Book: Щит Королевы



Дмитрий Браславский, Наталия Подлесная

Щит Королевы

Всякое сходство с реальными людьми, не знакомыми авторам. является чистым совпадением.

Книга первая

Пролог

– Ее Королевское Высочество Фиона, герцогиня Тайленская, дочь Ольтании.

Торжествующе взвыли губные гармошки, и двери в королевский Чертог широко распахнулись.

Принцесса опиралась на руку Шенни тен Веденекоса, посла Ольтании при дворе Вьорка, короля Хорверка. По этикету невесту должен был вводить в Чертог глава одного из кланов, но Ведающий Минувшее согласился с послом, что той так будет спокойнее.

Они все относились к юной принцессе как к ребенку – начиная с короля, не так давно посетившего Храм Дара в восьмой раз, и кончая самым молодым из собравшихся здесь гномов, едва встретившим свой сотый день терпения.

– Ничего не бойся, смотри прямо перед собой, – шепнул Шенни. – И ни в коем случае не сходи с ковра.

Все это он повторял ей уже добрый десяток раз, но сегодня и сам волновался не меньше своей подопечной.

«Смотри прямо перед собой…» Легко сказать! Пестрые гобелены на стенах Чертога, начищенные доспехи, парадные женские одеяния, копья и бороды – все сливалось для Фионы в праздничный, сверкающий вихрь, полный надежд, страхов, ожиданий и тревог. И глаза – десятки, сотни глаз. Веселых и недоверчивых, удивленных и насмешливых, следящих за каждым ее шагом, оценивающих, наблюдающих, внимательно рассматривающих ту, которой суждено вскоре стать королевой Хорверка.

– Два шага вперед, – еле слышно продолжал наставлять ее Веденекос. – Первый реверанс.

Принцесса присела в реверансе, посол же склонился в церемониальном поклоне, опустив взгляд и коснувшись лба двумя пальцами правой руки.

– Худенькая-то какая! – случайно услышала Фиона полный сочувствия женский голос.

Хорошо, что последние несколько месяцев принцесса целыми днями учила гномий. Теперь она хоть как-то могла понимать, о чем перешептывались вокруг.

Придется привыкать, и не только к незнакомой речи. Конечно, гномам она должна казаться и худенькой, и слабенькой, и еще одни боги ведают какой. Ну да ладно: ворот крутить ее не заставят, а вот на то, чтобы смириться со здешним сыроватым воздухом и отсутствием солнца, сил хватить должно.

Ожидая ответа короля и не отрывая глаз от пушистого светло-коричневого ковра, посол и сам прислушивался к разговорам. Впрочем, ничего нового для себя он неуслышал.

Гномихи находили плечи принцессы на редкость хрупкими, бедра – чересчур узкими, а грудь – едва заметной, непременно добавляя, что все это не имеет ни малейшего значения, поскольку детей ей не рожать. Ну да что с них взять: женщины – они и есть женщины, кто бы там ни был их прародителем, Крондорн или Меркар.

Веденекос поморщился: то, что Фиона незаметно пытается оглядеть всех присутствующих, также было отмечено. Достоинства принцесса не теряла, но изящная головка точно против ее воли все время норовила повернуться то чуть влево, то чуть вправо. А излишнее любопытство для королевы Хорверка – скорее порок, нежели добродетель.

Зато ее рост – и это все признавали – был идеален, не то что у Кренны, предыдущей жены Вьорка. Предшественницу Фионы нельзя было упрекнуть в худосочности: объемами она превосходила иных гаомих. Да только при этом Кренна, даже чуть сгорбившись, нависала над своим королем, как пожарная каланча Тильяса над городским фонтаном.

– Его Величество просит вас приблизиться, – торжественно провозгласил Ведающий Минувшее, тщательно выговаривая слова на ольтанском.

Шенни по привычке коснулся застывшего в прыжке снежного барса, вышитого на груди его камзола, с тревогой взглянул на свою подопечную и вновь подал ей руку. Принцесса была красива, хотя ни роза, ни лилия не были ее цветами, скорее она напоминала незабудку[1]. И цвет глаз – глубокий, но нежный голубой, и бархат кожи, и изящная миниатюрность… Правильное лицо с точеным носиком было открытым и живым – ей все казалось интересным. Темно-русые пряди обрамляли высокий лоб, а подбородок был чуточку вздернут, что вовсе ее не портило, а, напротив, придавало властный и решительный вид. Ее красота была живой – чопорные придворные красавицы тщетно пытались придать своим лицам схожее природное очарование. Фиона же, игривая, как лесной ручеек, была сама тепло и свет.

Подняв голову, она шаг за шагом приближалась к своей судьбе.

После падения Арвианской империи короли Ольтании старательно продолжали политику своих предшественников, стремившихся навсегда связать Хорверк с людьми, не делая попыток его покорить, но заставив короля гномов хотя бы раз в двести лет брать в жены принцессу правящего дома. И когда Нельд заявил Веденекосу о своем желании сохранить эту традицию, посол только обрадовался. Но в то время он еще не видел эту девчушку, младшую дочь третьего брата короля…

Ее вызвали ко двору Нельда, пожаловали приданое, на которое она не смела и надеяться, даровали титул герцогини Тайленской. Посол всегда симпатизировал Вьорку, легкий нрав которого уже успел войти у гномов в поговорку, однако, будь его воля, он предпочел бы для Фионы иную партию.

Нет сомнений, что король будет с ней добр. Но вот сможет ли он подарить ей любовь…

– Второй реверанс, – прошептал Веденекос. – И не будь такой серьезной!

Лукаво улыбнувшись королю, принцесса сделала изящный реверанс.

Поднявшись с трона, Вьорк двинулся ей навстречу. Почтенный даже для гномов возраст проглядывал у него лишь в седых кустистых бровях и серебряных нитях в бороде. В остальном же он казался Фионе не старше остальных.

Король Вьорк, Вьорк-Труба, как не слишком почтительно прозвали его подданные.

Еще она отметила, как необычно король ступает по ковру: останавливаясь на мгновение после каждого шага, точно желая убедиться, что пол пещеры выдержит его вес. Не дойдя нескольких шагов до Фионы (по традиции до завершения обряда жених не должен даже случайно коснуться невесты), он широко улыбнулся в ответ:

– Рад видеть тебя, моя принцесса. Надеюсь, наши земли не заставят тебя скучать о доме.

Рокочущие раскаты королевского приветствия многократно отразились от стен Чертога. Гномы умели подбирать прозвища…

Теперь настал черед Ведающего Минувшее. Однако стоило тому сделать шаг вперед, как король сломал ритуал с той же легкостью, с которой он разметал строй имперской пехоты в битве при Тильясе.

– Щиты – к королю! – громогласно скомандовал он.

По залу пронесся ропот.

Щиты короля – традиция столь же древняя, как и сам Чертог. Один из потомков главы каждого клана в свой срок приносил королю Клятву и становился его Щитом. Дело было сугубо добровольным и в то же время весьма почетным: Щиты являлись для короля не только телохранителями, но и друзьями, советниками, исполнителями его воли. Щит имел право говорить от имени государя, и никто не смел ставить его слова под сомнение.

Обычно король представлял невесте своих Щитов лишь после того, как она становилась его женой. В этот ритуал гномы вкладывали больший смысл, нежели простое знакомство: тем самым супруге предлагалось разделить с мужем и трон, и ближайших друзей.

За спиной Вьорка возникла четверка гномов. Фиона смотрела на них во все глаза: Веденекос успел рассказать достаточно, чтобы принцесса смогла оценить этот шаг короля. И признаться себе, что Вьорк начинает ей нравиться все больше и больше.

И все же ни она, ни посол не смогли предугадать, что последует дальше.

Подмигнув невесте, король пророкотал:

– Внуки Крондорна! Всходя на престол, женщины нашего народа попадали под защиту Щитов короля. Так было и с принцессами людей – женщинами зрелыми и готовыми за себя постоять. Но сегодня на вашем троне рядом со мной появится это дитя. И я хочу, чтобы у нее были свои Щиты. Щиты королевы.

Ропот превратился в оглушительный гул. Часть гномов принялась бить древками копий об пол, выражая королю свое одобрение. Другие поспешили громкими криками предостеречь Вьорка от непоправимой ошибки. Растерянность и удивление на лицах Щитов едва не заставили Фиону нервно хихикнуть.

Наконец из толпы выступил старик, опирающийся на тяжелое церемониальное копье с древком из красного дерева. Затейливые рога тура, украшавшие его шлем, настроили Фиону на несколько легкомысленный лад.

Шенни вновь склонился к уху принцессы:

– Хийнм, глава клана Алтаря. Уж сколько он Кренне крови попортил…

Тем временем гном, покосившись на нее, обратился к королю:

– Не делай этого, Вьорк. Даже король не смеет столь открыто попирать традиции ради своей прихоти. Принцесса может находиться подле тебя, раз тебе так угодно, но никогда дочь Ольтании не становилась равной нашему государю. И не станет.

Фиона наморщила лоб: она все же не очень хорошо знала гномий. Но стоило Веденекосу перевести принцессе эти слова, глаза девушки негодующе вспыхнули.

– Никогда еще гном не нарушал своего слова! – взревел король. – И не нарушит. Мы все согласились, чтобы Ольтания прислала нам свою дочь, и я не дам ее в обиду. Скажу больше: из-за таких, как ты, ей и нужны свои Щиты.

– Ты не хуже меня знаешь, что я буду защищать дочь Ольтании так же, как и ты, – укоризненно покачал головой Хийнм. – Но у королевы не может быть Щитов.

– До сих пор не было, – уже тише поправил его Вьорк. – Но с этой минуты будут!

Он сделал знак, и губные гармошки взвизгнули, призывая собравшихся к тишине.

– Формально Хийнм прав, – прошептал Шенни. – Если глава клана против, король не в силах изменить традицию. Но тогда это может сделать Ведающий минувшее.

Склонив голову набок, Фиона наблюдала, как Вьорк преклонил колено перед Ведающим Минувшее и принялся горячо его в чем-то убеждать. Веденекос принялся было переводить, но принцесса с легкой улыбкой прервала его:

– Мне кажется, для Ведающего это не сюрприз. Я даже почти не волнуюсь. И не сомневаюсь, что у них было время все обсудить. Скажи лучше, он кто – верховный жрец Крондорна?

– Нет, здесь все сложнее. Он – архивариус, церемониймейстер, хранитель летописей и традиций. Ну и жрец, конечно. А верховный – Беххарт – вон там, справа, видишь? Хотя, строго говоря, он тоже не совсем верховный и не совсем жрец. Другие служители Крондорна, не хорверкские, никак ему не подчиняются.

– А почему «не совсем жрец»?

– Он… как бы это сказать. Как и магистр нашего Ордена Снежного Барса, он служит богу-прародителю.

– И Крондорн так же глух к его молитвам, как Мер-кар – к молитвам благородного Блиша тен Дорноса?

Посол тихонько фыркнул:

– Ну, это как посмотреть… Мы полагаем, что бог-прародитель куда более могуществен, чем обычное божество. И именно поэтому редко снисходит к просьбам простых смертных. Если человек ломает ногу и поблизости есть храм Ашшарат, которая, как ты знаешь, не только богиня Любви, она не откажет ему в помощи. Так зачем же Мер-кар размениваться по пустякам?

– Прости, я не хотела тебя обидеть. – На лице Фионы появилась легкая тень. – Шенни, а кто же тогда лечит гномов? Ты ведь сам говорил, что они редко молятся нашим богам.

– Как и наших бедняков, – пожал плечами посол, – те, кто сведущ в порошках и микстурах.

– Травники?

– По-всякому бывает. В Ашшарат ведь гномы не верят, так что служителям Крондорна тоже пришлось овладеть умением готовить целебные настои.

– Но как же тогда…

– Подожди, – перебил принцессу посол. – Кажется, они договорились.

Поднявшись с колена, Вьорк провозгласил:

– Ведающий минувшее даровал мне свое согласие! Традиция изменена.

Чертог взорвался торжествующими возгласами. Но принцесса вновь обратила внимание, что далеко не все приветствовали победу короля.

Похоже, ее жизнь в Хорверке не будет безоблачной. Впрочем, ей не привыкать…

– Есть ли в Чертоге те, кто хотел бы быть рядом с королевой, когда она предстанет перед лицом Крондорна? – спросил Вьорк, провожая задумчивым взглядом вернувшегося в толпу Хийнма.

– Разве Щитов убивают, когда умирает король? – удивилась Фиона.

– Говорят, что раньше так оно и было, – подтвердил Веденекос. – Но, к счастью…

И тут Фионе стало не до расспросов.

Из толпы вышел гном, чье лицо она не могла забыть с тех первых минут, когда, сопровождаемая эскортом рыцарей, вступила под своды Хорверка. Все гномы, стоявшие вдоль пути свадебного кортежа, были для нее удивительно похожи. И лишь один показался совсем другим, не таким, как остальные, совершенно особенным, хотя принцесса и не смогла бы объяснить, что в нем было такого уж необычного.

Длинные, до плеч, каштановые волосы, перехваченные на лбу тонким металлическим обручем. Едва заметные морщинки, разбегающиеся от уголков глаз. Грубоватое лицо потомственного воина. И глаза – яркие, темно-зеленые, похожие на сверкающие изумруды ольтанской короны.

– Мэтт, внук главы клана Врат, – тихонько представил гнома Шенни.

– Так он принц? – вырвалось у Фионы.

– Конечно. – Посол как-то странно на нее покосился. – Только принц может стать Щитом короля. И не думаю, чтобы Вьорк захотел разрушить еще и эту традицию.

– Моя королева. – Мэтт явно предвосхищал события, но сейчас его вряд ли рискнули бы в этом упрекнуть. – Я буду счастлив служить тебе, пока мы оба не предстанем…

Неожиданно гном замолчал. Будет ли Крондорн рад видеть перед собой человека, пусть даже этот человек – королева Хорверка?

– Я буду счастлив служить тебе, – уверенно повторил он, – пока мы оба не переступим Грань. Но если будет на то твоя воля, то и за Гранью ты не найдешь более преданного друга, чем я.

И Фиона поверила, что Мэтт говорит правду.



Глава I

5 намари


Столько событий! Не успеваю записывать. Приемы, знакомства, вчера был пир в мою честь – первый раз в моей жизни! И первый раз в жизни я столько ела, пила и танцевала. Удивительно, но в наших медленных и церемонных танцах (похоже, их играли специально ради меня) гномы не проявляют ни малейшей неуклюжести – скорее изящество. Особенно Тиро, один из моих Щитов: он моментально освоил все па. Мы танцевали до упаду весь вечер напролет: и наши менуэты, и хорверкские плясовые – тут уж мне нашлось чему поучиться у Щитов.

Я так рада, что они со мной! Сколько ошибок я избежала с их помощью, сколько раз они мне подсказывали, как правильно себя вести, что лучше произнести в ответ на какой-нибудь слишком уж «гномий» вопрос… Если бы не Щиты, наверняка бы уже поссорилась с Хийнмом. А этого делать никак нельзя: он глава клана.

В Хорверке четыре клана, и их главы подчиняются королю. А еще есть гильдии – прямо как у нас. Есть гильдии каменщиков, булочников, кузнецов… Только у гномов главы гильдий тоже допущены к управлению и вместе с главами кланов и Вьорком обсуждают насущные дела.

Каждый из моих Щитов – принц. Толстенький молчаливый Стради – из клана Чертога, дальний родственник Вьорка. Полная ему противоположность – балагур и озорник Тиро из клана Кипящего Озера. Гвальд – из клана Алтаря, внук Хийнма. Он – слава богам – помог мне найти с этим вредным стариком хоть какой-то общий язык. Но вообще-то Гвальд для меня слишком серьезный и, наверно, взрослый. Правда, когда я сказала об этом Мэтту, тот лишь рассмеялся в ответ.

Мэтт – который первый вызвался быть моим Щитом – самый открытый. Мне очень легко с ним. Интересно, каким бы он был, если б родился человеком? В большинстве своем гномы проще и спокойнее нас, и порой мне кажется, что Вьорк и Мэтт самые что ни на есть гномские гномы, которые когда-либо жили на земле. Но даже родись они людьми, мне было бы с ними тепло и спокойно.

Хотя Щиты очень разные, вместе им, по-моему, совсем неплохо. Однажды призналась Мэтту, что они порой кажутся мне братьями. Он ответил мне стихотворной строкой, которую я бы перевела так: «Если король в опасности, Щиты превращаются в единый кулак».

Щиты обычно разговаривают со мной на гномьем (а я учу их ольтанскому – как ни странно, им очень нравится). И Гвальд, и Тиро, и Мэтт болтают со мной запросто, как с подружкой, и это замечательно: учить чужой язык всегда легче, если на нем говорит друг. Конечно, уроки Звенста тоже много дают. Вьорк меня сегодня похвалил, что я так бегло говорю и почти все слова понимаю.

Глаза уже слипаются. А ведь хотела еще столько написать – о том, почему обычно гномы женятся не раньше двухсотлетия (как здесь говорят, после второго посещения Храма Дара), обращаются друг к другу только на «ты», как устроены у них дома… До сих пор не могу привыкнуть, что даже под землей они делают окна – по-моему, исключительно чтобы при случае поболтать с соседями. Впрочем, ко всему этому я уже привыкаю – думаю, скоро перестану замечать даже то, что у них нет в ходу денег, а жилища освещаются и обогреваются специальными лампами, которые не чадят. Значит, это становится частью моей обычной жизни. И стоит ли тогда писать об этом в дневнике?

Совсем засыпаю. А с утра опять приемы, застолья, знакомства. Я пока не очень хорошо понимаю, кто чем занимается, и не очень хорошо помню, как кого зовут, но мне кажется, что я представлена уже всему Хорверку.

Все, пора прятать дневничок в шкатулку. Думаю, ни одному гному не придет в голову его читать, и я могла бы отказаться от глупой привычки запирать шкатулку на ключик. Но мне хочется сохранить этот ритуал как воспоминание о том времени, когда мой дневник был моим единственным другом… Я не запираю двери в свои покои, но продолжаю запирать две шкатулки – с моими старыми безделушками и с дневником. Тем более что ключик от них один, и я лет с десяти ношу его на цепочке как талисман.


9 намари


Сегодня целый день провела с королем. Вьорк сам водил меня по дворцу, показывая залы и рассказывая об их предназначении. Признаться, я не ожидала встретить такого великолепия. Приземленность гномов вошла у людей в поговорку, но что они знают о гномах?

Все залы прекрасны, и величественнее всех – Чертог. Это что-то вроде тронного зала – там и происходило наше бракосочетание. Но тогда мне было не до того, чтобы разглядывать его убранство.

Вместить он может, наверно, человек семьсот, если не больше. Чертог довольно глубоко под землей, на четыре уровня ниже Сада, а в Сад проникают солнечные лучи. Здесь все освещается магическими шарами – они прикреплены к стенам или цепочками к потолку, как люстры. Когда нужно осветить весь зал целиком, вносят канделябры с такими же шариками. Они около полусарга[2] в диаметре и излучают мягкий желтоватый свет. Соридель, придворный маг, сказал мне, что цвет их можно менять по желанию и что такое освещение не портит гобелены, скрывающие нижнюю часть стен этой естественной пещеры.

Я поинтересовалась у Вьорка: почему гобелены не до потолка, а лишь в два моих роста? Тот хмыкнул в ответ:

– Гномы, знаешь ли, до потолка носы не задирают. К тому же просто пещера – это очень красиво… Тебе так не кажется?

На всех гобеленах – гномы за работой. Они очень Древние. В смысле и гномы, и гобелены. Можно часами ходить вдоль стен и рассматривать кузницы, шахты, мастерские… Мне очень понравилось изображение ювелира. На холсте вытканы мельчайшие подробности – даже пыль от ограненного алмаза нанесена несколькими стежками сероватой нити. Оказалось, что все это портреты. И ювелир, Стромт, умер лет четыреста назад.

Дня два назад я была в ювелирной мастерской – кто знает, может, той самой, где работал когда-то Стромт… За ювелирами наблюдать интересно. Но только очень уж долго надо трудиться, чтобы из камня получилось украшение. Оказывается, алмазы до обработки – тусклые камешки! Я бы нипочем не обратила на них внимания, валяйся они у меня под ногами. В мастерской мне подарили аметистовый браслетик. Я решила отправить его в Ольтанию, справившись прежде у Втайлы, можно ли передарить браслет сестре. Оказалось – можно.

Да, ведь я до сих пор не рассказала о Втайле! Когда я только приехала, меня окружало очень много гномов и гномих, и я даже не догадывалась, кто же будет моей служанкой. После свадьбы мне почти всегда помогала Втайла. Она хорошо говорит на ольтанском, и я решила, что именно поэтому ее ко мне и приставили. Когда мне наконец-то удалось поговорить с Шенни без свидетелей, он рассказал кое-что о гномах, чего люди в Ольтании не знают или не желают знать. (Посол вообще очень добр ко мне, и без его советов я наделала бы глупостей.) Шенни предупредил, что самого слова «слуга» у гномов не существует. Они предпочитают все делать сами. Даже те, кто ухаживает за другими, готовит еду, моет полы, не называются слугами. Их зовут «кранчеккайл» – как-то так, кажется. Это означает «помощник». При этом помощники могут в одночасье из «слуг» превратиться в «хозяев», хотя, как об этом договариваются, я не очень вникла. И у всех кранчеккайлов есть какая-то профессия. Втайла, к примеру, белошвейка. И какая белошвейка! Таких кружев я не видала и при дворе Нельда…

Вернусь к Чертогу. У дальней от дверей стены высятся два трона – большой для Вьорка и поменьше – для королевы. Язык пока не поворачивается сказать «для меня». Они каменные, украшены резьбой и множеством драгоценных камней. Хотя троны довольно неудобные, подушки на них класть нельзя – такова традиция. Почему-то мне пришло в голову, что предусмотрительные гномы не разрешают восседать на мягком специально – чтобы вдруг какому-нибудь королю не понравилось раздавать всякие приказания и гонять без толку подданных туда-сюда. Правда, я не могу себе представить такого гнома… Это настолько не в их натуре! Все-таки мы, люди, сильно отличаемся. Большая часть человечества мечтает повелевать. А гномы, как мне кажется, думают о своем деле. И друг о друге…

Перед тронами, ближе к парадной двери, стоят длинные скамьи. Я уж собралась было присесть на одну из них, чтобы рассмотреть гобелен на противоположной стене, как пришлось посторониться: в зал внесли несколько столов, заказанных для Ночи Роракса.

Роракс Длиннобородый – это древний гномий король, о котором каждый здесь может говорить часами. Послушать их – этот Роракс одним взглядом дух из врагов вышибал. Другие говорят, что, когда он вел армию в бой, враги тут же и разбегались. Но он, наверно, их догонял и одним взглядом…

Ночь Роракса – это не когда он всем снится, а когда король зовет к себе глав кланов и гильдий поговорить о том, как прошел год, и подумать, как жить дальше. Не то чтобы Вьорк не мог подумать обо всем этом один. Или со мной. Но традиция есть традиция.

Вьорк, кстати, сказал, что десяти часов обычно не хватает и эта Ночь растягивается на несколько следующих дней, если не на пару недель. Особенно когда приходят любители поспорить или двое приглашенных друг друга недолюбливают.

На людях, то есть при гномах, Вьорк со мной строг и Церемонен. Но когда мы вдвоем, он очень ласковый и заботливый. Мне иногда кажется, что он вот-вот сунет руки в карманы и скажет: «Догадайся, в какой руке конфетка, моя королева?»

Если нам встречаются другие гномы, мы раскланиваемся. Точнее, дружелюбно киваем друг другу – никаких Реверансов, поклонов до земли и прочих чудес акробатики. Признаться, сначала я была немного разочарована – как-никак я очень хотела стать королевой. И почувствовать, каково это – быть коронованной особой. Но внешних проявлений моего нового положения немного. Разве что я слегка поправилась – теперь-то уж я могу есть что пожелаю и сколько пожелаю.

Этим вечером мы ужинали с Вьорком. Как только мы остались наедине, король снял богатый тяжелый пояс с палладиевыми и золотыми вставками и расстегнул кафтан.

– День прошел, и близится ночь, тра-тата, – напевал он себе под нос какую-то гномью песенку явно легкомысленного содержания. – Ну что, теперь ты увидела, где мы живем. Осталось разобраться как…

Я решила, что после этой фразы будет хорошим тоном расспросить его о каких-нибудь древних традициях, возведенных в силу закона. Ну чем не достойный повод для вечерней застольной беседы! Вот только о чем бы таком спросить? Я почти уже придумала, как Вьорк, взглянув на меня, разразился хохотом:

– Точь-в-точь как Сьеже! Надулась, будто пополун на краю гнезда, и притихла!

Наверно, я настолько удивилась, что нескромно уставилась на Вьорка.

– Кто такой пополун? И почему «как Сьеже»?

– Пополун – птичка такая маленькая, в предгорьях живет. Перед тем как крылышки расправить и с ветки слететь, надувается, перья распушает – прямо как ты сейчас.

Мне показалось немножко обидным, что Вьорк так говорит обо мне. С какой-то птичкой сравнивает. И опять я не сумела справиться со своим лицом: король заметил, что улыбка моя спряталась, и сразу же попытался исправить положение:

– Ничего-ничего, ты быстро все схватываешь. Скоро сама почувствуешь, когда надо выдать заготовленную фразу, когда можно просто поболтать… А насчет Сьеже – она тоже по первому времени страшно церемонилась. И везде ожидала подвоха…

И Вьорк поведал, как первая человеческая королева Хорверка впервые ночевала в столице гномов. Она была дочерью Империи (не то что я!), внучкой самого Немера Первого. Еще в детстве я читала о том, как ее брат поднял восстание против деда. Оказывается, Сьеже тоже была не робкого десятка И, когда попала в Брайген, решила на ночь глядя осмотреть все покои в своей части дворца Она не знала, что это примерно сто комнат, соединенных запутанными коридорами! Королева не доверяла гномам, поэтому отправилась на разведку в одиночестве. Я спросила Трубу, почему она хотя бы посла не разбудила. Оказалось, Сьеже насторожило, что тот слишком уж тепло отзывался о ее муже. Кстати, я тоже поначалу удивлялась, что Шенни так хорошо относится к Вьорку и дружен с гномами.

Король с азартом рассказывал, как Сьеже аукалась сама с собой, бродя по заброшенным нижним этажам дворца, куда ее занесло ближе к утру. Совершенно не чувствуя направления, она кружила по одним и тем же туннелям, поначалу не желая себе признаваться, что без посторонней помощи ей не выбраться. А когда поняла, что заблудилась, и начала звать на помощь, ее уже просто никто не мог услышать – очень уж глубоко она забралась. Нашел ее, страшно напуганную, сам король, дед Вьорка.

– Хотя Сьеже не подала виду, что ей неприятны наши подземелья. Молодцом держалась, – завершил Вьорк свой рассказ.

Интересно, как король к ней относился? Любил? Баловал?

Вот меня муж очень любит – правда, как ребенка. К счастью, он не относится ко мне как к дорогой кукле, но и к советам моим вряд ли станет прислушиваться. Если б он был моложе… Не знаю. Все равно между нами целая пропасть лет, опыта, переживаний.

Я вспомнила ночь после нашего бракосочетания. Вьорк проводил меня в мою спальню. Честно говоря, я очень боялась, что мне придется разделить с ним ложе, – я не знала, как себя вести. Конечно, мне говорили, что король вместе со мной отправится в опочивальню, и я знала зачем. Но представить, как все это произойдет, было выше моих сил…

Мы с Вьорком, рука об руку, остановились у дверей моих покоев. В отличие от Сьеже, мне вовсе не хотелось становиться обладательницей половины дворца. Наверно, это было самое некоролевское, что я сделала: выбрала всего лишь четыре не самые большие, но зато очень уютные комнатки. Итак, нам с Вьорком предстояло пройти просторную прихожую, оказаться в гостиной, повернуть направо, а там уже и спальня. Всего пара минут, а дальше?..

Щиты, между прочим, следовали в десяти шагах позади нас, и это тоже смущало: а ну как они обязаны оберегать королевский сон прямо рядом с кроватью? Мало ли что гласят не изученные мной досконально тонкости гномьего этикета… Я взяла себя в руки и мысленно повторила то, о чем думала сотни раз еще дома: «Корона – это власть. Она дает тебе желанную свободу. Она накладывает на тебя множество обязательств». Я даже зажмурилась в тот момент и сама толкнула дверь. Но когда выдохнула и открыла глаза, то увидела, что и Вьорк растерян.

– Э-э… – пробормотал он, пытаясь высвободить руку, которую я сжимала с поистине гномьей силой. – Э-эх… Знаешь ли, я собирался оставить тебя наедине с твоей подушкой. То есть… ты же совсем дитя. А я, ну… как сказать…

Пораженная, я продолжала сжимать его теплую ладонь все сильней и сильней, не обращая внимания на то, что дверь потихоньку закрылась. Я его просто не слышала.

– Фиона, если ты насчет наследников, я должен тебя несколько разочаровать. У меня их больше не будет… И… ну… я же тебе в дедушки гожусь… Я не буду…

Тут наконец-то до меня дошло. Конечно, я знала, что короли Хорверка женились на человеческих женщинах не для того, чтобы проводить с ними страстные ночи. В любом случае годам к пятистам гномы, хотя и не старели в нашем, человеческом смысле, детей иметь уже не могли. Поэтому-то дед Вьорка женился на Сьеже на восьмом столетии, да и Труба взял замуж Кренну в пятьсот с лишним лет, после смерти своей первой жены – племянницы тогдашнего главы клана Алтаря, подарившей королю двух сыновей.

В общем, королева из людей ни разу не приносила наследника королю-гному. Со вздохом облегчения я посмотрела на Вьорка и… тут же отвела взгляд.

Дело в том, что до сих пор я ни разу не видела краснеющего гнома. Краснеющего – это мягко сказано. Буквально цвета свеклы…

Я снова была в полном недоумении. Я что-то испортила? Не так себя повела? Он действительно не собирается идти со мной? Пришлось второй раз за пять минут заняться самовнушением. «Спокойно! – сказала я себе. – Посмотри со стороны. Это все просто смешно!»

И я посмотрела со стороны. Маленькая девочка, чуть не втащившая пожилого, почти тысячелетнего (или сколько ему там? восемьсот?) гнома в свою спальню. Опешивший гном. Двое переминающихся с ноги на ногу молодых и еще двое вполне уже взрослых гномов в сторонке…

Смешно не было.

Вьорк поцеловал мне руку и галантно распахнул передо мной дверь. Я присела в реверансе, повернулась и быстро пошла к спальне. Дверь захлопнулась.

Ту ночь я провела без сна.

Уже под утро, устав от собственных переживаний, я затеплила свечу. В неровном свете узоры на большом килузанском ковре, висящем на стене, будто бы ожили. Я поднесла свечу к ковру, чтобы рассмотреть виньетку, обычно казавшуюся мне серо-зеленой, но в желтоватом пламени отливающую золотом. Мне почудилось, что пламя свечки дернулось. Отвела руку, вновь поднесла к виньетке – нет, не показалось! Пламя не плясало, но легонько пританцовывало!

Отодвинув ковер, с трудом разглядела маленькую замочную скважину. Потайная дверка! Если я ничего не путаю, должна вести в один из тех коридоров, которыми редко пользуются.

Кстати, так до сих пор и не проверила свою догадку.




10 намари


Вся первая половина дня прошла в Саду. Терлест и Крадир, сыновья Вьорка, развлекали меня беседами.

Терлест пробыл с нами не очень долго. Он глава клана Чертога. Раньше им был Вьорк, но, став королем, он принял под свое покровительство всех гномов Хорверка. Или они его приняли – тут у них путанно как-то. Вроде он и монарх, но без одобрения прочих гномов важные решения не принимает.

Честно говоря, Терлест мне не очень нравится. Какой-то излишне суровый. Наши светские беседы протекали примерно в таком ключе:

– Видите ли, королева, там четыре чередующихся пласта плагиоклазов и гранита – редчайший случай, должен вам сказать, а если я добавлю, что рубины встречаются только в их контактах…

Терлест разворачивал карту и, ткнув пальцем куда-то в ее середину, оценивающе на меня смотрел:

– Думаю, вам и так ясно…. Правда, потрясающе?! А вот здесь, посмотрите, видите тонкую прослойку повеллита? Если начать добывать медь, не обратив на нее внимания… М-да. Но никто из наших мастеров, конечно же, не допустит такой ошибки.

– Конечно же, мой принц, у меня и сомнений не было в квалификации ваших мастеров.

– По-моему, ты занудствуешь, Терлест. – Крадир иногда приходил мне на помощь.

Я догадывалась о значении примерно половины слов, которые произносила сама, и трети из тех, которыми щеголял Терлест. К счастью, как я уже сказала, он скоро нас покинул.

С Крадиром, младшим принцем, гораздо проще. Он входил в число стражей Врат, потом выбрал профессию ювелира и после совершеннолетия все свое время посвящает драгоценным камням. Наверно, если бы он был каким-нибудь каменщиком – что у гномов не менее почетно, – я бы даже не писала об этом. Но ювелирное искусство настолько привлекает меня… Родись я гномом, была бы ювелиром. Я вспомнила Стромта, которого видела на гобелене. Крадир сказал, что это был один из самых талантливых мастеров – именно он создал Танцующий Листопад. Он и вправду работал в той мастерской, куда я заглядывала несколько дней назад.

В отличие от Терлеста, Крадир пришел ко мне с маленьким подарком, хотя встреча в Саду и не была официальным приемом. Он преподнес его не на глазах у брата, а когда мы уже собрались уходить. Теперь у меня на руке красуется перстень с маленьким рубином. Рубин будто горит внутренним огнем – это глаз маленького дракончика, который обвивает мой палец. Как ни странно, дракон из-за этого выглядит живым, но не страшным, а будто бы иронично улыбающимся.

– Когда я умру, глаз потухнет, – обронил Крадир. – Наверно, ты этого не увидишь.

Не могу сказать, что меня порадовало лишнее упоминание о быстротечности моей жизни. Хотя, живя в Хор-верке, я уже привыкла к таким словам.

Крадиру интереснее беседовать о вещах куда более понятных, чем плагиоклазы, и мы просто болтали. Он расспрашивал, как мне живется. А потом рассказывал о своем детстве.

Поздние дети… Вьорк унаследовал трон от деда. Молодому королю после войны долго было не до личной жизни. Женился он, когда ему перевалило за четыре сотни. Кстати, ни Крадир, ни Терлест не женаты до сих пор: идут по стопам отца…

Жену Вьорк любил и горько оплакивал ее потерю: она умерла, когда Крадир был еще совсем малышом. Конечно, и Терлеста, и Крадира все баловали – и прежде всего отец.

– Знаешь, ни у кого на свете не было такого замечательного детства, как у меня, – признался Крадир. – Разве что Терлест со мной поспорит. Хотя нет, не станет – с младых ногтей он был таким серьезным, что в основном думал об управлении государством.

– Неужели с самого детства?

– Ну, я, наверно, немного преувеличил, – с улыбкой признался Крадир. – Но лет с восьмидесяти – точно! А вот у меня была другая страсть: камни.

Сдается мне, он воспринимает их как живых существ – как я собак или кошек, которых, кстати, в Хорверке совсем нет. Он столько мне рассказал – кто с кем из камней спорит, кто с кем сочетается, а кто нет, и какую оправу требуют сапфиры или изумруды, а какую – яшма или янтарь…

На прощание Крадир сказал мне:

– Чтобы сделать настоящий подарок, ты должен вложить всю душу. Надо поговорить с камнем, узнать, во что ему хочется превратиться. Надо представить, какой металл лучше подойдет под выбранную камнем форму. Представляешь, если бы твой дракончик был не золотой, а, скажем, палладиевый? Он бы зазнался и думал только о том, что он очень дорогой. Смешинки в его глазах не было бы, это уж точно.

Обедала я с Мэттом и Стради. Про себя я называю Стради «номер три» – он третьим согласился стать моим Щитом, после Мэтта и Гвальда. Он очень молчаливый, и с ним мне сложнее, чем с другими Щитами. Стради полноват, и порой мне даже кажется, что он все время что-то жует – специально, чтобы не отвечать на мои вопросы. Я даже улучила момент, когда его не было в комнате, и спросила Мэтта:

– Скажи, а Стради нарочно избегает разговоров со мной?

– Стради? Избегает разговоров? – На лице Щита появилось выражение искреннего изумления.

– Неужели ты не заметил? Каждый раз, как я его о чем-то спрашиваю, оказывается, что он с набитым ртом…

– Да, покушать он не дурак… Зато сильнее и выносливей меня и Гвальда, вместе взятых. А страсть к еде – его самый большой недостаток, не считая, конечно, болтливости. Поэтому ума не приложу, что это он с тобой такой молчаливый.

Когда я показала Щитам подарок Крадира, Стради загадочно хмыкнул, а Мэтт сказал:

– Драконов кому попало не дарят.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты понравилась Крадиру. И он уверен, что вы будете дружить. Такие подарки дарят… ну… – Мэтт посмотрел на Стради, видимо ожидая помощи. Но тот, по своему обыкновению, тихонечко жевал. – Только близким людям: тем, в ком ты уверен.


13 намари


Недавно вернулись назад из Мерцающего коридора. Это что-то невыносимо прекрасное. Слезы восторга застилают глаза, мешая рассмотреть все великолепие. Ослепительный блеск… Волшебное сияние… Нет, все не то. Учитель ольтанского не зря хвалил меня, когда я старалась записывать свои мысли: обычно, пока пишешь, верные слова сами приходят на кончик пера, и надо лишь следить, чтобы они располагались в нужном порядке. Но сегодня…

Гномы называют этот штрек как-то по-другому. Кажется, просто по порядковому номеру и еще что-то добавляют – может, имя начавшего разрабатывать жилу… Ну отчего бы не назвать этот прекрасный коридор, наполненный мягким колдовским светом, просто Мерцающим? Нет, названием у них служит какое-то число! Да, еще одно – жаль, что Шенни остался в Брайгене. Оказывается, подданным Ольтании в эти шахты спускаться нельзя. Все-таки гномы такие зануды!

Хотя если не говорить с ними о работе, то они не прочь повеселиться и ничем не напоминают батюшкиного астролога, тоже все сводившего к числам, датам да запретам. Вчера, к примеру, мы с Гвальдом и Мэттом играли в Саду в «мух и пауков». До сих пор не могу привыкнуть к мысли, что им больше ста лет! Ста! Ох, я даже попросила их не называть свой точный возраст. Иначе не смогла бы с ними играть. А ведь кажется, что их слова о годах – это шутка, потому что они ведут себя как мои ровесники: и повеселиться не прочь, и пошалить.

Шенни сказал, что на самом деле они и есть мои ровесники – просто гномы очень медленно взрослеют. Им, как и мне, хочется веселиться, их чувства свежи, как мои, хотя опыта уже гораздо больше. Конечно, перед замужеством мне тысячу раз это объясняли. Но когда сталкиваешься с такой огромной разницей лицом к лицу…

Мы с Мэттом были «мухами», а Гвальд – «пауком». Присев на корточки за толстой колонной, я в упоении наблюдала, как он носится по Саду. (Колонны эти, кстати, растут из пола пещеры. Шенни сказал, что это сталагмиты, а по-гномьему – раабх.) В какой-то момент я потеряла Гвальда из виду – мне казалось, что он за дальним раабхом, и я решила быстро перебежать за соседнюю колонну… Только привстала, как Гвальд ринулся мне навстречу с другой стороны! Мой бедный лоб повстречался с рогом на его шлеме. У меня искры из глаз сыпятся, а Мэтт хохочет над нами до упаду. Мне обидно, а вот Гвальд, по-моему, вовсе не обижается. Еще бы, они с Мэттом лучшие друзья и постоянно подтрунивают друг над другом.

А на меня обиделась Втайла. Она ведь кранчеккайл, и я не могу ей приказывать. Но вчера, когда мы вечером отправлялись на прогулку, я совершила ошибку. Втайла принесла мне шерстяную накидку. Я стала убеждать ее, что мне будет жарко, но она настаивала на своем. Конечно, я знаю, что после захода солнца в Саду холоднее – как-никак он почти на поверхности. Но если бы я просто попросила ее принести мой легкий плащ… И объяснила бы, что не так чувствительна к холоду, как ей кажется… Наверно, она бы улыбнулась и не стала спорить. Но я вместо этого топнула ногой и сказала довольно зло: «Я приказала тебе принести плащ! Почему ты этого не сделала?» Втайла молча положила передо мной и то и другое, повернулась и ушла, не говоря ни слова. И с утра ничего не сказала, кроме «Доброе утро, моя королева». Да уж, доброе!.. Шенни был огорчен и недоволен мной – теперь надо очень постараться, чтобы вернуть расположение Втайлы, потому что она вольна не быть моим кранчеккайлом. А далеко не каждая гномиха говорит по-ольтански. Только ли в этом дело? Нет, конечно… Честно говоря, я уже к ней привязалась.

Это правильно – королева должна добиваться расположения своих слуг. То есть кранчеккайлов. И лучше знать наверняка – хорошо к тебе относятся или плохо, любят или нет. У гномов с этим просто. Они почти не умеют скрывать свои чувства (хотя чувствительными их не назовешь, это уж точно). При дворе Нельда я никогда не могла понять, как ко мне относятся. Даже второй повар, оставлявший мне сладкие булочки, делал это, оказывается, по просьбе своего двоюродного дяди, главного конюха, который интриговал против камердинера. А камердинер этот очень меня не любил. Кстати, мне бы нипочем не догадаться, как он ко мне относится и из-за чего, если бы не один подслушанный разговор… Ну ладно, хватит невеселых воспоминаний. В Альдомире об этом писать было нельзя, а в Брайгене – не нужно.

Все, ложусь спать. С утра придет Звенст – мой учитель гномьего. Если я не высплюсь и буду плохо соображать, он расстроится.

Хорошо бы еще Мэтт завтра заглянул. И Гвальд. Жаль, что они не дежурят, но, может, хотя бы придут проведать. И еще одно: так хочется помириться со Втайлой. Но она такая гордая… Получится ли?


26 намари


Началась Ночь Роракса, к которой столько готовились – с месяц, наверное. Я боялась, что мне будет ужасно скучно сидеть целыми днями в Чертоге, но оказалось, что все это совсем не занудно, а очень интересно. Со мной уже два раза советовались, когда речь шла о торговле с Тильясом! Я постаралась ответить внятно и логично, и мне кажется, что Вьорк да и остальные посмотрели на меня с одобрением.

Если мне становится совсем невмоготу, я могу пойти прогуляться или что-нибудь съесть. Шенни говорит, что я вообще могу не появляться в Чертоге – Кренна, предыдущая жена Вьорка, очень часто не присутствовала на этих собраниях. Но если буду, это прибавит мне весу. Втайла услышала конец разговора и прыснула в кулак: «Такой худышке не помешало бы».

С Втайлой мы помирились, и это действительно оказалось непросто. Зато теперь – я точно знаю – она не держит на меня зла.

Было это так. Днем, после того как ушел Звенст, Втайла принесла мне обед. Я попросила ее поесть со мной за одним столом. Представляю, какой был бы переполох в Альдомире, если бы я там обедала со слугами!.. Она согласилась, не увидев в моей просьбе ничего удивительного, но говорить со мной явно не хотела. Я продолжала пребывать в расстроенных чувствах. Мы поели и пошли в Сад на прогулку. И по-прежнему молчали.

Ах, как мне стало досадно! Я думала, здесь, в Хорверке, и начнется настоящая жизнь. А начинается она с обид…

Мне вдруг захотелось рассказать Втайле о себе. Счастливое детство, потом немилость государя и ссылка батюшки – со всей семьей – в Тайлен, который казался мне самым голодным и неприветливым уголком королевства. Бедность батюшкиного двора, постоянные попреки родителей, обноски с плеча Ксантии, моей старшей сестры, – доходило даже до этого! Слуги, которые позволяли себе тайком заигрывать с Ксантией и со мной и менялись столь же часто, сколь и матушкино настроение. У нас никто не задерживался надолго – частью из-за того, что мы мало платили, частью из-за матушкиного характера. Порой мне даже приходилось мести полы в парадных комнатах, потому что матушка не доверяла вороватой поломойке, а выгнать ее не могла, и так уже почти никого не осталось… Двору родного брата короля не подобает обходиться без слуг. «Предпочту обойтись без обеда, но одевать меня должна служанка», – говаривала матушка.

Потом – внезапный вызов ко двору Нельда. В сердце затеплилась надежда на перемены к лучшему. Но когда я узнала, что мне предстоит отправиться в Хорверк, она сменилась страхом перед неизвестностью. Конечно, я все равно согласилась ехать. Впрочем, это согласие было пустой формальностью, ведь мои желания ничего не значили не только для короля, но даже и для отца – выдал же он Ксантию замуж по расчету… Вздумай я отказаться, надо мной просто посмеялись бы. Нельд не простил брата, просто в силу каких-то политических причин ему понадобилось изобразить полную любовь и взаимопонимание между всеми членами семьи. Поэтому батюшка остался в Тайлене, якобы по своей воле, а меня поселили в дальнем крыле королевского дворца и приставили ко мне занудных учителей – подозреваю, далеко не самых лучших в Альдомире. Я находила утешение в книгах и мечтах о том, как я попаду в Хорверк. Конечно, я очень боялась, но… Но чувствовала, что моя судьба необычна.

Если в начале моего рассказа Втайла, по-моему, даже не прислушивалась, то теперь она смотрела на меня не отрываясь. Она переживала мои страхи и унижения вместе со мной… И она жалела меня – не так, как жалеют постороннего человека, и не так, как больного котенка. А так, как жалеют друга.

Я никогда не думала о том, что выйду замуж по любви. Обязанность родственников короля – поддерживать мощь государства династическими браками, еще в детстве это было затвержено нами назубок. Но останься я у батюшки, вышла бы замуж, скорее всего, не за заморского принца, а за того, кто мог бы поспособствовать нашему возвращению из ссылки, – за айн Сверга или айн Тредара. Один – денежный мешок, внешне галантный и симпатичный, а на самом деле сухарь, корыстолюбец и женоненавистник. Я ему нужна была для того, чтобы вести дела с какой-то иноземной гильдией купцов, все члены которой состоят в родственных связях с правящими династиями.

Другой – бывший наставник Нельда. Семидесятилетний старик, уже готовый к объятиям Орробы, но все еще мечтающий породниться с королевским домом. В его замке вместе с ним живут пятеро сыновей, которые по причине лени и полного довольства жизнью не хотят ни служить, ни жить отдельно. Конечно, куда как проще выколачивать деньги из местных крестьян, чем попытаться в жизни хоть чего-то добиться. Ни жевать морковку этой развалине, отбиваясь от плотоядных сыночков, ни быть мелкой фигурой в чужой игре мне не хотелось. Но выбора у меня не было. Точнее, был – между морковкой и пешкой…

Мы шли по укромному уголку Сада. На этой террасе очень много настоящей зелени – деревья и цветы растут в каменных кадках, богато украшенных резьбой. Растительность столь густа, что гуляющие по соседним тропкам могут не заметить друг друга. Конечно, я вовсе не собиралась рассказывать Втайле о том, что мне грозило бы, останься я у батюшки. Но, как иногда со мной бывает, не смогла сдержаться. Я почувствовала, что она готова утешить. Помочь. Приласкать. Мы присели на каменную скамью. И я, не сдержавшись, разрыдалась у нее на плече.

– Бедная девочка, – шептала она мне, гладя по голове, как обиженного ребенка.

Вот мы и помирились. Конечно, можно расценивать мое поведение как уловку. Дипломатический ход. А можно – как несдержанность, недостойную королевы. Первое было бы мне неприятно, а второе – не пристало моему теперешнему положению. Просто все произошло так, как я написала, и главное, что мы помирились. Надеюсь, что теперь она станет мне не просто кранчеккайлом, а настоящей подругой.

Спросила у Втайлы, почему нет кранчеккайлов у Вьорка. Оказалось, его кранчеккайл и большой друг умер больше десяти лет назад, и с тех пор муж, непритязательный в быту, обходится без помощников. А если нужда в них все же возникает, на помощь приходят его Щиты.

Втайла теперь часто рассказывает мне о том, как они тут живут. Деньги – то, чего в последнее время не хватало моей семье, – в Хорверке не в ходу, и говорить о богатстве одного гнома нельзя. Твое богатство – это богатство твоего клана, поэтому нет бедных и богатых, нет господ и рабов, вассалов и слуг. Чем ты занимаешься – печешь пирожки или стоишь на страже у Врат Хорверка, – зависит от тебя и… от Крондорна. Гномы очень ответственно подходят к выбору будущей профессии, они думают, что Крондорн заранее предопределил, кто чем должен заниматься. Не поймешь этого до первого посещения Храма Дара – будешь маяться, ничего не достигнешь и в конце концов не приобретешь уважения у соплеменников. А это для них – крах всей жизни.

У нас в Ольтании, да и в других странах, гномы считаются богачами. Оказывается, если они хотят жить за пределами Хорверка, клан делится с ними деньгами, причем когда ты возвращаешься, то обязан все это вернуть. Мне надо было бежать в Чертог, и я не успела спросить, что бывает с теми, кто разоряется на чужбине или, наоборот, невероятно богатеет. Ладно, еще успею во всем разобраться.

Хотя на весь Брайген всего-то дюжина портных, не могу сказать, что гномы выглядят одинаково. Собственно говоря, первые дни я узнавала лишь Вьорка и Мэтта, а всех остальных различала не иначе как по одежде. Но теперь понимаю, насколько они разные – и внешне, и по характеру, совсем как мы. Втайла, например, довольно высокого для гномихи роста – примерно с меня. У нее крупная фигура, и все части тела, за исключением удлиненных пальцев белошвейки, как будто говорят: «Да, это я, рука. Рука гномьей женщины должна быть именно такой: крепкой и жилистой. А вот нога – смотрите, какая она сильная, как крепко опирается о матушку-землю. Чтобы носить такое тело – мускулистое, с четко очерченными формами, – именно такие ноги и нужны». И вся она такая: грудь, плечи, шея, живот – все это весомо, крепко и в то же время красиво. Да, да, Втайла красива, причем, оказывается, не только по гномьим меркам, но и по моим. У нее чудесные каштановые кудри и обычно мягкое выражение лица, а карие глаза – большие, как у всех гномих. Давясь от смеха, я рассказала ей, что в детстве меня убеждали не водиться с гномами и пугали женщинами из их рода: по уверениям моих нянек, они все бородатые и усатые. В нашем дворце редко появлялись гномы, тем более женщины, и лет до семи я верила этим небылицам…

Втайла намекнула мне, чтобы я впредь с другими гномихами держала язык за зубами, а то и обидеть недолго. Буду аккуратнее.

Мне кажется, правда, что я нашла гнома, с которым могу говорить совершенно откровенно, – это Мэтт. Я с ним болтаю так, как будто знаю его с рождения – если не все его сто, то хотя бы мои шестнадцать. Кстати, и с ним мне неплохо было бы быть посдержаннее – сболтну чего лишнего… Но пока он не обижался ни разу и ни на что, хотя и говорит иногда, что у меня змеиный язычок.


30 намари


– Фиона Тайленская, королева Хорверка.

Присутствовавшие в зале немного склонили головы, пока я проходила к своему трону по левую руку от Вьорка. Взойдя на возвышение, я слегка улыбнулась мужу, а тот – мне в ответ. Если бы он был чем-то недоволен, то нахмурился бы. Все-таки искренность – прекрасная черта гномьего характера.

Едва я уселась на троне, Вьорк склонился ко мне:

– Будь осторожнее сегодня. Хийнм недоволен тем, что ты здесь, а мне не хочется с ним ссориться. Но и не допускать тебя в Чертог я не намерен.

– Я постараюсь вести себя подобающим образом, мой король, и быть сдержанной в речах и взглядах.

Он одобрительно похлопал меня по руке. Если б я могла, то поморщилась бы – рука гнома тяжеловата. Но мне надо было сохранять приветливо-горделивое выражение лица, на чем я и сосредоточилась.

Между тем Хийнм, слушая главу Гильдии каменщиков своего клана, бросал на меня полные недовольства взгляды. Мэтт оперся на спинку моего трона и тихонько вздохнул – он не мог их не заметить.

– …Тогда нам понадобится начать разработку в новой каменоломне. Мне кажется, что лучше отказаться от обещаний, которые мы дали людям, и компенсировать им убытки. Это обойдется дешевле.

– Я считаю, что ты прав. Однако король выступил против твоего решения, Транд. – Хийнм взглянул на Вьорка.

– Тут нечего и думать! – прогремел Вьорк. – Мы обещали людям этот камень. У нас достаточно мастеров для разработки каменоломни. Торговля сфаритом в прошлые века всегда приносила отличную прибыль.

– Но мы понесем убытки! – Хийнм поджал губы, прячущиеся в довольно редкой бороде. – Прибыль за первый год торговли не окупит и четверти нового предприятия. А человеческие слова – вещь ненадежная. Будут ли они покупать сфарит и в будущем году, никто из нас предсказать не возьмется. Что им договоренности с какими-то там гномами. Последний император о них даже и не вспомнил.

Вьорк замолчал, видимо обдумывая ответ. И тут я голосом, как мне казалось, полным смирения, сказала:

– Если мой король позволит мне, а достопочтенный Хийнм пожелает выслушать мою точку зрения…

Вьорк заинтересованно уставился на меня. Хийнм посмотрел куда-то чуть в сторону – видимо, на Мэтта – и хмуро кивнул.

– Трудно не оценить по достоинству, сколь глубоким знанием людского характера обладает достопочтенный Хийнм. – Я удостоила его небрежным кивком царственной головы. – Однако мне кажется, что в данном вопросе я своими слабыми силами смогу помочь всему благородному собранию. Я знаю, насколько ценится у людей сфарит. За долгие века, прошедшие с тех пор, как его добыча приостановилась, многие здания обветшали. А ведь из сфарита построены храмы и дома богатых господ. Даже дворец Нельда выглядит не столь парадно, как этого хотелось бы людям, поскольку на то, чтобы починить его, этого прекрасного материала не хватает. И Тильяс, и вся Ольтания процветают, войны им не грозят. Так почему же гномам не взяться за заказ, который не принесет мгновенной прибыли, зато станет прекрасным источником дохода в следующие десятилетия?

Транд повернулся к Хийнму:

– А она ведь права. Думаю, мы займемся разработкой.

Хийнм пожал плечами, но промолчал.

– Пожалуй, нам пора пообедать, – сообщил Вьорк таким тоном, будто на обед сегодня приготовили парочку сушеных ящериц. – Встретимся в Зале Пиршеств.

Гномы поднимались с мест, потягиваясь и разминаясь, и не торопясь направлялись в зал. Вьорк даже не взглянул на меня, хотя я его не винила – он был занят разговором с Трандом. Но я почувствовала себя совершенно брошенной.

Чья-то теплая рука коснулась моего плеча. Я вздрогнула. Как же я забыла, что за спиной у меня все это время был Мэтт!

– Пойдем, моя королева, – тихо произнес он. – Нам есть о чем поговорить.

Мы пошли в небольшой трактир, где я недавно обедала в компании моих Щитов. Народу было мало, и мы сели за дальний столик, чтобы нам никто не мешал.

– Королева…

– Фиона.

– Фиона, обязательно ли тебе спорить с Хийнмом?

– Если я хочу стать настоящей королевой, боюсь, что да.

Мэтт задумчиво посмотрел на меня и накрыл своей ладонью мою. Слегка сжав мои пальцы, он тихо проговорил:

– Не понимаешь… Ты здесь одна. Шенни неплохой парень даже для человека, но он ничего не значит. Вьорк тебя предупредил, что Хийнм опасен? Король, конечно, не даст тебя в обиду. Но ты для него дитя. Как, впрочем, и для всех нас. Чтобы стать королевой, не следует ссориться с кем бы то ни было.

Я задохнулась от возмущения.

– С какой стати ты мне выговариваешь? Разве я была не права? Разве в итоге Вьорк не принял верное решение?

– Нет, не принял. Пока. Хотя, наверно, примет. Но вот меня принятое такой ценой верное решение не устроит. Теперь Хийнм окончательно ополчится на тебя. Не все так просто, как может показаться с первого взгляда. – Я почувствовала, как Мэтт напрягся. – Не обижайся, но будь поосторожней.

Нам принесли еду, и некоторое время прошло в сосредоточенном жевании. Мэтт вроде отошел от своего занудно-нравоучительного настроения и расслабился.

– Нет, ну как ты его срезала! «Трудно не оценить по достоинству глубокое знание людского характера достопочтенного Хийнма!» Тебя обучали риторике? – Мэтт разулыбался, потом вдруг опять посерьезнел. – Пожалуйста, постарайся быть аккуратнее. Не обещай быть, обещай постараться.

Вместо того чтобы успокоиться, я опять начала закипать.

– Почему для тебя это важно? Ты – Щит, а не нянька! Хватит с меня Шенни и Втайлы, которые следят за каждым моим шагом – сюда не наступай, этого не делай… Ты имеешь право говорить от моего имени – и прекрасно, говори то, что, по твоему разумению, следует сказать. В конце концов, тебе не кажется, что это не твои проблемы? Зачем ты пытаешься меня переделать?

Во время моей довольно грубой тирады лицо Мэтта посерьезнело еще больше. Я задала вопрос, но он повис, словно песня, оборвавшаяся на высокой неустойчивой ноте. Мэтт опустил глаза и, будто бы собравшись с духом, начал:

– Просто потому, что я…

В эту секунду в трактир ворвался Гвальд:

– Фиона! Скорее! Вьорку плохо!

Я выбежала и, не помня себя, ринулась за Гвальдом.

Глава II

– Все кончено! Эй, ты слышишь?!

Тарелка с хрустом впечаталась в стену, чуть помедлила и упала мне под ноги беспомощным глиняным крошевом.

– Значит, все кончено. – Я постарался, чтобы мой голос звучал спокойно.

Кажется, удалось.

Чинтах растерянно оглядела комнату, выискивая, чем бы еще в меня запустить, махнула рукой и разрыдалась.

Надо было идти ее утешать. По крайней мере, каждый порядочный гном на моем месте поступил бы именно так. Но я уже по шлем был сыт ее скандалами и рыданиями.

Пожалуй, действительно пора расставаться.

– Мэтт, – проговорила она сквозь слезы. – Ну, Мэтт…

Только мне не хотелось снова начинать играть в эти игры.

– Ты… это… не плачь.

– Но ты же все время с ней! – Слезы Чинтах иссякли куда быстрее, чем я ожидал. – Днем с ней, ночью – с ней.

– Ночью – без нее. – Кажется, мои слова не слишком улучшили ситуацию. – И потом, чему ты удивляешься: Щит и должен быть рядом с королевой.

– Да кто тебя просил становиться Щитом! – Чинтах сжала кулачки. – Кто тебя за язык дергал! Жили бы себе спокойно…

«…Поженились, детишки бы пошли, – мысленно продолжил я. – Но ведь, выходит, и хорошо, что не поженились». По крайней мере, чем дальше, тем меньше мне верилось в эту самую спокойную жизнь. С другой стороны, раньше я не давал ей повода для ревности.

Ну так и сейчас не даю.

Я знал, что многие мне завидуют. Дочь Фралира, главы клана Кипящего Озера, была достойна того, чтобы обернуться ей вслед. Волосы цвета светлой бронзы, обычно спускающиеся на грудь двумя церемонными косами, сейчас были распущены и яростно развевались, подчеркивая каждое слово своей хозяйки. Большой мягкий нос мне всегда хотелось погладить – он был каким-то необыкновенно уютным, хотя и наводил на мысли о притворяющейся котенком пантере. Вернее, теперь наводил. После того как в одной из Фиониных книг я увидел этих удивительно грациозных животных. И котят, и пантер.

– Чинтах, ну чего ты от меня хочешь?! Чтобы я отрекся от Клятвы? Попросил Фиону меня от нее освободить? К кому ты ревнуешь? Она – человек, я – гном. Она – жена короля…

– Это ничему не мешает, – безапелляционно заявила Чинтах. – Вьорк уже стар, ты же сам говорил, что они не спят вместе!

Я и без того не раз успел пожалеть, что в свое время об этом заикнулся.

– Ну вот что. – Теперь, когда ее слезы высохли, я мог позволить себе быть жестким. – Хочешь уходить – уходи. Но я больше не намерен слушать о том, как часто я с ней встречаюсь и как много времени с ней провожу. В конце концов, она – моя королева. Чинтах, вдумайся, это же просто оскорбительно…

Хлопнула дверь. Запах терпких арахисовых духов задержался на пару минут, но вскоре покинул меня и он.

Похоже, и правда все кончено.

Проклиная всех женщин мира, я натянул легкую кольчугу, пристегнул меч и поспешил в Чертог. Король не станет меня ждать.

С тех пор как я стал Щитом, Чинтах просто взбесилась. Всего, что она наговорила о Фионе, хватило бы не на один смертный приговор. У людей, конечно, не то что у нас: сама мысль о том, что за слова можно казнить, сперва заставила меня расхохотаться. И только потом, узнав, сколько народу в Ольтании сложили голову на плахе за так называемое оскорбление величества (слова-то какие – важные, пузатые, надутые), я в очередной раз подумал, до чего же мы различаемся.

Вроде все так же: две руки, две ноги, одна голова. Мозгов тоже примерно одинаково, но это уж как кому Крондорн дал. Или им, значит, Меркар. Хотя я так толком и не разобрался, в кого Фиона больше верит: в Меркар или во всяких там других богов, которых у людей целая толпа, совсем как у нас – глав гильдий.

И тем не менее мы совсем разные.

Позавчера Фиона дала мне почитать книгу человеческих стихов. Ничего так стихи, есть даже забавные. И вдруг словно про нас: «Как Аспари[3] с Луной не слиться, не понять мне тебя вовек…» Вовек мне ее не понять: все, ну все не так. Она видит одно, я – другое. Помнится, я, когда впервые попал в Чертог, застыл на самом пороге. И не двинулся с места, пока не впитал в себя эту огромную величественную пещеру, равнодушную, прекрасную, прекрасную в своем равнодушии… А она сразу кинулась к гобеленам.

Почему для нее так важно, кого там изобразили наши мастера? Что зависит от того, что этот ювелир – Стромт, а не кто-нибудь другой? Да ясное дело, Стромт, кого ж еще на гобелен перетащить, как не его! Но ведь Чертога-то она за ним и не увидела…

Нет, не понять мне тебя вовек. Ты не гномиха, ты – человек.

Да, ссоры с Чинтах определенно размягчают мозги.

Я едва успел занять свое место за троном королевы, как Труба подал знак продолжать Ночь Роракса.

А вот Фиона опоздала.

И это даже хорошо: пока Гвальд и Тиро сопровождали ее к трону, я мог спокойно понаблюдать за лицами собравшихся.

Хийнм усмехнулся – не к добру. Терлест насупился – ну да он всегда такой «веселый». Про таких говорят: кобольд мимо люльки пробегал. Фралир мне даже подмигнул. Подмигнул в ответ и я: надеюсь, что моя размолвка с Чинтах нас не поссорит. А вот отец нахмурился – Трубу он часто не одобряет, и его идея дать королеве Щитов тоже сочувствия не вызвала. «Блажь это, чистая блажь» – единственное, чего мне удалось от него добиться. Был бы он Ведающим минувшее, мы бы до сих пор в доспехах из шкур тигланов ходили. А так подземные львы могут спать спокойно.

Фиона шла, высоко подняв голову. Маленькая, хрупкая, она словно бросала вызов и этому гигантскому залу, и всем в нем собравшимся.

Плохо, надо будет потом ей сказать. Может, в Ольтании королевы так себя и ведут, да только у нас тех, кто нос задирает, особо не любят.

Смешная она. Ребенок ребенком, а старается.

Слишком старается.

Стоило ей сесть, как Труба намекнул, что Хийнма лучше бы не злить. Я бы и сам ей это сказал: поссориться с кланом Алтаря проще простого, а вот помириться потом… Хийнм и так не упускает случая подчеркнуть, что Храм Дара стоит на землях его клана.

Можно подумать, это он его строил.

Да только после таких слов я не сомневался, что Фиона не смолчит. Вьорк плохо ее знает: надо было посоветовать ругаться с Хийнмом почаще, слова не давать ему вставить. Тогда бы она молчала, как заваленная.

Или не молчала бы? Вообще-то она хоть и человек, а шутки ценит. Не все, конечно, но многие.

У Хийнма с чувством юмора похуже. И когда Фиона его срезала, он чуть не взвился. И взвился бы, если бы не Труба.

Надо будет сказать остальным Щитам: первого врага она себе нажила. Если и дальше так дело пойдет, нас четверых может не хватить.

Впрочем, дед часто говорит, что я отношусь к жизни слишком серьезно. На его памяти королевам никогда никто не угрожал. С королями еще бывало, а вот до их жен у злопыхателей обычно руки не доходили. Да и смысла нет на королеву зубы точить. Даже когда Дхари осталась одна с малолетним сыном на руках, внешне все было как положено – она и правила, и глав кланов собирала, да только все знали, что нет в ней крови Роракса. А Фиона и вовсе человек…

У меня еще вот что никак не идет из головы – зачем Труба дал Фионе Щитов? Спросил у Крадира – тот и сам не знает, только посмеивается. Чинтах пару недель назад предположила, что все дело совсем даже не в Фионе, а в Кренне: если Сьеже все у нас полюбили, то Кренна как жила, стиснув зубы, так ее со стиснутыми зубами и похоронили. То ли не смогла она ни с кем толком у нас подружиться, то ли не захотела – разное рассказывают. Да только и Вьорку нелегко с ней было, и Фиона теперь расплачивается: Хийнм-то Кренну отлично помнит.

И все же Чинтах меня не убедила. Если Труба хотел, чтобы юную королеву окружали друзья, так и надо было побольше девочек ей в кранчеккайлы набрать. Хотя нет, тут уже другие разговоры могли пойти: мол, Фиона без помощи шагу ступить не может. Ну хорошо, не в кранчеккайлы… Придумал бы что-нибудь, создал бы ей свой двор – и традиций никаких менять бы не пришлось.

Спросить бы, конечно, Вьорка напрямую, да не те у нас отношения, чтобы в душу к нему лезть…

Тем временем Труба объявил перерыв. Я ожидал, что король поговорит с Фионой, но он вместо этого, похоже, предпочел прощупать, на самом ли деле королеве удалось переубедить Транда. А мы с Фионой отправились в небольшой трактир, который я полюбил еще в те годы, когда бывал в Брайгене лишь время от времени.

Она, конечно, на Трубу обиделась. А досталось мне.

Я был бы не против, если бы уму-разуму ее учил Шенни, а я – только охранял. Но Шенни на Ночь Роракса, само собой, не пустили. Гвальд с королевой ссориться не стал бы, он вообще на подобные вещи смотрит проще. Стради, по-моему, тайно в нее влюблен: такого болтуна еще поискать надо, а как Фиону увидит, хоть бы слово сказал. Остается Тиро, а Тиро самого бы кто жизни поучил.

Разговора, естественно, не получилось. Фиона еще не отошла от стычки с Хийнмом, гордилась своей маленькой победой и от моих нравоучений только плавники растопырила, как пещерный ерш.

И тут на пороге появился Гвальд.

– Фиона! – проорал он с порога. – Скорее! Вьорку плохо!

Дипломат, тиглан его за ногу!

Фиона вскрикнула и кинулась за ним. Я побежал следом.

Но… Гвальд примчался один, а если король при смерти… Тут и он, похоже, вспомнил про Хартию: резко остановился, повернулся и перегородил собой проход.

Налетев на Гвальда, королева пискнула: «Ну же!» – но тот оставался неподвижен.

– В чем дело? – Фиона растерянно обернулась ко мне.

– Хартия Щитов, – пояснил я, тяжело дыша. – Это уже не игры. Если есть угроза жизни, выпускать тебя иначе как под охраной трех Щитов не имеем права.

Хорошо бы, конечно, чтобы в дюжине саргов впереди шел и четвертый Щит. Но об этом я промолчал.

– Именно меня? – уточнила Фиона.

– Царственную особу. – Я специально произнес это по-ольтански, чтобы она почувствовала себя не просто нашей подружкой.

– А если ее, особу эту, уже выпустили? – настаивала Фиона.

– Щиты должны ее прикрывать, пока не появится третий, – поддержал меня Гвальд. – Тиро будет здесь с минуты на минуту.

– Ну, Мэтти, – жалобно, совсем как Чинтах сегодня утром, попросила Фиона. – Вдруг с Вьорком действительно что-то серьезное…

– С ним действительно что-то серьезное, моя королева, – отрезал Гвальд. – Я не стал бы беспокоить тебя по пустякам. И как раз поэтому…

– Он… он жив? – Губы Фионы задрожали.

– Жив, – заверил ее Гвальд. – И, надеюсь, проживет еще не одну сотню лет. Однако пока никто не может понять, что произошло. Ты все увидишь сама.

– А что это еще за Хартия? – отступилась Фиона. – Вы мне никогда о ней не рассказывали.

– И правильно делали, – проворчал я.

С Хартией Щитов меня знакомил дед. Захотел бы я когда-нибудь сделаться Щитом, не захотел бы – как любой потомок главы клана, я обязан был знать ее назубок. И не просто знать: Хартия должна была сделаться частью меня.

«Когда станешь Щитом, времени размышлять уже не будет». И дед был прав: некоторые страницы вписаны в Хартию кровью Щитов и их государей.

Кстати, если бы Фиона была гномихой, то могла бы с полным на то основанием возразить, что Хартия задумывалась именно для защиты королей, а не королев.

Но Фиона не была гномихой.

– Тиро! – с облегчением воскликнул Гвальд, хлопая по плечу нашего друга. И отошел в сторону, освобождая королеве дорогу.

Вот только повода для облегчения не было: Тиро задержался, чтобы облачиться в доспех и взять оружие. Щит, шлем, пояс для метательных ножей, дагасса и меч – теперь он был готов отразить любое нападение.

В одной кольчуге я почувствовал себя голым.

– Бежим!

Но мне казалось, что мы не бежим, а еле плетемся! Тиро пришлось пустить первым, и он быстро начал задыхаться под весом доспеха, я старался не дать Фионе его обогнать, Гвальд прикрывал нам спины. Гномы по дороге вжимались в стены. Мы оставляли за собой череду встревоженных лиц: происшедшая с Тиро метаморфоза не осталась незамеченной.

Комната перед покоями Вьорка оказалась полна народа. Шенни двинулся было к нам, но я только едва заметно развел руками: дескать, сам ничего не знаю. Посол кивнул и низко поклонился Фионе.

– Шенни, что случилось?! – Она едва сдерживала слезы.

– Представления не имею, Ваше Величество. – Веденекос опустил голову. – Может быть, с тобой Щиты короля будут более любезны.

Вход в покои преграждали Ланкс и Цорр. В доспехах. Глаза из-под шлемов смотрели настороженно.

– Королева! – Они отсалютовали ей копьями.

Я заметил, что Щиты не добавили «моя».

Гвальд тоже это заметил. Мы переглянулись.

– Пропустить! – потребовала Фиона.

– Только тебя, королева. – Щиты дружно раздвинули копья.

Вот уж не повезло, так не повезло: после коронации именно Ланкс намекнул мне, что только вопиющее нарушение всех и всяческих традиций позволило нам занять равное с ними положение. Правда, когда мы остались наедине, Гвальд резонно заметил, что мы с ним имели не меньше прав стать Щитами Трубы, чем Даларх и Ланкс, – было бы желание. Да и какое ж тут нарушение традиций, если сам Ведающий минувшее… Словом, тогда Ланкс стерпел, а вот теперь я видел, что его кулаки угрожающе сжимаются и разжимаются. Только этого нам не хватало!

Я взглянул на Фиону: она еле слышно пробормотала что-то на ольтанском. Поскольку я не большой дока в этом красивом, но весьма непростом языке, мне показалось, что она желает обоим Щитам, чтобы их забрала одна из тех богинь, которым люди вручили власть над их жизнью и смертью. Хотя ума не приложу, что она стала бы делать с гномом, чьей судьбой вправе распоряжаться лишь Крондорн.

Покуда я размышлял, королева, видно, тоже решила, что ее первая мысль была неудачной, и распорядилась уже на гномьем:

– Мои Щиты пойдут со мной.

– Сожалею, королева, – покачал головой Цорр. – Это невозможно.

Клан Алтаря всегда отличался упрямством.

– Мы охраняем ее так же, как ты охраняешь Вьорка, – попытался вразумить его Тиро.

– В покоях Вьорка нет угрозы для королевы, – фыркнул Ланкс, словно Фионы здесь не было.

Мог ли я представить себе, что не пройдет и месяца после бракосочетания, а Щиты короля и королевы будут готовы кинуться друг на друга с оружием.

Выход неожиданно нашла Фиона.

– Мэтт, прошу тебя следовать за мной, – надменно заявила она. – Гвальд, Тиро, подождите меня здесь. Где Стради?

– В ваших покоях, моя королева, – смиренно ответил Гвальд.

– Так пошлите за ним, – капризно потребовала Фиона. Видно было, что она удивилась, с чего это Стради вздумалось сторожить пустые комнаты, но решила, что сейчас не время для вопросов.

Ланкс открыл было рот, чтобы что-то возразить, но Фиона уже величаво проследовала мимо него. Я попытался изобразить на лице нечто вроде: «Сам понимаешь, служба», – и протиснулся следом.

Вьорк лежал на кровати – как был, в парадном облачении, в котором он проводил Ночь Роракса. Его серебристо-черная борода, обычно воинственно торчащая вперед, бессильно покоилась на груди.

Так, наверно, король должен был выглядеть на смертном одре лет через триста. Его тело казалось высохшим от старости, дыхание – едва заметным.

– Что это? – прошептала Фиона. – Вот эта палка в его руке, с двумя лезвиями.

– Гвизарма, – не задумываясь, ответил я.

А задуматься стоило.

Гвизарма – не то оружие, которое берут с собой, отправляясь умирать. Не говоря уже о том, что гномы редко им пользуются: изогнутый клинок хорош против лошадей, но лошадей у нас по пальцам пересчитать можно. А выходить против пони или тех коняг, что крутят вороты, едва ли кому придет в голову – что с гвизармой, что без.

Однако это, несомненно, была гномская гвизарма: для человека рукоять слишком коротка. И очень, очень старая: клинок весь иззубрен, острие изъедено грязно-рыжей ржавчиной.

Где только Труба ее откопал? И что вообще здесь происходит?!

Только теперь я огляделся. Ведающий Минувшее уже был тут. Плохо, очень плохо. Сбоку на ложе Вьорка, положив правую руку ему на живот, примостился Беххарт. Рука старого жреца дрожала; нахмурив лоб, он отчаянно что-то бормотал, сам, похоже, не веря в успех. Не иначе, Крондорн сегодня от нас далеко.

Из угла комнаты, поднявшись на ноги при нашем появлении, грустно смотрели еще двое Щитов Трубы, Айрант и Даларх – оба при полном параде. Кивнув двоюродному брату, Айранту я поклонился; худощавый и непривычно высокий для гнома, он был старше нас всех.

Справа от входа вполголоса беседовали еще двое. Ганта, главу Гильдии первопроходцев Хорверка, я хорошо знал: хотя тот был из клана Алтаря, дед не раз призывал его посоветоваться, в какую сторону лучше прокладывать новые туннели. А вот присутствие здесь в такую минуту Биримбы меня удивило едва ли не больше, чем гвизарма в руках Трубы: чернявый суетливый маг появился в Хорверке не так давно и, на мой взгляд, никому, кроме короля, не пришелся по душе. И то, что Щиты его не выставили, было весьма показательно.

Фиона приблизилась к ложу. Не знаю, показался ли ей муж, как и мне, живым мертвецом, но только она застыла, не прерывая Беххарта и ни о чем не спрашивая. А я, по привычке не спуская с нее глаз, отошел к Щитам.

Сев, мы немного помолчали. Первым, как и положено, заговорил Айрант:

– Где остальные?

– У входа. Ланкс их не пускает.

Айрант поморщился. Авторитетом в семье он пользовался непререкаемым: его, единственного из всех, Труба просил стать его Щитом.

– Образумится. Не держи на него зла.

– Так образумь.

Айрант усмехнулся.

– Надо будет. А теперь слушай. Гант его, – он кивнул на короля, – с самого утра дожидался. Все твердил о каком-то кладе. Когда Вьорк покинул Чертог, мы мастера незаметно оттерли – надо же и честь знать. Тогда он кинулся к Хийнму. Словом, Вьорк его выслушал.

– Прямо в Зале Пиршеств?

– Рядышком. В одной из пещерок для любителей уединения.

– И кто из вас там был?

– Никого. Король отослал всех.

В принципе, в мирное время король вполне мог обходиться и без Щитов. По традиции. В реальности же крайне редко бывало, чтобы он просил Щитов удалиться, когда речь не шла о его личных делах. Насколько я знал, Труба тоже не упускал случая использовать Щитов как советников – как правило, они были в курсе дел не меньше его самого.

– Тебе это не показалось необычным?

– Показалось. Но я не стал спорить: вряд ли Гант кинулся бы на него с топором.

– А с гвизармой?

На этот раз усмешка Айранта оказалась невеселой.

– Гвизарму он держал завернутой в ткань. Видно было, что на весло похоже, а так не разобрать. Странно, конечно, впираться к королю с такой жердиной, но он все ж таки глава гильдии, должен и понимание иметь. Раз идет, значит, так надо.

Фиона грациозно опустилась рядом с ложем прямо на пушистый килузанский ковер и положила ладошку на лоб королю. Но что меня изумило больше всего, так это то, что Беххарт одобрительно кивнул и забубнил с удвоенной силой.

Похоже, она ему как-то помогала, но как? Как вообще человечья женщина способна помочь жрецу Крондорна?!

– Знаешь, это сейчас все, что ни возьми, кажется странным, – горячо зашептал Даларх, – а тогда… Ну, хочет Гант поговорить с королем, не дожидаясь, пока закончится Ночь Роракса. Ну, попросил Вьорк оставить их наедине – мало ли что они хотят обсудить.

– Вообще-то мало.

– Ты прав, наверно. – Кузен сразу сник. – Но и потом все было прекрасно. Вьорк показал нам гвизарму, поблагодарил Ганта…

– А что он ел?

– Никакой экзотики, – успокоил меня Айрант.

Подозреваю, что мы – единственные в Хорверке, кто не исключал, что король мог быть отравлен: последняя попытка изменить равновесие была предпринята еще до того, как мой прадед впервые посетил Храм Дара. Рассказывал он о ней уклончиво и невнятно, да я и не настаивал, не имея склонности к историческим изысканиям. Что-то там крутилось вокруг третьей жены короля и ее не в меру энергичного отпрыска.

– Чтобы избавиться от короля…

– Допустим, – согласился Даларх, – но тогда это сразу заводит нас в тупик. Мы ведь не люди какие, чтобы монаршии кушанья специальный кранчеккайл отведывал.

Шпильку пришлось проглотить. К тому же я был уверен, что Даларх хотел не обидеть меня, а просто поддеть. Ничего-ничего, сочтемся при случае.

– И потом?

– Он уже хотел возвращаться в Чертог. И тут внезапно тяжело оперся на гвизарму и приказал позвать сыновей. Знаешь, действительно внезапно. Стоял, шутил – и вдруг словно на три сотни постарел. Лицо серое, безжизненное…

– Как сейчас?

Даларх молча кивнул.

– Вьорк не сказал, что случилось? Кого он подозревает?

Айрант покачал головой:

– Не сказал. Ни нам, ни детям. Терлеста сразу отправил в Чертог, чтобы тот его заменил…

– Ого!

Фиона рассказывала мне немало историй про то, как люди готовы были горло друг другу перегрызть за регентство или трон. У нас, слава Крондорну, такого нет. Если король тяжело болен, но надеется выздороветь, то за него говорят Щиты. За одним исключением: если он в сознании. Если нет, слушают старшего сына, однако все серьезные дела стараются отложить на потом. А что может быть серьезнее, чем Ночь Роракса?

Одно только это распоряжение Вьорка говорило о многом. Как минимум о том, что он не надеялся выжить.

– Именно! Но ты дальше слушай. Когда Терлест ушел, Вьорк подозвал Крадира. И отдал ему Око Роракса.

Вот тут я действительно онемел. Этот браслет с крупным, вытянутым аметистом (действительно напоминающим широко раскрытый глаз) переходил от короля к королю начиная с сына Роракса. Как раз он, а не корона (уже пятая за время существования Хорверка), считался истинным символом власти. С утратой браслета перестал бы существовать и сам Хорверк – по крайней мере как отдельное государство.

Изменить порядок наследования было не под силу, наверно, даже Ведающему Минувшее. После похорон Вьорка королем все равно стал бы Терлест. Но до того старший сын оставался главой клана Чертога, которому лишь позволили провести Ночь Роракса.

Реальная же власть переходила к Крадиру.

– А как обычно? – глупо спросил я.

– «Обычно» не бывает, – важно ответил Айрант, хотя и сам родился лет через двести после того, как Вьорк принял браслет у своего деда. – Ведающий Минувшее наверняка знает лучше… Но я слышал, что король, как правило, не расстается с браслетом до самой смерти. Формально Вьорк прав: Терлест сейчас глава клана и королем быть не может. Но собрать клан – дело недолгое.

Я окончательно запутался.

– Ладно, а кому пришла в голову блестящая идея уложить его на кровать прямо с гвизармой?

– Вьорк просто не выпускал ее из рук, – пояснил Даларх. – Он же не сразу… Мы еще довели его до покоев, Труба все храбрился, шутил. Видно было, и сам не знал, что вдруг на него накатило. А потом мы не смогли разжать пальцы.

Загадок было больше, чем я мог переварить.

– Терлест знает про Око?

– Не думаю, – помедлив, ответил Айрант. – Он сейчас в Чертоге.

– А Крадир где?

Айрант пожал плечами.

– С Гантом кто-нибудь поговорил?

– Мы хотели дождаться Крадира…

Дверь приоткрылась.

Я ожидал увидеть младшего сына короля, но вместо него появилась взволнованная человеческая женщина лет сорока в длинном зеленом одеянии, расшитом золотыми листьями. Головой она почти касалась притолоки, а объемами не уступала самым дородным из женщин нашего народа.

Лиз, жрица Ашшарат.

В отличие от Биримбы, она прожила в Хорверке полтора десятка лет и, как я слышал, стала для людей чем-то вроде всеобщей матери, к которой можно прийти за советом и утешением. Да и с врачеванием она вроде бы справлялась, хотя как – ума не приложу. Травы она почти не применяла, тех знаний, что передают из поколения в поколение служители Крондорна, она, конечно, не имела, а в целительную силу обращенных к Ашшарат молитв мог бы поверить только какой-нибудь очень уж наивный гном.

Завидев Лиз, Беххарт поднялся с ложа и заслонил собой короля.

– Тебе нечего делать в королевских покоях, Лиз, – спокойно, но твердо произнес он. – Если у твоей богини и есть Сила, здесь она не поможет.

Из уважения к жрице Беххарт вложил в слово «богиня» лишь легкий оттенок сомнения, но и без того было ясно, что он имеет в виду.

Однако Лиз не смутилась.

– Именем Ока Роракса, – громко заявила она, заставив вздрогнуть всех присутствующих в комнате. – Или ты уверен, что справишься?

Ссутулившись, Беххарт отошел в сторону.

Фиона подняла на жрицу полные слез глаза.

Мольба и надежда. Надежда и мольба.

– Ты мне не мешаешь, дитя мое, – мягко сказала Лиз. – Может быть, только ты и удерживаешь короля на земле.

«Вернее, под землей, – мысленно поправил ее я. – Да, если Крадир попросил Лиз о помощи…»

Потянув за уходящую под ворот цепочку, жрица выпустила поверх одеяния маленький изумрудный листок. Гномы молча наблюдали за ней: кто с явным неодобрением, кто с нескрываемым любопытством.

Подойдя к ложу, Лиз поставила вдоль него десяток маленьких палладиевых наперстков. По крайней мере, мне они показались именно наперстками.

Губы ее зашевелились – как и Беххарт, жрица молилась беззвучно. Я думал, что мне показалось, но нет, медальон на ее груди и в самом деле начал светиться. Сперва чуть-чуть, едва заметно, но постепенно чистое изумрудное сияние окутало все ложе, а Вьорк и Фиона превратились в персонажей удивительного театра теней, в двух призраков, вернувшихся из тех земель, куда смертным путь заказан.

Мгновение – и наперстки засветились в ответ. Из каждого нерешительно выглянули столь же призрачные, бесплотные ростки, качнулись под порывом свежего лесного ветра и потянулись к потолку – наливаясь, разбухая, превращаясь в мощные несокрушимые секвойи. Их ветви причудливо переплетались, оставаясь при этом совершенно прозрачными.

Коснувшись верха пещеры, секвойи застыли.

Лиз продолжала шептать. Под ее глазами проступили тяжелые, черно-лиловые круги. Левая рука легла на медальон, правая – оперлась о стену. Только сейчас я увидел, что на самом деле она не молода. По нашим меркам, немногим старше Айранта.

Вновь качнувшись, деревья расступились. Теперь каждому стало видно, как от живота Вьорка, от того самого места, где лежала рука Беххарта, уходит вверх темный колышущийся столп, растворяясь в потолке пещеры.

Фиона ахнула, но жрица требовательно коснулась ее плеча.

Королева обернулась, нехотя кивнула. Потом посмотрела в мою сторону, но я догадался, что видит она сейчас не меня, а нечто совсем другое.

Далеко за пределами Хорверка. А может быть, и Двэлла.

Лиз вытянула ладонь вперед. Полоса изумрудного света перерезала столп. Тот качнулся, разорвался – верхняя часть продолжала подниматься к небу, а нижняя заметалась, рванулась вдоль пола к жрице, дернулась назад, повинуясь движению ее ладони…

Я был уверен, что Лиз победила.

И тут столп вскипел, забурлил и, растворяя в себе изумрудное сияние, впился в потолок. Застонав, Лиз согнулась пополам, словно получила сильный удар в живот. Секвойи исчезли.

С трудом распрямившись, Лиз обвела нас беспомощным взглядом.

– Кто… – Она хрипло закашлялась. – Кто был с королем?..

И вновь приступ тяжелого, выворачивающего кашля. Фиона вскочила на ноги, и жрица оперлась на ее плечо.

– Спасибо, моя девочка. Так кто же? Счет идет уже на минуты.

– Я! – Гант шагнул ей навстречу, скрестив руки на груди.

Величественность его позы портило лишь то, что мастеру приходилось высоко задирать голову.

– Расскажи мне все по порядку, – приказала жрица. – Коротко и быстро.

Глава гильдии побледнел.

– Жрецы ложных богов не имеют над нами власти.

– Делай, что она говорит, Гант.

Стоя в дверях, Крадир уже несколько минут наблюдал за тем, что происходило в покоях отца.

Гант бросил на него ненавидящий взгляд. Видя, что мастер колеблется, Крадир поднял руку. Соскользнув, рукав открыл обхватывающий запястье браслет.

Я чувствовал, что на моих глазах медленно, постепенно, но в то же время необратимо начинает что-то рушиться. Устои, традиции. Спокойная жизнь, катящаяся по давным-давно проложенным рельсам, как тележка в забое.

Одно следовало за другим, лавина не останавливалась, а набирала скорость. Прибытие Фионы, появление у королевы Щитов – здесь я всецело поддерживал Вьорка.

Но призвать Лиз пользовать короля… Разрешить ей допрашивать главу Гильдии первопроходцев…

– В пятьдесят втором коридоре мы обнаружили пустоты. – Гант демонстративно повернулся спиной к жрице, обращаясь лишь к Крадиру. – Пробили стену. Там сеть старых туннелей, на картах их нет.

– Земли клана Кипящего Озера? – быстро уточнил Крадир.

– Самый край.

Теперь я понимал, почему Гант спешил увидеться с королем.

Если бы те туннели не были проложены гномами, Гант непременно сказал бы об этом. Однако, по легендам, Хор-верк создавался с другой стороны, от первых Врат.

Теперь же получалось одно из двух: либо легенды лгали (или, скажем аккуратнее, заблуждались), что было само по себе невероятно, либо гномьи поселения существовали в Хорверке до прихода детей Роракса.

Впрочем, почему «существовали»? Существуют!

– Они были пусты? – Похоже, Крадир пришел к тому же выводу, что и я.

– Мы успели разведать лишь самое начало.

Гант намеренно рассказывал сухо и скупо. Обиды он не простил.

Мы вообще тяжело их прощаем.

– Гвизарму там и нашли?

– Там. В одной из комнат.

Комнат! Значит, эти туннели были обитаемы.

Теперь я смотрел на гвизарму совсем другими глазами.

– Что еще?

– Больше ничего. Две двери, от которых остались только ржавые петли. Дальше мы не пошли, я отозвал своих людей.

– Пролом охраняется?

– Двумя первопроходцами.

– Распорядишься? – попросил Крадир Даларха.

Отсалютовав, Щит выскочил из покоев.

Крадир бросил требовательный взгляд на Лиз. Та опустила голову.

– Я надеялась… – прошептала она, однако Крадир мягко остановил ее:

– Я тоже. Спасибо…

И в этот момент Беххарт, забыв про распри, подошел к жрице и встал подле нее.

– Король умирает, – тихо проговорил он. – Отворите двери.

Глава III

30 намари (продолжение)


Страшный сон.

Мне казалось, стоит открыть глаза – и наваждение уйдет, отпустит меня.

Я открыла глаза лишь для того, чтобы убедиться – все по-прежнему. Нет, не все. Беххарт почему-то встал. Почему? Чье-то присутствие… Теплое… знакомое…

Стоило мне увидеть ее лицо, и надежда вспыхнула яркой искоркой. Как же я сама не догадалась позвать Лиз?

Но Беххарт… Я так надеялась на него и на Крондорна! Они оба много потеряли в моих глазах…

Лиз, как и старый жрец, позволила мне остаться возле ложа. Я снова положила руку Вьорку на лоб. Лиз склонила голову в молитве, и меня внезапно охватило странное ощущение: будто вместе с ней пришел кто-то близкий, как любимая нянюшка, и в то же время очень мудрый.

Перед ее приходом я была почти на грани обморока. Теперь это прошло. Я взяла себя в руки и стала настойчиво молиться вместе с ней. Что мои просьбы рядом с молитвой жрицы Ашшарат? И все же… Но почему-то у меня плохо получалось. В голове назойливо вертелось незнакомое слово. Гвизарма… гвизарма…

Словно кто-то вложил это слово в мою голову и настойчиво повторяет его. Мне вдруг почудилось, что я слышу приказ: «Гвизарма. Ты должна…»

И в этот момент я увидела своими глазами, что убивает Вьорка. Это был страшный колодец черноты, идущий от его тела к потолку покоев.

Я вскрикнула, но Лиз успокоила меня своим прикосновением.

Я сделала еще одну попытку сосредоточиться на молитве. И вновь у меня ничего не вышло. Мысли мои были не с Вьорком. Мне казалось, я иду по длинному темному коридору и впереди что-то светится. Но я знаю, что в этом свечении не спасение, а смерть. Оно приближается, летит мне навстречу… Источенное ржавчиной лезвие…

Видение растворилось в крике жрицы. Лиз пошатнулась и закашлялась, я вскочила, чтобы поддержать ее.

– Кто был с королем? – требовательно спросила жрица.

Гномы обменялись растерянными взглядами. Вперед вышел Гант.

Разговор Лиз с Гантом доносился до меня словно сквозь густой туман. Мне надо было что-то вспомнить… Что-то, что поможет Вьорку. Спасет его. Но что?

Сквозь пелену слез я видела, как Айрант открыл двери. К ложу Вьорка начали подходить гномы – бесконечная череда лиц, наверно, все, кто был в Брайгене. Болела голова. В висках пульсировало: «Ты должна-должна…»

Но я не могла понять, что именно.

Гвизарма.

Почему она у Вьорка в руках?

Не знаю, сколько я простояла у изголовья. За моей спиной беззвучно плакал Даларх – я не слышала, но чувствовала это. А гномы все шли и шли. Кто-то дотрагивался до чела Вьорка, кто-то припадал перед ложем на одно колено, кто-то, наклонившись, тихо шептал два-три слова… Никто не задерживался дольше чем на пару минут. Одни выражали мне свое сочувствие, другие кивали, третьи, казалось, вовсе не замечали…

Неожиданно я почувствовала чье-то ласковое прикосновение. Подняв залитые слезами глаза, я с трудом разглядела медленно удаляющуюся Втайлу.

В этот момент я решилась. К кровати подходил очень древний гном – его поддерживали двое юношей. Думаю, он помнил правление еще прадеда Вьорка. Заставив себя сосредоточиться на главном, я быстро опустилась на колени и попыталась разжать пальцы, намертво вцепившиеся в древко.

И тотчас же кто-то с силой сжал мне предплечье. Рывком поднявшись, я обернулась: Цорр. За его плечом раздраженно хмурился Айрант. Не ожидав от меня столь резкого движения, оба гнома сделали шаг назад.

– Оставь его!

– Не прикасайся к нему! – выпалили они хором и озадаченно уставились на Стради, как по волшебству возникшего между ними.

Наверно, он появился уже после того, как открылись двери, и потихоньку пробрался ко мне. Щиты короля твердили что-то об оскорблении, о том, что недопустимо… Что именно недопустимо, я не расслышала. Пальцы короля мне не разжать – это точно. Гномы тут не помогут, даже Стради смотрит на меня с укоризной.

Решение пришло мгновенно.

– Стради! Приведи Сориделя! Пожалуйста!

Кивнув, Щит заторопился к выходу.

– Мало было этой человечьей жрицы, она хочет еще и колдуна притащить! – затянул Цорр.

Проигнорировав его, я повернулась к Крадиру. Лицо сына короля напоминало безжизненную маску.

– Пожалуйста, поверь, – тихо проговорила я, несмотря на ропот Щитов Вьорка. – Это очень важно. Если здесь магия, с ней не справится никто. Разве что Соридель…

– Не делай этого, малыш! – прогудел Беххарт, загородив собой ложе. – Не оскверняй последние минуты жизни твоего отца!

Крадир, до сих пор не замечавший ни его, ни меня, вдруг словно очнулся. Не отрывая взгляда от посеревшего лица Трубы, он глухо произнес:

– У нас есть последний шанс. Мы не вправе его потерять.

Соридель уже приближался к кровати – спешно, почти бегом. На ходу он что-то шепнул Крадиру. Я стояла ближе всех, но смогла разобрать только «…беру на себя». Крадир коротко кивнул и, тяжело ступая, направился к дверям. Маг подошел к нам с Беххартом. Щиты короля сомкнулись, отрезая его от Вьорка.

Поймав холодный взгляд жреца, Соридель лишь хмуро обронил:

– Клянусь, что не причиню вреда королю.

– Конечно, не причинишь. Не посмеешь. Но и пользы от тебя… – начал было жрец и вдруг осекся. Глаза его удивленно раскрылись. Через несколько мгновений он дотронулся до висящего на груди медальона, потом склонил голову, будто смиряясь с неизбежным. В конце концов жрец нехотя двинулся вслед за Крадиром.

Оба гнома – седой, слегка согнувшийся под тяжестью лет Беххарт и совсем молодой по сравнению с ним Крадир – встали возле дверей.

– Конец близок. Вьорк должен в последний раз обратиться к Крондорну, прежде чем вступит в его обитель. Он желает остаться с ним наедине, – негромко проговорил сын короля.

Я недоуменно взглянула на Крадира, потом на Беххарта. Тот, к моему изумлению, выпрямился во весь рост и отчетливо произнес:

– Такова воля Вьорка. Такова воля Крондорна.

С этими словами он медленно вышел из покоев Вьорка. За ним потянулись те, кто оставался в зале.

В это время маг подошел ко мне и прошептал:

– Ты мне поможешь. Мне придется создать двойников – прямо сейчас. И сделать так, чтобы мы оставались невидимыми. Ты готова?

Я кивнула, не очень вникнув, о чем это он.

Соридель едва слышным шепотом произнес:

– Dahfrogka!

Я не успела толком удивиться, что это за язык, как он торопливо, но очень четко добавил:

– Pauranh!

Слова его произвели на меня странное впечатление: будто бы их выжгли огненными буквами в моем мозгу. Я хотела поинтересоваться у Сориделя, что все это значит, но он, едва переведя дух, прошептал уже по-ольтански:

– Отойди к стене и жди меня, хорошо?

Я собиралась возразить, что Щиты короля вряд ли позволят мне остаться, но маг уже шел своей пружинящей походкой к дверям. Я двинулась было за ним, но, спохватившись, сочла за благо и правда отойти к стене, раз уж он так попросил. Только вот почему Стради не последовал моему примеру? Пожав плечами, я обернулась и… увидела еще одну Фиону.

Вот эта смешная девочка с надменно задранным подбородком и непросохшими дорожками слез на щеках – я?..

Я подумала с горечью: а ведь мне только казалось, что моя осанка величественна. Пока же я больше напоминала встревоженного воробышка, чем настоящую королеву. Впрочем, сейчас не до того…

Айрант скользнул по мне взглядом. Инстинктивно я Дернулась, желая как-то спрятаться. Но нет – Щит действительно меня не заметил.

Фиона-воробышек прошествовала к выходу в сопровождении Стради. За ней последовали и Щиты короля.

Соридель тоже раздвоился: один маг уже выходил, а другой преспокойно стоял неподалеку от Крадира. «Интересно, – задумалась я, – почему я вижу и настоящих, и… этих?» Я еще раз окинула всех взглядом: похоже, большинство и не подозревали, что придворных магов и королев стало в два раза больше. Тут пришла очередь Крадиров: их тоже стало двое. Один из них немедленно отправился к дверям. Последними зал покинули Щиты короля, закрывшие двери с другой стороны.

Мы остались в комнате вчетвером. Я с подозрением оглядела Крадира: конечно, я понимала, что тот, который здесь, – настоящий, но… «А почему ты решила, что Соридель – настоящий? Да и вообще, сама-то ты кто?»

Эти странные вопросы навели меня на совсем другие мысли: насколько беззащитными оказались гномы перед магией. В Ольтании при дворе каждого вельможи есть чародеи, которые день и ночь следят, чтобы никто не смог нанести вред господину каким-нибудь волшебством. А здесь… Соридель, конечно, охраняет Вьорка от всяческих напастей. Он да еще этот, как его… Биримба.

Только ведь они рядом с Вьорком отнюдь не день и ночь. Иной раз неделями не видятся. А Щиты в магии, ясное дело, ничего не смыслят.

Усилием воли я отогнала от себя непрошеные мысли. Сейчас важно одно – Соридель может спасти Вьорка. Я не просто верила в это, я это знала.

Маг и Крадир приблизились к ложу. Соридель чуть склонил голову перед сыном короля:

– Прости, мой принц. И спасибо за доверие.

– Я не просил меня заколдовывать!

Казалось, Крадир еще толком не пришел в себя.

– Сожалею, но у меня не было иного выхода. Клянусь, что ничего плохого тебе от этого не будет. Разве что в ближайший месяц у тех, кто тоже надумает тебя также заколдовать, могут возникнуть проблемы.

Крадир нетерпеливо нахмурился, и Соридель энергично продолжил:

– Время не ждет, выслушайте меня внимательно. Ваши двойники не очень разговорчивы: могут жаловаться на усталость и просить отдохнуть, а спустя час и вовсе исчезнут. Лже-Крадир сейчас в молельне – той, что над покоями Вьорка. Там общаются с Крондоном без свидетелей, поэтому все должно сойти гладко. Ты проникнешь туда через потайной ход, мой принц.

Крадир возмущенно хмыкнул.

– Тебя удивляет, что придворный маг знает о потайном ходе? – Соридель сверкнул глазами. – Знаешь, я бы мечтал забыть половину из того, чем поделился со мной король, – с горечью произнес он. – Теперь ты, моя королева. – Маг снова был полон энергии. – Твой двойник дойдет до спальни и приляжет на кровать. Учитывая обстоятельства, его желание отдохнуть, бледность и прочее никого не удивят. Когда мы закончим, тебе придется что-нибудь придумать, чтобы пробраться в собственную опочивальню, иначе Щиты будут ждать тебя у дверей, пока Луна с Аспари не встретятся. Действие чар закончится через час. Но если вы дотронетесь до своих двойников, чары исчезнут раньше. Так что будьте осторожны, не то возникнете из воздуха, как Зеантис перед Фройдой.

Вот когда я пожалела, что у меня нет ключика от потайной дверцы в моей спальне!.. Но маг уже обращался ко мне:

– Фиона, так что там с этой гвизармой?

– Толком не знаю… Принесли из коридоров, Гант показал ее Вьорку… И… и… – Рыдания опять подступили к горлу.

– Ну-ну, на слезы у нас нет времени. – Соридель повернулся к сыну короля. – Крадир, у меня может не хватить Силы. Не удивлюсь, если завтра Терлест вышлет всех чародеев из Хорверка. Постарайся, чтобы этого не случилось, ладно? Эх, был бы хоть один шанс обойтись без магии… Да нет его у нас, этого шанса, – вздохнул маг.

«Будто он простой ремесленник, который берется за любимую, но непосильно тяжкую работу», – подумалось мне.

Крадир кивнул, а я, собравшись с силами, в двух словах пересказала обрывки разговоров, долетевшие до моих ушей. И добавила, что не могла молиться, слыша звенящее в ушах слово «гвизарма». И еще припомнила так настойчиво возникавший перед моим внутренним взором коридор со зловещим светящимся лезвием.

Он посмотрел на меня как-то странно – я бы сказала, с уважением, которого прежде не было.

– Звон в ушах и видение – только когда работала Лиз? – уточнил маг.

– Работала? Да, наверно…

– Хорошо. Приготовьтесь. Я начинаю. Фиона, возьми эту ткань. – Соридель дал мне небольшой отрез льна, слегка покалывающий кожу. – Обмотай руку. Если мне удастся разжать пальцы, сбрасывай гвизарму на пол. Главное, чтобы она не коснулась кожи. Крадир, ты – свидетель, просто стой и смотри. Если все пойдет наперекосяк, позаботьтесь о моей дочке… – Он поджал губы, будто обдумывая важную мысль. Потом, решившись, махнул рукой. – Начали.

– Соридель, прости! Я уже дотрагивалась до гвизармы голыми руками, и ничего не…

– Колдовство действует не постоянно, иначе мы бы уже многих недосчитались. Но узнавать, как оно действует, времени нет. Так что бери тряпицу. Не спорь, ладно?

Я встала у кровати, рядом с гвизармой. Крадир – с другой стороны, ближе к изголовью.

Замерев, я не смела отвести взгляд от пальцев Вьорка, все так же судорожно сжимавших рукоять странного оружия. А когда наконец подняла голову, увидела все тот же черный столп, тянущийся от живота короля к потолку. Крадир – я чуть не вскрикнула – на мгновение пошатнулся, в его глазах застыл настоящий ужас…

Я опять опустила глаза и принялась беззвучно молиться Ашшарат. Магия магией, а молитва Зеленой Деве никогда не помешает.

Сколько времени так прошло – не знаю. Мне казалось, годы. В ушах звенело, голова кружилась, вокруг метались какие-то неясные черные тени, шея и спина затекли от неподвижности, я молилась уже вполголоса – так было легче. Вдруг бледная рука мага дотронулась до кисти Вьорка. Пальцы короля начали было медленно разжиматься, но тут же сомкнулись вновь.

Так повторялось несколько раз. С каждым разом тени вокруг сгущались, дышать становилось все труднее. Но вот Вьорк слегка ослабил хватку, вот…

– Сейчас! – не выдержав, закричал Крадир.

Я не успела схватить гвизарму – под тяжестью лезвия она сама упала к моим ногам.


1 адлари


Уже день, а я только проснулась. Вернувшись домой под утро в компании Крадира, Беххарта и Щитов, я еще некоторое время не могла успокоиться. Потом они ушли, а я улеглась в кровать. Но желанный сон не шел, и я, закутавшись в плед, села записывать события вчерашнего дня.

Теперь я чувствую себя намного лучше, но подниматься очень не хочется. Я попросила Втайлу принести мне чего-нибудь поесть прямо в постель. Она пощупала мой лоб, сказала, что у меня небольшой жар, так что вставать мне нельзя, и сама сварила мясной бульон. Мэтт и Гвальд притащили подарки от жителей Брайгена: две огромные шкатулки – точнее, небольшие сундучки, битком набитые драгоценностями.

Несмотря на слабость, вечером все равно поднимусь. Сначала покажусь гномам – я им обещала! А потом пойду к королю.

Гвальд обмолвился, что Крадир с Терлестом теперь не разговаривают. Терлест не может простить, что брат позвал колдуна. По-моему, это ужасно глупо: неужели Терлест предпочел бы другой исход? Нет, конечно. Просто он любит дуться на всех.


1 адлари (вечером)


Заходил Шенни, он был у Лиз. Она тоже в постели – борьба с гвизармой и для нее не прошла даром. Соридель же совсем плох, неизвестно, дотянет ли он до завтрашнего утра. Вчера я удивилась, когда маг упомянул о своей дочери. Никогда не слышала ни о том, что он женат, ни о том, что у него есть дети. Тиро мне все объяснил – оказывается, дочь Сориделя наполовину эльфийка, потому-то маг и живет в Хорверке. Несмотря на то что гномы не слишком жалуют и эльфов, и людей, здесь терпимее относятся к полукровкам. Видимо, в Хорверке полагают, что дети таких союзов не виновны в легкомысленности родителей. Сами же гномы редко вступают в смешанные браки.

Нет, лучше я буду рассказывать все по порядку, чтобы «в старости, долгими-долгими зимними вечерами» перечитывать это… кому? У меня-то детей все равно не будет.

Грустные мысли…

Но Вьорк спасен, и это главное.

Когда гвизарма со стуком упала на пол, тени исчезли. Буквально на глазах лицо Вьорка начало розоветь. Соридель тихо осел, глаза его закатились – обессилев, маг лишился сознания. Я уже хотела было броситься к дверям, как вспомнила о предупреждении Сориделя и поспешила к потайной дверце. Крадир склонился над отцом, повторяя: «О Крондорн! О Крондорн!..» Казалось, он ничего не замечал. Дернув его за рукав, я шепнула:

– Скорей! Вдруг они войдут, а ты – как Фройда перед Зеантисом! – щегольнула я оброненным Сориделем сравнением.

К Крадиру вернулось осмысленное выражение лица. Он легко, как ребенка, поднял Сориделя на руки. Обернув ладошку тряпицей, я взяла гвизарму за рукоятку, и мы направились к потайному проходу.

– Выходи! Я сейчас. – Подчиняясь внезапному порыву, я оставила оружие у маленькой дверцы и вернулась к ложу.

Наклонившись над спокойно спящим Вьорком, я поцеловала его в лоб. Справа над изголовьем свешивался шелковый шнур. Я тихонько дернула за него, отбежала к Крадиру и подхватила с пола гвизарму.

Уже закрывая за собой маленькую дверцу, прикрытую бархатной портьерой, я увидела, как в комнату вошли Беххарт, Терлест, Ведающий и остальные. На лицах гномов застыло странное выражение: не то радость, не то страх, не то изумление. Но времени разглядывать их у меня не было.

Крадир перенес мага в небольшую комнатку, первую в потайном коридоре. Там было пусто, если не считать запыленного ковра на полу. Аккуратно усадив так и не пришедшего в себя Сориделя у стены, Крадир склонился над ним.

– Потерпи немного, я скоро вернусь, – произнес он так, словно маг мог его услышать.

Оставив у ног Сориделя завернутую в тряпицу гвизарму, мы поспешно удалились. Крадир с удивительной для гнома ловкостью взбежал по узкой лестнице, а я бросилась к своим покоям.

Хорошо, что Крадир объяснил мне, как быстро и незаметно дойти до моих комнат. Мне не встретилось ни души. Впрочем, сейчас половина жителей Хорверка толпилась под дверьми королевской опочивальни. Теперь передо мной стояла нелегкая задача: пробраться в собственную спальню. Три из четырех моих комнат образуют анфиладу: просторная прихожая, за ней – гостиная, потом кабинет. Спальня чуть сбоку, и в нее ведут двери из гостиной и из кабинета. В спальне есть прикрытая ковром дверца – я проверила, она выходит на одну из улиц-коридоров возле покоев Вьорка. Но ключика-то у меня нет! А ходить сквозь стены Соридель меня не научил. Так что придется пробираться обычным путем, через главный вход. Только вот незадача: у массивных дверей, угрюмо подпирая стену, стоял Тиро при полном боевом параде.

Надо отвлечь его внимание, но как? Погасить светильник на стене напротив? Или бросить камушек дальше по коридору?

Может, просто сознаться во всем Тиро? Но я не была уверена, что это правильное решение.

Пока я ломала голову, теребя на пальце свое любимое колечко с розочкой, удача мне улыбнулась. Двери открылись, и вышел Гвальд.

– Ну как она? – взволнованно спросил мой верный часовой.

– Все так же. Молчит и смотрит в потолок. Бегу за травником: боюсь, от Лиз сейчас толку не будет, ей самой-то… – Гвальд махнул рукой.

– Слушай, я тогда за Втайлой!

– А Хартия…

– Наковальня Крондорна, какая Хартия! Ей явно нужна помощь кого-то, кто в таких вещах получше нас с тобой разбирается. Может, это она с нами, грубыми мужланами общаться не хочет, а с Втайлой еще как заговорит! И вообще, если что – Мэтт со Стради свое дело знают.

– Согласен. Дуй к королевским покоям.

Я чуть не прыснула: Тиро, самый изящный – и внешне, и по манерам – из моих Щитов, оказывается, считал себя и своих друзей «грубыми мужланами»! Никогда бы так о них не подумала… Щиты умчались в разных направлениях, причем Тиро в своем боевом облачении производил столько шума, будто новую шахту открывали.

Путь свободен! Скорее пробежать пустую прихожую – и в гостиную! Потихонечку заглянув в нее, я обнаружила там Стради. Он стоял у самых дверей в спальню и с растерянным видом наблюдал за тем, что происходило внутри.

Я бесшумно скользнула в кабинет.

Мне несказанно везло: дверь из кабинета в спальню была открыта. А лже-Фиона не очень-то опрятна: забралась на антронское покрывало прямо в туфлях. Возле нее сидел Мэтт и нервно мял в руках мой носовой платок.

– Может, по щекам ее? – коварным шепотом предложил Стради, заглядывая из гостиной.

– Как-то… страшно… Давай травника подождем. Она же умаялась…

– Давай хоть водой напоим! И лицо ей оботрем – сразу в чувство приведем! – Стради, видно с перепугу, заговорил стихами.

– Точно! – приободрился Мэтт.

Дело принимало серьезный оборот: медлить было никак нельзя.

Осторожно приблизившись к кровати, я мельком заглянула в лицо Мэтту. Еще никогда я не видела его таким испуганным. Так, теперь успеть бы занять место двойника…

Тут Мэтт в отчаянии закричал, обернувшись к Стради:

– Скорее сюда! С ней что-то не так! Она… испаряется!

Я вспомнила слова Сориделя: через час закончится действие чар…

Успела! Вспрыгнув на кровать, я постаралась изобразить на лице страшную усталость и удивление. К счастью, как Соридель и предупреждал, уже начавший исчезать двойник моментально пропал насовсем.

– Как… как я сюда попала?

Глупый вопрос! Ведь лже-Фиона все время была в сознании. Но чтобы придумать что-нибудь поумнее, надо было сосредоточиться. Времени на это не было.

– Очнулась! Слава Крондорну!

С Мэттом и Стради случилась совершенно разительная перемена: они разве что не плясали от радости.

– Лежи-лежи! – приказал Мэтт. – Сейчас Гвальд травника приведет… Слушай, а ведь порозовела! Но какая бледная была – я думал, ты уже собралась к этой – как бишь ее, Ор… Орробе отправиться… Ну, как ты?

– Я… Да уже хорошо… А почему я здесь? Я же была у Вьорка…

Щиты недоуменно переглянулись, и вдруг молчуна Стради прорвало. Слова полились рекой: оказывается, они меня чуть не волоком тащили, а я ни на что не реагировала – как в беспамятстве была, только отдохнуть просила. Я энергично кивала: мол, теперь припоминаю, так оно и было. То, что аккуратная Фиона даже туфельки не сняла, когда на кровать ложилась, окончательно уверило Щитов, что я не в себе. А они-то, Щиты, так перепугались!

Повинуясь моему настойчивому желанию отдохнуть, они оставили меня в покое. Но Мэтт через некоторое время не выдержал и решил меня проведать. А я уже и говорить перестала.

В отчаянии они послали за травником – тут-то я и очнулась…

В этот момент в дверях появились остальные Щиты вместе с Втайлой и травником.

– Труба жив-здоров! – заорал Гвальд с порога, едва сообразив, что я тоже раньше времени расставаться с жизнью не собираюсь.

После приветственных криков и бурного выражения радости, когда все наконец поуспокоились и общими усилиями напоили меня горькой настойкой, Втайла смогла рассказать все подробно.

Беххарт в течение получаса никого не пускал к королю. Терлест, стоя у дверей, настаивал на том, что ему нужно незамедлительно увидеть отца – пока не поздно. Жрец мягко уговаривал его немного подождать. Потом вдруг прозвенел колокольчик. В задних рядах еще недоумевали, кто бы это мог позвонить – сам Вьорк или же Крондорн, оповещающий своих детей о смерти их короля, – а Терлест, оттеснив Беххарта и Ведающего, уже ворвался в спальню. За ним двинулись и остальные.

Я только что стала свидетельницей того, как выражают свою радость шестеро гномов. Могу представить себе, что происходило в покоях мужа! Лишь исключительная напористость и громогласность позволили Тиро пробиться к самым дверям и докричаться до Втайлы.

Тем временем Вьорк очнулся (да и кто бы от такого гама не очнулся!). Что было дальше, Втайла уже не видела – начала пробираться к Тиро.

Тут же к мужу были созваны лучшие лекари. Пузатенький травник не преминул мне объяснить, что посылали и за ним, однако он уже получил приглашение от Щитов королевы, а потому поспешил ко мне… Я как можно любезнее поблагодарила его.

Стради, снова сделавшись молчаливым, отправился провожать травника до дверей и быстро вернулся: Труба уже отправил за мной гонца!

Опять мы торопились по коридорам, как и три часа назад. Только лица вокруг были теперь не испуганными, а счастливыми…

В спальне Вьорка собрались главы кланов, кроме них были здесь Ведающий Минувшее, Беххарт, Биримба и Шенни… Вьорк полулежал на кровати. Я бросилась к нему.

– Наконец-то! – Голос его грохотал, отражаясь от стен большой комнаты. – Я ждал тебя, моя королева… Думаю, это должны знать все: если бы не Фиона, я был бы уже в обители Крондорна.

– А… а Соридель?.. – За приветственными криками никто не услышал моего тихого возгласа.

Крадир словно тисками сдавил мое плечо. Вперед выступил верховный жрец:

– Силой, дарованной самим Крондорном, Фиона освободила нашего короля от проклятого оружия! Когда король остался с Крондорном наедине, отважная королева вернулась в спальню, чтобы спасти своего мужа! Слава Крондорну! Слава Фионе!

Снова радостные возгласы. На секунду обернувшись, я увидела, что Мэтт и Тиро застыли в изумлении. Рты их открылись настолько широко, что туда, наверно, дракон мог бы залететь. Я сделала им страшные глаза и крепко сжала губы, показывая, чтоб они молчали. Потом разберемся, кем тут руководил Крондорн и кто этот самый спаситель.

Но почему Крадир ничего не рассказал Вьорку о своем участии в этом деле? Я попыталась что-то пискнуть, но Крадир еще раз сжал мое плечо, явно предупреждая.

Вьорк протянул мне руку, и я, присев на кровать, вложила свою ладошку в его большую ладонь. Какой она была теплой! И у него снова светились глаза. Неужели пару часов назад муж выглядел как дряхлый старик?

Труба благодарно улыбнулся мне.

– Спасибо тебе, моя королева, что пришла ко мне. Может, и твоими молитвами… Хотя, не скрою, мне было бы приятнее, если бы ты молилась Крондорну. А то говорят, ты все к какой-то Деве обращалась, а, Фиона? – И он лукаво подмигнул мне.

– Я… я же хотела… – На меня нашло какое-то странное смущение.

– Ну, будет, будет тебе, я же шучу по-стариковски… – Вьорк на мгновение прижал мою ладошку к своей груди и уже громко, для всех, сказал:

– Я устал, и королеве тоже не сладко пришлось. Завтра мы вернемся к нашим обычным делам.

Меня чуть ли не на руках вынесли из покоев мужа. Щиты отчаянно пробивались сквозь толпу, чтобы не потерять меня из виду. Только в коридоре Мэтт наконец растолкал всех, чтобы можно было передвигаться со скоростью, хоть немного превышающей черепашью. До моих покоев мы шли, наверно, в три раза дольше обычного. Я в центре, вокруг меня – мои Щиты, за ними – Беххарт и Крадир, вокруг – ликующая толпа: гномы выражали мне свое восхищение.

Именно тогда я и должна была почувствовать себя настоящей королевой. Вот оно, признание подданных! Вот оно, выражение любви обычно таких сдержанных гномов!

Я шла, счастливо улыбаясь, но в душе моей царили сомнения. Почему все заслуги приписали мне?!

У моих дверей Мэтт во всеуслышание заявил, что содеянное мной отняло очень много сил и я нуждаюсь в длительном отдыхе, и гномы разошлись. Крадир и Беххарт вошли вместе с нами. Я провела их в гостиную и приветливо попросила располагаться, шепнув Стради, чтобы он сбегал за элем и еще чем там полагается в таких случаях Беххарт жестом остановил его:

– Моя королева, я хотел бы поговорить с твоими Щитами. Уверяю тебя, мы прекрасно обойдемся и без эля.

– Да, конечно… Пожалуйста…

– А мы с тобой, если не возражаешь, пройдем в другую комнату, – добавил Крадир.

Сперва я слегка растерялась, но только мы остались с Крадиром наедине в моем кабинете, я полным возмущения шепотом накинулась на него:

– Почему надо было врать? Почему ты не сказал отцу, что его спас Соридель? И при чем тут, Айригаль его возьми, Крондорн?!

Крадир, по-моему, чуть не шлепнул меня по губам:

– Не богохульствуй. В конце концов, все хорошо закончилось – для вас с отцом в первую очередь. Можно? – Он уселся на стул напротив меня.

– Конечно! – Я мысленно корила себя за чудовищное нарушение всех правил: сначала следовало гостя усадить, а потом уже с ним беседовать. Даже если я очень зла, этикетом пренебрегать нельзя ни в коем случае!

– Ну что, ты готова слушать, как все произошло?

Я кивнула.

По словам Крадира, пока я пробиралась к своей спальне, Вьорк пришел в себя. В первую минуту Щиты просто не могли поверить своим глазам – и никого, кроме верховного жреца, к Вьорку не подпускали. Даже Дамерту пришлось подождать. Наконец Беххарт объявил, что король вполне здоров, хотя очень слаб и нуждается в отдыхе.

Вьорк не стал спорить и прогудел, что не против побездельничать до шестого колокола, но только желает прежде знать, кто его спас. Тут откуда ни возьмись вылез Биримба – Вьорк очень привечает этого вертлявого мага – и завопил, что ему было видение и он знает, кто спас Вьорка.

– Короля гномов спас человек! – провозгласил он.

Все ошарашенно уставились на колдуна, а Беххарт спокойно добавил:

– Твоя жена – вот кого надо благодарить.

А потом Труба послал за мной.

Дослушав эту странную историю, я была не в силах произнести ни звука.

– Ничего не понимаю… Почему Беххарт решил сказать, что это я? И откуда взялся этот Биримба?

– Помнишь, Беххарт подтвердил, что такова воля Крондорна – все должны покинуть умирающего короля? Именно этот шаг и дал нам возможность остаться у ложа.

– Да, я еще удивилась, что все так случайно совпало…

– Ничего случайного. Беххарт сделал это, потому что воля Крондорна действительно была такова.

– Ты хочешь сказать, что… что Крондорн хотел забрать Вьорка к себе?

– Вовсе нет, – улыбнулся Крадир. – Все проще и сложнее одновременно. Насколько я понял, Соридель просил Беххарта уйти и увести всех из зала, но тот вовсе не собирался этого делать. Тогда Соридель попросил жреца поинтересоваться у Крондорна, кто из них прав.

Меня будто обдало холодом. Неужели Соридель просто ловкач?

– Ты хочешь сказать, что маг внушил жрецу, будто с ним разговаривает бог? И Беххарт поверил?

– Что ты! – рассмеялся Крадир. – Видела, сколько у Беххарта граней на медальоне? Одиннадцать!

Я понятия не имела, что означают эти самые грани, хотя сам медальон – чересчур большой, на мой вкус – жрец всегда носил на шее на толстой палладиевой цепочке. Однако я решила не перебивать Крадира: потом с этим разберусь.

– Конечно, Беххарт знает, как все произошло на самом деле. Однако признать, что Вьорка спас колдун, выше его сил. Поэтому он и перебил Биримбу, боясь, что тот укажет на Сориделя.

– Но когда Беххарт сказал, что это была я, он соврал! Почему этот Биримба его не поправил?

– Начнем с того, что верховный жрец не лжет, – строго сказал Крадир. – Хотя он может недоговаривать.. Ты Решилась позвать Сориделя, и тебя действительно надо благодарить. Где здесь несправедливость? А что до Биримбы, то я не спрашивал, почему он предпочел промолчать. Может, он и не знал-то ничего наверняка… В общем, вот так ты и стала героиней, – весело улыбнулся Крадир.

– Но ты рассказал Вьорку правду? – с надеждой спросила я.

– Да, но, как я и ожидал, отец не захотел признаваться всем, что в его спасении принимал участие какой-то человеческий маг. Он отблагодарит Сориделя… или его дочь.

– Но почему он не поблагодарил тебя? Ведь без твоей помощи мне ничего не удалось бы сделать!

– Наследник – Терлест, – ответил Крадир. – У нас с ним и так напряженные отношения. Я как-нибудь обойдусь без публичной благодарности.

Мы помолчали.

– Скажи мне, как там Соридель?

– Не очень. – Крадир вздохнул, будто в этом была частица и его вины. – Я тихонько перетащил колдуна к себе, потом отправил на носилках домой и попросил знакомого лекаря побыть с ним до утра. Надеюсь, к тому времени Лиз встанет на ноги.

Снова воцарилось недолгое молчание.

– Но зачем надо было приписывать львиную долю заслуг Крондорну?

– А ты что хотела? Девочка пробралась в комнату – и никто не заметил? Беххарт пытался спасти короля – но сумела это сделать именно ты? Ну как такое объяснить без вмешательства высших сил! Если не Крондорн, то кто? Или, вернее, что? Только магия, а магию в такие дела впутывать нам совсем уж никак нельзя.

– Она и без того в них впуталась, – упрямо пробормотала я. – И потом, как теперь быть со Щитами? Я, значит, пробралась мимо них незамеченной к Трубе. И обратно тоже как-то прошмыгнула. Какие же они после этого Щиты?

– А вот за них можешь не беспокоиться, – усмехнулся Крадир. – Беххарт вовсе не случайно к тебе заглянул.

– Я бы и сама могла им рассказать…

– Отец так и предложил, но… Ты не думаешь, что у верховного жреца Крондорна могут быть свои соображения на этот счет? И если ему кажется правильным лично притащиться в твои покои и побеседовать со стайкой молодняка…

– Стайкой кого? – не поняла я.

– Это он твоих Щитов так зовет. Впрочем, – после недолгого раздумья продолжил Крадир, – зная Беххарта, могу сказать наверняка: всей правды он не скажет.

Я приуныла.

– И какой тогда смысл? Разве что Щиты станут на меня дуться. Давай я с ними тоже поговорю, ты не против?

Крадир развел руками:

– Что я? Как отец скажет, так и будет.

Щиты, как мне кажется, не слишком поверили Беххарту. Однако после его ухода и не подумали приставать ко мне с расспросами: видимо, Крадир или жрец предостерегли их от этого. Пожалуй, если Труба не разрешит мне прояснить свою роль в этом чудесном спасении, я еще долго буду ловить удивленные взгляды то Тиро, то Мэтта, то остальных…

Позже я все спрашивала себя, разрешит ли Вьорк рассказать им правду. Думаю, да: он же поначалу это и предложил. А Щиты – они надежные, они не выдадут.


2 адлари


Вчера вечером мы отправились проведать короля. Гномы, встреченные мною по дороге, широко улыбались, а я все время чувствовала странную неловкость, словно на самом деле не имела к выздоровлению Вьорка никакого отношения. Задумавшись, я едва не налетела на совсем юного гнома, смущавшегося, кажется, едва ли не больше меня.

– Моя королева! – Стараясь не поднимать глаза, он робко протянул мне витой золотой браслет. – Я сам… – Он откашлялся. – Я сам сделал его! В день совершеннолетия! А вчера, когда все складывали в шкатулки, не успел…

Я поблагодарила его и с улыбкой приняла подарок. Мэтт же нахмурился и проворчал что-то вроде «второй день здесь всякие околачиваются», хотя ему явно было приятно, что меня все так полюбили.

Когда мы добрались до покоев Вьорка, Тиро, шедший последним, уже изнемогал под тяжелым грузом. В течение всего пути он собирал подарки и теперь был похож на ряженого – с плеч свисали шерстяные и шелковые шали; цепочки и диадемы он вешал на левую руку, уперев ее в бок; браслеты, кольца и прочую мелкую дребедень распихивал по карманам, отчего звенел при каждом шаге, как колокольня Юрайи в ветреный день. Следом в спальню протиснулся Мэтт, буквально задушенный огромной охапкой цветов. Щит поминутно чихал и каждый чих сопровождал ворчанием, правда вполне добродушным. Не в обычаях гномов дарить букеты – к тому же растений здесь не так много. Но кто-то – наверно, Втайла – проговорился, что я очень люблю цветы, да и принято так у людей… Вот я и оказалась обладательницей половины цветочных запасов Хорверка – зримого и благоухающего выражения благодарности королеве.

У Вьорка мое появление было встречено громкими криками. Оказалось, что муж, несмотря ни на что, решил продолжать Ночь Роракса сам. И прямо в своих покоях.

Раскрасневшаяся и счастливая, я поклонилась всем присутствующим и подошла к Вьорку. Мэтт и Тиро замялись на пороге – они не решались тащиться за мной в таком виде. Наконец Тиро пристроился рядом с Далархом и Цорром, а Мэтт, оставив охапку цветов на попечение Тиро, встал у ложа короля подле Айранта.

Порывисто наклонившись, я обняла и поцеловала Вьорка. Он чмокнул меня в лоб.

– Ты уверен, что надо продолжать Ночь Роракса? – с тревогой поинтересовалась я. – И потом, как вся эта заполнявшая Чертог толпа влезет в твою опочивальню?

– Не волнуйся, моя маленькая заботливая королева, – тихо ответил муж с лукавой улыбкой. – Всем и не надо влезать. Ты не обратила внимания, что уже позавчера было намного меньше народа? Нам осталось решить не так уж много вопросов. Но, – Вьорк поднял вверх указательный палец и назидательно покачал им, – очень важных вопросов. Присутствие толпы необязательно, а вот присутствие живого короля…

– Живого-то живого, но не слишком здорового, – пробурчала я.

– Почти совсем, – крякнул Вьорк. И вдруг своим прежним громовым голосом торжественно провозгласил: – Что ж, я вновь хочу поблагодарить свою жену! И давайте приступим.

Гномы еще немного пошумели, но вскоре перешли к делам.

– Терлест был прав, что не стал вчера обсуждать торговлю с людьми, – начал Вьорк. – С некоторыми из вас я уже успел поговорить. И рад, что большинство согласно с Трандом, которого поддержала моя королева. Мы заключим договор.

Большинство удовлетворенно загудели. Я бросила быстрый взгляд на Хийнма: он молчал, поджав губы. Не сдался, но пока не собирается оспаривать решение короля?

В этот вечер я не участвовала в обсуждении. Просто сидела рядом с Вьорком и радовалась тому, что он такой же, как всегда. Я чувствовала, как благодарны мне гномы, и наслаждалась. Наконец-то они начали признавать меня настоящей королевой!

Часа через два гномы разошлись – Вьорк пока еще был слаб. Вернувшись в свои покои, я занялась разбором драгоценностей. Вскоре мне уже казалось, что все вокруг в цветных пятнах – таким ярким был блеск самоцветов.

Я совсем было собралась ложиться, когда раздался деликатный звоночек – кто-то дожидался у входа в мои покои. Тиро пошел узнать, в чем дело. Вернувшись, он деловито сообщил:

– Фиона, Вьорк просит тебя, если ты не слишком устала, навестить его еще раз.

Глава IV

3 адлари


Первого вечером я немного удивилась, когда Вьорк снова позвал меня к себе. Знахари еще строго запрещали королю вставать, и весь Брайген толпился у него в спальне. Труба быстренько от всех избавился, но тут уперлись Щиты: как же так, а вдруг самочувствие короля внезапно ухудшится. Особенно сомневался в моих способностях дойти до дверей или просто громко крикнуть Цорр. Но Вьорк гневно сверкнул глазами, Щиты отступились, и мы наконец остались наедине.

Я села в удобное кресло, вплотную придвинутое к огромной кровати. Король по-прежнему полулежал на подушках, из-под легкого одеяла виднелись рукава мягкой серой туники.

– Тебе получше? А к отвару из шиповника так и не притронулся!

– Так-то ты развлекаешь больного-несчастного короля! – притворно нахмурился он. – Может, давай…

Он помедлил и добавил куда более серьезно:

– Давай поговорим прямо. Без обиняков.

Я удивилась. Мне казалось, мы и так честны друг с другом.

Вьорк вздохнул, будто действительно хранил какую-то тайну, а теперь решил, что пора мне обо всем узнать.

– Девочка моя! Вижу же, что дуешься, – ну и зачем? Я же тебе не этот, как его, не государь. – Последнее слово он с уморительным старанием по складам выговорил на ольтанском. – И не нянюшка – для этого у тебя Щиты есть. Так и говори мне правду – все, что думаешь.

Как же, скажешь ему правду. Уж я-то знаю, какие гномы ранимые! Обидеть их – проще простого. А потом придется как с Втайлой…

– И думаешь ты сейчас, – Вьорк внимательно следил за моим лицом, – что я старый несправедливый гриб, спасать которого – дело нудное и неблагодарное.

Я потупилась. Ну, не совсем так, конечно…

– А я, моя прекрасная и невероятно юная королева, думаю, признаться, совсем о другом. Не поверишь – все время боюсь, что ты ляпнешь что-нибудь не то… – в мгновение ока раскипятился Вьорк, напрочь позабыв о столь не свойственном ему высоком стиле. – Вот Хийнму, к примеру, а? Взяла ведь – и брякнула!

Я поморщилась. «Человечьи» короли даже слов таких не знают: ляпать, брякать. Но и мне хотелось поговорить начистоту, тем более после истории с гвизармой.

– «Брякнула», значит? – не смолчала я. – Хочешь без обиняков – давай без обиняков. Почему ты никому не рассказал о Сориделе? Он тебя спасал, спасал… Коне-ечно, – протянула я, – гномы, видите ли, не доверяют магии! Но хоть упомянуть его можно было?! А Крадир! Без него… все было бы плохо. А ты о нем – ни слова, а я, оказывается, великий посланец Крондорна.

– Не богохульствуй! – одернул меня Вьорк.

Похоже, Крадир перенял кое-какие интонации у отца.

– Нет, это не я богохульствую, это ты богохульствуешь! – Поймав усталый взгляд Вьорка, я осеклась. – Прости. Я что-то глупости говорю… Мне хочется, чтобы гномы знали: Крадиру – во многом – мы обязаны тем, что ты… вернулся к нам. В конце концов, когда он решился позвать к тебе мага, его наверняка направлял сам Крондорн. Разве не так?

– Воистину неисповедимы пути творца. – Король благочестиво закатил глаза к потолку, но я так и не разгадала: взаправду или чтобы меня позлить. – А твоего Сориделя мы уже отблагодарили.

Интересно, кто это «мы»: гномы или Вьорк Труба, их король собственной персоной?

– Что касается Крадира, то… ну, не пристало ему быть заметнее брата. И так он этим божеским Оком всем глаза намозолил. – Я тихо хмыкнула, но муж и бровью не повел. – Все равно не ему быть королем. А что Терлест тебе кажется скучным… Хорверком править – не саркат[4] танцевать!

Вьорк задумался. Поднес руку к густой бороде, зажал прядь в кулаке.

– По крайней мере, с традициями он уж точно станет обходиться куда бережнее меня! – Король усмехнулся. – Да у него и выхода другого не будет. Ты знаешь, что мы с Ведающим – друзья детства? Так вот, после нашей свадьбы Дамерт сказал мне: «Труба, а ведь тебе все наши обычаи – как бервару вши. Что есть, что нету…» И добавил – вот тут даже я задумался: «На сей раз ты опять все по-своему переломал. А следующего раза может и не быть».

– И ты догадался, что он имел в виду?

– Кто ж его разберет… Любит он, знаешь, иногда напустить на себя такой вид – умный и таинственный… Хотя шесть-семь сотен лет назад – что я, не помню, что ли! – вовсе не был таким занудой.

– Вьорк! Это же несправедливо!

– Что? Что мы вместе росли?

– Да нет же! – Я рассердилась.

– Ты все про Крадира… – расстроился король. – Эх, не понимаешь…

Но я правда старалась его понять. Честно-честно!

– Традиции – это же не Дамерт. Не наше гномье упрямство. Это…

Вьорк замолчал. Молчала и я.

– Ты вот по отцу скучаешь? – неожиданно спросил он.

Скучаю ли?.. А что такое – скучать? Вспоминать, хотеть видеть? Вспоминаю. Хочу увидеть. Но возвращаться к нему не желаю. Может, я плохая дочь…

Вьорк так и не дождался моего ответа.

– Знаешь, мне в детстве его так не хватало, – снова заговорил он, обращаясь к потолку. – Он вечно был занят. Ты, наверно, и представить себе не можешь, что когда-то и мне было всего шестьдесят… всего девяносто… А потом – потом и у меня начались другие заботы. Я привык. Клан, Хорверк. Я ведь мальчишек своих маленькими почти и не помню, – а они уже вон какие вымахали!

Я спрятала улыбку: про кого никогда не сказала бы «вымахали», так это про гномов!

– И самое главное – ни о чем я не жалею. Может, и ты когда-нибудь к этому придешь: не мы определяем нашу роль в жизни, не нам ее менять.

Он взял меня за руку, и я пересела к нему на кровать.

– Разве ты не счастлив?

– Пожалуй, счастлив. Все хорошо… все идет хорошо.

Король отвернулся, избегая смотреть на меня. Внезапная догадка кольнула меня:

– Вьорк, ты… боишься? Боишься смерти?

– И да, и нет.

Глаза у мужа были усталые, грустные. Он вздохнул и объяснил:

– Я не боюсь смерти, но столько еще хочется сделать… Ты не представляешь себе этого, моя маленькая королева. Просто потому, что у тебя вся жизнь впереди. Чем ближе конец, тем чаще думаешь о том, как бы все успеть. Все, что задумал. А ты уж решила, что избавишься от старикана, э?

Я, конечно, догадалась, что это была очередная не слишком удачная шутка. Но только не в тот момент. А тогда-Сухой комок подкатил к горлу, и мой голос прозвучал как-то деревянно:

– Я никогда и ни за кого так не волновалась. И очень испугалась. Ты для меня… без тебя плохо.

Весь ужас того дня снова предстал передо мной: меня даже начал бить озноб. Я прижала его руку к губам.

– Тихо, тихо, маленькая моя… Я здесь… Ну, успокойся… – Вьорк обнял меня за плечи – бережно, будто хрустальную статуэтку. – Что я натворил, ну прости меня…

Почувствовав, что я дрожу, он уложил меня на кровать и укутал легким пуховым одеялом. Я перевела дух, сосчитала до десяти и уткнулась Вьорку в плечо. Он гладил меня по голове – так мягко, нежно касаясь волос… Усталость взяла свое, и, убаюканная его прикосновениями, я начала засыпать.

– Спи, Фиона, спи, дитя. Настанет новый день, ты пойдешь на прогулку в Сад. Втайла накинет тебе на плечи теплый плащ. Вы будете болтать, смеяться и радоваться тому, что все вокруг такое красивое…

Я улыбнулась: наверно, королю не доводилось рассказывать сказки.

– Потом, зимой, мы вместе отправимся в Тильяс. И Щиты поедут с нами – они славные мальчики. В Тильясе тебя встретят с королевскими почестями – ты же У нас королева. Вдоволь наговоришься, узнаешь все новости из Ольтании…

Я вздохнула. Оказывается, мне так хотелось поехать куда-нибудь к людям! Надо же, а сама я об этом и не подозревала, пока Вьорк не сказал. Как он только догадался?..

– И ничего не бойся. – Вьорк неправильно истолковал мой вздох. – Смотри, как все мою королеву любят. Никто не даст тебя в обиду – ни я, ни Щиты. Мэтт – он ведь такой надежный, и Гвальд, и Тиро…

Почему-то при упоминании Мэтта мне стало неуютно у Вьорка в руках. Будто бы ледяная иголочка вонзилась в сердце – и сразу же вышла, оставив болезненное ощущение неловкости.

Мэтт… Насупленные брови… Серьезный Мэтт, который учится читать по-ольтански… Смеющийся Мэтт – я рассказала ему, как однажды в детстве нарядилась в мамино платье и вышла в таком виде к гостям… Улыбка на его лице – редкость, но зато как здорово он улыбается!

Король продолжал говорить, а я уже засыпала.

И мне приснился странный сон.

Я гуляла с Втайлой, и вдруг прибежал гонец. Он пытался что-то объяснить, но мы его не понимали, словно он говорил на неизвестном языке. Отправились обратно, домой. И почему-то оказались в моей комнате во дворце Нельда. На кровати лежал Мэтт, и был он белый-белый, словно его мукой засыпало. Из его груди поднимался черный столп.

– Он – принц? – спросила я Втайлу. – Л почему он белый?

Втайла не ответила, прижала палец к губам и вдруг превратилась в Сориделя.

– Ты забыла, что Мэтт погиб из-за тебя? – Голос чародея был суров. – И даже я не смог его спасти. Но ты не бойся, никто не станет тебя винить. Все ведь так любят мою маленькую королеву.

Потом Мэтт встал и, взяв меня за руку, подвел к окну. Отодвинув тяжелую портьеру, я увидела такой знакомый яблоневый сад – в Тайлене для того, чтобы сорвать яблоко с ветки, мне достаточно было выйти на балкон и протянуть руку.

– Посмотри: снегирь! – Мэтт показал на ветку. – Значит, уже зима, и ты скоро увидишь свою сестру…

Я расплакалась и сейчас же проснулась.

Несмотря на жутковатый сон, выспаться мне удалось. Мы позавтракали с Вьорком, он рассказывал смешные истории – как Крадир первый раз в жизни увидел младенца и никак не мог сообразить, почему же этот маленький сверточек называют гномом; как сколько-то веков назад Ведающий объявил, что отправляется в дальние странствия, и вернулся через неделю – дошел до Тильясских ворот, а там столько снегу намело, что в одиночку он даже выйти из Хорверка не смог. Настроение у меня было – как перед Карнавалом бабочек, когда все пританцовывают на ходу и думают только о маскарадных костюмах и угощениях.

За завтраком я лишь ненадолго вернулась ко вчерашнему разговору: попросила у мужа разрешения рассказать правдивую историю его спасения своим Щитам.

Вьорк нахмурился:

– Давай договоримся так. Если ты почувствуешь, что это действительно необходимо, – расскажи.

На том и порешили.

Вернувшись утром вместе со Стради в свои уставленные букетами покои, я застала Втайлу и Мэтта – насупленного, как Звенст спросонья. После урока гномьего кранчеккайл предложила погулять в Саду – все было именно так, как вчера рассказывал Вьорк!

Но прежде я решила заняться другим делом.

Добрую греть моего кабинета занимали подарки – они лежали на столе, на креслах, даже прямо на полу. Я с помощью Щитов и Втайлы решила перебрать это богатство. Как ни странно, в качестве благодарности за спасение короля мне преподнесли немало оружия и доспехов. Я даже примерила, не без помощи Стради, одну кольчужку – самую легкую, по его заверениям. Слава Небесному Воину, никакие церемониалы меня не обязывают в ней ходить! Так и представляю, как я еле ковыляю по Чертогу, а гномы умирают надо мной со смеху. В общем, обновить гардероб мне не удалось, зато я нашла отличный шлем для Стради – он частенько подшучивал над рогатым волшебным сокровищем Гвальда, но я-то видела, что он и сам бы не отказался… Рогов ему не досталось, зато навершие с кошмарной оскаленной пастью какого-то чудища привело его в неподдельный восторг. Как дети прямо… Кроме шлема мы с Щитами выбрали пять кинжалов – один мне, остальные – им.

Приметив, что Втайле нравится ярко-голубой цвет, подарила ей бирюзовое ожерелье. Приготовила, кроме того, подарки для Шенни и Сориделя. Подумав, отложила еще и миниатюрную золотую диадемку – для дочери мага. Я решила, что обязательно навещу их. А если приду не с пустыми руками, им будет еще приятнее. Все остальное отдам в казну. Куда же это богатство еще девать?..

В Сад на этот раз мы прошли по Тванской улице.

– А что такое тван? Главный начальник пятнадцатого отряда выливающих воду в озеро? – Сегодня на уроке я узнала, что у гномов есть такая должность – твин: начальник отряда выращивающих грибы. На мой вопрос, чего же их выращивать, учитель даже обиделся.

– А что такое Фиона? – не очень-то вежливо передразнил меня Стради.

– Незабудка!

– Э-э… Я не то имел в виду. Тван – не что, а кто. Это имя.

– У всех на этой улице одинаковое имя? – Мне хотелось дурачиться. – Вон идет Тван Третий, а за ним Тван Высокий, а вон та гномиха – Твания? Или Тванка?

– Не смешно, – отрезал помрачневший Мэтт. – Тванов было двое, дед и внук, и оба они погибли. А улица названа в честь первого – удивительного мастера, знаменитого на весь Хорверк…

Я на мгновение притихла.

– Ой… А кто такой второй Тван? И почему они погибли? А чем это первый Тван так знаменит? Ну расскажите же мне, что случилось! – начала я тормошить насупившихся гномов.

– Первый Тван родился почти две тысячи лет назад. Когда он был молод, его все любили. Потом начал украшать дома. Ну, занимался резьбой по камню…

– Стради, ты что, на уроке? – хмыкнула Втайла. – Мэтт, давай-ка ты рассказывай, иначе Фиона уснет по дороге.

…Две тысячи лет назад в семье потомственных каменщиков родился Тван – любознательный, упорный, трудолюбивый. Когда он подрос, ни у кого не было сомнений – быть ему мастером по камню. Самые красивые дома того времени украшены его резьбой.

Он был лучшим из лучших. Однажды, вскоре после первого посещения Храма Дара, Тван решил пуститься в путешествие по землям эльфов и людей – поучиться, чужое мастерство посмотреть да и свое показать. Его не хотели отпускать, заказы сыпались со всех сторон. Но он ушел. Ушел, чтобы вернуться через полвека, став мастером, которому не было равных.

Вскоре он взял в жены дочь главы клана Алтаря. Через пару десятков лет у них родился сын, Гаскен, еще через тридцать – Тронд. После посещения Храма Дара сыновья, как и Тван, отправились за границы Хорверка. А вернувшись, тоже снискали себе большую славу.

Старший стал скульптором и весьма в этом преуспел; младший любил возиться со съедобными растениями, даже вывел новый сорт мхов – и растут быстро, и вкусные, и возни с ними мало. До сих пор эти мхи зовут Трондовыми.

И тут началось. Первым был Тван: лет через пятнадцать после возвращения сыновей его нашли мертвым. Он не болел, никто его не убивал. Просто взял и умер. Дом был просторный, красивый, и сыновья переселились туда. Через несколько лет один за другим погибли и они – точно так же, как Тван, совершенно внезапно. В живых остались их жены и дети – Хравонк и Тван, названный в честь деда. Все это, конечно, настораживало; но умерли они не в один день, и все сочли, что это несчастное совпадение.

Тем временем внуки подросли. Никто не предполагал, что их жизни будут еще короче, чем у отцов. Хравонк скончался вскоре после того, как впервые сходил в Храм Дара – он как раз собирался покинуть Хорверк, поучиться У эльфов мастерству скульптора, унаследованному от Гаскена. Весь Брайген загудел, было проведено специальное расследование. Сначала думали, что виновата неизвестная наследственная болезнь, потом решили, что кто-то преследует семейство Твана… Лучшие жрецы, травники и даже некий знаменитый толкователь-провидец пытались разобраться в случившемся. Однако никто так ничего не нашел и не доказал.

Тван же, родившийся после гибели своего отца и оттого получивший прозвище Последыш (которое очень скоро превратилось в Последний), считал, что все беды его семьи – из-за походов за границу. И уж он-то точно никуда уходить не собирался.

Тван был гномом очень осторожным. Судьба семьи наложила на него неизгладимый отпечаток: говорят, он старался никогда не гасить свет и не оставаться в одиночестве. Даже спал в одной комнате с кранчеккайлом. Тем не менее и он погиб однажды ночью, едва достигнув совершеннолетия. Твана нашли рано утром не в спальне, а в одной из гостиных, он был одет, будто собирался куда-то… На его лице застыла маска крайнего изумления. Что случилось с ним, так никто и не понял, хотя догадок и предположений было множество.

После смерти Твана Последнего дом, конечно, был заброшен. Несмотря на всю красоту и удобство, ни одна живая душа селиться в нем не желала. Лет пятьсот назад Беххарт, едва ставший верховным жрецом, решил осмотреть дом. Ничего пугающего он там не нашел, однако счел за лучшее довести до сведения всего Брайгена, что он объявляет своей властью дом Твана заповедным на триста лет. Это значило, что входить в дом можно было только по специальному разрешению, полученному от жрецов. Честно говоря, Беххарт таким образом пытался окоротить мальчишек: они нередко залезали туда, доказывая друзьям свою отчаянную храбрость. Обычно гномы очень строго соблюдают все запреты, наложенные жрецами, но в этом случае эффект оказался прямо противоположным: десятки молодых гномов ринулись на поиски приключений. До сих пор подростки порой пробираются в дом, хорошо хоть, что ни с кем с той поры ничего плохого не случилось… Видимо, проклятие тяготело именно над семьей Твана.

Для меня эта история стала очередным примером того, насколько гномы – такие умные, такие смелые – подвержены предрассудкам и обычаям, установившимся давным-давно. И не важно, откуда эти обычаи берутся: из суеверий или законных установлений.

Мы уже давно стояли у таинственного дома. Не могу сказать, что я особый ценитель архитектурных сооружений, но от такой красоты дух захватило и у меня. Вдоль фасада тянулась невысокая колоннада, причем когда-то с верха каждой колонны по нескольким желобкам стекали ручейки Они собирались в два маленьких каменных бассейна – справа и слева от входа. И «русла» ручейков, и вода в бассейнах, судя по крепежам для факелов, раньше подсвечивались. Дно и колонны были выложены полудрагоценными камнями, так что могу себе представить, как это было красиво… Почти все здания в Брайгене по сравнению с этим домом выглядят гораздо менее… менее изящно, что ли.

– Неужели сразу после смерти Твана никто не пытался выяснить хоть что-нибудь? Семейные архивы просмотреть, дом обыскать, хоть что-то!

Мне вдруг стало очень обидно, что в таком потрясающе красивом доме никто не живет. И одна из колонн у входа вот-вот рухнет, и каменное узорочье под карнизом едва можно разглядеть – половина осыпалась… А будь в доме рачительный хозяин, такого не случилось бы!

– Многие пытались, да, видно, не нашего ума это дело. Пусть уж лучше никто туда не лезет, – заявила кранчеккайл.

Я долго просила Щитов заглянуть в дом вместе со мной. Мне очень хотелось прикоснуться к многовековой тайне, окутывающей эту красоту. А вдруг я найду ключ к разгадке – наверняка раньше там бывали одни только гномы, а я все-таки человек… Вдруг мне удастся?

Щиты только посмеялись надо мной – по их мнению, гномы живут одинаково всегда и везде. Но я так упрашивала хоть одним глазком взглянуть, что же там, внутри, что Мэтт и Стради смилостивились над ищущей приключений королевой. Под надежной охраной из насупившихся Щитов я вошла внутрь. Втайла осталась на улице – ей было неуютно даже рядом с домом, да еще Мэтт страху напустил, рассказывая эту странную историю. Точнее, он слишком уж спокойно ее рассказывал – от этого становилось еще страшнее.

Честно говоря, не понимаю, чего боялась кранчеккайл: ничего страшного в доме не было. А после того как Стради прихватил с собой маленький уличный светильник, все тени окончательно попрятались по углам.

Первой нас встретила небольшая комнатка: вешалка для одежды, сундучок… Но только я потянулась к его крышке, как Стради укоризненно покачал головой, а Мэтт шепотом попросил «вести себя как подобает и держаться за кем-нибудь из Щитов». Я фыркнула: если б они сами не были в душе сорванцами, порой ведущими себя отнюдь не как подобает, никогда бы мы сюда не забрались.

В конце прихожей виднелась широкая лестница, ведущая на второй этаж. Но мы решили не забираться так далеко, а свернули в первую дверь налево и оказались в довольно просторной комнате: даже со светильником ни стен, ни потолка я разглядеть не смогла. Кругом лежала пыль – сразу видно, что здесь сто лет никого не было.

Мы двинулись вдоль правой стены. Еще один сундук. Стол.

– А эта штуковина раньше целой была! – Мэтт показал на довольно большую морскую раковину, висящую на стене подле стола.

Я несказанно удивилась:

– Откуда ты знаешь? Или… ты был тут раньше? И молчал?!

В ответ Мэтт что-то сердито пробурчал себе под нос.

– И ты? – с вызовом обернулась я к Стради, но тот лишь виновато засопел.

Вот как! Выходит, они здесь бывали. Что ж мне-то ничего не сказали?! Еще и не пускали внутрь…

На глаза чуть слезы не навернулись. Да, я королева, меня надо охранять-оберегать, в обиду не давать… Но зачем же принимать меня за маленькую глупую девочку? «Не подходи к печке, обожжешься. Не ходи по мосту, свалишься в реку».

Чтобы скрыть обиду, повернулась к Щитам спиной и пошла вдоль другой стены. Стради со светильником молчаливо сопел сзади.

Еще одна раковина – не расколотая! И зачем Тванам столько? Или это уже не они их тут поразвешивали? Ведь говорят, гномы не очень любят воду, а море так просто их пугает.

В отличие от меня: я просто обожаю качаться на соленых морских волнах! Матушка все детство запрещала мне купаться, но когда мы гостили в Катэне, я или кормилицу уговаривала сходить со мной на берег, или просто сбегала – и будь что будет! А когда осенью возвращались помой, я всегда привозила с собой самую большую морскую раковину, какую только могла найти, – чтобы и зимой слушать, как поет море.

Интересно, а в этой раковине море шумит? Я попыталась снять ее со стены, но мне это не удалось.

– Да приклеена она чем-то, – буркнул исправно светивший мне Стради.

– Ты откуда?.. Ах да, вы все уже тут побывали. Кроме меня. Тогда скажи, кто раковины повесил? И зачем? И кто расколол?

Щиты переглянулись и пожали плечами.

– Точно не мы, – попытался пошутить Мэтт.

– Ну ладно, – вздохнула я. – Хоть море послушаю… – Я приникла ухом к холодной створке.

Однако то, что я услышала, совсем не напоминало море. Голоса. Разговор на гномьем.

Показалось, – донеслось из раковины.

У меня появилось ощущение, что говорит кто-то очень знакомый. Может, чей-то усопший родственник?

Поначалу я действительно решила, что это прежние обитатели дома. Получалось все, как задумывалось: стоило сюда прийти – и я уже у разгадки тайны. А вот Щитам я решила ничего не говорить: во-первых, и они от меня скрыли, что дом Твана им хорошо знаком; а во-вторых, если я скажу, что слышу призраков, моему маленькому приключению тут же придет конец.

Давай тише, не ровен час, и впрямь кто зайдет. – Второй обладал густым ровным басом, это было слышно, даже несмотря на то, что он старался понизить голос. – Так что ты предлагаешь?

Надо узнать наверняка, что там произошло.

Да кому нужна эта смерть? – пробасил неизвестный. – Ты думаешь, кто-нибудь вот так, запросто, пойдет на убийство? Это тебе не Ольтания!

Ну, например, новоиспеченной королеве? – перебила его какая-то гномиха.

Вряд ли, какой ей от этого прок? Да и с магией она незнакома, – задумчиво пророкотал бас.

Почему это ты так решил? Она же человек – значит вполне может быть колдуньей! – В голосе гномихи чувствовалось неприкрытое отвращение.

В разговор снова вмешался первый:

Ерунда. Я уже проверял – ничего подобного. К тому же у нас еще не все готово. В любом случае мы встретимся здесь же через пять… нет, шесть дней. Выждите пару часов после третьего колокола и приходите… Эх, кабы знать, что успел увидеть Гант…

А если…

Бас, верно, хотел что-то добавить, но тут Стради окликнул меня:

– Эй, Фиона, ты что, уснула? Пойдем, а? – Ему явно было не по себе.

– Стра-ади, – капризным шепотом протянула я. – Куда мы так торопимся? Мне так хочется еще послушать!

Я вновь прильнула к раковине, но на этот раз мне действительно почудился отдаленный гул моря – и все.

– Пойдем-пойдем. – Стради потянул меня за руку. – Светильник догорает. А в темноте… мало ли чего.

Я не настаивала: никак не могла опомниться после услышанного. И решила для себя, что надо запомнить разговор слово в слово и записать, когда вернемся. В свое время учитель риторики объяснял мне, как запоминать разговоры: надо просто «поиграть в театр». Сосредоточиться на персонажах, представить себе каждого в подробностях, войти в роль…

– Что-то разонравился мне этот дом, – признался Стради, когда мы вышли на улицу.

– Ага, а лет пятьдесят назад тебя оттуда было не выманить! – съехидничал Мэтт и тут же посерьезнел: – Тебе было неуютно? Показалось, что там стало опасно?

– Знаешь, какое-то странное чувство… не то чтобы я заметил что-то угрожающее, но…

– Понятно. Меня, честно говоря, тоже туда больше не тянет.

– Почему? Что-то случилось? – По голосу Втайлы я поняла, что ей немного обидно, что она отказалась от приключения. А еще немного страшно и немного любопытно.

Щиты принялись рассказывать, а я покамест настроилась хорошенько все обдумать. Итак, совещались трое неизвестных. Голос первого мне был как будто знаком… Но только как будто. Обсуждали недавние события. И гномиха предположила, что убийцей короля могла стать…

Я. Бред какой-то.

– Фиона, ты чего такая бледная?

Я махнула рукой и изобразила слабую улыбку:

– Так, голова разболелась.

– В Сад не идем?

– Идем, почему же! – Я так скучаю по свежему воздуху, что пошла бы туда, даже если бы у меня на самом деле болела голова.

Любопытно, что же у них не готово? Может, они выясняют, не покушение ли на Вьорка это было?

Похоже на то.

Но ведь бас сказал, что на убийство в Хорверке никто не пойдет! Тем более на убийство короля… Или наоборот?!.. Ужасная догадка!

Рассказать Щитам? Но о чем? Что я подслушала неизвестно чей разговор, в котором шла речь о том, что Трубу, возможно, хотели убить…

Но Щиты и так знают об этом!

Нет, так дело не пойдет. Мало того, что я маленькая глупая девочка, так меня и вовсе умалишенной сочтут.

– Слушай, Мэтт, а ведь ты когда-нибудь станешь главой клана? – бесцеремонно вмешалась я в болтовню Щитов.

– Ты это к чему? – подозрительно покосился на меня Щит.

– Ну, я просто вспомнила про Крадира… По-моему, он так любит свои камни, что если бы даже родился первым – перед Терлестом, – то отказался бы от трона! – выпалила я.

– Его и воспитывали бы по-другому, к другому готовили, – начала Втайла. – Кроме того…

– Нет, подожди. Мне просто интересно. Вот ответьте мне: мог бы Крадир отказаться от трона, случись что – не приведи Крондорн! – с Терлестом?

– То есть как это? – Вся троица озадаченно уставилась на меня.

– Ну, допустим, уступить кому-нибудь престол.

– Нет, – с сомнением в голосе произнесла Втайла. – Он же сын короля как-никак…

– Ну хорошо, с Крадиром все ясно. Но неужели никогда так не бывало, чтобы король или наследник отказывался от трона? Ну, больной он очень, немощный или, к примеру, мечтает грибы выращивать – помешался на них…

– Таких лечат, если помешался, – прыснул в кулак Стради.

– Говорят, Прад отказался от трона, когда стал совсем дряхлый – он полторы тысячи лет прожил, – после некоторого раздумья признал Мэтт.

– И кому он передал Хорверк?

– Как кому – старшему сыну, кому еще? Да и тому уже под тысячу было.

– Кстати, тот всю жизнь готовился стать королем, а всего-то лет тридцать и поправил, – добавила Втайла. – Вот оно как бывает. И наследников у него не было – потом на трон сел его младший брат.

– Да? Всю жизнь ждал?!

– А чего ты удивляешься?

– Ну, у нас… Я хочу сказать, у людей сын не стал бы ждать смерти отца. Захватил бы власть. Отца – в темницу. Или в монастырь, или убил бы… Вышел бы к народу весь в слезах и сказал: «Папа скончался от удара. Я страшно скорблю». Его бы потом еще уговаривали, чтобы он королем стал.

Такая история действительно приключилась как-то в Дебокассии, я ее помнила по рассказам учителя.

– Дикие нравы! – пробормотал Мэтт. – Нет, у нас такого не бывает…

– А все-таки? Если вдруг король умер, кто-нибудь помимо сына может претендовать на трон?

– Фиона, что тебе в голову лезет! – возмутилась Втайла.

Тем временем мы дошли до Сада.

Я решила, что буду рассуждать трезво и холодно, как в королевском суде. Значит, так: никому, кроме Терлеста, смерть Вьорка не выгодна. Если только Крадиру, которому надо будет еще и брата на Бесплодные Равнины отправить. Ну нет, это уже чересчур.

А Терлест? Неужто он на такое способен?!

На обратном пути я решила рассказать гномам, как однажды провела целый день в Саду с Терлестом и Крадиром.

– Крадир такой… С ним интересно. Он внимательный, не то что этот надутый Терлест. – Я, пожалуй, немножко преувеличила недостатки наследника. – Мне кажется, он никого, кроме себя, не видит и не слышит. Себялюб.

– Ты не права, – мягко возразил Мэтт. – Я знаю, что Терлест тебе кажется не слишком-то приятным. И что тебя не жалует, но…

– Знаешь, он очень нежно любит отца, – заявила Втайла. – И не имеет ничего против тебя – девочки по имени Фиона. Но с трудом переваривает, что ты стала его мачехой. Просто ревнует.

– Что?.. – недоуменно пробормотала я. – Ты имеешь в виду…

– Фиона, ты что, не знала? – изумился Стради. – Еще когда была жива Кренна, предыдущая королева, он всем своим видом показывал: «Моя семья – это мой отец и я. Ну и Крадир. Мать моя давно умерла, и никаких других, тем более человеческих, женщин в нашей семье быть не может». Все говорят, что человеческой жене Терлеста ох как тяжело придется.

Что же это получается?

Смерть Вьорка выгодна только Терлесту. Терлест души в отце не чает. Прихожу я к мужу и тонко так намекаю, что его собственный сын желает ему смерти. А он пальцем у виска крутит. Или как там у гномов принято…

Теперь я поняла, почему не стали немедленно выяснять, кто подсунул гвизарму. Потому что версия об убийстве приходила в голову только Щитам. И те, поразмыслив, решили, что в здравом уме на это никто не пойдет. Не было таких случаев в Хорверке. Ни-ког-да.

А вдруг теперь – тот самый первый случай?..

Но зачем убивать короля? Для чего? Должен же в этом быть какой-то смысл. Но смысла губить Вьорка по крайней мере мои Щиты не видят совершенно. И гномы в доме Твана, пожалуй, тоже.

«Кто же они?» – вновь и вновь спрашивала я себя. Может, этим гномам муж поручил во всем разобраться? Но почему же тогда здесь нет его Щитов, Крадира, Сориделя, меня, наконец?!

Может, это члены какого-нибудь тайного общества любителей непознанного? Увидели, что Труба не назначил никакого расследования, и решили разобраться во всем самостоятельно. Вот теперь и подозревают всех и вся. Начиная с самых невиновных…

Тайное общество, тайное общество… Меня смущало слово «тайное». Не понимаю, от кого им скрываться? И зачем? Король никому не запрещал строить предположения, отчего он чуть было не отправился на встречу с Крондорном. Подслушивать и подглядывать у гномов не принято – так и собирались бы спокойно у себя дома. Или они у себя дома и сидят – просто какой-нибудь из Тванов был настолько любопытным, что повесил эту раковину и подслушивал, что у соседей творится?!

Тут меня осенило: если они подозревают даже меня, то, конечно, им нужно скрываться! И держать все в тайне даже от самых близких. Хотя бы потому, что они этих самых близких в первую очередь и подозревают. И, наверно, правильно делают: я вот тоже начала свои размышления с того, что это убийство могло быть нужно сыновьям мужа.

Ничего не понятно, – ясно лишь, что мне с ними по пути. Мужу сейчас не до того, Щиты не знают, что и думать, – значит, я сама узнаю, кто желал смерти Вьорку. Только стоит ли мне общаться с этими гномами, раз у них все так тайно? Думаю, что нет. Но прийти в дом Твана и послушать – приду. Надо во всем разобраться самой!

Вечером я снова была у мужа.

– Вьорк!

– Тс-с…

Король сидел на краешке кровати. Единственная зажженная свеча в высоком бронзовом подсвечнике давала неяркое голубоватое пламя. Над туалетным столиком – прямо в воздухе – висела небольшая бусина. Или горошина?

– Иди сюда скорее, – вполголоса позвал меня муж. – Только не спугни!

Я подошла, стараясь ступать как можно тише, и присела на низенькую скамеечку.

– Вот, сюрприз тебе приготовил. – Вьорк на ощупь нашел мое плечо. Его ладонь, занесенная над горошиной, чуть дрогнула.

– Вьорк, смотри же под ноги! – Рядом со мной внезапно раздался голос молодой гномихи, мягкий и мелодичный.

Ашшарат всеблагая! Я оказалась в Саду!

Растерянно оглядевшись, я обнаружила, что Сад какой-то не такой. Вроде и наш, знакомый, и в то же время…

По дорожке неторопливо прогуливалась королева – именно королева, я это сразу поняла. Молодая и красивая, в ярко-желтой шали, концы которой с изящной небрежностью были перекинуты за спину. Совсем маленький гномик в симпатичном кафтанчике цвета увядших листьев и зеленых башмачках явно только недавно научился ходить. Но при этом держался с большим достоинством, и я поймала себя на мысли, что еще неизвестно, кто кого ведет – королева сына или же он свою маму.

Вьорк чуть сжал свою руку на моем плече. Как я сразу не догадалась! Волшебная горошина! Я по-прежнему сижу у Вьорка в спальне, а вижу и слышу…

Так вот оно что! Я попала в детство Вьорка!

– Хочешь пойти к няне на руки?

Из-за куста шиповника, поддерживая рукой длинную юбку, к гномику кинулась пожилая няня.

– Вьорк, не шали!

В ту же секунду гномик бросился навстречу няне, споткнулся и со всего маху врезался в куст. Обе женщины кинулись к ребенку.

И тут гномик заорал. Ого! Прозвище Трубе наверняка дали еще в далеком детстве.

Не доверяя няне, мать подхватила малыша на руки, и тот мгновенно успокоился.

– Сколько раз я тебе говорил, не таскай Вьорка на руках! Он уже тяжелый! А главное, взрослый!

Если бы я не знала, что Вьорк – тот самый маленький гномик, то решила бы, что именно он сейчас появился в Саду. Отец Вьорка подошел к матери, и мне показалось что он собирается… ну, скажем, хлопнуть ее пониже спины. Та шутливо увернулась, несмотря на немалый вес сынишки.

– Дай его мне. Вьорк, иди к папе. – Няня что-то неодобрительно проворчала. – Тетушка Ситта, мы сами с ним погуляем.

Вдруг все переменилось: я повисла где-то под потолком Чертога. Внизу творилось что-то невообразимое: песни, пляски, речи… Счастливые король и королева. Вьорк, подросший и, видно, впервые допущенный на настоящий «взрослый» пир. Здравицы… гулянье… Фейерверк прямо в зале…

От следующей картины у меня захватило дух: я вдруг оказалась высоко-высоко в горах. Внизу проплывали клочья облаков (или это был туман?). А еще ниже, в залитой солнцем долине, строились в боевые порядки гномы в доспехах и шлемах, с мечами в руках. Начищенные наконечники копий блестели, там и сям виднелись боевые штандарты. Отразившись от чьего-то щита, солнечный луч резанул мне по глазам.

– Вьорк! А что это за битва?

Мой вопрос повис в воздухе. Муж настолько погрузился в воспоминания, что даже не услышал меня. А я не стала настаивать.

Было еще много-много картин – рождение Терлеста, еще совсем молодой Вьорк учит маленького Крадира читать, они втроем отплясывают на каком-то празднике… Мне кажется, я уснула, не досмотрев чудесные картинки до конца.

Глава V

– О Крондорн, о Крондорн, о Крондорн, ты самый великий и могучий бог!

Храм Прозрения постепенно пустел.

О человечьих храмах Фиона рассказывала совсем уж смешные вещи. Якобы люди очень часто собираются там на совместную молитву, но каждый просит бога о своем. Представляю себе: соберется человек сто, и все наперебой меня о чем-то просят. Одновременно. Не знаю, как их боги такое терпят, а я бы за это убил.

У нас гномы приходят к Крондорну сообща только для того, чтобы дважды не повторять одно и то же. Если бы за спасение Вьорка каждый благодарил, когда у него найдется для этого время, думаю, Крондорн зарекся бы нас спасать.

Как Щиту королевы мне стоило бы поблагодарить Крондорна и за то, что она не осталась вдовой. Фиона так и не поняла, почему на пороге смерти Вьорк решил вдруг столкнуть лбами своих сыновей. А ведь все просто: стань Терлест королем, одному богу известно, как он поступил бы с Фионой. Мог бы ведь на Нельда и не посмотреть…

Однако до коронации должна пройти хотя бы неделя траура. Эта неделя и Око Роракса в руках Крадира были залогом того, что королева благополучно покинет Хор-верк.

Теперь же Терлест и Крадир были друг с другом любезны лишь на людях, а в остальное время наследник предпочитал брата не замечать.

Забавно, что я подумал: «на людях». Обычно мы говорим по-другому: «ани-ларт», «перед лицом рода».

Путь к покоям Фионы лежал направо. Но я свернул к лестнице наверх.

Еще батюшка Вьорка, будучи главой клана Чертога, заставил колдунов как следует поработать, облегчая нам жизнь. Никто не принуждал меня карабкаться по лестнице – такой узкой, как будто ее прокладывали енн'ар. Стоило в нужном месте коснуться стены…

Но я потащился пешком. Было что-то волшебное в том, как ступенька сменяется ступенькой, медленно приближая меня к солнцу, небу, хрустальному горному воз-духу, которым почти невозможно дышать.

Ко всему, без чего гномы превосходно обходились и будут обходиться еще много столетий.

Винтовая лестница выбросила меня на узкий, огороженный каменной балюстрадой балкон. Мы иногда приходим в такие места побыть в одиночестве и подумать над тем, что Хорверк – еще не весь мир.

Интересно, что сказали бы про это люди, считающие гномов исключительно приземленными – во всех смыслах этого слова – созданиями?

В последнее время я часто смотрел на Хорверк глазами людей. Вернее, глазами одного человека.

Сцена у постели Вьорка оставила у меня примерно такое же ощущение, какое бывает, когда касаешься трухлявого гриба. Ощущение разочарования. Обмана.

Фиона-спасительница! Я невольно хмыкнул.

Вьорку зачем-то понадобилось приписать свое спасение именно ей. И Крадир, а главное, Беххарт его в этом поддержали. Подозреваю, вопреки желаниям Терлеста (впрочем, надеюсь, ближайшие пару сотен лет его желания мало кого будут волновать, кроме гномов его клана).

Но Фиона – что заставило ее согласиться на ложь?! Почему было честно не сказать, кому пришла в голову идея избавить короля от гвизармы? Гномы, конечно, тщеславны, но это не мешает нам радоваться успехам других.

Вчера я спросил об этом Даларха, но брат был обескуражен не меньше меня. Клялся, что в комнате с Вьорком не осталось никого – иначе Щитам и в голову не пришло бы покинуть короля в такой момент.

Горы равнодушно смотрели на маленькое черное пятнышко на одном из белоснежных склонов, любуясь собой и позволяя ему ими любоваться. А я, щуря слезящиеся от невыносимо яркого снега глаза, старался на них не смотреть.

И заметил далеко в небе… Или я – старая грелка моего прадедушки, или это эльф на крылатом льве! Над территорией Ольтании!

Надо будет сказать Веденекосу. До Тильяса слишком далеко – оттуда эльфа наверняка не увидят. А пограничной стражи на пути в Хорверк люди не держат.

Люди…

Да, за то, что он сохранил Фионе мужа, я Крондорна так и не поблагодарил. Но я не очень умею и уж точно очень не люблю быть неискренним. К тому же отец уверяет, что у меня на лице написано все, что я хочу скрыть, и еще чуть-чуть.

Вьорк остался жив. Умерла Фиона.

Нет, что я говорю, она, конечно, жива-здорова, носится по Хорверку, принимает поздравления… Но та, которую я впервые увидел у самых Врат Хорверка, умерла.

Не изменилась, это было бы неудивительно: осознание того, что смерть здесь, совсем рядом, стоит лишь коснуться ее рукой, не проходит бесследно. Но стала другой: взрослее, серьезнее, задумчивее. И вряд ли мы еще будем играть с ней в Саду.

Или я просто не привык, чтобы девочка так быстро, сразу, мгновенно превращалась в девушку?

Лев улетел, глаза с непривычки слизились. Чаще всего я выбираюсь на поверхность по ночам, когда луна превращает горные кряжи в бесконечную заснеженную дорогу, ниспадающую в море далеко на юге.

Обратный путь показался мне не короче, как это обычно бывает, а намного длиннее. Ноги не шли. И я осознал, что совсем не тороплюсь увидеть ту, которая присвоила себе право называться Фионой.

Моей королевой.

Зайдя в ее покои, я кивнул Стради, под тяжестью которого уже который час кряхтела стоящая у входа кушетка: мы решили, что, пока все не утрясется, один из Щитов не станет снимать боевого облачения.

– Королева у себя?

– В детской. Болтает о чем-то с Гвальдом.

Стради продолжил чистить кинжалом ногти – вчера Фиона, набравшись смелости, все же сказала ему, что землекоп от придворного отличается не только мечом на перевязи. Откровенно говоря, здесь я был не на ее стороне: привычка валяться по часу в горячей ванне, листая какой-нибудь привезенный с ее родины роман, – не то, что Стради стоило бы позаимствовать. К тому же представить себе его с романом в руках не легче, чем Вьорка – подметающим Чертог.

Дверь детской была приоткрыта. Вообще-то это, конечно, кабинет, но мы уж так, между собой…

– Люблю – не люблю, какая разница!

Фиона почти выкрикнула эти слова. Я остановился.

Из того, что Фиона рассказывала о нравах королевского двора, я с трудом уразумел, что люди находят какое-то совершенно извращенное удовольствие в том, чтобы стараться проводить ночи не с теми, с кем их сочетали законным браком. Однако постичь смысл этого я до конца так и не смог. Если я хочу съесть горсть зеноргов, то я и ем зенорги, а не подношу их ко рту, а другой рукой суетливо закидываю в себя краюху хлеба.

С королями еще более или менее ясно. Но именно короли этим не злоупотребляли: опасались бастардов.

– Стоило ли тогда идти на поводу у желаний короля? – Голос Гвальда был холоден.

Я замер.

Дурацкая ситуация. Удалиться на цыпочках на глазах у изумленного Стради было бы, скорее всего, самым верным, но отнюдь не самым удачным решением.

Войти и помешать их разговору? Особенно при том, что Гвальд – мой друг?

– Ну пойми же, я не могла поступить иначе! – Фиона чуть не плакала.

Мне стало не по себе.

Конечно, я не предполагал, что Фиона вышла замуж по любви. Однако все же надеялся, что со временем любовь придет: проросшая из симпатии и уважения, лишенная очарования страсти, но прочная и глубокая.

– Как ты не понимаешь: подчиняясь королю, ты предаешь себя!

Я никогда не слышал, чтобы Гвальд говорил с Фионой таким тоном.

Внутри появился жесткий холодный комок. В висках мерзко застучало – я даже оперся рукой о стену.

– Он послал за мной, едва пришел в себя. Как же я могла ему отказать!

А ведь действительно: она провела с ним две ночи…

Хватит! Я почувствовал, что если сейчас не сделаю хоть что-нибудь…

Я попробовал широко улыбнуться. Кажется, получилось.

Придав лицу самое беспечное выражение, на которое был способен, я громко постучал.

– Входи.

Кажется, Фиона произнесла это с изрядным облегчением.

Распахнув дверь, я поклонился королеве, кивнул Гвальду и протопал к своему любимому креслу подле кадки с разлапистой пальмой. Вернее, с тем, что Фиона так называла: на месте увенчанного листьями волосатого шоколадного ствола в кадке красовалось сборище лопухов, одержимых манией величия.

Гвальд собрался было уйти, но королева его удержала:

– Ну уж нет, давай договорим до конца! Мэтти, мы о чудесном спасении Вьорка.

Все встало на свои места. Комок скатился вниз, к желудку, и растаял без следа.

– Пора бы. – Я напустил на себя равнодушный вид. – И что же там было на самом деле?

Пока Фиона рассказывала, я купался в теплом и обволакивающем чувстве облегчения. Обидно, конечно, что первым делом королева решила всем этим поделиться именно с Гвальдом. Но, с другой стороны, разве он не такой же Щит, как и я?

Честно признаюсь, что эта другая сторона мне решительно не нравилась.

– За Сориделя не волнуйся, – мягко проговорил я, когда Фиона умолкла. – Может, даже и лучше, что Крадир его не упомянул. Почести ему не нужны, а вот что началось бы, узнай кланы, что судьба королевства находилась в руках у колдуна, я примерно себе представляю.

Фиона скорчила весьма скептическую гримаску.

– А где сейчас гвизарма? – Гвальд опередил меня всего на пару секунд.

– Не знаю, – растерянно ответила королева. – Наверно, Соридель куда-нибудь пристроил. А это важно?

– Если она одна такая, то не важно. – В голове металась и все не могла толком оформиться какая-то мысль. – Главное, чтобы до нее никто не добрался.

– Но мы же теперь будем знать, что ни до чего откуда нельзя дотрагиваться? – робко спросила Фиона.

– Будем, – успокоил я ее. – Мы-то будем.

– Думаешь, ни Труба, ни Крадир не позаботились как следует перекрыть вход в это место? – нахмурился Гвальд.

– Надеюсь, что позаботились. – Я словно добрался до кровати после целого дня изнурительной битвы – и вот уже пора вставать. – Но я бы на всякий случай задал им этот вопрос.

– Мэтти… – Фиона медленно перебирала лежащее на столике ожерелье из крупных тусклых бусин цвета морской волны. – Но так ведь можно убить каждого… Если только Соридель… и то с трудом…

– Пожалуй. – Мне не хотелось ее обнадеживать: лишняя осторожность сейчас не помешает. – Ни Беххарт, ни Лиз с этим не справились.

– И что же теперь? – Бусины грустно зазвенели. – Проверять каждый подарок? Если там есть оружие, кто сказал, что там нет… я не знаю чего: ложек, стульев, дверных ручек…

– Стоп! – поднял руку Гвальд. – Давай начнем с того, что никто никого не собирается убивать. И не собирался. Гвизарма попала к Трубе совершенно случай…

Гвальд осекся и замолчал.

Он не был бы Щитом, если бы не усомнился в своих собственных словах.

Я некстати подумал: а ведь он, наверно, должен нравиться женщинам. Серьезные светло-серые глаза, длинные, чуть вьющиеся волосы оставляют уши открытыми и мягко спускаются на плечи… Борода придает ему солидность и надежность, которых так порой не хватает в нашем с ним возрасте…

Впрочем, Гвальд старше меня на целых тридцать два года.

– Мальчики, – смешно пискнула Фиона. Она никогда нас так не называла, но сейчас ее слова не вызвали у меня веселья. – Это что же теперь будет?

– А что было, когда в сто двенадцатом коридоре нашли Когтистый Сундук? – попытался я ее успокоить. – Или когда половина клана Кипящего Озера лежала в бреду, подхватив лебяжью лихорадку, а другая половина не знала – то ли бежать куда глаза глядят, то ли ухаживать за больными? Или когда Драг Шило в безумии перебил всех своих Щитов, а потом, на сладкое, покончил с собой? Моя королева, даже мы кажемся тебе древними, но ведь Хорверк куда старше, чем все ныне в нем живущие, вместе взятые…

– Ну это ты махнул! – впечатленно пробормотал Гвальд.

– Ладно, не все, эко дело, – согласился я. – Словом, даже если бы гвизарма заквакала, а потом еще и исполнила на столе танец отчаявшихся вепрей, я бы и то не стал смотреть на жизнь столь трагично!

– А есть такой? – Фиона уже улыбалась.

– Конечно, – важно проговорил я. – Как же много ты еще не знаешь! Раз в год главы кланов собираются в Саду, обнажают свои тела, оставляя лишь украшения, берутся за руки и под плавные звуки скрипок…

Оглушительный хохот Гвальда испортил все дело. Наверно, вообразил, как Терлест от души отплясывает в компании со всеми остальными.

– Ну тебя, – повеселела Фиона – Но вы все-таки проследите, чтобы эта гвизарма хранилась в надежном месте. И поговорите с Вьорком, чтобы он усилил охрану новых туннелей.

– Будет сделано, моя королева, – поклонился Гвальд.

Из прихожей послышался удивленный голос Стради. Через минуту Щит заглянул к нам в комнату:

– Фиона, посланец от короля.

– Опять?! – не удержалась королева, явно представив себе, что Вьорк надумал устроить еще одну публичную церемонию.

– Он просит прийти – одного из твоих Щитов. Гант мертв.

Королева коротко вскрикнула и зажала ладошкой рот.

– Убит? – деловито поинтересовался Гвальд.

– Не знаю. – Стради вновь был в своем немногословном амплуа. – Я попросил гонца разбудить Тиро.

– Пойдешь ты, Мэтти. – Фиона уже взяла себя в руки. – Заодно попроси Крадира, если он там будет, присмотреть за гвизармой. Только так, чтобы муж не слышал: не стоит его волновать.

А неплохо все же, что королева отправила к Трубе именно меня! Поболтать – оно, конечно, и с Гвальдом можно, а как дело делать…

Недавнее расслабленное настроение улетучилось без следа: Вот уж не думал, что Щитам выпадет так часто встречаться со смертью. И что нам придется стать не только советниками и почетным эскортом королевы, но и ее защитниками.

Теперь, когда Ганта не стало, я бы уже не рискнул с чистой совестью сказать, что гвизарма попала в руки короля случайно.

Ланкс встретил меня у дверей и проводил в оружейную. Трубе мало приходилось воевать, однако оружейную он содержал в порядке, то и дело пополняя ее лучшим из того, что выходило из наших мастерских.

Крадир и Беххарт уже были здесь. Беххарт задумчиво теребил пояс, вглядываясь в лица короля и его сына, Крадир же, напротив, был энергичен и собран, хотя и сумрачен. Перед ним на ковре лежало тело Ганта, на заднем плане маячили Айрант и Цорр.

Вполголоса всех поприветствовав, я приблизился к телу. Неярко горящие светильники заставляли Ганта казаться старше, нежели он был. Лицо главы Гильдии первопроходцев искажал страх. Жуткий предсмертный страх.

Хорверк не так мал, как порой кажется людям. Не скажу, что знаю его вдоль и поперек, но я все же и не Лур Три Кармана, надумавший выбраться из дома лишь через триста восемьдесят два года после посещения Храма Дара. Однако представить себе, чего (или кого) у нас можно так испугаться, я не мог.

– Магия, – услышал я шепот Крадира.

Не исключено. Хотя, на мой взгляд, мы и так списываем на колдовство больше, нежели следует. Все странное, таинственное, удивительное. Достаточно сказать «магия», и других вопросов уже не возникает.

К моему удивлению, Беххарт покачал головой:

– Это не магия. Одно из человеческих божеств. Ты доигрался, Труба.

Это был их старый спор. Любопытно, что более всех противился приглашению в Хорверк чародеев и особенно жрецов именно Беххарт. И отнюдь не из вечной гномьей косности и консерватизма, как думали некоторые. «Допускать под горы силы, которые не можешь контролировать, все равно что распахнуть клетку с тигланом», – из раза в раз повторял он. Обычно Труба только хмыкал и говаривал: «Не дело внуку идти против деда. А тиглан там или бий-но, это мы еще посмотрим». Однако на этот раз король вздрогнул:

– Ты так думаешь или ты в этом уверен?

Мне показалось, что Трубу недавно подняли с постели: нерасчесанная борода была небрежно заткнута за пояс, а пуховые тапочки на ногах странно смотрелись с наброшенным на рубаху камзолом.

– Уверен? – хмыкнул Беххарт. – Уверен-то я, друг мой, лишь в одном. В том, что никто из нас не расскажет тебе, как умер Гант.

– Где его нашли? – тихонько спросил я у Крадира.

– Неподалеку от покоев Трубы, в коридоре. Должно быть, шел к королю.

– Мэтт, – устало проговорил Вьорк, – я не хотел лишний раз беспокоить Фиону, но нам будет важно все, что она сможет рассказать про тот день. Все. Как и любой, кто имел возможность перекинуться с Гантом хотя бы парой слов.

– Я попрошу, чтобы переговорили как можно с большим количеством народа, отец, – пообещал Крадир.

– Хорошо. Завтра днём я встречусь с Хийнмом, он еще не уехал. – Взгляд Вьорка задержался на королевской секире, дремавшей подле его доспехов. – И я не уверен, стоит ли нам по-прежнему делать вид, что ничего не случилось. Беххарт, у меня есть предчувствие, что Крондорн нас не защитит.

– Я буду молиться, мой король, – почтительно ответил старый жрец.

– Попроси его не оставить своих детей в беде. – Вьорк опустился в кресло, и Ланкс сразу же встал за его спинкой.

Я грустно усмехнулся: теперь Щиты короля начнут подозревать каждого.

– Айрант, – и для короля маневр Ланкса не остался незамеченным, – навести Терлеста. Прямо сейчас. И посоветуй ему почаще бывать в компании проверенных друзей.

Щит с поклоном удалился.

– Мальчик мой, – Вьорк подозвал к себе Крадира, – я знаю, что ты мне сейчас скажешь. Но посмотри на это по-другому: нас всего трое. И никто не станет вызывать нас на честный бой. Согласен?

Крадир молча кивнул.

– Тогда все. – Труба тяжело поднялся на ноги. – Беххарт, Мэтт… Друзья мои, простите, что не дам вам как следует выспаться, но мне хотелось бы увидеть вас здесь же завтра утром. Оставьте окна открытыми, чтобы услышать первый колокол.

Идти к Фионе было уже поздно, и я отправился домой.

Спальня укоризненно встретила меня широкой пустой кроватью. Но лучше пустота, чем бесконечные упреки Чинтах. Так я ей и сказал.

Сон не шел. Что-то я делаю неправильно.

Мне не так много лет, я – Щит королевы, внук главы клана. Фиона с улыбкой называет меня принцем. Но я не принц, конечно: принц – это когда цветы под копыта коня, дворцовая стража берет на караул, а такие принцессы, как Фиона, бросаются на шею, стоит появиться на пороге.

В Хорверке, я уверен, мне не завидуют. Один рождается в семье чеканщика, другой – главы клана. И гномы достаточно мудры, чтобы не судить, кому повезло, а кому – нет.

Прадед сказал бы, что у меня еще все впереди. Отец – что не умею довольствоваться тем, что есть. А что сказал бы я сам?

Не в Чинтах дело. Хотя тоже ведь не случайно: мне проще расстаться, нежели попытаться ужиться. Люди сказали бы, что я жду свою принцессу.

Свою принцессу…

Мне приснилась сидящая в клетке Чинтах. Сидя на пятках, она покачивалась, как змея, и временами угрожающе рычала. А у входа в клетку оживленно спорили Вьорк и Беххарт. Спорили о том, стоит ли ее выпускать.

Чинтах возмущенно ударила хвостом о прутья клетки, и те зазвенели, загудели…

Гаснущий звук колокола.

Наскоро умывшись, я забежал к Фионе, попросил Гвальда передать ей, когда она проснется, слова короля, а сам поспешил к Вьорку.

Мне показалось, что Айрант так и не ложился, да и Беххарт сегодня выглядел еще хуже, чем вчера. До Погружения дело пока не дошло, но ночь он провел в молитвах, это точно.

– Больше никого ждать не будем, – рубанул рукой Вьорк.

Пинком отодвинув кресло, он принялся расхаживать по оружейной, временами поглядывая на то место, где ночью лежало тело Ганта.

Точно услышав его слова, в дверь робко просунулась голова Харрта.

– Я не опоздал?

Вьорк усмехнулся:

– Заходи! И благодари Крондорна за то, что мне без тебя не обойтись.

Труба явно что-то затевал. Главой Гильдии первопроходцев клана Кипящего Озера Харрт не стал только потому, что физически был не способен отвечать за кого-либо, включая себя самого. Но это был не просто первопроходец. Про таких говорят: «Видит сквозь камень».

Оказавшись в оружейной, Харрт мягко обошел ее по кругу, то и дело цокая языком. Я не считаю себя профаном в оружии, но так и не понял, чем ему приглянулись те несколько мечей, которые он удостоил своим вниманием.

– Насладился? – прогудел Вьорк не хуже давешнего колокола. – Тогда к делу.

По мере того как Харрт слушал историю про гвизарму, глаза его разгорались.

– И ты доверишь мне туда отправиться? – не выдержав, перебил он Вьорка.

– Я тебя об этом попрошу, – поправил король. – Если будут проблемы с Фралиром, я с ним договорюсь.

– Это честь для клана, – неожиданно церемонно поклонился Харрт. – Скольких я могу взять с собой?

– Сколько тебе нужно?

Первопроходец доходил королю до подбородка, но на него было любо-дорого посмотреть: мне показалось, что Даже толстый ворс ковра не приминается под его ногами.

– Еще троих, – не раздумывая, выпалил Харрт. – Больше не надо: только мешаться будут.

– Мэтт, – подозвал меня король. – Как ты думаешь, Фиона тебя отпустит?

Признаться, я опешил.

Он даже не спрашивал, согласен ли я. Впрочем, наверно, этого и не требовалось.

Но зачем Трубе понадобилось, чтобы я участвовал в этой экспедиции?

– Не знаю, – честно признался я. – Вернее, она-то, скорее всего, отпустит. А вот стоит ли мне в такой момент уходить?..

– Я не могу отправить с Харртом никого из своих Щитов, – развел руками Вьорк. – Если бы у меня был десяток министров, сотня курьеров и еще куча всяких дармоедов… Хотя тогда бы я точно в шахту бросился. Словом, мне хочется, чтобы рядом с этим ветродуем было хотя бы одно разумное существо.

Харрт ухмыльнулся:

– Но только одно, не больше!

– Больше и не получится, – в тон ему фыркнул король. – Кто же в здравом уме согласится составить тебе компанию. Ты, кстати, знаешь Бранта из моего клана?

– Видел пару раз. Но парнишка вроде симпатичный.

– И способный. Возьмешь?

– Идет. Но третьим я бы попросил Секкара.

Имя мне ни о чем не говорило: в клане Кипящего Озера я бывал редко. Но Вьорк кивнул, и, как мне показалось, кивнул удовлетворенно.

– Годится. Только говорю сразу: никаких эскапад. Если один будет ранен, возвращаются все. Лучше организовать новую экспедицию, чем потерять кого-нибудь из вас. Ни одной колдовской штуковины руками не касаться.

– И как ты нам предлагаешь их отличать?

Первопроходец сощурился и, вызывающе поглядывая в сторону короля, провел пальцем по лезвию изогнутого антронского ятагана.

А ведь ему и в самом деле мешает свет! Мне доводилось слышать, что Харрт никогда не берет с собой факелы, но я был уверен, что это из разряда тех фантастических историй, которые неустанно сочиняют про первопроходцев гномы куда менее романтических профессий.

– Разумный вопрос.

Вьорк помедлил, потом оглянулся на Айранта, точно спрашивая у того совета. Тот кивнул.

– Мэтт возьмет с собой Солнечный Луч.

Ничего себе! Лично я бы с такой штукой не расстался ни за какие коврижки.

Древний артефакт, чувствующий колдовство. Появившийся тогда, когда в Хорверке еще не было магов. Драгоценность короны.

– Значит, решено, – подвел итог Вьорк. – Мэтт, давай в сокровищницу, потом к Фионе. По дороге разбуди Крадира, он будет мне нужен. А я пока побеседую с Харртом.

В сокровищнице мне доводилось бывать нечасто. Прямо скажем, пару раз, вместе с дедом. И впервые я имел право войти туда в одиночестве.

Копируя деда, я задержался перед низкой дубовой дверью, украшенной золотыми пластинами. Пригладил волосы – забавно, я не делал этого, даже приходя к Вьорку.

– Именем короля! – Голос едва не сорвался.

Дверь приоткрылась.

– Мэтт?

– Хорошего дня, Уло! Только не смотри на меня так, будто я стою на голове!

Я не ожидал, что он меня узнает, но вот уж кто не менялся, так это вечный хранитель королевской сокровищницы, занявший свой пост еще при Торне, доброй памяти деде Вьорка. И мне почему-то казалось, что и дети, и даже внуки Терлеста в свой час все так же будут невольно смущаться под насмешливым взглядом Уло. Вьорк еще пару веков назад позаботился, чтобы хранителя было кем заменить, и дал ему в помощь пару молодых ребят из клана Чертога. Но похоже было, что Труба поторопился: Уло и не собирался уходить на покой.

– Уговорил. – Уло широко ухмыльнулся. – Вот уж не думал, парень, что ты станешь служить человечьей королеве.

– Почему? – опешил я.

– Не важно. Проходи.

Неприкрытые коврами стены, крепкие низенькие двери, бесконечная радуга сводов: внутри сокровищница мало чем отличалась от просторного хранилища любого из глав кланов. Разве что сундуков было побольше, а паутины – поменьше.

– Что тебе разрешили взять?

«С чем тебе разрешили поиграть?» – услышал я незаданный вопрос старика.

– С Солнечным Лучом… Ой, я хотел сказать… Солнечный Луч!

Похоже, Уло понял, почему я оговорился.

– Ну, бери. Вон там, на третьей полке.

Открыв узкий деревянный ларец, я едва не зажмурился: эти ножны и впрямь сверкали, как солнечный луч. Ярче, чем давешний снег на вершинах гор.

– Пойдем? – Я почему-то не смог просто взять их в руки. – Ненадолго. Ладно?

Ножны потухли. Теперь передо мной, безусловно, было прекрасное произведение искусства, но я уже не боялся к нему прикоснуться.

– Как бы мне их…

– К ним подойдет любой меч, – хмыкнул Уло. – Не веришь – проверь.

И он оказался прав! Стоило моему клинку коснуться ножен, как Солнечный Луч мгновенно принял нужную форму. Уло не скрывал улыбки.

Укрепив Солнечный Луч на поясе, я вложил в них свой меч, попрощался с хранителем и поспешил к Крадиру.

Бывают такие дни, когда кажется, что идти всего ничего, а встречаешь по дороге всех, кого только можно. И вместо четверти часа добираешься втрое дольше.

Иногда это приятно: мы сейчас проводим много времени в покоях Фионы и подчас чувствуем себя оторванными от жизни. Но не до такой же степени!

Первым, кто мне попался на пути, был лорд Эрлинг. Сейчас уже не вспомнить, почему вдруг его стали звать лордом – поначалу в насмешку, потом по привычке, – но даже он успел притерпеться к этому совершенно не характерному для эльфов титулу.

Мне много доводилось слышать об эльфийской спеси. Не знаю, не знаю, те, что у нас, ведут себя весьма смирно. Другое дело, что их манера держаться совершенно прямо, точно неся на голове кувшин с водой, в самом деле не располагает к приятельским беседам. Но любой, кто оказывался с эльфийским послом за одним столом, должен был признать, что собеседник он хоть куда.

– Не спится? – приветливо кивнул Эрлинг.

– Дела.

Взгляд его остановился на Солнечном Луче. Не уверен, узнал ли он ножны, но его и без того круглые, как у совы, глаза расширились еще больше.

– Подарок? – небрежно спросил эльф.

– Если бы мне дарили такие подарки! – отшутился я. – Рад был вас видеть, господин посол.

Эрлинг еще долго смотрел мне вслед.

Не поторопился ли я прицепить ножны? Труба не говорил, что надо держать наш поход в тайне, но…

Тут уже настал мой черед удивляться. В боковом туннеле мелькнуло вишневое платье Фионы.

– Моя королева! – Я кинулся следом.

Сложно не услышать, когда за тобой несется гном, бряцая всем, чем только можно, и все же некоторое время Фионе это удавалось. Однако когда я окликнул ее в третий раз…

– Мэтт! – изумилась девушка, обернувшись.

– Как ты догадалась! – Я был в ярости. Пробежка не улучшила моего настроения, но главное – рядом с ней не было ни одного Щита. – Где все эти дармоеды?!

– Со мной был Стради. – Фиона опустила глаза. – Я… я разрешила ему ненадолго забежать домой.

Я закатил глаза к потолку.

– Фиона! Да пойми же ты!..

– Я все понимаю. – Она напустила на себя тот гордо-упрямый вид, при котором с ней совершенно невозможно спорить. – Мэтт, пойми и ты, невыносимо непрерывно оглядываться, не идет ли кто-нибудь по пятам. Постоянно прикрываться Щитами. Давай хотя бы сегодня я доберусь до дома сама.

Я был уверен, что надо настоять на своем, довести ее До дверей и сдать с рук на руки Тиро, но тогда я рисковал поссориться с ней по-крупному. А Щит, который находится в ссоре со своей королевой, – это нечто совсем уж невообразимое.

– Что это ты ни свет ни заря?

– Мэтт! – Фиону уже несло. – Давай договоримся, что у меня здесь только одна нянька – Втайла.

В итоге я сдался, обреченно вздохнул и взял с Фионы слово, что она вернется домой и будет дожидаться моего прихода. Заодно я передал ей просьбу короля навестить его и рассказать все, что она помнит про тот кошмарный день. Королева молча кивнула.

– Это все?

Какие там эльфы, вот где было истинное высокомерие!

Настроение было, конечно, не то, но все же я рассказал ей про предложение короля сопровождать первопроходцев – и без лишних расспросов получил согласие.

Слишком легко. Я даже почувствовал себя задетым.

Оставив Фиону в покое, я наконец добрался до дома Крадира. И замер у самого порога: дверь была приоткрыта.

Мы далеко не всегда запираемся на семьдесят два замка, однако я надеялся, что смерть Ганта заставит Крадира стать менее беспечным.

Я протянул руку к дверному молотку. Но что-то меня удержало. Вместо этого я обнажил меч.

Входить в дом сына короля с мечом в руках… Если это ложная тревога, я буду выглядеть весьма по-дурацки. Но сейчас как раз тот случай, когда лучше перебдеть…

Прихожая была пуста. Я остановился. Прислушался.

Как в могиле.

От пришедшего в голову сравнения меня передернуло.

Лесенка в спальню показалась бесконечной. Еще одна приоткрытая дверь. Темная, как склеп, комната.

Да, что-то я сегодня в ударе.

Когда глаза смирились с темнотой, я огляделся. Нагромождение теней: большой угловатый шкаф, кровать под балдахином, низкий стеклянный столик, подсвечник…

Поколебавшись, я щелкнул огнивом и сразу же отскочил назад, поднимая меч.

Хилый огонек осветил комнату. Никого.

Стараясь оставаться спокойным, я приблизился к балдахину. И представил себе удивленное лицо Крадира: Щит королевы с занесенным над головой клинком…

Опустив меч, я рывком отдернул занавесь.

Крадир лежал на кровати. Не шевелясь, лицом вверх.

Поначалу мне показалось, что он спит. Лишь наклонившись, я увидел, что глаза наследника широко раскрыты.

И в них нет ни единого проблеска жизни.

Глава VI

Наверно, нормальной реакцией всякого гнома было бы выбежать из дома и закричать в полный голос. Мы, конечно, не эльфы, для которых тягостна сама мысль о смерти, но в Хорверке живут долго, и покойники – не то зрелище, с которым приходится сталкиваться ежедневно.

Если бы Крадир тяжело болел, тогда да. Но как Щит я бы об этом знал – нам приходится держать в голове много такого, о чем не говорят даже ближайшим родственникам.

Вместо того чтобы громко кричать и мчаться к выходу, я задул свечу и подкрался к дверям спальни. Если убийца не успел покинуть дом, то он прячется именно здесь: лучше места для засады не придумаешь.

Наверно, я вел себя глупо. Воевать с врагами Хорверка за его пределами – к этому каждый гном готовится с детства Но воевать в самом Брайгене, да еще неизвестно с кем…

Я никак не мог вспомнить, есть ли у Крадира кранчеккайл: очень не хотелось, пробираясь по темному дому, получить подсвечником по голове. Но пока что вокруг царила тишина.

Если бы мне довелось хоть раз побывать у Крадира в гостях, было бы проще.

Кабинет, библиотека, гардероб. У каждой двери я замирал и прислушивался. Никого.

Дойдя до спальни для гостей, я понял, что все это несерьезно. Убийца мог спрятаться под кроватью, в любом из шкафов или сундуков, за портьерами – где угодно.

Но как он проник в дом? Если входная дверь была заперта – а я почему-то не сомневался, что она была заперта, – то кто-то ее отпер. Или сам Крадир, или его кранчеккайл. Крадир отпадал: открыть гостю дверь, лечь в постель и умереть несколько странно. Да и кранчеккайлу совершенно незачем оставаться в доме после того, как сын короля лег спать.

Или Крадира отравили? Предположим, он поужинал с поздним гостем… Нет, тоже бред – дверь была бы закрыта.

А если его отравил кранчеккайл?

Я тряхнул головой: так не пойдет. Что толку гадать – в конце концов, можно ведь договориться до того, что Крадир сам распереживался из-за ссоры с братом, пришел домой, выпил яд и завалился на боковую. А дверь запирать не стал, чтобы его поутру было проще найти.

Спустившись по лестнице, я оказался на кухне. Все как обычно. Очаг холодный – выходит, гостей Крадир не ждал.

Узенькая дверца, через которую выставляют на улицу мусор.

Я подошел поближе. Гном здесь, пожалуй, если и протиснется, то с трудом. А человек? Или эльф? И подумал ли Крадир закрыть ее на ночь?

Подумал: засов виновато висел на паре гвоздей. Дверь выбили снаружи.

Так тихо, что Крадир не проснулся? Не исключено: спальня на другом этаже, а сон гнома давно уже вошел у людей в поговорку.

Говорят, что гномий храп напоминает скрип ворота По мне, так ничего похожего.

Я выглянул наружу. Мешки с мусором не стояли, как обычно, посреди прохода – они были аккуратно отодвинуты в сторону. Так, до второго колокола, когда на улицах появляются мусорщики, осталось еще около получаса. И убийца – если, конечно, он действительно прошел этим путем – ничем не рисковал.

Если только Крадир не был мертв еще с позднего вечера.

Нет бы мне догадаться потрогать тело! Хотя представления не имею, за сколько часов остывает гном.

Думать о сыне. Вьорка как о теле или покойнике было мерзко и непривычно. Неправильно.

Обе двери открыты. Значит ли это, что через одну из них убийца вошел, а через другую вышел? Но так ли это важно, если я все равно не могу караулить у обоих выходов сразу!

Придется звать на помощь. Но кого? И как?

Разве что…

– Лашши? – тихонько позвал я.

– Вообще-то у меня есть имя! – возмутился тоненький голосок из-за большого котла перед очагом.

Все-таки и мне иногда везет!

– Прости, пожалуйста. – Лучше всего при общении с этими маленькими преданными существами помогало смирение: посторонних они недолюбливали, хотя и испытывали к ним вполне объяснимое любопытство. – Я – Мэтт. А тебя как зовут?

Если бы мне удалось уговорить лашши признать меня за своего…

– Так тебе и скажи, – хихикнул голосок. – Крадир что, про меня не рассказывал?

– Мы с ним не настолько близки, – честно ответил я. – Но должен же у него жить такой замечательный, такой незаменимый…

– Ладно-ладно, – самодовольно оборвал голосок, и из-за котла высунулась остренькая насмешливая мордочка. – Ты друг?

– Конечно, друг, – горячо заверил я. – Он здесь вошел или вышел?

– Вошел. – Существо сразу догадалось, о ком я говорю. – Ушел через большие ворота.

– Давно?

– Он ушел, ты пришел.

Незадолго передо мной… Обидно.

– Кто он? – Я бы не удивился, если бы Крадир познакомил своего лашши по крайней мере с теми, кто часто бывает в доме.

– Самочка.

– Гномиха? – уточнил я.

– Разве что очень худенькая.

Я заторопился к выходу.

– Посидишь с ним?

– Не топочи, хозяина разбудишь! – крикнул вслед лашши.

Его уже ничто не разбудит… Жаль, лашши не видел, что происходило в спальне: шансы найти убийцу таяли на глазах.

Распахнув дверь, я чуть не убил Даларха, взявшегося за ручку с другой стороны.

– Ты что, уснул что ли? – завопил он. – Труба…

– Брат, сейчас не до того, – остановил я его. – Крадир мертв. У себя в спальне. Позаботься о нем, ладно?

– Крадир – что?!!

Полчаса назад я и сам отреагировал бы так же.

– Что слышал. Да, и там еще лашши. Постарайся с ним не ссориться.

Пока я бежал обратно – что-то часто приходится в последнее время бегать, – улицы Брайгена были не так уж многолюдны. Неудивительно: третий колокол еще не прозвонил. А если у Трубы бессонница, это еще не значит…

Так, а ведь по дороге сюда я встретил сразу двоих!

Вряд ли лорд Эрлинг сойдет за самочку, хотя протиснуться в узкую дверцу для мусора эльфийскому послу труда бы не составило. Правда, представить себе лорда Эрлинга, возящегося с полными объедков мешками, оказалось нелегким испытанием для моего воображения.

Признаюсь, я смалодушничал: идти прямо к Трубе было выше моих сил. Убедив Айранта, что не шучу, я позволил себе рухнуть на кушетку и слегка отдышаться. И когда король ринулся к выходу, меня он, к счастью, не заметил.

Прошло около часа. Я ждал.

Дверь отворилась, пропуская носилки с Крадиром. Вьорк, Беххарт и, к моему изумлению, Лиз шли следом. Не знаю уж, то ли Соридель так хорошо поколдовал, то ли вся эта история изменила отношение верховного жреца к людям, но они с Лиз мирно беседовали.

– Вьорк… – Опустив голову, я нерешительно выступил вперед.

– Он жив! – Труба так меня обнял, что синяки от кольчуги держались потом еще пару дней. – Жив, слышишь!

В ту минуту я решил, что король от горя лишился рассудка.

– Жив-жив, – похлопал меня по плечу появившийся вслед за ними Айрант. – Это все Лиз.

И он низко поклонился человеческой жрице.

Когда мы все наконец собрались в оружейной, Крадир уже мог разговаривать, хотя и выглядел как гном, которого не кормили последнюю сотню лет.

– Мэтт, – Труба избегал смотреть мне в глаза, – тут такое дело…

– Я зря поднял тревогу?

Откровенно говоря, мне не было за это стыдно.

– Нет. – Вьорк досадливо махнул головой. – Не знаю, как тебе сказать…

– Давай лучше я, отец. – Крадиру трудно было говорить громко, и он подозвал меня поближе. – В некотором смысле я действительно был мертв. По крайней мере, Лиз старается, чтобы я в это поверил.

– Знаешь, Труба, я, пожалуй, беру назад свои слова про человеческих жрецов, – улыбнулся Беххарт. – Если мы не станем спорить о том, чья ладонь была первой.

Не уверен, что Лиз поняла его: открыв новое месторождение, первопроходец окунал ладонь в светящуюся краску и оставлял на стене свой отпечаток. Но жрица кивнула.

– Просто вы с таким еще не сталкивались. – Она улыбнулась, пожалуй, даже немного виновато. – Заклятие Гудящего Тростника.

Неужели и Фиона станет когда-нибудь такой, как Лиз: тяжеловесной, даже несколько грузной, уверенной в себе, всеобщей матерью, не делающей различия между людьми и гномами?

Я впервые подумал о том, как быстро люди стареют. Вернее, впервые это осознал. Глаза становятся печальнее, в них появляется обреченность – отблеск скорого ухода. Женщины перестают быть женщинами, в лучшем случае превращаясь в нечто доброе и бесполое, в худшем – в злобное и агрессивное.

И все это почти мгновенно. Демиурги определенно были жестоки.

– Мэтт, ты меня слушаешь? – Лиз смотрела на меня с укоризной.

– Что? А… да. Заклятие Гудящего Тростника.

Жрица покачала головой:

– Тогда объясню по-другому. Это все равно что вставить в голову воронку, позволяющую забраться под череп.

Крадир побледнел, и я подумал, что Лиз могла бы быть и поделикатнее. Впрочем, что жрецы, что лекари – иногда кажется, что без этих своих неаппетитных подробностей они просто жить не могут.

– Зачем? Чтобы читать мысли?

– Насколько я помню, что-то вроде этого… Но я ведь не чародейка, – напомнила Лиз, – а Соридель еще слишком плох, чтобы мы могли с ним побеседовать.

– Есть и другие, – не удержался я. – Тот же Биримба, а?

– В последние дни он не слышит голос ветра, – буркнул Вьорк.

– Что?! – изумился я.

– То самое. – Мне редко доводилось видеть Трубу настолько не в духе. – И сказал, что, пока его не услышит, я могу никаких советов от него не ждать.

– А что это значит? – все же рискнул полюбопытствовать я. – В наших-то подземельях?

– Представления не имею, – честно признался Вьорк. – В общем, тут такое дело…

Да что же такого должно было случиться, чтобы король с Крадиром ходили кругами, как ослики вокруг помпы!

– Мэтт, меня выпотрошили, – перебил отца Крадир. – И теперь им известно все.

– Так. – Я попытался успокоиться. – То есть теперь они знают и про гвизарму, и про Фиону…

Когда я упомянул королеву, Крадир вздрогнул.

– Знают. Видишь ли… Это она и была.

Если бы Крадир сообщил мне, что его прабабушка встала из гроба и танцует сейчас в Чертоге в объятиях Роракса. я бы, наверно, поверил. Но представить себе Фиону, которая прокрадывается к Крадиру среди ночи, чтобы вывернуть его наизнанку…

Совершеннейший бред. Начать с того, что Фиона любит, конечно, когда я по многу раз рассказываю одни и те же байки о прошлом Хорверка, но забраться чуть ли не в постель к Крадиру, чтобы услышать, как дело было! При том что она сама присутствовала при исцелении Вьорка!

– Крадир… – Как бы это поделикатнее сказать? – …а ты…

– Он абсолютно нормален, – заверила нас Лиз. – И я не сомневаюсь, что ему не примерещилось.

– Погоди! – Еще немного, и я сорвусь. Для одного дня сюрпризов было чересчур. – Расскажи все по порядку.

– Рассказывать, скорее, придется тебе. – Тон Крадира мне решительно не понравился. – Я спал, когда кто-то вдруг начал меня трясти. Открыв глаза, я увидел Фиону.

– Как она была одета?

– Не веришь? – усмехнулся Крадир. – Изволь. Вишневое платье – ну то, что было на ней, когда отец болел. Воротник веером – или как они там его называют. Юбка такая… Слушай, не мастак я. На голове золотая сеточка.

Все совпадало.

– И что же Фиона? – Челюсти свело от ярости.

– Прижала палец к губам, наклонилась, посмотрела мне в глаза. Очнулся я уже на руках у Лиз.

– Маги называют это первичным трансом, – прокомментировала жрица. – А потом, когда человек оказывается в их власти, собственно и начинается заклятие. В общих чертах как-то так.

– Мэтт, – Вьорк помолчал, давая мне время собраться с мыслями, – а ты никого не видел по дороге? У дома?

Я почувствовал, как щеки краснеют, приобретая цвет свекольной кожуры. Если сказать правду… Нет, я даже не представлял себе, что будет, если сказать правду.

Но солгать – значит предать своего короля.

Светильники на улице горели вполсилы – мог же я, конце концов, ошибиться?

Нет, не мог.

Что, что ей понадобилось в такую рань рядом с домом Крадира?! Если бы я мог хотя бы вообразить!

Лашши тоже говорил о самочке. Но мне и в голову не пришло связать это с Фионой.

– Как раз это меня и удивило. – Я надеялся, что лицо меня не выдаст. – Я встретил лорда Эрлинга. Он что, любитель ранних прогулок?

– Представления не имею, – пожал плечами Вьорк. – Ты же знаешь, у нас не принято следить за послами.

Вьорк улыбнулся, но я догадывался, каково ему сейчас.

Вся эта неразбериха определенно сделает из нас лунных эльфов: вот уж у кого, говорят, неизвестно что на уме.

Поверить в виновность жены Вьорку было не проще, чем мне. Единственное утешение: королева не владеет магией. Впрочем, так ли мы в этом уверены?

Нет, сегодня определенно день открытий и разоблачений. Или утро.

Я вдруг осознал, как мало мы знаем о Фионе. Даже ее Щиты. Родилась в столице, жила с отцом в провинции. Небогато жила, насколько мне известно, хотя небогатая принцесса – штука странная. Даже у людей, чьим бесчисленным странностям я уже постепенно перестаю изумляться.

Отец был замешан в каком-то мятеже… Или это я придумал?

Потом король со смешным именем Нельд выдал ее замуж за Вьорка.

Кто сказал, что ее не учили чародейству? Или, например, что она не жрица какого-нибудь их Айричварты?

И, главное, мы бы об этом спокойно могли никогда не узнать: даже юный тридцатилетний гном знает, что женщина в лучшем случае ответит на прямой вопрос – и то это будет знаком особого расположения. Не то чтобы они были как-то невероятно скрытны – несказанное для них не существует. А потом выясняется, что о чем-то просто не зашла речь, – какие тут тайны?

– Возможно, зря, – мягко упрекнул короля Беххарт. – Эльфы не стесняются ограничивать свободу гномов так, как им это удобно. Ты можешь себе представить, чтобы наш посол свободно разгуливал с утра пораньше по королевским садам Баль-Тэре?

– Ну, королевские сады – это все же не Брайген, – неуверенно защищался Вьорк. – Это, скорее, мои личные покои. И здесь, клянусь тебе, никаких эльфов ты с утра пораньше не встретишь!

– Я серьезно, – не принял шутку Беххарт. – Поверь, я ничего не имею против эльфов, но ты сам видишь, что ситуация выходит из-под контроля.

– Скажи еще, что мне надо завести тайный сыск и придворного палача. – Вьорк тоже не терял времени, беседуя с Фионой. – Беххарт, что ты предлагаешь? Приставить стражу к каждому послу? Запретить всем, кому не посчастливилось родиться гномом, выходить среди ночи из дому?

– Не сейчас, отец. – Крадиру не хотелось вести этот разговор в присутствии Лиз. – Наша свобода имеет и свои преимущества: я сам могу спросить Эрлинга, что выгнало его из дома в такую рань. Но это будет праздным любопытством: говорю тебе еще раз – я видел того, кто ко мне вломился.

– Мэтт? – Король ожидал продолжения.

– Но этого не может быть! – Я не смог ее предать. – Крадир, ты же всегда ей симпатизировал. А сейчас? Ты в силах это объяснить?

– Не в силах, – согласился тот. – Но я же не слепой.

– А как ты ее увидел? – Я старался использовать каждый шанс, который еще оставался. – Прости за подробности, ты спишь при свете?

– Она наклонилась надо мной, держа в руке свечу, – терпеливо ответил сын короля. – Лишнее доказательство того, что это был не гном.

– Как раз это-то мало что доказывает, – вмешалась Лиз. – Для заклятия надо видеть глаза человека. Хорошо видеть.

– Допустим, – не сдавался Крадир. – Мэтт, я согласен: бред, безумие. Но тогда тебе придется объявить меня сумасшедшим.

– Слушайте! – Я едва не затанцевал от радости. – Да не она это была, не она! Двойник!

– Увы, – перебил меня Крадир. – Соридель, помнится, обмолвился, что ни у меня, ни у Фионы в ближайшее время двойников не предвидится.

Я не знал, что и думать.

– Вот что, – поднял руку король. – Хватит. О том, что сегодня произошло, никому ни слова. Крад, ты остаешься здесь. Айрант!

Щит выступил из полутьмы.

– Ты тоже. Даларха я возьму с собой, а Ланкса отправь к Терлесту. Пока будем жить так.

– Отец, мне не нужен Щит! – запротестовал Крадир. – Это против всех традиций!

– Если не ошибаюсь, один раз мы с тобой это уже обсуждали. – Труба и пытаться не стал его переспорить. – Помнишь, как ты убедил Ганта?

Вьорк постучал пальцем по прикрытому рукавом браслету.

– Считай, что это королевский приказ, – с ухмылкой закончил он. – Закон не дает вам Щитов, но закон и не позволяет безнаказанно издеваться над любым гномом будь он сын короля или нет. – Вьорк посуровел. – Прошу вас всех, – он обвел комнату тяжелым взглядом, – не распространяться об этой истории. До выяснения обстоятельств. А тебе, Даларх, сегодня придется поработать за четверых.

Брат подмигнул мне за спиной короля…

Увидев нашу процессию, Гвальд вскочил на ноги – сегодня был его день дежурить на входе.

– Королева? – бросил Вьорк, не останавливаясь.

– В кабинете, – столь же коротко ответил Гвальд и изумленно посмотрел на меня.

А что я мог ему сказать? Что Фиону подозревают во владении магией и злонамеренном причинении вреда одному из членов королевской семьи?

Тиро у дверей кабинета оказался менее церемонным. Ведь в первую очередь он – Щит королевы, разве нет?

– Доброе утро, – вежливо поздоровался он, не отходя в сторону и не давая королю пройти.

Труба нахмурился.

– Тиро! – Он погрозил пальцем. – Сейчас не время для игр.

– Кто там? – Голос Фионы из-за двери.

– Король, – крикнул Тиро, не двигаясь с места.

Дверь открылась. Я невольно отметил, что сейчас на Фионе совсем другое платье – темно-синее, с золотым шитьем.

– Вьорк? – Она была и удивлена, и обрадована.

Тиро отступил в сторону.

Полное ощущение, что мы перенеслись во вчерашний день: я снова опустился в кресло под пальмой, и снова разговор зашел про Крадира. Однако теперь роль Гвальда исполнял Вьорк.

Мне было приятно, что король смутился, не знал, как начать. Значит, и он до конца не верит в виновность Фионы. Думаю, если бы ему было кому перепоручить эту беседу, он бы с радостью это сделал.

– Тут… такое дело… – Труба потоптался на пороге. – Да ты сядь…

– Что-то случилось? – забеспокоилась Фиона.

Неужели она может так сыграть?

– Ты была сегодня у Крадира? – Вьорк пошел напролом.

– Ты знаешь, который сейчас час? – вопросом на вопрос ответила Фиона.

– Да, но… Понимаешь… Словом, сегодня ночью на Крадира напали.

Фиона ахнула, прикрыв рот рукой.

– Он жив?!

– Жив, – успокоил ее Вьорк, чувствуя всю абсурдность этого разговора. – А ты сомневалась?

Фиона сделала шаг назад.

– Вьорк, давай по порядку. – Нахмурив лоб, она напомнила мне старательную ученицу, пытающуюся уследить за ходом мысли мастера. – Что-то не так?

– Крадир говорит, что это была ты! – на едином дыхании выпалил король.

– Я? – опешила Фиона. – Я напала на Крадира?!

Она оглянулась на меня, ища поддержки. Я развел руками: «Если мир сошел с ума, что тут можно поделать!»

– И так. – Она все еще думала, что, если разложить этот бред по полочкам, он станет яснее. – Крадир говорит, что я напала на него этой ночью. Тебе будет достаточно того, что я со вчерашнего вечера не выходила из своих покоев?

Тут уже настал мой черед изумляться.

Все-таки она лжет. Фиона, что же ты делаешь?! А если бы я упомянул при Вьорке, что видел тебя сегодня утром?!

Да и какой ей смысл лгать, если она не виновна?

«Ну как, ты окончательно запутался? – спросил я сам себя. – И к чему привели твои дурацкие представления о порядочности?»

Впрочем, не в одной порядочности здесь дело. Может каждый Щит испытывает то же самое, но сама мысль, что я могу навредить Фионе, была для меня хуже зубной боли.

– Гвальд!

Щит мигом вырос на пороге; похоже, он уже догадался, что это не простой визит мужа к жене.

– Ты бодрствовал всю ночь?

– Так, моя королева. – Гвальд с изумлением взглянул на Вьорка, словно прося у него прощения за то, что приходится говорить об очевидном.

– И можешь подтвердить, что я не покидала своей спальни?

Как я уже говорил, скрытность и невозмутимость – не те добродетели, которыми могут похвастаться гномы. «Неужели он ревнует?!» – огромными буквами было написано на лице Гвальда.

Труба опустил глаза:

– Отвечай.

– Да, моя королева.

– Спасибо, ты можешь идти.

Щит деликатно прикрыл за собой дверь.

– Тебе достаточно?

Я уже хорошо знал эту ее гримаску. Не представляю, зачем она вела себя столь высокомерно – пыталась защититься, не иначе. Вьорк не желал ей зла. Но какой же одинокой она должна была себя чувствовать в Хорверке, где все, совершенно все по-другому. Даже люди здесь – это те люди, которые согласились пойти к нам на службу.

За исключением Веденекоса. Я ожидал, что Фиона попросит позвать его. Однако она до последнего старалась оставаться не человеческой принцессой, а королевой гномов.

Она лгала – но я не мог ее за это осудить.

– Фиона…

– Может быть, мне выйти? – перебил я короля.

– Нет-нет. – Он замахал руками с таким ужасом, точно я предлагал оставить его наедине с пещерным медведем. – Если жена не против…

– Я не против. – В голосе Фионы слышалось плохо скрываемое раздражение. – Вьорк, давай сначала.

Труба покорно рассказал всю историю от начала до конца. Теперь уже он не понимал, что происходит: если королева всю ночь оставалась у себя…

Был еще один вариант, о котором он не подумал, но обязательно подумает: а что если она вступила в сговор со своими Щитами? Вот я, скажем, – стал же я покрывать ее и без всякого сговора.

– Ты мне не веришь? – Фиона едва дождалась, пока он закончит.

– Поставь себя на мое место, – ушел от ответа король. – Я не знаю, кому верить. Но зато теперь я знаю, что делать. Тебе хватит на несколько дней трех Щитов?

Королева кивнула.

– Хорошо. Мэтт, тогда не забудь, что примерно через час тебя ждут.

– Мэтта? – не сдержалась Фиона.

– Мне бы хотелось, чтобы эти заброшенные туннели увидел кто-то, кому я могу доверять, – пояснил Вьорк. – А моим Щитам сейчас приходится охранять сразу троих.

Лишь когда король ушел, Фиона дала волю слезам.

– Мэтти, ты что-нибудь понимаешь?!

Я понимал. Понимал, что пока она не будет со мной откровенной, я ничем не смогу ей помочь.

– Зачем ты обманула короля?

Возможно, этого не стоило говорить. Или надо было сказать потом.

Она подняла на меня заплаканное обиженное лицо. – И ты туда же! – изумленно прошептала она.

– Не туда же, а совершенно в другое место. Фиона, я видел тебя этим утром. По дороге к Крадиру.

– Вы что все, сговорились?! – выкрикнула Фиона с какой-то отчаянной горечью.

Надо было встать, коснуться ее, хоть как-то остановить истерику. Но зачем она снова лжет?!

– Я не владею магией. – Королева сама взяла себя в руки. – И не умею ходить сквозь стены – так, чтобы ни Гвальд, ни Тиро этого не заметили. И Крадир твой мне даром не нужен.

Нет, все, конечно, бывает…

– Слушай, а где твое вишневое платье?

– А что?

Теперь она во всех нас видела врагов.

– Пожалуйста. – Я понизил голос. – Не упрямься.

– Пойдем.

На глазах ошеломленного Тиро мы вышли из «детской» и отправились к гардеробу.

– Вот. – Фиона кинула мне платье. – Доволен? Да, это подарок Вьорка! Ну, беги, скажи ему об этом! Не нужны мне его подарки, ничего мне не нужно!

Лиф платья украшала коричневая обугленная дыра.

– Крондорн всемогущий! Кто это тебя так!

– Меня? – И тут Фиона впервые рассмеялась. – Это не оно меня, а я его. Ты же сам говорил, что кранчеккайл будет со мной не вечно. Вот я и училась гладить.

– Гладить! – Я захохотал вместе с ней. – Да чем же ты его гладила, шаровой молнией что ли?!

– Пять дней назад еще, – с неподражаемой женской логикой откликнулась Фиона. – Ну что? Все теперь?

– Наверно.

Оставалось слишком много вопросов. Очевидно, и я, и Крадир видели одного и того же человека. В этом самом платье. Вернее, не в этом: не заметить такую дыру мог бы разве что крот.

Если только она не сделала ее специально. Сегодня утром.

Я чуть не врезал кулаком по ни в чем не повинному шкафу. Хорош Щит, который неустанно подозревает свою королеву…

Никогда еще я так не радовался гулу третьего колокола.

– Не забудь рассказать Вьорку про платье. – Это уже по дороге к выходу. – И не грусти. Все образуется.

Да уж, попрощались. Тертые слова, пошлые, банальные. Вот как нужно утешать девушку, когда собираешься с ней расстаться…

Но что если Беххарт рано сдался?

Люди принесли в Хорверк настоящее исцеление и магию. Мир с Империей. Деньги, наконец.

И яд, против которого у нас нет противоядия.

Глава VII

4 адлари


«Живые картины» из детства Вьорка произвели на меня впечатление: утром снова потянуло в Сад – посмотреть, насколько же там все изменилось за восемьсот лет… На обратном пути встретили Монха, который как-то чинил замочек в моей любимой шкатулке. Попросила его зайти: пусть сделает мне ключ от потайной дверцы в спальне.

Обедала с Гвальдом в гостиной. Есть совсем не хотелось, я снова и снова вспоминала подслушанную вчера беседу.

– Эй, ты что делаешь? Этот цветок может год в воде простоять! Или ты думаешь, у нас тут таких целые заросли? – Гвальд явно был не в духе.

– Ой… – Оказалось, я в задумчивости оборвала лилоцвету почти все лепестки. – Ой…

– С Вьорком, что ли, поругалась? Фиона, да на тебе не только лица нет. В смысле и его нет, и во всем остальном ты как не отсюда. То есть… – Гвальд сконфузился. – В общем, если что-то случилось, лучше расскажи. Я имел в виду, что если с Вьорком, то это твое дело, тогда лучше ничего не говори. – Он совсем запутался.

Я вздохнула.

– Нет, не поругалась… Я вот все думаю про эту гвизарму: может, это заговор против Вьорка?..

– Что-что? – нахмурился Гвальд.

Я произнесла «заговор» по-ольтански, потому что не могла вспомнить, как это звучит на гномьем.

– Как бы объяснить… Это если бы мы с тобой, например, тайком от Тиро и Стради договорились между собой что Мэтта надо… – Я замялась.

– Устранить? – хмыкнул Щит.

Я поежилась и внезапно поняла: Гвальд имел в виду не «убить», а именно «устранить», отодвинуть…

– Знаешь, почему ты не смогла вспомнить, как по-гномьи «заговор»? Потому что мы его произносим точно так же, как вы! Ну, почти так. И не только его. «Бриз», «болото», «шулер», «заговор»… Понимаешь? – Гвальд пытливо вглядывался в мое лицо.

– Ты хочешь сказать, что у вас никогда…

– Был однажды случай… Чуть ли не две тысячи лет назад. Если ничего не путаю, там все крутилось вокруг разного толкования права старшинства, но и то никто своих требований не скрывал, все шли в бой с поднятым забралом.

– Я совсем про другое, заговор – это когда втайне…

– Наковальня Крондорна! – вдруг разъярился Гвальд. – Фиона, я тебе пытаюсь объяснить: не бывает так у гномов, не бы-ва-ет. Не способны мы что-то скрывать дольше одного дня.

С одной стороны, он прав. Действительно, это не в гномьем характере. С другой – не совсем. Гномы врать не будут, но они могут просто недоговаривать…

– Знаешь, – помягчел Щит, – мой тебе совет: забудь ты обо всяких заговорах. Начиталась своих книжек? «Страсти при дворце»?

Я покраснела.

– Не «при», а «во», и не «страсти», а «страсть»… – У меня действительно на столике возле кровати валялась эта книга. Правда, речь там шла не совсем о заговорах, даже совсем не о заговорах… Словно боги снова напоминали, что мы говорим на разных языках…

– Не важно. Фиона, пойми, я-то Щит и делаю скидку на то, что ты из Ольтании. Но кому другому расскажешь – засмеют. Впрочем, даже Щиты засмеют… Вот Тиро, остроязыкий наш, узнает – не упустит случая повеселиться.

Мне стало как-то неловко. Раз Гвальд так уверен…

– Неужели ты из-за этого такая мрачная?

– Да… То есть нет. – Я вздохнула.

– Что ж с тобой случилось? Может, я помогу? – участливо поинтересовался Щит.

– Вряд ли.

– Ну, не хочешь говорить – не надо, – миролюбиво согласился Щит. – В конце концов, кто я такой, чтобы со мной своими мыслями делиться… Так, охранника приставили. А ты – королева… – Гвальд встал, тихо отодвинул стул и направился к двери.

Мне показалось или в его словах действительно чувствовалась горечь?

– Погоди, – окликнула я его. – Я, наверно, тебя обидела…

– Да что там. – Щит махнул рукой. – Это я какой-то сегодня… не такой. А ты действительно имеешь право… вообще с нами не разговаривать. И ничего не рассказывать. Мы стерпим. Мы ж сами вызвались. К тому ж всякие добрые души вроде Беххарта нам, бестолковым, помогут…

Меня как ударило! Действительно, я же так и не рассказала…

– Я тебя прошу, подожди! Я давно хотела… – Я вскочила, схватила Щита за руку и силком усадила обратно. – Вот, слушай с самого начала.

Гвальд слушал меня молча, и лишь временами его взгляд становился таким пристально-внимательным, что мне делалось не по себе. Как я и думала, Беххарт ничего им толком не объяснил – лишь намекнул, что в деле замешана магия. Я же старалась не упустить ни единой детали, но как же тяжело оказалось вспоминать, переживать это заново!.. Гвальд был полон сочувствия, но я все же не смогла удержаться от слез. К тому же мне вновь не давала покоя обида за Крадира и за мага.

– Ну почему, почему! Почему так несправедливо!

– Фиона, я догадываюсь, что ты любишь людей больше, чем гномов…

– Глупости! И вообще, люблю – не люблю, какая разница!

– Стоило ли тогда идти на поводу у желаний короля? – Гвальд сказал это так, будто я пошла на поводу у палача.

– Он послал за мной, едва пришел в себя. Как же я могла ему отказать?!

Тут открылась дверь – вошел Мэтт.

Я едва сдержала вздох облегчения. Во-первых, потому, что это Мэтт, а не кто-то другой, а во-вторых, потому, что теперь мне не придется ломать голову над тем правильно ли я поступила, рассказывая правду только Гвальду.

Гвальд встал, но мне очень не хотелось его отпускать. Пусть лучше еще раз послушает… а я постараюсь успокоиться. В конце концов, лет через десять, надеюсь, я смогу вспоминать об этом без такого напряжения сил, но сначала надо выговориться.

И я все рассказала Мэтту. Конечно, я предупредила, что дальше моих Щитов эта история пойти не должна… Но они и сами не маленькие – понимают.

А потом… потом я подумала о гвизарме. Точнее, Гвальд напомнил нам о ней. Неужели любой в Хорверке рискует жизнью – постоянно! – только потому, что здесь так мало магов?

Мэтти все повернул так, будто это пустые страхи. И я уже успокоилась, как вдруг в дверях появился Стради, явно собирающийся сказать что-то важное. Я бы даже сказала, собирающийся с духом. У меня возникло ощущение, что все повторяется, все это уже было…

– Гант мертв, – произнес он.

Мертв?! Я вскрикнула, не сумев сдержаться, и зажала ладошкой рот.

– Труба просит, чтобы к нему, в смысле к Трубе, пришел кто-нибудь из нас. В смысле из Щитов.

Я не колебалась ни мгновения.

– Мэтти, сходи ты. И попроси Крадира присмотреть за гвизармой. Только так, чтобы муж не слышал, не надо волновать его понапрасну.


5 адлари


Ночью я просыпалась от каждого шороха. Один раз мне показалось, что в соседней комнате кто-то есть, и я уговорила Тиро вместе с Гвальдом сходить и проверить. Гвальд из предосторожности отправился один и тотчас вернулся – никого.

Согласна, со страхами надо бороться. Но после смерти Ганта мне ни на секунду не хочется оставаться одной. И дело не только в том, что он умер. Хотя почему нет – именно в этом!

Так тревожно на душе… Хочется быть поближе к мужу, но ему и без меня забот хватает. И еще Втайла – как некстати – отпросилась на свадьбу к сестре и вернется только через три дня.

Тиро никак не проснется. Вот во всем он такой… Надо будет крикнуть Гвальду в соседнюю комнату – пусть пропоет какой-нибудь боевой гномий мотив, этот соня сразу подскочит.

Хотя не знаю, хватит ли у Гвальда голоса не то что на боевую песнь, но даже и на колыбельную: ему вчера выпала роль сиделки при королеве. Далеко за полночь он рассказывал мне легенды об основании Хорверка: как четверо сыновей Роракса Длиннобородого появились в этих горах, как возникли кланы… Потом я угомонилась, попросила его не уходить дальше столовой и наконец заснула.

С утра решила поднять себе настроение: принарядилась в любимое синее платье с вышитыми по подолу золотыми звездочками. Едва оделась, как в дверях появился Вьорк вместе с Мэттом. Мне бы радоваться, да что-то слишком они рано. Я насторожилась – и не зря.

Вьорк сразу же огорошил меня:

– Ты была сегодня у Крадира?

– Ты знаешь, который сейчас час? – Наверно, ответ не слишком вежливый… Но с какой стати мне, не успев глаза протереть, тащиться к Крадиру?

– Да, но… Понимаешь… Словом, сегодня ночью на Крадира напали.

Что же это творится!

– Он жив? – спросила я с надеждой.

– Жив, – ответил король, – а ты сомневалась?

Я ничего не понимала. Откуда такая враждебность? Я даже отступила на шаг: сейчас передо мной был не мой муж – добрый и заботливый, а король гномов Труба, недоверчивый и беспощадный.

– Вьорк, давай по порядку. – Я постаралась взять себя в руки. – Что-то не так?

– Крадир говорит, что это была ты! – скороговоркой произнес Вьорк.

Я обернулась. Мэтт – верный Мэтт! – беспомощно пожал плечами. Если даже он…

Конечно, он же гном. А я человек.

И Вьорк! Тоже хорош!

Мысли путались и разбегались, как овцы у нерадивого пастушонка. Я сжала зубы. Надо все же разобраться, что происходит.

Во-первых, с моим появлением в Хорверке начало твориться что-то неладное. Во-вторых, кто-то очень умный хочет все свалить на меня.

Ну уж нет!

– Я со вчерашнего вечера не выходила из своих покоев!

Мы позвали Гвальда, и он подтвердил мои слова.

– Тебе достаточно?

– Фиона…

– Может быть, мне выйти? – Мэтт с запозданием осознал, что стал свидетелем весьма некрасивой сцены.

– Нет! – Вьорк замахал на Мэтта рукой. – Если жена не против…

– Не против. – Я уже могла отвечать только сквозь зубы. – Вьорк, давай сначала.

Вьорк поведал мне, что, оказывается, этой ночью я пробралась в спальню к Крадиру и заколдовала его заклятием Гудящей Тростинки – или что-то в этом роде. Исключительно для того, чтобы узнать, о чем он думает, – насколько мне удалось уяснить из сбивчивых объяснений мужа. Я сидела как на иголках и еле дождалась конца этого бреда.

– Ты мне не веришь?

– Поставь себя на мое место.

Даже при большом желании у меня бы не вышло, да я и не пыталась.

– Тебе хватит на несколько дней троих Щитов?

Конечно хватит! Почему он спрашивает?

– Хорошо. Мэтт, тогда не забудь, что примерно через час тебя ждут.

Мне показалось, что я самая несчастная королева на свете. Я так мечтала, чтобы Мэтт побыл со мной!

Если бы я знала, что скоро лишусь его общества на несколько дней, отправила бы вчера к Вьорку Гвальда.

– Мне бы хотелось, чтобы эти заброшенные туннели увидел кто-то, кому я могу доверять, – мягко сказал Вьорк. – А моим Щитам сейчас приходится охранять сразу троих.

Ну что же это такое! То есть Вьорк прав, конечно, но почему именно Мэтт? А другим он что, не доверяет?! Они же все – мои Щиты… Я едва удержалась от того, чтобы попросить послать в эти туннели Гвальда…

Когда Вьорк ушел, я опять разрыдалась. Если я собираюсь и дальше плакать по любому поводу, наверно, придется выпивать в день по четыре кувшина воды.

– Мэтти, ты что-нибудь понимаешь?!

– Зачем ты обманула короля?

Обманула?! С такой холодностью, с таким презрением…

– И ты туда же!

Глупая, глупая! Зачем я его спросила? Зачем он вообще остался? Он же тоже мне не верит! Шел бы себе прямо сейчас в этот свой дурацкий поход…

– Не туда же, а совершенно в другое место.

«Вот-вот, – подумала я. – Именно в другое. В туннели. Ну и на здоровье».

– Фиона, я видел тебя этим утром. По дороге к Крадиру.

– Вы что все, сговорились?! – В горле стоял ком. Правда, плакать уже не хотелось – хотелось кричать на Мэтта. И как следует дать ему чем-нибудь тяжелым.

Так дело не пойдет. Глубоко вздохнуть, закрыть глаза, медленно досчитать до пяти…

– Я не владею магией, – проговорила я устало.

– Слушай, а где твое вишневое платье?

И чем ему это не нравится?! Синее, мое любимое! И вообще, нашел время…

– А что?

Он так толком не объяснил, но я и не настаивала. Мне хотелось поскорее закончить этот странный разговор. Вряд ли Мэтт стал бы меня спрашивать о нарядах, если бы ему не пришла в голову какая-то идея.

Я открыла шкаф. Платье было очень удобным и мне шло, но, собираясь на Ночь Роракса, я решила самостоятельно его погладить. Ну и сожгла, конечно. Вообще-то в трудные времена мне иногда приходилось этим заниматься, но больших успехов в искусстве отутюживания я так и не достигла.

Мэтт, когда увидел платье, испугался:

– Крондорн всемогущий! Кто это тебя так!

– Меня? – Я нервно расхохоталась. – Это не оно меня, а я его. Ты же говорил, что у Втайлы могут быть и другие заботы… Вот я и училась гладить.

Мэтт развеселился вместе со мной. Со смехом ушло напряжение между нами – погасло, как свечка на ветру. Но только я собралась сказать Мэтту, что хочу попросить Вьорка отпустить в туннели Гвальда, а не его, как ударил третий колокол.

– Не забудь рассказать Вьорку про платье. – Честно говоря, я не думала, что Вьорк станет интересоваться дырой. – И не грусти, все образуется. – Вот и все, что сказал мне мой Щит на прощание.

А я растерялась и ничего ему не пожелала: ни удачи, ни скорого возращения… Просто не успела – он не ушел, а умчался.


6 адлари


Вчера после ухода Мэтта долго не могла успокоиться. Отправила Страда разузнать, что случилось с Гантом. Никто толком не знает. Был гном – и не стало. Упал и умер…

Кажется, скоро Щиты понадобятся не только королю, но и главам кланов. И гильдий уж заодно.

Но сегодня заставляю себя не думать об этих несчастьях. С утра поднялась вместе со Щитами наверх, в Сад. Такой солнечный день!

Морозно. Где-то на севере, наверно, уже падают снежинки. Мне всегда так радостно смотреть на их игру, особенно на солнце. Теперь почаще буду приходить сюда, чтобы проверить – лег снег или нет еще. Хорошо бы в снежки поиграть…

Но сейчас не до игр.

Надо попытаться еще раз проникнуть в дом Твана. Пробовала завести разговор об этом со Щитами: сначала со всеми вместе, потом с каждым по отдельности. Они против (видно, Мэтт им сказал, что мы туда не пойдем – и точка). Придется что-то придумать.

Сегодня решила проведать Шенни. Его дом недалеко от моих покоев, а я уже неделю с ним не виделась.

– Ну наконец-то! А я думал, ты забыла про скромного посла своей родины.

Вскоре после моего приезда в Хорверк мы с Шенни по местному обычаю перешли на «ты».

По правде говоря, думаю, что у него свободного времени как раз гораздо меньше, чем у меня.

– Что-то ты неважно выглядишь. Не выспалась? Устала?

Хорошенькое начало. Теперь чуть ли не каждое утро начинается с «комплиментов»: «не выспалась», «исхудала», «на тебе лица нет»…

– Честно говоря, ты тоже, – усмехнулась я, не удержавшись. – Знаешь, все эти события. А тут еще Гант. – Я не знала, могу ли поделиться с Шенни тем, что случилось с Крадиром. И решила, что не стоит впутывать еще и посла.

Может быть, рассказать о том, что я слышала в доме Твана? Пока я раздумывала, не сочтет ли Шенни меня выдумщицей, он тихо проговорил:

– Я бы на твоем месте заглянул к Лиз.

– Не веришь, что я здорова? – Сказать честно, получилось это у меня резковато. Но я сразу вспомнила ту страшную ночь!

– Разве я сказал, что ты больна? – улыбнулся Веденекос. – Посидите, поболтаете… Вот уж кто действительно полон сил! Да и Соридель пошел на поправку – и тоже, уверен, будет рад тебя видеть.

– Ты был у него?

Совсем забыла! Я же так хотела зайти к нему, с дочкой познакомиться.

– А как же. Он пока в постели, так что скучает за троих и все порывается сбежать в свою лабораторию, только Лиз ему и думать про нее запретила, пока полностью на ноги не встанет.

– Шенни, – спросила я немного невпопад, – а как зовут его дочь?

– Дочь? – удивился Веденекос. – Сиэнре. Только по-моему, ее нет сейчас в Хорверке.

– Как это нет? – возмутилась я. – С отцом плохо а она…

– …так активно его лечила, что Соридель отправил ее к родственникам, – расхохотался Веденекос. – Должна была вчера уехать.

Мы еще немного поболтали, Шенни показал мне новый увлекательный роман, присланный ему из Ольтании. В нем герои прячут от злого колдуна какую-то старинную волшебную чашу. Интересно, наверно, – возьму у него почитать.

После обеда, захватив приготовленный для Сиэнре и Сориделя сундучок с подарками, отправилась вместе со Стради и Гвальдом к придворному магу.

Пока дошли до Кораллового леса, все башмаки стоптали. Сначала наша процессия двигалась длинным коридором, огибающим королевские покои, – это, конечно, не Тронная улица, главная в Брайгене, но тоже довольно широкая и многолюдная. Или многогномная. В силу того, что я теперь почти народная героиня, шли мы по ней целый час, если не больше. Приходилось все время раскланиваться. Потом поднялись с четвертого на второй этаж, миновали много узеньких улочек-коридорчиков, один раз оказались почти у самой поверхности и наконец попали в лес.

Легенда гласит, что когда-то давно предок Вьорка обнаружил в одной из естественных пещер Хорверка первый коралл (сейчас он в центре леса, под стеклом). Коралл так поразил короля, что тот отдал приказ повсюду собирать их и свозить в Брайген. За столетия коллекция необычайно разрослась, и сейчас уже четыре большие пещеры действительно напоминают диковинный лес из белых, зеленых, розоватых, красных и перламутровых деревьев…

Не задерживаясь в лесу, мы вышли через боковой проход на Гончарную, добрались до Лестничной улицы и оказались возле старинной двери, обитой медью. Звякнул колокольчик (могу поклясться – раньше, чем номер три дотронулся до шнура), и вскоре нам навстречу вышла уже немолодая, но очень миловидная ольтанка.

– Ваше Величество, как приятно… большая честь…

Я уже устала за последние дни от всеобщей любви. Тем не менее из уст Синтры, экономки Сориделя, мне было приятно услышать эти слова. А я боялась, что прием будет куда холоднее, – ведь мне приписали сделанное магом! Впрочем, скорее всего Синтра даже не знает всех подробностей.

– Проходите, пожалуйста, располагайтесь. – Синтра провела нас в просторную комнату. – Я должна предупредить господина Сориделя. Пока еще он не может вставать с постели, но думаю, что вас с удовольствием примет.

Синтре, на мой взгляд, лет немало – может, сорок, а может, и больше. Но она легко, как девочка, взбежала по ступеням наверх.

Мы остались внизу разглядывать диковинный шкаф: каждая его дверца была украшена причудливым изображением лиц – или морд – каких-то неведомых мне существ. Я присела на краешек кресла, правда, не раньше, чем Стради потрогал его рукой. «Мало ли что за мебель у них, колдунов», – пробормотал он еле слышно.

Неодобрительно поглядывая на топочущих Щитов, Синтра провела нас на второй этаж. Из светлого холла – такое ощущение, что его заливали солнечные лучи, хотя я и знала, что это невозможно, – вело пять дверей. Я вслед за Синтрой вошла во вторую справа, Щиты следовали за мной.

Спальня чародея тоже была словно освещена солнцем. На самом деле, как я разглядела, присмотревшись, свет струился с потолка – будто неяркое вечернее солнышко заглядывало в окошко на крыше. На широкой кровати, похудевший, с изрядно поседевшей – это за несколько дней-то! – шевелюрой, лежал Соридель.

В этот момент во мне что-то перевернулось. Вспоминая об этом позже, я так и не могла понять, отчего это произошло: то ли я испугалась, что Соридель при смерти, то ли так устала, что не могла сдержаться… Но только с той поры в горле у меня горький ком, а в мыслях – постоянное осознание того, что и гномы поступают несправедливо. Маг чуть не умер, а я якобы… И даже Вьорк – мой муж, тот кого я так люблю! – может обманывать.

Я подумала об этом, наверно, в тысячный раз, но именно теперь, у постели обессилевшего мага, я назвала вещи своими именами. Ложь. Вот что кольнуло меня больнее всего. Вот отчего я так не люблю вспоминать всю эту историю.

Нет, я вовсе не наивна. Тот, кто провел в альдомирском дворце больше одного дня, наивным быть не может. Я прекрасно понимаю, что правители вынуждены хитрить, недоговаривать, лгать, наконец… Но с тех пор, как я поселилась в Брайгене, я ни разу не была свидетельницей чего-то подобного. И невольно где-то внутри меня зародилась мысль, что так всегда и будет: все честно, открыто, по правилам. Но вот – впервые – все не так, и как же мне больно…

Наверно, я побледнела, потому что маг, даже не поздоровавшись, крикнул:

– Синтра! Воды!

Вбежала экономка, усадила меня на стул, подала стакан…

Я прошептала:

– Простите меня. Простите…

– За что, Фиона? Да что с тобой такое?…

– Соридель, ведь это вы… ты спас короля. А мне приписали…

Я дернулась, вспомнив, что Синтра еще в комнате. Маг сделал успокаивающий жест:

– Не волнуйся, Синтра все знает.

Я взглянула на него с удивлением: интересно, кто ей рассказал?

Словно уловив мою мысль, Синтра мягко подошла к нам:

– Сиэнре любит иногда побаловаться с разными магическими штучками… И никогда не может удержаться, чтобы не поделиться своими успехами со мной.

Я не стала допытываться: Соридель и без того выглядел весьма смущенным.

– Простите меня, хорошо? – Я снова повернулась к магу.

– Мне не за что тебя прощать, девочка. Ты вела себя мужественно и с достоинством. Ты настоящая королева.

– Спасибо! Но мне так больно оттого, что все почести обрушились на меня, а ты остался в стороне…

Я все-таки не выдержала: слезы потекли двумя солеными ручейками на подбородок. Надо взять себя в руки… Сквозь влажную пелену я посмотрела на мага. Соридель был очень старым. Очень. И он улыбался.

– Девочка…

У него была такая теплая улыбка. И он только что назвал меня настоящей королевой. А я опять расплакалась, как сопливая девчонка…

Внезапно Соридель закатил глаза, – я испугалась, не стало ли ему плохо. Поднес ко рту кулак, дунул, раскрыл его… На ладони лежал чудесный батистовый носовой платочек. С вышитыми незабудками и буквой «Ф». У Сориделя был такой вид, будто он дракончика наколдовал и тот его сейчас за нос цапнет. Я расхохоталась. Совсем не по-королевски, но мне уже было все равно.

Маг протянул мне платок. Я вытерла слезы, обернулась. Синтра, подмигнув, подала мне зеркало. О чудо! Будто и не плакала вовсе. Платочек был волшебным. Да, это именно то, чего мне так недоставало последние дни!

– Ой… Спасибо! – Вот и все, что я смогла произнести.

Потом мы пили чай около постели мага – вставать ему пока тяжело. Синтра принесла мне вкусные конфеты, Гвальд и Страда уписывали за обе щеки пирожки. Соридель рассказывал всякие забавные случаи из жизни «великих и ужасных» магов.

Возвращались мы уже поздно вечером. Я молчала, все думая, как бы мне уговорить Щитов сходить в дом Твана. Но так ничего и не придумала.


7 адлари


За то недолгое время, что я здесь живу, я успела полюбить Брайген всей душой. Его улицы-коридоры – одни таинственные, полутемные, другие – светлее дворцовой площади Альдомира в солнечный день. Его удивительные кварталы-мастерские и маленькие фонтанчики, возникающие как по волшебству на перекрестках и людных площадях. Его огромные часы с неимоверным колоколом, задающим ритм жизни всего города… Но больше всего, конечно, я полюбила людей Брайгена. Точнее, гномов. Трудолюбие, доброжелательность, терпение, гостеприимность… Впрочем, все эти слова – лишь бледные тени тех качеств, которыми они обладают. Для того чтобы понять их, надо находиться рядом с ними. И я счастлива, что живу здесь.

Но иногда – только иногда! – бывают моменты, когда я вспоминаю о солнце, о лесе, о море, о том, что я человек… и раньше вокруг меня были почти одни только люди. Мне кажется, это было давно-давно. Но до сих пор меня иногда тянет на поверхность. Или к другим людям.

Вчера, придя от Сориделя, почувствовала: мало. Мне мало человеческого общения, мне хочется поговорить еще с кем-то…

Утром, отпросившись у Щитов, отправилась к Лиз. Они без особых возражений отпустили меня одну (Вьорк разрешил мне ходить к жрице и к послу самостоятельно, видно чувствуя во мне эту «человеческую» потребность, – да и идти-то и к одной, и к другому всего ничего). Правда, мне показалось, что все равно чьи-то глаза провожали меня по крайней мере до поворота, если не до дверей жрицы. Так, конечно, надежней. Но иногда утомляет.

Шенни оказался прав: жрица мне очень обрадовалась.

Надо сказать, она совсем не похожа на тех служителей богов, к которым я привыкла при дворе Нельда. Может, потому она и здесь. Может, потому меня к ней и тянет.

В ней нет ни капли напыщенности, она не лезет со всякими дурацкими советами. И еще она очень мягкая. Не знаю, как по-другому сказать. Наверно, нехорошо так думать, но я бы хотела, чтобы у меня была такая мама. Свою я тоже очень люблю, но Лиз…

К ней хочется прижаться, хочется, чтобы она обняла тебя, защищая от любой напасти. И хочется делать так, чтобы она сама была довольной и веселой.

Впрочем, Лиз и так все время с улыбкой на устах. Даже сейчас, еще не до конца оправившись, она ходит по дому, напевая какие-то тихие песенки и чуть ли не пританцовывая.

Лиз меня очень удивила. Когда мы прощались, она наклонилась ко мне и потихоньку шепнула на ухо, так, чтобы не слышали Щиты:

– Передай Втайле, что я молилась за нее. Все будет хорошо – так и скажи.

Вот уж не думала, что Втайла общается с человеческой жрицей! Интересно, что кранчеккайл понадобилось от Лиз? Мне, конечно, страшно любопытно. Но если Втайла сама не расскажет, допытываться не буду.

Вечером ужинала с Вьорком. Нельзя сказать, что поначалу он был настроен благодушно. Точнее, он, кажется, не знал, как себя со мной вести.

Я попыталась немного разрядить обстановку: рассказала ему, что была в гостях у мага и у Лиз. Муж только помрачнел.

– Ты обсуждала с Сориделем то, что случилось с Крадиром?

– Все еще думаешь, что я как-то замешана в этой истории. Очень жаль. – Я поджала губы. – Кстати, как самочувствие Крадира?

– Неплохо.

Мы помолчали. Что же делать? Вьорк думает, я что-то скрываю от него. Нет ничего глупее, чем оправдываться в том, чего ты не совершала.

И тут меня осенило: не зря же Мэтти просил рассказать мужу о платье?! Не думаю, что это сильно поможет, но попытаться стоит.

– Вьорк, я тут кое-что вспомнила… – начала я.

Он напрягся, как тиглан перед прыжком.

– Точнее, Мэтт считает, что это очень важно. Дело в том, что вишневое платье – то, которое ты подарил мне месяц назад, – я прожгла утюгом.

Глаза короля округлились так, что на ум невольно пришло сравнение с огромными тарелками, из которых мы как раз в эту минуту ели суп.

– Ты тоже считаешь, что это очень важно?! – Его обычно громовой голос прозвучал очень мягко. У гномов нет лечебниц для душевнобольных, но Вьорк, по-моему, в это мгновение был готов устроить одну такую. Для меня.

Кажется, зацепочка не сработала. Но раз уж начала надо договаривать до конца.

– Я не знаю… показала ему это платье, которое прожгла пять дней назад, а он расхохотался…

– Пять дней назад? И как же Крадир тебя видел в ту ночь, если…

– Не меня!

– Ты хочешь сказать, что на самом деле твое платье на тот момент было уже прожжено?

– Ну да! Оно с такой дыркой! – вновь расстроилась я.

– Наковальня Крондорна! – Вьорк откинулся на спинку стула, зажав ложку в кулаке.

И тут и до меня дошло! Я была так расстроена, что поначалу никак не могла взять в толк, при чем тут эта злополучная дырка…

– Вот видишь! Видишь! А ты мне не верил! Это просто не могла быть я!

– Если б я тебе действительно не верил, – муж с силой сжал кулак, – то ты бы… Я бы… – Он махнул рукой. – Скажи лучше, есть у тебя идеи, кто это был на самом деле? И, кстати, кто еще про этот утюг знал?

– Втайла, конечно. Но она говорит, что проще новое сшить… – Я махнула рукой.

Вьорк задумался, и больше мы к этой теме не возвращались.

После ужина мы с Вьорком отправились в его покои. Я любила такие вечера: Щиты оставляли нас одних, а сами уходили в соседнюю комнату. Муж занимался какими-то важными бумагами, а я вышивала. Иногда, когда ему не надо было работать, он раскрывал старинные летописи, позаимствованные у Ведающего, и читал мне вслух. Все было так по-домашнему…

Но в этот раз только я устроилась на своей скамеечке возле его стола, как заглянул Цорр и, потупившись, попросил короля «выйти поговорить».

– Что случилось? Давай здесь.

– Вьорк, разговор не предназначен для ушей королевы. Да и остальных…

Муж на мгновение насупился, потом ободряюще улыбнулся мне и вышел.

Вздохнув, я продолжила вышивание розы. Честно говоря, мне не слишком-то удавались все эти вязания-вышивания, но муж так радовался, когда я ему подарила собственноручно связанную салфеточку…

– Да кто тебе дал право! – донесся голос Вьорка из столовой. Я прислушалась.

– По-моему, я все еще твой Щит. – Цорр тоже повысил голос. – И уже без малого…

– То есть ты склонен ему не доверять, – грубо оборвал его король. – Сначала Мэтт пересмотрел весь Фионин гардероб. Потом выяснил, что именно это платье она испортила. Но зачем, Цорр? Ты считаешь, что королева чуть не убила Крадира, а Мэтт с ней заодно?!

– Я не знаю, выгораживал ли он Фиону, но…

– Что – «но»? Невиновность Фионы может подтвердить Втайла. Все, разговор окончен. И позови обратно Гвальда. Все равно мы так орали, что, наверно, эльфы в Баль-Тэре оглохли.

Орал по большей части Труба. Точнее, гудел. Но благодаря этому я поняла – у меня появился еще один недоброжелатель. И что я такого Цорру сделала?!

Нет, определенно сегодня все мечтают, чтобы Вьорк им поверил!

Муж вернулся в кабинет, положил руки мне на плечи и пристально взглянул в глаза:

– Ты все слышала?

– Не все…

– Не обращай внимания. Они хотят как лучше. Главное, что я верю тебе.

Я кивнула и улыбнулась – довольно печально, надо признать. А что мне еще оставалось делать?

Муж сел за свои бумаги, я за шитье. Работа у него явно не клеилась, он пыхтел, сопел, вставал, снова садился.

– Может, я могу тебе помочь?

– Не думаю… хотя вот, взгляни. – Муж протянул мне исписанный лист. – Не нравится мне эта речь, ох как не нравится. Я бы после такого не то что договор не подписал, я бы… – Вьорк выразительно рубанул рукой наотмашь.

Речь была написана Дамертом по случаю скорого приезда в Хорверк брата эльфийского короля, который должен был договориться с Вьорком о каких-то выгодных для гномов торговых делах. Но Ведающий со своим знанием истории явно перестарался. Человеку, да и эльфу, не искушенному в политических интригах, речь могла бы показаться хвалебной. Но на самом деле она никуда не годилась, и любой придворный увидел бы в ней следующее: «Несмотря на то что в прошлом между нами было то-то и то-то, – далее шло солидное перечисление столкновений между гномами и эльфами, причем последние почему-то всегда оказывались в них виноваты, – очень хочется с вами торговать, уважаемые».

– Не знаю, что на него нашло, – пожаловался Вьорк. – Дамерт был против этого договора, может, поэтому он так все изобразил… Я ему сказал: ты там намекни, что они не всегда были правы, да и кое-какие должки за ними остались… Вот он и намекнул. Хм-м… Вообще-то он эльфов не любит, но надо же знать меру!

– Давай я исправлю!

– А у тебя получится? – Король лукаво прищурился.

– Я могу попробовать! Все равно переделывать!

До седьмого колокола я усердно переписывала речь. Вьорк пытался занять себя чем-нибудь, но поминутно подбегал ко мне и, заглядывая через плечо, удовлетворенно хмыкал или цокал языком. Я попыталась объяснить, что он отвлекает меня. Не тут-то было. Тогда я пригрозила, что уйду писать к себе, но хитрый Вьорк объявил, что бумаги государственной важности из его покоев не выносятся.

Наконец речь была готова. Я торжественно вручила ее мужу. Вьорк был очень доволен и все нахваливал меня.

– Слушай, а у людей есть такая должность при королях?

– Какая?

– Ну, тот, кто речи пишет.

– Обычно этим занимаются канцлеры, секретари разные.

– Ну, беру тебя в канцлеры! Проси чего хочешь! И полкоролевства в придачу – так у вас в сказках говорится? Заслужила, маленькая королева!

Вот он, мой шанс!

– Знаешь, я немного устала от однообразия. – Мне показалось, что такой разговор лучше заводить издалека.

– Что ты имеешь в виду?

– Все время одно и то же! Можно сегодня сходить в гости к одному, а завтра – к другому. Можно прогуляться в Коралловый лес, а можно – в Сад. Но не целыми же днями этим заниматься! Нет, ты не подумай, там здорово… Но иногда ведь хочется и чего-то другого.

– Э-э… А ты задумывалась, чего именно?

– Ты удивишься, наверно… И скажешь, что это слишком…

Я печально вздохнула.

– Ну? – Вьорк даже притопнул от нетерпения.

– Я хочу настоящего приключения.

Он закашлялся, а я решительно перешла в наступление:

– Знаешь, когда я жила у батюшки и во дворце, мне постоянно что-то запрещали. С горок кататься нельзя. В море купаться нельзя. Скакать на лошади нельзя – можно лишь ездить шагом, неподалеку от замка. На крышу лазить тоже нельзя. Все из-за того, что я якобы могу упасть, пораниться, утонуть… Все вокруг повторяли: «Вот выйдешь замуж, пусть муж за тебя и отвечает».

Тут я слукавила, конечно. Все приговаривали: «Кто возьмет замуж такую непоседу?»

– Но в Хорверке ты не найдешь таких развлечений, – Резонно заметил Вьорк. – Давай подумаем, может, мы их на что-нибудь заменим? Не менее увлекательное, а? У нас есть пони…

– Эти коротконогие? – Я презрительно фыркнула, хотя на самом деле мне нравилось на них кататься – у меня даже был любимый маленький конек во Вьорковой конюшне, которому я тайком носила соль и сахар.

– Как раз для тебя! – засмеялся Вьорк. – А если их вывести в Длинный коридор, чудесные скачки можно устроить!

На моем лице отразилось такое уныние, что король сконфуженно замолчал. Одно дело – скакать по полям, когда ветер несется тебе в лицо, и совсем другое – заставлять бедных пони мчаться по узким каменным коридорам.

– А хочешь, отправляйся со Щитами на Ласточкин перевал: туда часа три пути, и обратно столько же – настоящий поход!

На самом деле мне этого очень хотелось. Но еще больше хотелось добиться другого.

– Вьорк, там же сейчас очень холодно, ветры. Вот весной – с удовольствием!

Муж задумался. Я уставилась в пространство, будто бы только сейчас серьезно задалась вопросом, что же мне будет интересно.

– Кажется, я знаю, где оно меня ждет!

– Кто? – не сразу понял муж.

– Приключение, конечно! Самое настоящее! И в то же время неопасное. Причем прямо в Брайгене.

Вьорк был удивлен и обрадован:

– Приключение, неопасное и в Брайгене? Решила Хийнма за бороду подергать?

Вот такой у гномов юмор. Незамысловатый, прямо скажем. Прыснув в кулак, я спросила мужа напрямик:

– Ты знаешь, где дом Твана?

– Конечно.

Вьорк не сообразил, куда я клоню. Решил, видно, что приключение ожидает меня где-то поблизости.

– Я хочу его исследовать!

Лицо короля потемнело.

– Там была магия! – Вьорк сделал страшные глаза и стукнул кулаком по столу. – Давай договоримся: любое приключение по твоему вкусу. Но действительно безопасное.

– Хорошо! Тогда я иду со Щитами кататься на лыжах по Северному склону.

Кулак снова с грохотом опустился на стол, но меня это не испугало.

– Да там… там одни сорвиголовы катаются! Ты знаешь, что до совершеннолетия туда гномам даже подниматься запрещено?

– А ты сорвиголова? Сам мне рассказывал, как лет за десять до первого посещения Храма Дара убежал туда кататься.

– Тогда склоны были не такими крутыми!

Я не выдержала и расхохоталась.

– Конечно, не такими. И солнце светило ярче. И вода была чуточку мокрее.

Вьорк надулся:

– Зря ты так. За восемьсот лет, знаешь ли, угол наклона изменился примерно на…

– Ладно-ладно, не спорю! – Я поспешила вернуть разговор в прежнее русло. – Предлагаю отличный вариант: дом Твана. Может, он, конечно, и заколдованный, но я уверена, что вреда от того, что я туда схожу, не будет. К тому же я…

Я хотела рассказать, что как-то уже заглядывала внутрь, но решила не рисковать.

– Что – ты?

– Ну, одним глазком заглядывала за дверь. Щиты были рядом, не волнуйся! И я толком даже прихожую не смогла разглядеть: темно. Но там ужасно интересно. Наверняка полно всяких старинных вещей…

Король призадумался. На Северный склон он меня отпускать не собирался. Говоря по правде, я бы и сама не решилась: удовольствие, может, и получила бы, но риск сломать себе шею или по крайней мере ногу был слишком велик. К тому же на лыжах я держалась не очень уверенно.

– Однажды я там был, еще мальчишкой. Ничего интересного, – сделал Вьорк последнюю попытку меня отговорить. – Рухлядь какая-то, все в пыли и паутине…

Даже если бы мне захотелось отправиться туда просто из каприза, теперь я бы точно настояла на своем: когда мне в детстве говорили про какую-нибудь комнату «ничего интересного», это означало, что в ней есть масса замечательных вещей.

– Вот видишь! – подхватила я. – И ничего опасного!

– Да это было почти восемь веков назад!

– А разве за это время там что-то изменилось? Мальчишки наверняка до сих пор туда лазят!

Вьорк снова погрузился в размышления. Наконец с глубоким вздохом он произнес:

– Ну ладно. Но при одном условии: Щиты от тебя – ни на шаг!

Я вскочила со стула и, подбежав к мужу, звонко чмокнула его в щеку.

Глава VIII

8 адлари


– Ну нет, снова в Сад! Не пойду!

– Может, тогда в грибные коридоры? Или на кораллы посмотрим?

– Все эти узкие коридоры… Там плесенью пахнет! И на кораллы я уже насмотрелась.

Тиро задумался. Стради, по своему обыкновению, молчал.

– Ну почему вы не хотите еще разочек сходить в этот дом? Вьорк же разрешил!

Щиты тяжело вздохнули – и сдались. Как хорошо, что я заручилась поддержкой Вьорка!

Сегодня с утра все было как-то не так. Я обожглась горячим шоколадом. Звенст мучил меня, пытаясь добиться истинно гномьего произношения именно тех слов, которые человек просто не может выговорить. Но я старалась держать себя в руках – впереди ответственное дело.

Наконец мы выбрались на прогулку. Я чувствовала себя немного нервно и, чтобы скрыть собственное волнение, решила потормошить кого-нибудь из Щитов.

– Стради, почему ты всегда молчишь? Неужели настолько не любишь королев, что даже и разговаривать с ними не желаешь?

В ответ послышалось маловразумительное бурчание.

– Вот-вот, рта не раскроет, если его полдня не упрашивать. Только чтобы скушать чего-нибудь – это у него лучше получается, чем речи толкать. – Тиро частенько подтрунивал над товарищами. – Зато с родственниками – не унимался Щит, – не умолкает! Прям не удержишь…

Третий номер раздраженно бросил ему что-то на гномьем.

– Да ладно тебе обижаться, все свои. – Тиро дружелюбно хлопнул Стради по плечу.

– Тиро, ты о чем? А ты, Стради, если уж мы втроем, не мог бы говорить попонятней?

Тиро подмигнул мне:

– А как же великий учитель Звенст?

– Что-то я от него не слышала таких слов…

– И не услышишь! – Оба Щита дружно расхохотались.

– Ясно. А при чем здесь родственники Стради?

– А, ты ничего не знаешь об этой истории! Стради, расскажи сам.

– Да там ничего особенно интересного… В общем, когда я был маленький, мне все твердили о том, какой у меня замечательный дядя Фир – тот самый, который глава Гильдии воинов. Он тогда жил у Озера, поэтому я его ни разу не видел, но зато рассказывали о нем столько…

– В основном анекдотов, – перебил Тиро.

Оказалось, что, когда дядя впервые за много лет вернулся в Брайген, дома не оказалось никого, кроме маленького Стради. Узнав, что перед ним тот самый дядя Фир, почти что легенда, малыш обрадовался и с энтузиазмом вывалил на него все, что доводилось слышать в семье. К приходу домой своего брата Фир был уже порядком взбешен.

– Значит, форма моего черепа повторяет изгибы шлема?! – накинулся он на отца Стради. – И ноги у меня такие длинные, чтобы удобнее было за эльфами гоняться?! Ты чему ребенка учишь?

Стоит ли говорить, что Стради влетело по первое число, хотя, честно говоря, он был не виноват. В этой истории меня больше всего поразило то, что в детстве, оказывается мой Щит был таким разговорчивым.

У меня поднялось настроение, я забыла о мелких утренних неприятностях. Решив, что мне совершенно необходимо знать гномий в полном объеме, я стала уговаривать Щитов научить меня парочке тех выражений которые я никогда не услышу от Звенста. На что Тиро закатив глаза к потолку, смиренным голосом продекламировал:

– Дражайшая королева! Не соблаговолите ли вы тщательно обдумать этот вопрос? Не будет ли бестактностью со стороны ваших преданных слуг донести до слуха Вашего Величества фразы, не слишком принятые в приличном гномьем обществе?

У Стради кончик бороды достал до пояса – так широко он распахнул рот. В его изумленных глазах явственно читалось: «Это ты от Фионы таких слов понахватался?!»

– Не соблаговолю!

Когда мы подходили к повороту на Тванскую улицу, я знала уже с полдюжины таких фраз. Звучали они все почему-то очень смешно; задыхаясь от смеха, я даже прислонилась к стене одного из домов. Щитов тоже пробрало.

– Нет, ты представляешь, – булькал Тиро, – приходит к тебе завтра Звенст, а ты ему и говоришь на чистейшем гномьем: «Здравствуйте, многоуважаемый…»

– …Старый вьессак! – Выкрикнув, я чуть не сползла по стенке от хохота. Вьессак – это, оказывается, гриб такой противный, несъедобный. Я бы перевела это на ольтанский как «пень трухлявый», но на самом деле это гораздо неприличней, обидней и смешней.

И тут я встретилась взглядом с Хийнмом, умудрившимся именно в это мгновение показаться из-за угла.

– Добрый день, Фиона. – Хийнм решил сделать вид. что он ничего не слышал, но в его глазах блестели злые огоньки.

Я так растерялась, что толком не поздоровалась. Разом смолкшие Щиты вразнобой поприветствовали главу клана Алтаря.

– Смеетесь? У меня тоже сегодня отличное настроение! – И он не торопясь продолжил свой путь.

Откуда он только взялся! Собирался ведь уезжать из Брайгена…

Мы присмирели и, не сговариваясь, ускорили шаг.

За поворотом нас ждал еще один сюрприз.

– Приятной вам прогулки, королева! – учтиво раскланялся со мной посол Эрлинг. – Чудесный день. Я только что из Сада, наверху такое яркое солнце!

Мы слегка поболтали – так, светский разговор. Уже собравшись расстаться с нами, Эрлинг вдруг спросил меня:

– Позвольте узнать, не посещали ли вы в последнее время досточтимого Сориделя?

Странно, что эльфийский посол интересуется магом.

– Я была у него позавчера… Он чувствует себя немного лучше.

– Если вам удастся в скором времени навестить его еще раз, передайте мой искренний привет. Все никак не могу зайти его проведать. Ну что же, не буду отвлекать вас от созерцания красот Брайгена, хотя при таком освещении, надо заметить, они не слишком-то видны. – В голосе посла сквозила ирония.

Мы распрощались. Я огляделась вокруг: действительно, в этот раз почему-то горело несколько меньше светильников. На вопрос, что бы это могло означать, Щиты только недоуменно переглянулись.

Наконец мы добрались до дома Твана.

По моим расчетам, назначенная встреча должна была состояться чуть позже, а мне не хотелось, чтобы мой интерес к раковине показался Щитам подозрительным. Придется потянуть время.

– Давайте теперь все как следует осмотрим, ладно?

Стради покорно вздохнул, а я энергично продолжила, сделав вид, что не замечаю его унылой физиономии.

– Сможете его открыть? – кивнула я на сундук в прихожей.

– Попытаемся! – ухмыльнулся Тиро и с грохотом откинул крышку, взметнув в воздух тучи пыли. Сундук был совершенно куст.

Так, не получилось…

– Ничего, ничего… – Кажется, в комнате был ещё один сундук, может, хотя бы с ним повезет. – А вот этот?

Щиты попытались откинуть крышку, но не тут-то было.

– Сейчас мы ее ножичком. – Тиро с азартом начал ковырять крышку.

Я отошла от них.

– Фиона! Ты куда?

– Да здесь я, здесь. Пойду еще море послушаю. – Я приложилась ухом к раковине.

…не стоит благодарности, – язвительно заявил уже знакомый мне бас.

Опоздала! Или они перенесли время встречи?..

Может, ты лучше объяснишь, почему наш друг, – это слово было произнесено то ли с презрением, то ли с недоверием, – не рассказал нам, что произошло ночью?

Я же объясняю – он не мог отлучиться! – Снова давешняя гномиха. – У него просто не было времени! И он не знал, что мы затеваем.

Ты уверена?

А вот этого гнома в прошлый раз не было. Но голос у него очень, очень знакомый…

Как бы то ни было, мне совершенно расхотелось объявляться перед ними и предлагать свою помощь. Если это действительно мой знакомый… Он почти в открытую меня недолюбливает. Приди я к нему, ничего, кроме презрительной усмешки, не добьюсь.

Да, конечно! Вы подозреваете его в неискренности, даже место и время встреч от него утаиваете. А зря! – В запале гномиха едва не кричала. – Давно вам говорю: он с нами. Ему можно доверять. Или вы и мое слово ставите под сомнение?

Не горячись. Ладно, убедила, в следующий раз позовем, коли ты так в нем уверена. Теперь бы еще узнать, как поживают другие наши друзья.

На этот раз я была уверена: Ланкс. Точно, Ланкс.

Но для этого придется подождать, пока вернутся первопроходцы. Если, конечно, они вообще вернутся. – Щит помедлил. – Они должны быть в Брайгене вечером девятнадцатого. Так что в этот же день после седьмого колокола все собираемся в Старой столовой.

И тогда?..

…обсудим все детали. А пока следим за развитием ситуации. И стараемся ни на секунду не упускать Трубу из виду.

Все-таки лучше бы мы придумали другой способ… – Снова гномиха.

Лучше, – прогудел бас. – Но пока мы его не придумали.

У тебя есть идеи? – В голосе Ланкса мне послышалось раздражение.

Появятся. Ведь если король покинет Брайген, нам будет значительно труднее.

Пока Въорк никуда не собирается, – отрезал Ланкс.

Знаю, но Хийнм…

– Фиона! Скорее! – Я даже не заметила, как ко мне подошел Стради. – Тиро там нашел такое…

Щит в нетерпении потянул меня за руку, а я так и не смогла придумать, как бы от него отвязаться, не привлекая внимания. Эх, все ведь прослушаю!

Тиро по-прежнему стоял на коленях перед сундуком. Только теперь у него в руках была маленькая склянка!

– Представляешь, – с жаром прошептал Щит, – там сначала ничего не было! Когда Стради закрывал сундук, мне показалось, что я уронил ножик, которым подцеплял крышку. Мы открыли его еще раз, а на дне – эта стекляшка! Клянусь бородой Роракса, в первый раз он был пустым!

Ничего себе! У меня даже мурашки пробежали по коже. Что же это за скляночка?

Я протянула руку, но Стради остановил меня:

– Ну нет, сначала мы сами посмотрим. Мало ли что там было…

Мало или много там было, мы не узнали. Если когда-либо склянка и была наполнена жидкостью, то она испарилась, похоже, много веков назад.

Я снова задумчиво уставилась на сундук. Как это так? Не было ничего – и вдруг появилось…

– Это волшебство, как вы думаете? – поинтересовалась я.

– Сейчас посмотрим.

– Тиро! Лучше не лезь! А вдруг правда волшебство?

Но Тиро, казалось, не слышал рассудительного номера три. Он вовсю ковырял ножичком в сундуке.

– Ах ты… – И тут он произнес одно из тех слов, которые я сегодня выучила по дороге. – Кожу содрал. Сейчас, сейчас… Ага, есть!

Тиро поднялся с колен, отер руки о штаны и обвел нас торжествующим взглядом.

– Если открыть сундук один раз, ничего не произойдет. Но если хлопнуть крышкой и снова открыть, будет видно второе дно. Вот так-то! А ты – «волшебство, волшебство»… Тут, знаешь, без всякого волшебства, была бы смекалка!

Мы обошли комнату по периметру, но больше ничего в ней не обнаружили. Проходя мимо раковины, я будто ненароком на секунду приложилась к ней ухом, благо она висела как раз на подходящей высоте. Ни звука. Видно, все уже ушли. Зато теперь я знаю, когда и где они будут в следующий раз!

Всю дорогу домой я прокручивала в голове подслушанный разговор. Кто эти гномы? Все же тайное общество или кто-то еще? При чем тут Хийнм? Почему они собираются не выпускать Вьорка из виду? И что Ланкс имел в виду, когда сказал про первопроходцев: «Если они вообще вернутся»?

Может, все же сходить к нему?

Стала вспоминать, что мне известно про Ланкса. Брат Тиро, внучатый племянник Фралира, главы клана Кипящего Озера. По человеческим меркам ему лет тридцать – тридцать пять; до сих пор не женат. Сколько я его видела, всегда настороже – будто Вьорку постоянно кто-то угрожает, и только он, настоящий Щит, способен такого безалаберного короля уберечь от неминуемой опасности.

После недолгого размышления я вынуждена была признать, что первая мысль – самая верная, и идти к ним самой мне не стоит. В памяти всплыл день нашего знакомства (он же – мой второй день в Брайгене). Я изящно протянула Щиту руку для поцелуя. По ольтанским меркам этот знак означал бы: будущая супруга короля подчеркивает свое особое благорасположение. Откуда мне было знать, что он так оскорбится, что даже разговаривать со мной несколько дней не пожелает! И не подумал сделать поправку на мое неведение… А я даже извинилась, причем дважды!

Я почувствовала, что от давешней обиды гневно полыхнули щеки, и поспешила сосредоточиться на сегодняшних событиях.

Собрание, в котором участвовал Щит короля, интриговало меня все больше и больше. Я приходила к выводу, что это все-таки что-то вроде ольтанского Малого совета – самые доверенные лица государя, действующие на благо короны. Или у нас этим занялся бы Большой совет?

Наверно, стоит оставить их в покое: раз там Щит короля, значит, Труба знает, что делает. Вот пусть сами и расследуют эту историю с гвизармой: мне только спокойней будет. А то из разговоров с мужем у меня сложилось впечатление, что он мечтает поскорее все забыть. Но, оказывается, Труба просто не хотел меня впутывать в эти дела! Или все-таки не доверяет? Снова пришли на ум слова гномихи: «новоиспеченная королева»… «вполне может быть колдуньей»…

И что же теперь – сидеть сложа руки? Ну уж нет!

Они поведут свое расследование, а я – свое. Хуже не будет. Кто-то ведь напал, притворившись мной, на Крадира: значит, со смертью Ганта ничего не закончилось. И мне тем более стоит держать ухо востро.

Некогда я читала роман о хитром служителе Ашшарат. Он делал вид, что исполняет обязанности посла в Вар-Рахибе, а на самом деле собирал всякие тайные сведения о шахе, который был в сговоре с иерархами Айригаля. И никто не мог заподозрить, что его следует опасаться.

Вот так и я! Пусть думают, что «человечья» королева ни на что не способна, мы еще посмотрим, чья возьмет! Я в красках представила себе, как меня (а не каких-нибудь надутых Щитов короля) осеняет слава – на этот раз действительно заслуженная. Фиона, настоящая героиня, распутала клубок заговора! Я даже сжала скрытый в рукаве кинжал, который теперь всегда носила с собой, а ночью прятала под подушку.

Впрочем, если я что-то разузнаю, то поделюсь с Ланксом, мне не жалко. Или даже сразу с мужем, раз про Ланкса мне знать не положено.

Но тогда уж пусть и они со мной делятся! Нет, решения своего я не отменяю: к Ланксу не пойду. Он мне ничего не скажет. Да и зачем он мне? Где Старая столовая, я и сама знаю. Однажды, вскоре после того как Вьорк рассказал мне про Сьеже, я попросила его устроить мне экскурсию по подземельям. Отлично помню огромный зал – там множество мест, куда можно спрятаться.

Оставалось решить, как бы мне уговорить на это моих Щитов. Или и не надо их уговаривать – сбегать одной? Да, так и сделаю! Время будет позднее, Щиты меня не хватятся… Вот и пригодится ключик от моей потайной двери. И хоть Ланкс, конечно, не Тиро, но не свернет же он голову своей королеве, даже если меня и обнаружат.

В конце концов я решила положиться на судьбу. Если уж доверять такое деликатное дело, то только Мэтту. Так и сделаю: если Мэтт к тому времени успеет вернуться, все ему расскажу и уговорю составить мне компанию. А если нет – отправлюсь в одиночку.

На обратном пути нам встретился Гвальд. Он был чем-то страшно озабочен и чуть не пронесся мимо.

– Ой, привет! Что это вы таким длинным путем в Сад отправились? Как не в Саду, а где же вы были?

Мы в двух словах поведали ему о наших приключениях и показали находку. Гвальд присвистнул:

– Ух ты! Ну и чудеса! – И чуть не вприпрыжку умчался дальше.

После обеда я решила поискать книжку наподобие той, про Вар-Рахиб, – не помню, как она называлась. Отправилась в библиотеку, где работает старая-престарая гномиха. Мы со Щитами, чтобы ее не утруждать, сами взяли лестницу и стали лазить по пыльным полкам. Щиты в основном интересовались описаниями гномьих военных походов, а я нашла какую-то небольшую печальную повесть о любви и пристроилась читать прямо на лесенке. Нельзя сказать, чтобы я загрустила, но на меня снизошло какое-то очень лирическое настроение. И еще я почувствовала, что сильно соскучилась по Мэтту, хотя не видела его всего лишь три дня.

Вечером мы собрались в моем кабинете. Тиро ушел, не дожидаясь пятого колокола, – у него кончилось дежурство, но ближе к ночи вернулся с лайнорой[5]. Я зажгла маленькие свечки.

– Фиона, а ты слышала, как поют твои Щиты? – оживился Гвальд. – Ну, правда, не мы с Мэттом, а эти двое. – Он с улыбкой показал на Стради и Тиро. – Это что-то! Устраивайся поудобнее! – Он придвинул столик с бокалами поближе к моему креслу и плюхнулся в ногах.

Я завернулась в пушистый плед и мысленно приготовилась затыкать уши, представив себе, что сейчас придется выслушивать бравурные марши. Оказывается, я сильно ошибалась и в очередной раз недооценила гномов. Никогда не предполагала, что они способны сочинять такие прекрасные песни.

Тиро и Стради пели вдвоем. У Тиро голос повыше и позвонче, а у Стради – мягче и с хрипотцой. О смысле я только догадывалась, потому что песни были очень-очень старые, на древнегномьем. В основном, наверно, о любви – медленные, печальные, чуть слезы на глаза не наворачивались. И обязательно в каждой из них были совсем другие куплеты – быстрые, почти скороговорки, а некоторые – едва ли не танцевальные. А потом все опять возвращалось к грустным, но таким трогательным мотивам.

Ничего похожего я никогда у людей не слышала. Эта музыка как будто проникает в глубь тебя, захватывает целиком. Начинаешь думать музыкой, а не словами – это очень трудно объяснить! Мелодия то идет вверх, то будто возвращается к своему началу. Кажется, вот-вот песня должна завершиться на тоскливой ноте, а тут вдруг начинается мажорный припев, и потом снова певцы грустят и плачут… Да что об этом писать, это слушать надо.

Полночи я сидела как завороженная, потягивая вкусное вино. Удивительно, что Тиро почувствовал мое настроение и захватил лайнору! Он очень неплохо играет, мне так никогда не научиться. Жалко только, я не могла им подпевать.

Щиты и меня просили спеть, но я предложила оставить это до другого раза – не хотелось уходить от этой старинной музыки, обволакивающей, как тепло от очага.


13 адлари


Весь вечер промаялась в очень неудобном платье. Зато в очень королевском. И все из-за этого противного Ойрида, брата короля эльфов.

Однако платье – ерунда в сравнении с тем, что мне пришлось выслушать.

Все поначалу было чин чином. Мы с Вьорком стояли в Чертоге, приветствуя высокого гостя. Прозвучали губные гармошки, двери распахнулись, и в зал прошествовали – именно прошествовали, а не вошли! – Ойрид и еще восемь эльфов, его свита.

Честно говоря, эльфы мне всегда нравились чуточку больше, чем гномы. «Человечьему глазу их облик приятней», как сказано в каких-то стихах. Но облик этих расфуфыренных созданий мне не был приятен вовсе.

Вьорк произнес написанную мной речь без единой запинки. Ойрид ответил – еще более пространно и витиевато. Но хотя бы дружелюбно. После всяких формальностей мы уселись за стол – нас Ждал торжественный ужин.

Вьорк развлекал самого Ойрида, а рядом со мной сидела молоденькая эльфийка, Кайнце, дочь сестры короля. Она не должна была приехать, и только накануне мы узнали, что дядя взял ее с собой. Я справилась о здоровье ее родственников и о погоде в Баль-Тэре, поинтересовалась, что она читает. Выяснилось, что читает она мало.

– Еще успею, – беспечно прощебетала эльфийка. – У меня впереди о-очень долгая жизнь.

И она пристально уставилась на меня, словно намекая, что некоторым не так-то уж много отпущено. Едва я привыкла к тому, что в Хорверке буквально все, кроме дряхлейших, меня переживут, как приезжает какая-то эльфийская задавака и без зазрения совести опять о том же. «Может быть, мне только показалось, – подумала я. – В любом случае надо держать себя в руках».

– Да, мне так жаль тех, кому не суждено прожить несколько веков. И тех, на чью долю не досталось ни капли изящества. – Она бросила косой взгляд на Стради, который как раз в это время случайно пролил на стол эль. – Хвала Эккилю, я-то родилась не здесь.

«Хвала Меркар, ты не родилась человеком и я не знала тебя раньше. Хвала Крондорну, ты не родилась гномихой и скоро уедешь отсюда!» – готово было сорваться с моих губ. Вместо этого я любезно улыбнулась и предложила ей еще немного восхитительного салата с грибами.

– Ах, пожалуй, мне хватит, – поморщилась она. – Как представлю, где выращивают эти грибы… Темные коридоры, сырость, затхлый воздух… Я еще понимаю – они. – Эльфийка обвела рукой ту половину стола, за которой сидели одни гномы. – Но вы? Неужели вы не грустите по солнцу?

Конечно, я грустила по солнцу. И запах в грибницах мне тоже не нравился. Но она нарушала все правила хорошего тона!

– Знаете, дорогая Кайнце, я прекрасно себя чувствую здесь. И с детства обожаю грибы.

– Да? А цвет лица у вас что-то не очень. Или я просто запамятовала, у людей всегда такой?

Я готова была вонзить вилку в ее бесстыжий эльфийский глаз. Или потыкать в щеку, чтобы цвет лица стал еще румяней. По-моему, она перешла все границы – это просто оскорбление!

– Я думаю, он у меня не изменился, – пробормотала я. Улыбнуться сил не хватило.

– А как у вас обстоит дело с личной жизнью? Насколько я знаю, король не может иметь детей?

Я почувствовала, как Гвальд, сидевший напротив, напрягся. Стради уже давно был багрового цвета. Хвала богам, они не проронили ни звука.

– У меня прекрасная личная жизнь. Достойная описания в романе – вы читаете романы о любви? Ах, ну да, у вас еще все впереди…

Конечно, нельзя сказать, что я отыгралась. Но обидеться на мои слова она не могла, а меж тем я ее слегка подковырнула. Щиты, по-моему, чуть не зааплодировали.

Разговор тянулся в том же духе еще с полчаса. Стради порывался встать – наверно, хотел Вьорку пожаловаться, – но я его удержала. Кайнце вела себя не просто неприлично – она вела себя вызывающе. Но я не реагировала. В какой-то момент она слегка расслабилась и немножко вполне по-дружески поболтала со мной о моде и нарядах, но через минуту чуть не вывела меня из себя «невинным» вопросом, не справляют ли гномы нужду в спальне прямо на пол – это же так негигиенично! А ведь ходят такие слухи…

Я готова была отправиться к Вьорку и прямо спросить, могу ли я залепить ей оплеуху. Но взглянув направо, я увидела, что мужу тоже приходится несладко: Ойрид с самозабвенным видом что-то пел королю на ухо, а тот лишь обескураженно улыбался. Я сделала попытку привстать, но Вьорк замахал на меня рукой. Пришлось покорно опуститься на стул и слушать откровенные насмешки.

Я с трудом боролась с желанием дать отпор эльфийке. Наконец подали десерт.

Посидев еще чуть-чуть для приличия, я встала из-за стола. Кайнце отправилась отдыхать, Вьорк и еще несколько гномов с Ойридом и его свитой пошли в кабинет смотреть договор.

– А ты ее классно срезала! У, гадина какая! Сама она… горшок дырявый! – Стради был на удивление многословен.

– И как только ты сдержалась? Я бы точно ей нагрубил на твоем месте. Вот что значит настоящая королева! – Гвальд чуть не хлопнул меня по плечу, но вовремя сдержался.

Как потом выяснилось, я не зря старалась. Уже совсем поздно, после седьмого колокола, муж попросил меня прийти к нему – если я еще не сплю. Я не спала. И сразу побежала к королю, надеясь, что он разрешит мне самолично дать мерзкой эльфийке пощечину.

– Ну, ты выдержала испытание! – Вьорк встретил меня в приемной. Тиро отступил на шаг, но король махнул ему рукой: – Пойдем-пойдем, расскажешь, как мою жену сегодня мучили.

– Вьорк! – выдохнул Тиро. – Это просто издевательство! Можно, я ее за косы?

Я засмеялась. Да, попадись она нам…

Тиро подробно рассказал Вьорку, что творилось за ужином. Тот хмурился все больше и больше.

– Вот, значит, как. Ясно. И все из-за какого-то дурацкого договора…

– Так я же хотела подойти к тебе и пожаловаться!

– Ага, а в этот момент этот ясноглазый шептал мне о том, как его племяннице одиноко, все ее бросают, никто ее не привечает – и все из-за того, что она обожает общаться с людьми. А те ее не принимают, считают, что это какой-то подвох, дружбы ни с кем не получается, ну и так далее. И знаешь, кстати, что он еще ввернул? Что твоя прабабка была сумасшедшей и постоянно устраивала всякие выходки – особенно на людях. То пощечину кому-нибудь влепит, то нагрубит, то еще чего-нибудь…

Ах, значит, сумасшедшая! Но только я набрала полную грудь воздуха…

– Подожди-подожди. – Вьорк не дал мне оправдать прабабушку. – Эти тонконогие и не подозревают, что кое-кто из гномов неплохо владеет эльфийским. Знаешь, что услышал Даларх? Как один эльф из свиты Ойрида говорил другому, что Кайнце взяли в поездку в последний момент. И как ты думаешь, для чего? Чтобы портить тебе настроение!

Король расхохотался. Мы с некоторым недоумением уставились на него.

– Видишь ли, от настроения королев очень многое зависит. Но не задирай нос: не всегда! – Вьорк лукаво улыбнулся. – Хотя сейчас именно такой случай. Им надо было тебя позлить: ведь на самом деле Ойрид вовсе не хочет заключать с нами договор, он здесь по воле своего брата. Вот он и взял с собой эту пакостную девчонку – вдруг ты не сдержишься, ляпнешь что-нибудь. Тогда посольство с гордым видом удалится, и вот вам повод для новых бесконечных обвинений в том, что мы сами-де не желаем с ними дружить.

– Ты думаешь, они рассчитывали… – У меня, честно говоря, в голове не укладывалось, что вся эта комедия разыгрывалась ради меня.

– Неужели ты уверена, что твоя строптивость – государственная тайна? – Муж хохотнул. – Наковальня Крондорна! Даже я об этом знал еще до того, как тебя замуж взял!

Я покраснела.

– Вьорк, но откуда?..

Король лукаво усмехнулся:

– Не только эльфы умеют добывать сведения о соседних государствах. Я, скажу тебе, был уже немолод, когда твоя прабабка куролесила на пирах. Более того, однажды и мне досталось.

– Но она же…

– Да знаю я, не была она сумасшедшей. Только… хм-м… несколько несдержанной. Прямо как ты иногда, – расхохотался король.

Я расхохоталась и чуть не кинулась на него с кулаками. Тиро, по-моему, готов был меня поддержать.


15 адлари


Два прошедших дня – это сущий кошмар. Даже вспоминать не хочется. Теперь выдержки мне ни у кого занимать не придется.

Кайнце «беседовала» со мной так же мило, как и позавчера. Рядом всегда были Щиты, так что она не могла ни с того ни с сего заявить, что я ее чем-то оскорбила. Мне даже пришло в голову, что неплохо бы все же в свою очередь сказать ей какую-нибудь гадость. Но я вовремя вспомнила, что эльфы спокойно относятся к магии, а ведь даже у Вьорка есть волшебная горошинка. Вдруг и у нее такая же? Я ей брякну, по выражению Вьорка, что-нибудь, Щиты, конечно, подтвердят, что я ничего не говорила, а она вытаскивает свою горошинку – и вот вам пожалуйста! Все слышали, какая королева у вас нехорошая?

Поразмыслив, я пришла к выводу, что это уж вряд ли. В смысле вряд ли у нее горошинка. Насколько я знаю, на всяких таких встречах маги следят, чтобы все было по-честному, без волшебства. Но, с одной стороны, мы встречались уже не у Вьорка, а на моей половине или в Саду, а с другой – я все равно решила сдерживаться. Как тот посол в Вар-Рахибе.

Вчера с утра Кайнце заявила, что у нее есть послание к дочери Сориделя, Сиэнре, но сама она к нему в дом идти не хочет и с Сиэнре знакомиться тоже не желает. Надеясь этим походя кольнуть и меня, она, конечно же, добавила какую-то гадость про смешанные браки, но я уже забыла, что именно. Обрадовавшись, что можно будет избавиться от ее несносного общества, я предложила отнести письмо, мне, дескать, не сложно. Кайнце некоторое время ломалась, потом прозрачно намекала, что для этого в нормальных королевских домах есть слуги, потом удивлялась, как королева может ходить в гости к простому магу. Я ответила, что не вижу ничего плохого в том, чтобы запросто навещать своих приятелей, к тому же маг не простой, а придворный. Для пущего эффекта я с абсолютно невинным видом изрекла:

– А помните, лет триста назад принцесса Велса, ваша тетушка, очень дружила с одним магом, причем из людей?

Кайнце даже покраснела! Иногда знание истории очень помогает: маг был любовником Велсы, об этом чуть ли не в учебниках написано.

И тут я вспомнила, что Сиэнре нет в Хорверке! Но вовремя прикусила язык: вдруг Кайнце решит не отдавать мне письмо? С нее станется. А так хочется под благовидным предлогом отдохнуть от нее хотя бы несколько часов!

Жаль все же, что Сиэнре нет. И Втайла, и Щиты рассказывали про нее много забавных историй – как она приручала грибы, как сотворила маленький фонтан на голове Одного уж очень плаксивого десятилетнего гнома, как в одиночку пыталась переплыть Кипящее озеро… Вот, наверное, с кем не соскучишься!

Словом, вчера я наконец снова ощутила себя почти прежней Фионой. Можно было спокойно смеяться и шутить, не ожидая в ответ услышать грубость. Щиты тоже перевели дух – они намаялись молчать, как рыбы, за моей спиной и бессильно сжимать кулаки в ответ на очередную милую колкость нашей гостьи.

В доме мага нас ждал самый радушный прием. Соридель обрадовался нам как старым друзьям. Я боялась снова увидеть его в постели, но он уже ходил, правда пока только по дому. Синтра заварила душистого чаю, мы уселись за круглый стол.

Я достала письмо и передала его магу.

– Свежая эльфийская почта!

Соридель взял письмо и вдруг изменился в лице.

– Что-то не так?

– Когда приехали эльфы?

– Вчера.

– Фиона, может, ты знаешь… Они не задерживались в дороге?

– Разговоров об этом не было. – Я пожала плечами. – А что случилось?

– Это от ее матери. Обычно из столицы эльфы добираются до Брайгена за неделю. Может, конечно, Аталь передала это письмо до того, как Сиэнре попала домой, но…

Тут я вспомнила: шестого Шенни мне сказал, что Сиэнре должна была уехать к родственникам. Но не могла же она добраться до Баль-Тэра за пару дней? Меня мучило любопытство.

Соридель повертел письмо в руках.

– Так и есть. Аталь, как всегда, поставила дату. Шестое адлари. Но шестого она должна была быть уже там…

Я все же не выдержала и спросила мага, как его дочь могла так быстро доскакать до эльфийских земель.

Соридель рассеянно махнул рукой:

– Здесь нет ничего особенного. Есть тайные волшебные ходы, которые перебрасывают человека на большие расстояния, – камеры перехода называются. В Хорверке все равно мне за ними присматривать, и Вьорк не против, если изредка… Словом, Сиэнре должна была оказаться в двух шагах от дома. – Он озабоченно потер мизинцем переносицу.

Разговор не клеился: Соридель волновался за дочь. Маг то взволнованно ходил по комнате, то останавливался в нерешительности. А я волновалась за Сориделя.

– Может, спросить у приехавших эльфов?

– Не стоит. – Он поморщился. – Боюсь, от них помоги не дождешься, только раскудахтаются. Я сам ее найду.

Он объяснил, что попробует поискать ее с помощью колдовства. Так что завтра к вечеру все должно проясниться.

Я решила, что на ужин можно и опоздать, поэтому обратно мы шли более чем неторопливо. Размышляла, что же могло случиться с Сиэнре, но так ничего и не придумала…

Глава IX

17 адлари


Утром принесли две записки: муж звал меня на завтрак, а Соридель обещал сам заглянуть в гости, «если королеве будет угодно». Во время своего последнего визита я просила мага навестить меня, как только он почувствует себя достаточно здоровым, но не рано ли ему бегать по городу? Или он наконец смог поколдовать – и выздоровел?

Чуть попозже пришла Втайла с письмами из Ольтании. У гномов хорошая традиция: возвращаясь на родину, они никогда не отказываются захватить с собой почту.

Большой конверт с печатью – от отца и матери. Холодные слова, заверения в почтении к моему мужу… «Надеемся, ты здорова, надеемся, ты посетишь нас, надеемся, ты ведешь себя благоразумно…» Ощущение, будто они хотели написать: «Ты должна быть здорова. Ты должна посетить нас. Ты должна вести себя благоразумно»… Особой Радости письмо не принесло.

Второй, чуть помятый на углах голубой конвертик – от Ксантии. Пахнет жасминовой водой. Внутри – всего °Дин листочек: в отличие от меня, сестра не любит излагать свои мысли на бумаге.

Сначала я письму очень обрадовалась. Мы не были особенно дружны, зато теперь, на расстоянии, я почему-то ощутила, насколько она мне близка и как мне ее не хватает. Письмо было таким теплым… Ксантия благодарила за присланные из Хорверка подарки, немного рассказывала про свою жизнь – все хорошо, она вполне довольна. Странно, ведь у нее с мужем нет ничего общего. И еще она писала' что Жинья – дочь одного из вассалов отца и подруга наших детских игр – сосватана за Свигга и скоро свадьба Сестра сообщала об этом так, будто ничего особенного не случилось. Он, конечно, не очень знатного рода, наши родители никогда не дали бы согласия на брак, но я же помню, как сестра со Свиггом при каждом удобном случае целовались в укромных уголках. Хотя время идет, должно быть, Ксантия в конце концов им переболела…

Я подумала: вот уже и Жинья скоро будет замужем, а ведь она младше меня на целых полгода! Жизнь в Ольтании продолжается – без меня. Нет, я не грущу. Я просто, наверно, повзрослела. И Брайген потихонечку становится моим родным домом.

Убирая письмо сестры обратно в конверт, я обнаружила, что в нем еще что-то есть, и с трудом подцепила ногтем приклеенный изнутри маленький листочек:


Извини, что пишу на обрывке – тороплюсь. Муженек отлучился ненадолго, надо сказать тебе самое главное.

Прекрасно понимаю, что жить тебе тяжеловато. Старый гном, все такое. У меня вот хоть и не гном, а тоже настоящий чурбан. В общем, я недаром тебе написала про Свигга: женится-то он на Жинье, а встречается по-прежнему со мной. И то, что нас могут застигнуть врасплох мой муж или его невеста, только придает этим встречам остроты. Вот это действительно жизнь!

Так что мой тебе искренний сестринский совет: найди в Брайгене человека посимпатичней и заведи с ним роман. Ты можешь особо не бояться: если что и раскроется, ничего гномы не сделают – побоятся скандала. И не робей, сестричка. Нечего заживо гнить в этих подземельях.

Любящая тебя Ксантия


Сказать по правде, Ксантия всегда была ветрена… Но такого я от нее не ожидала. Мысли о родстве наших душ испарились, будто их и не было.

Я возмущенно ходила по комнате, комкая ни в чем не повинный клочок бумаги. Нет, ну сама она, конечно, может заниматься чем хочет и с кем хочет, но мне-то зачем её дурацкие советы?! Ксантия должна понимать, что я на такое не пойду. С одной стороны, это просто невозможно. С другой – чтобы с кем-то встречаться, этот кто-то должен мне очень-очень нравиться. А мне, по счастью, очень-очень нравится собственный муж, хоть он и старше меня на несколько столетий.

Да как только она посмела так пренебрежительно отзываться о Вьорке и гномах? Я же ей писала, что мне здесь просто замечательно, с Ольтанией и не сравнить! Тоже мне, наставница нашлась – прямо как родители: давай-ка делай то, давай-ка делай это… Ну уж нет, я…

Или?..

Я остановилась как вкопанная.

Нет, конечно нет. Я никогда не предам Вьорка. Но письмо Ксантии заставило задуматься над тем, что я постоянно от себя скрывала.


Я никого не любила так, как женщина должна любить мужчину. Будем надеяться, никого и не полюблю. А если полюблю, то никто-никто не должен об этом знать.


Надо было записать это в дневнике именно так – жирно, подчеркнув толстой чертой. По-ольтански – и еще раз, на гномьем. Надо было найти силы признаться самой себе, что мне очень хотелось любить и быть любимой. Да, быть любимой во что бы то ни стало! Я желала этого даже больше, чем стать королевой… Не сейчас, конечно, – раньше, до того, как была вызвана ко двору. Но я не встречала никого, кто хоть отдаленно напомнил бы мне человека, о котором мечталось. А раз так – наверно, и не встречу. И хватит об этом.

За завтраком собрались несколько глав гильдий, Беххарт, Ведающий, Терлест, Биримба… У меня было такое ощущение, что все догадались о письме Ксантии и теперь с укоризной смотрят в мою сторону, хотя ничего дурного у меня и в мыслях никогда не было.

Мы ели в Малахитовой столовой – удивительно уютном и тихом месте, совсем-совсем не брайгенском. Часто мы завтракаем здесь по-домашнему – с Вьорком и двумя-тремя Щитами. Несмотря на то что по размеру этот зал чуть ли не в четверть Чертога, он не производит впечатления холодного или неуютного. По его периметру идет колоннада с небольшими, в рост эльфа, колоннами. Но их макушки не упираются в потолок, а изгибаются под углом и «дорастают» до стен. У подножия каждой колонны стоят деревянные кадки, в них живые растения – уль-кар[6], фикусы, садовые цветы, карликовые деревца. Говорят, еще Сьеже попросила посадить их здесь – ей не хватало зелени, а зал этот она очень любила.

Положив мне на тарелку вкуснейшее воздушное пирожное, Вьорк поинтересовался:

– Письма-то уже прочла?

Я снова почувствовала себя неловко. Муж сам прервал паузу:

– Твои родители мне тоже письмо прислали. Большущее такое, тяжеленное. Только, – он виновато поднял на меня глаза, – я не все там понял. Вот, например: «В целом поверившая вашей бессонной подоплеке». Это они на что намекают?

– Ты со словарем переводил, что ли? – рассмеялась я. Родители ему, как и мне, писали на арвиане – признак хорошего тона. – Наверно, «всецело вверенная вашей неусыпной опеке». Это они обо мне.

– А-а, – протянул Вьорк. – Ох, придется в том же духе отвечать. Поможешь? А то к старости что-то арвиан стал забываться… – лукаво подмигнул муж.

– Ой-ой, старичок, а кушает – очень даже! – рассмеялась я: Вьорк доедал вторую порцию грибов. – Да, с чего вдруг у нас сегодня такой представительный завтрак? Празднуем отбытие эльфов на родину?

– Нет, дело не в том. – Вьорк наклонился ко мне поближе, будто решив доверить тайну: – Биримба намекнул, что будет сегодня пророчествовать. Снизойдет на него.

– Намекнул? – Я так удивилась, что нарушила этикет, поставив чашку на стол, а не на блюдце. – Как это он мог намекнуть?

– Ну как обычно намекают… Пришел ко мне и выложил: мол, завтра готовься, за завтраком чего-нибудь интересное скажу. Скорее приятное, чем нет.

Я едва сдержала смех. Ну и намек!

– Нет, я не о том. Как он может намекнуть заранее? Или на него «снисходит» раз в одиннадцать дней? – Я тоже, конечно, старалась говорить так, чтобы чародей меня не услышал. – И, кстати, кто эти самые пророчества ему посылает? Он же не жрец! И откуда знает, что пророчество будет хорошее?

– Ну, сколько вопросов!.. Ты меня с Биримбой перепутала – я-то не пророчу, – улыбнулся муж. – Пророчества приходят извне, от могущественного волшебника. Знаешь старую легенду о том, что сила магов – из другого мира? Да ты спроси самого Биримбу – он тебе поподробней расскажет. Я, честно говоря, ему не очень-то верю – про другой мир и колдунов в смысле, – но уже два раза мне приходилось убеждаться, что его пророчества, – Вьорк старательно выдержал паузу, – сбываются!

– Расскажешь? – с любопытством попросила я.

– Не сейчас. – Вьорк помрачнел: видно, воспоминания были не из приятных. – Ты лучше скажи мне, пока не началось, что все-таки из Ольтании пишут? Дома все хорошо?

Я вспомнила письмо Ксантии и даже, кажется, слегка покраснела. Совсем было хотела сказать что-нибудь вроде «отец и мать здоровы, чего и нам желают», да так и застыла: с Биримбой, сидевшим напротив нас, явно было неладно. Лицо его сделалось мертвенно-бледным, а взгляд затуманился.

Внезапно за столом стало тихо, как в предгорьях Тильяса перед бурей. Все неотрывно смотрели на мага.

Колдун вскочил из-за стола, не дожевав кусок. Стул с грохотом опрокинулся на пол. Биримба выпрыгнул на середину зала, упал на колени и чужим, страшным и неестественным голосом торжественно произнес, обращаясь к люстре на потолке:

– Силой слова моего преисполнишься!

Дальше пошло нечто совсем уж неразборчивое, причем Биримба говорил то своим голосом, только очень быстро, невнятно и будто бы слегка заискивающе, то незнакомым – глухим, страшным, низким. Как я ни вслушивалась, ни единого слова разобрать было невозможно.

Странный этот разговор с самим собой маг сопровождал не менее странными действиями. Сначала он покачивал головой из стороны в сторону, потом поднялся и завертелся вокруг своей оси, не переставая бормотать. В конце концов когда речь пророка стала почти совсем бессвязной, он остановился и замолчал.

И именно тут мне неожиданно стало по-настоящему страшно. Возникло ощущение, что в комнате появился кто-то чужой, всемогущий – или, по крайней мере, всезнающий. Как будто сотни сквозняков вдруг загуляли.

Внезапно Биримба быстро-быстро закружился по комнате, притопывая то левой, то правой ногой, и заунывно запел страшным, снова чужим голосом:

Зря цветочек привезли

Из далеких стран.

Были горы до небес —

Станет океан.

И посол земли чужой

Злую смерть готовит.

Короля со свитою

Камень упокоит.

Допев, Биримба повалился на пол как подкошенный. Глаза у него закатились – мне даже почудилось, что он не дышит.

Цорр и Ланкс кинулись к колдуну и, подхватив под руки, вывели из столовой. Тот еле перебирал ногами. Айрант и Даларх поспешили к мужу: оградить, защитить… Хотя какое там – пророчество есть пророчество.

Первым опомнился Беххарт. Он с силой бросил вилку на тарелку, раздался оглушительный для такой тишины звон.

– Говорил я тебе, до добра это не доведет! – раздраженно бросил он Вьорку.

Король не отвечал.

– Нечего было принимать всех этих колдунишек и человечьих жрецов! – Беххарт распалялся все больше и больше. – Они тебе такого напророчат…

Он говорил еще что-то, но я его уже не слушала. Голова внезапно закружилась: цветочек… из далеких стран…

Как наяву, перед глазами всплыла картинка. Тванская улица. Вопрос Стради: «Что такое Фиона?» И мой кокетливый ответ: «Незабудка»… Неужели это про меня?!

Я взяла себя в руки и отогнала тяжелые мысли. Нет, не может быть. Наверняка Биримба имел в виду другое. Может, действительно цветок или растение какое, а может, что-то в виде цветка… Украшение, вазу… Вьорк разберется.

Терлест – надо отдать ему должное – изо всех сил старался угомонить Беххарта. Дождавшись, пока все замолчат, король встал, с шумом отодвинув кресло. И с нехорошей усмешкой произнес, глядя жрецу прямо в глаза:

– Стоит ли беспокоиться? Это же слова человека, а людей ты ни во что не ставишь!

Обведя тяжелым взглядом всех сидящих за столом, он продолжил:

– Никому не сообщайте о пророчестве. В конце концов, оно действительно может быть ошибкой. Никаких действий в отношении послов не предпринимать. Вести себя с ними так же, как и всегда. Всем ясно?

Будто туча нависла над нами – и все замолкло в ожидании грома.

Но он так и не прогремел.

– Ты, конечно, понимаешь, что Биримба говорил об Эрлинге? – спросила я мужа напрямую, когда все начали расходиться.

Король отрицательно покачал головой.

– Ты становишься подозрительным! – упрекнула я его. – В смысле ты начинаешь подозревать невиновных.

– Откуда ты знаешь, кто виновен, а кто нет?

Я прикусила язык.

Надо было вместо этого успокоить мужа, сказать, что не верю в чушь, которую напророчил Биримба. Но я вовремя не сообразила. И, если быть до конца честной, то, как Биримба произносил глупый детский стишок, не оставляло сомнения, что он действительно является пророчеством.

Устроившись в кабинете писать ответ родителям, я не переставала думать о Биримбе. Строчки выходили кривые, письмо получалось сухим и официальным… Отложив перо, я спросила у Тиро:

– А другие пророчества ты слышал?

Тиро невесело ухмыльнулся:

– Ну да, в прошлый раз. Ланкс заболел, попросил сбегать, предупредить. А Вьорк меня вместе со Щитами завтракать усадил. Наверно, не знал, что на Биримбу найдет… Или знал, но решил, что и мне можно.

– А ты помнишь его дословно?

– Еще бы! – Тиро, казалось, слегка обиделся. – Оно же стихотворное, а я, конечно, не поэт, но тоже сочиняю… Я ж тебе пел!

– Ну, знаешь, сегодня были такие стихи… Никудышные.

– Фиона, да это же пророчество!

Мне опять стало как-то зябко. Вот и Тиро верит Биримбе…

– Так что? Прочтешь?

Тиро без всякого выражения продекламировал:

Над горами распростерлась

Тень дракона.

Защитить сумеет Хорверк

Лишь корона.

В недрах гор озера воду

Собирают.

Что утонет утлый челн —

Никто не знает.

Я ничего не сказала, но про себя отметила, что это-то стихотворение получше будет.

– Утонул?

– Нет, к счастью. Да тогда сразу ясно было, о чем эта поэзия. Хийнм как раз собирался в Заозерье. Ланкс кинулся на пристань – тот уже уплыл. Пришлось посылать вдогонку две лодки с лучшими гребцами. Ну, те его «утлый челн» мигом и нагнали.

– И что, правда течь нашли?

– Нашли, – нехотя признал Тиро. – Вроде ничего страшного, но все бывает.

– А с драконом что?

– А что с ним?

– Ну, его победили?

Тиро усмехнулся:

– Ты хоть раз видела над нашими горами дракона?

– Нет, – неуверенно ответила я. – Но говорят, что дальше в горах…

– Ага, только сюда они не залетают. Уже тысячу лет, между прочим. Да и маловато их осталось…

– То есть Биримба имел в виду какие-то другие горы?

– Да нет, как раз наши, он в каждом пророчестве их упоминает. Просто то, что в первой части стихотворения, – дело будущего отдаленного. Насколько именно отдаленного, никто, и сам Биримба тоже, не знает. А вот вторая часть – это ближайшее будущее. Может, день, может, месяц, но не сотни лет.

Больше мы к этой теме не возвращались. Но мне стали ясны сразу две вещи.

Во-первых, вот почему переполоха не поднялось. Если пророчество можно «исправить», то надо просто тщательно следить за послом. И предотвратить эту самую смерть.

Во-вторых, на цветок из дальних стран просто не обратили внимания. Мало ли что за цветок и откуда его привезут в Хорверк через двести лет…

Мне стало спокойней. Наверно, случайно так совпало, что у меня «цветочное» имя. И затоплению Хорверка я, к счастью, способствовать не буду.

Остается один из двух послов – других в Хорверке сейчас просто нет. Вернее, почему один из двух, ясно ведь, что это не Шенни!

Значит, лорд Эрлинг. Неизменно любезный, хотя приторности в этой любезности… Но чем же эльфам не угодил именно Вьорк? И они что, не понимают, что это чревато войной? Или надеются обстряпать все так, чтобы никто на них и не подумал?

Ну уж нет, Биримба-то нас предупредил! Мы еще как повоюем – мало им точно не покажется! Эльфы просто недооценивают гномов. Ну и достанется же им! В смысле эльфам, конечно!

Противно мне как-то. Сижу тут и хладнокровно рассуждаю о том, что мужа могут убить. Хотя этого ведь уже не случится, раз Биримба…

А вдруг случится?

Но ведь у мужа Щиты. Но хватит ли четверых?

Я обернулась к своему Щиту, тихонько мурлыкавшему себе под нос:

Подземный город спокойно дремлет,

Зевают стражи у крепких врат.

За короля, за родную землю

Поднимем кружки, мой верный брат.

Напевая себе под нос, Тиро задумчиво полировал и без того сверкающий как зеркало кинжал. Вообще-то Щиты очень любят эту песенку, и обычно она звучит весьма бравурно. Но только не сегодня.

Вздохнув, я вышла в соседнюю комнату. Там было не веселее: Гвальд с упорством муравья кидал кинжалы в мишень, которая когда-то была отличным деревянным щитом, а нынче стала похожа на разделочную доску престарелого мясника. «Практическое пособие», как ее называл Тиро: они с Мэттом приволокли эту доску еще недели две назад, после происшествия с Вьорком.

Улыбок на лицах Щитов не наблюдалось. Наблюдалась исключительно решимость с оружием в руках немедленно защитить кого-нибудь от чего-нибудь. Наверняка воинственное настроение – результат услышанного сегодня за завтраком.

Вздохнув, я вернулась в кабинет. Щит задумчиво выводил:

Грустит подружка и морщит носик:

С янтарным элем проводим ночь.

Но что случись, со Щитов ведь спросят…

– Тиро, может, дать тебе лайнору? – спросила я.

– Чего среди дня петь-то? К тому же скоро Звенст придет, – буркнул Щит. – Лучше бы урок повторила.

– Но ты же и так уже поешь! – заупрямилась я.

– Это не песня, а, считай, молитва для поднятия боевого духа, – парировал Тиро.

Снова вздохнув, я потянулась за тетрадкой. Но повторять и без того вызубренное задание мне не пришлось: в кабинет влетела Втайла.

Такой я ее видела впервые. Волосы растрепаны, на щеках – слезы. Стук в приемной затих: в дверях показался удивленный Гвальд. Вид у него был… будто Крондорн посоветовал ему побольше есть каши на ночь.

Тиро только взглянул на Втайлу – и моментально поцарапался острием кинжала. Смутившись, он вскочил и принялся усаживать ее в свое кресло, а я тем временем уже подносила стакан с водой.

– Первый раз в жизни вижу тебя в таком состоянии! – Гвальд произнес мою мысль вслух.

– Втайла, милая, что такое? – Я опустилась рядом с креслом прямо на пол и взяла ее за руку.

Гномиха торопливо выпила воду. Я отчетливо слышала, как зубы лязгнули о стакан.

– Втайла, ты только скажи… Мы их всех… – Наконец-то Тиро представилась возможность показать свою воинственность в деле.

Запинаясь, осипшим голосом кранчеккайл проговорила:

– Тиро, Гвальд, не обижайтесь, а? Просто вы не поймете.

Щиты вышли, недоумевая. До меня донесся приглушенный голос Гвальда:

– Мы с ними еще разберемся!

Втайла была старше Щитов и до того, как я приехала, редко общалась с ними. Но они очень хорошо к ней относились. «Как к старшей сестре, – внезапно подумалось мне. – Но не к такой, как моя, а к настоящей».

Я подождала, пока Втайла немного успокоится. Наконец она вытерла слезы краешком широкого рукава и прошептала:

– Фиона, помоги мне. Извини, что я прошу тебя об этом, но… – Вздохнув, она продолжила: – В общем, я, наверно, должна тебе все рассказать.

До пятого колокола она делилась со мной всем, что Долгое время не поверяла никому. Извинившись за меня, Щиты попросили Звенста прийти завтра. На обед я, несмотря на уговоры кранчеккайл, не пошла.

Шесть лет назад Шенни тен Веденекос прибыл в Хорверк. Тогда Втайла впервые его и увидела.

Всю жизнь прожив в Брайгене, она не раз встречалась с людьми и даже была почти в приятельских отношениях с Лиз, жрицей Ашшарат. Веденекос поначалу не произвел на нее большого впечатления. Не то чтобы люди казались ей одинаковыми, но Шенни она никак не выделяла.

Так уж случилось, что Веденекоса – а я и не знала – с детства мучили сильные головные боли. Лиз навещала его дважды в неделю и как-то раз предложила Втайле отправиться к нему вдвоем, надеясь, что та развлечет посла беседой, пока она сама будет творить молитву. А потом они вместе обедали, Шенни много шутил…

Нет, и это, по сути, не было началом. Но именно тогда гномиха впервые заметила Шенни. Или, точнее, отметила.

Было еще несколько случайных встреч – во дворце, на улице… Однажды посол предложил симпатичной гномихе зайти к нему в гости – просто так, поболтать. А через несколько месяцев Втайла с ужасом поняла, что сама ищет встреч и боится признаться себе в этом.

Она старалась гулять именно по тем улицам, где ходил он. Если они случайно встречались, то зачастую пряталась в каком-нибудь коридоре – чтобы он прошел мимо, не заметив, потому что Втайле казалось, что они подозрительно часто видятся. Ее очень радовали пиры в королевских покоях, на которые приглашали Шенни и куда порой попадала она. Веденекос чрезвычайно общительный – я и сама знаю – и старается обязательно поговорить с каждым мало-мальски знакомым гномом, расспросить его, как дела, посочувствовать или вместе порадоваться… Конечно, к Втайле он тоже подходил. Она то с увлечением щебетала о каких-то пустяках, то в смущении, едва не заливаясь краской, убегала в другой зал…

Однажды гномиха решила, что дальше так продолжаться не может и ей следует уехать. Пожив месяц у родственников, она совсем зачахла. Ей ничего не хотелось делать, никого не хотелось видеть. Она стала вспыльчива и раздражительна. Почти не ела, исхудала и стала из рук вон плохо шить – до кружев ли белошвейке, если она влюблена… Глава гильдии была в ярости.

Втайла не выдержала и вернулась в Брайген. Конечно, в первый же день она исходила вдоль и поперек улицу перед его домом. И на второй день. А на третий случайно узнала, что Шенни в Ольтании.

Втайла вернулась домой, легла на кровать и не вставала неделю. Почему он уехал? Кого пришлют вместо него? Впрочем, какая разница… Главное – что его здесь больше нет…

Все это время ее навещала сестра, Даррат. Она приходила, кормила Втайлу бульоном и оставалась на несколько часов, пытаясь развлечь бедняжку разговорами. Но та молчала и продолжала таять на глазах. Ни травники, ни жрец Крондорна ничего не могли придумать. Такое случилось с ней впервые в жизни – она просто лежала и ничего не делала. Даже не думала.

Через неделю сестра случайно обмолвилась, что человеческий посол вернулся в Хорверк: пришло время продлевать целую кипу торговых договоров. Втайла старательно делала вид, что ей сейчас не до придворных новостей, однако уже на следующее утро тихонько поднялась и, пошатываясь, отправилась к заветному дому. Но не дошла…

Очнулась Втайла в постели. Оказалась, она настолько ослабла, что по пути просто упала без чувств. Ее подобрали, донесли… Прибежала взволнованная Даррат.

Ближе к вечеру в дом кто-то постучался. Удивленная сестра впустила в комнату Шенни.

– Ты упала на улице? – Он был не на шутку встревожен. – Что стряслось? Как можно было так все запустить!

Шенни просидел с ней часа два: расспрашивал, как она себя чувствует, рассказывал, как съездил в Ольтанию и навестил семью – матушку, сестру и брата, – смешным шепотом делился свежими дворцовыми сплетнями… А Втайла лежала и счастливо улыбалась. И думала об одном: только побудь еще чуть-чуть. Только не уходи.

Кранчеккайл пыталась описать, что она чувствовала. Мне, конечно же, не понять… Ей было приятно, что он здесь, так близко. Она могла слушать его часами – и ей казалось, что нет голоса прекраснее на всем Двэлле. Ей страшно хотелось дотронуться до его руки, но она боялась Даже представить, как это будет…

– Болезнь болезни рознь, – небрежно обронил Шенни, уже собираясь уходить. – Для одной и трав достаточно! а от другой…

– Ничего не поможет, – вырвалось у Втайлы.

Вернувшись, Шенни присел подле кровати. Втайла замерла. Неожиданно для самого себя посол нагнулся и поцеловал гномиху в лоб.

– Ты очень хорошая, – сказал он ей. – Но я ничего не могу тебе дать. – Он помолчал, вглядываясь в ее испуганное лицо. – Пойми, дело не в том, что ты не человек или я не гном. Я люблю тебя… как сестру, и мне невыносима даже мысль о том, что я… причина твоего горя. Втайла, милая, как же это случилось?..

Гномиха всхлипнула.

– Наверно, так суждено было… Как у вас сказали бы, насмешка Ашшарат… – Она улыбнулась сквозь слезы.

Втайла отвернулась, чтобы собраться с силами, и вновь взглянула на него, такого близкого и такого недоступного.

– Наверно…. Наверно, мне надо просто пореже видеть тебя. Но только пока это не кончится совсем, мы же будем иногда видеться, правда? И болтать, как раньше… Пожалуйста…

– Конечно, будем!

– Обещаешь?

– Обещаю!

Это было за полгода до моего появления в Брайгене. С тех пор ничего не изменилось. Гномиха и Шенни встречались так же, как и раньше, – то там, то здесь, не планируя ничего заранее. И Втайла любила его. а он ее нет…

Сильно покраснев – я и не думала, что она умеет краснеть, – кранчеккайл призналась мне, что однажды чуть было не кинулась к Лиз, чтобы попросить заступничества Ашшарат. Это сказало мне о том, что она чувствовала, больше любых слов! Испокон веков гномы молились только Крондорну. Нет, они не сомневались в существовании Меркар и Эккиля, создавших людей и эльфов. Но что было до них гномам? А в богов, столь привычных нам, – в Ашшарат, Орробу, Темеса, Юрайю и других – в Хорверке почти не верили.

Правда, иногда к ним обращались гномы, долго жившие среди людей. Но, возвращаясь в Хорверк, они обычно теряли свои «людские» привычки. Лишь немногие продолжали общаться с «людскими» божествами и прибегали к помощи людей-жрецов. Тем более не было случая, чтобы гном, всю жизнь проживший в Хорверке, вдруг уверовал в Айригаля или Лориндейл.

И все же в конце концов Втайла решила, что Ашшарат ничем не сможет помочь гномихе, будь она хоть трижды богиней любви. Не в последнюю очередь она надумала стать кранчеккайлом именно потому, что это позволило бы ей чаще видеться с Шенни. Подруга очень боялась, что я обижусь. Но нет, нет, мне вовсе не было обидно. Более того, я сказала, что поступила бы на ее месте так же…

А сегодня кранчеккайл не пустили к Шенни. Она уже собиралась к нему постучаться, как откуда ни возьмись появился Цорр. Он устроил допрос с пристрастием: зачем Втайла идет к Веденекосу, что планирует там делать, как часто вообще тут бывает… Она постаралась ему втолковать, что это никого не касается, но Цорр фыркнул в ответ, что поскольку Втайла постоянно общается с подданным другого короля, то касается, и еще как!

Вообще-то Цорр с Втайлой недолюбливают друг друга, как она сама мне призналась. Но сейчас впервые в жизни моя подруга столкнулась с тем, что кто-то смеет лезть в ее жизнь и что гномы – гномы! – намекают, что не стоит общаться с кем-то, кто тебе приятен. Она попыталась выяснить у Цорра, что случилось, – безуспешно. Тот с важным видом процедил сквозь зубы, что он здесь не по своей воле и все это – дело, государственной важности, но так ничего толком не рассказал. Слово за слово – дошло до того, что они отчаянно поругались…

Что было дальше, я точно не знаю – кранчеккайл расплакалась. Ясно лишь, что к Шенни она так и не попала, а Цорр страшно ее обидел.

Когда Втайла добралась до конца своего рассказа, первым моим желанием было собрать Щитов и отправиться к Цорру. Чтобы просто-напросто дать ему в ухо.

Глупость, конечно: наверняка он выполнял приказ Вьорка. Но как топорно, как грубо!

Я по мере сил утешила Втайлу и отправила ее в свою спальню – отдыхать и приводить себя в порядок.

Едва кранчеккайл ушла, в дверях кабинета появился Тиро.

– Там колдун! – радостно сообщил он.

– Попроси его пройти в кабинет, пожалуйста.

Соридель казался взволнованным. Одет он был по-походному, за плечами висел небольшой дорожный мешок.

Я предложила чародею кресло, а сама расположилась на стуле с высокой спинкой.

– Удалось что-нибудь выяснить о Сиэнре? Где она?

Он вздохнул и почесал подбородок.

– Выяснить-то удалось…

– Она… здорова?

У мага было такое лицо, будто его дочь попала в какую-то историю, и он не знает, как ее оттуда вытащить. Судя по тому, что я о ней слышала, такое время от времени случалось.

– К счастью, да. Фиона, прости, я не могу рассказать, где она. Надеюсь, скоро будет в Брайгене, и вы наконец-то познакомитесь.

Я разочарованно вздохнула. Ладно, будем ждать.

Мы поговорили еще немного – так, светский разговор. Уже прощаясь, маг заметил:

– Кстати, я завтра увижу наших героев – после шестого колокола меня в Брайгене уже не будет.

– Каких героев? – не поняла я.

– Ну как каких – исследователей подземелий, – почему-то с тяжёлым вздохом произнес он.

Ой! То есть уже завтра днем Соридель встретится с Мэттом и остальными? Как здорово!

А я – лишь послезавтра. Они вернутся поздно, я в это время буду в Старой столовой…

– Соридель, а ты не можешь чуть-чуть задержаться? Я хочу черкнуть два слова Мэтту.

– Конечно, – немного удивленно ответил маг. Наверно, подумал: «Что за глупости? Полдня подождать не может!» Но люди не имеют привычки спорить с королевскими особами.

Схватив перо, я задумалась. Что, собственно, я собираюсь написать? А вдруг я его напугаю?

Решила, что сделаю свое послание порасплывчатей. И Мэтт испугаться не успеет, и в то же время у меня будет уверенность, что если вдруг…

Собственно говоря, что – вдруг?

Внезапно я осознала, что крайне редко хожу по Брайгену без Щитов. И просто боюсь. Может, надо побороть этот страх?

Но рука уже выводила на пергамене:


Дорогой Мэтт!


Вряд ли тебе это понравится, но я решила сходить в одно очень интересное место. Если 19 адлари через два часа после седьмого колокола я еще не вернусь в свои покои, ищи меня по пути к Старой столовой.


Перечитав, исправила «два» на «три»: получилось таинственно и как в сказках: три часа, седьмой колокол… Скрутив свиток, я надписала его: «Мэтту. Вскрыть в случае необходимости. Ф.».

Проводив мага, объявила Щитам, что сегодня Втайла переночует со мной. Они нисколько не удивились – еще бы, не идти же ей в таком состоянии в ее одинокий дом…


21 адлари


В тот день, девятнадцатого, нервничала с самого утра. Сдерживалась изо всех сил, но Тиро все равно поинтересовался:

– Ты чего какая-то… Носишься туда-сюда, на месте не сидишь, вышивать начала – бросила, рисовать начала – бросила?

В остальном день прошел обычно. Даже описывать не буду.

Вечером ушла пораньше в спальню. Надела мягкие сапожки, платье покороче – чтобы не мешалось. И уселась Ждать.

Незадолго до седьмого колокола я закуталась в плащ, низко надвинула капюшон и, откинув ковер и открыв дверцу, осторожно выглянула.

Выскользнула тенью из двери – и вот я на улице. Никого. Место безлюдное (или безгномное?..), да и время не раннее.

Без приключений добравшись до нужного этажа, я потушила факел и достала маленький светильничек. Пошла направо по коридору. Поворот, еще один… До столовой буквально саргов пятьдесят. Сейчас пройду небольшой перекресток…

Шаги… За поворотом кто-то есть!

Я прикрыла светильник полой плаща и вжалась в нишу в стене. Чего мне было страшиться? Но я жутко испугалась! Стиснув в моментально вспотевшей ладони холодную рукоять кинжала, я думала только о том, чтобы меня не заметили.

О, да это же Биримба! Еле ползет, слегка шаркает, сжимая в руке факел. Идет и тихо ворчит себе под нос. Значит, не заметит. Интересно, ему-то что здесь понадобилось в такой поздний час?

Биримба проковылял было мимо, и я облегченно вздохнула. Вдруг он замер и неспешно, еле-еле начал поворачиваться в мою сторону. Я затаила дыхание. Факел вспыхнул неестественным зеленоватым пламенем, и маг чуть не ткнул мне им в лицо…

– Ты! – выдохнул он. – Что ты здесь делаешь?

– Это я у вас, досточтимый волшебник, хотела бы спросить! – ехидно пропела я.

Руки колдуна взметнулись вверх.

«Чары! Он хочет меня заколдовать!» – была моя последняя мысль.

Я попыталась поднять руку с кинжалом – бесполезно, рука отказалась повиноваться.

Глава X

Когда я добрался до пятьдесят второго коридора, первопроходцы меня уже ждали. Охранявшие провал воины клана Кипящего Озера, тихо переговариваясь, топтались поодаль.

Спрыгнув с пони, я передал повод одному из воинов – и замер: Солнечный Луч вспыхнул ярким светом, как старый сухой мох. Колдовство было совсем близко, а ведь мы еще не вступили в запретные коридоры!

– Чего это он? – Харрт с уважением покосился на ножны. – Уже чует?

– Чует, – печально согласился я. Пожалуй, от этой жемчужины короны будет не больше толку, чем от моих старых расшитых серебром ножен.

– Ладно, разберемся, – махнул рукой первопроходец. – Плохо только, что с такой штуковиной сложновато будет остаться незамеченными.

– Ты хотел идти без факелов?

– Конечно – только с карнахами, но и те пока потушим. Вот, держи.

Харрт протянул мне тонкий бронзовый обруч с крошечной капсулой светильника. Мне доводилось слышать, что наши предки никогда не освещали свои поселения (во что сейчас трудно поверить), а писали и читали исключительно при свете карнахов. Устроены они совсем просто: твердая горючая смесь, маленький фитилек, откидывающаяся линза. Получается сильный, но довольно тонкий луч света, так что хорошо видно только прямо перед собой.

Откинув волосы назад и закрепив карнах на лбу, я засунул Солнечный Луч в заплечный мешок. Харрт прав: вовсе ни к чему предупреждать всех в округе о нашем прибытии.

– Готовы? – Первопроходец собрался было нырнуть в провал, когда вспомнил, что не познакомил меня с будущими спутниками. – Да, кстати, это Брант, это Секкар. А Мэтта вы наверняка знаете.

Мы обменялись крепкими рукопожатиями.

Брант показался мне слишком хрупким и узким в плечах для чистокровного гнома, но я оставил свои мысли при себе. Единственный из всех нас он не надел даже кольчуги – только тесную кожаную куртку, едва доходящую до пояса. Его меч был пристроен за спиной – так иногда носят клинки эльфы, реже люди, а у гнома я сталкивался с подобным впервые. Но в узких коридорах это должно быть весьма разумно, и я порадовался, что Харрт взял с собой не новичка.

Секкар, как я подозревал, был и взрослее, и опытнее; обычное снаряжение первопроходца сидело на нем как влитое. Подобно многим из его гильдии, плоский мешок он носил не на спине, а на груди: и дополнительная защита, и все под рукой, коли доведется застрять. Мечу он предпочел топор: если попадутся двери, которые придется ломать, с топором, конечно, сподручнее.

– Ну что, пошли?

За провалом нас ожидал темный пыльный коридор Ровные, гладко отшлифованные стены – все как обычно. Разве что светильников не видно.

Первая дверь. Вернее, не дверь – низкий прямоугольный проем с торчащими ушками петель. И сразу за ним – второй.

Гант не солгал. Вообще-то я и не думал, что он обманет носителя Ока Роракса, но если его подослали специально…

– Заходим? – Брант остановился на пороге.

– Еды у нас недели на три. Вьорк просил вернуться до двадцатого, а до того мы сами себе хозяева. – Харрт говорил негромко, точно подозревал, что эти заброшенные коридоры могут быть обитаемы. – Так что торопиться некуда. Но свет зажигаем только при необходимости.

Спорить я не стал. Не стал и признаваться, что чувствовал себя весьма неуютно. Глаза постепенно привыкли, я наконец-то смог различить выражения лиц своих спутников, однако уже в десятке саргов от меня начиналась полная темнотища.

Попав в Хорверк, Фиона поначалу даже ночью оставляла у постели свечу, и я еще, помнится, вовсю над ней подшучивал. Гном, боящийся темноты, – все равно что кондор, не решающийся подняться в небо. Но эта темнота была другой – чужой, непонятной. Никто не знал, чего от нее ожидать. Если Труба едва не отправился к Крондорну от одного прикосновения к найденной здесь гвизарме…

Первые комнаты оказались пусты, и все несколько успокоились. Вернее, мне так показалось – лица моих спутников оставались бесстрастны. Впрочем, надеюсь, мое тоже.

Где-то здесь и стояла гвизарма, однако мы не стали зажигать карнахи, чтобы обнаружить ее следы. И без того нас ждало еще немало сюрпризов.

По правой стороне коридора то и дело попадались пустые комнаты – все примерно одинакового размера, не более четырех саргов в длину и пяти – в ширину. Склады? Оружейные?

– Тупик! – послышался из темноты изумленный голос Секкара. – Как, и все?

Мы столпились в конце коридора. То, что первопроходец принял за скалу, при ближайшем рассмотрении оказалось кладкой – чередой тщательно подогнанных каменных блоков.

– Любопытно, – пробормотал Харрт. – Получается, наши предки от чего-то отгородились. Или от кого-то.

– Мы ничего не пропустили? – прошептал Брант.

Судя по голосу, он был еще совсем юн.

– Можно поискать.

– Ломаем? – Секкар взвесил на ладони топор.

– Такое сломаешь. – Харрт с сомнением взглянул на перегородку. – Главное, стоит ли? Думаешь, Труба закричит от восторга, если мы впустим в Хорверк то, что там прячется?

– Обратно, что ли, возвращаться? – недовольно пробасил Секкар. – Много же мы узнали.

И тут позади раздался глубокий удовлетворенный вздох – так мог бы вздохнуть великан, славно поужинавший дюжиной неосторожных путников. По подземелью пронесся ледяной порыв ветра, толкнув нас в спины, бросив на стену и друг на друга.

Развернувшись, мы прижались к камням, напряженно вглядываясь в темноту. Первым не выдержал Брант – луч света от карнаха выстрелил в коридор.

Я впился взглядом в тянущиеся по пыльному полу цепочки следов. Только четыре пары гномьих сапог – больше ничего…

И тут ветер негодующе взвыл. Линза разлетелась на мелкие кусочки. Свет погас.

Я осознал, что вжимаюсь в стену с такой силой, что способен развалить ее не хуже, чем киркой. Линза карнаха выдерживала прямое попадание арбалетной стрелы, пущенной с пяти шагов. С какой бы высоты гном ни падал, карнах оставался цел.

По щеке потекла кровь – осколки стекла вспороли кожу. Но сейчас мне было не до того.

Из темноты приближалось нечто – неторопливое, уверенное в том, что мы никуда не денемся.

– К бою!

Харрт первым обнажил длинный широкий нож. Рядом вскинул топор Секкар. Потянулся за мечом Брант.

Мой клинок оставался в ножнах. Я чувствовал, что против этого простая сталь бессильна.

Секкар заворчал – помимо его воли, топор, выворачивая кисть, начал подниматься над головой. Гном сжал зубы, ухватился за рукоять обеими руками…

– Берегись!

Меч едва успел взлететь вверх, парируя удар. Охнув, Брант выпустил оружие, – срикошетив о стену, клинок со звоном покатился по полу.

– Это не я! – Глаза Секкара налились кровью.

– Бросай! – закричал Харрт. – Бросай, говорю, прокопать твою налево!

Стоило Секкару разжать руки, как топор взвился под потолок и завис, выбирая себе жертву.

«Глупо, – пронеслось в моей голове. – Ничего толком не узнать. Ничего толком не увидеть. И погибнуть от гномьего же топора.

Нас наверняка будут искать – на это оно и рассчитывает. Через месяц Труба поймет, что мы не вернемся. Пошлет других. Они дойдут до стены, обнаружат наши тела. А сзади…»

– Не шевелитесь! – вдруг скомандовал Брант, баюкая кисть руки.

Продев цепочку между пальцев, он положил на левую ладонь гексаграмму из тусклого металла.

Топор ринулся вниз.

– Брант! – не выдержал Харрт.

Лезвие топора сделалось темно-багровым, словно его поместили в горн. Казалось, только раскрытая, вскинутая навстречу ладонь удерживает его в воздухе.

Брант пошатнулся. Я подставил ему плечо, с другой стороны подоспел Секкар. Мы не понимали, что творится, в голове билось лишь одно: топор не промахнется.

Свет от лезвия становился нестерпимым. Свободной рукой я прикрыл глаза и едва не потерял равновесие – Брант отпрянул, а сверху на пол коридора закапал раскаленный металл.

И вновь вздох – на сей раз глуше, тише. Оно уходило – разочарованное, недовольное. Может быть, даже уползало, зализывая раны.

И обещая, что еще вернется.

Искореженный топор бессильно упал на пол. Брант обмяк в наших руках.

Засветив карнахи, мы склонились над ним, едва не стукнувшись лбами. Секкар бережно разжал кулак – оплавленная гексаграмма утонула глубоко в ладони. Представив себе, что должен был пережить Брант, я содрогнулся.

Когда Харрт, вновь достав свой нож, примерился к руке Бранта, я отвернулся. Заметив мое смущение, Секкар хлопнул меня по плечу:

– Не бери в голову. По перворядку с каждым такое бывает. Когда мне пришлось доставать Прума со дна шахты…

По счастью, мне так и не довелось узнать, как выглядел бедняга Прум: Харрт вовремя одернул напарника. Но все то время, пока они занимались ладонью Бранта, мне пришлось просидеть, привалившись к стене и думая только о том, как бы укротить свой желудок. В нос тугими волнами бил запах паленого мяса, а обугленные края раны по-прежнему стояли перед глазами…

– Вот и все!

Я с трудом поднял голову. И почувствовал облегчение, когда затылок коснулся холодного камня.

Надо мной нависал Харрт.

– Ты как? – Первопроходец опустился на корточки. – Секкар, давай бинты, он тоже ранен.

Лишь сейчас я осознал, что воротник рубахи мокр от крови, а волосы прилипли к шее.

– Ерунда. – Пересохшие губы не слушались.

А я-то еще считал себя неплохим воином!

На мечах я был третьим в клане. На топорах – пятым. Но это. оказывается, ничего не значило.

Гномы уважают своих бойцов – куда больше, нежели люди. Но мы ненавидим войну. Мне доводилось читать про берсеркеров – у нас они просто не могли бы появиться.

В Фиониных книжках рыцари скакали в бой на ухоженных конях, а красавцы оруженосцы в нужный момент подавали им копье или щит. Выходя из боя, рыцарь первым делом молился, потом вспоминал про свою даму. Но я ни разу не читал, чтобы он позаботился смыть с себя кровь и грязь.

Для людей война – это поэзия. «Как сладок бой, как реет орифламма! Бегут враги от взора короля…» Бред! Бой не может быть сладок. Если гном признается, что ему доставляет удовольствие убивать себе подобных, в лучшем случае его ждет всеобщее презрение. В худшем – грайхон[7].

Прадед не только не приукрашивал сражения, в которых ему довелось побывать, он неизменно и, как я сейчас понимаю, подробно описывал раненых и убитых – как своих, так и врагов. Это могло быть сколь угодно неприятно, мерзко, отвратительно, однако он вновь и вновь заставлял меня пройти через это.

И все же я оказался не готов.

Поднявшись на ноги, я позволил Харрту щедро намазать щеку пахнущей мокрой шерстью мазью.

– А стекло?

– Через пару часов начнет выходить. Ты уж потерпи.

– Уж потерплю, – хмыкнул я, думая, что если оно не выпустит нас из ловушки, долго терпеть мне точно не придется. – Возвращаемся?

– С чего бы это? – усмехнулся Секкар. – По дому соскучился?

– Помнишь, что Вьорк говорил? – осадил его я. – Если одного из нас ранят, все должны вернуться обратно.

– А что, кто-то ранен? – подмигнул напарнику Секкар.

– Пока, слава Крондорну, все живы-здоровы, – тоном туповатого грузчика отрапортовал Харрт. – И не знаю, о чем ты, господин Щит.

С трудом сдерживая улыбку, я кивнул на Бранта.

– Ах, этот! – с облегчением проговорил первопроходец, словно впервые заметил лежащее на заплечных мешках тело. – Так то ж не раненый, господин Щит, то товарищ наш, Брант, нешто не помните? Притомился – вот и отдыхает. К вечеру будет как грибочек!

– Так бы сразу и сказали. – Я развел руками. – Тогда никаких вопросов.

Поразмыслив, я вынужден был признать, что первопроходцы правы. До выхода было рукой подать, однако, если мы вернемся, неся на себе Бранта, Труба запретит все дальнейшие экспедиции – по крайней мере в ближайшее время. И тайна гвизармы так и останется нераскрытой.

Оставаться у стены не хотелось – мы оттащили Бранта в одну из заброшенных комнат и сели рядом. Щека нестерпимо чесалась.

– Чего загрустили? – прервал молчание Харрт. – Давайте перекусим, что ли?

Из его заплечного мешка появился узелок, источавший аромат домашней выпечки. Признаться, что мне кусок в горло не полезет, было выше моих сил.

– Пойду погляжу. – Секкар смахнул с бороды крошки. – Раз уж я теперь безоружный, толку от меня все равно чуть. Жаль, правда, что ежели и сожрет, то не подавится. – Он грустно взглянул на пустую петлю для топора на поясе.

– Ничего, – успокоил его Харрт. – Ты нам еще пригодишься. Если что, мы тебя первым пустим.

– Ну-ну.

Выйдя из комнаты, Секкар вынул из кармана странную машинку – два зубчатых колесика, крошечный железный корпус – и завел ее ключиком, как детскую игрушку. Прижав машинку к стене коридора, он с силой запустил ее вдаль. Я с интересом следил за его манипуляциями.

– Все-таки потайная дверь, – довольно провозгласил первопроходец.

– Откуда ты знаешь? – Похоже, мне еще учиться и учиться.

– Где упала, там и будем искать, – пояснил Секкар.

– А что было у Бранта в руке? – спросил я, как только осознал, что уже могу об этом вспоминать.

Харрт пожал плечами:

– Очнется – спросим. Лично я такое в первый раз вижу.

Брант и в самом деле пришел в себя через несколько часов. К тому времени Секкар уже соскреб у меня со щеки зудевшую корку и перебинтовал по новой. В корке поблескивали тоненькие кусочки стекла.

– Мы где? – Брант прокашлялся.

– Лежи пока, – добродушно проворчал Секкар. – Успеешь еще повоевать. Все тихо, все живы. Дрянь эту ты спугнул.

– Только спугнул? – расстроился Брант.

– Ну не знаю, может, и убил.

– А чем это ты ее так? – едва сдерживая нетерпение, поинтересовался я.

– Долго рассказывать.

– Ты что, не слышал? – ухмыльнулся Секкар. – Еды хватит на три недели.

– Нас не хватит, – фыркнул Брант. – Надо уходить. Если в двух словах, то эта штуковина у нас в роду уже не первое тысячелетие. Говорили, что помогает против нежити, да как проверишь?

– Вот и проверили, – пробормотал Харрт. – Сил-то хватит на ноги встать?

Очевидно, первопроходцы не задавались вопросом, который лежал на самой поверхности: а отчего, собственно, Брант потерял сознание? Топор его не коснулся. Оно было слишком далеко. Только от боли в руке? Но гномы от таких вещей в обморок не падают.

Я вспомнил, как выглядела Лиз, когда пыталась исцелить Вьорка. Очень похоже.

Однако Лиз была жрицей. И человеком. Служители Крондорна исцеляли иначе – без всех этих пассов и жреческих побрякушек.

– Попробуем.

Брант поднялся и двинулся к выходу. Его пошатывало, но мы предпочли сделать вид, что этого не заметили.

Секкар засветил карнах и, подобрав с пола свою странную машинку, внимательно осмотрел ту часть стены, подле которой она лежала. Окажись я на его месте, первым делом попытался бы простучать стену в поисках пустот. Потом попробовал бы нащупать тот камень, который приводит в движение скрытый механизм. По крайней мере, те потайные двери, которые мне случалось видеть в Хор-верке, открывались именно так.

Вместо этого Секкар повернулся к противоположной стене и подверг ее столь же пристальному осмотру. Затем настал черед пола и потолка.

Остальные терпеливо ждали.

– Харрт, – тихо позвал Секкар. – Встань-ка вот здесь.

Он ткнул пальцем в какую-то одному ему видимую точку на полу. Харрт повиновался.

– Мэтт, подстрахуешь? Да не меня – Харрта.

Сам Секкар с силой надавил на ту стену, возле которой упала машинка. Засмотревшись на него, я чуть не упустил Харрта: плита, на которой он стоял, с противным скрежетом двинулась вниз. Я едва успел обхватить первопроходца за плечи, как плита, опустившись не больше чем на сарг, внезапно застопорилась; скрежет, правда, не прекратился…

– Хватит обниматься, – бросил нам Брант. – Вон У Секкара уже полстены в сторону отъехало.

Скрежет стих. Насчет полстены Брант явно преувеличил. В былые времена проход скорее всего освободился бы полностью; сейчас же образовавшейся щели было довольно только-только чтобы протиснуться.

– Осторожнее, – предупредил Харрт, не сходя с места. – Если оно уползло именно туда…

– Туда-туда, больше некуда, – невозмутимо откликнулся Секкар.

Его карнах осветил новый коридор.

Здесь было чисто. Подозрительно чисто: ни пылинки.

– Зажигаем карнахи, – скомандовал Харрт – Оно нас все равно видит. Брант, держись за Мэттом.

Тот кивнул.

Коридор оказался куда шире предыдущего. Здесь тоже некогда были двери, но потом проемы заложили крупными кусками камня. Причем совершенно мне незнакомого: серо-коричневого, пронизанного паутиной красноватых прожилок.

Брант присвистнул: у нас дома никому и в голову бы не пришло что-то замуровывать. Дом Твана – и тот стоял. На всякий случай. Проклятие, если оно там есть, может, со временем куда и откочует, а вот скалу по новой долбить…

Когда наши карнахи, выдохшись, начали помигивать, Харрт объявил привал: в Хорверке уже наступал вечер. Нам пришлось расположиться прямо посреди коридора, однако первопроходцы видели в этом сплошные плюсы: все слышно, незамеченным никто не подкрадется, а если оно надумает вновь нас навестить, будет куда отступить (правда, я бы сказал: «быстренько сбежать»).

Плотно поужинав, мы достали тонкие одеяла из шкурок бий-но, в которые с головой и завернулись. Не знаю, как там бий-но не маются от жары (у них ведь только носики из шерсти торчат), однако мне стало тепло почти сразу. Разве что жестковато, да и заплечный мешок не очень обрадовался, узнав, что я назначил его подушкой. Словом, когда Брант толкнул меня под утро, мне показалось, что ухо так и останется плоским, рубчатым и размазанным по щеке.

По счастью, ночью мы обошлись без гостей. Когда последняя песчинка в наших часах перекочевала вниз, я разбудил храпевшую на весь коридор троицу, и мы двинулись дальше. К этому моменту я был уже совершенно спокоен: все живое и неживое либо уже сбежалось бы от такого храпа дать нам по голове, чтобы не мешали спокойно спать, либо забилось бы в дальние норы и щели – лишь бы только его не слышать.

Так прошло два дня. Замурованные двери, чистый, широкий коридор – и ни души. Первое время мы еще старались держаться поближе друг к другу, всем постоянно чудились то вздохи, то стоны, но в конце концов было решено, что оно отправилось восвояси, убедившись, что от четырех отважных гномов больше головной боли (если, конечно, у него есть чему болеть), чем прибытку.

Тоже, кстати, вопрос: а чего оно от нас хотело? Если эта мерзость гномами питается, то она явно выбрала не самое населенное место в Хорверке. А во всем остальном мы ей не конкуренты… Мучил нас и другой вопрос: откуда же здесь взялось это заброшенное поселение, кто в нем жил? Если предки, как всех нас учили, пришли в Хорверк со стороны Ольтании, то как мы можем ничего не знать о существовавших так далеко к западу кланах? Гномы ведь не люди, у которых память – что золотая жила: то густо, то пусто…

На утро четвертого дня путь вновь преградила стена. Ее темно-красные прожилки вдруг показались мне сеточкой кровеносных сосудов, и в голове родилась совершенно безумная мысль: а что если она живая? Смотрит сейчас на нас и думает: «Как же спокойно я без вас жила все эти годы! Так нет, пришли – ищут чего-то, стучат по мне, тревожат…»

– А ведь стена-то совсем другая, – погладил кладку Секкар. – Смотрите: вот здесь и здесь, похоже, какие-то окошечки были.

– Может, ты знаешь, как они через нее проходили? – Брант устало скинул свой мешок на пол.

– Никак, – покачал головой Секкар. – Или не здесь.

Каждый из нас счел своим долгом бросить быстрый взгляд через плечо. Второй раз ему нас на ту же наживку не поймать.

– Мы не могли с разгону проскочить какое-нибудь ответвление? – Рядом с первопроходцами я чувствовал себя мальчишкой, которого взрослые первый раз в жизни взяли с собой на прогулку.

– Всё могли. Но не думаю. Это явно какая-то гранича, за которой никто не селился.

– С определенного времени, – поправил его Харрт. – А до того, готов держать пари, этот коридор был главной улицей города. И немалого, надо сказать.

– Город из одной улицы? – удивился я.

– Кто знает. Скорее, не из одной. И часть того, что мы принимали за двери, – наверняка другие улицы.

– Двинулись в обратный путь? – вздохнул я.

– Слушай, а здесь есть какое-нибудь колдовство? – неожиданно спросил Харрт.

Пришлось доставать Солнечный Луч. Признаться, я ожидал, что эти места давно покинуты, однако ножны по-прежнему ярко сверкали.

– Вот так так, – поцокал языком Секкар. – Угадать бы еще, какой из кланов здесь жил?

– А почему один клан? – усмехнулся Харрт. – Все и жили. Покуда в Хорверк не перебрались. Приятные новости мы с собой принесем – Ведающий Минувшее будет счастлив. «Знаешь, Дамерт, забудь все, что ты там ведал. На самом-то деле и Традаркт, и Лакдуф…»

Стена со скрипом пошла вниз.

– К бою! – заорал от неожиданности Харрт.

Однако биться было не с кем. Первопроходец смутился.

Стена окончательно скрылась в полу – и не догадаешься, что она здесь была. Но первый же проем по левую руку показал, что ее поставили не случайно: вместо камня проход закрывали остатки настоящей двери, наполовину сгнившие, удерживаемые на месте лишь металлическим каркасом.

Убрав их с дороги, Секкар пропустил нас внутрь. Я ожидал вновь увидеть полное запустение, однако здесь все было по-другому.

Небольшой овальный зальчик. Похоже на прихожую, разве что…

Когда Фиона, тому с неделю, захотела посмотреть, как жили гномы тысячу лет назад, я, признаться, поначалу даже не понял ее любопытства. Что значит – как жили? Да так же – и тысячу, и две тысячи. Но высекать в камне овальную комнату…

– Интересно, зачем им это понадобилось? – откликнулся на мои мысли Брант.

– Ума не приложу. – У меня действительно не было ни единой догадки. – Смотрите-ка, ниши. Если мы в чьем-то доме, самое место поставить здесь платяные шкафы.

– Ты представляешь себе гнома, который станет выдалбливать их в скале, вместо того чтобы сколотить из дерева? – засомневался Секкар. – Им что, делать было нечего?

– Дерево мы привозим снаружи, – заявил Харрт так, будто остальные могли подумать, что это под сводами Хорверка шелестят дубовые рощи.

– А раньше? Вокруг Хорверка пустыня была?

Почему-то ни один из нас не сомневался, что все это построено гномами, только очень-очень давно. Может быть, даже сотню тысячелетий назад – кто помнит, когда был сотворен этот мир и когда в нем появились мы?

Разве что сам Двэлл. Ну, и Крондорн, конечно.

– Не в том суть, – отмахнулся Харрт. – Это сейчас мы и наружу спокойно вылезаем, и с людьми торгуем. Может, раньше-то выдолбить было и проще.

Я пожал плечами. Всякое бывало, не раз хорверкским сотням приходилось сражаться под открытым небом. Но чтобы совсем, никогда и никому, не выбираться на поверхность…

– А это еще что такое? – Секкар щелкнул маленьким рычажком у дальнего выхода из комнаты.

– Мало ли что здесь было. – Брант хотел подойти поближе, но остановился, услышав тихий низкий гул. – Отпусти его!

Секкар послушно отдернул руку. Однако гул продолжал нарастать, пока не перешел в бульканье – точно за стеной кипятили огромный чан. Гудение по-прежнему приближалось…

– Ложись!

Мы кинулись на пол – и вовремя. Из скрытого в стене отверстия вылетел длинный сгусток пахнущего серой пламени. Проревев над головой Харрта, он врезался в стену и оплыл по ней дюжиной огненных дорожек.

Нам повезло – механизм оказался слишком древним. Еще шесть отверстий дохнули на нас серой, но то ли резервуары оказались пусты, то ли еще что не заладилось. В общем, мы остались живы.

Гул стихал. Отряхиваясь, Харрт поднялся на ноги.

– Что же ты, крепь-перекрепь, творишь?! – накинулся он на Секкара. – С Крондорном давно не виделся?! Или мы тебе надоели?!

– Как только они здесь жили? – Видно было, что Секкар и без того чувствует себя виноватым. – Ты представляешь, у себя дома – и такую штуковину соорудить?

– Да кто тебе сказал, что они здесь жили?! – клокотал Харрт. – Ты что, по Брайгену, что ли, гуляешь?! Про гвизарму забыл?!

– Это я виноват. – Мне не хотелось ссориться. – Как про платяные шкафы начал болтать, Секкар и расслабился.

– Расслабился он, видите ли!

– А что, штука хорошая. – Брант осторожно заглянул в одно из отверстий. – Если за тобой, к примеру, гонятся.

Представив себе древних гномов, которые наперегонки летели ввечеру к себе домой, причем проигравшему доставался огненный душ, я фыркнул. Харрт подарил мне неодобрительный взгляд.

– Ладно, забыли, – буркнул он. – Как дети малые…

Внутренний коридорчик вывел нас в зал, который я сразу назвал про себя гостиной. Чем-то он мне напомнил большую гостиную в доме деда – просторная, с покрытыми гобеленами стенами, большим длинным столом посредине и приземистым креслом на торце.

Кресло, кстати, тоже оказалось каменным, словно вырастающим из пола. И, что не менее странно, ни лавок, ни других кресел подле стола не наблюдалось.

Я поискал взглядом камин – у нас он едва ли не в каждой гостиной на самом видном месте. Камина не было. То ли наши предки предпочитали не только темноту, но и холод, то ли обогревали свои дома как-то иначе. Помня про плюющиеся огнем трубы, я бы этому не удивился.

Зато не переставал удивляться другому: здесь все было не так. Мне казалось, что я одновременно попал и в прошлое, и в будущее: жилища не освещались, зато при входе гостей ожидали такие сюрпризы, о которых, выходит, даже воспоминаний не осталось. То есть я, конечно, догадывался, что там горит и как, но взяться это воплотить… И почти уверен, что никто бы не взялся.

– Ого!

Карнах Секкара осветил гобелены.

Я бы даже сказал не «ого», а «о-го-го»! Гномы на гобеленах занимались привычными повседневными делами, но какие это были гномы! Бледные – белая ткань не оставляла в этом сомнений – и донельзя страшные: плоские, вдавленные носы ближе к ноздрям слегка раздваивались, уши торчали вверх и прижимались к черепу, как у пещерных волков, короткие бороды едва закрывали шею. Появись такие чудища в Брайгене – народ разбегался бы от них, как от сорвавшегося ворота.

– И это… наши предки? – запинаясь, проговорил Харрт.

– Вряд ли. – Брант лишь мельком взглянул на гобелены. – Ну, бороды со временем еще могли отрасти. А остальное?..

Глава XI

Мир продолжал рушиться.

Роракс Длиннобородый отправил в Хорверк четырех сыновей.

Так начинается легенда, которую каждый из нас слышит раньше, чем начинает читать и писать. А порой – и ходить.

Каждый сын возглавил новый клан – Чертога, Врат, Алтаря и Кипящего Озера. А старший стал еще и королем всего Хорверка.

Я привык думать, что во мне течет кровь самого Роракса. Это не давало никаких оснований задирать нос – лишь в глазах Фионы я был принцем. Скорее, наоборот: это заставляло вести себя так, чтобы любой из моих предков был вправе смотреть на меня, не краснея.

Впрочем, любой гном мог сказать про себя те же слова.

Но если на этих гобеленах не кошмарные шаржи на наш род, то это в них текла кровь Роракса, они были соратниками его сыновей. И лишь потом появились мы – Удивительная игра природы. Которая, доведись нам встретиться, показалась бы им не менее чудовищной.

– Да уж! – Пятерня Харрта надолго погрузилась в бороду.

– Пытаешься понять, что к чему? – Я усмехнулся. – Брось. Нужно искать дальше.

– Этих уродов? – не сдержался Секкар.

– Эх, намяли бы они тебе бока, – подколол его Брант – Не уродов, а книги, записи, летописи – все, что удастся.

В коридоре послышался звук, напоминающий суетливый галоп отправившихся прогуляться доспехов.

– Накликал! – прошипел приятелю Харрт и потянулся к рукояти ножа.

– Не стоит встречать их с оружием в руках. – Похоже, Брант и впрямь надеялся увидеть перед собой изображенных на гобеленах гномов.

Если бы.

Два существа, появившиеся из коридорчика, уж точно не могли быть нашими предками. Равно как и не нашими.

Короткий торс целиком состоял из выпуклого изломанного панциря. Мне не видно было, как там со спины, но спереди панцирь бугрился и преломлялся под самыми неожиданными углами. Его поверхность была не просто неровной, а вызывающе неровной, ни один из наших кузнецов не позволил бы себе выковать такого. К тому же часть бугров и выступов на глаз казалась заостренной.

Нижнюю часть туловища им заменял длинный металлический стержень – и это сразу делало их на несколько голов выше нас. Заканчивался же стержень двумя крохотными привинченными ножками, со звоном семенящими по каменному полу. Мне подумалось, что надо быть крайне самоуверенным мастером, чтобы сотворить нечто, столь неустойчивое. Вряд ли им удастся сохранить равновесие, остановившись.

Вместо шеи… Да что шеи – вместо всего остального у них было пустое место. Ни шеи, ни головы, ни рук. Значит, разговаривать с нами никто не будет. И ножа тоже не увидит.

– Механические человечки? – удивленно протянул Харрт.

– Думаешь, именно человечки? – усмехнулся Брант.

Существа перекрыли выход из гостиной – и остановились. Вернее, продолжали идти, но на месте, раскачиваясь и смешно перебирая своими ножками.

– Может, они ждут приказаний? – с надеждой предположил Секкар.

– Угу, – кивнул Харрт. – Закажи им ужин при свечах четыре персоны – и посмотришь, что от нас останется.

– От нас в любом случае именно это и останется, – возразил я. – Другого выхода отсюда что-то не видно.

Вот оно как бывает – только что я мечтал потратить хотя бы полчасика на эти гобелены, а тут вдруг так захотелось выбраться из гостиной, что хоть с разбегу кидайся.

– Расступитесь! – не отказался от своей идеи Секкар.

Существа отреагировали на его слова именно так, как я и ожидал, – никак.

Не успокоившись, первопроходец попробовал между ними протиснуться. Я поразился, с каким неожиданным проворством он отскочил назад: оба существа качнулись одновременно навстречу друг другу, и не продемонстрируй Секкар чудеса ловкости, на его теле появилось бы больше ран, чем залечила бы любая мазь.

Я надеялся, что первый опыт хоть немного его отрезвит, но не тут-то было. Секкар подобрался сбоку, сделал обманное движение, заставив ближайшее существо наклониться в его сторону, – и рывком дернул его на пол.

Грохот, ножки засучили по воздуху – и тут я оторопел. Похоже, существо отнюдь не было обескуражено. Опираясь на один из выступов, оно крутанулось вокруг своей оси, и штырь со всего размаху врезал Секкару по ногам. Тот взвыл от боли и рухнул бы, не подхвати его Харрт и не оттащи назад. Присев на корточки, Брант быстро ощупал голени нетерпеливого первопроходца.

– Пока ничего не сломано, – доложил он. – Крондорн тебя любит.

Я мигом повернул голову, надеясь поймать его взгляд. Не удалось. И, наверно, показалось.

Он произнес эти обычные, в общем-то, слова как-то не так. Не совсем правильно. Не насмешливо, нет, – никто из нас себе бы этого не позволил. И не с сомнением. Не с издевкой. Не… Сплошные «не». И вроде все верно, Харрт ничего не заметил. Да и я бы не заметил, если бы выкинул из головы тот бой с нежитью.

Лязг металла. Существо, раскрутившись, как волчок, Докатилось до стены и покатилось по ней вверх, под углом, пока не встало на ноги.

– Странная конструкция, – с уважением пробормотал Секкар. – Малая устойчивость компенсируется большой скоростью и изобретательностью.

– Совсем как у тебя, – не смолчал Харрт. – Только наоборот. Малая сообразительность усугубляется большой скоростью… А если бы оно принялось нас давить?

Неужели и я когда-нибудь стану таким ворчливым? В принципе, годам к девятистам у нас это случается, но Харрту-то едва четыре с половиной сотни стукнуло… Начну бурчать по каждому поводу: и то мне будет не так и это не эдак. А окружающие будут смотреть и думать: «О Крондорн! Мы ослышались или ему и правда еще не пора познакомиться с тобой поближе?»

– Не принялось же, – пробурчал Секкар.

И точно – существо заняло свое место в дверях, ничем не показав, что первопроходец его обидел.

Я огляделся: как назло, ничего подходящего. Даже кресло – и то каменное. Не гобеленами же их, в самом деле…

– А если попробовать вместе? – предложил Брант.

– Не выйдет. – Получив свое, Секкар сделался на редкость осторожным. – Они потому и раскачиваются, чтобы сразу нескольких зацепить. По сути дела, они совершенны. Не свалить – лежа дерутся не хуже, чем стоя. Не обойти. Не убить.

– Ты так уверен, что меч их не возьмет? – Мне сразу захотелось попробовать.

– Почему, возьмет. Как обычный металл. Как доспех. Оставит зазубрины, да и клинок попортишь. Да им-то что с того? Интересно, каким местом они думают?

На этот раз Харрт сдержался. И я был ему благодарен.

– Вариант номер два. – Брант, как и я, настроен был выбраться отсюда как можно скорее. – Если это стражи дома, как они отнесутся к тому, что мы начнем крушить все вокруг?

– Его, что ли? – Секкар кивнул на кресло.

– Не его – гобелены.

– Гобелены жалко, – решительно заявил Харрт.

Вот уж не ожидал от него любви к… Как там про гобелены правильно говорить – к живописи?

Однако заметно было, что и Харрт начинает нервничать: засунув за пояс большие пальцы обеих рук, он тоже принялся слегка раскачиваться, переваливаясь с пятки на носок.

– Тогда надо сбить их с толку. – Я еще не знал как, но мысль уже просилась наружу. – Сделать нечто такое, чего они от нас не ожидают.

– Давай сначала, – оборвал меня Секкар. – Ты считаешь их живыми или механическими?

– Заодно и проверим.

– С чего начнем? – Брант в нетерпении защелкал пальцами. – Слушайте, а перекиньте-ка меня через них.

– Не убьешься?

Сомнения Харрта были вполне оправданны: гномы редко увлекаются акробатикой. Прямо скажем, не чаще раза в жизни.

– Заодно и проверим, – передразнил его Брант. – Мэтт, Секкар, ну пожалуйста!

Сцепив руки, мы подошли к существам так близко, как только рискнули, Брант не без изящества на нас вскарабкался, мы подкинули его к потолку…

Гном еще летел, готовясь оттолкнуться руками от свода коридора, а существа уже отреагировали. Не разворачиваясь, они засеменили к выходу. Мне показалось, что Брант попытался впиться пальцами в потолок, но его уже несло ногами вперед как раз на то место, где его поджидали обрубленные тела наших стражей.

Они разом (и вновь поразительная для механизмов согласованность) отклонились назад и ударили по Бранту – как бьет ладонь по летящему навстречу волану. Только в этом сумасшедшем кешбене[8] вместо волана был наш товарищ, которого механические существа старались отбросить туда, где мы стояли.

– Ну и как они на ощупь? – поинтересовался Харрт, когда Брант уселся на полу: отбитые ноги его не держали.

– Мягкие – не поверишь. Как бы на них вмятин не осталось.

Захохотав, Харрт хлопнул Бранта по плечу:

– Идеи кончились?

– Не все сразу. – Брант снял сапоги и принялся умело массировать ступни.

– Ну-ка, а если так? – Я все же обнажил меч. – Попробую их атаковать. А вы, когда они двинутся за мной.

– Зачем это им за тобой бегать? – охладил мой пыл Харрт. – Вреда ты им не причинишь…

– Это мы еще посмотрим!

Я решил бить в самый низ – туда, где ножки крепились к штырю. Эх, топор бы здесь не помешал!

С мечом в опущенной руке я двинулся к стражам, стараясь сохранять на лице самое беззаботное выражение, на которое был способен. Не думаю, что они меня видели, но вдруг…

Они подпустили меня почти вплотную. Может, поверили в свою неуязвимость, а может, недооценили. Проклятие, я все время говорю о них как о живых! Однако ведь они и вели себя как живые.

Нацелившись в «сустав», я резко послал руку вниз. Металл звякнул о металл, существо дернулось, нога зазвенела по полу… Но уж на одной-то ноге ему было не устоять. И оно завалилось – прямо на меня.

Хорошо, что Харрт, как потом выяснилось, заранее подозревал, что дело закончится самым худшим образом из всех возможных. Он с силой толкнул меня в плечо, существо жахнулось об пол, закрутилось – и могу с гордостью сказать, что мне таки удалось его разозлить.

Толку от этого не было ровным счетом никакого – напарник добровольно последовал его примеру и волчком закрутился в проходе, – а вот нам пришлось побегать и попрыгать. Смотреться это должно было презабавно: четыре гнома в расцвете лет с воплями и проклятиями носятся по залу, не отрывая глаз от пола и едва успевая подскакивать, а между ними крутится здоровенная жердь, норовя заехать повыше лодыжки. Особенно живописно выглядел Брант, проделывавший свои пируэты на негнущихся ногах и босиком, а мы старались по возможности подхватывать его в нужную минуту под мышки.

То ли существо утомилось, то ли мы оказались ему не по штырю, но в один прекрасный момент оно откатилось к выходу и, подрагивая, постаралось дать нам понять, что так просто мне это с рук не сойдет. И ладно бы одному мне.

Я в этот момент испытывал всего два желания: не быть убитым первопроходцами и посмотреть, как страж станет прилаживать себе ногу. Первое сбылось в полном объеме – они были так вымотаны, что повалились на пол и ограничились подробным рассказом о том, кем надо быть, чтобы удумать такую штуку. Мне все же думается, что они не правы: из их длинного списка я обладал разве что одним-двумя качествами, да и то не в полной мере.

А вот страж мои ожидания обманул – он откатился поглубже в коридор и лег там по самому центру, тогда как второй, напротив, поднялся на ноги.

– Самое время перекусить, – выдохнул Харрт, когда его поток красноречия иссяк. – Ну, Мэтт, уважаю. Так быстро я давно не бегал.

– Говорят, что главы Гильдии первопроходцев склонны к полноте, – парировал я. – Жизнь медленная, неспешная, почти как у эльфов.

– Как там у эльфов – не знаю, – рассмеялся Харрт. – Наш лорд Эрлинг – живчик, каких еще поискать надо! Да и я – не глава гильдии.

– Пока не глава, – подчеркнул я.

Я боялся, что Харрт обидится: все же шутка была сомнительной, однако он лишь повторил:

– Пока не глава – и слава Крондорну, что не глава. Мэтт, сегодня твоя очередь. Доставай бабушкины пирожки. Как там они – свежие еще?

Я возмущенно фыркнул. В нашем клане Врат только младенцы не знают, что дед – неслыханное дело – чуть не разошелся с бабушкой, не дожидаясь положенного века: Хрунда абсолютно не умела готовить. И при этом страшно любила стряпать: бесчисленные пресловутые пирожки, грибные супы с десятком экзотических приправ, соленья и маринады – она готовила их тоннами. Одинаково несъедобные и, так или иначе, съедаемые: гостями, которых не выпускали из-за стола, покуда они еще были способны что-то в себя впихнуть, мужем, который нес это тяжелое бремя с не меньшим достоинством, нежели Труба – бремя королевской власти, да любящими внучатами.

Ни у одного из нас так и не хватило духу сказать бабушке правду.

Однако первопроходцам повезло: Хрунда осталась дома, за тысячи саргов от Брайгена. А как бы мне хотелось забежать к ней поболтать, узнать, что она думает о нашей новой королеве…

Зря я, наверно, Фиону обидел. Накинулся, как тиглан, со своими обвинениями. А ведь она мне верила – может, единственному из всех, – что я смогу ее защитить, поддержать. И я не захотел. Даже не попрощался толком. Но что я должен был ей сказать? Что мы с Крадиром дружно сошли с ума?..

– Мэтт, уснул, что ли? Или жадничаешь?

Я поспешил развязать заплечный мешок. И зажмурился – Солнечный Луч сиял. Не как лучик, а как целое солнышко. Слепящий желтый свет омыл гобелены, упал на стражей…

И они отступили. Скрылись в глубине коридора.

– Слушай, а они ведь ушли! – Харрт не верил собственным словам.

– Как же. – Я тоже боялся им поверить. – Не иначе, затаились на время. Или не хотят портить нам аппетит.

Судя по тому, как первопроходцы накинулись на захваченную с собой снедь, аппетит им было не испортить.

Трапеза подходила к концу, а существа так и не показывались.

– Будем выбираться, – скомандовал Харрт. – Осторожненько, но бодренько.

Мы выбрались из гостиной. Потом из овальной прихожей. Никого.

– Позавидовал моему титулу Великого Изгонятеля Нечисти? – усмехнулся Брант. – Ну, Харрт, пора и тебе показать, на что ты способен!

– Где уж мне с вами, великими, тягаться! – довольно проворчал Харрт. – Значит, так. Больше в двери не заглядываем: это как если бы мы вчетвером решили быстренько обежать весь Хорверк. Годика в три бы уложились. Словом, ищем ту информацию, которую можно добыть быстро и без потерь.

– И где она, по-твоему, должна нас ждать?

– У здешних правителей. В Чертоге, зале клана, доме его главы…

– Осталось только догадаться, где он жил, – хмыкнул Брант.

– Это все равно проще, чем осматривать каждый дом. Какие-то записи мог вести любой – вон у нас, если порыться у Кухха в доме, такое можно найти! Он ведь, как ногу потерял, дни напролет своим пером скрипит.

– А ты читал? – заинтересовался Секкар. – Про меня там есть?

– Про всех там есть, – мстительно усмехнулся Харрт. – И про Трубу есть, и про тебя, и про Мэтта я пару строк видел. А если б ты почитал, что он про Вьоркову свадьбу пишет!..

– Так что, ищем Чертог?

Я даже не ожидал, что разговор про свадьбу окажется мне неприятен. А ведь оказался – в груди противно заныло, точно Харрт затронул нечто совсем интимное.

Искать Чертог, ни на что не отвлекаясь, – есть ли смысл говорить, что это так и осталось благими намерениями. Долгое время мы действительно старались не обращать внимания на разнообразные двери, дверки и боковые ходы. И нам это удавалось, пока возле очередного коридора Брант не заметил силуэт вырезанной на камне скачущей лошади.

– Гвизарма!

Мы подумали о ней одновременно. Одна из тех нестыковок, которые всем не давали покоя: зачем гномам оружие против всадников?

– Сворачиваем, – распорядился Харрт. – Идти осторожно, не разделяться. Брант – за спину к Мэтту, ты без карнаха.

Мы ожидали увидеть все, что угодно, вплоть до конюшни. И все же этому заброшенному городу вновь удалось нас удивить.

Коридор выводил на широкий балкон, по которому тянулись каменные лавки. А внизу, под балконом, распахнулась огромная пещера: лучики от карнахов не доставали не только до дна, но даже до стен.

– Рискнем погасить свет? – неуверенно предложил Харрт.

Подойдя к самому краю балкона, он перегнулся через парапет и попытался заглянуть вниз. Его пальцы побелели: высота – не то, что доставляет удовольствие гномам.

– Рискнем. – Секкар первым затушил свой карнах.

Мы подождали, пока глаза привыкнут к темноте. Пещера оказалась похожей на впечатанную в скалы гигантскую восьмиконечную звезду. Что творилось на том ее луче, который оставался под балконом, видно не было, зато постепенно проступили невысокие каменные столбики, усеивающие пол пещеры в им одним известном порядке. Некая система в их расположении, несомненно, была, но какая? И при чем здесь лошади?

– Будем спускаться. – Харрт отыскал слева от входа уходящую вниз винтовую лестницу.

– Думаешь, это и есть Чертог? – с сомнением проговорил Секкар.

Я заметил, что он старается держаться подальше от парапета и то и дело оглядывается на спасительное пятно выхода за нашими спинами.

– Не думаю, – признался Харрт. – Но я бы выяснил, что это такое. Если они здесь собирались всем кланом, покои его главы скорее всего неподалеку.

Засветив карнахи, мы спустились вниз. Пещера оказалась куда глубже, чем это виделось с балкона; у меня даже успела немного закружиться голова. Я взглянул на Бранта – шагал он довольно бодро и почти перестал прихрамывать. И то ладно.

Лестница выплюнула нас как раз на тот луч, который мы не могли углядеть сверху. И лучше бы мы по ней не спускались!

Здесь действительно стояли лошади – вернее, то, что от них осталось. Длинный ряд желто-белых скелетов. Невысоких, пониже обычных лошадок, но и не пони. Мордами они были обращены к пустому каменному желобу, бегущему вдоль стены. Но главное – они все оставались на ногах!

Секкар невольно попятился. Харрт помянул Крондорна.

– Как такое может быть? – Еле слышный шепот Бранта уполз вдаль, к центру звезды, и принялся там блуждать, зажив собственной жизнью.

Никто из нас ему не ответил.

– Пошли обратно! – предложил Секкар, делая шаг к лестнице. – Никого здесь нет. И ничего.

Я наклонился. Скелеты прочно стояли на всех четырех ногах, но что заставляло их кости держаться в суставах?.. Вновь на ум пришло спасительное слово: магия. Но не многовато ли магии для гномьего королевства? И если наши предки столь искусно владели ею, почему сегодня мы смотрим на магов с подозрением? Или именно потому и смотрим?

Хотя предки ли? А вдруг как раз их враги?

По-хорошему, надо было сначала завершить наш поход, а потом уже пытаться осмыслить увиденное. Но мозг отказывался встречаться с неведомым на каждом шагу. А тело отказывалось идти вперед: если здесь все не так, что принесет с собой следующий шаг?

Воображение отчаянно рвалось выстроить единую, цельную картину. Зачем столько лошадей в одном месте? И зачем здешним гномам гвизармы? Сражались в конном строю и умели останавливать кавалерию? Но чью?

Хорошо, допустим, желоб – нечто вроде коновязи. Или поилки. Лошадки пили-пили и… И что? И померли в одночасье? Окаменели?

Я щелкнул по ближайшему скелету. Кость. Не камень, не мрамор – обычная кость. Самый обычный скелет. Упорно не желающий падать.

– Пошли! – Харрт повел нас через пещеру, к противоположному концу звезды. Секкар нехотя последовал за ним.

Вблизи столбики оказались вполне приличными столбами: толстыми и высоченными, как два гнома. Я даже улыбнулся: и так, как два гнома, и так, как два гнома. На некоторые из них был нанесен орнамент – ни единого знакомого завиточка; другие оставались гладкими. Одни стояли совсем рядом, между другими мы могли бы пройти плечом к плечу.

Как я и подозревал, на другом конце звезды нас не ждало ничего. Ни коновязи, ни лестницы.

– Смотрите! – Побледнев, Секкар указал рукой на балкон.

– Свет!

Я вскинул руку к карнаху. Мы успели. Правда, потом так и не сошлись в том, что же это было.

Мне померещилось, что на балконе появилась сотканная из огней – совсем как созвездие – лошадь. Встала на дыбы, ударила передними копытами – и исчезла. И я подумал, какого размера должна быть эта лошадь, чтобы отлично разглядеть ее снизу.

Как выяснилось, каждому привиделось свое. Харрту – факельное шествие: полсотни четвероногих и четвероруких созданий, ростом примерно с нас, медленно продефилировавших за парапетом с высоко поднятыми факелами. На мой резонный вопрос, как он умудрился сосчитать количество ног, если парапет доходил нам до пояса, Харрт только сплюнул и принялся править нож.

Секкар заявил, что наша воспаленная фантазия срочно требует парочки холодных компрессов. Он окликнул нас, заметив волну огней – просто волну, ничего больше. Прокатившуюся по балкону, нависшую над парапетом, грозящую хлынуть вниз…

Мысль о том, что балкон не имел наклона (и что бы по нему ни катилось, мы бы это самое не увидели), я оставил при себе.

Брант отмолчался. Поклялся, что ни лошадей, ни четвероруков, ни волн там не было, и мы оставили его в покое.

Все соглашались с тем, что это было соткано из огней. Удивительно красиво, неожиданно, пугающе. Предназначено именно нам, никому больше. И совершенно непонятно. Осматривать звезду дальше расхотелось даже Харрту. В молчании мы поднялись по лестнице, не без опаски протопали по балкону и вернулись обратно в центральный коридор.

Следующий знак заметил уже я. Многогранный драгоценный камень – символ Крондорна. Нашего Крондорна.

Он вдруг показался мне таким родным, точно из-за поворота в одночасье появилась бабушка Хрунда. Наверно, это первая привычная и знакомая вещь, которую мы здесь увидели.

Первопроходцы тоже разулыбались и как-то даже приободрились. Для Крондорна мы все – дети, сколько бы кому лет ни было. И ведем себя, наверно, соответственно-как с добрым, но вечно занятым папашей. Главой гильдии, клана, королем – как с тем, кто тебя очень любит, но груда ежедневных дел… обязательно поиграем, но не сегодня… Мэтт, потише, папа работает… Нет, Мэтт, мы пойдем вдвоем, папа собирает златокузнецов… ты уже вырос, сын, и я должен тебе сказать… я знаю, папа…

– Мэтт!

Что-то частенько я стал задумываться. И не в самые подходящие моменты.

Прищурившись, я сосчитал грани. У входа в жилище Беххарта их было одиннадцать, у остальных жрецов и того меньше.

Здесь я насчитал тринадцать граней.

Мы прошли коротким коридором (дверь оказалась полностью сгнившей, даже трухи не осталось) и попали в уже привычную овальную прихожую с дырами в стенах и рычажком у выхода. Однако если там стражи появились, точно из воздуха (а откуда, кстати?), то здесь они уже ждали нас, лежа на полу у правой стены. Мне даже показалось, что это те же самые – обогнали и теперь мечтают о реванше, – но, присмотревшись, я заметил, что у обоих поперек панциря идет темный змеистый разрыв: такой оставляет молния, попадая в камень.

Да уж, только метателя молний нам здесь не хватало. И не уверен, что мы с ним стали бы союзниками: стражи, как бы мы ни были на них злы, делали свое дело – охраняли от непрошеных гостей. Разве что молниеносец прошел здесь за несколько столетий до нас.

Ощущение родной и теплой защиты куда-то улетучилось. Люди любят запрещать: Фиона рассказывала, что к королям и иерархам с оружием и вовсе не пускают. В Хор-верке такого нет, но покажите мне того сумасшедшего, который обнажит меч в присутствии Ведающего или Беххарта. И не в том дело, что себе дороже станет.

– Там кто-то есть, – тихо пробормотал Секкар, показывая на ведущий из овального зальчика проход. – И, похоже, по наши души.

– В любом случае нас уже заметили, – философски пожал плечами Харрт.

Мы осторожно приблизились к ходу, ведущему во внутренние покои.

Около дюжины гномов. Тусклые доспехи, кольчужные юбки, изготовившиеся к бою фигуры. И все спинами к нам.

Первопроходцы замерли. Но и гномы не шевелились.

– Вперед, – шепотом приказал Харрт.

Ждать было нечего. Застывшие, закованные в латы скелеты. Бело-желтые, как у лошадей. Ни клочка одежды (как только мы сразу не обратили на это внимания!), никакого оружия. Панцири аккуратные, без пробоин, черепа… чуть не сказал: как новенькие. И форма у черепов чуть другая – вроде как гномы и в то же время не гномы. Не иначе те, с гобеленов.

Если бы мне с детства везло, по другую сторону коридора мы бы наконец увидели то, что умеет так славно обгладывать кости. Мертвое, конечно, зачем оно нам живое.

Но мне с детства не везло, и по другую сторону коридора мы не увидели ровным счетом ничего и никого.

Столовая встретила нас точно таким же каменным креслом – оно напомнило мне трон. Гобеленов не было, и стены смотрелись пусто и сиротливо. Почему-то я не сомневался, что раньше они голыми не стояли.

Я представил себе гигантского, под потолок, метателя молний, крадущегося прочь с зажатыми под мышкой гобеленами, одним движением длани поражающего затаившихся в коридоре гномов…

– А вот отсюда мы бы, наверно, выбрались! – Брант стоял у двери, ведущей во внутренние покои.

Дверь тоже была необычная, как и все в этой части Хорверка. С закрытым окошечком и маленьким подоконничком посредине. И не деревянная – каменная, точно обитатель этого дома собирался выдержать настоящую осаду.

Вспомнив про гномов в прихожей, я подумал, что у него были для этого основания.

Секкар налег на дверь. Она не поддалась.

А вот окошечко, в которое Харрт всего лишь стукнул костяшками пальцев, вдруг со звоном лопнуло. Не обращая внимания на еле слышное шипение, первопроходец просунул руку внутрь и отодвинул засов.

Это был первый нормальный покойник, встреченным нами в городе. На кровати, под истлевшей пленкой одеяла, лежал гном с нормальным, как у нас, носом. Кожа на лице свисала, будто лишняя, глаза закрыты, руки вытянуты вдоль тела.

Кожа! Но ведь…

– Ничего не трогать! – распорядился Харрт. – Или он умер пару дней назад, или здесь что-то не так.

Умереть пару дней назад он уж никак не мог – мы почувствовали бы запах.

Раз ничего нельзя трогать, самое время оглядеться.

Комнатка небольшая – у нас так живут те, кто едва начал строить свой дом, но уже стремится вырваться из-под родительского крова. Кровать, единственный стул (заметим, что не каменный), узкий стол, крошечный шкаф (тоже, однако, деревянный) – все эти вещи теснились, едва не громоздясь друг на друга. Дверь в отхожее место, полочка над входом, засохший уль-кар в темного стекла вазе. В таких местах обычно даже не жили, а приходили переночевать. Но имея рядом как минимум просторную столовую… Нет, не понимаю.

Поверхностный осмотр не помог нам ничем: комната как комната.

– По крайней мере, обычные гномы тут тоже жили. – Секкар подумал и добавил: – Один.

Успокоившись, Харрт разрешил нам как следует осмотреть комнату. Подозреваю, что в глубине души он надеялся вернуться к Трубе с чем-нибудь действительно полезным: книгами, оружием, драгоценностями. Хоть с чем-то, кроме баек про блуждающие огоньки.

Секкар и здесь оказался на высоте: ниша в стене скрывалась от его взгляда не дольше, чем первопроходцу потребовалось, чтобы обойти комнатку по периметру.

– Осторожнее, ладно? – попросил Харрт.

Секкар кивнул. Достав из заплечного мешка загнутый пинцет размером с ладонь, он поддел дверцу, та покорно отворилась… И тут на нас хлынули свитки. Настоящий водопад, забарабанивший по столу и кровати.

– Можно? – Я взглянул на Харрта.

Первопроходец улыбнулся:

– Давай.

Я развернул свиток. Один, второй, третий. Руны на них жили своей собственной жизнью – то пересекали листы под причудливыми углами, то сплетались в клубки… Pешительно ничего невозможно разобрать! Разве что отдельные слова Неужели язык так изменился?

Харрт и Секкар тоже не отказали себе в удовольствии подержать трофеи в руках – и тоже отступились.

– Покажете? – Взяв в руки пергамен, Брант принялся шевелить губами.

– Ты что, знаешь язык жрецов? – Харрт даже решил что тот над ним издевается.

– Чуть-чуть, – смутился Брант. – Подожди, пожалуйста…

– Как это – подожди! – возмущенно взревел Харрт. – Ты вслух читай, вслух!

– Но я же еще не понимаю, где начало, где конец, – попытался сопротивляться Брант. – Эх, ладно!

Он скинул заплечный мешок на пол, присел на краешек стула и медленно прочел:

– «Сегодня Крондорн рассказал мне, что Роракс был эльфом…»

Глава XII

Харрт и Секкар остолбенели. Да и я, подозреваю, выглядел не лучше.

– Брант, – ласково проговорил Харрт, когда обрел наконец дар речи. – Ты это… Ничего не напутал?

Брант поднес пергамен поближе к глазам.

– Самую малость, – признал он. – Здесь сказано, что Роракс был бы эльфом.

– Если бы – что? – поторопил Секкар, готовый услышать все, что угодно, – от «если бы умел летать» до «если бы не стал лепрехауном».

– Так я читаю дальше? – невинно поинтересовался Брант. – Тогда слушайте. «Сегодня Крондорн рассказал мне, что Роракс был бы эльфом, если бы Эккиль вовремя не поделился с прародителем таким замечательным именем. К счастью, Крондорн сумел убедить своего друга, что эльфу больше подошло бы нечто другое – мягкое, звонкое, переливчатое. А в имени „Роракс" так и слышатся удары боевого молота и рев губных гармошек».

– Друга? – не утерпел я. – С каких это пор Эккиль стал другом Крондорна?!

– Ты умеешь разговаривать с мертвыми? – Брант посмотрел на меня с укоризной.

– Э… нет. Но не могу сказать, чтобы хоть когда-то у меня возникало такое желание.

– Вот и я нет. Сам подумай: что я могу тебе ответить? По крайней мере, пока не прочитаю все эти свитки.

– Скажи хотя бы: ты веришь в эту писанину?

– Не знаю, – пожал плечами Брант, точно ему было все равно, дружили Крондорн с Эккилем или нет.

– Знак у двери, – лаконично напомнил Секкар.

Да, знак у двери. Драгоценный камень с тринадцатью гранями.

Когда Беххарт говорил от имени Крондорна, никто не подвергал его слова сомнению. Что же получается, этот жрец – еще ближе к прародителю, чем Беххарт? И с ним Крондорн был не прочь запросто поболтать?

Интересно, откуда Брант знает язык жрецов? Не то чтобы в нем было что-то тайное, но…

Убедившись, что все притихли, Брант продолжил:

– «Когда Эккиль согласился, Крондорн, не мешкая, сотворил Роракса и двенадцать его сыновей…»

– Сколько?!!!! – На этот раз не выдержал Секкар.

Бездетным семьям у нас все сочувствуют: кто же в здравом уме откажется продолжить свой род. Обычно мечтают о двух-трех детишках, но это уж как повезет: куда чаще после рождения первого или второго ребенка пара понимает, что больше детей у нее не будет. Фиона рассказывала, что у людей все по-другому и семьи из восьми-десяти человек отнюдь не редкость, да и у Нельда уже четверо, хотя он еще не стар. А если потомства и вовсе нет, один из супругов отправляется в долгое паломничество к знаменитой стеле Ашшарат в окрестностях Шарьера. Много веков назад богиня явилась здесь императору Хаону Четвертому и его – будем деликатны – подруге жизни. Я попробовал было выяснить, что делал Хаон Четвертый так далеко от своей Империи, но Фиона надулась и заявила, что тупоголовым гномам человеческие предания не понять. То есть она, конечно, выразилась более округло, но смысл был тот самый, могу поклясться.

– Двенадцать, – терпеливо повторил Брант. – Секкар я тебя умоляю: поднапрягись и уясни наконец, что это не я вам тут сказки рассказываю. Как написано, так и читаю.

– И потом, получается, что Роракс не сам их родил, а Крондорн постарался, – поддержал его Харрт.

Фраза, на мой взгляд, страдала некоторой двусмысленностью, весьма близкой к богохульству, однако я решил не привлекать к ней лишнего внимания: вдруг Харрту повезло, и Крондорн пропустил ее мимо ушей.

– «…и его двенадцать сыновей. Трое из них основали Керталь, четверо – Хорверк, четверо – Бреогар, а сам Роракс стал править в Адварте». Видимо, с последним сыном, – пояснил Брант уже от себя, предупреждая вопрос о том, почему три плюс дважды по четыре равно двенадцати. – Должен же он был кому-то трон передать. «Они отправились…» Все. На этом свиток кончается.

– Бери следующий, – посоветовал Харрт.

– Он совсем про другое. – Брант пробежал взглядом начало пергамена, наугад вытащенного из лежавшей на столе груды. – Обидно, я впервые слышу про этот самый Адварт. Может, здесь он и был? Роракс и его сын со своими кланами пришел в Хорверкские горы с запада, а кланы четырех других его сыновей – с востока…

– А потом что – встретились посерединке? – ухмыльнулся Секкар.

– Слушайте, ведь и правда, – потеребил бороду Харрт. – Нигде и никогда не говорится о том, куда делся сам Роракс. Хорверк постоянно обменивается посольствами с Керталем и Бреогаром, но, получается, ни в одном из этих мест Роракс даже не бывал!

– Торопишься, – осадил его Брант. – С чего ты взял, что Роракс ни разу не навестил своих сыновей?

– Тоже верно. А что там дальше?

– Читать?

Мы кивнули. Понятно, что эти залежи еще разбирать и разбирать, однако у меня возникла мысль попросить Бранта прочитать нам как можно больше на обратном пути. Когда свитки доберутся до Трубы – и особенно до Беххарта, – нет никаких гарантий, что к ним будет допущен кто-то еще.

По крайней мере, будь я верховным жрецом Крондорна, я бы предпочел о таких вещах не распространяться.

– «…стили меня к себе». Как будто на лошади писал, – неодобрительно нахмурился Брант. – Но почерк тот же. «Мне стоило большого труда сдержаться: за те века, что клан жил в изоляции, гномы превратились в кошмарные порождения Меркар, способные испугать даже шаддеша».

Прервавшись, Брант потер уставшие глаза.

– Ты что-нибудь понимаешь? – осторожно спросил Харрт.

– Очень мало. Бумага получше, чем у предыдущего свитка, и вообще мне кажется, что это самое начало записей. А вот кто такой шаддеш или про какие кошмарные порождения он пишет…

– Порождения Меркар – это люди. – Мне было тяжело признать, что некогда мы были такими узколобыми, но я не видел смысла скрывать правду. – Дамерт как-то обмолвился, что древние гномы считали остальные расы безумными играми безумных богов. Не так-то просто нормально воспринимать существ, которым ты по плечо. И людей, и эльфов в те времена называли одинаково – баяд'нах.

– Искалеченные великаны[9], – пробормотал Брант. – Я даже не знал об этом.

– Одна из немногих традиций, которая сейчас забылась, – кивнул я. – И Дамерту за нее было бы стыдно.

– Ничего стыдного, – вспыхнул Харрт. – Так ты договоришься до того, что станешь стыдиться собственного отца!

Первопроходец балансировал на грани смертельного оскорбления, однако я был уверен, что он сделал это не нарочно.

– Люди и эльфы стремились вбить нас обратно под горы! – Харрт произнес эти слова с удивившей меня горечью. Правда, я совсем не знал историю его рода.

Секкар успокаивающе коснулся его руки, и первопроходец, смешавшись, замолчал.

– Он не хотел тебя обидеть. – Секкар чувствовал себя неловко.

– И наверняка забыл, что я – Щит. – Я заставил себя улыбнуться.

– Кажется, про Фиону я ничего плохого не сказал, – буркнул Харрт.

– Про Фиону – да.

– Слушайте, я сейчас читать перестану! – вмешался Брант. – Если каждое слово из этого свитка будет вызывать такую бурю…

– Читай уж. – Харрт отвернулся.

Я так и не понял, что на него нашло. Надо будет потом как-нибудь аккуратненько разузнать, если не забуду.

Только забуду ведь.

– «Ко мне отнеслись приветливо, хотя я и заметил, что родители торопились убрать детей с моего пути. И когда я объявил, что предпочитаю уединение, все вздохнули с облегчением».

– Еще бы! – хмыкнул Секкар. – А то начнет потом ребеночек заикаться…

– Брант! – Харрт уже взял себя в руки. – Просмотри быстренько пергамен до конца. Там есть что-нибудь на тему о том, почему они такие?

– Мы торопимся? – удивился я.

– Не очень. Но свитки от нас никуда не уйдут. Теперь мы знаем, что это действительно гномы, причем, похоже, целиком один из кланов…

– Интересно, какой? – пробормотал Брант.

– …И если то, что их исковеркало, все еще здесь, мне не хотелось бы с ним столкнуться, – невозмутимо закончил Харрт.

– Это не могло произойти за один день! – возразил я.

– Так и мы здесь не день, – подмигнул Харрт. – Мэтт, я все понимаю: тебе это кажется пустыми предосторожностями. Но мне хотелось бы доставить вас обратно в Хорверк живыми и неизменными. Фиона не обрадуется, если у тебя вырастет раздвоенный нос.

Наверно, он не имел в виду ничего особенного: в конце концов, я сам напомнил ему о том, что я – Щит.

– Быстренько – это около суток, – предупредил Брант. – Если ты, конечно, не хочешь, чтобы я ослеп.

– Не сегодня, – милостиво согласился первопроходец. – Ты нам еще пригодишься. Тогда собираемся и пошли.

Мы распихали свитки по заплечным мешкам. Оставалось непонятным, нужно ли что-то делать с телом жреца: добровольно ли он выбрал столь экстравагантный способ погребения?

– Была бы необходимость, Крондорн и без нас решил бы эту проблему, – ответил на наши мысли Брант. – Оставим все как было: ручаюсь, его никто не потревожит.

Я не был в этом так уверен, но спорить не стал. В конце концов, не думаю, что новая экспедиция заставит себя ждать, а там как Беххарт скажет, так и будет.

Когда мы выбрались на главную улицу, Харрт принялся настаивать, чтобы мы повернули к дому. Мне даже показалось, что ему не столько необходимо спешно поделиться с Трубой нашими открытиями, сколько хочется получить от Ведающего четкий и недвусмысленный ответ, как же все было на самом деле.

Однако Секкар убедил его провести в заброшенном городе еще хотя бы пару дней: мы так и не узнали, есть ли в свитках жреца ответ на вопрос, который по прибытии нам наверняка зададут одним из первых.

Чем дальше от Хорверка, тем более запутанной и разветвленной делалась система ходов и коридоров. От главного стали отходить в стороны настоящие улицы, появились первые украшения – имитации поддерживающих своды колонн, а на дверях – чего в Хорверке не встретишь – начали встречаться гроздья медальонов с портретами. Все с теми же, раздвоенными.

И над всем этим висела тишина. Ощущение непередаваемое: в городе всегда есть хоть какие-то звуки. Обычно мы их не слышим, не обращаем внимания: шаги, хлопанье дверей, голоса – все это существует само по себе, а мы – сами по себе.

– Померещилось? – поднял руку Брант.

Секкар покачал головой: он тоже уловил какой-то писк. Мы с Харртом ничего не заметили.

– Я посмотрю? – Брант шагнул в боковой коридор.

– Чего уж там, все посмотрим, – проворчал Харрт.

Коридор оказался абсолютно пуст и мало чем отличался от дюжины других. Однако Секкар уже почуял след. Его необычная машинка проехалась по правой стене на сотню саргов вперед, пересекла коридор по потолку и вернулась в руку по левой стене.

Вид у первопроходца стал изрядно озадаченным.

– Ты что, так уверен?..

– Тсс…

Опустившись на колени, Секкар пустил машинку по полу, и она почти сразу завалилась набок. Первопроходец поднес палец к губам, жестом показав, чтобы мы отступили подальше. Луч от его карнаха ощупывал пол дюйм за дюймом, а невесть откуда взявшийся мелок отмечал очертания люка.

Замахав руками, Секкар заставил нас отступить на главную улицу, на четвереньках попятился назад и поднялся на ноги, лишь оказавшись рядом с остальными.

– Клянусь, внизу кто-то есть, – прошептал он, не спуская глаз с люка.

– Гномы?

– Не знаю. Мне показалось, что я слышал голоса.

– С люком справишься? – решился Харрт.

– Только снизу.

– А если его проломить? – предложил я.

– Камень-то? – поморщился Харрт.

– Я могу показать, где у него петли, – сразу понял меня Секкар. – Какой бы механизм там ни был, сейчас он просто удерживает люк.

– Если, конечно, тот не откидывается вверх. – Харрт сбросил заплечный мешок и уселся сверху.

– Не разумно, – фыркнул Секкар. – Слишком заметно.

– А случайно дернуть за люк, когда по нему будет кто-нибудь проходить, – разумно?

– Давайте попробуем. – Спор начал казаться мне пустым. – Если одновременно вчетвером прыгнуть на люк…

– Вдвоем, – поправил Брант. – Четверо там не уместятся.

– Хорошо, вдвоем. Он либо отвалится, либо те, кто внизу, поймут, что мы хотим их навестить.

– И выскочат нас поприветствовать, – кивнул Харрт. – Мэтт, тебе никто не говорил, что ты наивен?

– Ни разу! – заверил его я. – Обаятелен, остроумен, таже неотразим – все это было. Но наивен…

Чинтах, помнится, в последнее время частенько называла меня «деревяшкой», но ведь ласково, не со зла. К тому же, если учесть, сколько стоит дерево Хорверку, я вполне мог считать, что это наш, хорверкский аналог человеческого «золотце мое». Что, согласитесь, совсем другое дело.

– Тебе что, сложно попробовать? – неожиданно поддержал меня Брант.

– Пожалуйста, пробуйте, – отступил Харрт. – Но если оттуда выскочит полсотни гномов, учтите, что я с детства неплохо бегал.

– Ты покажешь врагу спину? – шутливо изумился я.

– И не только спину. Я же не эльф, чтобы тупо ждать, пока меня превратят в фарш.

Закончив разговор на этой оптимистичной ноте, мы с Секкаром подошли к люку и, шепотом досчитав до трех, прыгнули. Раздался скрежет, я почувствовал, что у меня на плечах повис Брант, и крышка люка обрушилась. Мы попадали в разные стороны, но, к счастью, все же не вниз.

Я осторожно заглянул в люк. Карнах осветил уходящий вниз колодец.

– Кто первый? – ухмыльнулся Харрт.

– Привяжите меня. – Я передал заплечный мешок Бранту. – Будем надеяться, что они этого не ожидают. Как крикну – тяните, крышка падала от силы с десяток саргов.

– Я за тобой, – предложил Секкар. – Удержите?

Мы обвязались веревками и нырнули в дыру. Лететь и в самом деле оказалось недолго. Коснувшись пола, я сразу отпрыгнул в сторону, чтобы Секкар меня не раздавил, и лишь потом огляделся.

Не знаю, кто там пищал, но сейчас мы были одни в крошечной пещерке с такими низкими сводами, что мне едва не приходилось пригибаться. Воздух здесь оказался застоявшимся, в нем чувствовался какой-то необычный запах – то ли заплесневевших грибов, то ли годами не мытых тел.

Брант и Харрт спустились следом. Ведущий из пещерки ход больше напоминал лаз – соваться туда не хотелось.

– Давайте возвращаться, – решил наконец Харрт. – Крондорн его знает, куда он уходит. Было бы нас побольше, я бы оставил пятерых здесь, на подстраховке…

– А остальные сели бы на лошадей, подтянули осадные орудия… – съязвил Брант. – Вообрази, как будет весело, если там всего лишь заброшенная грибница.

– Лучше заброшенная грибница, нежели преждевременные похороны, – поддержал друга Секкар. – Помнишь второе правило первопроходца?

– Поделитесь? – Я вновь почувствовал себя лишним.

– Слушай и запоминай, – торжественно объявил Харрт. – «Раз ты еще не умер, так тому и быть».

Троица громко расхохоталась – тут-то все и началось.

Из лаза хлынула толпа раздвоенных – низеньких, закованных в железо и невероятно вонючих. Однако, хотя они были и пониже нас, это оказались отнюдь не дети: отвратительная бороденка того, кто несся первым, была совсем седа. Они не кричали, не размахивали странной формы кирками, которые держали в руках, и от этого нам стало действительно страшно.

– К стене, – скомандовал Харрт.

Мы прижались спинами к стене, меч привычно скользнул в ладонь. Я подумал, что второе правило первопроходца на сей раз, пожалуй, не применимо: Трубе придется…

Дальше мне стало не до размышлений. Старик примерился ударить меня в живот, мой клинок отбросил кирку в сторону, но соскользнул с его доспеха. Рука привычно коснулась лба, чтобы опустить забрало… Эх, ну что за бой! Ни щита, ни шлема!

Вместо того чтобы пытаться прорубить его доспех, я что было силы ткнул кулаком в сосредоточенную физиономию старика и выиграл пару секунд, чтобы проверить, как идут дела у остальных.

Дела оказались нерадостными. Секкару удалось завладеть киркой, однако она явно была ему не по руке, с таким же успехом он мог бы размахивать и сапожным шилом. Харрт дрался, сжав зубы, но его широкий нож не способен был удерживать раздвоенных на расстоянии. Первопроходец уже еле держался на ногах, на его штанах и куртке начали появляться пятна крови.

Брант же – единственный нормально вооруженный из всех троих – орудовал мечом так, будто держал его впервые в жизни, а до того лишь заготавливал дрова, и то не часто. Он не колол, не бил прицельно по щелям между доспехами или по ногам – он рубил. Это выглядело бы смешно, если бы не было столь фатально: клинок уже украшали несколько здоровенных зазубрин, раздвоенные от ударов валились с ног, но оставались целы и невредимы. Они отступили – как отступил бы любой, чтобы не попасть под руку сбесившемуся дровосеку, но я знал, что долго Брант не продержится: рано или поздно рука устанет. Более безумного способа драться мечом я, пожалуй, еще не видел.

Харрту не до того, значит, командовать придется мне.

– Брант! – рявкнул я. – Отдай меч Секкару, он тебя прикроет.

К счастью, они не стали спорить: формально у меня не было никакого права приказывать первопроходцам.

– «Трезубец»!

Конечно, это был не совсем «трезубец». Обычно двое делают шаг вперед, обтекая противника, а третий остается держать центр. У нас же получилась какая-то недоделанная вилка: Харрт пытался выбрать момент, чтобы перевязать раны, а мы с Секкаром бились за четверых, опасаясь, что Брант с унаследованной киркой того и гляди так приложит по затылку, что мало не покажется.

Правда, мало нам и без того не показалось.

Увидев, что Брант отступил, раздвоенные вновь кинулись в атаку. Теперь они наносили быстрые и точные удары – как молоток в руках умелого мастера бьет по кернеру, оставляя на жестяном листе цепочку из дырочек.

Не знаю, из чего они ковали доспехи, но мой клинок Решительно отказывался иметь с ними дело. Секкар оказался более успешен: силы его удара хватало, чтобы воткнуть клинок в щели между пластинами. Однако и его дыхание становилось все более тяжелым: любой из нас готов провести ночь у горна, но не в ситуации, когда из тебя одновременно пытаются сделать чеканку.

Пожалуй, «трезубец» был не лучшей идей.

– «Близнецы»! – скомандовал я.

Мы с Секкаром встали плечо к плечу.

– Я сейчас! – Из-за спины раздался звук рвущейся ткани. – Брант, подсоби.

Я понимал, что все это бессмысленно. Пусть даже раздвоенных немного. Сотня, две сотни – сколько их могло остаться в этих подземельях? На нашу долю хватит.

Внезапно их натиск ослаб. Несущийся ко мне раздвоенный отшатнулся. Остановиться он уже не успевал, и я с наслаждением угостил его мечом под нижнюю челюсть а Секкар с совершенно ненужным лихачеством снес своему голову, полностью при этом открывшись.

Воспользоваться его ошибкой было некому: последние раздвоенные, унося раненых и убитых, уже скрывались в лазе. И судя по их лицам, то ли у Бранта выросла вторая голова, то ли Харрт явил им истинный лик Крондорна.

Я с любопытством обернулся. На вытянувшейся физиономии Харрта была написана неподдельная растерянность гнома, получившего от судьбы подарок, о котором не смел и мечтать. А вот Брант, на мой взгляд, занимался его ранами излишне деловито. Мог бы и удивиться.

Хотя, если отталкиваться от его непревзойденного умения владеть мечом, боевого опыта у Бранта – что алмазов в лесу. И как только он умудрился попасть в первопроходцы?!

Похоже, такая идея возникла не у меня одного.

– Брант, с тобой все в порядке? – осторожно поинтересовался Секкар.

– Так, царапины.

– Я не про то. Меч плохо сбалансирован?

Секкар довольно неуклюже пытался пощадить его самолюбие: представить себе, что один гном ставит клеймо на плохо сбалансированное оружие, а другой этого не замечает, взяв клинок в руки… Престарелый, слепой – возможно. Но Бранту, надеюсь, еще жить да жить.

Затянув последний узел на украшавшей голень Харрта повязке, Брант неторопливо распрямился. Столь же неторопливо показал Секкару ладонь.

Ожог! Как мы могли об этом забыть!

Секкар смутился:

– Прости.

Ожог и в самом деле заживал плохо. В обычное время он бы почти не беспокоил…

Только вот объясняет ли это столь странную технику боя?

– У нас гости! – напряженно проговорил Харрт.

Из лаза вновь появился раздвоенный – на этот раз один и без кирки. Лицо сморщенное и даже какое-то скукоженное, похожее на чернослив, который прадед привез однажды из Тильяса. На панцире доспеха медальон с очередным портретом, таким же раздвоенным. Это, пожалуй, поразило меня больше всего: у нас такого отродясь не водилось. Не иначе как это лик местного властителя, возомнившего себя царем вселенной.

Помахав раскрытыми ладонями, раздвоенный сделал несколько шагов нам навстречу. Мне он напомнил крысу, осторожно высовывающую мордочку из-под буфета.

Секкар недоверчиво хмыкнул. Раздвоенный тут же остановился, скрестил руки на груди и на всякий случай насупился. Я догадался, что он пытается выглядеть храбрым и внушительным.

Подождав, не придет ли и нам в голову сложить оружие, раздвоенный что-то отрывисто протараторил с мелодичностью выпущенной из рук колодезной цепи. Понять-то его я смог: раздвоенный интересовался, кто мы и зачем пришли на земли его клана. А вот язык, на котором он говорил, лишь с большой натяжкой можно было назвать гномьим: ни тени присущего гномьему парадоксального сочетания четкости и тягучести, столь восхитившего в свое время Фиону. И все же это был он, точнее, какая-то ветвь древнегномьего.

– Раньше надо было спрашивать, – буркнул Брант из-за моей спины.

– Не отобьемся, – еле слышно бросил Харрт.

Отдав мне нож, он вышел вперед. Раздвоенный опасливо попятился к лазу.

Усмехнувшись, Харрт продемонстрировал ему пустые руки и медленно, как эльфу, проговорил:

– Мы пришли сюда именем и властью короля Хорверка. Мы несем мир, но можем постоять за себя. Где глава твоего клана?

Склонив голову, раздвоенный внимательно выслушал эту короткую речь и насупился еще больше.

– Кажется, понял, – прошептал Секкар. – Еще бы поверил…

– Поверит – не поверит, его заботы, – презрительно бросил Брант. – Харрт, пойдем, а?

– Они нас не выпустят, – одними губами ответил первопроходец. – И я пока не понял, что их так напугало. По-моему, он считает, что мы хотим их завоевать. И не надо быть гением, чтобы догадаться: если мы не вернемся те, кто придет за нами, имеют хорошие шансы раздвоенных просто не найти.

Раздвоенный старательно пытался переварить услышанное.

– Ваши слова далеки от канона, – неожиданно заметил он.

– Твои тоже, – невозмутимо парировал Харрт. – У каждого свой канон, друг.

Раздвоенный опять задумался: похоже, слова Харрта настолько не укладывались в его картину мира, что он физически не способен был их воспринять. Если уж в Хорверке не сохранилось преданий о потерянном клане… Догадка на догадке, но я чувствовал, что изоляция раздвоенных вряд ли была добровольной. И не случайно остальные про них забыли. Но тогда в интересах их главарей было либо представить внешний мир как мстительный и смертоносный, либо убедить этих несчастных, что они одни в целом свете.

И помнят ли эти главари или их потомки, как оно было на самом деле?

– Следуйте за мной. – Раздвоенный тоже решил, что душеспасительные беседы с гигантами не его амплуа, однако повернуться к нам спиной так и не рискнул.

– Э, нет, так дело не пойдет, – остановил его Харрт. – Мы не последуем за тобой, пока не узнаем, кто ты есть и что нам уготовили твои сородичи.

Я улыбнулся: Харрт, сам того не замечая, стал подстраиваться под архаичные обороты собеседника.

– Глава клана призывает вас преклонить колена у подножия его трона. Желанным гостям не воспоследует смерть, – успокоил нас раздвоенный.

Харрт сделал ему знак, что нам надо посоветоваться.

– Я – против, – сразу заявил Брант. – Неужели это и впрямь гномы? Гостей на коленях ползать заставляют да смертью грозят…

– Поставь себя на их место, – тяжело вздохнул Харрт. – Думаешь, мне хочется туда лезть? Но если бы в Хорверк невесть откуда свалилась четверка вот таких раздвоенных, и мы бы не знали, много ли их там еще, как думаешь, Труба отпустил бы разведчиков, способных положить в бою нескольких наших?

– Понятное дело, отпустил бы, – рыкнул Секкар. – Ты что, Трубу не знаешь? Поболтал бы с ними, все выяснил, выспросил – и пусть идут. Да еще и остальным расскажут о могуществе Хорверка, чтоб не совались!

– Вот их глава клана примерно этого и хочет, – ухмыльнулся Харрт. – Я что предлагаю: пусть Брант останется здесь или даже выберется наверх, а мы втроем пойдем с этим чудом.

– Исключено, – отрезал Брант. – Без меня вы там…

Он осекся. А любопытно было бы послушать, чего это без него с нами стряслось бы.

Харрт подавил улыбку:

– Твои предложения?

– Пусть останется Мэтт!

Вот этого я от него никак не ожидал!

– Ты не первопроходец, – с жаром пояснил Брант, – и не выкрутишься там, где выкрутимся мы. Да и Труба тебе скорее поверит.

– Очень убедительно, – фыркнул я. – Скажи лучше, что тебе просто интересно.

– Ничего подобного. – В голосе Бранта зазвучали умоляющие нотки. – Мэтт, я тебя прошу… Поверь, что это так: я там буду нужен.

– Харрт? – потребовал я разъяснений у старшего первопроходца.

– Ерунда, – отрезал тот. – Труба в одинаковой степени поверит любому из нас. Хорошо, тогда остается Секкар. Ты-то, надеюсь, не станешь нас убеждать…

– …что вы без меня пропадете? – подхватил Секкар. – Не стану. Для тебя же не секрет, что в глубине души я в этом и без того не сомневаюсь?

Брант заметно покраснел.

– Значит, решено. – Харрт повысил голос. – Один мой друг останется здесь. Остальные последуют за тобой.

Раздвоенный пожевал губами.

– Немалая опасность поджидает остановившегося на границе миров, – заметил он. – В верхнем мире нет места для гномов, нижний мир велик и гостеприимен.

– Опасности мне не страшны! – браво отрапортовал Секкар, и я бы не удивился, если бы он для пущей убедительности еще и постучал кулаком по доспеху. Прямо не первопроходец, а Лнака-вояка из детских сказок: всегда готов отдать жизнь за Хорверк, свой клан и кружку доброго эля.

Раздвоенный склонил голову – не очень, надо сказать, низко – и исчез в лазе. Подмигнув Секкару, я двинулся следом.

– Ежели несете вы к нам колдовства орудия, не оскорбляйте ими главу клана, – предупредил через плечо раздвоенный. – Искусное чародейство – его извечная привилегия. И закройте глаза.

Теперь он не видел смысла быть любезным. А зря.

Я почувствовал, как за спиной вновь напрягся Брант. Вспомнил про Солнечный Луч? Ничего, Лучик, раз за столько дней никто тебя не заметил, то и здесь обойдется.

Закрыв глаза (зря, наверно, но проводник ведь может и проверить), я расставил руки в стороны. Несколько раз стена под ними исчезала. Двери? Проходы?

– Мы достигли Чертога, – наконец объявил раздвоенный. – Склонитесь же пред волей Заттара!

Я открыл глаза.

Большая пещера, залитая зеленоватым сиянием, исходящим от возвышающегося у дальней стены трона. Настоящего трона – не чета королевским креслам в нашем Чертоге. Если бы я не знал, что это невозможно, решил бы, что он высечен из единого цельного изумруда.

Раздвоенный на троне был стар даже по нашим меркам. Он сидел сгорбившись, опершись на подлокотники, и, казалось, был покрыт патиной, как древний бронзовый монумент.

Вдоль стен выстроилась стража – с гвизармами и такими же нагрудниками, как у нашего провожатого. Больше в зале не было никого. Или весь его народ – лишь церемониальная стража? А как же женщины, дети?

– Они предупреждены, Верхал? – звонко спросил Заттар.

Я даже закрутил головой: не прячется ли за его троном юноша, говорящий от имени отца.

– Они предупреждены, – откликнулся наш раздвоенный, становясь на колени.

Меня замутило.

Я не уловил, как он это сделал, но в зеленовато-подводном мире пещеры вдруг возникла яркая, солнечная нота: свет от Луча пробился сквозь мешок и вынырнул наружу.

Позади ахнул Брант. Рука коснулась эфеса меча, я обернулся…

И застыл, как застыли все в этом зале.

С первопроходцем происходили разительные перемены. Нос сделался узким и аккуратным, с красивыми, хищными, четко очерченными крыльями. Лицо окаймили светлые, завивающиеся у щек локоны. Став вдвое выше меня, раздвоенным Брант должен был казаться сейчас гигантом.

Впрочем, теперь это был уже не Брант… На месте первопроходца стояла юная, испуганная и, не скрою, совершенно очаровательная эльфийка.

Глава XIII

Самым сложным оказалось сделать вид, что мы ничуть не удивлены.

Где были наши глаза! Как же, семейная реликвия, амулет против нежити… Бедный Брант, у него так болит рука. Левая, левая рука, а не правая, которой он дрался!

Меня подмывало спросить у Харрта, не знает ли он, где Вьорк подцепил эту мастерицу на все руки, но все, что я себе позволил, – это ударить кулаком по ладони. Надо же было такое удумать – притащиться к раздвоенным вместе с эльфийкой! Да уж, верный путь к их сердцам! Ну, пусть не с эльфийкой, с полуэльфийкой… Не уверен, что они станут вникать в такие тонкости.

– Вы осквернили наш Чертог колдовством!

Мне показалось, что в голосе Заттара звучал скорее интерес, нежели настоящее обвинение.

– Мы принесли в твой Чертог чудеса, невиданны здесь доселе, – мигом сориентировался Харрт, и я мысленно воздал ему должное.

– Женщина баяд'нах проникла сюда обманом, – настаивал глава клана, не замечая, что торжественная аудиенция постепенно превращается в банальное препирательство.

Конечно, обманом – а то мы не догадались! И страшно подумать, что Харрт с ней сделает, когда мы отсюда выберемся.

Справедливости ради стоит добавить, что Брантом притворялась не какая-то там абстрактная женщина баяд'нах, а хорошо знакомая нам дочка Сориделя – того самого мага, который, если верить Фионе, спас Трубе жизнь. Сиэнре, непоседа, доставлявшая отцу столько хлопот, что я бы на его месте давно уже отправил ее к… хм-м, ее матери.

Рассказы о шалостях Сиэнре то и дело прокатывались по Брайгену, превращаясь в устах стариков в возмущенный рокот подступающего урагана. Мне же виделось в них освежающее дыхание морозного горного воздуха, заглянувшего в глухую шахту.

В сущности, Сиэнре очень любила нас, но за счет своей молодости и своего роста воспринимала, на мой взгляд, как множество добрых, живых, говорящих игрушек, существующих, чтобы скрашивать ей тоску пребывания в далеких от солнца подземельях. Наши обычаи были для нее забавными условностями, навязанными отцом, тогда как сама она видела в них лишь занудные и не слишком понятные правила игры, соблюдать которые, наверно, следует, но до тех пор, пока это не наскучит.

Ей ничего не стоило подкрасться и гугукнуть в начинающую лысеть макушку Хийнма (случайный выбор, имевший, однако, далеко идущие последствия), попроситься на колени к погруженному в раздумья Ведающему или броситься с разбега на шею Беххарту прямо посреди общей молитвы.

Не могу сказать, что в Хорверке мне доводилось встречаться со многими эльфами (лорд Эрлинг не в счет: я готов поклясться, что он старательно изображает собирательный образ эльфа в нашем представлении). Так что я был даже благодарен Сиэнре за науку: если уж полуэльфийке так тяжело хоть что-то втолковать, общаться с настоящими эльфами, должно быть, мука несусветная. И я не осуждал Сориделя, не спешившего перевезти жену в Хорверк.

Сиэнре нельзя было назвать непослушной – нет, она искренне стремилась не расстраивать отца и делать все, как он говорит. Но ведь на чем он не настаивал, можно и не делать, правда? Любой наш малыш из истории с Хийнмом вынес бы не то, что гномы трепетно относятся к своим макушкам, и не то, что главы кланов как-то особенно пугливы, а, естественно, ту нехитрую мысль, что главы кланов имеют право на особое уважение со стороны остальных.

Ничего подобного! Сиэнре, как мне показалось, назначила про себя Хийнма вздорным старикашкой, начисто лишенным чувства юмора, и не прошло и недели, как Сориделю пришлось объясняться с Фралиром. Главе клана Кипящего Озера однажды случилось пройти мимо колодца, когда Сиэнре играла там в народную, как она потом уверяла, эльфийскую игру «Зайцы воют на луну». Не знаю, как там ведут себя по ночам зайцы в дремучих эльфийских лесах, но, услышав этот жуткий, загробный и заунывный вой, Фралир испытал одно желание – бежать, бежать со всех ног от этого проклятого колодца. И побежал бы, не будь он главой клана, на землях которого завелась такая нечисть.

(Неудивительно, что один из первых вопросов, который Фралир годы спустя задал Фионе, был именно про зайцев: никто из нас попросту не знал, как выглядят эти чудовищные создания. К его чести, стоит добавить, что отец Чинтах не пошел по стопам Хийнма: услышав ответ, он так долго и громко смеялся, что Фиона испугалась, как бы его не хватил удар.)

Каждый запрет Сиэнре воспринимала настолько конкретно, насколько ей это позволяло воображение. И ее счастье, что мы не знали о планах Сориделя научить дочку колдовать всерьез, а не просто устраивать над крыльцом фейерверки из огоньков и роднички в кадках с фикусами.

– Женщина баяд'нах с нами, – не очень убедительно возразил Харрт.

Слава Крондорну, у Сиэнре хватило ума промолчать.

– Что это за свет?

Контраст между юным голосом и внешностью тысячелетнего старца продолжал меня удивлять.

– Знак нашего клана. – Я попытался взять инициативу в свои руки. – Какой клан возглавляешь ты?

Старикашка опешил: похоже, остальные в своей безмерной почтительности отучили его отвечать на такие вопросы. Ну да мы – не раздвоенные. Это в Хорверке никто носа не задирает, а здесь и я могу вспомнить о том, что чаще главы кланов подчиняются Щитам, а не наоборот. И вообще, даром, что ли, Фиона то и дело называет меня принцем!

– Единственный.

Да, Заттар был достойным противником. И безусловно поднаторевшим в умении ставить на место куда больше меня.

Но ведь ему не приходилось жить бок о бок с Чинтах, правда?

– Король Хорверка приветствует новый клан!

Во взгляде Харрта явственно читалось опасение за мой рассудок. Ничего, переживет. А вот выражение лица, с которым Сиэнре осматривала Чертог, мне решительно не понравилось. И, главное, даже на ногу ей не наступить!

– Ты король Хорверка? – иронично поинтересовался Заттар.

Хорошо, что он хотя бы знает, что такое Хорверк. А то переспросил бы: «Чей-чей король?» Вот был бы фокус.

– Я вправе говорить от его имени.

Вообще-то, конечно, Щит королевы имеет не больше прав говорить от имени Трубы, чем та же Сиэнре. Но если Заттар считает нас посольством, а не шпионами, то посольство должен кто-то возглавлять. А я не был уверен, что Харрт захочет взять это на себя.

Идея с посольством мне определенно понравилась. Почему, скажем, нас до сих пор не убили? Подозреваю, именно поэтому: если мы – четверо заблудившихся путников, случайно наткнувшихся на клан Заттара, это одно. А вот если посольство, отправленное специально по его душу…

Надо будет только придумать, откуда король Хорверка узнал про потерянный клан и почему так долго медлил.

– Тогда передай своему королю, чтобы оставил нас в покое. Такие, как ты, едва не довели наш клан до полного вымирания. И довели бы, будь на то их воля. Мы не имеем и не хотим иметь ничего общего с Хорверком!

Да, видать, здорово наши предки им насолили! Мне вот что интересно: кто возводил все эти стены? Гномы отгораживались от раздвоенных (назвать и их гномами язык не поворачивался) или раздвоенные от нас? Откуда взялась вздыхающая нежить – уж не использовала ли ее одна из сторон, чтобы посильнее досадить другой? Как случилось, что раздвоенные, со всей своей кучей открытий, до которой даже мы еще не доросли, оказались заперты в этой крысиной норе?

Я сомневался, что Заттар в настроении удовлетворить мое любопытство. А что если немного повысить ставки?

– Хорверк – это не только я и мои спутники. Это все мы. – Я обвел рукой зал, попутно отметив, что раздвоенные внимательно меня слушают, а не стоят истуканами, как раньше. – В моих венах течет кровь Роракса. Но она же течет и в твоих, разве не так?

– Что ты знаешь о Рораксе, – презрительно фыркнул глава клана. – Легенда красива, спору нет. Великий король, который заботится о подданных, как о своих детях. Чьи сыновья пришли в Хорверк и поклялись жить в мире и согласии.

Старик говорил с такой горечью, что мне невольно стало его жаль. Живым в нем оставался лишь голос: за все время нашей беседы глава клана даже не пошевелился.

– Хочешь сказать, что это ложь? – с вызовом проревел Харрт.

И тут Сиэнре наконец решила, что пора действовать. А я-то еще удивлялся ее кротости – стоит себе тихонько, Помалкивает…

Маленький шажок в сторону выхода. Потом еще один. Она явно что-то задумала, а мне меньше всего хотелось вновь привлекать к ней внимание.

Неужели хочет сбежать? Невероятно: насколько я её знаю, любопытства в этой девчонке на пяток гномов хватит. И еще останется на парочку эльфов.

– Это стало ложью! – Фигура на троне впервые качнулась. – Кланы изгнали нас. Они решили, что мы не можем более считаться детьми Роракса. И я проклинаю – их и его самого.

Я не знал, чего в его словах больше – ненависти или боли. И впервые задумался о том, каково это – стать изгоем вместе со своим народом.

– Что сотворили вы? Что заставило кланы отказаться от родства с вами?

Я невольно посмотрел на эту сцену со стороны. Два гнома и эльфийка допрашивают главу клана. Пусть эльфийка молчит, все равно.

Если Заттар откровенен, не означает ли это, что нам отсюда не выбраться? Почему он нас до сих пор терпит?

Или это лишь спектакль для его соплеменников? Вот, полюбуйтесь: те, кто изгнал нас, теперь пришли и требуют ответа.

Только бы Харрт не проговорился, что Хорверк давным-давно забыл, что в этих пещерах еще кто-то живет. Тогда и я бы на месте Заттара не выпустил нас за порог.

– Не тебе спрашивать меня об этом, – не без ехидства буркнул раздвоенный. – Рядом с тобой говорящий от имени короля Хор верка, ему ли не знать истины?

А ведь он прав! Похоже, я сам себя поймал в ловушку.

– Много королей сменилось в Хорверке с того времени, как твой клан был изгнан, – попытался я взять реванш. – Мы не знаем за вами вины. Мы пришли с миром.

Во всем этом разговоре было что-то неестественно-зловещее: и недвижный силуэт на троне, и таинственное освещение, и вооруженные раздвоенные у стен, и приведший нас Верхал, который так и не поднялся с колен. Гном на коленях! Пусть не совсем гном – кто нам поверит!

Любому из наших, доведись ему услышать эту беседу, она показалась бы приторно-патетичной. Заттар говорил так, как говорили в книгах Фионины императоры. Или он и вообразил себя таким императором?

– Мы знаем вашу вину. – Заттар понизил голос. – Вы отреклись от нас, вы убивали нас. За то единственное, что нам не посчастливилось поселиться именно в этих местах. Любой клан мог оказаться на нашем месте.

Сомневаюсь я что-то, что так оно и было. Может, конечно, наши предки были горячи и невоздержанны, как антронцы, да только у нас в Хорверке не принято хвататься за меч по поводу и без повода. А уж убийство соотечественника – вещь почти неслыханная. Фионе, помнится, пришлось немало потрудиться, растолковывая нам со Стради, что такое гражданская война…

И все же раздвоенный впервые подбросил нам если не ключ к разгадке, то хотя бы ниточку. «Не посчастливилось поселиться именно в этих местах». Значит, с ними воевали не потому, что видели в них злую пародию на весь наш род. Из-за территории? Именно этой, или остальным в принципе не хватало места?

Выходит, именно этой. Здесь в те времена существовало нечто, о чем изначально не знали (иначе он не сказал бы «не посчастливилось»), причем нечто весьма злое и гибельное. И из-за этого «нечто» остальные пошли на раздвоенных войной? Или наоборот: этому клану «не посчастливилось» наткнуться на что-то настолько замечательное, что он отказался делиться с остальными?

Нет, запутался. А если так: именно это «нечто» превратило гномов в раздвоенных, и тогда остальные пошли на них войной. Вроде логичнее. Однако Заттар сказал «поселиться», а не «натолкнуться». Превращение должно было быть медленным, так почему же они не насторожились?

– Не мы вас убивали. – Я чувствовал, что, говоря об обрушившихся на клан несчастьях, его глава сам себя распаляет. – А вот отравленные гвизармы…

Я указал на стоявшую у стен стражу.

– Заколдованные гвизармы, – усмехнувшись, поправил Заттар. – Значит, наши дары все еще приносят пользу?

В этот момент я готов был его придушить. Я видел в нем не несчастного старика, а гнома, несущего смерть и получающего от этого наслаждение.

Зачем вообще мы ввязались в этот разговор?! в Хорверке не много дипломатов – и большую часть времени они проводят за его пределами, – но Труба, по крайней мере, решил бы, что и как говорить. Теперь же получалось, что я вступил в переговоры с настоящим врагом – с тем, кто чуть было не отправил к Крондорну самого Вьорка.

Впрочем, раньше надо было думать! Ведь мы, по большому счету, и появились здесь, чтобы понять, что и как едва не погубило короля.

– Мы справились с этим, – небрежно заметил Харрт.

Что, съел? Понял, что нас так просто не возьмешь?

– У нас еще довольно сюрпризов. Но к делу: зачем вы пришли? И чего хотите?

Я ждал и боялся этого вопроса.

В обычной жизни я стараюсь не врать без необходимости – правда обладает неприятной способностью всплывать в самый неподходящий момент. А если уж врать, то так, чтобы самому себя убедить, что говорю чистую правду.

В то же время я боялся, что Заттар не оценит, если я бухну: «Интересно было посмотреть, что это там шуршит, вот мы и провалились. А ваш драгоценный клан уже не первый век как никому на дух не нужен».

– Мы хотим, чтобы одни гномы не убивали других!

А Харрт-то далеко не простак. И по высокопарности не уступит раздвоенному.

– Бежим! – вскрикнула Сиэнре.

Я не знаю, что и как она почувствовала: внешне все оставалось по-прежнему. Думаю, она планировала незаметно нырнуть в лаз и проверить, как там Секкар.

Вместо этого Сиэнре резко развернулась к трону, вскинула голову и соединила перед грудью указательные пальцы. Погасший было Солнечный Луч ожил.

Харрт замешкался. Слишком часто своенравная эльфийка делала остальных жертвами своих невинных развлечений. Но я, не знаю почему, поверил ей сразу. Может быть, из-за того, что Заттар так нам ничего и не ответил.

Рванув Харрта за плечо, я потащил его в лаз. Если это засада, у раздвоенных было достаточно времени, чтобы его перекрыть, – я вспомнил о боковых проходах. И одному Секкару с ними не справиться.

– Сиэнре! – позвал я на бегу.

Никто не препятствовал нашему отступлению, никто на него даже не отреагировал, и это испугало меня больше всего.

Мотнув головой, девушка осталась на месте.

Тут все и началось: нам в спины ударил порыв ветра такой ураганной силы, словно мы вдруг оказались на открытом склоне скалы в разгар снежной бури.

Сиэнре превратилась в живой щит, приняла удар на себя. На кончиках ее пальцев заплясали крошечные багровые диски. Если бы не она, нам бы уже переломало все кости о стены лаза.

Я не знал, что делать дальше. Пока Сиэнре нас защищает, есть шанс добраться до Секкара. Но в тот момент, когда она отступит, ураган превратит нас в лепешки.

– Идите, – сжав зубы, прокричала Сиэнре.

Я видел, как ее спина одеревенела, напряглась.

– Ты можешь перекрыть проход? – рявкнул Харрт.

В который раз я позавидовал его опыту. Труба знал, кого отправить старшим.

А вот я себя чувствовал хуже некуда. Решил поиграть в дипломата, посмотреть на затерянный клан. Клан, целый клан против нас четверых! Да они одной массой могли нас задавить! И только, как я подозреваю, потери в бою заставили Заттара отозвать своих воинов.

Девушка кивнула и попятилась к лазу, не опуская заслон. Вокруг нее уже бушевала настоящая буря: Заттар легко сориентировался, по кому надо бить в первую очередь.

Соридель, должно быть, был великим магом и отличным отцом, если сумел воспитать такую дочь. А мы-то еще…

Так вот почему она так настаивала, чтобы идти вместе с Харртом!

– Как тебе помочь?! – проорал я, стараясь перекричать рев урагана.

– …ый …уч, – едва донеслось сквозь ветер.

Я мигом развязал заплечный мешок и выхватил из него ножны. Не зная толком, что с ними делать, я направил Луч на ураган и попытался, как невероятно длинным клинком разрубить им ревущий вокруг девушки ветер.

Никакого эффекта. Сиэнре пошатнулась и рухнула на колени. Ураган радостно взвыл.

Я растерянно оглянулся на Харрта. Первопроходец разрывался между тем, чтобы бежать на помощь Секкару и остаться нас прикрывать – хотя что он мог здесь сделать? Да и никто не мог – никто, кроме хрупкой полуэльфийки, отчаянно спасавшей жизни трех неосторожных гномов.

Видя, что Луч не причиняет урагану вреда, я направил его в спину Сиэнре. Сам не знаю почему. Наверно, от отчаяния.

Девушка вскрикнула, и в первый момент я испугался, что убил ее.

Но это был крик радости: словно почувствовав плечо друга, она вскочила на ноги, отпрыгнула назад и распахнула руки, воздев их раскрытыми ладонями вверх.

Я видел, как воины отлепились от стен и ринулись вперед: Заттар понял, что проиграл. Багровые диски потянулись от рук Сиэнре, превращаясь в вытянутые донельзя овалы. Хлопок – они соприкоснулись друг с другом – и ветер стих. Лаз перекрывала прозрачная багровая стена, и лица раздвоенных казались за ней особенно зловещими.

Впрочем, думаю, и мы с Харртом выглядели не лучше.

– Хватит! – улыбнулась Сиэнре.

Я опустил Солнечный Луч.

– Как ты догадался?! – Девушка крепко обняла меня, что при нашей разнице в росте должно было выглядеть весьма комично. По крайней мере, Харрт ухмыльнулся.

– Это ты догадалась, – улыбнулся я в ответ. – Спасибо!

– Спасибо! – Харрт хотел хлопнуть ее по плечу, но попал между лопаток.

– Мэтти, это чудесно! Как будто только что проснулась! Нет, это не описать!

Сиэнре готова была щебетать вечно, однако первопроходец быстро вернул ее на землю:

– Сколько продержится эта штука?

– Не долго, – признала Сиэнре. – Ой, там же Секкар! Бежим!

И мы побежали.

Лаз, как я и думал, оказался частью настоящего лабиринта. И если бы не эльфийка, то и дело замиравшая на месте и что-то еле слышно шептавшая себе под нос, мы могли бы проплутать там неделю.

Ответвления, двери, отнорки… Похоже, раздвоенные не теряли времени. Но везде было пусто. Не по-доброму пусто. Если Заттар копил силы, но не собирался отпускать нас живыми, неужели он пощадил Секкара?

Он и не пощадил.

Мы нашли Секкара у самого выхода из лаза. Исколотый, весь в крови, он полз, чтобы нас предупредить.

Но ему не дали этого сделать.

Мы бросились к нему втроем, разом. Перевернули на спину, Сиэнре положила его голову к себе на колени.

Секкар был мертв.

Харрт не дал нам ни секунды передышки.

– К люку, – скомандовал он. – Мэтт, поможешь?

Мы подхватили Секкара и потащили его к люку. Всех мучила одна мысль: остались ли там веревки?!

Веревки остались. Как и шестеро погибших раздвоенных под люком.

Поднять тело Секкара в верхний коридор оказалось нелегко, но мы справились. Хотя бы потому, что у нас не было другого выхода.

Обратный путь мне даже не хочется описывать. Мы не шли, а тащились, погруженные в свои мысли. И лишь два момента заслуживают того, чтобы о них вспомнить.

Один из них – разговор, произошедший на следующий же день, когда мы отдыхали после обеда, перед тем как двинуться дальше.

– Угораздило же нас разделиться! – обронил Харрт.

Я почти уверен, что он и не собирался ничего говорить вслух – вырвалось. Но я не мог позволить, чтобы он винил себя в смерти товарища:

– Не сомневайся: тогда раздвоенных было бы не шестеро. Сколько надо, столько бы и отправили.

– Пробились бы, – махнул рукой Харрт.

– Не думаю, – угрюмо буркнула эльфийка.

Я не ожидал, что Сиэнре примет участие в нашем споре: на каждом привале она садилась немного в стороне подтягивала колени к груди и молчала, как мы ни пытались с ней заговорить.

– Почему? – подавил раздражение Харрт.

– Заттар не дурак и не параноик. – Девушка говорила на гномьем очень чисто, совсем без акцента, и я в очередной раз восхитился тем, как она нас провела. – Он четко все рассчитал. Лаз был достаточно прямым, чтобы ураган пронесся по нему без помех, и достаточно извилистым, чтобы бить нас при этом обо все углы. И я согласна: он бы подстраховался.

– А так, значит, решил не подстраховываться? – резонно возразил первопроходец.

– Он был уверен, что мы вернемся отомстить за Секкара, – нехотя проговорила Сиэнре.

– С чего ты взяла?! – Харрт чуть не вскочил на нога.

– Я читала его мысли, – скромно заявила девушка.

Сказать, что мы были поражены, – это ничего не сказать.

– Только кусочек, – признала она, налюбовавшись на наши лица. – Он почти сразу закрылся.

– Сиэнре, нам не пора поговорить начистоту? – осторожно предложил Харрт. – Не хочешь пересесть поближе? Или мы к тебе?

Стараясь не смотреть на тело Секкара, Сиэнре кинула свой заплечный мешок рядом со мной и села.

Интересно, а почему рядом со мной, а не с Харртом? Я ей приятнее? Или чтобы лучше его видеть?

– Я тебя слушаю. – Голос полуэльфийки оставался ровным, но я почувствовал, что внутренне она вся сжалась.

– Что с Брантом? – строго спросил Харрт.

– Теперь он уже наверно знает, что мы ушли. – Девушка невольно улыбнулась. – А тогда я его убедила, что поход отменяется.

– То есть он жив и здоров? – на всякий случай уточнил первопроходец, точно подозревал, что Сиэнре, ради того, чтобы отправиться с нами, перерезала горло настоящему Бранту.

– Мне плохо отсюда видно, – продолжала оттаивать девушка, – но надеюсь, что да.

– А Соридель знает, где ты? – Я подумал, что оставить больного отца было не самой лучшей идеей.

– Папа уверен, будто я поехала к маме, – беззаботно сообщила Сиэнре, но добавила, догадавшись, что я имел в виду: – Ты не думай, он почти совсем поправился. И с ним Синтра.

– Ну-ну.

– Мэтти, – взмолилась девушка, – неужели ты никогда не замечал, как у вас в Хорверке скучно!

– Конечно. Если бездельничать, – попытался заступиться за Хорверк первопроходец.

– Да при чем здесь безделье! Тихо, спокойно, никаких опасностей. Стоило появиться гвизарме, вы забегали, как в потревоженном муравейнике. А многие ли из тех, кто суетился, реально придумали, как помочь Вьорку?

А я ведь и правда не замечал – пока не появилась Фиона. Впрочем, что значит «не замечал» – мне-то и сейчас скучать некогда. Как жизнь вообще может быть скучной – каждый день появляется что-нибудь новое, а то, что впереди этих дней еще немало, только в радость.

Фиона другая, конечно. Пока все вокруг для нее было внове, она крутила головой по сторонам и валилась с ног от усталости. А как попривыкла, пообтерлась и поняла, что жить ей в нашем Хорверке до самой смерти…

В чем-то мне ее даже жалко. По-моему, она никак не может посмотреть на вещи по-иному. Или это оттого, что мир под небом представляется ей безграничным, а Хорверк – довольно небольшим. Она искренне старается быть нам настоящей королевой, но вот именно что старается. Труба же просто так живет…

Нет, не знаю. То мне кажется, что наши стены давят на нее, что слишком редко ей удается побыть не королевой, не супругой Вьорка, а человечьей девчонкой по имени Фиона, чей возраст и жизненный опыт весьма скромны не только по нашим меркам. То, наоборот, я радуюсь, видя, как она растворяется в Хорверке, становится его частью…

Но с Сиэнре я спорить не стал. Промолчал и Харрт

Полуэльфийка, переживающая за судьбы Хорверка, стала для меня первым сюрпризом. А второй ждал нас в самом конце пути, у поворота в коридор, ведущий к лазу.

Дорогу перегораживала стена. Не древняя, соскальзывающая в сторону. Новая, свежая кладка. Самая обычная кладка, без волшебства, без фокусов, без излишеств.

Нас замуровали.

Несколько мгновений мы ошарашенно смотрели то на стену, то друг на друга. Кому такое могло прийти в голову? И Вьорку, и Хийнму прекрасно известно, куда мы собрались и когда должны вернуться.

Даже если представить, что бесплотное чудовище вырвалось на волю и напало на Хорверк, никто бы не отдал приказ оставить нас в этих туннелях навсегда.

Или отдал бы?

Привычный мир продолжал рушиться: я осознал, что в нем остается все меньше и меньше прочного, неизменного, незыблемого.

Пожертвует ли король четырьмя гномами, чтобы спасти свою страну? Раньше этот вопрос не приходил мне в голову. Но после того, как выяснилось, что некогда пожертвовали целым кланом…

Харрт стукнул по стене кулаком. Естественно, она и не пошевельнулась. Сложено на славу.

Не веря своим глазам, первопроходец принялся исследовать залитые раствором щели, стыки с полом, потолком, стенами коридора. И убедился, что камни великолепно подогнаны друг к другу – ни зазора.

Знамо дело, гномы иначе не строят! Правда, что бы мы делали с зазором?

– Месяц, – упавшим голосом проговорил Харрт.

– Даже втроем? – оценивающе оглядела стену Сиэнре.

– То-то и оно, что втроем! – едва не сорвался первопроходец. – С Секкаром мы бы разобрали ее за неделю. И снова сложили за нашими спинами!

– Так уж и за неделю? – засомневалась эльфийка.

Что-то здесь не то. Признаюсь честно, мысль о том, что еда у нас кончится раньше, чем удастся разобрать стену, меня не порадовала. Не то чтобы перед глазами встал призрак голодной смерти – я не сомневался, что мы втроем что-нибудь да придумаем, – но в первый момент я испугался.

А Сиэнре – нет. И это эльфийка, для которой наши туннели должны казаться немногим просторнее гроба!

Смотрю, Харрт тоже насторожился:

– Есть идеи?

– Сколько надо времени, чтобы сложить такую стену?

В задумчивости Сиэнре принялась играть своими длинными светлыми локонами. Я даже засмотрелся: блондинок в Хорверке ой как немного. Прямо скажем, за свою жизнь я видел всего двух-трех.

А они ведь другие. Совсем светлая кожа с россыпью то ли родинок, то ли веснушек. Почти прозрачные руки – видно каждую синюю прожилочку. Светящиеся, хрупкие…

– При желании и дня хватит.

– Харрт, а зачем? Если отгородиться от той нежити, что на нас напала, так она ведь через такую стену наверняка пройдет. Или проскользнет, пока ее будут строить.

– К чему ты клонишь? – Харрт запустил пятерню в бороду.

– Не хочу тебя расстраивать, – хитро улыбнулась эльфийка, – но я уверена, что эта стена придумана специально для нас.

– Придумана? – непонимающе переспросил первопроходец.

– Смотри. Только отойди подальше, мало ли…

Харрт опасливо отступил в сторону. Я тоже предпочел оказаться за спиной чародейки. Вот именно: мало ли. А потом мало и не покажется.

Мне померещилось, что глаза Сиэнре засветились. Она развела руки, точно пытаясь обнять всю стену, вобрать ее в себя, выгнулась, закинув голову назад и обрушив на спину поток своих замечательных волос, – и вдруг резко, с громким хлопком свела ладони.

Стена исчезла.

– Неплохая иллюзия. Но ничего особенного – папе Удавались и получше.

Наверно, мы с Харртом подумали об одном и том же: окажись мы здесь с настоящим Брантом, страшно подумать, сколько бы мы пытались разобрать эту стену И, уверен, нам бы это так и не удалось.

Два чуть не плачущих от облегчения гнома, неловко обнимающих хрупкую смеющуюся эльфийку, – не самое обычное для Хорверка зрелище. Но в этот момент нас заботило лишь одно – как бы не раздавить на радостях нашу неожиданную спасительницу.

Глава XIV

21 адлари (позже)


Темнота. Я лечу, лечу куда-то…

Неяркий свет. Очень болит голова. Но надо, надо проснуться… Открываю глаза.

Склоненное ко мне напряженное лицо Мэтта. Я все еще сплю?

– Фиона! Наконец-то! Как ты? – Его голос неожиданно нежен.

– Я… хорошо… А что случилось?

На лице Мэтта полнейшее непонимание.

– Это я как раз у тебя хотел узнать!

Мэтти! Он вернулся? Как здорово! А почему на нем все еще дорожная одежда? Светильник на голове – как он называется? Карнах, кажется…

Заволновавшись, я огляделась. Моя спальня. Мы с Мэттом вдвоем. Как я тут оказалась?

Голова гудит, будто я – брайгенский колокол. Ближе к вечеру.

– Тебе нехорошо? – Мэтт подал мне стакан воды и присел на краешек кровати. Напряженно – вот-вот готов вскочить и куда-то бежать. А в глазах читается такая усталость…

– Который час? Седьмой раз уже прозвонили? – Почему-то я начала шептать.

– Недавно…

– Ох, Крондорн всемогущий… Значит, мы можем опоздать! Бежим в Старую столовую!

Далась мне эта столовая! Здесь Мэтт, он только вернулся. А я так по нему скучала, мне так его не хватало… Броситься на шею. Сказать, пусть в следующий раз отправляют Гвальда, Щитов короля – да кого угодно… Расспросить, как он все это время – там, в коридорах, один на один с опасностями…

Но меня будто жгло изнутри: вперед! Точнее, вниз – в столовую…

– Погоди, давай разберемся. Что ты делала на нижних уровнях? К тому же в полном одиночестве! Меня очень интересует, как ты там оказалась. И, кстати, что этот пророк, бервар его дери, от тебя хотел?

К чему он пророка приплел?.. Сейчас не о нем речь!

Все-таки какие гномы неторопливые! Иногда их рассудительность выходит боком. Опоздаем же!

– Я хотела узнать, что надумал этот Совет! – торопливо выпалила я.

– Какой еще Совет?

– Созданный по приказу Вьорка. Я случайно узнала… Мэтт, ну пойми ты, надо бежать!

Щит выглядел крайне озадаченным.

– Фиона, в любом случае сейчас ты никуда идти не можешь. И вообще, заруби себе на носу, что отныне без Щитов – ни шагу! В конце концов, ты нездорова! Вызови этот свой Совет прямо сюда, раз уж он так тебе нужен!

– Я не могу его вызвать! Они встречаются тайно!

– Глупости какие-то, – растерянно пробормотал Щит.

Я с жаром продолжила:

– Да послушай же меня! Это очень важно! Вьорк назначил нескольких гномов тайно расследовать покушение. К сожалению, они не горят желанием видеть меня в своих Рядах. Ну и не надо, я сама все разузнаю! Но для начала мне надо хоть немного вникнуть, понять, что они сами Успели разнюхать…

– Какое покушение?

– На Вьорка, конечно!

Мэтт вскочил с кровати.

– Было покушение? В открытую?! И я до сих пор ничего…

– Что ты, успокойся!.. Я имею в виду гвизарму.

Мэтт сразу стал деловитым.

– Фиона, давай толком. Я, например, уверен, что это не было покушением… Разве кто-то доказал обратное?

– Нет, в этом-то все и дело! А если мы сейчас не кинемся в Старую столовую, я потеряю их след. И не узнаю, когда и где они соберутся в следующий раз. Мэтти ну пойми же, для меня это очень важно!

Честное слово, в этот момент я верила, что все зависит от меня, все держится на волоске и что я – именно я! – обязательно докажу, что гвизарму подбросили нарочно. А главное, найду, кто это сделал!

Щит взглянул на меня с жалостью:

– Я выкину все твои романы! Отдам в королевскую библиотеку и попрошу никаких книг, кроме как на гномьем, тебе не давать!

Я чуть было не начала яростно возражать, но сначала надо было вернуть разговор в прежнее русло. Колокол в голове рассыпался на множество маленьких колокольчиков… Нет, молоточков. Я потихоньку-потихоньку, чтобы не выдать своего состояния, села на кровати, спустила ноги и нырнула в мягкие туфли.

– Я тебя очень прошу: давай сходим…

Мэтт перебил меня:

– По-моему, ты собираешься совать нос не в свое дело.

Он прямо так и сказал – совать нос! Я онемела.

– И как ты, интересно, собиралась войти в этот Совет, если они не мечтают с тобой общаться?

Я покраснела. Как-то недосуг было самой себе признаться… Ну да ладно, буду честной:

– Я собиралась подслушать.

Мэтт громко фыркнул. Спохватился, прикрыл рот рукой.

– Королева, подслушивающая тайный Совет! Ну выдумала! Ты кому-нибудь еще рассказывала?

– Нет, конечно! Только тебе! Мэтт, ну пожалуйста, пойдем! – Я умоляюще прижала руки к груди.

– Фиона, милая, успокойся! Ты просто болеешь. Биримба предупредил, что могут быть всякие… явления.

– Какие явления? При чем тут Биримба?

– Он же тебя… Ты что, не помнишь? – Щит пристально посмотрел мне в глаза.

– Что я должна помнить?

Мэтт снова сел и, прикрыв глаза, потер переносицу. Столько в этом жесте было трогательности…

Но молоточки в голове выстукивали бешеный саркат. Все громче и быстрее… Осознав, что Мэтт не собирается меня никуда отпускать, я решила идти напролом.

– Ты мой Щит?

– Да.

– Я могу тебе приказать?

– Да.

– Я приказываю тебе: сопровождай меня до Старой столовой.

Ничего не произошло! Он даже не встал с кровати! И не соизволил мне ответить!

Так. Последняя попытка окончилась провалом. Что ж, как знаешь, мой верный Щит. Я такого от тебя не ожидала.

– Предатель!

– Что? – Щит вскочил как ужаленный. – Ты хоть думаешь…

Я резко вскочила. Стены закружились, потолок куда-то съехал…

В этот момент в спальню вошла Лиз.

– Мне надо бежать!

Правда, ноги пока меня не слушались, но решимость моя не угасала.

– Не угадала – тебе надо лежать. Мэтт, давно она очнулась?

– Только что. И, похоже, соображает пока не очень.

Ах так! Значит, я плохо соображаю!

Они все заодно!

– Господин Щит, – процедила я сквозь зубы, – извольте покинуть мои покои. Сомневаюсь, что я буду нуждаться в ваших услугах в дальнейшем.

Последнее, что помню, – искаженное, как от боли, лицо Мэтта. Он выбегает из комнаты, а я, вместо того чтобы броситься искать этот Совет…

Да зачем мне Совет?! Надо бежать за ним, догнать его. объяснить, что это – не я, это все молоточки, они громче, громче…

И снова темнота.


21 адлари (вечером)


Утро. Голова снова болит, но уже совсем по-другому У постели сидит Лиз, сливает что-то из разных скляночек в плошку. У меня на лбу – холодное мокрое полотенце. Руку поднять – и то сил нет. Язык сухой и еле ворочается во рту.

– Как ты себя чувствуешь?

– Голова раскалывается. И тяжесть какая-то…

– На вот, выпей. – Жрица заботливо обхватила меня, помогая сесть на кровати, и протянула мне плошку.

– Лиз, что это со мной?

– Последствия заклинания, надо думать.

– Заклинания? Какого?..

– Ты ничего не помнишь? – Жрица удивленно вскинула брови.

– Не понимаю… Что я должна помнить?

– Ну хотя бы как ты выгнала Мэтта, – сурово произнесла она.

– Я?!

И тут я действительно вспомнила. Застонав, я откинулась на подушки.

– Лиз! Я не знаю, что на меня нашло! Я не хотела!»

– Тише, тише, девочка. – Голос жрицы стал куда ласковее. – Тебе просто нехорошо, я понимаю…

– Да нет же! Я действительно не хотела его обижать. Со мной что-то такое приключилось… Будто и не я вовсе…

Лиз устало вздохнула.

– Не ты была в одну не самую прекрасную ночь У Крадира, это точно. А вчера именно ты выставила Щита вон.

Мне хотелось плакать, но я понимала, что это не выход. Мягкая Лиз была сурова, как ветер с Дейронских гор!

– Ты не могла бы позвать Мэтта?

– Боюсь, он не захочет с тобой говорить.

– Тогда… Кто там из Щитов? Гвальд есть?

– Может, отложим серьезные разговоры до…

– Нет-нет, именно сейчас!

Лиз пожала плечами:

– Я бы тебе не советовала. Ничего страшного для твоего здоровья не случилось, и все-таки…

Жрица вышла, и на пороге появился Гвальд.

– Моя королева?

Всеблагая Ашшарат! Еще вчера я была окружена друзьями. А сегодня Гвальд холоден как лед, а Мэтт и вовсе не желает меня видеть!

– Гвальд, прошу тебя, выслушай… Я хотела бы попросить прощения у Мэтта…

– Ну так я же не Мэтт, – отрубил Щит.

Я растерялась.

– Я могу идти? – подчеркнуто вежливо осведомился он.

Почему и он тоже?.. Ах да, я же сбежала от Щитов!

Как найти верные слова? Как достучаться до него?

– Гвальд, но я должна извиниться и перед тобой тоже!

– А стоит ли? Ты же делала то, что тебе хочется. И когда первый раз в жизни тебе сказали «нет», ты сразу стала швыряться словами и друзьями.

Ах, если бы он знал, как часто я слышала это слово! «Нет» мне говорили все детство и большую часть юности. Пока я не попала в Хорверк…

От обиды я с силой сжала кулаки. Не дать волю гневу! Я должна поговорить с ним!

Приказать ему сесть, остаться?

О, только не это!

– Прошу тебя, удели мне немного времени.

Мне показалось, что мой потухший голос не произведет на него никакого впечатления и Щит развернется и выйдет. Но, видно, он все же понял, что я испытываю.

Гвальд подошел к кровати размашистым шагом и уселся на стул саргах в трех от меня.

– Во-первых, я виновата перед тобой, перед всеми вами. Я ушла без спроса. Никому ничего не сказав. Но уверяю тебя, что опасности никакой не было.

– Как показали события, – философски заметил Щит, – она все-таки была.

– Это случайность!

Я замолчала в смятении.

– Ты понимаешь, что это такое – отвечать за чью-то жизнь? – спокойно спросил Гвальд. – Ты понимаешь что будет, если с тобой что-нибудь случится?

Я судорожно кивнула.

– Эх, не понимаешь, – крякнул он. – Думаешь, мы Вьорка боимся или там грайхона какого. Так нет же, представь себе, – Гвальд взглянул мне в глаза, – дело не в этом. А в том, что мы сами себе никогда не простим, понимаешь? Сами…

– Я понимаю… Честное слово, я никогда…

Гвальд махнул рукой – что, мол, с ней говорить.

– Можно тебя попросить? – робко проговорила я.

– Разрешить тебе сбегать проветриться? Скажем, до Баль-Тэре и обратно? – Гвальд осекся: понял, что это уже слишком. – Прости… Конечно, можно.

– Передай, пожалуйста, Мэтту, что я ни в коем случае не хотела его обидеть. Я даже не помню, что я ему наговорила! У меня в голове такие молоточки стучали: тук-тук… тук-тук…

– Из-за колдовства? – нахмурился Гвальд.

– Какого колдовства? – Вот и Лиз тоже упоминала про какое-то заклинание…

– Ты и правда не помнишь? Как встретила Биримбу… и что он с тобой хотел сделать?

– Биримба?.. – Я непонимающе уставилась на Щита. – Хотел со мной сделать?..

– Мэтт, не заходя к тебе, понесся в Старую столовую: говорит, от тебя какое-то письмо ему передали, ну и…

Я понимающе кивнула. Только вот интересно, что же он это письмо сразу вскрыл? Я же просила «в случае необходимости» …

– Несется, значит, – продолжал Гвальд, – и тут видит, как Биримба то ли факел тебе в нос тычет, то ли еще что…

Точно! Вот оно! Как эти события выскочили у меня из памяти?

Биримба, моя неудачная попытка схватиться за кинжал…

– Ну вот, – продолжил Гвальд, видя, что я наконец-то начинаю соображать, – Мэтт потащил тебя домой, а Биримба вокруг вился, что-то причитал про себя… Потом Мэтт на него рыкнул, пророк от него и отстал. Ну да нам тоже досталось.

– Догадываюсь, – кивнула я смущенно.

– И что все-таки ты там делала? – пытливо вглядываясь в меня, спросил Щит. – И как мы недоглядели…

– Сейчас расскажу… – Мне отчаянно не хотелось объяснять, но что делать! И тут догадка пронзила меня: может, Биримба – из этих? – Гвальд, а вот Биримба что там делал?

– Как – что? Лаборатория там у него. Опыты он какие-то ставит. Сначала была здесь, неподалеку, – Гвальд неопределенно махнул рукой, – но там однажды так пыхнуло, что Труба попросил его куда-нибудь это дело спрятать, подальше от народа и Беххарта.

Я сникла. Значит, Биримба не из них.

– Ну что, поделишься? – Гвальд встал со стула. – Я-то тебя, положим, и простил. Но ведь надо, чтобы и остальные… Давай я за Тиро и Стради схожу?

Ума не приложу, как бы я им рассказывала всю эту историю! Я уже решила, что первым делом надо поговорить с мужем. Пусть он сам мне и выложит, что это за тайный Совет, а то что из меня дурочку делают! А потом и со Щитами разберемся. Не будут же они на меня век дуться…

Мне очень повезло: в этот момент в гостиной раздался громкий голос мужа.

– Не спит? Вот и отлично!

Вьорк собственной персоной возник на пороге.

Сначала я испугалась: а вдруг и он будет на меня в обиде? Но я ошибалась.

– Здравствуй, моя маленькая королева! Привет, Гвальд. Ты не мог бы?..

Гвальд схватывал на лету: сразу исчез за дверью. Мы остались наедине.

– Значит, так, – неторопливо произнес муж. – Пока что я в этой истории не понимаю ровным счетом ничего. Как ты среди ночи оказалась возле Старой столовой? Почему без Щитов? Что сказал Биримба? Откуда там взялся Мэтт? Давай все по порядку.

И я начала по порядку. С дома Твана, раковины, Совета…

По мере рассказа муж мрачнел.

– Ты уверена, что все это тебе не… прислышалось?

– Совершенно уверена! Но ты же расскажешь мне, кто эти гномы? Они же ведут расследование, правда?

– Понятия не имею, кто они. А также что и куда ведут, – пробурчал муж.

Вот так раз! Я ни капли не сомневалась, что Вьорк знает, кто это!

– Может, ты слышала какие-нибудь имена? – сумрачно поинтересовался он.

– Нет, к сожалению, ни одного имени они не называли…

– А какой-нибудь из голосов тебе не показался знакомым?

Я вздохнула.

– Ну что ты! Зачем бы мне тогда тащиться среди ночи в Старую столовую? Достаточно было бы подойти к этому гному и сказать, что тоже хочу помочь…

Вьорк задумчиво почесал бороду.

– Ты не веришь мне?

– К сожалению, верю. Ладно, отдыхай пока, а я пойду поговорю с Биримбой. Попозже еще навещу тебя, может, не один приду.

Вьорк вышел из комнаты, и я услышала, как он о чем-то взволнованно говорит с Лиз.

Снова появился Гвальд.

– Так я за остальными?

– Подожди, не беги, – попросила я Щита. – Если ты правда меня простил… Сходи, пожалуйста, к Мэтту, передай ему, что мне ужасно стыдно и пусть он считает, что не я произнесла те слова… Я правда так не могла бы сказать… Это для меня очень важно, очень! – прошептала я.

Удивленный Щит вышел из спальни, уступив мест Лиз.

– Все, больше никаких посетителей сегодня. – Жрица мягко мне улыбнулась. Значит, не сердится! – Тебе нужен покой. Как-никак Развеивание Чар…

– Развеивание Чар?..

– Биримба решил, что перед ним – не ты, как в ту ночь у Крадира. Ну и попытался развеять чары, чтобы раскрыть истинное обличье того, кто тобой прикинулся. А расплата за его ошибку – твоя головная боль и недомогания. Ничего страшного, скоро пройдет.

Но я по-прежнему чувствовала эту странную тяжесть и слабость.

Лиз напоила меня лекарством, напоминающим морковный сок, и я уснула.

После недолгого сна пришлось срочно приводить себя в порядок: в моей маленькой спальне собралась целая толпа. Слава Ашшарат, Труба поверил мне! Но он думает, что этот тайный Совет вовсе не для того собирался, чтобы покушения раскрывать.

Муж решил, что мою историю должны послушать и его Щиты, и Ведающий, и Соридель. Все мои Щиты тоже были тут. Биримбу звали, но он куда-то запропастился. Впрочем, Вьорк уже успел с ним поговорить.

Когда я закончила, Труба хмуро взглянул на Айранта.

– Я думаю, ты прав, это они, – тихо подтвердил Щит. – Но что-то здесь не так… Неужели они ни разу никого не назвали по имени? – Он удивленно обернулся ко мне.

– Увы. Я же слышала только обрывки разговоров.

Когда все расходились, Вьорк попросил моих Щитов собраться отдельно в соседней комнате и о чем-то с ними пошептался. Я очень испугалась, что он будет их ругать, и пыталась его остановить. Но муж только буркнул:

– Не волнуйся, они так за тебя дрожат, что, пожалуй, свое уже получили…

Вернулись Щиты недовольные. Но никто уже на меня волком не смотрел.

Я позвала Мэтта:

– Ты не задержишься ненадолго? Я не знаю, как найти слова… Пожалуйста, пойми: это было как наваждение…

– Фиона, я не обижаюсь, – спокойно сказал он. – Если б я действительно обиделся, то сложил бы с себя обязанности Щита. Но я же здесь.

– Да. Но ты такой чужой…

– Я очень устал. Да и помыться толком не успел после похода. Отпустишь? – Его голос был очень усталым, это правда. И еще он был ледяным.

– Конечно, иди… прости…

Сон снова сморил меня.

Окончательно проснулась ближе к шестому колоколу. У изголовья дежурила Втайла: она уже была в курсе последних событий. Кранчеккайл видела, что я пока слабовата, и все старалась как-то подбодрить меня. Но я чувствовала, что у нее на душе неспокойно. Стала потихоньку выяснять – оказывается, куда-то исчез Шенни.

Теперь в моих покоях дежурит еще один гном, совсем молоденький – Сетр. Он с важностью сообщил нам, что бегает быстрее всех в клане Чертога, поэтому его Вьорк ко мне и приставил. Чтобы если что – я его сразу отправляла с запиской.

Щиты вроде оттаяли. Тиро даже предложил спеть что-нибудь. А Лиз услышала и сказала, что музыка очень благотворно влияет на выздоравливающих. Вот поужинаю, выпью очередную порцию морковного лекарства, и пусть влияют.


22 адлари


Утром на всякий случай отправила с Сетром записку мужу, что у меня все хорошо и чувствую себя сильно лучше. Сетр от гордости надулся, как мыльный пузырь, и со скоростью раненого бервара ринулся по коридору. Сравнение с пузырем не только мне пришло в голову – Стради даже крикнул ему вдогонку:

– Смотри не лопни!

Тот даже не оглянулся.

Вчера вечером славно попели песен. Меня даже научили одной не слишком сложной и недлинной балладе – ° том, как каменщик Типст… или Дхипст… – не понимаю, как правильно передать, у нас таких звуков просто нет – строил дом для своей невесты, а она то любила его, то не любила.

Все, конечно, кончилось хорошо, у них родились двое детей, и сын тоже стал каменщиком. Да, гномы без наследственности – никуда. Даже сказку сочинить не могут без всяких этих: «Сын пошел по стопам отца, и жили они счастливо…» Мэтт уверяет, что раньше так и было.

Прежней дружбы между нами, наверно, уже не будет. Я очень надеялась, что Мэтт расскажет нам про поход, но он и не думает меня прощать. Вчера он тоже пел со всеми вместе, но нарочно сел отдельно, у самой стены, и я даже лица его не видела. Я стараюсь об этом не думать. Потому что мне кажется, будто я потеряла что-то дорогое-дорогое, самое заветное… Потеряла не случайно, а потому что сама плохо за ним следила. Так мне и надо. Хотя я до сих пор не понимаю, что на меня тогда нашло!..

По-моему, ему тоже грустно. Но он ни за что этого не покажет, я уверена. Делает вид, что все нормально, и старается поменьше со мной разговаривать. Хорошо, хоть Стради перестал быть таким молчуном, как раньше. Двоих немых Щитов я не перенесу.

Ах, все не так!.. Это я сама себе внушаю, будто и не важно для меня вовсе, что Мэтт обо мне думает. Сама себя обманываю…

Садимся завтракать. Мне кажется, даже гобелены с цветочными узорами на моих стенах поблекли. Как будто бы за окном в солнечный день вдруг появилась грозовая туча. Только нет его, окна.

Втайла пришла.


22 адлари (позже)


Втайла какая-то задумчивая.

– Утром от него записку принесли, – рассеянно сообщила она.

– От кого? – Погруженная в свои мысли, я не сразу сообразила, что речь идет, конечно же, о Шенни.

– Странную какую-то. Смотри: пишет, что все нормально, уехал ненадолго. – Втайла меня вроде и не слышала. – И еще, что я не должна беспокоиться и постоянно бегать к нему домой. А я не бегаю. Да и раньше не бегала…

– Может, тебе только казалось? – хмыкнула я.

– Нет, – сердито ответила она. – А подпись точно Шенни – он всегда так подписывается: Ш.т. В. Но он никогда не писал «дорогая Втайла». Обычно просто по имени…

– Может, чтобы ты не волновалась понапрасну? Решил тебя успокоить, ну и «дорогую» прибавил?

– Как-то на него не очень похоже…

Просто Втайла переживает, вот и все. И он хочет ее ободрить. Я бы на его месте тоже так поступила…

Мэтт ночевал дома, пришел совсем недавно. Все такой же, как и вчера. Интересно, вот он стал бы из-за меня волноваться? Не по обязанности, а так. Записки мне писать…

Наверняка не стал бы. И я позавидовала Втайле. Конечно, не очень-то ей сладко. Она же Шенни любит, а он… Зато Шенни такой преданный друг!

«Да уж. Только вряд ли Втайла его так обижала, как ты Мэтта, – сказал мне ехидный внутренний голос. – И потом, нашла что сравнивать. У них совсем другие отношения.

В общем, утро опять испорчено. День прошел в тумане. Я, кажется, совсем поправилась. Исправно занималась гномьим. Звенст был в восторге и дал мне столько заданий – от радости, наверно, – что мне и за неделю не справиться.

Весь день так и просидела за столом над тетрадями, время от времени прося помощи то у одного Щита, то у другого. Втайла ушла и вернулась лишь под вечер.

– Еще одна записка, – взволнованно прошептала она, наклонившись ко мне и отодвигая таблицы времен глаголов. – Знаешь, где • Шенни? Преследует заговорщиков! Я так боюсь… Но в то же время мне почему-то кажется, что у него все получится! – У Втайлы даже глаза заблестели.

– Каких заговорщиков? – не поняла я.

– Ну, тех, кто гвизарму Трубе подсунул.

Я ахнула. Вот кто оказался на моем месте! Вот кто смог все разузнать!

А как же гномы, которых я слышала? Может, это они…

Но мысль не успела оформиться.

– Для тебя тоже есть записка от Шенни, – радостно сообщила Втайла.

Я раскрыла свиток.


Дорогая Фиона!

Спешу тебя обрадовать: я встал на след того, кто подсунул Вьорку гвизарму и прикидывался тобой той ночью.

Ты им прилично насолила, и теперь покушение готовится на тебя. Мне удалось узнать, когда они нанесут удар. Вьорк сообщит тебе, что ненадолго покидает Брайген, – это заставит заговорщиков себя раскрыть. Если он попросит тебя прийти попрощаться или позовет с собой, не ходи ни в коем случае! И ничего никому не объясняй – просто скажись больной. Я пока не знаю, кому вокруг тебя можно доверять.

Твой покорный слуга

Шенни т. В.


Что за ерунда?

Я не успела даже вдуматься в смысл этих слов, как на пороге возник Сетр.

– Фиона, я только что от Вьорка. Он срочно покидает столицу и просит, чтобы ты пришла к нему попрощаться.

Колени подкосились.

Сказать Сетру? Написать записку? Или и правда не рисковать?

Сетр внимательно вгляделся в мое лицо. Не слишком ли внимательно? Я решилась.

– Королева, тебе плохо? – спросил он тревожно.

– Мм-м… да… Знаешь, передай Вьорку, что мне опять что-то нездоровится. – Втайла с тревогой посмотрела на меня. – Голова болит. Если ненадолго, так ничего страшного… Скажи, что я его целую и жду возвращения.

Ну, Шенни, надеюсь, ты знаешь, что делаешь. При помощи Втайлы я добрела до кровати. Хоть я и побледнела, на самом деле никакого недомогания, конечно, не чувствовала. Хотелось побежать к Вьорку… Но делать нечего…

Обеспокоенные Щиты советовались, послать ли за Лиз.

А Сетр уже мчался по коридору.

Эпилог

Вьорк задумчиво погладил пони между ушей.

Прав ли он, что покинул Брайген, так до конца и не разобравшись с этим странным Советом? Но, услышав про забытый клан, король просто не мог усидеть на месте. И даже, наверно, не имел права.

«Как же их все-таки тянет на заговоры. – Мысли Трубы вновь вернулись к недавним событиям. – Людей, эльфов… Человеческий посол, эльфийский… У нас не так, у нас какие могут быть заговоры? И кому они здесь нужны? Терлесту? Крадиру? Никому другому все равно не сесть на мое место. Да и приз, прямо скажем, невелик…»

Король с улыбкой вспомнил, с каким наслаждением в юности проводил время с первопроходцами в низеньких шумных комнатках «Погашенной лампы». Они всегда держались несколько особняком, словно им было ведомо нечто, не предназначенное для глаз и ушей остальных гномов. Тогда это казалось невероятно волнующим и романтичным…

Вьорк грустно огляделся. Узкий коридор не позволял Щитам сомкнуться вокруг него, и заметно было, что это заставляет их нервничать. Один впереди, один сзади. Шлемы, панцири, боевые топоры у седел – как на войну едут, право слово. Хорошо, хоть Айрант с Далархом остались в Брайгене: вчетвером они бы и его самого заковали в сталь с головы до ног. Насилу уговорил. И как уговорил! Попросил приглядеть за престолом – дескать, Терлест еще молод, неопытен.

Вьорк усмехнулся. Раз уж все с ума посходили, приходится и самому сусликом прикидываться. Ничего, остались. Правда, заставили его пообещать, что он станет во всем слушаться Ланкса. А тот уж и развернулся…

В голове колонны, саргах в трехстах, тенями скользят первопроходцы. Дальше целая армия – три десятка воинов. Потом Соридель. Как уж Труба не хотел брать мага с собой! А следом и он сам со Щитами, еще два десятка воинов, опять первопроходцы. Крондорн всемогущий, помилуй неразумных!

– Тренируетесь, Ваше Величество? – оборвал его мысли ехидный голос Сориделя.

После истории с гвизармой между ними установились отношения, которые можно было бы назвать приятельскими, если бы не решительный отказ чародея перейти на «ты» и отбросить разнообразные словесные побрякушки, к которым люди питают столь непонятное пристрастие.

– Что? – не понял Вьорк.

– Тренируетесь, говорю, карликов обаивать?

Вьорк фыркнул.

– Я-то больше про Брайген вспоминаю, – признался он. – А ты считаешь, придется?

Чародей пожал плечами:

– Взяли бы с собой гномов десять, как собирались, может, и пришлось бы. А от такой толпы они и сами попрячутся – послушать Сиэнре, так наши и вчетвером чуть всех там не перебили.

– Фиона… – Как король ни старался, мысли о том, что жена не пришла попрощаться, не давали ему покоя.

– На сердце неспокойно? – кивнул маг. – И у меня неспокойно.

– Думаешь, разболеется? – переспросил Вьорк еще более взволнованно.

– Разболеется? Нет, не думаю. Мне почему-то кажется, что она вновь отправилась на поиски…

– Беды на свою голову?

– Приключений, – мягко уточнил Соридель. – Одна надежда, что на этот раз Щиты ее не упустят.

– Да и Втайла будет рядом, – улыбнулся Вьорк.

Пущенный из бокового прохода камень гулко прокатился по полу коридора.

Охрана не подвела. Соридель, словно только этого ожидал, резко развернулся в седле и выбросил вперед обе ладони. Ланкс с Цорром мигом развернули пони и перегородили проход, закрывая короля своими телами.

Тишина.

Не выдержав, Вьорк громко расхохотался. Дождались!

Словно отвечая на его хохот, в проходе вспыхнул свет Присосавшиеся к стенам шарики, такие же, как в Чертоге, равнодушно осветили сцену, от которой смех короля мгновенно стих.

Он увидел ее частями, рваными кусками, которые решительно отказывались складываться в голове в единое целое. Фиона – бледная, заплаканная, с мертвенно блестящей у горла дагассой. Шенни тен Веденекос – хмурый сосредоточенный, вцепившийся ей в плечо. Взгляд исподлобья, рука, сжимающая рукоять дагассы, слегка подрагивает. И совсем сзади, в тени – странная низкорослая фигура в плаще с капюшоном. Неестественная, театральная.

Так не бывает.

– Фиона? – нерешительно позвал Вьорк.

– Это может быть морок, Ваше Величество, – спокойно проговорил Соридель, не опуская рук. – Такой же, как у Крацира.

– Король идти сюда. Медленно идти, – странным полузадушенным голосом, коверкая слова, пробормотала фигура.

– Что стряслось? – За плечом Вьорка возник Харрт.

– Похоже? – не оборачиваясь, спросил король.

– По росту похоже, – засомневался первопроходец, разглядывая непонятную фигуру. – Только откуда бы им здесь быть.

– Значит, ждали, – сквозь зубы бросил Вьорк. – Вы можете проверить, она ли это? – От волнения Труба тоже перешел с магом на «вы».

– Позовите двоих с арбалетами, – ощерился Ланкс, мысленно хваля себя за предусмотрительность.

– Не вздумай колдовать! – Веденекос заметил их переговоры. – Если пошевелится хоть кто-то, кроме короля, она умрет.

– Дочь говорила, что раздвоенные отлично владеют магией, – прошептал Соридель, почти не разжимая губ. – Стоит мне начать…

– Ясно, – жестко оборвал его король. – Я сам.

Чародей не ответил. Произошедшая с Трубой метаморфоза стала для него сюрпризом. Нет, он, конечно, слышал, что когда-то, много столетий назад… Битва при Тильясе, Безнадежный Поход…

– Не помнишь, где мы встречались в последний раз? – ласково спросил Вьорк.

– В… – Девушка задумалась. – В Саду, Ваше Величество.

Сзади шумно выдохнул Цорр.

– Подожди, – поднял руку король.

Он не случайно начал с такого простого вопроса. Сотворенный чародейством призрак назвал бы первое, что приходит в голову, любое мало-мальски правдоподобное место. Но зачем бы ему понадобилось фантазировать?

Однако Вьорк оказался не единственным, кто пришел к этому выводу.

Фигура в тени пошевелилась. Пока, слава богам, их план оставался безупречен.

Продумано было все. И то, что бессмысленно устраивать засаду на пути кортежа: тогда придется перебить три дюжины гномов, прежде чем удастся добраться до Вьорка. И то, что если кому девчонка с Втайлой и поверят, так это Веденекосу. И то, что посол оказывается самым уязвимым во всем окружении короля и королевы: его единственного никому не придет в голову охранять. Зато заколдовать при желании проще простого.

Проход отнюдь не был таким низким, как это казалось снаружи: навесной потолок с трудом удерживал груду камней, которая через несколько минут должна будет стать надгробием для всех троих.

– Оставайтесь на своих местах, – приказал король.

Он не спеша двинулся к Фионе. Медленным, осторожным шагом. Еще дюжина саргов, и можно будет начинать. Фигура едва удержалась, чтобы не отодвинуться подальше от замершей в ожидании парочки. Расчет должен быть верен: ее не заденет.

– Беги! Да беги же! – Фиона не знала, что им уготовано, но чувствовала, что просто так мужа отсюда не выпустят.

– Уже бегу, – насмешливо хмыкнул Вьорк.

Шенни стоял спиной к свету, но в какой-то момент Трубе показалось, что тот поднял глаза к потолку. «Молишься? Ну, молись, молись».

Так, осторожно, медленно, без резких движений. Ещё несколько шагов.

Посол не должен знать, что их обучали, как биться с людьми врукопашную. Так, чтобы недостаток роста оборачивался достоинством. Когда Вьорк приблизится внимание Веденекоса неминуемо рассеется. И тогда у него будет секунда, чтобы…

Провожая взглядом удаляющуюся спину короля, Соридель незаметно опустил ладони. Допустим, что тот, в капюшоне, тоже маг. И на любой удар последует ответ – не по нему, по Фионе. А вот если выбрать другую цель…

Посол лихорадочно пытался сообразить, что задумал король. Догадается ли, что здесь не обошлось без колдовства? Нет, едва ли. Особенно после этого проклятого пророчества…

Тиски, сжимающие тело ольтанца, на мгновение ослабли. Времени на раздумья было достаточно – теперь пришла пора действовать.

Разжав ладонь, Веденекос выпустил дагассу и всем телом рухнул на Фиону, прижимая ее к земле.

Изумление в глазах Вьорка. Отшатнувшаяся назад фигура в плаще. Разошедшиеся створки подвесного потолка. Громкий, разрывающий уши, крик Фионы.

И груда камней, погребающая их под собой.


* * *


«Нельду, государю Олътании, владетельному герцогу Аллайрскому, покровителю свободного города Байнара и прочая, и прочая, и прочая…

С прискорбием сообщаю Вам о трагической гибели достойнейшего из достойных, доблестного рыцаря достославного Ордена Снежного Барса, мессира Шенни тен Веденекоса, павшего от рук презренных убийц сего месяца третьего дня в два часа пополуночи…

Гвалъд из клана Кипящего Озера,

от имени и по поручению Фионы Ольтанской,

королевы Хорверка»

Книга вторая

Пролог

– Да за кого же ты меня принимаешь?! За цареубийцу, что ли!

Сидящий за столом пожилой гном произнес это слово по-ольтански, слегка грассируя на альдомирский манер. Впрочем, никто из присутствующих не удивился: в гномьем, при всем желании, такого понятия не существовало.

– Ты бы, Варр, и в самом деле сначала подумал, – лениво, даже не обернувшись, проговорил гном помоложе, изучавший книжные полки в углу комнаты. – Уж не хочешь ли ты сказать, что это мы вознамерились погубить Вьорка?

Тот, кого назвали Варром, заметно стушевался. Примостившись на краешке кресла напротив пожилого гнома, он то и дело ерзал, мечтая побыстрее закончить неприятный разговор.

– Да нет… Что вы… – проблеял он.

– Ну, то-то же!

Его собеседник откинулся в кресле, стоявший на столе канделябр дрогнул, и свет, отразившись от бриллиантовых пуговиц знатока ольтанского, неприятно резанул Варра по глазам.

– Я… я могу идти?

Стоило двери закрыться за спиной незадачливого гнома, как библиофил резко обернулся:

– Мне проследить за ним, Ваше Величество?

– Наследник, – мягко поправил его пожилой. И с укоризной добавил: – Хамелеон, мы же договаривались. И не Далее как вчера.

– Ты действительно полагаешь, что нас могут подслушивать? – усмехнулся Хамелеон, однако опытный глаз заметил бы в этой усмешке оттенок страха и неуверенности.

– Когда речь идет о троне, ни одна предосторожность не кажется мне лишней, – назидательно проговорил Наследник. – Останься, о Варре позаботятся.

Приоткрыв резные дубовые дверцы за своей спиной, Наследник выставил на стол наполненный доверху кувшин и два пузатых кубка из горного хрусталя.

– Присядешь?

– На место Варра? – вновь усмехнулся Хамелеон. – Ты заметил: он как чувствовал, что его ждет! Весь извертелся, бедняга… Впрочем, я не мнителен.

С этими словами он опустился в кресло, нарочито развалившись и закинув ногу на ногу. Наследник метнул в него настороженный взгляд, но промолчал.

Несколько минут тишину нарушали лишь журчание эля и одобрительное покряхтывание обоих гномов.

– Один вопрос, – наконец нарушил молчание Хамелеон, отирая усы. – Можно?

– У тебя есть сомнения? – Наследник вновь наполнил до краев кубок своего гостя.

– Размышления. – Хамелеон чуть отодвинул кресло от стола, стремясь забраться поглубже в тень. – Ты не боишься, что мы привыкнем убивать?

– Предлагаешь оставить Варра в живых? – с интересом взглянул на него Наследник.

– Не в Варре дело, – отмахнулся Хамелеон. – Я о другом: так, как развиваются события, без крови нам не обойтись. Без большой крови.

– А как же высокие идеалы? – Наследник явно его провоцировал. – Благо Хорверка, свобода от необходимости кланяться людям?

– Звучит красиво. – Хамелеон словно попробовал фразу своего собеседника на вкус. – Но я о другом. Действительно ли эльфийское посольство прибыло именно сейчас совершенно случайно?

– Так вот ты о чем, – добродушно улыбнулся Наследник. – Естественно, не случайно! Ты ведь сам знаешь: пора наконец разобраться со всеми этими торговыми договорами…

– Понятно. – Хамелеон отхлебнул еще эля и потянулся к лежащим на тарелочке зеноргам, плавающим в кисло-сладком белом брайгенском соусе. – Я всего лишь боюсь, что наши сторонники…

– Мои сторонники, – тихо подчеркнул Наследник.

– Да, конечно, твои сторонники, – легко согласился Хамелеон. – Я боюсь, что и они рано или поздно могут задуматься над теми же вопросами.

– И кто же заставит их об этом задуматься? – поторопил Наследник, поощряя своего собеседника высказаться до конца.

– Никто! Разумеется, никто, – вскинул руки Хамелеон, словно защищаясь. – Но ведь они отнюдь не дураки. Гант принес Вьорку гвизарму – и вот Гант мертв. Варр доставил Втайле те злополучные письма…

– Я понял, что ты имеешь в виду.

Прежде чем ответить, Наследник неторопливо набил трубку арангой. Гость терпеливо ждал.

– Ну, с Гангом…

– Но ведь они-то этого не знают! – не выдержал Хамелеон. – Прости…

– Ничего, ничего, – великодушно махнул трубкой Наследник. – Я понял, в чем твоя проблема. Из всех событий, которые происходят в Брайгене или в Хорверке, ты без труда выделяешь те, за которыми стоим мы. Или не стоим, но нас можно в этом заподозрить. Но ты ведь не вспоминаешь про ту девочку… ну, что утонула третьего дня? Или про четверых рудознатцев, попавших под обвал в двести восемнадцатом коридоре. Или про своего троюродного брата, которого зашиб сорвавшийся ворот полгода назад. Правда ведь, ты про них даже не думаешь? А все оттого, что точно знаешь: это случайности, каких немало на свете.

Закончив эту необычно длинную для гнома тираду, Наследник не отказал себе в удовольствии промочить горло.

– И гибель Вьорка со всей честной компанией – тоже случайность?

– А что, они уже погибли? – ухмыльнулся Наследник. – Не бери в голову, это не твоего ума дело.

– Пока, – многозначительно заметил Хамелеон. – Пока не моего ума.

– Мы же договорились, что ты не будешь иметь к этому никакого отношения, – настороженно напомнил Наследник. – Или ты пришел сказать, что хочешь кинуть кости обратно в стаканчик?

– Я пришел к тебе со своими сомнениями, – твердо заявил Хамелеон, постаравшись придать лицу как можно более бесхитростное выражение.

– Намекаешь, что мог бы пойти и к кому-то другому? – поддразнил его Наследник. – Что ж, иди. Только к кому? Труба не послушал даже свою девчонку – послушает ли он тебя?

– Король слышит все, – отрезал Хамелеон.

– Король? – впился в него взглядом Наследник.

– Вьорк, – не сопротивляясь, отступил гость. – Вьорк не станет поднимать панику, что бы он ни услышал. И, поверь, мы его уже достаточно насторожили. И насторожим еще больше, когда исчезнет Варр.

– Даже если это будет несчастный случай?

– В любом случае это будет весьма кстати произошедший несчастный случай. И я стал бояться, что мы им лишь отпугнем твоих сторонников.

– У них не будет другого выхода. – Голосу хозяина недоставало былой уверенности. – Кого еще им поддерживать? Фиону?

– Кстати, о Фионе: ты не забыл, что обещал оставить ее в живых?

– Все еще на этом настаиваешь? – Наследник заставил себя расслабиться. Ароматный, полный запаха прелых листьев дым окутал комнату.

– Это по-прежнему остается тем непременным условием…

– Погоди, – оборвал его Наследник. – Какие могут быть условия: разве мы не делаем одно, общее дело?

– Разве ты не обещал?..

– Обещал? Ну да, как же я мог забыть! – Полуприкрыв глаза, Наследник полностью погрузился в раскуривание трубки.

Хамелеон ждал, нервно покачивая мыском сапога.

– Не нравится мне наш разговор, – тихо заметил Наследник в промежутке между двумя затяжками. – Тебе не кажется, что мы оба слишком нервничаем?

Гость молча пожал плечами.

– Я тоже не привык балансировать над пропастью. – Видно было, что слова даются Наследнику нелегко. – И если ты думаешь, что все эти несчастные случаи доставляют мне удовольствие… Но я не вижу другого выхода. И не могу позволить себе отступить – сейчас уже не могу. А если дрогнет полководец…

– Я понимаю, – столь же тихо проговорил Хамелеон.

– Едва ли. Ты уверен, что я своего добьюсь, и решил заранее сделать ставку на победителя. Подожди, дай мне договорить. А ты никогда не спрашивал себя, зачем мне это? Нет, не Вековечный трон… Хотя и в нем какой прок? Короли Хорверка – не арвианские императоры, их власть не пощупаешь. Но ведь гномы не дураки, рано или поздно кто-нибудь догадается, как и отчего умер Вьорк. Как мои – да и твои – потомки станут смотреть в глаза ребятам из клана Чертога?

– Пока что не понимаю, к чему ты клонишь. – Хамелеон старался сохранять спокойствие.

– К тому, что ты заранее записал меня в убийцы. – Поймав взгляд Хамелеона, Наследник уже не отпускал его. – Считай, что мне пришло в голову с тобой посоветоваться. Это не спасет Варра – его уже ничто не спасет. Но может сохранить жизнь Трубе. Мне это даже нравится – жизнь Вьорка в твоих руках. Каково, а? Ощутил, насладился?

– Я не просил об этом. – Казалось, Хамелеон сам уже трижды пожалел, что начал этот разговор.

– Так и я не просил! – Наследник в сердцах стукнул кулаком по столу. – Именно это я уже битый час пытаюсь тебе вдолбить! Мы перестали жить, как гномы. Магия, жрецы-самозванцы, пророки-самоучки…

– Но все это было в Хорверке и до Вьорка, – попытался возразить Хамелеон.

– Все ли? И в таком ли количестве? Молчишь? Посмотри, кто постоянно сидит с Трубой за одним столом. Соридель, Лиз, Фиона… А теперь вспомни, когда он в последний раз приглашал отужинать меня?

– И ты обиделся? – Хамелеон не стал скрывать своего удивления.

– Обиделся. За Хорверк. Он пережил бы и человеческих королев, и их Щитов, и магов, и жрецов – но не все сразу. Это как яд, который просачивается незаметно, потихоньку, по капельке. Я надеялся на Дамерта, но и Ведающий не стал перечить Вьорку. Я надеялся на случай но они нашли способ обезвредить гвизарму. И теперь я могу надеяться лишь на самого себя.

– Ты прав. – Хамелеон неторопливо встал и, помедлив мгновение, низко поклонился. – У меня больше нет вопросов.

Глава I

– Драконья кровь! Это… ты?

Я смотрел – и не верил своим глазам. Конечно, это был он, толстячок Лимбит, увалень Лимбит, как мы прозвали его с полвека назад. Пухленький, кругленький, с выпирающим над ремнем животиком, лучащийся светлой и немного грустной улыбкой.

Лимбит из клана Кипящего Озера. Принц, как сказала бы Фиона. Старший брат Чинтах – мы так и провели все детство втроем, катаясь на лыжах по Северному склону, пробираясь в заброшенные штреки, а один раз на спор даже переночевали в доме Твана.

Тогда-то я и сошелся с другим гномом из их компании – Гвальдом, внуком Хийнма. Поначалу он меня не принял, пытался верховодить, не упускал случая нас поддеть, но та ночь все расставила по своим местам.

Толстячок Лимбит… Нежданный привет из детства. Когда все дразнили нас с Чинтах женихом и невестой, когда поездка к Вратам казалась настоящим путешествием, а главой нашего клана был мой ныне покойный прадед, который, я был тогда в этом уверен, знавал еще самого Роракса…

– Я, я… А что, есть сомнения?

Сомнений не было – и все же передо мной стоял не тот Лимбит, которого я знал. Его большие серые глаза с длинными пушистыми ресницами – Чинтах еще называла их девчачьими – смотрели остро и пронзительно, ощупывая, не доверяя. На шее тонкая палладиевая цепочка – вещь для гнома столь же немыслимая, как и кокетливый бантик на макушке.

Мы крепко обнялись. Я пододвинул второе кресло поближе к огню, поставил на низенький столик две кружки и кувшин с элем – настоящим, нашим, хорверкским.

Мой славный приятель покинул Хорверк почти четыре десятилетия назад, не дожидаясь, когда придет время для визита в Храм Дара. Он всегда был немного странным… Нет, даже не так – отстраненным, словно ему было уготовано какое-то совершенно особое будущее, совсем не такое, как у других потомков Роракса. Не знаю, говорил ли он на эти темы с отцом, но Фралир, помнится, довольно рано перестал видеть в нем наследника, что меня немало удивляло. Вот уж о ком стоило вспомнить в том разговоре с Фионой о свернувших с пути своих предков!

Слушая рассказы о его путешествиях – долгом плавании к Бар-Кателю, морозных ночлегах на перевалах Дейронских гор, столичной суете Альдомира, – я все пытался угадать, что за путь избрал для себя увалень Лимбит. Что так влекло его в этой жизни? Что оказалось сильнее обычаев и крови?

Наконец я не выдержал:

– Слушай, если не секрет?..

– Да? – Он настороженно замолчал, видно, почувствовал, о чем я собираюсь спросить.

– Ты пойдешь в Храм Дара?

– Я был в нем.

Лимбит произнес эти слова очень мягко, словно пытаясь уберечь любопытного ребенка от дальнейших расспросов. И невольно улыбнулся, глядя на мою растерянную физиономию.

– Еще до отъезда. Ты просто никогда об этом не спрашивал.

Вот кочерыжка, а! Было бы удивительно, если бы я об этом спросил: в Храм Дара мы приходим в год своего сотого Дня терпения. И только потом те, кто хочет, отправляются посмотреть большой мир – уже зная свое призвание, уже определившись. Мог бы и сам ведь догадаться – мало кто уезжает раньше! Но чтобы так рано…

Это могло означать одно – Улыбку Крондорна. Выходит, судьба Лимбита была предопределена еще в момент его рождения, такое тоже бывает. Беххарт торжественно является в дом счастливой молодой пары и просит отнести младенца в Храм Дара. А потом клан устраивает многодневный праздник – чтобы все разделили с ним великую радость. Но что-то я не слышал, чтобы Лимбит…

– Сразу после рождения?

Пожалуй, мне стоило промолчать. Предназначение не та вещь, которую принято обсуждать с каждым встречным, а я пока не знал, как прошедшие годы повлияли на наши отношения. И станет ли этот Лимбит – изменившийся, совсем иной – моим закадычным другом.

– Ты приносил клятву Щита?

Вот тут я удивился второй раз. Наверно, когда-то эта клятва и значила что-то особое, но в наше время она превратилась в пустую формальность: защищать короля, защищать королеву, служить Хорверку… Смысл этой церемонии так и остался для меня таинственным. Она была очень величественной, красивой, но какой-то непоправимо древней, сохранившейся лишь в силу традиции. Никто же не неволит идти в Щиты, у нас нет никаких особенных привилегий – это обычная работа, как любая другая. Не хочешь быть Щитом – иди в ювелиры, сапожники, могильщики, да мало ли куда. Главное – никто не удивится, не бросит вслед косого взгляда.

Однако Лимбит явно вкладывал в свой вопрос какой-то особый, недоступный – пока недоступный – мне смысл.

– Да, конечно. А что?

– Помнишь там: «Клянусь хранить тайны моей страны…»

– «…как кобольды хранят тайны своего рода», – непроизвольно продолжил я. – И? Ты что, пришел устраиваться королевским палачом?

Я все еще пытался расшевелить Лимбита, обратить все в шутку. И в самом деле – какое должно быть у гнома призвание, чтобы делать из этого великую тайну?

Среди Фиониных книг я как-то откопал один фолиант, который меня весьма позабавил, – «Жизнеописание великих гномов от сотворения мира и до сего дня, с приложением отменных карт подгорных королевств, описанием потаенных сокровищ сего малого народца…» Ну и так далее. Не помню имени почтенного автора сего труда, но Фиона рассказывала, что там у них, наверху, он пользуется огромным авторитетом как самый главный гномознатец и советник Его Королевского Величества по всем гномьим проблемам. Я так смеялся, что она даже обиделась, – что ни страница в этой книжище, то сущий перл. Уж и не знаю, бывал ли сей достойный муж у нас в гостях и чем мы ему так насолили, но только к гномам он относился примерно так же, как к пчелам или бабочкам, – не особенно понимая, но и не слишком стараясь понять.

Так вот, в самом начале своего труда он сравнивал нас с муравьями – дескать, каждый гном знай себе трудится на благо своего клана и легко заменяем другим, была бы нужда. И вообще, якобы благо клана – для нас главное и любой первопроходец с удовольствием встанет к горну, ежели клан того захочет.

Полный бред. На первопроходца (равно, впрочем, как и на кузнеца) столько учиться надо, что только безумцу пришло бы в голову менять их местами. Другим, наверно, этого не понять: даже Шенни меня спрашивал, отчего мы так поздно отправляемся в Храм Дара, ведь гномы взрослеют лишь чуть-чуть медленнее, чем люди. Так оттого и не торопимся, что хотим прежде попробовать себя то в одном, то в другом, а не скакать потом, как блоха на веревочке.

Я это к тому, что едва ли кто станет напускать туман вокруг своего призвания. Не предназначения, а именно призвания, профессии. И то, что Лимбит пустился в такие пляски, меня весьма настораживало.

Но его ответ объяснил все.

– Хуже. – Лимбит не сводил с меня глаз. – Я – Толкователь…

Толкователь Снов… Я и не подозревал, что они еще остались! Это были гномы из преданий, вроде златокузнеца Цирта или Тушпа Врачевателя. Поднаторевшие в своем искусстве настолько, что порой переставали быть гномами – по крайней мере по духу.

У эльфов его называли бы начальником порубежной стражи. У людей – главой тайного сыска. Но это все не то – у нас не было ни порубежников, ни сыскарей. Толкователь всегда оставался невидимкой – до такой степени, что многие даже не верили в его существование. И уж конечно, не задумывались о том, кто его выбирает, кто обучает, кто помогает ему в работе.

И тут до меня дошло, что Лимбит не только остался моим другом – он доверял мне больше, чем другу. Скорее всего, даже Фралир не знал, кем стал его сын.

Мы помолчали. Настал мой черед рассказывать – не трудно было догадаться, что именно его интересует. И почему он вернулся домой.

Лимбит слушал внимательно, я бы даже сказал, расслабленно, не требуя никаких уточнений, не перебивая. Только потом я подумал, что он наверняка успел уже узнать эту историю и лишь воспользовался случаем, чтобы услышать ее еще раз, чуть по-иному – и спокойно подумать. Но стоило мне дойти до самого покушения, как все переменилось.

– Давай помедленнее, – тихо попросил он. – У нас есть Шенни, Фиона и эта непонятная фигура на заднем плане. Что вам удалось узнать про каждого?

Удалось нам, откровенно говоря, немало. В эти дни я осознал, что начал по-настоящему уважать Вьорка. Не просто любить – уважать.

Нет, не хотел бы я быть королем! Он сумел незаметно, без суеты сделать почти невероятное: и провести подробное расследование, и успокоить остальных гномов. Потому что если бы они поняли, что к любому в дом может ворваться незнакомый колдун и подчинить своей воле, что началось бы в Хорверке, трудно себе представить. Или, наоборот, легко – в первую очередь народ заставил бы Трубу выслать из королевства всех людей и эльфов. А уж во вторую стал бы думать, что делать дальше.

Вьорк же, едва оправившись от ран, сказал им ровно то, что они ожидали услышать, потому как и без него знали: раздвоенные – как стали теперь называть потерянный клан с нашей легкой руки – уготовили королю смерть, заколдовав Шенни и заставив его похитить Фиону. В тот же день Труба распорядился, чтобы у прохода в заброшенные туннели дежурило не меньше трех десятков воинов, которым были приданы несколько посыльных с пони и даже один из человеческих магов. Король также попросил Сориделя наложить на проход особое заклятие. Теперь, объявил Вьорк, враги не проникнут в Хорверк и можно больше не опасаться их мерзкой ворожбы. Придет время, и Хорверк сам нагрянет к ним в гости, да так, что мало не покажется.

Скажу честно, речь его – а в Чертоге по такому случаю собралось не меньше народа, чем на Фионину свадьбу – мне откровенно понравилась. Так и должен говорить король – громко и уверенно. А что он при этом думает – его дело.

Подумать же Вьорк тоже успел о многом. Харрту было предложено возглавить новую экспедицию к раздвоенным – тайную, но тщательно подготовленную. Недели через две – точной даты даже я не знаю – первопроходец должен собрать своих гномов у провала. Все они будут добираться туда поодиночке, ни слова не сказав никому из домашних. Его дарзами[10] король назначил, вопреки всем обычаям, Сориделя и Юнти из клана Врат – лучшего дипломата в Брайгене, срочно отозванного по такому случаю из Баль-Тэре при помощи того же Сориделя. Не сомневаюсь, что эльфы воспользуются этим как еще одним поводом для вечной и смертельной обиды, но сейчас, видит Крондорн, нам не до их ужимок.

Одновременно Вьорк распорядился, чтобы Терлеста и Крадира охраняли так, чтобы и мышь не проскользнула – вражеская мышь, конечно, с ядовитыми зубками. Здесь задачка была посложнее – окружить их вооруженной стражей много ума не надо, да только что подумали бы об этом те самые гномы, которым только-только король заявил, что никакой опасности нет и не предвидится. Поэтому специально отобранным Ланксом воинам из просто приятелей пришлось срочно стать близкими друзьями Крадира и Терлеста. О Фионе Труба тоже позаботился: просил одну ее вообще не отпускать. Мы для надежности решили ходить как минимум по двое, тщательно делая вид, что не в силах с ней расстаться. Ну а самого короля по-прежнему охраняли четыре его Щита – он оставался уверен, что этого вполне достаточно.

Хорошо, хоть Биримба куда-то запропал – одной заботой меньше. Но куда, кстати? По крайней мере, после того случая с Фионой мы его больше не видели. Кто-то мне недавно сказал, что он отправился в путешествие по землям других кланов; если так, то я мечтал бы, чтобы осмотр наших достопримечательностей задержал его как можно дольше. А в идеале – «что утонет утлый челн, тут все мечтают».

Я видел, насколько королю приходилось нелегко: обвал едва задел его, и все же Вьорк то и дело морщился от боли, наступая на правую ногу. Однако он не раздумывая преклонил колено перед лежащим на усыпанной цветами повозке забальзамированным телом Веденекоса: Труба понимал, что это лучший способ выразить послу свою благодарность, а заодно убедить весь Брайген в невиновности Шенни. Мы отсалютовали ему мечами, Фиона плакала, уткнувшись мне в плечо.

Так тен Веденекос удостоился Бер ани-ларт – прощания перед лицом рода, почести, которую оказывали лишь настоящим героям. Почти все население Брайгена высыпало на улицы, провожая его тело к крипте. Тогда мы еще не знали, что король Ольтании потребует вернуть тело посла на родину.

Пока траурный кортеж в сопровождении десятка воинов неторопливо продвигался к крипте, горожане взволнованно перешептывались: мало кто из них не заметил на груди Шенни, прямо поверх вышитого на его камзоле серебристого снежного барса, круглый палладиевый медальон размером с ладонь. Это тускло блестевшее колесо с черным бриллиантом вместо ступицы было высшей наградой Хорверка, которая вручается не чаще раза в столетие за особую доблесть, проявленную в бою. Мы понимали, что покойному дипломату уже нет дела до наших почестей, но это было то немногое, что мы могли для него сделать. В тот же день Вьорк своей властью объявил, что любого прямого потомка Веденекоса всегда примут в Хор-верке с распростертыми объятиями, а клан Чертога будет счастлив признать их своими приемными детьми.

Тем временем Айрант попытался восстановить последовательность событий, которая и привела в итоге к трагедии. Прежде всего, он еще раз убедился, что о готовящемся походе заранее не знал никто, кроме Вьорка, Терлеста, Крадира, Харрта, Сориделя и всех восьмерых Щитов, и это сразу поставило его в тупик. Теоретически нельзя было исключать возможности, что кто-то заметил двигающуюся к провалу колонну и успел предупредить раздвоенных, но лишь сугубо теоретически: стража у провала клялась, что мимо нее никто не проходил, да и скачущего во весь опор гнома наверняка заметили бы.

И все же у раздвоенных явно были союзники внутри Хорверка. История с записками Веденекоса так и осталась загадкой: Айрант выяснил, что их приносил Втайле некто Варр из клана Чертога, бывший с Шенни в хороших приятельских отношениях, однако самого Варра нам найти не удалось, он как в воду канул. Айрант даже заподозрил, что и здесь была замешана магия – Варром притворился кто-то из раздвоенных, – но, по зрелому размышлению, вынужден был от этой идеи отказаться: едва ли гномы из потерянного клана так хорошо знали Брайген, чтобы никого не насторожить, да и почерк в записках был подделан кем-то, не раз видевшим причудливые завитушки, которые оставляла на бумаге рука Веденекоса. Заодно мы выяснили, что сам он не имел к этим запискам никакого отношения – почерк был очень похож, но лишь до такой степени, чтобы ни Фионе, ни Втайле и в голову не пришло сравнивать его с теми документами, которые хранились в двух шагах от них в королевском архиве.

Как оказалось, Фиона не пошла прощаться с Вьорком только потому, что поверила записке, и здесь для нас было одно из самых узких мест во всем расследовании. Почему заговорщики так старались, чтобы она не увидела мужа в тот вечер? Чему это могло бы помешать? Единственное, что я мог придумать: они опасались, что Труба позовет королеву с собой, что тут же разрушило бы все их планы.

Вместо этого после седьмого колокола Варр через Втайлу передал Фионе новую записку: Веденекос раскрыл заговор и просит ее срочно прийти к нему домой. Разумеется, втайне от всех. Предупредив Втайлу, но ничего не сказав Щитам, Фиона кинулась к послу. После историй с Биримбой это могло показаться верхом легкомыслия, но у нее не было никаких оснований не доверять другу Веденекоса, да и мало ли какие у человеческого посла могли быть секреты от Щитов, считавшихся как-никак слугами короны. Как и следовало ожидать, до резиденции Шенни она не добралась. Время было позднее, народу на улицах дикого – не зря же Вьорк отправился в путь ближе к вечеру, – и где-то по дороге… Что там произошло, Фиона толком не помнила. То ли ее кто-то окликнул, то ли она просто потеряла сознание, но очнулась она уже в руках у Веденекоса. Никакой фигуры за их спинами она не видела, поглощенная единственной мыслью: не допустить, чтобы муж кинулся ей на выручку. А потом начался камнепад, и ей совсем уж стало ни до чего…

После возвращения в Хорверк Харрт полдня просидел в одиночестве, собираясь с мыслями и раз за разом прокручивая в голове события того дня. Он оказался единственным из спутников Вьорка, кто видел раздвоенных раньше, и мы очень надеялись, что ему удалось подметить нечто, ускользнувшее от внимания остальных. Но и тогда он не смог нам однозначно сказать, действительно ли таинственный колдун был одним из раздвоенных. По росту – очень похоже, а вот по голосу – едва ли. И Заттар, глава потерянного клана, и его посланник говорили с нами совсем по-другому: в их речи слышался сильный акцент, однако они не коверкали слова так, как коверкал их колдун. С другой стороны, что нам мешало предположить, что Заттар, как и один из его придворных, по каким-то причинам еще помнил, как звучит правильный гномий, хотя и в несколько архаичном его варианте, а остальные давно уже разговаривали между собой на своем диалекте. Тогда становилось понятно, почему колдун изъяснялся так странно, – его вообще могли научить лишь паре подходящих фраз, в надежде, что ему не придется вести настоящие переговоры, а если вдруг и придется – это отлично сделает за него заколдованный Веденекос.

Никто – даже Фиона – об этом не знал, но нам пришлось оставить Сориделя на пару часов наедине с телом Шенни. Работа с остаточными следами волшебства – по крайней мере, так мудрено он выразился – весьма непроста, но маг и тут не подкачал. Правда, ничего нового мы не узнали: Веденекоса действительно заколдовали, подчинив не только его тело, но и мысли. Лишь в последний момент Сориделю удалось ослабить чары, и Шенни воспользовался этим, чтобы спасти жизнь Фионе. Да и Вьорку, конечно: подойди король поближе к Веденекосу, от него бы мало что осталось.

Когда я закончил свой рассказ, кувшин с элем давно уже был пуст и огонь в камине почти погас. Подбросив пару полешек, я с надеждой посмотрел на давнего друга: если уж и Толкователь окажется неспособен разгадать эти наши загадки…

– Поужинаем? – подмигнул мне Лимбит.

Я мысленно проклял все на свете: хлебосольный хозяин, нечего сказать! Извинившись, я вылетел на кухню. И вот уже два сочных куска мяса со специями шкворчат на сковородке, горка пухлых лепешек того и гляди рассыплется по подносу, кувшин вновь полон темным элем. Лимбит довольно крякнул, и на время все тайны оказались отодвинуты в сторону. Мы просто болтали – о Фра-лире, Вьорке, Чинтах и, конечно же, о бабушке Хрунде, чьи пирожки Лимбит не забыл бы и за четыре века…

И лишь когда посуда была свалена горкой на маленьком столике в углу – лашши-то у меня в Брайгене нет, как нет и своего дома, – Лимбит вновь вернулся к нашим приключениям.

– Ты говорил, что после той истории с Биримбой вы стали присматривать за Фионой пуще прежнего? – задумчиво пробормотал он. – И как же тогда, интересно знать, она сбежала?

Я не сдержал улыбки – Толкователь сразу нащупал в моем рассказе слабое место. Да только и мы не первой плавки – этот вопрос Айрант задал мне еще три дня назад.

После прогулки в Старую столовую мы хотели попросить Фиону отдать нам ключ от потайной дверцы. Но королева же не пленница, чтобы замуровывать ее в собственных покоях! Мы понадеялись на ее разумность, да и она сама клялась потом, что если бы письмо было не от Веденекоса… В итоге теперь ключик покоится где-то в недрах сундуков Вьорка.

Лимбит, по-прежнему весь в своих мыслях, покивал головой, но видно было, что мой ответ его не удовлетворил.

– Дом Веденекоса осматривали?

– Ты забыл закон? – удивился я. – Опечатали, как положено. Прибудет новый посол, пусть сам и разбирает его бумаги.

Толкователь хмыкнул, но промолчал.

Узнав, что Лимбит не стремится показываться в Брайгене, я предложил ему остановиться пока у меня и поздней ночью позвал в гости Вьорка. Мы проболтали почти до утра, а после третьего колокола король уже собрал у себя Фиону, Сориделя и всех Щитов.

– Есть идея! – Глаза его хитро блеснули. – Заговорщики нас знают, а мы их – нет. Предлагаю сделать так, чтобы все было наоборот.

Все, кроме Фионы, посмотрели на него с уважением, явно пытаясь переварить эту непростую идею. Фиона же прямо спросила:

– Ты что имеешь в виду?

Терпеть не могу ее торопыжничество – сказали тебе умную мысль, так подумай, подумай! Но Вьорк, кажется, не обиделся. Привык, наверно.

– Вы можете превратить кого-нибудь из нас в Фиону? – Это он Сориделю.

Маг аж закашлялся.

– Внешне, внешне, – успокоил его Вьорк. – Мне думается, пора перехватить у них инициативу. Сколько можно сидеть и ждать, когда и как они нанесут следующий удар? Так недолго и королям Ольтании уподобиться!

Фиона слегка покраснела. Но Вьорк совсем не стремился ее задеть – это он от неуклюжести. Ольтанские короли издавна были в Хорверке излюбленными персонажами шуток и баек. Как же надо довести свой народ, чтобы ежечасно дрожать в ожидании покушения, приставлять к столу специального человека, который пробовал бы все блюда (а не подсыпал ли кто своему обожаемому монарху яда?), допускать во дворец только придворных… Странные, безумные люди… Неужели ольтанцам не приходит в голову, что их вон сколько, а король один, и если бы все навалились?.. Зато короли об этом наверняка не забывают и постоянно ищут, как бы себя обезопасить. То придворного мага просят изобрести защиту похитрее, то к жреческим Орденам за помощью обращаются. Им, наверно, и править-то толком некогда. А что – вот я не смог бы спокойно управлять, если бы каждую секунду только и старался бы угадать: а не скрывается ли кинжал под плащом господина канцлера? А не подкупил ли кто мою верную стражу? А не кланяются ли подозрительно низко моему старшему сыну?

Я вообще не понимаю, как у них там в Ольтании живут. Вон Даларх рассказывал, в Тильясе после заката солнца во многих кварталах и на улицу не выйдешь – ограбят. В Консулат без подарка не сунешься – засмеют Зайдешь в храм – и там, если монетку не бросишь, будешь ловить на себе косые взгляды.

Интересно, люди когда-нибудь пробовали жить по-другому – как мы, например? Грабить-то на большой дороге много ума не надо – так ведь и тебя потом любой ограбить может. Не разбойник, так наместник. В чем выгода-то? И в чем удовольствие, когда все – от короля до последнего нищего – дрожат за свою жизнь?

Пока я размышлял, остальные успели заверить Фиону, что Труба совершенно не имел в виду ничего оскорбительного, и углубились в обсуждение его плана. По большому счету, я ничего не пропустил: король пытался убедить их ровно в том же, в чем вчера мы с Лимбитом с трудом убедили его самого: с заговорщиками можно бороться только их собственным оружием.

Если они делают ставку на обман, надо, в свою очередь, попытаться их обмануть. Если они выжидают удобный момент для покушения, надо предоставить им такую возможность – но так и тогда, как это будет удобно нам. Знай мы, где раздвоенные нанесут удар, не составило бы особой проблемы отрезать им все пути к отступлению, и сейчас нам не пришлось бы гадать, кто этот колдун в плаще и куда он делся.

Лимбит заметил, что уже дважды в планах заговорщиков присутствовала Фиона – два раза из трех, если считать гвизарму первой попыткой покончить с Вьорком. И даже если допустить, что маг, прочитавший мысли Крадира, прикинулся королевой совершенно случайно, единственно для того, чтобы сбить нас с толку, то при втором покушении ей отводилась главная роль. Исходя из этого, Лимбит предложил, в первую очередь, подставить заговорщикам именно Фиону – вернее, одного из нас в ее образе. И только потом, если они не клюнут, начать ловить рыбку на самого короля.

Звучало все это убедительно, по крайней мере вчера вечером. Настолько убедительно, что ни я, ни Труба не задали Лимбиту простого вопроса: а почему бы не начать сразу с Вьорка? Объявить шепотом по всему Брайгену, что король с небольшой охраной отправляется в какое-нибудь подходящее место – подходящее для того, чтобы с ним покончить, – и дело с концом. Да только не надо быть Толкователем, чтобы догадаться: Вьорк никому не позволит им прикинуться. Если уж необходимо сунуть голову в пасть дракону, он сделает это сам, без всяких заместителей. А вот настоящую Фиону на такую прогулку никто не отпустит – хотя бы потому, что она рискует не узнать заговорщиков ни в лицо, ни по голосу. К тому же если Фиона денек тихонько посидит в своих покоях, никто не умрет. Не в том смысле, конечно, что и она в живых останется, а в том, что девять жителей Брайгена из десяти один день без нее, так уж и быть, обойдутся. А вот лишаться даже на день короля нам бы не хотелось – в такое-то время.

Была у Лимбита и еще одна мысль, которой ему с Вьорком волей-неволей пришлось поделиться, рискуя навсегда с ним рассориться. Толкователь подозревал, что за спинами заговорщиков логично было бы стоять или Терлесту, или Крадиру. Ни разу не покушались на всю королевскую семью разом – только на одного Вьорка или Вьорка с Фионой, тогда как наследники неизменно оставались вне опасности: им не пытались ни дарить гвизармы, ни устраивать обвалы. Магическое нападение на Крадира заставляло в большей степени заподозрить Терлеста – он был ближе к трону. Однако реальной-то угрозы для жизни младшего сына короля, как выяснилось, не было, а это означало, что такое «покушение» он мог подстроить и сам – как раз для того, чтобы отвести подозрения.

Именно поэтому на первом этапе Терлесту с Крадиром предстояло оставаться не у дел – Вьорк не пригласил их к себе сегодня утром и предупредил всех, что до поры до времени оба наследника должны пребывать в полном неведении относительно наших задумок. Однако на самом деле нам предстояло выбрать удобный момент, чтобы «случайно проговориться» о том, куда направится «Фиона». Раздваивать ее мы не рискнули, чтобы не плодить лишние сложности, так что решено было, что в первый раз «проговариваюсь» я, беседуя с Крадиром. А во второй – Вьорк, с Терлестом.

Для нас с королем ход мыслей Лимбита был настолько не гномьим, что мы только диву давались! Впрочем, и заговорщики действовали нетрадиционно, то и дело прибегая к магии, – и здесь Толкователь, долгое время проживший во внешнем мире, оказался незаменим: для него магия была естественным оружием, о котором не стоило забывать и которым не следовало пренебрегать.

Самым трудным оказалось придумать, как подставить «Фиону», чтобы это выглядело естественно, – ведь ее должны были охранять как минимум два Щита. Именно это мы и пытались сейчас придумать.

– А не покататься ли ей с горок?! – осенило Айранта.

В первое мгновение я подумал, что он имеет в виду все тот же Северный склон – неплохой способ покончить с королевой, не дожидаясь, пока подоспеют заговорщики. Впрочем, если королевой будет кто-то из нас…

– С малышней? – подхватил Стради.

Так вот они о чем! На поверхности, неподалеку от Сада есть место, которое мы называем Гнилым Зубом, – обрушившаяся скала саргов в двадцать высотой с удобным пологим склоном. Лет до восьми-девяти каждый из нас мог пропадать там дни напролет – широкая седловина у подножия Зуба позволяла родителям не волноваться, что мы разобьемся. Нам же казалось, что лишь тот, в чьем сердце живет настоящее бесстрашие, способен сесть на край Зуба, оттолкнуться – самое сложное заставить себя не просто отпустить руки, а именно оттолкнуться, словно сбросить самого себя со скалы, – и полететь вниз в снежном вихре… Все быстрее и быстрее, так чтобы уже не остановиться, даже если струсишь. Уже годам к десяти Гнилой Зуб стал для меня маленьким, игрушечным, совсем не страшным. И лишь много позже я почувствовал, чтo в глубине души завидую ребятишкам, которым он дарит столько радости…

– Фиона их всех передавит, – покачал головой Цорр. – А если мы разгоним детей, едва ли там появится кто-то из заговорщиков.

Королева фыркнула – наверно, тоже представила, как огромная тетушка Фиона давит крошечных гномьих детишек.

– Не разгоним, – поправил его Айрант. – А попросим чуть-чуть подождать. В седловине всегда много народу – кто играет в снежки, кто ждет своей очереди подняться на Зуб. Там же мамаши и папаши, которые за ними присматривают, няньки, собирающиеся в кружок поболтать, – в хорошую погоду любой заговорщик среди них легко затеряется. Да и понятно будет, почему Фиона ненадолго осталась без Щитов – вы же не можете лететь с горки втроем сразу. Только не надо изображать, что вы специально шли туда покататься. – При этих словах Фиона снова фыркнула. – Вышли подышать свежим воздухом, королева расшалилась, вскарабкалась на горку… Ну, дальше сами сообразите.

– Не будет ли нескромностью с моей стороны узнать, кто станет этой самой королевой? – перебила его Фиона. – А то вы так тут болтаете, как будто меня с вами нет.

– Выбирай! – щедро предложил Вьорк, радуясь, что она не стала с ним спорить:

– Только учтите, моя королева, – пряча лукавую улыбку, добавил Соридель, – что я не глава Созвездия[11]: у вас и У этих почтенных гномов несколько разные… гм… манеры. Хотелось бы, чтобы ваш… э-э… избранник сумел хотя бы чуть-чуть в вас перевоплотиться. Если королева вдруг начнет косолапить и через слово поминать Наковальню Крондорна, не знаю, как заговорщики, а вот лекари точно насторожатся…

Нет, каково, а? Значит, ему кажется, что мы косолапим! Впрочем, в чем-то он, несомненно, прав: так уж вышло, что разгуливать в юбке и мило улыбаться по поводу и без повода Щиты и впрямь не обучены. Ох, не завидую я тому, кто станет изображать Фиону!

– Что ж… – Королева не торопясь обвела нас взглядом, и все, кроме Вьорка и Сориделя, постарались, как мне показалось, сделаться меньше и незаметнее. Рисковать жизнью – это одно, но рисковать жизнью в женском платье!..

– Итак, любой из восьми Щитов, – подытожил чародей. – Едва ли мы предпочтем погубить короля вместо королевы, а я уж, простите, в это время буду занят совсем другими делами.

– Тогда… пусть это будет Мэтт! – выпалила Фиона.

Я ведь чувствовал, чувствовал, что к этому все и идет! Вот вредина, а? Едва ли во время первой же прогулки заговорщики нападут – даже если «королева» начнет спускаться по ведущей из седловины лесенке, не дожидаясь Щитов. Там неплохое место для засады – почти сразу начинаются горизонтальные штреки, часть из которых сейчас не используется, но ведь такую засаду надо еще организовать! А мы с Лимбитом договорились, что во время первых двух прогулок по Брайгену «королева» останется одна внезапно, как бы случайно – иначе ни Терлеста, ни Крадира невозможно будет толком проверить. И только на третий раз мы дадим заговорщикам шанс подготовиться заранее.

И все же спорить я не стал – если уж что ей в голову втемяшилось…

Через пару часов мы с Сориделем встретились у Фионы, и он попросил оставить нас вдвоем в ее спальне. Трусом я себя никогда не считал да и с магией более или менее знаком, но предательский холодок то и дело пробегал по спине: шутка ли, ведь я сам стал объектом применения чар, как выразился Соридель. И каких чар! Могу себе представить, сколько колдовства нужно, чтобы превратить упитанного гнома в тростинку-принцессу!

Я был слегка удивлен, что все прошло так гладко. Я ждал, что вот-вот захрустят мои косточки, но маг ограничился тем, что пробормотал несколько слов на каком-то варварском языке – не иначе на эльфийском – и сделал пару пассов руками.

– Так и будем столбом стоять? – ехидно поинтересовался он.

– А что, уже? – не поверил я. – Я ведь даже ничего не почувствовал.

– Хочешь что-нибудь почувствовать? – мрачно пробурчал он. – Это мы мигом.

– Нет-нет, спасибо уж, – быстро ответил я, – как-нибудь обойдусь.

– Тогда одевайся. – Соридель показал на кучу сваленной на кровати Фиониной одежды. – Только старайся на себя не глядеть.

Признаться, это было очень нелегко – не смотреть на самого себя. И когда из рукава вдруг вынырнула хрупкая бледная рука, мне стало немного не по себе.

– Я же просил! – укоризненно проворчал маг. – Ладно уж, давай помогу.

Дальше все пошло как по маслу: я увлеченно разглядывал орнамент на ковре, а Соридель, занимавшийся моим туалетом, командовал:

– Левую руку вверх… теперь правую. Хорошо, стой смирно.

– Ой!

– Это булавка, ничего страшного. Теперь немного наклонись вперед… влево…

Клянусь бородой Роракса, такого количества тряпок одновременно я в жизни на себя не напяливал! Фиона с утра подробно рассказала нам, что куда и как надевается, не исключая корсет, от которого я наотрез отказался. Шутка ли – тебя утягивают шнурками, а ты терпи, улыбайся да еще получай удовольствие от катания с горки!

Когда Соридель закончил, на кровати валялось еще несколько предметов неизвестного нам назначения. Но мы оба уже употели их на меня напяливать – и в прямом, и в переносном смысле. Маг решил, что сойдет и так.

Когда я вышел из спальни, Фиона ахнула, всплеснула Руками и крепко расцеловала смущенного мага – и только тогда я поверил, что ему все удалось. Правда, потом мы еще долго поправляли то сползающие чулки (оказывается, их надо было прикреплять подвязками, а мы и позабыли), то норовящий перевернуться задом наперед шейный платок.

Щиты, отойдя от потрясения, принялись надо мной подтрунивать, и было над чем. Чувствовал я себя не очень уверенно: тело было совершенно чужое, даже дышать было неудобно. К тому же постоянно помнил, что Фиона гораздо изящнее самого изящного гнома и, пожалуй, многих гномих. И чтобы походить на нее, надо в три раза меньше размахивать руками, делать шаги в два раза короче, не орать, как Труба в Чертоге, и еще много чего «не». Два часа у меня ушло на то, чтобы научиться сносно ходить и даже бегать.

Наконец я натянул на себя мягкие женские сапожки и нахлобучил изящную шапочку с двумя лисьими хвостами, которые упорно лезли мне в рот и ни в какую не хотели мирно улечься за спиной. Перед самым выходом я все же не удержался – глянул в зеркало. И остался собой доволен: на меня смотрела самая настоящая Фиона, только в глазах ее металась такая растеренность, какой у живой Фионы я вовек не видел. Тьфу ты, так ведь и опозориться недолго! Собравшись с силами, я постарался прогнать эту растерянность куда подальше, и Фиона в зеркале послушно набычилась, как перед дракой на кулаках. Эх, тоже не то…

– Я же тебя предупреждал – так и тронуться недолго! – оттащил меня от зеркала Соридель, но я думал уже о другом.

Если меня так легко превратить в Фиону, то ведь и той ночью… Как же мы сразу не догадались, что, конечно же, не Фиона напала под утро на Крадира, а некто, кому точно так же придали ее внешность. Да, Фиона показала мне платье. Да, Лимбит потом доказал нам, что это была не она. И все-таки предательская мысль нет-нет да и закрадывалась. Уж слишком много совпадений.

Эх, и натерпелась она от наших подозрений. Но до недавнего времени мы слишком редко сталкивались с колдовством, чтобы столь простое объяснение сразу пришло на ум. Что ж, кто-то явно решил исправить такое положение дел…

Недолгий путь до Гнилого Зуба обернулся сущей пыткой – я изо всех сил изображал легкую походку, снизу дуло, непривычно тонкая подошва сапожек создавала полное ощущение, что я шлепаю по Брайгену босиком, а постоянные шуточки Гвальда и Стради вызывали сильное желание сорвать с себя эту дурацкую шапку и дать ей им по голове. Встречавшиеся по дороге гномы здоровались со мной совсем по-другому, не так, как с Мэттом, и я чувствовал, что многие из них относятся ко мне как к собственным детям. Хорошо еще, что маг не забыл про голос – правда, говорить я старался поменьше: никогда не обращал внимания, что и кому говорит при встрече Фиона. Вообще-то, надо было, конечно, подготовиться получше – не забыть бы предупредить об этом, когда все закончится.

Как мы и договаривались, оказавшись у подножия Гнилого Зуба, я захотел покататься, а Стради попросил малышей не путаться под ногами. Но они и без того смотрели на меня в полном восхищении – разговоров о моем появлении на горке хватит им теперь до конца дня!

А вот мне насладиться снежным вихрем не удалось – все закончилось слишком быстро. Да, в детство так просто не вернуться…

Помахав рукой Щитам, я крикнул: «Догоняйте!» – и нырнул на лестницу. Один пролет, второй, третий. Никого. Так я и знал: никому-то я не нужен. И тут…

– Фиона! – тихо окликнули меня из темного штрека.

Уж и не знаю, что сделала бы настоящая Фиона: взвизгнув, припустила бы вниз по лестнице или полезла бы посмотреть, кто там ее зовет. Впрочем, скорее всего она дождалась бы Щитов.

– Да? – настороженно ответил я, постаравшись, чтобы в голосе прозвучал легкий испуг.

– Старых друзей не узнаешь?

Кто же вы такие, старые друзья? По крайней мере мне голос был не знаком.

– Пока нет.

– Надо поговорить. – Я прямо почувствовал, как неизвестный мотнул головой в сторону штрека. – Думаешь, если мы простили, что ты не смогла придушить Крадира, то простим и твою шуточку с Шенни? Забыла, как обещала, что к сегодняшнему дню уже будешь богатой вдовой? Так мы тебе напомним.

И показавшаяся из темноты рука изо всех сил дернула меня в глубину штрека.

Глава II

28 адлари


Неужели это Шенни? Но радость моментально сменилась страхом: как такое может быть?..

Почему он держит меня?

Кто стоит за моей спиной и, как-то странно коверкая слова, отдает приказы?

За мгновение тысячи вопросов вихрем пронеслись в моей голове.

Я плохо помню, что было дальше. Страшный грохот, хочется зажать уши, но руки за спиной. Сверху наваливается что-то тяжелое…

И я стала молиться – как никогда. Я просила Крондорна, чтобы он оставил Вьорка в живых. Неужели он все-таки услышал меня?..

Но никто не просил богов за Шенни. Ни Меркар, ни Ашшарат не защитили его.

Не могу поверить, что он мертв. Иногда ловлю себя на мысли, что собираюсь к нему пойти… Куда? В холодную крипту, к его набальзамированному телу?

После положенных десяти дней траура его отправят на родину, в Ольтанию. Втайла не может с ним расстаться и проводит в крипте большую часть времени. Теперь он принадлежит ей.

Порой думаю, что это я во всем виновата. Ну почему, почему я не догадалась, что Шенни держит меня не по своей воле! Хотя если бы и догадалась…

Нет, тогда бы я наверняка молилась Меркар. За него. За его жизнь. Но разве боги откликаются на каждую молитву? Да полно, слышат ли они нас? Не знаю. Опять вопросы, вопросы без ответа.

Почему, Меркар? Неужели он плохо служил тебе? Или это наказание за то, что он дружил с гномами и уважал их? Неужели ты так жестока?

Почему, Ашшарат? Ты знаешь, что он был любим. Ты знаешь, что, умирая, он унес с собой частичку другого человека.

Нет, не человека. Гномихи.

На Втайлу страшно смотреть. Она стала совсем прозрачной. Стеклянной.

Впрочем, что богам до нас? Наверно, и мне, и Вьорку просто повезло. А Шенни – нет. И ни мои, ни Втайлины молитвы его бы не спасли.

Вьорк сказал, что Шенни закрыл меня собой. И что он поступил так, как должен был поступить любой на его месте…

Сколько еще предстоит испытаний? Я чувствую, что они не закончились.


1 кналлари


Потушила в спальне светильники, зажгла свечи. С ними уютнее. По углам – странные тени. Можно фантазировать: тень от вазы с цветами – невиданный дракон, тень от плаща, переброшенного через спинку стула, – старая волшебница… А я – прекрасная принцесса, живущая в заколдованном замке.

В Ольтании есть поговорка: «Каждая судьба мечтает превратиться в сказку, каждая девчонка – в принцессу». Я родилась принцессой, но при этом мне часто казалось, что я – ненастоящая. И то, что я появилась на свет в королевской семье, просто случайность.

Настоящие принцессы – красивые, слегка капризные особы. Не так, как я, а действительно слегка. Они изящны во всем, они не лазают по крышам и не носятся по полям и лугам, а целыми днями примеряют новые платья и мечтают о прекрасных принцах.

Потом он появляется – какой-нибудь прекрасный принц, – и принцесса становится королевой.

Им, принцессам, на роду написано стать королевами. Чтобы подданные восхищались их неземной красотой.

Бывали, конечно, исключения – когда королевы правили сами, и подданные ценили их и поражались уму и дальновидности, а не только изящным чертам лица да изысканным нарядам. Но это такая редкость!

Я не думала не гадала, что стану королевой. Но когда это произошло, дала себе слово, что не буду сидеть сложа руки. Да и не вышло бы у меня это. Другое дело, что Вьорк поначалу боялся мне доверять хоть что-то ответственное. Но после того как я написала для него речь, он стал куда внимательней прислушиваться ко мне.

Только я все время перебарщиваю. Что за геройство – одной тащиться в заброшенные подвалы, распутывать заговор – неясно, мнимый или существующий! Мне было очень интересно, и я казалась самой себе ой какой умной, догадливой, смелой… Но если честно – это просто ребячество. Не стоило мне впутываться. Сотый раз говорю себе: не стоило. Все могло бы пойти по-другому. Возможно, сиди я тихо, заговорщики не обратили бы на меня внимания. И тогда, быть может, Шенни остался бы в живых. Нет, не буду об этом. Всякий раз при воспоминании о нем меня охватывает такое чувство вины… Я не могу спокойно об этом писать.

Сегодня утром я снова взялась за рукоделье: принялась вышивать. Противные розочки давно надоели, и теперь я старательно, стежок за стежком, изображала битву при Тильясе – так, как она мне представлялась. Правда, гномы получались все на одно лицо. Ну да не беда – люди тоже.

Когда в спальню вошла Втайла, я корпела над силуэтом Вьорка. Мне хотелось посадить его на коня, чтобы он выделялся из толпы. Но тогда бы я погрешила против истины – гномы сроду на лошадях не воевали. Пришлось сделать его самым большим гномом. Явного сходства мне не добиться, может, хоть так догадаются. Эх, что-то у меня не выходит…

– Втайла, ты не посмотришь на мою битву при Тильясе? Похоже?

– Хм-м… Ну, в общих чертах… А что ж ты Вьорка-то так?

– Ну ты же сразу догадалась! Вот чтобы и другие так же…

Она задумчиво провела пальцем по шитью.

– Давай-ка вот здесь распори, а стежки помельче сделай. Вот тут нитку надо бы потоньше. Да, гномы у тебя какие-то невыразительные…

Хорошо белошвейке рассуждать, где какая нитка должна быть! А я так старалась…

Заметив, что я насупилась, Втайла поспешила меня подбодрить:

– Зато крепость очень красиво получилась. Кстати, а это что за странная фигура? Почему у нее руки к небу тянутся?

– Дар Криден, знаменитый маг. Это он у меня так колдует… Если бы он не погиб, еще неизвестно, как бы все…

Я прикусила язык, но Втайла, к счастью, заинтересовалась совсем другим:

– Дар? Странная приставка…

– Странная? Да отчего же?

– Его кто-то заметил? «Дар» – это ведь по-ольтански «заметный»?

– Можно сказать, заметили, – улыбнулась я. – Или отметили.

– А кто и за что? Император? Неужели за военные заслуги?

– Сначала боги, а потом уже император.

– Подожди, – взмолилась Втайла, – как это – боги? Я всегда думала, что дворянство выдумали вы, люди.

– Кто выдумал, не знаю. Только настоящее дворянство еще от Арвианской империи осталось. Взять тех же Веденекосов – знатный вполне род. Небогатый, правда, но знатный. Вот смотри, – пояснила я, чувствуя, что Втайла окончательно запуталась, – если у вас гном отличается в бою или на королевской службе, его ведь награждают? Так и у нас награждали – дворянством. «Айн», «тен» – это все староимперские дворяне и есть. А вот приставку «дар» могли добавить к своему имени лишь те, кого наградили сами боги – колдовским даром.

– Но ведь Империи-то вашей нет давно? – покачала головой Втайла.

– Империи нет, – невольно начала раздражаться я, – а дворяне есть. Ольтания-то их всех признала.

– Эх, только люди могли такое удумать – ценить одних магов или воинов больше других за одно то, что их предки обладали каким-то особым талантом. – Втайла покачала головой.

– Не совсем так. – Мне не хотелось, чтобы Втайла плохо думала о людях. – Маги должны были совершить что-нибудь великое.

– А Кридены что такого совершили?

– Да кто же это помнит? – удивилась я. – Говорю же тебе: еще при Империи это было…

Мне было слегка досадно, что Втайла такого невысокого мнения о людских обычаях. Но и я впервые в жизни задумалась над тем, что действительно странно как-то получается: прапрадедушка отличился, скажем, на поле битвы, стал центурионом, получил дворянство. А праправнучек пожинает плоды: помыкает крестьянами, от которых сам недалеко ушел, и за их счет как сыр в масле катается.

Отвлекаясь от этих мыслей, я поспешила похвастаться:

– Знаешь, я одну из дар Криденов своими глазами видела – страшненькая такая старушенция.

Действительно, у Нельда при дворе жила древняя старуха, которую звали дар Криден. Сомневаюсь, что она была на что-то способна, но рассказывали, будто когда-то ее боялись не на шутку.

Втайла покосилась на меня неодобрительно и вернулась к вышивке.

– Слушай, а с какой это радости у тебя все люди верхом на лошадях?

– Ну как же, равнина – значит, там были конники… Втайла изумленно взглянула на меня.

– Я думала, ты знаешь историю лучше меня. В битве при Тильясе ведь почти что одна пехота сражалась! Были, конечно, всадники – командиры, была одна конная сотня… Но отнюдь не все!

Пришел мой черед удивляться.

– Откуда ты знаешь?

– Ну, я прочла пару книжек… тен Парендоса, например… Да и не так давно битва-то была – отца тогда дважды ранили, а ему к тому времени уже пять сотен стукнуло.

– Твой отец там был?!

– Да пол-Хорверка там было!

Я замолчала. Втайла, сделав еще пару замечаний и показав, как держать пяльца, чтобы лучше удавались особо сложные стежки, ушла. Думаю, опять в крипту – в холодную пещеру на несколько этажей ниже дворца…

Мне кажется, Втайла оживает только в чьем-то присутствии, и то через силу. В этой крипте теперь вся ее жизнь. Вот и с этим вышиванием – раньше бы она сама ко мне подошла, помогла бы, мы бы вместе посмеялись над тем, что я всех людей на коней посадила, а сейчас – куда там. Подошла лишь потому, что я ее попросила, а на самом деле ничего ей не интересно.

Тиро говорит, что, когда тело Шенни отправят на родину, ей полегчает. Да только я в это не верю. Надо что-то придумать, как-то помочь ей.

Скоро примчался Сетр: меня звал к себе Вьорк. Оказывается, сегодня утром из Ольтании прибыл новый посол.

Еще месяц назад я бы, наверно, написала: «из дома». Но не теперь. Мой дом – Брайген.

Посла принимали официально, в Чертоге. Зовут его Сивард айн Раткнор. Поначалу он мне очень понравился: держится с достоинством, но скромно, ответы его в меру остроумны, в меру любезны, и сам он довольно симпатичный. Хоть он и граф, при дворе Нельда я с ним не встречалась.

Раткнор только вручил Вьорку верительные грамоты, как муж сразу пригласил его на обед в свои покои, где мы и встретились.

Вьорк был сама любезность:

– Как поживают король и его супруга? Не виделись ли вы случайно перед отъездом, дорогой граф, с родителями моей жены?

– Его Королевское Величество и ваш батюшка, – Раткнор с улыбкой склонил голову в мою сторону, – пребывают в добром здравии, как и их супруги. Однако и государь мой, и его двор весьма скорбят о безвременной потере мессира Шенни тен Веденекоса – опытного и умелого дипломата, немало сделавшего для поддержания с вами, сир, – он слегка поклонился Вьорку, – мирных и добрососедских отношений. Его Величество уже распорядился начать приготовления к торжественному погребению и был бы не против, – посол помедлил, словно подчеркивая второй, скрытый смысл своих слов, – если бы в похоронном кортеже присутствовал кто-то из гномов, могущих пролить свет на весьма таинственные обстоятельства гибели благородного мессира тен Веденекоса.

То ли я отвыкла от такой велеречивости, то ли мне не понравилось, что он так говорит о Веденекосе, которого на самом деле при дворе Нельда не особо жаловали, но только в его словах мне почудилась какая-то неискренность.

– Безусловно, мы пошлем кого-нибудь сопровождать тело Шенни на родину, – ответил муж. – Иначе и быть не может.

Но я видела, что посол немного его озадачил. Кого посылать-то? Да и подробности Нельду пересказывать, мягко говоря, не хочется. Мало ли что он подумает, если поймет, что на Вьорка было совершено самое настоящее покушение! Да, надо хорошенько поразмыслить, кого отправить в Ольтанию и что он там должен будет рассказать.

Учтивый разговор ни о чем продолжался еще некоторое время. Я заскучала и встрепенулась, лишь когда Вьорк неожиданно спросил, не был ли Раткнор случайно знаком с Биримбой.

– Этот почтенный господин прибыл в Брайген лет десять назад, а до того был, по его словам, весьма известен в Альдомире, – уточнил муж.

– Ни разу не слышал такого странного имени, – все с той же учтиво-медвяной улыбкой ответил Раткнор. – Он вообще человек?

– Да, из людей. Он маг, притом весьма недурной.

– Десять лет назад… – прикинул посол. – Я в те времена пребывал по поручению Его Величества в Кертале, так что слава господина Биримбы могла пройти мимо меня… Не припомните ли, какого он рода?

– Рода? – хмыкнул муж, точно лишь сейчас ему пришло в голову, что у Биримбы могла быть семья. – Представления не имею. Никогда этим не интересовался.

Я тихонько улыбнулась. Гномам-то нет особой разницы, из какой ты семьи. Вот и Втайла тоже удивлялась…

– Тогда, боюсь, что не смогу вам помочь. – Если посол и почувствовал иронию, то ничем этого не показал. – Биримба… Нет, точно, никогда не встречался. Но ведь у нас не так мало чародеев, Ваше Величество. В Ольтании процветает несколько магических школ, и, увы, знакомство со всеми волшебниками просто невозможно. К тому же некоторые школы закрытые, в них обучают тайным знаниям, а их выпускники порой и имена-то свои меняют. За всеми не уследишь. – Он виновато развел руками, но мне почудилось, что на самом деле он хочет сказать: «У нас тако-ое в Ольтании есть, что в этих ваших подземельях вам и не снилось! Подумаешь, маг какой-то безродный нашелся…»

Мне стало обидно.

– Простите, а с Сориделем вы знакомы?

– Сориделем? Дар Криден? Конечно-конечно! Встречался! Почтеннейшее магическое семейство, и господин Соридель был под стать своим предкам и родственникам… покуда жил в Ольтании.

Чуть не выронила пирожное на скатерть! Только сегодня рассказывала Втайле про дар Криденов… Да, хороша я! Ни у Сориделя, ни у Биримбы ни разу не поинтересовалась, какого они рода! Да, мне только в раскрытие заговоров играть.

– А потом, – ничуть не смущаясь, продолжал новоиспеченный посол, – что-то с ним случилось. Не хочется вторить сплетням, но… – Он махнул рукой, как бы говоря: «Дело прошлое». – Уехал, женился на эльфийке, говорят, у них даже дочь есть…

Уж и не знаю, что он этим хотел сказать. То ли показать недолюбливающим эльфов гномам, что и он «этих длинноногих» не уважает, то ли действительно был против смешанных браков. А может, и правда Соридель чего-то там учудил на родине перед отъездом. Хотя вряд ли: он такой ответственный, вдумчивый…

Что и говорить, к концу обеда Раткнор мне окончательно разонравился.

Возвратилась к себе – и застала кранчеккайл, печально уткнувшуюся в какую-то книгу. Втайла рассеянно подняла глаза:

– Ну как, было что-нибудь интересное?

По-моему, ей вовсе не было интересно, было ли что-то интересное. Невеселый каламбур, да только так он и есть.

– Новый посол приехал, – ляпнула я, не подумав.

– Да? – оживилась гномиха. – Расскажешь?

– Что там рассказывать… Противный, но не с виду, а изнутри как-то.

Втайла посмотрела на меня с немым укором, будто бы хотела произнести: «Не стоит меня утешать».

– Больно они скоренько…

– Видно, Нельду страшно любопытно, что же случилось с Шенни. Вот он и торопит Вьорка, чтобы тот поскорее отправил те… Шенни в Ольтанию. Кстати, он попросил, чтобы Веденекоса сопровождал кто-нибудь из тех, кто может внятно рассказать, в чем там дело было.

– Даже так? – Втайла нахмурилась. – И кого же Вьорк надумал отправить?

– Пока решает. Нельд должен понять, что на самом-то деле Шенни никто зла не желал… И что у нас довольно спокойно.

– Хм-м, это непросто будет. – Против моих ожиданий, Втайла не замкнулась в себе при одном только упоминании имени Веденекоса. Уже хороший признак!

Кранчеккайл задумалась.

– У тебя есть какие-то идеи? Давай я передам Вьорку!

– Нет… То есть да, есть. – Втайла опустила глаза. – Я… я бы и сама поехала.

Ничего себе! Такого я от нее не ожидала.

– Ты хочешь сказать… А не трудно ли это для тебя?

Я представила себя на ее месте. Сопровождать гроб с телом любимого человека… Зачем так мучить себя?

– Думаю, нет. – Втайла улыбнулась. – Ты уверена, что я хожу в крипту грустить и вздыхать? – Она покачала головой. – Я не тоскую. Я только вспоминаю. И мне становится легче.

Может, и легче, да только жить-то надо не в воспоминаниях, а в настоящем мире! Несколько дней рядом с телом Шенни, неотлучно. Боюсь, вместо того чтобы собраться, она, наоборот, раскиснет… Но как ей сказать об этом?

Втайла меня опередила:

– Сомневаешься? Боишься, снова слезы буду проливать?

– Нет, но…

– Если сердце болит, если рана зажить не желает —

Позабудь про покой и про горьких настоек отвар.

Не ропщи на судьбу, даже если любовь умирает:

Память сердца – божественный дар.

И когда ты возложишь последний валун на кургане,

Где останкам любимых покоиться тысячи лет,

Подожди, когда солнце проглянет сквозь клочья тумана,

И ступай за светилом вослед.

Не забыть их улыбки, их песни, их лица,

Но своею дорогой ты должен идти.

И пока не умолкнет последняя птица,

Пой и ты о степи и о дальнем пути.

– Удивительное стихотворение… Чье?

– Жил такой поэт – из ваших. – Судя по мечтательности и печали в голосе, кранчеккайл и сама еще была под впечатлением. – Альсуранна.

– Да, знаю… Варрахибец. Вот откуда курганы…

– Взглянуть бы хоть разочек: степь, солнце сквозь клочья тумана… – мечтательно улыбнулась Втайла. – Понимаешь, мне всегда было интересно, каково это – целую жизнь прожить там, наверху… И еще – мне просто необходимо какое-то дело. Поручение. Может, ты сходишь к Трубе вместе со мной?

Я даже слегка испугалась такой скоропалительности.

– Идем? – настаивала Втайла. – Прямо сейчас!

Немного подумав, я решительно ответила:

– Нет, лучше тебе одной.

Мне очень хотелось ее поддержать, но здесь был особый случай. Пусть уж Втайла сама…

Честно говоря, я боялась, что муж начнет ее отговаривать и мне придется в этом участвовать. С одной стороны, я не была уверена, что Втайле стоит уезжать. С другой – это было ее решение, ее битва с прошлым, ее надежды на будущее. В конце концов, это было какое-то дело, которое она могла совершить. А если ты страдаешь, лучший выход – за что-то взяться.

Нет, бесследно ничего не пройдет, конечно, и рана останется. Она его любила – да еще как! Но боль притупится: если Вьорк согласится ее отправить в Ольтанию, Втайле прежде всего понадобится думать о нас – о живых, а не о погибших.

Вернулась кранчеккайл часа через два. Едва она вошла, я поняла: все получилось, Втайла едет. Так гордо она шла, высоко подняв голову, – не то что все последние дни…

– Они накинулись на меня вшестером – Вьорк, Дамерт, Беххарт, Щиты… «Зачем? Куда? Тебе лучше остаться, отдохнуть…» Будто я устала или тяжело больна! – фыркнула гномиха. – А Ведающий знаешь что потом сказал?

– Ну?

– «Если она убедила шестерых довольно занудных гномов, значит, и людей сможет убедить. Пусть едет».

– Здорово! – Я даже в ладоши захлопала. – И когда?

– Дня через два.

– Та-ак скоро? – Я опешила. Даже представить не могу, как я буду без Втайлы. Без ее трогательной, хоть иногда и слегка навязчивой заботы. Без ее поддержки. Без ее веселого смеха…

Впрочем, в последнее время она не смеется.

– Ну что ты, не грусти. – Гномиха опустилась на стул напротив меня. – Хочу понять, как люди живут, почему у них все не так, как у нас. Но насовсем расстаться с Хорверком я все равно не смогу. К тому же есть камера перехода: только ты позовешь – я уже здесь!

Я не стала ей говорить, что камерой перехода далеко не каждый день можно пользоваться, да и то лишь из Альдомира и Тильяса. И о том, что буду грустить – поначалу сильно, это точно. Незачем ее расстраивать.

И все же я рада, что она поедет. По зрелом размышлении, мне кажется, что ей так будет лучше.


2 кналлари


Сегодня у меня были гости. В Хорверк вернулись несколько гномов, путешествовавших и живших кто где – в Ольтании, в Маркусе, а один даже до Дебокассии добрался. Очень симпатичные, и общаться с ними легко и приятно. Наверно, Хорверк покидают самые разговорчивые.

Прослышав о «чудесном спасении» Вьорка, они явились ко мне с подарками. Больше всего меня поразил шелковый платок из Вар-Рахиба. Он широкий-широкий и длинный, как платье, но если его свернуть, становится размером с ладошку. А какие чудесные краски! Невиданные оранжевые птицы, по краю – орнамент из красно-желтых листьев. Вглядываешься – и кажется, будто идешь по осеннему парку.

Я их угостила чаем со всякими сладостями, а тем, кто отказался, попросила принести крепкого хорверкского эля, так что все остались довольны. Один гном, Стаброд, был с женой. Они полвека прожили в Тильясе и уже несколько лет как надумали вернуться, но все дела, дела, и вот наконец… И все же они задержались еще на один день: двадцать второго адлари скончался настоятель храма Ашшарат. На другой день состоялись пышные похороны, народу – не протолкнуться. И в этот же день, говорят, треснула одна из колонн храма. Сами они не видели, но…

Тильясцы сочли такое событие очень печальным предзнаменованием.

А я вот думаю, что это связано с Шенни, хоть он и служил Меркар. Это же день его гибели!


3 кналлари


С утра была у Вьорка. Ого-го, что мы придумали!

Вьорк решил, что заговорщиков нужно опередить. А как? Да очень просто! Если они охотятся на королеву – надо ее подставить. Только, конечно, понарошку.

В общем, кто-то должен переодеться в мое платье, а Соридель его заколдует, сделает похожим на меня.

Хорошо еще, что Вьорк догадался меня спросить, кто это должен быть. «Мэтт, конечно», – сразу решила я.

Кто еще настолько меня знает? Кто может почувствовать, что я отвечу, а чего ни в коем случае говорить не стану?

Только он.

Жаль лишь, что я сама в последнее время его не слишком-то хорошо понимаю. Он какой-то загадочный. Или просто стал холоднее? Когда-то стремился лишний раз побыть со мной, поболтать, пошутить, побалагурить. А сейчас, если не его дежурство, и носу не кажет.

В чем причина? Неужели я его так сильно обидела?

Из-за Мэтта я все время чуть-чуть нервничаю. Хочется обратить на себя его внимание, постоянно тереблю его и выгляжу ужасно глупо. Сама это понимаю, уверяю себя что на следующий день и не посмотрю на него, и каждое утро все начинается сначала.

Нет, нет, нет, не буду о нем думать. Велика птица! Подумаешь, принц! У нас в Хорверке этих принцев штук двадцать, и ничем они от всех прочих гномов не отличаются.

Ну вот, опять вру сама себе. Мэтт – особенный. Конечно, отличается. Он умнее их, он мужественней, он, в конце концов, красивее.

Ну и что? Нельзя же напрашиваться на общение с другом, если ты стал ему неинтересен! Надо взять себя в руки и поступать так же, как он, – не замечать.

Пролистала дневник, не вчитываясь: Мэтт, Мэтт… Ах, что он скажет да что он подумает. Хватит о нем.

Стради, Гвальд и Мэтт отправились «на прогулку». Вообще-то я не волнуюсь – хотя бы потому, что сегодня, скорее всего, ничего не произойдет.

Щиты слегка потешались над Мэттом – глупые! Как будто не понимают, какая на нем ответственность и как ему непросто не только влезть в мое платье, но и вести себя в точности как я!

Ну вот, не хотела же писать об этом Мэтте, и опять…

А Соридель!.. Как ему это удается? В первую секунду, посмотрев на заколдованного Мэтта, я решила, что передо мной зеркало.

После того как Щиты ушли, время тянулось ужасно медленно. В кабинете негромко разговаривали Втайла, Тиро и Даларх: муж «поделился» со мой Щитом, чтобы, пока мои катаются на горке, у меня на всякий случай была охрана. Я обрадовалась, что это именно Даларх: он чем-то отдаленно напоминает мне Мэтта – не зря же они кузены. И он, по-моему, лучше ко мне относится, чем Цорр и Ланкс: те вообще поначалу меня не замечали, а Даларх всегда со мной болтал. Расспрашивал, как мы в Ольтании живем, рассказывал, как он в детстве с Мэттом играл. Объяснял, почему гномы называют грибы «даром Крондорна», а розы – «эльфийской иглой»…

Я нервничала, не могла ни на чем сосредоточиться. Снова взялась за шитье – надо же докончить этих неправильных всадников, а заодно и себя занять. Прислушалась к разговору.

– А ты давно была в Желтом переулке? – негромко спросил Щит Втайлу.

Я медленно подняла голову.

– С тех пор, как Варр исчез, – ни разу… – В этот момент кранчеккайл поймала мой взгляд.

– Что случилось? Ты что-то вспомнила?

– Втайла, скажи, тот самый Варр, который принес нам записку… Это ведь его дом в Желтом переулке? – Не дожидаясь ответа кранчеккайл, я пробормотала: – Ну конечно! Как я сразу не догадалась…

– О чем? Фиона, милая, да что же…

– Мне… мне надо поговорить с мужем, – перебила я гномиху.

– Прямо сейчас? Ты забыла, что катаешься на горке? – рассудительно заметил Даларх. – И скажи уже толком, в чем дело!

Я подробно описала им одно маленькое происшествие.

На днях мы с Мэттом и Тиро отправились в Коралловый лес. Мы шагали по утреннему городу, настроение было просто отличное. И вдруг в одной из узких улочек нам встретился грустный пони с двумя небольшими седельными сумками. Когда мы подошли, он пил из низенького уличного фонтанчика. Завидев нас, пони простучал копытцами на другую сторону улицы и стал печально топтаться возле прикрытой двери.

– Вот ведь дундуки! Животину на улицу выставили! – Тиро очень любил столь малочисленных в Хорверке домашних животных.

– Ну чего ворчишь. Может, стойло забыли закрыть. – Мэтт остановился у входа в домик и постучал дверным молотком. – Эй, сони! Забирайте пони!

Мэтт вдруг заговорил стихами; я не выдержала и прыснула.

Но внутри никто не отозвался.

Я дернула дверь стойла – она легко поддалась, внутри было темно и пусто.

Подойдя к «животине», я погладила жесткую челку. Пони был совсем смирным. За это я их люблю, этих маленьких коняг. В Ольтании их очень мало, к тому же они какие-то нелюдимые, не то что здесь – добродушные и ласковые.

Я потрепала его по холке.

– Бросили тебя, да?

Конек всхрапнул и мотнул головой, откидывая гриву. На шее было темное пятно, грива в этом месте спуталась и свалялась в мочалку.

– Э, дружок, да где ж ты так…

Я достала платок, намочила под фонтанчиком и оттерла кровь. Царапины не видно, да и кровь бурая, засохшая. Похоже, давно уже поранился – все зажило.

– Чей это дом, никто не знает?

Щиты дружно пожали плечами.

Гвальд тихонько толкнул входную дверь:

– Не заперто. Если б надолго ушел… а так – нечего волноваться, хозяин скоро вернется.

– Надо сказать кому-нибудь, может, соседям…

Мы расседлали конька и отвели его в стойло. Постучали в дверь ближайшего дома, из-за которой показался заспанный мальчуган. Он объяснил, что пони действительно соседский, а сосед куда-то к родственникам уехал дней пять назад – к Озеру, что ли… Взяв с мальчишки честное слово проследить за пони и покормить его, мы отправились дальше.

Нельзя сказать, что тогда все это произвело на меня большое впечатление. Тем более что когда-то, с месяц назад, мы уже повстречали потерявшегося пони и без проблем вернули его хозяевам.

– Теперь я понимаю, что кровь была… человеческая. Точнее, гномья, – завершила я рассказ.

Такое ощущение, что даже воздух заморозился в комнате.

– Так ты думаешь, что Варра… – ахнула Втайла.

– Стоп! Фиона, ты почему так решила? – присоединился к расспросам Щит.

– Просто у него не было никакой отметины на шее. Так быстро зажить не могло. Тогда я как-то сразу не сообразила…

– Эх, надо было сразу искать Варра! – Кранчеккайл даже кулачки сжала.

– Дундунки – это мы, – печально констатировала я. – Может, стоит послать кого-нибудь, чтобы посмотрели на эти сумки?

– Фиона, ну все время забываешь, что ты не в Ольтании! – рассердилась Втайла. – Как можно заявиться в чужой дом и начать копаться в вещах!

– Да, королева, перегибаешь, – неодобрительно поддержал ее Даларх.

– О чем вы? Принято – не принято, а его, может, и в живых-то…

– Фиона, ну что ты – сразу плохое думать, – мягко прервал меня Даларх. – Твои Щиты вернутся – пойдем к Вьорку, он что-нибудь придумает.

На душе у меня все равно было неспокойно. Если Варра действительно убили…

Я нервно ходила по комнате, не в силах остановить поток тяжелых мыслей.

Гант. Шенни. Потом Варр. Смерть пробралась в Брайген, притаилась, ищет новую жертву… А мы пока не в силах ее остановить. Кто будет следующим?

А Мэтта все нет. Страх закрался в сердце: вернется ли он? Или…

Нет, нельзя об этом думать. Нельзя, чтобы не накликать беду.

Глава III

Самым сложным оказалось постоянно помнить, что я – Фиона. Втащить в темный штрек худенькую девочку, не ожидающую ничего плохого, и молодого гнома, готового к любым сюрпризам, – не совсем одно и то же.

Поддавшись незнакомцу, я и в самом деле чуть было не потерял равновесие и тихо ойкнул – по-моему, получилось очень натурально. По крайней мере, он остался доволен.

– Когда ты сделаешь то, что обещала?! – прошипели мне прямо в ухо.

– Кто ты? Я ничего не вижу! – Беспомощно расставив руки, я потянулся ровно в противоположном от стены направлении.

А сам попытался незаметно разглядеть, кто попался нам на крючок. Лицо мне было не знакомо – значит, скорее всего, он не живет постоянно в Брайгене и, уж конечно, не с Востока – в своем-то клане я всех знаю наперечет. Похоже, он был немолод, чуть-чуть горбился, по росту примерно на ладонь ниже меня. Характерный горизонтальный шрам над левой бровью – знать бы еще, настоящий ли. Уж слишком в глаза бросается…

– Кабад, – прошипел незнакомец. – Вспомнила?

Мне имя не напомнило ровным счетом ничего. А Фионе? Ладно, попробуем перейти к делу.

– Что ты от меня хочешь? – Я наконец позволил руке коснуться стены. Пусть ему кажется, что королева постепенно начала успокаиваться.

Другая рука скользнула в сапожок. Фиона уговорила меня сунуть туда кинжал, уверяя, что в Ольтании приличный разбойник без него и на улицу не выйдет. Я как-то не подумал, что едва ли даже в Ольтании разбойники разгуливают по улицам в женских сапожках, предназначенных вовсе не для ношения кинжалов, а совсем даже для другого. Мешал же мне этот кинжал всю дорогу – сил не было.

Но теперь, когда пальцы коснулись рукояти, я почувствовал себя спокойнее.

– Все того же. У нас нет больше времени дожидаться, пока Вьорк сдохнет. Вот, возьми.

В моей ладони очутилась какая-то склянка.

– Что… что это?

– Любимый напиток Трубы. – Кабад издал неприятный смешок. – Подольешь ему в эль – и мы в расчете. Как договаривались.

Пора было решаться. Мысль о том, что Фиона участвует в заговоре, казалась мне безумной, но едва ли этот тип явился сюда нас разыгрывать.

– Никогда.

Главное – побыстрее передать ход противнику и ничем себя не выдать. Чем дольше мы пробеседуем, тем больше у меня шансов. Если, конечно, Гвальд и Стради не отправятся на поиски, но я был почти уверен, что они этого не сделают. В конце концов, мы же не в Заозерье, на краю света, – в Брайгене.

– Отлично. – Кабад не выглядел обескураженным. – Тогда еще до седьмого колокола твой муж обо всем узнает.

– Расскажешь ему про наш разговор? – Я попытался язвительно перейти в атаку – ровно так, как сделала бы это Фиона.

– Какой разговор? – ухмыльнулся Кабад, сделав шаг назад. – Не уверен, что его интересуют такие подробности из твоей жизни. А вот что ты ему ни слова не говорила про свою интрижку со Стради – уверен.

Мне показалось, он даже облизнулся.

Хорошо, что я держался за стену – голова шла кругом. Фиона участвует в заговоре, мечтает убить Вьорка и крутит роман со Стради? Скажи мне кто про такое, я бы пощелкал за ухом и посоветовал ему обратиться к лекарю – и чем скорее, тем лучше. Но когда это говорится в лицо самой Фионе!

Впрочем… Мне вспомнилась и странная молчаливость Стради в присутствии королевы, и то, как она несколько раз просила его переночевать с ней в одной комнате – якобы из страха оставаться одной. Грамотно придумано… Первый раз, помнится, с ней оставался Тиро, но поутру Фиона устроила ему целый выговор: дескать, никак не могла его добудиться. А за несколько дней до того… Да, точно, когда за несколько дней до того мы болтали, Гвальд брякнул, что мы с ним оба страшно храпим.

– Не сегодня, – пискнул я. – Подождите хотя бы несколько дней.

– Два дня, – четко и раздельно проговорил Кабад. – Поняла? А потом… Потом весь Брайген узнает, кого ты предпочитаешь королю.

Для наглядности он даже поднял вверх два пальца, но едва ли настоящая Фиона их разглядела бы.

– А теперь беги.

Развернув «королеву» лицом к выходу, Кабад слегка подтолкнул меня в спину, а сам бросился в глубину штрека.

Я рванулся за ним – шапка обрадованно хлестнула меня по лицу. И поделом! Пять шансов из двух, что он меня заметит. На всякий случай Соридель поделился со мной словечком, отменяющим заклинание, но несущийся по улицам Мэтт в женском платье едва ли привлечет меньше внимания, чем Фиона, мчащаяся по Брайгену без Щитов.

К тому же Кабада могли страховать. Даже не могли – должны были.

Поразмыслив, я вернулся на лестницу и не спеша отправился вниз. Эх, Фиона, Фиона, зачем же ты…

Не подумала? Запуталась? Не ожидала?

Теперь многое становилось ясным. Конечно же, Фиона не желала Вьорку зла. И не собиралась никого убивать. Болото затягивало ее постепенно, по чуть-чуть, а ей все казалось, что вот-вот – и она выберется. Может быть, она даже до конца не верила, что существуют гномы, которые и в самом деле мечтают убить доброго дедушку Вьорка.

Она лгала нам – не со зла, нервно и неумело, – а мы верили. Как-то все слишком уж было накручено – все эти прожженные платья, записки Веденекоса, походы в дом Твана. Что-то, несомненно, можно было списать на совпадение, но далеко не все…

Поначалу Фионе это должно было казаться игрой: флирт со Стради (он такой ми-илый), стр-р-рашные заговорщики, мечтающие сжить со свету законного государя, отважные Щиты, готовые отдать жизнь за свою королеву. И вот финал этого – тусклая склянка с ядом.

Фиона запуталась, а я уже ничем не смогу ей помочь. До гибели Шенни я бы еще попытался распутать весь клубочек самостоятельно. Однако сейчас это означало предать Вьорка: как только заговорщики поймут, что Фиона струсила, они нанесут новый удар. В другом месте. И где – мы знать не будем.

Щиты ждали меня там, где я и рассчитывал, – у подножия лестницы.

– Получилось?! – азартно шепнул Гвальд, едва не хлопнув меня по спине.

– Еще как! – Я постарался бросить эти слова небрежно, но с должным энтузиазмом. – Давайте скорее к Вьорку!

Обратный путь оказался настоящей пыткой. И что она нашла в этом Стради – пузо над ремнем выпирает, пыхтит, как кузнечный мех, глазки маленькие, да и цвета какого-то невнятного – не то сизые, не то бурые! Лучше бы уж в Гвальда влюбилась!

Щиты едва дотерпели до покоев Вьорка, и надо было видеть их лица, когда я попросил короля остаться с ним наедине. Но это не мои тайны и даже не Фионины – теперь это его тайны. Время для шуток закончилось вместе с появлением гвизармы – просто мы этого тогда не осознали.

Труба воспринял мои новости спокойнее, чем я ожидал. Он даже не выглядел удивленным.

Что-то подозревал? Не знаю. Спрашивать я не стал.

– Переговори с Лимбитом, – подчеркнуто ровно распорядился он. – Но сначала вспомни, пожалуйста, что вы там видели, возле дома Варра?

– Где? – изумился я. – Никогда не был у него в гостях.

– А если я скажу, что это он живет в Желтом переулке? – со значением проговорил Вьорк.

– Так это там, где мы с Фионой?..

Король грустно кивнул. Пока я рассказывал, как мы нашли одинокого пони, Вьорк помрачнел – похоже, он все-таки надеялся, что Варр еще отыщется.

– Если… – Труба запнулся, точно ему трудно было заставить себя произнести имя королевы. – Если Фиона права, Варр убит своими же. Правда, я слышал о нем как о гноме хотя и несдержанном, но предусмотрительном. Вот и проверь, как далеко простиралась его предусмотрительность. А потом отдыхай – до завтрашнего утра Фиона без тебя обойдется.

– Спасибо, – от души поблагодарил я Трубу. Мне и правда стоило привести свои мысли в порядок, прежде чем встречаться с королевой. – Ох, наковальня Крондорна! Не получится… Сначала мне придется забежать к Фионе, отменить заклятие, переодеться…

– У себя переоденешься, – отрезал Вьорк. – Пусть Гвальд и Стради проводят тебя до дома и убедятся, что за вами никто не следит. Здесь есть, конечно, риск, но показываться на глаза Фионе тебе сейчас не с руки. Если этот Кабад говорил правду, ты ее спугнешь: у тебя же на лице все написано. Ну а коли он врал напропалую…

Зачем, зачем ему врать – вот это меня и мучало! Но спорить с Трубой я не стал.

До Желтого переулка я добрался уже под вечер. Какой тут у них домик Варра? Да, кажется этот.

Незаметно оглядевшись по сторонам и убедившись, что за мной никто не наблюдает, я, словно случайно, прислонился к двери. Обычно мы свои дома не запираем; просто, вернувшись, вешаем дверной молоток на крючок снаружи, а перед тем как уйти, перевешиваем его внутрь. Очень удобно: сразу видишь, дома ли хозяин.

Молотка на месте не было.

Легонько толкнув дверь, я очутился в прихожей. И сразу почувствовал, что в доме есть еще кто-то.

Не знаю как – шестым чувством, наверно. Вроде и пол покрыт пылью, и свет не горит…

Значит, придется зажечь. Затеплив свечу, я приоткрыл дверь в горницу. Темно. Тишина. Никого…

Тишина вдруг показалась мне древней и безразличной – как в заброшенных жилищах раздвоенных. И одновременно опасной – как в ту ночь, когда я нашел Крадира еле живым.

Рука сама потянулась к мечу. Засада? Но кто мог знать, что именно этим вечером мне придет в голову сюда отправиться?

– Мэтт?

Шепот Лимбита едва не заставил меня подпрыгнуть.

– Уфф! Ты хоть думаешь, что делаешь?! – накинулся я на приятеля. – Мне и так после той истории с Крадиром сплошные призраки везде мерещатся! Нашел где пугать – в доме покойника!

– «Не жги свечей в подлёдном доме, где ставнем хлопает мертвец», – вполголоса процитировал Толкователь. – Ну, извини. Кто же знал, что вы здесь теперь такие нервные.

– Осторожные, – поправил я, постепенно успокаиваясь. – И бдительные. Это что-то эльфийское?

– Про мертвецов-то? – усмехнулся Лимбит. – Тебе определенно пора посмотреть мир… Это Стааш Бьян из Полуночных Братьев. Ольтания его еще не знает, да и раньше чем лет через триста-четыреста едва ли узнает. Кстати, почему ты так уверен, что Варр покойник?

– А кровь на холке пони? – напомнил я. – Да и найти мы его не смогли.

– Если бы я решил исчезнуть, точно притворился бы мертвым, – пробормотал Лимбит. – Тогда и искать бы толком не стали.

– Мне не показалось, что его отец и мать притворяются.

Почему-то мне сильно захотелось, чтобы Лимбит хотя бы раз оказался не прав. Хотя чести мне это не делало.

– Собственная жизнь – это, знаешь ли, такая штука-Ладно, с Тогаром я сам поговорю.

– Поговори. И зажег бы ты свечу, а то нам, осторожным и бдительным, что-то неуютно.

– Изволь. – Щелкнул кремень, и вторая свеча осветила ухмыляющуюся физиономию Лимбита. – А если ты еще и закроешь дверь…

Едва не хлопнув себя свечой по лбу, я метнулся к входной двери и тихонько ее прикрыл. Да, не быть мне Толкователем, никогда не быть.

– Давно здесь? – подозрительно взглянул я на Лимбита. – И вообще, стоило мне сюда тащиться…

– Вдвоем сподручнее. – Лимбит, кряхтя, заглянул под стол. – Посмотришь в кладовке и гардеробной? А я пока здесь пошарю.

Бормоча себе под нос все, что я думаю про проницательных Толкователей и их всенепременные тайны, я покорно потащился в кладовку. Пробил шестой колокол. А я, как сбесившийся старьевщик, все рылся в шкафищах, шкафах и шкафчиках, которых у Варра, как и у любого из нас, было немало. Любим мы хранить всякое барахло, ничего не поделаешь. Недаром Фиона частенько вспоминает, что «в хозяйстве пригодится» было одним из первых расхожих выражений, которые она у нас почерпнула.

– Можно тебя на секундочку?

Естественно, я уже и думать забыл про Лимбита! Картах ему в пузо, что за привычка шептать из-за спины!

Подведя меня к пустому буфету подле заваленного посудой стола, Лимбит неуловимым жестом фокусника нажал на два каких-то гвоздика, и из задней стенки выщелкнулся потайной ящичек.

– Ты ведь наверняка его уже открывал! – упрекнул я друга.

– Да, но сам процесс… – меланхолично откликнулся он.

Вынув из ящичка перевязанную бечевкой стопку пергаменов, мы поделили их пополам и принялись просматривать. Ничего интересного: какие-то хозяйственные записи, заметки, что стоило бы в доме отремонтировать, несколько писем от друзей и знакомых.

– Пусто? – Лимбит перевернул последний листок и даже посмотрел его на свет.

– Пусто, – согласился я.

Мы задумались. С одной стороны, в этих листочках не было ничего такого, что заставляло бы их прятать. С другой – мало ли у кого какие загибы. Может, Варру тоже нравился сам процесс. Или сделал потайной ящичек, а потом не знал, что в него положить.

– Давай поменяемся, – вдруг предложил Лимбит. – Ты прогляди мои, а я – твои.

– Знаешь, я вообще-то не железный…

– Я тоже, – доверительно сообщил мой приятель. – Тронулись?

Вздохнув, я решил, что дольше будет спорить.

И опять письма, список гостей какого-то семейного торжества, Дни терпения ближайших друзей…

«Девятнадцатое. Начать ремонт в столовой».

Даже не знаю, почему вдруг я зацепился за эту строчку. Девятнадцатое… Столовая… Что-то хотело сложиться, но никак не складывалось.

– Погоди-ка.

Взяв свечку, я перешел в столовую. Едва ли в ней что-то меняли в последние полтораста лет. Но почему бы Варру не планировать ею заняться? Например, девятнадцатого икдари…

И тут меня осенило!

Вернувшись, я протянул пергамен Лимбиту:

– Никаких идей?

Шевеля губами, он внимательно прочитал его от начала до конца. И радостно стукнул кулаком по ладони:

– Я же говорил!

– Уверен, что не совпадение? – Тут уже я засомневался.

– Сейчас проверим. – Он вновь зашуршал пергаменом. – Так. Предположим, что мы правы и это девятнадцатое адлари, Старая столовая. Не помнишь, когда Фиона слышала заговорщиков в доме Твана?

– Первый раз, кажется, третьего. Или четвертого.

– Ага… Слушай, а здесь ведь явно есть какая-то система…

– Эй, поаккуратней!

Увлекшись, он чуть не подпалил один из листочков.

– Ничего подходящего… Вот! «Второе. Не забыть поздравить Гаскена».

– А Гаскен – как раз старший сын Твана, – продолжил я. – Сильно. Но тогда мы можем все здесь перерыть и так ничего и не узнать. Смотри, сколько дат! Но вряд ли они только и делают, что встречаются друг с другом.

– Хотя неплохо бы было… И едва ли мы что-то угадаем задним-то числом. Да еще без указания месяцев. Хотя… Почти исключено, чтобы они договаривались о чем-то сильно заранее. Варр только-только погиб – если погиб, конечно. Значит, после встречи в Старой столовой он мог знать еще про одну, от силы две даты. А листочки, я уверен, лежали в определенном порядке. Тогда это должно быть где-то здесь…

Лимбит разложил на столе шесть пергаменов.

– «Восьмое. Смастерить подарок Лопоухому», – прочитали мы чуть ли не хором и озадаченно воззрились друг на друга.

– Прозвище кого-то из заговорщиков, – нерешительно предположил я, – одновременно указывающее и на место встречи. На его дом?

– Прозвище – слишком опасно, – покачал головой Лимбит. – Сразу выдает человека. А Варр, как ты заметил, старался этого избежать.

– Откуда ты знаешь? – резонно возразил я. – Может, просто до того они не встречались ни у кого конкретного. И потом, кто мешает подобрать такое прозвище, которое не имело бы с внешностью ничего общего.

– Все равно не верю, – отрезал Лимбит. – Либо Варр не боялся, что эти листки попадут в чужие руки, тогда мог бы и прямо написать, где, когда и в каком часу, либо…

– А в каком, кстати, часу? – перебил его я.

– Да, это вопрос.

Приятель снова взял в руки записи про дом Твана и Старую столовую. И когда я случайно поднял голову..

– Номер на обороте!

– Номер? – удивился Лимбит. – Смотри, и точно. Видел ведь, но не обращал внимания, только отметил, что пронумерованы они не по порядку. Тогда смотри, к встрече в Старой столовой относится «0/7», а к дому Твана – «1/4».

– «Если 19 адлари через два часа после седьмого колокола я еще не вернусь в свои покои, ищи меня по пути к Старой столовой».

– Что? – вскинулся Лимбит.

– Записка Фионы, – пояснил я. – Именно так она мне и написала. Значит, встречаться они должны были на пару часов раньше. А разговор в доме Твана она слышала где-то днем, не исключено, что как раз после четвертого колокола.

– Похоже, – одобрительно кивнул Лимбит. – Когда он там собрался мастерить подарок?

– Две шестых. – Я перевернул листочек. – Знать бы еще где.

– Давай думать. – Лимбит пододвинул к себе кресло, капнул воском на стол и укрепил свечу.

– Лень было подсвечник поискать?

– Да ладно, – отмахнулся он. – Подожди, не сбивай. Если я прав и «Лопоухий» – это какое-то место…

– С оттопыренными такими ушками, – поддакнул я. – Слушай, а если это «Лопоухий гепард»?

– Гепард? – изумился Лимбит.

– Ну да. Таверна Прада неподалеку от дворца. Лет тридцать пять как уже открылась.

– Тогда неудивительно, что я ее не знаю, – согласился Лимбит. – Но почему лопоухий-то?

– Ума не приложу. – Я пожал плечами. – Наверно, Прад гепарда никогда не видел. А словечко понравилось.

– Он, часом, не родственник короля Прада?

Лимбит весь напрягся, будто взял след.

– Не думаю. – Я порылся в памяти. – В принципе, конечно, он из клана Чертога… А вот чей он точно родственник, так это Монха! Брат.

– Так-так. – Лимбит побарабанил пальцами по столу. – Забавный клубочек. Ведь это Монх вытачивал ключ для Втайлы? И клялся потом, что не делал никаких дубликатов?

Мы помолчали. Кажется, чутье его не подвело и в наши руки попала еще одна ниточка.

– Заявиться в таверну просто так мы не можем, – размышлял вслух Лимбит. – Задержать всех, кто придет туда через два часа после шестого колокола, – тоже. Там один вход?

– Знаешь, я и был-то там от силы пару раз. Вроде как один.

– Проследить за теми, кто будет входить в таверну? – предложил Лимбит.

– Это если там соберутся одни заговорщики. А ну как нет? Да и не станет Прад закрывать таверну по такому случаю.

– Мы можем узнать, кто там повар?

– Едва ли он там есть. Таверна маленькая – я почти уверен, что вся готовка на Праде и его жене, а дети помогают по хозяйству. Для его семьи это скорее развлечение…

– Удобное место для встречи, – потеребил усы Лимбит. – Все свои, в одном зальчике можно спокойно поговорить, а в другом народ ничего и не заподозрит.

– Смотря какой народ, – зацепился я за его мысль. – Мы сами туда отправиться не можем – здесь ты прав. А кто-нибудь из наших общих знакомых?

– Если не Щиты, не Вьорк и не его сыновья… – Лимбит помедлил. – Да, нам ведь придется еще разбираться с тем, откуда Кабад узнал про прогулку. Получается ведь, что это Крадир его предупредил, но что-то меня в этом смущает… Ладно, надо будет еще поразмыслить. У тебя есть идеи, кого бы нам отправить в этот «Лопоухий гепард»? Больше всего мне, конечно, не нравится, что придется кому-то из посторонних рассказывать всю историю – хотя бы в общих чертах.

Да уж, представляю себе реакцию на незатейливую просьбу пошпионить в «Лопоухом гепарде»…

Лимбит задумался, а я вдруг осознал, что именно теперь, когда осталось только протянуть руку, чтобы поймать заговорщиков, совершенно не желаю знать, кто они. То есть не то чтобы не желаю: за покушение на Вьорка и смерть Шенни я готов был задушить их собственными руками. Но я боялся, что среди заговорщиков может оказаться кто-то из моих друзей, а то и родственников. И что тогда?

Фиона… Я действительно не знал, что и думать. Разговор с Кабадом по-прежнему казался мне нарочитым, неестественным, почти карикатурным. Смахивал на дурную шутку.

Но ведь Кабад не сомневался, что перед ним на самом деле королева! Да и кому бы пришло в голову иное…

– Лимбит?

– Да? – Он поднял голову.

– У нас есть немного времени?

– Смотря на что.

И тут я вывалил на него все: свои сомнения, подозрения, слова Кабада про Стради – уж об этом-то я имел полное право не рассказывать никому другому.

Две свечи между нами превращали комнату Варра в причудливый театр теней. Казалось, что лишенное тела лицо Лимбита парит передо мной в воздухе. Зыбкий свет делал его старше, мудрее, но вместе с тем опустошенным и усталым. Или свеча лишь подчеркнула то, что он старательно прятал?

Лимбит слушал меня, опустив глаза, рассеянно рисуя пальцем на столе какие-то узоры. Даже не знаю, чего я хотел. Выговориться? Услышать от Толкователя, что все это ложь? Надеялся, что он предложит мне свою помощь?

– Фиона сама попросила Стради у нее переночевать? – неожиданно поинтересовался он.

– Что? А… Нет, наверно. Мы сами предложили, она только выбрала.

– Но ты же сказал, что первым был Тиро.

– Слушай, либо мы в принципе считаем, что Кабад порет полную чушь, либо во всем видим умысел, нет?

– Может быть, и нет. – Лимбит подцепил ногтем кусочек расплавленного воска, покатал его в пальцах. – Она хоть раз оставалась со Стради наедине?

– Наверно… Понимаешь, никто из нас не следил за каждым ее вздохом.

– Хорошо, могла ли она остаться с ним наедине хотя бы на четверть часа так, чтобы второй Щит – ты ведь сам говорил, что вы дежурите при королеве по крайней мере по двое – ничего не заметил? И не насторожился?

– Теоретически… Да, вполне бывало. Я мог часами болтать с ней в детской…

– В детской? – поднял брови Лимбит.

– Это мы между собой… – не знаю почему, смутился я. – В ее кабинете. А Гвальд, предположим, валялся с книгой совсем в другой комнате.

– То есть в любую секунду мог к вам заглянуть?

– Постучался бы, наверно. – Я понял, к чему он клонит, и на душе сразу полегчало. – Но да, мог.

– Теперь допустим, что к Крадиру действительно приходила Фиона, – сменил тему Лимбит. – Зачем?

– Как «зачем»? – удивился я.

– Ну зачем? Зачем ей приходить среди ночи к Крадиру? – пояснил Лимбит. – Тьфу ты… Не за этим же – для этого у нее Стради.

Теперь он мог себе это позволить. А я лишь широко ухмыльнулся в ответ.

– Ну, предположим…

– Предположим… – поощрил меня друг.

– Наложить заклятие и узнать все его мысли! – выпалил я, вспомнив разговор с Лиз.

– Отлично! – удовлетворенно покачал головой Лимбит. – То есть она приходила, чтобы узнать всю правду про гвизарму, да? Так, кажется, вы решили?

– Ну да, – непроизвольно согласился я и тут же сам себя перебил: – Но почему тогда к Крадиру, а не к Сориделю? Что такого мог знать Крадир, чего не знала бы она сама?

Плохого настроения как не бывало! Игра в вопросы и ответы определенно начинала мне нравиться.

– Все не так запущено, как я думал, – подмигнул Лимбит. – Теперь идем дальше: кому-нибудь из вас хоть раз приходило в голову проверить, не колдунья ли она?

– Что за бред! Нет, конечно!

– А если бы пришло?

– Спросили бы у Сориделя…

– У Сориделя, – раздумчиво повторил Лимбит. – Значит, если бы Фиона и в самом деле скрывала свое умение колдовать, она бы знала, что достаточно вам попросить Сориделя…

– Но не забывай, что он тоже человек!

– Допустим, – великодушно согласился Лимбит. – Идем дальше. Если поверить, что в заброшенных коридорах именно Фиона собиралась погубить Вьорка, мозаика действительно складывается. Она знала, что король собирается сам выступить в поход, она могла даже опередить его – в конце концов, ни одному гному не пришло бы в голову пытать королеву, куда именно она скачет. Да и потом они не прибежали бы к нам: о том, что Фиона тоже оказалась в ловушке, и без того знает весь Хорверк. Есть только одно «но» – маленькое такое, почти незаметное…

– Она погибла бы вместе с ним!

Взгляд Лимбита говорил: и у тебя, старина, бывают прозрения – редкие и оттого тем более удивительные!

– Именно так. Феноменальная самоотверженность, правда? Погибнуть, чтобы никто не узнал про ее роман со Стради! Да и с ядом примерно то же самое получается: думаешь, маги не узнали бы, кто отравил короля?

– А как это можно узнать? – удивился я. – Наверняка ведь эта отрава действует не сразу…

– Да? – усмехнулся Лимбит. – Меня умиляет твое умение уверенно рассуждать о том, в чем, прости уж, ты ничего не смыслишь. Мэтт, в самом деле, ты хоть раз в жизни держал в руках какую-нибудь книгу о колдовстве?

– Разве это не тайное искусство? – смутился я. – Кто-то мне рассказывал… Да, точно, Соридель, – он говорил, что волшебные книги написаны такими специальными закорюками…

– То-то и оно, что волшебные, – подчеркнул Лимбит. – А вот про волшбу читай – не хочу. Надо только знать, что читать, а то можно на такие фантазии наткнуться!

– А у тебя есть такие книги?! – загорелся я. – Только правильные, конечно. Фантазий, как мы выяснили, у меня и у самого хватает.

– Не здесь, – туманно ответил Лимбит. – Но я тебе вот что скажу: колдуны умеют, по меньшей мере, читать мысли. Не все, разумеется, лучшие из лучших. А Соридель должен быть даже сильнее, чем прикидывается.

А ведь он прав: если уж Сиэнре удалось прочитать мысли Заттара, который, похоже, и сам был колдуном не из последних…

Да, чем больше я слышал про магию, тем сильнее она мне напоминала топорик из сказки про Отважного Бар-дота. Ну, которым Чучельник зарубил всех своих дочерей, а потом выяснилось, что топорик-то ни в чем не виноват – он просто старался исполнять все желания своего хозяина. И когда Отважный Бардот вышел с ним против полчищ Эльфища Окаянного…

– И что б тебе тогда было не попросить Сориделя почитать мысли? Вместо всех этих катаний с горок?

– Чьи мысли? А? Всех гномов в Брайгене? Это же заклятие, а оно, знаешь ли, изматывает. У Сориделя на это ушли бы годы – и то если бы он не занимался ничем другим. Была у меня, конечно, идея попросить кого-нибудь заглянуть в мысли Терлеста с Крадиром, – Лимбит понизил голос, – но тут уже Труба встал насмерть. Дескать, хочешь проверять – проверяй, а в голову не лезь.

– Тогда уж скажи сразу, на что еще колдуны способны! – не отступил я. – Причем лучше даже не мне, а Вьорку. Ну? Видеть сквозь стены? Воскрешать мертвых?

– Видеть сквозь стены? А что…

Но договорить Лимбит так и не успел – входная дверь начала медленно открываться.

Опыт – великое дело. Я еще только подумал, что хорошо бы задуть огонь и спрятаться, как Лимбит одним движением потушил 'обе свечи и метнулся в глубь комнаты. Сам я предпочел не шевелиться: спору нет, что-то в такой кромешной тьме я вижу, да только каждый стул на пять саргов в округе считает своим долгом подставить мне ножку, а все, что способно с грохотом разбиться, тут Же разбивается, даже если я к нему не прикасаюсь.

– Есть здесь кто? – раздался тихий голос из-за двери, и мне показалось, что голос этот я узнал. На пол упал лучик света.

Лимбит промолчал. Я решил, что ему виднее, однако торчать посреди комнаты, как застигнутый врасплох воришка, было выше моих сил.

Подскочив к двери, я распахнул ее настежь, едва не втащив в комнату остолбеневшего Стради со свечой в руке. За другую его руку держалась Фиона.

– Мэтт? – Похоже, она даже не удивилась. – А ты-то что здесь делаешь?!

– Нет, это что вы здесь делаете? – скрестил я руки на груди.

Она не должна догадаться, чего мне стоит это спокойствие! Ногти впились в ладони.

– Мы пришли за… одной вещью. – Стради смотрел на меня с немалым подозрением.

– В потайном ящичке? – Лимбит будет иметь полное право свернуть мне шею, но остановиться я уже не мог. – Перевязанной бечевочкой?

Ответ я понял по его лицу.

– Фиона, тебе не кажется, что нам пора поговорить? – не выдержал я. – Один на один, без свидетелей?

Я искал в ее глазах страх, панику, растерянность. Но там отражалось лишь безмерное изумление.

Подойдя к столу, я зажег обе свечи.

– Кстати, знакомьтесь, это…

Но в комнате уже никого не было.

Глава IV

4 кналлари


Вчера, пока Щиты развлекали на горке переодетого в меня Мэтта, Сетр принес мне письмо. Я вскрыла темно-желтый конверт, на котором значилось: «Фионе». Раз без всяких церемоний, значит, что-то личное.

На листке было всего несколько фраз по-ольтански:


Дорогая Фиона!


Буду очень рад видеть Вас на празднике по случаю моего двухсотпятнадцатого Дня терпения. Конечно, я понимаю, что Вы заняты делами, но мне и моим гостям очень хотелось бы пообщаться с Вами в теплой, непринужденной обстановке.

Будем ожидать Вас в «Лопоухом гепарде» восьмого кналлари через два часа после шестого колокола. Надеюсь, Вы не ответите отказом на мое скромное предложение.

Ваш Рабран


Странно: у них тут не очень принято писать – ведь можно просто зайти…

Я оставила распечатанное письмо на своем столе и почти сразу забыла о нем. Меня не покидала мысль о Желтом переулке: как же обидно, что нельзя добежать до Вьорка, пока Мэтт делает вид, что он – это я.

Не утерпев, позвала Сетра и набросала мужу несколько слов. Ответ не заставил себя ждать: не волнуйся, кто-нибудь из Щитов этим займется, а ты при встрече расскажешь мне толком, что произошло. Толком! Нет, ну… Эх, как же он не понимает! Если Варр действительно убит…

Да где же наконец этот Мэтт!

Только у дверей послышался шум, я бросилась к входу. Увы! Мэтта не было. Не было и Гвальда. Один Стради с ворохом моей одежды.

– Крондорн всемогущий! Что с Мэттом? А Гвальд где? – едва пролепетала я.

– Ну что ты так волнуешься! – Стради легонько потрепал меня по плечу. – Жив он, жив. Рухнул спать, наверно. И Гвальд отправился домой передохнуть.

Но почему? Что Мэтту стоило зайти ко мне – на минуточку! – и самому сказать: «Все в порядке, не волнуйся, я цел и невредим». К тому же Соридель снял бы с него заклятие. Так нет, он предпочел воспользоваться волшебным словом, которое маг ему шепнул на всякий случай.

Просто обидно. Наверняка он специально сразу отправился к Трубе, чтобы досадить мне, не видеть меня лишний раз. А что я с нетерпением жду, чем дело кончится, что волнуюсь за него – на это ему наплевать…

Мы снова расположились в кабинете, и Стради рассказал о том немногом, что видел сам: Мэтт исчез из поля зрения буквально на несколько минут, потом выскочил как ошпаренный и рванул прямиком к Вьорку. Закончив, он, похоже, сам удивился своему красноречию, занервничал и принялся непроизвольно складывать и раскладывать какую-то бумажку.

– Ну что же ты делаешь! Это, между прочим, приглашение!

– Да? А куда? Ой, я хотел сказать, извини, пожалуйста, – убирая руки со стола, виновато произнес Щит.

– На День терпения к Рабрану. Неясно, идти или нет, – вздохнула я.

– А почему нет? Рабран – отличный парень!

– Да?

– Разве не помнишь – ты с ним как-то часа два проболтала. Ты тогда только приехала, важная такая была, надутая. – Тиро явно надо мной посмеивался. – Ну да он не обиделся…

– Во-первых, пока не вернется Мэтт, никуда я не пойду. И вообще, в таком настроении не годится по вечеринкам расхаживать. А во-вторых – это может быть ловушкой! Кстати, вы же еще не знаете… – Я рассказала им о своем разговоре с Далархом и Втайлой о доме в Желтом переулке.

– Слушайте, а что если нам самим туда и сходить? – Тиро, как самый решительный, взял дело в свои руки.

– Но Мэтт не вернулся. И я обещала Вьорку ни во что не лезть… – Я как-то стушевалась.

– Так ты и не будешь лезть! Мы просто сходим и посмотрим! – радостно предложил Тиро. – Вьорк ведь все равно собирался поручить это кому-нибудь из Щитов. Так почему не нам?

– Неужели ты предпочитаешь сидеть и ждать сложа руки?

Даже осмотрительный Стради – и тот готов отправиться к Варру! Точнее, к нему в дом.

– А мне казалось, что гномы исключительно деликатны и не любопытны в отношении чужих жилищ, – съязвила я.

– Тебе правильно казалось, – не смутился Тиро. – Только случай-то особый.

– Точно! А восьмого с чистой совестью пойдем к Рабрану на праздник! – На конкурсе легкомысленных явно побеждал мой номер три.

– А чего это вы его так любите? – поинтересовалась я.

– Да не то чтобы любим. Просто он действительно очень… Ну не знаю, хороший, компанейский, добродушный. Думаю, он в жизни никого не обманывал. А тут у тебя такие подозрения. – Тиро неодобрительно покачал головой.

– Но Мэтт…

– Будет сидеть у Вьорка, пока туда солнышко не заглянет. – В переводе с гномьего это означало: «Пока луна с Аспари не встретится». – Он сам сказал, что это надолго. Ну что, сходим прогуляемся?

А почему бы, в конце концов, и нет? К тому же я могу подумать по пути. И если эта затея мне покажется действительно опасной…

Но по дороге мои опасения развеялись. Переулок был тих и безлюден. У дома напротив фонтана мы немножко посовещались, кто останется снаружи: и Тиро, и Стради непременно хотели войти вместе со мной. Пришлось припомнить детскую считалочку, и роль почетного эскорта выпала номеру три.

Когда мы открыли дверь, я испугалась, что в доме кто-то есть. Мне почудились шорохи и даже голоса.

– Эй, хозяева? Есть кто дома? – как-то сдавленно спросил Стради.

Полная тишина. Значит, никого.

– Фиона, дай руку, – прошептал Щит в самое ухо. Могу поклясться, голос у него слегка дрожал!

– Ты что, темноты боишься? – еле слышно пробормотала я.

– За тебя боюсь! А на случай темноты…

И номер три зажег свечу, а у меня отлегло от сердца. Какие тут шорохи? В доме наверняка несколько дней никто не появлялся.

Только Стради взял меня за руку, как вдруг дверь перед нами рывком распахнулась. А за ней…

Был Мэтт!

Я остолбенела. Стради, кажется, тоже. Признаюсь, уж кого-кого, а его я вовсе не ожидала встретить.

– Что ты тут делаешь? – спросила я строго.

– Нет, что вы тут делаете?! – грозно прорычал Щит, встав в позу Лакдуфа Победителя.

– Мы пришли… э… взять одну вещь, – пролепетал Стради.

Ничего не скажешь, нашелся! Не мог что-нибудь получше придумать!

– В потайном ящике?

Оказывается, Мэтт что-то знал! И скрывал от нас! Ну ладно Стради, остальные Щиты… Но мне-то, мне он мог что-нибудь рассказать!

Значит, пока я отсиживалась у себя, Мэтт не только ловил на живца заговорщиков! Он еще и про Варра вспомнил – и почти наверняка распутал этот клубок! А я, как всегда, не у дел…

– Фиона, тебе не кажется, что нам пора поговорить? – Наверно, просто был неверный свет, но мне показалось, что Щит белее мела.

Я очень хотела сказать в ответ что-нибудь резкое – например, что с теми, кто мне не доверяет, не о чем и беседовать.

Но Щит уже отвернулся.

– Ах да, знакомьтесь… – Его голос повис в тишине.

– Ну так кого ты нам хотел представить? – Надеюсь, Мэтт расслышал нотку язвительности в моем голосе.

Он обернулся. Глаза злые-злые, колючие.

Стради растерянно смотрел то на меня, то на Мэтта и явно чувствовал себя очень неуютно. Определенно что-то было не так. Совсем не так.

– Стради. Выйди. Пожалуйста. – Мэтт с силой выдавливал из себя слова. «Пожалуйста» – так вообще, можно сказать, еле-еле из него вылезло.

– Мэтти, – взмолилась я, – что случилось?

Стради почти бесшумно и даже как-то боком выскочил из комнаты.

– Объясни, – отрывисто приказал Мэтт, когда за Стради закрылась входная дверь.

– Я?! Но ты же хотел что-то… или кого-то… показать?

– Сначала объясни, как ты… со Стради… здесь оказалась.

– Я была уверена, что надо проверить дом… Только что поняла – здесь жил Варр! Тебя что, Вьорк послал?

– Да. – Он тяжело опустился на стул.

– Давай пойдем отсюда, если ты все уже нашел! И там поговорим!

Мне было страшно любопытно, что же обнаружил Мэтт. Но он был в таком состоянии, что и описать не берусь. Прерывистое дыхание, капельки пота…

– Ашшарат исцеляющая! Они тебя не отравили? Тут магия?

– Кто – они? – не понял Щит.

– Эти… заговорщики…

– Фиона. – Он поднял на меня измученные глаза. – Если бы ты знала, как я устал.

Мэтт решительно встал со стула и взял меня за руку.

– Пойдем. Здесь нам и правда делать больше нечего.

– Но ты же…

– После. И имей в виду, ты должна мне все рассказать. Действительно все.


4 кналлари (позже)


Мэтт схватил меня за руку, и вместе мы выбежали за дверь. Он посмотрел на остальных Щитов – просто посмотрел. Но этого оказалось достаточно, чтобы они, не задавая вопросов, в одно мгновение построились: Стради спереди, Тиро – сзади, на расстоянии ровно в пять саргов от нас. Мэтт меня так и не. отпустил: сжимая мою ладонь в своей, он ринулся по переулку. Щиты, ни слова не говоря, бросились за нами. Когда мы вбежали ко мне, я просто задыхалась.

Мэтт дотащил меня до кресла в кабинете и буквально бросил в него.

– Вы – за дверь. Никого не пускайте, ладно?

Щиты исчезли.

– Теперь – что тебе там понадобилось?

Пробежка меня основательно взбодрила. На улице я предпочла молчать: вид у Мэтта был ужасный. Но теперь, у себя…

– По-моему, ты первый должен мне все объяснить. Что ты там делал? Ты что-то нашел? И почему ты мне не доверяешь? Почему ни слова не рассказал про Варра? Я-то думала, вы действительно ничего не знаете! Да вы… обдурили меня! Сами обо всем знали, а я тут сиди волнуйся. Чуть не плакала, пока ты… с горки катался. Когда не пришел, я в первую минуту решила: все. Надоела им Фиона, а убили Мэтта. А ты, ты…

– Да ты сама нас… обдуриваешь! Рассказывай немедленно! Почему ты – ты со Стради! – явилась туда? И что пообещала заговорщикам? Молчишь?!

– Мэтт, умоляю тебя, не кричи на меня! Я этого не переношу.

– Ага, не кричи! Чтобы никто ничего не слышал? Все по-тихому? По-моему, ты запуталась. Да? И меня хотела запутать! Дурацкие девчоночьи игры! Мало того, еще и Лимбита запутываешь…

– Лимбит? Это еще кто такой? И при чем здесь он?

– Ни при чем! И Вьорк ни при чем, и Стради! – невпопад выкрикнул Мэтт.

Я мысленно сосчитала до десяти. Мне казалось, что Мэтт возвышается над моим креслом, как гора.

«Сейчас все прояснится. Сейчас. Надо успокоиться». Поняв, что заставить Мэтта говорить мне не суждено, я начала:

– Вы ушли кататься. У меня были Втайла с Далархом, и тут они заговорили про дом Варра… Пришли Щиты – без тебя. Мы отправились в Желтый переулок и встретили там одного дурацкого гнома с вытаращенными глазами. Все.

– Нет, не все. Еще раз, и без вранья.

– В моей речи нет ни капли вранья. – Я вздернула подбородок.

– Почему ты была со Стради?

– А с кем? Тебя-то мы и так внутри нашли.

– Почему ты вошла в дом вместе со Стради? – раздельно, как для глухой, повторил Мэтт.

– Потому что я вспомнила детскую считалочку, и выпало идти Стради. – Я поняла, что на вопросы надо отвечать четко и по существу.

– О Крондорн! Какую еще считалочку?!

– Мэтт, выпей воды. Пожалуйста. – Я налила полный стакан, и Мэтт безропотно выпил его до дна. – Обыкновенную детскую считалочку. Оба – и Стради, и Тиро – хотели пойти внутрь.

– Дураки! Они же не понимают, что ты… – Мэтт спохватился, будто чуть не выболтал какой-то секрет. – И что ты со Стради собиралась там делать?

– Целоваться, конечно! А Тиро снаружи караулил!

Мэтт вскочил как ужаленный.

– П-повтори!

Никогда не слышала, чтобы он заикался.

– Мэтти, ты что, с ума сошел? Ты что, думаешь, я серьезно? – Если бы не напряжение, пронизывающее воздух, я бы прыснула со смеху!

– Ну хорошо. Кто такой Кабад?

– Понятия не имею.

– Кто бы сомневался! Что ты должна была сделать… отдать Вьорку? Может, и гвизарму ты ему подсунула? – внезапно спохватился он.

– Ага, чтобы потом спасти его руками Сориделя. Какая я умная! И чего мне это действительно сразу в голову не пришло? Приубить мужа – а потом приоживить, чтобы все радовались, какая я славная.

– Так что ты должна была ему отдать? Что в склянке?

Я мучительно пыталась сообразить, какого ответа Мэтт от меня ждет. В голову ничего толкового не приходило. Какая такая склянка? Он вообще о чем?

– Не знаю. Просто не понимаю, о чем ты говоришь.

– Ясно.

Несколько минут мучительных раздумий.

– Фиона, а можно почитать твой дневник?

– Что-о?!

– Я не верю тебе.

Вот этого я никак не ожидала. Нет, я понимала, что он мне не верит, но такая просьба…

Я сходила в спальню и вернулась со своей тетрадкой в кожаном переплете. Подошла к сидящему у стола Мэтту. Горло сдавил мучительный спазм.

– Возьми, – с трудом проглотив горький комок в горле, проговорила я. – Никогда в жизни никому не давала его читать. И думать не думала, что кто-то в здравом уме такое попросит. Оказывается, ошибалась.

Я швырнула тяжелую тетрадь на колени Щиту.

– Я верю, что ты делаешь это из лучших побуждений. Но другом ты мне после этого уже никогда не будешь.

Мэтт посмотрел на дневник так, будто у него на коленях свернулась калачиком ядовитая змея. Осторожно, явно делая над собой усилие, взял тетрадь в руки. Я сквозь выступившие слезы наблюдала за ним.

Вот сейчас он ее откроет. Сначала робко, с сомнением посмотрит на первый лист. Потом начнет читать, все быстрее и быстрее перелистывая страницы, с интересом вглядываясь в мои закорючки…

Вся моя душа, страхи и тревоги, то, что я не открыла бы никому.

Вдруг я поняла: до этой глупой просьбы Мэтт был единственным, кому я действительно могла доверить дневник. Наверно, я и так когда-нибудь дала бы ему почитать эти исписанные мелким почерком страницы. Для чего? Наверно, просто хотелось, чтобы он меня лучше узнал. Понял. Почувствовал.

Но – не сегодня. Не при таких обстоятельствах.

Все мои тайны…

Как я буду смотреть ему в глаза?

И самое страшное, что там есть, – это как раз то, что я думала о нем. Я за него волновалась, хотела, чтобы он был рядом…

Сейчас он возьмет и перечеркнет все разом. Пусть убедится, что я не виновна в… чем там он меня подозревает. Это уже не важно, будь я хоть сто раз виновата. Завтра с утра я пойду к Вьорку и скажу, что не могу больше видеть Мэ… этого Щита. Пусть найдет нового. Или пусть их будет только трое – не такая я важная птица, чтобы меня четверо охраняли.

Лучше бы я осталась под обвалом. Оказывается, это такое унижение – когда твои чувства хотят вывернуть наизнанку… Тем более если это делает тот, кому т