лично от меня, а не от города или тем более королевства, — говорит Бургомистр, — но они вас будут помнить — ваши подданные, и поверьте — хорошая память это не так уж и мало. Можно навесить на себя кучу орденов и медалей, понаставить по всей стране памятников, но если твое правление запомнилось плохим — с этим уже ничего поделать нельзя.

Кстати, Ваше Величество, я снова стал смотреть на звезды. Купил подержанный телескоп, и теперь каждую ночь смотрю. Я уже нарисовал свою первую звездную карту.

— Позвольте, а когда же вы спите? — удивляется бывший Король, — днем вы в Ратуше, ночью — смотрите на звезды. Не понимаю.

— Помните того малого, что вы прислали ко мне в помощники? — улыбается Бургомистр, — ну бывшего короля страны воров? Он оказался очень способным и трудолюбивым молодым человеком. Сейчас как раз на празднике вместо меня распоряжается, чтобы кубком никого не обнесли и потом чтобы никто не упился до потери сознания. О таком помощнике можно только мечтать, поэтому я стал работать полдня в Ратуше, а после обеда отсыпаюсь до вечера. В это время он меня замещает, ведет прием посетителей, заполняет нужные бумаги. И я не всю же ночь за звездами наблюдаю — ближе к рассвету ложусь спать. И самое главное, Ваше Величество — теперь я чувствую себя счастливым, — с благодушной улыбкой Бургомистр замолкает.

— И от меня подарочек примите, — Ланселот протягивает бывшему Королю изящный кинжал в ножнах, — это еще мой старый, сам с ним странствовал в юности. Мне-то он сейчас не нужен, а вам пригодиться, в дороге всякое может случиться. Неровен час — разбойники нападут или просто хлеб на привале нарезать.

— Премного благодарен, господин Ланселот, — кланяется ему бывший Король.

— Ох, чуть не забыл, — спохватывается Казначей, и протягивает ему небольшой кожаный кошелек, — жалованье для Вашего Величества. Монеты-то из казны, а вот кошель моя супруга вышивала.

— А разве Королю полагается жалованье? — задумывается бывший Король и медлит принять кошель, — к моему же распоряжению вся казна была.

— Но сейчас ее нет, а деньги, они никогда не помешают, — отвечает Казначей и буквально сует ему кошель в руки, — а насчет полагается или нет, то я так рассуждаю: вы работали силы тратили, а значит ваше работа должна быть оплачена.

— А я как-то без подарка, — грустно разводит руками Герольд, — не сообразил раньше, а теперь поздно. Вы уж простите меня Ваше Величество.

— Да разве дело в подарках! — восклицает Путешественник, — главное, что вы все пришли сюда проводить бывшего Короля. А это редкость, обычно бывшие короли покидают свое королевство под свист толпы зевак, а то и стрел. А тут такие душевные проводы. Шут, наливай всем еще по бокалу, а мне не надо, мне до как его… постоялого двора добраться надо.

Все с радостью следуют этому предложению. После того как выпивают, Менестрель громко говорит:

— А от меня песня Ваше Величество, специально вам посвящаю, — он берет несколько аккордов на гитаре, и начинает петь, — «В стране без Короля живут…». Все слушают. Когда он замолкает, присутствующие аплодируют.

— А давайте все вместе споем, — предлагает Шут, и сам же запевает, — «Если пьешь ты в кабачке с друзьями не жалей вина…», — все, в том числе и Бургомистр с Казначеем, радостно подхватывают. Вино оказалось не только вкусным, но и крепким, провожающие уже довольно навеселе. Все столпились вокруг Менестреля с гитарой и радостно поют. Бывший Король потихоньку отходит в сторону. Песня звучит тише, а сами поющие погружаются в тень. Путешественник выходит ближе к зрителям:

— Ну ладно, пора и в путь, а то уже почти стемнело, — он оглядывается на поющих и не заметивших его исчезновения бывших подданных, — пусть веселятся, поют, радуются, не буду их беспокоить и расстраивать долгими проводами. Им еще на праздник идти. Вот собственно наверно и все. В королевстве появился настоящий Король, путешественник продолжил путь. А подданные ведут свою обычную жизнь: ссорятся и мирятся, влюбляются и пьянствуют, ругаются и посещают церковь, вобщем все продолжается как обычно. А вот сказка закончилась.

Он низко кланяется, гаснет свет. Шуты под музыку закрывают занавес. На сцене меняются декорации. Теперь это провинциальный театр, на сцене на троне сидит Зритель в пиджаке и с портфелем на коленях и вертит в руках бутафорскую корону. На другом конце сцены стоят артисты. Все молчат. Наконец Зритель кладет корону на портфель и несколько раз громко хлопает в ладоши.

— Спасибо вам, сказка получилась просто прекрасной. Вы настоящие артисты, говорит он труппе.

— А действительно ничего получилось, — вперед выходит режиссер в форме стражника, — надо бы ее в репертуар включить.

— Поздно, — качает головой артист в костюме Шута, — слов уже наверно никто не помнит. А играли мы так благодаря ему, — он показывает на Зрителя и с улыбкой спрашивает, — вы раньше никогда не были Королем?

— Да что вы, — смеется Зритель, — людьми конечно приходилось руководить. Но не в таких масштабах, не больше десятка подчиненных. А можно я это себе на память возьму? О сегодняшнем вечере и об этом спектакле, — он показывает режиссеру корону. Тот некоторое время раздумывает, а потом махает рукой, соглашаясь:

— Берите, — и добавляет через секунду, — хорошая сказка иногда стоит королевской короны.

Зритель встает и говорит:

— Мой поезд уже скоро отправляется, так что прощайте, — неожиданно он кланяется, — и спасибо еще раз за спектакль, — он быстро покидает сцену и уходит за кулисы.

— Не за что Ваше Величество, — слышится голос Шута, артисты кланяются в ответ и свет на сцене гаснет. Занавес уже без помощи шутов закрывается.

Конец.

Май-ноябрь 2003 г.


home | my bookshelf | | Сказка для короля |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу